Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Александр Николаевич Карпов.
        Чудак
        Размещен: 25/09/2011, изменен: 22/01/2012. 235k. Статистика.
        Глава: Фэнтези
        Спираль
        Иллюстрации/приложения: 20 шт. Оценка: 9.34*265 Ваша оценка:
        Аннотация:
        Лишь в сказках все планы удаются с первой попытки, а мечты воплощаются сами собой, реальность же редко балует кого бы то ни было, и часто бывает, что стоя в шаге от воплощения своих целей, все твои многолетние успехи и достижения в одночасье оборачиваются прахом... Но это не повод опускать руки и покоряться судьбе, и если океан разметал твой песчаный замок, это лишь значит, что следующий надо строить из камня, ведь упорство и сила духа рано или поздно приведет тебя к успеху.
        25.09.2011 - Первая выкладка. Пролог. Глава 1.
        08.10.2011 - Глава 2
        31.10.2011 - Глава 3
        06.11.2011 - Глава 4
        18.12.2011 - Глава 5
        22.01.2012 - Глава 6
        Чудак
        Цикл "Спираль" - Книга вторая
        Выражаю огромную благодарность Ивану Сумину aka Acisvir,
        без него эту книгу было бы невозможно читать
        из-за бесчисленного количества ошибок и несуразиц.
        Пролог
        Дикарь
        ...это все к тому, что победить меня с некоторых пор стало невозможно.
        И не потому, что я такое уж крутое существо.
        Просто я живу за рамками концепции соревнования.
        Не может ведь самый клевый в мире бегун-прыгун
        победить, скажем, сторожа стадиона.
        Макс Фрай.
        Пейзаж совсем не казался красочным. Наоборот, бесконечные поля, на которых уже успели собрать прошлый урожай, но еще не успели посеять будущий, выглядели уныло и безрадостно. Впрочем, большинству путешественников, вот уже который день наблюдающих этот однообразный пейзаж, была глубоко безразлична история этой угрюмой земли. Пошел уже третий день как караван покинул город Лирентон, и теперь лишь встречающиеся изредка деревеньки разнообразили пейзаж. Нет, дальше тоже были какие-то городки, но мало кто мог вспомнить даже их название. Впереди простиралось редкостное захолустье, которое плавно переходило в земли, контролируемые государством лишь в представлении аристократов. Да что там говорить, несмотря на продолжающуюся более полувека Великую Войну, никто даже не покусился на эти, принадлежащие Сайру земли [01].
        Состав каравана был весьма колоритным, и на две трети состоял из хобгоблинов. Еще до начала Войны, дом Денейт [02] , начал набирать в горах Морская Стена, которые являются естественной границей Сайра, различных гоблонидов в качестве экзотических наемников и охранников. А когда началась Война, и спрос на солдат взлетел до небес, дом Денейт заключил контракты на поставки целой армии хобгоблинов. И вот, потрепанные в боях наемники возвращались в центр подготовки, который когда-то покинули, там они отдохнут пополнят свою численность и снова отправятся воевать в конфликте, охватившем почти весь континент. Большую часть оставшейся трети каравана составляли непосредственно представители дома Денейт, сопровождающие своих подопечных.
        Но были в караване и другие разумные, которые давно зарабатывали на жизнь мечом, хотя и не имели отношения к дому Денейт. Впрочем, раз они были в этом караване, то решили покончить с жизнью независимого наемника. В любом деле традиции часто бывают важнее рациональности, а иногда даже элементарного здравого смысла. Великая Война бушевала вокруг уже больше полувека, и за это время появилось бесчисленное множество наемников никак не связанных с Денейтом. Каждый наемник может назвать с десяток своих братьев по ремеслу, которые совершили подвиг, за что страна наниматель предоставила ему дворянство. Вот только остальные тысячи солдат, приверженцев Кол Коррана
[03] всю свою, обычно не слишком долгую, жизнь, остаются дешевым мясом, для отвлечения внимания вражеских магов. Но даже весьма умелые и опытные солдаты удачи не могут пробиться слишком высоко... если конечно у них нет особого патента на наемничество, от уважаемого дома Денейт. Вот и набралось в караван множество тех, кто хотел получить заветный патент. А для этого, невзирая на боевой опыт и военные заслуги, нужно было пройти обучение в одном из тренировочных центров, которые были в каждой стране участников Войны.
        Все рано или поздно приходит к своему завершению, подошел к концу и путь каравана, который приблизился к крупнейшему в Сайре тренировочному лагерю, раскинувшемуся вокруг древнего замка со странным названием Камень Собраний. Большинство путников, после изматывающего перехода постарались как можно быстрее найти себе место в лагере, чтобы отоспаться и восстановить потраченные в пути силы. И только один низкорослый всадник, решил не ждать следующего дня, когда все помощники посланника [04] дома Денейт будут заняты караваном. Ведь этому пассажиру совсем не хотелось торчать полгода в этом, наполненном гоблонидами месте, и он имел вполне обоснованные причины считать себя лучше основной массы наемников. Так что всадник быстро пристроил своего зубастого скакуна, и отправился в возвышающийся над лагерем Камень Собраний.
        * * *
        - Я не понимаю. Если ты считаешь. Что тебе не нужен дом Денейт. Зачем ты прибыл в этот лагерь?
        Мужчина говорил короткими фразами, делая между ними продолжительные паузы, может быть, он обдумывал слова нежданного визитера, а возможно это была его обычная манера разговора. Сам он совсем не вязался с представлением обывателей о заслуженном воине дома Денейт. Он был не слишком высок, не отличался воинской статью, будучи весьма жилистым и до дистрофии худым. Но Гертан д'Денейт был воином до мозга костей, прошедшим сотню битв и схваток. Он был не управленцем, а скорее опытным инструктором, или как называли работников Камня Собраний в других филиалах дома, дрессировщиком. Ведь здесь готовили в наемники в основном тех, кого даже не везде за разумных считали.
        - О нет, нет. Я недостаточно ясно выразился. Я наоборот, крайне нуждаюсь в доме Денейт.
        В противовес Гертану его собеседник как будто являлся олицетворением досужего мнения о своей расе. Сейчас полуросликов можно встретить в почти в любом уголке материка, часто они живут бок о бок с людьми в городах и селах. Но когда-то этот народ вышел из бескрайних Талентских Равнин, где множество полуросликов до сих пор живет, так же как и их предки, кочуя по безбрежному степному морю, на прирученных ездовых ящерах. И, несмотря на то, что большинство представителей этого народа давно живут в лоне цивилизации, полурослик-кочевник-дикарь был вполне устоявшимся и на редкость живучим стереотипом. И стоящий перед членом дома Денейт полурослик соответствовал этому стереотипу на сто процентов. Загорелый до темно-коричневого цвета, с лицом, обветренным степными ветрами, на правой щеке два шрама, явно нанесенные чьими-то когтями. В кожаной куртке и штанах с нашитыми костяными пластинами для защиты. Этот полурослик как будто только что выехал из Талентских равнин. Лишь булава из бронзового [05] дерева, показывала, что он успел повидать не только родные степи, ну еще правильная речь, без специфического
талентского акцента.
        - И что ты хочешь? Денейт не испытывает нехватки в наемниках [06] . И нам нет нужды делать для тебя исключение. Заплатишь первый взнос. Пройдешь обучение. Получишь патент. И будешь сам искать нанимателя.
        - Да, дом Денейт не испытывает нужды в обычных наемниках, вон весь лагерь забит хобгоблинами. Но я знаю, что у вас большой некомплект в командирах среднего звена. Готовить их из гоблоноидов крайне не просто, дикие они больно. А найти нужное количество наемников, чтобы заполнить хотя бы должности полусотников просто невозможно, мало кто согласиться терпеть их рядом, да и командовать ими совсем не просто.
        - А ты значит сможешь?
        - Смогу.
        - Для должности полусотника в диких отрядах [07] нужно не знание тактики. Нужно заставить своих солдат подчиняться.
        - Пусть вас не введет в заблуждение мой рост, я сумею справится с любым своим подчиненным, даже в пешей схватке.
        - Слова это только слова. Завтра ты докажешь их делом. Или покинешь этот лагерь без патента.
        * * *
        В полдень вокруг одной, ничем не примечательной тренировочной площадки для отработки схваток один на один, собралось сразу несколько представителей дома Денейт. Вообще-то понаблюдать за спаррингом захотели бы многие, ведь в лагере не было особых развлечений, но чтящих железную дисциплину Денейтцев не особенно интересовали желания подчиненных.
        Слова Гертана д'Денейт никогда не расходились с делом. Поэтому он пригласил трех других свободных Денейтцев, чтобы объективно оценить умения полурослика и организовал учебные бои, для проверки навыков. Подготовка оружия, чтобы оно не убило свою жертву а лишь причинило иллюзорную боль или парализовало условно убитого, заняло всего десять минут, такая магия была дешева и повсеместна.
        Первым испытанием полурослика, имя которого до окончания проверки никто даже и не спрашивал, была схватка с багбиром. Громила, ростом за два метра, вооруженный большой двуручной секирой кинулся в бой, как только Гертан подал сигнал к началу. Сам бой с недомерком багбир воспринимал как оскорбление, и хотел побыстрее разделаться с наглой козявкой. Схватка и правда продолжалась всего пару секунд, только закончилась она совсем не так, как ожидал багбир. Стремительный рывок полурослика, когда противников разделяло лишь пара метров. Резкий, почти незаметный взгляду удар булавы по секире, от чего багбир едва смог удержать ее в руках, но даже удержанное оружие оказалось слишком далеко от неожиданно опасной цели. А потом для багбира был только шатер медика, ведь удар булавой по голове он просто не увидел, а время, пока его тащили к лекарям, провел в глубокой отключке.
        Второй бой казался еще более неравным, чем первый, ведь против полурослика вышли двое хобгоблинов. Физически они лишь немного превосходили людей, но облаченные в доспехи, вооруженные щитом и мечом каждый, а также явно привычные для работы в паре, эти противники явно были намного опаснее предыдущего "экзаменатора". Но и этот бой не продлился долго, в очередной раз показав что способности полурослика не были пустой болтовней. В этот раз полурослик атаковал первым, хлыст, оказавшийся словно из ниоткуда в левой руке, громко щелкнул и устремил свой, увенчанный железным жалом конец в противников. Хобгоблины, благодаря отточенным тысячами тренировок рефлексами, успели поднять щиты еще до того, как смогли осознать опасность. Но жало кнута проскочило над щитом и, как живое, полоснуло правого хобголина по глазам. Полурослик рванул веред с такой скоростью, будто он не бежал пешком, а мчался на своем чешуйчатом скакуне, и всего через миг оказался у ослепленного противника, умудрившись стать так, чтобы он закрывал кочевника от своего зрячего напарника. А дальше точный удар булавой, быстрый и неожиданный, в
результате которого слепец упал сам и погреб под собой своего стоящего вплотную товарища. Полурослик уже кинулся добивать лежащих на земле и не слишком опасных хобгоблинов, когда Гертан подал сигнал об окончании схватки.
        А вот последний третий противник оказался весьма неприятным сюрпризом для кочевника, потому что им оказался огр, ростом приблизительно в два с четвертью метра, и чья мускулатура больше походила на холмистый ландшафт. Одет огр был в какую-то накидку с вплетенными в нее длинными перьями. Оружием огра был шест, длиной в его рост, причем по всей длине шеста из него в хаотичном порядке торчали длинные когти каких-то животных. Кочевник решил повторить хорошо зарекомендовавший в последней схватке прием, но жало кнута как будто само огибало высокую фигуру его противника. Трепещущие, как будто от слабого ветра, перья в накидке огра явно показывали, что именно в них причина его неуязвимости, а полурослик, как опытный охотник, мгновенно сообразил, что это перья грифонов, и дальнейшие подобные атаки бесполезны. Ну а дальше полурослик кинулся в бой, надеясь на свою скорость. Все время схватки, кочевник был вынужден действовать на самом пределе своих сил, ведь огр оказался невероятно быстр для своей комплекции. Конечно, он не смог бы подобно своему маленькому противнику уклонятся от ударов, но ему это было без
надобности, потому что он легко держал противника на расстоянии, пользуясь длиной рук и шеста. Огр срывал атаки полурослика, выставляя свой шест именно туда, куда собирался двигаться кочевник. После пары ран от когтей на шесте полурослик прекратил попытки перехитрить огра обманными движениями, он решил действовать прямо и бесхитростно, но вложив в атаку всю свою скорость. И это принесло успех, верзила все-таки не успел за стремительной маленькой целью и после сильнейшего удара под колено упал навзничь. При этом бой для полурослика едва не закончился, ведь падающий огр умудрился извернутся в воздухе и едва-едва не достал полурослика своим шестом.
        - Хватит, - раздался спокойный голос Гертана, что позволило кочевнику перевести дух. Полурослик уже успел оббежать своего опрокинутого противника и собирался атаковать так, чтобы огру было крайне неудобно защититься, но он не чувствовал уверенности в скорой победе. Интуиция, выработанная в сотнях схваток просто кричала, что его противник еще не проиграл, и способен крайне неприятно удивить своего оппонента. - Ты конечно не победил. Но звания полусотника ты достоин. Идем ко мне в шатер. Обсудим условия твоей работы на дом Денейт.
        - Странный какой-то огр, быстрый, ну для огра. - Полурослики вообще достаточно любознательный народ, я, как данный кочевой его представитель, решил поинтересоваться о своем противнике. - И маленький какой-то, обычно они не ниже двух с половиной метров бывают, а то и до трех доходят. Полукровка? Да и снаряжение у него необычное, не думал что в доме такое выдают.
        - Снаряжение и вправду необычное. Он уже с ним к нам попал. Наверное отнял у какого-то большого и умного монстра. И он не полукровка. Сами вначале так подумали. Лекарь сказал, что он просто подросток. Так что ему еще расти и расти. Обязательно еще вымахает до трех метров.
        - Подросток?!! Надо же. Подожди, сам к вам пришел, чего только не бывает в этом сошедшем с ума мире... А звать то его как кто-нибудь знает?
        - Самое необычное. Он представился. Представляешь, связанно говорящий огр!!! Сказал, что его зовут Урб...
        Часть 1
        Странная война
        Глава 1
        Неожиданности, приятные и не очень.
        Смерть - это величайшая из всех существующих иллюзий.
        Чандра Мохан Раджниш (Ошо).
        - Это... весьма неожиданно... - Эта фраза довольно точно описывала события последних двадцати минут. Сказал я ее, наверное, вслух, хотя точно не уверен, потому что сама форма моего нынешнего существования вызывала большие сомнения.
        В последнее время я считал себя почти неуязвимым. Действительно, чародейский дар небывалой силы, и достаточно неплохой контроль над ним. Артефакт, с заключенной в него божественной силой. Небывалый контроль над своим телом, позволяющий выжить при самых ужасных ранах. Но мир любит разрушать иллюзорные представления о нем. Первой неожиданностью стало появление какого-то дженази посреди подворья моего особняка. Вторым, совсем неприятным сюрпризом стало то, с какой поразительной легкостью он разделался с моей охраной. А ведь ее составляли минотавры, которые и сами по себе намного сильнее людей, к тому же их сила была значительно увеличена особым ритуалом, и вливанием немалого количества энергии синего пламени. Третьим неожиданным и просто ужасным явлением стало заклинание невероятной силы, что применил дженази, то самое заклинание, которое с пугающей легкостью прервало жизни двоих моих учеников... А потом была и четвертая неожиданность - применение дженази жезла, который просто вырубил мой артефакт. После всего этого, своей смерти я совсем не удивился. Настолько хорошо подготовленный убийца имел на
победу гораздо больше шансов, нежели я. А вот последовавшее за смертью события привели меня в самую крайнюю степень замешательства.
        Когда дженази взмахом своего меча перерубил мою шею, я на личном примере убедился, что сознание действительно не покидает буйную головушку сразу после срубания ее с плеч. Я же смог сохранить сознание, даже когда моя голова полностью сгорела синим пламенем, которое я контролировал некоторое время. А вот дальше начались полнейшие чудеса: вместо того, чтобы подобно тому как сорок два года назад, оказаться в темноте и насладиться, пытающимся сожрать память, забвением, со мной начало происходить неизвестно что. Вот я все с большим трудом контролирую сгусток синего огня, нанизанный на меч дженази, а через секунду мое сознание мчится ввысь, удаляясь от совершенно незнакомого леса, и лес этот не имел ничего общего с местностью, где был расположено мой особняк. Состоящий из гнилостно-белых деревьев. Перепаханный оврагами, причем именно перепаханный, торчащие вверх обломки стволов и корней, свежие земляные рытвины не оставляли возможности принять эти овраги за естественные элементы рельефа. А еще густой туман странного мерзко желтого цвета, невидимый ветер сгонял туман в овраги, от чего они казались
речушками, наполненными грязной водой. Но самым поразительным было небо. Затянутое угольно черными тучами небо, не давало увидеть солнце, луну, или звезды. Но светло было, как днем, хотя может сейчас здесь и был день, все-таки небосвод закрыт. Свет обеспечивали не перестающие полыхать в тучах молнии, почему-то зеленого и кроваво-красного цвета.
        Но еще большее удивление вызывало мое собственное состояние. Ведь я бесплотным духом проносился над этим, совершенно незнакомым, пейзажем. Я не чувствовал ничего, ведь у меня не было тела, но каким-то невообразимым образом, обозревал простирающийся подо мной лес. И это была точно не экстрасенсорика, которая никак не могла доставать на сотни метров, которые разделяли меня с этой странной чащей.
        "Это наверное Теневые Пустоши ! Маги имаскарцев говорили, что Чума исказила не только Торил. Вроде бы из-за большого количества одномоментных смертей, выхода Теневого Плетения [08] из-под контроля Шар, и каких-то искажений плана тени [09] , появился... Ну, наверное, новый мир, который они назвали Теневыми Пустошами. Тот маг говорил, что это искаженное отражение мира, заселенное обитателями плана тени и пропитанное некротической энергией. Якобы все души умерших, не просто покидают Торил, а перед этим пролетают через Теневые Пустоши. А некоторые даже умудряются задержаться здесь, обретя жиз... наверное, скорее, существование в форме духов и призраков..."
        Пока эти мысли крутились у меня в сознании, мой полет продолжался. Я постепенно поднимался все выше и выше к мрачным небесам. И начал замечать, что я не единственный невольный странник этих мест. Вдали от меня двигались сферы различных цветов, некоторые из них ярко пылали, другие напротив, выглядели совершенно эфемерными и чуть различимыми. И все мы двигались к одному месту. Не успел я обдумать показавшуюся в чем-то заманчивой, идею остаться здесь в качестве бестелесного существа, как мой путь в этом наверняка интересном и необычном мире. Я вместе с тремя сферами, которые скорее всего, тоже были чьими-то душами, достиг точки, куда нас влекли какие-то непонятные силы. В облаках был невидимый со стороны разрыв, совершенно неестественно идеально круглой формы. И оказавшись под этим разрывом, мы застыли на мгновение, чтобы полететь вверх с совершенно безумной скоростью. Я летел через казавшийся бесконечным туннель, чьи стены, состоящие из черных облаков, выглядели как каменные, и лишь мелькающие в глубине туч молнии показывали, что я не под, а над землей. А потом полет закончился уже окончательно.
        Я оказался посреди бесконечного серого поля, чей ровный как стол пейзаж разнообразили лишь группы разумных, бредущих по нему. Это событие просто ввергло меня в ступор, ведь я был в теле гоблина, в моей повседневной одежде, а у меня на поясе висела точная копия Пятачка.
        - Нет, это совершенно неожиданно и просто невозможно, хотя... - Не успел я додумать пришедшую в голову мысль, как меня окликнули.
        - Учитель!!! Это Вы!!! Как я рад вас видеть, - ко мне подбежал Шем, который выглядел именно так, каким он был до своего убийства. - То есть, я конечно совсем не рад, что вы тоже умерли, просто я рад вас здесь видеть, э... В смысле не именно здесь, а просто...
        - Успокойся, я понял. Я тоже рад, что с тобой все относительно хорошо. Дал, а ты как?
        - Я в порядке. - Подошедший к нам ученик был одет в облачение жреца Амонатора, и выглядел на редкость задумчивым.
        - Учитель, а как вас победили??? Я вообще ничего не успел заметить. Сидим, обсуждаем нашу с Зиром находку, а потом вы вскакиваете, кричите "К БОЮ!!!". Я ощутил лишь стремительное движение какого-то воздушного духа по нашему особняку. Потом вы выстреливаете в дверь синим лучом с навершия Пятачка, а дальше я уже лечу через... Теневые Пустоши?
        - Да, это скорее всего были Теневые Пустоши. - Мрачная задумчивость Дала и несмолкающий словесный поток Шема, были явными признаками смятения, царящего в их сознаниях. Поэтому я решил занять их чем-нибудь, чтобы самому иметь возможность оценить совершенно неожиданную для меня ситуацию. - Так, слушайте меня, сейчас отойдите шагов на сто вон в ту сторону и обойдите вокруг меня. Нужно поискать наших минотавров, раз вы оба здесь, то и они, наверное, где-то поблизости. Если не найдете их с первой попытки, отойдите еще шагов на двести. Все, идите, и будьте настороже, мало ли что. А я пока обдумаю нашу ситуацию.
        "Так, придется мне забрать назад весь мой скепсис касательно загробного мира. Потому что сейчас я точно нахожусь в плане Фугу [10] . Бесконечная серая равнина и сияющая вдалеке башня, казалось бы, вырезанная из цельного кристалла. Теперь надо думать, что делать дальше. Хотя если и остальные про царство бога мертвых не врут, то мне надо посмотреть на Стену Безбожников, ведь именно там завершается путь тех, кто не поклонялся богам при жизни. Хотя все это выглядит как-то странно, даже наигранно..."
        - Учитель вот они!!! - Мои размышления прервал Шем, который действительно шел в сопровождении моих телохранителей.
        - Мастер Урб, простите нас, мы не смогли. Этот демон был настолько быстрым, я его еле увидеть успел, миг, и я уже мертв, это был какой-то монстр, мы... простите нас...
        Минотавры внешне выглядели абсолютно так же, какими я видел их при жизни. Только шрамов, что остались от ритуала, что я провел над ними, не осталось. Действительно, тот дженази был монстром, ведь минотавры и сами по себе не самые слабые существа, а после ритуального шрамирования, когда через раны закачивалась энергия синего пламени, они стали чрезвычайно сильны. При этом в них чувствовалась какая-то неестественность. Как я уже сказал, внешне они не изменились, а моя экстрасенсорика показывала те же странности организма, что присутствовали и в моем теле, и в телах Шема с Далом. Но их движения, речь, язык, так сказать тела, говорил о скованности, усталости и еще чего-то.
        - Не волнуйтесь, вы ведь задержали его, так что свой долг вы выполнили до конца.
        Не успел я закончить фразу, как что-то в минотаврах изменилось. Это трудно описать, ведь и внешне и внутренне ничего не произошло, даже их позы остались прежними. Но мне так и хотелось сказать, будто они "расправили плечи" и "разогнули спины". А потом от них отлетело облачко, которое я различал лишь самым краем экстрасенсорики. Но несмотря на эфемерность и почти полную неощутимость, воздействие это облако оказывало достаточно сильное. Отчаяние, какие-то непонятные душевные терзания, невнятные обиды и злость на себя. Минотавры, судя по всему вышли из под действия этой гадости, Шема скрутило очень сильно, а вот у меня вызвало лишь недоумение. Дело в том, что сейчас в моем сознании проскальзывали чувства, которые я в последний раз ощущал только на Земле.
        "Не понимаю. Почему Шем так на это реагирует? Какое чувство обиды? На кого? По какому поводу??? Нет памяти о том как тебя обидели, лишь само чувство обиды. Это не просто неестественно, это просто невозможно! Хотя, будучи человеком, я испытывал порой такие чувства. Наверное, прав был тот друид, говоря, что мои эмоции сильно отличаются от общепринятых. Надо убрать это облако, только как?"
