Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Калифулов Николай: " Сборник Рассказов И Новелл " - читать онлайн

Сохранить .
Сборник рассказов и новелл Николай Михайлович Калифулов
        Всборник вошли одиннадцать рассказов иновелл автора. Предлагаем ознакомиться сразными гранями творчества писателя: ироническим икриминальным детективом, научной фантастикой исемейными драмами. Приятного прочтения.
        Сборник рассказов и новелл
        Николай Михайлович Калифулов
        
        ISBN978-5-4485-6320-1
        
        Курортное знакомство
        Эта история произошла майской весной вмаленьком курортном городе. Надеревьях трепетали нежные листочки, цвели сады иповсюду щебетали птицы. Кавказский чудесный воздух, наполненный живительным благоухающим ароматом здоровья, благоприятно действовал наотдыхающих людей.
        Мужчина средних лет любил прогуливаться впарке ислушать оркестровую музыку. Красивые черты лица иволосы слегкой проседью, высокий рост истатная фигура вдобротном костюме делали его слишком приметным. Мужчина был совсеми приветлив, имел приличные манеры идержался обособлено. Ивот такого мужчину облюбовала дамочка, ивсякий раз, когда он появлялся нааллее, она шла кнему навстречу. Проходя мимо, женщина несводила снего глаз, демонстрируя свой интерес. Мужчина делал вид, что её незамечает. Видя, что ею пренебрегают, дамочка решила первой подойти кмужчине. Выбрав момент, когда он подошел ккиоску, чтобы купить навечер что-нибудь изпрессы, она тутже оказалась рядом и, заглянув вдамскую сумочку, разочарованно выдохнула.
        - Ах, как жаль, что я забыла деньги, - сказала она ивыразительно посмотрела нанего. - Впродаже мой любимый журнал. Вы немоглибы одолжить мне немного денег? Я вам непременно верну.
        Мужчина повернулся кней.
        - Да, я готов помочь, - любезно согласился он. - Вам сколько нужно?
        Наеё лице появилась обаятельная улыбка.
        - Купите мне вон тот журнал, - умильно проворковала она, показывая наяркую, красочную обложку.
        Мужчина заплатил зажурнал ипередал ей. Они отошли всторону. Дама искренне радовалась.
        - Это очень мило свашей стороны. Спасибо! - Поблагодарила она. - Если уж мы заговорили, то разрешите представиться: меня зовут Светлана Павловна, можно просто Света. Аваскак?
        - Я Евгений.
        - Красивое имя. Я почему-то так иподумала, что ваше имя Евгений, почти как Онегин, - проговорила она, бесцеремонно беря его под руку.
        Евгений непротивился иоценивающе посмотрел нанеё. Первое, что бросалось вглаза - огромная копна огненно-рыжих волос. Её смазливое слегка полноватое непервой свежести лицо было немного подретушировано. Утраченная впрошлом красота, несомненно, оставляла свой отпечаток встройной ухоженной фигуре. Её проникновенный, бархатный, грудной женский голос завораживает. Невидя, женщины, нослыша её, можно былобы определенно влюбиться внеё, именно из-за голоса. Такого притягательного напевного звучания, он никогда неслышал. Первоначальная оценка её необычайной внешности мгновенно переместилась впозитивную сторону, итотчас он проявил кней искренний интерес. Её сияющие глаза, словно два изумруда, смотрели нанего свосхищением. Алые слегка припухлые губки были по-детски обворожительны ипритягивали. Немного вздернутый носик очаровывал. Нашее мерцало бриллиантовое колье. Мужчина намгновение задержал нанём взгляд, оценил стоимость итутже перевёл взор наее фигуру скрасивыми аппетитными формами, иэто заставило пульсировать его сердце немного чаще.
        - Я очень рад нашему знакомству, - трепетно произнес он, пожирая глазами роскошную рыжую красавицу.
        Женщина усмехнулась, понимая, что произвела нанего должный эффект.
        - Евгений, вы впервые внашем городе? - пытливо спросила она. - Мне кажется, я раньше вас невстречала.
        Мужчина хитровато прищурился, толи отяркого солнца, толи отвопроса.
        - Я уже отдыхал ввашем городе, ноэто было так давно, - ответил он. - Восновном я два-три раза вгод отдыхаю вЕвропе или штатах. Аздесь я нахожусь посовету моего доктора, который прописал для профилактики попить минеральную водичку.
        - Акто вы попрофессии? - спросилаона.
        - Я работаю адвокатом, - гордо сообщил он. - Имею собственную юридическую контору.
        Наеё лице выразилась усмешка.
        - Значит, вы будете меня консультировать, - заявила она, толи подтрунивая, толи серьёзно.
        - Вы шутите? - удивился он. - Думаю, адвокат вам ненужен.
        Женщина откровенно засмеялась.
        - Ой, какой вы проницательный, - ответила она. - Действительно, я пошутила.
        - Я это понял, - вымолвил Евгений. - Полагаю, такая навид благополучная женщина, ни вчём ненуждается. Думаю, увас крепкийтыл.
        Веё облике появилось высокомерное выражение.
        - Действительно, мой дорогой Тигран, делает для меня всё, что я захочу, - гордо сообщила она. - Стоит мне только пальцем шевельнуть.
        - Тигран, это ваш муж? - настороженно спросил мужчина глядя веё чарующие глаза иоттого, что он там увидел, его ошеломило.
        - Ну, что вы!? - удивилась она. - Это мой надежный друг.
        Женщина нанесколько секунд отвела взгляд всторону, апотом вновь посмотрела нанего. - Тигран старый, нобогатый, уважаемый ювелир. Он любит меня, - снапыщенной гордостью заявила дама.
        - Это хорошо, когда есть верный друг, - произнёс Евгений. - Я, ксожалению, таковых невстречал. - Он взадумчивости вынул изкармана носовой платок исмахнул пот солба. - Мне вбольшинстве своём попадаются одни мошенники.
        - Да инеудивительно, - заметила она. - Это отпечаток вашей профессии.
        - Это вы верно подметили, - ухмыльнулся он. - Иной раз приходиться балансировать награни. Как говорит мой знакомый адвокат: «Скем поведёшься, оттого инаберёшься».
        Заразговором они подошли кзданию ресторана.
        - Может быть, выпьем побокалу хорошего вина ипоужинаем, - предложил Евгений. - Здесь прекрасно готовят.
        - Я невозражаю, - сказала женщина, иони вошли вресторан.
        Евгений иСветлана разместились заотдельным столиком уокна. Официант принес блюда, при них распечатал бутылку французского вина изБордо иразлил побокалам. Мужчина слегка пригубил, пробуя иоценивая вино навкус.
        - Вам нравятся французские вина? - синтересом спросилон.
        Светлана отпила глоток избокала.
        - Я недавно отдыхала вместечке Жульена именя угостили «Божоле». Вино было молодое неболее двух недель выдержки, - сказала она. - Оно великолепное навкус, понравилось очень. Кстати, я привезла несколько штук. Одна бутылка уменя сохранилась. Нехотите отведать? Вкус просто волшебный, - иженщина закатила глаза, тем самым давая высшую оценку качеству вина.
        Евгений улыбнулся.
        - Если вы меня пригласите напродолжение ужина, то судовольствием выпью, - ответил он. - Только как наэто посмотрит ваш Тигран? Ему, наверное, будет неприятно, что его женщина приводит вдом неизвестного мужчину.
        Светлана вспрыснула отсмеха.
        - Если даже Тигран обэтом узнает, - сказала она, - ведь существует личная жизнь. Я невмешиваюсь вего жизнь, инедопущу, чтобы он лез вмою. Кроме этого, есть ещё кое-что, иэто по-настоящему укрепляет наши отношения.
        Евгений выпил глоток вина ипринялся заблюдо, которое принёс официант. Женщина отеды отказалась ипопросила десерт. Вскоре настоле появилось мороженое икоктейль. Светлана что-то рассказывала ему. Амужчина саппетитом уплетал шашлык сжареным картофелем, запивая вином. Евгений, почти неслушал её болтовню, очём-то размышлял иизредка кивал. «Несомненно, женщина обладала неким колдовским обаянием», - думал мужчина. «Именно это, он заметил, когда окунулся вомут изумрудных глаз».
        Амежду тем забеседой, Светлана пристально изучала собеседника. Евгений был наделен необыкновенной сексуальностью, аСветлана всегда отличалась повышенным интересом ксексуальным связям.
        «Прекрасный самец», - подумала она. - «Вотбы лечь сним впостель!»
        Мужчины вжизни Светы были просто необходимы, иона давно потеряла счёт своим любовникам. Света отдалась Тиграну спустя час после того, как решилась работать нанего. Она втерлась вдоверие кювелиру истала вести его финансовые дела, потому что вбухгалтерских проводках он ничего несмыслил, нозато был опытным технологом ювелиром. Она была первоклассным бухгалтером, обладала чарующим магнетизмом илично знала всех поставщиков сырья ипартнеров, которые кней благоволили. Изчёрной кассы Светлана субсидировала всех начальников, откоторых зависели всевозможные проверки, чтобы те несовали нос вдела ювелирной фабрики, иэтим была незаменима Тиграну Оганесяну - единоличному хозяину дорогого предприятия.
        Светлана оглядела зал, который постепенно заполнялся посетителями.
        - Вкаком санатории вы остановились? - спросилаона.
        - Я снял номер впансионате «Яхонт» изабочусь сам осебе. Мне так нравится. Всанаториях сплошная тоска.
        - Авашей супруге нравится такой образ жизни?
        Евгений весело засмеялся.
        - Я неженат идорожу свободой. Считаю, мужчина иженщина должны сходиться ирасходиться, как вморе корабли, без каких-либо осложнений. - Евгений вновь рассмеялся.
        Света рассматривала его красивое лицо.
        - Кстати, я сегодня, совсем одна, - сообщила она. - Что, если мы пойдем навстречу друг другу?
        Иона вдруг подумала: «Аесли он незахочет? Аесли скажет, что она ненравится?»
        Пальцы Светланы державшей стакан скоктейлем побелели.
        - Отлично! - воодушевленно воскликнул он. - Мы так исделаем. Когда игде встречаемся?
        - Тогда вдесять часов вечера уменя вдоме, - сказала женщина иназвала адрес… - Сможете?
        - Договорились. Буду ждать этой встречи снетерпением, ведь вы мне кое - что обещали. Помните?
        - Конечно. Чудесный напиток «Божоле» украсит наш вечер.
        Несколько мгновений они молча смотрели друг надруга. Его синие ласковые глаза придали ей уверенность. «Секс сним ивсё остальное пройдет гладко, без каких-либо осложнений», - подумалаона.
        - Вы чудесная женщина!
        Светлана рассмеялась. - Поговорим обэтом вечером.
        - Согласен.
        Мужчина легким прикосновением дотронулся доеё руки. Отэтого касания Светлана вздрогнула, будто её пронзил электрическийток.
        «Евгений знает, что мне необходимо», - мелькнуло унеё вголове.
        - Довстречи. Спасибо заэтот прекрасный стол, - сказала Светлана ивышла из - застола.
        Вбольшом возбуждении Светлана Павловна возвратилась домой. Адома её ждал Тигран, навид полноватый лысый армянин шестидесяти лет. Он находился вкомнате схудощавым мужчиной. Типичный небритый кавказец средних лет был похож наабрека ивызывал унеё страх иотвращение. Вообще, это была уже непервая встреча счеченцем.
        Глаза абрека загорелись, когда он вновь увидел необыкновенную женщину. Чеченец приблизился кней вплотную иобнял её заплечи.
        Светлана отшатнулась назад. - Несмейте ко мне прикасаться! - немного наигранно выплеснула она свое негодование. - Я могу ударить.
        Кавказец отодвинулся, намеренно делая боязливыйвид.
        - Подумаешь, какая недотрога! - воскликнул он. - Я хотел лишь по-дружески обнять женщину моего друга. - И, повернувшись кювелиру, сусмешкой спросил: - Неправдали, Тигран Давидович?
        Ювелир нахмурился. - Нехорошо Умар, - ответил он. - Ты вгостях, аведешь себя, некак настоящий мужчина.
        Угостя испарилась улыбка.
        - Извините, Светлана Павловна, - пробормотал он. - Уменя ивмыслях небыло вас обидеть.
        - Извиняю, - снекоторой надменностью, ответила хозяйка дома.
        Налице Умара появилась саркастическая гримаса.
        Тигран Давидович встал между ними. - Вот иславно, - произнёс он. - Это маленькое недоразумение оставим впрошлом.
        Ювелир положил дипломат настол перед собой. Ловкие пальцы набрали код, щёлкнули замки, икрышка дипломата приподнялась.
        - Света, взгляни наэто, - сказал он. - Умар привёз изумительные камушки заполцены, амы должны их легально запустить впроизводство. Только тебе надо будет оформить всё это как следует, чтобы «комар носа неподточил».
        Светлана Павловна смотрела намаленькие полиэтиленовые мешочки, наполненные разными драгоценными камнями, иотвосхищения несмогла оторвать взгляд. Больше всего насвете, кроме секса, она любила драгоценности и, отволшебной красоты иволнения, унее перехватило дыхание.
        - Значит они краденые, - под впечатлением увиденного, вымолвила она. - Очень опасно связываться стаким товаром. Выже понимаете, Тигран Давидович, что подвергаете тем самым огромному риску себя именя. Вы помните тот случай, когда затакиеже проделки вырезали семью Ашота Гиреевича иещё тех, кто был связан сизумрудами. Аздесь икамешки покруче, истоимость больше. Ябы нерисковала из - заних. Советую вам вернуть обратно.
        Лицо Умара потемнело отгнева, аглаза блестели вдикой злобе. Он молча глядел всторону ювелира, зная, что тот неоткажется оттакого куша.
        Нанесколько секунд Тигран засомневался. Внём шла внутренняя борьба. Ему хотелось крупно заработать, нопри этом особо нерисковать. Наэтих камешках была чья-то кровь и, это было понятно изразговора счеченцем, который был связан сбандитским подпольем иесли он откажет, то дело плохо закончится, потому что его уже посвятили втайну. Страх ижадность определи окончательное решение.
        Когда они покидали жилище Светланы, Умар ущипнул её. - Ты сладкая, как спелый персик, - прошептал он. - Сегодня мы ещё увидимся…
        ***
        Наступил поздний вечер. Умар только что ушёл отнеё ираскрасневшаяся Светлана, надела халат. Она стала накрывать настол и, была немного взволнована рискованным мероприятием, которым ей предстояло заняться. Светлана боялась Умара. Для него человека убить - что муху прихлопнуть. Светлана мысленно корила Тиграна зато, что тот связался субийцей и, тем самым она оказалась втянутой врискованное предприятие. Она понимала, что такие люди как Умар, нахально влезут вбизнес изаберут всё. Её повергли вшок, его слова: «Иненадо бояться меня. Скоро будем ворочать стобой такими оборотами, которые Тиграну инеснились». Изэтого она сделала вывод, что для них Тигран уже пустое место. Нонасвоё место под солнцем, она всёже рассчитывала. Обо всём этом думала Светлана имучительно искала правильный выход.
        Когда заиграла мелодичная музыка, оповещающая оприходе долгожданного гостя. Светлана мимоходом взглянула взеркало, поправила прическу, азатем неспеша открыла входную дверь. Евгений стоял счудесным букетом иприветливо улыбался. Когда он вошёл, она своим чутким обонянием ощутила сексуальный запах французского одеколона, вперемежку сароматом цветов исходивших отжеланного гостя.
        Она пригласила Евгения кстолу, где всё было заставлено повысшему разряду. Даже свечи горели настоле. Чувствовалось, что хозяйка сдушой приготовилась квстрече. Евгений присел иоглядел стол.
        - Уменя оттаких разносолов слюни потекли, - сказал он. - Ноневижу обещанной бутылочки.
        Женщина тутже вышла изкомнаты ичерез полминуты появилась сфранцузским вином.
        - Только что изхолодильника, - мелодичным тоном пропела она. - Вино «Божоле Крю» изместечка Жульена, который пьют только охлаждённым.
        Хозяйка поставила бутылку передним.
        - Прошу, Женя, откройте, - попросила она ипередала ему штопор.
        Гость мгновенно выдернул пробку иналил вино вбокалы.
        - Зачто пьём? - поднимая фужер срубиновым вином, спросилон.
        Светлана взяла бокал иналице появилась соблазнительная улыбка.
        - Залюбовь, конечно! - сладострастно вымолвила она, ипослышался звон бокалов, отзвука которого погасла люстра, нонастоле остались гореть свечи всеребряном подсвечнике. Евгений удивился световому переходу ипонял её техническую суть.
        - Браво! - воскликнулон.
        После выпитого вина, они ещё говорили окаких-то пустяках, шутили исмеялись, зачаровывали друг друга ипробуждали желание, создавая благоприятную интимную атмосферу.
        Погасли свечи.
        «Настало время для любви», - подумала она, итело её растаяло отжелания.
        Евгений медленно направился ккровати. Увидев её, раскинувшуюся напостели всиреневом шифоновом пеньюаре, едва скрывающую белизну обнаженного тела, он замер.
        - Вот это да! Ну икрасавицаже ты! - вымолвил он. - Вжизни невидывал такой прекрасной женщины!
        Столь искреннее признание ещё больше воспламенило её. Светлана взяла его заруку ипритянула ксебе.
        ***
        - Наредкость вечер удался, - думала она, лёжа обнаженной впастели иглядя впотолок.
        Евгений сопел, отвернувшись всторону. Удовлетворив сексуальную потребность, Светлана размышляла осложившейся ситуации. Унеё уже был солидный капитал. Здесь вгороде её ничто недержало. Родственников иблизких людей унеё небыло, заисключением Тиграна. Ноон посвоей жадности совершил непростительную глупость, так пусть сам расплачивается. Её волновало своё будущее. Оставшуюся половину жизни она хотела прожить финансово независимой. Денег было достаточно, номожет быть для красивой жизни, нехватало ещё чуть-чуть. Иона очём-то подумала, вспомнив обещания Умара, и, внимательно посмотрела наспящего Евгения.
        Когда Евгений проснулся, она принесла поднос свином изавтраком.
        - Давай выпьем, милый, - нежным голосом пролепетала она иподнесла ему бокал вина.
        Мужчина расплылся вулыбке и, осушил бокал. Светлана тутже сунула дольку апельсина ему врот ипоцеловала вгубы.
        - Женечка, я люблю тебя, - неожиданно призналась она. - Женись намне, иты непожалеешь. Будешь жить сомной, как сыр вмасле.
        Мужчина отвнезапного признания оторопел. Светлана пожирала его глазами.
        - Женечка, ведь ты неженат? - спросилаона.
        Мужчина был внедоумении, выискивая повод обойти эту тему.
        - Конечно, нет! - убедительно воскликнул он. - Я как - то обэтом недумал.
        Женщина обняла мужчину. - Аты, Женечка, неторопись, хорошенько подумай, - сказала она. - Я, женщина приличная. Хозяйка, хоть куда! Ктебе любви обильная, ивобществе - звезда. Иденег уменя немерено, нам хватит заглаза. Женись намне, уверенно, стобой я навсегда.
        Мужчина молчал, продолжая думать: «Аможет иправда завязать схолостяцкой жизнью. Эта женщина настоящая хозяйка, хороша красотой ителом, душой икапиталом, словно бриллиант взолотой оправе».
        - Трудную задачку, ты задала, - ответил он. - Аможет иправда, пора икберегу причалить!
        - Причаливай, Женечка, причаливай. Непожалеешь, - ласково пролепеталаона.
        Она поднесла ещё бокал вина, ион выпил додна.
        - Авпрочем, мне таких предложений ещё неделали, - усмехаясь, произнес он. - Поэтому, тянуть сответом небуду иотвечу коротко - я согласен!
        Светлана очаровательно улыбнулась.
        - Вот ипрекрасно, - одобрила она. - Сегодняже ираспишемся.
        - Аразве нас распишут заодин день! - удивился Евгений. - Я знаю, что молодые пары ждут три месяца.
        - Несомневайся вмоих связях, - сказала Света. - Нас распишут хоть сейчас, былибы деньги. Атеперь, милый, собирайся, поедем вЗАГС. Паспорт ссобой?
        - Все своё ношу ссобой, - вымолвил слегка захмелевший Евгений идостал паспорт извисевшего настуле пиджака.
        Тутже Светлана кому-то позвонила иочём-то поговорила.
        Когда они расписывались, то свидетелями стали теже сотрудники ЗАКСа. Уговорить их Светлане, несоставило труда. Потом зазвенели бокалы ипосыпались поздравления. Наэто мероприятие ушло неболее полутора часов. Получив свидетельство обраке, Евгений иСветлана вышли издворца бракосочетаний немного хмельные исчастливые. Они сели в«Лексус» ипоехали…
        Уже дома, после того когда была открыта очередная бутылка иони выпили побокалу вина. Светлана потянула его заруку иприсела сним надиван.
        - Тебе некажется, что всё это выглядит немного странным, - сказала она, пристально изучая его. - Всего - то два дня знакомы и, мы уже женаты.
        Евгений вспрыснул отсмеха. - Конечно, кажется! Втаких переделках я ещё небывал, - весело вымолвил он. - Номне интересно ихотелось окончательно узнать, кчему всё приведёт.
        - Ая желаю знать, утебя есть ко мне хоть какие-то чувства? - серьезным тоном заявилаона.
        Улыбка слетела слица Евгения. - Разумеется, есть, - мягко произнёс он. - Я всю ночь тебе обэтом нашёптывал.
        - Ну, предположим, невсю ночь, нодействительно шептал, - согласилась она илицо ее посветлело.
        Он привлёк её ксебе. - Вэти два дня мне хорошо стобой, - проговорил он, целуя её вшею. - Я чувствую себя счастливым.
        - Мне это приятно слышать, - вответном поцелуе, прошепталаона.
        - Заэто время я успел хорошо изучить тебя, - сказал он, прижимаясь кней. - Мне кажется, ты хочешь сказать что-то важное.
        - Ты весьма проницательный, - вымолвила она. - Мне действительно есть что сказать, ноэто меня немного тяготит.
        - Я слушаю тебя. Говори смелей.
        Светлана положила его руку насвою ладонь, стала поглаживать. Унеё был взволнованныйвид.
        - Умар навязал Тиграну сделку скрадеными драгоценными камнями. Умар связан сбоевиками, и, они требуют половину стоимости чёрным налом. Тигран меня втягивает вэто дело. Я чувствую, что эти бандиты приберут ювелирную фабрику, аТигран плохо закончит. Что мне делать?
