Сохранить .
Смертный бог… Евгений Катрич
        Боги… чем вы отличаетесь от людей, если вами также движет поглощающая жажда власти. Вы поучаете и контролируете людей, а сами предпочитаете забывать о собственных наставлениях, бросая неугодных в беспощадные жернова желаний. Если тебе повезло родиться богом, то это совсем не значит, что тебя минует участь разменной монеты в игре богов. Сегодня ты бог, а завтра окажешься среди тех, на кого ещё вчера взирал свысока…
        Евгений Катрич
        Смертный бог…
        - Адрил! - грохот сражения на несколько мгновений потонул в оглушительном рёве темного бога Улстора. Он двигался через колышущееся поле сражающихся, оставляя за собой тела людей. Его черный плащ, морщась недовольными волнами, неумолимо поражал закованных в доспехи людей, осмелившихся встать на пути.
        Это была не его война, но, являясь одним из младших богов мира Аскад, он был обязан явиться по зову верховного бога Пиорта. Туда вновь вторглись чужие боги и на этот раз они были сильнее. Но отдавать им этот мир никто не собирался. Оглушительный раскат грома и яркие вспышки молний заставили кипевшее противостояние замереть, подняв головы к небу. Среди мрачного свода две сверкающие колесницы сошлись в смертельной схватке за власть над миром Аскад.
        Улстор остановился, его напряжённое лицо исказила гримаса гнева. Он почувствовал, что его последний храм был разрушен, а немногочисленные жрецы убиты богиней Адрил. Взревев от ярости, Улстор сорвал свой плащ и швырнул в сторону беснующихся захватчиков. Тёмная пелена окутала половину поля, донося предсмертные крики участников сражения. Сжав меч, он шагнул в сторону распахнутой глубины портала, через который вторглись ненавистные боги, приведя в мир Улстора своих подданных.
        - Этот мир падет, как и сотни других! - за его спиной раздался звонкий голос, заставивший его резко обернуться. Длинный меч, окутанный ярким свечением, с чудовищной силой ударил в щит, заставив Улстора пошатнуться и отступить на несколько шагов назад. Перед ним стояла высокая девушка в зелёном платье. Длинные светлые волосы глубокими локонами покрывали её довольно хрупкую фигуру, а белесые глаза без зрачков высокомерно смотрели на Улстора. - Это ваш выбор. Теперь вы - боги прошлого…
        Она двигалась так стремительно, что Улстор едва успевал парировать её выпады. На каждую атаку войско захватчиков отзывалось радостным криком, поддерживая свою богиню. Сотканный из тьмы черный щит Улстора, прикрывая бога, натужно стонал от получаемых мощных ударов. Несколько мгновений и щит с характерным треском разлетелся, а левая рука Улстора, расставшись с телом, упала на землю, превратив сочную цветущую поросль в пожухлое покрытие.
        - Теперь ты знаешь, что такое боль. - рассмеялась Адрил. Улстор оскалился в рвущемся наружу гневе, прижимая к груди кровоточащий остаток руки. - Встань на колени, и я подарю тебе быструю смерть.
        Адрил взглянула на бога и её звонкий смех прервался. Глаза Улстора заполнила бурлящая ненависть, и он призвал всю свою силу для последнего боя. Полуторный клинок, окутавшись чёрным пламенем, сделал несколько гудящих оборотов над его головой и неудержимо устремился к Адрил.
        Воинство затихло, наблюдая за схваткой разъяренных богов. Чёрный клинок бога с оглушительным раскатом встретился с противником, вырывая ослепительные снопы искр. Шаг за шагом Адрил начала отступать, с удивлением чувствуя, как растет мощь тёмного бога. Она уклонялась, ловко парируя и отводя мощные удары. Острая боль раскалённым шипом вонзилась в правое бедро Адрил, и кончик чёрного меча бога окрасился золотистой кровью. Попятившись, Адрил заметалась, стараясь найти поддержку.
        Тёмный бог тут же рванул к ней, занося свой меч над головой. Чёрное пламя слизало с кончика меча кровь Адрил и вспыхнуло с новой силой, а на лице Улстора появилась зловещая улыбка. Громкий свист раздался над головой Адрил, и в грудь тёмного бога воткнулась золотая стрела, заставив его остановиться. Новый гудящий звук и вторая стрела с золотым оперением вонзилась в живот тёмного бога. Улстор сделал несколько шагов вперёд, и яростный клинок выпал из дрогнувшей руки раненого бога.
        Адрил мгновенно рванула к нему и пронзила грудь Улстора своим мечом. На помощь богине пришёл её верховный бог Лотт, а значит Пиорт - верховный бог этого мира, пал. Усмехнувшись, Адрил попыталась вырвать меч из груди тёмного бога, чтобы обезглавить его и отправить в низшие миры на растерзание хаосу, но меч не подчинился ей, а на лице Улстора появилась лёгкая улыбка.
        - Смерть - это только начало… - прошептал он. В его ладони раздался хруст, и тело тёмного бога превратилось в камень, покрытый паутиной трещин.
        Внутри застывшего изваяния начал нарастать гул, земля взволнованно задрожала, а чёрные глаза бога, хищно сверкнув, потухли. Оглушительный взрыв разорвал статую на тысячи кусков, разлетевшихся в разные стороны. Они замерли на несколько секунд и с огромной скоростью рванули обратно, втягиваясь в открывшуюся воронку. Как только последний каменный фрагмент исчез, вновь прогремел взрыв, и на месте тёмного бога остались две стрелы и меч Адрил.
        - Найди его. - над головой богини зависла золотая колесница верховного бога Лотта.
        Глава 1
        - Смерть - это только начало… - повторил Улстор слова старого бога, покинувшего этот мир и ушедшего на поиски нового. Он чувствовал, как его разрывает на части, а силы тают, словно снег в лучах неумолимого солнца.
        Почему это происходило с богами, он не понимал, на все вопросы старшие боги только молча усмехались. Боги отличались по своему происхождению. Истинные боги были плодом верховных богов, а младшие - созданы обитателями миров. Жителям миров необходимо верить в какие-то высшие силы, опираться на их помощь, благодарить за милость и списывать на гнев богов свои неудачи и беды.
        Улстор относился к младшим богам. Своего появления он не помнил, просто однажды он появился в мире Аскад в небольшом храме, вырезанном в величественной горе. Истинные боги никогда не любили младших богов и старались уничтожить их при первой возможности, но Улстору повезло.
        - Хм-м…, а это довольно интересно. - услышал Улстор слова истинного тёмного бога, едва появившись в этом мире. Именно он взял его под защиту от других богов и занялся обучением Улстора. От него Улстор узнал, что южные племена, разочаровавшись в истинных богах, начали строить новые храмы, а их пастор стал исповедовать веру в некоего бога Улстора. - Я решил дождаться твоего рождения, помогая им от твоего имени. - пояснил наставник Улстора. - Их вера в тебя росла… и вот ты здесь.
        Потом были сотни лет, которые Улстор провел под опекой истинного бога, развивая себя и укрепляя своё существование. Истинный бог почти не вмешивался в дела Улстора, оставляя за ним право самому решать проблемы его создателей. Но однажды верховные боги объявили о своём уходе. Покровитель передал Улстору странный маленький камень, переливающийся разными цветами. Вложив его в ладонь младшего бога, наставник сжал пальцы Улстора в кулак и, посмотрев в глаза, тихо сказал:
        - Когда-то в ваш мир вторгнутся боги. - Улстор внимательно слушал истинного бога. - Будет много конфликтов, сражений и войн. Вы проиграете, но этот камень подарит тебе второй шанс. Смерть - это только начало… Запомни это, Улстор.
        Истинный бог растаял, оставив после себя густой серый туман, медленно опустившийся к ногам растерянного Улстора. С уходом покровителя для Улстора наступили тяжёлые времена. Ему бросили вызов, намереваясь отнять южные племена, а его вернуть в низшие миры, где правил Хаос. Там рождались и умирали боги, определялось их дальнейшее существование.
        Откинув воспоминания, Улстор сосредоточился на окружающем пространстве, которое словно ощупывало его. Вязкая темнота плотно облепила Улстора, выждала томительную минуту и вдруг быстро отступила, рассыпавшись мерцающими точками. Перед Улстором раскрыл объятья сам Хаос и сейчас он либо растворится в его неконтролируемой мощи, либо получит перерождение.
        Правую руку Улстора что-то больно кольнуло, а внутри начало растекаться тепло, которое вскоре переросло в обжигающий огонь. Он старался превозмочь боль, но вскоре она стала совершенно невыносимой и Улстор пронзительно закричал. Казалось, что огонь жадно пожирает податливую плоть, растворяя в своем пламени могучее тело бога. Силы хаоса с воем и остервенением обрушились на Улстора, пытаясь разорвать младшего бога. Словно взбесившиеся звери они подхватили его и принялись терзать.
        Улстору казалось, что это никогда не закончится. В какой-то момент он вдруг открыл глаза и увидел перед собой белую звезду, к которой его потянуло с невероятной силой. Преодолев небольшое сопротивление, он сдвинулся с места и поплыл к манящей звезде, оставляя позади завывающий хаос. Улстор чувствовал, как его пытаются вернуть обратно, но он уже был почти у цели, потянувшись всем сознанием к спасительному пространству.
        Грани мира больно прошлись по измученному телу. Стиснув зубы, Улстор рванул вперед, и тут же яркая вспышка ослепила его. Кувыркаясь в искрах света, он начал падать, преодолевая сопротивление нового мира. Гудящий ветер сопровождал Улстора. Он рвал все преграды, ломал невидимую защиту, продолжая лететь к неизвестной цели. Наконец всё стихло, и приятная тишина вкрадчиво вошла в его сознание. Улстора заботливо подхватили и, покачав, плавно опустили на что-то мягкое.
        Откуда-то стало доноситься приглушённое невнятное бормотание. Вскоре оно усилилось, распавшись на несколько голосов. Громкий женский крик больно вошел в уши, тело кто-то сильно сдавил, нарушив недолгий покой. Улстор не мог понять, что происходит. Его начало тошнить, появился ощутимый дискомфорт в ногах и голове. Быстрый рывок и Улстора сковывает колючий холод, в глаза бесцеремонно бьёт яркий свет, а в груди разливается ноющее жжение. Резкая боль в животе заставляет его стиснуть зубы, но тут же в сознание врывается мысль, что у него нет зубов… Совсем рядом мелькнуло незнакомое лицо и взволнованный мужской голос тихо произнес:
        - Почему он не кричит?
        Глава 2
        Как Улстор не старался, но взять под контроль происходящее у него так и не получилось. Плавно перетекая, дни и ночи слились воедино. Чаще всего он видел возле себя женщину, которая кормила его, пеленала, укачивала в подвешенной к потолку деревянной кроватке, напевая трогательную колыбельную песню. Мужчина появлялся только рано утром и поздно вечером. Устало улыбаясь, он склонялся над ребенком и что-то говорил ему.
        Первые несколько месяцев Улстору тяжело было смириться с тем, что он стал младенцем в неизвестном мире. Его - младшего бога, поместили в тело новорожденного ребенка, к чему Улстор был совершенно не готов. Трижды он пытался призвать свою силу, но все заканчивалось пожарами в доме и лопнувшей мебелью. После этих странных происшествий в дом пришла какая-то старуха с амулетом на груди. Тяжело шаркая ногами, она долго бродила по дому, нашептывая заклинания и тыча во все углы своей побрякушкой.
        Улстору не давало покоя то, что он чувствовал части своего прежнего тела, разбросанного в этом мире. Где-то здесь был и его меч. Но все, что сейчас мог позволить Улстор, это принять ситуацию. Находясь в беспомощном смертном теле, он не сможет себя защитить, поэтому, чтобы не привлекать правителей этого мира, он решил ждать.
        - Ну что, Марк, сегодня уже сделаешь первые шаги? Пора, сын, становиться на ноги. Тебе почти год. - от размышлений Улстора отвлёк мужчина, нависший над ним. Для этой семьи он был Марком, долгожданным и любимым ребенком, а Улстор пока должен находиться внутри.
        Крепкие мозолистые руки мужчины подхватили ладное тело ребенка и подняли над головой. Улыбнувшись, мужчина бережно опустил Марка на пол и, придерживая, повернул в сторону довольной матери. Улстор решил называть этих людей родителями уже за то, что они дали ему новую жизнь.
        Ноги ребенка, прикрытые длинной светлой рубашкой, подрагивали, привыкая к вертикальному положению. Родители Марка, затаив дыхание, ждали от своего чада первых самостоятельных шагов. Сжав четыре зуба, ребенок отважно ринулся к матери, которая находилась совсем рядом и, протянув руки, ласково подбадривала своё ненаглядное дитя.
        Очень скоро Улстор с удовольствием поменял тягостное времяпровождение в кровати на исследования новой территории. К его разочарованию, она оказалась довольно маленькой и скромной.
        В доме была всего одна комната и небольшая каморка со скудными запасами продовольствия. Большую часть комнаты занимала печь, боковая часть которой служила еще и спальным местом родителей. Плетёная кроватка Марка висела прямо над родительским ложем. Теперь, когда он подрос, они забирали его к себе и холодными ночами согревали своими телами. Из ночных перешептываний родителей Марк был в курсе их бедственного положения. Отец входил в картель охотников деревни и получаемый мизерный процент от добычи позволял им только не умереть с голоду.
        Местный барон вновь поднял налог, и сейчас их семья была не в состоянии купить даже дров, чтобы перезимовать. Последняя охапка сухих поленьев, дожидаясь своей очереди, лежала возле печи. Женщина, присев на покосившийся табурет, задумчиво смотрела перед собой, держа в руках небольшой глиняный горшок с мизерными остатками крупы.
        Марк подошёл к дровам и, ухватив самое нижнее полено, деловито вытащил его, создав небольшой грохот в комнате.
        - Прости, малыш, но сегодня нам придется потерпеть. Мне нечем тебя накормить… - сказала женщина, едва сдерживая слёзы.
        Марк почти не слышал слова матери. Присев возле огня, он тормошил свою память, вспоминая знания младшего бога. Нужная информация с готовностью появилась перед глазами, и теперь ее необходимо было перенести на полено. Марк начал уверенно рисовать символы, водя пальцем по шершавой поверхности. Он чуть не вскрикнул от радости, когда увидел, что на дереве остаётся четкий отпечаток наносимого иероглифа.
        Как только последняя точка заняла своё место, надпись древних богов слегка вспыхнула чёрным светом и потухла, оставив на поверхности дерева выжженный след. С трудом подняв потяжелевшее полено, Марк, пошатываясь, подошёл к печи, но отодвинуть тяжёлую заслонку топки он был не в силах. Недовольно затопав ногами, он указал на печь.
        - Сынок, давай еще подождем. Это всё, что у нас осталось от дров. - тихо сказала женщина. Марк не унимался, требовательно мотая головой. Через минуту женщина сдалась и положила полено в печь. - Хорошо, непоседа, уговорил.
        Едва заслонка заняла прежнее место, в печи с весёлым треском вспыхнуло пламя. Женщина с визгом отпрянула от печи, испуганно подхватив радостного Марка. Жаркий огонь бушевал в топке, а его оранжевые языки игриво вырывались сквозь редкие ячейки решётки.
        - Как это возможно? - сказала женщина и вновь заглянула в топку. Не успела она приподнять преграду, как пламя тут же потухло, а в черном проёме одиноко лежало немного почерневшее полено с витиеватой надписью. - Наверное, мне почудилось…
        Сказала она, снова возвращая заслонку, но тут же пламя вновь ожило, обдав её приятным теплом. Женщина удивлённо посмотрела на сопевшего Марка, пытавшегося взобраться на низкую скамью.
        «Люди одинаковы во всех мирах.» - подумал Марк, слушая причитания матери. Женщина списывала все на тёмное колдовство, но через десять минут глиняный горшок всё-таки оказался в печи, и магические чары мгновенно сменились на дар богов. Не успела она успокоиться, как домой вернулся отец и женщина, отчаянно жестикулируя, возбужденно рассказала ему о случившемся.
        Глава 3
        «Волшебный огонь» в печи не давал им покоя несколько дней. Марк улыбался, вспоминая версии родителей и попытку отца поговорить с ним о чудесном полене. Пришлось помычать, жестикулируя руками, что вполне соответствовало поведению годовалого ребёнка.
        - Лина! - хлипкая дверь дома, прикрытая почерневшей от времени тканью, шумно распахнулась, впуская в дом жуткий холод. На пороге, закрывая почти весь дверной проём, появилась дородная женщина в грязном фартуке. - Лина, там твоего… несут.
        Марк насторожился, пытаясь понять слова посетительницы. Побледневшая Лина выскочила из дома вслед за теткой, не прикрыв за собой дверь, а уже через минуту дом наполнился суетливыми людьми.
        В дом протиснулись четыре бородатых мужика с широкими ношами, на которых лежал окровавленный отец. Какая-то женщина придерживала его голову. Вслед за ними в дом вошла заплаканная Лина. Замыкали процессию бабка с амулетом на шее и две девушки.
        Положив отца на широкую скамью, мужчины сразу отошли в сторону, уступая место женщинам. Марк видел, как один из них бесцеремонно заглянул в дышащий паром горшок и, запустив в него грязную ладонь, зачерпнул теплое варево. Проследив за его действиями, второй тоже угостился содержимым горшка. Перешептываясь, они потянулись к выходу, облизывая свои пальцы. Как только за ними закрылась дверь, Марк недовольно засопел и посмотрел на женщин.
        - Госпожа Риттая, вы можете помочь? - дрогнувшим голосом спросила мать Марка, опускаясь на колени возле мужа.
        Старуха ничего не ответила. Склонившись над раненым, она обнажила его кровавые порезы и задумчиво покачала головой. За спиной ведуньи девушки тихо нашептывали молитву. Марк напряг слух, желая понять, кому адресована эта молитва, но не смог разобрать их глухое бормотание.
        - Нет… Это мне не по силам. - сказала старуха, выравниваясь. - Его жизнь в руках великой богини Адрил…
        Слова ведуньи словно молнией пронзили Марка. Неужели он попал туда, где правит богиня, уничтожившая его прежний мир. Если это так, ему следует быть крайне осторожным. Боги не потерпят конкуренции и незваных гостей в своих мирах, а перерождаться в мире своего врага - это вообще недопустимо. Но если Адрил до сих пор не обнаружила Улстора, значит, её сила в этом мире не столь велика и у него есть шанс нанести ей ответный удар.
        Погрузившись в свои мысли, Марк не заметил, что на его лице появилась улыбка. Почувствовав тяжелый взгляд, он дёрнулся от неожиданности. Перед ним стояла старуха, настороженно вглядываясь в его лицо. Повернувшись к тихо плачущей Лине, она произнесла:
        - Тебе следует привести своего сына в храм. Слышишь меня. Обязательно приведи. - сказала она и, не дожидаясь ответа, пошла к выходу. За ней засеменили её молодые спутницы и уже через минуту в доме остались только родители Марка и толстая женщина.
        - Лина, смирись. Сегодня две семьи лишились своих кормильцев, а охотничий картель двух хороших охотников. - печально сказала женщина и тяжело направилась к выходу. - Ты знаешь, что после встречи с туарами редко кто выживает.
        - Знаю… Мой отец тоже погиб от его когтей. - сквозь всхлипывания ответила Лина.
        - Боги дали тебе возможность проститься с ним. - сказав женщина и вышла из дома, прикрыв за собой дверь.
        Боги… Боги… Последние слова гостьи вихрем крутились в голове Марка. Значит, в этом мире правит не только Адрил. Интересно, какова роль этой богини здесь. К Марку подошла Лина и, подхватив его, поставила перед скамьёй, на которой лежал его отец.
        - Сынок, что же нам делать… - сдерживая рыдания, чтобы не напугать ребенка, сказала она.
        Марк несколько секунд смотрел на отца и молча подошёл к раненому. В нос ударил густой, приторный запах свежей крови. Потянувшись, Марк смог рассмотреть страшные раны на груди и животе. Когти неизвестного зверя пробили кожаную одежду охотника и впились в тело, оставив на нем глубокие смертельные порезы, края которых вывернулись, оголив багровое мясо. Кровь, слабо пульсируя, продолжала покидать измученное тело мужчины, стекая по руке, которая безжизненно лежала на полу, раскрыв ладонь.
        Марк присел возле руки и положил её себе на колени. Последнее время он все отчетливее чувствовал свою нарастающую силу, но все попытки открыть её не приносили результата. Марку казалось, что он стоит у основания огромной дамбы. За её высокой стеной находятся миллионы тонн воды, а тебе доступен только крохотный ручей, пробивший одинокую трещину и способный наполнить только твои ладони.
        Обратившись к скрытым силам, Марк почувствовал, как по телу растекается тепло, концентрируясь в пальцах. Он мог спасти этого человека, ставшего ему отцом в этом мире, только призвав свою сущность, а это непременно заметит мать. Значит, так тому и быть. Марк начал пальцем выводить на ладони отца знак тёмного бога Улстора…
        - Сынок, что ты делаешь… - подойдя к нему, женщина протянула к нему руки, но тут же отдёрнула их, заглянув в чёрную бездну его глаз. Она уже пятилась к двери, но спокойный голос Марка её остановил.
        - Мама… - это слово заставило Лину поверить сыну.
        Мужчина несколько раз дёрнулся, сотрясаемый судорогами, его дыхание стало более глубоким и частым. Марк поднял свою ладонь и из неё вырвались десятки тонких чёрных нитей. Они завораживающе колыхались, ожидая цели.
        Едва Марк приложил свою ладонь к руке отца, как гибкие нити тут же оплели руку мужчины, возвращая его к источнику жизни. Сейчас следовало только ждать и контролировать процесс.
        Лина, боясь пошевелиться, растерянно переводила взгляд от ребенка к мужу. Открытые раны мужчины стали постепенно сходиться, дыхание стало ровным, а тело перестали сотрясать судороги. Марк ещё успел улыбнуться женщине, как вдруг почувствовал сильное головокружение.
        Теряя сознание, он попытался оторвать свою ладонь, но чёрные нити сплелись слишком сильно. Заваливаясь на бок, Марк сквозь туманную пелену увидел Лину, которая что-то кричала…
        Глава 4
        Не открывая глаз, Марк прислушался к окружающему пространству и обрадовался, узнав приглушенный голос отца. Значит, все получилось, и отец выжил. Мужчине вторил эмоциональный шепот матери.
        - Дари, когда он прикоснулся к твоей ладони его глаза стали совершенно чёрными. - голоса доносились от скамьи. По-видимому, исцеление отца не было завершено полностью. Незаметно приподняв свою руку, Марк посмотрел на паутину кровоподтёков на ладони, оставленных змееподобными нитями. - Я такого никогда не видела, твои раны начали заживать прямо на глазах…
        Лина тихо всхлипнула и прижалась к мужчине, но тут же испуганно отпрянула. Тот, получив порцию боли, шумно ахнул и негромко застонал. Виновато скрипнула старенькая скамья и в доме ненадолго установилась тишина.
        - Что нам теперь делать? - несколько раз всхлипнув, осторожно спросила Лина.
        - Я надеюсь, ты не предлагаешь отнести нашего сына в храм Адрил и объявить его колдуном? - почти вспылил отец, глубоко задышав. - Он мой сын! И пусть он хоть трижды будет порождением самого Доркаха, я не отрекусь от него.
        Марк лежал, затаив дыхание, стараясь получить от этого разговора как можно больше информации. За последнюю минуту он узнал, что в этом мире колдуны под запретом и есть некий бог Дорках. Если чёрные глаза Марка связали с этим богом, значит тот, скорее всего, относится к тёмным богам.
        - Это давняя тайна нашей семьи… - глухо продолжил Дари. Тяжело дыша, он пытался успокоиться.
        - Конечно, ты прав, Дари. - тихо перебила его женщина и скамья опять встревоженно скрипнула. - Наш сын защищает семью…, но я всё равно боюсь… Нет, не за нас, за него.
        Марк увидел, что Лина задвинула заслонку топки, и в печи послушно разгорелся огонь. Погремев глиняной посудой, она отправила что-то в печь и почти неслышно подошла к ребенку. Заметив, что Марк не спит, она улыбнулась и, взяв его на руки, поднесла к скамье, на которой лежал отец.
        Тело мужчины было туго перетянуто, а кровавых тряпок вокруг уже не было. Увидев Марка, мужчина попытался приподняться, но строгий окрик жены тут же свел на нет его попытки. Женщина бережно поставила Марка рядом с отцом и, поцеловав в голову, упорхнула обратно к печи.
        - Спасибо тебе, сынок. - тихо сказал Дари. - В это до сих пор сложно поверить. Возможно, когда-нибудь ты мне пояснишь, но сейчас я попрошу тебя не использовать свою колдовскую силу.
        Марк кивнул, понимая беспокойство отца. После этого в их доме больше не заводили разговор о колдунах и богах. Время продолжило свой размеренный ход, приближая Марка к заветной мечте: изучению нового мира, в котором ему необходимо отыскать свои осколки. После той трагической охоты Дари пролежал больше двух недель, и кладовая их семьи быстро оскудела. В доме трижды побывали любопытствующие гости. Дородная женщина, жена старосты деревни, узнав о исцелении Дари, быстро разнесла эту новость и уже на следующий день к родителям Марка вновь явилась старуха, сопровождаемая молчаливыми девицами.
        Она долго осматривала отца, отмахиваясь от любых объяснений Лины. Марк видел, что амулет ведуньи вспыхивал бледным светом, когда старуха подносила его к ещё плохо зажившим ранам. Поцокав и что-то побормотав себе под нос, старуха ушла, не попрощавшись с хозяевами. Потом в доме появились охотники из картеля деревни. Их интересовало, когда отец сможет к ним присоединиться. Местный барон был весьма огорчен, что мужчины поселения стали приносить меньше добычи. Половина отстрела уходила барону, затем приличный куш забирал староста, а скудный остаток делился между семьями охотников.
        Поговорив о делах и получив внятный ответ Дари, мужчины ушли. Марк хотел помочь отцу скорее встать на ноги, но понимая, что его выздоровление и так привлекло слишком много внимания, передумал. Это могло навлечь на семью большие проблемы, тем более, что повод для тревоги уже был.
        От Марка не ускользнул любопытный взгляд жены старосты, брошенный на вязанку дров, которая спустя несколько дней все так же нетронуто лежала на прежнем месте. Марк понимал, что пройдёт совсем немного времени и у людей начнутся вопросы. Словно подтверждая его опасения, входная дверь открылась и впустила в их дом ворох пушистого снега и закутанного в шубу высокого, широкоплечего мужчину.
        - Здравствуй, Дари. - сказал мужчина, отряхивая плечи и развязывая меховой пояс. При появлении гостя отец Марка заметно напрягся. Вынырнувшая из каморки Лина переключила на себя внимание гостя. Завидев её, тот расплылся в улыбке и, кивнув головой, пробасил. - Здравствуй, хозяйка. Пустишь гостя отведать травяного отвара?
        Мужчина, не дожидаясь ответа, снял шубу и по-хозяйски прошелся по комнате в мокрых сапогах, оставляя за собой заметные потеки. Его цепкий взгляд задержался на горящей топке, перемотанной груди Дари и взволнованной Лине, копошившейся у печи. Закончив беглый осмотр, он поставил табурет в центр комнаты и, присев, тяжело вздохнул. Стараясь придать своему голосу дружелюбный тон, гость сказал:
        - Дари, я - староста деревни, поэтому обязан отреагировать на слухи, которые распространяются среди наших людей. Пойти меня правильно. - мужчина внимательно следил за реакцией Дари.
        - Что ты хочешь знать, Лукот? - спросил отец, приподнимаясь на локтях. Стиснув зубы, он облокотился на стену дома. - Ты удивлен, что я выжил?
        - И это тоже. - кивнув, ответил староста деревни и посмотрел на печь, в которой скакал огонь. - Говорят, вы без моего разрешения добываете дрова в лесу господина. Госпожа Риттая направила письмо в верховный храм с просьбой прислать к нам жреца Адрил…
        - Зачем? - Лина быстро повернулась, держа в руках две деревянные кружки с ароматным травяным отваром, который употреблялся здесь в качестве согревающего напитка.
        - Жрец должен проверить, все ли в порядке с вашим домом. - усмехнувшись, ответил староста. Староста заметил волнение женщины и вопросительно посмотрел на Лину, застывшую с кружками в руках. Протянув руку и взяв угощение, он продолжил. - Но пока жрец не прибыл, и вы не оказались под его властью, я хотел бы узнать, откуда у вас дрова?
        - Мы несколько месяцев откладывали связки и мало топили осенью. - сдержанно ответила мама, украдкой взглянув на Марка, сидевшего возле печи. - Сейчас, как видишь, Лукот, у нас осталась последняя вязанка.
        - Дело ваше, я только хотел помочь. - сказал староста. Отхлебнув из кружки, он причмокнул и покачал головой. - Дня через два здесь будет рыцарь Долтор и писари барона. Если до них дойдут слухи, к вам могут возникнуть вопросы. Ты знаешь, Дари, как они умеют получать признания.
        Глаза старосты прищурились, и он внимательно посмотрел на отца. Выдержав взгляд гостя, Дари сделал глоток напитка и, поставив кружку на скамью рядом с собой, внятно ответил.
        - Мне нечего скрывать, Лукот. Я тебе все пояснил.
        Староста натянуто кивнул и, поднявшись, подхватил свою шубу, с которой натекла большая лужа растаявшего снега. Быстро облачившись, он направился к выходу. Дверь жалобно скрипнула и вновь впустила в дом колючую стужу. Староста переступил порог и, обернувшись, подмигнул Дари, надеясь, что тот его правильно понял. Тут же опять приняв угрюмый вид, он сказал, покидая притихший дом.
        - Бежать не советую, сделаешь только хуже.
        Глава 5
        - Дари, что нам теперь делать? Они не оставят нас в покое! - едва за гостем закрылась дверь, спросила Лина. Она подошла к скамье и, осторожно присев рядом с отцом, посмотрела на него глазами полными слёз.
        - Похоже, они собираются на нас заработать. Надо уходить. - смотря перед собой, ответил Дари.
        - Куда? - громким шепотом спросила женщина. - Нам некуда идти… На улице лютый холод, а для Марка у нас нет даже тёплой одежды… Мы погибнем, Дари.
        Дом погрузился в гнетущую тишину. Марк смотрел на Лину и Дари и понимал, что из-за него их размеренная жизнь закончилась и сейчас над ними нависла реальная угроза. Если им повезет, и они смогут снять с себя подозрения ведуньи и надсмотрщиков барона, то люди в деревне, опираясь на жрецов, не дадут им всё равно спокойно жить. Жрецы, пользуясь своей властью, бездействием богом и исполняя чужую прихоть, с легкостью вершили людские судьбы.
        Раса людей всегда удивляла Улстора. Она поражала его своей искренней добротой и состраданием, и в то же время могла быть невероятно жестокой и безжалостной. Человека могли лишить жизни за незначительную провинность, а грабитель, насильник, тиран с легкостью избегал наказания. Во многих своих бедах люди были виновны сами, но с готовностью перекладывали последствия на кого угодно, только не на себя, даже не пытаясь проанализировать события.
        - Марк? - Дари медленно поднялся и подошел к Марку. Помолчав, словно подбирая слова, мужчина спросил: - Я не знаю, какой магией и колдовством ты обладаешь, но скажи, ты сможешь дать нам тепло в пути?
        - Что ты задумал, Дари? - покачала головой Лина. - Куда мы пойдём?
        - Туда, где ни жрецы, ни люди барона нас не смогут найти. Мы должны хотя бы попытаться спасти своего сына. Или ты хочешь сидеть и покорно ждать расправы? Разве ты не поняла, что за нас никто не заступится, наоборот, для многих это будет развлечением и поучительным примером. - жестко ответил отец, посмотрев на женщину. - В прошлом году мы сбились с пути во время охоты и случайно забрели в запрещённые земли, на окраину разрушенного города…
        - Не может быть… - вскрикнула Лина, вскинув руки к лицу.
        - Там на окраине есть несколько уцелевших домов. - он обнял жену и более спокойно продолжил. - В окрестностях города нет тварей, они не появляются в тех местах. Я знаю тропу, по которой можно незаметно туда пройти. Прошу, поверь мне, Лина, там мы будем в большей безопасности, чем здесь.
        - И сколько нам скрываться? - спросила она. Ее голос стал мягче и Марк понял, что она смирилась.
        - Я не знаю… Давай не будет загадывать. Иногда ситуация может измениться за очень короткое время. - ответил Дари и сильнее прижал к себе жену. - Пора собираться. Как только стемнеет, мы покинет деревню.
        Марка молча наблюдал за торопливыми сборами. Сложив немногочисленные пожитки, остатки крупы и вяленого мяса, Лина лихорадочно думала, как ей защитить от холода Марка. Дари, поглядывая на жену, готовил своё примитивное оружие: короткое копьё и лук с несколькими стрелами.
        Марк решил, что теперь уже не стоит заботиться о том, что их семью заподозрят в использовании магии, поэтому просто необходимо попытаться помочь родителям. Он вынул из своей рубашки три грубые нити, положил их перед собой и принялся за работу. Марк мысленно потянулся к своей силе и, выдернув из источника тонкую чёрную нить, переплел её с одной из нитей рубашки, образовав браслет. Следующей из источника сознания он достал красную нить и, связав ее со второй полотняной нитью, получил новый браслет. Третья белая нить источника соединилась с оставшейся нитью рубашки. Едва Марк сложил три мягких браслета, как они вспыхнули и слились. Марк протянул полученное изделие женщине, которая напряженно наблюдала за действиями сына.
        - Что это, мой мальчик? - удивлённо спросила она, присаживаясь рядом с ним и беря трёхцветный браслет. За её спиной тут же появился отец. - Это ты сделал, Марк?
        Марк кивнул, и показал на левое запястье женщины. Лина осторожно одела на руку браслет. Прошло несколько секунд и красная нить, вплетённая в браслет, ярко вспыхнула и тут же потухла.
        - Лина? - встревоженно спросил отец, вглядываясь в ее раскрасневшееся лицо. - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Странно…Такое приятное ощущение. Я чувствую, как по телу растекается тепло. - еле слышно сказала она. Её растерянный взгляд, заметавшись, остановился на довольном сыне.
        Улыбнувшись, Марк опустил голову и принялся за создание браслета для отца. Почему-то сейчас Марк вспомнил слова верховного тёмного бога, обучавшего его: «Дай людям крохотное чудо, и они будут молиться тебе день и ночь".
        Последние несколько сот лет Марку очень не хватало мудрой рассудительности наставника и их интересных разговоров. Верховный попечитель много рассказывал Улстору о мироздании, богах и их силе. Когда-то он спросил верховного тёмного бога, к какой стороне относятся его, Улстора, силы, и ответ поразил его, заставив взглянуть на мир другими глазами.
        "Мы не можем определить, какой появится следующий бог: светлый или тёмный. Это определяется при рождении бога из хаоса, из какой материи мироздания он будет соткан. Сильные верховные боги могут повлиять на процесс появления нового истинного бога, но им неподвластен контроль создания младших богов. Всё решает Хаос…"
        - Марк? - услышал он голос отца. - Мы готовы в дорогу.
        Дари держал в левой руке увесистую тряпичную котомку, а в правой - короткое копьё. Лук был закинут на плечо, а колчан прикреплён ремнями на пояснице.
        Быстро проверив правильность плетения, Марк протянул отцу браслет и такой же одел на свою руку. Лина подхватила на руки сына, и они уверенно направились к выходу.