        Пока я размышлял и пытался более точно определить местоположение этого странного гнетущего облака, все разрешилось без моего участия, и помощь пришла со стороны совершенно для меня неожиданной. Я всегда считал Дала наименее талантливым из моих учеников, но раньше хоть какое-то усердие позволяло ему опережать хотя бы Туна. Но после того как он ударился в религию, которой он и посвящал почти все свое свободное время, я уже не надеялся на его умения. И каково же было мое удивления, когда Дал вошел в центр облака, причем что это именно центр, я смог определить лишь через пару секунд, а Шем вообще так и не заметил присутствия этой непонятной гадости. Но еще большим шоком для меня стало то, что от едва слышной молитвы Дала это облако просто рассеялось.
        - Не стоило нам тогда связываться с жрецами Усердной плети.
        "Да, пожалуй Дал прав, это облако наверное было остатками клятв и обетов, что дали мне в свое время минотавры на алтаре Ловитар. Надо же, оказывается Дал совсем не в пустую потратил время в храмах, интересно чем еще он меня удивит?"
        - Ладно, думаю, нет смысла здесь просто стоять. Двинулись к той башне, все равно больше никаких ориентиров нет. - Мне все больше хотелось посмотреть на Стену Безбожников, которая скорее всего меня ожидает через десять дней.
        Описать этот План можно двумя словами - серый и однообразный. Абсолютно ровная земля серого цвета, которая из-за своего цвета и ровности наводила на ассоциации не с землей, а полом какого-то помещения. Небо совершенно такого же цвета, на котором не было ни облаков, ни звезд, ни солнца, ни луны, оно вообще не было похоже на небосвод. А на горизонте унылые низ и верх смыкались, и я просто не мог определить, где небо, где земля, настолько они были похожи.
        Пейзаж разнообразили лишь разумные, совершенно различных рас. Многие из них двигались к Городу Суда [11] , но действие остальных вызывало просто недоумение. Вот группа людей идет выстроившись широкой цепью и машет руками. Вот еще люди ползают по земле, собирая что-то, видимое лишь им одним. А когда я подошел к ним поближе, перед всеми моими чувствами, включающими экстрасенсорные, предстали совершенно другие картины. По залитому солнцем лугу неторопливо шли крестьяне с косами. А за ними шли другие жители стоящей неподалеку деревни, и собирали скошенную траву, наверное делали запасы для животных на зиму. Эта иллюзия была столь реальной, и обманывала все мои чувства столь достоверно, что лишь напоминание о невозможности происходящего смогло сбросить с меня морок. А потом мне пришлось заняться приведением в порядок Шема и минотавров, так же попавших в сети этого обмана.
        - Учитель что это было, все такое реальное, такое естественное...
        - Мертвые не должны скорбеть о своей жизни, - Дал снова смог меня удивить, ведь он явно не поддался этой иллюзии, а теперь помогал в объяснении этого феномена. - Лорд Мертвых заботится, чтобы просители его домена не испытывали смятения.
        - Да во всех религиозных текстах говорится, что попавшие в План Фугу обычно даже не осознают свою смерть. Теперь я понимаю, каким образом это было достигнуто.
        - Учитель, так как вас смогли победить? - Думаю Шем задавал этот вопрос больше не из интереса к событиям, происходившим после его смерти, просто ему хотелось как-нибудь отвлечься от окружающего нас пейзажа и от своих переживаний. - Ведь ваш Пятачок является артефактом! Да и сами вы обладаете весьма неслабыми способностями...
        - Как выяснилось, моих способностей оказалось недостаточно, по крайней мере их не хватило чтобы победить в бою с магом меча дженази, способным в мгновение ока менять свою стихийную составляющую. Думаю, это был профессиональный убийца магов. А по поводу Пятачка, он применил какой-то жезл который просто вырубил мой артефакт.
        - Как, сломать вашу булаву это...
        - Нет Шем, он не сломал Пятачка. Понимаешь, Пятачок был вполне разумным существом, наделенным сознанием. Именно на это сознание и была нацелена атака жезла, который почти в прямом смысле заставил мое оружие потерять сознание.
        - Хе-хе-хе. Жезл заставляющий, разумные артефакты падать в обморок, простите Учитель, просто звучит достаточно дико. Интересно кто создал такую необычную магическую вещь?
        "А вот мне, к сожалению, уже не интересно, жезл явно был имаскарской работы. Да и чтобы он сработал, его нужно было очень тонко настраивать на разум Пятачка, достаточно сильно отличающийся от любых других, а для этого нужно было иметь возможность магически исследовать моего друга. Другими словами это был не просто залетный убийца магов, решивший со скуки разделаться со случайно подвернувшимся гоблином, это был явно заказ имаскарцев, а может Эмрон, к этому руку приложил. Да уж, интриги разумных оказались опаснее глобальных катастроф. Хотя все это уже не важно, дела ордена остались в прямом смысле в другой жизни!"
        - Учитель, а что с Пятачком дальше будет? Он в себя то прийти сможет???
        - Да все с ним нормально будет, тот жезл лишь временно сознания лишал. Думаю он с твоим братом останется, Шем.
        Я не стал говорить, что и сам сильно переживаю за своего друга. Нет, я не соврал и его обморок точно будет непродолжительным. Но вот как Пятачок будет чувствовать себя потом... Дело в том, что личность артефакта образовалась из-за меня. Из-за одиночества в Холодном Лесу я постоянно общался со своей дубиной, в которой была заключена душа громоярого кабана. И видимо во время общения, неосознанно воздействовал на душу своим разумом, в результате на сущности дубины появился след от моего разума. Именно этот след в итоге преобразовался в личность Пятачка. Сейчас я чувствую какую-то опустошенность и сильную тоску, видимо связь между мной и Пятачком была сильна, раз ее разрыв вызывает такие чувства. А ведь Пятачок, получил благодаря этой связи разум и для него она значит намного больше!!! Думаю, его личности ничего не угрожает, но вот тоска, депрессия и полное отсутствие желания общаться с кем бы то ни было ему обеспечено.
        Мы продолжили свой монотонный путь, но теперь обходили группы разумных, ведь никому не хотелось застрять, в чьей бы то ни было галлюцинации. Но, несмотря на осторожность, каждого из нас накрывал какой-либо морок. Хотя я лично лишь захотел рассмеяться от вида земляной норы, где я когда-то родился.
        Следующая удивительная встреча с местными реалиями произошла уже в зоне видимости Города Суда. Из возникшего неоткуда кроваво-красного тумана перед нами выступил монстр. Это было рогатое и покрытое длинной бурой шерстью существо, отдаленно напоминающее минотавра. Эта тварь была больше моих телохранителей настолько же, насколько они были больше меня. Но самым главным в этом создании была аура. Прошло уже двадцать четыре года с того момента когда я единственный раз в жизни ощущал подобное, и тогда это было не видение ауры, а всего лишь плохо объяснимое чувство, что вызывали существа. Описать это было трудно, что тогда, что сейчас. Как будто само мироздание корежит от одного присутствия этих созданий. Но то, что я ощущал сейчас не шло ни в какое сравнение с чувствами, что вызвали демоны, которых я встретил когда-то в Круге Друидов. Передо мной несомненно стоял демон, невероятно сильный демон, в библиотеке Денейра этот вид обитателей Бездны называли гористо [12] . Не успел я принять хоть какое-то решение, как мои телохранители выступили в перед. Но они не стали закрывать меня и готовится к бою, а лишь
преклонили колено и опустили головы перед демоном.
        - Встаньте бесстрашные войны, - голос демона, к моему удивлению был тих и спокоен. - Я пришел сюда, чтобы забрать доблестных воителей в царство Рогатого Короля [13] . Там в Бесконечном Лабиринте [14] , вы будете сражаться и пировать до скончания времен и даже после!!!
        За спиной посланца демонического князя открылся портал, ведущий в какой-то лабиринт из перекрученных каменных глыб. А дальше мои, теперь уже бывшие, телохранители стали один за другим проходить через эти врата. Последним скрылся гористо, не удостоивший нас даже взглядом.
        - Могли хоть попрощаться... - обиженно буркнул Шем.
        Я не стал говорить своему ученику, что рабы, которыми, по сути, являлись мои охранники до сих пор, крайне редко питают теплые чувства к своим хозяевам. Тем более этот демон сбросил с моих плеч проблему о минотаврах, ведь я считал себя ответственным за них, и откровенно сломал голову, как помочь тем, кто умер за меня.
        Через некоторое время мы приблизились к Городу Суда. В принципе про этот город можно было сказать то же самое, что и про весь этот план. Серо, однообразно и уныло. Трех-четырех этажные здания, что по меркам Фаэруна считалось крайне высоким домом, из отполированного камня, но их практически абсолютная одинаковость не давала почувствовать трепет к наполненному такими большими строениями городу. Выверенные, казалось бы по линейке улицы. И полное отсутствие каких-либо других цветов помимо серого. Единственное что выбивалось из общей картины, это Кристальный Шпиль, что возвышался в центре этого места. Ярко зеленая высоченная башня, имела в разрезе форму какой-то многолучевой звезды, притягивала глаз и просто завораживала. Мне даже пришло в голову, что именно однообразие цвета и форм этого города специально подчеркивает обиталище бога мертвых.
        А в воротах нас встретил еще одни эмиссар бога. В целом этот посланник бога достаточно сильно походил на человека, имел вполне человеческие черты лица, высокие скулы, узкое лицо. И глаза, которые просто излучают заботу и грусть, как будто отец смотрит на получивших ушиб из-за собственной проказы, детей. Позже я понял, что это не метафора, глаза действительно излучали и внушали подобные чувства. Кожа слегка светящегося золотистого цвета, волосы еще более насыщенного золотого окраса. Ну и конечно крылья.
        - Я пришел, чтобы забрать тебя в чертоги бога, которому столь верно служил в своей жизни, Дал...
        "Интересно, это мне так везет на посланцев, или они все говорят таким высокопарным слогом?"
        - ЗАТКНИСЬ!!! - Всегда спокойный и даже инфантильный Дал, выкрикнул это явно находясь в неконтролируемом приступе ярости. - ТВОЙ БОГ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ САМОЗВАНЕЦ.
        - Ты заблуждаешься, Лорд Утра всегда был Амонатором. - Дал выдохся, вложив в крик все свои силы, и этим тут же воспользовался посланец. - Когда-то давно древний бог солнца просто переродился в Латандера. А недавно он осознал себя и свое прошлое имя!!!
        - Учитель, а как Дал определил от какого бога этот посланник? - Шепотом спросил у меня Шем.
        - А Бездна его знает, откровенно говоря.
        - Амонатор никогда не был самоуверенным и ветреным юнцом, которым является ваш бог. Я в отличие от невежд, что называют себя его жрецами, читал древние трактаты, написанные под диктовку самого Солнечного Лорда!!! - Удивительно, но ярость Дала исчезла без следа. И сейчас он выглядел уставшим и опустошенным, хотя секунду назад, был готов кинуться на посланца с кулаками.
        - Откуда тебе знать, как именно писались те книги, что ты нашел среди руин? Эти тексты не имеют отношения к истинному Амонатору сейчас. И они не имели к нему отношения тысячелетия назад! Древняя секта лишь пыталась извратить учение бога... - После каждой фразы посланца, произнесенной тихим и мелодичным проникновенным голосом, Дал все больше сутулился, как будто на какая-то тяжесть наваливалась на его плечи.
        "- Дал... Дал... ДАЛ!!!
        - Урб мне сейчас не до т...
        - Да выслушай ты!!! Этот посланец как-то на тебя воздействует. То, что ты сейчас чувствуешь, это лишь обман и внушение.
        - Ур... учитель, ты уверен? Я ничего не чувствую...
        - Это от того, что ты совсем забросил свои тренировки! Усталость, чувство собственного бессилия, тихое отчаяние, все это не твое. Эти чувства внушает тебе посланник. Он сделал ошибку, попытавшись воздействовать на нас троих, а я прекрасно могу отличить свои настоящие эмоции от поддельных. Слушай внимательно, я уже показывал тебе это упражнение, думаю оно должно помочь в борьбе с эти воздействием. Тебе нужно...
        - Спасибо Учитель, но это не нужно. Теперь, когда я знаю об этом воздействии, я смогу ему противостоять. У меня свои способы!"
        - Да будет вечен день! Да будет славен свет! Да будет...
        Дал начал читать одну из главный молитв найденных в той древней книги, хотя это скорее был целый гимн. Может быть эта молитва ввергла его в транс и все внешние раздражители перестали влиять на Дала, а может к нему на помощь действительно пришли какие-то божественные силы. В любом случае, все попытки посланника достучаться до неожиданно понадобившегося ему еретика, проваливались одно за другой. Хотя он и не оставлял попыток. Убедившись, что моему, ударившемуся в религию ученику пока ничего не угрожает, я решил исследовать наконец то, что занимало мои мысли все время пребывания в этом плане.
        "- Шем, проследи за Далом, а мне надо посмотреть поближе на Стену Безбожников. Очень уж интересно мне, что она собой представляет?"
        Высокая и наводящая своей неровностью на мысли о своем естественном происхождении стена, на первый взгляд она совсем не выглядела ужасным концом пути неверующих. Но все источники в которых рассказывается о плане Фугу говорили об одном и том же. Души умерших попадают сюда и если в течение десяти дней их не заберет посланец какого-либо бога, то их души будут вплавлены в Стену Безбожников, чтобы пробыть там до скончания веков. К моему удивлению, проникнуть сознанием в структуру стены оказалось на удивление легко, экстрасенсорика позволяла прекрасно различить тела. Разумные всех рас были переплетены так, как будто, они составляли прутья в гигантской плетеной корзине. И вся эта гротескная конструкция была покрыта тонкой каменной коркой, выступающие спины, локти и колени делали поверхность Стены Безбожников неровной и придавали ей естественный вид.
        "Что ж, агностиков [15] здесь действительно не любят. Неважно, нужно разобраться с этой темницей, если бы безбожников собирали здесь с начала времен, то высота стены была бы не жалкие десять метров, а до местных серых небес. Значит часть безбожников из стены куда-то исчезает, значит нужно понять механизм работы этой стены, а дальше уже появится пища для размышлений и возможность планировать свое будущее дальше чем на десять дней!"
        Определением времени в этом плане должно вызывать достаточно много проблем у большинства разумных. Небо всегда имело один и тот же цвет, и освещение не менялось, хотя я так и не установил точно источник этого освещения, наверное, само небо слегка светилось рассеянным светом. Но сам я недавно обрел невероятно точное чувство времени, так что мог уверенно сказать, что перед этой стеной я провел шесть суток. За это время я изучил многое. Всеми чувствами изучил заточенных в стене несчастных. Крайне внимательно пронаблюдал за тем как две безликих фигуры, являющихся стражами это места, кладут на вершину стены очередного безбожника, и как он врастает в свое узилище, покрываясь каменной коркой. Даже отсутствие голода и жажды подверглось скрупулезному анализу. В результате я пришел к определенным выводам и даже разработал черновое решение своих проблем, но на всякий случай искал дополнительные подтверждения моей теории.
        За это время вокруг ничего не менялось. Периодически мимо проходили очередные свежеумершие разумные. Шем просто скучал. Дал продолжал молится и явно не замечал ничего вокруг. Ну а ангел продолжал увещевать не обращающего на него внимания Дала. Посланник солнечного бога говорил и говорил, по сути повторяя одно и тоже, но при этом ни разу не повторившись. А потом ангел напал на Дала, и хотя я не совсем уверен в терминологии того, что собирался сделать крылатый посланец, ведь мы уже мертвы, но в том что удайся его попытка, Далу пришел бы конец, я не сомневаюсь. Ангел ничем не выдал своих действий, до последнего сохраняя позу, что принял перед нами шесть дней назад, и даже во время атаки он продолжил произносить свою увещевательную тираду. Ни я, находящийся на приличном расстоянии, ни Шем, откровенно утративший бдительность после шести дней безделья, никак не успевали помешать крылатому убийце... Но в дело вступили силы, которые правили этим планом, и которых явно не обрадовало покушение на их право распоряжаться посмертием разумных. Из самой вершины Кристального Шпиля луч тусклого белого света ударил
в ангела и окутал его белым свечением, от чего посланец солнечного бога замер прямо во время прыжка, а его сияющий ослепительным солнечном сиянием меч лишь на сантиметр не достиг головы Дала. А потом несостоявшийся убийца просто растворился в белом свечении. Дал, как мне кажется даже не заметил смертельной опасности. А через десять минут с ним начали происходить странные изменения, его окутал яркий золотой свет, а голос моего ученика обрел громоподобную силу с которой тот продолжал читать строки древней молитвы.
        - Шем, иди сюда, думаю, теперь Далу ничего не угрожает, а находится рядом с ним может быть небезопасно.
        "- Шем, слушай меня внимательно, у нас есть очень важная тема для разговора, - отправил я своему ученику телепатический посыл, когда он приблизился. - Не говори ничего, вслух или мысленно, я никогда не слышал, чтобы мысленную речь прослушивали, но и с божественными силами мне ранее встречаться не доводилось. В общем тебе, как не поклонявшемуся богам, грозит через четыре дня оказаться частью этой стены. Дал, судя по всему до своего, как оказалось не совсем мертвого, бога достучался и думаю посмертие у него будет вполне приличным, по местным меркам. Но я сомневаюсь, что, вроде как живой, Амонатор возьмет к себе в домен две не поклонявшихся ему души, даже по протекции такого праведника как Дал..."
        Как по заказу, в этот самый момент сияние вокруг Дала стало особенно нестерпимым, но утратило при этом свою равномерность. Вокруг моего ученика как будто раскручивался смерч состоящий из нестерпимого солнечного света.
        "- А может и возьмет... Неважно в любом случае у тебя будет выбор. Слушай внимательно: все, что ты здесь видишь, составлено силой местного бога. ВСс!!! Включая наши тела, они вообще копии, причем достаточно грубо сделанные. Поверь, я помню свое тело вплоть до каждого капилляра. Дело не только в том, что эти тела не несут на себе следы от Чумы, эти тела не соответствуют и тому, что было до Чумы! Другими словами наши тушки создал Келемвор, и он имеет над ними власть, именно эта власть позволяет ему вплавлять нас в Стену Безбожников. Но полной власти над душами у него нет. Со временем, заточенные в стену теряют свою личность и их души затягивает в то, что служители первородных сил называют Колесом Жизни и Смерти. Нам, как ты понимаешь, этот вариант не подходит. Но есть и другой путь, я кажется нащупал как при помощи особой медитации можно отринуть власть Келемвора, и выпрыгнуть из этих ненастоящих тел. Лучше всего это сделать уже после заточения в Стене Безбожников, думаю так, шанс что местные власти нас поймают, меньше.
        - А что потом?
        - Потом... - Я не стал напоминать Шему, что просил его не говорить даже мысленно. - Потом нам придется всеми силами заниматься упражнением по укреплению памяти, то самое, которое я показывал вам первым. Причем в это нужно вложить все силы, иначе твою личность перемолотит то самое колесо, про которое рассказывают друиды. На а если выдержишь натиск того, что я называю Забвением... тогда, тебя ждет еще одна жизнь. И родится ты можешь неизвестно в каком мире и не известно у каких родителей...
        - Значит вы...
        - Тихо, ты ведь ощущаешь мой мысленный голос лишь как едва слышимый шепот, я совсем не зря так "говорю", в домене бога нужно быть предельно осторожными. Ты "говорить шепотом", не умеешь именно поэтому я сказал тебе "молчать" в начале разговора. Да, я уже проходил через Спираль, как я называю друидское колесо, но не будем об этом. А сейчас "слушай" очень внимательно, будем отрабатывать упражнения которые, помогут нам сбежать из Стены Безбожников. Для начал погрузись в медитативный транс..."
        * * *
        Уже перед самым окончанием десятидневного срока, покой наших с Шемом тренировок потревожил весьма неожиданный гость.
        - Приветствую мудрого основателя Ордена Синего Пламени, и его лучшего ученика.
        Стоявший передо мной мог бы легко сойти за человека. Чуть ниже среднего человеческого роста, кожа вполне обычая, слегка загорелая, тучное телосложение, умные глаза, и искренне добрая улыбка. Единственным выделяющимся были явно дорогая мантия и посох с несколькими крупными драгоценными камнями вставленными с навершие. На всем этом фоне маленькие рожки, торчащие из лысой головы совершенно терялись. Я совершенно не представлял кто передо мной, и что ему от меня надо, поэтому не стал отвечать на это приветствие. Незнакомец, помолчавший некоторое время и, не дождавшись моей реакции, изобразил искренне сочувствующие выражение лица и заговорил снова.
        - Мне грустно видеть, что такие выдающиеся личности как вы обречены на заточение в Стене Безбожников. И всего лишь потому что из-за своей чрезвычайной занятости не имели возможности проводить обязательные религиозные ритуалы.
        Он замолчал, а я продолжал ждать когда этот непонятный субъект перейдет к сути вопроса.
        - Но ведь самое главное не это, а то, сколько всего осталось не сделанным, сколько еще непознанного... А ведь ваш убийца продолжит наслаждаться жизнью. Какая несправедливость!!! - Он сделал паузу, явно ожидая от меня хоть какой-то реакции, я же хотел чтобы он наконец перешел к сути дела, кое-какие предположения по личности этого незнакомца у меня были, но они требовали обязательного подтверждения. - Но к счастью ваша участь не предрешена, я, видя творящуюся несправедливость, могу помочь вам. Примите мою помощь, и вы продолжите радоваться жизни, получите возможность и дальше раздвигать границы непознанного, и даже отомстить своим недостойным жизни убийцам! В мире Баатор нужно лишь присягнуть на верность его мудрому и справедливому владыке, но уверяю вас, Повелитель Архигерцогов, не станет обременять вас чем либо, кроме так любимых вами исследований...
        "Так, все понятно, - дьявол продолжал говорить, но я его уже не слушал. - Он использовал не слишком известный титул Асмодея, а этот мир большинство обывателей называет Девять Кругов Ада, но я прекрасно помню, что читал об этом. Вопрос в том, что я не испытываю свойственного местными отвращения к этим созданиям, а предложение явно вполне реально, какой простой выход, раз и никакого боя со Спиралью за каждую крупицу своей памяти... Во всех книгах говорится, что попавшие Баатор рано или поздно сами становятся дьяволами, меня не особо пугает такое преобразование. Но вот сам его факт говорит о власти Асмодея над попавшими к нему душами, он может менять их природу, а скорей всего не только ее, но и разум своих слуг. Ну уж нет, давать кому бы то ни было власть над своей памятью я не собираюсь. Кстати, а есть ли разница в этом плане между Асмодеем и другими богами? Пожалуй я правильно сделал, что не стал никому поклонятся..."
        - А ну убирайся отсюда. - Совершенно неожиданно рекламный монолог дьявола был прерван знакомым и одновременно незнакомым голосом. Сияние вокруг Дала притихло, выровнялось, но теперь я был уверен, по силе оно в любой момент может легко превзойти свет несостоявшегося крылатого убийцы.
        - У меня есть право предлагать второй шанс любому, Лорд Мертвых позволил...
        - Я сказал, убирайся. - Дал не повысил голоса и не изменил позы, но я чувствовал его едва сдерживаемую мощь, и дьявол ее тоже явно чувствовал, и начал пятится в сторону ворот Города Суда.
        - Лорд Мертвых будет крайне недоволен! - Несмотря на свое отступление, дьявол продолжал спор. - Он всегда следит за выполнение договора!!!
        - Никто не собирается покушаться на договор. С другой стороны, на плане Фугу, Келемвор гарантирует неприкосновенность лишь умерших, а твое уничтожение никто даже не заметит.
        - Рад что ты в порядке Дал. - Сказал я, когда дьявол скрылся из виду.
