Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Карпин Дмитрий: " Мы Спасаем Попаданцев " - читать онлайн

Сохранить .
Мы спасаем попаданцев Дмитрий Карпин
        Попаданцы бывают разные… Но авторы, в основном, любят сильных телом и духом героев, способных пройти через огонь, воду и медные трубы и переделать мир согласно своей воле. А что, если вы не такой?.. но вас угораздило попасть в прошлое, скажем, на пирушку к викингам или в гости к ацтекам, а, может, даже, на фронт второй мировой? Главное не суетиться и с надеждой ждать помощи! Поскольку МЫ - те, кто стоит на страже времени, вас обязательно найдём и поможем! Во всяком случае, попытаемся…
        Но даже нас иногда терзают сомнения, а верно ли мы поступаем, охраняя нашу реальность и изначальна ли она, ведь кто-то уже мог изменить её до нас?!
        Хотя, нельзя исключать и тот факт, что и мы тоже можем накосячить:)
        Дмитрий Карпин
        Мы спасаем попаданцев
        ИГОРОРЕК ОН ЖЕ "БОГАТЫРЬ"
        ГРОМОВ, ОН ЖЕ "ШЕФ"
        ДЕНИС ФАДЕЕВ
        ЮЛЯ "ЁЖИК" ГОНЧАРОВА, ОНА ЖЕ ДЖУЛИЯ КРЮГЕР
        Пролог
        От сильного удара в скулу Фадеев не устоял на ногах и упал на грязный кафельный пол уборной. Вокруг все кружилось, голова гудела, вдобавок мерзкий запах мочи из писсуара ударил в нос.
        «Лицо со шрамом» ехидно улыбнулся и снял с левой руки кастет. Затем он присел на корточки, и вдруг резко выдернул из-за спины черный револьвер и направил его на Дениса.
        - Открой рот, - повелительно сказал гангстер.
        Желание и дальше разыгрывать из себя крутого спец-агента тут же улетучилось, и Денис повиновался. Холодное стальное дуло вошло в рот, противно скользнуло по зубам, и грубо уперлось в небо.
        «Вот и все, - мелькнула предательская мысль. - Сейчас меня грохнут, прямо здесь, в обоссанном сортире Нью-Йорка двадцатых… А ведь у меня даже и родители еще не родились… Боже, как глупа жизнь… И зачем я только подписался на эту работу? Какой же я был слепец, решив, что справлюсь с ней, решив, что подхожу! А может меня и наняли как расходный материал?.. А ведь какие перспективы открывались. И как все удачно начиналось…»
        Часть 1
        Глава 1
        Он бежал, бежал на всех парах, поскольку опаздывал, возможно, на самое главное собеседование в своей жизни. Не каждый день выпускнику факультета истории Санкт-Петербургского университета приходит приглашение из Министерства обороны, пусть даже от какого-то, доселе неизвестного, отдела «Защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени».
        «Что это вообще за названьице то такое?..» - размышлял Денис, спеша под аркой здания Главного штаба. Здесь, как и в любой будний день, царила суета сует: зазывалы предлагали дешевые экскурсии и автобусные туры, играли уличные музыканты и сновали толпы туристов: русские, европейцы и вездесущие китайцы, вооруженные палками для селфи.
        Денис, не сбавляя ходу, обернулся к часам, расположенным под аркой и вдруг бах! Удар лоб в лоб и искры из глаз! Кто-то налетел на него со всего маху и отскочил мячиком.
        «Какого…» - в ярости, потирая вот-вот готовую вскочить на голове шишку, подумал Денис, и вдруг он увидел ее.
        Она сидела напротив него на брусчатке в черной шелковой мини-юбке, из-под которой тянулись длинные стройные ножки в капроновых колготках в сеточку. Сидела напротив него в белоснежной блузке, верхние пуговки которой оказались расстегнуты, то ли от жаркого дня, то ли для стимуляции воображения противоположного пола. Сидела напротив него, с непониманием взирая перед собой большими карими глазами из-под стильных очков в черной пластиковой оправе. А за ее спиной виднелась Дворцовая площадь, с которой в арку Главного штаба задувал прохладный ветерок, развивая огненно-рыжие волосы, и доносил до него аромат ее духов: смесь ванили, цветков черешни, мускуса и чего-то еще сладкого, приятного и пленяющего.
        «Не девочка, а видение», - мечтательно подумал Денис и улыбнулся. И вдруг «видение» заявила:
        - Ты что, придурок?! Не видишь куда прешь?
        Романтическая искра произошедшего, возникшая, похоже, лишь в сознании Дениса, тут же погасла и распалась седым пеплом, и на смену ей пришла неловкость.
        - Прости, - пролепетал парень. - Я случайно.
        Он подал девушке руку. Та обхватила ее маленькой теплой ладошкой и стремительно поднялась с холодных камней. Но благодарности ждать не приходилось, поскольку взгляд у «рыженького видения» оказался на редкость недовольным. Девушка раскрыла сумочку и принялась интенсивно в ней что-то искать. Наконец, обнаружив в наплечной кладовой что нужно, она извлекла на поверхность зеркальце-пудреницу и, раскрыв ее, с опаской поглядела на свое отражение.
        - Вот блин! Теперь точно шишка будет, такую даже тональником не замажешь, - констатировала она.
        - Прости. Я задумался…
        - В облаках меньше витать надо! - буркнула девушка и резко захлопнула зеркальце.
        - Но я готов загладить свою вину, скажем сегодня, скажем вечером, скажем за ужином. - И он улыбнулся широкой улыбкой, демонстрируя идеальные белые зубы.
        Морщинки на недовольном носике барышни разгладились, и она оценивающе прошлась взглядом по кавалеру, а затем вдруг усмехнулась и покачала головой.
        - Нет уж спасибо! Пожалуй, я воздержусь от такого рода благодарности.
        - Но я же не предлагаю ничего такого, - предпринял очередную попытку парень. - Просто хочу загладить вину и познакомиться с прекраснейшим из небесных ангелов, снизошедшим до нас грешных.
        - Хорошая попытка, - улыбнулась девушка. - Но нет! И вообще, мне пора. Бывай, красавчик.
        И, развернувшись, она зацокала каблучками.
        - Постой! - выкрикнул Денис.
        Девушка обернулась.
        - Ну что еще?
        - Скажи хотя бы свое имя.
        - А это можно. Юля. - И отвернувшись вновь, она зашагала вперед, зазывно покачивая округлой попкой в черной шелковой мини-юбке.
        - Денис, - выкрикнул ей в след парень, не зная, донес ли до нее ветер его слова, поскольку девушка больше не обернулась.
        «Эх, - вздохнул он, глядя в след удаляющемуся „видению“. - Такая рыбка сорвалась».
        И тут Денис вспомнил, что опаздывает на собеседование.
        - Вот черт! - выругался он и, наконец, поднял взгляд к часам - собеседование должно было начаться пять минут назад.
        «А я ведь не английская королева, и меня ждать не будут». - И с этой мыслью он сорвался с места и, выбежав из-под арки, свернул налево.
        В приемной отдела «Защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени», расположенном в здании Главного штаба, Дениса встретила сексапильная блондинка в деловом костюме и мужчина строгой военной выправки, подтянутый, но уже с поседевшими висками.
        - Громов, Константин Александрович, - крепко сжав руку Дениса, представился работодатель. - Пройдемте. - И он указал на дверь кабинета.
        Там Дениса попросили снять пиджак и засучить рукава на тщательно отутюженной белоснежной сорочке, после чего нацепили какие-то датчики и присоски.
        - Не думал, что при приеме на работу мне придется проходить детектор лжи, - улыбнулся молодой человек, поглядывая то на сексапильную блондинку за монитором, то на мужчину с седыми висками.
        - Вас это смущает? - хитро прищурился Громов.
        - Нисколько, - пожал плечами Денис и перевел взгляд на блондинку, та тихо усмехнулась, наверняка, на мониторе график, обозначающий тревожность, сейчас слегка дернулся ввысь.
        - Тогда, пожалуй, начнем. Сейчас я задам вам ряд простых вопросов, на которые от вас потребуются лишь четкие ответы «да» или «нет».
        Молодой человек кивнул.
        - Скажите, вас правда зовут Денис Фадеев?
        - Да.
        - Вам двадцать шесть лет?
        - Да.
        - У вас голубые глаза?
        - Да.
        - Вы блондин?
        - Нет, я русый.
        - Напоминаю, только простые ответы, без каких-либо уточнений, - сухо произнес Громов, не отрывая взгляда от монитора.
        Фадеев недовольно поморщился, но счел за лучшее промолчать, еще, не дай бог, упустить перспективную работу. «Уж лучше делать все правильно, не говорить лишнего и кивать когда следует, и вообще делать все, чтобы понравиться, - решил молодой человек. - А уж потом, в перспективе, можно и повыеживаться. Это как в универе: первые несколько лет ты работаешь на свой имидж, а затем имидж работает на тебя».
        - Вы девственник?
        Блондинка хихикнула, щечки ее слегка покраснели.
        «Вот кто, кто придумывает такие дурацкие вопросы?» - подумал Денис, и уже было хотел это спросить, но вспомнив о напоминании Громова, ответил строго по инструкции:
        - Нет.
        - Вы окончили Санкт-Петербургский Государственный Университет по специальности «История и археология»? - тем временем задал очередной вопрос проверяющий.
        - Да.
        - Тогда ответьте мне вот на какой вопрос, - Громов сложил кончики пальцев вместе и пристально посмотрел на молодого человека холодными карими глазами, отчего Фадеев внутренне поежился. Похоже, этот взгляд мог считывать откровенность собеседника ничуть не хуже любого полиграфа. - Если бы вы могли изменить историю, что бы вы в ней поменяли?
        Молодой человек опешил.
        - А зачем в ней вообще что-то менять? - промямлил он.
        - Поясните, - велел Громов.
        - Ну, если учесть, что прошлое неотделимо от настоящего, то любое вмешательство в историю приведет к неминуемому изменению настоящего. А меня настоящее вполне устраивает. Хотя, конечно, есть такие вещи, которые мне не нравятся и которые тянутся из истории на протяжении веков. Но если я вдруг решу их изменить, имейся у меня на то такая возможность, то я, возможно, поставлю под угрозу как факт существования привычной для меня среды, в которой мне комфортно и которая мне известна, так и факт собственного существования. А эти факты, пожалуй, играют для меня решающую роль… Надеюсь, я понятно объяснил? - Не совсем уверенно произнес Фадеев, но по легкой усмешке на каменном лице проверяющего он понял, что тот вполне доволен ответом.
        - Ваша позиция ясна, - кивнул Громов и положил ладонь на внушительную белую папку. - Но, изучив вашу биографию, я нашел в ней один очень важный и определяющий эпизод вашей личности.
        - И какой же? - покосившись на папку и разглядев на ней собственную фамилию, спросил Фадеев.
        - Это гибель ваших родителей! - Холодные глаза проверяющего пронзили Дениса насквозь. - Они ведь погибли в автокатастрофе?
        - Да, - стараясь сохранить полное хладнокровие, ответил молодой человек, но сердце предательски екнуло, что наверняка сказалось на графике полиграфа. - Но вы ведь и так это знаете!
        - Знаем, - кивнул Громов. - Но важна была ваша эмоциональная реакция. А теперь вернемся к моему предыдущему вопросу. Исходя из факта гибели ваших родителей, вы бы точно ничего не хотели изменить в истории? К примеру, отговорить родителей не ехать в то утро на работу или попросить их выбрать для этого другой маршрут или способ, скажем, метро или трамвай.
        - Что толку гадать, - пожал плечами Денис, - историю не изменить.
        - А если я скажу вам, что такой способ есть, - прищурился Громов и внимательно посмотрел на молодого человека.
        - То я бы, конечно, воспользовался им, как и любой другой человек.
        - Ответ не верный, - покачал головой Громов.
        - Почему?
        - Как вы уже сами сказали ранее, изменение, пусть даже мелкого из событий, может привести к большим переменам в настоящем. Возьмем, к примеру, вас. Смерть родителей очень сильно повлияла на вашу личность, но повлияла на нее плодотворно. Вот кем вы были до их смерти? Простым мажором - избалованным сынком богатеньких родителей, проводящим время в праздных развлечениях и мечтающим о карьере киноактера, хотя родители жаждали для вас совсем другого. Скажите, кем хотел видеть вас отец?
        - Военным, - сухо ответил Денис, изливать душу этому странному человеку с седыми висками, коснувшемуся больной темы, он желал бы меньше всего на свете.
        - Верно, - кивнул Громов, будто бы лично был знаком с Фадеевым старшим. - Но вы полностью противились этому, постоянно ругались с отцом и проявляли истинный юношеский максимализм, вечно попадая в скверные истории. Боюсь, если бы так продолжалось и дальше, вы бы закончили весьма прискорбно.
        - Вы не можете этого знать! - чуть громче, чем следовало, произнес Денис. - У нас была обычная проблема отцов и детей, как и у миллиона других.
        - Возможно, - пожал плечами Громов. - Но зато я знаю, что в вас не было стержня, и к своему желанию стать актером вы относились спустя рукава, предпочитая репетициям в театральной студии вечеринки с друзьями.
        Денис еле сдержал краску, готовую вот-вот проступить на лице. «Откуда этот гребанный Громов, черт его дери, знает такие подробности?»
        - Но гибель родителей, как бы грубо это не звучало, повлияла на вашу личность положительно - вы обрели стержень! Вот скажите, что вы сделали после их смерти, когда, наконец, вышли из запоя?
        - Я пошел в армию.
        - Именно. Вы пошли в армию. Добровольно, не дожидаясь повестки. Конечно, вами двигало угрызение совести, и вы хотели, пусть и в посмертие, но отдать долг родителям. Но свой начальный стержень вы обрели именно в тот момент, когда поняли, что за свои поступки и свое будущее ответственность теперь несете именно вы.
        И с этим было сложно поспорить, поскольку сам Фадеев придерживался абсолютно такого же мнения, понимая, что гибель родителей сделала его взрослым.
        - Поэтому, как бы безнравственно это ни звучало, но воскрешение ваших родителей, путем изменения их личной истории, в первую очередь, пагубно сказалось бы именно на вас, а уже во вторую смогло бы привести к цепи необратимых событий, способных полностью поменять современный уклад жизни.
        - Маловероятно, - хмыкнул Денис, - что живи бы мои родители и дальше, и история была бы иной.
        - Кто знает, - пожал плечами Громом. - Ваш отец был человеком выдающимся, и очень многие активно к нему прислушивались.
        - Вы так говорите, будто бы знали его.
        - Да, Денис, я знавал твоего отца, более того, когда-то я даже работал с ним вместе и считаю себя в какой-то степени немного обязанным ему, - неожиданно произнес мужчина с седыми висками. - Поэтому выбор тебя, как кандидата к нам в отдел, это полностью моя инициатива. Благо, главные навыки твои нам подходят. - Фадееву показалось, что Громов сказал это с легким скептицизмом. - Сейчас ты, конечно, представляешь из себя кусок мягкой глины, но вылепить из тебя профессионала, это мне по силам.
        - Даже и не думал, что к историкам в Министерстве обороны относятся столь серьезно, - с удивлением заметил Фадеев.
        - К историкам?! - Громов позволил себе легкую усмешку, при этом глаза его хитро блеснули. - Да, Денис, мы занимаемся историей, причем вплотную, взаимодействуя с ней так близко, как с ней не взаимодействует никто. Но я говорил о других твоих навыках, поскольку знатоков истории у нас и без тебя хватает.
        - Других? И каких же?
        - Во-первых, это твоя армейская подготовка и способность выполнять приказы и быстро действовать. Во-вторых, это твои навыки ближнего боя. И третье, что главное и решающее, это твое умение вживаться в образы и играть других людей. Все это, плюс знание истории, делает из тебя вполне подходящего кандидата для нашего отдела.
        - И в какой же сфере деятельности могут пригодиться все эти навыки? - с неподдельным интересом спросил Фадеев.
        Громов загадочно подмигнул, после чего повернулся к сексапильной помощнице за монитором и произнес:
        - Катенька, вы пока можете быть свободны, дальнейшие вопросы с господином Фадеевым мы решим тет-а-тет.
        - Слушаюсь, Константин Александрович, - поднимаясь из-за стола и приглаживая юбку в области, ухоженной фитнесом, прочирикала блондинка. - Если что, я буду в приемной.
        - Хорошо, - кивнул Громов и, не глядя вслед зазывно покачивающимся бедрам секретарши, полез в стол. Впрочем, Денис проводил подтянутую и явно упругую попку с большим интересом, и только когда дверь за блондинкой затворилась, вновь вернулся к потенциальному работодателю.
        - Подпиши, - протягивая какой-то документ, велел Громов.
        - Что это? - машинально спросил Денис.
        - Акт о неразглашении того, что ты сейчас услышишь.
        - Даже так! - поразился Денис.
        - Еще бы, ведь я собираюсь сообщить тебе государственную тайну! Но для начала реши для себя сам: нужна ли тебе эта работа, ведь, попав к нам в отдел, тебе полностью придется поменять привычный уклад жизни. Но взамен, Денис, ты и получишь многое: тебе не придется просиживать портки в кабинете и копаться в исторических хрониках, напротив, тебе представится шанс взглянуть на все своими глазами и узнать, так ли все это было в действительности. И к тому же ты, наконец, сможешь реализовать свой актерский талант, играя такие роли, которые тебе и не снились, пусть маленькие, незаметные, которые никто кроме твоих коллег не оценит, но зато настоящие, на подмостках сцены самой мировой истории.
        - Звучит заманчиво, - усмехнулся Фадеев и на секунду задумался, а затем вдруг махнул рукой и произнес. - Эх, была, не была!
        Громов одобрительно кивнул и придвинул к новозавербованному акт о неразглашении и ручку.
        Глава 2
        Дзинь! Дзинь!
        Денис, применив недюжинную силу воли, разжал веки и взглянул на прикроватные электронные часы, горящие в темноте красным пламенем. 6:10 утра.
        «Боже, кто это в такую рань?» - только и успел подумать парень, а настырный звонок в дверь квартиры повторился, превратившись из вежливого «дзинь-дзинь» в настойчивое «дзииинь!!!»
        - Да что, черт возьми, стряслось? - выругался он, и, накинув халат, побрел к двери.
        - Кто там? - спросил Денис, не спеша отпирать замок, мало ли кто может шляться по питерским парадным в такую рань.
        - Открывай, свои, - раздался приятный, но слегка раздраженный женский голос, - работа ждет!
        «Работа?!» А ведь Громов предупреждал, что работа теперь может застать его в любой момент!
        Денис поспешил открыть дверь и обомлел.
        На пороге стояла никто иная как она - «вчерашняя рыженькая!» В черных облегающих брюках и деловом женском пиджачке поверх домашнего розового топика. Парень улыбнулся этой нелепице и взглянул в лицо приятному сюрпризу. Длинная челка девушки спадала на очки в пластиковой оправе, большие карие глаза под ними блестели. Незнакомка, Денис вспомнил, что ее зовут Юля, разжала алые, идеально подведенные яркой помадой губки, но не нашла что сказать и так и осталась стоять, открыв свой прелестный ротик.
        - Привет, - улыбнулся парень.
        - Ну, привет, - девушка слегка усмехнулась. - Не ожидала, что увижу тебя вновь.
        - Судьба порой играет с нами…
        - Ой, а вот этого не надо, ковбой! Понял? - Юля насупилась, сдвинула брови и покачала головой, отчего ее рыжие волосы, убранные в два хвостика по бокам, закружились ураганом, распуская аромат уже знакомых ванильно-черешневых духов.
        - Окей, - Денис еще раз улыбнулся приятному сюрпризу, втягивая цветочный запах и понимая, что не сможет сдержать этого обещания.
        - А лучше помоги мне!
        И только тут парень увидел, что в левой руке Юля держит большую черную сумку.
        - Конечно. - Он перехватил сумку и занес ее в зал.
        - А уютненько тут у тебя, - огляделась по сторонам девушка.
        Зал являлся исторической частью квартиры, доставшейся Денису от родителей. В нем были собраны вещи различных эпох рода Фадеевых, таких как старая, закиданная кучей маленьких маминых подушечек, бабушкина тахта и отцовская румынская стенка времен конца коммунистической эпохи, заполненная книгами: отцовскими, дедовскими, и даже еще старее. На стенах висели картины маслом неизвестных ленинградских, а затем уже питерских художников с достопримечательностями города, которые мама любила покупать прямо на Невском. В центре комнаты гордо стоял внушительный дубовый стол, украшенный резьбой по кругу столешницы и по всей поверхности пьедестала. Этот мебельный шедевр конца девятнадцатого века являлся наследием Денисовского прадеда - Льва Георгиевича Фадеева.
        Как раз на этот стол парень и водрузил сумку.
        - Так, Денис Фадеев, теперь слушай меня внимательно, - поправив оправу очков, тоном учительницы заявила Юля. Затем расстегнула сумку, вытащила планшет, и, потыкав пальчиками по экрану, показала фотографию какого-то пренеприятного типа с длинным круглым носом и хитрым прищуром. - Раз уж ты работаешь с нами, то знакомлю тебя с объектом задания. Йосив Исакович Розенберг, в узких кругах более известен, как Йося, уроженец СССР 1965 года. Бухгалтер по образованию. Не женат, детей нет, близких родственников тоже. В девяностые занимался коммерцией и мелкими махинациями. Накопил первоначальный капитал и сделался одним из соучредителей небольшого банка. Который, впрочем, в последнее время начала бурно шерстить налоговая. Вчера при разрыве материи, по нашим данным, он оказался заброшен во вторую половину двадцатых годов прошлого века, в США, Нью-Йорк…
        - Прикольно! - сказал Денис.
        - Ничего прикольного здесь не вижу! - тут же насупилась Юля. - Йосив Розенберг наш гражданин, и он не по собственной воле угодил в иное время! И запомни, это тебе не прогулка по парку, а межвременное проникновение! Каждый неверный шаг чреват изменением истории! Так что, будь любезен, слушайся приказов! А лучше вообще веди себя тихо, как мышка… Вот ты английский знаешь?
        - Конечно, - гордо заявил парень.
        - А сленг эпохи сухого закона? - Юля скептически на него посмотрела, и парень даже не нашел, что ответить.
        - Так я и думала! - заявила барышня. - Так что лучше вообще помалкивай.
        Денис обиженно сдвинул брови.
        - А теперь переодевайся вот в это! - Девушка извлекла из сумки полосатый мужской костюм-тройку «а-ля гангстер эпохи сухого закона», белую сорочку, галстук и лакированные туфли. - Но сначала сходи побрейся.
        - Это еще зачем? - Денис в опаске провел ладонью по двух-недельной щетине. - Вообще-то я хотел отпустить бороду.
        - На пенсии бороду отпускать будешь, - фыркнула Юля, - чай не дед еще.
        - Не, ну борода это тренд… - постарался было вступиться за растительность на собственном лице Денис, но Юля задушила этот бунт в зародыше.
        - Тренд для хипстеров современности, а не для Америки двадцатых, так что будь любезен, слушайся тех, кто умнее, глядишь и сам чему-нибудь научишься. И не трать наше время попусту, оно драгоценно!
        - Как это драгоценно? - удивился Денис. - Мы что, можем опоздать?
        - Конечно! - насупилась Юля. - Или ты что же думаешь, что в нашем распоряжении имеется некая машина времени, что с точностью до секунды может отравить нас в любую эпоху по нашему выбору?
        - Ну-у, - протянул Денис, поскольку именно так он и считал.
        - Нет, - энергично покачала головой Юля, отчего ее рыжие хвостики вновь заплясали в воздухе. - Все гораздо сложнее и никакой машины времени нет ни у нас, ни у кого-либо вообще. Иначе все было бы совсем не так или вообще ничего бы уже давно не было!.. Но не думаю, что я тот человек, который должен тебе все это разъяснять, я и сама не во все сразу въехала. Поэтому оставь все вопросы для Громова в более удобное время, а сейчас займись делом. И иди, наконец, побрейся!
        - Хорошо, - выдавив из себя улыбку, произнес парень. Раздражительно-приказной тон Юли, пусть совсем чуть-чуть, но уже начал его доставать, но ставить зазнавшуюся пигалицу на место отнюдь не входило в его планы. Здесь нужно было действовать тоньше, и Денис это отлично умел. Именно поэтому он в точности исполнил все приказания «рыженького тирана» и, переодевшись в гангстерский костюм, вошел в зал, но так и остался стоять в дверях, завороженный открывшимся перед ним зрелищем.
        За время его отсутствия Юля тоже успела преобразиться: стильных очков не оказалось, деловой костюм сменило коротенькое блестящее ярко-красное платье, поверх которого с элегантной небрежностью была накинута жемчужная нить. Рыжие волосы исчезли, они оказались скрыты под париком коротких светлых волос, перетянутых лентой и украшенных пером павлина-альбиноса. В руках девушка держала длинный мундштук с незажженной сигареткой. Увидев Дениса, Юля тут же сделала вид, что затягивается и выпускает дым.
        - Ну как? - спросила она.
        - Ты обворожительна, - честно признался парень.
        Девушка наморщила носик.
        - Ты опять за свое?
        - Нет, нет, - в спешке замотал головой Денис. - Но ты, правда, классно выглядишь, то есть очень правдоподобно, будто самая настоящая гангстерская цыпочка, сошедшая с экрана старого голливудского фильма.
        Юля фыркнула и, развернувшись, взглянула на себя в настенное зеркало. А перед Денисом предстала ее гладкая бархатная спинка, раскрытая глубоким вырезом платья, тянущимся за тонкую грань талии. Парень даже облизнулся, к счастью, Юля этого не увидела, поскольку всецело оказалась занята собой: оттопырив ножку и уперев ручку в бок, она еще раз сделала вид, что затягивается и выпускает дым, при этом изображая на лице искреннее невинное кокетство, так разительно не похожее на нее настоящую.
        - Чувствуется театральная школа, - с уважением произнес Денис. - Где училась?
        - Нигде, - оторвавшись от зеркала, отрезала девушка.
        - Откуда тогда такой опыт преображения?
        - Костюмершей в театре работала.
        - Так ты у нас кто-то вроде дизайнера по историческим костюмам?! - предположил Денис.
        - Вообще-то я квантовый физик, - слегка нахмурилась Юля. - Но в принципе ты прав, за нашу историческую достоверность в облике отвечаю тоже я. Поэтому садись на стул, будем доводить твой образ до ума.
        Денис послушно сел, а Юля тем временем вытащила какой-то бутылек из сумки и, выдавив его содержимое на руки, подошла к парню и принялась приглаживать его волосы назад. Ощущение оказалось приятным: холодный гель освежал голову, а теплые нежные руки приятно щекотали макушку. Впрочем, вскоре Юля вооружились расческой, и спустя еще полминуты довершила дело.
        - Готово, - закончив колдовать над волосами, произнесла она. - Образ практически довершен.
        Денис встал со стула и с любопытством взглянул в зеркало: волосы оказались разделены на прямой пробор и зачесаны назад, как у настоящего гангстера.
        - Почти как Джордж Рафт*, - улыбнулась девушка, явно довольная своей работой.
        - Кто? - не понял Денис.
        Юля цокнула и покачала головой.
        *Джордж Рафт (26 сентября 1901 - 24 ноября 1980 г.) - американский киноактер прославившийся ролями гангстеров в 30 -40 годы. Наиболее известные фильмы: «Лицо со шрамом» (1932 г.), «В джазе только девушки» (1959 г.).
        - А еще актерским мастерством занимался. Ну да ладно, не суть. Вот, лучше надень вот это. - И девушка протянула ему современные электронные часы с сенсорным экраном.
        - Что-то не очень-то этот аксессуар вяжется с моим нынешним стилем, - усмехнулся Денис, застегивая ремешок на запястье.
        - Это нано-технология, - хватая руку парня и тыкая пальчиками по сенсорному экрану циферблата, принялась объяснять Юля. - Вот гляди, заходишь в папку, находишь нужную эпоху вплоть до десятилетия, произносишь магические слова…
        - Сим салабим, - пошутил Денис.
        - Ахалай махалай и аля-оп, - поддержала шутку Юля, нажав на появившуюся на экране надпись «применить». И о чудо, словно по волшебству современные нано-часы вдруг стали теплыми, затем их детали зашевелились, перестраиваясь, и еще через секунду на запястье Дениса появился классический хронометр со стрелками.
        - Круто!
        - Ага, - согласилась Юля и указала на механизм подводки стрелок. - Эта кнопка возврата, нажав на нее в прошлом, ты вновь окажешься в настоящем, то же самое произойдет, если ты вдруг разобьешь циферблат или кто-то снимет их с тебя. Это некая страховка на непредвиденный случай.
        - Предусмотрительно.
        - Да, - кивнула Юля. - Ну, а теперь нам действительно пора.
        С этими словами девушка накинула на себя белое меховое манто, ожидавшее своей очереди на столе, нацепила на голову Дениса шляпу, и, взяв рацию, произнесла:
        - Максим Эдуардович, мы готовы! Код 0267. Запускайте программу межвременного проникновения.
        - Код принят, Юленька, - донесся уже немолодой голос из динамика рации. - Программа запущена. Счастливого вам пути.
        - Спасибо, - поблагодарила девушка и отбросила рацию в сторону, после чего обхватила руку Дениса нежной теплой ладошкой и произнесла: - Будет немножко больно.
        Парень открыл было рот, чтобы ответить, как вдруг понял, что стены, пол и потолок начали шевелиться, будто от приема ЛСД. Краски сделались ярче, намного ярче, каждый предмет будто бы стал светиться изнутри и вдруг вспышка, словно неоновый свет ударил со всех сторон разом, отчего мозг пронзила резкая боль. Денис закрыл глаза, но темноты не последовало, вместо этого в голове возникли какие-то образы: танк выстрелил по Белому дому; Советские войска вступили в Афганистан; Гитлеровская Германия напала на Польшу… Денис разжал веки и ощутил себя словно в туннеле расплывающихся исторических событий, проносящихся с невероятной скоростью в обратном порядке. Стало немного тревожно, но Юля стояла рядом, держала его за руку и была абсолютно спокойна, как истинная единица постоянства в этой безумной, ведущей обратный отсчет вселенной, как путеводная звезда в этом первом в его жизни историческом трипе…
        И вдруг все резко оборвалось.
        Денис ощутил, как ноги уперлись в твердую поверхность, а затем подкосились, и он упал на колени на землю, покрытую мокрой травой. Голова кружилась, а все содержимое желудка вот-вот готово было извергнуться на поверхность. Но парень с трудом, но все же сдержал предательский позыв и вдохнул свежий и совсем не похожий на родной питерский воздух.
        На плечо опустилась рука.
        - А ты молодец, не каждому в первый раз удается сдержаться, - произнесла Юля. - Но ничего, привыкнешь.
        Парень кивнул, собрался с силами и поднялся. Царила ночь. Вокруг росли какие-то деревья.
        «Мы в лесу? - подумал Денис, но тут же поправил себя: - Нет, это парк».
        Впереди виднелась темная гладь Гудзона. Светящаяся дорожка от непривычно большой и яркой луны поблескивала на поверхности мутной воды, уходя вдаль и упираясь в небольшой островок, над которым гордо возвышалась Статуя Свободы.
        Глава 3
        - Нью-Йорк, Нью-Йорк, - прошептал Денис и улыбнулся. - Всегда мечтал побывать в этом городе!
        - Считай, что твоя мечта сбылась, - произнесла Юля. - Главное не забывай, что мы здесь не для осмотра достопримечательностей, а на задании!
        - Об этом не волнуйся, - отмахнулся Фадеев и огляделся. - Похоже, мы в каком-то парке.
        - Не в каком-то, а конкретно в Бэттери-парке на южной оконечности острова Манхэттен, - выразила свою осведомленность Юля.
        - Откуда знаешь?
        - За то время, что я работаю с попаданцами я в этом городе уже четвертый раз. В 1962-м была, - она принялась загибать пальцы, - в 1844-м была, и самое незабываемое август 1776-го.
        - Битва за Лонг-Айленд, - припомнил американскую историю Денис.
        - Она самая, - кивнула Юля.
        - Жуткое, наверное, было зрелище? - проявив участие, спросил Фадеев.
        - Видали и похуже, - Юля пожала плечами, но взгляд опустила. - Возможно, как-нибудь и расскажу, то задание было одним из моих самых первых… и тогда мы с ним не справились.
        «О как! - изумился Денис. - Похоже, наш „рыженький ежик“ расслабил свои колючки».
        Но не успел он этого подумать, как колючки «ежика» напряглись вновь:
        - Так, а вообще ты мне зубы тут не заговаривай! Мы здесь на задании, так что болтать станем потом, а сейчас пора действовать!
        - Хорошо-хорошо, - закивал Фадеев, пожалев об упущенном моменте, когда Юля, наконец, ослабила свою извечную защиту и из ледяной королевы, пусть на миг, но все же превратилась в простую девушку. «Нужно было проявить сочувствие, пожалеть ее, погладить по плечу, если, конечно, она не сломала бы мне за это руку. Нет, так грубо нельзя, надо деликатней, тоньше надо…»
        - Ты вообще здесь со мной? - прервала его размышления Юля. - А то опять где-то в облаках витаешь.
        - Нет, я с тобой. Просто жду распоряжений, с чего, так сказать начнем? Я ведь в этом деле человек новый.
        Вместо ответа Юля поднесла к губам левую руку, вокруг которой оказался застегнут красивый золотой браслет и, дотронувшись до него, заговорила:
        - Шеф, прием…
        «Не браслет, - понял Денис. - А такие же нано-часы, как и на мне».
        Через полминуты из браслета донесся голос Громова:
        - Да, Юленька. Рад, что вы, наконец, прибыли.
        - Мы на юге Манхэттена в парке.
        - Нас тоже там выбросило, - произнес Громов. - Но это было вчера - утром.
        - Я не виновата, сами понимаете…
        - Понимаю. Поэтому не будем об этом. Я сейчас в клубе «Гнездышко» на пересечении Вашингтон и Плимут-стрит, жду объект, он вскоре должен объявиться. За то время, что господин Розенберг проживает в прошлом, он уже обзавелся рядом постоянных привычек, по которым его легко отыскать. Но, похоже, это известно не только нам…
        - Гангстеры?
        - Они самые. Судя по всему, наш соотечественник уже успел им чем-то насолить, поэтому я буду очень признателен, если вы поторопитесь. Буду ждать вас в баре.
        - Все поняла, шеф, скоро будем. Отбой. - И, уже взглянув на Фадеева, добавила: - Пойдем.
        Они двинулись пешком по ночному парку.
        - А нам далеко? - спросил Денис.
        - Порядочно, - ответила Юля. - Считай, как с Васьки* от Академии художеств до площади Восстания топать.
        *Васька - имеется ввиду Васильевский остров в Санкт-Петербурге.
        - И мы пешком пойдем? - изумился Денис. Хотя перспектива прогуляться по ночному Нью-Йорку двадцатых годов в приятной компании ему явно улыбалась.
        - Нет, конечно, - покачала головой Юля, уверенно ступая по мокрой траве в туфлях на высоких каблуках. - Найдем машину и воспользуемся ею.
        - То есть угоним?!
        - Мне больше нравится термин реквизируем, - усмехнулась девушка.
        - А как же вся эта болтовня о том, что любое, пусть даже малейшее, изменение истории способно повлиять на будущее?
        - Не совсем точное утверждение, имеющее свои нюансы, - произнесла Юля. - Время - материя самодостаточная и с мелкими изменениями, такими как угон автомобиля или украденная булка хлеба из магазина, оно вполне справляется. Такие мелкие изменения являются событиями незначительными, не влияющими на общий ход истории. Так что не бойся раздавить бабочку. Этим ты сможешь повлиять лишь на жизнь бабочек и то не факт, поскольку социума и истории развития общества у бабочек нет. Гораздо сложнее с людьми…
        Тут они, наконец, вышли с территории парка на широкую асфальтированную дорогу. Впереди виднелись дома, выстроенные из красного кирпича, а возле одного из домов стоял припаркованный ретро-автомобиль черного цвета: квадратный, угловатый, на высоких узких колесах и с круглыми фарами-глазками.
        - Форд, - констатировал Денис. - То ли «Т», то ли «А» модель, чем-то на наш ГАЗик тридцатых похож. Угоняем?
        - Реквизируем, - поправила Юля, оглядываясь по сторонам.
        На улице никого не было. Фадеев решительно двинулся к автомобилю и, не задумываясь, высадил боковое стекло, разбив его ударом локтя. Стекло зазвенело и осыпалось, а локоть тут же вспыхнул от боли, будто миллион игл вонзились в него разом. Денис скривился - в фильмах подобное выглядело куда менее травматично.
        - Вот, дурень. - Закатив глаза, Юля покачала головой. - Как говорится: сила есть - ума не надо. Подождал бы минуту, я бы и так его вскрыла, замки-то не чета нашим.
        - Я думал, мы торопимся, - попытался оправдаться Денис.
        Юля вновь закатила глаза и вздохнула:
        - Ладно, поехали. - Она решительно двинулась к рулю.
        - Позволь я.
        - Ну, как хочешь, - девушка пожала плечами. - Что замкнуть-то знаешь?
        - Обижаешь. - Денис уже вскрыл подрулевую коробку и сейчас копался в проводах.
        - Вон тот и этот, - разместившись на пассажирском сидении, посоветовала «всезнайка».
        - Знаю, - обиженно отозвался Денис и замкнул нужные провода.
        Двигатель тут же зарычал.
        - Ну вот, можем ехать, - улыбнулся парень. Он захлопнул дверь, выжал сцепление и включил первую передачу. - Дорогу покажешь? - пытаясь эмитировать кавказский акцент, пошутил Денис.
        - Покажу. Пока езжай прямо по Уотер-стрит, - отозвалась Юля и полезла в сумочку. Порывшись там, она извлекла на поверхность небольшой кубик, похожий на игральную кость.
        Фадеев же пытался следить за дорогой и изучать этот новый-старый мир, эти высокие и не очень дома с большими окнами и широкими пожарными лестницами с площадками-балконами на каждом из этажей. Эти широкие улочки с коваными фонарями, тускло светящимися в ночной тьме. Вскоре парень увидел и первый движущийся на встречу автомобиль, точно такой-же черный Ford, плетущийся куда-то в полном одиночестве.
        Тем временем Юля сжала загадочный кубик, и тот вдруг засветился, выпустил вверх луч света, который тотчас превратился в голограмму карты.
        - Ого, - восхитился Денис. - Это тоже нано-технологии?
        - Ага, - отозвалась Юля, ловко орудуя пальчиками и вертя в воздухе голограмму. - Так, на следующем повороте поверни на Перл-стрит и двигайся в сторону Бруклинского моста.
        Фадеев послушно повернул руль. На перекрестке он заметил двух прогуливающихся мужчин в шляпах и костюмах.
        - А какое-нибудь нано-оружие на непредвиденный случай у нас имеется? - спросил Денис.
        - Имеется, - произнесла Юля. - Но тебе иметь его еще не полагается.
        - Несправедливо как-то, - пробурчал Денис. - Мы во временах гангстеров, где человеческая жизнь и копейки гнутой не стоит или цента, как у них, наверное, говорят, а у меня даже нечем защититься.
        - Не волнуйся, если что, я тебя защищу.
        - Ну, тогда я полностью спокоен, - улыбнулся Денис и вновь крутанул баранку.
        Вскоре Ford въехал на Бруклинский мост и двинулся на восток, через Гудзон, покидая остров Манхэттен. На мосту движение оказалось оживленнее, попалось аж три встречных автомобиля.
        - Здесь налево, - вновь скомандовала Юля.
        Денис послушно повернул. В этой части города, несмотря на позднюю ночь, люди попадались чаще и не все из них походили на франтов в костюмчиках и шляпах, встречались и простые работяги в залатанных брюках и потертых куртках. Хотя «Великая депрессия» еще и не успела сжать цепкие пальцы на горле американского народа, но и без того бедняков с обессмысленными взглядами уже хватало. Да и пахло в этой части города далеко не фиалками. Пахло грязью и бедностью, - то был запах, не нуждающийся ни в каком описании.
        - Вот мы и на Вашингтон-стрит, - взглянув на вывеску на доме, произнес Денис.
        - Вижу, - кивнула Юля. - Езжай до конца улицы и паркуйся.
        Фадеев сделал, как велено, и остановил Ford у тротуара. С обеих сторон улицы нависали кирпичные дома с большими окнами, а впереди виднелись стальные опоры Манхэттенского моста. «Примечательное место», - подумал Денис. - «Каждый, кто хоть раз видел фильм „Однажды в Америке“, тотчас бы признал эту локацию».
        Неподалеку оказались припаркованы еще несколько автомобилей. Из одного из них вышла парочка: дама в легком пальто и кавалер в строгом полосатом костюме и фетровой шляпе. Мужчина придерживал спутницу за талию, та подхихикивала и что-то нежно шептала ему на ухо. Неспешной походкой они двинулись к угловому дому и вскоре скрылись за поворотом.
        - Думаю, нам за ними, - предположил Денис.
        - Верно, думаешь, - согласилась Юля. - Только смотри не напортачь. Подобные заведения вне закона, следовательно, кого не попадя туда не пускают, поэтому старайся играть свою роль. Ты крутой гангстер, - она окинула его взглядом, вздохнула и добавила: - но не слишком крутой, так, обычная, немного поднявшаяся шестерка, поэтому сильно не зазнавайся и не переигрывай! Понял? Сможешь?
        - Раз плюнуть, - произнес Денис.
        - Надеюсь. И вот, возьми, - она протянула ему купюру в двадцать долларов. - Отдашь ее швейцару при входе.
        - Хорошо.
        - Ну, тогда пошли.
        - Секунду. - Денис глубоко вдохнул, закрыл глаза, положил ладони на лицо и зашептал: - Я крутой гангстер, я крутой гангстер, я Тони Монтана и Майкл Корлеоне в одном флаконе, вашу мать…
        - Не, не, не, - замотала головой в светло-русом парике Юля. - Никакой ты нафиг не Майкл, я же просила не переигрывать…
        Но Фадеев уже опустил ладони, и девушка даже вздрогнула, взгляд Дениса полностью поменялся: из обычного добродушного взгляда простого питерского парня, выпускника исторического факультета, он превратился в холодный и слегка нагловатый взгляд самоуверенного подонка.
        - Спокойно, киса! - ехидно усмехнулся Денис, подпустив в голос немного хрипоты. - У папочки все под контролем.
        И не обращая внимания на раскрывшую от удивления рот Юлю, самосотворенный гангстер открыл дверцу автомобиля и вышел.
        - Ох, не нравится мне это, - покачала головой девушка.
        Ее дверца тоже отворилась, и Денис подал даме руку. Юля поднялась с сиденья, взяла кавалера под руку, и они вместе двинулись к углу дома. Девушка молчала, столь резкое преображение Дениса ее явно ошарашило.
        Они свернули за угол нужного дома, и вдруг оба остановились, как вкопанные. Прямо перед ними, будто из-под земли, выросла монументальная двухметровая фигура патрульного копа в синем пальто с блестящим нагрудным жетоном и в строгой фуражке. Лицо детины, украшенное ухоженной эспаньолкой, тоже не отличалось добродушием, серые глаза смотрели с ехидством, а губы растянулись в хитрой улыбке. В руках полицейский сжимал деревянную дубинку, очень напоминающую уменьшенную копию бейсбольной биты.
        - Что, «Гнездышко» ищете? - пробасил патрульный.
        Здесь следовало рассмеяться, дружески похлопать здоровяка по плечу и, улыбнувшись, сказать: «нет, просто гуляем», но когда Денис был в образе, образ часто подчинял его себе, опережая логику и заглушая голос разума. На сцене это являлось большим плюсом, но вот сейчас, в жизни, в этой реальности…
        - А если и да, то что? - прохрипел Денис раньше, чем сумел осознать смысл собственных слов. Тут же он стал прикидывать, как бы быстро и эффективно вырубить некстати появившегося «фараона». Хотя обездвижить такого детину с одного-двух ударов выглядело проблематично.
        Но реакция нью-йоркского копа оказалась быстрее, он упер дубину в грудь зарвавшегося недогангстера и, усмехнувшись, произнес:
        - Дерзкий, да?
        Денис изготовился всем телом, но Юля обхватила его руку, как бы говоря: «молчи». Это не осталось незамеченным для полицейского. Он перевел взгляд на девушку и, мило улыбнувшись, сказал:
        - Получше за ним следи.
        Затем коп опустил дубину и кивнул в сторону обшарпанной двери:
        - «Гнездышко» там.
        И как ни в чем не бывало побрел дальше по улице, засвистев что-то себе под нос и крутя деревянную дубинку.
        «Пронесло, - выдохнул Денис. - Так, в следующий раз действительно не переигрываю». И опережая превращения Юли в разгневанного «ежика» выпускающего колючки все тем же подхрипловатым голосом:
        - Только спокойствие, цыпа. Я знал, что легавые тут все на прикорме.
        - Да что ты говоришь. - Девушка закатила глаза, но вид у нее был вполне спокойный.
        - К тому же, мы узнали где «Гнездышко». - И парень, подойдя к обшарпанной двери, постучался.
        Через секунду на маленьком окошечке в верхней части двери отъехала створка и на пришедших взглянули темные глаза на черном лице. А еще через секунду Денис услышал, как отпирается засов. Видимо, первую часть фейс-контроля они преодолели. Дверь отворилась. На пороге стоял рослый широкоплечий негр в костюме и при галстуке.
        - Здоров, приятель! - Фадеев беззаботно улыбнулся и дружески хлопнул чернокожего по плечу, а затем нагло засунул ему двадцатку в нагрудный карман пиджака. - Мы с моей цыпой решили как следует повеселиться, так что надеюсь, что в «Гнездышке» сегодня жарко?
        Негр не проронил ни слова.
        «Ну же, ответь мне хоть что-нибудь», - всматриваясь в каменное лицо швейцара-гориллы мысленно попросил Денис.
        В следующую секунду чернокожий отступил в сторону, а его большие пухлые губы расплылось в широкой улыбке, обнажая идеально белые зубы:
        - Милости прошу, сэр. У нас всегда жарко!
        Денис обернулся на Юлю, подмигнул и галантно предложил проследовать вперед. Девушка кокетливо улыбнулась, начиная играть свою роль, и, покачивая бедрами, чего в обычной жизни за ней не наблюдалось, двинулась вперед по тусклому коридору подсобки, ведущему к лифту. В лифте уже другой чернокожий преклонного возраста задвинул за ними дверь и пустил кабинку вверх. На пятом этаже лифт остановился, дверь отъехала в сторону, и в лицо ударил яркий свет.
        Послышались страстные аккорды фортепьяно, заиграли рулады корнета, зазвучали ударные, рождая зажигательный ритм джаза. Публика отрывалась на полную. Мужчины, все сплошь помешанные на гангстерском стиле в одежде, и женщины, предпочитающие вызывающие наряды: короткие юбки, блестящие платья, длинные нитки бус, приспущенные до колен чулки и не застегнутые боты. Все веселились, зазорно смеялись, танцевали и пили. Здесь в эпоху сухого закона выпивка лилась рекой, наживая капиталы бутлегерам. В воздухе витал запах зеленого змия вперемешку с приторным вкусом духов и табачным маревом.
        - Зайчик, я хочу танцевать, - кокетливо заворковала Юля, отдавая меховое манто гардеробщику. - Но сначала я хочу выпить. Пойдем к бару!
        - Для тебя все что угодно, моя киска, - поддержал игру кавалер.
        Делая вид, что им весело, парочка двинулись к бару мимо танцующей и отрывающейся на полную публики. Кто-то из местных мужчин с интересом посмотрел на Юлю, Денису тоже достались несколько приятных взглядов гангстерских цыпочек, одной он даже подмигнул, продолжая играть роль «своего парня» в этом подпольном мире Нью-Йорка двадцатых.
        Неожиданно Юля ласково взяла Дениса за руку и, прильнув к его уху, прошептала:
        - Аккуратно посмотри направо, там наш объект.
        Денис лениво повернул голову, будто продолжая осматривать зал, и увидел на белом кожаном диване в обществе двух молодых и явно подпитых девушек Йосива Исаковича Розенберга. Немного кругловатый, с носом картошкой и уже лысеющий коротышка подливал дамам шампанское и о чем-то бурно рассказывал, а они громко смеялись.
        - Что будем делать? - спросил Денис.
        - Пока ничего, - произнесла Юля. - Сначала найдем шефа… А вон, кстати, и он.
        Фадеев проследил за Юлиным взглядом и увидел возле барной стойки в черном строгом костюме и с хрустальным бокалом, наполненным виски, своего нового непосредственного начальника. Волосы его тоже оказались прилизаны и зачесаны назад, отчего блестели, и лишь седые виски были не тронуты. Да и держался Константин Александрович как-то по-другому, не по-военному строго, а раскованно и немного расслабленно. Складывалось впечатление, что он слегка принял лишнего на грудь, но, немного успев узнать этого человека по первой встрече, Денис тут же отверг эту мысль, поняв, что шеф тоже играет свою роль.
        - Марио! - неожиданно воскликнул Громов и, отставив стакан, распростер объятья.
        Денис не сразу нашел что ответить, но нужно было продолжать играть роль и он, улыбаясь, подошел к Константину. Тот обхватил ладонями его лицо и потрепал по щекам.
        - Рад тебя видеть, племянничек, - разыгрывая роль радушного и слегка «под мухой» дядюшки, расплылся в улыбке Громов. - А кто твоя прелестная спутница? Представь ее мне.
        - Меня зовут Тэсса, - не дав Денису выдумать ей глупое имя, поспешила представиться Юля.
        - Мисс Тэсса, вы само очарование, - причмокнув от наслаждения красотой, расплылся в улыбке эстет Громов, а затем, развернувшись к бару, за которым во всю стену тянулось длинное зеркало, громко произнес: - Джерри, налей-ка моему племянничку с его обворожительной спутницей выпить.
        - Сию минуту, мистер Туони, - кивнул молодой парень за стойкой и занялся делом.
        Юля меж тем достала мундштук, вставила туда сигаретку, и тут же возле ее лица возникла горящая спичка, которую Громов эффектно зажег о деревянную поверхность стойки. Девушка смачно затянулась, выдохнула колечки дыма и улыбнулась.
        - Дурацкая у тебя привычка, - покачал головой шеф.
        - Что поделать, - пожала плечами Юля. - Но электронку тут не попаришь.
        В этот момент бармен поставил перед гостями два хайбола, наполовину наполненных льдом, и на четверть виски.
        Денис взял один из стаканов, холодный и немного запотевший. Вдохнул аромат, поскольку считал себя знатоком. Виски пах сухим зерном, вареной кукурузой и спиртом, который перебивал все остальные ароматы. Дурной виски, явно сваренный на скорую руку, не выдержанный, как следует в дубовых бочках, в угоду дохода бутлегеров. Но в эпоху сухого закона местной публике выбирать не приходилось.
        - Так что будем делать с нашим Йосей, шеф? - отхлебнув глоток и убедившись в своей правоте, спросил Денис, отставляя стакан в сторону.
        - А как бы сам поступил? - повернувшись к Фадееву и внимательно взглянув в его глаза, ответил вопросом на вопрос Громов.
        - Думаю, надо пойти к нему, объяснить кто мы, и возвращаться в наше время, - предположил Денис.
        - Неверно, - выдохнув в парня дым, фыркнула Юля.
        - Не надо, Юлинька, - покачал головой шеф. - Не суди его строго, Денис новичок в этом деле, и он еще не знает, чего ждать. Когда-то и ты была такой. Помнишь свое первое задание?
        Глаза девушки вспыхнули, она залилась краской, открыла было рот, но потом все же сдержалась и опустила голову.
        «Похоже, и у нашей всемогущей всезнайки поначалу было не все так гладко, - усмехнулся про себя парень. - Потом нужно будет разузнать об этом подробней».
        - Денис, посмотри на нашего попаданца внимательно, - тем временем вернулся к ученику Громов. - Приглядись к нему. Попытайся влезть в его шкуру. Что ты видишь?
        Фадеев вновь взглянул на лысеющего коротышку, тот громко смеялся, одной рукой прижимал молодую симпатичную блондинку, а второй наливал шампанское сидевшей рядом брюнетке.
        - Похоже, ему весело, - сделал вывод Денис.
        - Продолжай, - потребовал шеф.
        - Ему хорошо, вокруг красотки, и он пьет не дешевый виски, а настоящее бутылочное шампанское… значит, он явно при деньгах и похоже чувствует себя здесь, как в своей тарелке.
        - Верно, - кивнул Громов. - А что ты знаешь о его прошлой жизни? Юля ведь вкратце тебе его описала?
        - Конечно, - тут же влезла в разговор «всезнайка». - Я дала ему все важную информацию!
        - И что ты такого важного запомнил из этой информации, Денис? - отхлебнув чуточку виски из хайбола, словно у нерадивого ученика на экзамене, спросил шеф.
        - Ну-у, - протянул Денис, выдерживая паузу и быстро вспоминая, что же там рассказывала Юля про этого еврея. - Кажется, он бухгалтер, в девяностые занимался махинациями, накопил капитал и сейчас является соучредителем банка.
        «Ух ты, вспомнил», - обрадовался Денис. Но, взглянув на ехидно усмехающуюся девушку тут же понял, что вспомнил не все или не самое важное.
        - Юля, - попросил Громов. - Освежи ему память, но только насчет той информации, что имеет значение именно сейчас.
        - Не женат, детей нет. Да, соучредитель банка, но сейчас этим банком вплотную занялась налоговая. Не чисто у них там что-то.
        - Спасибо, Юлинька. Этого вполне достаточно.
        Денис еще раз взглянул в сторону веселящегося Розенберга и тут его осенило:
        - Так он не захочет возвращаться с нами добровольно?!
        - Смотри, доперло, - не упустила возможности подпустить шпильку Юля, а Громов лишь кивнул и добавил:
        - Верно. Но возвращать его все-таки придется. Во-первых, его активные действия могут повлиять на ход истории, а во-вторых, - тут шеф кивнул в сторону, где за столиком сидел хмурый мужчина в полосатом костюме. Его стакан с виски был практически не тронут и стоял в стороне, что вполне могло говорить о том, что гость здесь не за выпивкой и весельем. Да и взгляд его то и дело устремлялся в сторону Розенберга.
        - А во-вторых, мы должны вытащить его отсюда ради его же блага, - поняв что происходит, сделал вывод Денис.
        - Соображает, - усмехнулась Юля, - а я, признаться, была более скромного мнения о его умственных способностях.
        Фадеев бросил на шутницу недовольный взгляд, но та лишь озорно усмехнулась.
        - И как будем действовать? - спросил Денис.
        - Пока ждать, - допив содержимое стакана, произнес Громов. - Наш попаданец выпил уже изрядную долю шампанского, вскоре ему захочется в туалет, вот там ты и вступишь в дело.
        - Я?
        - Ну не я же пойду в мужскую уборную, - встряла Юля. - Или испугался?
        - Кого? Этого лысенького коротышку? - парировал Денис. - Нет, конечно. Надо так пойду. - И дальше уже начал рассуждать: - Значит, иду в туалет, хватаю его, если нет свидетелей, и жму на часы, и аля-оп и мы в настоящем. Верно?
        - Верно, - кивнул Громов. - Только без импровизаций.
        - Вы сами сказали, что исполнять приказы я умею, - произнес Денис. - Так что справлюсь, дело то раз плюнуть.
        - Ну, смотри, - усмехнулся шеф. - Не подведи меня.
        - Не волнуйтесь, все будет чики-пуки. А вообще не понимаю, зачем понадобилось ради такого плевого дела перемещать в прошлое целых трех человек, а потом еще ждать нашего прибытия. Уверен, шеф, что вы бы и без нас со всем справились?!
        Юля опять закатила глаза, и Денис понял, что сморозил очередную глупость. Но соображал он быстро, и поэтому еще до того, как Громов успел открыть рот, Фадеев поспешил реабилитироваться:
        - Или все это вроде моего вступительного экзамена? Чтобы посмотреть на меня в действии?
        - Что-то вроде того, - кивнул шеф. - Ну и, конечно, мы никогда не действуем в одиночку. А знаешь почему?
        Денис покачал головой, хотя предположения на этот счет у него имелись, но вновь попадать впросак не хотелось.
        - Юлинька, просвети его.
        - Мы действуем не в одиночку, поскольку никогда до конца не знаем, что может ожидать нас в прошлом. Поэтому всегда должна быть поддержка, - словно читая по учебнику, отчеканила «всезнайка». - И порой, на первый взгляд, даже «плевое», как ты выразился, дело, может оказаться не таким уж и плевым, поскольку повлиять на него может тысяча независящих от нас факторов.
        - Я так и подумал, - улыбнулся Денис, на что девушка лишь обреченно вздохнула и покачала головой.
        - Ну, а пока ждем, - сказал Громов, а затем, резко меняя голос и вновь изображая слегка подпитого гостя: - Джерри, а плесни-ка мне еще этого чудесного напитка.
        - Слушаюсь, мистер Туони, - тут же отозвался бармен.
        Вскоре, как и предполагал Константин Громов, Йосив Розенберг встал из-за столика и, поочередно облобызав спутницам руки, направился в уборную.
        - Действуй, - велел шеф.
        Денис кивнул, встал, подмигнул Юле, та, конечно же, закатила глаза и фыркнула, но Фадеев уже уверенной походкой двигался к уборной.
        Туалет располагался в длинном коридоре, ведущем куда-то в неизвестность. Но это Дениса уже не интересовало. Он открыл дверцу мужской комнаты и вошел внутрь. В уборной никого кроме Розенберга не оказалось, тот стоял к Денису спиной и отливал в писсуар, на вошедшего он даже не обернулся.
        Задание выглядело элементарным, следовало лишь схватить Йосю за воротник и нажать кнопку на часах-переместителе. Но Денис, полностью уверенный в своих силах, решил немножечко насладиться моментом и позабавиться.
        - Здравствуйте, Йосив Исакович, - произнес Фадеев по-русски.
        Мужчина вздрогнул. Еще продолжая мочиться, он повернул голову и взглянул на незнакомца выпученными от удивления глазами.
        - Вы таки кто? - испуганно пролепетал Йося.
        - Это не важно, - вживаясь в роль крутого и уверенного в себе спец-агента заявил Денис. - Гораздо важнее то, откуда я!
        - И откуда же вы?
        - А я оттуда же, откуда и вы, - усмехнулся Денис. - И сейчас мы вместе с вами, мой дорогой друг, отправимся в наше с вами родное время.
        - Нет, нет, нет, - залепетал Йося. - Я не могу! Молодой человек, поймите…
        - Не обсуждается, - покачал головой Денис.
        - Но послушайте же, - молитвенно сложил руки Йося. - Мне ни как нельзя в будущее, меня там ничего не ждет, кроме тюрьмы…
        - Это ваши проблемы.
        - Ну, молодой человек, вы таки послушайте старого Йосю! Йося всегда чтил Иегову, и Господь таки услышал Йосю и подарил ему второй шанс! И вот Йося тут! В этом времени! А это ведь время перемен и возможностей! Зная историю, здесь Йося может делать деньги прямо из воздуха!.. И, молодой человек, Йося ведь таки умеет быть благодарным. Скажите только, как вас звать? И Йося откроет счет на ваше имя. И когда вы вернетесь в родное время, на счету вас уже будет ждать приличная сумма… Вы можете стать миллионером, нет, нет, даже миллиардером! Как вам такое предложение, молодой человек?
        Денис усмехнулся. Предложение и в самом деле выглядело довольно заманчивым. Только вот что бы помешало этому хитрому еврею не сдержать обещание и, узнав кто такой Фадеев, просто расправиться с ним еще до его появления на этот самый свет? Правильно - ничего! Да и баснословные богатства, как таковые, не интересовали Дениса так яро, гораздо важнее для него было…
        - Ваше предложение конечно лестное, но оно меня не интересует, - гордо заявил «крутой спец-агент». - В жизни есть вещи куда поважнее денег! Поэтому больше не пытайтесь меня подкупить или сделать еще какую-нибудь глупость, иначе я буду вынужден применить к вам силу! - Денис сделал паузу, давая попаданцу воспринять угрозу всерьез. - И застегните ширинку, не дело возвращаться домой, светя причиндалами!
        Фадеев, весьма довольный собой, усмехнулся, а бедняга Розенберг потянулся к штанам.
        И тут дверь уборной вдруг неожиданно отворилась.
        «Вот черт, - выругался Денис. - Не успел».
        Улыбка сошла с его губ, но и лицо Йоси в этот момент изрядно переменилось, и досада на его физиономии вдруг превратилась в неподдельный испуг.
        Фадеев резко развернулся. Напротив него стояли двое мужчин: первый - здоровяк в длинном плаще и шляпе, второй - среднего роста, наглого вида, в дорогом черном костюме с красной живой гвоздикой в петлице пиджака.
        - Свалил отсюда, парень, - не церемонясь, грубо произнес наглого вида гангстер со шрамом на лице.
        - А вот не подумаю, - гордо задрав подбородок, заявил Денис.
        - Ну, тогда пеняй на себя, - проскрежетал «лицо со шрамом» и потянулся к боковому карману пиджака.
        «Там у него ствол», - тут же понял Денис.
        Йося сглотнул и сделал шаг назад, прячась за спину Фадеева.
        Не теряя ни секунды, Денис запустил кулак вперед, целя человеку со шрамом в лицо, но тот на удивление ловко отскочил назад, уступая место своему товарищу-горилле. Второй гангстер замахнулся правой. Фадеев понизил базу тела, скрестил перед собой руки и пошел на сближение. Крест блокировки ударил противника в грудь, руки резко развернулись, ребро правой столкнулось с шеей, левая отбила удар, а затем открытой ладонью ударила гангстера в солнечное сплетение и вновь правая довершила дело, повергнув врага в нокаут.
        «Где второй?» - быстро развернувшись, только и успел подумать Денис, и тут же получил резкий удар в челюсть чем-то стальным и тяжелым.
        От сильного удара Фадеев не устоял на ногах и упал на грязный кафельный пол уборной. Вокруг все кружилось, голова гудела, вдобавок мерзкий запах мочи из писсуара ударил в нос.
        «Лицо со шрамом» ехидно улыбнулся и снял с левой руки кастет. Затем он присел на корточки, и вдруг резко выдернул из-за спины черный револьвер и направил его на Дениса.
        - Открой рот, - повелительно сказал гангстер.
        Желание и дальше разыгрывать из себя крутого спец-агента тут же улетучилось, и Денис повиновался. Холодное стальное дуло вошло в рот, противно скользнуло по зубам, и грубо уперлось в небо. Йося в этот момент, как осенний листок, трясся в углу и, кажется, уже начал молиться по системе религии предков.
        - Как видишь, у тебя большие проблемы, парень, - заявил «лицо со шрамом». - Ты это понимаешь? Если понимаешь, то моргни один раз, а если нет то два.
        Денис моргнул.
        - И ты бы наверняка хотел разрешить это дело миром. Да? - прохрипел гангстер.
        Денис еще раз моргнул.
        В этот момент и нокаутированный бандит пришел в себя, он быстро оценил обстановку и, сверкнув на обидчика глазами, зарычал:
        - Донни, дай я сам выпущу ему мозги!
        «Вот и все, - мелькнула предательская мысль. - Сейчас меня грохнут, прямо здесь, в обоссанном сортире Нью-Йорка двадцатых… А ведь у меня даже и родители еще не родились… Боже, как глупа жизнь…»
        - Погодь, Буч, - произнес «лицо со шрамом». - Не стоит привлекать к себе излишнее внимание. Да и парень, похоже, оказался здесь случайно и лишь по своей дурости решил заступиться за этого жиденка. Ведь так, парень? Я прав?
        Денис моргнул один раз.
        - Я так сразу и понял, - улыбнулся гангстер. - Поэтому ты ведь больше не будешь дурить и мешать нам?
        Холодное дуло пистолета грубо толкнулось в небо и Денису ничего другого не оставалось, как моргнуть еще раз.
        - Вот видишь, Буч, парень больше не собирается дурить. - Дуло пистолета медленно потянулось изо рта.
        Фадеев уже с облегчением намеревался вздохнуть, но тут вдруг Йося подал голос:
        - Но вы ведь должны меня защищать? Они ведь собираются скормить меня рыбам!
        - Защищать?! - Револьвер «лица со шрамом» вновь уперся в Дениса, но на этот раз прямо между глаз. - Кто этот молокосос, жидяра?
        Йося резко заморгал, переводя взгляд то на Дениса, то на гангстера с револьвером.
        - Отвечай!
        - Он прибыл из будущего, чтобы забрать меня в мое время, - пролепетал испуганный еврей.
        Гангстеры переглянулись, а затем вдруг захохотали в два голоса.
        - А я ведь сразу понял, что ты со странностями, - фыркнул «лицо со шрамом». - Чуть было парня на тот свет за зря не отправил. Ладно, Буч, хватай этого вшивого еврея и потащили его под мост, там его ждет свидание с рыбками.
        Буч коварно ухмыльнулся и, схватив Йосю за ворот, повел того к выходу.
        - А ты, - дуло револьвера отлегло от головы Фадеева, - считай что сегодня родился заново, парениша! - Гангстер улыбнулся открытой итало-американской улыбкой, встал и тоже направился к выходу, но у самых дверей остановился, и, вновь взглянув на Дениса, добавил: - Но предупреждаю, если я еще раз тебя увижу, девять граммов тебе обеспечены!
        И развернувшись, он покинул уборную. А Денис, наконец, смог вздохнуть свободно. Но уже через секунду зажал голову руками и прорычал:
        - Вот чер-рт!!!
        Плевое на первый взгляд задание оказалось абсолютно провалено.
        Он вскочил и пулей вылетел из уборной. Резвыми шагами преодолел коридор и уже у самого входа в клуб столкнулся с Громовым.
        Быстро окинув подопечного опытным взглядом, шеф лишь спросил:
        - Куда они его увели?
        - Кажется, один что-то говорил о том, что хотят скормить его рыбак! - в спешке вспоминал Денис. - Да точно, они сказали, что поведут его под мост! Но поймите, я не виноват, они ворвались так быстро… Я, впрочем, успел вырубить одного, но у второго оказался кастет и ствол… А вы вообще где спрашивается были?.. Мне чуть было не вышибли мозги на стенку писсуара, а вы там цедили дешевый виски?!
        - Тише будь! - повелительно сказал Громов, взглянув на Фадеева холодными и спокойными глазами, и от этого взгляда Денис отчего-то тут же замолк. - И следуй за мной.
        Шеф двинулся вперед, но не в клуб, а по коридору, ведущему куда-то вглубь помещения.
        - Следом за вами в туалет никто не входил, - спокойно принялся рассказывать Громов. - Мы заподозрили, что что-то не так, когда наблюдающий гангстер снялся со своего поста и направился к выходу. Я отправил Юлю проследить за ним.
