Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Касторф Наталья: " Приключения Свиньи Агаты " - читать онлайн

Сохранить .
Приключения Свиньи Агаты Анита Фротсак

        Анита Фротсак
        Приключения Свиньи Агаты
        (Из более раннего сборника повестей "Свинья в Эрмитаже")

        Глава 1
        «Пора!»

        Шикарный отпуск в Париже не для всех, а плохой даром не нужен. Свинья Агата отлично это понимала и ждала своего часа, когда Год Свиньи наступит. Она ждала от отпуска необычайной крутизны. Ну, и приключений, конечно, тоже. Хотя, на приключения рассчитывать особенно не приходилось. Все свои отпуска она проводила в мечтах.
        Агата была необычной свиньёй, жила не где-нибудь, а в Эрмитаже. На одной из картин. И картина очень необычная. Дабы показать, каково быть недостойным звания человека, нарисовал художник Рембрандт свою поучительную картину. Случилось это больше трёхсот лет назад. Тогда-то и позировала ему Агата. Для вдохновения…
        Однажды к картине подошла группа китайских студентов. У них на майках были мордочки свинок. Свинки заметили Агату и хором посочувствовали.
        — Бедная Агата!
        — Триста лет без отпуска!
        — Не триста, а триста тридцать!
        То была последняя капля. Свинья Агата не выдержала и соскочила с картины. Ей срочно захотелось побывать где-нибудь не только в мечтах.
        Когда она с диким визгом выскочила из Эрмитажа на набережную, никто не возмутился. Все подумали примерно одинаково: если свинья покинула музей, значит, у неё был повод…
        Агата, меж тем, направилась прямо к Адмиралтейству. На светофоре горел зелёный свет, но перейти дорогу было невозможно — пробка. Она резко сменила курс и помчалась через всю Дворцовую площадь к арке Генерального штаба.
        Если перебежать Дворцовую площадь и быстренько махнуть под арку Генштаба, то можно запросто оказаться на Невском проспекте. Агата так и сделала.
        На Невском она заметила новый памятник Гоголю, что на углу Малой Конюшенной.
        — Гоголёк! Колян! Николаша! Я только спросить хочу… Где сейчас вокзал?
        — Где и раньше. Куда ж он денется.
        Гоголь мало удивился. Ему и не такое приходилось слышать. Кстати, «Гогольком» его прозвали лучшие друзья, Пушкин и Жуковский. Именно они придумали ему такое ласковое прозвище.
        Агата сделала несколько шажков вперёд. Хотела сразу же рвануть на Московский вокзал, так как он ближе всего, но Гоголь вдруг кое-что вспомнил.
        — Правда, смотря, куда тебе ехать.
        — А?! Не туда бегу?! А куда правильно? Мне в Парижик надо! Какой мне нужен вокзал, а?
        Гоголь вздохнул. До появления Агаты он думал о чём-то своём.
        — Царскосельский… Тебе, душенька моя, совсем в другую сторону…
        — Издеваешься, да? Некрасиво! Думаешь, если свинья, так сразу сельская? Меня, между прочим, художник в собственной квартире рисовал, не побрезговал!
        Вот!
        Обиделась Агата не по делу, но сразу этого не поняла. Она помчалась дальше по Невскому проспекту и остановилась на углу Михайловской, откуда хорошо видна Площадь Искусств. На площади, в самом её центре, стоит памятник Пушкину.
        Пушкин большой фанат Гоголя. Он прекрасно слышал его беседу с Агатой, но вмешиваться не хотел. Агата ему тоже нравилась. Он обожал Рембрандта. Агата заметила Пушкина.
        — Шурик! Я правильно на вокзал бегу? Мне в Париж надо!
        — В таком виде в Париж?! О, времена! О, нравы! Агата присела, недоумевая, что ей делать дальше.
        — Ладно, не серчай… Дам тебе совет: дуй-ка ты, милая, в Пассаж, там сейчас акция!..
        На фасаде Пассажа был вывешен большой плакат, и не один. «Весенне-летняя акция!», «Большие Скидки!», «100 лет без отпуска — 20 %!», «200 лет без отдыха -50 %!», «300 лет непрерывного труда и более — всё бесплатно!»
        Свинья Агата попыталась в таком виде, как была, проникнуть в Пассаж, но охранник её не впустил. Пришлось ей превратиться в человека. В полноватую даму лет сорока, стриженую под бобрик, почти лысую, одетую в рубище — как тот бродяга на картине…



        Глава 2
        «Чудеса в Пассаже»

        Вдоль стен галереи Пассажа, между входами в бутики, были расположены столы с компьютерами. За столами сидели клерки, проверяющие, кому какие скидки полагаются.
        Перед каждым клерком стояла очередь из Мировых Знаменитостей. А у кого ещё столько лет непрерывного стажа? Обычных людей в этих очередях не наблюдалось, то были длинные шеренги, состоящие из исторических персонажей. Но клерки почему-то делали вид, что такие люди приходят к ним каждый день и, стало быть, нечего церемониться.
        Обычные покупатели тоже не обращали внимания на Знаменитостей. Их гораздо больше волновали товары на витринах.
        Молодые муж и жена ссорились из-за денег. У мужа в руках были два битком набитых пакета из джинсового салона.
        — Сначала надо было пылесос брать, а теперь денег не хватит!  — возмущалась жена покупками мужа.
        — Пылесос никто не видит, а на джинсы люди смотрят!  — с не меньшим волнением парировал муж.
        Мимо них прошли две симпатичные девушки. Они глянули сначала на пакеты, потом стали разглядывать мужа, вернее, его зад в джинсах. Хихикнув и переглянувшись, девушки убежали. Муж расстроился.
        — Если тебе так нужен пылесос, одолжи вон у этих!  — крикнул он жене.  — Им сегодня всё бесплатно!
        Он кивнул в сторону Знаменитостей, томящихся в очередях у компьютеров.
        Столов с компьютерами было пять.
        За третьим столом, то бишь за средним, восседал очень молодой, но очень важный клерк. Самый важный из всех пятерых. Перед ним стояли несколько Знаменитостей. Они желали ехать в отпуск с подарками от фирмы. Положено — значит положено!
        Настала очередь Моны Лизы. Клерк и на неё сурово глянул. Для порядка.
        — Вы кто?
        — Мона Лиза!
        — А почему басом? Простудились?
        Мона Лиза наклонилась, что-то прошептала клерку прямо в ухо. Клерк поднял брови и почему-то повеселел.
        — Да ну?!
        Мона Лиза кивнула.
        — Ну. если вы автопортрет художника Давинчи, вам, вероятно, кисти и краски?
        — Нет, я, пожалуй, возьму немного косметики. Дело в том, что я ни разу в жизни замужем не была!
        Клерк игриво подмигнул красавице и крикнул особенно чётко:
        — Этой девушке всё для медового месяца!
        Двое самых шустрых продавцов подхватив Мону Лизу под руки и повели её в примерочную.
        К столу клерка тихо подошла Статуя Свободы.
        — Вам что, мужчина?
        — Я — женщина!
        Сказав так, Статуя Свободы гордо подняла закаменелый факел. Гораздо выше, чем обычно.
        Клерк снова ужаснулся. Второй раз за день.
        — О, Господи! Чего желаете?!
        — «Чего-чего»! Свободы, натурально!
        — Тогда — свободны!
        — Благодарю!
        Статуя Свободы удалилась, провожаемая взглядами. Наконец-то, и Агате дали слово.
        — Вам что?
        — Я триста тридцать лет без отпуска! Клерк изучил досье Агаты.
        — Всё-таки, не выдержали?
        — Давно пора! Что я им, свинья-копилка, что ли? Сколько можно деньги для музея собирать? Эксплуататоры!
        — Так вы — блудный сын? Агата перешла на шёпот.
        — Если честно, дочь. Но блудная! Тут ошибки нету!
        — Как же так? Написано — «сын».
        — Художник не виноват! Ему крестьяне вместо борова свинью подсунули, а он человек городской, не заметил подвоха.
        — Так вы и вправду. свинья?!
        — Ага! Только тихо, без паники! Ч-шшш!
        Клерк ещё раз изучил досье Агаты и обнаружил картинку-доказательство: шедевр Рембрандта, намекающий, что люди, не умеющие себя вести, рано или поздно, превращаются в свиней.
        С трудом оправившись от шока, клерк продолжил процедуру.
        — Ладно, учтём. Дети есть?
        — Что-о-о-о-о? Вы с ума сошли?! Какие. дети?!
        — Я имею в виду ваших поросят! Агата развела руками.
        — Увы!
        — Тогда обслужим вас по минимуму, вы уж извините!
        Важный клерк сделал знак ещё двум продавцам. Те схватили Агату под руки и тоже повели в примерочную. Как Мону Лизу.
        Клерк думал, что Агата ушла далеко, и немного расслабился — позволил себе пошутить.
        — У других клиенты, как клиенты, а у меня одни мутанты! Агата, тем не менее, всё слышала. Она пулей подлетела к клерку.
        — Что вы сказали?! Ась?!
        — Я сказал, что мне сегодня везёт на клиентов! Одни симпатяги!
        — То-то!