        Глава 6
        Юркая синяя птичка, совершая короткие прыжки, непрестанно крутила головой с длинным коричневым клювом, стараясь поймать в лучах заходящего солнца мошкару, кружившуюся над бархатным мхом широкого выступа скалы. Маленькое пернатое чудо настороженно замерло, сопротивляясь внезапно налетевшим порывам ветра, который потревожил внизу сонные вековые деревья.
        Оглушительный раскат грома заполнил окружающее пространство, и потревоженный лес тут же отозвался звуками перепуганной живности. Искристая голубая молния ударила в каменный выступ, выбив облако серой пыли.
        - Куда же ты спрятался, Улстор? - устало проговорила Адрил. Её цепкий взгляд смотрел в уходящую даль горизонта, а длинные пальцы быстро шевелились, плетя белую паутину. Богиня раздраженно топнула ногой и раскинула вокруг почти невидимую сеть.
        Уже больше года она упорно шла по следу Улстора, оставленному в хаосе. Все чаще Адрил сбивалась, попадая на ложный путь. Мир Эл был последним, где след исчезнувшего бога окончательно обрывался, и она теперь не знала, куда ей направляться дальше. Не уничтожив Улстора, Адрил не могла вернуться к верховному богу Лотту. За этот промах ей ещё тысячу лет не дадут новый мир, оставив ее в непокорённом мире Лиори.
        Когда-то миром Лиори правили четыре мудрых бога: два тёмных и два светлых. Создав свой пантеон, они старались сохранить равновесие и баланс сил в своём мире, стерегли его покой и защищали от вторжения других богов. Больше трёх тысяч лет назад великий Лотту привел своих богов в мир Лиори и началась долгая, кровопролитная битва. В этой страшной войне правители Лиори потеряли почти всех младших богов, а пантеон Лотти сократился вдвое.
        Под натиском оставшихся своих богов верховный бог Лотти поведал о ценности мира Лиори. Он располагался на перекрёстке миров, поэтому из этого мира боги могли проходить сквозь вечный хаос в другие миры, не растрачивая силы, накопленные молитвами свои поклонников. Воодушевленные открывающимися перспективами, пантеон Лотти накинулся на старых богов мира Лиори с новой силой, обращая огромные города в руины, а цветущие нивы в высохшие земли…
        Адрил непроизвольно передёрнула плечами, вспомнив, как золотая стрела Лотти сразила могущественного тёмного бога Шимгата. После гибели Шимгата старые боги мира Лиори сильно ослабели, Рито и Игтор ушли, прекратив сопротивление и бросив свои создания. Бог Дорках попросил вернуть останки своего павшего брата Шимгата в обмен на то, что он уйдёт из мира Лиори, но высокомерный Лотти отказался.
        Два бога сошлись в неистовой битве. Измученная земля дрожала несколько дней, почерневшее небо рычало, изрыгая кривые молнии. Понимая, что верховный бог Лотти проигрывает, Адрил, вмешалась, нанеся тёмному богу удар в спину, а сверкающий золотом меч Лотти завершил бой, пронзил мощное тело Доркаха. Глаза тёмного бога ярко вспыхнули, и на свирепом лице появилась злобная ухмылка.
        - Мы создали этот мир из хаоса… - прогремел его голос. На губах Доркаха выступила чёрная кровь. - …и туда же мы его вернём…
        Рухнув на колени, Дорках что-то гортанно прокричал. Лотти рванул к тёмному богу, занося меч для удара, но тело Доркаха мгновенно исчезло, превратившись в темную густую жидкость, расползающуюся по земле. Масса бурлила и пульсировала, наступая на растерянных богов и заставляя их пятиться. Адрил впервые видела растерянность Лотти. Он словно загнанный зверь метался на границе кипящего месива, не зная, что делать.
        - Я не могу допустить, чтобы хаос поглотил столь необходимый для нас мир. - сказав он и взмахнув рукой, создал защитный купол над чёрной жидкостью. - Боги, мне нужны все ваши силы…
        Адрил медленно опустила руки, разрывая тонкие поисковые нити. В этом мире нет следов Улстора, а значит, ей придётся вернуться к Лотти ни с чем. Адрис огорченно прикрыла глаза и вдруг услышала монотонное бормотание своих жрецов из мира Лиори. Последний раз она так отчётливо слышала их, когда из закрытых земель пришли порождения хаоса.
        Лотти удалось только приостановить распространение хаоса, но даже совокупной мощи их богов не хватило, чтобы выкинуть его из мира Лиори. Хаос продолжал расти и поглощать этот мир, а созданный барьер лишь замедлил его продвижение. Непокорённые расы были уничтожены, каждый из богов возвёл свои храмы в медленно умирающем мире. Было принято решение, искать новые пригодные для жизни миры, куда с богами отправятся и верные люди.
        "Великая богиня Адрил, услышь наши молитвы…" настойчивый голос верховного жреца бубнил не переставая. "Мы взываем к тебе, прося помощи…" она уже хотела отмахнуться от назойливых причитаний, но чувство тревоги легонько кольнуло её, заставив насторожиться. "Порождение тёмных богов оскверняет твои священные земли, могучая Адрил…"
        Глаза богини моментально стали белыми, а вокруг заплясали молнии. Яркая вспышка и голубая стрела сорвалась с каменного выступа, устремившись в высоту неба. Волнение Адрил неустанно росло, она рвалась к миру Лиори, удерживая голос своего жреца. Мгновение и голубая молния с оглушительным треском ударяет в поверхность мира Лиори.
        Перед ней на коленях стояли сотни жрецов в бело-голубых мантиях. Ближе всех находился седовласый старик, служивший ей уже сотню лет и на чистые молитвы которого она иногда отвечала. Завидев свою богиню, старик ахнул и, приложив лоб к сухой земле, забубнил с новой силой.
        - Встань, жрец. - спокойно сказала Адрил, глядя на старика. Она видела, что изношенному телу было тяжело быстро выполнить её приказ. Поднявшись, старик удивлённо посмотрел на жрецов, продолжавших свои молитвы. Адрил усмехнулась и пояснила растерянному старцу. - Только ты видишь меня.
        - Великая богиня Адрил… - начал старик. Подняв взгляд, он едва снова не рухнул на колени, но Адрил остановила его.
        - Что стряслось на этот раз? - спросила она, чувствуя, что начинает терять терпение. Общение со смертными всегда тяготило её и вызывало едва сдерживаемое раздражение. Вместо ответа старик указал своим кривым пальцем за её спину. Резко обернувшись, она непроизвольно сделала шаг назад, почувствовал старую рану на своем бедре. - Улстор… здесь?
        Глава 7
        Марк с интересом смотрел на свою босую ногу, погружённую в белый пушистый снег, который быстро таял, превращаясь в воду. Едва нога Марка покидала сугроб, влага тут же замерзала, а в оставленный след устремлялись ажурные снежинки, засыпая улики баловства. Разыгравшаяся снежная буря обещала надёжно отрезать их от возможного преследования, а небольшое плутание по лесу должно окончательно запутать настырную погоню.
        Они спустились в узкий длинный овраг, больше напоминающий трещину земли. Такие разломы неизбежны во время битвы богов, а значит, и этот мир тоже пал под натиском пантеона Лотти. От нахлынувших воспоминаний губы ребенка гневно сжались.
        - Лина, надо идти дальше. - устало сказал отец, тяжело поднимаясь на ноги. Марк посмотрел на женщину, которая кивнула в ответ, но даже не пошевелилась: три часа пути совершенно вымотали её. - Потерпи, хорошая. Осталось немного. Тихо…
        Отец быстро сбросил на землю мешок с вещами и, перехватив копьё, стал всматриваться в окружающую белую пелену. Сквозь заунывную песню ветра Марк тоже отчётливо услышал мягкие и осторожные шаги, выдаваемые сухим скрипящим снегом. Не прошло и минуты, как раздалось глухое рычание, показался размытый силуэт, а через мгновение перед ними замерла крупная серая хищница, украшенная редкими черными полосами.
        Марк сделал неуклюжий шаг в сторону рычащего зверя.
        - Игтерк агхан. - четко проговорил он на языке темных богов. Хищник, прижав уши, опустил голову и вытянулся на снегу.
        - Марк, не подходи к нему. - крикнул отец и, хромая, направился к Марку. Дари обошел зверя и, понимая, что тот не собирается нападать, удивлённо спросил Марка. - Что ты ему сказал, сынок?
        - Надо идти. - коротко отозвался Марк.
        - Я уже не дождусь, когда смогу получить хоть какой-то вразумительный ответ. - мужчина с трудом оторвал взгляд от хищника и пошел за Марком.
        То, что для Марка было совершенно понятным и естественным, у людей вызывало панику и вопросы. Эти животные были созданы тёмными богами и встречались почти в каждом мире, отличаясь между собой окрасом. Эти хищники должны были умерить любопытство смертных и оградить их от путешествий в земли, где им не следует быть. Поддерживать запрет силой богов считалось расточительством, намного проще создать десяток таких туаров, которые размножатся на территории и будут строго выполнять поставленную задачу.
        Но сейчас Марка волновало другое. Если туары здесь бродят, значит, какой-то тёмный бог прошлого не желает посещения этой территории. А может он вообще уже вошёл в пантеон Лотти? Необходимо быть очень осторожным. Не успел Марк сделать шаг, как что-то знакомое кольнуло его в области груди. Прислушавшись, он чуть не вскрикнул: он отчётливо почувствовал свою частицу, оторванную от него хаосом и заброшенную в этот мир.
        - Что случилось, Марк? - насторожился отец, заметив, что тот подпрыгнул на месте. Мужчина в одной руке держал копье, а другой придерживал измученную Лину. Заметив взгляд Марка, Дари виновато пояснил: - Нет сил, сын. Я потом вернусь за вещами. Пойдём, осталось совсем немного.
        - Хторкас. - тихо сказал Марк и в ту же секунду хищник сорвался с места и скрылся в завихрениях метели. Родители посмотрели вслед животному и тронулись в путь.
        Казалось, что цель близка, но идти пришлось ещё несколько часов. Три раза они останавливались, собирая остатки сил. Дари, волнуясь за жену, попросил сына как-то уменьшить усталость Лины, но Марк отрицательно покачал головой. Чувство тревоги нарастало как снежный ком, заставляя ускорять движение. Марк уже хотел разрушить их браслеты, но мысль, что они могут замерзнуть, остановила его. Он знал, что именно эти магические изделия могли привлечь внимание к ним.
        - Надо идти. - разборчиво сказал он, в очередной раз ругаясь на то, что люди так медленно растут. - Меня ищут.
        Сейчас в этом не было сомнений. Марк чётко ощутил своего врага: Адрил искусно раскинула по миру свои поисковые сети. Со стороны это выглядело довольно комично: маленький ребенок в длинной рубашке постоянно подгонял своих родителей, держа перед собой ладони, сложенные друг над другом. В его руках горело чёрное пламя, а губы Марка шевелились, читая старые заклинания магов из мира Лиори. Это был единственный способ скрыть себя и родителей от взора богини. Едва он применит свою силу бога, она тут же обнаружит его и тогда уже Улстору гибели точно не избежать. Он очень рассчитывал на то, что Адрил не обратит внимания на крохотный всплеск грязной энергии.
        - Марк, бери немного левее. - направлял его отец.
        Когда первые лучи светила выглянули из-за горизонта они вышли на полуразрушенную каменную дорогу. Руины зданий, обрамленные белыми шапками, выглядывали из снежных намётов и свысока смотрели на путников. Ветер постоянно уносил снег с дороги, поэтому идти стало легче. Ещё через час они остановились на перекрёстке улиц.
        - Сюда. - тяжело дыша, сказал отец, указав направо. Спустя пару десятков метров, им начали попадаться более уцелевшие дома, а вскоре они остановились около хорошо сохранившегося дома. - Вот этот дом.
        Этот дом отличался от других зданий города. При его строительстве использовался крепкий камень, который был явно не из этой местности. Не выдержали влияния времени только двери и оконные рамы, демонстрирующие свою изношенность. Дари осторожно миновал дверной проём, за ним, вытянув шею, в дом заглянула и Лина.
        Марк огляделся по сторонам и уже собирался присоединиться к ним, как вдруг его взгляд замер на полуразрушенной статуе недалеко от дома. Голова изваяния смотрела в сторону Марка…
        - Шимгат… - прошептал Марк и направился постаменту. Это была статуя верховного тёмного бога, принявшего Улстора в мир Аскад. Он дал ему знания, уверенность и уберег от непоправимых ошибок, оставив подарок, который спас Улстору жизнь. Здесь Улстор должен был переродиться, а Шимгат вновь взял бы его под свою опеку.
        Марк не заметил, как по его щекам потекли слёзы, что было уделом только слабой человеческой расы. Улстор ощутил всю горечь потери, и лютое негодование захлестнуло его. Как Лотти смог победить столь могущественного тёмного бога?
        - Шимгат - я твое продолжение… - прошептал Марк на древнем языке.
        Глава 8
        Сидя в небольшой комнате перед камином, Марк смотрел на оранжевые языки пламени, которые недовольно облизывали сырые дрова. Лина из тонких веток связала веник и упорно пыталась избавить дом от спрессованного слоя пыли. Дари пристроил возле холодного окна широкую полку, на которой разместились скудные запасы семьи, затем принес несколько охапок мелкого хвороста и соорудил широкую постель, куда уставшие путники обессиленно упали. Пошли вторые сутки их обитания в новом доме.
        Не слушая протестов Лины, утром Дари ушел на охоту, надеясь обеспечить семью мясом непуганой дичи, а Марк продолжал размышлять над тем, как ускорить собственный рост и увеличить мощь тела. Без использования прежней силы тёмного бога сделать это было невозможно, но мудрый Шимгат и сейчас напомнил своему ученику: "Не торопи людей и тогда они смогут избежать многих ошибок". А навредить своему хрупкому смертному телу Марк точно не хотел.
        - Марк, ты меня слышишь? О чем ты задумался, сынок? - над ним склонилась Лина, держа в руках единственную деревянную тарелку. Крохотный комок каши уныло расположился рядом с упитанной птичьей ногой. Приятный запах теплой еды наполнил комнату, возвращая жизнь этому дому. - Поешь, мой родной, и перестань так надолго замыкаться в себе. Тебе нужно отдохнуть.
        Лина поцеловала ребенка и, отдав сыну тарелку, вернулась к отцу, продолжив их негромкий разговор. Марк и сам не заметил, как просидел весь день, погрузившись в свои мысли, что совершенно недопустимо. Адрил не прекратит поиски, а значит, может появиться в любой момент. Марк вздохнул, понимая, что до тех пор, пока он не вернёт себе хотя бы половину своей силы, он должен жить как человек: спать, есть и беречь свою жизнь.
        Он неторопливо ковырялся в тарелке, отрывая куски мяса и отправляя в рот. Проглотив половину пресной еды, Марк отставил тарелку, сел на колени и прикрыл глаза.
        Одноцветное пространство сменилось яркими красками, привычными для Улстора. Он чувствовал, что его частица зовёт его и через минуту Марк точно знал её расположение. Она была здесь, в городе, всего пятистах шагах от их нового дома. Но как бы он не желал вернуть её, сейчас это было невозможно. Любой всплеск чистой энергии привлечёт внимание Адрил, а Марк слишком слаб, чтобы отправиться в мертвый город, где может подстерегать неожиданная опасность.
        Марк решил, что будет ждать столько, сколько потребуется. Жизнь смертного коротка и хрупка, а дорога бога вечна, поэтому несколько лет ничего не изменят. Едва его тело окрепнет, он отправится в путь…
        - Марк? - услышал он голос матери и открыл глаза. - Хочешь, я расскажу тебе сказку?
        В глазах женщины было столько любви и нежности, что Марк не посмел отказаться. Эти люди мечтали о рождении долгожданного ребёнка, а вместо него получили создание, к которому уже не знали, как относиться. Отец, поглядывая в их сторону, выгребал из камина золу и готовил новые дрова.
        - Хочу. - еле слышно ответил Марк и Лина ласково обняла ребенка. Он не видел лица женщины, но знал, что она плачет.
        - Когда-то очень давно немилосердные боги… - её голос звучал так мягко и уверенно, что Марку стало действительно интересно. Лина поведала ребенку легенду, преподнесенную людям рассудительными жрецами.
        Марк внимательно слушал рассказ, черпая для себя необходимую информацию о мире, в котором он получил второе рождение. Ведь все события, происходящие вокруг, отражаются в многочисленных повествованиях людей. Со временем они часто меняют смысл событий, но продолжают хранить в себе полезную суть, недостаток которой Марк ощущал довольно остро.
        Слушая Лину, он не заметил, как плавно погрузился в спокойный сон. Как бы Марку не хотелось, но пока он был больше человеком, чем богом и должен научиться восстанавливать силы во время сна. Уже сквозь расслабляющую дрёму, он почувствовал на лице губы матери и услышал её тихие слова:
        - Я очень люблю тебя, мой дар богов…
        Глава 9
        - Подожди еще немного, сынок, не спеши. - прошептал отец, осторожно присев рядом с ним.
        Марк чувствовал, как нетерпеливо подрагивает наконечник его стрелы, готовый в любой момент поразить мелкую шуструю цель. Прошло четырнадцать лет их жизни в мертвом городе, и Марк превратился в крепкого смышленого парня, который ежедневно предавал свое тело тренировкам, готовясь к скорому путешествию. Каждый ушедший год ослаблял следы Марка в пространстве и почти не оставил шансов Адрил настичь беглеца, а значит, очень скоро он сможет отправиться в центр разрушенного города.
        С лёгким свистом стрела сорвалась и, пройдя между веток, попала точно в голову зайца, заставив его сделать высокий кувырок. Все эти годы Марк практически не пользовался своей силой бога, обучаясь жить человеческой жизнью.
        - Молодец, парень. Скоро будет готова новая партия шкур. - отец похлопал Марка по плечу и, продираясь через густые кусты, поспешил к подстреленной живности.
        Покинув деревню, около года семья Марка питалась только мясом. Дари выделывал шкуры, размышляя о том, как бы обменять их на любое зерно или крупу. Не найдя лучшего решения и неуклюже успокоив взволнованную жену, Дари отправился в деревню. Его не было более трёх суток. Лина изводила себя, рисуя в голове страшные картины, но на четвертые сутки Дари благополучно вернулся с двумя большими мешками. Добравшись до деревни, он несколько часов лежал в лесу, опасаясь входить туда засветло. Уже начало вечереть, когда Дари увидел на дороге старика Витто. Тот возвращался из соседнего поселения, где жила его дочь. Узнав от него последние новости, Дари похвалил себя за предусмотрительную осторожность. Уже больше недели в деревне лютовала госпожа Риттая с двумя прибывшими жрецами. Они заглянули во все углы каждого дома, подозревая жителей в пособничестве поклонникам бога Доркаха. С тех пор как семья Дари покинула деревню такие обыски стали регулярными.
        Выслушав Витто, Дари попросил его передать старосте, что он будет ждать его здесь. Старик продолжил путь, а Дари на всякий случай поменял место своего убежища, сместившись немного в сторону. Время шло, а старосты всё не было. Солнце уже закончило свою вахту в недолгий зимний день, передав ночи бразды правления, когда Дари заметил силуэт человека, быстро идущего по дороге. Остановившись у поваленного дерева, Лукот осмотрелся вокруг.
        Выждав несколько минут и убедившись, что за старостой не следят, Дари вышел из укрытия и поприветствовал его. Лукот поведал о растущих налогах, постоянных слежках жрецов и слухах о грядущей войне между королевствами. От охотничьего картеля деревни осталось меньше половины: барон призвал людей на службу.
        Лукот спешил, поэтому, быстро осмотрев шкуры и поворчав на плохую выделку, согласился на обмен. Немного поторговавшись с Дари, староста ушёл, договорившись, что утром старик Витто вновь будет ехать в соседнюю деревню и заберёт у Дари мешки с шкурами, оставив взамен запрошенный товар.
        После этого Дари ещё раз ходил в деревню, но из-за начавшейся войны и непомерных налогов и поборов деревня быстро обеднела, и менять шкуры стало не на что.
        - Марк, согласись, ранняя весна очень красива. Очень надеюсь, что война закончилась. - сказал Дари, отточенными движениями потроша убитого Марком зайца. - Накопилось уже достаточно товара для обмена или продажи, а зимняя шкура зайца ценится очень дорого.
        - Согласен, отец. Сегодня у нас будет мясная похлёбка… - отозвался Марк. Следя за отцом, он предвкушал аппетитный ужин. - Маме тоже надо пошить шубу, а то…
        - Тихо… - быстро сказал отец. Он резко поднял руку с окровавленным ножом и прислушался. - Марк, уходим очень тихо.
        Дари ловко накинул петлю на шею мёртвого зайца и привязал трофей к поясу. Вытерев нож о прошлогоднюю траву, он вернул его в ножны и, подхватив короткое копьё, пригнулся и быстро направился к ближайшим кустарникам. Держа колчан с остатками стрел, Марк последовал за ним.
        Через сотню шагов, он и сам услышал голоса. Разобрать слова с такого расстояния было невозможно, но крики давали точное направление. Подобравшись к оврагу, заросшего густой порослью, Дари опустился на землю и несколько метров прополз на животе. Просунув голову между гибкими ветками кустарника, он замер. Дождавшись знака отца, Марк последовал за ним и вскоре оба наблюдали за странной картиной внизу оврага.
        По просевшему снегу шла женщина в изношенном платье с большим мешком за спиной. На руках она держала ребёнка, замотанного в тёмно-серое покрывало, «украшенное» десятком темных латок. Прикрывая голову ребёнка, женщина что-то бормотала ему, стараясь успокоить, но её суетливые движения говорили, что она чем-то сильно напугана.
        Вскоре охотники увидели крупного широкоплечего мужика в крестьянской одежде, державшего перед собой вилы. Он пятился спиной, часто оборачиваясь и поглядывая на женщину. Марк немного сдвинулся, желая рассмотреть, что так напугало людей, но крепкая рука отца остановила его. На лице Дари заиграли желваки, и он прошептал.
        - Жрец и колдун преследуют Пита. Боюсь, мы не сможет ему помочь. - глухо сказал Дари.
        Преодолев сопротивление отца, Марк снова всмотрелся в овраг. Недалеко от Пита стоял колдун в длинной накидке с высоким воротником, закрывающим шею. Его лицо не выражало никаких эмоций, руки были сложены на груди. Пространство вокруг колдуна было мутно-серого цвета и словно стонало. Позади него, тяжело дыша, топтался упитанный жрец в белой мантии. Его лысую голову покрывали капли пота, которые он постоянно стряхивал. Пожевав пухлые губы, жрец поднял над головой какой-то амулет и раздраженно прокричал, глядя на испуганных крестьян.
        - Именем великой богини Адрил, я приказываю вам подчиниться. - жрец немного отпустил амулет и, сделав несколько шагов, закричал с новой силой. - Ваше дитя - ведьма, а значит должна быть отдана храму. Таков закон великой богини Адрил…
        Пит, сорвавшись с места, метнул вилы в преследователей. Увесистое орудие устремились к жрецу, но, немного не долетев до цели, ударилось о невидимую преграду и разлетелось на куски. Колдун медленно вернул вытянутую руку к груди и застыл, ожидая распоряжений служителя богини. Лицо жреца покрылось гневными красными пятнами. Он указал в сторону Пита толстым пальцем, и уже открыл было рот, но издал только невнятные, булькающие звуки.
        Колдун резко обернулся и машинально дёрнулся, отступая назад. Жрец, продолжая клокотать, тяжело шёл к нему, зажимая руками рану на шее, из которой торчала гладкая стрела. Споткнувшись, жрец взмахнул руками и, заливая кровью белые одеяния, упал навзничь.
        Воздух вокруг колдуна загудел с новой силой. Он лихорадочно заметался, пытаясь отыскать наглого стрелка. Черная точка на краю оврага привлекла его внимание, но в ту же секунду он почувствовал жгучую боль: мощная стрела, не встретив сопротивления магического щита, вошла точно в сердце колдуна, оборвав его взволнованный ритм. Лишь на долю мгновения он успел увидеть мрачный взгляд парня, опускавшего охотничий лук.
        Глава 10
        Марк спокойно смотрел на поверженное тело колдуна. Если бы в прошлой жизни ему сказали, что он будет рисковать собой ради людей, он бы рассмеялся.
        - Марк…, зачем? - поднимаясь на ноги, спросил отец. Марк понимал тревогу отца. Смерть жреца и колдуна не останутся незамеченными, а значит, виновных обязательно начнут искать. Но Марк не жалел о поступке. Услышав имя ненавистной богини, он вложил в свою стрелу нерастраченный гнев за гибель наставника и устоявшегося мира. Дари удрученно покачал головой и пробормотал: - Может ты и прав, сын. Мы тоже прошли этот путь, но я очень боюсь тебя потерять.
        Дари и Марк покинули свое укрытие и, спрыгнув в овраг, направились к телам жреца и колдуна: необходимо забрать стрелы, пропитанные силой Улстора. Чары колдуна ничего не стоят против силы бога даже в таком слабом человеческом теле.
        Дари подошёл к Питу и они о чем-то зашептались. Женщина, не отпуская ребенка, настороженно следила за мужчинами. Марк подошел к колдуну, вырвал из его груди стрелу и отправил в колчан. Возле тела жреца лежали монеты, которые выпали при падении. Стараясь не прикасаться к служителю богини Адрил, Марк собрал ценный для людей металл и бросил в кожаный мешочек.
        - Марк, уходим. - окликнул его отец и махнул рукой.
        Марк, держа дистанцию, двигался следом. Как только фигуры людей скрылись за изгибом оврага, он остановился и обернулся назад. Тела жреца и колдуна окутало чёрное пламя, и через несколько секунд на их месте остался только пепел. Налетевший ветер послушно подхватил легкую ношу и унес её, вернув потревоженной природе прежний вид. Усмехнувшись, Марк поспешил и вскоре догнал усталых путников.
        Марк обратил внимание, что отец вёл их не коротким путём, а сделал большую петлю, пройдя совсем рядом с руинами города. Дважды они останавливались, и отец показывал Марку знакомые следы туаров. Не успели они пройти и сотню метров, как обнаружили нечто странное.
        На влажной земле чётко отпечатались следы крупного животного, которое ходило явно на двух ногах. Дари, опираясь на знания охотника, утверждал, что вес пришельца составлял около двухсот килограмм, тот прихрамывает на правую конечность и опирается на увесистую палку. Последнее совершенно разволновало Дари.
        - Отец, как думаешь, кому могут принадлежать эти следы? - тихо спросил Марк.
        - У меня только одно объяснение. - сказал Дари. И помолчав, посмотрел на подошедшего Пита. - Оно пришло из закрытых земель. Это порождение тёмного бога Доркаха. Мы должны немедленно вернуться домой.
        Дари так волновался за жену, что остаток пути преодолел почти бегом. Тяжело дыша, они вышли на каменистую дорогу, на которой веселыми пятнами ощетинилась молодая трава. Еще несколько минут пути и показались знакомые стены дома. Отец удовлетворенно выдохнул, видя, что двери, собранные из молодых деревьев, оказались на месте.
        - Пит, Дасия… - они почти подошли к дому, когда двери, удерживаемые толстыми кожаными петлями, отворились, и на пороге показалась взволнованная Лина. - Как вы здесь оказались? Что произошло? Проходите, проходите…
        Все скрылись в доме, а Марк направился к своему любимому месту. Присев на большой камень, он подтянул к себе колени и посмотрел на голову статуи, которая одиноко лежала у основания постамента. Марк часто сидел рядом с ней, рассказывая старому другу о прошедшем дне, тревогах и планах. Иногда ему казалось, что каменные глаза бога оживают мягким светом, но присмотревшись, понимал, что это всего лишь игра солнечных бликов или мягких отблесков белой луны. Родители Марка настороженно отнеслись к его общению с изваянием, но вскоре свыклись и уже не спрашивали его, зачем он тревожит мёртвых богов.
        - Сегодня я убил жреца Адрил. - тихо сказал Марк, глядя на волевое лицо статуи. - Я не знаю, верно ли поступил, но я должен был помочь этим людям…
        - Ты все правильно сделал, сын. Не сомневайся. - Дари подошел к сыну и провел рукой по его густым волосам. Присев рядом на камень, он сказал: - Прости меня за мою нерешительность, но еще никому не удавалось убить жреца и избежать наказания за это. Я испугался за тебя. Ты - самое ценное, чем одарила нас жизнь.
        - Я понимаю, отец. - тихо прервал его Марк.
        - Иногда я забываю, насколько ты у нас особенный. - Дари посмотрел на голову статуи. - Когда ты собираешься уходить?
        - Откуда тебе это известно? - Марк насторожился, прислушавшись к окружающему миру, но всё было спокойно.
        - Просто знаю… - коротко ответил он. - Все эти годы я ни о чем не спрашивал тебя. Не буду задавать вопросы и сейчас. Просто дай мне ответ.
        - Через два года. - ответил Марк. Плечи Дари сразу осунулись, как будто его ударили, а взгляд стал потухшим.
        - Значит, у нас есть два года. Только два года. Всего лишь - два… - мужчина встрепенулся и, посмотрев на Марка, обнял его. - Пойдём, сын. Мама ждет нас к ужину.
        У дверей дома отец остановился и сказал:
        - Это изваяние тёмного бога, правящего в давние времена. Жрецы Адрил сделали всё, чтобы его имя было стёрто в этом мире. - взгляд отца всего на мгновение стал цепким и колючим. - Постарайся сейчас, когда у нас семья Пита, поменьше бывать возле статуи.
        - Шимгат. - тихо прошептал Марк, глядя на отца.
        - Что? - настороженно переспросил тот.
        - Его имя - Шимгат. - повторил Марк и протиснулся в приоткрытую дверь.
        Глава 11
        - Марк, я боюсь, пошли домой. - захныкала Камиль, уцепившись за рубашку Марка.
        - Тихо. Никогда больше не пойдешь со мной! - прошептал Марк, даже не взглянув на белокурую девчонку. - Жди меня здесь.
        Он подтолкнул Камиль к ребристой поваленной колонне, в середине которой отсутствовал значительный кусок камня, образовав широкое углубление. Эта пятилетняя бестия ходила за ним повсюду, не оставляя его ни на минуту. Даже сейчас, когда он решил ранним утром пойти в разрушенный город, она неожиданно оказалась за его спиной, игнорируя его просьбы.
        Не успели они пройти и две сотни шагов по центральной улице, как пришлось срочно искать укрытие. Учуяв их запах, к ним направилось одно из существ, поселившихся в разрушенном городе около двух лет назад. Тогда они впервые обнаружили их трехпалые следы, позже стали все чаще замечать их присутствие в самом городе, а через месяц Марк столкнулся с этими существами. Их рост превышал два метра, неестественно маленькая голова почти утопала в широких плечах, мощный торс и мускулистые конечности покрывала грубая зелёная кожа. Тогда Марку удалось остаться незамеченным: существа были увлечены поглощением убитого туара.
        Чёрные крохотные глазки твари пристально осматривали руины, две широкие ноздри приплюснутого носа шумно прогоняли воздух. Приподняв голову, существо посмотрело в сторону Марка, укрывавшегося за обломками стены здания. Раскрыв огромную пасть, снабженную зубами-иглами, тварь бросилась к нему, выбивая камни из уцелевших стен.
        Марк достал стрелу, макнул её наконечник в источник своей силы и, затаив дыхание, прицелился. Пальцы уже начали отпускать тетиву, как вдруг существо резко сменило направление и повернуло направо. Раздался грохот рухнувшей преграды и неистовый рёв двух глоток.
        Густая пыль еще даже не начала оседать, когда из неё выскочил туар. Опустив голову и расставив сильные лапы, он оскалился. Вслед за ним на дорогу выпрыгнуло вопящее существо. Остановившись на мгновение, оно бросилось к туару, сцепившись с ним в мускулистый клубок. Ловкость и когти против чудовищной силы, закованной в бугристую кожаную броню.
        Крутнувшись, существо оторвало от себя рычащего туара и с силой швырнуло его в каменную стену. Победно мотнув головой, тварь двинулась к раненому животному, но, сделав широкий шаг, захрипела и схватилась руками за горло. Не понимая, что произошло, существо покачнулось и грузно рухнуло, заливая каменную мостовую зелёной кровью.
        Туар не прекращал попыток подняться, но задние лапы не слушались его. Преодолев несколько метров на передних лапах, он замер, тяжело дыша. Марк высунулся из-за укрытия, но тут заметил, что в конце улицы появилось второе существо. Нервно подергиваясь, оно слушало пространство. Удовлетворенно рыкнув, тварь направилась к месту схватки. Заметив приближение нового противника, туар сделал очередную попытку подняться, которая также не увенчалась успехом. Понимая свою безысходность, животное повернулось к твари и громко зарычало.
        - Он умрёт? - рядом с Марком стояла Камиль, размазывая по лицу слёзы негодования.
        Вскинув подготовленный лук, Марк прицелился. Тетива сыграла тихую мелодию смерти и отправила стрелу в бегущее существо. С лёгким свистом наконечник стрелы впился точно в правый глаз твари, заставив существо вскинуть голову и зарыться в каменную кладку улицы. Камиль радостно захлопала в ладоши, готовясь бежать к туару, но Марк успел придержать её.
        До тяжело дышавшего хищника оставалось меньше десятка шагов, когда из руин выскочили два мохнатых шарика. Они словно вихрь налетели на раненого туара. Громко вопя писклявыми голосами, они бестолково тыкались в животное, пытаясь его поднять.
        - Камиль, стой здесь. Если я сказал стоять, то это означает - стоять. Ты поняла меня! - жёстко приказал Марк, подходя к раненому хищнику. Туар пристально следил за ним, готовясь совершить последнюю в жизни атаку. Отодвинув в сторону шипящий комок, Марк опустился на колени. Стоило ему коснуться своей силы, как котята стали смирными и виновато попятились назад. - Терпи, красавица. Сейчас будет немного больно.
        Марк положил руку на голову туара и с его пальцев сорвались тонкие чёрные нити, которые начали оплетать животное, наполняя его живительной силой. Туар возмущенно зашипел, выпустив из массивных лап длинные когти. Марк тоже скривился, получив и свою порцию боли: человеческое тело не предназначено для подобных действий и едва выдерживало волну божественной силы.
        Вылечить туара Марку было довольно просто, так как они были созданы тёмными богами для сражений и охраны их владений на земле. Прошла минута и Марк убрал руку, разрывая чёрные нити, которые тут же растворились в воздухе. Туар тряхнул головой, уверенно поднялся на лапы и посмотрел Марку в глаза.
        - Рахдор мерид. - туары понимали только язык древних тёмных богов. - Ты свободна. Руины города не лучшее место для выращивания потомства.
        Хищница рыкнула на своих детёнышей и послушно скрылась в руинах города.
        - А ты научишь меня лечить? - спросила Камиль, настойчиво просовывая свою ладонь в руку Марка.
        - А ты будешь когда-нибудь слушаться? - вопросом на вопрос ответил он и посмотрел в сторону высокого уцелевшего здания с чёрным шпилем. - Мне необходимо осмотреть это сооружение.
        Глава 12
        Скрип ржавых петель, раздирая слух, мгновенно заполнил пустоту храма. Опережая Марка, в приоткрывшуюся дверь ворвались любопытные лучи света. Марк замер, прислушиваясь к окружающему пространству. В любой момент он был готов применить свою окрепшую мощь тёмного бога, рвавшуюся на волю.
        Чем ближе он подходил к храму, тем отчётливее осознавал, что произошло здесь. Богиня Адрил неистово уничтожала храмы чуждых богов, убивая их служителей и поклонников. Все статуи великого бога Шимгата были разрушены, а изображения выжигались так, что плавился камень. Но в этом храме почти отсутствовали следы разрушения, а значит, Адрил почему-то не смогла или не захотела завершить начатое.