        - Юлю?! Но, а как же те двое тогда попали в туалет? Они что, уже ждали там Йосю? И как они вообще собрались вывести его наружу?
        Коридор уперся в тупик, вернее, в старую обшарпанную деревянную дверь.
        Громов потянул за ручку, та не поддалась. Тогда шеф отошел назад и вдруг с силой пнул в дверь пониже ручки. От проявленной грубости старая защитница коридора тут же слетела с петель. За дверью находился балкон, в полу которого располагалась металлическая лестница, ведущая на балкон пониже.
        - Ну-у, теперь все понятно, - пробурчал Денис.
        На улице все еще была ночь. Дул легкий прохладный ветерок, раскачивающий листья деревьев в парке напротив. За парком виднелась гладь реки и Манхэттенский мост, к которому и повели беднягу Йосю.
        Не говоря ни слова, Громов принялся спускаться. Денис последовал примеру шефа.
        Оказавшись на твердом асфальте, они бегом двинулись в сторону парка. На ходу Громов подставил руку к губам и, нажав на кнопку переговорника на часах, произнес:
        - Юлинька, ты где? Что происходит?
        - Вообще-то я тут прячусь, шеф, - раздался укоризненный шепот девушки. - В кустах, шеф. Возле опор моста.
        - Розенберг там?
        - Да. Его только что привели двое и сейчас они поместили нашего попаданца в тазик и под дулом пистолета заливают ему ноги цементом. Похоже, они решили провести туристическую экскурсию по дну Гудзона для нашего соотечественника.
        - Сколько их?
        - Трое.
        - Игорек?
        - Я уже ему сообщила.
        - Хорошо, будь на месте и ничего не предпринимай. Скоро будем. - И развернувшись к Денису: - Насколько следует из твоего личного дела со стрелковой подготовкой у тебя все отлично.
        Фадеев кивнул.
        - Тогда держи. - Шеф вытащил из-за пазухи странного вида револьвер с толстым серебристым дулом без мушки и каким-то съемным стеклянным баллончиком, наполненным фиолетовой жидкостью, вместо барабана.
        - Импульсный пистолет или как называют наши плазменный-револьвер, - на бегу принялся объяснять Громов. - Стреляет разрядом плазматического электричества сродни шаровым молниям. Поэтому имеет свойство притягиваться к объектам, из-за чего иногда можно стрелять и под углом, но по ближайшей к объекту траектории. Это, - Громов указал на стеклянный баллон с фиолетовой жидкостью, - электро-плазма. При термо-нагреве расщепляется и создает разряд, но при помощи импульса отправляется в цель. При расщеплении плазмы происходит хлопок очень напоминающий выстрел. Разряд выводит противника из строя, не причиняя ему физических увечий, плюс полностью лишает памяти последних часов. Незаменимая вещь в нашем деле!
        Денис примерился к пистолету. «Удобный». Рукоятка легла в ладонь, как влитая. «Только вот где прицел?» И только он собирался это спросить, как шеф грубо, но не сильно ударил его локтем в грудь, а затем быстро приставил палец к губам и прошептал:
        - Ц-ц-ц!
        Денис, подавившись стоном, остановился и прислушался, невдалеке за деревьями раздавались голоса. Фадеев взглянул на Громова, тот кивнул, продолжая молчать. И вдруг со спины донесся шорох затронутой листвы. Денис резко развернулся, направляя пистолет на звук, но это всего лишь оказалась Юля. Девушка примирительно подняла руки перед собой и улыбнулась, а затем, закатив глаза, покачала головой, что видимо означало: «А ты, болван, кого ожидал здесь увидеть?» поскольку шеф даже и не шелохнулся на этот звук.
        Юля, осторожно ступая, подкралась ближе и, взглянув на начальника, прошептала:
        - Как будем действовать?
        - Особо без вариантов, - покачал головой Громов. - Придется идти туда и отбивать его. Трое на трое - шансы равны. На тебе, Юлинька, тот, за кем следила ты, Денис, держи на мушке того, что побольше, а я займусь человеком со шрамом, похоже, он здесь за главного. И помните, что пули у них настоящие, поэтому, когда дойдет до дела, стреляйте первыми.
        Денис кивнул, а Юля вытащила из сумочки точно такой же импульсный пистолет и тоже приготовилась. Мехового манто на ней не было, судя по всему, она не успела забрать его из гардероба, а так и отправилась за гангстером в вечернем платье.
        - Тебе не холодно? - прошептал Фадеев. - Может, наденешь мой пиджак.
        Девушка взглянула на него блестящими карими глазами, как показалось Денису даже с благодарностью, но в следующую секунду фыркнула и покачала головой.
        «Ну как знаешь, железная леди», - хмыкнул про себя парень.
        - Ладно, двинулись, - приказал Громов и, выставив перед собой ствол, первым шагнул за деревья.
        Возле края набережной стояли четверо: трое уже знакомых гангстеров и заплаканный Розенберг в тазике с цементом. В том месте, где находился Йося, ограждения не было и стоило его только толкнуть и «здравствуй подводный мир Гудзона».
        Увидев вынырнувших из темноты незнакомцев, бандиты резко развернулись и тут же потянулись к оружию.
        - Не так быстро, ребята! - приказал Громов. - И держать руки на виду, так, чтобы я их видел!
        - Хорошо-хорошо, приятель, как скажешь, - показывая открытые ладони, прохрипел «лицо со шрамом» и улыбнулся своей открытой улыбкой. Впрочем, подручные подымать рук не торопились и, судя по всему, были готовы в любой момент схватиться за оружие.
        - О, парень, и ты тут?! - разглядев Дениса, произнес главный гангстер. - Неужели ты так осерчал на меня, что решил свести с нами счеты? А я ведь проявил к тебе милосердия.
        - Мы здесь не для того, чтобы вас убивать, - вновь заговорил Громов. - Мы здесь за тем, чтобы избавить вас от вашей проблемы - от этого еврея!
        - Так он и вам насолил, - хмыкнул «лицо со шрамом». - Интересно. А кто вы такие? Откуда? На кого работаете?
        - На Аль Капоне, - выкрикнул Денис, решив, что имя знаменитого чикагского гангстера немного остудит пыл местных бандитов.
        - Молчи, дурак, - прошипела Юля.
        - Интересно. Очень интересно, - ухмыльнулся «лицо со шрамом». - И чем этот вшивый еврей насолил Альфонсу?
        - Это не имеет значения, - вновь вступил в разговор Громов. - Тебе нужно знать лишь одно, что мы его забираем. Так что считай, что у нас лишь добрые намерения. - Шеф поднял ствол прямо перед собой и нацелил его на человека со шрамом. - Денис, будь добр, приведи сюда Розенберга.
        Фадеев кивнул и двинулся к бандитам, не сводя с них пристального взгляда и не убирая пистолета. Две гориллы смотрели на него угрожающе, а их главарь лишь хитро ухмылялся.
        - Добрые намерения говоришь, - произнес «лицо со шрамом». - Хороши добрые намерения с пистолетом в руке!
        - Знаешь, как говорят у нас в Чикаго, - усмехнулся Громов. - Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом.
        - Умно, - оценил поговорку «лицо со шрамом».
        В этот момент Денис дошел до бандитов, среди которых, скрючившись в три погибели, стоял заплаканный и трясущийся Розенберг, и только тут его осенило, что привести Йосю он не сможет, поскольку цемент в тазу выглядел уже застывшим.
        - Шеф… - тут же поспешил сообщить эту информацию Денис.
        - Шеф?! - пробормотал «лицо со шрамом».
        - Да они легавые! - выкрикнул недосказанное боссом гангстер, что получил по мордасам в туалете.
        - Ну, так познакомь их со своим Томми Ганном, Буч! - взревел «лицо со шрамом» и отшатнулся в сторону.
        А Буч, откинув край плаща, выхватил здоровый черный автомат «Томпсона» и, вскинув его перед собой, нажал на спусковой курок.
        Бах-бах-бах… - загрохотал автомат, выпуская пламя и с десяток пуль в секунду.
        Шеф и Юля юркнули в кусты. Впрочем, в прыжке Громов все же успел нажать на курок и белая вспышка, напоминающая диск из молний, по кривой траектории, но все же достала гангстера, что сидел в клубе за столиком. Бандит упал на землю и вырубился.
        Денис попытался выстрелить в Буча, но «лицо со шрамом» перехватил его руку, а затем с силой ударил лбом в нос. Хруст. Резкая боль в мозгу. В глазах на секунду померкло. А когда вновь прояснилось, Фадеев увидел нового персонажа.
        На всех парах к ним приближался встреченный не так давно патрульный коп.
        «Его еще тут не хватало», - только и успел подумать Денис.
        Автомат же продолжал непрерывную пальбу, не разбирая ни людей, ни цели.
        Бах-бах-бах…
        Буч заметил «фараона» и развернул раскрасневшееся от огня дуло в сторону нового врага.
        И тут коп откинул край пальто и в его руке возник…
        «Что это вообще мать твою такое?» - увидев помесь дробовика и бластера из фантастических фильмов, подумал Денис.
        И тут эта штука выстрелила.
        БУХ! БУХ!
        Два белых диска, состоящие словно из сверкающих молний, вылетели из толстого дула оружия копа и по невообразимой кривой траектории понеслись на Дениса. Впрочем, первый из дисков врезался в Буча, того словно ударило разрядом электрического тока, и гангстер, выпустив автомат из рук, свалился без чувств. Второй диск врезался в «лицо со шрамом», который в последнюю секунду все же успел подгадить и толкнул ошарашенного Розенберга.
        Йося комично всплеснул ладошками и полетел вниз, хватаясь ручонками за первое, что под них подвернулось. А подвернулся под них Денис, который тут же полетел следом за попаданцем, вцепившемся в него, как в спасательный круг.
        Гладь воды стремительно приближалась. Еще доля секунды и все! И Денис сделал единственное, что пришло в этот момент ему в голову - он нажал на кнопку переместителя…
        Глава 4
        Всплеск!
        Это тазик, наполненный цементом, словно бомба разорвал гладь Гудзона. И Дениса вместе с Йосей накрыло… Нет, не водой!.. А яркими брызгами красок и цветов, которые тут же, кружась юлою, стали превращаться в картины минувшего века. На пухленьких ручках Аль Капоне сомкнулись браслеты наручников. Японская авиация ударила по Перл-Харбор. В Далласе прозвучал выстрел - Жаклин в панике заметалась по лимузину. В Москве по покрытой снегом Красной площади гордо прошлись герои Кубинской революции: Эрнест Че Гевара и Фидель Кастро. Страна в трауре - умер Леонид Ильич Брежнев. К власти пришел Горбачев. Развал СССР…
        И вдруг удар о что-то пухлое и мягкое. А затем стон этого чего-то пухлого и мягкого. Фадеев с трудом разжал веки, голову сдавливало будто стальным обручем, к горлу подступила тошнота, но парень сдержался. Он лежал сверху на Йосе, причем лицом прямо на его заднице. Денис приподнял голову и попытался встать. Йося продолжал стонать, потом вдруг захрипел и его вырвало. В воздухе запахло блевотиной вперемешку с клубникой и шампанским. Денис с отвращением поднялся. Голова все еще шла кругом, скула дико болела, а из разбитого носа на белую рубашку стекала кровь.
        «Ну и видок, наверное, у меня?» - оглядываясь по сторонам, подумал Денис.
        Вокруг почему-то было много народу. Большинство в белых халатах. Люди тоже с интересом поглядывали на Фадеева, но подойти не решались. Обстановка напоминала какой-то сверхсовременный космический центр: белые стены, высокие потолки со светодиодными трековыми светильниками, хромированные столы и стулья, компьютеры и огромная плазменная панель вдалеке зала с картой планеты и мигающими красными точками на ней. Сам Денис находился на круглой площадке, покрытой белыми матами, расположенной в центре этого огромного помещения.
        И вдруг рядом с ним будто из воздуха одна за другой появились три фигуры: Громов, Юля и здоровенный бородатый детина в форме патрульного копа и с дробовиком-бластером в руке. Денис с интересом на него посмотрел.
        «Теперь понятно, почему этот псевдо-фараон не заломал меня возле „Гнездышка“, - подумал Фадеев. - Оказывается, он свой».
        Здоровяк, будто расслышав мысли Дениса, улыбнулся открытой широкой улыбкой и, сделав шаг, дружески хлопнул нового товарища по спине.
        - А ты молодец, паря, - выговорил «псевдо-фараон». - Не сплоховал! Лихо ты за ним в Гудзон сиганул! Мы уж думали все! Утоп! А потом глядим, а твоей материи в прошлом уже нет. Молоток в общем! - И он еще раз хлопнул Дениса по плечу могучей лапищей, да так, что парень чуть было не повалился.
        «Знал бы ты, как все было на самом деле», - с иронией подумал Денис, вспомнив намертво вцепившиеся в него руки Йоси.
        - Так, кто-нибудь займитесь нашим горе-попаданцем, - раздался позади распоряжающийся голос Громова. - Ему явно нужна медицинская помощь, ну и далее все по красному протоколу, в общем, не мне вас учить… Алик, весь структурный анализ проникновения через десять минут мне на стол, включая все временные колебания. Сергей, подготовь…
        Но этого Денис уже не услышал, поскольку рядом засуетились люди в белых халатах, принявшиеся оказывать первую медицинскую помощь все еще постанывавшему Розенбергу. И к тому же, откуда ни возьмись, появилась сексапильная секретарша Громова, которая с сияющими от счастья глазами вдруг бросилась в объятия здоровяка в полицейской форме с ликующим возгласом:
        - Игорек!!!
        - Да все в порядке, белочка моя, - нежно обняв и поцеловав невысокую блондинку, улыбнулся «псевдо-фараон» по имени Игорек.
        - Ну, ты же знаешь, что я каждый раз так за тебя переживаю, мышонок, - запричитала блондинка и вжалась в широкую грудь своего ненаглядного.
        - Тише, тише, Гризлика раздавишь! - с опаской заговорил Игорек. Затем он полностью расстегнул синее пальто и отцепил от пояса полупрозрачный оранжевый шар с множеством дырочек. Крышка отворилась, и в шаре показался пшеничного цвета хомяк с черными глазками бусинками и надутыми щечками.
        - Гризлик, - с радостной улыбкой почесала макушку грызуна блондинка.
        «Бог ты мой, хомяк путешественник во времени?!» - опешил Денис и открыл рот.
        Тут же перед его лицом возник дамский пальчик, который, не церемонясь, коснулся его подбородка и надавил, отчего челюсть захлопнулась с громким звуком.
        - Рот закрой, - улыбнулась Юля. - А то ворона залетит.
        Затем она стянула с головы парик светло-русых волос и растрепала свои родные длинные рыжие.
        - Боже, как голова то чешется после этих париков, - продолжая приводить волосы в порядок, заговорила Юля. - Так, надо срочно в душ и, наконец, избавиться от этого дурацкого платья, а то в нем я чувствую себя, как голая.
        Денис окинул ее взглядом и криво улыбнулся. В этот момент к ним подошел Громов и, положив руку на плечо Фадеева, произнес:
        - Денис.
        - Шеф.
        - Понимаю, - скользнув по парню взглядом сверху вниз, сказал Громов. - Не до конца еще пришел в себя?! Но это со всеми бывает. Там в прошлом ты играл роль, и, честно сказать, хорошо сыграл, если не брать в расчет мелкие недочеты и переигрывания. А сейчас, вернувшись, ты пытаешься уложить в голове все, что произошло?
        - Типа того, - ответил Денис. - Хотя я более ошарашен несколькими ударами по голове и падением в Гудзон, шеф.
        Громов усмехнулся.
        - Ладно, тогда сейчас в мед. кабинет, затем в душ и через час ко мне на разбор полетов.
        Фадеев кивнул.
        - Юля, проводишь его, - приказал шеф.
        - Я?! - удивилась девушка.
        - Да, - сказал Громов. - Вы ведь вроде сработались?! Поэтому пока Денис не освоится, закрепляю его под твое начало. Проведешь ему экскурсию, расскажешь и покажешь, как и что!
        - Шеф, да за что мне такое наказание? - Юля закатила глаза к потолку и для большего драматизма еще и вскинула руки. - В чем я перед вами провинилась?
        - Наоборот, Юлинька, я очень ценю тебя, как сотрудницу и свою помощницу, поэтому именно тебе я доверяю эту задачу, зная, что ты справишься с ней лучше всех.
        Девушка хмыкнула, надула розовые губки и пропыхтела:
        - Больше похоже на наказание.
        Впрочем, Громов не обратил на это внимания, поскольку уверенной армейской походкой двинулся дальше и как заправский командир принялся отдавать приказы направо и налево.
        - Ладно, что встал, как истукан? - тут же поспешила отыграться на «наказании» Юля. - Двинули.
        Денис лишь усмехнулся и побрел за девушкой. Они шли мимо множества столов и людей, с интересом разглядывающих нового сотрудника с разбитым носом и в окровавленной рубашке. Некоторые из новых коллег даже улыбались парню, в основном, это были молодые девушки в белых халатах, но под строгим взглядом Юли они тут же опускали глаза и быстро принимались за видимость деятельности. Похоже, «рыженький ежик» выпускал колючки не только на Дениса и пользовался среди коллег непререкаемым авторитетом, более того, ее даже побаивались.
        Сопровождалась эта прогулка коротким описанием рода деятельности персонала:
        - Здесь у нас историки, - кивала Юля в одну сторону. - Тут отдел сбора данных. Это отдел слежки за разрывом межвременной-пространственной материи…
        И так далее и тому подобное. Юля не заостряла внимания ни на одном из отделов и не вдавалась в подробности, а бросалась лишь сухими фразами и неуклонно двигалась вперед. Наконец, она остановилась.
        - Так. Вот там душ! - указала она на одну из дверей. - А вот там мед. кабинет! Я возьму кое-какие вещи и в душ, а ты иди лечи нос. Через полчаса буду ждать тебя у кофе-автомата. - И девушка кивнула в сторону машины по приготовлению горячих напитков.
        - Договорились, цыпа, - улыбнулся Денис.
        «Рыженький ежик» тут же выпустил иголки дикобраза:
        - И не называй меня больше так никогда, не в двадцатых уже, а иначе тебе, точно, пластика носа понадобится. Уяснил?
        - Вполне, - кивнул Денис, отметив про себя, что когда Юля злится - она выглядит еще потрясней.
        «Главное, чтобы злить ее не вошло у меня в дурную привычку», - и, усмехнувшись этой забавной мысли, он вошел в мед. кабинет.
        В белом, чистом и просторном помещении пахло лекарствами. Денис поморщился, с самого детства он относился к людям в белых халатах с опаской, особенно к стоматологам. С возрастом это чувство прошло, но детская фобия все же осталась где-то глубоко в подсознании, и сейчас она нелепо напомнила о себе.
        - Здравствуйте, - раздался неожиданно чей-то голос.
        Денис пошарил глазами по комнате, но обладатель голоса и сам не стал прятаться, а вышел из-за ширмы и улыбнулся. Это оказался приятный мужчина средних лет со светлыми волосами, русой бородой, как у Николая Второго и безмятежными голубыми глазами за блестящими стеклами круглых очков в роговой оправе.
        - Здравствуйте, доктор…
        - Штерн, Николай Штерн. - Доктор протянул руку. - А вы, должно быть, новенький в нашей группе особого реагирования.
        - Да. Денис Фадеев, - пожав руку доктору, представился парень.
        - Присаживайтесь, Денис. - Штерн указал на черную кушетку, сам придвинул стул и сел напротив. Затем бесцеремонно, совсем по-докторски, взял Фадеева за лицо, повернул голову, провел пальцами по носу, потянул за него и отпустил.
        - Так, нос не сломан, - констатировал он. - Просто разбит. Наложите пластырь на разбитое место - быстрее заживет. Так, теперь следите за кончиком моей ручки. - Штерн вытащил из нагрудного кармана халата ручку и начал водить ей влево, вправо. - Достаточно. Теперь проверим реакцию зрачком. - Неожиданно на кончике ручки вспыхнул огонек, которым доктор тут же засветил в глаза. - Так. Скажите, легкая тошнота и головокружение присутствуют?
        - Совсем маленечко.
        - Ага, все ясно.
        - Что ясно, док?
        - У вас легкое сотрясение. - Штерн поднялся со стула и подошел к стеклянному шкафу.
        В этот момент за ширмой кто-то знакомо застонал:
        - А-а, о-о!
        - Розенберг, не придуривайтесь, - тут же откликнулся доктор. - У вас нет никаких увечий, только синяки и ссадины. Вдобавок ко всему, я вколол вам успокоительное, поэтому вы в принципе не должны чувствовать никакой боли.
        В ответ из-за ширмы донеслись:
        - Ох, ах, ох, что ж я маленький не сдох.
        Штерн покачал головой:
        - Ну что за человек. Ведет себя, как настоящий ребенок.
        Денис кивнул, уже хорошо понимая, что Йося за фрукт. А доктор взял с полки баночку каких-то пилюль и протянул Фадееву:
        - Вот, попейте это. По одной таблетке три раза в день в течении недели, и все будет хорошо. И рекомендую беречь голову и больше не получать по ней. Хотя, - доктор усмехнулся, - при вашем роде деятельности это проблематично. Вот помню, Игорьку как-то дубиной во времена Троянской Войны зарядили. Впрочем, с него все как с гуся вода, даже таблеточек пить не пришлось.
        - Везет, - отозвался Денис и встал. - И спасибо, док. Мне уже пора.
        - Я вас не держу, - произнес Штерн. - Но если что, заходите, всегда рад просто поболтать.
        - Всенепременно, - пообещал Денис и поспешил уйти. Не то чтобы доктор ему не понравился, напротив, он был вполне мил и обходителен, но опасливый ребенок в глубине души рвался поскорее покинуть царствие пилюлек и шприцов.
        Фадеев вышел в общий зал. Возле кофе-автомата, конечно же, еще никого не было, но Денису и самому необходимо было умыться и привести себя в порядок, поэтому, недолго думая, парень направился в душевую.
        Душевая оказалось большой и просторной. Выложенная белоснежным кафелем, с зеркалами на стенах и множеством кабинок она представляла из себя идеал чистоты и порядка. В дальней кабинке шумела вода, разносился приятный запах ромашкового шампуня, это явно «ежик» мыла свои рыженькие колючки. Денис улыбнулся, двинулся к дальней раковине, поднес руки к крану, автоматически включилась вода, парень набрал ее в ладошки и плеснул на лицо, стирая остатки крови. Затем посмотрел на себя в зеркало и вдруг от удивления открыл рот.
        Дверца из матового стекла в Юлиной душевой оказалась полуоткрыта, и в этом раскрытом фрагменте четко просматривался обнаженный женский силуэт, стоящий к парню спиной и плескающийся под струями воды. Конечно, следовало тут же уйти или на худой конец отойти в сторону и уже там закончить свои дела. Но, но… взгляд отвести не получалось. Струи воды медленно и монотонно падали из душа, словно гипнотизируя. Они летели, опускаясь на намыленные волосы, на раскрасневшиеся плечи, стекали, переплетаясь вместе с пеной по гладкой спине, струились по плавным линиям и изгибам тела, опускаясь все ниже и ниже к упругой и такой идеальной, как наливные яблочки, попе, окутывая пеной эти прелестные розовые окружности и спускаясь между ними к стройным спортивным ножкам.
        Тут же заиграли гормоны, и Денис даже задержал дыхание, стараясь запечатлеть в памяти это чудесное мгновение. Но Юля вдруг повернулась.
        - Ты!!! - выкрикнула она. - Придурок!
        Фадеев машинально отвернулся от зеркала, но, к сожалению, оказался не в той стороне и тут ему в лицо ударил увесистый кусок мыла.
        - Ау! Ну, зачем же по носу-то, снова, - пролепетал Денис.
        И дверца душевой кабинки с грохотом захлопнулась. За ней тут же запыхтел «ежик», рыча и выбрасывая проклятия:
        - Гад, извращенец, козел!..
        - Да я не нарочно, - постарался оправдаться Денис. - Просто зашел умыться. И вообще, я же не виноват, что кто-то двери не закрывает.
        - Все рано - козел! - зарычала расплывающаяся фигура за матовым стеклом. - Клянусь Богом, если бы ты не был племянником Громова, я бы тебе кое-что оторвала!
        - Чего? - выпучился Денис. - Чьим племянником?
        - Упс! - За дверью тут же стало тихо, лишь шум струящийся воды разносился по душевой.
        - Слушай, а давай я тебе этого не говорила? Давай сделаем вид, что ничего не было? - Матовая дверца слегка приоткрылась, и оттуда выглянула виноватая рожица Юли: рыжие волосы в пене, губки подергиваются, а карие глазки блестят, словно у пресловутого кота из «Шрека». - Ну, пожалуйста, Дениска. А то Громов меня убьет или загрузит бумажной работой до скончания века, и оперативных заданий мне тогда не видать, как своих ушей. Ну-у, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. М-м-м. - И длинные мокрые реснички умоляюще захлопали, словно крылья бабочки, попавшей под дождик.
        «А оказывается, она умеет быть милой, - почти забывая обо всем услышанном, подумал Денис, но тут же вновь напомнил себе, - когда ей чего-то нужно!»
        - Нет уж, постой! - Он даже поднял палец и помахал им перед Юлиным носиком. - Такое так просто не забывается. И когда он вообще собирался мне об этом сказать?
        - Эх, - вздохнула Юля. - Ну, хочешь, мы это обсудим? Чуть позже, скажем за кофе? - Девушка мило улыбнулась и похлопала глазками. - Только, пожалуйста, пожалуйста, не выдавай меня Громову. И делай вид, что ты ничего не знаешь. Договорились?
        - Хорошо, - сложив руки на груди, произнес Денис. - Только мы это обсудим. За кофе!
        - Хорошо, хорошо, - закивала девушка. - А теперь позволь, я закончу с душем. - И Юлина рожица скрылась за закрывшейся матовой дверью.
        Денис вышел в коридор, так и не умывшись до конца, и, не замечая ничего вокруг, двинулся к кофе-автомату. В голове витали сотни мыслей:
        «Почему? Почему он не сказал мне этого сразу?.. Хотя нет, начнем с того, почему я вообще его не знаю и никогда не слышал о нем? Наверное, на то есть какие-то причины!.. А по чьей линии он мой дядя?.. Точно! Ведь он упоминал, что знал моего отца и даже работал с ним. Хотя… это еще ни о чем не говорит… Так выходит я вообще тут не случайно? Но почему именно сейчас?.. А может быть, Юля ошиблась или что-то напутала? Или это вообще ее очередная шутка или месть за то, что я увидел ее обнаженную попку. Симпатичную, к слову сказать, попку, такую, мурр… Так, стоп, не отвлекаться!.. Возможен обман! Хотя на обман это не походило… Но ведь актриса она еще та!.. Блин, а я ведь дал ей слово и теперь даже не спросить у Громова напрямую. Теперь буду ходить, и мусолить эту мысль… А ведь с этого бока это действительно похоже на коварную месть хитрого „ежика“… Но выдумать такое с бухты-барахты, когда тебя застали голой в душе!.. Хотя… она должно быть мастер импровизаций…»
        - О, Диня, кофе выпить собрался? - Произнес кто-то сильным мужским голосом и хлопнул Фадеева по плечу, чуть было, не осадив его на пол. - Дурной тут, я тебе скажу, кофе.
        Денис поднял взгляд на говорящего - это оказался Игорек, но уже преобразившийся, без фуражки, бритый наголо, зато с ухоженной эспаньолкой. Костюм Нью-Йоркского копа тоже сменился на просторные черные штаны армейского покроя, заправленные в высокие боты, и черную футболку без рукавов, явно для привлечения внимания к наливным бицепсам, похожим на заполненные силиконом мячики. Плечи здоровяка были украшены татуировками: на левом красовался парашютист с автоматом «Калашникова», на правом серп и молот, а сверху этого серпа и молота посиживал хомяк по кличке Гризлик и что-то деловито жевал.
        - Да, я коммунист в душе, - добродушно улыбнулся здоровяк, заметив взгляд Дениса и явно решив, что тот заинтересовался татуировкой, хотя парень смотрел на грызуна, разместившегося на плече и взирающего на пространство с высоты, подобной небоскребу, по меркам его хомячьего мира.
        - В самом деле? - удивился Денис.
        - Да, - кивнул Игорек. - Понимаю - глупо это, конечно, и неприменимо к действительности, но… Но ведь какая была идея! Равенство, братство, от каждого по возможностям, каждому по потребностям. Эх, - здоровяк вздохнул, - молодо еще человечество для таких высоких идей. Мы пока на уровне детского сада существуем. Глядишь лет через двести, да какие двести, лет так эдак через тыщу или даже больше, если не сотрем себя с лица Земли, как те, кто до нас был, то глядишь, заветы коммунизма вновь станут актуальны и тогда…
        - Это как, кто до нас стер себя с лица Земли? - не понял Фадеев.
        - Ну, как кто? - удивился Игорек, а потом вдруг осекся. - А у тебя какой уровень допуска?
        - Пока еще никакого, - виновато развел руками Денис.
        - Твою же мышь! Ну, тогда забудь об этом, - махнул рукой здоровяк и почесал хомяку подбородок. - Правильно ведь, Гризлик? А то чуть с тобой государственную тайну не разгласили.
        «Можно подумать, что у твоей ручной крысы уровень допуска имеется, то-то она с тобой в прошлое сигает, - обиженно подумал Денис. - И не тошнит же ее, привыкла уже, наверное, временные-межпространственные трипы ловить… Интересно, а что хомяки видят при перемещении в прошлое? Неужели истории из жизни других хомяков? Да, это бы было забавно».
        - Что, кофейком балуемся? - Юля возникла неожиданно. Чистенькая, посвежевшая, в черной юбке, белой блузке, строгих очках в пластиковой оправе и двумя хвостиками, словно ушки спаниеля, свисающими по бокам.
        - Нет, - покачал головой Денис. - Кофе у меня в планах позже, вместе с тобой, как и договаривались.
        Игорек тут же заулыбался, давясь смехом. Юля недовольно покосилась на здоровяка и со злостью прошипела:
        - И чего ты ржешь?
        - Да неужто у нашей снежной королевы сердце оттаяло? - сдерживая улыбку, произнес Игорек.
        - Это не то, что ты подумал! - вспыхнула Юля, и Денис с удовольствием отметил, что щечки ее все же слегка залились румянцем. - У нас разговор по поводу работы! Меня к нему Громов приставил!
        - Ага, - все еще улыбаясь, кивнул Игорек. - Я так сразу и подумал.
        - Да, правда! Скажи ему, Денис!
        - Так и есть, - кивнул парень.
        - Хорошо, хорошо, - развел руками здоровяк. - В любом случае, это - не мое дело.
        - Вот именно! - выпустила колючки «рыженький ежик». - Так что, смотри у меня - держи язык за зубами, Игорек Богатырев! И ни в коем случае не говори об этом Кате, а то я ее знаю, сразу всему отделу разнесет!
        Игорек недовольно сдвинул брови:
        - Да не разнесет она никому, если я попрошу!
        - А я тебе сказала - ни слова ей! - Юля ткнула в могучую грудь современного богатыря пальцем. - А иначе, я твою крысу бесхвостую в унитаз спущу!
        - Гризлика?! В унитаз?! - Игорек выпучил глаза и от удивления открыл рот. - Ты этого не сделаешь! Ты его тоже любишь!
        - Может, поспорим?!
        «Богатырь» насупился, глубоко задышал носом, но меча из ножен доставать не стал, а по старой русской традиции простил бабу, а посему, наконец, выдохнул и молвил:
        - Злючка ты! Настоящая колючая злючка. Мужика тебе надо, чтоб добрее стала!
        «С этим я с тобой полностью согласен, мой новый „древнерусский друг“, - мысленно покивал Денис. - Как и с тем, что она настоящий „ежик“, так и буду ее называть».
        Юля опять слегка покраснела и уже было открыла рот, чтобы выплеснуть на Игорька целую тираду проклятий, но «богатырь» оказался куда умнее. Он сгреб хомяка в охапку, нежно чмокнул его в мохнатую макушку и зашагал прочь, приговаривая:
        - Не обижайся на нее, Гризлик. Она не хотела тебя напугать. Тетя Юля просто пошутила. А шутить она не умеет, ты ведь ее знаешь?! Хочешь морковку, мой маленький?
        «Ежик» что-то недовольно зафырчала «богатырю» вслед. Затем вытащила из кармана мини-юбки вейп - довольно необычный, явно авторский, серебристый и напоминающий внеземное устройство непонятного назначения. Нажала на кнопку, несколько раз обильно затянулась и выпустила клуб ароматного пара со вкусом овсяного печенья.
        - Ладно, нам тоже пора, - произнесла Юля. - Громов не любит, когда опаздывают.
        Денис кивнул, и они вместе двинулись вслед за Игорьком.
        Кабинет Громова оказался расположен в дальней части реального «Отдела защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени», а не фиктивного маленького закуточка, находящегося в стенах здания Главного штаба. Большая стеклянная дверь отделяла кабинет главы отдела от основного помещения. Кабинет был просторным, в центре стоял длинный стол с десятком офисных стульев. Во главе стола сидел сам шеф, уже успевший переодеться в современный серый костюм. Неподалеку расположилась сексапильная блондинка-секретарша Катенька, по совместительству девушка Игорька. Сам «богатырь» сидел рядом, поместив своего хомяка на стол, он кормил его дольками морковки. Гризлик с хомячьей жадностью впихивал в себя огромные дольки овоща и предусмотрительно прятал их в защечные мешочки-амбары, отчего его щеки надувались, словно наполняемые гелием шарики. На жадного грызуна с интересом смотрел еще один человек в белом халате, которого Денис раньше не видел. На вид ему было лет шестьдесят или того больше: худой, седой, но с пытливым взглядом, неутратившим интерес ко всему окружающему, включая наблюдение за хомяками.
Заметив вошедших, старичок оторвался от созерцания грызуна и, с интересом взглянув на Фадеева, улыбнулся.
        - Так, все в сборе, - произнес Громов, когда Денис и Юля уселись за стол. - Тогда начнем. Денис, хочу представить тебе профессора Максима Эдуардовича Лыкова - нашего главного физика и выдающегося ученого.
        - Ну не такого уж и выдающегося, - смущенно отозвался профессор. - Во всяком случае, о моих заслугах осведомлен лишь узкий круг посвященных.
        - Это верно, подобные заслуги должны держаться в строжайшей тайне, и временного ограничения на подобные секреты быть не должно, - кивнул Громов. - Максим Эдуардович первым научился вычислять межвременные разрывы материи, путем их взаимодействия с человеком и изобрел способ проникать в них и возвращаться обратно. Но об этом, Денис, мы поговорим позже. Пока же вернемся к прошедшей миссии. Профессор, вам слово.
        Лыков прокашлялся, вытащил из нагрудного кармана халата очки, надел их и, взяв со стола лист бумаги, заговорил:
        - Что могу сказать… Если судить по прибором, то все прошло успешно. Колебание «p» волн в рамках нормы на уровне 0,197 %, «t» показатели 0,036 %, выброс «z» частиц равен 0,013 %, из которых 0,004 % возможно расщепить.
        «Каких волн, каких частиц?» - Денис даже открыл рот.
        Это не осталось не замечено Громовым.
        - Профессор поясните, пожалуйста, для Дениса, о чем вы.
        Лыков взглянул на Фадеева и, поправив очки, произнес:
        - «P» волны, молодой человек, это последствия действий попаданца, «t» волны это последствия действий нашей группы. Те и те колебания влияют на изменения исторических процессов. От 0 до 3 это почти без изменений, до 5-и это норма, а вот дальше идут колебания, которые влекут за собой изменения в исторических процессах от незначительных до 10 % до… Ну вы понимаете?
        Денис кивнул, кажется, он начал врубаться, хотя и не до конца.
        - А вот «z» частицы это уже интересней, - продолжил профессор, при этом его глаза за стеклами очков озорно блеснули. - «Z» частицы появляются при перемещении во времени и накапливаются в нашей реальности. Впоследствии накопленные «z» частицы как раз таки и образуют разрывы в межпространственной материи.
        Фадеев потупился:
        - Выходит мы сами, не желая того, вызываем эти самые провалы во времени?
        - Не совсем так, Денис, - произнес Громов. - Но кое в чем ты прав. Профессор.
        - Да, - кивнул Лыков. - Выбросы от наших перемещений весьма незначительны, поскольку мы научились брать «z» частицы под контроль. Некоторые мы расщепляем и берем под контроль. К примеру, наша электро-плазма, с которой ты возможно уже знаком это как раз таки продукт расщепления «z» частиц, потому, возможно, от них такой странный эффект в виде провала в памяти. С помощью других же, не подверженных расщеплению, мы сами повторно проходим через межпространственные разрывы, пока они не затянулись. Но все же есть некоторые частицы, которые невозможно уловить, и они накапливаются в пространстве нашей материи. Но, - профессор поднял палец кверху, - чтобы нам самим разорвать материю и собственнолично открыть временной портал необходимо совершить от 593 до 731 прыжка уже через существующие разрывы. При этом мы сможем разорвать материю лишь на какие-то 10 -15 лет в прошлое.
        «Человеку бедному мозг больной свело», - подумал о себе Денис. Понимать и улавливать суть оказалось сложно, вдобавок сказывались полученное сотрясение и усталость.
        Будто прочитав его мысли, хотя, скорее всего все было написано на самом лице, Громов взял инициативу на себя.
        - Иными словами, ни одного прямого и намеренного перемещения в прошлое не было, - произнес шеф. - Мы лишь можем идти по следу попаданцев, пользуясь разрывами, которые вырвали их из нашей материи, а создавать собственные разрывы не можем. У нас просто никогда не найдется столько «z» частиц.
        - Или найдется, но лет через сто, - вставила «рыжая всезнайка». - Для коротенького разрыва материи лет на 30 -50 в прошлое.
        - Ну, или так, - кивнул Громов. - Но во всех этих колебаниях и частицах ты еще научишься разбираться, Денис. Пока же пропустим голые цифры и перейдем к разбору полетов.
        Юля присвистнула.
        - Зря, - покачал головой шеф. - Ругать не буду. Операция прошла успешно, хотя и не без нюансов.
        - И этот нюанс сидит справа от меня, - не преминула выпустить иголку «ежик».
        - Чья бы мышка пищала, - пробормотал Игорек. - Верно ведь, Гризлик? - Здоровяк погладил хомяка по спинке и протянул ему очередной кусочек морковки, который грызун тут же принялся запихивать и в без того уже набитые защечные мешки.
        Юля бросила на Игорька испепеляющий взгляд, и уже было открыла рот, но шеф поднял ладонь, и ротик девушки схлопнулся.
        - Немного грубое, но дельное замечание, - произнес Громов. - Юленька, напомни-ка мне показатель «t» волн после твоего первого путешествия в прошлое.
        Девушка насупилась, сложила руки на груди и запыхтела что-то себе под нос.
        - Гораздо выше, чем после первого путешествия Дениса, не правда ли?! - приподнял брови шеф, а затем перевел взгляд на Фадеева, и глаза его вдруг стали холодные и пронзающие. - Но это ни в коем случае не оправдывает твои самовольства и ошибки, парень!
        Денис даже поежился. От этого взгляда и этих слов ему стало как-то не по себе. Да еще и это обращение «парень», почти, как «салага», не предвещало ничего хорошего.
        - Зачем ты пошел на обострение конфликта с патрульным? - глядя прямо в глаза, спросил Громов. - Если бы это был не Игорек, тебе пришлось бы туго, да и Юле тоже! Подобная ошибка могла подставить нас всех!
        - Да у меня как-то сорвалось, - попытался оправдаться Денис. - Я ведь играл роль гангстера…
        - Играл да заигрался слегка, - грубо оборвал его шеф. - Пойми, Денис, мы вживаемся в наши роли, но не живем ими! Мы не на сцене, поэтому мы не до конца актеры, которые живут ролью, как учил Станиславский, и наша задача не вызвать овации и аплодисменты, а выжить, спасти жизнь и не допустить изменение истории. Пойми, Денис, мы, прежде всего, агенты, и для нас холодный разум и расчет должен стоять на первом месте! Это же касается красиво брошенной фразы, пусть довольно правдоподобной, но способной понести за собой большие последствия. Да, я говорю об упоминании тобой Аль Капоне. Не получи те гангстеры по импульсному разряду, стеревшему им память, и кто знает не привела бы твоя фраза к настоящей войне гангстерских кланов.
        - Я все понял, шеф, - виновато опустил взгляд Денис. - Больше такого не повторится. Просто слегка заигрался.
        Громов усмехнулся.
        - Но в остальном, твоя игра пришлась мне по вкусу. Весьма эффектно и правдоподобно, - похвалил шеф. - Но запомни на будущее - главное для тебя правило: прежде всего, холодная голова. Не роль должна подчинять тебя себе, а ты ее!
        - Я запомню, - пообещал Денис.
        - Хорошо, - кивнул шеф, а затем окинул взглядом Юлю и Игорька. - К остальным претензий нет, все, как всегда, на высоте.
        - Слышишь, Гризлик, нас с тобой хвалят, - потрепав сытого и довольного хомяка по макушке, заулыбался Игорек.
        - Ладно, на этом, пожалуй, закончим, - произнес Громов. - Все свободны и до завтра. К девяти жду всех на месте. - Все поднялись из-за стола. - А вас, Юля, я попрошу остаться.
        Девушка с удивлением поглядела на шефа.
        - Нам с тобой нужно кое-что обсудить.
        - Хорошо, - вновь упав на стул, кивнула Юля, и, взглянув на Дениса, пожала плечами, мол, «не сегодня».
        Глава 5
        Без десяти девять следующего дня Денис неспешной походкой вывернул из арки Главного штаба. С любовью окинул взглядом привычный вид Дворцовой площади: Александровскую колонну и Зимний дворец. Вздохнул, поскольку, несмотря на ранний час, на площади уже суетились вездесущие туристы, бегая по брусчатке в поисках лучшего ракурса, затем вытягивали палочки для селфи, строили рожицы и старались запечатлеть свои довольные, улыбающиеся моськи на фоне всего этого великолепия. Складывалось впечатление, что времени для восхищения историческими памятниками у них просто не находилось, и главной целью являлась возможность зачикиниться для галочки, мол «я тут был, так что, друзья, ставьте мне лайки в социальной сети».
        Денис еще раз вздохнул, и уже было собирался двинуться дальше, как вдруг увидел бешено несущийся со стороны Дворцового моста розовый MiniCooper.
        «Какая-нибудь молоденькая фифа на подаренном папиком автомобиле выпендривается», - подумал Денис и покачал головой.
        Поравнявшись с Александровской колонной, и не думая сворачивать на Невский, Cooper вдруг резко ушел влево, пересекая встречную полосу, он чуть было не зацепил новенький BMW, который со свистом затормозил. Mini же с ревом въехал на Дворцовую, водитель нажал на ручник, пустив машину в контролируемый занос, и та, дрифтуя, понеслась прямо на Фадеева.
        «Какого черта творит эта психованная?» - ужаснулся Денис, и уже было собирался отскочить в сторону, но Cooper вдруг резко затормозил прямо у поребрика.
        Дверца машины отворилась и из нее выскочила взъерошенная Юля, прическа «а-ля ушки спаниеля» явна была сооружена на скорую руку.
        «И почему это я не удивлен?!» - подумал Денис.
        - Тебе Громов уже звонил? - с ходу задала вопрос Юля.
        - А поздороваться? - постарался пошутить парень, но девушка строго сдвинула брови, и Денис понял, что что-то случилось.
        - Он сказал мне, что код красный! - заявила Юля. В ее руке блеснул уже знакомый космического вида вейп. Девушка нервно затянулась и выпустила в Дениса пар с ароматом барбариса. - Я еще ни разу не слышала о красном коде! Это значит, что произошло что-то невероятное.
        - Тогда поспешим, - кивнул Денис и направился к входу.
        Но не успели они ступить и шагу, как дорогу им преградили запыхавшиеся гаишники, извечно дежурившие на пересечении Невского и Адмиралтейского проспектов.
        - Это ваша машина, девушка? - указывая на розовый Mini Cooper, строго спросил один.
        - Да, и что? - грубо ответила Юля.
        - Девушка, да вы понимаете, что…
        - Так, успокойся, мальчик, - выпустила колючки «рыженький ежик» и полезла в сумочку.
        - Простите ее, - заговорил Денис. - Может быть, договоримся на первый раз?
        - Никаких договоримся, - строго произнес гаишник.
        - Вот именно! - оторвалась от сумки Юля, затянулась вейпом и нагло выпустила в лицо гаишнику клуб пара. Так что его лицо даже скрылось на секунду в белом барбарисовом облаке. - Договариваться не будем! Вы просто сейчас свалите отсюда, мальчики, и все!
        «Что она творит?» - хлопнув себя по лбу, подумал Денис.
        Гаишники тоже выпучили глаза от такой наглости, а Юля вдруг раскрыла перед их лицами какое-то удостоверение, взглянув на которое представители закона даже раскрыли рты.
        - Простите, мы же не знали, - забормотал один из гаишников.
        - Прощаю, - бросила Юля. - Но только на первый раз!
        И не говоря больше ни слова, девушка зашагала к входу, продолжая дымить своим электронным испарителем.
        - А когда я такую ксиву получу? - нагнав ее, спросил Денис.
        - Как только, так сразу, - отмахнулась Юля.
        Они вошли в Главный штаб, прошли контроль, по потайному лифту спустились глубоко под землю и оказались в «Отделе истинности истории и защиты граждан, попавших в петлю времени».
        Когда дверь лифта отъехала в сторону, Денис сразу же понял, что действительно случилось что-то из ряда вон выходящее. Все в отделе стояло на ушах, люди суетились, носясь взад вперед. Быстрой походкой Юля направилась в кабинет шефа, Денис двинулся следом.
        - Где вас черти носят? - с порога заявил господин с длинными напомаженными усами, приплюснутыми на кончиках и в котелке, голосом шефа. Покрой его черного пальто с меховым воротником отдавал началом двадцатого века, а на столе лежала деревянная трость. За этим же столом уже сидели Катенька и Максим Эдуардович с испуганными глазами и еще какой-то мужик с бородой-лопатой, в красной рубахе, драном тулупе и залатанных штанах, заправленных в высокие сапоги. Не сразу, но Денис признал в этом крестьянине Игорька.
        - Маленький форс-мажорчик у входа, - развел руками Денис. - А что случилось?
        - Я не понимаю, как так вышло, но мы не обнаружили ее сразу! - сдвинув съехавшие очки, взволнованно затараторил профессор Лыков. - А когда заметили, она уже почти захлопнулась… Вы понимаете, уже почти захлопнулась! Кто знает, чего он там успел натворить…
        - Кто натворить? И что захлопнулось? - не поняв ни единого слова, спросил Фадеев.
        - Дыра, Денис, - ответил Громов. - Так мы называем межпространственный разрыв материи. Но времени на объяснение нет, дыра может затянуться в ближайшие часы, поэтому мы с Игорьком отправляемся немедленно. Юленька, даю вам с Денисом максимум полчаса на введение в курс дела и подготовку. Судя по скорости затягивания разрыва это сутки в прошлом, за это время я рассчитываю, что мы сможем обнаружить нашего попаданца.
        - Я поняла, - кивнула девушка.
        - Хорошо, тогда до встречи, - произнес шеф, и они с Игорьком разом нажали на кнопки переместителей. Две ярких белых вспышки и кабинет Громова опустел на две персоны.
        - Катя, рассказывай? - усевшись на стул, тут же потребовала Юля.
        Секретарша Громова нажала на кнопку пульта и на большом мониторе, висевшем на стене, появилось фото. Мужчина средних лет, с черными, как смоль волосами, и выразительным взглядом, будто проникающим в душу. Казалось, что обладатель этих глаз незримо присутствует в комнате и смотрит на всех присутствующих свысока.
        - Суровые у него глазки. - Денис даже поежился.
        - Согласна, - кивнула Катя. - И это не удивительно. Сам попаданец тоже весьма не обычный персонаж. Емельян Федорович Сатановский, 1974 года рождения, не женат, детей нет. - Блондинка защелкала пультом, фотография на экране сменилась: суровый сорокалетний мужчина превратился в молодого улыбающегося парня с самовлюбленным взглядом, какой пользуется популярностью у противоположного пола с юности. - По первому незаконченному образованию - врач. По убеждениям - монархист. В студенчестве являлся членом малоизвестной радикальной группы «Белый террор», целью которой являлось свержение законной власти и возрождение монархии. Группа оказалась быстро раскрыта правоохранительными органами и арестована. - На экране одна за другой стали появляться фотографии заседаний общества, а затем арест, на котором молодой студент с самоуверенным взглядом оказался закован в наручники. - Сатановский отсидел десять лет. В тюрьме экстерном получил высшее образование, дипломированный психолог. Так же там, в тюрьме, увлекся религией и мистикой. С его слов: там он узрел Бога, и Бог поручил ему великую миссию. После тюрьмы
простым паломником странствовал по России, жил в монастырях, учился у псевдо-колдунов, сибирских шаманов и экстрасенсов. Так же в совершенстве овладел гипнозом. Сам величает себя светлым магом. Участвовал в шоу «Сражение экстрасенсов», где одержал победу и приобрел определенную славу. - Фотографии меняющегося Сатановского сменились на видео, где гордый мужчина в черной мантии под звук аплодисментов поднял статуэтку победителя теле-шоу.
        - А я-то думаю, рожа знакомая, - воскликнул Денис.
        - Рада, что ты смотришь всякую муть, - фыркнула Юля. - Но не перебивай, будь добр. Катя, продолжай.
        Секретарша Громова кивнула:
        - После шоу наш попаданец объявил себя новым мессией и основал секту с довольно радикальными взглядами. Оргии, полное подавление человеческой воли и подчинение мессии - это еще не самое страшное, что происходило на собраниях секты. - Фотографии на экране замелькали вновь: люди с восхищением и собачьей преданностью в глазах взирали на Сатановского, низко кланялись, валялись у него в ногах. Обнаженные женщины получали удары плетью по округлым попкам и при этом с благоговением взирали на своего мессию, а затем иллюстрации из рода «ню» сменились еще более откровенными снимками, которым бы позавидовали многие порно сайты.
        - А мужик отрывался на полную! - присвистнул Денис.
        Юля с Катей переглянулись, обе, как по команде, фыркнули, «рыженький ежик» закатила глаза и покачала головой, а сексапильная блондинка бросила на Дениса укоризненный взгляд и продолжила:
        - Но не только удовлетворение собственных материальных потребностей и плотских желаний входило в деятельность секты. Главной задачей опять же являлось возрождение монархии. Монархический путь, как часто говорил Сатановский, это единственный способ спасти Россию и искупить все ее грехи.
        - Горбатого могила исправит, - фыркнула Юля.
        - После всего этого не удивительно, что нашим будущим попаданцем вновь заинтересовались правоохранительные органы, - продолжила Катя. - Деятельность его организации была признана незаконной, все активы конфискованы, а сам Сатановский помещен под арест. Но не прошло и нескольких дней, как он вдруг исчез из камеры предварительного заключения… Это произошло пять дней назад…
        - Пять дней назад? - вскричала Юля и выпучила глаза на Лыкова.
        - Прости, Юленька, - виновато потупился профессор. - Но я сам не понимаю, почему наши уловители дали сбой, и мы не сразу смогли засечь этот разрыв материи…
        - Но это ведь значит, что там, в прошлом, могло пройти почти десятилетие! - Юля явно ошарашена, да и было чем, Денис понял это сразу:
        - Во черт! - выругался он. - Только не говорите, что этот помешенный на монархии деградант попал в Россию начала двадцатого века?!
        - Извини, Денис, - Катя смущенно пожала плечами. - Но я вынуждена это констатировать.
        - Срань господня! - Фадеев хлопнул себя по лбу. - С его опытом и способностями он же там таких дров наломать может!
        - Вот именно! - Юля резко поднялась из-за стола. - Спасибо за информацию, Катя. Денис, не будем терять время попусту. За мной!
        И она пулей выскочила из кабинета. Фадеев ломанулся следом. Через минуту девушка открыла дверь незнакомой Денису комнаты и зажгла свет. Это оказалось большое помещение, напоминающее театральную гардеробную, длинные ряды вешалок уходили вдаль и терялись в глубине комнаты. Для удобства все ряды были подписаны. Юля быстро и уверенно зашагала по этому лабиринту платьев и костюмов различных эпох, Денис лишь успевал читать названия: «Римская империя» - на вешалках висели латы легионеров во всеоружии, тоги горожан и знати и даже несколько гладиаторских доспехов; «Средневековая Европа» - рыцарские доспехи, цветастые дамские платья, камзолы; «Древняя Русь» - боярские шубы, крестьянские одежды..; «Майя»..; «Инки»…; «Египет, раннее царство»… У Дениса зарябило в глазах от всего этого обилия - лучшие театры мира позавидовали бы сией коллекции. И, наконец, «Российская империя». Юля прошлась вдоль длинного ряда вешалок, минуя платья эпохи Петра и Екатерины, Павла и Александров и остановилась у надписи «начало 20-го века».
        - Выбирай, - уверенно хватая с вешалки длинное синее платье и замысловатую шляпку с перьями и тонкой вуалью, сказала девушка. - Но только разумно. Помни, что наш попаданец может крутиться в самых высших кругах, поэтому костюм крестьянина будет бесполезен. К тому же, для подобных ролей у нас всегда есть Игорек.
        - Не первый день замужем, - отмахнулся Денис, прицениваясь к строгому костюму столичного денди, черный цилиндр и атласные белые перчатки тоже пришлись по душе.
        Не церемонясь, Юля скинула с себя пиджак и расстегнула молнию на юбке. Денис с любопытством повернул голову в ее сторону, за что сразу же получил туфлей в лоб.
        - Отвернись, нахал, - потребовала девушка.
        - Как скажешь, - пожал плечами Денис и, чтобы в очередной раз не злить «ежика», отошел за вешалку и стал переодеваться.
        Через несколько минут процедура переодевания закончилась, и Фадеев с любопытством подошел к зеркалу: костюмчик, как с иголочки, цилиндр тоже смотрелся неплохо, но чего-то не хватало. Недолго думая, Денис повязал галстук-бабочку и вновь предстал перед зеркалом настоящим франтом.
        - Лицо у тебя сильно пролетарское. - Юля вынырнула из-за рядов вешалок, в длинном синем платье, винтажных серьгах и алмазном ожерелье, наверняка являющимся дешевой подделкой. Нано-часы переместителя на ее запястье тоже уже приняли форму изящного золотого браслета.
        - Опять издеваешься? - Денис сдвинул брови и обиженно посмотрел на Юлю. Да, генеалогическое древо его семьи не уходило своими корнями в дворянские роды, но барские земли его предки тоже не копали!
        - Не обижайся ты, - пожала плечами «ежик». - Просто чего-то тебе не хватает. Ага, знаю!
        Юля подскочила к стеклянному шкафчику, на полках которого лежали парики, накладные бороды и прочие волосяные покровы человеческих голов и лиц. Найдя, что искала, девушка подошла к Денису и аккуратно налепила на него тонкие усики, а затем нежно пригладила их пальчиками.
        - Вот так гораздо лучше, - констатировала она.
        Денис взглянул на себя в зеркало. Действительно, тонкие черные усики придали его образу завершенность. Парень сделал горделивый вид, примеряя на себя образ немного высокомерного столичного денди, и Юля вдруг рассмеялась:
        - Ну, прямо граф Фадеев.
        - Сударыня, вам что-то не нравится? - подпуская к голосу нотки высокомерия, осведомился Денис.
        Юля подняла ручки перед собой:
        - Ну что вы, граф, как можно. - Девушка рассмеялась и вновь принялась шарить в стеклянном шкафу. Через насколько секунд она извлекла на волю черный парик, сплетенный в замысловатую женскую прическу, модную среди дам высшего света в начале двадцатого столетия. Еще несколько минут потребовалось на то чтобы придать этому парику должное положение на голове. Затем Юля аккуратно пристроила сверху шляпку, немного критично взглянула на себя в зеркало, задумалась и, достав какую-то коробочку, извлекла оттуда мушку и налепила на лицо над верхней губой. Еще одним дополнением послужили длинные перчатки тонкого шелка до локтей.
        - Мадам, вы истинная графиня, - восхитился Денис.
        Юля сделала книксен*.
        *Книксен - женский поклон, пришедший на смену реверансу.
        - Благодарю вас, милейший, - улыбнулась она. - Но даме не хватает шубки. И подыщите себе какое-нибудь пальто, ведь в нашем суровом Петроградском климате, сами знаете, возможны и заморозки.
        Денис отвесил поклон и удалился на поиски верхней одежды, а Юля осталась, чтобы припудрить личико и довести до совершенства и без того идеальный образ.
        Через несколько минут Фадеев вернулся в черном пальто с бобровым воротником и с коротенькой норковой шубкой.
        - Боже, какая банальщина и безвкусица, - вздохнула Юля, увидев шубку. - Ну да ладно, времени на поиски новой уже нет. Мы и так израсходовали отпущенный нам запас. Держи. - Она протянула Денису импульсный пистолет. - Заслужил.
        - Круто, - Фадеев спрятал пистолет за пазуху. - Так глядишь я вскоре и до волшебной ксивы дорасту.
        - Возможно, - пожала плечами Юля и, поднеся золотой браслет к губам, нажала на кнопку переговорника. - Максим Эдуардович, мы готовы. Код 0267. Запускайте программу межвременного проникновения.
        - Код принят, Юленька, - донесся голос профессора. - Программа запущена. Ни пуха, ни пера вам. Надеюсь, еще не поздно.
        - К черту, - сказала Юля и, взяв Дениса за руку, нажала на кнопку переместителя.
        В следующую секунду платья и костюмы в гардеробной заплясали вокруг, краски наполнились соком и закружились юлою, создавая историко-психоделический смерч. Очередная яркая вспышка, и видения из прошлого накрыли перемещающихся с головой. «Я ухожу», - прозвучала сакраментальная фраза Бориса Николаевича Ельцина, и порог двадцать первого века пройден, книга воспоминаний человечества или же памяти самой Земли перелистнулась назад в век двадцатый. Очередная яркая вспышка и внимание всего мира приковала к себе Чернобыльская АЭС. Олимпийский мишка взметнулся ввысь, унося видения к небу и дальше. Где в космосе произошла легендарная состыковка кораблей «Союз-19» и «Аполлон». Боль и страдания - перед глазами предстали ужасы Второй Мировой: безжалостные бойни, блокада Ленинграда - обессилившие, голодающие и замерзающие люди в страхе ожидают очередной бомбежки фашистских самолетов… Денис зажмурился и постарался отогнать кошмарные видения - блокада любимого города прошлась шрамом и по его семье, но ужасы двадцатого века на этом не заканчивались, они сменились печами Освенцима и Бухенвальда. Вынести подобное даже
в видениях было не просто, и Фадеев сжал Юлину теплую ладошку, с облегчением почувствовав, как та крепко отозвалась, похоже девушка сейчас переживала те же страхи, и поддержка оказалась необходима даже стойкому «ежику»… Кровавый красный террор, разрушения храмов - кресты падают с церквей, расстрел царской семьи и довольное ухмыляющееся лицо главного экспериментатора всех времен и народов, породившего советский двадцатый век, Владимира Ильича Ленина на броневике - вот что последнее увидел Денис, прежде чем его ноги ощутили твердую поверхность.
        «Почему? Почему мы всегда стремимся все разрушать? - сверлило в мозгу, поскольку видения пусть и прошли, но пережитое не отпустило до конца. - Почему воин, крови и террора в истории человечества больше, чем счастливых светлых моментов прогресса и радости?..»
        - Денис, отпусти меня, - раздался требовательный Юлин голосок.
        Парень разжал руку и встряхнул головой, отгоняя горькие мысли.
        - Прости, - ответил он и огляделся.
        Было темно и прохладно, царствовала зимняя петроградская ночь. Вокруг лежал снег, белый мягкий и пушистый, хлопья сыпались сверху, покрывали обнаженные деревья, лавочки и совсем недавно вычищенную тропинку. Вдалеке тускло мерцали электрические фонари, и виднелось желтое здание бывших, или в данный временной период, нынешних Казарм Павловского гренадерского полка.
        Было спокойно как никогда, «кровавая революция» еще не пришла, но это спокойствие уже было обманчиво, как пресловутое затишье передпресловутой бурей.
        Фадеев взглянул на Юлю, белые снежинки, вальсирующие в воздухе, опускались и на нее, падая на шляпку и прикрывающую лицо сетку вуали. Из-под шляпки торчали черные волосы парика, алые губки стиснуты, а карие глаза взирали на Дениса с какой-то тревогой.
        - Не думай об этом, - заявила Юля.
        - Не думай о чем? - не понял парень.
        - Я тоже при перемещении видела много чего ужасного, - произнесла девушка. - Поэтому я знаю, о чем ты можешь думать, Денис.
        - И о чем же?
        - Не важно! - Юля вдруг отвела взгляд и, глядя на блестящий снежный ковер, продолжила: - Важно лишь то, что историю менять нельзя и то, что уже случилось, включая все войны и ужасы, предотвращать ни в коем случае не стоит, как бы этого не хотелось. Пойми, я тебе как квантовый физик-теоретик заявляю, что предотвращение одной беды приведет лишь к всплеску возмущения времени, что в дальнейшем повлечет увеличение этих самых бед в геометрической прогрессии! Таков ответ времени на вмешательство в истинный ход вещей. Поэтому мы и стоим на страже истинности истории, не давая никому ничего изменить. Мы - не боги, Денис, мы не в праве ничего менять, мы лишь стражи времени, и такова наша работа.
        - Это твои слова или слова Громова?
        Юля опешила, брови ее нахмурились и не сразу, но она произнесла:
        - Какая к черту разница, Денис?!
        - Да, в общем-то, никакой, - пожал плечами парень. - В любом случае, я все это понимаю и про то, что ничего нельзя менять, и про то, как это опасно и про твое теоретическое увеличение бед в прогрессии. Поэтому ни о чем подобном я и не думал. - Соврал он.
        - Точно? - Юля с подозрением прищурилась.
        - Не суди меня по себе, - отмахнулся Фадеев.
        - Да я… - Девушка стиснула губки и покраснела. Похоже, Денис угодил в самое яблочко.
        Юля сложила на груди руки и, зыркнув на парня «ежиком», произнесла:
        - И вообще, если хочешь знать, я просто хотела поддержать тебя!
        «Опа! - опешил Денис. - А об этом я и не подумал». Он открыл рот, чтобы извиниться, но тут прохладный петроградский ветерок донес до них чужие слова:
        - А, вот вы где! Ну, наконец!
        Глава 6
        К Денису и Юле стремительно приближался Громов, ступая лакированными туфлями по белому хрустящему снегу.
        - Доброй ночи, шеф, - поздоровался Фадеев.
        - Уже почти утро, Денис, - произнес Громов. - И не такое уж, я тебе скажу, оно доброе.
        - Значит наш попаданец все-таки наследил, - сразу поняла Юля.
        - Наследил, это еще мягко сказано, - покачал головой шеф. - Пойдемте, я тут автомобиль реквизировал. По дороге все расскажу.
        Они дошли до угла Миллионной улицы, где оказался припаркован отечественный автомобиль Руссо-Балт. Черный, квадратный, на высоких тонких колесах и с брезентовой крышей, он чем-то напоминал недавний Ford, на котором Денису довелось прокатиться в Америке эпохи сухого закона.
        «Впрочем, то время еще даже не наступило», - подумал Фадеев и потому спросил:
        - А какой сейчас год?
        - 1916-й, - ответил Громов, заводя двигатель. - Если быть точным, 16-е декабря по старому стилю. Садитесь.
        Юля уселась на переднее пассажирское сидение. Фадеев с облегчением вздохнул, памятуя ее манеру езды и разместился на заднем.
        - Куда направляемся, шеф? - спросил Денис.
        - На Гороховую 64. Это нынешний адрес нашего попаданца. Игорек сейчас следит за его домом.
        - И долго он уже здесь? - спросила Юля.
        - Более десяти лет, - сухо ответил Громов и тронулся.
        Автомобиль, медленно набирая скорость, двинулся вниз по Миллионной. Мимо проплывали знакомые здания исторического центра, только выглядели они гораздо новее и ухоженнее. Денис взглянул направо, в сторону Мраморного дворца, у кованых врат трудился одинокий дворник в тулупе, фартуке и с метелкой.
        - Как я уже сказал ранее, наследил - это еще мягко сказано, - начал рассказ шеф. - Наш попаданец теперь птица высокого полета, он вертится в высших кругах, и к нему прислушивается сам государь. Хотя занимается он практически тем же, чем и в нашей реальности.
        - Неужели он и здесь создал секту и объявил себя новым мессией? - спросил Денис.
        - Не совсем, - покачал головой Громов и повернул руль влево, сворачивая на переулок ведущей к реке Мойке. - Но легенду он создал себе неплохую. Простой крестьянский мужик из Тобольской губернии, услышавший глас Богородицы, и наделенный великой силой. Теперь он известен всему Петрограду, как святой сибирский старец Григорий Ефимович Распутин.
        - Тоже мне старец, - фыркнула Юля. - Ему ведь всего сорок семь. А псевдоним то какой идеальный для себя взял - Распутин! Да, в отсутствии самоиронии его не обвинишь.
        - И что, этот Распутин-Сатановский и в самом деле известен на весь Петроград? - спросил Фадеев.
        Доехав до Мойки, Руссо-Балт повернул налево, двинувшись вниз по набережной канала. Денис окинул взглядом с детства знакомую улочку - на противоположной стороне величественно красовался трехэтажный дом желто-золотого цвета. Мойка 12 - в этом доме свое последнее жилище квартировал главный поэт России Александр Сергеевич Пушкин. Но Фадееву вспомнилось другое, а именно его первый поцелуй в саду дворика этого дома.
        «И к чему бы это вспомнилось?» - подумал Денис и с улыбкой поглядел на Юлю. «Ежик» лишь покачала головой, не оценив внезапного веселья парня.
        - К сожалению, Распутин-Сатановский теперь одна из ключевых фигур государства, - тем временем говорил Громов. - И с этим уже ничего не поделаешь. Держу пари, когда мы вернемся в наше время, то обнаружим его вклад, как в настоящее, так и в прошлое. Думаю, многие научные труды будут посвящены его загадочной личности, да и в учебниках истории появится несколько новых глав.
        - Да уж, дела, - вздохнул Денис.
        - Но что именно натворил Сатановский? - спросила Юля.
        Руссо-Балт миновал Невский проспект начала двадцатого века, что выглядел намного тише и спокойней века двадцать первого. Людей здесь почти не было: лишь несколько горожан в меховых шапках и тулупах спешили по своим утренним делам, и одинокий жандарм стоял на углу и позевывал, явно еще не успев проснуться.