        Глава 3
        «„Баунти“ и старушка-бомж»

        К столу клерка со стороны, безо всякой очереди, подошла старушка-бомж. Очередь не пикнула. Дело в том, что и в их времена были нищенки. Они были всегда.
        — Извиняюсь. Я — ветеран.
        — Кто?!
        — Ветеран. ша.
        Клерк сверился с компьютером. Потом взял мини-сканер и отсканировал бомжиху с головы до ног.
        Сканер подействовал на очередь подавляюще. Знаменитости поёжились и несколько нахохлились. В их времена сканеров не было.
        — Вы — ветеран?! Не может быть. У вас год рождения такой, что. Старушка захромала.
        — Тогда — инвалид. ша. Клерк кивнул.
        — Это больше похоже на правду.
        Он пошарил в ящике стола, достал пачку крупы, макароны, бутылку масла. Бомжиха возмутилась.
        — И это всё?!
        — Нет, конечно. Имейте терпение. Минуточку. Нашёл!
        Клерк вытащил из кармана брюк пачку вафель, но старушка просто так уходить не собиралась.
        — Зачем же мне вафли-то?! Что я — дитя малое? Клерк хлопнул пачкой по столу.
        — Артек!!!
        Старушка вздрогнула от этого хлопка и машинально отдала салют. Взгляд её на миг затуманился. Ей вспомнилось детство. Счастливое, советское, безмятежное. Морской пляж, Артек. Пионеры в трусах, панамках и красных галстуках отдают салют.
        Придя в себя, старушка приосанилась, поправила косынку на груди. Ей стало стыдно за свою минутную слабость.
        — Тьфу, ты! Я ведь не за этим шла. Она гордо отодвинула паёк.
        — Заберите! Кушайте сами…
        Клерк сделал брови домиком, махнул рукой охраннику.
        — Заберите!
        Охранник подошёл, взял старушку под локоток, стал выводить из Пассажа. Старушка завопила, но это ей мало помогло. Охранник держал её крепко.
        — Цыц! Не шуми, мамаша. Спецобслуживание только для ветеранов, а у тебя год рождения такой, что. Словом, можешь ещё подождать!
        Как только вышли на Невский проспект, охранник ослабил хватку.
        — Ладно, пока никто не видит.
        Озираясь, он вынул из внутреннего кармана пиджака батончик «Баунти» и вручил старушке. Там же, под пиджаком, на ремнях у него висели два пистолета и граната.
        Оружие старушку не испугало. Она вцепилась в батончик.
        — Ну вот, совсем другое дело! А то — «Артек», блин!
        Она стала радостно жевать «Баунти», получая райское наслаждение. Взгляд её снова затуманился. Перед глазами поплыли картинки. Таких картинок, ежели бы не батончик, она в жизни бы не увидела.
        Вот лежит она под пальмой в самом навороченном купальнике, на самом навороченном шезлонге, а мускулистый негр подносит ей кокос.
        Потом подошёл другой негр, с опахалом, и начал робко обмахивать старушку. Старушка была в шоке. Её ни разу в жизни так не обмахивали…
        Затем, откуда ни возьмись, появились танцовщики в набедренных повязках. Они исполнили яркий, неподражаемый танец.
        Так прошли целых две минуты, что даже для рекламы много, после чего старушка-бомж возвратилась в действительность и обратила жалостливый взгляд на коллег.
        Под стеной Пассажа расположились престарелые бомжи, а рядом с ними — собачка-бомж и миска-бомж с едой для всех бомжей, независимо от бывшей прописки.
        Бомжи не поняли старушку.
        — У нас штрейкбрехер, кажется, завёлся! Готовьте следующего делегата…
        — Я говорю — Главному писать надо, а вы на подачки заритесь.
        — Погоди, вдруг сегодня что-то крупное обломится! Давай ещё потусуемся!
        — Как же — обломится! Раскатал! Писать, говорю, надо!



        Глава 4
        «Свиной билетик»

        Меж тем Агата вышла из примерочной. Вся расфуфыренная и в блондинистом парике. Понюхав себя подмышками, она расплылась в улыбке.
        — Такой бы минимум, да каждый день!
        У выхода из галереи её ждал другой клерк. Более ласковый. Ласковый клерк вручил Агате карточку «Виза». На мелкие расходы за границей…
        Увешанная разноцветными пакетами, одетая чрезвычайно элегантно, Агата вышла из Пассажа на Невский проспект и принялась звать такси. Завидев её, таксисты смущались и почему-то проезжали мимо.
        Из подземного перехода вышли старые супруги, ещё брежневской закалки. Заметив Агату, они восхитились.
        — Господи! Кто ж тебя, такую, сделал?!
        — Такое только на Новый год можно увидеть!
        Но Агате было не до них. Ей срочно требовалась машина. Наконец, один таксист не выдержал и сжалился. Он предложил Агате прокатиться, и она без колебаний согласилась. Таксист объяснил Агате некоторые моменты.
        — Вам правильно советовали: Царскосельский вокзал — теперешний Витебский. С него все до Бреста едут, а потом — кто куда.
        — И в Париж?!
        — Можно и в Париж!
        Такси проследовало мимо памятника Гоголю. Агата помахала памятнику ручкой.
        — Николаша, извини, что я тебе сначала не поверила! Пока!
        А в это время в Эрмитаже разочарованные экскурсанты уныло глазели на стенд, где ещё утром был шедевр Рембрандта. Вместо него висела табличка: «Картина на реставрации».
        Такси подрулило ко входу в вокзал. Агата хотела расплатиться, достала карточку «Виза», но таксист возразил:
        — Что вы?! Какие деньги?! Мы же не звери, понимаем! Столько лет без отпуска — не хухры-мухры!
        Агата с ним попрощалась и ринулась в кассовый зал.
        В очередях на этот раз толпились не мировые Знаменитости, а самые обычные люди, поэтому она их растолкала.
        — Ану, мутанты-симпатяги! Разойдись! Я — ветеранша!
        Как ни странно, ей даже локтями поработать не пришлось. Народ попался вежливый. Все расступились и дико посочувствовали:
        — Триста тридцать лет без отпуска! Слышали такое? Не хухры-мухры!
        — Батюшки! Триста тридцать!
        — Немыслимо!
        — В голове не укладывается!
        — Довели человека! Мутанты по очередям мерещатся! Агата протянула кассирше карточку «Виза».
        — Один свиной до Парижа, пожалуйста!
        — Свиной?!
        — Ну, «СВ», какая разница?
        — Извините, сразу не дошло, исправлюсь! Кассирша выдала Агате билет.



        Глава 5
        «Опасно для жизни!»