        - Их было четверо. - осматриваясь, Марк представлял величие этого храма. На высоких стенах были изображены боги, правившие миром Лиори, а на потолке просматривалось лицо бога Шимгата, в честь которого воздвигнут этот храм. - Верные жрецы до конца исполнили свой долг, молясь Шимгату до последнего вздоха. - произнес Марк, глядя на два десятка человеческих останков, лежавших вокруг треснутого алтаря. Широкий алтарь находился на возвышении, к которому вела пологая каменная лестница, покрытая нетронутым слоем пыли. Скамьи, подсвечники с оплавленными свечами, потухшие факела, утварь и покрывала остались на прежних местах и словно дожидались чего-то в заброшенном храме.
        Марк сделал несколько осторожных шагов, тревожа сонную пыль. Камиль следовала за ним, крепко держась за подол рубашки Марка и не забывая вертеть светловолосой головой.
        - Там что-то есть. - сказала она, указывая в сторону возвышающегося алтаря.
        - Я знаю. Стой здесь. - ответил Марк и удивленно посмотрел на Камиль. Он чувствовал, что на алтаре находится его часть, заброшенная хаосом в этот мир, но почему это чувствует и Камиль, он не понимал.
        Марк осторожно поднялся на верхнюю площадку алтаря, где лежали истлевшие останки жрецов. Многие из них так и умерли в молитвенной позе. Тело верховного жреца сидело, облокотившись о высокий постамент. На его седых волосах красовался золотой обруч в виде змеи, голова которой мирно покоилась на её хвосте.
        Марк уже протянул руку к обручу, как вдруг его взгляд остановился на запыленной поверхности алтаря. В его центре лежал чёрный предмет, похожий на кусок обожженного камня. Марк положил его себе на ладонь и тут же ощутил приятное тепло. Чёрные грани камня будто подмигнули ему и, растекшись по руке, быстро впитались в кожу.
        Марка словно что-то пронзило. Он застонал, чувствуя, как под ногами задрожал пол. Сверкающая молния спиралью обвилась вокруг Марка, создав искристый поток, вихрем пронесшийся по храму. Сметая вековую пыль, он зажег факелы и свечи, окрасил лики богов яркими цветами.
        Губы Марка тронула лёгкая улыбка: сила младшего бога возвращалась к нему. Совсем немного и прежнее могущество вернется к нему. Тогда он познает всю прелесть мести за себя и своего учителя Шимгата. Воздух возле алтаря сгустился и перед Марком появился тёмный мужской силуэт в длинной мантии и золотой змеёй на голове.
        - Мой господин. - сказал призрак жреца, склонив голову. Изумрудный глаз змеи в его обруче сверкнул зелёным огнем. - Мы до последнего вздоха исполняли свой долг, но великий бог Шимгат не смог принять нас в свои чертоги…
        Едва зазвучал монотонный голос призрака вокруг него стали формироваться новые силуэты. Их становилось все больше, десятки превращались в сотни. К жрецам присоединились бывшие жители мёртвого города, и храм быстро наполнился призраками, смотревшими на Марка пустыми, безжизненными глазами.
        - Марк, мне холодно Я хочу к тебе. - послышался жалобный голос Камиль. Бледная девчонка, опустив голову, устремилась вверх по ступеням, рассекая поток серых призраков. Ухватив Марка за руку, она спросила: - Это призраки? Что им надо?
        - Мы ищем пристанище… - вместо Марка ответил верховный жрец. Опустив голову, он посмотрел на маленькую Камиль. - Даже после смерти мы продолжали служить великому богу Шимгату, охраняя его храм. Пришло время покинуть мир живых. Отпусти нас, господин.
        - Вы выполнили свой долг и остались преданны великому богу Шимгату. Он всегда гордился вами и яростно защищал вас. Я благодарю вас и отпускаю… - тихо ответил Марк. Вытянув руку, он раскрыл ладонь, и на ней появилась черная спираль. Взвившись вверх, она выбросила сотни черных нитей, которые касались призраков и мгновенно растворяли их, отправляя в мир мертвых. Держать крохотный портал открытым Марку было еще сложно, хрупкое человеческое тело было не готово к такому объёму энергии.
        - Марк, потерпи, их осталось совсем немного. - затараторила Камиль, не забывая крепко держаться за одежду Марка.
        - Благодарю… - прошелестел голос жреца, и воздушный вихрь с громким хлопком закрылся.
        Опустившись на колени, Марк прижал к груди ноющую руку. Прямо у его ног лежал обруч верховного жреца Шимгата, оставленный ушедшим призраком.
        - Ой, мама! - неожиданно вскрикнула Камиль, прижав руки к губам.
        Глава 13
        Марк бежал через мёртвый город, держа на руках Камиль и испытывая на прочность человеческое тело. Ноги уже не слушались, дыхание перехватывало грудь, а изматывающая боль в боку заставила его остановиться.
        Они не добежали совсем немного. Поставив Камиль на ноги и взяв её за руку, Марк медленно продолжил путь, пытаясь отдышаться. Остановившись, он тихо выругался, вспомнив, что оставил лук в храме рядом с алтарём. Понимая, что это тело не выдержит повторного марафона, он покачал головой и пошёл дальше.
        Когда они свернули на улицу, которая вела к дому, Марка насторожила неестественная тишина города. Миновав несколько руин, они свернули с дороги, предпочитая пройти оставшийся путь под прикрытием разрушенных зданий. Камиль послушно следовала за Марком, чутко реагируя на его движения.
        Оставив позади заброшенные внутренние дворики, Марк остановился у последней преграды и жестом указал Камиль на небольшую яму в земле возле основания здания. Девочка послушно спустилась в углубление, обняла свои колени и вопросительно посмотрела на Марка. Одобрительно кивнув ей, Марк развернулся, прижался к стене и вдруг услышал громкий, властный голос.
        - Найдите девчонку, это приказ Орлиса.
        - Господин Марто, здесь нельзя долго оставаться, мы потревожили мёртвый город… - Марк потянулся и выглянул из-за своего укрытия.
        Недалеко от Марка спиной к нему стоял крепкий мужчина с редкими пучками волос на голове и нервно отряхивал свою запылённую мантию. Наклонилась к щуплому мелкому мужичку в сером балахоне, он прошипел:
        - И-щи-те… - Марто раздраженно ткнул рукой в сторону дома. - Разнесите жилище этих смутьянов, посмевших ослушаться великую Адрил…
        Взгляд Марка замер на четырёх телах, распростёртых на земле перед домом. Здоровяка Пита с топором в руке смерть настигла возле крыльца. В его груди торчала стрела, глубоко вошедшая в тело. Дасия словно присела возле своего мужа, положив голову на его руку. Одежда на спине женщины была пропитана кровью.
        В нескольких шагах от неё Марк увидел Лину. В свою последнюю минуту она тянулась к убитому мужу, её застывший прощальный взгляд предназначался ему. Марк сжал кулаки, призывая силы тёмного бога. Его глаза заполнила густая чернота, не предвещавшая ничего хорошего послушникам Адрил.
        Поверхность под ногами задрожала, приведя в движение разбросанные камни. Стены зданий, напоминающие обломки зубов, тревожно затрещали. Налетевший ветер подхватил листья, сухие ветки и швырнул их в сторону жреца.
        Тот быстро повернулся к закачавшемуся дому и крепко зажал в руке белый амулет богини Адрил.
        Чёрная стрела сорвалась из раскрытой ладони Марка и с оглушительным раскатом грома впилась в тело жреца, сжигая его в бушующем пламени. Четыре охранника выскочили из дома и тут же вспыхнули, охваченные чёрным огнём. Серый маг упал на колени, неистово молясь своей богине…
        - А вот и награда! И все-таки мои усилия не были напрасны. - за спиной Марка раздался знакомый голос. - Насколько ты жалок, Улстор.
        Он резко обернулся и увидел довольную Адрил в неизменном зелёном платье. «Благодарная» богиня слегка взмахнула рукой, и маг превратился в пыль, разлетевшуюся по мёртвому городу.
        - Ты не устал быть в теле смертного? - спросила она, заметив кровоточащую рану на руке Марка.
        - Не узнаешь, пока не попробуешь, Адрил. - ответил Марк, лихорадочно размышляя, и вдруг почувствовал лёгкий толчок за спиной. Быстро вынув из-за пояса обруч верховного жреца, Марк почувствовал, что змея под его пальцами нетерпеливо извивается. - Едва не забыл. Тебе просили передать, Адрил…
        Золотой обруч выскочил из руки Марка и, упав на землю, громко зашипел: тонкая змея ожила и увеличилась размерах. Её черный раздвоенный язык далеко выскакивал из пасти, а жёлтые глаза с ненавистью смотрели на Адрил.
        - Шимгат мёртв и в мире Лиори больше нет его власти. - усмехнулась богиня и окутала змею золотистым туманом. - На этот раз, Улстор, ты не ускользнешь от меня, и я отнесу твою голову Лотти…
        В правой руке Адрил появился длинный светлый меч. Она сделал шаг к Марку, но пелена вокруг змеи вдруг почернела, поднялась и преградила богине путь. Мгновение и туман пропал, а на его месте оказалась скрученная петлями огромная змея. По её искристой коже пробежала волна, мощное тело взвилось вверх, расправив капюшон на голове. Змея приподняла хвост и с силой ударила им о землю, раздробив разбросанные камни, и прямо перед Марком раскрылся чёрный портал.
        Марк знал, что творение великого бога Шимгата долго не сможет противостоять Адрил, поэтому нельзя было терять ни секунды. Сорвавшись с места, он бросился к Камиль и, схватив её, устремился к чёрному порталу.
        Он слышал негодующие крики Адрил, которая пыталась совладать с твореньем Шимгата. Не сбавляя скорости, Марк прыгнул в раскрытую черноту и тут же ощутил мягкие прикосновения травы. Подгоняемый затухающими раскатами грома, он вскочил и опять побежал, прижимая к себе притихшую Камиль. Вскоре силы начали покидать его измотанное человеческое тело, заплетающиеся ноги зацепились за корни деревьев и Марк рухнул, отпустив Камиль. Он медленно перевернулся на спину и посмотрел в вечернее небо мира Лиори. Сопя, к Марку подползла Камиль и, устроившись на боку, затихла. Марк устало посмотрел на девочку и провалился в спасительный сон.
        Глава 14
        Каждый шаг бросал резкий звук в гулкое пространство холла. Посетитель остановился возле входа в зал, вернув окружению привычную тишину. Украшенные золотом огромные белые двери бесшумно раскрылись, впустив гостя.
        - Зачем ты позвал нас, Лотт? - спросил тёмный бог, слегка поклонившись.
        В центре громадного зала появились небольшие разноцветные шары. Образовав круг, они заняли определенную высоту и замерли. Верхние шары были синего цвета, центральные - зелёными, а нижний ряд светился красным. Верховный бог Лотт подошел к конструкции и остановился напротив ярко-синего шара.
        - Скажи, Хору, как ты относишься к миру Итос? - спросил Лотт, не поворачиваясь к собравшимся. Не дожидаясь ответа, он шагнул к одному из зелёных шаров. - Лиота, а мир Ниси в самом деле так хорош, как о нём говорят?
        - Да, верховный бог Лотт, он прекрасен. - ответила рыжеволосая богиня. После многочисленных войн и битв каждый бог Лотта получил свой собственный мир.
        - Это замечательные миры, но необходимо время, чтобы окончательно искоренить влияние прежних богов. - добавил тёмный бог Хору, глядя на карту миров. - Самый сложный для нас - мир Лиори. Слишком крепка вера жителей этого мира в уничтоженных богов, и они не прекращают попытки вернуть их. Жрецы работают на износ, но мне кажется, что сам мир сопротивляется нашим усилиям. Свою лепту вносит и растущий хаос. С каждым годом он порождает все более агрессивных, свирепых тварей, с которыми не могут совладать даже колдуны …
        Хору заметил, как изменилось лицо Лотта при упоминании хаоса. Любое упоминание хаоса, планомерно поглощающего мир Лиори, был пощечиной для верховного бога Лотта, не сумевшего защитить столь необходимый для них мир. В его руках заиграли искристые молнии, а глаза налились синим цветом. Он едва сдержал себя, чтобы не наказать заносчивого бога Хору, указавшего при всех на промах верховного бога. Нависшую паузу прервал раскрывшийся портал, из которого появилась Адрил. Она была в бешенстве.
        Платье богини было разодрано, демонстрируя глубокие раны. Адрил оглядела тяжёлым взглядом присутствующих и направилась к верховному богу, таща за язык гигантскую голову змеи и залитый черной кровью меч.
        - Это привет от Улстора. - медленно произнесла она, швырнув голову змеи. Та сделала два прыжка и, прокатившись, замерла у ног Лотта. - Он опять в мире Лиори и что совсем невероятно: храм Шимгата принял его…
        - Но разве это возможно? - Хору присел рядом с головой змеи и провёл над ней рукой. - Да, это порождение Шимгата, но оно не будет служить младшему богу…, если…
        - Говори. - прошипел Лотт, нетерпеливо глядя на Хору. Тёмные боги лучше разбирались в творениях своих собратьев, это было жизненно необходимо.
        - Эта змея - высшая тварь. Она сплетена из хаоса и подчиняется только своему прямому хозяину. - Хору указал рукой на голову змеи и посмотрел на Адрил. - Как он оживил её?
        - Я ничего не почувствовала, он просто швырнул мне под ноги какой-то обруч… - раздраженно ответила Адрил. Её раны постепенно затягивались, а одеяние восстановило свою целостность и блеск. Когда к Адрил вернулся румянец, а меч пропал, она поправила уложенные волосы и продолжила. - Борясь с ней, я почувствовала огромную силу Шимгата, заключённую в ней. В какой-то момент мне даже показалось, что он жив…
        - Адрил! Этого не может быть! Ты видела своими глазами, что Шимгат пал от моей руки. - громко крикнул Лотт и голову змеи окутало золотистое пламя. - Где Улстор? Ты опять упустила его?
        - Ушёл через портал… - Адрил с вызовом вскинула голову. - Скажи мне, Адрил, как этот бог может находиться в мире Лиори и никто из нас его не чувствует? - спросил Лотт, указав на молчаливых богов пантеона.
        - Он в теле смертного. - умерив пафос, ответила Адрил, пригодившись к яростной вспышке гнева Лотта.
        - Хитро…Теперь понятно, почему он незаметен для нас. - опередив Лотта, ответил Хору. Он замолчал, задумчиво поглаживая свою короткую бороду. Покивав головой, соглашаясь с собственными мыслями, Хору сказал: - Если сложить все факты, Лотт, я могу сказать, что у нас проблемы.
        - Поясни, Хору? - нетерпеливо спросила Адрил. Её всегда раздражала манера разговора этого тёмного бога.
        - Судите сами. - усмехнулся Хору. - Улстор перерождается в мире Лиори, но так, что никто из нас это не почувствовал. Идем дальше. Спустя столько лет творение Шимгата оказывается активным и, судя по тому, какую трёпку оно задало нашей Адрил, тварь была полна сил. Она с легкостью открыла портал и продолжила сражение…
        - Шимгат жив? - за спиной Лотта послышались удивлённые нотки и встревоженное перешёптывание богов.
        - Думаю, да. - спокойно ответил Хору, польщенный тем, что его теория вызвала такой переполох. - Скорее всего, он, как и Улстор, бродит по миру Лиори в теле смертного и ждёт своего часа.
        Хору скосил взгляд на Лотта, который тяжело воспринял озвученную информацию.
        - Если Шимгат не проявил себя за столько лет, значит, он пока не настолько силён. - рассуждая, Лотт подошел к Адрил. - Ты должна найти Улстора, но не трогай его, а просто следи за ним. Если Хору прав, то Шимгат обязательно захочет с ним встретиться.
        - Хорошо. - ответила Адрил, немного склонив голову.
        - Продолжайте очищать мир Лиори, не пропуская ни одного случая сопротивления. Можете быть свободны. - сказал Лотт и повернулся к карте миров. Высокие двери зала распахнулись, пропуская неспешных богов. Через несколько минут они скрылись в своих порталах, уходя в разные сотворённые миры. В опустевшем зале раздался окрепший голос верховного бога. - Перерождение в смертного - очень полезная вещь для богов. Шимгат не откроет мне эти знания даже под пытками хаоса, а вот его ученик Улстор…
        Глава 15
        Запах свежего мяса и мокрой шерсти настойчиво выдавил остатки сна. Марк открыл глаза и осмотрелся по сторонам. Под левым боком по-прежнему спала Камиль, но теперь с двух сторон к ней прижимались теплые мохнатые клубки. Аккуратно вытянув из-под них затёкшую руку, Марк сел и встретился с взглядом жёлтых глаз.
        Сильная хищница сидела недалеко от спящей компании, а возле её ног лежала нога оленя. Туара поднялась и еле слышно зашипела. Её потомство послушно вскочило на ноги и присоединилось к матери.
        - Спасибо. - поблагодарил Марк животное. Хищница сделала длинный прыжок и скрылась в зарослях густого кустарника.
        Посмотрев на щедрое мясное подношение, Марк поднялся на ноги. Солнце уже поднялось высоко, а значит, они проспали всю ночь и утро. Голод настойчиво давал о себе знать, поэтому Марк, обойдя поляну, быстро собрал дров и, сложив их, поднёс к ним руку.
        - Надо учиться жить, как человек. - остановил он себя, но понимая, что огонь сам не зажжется, вновь протянул руку. - Хорошо, немного магии не помешает.
        Марк быстро прочитал заклинание и, закрепив его нарисованной в воздухе руной, взмахнул рукой. Яркое пламя взметнулось вверх и тут же опало, оставив от дров горсть догорающих углей.
        - М-да… - протянул Марк. - Придётся собирать новые.
        Минут через десять на поляне уютно разгорался огонь. Присев возле костра, Марк наблюдал за пламенем, которое, усердно облизывая сухие поленья, деловито потрескивало, выбрасывая фонтаны искр. Вскоре огонь умерил свой пыл, и его кроткие языки осторожно кружили вокруг куска мяса, пристроенного на камне в центре костра.
        После встречи с Адрил Марка не покидали тревожные мысли: слишком рано она обнаружила его. Теперь Адрил знает его человеческий образ, которым она незамедлительно снабдит всех жрецов и служителей. Надо держаться подальше от людей, но как быть, когда придёт зима. Марку было бы проще одному, к тому же Камиль подвергается опасности, находясь рядом с ним.
        - Марк, мне холодно. - раздался детский голос. Камиль подошла к Марку и села рядом с ним, протянув к огню озябшие руки. Глядя на шипящий кусок мяса, она прошептала. - Я есть хочу.
        - Придётся подождать, Камиль. - обняв девочку, Марк вновь обратился к своим мыслям. Камиль сильно сковывала передвижения Марка по миру, и его не покидало желание оставить девочку на чьё-то попечение. - Камиль, у тебя есть родные?
        - Дядя Ристо живёт в большом каменном городе. - после недолгого молчания ответила Камиль и посмотрела на Марка. - Но он злой и постоянно кричит. Я хочу остаться с тобой, Марк. Я буду слушаться, и не буду плакать.
        - Что-то ты слишком умная для своего возраста. - вздохнул Марк.
        - Мама тоже так говорила. - всхлипнула Камиль. Помня о своем обещании, она еле сдержала слёзы.
        Марк наклонился и острой веткой отделил кусок горячего мяса оленя. Положив его на несколько широких листьев, он протянул еду Камиль. - Держи, но дождись, пока немного остынет, а я пока осмотрюсь.
        Марк отошел в сторону и начал разгребать листья и траву, оголяя землю. Очистив небольшой квадрат, он встал на колени и тонким прутом быстро нарисовал иероглифы. Внеся мелкие правки, он разломал ветку пополам и бросил её на нанесенные символы.
        - Человеческая магия - скучное дело. - сказал Марк.
        Две ветки оттолкнулись от земли и зависли на равной высоте. Иероглифы вспыхнули и потухли, притянув к себе обе ветки.
        - Марк, а как это у тебя получается? - спросила Камиль, усердно пережевывая мясо.
        - Надо к твоим обещаниям добавить, что ты не будешь постоянно задавать мне вопросы. - ответил Марк, поднимая прутья. Один он положил в карман, а второй - себе на ладонь. Прут дрогнул и завернул на одном конце лепесток коры. Затем сделал неполный оборот и замер. - Значит, нам туда.
        - А что там? - тут же спросила Камиль.
        - Люди. - коротко ответил Марк. Спрятав прут в карман, он подошел к мясу, которое уже начало подгорать.
        Отделяя от кости горячие куски, он раскладывал их на бревне. Услышав настойчивый хруст веток, Марк насторожился. Скинув рубаху, он быстро сгрёб в неё мяса и, схватив Камиль, потянул её в зелёные заросли леса.
        Едва они скрылись за широким стволом дерева, как на поляну вывалилось урчащее существо с дубиной в длинных руках. Осмотревшись, оно направилось к догорающему костру. Через минуту на поляне, отбросив дубины, за остатки оленьей ноги неистово дрались уже два существа. Они что-то кричали и, рыча и кусаясь, колотили друг друга огромными кулаками.
        - Кто это? - тихо спросила Камиль.
        - Их называют Утты, они из низших миров: тупые и злобные… - Марк прервался, решив не продолжать свой рассказ. Камиль не нужно знать, что любимым блюдом этих существ является человек. Когда-то их создали тёмные боги, желая отомстить светлым богам, бросившим их в низшие миры. - Камиль, сейчас тебе точно надо помолчать.
        Они осторожно стали отходить вглубь леса. Марк постоянно держал перед глазами иероглифы людской магии, понимая, что при необратимой опасности будет вынужден применить свою силу бога, а этого он очень хотел избежать. Пройдя значительное расстояние, Марк немного расслабился и развеял удерживаемые заклинания. Камиль молча шла рядом, но все чаще спотыкалась, ей уже необходим был отдых. Сделав короткий привал, Марк посадил девочку себе на плечи и, сверившись с направлением прута, пошёл дальше.
        К вечеру, окончательно выбившись из сил, они расположились под защитой развесистого куста. Вручив Камиль кусок жареного мяса, Марк собрал немного дров и разжёг костёр. Уложив спать уставшую девочку, Марк все больше склонялся к мысли, что Камиль лучше оставить у людей. Марк был готов к длительным нагрузкам, холоду и плохой пище, а Камиль - еще совсем ребёнок и долго не выдержит. За потоком мыслей к Марку пришел и возвращающий силы сон.
        Глава 16
        Утро встретило Марка звонким гомоном птиц, приветствующих бодрым щебетом начало нового дня. Прожорливый костёр, не получив добавки, давно потух. На сочной траве драгоценными камнями блестела роса, предвещая долгий солнечный день. Рубаха Марка валялась недалеко от них и, судя по её состоянию, завтрака сегодня не будет. Усадив сонную Камиль на плечи, Марк продолжил путь.
        Вскоре лес поредел, и идти стало намного легче. Свернул в сторону, Марк услышал негромкое журчание ручья. Пройдя около двух десятков шагов, он остановился у заросшего мхом каменного разлома, из которого струилась тонкая лента воды.
        Утолив жажду холодной водой, они неторопливо пошли вдоль кромки леса. Солнце прошло уже большую часть своего дневного пути, когда над их головами раздался громкий свист и в соседнее дерево, выбив кусок коры, воткнулась мощная стрела. Вслед за этим послышались отдалённые крики, звон металла и грубое рычание Уттов. Марк был удивлен: неужели эти примитивные создания так далеко отходят от мёртвого города или это другие гости из нижнего мира. Поколебавшись, Марк повернул в сторону непонятного шума, и уже через десять минут они присели, скрывшись за пышной зеленью леса.
        Приложив палец к губам, Марк оставил Камиль и, осторожно пройдя еще несколько метров, расположился за грубым стволом широкого дерева, вокруг которого вольготно раскинулся высокий гибкий куст. Десяток людей в изношенных доспехах пятились назад, ощетинившись короткими копьями и мечами. Двое лучников отправляли стрелы в трёх Уттов, размахивающих дубинами. Тело четвёртой твари, пробитое копьём, лежало на земле.
        Потери людей пока исчислялись двумя павшими. Отчаянно взвыв, существо рвануло к отступающим людям. Несколько точных ударов и вокруг Утта образовалось кровавое месиво. Посыпались новые удары, и парень с коротким копьём пополнил счет погибших. Радостно взвыв, Утты поспешили присоединиться к своему собрату.
        Лучники, израсходовав весь запас стрел, бросились бежать. За ними последовали два широкоплечих воина с мечами. Рослый мужчина с короткой седой бородой что-то кричал и пытался остановить людей, но вскоре на поляне осталось пять воинов. Утты, предчувствуя близкую победу уже не спешили, и медленно сокращали расстояние.
        - Человеческая природа опять подводит меня, и, скорее всего, я потом буду сожалеть… - тихо сказал Марк и поднялся. - Укторилин…
        Поток ветра с силой ударил в грудь первого существа. Кривые короткие ноги твари оторвались от земли и, сделав двойной переворот, Утт приземлился в стороне от своих соплеменников и затих.
        Марк сделал несколько шагов вперёд и быстро начертил в воздухе руну. Едва последний завиток встал на положенное место, руна ярко вспыхнула, и в руках Марка появились огненные шары. Они нетерпеливо загудели, требуя выхода накопленной энергии.
        Шар сорвался с места и, попав в голову Утта, заставил существо отшатнуться и схватиться за морду рукой, покрытой грубой шерстью. Не успел он опомниться, как следующий огненный шар угодил ему в живот, подпалив вонючую шерсть. Бросив дубину, Утт замахал руками, пытаясь сбить огонь.
        - Арот, за мной. - крикнул седой мужчина и, подскочив к Утту, начал мечом наносить удары, пытаясь попасть в шею. Через несколько мгновений стальное лезвие проскочило между рукой и подбородком твари и с характерным треском впилось в плоть Утта. Подскочивший Арот нанёс дублирующий удар, и существо, захлебываясь кровью, тяжело осело на землю.
        Третий Утт, злобно глянув на людей, подскочил к отброшенной твари и, схватив за ногу, быстро утащил его в чащу леса.
        - Где твой жрец, парень? - спросил бородатый, делая несколько шагов к Марку.
        - Я не служу жрецам. - ответил Марк. Лёгкий хруст веток известил Марка о приближении Камиль.
        - Но ты колдун, а они, если не могут скрыться, служат жрецам. - взгляд мужчины после появления девочки стал менее настороженным.
        - Значит, мы успели сбежать. - сказал Марк и тут же пожалел об этом.
        - Мы? - удивлённо переспросил бородатый. - Она - ведьма?
        Марк ничего не ответил. На поляне послышался слабый стон и люди поспешили к раненому воину. Перевернув его на спину, они стали снимать его поврежденные доспехи, но увидев страшную рану на оголенной груди парня, отпрянули. Бородатый мужчина застонал, обхватив руками голову.
        - Это его брат. - опираясь на своё копьё, пояснил Марку боец в бывалой кольчуге. - Первый выход и вот… Такова судьба искателей.
        - Марк, пожалей его. - услышал он голос Камиль.
        Глава 17
        - Это правда? Ты можешь помочь? - бородатый с надеждой посмотрел на Марка. - Помоги и я буду твоим должником.
        - Долги забывать не стоит. - ответил Марк, подходя к раненому. Бледное лицо, прерывистое дыхание и два поломанных ребра, выглядывающих из зияющей раны, говорили о его плачевном положении. Присев рядом с парнем, Марк жестом попросил всех отойти. - Раны весьма тяжелые. Человек… Насколько же хрупок он. - тихо пробормотал Марк. - Я не уверен, поможет ли здесь обычное колдовство.
        Марк окунул указательный палец в кровь раненого и начал выводить руну, созданную магами-целителями северных племён. С колдовством мира Лиори он знаком не был, но энергия этого мира послушно отзывалась на руны Марка.
        Рисуя сложную руну, названную магами севера - "Вторая жизнь", он вспомнил время, когда в его родной мир Аскад вторглись пришлые боги. Они привели с собой грозных магов, обещавших превратить в пыль города и уничтожить непокорных, но мир Аскад не принял их, лишив дара. Не все боги тогда смогли уйти от возмездия, заставив пересмотреть своё отношение к магам.
        Марк заканчивал сложный рисунок, упустив приближение любопытных, нетерпеливо ожидающих результат. Последний штрих и Марк едва успел отвести руку: ударная волна отшвырнула всех. Приподнявшись, на руках, Марк увидел, что тело раненого медленно поднимается над землёй. Пространство вокруг него заискрило и пришло в движение.
        Парень закричал и забился в конвульсиях. Седой бородач бросился к нему, но новая вспышка отбросила его обратно. Прошла долгая минута, всё неожиданно стихло, и тело довольно жестко приземлилось на землю.
        - О боги, как больно… - прохрипел парень, переворачиваясь на правый бок и подтягивая колени. - Роди…
        - Я здесь, Сэми, здесь. - от грубоватого воина не осталось и следа. Подскочив к брату, он приподнял его и прижал к себе, даже не думая сдерживать рвущиеся рыдания. Оглянувшись, Роди хрипло сказал: - Впервые в жизни видел такое колдовство. В храм какого бога я должен принести жертву?
        - Думаю, что вы не сможете это сделать. Храмы этого бога лежат в руинах. - ответил Марк.
        Бородач помог подняться бледному Сэми и, передав его подошедшему воину, направился к Марку.
        - Я не знаю, кто вы и почему скрывались в закрытых лесах, но я дал обещание и сдержу его, чего бы мне это не стоило… - он запнулся и посмотрел на оставшийся отряд. - Я могу сопроводить вас в форт Грома, там смогу рассчитаться с вами за… исцеление.
        - Я понял, Роди, но не думаю, что нам по пути. - ответил Марк и тут же добавил. - Я попрошу малого. Мне нужен лук, стрелы и хороший нож.
        Роди удивленно посмотрел на Марка, пытаясь отыскать подвох в его словах. Подняв руку, он подозвал щуплого воина и тот передал Марку лук, нож и стрелы, предусмотрительно собранные из тел Уттов.
        - Надо уходить. Тела этих тварей привлекут хищников. - сказал Роди.
        - На вашем месте, я бы переночевал здесь. - перебил его Марк. - Запах мёртвых Уттов отпугивает хищников.
        - Как ты их назвал? - удивлённо переспросил Роди. - Ты это… прости, я не узнал твоего имени. Ленс говорит, что девочка называет тебя Марком.
        - Да, это мое имя… сейчас. - ответил Марк.
        - Марк, мы последуем твоему совету, и я хотел попросить тебя не отказываться от нашего приглашения. Ребёнку надо поесть, да и тебе не помешает хорошо выспаться, а то вид у тебя… неважный.
        Посмотрев на Камиль, Марк решил остаться. Очень скоро на утоптанной местности трещал костер, над которым расположился закопченный казанок, обещавший утолить голод измотанным людям. Расположившись вокруг танцующего огня в ожидании ужина, Роди представил Марку своих спутников.
        - Это Жарн, самый молодой в нашем поредевшем отряде искателей. Он отвечает за провизию, припасы и готовит вкусную еду. Сэми - мой младший брат. Он напросился со мной в поход и едва не поплатился жизнью. - люди расслабленно слушали Роди, радуясь, что остались живы. - Это Ленс и Таин. Самые опытные воины в форте, мы с ними совершили больше сотни походов к руинам.
        - А где ваши родители. - спросил Ленс.
        - К нам пришли плохие люди и убили их. И тогда Марк их тоже убил… Всех! - сказала девочка.
        - Камиль… - приструнил Марк разговорившегося ребёнка. Она тут же виновато замолчала и, повернувшись к костру, попыталась заглянуть в казанок.
        - Ладно, разговоры не накормят, надо ужинать. - прервал возникшую паузу Роди.
        Глава 18
        Следующий час прошёл в тишине. Уставшие люди поглощали горячую пищу, прислушиваясь к быстро темнеющему лесу. Камиль незамедлительно управилась со своей порцией и, умостившись на вещевых мешках, засопела. Наблюдая за тревожным сном ребёнка, Марк неторопливо ел остывающую кашу.
        Роди подкинул в костёр новых поленьев и посмотрел на задумавшихся искателей.
        - Таин, Ленс, что делать будем? - спросил Роди, отправляя в рот ложку.
        - Наверное, возвращаться придётся. - вздохнув, сказал Таин, задумчиво глядя в костёр. - Нас слишком мало осталось, чтобы идти в руины. Тем более, ты сам видел, какие там твари появились.
        - В этот поход каждый из нас вложил последние деньги. - Роди окинул взглядом погрустневших людей. - Если сейчас повернём обратно, то в следующий походный отряд войдём только рядовыми.
        Марк молча слушал, не вмешиваясь в разговор, из которого понял, что эти люди жили в вольных баронствах, и империи не было до них никакого дела, так как на их территории кроме гор и лесов ничего не было. Эти люди существовали на ценностях, добытых в остатках городов, разрушенных войнами богов. Руины обещали много редких вещей, золото и артефакты храмов тёмных богов, но такие находки встречались очень редко.
        Для этих нужд бароны выдавали ссуды на подготовку картелей искателей. С одним из таких отрядов Марк сейчас и пересёкся. Содержимое курдюка с лёгким алкогольным напитком основательно развязало языки искателей.
        Задумавшись, Марк не сразу обратил внимание, что Роди обращается к нему.
        - Что скажешь, Марк? - повторил свой вопрос захмелевший Роди. - Нам в отряде пригодится колдун.
        - Не думаю, что жрецы Адрил одобрят это. - ответил Марк.
        - Да плевать нам на жрецов Адрил, мы чтим тёмного бога Хору. - выкрикнул Сэми, делая очередной глоток из курдюка.
        - Следи за словами. - гневно одернул его бородач. Вырвав у него курдюк, он вылил остатки напитка на землю. - Тебе уже хватит.
        - Я не совсем согласен с Сэми. Жрецам Хору нет дела до колдунов и ведьм, им важно сколько золота ты принёс в храм. - продолжил Роди. - Марк, я предлагаю тебе контракт. Ты поможешь нам добраться до руин, а мы включим тебя в равноценную долю.
        Глядя на Марка, Роди резко вскинул руку, предвидя возражения Сэми. Сэми недовольно засопел и тут же получил толчок локтя сидевшего рядом Ленса. Пять пар глаз смотрели на Марка, ожидая его ответа.
        - Подумай, Марк, ты можешь вернуться в форт "Грома" очень богатым и твоя сестра больше никогда не будет голодать. - продолжал уговаривать Роди. - Об этом мечтают многие.
        В словах Роди была логика, и Марк был согласен с ним. Без денег выжить очень тяжело, а у Марка сейчас есть только жалкая людская магия. Но меньше всего он хотел столкнуться с жрецами, не говоря уже о том, что новой встречи с Адрил он может не пережить.
        Под пристальными взглядами Марк достал два коротких прута. Более длинный отправился обратно в карман, а короткий положил себе на ладонь и вытянул руку. Прутик дрогнул и поднялся в воздух. Сделав несколько оборотов, он остановился, указывая петлей из коры в чащу леса.
        - До ближайших руин идти два дня. - сказал Марк, убирая прут в карман.
        - Наверное, твоя ветка тебя обманула. - рассмеявшись, сказал Сэми, указав в противоположном направлении. - Они находятся в пяти днях пути через этот чёртов лес…
        - В этом направлении есть разрушенная крепость. - сказал Марк, заметив, как загорелись глаза искателей.
        - Откуда ты знаешь? - настороженно спросил Роди, не сводя с Марка взгляда.