        - Первый шаг ты уже сделала, женив меня насебе, - ответил Евгений. - Авторой шаг очень прост, - загадочно улыбаясь, произнес он. - Надо экспроприировать украденные ценности, иуехать туда, где ненайдут.
        - Ачто дальше?
        - Вернуть ворованные драгоценности истинным владельцам, - заявил Евгений.
        - Так мыже их незнаем, - сказала Света.
        - Втаком случае, сокровища передать государству испать спокойно, - предложилон.
        - Жалко отдавать, - нервничая, произнеслаона.
        - Вэтом случае, их можно припрятать долучших времен, атам посмотрим, - предложил он иулыбнулся.
        Света внимательно глядела наЕвгения. - Я думаю, что последний вариант наиболее приемлемый.
        Она встала сдивана. Евгений отпил очередную порцию вина изакурил сигарету.
        Света принесла связку ключей. - Сегодня суббота инафабрике выходной день, - произнесла она. - Я постаралась, чтобы вэту ночь охранник вадминистративном корпусе отсутствовал. Там имеется только сигнализация. Драгоценности находятся впотаенном сейфе кабинета директора. Онём знает только Тигран. Он незнает, что я знаю обэтом сейфе. Нетак давно, я сделала слепок ключей. Тигран случайно оставил их настоле вбухгалтерии ипоним изготовили копии ключей.
        Она пристально разглядывала Евгения. - Возьмешь ключи, исегодня ночью проникнешь внутрь через окно туалета. Покоридору пройдешь вего кабинет, откроешь сейф, заберешь всё, что там есть иположишь всумку.
        - Асигнализация? - спросилон.
        - Я тебе расскажу, как отключить сигнализацию, ночуть позже, - сказала она. - Затем, ты спустишься вниз, включишь сигнализацию ивыйдешь темже путём. Я буду ждать всвоей машине.
        - Апотом?
        - Я тебя отвезу навокзал. Ты сядешь впоезд иуедешь домой, - ответила она. - Там будешь ждать меня. Через один - два месяца, когда здесь всё успокоится, я уволюсь сработы иприеду ктебе.
        - Адрагоценности?
        - Камешки я спрячу здесь, - твердо произнесла она. - Уменя есть надежное место, их никто ненайдет.
        - Аты меня необманешь? - спросил он. - Задва месяца ты можешь меня разлюбить.
        - Милый, разве я похожа наобманщицу, - насупившись, вымолвила она. - Я привела тебя всвой дом, женила насебе, чтобы крепче связать нас узами брака, откровенно рассказала онаших бедах нафабрике иодрагоценностях. - Она тяжело вздохнула. - Ипосле этого я буду тебя обманывать. Подумай, очём ты говоришь?
        - Прости. Это я так ляпнул, неподумав, - лицо Евгения исказила виноватая гримаса.
        Света изучающе глядела нанего. - Авпрочем, вслучае чего ты вправе сообщить куда следует, - заявилаона.
        - Влюбом случае, я никуда сообщать несобираюсь, - сказал Евгений. - Зачем копать себеяму?
        - Правильно, - весело вымолвила Света. - Атеперь слушай меня внимательно, - иона развернула настоле план здания.
        ***
        Втри часа ночи автомобиль «Лексус» остановился втени деревьев, недалеко отздания ювелирной фабрики. Полная луна освещала всё кругом, нодеревья хорошо скрывали автомашину отпостороннего взгляда. Света иЕвгений сидели всалоне. Евгений немного нервничал.
        - Пожалуйста, неволнуйся, - ободряюще сказала она иещё раз напомнила, вкаком месте нужно выключить сигнализацию. - Ступай, милый, я буду ждать тебя здесь.
        Евгений приоткрыл дверцу итихо выскользнул наулицу. Впереди мелькнул его силуэт искрылся заближайшими деревьями. Света напряженно глядела через лобовое стекло. Унее появилось плохое предчувствие. Так вполном напряжении, нешелохнувшись, она просидела около часа. Евгений непоявлялся. Ей вголову лезли разные мысли: «Авдруг его поймали или он сбежал сдрагоценностями, ведь было только два дня знакомства, аона могла внём ошибиться. Аобманутой втаком деле быть нехотелось. Ведь нанего, как накарту, она поставила свою репутацию, своё будущее идаже жизнь».
        Прошло ещё полчаса, аон невозвращался. Унеё непроизвольно задрожали коленки. Она чувствовала, как где-то вголове пульсировала жилка. «Того игляди лопнет», - подумалаона.
        - Ну, давай, Женечка, возвращайся скорей, - твердила она шёпотом. - Тебе пора быть здесь.
        Навостоке забрезжил рассвет.
        - Ну, всё, - сказала она себе ивзялась заключ зажигания.
        Итут как из-под земли вырос Евгений, весь взъерошенный ивчём-то вымазанный. Он забросил сумку назад изапрыгнул напереднее сиденье. - Поехали быстрей, - выпалил он. - Меня, кажется, заметили.
        Света повернула ключ зажигания, автомобиль резко дернулся сместа.
        - Почему так долго? - спросила она. - Я чуть сума несошла.
        - Внутри был охранник, хотя ты говорила, что его небудет, - сообщил Евгений. - Он напал наменя сзади, имне пришлось сним долго повозиться. Мужчина был крепкий. Мне повезло, я оказался немного сильнее. Теперь он остался лежать там иему уже непомочь. Конечно, жаль, что так получилось. Я этого нехотел.
        Света поворачивая руль, мельком взглянула нанего. - Ты что его убил?! - теряя самообладание, воскликнулаона.
        Евгений неопределенно мотнул головой. - Наверное, да, - пробубнил он. - Кажется, охранник недышал.
        Он отвернулся.
        - Асейф!? - выкрикнула она. - Ты всё взял?
        Евгений кивнул назаднее сиденье. - Да, всё там, всумке, - устало вымолвилон.
        Всю остальную дорогу они ехали молча. «Лексус» наприличной скорости подъехал кжелезнодорожному вокзалу, и, притормозил недалеко отвхода. Света достала иззаднего сиденья сумку изапустила туда руку. Нащупав пригоршню драгоценных камней, она вынула руку ивыставила ладонь. Под воздействием света они замерцали.
        - Молодец, Женечка! Ты обеспечил наше будущее. - Теперь тебе ненужно будет думать оденьгах, всё остальное я сделаю сама. Нам надо только выстоять вразлуке два месяца. Апотом встречай меня, имы улетим стобой далеко - далеко, там, где кончается материк иждет нас райский остров вокеане. Я уже его приглядела.
        Она обняла мужчину икрепко поцеловала вгубы. Евгений молчал. Повиду он был сильно расстроен. Она понимала, отчего это сним происходит.
        Анапрощание, он галантно поцеловал ей руку ивымолвил: - Прости, милая, если что нетак.
        Евгений повернулся ипошел кпоезду, который должен был отправиться вдалекий путь.
        Света смотрела ему вслед и, ей было немного его жаль. Инепотому, что она его нелюбила: она никого всвоей жизни нелюбила, кроме себя. Апотому что он был слишком наивен иглуп ипопался всети, которые она так умело сплела.
        Света запустила двигатель, нажала напедаль газа ипод веселую песенку, звучащую порадио поехала домой, где её ожидал Умар.
        Когда она вошла вдом, он снетерпением бросился кней. - Как дела? - нервно спросил он. - Ты принесла мои камни?
        Света передала ему сумку. - Все хорошо, мой дорогой Умарчик! - воскликнула она. - Мы, кажется, надули Тиграна руками этого наивного глупца. Теперь уТиграна небудет столько денег, чтобы заплатить тебе закамни. Он банкрот ивынужден будет отдать нам фабрику.
        Чеченец высыпал драгоценные камни настол, иони засверкали под ярко горевшей люстрой. Алчно глядя накамни, он нахмурился. Умар вытащил извнутреннего кармана куртки большую лупу истал внимательно разглядывать драгоценности.
        - Что это!? - крикнул он, меняясь влице. - Что это, я спрашиваю тебя!? - завопил он. - Где мои камни!?
        Света внедоумении смотрела нанего, ничего непонимая. Её милое нежное личико окрасилось впунцовый цвет.
        - Так вот они, настоле, - изумленно выдавила она изсебя. - Ты просил, ия всё сделала.
        Дикие глаза абрека метали молнии.
        - Идиотка! - гневно орал он. - Этоже стразы, никчемные стекляшки. Тебя, рыжая курица, обвели вокруг пальца, - и, выхватив из-за пояса длинный витиеватый клинок, бросился нанеё.
        Света сострахом глядела наУмара итутже осознала, что была искусно обманута адвокатом. - Ах, неадвокат он вовсе, амошенник! Он сам обэтом намекал, ая непоняла.
        Месть
        Где-то насеверной границе Афганистана, между двумя ущельями, проходила тайная тропа афганских моджахедов. Вочередной раз несколько вьючных лошадей, преодолевая трудности, несли насебе ценный груз, который натой стороне хорошо оплачивался.
        Главным наэтом участке считался Дауд Шах. Вего подчинении было несколько человек. Боевики, которых он отправил вразведку несколько часов назад, еще невернулись. Дауд Шах спреданными людьми игрузом втревожном ожидании расположились под склоном горы, уоснования которой паслась большая отара овец.
        Кнему подбежал один изего людей и, указывая насклон, радостно воскликнул: - Господин, они возвращаются!
        Дауд Шах увидел своих самых отчаянных боевиков. «Ну, наконец, Аллах всегда снами», - подумалон.
        Возвратившись, лазутчики сообщили, что вущелье засекли двух таджикских пограничников, которых убили изарбалета.
        - Откуда они взялись? - спросил ДаудШах.
        - Пограничники всоседнем ущелье установили пост, ичасть нашего участка попала вих прямую видимость, - ответил один излазутчиков. - Атеперь, слава Аллаху, тропа свободна, иможно продолжать движение.
        - Вперед! - крикнул Дауд Шах, ивьючные лошади стали продолжать свой нелегкий, полный опасностей путь.
        Преодолев несколько больших переходов, поздно вечером уставшие люди Дауд Шаха добрались догорного кишлака. Вмаленькой хижине их встретил молчаливый обезображенный человек сбольшим крючковатым носом. Обожжённая кожа обтягивала лицо, напоминая живой труп. Отего чёрных ледяных глаз повеяло холодом. Дауд Шах поёжился. Ему была приготовлена отдельная комната. Остальные путники, поужинав, разместились наполу всоседней комнате захудалого жилища.
        Наутро, когда путники проснулись, то обнаружили обезглавленное тело Дауд Шаха. Хозяин хижины бесследно исчез, авместе сним вьючные лошади сдорогим грузом.
        ***
        Водном изюжных районов Таджикистана, боевики, переодетые вформу милиционеров, надвух внедорожниках подъехали кворотам большого дома, ипринялись сигналить. Вмаленьком смотровом окне показалась чья-то голова. Один изпсевдо - милиционеров попрозвищу «Шакал» подал знак, чтобы охранник подошел ближе.
        Маленькая дверца, находящаяся рядом своротами скрипнула, имилиционер - охранник сявной неохотой приблизился кмашине. - Вы кто такие? Что вам надо? - спросил он наместном диалекте.
        - Я начальник милиции изсоседнего района. Срочно нужен полковник Джураев, - грозно прорычал «Шакал».
        - Он ещё неприехал, - пробормотал охранник, чуть наклонившись кмашине, пытаясь разглядеть людей всалоне автомобиля.
        Этого движения было достаточно. Сильная струя, пущенная влицо, заставила его поперхнуться, азатем закашлять. Он попытался крикнуть, нонеуспел: мгновенный паралич сковал его движения, иссильно побагровевшим лицом охранник рухнул умашины. Несколько боевиков выскочили изавтомашин.
        - Быстрее! - крикнул один изних.
        Боевики ринулись вусадьбу. Им преградили путь два милиционера, вооруженные пистолетами. Обреченные, непоняв, что произошло, упали, сраженные автоматными очередями. Ворота были открыты, иавтомашины въехали водвор. Боевики ворвались вдом, где жестоко убили семью. Трупы охранников были брошены всарай, тудаже перенесли тела членов семьи. Нетеряя времени, боевики рассредоточились натерритории усадьбы ивдоме.
        Ворота заперли. Боевики упорно ждали, добросовестно выполняя приказ своего главаря. Наконец поздно ночью кворотам плавно подкатила милицейская машина. Шофер нетерпеливо нажал насигнал. Ворота незамедлительно открылись, имашина въехала водвор. Всумерках были видны лишь силуэты встречающих. Свет фар высветил незнакомых людей. Шофер сообразил мгновенно идал задний ход, ножелезные ворота уже захлопнулись назасов. Измашины кто-то бросил гранату, которая взорвалась оглушительным взрывом, покорежив ворота исмертельно ранив двух боевиков. Ивэто время длинные автоматные очереди совсех сторон исполосовали машину вдоль ипоперек, неоставив вней никого живого.
        Воцарилась минутная тишина. Кто-то включил освещение. «Шакал» потоптавшись наместе, подошел, открыл дверцу автомашины и, исчез всалоне. Через пару минут он, улыбаясь, вытащил измашины труп полковника Джураева, тело которого было изрешечено пулями.
        ***
        Всумеречный осенний вечер моросил мелкий дождь. Наузкой улочке, окраины города Орла между частными особняками было пустынно. Кое-где мерцали фонари. Уголовник Назар Пряхин, покличке «Шакал» замедлил шаг, намгновение застыл возле мрачного двухметрового забора. Потом резко обернулся, иотего взгляда, неускользнула мелькнувшая тень преследователя, которая тутже исчезла. Назар нервно повёл шеей иукрылся заближайшим деревом. Он был уверен, что заним следят. Днём навокзале он заметил подозрительную фигуру. Весь его облик говорил осиле инезависимости, адвижения соединяли мягкость играцию. Это навело наразмышления. Подобного типа он видел там, откуда прибыл. Назар несколько минут внимательно вглядывался вто место, где растаяла тень преследователя. Было тихо, никакого движения. «Кажется, воображение разыгралось», - подумал он. Ночувство тревоги непокидало его. Он торопливо пошёл вдоль забора ивскоре скрылся зажелезными воротами внушительного особняка.
        Назар подошёл квходной двери, нажал кнопку звонка: два коротких, один длинный. Через минуту дверь отворилась, напороге появилась молодая женщина согненными волосами, тонким лицом высокими скулами. Её большие зелёные глаза огибали красивой дугой брови, губы змеились вусмешке. Её внешность привораживала ипугала, заставляла думать отаинственных развлечениях иинтригах. Наней была жакетка сиреневого цвета, джинсы итуфли нанизком каблуке. Она жевала резинку ираспространяла запах дорогих французских духов.
        - Здорово, «Шакал»! - произнесла она мягким голосом, пропуская его вдом. - Долго тебя небыло.
        - Привет, Серафима. Задержался вкомандировке, - пояснил он, шагнув вперёд.
        - Съездил незря?
        - Да, всё прошло удачно.
        - Это хорошо, - одобрила женщина иприкрыла входную дверь.
        Назар, прошагав попаркетному полу небольшого холла, толкнул дверь. Интерьер рабочего кабинета был роскошный иуютный. Большое окно занавешено шторами изнатурального шёлка взелёных оттенках. Этим оттенкам прекрасно соответствовала обивка шикарных кресел изнатурального бархата.
        Вцентре комнаты стоял большой удлинённый стол, накотором были несколько бутылок пива истаканы. Застолом находились трое мужчин. Аркадий Шлейхер - главарь банды, вальяжно развалился настуле, смаковал изгорлышка пиво. Это был сорокалетний огромный человек слицом, обезображенным многочисленными шрамами, синими глазами, плотно сжатым ртом имощным подбородком. Напротив сидел Виталий Стеблец - крепко сколоченный мужчина чуть более сорока лет, сбольшой копной тёмных волос, узкими жестокими глазами, тонкими губами, сбольшими ушами. Его мерзкий характер заставлял окружающих быть начеку. Вбанде он выполнял обязанности начальника службы безопасности. Он просматривал криминальную сводку, которую ему предоставил продажный полицейский. Возле стола стоял Анзур Шарипов изТаджикистана, смуглый, худой азиат, примерно сорока пяти лет. Горящие злобные глаза как два маслина напряжённо сверлили окружающих. При появлении пришельца он застыл наполуслове…
        Присутствующие повернули головы. Перед ними возник крепкий мужчина средних лет сгрубым лицом, впалыми щеками ибольшим носом напоминающим картофель. Он был одет вовсё чёрное: кепка икуртка изкожи, штаны изгабардина.
        - Проходи Назар, - вхитрой усмешке оскалил зубы Шлейхер. - Присаживайся насвободный стул. Тебе будет интересно послушать Анзура. - Он выразительно ухмыльнулся.
        Пряхин снепроницаемой физиономией сел накрайний стул. Вкомнату вошла Серафима исела рядом стаджиком.
        Анзур Шарипов нахмурился. - Очень жаль, Аркаша, - обронил он, - я нешучу. Бригаду Улугбека вДушанбе накрыла милиция, лишь Халимову удалось скрыться. Он сообщил мне опровале нашей самой мощной ячейки. Двое наших людей застрелены, ноилегавые недосчитались одного.
        - Я обэтом уже наслышан, - изрёк Шлейхер.
        Пряхин откупорил бутылку пива, сделал большой глоток иуточнил: - Теперь легавые недосчитались ещё нескольких. Я ликвидировал Джураева иего охрану.
        - Полковника Джураева?! - удивлённо воскликнул Шарипов.
        - Да. Того самого…
        - Теперь легавые будут мстить засвоего начальника, - сказал таджик. - После встречи сХалимовым, замной увязалась ищейка. Я смог отнего оторваться. Думаю, они знают, откуда растут ноги.
        - Кажется, тебя заподозрили. - Шлейхер пристально окинул взглядом таджика. - Наверное, они следили заним, потом переключились натебя. Ненадо было сним встречаться.
        - Наверное, ты прав. НоХалимов ближайший помощник Улугбека. Я должен был сним встретиться, чтобы всё выяснить, - заявил Шарипов. - После ареста Улугбека иего бригады мы лишились последнего источника поступления героина. Я под подозрением. Для поиска нового канала необходимо время. Считаю надо накакое - то время затихнуть.
        - Ты струсил? - грозно прорычал Шлейхер.
        - Аты хочешь, чтобы я полез вкапкан? - злобно огрызнулся Шарипов ирезко встал, сверкая глазами. - Я много рисковал изасветился, асейчас лезть вэто пекло опасно. Иты меня незаставишь. Мне жизнь дорога ия хочу навремя уйти втину.
        Шлейхер украдкой мигнул Стеблецу.
        Серафима, внимательно наблюдавшая заперепалкой двух мужчин, была немного внедоумении. - Анзур, ненадо паниковать, - оптимистично проговорила она. - Былибы доллары. ВТаджикистане имеются другие места, где можно найти товар. - Веё голосе слышались ядовитые нотки.
        - Заткнись, идиотка! - огрызнулся Шарипов. - Еслибы это было так просто.
        Серафима невоспринимая оскорбление игорячность азиата, безразлично пожала плечами. - Да, надо подумать, - сказала она, снедоверием взирая нанего.
        Назар Пряхин был немного удивлён поведением Шарипова. После успешно проведённой ликвидации полковника Джураева, который препятствовал им заниматься теневым бизнесом, он был вприподнятом настроении. Назар всегда шёл напролом инепонимал опасений Шарипова.
        - Негорячись, Анзур, - воодушевлённо произнёс Назар. - Если тебя испугала ищейка, то забудь онём. Я прихлопну его как муху.
        Шарипов метнул нанего саркастический взгляд, усмехнулся ипромолчал.
        - Послушай меня, Анзур, - угрюмо прорычал Стеблец. - Возможно, правда, натвоей стороне, амы недооцениваем опасность. Нам нехочется, чтобы ты сошёл скруга.
        - Это верно, - громко рявкнул Шлейхер. - Мы подставим плечо, непозволим соскочить.
        - Мне жизнь исвобода дорога, - отчаянно проговорил таджик. - Я закрываю свою лавочку. - Он стыдливо опустил голову. Затем, что-то вспомнив настороженно осведомился: - Вы слышали про «Рысь»?
        Шлейхер, Стеблец иСерафима переглянулись. - Кого ты имеешь ввиду? - осведомился Шлейхер.
        - Так его называют унас, - пояснил Шарипов.
        Шлейхер намгновение задумался иметнул напряжённый взгляд наПряхина. - Аты, Назар, онём что-нибудь слышал? - сморщив лоб, спросилон.
        Назар скривил ядовитую гримасу. - Слышал, - буркнул он. - Один тренер повосточным единоборствам возомнил себя ниндзя иборцом снесправедливостью. Много крови попортил братве инам сильно мешал. Потвоему приказу его дом вместе ссемьёй мы сожгли год назад. Тогда мне люди Юсуфа помогли.
        Шлейхер утвердительно кивнул. - Теперь вспомнил. Апарень, стало быть, уцелел, итеперь мстит.
        - Вот, вот, это иесть «Рысь», - согласился Шарипов.
        Шлейхер напрягся, закурил сигарету инекоторое время молчал. Затем
        глубоко затянулся, выпустил дым идрогнувшей рукой случайно стряхнул пепел насебя. - Он действует один?
        Назар пожал плечами. - Думаю, что ему помогают.
        - Народный мститель, - саркастически промычал Стеблец и, закатив глаза, уставился куда-то вверх. - Надобы им заняться вплотную.
        - Ичемже он отличился? - мягко осведомилась Серафима.
        Назар нахмурился. - Послухам, именно он ликвидировал бригаду Юсуфа. «Рысь» перерезал всех, никого непощадил, - ответил он. - Аони были наши партнёры, причём неслабаки.
        - Так он действует ножом? - спросил Шлейхер.
        Назар почесал заухом. - Похоже, каким-то острым предметом. Говорят, что «Рысь» незаметно подкрадывается ксвоей жертве, происходит ослепительная вспышка магния, азатем он исчезает. Потом наэтом месте находят труп сотсечённой головой, - сказалон.
        - Зачем он это делает? - вскинув брови, наивно осведомилась Серафима.
        Назар мрачно посмотрел нанеё. - Наверное, этим он хочет показать, что никого небоится, - пояснил он. - Думаю, это вызов всемнам.
        - Какие-то жуткие, средневековые выходки, - вужасе вымолвила Серафима.
        - Да… унего особый почерк. Согласитесь, ведь это эффективное средство устрашения для своих врагов, - злорадно произнёс Назар. - Вот иАнзур испугался ипытается выйти изигры.