        Агата, сидя в купе, перекладывала свои покупки. Вокруг неё на кушетке образовалась целая гора обновок. Противоположная кушетка тоже была вся в подарках.
        Заглянула девушка-официантка из вагона-ресторана.
        — Меню желаете? Агата взяла меню.
        — Ножки свиные в желе. Свиная отбивная. Копчёный окорок с капустой. Сосиски с хреном.
        Это было чересчур.
        — Людоеды! Убийцы! Каннибалы! Рэкет!
        Агата порвала меню на кусочки, швырнула в лицо перепуганной девушке, вытолкала её в коридор и захлопнула дверь. Потом села на кушетку и громко-громко разрыдалась. Её рыдания переросли в яркий монолог с ругательствами.
        — Оборзели! Убивают пассажиров! Не успеешь войти, как. А я ведь не безродная! Меня добрые силы охраняют! Если что — всех уроют, никого не оставят в живых! Бандиты! Охламоны! Сволочи! Ублюдки! Хр-р-р.
        Дверь купе приотворилась. Заглянул дежурный проводник. Агата к нему:
        — Прям щас бы убила! Жалобную книгу мне! По-шустрому!
        Дверь снова захлопнулась, но не надолго. Когда она открылась, на пороге стоял бригадир поезда с подносом.
        Бригадир был необыкновенно хорош собой. На подносе, который он держал в руках, виднелись экзотические фрукты, диковинные хлеба, цветы. За спиной у бригадира виднелась вся бригада.
        Агата взяла поднос, вытерла слёзы.
        — Все свободны! А ты, мутант, останься! Мне с тобой поговорить надо!
        Симпатичному бригадиру пришлось остаться. Он сел на кушетку рядом с Агатой. Так ему было велено. Агата стала разглядывать его лицо, словно то был музейный экспонат.
        — Не бойся, убивать тебя никто не собирается. Мне личико твоё надо разглядеть.
        — З-з-зачем?..
        — «Зачем-зачем»! Надо! Бригадир боязливо поёжился.
        — Ну… всё разглядели? Может быть, хватит?
        — Хватит! Пока. Но чтобы с этого момента всё было в ажуре! Понял?! Бригадир понятливо кивнул, встал и удалился.
        Агата задумалась, так как было над чем.
        — С этого кадрёж начать или подождать? А чего ждать-то? Так и отпуск пройдёт. Мутант он и в Африке мутант! Ух, до чего же хор-р-р-рошенький!
        Затем Агата пировала, слушая радио и раскачиваясь в такт музыке. Перед ней стоял огромный букет бело-розовых гладиолусов.
        Вагонный репродуктор, передававший классическую музыку, внезапно замолчал. Кто-то вежливо включил «Песенку трёх поросят».
        Агату охватил восторг.
        — Вот так! Трусливые свиноеды!..
        А в это время бригадир созывал проводников.
        — Через час все ко мне на пятиминутку!
        Когда все проводники пришли, в купе бригадира сделалось тесно. Кое-кому пришлось стоять в коридоре.
        Красавчик-бригадир откашлялся, поправил модный галстук.
        — На станциях смотреть в оба: нет ли где ресторанных вывесок про колбасу, ветчину, свиные ножки, холодец. Особенно в Германии!
        Бригада кивнула. В скором времени ожидалась немецкая граница. На той границе находилось весьма проблемное кафе-пивная, где ничего не подозревавшие немцы пили пиво, закусывая его свининой и тушёной капустой.
        Стены того кафе пестрели рекламными картинками про колбасу, сардельки и свиные ножки.
        Наружная реклама была не менее крамольна.
        Под фонарём у входа в кафе стоял немецкий полицейский. В его внутреннем кармане зазвонил мобильник.
        — Нет. Нет-нет. Ещё не успели. Как?! Уже едет?! Убрать всю рекламу за ночь никак не возможно!
        Мутанту-бригадиру ничего не оставалось, как отдать приказ:
        — Беда! Немцы сплоховали! Придётся идти на крайние меры!
        В связи с приказом бригадира на крыше поезда в один миг выросла стопка ярко разрисованных металлических щитов. Их можно было смело ставить в один ряд с шедеврами искусства. Если смотреть издали, конечно.
        Рядом со стопкой выросла и вся бригада: проводники и проводницы. Они образовали акробатическую пирамиду.
        Пирамида выглядела так: два проводника держали за ноги своего коллегу, висящего вниз головой и пытающегося сверху надвинуть щит на окно купе Агаты. Ещё два проводника изо всех сил пытались удержать этих двоих за пояса.
        Остальные проводники и проводницы подавали щиты.
        Риск падения для всех был очевиден: поезд мчался на очень большой скорости.
        Утром в каждом купе царила кромешная темень. Слышался стук колёс…
        Агата включила свет, глянула на часы. Хм! Десять утра. Вместо бегущего пейзажа за окном — нарисованный букет клевера.
        Она встала, накинула халатик, подаренный ей в Пассаже, и выскочила в коридор в одной тапочке.
        Коридор был залит ярким, но искусственным светом. В окнах красовались щитки с приятными для свиного глаза картинками.
        Агата хотела выскочить на перрон, уже помчалась к выходу из вагона, но путь ей преградили проводники.
        — В Германии карантин!
        — Опасно для жизни!



        Глава 6
        «Парижское амбрэ»

        В Париже, наконец, Агата вышла из вагона. Бригадир помог ей вынести вещи. Агата подарила ему розовый гладиолус, в честь знакомства, за неимением красного!
        Бригадир, получив гладиолус, отпрянул, взлетел на ступеньки вагона и уже оттуда послал Агате воздушный поцелуй. Такого хамства от него не ждали. Агата попыталась вразумить мутанта:
        — Куда вы?! Я думала меня кто-нибудь. проводит! Хотя бы. до Эйфелевой башни, что ли.
        — Не могу! Работа!
        С этими словами бригадир вообще исчез.
        Агата хотела обидеться, но времени не нашлось. Её атаковали вокзальные носильщики. Пришлось дать команду:
        — Мне к такси, сильвупле!
        Все без исключения люди на платформе приветливо закивали. Ничего удивительного — Париж!
        Поездка в парижском такси Агате понравилась. Хотя, несколько меньше, чем вояж с покупками по Невскому. Проезжая через центр, она высунулась из окна.
        — Ишь, ты! В моё время ничего такого не было!
        Таксистка, красавица с длинными тёмно-русыми волосами, излучала парижские запахи.
        Агата не выдержала, взяла прядь волос таксистки, понюхала, приложила к своему парику.
        — М-м-м! Амбрэ! Кр-р-расотища!!!
        Таксистка к манипуляциям Агаты проявила равнодушие. Флегма однозначно. У неё на коленях лежал раскрытый атлас Парижа. Новёхонький, дорогущий, издательства «Мишлен».
        Таксистка лишь изредка, весьма лениво, поглядывала на дорогу, а в остальное время листала атлас.
        Агате сделалось не по себе.
        — Ишь, ты! Избу-читальню устроила! Дороги не знает, а работать лезет! Жалобу, что ли, накатать? Нет, не буду! Уж больно хорошенькая!
        Показался шикарный отель. Такси подрулило ко входу, остановилось. Агата сделала вид, что шарит в карманах в поисках денег. Таксистка сделала вид, что ждёт. При этом она широко улыбалась.
        — Триста тридцать лет без отпуска! Мне скидка полагается, ферштейн?
        — По-немецки не понимаю,  — скромно улыбнулась красавица. Ну, чисто тебе Роми Шнайдер в молодости!
        Тогда Агата достала карточку «Виза».
        Таксистка тоже не растерялась, неизвестно откуда вынула машинку для прокатки карточек и моментально выдала Агате чек.
        Агата, наконец, покинула это весьма приятное, но не весьма гостеприимное такси.
        — Видать, акция уже закончилась. Ну, и ладно. И без того трофеи отличные! Супер! Всем бы так!
        Она несколько раз поцеловала карточку «Виза» и спрятала её в карман.
        Всё это время на неё долгим, печальным взглядом смотрели гостиничные носильщики. Не решались подойти и как-то стеснительно переглядывались. Агате понравилась эта стеснительность. Значит, её чары действовали на мужчин!
        — Мутанты! Живо! Мои вещи — прямо в номер! Носильщики повезли вещи Агаты в гостиницу. Прямо в номер. Агата была счастлива. Уже хотела отпустить носильщиков.
        — Спасибо, друзья! Вы можете быть свободны!
        Носильщики снова переглянулись. Они явно чего-то не поняли. Или стеснялись сказать. Уходить, по крайней мере, не спешили.
        — Чего вы ждёте?
        — Нам бы. Чай!
        — А, чайку? Ну, так бы и сказали! Щас закажу! Располагайтесь! Чувствуйте себя как дома!
        Она величественным жестом указала им на кресла, а сама бросилась к телефону.
        — Алло! Гостиничный сервис? Мне чай! Прямо в номер! Три стакана! Что?! Ну, конечно же, с сахаром! Сахару — побольше! И конфет шоколадных! И просто шоколада! Ой, и водочки! У меня сейчас в гостях двое симпатяг! Два очаровательных мутанта! Мальчишки, вам что-нибудь ещё?
        Агата оглянулась. Увидев, что номер пуст, она в сердцах швырнула трубку.
        — Вот так всегда! Не успеешь познакомиться, как сразу удирают! Прямо рок какой-то! Будто кто наколдовал!..
        Рядом с телефоном стояло небольшое круглое зеркальце. Агата отразилась в нём, поморщилась.
        — Помада слишком жирная. Завтра же! Утром! Налёт на бутики! И на салоны красоты! Да, завтра утром!
        До утра была длинная ночь.
        Агата грустно заснула в кресле у телевизора. Правда, в очень дорогом пеньюаре, выданном ей питерским Пассажем. Перед ней на столике стояли три непочатые бутылки водки, поднос с чайничком, сахарницей и двумя полными стаканами чая. Третий стакан был надпит…
        На экране телевизора шёл чрезвычайно эротический французский фильм.
        Утро принесло большое облегчение.
        Агата с удовольствием плескалась в красивой ванной. Вся ванная была уставлена цветами и французскими флакончиками. Ж-ж-жуть!!! Правда, радио там не было, и Агате самой пришлось исполнять песенку трёх поросят. Соло.
        А через час она уже была в шикарном магазине и примеряла длинный паричок с пушистой чёлкой — как у той таксистки.
        Рядом лежала большая гора других париков, но они были не такие эффектные. За целый час примерки ни один не подошёл.
        Агата, наконец, не выдержала:
        — Хоть вы и не советовали, а я, всё-таки, возьму вот этот, самый первый! Молоденькая продавщица, тоже изрядно вспотевшая, сильно расстроилась.
        — Не надо, прошу вас! Над вами смеяться будут! У вас год рождения такой, что…
        Агате пришлось на неё цыкнуть и сказать: «Ишь, ты!»
        — Ишь, ты, шустрая эмигранточка! Про год рождения выучила! А ты не забыла, что во Франции живёшь? Ась?! Здесь у вас про год рождения женщине напоминать. опасно для жизни!
        Агата даже замахнулась на продавщицу париком. Потом, правда, говорила, что ей было стыдно за этот поступок.
        На шум прибежала женщина-менеджер. Такая же очаровательная, как и продавщица, но постарше. Она с вежливой улыбкой взяла с полки короткий седой паричок. Кстати, тоже вполне элегантный. Подойдя к Агате вплотную, она на чистом русском языке произнесла:
        — Если ты, старая дура, сейчас же не купишь это, я полицию вызову, поняла?
        — Ну, вот! Теперь всё понятно! Совсем другой разговор!
        Агата, схватив седой паричок, помчалась к самому дальнему зеркалу. Глянув в него, зашлась неподдельным восторгом:
        — А-ля профсоюзный работник!
        Этот паричок Агата хранит до сих пор. На память о Париже. А также о женщине-менеджере. Ведь именно она напомнила Агате, уже после Рембрандта, что вести себя по-свински нехорошо.