        Марк и сам не мог точно ответить на этот вопрос. В указанном направлении среди развалин он чувствовал свою частицу, оторванную хаосом во время перерождения. Еще одна часть находилась в трех днях пути среди людей, она висела у кого-то на шее в качестве украшения. Поразмыслив, Марк решил составить компанию этой группе искателей, чтобы как-то пояснить своё появление в баронстве и облегчить дальнейший путь по империи.
        - Через закрытый лес ходили тысячи отрядов искателей, прочёсывая территорию и заглядывая под каждый куст. - не дождавшись ответа, продолжил Роди. - А ты утверждаешь, что здесь недалеко есть руины целой крепости?
        - Да. - коротко ответил Марк. Интонация, с которой говорил Роди, ему не нравилась, но он сдержал нарастающую злость. - Если ты сомневаешься, можешь не верить мне и поступать по своему усмотрению.
        - Я уже не знаю, Марк, чему верить. Глаза говорят одно, а память другое. Что скажешь, Ленс?
        - Я… кх-х… - от неожиданности Ленс поперхнулся напитком из распечатанного курдюка. Прокашлявшись, он осипшим голосом сказал. - Мы ничего не теряем, если прогуляемся к крепости.
        - Сэми? - тут же спросил Роди, продолжая сверлить взглядом Ленса.
        - Во всяком случае, это лучше, чем возвращаться в форт с пустыми руками. - ответил Сэми и, вытянув из своего мешка накидку, водрузил её себе на плечи.
        - Таин, Жарн, вы что думаете? - спросил Роди, возвращаясь на своё место у костра. Те просто кивнули в знак согласия. Окинув всех взглядом, Роди сказал. - Значит, так и будет. Выступаем утром, а сейчас - спать. Я первый на карауле, потом Таин, Ленс, Жарн и Сэми.
        Глава 19
        С чавкающим звуком Марк вынул босую ногу из грязного месива. Камиль заёрзала на плечах Марка, понимая, что сейчас её снимут и начнут поиски пропавшего в грязи сапога.
        - Камиль, сиди спокойно. - громко сказал Марк и, чувствуя, что теряет равновесие, быстро погрузил ногу обратно в грязь.
        - Марк, сколько нам ещё по болоту шлёпать? - подал голос Ленс.
        За последние двое суток Марк и на минуту не оставался один. Он видел, что Роди ему не доверяет, поэтому и установил за ним постоянное наблюдение. Напряжение усилилось сегодня утром, когда их дорогу преградило болото. Если верить Роди, эта топь простирается на несколько километров вглубь леса, и чтобы обойти её придётся делать крюк, который отнимет несколько дней.
        Марк, указывая дорогу, шел первым. Следом за ним двигался Ленс, держа расстояние на удар копья. Издалека донеслись ругательства Роди, и Марк ехидно усмехнулся. Марк чувствовал топи и, предупреждая остальных, обходил их стороной. Но усталость брала свое, и то и дело кто-то падал в грязную мутную воду.
        - Осталось немного. - оглянувшись, сказал Марк. Сапог он так и не нашел, поэтому продолжил путь босиком. С каждой минутой он чувствовал приближение к своей частице, находившейся уже совсем рядом.
        Подсознание тёмного бога все сильнее давило на человеческую сущность Марка, противясь такой жизни. В какой-то момент Марк почувствовал ненависть ко всем смертным, ведущим столь жалкий образ жизни. Чернота, поглотив зрачки, заполнила глаза Марка, а бушующая внутренняя сила требовала выхода.
        - Камиль… - тихо прошептал он, и неуправляемый гнев пропал, вернув ему способность спокойно мыслить. Посмотрев вперед, Марк увидел, что топь заканчивается и переходит в небольшую возвышенность, покрытую зелёной порослью, но что-то насторожило его.
        - Что случилось, Марк? Почему ты остановился? - спросил Ленс, увидев заминку Марка. Он уже хотел подойти к Марку, но тот поднял руку, останавливая всех.
        - Не спешите. - цепь людей замерла, ощетинившись мечами и копьями.
        - Что там? - нетерпеливо спросил Роди, переместившись к Марку.
        Порыв ветра наклонил заросли высокой травы, открывая костлявые останки тел в доспехах. Не дожидаясь ответа, Роди убрал меч в ножны и поспешил к берегу.
        Немного поколебавшись, остальные спешно двинулись за своим командиром, пока болото не скрыло его продавленные следы.
        Выбравшись на берег, они тут же разбежались, наклоняясь возле останков воинов. Не успел Роди поднять тряпичный мешочек, как истлевшая ткань треснула, и на землю посыпались золотые и серебряные монеты.
        Как только первая монета коснулась земли, окружающее пространство потемнело, и налетел ураганный ветер, едва не сбивший Марка с ног. Мир, утратив краски, стал серый, и в голове Марка послышался шепот на древнем языке тёмных богов. Среди вековых деревьев показался черный силуэт человека. Он направил руку в сторону людей и над землей вновь прошелестел голос.
        - Золото! Смотрите, это же золото! - крикнул Сэми и побежал к Роди.
        - Не тронь! Оно моё, я его нашёл. - заорал Роди, выхватывая меч.
        - Нет, Роди, ты ошибаешься. Это моё золото… - закричал Таин, натягивая тетиву лука.
        - Никто из вас его не достоин… - Жарн сорвался с места и, пробежав несколько метров, провалился в болото, продолжая что-то доказывать и размахивать руками.
        - Марк, убей их, оно наше… - на плечах Марка запрыгала Камиль, грозя маленькими кулаками.
        Стрела, со свистом рассекая пространство, устремилась к Роди. Не достигнув цели, она резко взмыла вверх, срезая острым наконечником кроны деревьев. Сэми выхватил меч и бросился на Роди, но мощный вихрь подхватил его и отбросил на несколько метров.
        Поймав руку Жарна, уже с головой ушедшего в вязкую топь, Марк с силой выдернул его из болота и, поставив на ноги, гневно толкнул в спину. Роди сошелся на мечах с Ленсом, а Таин дрожащими руками пристраивал в лук новую стрелу. Сэми, держась за грудь, поднялся и, отыскав меч, кинулся к Таину.
        Яркая голубая молния нервными движениями пронеслась по берегу, поражая одного искателя за другим. Словно подкошенные, воины повалились на траву, погрузив берег в звенящую тишину. Марк поставил Камиль на берег и пригрозил ей.
        - Шевельнёшься, присоединишься к ним, поняла? - девочка посмотрела на него затуманенным взглядом и кивнула. Марк нашел несколько рассыпанных монет и, поддев их ножом, снес на ровное место. - Теперь понятно, почему никто не знал о руинах крепости.
        - Я отпускаю тебя… - прошептал Марк, выводя руны вокруг монет. Письмена вспыхнули чёрным огнём, и серый силуэт медленно двинулся в сторону Марка.
        - Благодарю тебя… - прошелестел голос. Сверкающие монеты почернели и рассыпались, превратившись в пепел.
        Глава 20
        Оранжевые языки пламени с жадностью накинулись на брошенную Марком сухую ветку. Искры с треском вырывались из костра, пытаясь дотянуться до мокрой одежды. Из подсыхающей обуви, словно из проснувшегося вулкана, валил пар.
        - Что это было? - тихо спросил Роди, держась за голову. - Словно какой-то сон… Золото…Я ничего кроме него не видел. Меня хотел убить мой собственный брат! Марк, если бы не ты, мы бы сейчас лежали рядом с найденными останками.
        - Прости, брат, я не знаю, что на меня нашло… В меня будто кто-то вселился. - отозвался Сэми.
        - Это точно. Мы просто взбесились! - Ленс на коленях подполз к костру. - Если бы не Марк, мы бы поубивали друг друга. А где золото, из-за которого мы подрались?
        - Я уничтожил его. - глядя в костёр ответил Марк. - К этому золоту было привязано заклятье, удерживающее в мире живых духа, принесённого в жертву. Каждый, кто видел эти монеты сходил с ума, а дух подпитывал людей врождённой жадностью.
        - Дорога к крепости пролегала через место, откуда никто не возвращался. - сказал Роди. - Марк, а далеко до крепости?
        Марк кивнув в сторону возвышающегося склона берега. Искатели поднялись и направились вверх по склону. Вскоре до него долетели их возбужденные крики, и через несколько минут они вернулись к костру. Их глаза горели и они были готовы броситься на поиски сокровищ прямо сейчас, нетерпеливо ёрзая на месте.
        - Мы у цели. - сказал Роди. - Отдыхаем и завтра с утра начнём прочёсывать руины. Необходимо найти вход в подземелье, и я молюсь богу Хору, чтобы оно не было заселено.
        Марк напрягся, а его пальцы стали покалывать чёрные иглы молний. Если Роди начнёт молиться богу Хору, то Марку придётся их убить. Он не знал этого бога, но не сомневался, что, если этот бог обратит внимание на искателей, от него не ускользнёт и происхождение Марка.
        - Получается как-то странно. - оживился Жарн, доставая котелок и мешочек с крупой. - Ведь Хору тоже является тёмным богом, а почему тогда твари, населяющие эти земли, ему не подчиняются?
        - Угомонись, Жарн! Жрецов на тебя не хватает, они бы быстро тебе язык укоротили. - отозвался Ленс, поднимаясь на ноги. - Пойду оружие соберу, пока не стемнело.
        Лучи заходящего солнца пробивались сквозь пышную листву деревьев, прощаясь с уходящим днём. Переодевшись в сухую одежду, Марк поправил накидку на спящей Камиль и поднялся по склону к руинам крепости, почувствовав зов своей утерянной частицы.
        - Марк… - рядом с ним, тяжело дыша, остановилась Камиль и нетерпеливо потрясла его за руку. - Мне приснилась мама. Она звала меня, но, когда я к ней подбежала, она закричала, чтобы я держалась подальше от людей.
        - Не бойся, тебя никто не обидит. - Марк наклонился к ней и спросил: - Помнишь, я говорил, что научу тебя колдовству?
        - Да, ты обещал. - голос Камиль окреп, а в глазах заплясали радостные огоньки.
        - Пойдём. - Марк бросил взгляд на руины и тихо добавил. - Один день ничего не решит, завтра я найду тебя.
        Казанок над костром напевал монотонную мелодию, распространяя многообещающий запах вяленого мяса. Марк и Камиль, не доходя до искателей, остановились возле скелета в давно истлевшей одежде. Марк поднял ржавый меч и стал им очищать участок земли.
        В мире Аскад маги при храмах могли определить способности дитя к определённой магии. После ритуала ребёнок закреплялся за магом, которому поручалось дальнейшее развитие ученика.
        - Марк, поешь, потом закончишь свой… рисунок. - к ним подошёл Сэми, держа в руках две тарелки с аппетитной кашей. Одну он вручил Камиль. Девочка тут же присела на землю и с жадностью начала поглощать ужин, поглядывая на вторую тарелку. - Сэми немного потоптался и сказал: - Марк, я оставлю, а ты не забудь поесть.
        Марк молча кивнул, не отвлекаясь от начатого и стараясь ничего не упустить. Когда последняя точка нашла свое место, ужин Марка уже остыл, а Камиль, подкрепившись, начала дремать.
        - Камиль, подойди. - устало сказал Марк, оторвавшись от пиктограммы магии крови в виде замысловатого рисунка в центре и десятка более мелких изображений, обозначающих виды магии. Существовало ещё десяток способов определения склонности к магии живого существа, но магия крови была самой точной. - Надеюсь, я не ошибся.
        Основных видов магии насчитывалось более четырёх десятков. Самыми простыми в управлении считались магии стихий: огня, воды, воздуха и земли. С магией жизни всё обстояло намного сложнее, не говоря уже о магиях смерти, иллюзии, хаоса. Обучение мага требовало много времени, сил и знаний, которых у Марка в этих видах магии было немного.
        - Сейчас будет немного больно. - достав из-за пояса нож, Марк посмотрел на побледневшую Камиль. - Дай мне свою ладонь.
        Придержав запястье девочки, Марк быстрым движением провёл ножом по детской ладони. Камиль тихо вскрикнула и попыталась отдернуть руку, но Марк не дал это сделать, держа руку ребёнка над центром рисунка. Кровь, получив свободу, ритмично стремилась к тёмной земле, но не впитывалась в неё, а собиралась в большую каплю. Прошла минута и Марк, задержав над ладонью Камиль свою руку, отпустил её. К ним тихо подошёл Роди.
        - И что показал ритуал? - спросил он, но Марк не ответил, внимательно наблюдая за кровью.
        По её поверхности прошла лёгкая рябь, потом ещё одна. Через мгновение кровь забурлила, заполняя светящимися красными нитями центральные ложбинки пиктограммы. Нити ненадолго остановились, словно раздумывая, в каком направлении им двигаться дальше, и устремились к искривлённому знаку с тремя точками с правой стороны. Прошло ещё немного времени и нити практически полностью заполнили изображение, указав на силу дара проходящего ритуал. Лицо Марка удивлённо застыло и Роди, присев рядом, озабоченно спросил.
        - Всё так плохо?
        - Теперь понятно почему жрецы отправились за ней в руины. - еле слышно прошептал Марк, не отрывая взгляда от рисунка, заполненного кровью девочки.
        Глава 21
        - Ленс, Таин, за вами остатки восточной стены, я и Сэми с западной начнём. - бодро огласил Роди, улыбаясь лучам утреннего солнца, выглянувшего из-за склона. - И осторожнее там, никуда не лезьте: мертвым сокровища не нужны. Что я вас учу, вы всё знаете. Жарн, остаёшься в лагере, а мы принимаемся за работу. Марк, далеко не отходите, может понадобиться твоя помощь.
        Помахав Марку и Камиль, которые стояли на склоне, искатели разбились на пары и разбежались в разные стороны. Проведя их взглядом, Марк направился к центру руин крепости. Именно оттуда шёл настойчивый зов, больше похожий на измученный стон.
        После проведённого ритуала Марк не проронил ни слова. Он оставил без ответа вопросы Роди и притихшей Камиль. Прежде чем он примет решение по Камиль, ему следует всё хорошо обдумать. В раздумьях незаметно пролетела ночь, а утром, едва показалось солнце, искатели, горя от нетерпения, уже были готовы к прочесыванию руин.
        - Камиль. - Марк присел возле девочки, глядя ей в глаза. Он видел, как она сразу напряглась. - О том, что я буду тебя учить никто и никогда не должен узнать, поняла?
        - Да, а почему? - простодушно спросила Камиль.
        - Видишь ли, твой дар… - Марк усмехнулся, пытаясь подобрать слова, которые будут понятны ребенку. - Он особенный и редкий. Люди его сильно бояться и…
        - Я плохая? - в глазах Камиль появились слёзы, и она готова была разрыдаться.
        - Нет, Камиль, нет. Просто люди боятся некромантов… - Марк посмотрел на девочку, но, увидев в её взгляде непонимание, вздохнул с облегчением. - Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, а сейчас нам надо найти то, зачем мы сюда пришли.
        Камиль кивнула и сильнее сжала ладонь Марка. Обходя остатки стен внутренних зданий крепости, они направились к центру. Искатели постоянно перекликались, делясь впечатлениями, что удалось обнаружить. Вдруг правая нога Марка неожиданно ушла под землю. Камиль испуганно вскрикнула, раздался треск сгнившего дерева и Марк начал куда-то проваливаться, потянув за собой девчонку.
        Он несколько раз ударился о каменные стены, располосовавшие рубаху, и грубо приземлился на холодный пол. Через непродолжительную паузу Марк услышал тихое всхлипывание, чередующееся с подёргиванием правого плеча. Мысли вновь приобрели ясность, и в сознание ворвалась боль в груди и левой руке. Перед глазами нависал проем в потолке подземной комнаты. На стенах помещения, выложенного из тёмного камня, просматривались значительные трещины, сквозь которые просыпалась земля. Через остатки досок, прикрывающих люк, проникал свет, и тускло освещал комнату, в которую они провалились. Приподнявшись на локте, Марк шикнул на Камиль, которая уже собралась радостно закричать, и осмотрелся по сторонам.
        Помещение было скромным. Два покосившихся от времени стола, остатки рассыпавшихся стульев и три настенных крепежа факелов. Это всё, чем могла порадовать комната, не считая закрытой двери, возле которой и распластался Марк.
        - Марк, у тебя кровь. - тихо сказала Камиль, указывая на его руку.
        Ножка сгнившего стула умудрилась пробить руку Марка немного выше локтя на уровне лопатки, и теперь тонкая щепка окровавленным куском торчала наружу. Сделав глубокий вдох, и тут же об этом пожалев, он осторожно присел. Немного поколебавшись, Марк решил всё-таки не обращаться к своей силе.
        - Камиль, я хочу, чтобы ты вынула осколок. - сказал Марк, подставляя открытую рану девочке. Она тут же схватилась за острую деревяшку и с силой дёрнула. - Как выберусь, займусь укреплением тела… - простонал Марк, когда перед глазами перестали плясать круги боли. Посмотрев вверх, он заметил, что возле проема замелькали тени, а через минуту бесшумно опустилась верёвка и коснулась ноги Марка.
        Марк прикрыл глаза и отвёл голову в сторону, так как сверху посыпались мелкие камни и пыль. С натужным сопением на пол подземной комнаты спрыгнул Роди и, быстро осмотрев помещение, склонился над Марком.
        - Как ты? - Марк чувствовал, что Роди совершенно не волновало его состояние. - Прости, Марк, но я вынужден тебя подвинуть.
        Бородач взялся за рубаху на плечах Марка и оттащил его к стене. Камиль тут же переместилась к Марку и, присев рядом с ним, неотрывно смотрела на искателей.
        Вслед за Роди в подземную комнату спустились Сэми и Таин и, бросив короткие взгляды на Марка, сразу направились к двери. Вскоре, кряхтя, спустился Ленс и присоединился к своим товарищам, которые возились около входа. Громкий скрежет потревоженных петель последовал за гулким ударом сапога Таина. Лучник отряда заглянул в открывшийся проем и достал из-за спины два приготовленных факела.
        Вырвав из своей торбы пучок сухой травы, Таин вынул длинный нож и кремень. Уперев остриё ножа в пол рядом с пучком травы, он несколько раз провёл камнем по лезвию, и припал к соломе, раздувая искры. Резвые языки пламени быстро охватили траву, превращая её в пепел, но Таин успел поднести факел к огню и поджечь его.
        Не прошло и минуты, как два факела ярко осветили комнату, и группа скрылась за открытой дверью. Их приглушенные голоса ещё какое-то время доносились до Марка. Камиль провела искателей взглядом и, вздохнув, сильнее прижалась к Марку.
        - Почему ты не лечишь себя? - тихо спросила она.
        - Магия людей требует большого терпения, времени и сил. - ответил Марк. Он упорно отгонял от себя мысль воспользоваться своей силой бога. - Ты ведь не хочешь, чтобы та зловредная тётка опять появилась здесь. Вот и я не хочу, поэтому придётся лечиться как все смертные.
        Глава 22
        - Да чтоб тебя… - в приоткрытую дверь подвала крепости протиснулся Таин, рассматривая свою ногу: в нос ударил смердящий запах фекалий.
        - Тихо, Таин. - громким шепотом осадил его Роди, показавшийся в дверном проёме. Марк приоткрыл глаза и понял, что ненадолго провалился в сон. Рана на левой руке ныла, а рёбра отдавали лёгкой болью при каждом вдохе. Искатели притянули с собой увесистые мешки и теперь быстро связывали их попарно. Роди подошёл к Марку и сказал: - Надо срочно уходить. Мы поднимем трофеи, а потом девочку и тебя. Согласен?
        - Что случилось? - спросил Марк, видя, что искатели нервничают и даже найденная добыча не внушает им оптимизма.
        - Гоблины. - тихо выругался Таин, привязывая мешки к верёвке. - Эти твари прокопали целые туннели к подвалам крепости, и теперь большая часть помещений здесь заселена этими мелкими уродами…
        - Тихо. - прервал его длинную речь Роди. - Ленс, Сэми, вы поднимитесь первыми. Мы следом, а потом поднимем Марка и Камиль.
        Марк, соглашаясь, молча кивнул. Посмотрев на Камиль, сопевшую у него под боком, он коснулся кровоточащей раны на своей руке, и нанес на ноющую грудь две простых руны. Отстранившись от окружающего пространства, Марк сосредоточился на начертанных знаках. Сейчас, когда он находился в человеческом теле, его энергетическая и магическая сила полностью зависела от состояния этого физического тела, которое сейчас было ослаблено.
        Постепенно знакомое ощущение теплоты начало растекаться по телу, возвращая Марку силы и слегка уменьшая боль его ран.
        - Прости, Марк, но здесь наши пути расходятся. - прокричал сверху Роди и тут же добавил. - Марк, я знаю, что означает высветившийся знак на земле.
        Открыв глаза, Марк посмотрел на пустую комнату. Конец веревки, словно прощаясь, несколько раз колыхнулся и скрылся. Вскоре всё стихло, но тишина продолжалась недолго: за приоткрытой дверью послышался нарастающий топот босых ног.
        - Камиль, просыпайся. - Марк, привстав, настойчиво потряс девочку. - Нам надо подняться.
        Изношенная дверь со скрежетом распахнулась, и в комнату начали вбегать странные существа, невольно вызвавшие у Марка улыбку. Вбегая друг за другом, они что-то громко лопотали на непонятном языке, перемежая свою речь рычанием. Их рост составлял около метра, длинные уши и огромный нос с бородавками придавали им больше комичности, чем устрашения. На их головы были водружены разнообразные шлемы с грубыми латками, тела покрывали дряхлые рубахи, а заношенные кожаные штаны не доставали до босых ступней.
        Но их никак нельзя было назвать дружелюбными созданиями. Длинные сильные руки заканчивались пальцами с толстыми когтями, и каждое существо сжимало примитивное копьё с каменным или стальным наконечником. Кошачьи глаза гоблинов следили за каждым движением Марка и Камиль.
        Гоблины выставили перед собой копья и сделали шаг, но тут же отпрянули. В правой ладони Марка вспыхнул небольшой огненный шар, это был максимум, на что у него сейчас хватило сил. Если это не остановит их, то ему придётся обратиться к своей истинной силе, а там будь, что будет.
        Гоблины испуганно смотрели на огненный шар, что-то говоря. С каждой секундой их бормотание усиливалось, а через минуту слилось в единый хор и мгновенно стихло. Ряды колыхнулись и расступились, создав живой коридор. Существа дружно повернулись к дверям, встали на одно колено и склонили уродливые головы.
        - Не часто встретишь колдуна в наших пещерах. - в дверном проёме стоял широкоплечий гоблин, опираясь на длинный узловатый посох. С верхушки посоха спускались тонкие веревки, к которым были привязаны вырезанные из камня пальцы, уши, глаза.
        Марк внимательно следил за гоблином, а тот неторопливо приближался к ним. В его посохе была заключена огромная сила, с которой Марку без помощи истинной силы не совладать. Мысленно он приготовился поставить на место это существо, но опасение, что всплеск его энергии быстро заметят, останавливал его.
        - Что предложишь в качестве выкупа, колдун? - спросил гоблин, поставив перед собой посох и взглянув на девочку. Подвески посоха колыхнулись, на несколько мгновений поднялись в воздух, и Марк заметил среди них чёрный камень.
        - Ваши жизни. - усмехнувшись, ответил Марк, протянув руку в сторону гоблина. Копна подвесок вновь вздрогнула, и оттуда вырвался чёрный камень, через мгновение оказавшийся у Марка на ладони.
        - Как ты смеешь прикасаться к частичке Доркаха… - прорычал гоблин, приподнимая посох, но тут же зрачки кошачьих глаз расширились, а на огромном носу появились грубые складки. - Этого не может быть…
        Чёрный камень приподнялся над ладонью Марка, сделал оборот и, превратившись в чёрную жидкость, впитался в Марка. Темнота в комнате начала сгущаться, поглощая верхний источник света. По телу Марка пробежала волна серебристого огня, исцелившего его раны, глаза стали тёмными и в помещении прогремел низкий голос, заставив задрожать вековые стены.
        - Откуда ты знаешь о Доркахе? - спросил Марк. Гоблины попятились назад, оставляя своего шамана.
        - Я думал… Я покажу, господин. - пролепетал шаман и, сделав глубокий поклон, быстро направился в сторону дверей. От его властной походки не осталось и следа, сейчас гоблин больше напоминал расторопного слугу. - Я покажу, господин Дорках, покажу… Наши молитвы были услышаны, скоро мир Лиори вновь будет наш.
        Гоблин всё бормотал, шустро семеня впереди и указывая своим посохом дорогу. Марк почти его не слушал, ожидая в любой момент вступить в бой с Адрил. Всплеск силы не мог остаться незамеченным богами, правящими этим миром, и Адрил, получив пощёчину, не упустит шанс вернуть её.
        Марк остановился. Тёмный коридор с нагромождением мусора вдоль стен раздваивался. Шаман, не останавливаясь, повернул в левую часть коридора. Гоблин так увлёкся своим разговором, что не сразу заметил отсутствие Марка.
        - Пойдёмте, господин. Нам туда. - отбежав на десяток метров, шаман взволнованно указал посохом вглубь коридора.
        Марк расслабился и отпустил свою силу. Посмотрев на Камиль, он улыбнулся ей.
        - Не бойся, нам ничего не угрожает. - сказал он и подхватив её руку, продолжил путь за шаманом. Гоблины за их спинами тихо перешептывались, но никто не посмел идти следом. Остановившись напротив какой-то двери, Марк приоткрыл дверь. - А вот и привет от Роди.
        На старых почерневших досках с внутренней стороны двери был начерчен знак, под которым Роди воткнул свой нож. Охотники, преследуя зверя, часто забредали на территории, где обитали разные твари и существа. Дабы избежать конфликта, охотники оставляли такую метку, возле которой клали часть добычи или что-либо из своего инвентаря.
        Вырвав нож, Марк покрутил его и убрал за пояс, делая шаг в комнату. Тёмное помещение было разделено на две части решёткой с дверью и небольшим окном. За ячеистой стеной находилось несколько покосившихся стеллажей с десятком ящиков и шкатулок. Все крышки хранилищ были открыты, а содержимое разбросано по полкам стеллажей. У дальней стены располагался открытый объемный сундук, вокруг которого были раскиданы какие-то свитки, мешочки и куски ткани. Всё подтверждало спешность команды Роди.
        Марк поднял с пола несколько свитков и, сломав окаменевшие печати, развернул. В комнату вошёл шаман и, встретившись с взглядом Марка, кивнул и, отойдя к стене, стал ждать. Свитки были старыми и хрупкими, углы крошились под пальцами и требовали к себе бережного отношения, но это не помешало Марку разобрать написанное.
        - Триста двадцать пятый год. Год тёмного дракона. Сегодня сорок второй день осады крепости. Упорно ходят слухи о гибели нашего великого бога Доркаха, но мы продолжаем удерживать твердыню, преградившую путь вторгшейся армии. - Марк оторвался от чтения и посмотрел на внимательно слушающего шамана. Кошачьи глаза гоблина сверкали в полутёмной комнате, горя желанием, чтобы Марк продолжил чтение. - Каждый день мы прощаемся с нашими защитниками, но уже завтра мы нанесём ответный удар…
        - Они принесли себя в жертву… - тихо сказал шаман, опустив голову. - Заклинание уничтожило крепость и армию, осаждающую её.
        - Откуда тебе это известно? - спросил Марк. Свернув свиток, он положил его в ближайшую шкатулку.
        - Я покажу.
        Глава 23
        Коридор, поплутав ещё немного, оборвался возле большого храма, на стенах которого был изображён бог правящего пантеона. Но вместо статуи Шимгата здесь находился трон из чёрного камня, на котором величественно восседал Дорках. Человеческое тело со страшной головой неизвестного Марку существа и длинными руками с чёрными треугольными когтями. Четыре факела, расставленных по углам, тускло освещали храм.
        - Теперь понятно, почему Адрил меня не заметила. - еле слышно сказал Марк, обводя взглядом зал.
        У ног чёрного трона стоял алтарь, густо исписанный древними рунами, на котором лежали останки женщины - последней жертвы ненасытного бога. Каменная поверхность храма была просто усыпана тленом людей, гоблинов, каких-то великанов и туаров. Шаман сделал глубокий поклон в сторону статуи Доркаха и указал посохом в сторону останков гоблинов.
        - Мои предки прибыли на зов великого бога и до конца исполнили свой долг. - в голосе шамана скользила грусть, но едва его взгляд замер на Камиль, на уродливой морде гоблина появилась ехидная улыбка. - Скоро этот мир вновь вздрогнет… Я сразу почувствовал, что с ней что-то не так. Некромант - проклятье любого мира. Там, куда он приходит, нет покоя ни живым, ни мёртвым…
        - И только смерть сопровождает его из мира в мир. - закончил Марк за шамана текст древних манускриптов, распространённых богами во всех мирах. Некромантов боялись, ведь магия смерти не подчиняется даже богам.
        Усмехнувшись шаману, Марк направился к алтарю. Он видел, что шаман хотел ещё что-то сказать, но передумал, глядя фанатичным взглядом на светловолосую девочку. Вязкий слой пыли послушно приминался под ногами Марка и вскоре он остановился у ног статуи.
        - Уведи Камиль, шаман… - настороженно проговорил Марк. Его глаза мгновенно заполнила густая мгла, а вокруг пальцев заиграли чёрные молнии. Гоблин занервничал и, схватив растерянную девочку, повёл её подальше от храма.
        - Я не поверил Адрил, а напрасно. - из дальнего угла храма, куда не проникал свет факелов, вышел высокий мужчина, облаченный в тёмно-серую мантию. Он двигался, заложив руки за спину, а останки защитников крепости, осторожно шурша, сдвигались в стороны, освобождая дорогу тёмному богу. Достигнув середины храма, он остановился и, усмехнувшись, осмотрелся. - Стены этого храма всё ещё хранят мощь павших богов.
        - Что тебе нужно, Хору? Что ты здесь забыл? - спросил Марк, готовясь в любой момент отразить атаку. Он понимал, что сейчас противостоять истинному богу он не сможет, но и без боя сдаваться не собирался.
        - Величие и мощь древних богов поражала. - проигнорировав вопрос Марка, Хору остановился напротив трона, глядя на изваяние павшего бога. - Прощальный подарок Доркаха медленно поглощает мир Лиори и мы ничего не можем изменить…
        Глаза статуи вспыхнули красным пламенем, а Хору пронзила гримаса боли, всколыхнув послушную мантию. Стиснув зубы, Хору повёл плечами и его взгляд застыл на улыбке Марка.
        - Явившись сюда, ты не учёл, что храм Доркаха до сих пор принадлежит ему. - спокойно сказал Марк, повернувшись к Хору. - Я повторю вопрос: что тебя сюда привело?
        Марк видел, что Хору пытался сохранить спокойствие, но враждебный храм вытягивал его силы. Новая вспышка боли отразилась на лице тёмного бога, а в глазах читался гнев на собственную оплошность. Стараясь придать своему голосу уверенность, Хору сказал.
        - Я знаю, Улстор, чего ты хочешь, и могу предложить тебе это. - Хору внимательно следил за Марком.
        - А какой тебе смысл, Хору, помогать мне? - спросил Марк, подходя к тёмному богу.
        - Я покажу тебе… - ответил Хору и, протянув руку, коснулся головы Марка.
        Храм пропал, и Марк оказался на поле, где кипело неистовое сражение. Огромные армии, призванные богами, снежными лавинами налетали друг на друга, заполнив окружающее пространство криками и звоном оружия. Марка качнуло, и он помчался сквозь пышные облака. Земля была усеяна телами павших, города лежали в руинах, а горизонт заполнен густыми столбами сизого дыма.
        Марк передвигался всё быстрее. Миры сменяли друг друга. Он видел, как боги сходились в смертельных схватках за обладание очередным из миров. По прихоти верховных богов гибли младшие и истинные боги, цивилизации смертных канули в хаос.
        Яркая вспышка ослепила Марка, и в следующее мгновение он уже стоял в центре древнего храма. Сквозь прозрачную крышу в строение проникали уставшие лучи вечернего солнца, предоставляя Марку возможность рассмотреть былое величие храма. Через огромное изваяние неизвестного бога проходила извилистая трещина. На светлом мраморном полу храма лежали тела жрецов, женщин и детей, искавших укрытие в этих стенах.
        Голубая молния прочертила храм по диагонали, а в следующее мгновение сбитой птицей с грохотом рухнул верховный бог Лотт. Марк смотрел на сверкающий доспех верховного бога, из плечевых стыков которого медленно вытекала зелёная кровь. Застонав, Лотт раскрыл глаза и, осмотревшись, попытался подняться, но громовой раскат вновь опрокинул его на мраморную поверхность.
        Рядом с Лоттом стоял древний бог в изорванной мантии, спадающей на пол. Тяжело дыша, он выдернул из своего правого плеча золотую стрелу и, отбросив её, сделал шаг, занося над головой Лотта огромный молот с острыми шипами.
        - Хору… помоги мне! - испуганно крикнул Лотт, пытаясь отползти от наступающего древнего бога.
        В дальнем углу храма, куда не проникал свет, и где тьма сплела себе кокон, стоял Хору. Он смотрел на сражение двух богов, не решаясь вмешаться в это противостояние. Когда огромный молот древнего бога устремился к сверкающему доспеху Лотта, тьма вырвалась из угла. От оглушительного воя с пронзительным треском разлетелись витражные стёкла и водопадом осыпались на пол храма.
        Темнота окружила древнего бога, замерла, и тут же растаяла. Бог замер напротив поднявшегося Лотта, его глаза расширились, взгляд опустился вниз, где из груди торчала рукоять чёрного ножа. Выдернув из врага окровавленный нож, Лотт, усмехнувшись, отступил, продолжая злорадно смотреть на поверженного бога.
        Марк невольно вздрогнул: за спиной древнего бога раскрылся чёрный портал, из тёмной массы которого вырвались мощные жгуты и с силой рванули раненого бога к себе. Через мгновение в храме наступила звенящая тишина. Поклонившись Лотту, Хору уже собрался покинуть храм, как вдруг из угла, где недавно он находился, вышло существо. Длинный бесформенный балахон с сотней тонких складок не позволял рассмотреть гостя: глубокий капюшон полностью скрывал голову. Существо, напоминающее бестелесный призрак, стремительно приближалось к Лотту. Белый мрамор под ногами незнакомца жалобно трещал, покрываясь паутиной трещин.
        - Я принимаю твой дар… - прошелестел гость ледяным голосом. Из бесформенной мантии показалась длинная рука с узловатыми пальцами и протянула Лотту ладонь, на которой лежал осколок красного камня. - Твой путь начат. Собери остальные части, и тогда…"
        Через мгновение Марк снова находился в храме погибшего бога Доркаха. Рядом с ним, тяжело дыша, стоял Хору. Оторвав от головы Марка дрожащую руку, он посмотрел на Марка и хрипло произнёс:
        - Прошла тысяча лет, а мне так и не удалось узнать, что за сущность тогда явилась в храм. - с каждым словом его голос слабел. - Я знаю точно, Лотт что-то ищет, захватывая миры, где правят древние боги…
        Хору согнулся в приступе боли. Марк видел, что глаза изваяния Доркаха разгорались всё сильнее, наполняясь блеском хищника, почуявшего жертву. Хору, отрезанный храмом от внешнего мира, быстро терял силы. Резко выровнявшись, он схватил Марка за плечо и, посмотрев в глаза, быстро прошептал.
        - Улстор… Лотт не нашёл в этом мире то, что искал… Мне пора… - отстранившись, Хору превратился в чёрный дым, медленно опустившийся на вековую пыль. Едва последний клубок марева коснулся пола, глаза статуи потухли, вернув древнему храму приглушенную блеклость.