        - Я тоже рад видеть тебя Учитель, вы ведь не примете приглашения моего господина и мы скоро расстанемся, - я лишь отрицательно покачал головой, с моей точки зрения Амонатор не отличался от Асмодея, оба они наверное вполне могли легко покопаться в моей памяти. - А ты, Шем?
        "- Стой Шем, не торопись отказываться сразу, это вполне реальный шанс, а ведь я не могу гарантировать, что ты сможешь пересилить забвение Спирали.
        - Учитель я хочу быть с вами.
        - Мы в любом случае расстанемся! Спираль вряд ли закинет нас даже в один и тот же мир, не говоря уже об одном континенте! Скорей всего мы больше никогда не увидимся!!!"
        - Нет, я все же откажусь, сказал Шем вслух через некоторое время, прости Дал...
        - Дал, можешь мне оказать одну услугу?
        - Почти все что угодно, Учитель.
        - Когда эти два обалдуя, что остались землю топтать, остепенятся хоть немного, сможешь передать им весточку, от том, что с нами в итоге приключилось, ну ты понимаешь?
        - Не стоило даже просить об этом, они мне как братья. Прощайте, Учитель, Шем, может когда-нибудь мы еще встретимся, в том или ином виде.
        - Прощай Дал, может быть и встретимся.
        ...
        - Ну ладно, Шем вот идут местные стражи, так что соберись. И удаче тебе...
        Глава 2.
        Дежавю.
        Душа входит в младенца с первым вздохом.
        Стэл Павло.
        - Слушай ты уверен, что этот ребенок здоров, он ни разу не заплакал и не засмеялся. Может он немой???
        - Да все с ним в порядке, наверное, он просто еще более умственно отсталый, чем остальные.
        - Быть еще более отсталым, чем огр, просто невозможно.
        - Ты не прав. Хотя, конечно их тупость просто безмерна. Даже не верится, что некоторые принимают нас за одну расу!
        - И не говори. А как они нас называют - "Огры-маги" !!! ХА-ХА-ХА!!! Это все равно, что сказать мокрый огонь! Огр даже свое имя запоминает лет через пять, а про умение читать я вообще молчу.
        - Ладно, мы отвлеклись, на чем мы там остановились? А, точно, я объяснял тебе некоторые тонкости астрологии. Вот возьмем к примеру этот месяц Оларун, это месяц когда в фазе восхождения[16] находится луна Оларун, или Страж, как его иногда называют...
        В большой и просторной пещере разносилась эхо от громких голосов двух существ. Пещера казалась естественной лишь на первый невнимательный взгляд, а внимательный осмотр легко мог различить, что некогда стены этой пещеры были гладкими и их украшали, сейчас уже почти неразличимые, барельефы. Некогда вся сеть пещер была вырезанным в скале храмом, или каким-то другим величественным сооружением. Но время неумолимо и безжалостно. Давно рассыпались кости тех, кто еще помнил былое назначение этого места. Сохранившиеся предметы растащили мародеры, бездумно переплавив металлическое наследие истории в оружие или монеты. Роскошные торжественные залы погребли под собой обвалы. И лишь комнаты, или возможно, кельи, сохранились до нынешних времен. Данное помещение, наверное, когда-то было коридором упирающимся своим концом в большую комнату. Коридор давно утратил ровность, дверной проем обвалился, стены стали похожими на естественную скальную поверхность. Так что сейчас это место больше напоминало узкий туннель, заканчивающийся большим расширением, в котором и сидели подслушиваемые мной существа.
        Поняв, что весь дальнейший подслушиваемый разговор будет касаться особенности проведения ритуалов в зависимости он луны находящийся в фазе восхождения, я решил уходить. Конечно, обсуждаемый вопрос был чрезвычайно интересен. Но, во-первых, я слышал его уже несколько раз. Ну а во-вторых, я решил пропустить возможность услышать что-то из несказанного ранее ради более приземленных вещей. Я собирался отправиться на охоту.
        Моя реинкарнация прошла достаточно спокойно. Стену Безбожников я покинул почти сразу же после моего заточения в ней. Вернее я покинул не просто стену, я покинул само фантомное тело, что создала для меня сила плана Фугу. Но так как это тело стало частью Стены Безбожников, то я оставил и свою темницу, а вместе с ней и всю свою предыдущую жизнь. Последним что я смог различить своим экстрасенсорным восприятием, перед тем как оказаться в Спирали, это что Шем тоже не задержался в своем узилище. А дальше было что-то невероятное! Как оказалось, моя экстрасенсорика работала и в Спирали, и то, что я там "увидел", было непередаваемо. Пространство, излучающее все цвета радуги. Гармоничные звуки, состоящие из треска электрических разрядов, оглушающего грома и перезвона колокольчиков. Запах моря луговых трав и корицы. И если о запахах и звуках я могу гадать до сих пор, почему я чувствовал именно то, что чувствовал, то окружающий меня свет я смог опознать, хотя и не сразу. Это было бесчисленное количество душ, чью личность жадно пожирало Забвение. Удивительно, но меня самого Забвение почти не трогало, вернее его
воздействие было столь слабо, а сил на противостояние ему требовалось настолько мало, что я даже заметил его далеко не сразу. Но по мере движения по Спирали, давление Забвения возрастало, но все равно доставлять мне беспокойство, достаточно сильное, чтобы мне пришлось сосредоточиться, оно начало лишь, когда я почувствовал, что не просто несусь куда-то, а лечу кругами вокруг центра Спирали. К этому моменту практически весь окружающий меня свет стал равномерно золотистым, наверное остальные пассажиры этой карусели реинкарнации уже утратили свои личности. Мне оставалось лишь надеяться, что Шем просто находится далеко от меня, а его память и сознание осталось цельным. В момент моего зависания в центре Спирали, Забвение, как и в прошлый раз, накинулось на меня всеми своими силами, оно опять пыталось сожрать мою память целиком, невзирая на ее двукратное увеличение. Но я не мог не признать, что противостоять Забвению было немного проще чем в прошлый раз. Перед тем как я рухнул вниз, через экстрасенсорику мне открылся величественный вид на центр Спирали, и это потрясло на меня до глубины души. Гигантская,
сияющая золотом спираль, похожая на то, как я себе представлял вид галактики. И при этом я видел лишь небольшой участок. Большая часть точек, которые в центре Спирали стали различимы друг от друга, были одного цвета и размера. Но были и явные гиганты, которые я посчитал душами каких-либо необычных существ, а также некоторые точки сохранили отблески, отличные от золотого света, эти, наверное, сохранят в соей следующей жизни смутные воспоминания о предыдущей.
        Первый месяц после моего рождения в этом мире я потратил на анализ всего, что я когда-либо слышал о карме. Слишком уж сильно ситуация в которой я оказался после рождения походила на начало моей предыдущей жизни. Да, родиться второй раз членом чуть ли ни первобытного племени, как мне кажется, это выходит за пределы статистического раздела. Проблема была в том, что в Ториле вообще я ничего не слышал о реинкарнации, наверное чтобы не подвергать вопросам силу богов над душами смертных, а у меня на родине я слышал только о порождении "грешников" в виде животных и насекомых. С другой стороны в своих прошлых жизнях я всегда поступал так, как того требовала ситуация, и не было ничего за что я чувствовал стыд, в конце концов если ты уж поступаешь определенным образом, то делаешь это по каким-то причинам, если у тебя конечно есть разум. Так и не придя к какому-либо выводу, я в месячном возрасте переключил внимание на своих сородичей и самого себя.
        Родиться мне посчастливилось огром. И в этом были как плюсы так и минусы. Несомненным плюсом являлся больший срок жизни по сравнению с гоблинами. На самом деле ни в одной из прочитанных мной книг никто не называл средней продолжительности жизни этих существ, но все сходились во мнении, что она не меньше девяноста лет. Конечно не эльфийское долголетние, но в два раза больше гоблинских сроков жизни. Недостатком этой расы был длительный срок взросления. Мне уже перевалило за семнадцать местных лет, которые продолжительностью не сильно отличаются от земных и торильских, и у меня еще даже не начался переходный возраст, и я все еще не достиг подросткового возраста. А ведь для нормального развития мне было необходимо обильное питание, чего другие дети огров явно не видели. К счастью, огров нельзя было назвать заботливыми родителями, и они совсем не беспокоились об исчезнувшем карапузе, который при помощи телекинеза и левитации добывал себе пищу, с тех пор как у меня выросли первые зубы. Вторым существенным недостатком в рождении огром было отношение к этой расе среди прочих разумных, я, конечно, не знаю
реалий этого мира, возможно здесь огры - всеми любимые существа, но в Фаэруне огра старались убить при первой встрече. И надо признать, что основания для этого были достаточно весомые. Дело в том, что огры отличались тупостью, агрессивностью, и большой любовью к поеданию других разумных существ, а рост, приближающийся к трем метрам и огромная физическая сила делали их особенно опасными.
        Кстати, причину глупости огров я, кажется, разгадал. С самых первых дней у меня начались какие-то совершенно несвойственные мне проблемы с памятью, я, конечно, не забыл что-то, но постоянно терял нить рассуждения или запинался на простейших действиях, когда мне требовались усилия, чтобы вспомнить мои последние действия. Причем проблем со вспоминанием произошедшего несколько часов назад не было, я всегда помнил все это, как и все остальные свои жизни. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять причину этого. То, что моя память хранится не в голове было очевидным, ведь ее я уже терял дважды, а память еще при мне, но судя по всему, содержимое черепной коробки не было пустым грузом, и именно качество этого содержимого в этом теле доставляло мне проблемы. Говоря терминологией моей первой жизни, вся моя долговременная память имела нематериальный носитель, но кратковременная память хранилась в весьма некачественном мозговом веществе огра, как результат - крайняя степень рассеянности. Это хорошо объясняло проблемы с мышлением огров, а если предположить, что долговременная память у представителей этой
расы не лучше, то становилось понятно, почему редко можно встретить огра, знающего и дюжину слов. Саму проблему я решил очень легко. Потребовалось всего лишь около десяти лет ежедневных медитаций и постоянных попыток совмещать транс с повседневными делами.
        Также в племени огров жили двое не имеющие прямого отношения к этой расе. Сами они называли себя о'ни. Внешне они были весьма похожи, рост в два метра, семьдесят сантиметров и мощное телосложение. Но кожа сине-зеленого цвета и небольшие рожки на голове явно демонстрировали принадлежность к другому виду. А самым большим отличием этих двоих от остальных огров был интеллект, явно превосходящий моих сородичей и какие-то магические способности. Не уступая физически самым сильным членам племени и обладая, предположительно, даром волшебников, они безоговорочно правили в племени, не уделяя впрочем своим туповатым подданным много внимания, из-за чего я и мог спокойно подслушивать их разговоры, ведь им и в голову не приходило проследить за жизнью одного немого ребенка. Моя немота была вынужденной, общаться с сородичами, чей разум лишь немного превосходил интеллект шимпанзе я не имел никакого желания, а попытка наладить контакт с двумя правителями племени влекла за собой совершенно непредсказуемые последствия, а я пока был не готов покинуть племя при неблагоприятном развитии событий. Я, конечно уже давно
самостоятельно добываю себе пищу, но это не повод лишатся достаточно безопасного убежища.
        Я спокойно вышел из пещеры и неторопливо пошел к своему тайнику, по привычке путая следы и сбивая тех, кто может за мной проследить. Конечно, огры не отличаются любопытством, и еще ни разу никто не поинтересовался, куда периодически пропадает один ребенок, но это не повод ослаблять бдительность. Местность вокруг жилища племени была однообразна. Сама пещера располагалась в гигантском горном массиве, и впереди он медленно переходил в плоскогорье, а за спиной начиналось царство скал и покрытых ледниками вершин. Через полчаса я подошел к ничем не примечательной трещине, слишком длинной и узкой чтобы ее содержимым заинтересовался какой-то разумный. Не замедляя шаг я телекинезом вытащил из щели свой походный набор. Он включал в себя самодельные костяные ножи для разделки шкур. Грубо, но добротная сделанная одежда, благо шить костяной иглой и ниткой из шерсти животных я научился еще в прошлой жизни, за время странствий в лесу. Набор самодельных копий, с костяными наконечниками. Молот, представлявший собой крепкий древесный ствол молодого дуба с закрепленным на его вершине камнем. Самодельная походная
сумка. Так же я прихватил с собой три плотные вязанки хвороста, в горах проблемы с топливом были всегда, а я уже давно понял, что убить добычу это лишь пол дела, ее еще нужно подготовить для долгого хранения, ведь способный принимать сырое мясо огр, в отличие от гоблина не может есть откровенную тухлятину. Взяв с собой небольшое количество закопченного ранее мяса, я стал забираться выше в горы. Конечно, найти там пропитание сложнее, но зато в низинных местах обитает большое количество опасных созданий, и даже взрослому огру в одиночку там совсем не безопасно, так что и племя охотится там чуть ли не полным составом. Я никогда не понимал, почему чтение следов и выслеживание дичи считается чем-то сложным. Всего-то и нужно, что внимательно смотреть вокруг и помнить, как камушки были расположены вчера. В начале, конечно, я часто ошибался, но набрать статистики было не слишком сложно, а дальше просто вопрос наблюдательности, которая благодаря экстрасенсорике была у меня на высоте. За пять часов пути я наткнулся на два следа горных баранов, но не стал их выслеживать, в этот раз у меня была другая добыча.
        Путь по горам был не слишком сложен, но лишь левитация делала его таковым. Сейчас я уже не мог держать себя в воздухе постоянно, как делал в своем детстве этой жизни, что поделать, моя масса с тех пор возросла многократно. К сожалению, темпы развития моего телекинеза замедлялись все больше, и были явно меньше темпов моего роста, а значит, через какое-то время я уже не смогу полноценно левитировать, ведь я не смогу поднять двести пятьдесят килограмм, а некоторые огры весят и больше. Я продолжил путь и ночью, во-первых, экстрасенсорика одинаково работала в любое время суток, а во-вторых, ночи в этом мире были хорошо освещенными. Вообще небо этого мира было чем-то совершенно невероятным. Двенадцать спутников, чей зрительный размер колебался от превосходящей в несколько раз земной Луны жемчужно-белого Зарантира, до больше похожей на яркую светло-голубую звездочку Раан, делали небо незабываемым. И как будто этого было мало, на юге через все небо, с востока на запад, шла широкая полоса явно видимого золотистого света. Это было кольцо Сибериса, по крайней мере, так его называли о'ни, думаю это что-то
наподобие колец Сатурна. Вот только кольцо Сибериса расширялось до дня летнего равноденствия, теряя свою яркость, и сужалось во второй половине года, а на день зимнего равноденствия, оно превращалось нитку золотого света, который затмевал собой даже звезды и был четко виден даже днем [17] . Несмотря на красоту местного небосвода он наводил меня на не слишком веселые размышления. Из того что я успел подслушать из разговоров о'ни, в этом мире на каждый ритуал влияют двенадцать видимых спутников и еще двенадцать невидимых, хотя я так и не понял что под этим подразумевается, да циклы расширения-сужения кольца Сибериса крайне важны. Другими словами все ритуалы, которые знали мои невольные учителя, либо можно было проводить лишь строго определенный временной отрезок, либо при каждом проведении вводить мелкие изменения связанные и текущем положением спутников, как видимых, так и нет. И ни один из ритуалов, что я узнал или сам разработал в Ториле, здесь не работал. С другой стороны, из разговоров о'ни я узнал уже достаточно, чтобы на основе этого и опыта моей прошлой жизни составить парочку ритуалов один из
которых я и собирался провести следующей ночью.
        Как я и предполагал, путь занял полутора суток, и на месте я был вскоре после рассвета. Последние пару километров были совершенно непроходимы, лишь левитация позволила мне пройти там, где я прошел. Особенно сложной была последняя сотня метров, здесь явно не смогли бы пробраться даже горные бараны, а лишь альпинисты и птицы были в состоянии пробраться здесь. И несмотря на левитацию, продвижение вперед давалось мне очень не просто, хотя вернее было бы сказать не вперед а вверх. Ведь постоянно держать себя силой мысли мне было не под силу, а здесь с трудом удалось бы найти карниз, на котором можно было бы просто стоять. Необходимость внимательно следить за ветром и необходимость не оказаться с подветренной стороны от своей цели. Еще одним недостатком моей расы был невероятно сильный запах, или, говоря откровенно, огры просто смердели. Я имел несколько идей какие изменения нужно внести в железы наружной секреции чтобы ослабить огровский дух. Но, во-первых, я слишком плохо разбирался в местных нюансах, магии чтобы провести нужные ритуалы, а во-вторых, я не хотел вмешиваться в свой организм пока не
закончится период полового созревания, а иначе я рисковал навсегда подорвать свое здоровье непредвиденными последствиями.
        Наконец я ухватился руками за последний выступ на своем пути, и повис всего в метре от карниза, где расположилось гнездо моей добычи. Величественное животное спало беспокойным, тревожным сном, как будто чувствуя нависшую над ним опасность. Переведя дыхание, я уменьшил свой вес левитацией, а затем одним рывком оказался в логове моей будущей жертвы. В чем-то, весьма отдаленно напоминающем птичье гнездо, спал величественный грифон. Размером с большого быка, существо, покрытое длинными белыми перьями, напоминавшими мех, с крыльями и птичьей головой. Я еще не успел закончить свой прыжок, как это создание проснулось и попыталось оценить пока еще смутную для нее угрозу. Гигантский клюв раскрылся и из него вырвался угрожающий похожий на шипение клекот, его переднее лапы, в отличие от заканчивающихся своеобразными копытцами задних, имели пять пальцев, увенчанных длинными загнутыми когтями, которыми грифон угрожающе провел по скальному основанию своего гнезда. Но он еще не успел оценить источник угрозы, которую он ощутил, когда я обрушил на его голову свой молот, вложив в удар всю свою массу, силу, да еще
присовокупив телекинетическое воздействие для усиления удара. Я думал, что от соприкосновения камня, венчающего вершину моего молота и головы этой полуптицы, последняя просто расколется, но видно кости грифонов не столь хрупки как кости птиц. Грифон затряс головой, явно не понимая, что происходит вокруг и был сильно контужен, но он оставался в сознании, хотя и весьма помутненном, и в его раскалывающемся от боли черепе возникла мысль, что единственным спасение в данной ситуации будет бегство. Полуптица попыталась прыгнуть с уступа, на котором было ее гнездо, но я не собирался давать уже практически пойманной добыче ускользнуть. Второй удар мне пришлось наносить практически запрыгнув на жертву, и хотя сильный взмах крылом впечатал меня в стену, я добился своей цели. На уступе в агонии слабо дергался грифон, не удивительно ведь последний удар переломал ему хребет.
        А дальше была хоть и не сложная, но зато достаточно грязная работа. Добить все еще опасное животное-птицу костяным ножом. Снять с него шкуру, сохранив как можно большее количество перьев в целости. Скобление снятой шкуры от жил и жировой тонкой прослойки. А также вырезания из добычи наиболее интересных частей. Без телекинеза, который позволял мне одновременно орудовать сразу полутора десятком ножей, я бы точно не успел выполнить все задуманное. Причина, почему я так торопился, был ритуал, который я собирался провести над шкурой моей добычи. Сейчас была фаза восхождения Оларун, и это как нельзя лучше подходило для моих целей, но ритуал стоило проводить в полночь, которая здесь характерна особенно ярким свечением главной для этого месяца луны. Проблема, что я запланировал провести ритуал на вершине этой скалы, чтобы усилить связь с воздушной стихией, причем все это нужно было проделать именно сегодня, ведь каждый час после смерти грифона снижает вероятность успешного проведения ритуала. Как только шкура была условно готова к проведению ритуала, я поспешил продолжить подъем, скатывая свою добычу
телекинезом. Этого грифона я выбирал очень долго, и хотя нельзя сказать чтобы этими созданиями кишили окрестные скалы, я не стал охотится на тех что не подходили мне по одному из двух параметров. Мне нужна была взрослая, желательно даже старая особь, чтобы время, проведенное им в воздухе, было как можно больше. А во-вторых, гнездо моей жертвы должно было располагаться на не слишком высокой скале, и как можно ближе к вершине, чтобы после снятия шкуры я успел забраться на вершину для проведения там ритуала.
        Успел я впритирку, хотя не будь у меня возможности расставить ингредиенты ритуала все сразу при помощи телекинеза, я бы опоздал, а так подготовка у меня заняла меньше минуты. А дальше мне пришлось испытать ритуал, что я составил основываясь на опыте моей прошлой жизни, подслушанных разговорах вождей племени и того, что я смог подглядеть в их же книгах. Особой сложности в ритуале не было, я хотел напитать шкуру и перья воздушной стихией, или скорее пробудить эманации, скрытые в них. С одной стороны лучше всего для этого подходила бы фаза восхождения другой луны, Зарантир или штормовой луны, но мне не нужен был магический предмет, дающий мне скорость и легкость, этого я мог добиться и сам при помощи левитации, мне нужна была защита, и для этого сияющий сейчас особенно ярко оранжевый Оларун подходил больше всего. Для неискушенного стороннего наблюдателя ритуал выглядел необычно, но не слишком красочно. Парящая и колыхающаяся от ветра шкура, покрытая перьями, вокруг которой водили три хоровода висящие в воздухе предметы. Это разные и казалось бы совершенно не связанные между собой вещи. Камешки, пучки
трав, некоторые из которых тлели, капли разноцветных жидкостей, кости каких-то животных, и высушенные тела насекомых. И за всем этим действом, напоминающем полтергейст на свалке, внимательно наблюдал ребенок-огр, ростом лишь немного превосходящий среднего человека.
        "Сейчас я явно ощущаю магические потоки, хотя и весьма смутно. - Пока шел ритуал, специально продуманный чтобы идти неторопливо, я размышлял о природе своей экстрасенсорики. - При этом магического дара у меня в этой жизни нет, ни чародейсткого, ни волшебного. С другой стороны он был у меня в прошлой жизни, и я постоянно пользовался магическим зрением, которое появилось вместе с даром... Если развить мою давнишнюю теорию, что экстрасенсорика это способ получения информации о окружающим мире напрямую из информационного слоя бытия, то нужно задать себе вопрос. А имеется ли в этом слое информация о магической составляющей мира? Если нет, то почему я магически бездарный чувствую магию? А если да, то почему не могу экстрасенсорикой вызвать магическое зрение?"
        Тем временем перья на шкуре начали трепетать, создавая на ее поверхности причудливые изломанные узоры. Видя это, я принялся менять скорость и диаметр хороводов. Узоры ветра стали плавными, а сама шкура перестала вырываться из моей телекинетической хватки. А потом она даже сама повисла в воздухе без малейшего воздействия с моей стороны, благодаря чему я престал воздействовать на нее, а это в свою очередь еще более стабилизировало течение ритуала. О последнем мне сообщило так до конца и не понятое чувство.
        "Это чувство точно работает и оно явно связанно с экстрасенсорикой, но почему оно так отлично от магического зрения? Хм, а что такое зрение вообще? Какую информацию оно дает? Цвет, освещенность, форма, размеры, с чего оно вообще должно показывать магическую составляющую мира??? Если вдуматься, открыть магическое зрение в прошлом мире было той еще задачей, и большую часть проведенных ритуалов я так и не понял, бездумно скопировав их из магических книг, что читал когда-либо. А если предположить, что для ощущения магии нужны свои, совершенно незнакомые обычным разумным чувства, и магическое зрение это лишь выверт, вроде, глухого оценивающего звук по диаграмме колебаний? В прошлой жизни информация о магии, преобразованная особыми, оставшимися в моем тонком теле после проведения ритуала, заклинаниями, проецировалась на мои зрительные органы, и я думал что видел магию... Но какую-то подлинную информацию о магическом слое бытия я воспринимал, что и позволило спектру моего восприятия самым краем задеть магию, что и отразилось на моей экстрасенсорике. Хм, хороший путь для дальнейшего развития, в конце
концов, магическое восприятие лишним не будет в любом случае!"