        - Благодаря вмешательству Сатановского, кое-какие исторические события прошли не так, как мы их знаем, - двигаясь по набережной в сторону Гороховой, принялся рассказывать Громов. - Наследник престола не умер в девять лет от потери крови, поскольку наш попаданец, не знаю каким таким образом, но научился справляться с его болезнью. Княжна Ольга не вышла замуж за князя Дмитрия Павловича, поскольку Сатановский поведал Николаю о его истинных сексуальных предпочтениях.
        - Выходит, он избавился от нескольких фактов, повлиявших на Майскую революцию?! - вспомнив лозунг революционеров о недопущении «пидераста» к власти над Святой Матушкой Россией, недобро усмехнулся Денис.
        - От нескольких избавился, - согласился шеф. - Но я все же считаю, что революция неизбежна. Может не Майская, а скажем Июльская или Сентябрьская, но она неизбежна. Ведь сам того не желая, Распутин-Сатановский теперь является одной из ее причин. Его открытое влияние на царскую семью и покачивания стрелок истории в другую сторону вызывало недовольство самого Времени, и Время ответило ему. И дворянство и простой народ и западные державы - все ненавидят колдуна Распутина! В прессе его в открытую называют мужланом, развратником, дьяволом и серым кардиналом, выполняющим функции императора, как и в государственных делах, так и царской спальне. Николай же сам не доволен таким поворотом, он уже один раз отсылал Распутина из Петербурга, но потом вернул, когда наследнику стало плохо, но слепое доверие государя все же пошатнулось. Возможно, именно поэтому Сатановский не смог добиться своей главной цели, и Россия все же вступила в Мировую войну. Теперь наш попаданец яро пытается заставить государя из нее выйти. Насколько я знаю, царь колеблется.
        - А вот это уже серьезно! - воскликнул Денис. - Ведь бессмысленная война, в которой у нас не было никаких интересов, послужила главной причиной революции.
        - Именно, - кивнул Громов, сворачивая с набережной Мойки на Красный мост, и оказываясь на Гороховой. - И это значит…
        - Это значит, мы должны избавиться от этого возмутителя времени любой ценой! - вдруг решительно сказала Юля, и ее карие глаза недобро блеснули.
        - Простите, - Фадеев заерзал на заднем сидении. - Любой ценой это же не значит…
        - Значит, Денис, значит, - произнес щеф. - Но это в крайнем случае, если иного выхода не будет. Сатановский - фанатик, по доброй воле он ни за что не захочет покинуть это время. Да и силой отправить его назад в будущее тоже не получится, поскольку он под надежной охраной.
        - Выходит, у нас ничего другого не остается, как убить его? - Денису явно не нравилось подобное решение проблемы.
        - Не совсем, - хитро прищурился Громов. - Подобраться к святому старцу все-таки можно. Есть одна идейка и вы, друзья мои, сыграете в ней ключевую роль.

* * *
        В коридор квартиры Распутина-Сатановского, расположенной в доме по адресу Гороховая 64, набилась тьма народу. Публика была абсолютно разношерстной: от благородных дворянских дам в чопорных платьях и шляпках, до крестьянских бородатых мужиков в валенках и тулупах. Все эти люди жаждали совета или же помощи «святого старца» Григория. Среди ждущих аудиенции затесались и Денис с Юлей. Они стояли в коридоре в ожидании своей очереди, поглядывая на дверь кабинета Распутина, из которой то и дело выходили страждущие с осчастливленными лицами.
        «Типичный прием у экстрасенса-мошенника», - вот первое, о чем подумал Денис, когда секретарь Распутина, тощий еврей Арон Самуилович Симанович, потребовал у Фадеева плату за прием. Денис отдал врученную ему Громовым стопку кредитных билетов, и лицо еврея расплылось в улыбке.
        - Видимо, у вас очень серьезное дело к старцу, - пропищал Арон Самуилович.
        - Чрезвычайно, - кивнул Денис. - И я бы попросил вас, если это, конечно, возможно, устроить наш прием как можно скорее. - Играя роль богатого Петроградского денди, Фадеев засунул еще один кредитный билет в нагрудный карман сюртука Симановича.
        - К сожалению, это не возможно, - вытащив деньги из кармана, покачал головой секретарь. - Для старца все страждущие равны.
        Денис недовольно сдвинул брови и потянулся за своими деньгами, но Арон Самуилович одернул руку и с лукавой улыбкой пропищал:
        - Впрочем-с, я постараюсь сделать для вас все, что смогу. - И, быстро спрятав деньги в боковой карман, секретарь поспешил ретироваться.
        - Вот жучара, - прошипел Денис.
        - Сам виноват, - усмехнулась Юля и уселась на освободившийся стул.
        Видимо Арон Самуилович сумел сделать не многое, либо просто не стал стараться для молодого франта и его спутницы, поскольку ожидать аудиенции у «святого старца» пришлось несколько томительных часов. Время тянулось медленно, вдобавок, поговорить с Юлей о наболевшем или же просто о всякой всячине, не представлялось возможным, поскольку вокруг было полно чужих ушей, которых вполне бы удивила беседа на тему, не свойственную началу двадцатого века. Плюс ко всему, разношерстная публика, ожидающая своей очереди, тоже весьма напрягала Фадеева - в соседство к нему записалась толстая крестьянка с живым и постоянно гогочущим гусем, который то и дело пытался ущипнуть Дениса за ухо, что вызывало у Юли бурное веселье. Поэтому, когда секретарь Распутина объявил, что их ожидают, Фадеев был готов ворваться в кабинет к попаденцу, сгрести его за хлипкую бороденку и как можно быстрее переместиться в привычную реальность.
        Они вошли в кабинет. Просторный, стены покрывали полосатые обои, картины и множество икон. С потолка свисала электрическая люстра, а в уголке находился самый настоящий телефон - огромная редкость для Петрограда десятых годов. У широких окон стоял массивный письменный стол, в кресле за ним восседал сам Распутин-Сатановский в красной шелковой рубахе. Темные сальные волосы, длинная борода и пронизывающие насквозь глаза, которые тут же впились в вошедших, отчего даже мороз пробрал по коже.
        - Ну, здорова, коль пришли! - словно ворон прокаркал Распутин. - Садитесь!
        Денис и Юля послушно опустились в мягкие кресла напротив стола хозяина кабинета, хотя делать этого не следовало, нужно было начинать действовать, но отчего-то сильный властный голос заставлял повиноваться.
        - По какой надобности пожаловали? - грубо спросил Распутин.
        «А ведь действительно, - вдруг подумал Денис. - Причину визита мы так и не обговорили». И парень быстро принялся накидывать варианты, но этого не потребовалось, поскольку Распутин, впиваясь в каждого тяжелым взором, продолжил сам:
        - Хвори не вижу, телами здоровы, - покачал головой «старец». - Душевная хандра есть, это да. - Распутин пристально взглянул на Юлю, повадил ладонью, будто отгоняя морок, и Денис заметил, как девушка вдруг вся напряглась, заерзав на мягком кресле. - Ты, девочка, забыла, что такое любовь, сердцем огрубела, в клетку стальную его заковала. Ох, грешно это.
        Юля вздрогнула и опустила взор.
        - А любви то хочется, - продолжил Распутин. - Хоть и сама-то в этом себе признаться не можешь. Но ничего, ничего, не переживай так. Оттает сердечко-то, это я тебе говорю, оттает. Поверь. Природа возьмет верх над чувством долга… А он-то тебя уже давно отпустил, долга не требует, лишь счастья твоего хочет. Поэтому отпусти и ты его…
        «Что за бред он несет?» - удивился Денис, но взглянув на Юлю, тут же понял, что это не бред. Лицо девушки было бледным, взгляд опушенным, а глаза такие, будто она вот-вот готова была разрыдаться.
        Фадеев перевел взгляд на Распутина и вздрогнул, тот теперь неотрывно смотрел на него. Черные гипнотизирующие глаза впились в Дениса, словно пиявки, и, казалось, присосавшись, впитывали в себя его энергию, мысли и память.
        - Теперь о тебе, маленький, - проскрежетал Распутин.
        «Маленький? - захотелось возмутиться Денису. - Это я то маленький?!» - Но он сдержался.
        - А ты хитер, братец, - усмехнулся «старец». - Цель твою вижу. Думаешь, как все удачно подвернулось. Несправедливость исправить хочешь…
        Денис побледнел. «Откуда он…»
        - Но не ради них ты этого жаждешь, а раде себя лишь, - продолжил Распутин. - Как эгоистом был, так эгоистом и остался. Им этого уже не надо, они далеко и им там хорошо. Поэтому оставь цель свою, новою обрети…
        «Да кто он такой? - поразился Денис. - Нет, он явно не экстрасенс-мошенник. Дар у него самый что ни на есть настоящий. Ведь он знает…»
        Фадеев взглянул на Юлю, та тоже смотрела на него с большим интересом и, кажется, начала догадываться о смысле слов Распутина.
        «Так, надо срочно что-то делать!» - решил Денис.
        - И цель эту ты скоро обретешь, - усмехнулся экстрасенс, вновь впившись в парня гипнотизирующим взглядом. - Сам не желая того, моей цели послужишь! Вот мое последнее пророчество!
        - Да не нужны нам ваши пророчества! - вспылил Денис и поднялся с кресла. - К тому же такие бредовые!
        Распутин вдруг громко расхохотался.
        - А что вам нужно? - черные глаза экстрасенса блеснули пламенем, и он встал во весь рост. - За мной пришли, значит?!
        Денис и Юля вздрогнули одновременно.
        - Да, да, - продолжил забавляться «старец». - Знаю - я кто вы такие! Сразу почувствовал. Не из этого вы мира! А зачем пожаловали, тут и гадалкой быть не надо, чтобы понять. Но не пойду я с вами, не добровольно, не силою не заставите!
        Юля вскочила с места, в руке ее блеснул револьвер, который девушка тут же направила в грудь Распутина-Сатановского.
        - Простите, Григорий Ефимович, или как вы там себя величаете, но я настаиваю! - решительно заявила она.
        Но Распутин не повел и бровью, а лишь вновь расхохотался.
        - Смерти я не боюсь, девочка. Костлявая уже давно за мной ходит и не долго ей ждать осталось. Сам к ней приду. К тому же, теперь можно. Теперь, когда я увидел будущее, я спокоен за свое дело. - И он вдруг подмигнул Денису.
        - Не знаю, что вы там себе навыдумывали, - покачала головой Юля. - Но вы обвиняетесь в намеренном изменение истории, и с вами будут разбираться уже не здесь и не я…
        - Изменение истории?! - надменно усмехнулся старец. - Нет, нет, девочка моя, я не меняю историю, я лишь исправляю ее ошибки! Ошибкой была революция, еще более страшной ошибкой являлся расстрел царской семьи. Эта кровь запятнала русский народ, прокляла его и покарала миллионами ни в чем не повинных жизней. Я лишь хочу исправить эту несправедливость и спасти Святую Матушку Россию!
        - Вы не понимаете! - вскричала Юля. - Историю менять нельзя! Вы думаете, что исправляете ошибки, предотвращая беды, но это лишь влечет за собой увеличение этих самых бед в геометрической прогрессии!
        - Мне очень жаль, что ты веришь в эти сказки, - покачал головой Распутин. - Но это уже не важно. Важно лишь то, что я увидел будущее и теперь знаю, что не я, а вы завершите мое дело!
        - Бред безумца! - фыркнула Юля. - Денис, хватай его, и перемещаемся, мне надоела эта затянувшаяся комедия.
        Фадеев решительно двинулся к Распутину. Тот выглядел совершенно спокойным и так и продолжал улыбаться.
        - Не выйдет, - покачал головой «старец», и дверь кабинета вдруг распахнулась. В комнату стремительно вбежали двое вооруженных револьверами мужчин.
        Фадеев успел только развернуться, а к виску его уже оказался приставлен холодный ствол.
        «Явно шпики из охранки» - подумал Денис.
        - Не двигаться! - прорычал в ухо усатый детина. - Барышня, опустите револьвер, иначе мы будем вынуждены применить силу!
        Юля не повернулась и револьвера из рук не выпустила, вороненый ствол так и продолжал упираться в грудь ухмыляющегося Распутина.
        «Только без фанатизма, - мысленно попросил девушку Денис. - Без фанатизма».
        - Барышня, считаю до трех, - прорычал «шпик их охранки». - Раз, два…
        И Юля обреченно опустила руки и выпустила револьвер, все-таки умирать напрасно она не хотела.
        - Вы даже не представляете, что вам грозит за покушение на особо важную фигуру! - пробасил один из «шпиков».
        - А ничего не грозит! - вдруг произнес Распутин. - Продержите их в участке до утра, а утром отпустите. Я так велю. Понятно?
        - Но, Григорий Ефимович?!.. - удивился жандарм, но под пристальным взглядом «старца» только махнул рукой и спорить с особо важной фигурой не стал. - Ладно, двигайте к выходу. - И «шпик» подтолкнул Дениса револьвером в спину.
        Парень двинулся к выходу, Юля шагнула за ним под конвоем второго «шпика».
        - И, Денис, - сказал напоследок Распутин, - я вижу несколько вариантов грядущего, поэтому запомни мои слова. В худшем случае, когда все подойдет к своему логическому завершению, дай девочке шанс, она должна выжить, не дай ее крови пролиться проклятьем на наш народ. Ведь знаешь как говорят в Китае: мы в ответе за тех, кого однажды спасли… А обо мне не волнуйтесь, сегодня меня ждет свидание с Костлявой! - И «старец» вновь громко расхохотался.
        В этот момент Дениса и Юлю вывели из кабинета. Дверь за ними захлопнулась, но безумный смех так и продолжил эхом разноситься по коридору.
        - Он по-настоящему сумасшедший, - пробормотала Юля.
        - Согласен, полный псих, - кивнул Денис.
        Их вывели из дома и через двор повели к арке выхода на Гороховую улицу. Во дворе никого не оказалось, лишь в арке, облокотившись на стену, стоял здоровый крестьянский мужик с бородой лопатой. Шпики не обратили на него внимания, а зря.
        - Господа жандармы, - заговорил вдруг мужик, когда конвоиры миновали его.
        - Что тебе? - Они недовольно развернулись и вдруг…
        ТЮК!
        Два здоровых кулака опустились на головы «шпиков», и те тут же обмякли, потеряв сознание.
        - Да, в общем-то, уже ничего, - пожал плечами Игорек.

* * *
        - Вот так все и было. - Юля только что закончила пересказывать Громову историю, приключившуюся с ними в кабинете Распутина-Сатановского. Рассказ получился не полным. В частности, девушка не стала вдаваться в подробности того, что ей наговорил «старец» про ее душевные терзания, впрочем, что удивило Дениса - про его скрытые мотивы она тоже не обмолвилась. Хотя при этом разгоряченный «ежик» то и дело бросала на парня уничтожающие взгляды, означающие только одно: «об этом мы еще с тобой поговорим, и разговор будет серьезным».
        Сейчас все трое сидели в кабине Руссо-Балта, припаркованной неподалеку от дома Распутина. Игорька не было, он следил за квартирой попаданца.
        День уже давно вступил в свои права, и по Гороховой сейчас сновала куча народу. По тротуарам прохаживались чины в мундирах, горожане в пальто и тулупах, дамы в элегантных шляпках и шубках, жандармы, которых возле дома Распутина крутилось великое множество, и совсем бедные слои населения: от деревенских крестьян, приехавших в Петроград на заработки, до уличных мальчишек в драных куртках, длинных развевающихся шарфах и шапках-ушанках. По дороге с криками «эх, залетная» непрерывно разъезжали извозчики, погонявшие плетью лошадок и зазывающих довезти куда потребно, автомобили встречались реже, но, все же, и они тарахтели по Гороховой, массивные, квадратные, на тонких колесах и с круглыми фарами-глазками, пугая лошадей и с грохотом выбрасывая выхлопные газы. Все выглядело не реальным, а каким-то немного сказочным и заманчивым, Денису очень хотелось выйти из машины и пройтись по улицам родного города, знакомым с детства, но таким непохожим на современные. Казалось, что в этом времени и в этой эпохе, несмотря на разницу в век, Петербург выглядел куда благородней и, без сомнения, элегантней.
        Но осуществить подобное желание Денису бы, конечно, никто не дал, поэтому он вздохнул, глядя в окно на то, как городские мальчишки-беспризорники играют в снежки, и вернулся к обсуждению.
        - Знаете, шеф, у меня сложилось такое впечатление, что Сатановский в точности знал, кто мы такие, - сказал Фадеев.
        - Это исключено, Денис! - зарезал подобное предположение на корню Громов. - Конечно, наш попаданец человек уникальный, экстрасенс высшей пробы, что может считывать ваше прошлое и настоящее, мотивы и желания лишь из вашего энергетического поля. Не все экстрасенсы мошенники, как считают многие, просто это люди, научившиеся задействовать отделы головного мозга, не подвластные большинству.
        - То есть они - эта новая эволюционная ступень человечества? - предположил Денис.
        - Нет, - покачал головой шеф. - Напротив. Экстрасенсорика - это рудимент, она свойственна животным и тем, кто был до нас, то есть нашим далеким предкам. В процессе эволюции человек утратил эти способности, как ненужные, поскольку стал более опираться на логику и разум. Но иногда эти способности все же сплывают у современных людей, впрочем, рудименты в виде хвостов и перепонок на пальцах встречаются не менее часто. Советская наука еще благодаря архивам «охранки» оставшимся с царских времен, начала исследовать, а затем и использовать экстрасенсов, поэтому знаний в этой области накоплено немало. Мне самому доводилось работать с экстрасенсами, и я знаю, на что они способны. Но я и предположить не мог, что наш попаданец настолько силен в этой области, что сможет считать с вас информацию мгновенно, а потому заморочить вам голову. Да, это моя ошибка - признаю. - Эти слова дались Громову легко, свои ошибки этот человек умел признавать. - Но такого больше не повторится. Следующий шанс мы не упустим! - И рука машинально скользнула к боковому карману, где лежал револьвер.
        - А как быть с его пророчеством? - спросила Юля. - Имеет ли оно какой-то вес?
        - Да, - закивал Денис. - Он прокаркал, что, якобы, мы послужим его цели!
        - Не берите в голову, - произнес Громов. - Даже более того - выкиньте эту мысль, как вредную и заразную! Экстрасенсы не видят будущего, они лишь иногда могут предвидеть варианты развития грядущего, но, в большинстве своем, они всегда оказываются ошибочными, поскольку привязаны к эмоциональному состоянию экстрасенса. А вот программировать, то есть формировать будущее посредством убеждения и внедрения своего варианта грядущего в головы других людей они очень даже могут. Такое случалось не раз, и Сатановский в этом явно дока. Поэтому в момент прорицания он пытался запрограммировать вас на то, что кто-то из вас послужит его цели, чтобы в вас поселилось сомнение, а может быть даже желание что-то подправить. Запомните, будущее, как и настоящее и даже прошлое, многовариантно. Поэтому забудьте о том, что он сказал, вы сами хозяева своего будущего, а не кто-то программирует его за вас.
        - Понятно, - кивнула Юля.
        А Фадеев лишь вздохнул, поняв, что выкинуть пророчество Распутина из головы, тем более после слов Громова, будет еще сложнее. Он взглянул в окно на мальчугана, катившего за собой санки, на которых сидела улыбающаяся девчушка и лизала сладкого петушка на палочке.
        «Интересно, а каким будет их будущее? - подумал Денис. - Будущее на пороге революции, когда Россию впереди ждет столько потрясений. Будет ли оно столь же многовариантным, как говорит Громов, в этом мире давно ушедшего времени».

* * *
        - Шеф, объект только что покинул квартиру! На улице его ждет автомобиль. - Донесся голос Игорька из переговорника.
        - Понял! Жди нас у ворот, - скомандовал Громов и завел двигатель Руссо-Балта, - мы тебя сейчас подхватим.
        Время было уже позднее, на город опустилась тьма. Денис даже умудрился задремать на заднем сидении, но Юля бесцеремонно толкнула его в бок остреньким локотком, перелезая назад.
        - Кончай дрыхнуть, соня! И подвинься же, наконец!
        - Да я, в общем-то, и не спал, - зевнул Денис, освобождая наглому «ежику» личное пространство.
        - Ага, а сопел, как сурок, - фыркнула девушка.
        - Успокойтесь, - прикрикнул на подчиненных шеф. - Лучше спрячьтесь, вас он не должен заметить.
        Денис с Юлей пригнулись, оказавшись так близко друг к другу, что парень уперся лицом в затылок девушки, ощутив теплоту ее кожи и сладкий аромат ванильных духов с пьянящими нотками корицы.
        «Приятный запах пробуждения, - подумал Денис. - Словно утренний латте в Starbacks».
        - И не сопи мне так в спину! - «Ежик» не дала разыграться воображению. - А то я подумаю чего не того.
        В этот момент Руссо-Балт затормозил, не доехав с десяток метров до Гороховой 64, поскольку у ворот дома Распутина-Сатановского оказался припаркован заведенный черный автомобиль.
        Фадеев чуть приподнял голову и увидел, как дверца неизвестной машины открывается, и в нее усаживается господин в шубе. Перед тем как сесть, мужчина обернулся, и Денис тотчас признал в нем Распутина. Шальные черные глаза с усмешкой скользнули по Руссо-Балту, а затем отвернулись от него, и «старец» уселся в автомобиль.
        «Он знает, что это мы, - понял Денис. - Но ему почему-то все равно».
        Автомобиль с Распутиным развернулся и медленно, набирая ход, двинулся вверх по Гороховой. В этот момент боковая дверца Руссо-Балта отворилась, и в кабину уселся Игорек.
        - Ты знаешь, кто это с ним? - спросил Громов, делая разворот и пристраиваясь следом за автомобилем Распутина.
        - Кажется это князь Феликс Юсупов, - произнес здоровяк, растягивая тулуп и проверяя свой дробовик-бластер. - Говорят, они очень дружны с нашим попаданцем в последнее время.
        - Этого еще не хватало, - хмыкнул шеф. - Он ведь родственник царской семьи. Он не должен ничего вспомнить. Делаем все быстро и четко, если Юсупов окажется невольным свидетелем, вырубаем его плазменным разрядом, как и всех, кто окажется поблизости. Главное, чтобы свидетелей было как можно меньше.
        - Само собой, - кивнул Игорек и, достав из-за пазухи хомяка Гризлика, погладил его по головке. - Верно мой маленький? Быстро и четко - это мы умеем.
        Хомяк что-то деловито пискнул.
        Игорек не ошибся насчет спутника Распутина-Сатановского, поскольку автомобиль «старца» остановился как раз возле Юсуповского дворца со стороны реки Мойки. Территорию дворца от набережной отделял высокий забор и кованные ворота. У ворот в деревянной будке, покрашенной в цвет зебры, находился охранник, он и впустил гостей за территорию. Со стороны особняка доносилась музыка, в верхних этажах горел свет. Распутин и молодой князь Феликс направились в дом, видимо, у них намечалась вечеринка.
        - Брать будем при выходе, - скомандовал шеф. - Проникаем на территорию дворца, занимаем удобные позиции, и ждем. Юля, Денис на вас охранник, а то мы с Игорьком на друзей князя не тянем.
        - Понятно, - кивнула девушка и взглянула на Фадеева. - Ну что, пошли, разыграем сценку: подвыпившая богема жаждет продолжения банкета?
        - Так точно! - Денис сделал вид, что отдает честь.
        - К пустой голове руку-то не прикладывают! - залилась смехом Юля и первая вышла из машины.
        Денис недовольно пробубнил что-то себе под нос, но тут же забыл о шпильке «ежика» и, взяв девушку под руку, направился в сторону Юсуповского дворца.
        Через минуту охранник у ворот увидел, как нему приближается парочка, явно навеселе. Одного опытного взгляда старого служивого было достаточно, чтобы признать в незнакомцах высокорожденных дворян, пусть и подвыпивших, но державшихся гордо и с достоинством.
        - Любезный, отворяй ворота! - крикнул ему молодой господин в цилиндре и с холеными тонкими усиками.
        - Дорогой, я уже порядком продрогла, прикажи ему пошевеливаться, - проворковала спутница, обладающая красотой снежной королевы, поскольку вела она себя столь-же высокомерно.
        - Слышал, что тебе велела дама?! - тут же напустился господин. - Отворяй, давай!
        - Прощения просим, ваше благородие, - произнес служивый. - Но князь не велел сегодня никого пущать.
        - Что?! - взревел молодой господин. - Ах ты, шельма! Да ты знаешь кто я такой? Я граф Фадеев! И я лично приглашен моим любезным другом Феликсом сегодня. Так что не держи нас на морозе, а отпирай, да поживей!
        - Не велено, барин. Князь дал четкие указания и поэтому…
        Что поэтому Денис не успел узнать, поскольку Юля вдруг выхватила плазменный револьвер и выстрелила через кованую решетку. Белая вспышка и крутящаяся молния ударила в охранника, поразила его разрядом и лишила чувств.
        - Зачем? - удивился Денис. - Я же уже почти договорился.
        - Ага, договорился он, - фыркнула «ежик». - Тебе же сказали: «не велено пущать», зачем зря время тратить?! Теперь перелезай через забор и отпирай ворота.
        - Знаешь, иногда ты бываешь…
        Юля сдвинула брови.
        - Великолепной, конечно, - нашелся Денис. - Но… но иногда ты все же меня пугаешь.
        - Напоминай себе это почаще! - усмехнулась девушка.
        Денис перелез через высокие ворота, отворил их, и все четверо оказались на территории Юсуповского двора.
        - Так, рассредоточиться, - шепотом скомандовал шеф. - Денис, Юля займите позицию с правого края. Игорек, ты слева.
        Сам Громов спрятался в тени забора.
        - Чувствую, ожидание будет долгим, - вздохнул Денис, взглянув в верхние окна дворца, где горел свет, и откуда доносились звуки музыки. - Они могут там всю ночь веселиться.
        Но он оказался не прав. Прошел час, когда из дворца вдруг донеслись несколько хлопков.
        - На шампанское не похоже, - задумчиво произнес Денис.
        - Так и есть, это выстрелы, - кивнула Юля и тут же сообщила об этом шефу по переговорнику.
        - Ничего не предпринимайте, - велел Громов. - Все что происходит внутри, нас не касается.
        И потянулись томительные минуты. Прошло еще полчаса, прежде чем ожидания сменились действиями.
        Дверь дома вдруг распахнулась, и из нее выскочил человек без верхней одежды в одной рубахе. Ковыляя, он устремился в сторону забора. Денис сразу-же узнал Распутина-Сатановского.
        «Но почему в таком виде и что это? Кровь?!»
        За бегущим «старцем» по снегу тянулся кровавый след.
        В следующую секунду из дверей выскочил молодой господин в строгом костюме и, вздернув руку, прицелился.
        Денис не медлил ни секунды, первое замешательство прошло и, нацелив плазменный револьвер, он выстрелил. Крутящаяся молния выскочила из ствола и, разрывая воздух, понеслась к Юсупову.
        - Ничего не предпринимать! Нн-нназад!!! - донесся из переговорника рык Громова.
        Но было уже поздно. Пучок плазменной энергии ударил в Юсупова и лишил его чувств. Но следом за ним выскочили еще двое мужчин: один молодой в военной форме (Фадеев признал в нем князя Дмитрия Павловича), другойблондин в клетчатом английском костюме. Князь Дмитрий Павлович задержался на секунду, припал к лежащему без сознания Юсупову, проверяя жив ли тот. А «костюмчик» оказался не промах, он быстро пригнулся, перекатился через голову, а затем в прыжке взмыл вверх, в воздухе развернулся в сторону Дениса, в руке его блеснуло серебристое дуло, и он выстрелил.
        Юля в самый последний момент оттолкнула Фадеева в сторону. Они оба упали на снег, а в то место, на котором они только что стояли, ударила белая молния.
        «Кто он такой?» - опешил Денис, поняв что «костюмчик» тоже вооружен плазменным револьвером.
        Юля вздернула пистолет, но она бы все равно не успела им воспользоваться, поскольку «костюмчик» уже держал их на мушке. И вдруг…
        БУХ! БУХ!
        Это импульсный дробовик Игорька затянул свою протяжную песню. Сразу несколько искрящихся молний сорвались с его дула и по замысловатой кружащейся траектории понеслись на человека в костюме. Но, не долетев до него совсем чуть-чуть, плазменные снаряды вдруг взорвались в воздухе, а вокруг «костюмчика» образовалась полупрозрачная сфера. Блондин поглядел на Игорька, усмехнулся и пригрозил ему пальцем.
        «Богатырь» зарычал, вздернул свою плазменную бомбарду вновь, но не успел ею воспользоваться, поскольку в спину ему ударила неизвестно откуда вылетевшая молния. Разряд пробежался по телу Игорька, и здоровяк упал в снег, потеряв чувство.
        Денис и Юля разом вскочили, держа перед собой револьверы, они стали озираться по сторонам. Фадеев обернулся на князей, но те исчезли, видимо, Дмитрий Павлович затащил своего потерявшего чувство любовника в дом. Юля же навела пистолет на смирно стоящего блондина в костюмчике.
        И вновь очередная белая вспышка со стороны забора, вылетевшая из тьмы и ушедшая во тьму, туда, откуда стреляли по Игорьку. Тьма озарилась светом, чью-то незнакомую фигуру обдало электрическим разрядом - выстрел Громова нашел свою цель. В следующую секунду и сам шеф вышел из темноты и прокричал:
        - Моника, успокой своих!
        Распутин, в этот момент, доковыляв до ворот, принялся через них перелазить. Он уже почти добрался до верха и перемахнул через ограждение, как в спину ему вдруг ударил коварный выстрел, и попаданец сорвался вниз.
        Шеф обернулся к тому месту, откуда стреляли. Из тьмы вышла женская фигура, одна рука примирительно открытой ладонью поднята перед собой, в другой обычный пистолет. Громов навел на женщину плазменный револьвер.
        - Константин, - заговорила незнакомка, - ты же не станешь стрелять в старую подругу?
        Громов опустил оружие. Дама лукаво улыбнулась, и вдруг выстрелила в Распутина. Пуля попала ему между глаз.
        - Зачем ты сделала это, Моника? - совсем спокойно, будто все происходящее являлось совсем обыденным, спросил Громов.
        - Я лишь выполнила твою работу! - холодным голосом ответила Моника и сделала шаг вперед. В тусклом свете фонарей Денис разглядел лицо уже давно не молодой, но все еще сохраняющей увядающую красоту женщины с решительным ледяным взглядом. - Это я должна спросить тебя, Константин, где ты был, когда этот человек изменял историю, почему ты так задержался и пришел только сейчас? Или ваша страна решила нарушить правила?
        - Ты же знаешь, что это не так, Моника, - произнес Громов.
        - Тогда почему?
        - Я не собираюсь перед тобой отчитываться!
        - В таком случае, и я не собираюсь ничего тебе объяснять, - холодно произнесла женщина и высокомерно вздернула подбородок. - Ты сам все знаешь. Тебе известны правила: если попаданец опасен для истории, и мы не можем его вернуть, то мы должны избавиться от него.
        Громов отвернулся от нее и зашагал к лежащему без чувств Игорьку. Блондин в костюме предусмотрительно отступил на пару шагов назад.
        - Мы подчистим за вами, - выкрикнула ему в след Моника. - Можешь быть спокоен.
        Громов не ответил, он лишь посмотрел на ничего не понимающих Дениса и Юлю и приказал:
        - Отправляемся.
        Юля кивнула.
        - Но кто они, черт возьми, такие? - взглянув на девушку, спросил Денис.
        - Сама не знаю. - Юля повела плечами. - Я лишь догадываюсь, что они кто-то вроде нас. Но сейчас не время для вопросов. Ты слышал. Отправляемся. - И, взяв Дениса за руку, она нажала на кнопку переместителя.
        Глава 7
        Мир вокруг зарябил, действительность поблекла, словно старая пожелтевшая фотография. Коридор времени открылся, щедро делясь воспоминаниями… Крейсер «Аврора» дал пушечный залп, ставший предвестником Октябрьской революции; обезумевшие толпы с криками и лозунгами ринулись на штурм Зимнего дворца. 22 июня 1941 года войска фашистской Германии без объявления войны подло напали на Советский Союз. Маленький городок Нюрнберг приковал к себе взгляды всего мира - самый масштабный судебный процесс в истории человечества: суд над страной, идеологией и десятками тысяч ее последователей. Первый человек с планеты Земля вступил в пределы космоса, им оказался советский гражданин Юрий Гагарин - краткое мгновение истории и огромнейший шаг для всего человечества. Денис закрыл глаза, картинки в мозгу замелькали еще быстрее - события переплетались, лица смешивались. Трип подходил к концу. Он открыл глаза и последнее, что увидел, были тысячи ликующих лиц, кричащих «Крым наш!».
        Ноги ощутили твердую поверхность, Денис несколько раз глубоко вдохнул, подавляя приступ тошноты. Юля стояла рядом, она отпустила руку парня и сейчас тоже справлялась с последствиями межвременного проникновения. Они находились в центре площадки, покрытой мягкими матами, вокруг, как и в прошлый раз, стояли люди в белых халатах - сотрудники «Отдела истинности истории и граждан, попавших в петлю времени». Среди сотрудников Фадеев разглядел знакомые лица: профессор Лыков и секретарша Катенька уже спешили к возвратившимся.
        - Крым наш? - удивленно пробормотал, Денис.
        - Похоже, это легкий побочный эффект, вызванный действиями Сатановского, - предположила Юля.
        - Неплохой такой побочный эффект, - ухмыльнулся Денис.
        Пространство рядом разорвала сверкающая электрическая вспышка, и на матах появился Громов и Игорек, все еще находившийся без сознания.
        - О, божечки?! - вскричала Катенька и кинулась к своей лежащей без чувств второй половинке.
        - С ним все в порядке, - заверил ее Громов. - Просто получил случайный разряд электро-плазмы.
        - Бедный мой маленький пусик, - словно курица-наседка засуетилась Катенька над телом здоровяка. - Константин Александрович, с ним правда будет все хорошо?
        - Уверяю тебя, Катенька, - успокаивающе произнес шеф. - Через пару часов очухается.
        - Ой, а как же Гризлик? - Блондинка всплеснула руками, затем отстегнула от пояса здоровяка пластиковый шар и раскрыла его. Из шара выпал обездвиженный хомяк. Катя поднесла его к уху и присушилась. - Кажется, сердечко бьется, - пролепетала она.
        Громов хмыкнул, что-то пробормотал себе под нос, а затем ткнул пальцем в оказавшихся неподалеку парней в белых халатах:
        - Вы двое, перенесите Игорька в лазарет, пусть Штерн его осмотрит… ну… и грызуна заодно.
        Сотрудники кивнули и тут же кинулись выполнять приказ, подхватив тяжелое тело под руки, они кое-как взгромоздили Игорька на плечи и, пригибаясь под ним к полу, побрели к кабинету Штерна. Катя засеменила следом, держа в раскрытых ладошках Гризлика.
        «Хомяк, раненый при выполнении государственного долга! - усмехнулся про себя Денис. - Да ему за такое медаль полагается, ну или хотя бы мешок зерна. Интересно, а он на государственном довольствии или вообще как?..»
        Профессор Лыков, стоявший рядом, наконец, раскрыл рот:
        - Константин Александрович, я немного обескуражен. - Глаза старика бегали, задерживаясь то на Громове, то на Денисе с Юлей, одетых по моде Императорской России. - Простите, конечно, возможно меня уже начала подводить память, но я не припомню, чтобы куда-то отправлял вас сегодня.
        - Это и не удивительно, профессор, - опустив руку на плечо старика, произнес шеф. - Вот что, Максим Эдуардович, распечатайте мне полный отчет по выбросу частиц и колебанию волн и ко мне в кабинет. Там и поговорим.
        - Я так понимаю, - поправил съехавшие очки Лыков, - что что-то прошло не так и что-то поменялось?
        Профессор сказал это возможно чуть громче, чем следовало, поскольку большая часть «Отдела истинности истории и граждан, попавших в петлю времени» тут же озабоченно повернулись к ним и навострили уши.
        - Поговорим об этом у меня в кабинете, - сдвинул брови Громов. - Подготовьте отчеты. А вы, - шеф взглянул на Дениса с Юлей, - за мной!
        Они направились в кабинет Громова. Заперев дверь, шеф скинул с себя пальто, котелок и, подойдя к зеркалу, отлепил усы. Денис тоже избавился от верхней одежды и сюртука, оставшись в малиновом жилете и белой сорочке. Юля сбросила парик, растрепала волосы, затем достала очки и тут же нацепила их. Вид у нее был забавный: синее винтажное платье начала двадцатого века, растрепанные рыжие волосы и современные очки в черной пластиковой оправе.
        - Шеф, а у вас случайно нет расчески? - пытаясь привести прическу в порядок, спросила Юля.
        - Расчески? - Громов оторвался от компьютера, который включил минуту назад и теперь с озабоченным видом там что-то искал. - Расчески… Не знаю… Нет!.. Юля, о чем ты вообще думаешь? Гораздо важнее сейчас, что в известной нам истории изменилось!
        - Да я понимаю, - взглянув на спутанные локоны рыжих волос, вздохнула девушка, а потом уже тише, себе под нос: - Эх, в душ бы сейчас, но чувствую не судьба.
        - Крым теперь наш! - воскликнул Денис, вспомнив видения событий, которых не было в той реальности, из которой они отправлялись в прошлое.
        Громов как-то странно посмотрел на Фадеева, сдвинул брови, спросил:
        - И это тебя так радует?
        - Ну да, он же наш?!
        - А ты не задумываешься, какой ценой он нам достался? Может это аннексия или того хуже - кровопролитная война?!
        - Об этом я как-то не подумал. - Самодовольная улыбка сошла с лица парня.
        Не говоря ничего больше, шеф вновь уткнулся в компьютер.
        - Денис, - Юля поманила его пальчиком.
        Фадеев подошел. Девушка потянулась рукой к его лицу, а затем вдруг резко дернула.
        - Ау! - Денис вскрикнул и ощутил, как промежуток между верхней губой и носом вспыхнуло от резкой боли.
        - Усики, - коварно улыбнулась «ежик», продемонстрировав маленький клочок волос. - Забыл отлепить.
        - Ну и противная же ты иногда бываешь, - пробурчал Денис, потирая под носом.
        - Стараюсь, - самодовольно промурлыкала девушка.
        - Так, что мы имеем! - Шеф, наконец, оторвался от компьютера и вывел на плазменную панель, висевшую на стене, новости из интернета. - Касательно Крыма: он перешел к нам вполне законным путем через всенародный референдум на полуострове…
        - Замечательно! - воскликнул Денис.
        Громов недовольно на него посмотрел, и парень притих.
        - Дослушай, - произнес шеф. - Предпосылки к референдуму возникли из-за того, что на Украине к власти путем государственного переворота пришла полуфашистская хунта, финансируемая с запада. В стране практически гражданская война, люди гибнут тысячами.
        - Ни хрена себе, - присвистнул Денис.
        - Согласен с твоей оценкой, - кивнул шеф и щелкнул мышкой, картинка на экране сменилась. - Наши отношения с США и Евросоюзом обострились до предела. Россия под жесткими санкциями.
        - Ну, это не новость, - пожал плечами Фадеев.
        Громов взглянул на него исподлобья и хмыкнул.
        - А в США к власти пришел кандидат, который даже не учувствовал в предвыборной гонке в нашей реальности, - продолжил изучать последние новости шеф. - Видимо образ Распутина как-то повлиял на этого человека, либо стал его предвестником, - Громов помолчал, - или проклятьем.
        - Кто он? - Разом спросили и Денис и Юля.
        - Некий Дональд Трамп! - произнес шеф.
        Парень с девушкой потупились, они впервые слышал об этом человеке.
        - А у нас тогда кто у власти? - спросил Фадеев.
        Громов поднял палец кверху, указывая на фотографию президента России в рамочке, висевшую над его столом.
        - Ну, хоть какая-то стабильность! - Денис улыбнулся.
        - Шеф, я кое-что вспомнила, - вдруг произнесла Юля. - В коридоре времени мне было видение - революция, и она произошла не в Мае, а в Октябре!
        - Похоже, своими действиями Сатановский не только не остановил гибель империи, но и ускорил ее! - сделал вывод Денис.
        - Выходит что так, - кивнул Громов. - Его вмешательство в историю послужило причиной, из-за которой привычная для нас цепь событий изменилась. Осталось только выяснить, насколько эти изменения серьезны.
        Дверь распахнулась, и в кабинет вбежал взволнованный Максим Эдуардович. Очки у старика съехали на бок, а в руках находилась куча перемешанных бумаг. Профессор бухнулся на свободный стул, раскидал бумаги и, заикаясь, пролепетал:
        - Я никогда еще не видел подобных показателей! Похоже, история действительно претерпела изменения.
        - Не томите, профессор, - потребовал шеф.
        - Да, да, сейчас. - Поправив очки, Максим Эдуардович принялся рыться в бумагах, наконец, найдя нужный листок, он заговорил: - Колебание «p» волн достигло уровня 12,612 %…
        «„P“ волны - это последствия действий попаданца, - припомнил Фадеев. - От 0 до 3 это почти без изменений, до 5-и это норма, до 10 % незначительные изменения в исторических процессах. А здесь 12!»
        - То есть, изменения чуть выше незначительных, - сделал вывод Денис.
        Юля фыркнула, а Громов нахмурил брови и произнес:
        - Продолжайте, профессор.
        Лыков кивнул, поправил очки и, взяв в руки очередной листок, заговорил:
        - «T» колебания тоже не радуют. И показатель в районе 5 -6 %. Определить точнее не удается.
        «Значит, и мы наследили, - понял Денис. - Или не совсем мы, а та вторая группа. Ведь один из них находился во дворце Юсупова вместе с хозяином и Сатановским! Наверняка, эта загадочная Моника привлекла к покушению на Распутина самого Феликса и его любовника князя Дмитрия. Она вмешала в дело людей того времени. Выходит, тем самым она изменила их судьбу?!»
        - Выброс же «z» частиц равен 16,53 %. Расщепить возможно всего 4 %, - тем временем продолжал профессор.
        - Выброс 16 %, - ахнула Юля и захлопала глазками на шефа. - Это же сколько разрывов материи может произойти в ближайшее время?!
        - Да, работы у нас поприбавится, - вздохнул Громов. - Но с этим уже ничего не попишешь.
        - В самом деле? - удивился Денис. - И мы ничего не можем сделать?
        Максим Эдуардович сгреб свои бумажки со стола и, аккуратно сложив их в стопку, принялся утрамбовывать листочек к листку, колотя форзацем этой самой стопки по столу. Бряцк, бряцк, бряцк! - ударялась и без того уже аккуратная стопка о стеклянную столешницу. Взгляд профессора был задумчивым, а мысли, похоже, витали уже где-то далеко.
        - Боюсь, что нет, - покосившись на Лыкова, покачал головой шеф. - Что-то исправить мы все равно не в силах. Ты ведь сам уже знаешь, что машины времени, способной отправить нас в изначальную точку преображения привычной нам реальности, не существует. Мы лишь можем следовать через временные разрывы материи за попаданцами. А рассчитывать на шанс, что когда-нибудь нам подвернется возможность попасть именно в то время, когда Сатановский начал менять прошлое, мы не можем, поскольку этот шанс слишком мал…
        Стопка листков бумаги выскользнула из рук профессора, упала на пол и часть из них разлетелась по комнате.
        - Как говорится: снаряд два раза в одну воронку не попадает, - закончил свою мысль Громов. - Поэтому с этим нам остается только жить.
        - И заново учить историю, - подытожила Юля, встав со стула и принявшись помогать Максиму Эдуардовичу собирать рассыпавшиеся листки.
        Денис лишь хмыкнул.
        - Шеф, а можно еще один вопрос? - глядя на то, как Юля в винтажном платье, встав на коленки, полезла под стол за последним, залетевшим туда листком, спросил Фадеев. В другой момент подобное зрелище показалось бы ему весьма любопытным, во всяком случае, забавным, но сейчас Дениса интересовало немного другое.
        - Конечно можно.
        - Кто такая эта Моника и ее люди?
        БАЦ!
        Это Юля шмякнулась затылком о столешницу. Еще секунда и под столом стало подозрительно тихо.
        - Вылезай, - скомандовал Громов. - Тебе же тоже интересно это услышать?!
        Юлина рожица показалась из-за столешницы. Девушка виновато улыбнулась и, почесав ушибленную макушку, уселась на стул.
        - Моника, или как ее звали раньше - Мария Ивановна Казак, является главой интернационального отдела Евросоюза, занимающегося недопущением изменения истории и извлечением граждан западного мира, угодивших в петлю времени, - прорезюмировал шеф.
        - То есть: она и ее группа - наши коллеги и занимаются тем же самым?! - подытожил Денис.
        - В сущности, да, - кивнул шеф.
        - А еще она - предательница и перебежчица, - вдруг воскликнул Лыков и хлопнул собранными листками об стол, отчего они опять разлетелись по кабинету.
        Юля лишь хмыкнула, но собирать бумаги на этот раз не поспешила, профессор занялся этим в одиночестве.
        - И Максим Эдуардович прав, - согласился Громов. - Семь лет назад, когда наш отдел только создавался, Моника, как и я, стояла у его истоков. В свое время она была отличной шпионкой и зарекомендовала себя, как высокоморальный и преданный делу агент. Но, как выяснилось в дальнейшем, ее высокоморальные принципы оказались чрезмерно высокими. Казак решила, что ни одно государство в мире не вправе единолично обладать технологиями, способными проникать через временные разрывы. Она посчитала, что шанс, будто новая Россия… - шеф на секунду замолк, перед его глазами всплыла картина прошлого, - «развалившегося коммунизма», как она выразилась однажды, захочет переделать историю под себя, слишком высок. И выкрала наши технологии…
        - Изобретенные, к слову сказать, мной! - пропищал профессор Лыков из под стола.
        - Да, изобретенные Максимом Эдуардовичем, - согласился Громов и продолжил: - Казак выкрала эти технологии и поделилась ими с английской и китайской разведками. Не продала! Попрошу заметить! - Шеф поднял палец кверху. - А поделилась, согласно своим гуманным и идеалистическим принципам.
        - Даже не смейте ее защищать, Константин! - Раздался ворчливый старческий голос из-под стола. - Она не борец за идею, а предательница и воровка.
        Громов смерил столешницу недовольным взглядом, будто пытаясь ее прожечь.
        - При всем уважении, Максим Эдуардович, но я никого не защищаю, а лишь привожу факты!
        - Боюсь, что ваши в прошлом близкие отношения с этой женщиной мешают вам рассуждать о ней здраво! - Донеслось из-под стола.
        БАХ!
        Ладонь Громова треснула по столешнице.
        Юля аж вздрогнула, а Денис подумал:
        «Ого, первый раз вижу, как шеф потерял над собой контроль, видимо амур-ля-мур у них с этой Моникой был не шуточный. И она, по-видимому, разбила ему сердце своим предательством. Хотя, возможно ли вообще разбить сердце Громову? Это еще вопрос».
        - Лыков, кончайте там шебуршиться, как домашняя мышь под плинтусом и вылезайте уже из-под этого чертового стола! - прорычал шеф.
        Профессор что-то пробурчал, но все же вылез и, скомкав листок, который оказался у него в руке, уселся на стул.
        - Зачем же так злиться, любезный? - пропыхтел Максим Эдуардович. - Вы рассказываете эту историю, вот и рассказывайте, а я лишь внес свое скромное мнение. Продолжайте.
        - Спасибо, профессор, за ваше скромное мнение, - покачал головой Громов. - Но больше тут рассказывать нечего! - Взгляд в сторону Дениса и Юли. - Дальше уже и сами все додумаете, знаю я вас.
        - Ну, в принципе все понятно, - постаралась подытожить Юля. - Выходит…
        - А раз понятно, то на сегодня вы оба свободны! - вдруг перебил Юлю на полуслове Громов. - До завтра!
        Удивленный «ежик» открыла рот, но Денис взял ее за руку и потянул за собой, произнеся:
        - До завтра, шеф! - И уже шепотом, Юле на ухо. - Ты что не видишь, что он не в настроении обсуждать эту тему.
        - Да, поняла я, поняла, - уже выйдя из кабинета, огрызнулась «ежик», высвободив запястье. - А теперь пошли, и мы поговорим по душам!
        - И о чем это? - Фадеев сделал вид, что удивился, хотя на самом деле он предчувствовал, что Юля затронет эту тему.
        - Ты меня за дуру-то не держи! - вспыхнула «ежик».
        Она резко открыла дверь гардеробной, из которой они совсем недавно стартовали в прошлое, и с силой впихнула туда Дениса. Дверь захлопнулась, резко зажглись лампы, осветив длинные ряды вешалок с костюмами различных исторических эпох.
        - Здесь нам никто не помешает! - заявила Юля. - Так что давай, колись, чего там этот псевдопророк Распутин-Сатановский о твоих скрытых мотивах напевал?
        - А ты что, ему поверила? - Денис саркастически хмыкнул. - Громов же тебе объяснил, что таким образом он пытался внушить нам свою цель, чтобы однажды мы поступили так, как нужно ему…
        - Это потом, но сначала он говорил правду! - заявила «ежик». - Он прощупывал почву, извлекая на поверхность то, что мы хотим утаить от других, чтобы мы ему доверились. Это элементарная психология манипуляции: сначала он…
        - Так значит это все правда?! - произнес Денис. - О том, что ты отталкиваешь от себя любовь и намеренно? - Припомнились слова «старца» и парень неожиданно понял: - Ты кого-то потеряла, того, кого сильно любила!
        Глаза у Юли заблестели, губки задрожали, но потом вдруг взгляд резко стал жестким, и она выбросила вперед руку и ущипнула Дениса за плечо.
        - Ау! - взвизгнул парень. - Больно же!
        - То, что он сказал про меня, тебя не касается! Заруби себе это на носу!
        - Знаешь, когда ты злишься, это тебе так идет, - мило улыбнулся Денис.
        Но лицо «ежика» не изменилось, она продолжала смотреть на парня все с тем же злым выражением.
        - Я что, с тобой здесь в бирюльки играю? Давай колись, какие у тебя скрытые мотивы, иначе я тебя сейчас стукну и больно! Ты что, тоже тайный монархист или может быть коммунист? Я помню твое выражение лица, после перемещения в прошлое и видений ужасов войны! Может ты Вторую Мировую решил предотвратить, убить Гитлера или еще чего?
        - Ты же знаешь, что это не так. - Денис взглянул Юле прямо в глаза. - Иначе ты бы с этим сразу к Громову побежала, а не ко мне!
        - Возможно, я дура, - хмыкнула девушка. - Возможно, и надо было сразу к Громову. Поэтому не разочаровывай меня, а скажи правду!
        - Я просто хотел вернуть родителей… - Денис опустил голову. - Знаешь, в тот день, когда они погибли, мы с ними сильно поругались. Отец был на взводе, а именно он сидел за рулем автомобиля, и как мне сказали потом, авария произошла из-за его невнимательности. Но причина всему я! Понимаешь? Это я повлиял на него, и из-за этого они с мамой разбились… Боже мой, да я наговорил им кучу гадостей перед их смертью, хотя на самом деле так не считал. Но это было нашим последним моментом. И с этим я теперь живу… Живу каждый день, вспоминая эту последнюю ссору, и думаю, как бы все сложилось, если бы я не наговорил им этих слов.
        Юля тоже опустила голову, похоже, ей стало стыдно.
        - Прости, - произнесла она. - Я не знала. Но этого уже не изменить.
        - Вот именно, - кивнул Денис. - Не изменить! Знаешь, когда я попал сюда и узнал о том, чем занимается отдел, я подумал, что однажды смогу попасть в тот день и исправить прошлое. Но потом я узнал, что никакой машины времени нет и шанс, что я однажды попаду именно в тот день, практически равен нулю. И я смирился, практически смирился, но надежда все же осталась… И, видимо, эту надежду Распутин и разглядел во мне… Знаешь, ведь кроме них у меня никого нет в этом мире.
        Юля неожиданно обняла его. Не так, как девушка обнимает любимого, а по-дружески. Ее мягкие волосы защекотали ему в подбородок, и Денис ощутил пряный аромат ее духов с нотками корицы. Рука нежно погладила по спине, и девушка прошептала:
        - Теперь у тебя есть мы: я, Игорек, шеф. Теперь мы твоя семья и с нами можно делиться всем, мы всегда тебя поймем и поддержим. Когда-то так же мне сказал Константин Александрович, теперь и я говорю тебе те же слова.
        «Почему он так тебе сказал?» - захотелось спросить Денису, но он сдержался, вместо этого парень решил воспользоваться моментом и зашел с другой стороны:
        - А я думал, ты ко мне испытываешь что-то вроде неприязни, поскольку постоянно меня подкалываешь.
        - Это моя натура. - Она отступила от него и улыбнулась. - К тому же, братья с сестрами редко живут в мире.
        Этот ответ очень не понравился Денису.
        - Кстати о семье, - пробормотал парень. - Мы так и не поговорили о том, что ты сказала мне в душе. Насчет того, что Громов - мой дядя. Это правда?
        - Так он сам мне сказал, - кивнула Юля. - Еще до того, как шеф предложил тебе эту работу, он показал мне твое дело, сказав, что ты будешь нашим новым сотрудником. Я удивилась, поскольку ты… ну вообще нам не подходишь.
        - О как!
        - Ну, посуди сам: у тебя нет необходимой подготовки, ты не агент спецслужб, ты недоисторик и недоактер. Ни одно дело в своей жизни ты не довел до конца. Служба в армии и университет - это не достижения…
        - Ладно, ладно, - пробурчал Денис, - я понял.
        - Вот и я удивилась, зачем ты нам. И помню, Громов улыбнулся, замолчал на секунду, будто решая, рассказывать ли мне об этом, но потом все же сказал: «Он мой племянник, и он справится! Только не рассказывай ему об этом». И я пообещала не рассказывать, хотя, как видишь, с этим заданием я не справилась. Не каждый день меня застают голой в душе, а такое выбивает из равновесия. - Юля виновато улыбнулась. - Но прости, остальных подробностей я не знаю. Зато я знаю, что у него тоже никого нет, и, видимо, шеф хотел, чтобы хоть кто-то близкий был с ним рядом.
        - Прямо «Санта-Барбара», - пробормотал Денис.
        - Не иначе, - кивнула Юля. - И знаешь что еще?! Я ошибалась на твой счет: ты справляешься, да и как актер ты неплох.
        - Спасибо, - улыбнулся Денис.
        «Ну, хоть один комплимент в мой адрес».
        - А теперь пошли, братик, выпьем кофе. Я же тебе его обещала.
        - Хорошо. Только сделай одолжение.
        - Какое?
        - Никогда не называй меня больше братиком!
        - Я подумаю! - хитро усмехнулся «ежик» в своем темно-синем винтажнем платье позапрошлого века. С распущенными и струящимися по плечам и спине рыжими волосами она напоминала «чертенка в юбке» из какого-то пошлого видения.
        Глава 8
        «Наверное, мир сошел с ума!» - это, казалось, единственное верное объяснение всем тем странностям и ужасам, что произошли с ней за последние дни. Еще совсем недавно она, Ульяна Коновалова, студентка четвертого курса Медицинского колледжа жила себе преспокойной жизнью в городе Белгороде. Училась, подрабатывала, гуляла с друзьями, читала книги и убивала время в социальных сетях: переписываясь, что-то выкладывая и рассматривая забавные картинки про ми-ми-мишных котиков. И вдруг все в одночасье поменялось, и вместо привычных пассажиров автобуса, в который девушка заходила с остановки, она очутилась посреди средневековой деревушки!..
        Со стороны, конечно, возможно это выглядело забавно: открывается дверь автобуса, ты ступаешь туда ногой, и вдруг БАХ и ты посреди совершенно незнакомого тебе места. Забавно! Хотя Ульяне так не казалось ни в начале, ни тем более, потом. «Ах да», были еще какие-то видения, связанные с историческими событиями, будто тянущимися от настоящего в прошлое, но с историей у Ульяны всегда было туго, поэтому, что там происходило, кто с кем бился, кто где воцарялся и зачем, девушка не поняла.
        Впрочем, те видения теперь занимали ее меньше всего на свете, а гораздо больше ее волновало то, куда она угодила. Ульяна прошлась по незнакомому месту: сплошь деревянные избы с соломенными крышами; дороги не дороги, а так, тропинки, покрытые грязью; а люди и того страшнее, одеты в какие-то ужасные тряпки, все с гнилыми зубами, по-русски не «бум-бум» и разит от них - ужас; и даже кошки не «ми-ми-мишные», как на картинках в интернете, а все драные, облезлые и худые. В общем, «жесть полная!»
        Пометавшись немножко по деревушке и, поняв, что это либо прошлое - «какая-нибудь средневековщина», либо «параллельный мир», как в фантастических книжках, Ульяна поняла, что она «попаданец!» Читая подобные романы, девушке всегда хотелось попасть в фэнтезийный мир, населенный эльфами, гномами, троллями, магами и сказочными принцами, но подобными здесь и не пахло. Впрочем, местные аборигены отдаленно смахивали на страшных гоблинов, да и пахло от них, как от настоящих орков. «Эх, может быть где-то глубоко в лесу, что виднеется за деревней, живут волшебные эльфы?» - с надеждой подумала Ульяна и вдруг расплакалась. Стало неожиданно страшно и чудовищно печально, ведь даже если это фэнтезийный мир, то что ей теперь в нем «на веки вечные что ли оставаться? А как же мама, папа, братик, сестры, да и друзья, на худой конец? Я что, их никогда больше не увижу? Да и что я вообще будет тут делать, где ночевать, чем питаться? Вон и местные, как зыркают, не ровен час обидят или, того хуже, убьют или даже изнасилуют!» - Страшно стало, - «жуть!» В общем, разрыдалась попаданка горько, закатила настоящую истерику,
слезы потекли в три ручья.
        Но зря Ульяна местных побаивалась. Беда пришла не от них.
        Вдруг над деревней, словно раскат грома, пронесся пугающий гул, отдаленно напоминающий завывание труб. Местные тут же засуетились: бабы, похватав детей, принялись прятаться по домам, запирая ставни и двери, мужчины же взялись за оружие. Хотя оружием даже Ульяна бы это не назвала, так, какие-то длинные заточенные палки, топоры для рубки дров, да и несколько мечей. Неудивительно, что в глазах мужчин девушка прочла неподдельный ужас перед чем-то страшным, надвигающимся.
        И вдруг полетели зажженные стрелы! Соломенные крыши близстоящих домов тут же вспыхнули, и в мгновение стало очень жарко, над деревней разнесся запах гари. Ульяна повернулась в сторону летящих стрел и обомлела от ужаса.
        «Мамочка, роди меня обратно!» - залепетала про себя Ульяна, глядя страху в лицо.
        Прямо на нее на всех порах верхом на быстроногих скакунах мчались ужасающие демоны! Правда, демоны не нуждались в кольчугах и в рогатых шлемах, поэтому все же это были люди, но выглядели они так, будто их извергла сама преисподняя. Бородатые варвары размахивали мечами и топорами, пускали вперед зажженные стрелы, забрасывали на крыши факелы и выжигали все вокруг.
        - Нурманы, нурманы! - в страхе запричитали местные.
        «То бишь, викинги, - поняла Ульяна. - Ну, хоть что-то из школьного курса истории в голове отложилось!» - Хотя чем это сейчас могло помочь?
        Очередная зажженная стрела вонзилась в горло очутившемуся рядом с Ульяной крестьянину, и тот, захрипев, упал наземь. Девушка заверещала что есть мочи, смерть не на экране, а в жизни она увидела впервые, и она оказалась ужасной. От страха Ульяна оцепенела, ноги перестали слушаться, руки тоже, девушка застыла на месте и замычала, слезы потекли ливнем.
        А викинги тем временем достигли толпы ополчения, рыча и выкрикивая что-то на родном языке, они замахали мечами и топорами. Кровь полилась рекой, запахло железом и потом, перемешавшимся с запахом гари. Куда там простым крестьянам было справиться с отрядом хорошо обученных и до зубов вооруженных воинов. Викинги играючи принялись расправляться с ополченцами: взмах топором, и старик с разрубленным черепом упал наземь. Еще один росчерк стали, и молодой парень, пронзенный мечем, схватился за живот, захрипел и пал. Воин же переступил через него, страшно зарычал, словно дикий зверь, и, с размаху разрубив заостренную палку очередного крестьянина, довершил дело, с разворота распоров тому брюхо, полилась кровь, и кишки бедолаги посыпались из его нутра.
        Ульяна упала на колени, от ужасающего зрелища ее вырвало.
        А викинги принялись врываться в горящие дома, легко выбивая хлипкие двери. Не церемонясь, за волосы они вытаскивали женщин на улицу. Старух викинги просто закалывали, молодых же сгоняли в кучу. Ульяна видела, как одной молодке бородатый детина задрал подол и, никого не стесняясь, принялся охаживать рыдающую девку. Вокруг раздавались крики и стоны, настоящий ад царил повсюду, пахло гарью, кровью и смертью.
        И тут пробегающий мимо «нурман» вдруг заметил Ульяну. Девушка вся сжалась, а бородатый викинг в рогатом шлеме оскалился полной гнилых зубов улыбкой и двинулся на нее. Пятясь, на четвереньках Ульяна попыталась скрыться, но здоровенный отвратительный детина достиг ее в три прыжка, больно схватил за волосы и, не обращая никакого внимания на мольбы и плачь, поволок в кусты…
        …С тех пор прошло три дня. Опустошенная, разоренная и выжженная дотла деревня осталась позади. А отряд викингов, погрузив добычу и обзаведясь живым товаром, двинулся дальше. Пленным, среди которых оказалась и Ульяна, связали руки и вереницей пустили за лошадьми хозяев.
        В глазах сестер поневоле девушка поначалу ощущала страх, но уже через сутки он сменился смирением. Викинги быстро подчинили себе пленных, отбив у них надежду, и грубой силой объяснив, что ничего хорошего ждать не стоит. По вечерам, когда «нурманы» устраивали привал, они кормили рабынь какими-то помоями, а затем, наедаясь и напиваясь сами, выбирали себе девушек для утех - те уже не сопротивлялись и полностью подчинялись новым хозяевам. Со страхом в сердце Ульяна боялась, что эти отвратительные, мерзкие, вонючие варвары выберут и ее, но отчего-то Бог теперь ее миловал. А утром «нурманы» вновь отправлялись в путь.
        Куда их вели? Ульяна не знала, но догадывалась, что впереди ее ждет невольничий рынок. Да, судьба жестко над ней подшутила, и быть ей теперь рабыней в руках неизвестного хозяина. И благо, если этот хозяин будет добрым и справедливым, а ведь может оказаться и полным мерзавцем, или того хуже, продадут ее в гарем, а «Анжелики»*из нее явно не получится или того хуже: обслуживать ей грязных мужчин этого средневекового мира где-нибудь в загаженном борделе до конца жизни. Хотя в таком случае, ее смерть окажется скорой. Эти кошмары о неведанном грядущем посещали ее каждый миг, и с каждым разом коварное воображение выдумывало все более пугающие сюжеты дальнейшего будущего. Оставалось только плакать. И девушка плакала, плакала каждый день, проклинала жестокую судьбу и молила о спасении. Свою прошлую жизнь, скучную, в которой почти ничего не происходило, теперь Ульяна воспринимала, как райскую. Теперь она бы отдала все, лишь только бы вернуться назад к наскучившей до этого рутине простой студенческой жизни.
        «АНЖЕЛИКА»* - Ульяна вспоминает героиню серии одноименных авантюрно-приключенческих дамских романов французских писателей Анны и Сержа Голон. Но скорее не книгу, а одну из экранизаций, наверняка фильм «Анжелика и султан» 1968 года. (АВТОР).
        И, видимо, Бог услышал ее, только вот оказался он совсем не таким, каким представляла его себе православная Ульяна, и пришел он не один, но не с ангелами, а другими богами…
        Однажды утром посреди поля с неба вдруг ударила молния. От яркой вспышки Ульяна даже зажмурилась, а когда открыла глаза и выглянула из-за вереницы рабов, то увидела, что перед викингами стоят четверо. Первый - одноглазый воин с длинной седой бородой и золотым копьем в руке, облаченный в сияющую кольчугу и остроконечный шлем с крыльями по бокам. Второй богатырь - с черной бородой, грубым взглядом и огромным боевым молотом. Третий - в темном камзоле без оружия на виду и в зеленой маске. А четвертая - обворожительно красивая девушка в голубом, как ясное небо, платье и с длинными золотыми волосами.
        Викинги обомлели, они остановили коней и встали как вкопанные. Меж «нурманами» пробежался ропот:
        - Один! Один! - твердили одни.
        - Тор и Локки! - вторили другие.
        - Фригг! - Разобрала Ульяна последнее имя.
        Эти имена были смутно знакомы девушке, в основном, по голливудским фильмам. Так и есть, эти имена принадлежали древним богам викингов! Но? Неужели? Ведь они всего лишь мифы?! Но, похоже, в этом мире, в который угодила Ульяна, было возможно все! Древние легенды оживали, и сказки становились былью. А значит этот мир действительно волшебный.
        И так оно и было, и как только кто-то из «нурманов» посмел усомниться в истинности богов, великий Один явил свое могущество! Верховный бог поднял над головой золотое копье, хитро прищурился единственным глазом, и вдруг в стоящее неподалеку дерево ударила самая настоящая молния. Крутящийся вихрь белого пламени выскочил из руки Одина и со свистом понесся сквозь поле, врезался в сухую осину и та вдруг вспыхнула. Викинги ахнули, поразевали рты и со смирением склонились перед своим владыкой. А Один что-то спрятал за пазуху, что-то, отдаленно напоминающее современный револьвер, и усмехнулся.
        «Хотя откуда у него мог взяться револьвер? - тут же смекнула Ульяна. - Наверняка, это древний могущественный артефакт, дающий силу повелевать громом и молниями!»
        И вот бог Один заговорил. Его речь полилась, как музыка, словно звук барабанов зазвучала она, с каждым словом нарастая и становясь все громче. Дорого бы Ульяна отдала за то, чтобы знать о чем говорит верховный бог, но языком «нурманамов» она не владела, а понять по выражению лиц не выходило. Вначале покорные викинги слушали тихо, потом принялись воодушевленно кивать, и, видимо, слова Одина возбудили «нурманов» настолько, что они выхватили клинки и топоры и, воздав их к небу, принялись ликующе скандировать: Один, Один, Один! Грозный бог довольно заулыбался, и викинги взялись похваляться взятой в бою добычей. Они развязали поклажу, вытащили мешки и сундучки и принялись ссыпать перед богами дары: золото, много золота: монеты, кубки, украшения. Но Один лишь покачал головой. Тогда «нурманы» стали бросать к его ногам красивые меха и дорогие шелка. Но и тут Один покачал седой головой. И вот дошло дело до живого товара. Главарь викингов, рыжебородый здоровяк в рогатом шлеме, вывел вперед самую красивую рабыню и, разорвав на ее теле одежду, принялся демонстрировать богам достоинства девушки: пышную грудь,
округлые бедра, целые зубы и шелковистые волосы. Рабыня под взором Одина тряслась как осенний лист, но покорно подчинялась грубому варвару. Но и тут верховный бог покачал головой и неожиданно указал пальцем вперед.