        Глава 24
        Свет с трудом пробивался сквозь крохотные щели в своде большой пещеры, где царил полумрак. Вокруг широкого костра хлопотали гоблины. Быстро установив стальные треноги, они повесили огромный казан, который наполнили водой.
        Марк размышляя, наблюдал за Камиль. Пока он общался с Хору, женская половина гоблинов приодела, расчесала и накормила девочку. Сейчас она с десятком детей гоблинов прыгала вокруг костра, мешая клану гоблинов заниматься приготовлением ужина.
        - Разрешите, господин? - спросил шаман, подойдя к Марку. Гоблин присел на кожный мешок, набитый сухими пряными травами. Поставив перед собой посох, он взглянул на галдящую детвору. Распахнув свою изношенную накидку, шаман осторожно достал из внутреннего кармана затёртый свиток. - Я рад, что мой клан встретил ученика Шимгата. Теперь наш народ сможет вернуться домой.
        - Поясни. - сказал Марк и посмотрел на шамана.
        Тот склонил голову и протянул Марку свиток, скрепленный темной печатью. Как только рука Марка коснулась рукописи, печать ярко вспыхнула, на миг осветив сумрачную пещеру, и превратилась в пыль. В зале наступила звенящая тишина. Раскрыв свиток, Марк начал вчитываться в строки, написанные рукой Шимгата, как вдруг текст перед глазами стал расплываться. Чёрные буквы вспыхнули, строки сорвались с места, превратившись в огненную воронку, и через несколько мгновений на развернутом свитке развернулось сражение.
        Жаркие языки раскалённой лавы живой рекой налетали на крохотный островок, стремясь убрать его с пути. Врезавшись в каменный великан, огненная река разделилась надвое, охватив остров с двух сторон пылающими руками. Опираясь на посох с белым камнем, на каменном плато стоял седовласый старик в длинной белой мантии и смотрел на круглый красный камень, который лежал на его ладони. Пространство вокруг камня было залито пульсирующим розовым светом, который разгонял навязчивую темноту.
        - Она идет. - устало сказал старик и повернулся к одиннадцати богам. - Если она завладеет сердцем, грань между мирами сотрётся и тьма поглотит всё…
        Оглушительный треск сменился грохотом падающих камней. Сверкающий поток с жадностью набросился на новую добычу, пожирая нарушителя её волн. Собравшиеся боги нервно переминались, с опаской поглядывая в сторону обвала. Старик вытянул руку с красным камнем и громко прокричал.
        - Каждый из нас сохранит часть сердца… - с посоха сорвалась белая молния и обвилась вокруг круглого камня. - Шесть тёмных и шесть светлых избранных будут хранить его осколки.
        Яркий камень задрожал, покрылся паутиной трещин и развалился на двенадцать острых частей. Старик устало посмотрел на пульсирующие осколки и отпустил посох, который послушно остался стоять, дожидаясь хозяина.
        - Ристори из Динта. - еле слышно проговорил старик, взяв первый камень. Молодая девушка в жёлтом платье подошла к нему. - Судьба мироздания в твоих руках.
        Едва красный осколок оказался в её ладони, девушка растаяла в воздухе. На лице старика отразилось облегчение. Вскоре все боги, получив камень, растворились в пространстве. Последним к старику подошёл Шимгат.
        - Отец, разве нет другого пути? - спросил Шимгат, глядя на старика в белоснежной мантии.
        - Есть, но тот, кто по нему пройдёт, ещё не рождён. - ответил тот, протягивая Шимгату два оставшихся куска красного камня. Быстро вскинув руку, старик не позволил сыну возразить. - Тебе пора, а я сотру ваши следы.
        Новый грохот падающих камней торопил их. Старик взял свой посох и, повернувшись в сторону обвала, жестко сказал:
        - Уходи, Шимгат! - на белом камне посоха заскакали искры.
        Шимгат исчез, оставив после себя облако чёрного дыма. Старик схватил посох обеими руками и с силой ударил перед собой. Круг белого света окружил остров с огненной рекой, заставив камни задрожать с новой силой. Старик пошатнулся и вновь ударил посохом, отправив новую белую волну.
        - Меня не остановят твои никчемные уловки, великий Истор, создатель кристальных миров. - прозвучали над островом слова. На каменном выступе появилась густая, пузырящаяся масса. Растекшись, она вытянула вверх тонкие качающиеся стебли, которые стремительно переплелись между собой, сформировав человеческую фигуру. - Куда бы ты его не отправил, я найду его.
        Взревев, тёмное существо протянуло руки, из которых сорвались чёрные нити и устремились к белоснежной фигуре. Камень на посохе старика вспыхнул белым светом, окутав своего хозяина защитной пеленой. Чёрные нити впились в белоснежный кокон, быстро оплетая его.
        - Ты слаб… - прошипело существо, двигаясь к старику. Послышался лёгкий треск и извивающиеся щупальца, проникнув в белый кокон, впились в тело старика. - Никто не может противостоять мне…
        - Ты должен находиться в нижних мирах… - прокричал старик, и яркая вспышка заполнила пространство. Через мгновение раздался рёв тёмного существа, одиноко стоявшего на крохотном островке, омываемом огненной рекой.
        Свиток в руках Марка вспыхнул, языки огня лизнули его, превращая древний пергамент в пепел. Как только пламя исчезло, Марк увидел на ладони ребристый камень, который пульсировал красным цветом.
        - И что же мне с ним делать? - задумчиво спросил Марк, внимательно смотря на его острые края. - Видимо, теперь за мной будут охотиться не только боги…
        Осколок, словно почувствовав волнение Марка, начал пульсировать ярче, приподнялся над ладонью и, вспыхнув, рассыпался на сверкающие частицы. Искристые точки замерли на секунду и устремились к голове Марка. Не успел он опомниться, как они растворились на его лице.
        Глава 25
        - Господин. - Марка окликнул голос шамана, который держал две почерневшие от времени деревянные тарелки с вяленым мясом. Вручив одну Марку, шаман сел недалеко от него и начал жадно есть. Облизывая пальцы, шаман от удовольствия прикрыл глаза и поэтому не сразу заметил недовольный взгляд Марка. - Простите, господин, но в этом мире мы уже давно забыли о манерах.
        - Как твоё имя? - спросил Марк шамана.
        - Кхартос. - быстро ответил шаман. Кхартос выждал паузу и, поняв, что других вопросов не будет, вернулся к своей трапезе.
        Марк посмотрел на Камиль и, убедившись, что девочка занята угощением под присмотром гоблинов, тоже приступил к еде, поглядывая на происходящее вокруг. Патруль гоблинов вернулся из дальних пещер и теперь чем-то оживлённо делился с остальными сородичами. Спустя некоторое время группы соединились и направились в сторону Марка, возглавляемые старым гоблином с седыми пучками волос.
        Не дойдя до Марка метров пять, толпа гоблинов почти синхронно замерла. Вперёд вышел старик. Остановившись возле Марка, гоблин нервно поправил постоянно сползающие штаны и с надеждой посмотрел на шамана.
        - Моё имя Шитко, я староста клана Хтори. - старик оглянулся, указав в сторону собравшихся гоблинов. Мимо старца пробежала Камиль, взобралась на колени Марка и с интересом посмотрела на старосту клана.
        Наступила тишина. Марк терпеливо ожидал, когда старик подберёт слова. Глянув на переминающегося старосту, поднялся Кхартос. Остановившись около старика, он коротко поклонился Марку и сказал.
        - Только равный может разговаривать с тёмным богом Хору и открыть свиток богов, поэтому… - на одном дыхании сказал шаман. Покосившись на старика и получив подтверждение, он закончил. - Клан Хтори просит тебя, великий бог, принять нас под своё покровительство.
        - Я никогда не был великим богом… - спокойно ответил Марк, поставив Камиль на пол и поднявшись. Он знал, что этот разговор произойдёт и ещё не решил, как поступить. С одной стороны эманации молитв придают силы, и иметь в этом мире подданных было бы весьма заманчиво. Но это обязательно привлечёт внимание богов мира Лиори, да и на молитвы верных гоблинов придётся отвечать. А что делать с душами погибших и умерших? В каждом мире один из богов был проводником душ. Одни получали перерождение, другие растворялись в хаосе и исчезали навсегда. Таким образом, мир делался чище и получал шанс на дальнейшее развитие, а что сейчас Марк мог предложить гоблинам. - Да, я воспитанник Шимгата, но я тоже потерпел поражение и не смог защитить своих подданных.
        Марк почувствовал, как в нём просыпается Улстор. Перед глазами понеслись воспоминания разрушенных городов и храмов, погибших людей и жрецов. Всё, что он так кропотливо создавал, было уничтожено. Тело пробила забытая боль золотых стрел, заныли раны. Перед Марком всплыл презрительный взгляд Лотта и ликующей Адрил.
        Крик Камиль вернул Марка в подземелье разрушенного замка. Он посмотрел на гоблинов, упавших на колени при появлении тёмного бога и что-то неистово бормотавших. Марк успокоил свою истинную силу, и чёрный дым вокруг него неохотно растворился, вернув в пещеру полумрак. Глаза вернули прежний облик, а чёрный плащ, взмахнув крыльями, послушно исчез за спиной.
        - …придёт бог тьмы и света, встанут с колен слуги его, и ввергнет он мир в хаос… - шаман быстро бормотал строки древней легенды гоблинов. Остальные эхом повторяли за ним. - Обратит он врагов своих в пепел, и возродится из пепла мир лучший…
        - Марк… - к нему осторожно подошла Камиль и привычно взяла его за руку. В глазах девочки стояли слёзы, а губы нервно вздрагивали. - Мне страшно.
        - Из поколения в поколение наш народ повторял эту легенду о смертном боге. - заговорил шаман, не решаясь поднять голову. Марк грустно улыбнулся девочке и слегка сжал её руку. - Так завещал нам великий бог Дорках в своих священных письменах. Твои слуги готовы служить тебе, бог тьмы и света.
        Марк посмотрел на Камиль и тихо сказал.
        - Они ведь не отстанут. - Марк посмотрел на застывший поток гоблинов, ожидавших его ответа. - Встаньте свободные гоблины, отныне вы под защитой Улстора.
        Марк поднял руку и с неё сорвались крохотные чёрные искры. Превратившись в чёрный смерч, они разлетелись по пещере. Прикасаясь к головам гоблинов, искры растворялись, оставляя на зелёной коже тёмный изящный рисунок - печать Ульстора.
        - Пойдём, Камиль, у нас много работы. - сказал Марк и повёл Камиль к выходу из пещеры в сторону древнего храма. За их спинами слышались возбужденные крики гоблинов, с интересом рассматривающих отметки долгожданного бога Улстора.
        Празднование гоблинов длилось до поздней ночи, заставляя Камиль вздрагивать во сне от шумных криков. Марк сидел перед алтарём древнего бога и вершил своё первое божественное провидение для небольшого пещерного народа. Храм Доркаха надёжно скрывал его от взглядов правящих богов в мире Лиори, поэтому Марк без опаски призвал свою истинную силу.
        Крохотная точка перед ним в одно мгновение превратилась в чёрное облако, вокруг которого заплясали молнии. Впервые за тысячи лет в храме прозвучали слова скрытого языка богов и в сторону затихающего пиршества потянулись тонкие чёрные нити.
        - Завтра многие из них проснутся с новыми знаниями. - сказал Марк. Шимгат кропотливо наставлял Марка, как правильно направлять народ, учить его, не внушая, что это им дал бог. Иначе они не смогут дальше развиваться самостоятельно, полагаясь только на бога и опасаясь нарушить границы полученных знаний. - Пожалуй, пока достаточно…
        Взгляд Марка замер на спящей Камиль. На её детском лице застыла тревога, скорее всего, ей вновь снятся страшные сны. От чёрного облака отделилась тонкая нить и коснулась детского лба. Камиль тут же зашевелилась, не прошло и минуты, как она раскрыла глаза.
        - Мы уходим?
        Глава 26
        - А почему мы ушли? - спросила Камиль, едва они вышли из небольшой пещеры возле границы плотного леса, встречающего осторожный свет утреннего солнца. За их спинами остались два гоблина-стража.
        Марк известил шамана о том, что он и Камиль уходят. Гоблин выделил воинов, которые провели их к людскому поселению, и поспешил к сородичам, оживлённо обсуждающим свои сны.
        - Я дал им возможность дальнейшего развития и решения проблем. - пояснил девочке Марк, поправив лёгкий мешок, собранный для них гоблинами. - Ты мне лучше скажи, что тебе сегодня снилось?
        Марк должен понять, получилось ли передать Камиль начальные знания. Ему предстояло много работы, чтобы вырастить из неё некроманта, сохранив при этом любовь ко всему живому.
        Девочка ненадолго задумалась, а потом тараторила не умолкая. Марк рассчитывал, что снабдив Камиль вступительными знаниями, он решит вопрос с начальным обучением, но всё оказалось сложнее. Чем дольше она рассуждала, тем больше у неё появлялось вопросов. Истёк второй час и Марк объявил привал, но и на уютной поляне он не получил долгожданного покоя.
        - Марк, а кто придумал руны? А почему следует писать именно так, а не иначе. А что будет, если соединить руну жизни и смерти. Что такое аура волшебника? А чем отличается чистая энергия от стихийной? - Камиль сыпала вопросы, перестав дожидаться ответов. Вскоре она взяла сухую ветку и начала что-то чертить на земле.
        - Вначале научись чувствовать энергии. - предупреждающе сказал Марк, наблюдая за девочкой.
        - Я их уже давно чувствую. - ответила Камиль, оглянувшись в его сторону. Яркая вспышка и девочку отбросило. Вскочив, Марк бросился к ней, но Камиль, приподнявшись, указала дымящейся палкой в сторону полученной воронки в земле и прохрипела. - Теперь понятно, почему их нельзя соединять…
        - Значит, так. С этого дня без моего разрешения никаких экспериментов. - Марк придал голосу жесткости, но это, похоже, было лишнее, так как в глазах девочки уже стояли слёзы. - Всё ясно, Камиль?
        Она послушно закивала головой, вынимая из волос траву, и виновато посмотрела на Марка.
        - Я хочу обратно… к гоблинам. - процедила Камиль, изобразив обиду.
        - Сейчас мы не можем вернуться. - спокойно сказал Марк, присаживаясь рядом с ней. - Понимаешь, они верят в меня, а что может… смертный бог.
        Марк хмыкнул, услышав собственный каламбур. Пока он не соберёт свои частицы, он вряд ли сможет помочь в этом мире даже себе. Гоблинам он дал надежду на выживание их расы и, если не получится вернуть их домой, то и этот мир может стать их домом.
        - А кто такие боги? - спросила Камиль, придвинувшись к Марку и заглядывая ему в глаза. От обиды девочки не осталось и следа, теперь в них вновь горел огонь любопытства. - А правда, что они живут очень высоко и видят всё, что происходит в мире.
        Марк хотел ответить, но где-то недалеко от них послышалось лошадиное ржание. Марк быстро поднялся, подхватил кожаную торбу и, взяв Камиль за руку, направился в сторону звука.
        Густой нехоженый лес надёжно скрывал их от случайных взглядов. Марк был уверен, что среди людей только искатели могут появиться вблизи закрытых земель.
        Плотные заросли леса прервались, выводя их на основательно заросшую дорогу. Когда-то она пользовалась большой популярностью, но с расширением закрытых земель её использование упало до минимума. Не успел Марк сделать и десятка шагов по дороге, как на ней появилась пятёрка всадников.
        - Кто вы такие и что здесь делаете? - к ним подъехал широкоплечий человек в блестящих доспехах и аккуратно подстриженной седой бородой. Большую часть лица скрывал шлем, но даже сквозь забрало Марк чувствовал его цепкий и колючий взгляд.
        - Мы с сестрой заблудились. - Марк придал своему голосу растерянности. Театральности добавила Камиль, с опаской глядя на фыркающую лошадь здоровяка.
        - Вы из Жортов? - спросил мужчина, продолжая следить за Марком.
        - Нет, сэр, мы шли к форту Грома. - тут же ответил Марк, сделав поклон. - Там живут наши дальние родственники, дядьки Сэми и Роди.
        - Роди? - тут же переспросил бородач. - Из-за этого пройдохи барон нас и отправил патрулировать старые дороги… Зак?
        Человек немного повернулся и позвал одного из своих людей. Парень в старых доспехах спешно подъехал, взглянул на Марка и Камиль, и замер в ожидании приказа.
        - Проводи людей в деревню и возвращайся, нам ещё на старую мельницу ехать. - приказал бородач, потеряв интерес к путникам. Махнув рукой остальным, седобородый пришпорил коня и поскакал по дороге.
        - Не отставайте. - ворчливо сказал парень. Разворачивая свою лошадь и провожая четвёрку всадников грустным взглядом, он внятно проворчал. - Не могли потеряться в другом месте?
        - А что случилось? - тут же спросил Марк, догнав лошадь и стараясь идти рядом с ней.
        - Объявлена охота на гоблинов. - воодушевленно ответил парень и расправил плечи. Было видно, что он активно внимал разным историям, а теперь нашёл благодарных слушателей, в глазах которых может предстать настоящим храбрецом. - Все знали, что в этих землях живут гоблины, но никто не мог подумать, что в их пещерах находятся кучи золота.
        - Как это? Откуда стало известно? - удивлённо спросил Марк, чувствуя тревогу.
        - Недавно вернулся сильно потрёпанный отряд искателей. - продолжил парень, получая удовольствие от своего повествования. - Они планировали достичь руин, но туда так и не дошли из-за нападения троллей. На обратном пути они решили срезать путь через болота и наткнулись на руины какой-то крепости, в подвалах которой гоблины стерегут настоящие сокровища.
        Парень говорил и говорил, но Марк его уже почти не слушал. Прикрыв глаза, он сконцентрировался, представив перед собой образ шамана, и быстро передал полученную от всадника информацию.
        - Эй, ты слушаешь меня? Я спрашиваю, ты знаешь, кто возглавлял отряд искателей? - Марк отрицательно покачал головой и, развеяв образ шамана гоблинов, с интересом посмотрел на парня. - Ваш дядя Роди. Вы теперь богатые племяннички.
        Глава 27
        Деревянная кружка с дешёвым элем с гулким стуком опустилась на жирную столешницу. Зелёная пенистая жидкость качнулась и выплеснулась на поверхность стола, собранного из грубых досок. Деревенская таверна продолжала принимать народ. Здесь можно было встретить и стражников форта, и грабителей: дурманящий напиток сближал всех.
        Перед затуманенным взором Роди появилось недовольное лицо Сэми. Вырвав кружку, Сэми залпом опустошил её и, отбросив в сторону, посмотрел на брата.
        - Надо уходить. - тихо сказал Сэми, сверля Роди взглядом. - Не хочу я этих денег! Ты понимаешь, что нам не вернуться из этого похода?
        Роди неуверенно кивнул брату и скосил взгляд на двух стражников, сидевших за столом у входа в таверну. Эта стража была приставлена к ним бароном после их триумфального возвращения в форт Грома. Слухи о том, что искатели принесли огромную добычу, разлетелись по округе быстрее ветра, а Роди с друзьями уже через два часа был доставлен во дворец барона Ингорта.
        К вечеру пятёрка искателей покинула территорию дворца в сопровождении стражников. Барон не стал придумывать хитроумных планов по отнятию денег, он просто отправил их готовиться к новому посещению разрушенной крепости, а их трофеи оставил себе в залог до завершения компании по наполнению баронской казны в виде отобранного у гоблинов золота. Новость о том, что барон готовит охоту на гоблинов, мгновенно разлетелась по окрестным землям и уже через двое суток к форту и прилегающим деревням начали съезжаться все, кто грезил быстро разбогатеть.
        Единственное, что сохранили в тайне искатели, это информацию о парне-маге и его маленькой спутнице. Вспомнив девочку, Роди вздрогнул. Их отец служил в храме и однажды, чтобы напугать своих пронырливых детей, принёс книгу. Раскрыв её на нужной странице, он ткнул грязным пальцем в простой иероглиф и прошипел: «Если когда-то на вашем пути встретится человек с этим знаком…, убей его. Это знак некроманта».
        - Роди? - позвал Сэми и встряхнул брата за плечо.
        - Я слышу. - тихо отозвался тот. - И куда ты собираешься пойти.
        - Во-первых, не я, а - мы. - глухо ответил Сэми и посмотрел на очень шумную компанию, веселившуюся за соседним столом. - Ленс и Таин готовят лошадей…
        Роди устало прикрыл руками лицо и потёр его, стараясь вернуть мыслям трезвость. Шумно выдохнув, он опустил руки на стол и уже собрался ответить Сэми, как вдруг среди снующей толпы таверны заметил парня, крепко державшего за руку девчонку. Зажмурив глаза, Роди несколько раз тряхнул головой и вновь открыл их, но в гомонящей толпе не заметил знакомой пары.
        - Что случилось, ты будто призрака увидел. - насторожился Сэми, проследив за взглядом брата.
        - Эй, Роди. - грубый голос хозяина таверны перекричал гудящую толпу, заставив всех притихнуть. - Не знал, что у тебя есть племянники.
        - Какие ещё племянники? - удивленно переспросил Сэми, поворачиваясь к Роди, но тут же запнулся.
        - Здравствуйте, дядя Сэми. - возле стола стоял улыбающийся Марк, держа за руку Камиль. - Здравствуйте, дядя Роди. Вы не рады нас видеть?
        Во рту Роди пересохло, руки начали непроизвольно подрагивать, а мысли понеслись вскачь, пытаясь найти выход. Он знал, на что способен этот парень и даже если Роди сейчас поднимет шум, то, скорее всего, из этой таверны никто не выйдет.
        Пока Роди приходил в себя, Марк по-хозяйски занял место напротив и жестом отправил Сэми на скамью к брату. Положив перед собой руки, Марк с невинным лицом посмотрел на них. За спиной Марка появился парень в изношенных доспехах.
        - Роди, ты подтверждаешь, что это твои племянники? - спросил он, придав голосу суровость стражника.
        - Да… Да, это правда. - выдавил из себя Роди, кивнув парню.
        - Вот и хорошо. - облегченно сказал тот, и направился к стойке за кружкой эля перед обратной дорогой.
        Роди заметил, как рука Сэми медленно сдвинулась и легла на рукоять ножа. Марк вёл себя непринуждённо и спокойно. Быстро заказав еду у подошедшего хозяина таверны и дождавшись, когда тот удалится, перевёл изменившийся взгляд на братьев. Посмотрев на Сэми, Марк отрицательно покачал головой и внятно произнёс.
        - Не надо, Сэми, ты его даже достать не успеешь. - Сэми отпустил рукоять, а Марк повернулся к Роди. - Так ты держишь своё обещание, Роди? Ты кое-что забыл в подвалах крепости.
        Марк достал нож, которым Роди нацарапал на двери подвала символ обмена. Накрыв нож ладонью, Марк медленно подвинул его к Роди, глядя ему в глаза. К столу подошла женщина с жирными пятнами на юбке и, поставив перед Марком и Камиль тарелки с едой, ушла обратно на кухню.
        - Приятного аппетита, Камиль. - улыбнувшись, сказал Марк и, зачерпнув дрожащую массу, отправил её в рот. Скривившись, он пожевал и с трудом проглотил. - Великий… к-хх, гоблины и те лучше готовят.
        - Что тебе надо от нас? - заговорил Сэми, стараясь сохранять спокойствие. - Если тебе нужны деньги, то у нас их нет, всё отобрал барон.
        - Нет. - коротко ответил Марк и зачерпнул новую порцию вонючего варева.
        - Тогда что? - Сэми едва сдержался, чтобы не перейти на крик. Осмотревшись, он заметил, что посетители таверны то и дело поглядывают на них.
        - Вы опять хотите посетить гоблинов? - спокойно спросил Марк и, отправив ложку в рот, снова скривился.
        - Да, это приказ барона. - Марк мог их убить ещё у входа в таверну, но не сделал это, значит, они ему нужны. - Говори, Марк, что мы должны сделать.
        - Самую малость. - не выдержав вонючей пищи, Марк отодвинул от себя тарелку и бросил сверху ложку. - Когда поведёте отряд к гоблинам, то немного поплутаете и задержитесь… Скажем, дня на два.
        - Это всё? - тут же спросил Роди, понимая, что плата за предательство слишком мала. Отряду и так придётся плутать несколько дней в поисках тропы в обход болота.
        - Всё. - сказал Марк, поднявшись из-за стола. Привычно подхватив руку Камиль, он повёл девочку к выходу из таверны.
        - Я не верю ему. - пробубнил Сэми, как только за Марком закрылась дверь. - Что скажешь, Роди?
        - Мы пообещали и в этот раз я сдержу слово. - ответил он. - Скажи Ленсу и Таину, что планы немного меняются.
        Уже собираясь отойти от стола, Роди остановился и посмотрел на нож. Немного поколебавшись, он взял его и вдруг почувствовал, как по руке пробежала холодная волна и растворилась в районе груди.
        - И ещё, Сэми… - остановил он брата. - В деревне есть жрец Хору?
        Никто из них не видел улыбки уходящего Марка, и они не знали, что этот поход для всех, кто отправится в закрытые земли, станет последним.
        Глава 28
        Порыв холодного ветра больно ударил в лицо. Камиль обхватила себя руками и жалобно посмотрела на Марка. Присев рядом с ней, он быстро начертил на спине девочки крохотную руну. На лице ребёнка тут же появилась довольное выражение, а новый порыв ветра она встретила с хитрой улыбкой.
        - Простите, сэр. - окликнул Марка стражник, который вышел следом за ними из таверны. Марк сразу обратил внимание, что тот был трезв и этот факт насторожил его. - Хору? - удивился Марк.
        - Пройдёмся немного, Улстор. - произнёс стражник, глядя на него чёрными глазами, и направился в сторону частокола, которым была окружена небольшая деревня, насчитывающая два десятка дворов.
        - Значит, ты прислушиваешься к молитвам и таких, как Роди? - удивлённо спросил Марк.
        - Нет, Улстор, я просто хорошо слежу за своими землями. - ответил Хору, занявший тело стражника. - Я знал, что ты появишься и поэтому был предельно внимателен.
        Они неторопливо шли по узкой улице, перемешивая ногами раскисшую после недавнего дождя землю. Жажда сокровищ гоблинов собрала в этом неприметном поселении сотни искателей приключений.
        - В храме мы не договорили. - нарушил затянувшуюся паузу Хору и, скосив на Марка взгляд, усмехнулся. - Давно я не попадал в храмовые ловушки. У меня не так много времени, Улстор. Лотт может заинтересоваться моим затянувшимся визитом на землю, не говоря уже о неугомонной Адрил. Твоя дорога лежит к северным горам. Там возле Пика Зари Лотт возвёл храм, больше напоминающий крепость.
        - Мой меч находится там? - спросил Марк, продолжая рассматривать пейзажи деревни.
        - Это земли Лотта, поэтому будь предельно осторожен. И такие фокусы… - Хору указал в сторону таверны. - …больше не пройдут безнаказанно. Я не знаю, зачем тебе эти гоблины, но мешать не стану.
        - Не знаю, что и сказать, Хору. Если честно, я не ожидал от тебя поддержки. - сказал Марк.
        - Он доставит тебя в форт Грома. - остановившись возле открытых ворот, Хору указал на телегу с мешками, которую тянула возрастная лошадь. - Оттуда двигайся к городу Картан.
        - Я понял тебя, Хору. - сказал Марк. Взгляд Хору застыл на Камиль.
        - Я надеюсь ты знаешь, что делаешь. - сказал Хору, колеблясь и борясь с собственными противоречиями. - Прирученных некромантов не существует.
        Чернота в глазах стражника исчезла, вернув их природный вид. Поморгав, человек удивлённо посмотрел на Марка, почесал голову и, не произнеся ни слова, пошёл обратно в сторону таверны. В нос ударил стойкий запах лошадиного пота, и рядом с Марком противно заскрипела телега.
        - Эй, парень. - бодро сказал крестьянин, привстав и махнув им рукой. - Почему-то мне кажется, что вам надо в форт Грома. Залезайте, доставлю.
        Марк посадил Камиль и запрыгнул сам. Не успел он умоститься, как телега тронулась с места, возвращаясь в укатанную колею дороги.
        - Зачем ты всё-таки приходил, Хору? - размышлял Марк. Возможно, тёмный бог затеял какую-то собственную игру, используя Улстора. Марк повернулся к хозяину повозки. - Скажите, а долго ли нам ехать до форта?
        - Если позволит великий Хору, к вечеру будем. - не поворачиваясь, ответил крестьянин.
        - Вот это меня и беспокоит. - еле слышно ответил Марк, возвращаясь на мешки. - Слишком много стало зависеть от «великого».
        - Докладывай. - громко приказал Лотт, стоя в храме, возведённом в его честь у подножья горы Пик Зари. Огромный алтарь, изготовленный из белого мрамора, был усыпан подношениями. Рядом стояли клетки с разными животными. Всего час назад в храме завершилась служба в честь освобождения мира Лиори от власти древних богов. - Он поверил тебе?
        - Да. - из тени дальнего угла храма вышел Хору в серой мантии. Остановившись на границе света, проникавшего в храм сквозь витражные окна, Хору сказал: - Но он не так прост, как кажется.
        - Это правда, что он смертен? - тут же спросил Лотт, не поворачиваясь к Хору. - Ты узнал, зачем ему девочка?
        - Да, он смертен, но даже в теле человека он продолжает оставаться одним из нас. - ответил Хору, заколебавшись, рассказывать ли Лотту правду о девочке или нет. - Что касается ребёнка… Она имеет небольшой дар мага.
        - Это всё? - тут же спросил Лотт, в голосе которого чувствовались нотки раздражения.
        - Да, но я… - ответил Хору и запнулся.
        От ноги мраморного изваяния Лотта отделилось чёрное существо, с которого свисали сотни тонких жгутов. Они хищно приподнялись и, осмотревшись вокруг, вновь повисли вдоль тела. Существо направилось к Лотту, пройдя насквозь белый алтарь и оставляя за собой испорченные фрукты и мертвых животных в клетках. Замерев напротив Лотта, оно прошипело.
        - В этом мире находятся две части… - стёкла храма напряжённо загудели, по полу поползла искристая изморозь. - Но сейчас я чувствую только одну. Что-то происходит. У будущего появляется много граней. Найди части, пока не пройдена черта…
        Чёрное существо резко провалилось в пол, о его присутствии напоминал быстро исчезающий иней. Минуту Лотт молча смотрел перед собой, затем приказал.
        - Не упусти его, Хору. - сверкнула белая молния и в храме остался только Хору.
        - Пока не пройдена черта. - Хору задумчиво повторил слова чёрного существа. - Пора узнать, что задумал Лотт, и что это за тварь, которой он подчиняется.
        Глава 29
        - Тихо. - Марк осторожно разбудил Камиль, слегка прикрыв ей рот ладонью.
        Осторожно покинув телегу, он быстро подхватил Камиль и поставил на пыльную дорогу. Они побежали в сторону высокого разлапистого куста и уже через несколько секунд скрылись в его зарослях. Крестьянин дремал в телеге, выпустив из рук вожжи, чем позволил старенькой лошади самой выбирать темп движения.
        - Мы куда? - спросила Камиль, потирая сонные глаза.
        - Мы пойдём другой дорогой. - сказал Марк. Почувствовав где-то рядом свою очередную частицу, оторванную хаосом, он направился вглубь леса.
        Уставшие лучи заходящего солнца едва пробивались сквозь плотную листву, тускло освещая им дорогу. В лесу было слишком тихо, поэтому неожиданный раскат грома заставил Камиль вздрогнуть и замереть, посмотрев на небо.
        - Боги гневаются. - из-за дерева, поросшего мхом вышла старуха в длинном балахоне. На её сморщенном лице отсутствовали глаза, а кривой нос с десятком бородавок слегка подёргивался, принюхиваясь. - Я знала, что ты придёшь.
        - Кто ты? - спросил Марк, зная ответ на этот вопрос. - Сколько в этом мире твоих сородичей?
        - Я последняя. - ответила старуха. Развернувшись, она степенно направилась в чащу леса. Под её ногами не приминалась трава и не хрустели сухие ветки.
        - Марк, кто это, я боюсь её. - очень тихо сказала Камиль, вцепившись в его руку.
        - Она из расы Тэрусов, обитающих в скоплении миров огненного кольца. - ответил Марк, не сводя взгляда со спины старухи. - Это весьма хитрая и опасная раса, которая владеет мощной магией иллюзии и внушения. Вот только слишком далеко она от своей госпожи.
        Старуха остановилась и, быстро развернувшись, посмотрела на Марка застывшим лицом. Мгновенно глаза Марка стали чёрными, а за спиной сгустилась тьма.
        - Только попробуй. - сквозь зубы проговорил Марк. Старуха дёрнулась и отступила на пару шагов назад, а взгляд Марка вернул человеческий вид, развеяв окружившую темноту.
        - Кто ты? - растерянно спросила старуха, продолжая пятиться. - Только боги могут противостоять моей силе. Неужели… Тогда это многое объясняет.
        Костлявой рукой она пригладила седые волосы и вновь повернула к Марку своё лицо без глазниц.
        - Вот почему я не могу увидеть твоё будущее. - её губы тронула почти человеческая улыбка, но уже через минуту она громко и противно рассмеялась, демонстрируя редкие и кривые зубы. - Великая богиня Ристори говорила правду…
        - Поведай и мне правду. - сказал Марк, едва сдерживая мощь Улстора.
        - Терпение, господин. - с нескрываемым сарказмом в голосе сказала старуха. С её лица исчезла улыбка, развернувшись, она вновь неслышно пошла дальше, словно двигалась не через густую чащу, а по протоптанной тропинке.
        Прислушавшись к окружающему пространству, Марк был готов в любой момент призвать силу бога и вступить в бой с Адрил, которая не могла пропустить такой всплеск его энергии. Но тишину никто не тревожил, минуты тянулись за минутами, старуха уже скрылась из вида, а Марк всё ждал.
        - Они больше не чувствуют тебя. - издалека послышался голос старухи и Марк почувствовал злость, что тварь, созданная в другом мире для охраны владений богини, знает о тебе больше, чем он сам.
        Бросив быстрый взгляд на Камиль, Марк провёл над её головой рукой, развеивая волшебство старухи: взгляд девочки приобрёл осмысленность. Марк задумчиво шёл за старухой, стараясь выбирать более проходимые пути и не потерять её след. Когда у Камиль уже начали заплетаться ноги, они вышли на огромную, утоптанную поляну.
        Почти в центре поляны стоял ветхий покосившийся дом, немного в стороне - сарай, а за ним был разбит большой огород. Во дворе кипела работа. Здесь трудились люди и гоблины, огромные орки тягали кожаные курдюки с водой для полива огорода. На их появление работники никак не отреагировали, продолжая заниматься своими делами, точнее, делами старухи. Хозяйка подворья стояла у кипевшего над костром казана. Зачерпнув его содержимое длинной деревянной ложкой, она громко втянула в рот варево и удовлетворенно почмокала губами. Повернувшись к Марку, старуха, словно оправдываясь, сказала:
        - Не самой же мне заниматься хозяйством. - к ней начали подбегать гоблины и уже через минуту их набралось больше десятка. Старуха посмотрела на них затянутыми кожей глазницами и положила руку с костлявыми пальцами на голову ближайшего гоблина. - Я знаю, что ты стал их покровителем.
        - Раса тэрус всегда славилась любовью к торговле, выкупам и шантажу. - усмехнувшись, сказал Марк, подходя ближе. От его рвущейся наружу мощи воздух начал гудеть, а примятая трава под его ногами почернела и превратилась в пепел. - То, что мне надо, я возьму сам. У тебя есть, что мне предложить.