        На горизонте начало медленно и величественно вспыхивать бордовое зарево будущего рассвета. Звезды и луны на небе начали скрываться из виду, заслоняемые светом еще не видимого солнца. Вместе с исчезновением Оларуна закончился и проводимый мной ритуал, шкура медленно планировала вниз, выпущенная из мягких объятий задействованной магии. А значит, самое время чтобы заняться поисками места для сна, где можно будет отдохнуть и восстановить силы.
        * * *
        Еще на Земле, во многих книгах я встречал фразу: "сам не знаю, что показалось мне подозрительным", и всегда это сочетание букв оставалось для меня бессмысленным. Возможно я с рождения был лишен того, что люди называют интуицией. А может быть прав был тот друид, и мои тренировки памяти действительно ослабили связь с миром, из-за чего я не могу воспринимать подсказки первородных духов. Лично я считаю, что интуиция не более чем не осознаваемая подсознательная память, человек видит изменение в интерьере, но его память слишком слаба, чтобы осознанно заметить различия, вот и возникает неопределенное чувство неправильности происходящего.
        И когда я подходил к трещине, где было скрыто мое имущество я не почувствовал никакой смутной тревоги. Я просто заметил, что часть камней сдвинута, слой песка вокруг трещины явно ниже, чем когда я уходил, а экстрасенсорика показывала, что мои вещи в тайнике лежат не так как я их оставлял. Не раздумывая ни секунды я, стараясь не делать резких движений и ничем не показать свои подозрения, слегка поменял свой маршрут так, чтобы казалось, будто я и не собирался приближаться к тайнику. Так я и шел не медленно, но и никуда не торопясь, внешне оставаясь спокойным, а внутренне готовый к любому развитию событий.
        Об угрозе мне сообщило чувство магии, я явно ощутил, что за одним из холмов что-то происходит. Не скрываясь дальше, я кинулся бежать изо всех сил, раскатывая телекинезом на бегу шкуру и набрасывая себе на плечи. И сделал я это как нельзя вовремя, потому что из-за холма вылетела веревочная сеть и полетела на меня. Этот снаряд явно управлялся магически, и легкое свечение, исходящие от веревки показывало, что разорвать сеть будет совсем не просто. Мне даже не пришлось использовать телекинез, ведь мой самодельный плащ зашелестел перьями, и сеть сдуло в сторону сильным порывом ветра.
        Из-за холма начали выбегать смутные крупные фигуры, медленно проявляясь и теряя свою невидимость. Я совсем не удивился, увидев своих соплеменников под предводительством двух о'ни, в конце концов племя огров убило всех разумных на большом расстоянии от своей пещеры, и значит больше просто было некому копаться в моем тайнике. Огров я не боялся, набрав максимально возможную скорость, используя левитацию и телекинез для лучшего управления своего бега, или, наверное, даже полета, я был явно слишком быстр, чтобы неповоротливые громилы смогли угнаться за мной. А вот о'ни вызывали большое беспокойство, они явно были волшебниками, а я же не имел никакого магического дара. С другой стороны я совсем не собирался вступать с ними в бой...
        К сожалению, мои пацифистские планы не выдержали встрече с суровой действительностью, потому что они атаковали. Более высокий о'ни застыл с закрытыми глазами и над ним начали вспыхивать и медленно разрастаться зеленые искорки. Когда эти магические светильники достигали размеров теннисного мяча, они с срывались с места, размываясь в полете в мою сторону в зеленые полосы. Несмотря на скорость полета этих снарядов, уклониться от них было не слишком сложно, я прекрасно видел, куда они летят еще в тот момент, когда они начинали движение, а левитация давала мне просто невообразимую ловкость. Но тут в дело вступил второй о'ни, бывший на пол головы меньше всего собрата. Он выхватил из-за спины длинный широкий заточенный с одно стороны меч, который напоминал тесак несуразно большой даже в руках гигантского о'ни, а потом этот мечник просто прыгнул и полетел. Свой способ перемещения я тоже называл полетом, но это было не совсем так, я скорее бежал уменьшив свою массу, а иногда и вовсе полностью пересилив силу тяжести левитацией, по сути я не летал, а парил постоянно отталкиваясь ногами от земли увеличивая
свою скорость. О'ни летел не так, его как будто подняла в воздух неведомая сила и понесла в мою сторону, причем у меня сложилось впечатление, будто о'ни крайне слабо контролировал свой полет, придерживаясь лишь общего направления в мою сторону.
        Поняв, что от этого противника мне не убежать я мгновенно продумал свои дальнейшие действия. Когда о'ни оставалось пролететь метров десять, я резко остановился и прыгнул в его сторону. Он явно не ожидал от меня ничего такого и пользуясь его секундным замешательством я не без всяких изысков ударил своим молотом по его голове. Удивительно, но пострадавшей стороной в этом столкновении оказался именно мой молот, возможно дело в аурной защите о'ни, возможно виновата какая-нибудь магическая защита, а может просто все дело в толщине костей черепа о'ни, но ударная часть моего каменного орудия разлетелась мелкими осколками. К счастью я несмотря, на степень своего удивления таким поворотом событий, был ошарашен все же меньше о'ни. Поэтому я сумел свернуться и ткнуть концом палки, еще недавно бывшей молотом в пасть своего противника, что бы ни защитило о'ни, оно явно не смогло бы остановить этот удар. Вот и получил сине-зеленый громила палкой в глотку, к тому же мы оба неслись навстречу друг другу с большими скоростями. В итоге я продолжил бегство, а о'ни остался на земле судорожно вцепившись в свое горло
заходясь в кровавом кашле.
        - ГУРТАР!!!!!!!!!! - раздался крик второго предводителя моего теперь уже точно бывшего племени.
        Второй о'ни явно не умел летать в отличие от своего, наверное, брата, поэтому он просто понесся ко мне со всех ног, на бегу поливая меня заклинаниями. Несмотря на смертельность каждого из них, вреда они мне причинить не могли, в основном из-за явной скудности арсенала мага. От уже знакомых зеленых снарядов я уклонялся. Маленькие шаровые молнии взрывались после попадания в них крупных камней. А вот когда между рук, поднятых над головой бегущего о'ни, начали пробегать электрические разряды, и хотя догадаться чем меня собираются атаковать, было не слишком сложно, мне пришлось повозиться, чтобы надежно защититься от этого. Я быстро сорвал с пояса самодельный бурдюк с водой и, не тратя времени, просто разорвал его руками. Подхваченная телекинезом вода приняла форму эллипса у меня за спиной, как нельзя вовремя, приняв на себя удар толстой ветвистой молнии. Соприкосновение молнии и воды породило настоящий взрыв. Возможно, он получился от превращения трех литров воды в пар. А может это взорвался водород, выделился из воды под действием электрического тока. В любом случае защититься от второй молнии мне
было нечем, к счастью я успел скрыться в неглубоком разломе, тем самым защитив себя от дальнейших атак столь опасной магией. К счастью, волшебник выпустил лишь еще одну молнию, которая лишь оплавила край разлома, то ли на большее у него не хватило сил, то ли в его арсенале не было ничего для атаки цели которую он не видит, а может он просто решил бросить попытки достать непонятного ребенка-огра и сосредоточить свои силы на лечении брата, к которому он наконец подбежал.
        "Кажется, мне придется устраивать свою жизнь раньше, чем я планировал. Хорошо, что эти о'ни, собирались взять меня у тайника, видимо до конца сомневались, что со мной что-то не так. А если бы на меня навалились уже в пещере? Шансов уйти бы не было точно!"
        * * *
        - Гуртар, ты как? - На устрашающем по человеческим меркам лице о'ни был явно различим страх и сочувствие.
        - Кх-кхе-кро-кшхо
        - Ага так прямо и хорошо! - Радость от того что брат относительно цел и его жизни точно ничего не угрожает заглушила все остальные чувства, ярость на предателя, усталость от физического и магического перенапряжения ушли далеко на второй план. - Ты только молчи, сам знаешь как у меня с лечебными заклинаниями, будешь горло напрягать... в общем сам понимаешь.
        Названный Гуртаром последовал совету брата и не пытался больше говорить, хотя он и не лежал без дела, а всеми доступными средствами ускорял свое лечение. Через некоторое время к братьям подбежали запыхавшиеся огры. Тот из о'ни, кто мог в данный момент говорить, отправил своих подданных на разведку, хотя и считал что настичь беглеца не получится.
        -Да уж обделались мы с этим огренком... - Гуртар лежал неподвижно почти час, зато отойдя от похожего на сон транса, уже с восстановленным горлом.
        - Гуртар, я вообще ничего не понял, что это за демонщина была? - Так получилось что большая часть волшебного дара досталось не самому умному из двух братьев о'ни. К счастью для них обоих более магически талантливый брат прекрасно понимал суть своих недостатков, и он всегда спрашивал совета у более рассудительного и эрудированного брата.
        - А демон его знает. - Гуртар тоже осознавал свои недостатки, и всячески пытался компенсировать недостаток магического таланта знаниями эрудицией и ритуальной магией. Так что у него быстро нашелся ответ на вопрос своего брата. - Я думал что этот мальчишка с кем-то спелся. Встречается кто-то за пределами пещер с нашим огренком, а тот рассказывает что успел про нас нашпионить, мало ли заклинаний для контроля невеликого огровского ума.
        - Да ты уже говорил, мы для этого здесь засаду и устроили. Надеялись встретить хозина мальчишки рядом с этим тайником.
        - Угу только никакого хозяина не оказалось, а сам огренок показал такое, что... да ты и сам все видел. Я вообще не знаю, что это такое было, но точно не магия. Я вот что думаю, этот мальчишка с самого раннего детства Сиберис [18] знает, где пропадал, может он древних нашел или еще какое-нибудь проклятое место, ну и сунулся.
        - Мог, конечно. Дети они вообще дурные, а дети огров вдвойне, только что из этого?
        - Ты брат просто не представляешь, что в таких местах водится может. Подцепил наш огренок какого-нибудь нематериального демона и...
        - И что мы будем делать?
        - А ничего, нам от него ничего не надо, ему, надеюсь, тоже, да и искать его я никакого желания не имею.
        Глава 3.
        Вопросы веры.
        На воротах тибетских монастырей начертаны слова:
        "Тысяча монахов - тысяча религий".
        Лобсанг Рампа.
        - Аргх, враг пруз Йеногу, большая честь! - Покрытый шерстью двухметровый гуманоид с собачьей головой скорее лаял, чем говорил, это, а также не слишком хорошее знание языка, на котором говорили гноллы [19] позволяло человеку понять лишь отдельные слова.
        - Хрыз не самка, урзжан плохо... - второй гнолл не имел на себе такого количества костей, что наверное говорило о его более низком статусе.
        - Сильный воин!!! Йеногу рграз доволен. Грагжзам доживет до конца пргурка... - Особых сомнений в своей судьбе человек не имел и раньше, так что он достаточно спокойно воспринял свою участь.
        "Интересно, что в данной ситуации было бы лучше? Не пропускать мимо ушей наставления старой Тарис, обучавшей демоническому наречью, чтобы иметь возможность понять, как именно меня собираются замучить эти уроды. Ну и может быть самому пару оскорблений понятными для них словами бросить. Или лучше было бы вообще не сохранить какой-либо памяти о языке этих поганых животных, чтобы до конца пребывать в неведение о своей судьбе?"
        Со стороны могло показаться, что Дрего ир'Лерендази проявлял чудеса героизма и презрения к смерти перед лицом неминуемого рока. На самом деле же этот человек с малой толикой крови других рас просто до последней стадии эмоционального отупения устал от бесконечной череды неудач, что преследовали его в течение последних лет. Говорят, что последней человека покидает надежда, но так происходит не всегда, Дрего давно утратил надежду на лучшее в будущем, но у него осталось вбитое в детстве воспитание. Его отец прославленный воин и дворянин воспитал сына сильным не только телом, но и духом, и теперь Дрего просто в силу выработанной годами привычки был внешне спокоен и невозмутим. Он не верил, что сможет пережить этот плен, он знал, что не в силах порвать свои кандалы, и он почти смерился с этим.
        "Наверное, стоит произнести молитву, исповедаться перед высшими силами в своих грехах. Вот только вопрос, перед какими именно силами исповедоваться? Верховным Владыкам [20] , я в отличие от своего отца никогда не поклонялся, да и не привлекают меня боги неспособные навести порядок среди своих прихожан [21] . Молится Серебряному Пламени [22] после всего, что устроила его церковь на моей родине, я точно не собираюсь. Темная Шестерка [23] , которой по слухам поклонялась бабка? Нужен я им после того как даже в бранной речи никого из них не поминал. Бессмертный Двор [24] , что почитал мой эльфийский прапрадед? Ну, уж нет, поклонятся нежити. Да и не хочу я ни в чем раскаиваться! Я жил достойно и мне не за что стыдиться!!! А вот умру не слишком достойно, на алтаре этих животных...
        Да к Хайберу все эти высшие силы!!! Что они для меня сделали, я всю жизнь вел себя достойно, а взамен получал лишь удары в спину и клеймо предателя!!! Клянусь Сиберисом, если меня кто-нибудь спасет, я приму веру своего спасителя и стану самым преданным преверженцем его религии!!! Пусть даже это будут демонопоклонники, или почитатели Глубинного Дракона [25] !"
        * * *
        "Ну, зато теперь я знаю, что в этом мире живет кто-нибудь более цивилизованный, чем орки и гноллы. Демон, как мне не хватает Пятачка!"
        Удивительно, я всегда считал себя законченным прагматиком, но в первую очередь мне не хватало не могущественного артефакта, а просто моего друга... К счастью или к сожалению, заменить Пятачка я не могу, все дело в ритуалах, которые в этом мире кардинально отличаются фаэрунских. В моем прошлом мире было очень мало внешних факторов, которые надлежало учитывать, фазы луны, время года, положение звезд и солнца были не особенно важны для проведения ритуалов. В этом мире картина совершенно другая, ритуал обязательно должен учитывать тысячи мелочей, и, к сожалению, большинство этих мелочей я не знаю. При создании своего защитного плаща я действовал крайне грубо, создал, или пробудил в перьях связь с воздушной стихией, и через фазу восхождения Оларуна, придал магическому изделию защитные функции. Но для создания, чего-либо хоть немного более сложного у меня банально не хватало знаний местных ритуальных особенностей. Я даже круг для концентрации магической энергии, чтобы ускорить свои воинские тренировки и приблизить появление аурной защиты, построить не мог. Конечно, кое-что я узнал из разговоров
братьев-предводителей племени огров и их книг, но это было именно "кое-что". Ведь во-первых оба брата занимались местной магией очень давно, и естественно не поясняли в своих разговорах очевидные и прекрасно известные для них факты. А во-вторых, я, конечно запомнил каждую страницу каждой книги что была у братьев, но вот прочесть и понять я мог лишь малую их часть. Я мог с горем пополам прочесть лишь некоторые из них, братья обсуждали некоторые фолианты благодаря чему я получил общее представление о содержимом некоторых книг и смог кое как разобрать язык. Но такое знание языка давало лишь весьма общее представление о содержании, в лучшем случае я мог сказать чему посвящена книга, и разобрать лишь ее отдельные страницы. А ведь в библиотеке братьев были и книги написанные и на других языках, про которые я вообще ничего не знал.
        "С другой стороны это лишь вопрос времени и практики, когда я смогу узнать магические особенности этого мира экспериментальным путем. Хотя именно сегодня стал возможен другой вариант. Ведь этот человек явно член куда более цивилизованного общества, чем окружающие меня варварские земли, и возможно у меня получится как-нибудь в это общество вписаться. Все-таки жизнь дикаря-охотника, что в виде гоблина, что в виде огра, меня совершенно не прельщает. Да и узнать о магических особенностях этого мира на лоне цивилизации намного проще. А желание этого человека помочь мне, я скоро обеспечу. Осталось придумать, как все провернуть, чтобы мой будущий должник Спирали душу не отдал..."
        В данный момент я притаился в каменной насыпи и внимательно наблюдал за лагерем гноллов. В прошлой жизни мне доводилось лишь читать про эту расу, и впервые я увидел их уже в этом мире. И надо сказать, что эти гноллы были именно такими, как их описывали книги в библиотеке Денейра Глубоководья. А описывали их как диких полуживотных, поклоняющихся демоническому богу. Имя бога указанно не было, как и особенности веры в него, так что я не мог точно сказать, имеют ли гноллы двух разных миров одного бога, конкретно эти постоянно повторяли, наверное, имя - "Йеногу", впрочем это было неважно.
        А важным было наличие у этого даже не племени, а отряда гноллов, пленника-человека. За последние два года скитаний, я впервые встретил кого-то, кто принадлежал к цивилизации хотя бы железного века. Гноллы и огры все еще оставались в каменном, а встреченные мной племена орков были в бронзовом. Но, несмотря на свою примитивность, считать гноллов слабыми противниками не стоило. Да, их оружие было только костяным, но почти у каждого гнолла была как минимум одна кость, в которой я явно чувствовал магию, а значит, такое оружие может и не уступать железному. Расчет моих шансов в предстоящей схватке требовал учитывать множество факторов. С одной стороны гноллы и силой и скоростью и ловкостью значительно превосходили большинство обычных разумных, но даже несовершеннолетний огр был сильнее их, а благодаря тому, что я прочел в книги, посвященные псионике в конце моей гоблинской жизни, моя скорость и ловкость была невероятно высока. С другой стороны, сражаться мне предстоит с полутора десятком этих полусобак, и я далеко не уверен, что у меня вообще есть шанс в открытом столкновении. Хотя мне вообще-то
повезло, что их не оказалось еще больше, в лагере были явные признаки того что еще недавно этот отряд насчитывал в двое больше голов чем сейчас.
        Но шансы справиться с гноллами у меня были и шансы неплохие, я вообще не слишком склонен к авантюрам. Во-первых, благодаря эффекту неожиданности и своей скорости я смогу отправить в Забвение треть собакоголовых еще до того как они придут в себя. Во-вторых: в книгах из библиотеке Денейра говорилось, и мои последние наблюдения это подтверждали, что гноллы имеют не слишком хорошее зрение. А ориентируются в окружающем пространстве они, полагаясь в основном на слух и обоняние. Первое против меня бесполезно, благодаря левитации я двигаюсь абсолютно бесшумно. А второе я планировал вывести из строя особым зельем, к счастью в этом мире наличествовали известные мне фаэрунсткие растения, а мои навыки зельевара не требовали знания местных реалий, ведь для создания зелья не нужны ритуалы, хватит магии заключенной в ингредиентах. Ну и в-третьих: я всегда могу убежать, если бой примет для меня нежелательный характер, сомневаюсь, что гноллы смогут меня догнать.
        Еще одним фактором в предстоящем бою, на который я возлагал особые надежды, были знания и умения, что я почерпнул из древнего трактата посвященного псионике, который я прочитал в самом конце своей прошлой жизни. Та книга выдержала долгие века пребывания в затопленной библиотеке, но вода не смогла уничтожить фолиант, видимо на него был наложен какой-то псионический аналог защитных чар. Это была единственная книга, сохранившаяся в, наверное, некогда обширной библиотеке того храма, последнее говорит о надежности наложенной защиты, значит книга была ценной и в те древние времена. С одной стороны это было невероятной удачей, описанные в фолианте техники и псионические приемы были уникальными, и явно были не слишком распространены даже во времена расцвета псионики. С другой стороны я с радостью обменял бы этот бесценный фолиант и все содержащиеся в нем знания на самый обычный учебник по псионике того времени. Ведь этот замечательный труд был мне крайне мало понятен так как опирался на неизвестную мне терминологию и требовал от читающего знания множества базовых техник и приемов. Все равно, что пытаться
разобраться в учебнике по химической термодинамике [26] не имея представления об основах химии, физики и математики. Хотя даже то немногое что я смог понять и применить, позволило мне добиться явного прогресса в освоении псионики. Ведь даже из своего племени я смог убежать, лишь благодаря почерпнутым в той книги знаниям. Раньше для левитации я воздействовал на землю, отталкивая ее от себя, но как выяснилось, при определенном медитативном состоянии, можно левитировать, затрачивая гораздо меньше усилий, да и скорость развивать на порядок большую. Другой крайне полезной техникой, которой я овладел лишь полгода назад, была работа с инерцией, оказывается, псионика позволяла поглотить направленное на тебя физическое воздействие, чтобы передать это усилие любому другому объекту. Другими словами я мог получить удар тяжелым молотом и даже не покачнуться, а потом просто коснуться рукой и передать всю силу удара без единого напряжения мышц. Хотя конечно для этого мне нужно быть предельно сосредоточенным, да и удар должен быть не слишком сильным. Еще можно было мгновенно остановить самый быстрый бег или полет,
перенаправив инерцию. Также в книге описывалась множество техник работы с пространством, но я так и не смог толком освоить ни одно из них. Я, вроде как, выполнял упражнения некоторых техник, но не чувствовал никакого результата. Полагаю, потребуется достаточно много лет практики, чтобы добиться хоть каких-то результатов.
        Наконец произошло то, чего я так ждал уже вторые сутки, небо уже неделю копившее силы, наконец излилось на землю ливнем. Ночь и закрытое беспросветными облаками небо, делали бесполезными и куда более совершенные органы зрения, чем те, которыми располагали гноллы. А стена дождя лишала полусобак возможности ориентировать по запаху, слух шум ливня тоже весьма ограничивал, хотя и не полностью, но в любом случае я двигаюсь бесшумно. Конечно, был риск лишиться своего будущего экскурсовода по этому миру, ведь гноллы могли решить зарезать человека до начала дождя, но сражения сразу с пятнадцатью противниками это слишком большой риск, чтобы ввязываться в него не имея на руках всех козырей, а этот человек явно не последний в этом мире.
        Местом моего наблюдения за гноллами была расщелина, одна из бесчисленного множества своих сестер-близнецов, что чертили неведомые узоры по всей каменистой пустоши. Присыпав себя землей и песком, натеревшись поглощающей запах мазью, я стал совершенно незаметен обитателям лагеря, несмотря на то, что находился в какой-то паре десятков метров от них. Я никогда не понимал фразы, о том, что самое трудное это ожидание, по мне так это было самым простым, и единственной сложностью моего положение было поддерживание особого состояния тела, похожего на сон или кому, чтобы ограничить свою потребность в еде и воде. Эту технику я разработал сам без всякой помощи книги по псионике, в конце концов, не малую часть своей прошлой жизни я потратил на изучение и изменение своего тела, и хотя тело у меня было другое, заставить его впасть в спячку, было совсем не сложно. Недостатком этой техники были полчаса, необходимые на выход из контролируемой комы, во время которых я был беспомощен, но сейчас я располагал ими, дождь явно продлится еще долго.