        Шарипов попросил уШлейхера сигарету, волнуясь, прикурил отзолотой зажигалки, идважды глубоко затянулся. - То, что случилось сбригадой Юсуфа, было три недели назад, - произнёс он. - Как раз накануне я отправил вам очередную партию героина. Всё прошло гладко. Теперь товар навашем складе. Я считал, что наши каналы будут работать как часы. Новскоре я почувствовал неладное. Сотрудник таможни, который мне помогал, засыпался снаркотой. Его взяли споличным насбыте героина местные оперативники. После этого ко мне заявился следователь изадал много неприятных вопросов. Я понял, что таможенник уже был под колпаком, когда я вёл сним дела. Отменя следак ничего недобился. Ия подумал, что наэтом он неостановится. Я неошибся. Они взяли бригаду Улугбека. После встречи сХалимовым, я заметил, что замной попятам следует подозрительный тип. Походка уэтого парня была как ухищного кота. Как урыси! Такая лёгкая, будто он плывёт. Я видел, как он наткнулся напреграду, ввиде изгороди, перепрыгнул через неё без всякого усилия, как будто камешек перешагнул идальше пошёл. Уменя отпала челюсть. Я задал себе вопрос: где учат так
двигаться? Сразу нашёл ответ: только ввосточных единоборствах. Я понял, что этот тип иесть «Рысь». После этого я сломя голову побежал покупать билет насамолёт.
        - Похоже, ты стал мнительным, - пробурчал Стеблец.
        Назар, необращая внимания наСтеблеца, внимательно слушал, невольно подавшись вперёд. - Ну ичто дальше было, Анзур? - Синтересом спросилон.
        - Накануне отлёта, я узнал, что Халимов был убит точно также как Юсуф. Аони были родственниками.
        - Халимов убит? - переспросил Назар инервно повёл шеей. - Я сним чалился вшестьдесят третьей колонии Ивделя. Акогда откинулся, то меня пригрел усебя Юсуф. Приобщил ксвоему делу. Помог встать наноги. Ивсё это благодаря рекомендации Халимова. Я немогу поверить, что он мёртв.
        - Да. Ему отсекли голову, - грустно проронил Шарипов. - Такой знак устрашения оставляет только «Рысь».
        - Назар, неслушай его. Онже тебе баки забивает! - нервно вскричал Шлейхер. - Все эти слухи о«Рыси» - настоящая чушь. Анзур, прекращай нести галиматью. Хватит раньше времени паниковать. Пока наш бизнес идёт как помаслу. Анзур, даю тебе неделю наотдых, апотом полетишь туда иорганизуешь очередную партию товара.
        - Аркаша, хватит сменя! - заорал Шарипов. - Я забил навесь этот бизнес. Мою долю можете поделить. Мне жизнь дороже.
        Шлейхер заскрипел зубами иподошёл кбару. Он закрыл обзор своим мощным телом, разлил вино вбокалы инезаметно бросил водин изних розовую пилюлю величиной сгорошину, тутже бесследно растворившуюся. Этот бокал он поднёс Шарипову. - Анзур, мне жаль стобой расставаться, - лукаво произнёс Шлейхер. - Ноесли ты выходишь изигры, то выпьем напрощание.
        Шлейхер влил всебя содержимое своего бокала итутже закурил. Шарипов сподозрением смотрел то набокал, то наглаваря…
        Шлейхер затянулся сигаретой ипустил дым кольцами всторону таджика. - Если нехочешь, непей, - равнодушно произнёсон.
        Шарипов облизал сухие губы иопрокинул всебя бокал. Неожиданно он поперхнулся. Лицо его исказилось, налилось кровью. Он хватал ртом воздух, потом соскользнул состола, рука его разжалась, бокал покатился попаркетному полу.
        Все, кроме Шлейхера обомлели отнеожиданности. Подскочили смест истояли как вкопанные, уставившись натело, распростёртое наполу. Первым опомнилась Серафима. Она бросилась кШарипову, нащупала пульс. Веё глазах читалось удивление. - Боже мой, он мёртв! - сужасом пропищала она. Потом донеё дошла причина смерти, иСерафима взглянула наШлейхера. - Аркаша! Зачем ты это сделал?
        Шлейхер затушил дымящуюся сигарету исмахнул пот солба. - Нам слюнтяи ненужны. Много монет поставлено након. - Он перенес взгляд наПряхина. - Назар, избавься оттрупа. Вгараже можешь взять мой внедорожник. Ключ вмашине.
        Назар угрюмо посмотрел нанего. - Ладно, - недовольно буркнул он и, взвалив тело Шарипова насебя, медленно потащился.
        Назар прошёл впомещение гаража начетыре машины. Кроваво красного цвета внедорожник БМВ стоял крайним навыезд. Он открыл багажник иположил труп. Стоило ему только нажать накнопку пульта дистанционного управления, ворота автоматически открылись. Назар медленно вырулил наулицу. Погода ухудшилась, дождь усиливался. Всё внимание он сосредоточил науправлении внедорожником. Назар старался ненарушать правила движения, машину вёл аккуратно. Он понимал, что любое нарушение может плачевно закончиться, ибо повлечёт вмешательство инспекторов ДПС, авбагажнике страшный груз. Между тем поплохо освещённым улицам заПряхиным следовал чёрный мерседес, зарулём сидел необычный человек вчёрном плаще скапюшоном. Дождливая мгла скрывала его клинообразное лицо, утаивала широкий лоб иузкий квадратный подбородок, крючковатый большой нос, который доставал почти дорта, лишённого губ. Обожжённая кожа обтягивала скулы так плотно, что делала видимой структуру черепа, ивцелом голова напоминала голову мертвого человека. Год назад его вытащили почти без признаков жизни изжуткого пожарища, где под руинами горящего дома осталась
навечно его семья. Аон вмучениях родился снова, ноэто был уже нетот человек - весёлый ижизнерадостный, это был другой - «мёртвый» человек. Заудаляющимися задними огнями внедорожника внимательно наблюдали проницательные глаза мужчины попрозвищу «Рысь». Он считался человеком сжелезными нервами. Исейчас профессионально манипулируя надороге, он делал всё, чтобы его незаметили.
        Надорогах было достаточно много машин. Назар необратил внимания наслежку. Он думал, где удобнее избавиться оттрупа. Поглощённый этими мыслями он свернул под мост и, проехав вдоль набережной, остановился возле парапета. Он вышел измашины итутже попал под проливной дождь. Поблизости никого небыло. Назар торопливо открыл багажник, вытащил тело, взвалил насебя ипотащил кпарапету. Он впоследний раз посмотрел натело Шарипова ибрезгливо поморщился, затем резко столкнул свысоты. Труп исчез под бурлящей поверхностью воды. Назар нервно повёл шеей инесколько секунд смотрел наводу. Почувствовав, что совершенно мокрый он пошёл кмашине.
        Тёмная зловещая фигура вплаще скапюшоном стояла возле внедорожника. Что - либо разглядеть внём было невозможно. Назар опешил. Это длилось несколько мгновений. Преодолев страх, он выхватил из-за пояса безотказный пистолет, новыстрелить неуспел. Ввоздухе блеснул металл. Назар неуспел отскочить - рефлексы несработали. Метко брошенный ядзири вошёл вего тело посамую рукоять. Пистолет выпал, иНазар, почувствовав слабость вногах, опустился наколени. Частично обездвиженный он сидел накорточках соткрытыми глазами, осознавая свою беспомощность.
        Назар видел, как над ним склонилась голова человека сзастывшими безжизненными чёрными глазами. Как будто измогильного склепа повеяло холодом. Ужас овладел им. Он понял, кто перед ним стоит. - Это т-ты?! - заикаясь, промычалон.
        - Точно. Я следил затобой. Я видел, как ты убил полковника Джураева иего семью.
        - Он нам мешал.
        - Верно. Ачем помешала моя семья?
        - Ничем, - буркнул он. - Ты стоял нанашем пути.
        - Теперь говори быстрее. Ты скоро умрёшь.
        - Я хочу жить. Неубивай. Я всё скажу…
        - Чей заказ ты исполнял?
        - Это был приказ Шлейхера.
        - Где главарь?
        - Вд-доме…, - стуча зубами, пробормотал «Шакал».
        Вэтот момент, ввоздухе мелькнула острая сталь катаны. Голова скатилась, губы беззвучно шевельнулись… хлынула кровь, размываемая ливнем. Потелу прошла судорога.
        ***
        Вэтуже ночь нанабережной Оки полиция обнаружила обезглавленный труп Назара Пряхина. Уникальный случай для города. Пронёсся слух - вгороде орудует маньяк. Для банды Шлейхера это было плохое предзнаменование, вынуждающее их трепетать.
        Вкабинете управления уголовного розыска застолом сидели двое сотрудников: один, начальник отдела подполковник Кирюхин Николай Николаевич, среднего роста судлинённым острым носом, коренастый мужчина. Напротив расположился богатырского сложения скрупными чертами лица майор Добычин Василий Николаевич. Они были профессионалами своего дела.
        Подполковник Кирюхин, выслушав доклад майора Добычина, резко спросил: - Какие мероприятия вы намерены провести порозыску преступника?
        Добычин пожал плечами. - Я предлагаю кэтому делу подойти формально, - предложил оперативник поособо важным делам. - Мы три года пытались задержать Пряхина споличным. Он был киллером. Наего счету два десятка убийств, причём большинство изних вдругих регионах. ИзТаджикистана наши коллеги прислали электронное сообщение отом, что там зверски убит полковник Джураев ичлены его семьи, атакже милиционеры, охранявшие его дом. След ведёт кнам. Они установили, что это сделал Назар Пряхин при поддержке боевиков Юсуфа. Пряхину удалось скрыться. Они просят его задержать.
        - Свяжитесь сними исообщите, что Пряхин убит иобезглавлен, - произнёс Кирюхин.
        - Я уже связался, - сказал Добычин. - Они сообщили, что уних несколько убийств совершённые такимже способом. Все убитые - отъявленные душегубы. Вчисле погибших главарь банды Юсуф Тахиров иего подельники. Предполагается, что это сделал бывший тренер повосточным единоборствам Кара Караев попрозвищу «Рысь». Он якобы мстит засвою семью, которая год назад сгорела вдоме. Тогда Караева обожжённого доставили вреспубликанскую больницу, врачи чудом вытащили его стого света. Потом он исчез изполя деятельности правоохранителей.
        - Похоже, он появился внашем городе.
        - Судя попочерку, это Караев.
        - Скем был связан Пряхин внашем городе?
        - Он работал накомпанию Шлейхера, которая занимается поставкой овощей ифруктов изюжных регионов. Уних хорошо налажена торговля нацентральном рынке. Есть информация, что они занимаются незаконным оборотом наркотиков. Против них работают оперативники изфедеральной службы понаркоконтролю. Если желаете знать мое мнение, то ябы закрыл глаза наэто дело.
        - Ты предлагаешь незаниматься розыском преступника?
        - Да, - произнёс оперативник. - Наши коллеги изДушанбе также сообщили, что именно Кара Караев отомстил мерзавцам избанды Юсуфа заубийство полковника Джураева. Они были друзьями сдетства. Джураев был одним излучших начальников поборьбе сорганизованной преступностью МВД Таджикистана.
        - Я знал Джураева, - кивнул Кирюхин. - Ещё всоветское время мы вместе учились вКалининградской школе милиции. Повсему выходит я вдолгу перед Караевым.
        - Адолг платежом красен, - согласился Добычин. - Для меня ясно одно - он добивается успехов, действуя вне закона. Ликвидировав Пряхина покличке «Шакал», он избавил нас отмногих хлопот. Против Караева унас нет улик. Даже если мы его задержим, то нам нечего ему предъявить. Он неоставил никаких следов. Если учесть, что коллеги изТаджикистана ему благоволят, то изэтого следует вывод: преступные наркосиндикаты их уже допекли.
        - Да, - согласился Кирюхин. - Нас тоже… спускай это дело натормозах.
        ***
        Наследующий день Шлейхер, Стеблец иСерафима собрались взагородном особняке. Шлейхер пил пиво ипристально наблюдал замолодой женщиной, которая вышагивала взад - вперёд покомнате. Серафима была ввозбужденном состоянии.
        - Девочка моя, ты непаникуй, - нахмурился Шлейхер.
        Серафима остановилась инервно повела плечом. - Аркаша. Что-то мне тревожно, - уныло вымолвила она. - Меня потрясла жуткая смерть Назара. Я задаю себе вопрос: кто это сделал? Ответ вытекает само собой: это сделал «Рысь». Значит, Шарипов иПряхин рассказали правду. Я боюсь этого головореза.
        - Предположим, что этот мститель решил поохотиться нанас. Ну ичто? Он действует вне закона. Мы тоже. Пусть только появится. Унас сил хватит, чтобы сним расправиться. Неправдали, Виталик?
        Стеблец утвердительно кивнул. - Пусть только попробует заявиться, я лично его прикончу.
        Серафима тяжело вздохнула. - Назара - нет. Кто теперь займёт его место? Шарипова - нет. Кто будет заниматься поставкой товара изТаджикистана? Улугбека иЮсуфа тоже нет. Скем изпоставщиков будем работать? Кто будет прикрывать наш бизнес?
        Заиграла сигнальная мелодия состороны входной двери, известившая оприбытии гостя.
        Дебаты мгновенно прекратились. Серафима посмотрела начасы. - Наверное, это почтальон.
        Женщина грациозной походкой вышла изкомнаты. Через минуту вдверь просунулась её голова. - Аркаша, тебя спрашивает какой-то таджик. Он говорит, что приехал свесточкой отУлугбека.
        - Пусть заходит, - сказал Шлейхер иопустил руку вкарман. Он кивнул Стеблецу, чтобы тот отошёл задверь.
        Шлейхер сел настул вторце стола, вынул пистолет изкармана, передёрнул затвор иположил одну руку соружием наколени, адругую настол.
        Вкомнату вошёл гость выше среднего роста спортивного вида. Пришелец был одет вовсё чёрное. Кожаная куртка скапюшоном была мокрая отдождя иприкрывала верхнюю часть лица. Он скинул капюшон, все увидели крючковатый большой нос, который доставал почти дорта. Обожжённая кожа плотно обтягивала скулы. Чёрные проницательные глаза сверлили присутствующих. Он улыбнулся, иего страшное лицо стало ещё отвратительнее.
        Серафима при виде гостя подалась вперёд ичуть невскрикнула, вовремя сдержав свои эмоции. Таким омерзительным он ей показался. Холодок ужаса пронизал её насквозь.
        Стеблец был неизробкого десятка, нопри виде пришельца побледнел. Его рука невольно полезла запояс, где торчала рукоятка мощного «Вектора».
        Пришелец кивнул Шлейхеру взнак приветствия.
        - Присядь, приятель, - сказал Шлейхер идвижением руки показал настул.
        Гость опустился насидение иснепроницаемым лицом огляделся. - Успокойтесь, господа, я пришёл без оружия, - низким приятным баритоном произнёс он. - Я привёз вам маляву отУлугбека. Он вследственном изоляторе Душанбе.
        Гость сунул руку вовнутренний карман куртки, вынул запечатанный конверт ирезко бросил настол. Шлейхер неспеша распечатал его истал читать. Затем поднял удивлённые глаза: - Вмаляве значится, чтобы мы приняли Дауд Шаха как своего друга, - сказал Аркадий. - Он готов предоставить дополнительный канал поставки крупных партий героина.
        Шлейхер прищурил глаза, пристально изучая пришельца. - Значит, ты иесть Дауд Шах? - спросилон.
        Гость кивнул. - Да.
        - Утебя странноеимя.
        - Это моё прозвище, - пояснил гость. - Амоё имя, вам лучше незнать. Так проще работать.
        - Обыщи его, Виталий, - потребовал Шлейхер. - Он мне ненравится. - Вруках Шлейхера появился пистолет.
        - Кчему вся эта бравада соружием, - заявил Дауд Шах - Его лицо оставалось невозмутимым.
        Стеблец подошёл сзади иформально обыскал пришельца. - Пушки нет, Аркаша.
        Шлейхер усмехнулся. - Почему утебя лицо обожжённое? - спросил он. - Похоже, ты иесть «Рысь», который остриём своего когтя отсекает головы нашим друзьям.
        - Нет. Вы меня скем-то путаете, - улыбаясь, заявил гость. - Уменя единственное оружие - мои финансы, которые я пускаю внаиболее прибыльные, норискованные операции. Алицо уменя сдетства такое, кипятком ошпарил.
        Шлейхер, сомневаясь, опасливо снедоверием разглядывал незнакомца.
        - Где тебя откопал Улугбек? - спросил Шлейхер. - Почему отебе мы раньше неслышали?
        - СУлугбеком я вёл дела, - изрёк Дауд Шах. - Умные люди нерассказывают про свои источники приобретения товара. Так иУлугбек вам ничего нерассказал. Здесь ничего личного, просто бизнес. Акогда его загребли легавые, то уменя завис рынок сбыта. Захорошие деньги нам организовали встречу вследственном изоляторе, где он передал мне маляву. Атеперь я приехал сюда, чтобы договориться оследующей партии товара. Кстати, я хорошо знаю ваших ребят: Пряхина иШарипова. Я часто сними встречался там уменя народине.
        Шлейхер нахмурился. - Ая почему - то отебе неслышал, хотя они мне всё рассказывали, - проговорил он. - Для незнакомца, ты слишком много знаешь. Тогда расскажи мне опоследней партии товара? Сколько ичего было переправлено?
        - Это вам ничего недаст, - произнёс Дауд Шах. - Улугбек аккумулировал усебя товар сразных источников, азатем переправлял вам через Шарипова.
        - Гляди-ка, он всё знает, - заявил Шлейхер. - Атот, кто много знает, долго неживёт. - Вего руках появился пистолет, который был направлен вголову пришельца. - Шлейхер повернулся кСтеблецу. - Похоже, это подсадная утка. Незнаю точно, ноочень может быть. Сдаётся мне, что унего есть холодное оружие.
        Дауд Шах улыбнулся.
        Шлейхер холодно нанего глядел. - Шарипов говорил, что заним охотится один выскочка сповадками рыси возомнивший себя ниндзя. Может быть, это ты иесть. Виталик, надо его тщательно обшмонать.
        Дауд Шах насторожился, увидев, как Стеблец кнему приблизился.
        - Ты должен нас понять, приятель, - недобро ухмыльнулся Шлейхер, держа его под прицелом пистолета. После того как обезглавили Пряхина, мы нежелаем зря рисковать.
        Дауд Шах безразлично пожал плечами.
        Стеблец, резко взмахнул пудовым кулачищем, пытаясь заехать ему впечень. Гость, сделав неуловимое движение, переместился всторону. Кулак просвистел мимо. Последовал ответный удар пяткой. Хрустнула сломанная кость вгруди, Стеблец рухнул кногам пришельца.
        Вспышка магния сгрохотом ослепила всех.
        Пистолет вруке Шлейхера задёргался, изрыгая смерть. Смертоносные пули изрешетили всё вокруг. Когда туманное облако испарилось, наполу остался лежать Стеблец сзастывшими удивлёнными глазами, рядом Серафима похожая надуршлаг смаской ужаса налице. Мощное тело Шлейхера покоилось настуле, лишь голова главаря скатилась настол, агубы беззвучно шевелились, отдавая впреисподнюю последний приказ.
        Стех пор Кара Караева попрозвищу «Рысь» никто невидел.
        Пришельцы срединас
        Невероятно хрупкий инеправдоподобно бледный человек шёл помноголюдной улице города. Унего были прямые тусклые волосы, высокий выпуклый лоб инепроницаемые глаза. Нанём висело чёрное пальто, под воротником виднелся белый шарф, многократно обёрнутый вокруг шеи. Назастывшем лице было выражение растерянности инедоумения. Прохожие обходили его стороной, уступая дорогу. Вкакой-то момент человек стал переходить улицу внеположенном месте, иавтомобили внезапно останавливались перед ним. Возмущённые водители изрыгали непристойные выражения, крутили пальцем увиска, ночеловек необращал внимания наокружающих испокойно переходил дорогу.
        Антон Благин сконцентрировал внимание нанеобычном прохожем, который непоходил напьяного отморозка. Что-то вего поведении было неестественным, неотмира сего, ночто именно он понять немог. «Ненормальный», - подумал Благин инаправился кзданию «Президент - Отеля» нанаучную конференцию.
        Увхода вздание Благин увидел табличку собъявлением: … «доклад доктора медицинских наук, профессора СкиннераС.И. наМеждународной научной конференции, начало впятнадцать часов». Он взглянул начасы иподумал: «Ксожалению, опоздал, обидится Серега».
        Благин вошел вконференц-зал, который был заполнен неполностью иприсел насвободное место. Стрибуны доносился спокойный иуверенный голос докладчика: - Мы люди задаем себе вопрос: Откуда мы произошли? Где истоки нашей жизни? Неужели человеку отмерен век, амногим итого меньше? Ответа нет. Истина скрыта отнас. Наповерхности знаний плавают лишь робкие догадки людей, отом, что мы произошли…
        Благин синтересом слушал выступление своего друга. Его внимание привлек человек, который вошел вконференц - зал иразместился поблизости. Это был тот странный субъект, которого он только что видел наулице. Пришелец сосредоточенно смотрел напрофессора. Появление необычного незнакомца насторожило Благина. «Интересно, кто это?», - подумал он, украдкой взглянув нанего и, уловив встречный взгляд незнакомца, невольно отвернулся. Его внимание вновь переключилось натрибуну.
        Антон почти неслушал докладчика, он ощущал какое - то жжение втой части головы, где находился мозжечок. Иэто жжение усиливалось иначинало его раздражать.
        - …становится абсолютно ясно, что человечество стоит напороге изменений… - доносилось стрибуны.
        Антон потер тыльную сторону головы пробуя массировать. Жжение непрекращалось. Возникли тревожные мысли.
        - … будут открываться новые собственные возможности, развиваться способности…, - слышал он речь Скиннера, словно втумане инепонимал, что сним происходит. Он почувствовал, что все тело его приходит воцепенение. Дальше Антон уже неслышал знакомого голоса. Донего доносился тонкий звук флейты среди изрытой кратерами красной поверхности базальтовой каменистой почвы. Печальная иубаюкивающая мелодия действовала нанего успокаивающе. Затем картинка сменилась иперед глазами стали проплывать горные хребты, далее вытянулась райская долина, хвойная лесистая местность, ирека сбыстрым течением. Ивот под звуки флейты он летит над горным водопадом изелёным озером надне ущелья. Умиротворенный волшебными звуками, он парит над поверхностью неизвестной планеты.