        Марк мог уничтожить старуху и всех, кто был на этой поляне, но ему нужна была информация. Тэрусам не нужны деньги, драгоценные камни, рабы или земли, им был важен процесс торговли. Это была их слабость и именно из-за этого богиня Ристори лишилась большей части своих тайн и артефактов.
        - Камень! Да-да, чёрный камень, появившийся в этом мире много лет назад. - затараторила старуха и, подхватив подол бесформенной одежды, побежала в дом. Гоблины остались стоять, глядя перед собой застывшими глазами. Через несколько минут старуха появилась с небольшим свёртком в руке и осторожно начала его разворачивать. - Он имеет запах хаоса, но я знала, что кто-то за ним придёт.
        - Что ты хочешь за него. - спросил Марк, едва сдерживаясь, чтобы не отобрать свою частицу у этой ведьмы.
        - Девчонку. - тут же выпалила старуха. Из её рта выскользнул фиолетовый язык и быстро облизал губы. Пальцы старухи нервно задёргались, она явно получала удовольствие от процесса обмена. Скорее всего, ведьма впервые жизни торговалась с богом, и этот факт приносил ей ещё большее удовольствие.
        - Я предлагаю тебе жизнь в обмен на этот камень. Поверь, это очень выгодное предложение. - Марк внимательно следил за старухой. Та задумалась, нервно покусывая синие губы.
        - Приведи сто людей и сто гоблинов, и он будет твой. - она приподняла камень, демонстрируя товар.
        - Давай так. Я сохраню жизнь тебе и твоим людям, а ты мне расскажешь всё, что знаешь об этом мире в обмен на этот крохотный камень. - работники ведьмы замерли и стали собираться возле дома. Орки подхватили дубины, люди вооружились камнями и вилами, но гоблины остались на месте.
        - Так не пойдет! Ты хочешь обмануть меня? - крикнула старуха. Орк, находившийся рядом с ней, осел на землю. За ним ещё один, и ещё. - Достаточно! Всё, я поняла, поняла. Мы договорились.
        Чёрный камень покинул старуху и в следующее мгновение оказался на ладони Марка. Старуха сокрушенно посмотрела на мёртвых орков и подала знак, чтобы работники забрали тела. Потоптавшись, она пробормотала.
        - Эх, если бы ты только знал, как тяжело заманить их в лес. Ладно, пошли к столу, твоя девчонка уже еле на ногах стоит. - развернувшись, старуха вскоре скрылась в доме, не прикрывая дверь.
        Глава 30
        - Отправляя нас сюда, великая богиня Ристори приказала следить за Шимгатом. - старуха сидела за длинным столом. Два гоблина вбежали в дом и быстро поставили тарелки с едой. - Нас было трое…
        - Я не знаю мира, куда бы Ристори не отправила своих ищеек. Она хочет знать всё, что происходит в других мирах, и каждый мир сохранил свои легенды о трёх сестрах. Этот мир не стал исключением. - перебил старуху Марк. Перехватив у Камиль тарелку с мясом, он отодвинул еду в сторону и поставил перед девочкой тарелку с овощами и фруктами. - Но я сомневаюсь, что великий бог Шимгат разрешил вам поселиться в его мире.
        - Он и не разрешил. Ристори удалось отправить нас скрытно для местных богов. Мы долгое время жили без своих сил, каждый день опасаясь быть обнаруженными и уничтоженными. Две мои сестры всё-таки попались на глаза Доркаха, а меня от уничтожения спасло только вторжение пантеона Лотта. - старуха склонилась над своей тарелкой и начала жадно есть остывающие ломтики мяса. Жир стекал по её подбородку, капая на стол. Оторвавшись от тарелки, старуха рукой вытерла рот и продолжила. - Равновесие было нарушено. Хранитель не смог удержать тьму, и вырвавшийся хаос поглотил большую часть нижних миров.
        За спиной старухи развернулась иллюзия, где седовласый старик в белоснежной мантии отправляет в неизвестность свои молнии. В левой руке он держал посох, а в правой - камень, горевший красным светом. Марк видел, как тьма сгущалась вокруг старика, а его белоснежные молнии оставляли на тьме лишь рваные раны.
        - Опасаясь, что сердце миров попадёт в руки тьмы, он разделил их на двенадцать частей. Каждый из избранных богов унёс часть в свой мир, надеясь, что тьма не сможет собрать их. - старуха замолчала. Опустив голову, она сложила руки перед собой и грустно продолжила. - Они ошиблись. С помощью дара богини Ристори я увидела гибель богов. Тьма нашла проводника в средние и высшие миры… Шимгат был последним защитником, но тьма не нашла оставшиеся две части сердца миров.
        Старуха вновь замолчала. Отодвинув от себя тарелку, ведьма взяла яблоко и впилась в него мощными зубами. Направив когтистую руку на Камиль, старуха затряслась и посмотрела на Марка.
        - Некромант…
        Яблоко выпало и, прокатившись по грязной поверхности, замерло на откусанном месте. Через мгновение на стол упала голова старухи. Её седые волосы вздрагивали от любопытного ветра, то и дело врывающегося в открытый проём дома.
        - Она умерла? - тихо спросила Камиль, смотря испуганным взглядом на Марка.
        - Пойдём, Камиль. - спокойно сказал Марк, поднимаясь со скамьи. Со двора начали доноситься голоса людей и бормотание гоблинов. Марк остановился на пороге и обернулся к последней представительнице тэрусов в этом мире. - Жаль, что мы не договорили, но за полученную информацию я тебе благодарен.
        Покинув дом, Марк успел заметить пленников старухи, расторопно скрывшихся в густой чаще леса. Он чувствовал страх разбежавшихся работников, сознание которых сохранило воспоминание о работе на лесную ведьму.
        - Камиль, пойди на огород и собери нам что-нибудь. - сказал Марк, отправив девочку подальше от сарая, под навесом которого лежали тела людей, из которых и готовили еду для старухи. Марк знал эту особенность расы тэрусов, поэтому он не дал Камиль отведать угощение в доме ведьмы.
        Достав из кармана чёрный камень, Марк посмотрел на небо. Камень словно ждал команды хозяина и тут же впитался в Марка. Сарай тихо вспыхнул и через минуту ветер подхватил серый пепел и разнёс его по округе.
        - Марк, там большой сад, в котором много яблок и персиков. Пойдём, я покажу. - к нему подбежала Камиль и потянула за собой. - Смотри, как красиво!
        - Если тебе здесь понравилось, может, останемся на некоторое время? - спросил Марк, посмотрев на Камиль.
        - Правда? - с набитым ртом спросила она.
        - Конечно. - ответил Марк и направился в дом.
        Ему необходимо где-то остановиться на некоторое время, чтобы осмыслить сложившуюся ситуацию и во всём разобраться. К тому же раса тэрусов всегда вела записи, таково было требование их богини.
        Быстро навести порядок в доме Марку не удалось. Поколебавшись, Марк решил не сжигать старуху, а предать её тело земле для возможных экспериментов подрастающему некроманту. Камиль помогала Марку и поздним вечером они устало присели на крыльцо дома. Марк посмотрел на небо, которое быстро затягивалось тёмными тучами.
        Ослепительные молнии разрывали небо на куски, оглушительный гром заставлял землю содрогаться. Серия ярких вспышек осветила ночной лес, Камиль вздрогнула и прижалась к плечу Марка.
        - Это правда, что боги гневаются? - прошептала она, зажмурив глаза.
        - Уже не просто гневаются… - ответил Марк, глядя на сверкающее небо.
        Глава 31
        - Не тебе призывать меня к ответу. - яростно прокричал Лотт, выхватывая новую стрелу и отправляя её в сторону ощетинившегося двумя топорами Хору.
        Зелёная вспышка перед Хору отбросила золотую стрелу в сторону, а рядом с ним появилась молодая богиня в длинном зелёном платье. В одно мгновение платье ожило, превратившись в сверкающую броню. Длинный клинок в точёной руке описал полукруг и замер, направив остриё в сторону Лотта.
        - Как ты могла придать меня, Истори? - растерянно спросил Лотт, медленно опуская свой лук. - Это после всего, что я дал тебе?
        - Я тоже хочу получить ответы на накопившиеся вопросы. - мелодичным голосом ответила девушка. За спиной верховного бога Лотта появились Адрил и Ромус, бог войны. Широкоплечий бог с ухмылкой посмотрел на разгневанных Хору и Истори. Через несколько мгновений Ромус и Хору одновременно рванули друг к другу.
        Яркие вспышки и оглушительные раскаты грома прокатились по пантеону Лотта. Огненному топору Ромуса противостояли его меньшие собратья, окутанные чёрным дымом. Два бога слились в сверкающий вихрь. Новая волна оглушительного грохота и огромный чёрный кулак Хору отбрасывает Ромуса. Оглушённый бог войны ещё только поднимался, когда Хору, совершив длинный прыжок, занёс над его головой два коротких топора для решающего удара.
        Чёрный жгут, вырвавшись из пространства, с силой ударил Хору в грудь, смяв его доспех и раскроив серую мантию под ним. Опираясь на топоры, Хору с трудом поднялся, не обращая внимания на боль в груди и не сводя взгляда с чёрного создания, появившегося в пантеоне Лотта.
        - Довольно… - прошипело существо из-под глубокого капюшона. Его красные глаза замерли на Лотте, который быстро убрал свой лук. - Подойди ко мне, слуга, я готов отдать обещанное.
        - Слуга? - удивленно переспросила Адрил, вскинув брови. - Боги никому не служат…
        - Замолчи! Не рассуждай о том, чего не знаешь. - рявкнуло существо, колыхнув поверхность под ногами. - Есть только три истинных силы.
        - Свет, тьма и хаос. - внятно произнёс Хору. - Перед нами, по-видимому, сама тьма.
        Все молчали. Взгляды были прикованы к верховному богу Лотту, который встал на одно колено и склонил голову перед чёрным существом. Хору впервые видел Лотта таким безропотным.
        - Моя госпожа, я весь в твоей власти, прими меня. - голос Лотта потонул в оглушительном рёве. Тьма раскинула крылья и поглотила верховного бога, голос которого продолжал доноситься сквозь пелену чёрной завесы.
        Свет в зале начал меркнуть и казалось, что сейчас тьма поглотит всех. Вдруг мантия существа распахнулась, белые глаза Адрил расширились, и её рука сжала рукоять меча.
        Перед ними предстал демон низших миров: красная кожа, выпирающие наросты на голове в виде трёх полос, уходящих на спину и скрывающихся под чёрным матовым доспехом. Тонкие губы под приплюснутым носом растянулись в довольной улыбке. Лотт властно осмотрел собравшихся глубоко посаженными красными глазами, остановившись на Хору.
        - Ты не представляешь, Хору, какой мощью я теперь обладаю. Мне больше не требуются поклонения и храмы. Я свободен… - зарычал Лотт, но Хору его перебил.
        - Ты ошибаешься, твоя хозяйка стоит рядом. - Хору скривился от боли и гневно глянул на чёрное существо за спиной Лотта. - Ты был верховным богом десятков миров, а стал послушным слугой…
        Лотт мгновенно переместился к Хору. Его красные глаза смотрели в упор на расширяющиеся зрачки тёмного бога. Истори вскрикнула, не сразу заметив, что Лотт вонзил в грудь Хору короткий красный клинок. Оружие плавно вышло из бога, Хору, пошатнувшись, упал на колени и тихо прошептал Истори, склонившейся над ним:
        - Найди Улстора…обязательно… - Хору обмяк и затих.
        - Совсем скоро перед вами встанет выбор. - переступив через тело тёмного бога, прорычал Лотт, убирая клинок в ножны на поясе. - Примкнуть к тьме и стать единственными богами во всех мирах, либо умереть.
        Сделав короткий поклон чёрному существу, Лотт прошёл в центр пантеона, и перед ним развернулась звездная карта миров. Нижние миры потеряли свой блеск, их окутал мрак и они стали тусклыми и безжизненными. Больше половины средних миров тоже уже были окутаны тьмой, многие ещё продолжали сверкать, но их судьба была предрешена.
        Карта резко приблизилась, выделив яркий мир Лиори. Адрил увидела, как к миру медленно движется тьма. Пройдёт совсем немного времени, и она также поглотит Лиори, как и тысячи других. Лотт резко развернулся и посмотрел на богов.
        - Мир Лиори - перекрёсток миров. Здесь будет окончена вечная война между светом и тьмой, здесь даже хаос признает силу тьмы… - голос Лотта звучал всё громче. Светлые стены пантеона начали темнеть, густые тени поползли по белоснежному полу. Собравшись в центре, тени переплелись, стали подниматься вверх и за спиной Лотта появилось мощное существо. - Эра людей завершилась, пришло время Суоттов, созданных тьмой.
        Переглянувшись с Истори, Адрил спросила.
        - Лотт, ты хочешь уничтожить расу людей?
        - Да! Расе суоттов нужны сражения, победы и рабы. Они быстро пройдут путь новой расы и заселят миры. - гордо сказал Лотт и внимательно посмотрел на Адрил. - Им не смогут противостоять даже боги. Я даю вам шанс присоединиться к нам.
        Тонкие губы Лотта расплылись в улыбке, а взгляд замер на теле Хору. Адрил остро почувствовала, что Истори призывает свою силу, но это увидел и Лотт. С его морды слетела ухмылка, пространство вокруг него натужно загудело.
        - Никогда не встану на колени… - крикнула Истори, и раздался хлопок закрывающегося портала.
        - Мне надо подумать. - туманно ответила Адрил. Лотт гневно засопел, не ожидая такого ответа.
        - Пусть идёт… пока. - прошипело существо за спиной Лотта. - Найди Улстора и принеси мне собранные осколки сердца. Он придёт за своими камнями.
        Лотт послушно кивнул и повернулся к богу войны, который безропотно ожидал приказаний. Адрил раскрыла портал и через мгновение её ноги коснулись влажной утренней травы. Богиня прикрыла глаза и тихо прошептала.
        - Что мы наделали…
        Глава 32
        - Сержант! - охрипшим голосом прокричал капитан и, медленно наклонившись на правый бок, рухнул с лошади в раскисшую от дождя и крови землю. Ровный строй мечников, вздрогнув, навалился на наседающего противника с новой силой, оттесняя его от раненого капитана.
        Широкоплечий сержант Раст скинул шлем и подскочил к молодому капитану. Короткое копьё попало между сочленениями брони и, судя по тёмной крови, пробило печень. Приподняв голову капитана, Раст правой рукой начал снимать доспех, но окровавленная рука капитана остановила его.
        - Сержант, мне уже не помочь…, уводи солдат. - прошептал капитан синеющими губами.
        - Нас прижали к лесу… - начал сержант, но запнулся, глядя в застывшие глаза капитана, который пробыл в звании всего семь дней. - Луц, Ситог, отходим в лес.
        Сержант осторожно опустил голову капитана на землю и, поднявшись, провёл над телом защитный знак бога Хору. За последние несколько лет вера в богов пошатнулась, они больше не отвечали на молитвы людей, в мир которых пришли демоны, называющие себя суоттами. Вначале это были только слухи, с которыми боролись жрецы всех храмов, обвиняя людей в распространении паники, придавая пыткам и публичному наказанию. Но не прошло и года, как армия суоттов вторглась в приграничный форт, захватила и сожгла город Питоу.
        Тогда пылал не только этот город, но и сотни храмов по всему миру Лиори. Жрецам вернули всё, и теперь вера в богов была личным делом каждого. В деревню Раста пришли имперские гонцы, отправив всех мужчин на войну с новым врагом. Тогда парень, обычным делом которого было пахать землю, не мог представить, что уже через два года за его спиной будет больше трёх десятков сражений.
        В этот хмурый дождливый день сотня имперских мечников и сотня кватирских стрелков, отправленных на помощь северному баронству, попала в засаду, не дойдя до осаждённого форта Грома всего с десяток километров. Воспользовавшись медлительностью мечников, лучников смяли уже в первые минуты боя, позволив им сделать всего несколько выстрелов.
        Совсем рядом раздался истошный рёв суотта, заставивший Раста отогнать воспоминания и занять место среди бойцов. Работать в строю было неудобно, мечник скован в движениях, но с другой стороны он надёжно прикрыт с флангов и тыла.
        - Отходим! - рявкнул сержант, нанося рубящие удары. - Рутты отрезают нас от леса. Луц, начинай разворот!
        Имперские мечники пятились назад, стараясь сохранить строй и прикрываясь круглыми щитами. За два года непрерывных боёв, побед и поражений люди научились противостоять расе суоттов, определив их сильные и слабые места. Сейчас на мечников наседали суотты-рутты - тяжелая пехота, суотты-осты относились к лёгкой пехоте. Суотты-унты представляли собой всадников на шестиногих ящерицах, суотты-варты - это небольшие твари, напоминающие уродливых карликов без брони, но прекрасно метающих короткие копья.
        Удар в грудь и Раст почувствовал, как падает, но чьи-то руки придержали его и вернули в строй. На старом изношенном доспехе образовалась вмятина. Поправив круглый щит, Раст вновь встал в строй, нанося удары. Под дружное уханье квадрат мечников делал шаг за шагом, но когда до леса оставалось совсем немного, тяжёлая пехота суоттов пробила брешь в плотных рядах бойцов.
        Люди начали падать и строй быстро распался. Бойцы сбились в группы, пытаясь пробиться сквозь лёгкую пехоту суоттов. Резкий рывок развернул Раста, и перед ним появилось взмыленно лицо капрала Ситога.
        - Мы разбиты, Раст… - сделав несколько вдохов, он указал рукой в сторону левого фланга. - Там ещё можно пробиться… Надо уходить.
        Сержант успел кивнуть и тут же был вынужден отражать удары налетевшего на них суотта, закованного в чёрную броню. Каждый мечник знает, что долгое и красивое противостояние существует только в последующих рассказах, на деле бой длится не более минуты, а часто для завершения хватает двух выпадов и пары ударов.
        Руки гудели и начали неметь. Казалось, ещё немного и потяжелевший меч просто вылетит из рук, но Раст неистово продолжал продвигаться сквозь наседающих суоттов в сторону спасительного леса. К нему присоединялись выжившие бойцы, формируя живой кулак.
        Ворвавшись в лес, строй распался и, пятясь вглубь леса, продолжил сражение. Раст заметил, что основные силы суоттов не двинулись вслед за ними. Немного углубившись, суотты остановились и, быстро переговорив на своём языке, развернулись и попятились назад.
        - Почему они не пошли за нами? - тяжело дыша, спросил боец.
        - В этот лес не заходит никто, здесь живёт ведьма. - ответил мечник, убирая оружие в ножны и потирая правое запястье. - Моя семья родом из этих мест. В те времена здесь очень часто пропадали люди, и отец решил увезти своих подальше…
        - Хватит. - Раст решил прекратить этот разговор. - Надо уходить дальше, пока они не передумали…
        - Идут. - крикнули бойцы с другого конца цепи.
        Зашуршали натягиваемые подшлемники и шлемы. Пока солдаты строились, Раст посчитал выживших: семнадцать человек. Его взгляд на мгновение замер на капрале Ситоге. - Луц? - спросил Раст, но капрал отрицательно покачал головой.
        - Сколько их? - встревоженным голосом спросил кто-то из мечников.
        - Нам не выстоять. - тут же подхватил другой.
        - Держаться, иначе нас сомнут. - громко приказал сержант и сомкнул ряд.
        С громким треском ломающихся веток на оставшуюся группу людей неслась рычащая река. Суотты уже почувствовали вкус крови, остался последний рывок, который сомнёт последнее сопротивление людей. Раст видел нарастающее напряжение, люди были готовы броситься в чащу леса, чтобы попытаться спастись бегством.
        - Где же вы, боги, почему вы отвернулись от нас. - гневно прошептал сержант, крепко сжимая петлю щита. - Неужели это конец?
        Сверху что-то просвистело, потом ещё раз. Над головами бойцов полетели стрелы и короткие копья, собирая кровавую жатву в рядах суоттов. Оглянувшись назад, Раст замер, не понимая, что происходит. Напротив него стоял Луц, глядя на Раста безжизненными глазами. Левая часть головы капрала отсутствовала, её словно срезало.
        Луц поднял меч и побежал на несущихся суоттов. Капрал быстро смешался с погибшими солдатами, среди которых Раст увидел бледного молодого капитана. Армия мёртвых сорвалась с места и, обтекая опешивших мечников, устремилась к суоттам. С оглушительным грохотом две армии схлестнулись, круша, убивая и втаптывая в землю врага.
        Бой продлился недолго. Суотты, увидев, что воюют с теми, кого невозможно убить, рванули обратно, сминая напирающие задние ряды. Армия мёртвых замерла, провожая суоттов пустыми взглядами. Едва скрылся последний противник, мёртвые рухнули на землю.
        - Если хотите жить, следуйте за мной. - за спинами бойцов раздался голос, заставивший всех обернуться.
        На небольшом холме стоял крепкий парень, а рядом с ним - темноволосая девочка лет десяти. По сторонам холма ровными рядами замерли гоблины в кожаных доспехах и длинными копьями. Парень спустился с холма и направился вглубь леса. Гоблины, приподняв копья, побежали догонять за ним.
        - Ваши друзья обрели покой. - тихо сказала девочка, но её холодный голос расслышали все. За спинами людей раздался шелест, и земля поглотила тела павших воинов, оставив на поверхности оружие и тела суоттов.
        - Кто это… - выдохнул Ситог, но девочки на холме уже не было. - Я не пойду за ней.
        - У нас нет выбора. - сказал Раст, убирая меч в ножны и забросив круглый щит за спину.
        Глава 33
        - Ты всё сделала? - спросил Марк и посмотрел на догнавшую его Камиль. Длинные волосы девочки, обрамляя красивое личико, падали каскадом за спину и доставали до пояса. В тот день, когда Камиль удалось применить свою магию, её волосы потемнели, приобретя почти чёрный цвет. В остальном в ней ничего не выдавало владелицу самой страшной магии всех миров. - Камиль, твоё волшебство не должно оставлять следов. Мир быстро меняется, но ты ещё не готова с ним встретиться.
        - Я всё сделала, как ты учил. - кивнув, ответила Камиль и быстро пошла в сторону поселения гоблинов, выросшее на поляне ведьмы.
        - С каждым днём она становится сильнее. - возле Марка появился шаман гоблинов и проводил девочку взглядом.
        За последние два года Камиль сильно изменилась. Каждый раз, когда она применяет свою магию, она словно забирает по каплям свой жизненный источник. Она всё меньше стремилась к общению с живыми, а последние два месяца её лучшими друзьями стали книги чёрного волшебства, принесённые шаманом из тайных кладовых разрушенного замка. Там не было книг по некромантии, но это не сильно смущало Камиль. Она делала собственные расчёты, выводя новые руны и заклинания. С разрешения Марка проводила эксперименты, стараясь делать это без любопытных глаз гоблинов.
        Сегодня ей удалось поднять две сотни погибших, заставив их сражаться, а затем упокоить мёртвых и развеять магию, не оставив и следа.
        - Несите всё в кузню. - приказал шаман гоблинам, тащившим доспехи и оружие суоттов.
        - Сэр, разрешите вопрос? - Марка отвлёк уставший солдат в помятых доспехах, остановившийся недалеко от него. Это был мужчина, пытавшийся организовать в лесу группу сопротивления. За ним собрались остальные бойцы. - Кто вы и куда мы идём?
        - Мы направляемся в поселение гоблинов. - ответил Марк. Быстрым взглядом окинув солдат, он собрался продолжить путь, но тот же боец спросил.
        - Сэр, вы не ответили. Кто вы? - в его голосе прозвучали нотки настойчивости. Марк молча развернулся и пошёл дальше.
        Идти пришлось долго. Лес становился всё гуще, что отняло последние силы измученных людей. Сержанту несколько раз пришлось повысить голос, чтобы подстегнуть бойцов быстрее перебирать ногами.
        Но едва между деревьями показался просвет, люди взбодрились, а запах пищи подгонял бойцов эффективнее недовольного командира. Бесконечный лес оборвался и перед уставшими путниками открылся вид на поселение гоблинов, напоминающее снующий муравейник.
        - Сколько их здесь? - рядом с Марком остановился командир группы, удивлённо глядя на многочисленные строения и входы в подземные лабиринты. - Мне рассказывали, что гоблины не живут большими общинами и не создают поселений… Неужели всё это время они жили под носом империи и баронов?
        - Пусть это будет первым поселением гоблинов в этом мире. - сказал Марк и ступил на зелёный ковёр травы.
        Идея создания поселения была спонтанной. Он задумал его после прочтения найденных свитков старухи с предсказаниями. В них часто упоминалась большая война между людьми и тенями, о том, что боги отвернутся от мира Лиори и он погрузится в мрак. Чем больше Марк читал пророчеств, тем больше это казалось ему бредом, но с приходом первых демонов Марк начал действовать.
        Он созвал всех гоблинов, проживающих на этих землях небольшими кланами, объединил их и стал менять их отношение к жизни, давая знания и помогая развиваться. Удивительно, но гоблины быстро учились, совершив за несколько лет основательный прыжок в развитии. Сейчас роль шамана отошла на второй план, и теперь он больше напоминал жреца, читавшего наставления. Вожди кланов основали совет старейшин и выбрали короля. Молодой, умный и амбициозный гоблин, следуя наставлениям Марка, живо принялся за работу. Была возведена первая плавильня и несколько кузниц, и вскоре в мире Лиори появились фермы по выращиванию растительных культур, в чём гоблины были всегда сильны.
        - Вам предоставят отдельный дом. Прошу оставить там оружие и доспехи, и всех ожидаю здесь. - сказал Марк.
        Марк прошёл под навес, где стоял длинный стол, который сноровисто накрывали. Не успел Марк присесть на скамью, как напротив него тут же появилась Камиль. В худеньких руках она держала увесистую книгу в затёртой кожаной обложке.
        - Это правда? - тут же спросила она, но видя вопросительный взгляд Марка, добавила. - Здесь сказано, что во всех мирах некромантов преследовали и уничтожали. Это закон богов.
        - Да, это так. - спокойно ответил Марк, взяв с подноса гроздь чёрных ягод.
        - Зачем? - тут же спросила Камиль, пытливо глядя ему в глаза. - Зачем я тебе? Ты спасал меня всё время, здесь мы тоже остались только из-за меня. Скажи мне правду, Марк. Ты бог, а боги ничего ни делают без причины.
        - Правда у каждого своя, но она должна направляться во благо и объединять, а не вредить… - Марк наклонился к девочке. - Я не знаю всей правды. Это невозможно. И боги не знают, а сейчас я не один из них, а так… смертная оболочка. Я не позволил им убить тебя раньше и не позволю сейчас. А боятся вас потому, что обладатели этой магии стремятся стать палачами: живыми трупами с замкнутой оболочкой, с которыми практически невозможно справиться и договориться. Это существо занимает ступень между смертными и богами.
        Камиль отстранилась и посмотрела на крохотный амулет на обложке книги. Убедившись, что он не излучает свет, она улыбнулась Марку и, поцеловав его в щёку, побежала в сторону жилых построек.
        - Тебе ещё долго учиться. - тихо сказал Марк. - Амулет правды не действует на богов…
        Глава 34
        - Вы это серьёзно, сэр? - удивлённо спросил капрал Ситог, отправив в рот полную ложку мясной похлёбки и, поперхнувшись, закашлялся. - Учить гоблинов?
        За столом прокатился сдержанный смех, и повисла пауза. Высказать открытое неуважение к гоблинам люди боялись, но и принять странное предложение не решались. Сержант Раст внимательно смотрел на Марка, не веря, что они обсуждают тренировку армии гоблинов.
        - Завтра утром вас выведут из леса и вы вернётесь в империю. - резко сказал Марк, поднявшись.
        - Подождите. - сержант поднялся вслед за ним. - Поймите нас правильно, мы не вправе принимать такие решения, ведь формально мы ещё на службе…
        - Пройдём! - перебил его Марк.
        Раст замолчал и присоединился к Марку. Они словно два гиганта двигались в потоках снующих гоблинов, занятых повседневными делами. Сержант остановился, проводив взглядом четырёх гоблинов-воинов. Те были вооружены копьями, значительно превышающими их рост, на поясах висели короткие мечи и дротики с зазубренными наконечниками.
        - Если позволите, у меня несколько вопросов. - сказал сержант, поравнявшись с Марком. - Почему вы помогли нам?
        - Я сомневаюсь, что это так важно для вас. - усмехнувшись, ответил Марк.
        - Вы правы, сэр. - Раст никак не мог понять, кто этот парень, живущий среди гоблинов и к которому те испытывали безграничное уважение. - Мы потрясены увиденным в лесу. Кто эта девочка?
        - Некромант. - спокойно ответил Марк. Раст остановился, но быстро догнал Марка.
        - Вы так спокойно об этом говорите? Следует срочно доложить в имперскую канцелярию.
        - Неужели? Позволю напомнить, она спасла ваши жизни, хотя я был против. Если бы она это не сделала, сейчас бы никто не предлагал сдать её имперской канцелярии.
        Раст оглянулся, встретившись взглядом с Камиль. Девочка внимательно посмотрела на сержанта и вернулась к чтению книги, которую держала на коленях.
        - Её зовут Камиль. И по человеческим меркам вы должны быть благодарны ей, а не бояться её. - жестко сказал Марк. - Камиль, подойди.
        Девочка оторвалась от книги, посмотрела в их сторону и, вскочив, подошла к ним. Слова Марка немного успокоили Раста.
        - Добрый вечер. - поздоровалась Камиль с сержантом и с любопытством посмотрела на Марка.
        - Камиль, это сержант Раст. - сказал Марк. - Раст, это моя сестра Камиль.
        - Я хотел поблагодарить тебя, Камиль, что спасла нас. - дрогнувшим голосом произнёс Раст, не сводя с неё взгляда. Взглянув на Марка, сержант спросил. - Вы сказали, что завтра нас выведут из леса, и мы вернёмся в империю. Но вы должны понимать, что кто-нибудь всё равно проболтается и люди узнают о нек… о ней.
        - Не узнают, во всяком случае, пока. - Марк посмотрел на Камиль, чувствуя, как в ней просыпается сила. Поймав её взгляд, он отрицательно покачал головой. - Вы забудете о том, что здесь произошло. В вашей памяти останутся только гоблины, пусть этот мир привыкает к их существованию. Возможно, пройдёт ещё сотня лет, и люди и гоблины будут жить в мире и равновесии.
        - Вы так уверенно говорите, что я уже согласен с этим. - удивлённо сказал Раст.
        - А чем они хуже вас? - спросил Марк, укорив себя за оплошность.
        - Вас? - тут же отозвался Раст. - Кто вы?
        - Ты стоишь перед тёмным богом Улстором, покровителем гоблинов и некромантов. - внятно сказала Камиль и тут же встретилась с недовольным взглядом Марка. - Он завтра забудет этот разговор, так пусть сейчас подбирает слова.
        - Бог? Вы смеётесь надо мной. Я понимаю, что уже утомил вас. Простите ещё раз. - улыбнулся Раст и, развернувшись, и пошёл к своим бойцам.
        - Он останется. - уверенно сказала Камиль и, потеряв к сержанту интерес, направилась к своей книге. Через несколько шагов она остановилась и спросила Марка: - Когда ты уходишь на поиски чёрных камней?
        - Скоро, Камиль. Очень скоро. - ответил Марк. - Но перед этим мы с тобой наведаемся в форт Грома. Форт остался единственной преградой на пути одной из армий, рвущихся в богатые имперские земли. Там и камень заберём.
        Камиль широко улыбнулась и побежала к дому, что-то приговаривая. Любой поход она использовала для выхода своей силе и пробы новых рун. Марк запрещал ей заниматься некромантией в поселении, опасаясь, что всплески магии могут привлечь пристальное внимание богов, чей гнев к набирающему силу некроманту будет беспощаден.
        Новый день набирал силу, с упоением поглощая утреннюю росу. Марк задумчиво смотрел на людей, покидающих лесной город. Пять гоблинов двигались впереди отряда, сопровождая его в сторону полосы леса. Через несколько суток они выведут людей к дороге, и очень скоро бойцы будут рассказывать о встрече с расой зелёных гоблинов.
        - Еще есть возможность передумать и нагнать своих. - сказал Марк, не поворачиваясь.
        - Нет, сэр, мы остаёмся. - ответил капрал Ситог, но было видно, что это решение далось им нелегко. - Да и куда Раст без меня?
        - Хорошо, пусть будет так. - сказал Марк и пространство словно вздрогнуло.
        Бойцы на мгновение остановились и, переглянувшись, ускорили шаг. Через минуту они скрылись в чаще леса, а из шахт начали выходить гоблины. Быстро разбившись на три квадрата, они замерли, глядя на Марка.
        - Это пещерные гоблины. - Марк указал на первую сотню гоблинов, вооруженных копьями и небольшими деревянными щитами. - Сильны, выносливы и очень упрямы.
        От строя отделился широкоплечий гоблин с мечом на поясе и деревянным щитом за спиной. Сделав несколько шагов, гоблин остановился и слегка склонил голову.
        - Капитан Рустар ждёт ваших приказаний. - гоблин остановился за спиной Марка, который подошёл к следующей сотне.
        - Горные гоблины. - представил Марк. - Ловкие, быстрые, но уступают пещерным в выносливости.
        - Капитан Жерни. - представился командир второй сотни гоблинов и встал рядом с Рустаром.
        - Лесные гоблины. - Марк замер у последней сотни. - Прекрасные охотники. Выносливы. Могут преследовать добычу часами.
        - Чему мы должны их обучить? - спросил озадаченно Ситог.
        - Тому, что снимет блокаду форта Грома. - ответил Марк, повернувшись к Расту и Ситогу. - Это будет прекрасная возможность легализовать гоблинов в мире Лиори. Я прав, ваше величество?
        Марк повернулся к молодому гоблину в белой шкуре, справа от которого стоял шаман с неизменным посохом, а слева расположились три гоблина преклонного возраста с серебряными медальонами старейшин.
        - Ваши слова - истинная правда. - заговорил гоблин на языке, понятном Расту и Ситогу. - Гоблины придут на помощь людям, зажатым в деревянной крепости.
        - Я не хочу показаться грубым. - покряхтев, сказал Раст. - Поймите меня правильно, ваши воины, несомненно, отважные, но их просто сомнут в первом же бою. У вас нет тяжёлой пехоты для защиты, нет конницы для фланговых ударов и развития атаки, у вас…
        Сержант запнулся, увидев, что возле Марка появился самый опасный хищник этих мест.
        - Здравствуй, красавица. - сказал Марк, окуная руку в мягкую, тёплую шерсть. - Что ответили твои сородичи?
        Большая кошка глянула на него своими огромными жёлтыми глазами и перевела взгляд на кромку леса. Марк улыбнулся, услышав тихое ругательство Ситога: из леса потоком выходили семейства туаров, сопровождаемые громадными самцами.
        Глава 35
        - Роддор, какие вести? - устало спросил барон и вновь зашёлся в приступе кашля. Все окна ратуши были открыты настежь, но и они не спасали от тяжёлого запаха гари после ночных пожаров. Солнце осветило бледное усталое лицо барона. - Двадцать пятый день мы находимся в осаде… Где обещанная помощь империи?
        - Помощь не придёт, сэр. - глухо ответил рыцарь Роддор и бросил на пыльный ковёр смятый шлем имперского капитана, командовавшего мечниками. - Это всё, что наши разведчики нашли на дороге к форту.