        Полностью восстановив контроль над своим телом, я не стал медлить и бросился к лагерю, стараясь развить максимально возможную скорость. Конечно, гноллы выставили дозор, и хотя он был почти бесполезным в условиях сильного ливня, я решил не оставлять врагов за спиной. Телекинезом я подхватил четыре шарика спрессованной растительной массы. Дозорных было двое и каждому полетело по два шарика, столкнувшись и смешавшись прямо перед собачимы мордами каждая пара изготовленных мной порошков породила запах невероятной силы. Обычному человеку, гоблину или огру трудно понять, что почувствовали гноллы, когда их обоняние, которым они в основном и ориентировались в окружающем мире, подверглось такому воздействию. Ближайшим аналогом был бы взрыв световой гранаты прямо перед лицом существа, ориентирующегося в пространстве с помощью зрения. Так что двое часовых в мгновение ока стали абсолютно беспомощными, но я не стал тратить и секунды на то, чтобы добить их. Все увеличивая и увеличивая свою скорость, я в мгновение ока пересек лагерь гноллов, а когда она уже достигла максимума, я ворвался в центральный шатер
лагеря, именно здесь разместился тот, кого я опасался больше всего из отряда собакоголовых. Экстрасенсорика позволила мне узнать, где лежанка жреца племени, или в данном случае правильнее было бы сказать главный демонопоклоненник ? В любом случае именно его жреческие и магические силы внушали мне наибольшее опасение, и именно с ним я собирался разделаться в первую очередь. Даже в незнакомой обстановке, при полной темноте и летя на немыслимой скорости, я точно нанес удар по своей жертве, ведь благодаря экстрасенсорике я точно знал, где тот находится. Двигаясь с набранной мной скоростью можно было бы и не мечтать нанести нормальный удар, но как только я оказался рядом с просыпающимся гноллом, я встал как вкопанный. Я впервые в бою применил давно тренируемую мной технику, и перевел весь импульс [27] собственного движения оголовью своего каменного молота, опускающегося на голову еще не осознавшего ситуации гнолла. До самого последнего момента я сомневался, хватит ли моих физических и псионических усилий, чтобы отправить этого гнолла в забвение, все таки он явно имел жреческие или магические способности, а
я же пытался убить его, по сути, простым камнем на палке. Но то ли я сильно переоценил способности этого собакоголового, то ли он спросонья так и не успел предпринять что-либо, а может я недооценил силу своего удара. В любом случае голова предводителей гноллов разлетелась с противным чавкающим звуком, а я не медля ни секунды, бросился добивать выведенных из строя часовых, пока они не пришли в себя и не переполошили все еще ничего не подозревающий лагерь.
        Лагерь гноллов представлял собой четыре юрты [28] похожих на монгольские. В трех из них жило по пятеро рядовых бойцов, а четвертая приютила духовного и мирского лидера отряда, ныне уже остывающего. Двумя ударами расправившись с совершенно беспомощными, чихающими и кашляющими часовыми, я нырнул в первую юрту. Именно из этой юрты были часовые, так что в жилище спало всего трое гноллов. Эти, еще не проснувшиеся псоглавцы, вряд ли даже успели что-нибудь понять перед смертью. Первую юрту я зачистил, не встретив вообще какого бы то ни было сопротивления. Ворвавшись во вторую, я застал ничего не понимающих, но уже проснувшихся и готовящихся к бою гноллов. В итоге, до того как мои противники успели прийти в себя и организовать мне слаженный отпор, я отправил в забвение всего двоих псоглавцев, и еще одному явно переломать половину ребер, а другому раздробил кости правой руки. Физически я превосходил своих противников и имел все шансы справиться тремя противниками разом, тем более, что двое из них были серьезно ранены. Но давать даже призрачный шанс своим противникам я не собирался, тем более, если
справиться с ними можно почти безо всякого риска. Два удара по каркасу, держащему юрту, прыжок в сторону выхода, через который я буквально пролетел, и жилище обрушивается на гноллов. Конечно, легкий деревянный каркас и войлок его покрывающий не могли причинить вред моим противникам, но это сделало их абсолютно беспомощными. Мне оставалось лишь наносить удары по бесформенной груде тканей, определяя экстрасенсорикой местоположение гноллов в этой куче.
        Когда я закончил, гноллы из последней юрты уже успели приготовиться к бою и выбежать из своих жилищ. Вид экипированных и готовых к бою гноллов был весьма необычным, впрочем, ничего удивительного, ведь и их доспехи, и оружие были костяными. На миг мне даже стало интересно, был ли такой выбор материалов следствием неумения псоглавцев обрабатывать какие-либо металлы, или это имело какой-либо религиозный подтекст. В любом случае дикарский внешний вид не делал гноллов менее опасными, во многих костях я чувствовал магию, а значит, прочностью они могут не уступать стали. Хотя в данном случае их снаряжение не играло никакой роли, в условиях ливня бой с ними напоминал избиение слепых.
        "Либо я недооценил силу огров, либо я переоценил гноллов, - пронеслось у меня в голове, когда я с легкостью расправился с двумя псоглавцами, последние трое из того отряда наверное поняли что в бою у них нет шансов и бросились наутек. - А может это мои воинские тренировки наконец начали приносить плоды, и я развил в себе наконец аурные мышцы?"
        Отряд, который я только что уничтожил, наверное, был частью кого-нибудь кочевого племени. Иначе откуда взялось пятнадцать вооруженных и экипированных гноллов, прием среди них не было ни одной самки? Именно опасения что убежавшие псоглавцы доберутся до своего племени и организуют за мной погоню, побудили меня броситься за беглецами. С моей новообретенной скоростью, догнать гноллов было очень просто, но, к сожалению, все трое, даже не сговариваясь друг с другом, побежали в разные стороны. Первого я догнал почти сразу, он даже не успел покинуть пределы лагеря, да и справился я с ним в одно мгновение, ему хватило всего одного удара по голове. Но за это время второй успел убежать на достаточно большое расстояние, и мне потребовалось минут пять, чтобы его догнать. Я уже думал, что последний гнолл от меня ушел, но когда я вернулся в лагерь, то обнаружил там беглеца. Он стоял на куче костей, вокруг которой и поставили свои юрты гноллы. Последний из отряда псоглавцев трясся как в припадке и лаял какие-то не то молитвы, не то проклятья.
        Судя по всему, именно куча этих выбеленных временем костей и была целью, ради которой гноллы поставили здесь свой лагерь. Полагаю, вскорости они собирались торжественно зарезать пленника на этой куче, и увеличить ее за счет человеческих костей. Как только я почувствовал гнолла экстрасенсорикой, я бросился к нему с максимально доступной мне скоростью, полный самых дурных предчувствий, и надо сказать, они меня не обманули. Вот на вершине костяного холма стоит завывающий псоглавец, а через миг его накрывает облако мерзкого зеленовато желтого цвета. Раздавшийся из облака предсмертный крик был малым утешением, потому что через миг из облака выпрыгнула гигантская гиена. Тварь достигала двух метров в холке, имела зеленый цвет шкуры, которая подозрительно шипела и дымилась от попаданий на нее дождевых капель. Но самым неприятным было уже знакомое мне чувство, которое я испытывал вблизи демонов. Чудовище издало мерзкий смеющийся лай и прыгнуло в мою сторону, сильнейший ливень явно не мешал ему знать, где я нахожусь. Я давно привык к тому что почти не испытываю обычные эмоции, и когда в моей душе возникла
паника, я сразу понял, лай этой демонической гиены явно имел магическую составляющую. Несмотря на почувствованный впервые за несколько десятков лет страх, я действовал четко и последовательно.
        Удар молота с передачей его оголовью импульса своего движения заставил монстра отлететь на несколько метров и врезаться в костяную гору-алтарь. Возможно, именно из-за этого удара облако на вершине начало рассеиваться, а может просто оно почти исчерпало свои магические или божественные силы. В любом случае, я лишь краем сознания отметил тот факт, что второй такой гиены скорей всего уже не появится. Монстр еще не успел подняться на лапы, когда я опять обрушил на него свой молот. Нанося удар за ударом, я с все большим беспокойством смотрел на почти мгновенно срастающиеся кости и зарастающие раны. Эта тварь явно была слишком сильна, чтобы я мог справиться с ней своими силами, с другой стороны было еще кое-что, что я хотел попробовать, перед тем как спасаться от этой демонической твари бегством. Очередной удар стал последним для моего молота, наверное, у твари бала какая-то аурная защита, раз на редкость прочный камень рассыпался на куски. Не давая демону и секунды на то чтобы прийти в себя, я вонзил заточенную пятку [29] своего молота в бок твари. Ухватившись правой рукой за торчащие остатки моего
молота и обхватив левой рукой пасть гиены, чтобы она не могла ее открыть, поднял своего противника на головой. Кровь демона явно обладала кислотными свойствами, поэтому обычная заточенная деревянная палка не продержится долго, но мне-то и требовалось лишь одно мгновение, чтобы кинуть тварь в едва видимое облако. С того момента как оно только появилось я сразу понял, а вернее будет сказать, почувствовал, что оно собой представляло. Мои тренировки по описанным в псионической книге методикам явно прошли не напрасно, раз я смог почувствовать это облако как разрыв ткани реальности. Именно на эти мои ощущения я и возлагал надежды в избавлении от демонической гиены. Сам я явно весьма не скоро научусь создавать что-нибудь хоть отдаленно похожее на это, но вот нарушить целостность этого портала, ведущего явно в Бездну, мне вполне могло бы быть по силам. Подлетев к облаку и остановившись вплотную к нему я сконцентрировался на своих чувствах, и попытался воздействовать на этот портал, в надежде что он просто не переживет хоть какого бы то ни было вмешательства. И в правду, облако утратило свою доселе идеально
эллипсоидную форму, пошло волнами, а экстрасенсорные чувства говорили что портал вот-вот схлопнется. Но неожиданно я почувствовал как что-то проникло в него с той стороны, и через секунду окажется здесь. Последнее усилие, которым я попытался не "задавить" портал, а напротив "растянуть" его. После чего я спрыгнул с костяной горы. Но не успел я сделать и шага в своем бегстве с поля боя, как облако с отчетливо слышимым хлопком исчезло, а передо мной появилась раскрытая на всю возможную ширину пасть демонической гиены. Увернулся я лишь чудом, и с удивлением уставился на переднюю половину твари.
        "Интересно задняя часть осталась в Бездне, или потерялась по дороге в портале ? Забвение, живучая тварь! Ладно, опасности она явно не представляет да и двигаться не может, сдохнет сама рано или поздно. А сейчас нужно перетрясти лагерь, конечно помимо пленника единственным ценным, что было у гноллов это зачарованные кости. Но ведь и их не стоит просто так выбрасывать, изучим, и может быть смастерю с их помощью себе новое оружие, а то каменные молоты у мня уже два раза в руках ломались..."
        * * *
        "Ладно, язык, мой странный спутник, уже кое-как выучил так что тянуть дальше смысла нет, нужно выполнять свои обещания, тем более данные самому себе!"
        - Урб, у мне к тебе есть серьезный разговор.
        Огр не стал ничего говорить в ответ, лишь повернул в сторону свою голову и сфокусировал на человеке свои маленькие глазки.
        - Ты вот иногда употребляешь странные ругательства. Спираль и Забвение. Это ведь что-то связанное с религией? Не мог ты мне про это рассказать поподробнее???
        Глава 4.
        Законы гостеприимства.
        - Радар, капитан Хельдебранд поживет у нас день...
        - Или два.
        - Или два... Поживет у нас некоторое время,
        пока не уедет. Поэтому посели его в палатку для заразных...
        То есть для безнадежных.
        - Пойдемте, сэр, в палатку для очень важных гостей!
        Чертова служба в госпитале МЭШ.
        - У разных культур и рас существуют различные легенды о происхождении мира, но одно сказание добилось повсеместного признания. Ученые и философы различных верований рассказывают его своим последователям если не как исторический факт, то, по меньшей мере, как ценную аллегорию или как наиболее точную из известных легенд. - Дрего замолчал, чтобы перевести дыхание и еще раз прокрутил в голове легенду, что слышал в детстве сразу от трех учителей.
        - На заре времен, в Эпоху Драконов были три великих дракона-прародителя. Неспособные жить в мире друг с другом они начали сражение невообразимого масштаба. Величественный Сиберис был разорван на части неукротимой Хайбер. После этого прекрасная Эберрон скрутила Хайбер множеством колец. Разрозненные части Сибериса, Дракона Небес, опоясали сплетшихся в схватке дракониц и породили то, что мы сейчас называем Кольцом Сибериса. Тело Эберрон, Срединного Дракона, стало материками и океанами новорожденного мира. А под землей кости и кровь Хайбер, Дракона Глубин, стали бесконечными лабиринтами подземных тоннелей. И именно от этих трех предвечных драконов ведут свой род все живые существа в нашем мире, который мы в честь Срединного Дракона называем Эберрон. Из крови Сибериса родились драконы, кровь Хайбер породила демонов и подобных им тварей, а Эберрон дала жизнь всем остальным.
        - Любопытная легенда, теперь я хотя бы узнал, как разумные называют этот мир.
        - А как называют мир в месте, откуда ты родом?
        - Самый умный мой сородич, которого я видел в нашем племени, знал от силы полсотни слов, и среди них точно не было названия мира. Впрочем, это неважно. Ты уверен, что когда мы достигнем Брэи [30] , нас не попытаются поднять на вилы крестьяне?
        - Так мы давно уже в Брэи! С формальной точки зрения вся эта каменистая равнина тоже является территорией Брэи. Вот только у гноллов живущих здесь свое мнение на данный счет. А насчет вил, жители Брэи всегда гордились широтой своих взглядов среди Пяти Народов [31] , хотя Спираль знает, что у этих крестьян в головах творится.
        Слышать как кто-то другой поминает Спираль и Забвение было непривычно. С того момента как я научился более менее разговаривать на одном с Дрего языке, он начал постоянно спрашивать меня о том какой религии я придерживаюсь. И никакие уверения, что я в принципе не поклоняюсь богам, не могли помочь мне прекратить эти разговоры. Видите ли, этот псих поклялся, что если его спасут, то он примет веру своего спасителя, какой бы она не была. А однажды он просто отказался иди дальше пока я не посвящу его в свою веру. Несмотря на то, что я изначально не собирался его посвящать ни в какие особенности механизма реинкарнации кое-что он у меня сумел вытянуть. Как я успел узнать, в этом мире были друиды, и хотя их философия не была слишком распространена, про Великое Колесо [32] он слышал. Наверное, основной причиной, почему я стал учить Дрего, было именно то, что он мне рассказал про местных друидов. В Фаэруне понятие Колеса никогда не включало круговорот душ, наверное, тамошние боги мертвых были сильно против посягательства на свою вотчину. Но на Эберроне друиды свободно говорили про реинкарнацию, хотя это не
сделало их учение популярней. В итоге я сказал Дрего, что чту аспект Колеса, воплощающий в себе движение души после смерти и перед рождением, которую я называю Спиралью. Дальше пришлось откровенно лгать и говорить, что чем более полными и подробными будут мои воспоминания об этой жизни, тем быстрее и легче я пройду через перерождение, и тем лучшая участь мне достанется в следующей жизни. Я показал Дрего медитативные техники тренировки памяти, назвав их обрядами, но не обмолвился и словом, что все это может помочь ему сохранить себя в Забвении. Ну и перед тем начать его учить хоть чему-нибудь, я взял с Дрего клятву, что сам он не будет никого учить этой "религии".
        - А ну чего ты встал, а ну давай иди!!!
        Последнюю фразу Дрего адресовал, конечно, не мне, а одному из двух вьючных животных которых мы с Дрего забрали из лагеря гноллов. Несмотря на то что сами гноллы кочевали явно пешком, весь свой скарб они перевозили на незнакомых мне животных. Внешне они напоминали крупных быков, только морды вытянутые, да еще рога антилопьи, торчащие почти на метр вверх. Всего таких быков у псоглавцев было с полдюжины. Но даже после тщательного обыска лагеря гноллов у нас не набралось столько вещей, чтобы для их перевозки понадобилось столько быков, да и уследить за шестью крупными животными вдвоем было не слишком просто. Так что четверо других превратились в большие запасы копченного мяса, которым мы питаемся уже третью неделю.
        - Но несмотря на общеизвестную широту взглядов Брэйцев, - Дрего наконец смог отогнать упрямое полуторатонное животное от чем-то особенно приглянувшегося ему куста. - Но лучше бы нам встреться с ними за пределами пустошей. Эта местность, как ты уже успел заметить, кишит безмозглыми монстрами и населена расами, что от монстров не сильно отличаются... Э-э-э я не имел ввиду огров, вы...
        - Успокойся, я красиво понимаю, что мои сородичи ничем не лучше тех же гноллов.
        - Слово "красиво" нельзя употреблять в этой фразе, лучше сказать прекрасно. В результате совсем не спокойной жизни, местные Брэйцы действительно скорей всего нападут на нас при первой встрече. А вот в новой Брэи, люди, как я слышал, намного дружелюбнее.
        - Значит за этой горной грядой начинается не просо Брэя а ее центральные области?
        - Ну не совсем центральные, скорее просто более обжитые и цивилизованные. Кстати, горную гряду, мимо которой мы идем, называют Серой Стеной, и я думаю, завтра она должна, наконец, пойти на убыль, а дольше обогнем ее и попытаемся добраться до Шарна.
        - Шарна?
        - Да это величайший город Кховайра! Да что там Кховайра, всего Эберрона!!! Город Башен, шпили которого достигают небес, по слухам их населяет более ста тысяч разумных! Я даже не могу представить себе такое количество народа!!! Говорят там можно встретить представителей всех рас, орков, гоблинов, гноллов, по слухам, даже оборотней, хотя в последнем я сильно сомневаюсь [33] . Уверен там мы сможем найти себе место.
        Серая Стена действительно закончилась на следующий день, но вопреки рассказам Дрего эти горы не уменьшались постепенно, напротив, обрывались они резко и весьма необычно. Мой спутник с самого начала предупреждал, что знает эту местность лишь из почти забытых детских уроков географии. И лишь увидев северную оконечность Серой Стены, Дрего вспомнил об этом месте, и даже рассказал мне его историю.
        - И как я мог забыть о таком примечательном месте, а ведь в детстве даже мечтал побывать здесь...
        Место и вправду было примечательным. Серая Стена обрывалась резко, вот мы видим лишь слегка уменьшившиеся горы, а через сто метров левее уже простирается заросшая хвойным лесом равнина, это был, кстати, первый лес, увиденный мной в этом мире. Но примечательным был не лес, а оконечность Стены. Из края стены были вырезаны шесть статуй просто невообразимого размера. Уверен этот резкий перепад высот был естественным, и древние зодчие просто использовали его, чтобы выдолбить свои шедевры. Мы проходили достаточно далеко от гор, и статуи находились от нас на расстоянии в пару десятков километров, но даже на таком удалении они выглядели впечатляющими. В высоту эти статуи достигали, наверное, сотни метров. Это было шесть облаченных в доспехи и хобгоблинов. Две статуи были серьезно повреждены, но даже со сколами и отломанными руками они производили неизгладимое впечатление.
        - Шесть Королей. Памятник государства хобгоблинов, что раскинулось почти по всему континенту еще в те времена, когда здесь не было людей. - Начал рассказывать Дрего. - По всему Кховайру можно найти руины Дхакаанской империи, я, например, в детстве вдоль и поперек облазил хорошо сохранившийся полуразрушенный замок хобгоблинов. Во времена своего расцвета Дхакаанцы возвели этот памятник шести основателям хобгоблинского государства. Подойдем поближе?
        - Вряд ли получится. - Под впечатлением от древнего монумента Дрего не заметил приближающейся угрозы. - Смотри.
        - Забвение! Откуда они здесь!!? Стой! Не пытайся убежать. Во-первых, все равно догонят. А во-вторых, без встречи с ними нам, судя по всему, на территорию основной Брэи не попасть.
        Приближающая к ним тройка всадников была крайне необычной. Нет, сами всадники были на редкость тривиальны, кольчуга с капюшоном поверх которой была надета тканевая накидка-безрукавка, щиты, мечи. Словом типичные средневековые конные дружинники. Вот только их скакуны резко выбивались из общей картины. Ведь несущиеся странным скачущим, но при этом крайне быстрым галопом, всадники восседали на медведях. Размерами эти мишки превосходили наших быков, а их широкие плечи с надетыми на них доспехами закрывали ноги своих наездников. Вообще эти звери достаточно сильно отличались от своих Земных родичей, и размерами, и явно более широкой спиной.
        - Что регулярные части здесь делают? Это явно солдаты из особой бригады медвежьих всадников, далеко не рядовое подразделение армии Брэи. Их медведи это особые животные, магически выведенные домом Валадис [34] по специальному заказу прошлой королевы Брэи.
        - Стойте!!! Не делайте резких движений. Кто вы такие?
        Центральный наездник, отдавал приказы и задавал вопросы, левый навел на нас арбалет с двумя тетивами, он был заряжен двумя болтами, в наконечниках которых я ощущал магию. Последний навел на нас жезл, не имевший никаких украшений и внешне похожий на обычную деревянную палку. Но магия в этом предмете явно была, причем, судя по тому, что всадник смотрел не на нас, а на стеклянный шар в левой руке, магия была не боевой, а исследовательской.
        - Я Дрего ир'Лерендази, беженец из Тейна, долгое время против воли воевал в Легионе Искупления. Около полугода назад смог сбежать. Попал в пустоши. Это Урб, огр, он спас меня от гноллов.
        - Лис?
        - Он говорит правду, - ответил предводителю тот всадник, что возился с магическим жезлом и шаром. - На них нет иллюзий и благословений. На человеке остатки какого-то заклятья из арсенала жрецов Серебряного Пламени.
        - Это остатки заклинания верности. Наш легион попал в атаку шаманов Вздымающегося Леса, и заклятье перестало действовать. Поэтому я смог...
        - Неважно, мне достаточно, что вас не нужно убивать на месте. Я отведу вас к нашему командиру ему, и будете рассказывать свои истории. Чего застыли? А ну пошевеливайтесь!!!
        * * *
        - Расскажи мне про Великую Войну.
        Вот уже около полутора суток я сижу в камере какого-то небольшого форта. Три часа мне задавали вопросы, отличающиеся лишь формулировкой. И несмотря на наличие магического детектора лжи у меня раз за разом спрашивали одно и тоже. Какое отношение я имею к другим странам? Участвовал ли я в набегах на Брэйские поселения? Вступал ли я сговор с другими обитателями пустошь? Знаю ли я чего-нибудь о подстрекательстве гноллов, орков и огров к нападениям на Брэйцев? И опять тоже самое по новому кругу. Дрего допрашивали почти сутки. Но то, что нас с ним определили в одну камеру, я счел добрым знаком. Значит, они не считают нас шпионами или диверсантами, или еще демоны знают кем.
        "Хотя может они надеются, что мы начнем обсуждать свои коварные планы, а доблестные защитники Брэи нас подслушают?"
        - Постой, как это рассказать, ты что не знаешь о Великой Войне?
        - А откуда я бы мог о ней узнать, если родился и вырос в пустошах? Я про эту Войну впервые услышал только во время допроса.
        - Действительно, просто для меня, да и пожалуй, всех почти остальных жителей материка, Великая Война - событие, которое нельзя просто пропустить или не заметить. С чего бы начать? - После своего допроса Дрего спал полдня и сейчас явно не знал, чем бы себя занять, поэтому предложение прочитать лекцию он встретил с энтузиазмом. - Еще полвека назад на весь континент раскинулось великое королевство, блистательный Галифар. Но ничто не вечно под небом. Тридцать восемь лет назад последний король Галифара Джарот скончался. У него осталось пятеро детей, правившие каждый одной провинцией тогда еще единого государства. По традиции престолонаследования, трон Галифара должен был отойти Мишанн - старшей дочери Джарота, правительнице Сайра [35] . Но трое из четырех наместников других провинций отказались признавать ее новой королевой Галифара. Изначально дети Джарота разделились на две группы. Мишанн считала себя законной владычицей всех провинций. Ее поддерживал только Рогар, правитель Аундаира [36] . В обоих королевствах уже дважды сменялась власть, но Сайр и Аундаир по-прежнему верные союзники. Им
противостояли Роанн Брэйская, Кайус Каррнатский [37] и Талин Трейнский [38] . Они организовали непрочный альянс, каждый из них сам планировал надеть на голову венец Галифара, но они объединились, чтобы не отдать трон Мишанн. У Талина действительно были права на трон, он был вторым по старшинству среди детей Джарота, Мишанн с детства была немного не в себе. Впрочем, Спираль знает как там все было на самом деле...
        - Если уж хочешь приобщится к моему учению. То пойми, что это приобщение заключается не в поминании "Спирали" и "Забвения" по поводу и без, а в Обрядах, развивающих память.