        Глава 7
        «Снова пора…»

        Двенадцать лет спустя снова наступил Год Свиньи. Не такой улётный, как прошлый, но всё-таки.
        В прошлый раз чествовали мировых Знаменитостей, а в этот раз в теленовостях мелькали одни неприятности. Слишком напряжённой стала мировая ситуация.
        Но в Париже было относительно спокойно. Одна-две сожжённых машинки — и всё.
        Поэтому Агата снова собралась в Париж. Она уже знала, как поступит: сначала спрыгнет с картины, как в прошлый раз, погуляет-погуляет по Парижику, а потом удачненько вернётся.
        Правда, в прошлый раз вернуться спокойно не дали. У Агаты, пока она гуляла по Парижам, завелась конкуретка. В самом конце неувязочка вышла.
        Вернувшись, Агата обнаружила, что её место занято. Вместо таблички «Картина на реставрации», она обнаружила в рембрандтовском зале… саму картину! Картина существовала без неё!
        А наглые гидессы выдавали такое, что волосы дыбом. Вы только послушайте:
        — В ходе последней реставрации учёные обнаружили под верхним слоем краски изображение женщины и надпись: «Агата».
        — Известно, что именно так звали любимую свинью второй жены художника.
        — Другое открытие, сделанное в ходе той же реставрации, не менее значительно.
        — Есть все основания полагать, что, изображая сына, художник пользовался женской моделью.
        — Итак, перед вами — коротко остриженная. бритоголовая голландская крестьянка средних лет.
        Как вам этот бред?! Некоторые экскурсоводы, пользуясь наивностью иностранцев, говорят первое, что в голову взбредёт.
        К счастью, вскоре всё выяснилось. Какая-то чужая свинья забрела в Агатино отсутствие в Эрмитаж, а персонажи картины, не разобравшись, затащили её к себе на полотно.
        Чужая свинья оказалась сплетницей. От неё-то и узнали гиды про секрет картины.
        Агате долго пришлось уговаривать конкурентку переселиться на другой шедевр. За это пришлось пообещать Двойнице, так Агата теперь её называла, свозить её в Париж. Причём, совершенно бесплатно. Ведь карточка «Виза» с прошлого раза не кончилась!
        Итак, Агата с Двойницей приехали в Париж, поселились в шикарной гостинице и стали наслаждаться жизнью. И всё бы у них было нормально, если бы не…
        Как-то раз, гуляя по Елисейским полям, они забрели чуток дальше, за Гранд Опера. Место тихое, почти безлюдное, можно спокойно поесть. А главное, никто не обратит внимание на чавканье. В том кафе была вполне демократичная атмосфера. Снобов и критиканов не наблюдалось. Там РЕАЛЬНО можно было отдохнуть.
        Агатина Двойница, довольно-таки простая, невоспитанная свиноженщина (что с неё возьмёшь!), сразу кинулась за подносом. У неё всегда одна еда на уме.
        Агата интеллигентно медлила. Ей хотелось ощутить дух парижского кафе. Постояла, ощутила… Но лучше бы она этого не делала.
        То кафе оказалось роковым. Агата влюбилась!
        Прямо на неё из двери кафе вышел московский командировочный Игорёк. То был обычный командировочный, пухленький трудоголик, на вид лет сорок, по паспорту — все сорок пять.
        Игорёк только что отобедал. Именно таким и увидела его Агата в первый раз: довольный вид, зубом цыкает, плащ нараспашку, живот вперёд. В принципе, ничего особенного, во что тут влюбляться?
        Но сердцу не прикажешь. Завидев Игорька, Агата чуть сознание не потеряла.
        — Ужас, какой красавчик! Пухленький! Сейчас клеиться начнёт! Ну да, я ведь вся в брильянтах!
        На Агате бриллианты были крупные, искусственные. Они с Двойницей накануне посетили лавку ювелира. Не очень дорогую, но полезную.
        — Ой! А как же я ему скажу, что я. ну. не совсем женщина?! Драпать надо, пока не поздно!
        Но так просто убежать Агата не могла. При ней был дорогой фотоаппарат. Подперев дверь спиной, она сделала несколько снимков.
        Игорёк не ожидал такого внимания к себе. Помимо всего прочего, он ещё и выпил. На командировочные деньги. Ведь это был последний день его пребывания в Париже. Из Москвы прибыла депеша, что его фирма «Шоколадница», директором которой он являлся, перешла в руки к конкурентам.
        Говоря коротко, Игорёк был банкрот. Потому и заливал своё горе в кафе французским вином. У него от этого вина в глазах уже двоилось, и он увидел не одну Агату, а целых две.
        Кстати, то видение было пророческим. Ведь о существовании Двойницы он даже не подозревал. Двойница с подносом пронеслась мимо него так быстро, что он её и не заметил.



        Глава 8
        «Развалины Парфенона»

        Вернувшись в Москву, Игорёк не раз вспоминал эту сцену. Ностальгия мучила его. Дико. Ему снова хотелось в Париж. Париж ему снился часто, а вместе с ним и две любвеобильные свиноженщины. Особенно одна, по имени Агата. Она часто приходила к нему во сне и утешала.
        Как-то раз он пришёл домой после собеседования, ходил наниматься на новую работу. Его, конечно же, не приняли. По возрасту. Зато начальник фирмы предложил ему. Вы не поверите! Игорьку предложили пойти сдать анализы.
        У того начальника на примете была ещё одна солидная контора, специально для Игорька. Там была полная гарантия, что его возьмут, но сначала надо было сдать анализы.
        Аккурат в ту ночь и приснилась ему Агата. Впервые за всё время разлуки. Она сидела на гостиничной кровати без парика, в маске из кружочков огурцов, листая модный журнал. На обложке журнала были знаменитые французские актёры.
        — Игоряха, не слушай никого! Никуда не ходи! Я тебя и так люблю! Без анализов! И ни-ког-да не брошу! Ты такой… такой красавчик! Такой пухленький, жжжуть! Истинный мутант!
        — На себя посмотри…
        — А я что? Я могу и похудеть, если надо! Бегать начну в спортивной обуви, штаны себе «Турбо» куплю. А сейчас — сюрпри-и-и-из!
        Она вдруг раздвоилась. У Игорька теперь были две толстые Агаты. Они лежали в одной кровати с одинаковыми журналами в руках.
        Эх, пить надо бросать! Игорёк открыл глаза, сел на кровати, обвёл глазами помещение. На всякий случай включил бра. Перед глазами всё плыло и двоилось. Жена Нюра тоже была в двух экземплярах…
        Одним невесёлым, безработным утром Игорёк, лёжа один на двуспальной кровати, рассматривал муху, ползавшую по потолку. Из кухни доносился звон посуды…
        Вошла жена Нюра с кофейником и пирожками.
        — Вставай, отпускник! Тебе кофе в постель или в чашечку? Пирожки сегодня добрые, ешь, пока горяченькие!
        Игорёк послушно сел на кровати.
        — Только не хнычь, умоляю! Представь, что твой отпуск. просто немножко затянулся!
        — Да уж, немножко…  — промямлил Игорёк, лишь бы что-то ответить, лишь бы Нюра поскорей ушла назад на кухню.
        Но Нюра не ушла, по крайней мере, не сразу.
        — Быстренько чавкай и — марш на улицу! Посмотри, как ты обрюзг, опустился. Скоро все будут думать, что ты мой папаша!
        — Ну и пускай себе думают! Тебе ведь только приятно будет. Ты ведь у нас фотомодель!
        Игорёк с обожанием глянул на Нюру.
        Ничего не поделаешь, надо было одеваться и идти на улицу. Тем более, программа уже выработана. Он уже, втайне от Нюры, сдал все анализы, а значит, можно было идти на новое собеседование…
        Нюра стояла в углу прихожей, наблюдая, как он втискивает ноги в туфли.
        — Только, чур — на старую фирму не шляться! Нечего глазеть на развалины Парфенона!
        — Я только один разочек!
        — Зачем?
        — Я там должен встретиться… по объявлению!
        — В котором часу?
        — Ровно в полдень!
        — Ладно… Но чтобы это — в последний раз!
        — Слушаюсь!..
        Дело в том, что новая фирма находилась, по странному совпадению, в том же высоком офисном здании, что и «Шоколадница».
        В пятнадцатиэтажном здании чего только не было, каких только фирм — сущий хаос!
        К тому времени средние фирмы поглотили мелкие, а большие — средние. Правда, некоторые мелкие фирмёшки ещё существовалии, но все знали, что это ненадолго.
        Помимо разных фирм и мелких забегаловок, в здании находился рынок. Да-да, самый обычный рынок. И не только в самом здании, но и вокруг него. Подойдя ближе, Игорёк увидел там жуткую антисанитарию. Мухи, вонища. Два месяца здесь не был, а как всё изменилось! Он поднялся на крыльцо, вошёл в вестиблюль, глянул часы. Половина двенадцатого.
        В вестибюле тоже организовался рынок, но все места были платные, специально арендованные. Там к Игорьку подошёл узбек с золотыми зубами.
        — Слушяй, пастой за миня, я писять хачу. Игорёк никак не отреагировал. Узбек удивился.
        — Стольник даю! Пачиму не согляшаешься?!
        Игорёк стал молча подниматься на второй этаж. На втором этаже тоже был рынок, только поменьше.
        Пробравшись между ящиками и мешками, Игорёк пошёл к двери с табличкой «Генеральный директор Белкин Игорь Николаевич». Дёрнул за ручку, но дверь открылась не сразу. Через пару секунд из неё появился вышеупомянутый узбек. Он на ходу застёгивал ширинку.
        — А! Ты тоже писять хатель?! Извини, нэ падумаль! Тут Игорёк, наконец, возмутился.
        — Туалет устроили! В моём кабинете!
        Пройдясь ещё по рядам, Игорёк нарвался на другое предложение. На этот раз от челночницы.
        — Милок, а не слетал бы ты вместо меня в Китай, а? Ты, я вижу, нуждаешься, а я три года без отпуска!
        Она подмигнула стоящему рядом торговцу. Тот кисло глянул на Игорька, поморщился.
        — Ты, хотя бы, смотри, кому предлагаешь! Из него уже вся труха высыпалась! Ему бы козла забивать или в шахматы резаться…
        Игрёк, обидевшись, пошёл наверх, так как лифты в зданиии не работали. Немного отдышавшись на уровне третьего этажа, он снова глянул на часы. Без пяти двенадцать.
        — Ч-ч-ч-ёрт, загулялся! Так и опоздать можно…
        Он достал из кармана бумажку, написанную рукой предыдущего начальника, посылавшего его на анализы.
        — Пятый этаж, у окна. Адам Кузьмич.
        Игорьку предстояло собеседование с совершенно новым начальником. О том, что начальник этот опасный враг, он догадался не сразу. Хорошо, хоть вообще догадался.