        Кто - то толкнул его вплечо иАнтон очнулся.
        - … нас ждет новый более качественный уровень развития…, - вновь донесся знакомый голос стрибуны. Понемногу Антон приходил всебя. Перед глазами была матовая пелена, которая постепенно исчезала истали материализовываться знакомые очертания окружающей действительности. Кэтому времени доклад приближался кзавершению, ивскоре начались выступления других участников конференции. Благин вспомнил остранном субъекте иповернул голову, нопришельца напрежнем месте небыло.
        ***
        Научная конференция завершила работу. Участники стали расходиться. Среди учёных мужей профессор Скиннер отличался возрастом, ему было тридцать пять лет, необыкновенно высоким ростом иатлетической фигурой. Он был смуглый ичерноволосый. Наего лице, словно высеченным изкамня выделялись тоненькие усики. Скиннер поднял голову идолго, придирчиво разглядывал Благина, пока тот шёл через зал кнему. Хотя они были ровесниками, ноАнтон был полной противоположностью Сергея Скиннера, невысокого роста, худощавый, ножилистый человек слицом, обезображенным многочисленными шрамами ипобывавший вопасных переделках, когда работал вполиции. Красавцем его назвать было нельзя, ноон был толковый иопытный юрист.
        Скиннер пожал руку другу.
        - Это хорошо, что ты здесь! - радостно произнёсон.
        - Мне понравилось твоё выступление, - без тени эмоций вымолвил Антон, пожимая его пятерню.
        - Каково твоё мнение поэтой проблеме?
        Благин оставил вопрос без ответа, нахмурившись, очём - то размышлял.
        - Что стобой происходит? - внедоумении спросил Скиннер.
        - Извини Сережа! - встрепенулся Благин ивыдавил: - Вопрос весьма интересный, немешалобы докопаться доистины.
        - Придёт время, имы докопаемся досамой сути, - сэнтузиазмом заявил профессор.
        - Это звучит обнадеживающе. Неужели ты что-то нарыл? - осведомился Благин.
        - Да, есть кое-что интересное ия стобой поделюсь этой информацией, - отреагировал Скиннер.
        - Тогда, я тебя слушаю очень внимательно.
        - Только нездесь.
        - Хорошо, поехали ктебе влабораторию, - предложил Антон.
        ***
        Благин иСкиннер подъехали кРоссийской академии медицинских наук, нонекглавному корпусу, аневзрачному зданию, расположенному наокраине столицы, вкоторой размещалась исследовательская лаборатория. Поднявшись навторой этаж, они вошли впомещение, где столкнулись свысокой брюнеткой около тридцати лет. Её тёмные скосинкой глаза, окружённые длинными густыми ресницами, придавали восточный облик. Секретарь ученого совета встретила Скиннера словами: - Сергей Иванович, как прошла конференция?
        - Дорогая Аннушка, все прошло успешно, подробности расскажу чуть позже.
        Они вошли вкабинет профессора.
        - Присаживайся Антон, сейчас я тебе кое-что покажу.
        Скиннер достал изсейфа папку ипередал приятелю.
        - Почитай заключение, - сказал он и, откинувшись насвоем рабочем кресле, закурил сигарету.
        Благин открыл папку ивытащил документ. Он внимательно стал читать ипомере того, как вчитывался всодержание, его лицо становилось хмурым. Прочитав текст, он вернул документ профессору.
        - Немогу поверить! Это какой-то бред, - совершенно озадаченный заявил собеседник.
        - Насамом деле всё обстоит именно так, как изложено вдокументе, - немного волнуясь, сообщил профессор. - Я лично несколько раз перепроверил, ошибки быть неможет.
        Благин снескрываемым удивлением смотрел надруга.
        - Расскажи мне, как всё произошло? - спросилон.
        Профессор достал носовой платок ивытер солба проступившийпот.
        - Это произошло неделю назад, - сказал он. - Случайно я обнаружил усвоего пациента, который был смертельно травмирован вавтомобильной катастрофе отличный отобычного человека ДНК. Я был поражен таким открытием ирешил обэтом нераспространяться. После проведенного обследования я установил, что организм больного является идеальным исовершенным. Его нельзя было назвать человеком, это был суперчеловек. Взятые наанализ кровь больного после исследований дали сенсационные результаты. Его кровь способствовала быстрому заживлению тяжелой раны, атакже активно отторгала отсебя все имеющиеся вмире вирусы, то есть этому пациенту были нестрашны никакие болезни. Обычный человек умербы оттакой раны. Спустя несколько дней пациент был выписан измедицинского центра совершенно здоровым инеблагодаря медикаментозному лечению, аорганизм индивидуума справился сам, являясь самодостаточным. Он подключил собственные внутренние резервы испособствовал быстрому заживлению ран. Образец его крови я храню усебя вхолодильнике.
        Скиннер вытащил изпачки сигарету изакурил.
        - Что ты думаешь, обэтом?
        - Его личные данные утебя есть? - нахмурившись, спросил Благин.
        - Да, я всё выписал изистории болезни.
        Скиннер передал записку. Благин внимательно прочитал.
        - Я лично займусь этим субъектом.
        - Конечно, займись. Меня интересуют его родители, родственники, жена идети, если они унего есть. Ябы хотел взглянуть вих медицинские книжки. Вкакой поликлинике они обслуживаются? Вобщем, меня интересует всё онём ионих, вплоть доседьмого колена.
        - Хорошо Сергей, я всё проверю, несомневайся, - сказал собеседник, собираясь уходить, ноуслышал голос друга: - Антон, мне интересно твоё мнение обэтом случае.
        Благин пожал плечами.
        - Говорить особенно нечего, если я услышалбы обэтом отдругого человека, ябы неповерил, подумалбы, что это полнейший бред, ноктвоему мнению я прислушиваюсь.
        Скиннер встал скресла иподошел кокну. Наулице моросил осенний дождь. Профессор смотрел сквозь стекло, очём-то размышляя. Пауза затянулась инаконец, опомнившись, он тихо произнес: - Вот уже несколько дней я спокойно спать немогу, всё думаю обэтом уникуме. Всё настолько серьезно, что ипредставить невозможно.
        - Успокойся Сережа! Этот случай тебя как учёного недолжен тревожить, анаоборот должен радовать, ведь открываются для науки новые возможности поизучению сверх современного человека.
        - Да, это всё так, если неучитывать одного обстоятельства, сколько таких субъектов гуляет понашей земле, икакую цель они преследуют? Мы ещё незнаем их возможностей, чтобы успокаиваться наэтом.
        Благин внимательно слушал своего друга ипонимал, что сказать ему нечего воправдание доводов, весьма убедительно представленных профессором. Он попрощался сдругом и, озадаченный этой непростой проблемой, удалился.
        ***
        Под впечатлением странных событий Благин вышел наулицу инаправился подороге, ведущей кметрополитену. Был поздний октябрьский вечер ислегка моросил дождь. Достанции метро надо было пройти пару кварталов. Он поежился отнеуютной сырости ихолодного ветра, поднял воротник плаща, надвинул кепку налоб иускорил шаг. Его мозг напряженно работал над информацией, которую поведал друг. Вспоминая лицо необычного мужчины, он подумал: «Наулице, тот чем-то смахивал начеловека отрешенного отмирской суеты, нокогда появился взале, это был совсем другой человек, взгляд его был цепкий, умный иизучающий. Непростой, очень даже непростой тип».
        Так заразмышлениями он добрался дометро искрылся вподземке. Двигаясь потоннельному переходу, он вдруг увидел человека вчёрном пальто скопной светлых волос наголове. Тот стоял исмотрел вего сторону. Проницательный цепкий взгляд незнакомца, словно буравчик сверлил его насквозь. Благин физически ощутил трепет вовсём теле. Он постарался отвести взгляд всторону, нобыл невсостоянии это сделать. Благин как заворожённый двигался навстречу незнакомцу. Пытаясь изпоследних сил сопротивляться чужой власти, он намиг замедлил ход, стремясь выйти из-под его влияния. Словно свинцом налились мышцы рук иног, отказываясь подчиняться. Воля его была парализована. Вголове возник шум, инаступило полное безразличие.
        ***
        Благин был вглубоком забытье. Постепенно он стал приходить всознание ивнебе среди мелких звезд увидел большую звезду, мерцающую ярким красноватым светом, которая двигалась ичерез мгновение исчезла.
        «Где я?» - подумалон.
        Лежа втемноте, он стал слюбопытством осматривать помещение ивдруг понял, что лежит невпомещении, анаголой земле, вяме. Высокие отвесные стены ему недавали возможность выбраться наружу. Почувствовав себя пленником, он присел истал дожидаться утра.
        Вскоре стало светать, ион увидел, как внебе кружит большая птица.
        «Похоже, это орел», - подумал Благин.
        Он разглядел явственные очертания ямы и, осмотревшись, обнаружил уоснования шестигранный металлический люк диаметром полметра, авпротивоположной стороне зияла дыра. Рука невольно потянулась кзагадочному отверстию, нащупывая внутри какой-то продолговатый предмет. Он потянул его насебя. Тотчас люк ушел встену иобразовался мрачный подземный ход. Долго нераздумывая, Благин, полез вглубь и, стал наощупь продвигаться вперед. Отпсихического напряжения итишины он почувствовал, как вены пульсировали ввисках, отдаваясь тупыми ударами взатылке. Подземелье уходило под небольшим уклоном вниз. Передвигаться пришлось недолго. Вскоре впереди показался мерцающий фиолетовый свет. Волнение исчезло. Приблизившись, он увидел, что свет исходит снизу через иллюминатор. Заглянув туда, он увидел, что вогромном помещении были расположены внесколько рядов прямоугольные емкости. Они были больших размеров наполненные огненной жидкостью. Струйки разноцветной дымки исходили отних, ввоздухе они принимали форму неизвестной фигуры идалее продолжали меняться, принимая различные конфигурации, которых Благин никогда невидел. Все
конфигурации материализовывались принимая натуральную форму. «Удивительно», - подумал он иувидел, как впомещение входит человек. Это был тот, которого накануне Благин видел вподземке. Внезапно одна изформ приняла облик вошедшего человека, через мгновение черты лица стали меняться принимая…
        «Так ведь это мое лицо», - догадался он ибыл потрясен, когда внезапно услышал голос.
        - Господин Благин, прошу, спускайтесь. Я ждувас.
        Этот человек смотрел вего сторону. Итут вспыхнул свет. Рядом показались ступеньки лестницы ведущие вниз. Стены илестничный пролет были избазальта оранжевого цвета. Спустившись, Благин оказался вогромном помещении. Странный незнакомец сидел застолом вкресле исмотрел нанего. Наэтот раз взгляд его был доброжелательный ион произнес: - Кэйвис!
        - Я вас непонял? - настороженно спросил Благин.
        - Я сказал: приветствую вас! Это язык моей планеты…
        - Здравствуйте! Где я нахожусь?
        - Вы наш гость, амое имя Зилор. Прошу вас располагайтесь.
        Благин видел, как десятки огромных емкостей продолжали излучать различные конфигурации, откоторых невозможно было оторваться. Постепенно они слились между собой, показывая пейзаж неизвестной планеты, инаполнялись оттенками различных красок, создавая иллюзию настоящей природы. Живые звуки доносились изеё глубины, принося ссобой напев какой-то лирической песни, исполняемый нежным женским голосом сопровождаемый чудесной мелодией. Каким-то магнетизмом они притягивали его ксебе. Возникшее желание слиться сэтой загадочной массой усиливалось.
        - Ну, довольно! - воскликнул Зилор, ивмиг вся красота исчезла. Живая масса возвратилась всвое исходное состояние. По-прежнему продолжая меняться, принимая различные геометрические конфигурации.
        - Что это было? - внедоумении спросил Благин.
        - Это разумная живая материя. Ещебы немного иона всосалабы всебя всю вашу жизненную энергию.
        - Да, я чувствовал, как она тянет меня ксебе.
        - Вы здесь новенький, апоэтому эта была её первая реакция наваше появление.
        - Как я сюда попал?! Кто вы?! - возбужденно вымолвил Благин. - Объясните мне, что здесь происходит?!
        - Неволнуйтесь. Вы наш гость.
        Благин понял свою оплошность ичтобы выглядеть сдержанным, быстро успокоился, понимая, что это продолжение тех загадочных происшествий, скоторыми столкнулся его друг. Ичтобы как-то сменить тему беседы он уже совершенно невозмутимый подошел ближе и, устраиваясь вкресле напротив, усмехнулся испросил:
        - Почему вы перекрасили волосы наголове?
        - Я их неперекрашивал, - улыбаясь, ответил тот. - Цвет моих волос естественен, ноиногда меняется помоему желанию. Это особенность нашего организма. Мы ещё многое кое - что умеем.
        - Кто это мы? - синтересом спросил Благин.
        Лицо собеседника приняло серьезное выражение.
        - Мы, потомки тех, которые жили еще долимуриев напланете Крозерпина.
        - Я неслышал отакой планете.
        - Она погибла сотни тысяч лет назад. Мы наблюдали гибель планеты. Ее прорезал луч, иона распалась накуски. Физически планета перестала существовать, ноеё обитатели телепортировались впятое измерение, которое вы называете параллельным миром. Земля, как живое разумное существо, стала принимать детей Крозерпины навоспитание ксебе. Здесь иногда рождаются те, кто могут помнить освоей родной планете исчитают себя инопланетянами!
        - Вы наблюдаете заними? - судивлением спросил Благин.
        - Инетолько. Мы стараемся помочь вам, аим вспомнить всё, очём они знали всвои прошлые жизни.
        - Зачем вам это нужно? - внедоумении осведомился Антон.
        - Мы недолжны допустить повторение Крозерпины, аименно кподобному концу движется планета Земля иеё обитатели.
        - Вы хотите изменить мышление, образ жизни, менталитет человека?
        - Несовсем верно, нологика вам подсказывает правильное направление.
        - Скажите, почему погибла Крозерпина?
        - Постоянные противоречия ивоенные конфликты привели планету кгибели. Они непожелали дальше развиваться духовно, отклонились впути, разрушая этим целостность планеты. Впрочем, тоже самое происходит увас.
        - Тогда объясните, почему вы находитесь наЗемле инкогнито, необращаетесь квластям официально?
        - Это они для вас власть, для насже никакой силы иинтереса непредставляют. Вих действиях мы видим больше эгоизма, аих устремления направлены впустоту, этим они слабы инеготовы снами сотрудничать.
        - Накого вы опираетесь, икто вам помогает?
        - Силы природы. Мы способны всё сделать так, как отнас требуют Высшие сферы изаконы мироздания.
        - Втаком случае, для чего я вам понадобился? Почему я оказался вашим пленником?
        - Причина одна: предупредить вас незаниматься тем, чем вы намерены заняться вближайшее время, выполняя поручение профессора Скиннера. Мы хотелибы просить вас, чтобы вы уговорили вашего друга непредавать огласке сведения, которые ему стали известны. Это я оказался наизлечении вцентре после наезда автомобиля. Это меня вы должны были найти.
        - Почему я должен выполнить ваши требования?
        - Это просьба.
        - Думаю, вам самим нужно обратиться кСкиннеру иобъяснить причины. Ведь вы их мне неназвали.
        - Да, пока я неназвал истинную цель нашего пребывания. Я недостаточно хорошо знаю вас ивашего друга, ноповерьте наша цель - созидание, анеразрушение.
        - Я хотелбы вам верить,но…
        - Понимаю вас. Вы юрист ивам нужны доказательства. Нопредъявить их я пока несмогу. Наэто есть веские основания.
        - Считаю это пустой разговор ипрошу немедленно меня выпустить идоставить вто место, откуда вы меня похитили.
        - Хорошо, я это сделаю, нопрежде взгляните вот сюда.
        Внезапно перед ними раздвинулась стена. Сквозь огромное окно эллипсовидной формы, Благин увидел горные хребты, простирающиеся догоризонта. Потом картина стала меняться иперед ним вытянулась райская долина. Асвысоты птичьего полета перед глазами пронеслась хвойная лесистая местность, ирека сее быстрым течением. Красивый горный водопад иглубокое зеленое озеро надне ущелья стало окончанием просмотра этого красивого пейзажа.
        - Что это!? - невольно воскликнулон.
        - Такой когда-то была моя родина. Вы называете её планетой Глория.
        - Акакже та яма, вкоторой я находился всю ночь?
        - Это неяма, акомната, создающая иллюзию пребывания наЗемле. Унас много таких мест.
        - Удивительно! Ктобы мог поверить? Надеюсь, вы мне непричинитезла?
        - Вы наш гость наГлории, анепленник. Поэтому сегодня мы доставим вас наЗемлю, нодля этого необходимо ваше согласие помочьнам.
        - Вы предлагаете мне сотрудничество.
        - Именнотак.
        - Я согласен свами сотрудничать, - нераздумывая, ответил Благин.
        - Должен вас предупредить, что ваши слова зафиксированы нашей шаферслужбой, по-вашему, секретной службой. Они взяли вас под свой контроль. Теперь выхода увас нет. Вслучае расторжения сотрудничества или намерения это сделать, например рассекречивание сведений ипрочее зло, вы будете тотчас уничтожены. Также исчезнет ваша семья. Извините, нонам уже всё известно овас. Увы, таковы наши правила.
        «Вот влип висторию», - невольно подумал Благин ивыдавил изсебя улыбку.
        Налице Зилора отобразилась странная гримаса.
        «Нечитаетли он мои мысли», - подумал Антон, синтересом разглядывая собеседника, имгновенно утвердился всвоей догадке.
        - Я хочу вам показать нечто для вас любопытное, пройдемте замной, - сказал Зилор итутже двинулся кдвери, которая ушла внутрь. Благин проследовал заним и, войдя вменее просторное помещение, увидел, что комната попериметру была округлой формы. Обычные стены отсутствовали, авместо них была вертикальная, примерно семи метров, натуральная водная гладь, которая шла повсему периметру. Защитное стекло отсутствовало. Вода или это была мутная жидкость матового цвета, подчинялась каким - то неизвестным физическим законам иневытекала запределы невидимых границ.
        - Что это?! - невольно воскликнул Благин.
        Зилор улыбнулся ипояснил: - Ввашем понимании эта волшебная комната.
        - Можноли мне прикоснуться кэтой удивительной жидкости, чтобы убедиться втом, что там нет стенки изпрозрачного материала, котораябы ее сдерживала.
        - Попробуйте.
        - Надеюсь, это безопасно, - поинтересовался Благин.
        - Вполне.
        Антон приблизился идотронулся донеё, имгновенно жидкость его втянула всвою утробу.
        ***
        Доктор Скиннер глубоко задумался обэтом уникальном индивидууме, нерешаясь преждевременно будоражить руководство академии иобщественность. Он решил сам ещё раз более тщательно всё проверить, пока вновь нестолкнулсяс…
        Телефонный звонок вывел его изразмышлений. Он поднял трубку иуслышал голос врача изприёмного отделения.
        - Сергей Иванович кнам поступил больной стяжелой травмой. Он потерял много крови, состояние критическое. Пульс еле прощупывается.
        - Немедленно его наоперационный стол. Я сейчас буду.
        Скиннер бросил трубку наместо иторопливо вышел изкабинета. Вприёмной он столкнулся ссекретарем ученого совета.
        - Вы ко мне Аннушка? - быстро пробормоталон.
        - Да, Сергей Иванович, вы обещали мне рассказать оконференции, - пролепетала она своим высоким голосом.
        - Мне сейчас недоэтого, - отрезал профессор.
        - Ачто случилось?
        - Я спешу наоперацию.
        Торопливой походкой он поднялся наверхний этаж воперационный блок иувидел больного, которого только что ввезли накаталке. Он подошёл ближе изамер. Перед ним лежал его друг Антон Благин. Бледное лицо раненого было без признаков жизни. Скиннер схватил его руку истал нащупывать пульс.
        - Удары еле прощупываются, - сказал он тихо своему ассистенту. - Немедленно подключите его каппарату.
        Налице профессора выступила испарина и, достав изкармана носовой платок, вытерпот.
        - Она включена? - спросил он, взглянув напомощника.
        - Аппарат уже работает, - ответил ассистент.
        Врач анестезиолог суетилась возле пациента, который лежал наоперационном столе. Скиннер быстро надел белый халат ипомыл руки. Операционная сестра помогла ему одеть перчатки. Профессор подошел кбольному. Ассистент, стоя напротив, сказал: - Что-то он мне ненравится.
        Лицо Сергея невольно перекосилось, ихмуро посмотрев напомощника, отрезал: - Замолчи.
        Физиономия ассистента стала пунцовой, нозамедицинской повязкой небыло видно. Тем временем атлетическая фигура профессора склонилась над больным.
        - Пожалуй, начнём, - мягко произнёс Скиннер, сосредотачиваясь наоперации.
        Мимолетная гневная вспышка прошла, ион стал заниматься привычным делом.
        ***
        Благин приоткрыл глаза. Изяркого тумана материализовалась смутная фигура, откоторой исходило странное сияние. Он подумал, уж неангелли это, ноочертания силуэта стали отчетливее, ион узнал склонённое над ним лицо Сергея. Как будтобы издалека доносился голос друга.
        - Антон! Как себя чувствуешь?
        Благин почувствовал сухость ворту.
        - Дай мне воды, - попросилон.
        Ему подали воду. Больной приподнял голову и, отпив пару глотков, откинулся наподушку.
        - Как чувствуешь себя? - вновь спросил Скиннер.
        Антон, уловил внимательный взгляд друга ипроизнёс: - Воздуха нехватает.
        Сергей приоткрыл окно, иосенний свежий ветер быстро наполнил помещение.
        - Ну как? - Осторожно поинтересовалсяон.
        - Достаточно. Сейчас уже лучше.
        Скиннер закрыл створку иподошел ближе кдругу.
        - Антон, ты можешь мне объяснить, что стобой произошло?
        Благин прищурился, пытаясь вспомнить.
        - Трудно сказать, толи это был сон, толи это было правдой. Кажется, я был наГлории вплену упришельцев.
        Скиннер снекоторым недоверием покачал головой.
        - Ты мне неверишь? - спросил Антон, ивего голосе прозвучали нотки волнения.
        Доктор присел рядом иласково посмотрел надруга.
        - Понимаю. Тебе нужно успокоиться.
        - Сергей, я спокоен как никогда. Прошу тебя, верьмне.
        - Ну идосталосьже тебе, - проронил доктор и, поправляя одеяло, ободряюще добавил: - Асейчас нужно спать. Сон самое лучшее средство для лечения.