        - Извини. Так вот, союз трех королей продержался не долго, я с ходу и вспомнить не смогу кто кого первым предал. В итоге Война превратилась в схватку всех со всеми. Разве что Сайр и Анудаир свой союз поддерживали.
        * * *
        - Ну что ж, приступим. Майор Топп, огласите результат нашей операции.
        - Слушаюсь, полковник. За три месяца, с начала операции, произошло восемь крупных столкновений с многочисленными бандами обитателей пустошей. Полк потерял сто пятьдесят семь солдат убитыми, и еще триста тринадцать ранеными, которые уже не смогут вернуться в строй. По крайней мере, не в ближайшие пару лет. Также погибло четверо ездовых медведей, из особого эскадрона. С потерями все. Перейдем к солдатам, приставленным к наградам, всего...
        "Треть состава!!! - Вордж Эбинор, конечно уже давно знал о потерях всего полка, ведь это совещание проводилось в основном для подполковников, и наблюдателя из штаба. Но каждый раз когда он слышал о своих потерях, у него сами собой начинали скрежетать зубы. - А ведь из штаба сообщили, что через год нас переводят к Падающей Башне [39] , опять там Трейнцы толпы фанатиков собирают. Ох, точно эта крепость чем-то Хранителю [40] глянулось, думаю и в этот раз похоронные команды с ног собьются!"
        - У меня все.
        - Благодарю вас майор Топп. Теперь пусть о ситуации нам расскажет офицер Цитадели [41].
        - Из допроса пленных мы узнали, что около полугода назад на территориях Брэи, известных как "пустошь", появились несколько групп людей. Эти группы, хорошо экипированные и обладающие солидной магической поддержкой, легко передвигались по пустошам. Они побывали в трех десятках племен гноллов и подарками вождям, смогли уговорить многих устроить набег, который мы с вами и отражали.
        "Самонадеянный болван! Не было никаких "мы", пока твои подчиненные в безопасности пытали псоглавцев, мои солдаты умирали! Была бы от вас хоть какая польза... Надо же какое достижение: они оказывается только сейчас узнали зачем это мой полк сюда перебросили!!! И эти болваны еще смеют упрекать штаб в использовании дома Медани [42] . Да без меченных полуэльфов
[43] мы про организацию этого набега узнали бы лишь от беженцев из вырезанных гноллами деревень!!!"
        - Предположительно за набегом стоят эмиссары Каррната, но доказательств, как вы понимаете, у меня нет. На этом у меня все.
        - Хорошо. Теперь перейдем от дел прошедших к делам грядущим. Из штаба пришел приказ незамедлительно выдвигаться по направлению к Падающей Башне, там, судя по всему скоро опять будет жарко. Не волнуйтесь в штабе прекрасно понимают, что наш потрепанный полк сейчас далеко не в форме. По новой директиве из штаба, а также по особому приказу короля, на основе нашего полка решено организовать особую бригаду.
        Конечно Вордж Эбинор вполне мог ничего не объяснять а просто отдать приказ. Но сейчас боевые действия уже закончились, и он решил сообщить своим офицерам об их будущем. Чтобы они смогли за время похода успокоится и приняться за весьма неприятную работу без гнева.
        - Проблема в том, что наше пополнение будет... Да что я вокруг да около хожу, нам собираются придать как усиление висельников. ТИХО!!! Я прекрасно вас всех понимаю, но это приказ и он не обсуждается! Других солдат у нас не будет, так что с ними нам придется бить Треенских фанатиков и Сайрских снобов!!! Кстати всех пленных, что мы захватили в результате последней операции тоже стоит с собой захватить. Вместе с приказом пришли магические предметы, которыми командование надеется обеспечить верность будущих защитников Брэи. Майор Топп , приказываю провести испытание этих изделий.
        - Так точно, полковник.
        - На этом все.
        Глава 5.
        Блага цивилизации.
        Все люди еще теперь, как и во все времена,
        распадаются на рабов и свободных;
        ибо кто не может располагать двумя третями дня лично для себя,
        должен быть назван рабом, будь он в остальном кем угодно:
        государственным деятелем, купцом, чиновником, ученым.
        Фридрих Вильгельм Ницше.
        - Фууу!!!
        - Ну и Смрад!!!
        - Демоны, что за вонь!!!
        Перемешавшиеся запахи мокрой и паленой шерсти, железный аромат крови, дух давно немытых потных тел, и навозная вонь. Амбре, царившее вокруг, действительно было на редкость неприятным, хотя далеко не самым отвратительным из тех, что я ощущал. Все-таки испарения и миазмы разложения, витавшие около родильных грибниц миконидов были не просто отвратительны, а сливались в ядовитый и опасный для жизни смог. К счастью, естественное обоняние огров было на редкость ущербным, а знания об окружающих меня запахах, получаемые экстрасенсорикой не несли в себе неприятных оттенков реальных чувств. Другими словами я чувствовал царившие вокруг ароматы, но они просто не могли стать для меня неприятными или наоборот приятными.
        Ровно сутки назад нас с Дрего и еще полусотней оборванцев вывели из камер замка, названия которого я так и не узнал. Обитатели замковой темницы оказались весьма разношерстной толпой представителей различных рас. Почти на треть, пленники состояли из людей с незначительной примесью крови других рас, парочка гномов, один дварф, весьма дикого вида, и полтора десятка орков и полуорков. Во внутреннем дворе замка всех нас погрузили в телеги, которые представляли собой по сути решетки на колесах, с железным полом и запряженные четырьмя быками. Телег было мало, нас много, но охранников это совершено не волновало, ведь оказалось что лучший инструмент для утрамбовки, это не пресс, а копье и амулет электрошока. Дальше нас ждал путь через дорогу, поражающую своей основательностью и местностью по которой она тянулась. Экстрасенсорика позволила мне изучить этот тракт, по своей многослойной структуре он напоминал римские дороги. Только покрытие было не выложено камнями, а гладким, как будто бетонным, причем он явно не пропускало воду, которая скатывалась с покатой дороги в канавы. Рядом с такой сложной, с
инженерной точки зрения, дорогой, совершенно невозможно смотрелся окружающий ее дремучий, первозданный лес.
        "Судя по полностью железным клеткам, и железной утвари в тюрьме, в этом мире проблем с металлом нет. Качество оружия и доспехов, а также их явная идентичность показывает высокий уровень металлообработки, скорее всего даже промышленный. Дорога тоже показывает достаточно высокий уровень местной цивилизации... А, вот это странно. Почему в той одной из двух телег без клеток в куче хлама лежат мои вещи?"
        Путешествие в этом караване стало серьезным испытанием для всех "пассажиров". Скрученные в три погибели, плотно набившиеся в клетку, мокнущие под дождем, свободно поливающим пленников через решетчатый потолок передвижной камеры. Но все рано или поздно заканчивается. Закончился и дождь, наполнив воздух приятным запахом освежившегося леса. А потом закончился и наш путь, к сожалению вместе с приятными ароматами.
        Пройдя через сделанные явно на скорую руку ворота, ведущие через символическую стену, мы оказались на поле. Еще недавно это было большое поле, где крестьяне выращивали какие-то злаки, дикая поросль которых виднелась то тут, то там грязными пучками. Дрего говорил мне, что с начала Войны на земли Брэи, находящиеся поблизости от пустошей было совершенно множество набегов, к тому же множество крестьян стало солдатами. Так что нет ничего удивительного в том, что это поле оказалось заброшено. Неизвестно почему Брэйские солдаты выбрали именно это место для лагеря пленных, приглянулись ли им крепкие дома брошенной деревеньки, что стояла около поля, или были еще какие причины, неизвестно. В любом случае воины превратили поле, некогда кормившее множество разумных, в тюрьму под открытым небом. В полном беспорядке по полу бил раскиданы сотни ям, верх которых был закрыт железными решетками. Зинданы[44] чернели непроглядными тенями и исторгали тошнотворные миазмы, которые заставили даже измученных поездкой пленников разразиться возмущением. Не обращая внимания на крики пленников, солдаты буквально выковыряли
набившихся в клетки "пассажиров". Проведшие целые сутки в скрюченном состоянии пленники, неспособные сейчас передвигаться даже ползком, они не оказали никакого сопротивления солдатам, которые кидали в зинданы новых постояльцев.
        К счастью меня, Дрего, дварфа и двух орков бросили в пустующий зиндан. Двум полуоркам так не повезло, и нам было отчетливо слышно, как в соседней яме трое гноллов набросились на попавших в их "камеру" новичков. Солдаты поняли свою ошибку слишком поздно, и когда они смогли успокоить творящийся в яме беспредел псоглавцы успели в буквальном смысле загрызть полуорков, своей экстрасенсорикой я четко ощущал, что наши бывшие попутчики мертвы. Несмотря на отсутствие обитателей, яма встретила нас совсем недружелюбно. Дрего чуть не сломал руку, падая с трехметровой высоты, а дварф едва не захлебнулся в воде, которая набралась в зиндане после дождя, и в центре она доходила почти до середины бедра.
        Прижавшись к стенам ямы, где воды было поменьше, мы кое-как разместились. Спать в грязной, мутной воде, доходящей до середины голени, было непросто. Но обессиленные изматывающей дорогой, ослабленные к тому же суточным голоданием пленники, не смогли даже возмущаться. Мы все привалилась к стенам ямы и провалились в беспокойный сон.
        * * *
        - А ну выбирайтесь! Живо, живо!!! Просыпайтесь !
        Несмотря на ужасные условия, все обитатели нашей ямы спали как убитые, и лишь вода, вылитая через решетку, что была у нашего каземата вместо потолка, разбудила измученных узников. В наш зиндан спустили лестницу, и через пару минут я покинул это отвратительное место. Всего на поверхность подняли обитателей из пяти ям. В окружении более двух десятков полулюдей-полугиен, мои соседи по камере чувствовали себя явно не в своей тарелке. Вокруг выведенных из темниц узников стояло около полусотни солдат, облаченных в легкие кольчуги поверх кожаной брони, и именно действия этих солдат, вернее их командира не дало псоглавцам кинуться на нас.
        - Что встали, а ну быстро в колонну по одному выстроились!!!
        - Грарраг ырг... - язык гноллов я выучить еще не удосужился, не было ни необходимости ни возможности. Но и без перевода было ясно, что рычащий псоглавец, самый крупный из выпущенных, был сильно не согласен с приказами человека.
        - А ну заткнитесь, демоново семя!!!! Будут мне тут шавки блохастые еще лаять. Я сказал в колонну.
        "Не знаю как с цивилизацией, но с организацией в Брэйе дела обстоят совсем грустно. Или это мне повезло на таких солдат нарваться? Неужели трудно догадаться, как поведут себя гноллы в такой ситуации?!!"
        - Краграх ргар! Тор Йеногу!!!
        Как я и предполагал псоглавцы бросились на надзирающих за ними солдат. Но оказалось, что солдаты Брэи были готовы к неповиновению гноллов, более того, они рассчитывали на такое поведение. Стоило только собакоголовым дикарям сделать шаг по направлению к окружившим их людям, как каждый из них, явно давно отработанным и привычным движением, выхватил из-за спины арбалет и выстрелил. Так как арбалеты имели по две дуги, и соответственно могли стрелять дважды, а промахов практически не было, то в каждого гнолла вонзилось по четыре коротких болта. Не знаю что именно за магия была в них, я мог чувствовать лишь ее наличие, и особенно сильную концентрацию на острие смертоносного посланца, но неудачливые бузотеры повалились на землю как подкошенные не подавая при этом никаких признаков жизни.
        Над полем повисла абсолютная тишина. Мой усиленный слух подсказывал, что оставшиеся в живых узники даже дышать перестали. К счастью солдаты обладали крепкими нервами и руками, ни один из них не стал стрелять по нам. Кстати таких, кто не поддался крикам собакоголовых и не стал очертя голову бросаться на охрану, было совсем не много. Выжившими оказались орки, почему-то не кинувшиеся в самоубийственную атаку, один гнолл со сломанными ногами, который просто не смог последовать за своими сородичами, я, Дрэго и дварф, который как выяснилось позже, считал ниже своего достоинства идти в бой вместе с псоглавцами.
        - Чего встали. А ну пошевеливайтесь. - Похоже, что наши надзиратели и вовсе не придали значения неудавшемуся бунту, по крайней мере они не выглядели как люди, только что подвергнувшиеся нападению.
        После такой наглядной демонстрации, никто из узников больше не пытался возмущаться. Мы безропотно выстроились в колонну и по одному начали заходить в небольшой домик, сложенный из свежих бревен. Примечательно, что вчера, когда мы сюда прибыли, этого крошечного строения еще не было. Видимо их собрали за ночь. Меня удивило, что моя экстрасенсорика никак не могла пробиться внутрь этих строений, объем в пятнадцать квадратных метров просто выпадал из зоны моих чувств. Я уже встречался с таким, в Глубоководье, в зданиях с очень сильной магической защитой, и после Чумы в областях магических аномалий. Когда мы дошли, оказалось что мне предстоит зайти в это помещение первым, не слишком сомневаясь в своей судьбе в случае неповиновения, я спокойно вошел внутрь, пахнущего свежеошкуренным деревом, домика.
        Войдя внутрь, я почувствовал себя запертым в крошечную клетку. Дело в том что внутренняя отделка стен была насыщенна таким количеством магических структур, что моя экстрасенсорика просто не могла пробиться через нее. В результате, я перестал чувствовать все происходящие за пределами этой комнатушки.
        "Хм, кажется, до сего момента я не понимал до конца, насколько важны для меня экстрасенсорные чувства..."
        Изнутри здание, все внутреннее помещение которого и было представлено одной комнатой, в которой я оказался, выглядело весьма колоритно. Вся поверхность пола, потолка и стен, представляла собой ровную деревянную поверхность, без единой щели. Стены переходили друг в друга, плавно изгибаясь, также они переходили в потолок и пол, в результате единственными острыми углами в комнате был прямоугольный проем двери у меня за спиной. Казалось, будто я находился в гигантской полости выточенной их циклопических размеров дерева. Но странность стен, пола и потолка не заканчивалась одной лишь их монолитностью, гораздо больше поражал невероятной сложности узор, что покрывал всю внутреннюю поверхность этой комнаты. Ломаные линии и плавные дуги, руны неизвестного алфавита и абстрактные изображения, все это спокойно соседствовало в этом сложнейшем узоре раскрашенном к тому же в шесть различных переходящих друг в друга цветов.
        "Наверное, именно из за магической насыщенности этого узора и 'слепнет' моя экстрасенсорика. Очевидно, что это заготовка к какому-то ритуалу, но почему она такой невероятной сложности?"
        Здесь находилось четверо, стоящих по 'углам'. Двое были людьми, облаченными в простые кожаные одежды, и вооруженные лишь символическими короткими кинжалами на поясах. Но я уверен, об их безопасности волноваться не стоило, ведь двое других, стоящих слева и справа от входа, были какой-то необычной разновидностью големов. Двухметрового роста с непропорционально большими руками и ногами, внутри их тел, под закрывающими и защищающими их 'потроха' доспехами работала какая-то малопонятная машинерия. Шестеренки, анкеры, даже маятники и гироскопы, а также сложные механизмы суставов и сочленений. Помимо этого были и совершенно мне непонятные и незнакомые 'органы', и магия. Последней было не много но она пропитывала этих големов полностью, или их лучше было бы назвать магическими роботами???
        - А это еще кто? Полуогр??? - Это сказал смуглый мужчина выглядящий младше своего спутника, с породистым, надменным лицом и в дорогой одежде.
        - Хм-м-м, нет это чистокровный огр, просто он еще совсем ребенок по меркам своей расы. Интересно сколько ему ? - Второй выглядел как старик, вот только судя по осанке и движениям, дряхлость его пока миновала, одет он был намного скромнее своего спутника.
        - Девятнадцать, - я совершенно не понимал, зачем пленников вели в это здание, по этому решил оказать содействие этим двоим, может от них зависит моя судьба?
        - Как любопытно, огр способный назвать свой возраст...
        - Утар, не все ли равно до скольки умеет считать этот животное? - Прервал размышления вслух своего напарника второй. - Нам главное побыстрее покончить с этим проклятым армейским контрактом и вернуться в Вроат. Эй, Дылда, а ну закрой вход.
        После этих слов один из големов взял прислоненную к стене деревянную плиту. Когда голем закрыл своей идеально подходящей по размеру ношей дверной проем, на месте стыка замерцало тусклое свечение по его контуру. А через мгновения никакие мои чувства не могли различить переносную 'дверь и стену', я прекрасно помнил, где должна располагаться щель но ее не было. Более того это было не просто сплавление досок, волокна древесины стен и двери были одним целым, переходя один в другой, тоже самое было и с нанесенным на дверь узором, который заполнил пустое место в узоре, покрывающем внутреннюю поверхность этого помещения.
        - Дылда, Колонча, тащите это животное в центр, да ошейник ему наденьте.
        Я даже не пытался сопротивляться големам, и все равно их хватка чуть не поломала мне кости. А потом один из них снял один из множества пристегнутых к поясу ошейников. Он представлял собой наложенные друг на друга металлические пластины. Пластины ничем не крепились между собой и держались вместе явно при помощи магии, при этом их можно было двигать друг относительно друга, в результате голем легко растянул ошейник и надел его мне на шею через голову. А потом начался ритуал. Несмотря на все мои надежды я не смог ничего в нем понять, лишь почувствовал что этот ошейник как-то связали с моей аурой и возможно тонким телом.
        - Хм как то уж больно спокойно он себя вел во время ритуала, - задумчиво пробормотал себе под нос старший из людей. - А его аура показывает крайне хорошую активность разума...
        - Чего ты там бурчишь Утар? Ритуал прошел штатно? Его вроде на огров не рассчитывали при его составлении.
        - Этот ритуал разрабатывался даже для троллей и тех в ком дьявольская кровь. И прошел он совершенно обыденно, вот только этот огр...
        - Вот и славно. Дылда открой дверь, Колонча выкини этого отсюда, а то он уже весь воздух испортил. - Последние приказы совсем не благоприятно отразились на поведении големов, один из них схватил меня, так что ребра затрещали, и дословно следуя воле своего хозяина, выкинул меня через опять появившийся дверной проем. - Да и схватите там следующего. Надо торопиться если не хотим здесь весь день провести.
        Приземлившись на землю я, пользуясь тем, что солдаты не стали гнать меня обратно в яму, принялся исследовать всеми своими чувствами свою 'обновку'. Всего через пять минут из домика выкинули Дрего, который приземлился далеко не так удачно как я.
        - Слушай, эти двое просто в дальних углах стояли весь ритуал?
        - Да. Демо... то есть Забвение, этот железный болван мне кажется ребра переломал.
        - Хм-м-м, - 'просвечивать' своей экстрасенсорикой тело разумного всегда было сложно, и чем сильнее он был, тем больше 'помех'. К счастью Дрего отделался парой синяков и небольшой трещиной в ребрах. Сомневаюсь что наши надзиратели стали бы его лечить. - А узор на стенах не менялся? Может слегка 'плыл'?
        - Нет ничего такого. Вот уроды, нацепили ошейники как на скот какой-то.
        "Теперь понятно, почему узоры были столь сложны. Этот ритуал можно проводить практически над любым разумным, и он будет давать один и тот же эффект для всех. Хотя нет, разумные слишком широкое понятие. Вот на смертных гуманоидов он точно будет работать. Впрочем это неважно, пока я ничего не смог понять в этом ритуале, лучше попытаться разобраться в обновке. Очевидно что этим амулетом нас собираются контролировать, вопрос лишь в том, насколько сильно это украшение способно испортить мне эту жизнь?"
        - А ты случайно не знаешь, что это за двое, что големами командовали и ритуал проводили.
        - Ты что Урб, их медальоны не заметил?
        - Нет, медальоны я видел. Кругляш на цепочке с изображением горгона[45] . Но что это значит я не знаю.
        - А-а-а, точно я же тебе про дома отмеченные драконом и не рассказывал...
        Из дальнейшего рассказа Дрего я узнал об одной из наиболее влиятельных сил на континенте. Еще до того как был образован ныне агонизирующий и существующий лишь формально Галифар, у различных рас этого континента начали появляться Метки. Внешне метки выглядят как имеющая замысловатый узор татуировка светло-синего, иногда слегка светящегося цвета. По сути же это магическая способность, возникающая у представителей определенного рода. По поводу причин появления Меток, то их, по словам Дрего, не знал никто. Всего существует двенадцать Домов среди которых появляются метки. У родителей, имеющих Метки, совсем не обязательно будет отмеченный ребенок, и наоборот, Метка может возникнуть в том, чью дальнюю прапрабабку повалял на сеновале член Дома. Механизм ее проявления точно не известен. В результате Дома стали полностью закрытыми для посторонних организациями, основанными на кровном родстве. А благодаря магическим способностям они стали общепризнанными и чаще всего монопольными экспертами в той или иной области.
        Очевидно, что полностью монополизировать ту или иную область силами одних лишь родственников невозможно. Так что каждый Дом создавал гильдии, которые занимались той областью в которой были проявлены возможности их Метки. Например, дом Денейр, члены которого носят Метку Стражи, контролирует созданные ими гильдию Защитников и гильдию Клинков. Первая предоставляет телохранителей, а вторая наемников. При этом процент непосредственно членов Дома Денейр в гильдиях небольшой. Денейрцы лишь руководят гильдиями или выполняют наиболее дорогие и престижные заказы.
        До Войны, Дома были ограничены Кортским Эдиктом, названным так в честь города Корт в котором он был подписан. Домам запрещалась иметь свою армию за исключением дома Денейр. Был ограничен размер анклавов, где проживали члены Домов, и в которых не имели власти Галифарские чиновники и дворяне. Но со временем эти ограничения стали соблюдаться все менее строго. Ну а с началом Войны, Дома заявили, что не признают ничью власть кроме полноправного правителя Галифара, и не собираются подчиняться детям последнего короля, пока один из них не взойдет на престол. Как я понял из тех обрывков истории, что хранились в дырявой памяти моего лектора, Дома и до Войны подчинялись королю лишь формально.
        Самым удивительными был статус и действия Домов во время Войны, вернее взаимоотношения Домов и воюющих сторон. Первой фразой сказанной мне Дрего по этой теме была: 'Дома сохраняют нейтралитет'. Этот нейтралитет заключался в том, что они предоставляли свои услуги всем воюющим сторонам.
        Двое, которых я видел сегодня оказались членами гильдии Фабрикантов, подчиняющейся Дому Каннит, при этом в Дом входил только юноша. Пожилой человек был просто членом гильдии и поэтому беспрекословно подчинялся своему начальнику. Этот Дом среди людей которого проявляется Метка Создания, специализировался на создании различных амулетов, талисманов, а также механизмов, причем далеко не всегда магических.
        "Если Дрего не ошибается во влиятельности Домов, то неудивительно, что Война длится уже тридцать шесть лет. Пока она не закончится, ни одна из сторон не станет ограничивать власть Домов. А еще я уверен, что для Домов Война это неимоверно выгодное времяпрепровождение. Медицина, боевые амулеты и зачарованное оружие, скакуны как обычные так и магические, шпионаж, да и просто наемники, все это предоставляют Дома. Мне даже представить трудно насколько все это для них выгодно!"
        * * *
        Я лежал на крыше деревянного барака, куда нас временно определили, и любовался необычным видом. На самом деле еще десять дней назад это был просто портовый склад, но командование особого полка забрало себе простаивающие склады, переименовало их в бараки и запихнуло туда нас. Каждая связка слегка ныла и гудела, как натянутая тетива. Это были фантомные ощущения, вызванные микротравмами, что я получил во время последней тренировки. На самом деле мне не составляло труда отключить эти чувства. Вот только еще в прошлом мире я после долгих исследований узнал, что естественные чувства наиболее точно позволяют узнать о состоянии организма, если конечно их должным образом усилить, и уметь правильно интерпретировать. Я совсем не приблизился к пониманию местной ритуальной магии, и не мог создать круг, который использовал на Ториле, чтобы ускорить воинские тренировки учеников. Но это не повод не взращивать у себя аурные мышцы, если уж есть такая возможность. Благо после того как нас запихнули в этот склад-барак возможность появилась.