        Барон с силой ударил в подлокотники незамысловатого деревянного кресла. Форт переполнен людьми, бежавшими от наступающей армии суоттов, которая пришла через перевалы северных гор. За двадцать пять дней всё мужское население было вооружено и поставлено на стены. Форт пережил семь изматывающих штурмов, живя надеждой на помощь империи…
        - Сэр, если сейчас отправим гонца, то помощь прибудет только через десять дней. - сказал Роддор, снимая шлем и сбрасывая с головы капюшон. Запах потного тела смешался с горечью гари. - Если уменьшить рацион, то припасов хватит на девять дней. Необходимо найти способ пополнить кладовые.
        - Мы уже лишились всей коней, собак и кошек. - отмахнулся барон, прикрыв губы серым платком. - Сейчас даже я не брезгую жареной крысой.
        Барон тяжело поднялся и подошёл к распахнутому окну ратуши. Из окна открывался вид на многострадальный город, который когда-то был обычным фортом с гарнизоном в сто солдат. Сто двадцать лет назад его начали расширять, и неприметный форт разросся в настоящий город, оставив своё прежнее название - Форт Грома.
        Над северной стеной ещё поднимался густой дым, напоминая о недавнем штурме суоттов. Прорвавшийся отряд устроил поджоги, намереваясь оттянуть часть защитников со стен, и только богатый боевой опыт рыцаря Роддора предотвратил надвигающуюся катастрофу. Его верный друг, исполняющий обязанности советника, уже едва стоял на ногах, стараясь контролировать всё, что происходит на стенах и за их пределами.
        - Скольких мы потеряли этой ночью? - не поворачиваясь, спросил барон.
        - Сто сорок два человека. - ответил Роддор, подходя к барону и кладя ему на плечо закованную в кольчугу руку. - Дарег, друг мой, подумай ещё раз. Мои солдаты могут вывести тебя из форта…
        - Мы уже говорили об этом и ты знаешь мой ответ. - прервал его барон, внимание которого привлёк, сержант пытавшийся поднять с земли уставших людей. К седому сержанту подскочил парень и, выслушав его, рванул в сторону парадного входа в ратушу. - Там что-то происходит. Надеюсь, пришли утешительные вести от империи.
        Барон повернулся к высоким двустворчатым дверям, прислушиваясь к спешному топоту на лестнице. Послышался настойчивый стук и в приоткрытую щель протиснулась голова гонца, который быстро проговорил.
        - Около южных ворот стоит парень с девочкой. - он вошёл в зал и, не прикрывая за собой дверь, стал ждать распоряжений.
        - Ещё одни беженцы. - пробубнил рыцарь и, пригладив волосы, посмотрел на барона. - Надо узнать, как они смогли обойти заставы противника.
        - Они… это… - парень нерешительно потоптался на месте, но, заметив нетерпеливый взгляд барона, протараторил. - У них срочное послание для барона.
        - От кого? - встрепенулся барон, собираясь идти к выходу, но предостерегающий жест Роддора остановил Дарега Интри.
        - Это может быть ловушка. Жди здесь, я приведу их. - сказал Роддор и подхватив шлем, направился к двери.
        Створка двери тихо прикрылась, оставив барона одного. Потянулось томительное время. Вернувшись к окну, барон всматривался в притихшие улицы города, который по каплям собирал остатки сил, готовясь к очередной атаке армии суоттов. Через час на улице показались два десятка солдат, возглавляемые Роддором, парень лет двадцати трёх и девочка в чёрной одежде.
        Едва процессия скрылась, барон вытер платком вспотевшее лицо и вернулся к креслу. Вскоре двери распахнулись, и в приёмный зал вошёл Роддор с охранниками, за ними появились парень и девочка, которые остановились на краю красного ковра.
        - Кто они, Роддор? - спросил барон, рассматривая гостей.
        - Хм-м, как тебе сказать. - сказал рыцарь, снимая шлем. - Парень утверждает, что является послом гоблинов и у него есть для нас очень выгодное предложение.
        - Гоблинов? - удивлённо переспросил барон, заёрзав. - Это такие мелкие зелёные твари, населяющие южную часть лесов моего баронства?
        Парень молчал, а Роддор, подтверждая слова барона, кивнул, положив на стол шлем. Барон покраснел, еле сдерживая негодование. Неужели кто-то осмелился опозорить его род, предложив заключить договор с жалкими гоблинами. Вскочив, барон крикнул:
        - Кто тебя прислал? Герцог Олтори, граф Вамис… - барона трясло от гнева.
        - Гоблины предлагают вам свою помощь… - начал парень, но барон не желал слушать, представив, как над ним смеётся вся империя.
        - Замолчи! - взревел барон, перебив парня. - Ещё хоть одно слово о гоблинах…
        - Сэр… - в раскрытые двери зала влетел слуга, и взглядом отыскав Роддора, затараторил. - Сэр, капитан Олми просит вас срочно прибыть на южную стену.
        Вскочив, Роддор опять схватил шлем и быстрым шагом направился к выходу. Поравнявшись с парнем, Роддор сказал:
        - Пойдёте с нами. - и кинулся догонять барона.
        Барон понял, что за стеной что-то происходит. Туда бежали люди, передавая друг другу новость о нападении на заставы суоттов. Мысль о том, что это сделали имперские войска, прибывшие на помощь, и скоро будет снята осада форта, мгновенно выдавила усталость. Интри, резво перепрыгивая через ступень, вбежал на стену. Он всматривался вдаль, надеясь увидеть штандарты и знамёна империи, тяжёлую конницу и ряды закованной пехоты.
        - Вон там, сер. - рядом с бароном появился капитан, указывая правее южных ворот.
        Но как ни всматривался барон, так и не мог понять, что происходит в лагере противника. В форт доносились звуки боя, боевого горна суоттов, крики и дикое рычание. Огонь охватил несколько палаток, и дым быстро распространился по окружающему пространству.
        Из лагеря начали выскакивать тени. Двигаясь рывками, они постоянно меняли направление, уклоняясь от стрел. Два десятка всадников, нападавших на суоттов, устремились к лесу.
        Из лагеря суоттов тут же выступили наездники на ящерах и устремились в погоню. Взгляды людей на стенах форта были прикованы к происходящему. У самой кромки леса, вместо того, чтобы скрыться в густой чаще, отряд, напавший на суоттов, резко разделился надвое и развернулся к преследователям. Кто-то из защитников форта, не выдержав, крикнул.
        - Да что же они делают, их же сомнут… - но мужчина тут же запнулся, увидев, как из леса выскочил пеший отряд и через пару мгновений опять скрылся в лесу. Первые ряды преследователей рухнули, как подкошенные. На них налетали суотты, идущие следом. Стремительное перестроение и суоттов взяли в тиски. Из леса вновь показался отряд и, не останавливаясь, устремился к кипевшему бою, влившись в воющую мясорубку. - Я вижу. Там есть знамя.
        Раздался чей-то голос, указывая на правое пространство боя. Взгляд барона заметался по кромке леса, высматривая стяг. Наконец он увидел его. Из леса плавно вытек ещё один отряд. Ощетинившись длинными копьями, отряд почти чеканным шагом направился к затихающему сражению, в центре построения развивалось знамя.
        - Кто это, Роддор? Имперские солдаты или пехотный полк графа Вамиса? - как барон не напрягал зрение, смог рассмотреть только зелёный фон стяга. Истри лихорадочно перебирал в памяти штандарты, знамёна и гербы знати…
        - Это гоблины. - спокойно ответил Роддор и посмотрел на растерянного барона. В следующее мгновение они одновременно посмотрели на парня и девочку.
        Глава 36
        Расту и Ситогу всего за десять дней удалось создать из гоблинов, отличающихся отменной дисциплиной, довольно приличную армию. Весьма сложно оказалось усадить гоблинов на спины гордых туаров, которые готовы были защищать поселение гоблинов, но никак не становиться ездовыми животными.
        Но гоблины сами решили данный вопрос. С первых минут прибытия хищников гоблины выказали туарам крайнее уважение, возвели для них несколько крытых навесов, ухаживали за их детьми, честно распределяя пищу. Уже на пятую ночь в патруль вышел первый смешанный отряд, а на шестой день первый туар принял выбранного всадника. Когда Марк покинул поселение, уже двадцать семь туаров определили себе напарников.
        Туары пришли в этот лес, спасаясь от огров и орков, неустанно порождаемых хаосом. Творенья хаоса быстро заселяли земли, в которых обитали туары. Пройдёт совсем немного времени и люди мира Лиори столкнутся с новой проблемой. Пока орки и огры ещё разрознены, по они уже начали сбиваться в группы, увёренно расширяя свои границы.
        - Так это правда? - растерянно сказал барон. - И чего хотят гоблины?
        - У вас общий враг. Помогая вам, они защищают свои земли и собственные права. - ответил Марк, глядя в сторону враждующих. Впервые в истории мира Лиори гоблины заявили о себе, как о достойном противнике и сами вышли на бой с врагом. Им всегда отводилась второстепенная роль и сейчас они хотят показать, что с ними нужно считаться. - Заключив с ними союз, барон, вы обретёте верного друга, готового всегда прийти на помощь. Но помните, что единожды предав его, вы обретёте вечного врага…
        Марк запнулся, прижав руки к вискам. В голову ворвался вихрь шепота, гул нарастал с каждой секундой, принеся ноющую боль. Марк посмотрел на сходившиеся отряды и ругал себя за оплошность. Несколько сотен гоблинов начали молиться своему покровителю, прося защиты в предстоящей битве.
        - Они атакуют. - крикнул капитан.
        Глаза Марка залила чернота. Его тень понеслась на поле боя и накрыла пеленой каждого гоблина.
        Под свирепым натиском суоттов, гоблины пятились, оставляя тела поверженных врагов. Взгляд Марка остановился на сержанте Расте, который что-то кричал, находясь в середине ощетинившегося длинными копьями отряда гоблинов. Вторым отрядом лёгкой пехоты командовал Ситог. Гоблины, разбившись на группы, стремительно атаковали суоттов. Выскакивая из ощетинившейся стены и нанеся удары, они тут же исчезали обратно. Не менее результативным оказался третий отряд гоблинов, который градом метал дротики, заставляя врага постоянно откатываться, ревя от гнева.
        Когда гоблинов прижали к кромке леса, вновь появились всадники на туарах. Их молниеносная фланговая атака опрокинула врага, заставив левый фланг суоттов дрогнуть. Вслед за этим распалась вся атака. Этот бой был выигран, и теперь всадники на туарах преследовали суоттов, не позволяя им остановиться и перегруппироваться.
        К Марку повернулся Роддор и, недовольно скривившись, произнёс.
        - Браво! - в голосе рыцаря слышался сарказм. - Уже сегодня вечером они перебросят сюда отряд в три раза больше. Эта победа гоблинов создаёт нам только проблемы. До сегодняшнего утра мы могли отправлять разведку и малыми группами выводить людей из форта, а теперь этот путь нам перекроют и это всё благодаря твоим гоблинам.
        Марк смотрел на рыцаря и не мог понять. Неужели он просчитался и не учёл очевидных вещей. Вместо того, чтобы предъявить миру гоблинов, как достойных союзников, Марк создал очередную проблему.
        - Форт Грома преградил путь армии в десять тысяч тварей…. - гордо сказал Роддор, но Марк его практически не слушал. Что-то происходило с пространством, оно начало меняться. Мысль упорно стучалась в сознание: «Десять тысяч! Да они бы просто смели форт как щепку». Чёрный камень, находившийся в стенах форта, начал сильно пульсировать, желая предупредить своего хозяина о надвигающейся опасности. Марк услышал приглушенный крик бойца.
        - Они идут… Идут на штурм.
        - Он здесь. - сказал Марк, повернувшись к Камиль. Его глаза мгновенно стали чёрными, а за спиной задвигались ожившие тени. - Тебе надо уходить, пока есть время.
        Не обращая внимания на присутствующих, тени за спиной Марка сорвались с места и мгновенно окутали Камиль. Люди отшатнулись от девочки, а она настойчиво пыталась подойти к Марку.
        - Я не уйду, они убьют тебя. - Камиль сделала шаг, но Марк растворился в воздухе.
        Светлое небо начало быстро затягиваться тёмными тучами. Яркие вспышки голубых молний сопровождались раскатами грома. Ветер усиливался с каждой минутой, срывая знамёна и намереваясь скинуть людей со стены. Барон, схватившись за перила лестницы, громко прокричал, глядя на рыцаря.
        - Роддор, что происходит?
        - Это битва богов. - вместо рыцаря ответила Камиль, раскинув руки. Её полупрозрачную фигуру начал окутывать фиолетовый туман, поднимающийся из земли. Гибкой змеёй он вился вокруг своей хозяйки и был готов ужалить любого, кто приблизится к ней.
        - Кто ты? - испуганно спросил барон, отступая вниз по ступеням. - Она демон! Убейте её!
        Стражник рванул меч из ножен, но фиолетовый туман был быстрее. Он впился в глаза человека, заставив его вскрикнуть, а в следующее мгновение человек рухнул бесформенным мешком. Камиль подняла голову и посмотрела на бледного барона. Сложив руки, она превратилась в фиолетовый туман, который быстро втянулся в землю.
        - Там… Что это? О, боги, спасите нас! - от северной стены начали доноситься крики.
        Роддор сорвался с места и побежал туда, перепрыгивая через бочки и кучи мусора. Влетев на стену, Роддор отодвинул в сторону бойца и выругался, глядя вперёд. Появившийся рядом барон тихо зашептал.
        - Великий Хору, спаси слуг своих…
        Глава 37
        Гремя металлом, суотты чеканили шаг в сторону форта Грома. Десятки знамён устремились в небо, демонстрируя миру Лиори непобедимую расу. Зелёные ящеры недовольно шипели на своих наездников, которые пинали их тяжёлыми ботинками в бока, заставляя держать строй. Гулкие удары сотни барабанов задавали ритм наступающей армии, во главе которой шёл огромный демон. Его доспехи мрака были покрыты длинными шипами, а рогатый шлем на уродливой голове наводил ужас на защитников крепости.
        - Улстор! - громогласно взревел демон. Из чёрного забрала вырывались клубы пара, сквозь щели шлема были видны красные горящие глаза. - Я знаю, ты здесь! - Он завел руку за спину, а в следующее мгновение, сделав огненную петлю, с оглушающим грохотом в землю ударила плеть. Земля дрожала под натиском свирепой силы. Плеть вновь взвилась в воздух, оставив после себя глубокий шрам на траве.
        - Позволю предположить, ты - Ромус… Точнее, то, что от него осталось. - недалеко от закованного в чёрную броню бога стоял Улстор и внимательно следил за Ромусом.
        - Она готова простить тебя, если ты вернёшь то, что по праву принадлежит ей. - прорычал Ромус заученную фразу, но Улстор чувствовал в голосе бога войны надежду, что он откажется и Ромус сможет наказать бунтовщика.
        - Кто - она? За что меня должны простить? - удивлённо спросил Улстор. Он знал, о ком идёт речь, но пытался выиграть время. Следовало прощупать опасного противника и найти его слабое место.
        Вместо ответа Ромус рванул вперёд. Его плеть описала круг над головой и устремилась огненным наконечником к Улстору. Гулкий удар о невидимую стену и плеть упала на землю. Ромус удивлённо посмотрел на Улстора, который даже не покачнулся от мощного удара. Бог войны не заметил, как от боли сжались кулаки Улстора, а во рту появился солоноватый привкус крови.
        Улстор вложил в защиту почти половину своей истинной силы. Внешне он был спокоен, но с каждой секундой в его сознание вползали щупальца паники. Энергетический канал, связывающий его с истинной силой тёмного бога, был слишком слаб и не мог быстро восстанавливать затраченные силы.
        Ромус тряхнул головой и плеть, вновь окутавшись пламенем, взмыла в воздух. Новый удар со страшной силой обрушился на то место, где только что стоял Улстор. Взревев, Ромус стал наносить удар за ударом. Улстор уклонялся, стараясь экономить силы. Победить ему в таком поединке было невозможно, а мощь Ромуса росла прямо пропорционально его злобе.
        Уклонившись от очередного удара, Улстор атаковал, вложив все силы. Поле перед фортом расцвело вспышками и раскатами грома. Застывшие на стенах города люди наблюдали, как два бога, кружась, пытаются нанести смертельный удар. С громким треском серия голубых молний впилась в тело Ромуса, заставив его пошатнуться и отступить, но, взревев он тут же атаковал. Рассекая воздух, к груди Улстора приближался огненный наконечник плети, но сил отразить удар уже не осталось. Рванув с места, Улстор постарался пропустить его, но тут же почувствовал сильнейшую боль в левом плече.
        Рука повисла плетью, ноги подкосились и Улстор упал на колени. Пространство перед глазами дрогнуло и закружилось, а в сознание вошла мысль, от которой почему-то стало спокойно.
        - Вот и всё… Больше не будет погони и боли. - приподняв голову, Улстор смотрел на приближающегося Ромуса.
        - Наверное, тебя уже спрашивали, но всё же мне любопытно. Как тебе в теле смертного? - злорадно спросил Ромус. Затуманенным взглядом Улстор видел, как огненная плеть вернулась к своему хозяину, оплетясь вокруг рукояти. Внимание Улстора привлекло тонкое лезвие наконечника плети, прожженное каплями крови Улстора.
        Он посмотрел на свою ладонь, которую отнял от глубокой раны на плече и в тёмной крови увидел сверкающие точки, похожие на утреннюю росу в лучах солнца. Через несколько секунд перед ним замерли тяжёлые ботинки Ромуса.
        - Я умру стоя. - сказал Улстор, поднимаясь на ноги. В левой руке бога войны появился кривой нож с иероглифами на матовой поверхности лезвия. Боль вновь начала туманить разум Улстора, земля под ногами качнулась. Стиснув зубы, он выровнялся и посмотрел в красные глаза когда-то великого бога. - Ты хотел знать, как это жить в теле смертного и испытывать боль?
        Ромус мгновенно напрягся, кривой наконечник ножа был готов в любую секунду воткнуться в грудь Улстора. Вдруг волна предсмертных криков суоттов прокатилась перед стенами форта, заставив Ромуса обернуться и посмотреть на погибающую армию. Фиолетовый туман накрыл два пехотных полка суотов, а в следующее мгновение растаял, оставив после себя безжизненные тела.
        Взгляд Ромуса заметался по полю боя. Он не мог понять, с кем сражается его армия, и как эти жалкие люди смогли завязать бой со всеми полками суоттов.
        Улстор шагнул вперёд и провёл окровавленной ладонью по шлему Ромуса, остановившись на груди. Покачнувшись, Улстор упал на спину, едва не потеряв сознание от боли. Силуэт Ромуса приобрёл расплывчатые очертания.
        - Некромант. - прошипел бог войны, занося нож для удара. - Ты привёл в этот мир некроманта…
        Оглушительный рёв демона оглушил округу. Ромус заметался, пытаясь снять с головы шлем, но сведенные руки, коснувшиеся наконечника собственной плети, не дали ему это сделать. Кровь Улстора, вспыхнув, начала втягиваться в смотровые щели Ромуса, который ревел, сдирая с себя шлем. Холод начал проникать в тело Улстора, веки налились тяжестью. Он уже не видел падение затихшего Ромуса и раскрытого портала, откуда показалась богиня Адрил.
        Глава 38
        Сквозь закрытые веки Улстор почувствовал настойчивый свет. Он пошевелился, тихо застонал, и тут же на его лоб легла прохладная ткань. Приоткрыв глаза, Улстор увидел склонившуюся над ним Камиль.
        - Тихо, тебе нельзя вставать. - сказала Камиль, бросив быстрый взгляд в сторону.
        - Приветствую тебя, Адрил. - охрипшим голосом сказал Улстор, почувствовав её присутствие. Адрил подошла к Улстору, заслонив потоки солнца. Сейчас богиню в ней выдавали только пульсирующие мягким светом глаза. - Мир изменился.
        - Да, Улстор, изменился. - ответила богиня, в её голосе чувствовалась тревога. - Раньше некроманты свободно не бродили по мирам! - Камиль замерла, и в её глазах появился фиолетовый туман. Усмехнувшись, Улстор приподнялся, облокотившись спиной на ствол дерева. Теперь он мог видеть богиню и Камиль. Судя по тому, какими взглядами те обменивались, они уже повздорили.
        - Да и боги, вроде, не приносили клятв верности тьме… - ответил Марк, продолжая умащиваться под деревом. - Что я пропустил?
        Девушки вновь переглянулись. Камиль опустила глаза, ополаскивая ткань в прохладной воде. Адрил, отвернувшись, делала вид, что рассматривает лесной пейзаж.
        - Всё так серьёзно? - спросил Марк и, не дождавшись ответа, посмотрел на Камиль и жёстко сказал. - Говори.
        - Это она… Я узнала её. Она убила моих родителей. - неуверенно начала Камиль, но её голос быстро окреп. - Я испугалась. Испугалась, что она отнимет и тебя…
        Камиль замолчала, по её щекам текли слёзы. Закрыв лицо руками, она убежала. Марк провёл Камиль взглядом и посмотрел на Адрил.
        - Она потеряла контроль над своей силой. - взгляд Адрил стал колючим и холодным. - Форта Грома больше нет, уцелела всего сотня людей. И твои гоблины…
        - Значит ей и жить с этим. - выдержав взгляд богини, ответил Марк, начиная злиться. Он не смог быть рядом с Камиль, когда ей нужна была его помощь. Всю свою короткую жизнь она скрывалась от гнева богов и людей, а теперь её обвиняют в том, что утратила контроль над своей силой. - Вина лежит и на вас, правящие боги!
        Последними словами Марк почти ударил Адрил, взгляд которой моментально утратил свой блеск, но она сдержанно промолчала. Марк посмотрел на свою рану, оставленную наконечником плети бога войны. Плечо было туго стянуто, а серая ткань повязки основательно промокла. Прощупав рану, Марк шумно выдохнул.
        - Ты может и бог, но сейчас у тебя тело смертного, а раны, нанесённые богами, почти не заживают. - еле слышно сказала Адрил, продолжая смотреть в лес. - Скажи мне, Улстор, почему твоя кровь убила Ромуса?
        Марк промолчал. Он не спешил довериться тому, кто ещё совсем недавно вторгся в его мир и собирался принести его голову верховному богу. Если он всё-таки выжил, ему необходимо найти оставшиеся частицы, меч и последний осколок сердца миров.
        - Я понимаю твоё недоверие, Улстор, но мы больше не враги. - сказала Адрил, посмотрев на него. - Как только Лотт узнает о смерти Ромуса, он перевернёт этот мир, чтобы найти тебя. Лиори единственный мир, который ещё сопротивляется вторжению тьмы. Не дай ей поглотить Лиори.
        - Я думал это ваш мир. - с нескрываемым сарказмом сказал Марк, глядя на Адрил.
        - Был! Пока Лотт не предал нас! - лицо богини напряглось, взгляд стал жёстким. - Не дай им убить себя. И помни, люди теперь знают о некроманте.
        Адрил посмотрела на Марка и кинула ему чёрный камень, за которым он приходил в форт Грома. Богиня исчезла, оставив новые вопросы.
        - Как вы легко перекладываете свои обязанности на других. - еле слышно ответил Марк. Чёрный камень, словно соскучившись по хозяину, нетерпеливо приподнялся в ладони и, превратившись в чёрную влагу, впитался в Марка.
        По телу растеклась теплота, и боль покинула ноющую рану. Сделав глубокий вдох, Марк потянулся к своей истинной силе и сразу почувствовал её отклик. Окружающие тени задрожали и, расширяясь, погрузили поляну в полумрак. Повязка с плеча Марка слетела, а её место заняли полосы теней, быстро заживляющие рану.
        На виски легла предупреждающая головная боль. Смертное тело заныло под натиском истинной силы бога, потребовав от Марка более осторожных действий. Не успел он подумать о еде, как на поляну вышла Камиль, держа в руках поднос с тарелками гоблинской похлёбки.
        Окинув взглядом поляну, Камиль расслабилась и, подойдя к Марку, протянула тарелку.
        - Я не хотела… - тихо произнесла она, присаживаясь рядом. - Вся земля была пропитана смертью. Сила поглотила меня, она вышла из-под контроля. Я хотела направить её на суоттов, но тут пришла она… Последнее, что я помню, как она направилась к тебе. Я очнулась, когда оказалась на развалинах форта.
        Камиль разрыдалась. Отставив тарелку в сторону, она вновь собиралась убежать, но Марк остановил её. Ничего не говоря, он просто обнял.
        - Кто бы мог подумать. Некромант, которого боятся даже боги, горько плачет. - Камиль подняла заплаканное лицо и, посмотрев на Марка, тихо прошептала.
        - Ты ведь бог. Забери у меня это проклятье… - в её глазах мелькнула надежда.
        - Ничто в жизни не даётся без смысла. У каждого из нас своё назначение, путь и цель. - сказал Марк, глядя на беспокойно качающиеся верхушки деревьев. - Вскоре может оказаться, что, погубив одних сегодня, ты спасла жизнь других. Некромантия - это магия смерти, но в мудрых руках - это великий дар, который можно применять для созидания.
        - Например? - тут же спросила Камиль, перестав плакать. - Как можно использовать смерть во благо людей или гоблинов?
        - Подумай, Камиль. - сказал Марк, уходя от ответа. - А мне следует завершить начатое.
        Марк посмотрел на шамана гоблинов и сержанта Раста, появившихся на поляне. Шаман, потоптавшись на месте, поклонился и затараторил.
        - Господин, мы готовы отправляться обратно. - сказав шаман, скосил взгляд на Раста.
        - Кхартос, веди своих воинов домой с победой. Отныне это ваши земли по праву победителя. - ответил Марк. Блеснула яркая вспышка и на груди шамана появился тёмно-серый амулет. - Теперь ты первый жрец бога Улстора, веди гоблинов к процветанию.
        Шаман быстро взглянул на амулет и, поклонившись, скрылся в густых зарослях. Немного спустя, оттуда донеслись приветственные крики гоблинов.
        - Сер, простите, я не знаю как теперь к вам обращаться, но прошу вас взять меня с собой. - на одном дыхании выпалил Раст.
        - А как же обучение гоблинов? - спросил Марк и посмотрел на Камиль.
        - Пусть идёт с нами, он этот мир знает лучше нас. - слишком быстро ответила Камиль, вызвав на лице Марка ехидную улыбку.
        - Камиль, это ты настояла?
        - Нет, сер, я сам решил. - ответил Раст, подходя ближе. - Ситог справится с обучением гоблинов, а потом он отправит письма нескольким отставникам…
        - Ты видел, что произошло возле форта? - жёстко спросил Марк, сверля сержанта взглядом. - Подумай, чтобы потом не сокрушаться.
        - Я принял решение, сер. - твёрдо ответил Раст. - Наш мир Лиори гибнет, это понимают все, но многие не могут в этом признаться. Я видел, как вы сражались, защищая людей и гоблинов… Поэтому я хочу быть рядом с вами. Вдруг и я пригожусь.
        - Ты знаешь дорогу к городу Картан?
        Глава 39
        - Скажи, зачем мы туда заходили? - недовольно бубнила Камиль, шагая по утоптанной сотнями ног дороге. - Что ты там хотел увидеть?
        Марк не ответил. Перед глазами ещё стояла картина разрушенного и выгоревшего форта, окруженного почерневшей землей, усыпанной углями человеческих останков. Огромные рытвины-шрамы надолго останутся на поверхности земли, напоминая о былом сражении.
        Армия суоттов осталась на поле боя, так и не достигнув стен форта. Огромная стая воронов устроила пир на телах павшей армии и сейчас, насытившись, птицы лениво перебирали залежи поля. Марк искал тело поверженного Ромуса, направившись к месту их последней схватки. Под недовольный гомон потревоженных пернатых, он шёл по выжженной траве, переступая изуродованные тела. Он понимал, о чём говорила Камиль: здесь всё было пропитано смертью.
        Вместо тела Ромуса он нашёл на земле лишь его силуэт и развеянный пепел. Плечо Марка заныло, когда взгляд остановился на плети с оплавленным наконечником. Поколебавшись, он поднял её, следуя правилам богов: «Оружие богов не должно оказаться в руках смертных». Ладонь тут же обожгло холодом, рукоять впилась в руку, вызывая боль, а в голове прошелестел шепот.
        - Кто ты… - услышал Марк. - Ты не служишь тьме…
        Шелест оборвался, а в следующее мгновение плеть рассыпалась серым пеплом. Отряхнув ладонь, Марк ещё раз окинул взглядом поле боя, как вдруг до него дошёл смысл сказанного.
        - Как это понимать…
        Его тень пронеслась над полем и окутала Марка защитным куполом. Он - тёмный бог, которому подвластна тёмная сила, но артефакт утверждает обратное. Возможно, он что-то напутал, или… Марка передёрнуло от мысли, что частица сердца миров могла изменить его на светлого бога.
        - Так, эти мысли прочь… - проговорил Марк, отмахиваясь от предположений.
        Оставив позади выгоревший форт, они направились в приграничный имперский город, носивший название Олдор. На деньги гоблинов они планировали выкупить у крестьян повозку, загрузить её провизией, оружием и двинуться в сторону города Картан, к которому путь оказался не очень близкий.
        За плечами Раста находился увесистый мешок, но тот и не думал жаловаться на усталость, продолжая тащить свою ношу. Часа через три решили сделать привал и стали высматривать подходящее место, когда заметили пожилую пару, сидевшую на обочине.
        - Этот мир не одно столетие будет содрогаться при виде девочки с чёрными волосами. - сказал Марк, взглянув на Камиль. Она что-то хотела ответить, но остановилась, глядя на свои светлые волнистые волосы и серое платье с изящным красным узором.
        Сержант немного ускорился и подошёл к людям.
        - Они из Форта Грома и направляются в город Олдор. - доложил Раст. - Они отстали от основной группы, выбившись из сил. Всего больше ста человек. Почти все жители форта, среди них находился и барон.
        - Моё имя - Савер, а это моя жена Ритте. - мужчина поднялся с земли.
        - Меня зовут Марк, а это моя сестра Камиль. С Растом вы уже познакомились. Мы собирались сделать привал, вы не составите нам компанию. - спросил Марк.
        Вскоре огонь костра жадно поглощал сухие дрова. Спокойные струи белого дыма тянулись вверх, разнося по округе приятный запах готовящейся еды. В мешке Раста нашёлся небольшой котелок, рассчитанный на две-три порции, а кожаный курдюк с водой после приготовления обеда требовал срочного пополнения. Первые порции достались Камиль, Саверу и его жене, которые с удовольствием уничтожали сытный ужин.
        - Спасибо вам, господин. - сказала Ритте, возвращая пустую тарелку. Прижавшись к мужу, она мягко посмотрела на Камиль. - Бедная девочка, неужели тебе тоже пришлось пережить ужас форта Грома.
        Рука Камиль, не донеся ложку до рта, вернула её в тарелку. Камиль молча кивнула женщине и поднялась с места.
        - Я буду рядом. - сказала она и скрылась в вечерних сумерках.
        - Нас не было в форте, когда это произошло. - сказал Марк, взглянув на Раста, который сосредоточенно готовил еду, делая вид, что не слышит разговор.
        - Мы видели не всё, но и этого нам хватило, чтобы постареть на добрый десяток лет. - продолжила Ритте.
        - Говорят, на выручку форта пришли гоблины. Да, да, вы не ослышались. Гоблины. - вступил в разговор Савер. - Барон и его рыцари оскорбили богов гоблинов и тогда явились их воины. Один метал молнии, а другой поднимал мёртвых, направляя их против суоттов…
        Старик рассказывал подробно и эмоционально, а его жена только кивала головой, подтверждая слова мужа. Момент уничтожения форта они не помнили, настаивая на том, что всё в один момент вспыхнуло и загорелось. Выжили только те, у кого были дома из камня, и кто прятался в ратуше.
        - Но и это ещё не всё. - значительно произнёс старик, подняв вверх указательный палец. - Вскоре к барону прибыли гоблины на больших хищниках. Они объявили эти земли своими и передали барону какой-то свиток с печатью.
        - Поэтому сейчас мы находимся на территории гоблинов. - тут же сказала Ритте и добавила. - Девочке лучше не гулять одной по этому лесу.
        Старики говорили много, они оказались весьма общительными людьми. Из их рассказов Марк понял, что в городе Олдор живёт сестра Ритте и они надеются некоторое время пожить у неё, пока Савер не найдет работу. Он хороший плотник, но с гибелью форта они потеряли всё, что нажили за долгую жизнью: дом, хозяйство и мастерскую, которая приносила их семье небольшой, но стабильный доход. Марк чувствовал, что старики боятся, что им придётся самим добираться до города.
        Лицо Ритте порозовело, она замолчала, прислушалась к себе и, посмотрев на мужа, удивлённо сказала.
        - Знаешь, мне уже намного лучше, мы сможем пойти дальше с этими людьми. - в глазах женщины разгорался новый огонь жизни. Раст улыбнулся и одобрительно посмотрел на Марка.
        Глава 40
        Обглоданная куриная кость ударилась в запылённый мундир барона, оставив на нём жирное пятно. Барон Дарел Интри, не ожидая такого от старого графа, отступил на несколько шагов назад, наткнувшись спиной на стражников. Дрогнувшей рукой барон поднял куриную кость, положил её на край обеденного стола и угрюмо посмотрел на графа.
        - Что ты мне принёс? - новая волна гнева заставила графа вскочить с места, швырнув свиток с сорванной печатью, предоставленный гоблинами. - Где гарнизон форта и что за слухи распространяют твои люди?
        - Ваше сиятельство… - поймав паузу, барон осторожно заговорил, но тут же был вынужден увернуться от летевшего в него кубка.
        - Заткнись… - граф едва сдерживался, беззвучно шевеля губами.
        Упав в кресло, граф застывшим взглядом смотрел перед собой, где на длинном столе стоял высокий подсвечник с десятком горящих свечей. Дарег Интри молча ждал, опасаясь вызвать новый приступ гнева старого графа. За спиной барона раскрылись двери и в полутёмный кабинет вбежали слуги. Быстро была убрана посуда, которую сменили несколько свитков и на стол поставили ещё один подсвечник с шестью свечами. Затем два крепких парня внесли развернутую карту империи, вышитую на толстой и прочной материи. Разложив её на столе, они откланялись и быстро покинули помещение.
        Не успел барон выдохнуть, как двери вновь распахнулись и в кабинет вошли бароны Пектоу и Вистори в парадных одеждах, словно собрались на бал. Сжав кулаки, барон посмотрел на своих заклятых врагов. Только присутствие графа позволило Интри промолчать, глядя на их довольные лица и пренебрежительные взгляды, брошенные в его сторону.
        - Господа, прошу вас подойти к карте. - ворчливо произнёс граф.
        В груди барона кольнуло, когда его взгляд, пробежавшись по карте, замер на небольшом изгибе огромной территории империи. Там когда-то находилось его баронство, которое сейчас лежало в руинах. Наверное, это его проклятье за то, что он спонсировал поисковые отряды на разграбление руин уничтоженной цивилизации. Теперь он сам получил руины некогда процветающего баронства.
        - Прежде чем доложить императору, я хотел бы разобраться в случившемся и услышать от вас предложения о том, как это можно исправить. - тяжело вздохнув, сказал граф и поднялся с кресла. - Город наполнился слухами и мы уже сыты ими. Поэтому советую вам, барон Интри, говорить только правду.
        Граф достал небольшой медальон на золотой цепочке, где в центре маленького солнца был инкрустирован крохотный белый камень. Ни для кого не секрет, что такие медальоны используют жрецы богини Адрил, чтобы узнать истину. С потерей власти жрецами большая часть их сокровищ, драгоценностей и артефактов перешли в руки знати. Часть была израсходована на потребности армии, а что-то осело в карманах власть имущих.