        Благин поморщился. Голос его зазвучал возбужденно.
        - Сергей я должен тебе все рассказать. Они мне сказали…
        - Нет, Антон, - категорично прервал его Скиннер. - Тебе нужен отдых. Вследующий раз ты всё мне расскажешь.Спи.
        Профессор вышел изпалаты иприкрыл засобой дверь. Благин закрыл глаза ипопытался вспомнить, чтоже сним произошло. Отдельные хаотичные отрывки всплывали вголове иэтим всё ограничилось.
        Белоснежная постель действовала успокаивающе ион уснул.
        ***
        Скиннер вошел влабораторию. Окинув взглядом светлое помещение, он невольно залюбовался новым оборудованием иподозвал немолодую полноватую женщину сямочками нащеках, волосы цвета ржи лежали наеё плечах. Она проводила занятия сдвумя молодыми аспирантами. Неменьше дюжины научных сотрудников занимались делом. Одни осваивали техническую новинку, другие дискутировали, ну атретьи проводили опыты. Была обычная рабочая обстановка. Профессор, толкнул одну извнутренних дверей ипопал вдругое помещение. Следом вошла хозяйка кабинета, которая спорога заявила: - Сергей Иванович, есть важная новость.
        - Что еще случилось? - поинтересовался ученый иопустился вслужебное кресло.
        Написьменном столе лежала стопка документов, которая привлекла его внимание. Концентрируясь напоследней сводке, он заметил свежие данные, которые его привели взамешательство.
        Заведующая лабораторией осторожно придвинулась кнему.
        - Я обнаружила унового пациента отличный отобычного человека ДНК, - заявилаона.
        Профессор внезапно ощутил вголове нарастающий шум, вглазах появилась мутная пелена. Невольно тряхнув головой, он снедоверием произнес: - Раиса Павловна, это уже несмешно. Благин мой друг. Мы выросли водном дворе иучились водном классе.
        - Уверяю вас, Сергей Иванович, какие могут быть шутки. Дело обстоит именно так, - мягко произнесла хозяйка кабинета.
        Скиннер молчал. Внешне он казался невозмутимым, номозг усиленно работал. Вкабинете повисла тишина. Спустя минуту, она передала ему лист бумаги. Нечитая заключение, он потребовал образец крови. Нарабочем столе появились колбы истеклянные пластины санализами. Ученый прильнул кокуляру микроскопа. Его взору предстала непривычная среда, структура которой менялась наглазах ивоздействовала нанего особым магнетизмом. Влияние, исходившее оттуда, было разумным. Он почувствовал жжение нателе, аналице стали проступать красные пятна. Отпрянув, он воскликнул: - Что это!?
        Его взгляд был устремлен наповерхность стола, накоторой плясали кровяные шарики величиной сдесяти копеечную монету. Постепенно они увеличивались всвоем количестве ипринимали различные конфигурации, более схожие сгеометрическими формами. Сменяемость фигур стала ускоряться иизглубины послышались звуки мелодии, напоминающие нежные переливы флейты.
        - Ма-моч-ка! - воскликнула Раиса Павловна ивбеспамятстве рухнула напол.
        Скиннер почувствовал оцепенение вовсём теле. Вего подчинении оставались только ясное мышление исозерцание происходящего. Амежду тем количество шариков иконфигураций увеличивалось сгеометрической прогрессией ивскоре они заполнили верхнюю часть стола. Взрывная вспышка осветила глаза, ипрофессор повалился кногам Раисы Павловны.
        - Что здесь происходит?! - воскликнула секретарь ученого совета, входя вкабинет. Увидев ненормальную картину, она бросилась кним истала трясти тело профессора. Вскоре Сергей открыл глаза. Внедоумении он смотрел нанеё, непонимая, что происходит. Постепенно приходя всебя, профессор поспешно вскочил наноги. Вдвоём они приподняли Раису Павловну иперенесли накушетку. Сней было все гораздо сложнее, она невыходила изглубокого обморока. Предпринимаемые старания недавали результатов. Врачи оперативно отвезли её впалату интенсивной терапии.
        - Вы забрызганы кровью. Что свами произошло? - спросила секретарь, когда захлопнулась дверь.
        - Произошли какие-то странности. Немогу понять, что это было, - ответил он. - Аннушка. Уменя квам просьба. Сделайте соскобы засохшей крови смоего лица.
        - Пожалуйста, Серёжа, для вас что хотите, - мягко сказала она, разглядывая его лицо.
        Она прильнула кнему, иаккуратно вооружившись скальпелем начала свою работу. Он чувствовал её женское тело игорячее дыхание. Ему захотелось обнять ее, нореальная действительность охладила его пыл ион сраздражением спросил: - Ну, довольно, Аннушка, для исследования мне нужно совсем немного.
        ***
        Сон, это доконца неизученное состояние человека, впериод которого его тело отдыхает, однако электрические импульсы вчерепной коробке продолжают взаимодействовать между собой, затрагивая различные клетки мозга, настраивая их наопределенное психофизическое состояние, врезультате срабатывает метафизика человека, которая выплескивает внаше сознание различные видеоролики.
        Благин крепко спал после тяжелой операции, авсе то, что он несмог вспомнить наяву неожиданно пришло ему восне: он почувствовал, как огромная нежная масса обволокла его тело ивтянула всебя. Он очутился вмутной жидкости, где дышалось легко, тело обрело состояние невесомости икомфорта. Вокруг он увидел безграничное разноцветье красок, услышал звучание бесконечного множества мелодий, сменяющих друг друга, которые вземной жизни просто отсутствуют, ну аесли исуществуют, то диапазон зрения ислуха слишком ограничен рамками человеческой природы, которая непозволяет всё это видеть ислышать. Он плавал, радуясь инаполняя своё тело неземным наслаждением. Состояние эйфории продолжалось недолго, витоге волшебная жидкость выплюнула Антона изсебя, ион оказался наполу. Рядом стоял Зилор иухмылялся.
        - Ну икак получили, что хотели?
        Благин струдом поднялся, всё тело было будтобы разбито. Он чувствовал внутренний дискомфорт.
        - Ну почемуже вы меня непредупредили опоследствиях? - простонал Антон.
        - Неволнуйтесь, Благин, - ответил Зилор. - Все будет хорошо. Мы немного изменили структуру вашего тела. Через два часа вы восстановитесь ипройдете последнее испытание.
        Сон продолжался, исознание его перенеслось вдругое место. Наэтот раз он ехал вавтомобиле напредельной скорости. Он мчался навстречу огромному грузовику, ивдруг отказали тормоза…
        Антон вскрикнул иочнулся. Осмотревшись, он понял, что лежит всветлой палате один. Вдверь заглянула молоденькая медсестра, которая подошла ближе и, поправив подушку, аккуратно обтерла ему лоб отвыступившего пота. Антон попытался встать, номедсестра решительно заявила: - Больной, вы крайне слабы, увас постельный режим.
        - Позовите мне доктора, это важно, - прошепталон.
        - Хорошо, хорошо, я скажу ему, - торопливо проговорила сестра.
        Вскоре вдверях палаты появился Скиннер, который ссожалением иснескрываемым интересом смотрел нанего.
        - Прости Антоша, что я втянул тебя вэту историю, - голос его дрогнул.
        - Да, ладно, выбрось изголовы. Все это мелочи. Главное я легко отделался, - выдавил изсебя Благин.
        - Ещё раз прости меня Антон. Ксожалению, невсё так просто.
        Благин вскинул наприятеля удивленные глаза. Профессор, чувствуя засобой вину, опустил голову.
        - Понимаешь, я сам лично проверил твои анализы, - промямлил Скиннер. - Они меня поразили. Твоя кровь… ну понимаешь… вобщем, всё повторилось ровно настолько, как истем больным…
        - Ты хочешь сказать, чтоя…
        - Да, Антон, я всё тщательно проверил, ошибка исключена.
        - Ичтоже мне делать?! - воскликнул Антон.
        - Тебе необходимо домельчайших подробностей всё вспомнить. Ситуацию мы должны проанализировать.
        - Да, да, я понимаю, - торопливо пробурчал Благин.
        Скиннер пододвинул стул ближе ккровати иободряюще произнес: - Акто сказал, что являясь носителем супер-тела, все обстоит так плохо? Думаю, теперь ты попадёшь вчисло избранных людей напланете.
        - Нет, Сережа, неуспокаивай меня. Пока ещё ты сам незнаешь, какие могут быть последствия.
        - Что верно, то верно, - согласился Скиннер.
        Благин приподнялся и, усилием воли преодолев боль, присел накровать.
        - Вот так мне легче стобой общаться, - морщась, произнёсон.
        Скиннер откинулся настул иприготовился слушать.
        - Ну, атеперь излагай все попорядку. Что произошло?
        Антон вподробностях рассказал освоих приключениях ивконце добавил: - Главное очём настоятельно просил Зилор, это непредавать огласке сведения, которые нам стали известны. Кроме этого, я лично предупреждён ирискую нетолько своей жизнью, ноижизнью семьи.
        Скиннер кивнул.
        - Антон, ты только неволнуйся. Я сегодняже все материалы ликвидирую. Да они нам теперь ненужны, ведь унас есть ты исключительный образец загадки пришельцев. Своим коллегам я ничего объяснять нестану. Как говорится, нет материалов, нет идела.
        ***
        Прошло три недели. Здоровье Антона улучшилось ипришло внормальное состояние. Перед выпиской Благин зашел ксвоему другу. Скиннер писал неотрываясь.
        - Присядь, Антоша, я почти закончил.
        Через минуту доктор отбросил всторону историю болезни и, откинувшись наспинку кресла, изрёк: - Толи нам радоваться, толи печалиться. Даже незнаю, как сказать. Одним словом ты стал обычным человеком, как имывсе.
        - Это какже?! - воскликнул Благин.
        Последние серии анализов показали, твой организм восстановился. Кровь внорме, ДНК без изменений, как ираньше доэтих злоключений. Так что ты теперь унас несуперчеловек, аобычный, ноесть небольшой положительный сдвиг, твое состояние здоровья омолодилось лет надесять. Так что утебя теперь нет ни гастрита, ни гайморита, ни геморроя, ипрочей дряни. Сэтим я тебя поздравляю.
        - Акуда всё могло исчезнуть? - осведомился Благин.
        - Как сказал один персонаж изизвестного фильма - «само ликвидировалось».
        Антон улыбнулся.
        - Да, Сережа, мне кажется, что всё это было снами восне.
        - Пусть будет именно так, - согласился профессор. - Пока нас неприняли засумасшедших. Ведь унас отсутствуют прежние анализы крови иисчезли все нужные записи. Абез предоставления этих доказательств научному истеблишменту иговорить окаких - то открытиях просто смешно.
        Случайная встреча
        Проходя мимо мусорных баков, я случайно увидел своего старого знакомого, ибыл чрезвычайно удивлен. Мой бывший приятель копался вмусорном баке.
        - Сан Саныч, это ты?! - воскликнул я совершенно потрясенный. - Чтоже стобой произошло?!
        Это был исхудавший, болезненно-усталый человек одетый влохмотья. Увидев меня, он был несколько смущен отвнезапной встречи идаже испуган. Отведя всторону глаза, он простуженным голосом прохрипел: - Теперь, мое имя Бомж.
        Пристально осматривая его, я все больше удивлялся. Вид его был такой, как будтобы его вытащили измусорной ямы. Отнего исходил застоявшийся неприятный запах, откоторого меня чуть нестошнило. Мой знакомый был вполной растерянности, илишь крупные капли слез скатывались поего впалым, идавно небритым щекам. Он молчал, опустив голову. Ия понял, что он устыдился самого себя.
        - «Значит, невсе потеряно», - подумал я, авслух произнес: - Пошли сомной, Сан Саныч.
        Я двинулся понаправлению ксвоей автомашине, которая стояла припаркованная совсем недалеко. Оглянувшись, я заметил, что он несдвинулся сместа. Я вернулся и, взяв его заруку, повел кмашине, нотутже заметил, что он еле передвигает ноги.
        - Что сногами? - спросиля.
        - Михалыч. Это ревматизм, - глуховатым голосом, пробубнилон.
        Потихоньку мы дошли доавтомобиля.
        - Садись, - сказал я ему иоткрыл заднюю дверцу.
        Через минуту мы уже ехали ия, поглядывая нанего через зеркало заднего вида, вновь спросил: - Что стобой произошло?
        Я увидел, как лицо его изменилось, словно отзубной боли. Вероятно, ему неприятно было обэтом вспоминать.
        - Понимаешь, Михалыч, обманули меня, - произнёс он сиплым голосом. - Когда жена умерла, я запил сгоря. Тыже знаешь, уменя кроме неё никого небыло. Наработе были отгулы, апотом прогулы. Ну, кто такого работника будет держать, внаше-то сумасшедшее время?
        - Значит, тебя выгнали сзавода, - ссочувствием вымолвил я. - Аведь ты был ведущим инженером-электронщиком.
        - Был, да сплыл. Месяц пью, неделю работаю иопять месяц пью… Ну, вобщем, непомню как, аквартиру я пропил. Приехали какие - то парни, изадолги я подписал им все документы.
        - Выходит, необманули тебя, аты сам виноват, - заключиля.
        - Да, Михалыч. Сам виноват.
        - Икак ты думаешь дальше жить? - спросиля.
        - Всё! Дальше невижу смысла. Ты видишь, я итак едва ноги волочу, - грустно прохрипелон.
        - Сан Саныч, тебе обследоваться надо, затем подлечиться. Глядишь, всё наладится, - сказал я, пытаясь его приободрить, ноон словно отрешенный отвернулся, глядя вокошко.
        Вэто время мы подъехали кмоему дому.
        - Ого! Какие хоромы отстроил, - удивился он, испросил: - Наверное, дети ивнуки стобой живут?
        - Нет, - ответил я. - Дети ивнуки живут отдельно, ая сженой здесь обитаю.
        - Очень рад затебя. Ты всегда был практичным человеком, - просипелон.
        - Сейчас речь необо мне. Отебе нужно думать, как наноги поставить.
        Мы вошли вдом…
        Спустя два часа мой приятель вышел изванной комнаты, совершенно преобразившись. Нанём отлично сидел мой халат. Я улыбнулся ивоскликнул: - Ты нетолько посвежел, ноипомолодел!
        Было видно, что вода сделала свое дело иоживила моего приятеля. Комплекс неполноценности исчез. Лицо Сан Саныча сияло. Медленно передвигаясь, он плюхнулся вкресло возле меня. Я судовлетворением его разглядывал.
        - Первый шаг сделан, - сказал я. - Как ты думаешь дальше жить?
        - Знаешь, Михалыч, хочется жить. Вода утебя необыкновенная.
        - Вот ипрекрасно! Пока поживешь уменя. Подлечим тебя, да иотъесться надо как следует. Глядишь, имозги заработают, появится стимул кжизни. Изсвоей одежды я кое-что подобрал. Втвоей комнате лежит. Думаю, тебе будет всамыйраз.
        - Спасибо, Михалыч! Ты прямо изболота меня зауши вытягиваешь.
        - Теперь, ступай накухню. Жена тебя накормит, азатем отсыпайся, набирайся сил. Завтра утром отвезу тебя вчастную клинику, - сказал я иСан Саныч медленной, шаркающей походкой удалился.
        Вскоре подошла моя супруга иприсела рядом.
        - Ну, что там? - осведомилсяя.
        - Ест, смущается, - улыбнулась она испросила: - Что ты собираешься делать?
        - Я помогу ему. Детей унего нет, родственников тоже. Для него супруга была всё, акогда она умерла, то он потерял смысл жизни. Сорвался, ипошло, поехало… Его можно понять, - произнёс я, асам подумал: «Смогули ему помочь, хватитли терпения. Ведь усамого дел невпроворот, атут еще одну судьбу надо устраивать. Сколько разных проблем возникнет. Тебе это нужно? Идал себе зарок, что буду последняя сволочь, если непомогу Саньке!».
        Амежду тем доменя доносился мягкий голос супруги: - Вначале я его неузнала. Асейчас накухне, вспомнила. Это ведь он тогда вступился заменя. Помнишь?..
        Жена внимательно смотрела наменя, пытаясь прочитать мои мысли.
        - Конечно, помню, - ответил я, припоминая давно минувшие годы.
        Это было, когда мы были студентами, что-то ищущие, горячие головы, влюбленные инаполненные оптимизмом. Иногда сбегали свечерних занятий института натанцы. Водин извечеров натанцплощадке изрядно выпивший парень пригласил мою девушку натанец. Она отказала. Он схватил её заруку инасильно потащил наплощадку. Я вступился, нополучил сзади бутылкой поголове ипотерял сознание. Вэто время наш знакомый студент Саня заступился замою девушку иврезал обидчику. Поздно вечером неизвестные парни подкараулили Саню иподрезали. Ксчастью рана оказалась несмертельной. Саню госпитализировали, ион через некоторое время пошёл напоправку. Виновников судили, аСаня стал нашим хорошим приятелем. Сгодами, мы реже стали встречаться. Виновата вэтом была наша повседневная жизненная суета: стремление сделать карьеру, заработать деньги изабота одетях. Витоге, такая ошеломляющая встреча.
        Наследующее утро я вошел вкомнату приятеля, чтобы разбудить его. Каково было мое удивление, когда я увидел Саню плачущим.
        - Что случилось?! - взволнованно спросиля.
        - Женушка приснилась изовет меня ксебе, - всхлипывалон.
        - Её невернешь, асердце рвать ненужно. Давай собирайся, мы едем вклинику. Нас ждут, - сказал я как можно мягче.
        Через полчаса мы приехали наместо. Нас принял врач, навид лет пятидесяти седовласый крупный мужчина. Выслушав моего приятеля, он тутже организовал обследование, которое заняло неболее двух часов. Результаты были неутешительные. Полный набор хронических заболеваний, скоторыми можно бороться. Нообширная злокачественная опухоль ставила втупик все попытки кизлечению.
        - Мы всё проверим, - успокаивал врач. - Результаты анализов будут только через пару недель, итогда будет окончательно ясно, ошибаемся мы илинет.
        - Послушай, Юрий Иванович, неюли, говори правду, - потребовал я, невольно повысив голос.
        - Скажу как практик, ему осталось жить совсем немного. Организм очень изношен, наэтом фоне болезнь будет активно прогрессировать.
        Вскоре мы покинули клинику иприехали домой. Мое настроение передалось жене, хотя внешне мы старались быть веселыми. Эта искусственная наигранность, была видна. Саня отвел меня вкомнату исказал: - Михалыч, ненужно меня подбадривать. Я знаю всё. Смерти я небоюсь.
        Наступила тягостная пауза. Потом глядя вглаза, он тихо спросил: - Можно, последние дни я поживу утебя?
        Его бледное лицо ибольшие глаза смотрели наменя стаким выражением надежды, что отволнения уменя комок застрял вгорле, ия немог вымолвить ни слова. Уменя невольно навернулись слезы, ия отвёл взгляд. Мне стало жаль этого несчастного человека. Я буркнул что - то невнятное иутвердительно кивнул головой.
        - Спасибо тебе завсё, - сказал он иотвернулся.
        Невсилах сдержать себя отволнения я стремительно выскочил изкомнаты…
        Прошло два месяца. Был солнечный летний день, пели птички, илишь листва деревьев колыхалась отслабого дуновения ветра. Я сидел умогилы моего бывшего приятеля Саньки, юное фото которого глядело наменя смогильной плиты.
        «Какой это был парень!» - подумал я. «Разве впрежние времена, далибы ему пропасть? Атрудовые коллективы! Человек целый месяц без уважительной причины неходит наработу. Запил. Мозги быстробы прочистили. Да иквартира никуда неделасьбы, непосмелибы забрать разные проходимцы. Вобщем, недалибы пропасть человеку. Все были навиду, атем более ведущий инженер - заметная фигура напредприятии. Сломался человек ипотерялся всегодняшней эгоистической жизни. Иникому нет дела донего. Асколько ещё такихже несчастных людей сисковерканными судьбами бродят понашим улицам, понашей грешной земле?»
        Девушка изнашего двора
        Поезд, вкотором я возвращался изкомандировки, прибыл наузловую станцию вполдень. Я вышел извагона инаправился квокзалу. Наперронах было полно народу: одни встречали, адругие провожали - обычное дело. Вновь прибывшие люди, устремились квыходу. Мнеже спешить было некуда, потому что предстояла пересадка, иследующий поезд должен был отправиться через пару часов.
        Я медленно шел поперрону ислюбопытством поглядывал посторонам. Наглаза мне попалась седая женщина, которая навеяла наменя воспоминания опрошлой жизни.
        «Неужели та самая…», - подумаля.
        Женщина сгрустным лицом стояла наплатформе, провожая уходящий поезд. Я остановился, синтересом разглядывая свою давнюю знакомую. Она, вероятно, почувствовала мой пристальный взгляд иповернула голову вмою сторону.
        Я увидел поблекшее непервой свежести личико иморщинки, которые её старили. Наши глаза встретились. Я приветливо улыбнулся. Веё взгляде было холодное безразличие. Внешний вид, ибедное одеяние поразили меня.
        «Неузнала», - уныло подумаля.
        Амежду тем женщина пошла всторону здания вокзала. Невольно ия двинулся следом. Я шел, вспоминая давно минувшие годы иочаровательную голубоглазую девушку сбелыми косичками изнашего двора.
        Раньше компьютеров небыло имы часто сребятами проводили время наприроде: играли влапту, вгородки или впрятки; если ребят собиралось много, то вволейбол или вфутбол; ходили впоходы, авечерами возле костра пели под гитару или рассказывали анекдоты исмеялись.
        Азадорная девчонка была повсюду снами, идаже играя вфутбол, никому неуступала. Для нас она была своей пацанкой. Апотом скаждым летом мы быстро взрослели, появились нежные чувства, которые переросли впервую любовь. Издворовой пацанки, она превратилась в«белого лебедя» - прекрасную девушку вбелоснежном платье. После окончания средней школы она сразу выскочила замуж завысокого стройного красавца - выпускника военного училища.
        «Да, она нас заженихов несчитает», - обиженно говорили мы, завидуя чужому счастью.
        Судьба нас раскидала поразным городам. Атеперь я вижу, как она плетётся вялой походкой, сгорбившись иволоча ноги пожелезнодорожному перрону. Ая иду следом, непонимая, зачем? Наверное, добрая память одевчонке сбелыми косичками толкает меня идти заней. Наверное, мне хочется подойти кней испросить: Чтоже произошло втвоей жизни, милая женщина, что ты из«белого лебедя» превратилась вжалкую старуху?