        Судя по тому, что я смог почувствовать из происходящего в соседних складах, наш полк разрастался. С десяток крупных бараков был забит неудачливыми обитателями пустошей, которые вторглись в Брэю с целью пограбить здешних крестьян. Меня с Дрего определили туда же, никому не было дела до того что мы вообще совсем не собирались грабить или мародерничать. Огр и житель враждебного королевства, мы были виновны уже самим своим пребыванием на территории Брэи. Другие бараки еще до нашего прибытия набивали преступниками, которым в другое время грозила бы каторга или петля. Вообще складской район Галетспайра стал местом, куда со всей Брэи свозили ее будущих защитников, которые должны были кровью искупить свои преступления.
        Со стороны могло показаться что держать висельников, гноллов и прочий сброд на территории города не слишком разумно. Штрафников в бараках-складах набралось уже несколько тысяч, стоило такой толпе вырваться на улицы Галетспайра, и крови пролилось бы немало. Вот только город мог спать спокойно. Потому что ошейник оказался на диво многофункциональным и надежным амулетом. Он мог начать сжиматься и душить своего владельца, а резкое сжатие запросто ломало шею. А еще этот хомут мог в мгновение ока растянуться повернуть свои чешуйки параллельно земле, и мгновенно уменьшить своей диаметр до минимума, в результате носитель оказывался практически обезглавленным. К тому же эта обновка совершенно игнорировала аурную защиту. Вот и получается, что те кто управляет амулетом на шеях штрафников, могли чуть придушить их в качестве наказания, а могли и убить. Вокруг бараков стояли воткнутые в землю шесты со стеклянными навершиями, и стоило кому-либо из штрафников выйти за огороженный ими периметр, как нарушителя тот час начал бы душить ошейник. А если один из шестов опрокинуть, то душить бы начало всех обитателей
склада-барака. Шесты отстояли от стен склада-барака всего на сантиметров двадцать, так что даже выйти из нашего места обитания было практически невозможно. Три раза в день к нам приходили солдаты нагруженные котлами с едой и уносили ведра, что мы использовали вместо отхожих мест. В одном из соседних бараков решили напасть на принесших им еду людей. Тогда им просто перестали приносить еду. Через неделю в том бараке начался каннибализм, а через два месяца его обитатели вышли из своей тюрьмы, предпочитая быть задушенными, чем сходить с ума от голода и жажды.
        - Странно видеть тебя бездельничающим.
        Склады представляли собой просто большие деревянные коробки, но чтобы принять жильцов, их слегка переделали. Я видел, как дальний склад превращают в барак. В стенах прорубали окна, и внутрь заносили трехъярусные нары. Именно через окно можно и было выбраться на крышу, не покидая разрешенного периметра. Вот только никто кроме меня и Дрего на крышу не забирался, ну а мы пользовались ей как местом для тренировок, крыша оказалась на удивление толстой и прочной.
        - Я только что закончил комплекс упражнений. Телу нужен отдых, связки должны залечить микроразрывы. Тренировки без перерыва идут лишь во вред.
        - Понятно... Как думаешь, когда нас в пекло пошлют?
        - Не знаю. Они недавно переделали пять складов, и начали понемногу заполнять один из них. Если количество новобранцев не изменится то скорей всего месяца через два.
        ...
        - Вот стоило через столько всего пройти, отделаться от клейма, что контролировало каждый мой вздох, чтобы прийти к тому с чего начал...
        - Хм. А ты не мог бы рассказать по подробней об этом? Что за клеймо, кто поставил, как его контролировали, и самое главное как тебе удалось сбежать???
        Дрего молчал долго, видимо решая посвящать ли меня в свои тайны, но в итоге резко кивнул и заговорил.
        - Мне было двадцать четыре, когда Церковь Серебряного пламени объявила меня предателем и еретиком. Я казался себе уже сложившимся человеком, как же - ветеран! В первый раз пошел в бой в семнадцать лет, герой... дурак! - Дрего криво усмехнулся. - На самом деле взрослеть я начал только в Легионе Искупления, куда меня направили. Меня, который с гордостью мог перечислить двенадцать поколений своих предков со всеми их подвигами, заслугами и титулами, клеймили как какую-нибудь скотину. Магическое клеймо на груди, прямо над сердцем, контролировало нас куда лучше, чем эти ошейники. Оно передавало приказ командования и не давало его ослушаться, да и возможностей для наказания предоставляла куда как больше. Нас кидали в самое пекло, Легион почти каждый год нес до девяносто процентов потерь. Вот только что странно: количество предателей в Святом Королевстве[46] меньше не становилось, и Легион раз за разом пополнялся новобранцами. Наверное, мне просто везло, ведь я уж точно не был самым лучшим воином в Легионе, но именно я дожил до его исчезновения.
        ...
        - Спасла меня глупость командования. Святоши вообще не отличались ни тактикой ни стратегией, собрать толпу крестьян выдать им ржавое оружие и оболванить проповедями, это всегда пожалуйста, а вот правильно их использовать... Наиболее яростно Трейн сражался с Анударом. Они отняли у Трейна... ха-ха-ха представляешь у Трейна, а ведь еще пару лет назад, даже в Легионе я бы сказал: 'отняли у НАС'!!! Ха-ха-ха!!!
        - В общем Анудаир захватил западные провинции святош, а те взяли его старую столицу. Легион решили отправить в обход озера Галифар через Вздымающийся Лес, вот только не учли тамошних жителей, формально подчиненных Анудаирской короне. Друиды, шаманы и берсерки что там живут и слышать ничего не хотели о свете истинной веры, и встретили ее носителей без всякого пиетета магией, сталью и прирученными монстрами. К Легиону тоже были прикреплены маги, в общем, битва была еще та. Закончилась она неожиданно, несмотря на в прямом смысле враждебно настроенное боле боя, Легион побеждал, думаю победи он тогда, нас бы убили партизаны, ловушки и яды. Вот только вдруг, наверное из-за магического хаоса, перестало работать мое клеймо, а в вместе с ним, отказали магические татуировки, мои и еще трети легионеров. Мы бросились на командование, а оно прикрылось нашими боевыми товарищами.
        ...
        - У меня тот день и две недели, что были за ним, в памяти плохо сохранились. Сражение всех со всеми. Потом нападение остатков сил друидов. Потом прорыв толпы бывших солдат на запад. Во время которого чуть ли не каждый куст пускал в нас отравленную стрелу. А потом еще переход Через Горы Бьешка без снаряжения, почти без еды, да еще и с постоянными стычками с тамошними гарпиями. В пустоши пробралось человек семьдесят, из пятитысячного легиона... А через неделю на нас напало большое племя гноллов. Истощенные, израненные, мы столкнулись с втрое превосходящим нас противником, и собакоголовые умылись кровью. После того боя от двухсот мохнатых демонопоклонников осталось лишь два десятка, вот только нас осталось всего пятеро...
        ...
        - Кирса, Драго и Нега эти ублюдки сожрали прямо на поле боя, а я ничего не мог сделать, совсем ничего...
        "Теперь понятно, почему он кидается на каждого гнолла за любой косой взгляд. В нашем бараке уже пятерых в Забвение отправил. Счастье еще, что солдаты за порядком не слишком пристально следят."
        - А меня и Рана собирались в жертву принести. Вот только Ран по пути от лихорадки сгорел, наверное в рану грязь попала... Ну а дальше ты знаешь.
        - Спасибо, что рассказал.
        - Спасибо что выслушал, мне надо было выговориться...
        - Ладно, хватит бездельничать, начинай со второго комплекса, и давай я заодно твою память проверю.
        Глава 6.
        Жизненные перипетии.
        Человеческая память похожа
        на чувствительную фотопленку,
        и мы всю жизнь только и делаем,
        что стараемся стереть запечатлевшееся на ней.
        Рэй Брэдбери.
        Зала утопала в льющемся из гигантских окон свете. Аромат благоухающих за окном цветов и трав был настолько силен, что его, казалось можно было не только почувствовать обонянием но и попробовать на вкус. Занимающий почти всю залу пиршественный стол, ломился от всевозможный яств и напитков.
        - Я предлагаю выпить за героя вчерашнего вечера, чьи подвиги достойны любого из череды его славных предков!!! - Говоривший это молодой мужчина бы облачен в роскошный костюм, а его благородное лицо и осанка опытного всадника, явно показывала его дворянское происхождение. - Дрего ир'Лерендази не только точной атакой своей закованной в сталь конной дружиной смог переломить ход битвы. Нет, он как истинный дворянин показал помимо храбрости и мужества, истинно аристократическое милосердие и достоинство.
        Сидевший по правую руку от оратора юноша просто сиял, его глаза светились от счастья признания собственных заслуг.
        - Он не стал подобно презренным наемникам преследовать отступающую анудаирскую конницу, - продолжал меж тем нахваливать своего нового товарища стоящий во главе стола аристократ. - Более того: он предложил своему лично поверженному врагу, благородному аристократу из Анудаира избежать позорного плена! Ваша дуэль прошла по всем правилам благородной схватки!!! Так осушим же бокалы с этим несравненным вином за...
        - Именем церкви, всем оставаться на своих местах!!! - Высокие двустворчатые двери залы, своими размерами больше напоминающие полноценные ворота распахнулись от сильного удара. Опьяненные своей недавней победой больше чем слабым вином аристократы не сумели оказать никакого отпора вторженцам. Каждого из них быстро и надежно скрутили взявшиеся казалось из ниоткуда монахи Серебряного Пламени. - Никому не двигаться, сопротивление бессмысленно!
        * * *
        Мрачный каземат, плесень и затхлость которого пропитала, казалось, даже тюремщиков, писарей и дознавателей. Старый почерневший от времени стол с двумя такими же старыми но еще прочными стульями, и еще крошечная конторка писаря в углу. Вот и вся обстановка каменного мешка, где оказался герой вчерашнего. Помимо молодого аристократа в углу за той самой конторкой примостился писарь, выдающий свое присутствие лишь едва слышимым скрипом самопишущего пера и тусклым светом лампы. Ну а за столом, напротив недавно отличившегося рыцаря, сидел жрец Серебряного Пламени с искренним выражением сочувствия на лице.
        - О нет, что вы, что вы! Все совсем не так!!! Вас Дрего ир'Лерендази никто ни в чем не обвиняет, как можно? Всем известно благородство вашего отца, совершившего столь много подвигов во славу истинной веры!!!
        Жрец говорил искренне запальчиво, ему просто нельзя было не верить, он просто не мог лгать.
        - Но как же тогда...
        - Нашим братьям стало известно, Анудаирские еретики, во время последнего сражения могли взять под контроль кого-то из благородных защитников веры своим нечестивым колдовством. И это в столь трудный для Трейна час, когда святой король Талин оставил этот бренный мир!!!
        - Что, король умер ?! - Дрего был действительно ошарашен, находясь на передовой он был уже долгое время отрезан от столичный новостей но, пропустить такое событие. - КАК, КОГДА ?!!!
        - Все в этом мире починено естественному круговороту жизни, - печально сказал жрец. - Просто пришло его время слиться с Серебряным Пламенем [47] . И произошло это, безусловно трагическое событие, месяц назад. Наша страна осиротела, и я даже не знаю, что будет дальше...
        - Как это не знаете, разве дата коронации Даслина не объявлена?
        - Вы уверены, что Даслин станет во главе нашего святого королевства?
        - Естественно, он же единственный ребенок Талина, или с ним тоже...
        - Нет, он жив и здоров. Скажите, благородный ир'Лерендази, у вас было такое лицо, когда вы подумали о смерти Даслина, вы испугались такого развития событий?
        - Конечно, ведь он мой будущий король, которому предстоит осветить светом Серебряного Пламени весь Галифар!!!
        - Чудесно, распишитесь в этой бумаге, - неприметный писарь бесшумно возник рядом со столом и положил на него несколько исписанных каллиграфическим почерком листов. - Это просто запись нашей беседы. Прошу простить временное неудобство, но вам придется пробыть в этих мерзких казематах еще один день. Чтобы мы смогли найти жертвы проклятых колдунов и очистить их от нечестивой магии.
        - Я все понимаю.
        Наивный аристократ действительно верил словам этого обаятельного жреца. И всего через восемь часов его действительно выпустили. Вначале он оказался на скоротечном суде, где тот же самый добродушный жрец обличал и обвинял.
        - Вот протоколы допросов, - размахивал еще недавно добродушный служитель бумажными листами. - Во время которого, этот погрязший во грехе еретик даже не скрывал своих планов. Он жаждал возвести на трон нашего государства человека, не имеющего ни сана в церкви, ни признанного кардиналами!!!
        Намного позже, расставшийся с детскими иллюзиями Дрего узнает, что происходило в других уголках его родины. Как совет кардиналов раздул народное недовольство принцем, а уличные проповедники выведут на улицы толпу. Про наследника короны, который лишь чудом сумел сохранить жизнь в наполненной буйством народного гнева столице, и который со всем смирением 'добровольно' передал власть церкви. О том, как беснующаяся чернь, пьяная от крови и вседозволенности, брала штурмом поместья знатных родов, слишком влиятельных и независимых, чтобы спокойно принять 'благочестивое' мнение народа. И о том, что одним из первых заполыхало поместье ир'Лерендази, где сгинул военный советник бывшего короля, и отец Дрего.
        * * *
        Светлая комната, чьи стены были покрыты хаотичным переплетением широких линий. На первый взгляд казалось, что линии состоят из черных точек. Но если внимательно приглядеться, становилось понятно, что это не точки, а миниатюрные руны, прорисованные с невероятной тщательностью. Несколько десятков строчек этих рун и составляли линии. А еще эти строчки двигались, невероятно медленно, но двигались. Последнее можно было заметить лишь при долгом и пристальном взгляде. Но Дрего это увидел, ведь ему больше нечем было заняться в этой лаборатории. Прикованный к столу, так что и голову не получалось повернуть. С полностью отказавшим парализованным телом, он ничего не слышал, не ощущал никаких запахов, и совершенно не чувствовал своего тела. Он мог лишь наблюдать за ползущими по стенам и полку рунами. А потом над ним возник маг и стал сооружать над приговоренным непонятную конструкцию. Разноцветные кристаллы, треножник, закрепивший магическое приспособление над грудью Дрего, какие-то непонятные колбочки. И изогнутая плоская фигура, упершаяся ему в грудь, та самая ненавистная фигура, которую он будет видеть
ближайшие шестнадцать лет в виде магического клейма на груди. А потом пришла боль, сумевшая прорваться даже через парализацию. Разом включился слух, который тут же донес его собственный вопль, в нос ударил противный запах паленой плоти.
        * * *
        В себя Дрего пришел от резкой боли в груди. Судорожные метания, когда он руками разрывал на себе бинты, сменились вздохом облегчения.
        - Да что ты творишь, окаянный!!!
        Как из-под земли рядом с кушеткой, на которой лежал человек, возникла упитанная полурослица. Значок в виде медного желудя показывал, что она имеет низший статус в Гильдии Лекарей Дома Джораско [48] .
        "Это только сон, сон и ничего более. Клеймо исчезло и больше не вернется... - крутилось в голове у Дрего, пока причитающая медсестра меняла его перевязку. - Но что я здесь делаю? Как произошло что я попал к лекарям???"
        - А теперь вам необходимо поспать, выпейте этот настой. И даже не думайте пререкаться! Пей, я сказала!!!
        ...
        - Как себя чувствуешь? - Заданный вопрос развеял всякие остатки сна. Открыв глаза Дрего увидел, что рядом с его койкой стоит Урб, не то его духовный наставник, не то просто друг.
        - Бывало и хуже. Как я сюда попал? Последнее что я помню это как мы на крыше барака тренировались, а потом...
        - С того времени прошло несколько месяцев. Если тебе еще интересно мое учение, то тебе придется самому вспомнить, что произошло. Могу только сказать, что в отключке ты провалялся всего сутки.
        - Что-то мне кажется воспоминание о еще двух месяцах рабства, как бы не называли наше положение чиновники Брэи, не самые приятные моменты в моей жизни.
        - Какая разница были ли они приятными? - Дрего впервые видел выражение эмоций на всегда бесстрастном лице огра, Урб всем своим видом выражал удивление и непонимание. - Это твои воспоминания, каждое прожитое мгновение остается в твоей памяти, и оно постоянно меняет тебя. Ты таков как есть сейчас лишь благодаря воспоминаниям, что сделали тебя таким, и не помнить значит просто не быть...
        Давно ушел Урб а его странные непонятные слова все еще звучали в голове у бывшего аристократа Трэйна.
        "Забвение с этим, я обещал себе, что стану почитателем религии своего спасителя какой бы бредовой она мне не казалось. Как там учил этот огр, сфокусироваться на последнем внятном воспоминании, погрузиться в него полностью, и мгновение за мгновением восстанавливать свою память. В портовом районе Галетспайра мы провели в общей сложности три месяца..."
        * * *
        - Грустно, что Война разделила Галифар.
        Караван из нескольких десятков различных судов двигался через Ревущую Реку. Заполненные под завязку висельниками, каторжниками и варварами нечеловеческих рас, в них не было ни одного матроса или надзирателя. Окруженные по бортам жезлами, что не выпускали узников из бараков и влекомые по реке буксирами, суда были полностью предоставлены будущим солдатам особого полка. Человек по имени Дрего и подросток-огр Урб заняли марс[49] и наблюдали за проплывающим мимо городом.
        - Мой отец учился военному ремеслу Реккенмаркской Академии, что в Каррнате. Мой дед вообще перебрался в Трейн из Анудаира, а сейчас это две непримиримо враждующие страны. Единая некогда страна развалилась, и теперь мне наверное уже не увидеть красоты Сайра и других стран.
        - Галифара, конечно уже нет, но ведь это не мешает тебе наслаждаться сейчас видом на столицу Брэи?
        Вид на Роат и вправду открывался величественный. В этом месте Ревущая Река расширялась и огибала с двух сторон крупный остров. Мосты, чья средняя часть была разводной. Вздымающиеся в небо шпили города на обоих берегах и острове. И конечно, замок Сломанный Меч, возвышающийся в центре острова, бывший центром Брэи еще до того как она стала частью Галифара.
        - Я надеялся, что увижу этот город не в рабском ошейнике, плывя на лодке для смертников.
        - Все происходящие жизни всегда лишь временно. Запомни эти слова.
        "Поглоти меня Забвение, если он обычный Огр. - подумал в тот момент Дрего. - А с другой стороны кем он еще может быть? Будь от одержимым, маги бы его еще во время допросов раскрыли... Может маги занимаются изменением разумных существ? Создал же Дом Валадис своих особых ездовых медведей и магических тигров для Брэи? А почему им не попытаться сделать огров чуть умнее??? Ведь даже если про опыты на ограх узнают, то возмущение будет не слишком сильным, в конце концов огры это не люди и эльфы. А почему Урб тогда ничего не знал о Домах? Притворялся? Или он вообще ничего не знал о своих создателях? А может он родился в пустошах и это его родители убежали из лаборатории??? А, все это не важно, в любом случае он единственный, кого я мог бы назвать другом..."
        * * *
        Через три дня после того как наш караван проплыл мимо Роата, мы высадились на берег и продолжили свой путь пешком. Наш изматывающий пеший марш продолжался целый месяц. Монотонность всего этого разбавлялась лишь двумя вещами. Во-первых, тогда было совершено более сотни попыток побега. И всегда непостижимым образом рядом оказывался Урб, сам он сбежать не пытался, хотя и попадался постоянно под горячую руку надсмотрщиков. Всех беглецов-неудачников показательно казнили. Во-вторых, поддаться скуке не давали просто безумные тренировки огра. Дрего принадлежал к древнейшему аристократическому роду. Бесчисленное количество его предков было воинами. И сам он тоже с самого детства готовился к этой стезе. Так что ни какие физические нагрузки его напугать не могли. Но то невероятные упражнения на память что давал Урб, вызывали у него непрекращающуюся сутками мигрени. Сколько дубов росло вокруг места нашей ночевки одиннадцать дней назад ? Не помнишь, садись за медитацию, как вернуть себе эти воспоминания ты знаешь. При этом слово 'садись' было чистым издевательством, ведь маршировали они чуть ли не бегом.
Вспомнил, что дубов было три? Замечательно! А какому животному принадлежал череп, что украшал голову гнолла-колдуна? И так пока Дрего не забывался беспробудным сном.
        Но рано или поздно любой путь заканчивается, хотя этот закончился совсем не так как предполагали даже самые прозорливые из офицеров Брэйской армии. Солнце уже преодолело половину дороги на пути из зенита к закату. Офицеры и те из солдат, кто не мог похвастаться выносливостью гноллов и орков уже мечтали о вечерней стоянке. И именно в этот момент общей усталости и расслабленности последовала атака. Вряд ли она была специально рассчитана на сражение с уставшими после долгого перехода солдатами, ведь организовавшие засаду никак не могли вычислить, когда в нее попадется противник.
        Тишину разорвали тревожные звуки горна. Дозоры и охранения состоявшие из кадровых вояк успели заметить приближающуюся угрозу и оповестить остальной полк. Хотя эта угроза и не думала скрываться. Из-за поворота дороги появилась сотня закованных в доспехи всадников. Дрего провоевавший большую часть своей сознательной жизни крайне удивился поведению атакующих. По всем правилам военного искусства им надлежало напасть пока пехотный полк не успел перегруппироваться из походной формации. Так потери среди брэйцев были бы максимальны, но рыцари не слишком торопливо перестраивались в клин и формировали ударный кулак, как будто не могли сделать этого на скаку. Но в данном случае промедление было смерти подобно и поэтому офицеры, строившие солдат для отражения кавалерийского натиска поступали правильно. Вот только основное нападение произошло не с фронта, а из самого неожиданного направления... из-под земли. Благодаря ошейникам и луженным глоткам сержантов, формирование строя для отражения атаки уже почти было завершено. И в этот самый момент по обе стороны дороги земля разверзлась в сотне мест и из нее начали
вылезать мертвые. И в этот момент всадники прекратили гарцевать вдалеке, а пришпорили коней и понеслись к растерянным бойцам особого полка.
        Засада была подготовлена весьма грамотно. Заранее закопать боевых скелетов и зомби по обе стороны от дороги. Обработать все вокруг специальными алхимическими веществами, уничтожающими запахи. Проделывали это чтобы собаки, которые вполне могли найтись у брэйцев, не заметили закопавшуюся нежить, но эти методы хорошо сработали и на гноллов. Трудно сохранить строй когда у тебя под ногами оказывается тварь, вернувшаяся с того света чтобы убивать живых. Так что конный натиск встретила не сплоченная и ощетинившаяся копьями пехота, а разрозненная толпа. Брэйцев, гноллов и орков можно было понять, ни кому из них ранее не приходилось сражаться с нежитью, поэтому если не паника, то растерянность были неизбежны.
        Дрего же уже не раз доводилось сражаться с поднятыми магией покойниками, поэтому он прекрасно знал, как нужно бороться с этим противником. И, наверное, именно неожиданно успешные действия бывшего солдата Трейна привлекли к нему внимание нападавших. Вот он в два выверенных удара лишает очередного зомби не-жизни. Первым движениен старого короткого широкого меча, прошедшего по касательной снизу вверх, сносит с мертвеца шлем. Живому человеку этого бы хватило, чтобы как минимум свалиться с ног, а скорее потерять сознания. Но ходячий труп лишь вновь атакует лишенного всех привилегий дворянина. Но Дрего не дал своему противнику даже замахнуться, а его меч обрушился на непокрытую голову зомби, раскалывая его череп. Вот только ни порадоваться ни найти новую жертву, теперь уже брэйский солдат уже не успел. Миг и он лежит на земле, смотря как медленно несется на его гигантское лошадиное копыто, снабженное вычурной подковой с шипами.