        Ульяна вся обмерла. Один указывал перстом на нее! Но чем она приглянулась верховному богу? Писаной красавицей себя Ульяна отнюдь не считала.
        «Неужто? Неужто… он знает, кто я такая и откуда? - Сердце девушки бешено заколотилось. - Конечно, он ведь бог и ему ведомо многое! А, может быть, я действительно особенная?!»
        Фантазия юной барышни тут же пересилила страх, и Ульяна начала воображать себя избранной богами, некой юной волшебницей, не подозревающей о истинных своих силах, но единственной, кто способна спасти этот волшебный мир.
        Рыжий бородач развязал Ульяне руки и грубо толкнул ее в спину, мол, иди. Девушка взглянула на верховного бога, вид у того был грозный, и на секунду в ее сердце поселился страх и сомнение, но Ульяна постаралась не показывать этого и гордой походкой, высоко задрав подбородок, подошла к богам.
        «Будь, что будет», - подумала она, считая, что ступает навстречу судьбе и своему предназначению.
        Один улыбнулся ей, положил руку на плечо и заговорил, совсем не грубо, а даже по-отечески:
        - Не бойся, девочка, теперь все будет хорошо.
        Ульяна кивнула. В душе стало спокойно, и девушка подумала, что сейчас боги покажут ей свои сказочные чертоги, проведя в них небесными тропами.
        - По-моему сыграно безупречно, шеф, - обронил странную фразу по-русски зеленолицый Локи.
        - Спасибо, Денис. - Кивнул бог Один так же - по-русски и поднес руку к красивому золотому браслету на запястье.
        «И всех охватило волшебное сияние…»

* * *
        На этой работе Денис Фадеев был готов к любой роли, но даже в страшном сне ему не могло привидеться, что однажды доведется примерить на себе образ фашистского солдата.
        Одетый в мышиного цвета китель, с автоматом «MP 40» или просто «Шмайсер» в руках и в черной каске, по которой противно барабанил проливной дождь, Денис сидел в окопе в составе войск «доблестного» Третьего Рейха и ждал наступления Советских солдат. Воротник с нашивкой «SS» стягивал горло, форма, будто сшитая из стекловаты, жгла тело, автомат притягивал к земле, а каска давила на виски. Конечно же, все это было не так, но воображение внука, чей дед погиб под Сталинградом, заставляло себя чувствовать именно так. От негодования Фадеев выругался про себя по матушке и сплюнул на сырую землю, чувствуя, что собственной чести нанесен серьезный урон, и за этот маскарад еще придется оправдываться там «наверху» перед предками. И пусть даже он не по собственной воле натянул SS-совскую форму, и это лишь было новое задание… А началось все так…
        Очередной попаданец: Серега Бобриков - совсем еще мальчишка, семнадцать лет, правда, тот еще хулиган и бедокур, куча приводов от драк до мелких краж, соответственно состоит на учете и в ближайшем будущем явно готовится попасть в колонию. Но судьба сама его наказала и вместо колонии Бобрик (как его кликали сотоварищи) угодил на фронт Великой Отечественной. Был бы это фантастический роман, и наш Бобрик попал бы в элитные войска, блеснул знаниями и храбростью, отчего благодаря герою война бы непременно закончилась раньше и с меньшими потерями. Но, правда матка не такова и повеса двадцать первого века призывного возраста, угодивший на фронт без документов, в странной одежде и с невероятной историей в придачу мог попасть только в одно место, а именно в цепкие и когтистые лапки НКВД. Где уже, естественно, по законам жанра жизни и военного времени из мальчишки вытрясли весь дух и под угрозой расстрела заставили признаться в том, что он дезертир. А дезертирам в Советской армии лишь две дороги: либо к стеночке да под расстрел, либо в штрафную роту. И теперь Бобрик - солдат-штрафник среди таких же
дезертиров, разжалованных чинов и добровольцев зеков, кровью решивших смыть с себя прошлые грехи. Такие роты, как пушечное мясо, их пускают вперед на убой навстречу пулям и огню артиллерии, а в спину им смотрят холодные дула автоматов заградотрядов, следящие за тем, чтобы «мясо» не решило дезертировать вновь и собственной кровью отдало долг родине. В общем, парня надо было спасать и как можно скорее.
        Первым и самым логичным решением было прикинуться высокопоставленными чинами. Громов облачился в генеральскую форму, приклеил усы аля Чапаев. Юля обернулась его помощницей: пилотка, гимнастерка, юбка цвета хаки и русая коса - «ну просто краса!» В общем, смотрелась она сексуально, и Денису оставалось лишь вздыхать, поскольку пусть лед между ними и растаял, и «ежик» стала реже выпускать колючки, но воспринимала она его теперь как друга. Ну, а Денису и Игорьку, конечно же, достались роли сопровождающих охранников. Но весь этот маскарад не помог, и в расположение штрафников, несмотря на все соответствующие документы, отряду спасения Громова попасть так и не удалось. А Бобрик тем временем пережил уже два боя и только каким-то невероятным чудом остался жив, но рассчитывать на то, что это везение продлится, агенты отдела «Защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени» не могли. Поэтому у шефа созрел другой гениальный план, и Денис с Игорьком оказались заброшены в фашистские войска под видом солдат Рейха. Это, к слову, оказалось намного проще и безопасней для здоровья и жизни, чем попасть
через НКВД в штрафбат.
        И вот теперь Денис с Игорьком сидели в холодном, сыром окопе под проливным дождем, выстукивающим грозовой марш на касках солдат Рейха в ожидании наступления Советской армии. Все вокруг выглядело удручающе. Немецкие солдаты, успевшие уже обломать некогда острые орлиные клювы о хребет русского медведя, молчали и настороженно выглядывали из окопов. Кто-то попыхивал папироской, кто-то пытался играть веселую мелодию на губной гармошке, словно сказочный Крысолов из Гамельна, но детки-солдаты его не слушали и отнюдь не веселились, да и крысы все попрятались по норам. Все ждали боя, понимая, что этот бой будет кровопролитным и унесет много, много жизней.
        Хотя еще только вчера до донесения разведки о предстоящем наступлении Советских войск все было по-другому, и немецкие окопы жили вполне спокойной, размеренной жизнью. Солдаты казались бодры, веселы и крепки духом. Немцы шутили и выглядели приветливыми друг к другу, и если это удивило Дениса, то Игорька просто взбесило. Один из солдат, заметив у нового сослуживца хомяка, решил сделать добрую шутку и преподнес Игорьку мини шлем из скорлупы грецкого ореха с символикой «SS». Здоровяк стиснул зубы, прорычав что-то, сжал скорлупку, растерев ее в порошок, и постарался выйти на конфликт с ошеломленным и обиженным немцем. Денис с трудом урезонил товарища, объяснив немцу, что у его друга сегодня дурное настроение. Потом, правда Игорек еще долго извинялся перед Денисом и пытался объяснить ему, что Гризлик гордый потомок советских хомяков, и его сердечко бы просто не выдержало, нацепи ему на мохнатую головку грецкую скорлупку с символикой «SS». А затем попросил не рассказывать об этом инциденте Громову. Денис пообещал, что это останется между ними, поскольку полностью разделял чувства Игорька.
        Обстановка в фашистском лагере раздражала и его. Причем больше всего Фадеева бесило то, что он не увидел в немецких солдатах тех подлых и озлобленных ублюдков-фашистов, которых ожидал увидеть. Немцы были вполне обычными солдатами, Денис даже не назвал бы их заблудшими овцами с промытыми Гитлеровской пропагандой мозгами, а скорее таким же пушечным мясом, ведомым на бой волей сильного, волей пастыря, что каким-то чудом заполучил власть над стадом тупых и наивных овец, волей могучего Фюрера! При общении с некоторыми Фадеев понял, что те не жаждут этой войны и не считают себя сверхрасой и до конца не понимают для чего им это противостояние. Возможно, в этом и крылся ключ к поражению немцев во Второй Мировой, поскольку в менее подготовленной к войне Советской армии каждый солдат четко понимал, за что он воюет, он знал, что защищает Родину, свою землю, свою семью, и он считал себя правым! Да так оно и было! И вот сейчас «правые» и «неправые» народы готовы были столкнуться вновь.
        Внезапно серые свинцовые тучи озарились огненным светом! Ударил раскат грома, грома пушечной артиллерии Советских войск! С неба полетели ракеты. С нарастающим шумом, словно пикирующие на добычу орлы, ракеты принялись разрывать землю перед окопами фашистских войск. Едко запахло порохом вперемешку с запахом выжженной земли после проливного дождя. До окопов артиллерия не доставала, но ей это было и не нужно, стратегически важную высоту, на которой расположились немцы, нужно было взять силами штрафных рот. А артиллерия нужна для того, чтобы обезвредить хоть часть мин, которыми усеяно поле перед окопами солдат Рейха. Но многие из немцев все же вздрагивали, когда на поле раздавался очередной взрыв.
        И вот огонь артиллерии прекратился. Все поле в дыму, дождь льет, как из ведра, пар уходит к небу, дым рассеивается. Вдалеке раздается гул голосов, слов не разобрать, но ясно, что это клич наступления, что-то вроде: «За Родину! За Сталина!». Дождь продолжает лить, заглушая тысячи бегущих к окопам ног, слышно лишь бульканье. И вдруг: вспышка! Бах - взрыв! Один, второй! Это не уничтоженные артиллерией мины взрываются под ногами штрафников! Крики становятся громче. Дождь продолжает лить, рассеивая последние клубы дыма. Впереди становятся видны приближающиеся фигуры советских солдат. Бах! Очередная мина разрывается на поле, штрафники падают наземь, кто-то бежит назад… Выстрелы… крики… Заградотряды вступают в действие, добивая дезертиров, улепетывающих с поля боя. Новые взрывы, новые душераздирающие крики и очередные выстрелы. Дождь продолжает лить.
        Сердце Дениса обливается кровью. Смотреть, как бессмысленно подрываясь на минах или от пуль заградотрядов гибнут соотечественники, невыносимо. Денис отворачивается от поля боя и оседает наземь. До того, как штрафники достигнут окопов, еще есть время, а смотреть на то, как умирают предки-соотечественники, не щадя живота своего защищавшие Родину, выше его сил. Он закрывает глаза и твердит себе, что «все это уже было, этот бой уже был, в далеком прошлом и ничего уже не изменить». Нет, изменить впрочем, можно, но делать этого нельзя! Поэтому остается только смотреть на все это или не смотреть. Денис прижимает к груди «шмайсер» и с закрытыми глазами начинает делать то, что он ни делал, никогда в жизни, он начинает молиться, молиться, чтобы все эти ужасы закончились как можно скорее.
        Тыр-тыр-тыр-тырррр… Загудели фашистские пулеметы и автоматы, а это значит, что штрафники миновали минное поле и остатки их вот-вот хлынут в окопы.
        - А ну стреляй! - Раздался рев командира в самое ухо Дениса и сильная рука вздернула его за шиворот.
        - Так точно, - пролепетал Фадеев, естественно, по-немецки. Речевой чип, приклеенный на пластырь кожного цвета к горлу Дениса работает безотказно и, чтобы он не говорил, все у него выходит на идеальном немецком с берлинским произношением.
        Денис глядит поверх окопа. Штрафники приближаются: гимнастерки мокрые, кое-где грязные, у некоторых разорваны, у некоторых в крови. Лица злые, полные ярости и ненависти, бегут, орут, стреляют вперед без разбору, только бы не дать фашистам «повысовывать бошки» из окопов. У большинства штрафников в руках старые, еще приняты на вооружение в далеком 1891 году винтовки Мосина, старые, но надежные, и лишь у единиц пистолеты-пулеметы Дегтярева образца 30-х, даже еще не легендарные «ППШ» - такие новинки только для регулярной армии, а никак не для «пушечного мяса». Казалось бы, куда против «шмайсеров» и пулеметов типа «MG 42», словно коса по сухой траве выкашивающих советских солдат.
        Тыр-тыр-тыр-тырррр… Фашистские пулеметы «MG 42» продолжают свою кровавую песню. Из стволов вырывается пламя, раскаленные гильзы летят в сторону, советские солдаты гибнут десятками. Но не отступают, и, как озверевшие, прут на окопы. Один из штрафников вздергивает руку, в руке граната, он срывает чеку и кидает ее в сторону окопа. Тррр… Автоматная очередь прошивает беднягу насквозь, окровавленный он падает на сырую землю, а граната летит. Бах! Вспашка, огонь, крики, невыносимо пахнет порохом. Пулеметчик подорван. Советские солдаты ликуют и наступают еще яростней.
        - Стреляй! - Кричит в самое ухо Дениса командир.
        И Денис стреляет из «шмайсера» поскольку ничего другого у него не остается. Пусть патроны в его автомате и холостые, но даже такими стрелять по защитникам Родины горько.
        Совсем близко слышен свист от пули, выпущенной из винтовки Мосина, стоящий рядом с Фадеевым немец падает, в каске с символикой «SS» дырка, взгляд отсутствующий, по лбу стекает струйка алой крови. «Кажется, это тот самый весельчак, что сделал каску для Гризлика», - вспоминает Денис.
        Пули продолжают свистеть. Совсем рядом, в считанных сантиметрах они пролетают мимо Дениса, но ни одна не задевает его. И это не провидение, не защита высших сил и даже не судьба, это аура, искусственная аура, созданная уклонителем магнитной силы, искажающим траекторию пуль вблизи объекта его носящего. Полезная вещь, но только против пуль. А вот гранаты…
        Бах! Взрыв совсем рядом. Фадеева отбрасывает на дно окопа, сверху сыплется сырая земля. Денис сплевывает, на лицо падают капли проливного дождя, в голове гудит, в ней полная карусель. Он разжимает веки: советские солдаты, словно в замедленной съемке спрыгивают в окопы, кричат, стреляют, но кино становится немым - слух временно потерян. Что-то липкое и горячее стекает по виску, Денис проводит ладонью - кровь. Он медленно подымается, карусель в голове продолжается. Окопы уже заполнены штрафниками, идет перестрелка.
        И тут перед Фадеевым появляется советский солдат, он вскидывает пистолет-пулемет Дегтярева и открывает огонь. Подсознание заставляет зажмуриться. Тыр-тыр-тыр - звучит автоматная очередь, но ни одна из пуль естественно не попадает в Дениса, все они огибают человека, на груди которого скрыт уклонитель. Штрафник с удивлением смотрит на автомат, он удивлен, в своей голове уже наверняка перебирает самые невероятные варианты и вот-вот готовится уверовать в то, что большевики с таким трудом старались уничтожить и запретить. Но разыграться воображению горе-солдата не дает приклад Фадеевского «шмайсера». Штрафник падает и теряет сознание.
        - Потом поблагодаришь, - бурчит Денис. - Возможно, я тебе сейчас жизнь спас… Возможно даже поменял очень круто.
        Он переступает через обезвреженного солдата. Бой вокруг идет полным ходом: кровь, крики, выстрелы, земля под ногами превратилась в жидкое месиво, в ней утопают изуродованные тела и где немцы, где русские уже не разобрать. А дождь все усиливается.
        «Жив ли ты, Бобрик?» - думает Денис и вскидывает руку с нано-часами. Легкая манипуляция пальцев и на сенсорном экране отображается собственная позиция и неожиданно красная точка - попаданец, он совсем близко, он приближается… он за… спиной?!
        Фадеев разворачивается на месте и бац! Он ничего не успевает сделать, и получает удар прикладом винтовки в грудь. От удара падает в грязь: липко, мокро, противно, дождь льет сверху, капли падают на лицо, и Денис их слышит - слух вернулся.
        - Бобриков, стой! - кричит Денис. - Мы группа спасения, мы пришли за тобой!
        - Лопачи, лопачи, фашистская мразь! - цедил Бобрик сквозь зубы, и Денис вспоминает про злополучный речевой чип.
        А Бобрик вскидывает винтовку и стреляет, почти в упор. Но пуля уходит в сторону. Бобрик не верит своим глазам, секунду колеблется, этой секунды Денису хватает, чтобы отлепить чип от горла и откинуть его в сторону, в грязь. «Пусть там и остается, - думает Фадеев. - Все равно его затопчут, и он сгниет в земле».
        Меж тем озадаченность паренька проходит, он перехватывает винтовку перед собой двумя руками и прыгает на Дениса, пытается удушить его.
        - Ду-рак, я же с-в-о-й, - старается процедить Фадеев, но винтовка сдавливает кадык и слов не разобрать.
        В глазах темнеет, дождь капает на лицо, Денис весь в грязи и мокрый до нитки, а на горло все сильнее давит винтовка. Глаза Бобрика полны ярости и ненависти к фашистским захватчикам. «Какой же он молодой, - думает Фадеев, глядя на парнишку старающегося удушить его. - И ему довелось пережить все это в живую! Бедняга! Он никогда не будет прежним». Денис упирается в винтовку, тело машинально вспоминает уроки джиу-джитсу. Верхней частью туловища он делает легкий подъем, упор на носки, таз вверх - паренька откидывает в сторону. Не теряя ни секунды, Денис запрыгивает на него сверху - удар в солнечное сплетение и второй легкий ладонью в горло, чтобы больше и не думал рыпаться.
        - Бобриков, твою мать, - Денис хватает паренька за ворот гимнастерки и орет тому прямо в лицо, - я из будущего, я прибыл, чтобы вытащить тебя из этого дерьма! Мать твою!
        В обезумевших глазах мальчишки на секунду проступает понимание и осознание. Денис разжимает хватку и вдруг бац! Мощный пинок сапогом по ребрам, Фадеев отлетает в сторону и над ним нависает очередной советский штрафник - ни автомата в руке, ни винтовки, зато острая заточка поблескивает серебром.
        - Ща-а… немчик, я те глазки-то выклюю, - ухмыляется штрафник, явно из бывших зеков, и бросается на Дениса.
        Фадеев успевает перехватить его руку как раз вовремя, но бывший зек наваливается всем телом и острие заточки медленно, но неуклонно приближается к зрачку Дениса. Вот оно уже в нескольких сантиметрах: блестит, зек ухмыляется, взгляд дикий, улыбка кривая, с неба льет дождь, вокруг стреляют и кричат…
        И снова бац! Кто-то ударяет штрафника прикладом в висок, и того откидывает в сторону. Фадеев смотрит на спасителя - огромная фигура Игорька возвышается над ним, здоровяк улыбается:
        - Вижу, я как раз вовремя?!
        Денис с благодарностью кивает.
        - Бобриков, - он кивает на мальчишку, тот лежит в грязи и еле дышит.
        - Понял. - Игорек подымает Бобрикова с земли и легким движением руки вскидывает его себе на плечо. - А теперь убираемся отсюда!
        Здоровяк протягивает Денису руку, тот обхватывает ладонь.
        - С радостью.
        «Сегодня напьюсь, как свинья», - думает Денис, последний раз окидывая взглядом фашистский окоп и десятки человеческих трупов, где русские, где немцы уже не разобрать, все в крови и грязи. От запаха пороха невозможно дышать. Раздаются выстрелы, крики, ругань, с неба льет проливной дождь.

* * *
        Над Теотиуканом уже давно взошло солнце. Оно коснулось великих храмов Кецалькоатля, Яхуало и Закуала, прошло Дорогой Мертвых мимо домов и хозяйственных построек ацтеков, любовно прикоснулось к самому огромному зданию Южно-Американского континента - Пирамиде Солнца, и двинулось дальше по городу, где рождаются боги, чтобы приковать свой взор к Пирамиде Луны. Ведь даже солнцу стало любопытно взглянуть на то, что сейчас готовилось произойти на вершине пирамиды.
        Жители Теотиукана тоже все, как один, собрались на Площади Луны: в нарядных набедренных повязках, украшения в носах и ушах, головы в перьях. Лица устремлены вверх, к вершине Пирамиды. Ступени тянутся ввысь, по ступеням расставлена стража: воины-орлы в стеганных хлопковых доспехах, украшенных перьями и в огромных шлемах в виде птичьих голов, и воины-ягуары в шкурах диких кошек поверх тел, в руках щиты, копья, у некоторых макуауитли - деревянные мечи с лезвиями из обсидиана - страшное оружие, сделанное не для убийства, а для того, чтобы рвать плоть, лишать противника сил сопротивляться и брать его в плен, для особых целей. Как раз таких пленных нынче было достаточно, достаточно для великого праздника и услаждения ненасытного Кецалькоатля.
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        Ацтеки, как завороженные, словно в трансе, скандируют имя своего владыки, призывают к началу праздника и жаждут видеть великого бога.
        А на вершине пирамиды уже все готово. Из тени выходит сам Кецалькоатль - великий Пернатый Змей. Черты его разительно отличаются от низкорослых индейцев: он высок, широкоплеч, на лице русая борода, а глаза голубые. Облачен Кецалькоатль в набедренную повязку и плащ из цветастых перьев, а во всю грудь татуировка змеи, раскрывшей пасть, обнажившей клыки и выпустившей раздвоенный язык. Пернатый Змей разводит руки в стороны, и толпа на Площади Луны взрывается ликующим криком:
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        Пернатый Змей довольно улыбается. Делает знак рукой, и жрецы за его спиной ведут первого пленного - молодого обнаженного индейца с бегающими глазками. Упирающегося юношу укладывают на алтарь, один жрец держит его руки, другой ноги, глаза паренька наполнены страхом, с отчаянием он взирает на кровавого бога. И бог доволен этим - видеть неподдельный ужас в глазах своей жертвы, что может быть прекрасней?! Кецалькоатль улыбается, оглядывая восхищающийся им народ, преданных воинов, сохраняющих невозмутимое спокойствие и гордо взирающих на толпу. Лишь один воин-ягуар посмел бросить взгляд на жертву, но тут же отвернулся, будто в смущении.
        «Зелен еще», - усмехнулся про себя Пернатый Змей.
        Кецалькоатль снимает с пояса черный жертвенный нож, вытесанный из обсидиана, высоко подымает руки в ритуальном движении. Толпа замирает, стихает и с восхищением взирает на своего владыку, объятого солнечным светом. А в глазах жертвы ужас. Нож резко опускается, вонзается в грудь паренька-индейца, тот кричит, стонет, а Кецалькоатль с улыбкой наслаждения вспарывает грудную клетку. Хлещет кровь. Жертва бьется в агонии, а Пернатый Змей извлекает из вспоротой груди еще бьющееся сердце и высоко подымает его над собой. Толпа ацтеков взрывается восхищенными криками, она ликует, она полностью предана своему владыке:
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        И Кецалькоатль доволен.
        «Это и отличает человека от животного, - думает Пернатый Бог, - животное убивает из страха или ради пропитания, а человек… человек может убивать просто ради удовольствия… получая высшее наслаждение в каждой секунде агонии своей жертвы».
        И Кецалькоатль получает это наслаждение, он полностью счастлив, ведь это его мир, мир, живущий по его законам и правилам, мир, где он истинный хозяин!
        А ведь когда-то все было совсем иначе, и великий Пернатый Змей был всего лишь Володькой Курочкиным, и что такое высшее счастье он не знал. С детства он был несчастлив, рано потерял мать, остался с отцом пьяницей, пьяницей и садистом, который избивал сына по любому поводу и просто ради удовольствия. В школе его не любили, одноклассники издевались, дразнили из-за дурацкой фамилии и часто давали взбучку. В общем, детство и юность прошли в полном несчастье и жажде мести. Но отомстить Володька не мог, одноклассники были сильнее, отец тоже, зато были те, кто помладше, при возможности Курочкин научился выпускать гнев на мелкоте. А еще зверюшки, маленькие, пушистые, беззащитные твари. Однажды юный Володька обнаружил в подвале соседскую кошку с котятами, только-только раскрывшими глазки. Сначала он не знал, что с ними делать, долго-долго наблюдал, обходил стороной, пока мать-кошка не ушла по своим делам. Тогда Володька взял одного котенка и принялся его гладить, но тот начал пищать, кричать и звать мамку, это очень не понравилось Курочкину, противный кошачий писк разозлил его. И Володька сдавил котенку
горло, тот захрипел, постарался царапаться, но вскоре затих, сердечко перестало биться, дыхание иссякло, а голубые глазки остекленели. Так Курочкин впервые отнял чью-то жизнь, и это ему чертовски понравилось. Он ощутил силу и власть, а еще ему очень понравилось метание жертвы, ее молящий взгляд, предсмертная покорность и агония, когда жизнь покидает тельце, и глаза становятся стеклянными. Вслед за первым котенком в жертву наслаждения Володьке последовали и остальные. Затем он выкинул их трупики и с чувством неимоверного счастья, будто прикоснувшись к чему-то тайному, запертому и волшебному, стал ждать кошку. Нет, кошку он не убил, хотя и собирался это сделать, но метания по подвалу бедного создания, молящее мяуканье, призывающее откликнуться потерявшихся котят, заставили Володьку отказаться от этой мысли. И опять же, нет, он не пожалел мать в ее горе, а познал еще один вид наслаждения - видеть, как безутешно страдают другие. Нет, таких убивать не стоит, таким лучше сохранить жизнь, чтобы продлить их агонию и соответственно свое удовольствие.
        Потом еще было много котят, щенят, крольчат и даже одна канарейка, но с возрастом наслаждение от предсмертной агонии зверюшек перестало приносить то первоначальное удовольствие, и душа стала желать чего-то большего. Первой человеческой жертвой Курочкина пал его садист-отец, Володька просто задушил его во сне подушкой, страстно ощущая, как человек, принесший ему столько горя, пытается цепляться за жизнь, машет руками, старается скинуть с себя сына, а затем трясется, испуская дух от нехватки кислорода. После этого он уже смог смотреть отцу в глаза, смотреть с настоящей любовью. Да, лишать жизни разумного человека оказалось куда приятней, чем безмозглое зверье, до конца и не осознающее что с ним пытаются сделать. В этот день Курочкин понял, чему он хочет посвятить свою жизнь.
        Но для начала следовало как-то обеспечить себе хорошее прикрытие и Володька, а он всегда считал хитрость своим главным талантом, пошел служить в милицию. Так начались его две карьеры: одна в милиции, а затем в полиции, где он старался сильно не выделяться и слыть обычным средним, но честным сотрудником, и вторая - карьера Кровавого Змея, а именно так в Челябинске нарекли нового страшного маньяка, распарывающего своих жертв на лоскуты, отрезающего им части тела или же вырезающего внутренние органы, на память. К слову, прозвище Кровавый Змей Курочкин придумал сам и подкинул его журналистам. Змеи из-за их хитрости, скользкости и молниеносности всегда нравились ему гораздо больше всех остальных тварей, и он по праву причислял себя к их числу. И он был хитрый Змей, рядящийся под Орла Правопорядка. Такая жизнь ему нравилась, и Володька Курочкин был полностью счастлив.
        Но вдруг все в одночасье изменилось, и в тот момент, когда Кровавый Змей приготовился вонзить острый нож в грудь обнаженной, застывшей от бешеного страха девчушки, что-то произошло. Курочкин с силой опустил нож, с дрожью в чреслах и замиранием сердца, предчувствуя, как тот вонзится в трепещущееся подростковое тельце, но вместо упругой плоти клинок вошел в сырую землю. Володька обомлел, выпучил глаза, закрутил ими по сторонам - вместо привычной тайной коморки под гаражом, он на коленях сидел посреди самых настоящих джунглей. «А ведь грибы я, кажется, сегодня не употреблял», - ошеломленно подумал Курочкин, и вдруг услышал за спиной шорох. Он вскочил, резко обернулся и офигел. Перед ним стояли полуголые люди, лишь в одних набедренных повязках, зато с самыми настоящими копьями и луками, которые сейчас были угрожающе нацелены на Володьку. «Во попал! - подумал Курочкин. - Словно хер в рукомойник!» Он выпустил из рук нож, тот упал на землю. «Надо показать, что меня не стоит бояться», - соображал Володька. Курочкин медленно расстегнул рубаху, чтобы показать, что он безоружный. И индейцы вдруг ахнули, они
вылупились на его грудь, где располагалась татуировка змеи с раскрытой пастью, и стали что-то лопотать на своем забавном языке, а потом вдруг все, как один, бухнулись на колени и принялись кричать во всю глотку:
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        Так Володька Курочкин оказался у истоков своей третьей карьеры, сделавшись верховным божеством ацтеков - великим Пернатым Змеем.
        И вот уже больше года он наводил в Теотиукане свои порядки. Его носили на руках, ему поклонялись, ему приносили дары, и что самое главное, жертвы. Этот ритуал по принесению жертвоприношений сделался центральным событием в жизни Теотиукана, и ацтеки, что главное, быстро втянулись в это кровавое зрелище, считая, что раз этого хочет бог, то так и должно.
        И вот Пернатый Змей поднял над головой еще бьющееся сердце убитого юноши-индейца, и толпа преданных рабов вновь взорвалась ликующим криком:
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        Пернатый Змей ухмыльнулся, поднес сердце к губам и впился в него зубами. «О-о-о, все боги ацтеков, как же это приятно, впиваться зубами в еще бьющееся сердце жертвы, извлеченное из груди собственноручно, когда на тебя смотрят тысячи твоих подданных и восхищаются каждым твоим движением». Кецалькоатль откусил кусочек, ощутил вяжущий, но приятный вкус свежей теплой крови и сырого мяса, а затем откинул сердце в сторону, позади в страхе тряслись еще девять человек, и заставлять их ждать Пернатому Змею искренне не хотелось.
        Кровавый бог ацтеков протянул руку, преданные жрецы вложили ему в ладонь макуауитль. Кецалькоатль размахнулся деревянным мечом-дубиной с обсидиановыми лезвиями и ударил по горлу трупа индейца. Лишь с восьмого удара голова слетела с плеч, и жрец бережно поднес ее господину. Пернатый Змей высоко поднял отрубленную голову и продемонстрировал ее толпе рабов. Ацтеки вновь восхищенно взвыли и заскандировали:
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        И Пернатый Змей кинул голову вперед, она полетела вниз, ударилась о камень Пирамиды Луны и, словно мячик, запружинила по ступенькам. А жрецы взяли окровавленное и обезглавленное тело за руки и ноги и, размахнувшись, бросили его вслед за головой. Тело с хрустом покатилось по ступенькам, переламывая себе все кости и обильно покрывая камень кровью.
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        - Кецалькоатль!
        Продолжала скандировать толпа. Пернатый Змей растянул губы в радостной улыбке, полной счастья, оглядел толпу преданных воинов - они стояли по стойке смирно и лишь один воин-ягуар, повернув голову, смотрел на повелителя как-то странно, будто с отвращением, своими голубыми глазами… «Постойте - голубыми!»
        - Ты! - взревел Кецалькоатль, тыча пальцем в странного воина, явно не из рода ацтеков. - Кто ты?.. Взять его!
        Преданные воины-орлы и воины-ягуары тут же повернулись к затесавшейся в их ряды крысе, выставили вперед копья, обнажили макуауитли и двинулись на незнакомца. У первого, попытавшегося взять голубоглазого воина-ягуара, тот ловким движением копья выбил макуауитль, а затем пнул врага ногой в грудь. Ацтек упал и покатился с лестницы. Но даже такому ловкачу было не удержаться против сотни хорошо обученных войск специального назначения древнего мира. Воины ацтеки все плотнее окружали голубоглазого. Нападать они не спешили, куда важнее было взять жертву живьем.
        - Держись, Дениска! - прокричал вдруг один из воинов-орлов по-русски. Высоченный, широкоплечий богатырь, каких среди воинов ацтеков отродясь не водилось, и как это Кецалькоатль не заметил его сразу.
        Здоровяк сорвал с себя орлиный шлем, обнажив бритый наголо череп, и бросил его вперед в кинувшегося к нему воина. Деревянный шлем, словно ядро олимпийского метателя, с силой ударил ацтека в грудь и тот с криком полетел вниз с пирамиды. Еще двоих, оказавшихся поблизости низкорослых индейцев, богатырь играючи схватил за грудки и откинул от себя, те переламывая кости, покатились по каменным ступеням. А громила, к изумлению Кецалькоатля, выхватил из-за спины блестящий то ли дробовик, то ли автомат, то ли вообще какой-то бластер и, прицелившись в обступившую его приятеля толпу, выстрелил. Из широкого, утолщенного, идеально круглого дула, не имеющего ни прицела, ни мушки, одна за другой выскочили три шаровых молнии и по какой-то нелепой траектории, словно огибая одни им видимые препятствия, понеслись на толпу воинов-ацтеков, ударили в них, после чего по всем индейцам пробежался электрический разряд, и они свалились без чувств. И лишь один голубоглазый воин-ягуар остался стоять, защищенный какой-то быстро исчезающей сферой.
        - Убить их, убить! - в ярости закричал Пернатый Змей.
        Резервные воины - личная охрана, стоящая на вершине пирамиды возле самого бога, бросились вниз, натянули тетивы луков и выстрели. Стрелы сорвались со свистом, и словно рой разъяренных ос полетели во врагов. Но двое незнакомцев лишь усмехнулись, в момент, когда стрелы достигли цели, вокруг живых мишеней возникли сияющие голубоватые сферы, от которых словно от брони танка отпружинили наконечники.
        - В атаку! - взвыл Кецалькоатль.
        И воины, обнажив макуауитли, бросились вниз на странных врагов - то ли истинных богов ацтеков, решивших свергнуть кровавый режим хитрого проходимца Пернатого Змея, то ли таких же попаданцев, как и сам Володька Курочкин, но обладающих оружием, о котором он даже и помыслить не мог, то есть, наверняка, явно из далекого будущего.
        Голубоглазый воин-ягуар выхватил странного вида револьвер и открыл прицельный огонь по наступающим на него противникам. А его громила приятель, встав к нему спиной, развернулся к основанию пирамиды, где тысячи подданных Кецалькоатля, поняв, что их владыке угрожает опасность, бросились вверх, желая отдать за повелителя жизнь.
        Сам Пернатый Змей в панике отступил назад, нужно было убираться отсюда. Кецалькоатль развернулся и бросился было к лестнице, расположенной на противоположной стороне пирамиды, но дорогу ему преградила одна из наложниц. Высокая, черноволосая, бронзовый загар и белое льняное платьице, гармонирующее с сережками из изумрудно-бирюзовых перьев колибри. Девушка усмехнулась и пригрозила пальчиком.
        - Ты не моя наложница?! - в изумлении пробормотал Пернатый Змей. - Кто ты?
        - Скажем так, - игриво улыбнулась незнакомка, - мы пришли затем, чтобы забрать тебя туда, где ты ответишь за все свои преступления! И учти - я буду даже рада, если ты окажешь сопротивленье…
        - Убить ее! - уже жрецам крикнул Кецалькоатль.
        Трое жрецов кинулись на девушку.
        - Иного ответа я и не ждала, - пожала плечами незнакомка и выхватила из-за спины два револьвера. Еще секунда и все трое жрецов, пораженные зарядом электроплазы, упали без чувств.
        Но Пернатый Змей уже драпанул к спасительной лестнице. Несколько прыжков, и вот они, заветные ступеньки. Но впереди, словно из ниоткуда, появляется жрец. Он скидывает с себя пернатый головной убор, и Кецалькоатль понимает, что это не его подданный. Темные волосы, седые виски, опытный взгляд человека, которому чуть за пятьдесят. Такие взгляды в своей прошлой жизни Володька видел только у прошедших огонь и воду оперов.
        - Гражданин Курочкин, кончайте беготню! Это все равно ни к чему не приведет, а только усугубит ваше положение.
        - Да как ты смеешь, червь! - процедил сквозь зубы Пернатый Змей. - Я Кецалькоатль, я бог этого мира!
        Незнакомец покачал головой и сделал несколько шагов вверх по ступенькам.
        - Значит богом себя возомнил? - Шаркающей кавалерийской походкой незнакомец шагает вверх. - Нет, ты не бог, ты даже не Иисус Христос! Его я знал, и он был благородным человеком, желающим изменить мир к лучшему! - Еще несколько каменных ступенек позади. - А ты даже не человек и не зверь. Звери не убивают ради наслаждения, а ты убиваешь! - Последние шаги, и вот он на вершине пирамиды. - Ты просто тварь! Тварь, которая не заслуживает жизни!
        Кецалькоатль в панике оглядывается назад, за спиной стоит девушка с двумя поднятыми револьверами и ждет. А у жреца с седыми висками на виду нет никакого оружия, и Пернатый Змей решает рискнуть. В ярости он выхватывает обсидиановый кинжал и бросается на врага. Незнакомец перехватывает его руку, заламывает ее, надавливает второй ладонью на кулак, рука разжимается, и он перехватывает нож, а затем вдруг вонзает этот нож кровавому богу ацтеков прямо в икру.
        - А-а-а! - Кричит Кецалькоатль от адской боли.
        А человек с седыми висками подносит обсидиановый клинок к горлу и зло смотрит Пернатому Змею в глаза.
        - Не убивай, прошу, - молит Володька Курочкин, он больше не Кецалькоать, теперь он вновь испуганный мальчишка, над которым издевался отец и одноклассники.
        Но человек с седыми висками явно намерен оборвать его жизнь, поскольку нож уже уперся в горло и пустил кровь.
        - Шеф, не стоит! - кричит кто-то.
        Курочкин краем глаза улавливает, что это голубоглазый воин-ягуар, они с громилой стоят рядом с девушкой.
        - Щеф, мы ведь не палачи! - продолжает воин-ягуар.
        Тот, кого назвали шефом, колеблется, но через секунду все же отводит обсидиановый нож от горла Курочкина.
        - Ты прав, Денис. - Человек с седыми висками перевел взгляд на Володьку Курочкина. - А тебя, пернатый, ожидает тюрьма, и для тебя она окажется куда страшнее смерти! Отправляемся!
        Глава 9
        - За успешную неделю! - сказал Громов, и все чокнулись бокалами. Юля коктейлем «мохито», Катенька «пина коладой», шеф с Денисом пили виски со льдом, а Игорек предпочел русскую водку.
        Неделя, действительно, оказалась напряженной, выброс «z» частиц, вызванный действиями Распутина-Сатановского, породили целых три разрыва материи за неделю, и задания эти сравнить с прогулкой по парку, отнюдь, было нельзя. Да и разница во времени прошлого и настоящего тоже сказывалась, по факту прошла всего неделя, но в прошлом группа провела целых девять дней, хотя в настоящем отсутствовала всего лишь считанные часы. Этот парадокс прожитых дней очень занимал Дениса, и он уже точно не мог сказать, в какой из дней ему теперь стоит справлять свой день рождения. Поэтому неудивительно, что для легкой разрядки Фадеев предложил выпить, дабы «проставиться» по старой русской традиции перед своими новыми коллегами. Возражений не последовало.
        И вот теперь команда оперативных агентов «Отдела защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени» плюс секретарша Громова и по совместительству девушка Игорька сидели за столиком в уютном баре Соляного переулка и расслаблялись. Обстановка бара представляла триумф дизайнерского самовыражения в стили китч - то есть беспорядочное сочетание всего, что придет в голову: лофтовские кирпичные стены и трубы под потолком полуподвала, вызывающе красные кожаные диваны, простые грубо сколоченные деревянные столы и череп быка на стене - явные атрибуты кантри и множество развешенных постеров западных фильмов шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых, в числе которых Денис углядел агента 007 в исполнении незабвенного Шона Коннери, Дарта Вайдера на фоне Звезды Смерти и Фредди Крюгера с улыбкой на лице, помахивающего острыми лезвиями своей ужасающей перчатки. Народу в этот пятничный вечер в баре было достаточно, поэтому немного шумно, пахло пивом, из колонок доносилась веселая музыка - группа «Boney M» исполняла свой хит «Rasputin», который агенты в новой для них реальности услышали впервые и дружно
над ним посмеялись. Что ж, успешный попаданец Сатановский, сумевший немного поколебать ход истории, стал для потомков, как и предсказывал Громов, фигурой поистине легендарной, поэтому неудивительно, что он породил определенный культ своей личности. В общем, обстановка была непринужденной и располагала к общению.
        - Да, неделя действительно оказалась тяжелой, столько заданий нам не выпадало еще ни разу, - произнес Громов. - Но вы все молодцы, вы со всем справились.
        - Благодаря вашему чуткому руководству, шеф! - воскликнул Денис и поднял свой хайбол.
        Все вновь чокнулись и дружно выпили.
        - Конечно, последнюю операцию с этим Курочкиным успешной я бы не назвал, - продолжил Громов. - На скрытные действия агентов, которые просто обязаны не выделяться, это отнюдь не походило.
        - Шеф, но мы же не виноваты, что он нас вычислил?! - пожал плечами Фадеев.
        - А по-моему кто-то, - «ежик» постаралась изобразить голос Дениса, припустив в него плаксивые нотки, - кому линзы натерли глазки, и кто снял их в самый ответственный момент, как раз таки и виноват в нашем раскрытии.
        - Да все же обошлось?! - махнул могучей рукой Игорек и налил себе очередную рюмку водки. Пил он много, остальные успевали сделать по глотку, а «богатырь» опрокидывал по паре рюмок, ссылаясь на свой вес. - А форс-мажоры у нас и до этого случались.
        - Все обошлось лишь потому, что пришедшие после нас испанские конкистадоры сначала вырезали треть населения ацтеков, - внес историческую ремарку Громов, - привезенные ими болезни уничтожили еще половину индейцев, а все письменные труды, где могли остаться упоминания о нашем появлении, инквизиция предала огню.
        - Иначе смотрели бы мы сейчас о себе в каких-нибудь псевдонаучных передачах про древних пришельцев о том, как разгневанные боги свергали кровавый режим Кецалькоатля, - фыркнула Юля.
        - Зато бы в историю вошли, - пошутил Денис.
        - Не смешно, - пробурчал Громов и взглянул на Фадеева так строго, что тот даже подавился виски. - Если бы подобную бойню вы устроили где-нибудь в древнем Риме или в средневековой Руси - это бы точно осталось замеченным и вошло в анналы истории, что, в свою очередь, с большой вероятностью, могло бы круто повлиять на настоящее.
        - Выходит нам очень крупно повезло, - примирительно улыбнулся Денис.
        - Тогда давайте выпьем за везение, - подняла бокал, наполненный «пина коладой», Катенька. - Чтобы вам и впредь всегда везло.
        Игорек, Денис и Юля подняли напитки, Громов сдержался, скосился на секретаршу, затем на агентов и сухо сказал:
        - Нет, за это мы пить не будем. Настоящий агент не может рассчитывать на везение и слепой случай. Для настоящего агента главное - холодная голова, разумная оценка ситуации и строгий план действий.
        - Шеф, но в остальном вы же сами сказали, что мы молодцы?! - напомнил Денис. - Так что может быть сегодня без нравоучений? А за бойню на пирамиде мы уже и так от вас раздачу получили по полной.
        Громов вздохнул и поднял хайбол с виски:
        - Хорошо, сегодня обойдемся без нравоучений. Поэтому давайте выпьем за нашу команду.
        Все вновь чокнулись.
        - К тому же, вы действительно молодцы, - наконец согласился шеф. - Особенно задание с Бобриковым, несмотря на свою опасность, было сработано на ура.
        - Ой, не напоминай, Костя, - Игорек чуть было не подавился водкой. - У Гризлика после этих ужасных фашистских окопов до сих пор стресс. Он там таких ужасов насмотрелся! Крысу, - здоровяк раздвинул руки чуть ли не на метр, показывая размер крысы, видимо выпитое все-таки дало о себе знать, - вот такущую увидал! Потом целую неделю из своего шара отказывался вылезать. Знал же, что не стоить потомственного советского хомяка к этим поганым фашистам тащить, но думал, что после всех заданий его уже ничем не напугать.
        Денис представил прадеда в десятом колене «потомственного советского хомяка» в маленькой пилотке, с красной звездочкой, выполняющего некое важное задание и бегущего по окопу под взрывами немецких петард и убегающего от огромной крысы цвета фашисткой формы, с длинными острыми передними зубами, налитыми кровью глазами и в каске из грецкого ореха с символикой «SS». Да за такой подвиг советский хомяк вполне мог рассчитывать на Золотую Звезду Героя Зерна и Ореха.
        - Гризлик даже кушать хуже стал, - продолжил сетовать Игорек. Он отстегнул шар с хомяком от пояса и поставил его на стол. К слову, пшеничного цвета грызун, выглядел отнюдь не напуганным и подавленным стрессом, он деловито высунул мордочку из шара, несмотря на громкую музыку и обилие народу вокруг, сверкнул по сторонам черными пуговками-глазками и стал обнюхивать обстановку.
        - Что, проголодался, мой маленький? - заботливо осведомилась «бритая наголо мамаша», после чего бережно взяла хомяка и перенесла его в тарелку с ржаными сухариками. Осчастливленный грызун тут же принялся набивать себе защечные мешки, явно не страдая от отсутствия аппетита.
        - Какой он милый! - всплеснула ручками Катенька.
        - Ага, наш сынок, - чуть ли не всплакнул Игорек и приобнял девушку, любуясь как Гризлик, словно трамвайный компостер, дырявит огромный сухарь.
        - Да уж, - хмыкнул Денис и взглянул на Юлю.
        - Ничего, когда-нибудь привыкнешь, - усмехнулась девушка.
        - А вы собственный детишек завести не хотите? - глядя на то, как эта странная и такая не похожая друг на друга парочка суетится над своим питомцем, спросил Фадеев.
        «Богатырь» и миниатюрная блондиночка переглянулись.
        - Видишь ли, Денис, - как-то неуверенно промычал Игорек. - С такой работой…
        - Да, - закивала Катенька. - С такой работой, как у вас, ни о каких детях не может быть и речи. У меня каждый раз сердце кровью обливается, когда мой мышонок сигает в ваши эти межвременные разрывы!
        - Ну не так уж это и опасно, - постарался успокоить блондиночку Денис.
        - Как же! - фыркнула Катенька. - Это ты просто здесь без году неделя работаешь, а я-то уж насмотрелась. Взять хоть случай с Лешей…
        - Кхе-кхе, - прокашлялся Громов, и блондиночка тут же затихла, бросив смущенный взгляд на Юлю. Та же помрачнела и отвернулась.
        «Так, опять я о чем-то не в курсе, - тут же все понял Денис. - Опять какие-то секреты из прошлого».
        - Не переживай, Катя, - перехватил инициативу шеф. - Как только я пойму, что Денис набрался достаточного опыта, Игорек может уходить на покой. Переведем его в разряд консультантов, и вы сможете подумать о детях.
        - Быстрей бы, - сухо промычал «богатырь». Похоже, инициатива покинуть ряды оперативных агентов и перейти в разряд консультантов ему явно не улыбалась. Да и Денис не мог представить Игорька в другой роли, по его мнению, такой человек, чтобы жить полной жизнью, всегда должен оставаться настоящим воином, чтобы адреналин поступал в кровь, а опасность сама боялась смотреть в его глаза. А вот должность офисного планктона в маленьком аквариуме сказалась бы на самочувствии Игорька-«акулы», наверняка пагубно. Но тут уже ничего не попишешь. Когда в дело вмешиваются высшие чувства, своими желаниями и привычным образом жизни часто приходится жертвовать, ради того, что дороже свободы.
        Из колонок музыкально сопровождения бара «а-ля золотые хиты восьмидесятых» зазвучал бархатный голос Джо Дассена. Некоторые из гостей за соседними столиками встали и потянулись на медленный танец. Свет чуть приглушился, по залу заплясали цветные огоньки прожекторов.
        - И кстати, о детях! - Громов взглянул на часы. - Время уже позднее, поэтому давайте не будем засиживаться. Кто знает, что нас может ожидать завтра. А я не хочу, чтобы вы завтра где-нибудь в пустыне древнего Египта мучились от отсутствия минералочки.
        - Ну, Костян! - взмолился Игорек. - Давай еще чуть-чуть, хорошо же сидим?
        Катя с Юлей разом закивали, строя шефу глазки «а-ля кот из м/ф Шрек».
        - Ну, хорошо, - обреченно произнес Громов. - Даю вам еще один час и разъезжайтесь. А я отчаливаю.
        - Не уходите, шеф, - попросил Денис. - Я так надеялся, что вы расскажете нам какую-нибудь интересную байку из своей, без сомнения, насыщенной жизни. - И это была истинная правда, поскольку после того, как Фадеев узнал, что Громов является его дядей, ему, по понятным причинам, захотелось разузнать о прошлом родственника как можно больше, но подходящих моментов никак не находилось. Шеф старательно избегал разговоров, как о своей былой жизни, так и о былой деятельности, и вот очередная попытка, хитрая, верная и проверенная - подпоить Громова, тоже оказалась проваленной.
        - Как-нибудь в другой раз, Денис, - покачал головой шеф. - Я свой организм знаю: молодости он уже не первой, поэтому еще один стакан виски, и это уже мне придется завтра искать минералку в Сахаре. А у вас осталось пятьдесят восемь минут, и завтра попрошу без опозданий.
        - Так точно! - Юля, как заправский вояка, отдала честь. - Я за ними прослежу, шеф!
        Громов пожал руки Денису и Игорьку, приобнял Юлю и Катю и удалился.
        - И что это он, в самом деле, - пожал плечами Игорек и опрокинул очередную рюмку водки. - Я тоже его организм знаю и уверен, что он еще меня перепьет.
        - Старость, может подкрасться внезапно, - разглядывая подтаявший лед в солодовой жиже стакана, философски заметил Денис. - К тому же, такая работа, как у нас, действительно выматывает.
        - Старость, ха! - Игорек фыркнул. - Старость - это не про Костю! Ему всего пятьдесят шесть, и в свои годы он любому тридцатилетнему агенту фору даст. А в твои годы, Диня, он такие вещи в Европе проворачивал, что вся их разведка на ушах стояла, так что наша сегодняшняя самодеятельность это для него как ТЮЗ по сравнению с Александровским Театром.
        - Так Громов работал в Европе? - уцепился за подвернувшуюся ниточку Денис. - И чем он там занимался?
        - Как чем? - удивился «богатырь». - Он был шпионом. Лучшим из всех. Легендой своего рода!
        - Игорек, давай-ка еще выпьем. - Денис наполнил рюмку так кстати «развязавшейся ниточки» водкой.
        - Конечно, Диня, - расплылся в улыбке здоровяк и даже приобнял Фадеева. Игорек пил больше всех, 0,7 литра были уже опорожнены, и в дело пошла последняя четверть литровой «Белуги». Катенька недовольно зыркнула на Дениса, но смолчала, поскольку сама уже была навеселе после третьего бокала «пина колады».
        - А за что выпьем? - подняв стопку, осведомился Игорек.
        - За Громова, - неожиданно поддержала Дениса Юля. Парень неуверенно взглянул на «рыженького ежика», та хитро улыбнулась и заговорщицки ему подмигнула. Похоже, Юлю прошлое Громова интересовало ничуть не меньше, чем Дениса, или же ее укусила неправильная муха, и девушка, в коем-то веке, решила посодействовать Фадееву.
        - За Громова! - чокнулся рюмкой Игорек, резко ее опрокинул, после чего занюхал волосами Катеньки, и язык у него полностью развязался: - Да знаете ли вы, вообще, кто такой Громов?!
        Денис с Юлей покачали головами.
        - Вот Джеймс ихний мать его Бонд, по сравнению с ним просто щегол зеленый! Во! - Игорек приподнял палец кверху. - Костя ведь потомственный разведчик, его еще с детства готовить начали. Доподлинно знаю, что сам Андропов Юрий Владимирович им занимался! Шесть языков знает, память фотографическая, превосходный аналитик, седьмой дан по комбат дзю-дзюцу. А у меня всего четвертый, - посетовал «богатырь».
        Денис хмыкнул, решив, что про свой еле заработанный первый дан в области боевого джиу-джитсу он теперь перед Игорьком даже и заикаться не станет.
        - …сколько высших образований не ведаю, но уверен, что он с любым доцентом, как доктор поговорит, - тем временем продолжал здоровяк. - Выполнял самые опасные разведывательные задания, мог внедриться куда угодно и принять любую личину. Долгое время в Германии под прикрытием работал, потом был внедрен в MI6, но вот там провал вышел. Рассекретили его, и пришлось срочно рвать когти, да с шумом, устроив взрыв в самом здании разведки, что на Темзе. Англичане его долго потом гнали, через всю Европу преследовали, но взять так и не смогли, лишь несколько лучших десятков агентов за зря угробили. Во шуму то потом было, не на официальном уровне, конечно. Англичане чуть-ли не войной грозились, требовали выдачи, но мы своих не выдаем!
        Денис взглянул за плечо разговорившегося Игорька, где позади танцующих: блондинки и маленького лысого коротышки, висел плакат фильма «Шаровая молния» про агента 007. Улыбающийся идеальной голливудской улыбкой Шон Коннери совсем не походил на умеющего не выделяться Громова, да и методы их работы очень сильно отличались. Но то было кино, а здесь…
        - Но на этом, как я понимаю, Константину Александровичу о карьере оперативного агента пришлось забыть?! - предположила Юля.
        - Конечно, а как же, - развел руками Игорек. - Когда ты на западе одна из самых разыскиваемых фигур, то какая может быть к, черту, оперативная работа. Но! - «Богатырь» усмехнулся, поманил к себе пальчиком Юлю с Денисом и продолжил чуть тише. - Скажу вам по секрету, не тот человек наш шеф, который так просто сдается. Добился перевода на Кубу и там занимался налаживанием секретных взаимоотношений, разлаженных после распада СССР. Поговаривают, чуть ли не личным советником самого Феделюшки был! Загар у него тоже оттуда, не весь еще сошел. Во, какой он человек! - Игорек вновь возвел палец к потолку, видимо, призывая потолок или того, кто выше, в свидетели своих слов. - Ну, а потом уже, когда открыли эти межпространственные разрывы материи, ему и доверили возглавлять это бюро.
        - Понятно, - пробормотал Денис, ошарашенный биографией своего дядюшки, вернее сухими ее подробностями, из которых о шефе, как человеке, выводы можно было сделать только поверхностные. «Понятно, что целеустремленный, что патриот, который за родину пасть порвет и всем пожертвует. Но вот какой он внутри? Что его гложет? За что переживает? Что и кого любит? Он ведь не терминатор, черт возьми, какой-то!»
        - А как ты с ним познакомился? - решил зайти с другого боку Фадеев.
        - Да, давно это уже было, - опрокинув очередную рюмку, продолжил Игорек. - Лет пятнадцать уже как. Я тогда еще совсем зеленым был, только двадцаткин стукнул. Армия, спецназ, потом в «Альфу» перевели, в составе «Альфы» я с ним и познакомился. Громов руководил операцией по захвату одной бывшей црушной гниды. Извините, имя назвать не имею права, - «богатырь» вдруг осекся. - Да и, вообще, я подписку давал о том задании не распространяться. Так что забудьте. - И он махнул рукой.
        - Ну, Игорек, мы же свои, - взмолилась Юля. - Мы ведь с тобой и огонь, и воду вместе прошли, нам то можно рассказать. - «Ежик» вспорхнула ресничками, словно крылышками бабочек. - Ты в подробности то не вдавайся, расскажи так, поверхностно и вкратце.
        - Эх, Юлька, Юлька, - вздохнул «богатырь» и огляделся по сторонам. В зале по-прежнему было темно, разноцветные огоньки плясали еще динамичней, в ход пошла тяжелая артиллерия - играло диско, из колонок звучала группа «Modern Talking».
        - Ну, если вкратце, то можно, - оценив обстановку, все же решился Игорек. - Вкратце то оно на измену и не похоже. В общем, вкратце цреушник этот бывший выкрал некую секретную технологию у своего правительства и с ее помощью стал угрожать бед неких натворить. Подробностей я и сам не знаю. Окопался он, значит, в мексиканских джунглях, охрана солидная, наркокартели в доле, их боевики прикрывают его. Места точного никто не знал, а то глядишь и свои бы пиндосы замочили. Но Громов каким-то образом разузнал о его скрытой базе. Короче, шифровка в Москву, нас - отборный десяток из «Альфы» в помощь. А дальше все как водится: скрытое проникновение, без взрывов и стрельбы, конечно, не обошлось, но задание выполнили с честью. Вот так я с ним и познакомился. Хотя все это я воспринял, как очередное боевое задание, о котором вскоре и думать забыл. А Костя видимо меня не забыл, приглянулся я ему, наверное, чем-то. В общем, проходит лет пять, да не, больше, и меня вызывают в Главный Штаб, ну в этот маленький кабинетик что для отвода глаз. Гляжу, сидит Громов, я его, правда, поначалу и не признал, строгий, в
пиджачке и давай мне вдруг про паподанцев и межпространственные разрывы заряжать. Вот так я к нему и попал, одним из первых, можно сказать вместе с ним у основ стоял.
        - Так значит, ты и Монику знал?! - воскликнула Юля.
        - Монику! - Глаза Игорька налились кровью, рука сжалась и находящаяся в ней рюмка тут же лопнула, с пальцев закапала водка, вперемешку с красным. Но «богатырь» этого даже и не заметил, а со злобой хлопнул ладошкой об стол.
        За соседними столиками тут же заозирались на дебошира, но Игорек обвел любопытствующих суровым пьяным взором и те тут-же притихли, как зайчата под взором медведя, благоразумно поняв, что внимания здоровяка лучше не привлекать.
        - Мышонок, не волнуйся ты так, - тут же кинулась успокаивать своего благоверного Катенька. - Ну что ты, в самом деле, зачем же так злиться?!
        - А вы откуда про эту лису продажную знаете? - с подозрением покосился на Дениса с Юлей Игорек.
        - Шеф рассказал, когда ты был без сознания, - ответил Фадеев.
        - А-а-а, - протянул Игорек. - Тогда понятно. Да, была она с нами по началу, пока не предала, лиса хитрющая, она ведь шпионка двойная была, на самом деле на MI6 работала.
        - Ходят слухи, что они с Громовым весьма близки были, - будто невзначай обронила «ежик».
        Игорек прищурился и с подозрением покосился на Юлю:
        - А тебе это зачем знать понадобилось?
        - Чисто женское любопытство, - пожала плечами «ежик».
        - И мне, чисто по-женски, интересно послушать о любовной истории нашего шефа, - неожиданно поддержала Юлю подруга. - Подумать только, у кого у кого, а чтобы у Константина Александровича был служебный роман! Оказывается, я о нем многого не знала! А это ведь так романтично, прямо как у нас, Игорюша. - И блондинка нежно прижалась к широкому плечу своего ненаглядного.
        - Не знаю я об этом ничего, - как-то резко, весь насупившись, заявил Игорек. - Так что кончайте меня мучать, не знаю я ничего. И вообще, давайте уже не о работе, а о чем-нибудь другом.
        «Врет, шельма!» - сразу же понял Денис, но поделать с этим уже ничего не мог. Не пытать ведь Игорька, в самом деле.
        - Добрый вечер. - К столику подплыла официантка. - Вам что-нибудь еще принести? Ой! - Она вдруг взвизгнула. - Мышь!!!
        - И вовсе это не мышь, - с обидой пробурчал Игорек. - А хомяк, причем Ангорский, с родословной!
        Ангорский хомяк с родословной мирно посапывал в опустошенной тарелке из-под сухариков, щечки его заметно округлились, став похожи на два мешка картошки.
        «И как в эту крысу столько влезает?» - в очередной раз поразился прожорливости Гризлика Денис.
        - Пусть даже и хомяк, но ему не место в посуде, - решительно заявила смелая официантка, не побоявшись внушительного хозяина грызуна.
        - Девушка. - Денис взял инициативу в свои руки, мельком взглянув на бейджик официантки. - Ира. Ирочка. Видите ли, Ирочка, у нас сегодня корпоратив, а этот хомяк является непосредственным членом нашего коллектива, поэтому он имеет точно такое же право находиться здесь в качестве вашего гостя, как и мы.
        - Но не в посуде же, - опешила официантка, поглядывая на безобидно дремлющего Гризлика. - К тому же, он у вас в режиме ожидания, а у нас, когда гости наклюкаются, мы их выпроваживаем.
        - Его просто слегка разморило от ваших божественных кусочков поджаренного хлеба, милая, - улыбнулся Фадеев и игриво подмигнул официанточке. Девушка выглядела довольно соблазнительно: стройные ножки, коротенькая юбочка, пухленькие губки и длинные черные волосы.
        - Ха, - «ежик» вдруг фыркнула и сверкнула на Дениса недовольным взглядом. - Пойдем, Катя, носики лучше попудрим. А вы, милочка, - это уже официантке, с легким высокомерием, - принесите мне еще бокал мохито и запишите его на счет это недо-дон-жуана.
        Юля резко встала, отчего ее рыжие хвостики вспорхнули ввысь, и зашагала в уборную. Ошеломленная Катенька засеменила за подругой, успев промямлить что-то про еще один коктейль «пина колада».
        «Неужели ревнует?» - с улыбкой в душе, подумал Денис и, взглянув на официантку, уже без прежней игривости, произнес:
        - А мне пятьдесят виски, Ирина.
        - И это все? - Губки разносчицы напитков надулись от легкой досады, она явно ждала иного предложения.
        - Ах да, - сухо сказал Денис. - И хомяка мы сейчас уберем.
        - Хорошо, - девушка кивнула, постояла еще секунду, хлопая глазками и удалилась.
        Игорек принялся заботливо убирать Гризлика обратно в шар.
        - Дискриминация какая-то, - ворчал «богатырь». - Это же притеснение хомячьих прав, никакой толерантности в этой стране к грызунам нет. Подумать только…
        - Ты лучше вот что скажи, дорогой мой любитель пушистых мышек, - оборвал монолог Игорька о хомячьих правах Денис. - Я к Юле и так и эдак подкатываю, а она меня и на пушечный выстрел не подпускает, хотя я ведь вижу, как она на меня иногда смотрит, как ведет себя со мной, понимаю же, что ей тоже хочется, хочется, но колется что-то.
        - И что ты от меня-то хочешь? - изумился Игорек. - Я чай не сваха, это тебе к Кате надо, да и она тут вряд ли поможет.
        - Вот я и хочу знать, что так ее сердечко колет, что она меня к себе не подпускает. - Денис придвинулся к Игорьку и заговорщицки зашептал. - Я ведь знаю, что у нее кто-то был, кого она потеряла, и чувствую, что причина именно в этом. Но ведь не может сердце после этого навечно на замок захлопнуться?!
        - Не знаю каким таким образом ты об этом проведал, - удивился Игорек, - но, в сущности, ты прав.
        - И кто он был? Ты его знал?
        «Богатырь» покрутил ладонью в воздухе, что могло означать легкую неопределенность, колеблющуюся в сторону утверждения.
        - Колись, Игорек!
        - Денис, это может быть чревато, ты же ее знаешь, она Гризлика в унитаз спустит и бровью не поведет.
        - А я ей ничего не скажу, обещаю.
        - Эх, - «богатырь» вздохнул, готовый вот-вот расколоться.
        - Игорек, ну пожалуйста.
        - Ладно, - здоровяк махнул рукой, мол, была не была. - Я ведь Юльку уже года три знаю, кажись совсем недавно еще соплячкой была. Она ведь этот, как его? Вундеркинд от природы, вроде как, к двадцати годам уже докторскую по квантовой физике защитила, плюс в театре играла, в нескольких сериалах молодежных снялась, слышал, что за ней режиссеры толпами бегали, даже в Голливуд звали. Но влюбилась она не в того, и он, как водится, изменил всю ее жизнь…
        - Без лишнего драматизма, Игорюша, тебе это не идет, - пробурчал Денис, опасаясь, что Юля с Катей вот-вот вернутся из туалета. - Кто такой?
        Здоровяк ничуть не обиделся и продолжил:
        - Леха Зайцев - из наших. Я, Громов, Казак, которую ты как Монику знаешь и он - мы были первой оперативной четверкой. Хотя Леха тоже к нам не сразу попал, сначала мы тройкой были. Хм-м, - Игорек вдруг задумался, - странно, что-то я даже и не помню, как он к нам попал. В общем, не важно. Короче, как-то сразу так повелось: Громов мозг, Моника для отвлечения, за ними всегда ключевые роли, Леха на подхвате, а я для поддержки, как сила и мощь.
        - Ближе к делу, - поторопил Денис.
        - Да я и рассказываю, - отмахнулся Игорек. - В общем, когда Казак нас предала, и наша четверка сделалась тройкой, в наших операциях стали происходить небольшие сбои, поскольку иногда без женского отвлекающего фактора ну никак. Мы даже как-то Леху в бабу нарядили и в гарем к турецкому султану заслали. - «Богатырь» усмехнулся, но, взглянув в лицо Дениса, тут же хмыкнул. - Ладно, ладно, рассказываю. Ну, в общем, Леха и предложил взять к нам его девушку - Юлю. Конечно, нужно было найти настоящего оперативного агента с подходящими умениями и навыками, но тогда расклад шел на часы и минуты, и он каким-то образом уговорил Громова на эту нелепицу. Да и соплячка оказалась не промах, хотя тоже лажала по началу, но в целом шеф оказался ею доволен, и она примкнула к оперативной группе.
        - Спасибо за справку о том, как Юля попала к нам в бюро, но я не это хотел услышать.
        - Да что ты такой нетерпеливый, - хмыкнул Игорек и налил рюмку водки. - Ну, любовь-морковь у них была, в общем, самая что ни на есть настоящая, души друг в дружке не чаяли. А потом история до простоты банальная, суровое задание и полный провал. Хотя Леха сам виноват, ну на фига он на этого японца с катаной полез, тот ведь самурай самый что ни на есть настоящий, всю жизнь за сегуна своего воевал, а ты так любитель Кэндзюцу*. Ну, зачем же выпендриваться то понадобилось. Эх, Леха, Леха. - И «богатырь», не чокаясь, опрокинул рюмку водки, видимо, отдавая дань памяти павшего товарища.
        *КЭНДЗЮЦУ - искусство владения самурайским катана.
        - И с тех пор она никого к себе не подпускает, - сделал вывод Денис. - А давно этот Леха погиб?
        - Уж два года как минуло, - сказал Игорек и налил себе очередную рюмку, намереваясь повторно помянуть почившего друга.
        - Два года с чего? - За спиной неожиданно возникла Юля.
        Игорек аж водкой подавился, глазки виновато забегали.
        - И о чем это вы тут, мальчишки, секретничаете? - улыбнулась Катя и, бухнувшись своему ненаглядному на коленки, обняла его.
        - Да о футболе, - нашелся Денис. - Значимый финал Лиги Чемпионов вспоминали.
        - О футболе значит, - «ежик» явно почувствовала тонкий аромат лжи в этих словах.
        - Да. - Денис настоял на своем и резко перевел тему. - А вы что так долго? Тоже, наверняка, секретничали?
        - Мы? - Катя немного опешила.
        - О! А вот и ваши напитки! - воскликнул Игорек и отвлек внимание всех на миловидную темноволосую официантку с покачивающимся подносом.