        Идти пришлось недолго. Пройдя полабиринту подземного перехода ивыйдя напривокзальную площадь, я заметил, как она заторопилась квидневшемуся невдалеке небольшому рынку.
        Я ускорил шаг ичерез пару минут увидел ее возле одноногого инвалида, который стоял хмельной заприлавком ипродавал картофель. Высокий, седой мужчина вобмундировании защитного цвета снашивками оранении инаградными колодками нагруди своим низким голосом созывал прохожих. Его черты лица напомнили мне молодого офицера издалекой юности.
        Взглянув наженщину, мужчина спросил: - Ну как, проводила?
        Она вответ кивнула ивымолвила: - Уехал мой сокол ненаглядный.
        Амужчина повоенному твёрдо произнёс: - Он офицер ивармии непропадет.
        Слова мужа подействовали нанеё благотворно ипридали ей уверенность. Женщина преобразилась влучшую сторону, даже глаза засветились.
        Проходя мимо, я мысленно пожелал им здоровья. Носудя поположению, вкотором инвалид оказался, заботу отгосударства он всеже получил, да несовсем такую накоторую был достоин. Аженщина была рядом сним иподдерживала его заруку, излучая свет.
        «Вот, оказывается, какое твое счастье!», - подумал я инаправился кзданию вокзала.
        Человек сошрамом
        Много мне пришлось поездить поразным городам, где случались неожиданные встречи. Расскажу ободной изних, произошедшей вконце прошлого века. Вто время организация, где я работал, направила меня вкомандировку водин изгородов центральной России. Встаринный город я приехал поздно вечером инапривокзальной площади нанял такси. Расторопный водитель помоей просьбе привёз меня вгостиницу среднего класса, где всегда имелись свободные места. Администратор определила меня втрёхместный номер.
        Когда я поднялся насвой этаж ивошёл вкомнату, то встретил там двух мужчин: одному изних было чуть более сорока, крепкий своенной выправкой икороткой стрижкой, тёмных волос, сошрамом наверхней губе, адругой выглядел лет напятьдесят, лысеющий, полноватый мужчина смаслянистыми глазами, типичный снабженец.
        Они приняли меня приветливо ипоказали насвободную койку. Мы познакомились. Первое впечатление меня неподвело, мужчина, который был немного моложе, оказался действительно офицером, его звали Роман, авторой был коммерческим директором ликёроводочного завода, который отозвался как Виктор Иванович. Они были слегка «под градусом».
        Настоле виднелись початая литровая бутылка водки соригинальной ручкой фирменного производства иобычная закуска: варёная колбаса, нарезанная крупными ломтями, сыр, открытая банка рыбных консервов, банка маринованных огурцов ихлеб.
        Я быстро переоделся, инамеревался пойти вкафе гостиницы, чтобы поужинать. Новэто время соседи покомнате меня остановили ипригласили перекусить сними ивыпить зазнакомство. Я нестал возражать. Соседи мне понравились, ия присоединился кним, достав изпортфеля дорожные припасы.
        Вначале, разговор неклеился, нокогда мы выпили, попервой, азатем иповторой, то напряжённость спала, имы стали общаться между собой, как - будтобы знали друг друга много лет. Каждый изнас вкратце рассказал осебе, ичто привело его вэтот город.
        Моё внимание привлёк шрам налице Романа. Я поинтересовался: откуда он унего? Роман охотно рассказал отом, как он его получил. Вот его история…
        «Родился ивырос я наДальнем Востоке, вселе Новороссия рядом своенным аэродромом. Довелось мне расти без отца. Мать рассказывала, что мой отец служил техником самолета, ибросил нас, когда мне было два годика. Мать одна меня воспитывала. Напротяжении моего взросления я видел, что вжизни мамы были разные мужчины ивосновном военные. Я терпеть их немог. Каждый день я видел военных впосёлке имечтал, когдаже уеду отсюда?
        После окончания школы я поступил втехникум имне дали отсрочку отармии. Служить вармии я нехотел. Ивот однажды произошёл случай, который перевернул всю мою жизнь. После окончания техникума я приехал домой. Мать встретила меня срадостью инакрыла хороший стол. Вчесть окончания учёбы я пригласил своих друзей детства, имы хорошо отметили. Это был выходной день. Изразвлечений внашем посёлке был лишь один клуб, вкотором днём крутили кино, авечерами проводились танцы под магнитофонную музыку. Посещали клуб как деревенские парни идевушки, так ивоенные.
        Нас было семь человек имы, изрядно выпив водки, пошли вклуб. Наулице было темно, когда впереулке нам повстречались два молодых офицера влётном обмундировании. Наши деревенские ребята недолюбливали военных ииногда между ними происходили стычки. Причина была весьма банальная, местные девчонки выбирали женихов изчисла военных. Наэтот раз мои приятели окружили офицеров, изавязалась драка. Деревенских ребят было втрое больше ивоенным сильно досталось. Я стоял встороне ивдраку невмешивался.
        Потом мы двинулись вклуб, где мои приятели зашли вбуфет, чтобы продолжить выпивать. Я отказался составить им компанию, так как встретил знакомую девушку ипошёл её провожать. Отнеё я направился домой ивтомже самом переулке, где были избиты офицеры, встретил троих военных. Двое изних оказались теми самыми пострадавшими офицерами, атретий, был мне незнаком. Навид он был высокий темноволосый парень.
        Один изтех двоих выкрикнул: - «Николай, этот парень был среди них!».
        Отнеожиданности я отскочил кобочине дороги. Тот, которого назвали Николай, придвинулся ко мне ближе.
        - Парень, тебя как зовут? - спросил он, хватая меня заруку.
        Я молчал, так как отиспуга меня просто застопорило. Его лицо было хмурым инепредвещало ничего хорошего.
        - Зачто вы избили наших гостей? - требовательно спросилон.
        Я промолчал.
        Он глядел наменя спрезрением. - Так делать нехорошо, - произнёс он. - Вертолётчики прилетели кнам послужебным делам, авы их избили.
        Я их небил, - тихо ответиля.
        - Он врёт! - крикнул кто - то изтех двоих.
        - Нехорошо врать, - сквозь зубы процедил Николай исаданул меня влицо.
        Я отлетел вканаву, которая была уменя заспиной. Когда я вылез изнеё, то их уже небыло. Свыбитыми зубами иперебитой верхней губой я поплёлся домой. Мне было обидно, что я пострадал абсолютно ни зачто.
        Наследующий день, моя мать пожаловалась командиру воинской части исказала: - Какже мой сын без зубов пройдёт медкомиссию?
        Нокомандир развёл руками исообщил, что ваш сын сам виноват, ненадо было шляться вкомпании подвыпивших друзей, которые беспричинно избили офицеров. Вот заэто ваш сын иполучил. Потом командир добавил, что сегодня тот самый парень, которого назвали - Николай, улетел вкомандировку, аповозвращению мы обязательно его накажем. Аещё командир части пообещал матери помочь мне сослужбой вармии.
        Вскоре при содействии командира части меня призвали вармию, ия попал служить механиком ввертолётную часть инатот самый вертолёт, где служили те самые пилоты. Я узнал их сразу ирешил им отомстить. Долго я вынашивал эту мысль. Ктому времени меня зачислили вих экипаж бортмехаником. Вскоре я понял всю гнусность этих мыслей иотказался отмести. Абуквально через полгода я поступил влётное училище ипоокончании, которого был направлен всвою часть пилотом. Я хотел увидеть свой бывший экипаж, номне сказали, что они сгорели ввертолёте при выполнении интернационального долга. Ая занял их место вбоевом порядке вертолётного отряда. Вот такая история, братцы».
        Я внимательно слушал эту историю ибыл потрясён, ведь это были те самые пилоты, которые обратились ко мне запомощью втот самый злополучный вечер вгарнизоне Новороссия. Мне было их жаль, что они погибли иуменя невольно навернулись слёзы, которые я незаметно смахнул рукой.
        Я пытался вспомнить того испуганного паренька уобочины дороги, который невнятно мне что-то лепетал, нозадавностью лет его облик исчез измоей памяти. Теперь я смотрел намужественное лицо Романа, инавыразительный шрам налице - отпечаток отнашей неуёмной молодости.
        Диалог супругов
        Был весенний вечер. Взальной комнате находились интеллигентные иуже немолодые супруги. Он, солидный итучный мужчина расположился как всегда вкресле сгазетой вруках, аона, хрупкая как дюймовочка женщина лежала надиване ичитала любовный роман. Первым тишину нарушил супруг. Он откинул всторону уже надоевшую ему газету игрустно вымолвил: - Удивительно, номне вголову лезут всякие навязчивые мысли. Откуда они только берутся? Вот вопрос!
        Женщина внимательно посмотрела насупруга ипоинтересовалась: - Что это затакие мысли, которые тебя так волнуют?
        - Разные мысли, новсе они имеют одну составляющую.
        - Вероятно, это что-то связанное ствоим писательским делом? - осведомилась она ипереключилась начтение романа.
        Мужчина вздохнул иотрицательно покачал головой.
        - Нет, я вовсе необэтом. Мне часто приходиться задумываться освоей роли вэтой жизни, откуда я пришел икуда уйду. Моя миссия наЗемле. Меня мучает этот извечный вопрос человечества.
        Женщина невольно поперхнулась изакашляла. Он испуганно вскочил скресла, ипоспешил помочь ей приподняться. Немного придя всебя, она внедоумении взглянула нанего.
        - Утебя сголовой все впорядке? Нашел очем думать. Твои родители отебе уже подумали. Они пустили тебя наэтот чудесный свет, атвоя роль вэтом мире жить ирадоваться, любить меня иработать. Это иесть твое предназначение наземле, это твой единственный смысл.
        Мужчина скривил гримасу. Испарина выступила налбу. Он присел рядом. Достал носовой платок исмахнулпот.
        - Да, я стобой солидарен, это все понятно, ноя необэтом, - скрывая недовольство, проронилон.
        - Тогда очем ты? - пристально взглянув нанего, спросилаона.
        - Я говорю совершенно одругом. Я думаю отой иной миссии, которую должен выполнить каждый человек, пришедший вэту жизнь. Я думаю несколько глубже тех простых вещей, через которые проходит любой человек.
        Налице ее скользнула усмешка.
        - Я тебя понимаю. Ты думаешь, отом, что именно находится загранью нашего понимания? Уверяю тебя, выбрось изголовы всю эту чепуху иживи настоящим, совсем тем, что тебя окружает всегодняшней жизни, лови каждое мгновение этой прекрасной жизни ибудь этим счастлив, ибо другого тебе недано познать, - мягко промолвила она ивновь взялась залюбимую книгу.
        Мужчина нахмурился изадумчиво ответил: - Вероятно, ты права, возможно, недано познать, ноя ощущаю всебе стремление кпознанию нового, чего-то необыкновенного. Эта мысль меня гложет ежедневно иежечасно, скаждым годом усиливаясь.
        Наее лице выразилось явное любопытство.
        - Идавно это происходит стобой? - настороженно осведомиласьона.
        - Вот уже несколько последних лет я много думаю обэтом.
        Женщина прикусила губу иочем - то задумалась. Повисла тишина. Через минуту ее озарила улыбка.
        - Я полагаю, ты переутомился. Тебе надо куда-нибудь поехать иразвеяться. Хочешь, я куплю путевки наКавказ, имы отдохнем вместе где-нибудь вКисловодске? - весело спросилаона.
        Мужчина усмехнулся иотрицательно покачал головой. - НаКавказ мы поедем осенью, когда сдеревьев опадет желтая листва, - ответил он. - Сейчас весна иуменя вдохновение. Мне ещё надо написать такое, чтобы после прочтения моего произведения учитателя отвосторга голова закружилась.
        Женщина посмотрела насупруга снекоторым неудовольствием и, отвернувшись, сказала:
        - Никогда я непонимала этих графоманов. Ведь одно итоже пишут, апотом стараются найти своего читателя. Столько всего написали, кажется, что иписать - то больше нечего, даже дурно становится отвсего этого хлама. Так нет, все пишут эти господа борзописцы, лишь свое время ибумагу переводят. Критику непонимают. Каждый считает себя гением. Лучшебы направили свою умственную энергию наболее нужное общественно - полезное дело.
        Внимание женщины привлек яркий закат солнца. Взяв любимую книгу иприжав ее кгруди, она подошла кокну, любуясь красивым пейзажем. Мужчина нахмурился.
        - Ничего ты непонимаешь втворчестве. Здесь важна еще одна немаловажная составляющая, - вего голосе прозвучало явное неодобрение.
        - Ну, вдохновение я уже слышала, - вымолвила она, продолжая смотреть вокно.
        - Правильно говоришь, вдохновение усиливает желание писать иписать. Мне нравится вовсем этом деле сам процесс творческого участия, процесс создания новых образов исовместное переживание происходящих событий спридуманными героями.
        Женщина повернулась кнему ивее голосе послышались резкие интонации.
        - Новсё что ты пишет, это придуманные истории. Агдеже действительность? Где настоящие герои нашего времени?
        Пытаясь говорить убедительно, мужчина ответил: - Вот они ивыплывают изсегодняшней действительности, только вмоих романах эти образы подвергаются некоторой литературной обработке, асюжетам придается немного интриги, чтобы читателю все-таки было интересно читать. Еслиже я буду описывать нашу повседневную иунылую жизнь, наш читатель меня непоймет инавторой или пятой странице закроет книгу.
        - Выходит процесс твоего творчества переносит тебя вдругую тобой придуманную жизнь, адействительность, вкоторой ты живешь, тебя просто неинтересует, - впрежнем тоне заявилаона.
        - Возможно, ты права. Наша действительность меня мало увлекает, апоэтому, мне любопытно сосуществовать втом виртуальном мире моих придуманных героев.
        - Ивсе-таки ты неправ инаэтот раз скажу серьезно, - обратилась она, несбавляя тона. - Вначале нашего разговора ты упомянул очеловеческой миссии вэтой жизни совсеми ее вытекающими, которая тебя уже несколько лет мучает. Так вот скажи мне: разве это правильно ты поступаешь, удаляясь отдействительности? Отвечу затебя: неправильно. Тебе представилась возможность присутствовать вэтой жизни, совершить что-то доброе…. Так совершай, дерзай воимя созидания людей, анеживи придуманным миром. Твоя миссия именно вэтом заключается.
        Резкий тон супруги огорчил, нолицо его оставалось невозмутимым. Он постарался быть убедительным.
        - Позволь мне теперь сказать, я жил полвека, исделал многое, насколько это было мне доступно. Я много видел плохого, видел ихорошего. Теперь я прошел этот полувековой рубеж, имне хочется донести долюдей, все-то хорошее, что я видел вжизни, познал, ощутил ичто возможно невидел, неиспытал, непознал, нопридумал. Наверное, всолидном возрасте мы строже относимся ксебе изадаем себе вопрос. Ачто ты вжизни сделал? Ответ прост: да ничего такого, я несделал, чем можно былобы гордиться, все сделанное было обыкновенным. Собственно я делал все то, что делали ивсе люди. Учился, работал, воспитывал детей, так обычная будничная жизнь.
        Женщина поморщилась, вернулась напрежнее место иотбросила книгу всторону.
        - Ну почемуже ты рассуждаешь как скептик? Невсе так обыденно исеро было втвоей жизни, азастольные веселья зарюмочкой спиртного ивозлияния досамого утра. Адрузья? - сказала она, смягчая тон иближе пододвигаясь кнему.
        - Да все это было, как нестыдно обэтом вспоминать. Но, где они теперь? Тропинка, ведущая вих сторону, уж давно поросла мхом, ислед туда уже давно остыл. Осталось все лишь впамяти моей, - уныло произнес супруг.
        - Нашей стобой памяти, - сгрустью вголосе поправила она, инежно обнимая супруга, добавила: - Иостались одни неудовлетворенные амбиции, которые недают тебе спокойно жить.
        Мечта оГарварде
        Мечта оГарварде затмила все мысли Алёны, когда она родила сына. Ей хотелось, чтобы её сын был высокообразованным богатым человеком ибыл вхож вэлиту современного общества. Поэтому, когда сынишке исполнилось три годика, она записала его наразные подготовительные курсы, чтобы сним занимались учителя иразвивали его интеллектуальный уровень. Занятий было множество ивот дедушки, бабушки, муж иона сама попеременно водили дорогого сына ивнука наэти самые занятия. Результаты обучения незаставили себя ждать ивскоре появились положительные результаты. Мальчик действительно всё схватывал налету, был умненьким иприлежным, аиногда откалывал такие номера, смысл исодержание которых ставили втупик взрослых, потому что были несвойственны детям его возраста. Иименно это вдохновляло хрупкую навид, ноэнергичную, симпатичную Алёну кактивным действиям, цель которых заключалась втом, чтобы накопить много денег для того чтобы сынишка, когда вырастит смог учиться вГарварде.
        Достаток всемье Алёны был средним: она работала бухгалтером, муж был вчине майора ислужил ввоенном институте, аих родители относились кобычной интеллигенции иработали, кто врачом, кто преподавателем, акто простым инженером. Соответственно большими деньгами там непахло.
        Муж Алёны поимени Дмитрий медвежьего вида положительный вовсех отношениях семьянин рано утром уходил наслужбу, авечером вовремя возвращался домой. Он много уделял времени жене иединственному сыну. Навсякие иные дела: рыбалка, охота, гаражные посиделки ипрочее, времени унего нехватало.
        Сынишка Ванечка хорошо развивался, имысль оГарварде Алёне недавала покоя. Когда муж Дима приходил сработы, она садилась рядом исмотрела нанего.
        - Надо вжизни что-то менять, - твердила она. - Чтобы Ванечке учиться вГарварде, нам просто необходимо собрать большие деньги. Мы обязаны обеспечить его будущее. Изтвоей нищенской офицерской зарплаты мы несможем этого сделать.
        Дмитрий слушал её ипожимал массивными плечами.
        - Агде я их возьму? - низким тоном недовольно бурчал он. - Ну непойдуже я набольшую дорогу грабить людей.
        Энергичную Алёну ответы мужа неудовлетворяли.
        - Какой ты увалень, - говорила она. - Все мужчины стремятся где-то подработать, чтобы обеспечить семью, аты нехочешь. - Иона стала перечислять семьи военнослужащих, где мужья находили лазейки, чтобы заработать дополнительные деньги. - Аты ведь нехуже их, ия надеюсь, ты сможешь заработать Ванечке наГарвард.
        Дмитрий хмурился после таких разговоров иуходил всебя. Он много думал, нодаже непредставлял где настороне можно заработать, ведь он целый день занят наслужбе, авырваться днем невозможно. Акроме этого, ему как офицеру запрещено было заниматься бизнесом. Вслучае если он будет замечен вэтом, то занарушение требований контракта будет немедленно уволен.
        Алёну раздражало его медвежье упрямство, иона находила всё новые слова, вновь приводила примеры ипилила его ежедневно. Даже когда ложились спать, Алена неунималась.
        - Ну что мне идти самой подрабатывать уборщицей? - убеждая его, всхлипывала она. - Так я пойду туалеты мыть. Пусть тебе будет стыдно перед людьми.
        Шли дни, недели… Дмитрию надоели одни итеже разговоры жены, и, он стал позже возвращаться домой. Впоисках дополнительного заработка он познакомился скакими-то двумя братьями, которые под заказ пригоняли изЕвропы подержанные иномарки. Их звали Макс иГанс Шипиловы. Они предложили ему быть их посредником пореализации автомобилей ссоответствующей долей. Дмитрий согласился наих условия иактивно стал предлагать своим знакомым иномарки поприемлемой стоимости. Закороткое время спрос надешевые поцене, ноприличные повиду иномарки стал увеличиваться. Люди платили небольшие деньги ивскоре получали дорогой автомобиль. Желающих людей получить хорошую иномарку подешевой стоимости стало больше ибратья Шипиловы стали пробуксовывать: кому - то привезли автомобиль нетот, который он заказывал; другому вообще привезли сбольшой задержкой; атретий затакие небольшие деньги соглашался ждать свою иномарку хоть полгода ну ит.д.Контингент желающих задешево приобрести первоклассную машину рос изо дня вдень идоверчивые люди стали отдавать кровно нажитые деньги зарасписку наклочке бумаги.
        Дмитрий, подключившись посредником вэту схему, небыл обделен. Он брал деньги сжелающих иметь чудо техники, писал им расписки запринятые деньги, моржу оставлял себя, аостальное передавал братьям Шипиловым.
        Алёна была наседьмом небе отсчастья. Наконец-то ее муж стал хорошо подрабатывать настороне. Теперь она знала, что ее любимый сын обязательно будет учиться вГарварде. Иона вэтом видела только свою заслугу, еслибы она каждый день некапала ему намозги, да разве он смогбы так хорошо зарабатывать.
        Сбольших барышей они стали чаще ездить наотдых, то вЕгипет, то вКрым, ато ипросто вЕвропу. Икак-то Алёну осенило, анеобновитьли им свой «автопарк», да ипапеньке - обыкновенному врачу Кирилл Степановичу тоже немешалобы иметь солидный внедорожник. Немного нехватало денег, ноэто небеда под такой оборот можно взять кредит итогда им пришлось поднапрячь маму Димы, Софью Павловну - экономиста сбольшим стажем. Быстро успели оформить кредит, иДима отнес купюры задва внедорожника братьям Шипиловым, ибез всякой нато расписки отдал надоверии, ведь дело-то общее делаем. Какие могут быть расписки?
        Ивот подошел очередной отпуск. Алёна сДимой исыном Ваней поехали вАмерику поглядеть тот самый Гарвардский университет вгороде Кэмбридж, штат Массачусетс. Конечно, всё их там шокировало иобрадовало. Смечтами обудущем их сынишки, счастливые иотдохнувшие они вернулись домой.
        Адома их ждала новость. Братья Шипиловы пропали вместе сденьгами внеизвестном направлении. Следователь сообщил, что неШипиловы они вовсе инедобропорядочные коммерсанты, акрупные автомобильные мошенники, гастролирующие поразным городам впоисках доверчивых «умников» желающих закопейки купить крутую иномарку. Ивот натаких «бизнесменов» нарвался наш доверчивый майор.
        Азаказчики, почувствовав неладное, начали приходить домой кДмитрию иАлене и, потрясая расписками стали требовать свои кровные. Азатем наступила расплата: было возбуждено уголовное дело, появились гражданские иски всуде овозврате денег пораспискам, арест имущества, увольнение изармии ит.п.И, Алене уже было недоГарварда.