        * * *
        Дрего сам не заметил, как медитация-воспоминание превратились в сон. В этот раз его не преследовали образы прошлого, и спал он спокойно и без снов. А когда он проснулся та же склочная полурослица в прямом смысле, выгнала его из палаты.
        - Нечего тебе разлеживаться, душегуб проклятый. Что зени на меня вылупил, главный лекарь сказал, что голову твою окаянную тебе заделали, так что а ну ка выметайся отсюда быстро.
        Подгоняемые криками вздорной бабы, Дрего выбрался из больницы Дома Джораско и на выходе столкнулся с Урбом.
        - Привет, а где это мы? - Спросил бывший аристократ, оглядываясь. - Жутковатое местечко.
        С ослепительно бирюзового неба, на котором не было ни единого облачка. Ярко светило солнце и вообще погода обещала чудесный день. Но при всем при этом окружающий их городской пейзаж действительно был весьма мрачен и уныл. Пустые улицы, на которых красовались кучи каких-то предметов, лишь очень внимательный глаз принял бы их за остатки разбитой мебели, осколки посуды и прочие остатки домашней утвари. Дома, прилегающие к больнице Дома Джораско выглядели целыми, но чем дальше, тем больше разрушений украшали их. И ни души вокруг.
        - Это Ватиронд, говорят что он расположен на границе с Сайром и Трейном, вот только разграбили его почему-то Каррнат.
        - Странно, как труповоды вообще сюда добрались... Хотя если на кораблях через Залив Потомков, а потом через Брэю, я реку имею ввиду, сюда действительно добраться можно...
        - Ты настолько хорошо знаешь расположение Брэйских городов? Тогда я недооценил прогресс твоей памяти.
        - Хм-м-м, нет до того что ясно вспомнить лекции моего учителя по землеописанию я еще очень далек. Просто я еще в составе армии Трейна четырежды штурмовал этот город. Так что окрестности я знаю неплохо. Вот только зачем они вообще сюда сунулись?
        - Не знаю, хотя из того что я слышал все зернохранилища вокруг опустошены, может это диверсия для сокращения запасов продовольствия у Брэи? Да и не мог бы ты поподробнее рассказать про Каррнат? Я про это государство почти ничего не знаю.
        - Ну что сказать? Каррнат находится на северо-востоке материка. Издревле каррнатцы считались самым воинственным и милитаризированным из пяти народов. До войны множество дворян и почти все офицеры Галифара обучались в расположенной там Реккенмаркской Академии, считавшейся лучшим военным учебным заведением. Стоит заметить, что Галифар I, который создал наше государство, изначально был королем именно Каррната. Вот только Война для Каррната с самого начала шла на редкость неудачно. Их солдаты были великолепны, вот только постоянные неурожаи в и так не слишком плодородных каррнатских землях, обрекли целую страну на голод. А потом там началась чума. Вот и получилось что самые лучшие войска Пяти Народов оказались недееспособны. В результате чтобы отстоять свои земли каррнатцы начали широко применять нежить, и организовали Орден Изумрудного Когтя, занимающийся диверсиями. На его счету уже два мертвых монарха Сайра, и то вторжение гноллов в Брэю из-за которого нас арестовали видимо тоже их работа. А здесь они скорее всего, действительно были из-за продовольствия, только они его не уничтожили, а переправили
в Каррнат, видимо дела там идут совсем плохо, раз они затеяли такую авантюру ради продовольствия.
        - Понятно. Когда мы после той засады на дороге добрались до города каррнатцев, их уже и след простыл. Не думаю, что они вскорости еще раз нападут на Ватиронд. Мы кстати здесь задержимся, до офицеров уже довели приказ организовать оборону города и ждать других регулярных частей.
        - И откуда ты всегда все знаешь?
        - Дрего, я говорил тебе уже много раз, у огров не слишком хорошее зрение и почти отсутствует обоняние, но слух у нас развит чрезвычайно. Ладно, пошли, покажу где мы разместились. Нужно поторопиться, а то через полчаса мой ошейник меня душить начнет если я в полк не вернусь.
        [01]Это не совсем так, просто данная часть Сайра защищена от его противников трудно проходимыми горными массивами, которые не позволяли атаковать эти земли крупными силами. А с небольшими подразделениями расправлялись жители этих гор - хобгоблины, которые искренне считали эти горы своими, официальные власти Сайра предпочитали этого не замечать.
        Единственное крупное вторжение на эти земли, произошедшее через десять лет после начала Войны, Сайр даже не стал встречать регулярными войсками, оккупанты сами ушли оттуда истощенные постоянной партизанской войной с гоблинойдами и наемниками.
        [02]Дом Денейт - как и любой из других двенадцати отмеченных драконом домов, представляет собой построенную на кровном родстве корпорацию, которая раскинулась почти на весь материк, все дома формально поддерживают нейтралитет в Войне, что не мешает им оказывать услуги всем противоборствующим сторонам. Непосредственно дом Денейт всегда специализировался на подготовке воинов. Он предоставляет солдат и телохранителей, которые являются, как непосредственно членами дома, так и просто подготовленными домом наемниками.
        [03]Кол Корран - бог торговли и богатства, главными его последователями являются торговцы и воры, также считается что наемникам стоит молится именно ему, а не богине чести Дол Арре, и не богу храбрости Дол Дорну, которые являются богами войны в Пантеоне.
        [04]Посланник - вторая с низу ступень в иерархии любого дома отмеченного драконом. Официально такого звания как помощник посланника нет, просто есть некоторые мастера (низшая ступень в иерархии дома), приближенные к посланникам и осуществляющие низшее руководство, хотя формально они равны другим мастерам и не имеют никаких прав отдавать распоряжения.
        [05]Бронзовое дерево - исключительно твердая древесина, произрастающая только на эльфийском острове Аеренал. Она полезна при изготовлении брони и оружия. В отличие от большей части деревьев, бронзовое дерево может использоваться вместо металла для создания тяжелой брони, и оружия. Конечно это бронзовое дерево плотнее и тяжелее других сортов древесины, но оно все же легче чем железо или сталь, и при этом почти не уступает последней в прочности.
        [06]Тут нужно сделать небольшое пояснение. Все наемники делятся на четыре типа:
        Нелегальные - не имеющие сертификата дома Денейт, массово такие наемники появились лишь во время Войны, когда возникла нехватка в солдатах.
        Лицензированные - наемники имеющие патент заверенный домом Денейт, где указывались профессиональные навыки и перечислялись выполненные и проваленные наймы. Патент выдавался на некоторый срок и требовал своего обновления, в виде еще одного взноса и "сдачи нормативов", также дом обязывал платить в свою казну налог за каждый найм. Наемники, не имеющие патента или просрочившие срок его действия, до Войны преследовались как преступники.
        Наемники Дома - наемники, не входящие в дом Денейт, но полностью подчиненные его членам. Такие наемники получали небольшое жалование даже в мирное время, на время службы они получали жалование в несколько раз большее, но и то и другое они получали не от нанимателя, а от представителя Денейт. Конечно Денейт брал себя немалую часть стоимости найма, и такие наемники получали существенно меньше, чем лицензированные, зато дом сам искал заказчика, и гарантировал честность исполнения контракта обеими сторонами. К тому же наемники Дома не имели проблем с обеспечением фуражом и бесплатно получали медицинскую помощь. Несмотря на то, что эти наемники получали меньше лицензированных, нанимателю они обходились намного дороже, за счет отчислений дому, но такие наемники всегда считались надежными и лучше подготовленными.
        Члены Дома - непосредственно представители дома Денейт. Такие наемники являлись наиболее дорогими, но тренированные с раннего детства прирожденные воины стоили своих денег.
        [07]Дикие отряды - так называли войсковые подразделения, предоставляемые домом Денейт и состоящие из различных гоблиноидов.
        [08]Теневого Плетения - магическая структура, созданная богиней тьмы Шар, в противовес Плетению богини магии Мистры. До Чумы заклинаний, практически все маги для работы с потоками энергии использовали своеобразный переходник в виде Плетения. И так как Плетение достаточно жестко контролировало потоки магических сил, то если богиня магии отлучала кого-нибудь от Плетения, то магией он пользоваться был уже не в состоянии. Теневое Плетение было выходом для отлученных. К тому же, оно использовало другие типы энергии, что влекло некоторых исследователей.
        [09]План тени - план мироздания, непосредственно примыкающий к Торилу, считается что это связанное со всеми тенями измерение, в котором обитают опасные и враждебные существа.
        [10]План Фугу - план в пределах Астрального Моря, куда попадают души смертных по окончании земной жизни. Большая часть этого плана представляет собой серую, однообразную равнину, без каких-либо топографических особенностей. Смертный может попасть на план Фугу только следующими путями: как слуга божества, набирающий будущих просителей для своего хозяина, или после смерти. Души могут находиться в городе до десяти дней, прежде чем божественный посланник придет за ними. Часто они даже не подозревают, что умерли.
        [11]Город Суда - единственная "достопримечательность" этого плана, в середине которого возвышается Хрустальный шпиль, где обитают Келемвор и Джергал, он же является владением Келемвора.
        [12]Гористо - минтавроподобные демоны, чей рост может доходить до пяти метров, считаются олицетворением грубой физической мощи. Их физические возможности просто невероятны, и нередко призванный гористо голыми руками разрушал целые замки до основания. Эти создания редко владеют магией, зато почти все они служат Бафомету, который имея божественный статус нередко одаривает их особыми способностями.
        [13]Бафомет, Рогатый Король, Топтатель, Князь Зверья, Лорд Минотавров - Демонический Князь и владыка одного из слоев Бездны. Также является богом грубой разрушительной силы и дикости. Является верховным, и вообще-то единственным, богом минотавров, хотя некоторые минотавры и предпочитают поклоняться другим богам.
        [14]Бесконечный Лабиринт - в противовес другим богам, Бафомет не имеет собственного доминиона в Астральном Море, что совсем не удивительно, в виду его демонической природы, но это не мешает ему быть полноценным богом. Функции доминиона выполняет слой Бездны, называемый Бесконечный Лабиринт в котором он является безраздельным хозяином.
        [15]Агностик - приверженец философской позиции агностицизма, существующей в научной философии, которая является теорией познания и теологии, полагающей принципиально невозможным познание объективной действительности иначе как через ее объективные проявления и отрицает возможность доказательства или опровержения идей и утверждений, основанных полностью на субъективных посылках. Агностик считает невозможным познание истины в вопросах существования богов, вечной жизни, и других сверхъестественных существ, понятий и явлений, но не исключает принципиально возможности существования божественных сущностей (отвергается лишь возможность доказательства истинности или ложности таких сущностей рациональным путем). Поэтому агностик может верить в бога, но не может быть приверженцем догматических религий (как христианство, иудаизм, ислам), поскольку догматизм этих религий противоречит убеждению агностика о непознаваемости мира - агностик, если и верит в бога, то лишь допускает возможность Его существования, зная, что может ошибаться, так как считает приводимые аргументы в пользу существования или не
существования бога неубедительными и недостаточными, чтобы прийти на их основании к однозначному выводу.
        [16]Фаза восхождения - У каждой из двенадцати лун этого мира есть
28-дневный период, во время которого она необычайно ярка. До настоящего момента ученые не нашли никакого естественного объяснения этому феномену, и он остается одной из тайн небес. Этот цикл сияния - основа для лунного календаря, и каждый из двенадцати месяцев назван в честь луны, находящейся в фазе восхождения.
        [17]Урб не знает, что ближе к экватору кольцо Сибериса различимо днем почти в любой день года.
        [18]Сиберис - мифический предвечный дракон. Считается что именно из его мертвого тела появилось кольцо что опоясывает мир.
        [19]Гноллы - дикие гиеноподобные гуманоиды, которые в большинстве своем поклоняются демонам. Они кочевники, редко сидящие на одном месте подолгу. Когда гноллы нападают на поселение и начинают грабеж, после них ничего не остается, кроме разрушенных до основания зданий и обглоданных трупов. Гноллы часто украшают свои доспехи и лагеря костями жертв. Гноллы не торгуются и не ведут переговоров, и их нельзя ни подкупить, ни убедить. Гноллов часто можно встретить с гиенами, выполняющими роль питомцев и спутников на охоте.
        [20]Верховные Владыки - пантеон из девяти богов, олицетворяющий весь мир, но сосредоточенный на различных аспектах цивилизации. У Верховных Владык в Кховайре (материке где родился Урб) больше всего последователей. Практически все возносят молитвы сразу всем Владыкам, а для решения конкретных задач, определенным божествам. Например, фермер может прошептать молитву Аравае (богине природы) в благодарность за то, что его ребенок родился здоровым, а кузнец может напевать гимны Онатару (бог ремесел), работая в кузне. Среди последователей Верховных Владык есть представители всех рас и всех слоев общества, крестьяне, короли, маги и воины. Поклонение пантеону целиком считается более предпочтительным, чем посвящение себя определенным богам. Последователи Верховных владык называют себя "Вассалами".
        [21]Несмотря на свою повсеместную распространенность, церковь Небесных владык не имеет сколь либо серьезного политического веса, так как она не является централизованной.
        [22]Серебряное Пламя - это абстрактная сила, не божество. Оно олицетворяет могущественные силы добра и самопожертвования, которые удерживают зло взаперти. Второе по популярности Верховных Владык, Серебряное Пламя проповедует чистоту, стойкость, милосердие и, прежде всего, уничтожение зла. Особо стоит отметить что "злом" в последние годы стали считаться все другие религии. Церковь Серебряного Пламени более четко структурирована, чем иерархия Верховных Владык. Она обладает иерархией управления, и ее участники не боятся использовать свою власть в мирских делах. Стоит также заметить что после того как пару десятков лет назад Трейн стал теократическим государством, а властные и церковные структуры слились воедино, церковь Серебряного Пламени в других королевствах воющих с Трейном стала переживать далеко не лучшие годы.
        [23]Темная Шестерка - Пантеон из шести богов некогда представлявший единое целое с Верховными Владыками. Несмотря на то, что поклонение Темной Шестерке не популярно, разумные помнят о том, что эти боги обладают властью над определенными сторонами жизни. Обычный крестьянин почитает Верховных Владык, тем не менее, немногие с полной уверенностью могут сказать, что они не вознесут молитву Темной Шестерке, когда это будет нужно. Например, воины возносят молитвы Насмешнику, если чествуют, что в честном бою они явно проиграют, чтобы этот бог послал бы им хотя бы бесчестную победу, которым он покровительствует. Актеры всегда молятся Страннику, покровителю обмана и изменчивости. А ищущие мести возносят молитвы Ярости.
        [24]Бессмертный Двор - эльфийская религия, трансформировавшаяся из почитания своих предков. Давным-давно эльфы острова Аеренал открыли способ обретения бессмертия, после проведения особого ритуала над эльфом, время теряло над ним власть, но после этого его уже трудно было назвать живым, хотя и назвать такого эльфа нежитью нельзя. Такую возможность получили лишь достойнейшие, выбранные Двором представители их расы, и теперь эти бессмертные существа правят эльфийскими землями, как они это делали и тысячелетия назад. Бессмертный Двор считает своими последователями всех эльфов Аеренала, а также эльфов и полуэльфов материка.
        [25]Культы Дракона Глубин - культы, почитающие мифического предвечного дракона Хайбера, из тела которой по приданию образовался подземный мир, и чья кровь породила демонов. Несмотря на почти повсеместную запрещенность таких культов, они существуют. В некоторых диких местах культисты почитают заточенных под землей демонов и подобных им тварей. В цивилизации маги алчут забытые и запретные знания что сохранились у подобных культов. Культы никогда не имеют связи друг с другом а их обряды могут отличаться кардинально.
        [26]Химическая термодинамика - раздел физической химии, изучающий основные соотношения, вытекающие из первого закона термодинамики, которые позволяют рассчитать количество выделяемой или поглощаемой теплоты и определить, как будет влиять на него изменение внешних условий. На основе второго закона термодинамики определяется возможность самопроизвольного течения процесса, а также условия положения равновесия и его смещения под влиянием изменения внешних условий.
        [27]Импульс (Количество движения) - векторная физическая величина, характеризующая меру механического движения тела.
        [28]Юрта - переносное жилище кочевников, представляющее собой деревянный полусферический каркас, покрытый толстым войлоком.
        [29]Пятка - в данном контексте конец палки противоположный тому на который насажено оголовье молота.
        [30]Брэя или Земля Брэи - королевство, бывшая юго-западная провинция государства Галифар, наместница Роанн была одной из тех, кто не стал признавать порядок престолонаследия, старшую дочь последнего правителя Галифара новым королем, и по сути начала Великую Войну. От остальных четырех участников Великой Войны Брэя отличается тем, что у нее есть выборный парламент, который принимает деятельное участие в управление государством. Брэя отличается обширными территориями, немалая часть которых не заселена, не слишком хорошо исследована и вообще считается Землей Брэи лишь формально.
        [31]Пять Народов или Пять Наций - Распростороненное название жителей пяти провинций ныне несуществующего Галифара. Сейчас Пять Народов отражают пять королевств воющих за друг с другом. До основания Галифара Пять Народов были пятью независимыми странами, объединенными в ходе военных и политических побед Галифара Первого, именно он создал великое государство, и назначил пятерых своих отпрысков наместниками провинций лишившихся независимости. За почти тысячелетие процветания Галифара древние названия государств стерлись из памяти большинства жителей материка, и Пять Народов стали называть по именам детей Галифара Первого, которых он назначил правителями.
        [32]Великое Колесо, Коловорот Смерти и Рождение, Круговорот Мироздания - важное, если не важнейшее понятие в философии друидов. Как пример Колеса друиды часто говорят: 'Когда кто-то умирает его тело обогащает землю, из которой вырастают растения, их едят одни животные, которых едят другие. Смерть и жизнь это две стороны одного непрерывного процесса, которое и есть Колесо! Но на этом понятие Колеса не ограничивается: смену сезонов, времен года, дня и ночи, друиды тоже называют Колесом, а также в это понятие входит реинкарнация. Несмотря на важность понятия Колеса в философии друидов, оно не является предметом поклонения или священным символом, гораздо более они чтят (именно чтят, а не поклоняются) Мирового Змея, который по преданию и запустил Колесо на заре времен.
        [33]В связи с большим количеством лун Эберрона, оборотням в этом мире крайне трудно сохранять контроль над собой, а их инстинкты пересиливают разум намного чаще чем, например, в Ториле. В результате, с самых древних времен, оборотни повсеместно считались опасными существами, которые рано или поздно обязательно набросятся на окружающих разумных. Как итог, приблизительно за сотню до описываемых событий, церковь Серебряного Пламени начала полномасштабную и повсеместную инквизицию против ликантропов, которая длилась 50 лет и привела практически к полному исчезновению этого вида.
        [34]Дом Валадис - один из двенадцати отмеченных драконом домов, специализируется на выращивании и продаже животных по всему Кховайру. Вадалис выращивает на продажу выдающиеся образцы домашнего скота и магических тварей для охраны, используя как обычных животных, одомашненных волшебных зверей, также версии обычных животных, выведенных магически, От выведенных магией жутких волков до пегасов, Вадалис является поставщиком всех видов необычных существ. Гильдия Дрессировщиков, созданная этим домом, занимается не только выращиванием и продажей животных, но предоставляет и другие услуги. Дом Вадалис содержит конюшни в большинстве важных городов и поселений, предлагая всевозможную тренировку и заботу за животными, а так же наем извозчиков для караванов и карет. Также дом Вадалис содержит почтовую систему, состоящую из птиц и конных гонцов.
        [35]Сайр - королевство, бывшая юго-восточная провинция государства Галифар. Считается законодателем моды и культуры среди других Пяти Народов. Дворяне Сайра знамениты как вдохновляющие ораторы, умелые дипломаты и искусные маги.
        [36]Аундаир - королевство, бывшая северо-западная провинция государства Галифар. Житница Пяти Народов Анудаир был крупнейшим экспортером продуктов питания в Галифаре. Является типичной феодальной страной, основная боевая сила которой опирается рыцарские дружины вассалов короля. Около половины страны покрыты заповедными чащами, где правят не получившие землю от короля лорды, а друиды. Друиды предоставляют королевству солдат, при необходимости торгуют ценными породами древесины и растительными экстрактами, а также ценным мехом, но в целом они, имея большую автономию, достаточно замкнуты.
        [37]Каррнат - королевство, бывшая северо-восточная провинция государства Галифар. Предельно милитаризированная нация, до объединения континента именно этим королевством правил Галифар Первый. До Войны все училища Каррната готовили лучших офицеров, и представители других народов приезжали в эту провинцию чтобы закончить тамошние училища поскольку только офицер с дипломом оттуда, мог надеяться достигнуть вершин карьеры.
        [38]Трейн - королевство, бывшая центральная провинция государства Галифар. Именно в этой провинции шесть веков назад зародилась религия Серебряного Пламени, и где она вытеснила другие веры почти полностью.
        [39]Падающая Башня - крепость Брэи, вскорости после начала Войны оказавшаяся поблизости от границы с Трейном.
        [40]Хранитель - Бог из пантеона Темной Шестерки, одной из сфер его влияния является смерть, поэтому когда говорят 'это место глянулось Хранителю', подразумевают гиблое место.
        [41]Цитадель Короля - тайная служба Брэйской короны. В ее функции входит разведка, контрразведка и антидиверсионная деятельность.
        [42]Дом Медани - один из двенадцати отмеченных драконом домов. Магическая специализация этого дома обнаружение, а его члены являются первоклассными разведчики, телохранители, охранники и даже каратели. Образовавшийся пятнадцать веков назад этот дом является самым молодым, и многие другие дома относятся к нему с пренебрежением. Помимо молодости, основной причиной такого отношения со стороны других домов является территориальная ограниченность Медани, этот дом практически не представлен за пределами Брэи. И именно Брэйская корона является главным работодателем дома Медани, и несмотря на официальный нейтралитет в Войне, Медани иногда называют еще одной разведкой Брэи.
        [43]Именно полуэльфы представляют большинство в доме Медани.
        [44]Зиндан - традиционная подземная тюрьма-темница в Средней Азии. В более широком смысле зинданом называют яму для содержания узников, поверх которой иногда ставят решетку или плиту.
        [45]Горгон - неразумный монстр или скорее животное, родом из стихийного хаоса, а точнее из той его части, где властвует различные проявления земли. Внешне выглядит как очень крупный бык, не то покрытый железной чешуей, не то полностью состоящий из железа. Его дыхание может обращать в камень.
        [46]Именно так иногда называют Трейн его жители.
        [47]Поклоняющиеся Серебряному Пламени считают, что душа разумного появляется в мире нейтральной, и ее появление происходит не благодаря Пламени или какому бы то ни было другому божеству, просто такова природа самого мироздания. Но за свою жизнь разумный может уверовать в Серебряное Пламя и тогда после смерти, если он следовал заветам этой религии, сольется с этой великой силой став крошечной искоркой в бесконечном огне чистоты.
        [48]Джораско - дом отмеченный драконом Меткой Лечения. Этот дом зародился на Талентских Равнинах, но позже полурослики перенесли свою штаб квартиру в более цивилизованные районы материка. Жрецы, маги и друиды прекрасно умеют лечить, но профессионально медицинские услуги оказывает лишь Дом Джораско или созданная им Гильдия Лекарей, исключение составляют лишь какие-либо знахарки и травницы в забытых всеми деревнях и прочих волчих углах континента. Гильдия Лекарей Дома Джораско использует как магические, так и обычные методики лечения, как алхимию, так и лекарственные травы.
        [49]Марс - в данном контексте наблюдательная площадка на мачте.
        Комментарии: 310, последний от 25/01/2012.
        Карпов Александр Николаевич ([email protected])
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к