        Игорек и Катя уехали на такси. Денис с Юлей лишь минуту назад распрощались с ними и теперь стояли на улице Соляного переулка. Уже давно стемнело. Зажглись фонари. Из бара еще доносилась музыка, и немногочисленные ночные туристы прогуливались вдоль улочки. Воздух был по-питерски прохладен, но свеж - как раз самое то, что необходимо для прочистки мозгов после полулитра виски.
        Денис, будто невзначай, опустил руку на Юлино плечо, укутанное бархатом вечернего платья. Девушка не одернула его.
        - Ну что, к тебе или ко мне? - глупо пошутил Фадеев, за что тут же укорил себя.
        Ладошка «ежика» сильно сжала его пальцы.
        «Сейчас точно сломает мне руку, - с опаской подумал парень. - А потом фыркнет по своему обыкновению и скажет что-нибудь едкое и меткое».
        Но он ошибся. Юля просто убрала его ладонь со своего плеча и, не сразу выпустив ее, тихо сказала:
        - Какая прекрасная сегодня ночь. Люблю такие спокойные, тихие, питерские ночи. Город в эти ночи становится будто сказочный. - Она взглянула на Дениса, легонько улыбнулась и добавила: - Давай лучше пройдемся.
        Глава 10
        С бумажкой от Уралсовета с подписью лично главы ЦК РКП(б) А. Г. Белобородова группа Громова легко проникла в дом Ипатьева города Екатеринбурга. Временной промежуток представлял собой ночь 17-го июля 1918 года. До кровавых событий, поставивших ужасную точку в судьбе Российской монархии, оставалось около часа. Группа прибыла как раз вовремя, но не для того, чтобы спасти царскую семью, а, напротив, чтобы этот омерзительный исторический поступок повторился вновь.
        А желающим предотвратить это бесчеловечное убийство, оставившее кровавый шрам на сердце отечественной истории, как раз и являлся попаданец из родного двадцать первого века, убежденный монархист Разин Александр Владимирович. И, что удивительно, этот субъект некогда принадлежал точно к той же радикальной группировке «Белый террор», что и еще не родившийся ныне Сатановский, но уже покойный во втором своем амплуа Распутин. Узнав об этом, Фадеев сразу же выдвинул версию, что былые участники «монархического кружка по интересам» каким-то образом нашли возможность для проникновения в прошлое, но шеф придушил эту гипотезу на корню, как не состоявшуюся, в очередной раз объяснив, что человечество не в состоянии создавать разрывы материи, и это всего лишь совпадение.
        «Странное совпадение, - думал Денис. - Такие удивительные совпадения на деревьях не растут и с неба, как звезды, не падают». Но размышлять об этом - только ломать себе голову, поэтому Фадеев решил, что как только Разин попадет к ним в руки, он его лично на полиграф потащит, чтобы узнать, совпадение это или что-то иное, скажем, непознанная шутка самого времени.
        Но пока Разина не было, и группа только что вошла в дом Ипатьева. Выглядели они как настоящие большевики: все в потертых кожаных френчах, мужчины в штанах галифе, Юля в красной юбке и красном платке, словно истинная красноармейка. Взгляды гордые, приверженные идеалам революции и заветам Ильича.
        Помимо вооруженной до зубов охраны, набранной из рабочих и крестьян, новоприбывших встретил и сам комендант Яков Михайлович Юровский. Еврей, убежденный революционер, будущий чекист, ценящий во всем порядок, взгляд волевой, строгие усы и бородка колышком. Яков досконально ознакомился с бумагами, дотошно оглядел каждого и пожал плечами:
        - Не пойму, и зачем нам еще люди? У меня и так везде порядок. К тому же, мы скоро заканчиваем.
        - Поэтому нас и послали на непредвиденный случай, - произнес Громов. - В Уралсовет поступила информация, что охраняемых вами лиц могут попытаться освободить недруги революции, поэтому было принято решение, что дополнительные люди не будут лишними.
        - Хм, коли так, то оставайтесь. - Яков пригладил ус, еще раз оглядел строгую выправку Громова, взглянул на здорового Игорька выше и шире любого из его людей, мельком задержался на Денисе - тот расправил плечи и гордо взглянул на коменданта, полностью уверенный, что сможет дать прикурить каждому из охранников Юровского. А затем остановился на Юле. - Только вот женщина нам зачем?
        - Прошу прощения, товарищ, но я не женщина, - задрав носик, отчеканила «ежик», - я красноармеец и большевик, а большевик не имеет пола!
        - Полностью с вами согласен, товарищ, - немного смутился комендант, а затем развернулся к помощнику. - Никулин, отведи товарищей-красноармейцев в общую комнату, пусть приготовятся, нужды справят, коли такие есть. - Затем взгляд на Громова. - Там, кстати, тоже один из ваших - вчера прислали, еще даже не придумал, чем его занять. Но ничего, скоро для всех занятие найдется, коль вас прислали, будете дом по периметру охранять. Не думаю, конечно, что найдутся смельчаки отбить Романовых с боем, но, как вы сами сказали: дополнительные люди никогда не бывают лишними.
        - Служу делу революции, - отчеканил Громов.
        Юровский кивнул, а затем взглянул на помощника - Никулин понял все без слов:
        - Пройдемте, товарищи.
        И агенты двинулись за помощником коменданта по некогда богатому Ипатьевскому особняку, изысканному дворянскому дому, построенному в конце девятнадцатого века. Когда то модный шедевр эклектики ныне переживал не самый лучший свой период: паркетные полы исцарапаны каблуками красноармейцев, полосатые обои ободраны, мебель порушена, и везде запах махорки.
        - Вам сюда, товарищи, - Никулин указал на дверь. - Сильно не располагайтесь, скоро все начнется.
        - А как скоро? - спросил Денис и добавил, - товарищ.
        - Скоро, - надменно поморщился помощник коменданта, взглянув на молодого красноармейца снизу вверх. - Не волнуйтесь, за вами придут.
        И не говоря больше ни слова, Никулин развернулся на месте и зашагал прочь. А Громов открыл дверь, и агенты вошли в пустую просторную комнату, где кроме десятка кроватей и шкафа не было ничего.
        - Скудненько тут у них, - оглядев комнату охраны, фыркнула «ежик».
        Громов затворил дверь, прошелся по комнате, отодвинул занавеску и взглянул через стальную решетку на улицу. На улице что-то громко тарахтело.
        - Вижу, они уже завели грузовик, - произнес шеф. - Это для того, чтобы выстрелы в доме не были слышны со стороны улицы. Значит, по прикидкам у нас есть где-то полчаса. Так, покидаем комнату и распределяемся по дому в поисках объекта. Денис и Игорек, на вас второй этаж, мы с Юлей займемся первым. Постарайтесь не попадаться никому на глаза, действовать без шума и физического контакта. Это я тебе, Игорек! Не надо никого бить, если тебя вдруг застанут врасплох, просто скажи, что ищешь…
        - Сортир! - перебил перекаченный псевдо красноармеец. - Я знаю, не впервой.
        - Просто умничка, - усмехнулась Юля.
        - А при встрече с объектом инструкции стандартные, - произнес Громов, но все же лишний раз напомнил. - Тихо вырубаете и исчезаете. А мы поймем, если вы покинете этот временной промежуток.
        - Да все мы знаем, шеф, - махнул рукой Денис. - Пойдемте уже и дадим исторической ошибке шанс повториться вновь.
        Громов вздохнул и покачал головой, затем открыл рот, чтобы отчитать Дениса и сказать что-то вроде того, что история не знает ошибок, что ошибки совершают люди, что… но дверь за их спинами неожиданно скрипнула.
        Огромной профессиональной выдержки стоило агентам сохранить полное спокойствие и не повести даже бровью, когда в комнату вошел никто иной, как Разин Александр Владимирович. Слегка полноватый, седовласый, в одежде большевика, он скользнул скучающим взглядом по группе новичков и произнес:
        - Здравствуйте, товарищи.
        Это был самый настоящий подарок судьбы, добыча сама шла в руки, видимо, Громов и его люди чем-то заслужили благосклонность Фортуны.
        Разин не стал дожидаться ответа и, не глядя на красноармейцев, двинулся к угловой койке. Агенты переглянулись, шеф одними глазами приказал Денису следовать за попаданцем. Фадеев опустил веки в знак понимания и, как кот, шагнул следом за ничего не подозревающей мышкой.
        «Мышка» подошла к своей койке, откинула одеяло и вдруг резко развернулась к опешившему «котяре». В руках у «мышки» оказался АК-47. Дуло автомата отечественного производства холодной черной сталью взглянуло в грудь Денису, готовое вот-вот выплеснуть из чрева десяток смертоносных проклятий. Расстояние между Разиным и Фадеевым составляло более трех метров, и парень бы в любом случае ничего не успел сделать. Денис остолбенел, секунды замедлились, мысли стали путаться: «Уйти вниз, в сторону или прыгнуть вперед…»
        И вдруг что-то тяжелое и быстрое, словно молния пролетело перед носом Фадеева, и ударило прямо в лоб Разина. БАЦ! Попаданец упал на пол, схватился за ушибленный лоб, но тут же вспомнил об опасности… Но воспользоваться автоматом уже не успел. Секундное замешательство Дениса прошло, он подлетел к Разину, ударил того подошвой сапога в нос, нос хрустнул, потекла алая кровь, и агент отопнул легендарное советское орудие убийства в сторону. Тут же подскочили Игорек и шеф. «Богатырь» уперся предплечьем в горло Разина, чтобы тот не поднял шума, а Громов ловкими движениями принялся его обшаривать.
        Рядом с попаданцем Денис заметил помятую консервную банку.
        «Подумать только, мне спасла жизнь тушенка», - хмыкнул про себя Фадеев.
        - Дурак, балбес! Что ты стоял, как истукан? - подскочила «ежик» и подняла автомат. - Он из тебя чуть дуршлаг не сделал!
        - Это ты меня спасла? - вместо оправданий спросил Денис.
        - Ага, - кивнула Юля. - Неплохой из меня вышел бы питчер*?
        *ПИТЧЕР - подающий в бейсболе.
        - Самый лучший, - улыбнулся Денис.
        - Вы только посмотрите на нашего попаданца! - Донесся голос Громова. - Что это у нас? - Шеф вытащил из кобуры Разина вполне современный пистолет. - Девяти миллиметровая, пятнадцатизарядная Beretta 92, - он полез во внутренние карманы. Попаданец постарался воспротивиться, но Игорек с силой надавил на горло и тот перестал дергаться. - Плюс сменные магазины, плюс гранаты.
        - И «Калаш», - подытожил «богатырь».
        - Да, он был полностью подготовлен, - высказала общую мысль Юля.
        - И, шеф, он сразу понял, кто мы, - напомнил Денис. - С первого взгляда, а это значит…
        - Он знал нас в лицо, - пробормотал Громов и гневно взглянул на Разина.
        - А я ведь говорил, шеф, что это не совпадение! - воскликнул Фадеев. - Не могут два участника этого монархического кружка друг за дружкой в прошлое сигать, причем в самое что ни на есть нужное им время! Похоже, все-таки кто-то научился создавать разрывы материи на нужную глубину.
        - Нет, Денис, - покачал головой Громов. - Это значит другое. - И, схватив Разина за грудки, шеф прорычал: - Говори, кто из наших вам помогает!
        Попаданец мерзко рассмеялся.
        - Доперли-таки! - Голос у него был противный, с носа капала кровь, изо рта брызгала слюна, а глаза будто обезумели. - Но это не беда, вы все равно нас не остановите! Мы не дадим главной ошибке человечества повториться, мы спасем наших царей, и они будут править вновь, как и должно! Поскольку Россия без монархии не Россия, а уже совсем другая ненавистная и непонятная страна с омерзительным режимом, проболевшая болезнью коммунизма и спрятавшаяся под именем прошлой великой тысячелетней державы! Но это уже не Россия, а мерзость, своровавшая старое имя! Но мы - «Белый террор», и мы кровью исполним свою миссию и вернем великой империи не только ее имя, но и упущенную историю! И вы нас уже не остановите! - И Разин безумно расхохотался.
        Громов сжал ему горло:
        - Кончай передо мной свои монархические лозунги толкать, они только на неокрепший мозг молодежи действуют! А я уже жизнь повидал, пороха понюхал и кое в чем разбираюсь. Ты пойми, Разин, история не знает ошибок, она проходит свой путь, адаптируется, развивается. Так и наша страна, проживает свою уникальную жизнь. Да, я уверен, что Россия совершит еще много ошибок, как ты их называешь, возможно, она не раз упадет, но и не раз подымится с колен. Такова ее судьба, таков ее путь! И не тебе судить ее и тем более менять ее прошлое! - Шеф разжал хватку на покрасневшем лице попаданца, и тот закашлялся. - И да, ты мне все равно все расскажешь, поверь, я умею быть убедительным.
        Глаза Громова недобро блеснули, будто холодные кусочки льда. В этот момент шеф в своем кожаном френче, фуражке и штанах галифе стал очень похож на советского чекиста, одного из тех, что пытали в застенках НКВД предателей родины в кавычках и без оных. И, видимо, эта же мысль коснулась сознания побелевшего как альбинос Разина, его глаза наполнились тревогой, и он прошептал:
        - Ничего ты не узнаешь, чекист!
        В следующую секунду попаданец щелкнул зубами, сжал челюсть, отчего что-то внутри хрустнуло, и глаза его закатились. Громов постарался разжать сомкнутые зубы Разина, но было уже поздно, тот затрясся в конвульсии, и изо рта его потекла пена.
        - Горький миндаль, - пробормотал шеф, склонившись над трупом. - Как старо… Да… эти «белые» действительно верны традициям. - И Громов со всего маху ударил кулаком в пол.
        - Запах миндаля? - не понял Денис.
        - Для некоторых так пахнет цианистый калий, - разъяснила Юля. - Для других же он вообще ничем не пахнет - физиология.
        - А-а, - протянул Денис. Хотя припомнить, как пахнет, этот чертов горький миндаль он хоть убей не мог.
        - Убираемся отсюда, - прорычал шеф. Он не повернулся и ни на кого не посмотрел, а лишь схватил мертвого Разина за ворот и нажал на кнопку переместителя.
        Яркая белая вспышка, сопровождающаяся выбросом электрических разрядов, и Громов с телом попаданца исчезли из этого временного континуума.
        - Да, дела, - пробурчал Игорек. - Никогда за все время не видел Костю таким злым.
        - Не удивительно, - хмыкнула Юля. - Ведь, похоже, нас кто-то предал.
        - Но как он об этом догадался? - опешил Денис. - Я скорее склонен считать, что какая-то машина времени или что-то подобное все-таки существует, и эти из «Белого террора» ее заполучили…
        - Нет, Денис, - перебила Юля. - Мат. часть по теории разрывов материи, которую я тебе давала, читать надо было внимательнее, а не просто просматривать, тогда глядишь в чем-то и начал бы разбираться. Пойми, что Сатановский, что Разин, оба попали не в самые желаемые для них моменты, но, безусловно, близкие. Разин вообще сегодня утром здесь очутился, а Сатановский более десяти лет в прошлом провел, но так ничего и не добился, нужного момента не подвернулось, хотя он и действовал весьма странными методами, а мог ведь начать вырезать сначала временное правительство, а затем и будущих большевиков.
        - К чему ты клонишь? - не понял Денис.
        - А ты сам не врубаешься? - усмехнулась «ежик». - Гораздо удобнее было бы спасти царскую семью еще перед тем, как они попали в руки революционеров или же… Да, блин, - Юля закатила глаза и всплеснула руками, будто объясняя что-то непонятливому ребенку, - существует куча более удобных эпизодов истории, куда эти монархисты могли попасть, чтобы не допустить революцию и тем более спасти царскую семью, чем в день ее расстрела. Из этого следует, что им не под силу выбирать узкие временные промежутки! От этого надо плясать, от этого!
        - И? - Денис с надеждой взглянул на Юлю, понимая, что та ступила на правильную дорожку.
        - Да не знаю я! - «Ежик» опустила голову. - Чувствую, что именно здесь что-то кроется, но что, понять не могу, а вот шеф сразу понял! Понял, как это возможно, и что без помощи кого-то из бюро это провернуть не под силу.
        - Моника! - вдруг прорычал Игорек.
        Денис и Юля разом взглянули на молчавшего доселе здоровяка.
        - Ну у них же в их дырявой Европе точно такое же бюро, как и у нас, так что предательство или целенаправленная атака на прошлое нашей родины может исходить и с той стороны.
        Денис с Юлей переглянулись.
        - Чисто теоретически это возможно, - пожала плечами девушка. - К тому же, до недавнего времени, мы вообще не знали об их существовании. Только вот зачем им восстанавливать нашу монархию, когда в прошлом именно Запад приложил руку к ее свержению?
        - Ну, в прошлом они считали, что свержение монархии обессилит нашу страну и, вообще, возможно ее уничтожит, - произнес Денис. - А вышло напротив. Коммунистический строй сделал страну только сильнее, мы расширили территории, дали по зубам Гитлеру и выиграли Вторую Мировую. Может быть, теперь Запад считает, что при монархическом режиме все было бы совсем иначе, и наша страна не устояла бы, ища спасения в пережитках прошлого.
        - Чего толку гадать, как бы все было, - пожала плечами Юля. - Мы все равно этого не узнаем.
        - Может быть, еще и узнаем, - недобро усмехнулся Денис, - если «Белый террор» добьется своей цели.
        - Типун тебе на язык, Диня, - пробурчал Игорек.
        И вдруг дверь за спинами агентов скрипнула. Юля тут же юркнула за шкаф, Игорек упал на пол и откатился за одну из кроватей, а Денис, Денис тупо развернулся на месте к открытой двери. В дверях стоял помощник коменданта.
        - Так, а где остальные? - Никулин удивленно воззрился на пустую комнату.
        - Как и было велено, ушли охранять дом по периметру, - соврал Фадеев.
        - А ты почему остался?
        - А мне что-то пузо скрутило. - Денис скорчил гримасу и схватился за живот. - Но сейчас уже гораздо лучше, и я могу отправляться к ним.
        - Нет уж, постой, - покачал головой Никулин. - Нам пары человек не хватает.
        В груди у Дениса похолодело.
        «Неужели они хотят чтобы я участвовал в…»
        Он повернул голову в сторону шкафа - Юля уже достала плазменный револьвер и ждала только сигнала.
        Но так было делать нельзя, и Денис понимал, что это неизвестно каким образом сказалось бы на истории, выруби они сейчас непосредственного участника расстрела царской семьи. И Фадеев за спиной подал девушке сигнал ничего не предпринимать.
        - Ну что застыл, боец?! Двигай за мной.
        - Слушаюсь, товарищ! - отдал честь Денис и шагнул к двери, краем глаза бросив последний взгляд на Юлю. Девушка что-то прошептала ему напоследок, парень не понял ее слов, но догадался: «не наделай глупостей».
        «Не волнуйся, я буду осторожен», - мысленно пообещал ей Фадеев. В том, что друзья дождутся его и если что не бросят в беде, Денис не сомневался.
        Фадеев покинул комнату и покорно двинулся за помощником коменданта.
        - Жди здесь! - повелел Никулин, а сам по скрипучей лестнице отправился на второй этаж.
        «Так, надо срочно валить отсюда», - когда фигура помощника коменданта скрылась решил Денис, он уже было дотронулся до переместителя, как вдруг услышал приближающиеся шаги.
        - Похоже, я чем-то насолил тетушке Фортуне, - пробурчал парень, оглядываясь по сторонам - в двух метрах от него находилась дверь.
        Недолго думая, Денис опустил ручку вниз и юркнул в комнату. Но комната, к его разочарованию, оказалась отнюдь не пустой.
        - Прошу вас, не надо! - донесся девичий голос.
        - Заткнись, курла! - Шлепок по щеке, и барышня упала на кровать.
        «Ежки-матрешки!» - опешил Денис.
        В маленькой комнатушке было душно, стоял чад лукового перегара. Детина-красноармеец склонился над беззащитной и измученной худенькой девушкой, совсем еще юной, на вид лет пятнадцати-шестнадцати, одетой в одну ночную сорочку, волосы длинные, слегка волнистые, темные с легким рыжеватым отливом, глазки ясно-голубые - напуганные до смерти, нижняя губка опухла от удара, с нее капает кровь. Юная барышня забилась в угол кровати, обхватила ножки и принялась рыдать.
        - Прошу вас, не делайте мне больно. Чем я это заслужила?
        - Своим существованием! - заревел красноармеец. - А ну раздвинула ноги! Наказывать тебя буду по пролетарскому закону! Познаешь, сучка, что такое настоящий рабоче-крестьянский мужик! Кабанчиком у меня визжать будешь! Так: Ввиии-виии! - Насильник ехидно расхохотался над собственной шуткой и вдруг замер.
        Услышав шорох, красноармеец обернулся к Денису.
        - А ты еще кто такой? - Он окинул Фадеева взглядом и через секунду заявил, - Хотя не важно! Хватай ее за ноги, паря, держать будешь, кабы кабанчик не брыкался!
        Денис растерянно кивнул. В голове роем зажужжали мысли:
        «Что делать?.. Вмешиваться нельзя! Вдруг она кто-то из приближенных к царской семье и ее должны расстрелять!.. Но в таком случае этот придурок не стал бы ее тут насиловать… „Денис, ты не должен вмешиваться! Это переломный момент истории - любое вмешательство чревато глубокими последствиями!“ - сказала бы Юля и оказалась бы полностью права…»
        - А ну ползи сюда, - тем временем продолжал изгаляться над жертвой красноармеец. - Сейчас ты у меня будешь визжать, как кабанчик! Виии-ии! Вии!.. - Он схватил девушку за зад, притянул к себе, шлепнул ладошкой…
        Беззащитный писк донесся в ответ.
        - Я тебя, кабанчик, сейчас на шампур насаживать буду! - Красноармеец рванул за трусы-панталоны, ткань разорвалась и девушка обреченно разрыдалась. - Буду из тебя шашлык делать! Люля-кебаб! Во бля! Ха-аа! Вии-ии! Вии! - Детина плюнул в ладонь и шлепнул малолетку по заднице еще раз. Барышня завизжала, садист засмеялся, его пальце постарались проникнуть в жертву и она рванулись из последних сил, попутно кошкой выпустив коготки в лицо насильника, но зацепив лишь вскользь.
        Но красноармеец взревел и с размаху приложил обозревшую «кошку». Та упала, поджала хвост, обреченно замяукала, котенком, но «зоофил» вновь задрал руку с целью ударить беззащитную жертву, и… Его рука остановилась, Денис перехватил запястье.
        «Прости меня, Юленька, - мысленно покаялся Фадеев, - но в изнасиловании малолетки принимать участие я не желаю!»
        - Ты? Ты че делаешь, мать твою? - удивленно прошипел красноармеец, обдав агента запахом лука, самогона и махорки.
        - Да так, не бери в голову, - пожал плечами Денис и, развернув к себе красноармейца, с силой ударил того локтем в челюсть. Боец революции осел, но агент не остановился, он переступил за его спину, обхватил горло горе-насильника предплечьем и принялся душить. Бедолага пытался сопротивляться, махал руками, но безуспешно, вскоре от нехватки кислорода он лишился чувств.
        А Денис развернулся к напуганной до безумия девчонке. Та перестала плакать, но глаза округлились еще больше. Она глубже вжалась в угол кровати, видимо, неожиданно появившийся спаситель своими действиями напугал ее даже сильнее, чем насильник. От того девчушка знала что ожидать, а от этого нового…
        - Ты кто такая? - Денис задал вопрос, который волновал его больше всего.
        - Я?.. - девушка опешила. Казалось, такой простой вопрос ей не задавали никогда в жизни, либо никого в этой жизни не волновало то, кто она. - Я Настька… из деревни Камышевка.
        «И действительно, кошка, причем кошка драная, деревенская, отнюдь не домашней-дворянской породы». - У Дениса отлегло от сердца.
        - Слушай сюда, Настька из деревни Камышевка!
        «Кошка» вспорхнула василькового цвета глазками.
        - В общем тут сейчас будет очень жарко, просто огонь, - наконец смог продолжить Фадеев. - К тому же я, думаю, ты не хочешь дожидаться того момента, когда этот урод придет в себя?!
        «Кошка» покачала головкой.
        - Верно. Поэтому тебе надо свалить отсюда, и как можно скорее.
        - Как? - бедняжка обреченным котенком заморгала васильковыми глазками.
        - Как-как, - пробурчал Денис и взглянул на окно, надежно защищенное стальной решеткой. - Дом снаружи почти не охраняется, посты сняты, а те, кто должны его охранять, ну… их, в общем нет. Давай, снимай с себя одежду.
        Настенька еще ниже натянула ночную сорочку, прикрыла босые ножки и вжалась в стену.
        - Зачем? - пролепетала она, вот-вот готовая вновь разрыдаться.
        - Да не собираюсь я тебя насиловать, дуреха! - Денис даже обиделся. - Снимай с себя одежду и переодевайся в ту, что на этом… любителе шашлычка. - Кивок в сторону лежащего без чувств красноармейца. - И не переживай, что она велика, в случае чего, издалека тебя примут за своего и, возможно, так тебе удастся провести охрану, если такая попадется, но в остальном я тебе не помощник. И так уже сверх меры наследил.
        - А решетка?
        - С этим я разберусь.
        Фадеев вытащил из-за спины плазменный револьвер, щелкнул тумблер, поставил оружие в режим режущего лазера и повернулся к окну.
        - Переодевайся я тебе говорю! - прикрикнул на девчонку Денис, поскольку та раззявила рот и с удивлением уставилась на странный мигающий голубым огоньком пистолет.
        Настенька вроде зашевелилась и принялась стягивать с себя ночную сорочку, парень краем глаза увидел ее голую спину и худенькие плечики, будто девчонку морили голодом. «Хотя кто мог питаться от пуза в послереволюционные годы». Денис отвернулся, открыл окно и один за другим принялся срезать прутья.
        - Что, готова? - когда работа была сделана, спросил Фадеев, не поворачивая головы.
        - Ага, - пискнула Настенька.
        Денис повернулся. В одежде красноармейца девчонка выглядела довольно комично. Огромные сапоги, штаны-галифе, словно два мешка, свисающий, будто пальто, френч и фуражка, из под которой на плечи спадали длинные волосы.
        - Эх, - вздохнул Денис. - Волосы под фуражку спрячь.
        Настенька кивнула и убрала непослушные локоны. Фадеев поднял с полу оказавшийся очень кстати уголек и, подойдя к барышне, мазнул ей под носом, создавая эффект усов.
        - Ну, прямо Чарли Чаплин какой-то, - покачал головой Денис. Маскировка была никудышной, и девчонка могла рассчитывать на спасенье, только если ее не приметят или приметят, но издалека. Но большего для нее Фадеев сделать не мог.
        - Кто? - не поняла Настенька.
        - Чарли Чаплин, - повторил Денис и махнул рукой. - Да узнаешь когда-нибудь, если до утра доживешь. Ладно, теперь вылезай в окно. Когда окажешься на улице, по возможности прячься за кусты и деревья и ползком пробирайся за ограду, а потом беги отсюда, беги не оглядываясь и как можно дальше.
        Девчонка кивнула, подошла к окну и высунулась наружу. Перед тем как спрыгнуть, она обернулась к Денису и произнесла:
        - Вы, наверное, английский шпион? Скажите, как вас звать, чтобы я знала за кого молиться?
        Парень усмехнулся:
        - Почти. Фадеев, Денис Фадеев, - перефразировав незабвенного Джеймса Бонда, улыбнулся агент.
        - Спасибо вам, Денис Фадеев, я вас никогда не забуду. - На ресничках юной барышни блеснули росинки слез.
        - Ну, все, ступай, - произнес Денис с чувством, что совершил добрый и важный поступок, который когда-нибудь возможно ему зачтется, коль загробная жизнь существует.
        Девочка кивнула и кошкой вспорхнула в отрытое окошко, скрывшись в прохладной летней ночи.
        «Надеюсь, у нее все будет хорошо», - подумал Денис и коснулся нано-часов.
        И вдруг дверь в комнату отворилась.
        «Черт!» - выругался Фадеев и быстрее шагнул к входящему, чтобы тот не заметил лежавшего без сознания в углу товарища.
        В дверях стоял помощник коменданта Никулин.
        - А я думаю, куда ты подевался. Чего тебе тут понадобилось?
        - Да живот опять скрутило, думал тут сортир, - пулей выскочив из комнаты, произнес Денис.
        - Не время срать, товарищ, когда нас зовет долг революции! - хохотнул кто-то рядом. Фадеев повернулся в сторону, там стояло еще четверо бойцов-красноармейцев.
        - Отставить шуточки, Медведев! - прикрикнул на сказителя Никулин.
        Красноармеец тут же замолчал.
        - Двинулись, - велел помощник коменданта, и все зашагали по узкому коридору в сторону подвала.
        «Во попал», - думал Денис, медленно плетясь за расстрельной командой, наблюдать этот момент истории, а тем более участвовать в расправе над царской семьей ему хотелось меньше всего на свете. Была мысль даже нажать кнопку переместителя и исчезнуть на месте, но такое бы точно привело к переполоху среди красноармейцев и, как следствие, к необратимым последствиям, предсказать которые казалось невозможным.
        - У тебя какое оружие, боец? - произнес вдруг Никулин над самым ухом Фадеева, когда мрачный коридор закончился, и они остановились возле обшарпанной двери. В подвале было холодно и пахло сыростью.
        - Что? - переспросил Денис. Он был бледен, взгляд бегал, то и дело упираясь в пугающую дверь, будто выплывшую из фильма ужасов, дверь, за которой вот-вот должно было произойти одно из самых страшных, диких по своему явлению и безжалостных преступлений двадцатого века.
        - Нет у меня никакого оружия, - пробормотал Денис. - В комнате оставил.
        - Вот болван, - выругался Никулин. - И какой спрашивается японской богоматери, тебя нам только в помощь прислали! О чем они вообще там думают?
        - Да молодой еще, у него даже молоко на губах не обсохло, - вступился за Дениса красноармеец Медведев. - Ничего, пристреляется. А ты не дрейф, паря. Благородное, можно сказать, дело нам доверено - казнь самых что ни на есть ненавистных новому режиму подлецов убивать будем! Потом еще внукам хвастаться станешь, что в таком событии участвовал.
        Фадеев с ненавистью зыркнул на Медведева: «Вот ты как раз и будешь потом об этом всю жизнь похваляться и мемуары писать», - захотелось выкрикнуть Денису, но он сдержался.
        - Вот, держи мой. - Медведев протянул Денису черный револьвер. Холодная рукоять легла в ладонь.
        «Расстрелять бы вас самих всех тут разом, - мелькнула предательская мысль. - И тогда история повернется совсем в другое русло. Русло реки времени, воды которой потекут в неизвестном направлении, направлении, которое и просчитать нельзя. Но ведь это будет неправильно, ведь мы как раз и занимаемся тем, что сдерживаем воды реки времени в ее привычном русле, и вылавливаем брошенные в ее гладь камни, способные заставить воды затопить берега. А берега - это привычное и знакомое настоящее, и люди, которые в нем живут, и я не вправе лишать их существования, пусть даже ценой спасения царской династии. Это лишь очередная горькая капля в океане истории нашего соленого мира… Интересно, что бы сказала на это Юля. Она бы точно колебаться не стала, и задумываться бы тоже, она бы сказала: „Коль надо - то делай! Что уже было - то обязано повториться вновь! Ради настоящего“. Ну что ж, ради настоящего я это сделаю!»
        Револьвер непривычно оттянул руку, будто груз ответственности лег на плечи Фадеева, но он уже все для себя решил. И если раньше Денис еще сомневался и считал, что что-то можно исправлять в кровавом потоке вод человеческой истории, то теперь он четко для себя понял, почему все надо оставлять именно так, как уже было когда-то…
        Обшарпанная дверь подвала отворилась. В тесной комнатке тускло горел свет - «лампочка Ильича», покачиваясь, свисала с сырого потолка, отчего тени присутствующих то уменьшались, то увеличивались на стенах. Денис вслед за расстрельной командой вошел внутрь. В комнате уже находились сам комендант Юровский с еще одним красноармейцем, а у противоположной стены расположилось царское семейство. Николай Второй исхудавший, обессиливший, но еще пытающийся сохранить истинно королевское достоинство, стоял смирно и гордо взирал на вновьпришедших светлыми голубыми Романовскими глазами. Перед отрекшимся от престола императором на стуле сидел его сын-наследник, мальчик, что большую часть собственной жизни провел в борьбе с болезнями и хворями. Рядом сидела его мать, урожденная принцесса Виктория Гессен-Дармштадская, в православии Александра Федоровна. Позади стояли три дочери, они были напуганы и жались к матери. Дальше приближенные: трое мужчин и женщина, одного из них Фадеев узнал по старым снимкам - это был лейб-медик царской семьи Евгений Сергеевич Боткин. Присутствующие очень удивились, завидев вооруженных
красноармейцев. Николай оглянулся на дочерей, взглянул на жену и произнес, обращаясь к Юровскому:
        - Простите, а где… фотограф. - Казалось, он хотел назвать чье-то имя и передумал в самый последний момент, либо пауза слишком затянулась.
        - Николай Александрович! - заговорил Юровский. - Попытки ваших единомышленников спасти вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики, - он даже взвизгнул и рассек воздух ладонью, - на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!
        - Простите, что? - переспросил низвергнутый император.
        Но отвечать ему, конечно же, никто не стал, вместо этого Юровский выхватил револьвер и выстрелил Николаю в грудь. Император подкосился, всплеснул руками и упал, взглянув последний раз на жену и дочерей, после чего его голубые Романовские глаза уже потухли на веке вечном. Александра Федоровна ахнула, соскочила со стула, бросилась к мужу, но не успела, один из красноармейцев выстрелил ей в спину. Императорские дочки закричали, Алексей, этот мальчишка, попытался закрыть сестер грудью, но пули полетели градом. Все стали стрелять, стрелять вперед без разбору. Резко запахло порохом и штукатуркой. Денис тоже достал револьвер, дыханье его сперло, хотелось оказаться в любом другом месте, только не здесь, но таков был его долг, такова была его судьба, и он начал стрелять, целя выше. Грех на душу брать не хотелось.
        Комната быстро заполнилась дымом. Разобрать, кто куда стреляет уже не представлялось возможным, но красноармейцы продолжали нещадно палить, не жалея патронов. Пули высекали искры, выбивали штукатурку и некоторые рикошетом отскакивали от стены. Одна такая шальная отлетела назад и в руку ранила зазевавшегося красноармейца, тот взвыл и, брызжа кровью, отбежал назад. А у Дениса еще больше сжалось сердце, поскольку он понял, что и его такая же шальная пуля-дура могла угодить в кого-то из царской семьи, а это значит, что и он сегодня замарал руки кровью императорской династии.
        - Хорош, товарищи! - гаркнул Юровский.
        Красноармейцы прекратили пальбу. Дым медленно рассеивался, но запах пороха, как и появившийся новый отвратительный и сжимающий сердце запах подогретой крови, только усилились. Вдруг в дыму впереди показалось движение, Денису даже почудилось, что это старуха с косой пришла собрать кровавую жатву, но дым истаивал на глазах, и стало ясно, что это кто-то живой еще шевелится. И… Произошло самое настоящее чудо! Помазанник на царство, сын отрекшегося императора, мальчишка-наследник, все еще оставался жив, хотя и тяжело ранен. Он хрипел и отхаркивался кровью, но он был жив, словно знак самой Божьей воли свыше неразумным своим чадам. Впрочем, жив оставался не один наследник. Неожиданно служанка царской семьи поднялась на ноги.
        - Добить! - гаркнул Юровский, поскольку ни Божьей, ни господской воле не было места в грядущем мире освобожденного пролетариата.
        БАХ!
        Никулин выстрелил женщине в лицо. Еще один из красноармейцев всадил пулю наследнику в грудь, и тот улыбнулся, доброй безмятежной улыбкой ребенка. Казалось, что боли мальчишка уже не чувствовал, да и впереди себя он тоже уже никого не видел, но все еще оставался жив и лишь лепетал:
        - Григорий, Григорий, где ты?
        «Распутин, - понял Денис. - Он зовет Распутина?!»
        Красноармеец вновь нажал на спусковой крючок, но выстрела не последовало - патроны кончились. Он обернулся на начальника.
        - Добить! - взревел Юровский, брызжа слюной. - Добить любым способом, во имя революции!
        - Ну, это мы мигом! - прохрипел кто-то за спиной у Дениса и, выйдя вперед, вытащил из-за пазухи штык от винтовки.
        Приблизившись к мальчишке, красноармеец, не церемонясь, и без зазрения совести всадил тому штык прямо в горло. Брызнула кровь и наследник захрипел.
        Дениса пробрал озноб, голова закружилось, к горлу подступил ком, и его вдруг вырвало.
        Кто-то заржал.
        - Слаб наш новобранец! - хохотнул Медведев.
        А красноармеец со штыком уже переступил через мертвое тело Алексея, шагнул мимо убитой Александры Федоровны, успевшей в последний момент жизни взять мужа за руку, и принялся добивать зашевелившегося доктора Боткина.
        Этого Денис уже не мог выдержать, и он пулей выскочил из комнаты. Ноги подкашивались, голова кружилась, он опирался о стены и бежал, вернее, ковылял вперед.
        Сам не помня как, Фадеев все-таки добрался до комнаты, где ждали его друзья. Он распахнул дверь и вбежал внутрь. Юля с Игорьком тут же кинулись к нему.
        - Где ты был? Что стряслось? - накинулась с расспросами «ежик».
        - Я только что расстрелял Романовых, - прохрипел Денис.
        Юля ахнула, но тут же все поняла. Она схватила парня за руки и произнесла:
        - Денис, смотри на меня!..
        Фадеев мутным взглядом уперся в карие глаза девушки.
        - Все хорошо, Денис! Прошлого не изменить, все так и должно было быть!
        - Но я в этом учувствовал! - Слезы, словно у смазливого подростка сами побежали из глаз. - Понимаешь?!. Я был один из тех, кто сделал это!..
        - Ты ни в чем не виноват!.. Денис, смотри на меня! Я уверена, что ты сделал все правильно! Ты исполнял свой долг! Ты молодец, Денис! И теперь все будет хорошо!
        - Перемещаемся? - За спиной раздалось неловкое бурчание Игорька.
        - Да, - кивнула Юля, и вновь взгляд пронзительно карих глаз уперся в голубые глаза Фадеева. - Мы отправляемся домой, Денис. Не волнуйся, все будет хорошо.
        И она обняла его и нажала на кнопку переместителя.
        Комната перед глазами Дениса замерла, серые обшарпанные стены стали терять краски, обои истлели за секунду, а затем все вдруг осыпалось, будто это была картина, стеклянная картина, по которой со всего маху вдарили молотом, молотом, бок о бок с которым всегда стоит серп.
        И спасительный межвременной трип накрыл вновь.
        Императорский орел упал с вершины врат Зимнего дворца на брусчатку, и ноги в грязных сапогах принялись беспощадно топтать крылья гордой птицы. Москва горит в пламени пожара - Кутузов решил не оставлять город на поругание неприятелю. Петр давит пальцем в карту и говорит: «Здесь быть граду!». Русь стонет: люди в черных балахонах и костяных масках, с косами и метлами в руках, с привязанными к седлам мертвыми собаками скачут по стране и творят бесчинства - такова воля царя, такова воля Иоанна Грозного. Скорость в потоке времени усиливается, краски истории начинают капать на холст прошлого еще быстрее, лишь изредка глаз на секунду успевает выхватить наброски художника-времени из бесчисленного миллиона картин. Крестоносцы вступают в пределы Руси… Карл Великий собирает земли… Византия… Рим… Античная Греция… Древний Египет - плиты сами собой летают в воздухе, собираясь в пирамиду. «Что?» - только и успевает подумать Денис, а по Африке уже бегают голые и полудикие племена… Закат, красивый закат где-то на берегу моря, берег тот покрыт снегом, и к воде ступают огромные многотонные гиганты, покрытые рыжеватым
мехом, то мамонты наслаждаются своей эпохой… Разноцветные краски истории сливаются в общую серую массу и ничего уже нельзя разобрать, водоворот времени затягивает все глубже и глубже…
        И вдруг спасительная вспышка, подобная свету в конце тоннеля. Денис ощутил свежий ветерок, объятия Юли, но вот твердой земли под ногами нет. Они падают, стремительно падают вниз…
        Часть 2
        Глава 11
        Всплеск!
        Денис с Юлей упали в воду - мерзкую, дурнопахнущую сероводородом жижу. Вода темная, грязная, затянутая тиной и еще чем-то неизвестным и непонятным, что плавает в недрах и сразу липнет к телу. Денис нащупал дно и тут же провалился - болото стало медленно затягивать его сапог. Руки заерзали, ища за что бы ухватиться, единственное, что они нащупали, оказалась Юля.
        - Да не хватайся ты так! - зарычала «ежик». - Так нас еще быстрее затянет. Иго-о-рь!!! - завопила девушка.
        - Да тут я, тут! - раздался мощный бас «богатыря».
        Денис взглянул поверх мутной глади, на берегу, в зарослях папоротника стоял Игорек и почесывал спину.
        - Эк вас угораздило, - заговорил здоровяк. - А я-то думал, это мне не повезло. Всю спину себе ветками отбил пока падал, хорошо на мох приземлился.
        - Кончай болтать! - закричала «ежик». - Мы тонем!
        И это заявление последовало очень вовремя, поскольку мутная грязная жижа уже миновала подбородок Фадеева, и теперь старалась нагло протиснуться ему в рот, не забывая «всеми ароматами Франции» еще и щекотать ноздри. Юле повезло чуть больше: ее голова и плечи еще болтались над гладью болотной воды, девушка старалась не шевелиться, но Денис, обхвативший ее чуть выше талии, являлся непосильным грузом и медленно, но неуклонно тянул их обоих в пучину.
        - Хватайся! - Раздался крик Игорька, и что-то шмякнулось в воду.
        Юля принялась барахтаться, стараясь ухватиться за это «что-то». «Спасительный круг» Денис не видел, поскольку располагался лицом к девушке. А она сейчас всеми силами гребла вперед, наседая на лицо парня упругой грудью. Фадеева же медленно утягивало вниз. Наконец Юля ухватилась за конец, конец этого спасительного «чего-то», и Игорек потянул изо всех сил. Денис ощутил, как они медленно начали двигаться: «ежика» потащило вперед, но сам он стал сползать вниз. Мокрые руки принялись скользить по Юлиной одежде, хватка стала ослабевать, разжиматься. Одна рука соскользнула - болото так просто не хотело отдавать угодившую в него добычу. Фадеев из последних сил схватился за край юбки, второй рукой обхватил девушку за куртку и чуть ли не вцепился в нее зубами. Бульк! Пузырь воздуха поднялся со дна и достиг поверхности - это сапог Дениса навсегда остался пленником пучины. Но дело было сделано - болото разомкнуло хватку, и Игорек потянул их куда резвее.
        - Ты с меня сейчас юбку стянешь! - зашипела «ежик». - Схватись за что-нибудь выше!.. Ты офигел?!. Вот получишь у меня, как только мы выберемся!
        И наконец, твердая земля. Вернее, грязный илистый берег, но все лучше, чем пучина болота.
        - Ну и видок у вас, - рассмеялся Игорек.
        Действительно, видок у них был не из лучших: оба мокрые, грязные, покрытые болотной тиной, Денис в одном сапоге, а запах, о нем вообще стоило умолчать, поскольку на «ароматы Франции» это явно не тянуло.
        - И где это мы - хотелось бы мне знать? - Денис огляделся.
        Их выбросило посреди какого-то леса, из земли к небу тянулись огромные секвойи, между ними обильно росли гигантские папоротники. Невдалеке что-то журчало, похоже, там, у склона горы располагался водопад.
        - Ума не приложу. - Юля выглядела не менее ошарашенной. - Раньше такого никогда не случалось.
        - Может, какой-то сбой? - предположил Игорек. - Давайте попробуем переместиться еще раз.
        Юля кивнула. «Богатырь» поднял запястье с часами и нажал на кнопку переместителя. Ничего не произошло.
        - Не может быть, - пробормотала Юля, она схватилась за свои часы и принялась тыкать кнопку. Но и у нее ничего не вышло.
        - А если снять? - спросил Денис и схватился за ремешок.
        - Нет! - крикнула Юля.
        Но было уже поздно, Фадеев расстегнул застежку, и нано-часы, представляющие собой вид хронометра начала двадцатого века, соскользнули с запястья. Но и в этот раз ничего не получилось.
        Юля с облегчением вздохнула, а затем, надувшись, фыркнула:
        - Дурак ты, Денис Фадеев, и не лечишься!
        - Это еще почему? - обиделся парень.
        - А потому! - передразнила Юля. - Потому что раз обычный способ не сработал, то от необычного мы вообще не знаем чего стоит ожидать!
        - Но ничего же не произошло, - пожал плечами Фадеев.
        - К твоему счастью! - фыркнула Юля.
        - Хорошо, хорошо, - примирительно поднял перед собой ладони Денис. - Давайте лучше поймем, куда нас занесло и решим, что будем делать дальше.
        - Какая дельная и своевременная мысль, - хохотнула «ежик».
        - Ну, а что, есть другие предложения? - не выдержал Денис.
        - Конечно, - кивнула «ежик». - Я пока голову от этой тины не отмою и от запаха болота не избавлюсь, ни о чем другом думать не смогу.
        - А я жрать хочу, как негр на рабской плантации, - произнес Игорек, и в желудке у него в подтверждение этих слов заурчало. - Вот!
        Денис офигел, как можно было думать о чем-то другом в этом непонятном месте этого неизвестного временного периода, в который они угодили непостижимым образом? Но, видимо, у его друзей были иные мысли на этот счет.
        - Ох уж извините, что я не подумал, прежде всего, о ваших основных потребностях! - Фадеев постарался еще раз воззвать к рационализму, но он был далеко не Громов, кого группа бы послушалась без пререканий.
        - Да расслабься ты, Диня. - «Богатырь» хлопнул товарища по плечу. - Мозг у нас здесь Юля. - Кивок в сторону удаляющейся к водопаду девушке. - А она у нас кто?
        - Кто? - не понял вопроса Денис.
        - Она, прежде всего женщина. А ты что, баб не знаешь?! Им ведь самое главное, как они выглядят, иначе голова ни о чем другом думать не может. Поверь, сейчас Юлька себя в порядок приведет и все придумает.
        - Думаешь?
        - Конечно! - Игорек беззаботно кивнул. - А я пойду и утку нам какую-нибудь подстрелю, ну или слона, - он хохотнул и вскинул на плечо АК-47, - в зависимости от того кто здесь водится. А ты пока костер разведи.
        И «богатырь» зашагал в чащу, бубня себе под нос что-то вроде: «Гризлик хочет слона? Хочет, знаю, мой маленький».
        А Денис остался один. Растерянно он огляделся в поисках сухих веток, несколько таких оказались в полуметре. Парень нагнулся и поднял их.
        - Разведи костер, значит, - пробурчал он себе под нос.
        Наклонился еще раз, поднял еще одну сухую ветку.
        - …костер это все на что я годен. Так значит?!
        Под ногу подвернулся камень, Денис с силой пнул его ногой, что без сапога, и палец тут же ощутил боль. Но Фадеев лишь поморщился и побрел за следующей веткой.
        - Ну, извините, что я не настоящий секретный агент с профессиональной подготовкой, а так, по блату родственных связей сюда угодил! О чем я, кстати, и не просил!
        Он наклонился, поднял сухую ветку.
        - Но это ведь не ты рисковала своей жизнью в фашистском окопе под градом советских пуль?
        Наклон. Еще одна сухая ветка.
        - И не тебе пришлось участвовать в расстреле Романовых, запихнув все свои эмоции и принципы глубоко в задницу, и молчать в тряпочку ради настоящего!
        Наклон. Еще две ветки.
        - Мы, блин, непонятно где и непонятно как тут очутились, а она о своих волосах печется!
        Наклон. Ветка.
        - Достала!!! - прорычал Денис и ударил все ветки оземь.
        Пережитый стресс, вся непонятность ситуации, плюс вечные подколки «колючего тирана» сделали свое дело, чаша Фадеевского терпения переполнилась, и он взорвался.
        - Вот пойду и выскажу сейчас этой выскочке все, что я о ней думаю! - Решил Денис и зашагал вперед, бурча под нос проклятья.
        Но очутившись возле водопада, решимость Фадеева вместе с потоком, падающим со скалы, разбилась о голую Юлю. Девушка стояла к нему спиной, плескаясь в горной прозрачной воде, блестящей чистейшим хрусталем от яркого солнца. Брызги переливались радугой и озорно разлетались в стороны. А нежная вода, словно рука любовника, стекала по рыжим волосам, ласкала бархатную кожу, лобзала гладкие плечи, гладила изгибы спины, щекотала тонкую талию и обнимала упругую слегка озябшую попу. Длинные стройные ножки тоже слегка подрагивали и переступали туда-сюда, видимо, горная вода была воистину ледяной, но девушка шла на эту жертву ради чистоты, ловила ее потоки, терла плечи и гладила собственную грудь.
        Денис улыбнулся, тут же обо всем забыв. Но нет! В следующую секунду он тряхнул головой, словно заправский жеребец, сказал себе «сейчас или никогда» и решительно зашагал вперед. Подойдя к девушке, он взял ее за плечо и развернул к себе.
        - Фадеев?!. Опять?!. Ты совсем придурок что ли?! - завопила «ежик». - Да я тебя сейчас…
        - Замолчи! - зарычал Денис. - Замолчи и послушай меня, ты, ощетинившаяся на весь мир ежиха!
        - Кто??? - выпучилась девушка. - Как ты меня назвал? Ежиха?! Это с чего это я…
        - Молчи и слушай, я сказал! - рявкнул Денис, и Юля к его удивлению умолкла, лишь обхватила покрывшиеся мурашками плечики и прикрыла грудь. Такая ее беззащитность слегка остудила Фадеевский пыл, он поднял палец кверху, открыл рот, но слов найти так и не сумел.
        - Ну? Говори что хотел! - Девушка уже начала трястись от потоков ледяной воды.
        И вместо слов Денис вдруг прильнул к ее губам и поцеловал. Это произошло неожиданно, даже для самого Фадеева. Осознав, что он делает, парень уже приготовился к заслуженной каре, ожидая удара либо коленом в пах, либо кулачком в челюсть. Но кары не последовало, вместо этого руки Юли вдруг скользнули к Денисову затылку, пальчики впутались в волосы, и девушка со страстью принялась отвечать на его поцелуй. Руки парня обхватили плечики девушки, скользнули к холодной от горной воды спине, нащупали лопатки, одна ладонь пошла ниже по позвоночнику, она опустилась к талии, задержалась там на секунды и воровато юркнула вниз к упругим и таким соблазнительным бедрам. Вторая ладонь пошла ввысь, коснулась мягких волос все еще источающих аромат цветочных духов с нотками ванили и черешни, и запуталась в этом огненно-рыжем вихре. Юля же продолжала страстно его целовать, ее руки с нетерпением принялись стягивать с Дениса френч, полностью промокший в потоке водопада. Парень высвободился из сковывающей кожанки, не отлепляя уст от уст объекта вожделения. Затянувшийся поцелуй неожиданно стал грубее, Юля прикусила нижнюю
губу Дениса и одернула голову назад. На ее лице сияла хитрая улыбка, украшенная алыми капельками крови, его крови, но глаза были полны страсти и парень понял, что так «ежик» играет, и она готова продолжить эту игру, а он готов был принять эти правила. Быстро начал растягивать рубашку, но Юля обхватила его за шею, скользнула по плечам и дернула сорочку вниз - пуговицы разлетелись в стороны, разорванная ткань упала в воду, а руки девушки уже потянулись к пряжке ремня. Денис подхватил ее за попку и приподнял, Юля ловко обхватила его ногами, ладошки обняли шею, и она вновь страстно впилась в его уста, слегка покусывая помеченную губу. Он сделал несколько шагов вперед и осторожно прижал девушку к камням для опоры, а сам, продолжая держать ее за попку, медленно вошел в ее лоно. Юля издала нежно-сладкий стон, тело ее слегка вздрогнуло, коготочки впились ему в спину и с каждым его движением вперед принялись впиваться еще глубже, но это лишь раззадоривало и увеличивало его напор. Юля глубоко задышала, прижала Дениса к своей упругой груби и продолжила постанывать, но уже громче. Их тела сплетались и расходились
лишь для того чтобы сплестись вновь, холода из них уже ни кто не чувствовал, жар страсти грел их обоих, а ледяной водопад, с высоты падающий им на голову, словно бензин, только разжигал это пламя.
        …Затем они лежали на мягкой траве и переводили дух. Денис повернулся к Юле и нежно поцеловал ее в плечо, она слегка улыбнулась. Ему захотелось поцеловать ее в губы, и он потянулся к ее устам, но «ежик» возвела перед лицом парня преграду в виде остренького пальчика.
        - Хватит, - сказала она. - А то еще влюбишься.
        - А если я уже? - игриво улыбнулся он.
        - Не стоит, - вздохнула Юля и потянулась к рубашке. - Как курить же теперь хочется, а я вейп, как назло, не взяла… Денис, то, что было между, нами ничего не значит.
        - Как так? - От удивления парень выпучил глаза.
        - Так! - пожала плечами Юля. - Просто нам с тобой обоим надо было выпустить пар… Пойми это всего лишь физиология…
        - Да какая нафиг физиология?!
        «Она что в конец офигела?» - Денис завелся с пол-оборота. Намерения, с которыми он первоначально шел к Юле, тут же напомнили о себе. Вновь захотелось высказать все наболевшее.
        - Я знаю, почему ты так говоришь! - сказал Денис.
        - И почему же? - она натянула рубашку и принялась застегивать пуговицы.
        - Ты просто боишься! Боишься новых отношений!
        - И с чего это вы такое решили, доктор Фрейд? - сохраняя истинное достоинство снежной королевы надменно усмехнулась «ежик».
        - Я знаю про Леху! - выпалил Денис.
        Юля смутилась, взгляд помрачнел, кулачки сжались.
        - Кто тебе сказал? - сквозь зубы прорычала она. - Громов, нет, он не мог, Катя - она та еще болтушка, но она не могла, я ее просила и… Иго-рек! Теперь я точно спущу его бесполезный и вечно жующий комок шерсти в унитаз!
        - Да причем тут Игорек с его Гризликом, Юля! - взмолился Денис. - Дело-то не в нем, дело в тебе! Ты потеряла своего бывшего парня. Да ты любила его, сильно любила, и после его гибели ты закрыла сердце на замок. Но так нельзя! Помнишь, что говорил Распутин?
        - Он был всего лишь авантюрист, стремившийся изменить историю! - зло процедила девушка, натягивая трусики.
        - Пусть так, - кивнул Денис. - Но это не лишает его дара, с помощью которого он мог заглядывать в людские души. То, что между нами было, это был не просто секс, это была страсть…
        - Ой, не выдумывай! - фыркнула «ежик». - Какие же вы все-таки мужики наивные. Стоит девушки просто переспать с вами, и вы уже мните, что она испытывает к вам чувства. Буд то бы мы не люди и нам, так же как и вам не хочется иногда тупо секса. А вот раскрою тебе секрет: хочется и даже чаще чем вам!
        - Не обманывай меня! Я по твоим глазам вижу, что это не так! Чувства не спрячешь даже за маской колючего ежика.
        - Кого? Как ты меня опять назвал? Знаешь, из уст голого мужика это звучит ну очень романтично! - И она опять фыркнула и потянулась за юбкой.
        - Да, у тебя есть ко мне чувства, - продолжил нападение Денис. - Но ты сама их боишься и стараешься запрятать как можно глубже.
        - И почему это я их боюсь?
        - Потому что ты думаешь, что история, что случилась с твоим Лехой, может случиться и со мной! И ты не хочешь еще раз получить эту рану. Но знаешь, это не выход. Сердце на замок не закроешь! Уж лучше вообще не жить, чем всю жизнь бояться…
        - Денис… - Раздражение и высокомерие исчезло из ее голоса, он стал спокойным, казалось готовым сказать что-то важное.
        - А-а! - Фадеев вдруг вскрикнул.
        - Вот не понимаю, что за реакция! - Юля закатила глаза.
        - А-а! - Денис стиснул зубы и развернулся, поскольку в ногу ему кто-то впился маленькими острыми зубками.
        «Это еще что за чупакабра?» - в первую секунду подумал Фадеев, увидев миниатюрное подобие тираннозавра. Ящерица размером с кошку зашипела на Дениса и цапнула его за ногу еще раз. Парень с ненавистью пнул отвратительное создание, и то отлетело на добрых несколько метров.
        Ш-ш-ш - зашипели кусты и из них тут же хлынул десяток мелких гадов. Денис вскочил на ноги, Юля тоже. Мелкие проворные бестии кинулись в атаку, ловко лавируя между кустами папоротника, они бросились на так удачно подвернувшуюся новую, доселе неизведанную, но, наверняка, очень вкусную добычу. Но «добыча» оказалась отнюдь не проста и тоже на редкость зубаста, вернее… Первого подскочившего динозаврика Денис со всего маху пнул ногой, и тот, как визжащий футбольный мяч, полетел вверх. Второго парень тоже постарался пнуть, но гаденыш оказался ловок, он увернулся от ноги и цапнул великана за палец.
        - Вот паскуда мелкая! - зарычал Фадеев, подпрыгивая на одной ноге. - Ну, берегитесь! Сейчас я вам устрою!
        Денис схватил подвернувшуюся под руку ветку, треснул ею по мелкому гаду, гад отлетел в сторону, но второй тут же занял его место, ловко скользнул человеку промеж ног, подпрыгнул и ухватил маленькими острыми зубками… слава богу за оголенный зад. Кусали эти зверюги, к счастью, не сильно, будто чихуахуа или другие бесполезные комнатные барбосы, но получить укус в задницу царю природы от давно вымершей ящерицы было унизительно.
        - Поганец! - взревел Денис и постарался настигнуть хитрющего гада.
        Но наконец… бах-бах-бах-бах. Четыре белых крутящихся молнии вылетели вперед и уложили наиболее осмелевших пресмыкающихся. Остальные же быстро разбежались в стороны.
        Фадеев почесал укушенный зад и повернулся к Юле. Девушка в одних трусиках и когда-то белой сорочке, по которой струились распущенные рыжие волосы, стояла с плазменными револьверами в вытянутых руках. Из стволов все еще шел дымок.
        - За сегодня ты второй раз спасаешь мне жизнь, - улыбнулся Денис. - Спасибо тебе, моя защитница.
        - Лучше штаны натяни, - хмыкнула Юля. - А то даже голый и с этой дубиной ты на древнего человека никак не тянешь. Хотя, если только мозгами…
        Фадеев вздохнул и двинулся за валяющимися на траве галифе, с подозрением косясь на мелких гадов, которые разбежались, но убегать далеко не стали, а, попрятавшись по кустам, все еще тянули длинные шеи вверх, поглядывая на опасную добычу.
        - Маленькие паразиты! - Денис пригрозил им кулаком и опять почесал зад, все-таки укус чихуахуа представлялся менее болезненным.
        - Зато теперь знаем где мы, - заметила Юля и криво усмехнулась. - Но это отнюдь не радует! Хотя и объясняет, почему переместители не сработали.
        - И почему? - спросил Фадеев, и вдруг земля под их ногами дрогнула, будто от небольшого сейсмического толчка.
        Мелкие динозаврики заверещали и в панике бросились наутек.
        - Ох, не нравится мне это, - покачала головой Юля и вновь подняла револьверы.
        Денис, было, бросился к штанам, но остановился, услышав как великаны-секвойи, вдруг стали падать под напором чего-то огромного. И это «огромное» стремительно приближалось к ним. Времени на раздумья не было, на бегство тем более, и парень вместо галифе выбрал плазменный револьвер и развернулся.
        Несколько деревьев на опушке древнего леса с силой и грохотом обрушились на землю, и на покрытую папоротниками поляну с оглушительным ревом выскочил самый настоящий тираннозавр. Доисторический гигант зарычал, оскалил зубастую пасть и устремил маленькие тупые глазки на жалких, по его мнению, существ. «Что ж, на закуску сойдет», - должно быть подумал монстр юрского периода и, сотрясая землю, бросился на добычу.
        Денис и Юля тут же открыли огонь. Сверкающие молнии, со свистом рассекая воздух, полетели к гиганту. Несколько ярких вспышек возле морды динозавра, но «Ти-Рекс» только поморщился, выдохнул из могучих ноздрей воздух и продолжил бег. Агенты лишь в самый последний момент бросились в разные стороны. Динозавр промчался мимо, с трудом вспахивая землю, остановился и развернулся. Огромная голова с маленькими глазками быстро завертелась в поисках ускользнувшей добычи. Еще секунду монстр колебался, разыскивая спрятавшихся по кустам людей. А затем бросился к Денису, видимо, от его тела исходило больше тепла.
        Фадеев быстро пополз по земле к поваленному дереву. Из кустов папоротника на него взглянул маленький динозаврик и зашипел, постаравшись ухватить за локоть.
        - Сдристни отсюда, маленький паразит! - рявкнул на динозаврика Денис.
        Земля дрожала, «Ти-Рекс» приближался. Он настиг добычу в три гигантских шага. Фадеев бросился за ствол. Могучий монстр схватил дерево зубастой челюстью и откинул в сторону. Здоровенный ствол, словно сухая ветка, сделал в воздухе несколько оборотов и обрушился на землю. Но парень уже юркнул гиганту под ноги, прополз под хвостом и, поднявшись, побежал к чаще. Чудовище резко развернулось и с гневным рыком, сотрясая землю, бросилось по следу. Денис бежал не оборачиваясь, он улепетывал так, как не улепетывал никогда в жизни. Возможно, он даже поставил первый мировой рекорд среди людей по бегу, только вот было несколько проблем: людей в этом доисторическом мире еще не существовало, а вторая, вторая сейчас изо всех сил старалась догнать «чемпиона» чтобы сожрать.
        Денис почти добежал до лесной чащи, как вдруг прямо перед ним выскочил Игорек. Здоровяк в одно движение выхватил из-за пазухи свою плазменную бомбарду и дал залп. БАХ! Фадеев обернулся. Ти-Рекс остановился, яростно замотал головой, зарычал и вновь бросился к добыче.
        - Не берет, слишком здоровый, падла! - выругался «богатырь».
        - Значит, бежим! - закричал Денис.
        - Игорек никогда от драки не бегает! Не так воспитан, - заявил он и снял со спины АК-47.
        Такого зла верхушка пищевой цепочки этого древнего мира не видела и в страшном сне. Ствол автомата Калашникова разразился гневным: тыр-тыр-тыр-тыр! Из дула-улья выскочили разъяренные пули-пчелы, они роем полетели в морду разгневанного монстра и, не щадя ни шкуры ни костей, принялись кусать и впиваться в «Ти-Рекса». Динозавр взвыл от укусов, замотал головой, будто это могло отогнать злых стальных пчелок, а когда понял, что это невозможно, продолжил свое последнее наступление.
        - Да ну нафиг! - выкрикнул Денис и бросился в сторону.
        А Игорек так и остался стоять, продолжая стрелять из раскрасневшегося автомата в приближающегося монстра. И «Ти-Рекс» дрогнул, лапы его подкосились, и он упал, упал прямо к ногам не понятного, повстречавшегося на беду грозы этого мира существа, способного повелевать смертоносными стальными пчелами.
        «Богатырь» прекратил огонь. С гордостью он водрузил ногу на кончик морды тираннозавра, упавшего перед ним, и закинул автомат на плечо. Вид у него был поистине крутой, вид самого могучего охотника всех времен и народов!
        - «Калаш» - самая незаменимая вещь в мире юрского периода! - хохотнул Игорек. - С ним вы по праву почувствуете себя королем природы! На правах рекламы.
        - Смешно, - подходя ближе и с подозрением поглядывая на мертвого монстра, пробурчал абсолютно голый Денис.
        Юля тоже поспешила убедиться, что «Ти-Рекс» окончательно повержен. До юбки девушка так и не добралась.
        Игорек с интересом оглядел друзей и разразился хохотом:
        - А вы что тут в Адама и Еву играли? Решили людской род воссоздать? Так рано, еще, как минимум, на пару миллионов лет поспешили!
        - Ха-ха-ха, - фыркнула Юля. - Тоже мне Задорнов нашелся.
        - Нет, чтобы поблагодарить, - пожал плечами «богатырь», - а она огрызается.
        - В этом вся Юля, - хмыкнул Денис. - А от меня спасибо, ты очень вовремя появился.
        - Ну, так я в лес удалился, слышу шорох, - начал рассказывать Игорек. - Думал кабанчик. Медленно подкрадываюсь, листочки дулом отодвигаю и… В общем офигел, гляжу на меня гигантская зубастая ящерица вытаращилась, ну я ее прикладом - тук и сразу к вам, как только понял где мы очутились. Только вот пожрать ничего не добыл, хотя…
        Через полчаса друзья сидели возле разведенного костра, у каждого в руке было по импровизированному деревянному шампуру с нанизанным на него, аккуратно выпотрошенным и зажаренным до хрустящей корочки динозавриком.
        - А я всегда считал, что эти рептилии вовсе никакие и не рептилии, - жуя сочное мясо, произнес Игорек. - И что они вовсе не вымерли, а эволюционировали в птиц. Ну, согласитесь, курица ведь?! - И он потряс шашлыком из тушки компсогната. - Да и «Ти-Рекс» вылитая курица, только без перьев и зубастая.
        - Эта зубастая курица нас сегодня чуть не сожрала, - пробурчал Денис.
        - Но не сожрала ведь! - усмехнулся «богатырь». - Дядя Игорек вовремя появился и всех спас. И теперь не он нас ест, а мы им скоро трапезничать будем, как только этих маленьких доедим. Эх, жалко Гризлик у меня вегетарианец. А так, подумать только, мы ведь единственные из всех людей, кто динозавров не только вживую увидели, но и сожрали некоторых. Прикольно!
        - Привыкай, - хмыкнула Юля. Последние полчаса она была сама не своя, много молчала и упорно о чем-то думала, и это «о чем-то» было отнюдь не связано с Денисом.
        - Что ты имеешь ввиду? - разом спросили мужчины.
        - Игорек, вот скажи мне, за все время, что ты работаешь в отделе, какой был самый глубокий временной провал, в который ты погружался? - вместо ответа спросила Юля.
        - Спарта, - тотчас ответил «богатырь». - Ну, то есть времена древней Греции.
        - Вот именно, - кивнула «ежик». - Даже не древние Шумер или Раннее Царство в Египте, и тем более не эпоха пещерных людей, о юрском периоде я уж и не говорю.
        - К чему ты клонишь? - проглотив кусок динозавра-гриль, спросил Денис.
        Юля отложила шашлык в сторону и произнесла:
        - У профессора Лыкова существует теория на этот счет, согласно которой «z» частицы - это вообще абсолютно новые элементы, возникшие в результате человеческой жизнедеятельности, а именно в результате мыслительных процессов на астральном уровне.