        Астральный филантроп
        Заслуживает упоминания случай произошедший десять лет назад вгороде Ливенске. Мужчина средних лет приятной внешности поимени Егор успешно вел свой бизнес, связанный савтомобильной техникой. Унего была счастливая семья: красивая жена идочь десяти лет отроду. Доход семьи поместным меркам был сравнительно высокий. Егор мог позволить себе три - четыре раза вгод ездить наотдых вЕвропу. Он любил деньги, зато, что они предоставляли ему финансовую независимость, скрашивали его жизнь ижизнь близких ему людей. Чтобы зарабатывать хорошие деньги, надо было поддерживать бизнес процветающим. Ему приходилось часто проводить время впоездках. Егор выезжал надальние расстояния заочередной иномаркой для перепродажи. Постоянные командировки изматывали, ноон был полон сил иэнергии, апоэтому после каждой такой поездки быстро приходил внорму. Чувствовалась его прежняя офицерская закалка вармии, которой он отдал семь лет службы. Там он встретил девушку, которая работала вобщественной организации изанималась благотворительностью: помогала бедным инуждающимся. Он её полюбил иженился наней. Жизнь сложилась так, что ему
пришлось уволиться изармии.
        Жену он сильно любил, апоэтому старался ей неизменять. Новы все знаете наших успешных мужчин, где-то настороне унекоторых изних обязательно появится какая-нибудь смазливая девица. Водин издней, Егор, обмывая очередную успешную сделку вресторане, который находился рядом сего офисом, встретил такую красотку.
        Эта девица всвоей жизни неодин раз обманутая ипрошедшая через аборты была обозлена навесь белый свет. Она находила успешных добропорядочных мужей ипо-своему сводила сними счеты. Акогда мужчина хмельной, его обвести ей труда несоставляло. Одного такого положительного мужчину вовсех отношениях иснемалыми деньгами, она заприметила вресторане.
        Выпивка спартнерами затянулась допозднего вечера. Егор наэтой сделке скомпаньонами заработал столько денег, что могбы обеспечить жизнь своей семье нацелый год. Он был счастлив. Впериод застолья он воздерживался отвыпивки, повторяя: - Я зарулем, я зарулем …, но, вконце концов, его уговорили… ион влил всебя первую дозу алкоголя. Уговорила его та самая смазливая девица, которая умела найти ключ ксердцу любому мужчине. Также она убедила выпить второй бокал, и, подсыпала туда нечто такое, отчего Егор перестал адекватно воспринимать происходящее. Девица тем временем увела его ксебе домой.
        Когда Егор вышел отнеё, то чувствовал себя негодяем. Унего кружилась голова, ноон сел заруль, ипоехал домой.
        Света - жена Егора, ждала его допоздней ночи. Она звонила ему намобильник, ноон трубку небрал. Почувствовав, что-то неладное, она уложила дочь спать и, пошла искать мужа. Была поздняя ночь. Машин надороге почти небыло. Она стала переходить улицу попешеходному переходу. Внезапно из-за поворота выскочила автомашина набольшой скорости иеё зацепила. Она упала наасфальт иударилась головой. Автомобиль остановился, изнего выскочил Егор иподбежал кней.
        - Света! - воскликнул он, совершенно потрясённый.
        Она открыла глаза иувидела мужа, откоторого исходил запах спиртного.
        - Егор. Зачем ты пьешь зарулем? - лишь успела спросить она изамолкла.
        Егор взял ее наруки, переложил назаднее сиденье машины, иумчался вбольницу.
        Врачи боролись зажизнь Светы, нотравма головы была настолько сильна, что она умерла наоперационном столе.
        После похорон Егор замкнулся всебе, проклинал тот день ичас, когда пьяным сел заруль. Он ненаходил себе покоя, плакал ирыдал ночами. Ведь он очень любил жену. Атут ещё уголовное дело, возбужденное против него (Наезд напешехода впьяном виде повлекшая смерть). Периодически его вызывали кследователю.
        Шли дни, недели, Егор потерял всякий интерес кжизни, наработу неходил. Он похудел, засобой неследил. Дочь унего забрали родители жены. Он остался один ибыл ни кому ненужен. Друзья ипартнеры отнего отвернулись. Состоялся суд, иего приговорили клишению свободы сроком напять лет сотбыванием наказания вколонии поселения.
        Находясь вколонии, Егор много думал ожене икак-то восне она ему приснилась. Ипотом она приходила кнему часто вбессознательных снах. Ноутром он мало что помнил. Егор много читал и, однажды ему попалась наглаза интересная книга, прочитав которую он уяснил: «Вкаждом человеке скрыты способности, благодаря которым можно непосредственно ознакомиться сневидимым миром ивсем, что следует после смерти, получив оних такоеже чёткое иподробное представление, какое унас обычно создается обокружающей физической жизни».
        Егор осознал главное, что каждый человек, кроме тела физического имеет астральное тело. «Человек отделяется отсвоей физической опоры ипользуется астральным телом нетолько после смерти; это имеет место каждый раз, когда он засыпает, хотя связь между двумя телами непрерывается, ион может, поэтому без труда возвратиться нафизический план. Посути дела сон физического тела иявляется следствием отделения астрального, ибо, разумеется, спит несам человек, атолько его тело».
        Именно это осознание дало ему надежду навстречу сженой вастральном мире. Нодля этого необходимо было знать методику иумение владеть техникой перехода вастрал.
        Егор отбыл наказание отзвонка дозвонка ивернулся всвою квартиру, закоторой присматривала его мать. Прошедшие годы вкорне изменили личность Егора, это был человек ссовершенно другим мировоззрением.
        Сженщинами Егор невстречался, так как продолжал любить только жену, перед которой был виновен. Вдрузьях ипартнерах он ненуждался. Егор неработал, так как унего еще оставались средства от«прошлой жизни», чтобы жить скромно. Он много читал, размышлял, сидел закомпьютером, что-то выискивал винтернете. Вскоре он стал усиленно заниматься йогой. Часами сидел впозе лотоса имедитировал. Эти занятия ему давали возможность достичь своей цели - попасть вастрал. Конечно, это звучит для простого обывателя фантастично, но, тем неменее, это так. Обэтом много написано ивоспроизведено винтернете практиками астрала. Овладев определенными знаниями идостаточно несложными упражнениями, Егор развил всебе способность выходить вАстрал, где он имел возможность осознанно встречаться сдушами умерших людей. Теперь он почти каждую ночь виделся там сосвоей женой.
        Светлана при жизни старалась помогать бедным людям, брошенным детям иинвалидам, апосле своей смерти обретя астральный контакт смужем, ииспользуя его как посредника, продолжала слюбовью заботиться онуждающихся людях иего направлять потомуже пути.
        Егор стал вновь зарабатывать прежней работой. Часть денег он оставлял себе идочери, аостальную часть раздавал бедствующим людям.
        Егор выискивал нуждающихся бедных ибольных людей, укоторых небыло близких родственников идрузей, которые моглибы им помочь. Он помогал деньгами, делом, апорой идобрым словом. Эта тяжелая работа воимя любви, милосердия ипомощи ведется посегодняшний день. Егор прошел через трудную колею испытаний, прежде чем вернул свою любовь, инашел свой путь определяющий смысл жизни.
        Бездомный мальчик
        Пасмурный вечер. Небо затянуло хмурыми облаками. Приближающиеся грозовые раскаты будоражили провинциальный город, держа внапряжении жителей. Горожане после дневной суеты впредчувствии плохой погоды попрятались всвои жилища иснастороженным любопытством наблюдали заприродой, которая инедумала шутить. Улицы опустели. Грозная стихия назревала, как гнойная рана, собираясь вылить свое возмущение налюдей. Казалось, еще минута ибунт природы сметет все вокруг. Обыватель еще надеялся насвое извечное «авось пронесет». Ногнев Создателя был настолько велик, что Он инедумал шутить, наказывая горожан своим единственным оружием - разрушительной стихией. Сверкнула яркая, навсе небо молния, осветив все вокруг, игрянул раскатистый гром. Наминуту все замерло.
        Отец Михаил перекрестился, глядя вокошко, истал усердно молиться, призывая Всевышнего простить грехи мирян иненаделать бед своим ураганом, ибо слаб человек перед могущественной разрушительной силой иопасным оружием Создателя. Однако, неслушая мольбы священника, коварная стихия взорвала своим ураганным дождем тихий город.
        Неожиданно отец Михаил увидел хрупкого мальчика, который, необращая внимания набуйство природы, уныло плелся помостовой старой улочки. «Видно, большое горе постигло этого отрока, ибо он безразличен кгрозной стихии», - подумал священник.
        Мальчик шел поулице, ислезы вперемешку сдождем ручьем скатывались поего впалым щекам. Насквозь промокший, он медленно передвигал ноги, необращая внимания навозмущение природы, которое творилось вокруг. Наконец улица привела его наокраину города. Мальчик остановился внерешительности и, незная, куда идти дальше, огляделся. Впереди был небольшой овраг, позади накраю улочки виднелся глухой забор монастыря ивозвышающийся над ним собор Архангела Михаила. Мальчик увидел беседку около монастыря инаправился кней. Стены монастыря икрыша над головой были единственным прибежищем вокружающем промокшем мире. Он вошел вукрытие, присел наскамеечку и, съежившись, впал взабытьи.
        Неожиданно холод исырость пропали, исознание его очутилось внеземной сказочной стране. Там было яркое солнце иголубое небо, цвели сады ипели птички. Там была мама, которая улыбалась ему иговорила: «Милый мой Андрюша, негрусти, втвоих видениях я буду приходить ктебе часто. Главное, знай, ты послан творить добро воимя созидания имира. Я верю втебя».
        Образ матери сменился образом Пресвятой Богородицы, которая коснулась рукой…
        Мальчик очнулся отприкосновения иоткрыл глаза. Перед ним стоял священник, который обрадовано воскликнул:
        - Слава Пресвятой Богородице! Очнулся!
        Мальчик осмотрелся и, осознав, где он находится, прошептал:
        - Я хочу есть.
        - Милости прошу, отрок, внаш монастырь. Тебя ждет теплый приют ипища, - вымолвил отец Михаил.
        Они вошли вмонастырские ворота. Священник отвел его накухню, где мальчик утолил голод, азатем батюшка проводил гостя вотдельную келью.
        Наступило утро. Уже закончился дождь, ноэто было временное затишье. Грозовые облака несобирались расходиться, они как небесная кара кружились над городом ивыжидали своего часа, чтобы всей дождевой мощью ударить нагрешных мирян.
        Часть горожан утонула вразврате истяжательстве, извергают изсебя корысть изависть. Бедные иобездоленные люди никому ненужны, многие изкоторых обнищали ипревратились вотбросы общества, стали бомжами. Происходившие перемены напоминали «пир вовремя чумы». Демагоги своими речами замутили головы бедных обывателей, ибо насловах одно радение, анаделе присутствует уныние. Забыто милосердие. Уже сама природа возмутилась. Небесная кара, как дамоклов меч, висит над ними, как будто предупреждая: «Остановитесь, люди, ибо час возмездия наступит, нобудет поздно».
        Иэтот час, как момент истины, приближается.
        Вдверь постучали. Недождавшись ответа, вошел отец Михаил. Мальчик спросонья тревожно посмотрел нанего. Священник улыбнулся итихим голосом пригласил следовать заним. Они прошли покоридору, миновали монашеские кельи ивошли втрапезную. Задлинными столами наскамьях сидели братья. Священник вслух прочитал молитву, братья перекрестились ипринялись затрапезу. Пища была вкусная. Мальчик сбольшим удовольствием позавтракал, перекрестился ивышел из - застола.
        Отойдя всторонку, мальчик стал терпеливо дожидаться отца Михаила. Когда трапеза закончилась, все братья дружно встали ипроследовали каждый посвоим делам. Священник Михаил подошел кмальчику иласково спросил:
        - Как твое имя, отрок?
        - Андрей.
        - Где ты живешь?
        - Застарой площадью.
        - Агде твои родители?
        - Они умерли.
        - Асейчас скем ты живешь?
        - Сотчимом, - ответил мальчик изаплакал.
        Отец Михаил, растрогался, вытащил изкармана носовой платок ивытер лицо Андрея.
        - Он тебя выгнал издому? - тихо осведомился священник, еще надеясь, что это нетак.
        - Да, - всхлипывая, вымолвил мальчик. - Вчера они… он иего новая жена закрыли дверь именя невпустили. Я продрог, апотом ушел…
        - Да, дела неважные. Значит, твои вещи остались вдоме?
        Мальчик уныло кивнул.
        - Неогорчайся славный отрок. Я тебя вобиду недам, - ободряюще обнадежил священник.
        Улыбка скользнула налице мальчика.
        - Ну, вот иславно! - обрадовано воскликнул священник. - Поживешь вмонастыре, ая пока разберусь ствоими делами. Атеперь, отрок Андрей, пойдем затвоими вещами, проводишь меня дородительского дома.
        Они вышли измонастыря инаправились постарой улочке кцентральной части города. Спустя четверть часа они приблизились кплощади. Священник посмотрел намальчика и, ласково, спросил:
        - Ну, отрок, помнишь это место?
        - Да, это старая площадь города.
        - Верно! Часто бывал здесь?
        - Бывал, когда мама была жива.
        - Дорогу кдому отсюда найдешь?
        - Конечно, найду.
        - Тогда веди, отрок, ксвоему дому.
        Мальчик уверенно зашагал поодной изулиц, которая примыкала кплощади. Было хмурое утро, нолюдей наулице было много. Основная масса горожан спешила наработу. Улицы были переполнены транспортом. Начавшаяся ранняя суета вносила определенную нервозность вдействия обывателей города. То там, то здесь раздавались возмущенные реплики граждан, недовольных теми или иными действиями сограждан, которые негативно заряжали окружающий мир. Нервный ивозмущенный обыватель струдом добирался досвоего рабочего места. Прежде чем приступить кработе, ему нужно было еще несколько минут, чтобы прийти всебя откошмара, который пришлось претерпеть впоездке наобщественном транспорте, набитом людьми доотказа. Еслиже обыватель был человеком достатка иунего был личный автомобиль, то ему приходилось почти накаждом перекрестке попадать впробки то из-за неработающего светофора, то из - зааварии, ато ииз-за нерадивости дорожных специалистов, которым именно вчас пик потребовалось ремонтировать дорожное полотно. Ввоздухе витал дух напряжения.
        Мальчик исвященник продолжали идти ксвоей намеченной цели, изредка обращая внимание наокружающих людей. Сверкнула молния, послышались раскаты грома. Воздушная атмосфера постепенно наэлектризовывалась. Наконец они свернули впереулок. Мальчик движением руки показал нанебольшое деревянное строение.
        - Вот он, этот дом, - вымолвилон.
        Сверкнула яркая молния, раздался оглушительный гром. Земля под ногами зашевелилась. Священник был напуган буйством природы, истал усердно молиться, прося прощения завсе прегрешения мирян. Вновь яркая вспышка озарила небо, намиг стало светло. Огненная стрела Прометея поразила дом, ион загорелся. Огонь стремительно охватывал жилище. Крупные языки пламени беспощадно пожирали деревянное строение, оказавшееся жилищем бездушных людей, анеместом милосердия.
        Отец Михаил кинулся кближайшему дому, оповещая соседей онесчастье. Выскочили люди сведрами, приехали пожарники, нобыло поздно. Деревянный дом, как спичка быстро догорал наглазах огнеборцев иприсутствующих людей, которые всеми силами пытались потушить пожар.
        Мальчик откровенно плакал, ему было жаль сгоревших людей.
        Отец Михаил смахнув слезу горестно вымолвил: - Какое несчастье.
        Когда дом догорел, священник по - отечески обнял мальчика иобнадеживающе проговорил: - Пока поживешь среди братьев. Всё будет хорошо.
        Взяв Андрея заруку, он повел его вмонастырь. Отец Михаил понимал, что мальчика послала ему сама судьба или Матерь Божья Пресвятая Богородица.
        ***
        Священнику Михаилу невезло. Небыло унего сматушкой детей. Новдруг удача! Господь, кажется, повернулся вего сторону, прощая ему прежние грехи. Агрехов унего было много, особенно вчеченской военной компании. Тогда он выполнял приказ. Поистечении многих лет, он стал понимать, что это неправильно, когда себе подобные люди, даже если это непримиримые враги, убивают друг друга. Если ты божественное создание, человек разумный, этого недолжно быть впринципе. Теперь, замаливая грехи, он отдавался служению Богу илюдям.
        Священник Михаил жил совместно сосвоей женой матушкой Марией внебольшом каменном доме вблизи монастыря. Дом окружал огромный сад, вкотором они часто проводили время. Жили они тихо, мирно, небыло между ними обид иупреков. Они суважением ипониманием относились друг другу, жили влюбви исогласии, соблюдая Божьи заповеди. Дом был «полной чашей», нолишь одного им Господь недавал - вдоме небыло детского смеха. Обошел их Создатель своею милостью, недал Бог детей. Так ижили, отец Михаил иматушка Мария.
        Отец Михаил понял, что Господь смилостивился ипосылает ему надежду счастливой семейной жизни. Понравился ему этот несчастный мальчик, который вдесять лет пережил тяжелые потрясения. Он решил бороться занего исоздать ему уют материнского тепла, отцовской любви исемейного счастья. Невсе так легко ему давалось, ноупорные хлопоты поразличным инстанциям принесли свои плоды.
        Отец Михаил привел мальчика всвой дом. Матушка Мария насмотреться нанего немогла, незнала, чем угодить. Вскоре поняла, что сильная любовь кребенку недолжна мешать правильному воспитанию. Воспитание должно быть умеренно строгим, повсем канонам библейских заповедей. Вот тогда изотрока выйдет настоящий человек, которым можно гордиться. Так под приглядом, исходя издушевной теплоты инравственной чистоты, врамках умеренной строгости мальчик стал «жить поживать иума наживать».
        День заднем, месяц замесяцем мальчик Андрюша взрослел ипонимал, каких замечательных людей - новых родителей подарила ему судьба или Матерь Божья Пресвятая Богородица.
        Порча
        Студентка педагогического университета Аня полюбила курсанта Ивана извоенного института. Через месяц они расписались. Вскоре Иван получил офицерские погоны иуехал кновому месту службы. Аня оказалась беременной иосталась дома уродителей.
        Мать Ивана - Зоя Игоревна была против женитьбы сына наэтой девушке, потому что приглядела для своего чада дочь генерала. Она пыталась разлучить сына сАней. Иван разводиться нехотел. Итут Зою Игоревну достает другая новость: новоиспеченная невестка родила сына. Тогда она обратилась ктемным силам испомощью колдовства навела нанеё порчу.
        ***
        После продолжительного академического отпуска Аня впервые посетила занятия вуниверситете. Когда она вернулась ипереступила порог квартиры, то услышала плач своего ребенка. Её встретила седоволосая бабушка Лена, саристократическим лицом, хрупкая навид, носбольшой энергией.
        Лицо Ани было озабоченным.
        - Почему он плачет? - спросилаона.
        Бабушка сгрустью глядела навнучку. - Нехочет детскую смесь, просит грудное молоко.
        Аня сняла ссебя верхнюю одежду.
        - Я вовремя пришла, - вымолвила она. - Как он спал?
        - Посравнению совчерашним днём немного лучше, - ответила бабушка, успокаивая тем самым свою внучку.
        Аня вбежала вспальную комнату иувидела сынишку, который находился наруках мамы - Веры Яковлевны, пятидесяти лет, навид полной приятной женщины, срусыми волосами. Она сидела настуле рядом сдетской кроваткой ипыталась засунуть врот младенцу соску смолочной смесью, нокарапуз выплевывал ихныкал.
        Рядом стоял папа Ани - Федор Степанович, шестидесяти лет, небольшого роста, крепкого телосложения. Добродушное улыбчивое лицо смотрело навнука.
        - Он титьку хочет! - пробурчал он. - Авы кормите моего внука всякой ерундой.
        Вера Яковлевна сердито посмотрела намужа.
        - Ладно, ибез тебя знаем, ступай, - сказала она, передавая младенца Ане. - Сейчас дочь будет кормить твоего ненаглядного внука.
        Федор Степанович ухмыльнулся идовольный поплелся ксвоему любимому креслу.
        Аня, расположившись надиване, кормила ребенка. Младенец присосался кгруди матери. Федор Степанович сидел вмягком кресле ичитал книгу, изредка украдкой поглядывая надочку. Аня очень мила, умна инаходчива, иесли уж бралась закакое-нибудь дело, то всегда доводила доконца. Аня была красивой темноволосой женщиной среднего роста. Её красота, особенно карие глаза, всегда излучали добрый свет. Акогда она глядела наребенка, улыбка появлялась наеё полных губах.
        Покормив младенца, она положила его вкроватку. Малыш уснул. Аня вновь присела надиван иеё лицо переменилось. Отсутствующий взгляд был направлен вугол комнаты, ився она сейчас выглядела такой несчастной иодинокой, как могут выглядеть только люди, брошенные всеми инавсегда.
        Наступил вечер. Ребенок спал вкроватке. Аня уже сидела застолом, читая учебное пособие. Испытывая состояние недомогания ижар вовсем теле, она взяла состола градусник ипомерила температуру.
        Вкомнату заглянула Вера Яковлевна.
        - Ну как малыш? - осведомилась она и, видя болезненное состояние дочери, подошла кней.
        - Что стобой, дочь? - спросила она, иприслонила ладонь кее голове. - Ты вся горишь. Немедленно ложись впастель.
        Аня поспешно разделась илегла вкровать, аВера Яковлевна позвонила потелефону ивызвала неотложку.
        Автомашина «скорой помощи» приехала быстро. Молодой врач осмотрел Аню ивыписал необходимые лекарства.
        - Унее ОРЗ, - заявил доктор ипорекомендовал дополнительное лечение народными средствами.
        Вера Яковлевна была чрезвычайно обеспокоена.
        - Какже теперь быть, доктор? - спросила она. - Ведь унее ребенок. Можноли его кормить грудным молоком?
        Врач кивнул.
        - Кормить грудью можно, - собираясь уходить, ответил он. - Смолоком матери ворганизм младенца проникают антитела, повышающие его сопротивляемость кболезни.
        Вера Яковлевна проводила врача инемного успокоилась.
        - Всё будет хорошо, доченька, неволнуйся, - ободряюще вымолвила она. - Вот видишь, для ребенка это никакой опасности непредставляет. Сейчас я сбегаю ваптеку икуплю всё, что прописал врач. Атебе необходимо принять молоко смёдом ивыспаться. Это самое хорошее лекарство.