        Глава 9
        «Адам Кузьмич»

        Адама Кузьмич стоял, как и было написано в бумажке, у самого первого окна в коридоре.
        — Вы — Адам Кузьмич?
        — Да! А вы — Игорь Николаевич, надо полагать.
        — Надо. полагать.
        Игорёк ещё некоторое время отдувался, приходя в себя. При этом он всё время держался за сердце.
        — Устали?
        — Есть немножко.
        — Ничего, сейчас отдохнёте. Прошу за мной!
        Адам Кузьмич взял Игорька за локоток и повёл по коридору. В самый конец. Там маячила большая группа толстяков, человек пятнадцать. Они толпились у двери с табличкой «Приём скелетов».
        Игоряха бросил недоумённый взгляд сначала на толстяков, потом на Адама Кузьмича. Тот с ходу понял немой вопрос Игорька.
        — Сейчас всё объясню.
        Адам Кузьмич решительно взялся за ручку двери, но один из толстяков вцепился ему в пиджак и заорал:
        — Куда без очереди?!
        Адам Кузьмич грозно глянул на обидчика.
        — Друзья, мы совсем по другому вопросу. Толстяк, однако, пузом перегородил ему путь.
        — Тут написано, что без очереди только инвалиды!
        На двери действительно имелась такая табличка. Совсем маленькая.
        Адам Кузьмич, судя по всему, готов был к таким разборкам. Он достал мобильник, подозвал охранника, и всё уладилось.
        Снова строго глянув на толстяков, Адам Кузьмич открыл дверь, пропустив вперёд себя Игорька. Потом вошёл и сам.
        Дверь плотно прикрылась. Толстяки заволновались. Кое-кто схватился за сердце.
        — С инвалидами у нас не церемонятся!
        — А жена моя, между прочим, не ходит!
        — Как так?!
        — А вот так!
        — И как же она, простите… передвигается?
        — На машине вожу! Правда, недавно лопухнулся, идиот, в санаторию отпустил… На пятидесятый километр… Приехала худю-ю-ющая!.. Насилу откормил. Опять не ходит!
        Один толстяк стоявший в стороне и не участвовавший в общих разговорах, вдруг тоже заволновался:
        — А я, вообще скелетов боюсь. всю жизнь боялся. панически. И сейчас боюсь. Как вспомню, что внутри меня скелет сидит. Бр-р-р!.. Прям жить не хочется!
        Он ещё некоторое время делал «Бр-р-р!», при этом весь трясясь.
        В небольшом кабинете был стол и несколько стульев. У стола сидел моложавый сотрудник. На вид лет тридцать, а по паспорту — кто ж его знает! Он с серьёзным видом вёл приём. Перед ним сидели пятеро толстяков. Они кивали головой на его вопросы. Или не кивали. Каждый по-своему реагировал.
        Сотрудник продолжил приём. В виде допроса:
        — Так вы согласны отдаться науке после кончины?
        — Чьей кончины?
        — Ну, не моей же!
        — В принципе — да, но только чтоб всё без обмана!
        — Нотариус оформит сделку в течение часа… Да не нервничайте вы так! Завещайте свой скелет — и свободны…
        Игорьку сделалось дурно. Он пулей вылетел из кабинета, и не напрасно это сделал. Как выяснилось позже, его хотели уничтожить конкуренты. Физически. Чтобы он больше никогда не вернулся на своё старое место. Даже фирму на всякий случай перенесли со второго этажа на седьмой. Для отвода глаз…
        Нюра оценила поступок мужа. Они вместе пили «горькую» на кухне, тяжело вздыхали.
        — Кругом одни сектанты… А ведь раньше их столько не было!
        — Во Франции их тоже пруд пруди! За мной там две дуры гонялись. по всему Парижу. Тоже сектантки. из местных. Я-то думал, в музей пригласят, а они. Нюра удивилась, а потом обрадовалась. Ей было приятно, что на мужа засмотрелись целых две француженки.
        — Ну-ка, ну-ка, продолжай!
        — Не волнуйся, Нюшенька, они тебе в подмётки не годятся! Одна вообще. на свинью была похожа.
        — Ха! Француженка — и на свинью? Не может быть!
        — Представь себе.
        Дело клонилось к ночи. Нюра отвела в спальню пьяного в стельку Игоряху. Легла сама….



        Глава 10
        «Скелет — отдельно»