        - Это как это? - скривился Денис. - На каком уровне?
        «Ежик» строго на него взглянула, как учительница на нерадивого ученика, не выучившего урок, и не стала отвечать на глупый вопрос, а продолжила:
        - В общем, согласно этой теории, на такой глубине времени «z» частиц просто не существует.
        - Это что же выходит, что мы не сможем попасть домой? - выпучился Игорек.
        - Если теория Максима Эдуардовича верна, то да, - кивнула Юля.
        - А не существует чьей-нибудь другой теории, согласно которой эти проклятые «z» частицы все-таки существуют? - с надеждой спросил Денис.
        - Ты думаешь так много ученых-теоретиков, занимающихся изучением межпространственных разрывов путем практической трансформации времени? - хмыкнула «ежик».
        - Ну-у, - протянул Денис, поняв, что сморозил глупость, и что если такие ученые есть, то их раз-два и обчелся.
        - Хотя, в принципе другой такой ученый перед тобой. - Юля скромно улыбнулась. - Но Максим Эдуардович считает, что теоретик из меня никудышный, и все мои теории притянуты за уши, соответственно они не стоят и выеденного яйца.
        Фадеев сложил руки перед собой, будто в молитве, и произнес:
        - Прошу, ну скажи что согласно твоей теории эти проклятые «z» частицы все-таки существуют на такой глубине времени! Ну, пожалуйста! А то мне сейчас очень нужна надежда. Я просто не выдержу в джунглях древнего мира без благ современной цивилизации.
        - Да и меня Катенька по стенке размажет, если я к ней не вернусь, - не осознавая все неосуществимость собственных слов, произнес Игорек.
        Юля хмыкнула.
        - Ну, согласно моей теории, «z» частицы пусть и в небольшом количестве, но все же должны существовать и на такой глубине времени. Но их должно быть крайне мало, поэтому перемещение и не состоялось. - Она вздохнула. - В любом случае, даже если я права, и они существуют, нам необходимо оказаться в непосредственной близости от скопления частиц, да и источник перемещения нужен куда мощнее, не чета нашим переместителям.
        - А эту дополнительную энергию для увеличения мощи переместителей мы где-то можем добыть? Ну, чисто теоретически, - спросил Денис. В голове сразу возникла картина: открытое поле, серые свинцовые тучи, проливной дождь, гром, молнии, некий доработанный переместитель с огромной антенной из алюминиевой проволоки («где ее, правда, взять? Ну да ладно, Юля что-нибудь придумает») ждет своего часа. И вот молния бьет в антенну! Энергия получена, но шанс всего один и нужно им воспользоваться и успеть переместиться, пока новый чудо-прибор не сгорел. «Пусть так, один шанс на миллион, - решил Фадеев, - но хоть какая-то надежда».
        - С этим, как раз, проблем возникнуть не должно, - на секунду задумавшись, произнесла девушка.
        Денис с облегчением вздохнул и с надеждой взглянул на Юлю. «Умный ежик», - подумал он, а вслух сказал:
        - Люблю вас, всезнаек, вы даже в древних джунглях энергию найти можете. Эх, надо было в школе лучше учиться.
        - Вообще-то я не собираюсь ее искать, - хмыкнула Юля, - я просто собираюсь соединить все три наших переместителя и снабдить их дополнительной энергией, изъяв аккумулятор из плазменного ружья Игоря. А ты что подумал, что мы энергию из молнии получать будем? - «Ежик» даже рассмеялась.
        - Нет, конечно, я что совсем пещерный человек что ли, - слегка обиженно пробурчал Фадеев. - Тоже думал о чем-то подобном, но ты меня опередила.
        Юля цокнула и покачала головой, явно не поверив Денису.
        - Выходит, у нас теперь одна проблема, - доев последнего компсогната-гриль и откинув его мелкие косточки в сторону, произнес Игорек, - найти эти гребанные «z» частицы. Ну и как мы это сделаем?
        Вместо ответа Юля встала и, подойдя к лежащему на траве кожаному френчу, принялась рыться в карманах. Вскоре в руках девушки замелькали: голографический кубик-компьютер, магнитный уклонитель и кожаный футляр, внутри которого оказался набор маленьких отверток для электроники.
        - А ты предусмотрительная, - одобрительно сказал Денис.
        - Никогда не перемещаюсь без него в прошлое, - кивнула «ежик».
        - И как нам все это поможет? - Игорек тоже проявил интерес.
        - «Z» частицы чувствительны к магнитным искажениям. - Девушка достала самую маленькую отвертку, поправила очки и принялась раскручивать уклонитель. - Это я соединю с компьютером, немного перепрограммирую, чтобы магнитное искажение не отклоняло метал, а напротив струилось легким потоком и прибавлю мощности. Получится что-то вроде эхо-локатора только наземного, и направленного на обнаружение «z» частиц. В общем, все просто.
        Она раскрутила уклонитель, вытащила из него тоненькие проводки и занялась верхом it-технологий - мощнейшим компьютером, по виду напоминающим игральную кость. С шедевром нано-мысли, ради которого многие страны, не раздумывая, расстались бы с годовым бюджетом, Юля не церемонилась, что-то там грубо вскрыла, всунула проводки уклонителя внутрь и включила. Из кубика вверх потянулись лучи света, превратившиеся в голограмму экрана, и множество виртуальных икон. «Ежик» принялась махать в воздухе пальчиками, перелистывая страницы, меняя настройки и включая какие-то функции.
        - И даже если я и права, то на поиск «z» частиц могут уйти даже не дни, не месяцы, а, возможно, годы, - шевеля пальчиками в воздухе, заговорила она. - И нам постоянно придется быть в пути, поскольку перенаправленные магнитные волны уклонителя охватывают радиус всего в десять километров. Так что…
        Компьютер вдруг запищал и на экране, на котором начала вырисовываться карта местности, появилась большая красная точка.
        - Что? Что там? - тут же кинулись к Юле Денис и Игорек.
        - В самом деле?! - «Ежик» удивленно воскликнула и даже подпрыгнула на месте.
        - Что? Что?
        - Так мы их нашли?
        - Да, - кивнула Юля. - И это, кстати, очередное подтверждение моей теории. Ну что ж, Максим Эдуардович, по возвращению домой вам придется съесть свою теорию. Я вам даже ее сама распечатаю и приправлю соусом. Не это ли вы обещали, если я докажу, что вы не правы. - Коварный «ежик» даже погрозила кулачком профессору Лыкову в будущее.
        - Жестоко, - произнес Игорек, ни минуты не сомневаясь, что Юля именно так и поступит, вернувшись назад, в будущее.
        - Ничего, ничего, - девушка пожала плечами, - зато впредь будет знать, как высмеивать молодые дарования!
        - А в чем ты еще была права? - спросил Денис.
        - В том, что это не совпадение, что нас выкинуло неподалеку от скопления «z» частиц. Иначе и быть не могло, поскольку межпространственные разрывы, как на входе, так и на выходе, могут образовываться только в непосредственной близости от источника. Я так считала, а вот профессор думал иначе. Но он и в прошлое ни разу не нырял.
        - А почему ты сразу нам этого не сказала? - возмутился Денис.
        - Не хотела тешить вас ложными надеждами, - отмахнулась Юля.
        - Так значит в путь? - «Богатырь» уже было поднялся.
        Но «ежик» покачала головой:
        - Пока нет, думаю, сначала нам стоит собрать новый, более мощный переместитель. Игорек, давай мне свою бомбарду.
        Здоровяк с сомнением взглянул на лежащий на траве плазменный дробовик-бластер:
        - А как я в случае чего защищаться буду?
        - Ой, только не начинай, - раскомандавалась «ежик». - У тебя есть Калашников, а твоя пушка мне для дела нужна. Да, и переместители тоже гоните, да поживей. - Видимо, в отсутствии Громова она решила занять место строгого лидера.
        Денис с Игорьком пожали плечами и, сняв нано-часы, протянули их всезнайке. Юля, словно древняя богиня вредности и наглости, если такая когда-нибудь существовала, приняла дары и, поправив очки, взялась бесцеремонно потрошить переместители отверткой. Что работа «спорилась» сказать ни у кого язык не повернулся: девушка раз десять фыркнула, раз пять гневно выругалась, пару раз топнула ногой и один, чуть было не расшибла свое изобретение об землю. Денис с Игорьком даже отошли на безопасное расстояние, опасаясь, что Юля решит разбить свою работу об их головы. Но, все же, спустя пару часов борьба хрупкой девушки с не менее хрупкой техникой завершилась, «ежик» объявила, что довольна собой и новый переместитель на 80 % должен сработать. Это «на 80 %» очень не понравилось Фадееву, но он счел за лучшее промолчать, все-таки надежда умирает последней.
        - Тогда в путь, - скомандовал Игорек, перекидывая через плечо АК-47 и беря с собой в дорожку шашлык из тираннозавра. Для бывшего спецназовца отряда «Альфа» прогулка по древним джунглям, населенным самыми опасными гадами, которых когда-либо знала планета Земля, была сродни пикнику.
        Друзья тронулись по заросшей травой и папоротниками земле, мимо огромных вековечных секвой. Игорек был, как всегда, бодр и весел, он дожевывал шашлык из «Ти-Рекса» и напевал песенку, явно Гризлику, поскольку никто его больше не слушал. Юля шла молча, о чем-то глубоко задумавшись, и лишь изредка прерывала размышления для сверки местоположения с картой. А Денис страдал. Страдал не от разговора с колючим «ежиком» после их близости, и не от того, что они угодили так глубоко в прошлое, и еще до конца не ясно, смогут ли выбраться отсюда. Страдания его были банальны. Он страдал от отсутствия сапога на ноге, поскольку то и дело спотыкался о камни и наступал в вездесущие колючки.
        Но вскоре лес кончился и перед единственными людьми, увидевшими этот первобытный мир воочию, открылась огромная равнина, стелющаяся изумрудным ковром. Тут даже Денис позабыл о своих страданиях. В километре от них, поражая размерами, паслось стадо диплодоков. Огромные небоскребоподобные животные с длинными шеями и не менее длинными уравновешивающими хвостами, мирно щипали травку, словно коровы на лугу. И, как стадо коров, эти гиганты совсем не вызывали тревоги, а выглядели спокойными и немного ленивыми. Лишь их «телята», мини-диплодоки, резвились на полную, бегая друг за дружкой под ногами более крупных сородичей. А вокруг вместо извечных спутников коров - мух, летали маленькие, размером с бабочек, анурогнаты. Крылатые птерозавры опускались на спины и бока гигантских диплодоков и кормились, чистя их шкуры от паразитов, словно сказочная птичка Тари из памятного советского мультфильма, что чистила зубы нахальному крокодилу. Подобный симбиоз поражал, он радовал глаз и вселял надежду, надежду в то, что что-то большое, гордое и могучее может вполне уживаться с маленьким и незаметным, и не просто
уживаться, а равноценно помогать друг другу. В этом древнем мире крылась истина, истина, о которой человечество пусть и догадалось, но претворять ее в жизнь так и не собиралось - примером тому была вся людская история, которой Денис уже насмотрелся с лихвой.
        - Они прекрасны, - сказала Юля.
        - Сильны и могучи, - улыбнулся Игорек.
        - И, наверное, мудры, - пробормотал Денис.
        Юля посмотрела на него с недоумением, но затем улыбнулась. Возможно, в ее голову сейчас тоже пришла мысль о симбиозе большого и малого, важного и незаметного, а, возможно, она просто вспомнила птичку Тари из доброго советского мультфильма.
        И они вновь двинулись вперед по зеленой равнине, где паслись диплодоки. Дорога вела их вдаль к высокой горе, на вершине которого, как утверждала всезнайка «ежик», должно находиться скопление «z» частиц. Но по мере того, как они все ближе подходили к горе, то все отчетливее становилось понятно, что эта гора вовсе не гора…
        - Это что, вулкан?! - удивился Денис.
        - Как видишь, - ничуть не смутилась Юля.
        - Не хочешь ли ты сказать, что эти гребанные «z» частицы скрыты где-то на вершине? - с опаской спросил Фадеев.
        - Именно это я и хочу сказать. - «Ежик» криво усмехнулась.
        - Час от часу не легче, - пробурчал Денис.
        И они начали восхождение к жерлу вулкана. Из вершины шел дым, вулкан явно бодрствовал и дышал полной грудью, но, к счастью, раскаленной слюной не отплевывался. Зато склон покрывали застывшие потоки лавы и куча пепла, который хрустел под ногами, как январский снег. Видимо, время от времени дымящий гигант все же показывал свой суровый нрав.
        Добравшись до половины склона, друзья увидели, как над вершиной кто-то летает. Присмотревшись внимательней, они различили грациозных птеродактилей. Крылатые птерозавры парили над самым жерлом, дым их явно не привлекал, скорее летуны высматривали добычу. Неожиданно один из птеродактилей издал протяжный крик, похожий на карканье ворона, собратья тут же откликнулись на него и устремили взгляды на найденную добычу. И «добыча» тут же поняла, что этот клич не предвещает ей ничего хорошего.
        - Ну почему здесь все хотят нами пообедать? - возмутился Денис.
        Игорек перекинул из-за спины автомат.
        - Не по зубам мы этим летучкам, - усмехнулся «богатырь».
        Птерозавры, словно соколы, разрывая воздушную плоть, устремились к людям. Считанные мгновения, и крылатые рептилии спикировали вниз. Тыр-тыр-тыр-тыр - выругался Калашников, и один из птеродактилей с протяжным криком упал вниз. Но его собратьев это не испугало. Чешуйчатый коршун попытался ухватить Юлю когтями, но девушка упала на камни, птерозавр пролетел мимо, устремился ввысь, чтобы сделать второй заход, но Денис выстрелил из плазменного револьвера. Бах! Искрящий молниями шар выскочил из ствола и тут же настиг летуна, врезался ему в спину и оглушил разрядом тока. С грохотом птеродактиль ударился о застывшую лаву и больше уже не пошевелился. Но оставался еще один, видимо, самый благоразумный. Бах! Еще один выстрел из плазменного револьвера, но динозавр, словно истребитель, управляемый опытным пилотом, спикировал в сторону. Плазменный снаряд пролетел мимо и ушел в небо, а гордый ящер развернулся над головой Дениса и пошел на подъем. Игорек вздернул автомат. Тыр-тыр-тыр… пук-пук-пук…
        - Зараза! - выругался «богатырь» и опустил АК-47. - Патроны кончились.
        И ни одна из пуль не попала в набирающего высоту птеродактиля, но тот, видимо, уже и сам осознал, что «добыча» оказалась на редкость зубаста и связываться с ней себе дороже. Птерозавр стремительно набрал высоту и скрылся под облаками.
        - Надо сваливать из этого зубастого, постоянно стремящегося нас сожрать, времени, - пробурчал Денис.
        Друзья кивнули.
        Не теряя времени, они продолжили восхождение и вскоре достигли вершины. Здесь на высоте было жарко, очень жарко. От жерла исходил пар, вперемешку с дымом, подымающимся к небу. Денис осторожно заглянул в жерло, лавы он не увидел, видимо, она была очень глубоко, но расслышал, как что-то булькает.
        - А теперь о самом неприятном, - оторвавшись от парящего в воздухе цифрового экрана, произнесла Юля. - Нам нужно будет прыгать.
        - П-п-прыгать ты сказала?! - опешил Денис. - Куда?
        «Ежик» кивнула в сторону дымящегося жерла.
        - По данным компьютера, «z» частицы парят внизу. Чтобы переместиться, нам нужно попасть в их поток.
        - Не-не-не, - замотал головой Денис. - Ты кое-чего не учла! Там внизу ла-ва! Мы, блин, просто зажаримся, как сардельки на гриле! Может, попробуем отсюда?
        - Поддерживаю. - Игорек взглянул в сторону дымящегося жерла. - Перспектива зажариться мне тоже не улыбается.
        - Не получится. - Юля покачала головой. - В этом времени «z» частицы находятся на стадии зарождения, поэтому нам надо непосредственно с ними соприкоснуться или окунуться в них…
        - Скорее мы в лаву окунемся и сваримся, как пельмешки, - фыркнул Денис.
        - Иного выбора у нас нет, - пожала плечами «ежик».
        - Нет, есть! Тогда я за то, чтобы остаться здесь, - вдруг произнес Денис. - Все равно прыгать в лаву - это чистой воды самоубийство.
        - Здесь? - Юля выпучила глаза. - Нет, мы этого не можем. Пойми, я долго над этим размышляла и пришла к выводу, что нас неспроста выбросило так глубоко в прошлое.
        - Что ты хочешь этим сказать? - насторожился Игорек.
        - Произошел какой-то временной сдвиг, иными словами, что-то круто поменялось в истории, и наша реальность утратила свои первоначальные координаты.
        - Но когда Распутин, то есть Сатановский, изменил прошлое, мы же благополучно вернулись назад, - напомнил Денис.
        - И это значит, что нынешние изменения истории куда более суровы!
        - Но как?
        - И когда?
        - Как раз это мы и должны выяснить, - произнесла Юля и подняла вверх новую модель переместителя, которая представляла собой батарею плазменного автомата Игорька, оплетенную нано-часами и кучей проводков.
        - Видимо, иного выбора у нас нет, Диня. - «Богатырь» хлопнул друга по плечу. - Лично я очень хочу домой, чтобы узнать, что с Катенькой, да и с шефом, все ли в порядке.
        - А во-вторых, мы все еще агенты отдела истинности истории, и мы обязаны стоять на страже времени! - подытожила «ежик».
        Денис криво усмехнулся, конечно, оставаться здесь он и не собирался, просто надеялся на другой, более разумный выход, но как раз его-то не было.
        - Что ж, уговорили, - хмыкнул Фадеев. - Давайте совершим этот безумный прыжок!
        - А вот это по-нашему! - Игорек еще раз хлопнул друга по спине, да так, что тот чуть было не свалился с ног.
        - И еще кое-что, - вдруг сказала Юля. - Нам надо избавиться от лишнего груза. Так что все ненужное кидайте в низ, чтобы не оставлять следов.
        Девушка первая сняла свой кожаный френч, оставшись в красной революционной юбке и рубашке, одежда была помятая и местами грязная, несмотря на то, что Юля пыталась ее отстирать, и лишь распущенные рыжие волосы сияли чистотой. Видок Дениса и Игорька был ничуть не лучше, они тоже избавились от тяжелых кожанок, «богатырь» выкинул сослуживший добрую службу автомат АК-47 и остатки плазменной бомбарды и отдал им честь, словно павшим товарищам.
        - Нажмешь на эту кнопку, когда загорится красный огонек, - передав Денису перемиститель, сказала Юля.
        - А почему не ты?
        - Боюсь выронить, - честно призналась девушка.
        Все трое подошли к краю вулкана. Взглянули вниз. Из жерла шел пар и во тьме, казалось, что-то поблескивало, возможно, раскаленная лава светилась на дне. Они взялись за руки, Игорек посередине, как самый сильный и крепкий, друзья по бокам. Высоко в небе с безразличием светило солнце, видевшее все эпохи своей системы и, наверняка, без особого интереса наблюдавшее за жизнью на планете Земля, поскольку сама эта жизнь являлась лишь кратким мигом в истории самой звезды. А вот оставшийся в одиночестве парящий в небе птеродактиль, напротив, навострил узкие глазки и с интересом уставился на двуногих, замысливших чистое самоубийство.
        - На счет три, - скомандовала «ежик».
        - Раз, - произнес Денис.
        - Два, - подхватил Игорек.
        - Три, - закончила Юля.
        И они шагнули в жерло вулкана.
        Словно бездушные камни, схватившаяся за руки троица полетела вниз. Встречный поток ветра обжигал лицо, становясь с каждой секундой все злее и злее. Неожиданно что-то мерзко заревело рядом. Денис повернул голову и увидел разъяренного птерозавра, кинувшегося в атаку. Взмах крыльев и росчерк когтей. Ящер гаркнул еще раз и впился острыми лапами в руку Игорька. «Богатырь» заревел, стиснул зубы, но все же разжал хватку. Юля выскользнула. Денис с ужасом увидел ее взгляд, полный удивления. Лава на дне жерла вулкана тоже стала видна, она сияла золотом, бурлила и плевалась, то и дело на ее поверхности вспыхивал огонь, и жар уже был невыносим. Светодиод на переместителе загорелся красным.
        - Жми! - закричала Юля, размахивая руками. Ни страха, ни отчаяния в ее глазах не было.
        Одежда начала дымиться, все тело жгло, как в самой жаркой бане. Птеродактиль не выдержал и взмыл ввысь. А Денис нажал кнопку, поскольку иного выхода у него не оставалось.
        Их с Игорьком будто заморозило во времени. Полет прекратился, жар исчез. Но вот Юля! Денис со слезами на глазах увидел, как девушка, будто при замедленной съемке падает вниз в светящуюся лаву, вспыхнувшую золотом и сделавшуюся ярче самого солнца. Фадеев зажмурился, поскольку не смог выдержать этого яркого света, и тело неожиданно почувствовало продолжение падения. Он разжал веки и ощутил, как на полной скорости они окунаются в бурлящую огнем пучину.
        Глава 12
        ВСПЛЕСК!
        И никакого жара вокруг. Вместо этого длинный золотой коридор с мчащимися навстречу со скоростью атомов потоками света. Свет начинает играть, творить свой спектакль, погружая перемещающихся в межвременной трип и насылая миражи эпох за секунды, проносящиеся мимо. Огромный десятикилометровый астероид пронзил небо и, оставляя за собой огненный хвост, ударился о землю на севере полуострова Юкатан; высокотемпературная ударная волна пронеслась по поверхности планеты, сжигая леса и все живое; за ней последовали мегацунами, довершившие дело; в небо поднялся пепел, скрывший Солнце; на Земле наступила долгая зимняя ночь. Так закончилась эпоха динозавров. Но жизнь всегда найдет себе дорогу, и, однажды, из покрытой слоем пепла безжизненной земли вновь пробьется зеленый росток. Так и в то время гибель одного вида послужила возможностью для другого. Млекопитающие получили свой шанс и стали осторожно жить на руинах прошлого: развиваться, расти числом, расширять ореол обитания и приспосабливаться, изменяя облик. Так наступила их эпоха. И вот однажды обезьяна взяла в руки камень, заточила палку и, встав на ноги,
пошла на охоту. За секунду прыжка свет миновал миллионы лет, и вот уже поумневшие обезьяны начали возводить первые города, за ними последовали государства, названия которых лишь смутно сохранились в отголосках истории, сделавшись легендами. На севере Южной Америки и у ее берегов появилась Атлантида, на востоке от Африки, погрузившись в глубь Индии, возникла Лемурия, а на севере между Европой и Азией родилась Гиперборея. Первые цивилизации шли иным путем, чем потомки, они стали постигать тайны магнитной силы Земли, что позволило им возводить мегалитические сооружения и поднимать корабли в воздух. Но постигать подобные тайны - это значит не торопиться, а неугомонная людская раса любит спешить. В спешке, первые народы не смогли обуздать открывшуюся им силу, за что и поплатились. Ошибка и всемирный глобальный катаклизм обрушился на землю: землетрясения, извержения вулканов и подъем вод мирового океана уничтожил первые великие государства и раскидал выживших по незатопленным территориям. Полученные знания быстро забылись, а тех, кто еще хоть что-то помнил стали называть богами. Потомки «богов» взялись
собирать вокруг себя людей, их потомки принялись вновь возводить города, а потомки потомков вновь взялись за империи. Расцвели Египет и Шумер, древние греки возвели полисы, а уже на смену им пришли римляне. Рим цвел и развивался, легионы захватывали все новые территории и тысячами уводили людей в рабство, дабы империя росла, ни в чем не нуждалась и предавалась удовольствиям и зрелищам.
        Золотой коридор, наполненный быстро сменяющимися картинками, вдруг исчез, и Фадеев вновь ощутил что падает, падает к земле, вернее, к макушкам деревьев.
        «Во черт!» - только и успел подумать Денис, а мохнатая макушка уже врезала по лицу. Отплевываясь листьями, Фадеев продолжил полет. Следующая ветка долбанула по ребрам, другая ударила в грудь, парня перевернуло, шибануло по спине, а коварный сучок подло пнул под копчик. И наконец, полет закончился. Денис упал на мягкий куст.
        - Срань господня, - пробурчал он.
        Но, видимо, Господу не понравилось такое обращение всуе, и в отместку он сбросил на спину парня тушу свыше ста килограмм.
        - За что? - прохрипел Фадеев, уткнувшись лицом в землю.
        - Ты как, ничего не сломал? - осведомился «богатырь».
        - Нет, но точно что-нибудь сломаю, если ты сейчас же с меня не слезешь! - запричитал Денис, стараясь выползти из-под Игорька. - Черт, Юля?! Где она?
        - Упс! - вдруг произнес Игорек.
        Денис поднял голову и прямо перед носом увидел ноги в сандалях и нацеленное в лицо острие копья. Он поднял взгляд. Перед ним стоял воин в сверкающем панцире и шлеме, за спиной развивался красный плащ. Без сомнения, это был римский легионер, и он был не один, вокруг, взяв друзей в кольцо, топтались еще десяток солдат. Фадеев нервно хихикнул. Римский воин улыбнулся в ответ и вдруг со всего маху ударил Дениса обухом копья в висок.
        - Диня, Диня, очнись!
        Кто-то тряс его за плечи, стараясь добудиться. Денис ощутил это, и уже собирался было открыть глаза, как получил несколько шлепков по физиономии.
        - Прекрати! - запричитал Фадеев и замахал руками.
        Денис открыл глаза. Голова раскалывалась. Игорек маячил прямо перед ним. Парень осмотрелся: они находились в грязном, дурно пахнущем сыростью и испражнениями помещении с узкими зарешотчатыми окнами, через которые проникал тусклый свет. Вокруг, с напуганными до смерти лицами теснились еще с десяток пленников, а с улицы доносились радостные вопли толпы.
        - Где Юля? - первым делом спросил Денис.
        Игорек опустил взгляд. Все сразу стало понятно без слов - самые худшие Фадеевские предположения подтвердились, но «богатырь» все-таки произнес:
        - Не было ее, когда нас взяли. Видать не вытянул ее переместитель. Эх, Юлька, Юлька… Диня, ты прости меня, это ведь моя вина, я ее не удержал, когда этот ящер крылатый меня полоснул…
        Денис опустил взгляд, сердце предательски екнуло, захотелось плакать, но слез не было. «Юля, Юля, почему именно ты? И почему именно сейчас, когда… Об этом лучше не думать». Игорька успокаивать он не стал, поскольку всецело считал, что в гибели «ежика» виноват именно «богатырь», а не пресловутый птеродактиль. Но и злость вымещать смысла не было, вместо этого Фадеев спросил:
        - А сами мы где?
        - В казематах Колизея, - отозвался Игорек, подошедший к зарешетчатому окошку. - Взгляни.
        Фадеев встал. Ноги были будто ватные, голова немного кружилась, он дотронулся до виска - на внушительной шишке запеклась кровь. Денис подошел к другу и взглянул в окошко. Перед ним предстала арена Колизея, усыпанная песком. На арене кружили два воина-гладиатора: мурмиллон в шлеме в виде рыбьей головы и в коротких латах с мечом-гладиусом в одной руке и огромным щитом в другой, против него стоял ретиарий - высокий негр без шлема и доспехов лишь наплечник слева являлся единственной защитой, зато в руках у воина была сеть и длинный трезубец. Гладиаторы кружили, никто не спешил начинать бой, оба примерялись. Наконец, ретиарий сделал пробный замах сетью, мурмиллон отскочил назад, чернокожий пустил в ход трезубец, но соперник отбил его гладиусом.
        - Плохи наши дела, - вздохнул Игорек. - Выбраться отсюда будет сложно…
        - Оружие? - сухо спросил Денис. Мысли все еще хотели возвратиться к Юле и последним секундам ее жизни, но парень запретил себе об этом думать, ища спасение в деле.
        - Оба плазменных револьвера у Юльки остались, - хмыкнул Игорек.
        - А переместитель?
        - Он ведь у тебя был!
        - Был, - вздохнул Денис. - Но когда я упал, его уже не было.
        - Возможно, остался в лесу, - предположил Игорек. - Или легионеры заграбастали.
        - Возможно, - пробормотал Фадеев, представив, что переместитель сейчас может лежать где-то на столе перед самим Цезарем. «А если тот вдруг им воспользуется? - подумал Денис. - Впрочем, это уже его проблемы. Попади Цезарь в двадцать первый век и место в психбольнице ему обеспеченно, где-нибудь по соседству с Наполеоном и Александром Македонским. Хотя, если он попадет в „Отдел защиты истинности истории…“ то шеф может быть еще и сумеет что-нибудь придумать!.. Да нет, даже если он поймет, где мы, то попасть сюда не сможет, ведь пресловутой машины времени не существует. Поэтому нам остается только…»
        В этот момент ретиарий все же сумел накинуть сеть на противника и дернул. Мурмиллон упал, чернокожий кинулся к пойманной «рыбешке» и в ту же секунду вонзил бедолаге трезубец в предплечье. Мурмиллон закричал, выронил гладиус, а «рыбак» вогнал «вилку» «рыбешке» в бедро. Крик поверженного и радостный вопль обезумевшей от кровавого зрелища толпы. Ретиарий отступил от жертвы, победно вскинул вверх трезубец, толпа заликовала еще громче. Фадеев увидел, как римляне один за другим вытягивают вперед большой палец, а затем опускают его вниз. Горожане вечного города решили участь проигравшего. Чернокожий развернулся и выбросил вперед трезубец - три острия вонзились в шлем, пробили сталь и глазницы, на песок брызнула кровь.
        «Вот наша учесть: кровь и песок», - с отчаянием подумал Денис.
        Затем в сложившего в бою голову гладиатора вонзили цепи с крюками и под улюлюканье толпы уволокли с арены, оставляя на песке окровавленные следы.
        А еще через пару минут дверь в казематы отворилась. Пятеро до зубов вооруженных легионеров вошли внутрь. Не церемонясь, римские воины принялись хватать рабов и подталкивать их к выходу. Один из легионеров подошел к Игорьку, грубо толкнул его в спину, указывая на дверь. «Богатырь» развернулся и со всего маху стукнул огромным кулачищем солдата по шлему, металл скрипнул и вмялся, а римлянин упал без чувств. К разошедшемуся здоровяку тут же подскочили другие легионеры, обступили, что-то затараторили, нацелили в грудь копья.
        - Не стоит, - предостерег Денис.
        - Да знаю, - отмахнулся Игорек. - Просто так, для приличия вдарил.
        И под неразборчивую латынь, подгоняемые копьями друзья, в сопровождении таких же товарищей понесчастью, двинулись к выходу на арену.
        Колизей или, как его называли иначе, амфитеатр Флавиев, встретил рабов, идущих на смерть, злым улюлюканьем и насмешками. С трибун полетели гнилые фрукты. Одна из груш угодила Денису в затылок, он проследил ее путь до трибуны - чумазый горожанин закатывался со смеху, очень довольный своей ловкостью. Не давая волю гневу и дополнительного повода для радости римлянам, Фадеев шагнул вперед, Игорек и еще восемь измученных рабов, среди которых оказались и представительницы слабого пола, тоже двинулись к центру арены. Никакого оружия им, конечно же, не дали, видимо, устроители зрелищ просто желали насладиться кровавой расправой над представителями покоренных народов, нежели честной схваткой.
        В небе ярко светило солнце, оно отражалось от золотого песка и слепило глаза. Наконец, врата на другой стороне амфитеатра раскрылись. На арену ступили четверо гладиаторов: уже знакомый чернокожий ретиарий, новый мурмиллон, секутор, по вооружению похожий на мурмиллона и отличающийся только абсолютно гладким шлемом, и димахер - воин с двумя кривыми мечами-махайрами и не имеющий ни шлема, ни доспеха. Димахер развел в стороны руки, и многотысячная толпа на трибунах взорвалась овациями и ликующими криками - видимо этот гладиатор являлся любимчиком публики, что и не мудрено, поскольку, он был красив и артистичен. Воин поклонился, и с трибун к его ногам полетели цветы.
        - Ну и позер, - прохрипел Игорек.
        - Не знаю, дружище, стоит ли тебе напоминать, что весьма глупо в данной ситуации, но мы не должны изменить историю, - вдруг произнес Денис. - Возможно этот позер сам Спартак.
        Неожиданно для себя в памяти Фадеева всплыли одни из последних слов Юли: «…мы все еще агенты отдела истинности истории, и мы обязаны стоять на страже времени». «Ежик умерла за эту идею и поступи мы иначе, то предадим ее память, - решил для себя Денис. - Ведь мы не какие-то жалкие попаданцы, думающие только о своей жопе, мы агенты, стоящие на страже времени!»
        - Не волнуйся, Диня, я знаю правила, - отозвался Игорек. - Я их только слегка покалечу. - И «богатырь» злорадно ухмыльнулся.
        «Ага, покалечишь, - с сомнением подумал Фадеев. - Гладиаторы - это одни из самых совершенных бойцов в истории. Они дни напролет проводят в бесконечных тренировках и сражаются до смерти лишь за право прожить следующий день… Эх, нам капец!»
        Димахер и другие воины подступили к центру арены. Рабы за спинами друзей попятились назад. Денис, было, тоже решил отступить, хотя какой в этом был смысл - бежать все равно некуда, и он остался на месте. И лишь Игорек не сдвинулся ни на пядь, как гранитная глыба, вросшая в песок. Гладиаторы демонстративно поиграли оружием: секутор и мурмиллон взмахнули мечами, ретиарий поудобнее перекинул сеть, а димахер лишь беззаботно улыбнулся. Но уже в следующую секунду любимец публики Колизея сорвался с места и взмахнул мечом. Мозг Игорька еще не успел даже сообразить, а выученное годами тело развернулось в пол оборота. Клинок гладиатора скользнул возле брюха «богатыря» не задев плоти, но зато зацепил висевшую на ремешке сферу с хомяком. Пластмассовый домик-шар подбросило в воздух.
        - Гризлик! - вскрикнул Игорек и попытался поймать шар, но было уже поздно.
        Димахер вновь взмахнул клинком и разрубил сферу. На песок арены брызнула кровь, две пластмассовые части упали, в одной из них виднелся трупик хомяка.
        - Нет!!! - взревел «богатырь».
        - Во черт! - выругался Денис, поняв что это убийство разом перечеркнуло для Игорька все правила их отдела.
        Глаза Игорька налились кровью, он глубоко задышал, словно бык перед красной тряпкой, выдохнул из ноздрей пар и произнес, обращаясь к димахеру:
        - Ты убил моего хомяка! Ты совершил большую ошибку!
        В следующую секунду гладиатор атаковал, выбрасывая вперед меч, но «богатырь» и не думал уходить от удара, он лишь скользнул в сторону, уйдя с линии атаки, пропустил клинок перед грудью, подхватил запястье противника, вывернул предплечье и вонзил димахеру его же меч ему же в пах. Гладиатор заверещал фальцетом, и Игорек вспорол тому брюхо. Кишки выпали на песок, кровь полилась ручьем, а «богатырь» выдернул клинок и, словно метательный нож, выбросил его вперед. Меч вонзился в горло спешащему на помощь товарищу мурмеллону, тот захрипел и упал. Игорек же подобрал второй клинок димахера и словно Плутон - бог смерти, двинулся к обреченным гладиаторам.
        Толпа на трибуне амфитеатра Флавиев затаила дыхание, никто из зрителей не ожидал такого расклада карт Судьбы.
        Ретиарий раскрутил сеть и, словно рыбак, закинул невод. Но «рыбка» оказалась проворной, она ухватила край сети и дернула ее на себя. Чернокожий полетел вперед и встретил смерть, напоровшись грудью на подставленный клинок. Но и этого Игорьку показалось мало, он наступил на голову уже поверженному врагу. Хруст, и череп ретиария лопнул, словно перезревшая дыня. А «богатырь» откинул в сторону меч и с голыми руками двинулся к последнему противнику.
        Секутор, прикрываясь щитом, рубанул справа, но Игорек пригнулся, пропустил над головой смертоносную сталь, резко вскочил и со всей доступной ему мощью пнул по щиту. Щит откинуло в сторону. На долю секунды грудь гладиатора оказалась открыта, этим мгновением и воспользовался бывший спецназовец из отряда «Альфа». Игорек крестом вошел в противника, левой рукой быстро обвил плечо секутора и дернул вверх. Хруст, плечевой сустав вылетел, кулак раскрылся, меч упал и вонзился в песок арены. А «богатырь» ладонью ударил в кадык, а затем кирпичным лысым лбом шибанул по железному шлему. Лоб Игорька оказался крепче, шлем вмялся, гладиатор упал, но победитель и не думал сохранять жизнь. Он склонился над секутором и принялся дубасить того по шлему пудовыми кулачищами. Металл мялся, скрипел, с рук стекала кровь: то ли кровь разбитых кулаков, то ли изуродованного лица жертвы, но «богатырь» не успокоился, пока одетая в шлем физиономия гладиатора не превратилась в подобие расплющенной монеты. И лишь тогда Игорек поднялся. Взгляд его был суров, глаза будто затянуты пеленой, похоже, он еще не до конца осознал что
натворил, поскольку действовал, как зверь, под влиянием инстинктов.
        Толпа на трибунах взорвалась овациями, люди загудели, тысячи рук принялись хлопать. Такого зрелища Колизей не видел уже давно. Денис ощутил себя, будто на футбольном матче. Пух! Хлопок, словно взрыв петарды или излюбленного фанатами файера, и откуда-то повалил дым. «Но откуда здесь взяться файеру?» Фадеев развернулся на месте - ворота, из которых еще совсем недавно выходили гладиаторы оказались взорваны, но из-за громыхания оваций взрыв остался не услышан. Зато дым и огонь увидели все. Аплодисменты начали медленно стихать. Взоры обратились к воротам. И там из дыма медленно вышла женская фигура с рыжими волосами, словно ушки спаниеля заплетенными в два хвостика по бокам.
        - Юля?! - изумился Денис.
        Игорек тоже выпучил глаза.
        Да, это действительно была «ежик», в изодранной, грязной одежде, покрытая синяками и ссадинами, но все же живая! Сердце Фадеева радостно забилось, надежда, погасшая в жерле вулкана юрского периода, словно феникс, возродилась из пепла. А Юля, что являлась для Дениса в этот самый момент и надеждой и этим самым сказочным огненно-рыжим фениксом, расправила крылья, в ее коготках оказались два взведенных плазменных револьвера. Девушка усмехнулась озорной улыбкой и спустила курки.
        Бах-бах-бах!
        Очередь шаровых молний сорвалась со стволов и, подымая под собой песок, понеслась через всю арену по немыслимой спиралевидной траектории. Легионеры, хлынувшие было на переполох, разлетелись, как осенние листья от шквального грозового ветра.
        На трибуне, как бы это назвали сейчас из vip-ложа, кто-то бешено заверещал. Денис поднял глаза и увидел низенького лысоватого римлянина в белой тоге и лавровом венке, похоже, он здесь был самый главный - возможно, сам Цезарь, или кто у них тут правил в этом временном периоде. «Цезарь» закричал, отплевываясь слюной, и легионеры на трибунах вздернули тяжелые самострелы.
        «Нет! - захотелось закричать Денису. - Я не могу потерять ее еще раз!»
        Фадеев подхватил огромный щит муреллона и, прикрываясь им, бросился к Юле. Но «Цезарь» отдал команду. С трибун полетели тяжелые арбалетные болты. На секунду, будто облако закрывшее солнце, над ареной нависла тень, а когда тьма рассеялась в щит один за другим стали барабанить болты. Несколько из них даже пробили тяжелый металл, и Денис весь скукожился под щитом, чтобы не пасть жертвой стрел. А Юля…
        Юля даже не шелохнулась. Гордая «ежик» грудью встретила летящую в нее смерть, и смерть, восхищенная такой отвагой, разлетелась в стороны, утыкала весь песок вокруг девушки смертоносными иглами, но ее саму не тронула.
        «Уклонитель, у нее работает уклонитель», - с радостью понял Денис и бросился к Юле.
        Игорек последовал примеру друга и, подхватив тельце, сложившего в смертельной схватке голову, хомяка-героя, кинулся к друзьям.
        А в vip-ложе «Цезарь» наконец перестал рвать и метать, он затих, пораженный случившимся, и со страхом и трепетом уставился на рыжеволосую богиню явно мести и справедливости. Юля же подняла вверх правую руку и показала владыке Римской империи средний палец.
        - Быстрее ко мне! - крикнула девушка.
        Но Денис с Игорьком уже и так были здесь.
        - Я так рад тебя видеть! - воскликнул парень.
        - Потом эти сопли! - фыркнула «ежик» и извлекла из-за пазухи перемиститель версии 2.0.
        - Откуда он у тебя? - изумился Фадеев.
        - Оттуда где ты свой рот раззявил, - огрызнулась она по своему обыкновению. - Хватайтесь за меня! Живей!
        Денис с Игорьком вцепились в Юлю. На трибуне легионеры вновь взвели арбалеты и выстрелили. Сотни болтов взметнулись в небо, закрыли солнце, на секунду зависли в воздухе и вновь продолжили свой полет, но перед самым песком арены они вдруг остановились и замерли - это «ежик» нажала на кнопку переместителя.
        Наконечники болтов вспыхнули тьмой, пространство между ними засверкало золотом. Песок, арена, люди на трибунах перемешались, будто на только что нарисованной картине, которая не удовлетворила ее автора, за что художник выплеснул в нее растворитель, тут же принявшейся разъедать краску. Яркие смешивающиеся цвета полились с полотна времени, окутали друзей и закружили в водовороте красок. А художник, взяв кисточку вновь, неистово принялся писать грядущее, словно конвейер, штампуя один шедевр за другим.
        Картина маслом: Рим в панике, воинственные племена гуннов взяли его в осаду, некогда величайшая и могущественная империя древности покорена кочевниками. Но свято место пусто не бывает, и на заре средневековья рождается новая империя, пусть хрупкая и неустойчивая, держащаяся на плечах одного человека - Карла Великого. Словно клинок, она рождается из горна, лихо рубит и метко разит, но потеряв хозяина, меч уже не может принадлежать никому иному, он быстро ржавеет в руках приемника и ломается на несколько осколков. И вновь походы, сражения, завоевания, лязг мечей и скрежет доспехов. Викинги атакуют с севера, пускают «красных петухов» по городам Европы, грабят и тысячами уводят рабов в плен. За теми же прелестями Вещий Олег пускается в свой поход - итог, щит на вратах Царьграда. А по земле уже скачут рыцари, отмеченные святым крестом, дабы у грабежей и убийств имелось высшее оправдание. Крестоносцы штурмуют Иерусалим, тевтонцы пытаются взять Новгород - и вновь итог известен: Иерусалим взят, отбит и взят вновь - и что-то подобное продолжается и по сей день, а тевтонцы ныне покоятся на дне Чудского
озера, как и все другие, пришедшие им на смену кто вообразил, что сможет покорить Русь - и что-то подобное продолжается и по сей день. А кровь все продолжает литься на полотно истории с кисти художника. Красная краска льется - НЕТ, даже не рекой, а океаном, из этого океана образуются моря, рождаются реки, текут ручьи - и все это кровь, людская кровь, пролитая на сырую землю. Вот истинные артерии живой планеты Земля, а не те голубые линии, видимые из космоса, что в детстве в контурных картах мы раскрашивали синим карандашом. Коридор времени начинает играть злую шутку с сознанием Дениса, и вместо фрагментов былого-грядущего перед ним предстает черная картина маслом: на фоне безжизненного космоса намалевана одинокая красная планета, но это не Марс, а Земля, просто воды ее океана кроваво-красные. Тук-тук-тук - удар молотком по гвоздику. Кто-то прибивает эту картину к стенке Вселенной. Денис опускает руки, молоток остается в его ладони.
        Глава 13
        Резкий, выворачивающий мозг на изнанку, запах нашатыря. Денис поморщился, замахал руками и с трудом разжал веки. Он лежал на мягкой кушетке в медицинском кабинете доктора Штерна, а прямо перед ним, с дурно пахнущим бутыльном в руке, стоял…
        - Шеф?! - пробормотал он и улыбнулся. - Как же я рад вас видеть.
        Громов скривился.
        - Будьте любезны соблюдайте субординацию и извольте звать меня, как принято, Константин Александрович.
        Денис выпучился.
        «С каких это пор шефу не нравится, когда его зовут шефом? - удивился парень. - Эй, постойте?!»
        - Ше… Константин Александрович, а почему вы так странно выглядите? Вы с задания или, наоборот, на него?
        И, действительно, сейчас Громов находился в образе белого офицера Российской Империи: двубортный синий мундир, серебряные пуговицы с чеканкой императорского орла, какой-то орден, белые без звездочек погоны, соответствующие чину действительного тайного советника, фуражка, галифе, начищенные до зеркального блеска сапоги. Образ дополняла холеная бородка «а-ля Николай Второй».
        Громов прищурился, заложил руки за спину и будто с подозрением взглянул на подчиненного:
        - Денис Сергеевич, будьте так любезны, напомните-ка мне ваше последнее задание, с которого вы вернулись с таким запозданием?
        «Он что в образе? - опешил Фадеев. - Какой нафиг Сергеевич, я Алексеевич. И какой нафиг будьте любезны?»
        Но все же ответил шефу:
        - Дом Ипатьева, 17-ое июля 1918 года, попаданец Разин Александр Владимирович, он пытался предотвратить расстрел царской семьи, спасти Романовых и возродить монархию…
        - А вы?
        - А мы… в том числе и вы, шеф…
        При слове «шеф» Громов слегка поморщился, но поправлять на этот раз не стал, и Денис продолжил:
        - В общем, мы как обычно вовремя пресекли попытку изменить историю.
        - То есть никто из Романовых в ту ночь не должен был покинуть дом Ипатьевых живым? - Громов будто слегка удивился.
        - Конечно. Все согласно уже написанной истории.
        - Выходит бывший есаул, а ныне социалист-революционер Игорь Михайлович Богатырев и назвавшаяся Гончаровой Юлией Карловной тоже являлись участниками нашей группы? - задал совершенно удивительный вопрос Громов.
        - Игорек социалист-революционер? - пробормотал Денис.
        - Именно, - кивнул Громов. - Поэтому отвечайте, чиновник особых поручений Федоров! Первое, при каких обстоятельствах вы оказались завербованы фашисткой разведкой? И второе, что вы делали с их агентами в прошлом?
        «Чиновник особых поручений Фе-до-ров?! - выпучился Денис и открыл рот. - Так, постойте…»
        Кусочки пазла, мелькающие в голове и кружащиеся вокруг, вдруг начали собираться в единую картину. Первый кусочек - странный облик шефа: мундир скроен явно не в угоду исторической достоверности, а скорее сшит на новый лад с использованием современных технологий; второй кусочек пазла - орден, который Денис не стал разглядывать, надпись на нем гласила «За подавление восстания на Украине» и год «2013». Фадеев выпучился еще сильнее, замотал головой, стараясь отогнать наваждение, и вдруг увидел портрет на стене: женщина лет сорока, гордо смотрела с полотна ясными, словно безоблачное небо, голубыми глазами, а на ее макушке была надета корона Российской Империи. Что-то в образе этой мадамы, косящей под королеву, показалось Денису смутно знакомо - «да, именно, ее васильковые глаза!» И вдруг кусочки пазла сложились воедино, и Фадеев наконец-то смог взглянуть на картину в целом.
        - Кошка, твою же мышь! - выругался он перенятым у Игорька выражением. - Ну, Настенька из деревни Камышевка, да будь ты трижды не ладна!
        Громов обернулся на портрет.
        - Не смейте нести чушь в адрес покойной государыни-императрицы Анастасии Николаевны!
        - Шеф, да вы не понимаете! - вскричал Денис. - Я вам сейчас все объясню! Да, признаю, это я совершил ошибку!.. Я не знал кто она, и там, в прошлом, я случайно спас ее девчонкой… а она ведь должна была погибнуть вместе с остальными Романовыми, но не погибла… Не понимаю, какими силами и какими средствами, она смогла заполучить престол, но это изменило ход всей мировой истории!
        Громов прищурился, взглянул на Фадеева очень внимательно своим всепроницающим взглядом, и Денис уже было подумал, что шеф ему поверит, но помолчав, он сказал:
        - Хорошая попытка, бывший чиновник особых поручений Федоров. Да видно Третий Рейх постарался на славу! Каков лжец, ни одной мимической погрешности на лице, будто ты сам веришь в то что говоришь… Эх, Денис, Денис, а мы ведь пять лет вместе работаем и я всецело тебе доверял… ты ведь… да я тебя почти сыном считал… а нет же… эх, в этом мире никому нельзя доверять, тем более самым близким…
        - Шеф, вы не правы, - постарался воззвать к разуму Громова Фадеев. - Вы просто не тот шеф, вы шеф наизнанку, шеф не из нашей реальности…
        БАЦ!
        Громов со всего маху ударил Фадеева в скулу, затем схватил его за волосы и сдавил горло.
        - Кончай мне шефкать, щенок, - прорычал он. - Я тебе не шавка какая-то, чтобы на твой пустой лай уши спаниелем развешивать. Я - старый матерый волк, и в вас щенятах я знаю толк! - Его холодные карие глаза заблестели осколками льда.
        Морозец пробежал по коже Дениса, спина, напротив, покрылась испариной, а горло, сжатое мертвой хваткой, уже отказывалось дышать. Возможно, шеф в титуле действительного тайного советника из новой реальности почувствовал, что «предатель» сейчас потеряет сознание и ослабил хватку. Денис тут же закашлялся.
        - Поверь, я знаю много способов развязать тебе язык, только боюсь, они тебе не понравятся, поскольку при каждом из них ты кое-что потеряешь, а мы оба знаем, что терпеть боль ты не учился. - Громов на секунду замолк, давая Фадееву осознать весь смысл своих слов. Денис даже сглотнул, поскольку от такого шефа, мнящего его предателем, можно было ожидать всего что угодно. Пусть Громов и его дядя, но предателя этот человек не пощадит.
        - А теперь отвечай на мои вопросы. Повторяю…
        - Я не буду ни на что отвечать, пока не увижу своих друзей! - Эти слова дались Денису с большим трудом, и он уже приготовился получить по физиономии, но действительный тайный советник лишь усмехнулся.
        - Друзей значит. Вот кто они для тебя?! Ну, хорошо, тогда давай устроим очную ставку. Подымайся!
        С этими словами Громов схватил Фадеева за ворот рубахи, вздернул с кровати и повел вперед.
        Они покинули медицинский кабинет, вошли в общий зал, который совсем не походил на тот, к которому привык Денис. Вместо обстановки в стиле хай-тек: с серебристыми покрашенными под металл стенами, с белыми письменными столами персонала, трековыми светильниками под потолками, десятками компьютеров и огромной плазменной панелью во всю стену вокруг царила необычная современная классика, некий выкидыш классицизма, дворцового и английского колониального стилей (хотя возможно, в этом мире он назывался каким-нибудь неонеорусским колониальным, кто его разберет). Под потолком сразу три изящных кованых люстры с сотнями лампочек, имитирующих зажженные свечи. Стены обшиты дорогими породами дерева, поверх них картины, как понял Денис, репродукции исторических полотен двадцатого века, века, которого Фадеев никогда не знал. Одна из картин именовалась «Взятие Зимнего»: вокруг главного дворца России сомкнулось плотное оборонительное кольцо красноармейцев, лица тупые рабоче-крестьянские, наполненные сомнениями, трепетом и даже страхом при виде надвигающихся белых, а те, как на подбор, удалые молодцы: высокие,
стройные, глаза горят величием и верой в правое дело и в ту, которая ведет их - юную Анастасию, скачущую на белоснежном коне со вздернутой саблей в руке. На этой картине она словно Орлеанская дева Жанна д'Арк, избранная Богом, дабы вести праведников против армии тьмы, она испускает свет, а за нею белые против черного войска безбожников, отмеченных красной звездой Люцифера.
        «Воистину историю пишут победители», - подумал Денис и перевел взгляд на десятки столов персонала.
        Офисный планктон отдела «Защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени» (или Бог знает, как он назывался в этой реальности) оказались все как на подбор в строгих синих мундирах. Ни кто не развернулся к Громову и Фадееву, все оказались прикованы к странного вида стимпанковским аппаратам, будто появившимся на свет он благодаря противоестественному половому контакту ретро печатной машинки и современного компьютера.
        Денис вздохнул, пораженный такой строгостью, царящей в отделе, и опять взглянул на картины. И тут его дыханье сперло, глаза от возмущенья чуть было не выпрыгнули из орбит, явно пожелав убежать от своего хозяина и удавиться, дабы он не видел такого непотребства, но было уже поздно, и он это увидел. Картина называлась «Подписание мирного договора» и на ней повзрослевшая Анастасия пожимала руку мило улыбающемуся Адольфу Гитлеру.
        Фадеев замер, как вкопанный. Глаза все еще отказывались верить в увиденное. «Как? - захотелось ему спросить. - Как вы это допустили?» Но Громов грубо толкнул его в спину:
        - Кончайте на все пялиться, будто в первый раз, Федоров. Ваши друзья вас ждут. - И действительный тайный советник открыл дверь, обитую кожей и перетянутую каретной стяжкой.
        Денис вошел в помещение и с первого взгляда понял, что это комната для допросов. Посередине стоял металлический стол, в его центре находились стальные петли, к которым оказались прикованы цепи наручников, а сами наручники сжимали запястья Юли и Игорька, сидевших по бокам на железных стульях. Друзья отрешенно взглянули на Дениса, будто он для них был чужой. У Игорька под глазом сиял синяк, Юля была растрепана.
        «Боже что с ними сделали? - Сердце Фадеева забилось быстрее. - Они ведь даже не узнают меня!»
        - Юля, Игорек, что с вами? - воскликнул Денис.
        - Мы очень рады, что вы интересуетесь нашим самочувствием, господин чиновник по особым поручениям, - взглянув на Дениса странным, что-то пытающимся ему сказать взглядом, произнесла Юля. - Но, право, не стоит, мы ведь для вас никто. Мы только эти… как вы там нас назвали… ах да, попаданцы, угодившие во временной разрыв. Но мы все равно рады, что вы смогли вытащить нас из этого страшного прошлого. Хотя и не понимаем, почему с нами сейчас обращаются подобным образом.
        Фадеев опешил, открыл рот, а Юлины глаза продолжали что-то сигнализировать, и тут Денис, наконец, догнал:
        «Она хочет, чтобы я подтвердил ее историю! Но не поздно ли?»
        - Очень хорошая попытка мисс, как вы там себя назвали, Юлия Гончарова?! - Громов усмехнулся, взял со стола пульт, нажал на кнопку. С потолка опустился проектор, который тут же включился, выпустив пучок света в белую стену. Словно перед началом сеанса ретро фильма в кинотеатре на стене появились цифры: 5… 4… 3..
        - А может лучше называть вас вашим настоящим именем, агент Джулия Крюгер?! - произнес Громов, и цифра «0» сменилась картинкой. На стене-экране появилась фотография женщины, очень похожей на Юлю, но лет на двадцать старше, в форме офицера «SS» и текст досье. - Кстати, вы неплохо сохранились для своих лет, отдаю вам должное. Пластические хирурги Рейха молодцы!
        Денису показалось, что Юля побледнела в этот момент. Она опустила взгляд, покачала головой, нервно засмеялась и наконец, сказала то, в чем Фадеев не сомневался:
        - Это бред!
        - Знаете, мисс, ой простите, - Громов позволил себе легкую усмешку, - фрау Джулия, ведь так вам привычней. Так вот, фрау Джулия, знаете, что мне кажется бредом? Нет? Так вот, бредом мне кажется ваша история, в которой якобы вы и этот недалекий социалист-революционер, - кивок в сторону засопевшего Игорька, - бедные и несчастные попаданцы, которых так, кстати, причем и без моего ведома, спас чиновник особых поручений Федоров.
        - Так все и было, шеф, - постарался встрять в разговор Денис, но Громов строго поднял на него палец, приказав молчать.
        - Только вот одна несостыковочка, фрау Джулия, Федоров рассказал мне совершенно другую историю, еще более удивительную, чем ваша. - Действительный тайный советник схватил девушку за подбородок, повернул к себе и заглянул в глаза. - Вижу, вам интересно послушать. Так вот, он сказал мне, представьте же себе такое, что якобы все мы команда из иной реальности. Просто история изменилась, и помните об этом только вы трое. Забавная история, не правда ли, фрау Джулия?! - И Громов провел пальцем по Юлиной щеке.
        Это очень не понравилось Денису, да и сам шеф из этой реальности его уже порядком достал.
        - Убери от нее свои грязные руки! - взревел Фадеев и безрассудно, словно молодой лев ринулся в бой.
        Но Громов, как он сам себя давеча назвал, был старым матерым волком. Удар когтистой лапой львенка волк пропустил мимо себя, лишь просто отвернув клыкастую морду. Замах Дениса ушел в пустоту, равновесие на секунду оказалось нарушено, кулак, ожидающий встречи с лицом и неожиданно словивший пустоту, полетел вниз и потянул за собой все тело. Но Фадеев не зря имел черный пояс по боевому джиу-джитсу. Теряя равновесие, он вывернул правое плечо назад, а левый кулак послал вперед, стараясь достать бывшего шефа. Но Громов уже отступил назад и, опережая удар, вдарил сам, кулаком в открытый лоб Дениса. Фадеев свалился на холодный пол, в голове загудело, но, видно, действительному тайному советнику этого показалось мало, и в довершение возмездия он пнул Дениса сапогом в пах. Адская боль пронзила чресла, парень чуть было не взвыл, но все же сдержался, стиснув зубы, показывать свои страдания этому мерзкому недошефу этой новой реальности Фадеев не хотел.
        В этот момент Игорек от возмущения соскочил со стула, цепи на его руках брякнули:
        - Но нельзя же так, Костя?! - взревел «богатырь».
        Громов снял с головы фуражку, волосы его в этой реальности оказались куда длиннее и причесаны назад, и вдруг стукнул поднявшегося Игорька лбом прямо в нос. От неожиданности или может от действительно сильного удара «богатырь» осел на стул, а из носа его закапала кровь.
        Кап-кап-кап. Денис, лежащий на полу, словно в замедленной съемке увидел, как алые капли падают вниз и разбиваются об пол. Если еще минуту назад шеф этой реальности его раздражал, то сейчас он его просто возненавидел.
        «Отчего он такой в этом мире? Что послужило причиной? - подумал Денис. - Или может он всегда был таким?! Просто я этого не замечал».
        Додумать эту мысль Фадеев не успел, Громов схватил его за шиворот, встряхнул и оттолкнул. Денис упал пятой точкой на стул, боль все еще пронзала его.
        - Вот там и сиди! - прикрикнул на парня действительный тайный советник и, повернувшись к Юле, схватил девушку за волосы.
        «Ежик» пискнула и стиснула зубки, а Громов продолжил:
        - Вот это, фрау Джулия, мы на Руси-матушке называем допрос с пристрастием, и поверьте, мы только начали. Поэтому пока я не занялся вами всерьез, рассказывайте!
        - Что рассказывать? - Юля подняла на действительного тайного советника горящие ненавистью глаза.
        - Правду!
        - Правду?! - она усмехнулась. - Правду вам уже сказали! Денис вам ее рассказал, но вы в нее все равно не поверите, потому что поверить в нее - это значить признать, что весь ваш мир, и вы сами - это всего лишь временной парадокс, вызванный одной ошибкой Дениса в прошлом.
        Громов вздохнул и покачал головой.
        - Упрямая значит, - произнес он, подымая руку для удара. - Ну что ж, тогда продолжим игру дальше.
        - Постойте! - вскрикнула Юля. - Я знаю, как доказать, что в иной реальности мы одна команда!
        Громов опустил руку.
        - Ну, попробуй, - сказал он. - Мне даже интересно, какую ахинею вы, фрау, придумаете на этот раз.
        - В том мире я ваша лучшая и, наверное, любимая ученица, возможно, именно поэтому вы поделились со мной своим секретом!
        - И каким же? - действительный тайный советник усмехнулся.
        Вместо ответа Юля скосила взгляд на Дениса. Громов тоже повернул голову к парню, надменная улыбка, как по волшебству, испарилась, вместо этого в глазах появилось сомнение.
        - Да, - наконец произнесла Юля. - В том мире вы признались мне, что Денис - ваш племянник!
        Губы действительного тайного советника вдруг дрогнули, уголки поползли вверх, и он засмеялся:
        - Вы что там в своем Третьем Рейхе совсем с дуба рухнули? Какой нафиг племянник?!
        «Что? - изумился Денис. - Но почему? Неужели в том мире шеф обманул Юлю, но зачем?»
        - Так, девочка, ты меня уже достала своими выдумками, похоже, пора применить к тебе жесткие меры! - Рявкнул Громов и принялся засучивать рукава.
        «Я этого не допущу! - Пламя вспыхнуло в сердце Дениса. - Пусть я опять получу взбучку, пусть он даже убьет меня, но я этого не допущу!» - Решил Фадеев и, оперевшись о подлокотники холодного металлического стула уже было поднялся, но «ежик» его опередила.
        - Стойте, стойте, стойте, - завопила она. - Как же я сразу не подумала то! Шеф, еще одна попытка! Прошу!
        - Это начинает меня утомлять, - лениво зевнул Громов. - Но валяй, сделаю скидку на то, что ты все-таки женщина.
        - Спасибо, шеф, - кивнула Юля. - «Z» частицы!
        - Что «z» частицы? - Громов поднял брови.
        - Если ход мировой истории действительно изменился, причем радикально, как утверждаем мы, то выброс «z» частиц в атмосферу должен быть колоссальный: порядка 100 %, может даже 200 % выше нормы, да и колебания «t» волн, вызванные действиями Дениса, а соответственно причиной изменения истории, тоже должны быть на подобном уровне. Шеф, вызовете Максима Эдуардовича, пусть он подготовит сводку показателей за последние дни, и вы убедитесь в том, что мы говорим правду!
        Лицо Громова посуровело.
        - Откуда Рейху все это известно? - взревел действительный тайный советник и развернулся к Денису. - Ты рассказал?
        Фадеев замотал головой.
        - Нет, - сам ответил на свой вопрос Громов. - Если бы это и в самом деле был ты, - действительный тайный советник развернулся к Юле, - то вы, фрау Джулия, были бы осведомлены, что профессор Лыков пребывает в не столь отдаленных местах, где ему и самое место! А насчет «z» частиц попытка хорошая, ведь раз вам о них известно, то вы наверняка осведомлены и о том, что наш отдел не занимается их отслеживанием. Поэтому для того, чтобы получить подобный отчет от вышестоящего руководства придется ждать недели… Но извините, фрау Джулия, на подобное у нас нет времени.
        Громов коварно ухмыльнулся и продолжил засучивать рукава.
        Юля в панике взглянула на Дениса, в глазах бесстрашного «ежика» разгорался страх. Фадеев тихо приподнялся, готовясь предпринять вторую попытку обезвредить действительного тайного советника, но тут в дверь вдруг постучались.
        - Кто? - с раздражением спросил Громов.
        Дверь отворилась, на пороге показалась миниатюрная блондинка.
        - Катенька, - пролепетал Игорек.
        Секретарша Громова с удивлением взглянула на «богатыря», с отвращением поморщилась, будто увидела таракана, и, повернув свою миленькую головку к начальнику, произнесла:
        - Простите, что прерываю допрос, Константин Александрович, но допрашиваемых желает видеть сам император.
        - Почему? - удивился Громов.
        - Его Величество не обязан перед вами в этом отчитываться! - прозвучал знакомый голос за спиной Кати, и в комнату вошел владыка этой новой Российской Империи.
        - Не может быть! - увидев кто это, пробормотал Денис.
        Глава 14
        В тесное помещение для допросов вошел мужчина в парадном светло-синем кителе, украшенном золотыми эполетами. За его спиной, словно у королей викторианской эпохи, развивался алый плащ, обшитый белоснежным мехом горностая.
        - Здравия желаю, Ваше Величество! - отчеканил Громов и поклонился.
        Император кивнул. Взгляд гордый, надменный окинул всех присутствующих.
        Вслед за повелителем Российской Империи в комнату, словно тень, скользнула миниатюрная азиатка в синем самурайском кимоно, у пояса два японских клинка: традиционная катана и короткий вакидзаси. Черные со странным золотым блеском зрачки японки быстро пробежались по допрашиваемым, остановились на нескованном наручниками Денисе и ладонь медленно легла на эфес катаны, а и без того узкие глаза сузились еще уже.
        Император не стал зря тратить времени и перешел сразу к делу:
        - Мы желаем говорить с фашистскими диверсантами наедине.
        По лицу Громова Фадеев понял, что действительный тайный советник слегка опешил, но все же не повиноваться императору он не мог.
        - Как вам будет угодно, Ваше Величество. - Громов поклонился. - Я только прикую бывшего чиновника особых поручений Федорова к остальным, чтобы…
        - Это излишне, - махнул рукой император. - В случае, если он будет вести себя неподобающе в присутствие особы королевских кровей, Кики о нем позаботится и укоротит на голову. Ведь так Кики?
        Самурайка кивнула, руку с эфеса она так и не убрала, а взглядом продолжала буравить Фадеева, так что Денису даже стало не по себе. В том, что японка, в случае чего, пустит свою катану в ход парень не сомневался.
        - Ты еще здесь? - Император вновь взглянул на Громова и тот двинулся к двери.
        - Удаляюсь, Ваше Величество. - Действительный тайный советник поклонился еще раз. - Если что, я буду неподалеку.
        Когда дверь захлопнулась, император окинул всех задержанных веселым взглядом и надменно улыбнулся.
        - Доктор Штерн, твою же мать! На тебя бы я точно никогда не подумала, - прорычала Юля, пусть и понимая, что нынешний Штерн этой реальности вряд ли поймет смысл ее слов.
        - Доктор Штерн, - будто пробуя эти слово на вкус, произнес император, - давненько меня так никто не называл. - Он лукаво улыбнулся и извлек из кармана золотой брегет, щелкнул крышкой и взглянул на циферблат. - Если быть точным сорок семь часов тридцать четыре минуты как раз тогда вы отправились в дом Ипатьева на свое последнее задание.
        Денис открыл рот, Игорек тоже и лишь Юля высказала то, что сейчас поняли все:
        - Так ты Штерн из нашей реальности?!
        - Именно, девочка, - вновь улыбнулся бывший доктор и нынешний император. - Ты всегда была самой сообразительной.
        - Но как? - искренни удивилась Юля. - Я не понимаю, как ты все это провернул?
        - Ну что ж, последняя просьба приговоренных к казни достойна быть исполнена! - театрально заявил Штерн. - К тому же, мне больше не с кем поделиться своим гениальным замыслом, ведь его никто не поймет и не оценит так, как вы, друзья мои.