        Когда мать ушла, Аня уснула. Ей снилось, как она плывет влодке. Небо потемнело, акругом буйствует морская стихия. Ураган бросает лодку содной волны надругую. Она уцепилась засиденье, боясь выпасть заборт. Пальцы побелели отнапряжения исилы были уже наисходе, ашторм все усиливался. Волны ссилой ударяли оборт хрупкой посудины. Аня пыталась кричать извать напомощь, нонемогла. Все тело онемело, аязык отнялся. Где-то внутри возникла адская боль. Штормовая волна обрушилась налодку итемная бездна её поглотила. Сквозь пучину она увидела злобное лицо свекрови, возле которой плясали бесы.
        Аня очнулась поздним вечером. Рядом накраешке кровати сидела бабушка Лена.
        - Ой! Анечка пришла всебя, - радостно вымолвила старушка. - Вера, Верочка, - негромко позвала она свою дочь.
        Вкомнату вбежала Вера Яковлевна, азаней тутже появился Федор Степанович. Мать приблизилась кдочери.
        - Анечка, ты вся бледная, - стревогой вголосе проговорила она. - Как себя чувствуешь?
        Аня сгрустью смотрела намать.
        - Мамочка, уменя все внутри болит, - слабым голосом ответила она. - Мне плохо.
        Вера Яковлевна приготовила несколько таблеток.
        - Навот, выпей, - произнесла мать и, приподняв спастели дочь, одну задругой сунула ей врот несколько таблеток, дав при этом запить водой.
        Вера Яковлевна взяла полотенце иосторожно обтерла лицо ишею дочери отвыступившего пота.
        - Доченька, ты совсем ослабела, - сказала мать. - Сейчас я вызову неотложку. Думаю тебе надо обязательно лечь вбольницу наобследование. Если внутри болит, значит что-то серьезное, сэтим шутить нельзя.
        Аня, несоглашаясь срешением мамы, покачала головой.
        - Нет, я немогу, - ответила она. - Акакже ребенок? Мнеже кормить надо.
        Здесь вразговор вмешалась бабушка Лена.
        - Внученька, болезнь дело серьёзное, авдруг осложнение, - дрогнувшим голоском вымолвила она. - Что мы тогда будем делать? - Бабушка заплакала.
        Вера Яковлевна недовольно взглянула насвою мать.
        - Ну, хватит мама, - всердцах выпалила она. - Ненагнетай тоску. Что - то надо делать?
        Вера Яковлевна отволнения покраснела итутже нераздумывая, подошла ктелефону, взяла справочник ипорылась внём. Она нелюбила новое чудо современной связи - мобильники. Всегда пользовалась обычным домашним телефоном. Вера Яковлевна набрала нужный номер истала ждать, когда надругом конце возьмут трубку.
        - Петр Васильевич, здравствуйте, это Вера Яковлевна! - произнесла она. - Мне свами необходимо встретиться. Дело срочное, касается моей дочери.
        Надругом конце что-то ответили иВера Яковлевна, бросив трубку, быстро умчалась.
        Амежду тем, Аня вновь впала вполузабытьи. Рядом находилась бабушка Лена, которая тихо плакала, переживая завнучку. Вдругой комнате Федор Степанович читал книгу, иногда бросая мимолетный взгляд намалыша, который сопел ипохныкивал вдетской кроватке.
        Вскоре пришла Вера Яковлевна исообщила, что при содействии Петра Васильевича, Аню обследуют именитые местные доктора.
        Ночь была беспокойная: малыш то идело плакал, состояние здоровья Ани ухудшалось. Остальные члены семьи спали плохо, попеременно дежуря упастели больной иукроватки младенца.
        Утром приехала карета скорой медицинской помощи иувезлаАню.
        Прошло двенадцать дней.
        Вечером все собрались дома заисключением Ани. Бабушка Лена, Федор Степанович сидели застолом вкухонной комнате ислюбопытством глядели наутомлённую ирасстроенную Веру Яковлевну, которая устало произнесла:
        - Врачи ничего утешительного немогут сказать. Аню полностью обследовали. Сегодня прошел консилиум опытных специалистов. Они немогут определить диагноз болезни. Анечке совсем плохо, унее болят все внутренности, новоспаления иопухоли нет. Ей периодически делают капельницы иобезболивающие уколы. Врачи разводят руками. Завтра ее выписывают. Что делать вэтой ситуации ума неприложу?
        Федор Степанович закурил отволнения.
        - Как это они немогут определить диагноз ипочему выписывают? - нескрывая раздражения, спросил он. - Пусть приглашают специалистов изМосквы.
        Лицо Веры Яковлевны покрылось пятнами.
        - Вот ты пошелбы ипоговорил сними, - резко оборвалаона.
        Потом взяв себя вруки, мягко вымолвила: - Врач звонил вМоскву. Там сказали вся надежда наее молодой организм.
        Лицо Федора Степановича исказилось отнегодования.
        - Значит, ее выписывают, чтобы она умирала дома, - возмущенно произнес он. - Агдеже милосердие? Где «клятва Гиппократа»? Это полное безобразие.
        Вера Яковлевна приняла таблетки, запив минеральной водой.
        - Усамой сердце ходуном ходит, так ивыскочит, - сволнением произнесла она. - Когда я выходила изотделения больницы, меня остановила пожилая медсестра исказала: - Неиначе, как сглазили вашу дочь, или навели порчу. Советую найти сильную бабку.
        Федор Степанович перестал курить изатушил окурок впепельнице.
        - Так, где можно найти такую бабку? - снадеждой спросил он. - Я вжизни оних неслыхивал. Да икому нужно порчу наводить нанашу Аню. Она вжизни никому неделала плохого. Живет, словно одуванчик. Зачто ей такое испытание?
        Бабушка Лена кормила молочной смесью младенца издетской бутылочки ивнимательно слушала диалог между дочерью изятем. Она вытерла платочком выступившие слезы. Закончив кормление, она положила ребенка вкроватку. Затем стала собираться наулицу. Накинула насебя демисезонное пальто, накрыла голову серым платком идвинулась навыход. Вера Яковлевна это заметила.
        - Мама, ты далеко? - спросила она. - Скоро будем ужинать.
        Бабушка Лена толкнула дверь.
        - Подышу свежим воздухом, душно очень, - еле сдерживая слезы, вымолвила она ивышла наулицу.
        Погода была пасмурная. Было прохладно. Возле дома росла огромная пушистая ива. Ветви длинными косами колыхались наветру. Невысокая свинцовая облачность закрыла все небо, нобыло еще достаточно светло.
        Бабушка Лена пересекла двор ичерез калитку вышла наулицу. Скорее эта была неулица, амаленький переулок пообеим сторонам которой стояли частные дома еще старой советской постройки. Вних жили обычные простые люди. Проезжающих автомашин почти небыло, апешеходы изредка появлялись иисчезали закалитками своих дворов. Возле деревянной изгороди была скамейка, накоторую бабушка Лена присела.
        Ей хотелось побыть одной идать волю своим чувствам. Бабушка спеленок вынянчила свою внучку, души вней нечаяла, ита отвечала теплотой илюбовью. Небыло между ними тайн. Сосвоими девичьими секретами Аня всегда сней делилась. Новпоследнее время внучка замкнулась: ушла всебя, была задумчивой. Бабушка переносила это болезненно. Она вспомнила разговор дочери изятя накухне изаплакала. - Боже, милостивый Господи Иисусе, - всхлипывая, шептала она, ислезы скатывались поее морщинистым щекам. - Пресвятая Дева Матерь Божия Благая Богородица: помоги моей внученьке, отведи отнее злобную напасть, помоги ей излечиться отнедуга. Воимя Отца, иСына, иСвятого Духа, Аминь.
        Она сидела наскамейке имолилась завнучку.
        Внезапно её кто-то окликнул. Она встрепенулась отнеожиданности иподняла голову. Перед ней стояла прохожая старушка склюкой. Ее худое изрытое морщинами лицо сживым интересом глядело нанее.
        - Ты, почему плачешь? - спросила старуха. - Что случилось?
        Бабушка Лена смахнула платочком слезы ивнимательно её оглядела. Видела она её впервые, хотя прожила вэтом районе восемьдесят шесть лет. Старушка была странно одета. Такую одежду носили еще впятидесятые годы прошлого столетия.
        Бабушка Лена предложила старушке присесть рядом сней истала рассказывать отом, что её волновало.
        Старушка терпеливо выслушала её историю ивымолвила: - Твоя внучка больна недугом, который нынешние лекари излечить несмогут. Послезавтра утром я пришлю своего сына, ион отвезет твою внучку кСофье Ивановне. Если она возьмется, то обязательно исцелит недуг.
        Бабушка Лена поблагодарила старушку.
        - Добрая душа, как твое имя? - спросила она. - Кого благодарить мне вмолитвах?
        Старушка промолчала и, непрощаясь, слегка прихрамывая иопираясь наклюку, поковыляла подороге.
        Бабушка Лена встала соскамейки иприблизилась ккалитке. Прежде чем её открыть, она взглянула вту сторону, куда поплелась странная собеседница. Ностаруха, словно призрак, растворилась внаступающем вечернем сумраке.
        Наследующий день Аню выписали избольницы. Федор Степанович привез ее домой, наруках занес вкомнату иположил накровать. Она была бледная, огромные карие глаза сгрустью глядели наблизких людей. Аня попросила показать сына. Вера Яковлевна принесла внука, который ворочался унее наруках ипытался хныкать. Она присела накрай кровати иприблизила малыша кматери. Аня смотрела намладенца инаеё глазах навернулись слезы. Малыш, будто чувствуя состояние матери, заплакал. Ивтуже секунду навзрыд заревела Аня. Малыш стал захлебываться вплаче. Вера Яковлевна взволнованная унесла младенца вдругую комнату.
        КАне приблизилась бабушка Лена.
        - Поплачь, милая, поплачь, - ласково молвила она, поглаживая ее руку. - Нужно выплакаться, потом будет легче. Это ещё моя бабушка так говорила.
        Аня несдерживала слез.
        - Бабушка, - всхлипывая, вымолвила она, - он написал, что полюбил другую, аменя бросил.
        Бабушка продолжала гладить руку внучки. - Ты выздоровеешь милая. Все будет хорошо. Утебя будет счастливая семья.
        Слушая монотонную речь бабушки, Аня уснула.
        Вспальню вошла Вера Яковлевна. - Спит? - спросилаона.
        Бабушка кивнула итихонько отстранилась отвнучки. Вера Яковлевна приблизилась ккровати, поправила одеяло ивнимательно посмотрела наспящую дочь.
        - Совсем исхудала, доченька, - покачивая головой, сказала она, и, взяв под руку бабушку, вывела изкомнаты. - Пусть отдохнет, ведь завтра предстоит трудный день.
        Вполночь Аня проснулась отдикой боли ипозвала мать. Вера Яковлевна, спросонья вся взъерошенная подскочила кней.
        - Мамочка, сделай мне обезболивающий укол, - приподнявшись спастели, тихо сказала она. - Нестерпимая боль.
        Вера Яковлевна подошла кстолу, накотором уже лежали шприцы имедицинские препараты.
        - Сейчас деточка, потерпи, - сдерживая слезы, сказала она иприготовила всё необходимое.
        После того как Вера Яковлевна сделала укол, Ане стало легче и, она закрыла глаза. Мать, наблюдая задочерью, перекрестилась иприлегла насоседнюю кровать.
        Наутро кдому подкатил автомобиль «Победа» небесного цвета. Федор Степанович вышел наулицу иоглядел машину, которая была совершенно новая, как будто только что вышла иззаводского конвейера. Другой человек, может быть, инеобратилбы внимание наэти тонкости, ноон работал мастером наавтозаводе изнал, что такая модель уже как пятьдесят лет невыпускается.
        Шофёр был вмонашеском одеянии навид лет тридцати, худощавый, черными длинными волосами икороткой бородкой. Наего лице добросердечное выражение.
        Федор Степанович приблизился кводителю.
        - Вы сын …, - ион замялся, незная как назвать ту старушку, скоторой говорила его теща.
        Новодитель, чувствуя заминку, мгновенно отреагировал. - Да, я приехал отматушки забольной женщиной, - ответилон.
        Федор Степанович был дотошный ивсегда стремился добраться доистины.
        - Скажите, уважаемый, авкакую сторону мы поедем? - спросил он. - Где живет Софья Ивановна?
        Водитель, как будтобы неслыша вопроса, включил радио. Оттуда послышалась музыка. Он посмотрел нанего свежливой улыбкой.
        - Путь предстоит неблизкий, - мягко пояснил он. - Нам нужно спешить. Кполудню будет дождь.
        Федор Степанович посмотрел настранного водителя, потом нанебо, которое было ясное исолнечное.
        - Неможет быть, уважаемый. Небо чистое, - сказал он. - Я прогноз погоды слушал. Дождя необещали.
        Водитель промолчал, давая понять, что ненамерен вступать вдальнейший диалог.
        Федор Степанович внедоумении пожал плечами ипоспешил кдому. Аня уже была собрана исама вышла накрыльцо. Федор Степанович помог ей дойти доавтомашины. Аня разместилась назаднем сиденье, аон сел рядом сводителем. Автомобиль мягко тронулся сместа инаправился подороге, которая вела наокраину города.
        Парень вел автомобиль профессионально, неторопясь иненарушая правил. Через некоторое время они выехали загород ипоехали поавтотрассе. Водитель молчал. Издинамика звучала очень душевная иуспокаивающая музыка. Время пролетело быстро ивскоре они свернули нагрунтовую дорогу. Проехав некоторое время побездорожью, «Победа» остановилась перед узкой речкой. Мост был почти разобран. Им непроехать, нопройти можно.
        Водитель повернулся кпассажирам: - Дальше вам надо пройти два километра попросёлочной дорожке, - сказал он. - Она выведет вас кмаленькой деревне изпяти домов, где отживают свой век одни старики. Вы войдете впервый изних.
        Федор Степанович иАня двинулись впуть. Дорога была заросшая травой, покоторой уже долгое время неездили инеходили. Они пробирались сквозь высокую траву, которая была попояс. Двигались медленно, потому что попадались ямы, которые нужно было обходить. Они шли полчаса, адеревни всё невидно. Аня устала иеле передвигала ноги. Федор Степанович взял ее наруки. Она была словно пушинка, так сильно исхудала. Отец нёс дочь, пока неувидел зазарослями крышу деревянной избы. Вероятно, это был крайний дом. Он ускорил темп инаткнулся нанебольшой скальный выступ, выросший изземли уоснования которого журчала вода. Федор Степанович приблизился. Из-под камня бьёт ключ родниковой воды. Он напился. Аня пить отказалась.
        Они двинулись дальше ичерез пятьдесят шагов подошли ккалитке. Федор Степанович поставил Аню наноги, которая оперлась наизгородь, асам толкнул калитку. Было тихо. Водворе небыло ни собаки, ни кошки, инеединой живой души. Кругом все заросло молодой порослью итравой. Он двинулся дальше и, озираясь посторонам, ступил накрыльцо. Ступенька скрипнула ивнезапно обвалилась под его тяжестью. Он перекрестился. Осмотрительно ступая далее, он успешно преодолел несколько порожков иочутился накрыльце. Федор Степанович легонько постучал вдверь. Никто неотвечал. Он стукнул несколько раз, посильнее, авответ лишь тишина. Он толкнул дверь, которая соскрипом распахнулась.
        - Что зачертовщина!? - Всердцах проронил Федор Степанович ивошел внутрь.
        Он оказался вмаленькой кухне. Все было чисто иприбрано. Вбольшой комнате, тоже никого небыло. Федор Степанович стоял изадумчиво глядел вмаленькое окошко, соображая, чтоже предпринять?
        Внезапно унего появилось тревожное предчувствие. Ощущение было такое, будто заспиной кто-то стоит. Его охватил невыносимый страх. Он почувствовал, как заушами стекаетпот.
        Федор Степанович медленно обернулся иувидел худенькую морщинистую старушку склюкой, которая пристально смотрела ему прямо вглаза. Перед колючим взглядом он растерялся изастыл. Тело отказывалось подчиняться. Только мозг лихорадочно соображал: «Аведь я даже неслышал, как она подкралась, скрипучие половицы ите были наее стороне». Наконец старушка смилостивилась иотвела свой чародейственный взгляд.
        Федор Степанович почувствовал себя легче. Он мог двигаться иговорить. Первое, что он смог вымолвить: - Простите, ноя несколько раз стучался имне никто неответил, акогда дверь сама открылась, мне пришлось войти.
        Он достал носовой платок иобтер шею отпота.
        Старушка положила настол несколько пучков травы.
        - Ты зря её привел, - сказала она хриплым голосом. - Я лечением незанимаюсь. Теперь стала слаба. Я знаю, что та женщина, которая навела нанеё порчу, очень сильная. Уходи отсюда. Я ничем немогу помочь.
        Федор Степанович вдруг понял, что навсегда теряет свою дочь. Он повалился перед старушкой наколени.
        - Софья Ивановна, умоляю всеми святыми, помоги! - срываясь накрик, воскликнул он. - Помоги моей доченьке! Воимя Отца иСына иСвятого Духа!
        Старушка сурово огляделаего.
        - Немогу, я уже слаба, мне несправиться, - прохрипелаона.
        Федор Степанович зарыдал, чувствуя свою беспомощность.
        - Лучше забери взамен мою жизнь, аеё оставь, ведь унее наруках младенец, - говорил он, хватаясь заеё подол. - Именем Господа Бога помоги! Умоляю, исцели!
        Старушка промолчала, потом прихрамывая, подошла кнему ихлопнула ладошкой поголове.
        - Ладно, раб Божий Федор, вставай иприведи ко мне свою дочь! - Властно прикрикнула она. - Впоследний раз попытаюсь что - нибудь сделать, нонеобещаю.
        Он вздрогнул отеё резкой перемены, встал сколен икак зомби устремился навыход. Аня бледная сидела напорожках. Он помог ей подняться, взял под руку иосторожно довел достарухи.
        Софья Ивановна сног доголовы оглядела молодую женщину, потом искоса взглянула наФедора Степановича. - Аты ступай, отсюда, пока непозову, - вымолвила она. - Незаходи сюда, даже если услышишь крики.
        Старушка направила свой тяжелый взгляд прямо вглазаАни.
        Федор Степанович послушно вышел издома иувидел, что небо заволокло темной облачностью.
        «Выходит прав был водитель. Будет дождь», - размышлял он. - «Нооткуда он узнал?».
        Федор Степанович присел наступеньки крыльца ипод впечатлением произошедшего задумался: «Похоже, старуха своё дело знает».
        Федор Степанович ждал довольно долго идаже когда пошел дождь, уже необратил наэто никакого внимания. Изпродолжительной задумчивости его вывели крики, доносившиеся издома. Он резко вскочил, новспомнив предупреждение Софьи Ивановны, опустился напрежнее место.
        Федор Степанович просидел накрыльце допоздна. Авечером его позвала старушка. Когда он ступил вкомнату, то увидел Анну, лежащую вкровати.
        Софья Ивановна сунула ему какой - то бумажный пакет.
        - Возьми, Федор, лечебную травку. Будешь её поить травяным отваром утром ивечером ровно семь дней. Если всё сделаешь как надо, то будет твоя дочь здоровая исчастливая, - сказала она. - Скажи спасибо, Федор, что я сильней оказалась. Гореть виновнице вАду. Атеперь неси дочь вмашину, водитель уже заждался.
        Федор Степанович незнал, как благодарить старушку. НоСофья Ивановна отказалась отвсего, анапоследок предупредила: - Неприходи сюда иникого неводи. Ты меня больше неувидишь.
        Когда они вернулись домой, Федор Степанович рассказал все, что сними произошло, иподробнейшим образом описал Софью Ивановну. Елена Кузьминична узнала вобразе Софьи Ивановны ту самую старушку, скоторой она беседовала удома наскамейке.
        Лечебный отвар помог Ане. Домочадцы обрадовались ее благополучному выздоровлению. Через несколько дней Федор Степанович иего тёща Елена Кузьминична всё-таки поехали вдеревню, чтобы порусскому обычаю отблагодарить Софью Ивановну.
        Федор Степанович дорогу запомнил ивел уверенно свой автомобиль. Ивот они свернули страссы нагрунтовую дорогу, ехали побездорожью ивскоре увидели разбитый мост над узкой речкой. Бросив автомобиль, они перешли через разбитый мост идвинулись внаправлении деревни, разглядывая уже знакомые окрестности. Вскоре они увидели скальный выступ, уоснования которого был тот самый родник. Они напились. Федор Степанович освежил лицо.
        - Ну, вот ипришли, - обращаясь кЕлене Кузьминичне, радостно произнес он. - Еще шагов полста имы наместе.
        Они двинулись дальше схорошим настроением. Нопройдя оставшееся расстояние, они увидели лишь старые деревья, да траву попояс. Ни дома, ни деревни там уже небыло.
        Федор Степанович был обескуражен. - Что зачертовщина! - взволнованно воскликнул он. - Куда делся дом Софьи Ивановны? Где деревня?
        Федор Степанович вынул носовой платок иобтер шею отвнезапно выступившего пота.
        - Заблудиться я немог, - сказал он теще. - Родник тот самый, адома ислед простыл. Очень странно.
        Они вернулись кскальному выступу. Федор Степанович оставил тёщу уродника, асам решил обследовать близлежащие окрестности. Обойдя обширную территорию, он ненашел следов пребывания людей идомов. Когда он возвратился кроднику, то увидел тещу, арядом сней молодого темноволосого мужчину лет тридцати. Он был худощавый саккуратной бородкой иодет вмонашеское одеяние. Лицом ифигурой напоминал водителя автомобиля «Победа».
        - Скажите, уважаемый, - спросил Федор Степанович. - Куда делась деревня, которая здесь находилась?
        Монах вежливо пояснил: - Деревни этой уже полвека нет, - сообщил он, - здесь жила моя прабабушка Софья Ивановна, души страждущих лечила, утешала отмногочисленных скорбей, была знахаркой иимела силу Духа необыкновенной.
        Федор Степанович был ошеломлён ипоклонился монаху.
        - Так вот оно как бывает! - воскликнул он. - Тогда вмолитвах ваших передайте ей благодарность задочь Анну, которую она спасла отсмерти.
        - Откогоже передать благодарность? - спросил монах.
        - Передайте благодарность отнас - рабов Божьих Федора, Елены иАнны. Амы будем помнить добро, имолиться заеё Душу, ибо даже нанебесах, она старается облегчить мирские страдания.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к