        На парижском бульваре, как всегда, было очень людно. Горели вечерние огни. Пёстрая толпа активно прохаживалась.
        Агата с Двойницей сидели на лавочке, хихикая и подтрунивая над прохожими. Особенно над полуголыми девицами.
        — Раньше такого не было! Разврат кругом один!
        — Ага! Одни голые жопы! Тьфу!
        На соседней лавочке сидели две француженки лет по сорок. На вид, конечно, а по паспорту. Но не будем о плохом. Их звали Жюли и Мадлен. Они громко ругали своих мужей.
        — Жюли, ты представляешь, я на всё ради него шла… Три курса липосакции, массажи… Из диет не вылезала, двадцать кило сбросила, а он…
        — А он?
        — А он, подлец, сказал, что от этих диет ждал большего!
        — Ну да! Сам-то он с пузом! Ему контраста хочется! Кто-то ведь должен его пузо оттенять!
        — Говорят, уже другую завёл…
        — Ты в этом уверена, Мадлен?
        — На все сто! Неделю дома не ночует… Ну, ты скажи, мне что, совсем в скелет превратиться?!
        — Да, сами-то они себе позволя-я-яют! И свинины нажраться, и пива нахрюкаться, а мы должны себя изводить…
        — В скелеты превращаться!
        Агата, всё время жадно слушавшая, не выдержала и вмешалась.
        — Что ты, малышка! Тебе не надо худеть! А то действительно в скелет превратишься! Посмотри на меня и успокойся! Мне ещё пахать и пахать, а ты уже как огурчик!
        Жюли и Мадлен испуганно глянули на неё, сорвались с места и пересели на другую скамейку.
        Тут Жюли вдруг кого-то заметила.
        — Ой, смотри, кажется, твой пошёл! И не один, а с бабой! Точно, с бабой!
        — Где?!
        Обе вперились взглядами в дальнее пространство. Там, в самом конце бульвара, шёл довольно упитанный мужчина, таща за собой… необъятную толстуху! Правда, толстуха была молодая, лет двадцать. Максимум двадцать четыре.
        Мадлен и Жюли отвесили челюсти.
        — Вот так контра-а-а-ст!
        — Выходит, правду говорил! Ждал большего!
        Агата с Двойницей этих слов не слышали. Слишком далеко от них французские подружки убежали. Они продолжали хихикать на своей скамейке, кривляясь и передразнивая прохожих.
        Вдруг Агата схватилась за сердце.
        — Ой!
        — Что с тобой, дорогая?!
        — Что-то сердце кольнуло! Это я себе накаркала!
        — Накаркала?!
        — Ну, да! Как только про скелеты речь зашла, мне почему-то сразу Игоряха вспомнился!
        — Ну, ты даёшь! Тоже мне, скелет нашла! Тётки Рубенса отдыхают! Ха-ха-ха! Двойница стала громко хохотать. При этом она разлеглась на скамейке. Агата расстроилась.
        — Да, не ржи ты! Ты же ничего не понимаешь! Я сердцем чую: съесть его хотят!
        — Кто?!
        — Людоеды! Каннибалы! Убийцы!
        — Не может быть!
        — Говорю тебе? сердцем чую! Меня саму чуть недавно не слопали! Прямо в поезде!
        — О-о-о-й!.. Да ты что-о-о?!
        — Мне ещё сон недавно приснился: Игорёк отдельно, а его скелет — отдельно!
        — И что теперь делать? Как ты собираешься его спасать?
        — Через Интерпол! Попрошусь на работу в полицию! Но сначала надо пройти спецтренинг…
        На тот момент Игоряха спал, даже захрапеть успел. В Москве-то время раньше начинается — на целых два часа! Ему второй раз в жизни приснилась Агата. Она бегала неподалёку от гостиницы в шикарных трениках от «Адидас». Или не от «Адидас». Агата бегала и бормотала.
        — Тренинг, тренинг, тренинг.
        Игорьку стало жаль свиноженщину. Он как-то сам пытался похудеть, но ничего не вышло.
        — Не изводи себя, мать! Худая свинья всё равно не пинчер! Агата оттянула резинку штанов, продемонстрировала талию.
        — Ты не прав, Игорёк! Гляди, какой результат! Закреплён научно!
        — Всё равно ещё до балерины далеко!
        — Да это на мне сейчас трое штанов!
        — Вот умора! Скажешь, на личике тоже штаны?
        — Хам!
        Агата умчалась вдаль. Вдали к ней примкнула Двойница. Игорька словно током прошибло.
        — Поди ж ты! Их снова две! Результат закрепился научно! М-даа.
        Пока Агата снилась Игорьку, сама-то она не спала, а пила горькую с Двойницей. Рядом с бульварчиком находился барчик.
        — Эх, депресняк! Меня Игоряха бросил… Так и спиться недолго…
        — А по-моему, он тебя этим сильно осчастливил! Не понимаю, что ты в этом толстом пупсике нашла.
        — Куда тебе! Лопать только понимаешь… Всё подряд…
        — Ты не поверишь, я тебя к нему. стр-р-рашно ревновала! Двойница полезла к Агате целоваться. Та еле отбилась.
        — Фу! Опять чеснока нажралась?!
        — Это добрые ветры.
        — Ну и пусть гонит! Пусть! А я буду ждать его! И искать буду! До самой смерти! Несмотря ни на что!
        — Ну и дура!
        Обе рухнули мордой в салат.



        Глава 11
        «Интерпол»

        За столом сидел французский полицейский. Что-то усердно писал. Вошла Агата в полной униформе, с обалденными погонами. Французский полицейский поднял голову, одобрительно кивнул.
        — Вы надолго в Россию?
        — Пока не наведу порядок на одном подпольном предприятии… Вчера в Интернете подозрительную фабричку нашла… По бумагам — производят шоколад, а на деле… Свиней гробят! Насилуют и зверски убивают! Большими партиями! Нелегально! Да разве только свиней! Людские скелеты их тоже интересуют. Видимо, для школьных кабинетов анатомии. Так что, скоро меня не ждите!
        — Тогда, возьмите удостоверение! Успешной службы!
        — Есть!..
        В Москве был день-деньской. Нюра с Игоряхой сидели за столом и тоже рисковали спиться. Под столом валялось несколько бутылок.
        Раздался нервный звонок в прихожей. Нюра кинулась открывать. Вернулась вся испуганная, держа в руках какую-то бумажку. Бумажка с виду смахивала на повестку.
        Игорёк заволновался.
        — Что это?
        — Телеграмма! Она же — повестка! Тебя разыскивает Интерпол! Видно, всё из-за твоей командировки! Что ты там в Париже делал, а?!
        — Я?! Ничего. То есть, работал. Перенимал французские секреты. Опыт производства шоколада изучал! Наши технологии собирался улучшать, между прочим.
        — А почему же тебя ищут?
        — Да, чёрт их знает! Кстати, не там ищут. Мой бывший заместитель, Пётр Василич, заинтересовал бы их намного бальше. Говорят, что у него теперь под видом производства шоколада — подпольный мясной цех! На шоколадках много денег не намолотишь, а нелегальное мясо — это и шашлычный бизнес, и колбасный и. кожаный! Совсем недавно выяснилось.
        — Да-а-а, умеют людишки вертеться.
        — Не то, что мы с тобой. два лопуха.
        — Ты, хотя бы, директором был… А я вообще отставная секретарша!
        — Что ты! Что ты! Ты самая крутая секретарша в мире!
        Нюра с Игорьком чокнулись бокалами, выпили ещё немножко. Вслед за этим был любовный поцелуй.
        Тем временем поезд «Париж-Москва» стоял у платформы. На перроне было пусто, до отправления оставалось целых полтора часа.
        Тут появилась Агата. На этот раз вся в штатском и с двумя носильщиками. Носильщики везли на двух тележках восемь чемоданов.
        Дверь нужного вагона внезапно отворилась и. О, Боже! Показалась пассия Агаты. Хорошенький мутантик-бригадир.
        Тот, завидев Агату, тоже чуть не расплакался. И чуть было не начал заикаться…
        Агата усекла, что к ней по-прежнему неравнодушны.
        — Привет, очаровательный мутантик! Принимай гостей!
        — В-в-вы на Москву?
        — А как же!
        Бригадир пересчитал чемоданы на тележках.
        — Это всё ваше?
        — Нет, дядь-Петино!
        — Ещё рано на посадку, ждите на платформе! Агата вынула крутое удостоверение.
        — Интерпол!
        — А! Ой! Ну, тогда — конечно! Так бы сразу и сказали! Мутант изогнулся в поклоне.
        — И проследи, чтобы больше никто не садился!
        — Как?! А если с билетами люди придут?!
        — Ты что, не понял? А вроде мутант-симпатяга! По виду не скажешь, что идиот!
        — Дык.
        — Расследуется дело международной важности! Следы ведут на московскую фабрику! Там под видом шоколадного магната орудует маньяк-сексопатолог, людоед и свиноненавистник! Понял?!
        Бригадир-мутант беспомощно кивнул.
        В купе Агата сразу же достала рулон самоклеющихся плакатов. На каждом из них с одной стороны было большое фото Игорька, а с другой — белое поле с чёрной надписью «Интерпол».
        Заклеив плакатами все окна, Агата любовалась результатами своих трудов. Отовсюду на неё глядел сытый, только что отобедавший Игорёк. Эти снимки были сделаны в роковом кафе, если вы помните.
        Снаружи послышался гул. Гул нарастал.
        Агата осторожненько глянула в окно. На платформе было целое столпотворение. Пассажиры трясли билетами, пыталисьсь войти в вагон, но бригадир их удерживал. Он страшно нервничал и показывал рукой на окна.
        В каждом окне была большая надпись: «Интерпол».