        - Тогда не тяни мышь за письку, рассказывай! - прорычал Игорек.
        - Ты, мой перекаченный друг, никогда не отличался сдержанностью, - скривился император и повернулся к самурайше-телохранительнице. - Кики, заткни ушки, тебе не стоит этого слышать. Но будь начеку, моя милая.
        Японка беспрекословно повиновалась и, словно дитя, вставила пальцы в уши.
        Штерн улыбнулся.
        - Как же она мне нравится. Ох уж эти японцы, они преданы своему сюзерену больше, чем самой жизни. Кики слушается меня беспрекословно и со старанием выполняет любое мое желание. - Штерн окинул взглядом мужчин и лукаво улыбнулся. - Любое. Вы понимаете, о чем я?!
        - Фу-у, - фыркнула Юля.
        Но император не обратил на это внимания.
        - Ну а теперь вернемся к нашим баранам, то есть к вам, господа и дама. - Он заложил руки за спину, сделал несколько шагов по комнате и продолжил. - Я не напрасно называю вас баранами, ведь вы действительно дальше своих рогов и не видите, а рогов я вам наставил достаточно. - Штерн хихикнул. - Кто-то из вас ведь наверняка догадался, когда второй член группы «Белый террор» угодил в прошлое, что это все неспроста?
        - Ну, - хмыкнул Денис, поскольку именно он посчитал что то, что два попаданца из одной организации, объединенные одной целью, попали в прошлое - это не просто совпадение.
        - Возможно, если бы у вас было больше времени, вы бы наверняка смогли копнуть глубже и изучить эту группу лучше: ее членов, историю, связи и то, что их всех объединяет помимо убеждений.
        - Они все учились в одном университете, в Ленинградском медицинском, - вдруг осенило Дениса.
        - Именно, мой молодой друг! - Штерн даже хлопнул в ладоши. - Правда, я на несколько курсов старше.
        - Но ведь тебя не могли не проверять, когда отбирали к нам в отдел? - удивилась Юля.
        - Конечно, девочка моя, меня проверяли, - произнес Штерн, - но сочли достойным и политически лояльным гражданином к власти той реальности, которой уже нет, и никогда не будет. И это все не смотря намою связь с «Белым террором»!
        - Но как? - выпучилась «ежик». - Они знали, что ты состоял в группе? Тогда я совсем ничего не понимаю.
        Штерн самодовольно улыбнулся.
        - Чтобы узнать «как», придется рассказать все с самого начала. Знаете, друзья мои, а ведь это именно я создал группу убежденных монархистов, которую вы знаете, как «Белый террор». Да, да, это именно я сплотил вокруг себя молодые неокрепшие умы, разочарованные в идеях коммунизма и социализма и невидящие никакой перспективы в эпохе перестройки, несущей нам псевдо демократию. Ведь что такое по сути своей демократия?
        - Власть большинства, - пробурчал Денис.
        - Именно, - кивнул монарх. - А большинство людей нашего мира - идиоты, маленькие жалкие людишки, заботящиеся только о себе, завидующие другим и потребляющие. Потребляющие навязанную нам телевизионную пропаганду политиков, жаждущих остаться у власти; потребляющие рекламу, навязывающую нам бесполезные товары и вечно обнавлющиеся гаджеты, без которых, будто бы, невозможно прожить в современном мире, поскольку та же самая рекламная пропагандау же создала для нас, якобы комфортный и успешный образ жизни, где мы на самом деле стадо баранов, стоящих в очереди за новыми айфонами, потребляющие в мозг дермо, высераемое на нас с экранов телевизоров и просторов интернета, и только и умеющее что блеять, работать, а потом тратить все заработанное на бесполезные вещи, чтобы единицы у власти богатели! Общество той реальности делилось на два типа людей: продавцы и покупатели, все продавали всем и все покупали у всех, а главной идеей, смыслом и богом того мира одновременно являлись деньги! Мир баранов, не иначе, жующих зеленую травку-доллар!
        - Предположим, в чем-то ты прав, - неожиданно согласился Денис. - Но разве мир, который создал ты, намного лучше?
        - Конечно! - воскликнул Штерн. - В моей России все четко распределено! Исторически законная власть - монархия, которая не стремится к поклонению деньгам и не думает, что такого наплести людям, чтобы в момент следующих выборов удержаться у власти. Истинному монарху все это только мешает и отвлекает от самой сути правления и управления. В моей России есть дворянство - и это не какие-то заворовавшиеся олигархи и крупные бизнесмены, опять же стремящиеся только к заработку, это истинные патриоты, гордые своим положением в обществе. Они воспитаны, как опора монархии, любящая свою страну и стремящаяся к ее процветанию. Их дети - это не зарвавшиеся мажоры, кичащиеся деньгами родителей, а просвещенные личности, умеющие и не боящиеся служить, в прямом смысле этого слова, своей стране!
        Разгоряченный император начал вещать как с трибуны, его глаза загорелись, речь сделалась, как у заправского диктатора. Но Фадеев решил быстро остудить его пыл.
        - Ну, возможно, - скривился Денис. - Только, как я понимаю, это вовсе не твоя заслуга.
        Штерн опешил, замолк на полуфразе и с возмущением уставился на парня.
        - Ведь ты здесь без году неделя, а все это уже до тебя образовалось, - продолжил Денис. - Скорее спасенную мной Анастасию благодарить стоит. Да и к тому же, больших различий с нашей реальностью я не вижу: опять богатая захапавшая власть элита, но теперь уже по крови, что еще хуже - дворяне твои, то есть. А как же остальной народ? Что с ними?
        - Они там, где им и место, - зло процедил сквозь зубы монарх. - Как я уже сказал ранее, в моей стране все четко распределено. Простой народ - это большинство, это стадо, это тупое быдло, и они обречены служить, повиноваться воле своего владыки и работать на благо империи! Жаль, что Александр Второй отменил крепостное право, а затем Анастасия, вступив натрон, уравняла всех в правах. Но время все же расставило все по своим местам, и мое альтер-эго этой реальности вернуло изначальный дореволюционный уклад, восстановив привилегию дворянства! А я со временем добьюсь нового закрепощения народного стада!
        - Пфф, - фыркнула Юля. - В общем, ты очередной обезумевший диктатор у власти с манией величия размером с яйца мамонта! Ты ничем не отличаешься от Гитлера и ему подобным!
        - Вздор! - взревел Штерн.
        Стоящая, как мраморное изваяние, японка-телохранитель напряглась всем телом, готовая получить от сюзерена приказ, но пальцев из ушей она так и не вынула. Впрочем, монарх еще видимо не наговорился, и его раздутое эго продолжило выплеск убежденности собственной значимости и гениальности.
        - Но впрочем, все это лирика, - процедил Штерн сквозь зубы. - И я не ждал от вас ни понимания, ни осознания значимости нового мироустройства. Поэтому вернемся к тому, с чего мы начали, а именно к тому миру и моему первоначальному замыслу.
        - Мы во внимании, - хмыкнула «ежик».
        Монарх самодовольно улыбнулся, потер руки и продолжил:
        - Я собрал вокруг себя молодых амбициозных монархистов, жаждущих перемен, и стал направлять…
        - А почему именно ты? - спросил вдруг Денис. - Что сделало лидером именно тебя, а не того же Сатановского, к примеру?
        Штерн сощурился, глаза его блеснули искрой, а губы расплылись в надменной улыбке.
        - Так вы еще об этом не догадались, глупцы?! - Он рассмеялся. - Конечно же, право крови сделало меня истинным лидером монархического движения!
        Денис с Юлей подняли на императора удивленные глаза, и даже Игорек с интересом прищурился.
        - Да, друзья мои, - довольный тем, что смог удивить, закивал Штерн. - Я прямой наследник последнего ведомого вам императора Николая Второго, я Николай Третий!
        - Твою же мышь, - присвистнул Игорек.
        - И как же так вышло? - спросила Юля.
        - Мой прадед был незаконным сыном Николая! - холодным голосом огласил император. - Конечно, он не мог претендовать на престол и вообще являлся обузой для королевской семьи. И поэтому его с матерью решено было отослать куда подальше. А подальше это родина моей прапрабабки - Германия. Этот секрет многие поколения хранила моя семья, и никто кроме ее членов и Романовых, не был посвящен в эту тайну. А вскоре в России произошла революция. Тупое человеческое стадо, ведомое авантюристами, жаждущими власти, в одночасье погубило тысячелетнею Россию, превратив ее в омерзительную коммунистическую державу, где вчерашние пресмыкающиеся крестьяне, что чистили обувь моим предкам, сделались хозяевами величайшей страны мира. Но! Это я знаю точно, даже высшим силам новый несправедливый, отвергающий человеческую иерархию, выработанную тысячелетиями, порядок показался омерзительным! - Глаза Штерна загорелись огнем, он задрал подбородок, и, не смотря уже ни на кого, начал вещать в пустоту, видимо обращаясь к этим самым высшим силам. - Да, высшие силы выбрали нашу семью, чтобы вернуть все на круги своя, само проведение
вело меня и моих предков к исправлению главной исторической ошибки и восстановлению законной справедливости. Мой прадед в составе войск «SS» участвовал в блокаде Ленинграда, но был пленен, десяток лет провел в лагерях, а когда получил свободу - решил остаться на исторической родине. Так моя семья и жила в бывшей столице великой империи, с отвращением взирая на то, что происходит с родиной, и передавая из поколения в поколение нашу тайну. Отец за рюмкой шнапса часто размышлял над тем, как бы преобразилась страна под нашим руководством, но он был всего лишь мечтатель, а я - человек действия! - Новый император поднял палец кверху, призывая потолок или того, кто выше крыши, себе в свидетели. - Назаре девяностых я, как и многие, почувствовал ветер перемен. Старому отвратительному режиму приходил конец, общество ждало обновления. Этим обновлением мог стать возврат к отечественным истокам и традициям, которые когда-то привели нашу родину к самым заоблачным высотам. И я решил действовать, нашел единомышленников, поверивших в меня, и создал «Белый террор». Тогда я еще до конца не осознавал, что для достижения
моей цели у меня нет ни необходимых ресурсов, ни нужного числа сторонников, но молодость давала мне дополнительную веру в мои возможности, и я чувствовал, что высшие силы на моей стороне. Сейчас, спустя годы, мне самому смешно вспоминать наши планы: мы действительно хотели взорвать все правительство к чертям собачьим, устроить теракты по всей стране, а потом под шумок всеобщего хаоса прийти в образе спасителей. Глупые и неосуществимые замыслы. - Штерн самоиронично усмехнулся. - Но многие верили в подобные идеи, хотя, лично я быстро пришел к осознанию неосуществимости этих бредовых затей. И как только я это сделал, проведение высших сил даровало мне истинный путь. Я познакомился с профессором Лыковым. Я сразу понял, что этот блестящий ум может быть мне полезен, и когда Максим обмолвился о собственной теории временных межпространственных разрывов, я осознал всю глубину возможностей. Стало не обязательно захватывать власть самому, как какие-то террористы или те же самые большевики, достаточно было просто однажды повернуть реку времени в нужное мне русло, и дело сделано!
        - Но с чего ты вообще решил, что даже если Империя не падет, что однажды именно ты, bastard* Николая, станешь новым Императором? - спросил Денис.
        *BASTARD(англ., нем.) - внебрачный, побочный, незаконнорожденный ребенок.
        На это Штерн громко захохотал.
        - Глупый мальчишка, - произнес бывший доктор. - Ну естественно, об этом должен был позаботиться я сам илиже те, кто мне верны!
        - И как именно? - Юля подняла на нового императора наполненный тревогой взгляд. - Неужели?..
        - Именно, девочка, - со злой ухмылкой кивнул Штерн. - Их должны были стерилизовать, как бесполезных домашних котиков, от которых хозяин не хочет получать потомство.
        - Это подло и мерзко, - фыркнула «ежик».
        - Все лучше, чем быть расстрелянными большевиками, - пожал плечами император.
        - И кто же это сделал? - спросил Денис. - Распутин? То есть Сатановский!
        - Нет, - на лице Штерна впервые проявилась гримаса неподдельного раздражения. - Сатановский, будь он проклят, пошел своим, одному ему ведомым путем! Бог знает, что творилось в голове у этого психа, после того как он решил, что с ним говорят высшие силы. Подумать только, будто высшие силы могли снизойти до простого смертного! Они даже с наследником Российской Империи говорить не хотят, а лишь ведут меня к цели и истинному предназначению! Но я все же думал, что он мне предан. Его заданием было уничтожить будущих лидеров большевизма и не дать революционному движению ходу. А вместо этого он прикинулся каким-то псевдо-святым старцем, излечил Алексея и попытался выправить ошибки монархии бескровным путем. Но его финал известен: смерть и никакой пользы!
        - Возможно, он просто понял кто ты, и не захотел отдавать Россию в руки тирана! - предположил Денис.
        Император скривился.
        - Нет. Сатановский отличался честолюбием, и этот порок взял над ним верх. Сатановский всегда хотел видеть себя значимым, вот он и выдумал себе образ сибирского старца и решил сделаться серым кардиналом империи. Он наплевал на высшие цели и начал думать только о себе. - Штерн криво улыбнулся. - А еще, похоже, этот старый плут догадался о том, кто именно рассекретил наш монархический кружек.
        Пленники переглянулись.
        - Так ты сам раскрыл свою группу и сдал ее государству?! - удивилась Юля. - Ну ты мерзавец!
        Но бывший доктор лишь рассмеялся.
        - Ты не понимаешь девочка, все это ради высшей цели. Когда я познакомился с Лыковым, то понял, что тактику в достижении моей цели нужно срочно менять, нужны финансы и новые влиятельные знакомства. А как этого добиться? Вот я и решил показать свою лояльность режиму того мира, сдав группу не до террористов-монархистов. Тем самым я обелил свое имя и завел необходимые начальные связи, что очень помогло мне в дальнейшем. - Штерн усмехнулся и покачал головой. - Чертов профессор Лыков, гребаный Максим Эдуардович - он ведь весь в себе, флегматичен от природы, и его теория о разрыве материи так бы и осталась навсегда теорией, если бы не я! Это именно я стоял за его спиной, выбивал гранты, проводил с ним первые эксперименты, пока, наконец, на него не обратили внимание. Лишь только после этого я отошел в тень и стал ждать…
        - Ждать чего? - спросил Денис.
        - Как это чего?! - фыркнул император. - Конечно же, подходящего момента, вернее, подходящего разрыва. Ведь в практике перемещений во времени есть один маленький изъян: мы не можем отправиться в прошлое в любой момент по нашему выбору, мы лишь можем только нырять уже в образовавшиеся разрывы. Зато по глубине разрыва мы можем определять, куда и в какое время он ведет. - Штерн сложил руки перед собой и загадочно улыбнулся. - А теперь о самом интересном! Совсем недавно Лыков по плотности скопления «z» частиц в атмосфере, наконец, научился предсказывать места, где может произойти разрыв и временную глубину.
        Юля открыла рот и захлопала глазами.
        - Но почему… - начала она, но бывший доктор перебил ее.
        - Но почему профессор не поделился с нами этим открытием, ведь это существенно могло облегчить нашу работу? Наверное, это ты хотела спросить, всезнайка?! - Штерн даже расхохотался.
        «Ежик» набычилась и запыхтела, как закипающий чайник.
        - И опять это был я! - с гордостью заявил император. - Я убедил Лыкова, что если о его новом открытии узнают в высших кругах, то возможность, что кто-то захочет что-то изменить или подправить вырастет многократно. Профессор согласился, пообещав, что не раскроет этот секрет, а я, поняв, что, наконец, пришло время осуществить свою цель, и принялся собирать старую команду «Белого террора». Ну, а дальше, думаю, вы и так обо всем догадываетесь. Конечно, все прошло не совсем гладко, но цель достигнута. И что мне нравится больше всего, так это ирония судьбы, которая заключается в том, что прошлое в итоге изменил ни Сатановский и даже ни Разин, а ты - Денис! - Штерн расхохотался. - Именно ты - тот, кто должен был стоять на страже его неизменности. - Еще несколько смешков. - А я ведь сразу понял, что ты не подходишь в спасители времени - не тот ты человек!
        Фадеев опустил голову, возразить на это он ничего не мог. Действительно, все было именно так, он никогда не подходил для этой работы, на ней он совершал только ошибки, которые в итоге и обернулись печальным финалом.
        - Не понимаю, - сквозь смех пробурчал император. - И зачем только Громов потратил на тебя свое время? Наверное, это все же высшие силы послали тебя ко мне в помощь! Я бы даже оставил тебя в живых за твою невольную услугу, но боюсь рисковать. Уж прости. - Штерн развел руками, но Денис этого не увидел, поскольку продолжал изучать свою обувь. - Да, кстати, вот еще одна загадка? Ты не задумался, почему в этой реальности твоя фамилия Федоров? Хотя… возможно, по той же причине, что и у нашей Юленьки… - Бывший доктор с хитрецой взглянул на «ежика» и та неожиданно отвела взгляд, на что Штерн даже возликовал и захлопал в ладоши. - Сколько же у вас секретов, господа и дамы, сколько же тайн! Но, мне уже не досуг о них заботиться. Простите меня, я вынужден откланяться, меня ожидает немецкий посол, что-то о подписании очередного мирного договора с Рейхом.
        Император новой Российской Империи кивнул японке-телохранительнице, та покорно вынула пальчики из ушек.
        - Еще один вопрос, Штерн, - вдруг произнес Игорек.
        Бывший доктор повернулся к «богатырю» и с интересом поднял брови.
        - Я только одного не пойму, - произнес прикованный здоровяк, - что это за штука приключилась, что после изменения реальности ты сам ни капли не изменился и остался в собственном сознании?
        - Отличный вопрос, мой перекаченный друг! - усмехнулся Штерн. - И какая ирония, что его задал именно ты - тупой среднестатистический представитель пролетариата. Но знаешь что, мой любитель грызунов, давай этот вопрос я оставлю без ответа, ведь интрига всегда должна оставаться, вплоть до самой последней страницы книги, или, в нашем случае, конца, конца ваших жалких жизней! Кстати, Игорек, ты ведь знал, что мне всегда нравилась твоя девушка?
        «Богатырь» насупился, каменные желваки на его лице напряглись.
        - Но она никогда не обращала внимания на добродушного и интеллигентного доктора Штерна, - продолжил император, - но думаю, что в нынешнем статусе она мне отказать не сможет, так что сегодня ночью нам будет с ней чем заняться!
        Бывший доктор засмеялся, а Игорек зарычал.
        - Большая ошибка, Штерн, - чуть слышно прошептала Юля.
        В следующую секунду «богатырь» соскочил с места, дернув сковывающие его цепи вверх. Дзинь! Звенья дрогнули, металл разогнулся, и освободившийся Игорек двинулся к попятившемуся императору. Японка тут отреагировала, катана и вакидзаси выскользнули из ножен, на Дениса она уже не смотрела. Молниеносный замах и наточенная до блеска сталь, вспарывая воздух, устремилась к объекту опасности.
        Игорька нужно было срочно спасать. Фадеев соскочил со стула. Бац! Миниатюрная Кики даже не взглянула в его сторону, а ее маленький локоток с невероятной силой ударил Дениса в солнечное сплетение. Парень упал, в груди сперло, будто в горле застряла куриная косточка, но он все же успел схватить телохранительницу за кимоно. Хрясь!
        «Оказывается, японцы делают не такую уж прочную ткань?» - вот что подумал Денис, когда штанина кимоно разорвалась, и он увидел желтого «покемона» на розовые трусиках японки, натянутых на ее миниатюрную попку.
        Но комичность ситуации тут же померкла в блеске японской стали, которую, ни чуточки не смутившаяся, телохранительница тут же устремила на обидчика.
        К этому моменту самодержец всероссийский уже оказался впечатан в стену и теперь мирно покоился без сознания на полу с разбитой физиономией, предаваясь одному ему ведомым снам, снам, которые могут сниться только тем, в чьих жилах течет «голубая» королевская кровь и кого ведут «высшие силы». А простой пролетарий Игорек умерив гнев, развернулся к той, кто должна была охранять его жертву.
        - Держись, Диня! - зарычал «богатырь» и словно медведь ринулся на беззащитную зайку.
        Но «зайка» оказалась вовсе не «зайкой», а мифической «кицунэ»**, что своей хитростью и ловкостью повергала и самураев и ронинов. Куда уж там примитивному гайдзину***. Кики подскочила на месте и со всего маху припечатала «богатыря» ногою в челюсть. Один плюс - смертоносные клинки в этот моменту убрались от Дениса куда подальше, парень воспользовался этим мгновением и откатился в сторону. Зато Игорек от точного и неожиданно мощного удара «кицунэ» перелетел через стол и ударился в стену.
        **КИЦУНЭ - японское название лисы. В фольклоре обладает магическими способностями, главная из которых превращение в человека.
        ***ГАЙДЗИН - сокращение японского слова гайкокудзин, означающего иностранец.
        Фадеев вскочил на ноги, схватил металлический стул и замахнулся на телохранительницу. Молниеносный росчерк катаны и сталь словно масло оказалась разрезана на две половинки.
        - Я так не играю! - закричал Денис и бросил в японку обломки стула. - Это не честно!
        Ловкая «кицунэ» отбила один обломок, а от второго закрылась блоком, на секунду потеряв противника из виду. Этими воспользовался Денис. Он пошел на сближение, вклинился, скрестив руки перед собой, а затем вцепился в запястья девушки, прижав ее клинки к груди.
        В этот момент Игорек поднялся, сплюнул кровью из разбитой губы и бросился в атаку.
        - Ну и что ты теперь будешь делать, японская лисичка? - усмехнулся Денис.
        И «кицунэ» сделала, она вдруг извернулась всем телом, ушла вниз, Фадеев услышал, как хрустнуло и вывернулось ее запястье, катана выпала, зато вакидзаси оказался освобожден. Но Игорек уже подскочил, Кики прыгнула вверх, ногами переплелась вокруг горла «богатыря», освободившийся рукою схватила Дениса за шиворот и…
        Если бы Фадеев не ушел вниз, холодный японский кинжал сейчас бы пил теплую кровь из его шеи, а так все втроем они повалились на пол и сплелись, словно комок змей. Ноги азиатки по-прежнему сжимали шею краснеющего и стремительно теряющего воздух Игорька, а Денис обеими руками боролся со все ближе сползающим к его горлу вакидзаси.
        Бах! Бах! Бах! Глухие удары посыпались в запертую дверь комнаты для допросов. Дела становились все хуже и хуже!
        - Все, я освободилась! - вдруг прозвучал спасительный Юлин голос, и девушка, нависла над копошащимся комком переплетенных людей.
        Кулачек «ежика» сжался и угрожающе, поднялся для удара, девушка гневносверкнул глазками и произнесла:
        - Держи подачу, сучка!
        БАЦ!!!
        Глава 15
        Обитая кожей и перетянутая каретной стяжкой дверь, с грохотом срывая штукатурку, сорвалась с петель и обрушилась на пол. В проеме входа тут же показался Громов со вздернутым пистолетом, похожим на немецкий «маузер», но вместо обоймы отсек для электро-плазмы. По бокам еще несколько сотрудников с такими же маузер-бластерами.
        - А-а-а-а! - Юля помахала лезвием вакидзаси у горла императора Николая Третьего, который к тому времени уже пришел в себя и теперь трясся как осиновый лист на колючках «ежика», играя роль живого щита.
        - Я бы на вашем месте не стала открывать огонь, мальчики, - кокетливо улыбнулась девушка, водя клинком взад вперед по горлу Штерна. - Вы ведь наверняка хорошо изучили мое досье, действительный тайный советник Громов, и поэтому понимаете, что прежде чем меня поразит разряд плазмы, я вспорю вашего любимейшего императора, как американцы пресловутую индейку на дне благодарения!
        Громов опустил пистолет, его сотрудники сделали то же самое.
        - Что вы хотите, фрау Крюгер? - ровным спокойным голосом спросил действительный тайный советник. То, что шеф сейчас просчитывает в голове все возможные варианты действия и их последствия, можно было не сомневаться.
        - Для начала бросьте оружие на пол и подопните к нам! - потребовал Игорек.
        Громов кивнул, кинул пистолет, тот со звоном шмякнулся об пол. Денис и Игорек напряглись, понимая, что от шефа сейчас можно ждать чего угодно. Но ничего не случилось, действительный тайный советник не стал рисковать понапрасну и слегка пнул пистолет. Затем и его сотрудники сделали то же самое.
        Денис нагнулся и подобрал стволы. Один сразу протянул другу, второй оставил себе, третий спрятал за пазуху, поскольку Юля была всецело занята Штерном. Император, на удивление, вел себя тише воды ниже травы, понимая, что никакие его слова сейчас не смогут исправить ситуацию, и остается только ждать и рассчитывать на содействие «высших сил», то есть делать то, чем он занимался практически всю жизнь.
        - Ну и что теперь? - развел руками Громов. - Вы ведь понимаете…
        - Что живыми нам отсюда не выбраться?! - перебила «ежик».
        Действительный тайный советник криво улыбнулся, будто в подтверждении ее слов.
        - А вот знаешь, мы все-таки попытаемся! - фыркнула Юля. - И клянусь, - она надавила острием вакидзаси на горло императора так, что по клинку заструилась кровь, а сам Штерн завизжал, как поросенок на бойне, - клянусь теми, кому вы там молитесь в этой чертовой реальности, если я пойму, что вы вздумали нас дурить, я вспорю вашего ненаглядного императора…
        - Да, да, знаю, - действительный тайный советник примирительно поднял руки и открыто улыбнулся, - как американцы пресловутую индейку на дне благодарения. Хорошо, это я уже понял. - Громов продолжал сохранять все тоже непробиваемое спокойствие. - И какие же будут дальнейшие требования, фрау Джулия? Может миллион рублей золотыми императорскими червонцами и вертолет?
        - Нет! - отрезала Юля. - У меня есть идея получше!
        - Ты с ума сошла? - продолжал возмущаться Денис, вылетев из здания Главного штаба, как пробка из бутылки с шампанским и опасаясь, что с минуты на минуту в спину вонзится что-то поострее и смертоноснее штопора. - Мы ведь могли взять вертолет!
        - Поверь мне, его машина куда лучше, чем вертолет, - пробурчала Юля.
        Они оказались на дворцовой площади. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, на небе сияла луна, перемигивались звезды, дул легкий теплый ветерок. Но первое, что сразу бросалось в глаза, это Зимний дворец, он был отнюдь не зеленый, а голубой с золотыми тонами, причем Денис был готов поклясться, что золото настоящее. Это, к слову, смотрелось довольно неплохо при вечерней подсветке здания, но и пугающе непривычно. У ворот Зимнего дежурила охрана, у арки Главного штаба тоже стояли жандармы, они вытянули шеи, завидев императора в окружении незнакомцев, но с места не сдвинулись, видимо, уже получив распоряжения. Но Игорек все же нацелил в их сторону плазменный маузер, опасаясь подвоха.
        - И как мы ее узнаем? - спросил Денис. Он все еще не мог смириться с тем, что Юля отказалась от вертолета в пользу машины, и теперь, увидев, что перед Главным штабом стоит сразу шесть черных автомобилей, растерялся.
        - Нажми на кнопку автозапуска, балбес! - рыкнула «ежик».
        «Действительно балбес, - подумал про себя Денис. - Брелок с ключами ведь у меня».
        Фадеев нажал на кнопку.
        Пик-мур-пик - промурлыкал один из автомобилей, игриво подмигнув габаритными огнями, затем замолк, и еще через секунду завелся и зарычал, как настоящая пантера. Черный, гладкий, обтекаемый, но с претензией на классику и явно представительского класса автомобиль отдаленно напоминал Rolls-Royce Phantom, но вместо заморских букв «RR», на хромированной решетке радиатора красовались две родные «РБ».
        «Руссо-Балт!» - понял Денис и от восхищения даже присвистнул.
        - Отечественный, - с уважением сказал Игорек. - Научились же наши делать, пусть и при царе, но все же. Сразу видно, что это не Лада из-под топора и даже…
        - Болтать завязываем и в машину! - прикрикнула на них Юля, с подозрением косясь на скапливающихся на площади жандармов. - Я за руль, Игорек с доком назад…
        - Нет! Только не ты за руль! - разом вскрикнули и Денис, и Игорек, и даже Штерн от страха выпучил глазенки и постарался что-то провизжать, как поросенок, но кляп, который минуту назад всунула в его рот «ежик», не дал императору сказать и слова.
        Юля гневно на них посмотрела.
        - Хорошая попытка, - покачала головой девушка и протянула руку к Денису. - А теперь ключи гони!
        На упрямство времени не было, и Фадеев обреченно отдал ключи. «Ежик» разблокировала двери, Игорек, не церемонясь, впихнул самодержца государства Российского в салон и протиснулся сам, Денис с Юлей тоже поспешили усесться на мягкие кожаные кресла.
        Уже в салоне Фадеев обернулся на дверь Главного штаба и увидел Громова. Шеф, «…нет уже не шеф, а действительный тайный советник новой исторической реальности», - сам поправил себя Денис. Он стоял у входа в строгом темно-синем мундире с серебряными пуговицами, борода на его лице смотрелась как-то непривычно, а взгляд был отчего-то печален. И Фадееву тоже стало грустно. Совсем недавно он безмерно уважал этого человека и восхищался им, пусть и недолго, он считал его своим дядей, и это заставило проникнуться к Громову еще сильнее. А теперь? Теперь в этой новой исторической реальности бывший шеф стал для них самым опасным врагом, который, не задумываясь, ликвидирует их при следующей встрече. И какие же чувства теперь испытывал к нему Денис? Нескольких секунд не хватило, чтобы разобраться в мыслях, но, что Фадеев понял точно, так то, что эти чувства совсем не напоминали чувства к врагу.
        Жжж-ух… Юля нажала на педаль газа, и Руссо-Балт, выплевывая дым из-под колес, сорвался с места. Прямо по брусчатке через Дворцовую площадь автомобиль выскочил на дорогу, заставил со свистом затормозить встречную, похожую на буханку хлеба, машину, усатый мужик за рулем было гневно затряс кулаком, но, увидев номера, выпучил глаза и постарался вмяться в сидение, а Руссо-Балт подрезал еще одного участника движения, обогнал следующего, стремительно набрал скорость и со шлейфом свернул на Адмиралтейский.
        Перестраиваясь из ряда в ряд и обгоняя один автомобиль за другим, Руссо-Балт несся мимо Александровского сада, когда позади вдруг раздались звуки сирены.
        - Вот мы и привлекли внимание местных копов, - хмыкнул Денис. Он пригляделся в зеркало заднего вида и увидел два стремительно нагоняющих темно-синих автомобиля, похожих на американские Muscle car*, но украшенных золотыми императорскими орлами и с проблесковыми маячками на крышах. У-у-у! - в непривычном ритме гудела сирена, отчего-то не сине-красная, а золотая.
        *MUSCLE CAR - класс автомобилей, существовавший в США в середине 1960-х по середину 1970-х годов. Классические представители класса: Dodge Challenger, Pontiac GTO, Ford Mustang.
        - Спокойно! - переключая передачу и обгоняя очередную машину, отозвалась Юля. - Все идет по плану!
        - А у нас есть план? - оживился Игорек.
        - И какой же… стесняюсь спросить? - сглотнул Денис.
        - Пусть это для вас окажется сюрпризом, - хитро улыбнулась «ежик».
        Штерн с кляпом во рту что-то панически промычал, и даже Игорек скривился:
        - Ёк…макарек! Как же я не люблю твои сюрпризы.
        В этот момент Руссо-Балт достиг оконечности Александровского сада, слева показался Исаакиевский собор, ночью подсвеченный прожекторами, он смотрелся особенно чарующе, никаких лишних туристических лавок, зеваки тоже не толпятся… лишь нищие… много нищих вокруг действующего собора!
        …Но времени размышлять над судьбой шедевра Монферрана не было, темно-синие автомобили с проблесковыми маячками нагоняли.
        Юля ловким движением руки откинула подлокотник, под ним оказались спрятаны какие-то кнопки. Денис с Игорьком присвистнули, а «ежик» усмехнулась:
        - Пусть это уже и не наш Громов, но мальчишка, всю жизнь проигравший в шпионов, даже в зрелости мальчишка! И своих привычек не меняет… Так что бы опробовать? Пожалуй, я нажму красную. Да точно - красную!
        И Юля нажала на красную кнопку.
        Неожиданно под капотом что-то зажужжало, а затем вдруг: фуух! Из-под бампера виляя огненным хвостом, вылетела самая настоящая ракета. «Ежик» крутанула руль, Руссо-Балт свернул влево, ракета продолжила движение прямо пока: бах! - препятствие не остановило ее.
        - Это же Конногвардейский манеж! - ахнул Денис. - И ты только что уничтожила одну из скульптур братьев Диоскуры!
        - Да?! И кто же это был? Кастор или Полидевк? - «Ежик» не повела и бровью, а лишь переключила передачу. - Никогда не знала кто из них кто.
        Денис недовольно поморщился и открыл рот, чтобы возмутиться, пусть это и Петербург другой исторической реальности, но уничтожение архитектурных шедевров родного и любимого города это уже…
        - Хотя какого черта! - тут же сам остудил свой пыл Фадеев, увидев в зеркало нагоняющие автомобили жандармерии. - Круши все, что душе угодно, главное не останавливайся!
        - Слушаюсь! - игриво протянула Юля и, миновав Исаакиевский сквер, вдруг резко дернула рычаг ручного тормоза.
        Машину понесло в занос.
        - Му-уу! - замычал император.
        - А-а-а! - завопил Денис, которого подбросило на сидении, стукнуло об потолок и впечатало в окно.
        Юля же не отрывала рук от руля и была сосредоточена, контролируя занос машины с дрифтом кружащийся вокруг скульптуры Николаю Первому. С такого ракурса памятник императора не открывался Денису еще ни разу… за несколько кружащихся в вихре секунд Фадеев целиком оглядел коня, которому скульптор Клод по своему обыкновению уделил ведущие внимание, оценив его от кончика хвоста до выразительных ноздрей. Но дым из-под колес, запах жженой резины и позыв желудка, вызванный головокружением, испортили впечатление.
        Жандармы, впрочем, тоже оказались весьма обескуражены неожиданностью маневра преследуемого автомобиля. Не сразу сообразив что делать, они все же пустились в эту кольцевую гонку, но к тому моменту Руссо-Балт уже оказался позади них.
        - Игорек! - скомандовала Юля, нажимая на кнопку стеклоподъемника и опуская заднее боковое окошко.
        - Все понял, Юльчик! - Отозвался «богатырь» и, вздернув маузер-бластер, нажал на курок.
        Бах! Бах! Бах!
        Искрящиеся шаровые молнии вылетели из плазменного маузера и одна за другой вдарили по заднему бамперу автомобиля жандармов. Две первые электризованные сферы, словно шарики наполненные водой, ударились о сталь машины, лопнули и разлетелись искрящимися брызгами, но третья сфера оказалась куда более ловкой, она влетела в глушитель и…
        Пух!
        Внутри автомобиля жандармов что-то взорвалось, из выхлопной трубы повалил едкий черный дым, сама машина тут же заглохла и закружилась, потеряв управление. Второй патрульный автомобиль резко затормозил, опасаясь столкновения с первым, Юля же, напротив, вдавила в гашетку педаль газа и устремилась в сторону Большой Морской.
        - Надеюсь, хоть черная поможет, - пробормотала девушка и нажала на очередную скрытую под подлокотником кнопку.
        На этот раз лишь легкий скрежет и какое-то бульканье раздались позади автомобиля и ничего больше. Денис уже было разочарован но хотел сказать, что «видимо, примочки Громова, срабатывают через раз», как вдруг, вновь вступившая в преследование, патрульная машина жандармов закружилась, будто попав в лужу разлитого масла, потеряла управление, и еще через секунду влетела в двери гостиницы «Астория», знаменитой тем, что когда-то в ее стенах поэт Сергей Есенин покончил жизнь самоубийством (по официальной, разумеется, версии). Хотя в этой реальности подобного события вполне могло и не произойти, и «народный поэт» вполне мог дожить до преклонных лет, подарив миру еще ни один литературный шедевр. Что, впрочем, не спасло гостиницу от очередного скандала в этот раз.
        Отделавшись от преследователей, Руссо-Балт спокойно устремился вверх по Большой Морской в сторону Невского. Краем глаза Фадеев увидел большой плакат с суровым кавказцем, явно бандитского вида. «Чурка не человек! Чурка - дерево!» гласила пропагандистская надпись и ниже на фоне древнерусского коловрата, так сильно напоминающего фашистскую свастику, лозунг: «Защитим славяно-арийскую расу от недочеловеков!»
        - Денис, сколько времени? - приказным тоном осведомилась Юля.
        - Час ноль шесть ночи, - оторвавших от возмутительного националистического плаката и переведя взгляд на нано-часы, ответил парень и затем с легким сарказмом: - А мы что, куда-то опаздываем?
        - Как раз напротив, успеваем вовремя!
        - Не понял? - пробурчал Игорек и почесал лысый затылок. - Куда вовремя?
        - Час ночи, а это значит, что скоро… - начал прикидывать Денис. - Нет! Только не говори мне…
        - Именно, - кивнула Юля и переключила скорость на повышенную как раз перед перекрестком с Гороховой, даже не обратив внимания на запрещающий сигнал светофора. Руссо-Балт рыкнул, словно пантера перед дракой и устремился вперед еще резвее, промчавшись через перекресток. Спидометр в этот момент показывал скорость 210 км/ч. Позади недовольно забибикали, видимо, наглый «ежик» лишь каким-то чудом никого не задела.
        - Муу-му, - замычал Штерн. - Му-мууу!
        - Да, притихни ты, пока я тебя из машины не выкинул! - рявкнул на императора «богатырь».
        Штерн сразу затих, явноопасаясь исполнения угрозы.
        - Юля, я всегда знал, что ты немного чокнутая, - слегка нервничая, заговорил Денис. - Но это ведь полное безумие!
        - Тогда может у тебя есть другая идея, как нам скрыться? - хмыкнула «ежик» и тут же сама ответила: - Не думаю! Так что сиди, помалкивай и дай возможность думать тем, кто это умеет!
        - Да… ты… - запыхтел было Денис, но Юля вновь крутанула руль, так что Фадеева шибануло щекой об стекло.
        Визг тормозов, автомобиль, движущийся по главной дороге, резко затормозил перед вылетевшим прямо перед ним наглым Руссо-Балтом. Юля даже не взглянула на перекрестившегося водителя и быстро устремилась по Невскому проспекту в сторону Дворцовой площади.
        Уу-уу-ууу! Позади показались золотые проблесковые маячки, раздались сигналы сирены. Еще три машины жандармерии присоединились к погоне.
        - Черный Руссо-Балт, - донесся голос из громкоговорителя одного из патрульных автомобилей, - снизьте скорость и прижмитесь к обочине, иначе мы будем вынуждены открыть огонь!
        - Ага, разбежалась - тапочки теряю, - фыркнула «ежик».
        - Это было последнее предупреждение! - послышался голос из громкоговорителя и в следующую секунду…
        Тыр-тыр-тыр!
        Пули забарабанили по автомобилю.
        Денис пригнул голову, Игорек тоже, Штерн вообще сполз с сидения и, мыча что-то через кляп, попытался забиться под переднее кресло, и лишь Юля даже не повернула голову.
        - А вы что думали, будто Громов установил все эти примочки и не позаботился о броне?! - усмехнулась «ежик», сворачивая с Невского к Дворцовому проезду.
        - Береженого Бог бережет, - пробурчал Денис, подымая голову и оглядываясь назад. По автомобилю продолжали стрелять, тыр-тыр-тыр - барабанили по стеклу пули и высекали искры из багажника.
        Пух!
        Неожиданно под машиной что-то бахнула, автомобиль понесло в сторону. Жандармы наконец-то догадались прострелить шину. Юля вцепилась в руль, стараясь выровнять положение, зафырчала как настоящий ежик, выругалась благим матом, но все же справилась, вытянула автомобиль и тут же остановилась у садика Зимнего Дворца.
        - Мы что приехали? - нервно спросил Денис, оглядываясь по сторонам.
        - Нет, - покачала головой «ежик».
        Впереди перед Дворцовым мостом толпились люди, одеты в осовремененную классику 19-го века. Горожане, туристы - разве разберешь кто из них кто в этой новой реальности! Несколько патрульных автомобилей по обыкновению перегородили подъезд к мосту, поскольку тот уже подымался.
        Преследователи остановились позади «Руссо-Балта», явно рассчитывая на то, что его отчаянный водитель сдался перед тупиком в виде толпы людей. Но Юля отнюдь не сдалась! И как только жандармы по выскакивали из машин…
        Р-рр-ррр!
        Руссо-Балт зарычал вновь, из под колес повалил дым, запахло жженой резиной.
        Пи-пи-пи!
        «Ежик» нажала на гудок. Но народ перед мостом уже и сам понял: стряслось что-то неладное и дорогу автомобилю, водителю которого явно сорвало крышу, стоит как можно скорее уступить. Раздались крики, люди зашевелись, и проезжая часть опустела в мгновение ока. Лишь жандармы, перегородившие подъезд к мосту, вздернули автоматы и спрятались за свои темно-синие машины, так поразительно напоминающие американскую классику.
        - Выкинь его, он нам больше не нужен, - вдруг приказала Юля.
        Игорек схватил Штерна за шиворот, тот в панике замычал.
        - Как ты там себя назвал? - скривился в ухмылке «богатырь». - Николай Третий?!. Николай - довольно невезучее имечко в отечественной монархии. Двое из твоих пращуров с таким именем кончили не лучшим образом… А Бог, как говорится: троицу любит! - Здоровяк звучно захохотал и отворил дверцу.
        В следующую секунду «ежик» отпустила ручной тормоз, и автомобиль сорвался с места.
        - Мууу… - замычал, было, император, но Игорек пинком выкинул его из машины и тот покатился по асфальту.
        - Ну, а вы убирайтесь с дороги или пеняйте на себя! - прорычала Юля, впившись взглядом в жандармов, стоящих перед мостом.
        Тыр-тыр-тыр!
        Бежать сотрудники правопорядка явно не собирались, напротив, они храбро открыли огонь, причем огонь в прямом смысле, поскольку в их руках оказались не автоматы, а огнеметы. Пламя обдало кузов автомобиля, запахло женой краской, но больше ни чего не случилось. Лишь много пламени и черные зловонные клубы гари в ночном Петроградском небе.
        - Только «саляры» больше на свое бесполезное оружие сожгли, - беззаботно пожала плечами «ежик» и нажала на красную кнопку.
        Из под капота, отплевываясь огнем, вылетела ракета и…
        БАХ!
        Загоревшие патрульные автомобили разметало в стороны! Спасся ли кто-то из ни в чемне повинных жандармов, просто исполнявших свой долг, Денис старался не думать. Но подъезд к мосту оказался свободен.
        - А теперь держитесь крепче! - воскликнула Юля, когда Руссо-Балт промчался сквозь огненную стену, возникшую после взрыва ракеты, и въехал на медленно раздвигающийся мост.
        Фадеев что есть силы вцепился в подлокотники. Машина стремительно летела вверх к месту расхождения моста.
        - Только бы получилось, - скрестив пальцы, прошептал Денис. - Только бы перелететь.
        Но перед самой вершиной Юля вдруг резко дернула вверх ручной тормоз, машину развернуло и боком выкинулос моста.
        - А-а-а! - закричал Денис, поняв, что не получилось, но сделать было уже ничего нельзя, черная и холодная гладь Невы стремительно приближалась.
        …Всплеск!
        Глава 16
        Он удобно устроился на мягком кожаном диване. Играл озорной джаз, в воздухе сладко пахло сигарами и солодовым виски. Одна красавица сидела у него на коленях, ее руки оплели ему шею, золотые локоны щекотали лицо, источая тонкий приятный аромат клубники с легкими нотами корицы. Вырез декольте обтягивающего красного платья зазывающе подмигнул подкаченными мячиками. Он улыбнулся, прильнул к этим округлым вершинам и постарался раствориться в вырезе декольте, затряс щеками и сделал: б-ррр, отчего девушка громко захохотала.
        Вторая красавица сидела рядом, ее ладошка, поглаживая, поднялась по его пухлой ножке, остановилась в области чресел, и пальчики стали медленно расстегивать замок ширинки. Розовый язычок меж тем коснулся его уха, облизнул, сделал круг и что-то нежно зашептал. Он повернулся - захотелось прильнуть губами к ее губам. Девушка нежно улыбнулась, неожиданно в ее руках появился колокольчик, каким в богатых домах подзывают прислугу, и в следующую секунду: дзинь! Красавица отчего-то стукнула его колокольчиком промеж глаз.
        - А ты шалунья, - усмехнулся он.
        Но шалунья не захотела останавливаться на достигнутом и ударила его вновь.
        Дзинь!
        Он зажмурился.
        Дзинь, дзинь, дзинь!
        - Да ты чего? - простонал он. - Чего дерешься то?
        Йосив Исакович Розенберг открыл глаза. Никакой красотки рядом с ним не было, на коленках тоже, лишь на груди лежал здоровенный черный котище, который тотчас открыл глаза, вспыхнувшие изумрудами, словно на тюрбане какого-нибудь раджи, и с недовольством уставился на хозяина.
        - Вот так всегда, - вздохнул Йося, - на самом интересном месте.
        И вдруг:
        - ДЗИНЬ! ДЗИНЬ! ДЗИНЬ!
        Нет, это уже был отнюдь не колокольчик, колотивший по черепной коробке, а самый настоящий дверной звонок, доносящийся из прихожей.
        - И кого там, во имя Иеговы, черт принес? - выругался Йося, подымаясь с кровати. Коту тоже, к его великому кошачьему неудовольствию, пришлось покинуть нагретое местечко и перебазироваться на пол.
        Ноги лишь с третьей попытки попали в тапки. Кряхтя проклятья, Йося сделал несколько шагов, как вдруг…
        Мяя-яяя!!! - во все горло заорал котище, поскольку хозяин наступил ему на самое ценное, что осталось у бедолаги после свидания с ветеринаром.
        - Сдристни отсюда, блохастая тварь! - заорал Йося и попытался пнуть кота, но тот ловко ускользнул от пухлой ножки, а сам хозяин поскользнулся и обрушился на задницу.
        - А-а-а, - протянул Йося, почесывая ушибленный зад.
        ДЗИНЬ! ДЗИНЬ! ДЗИНЬ!
        - Да иду я! Иду! - во всю глотку закричал хозяин квартиры, а затем добавил вполголоса: - Будьте вы прокляты семью казнями египетскими, кем бы вы ни были!
        Он вновь поднялся и, продолжая испускать проклятья, двинулся в коридор.
        Подойдя к двери, Йося осторожно заглянул в глазок. В парадной стояли трое: девушка - рыженькая, сексапильная, но лица не разглядеть из-за тусклого освещения, какой-то подозрительный здоровяк, лица тоже не видно, но уже по причине низкого расположения глазка и последний - молодой парень, лицо видно и это…
        «Кара небесная, да что ему таки еще от меня надо? - простонал хозяин квартиры. - Может притвориться, что меня нет дома?»
        - Йося, не дури, мы знаем, что ты дома! - донеслось из-за двери.
        - Что вам от меня надо, господин чиновник особых поручений Федоров? - Йося хотел, чтобы это прозвучал грубо, надменно и недовольно, но голос дрогнул. - Мы же уже таки все решили и обо всем таки договорились, я подписал все ваши тайные бумаги, бланки и формуляры о неразглашении и наказании, и, как мог, загладил свою вину… Будь проклят тот день, когда я угодил в этот чертов временной разрыв! Пусть обрушится на этот день семь казней египетских!
        - Да открой ты уже эту гребаную дверь, - раздался недовольный женский голосок, - здесь холодно, а мы мокрые!
        - Мокрые? Почему? - удивился Йося, и руки сами собой нехотя потянулись к замку, все равно артачиться смысла не было.
        Дверь отворилась, и хозяин квартиры увидел памятного ему по бытности попаданцем чиновника особых поручений Федорова в сопровождении двоих неизвестных. Все выглядели странно: взъерошенные, растрепанные и действительно мокрые с ног до головы. Да и одеты в какие-то исторические костюмы неудачников революционеров, которые когда-то пытались свергнуть монархию и так глупо прокололись на одной девчонке. «Да, девчонка потом натворила дел почище пресловутой Орлеанской девы, - подумал Йося. - С тех пор красный, как юбка у этой взъерошенной рыжей курицы, - взгляд на Юлю, - навсегда перестал быть символом революции. На его смену пришел черный, под которым новые революционеры пытаются прийти к власти. Но безуспешно. Охранка не дремлет». Вновь недоброжелательный взгляд в сторону Фадеева.
        Игорек бесцеремонно оттолкнул Йосю, одетого в комичную пижаму: длинную белую ночную сорочку и колпак, и вошел в квартиру.
        - Попрошу поаккуратней, - взвизгнул Розенберг на грубого и смутно знакомого здоровяка. Старый, наметанный еврейский глаз пригляделся. - Ой!
        - Вот не придуривайся, хитрая жидовская морда, - обиженно хмыкнул Игорек, - я тебя лишь слегка в сторону подвинул.
        Йося сглотнул и отвечать не стал, зачем этому амбалу знать, что он признал в нем террориста-революционера Богатырев а Игоря Михайловича, чьи портреты с пометкой «разыскивается за вознаграждение» обильно развешены по городу. Конечно же, Розенберг слышал, что «охранка» часто использует двойных агентов в среде социалистов, но чтобы сам Богатырев, ведь он же почти легенда в кругу революционеров. «Это надо обмозговать», - подумал Йося.
        Дверь хлопнула. Растрепанная рыженькая закрыла замок и повернулась к Розенбергу.
        - А-а-а!!! - завопил Йося, увидев ее лицо.
        - Ты чего? - выпучилась Юля.
        Хозяин квартиры упал на пятую точку и, пятясь, постарался уползти назад, но уперся в стену.
        - П-п-прошу вас-с, не уб-бивайте меня! - запричитал Йося, стараясь загородиться руками от ошарашенной Юли. Сознание отозвалось болезненными воспоминаниями о концентрационном лагере на землях польской колонии Третьего Рейха. Именно там, в другой, заполненной страхом, жизни он видел это лицо, только вот лицо это совсем не изменилось за долгие годы. - Клянусь, клян-нусь Гробом Господним я сделаю все, все-е, что вы от меня потребуете! Только прошу вас, фрау Крюгер, не убивайте меня и не применяйте ко мне ваших излюбленных пыток!
        - Я подумаю, - растерянно хмыкнула «ежик».
        - Похоже, ваша слава, фрау Джулия Крюгер, идет в этом мире впереди вас, - усмехнулся Денис.
        - А то, - пробурчала Юля и вновь скосилась на Йосю. - Розенберг, перейду сразу к делу! Нам нужно чтобы ты нашел для нас одного человека, думаю, с твоими обширными связями это не составит для тебя никакого труда.
        - Фрау Крюгер, но откуда у меня простого старого еврея могут быть обширные связи… - начал было Йося, скорее инстинктивно, по привычке, для набивания цены за услуги, но, увидев недовольно сдвинувшиеся брови фашистской шпионки, если верить слухам собственноручно отправившей на свидание с Иеговой более сотни потомков Авраама, тут же прикусил язык и, опустив взгляд, произнес: - Как его имя?
        - Лыков, Максим Эдуардович! - вместо Юли, произнес Денис.
        - Могли бы и сами догадаться, - взирая на Петропавловскую крепость, произнес Денис. - Где еще может находиться человек, неугодный императору в царской России, как не здесь?!
        Друзья расположились на Петроградской стороне в Александровском парке. Ночь еще не закончилась, в парке было свежо и пусто, лишь какой-то бездомный, укрывшись газетой, спал на одной из лавок. Они смотрели на Заячий остров, на ощетинившуюся, как в былые столетия, Петропавловскую крепость, на собор святых апостолов Петра и Павла и его купол, так не похожий на купол православного храма, украшенный не простым крестом, а с золотым ангелом, поблескивающим на фоне луны.
        - Зато плутать не придется, поскольку мы точно знаем в какой он камере, а это уже пол дела, - сказала Юля.
        - Да и сама тюрьма, как облупленная, знакома, я в ней все входы и выходы знаю, как тайные, так и явные, - разминая пудовые кулачища, сказал Игорек, будто ворваться в самую охраняемую тюрьму новой Российской империи было для него чем-то обыденным.
        Фадеев лишь покачал головой. Извлечение Лыкова казалось ему чистым суицидом. Из оружия всего три плазменных маузера, экипировки никакой, подготовки тоже, лишь пресловутый эффект неожиданности и то, до определенного момента. Но иного выхода не имелось.
        Неожиданно в парке показалась дама с коляской. В легком сером плащике, пернатой шляпке, она медленно катила коляску перед собой и что-то напевала. Поравнявшись с друзьями, женщина остановилась и нагнулась над коляской, возможно, чтобы поправить ребенку одеяльце, поскольку ночная питерская погода была весьма промозглой.
        «Постойте! Какого лешего она в пятом часу утра делает одна в парке с ребенком?» - с запозданием подумал Фадеев и потянулся за плазменным маузером, но не успел.
        Два серебристых дула оказались направлены на Юлю и Игорька. Ладонь Дениса уже легла на рукоять пистолета, как вдруг у горла он ощутил холодную сталь ножа. «Бомжа» на лавочке неподалеку уже не было, лишь его газета перелистывалась от легкого ветерка.
        - Без глуп-пость, парейн, - с сильным акцентом произнес «бомж», слегка надавив лезвием на горло Дениса явно для придания веса собственным словам.
        Дама в пернатой шляпке сделала шаг, и фонарь осветил ее лицо.
        - Моника?! - прорычал Игорек и надменно усмехнулся. - И кто же ты в этом мире?
        - Та же, кто и вы, - холодно произнесла Моника. - Мы такие же попаданцы в эту чуждую измененную реальность, как и вы! - Она опустила пистолеты. - Потолкуем?
        Игорек сверкнул глазами, его отношение к бывшей сослуживице, переметнувшейся на сторону потенциального противника, было понятно.
        - Ну, давай, коль не шутишь, - хмыкнул «богатырь».
        Через полчаса обе истории были рассказаны. История группы Моники, вернее тех, кто от нее остался, а это сама руководительница и молчавший «бомж», была поведана сухо и без подробностей. Оказывается, после случая с Сатановским-Распутиным, западный отдел извлечения попаданцев решил вести негласный контроль за командой Громова, испугавшись, что «русские партнеры» что-то замыслили. Из-за этой игры в шпионов иностранные коллеги и оказались в прошлом злополучного 17-го июля 1918 года в ночь расстрела царской семьи, когда из-за своей оплошности Денис изменил ход всей мировой истории. Ну, а дальше судьба коллег оказалась подобна судьбе друзей. Группа Моники просто шла по следу команды Громова через времена Юрского периода, где они потеряли двоих, сквозь эпоху правления Рима к новому изменившемуся миру. Только вот в этом мире им удалось остаться незамеченными, в отличие от друзей.
        - То есть ты предлагаешь действовать сообща?! - скривился Игорек, будто проглотив дюжину лимонов, приправленных горчицей.
        - Иного выбора у нас нет, - пожала плечами Моника. - Мы с вами в западне, в чуждом для нас мире, мире, для которого само наше существование уже угроза. Ни новый Громов, ни тем более этот самозваный император Николай Третий не допустят нашего существования и сделают все возможное, чтобы прервать линии наших жизней.
        - Пусть сначала доберутся, - хмыкнул Фадеев, хотя в целом был согласен с Моникой или, как ее звали раньше, Марией Ивановной Казак.
        Моника взглянула на Дениса с легким пренебрежением.
        - Поверь, Громов доберется, я его хорошо знаю. При первом удачно подвернувшемся разрыве материи он отправится в прошлое, чтобы удавить тебя в колыбельке!
        - А об этом я и не подумал, - сглотнул Денис.
        - И при других обстоятельствах я бы с радостью отправилась с ним, - неожиданно произнесла когда-то переметнувшаяся агентесса.
        - Это еще почему? - удивился Денис.
        - По кочану и кочерыжке! - рыкнула Моника. - Я вообще не понимаю, что произошло с Громовым, что он взял себе в группу такого олуха, как ты! По тебе ведь сразу видно, что ты не агент и не создан для этой работы! Не понимаю, где были его глаза, как он так ошибся, что взял тебя?
        - Ну, знаете ли, железная леди!.. - не удержался Денис, поскольку эта наглая особа уже порядком его достала. Он ткнул в нее пальцем и хотел продолжить монолог в свою защиту, но не успел.
        Моника схватила его за палец и надавила вверх, отчего ноги Дениса подкосились, он осел и заойкал. Игорек весь напрягся, шагнул вперед, но дорогу ему перегородил «бомж» и любезно поднял перед грудью открытые ладони, как бы говоря «погоди, не вмешивайся, дай ей выпустить пар и все будет хорошо». И, похоже, «богатырь» его понял, поскольку замер, бросив суетливые взгляды на Фадеева и Казак. И лишь Юля оставалась полностью спокойной.
        - Не смей мне что-то пытаться доказать, молокосос! - меж тем заговорила Моника, склонившись над гнувшимся к земле, как молодое деревце при шквальном ветре, Денисом. - Если бы сейчас все зависело от моего желания, я бы с удовольствием сломала тебе шею за то, что ты натворил! Мы целых семь лет стояли на страже времени, чтобы ни один гребаный попаданец не наломал дров! А беда пришла, как говорится, откуда не ждали - свой же напортачил! Я уж молчу, что из-за твоей примитивной жалости к этой Анастасии погибли два моих лучших агента. Но учти, за них я с тебя еще спрошу!
        Фадеев опять сглотнул.
        - Мон! - слегка повысил голос «бомж».
        Казак хмыкнула и выпустила палец Дениса. Фадеев схватился за ушибленную конечность, подул на нее, как ребенок на «ваву» и поспешил ретироваться поближе к Юле.
        - Ты прав, Жан, - опустив взгляд, пробормотала Моника. - Я слегка поддалась чувствам, что в нашей профессии последнее дело.
        - Но теперь ты выпустила пар, и мы можем перейти к делу?! - не проявив ни капли сострадания к обиженному Денису, произнесла Юля и шагнула вперед. - Какой будет план? Как будем извлекать профессора? Предлагаю схему с отвлечением. Я уже в принципе все продумала. Устроим им fire-шоу на Заячьем острове…
        - Нет! - отрезала Моника. - План меняется!
        - Это еще почему? - выпучилась Юля.
        - Извини, девочка, не в обиду будет сказано, но ты, на мой взгляд, еще слишком молода, чтобы составить хороший план, - произнесла Казак.
        - Вообще-то Юля очень хороший агент, - вступился за подругу Игорек.
        - Возможно, - не стала отрицать Моника. - Возможно, ты и не чета своему олуху приятелю, - кивок в сторону насупившегося Дениса, - но я тебя не знаю и рисковать не хочу. Сама понимаешь, если что-то пойдет не так, иного шанса у нас уже не будет, поэтому все должно быть тихо, скрытно и безупречно без каких-либо fire-шоу!
        - Ну и какой тогда у тебя план? - «Ежик» состроила гримасу и явно приготовилась выпустить колючки. - Тоже хочу знать все подробности, а то мало ли чего!
        - Воспользуемся схемой «хорьки в курятнике»… - произнесла Казак.
        - Ха-а! - хохотнул Игорек. - Хорошая схема.
        - Пойдем втроем: я, ты, - кивок в сторону Игорька, - и Жан!
        - А мы? - опешила Юля.
        - А вы, детки, будете нам только мешаться. Так что подождете тут.
        - Нет! - ощетинилась «ежик». - Так не пойдет! Я не доверю успех дела людям, которых вижу второй раз в жизни, которые являются агентами чужого государства, и… я уж не говорю о том, - испепеляющий взгляд в сторону Моники, - что одна из этих агентов предала свою родину!
        Казак высокомерно усмехнулась и шагнула к Юле.
        - И тогда как мы будем договариваться? - Еще один шаг к Юле. - Ты не доверяешь мне, я тебе. - Шаг, кулаки сжимаются. - Но к общему консенсусу прийти все же следует.
        «Ежик» ничуть не испугалась. Денис увидел, как ее правая ножка отодвинулась назад, ручки беззаботно скрестились на груди, но это была всего лишь видимость, и подобная стойка являлась идеальным переходом в защиту при внезапной атаке с последующей контратакой. Похоже, это понял и Игорек, который вдруг возник между готовыми вцепиться друг другу в волосы современными амазонками и, растопырив руки в стороны, произнес:
        - Так, хорош, девчата! Вы что, с ума посходили? У нас тут судьба мира решается, а вы… вы… - «богатырь» задумался. - Короче, будь вы мужиками, я бы сказал, что вы яйцами меряетесь, а так… Тфьу пропасть, короче, не знаю, чем вы там меряетесь, но прекратите! Нам не нужны конфликты между собой, это даже я понимаю! Поэтому я беру решение на себя!
        - Ты??? - разом выпучились на него Моника, Юля и Денис, лишь агент Жан, так достоверно изображающий бездомного, остался невозмутим.
        - Да, я! И не надо так удивляться! - слегка обиженно пробурчал Игорек. - Вообще-то, Юля, я старше тебя позванию, поэтому решать за нашу группу буду я!
        - Ну и что ты решил, старший по званию? - с сарказмом осведомилась «ежик».
        Вместо ответа Игорек повернулся к «бомжу» и произнес:
        - Жан, да?
        «Бомж» кивнул.
        - Я помню, как ты лихо ногами махал, когда мы у дворца Юсуповых встретились. Хорошая подготовка! Где выучился, где служил?
        - Жан был чемпионом Европы по кикбоксингу, - вместо подчиненного ответила Казак. - Затем служил во Французском Иностранном Легионе…
        Игорек прервал Монику, подняв перед собой ладонь:
        - Достаточно. Хорошего спеца я издалека вижу. В крепость пойдем: я, Жан и Моника!
        - Игорек! - выпучилась «ежик». - Ты чего, ты ведь на нашей стороне должен быть!
        - Прости, Юля, - виновато опустил голову «богатырь», - но сейчас я ни на чьей стороне. Я просто хочу все исправить. И если для этого нам надо вытащить Лыкова из застенок - это лучше сделать с командой, у которой больше шансов.
        - Но, Игорек…
        - Нет, Юльчик, и не проси! - замотал бритой головой «богатырь». - Я все решил и продумал! Но по другой причине, я просто не хочу класть все яйца в одну корзину. У нас троих вытащить профессора шансов больше, но и не исключено что кто-то из нас может погибнуть, есть даже маленький шанс, что мы не справимся и все поляжем. В таком случае должен остаться кто-то, кто закончит за нас наше дело, и это вы с Денисом. - Он взглянул на «ежика» уже не столь серьезно и улыбнулся. - Ты умна, Юля. Ты самая чертовски умная и рассудительная баба, которую я когда-либо знал, пусть и с придурью, конечно. Но я уверен, что если у нас что-то не получится, ты найдешь способ выкрутиться и все исправить. Поэтому я прошу тебя остаться здесь с Денисом.
        - Хорошо, старший по званию, - нехотя согласилась Юля. - Смотри не напортачь там и возвращайся живым.
        - Иначе и быть не может, - улыбнулся Игорек, и Юля неожиданно обняла его.
        - Удачи тебе, здоровяк! - произнесла девушка.
        - Спасибо. Но как говаривал Громов, хороший агент не может рассчитывать на удачу, лишь на холодную голову, разумную оценку ситуации и строгий план действий.
        - Но иногда и удача не бывает лишней, - сказала Юля и отпустила Игорька.
        - Иногда, да, - согласился «богатырь» и повернулся к Казак. - Ну что, Моника, как в старые добрые времена?
        - Как в старые добрые, - кивнула Казак, и двинулась к выходу из парка.
        Жан снял с себя латанное-перелатанное пальто, сорвал с головы драный картуз вместе с грязным седым париком, и выкинул все это в мусорку. Преображение заняло несколько секунд, но изменило его радикально, это был уже не «бомж», а молодой, на каких-то лет пять-шесть старше Фадеева светловолосый мужчина, который, не говоря ни слова, двинулся за Моникой.
        Игорек напоследок взглянул на Дениса, улыбнулся своей добродушной открытой улыбкой и, подмигнув, шагнул вслед за остальными.
        Юля уселась на лавочку, вид у нее был слегка встревоженный. Фадеев проводил взглядом удаляющуюся троицу и присел рядом с девушкой. Они остались вдвоем.
        - Не верю я ей и все тут, - неожиданно произнесла «ежик».
        - Мне она тоже, конечно, не понравилась, - сказал Денис. - Но мы ведь действительно теперь в одной лодке, и у нас нет повода не доверять ей.
        - Это меня и настораживает, - хмыкнула девушка.
        Фадеев взглянул на нее, ожидая продолжения: причин, следствий и прочего, но никаких слов не последовало. Юля была задумчива и, казалось, находилась где-то не здесь.
        Луна сошла с небосклона, а солнце еще и не думало просыпаться, и вокруг царила тьма, та тьма, которая сильнее всего перед рассветом.
        - Юля, мы можем поговорить? - наконец произнес Денис, собравшись с мыслями.
        - Конечно. О чем?
        - О нас…
        - О нас? - Она вздрогнула и отвела взгляд.
        - Я понимаю, что сейчас не время, - сказал Денис. - Да, сейчас самое неподходящее время. Но, завтра или послезавтра для нас может уже не наступить и поэтому…
        Юля взглянула на него большими карими глазами, которые, казалось, заблестели в ночной тьме и, потянувшись, пальчиком коснулась его губ.
        - Ты прав, - сказала Юля. - Как в том, что сейчас не время говорить о нас так и в том, что иного времени у нас может уже и не представиться. Но я не могу сейчас думать ни о чем другом. Поэтому прости и давай договоримся так: если мы выберемся из всего этого навоза живыми, мы обо всем обязательно поговорим, а пока… - Она опустила голову на его грудь, и Денис ощутил ее мягкие волосы и сладкий запах. Нет, то был уже не аромат ее духов, духи давно выветрились, то был ее запах, запах доступный только влюбленным.
        - Пока просто обними меня, - закончила она.
        И он обнял ее, просто обнял, прижав к своей груди и не рассчитывая ни на что больше. Просто обнял, понимая, что даже колючему «ежику» иногда нужно тепло и поддержка просто друга, а не любовника.
        А спустя чуть менее часа вернулась диверсионная группа. Жан вел упирающегося человека с мешком на голове. Моника без пальто и шляпки, вся взъерошенная, держалась за перевязанную левую руку - импровизированный бинт быстро становился мокрым и красным. А Игорек… его не было.
        - Где он? Что стряслось? - с ходу накинулась Юля.
        Но Казак лишь опустила взгляд, и все стало сразу ясно. Сердце Дениса екнула: «Как же так? Игорек?! Только не Игорек!». Юля отвернулась, будто готовясь расплакаться.
        - Он жертвовать собой… чтобы мы спасаться, - медленно подбирая слова, сказал Жан. - Он быть хороший солдат!
        - Один из лучших, кого я знала, - произнесла Моника. Агентесса то и дело закрывала глаза и, казалось, боролась с тем, чтобы не лишиться сознания, крови она потеряла с избытком.
        - Кто вы? Кто вы? Что вам от меня надо? - залепетал человек с мешком на голове.
        Моника кивнула Жану, тот сорвал с головы профессора Лыкова мешок.
        - Казак? - выпучился Максим Эдуардович. Казалось, он выглядел лет на десять старше. - Но ты же погибла? - Ошеломленный профессор замотал головой, Юля с Жаном были ему не знакомы, а вот… - Федоров? И вы с ней? Но как? Почему?
        - Боюсь, профессор, сейчас мы удивим вас еще больше.
        Глава 17
        - Профессор, у меня сейчас точно мозг закипит, из ушей пар пойдет и голова взорвется! - взмолился Денис. - Можете без всех этих ваших научных понтов? Простым человеческим, русским мне языком скажите насколько это безопасно?
        - Фифти-фифти, молодой человек, - развел руками профессор Лыков.
        Фадееву этот ответ явно пришелся не по душе, он насупился, и, с сомнением посмотрев на «ежика», покачал головой.
        Еще несколько часов назад Денис считал, что самым сложным будет убедить Максима Эдуардовича Лыкова в том, что он и вся его жизнь - это лишь продукт измененной реальности, вызванной сдвигом временного потока. Но профессор, нужно отдать ему должное, встретил эту новость, как заправский боксер встречает хук справа, то есть без страха и с ответным ударом. Ответный удар зародился на фразе: «Теперь все встает на свои места!» и продолжился длинным разъяснением о природе поведения z-частиц, их скоплении и влиянии на разрывы материи, а закончилось все это: «Его будто подменили, еще вчера я был у Его Величества в фаворе и вдруг меня уже ведут под руки в Петропавловку». Следующий удар о истинной природе императора профессор парировал столь же стойко, признавшись, что в душе он всегда симпатизировал идеям Маркса. В общем, общий язык и понимание в сией не понятной ситуации обнаружились быстро, Лыков пошел на контакт, проникся в ситуацию и согласился помочь, а что еще остается делать в его случае, когда со дня на день тебя ждет эшафот, якобы за гос. измену. Но вот дальше этого желания движение затормозилось. И
причиной тому был уже не профессор, а прогресс.
        Прогресс не стоит на месте, как учили нас в детстве, он развивается, нарастает, как снежный ком, движет наше общество вперед, как заправский локомотив… Все так? Вроде да. И, следовательно, сам прогресс вперед толкают человеческие единицы, именно они, одаренные природой или высшей силой гении, пассионарии от науки, как назвал бы их Гумилев, кидают в топку локомотива-прогресса уголь. И опять, похоже, все верно. «Только вот тогда какого лешего прогресс этой исторической реальности остался на уровне пятидесятых - семидесятых годов прошлого века?» - задал себе вопрос Денис. Так может все же не прогресс движет общество вперед, а, напротив, именно общество с его законами, новыми веяниями, трендами и тенденциями создает почву для прогресса? И люди в этом самом обществе уже отнюдь не цветы, поглощающие новый дивный свет, а добротный компост для развития самой мысли. Не по этой ли самой причине уничтожение старого укоренившегося в царской России режима и уравнивания общества в правах послужило началом новой, самой масштабной мировой революции, но не общественной, а научно-технической, сумевшей за век
превзойти все достижения человечества за всю его историю. И не по этой ли самой причине новых общественных веяний, трендов и тенденции наш локомотив-прогресс под конец двадцатого века стал стремительно терять скорость, и запасы угля в кладовой подошли к концу, и наше общество уже не мечтает о покорении космоса, а гораздо больше жаждет нового гаджета, в который можно уткнуться и тупо залипать.
        Но все эти Фадеевские рассуждения были туманны и абстрактны и не базировались ни на каких исследованиях. И рискни Денис поделиться ими с научным обществом, ученые тут же накинулись бы на него, как стая разъяренных боевых чихуахуа, и, тяфкая, принялись бы рвать эту теорию на мелкие лоскутки, как пресловутый Тузик, ту самую пресловутую грелку. Впрочем, времени ни на что это не оставалось, поскольку проблема неравенства прогресса двух исторических реальностей встала перед Денисом, Юлей, Моникой и Жаном стеной. И стену эту сейчас нужно было как-то сносить.
        В привычном для Фадеева и его товарищей мире эта стена была бы невысокой, тонкой и прозрачной, построенной нано-роботами из нано-частиц и микро-чипов на базе сверхскоростного многоядерного компьютера, питаемого от беспроводной сети, да и стена эта являлась бы вовсе не стеной, а лестницей в небо. В этой же реальности стена состояла из монолитных гранитных блоков и стали, созданной рабочим пролетариатом; по искрящимся проводам бежало электричество, питающее множество лампочек и предохранителей, чтобы подобие вычислительного процессора, более напоминающего мавзолей, не взорвалось. Иными словами, профессор Лыков той реальности при помощи подручных технологий и без посещения главного источника в отделе «Защиты истинности истории и граждан, попавших в петлю времени» сумел бы открыть межвременной разрыв и отправить группу в прошлое, в этой реальности такой возможности не имелось, и единственный компьютер, который был способен проделать что-то подобное, имелся лишь в здании Главного Штаба, то есть, в логове Громова. Юля по своему обыкновению сразу предложила радикальный способ решения: взять в руки
кувалду и «просто снести эту стену на хрен», но даже Моника посчитала, что попытка проникновения в здание Главного Штаба - это чистой воды самоубийство. И тогда вдруг выяснилось, что существует и другой первый экспериментальный аппарат для повторного разрыва еще не затянувшейся временной материи. Его Лыков собирал долгие годы на чердаке старой съемной квартиры, но ни один человек так и не прошел через него в прошлое, исследованиями профессора заинтересовалось правительство, и работы были начаты с самого начала, но уже в лучшей Петроградской лаборатории и при полном императорском финансировании.
        «Волшебный» чердак, который должен был открыть дверь группе агентов в иную историческую эпоху, располагался по адресу Большая Морская 11, правда в этом мире улица носила имя Д. Фадеева и у Дениса были соображения, отчего она так называлась, но он смолчал, Юля и новые товарищи тоже, хотя и они наверняка пришли к тем же выводам. В привычной реальности на этом месте стоял четырехэтажный дом архитектора П. П. Жако цвета сухой, выгоревшей на солнце осенней травы. В родном мире Фадеев часто захаживал в MacDonalds, что располагался здесь на первом этаже. В этом же мире, ни «МакДака», ни самого привычного архитектурного творения Жако не существовало, вместо него стоял семиэтажный, чернеющих тонов готический дом с высоким чердаком, из углового круглого окна которого, обнявшись с любимой, можно было наблюдать, как по утрам над рекою Мойкой восходит солнце. Но друзья находились здесь отнюдь не для романтических изысков. На первом этаже вместо заморской закусочной располагалась булочная купца Д. А. Медведева. «Видимо, проблемой импортозамещения Россия этой реальности не страдает», - облизнувшись на свежую,
благоухающую тонким ароматом корицы и ванили выпечку и, пустив слюну на жирные блинчики с черной икрой, подумал Денис.
        Готический лифт с элементами стимпанковского декора поднял их до последнего этажа, еще несколько нажатых в определенном порядке кнопок, и лифт поднялся прямо на чердак и раздвинул жалюзи. Денис отодвинул решетку, и группа оказалась посреди лаборатории, из центра которой вниз опускалась шахтаподъемника. Зажегся свет, лампочки накаливания на потолке тускло замерцали. Лаборатория оказалось пыльной и захламленной, складывалось впечатление, что сюда не заглядывали долгие годы, впрочем, так оно и было, поскольку профессор Лыков снял это помещение десяток лет назад (к счастью, на чужое имя) и не показывался здесь с момента начала работы на правительство. Теперь же эта его предусмотрительность могла сыграть добрую службу.
        Сам же первый экспериментальный переместитель представлял собой громоздкое сооружение с кучей экранов, датчиков, лампочек и проводов, причем некоторые были оголены и могли замкнуть в любой момент и непонятно зачем тянулись к кабине лифта. Именно здесь, усомнившись в работоспособности аппарата, Фадеев и задал свой вопрос, на что и получил ответ:
        - Фифти-фифти, молодой человек, - развел руками профессор Лыков, и Денис с сомнением посмотрел на «ежика».
        Но вместо Юли ответила Моника, которая с самого начала появления постаралась взять борозды правления в свои руки:
        - Неважно сколько у нас шансов выжить, иного выхода у нас все равно нет!
        - Вообще-то… - начал было Фадеев, но Казак взглянула на него испепеляюще, да так, что парень даже поперхнулся, но все же, совладав с собой, продолжил. - Вообще-то…
        - Хватит, Денис, - перебила его Юля. - Моника права…
        Парень аж вздрогнул, впервые две агентессы хоть в чем-то согласились и это отнюдь не радовало.
        - …иной возможности попасть в прошлое и исправить все у нас нет!
        - А как же переместитель в Главном штабе? - напомнил Денис. - Ты же сама говорила…
        - Говорила, - кивнула Юля. - Но это была первая безрассудная мысль, поскольку попасть в Главный штаб мы сможем только при поддержке нашей собственной армии. Денис, у тебя есть собственная армия?
        - Ну-у… - постарался хоть что-то придумать парень, но «ежик» не дала ему этой возможности.
        - Я так и думала, что нет. Поэтому нам остается только один вариант: рискнуть и отправиться в прошлое отсюда. - Юля бросила взгляд на запущенный Лыковом переместитель, который зажужжал при включение и слегка заискрился.
        - Не стоит бояться, - придвинув к себе огнетушитель, заверил профессор. - Просто машину давно не прогревали.
        - Не прогревали?! - изумился Денис. - О Боже!
        Но Юля не обратила на это никакого внимания, поскольку Казак уже принялась распоряжаться:
        - Так, профессор, теперь ищите подходящий нам временной разрыв. Минимальная глубина июнь 1918 г, максимальная… скажем, рубеж двадцатого века.
        - Не, ну ждать двадцать лет в прошлом до расстрела это слишком, - постарался возмутиться Денис, но его все проигнорировали.
        Профессор Лыков перещелкивал какой-то переключатель, как на старом советском телевизоре, графики начерно-белом экране менялись, что они означали, Фадеев даже в привычной реальности не удосужился постичь.
        - Эх-кех, - кряхтел Максим Эдуардович. - Вы требуете от меня невозможного. Глубина разрыва, необходимая вам, встречается крайне редко с периодичностью раз в несколько месяцев. Поэтому… Постойте… Что это?!.. - Профессор всплеснул руками и, подскочив на табурете, уставился в экран. - Похоже, господа и дамы, вы все рождены под счастливой звездой! Если судить по показателям, то этот временной разрыв, - Лыков тыкнул пальцем в экран, указывая на график, - соответствует глубине мая 1918!
        - Совпаденьице так совпаденьице, - даже присвистнул Денис, стараясь хоть что-то понять на графике.
        - А может быть и не совпадение, - неожиданно произнес Лыков. Он снял с себя пенсне и, начав протирать стекла, продолжил. - Знаете ли, чем дольше я изучаю Время, тем все чаще мне кажется, что оно обладает чем-то сродни разума. И все эти разрывы тоже неспроста, возможно, само Время намекает нам, что однажды мы - человечество, свернули не на тот путь, возможно…
        - Да бросьте вы, профессор, - отмахнулась «ежик». - Какое сознание может быть у Времени? Просто на ваших мыслях сказывается отпечаток вашего мира, заяви я вам подобное в нашей реальности, и вы выставили бы меня на смех!.. Как впрочем, когда-то уже и было. Поэтому не надо преувеличивать, и это всего лишь совпадение.
        Максим Эдуардович взглянул на Юлю с изрядной долей сомнения, но спорить не стал, наверное, уже осознав, что с «ежиком» спорить себе дороже.
        - Ну что ж, тогда отправляемся, - проверяя заряд электро-плазмы в своем револьвере-бластере, скомандовала Моника.
        Юля с Денисом кивнули, отступать было некуда.
        - Тогда милости прошу в лифт, - указуя рукою на открытую кабинку, произнес Лыков.
        - В лифт? - удивились и Денис и Юля.
        - Ну да, - слегка растерялся Максим Эдуардович. - Кабина лифта и есть камера погружения во временной разрыв, разгоняющая ваши частицы до необходимой скорости. А разве в вашей реальности перемещаются иным способом?
        - Нет, нет, профессор, что вы, точно так же, - отмахнулась Юля. - Денис, давай в лифт и поживее.
        Парень с сомнением посмотрел на лифт, где уже ждали Моника и Жан. Ничего другого не оставалось, и он шагнул к ним, Юля проделала то же самое. Профессор Лыков подошел к кабине и прикрыл решетку.
        - Искренне желаю вам удачи, - напутствовал Максим Эдуардович.
        - Спасибо, - кивнула Юля. - Надеюсь в следующий раз, когда мы встретимся, профессор, мы с вами здорово посмеемся над этой временной ошибкой, породившей этот мир и этого вас.
        - Это будет весьма забавно, - улыбнулся Лыков и закрыл жалюзи. - Готовьтесь, сейчас начнется проникновение. Три, два, один…
        По стенкам лифта будто пробежал электрический разряд, и кабина двинулась вниз. В этот же момент в сознании Дениса взорвалась яркая вспышка и распалась сияющими звездочками, искры осыпались на стены, и рисунки на них зашевелились - то было предвестником начала межвременного трипа. Но трип в этот раз оказался не такой, как всегда. Шевелящиеся рисунки расползлись в стороны, и стены сделались абсолютно прозрачными, будто из стекла, но то было не стекло. Кабина лифта продолжала опускаться, но уже отнюдь не сквозь этажи, а сквозь само время. Через прозрачные стены Денис, словно находясь в центре панорамного кинотеатра, увидел незнакомые ему вехи истории, истории двадцатого века этой новой реальности. Книга времени стала перелистывать свои листы назад. Вот Штерн, то есть император Николай Третий в парадном кителе, он жмет руку высокому худощавому блондину в черном пиджаке с вышитыми золотыми свастиками на эполетах, рядом еще какие-то люди - политики, фотографы, журналисты. «Саммит», - понимает Денис, видя поверх голов государственные флаги: красный с огромной черной свастикой; белый, где алое солнце
распускает лучи; зелено-бело-красный, на фоне которого черный римский орел сжимает фасции*; флаг США, только вместо звезд на синем фоне белая свастика; здесь же и флаг российской империи, только вот крылья орла не гордо подняты ввысь, а, напротив, виновато опущены вниз, как на современных монетах, на которых лишь с недавних пор догадались перечеканивать птицу. Вспышка, видение меняется, лифт опускается ниже в один из кабинетов Зимнего Дворца, где император, отец нынешнего Штерна подписывает какой-то документ, рядом с ним посол Рейха, который одобрительно кивает; Денис бросает взгляд на заголовок текста, тот гласит: «Указ о возрождении дворянства». Вспышка: петроградские кабаки и рестораны забиты до отказа, люди в дорогих лощеных костюмах тройках и служебных сюртуках, с шиком выстреливая в воздух, открывают бутылки с шампанским, они празднуют, празднуют возвращение своих привилегий. А простой народ в это время скапливается на Дворцовой площади, народ в негодовании, он требует равенства, но воля народа не слышна теми, кто не хочет ощущать себя его частью. К площади подтягиваются жандармы, они вооружены,
у них приказ, толпа негодует, звучат выстрелы, крики, ор, кто-то пытается бежать, кого-то топчут, кого-то безжалостно рвут. Демонстрация подавлена жестко, Дворцовая площадь вновь окрашена в алый. Кабина лифта опускается ниже. По Невскому проспекту, словно по руслу, течет река народу, которого тьма тьмущая, и все в черном, все в трауре. Многие плачут, не стесняясь слез, другие с обессмысленным взором бредут вперед за траурной процессией, будто на похоронах самого Леонида Ильича Брежнева. Но хоронят отнюдь не его. Начерно-белых снимках лицо женщины лет пятидесяти, с трудом, но все же Денис признает в ней Анастасию, спасенную им в доме Ипатьева. Страна искренне скорбит по ее кончине, и это удивляет Фадеева. Лифт опускается еще ниже. Что-то подобное Денис уже видел: это еще живая императрица и Адольф Гитлер подписывают мирный договор. Еще один этаж истории пройден и следующий встречает группу агентов взрывом снарядов и свистом пуль. Танки, ракеты, огонь, артиллерия - все смешивается в одну большую бойню Второй Мировой Войны. «Значит, мы все же воевали, значит и в этой реальности фашисты топтали наши
земли, но… - понимает Денис, - но что-то пошло не так и вместо победы все окончилось бесполезным миром». В следующий момент картинка опять меняется на внутренние убранства Зимнего, но вместо изысканной мебели в комнатах простые железные кровати, на которых лежат раненные, окровавленные и перевязанные солдаты. Атмосфера удручающая: слышны крики, стоны, хрипы, даже запах крови и гноя будто нисходит со страниц воспоминаний Времени и проникает в сознание Дениса, так все ужасно. А по комнатам ходят врачи и много-много сестер милосердия. Одна из таких сестер склоняется над тяжело раненым солдатом, большая часть его тела обгорела, бинты кровоточат, солдат готовится отдать Богу душу. Он хватает сестру милосердия за руку и что-то шепчет, Фадеев замирает прислушиваясь. «Прекратите войну, государыня», - вот его последние слова. «Если так будет угодно моему народу», - произносит сестра милосердия, и Денис успевает увидеть ее глаза: васильковые, наполненные слезами. Кабина лифта опускается еще ниже, листы истории перелистываются назад. Идет глобальная стройка, старая Россия преображается - это как индустриализация
времен СССР, только без сталинских лагерей и притеснения прав человека. Еще один этаж. Юная Анастасия стоит перед народом, позади Зимний Дворец. Императрица что-то вещает, Денис прислушивается: «…сиим законом я упраздняю дворянство и купечество и уравниваю все классы в правах. Народ должен быть един, у всех должны быть единые права и единые привилегии, не по праву рождения, а заслуженные. И как я и обещала, я буду править по совести, во благо России и по воле своего народа, ибо он есть главная власть в государстве!..» Яркая вспышка и лифт останавливается.
        *ФАСЦИИ - (лат. Fasces) - пучки вязовых или березовых прутьев, перетянутых красным шнурком или связанные ремнями. Атрибут власти древнеримских царей.
        Стены кабинки вновь сделались непроницаемы. Денис раздвинул жалюзи в стороны и вышел из лифта в какую-то пустую, тускло освещенную харчевню, остальные двинулись следом. Еще потряхивало от перемещения, парень повернул голову назад: двери лифта закрылись, а затем стали растворяться, пока не превратились в глухую стену.
        Бац-ц! - послышался звук, будто кружка или тарелка разбились об пол.
        Фадеев обернулся на звук. Мужик в залатанном тулупе с бородой-лопатой нещадно крестился и что-то бормотал, похоже, «Отче наш». Наконец, его нервы окончательно сдали и с криком:
        - Демоны!!!
        Он рванул к двери и был таков.
        - Что ж, его можно понять, - усмехнулся Денис, оглядывая на удивление пустое помещение харчевни. Видимо, дела у хозяина шли не лучшим образом.
        В углу что-то зашуршало. Если это была мышь или крыса, то уж слишком огромная, килограмм под сто и в холщевом, некогда белом фартуке. «Мышка» поняла, что ее заметили, вжалась в угол и постаралась зажмуриться, как ребенок в детстве, который думает, что если закрыть глаза или накрыться с головой одеялом, то и страхи, обитающие во тьме, его не заметят.
        - Ладно, айда отсюда, - сказала Моника. - Не будем доводить этого борова до инфаркта.
        Агенты кивнули и поспешили покинуть харчевню. Нужно было раздобыть подходящую одежду и разведать обстановку.
        Они вышли на улицу, на Большую Морскую, покинув привычный дом архитектора П. П. Жако. Вечерело. С серого питерского неба, грациозно кружась, падали одинокие снежинки. В воздухе пахло… порохом? Да, да именно порохом! Где-то вдалеке раздавались залпы, но фейерверков на небе видно не было. Да и улица была безжизненной, на ней не было ни души. Хотя «свято место пусто не бывает»! Из-за угла выбежал молодой парень в потертой кожанке и с красной лентой на плече. Выглядел он не лучшим образом: весь всклокоченный, красный, запыхавшийся. На бегу парнишка сорвал красную ленту, скинул кожаный плащ и побежал дальше, не замечая агентов. А зря!
        Моника перехватила его за шиворот, завернула руку и развернула к себе.
        - Что происходит? - схватив бедолагу за грудки, проскрежетала Казак. - Что за кипишь, а драки нет?
        - Как что? - выпучился парнишка, зрачки по пять советских копеек, напуганные как у беззащитного, пойманного в лесу зайца. - Белые в городе!!!
        Агенты удивленно переглянулись.
        - Подробнее! - рявкнула Моника. - Какие белые?
        - Войска Анастасии, - покорно залепетал парнишка. - Царевна Настька идет отвоевывать трон! Она прорывается к Зимнему! Там сейчас все наши…
        - А ты?
        Парень виновато опустил голову.
        - Понятно, - брезгливо хмыкнула Казак и отпустила парня. Тот сразу попятился, с подозрением косясь на незнакомцев и явно считая, что его сейчас будут казнить по закону «Красного террора» за бегство от сражения, а, следовательно, предательство интересов пролетариата.
        - Последний вопрос и свободен, - к облегчению парня произнесла Юля. - Какая сейчас дата?
        - Дата? - недо красноармеец совсем растерялся.
        - Да! Какое число, месяц, год! - Юля шагнула вперед, легкий петроградский ветерок шевелил ее красную юбку, на которую парень взирал как на неизбежный и всекарающий символ пролетариата.
        - Число не знаю, - опустил голову бедолага. - Месяц ноябрь.
        - А год?
        - Одна тысяча девятьсот двадцатый…
        «Как же так? Двадцатый?! - опешил Денис. - Мы же должны были оказаться в восемнадцатом. Или это чертова техника измененной реальности дала сбой или Время действительно обладает подобием разума и вдобавок к этому уникальным чувством юмора!»
        - Возвращаемся! - скомандовала Казак и уже потянулась к переместителю, как Юля вдруг покачала головой и решительно произнесла:
        - Нет!
        - Нет? - удивилась Моника. - Как это нет? Девочка, мы опоздали, то, что мы должны были предотвратить - уже случилось, войска Анастасии в Петербурге! Поэтому возвращаемся!
        - Нет! - не менее решительно заявила упрямый «ежик».
        «Что это на нее нашло? - Денис даже открыл рот. - Почему нет? „Железная леди“ ведь права».
        Пользуясь неразберихой бедолага-красноармеец тихонько пополз прочь, но он уже был никому не интересен.
        Рука Моники скользнула под пальто, Юля же даже не шевельнулась, а так и осталась гордо стоять со скрещенными на груди руками.
        - Девочка, дам тебе один единственный шанс, - глаза Казак недобро блеснули. - Объясни, почему нет?
        Денис тоже потянулся к плазменному маузеру, но, поймав на себе пристальный взгляд молчаливого Жана, понял, что не стоит даже пытаться.
        - Объясняю, - кивнула Юля. - Как только мы вернемся назад в будущее, мы тут же попадем в руки Громова. Наши с Денисом переместители настроены на Главный штаб, поэтому пользоваться ими смысла нет. Знаю, ваши перестроены, и мы окажемся где-то в пределах Петербурга, но и это нам не поможет. Во-первых, потому что после запуска аппарата профессора Громов уже точно выявил местоположение Лыкова и, наверняка, уничтожил его машину, а во-вторых… Во-вторых, пора уже взять историю в свои руки!
        - Что? - выпучилась Казак. - Да ты с ума сошла!
        «Взять историю в свои руки?! - Денис искренне офигел. - И это говорит „ежик“?! Нет, нет, тот самый „ежик“, которая с пеной у рта еще совсем недавно доказывала мне, что малейшее изменение истории это катастрофа?!»
        - Моника, послушай меня, - спокойным, доверительным тоном вдруг произнесла Юля, - что если я скажу тебе и всем вам, что весь тот мир, который вы знали и в котором вы выросли, так же является миром с измененной реальностью, как и тот, из которого мы только что вернулись?
        - Что? - простонал Денис.
        - То я скажу, что ты спятила, девочка! - рявкнула Казак и достала револьвер. - Кончай нести пургу! Возвращаемся!
        - Мон, - вдруг произнес молчаливый Жан. - Давай послушать, что ворить Юла.
        Казак фыркнула, но все же согласилась:
        - Ладно. И какую же байку ты хочешь нам втюхать?
        «Ежик» ничуть не оскорбилась, а лишь улыбнулась.
        - Начну с того, что мое настоящее имя не Юлия Гончарова…
        - Как? - выпучился Фадеев.
        - Да, - кивнула «ежик». - Денис, помнишь, как в той реальности Громов показывал нам досье на Джулию Крюгер?
        Фадеев кивнул.
        - Так вот, это действительно была я, только я - той реальности.
        - Но как? Той женщине на фотографии было лет под пятьдесят!
        - Пятьдесят восемь, если быть точной, - усмехнулась «ежик».
        - Так тебе что, пятьдесят восемь лет? - Привычная почва начала уходить из под ног. В сознании всплыла сцена их близости: гладкие изгибы, упругое тело. «Нет, ей никак не могло быть столько лет!»
        - Упаси Боже! - «Ежик» даже взвизгнула. - Нет, мне двадцать восемь, просто родилась я в тысяча девятьсот пятьдесят девятом.
        - Так ты из прошлого? - Моника взглянула на Юлю, будто увидела ее впервые.
        - Да, - кивнула девушка. - Из прошлого, прошлого, которого вы никогда не знали. Прошлого, в котором Вторую Мировую Войну выиграл не Советский Союз, а Фашистская Германия.
        - Ты брешешь! - Казак сдвинула брови.
        - Хочешь, верь, хочешь, нет, - развела руками Юля, - но выслушай мою историю.
        Моника ничего не ответила, и тогда Юля продолжила:
        - Как я уже сказала, я родилась и выросла в мире, где правит Рейх и его вассалы. Это был ужасный мир, мир, разделенный по крови на высшие и низшие расы, мир, заполненный тысячами концентрационных лагерей, мир, где печи, сжигающие людей, никогда не затухают.
        - Ужас! - Дениса аж передернуло.
        - Да, - кивнула Юля, - это ужасно. Большая часть населения планеты уничтожена: семитские, негроидные, монголоидные, индо-средиземноморские и многие другие расы почти стерты с лица земли, лишь отдельные их представители помещены в зоопарки на потеху высшим расам. Другие народы, такие как славяне, поляки и прибалтийцы согнаны в лагеря и выполняют функции рабов. Больные, старые, переставшие приносить пользу рабы сжигаются в печах или уничтожаются в газовых камерах, чтобы не кормить лишние рты. Не удивительно, что такой мир наполнен страхом и не удивительно, что в нем то и дело возникают очаги сопротивления, впрочем, безрезультатные. Рейх строго карает восставших!
        - И кем ты была в этом мире? - спросил Денис.
        - Хороший вопрос, - скрестила на груди руки Казак и с подозрением посмотрела на Юлю. Впрочем, слушалаона внимательно.
        «Ежик» опустила взгляд. Сердце Дениса екнуло, дальше слушать почему-то уже не хотелось.
        - Я просто не знала другого мира… - Рыжая челка закрыла глаза. - Я в нем выросла… меня в нем воспитали… поймите меня… - Голос дрогнул. - Историю ведь всю исказили, всю переписали, а эту пропаганду намвсверливали в мозг с раннего детства…
        - Я повторяю вопрос, кем ты там была, девочка? - повысила голос Казак.
        - Я была оберштурмбаннфюрером в составе карательных войск Ваффен-СС! - Юля подняла глаза, никаких слез не было, взгляд гордый, пронзительный уперся в Монику. - Мы занимались подавлением очагов сопротивления в Сибири. Да, я отдавала приказы казнить, и казнила сама и считала, что поступаю правильно!
        - Ты? - выпучилась Казак. - Подполковник? - Казалось, «железную леди» задело лишь это.
        - Я вундеркинд, и у меня был очень влиятельный отец, - пожала плечами «ежик». - Но так было до тех пор, пока однажды я не встретила его!
        Денис, уши которого до этого момента отказывались слушать Юлину историю, встрепенулся и произнес:
        - Кого его?
        - Лешу, - Юля опять опустила взгляд. Фадееву даже показалось, что в этот раз по ее щеке действительно пробежала слеза, или это был след от растаявшей снежинки, что одиноко падали с неба. - Да, он был тоже из моего мира и моего прошлого. И он был в сопротивлении. «Сибирская освободительная бригада», как они сами себя называли. Не буду вдаваться в подробности нашего с ним знакомства и последующих амурных отношений. Упомяну лишь то, что я бастард. Я дочь своего отца от русской рабыни, но воспитанная и наделенная привилегиями высшей расы. Мой отец, всю мою жизнь старался, как он сам выражался, выжечь из меня задатки низшей расы. Именно поэтому он и отправил меня подавлять восстание на территории Сибири. Но, видимо, славянская кровь во мне оказалась сильнее арийской. Так я сделалась двойным агентом и стала помогать сопротивлению, хотя заведомо считала, что наша битва проиграна. Но любовь заставляет меняться, заставляет закрывать глаза на одни вещи и верить в другие. И вот однажды моя вера оправдала себя. Отец посвятил меня в тайну; тайну, благодаря которой Рейх когда-то одержал победу.
        Все затаили дыхание, Моника же шагнула чуть ближе к Юле.
        - Помните об одержимости Гитлера артефактами древних цивилизаций? Так вот, в моем мире его одержимость оправдала себя, и Рейх во время Второй Мировой Войны заполучил некий артефакт, способный разрывать межвремнное пространство. С помощью него Фюреру и удалось выиграть войну, просто бесчисленное количество раз переигрывая ключевые сражения Второй Мировой до победного конца.
        - Ага! - воскликнул Денис и возвел палец к серому питерскому небу, видимо, призывая его в свидетели. - Выходит некая машина времени все же существовала, пусть и древняя!
        Юля покачала головой:
        - Нет.
        - Черт! - выругался Денис.
        - Принцип артефакта был тот же, что и возможности аппарата профессора Лыкова, - в очередной раз разрушила Фадеевскую идею фикс «ежик». -Просто у Рейха имелся неисчерпаемый запас человеческих ресурсов. Агенты СС засылались в прошлое в различные временные периоды с важными сведениями о ходе Второй Мировой и с одной единственной целью, чтобы эти депеши когда-нибудь пусть через десять, двадцать, пятьдесят лет, но все же попали к Фюреру в нужный момент.
        - Но у вас, как я понимаю, все же получилось разорвать эту цепь и изменить ход истории? - сдвинула брови Казак. - Как это удалось? Хотя учти, я еще не сказала, что верю тебе!
        Юля усмехнулась и, задрав носик, явно гордая собой, заявила:
        - Я просто поступила хитрее. Не буду вдаваться в подробности, чего нам стоило отыскать секретный бункер, но цена, заплаченная за проникновение в него оказалась высока, погибли сотни людей. Поэтому я понимаю, что проникнуть в Главный штаб нам не удастся, мы просто не обладаем подобными человеческими ресурсами. Но тогда мы заплатили эту цену и воспользовались артефактом. И мы с Лешей просто сиганули гораздо глубже всех агентов СС в прошлое, и уже там нашли и уничтожили артефакт. Тогда мы думали, что нам придется остаться в прошлом навсегда, но что-то случилось, что-то подобное тому, когда ты, Денис, изменил историю, и нас тоже вытолкнуло, но не в мир юрского периода, а, наоборот, в будущее - в двадцать первый век. Ну, а дальше, все уже гораздо скучнее.
        - Невероятно, - пролепетал Денис. - Не могу поверить, что я… мы… и весь наш мир это всего лишь парадокс измененной реальности.
        - Парень, - вдруг обратилась к Фадееву Казак, и Денис с удивлением на нее посмотрел. До сего момента Моника старалась вообще его не замечать. - Теперь послушай меня, парень! Неважно, говорит правду твоя подруга или нет! И неважно, является ли наша реальность искаженным временным парадоксом или нет! Важно лишь то, что это наша реальность, и мы стоим на ее страже, поэтому мы должны исправить все, так как было, чего бы это нам не стоило.
        Денис взглянул на Юлю, она качала головой, он перевел взгляд на Монику, та тоже смотрела на него почти с надеждой и ждала поддержки. Словно два мира, каждый из которых тянул его в свою реальность. И тут он неожиданно кое-что понял.
        - Это наша реальность, и мы стоим на ее страже, - повторил за Моникой ее же слова Денис.
        Казак победно усмехнулась, а «ежик» прикусила губку, взгляд у нее был расстроенный.
        - Но я еще не закончил, - вдруг продолжил Фадеев. - Да, это наша реальность, и мы стоим на ее страже, поэтому мы должны исправить все, так как было, чего бы это нам не стоило! Чего бы это нам не стоило!!! - С нажимом на последнее слово повторил Денис. - Именно так и сказал бы Громов! И наш Громов и тот, что сейчас преследует нас. Он тоже уверен в подлинности своей реальности и не пожалеет никого и не остановится ни перед чем, чтобы убить нас. Нас, тех, кто некогда были его друзьями, товарищами и возлюбленной!
        Моника слегка покраснела и опустила взгляд.
        - И нельзя упрекнуть его в том, что он не несет своей правды, - продолжил Фадеев. - Громов патриот, он истинно преданный солдат своей страны! Как и ты, Моника, истинно предана своему миру! Оба вы несете свою правду, и оба ошибаетесь в самом главном! В том, что Юля однажды поняла в своем мире и в том, что наверняка понял Игорек, когда пошел на смерть ради нас всех.
        - Самое главное, - Казак подняла глаза, и в них не было прежней решимости, а лишь сомнение. - Ну и что вы предлагаете? - вдруг спросила она.
        - Самое разумное решение, иного просто не дано, ибо оно не в наших силах, - вместо Дениса ответила Юля. - Мы убьем Анастасию!
        Глава 18
        «Я АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВНА РОМАНОВА - великая княжна, законная наследница престола Всероссийского, царства Польского, княжества Финляндского и прочего, и прочего, и прочего… И я должна править! Даже не так… Я не должна, я обязана! Ибо это мой долг», - говорила себе уставшая от страхов девятнадцатилетняя девушка, взирающая из узенького оконца броневика на окровавленную, усыпанную вперемешку трупами «белых» и «красных» брусчатку на Дворцовой площади. Говорила она себе, и сама не хотела в это верить.
        Больше всего на свете Анастасия желала покинуть эту кровавую страну, так жестоко обошедшуюся с ее семьей, и уехать далеко в Данию, к ждущей ее там бабушке Марии Федоровне. Вновь ощутить любящие объятья, семейное тепло, поселиться с ней на вилле HvidOre и навсегда забыть о пережитых ужасах. Хотела она это и понимала, что этому не бывать. Уж слишком важной фигурой ее считали другие, такие как Колчак, Корнилов, Деникин и прочие сторонники. Одни были беззаветно преданы ей и старались восстановить законную власть, другие видели на престоле ее, но лишь как марионетку и желали править сами. Она являлась куклой в их руках, разменной монетой престола Всероссийского, престола разрушенной, замученной и погруженной в кровавую смуту страны, где алчные до власти личности боролись меж собой, прикрываясь высокими идеалами. А умирали за них, как всегда другие, простые люди - народ, что не щадил брата, одурманенный высокими речами и копейки ломанной не стоящими.
        Сложный выбор того, кому не нужна власть, но кому преподносят ее на блюдечке. Впрочем, даже выбора никакого не было, а был лишь долг! Долг пред теми, кто не отвернулся, кто остался предан, кто не сбежал на запад, поджав хвост, кто защищал ее несмотря ни на что. А еще долг перед державой, что сковали ее предки и долг перед народом. Перед последним долгом меркли все остальные долги.
        Да, страна действительно нуждалась в переменах, народу нужна была свобода и равные права. Но те, кто с высоких трибун вещали об этом, в первую очередь думали лишь о собственной власти и в последнюю - о народе. А народ, замученный, истерзанный и обманутый был лишь стадом марионеток в умелых руках хитрых пастухов-кукловодов. И она была обязана все исправить, возможно, именно поэтому судьба в лице странного, но благородного рыцаря Дениса Фадеева оставила ее в живых там, в кровавом доме Ипатьева, где расстреляли всю ее семью.
        Анастасия помнила, как после спасения она долго бежала, бежала не оглядываясь, покидая город и убегая в лес. В лесу она провела несколько дней, питаясь ягодами и кореньями, пока обессилевшая не свалилась с ног. Проснулась уже в кровати под медвежьей шубой и сильно испугалась. Но судьба и в этот раз оказалась к ней благосклонна, ее нашел добрый старик Савельич - простой мужик из народа. Он выходил ее, не спрашивая, кто она и откуда - истинное благородство и желание протянуть руку ближнему, искомая черта простого российского народа. В его доме ей было спокойно, кошмары ненадолго отпустили и… Это ненадолго прошло очень быстро, поскольку большевики, что расстреляли ее семью, все же поняли, что не досчитались одного трупа. Ее стали искать, конные отряды прочесывали местность. И одним ужасным утром они пришли в деревню, где скрывалась княжна. Ее нашли, опознали, народ собрался возле старого покосившегося дома Савельича. Анастасия помнила, как было морозно тем утром, роса серебрилась на траве, и пахло свежестью, но это не радовало. Галдящие красноармейцы за волосы вытащили ее из дома. Она тряслась,
рыдала и ждала смерти, но дорогу солдатам революции преградил Савельич.
        - Уйди, старый! - прокричал красноармеец с напудренным усами и шашкой наголо, похоже, он был из бывших дворян, но уже успевших сменить свою масть на бубновых валетов. - Это Настька - дочь Николая Кровавого, и она приговорена к смерти!
        - Она всего лишь напуганное дитя, - вступился за Анастасию старик. - Она ни в чем не повинна…
        - Она повинна в том, что родилась царевной!
        - Люди добрые! - вдруг воззвал к деревенским Савельич. - Мы что же, отдадим этим нехристям девчонку малую для душегубства? Разве правильно это, разве так нас учили предки, разве так нас учила церковь?
        Народ безмолвствовал. Кто-то опустил взгляд, кто-то постарался спрятаться за товарищей, лишь бы не смотреть на Савельича.
        - Бог умер! - расхохотался усатый красноармеец. - Ныне миром правит власть пролетариата!
        - Да затрахала эта ваша власть пролетариата, - вдруг пробурчал здоровый бородатый детина с вилами. - При царе и то лучше жили: пахали, сеяли, урожай собирали - сами досыта ели, да и в городе продать чего оставалось, а теперь?
        - Теперь весь урожай ваша власть пролетариата забирает, будь она трижды не ладна! - подхватила вдруг толстая баба с ведром. - Деток кормить нечем, про скотину я и не гогочу…
        - А у меня на прошлой неделе красноармейцы хряка увели, - выкрикнул худенький паренек. - А он мне от мамки достался, а мамка померла! Один я теперь остался, совсем один. - Парнишка шмыгнул носом и принялся тереть глаза рукавом.
        - А ну, цыц! - гаркнул «красноармейский валет». - Как были стадом, так и остались, даже слушать ничего не желаю! А ты старик убирайся с дороги, а то зарублю!
        - А ты руби, мил человек, не бойся, - без страха заявил Савельич. - Все равно не уйду.
        И красноармеец рубанул, рубанул шашкой прямо в лицо старика. Савельич даже охнуть не успел, просто свалился замертво наземь. А Анастасия зажмурилась, понимая, что следующей будет она.
        - И так будет с каждым кто… - начал было толкать речь «красноармейский валет», но вдруг ойкнул и остановился на полуслове.
        Анастасия разжала веки. Из груди красноармейца торчали вилы, которыми воспользовался тот самый возмущенный властью бородач.
        - А ну бей их, ребяты, - закричал «борода». - За Савельича, за царевну!
        «За царевну», - мысленно повторила Анастасия, запоминая навсегда лица простого люда, впервые вставшего на ее защиту.
        Почти всех красноармейцев разорвала разъяренная толпа, лишь одному удалось уйти. Бунт деревенских был поистине бессмыслен, беспощаден и обречен. Деревню потом вырезали и сожгли дотла за предательство интересов пролетариата. Но юная княжна этого уже не видела, поскольку в тот же вечер в сопровождении паренька, у которого красноармейцы увели хряка, была отослана к «белым». Но Анастасия навсегда запомнила тех людей и тот долг перед ними, что она обязана выплатить, как и долг перед многими другими, что в дальнейшем приняли смерть за нее.
        - Государыня Анастасия Николаевна, - в дверях броневика показался Колчак, - Зимний взят!
        - Рада это слышать, Александр Васильевич, - покидая чертоги раздумий, кивнула Анастасия. - Я сейчас же хочу войти внутрь.
        - Простите, государыня, но это может быть опасно. Не все помещения осмотрены. Внутри еще могут прятаться мятежники.
        - И пусть. Пусть прячутся, как крысы по своим норам, я их не боюсь, со мной ведь вы - мой рыцарь, вы меня защитите.
        - Я сделаю все ради вас - моя императрица! - Низкий поклон верного рыцаря, самого верного и благородного из всех приближенных.
        Колчак шагнул в кабину, закрыл дверь.
        - Трогай, - велел он водителю броневика, - подъезжай прямо к входу.
        Водитель покорно кивнул, бронемашина тронулась по брусчатке Дворцовой площади. Где-то еще раздавались выстрелы, в воздухе пахло порохом и кровью. С неба падали одинокие снежинки, они опускались на заляпанные кровью камни и на убитых, не разбирая ни «белых», ни «красных». На мертвых Анастасия старалась не смотреть, хотя за последние годы уже привыкла к их обессмысленным взглядам.
        Броневик остановился. Возле входа толпились солдаты, ее солдаты. Генералы Деникин и Корнилов отдавалиприказы, слушали донесения, но, завидев царевну, тут же бросились к ней и Колчаку.
        Несколько минут потребовалось, чтобы объяснить соратникам желание государыни, они тоже не видели в этом ничего хорошего, но отказать не могли и сами вызвались сопровождать юную императрицу. С собой взяли лучшую пятерку солдат, среди них даже оказалась одна девушка: то ли киргизка, то ли татарка, маленькая, но опасная, с двумя японскими сабельками. Еще водитель броневика зачем-то увязался, боец он был никакой, про себя рассказывал, что жизнь провел бесполезно и греховно, оттого ничего не умел; но вот ведь загадочная русская душа - не убег ведь на запад, а решил грехи замаливать, присоединившись к армии, освобождавшей родину от «красного ига».
        Зимний дворец встретил свою царицу не в лучшем виде, внутри он выглядел еще более удручающе, чем снаружи: богатое убранство все вывезено, на стенах копоть, будто красноармейцы жгли костры прямо внутри, в некоторых местах похабные надписи, от которых великая княжна даже залилась краской. А запах - иной раз и в клозете пахло лучше. Но все-таки это был ее дом, и каждый уголок здесь напоминал о минувшем. Они подымались на второй этаж, направляясь к Георгиевскому залу, и обшарпанные стены, загаженная лестница и потолок оживали в сознании Анастасии, вспыхивая былой красотой. Трупы в комнатах исчезали, пол вновь покрывали дорогие ковры, появлялись картины, люстры загорались миллионами огоньков, залы наполнялись, по ним вновь прохаживались близкие, они улыбались юной царевне, приветствовали ее, они… Анастасия открывала глаза, и ничего этого не было, лишь разруха, как и во всей ее империи.
        И наконец, большой тронный зал. Солдаты отворили двери. Анастасия вступила внутрь. Георгиевский зал встретил ее мертвой тишиной, в нем, как и везде, царила разруха, лежали убитые, и пахло железным привкусом смерти. И лишь Большой императорский трон оказался не тронут, он, как и в былые годы, стоял на постаменте красного бархата, сиял начищенным золотом, а за его спинкой гордо взметнул крылья ввысь двуглавый орел. Великая княжна не поверила глазам: ведь от трона будто исходил сияющий ореол, будто высшие силы охраняли его, и она чуть не вприпрыжку бросилась к нему.
        - Нет, Государыня, назад! Все назад, мать вашу!!! - словно увидев самого Вельзевула, взревел вдруг бывший грешник, а ныне личный водитель царевны.
        БАБАХ!!!
        Анастасию отбросило вперед, будто кто-то со всего маху пнул ее ногой в спину. Она упала на пыльный пол, ударилась головой, в ушах зазвенело, в голове все закружилось, или это комната начала подпрыгивать вверх-вниз, вверх-вниз. Кто-то тут же бросился к ней, это оказался Колчак, он вздернул великую княжну на ноги. Рядом очутились и водитель, который вдруг извлек из-за пазухи странного вида маузер со стеклянной рукояткой, заполненной похожей на кисель розоватой жижей, и киргизка, обнажившая японские сабельки.
        Вокруг пахло порохом, пыль осыпалась с потолка и сейчас медленно оседала, витая в воздухе вперемешку с дымом. Анастасия обернулась: дверь завалена, часть потолка обрушилась, замертво погребя под собой сопровождавших ее солдат вместе с Корниловым и Деникиным. А трон вдруг мигнул, словно не настоящий, исчез, появился вновь и снова исчез, и вместо него появились четверо. Девушка в красной пролетарской юбке и черной кожаной куртке с рыжими волосами, заплетенными в два глупых хвостика по бокам, словно ушки спаниеля, спадающие на плечи. Мужчина со светлыми волосами и ясными голубыми глазами, в облегающих одеждах, будто облитых резиной. В таких же срамных одеяниях, облегающих тело и все округлости на нем, темноволосая, уже давно немолодая женщина с суровым лицом. И последний в штанах-галифе и кожаном плаще, тот, кого она меньше всего ожидала увидеть - ее спаситель Денис Фадеев. И что удивительно, он будто не изменился ни на день за эти два с лишним года.

* * *
        - Маша?! Ты? - увидев Казак, искренне удивился Громов.
        - Константин, кто эти люди? - с заполненными тревогой глазами пролепетала Анастасия.
        Колчак закрывал спиною царевну, вид после взрыва у него был потрепанный, с виска стекала кровь, но и он постарался вступиться:
        - Вы их знаете? Я требую…
        - Замолкните оба! - вдруг рявкнул Громов.
        Анастасия даже вздрогнула, мгновенная перемена в поведении собственного водителя добила ее окончательно - нить происходящего совсем выскользнула из ее рук. Будто старый добрый придворный скоморох сорвал с себя маску и под ней оказался тот самый пресловутый Вельзевул.
        - Ты же погибла, Маша? - не обращая никакого внимания ни на Колчака, ни на царевну, произнес Громов. - Я лично схоронил тебя!
        - Не в настоящем мире, дорогой, а лишь в твоей извращенной реальности, - усмехнулась Моника.
        - Не в настоящем? - повторил Громов, метнув слегка растерянный взгляд на Фадеева, будто сопоставляя его рассказ со словами былой возлюбленной. Денису даже показалось, что шеф сейчас все поймет и примет верное решение, но брови Громова сдвинулись, холодные глаза обдали агентов вьюгой, лед в его сердце не оттаял и шеф, «нет, не шеф», а действительный тайный советник произнес:
        - Хорошая попытка.
        В следующую секунду пистолет Громова взметнулся вверх, и он нажал на курок.
        Бах!
        Плазматическая шаровая молния рванулась к цели и взорвалась миллионами сияющих белых искр прямо перед лицом Казак. Слегка голубоватая сфера вокруг агентессы тут же исчезла - уклонитель на ее теле работал без нареканий.
        Громов выругался, понимая, что огнестрельное оружие против противников бесполезно, а Моника покачала головой, будто с досады.
        - Жан, Юля - на вас Колчак и японка! - отдала команду Казак.
        Те лишь кивнули. Даже «ежик» не стала оспаривать приказа, а взялась за плазменный маузер и шагнула вперед. У Жана же в руках появились два армейских ножа, с их помощью он явно готовился противостоять клинкам Кики.
        - А у нас с Костей старый неразрешенный вопрос, - процедила сквозь зубы Моника. - Не так ли, дорогой?
        - Ты как всегда права, дорогая, - бросив на Кики взгляд и получив утвердительный кивок, согласился Громов.
        - А я? - опешил Денис.
        - А ты исправь свою ошибку, мальчик. Чего бы тебе это не стоило! - прокаркала «железная леди» и в следующую секунду бросилась вперед.
        «Неужели это должен сделать я? - метнув растерянный взор на и без того перепуганную Анастасию, подумал Денис. - Почему именно я? - Ответ пришел сам собой. - Потому что ты виноват во всем произошедшем! И Моника права, за меня мое дерьмо разгребать никто не обязан! Это мой долг! Долг перед собственным миром и перед миллиардами живущих в нем людей, чью жизнь я подверг опасности и поставил на грань истребления!»
        Не прекращая бежать, Казак подпрыгнула, выставив ногу вперед и целя ею в Громова. Но действительного тайного советника таким наскоком было не взять. Громов отбил удар левым блоком, ударил правым прямым, Казак слегка ушла в сторону, покинув линию атаки, и уже затем пустила вперед локоть, целя бывшему возлюбленному в кадык. Действительный тайный советник парировал и этот удар, отошел на шаг. Их взгляды перекрестились, словно шпаги опытнейших фехтовальщиков, и они заскользили по кругу.
        Жан, довольно самоуверенно поигрывая ножичками, надвигался на Кики. Японка медленно пятилась, закрывая спиной Анастасию, катана нацелена вперед, вакидзаси в строну, туда, откуда могла ударить Юля. Хотя на «ежика» сейчас, вытащив саблю из ножен, упорно смотрел Колчак.
        - Сударыня, не знаю, чем вы руководствуетесь, что помогаете красной пролетарской заразе, - заговорил белый генерал, обращаясь к Юле, - но я настоятельно прошу отступить, иначе я буду вынужден зарубить вас. В том клянусь Господом Богом!
        - Мило, - слегка растроганно улыбнулась «ежик». - Но против лома, как говорится, нет приема.
        Юля вздернула пистолет и выстрелила. Бах! Белая вспышка - пучок электроплазмы ударил в грудь Колчака и отбросил его в стену. Ствол Юлиного маузера тут же развернулся к Кики и выстрелил повторно. Бах и ничего, лишь искры осыпались о голубоватую сферу - на японке тоже был уклонитель, и Анастасия в очередной раз вздрогнула за ее спиной, как испуганный заяц перед стаей голодных волков.
        - Стоило попытаться, - хмыкнула «ежик» и подобрала с пола саблю Колчака. - Ну что ж, тогда будем действовать дедовским способом. Денис, - крикнула она, - будь готов!
        «Я готов, - мысленно сказал себе Фадеев и нацелил в сторону Анастасии обычный револьвер. - Пусть пока Кики и закрывает девчонку спиной, но это ведь не навсегда. Во время атаки она по любому допустит оплошность, вот тогда я и выстрелю!»
        Жан и Юля атаковали почти одновременно. «Ежик», заложив одну руку за спину, как заправская фехтовальщица, сделала выпад вперед. Катана отбила саблю, но тут подскочил Жан. Левый нож полетел в горло, взмах вакидзаси и сталь ударилась о сталь, катана приближалась, но правый клинок бельгийца ударил снизу, и Жан отскочил назад и вовремя, а то не сносить бы ему головы. Кики лишь поморщилась, и Денис увидел, как с ножа бельгийца капает кровь, все-таки он задел ее, но преданная телохранительница не сдвинулась ни на шаг и молча перенесла боль.
        Жан самодовольно улыбнулся и закрутил ножи перед собой, стараясь таким манером запутать японку. Но тут атаковала Юля: сабля рассекла воздух, Кики лишь убрала плечо, и вдруг ее вакидзаси скользнул снизу, «ежик» вскрикнула, сабля выпала из рук…
        - Сама сучка, - ухмыльнулась японка, возвращая старый должок.
        «Нет, Юленька…» - Сердце Дениса екнуло.
        Но «ежик» отпрыгнула назад, держась за порезанное запястье, саблю она потеряла, но зато осталась цела. И ее место тут же занял Жан. Армейские ножи заблестели и запорхали на манер крыльев бабочки. Кики рубанула катаной, Жан сразу двумя ножами отвел удар в сторону, сделал несколько обманных выпадов, на которые японка даже не отреагировала, лишь ее зрачки запрыгали, словно шарики для пинг-понга, будто сканируя противника, поскольку уже на следующий настоящий она ответила. Нож скользнул прямо перед ее грудью, распорол куртку, заставив Кики развернуться в пол оборота и… Жан вдруг взвыл, как попавший в капкан волк и рванулся назад, забрызгивая все вокруг фонтаном крови. Отрубленная кисть, сжимающая нож, упала на пыльный пол. Бельгиец стиснул зубы и целой правой рукой принялся затягивать ремешок на обрубке запястья.
        А Кики позволила себе легкую ухмылку, скрестив клинки перед собой. Она бы наверняка уже могла добить обоих противников, но это означало открыть царевну для прямого выстрела Дениса.
        Жан продолжал рычать, стараясь унять боль. Наконец он совладал с собой, стиснул зубы и, взглянув на Юлю, произнес:
        - Я поступать так, как поступил Игорь в профессора тюрьме!
        - Ты не обязан! - воскликнула Юля. Она все поняла, да и Денис тоже, поразившись такому самопожертвованию.
        - Мой долг, это мой долг, - спокойно произнес Жан и в следующую секунду бросился в свою последнюю атаку.
        Нож он метнул вперед, японка с легкостью отбила его, но освободившейся рукой Жан схватил ее за ворот. В его грудь и живот тут же вонзились японские клинки, прошли насквозь, окровавленные вышли из спины. Жан хрипел, умирал, но не разжимал хватки, а катана и вакидзаси поползли в разные стороны, словно ножи, разрезающие теплое масло. Кровь полилась рекой, кишки и еще что-то склизкое и отталкивающее упали на пол. Анастасия за спиной Кики завизжала, закрыла ладошками глаза, а Денису показалось, что его сейчас стошнит от омерзительного зрелища, но он все же сдержался. Сдержался даже в тот момент, когда японская сталь наконец-то разрубила тело бельгийца на две части, и обе половинки упали в лужу собственной крови. Сама Кики раздвинула клинки в стороны, вся ее одежда была окровавлена, да и она сама в эту секунду очень напоминала сказочную кицунэ - лисичку-оборотня в своей человеческой ипостаси молоденькой девчушки, будто сошедшей со страниц манги-комикса, такая милая и смертоносная одновременно.
        Но за мгновение до этого Юля метнулась вперед, кувыркнулась через голову, подобрала саблю, и не подымаясь с колен, ударила снизу вверх. Легендарная золотая сабля адмирала Колчака - награда за русско-японскую войну по злой иронии судьбы пронзила грудь японки в области сердца. Она растерянно ахнула, клинки выпали из ее тонких пальчиков. С предсмертной улыбкой Кики взглянула на свою убийцу и тихо спросила:
        - Красивая смерть?
        Ожидавшая всего, что угодно, но только не этого вопроса, Юля одними губами прошептала:
        - Да.
        И Кики улыбнулась вновь, добавив:
        - И мгновение для последнего хокку*.
        *ХОККУ (ХАЙКУ) - жанр традиционной японской лирической поэзии. Обычно состоит из двух-трех строк.
        Ее губы что-то беззвучно зашептали на родном языке, а закончив шептать, она закрыла глаза и мертвая тихо упала на пол, словно последний лист сакуры, сорвавшийся с ветки и унесенный в вечность восточным ветром, пришедшим с запада.
        Анастасию больше никто не охранял. Испуганная девушка упала на колени и взглянула на Фадеева. Она не плакала, романовские васильковые глаза смотрели на Дениса без ненависти, без страха, а лишь с печалью.
        - Стреляй, - спокойно произнесла Юля, будто ожидала от него чего-то обыденного.
        Фадеев вновь поднял пистолет.
        «Это мой долг! Я обязан ее убить! Я обязан восстановить баланс!»
        Почти в это же самое мгновение Громов отбросил от себя вцепившуюся в него Казак и развернулся, чтобы рвануть на перехват Фадеевской пули. Моника упала на пол, зачем-то вскинула сжатую в кулак левую руку вверх, подняла пистолет и окликнула былого возлюбленного:
        - Костя!
        Действительный тайный советник машинально повернулся.
        - Прости меня, Костя, - прошептала она. - Но так надо.
        Казак разжала кулак, в нем оказалась цепочка с болтающимся на ней в виде кулона половинки сердечка уклонителем.
        - Маша, - одними губами вымолвил Громов.
        И грянули выстрелы.
        Бах! Бах! Бах!
        Первый прострелил действительному тайному советнику руку - пистолет выпал, второй пришелся в колено - он подкосился, а третий в грудь. Громов упал, захрипел. Он все еще оставался жив, но не пригоден к бою. Видимо, Моника все же не смогла поставить точку в их странных взаимоотношениях. В следующую секунду ее рука скользнула к собственной шее, дернулась вниз, срывая золотую цепочку с кулоном в виде зеркальной половинки кулона Громова.
        - Как же молоды и наивны мы были, - вздохнула Моника и разжала руку. Два кулона - две половинки сердца со звоном упали на мраморный пол, и не глядя на них Казак развернулась к Фадееву. - Стреляй! - приказала она.
        Но Денис и сам понимал, что уже пора, пора стрелять, стрелять промеж этих спокойных, слегка влажных васильковых глаз. Он сделал несколько шагов вперед, чтобы выстрел оказался как можно точнее, взвел курок, затаил дыхание… Время словно становилось, будто при замедленной съемке, когда камера тихой сапой движется по кругу, Денис увидел все со стороны: увидел кучу трупов в разрушенном тронном зале, увидел истекающего кровью шефа, решительную Монику, Юлю, глаза которой будто просили его принять правильное решение и беззащитную девушку, которой суждено было стать жертвой для неведомых богов Времени во благо «светлого».
        «…я вижу несколько вариантов грядущего, поэтому запомни мои слова. - В сознании Дениса вдруг всплыли речи Распутина-Сатановского. - В худшем случае, когда все подойдет к своему логическому завершению, дай девочке шанс, она должна выжить, не дай ее крови пролиться проклятьем на наш народ. Ведь знаешь как говорят в Китае: мы в ответе за тех, кого однажды спасли…»
        - Он все это предвидел, - понял Фадеев. - Он действительно был пророком.
        - Кто? - удивилась Юля.
        Но Денис не ответил ей, а лишь произнес:
        - Светлое будущее не построить на крови невинных!
        И опустил пистолет.
        - Что ты делаешь? - опешила «ежик». - Мы ведь должны…
        - Нет! - решительно заявил Денис и подошел к Анастасии. - Как раз, напротив, мы не должны ее убивать! Она должна жить! Ей нужно дать второй шанс! Она ни в чем не виновата! Пусть живет, заберем ее с собой, в наш мир.
        - Щенок! - взревела Казак. - Мы сегодня угробили уйму народу! Виновных, невиновных всех в куче! А ты чистеньким хочешь остаться?! С совестью своей примириться? Думаешь, грехи этим искупить? Так вот не получится! Грехи не искупаются, я знаю, и кровь с рук не отмывается, она впитывается в кожу и… Хотя черт с тобой! Ты все равно не поймешь! - Моника подняла пистолет. - Лучше уйди с дороги, трус! Я сама выполню твою работу!
        Но Денис не отступил, а лишь заслонил собой Анастасию.
        - Дурак! - фыркнула Казак. - Я тебя жалеть не буду!
        Фадеев взглотнул и приготовился встретить смерть. Выбор он сделал, и отступить значило придать всех и все.
        - Зачем? - произнесла Юля. Впервые на памяти Дениса голос у нее задрожал. - Зачем ты это делаешь? - Взгляд почти просящий, умоляющий. - Ты что хочешь, чтобы я потеряла еще и тебя? Я не хочу!
        - Я тоже, но если другого выхода нет, то так надо.
        - Любовь-морковь! - расхохоталась Казак. - Как же она меня достала. Из-за нее только все усложняется. Вы двое, как дети, и не понимаете, что есть вещи куда более важные!.. Ну что ж, прощай, Денис Фадеев!
        Моника взвела курок.
        - Нет, Маша! - вдруг прохрипел Громов. Весь окровавленный он оперся на одну руку и слегка приподнялся с пола. - Только не его! Делай что хочешь, но его не убивай!
        - И почему? - удивилась Казак.
        - Потому что он наш сын! - вымолвил Громов.
        Вселенная лопнула, будто мыльный пузырь на морозе. Вернее, лопнула она только для Дениса, поскольку все, что он знал о себе, словно зеркало сорвалось со стены и разбилось об пол, и теперь Денис, вглядываясь в эти осколки, не мог понять ничего.
        - Вот это поворот, - пискнула «ежик».
        - Сын? - опешила Казак. - Сын!.. Но ты же сказал, что он погиб при родах?! - Глаза ее вдруг сверкнули огнем, и она уставилась на Громова. - Ты, ублюдок, зачем ты это сделал? За что ты лишил меня жизни?
        - Я лишь хотел, чтобы он не вырос таким же предателем родины, как и ты, - произнес Громов и закашлялся. Мокрота вперемешку с кровью закапали на пол.
        - Но ты ведь тогда еще не знал, что я… - Моника запнулась, - что я двойной агент.
        - Знал, - подавив кашель, признался Громов. - Но я любил тебя и не хотел предавать наши чувства. Кхе-кхе, - кровавая мокрота вновь на пыльном полу. - Я думал, что ты изменишься, что потеря сына нас только сблизит. А потом я расскажу тебе правду. Но я ошибался… Кхе-кхе. Это была самая большая ошибка в моей жизни, лишившая жизни нас обоих. Кхе-кхе. Прости меня, Маша, прости, если сможешь!
        Казак замотала головой, будто стараясь прогнать от себя мысли.
        - Нет! Нет! Нет! - взревела она. - Я ни за что тебя не прощу! - Она подняла пистолет и наставила его на Громова. - Ты лишил меня жизни! Ты лишил меня сына!
        - Не-ет! - закричал Денис. - Мон… мама, нет!
        Моника не выстрелила. Она взглянула на Дениса, в глазах ее были слезы.
        - Сынок, - прошептала она.
        Бах!
        Грянул выстрел. Посреди лба агентессы появилась маленькая дырочка, из которой, словно одинокая слеза, скатилась алая капля крови. И Моника упала.
        - Маша! - прошептал действительный тайный советник.
        - Ма-ма, нет!!! - будто подраненный зверь взревел Денис и развернулся к месту, откуда грянул выстрел.
        Со взведенным револьвером у завала стоял Колчак.
        - Ты, - крикнул он Денису, - медленно отошел от великой княжны! - Беглый взгляд на Громова, который сейчас из последних сил полз к валяющемуся на полу револьверу. Он прополз метр, оставляя за собой кровавый след, и схватился за пистолет. - Константин, вы молодец, родина вас не забудет! Держите эту рыжую девку намушке. Жаль, что вам уже не помочь, но…
        - Себе лучше помоги! - взревел Громов и спустил курок.
        Бах!
        Оборванный на полуслове Колчак упал замертво.
        Бум-бум-бум, бац-бац-бац! Из-за завала устроенного взрывом раздались глухие звуки и крики - кто-то с упорством принялся его разбирать.
        - Отец! - Денис кинулся к Громову.
        - Не стоит! - поднял руку чиновник особых поручений, нет, не чиновник и даже уже не шеф, а отец! - Времени мало, сейчас сюда ворвутся белые или же красные, черт их разберет! Уходите! Возвращайтесь в свое время! И заберите девочку с собой, поскольку так будет правильно.
        - Я не брошу тебя! И маму!!! - самый мучительный в жизни взгляд в сторону мертвого тела.
        - Нет! - прохрипел Громов. - На это нет времени! Уходите!
        - Не могу, - покачал головой Денис и почувствовал, как глаза становятся влажными.
        - Крюгер! - Громов окликнул Юлю. - У тебя одной еще остался здравый смысл. Хватай их обоих, и убирайтесь отсюда!
        - Слушаюсь, шеф, - по привычке кивнула «ежик».
        Она подскочила к Анастасии. Царевна по-прежнему сидела на коленях и с безразличием взирала на происходящее. Свой долг она не исполнила и смысла в дальнейшем существовании не видела. Юля протянула ей руку.
        - Пойдем со мной.
        - Нет, - покачала головой великая княжна. - Я останусь здесь и умру в своем доме.
        - А это не просьба! - рявкнула Юля и влепила Анастасии пощечину. - После всего, что здесь сегодня случилось, иного выбора у тебя нет! Ты должна пойти с нами, ради будущего и ради своей страны!
        - Ради страны? - царевна подняла на «ежика» голубые глаза - что-то в глубине их вспыхнуло. - Нет, не ради страны, а ради людей, что живут на этой земле!
        - Пусть так, - кивнула Юля, и Анастасия протянула ей руку.
        Денис склонился над отцом, тот то и дело, продолжал кашлять, но все же пытался говорить:
        - …Ты молодец! Ты все правильно сделал, ты лучше меня. Кхе-кхе.
        - Отец…
        - Не надо, Денис. Не кори себя. Все как должно… Кхе-кхе… Вы изменили историю. И кто знает, может быть в ином будущем, мы вновь будем вместе, все вместе… - Он прикрыл веки и больше уже не открывал их.
        На плече Дениса опустилась Юлина ладонь.
        - Нам пора, - сказала «ежик».
        Парень кивнул и в следующую секунду почувствовал, как все вокруг зашевелилось, будто от приема ЛСД, и завертелось, превращаясь в сплошной вихрь, открывающий врата неизвестному будущему.
        Эпилог
        Ноги почувствовали под собой твердый камень - камень брусчатки Дворцовой площади. Была ночь. И Зимний дворец, привычных зелено-белых тонов, утопал в лучах яркой подсветки.
        - Все как всегда, - с облегчением произнес Денис.
        Анастасия вдруг вскрикнула, будто увидела призрака, упала на колени, и закрыв лицо ладонями разрыдалась.
        - Разрази гром хомячью тушку! - выругалась «ежик».
        Денис повернулся к Юле.
        - Не все, как всегда, - покачала головой девушка и кивнула в сторону, но парень и сам уже заметил.
        Александровская колона отсутствовала. Вместо нее в центре Дворцовой площади стоял отвратительный монумент: маленькие каменные человечки держали на своих плечах «новый мир», на вершине которого стоял человек с козлиной бородкой и в очках - Лев Троцкий. «К столетию октябрьской революции, послужившей началом революции мировой» - гласила надпись у подножия памятника.
        Денис нервно расхохотался:
        - Не хватает только насмехающегося рок-энд-ролла для полного финиша!
        КОНЕЦ.
        ХОТЯ… МОЖЕТ И НЕТ!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к