        Глава 12
        «Приходите девятнадцатого»

        За большим столом в приёмной директора сидела грудастая секретарша. В минимуме одежд и с максимумом макияжа. Напротив неё в страдальческих позах корчились сотрудники «Шоколадницы».
        Сотрудников было двое: худощавая женщина лет сорока пяти, одетая со вкусом, но недорого, и «тюфячок» тридцати лет, одетый, напротив, с претензией, но не очень опрятно. Они перешёптывались.
        В приёмную тем временем заглянул незнакомый рыжий парень. Видать, из новеньких. Секретарша и на него ноль внимания. Она стала усердно рыться в столе. Потом переложила с места на место несколько папок. Затем поправила декольте. Затем причёску…
        Всё это было совершенно лишним. На секретаршином столе и на ней самой давно был в полный порядок.
        Сотрудники нарушили этот молчаливый беспредел.
        — Простите, нас сегодня примут?
        — Пётр Васильевич уже приехал или всё ещё в командировке? Секретарша, надменно глянув на спросивших, взяла трубку внутреннего телефона.
        — Пётр Василич, вы у себя или всё ещё в командировке?
        — Сколько их там?
        — Трое!
        — Многовато. Скажи, что у меня через десять минут совещание.
        — Хорошо.
        Секретарша, наконец-то, подарила посетителям улыбку. Торжествующую.
        — Вас многовато. Приходите завтра.
        — Неужели он так и сказал?!
        — Подробная версия стоит дороже!
        Сотрудники, включая и рыжего парня, дружно встали и вышли в коридор.
        — Безобразие! Что она себе позволяет!
        — Все они такие, эти секретарши!
        — Одно утешение — их тут меняют каждый месяц!
        — Да ну?!
        «Тюфячок» важно глянул на часы с браслетом и календариком.
        — Вот засекайте: сегодня — четырнадцатое. Зарплата у нас какого?
        — Двадцатого!
        Лица коллег засветились надеждой.
        — Подходите сюда девятнадцатого. В цирк ходить не надо!..
        Подоспело девятнадцатое. Секретарша, как обычно, сидела за столом и молча издевалась над сотрудниками.
        Вошла красавица-незнакомка. Она обвела присутствующих взглядом и белоснежно улыбнулась. Кто-то из сотрудников шёпотом прокомментировал:
        — Улыбается, стерва!
        — Не далее, как завтра, рычать начнёт!
        — Ага, и кидаться на всех, как мегера!
        Секретарша этого не слышала, но лицом перекосилась. Её напугала красавица.
        Красавица, меж тем, инициировала светскую беседу.
        — Всем добрый день!
        — В-вы по какому вопросу? Красавица улыбнулась ещё шире.
        — Я, собственно. Она тянула паузу.
        — Я, собственно, по поводу работы!
        — Вакансий нет!!!
        — Думаю, одна, всё-таки, найдётся! Вы позволите? Красавица пошла к двери, ведущей в кабинет директора. Секретарша вскочила, кинулась за ней.
        — Куда без очереди?!
        Красавица с непринуждённым вздохом отошла. Она достала телефон, набрала номер…
        Прямо рядом, за стеной, в огромном кабинете, обстановка поражала шиком. В углу стоял большой промышленный холодильник, а у холодильника стоял директор, считая колбасу. Внезапно зазвонил его мобильник. Директор хлопнул дверцей холодильника.
        — Алло! А, это ты, девочка моя! Скажи, чтоб немедленно пропустили. Пётр Васильевич направился к рабочему столу, где его ждал богатый натюрморт: колбаса, ветчина-нарезка, бутылка коньяка, лимоны.
        Он легонько подправил картинку, убрал шкурки колбасы и огрызки яблок. Затем он пошёл к подоконнику, где победно стоял букет роз.
        Поставив розы прямо в натюрморт, он вопросительно глянул на дверь. Дверь открываться не собиралась.
        — Кр-р-ретинка! Бестолочь!!!
        Он нажал на кнопку внутреннего телефона.
        — Ира! Немедленно ко мне! Вбежала перепуганная секретарша.
        — Вызывали?
        — Она ещё и спрашивает! Ты почему не уважаешь посетителей? Они, по-твоему, не люди?! До каких пор?!!
        Секретарша всё уже смекнула и решила драться на смерть.
        — Что «до каких пор»?!
        — До каких пор ты будешь над сотрудниками издеваться, а?! На тебя жалобы шлют пачками! Вот, полюбуйся! Чтоб я тебя больше не видел!!!
        Он швырнул жалобами прямо в секретаршу. Та горестно попятилась.
        — Ах, так?! Всё ясно!
        Она открыла гардероб и вытащила пакет «Гуччи». Из него торчало дамское бельё.
        Она швырнула пакет прямо в Петра Василича. Тот еле увернулся. Изловчившись, он, всё-таки, поймал пакет, однако, тут же притворился, что видит эти вещи впервые.
        — На кой мне эти тряпки?!
        — Пригодятся!
        Секретарша гордо убежала.
        Пётр Василич утрамбовал пакет, связал его и подбежал к окну. При этом он всё время поглядывал на дверь.
        Рама с шумом распахнулась. Дорогой пакет улетел в пространство.



        Глава 13
        «Всё по-честному!»

        Во дворе-колодце, под окнами Петра Василича, непосредственно у мусорных бачков, колдовала пожилая нищенка. Разогнувшись, она глянула на «командирские» часы.
        — Ничего не понимаю! Сегодня ж, вроде, девятнадцатое!
        Тут на неё упал пакет «Гуччи». Наконец-то! Вытащив оттуда с десяток модных стрингов, нищенка связала их. Вышел канат из трусов. Достаточно прочный.
        — Порядок! Как раз полтора метра не хватало!
        Снова глянув на окно, она, вместо благодарности, крикнула:
        — Хоть бы раз колбаски бросил, идиот! Ты там что, совсем ничего не жрёшь?!! Покинув двор, она обогнула здание и вышла к центральному входу. Оттуда прямо на неё вылетела секретарша. Пришлось срочно спрятать пакет за спину.
        — Не отдам! Мне подарили! Всё по-честному!
        Бросив на неё безумный взгляд, секретарша убежала прочь…
        На рынке с мухами, что возле здания, судачили лоточницы. Завидев нищенку, они мозгами чуть не тронулись от ярости:
        — Это ж надо так устроиться! Раз в месяц пакеты таскает: то от «Гуччи», то от «Версаче», то от «Валентино»!
        — А с виду шмакодявка!
        — Тьфу, плесень!
        — «Не родись красивой»!..
        На её счастье, нищенка их не слышала. Она пришла домой, отперла дверь своей нищей хрущёвки. В руке по-прежнему был пакет «Гуччи». Уберегла!
        В прихожую заглянула кошка с котятами. Ей захотелось прыгнуть в пакет, но нищенка до этого не допустила.
        — Погляди-ка на неё! Ты тут не одна!
        В комнате на потолке вместо люстры болталась скромная лампочка. К ней был привязан длинный канат из дорогих супер-лифчиков. Свисал до самого пола. С канатом играли два шустрых котёнка.
        Между стульями и между ножками убогого стола, были натянуты дамские пояса, ажурные колготки, чулки, трусы и снова лифчики.
        Несколько котят устроились в двух чашечках лифчиков, как в гамаках. Один бюстгальтер такой внушительный, что в нём свободно помещались сразу восьмеро котят.
        Кошки снова направились к пакету. Нищенка их снова приструнила.
        — Кыш! Пошли вон! Брысь! Успеете ещё! Надо уметь делиться! Пускай сначала девочки возьмут!
        Нищенка высыпала содержимое пакета на пол и тихонько свистнула. Появились две большие серые крысы.
        Завидев их, кошки с котятами вмиг очутились на местах повыше. Многие сумели по канату докарабкаться почти до лампочки.
        Крысы, меж тем, весьма деловито направились к куче по имени «Гуччи». Выбрав несколько ярких вещиц, они побежали обратно в нору.
        После этого кошки снова сделали попытку сунуться к пакету, но снова были остановлены.
        — Погодите, теперь — мама!
        Нищенка достала из пакета свежесвязанный канат, проверила его на прочность и пошла с ним на кухню.
        Кошки принялись метелить остальное.
        На кухне из мебели была одна плита.
        На полу вместо ковриков лежали тряпки, мятые газеты и рваные картонные коробки. Там же валялся ещё один канат из стрингов, изготовленный месяцем ранее, тоже девятнадцатого числа. Нищенка крепко связала оба каната.
        — Ну, вот, теперь, наконец-то, хватило!
        Протянув канат через всю кухню, она развесила на нём своё нехитрое бельишко.



        Глава 14
        «До самой смерти»

        Поезд мчался полным ходом на Москву.
        Агата, порывшись в восьми чемоданах, вынула оттуда всё необходимое. Всё необходимое включало сладкие булки, фрукты, овощи и цветы.
        Букет гладиолусов был точно такой же, какой ей двенадцать лет назад вручил бригадир-мутант. Ровно столько же штук, и цвета точно такие же, белый и розовый.
        Под букет был выделен отдельный чемодан с мокрой ветошкой, чтобы цветы раньше времени не завяли.
        Агата радостно потёрла пухлые ладошки.
        — Вот! Теперь у меня всё своё! Пусть только сунутся! Она включила плеер с «Тремя поросятами». Кайф!
        Но ведь желающих нарушить кайф всегда в избытке. Дверь отворилась незамедлительно. На пороге высилась не девушка, а вполне могучая официантка из вагона-ресторана.
        — Меню желаете? Агата первой нанесла удар.
        — Пошла вон! У меня всё своё! Сгинь! Сгинь, говорю! Навеки! Могучая официантка сильно испугалась и. сгинула! После этого завечерело. Потом спустилась ночь.
        Агата спала в купе, а Нюра с Игорьком в своей московской спальне. Тут Агата ощутила искушение присниться Игорьку. Тот, честно говоря, не ожидал.
        — Игоряха, если что — я с тобой до самого конца! Ничего не бойся!
        — Отстань. Надоела до смерти.
        — Вот и я говорю — до смерти! До самой смерти буду тебя охранять. До смер-р-рти…
        Лицо Агаты превратилось в нестандартную картинку: свиное рыльце в пиратской косынке на фоне скрещенных костей.
        Игоряха вздрогнул и проснулся. Но не надолго. Уже через минуту снова засопел.
        А между тем на его бывшей фирме творилось такое! Проснувшись утром, ему бы стоило туда сходить, но он не догадался.
        Красавица, что вместо секретарши, вела себя аналогично. Ничего нового. На стульях перед ней сидели «тюфячок» и новый рыжий парень. Они, конечно, перешёптывались. Но на этот раз тише обычного.
        — Недели не прошло, как уже рычит. Вошла Агата. Красавица нахмурилась.
        — Женщина, вам чего?
        — Я тебе не женщина! Я — Интерпол! Агата вынула крутое удостоверение.
        — Ну и что, что Интерпол?
        — Как «ну и что»?! Международная полиция!
        Лицо Агаты на момент — чисто для дела!  — превратилось в громко хрюкающее свиное рыло. Что тут сразу началось! Из приёмной выбежали абсолютно все.
        Воспользовавшись паникой, Агата приоткрыла дверь директорского кабинета. Пётр Васильевич стоял у холодильника, считая колбасу.
        — Вы куда без доклада врываетесь?! Кто вы?!
        — Интерпол! А ну, показывай, гад, чьи трупы прячешь в холодильнике! По запаху чую — продукт свиной! Результат убиения! Давай, показывай расчленёнку!
        Агата подскочила к холодильнику.
        — Состав преступления налицо! Убийца! Свиноненавистник! Она снова показала запасную маску, свиное рыло. Директор выбежал и больше не вернулся никогда.
        Агата схватила со стола батон колбасы и с ненавистью бросила в окно. Во дворе традиционно копошилась нищенка.
        — Ну, наконец! Дошло до идиота! Раньше не мог додуматься, что ли? Нищенка любовно подняла батон, поцеловала.
        — Надо же! Сегодня, вроде, и не девятнадцатое!
        Тут на неё пролился колбасный дождь. И не только колбасный: Агата чистила холодильник директора тщательно.
        Нищенка не верила своим заплывшим глазкам.
        — Ура! Как чувствовала — тележку прихватила!
        Сложив трофеи, она снова глянула на окна седьмого этажа.
        — Ну, что? Всё? Больше ничео не будет? А то я ухожу! Вместо колбасы в окне мелькнуло свиное рыло.
        — Мать честная! Это у меня от счастья! Валить надо, а то мозгами двинусь! Нищенка резвой трусцой покинула двор.
        Лоточницам сделалось хуже, чем раньше.
        — Смотри, опять чего-то волокёт!
        — Колбасню! Промышленную дозу!
        — Недели не прошло, как уже снова тащит!
        — Уметь надо!



        Глава 15
        «Банкет в РУВД»

        Прямо с самого утра Нюра провожала Игоряху по повестке.
        — Я считаю, волноваться тебе нечего! Если ты, конечно, ничего не натворил… будучи в Париже.
        — Господи! Да что я такого мог натворить?!
        — Ты же сам признался, что за тобой гонялись бабы, похожие на хрюшек! В музей не пригласили, а ты обиделся… Ты ведь так страшно этого хотел!
        — Да ерунда это! Ничего я не хотел!..
        А в это время за столом начальника РУВД сидела Агата во французской униформе. Перед ней сидел и сам начальник.
        На столе стоял типичный служебный натюрморт: бутылка коньяка, торт, шампанское, лимон в нарезку, ну, и так далее.
        Начальник был до ужаса галантен.
        — Я смотрю, вы почти ничего не едите. Может, вам колбасочки? Ветчинки? Начальник РУВД не девушка из ресторана, ему не нахамишь. Агата лишь вежливо поперхнулась, потом с большим трудом откашлялась.
        — Нет-нет-нет, что вы! У меня на колбасу аллергия!
        — Ну, как желаете.
        Начальник освежил бокалы и начал новый тост.
        — За наш альянс! За интернацьонал! За совместную борьбу против извергов, убийц и извращенцев!
        Раздался несмелый стук в дверь. Сердце Агаты забилось.
        — Войдите!
        Вошёл Игоряха, а кто ж ещё? Насчёт него начальник был не в курсе. Не он повестку посылал. То было дело рук самой Агаты. Да-с! Игоряха не был в курсе ещё больше.
        — Можно?
        Начальник принял максимально рабочий вид.
        — Вы. по какому вопросу?
        Агата не позволила возникнуть ни малейшей паузе.
        — Это ко мне! Игорёшка, проходи!
        — М-м-мы. что. знакомы?! Начальник, хоть и туго, но сообразил.
        — Вы тут беседуйте, а я пойду, перекурю!
        Оставшись одни, Агата с Игоряхой посмотрели друг на друга.
        — Не узнаёшь?.. Ну, как же? Париж! Гранд Опера! Кафе! Агата показала Игоряхе роковые снимки.
        — Ну, что? Теперь вспомнил?
        — Вспомнил.
        От страха Игоряха чуть не повалил милицейский пол. А там, помимо натюрморта, находились документы чрезвычайной важности.
        — И вы меня сюда. за это. вызвали?! Разве у нас за это. сажают? Мы же не в Америке живём! Я ведь просто так вам улыбался… Никаких неприличных… намёков! Никакого секса даже в мыслях не имел!
        Агата гладила беднягу по плечу, но Игорёк не успокаивался.
        — Всё равно. я ничегошеньки не понимаю!
        — Эх-х-х! Да что тут понимать! Свинья влюбилась в инженера! Как тривиально! Как банально! А ты, ко всему прочему, ещё и женат?!
        — Женат. ещё.
        — Я так и знала! Я была уверена! Но ты не волнуйся. Разводить тебя я совершенно не собираюсь. Хотя и могла бы. Меня в музее ждут! Да! У меня другие виды на тебя!
        — К-к-какие?..
        — Сделаю тебя директором фирмы «Шоколадница»!
        — Так это же… моя бывшая фирма!!!
        — Будешь мне в Парижик шоколадки поставлять! На время отпусков! Ведь это же прекрасный повод свидеться! Раз в двенадцать лет! Как романтично и как платонично! Мне от тебя, по сути дела, больше ничего не надо! Я всё понимаю. Ты женат. да и я. не совсем свободна. А ведь всё могло сложиться иначе. Ах, ах!
        Всё и сложилось иначе, только чуть позже и совсем не так, как думали непосвящённые.
        Месяца не прошло, как за секретарским столом уже сидела нарядная Нюра. Она радушно улыбалась посетителям.
        Посетители с непривычки ёжились. Ещё больше, чем раньше.
        — Смотри, целый месяц прошёл, а она всё улыбается!
        Забегая вперёд, можно вполне сообщить, что и через три месяца, и через полгода, и даже через год Нюра улыбалась. Всё так же радушно. Эти бесконечные улыбки кончилась всеобщим торжеством. Вот как это было.
        Однажды утром в приёмную вошла толпа сотрудников с букетом. Букет вручили Нюре.
        — С юбилеем вас!
        — Друзья, вы, ошиблись! Мой день рождения зимой! «Тюфячок» расплылся в сладостной улыбке.
        — Извините, но у нас свои торжественные даты. Вы целый год продержались на данном месте, а это ещё никому не удавалось!
        Все засмеялись.
        За директорской дверью послышался шорох. В приёмную высунулось Игоряхино лицо.
        — Анна Геннадьевна, можно вас на минутку?
        Нюра помчалась к директору. Дверь за ней затворилась, а сотрудники стали вслух между собой делиться бесконечной радостью.
        — Не только секретарша, но и директор наш вполне приличный!
        — Что же вы хотите? Старый кадр!
        — Поговаривают, он в Париж в командировку собирается!
        — Да-да, вполне серьёзно!
        — По обмену опытом!
        — Именно так!
        Игорёк опять слетал в Париж по обмену опытом. Там он, конечно же, выпил лишнего и задержался. на целую недельку.
        Когда он, наконец, тайком, с подарками, пробирался в спальню, Нюра уже спала. Но она тут же проснулась, почуяв запах вчерашнего винища. Проснувшись, кинулась на Игорька со всяческими подозрениями.
        — Сейчас же спать! А завтра живенько мне всё расскажешь. какая свинья и в какой музей тебя водила. пока я тут сидела, волком выла. и дико волновалась.
        Игорёк не ожидал такого. Откуда она знает про свинью?! Ведь это их с Агатой тайна!
        — Постой! А как ты догадалась про свинью?!
        — Ах, так я угадала?! Значит, всё правда?!
        — Всё, кроме музея.
        Нюра стала исступлённо бить его подушкой. Не посмотрела, что директор. КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к