        - Шесть месяцев мы сражались с вторгнувшейся армией суоттов. Теряя один форт за другим, мы закрепились в нашей последней твердыне - форте Грома. - начал рассказывать барон, стараясь не смотреть на медальон. Склонившись, он водил рукой по карте, указывая, где располагались защитные форты баронства. - Двадцать пять дней мы держали осаду, отбивая атаку за атакой. Подкрепление, отправленное вами, так и не дошло. - барон сделал паузу.
        - Они попали в засаду здесь. - граф указал пальцем на длинную коричневую нить, протянутую от графства в свободные баронства. - В город вернулось чуть больше десятка. Мои люди потратили не один день, чтобы составить полную картину произошедшего, но всё равно осталось несколько белых пятен.
        - Насколько я помню из отчётов… - в разговор вступил барон Пектоу. Сейчас на его лице не было и намёка на прежний сарказм. Он внимательно следил за пояснениями, понимая, что его баронство сейчас находится ближе всего к границе. - Когда битва перешла в лес, на помощь бойцам пришли гоблины, которые и вывели их потом у самой имперской границы.
        - Вот это меня и беспокоит. - тихо сказал граф и указал охраннику на лежавший на полу свиток. Граф не спешил информировать прибывших баронов о его содержании. Взглянув на Интри, он сказал. - Мы слушаем вас, продолжайте.
        - Утром двадцать пятого дня к южным воротам форта прибыл какой-то парень с девочкой. Парень утверждал, что является посланником короля гоблинов, который предлагает заключить союз…
        Барон замолчал, смявши карту. Он до сих пор слышит крик горящего Роддора, ощущая тошнотворный запах человеческой плоти и волос. Люди живыми факелами метались по стенам форта, сталкиваясь и падая вниз. От страшного пламени не спасала даже вода…
        - Интри? - граф тряхнул барона за плечо и тот, придя в себя, дернулся в сторону и растерянно посмотрел на графа. - С тобой всё нормально?
        - Нет, ваше сиятельство, меня до сих преследуют ужасные картины гибели форта. - хрипло ответил барон. - Всё, что мы знали о гоблинах, было ошибочным. Они организованы, умны и дисциплинированы, а их преданности можно позавидовать. Я уже не говорю об их армии, которая разгромила превосходящие силы суоттов.
        Барон всё говорил. В нём что-то надломилось и титулы присутствующих стали ничтожны и пусты. Сейчас его сознание не противилось правде и не пыталось оправдать собственные ошибки.
        - Вам надо отдохнуть. - сказал граф и его взгляд нырнул за спину Интри, где тут же появились два стражника. Это было не предложение, а констатация факта.
        Когда за бароном закрылась дверь, граф устало опустился в кресло и, бросив на стол свиток гоблинов, тихо сказал.
        - Если в словах барона присутствует хоть половина правды, мы имеем дело с очень сильными магами. Завтра я отправлюсь к императору. До моего возвращения приказываю закрыть границу и никого не пропускать. Отправить две группы разведчиков к форту Грома.
        - А что делать с гоблинами? - спросил барон Пектоу, сворачивая свиток и возвращая его графу. - Король гоблинов объявил территории баронства своими.
        - Решение примет Император. - ответил граф. Сейчас вся армия империи сражается с суоттами, и свободных сил нет. Если верить словам барона и свидетелям, армия гоблинов не превышает пяти сотен, но мы не знаем, где сейчас находятся маги гоблинов. Ловить их по лесам и болотам - дело сложное и затратное. Нужно оповестить все гарнизоны, патрули усилить нашими колдунами.
        Поднявшись, граф показал, что разговор окончен. Стража прикрыла двери кабинета, и граф посмотрел в сторону заходящего солнца, лучи которого, словно зацепившись за уцелевший символ, не спешили покидать разрушенный храм некогда великой богини Адрил.
        - Вера в богов нужна только бедным. - на лице графа появилась снисходительная улыбка. Достав из кармана чёрный камень, он покрутил его между пальцами, любуясь гранями. Около года назад этот камень ему подарил чародей храма, предупредив графа: - «Когда камень и дерево обратятся в пепел, за камнем придёт человек. Будь осторожен в своих желаниях, ибо ты будешь стоять перед богом». Что ж, возможно, у империи скоро будет новый император.
        Глава 41
        - Закрыть ворота! - стражники щитами грубо расталкивали людей, спешащих войти в город прежде, чем сядет солнце, и ворота закроются до следующего утра. - Мартон, закрывай ворота.
        - Есть. - ответил худощавый стражник с нашивками капрала и, кивнув четвёрке рядовых, начал подгонять народ. - Шевелитесь, иначе оставлю с другой стороны…
        Взгляд капрала замер на знакомом лице. Используя проверенный метод, он крикнул:
        - Эй, ты! - и тут же довольно улыбнулся: большая часть людей моментально обернулась. - Раст, неужели это ты? Живой? А мне сказали, что тебя суотты утащили.
        За спиной капрала противно заскрипели петли ворот. Четверо стражников, громко ругаясь, толкали массивные деревянные ворота. Капрал на пару секунд глянул в сторону ворот, но этого хватило, чтобы сержант исчез в колышущейся людской массе.
        - Что случилось, Мартон? - к нему подошёл лейтенант.
        - Да так, показалось… - пробубнил капрал и, развернувшись, пошёл в караульную. Лейтенант начал рассказывать последние новости, услышанные на совещании капитана городской стражи. Мартон ещё несколько раз оглянулся, пробежав взглядом по редеющим рядам.
        Раст удивлённо посмотрел на уходящего капрала и перевёл взгляд на Марка.
        - Не стоит привлекать к себе лишнее внимание. - пояснил Марк, продолжая движение по улице. Перед Растом и Камиль остановилась женщина, удивлённо поморгав глазами, она пробормотала:
        - Простите, я вас не заметила.
        - Вот вы где. - из смежной улицы выскочил Савер и быстрым шагом подошёл к ним. - Я думал уже не найду вас. Пойдёмте, сегодня переночуете у наших родственников, мы обо всём договорились… И даже не спорьте, сейчас в городе нет ни одной свободной гостиницы или таверны.
        Марк усмехнулся, так как никто и не собирался спорить со стариком. Подмигнув закатившей глаза Камиль, он последовал за Савером. Реакция Камиль была вполне объяснима: она мечтала отдохнуть от постоянного щебета Ритте.
        На улицах города было много грязи. Слишком много. Нечистоты просто выливались из домов и перемешивались ногами многочисленных прохожих. Кое-где стояли зловонные лужи, распространяя запах грязи и гнили: земля уже отказывалась принимать лишнюю влагу.
        Серость домов угнетала и давила, да и сами люди не отличались особой приветливостью, провожая друг друга раздраженными взглядами. День готовился передать свои права ночи, когда Савер привёл их к дому, возведённому из унылого серого камня.
        - Только тихо. На первом этаже живёт противная семейка. - предупредил Савер, понижая голос и переходя на шепот.
        Савер взялся за металлическое кольцо двери и, немного приподняв её, начал открывать дверь, прикрыв глаза. Ржавые петли тут же оповести ближайшее пространство, что в дом пришли гости. Раскрыв дверь на четверть, Савер скрылся в темноте. Следом за ним протиснулся Раст и Камиль. Марк замер, почувствовав чёрный камень, но, решив отложить всё до завтра, бесшумно прикрыл двери.
        - Ой, наконец, а то я подумала, что Савер вас не нашёл. - в узком коридоре стояла Ритте, держа в руках коптящую дымом свечу. - Проходите, проходите. Знакомьтесь, это моя старшая сестра Аутари. Её муж сейчас в карауле, а дети уже спят.
        Аутари была высокого роста, имела рыхлую фигуру и была полной противоположностью своей сестры. Её седые волосы были аккуратно расчёсаны и перетянуты на затылке белой лентой. Заношенное серое платье было явно велико ей и свободно висело на ней. Видимо, имея проблемы с обувью, женщина по дому передвигалась босиком.
        Ритте проводила гостей в небольшую гостиную, где на покосившемся столе стоял небольшой казанок, завёрнутый в одеяло, расставлена посуда, а на подоконнике ожидал кувшин с водой. Повернувшись к гостям, хозяйка пригласила их к столу.
        - Присаживайтесь. - сказал она уставшим голосом и присела на табурет. - Времена наступили тяжелые и всё, что я вам сегодня могу предложить, это ржаная каша и кружка колодезной воды.
        Не вставая с табурета, она развернула одеяло. Ужин прошёл в тишине и темноте, свеча почти не освещала комнату.
        - Спать будете здесь, одеяла я положила. Разберётесь. - нарушила тишину хозяйка и женщины покинули помещение.
        Раст быстро составил две лавки вместе и, застелив их, уложил Камиль. Утомленная долгим походом девочка тут же провалилась в сон.
        Глава 42
        Второй час Марк стоял у раскрытого окна, глядя на ночную улицу спящего города. Ночью сильно похолодало, но в комнате было довольно тепло: Марк не позволил холоду нарушить спокойный сон Камиль. С нижнего этажа доносилось хныканье ребенка и тихое бормотанье женщины.
        - Почему боги не могут помочь им? - послышался голос Раста.
        - Они не слышат их. - не поворачиваясь, ответил Марк. - Вера этих людей слишком слаба и сила их молитвы тает в пространстве мироздания, не дойдя до адресата.
        - Но ты же их слышишь? - спросил Раст, в голосе которого чувствовалась надежда.
        - Люди устроены так, что ждут от богов немедленного спасения или наказания, без этого ваша вера не стоит и пустой скорлупы лесного ореха. - ответил Марк, прислушиваясь к пространству. Он чувствовал, что в городе находится чёрный камень, и в данный момент он покидает город, отдаляясь от истинного хозяина. Марку хотелось рвануть за ним, отобрать, вернуть то, что по праву принадлежит ему, но он сдержался. - Вначале вы разрушаете и грабите храмы, убиваете жрецов, не чтите данные вам законы, а потом ждёте от богов чудес. Мне необходимо пройтись, а ты присмотри за Камиль.
        - Ночью? Это… - начал Раст и замолчал.
        Марк просто растворился в воздухе, оставив сержанта наедине со своими мыслями, и неспешно двинулся в сторону центра города. По пути ему никто не встретился, если не считать двух стражников, расположившихся на одном из перекрёстков. Общаться с ними у него не было никакого желания, поэтому Марк незаметно прошёл мимо.
        Сделав поворот на узкой улице, он оказался на ночной площади города. Здесь располагались нескольких таверн, поэтому было довольно многолюдно. Крепко выпившие кампании громко выясняли отношения. Скоро от словесной перепалки они быстро перейдут к кулакам и физической разминке. Но Марка они интересовали меньше всего, так как пред ним предстали руины храма Адрил. Массивное сооружение ещё сохранило былое величие. В какой-то момент почитание людей обернулось ненавистью к богине, не оправдавшей их ожиданий. Это всегда поучительно для каждого бога, которые не должны забывать о своих обещаниях.
        На белых мраморных ступенях виднелись сколы и паутины глубоких трещин. Когда-то их устилали лепестки цветков, а теперь здесь господствовала грязь и каменная крошка, хрустевшая под ногами Марка. Створки парадных дверей храма были сорваны с петель и лежали на полу. Переступив их, Марк вошёл в храм.
        Здесь ему было неуютно, а внутренний голос просил покинуть это место. Но Марк медленно продолжал идти, пока не остановился перед расколовшимся алтарём, напоминающим чашу. Огромная статуя богини лежала в пыли, глядя каменными глазами на разрушенный и разграбленный храм.
        - Здесь больше нечего брать. - из-за статуи послышался скрипучий голос, а через минуту на лунный свет пробивавшийся сверху вышел карлик, опирающийся на длинную трость. Остановившись, карлик смерил Марка взглядом и, указав на разрушенный алтарь, тихо сказал. - Богиня больше не слышит молитвы, народ изгнал её.
        - Глупые люди не могут изгнать богов. - сказал Марк, чувствуя как внутри просыпается Улстор, его голос эхом отозвался в пустых стенах храма. - Её любовь к вам сохранила вам жизни.
        - Кто ты? - испуганно спросил карлик, пятясь назад.
        По храму пронеслись тени. Высокие свечи, сохранившиеся в углах центрального зала, вспыхнули. От прогремевшего раската грома поверхность под ногами задрожала, сместив осколки разбитых витрин. Тени замерли, уступив место ослепительной вспышке. Изумлённый карлик рухнул на белоснежный пол храма, глядя на журчащий водой алтарь, за которым стояло величественное изваяние богини Адрил.
        - Завтра утром сюда придёт жрица Адрил и решит судьбу тех, кто посягнул на храм великой богини. - прогремевший голос вызвал на улице панику. Испуганные люди бросились бежать, разнося весть по городу. Карлик неустанно кивал головой, но странного парня в храме уже не было. Тени успокоились и замерли на своих местах.
        Марк то и дело уступал дорогу людям: они бежали к храму. Вскоре весь город был растревожен явлением богини, которая восстановила свой храм и готова пролить гнев на осквернивших его людей.
        Подымаясь на крыльцо дома Аутари, Марка едва не зацепила распахнувшаяся дверь и в проёме показалась женщина.
        - Нам надо в храм. - проговорила она. За её спиной стоял мужчина, держа на руках худенькую девочку лет четырнадцати. Он посмотрел на Марка и спросил.
        - Скажите, это правда, что великая богиня вернулась?
        - Правда. - ответил Марк и подошёл к девочке. - Я слышал твои молитвы, они искренни. Ты достойна нести веру великой богини Адрил. Опустите её.
        Девочка посмотрела на Марка и послушно попыталась встать на ноги. Через несколько мгновений она тихо произнесла:
        - Отныне моя жизнь принадлежит великой Адрил.
        - Кто дал тебе право говорить от моего имени, Улстор? - пространство отодвинулось и на Марка смотрела разгневанная Адрил. В её светлых глазах полыхали молнии. - Я оставила этот мир, здесь правит мрак.
        - Быстро же ты сдалась. - ответил Марк. - Неужели ты думаешь, что сможешь укрыться от неё?
        - Невозможно сражаться против тьмы… Она бессмертна, как часть мироздания. - начала Адрил, подойдя к девочке. Богиня поправила прядь волос, упавших ей на глаза. От прикосновения богини волосы девочки стали золотистого цвета. - Тьме нужен мир Лиори, она убьёт каждого, кто встанет у неё на пути. Я видела смерть Хору, видела, что она сотворила с Лоттом, ты даже не знаешь, что я пережила…
        - Пережила? Падение твоего мира? Смерть? Изгнание? Рождение в теле смертного? - удивлённо спросил Марк. От каждого его слова плечи Адрил вздрагивали, словно от ударов. - Что ты пережила? Только вы виновны в бедах мира Лиори, а теперь готовы отступить и бросить его в бездну.
        - Я не могу стоять на её пути… - крикнула Адрил, повернувшись к нему. Её лицо исказила гримаса гнева.
        - Поздно. - ответил Марк, глядя ей за спину. На горизонте начали быстро сгущаться тёмные тучи. Тяжёлые тени поползли по городу, под их весом затрещали здания. Резко повернувшись к Адрил, Марк приблизился к ней и прошептал. - Одолей свой страх, доверься тем, в кого перестала верить… и разбуди Камиль.
        Глава 43
        Раст проснулся и подскочил к окну. Под окнами суетились люди, окружив светловолосую девочку.
        - Что происходит? - возмутился Раст и, развернувшись, замер. Перед ним стояла Камиль. От её светлых волос не осталось и следа, на ней было чёрное платье, а глаза заполнил фиолетовый туман. - Неужели опять?
        - Она пришла. - сказала Камиль и направилась в сторону двери. - Тьма и свет сойдутся сегодня, и только смерть получит свой приз…
        Быстро вернув на пояс оружие, Раст побежал следом за Камиль, по пути чуть не сбив Аутари. Испуганная женщина, вскрикнув, провела сержанта взглядом. Выскочив на улицу, Раст заметался по городской толпе, отыскивая пропажу. Жители города спешно направлялись к главной площади. Камиль, не замечая преград, шла против людского потока, заставляя расступаться перед ней.
        - Где Марк? Куда ты идёшь? - спросил Раст, пытаясь остановить девочку за плечи. Его с силой дернуло за ней и ему пришлось просто идти следом.
        Высокий парень что-то закричал и схватил Раста за рубаху, но сержант, дернувшись, оттолкнул его. Раст двигался за Камиль, словно привязанный к телеге бык.
        - А почему я не впадаю в это состояние? - удивленно спросил Раст.
        - На тебе печать Улстора. - тут же ответила Камиль. Сделав очередной поворот, они вышли к местному кладбищу, разбитому у западных стен города.
        - Печать кого? - переспросил Раст, но Камиль не ответила.
        Она зашла на кладбище и раскинула руки, с которых начал спускаться фиолетовый туман. Коснувшись земли, он мягко окутывал могилы. Земля под ногами задрожала, вздыбилась и к Камиль стали подходить живые трупы. Окружив девочку, они опустились на колени и начали что-то чертить на земле. Рука сержанта непроизвольно легла на рукоять меча. Он хотел подойти ближе к Камиль, но натолкнулся на невидимую стену.
        - Здесь не место живым. - быстро проговорила Камиль, повернув к Расту голову.
        В центре города прогремел взрыв, и жители закричали, слившись в оглушительный голосовой поток. Вспышки озаряли тёмное небо, сопровождаемые раскатами грома. Раст не понимал, что происходит, куда ему идти и что делать.
        Грохот нарастал. От неожиданного мощного рёва Раст оступился и упал. Законченная пиктограмма вспыхнула и через мгновение ожившие трупы рухнули на землю. Камиль дико закричала, вскинула к небу голову, и из её глаз вырвался фиолетовый сноп. Устремившись в небо, он преломился и устремился в центр города, где нарастало противостояние, а Камиль опустилась на землю.
        Раст поднялся, подошёл к бледной девочке и, подняв её на руки, понёс по пустынным улицам города.
        Он не знал, что произошло, но сейчас Раст хотел одного: укрыть Камиль от постороних глаз.
        - Нам надо уходить. - прошептала Камиль, когда Раст уже поднимался по лестнице дома.
        - Дождёмся Марка и уйдём. - ответил Раст, внося её в комнату и кладя на сдвинутые лавки.
        - Марк не придёт… - тихо ответила Камиль. - Дальше мы пойдём сами…
        - Ты можешь нормально объяснить, что происходит? - спросил Раст.
        Но Камиль не ответила ему. Она быстро провалилась в сон. Тяжело вздохнув, сержант накрыл девочку и, присев на другой конец лавки, посмотрел в открытое окно, где на горизонте уже показался оранжевый диск солнца. За окном стали доноситься приглушённые голоса людей, которые отходили от тяжёлого транса.
        - И что мне теперь делать? - спросил Раст. - Где же ты, Марк?
        Глава 44
        Он старался держать концентрацию, не отрывая взгляда от светлого щита, о который с рёвом разбивались налетающие тени. Сквозь белесую пелену с красными вкраплениями он видел, как вдоль защитного купола ходит сама тьма, ожидая, когда силы Марка иссякнут, и она сможет раздавить его.
        Щит задрожал и немного уменьшился. Казалось, что скоро он просто растворится под натиском тьмы. Но Марк будет стоять до тех пор, пока Камиль не найдёт его меч, а Адрил не очистит мир Лиори от тварей-суоттов. В городе Олдор он почувствовал, как тьма забеспокоилась, и это был шанс отвернуть её взгляд от мира Лиори. Марк им воспользовался, спровоцировав тьму храмом Адрил.
        - Чего ты добиваешься, Улстор? - за щитом появился бесформенный силуэт. Удары ослабли, подарив Марку несколько мгновений передышки для восстановления сил. - Неужели ты думаешь, что сможешь противостоять мне?
        Тьма медленно отступила, и сейчас он находился на острове, омываемом потоками бурлящей лавы. В памяти сразу всплыл старик в белоснежной мантии и Шимгат. Здесь сердце мироздания было разделено на двенадцать частей и роздано богам для охраны. Тьма прочитала его мысли и надменно произнесла.
        - Сердце мироздания было разбито здесь и только здесь оно может быть собрано вновь. - тьма нетерпеливо прошла около щита. Её щупальцы коснулись его поверхности, выискивая слабое место. - Я пока не знаю, как тебе удалось использовать силу сердца, но это уже не важно. Я вырву твоё.
        От взгляда тьмы Марку стало невероятно холодно. Он чувствовал её ликование, но продолжал укреплять щит, возведённый вокруг себя. В голове стучала только одна мысль: необходимо выиграть время.
        - Ты силён, Улстор, но твоё тело смертного слишком хрупкое. Я справилась с богами, справлюсь и с тобой. - прорычала тьма, продолжая смотреть на него своим ледяным взглядом. - Покорись и я подарю тебе жизнь, перед твоей мощью склонятся миры. Ты будешь править новой эрой от моего имени, мы создадим новый порядок, мы подчиним свет и хаос…
        Окоченевшими пальцами Марк начал водить по коричневой поверхности камня. Его синие губы разомкнулись, и он еле слышно стал повторять слова, продолжая рисовать древнюю пиктограмму.
        - Неужели ты думал, я не узнаю, зачем Шимгат отправил тебя в мир Лиори? - палец Марка замер и он почувствовал радость мрака. - Тебя готовили к перерождению в теле смертного, вот только Лотт со своим вторжением едва не смешал их планы.
        Ничего не ответив, Марк продолжил чертить пиктограмму, о которой ему поведал Шимгат. Отбросив посторонние мысли, Улстор сконцентрировался на рисунке.
        - Шимгат погиб, но успел скрыть последние части сердца. Одну хранили гоблины, а где же вторая… - тьма резко приблизилась к щиту, загудевшему под её натиском, и прорычала. - Вспоминай! Ты знаешь…
        Палец дрогнул, замерев на месте. Голос тьмы стал доноситься издалека и Улстор начал куда-то проваливаться. Перед глазами замелькали обрывки воспоминаний: мир Улстора, истинная сила, первый храм, возведённый в его честь, сражения с его именем и наставления Шимгата.
        - Это не просто оружие, это - наша жизнь. - Шимгат ходил вокруг Улстора, который стоял перед огромной кузницей, омываемой тремя потоками. - Каждый из богов, который появляется в центре мироздания, приходит сюда. Эта кузня только раз создаёт для него оружие, с которым новый бог пойдёт в мир.
        Улстор с замиранием сердца смотрел, на волны трёх рек. Поток хаоса - бурлящий, неудержимый и необузданный. Он рвался на берег, стараясь дотянуться до ног Улстора.
        Рядом с хаосом плескалась спокойная белая гладь света, который поддерживал всё живое и приносил гибель созданиям хаоса и тьмы.
        Третий поток переливался чёрными волнами и был похож на осторожного охотника, поджидающего свою жертву. Тьма могла проникнуть в глубину сознания любого существа, и даже боги порой не могли противостоять её напору.
        - Отпусти свои мысли и разреши кузнице самой управлять твоими руками. - проговорил Шимгат, отступая в сторону.
        Три потока вздрогнули и на их поверхности поднялись столбы. Наклонившись, они впились в наковальню, и послышался звук раздуваемого горна. Рука Улстора взялась за рукоять молота, и пространство растворило его.
        - Возьми свой меч… - прогремел голос Шимгата, возвращая Улстора. - … и опусти в каждый поток.
        Рукоять меча была тёмно-матовой, а лезвие делилось на две равные части: чёрную и белую. Взявшись за удобную рукоять меча, Улстор опустил меч в зашипевший поток хаоса.
        - Это твой выбор. - терпеливо произнёс Шимгат, но Улстор заметил, как напряглось лицо бога.
        Понимая, что сделал ошибку, Улстор с досадой выдернул меч и опустил его во второй поток. Меч дёрнуло с такой силой, что Улстор едва не выпустил рукоять. Белый поток, не касаясь меча, огибал его, но вскоре сомкнулся на лезвии оружия.
        Шимгат громко втянул носом воздух и указал на чёрную гладь воды. Улстор подошёл к третьему потоку. Тёмная поверхность тоже не хотела принимать меч, пытаясь поглотить его.
        - Что мне теперь делать? - растерянно спросил Улстор, выдернув меч из последнего потока. Шимгат не раз объяснял Улстору, что тёмный бог сначала опускает оружие в поток тьмы, объявляя её главенствующей, затем в хаос и только потом - в свет. Светлый бог меняет местами первый и третий потоки, а хаос является прослойкой между тьмой и светом, не давая им уничтожить друг друга.
        - Обуздать хаос! - Шимгат хохотал, глядя на Улстора. Рукоять меча в руке Улстора начала нагреваться, лезвие вспыхнуло белым и чёрным пламенем. Стиснув зубы, он терпел, но, не выдержав, разжал обожжённую руку. Пламя исчезло, а меч звонко упал на каменную поверхность. - Значит, это правда… Есть только один способ проверить это.
        Шимгат подошел к мечу и, подняв его, повертел в руках. По зеркальной поверхности лезвия снова пробежали огни, и меч был готов вспыхнуть с новой силой. В руке древнего бога появился камень красного цвета, и меч сразу притих. Шимгат приложил камень к верхней части рукояти и тот быстро растворился в ней.
        - Возьми меч. - сказал Шимгат, протягивая оружие Улстору. Пальцы вновь сомкнулись, обхватив рукоять, но она уже не обжигала. На лезвие боролись два пламени, но через несколько секунд они слились, окрасившись в красный цвет. - Скоро всё изменится, и твой меч подарит нам будущее.
        Пространство дрогнуло, и перед Улстором вновь предстал светлый щит. Холод продолжал сковывать его тело, но от тьмы не ускользнул блеск глаз Улстора.
        - Ты знаешь, где последняя часть! - взревела она и ударила в щит с такой силой, что он, прогнувшись, заколыхался. Улстор изгнал из своего сердца страх, но что-то в нём надорвалось, пошатнулась вера в мудрого и терпеливого учителя Шимгата. Неужели тот, кому он так верил и за кем готов был идти против всего мироздания, просто использовал его?
        - Скоро я узнаю ответ. - прошептал Улстор, глядя на беснующуюся тьму. Щит колыхнулся и выпрямился, вызвав новый приступ гнева с его внешней стороны. Улстора окутал колючий холод, и он прохрипел синеющими губами. - Поторопись, Камиль…
        Глава 45
        - Марк! - Камиль резко открыла глаза, глядя перед собой сонным взглядом. Она лежала в телеге, а ветви деревьев заботливо прикрывали её от солнечного света.
        - Доброе утро. Проснулась. - рядом с телегой стоял Раст. Убедившись, что с ней всё нормально, он вернулся к своему нещадно чадившему костру и, не поворачиваясь, сказал. - Под лавкой курдюк с водой. Умывайся, скоро будем завтракать.
        - Как мы оказались здесь? - спросила Камиль, крутя головой. Недалеко от телеги проходила утоптанная дорога, а на поляне возле костра паслась стреноженная лошадь.
        - Спать меньше надо. - пробубнил Раст и, опустившись на колени, начал раздувать костёр. - Из-за устроенного переполоха из города никого не выпускали двое суток. Искали того, кто разворошил кладбище.
        - Как двое суток? - удивлённо спросила Камиль, выбираясь из телеги. - Я проспала двое суток?
        - Да. И если бы не этот факт, то нас бы из города не выпустили. - Раст закашлялся. - Стражники проверяли всех, кто покидал город. Мне удалось убедить их, что ты моя умирающая дочь, а я, мол, везу тебя к матери, чтобы та успела проститься.
        Камиль обратила внимание на колотую рану ниже локтя. Значит, их действительно проверяли, ткнув ножом в больного ребёнка. Быстро умывшись, Камиль привела себя в порядок и уже через десять минут помогала Расту.
        Она с трудом дождалась еды и жадно съела огромную порцию пахучего варева. Запив прохладной водой, Камиль откинулась на траву. Её мысли были направлены к Марку. Во сне она видела его на каменном выступе, а непроглядная тьма пыталась пробить светлый щит Марка. Она сделала всё, о чём просил Марк, предоставив ей знания, доступные только богам.
        - Спасибо, Раст. - сказала Камиль. - Ты не бросил меня… там.
        - Иначе и быть не могло. В худшем случае, остался бы рядом. - Раст переложил остатки еды в глиняный горшок. - Я обещал Марку заботиться о тебе.
        - Когда-то Марк научил меня одному… фокусу. - сказала Камиль и загадочно посмотрела на Раста. - В тебе что-то есть, если Марк принял тебя.
        Камиль немного расчистила землю от листьев и травы, встала на колени и начала чертить.
        - Встань в центр пиктограммы. - скомандовала Камиль. Раст потоптался и шагнул в указанное место. - Марк просил показать тебе это.
        Сержант с готовностью кивнул, но Камиль чувствовала его внутреннее напряжение. Она поставила ногу на руну и произнесла слова на древнем языке. Через секунду в правой руке Камиль появился нож. Острым лезвием она провела по левой ладони и, сжав её в кулак, вытянула руку перед собой. Красные капли нехотя покидали хозяйку и падали на рисунок. Пиктограмма под ногами сержанта вспыхнула белым светом, отодвинула Камиль, а Раста окружил вихрь картин. Через мгновение он услышал отдалённый голос Камиль.
        - Не сходи с места. - прокричала Камиль, стоя возле белой воронки, кружившей над пиктограммой.
        Для активации пиктограммы ей пришлось использовать свою кровь: рядом не было могил. Некромант имеет большую силу, если рядом есть источник его энергии. Для этого лучше всего подходит кладбище, и чем оно старее, тем сильнее энергия смерти.
        Прошло немного времени, и светлый вихрь втянулся в землю, оставив покачивающегося Раста. Его затуманенный взгляд прошёлся по поляне и замер на Камиль. Пересохшие губы разжались и Раст прохрипел:
        - Нам надо… идти… Марк…
        Глава 46
        Камиль проснулась и, приподнявшись, выглянула из-за борта телеги. В сумерках заходящего солнца она увидела Раста и жестикулирующего бородатого мужика. За ними просматривался пейзаж очередной деревни.
        Камиль отогнала сонливость и выбралась из вороха старых шкур, купленных Растом в каком-то поселении. Он постоянно подгонял Камиль, лишая их отдыха. Золото гоблинов быстро таяло, а крестьяне, ссылаясь на то, что армия императора реквизировала почти всех лошадей и провизию, сильно завысили цены.
        Они двигались уже седьмой день, останавливаясь на пару часов в сутки. Даже лошади не выдерживали такой нагрузки. Животное недовольно фыркало и, радуясь недолгому послаблению, лакомилось травой вдоль обочины.
        Налетевший ветер заставил Камиль плотнее запахнуть накидку из овечьей шкуры. Чем ближе они подъезжали к горам, тем холоднее становилось дыхание природы.
        - Упрямая скотина… - раздраженно пробубнил Раст, возвратившись к телеге, и недовольно ударил по её борту. - Лошадь он не даст, но готов снабдить нас зерном и овсом, если мы доставим груз в соседнюю деревню.
        - Давай заедем. - согласилась Камиль.
        - Это значительный крюк. Мы потеряем несколько дней. - огорченно ответил Раст. - На пути к «Пику Зари» поселений дальше нет. Люди ушли из-за набегов суоттов, да и наша лошадь столько пройти не сможет.
        - Раст, выбора у нас нет. Давай пополним припасы, а с лошадью я что-нибудь придумаю. - предложила Камиль, выдержав взгляд Раста.
        Прибегать к некромантии он явно не хотел, а другого Камиль предложить не могла. Но впереди людей не будет, поэтому, если лошадь падёт, её можно будет поднять.
        Сержант кивнул и пошёл обратно к бородатому мужику. Уже через час их телега втягивалась в ворота большого подворья старосты деревни. Не успела лошадь остановиться, как из сарая начали выносить мешки и баулы, плотно складывая в телегу. Их было так много, что скоро груз занял всё свободное пространство.
        Камиль ничего не оставалось, как перебраться вперёд и сесть рядом с Растом. На крыльце бревенчатого дома стоял крепкий мужчина в чистой одежде и следил за деловой суетой во дворе. Раст ощутимо напрягся, когда в ворота вошли четыре человека, вооруженных копьями. Трое остановились около сарая, а четвёртый, быстро поднявшись по лестнице, замер возле хозяина дома.
        - Не нравятся они мне. - тихо сказал Раст, стараясь не смотреть в сторону старосты, который ощупывал их взглядом. - Придётся и тебе не спать всю дорогу…
        - Я присмотрю за ними. - ответила Камиль.
        - Меня зовут Тимо. - один из солдат подошёл к ним. - Мы проводим вас в деревню Нистоу.
        - Раст. - коротко ответил сержант.
        - Служил? - спросил Тимо, дружелюбно улыбаясь.
        - Нет. Пахарь я. - сдержанно ответил Раст, и кивнул в сторону Камиль. - Это моя дочь - Камиль.
        - А куда вы направляетесь? Люди оттуда ушли. Там только армия императора и полчища этих тварей суоттов. - облокотившись на борт телеги, Тимо продолжал расспросы.
        - Дочь у меня… больная… - немного запнувшись, ответил Раст. Камиль тут же больно ущипнула его. - Последняя надежда на храм великого Лотта. Может он сжалится и излечит её.
        - Да, понимаю. Болезнь никого не щадит. - посочувствовал Тимо и крикнул. - Всё, отправляемся. Отойдём немного от деревни и встанем до утра. Зачем по ночам дорогу пылить, так можно и лошади ноги переломать.
        Сержант кивнул, беря в руки вожжи. Глянув на Камиль, он начал разворачивать телегу и уже через пару минут добро старосты, сопровождаемое бойцами, поехало к тёмной полосе леса. Вскоре телега качнулась, остановилась и повернула направо.
        - Эй, как тебя там, Раст, ты не заблудился? - крикнул старший, подбегая к передку телеги.
        - Хотел показать дочке местное кладбище. - ответил Раст и, склонившись к Тимо, прошептал. - Странная она у меня. Любит на кладбище смотреть, а я не могу отказать больному ребёнку. Поэтому и едем в великий храм Лотта.
        - Нечего там смотреть, давай поворачивай. - выдержав паузу, ответил Тимо, переваривая слова сержанта.
        Раст пожал плечами и повернулся к Камиль, которая недовольно натянула на голову шкуру. Раст успел заметить в глазах девочки фиолетовый свет и, развернув телегу, направил её на дорогу. Старший сопровождения вернулся к бойцам и начал с ними оживлённо перешептываться. Как только повозка достигла леса, Тимо вновь появился около Раста.
        - Сворачивай, заночуем здесь. Ты что, не понял? Я говорю, сворачивай… - насторожился Тимо.
        Бойцы, ощетинившись копьями, начали отступать назад. Тимо пытался рассмотреть в темноте, что происходит и когда в лунном свете показались два трупа, невольно вскрикнул. Его взгляд заметался по округе в поисках убежища.
        - Это ты… - процедил он, повернувшись в Камиль. Что-то холодное пробило спину Тимо. Его глаза расширились, глядя на изогнутый наконечник, показавшийся из груди. В затухающем сознании боец успел увидеть своего убийцу: демона с горящими глазами. Переступив через тело, демон посмотрел на Камиль и прорычал.
        - Твоя магия воняет на весь мир!
        Глава 47
        - Но-о…, пошла! - Раст несколько раз ударил кнутом нервничавшую лошадь. Громко заржав, испуганное животное сорвалось с места, довольно резво волоча перегруженную телегу. Обернувшись, сержант увидел, что демон уже расправился с охраной и бросился в погоню, быстро сокращая расстояние. Камиль что-то бормотала, постоянно повторяя имена Улстора и Адрил.
        Вокруг неё появилось нарастающее белое свечение. В какой-то момент Расту показалось, что он видит руны, плавающие в белесой дымке. Раскинув руки, девочка заговорила низким утробным голосом.
        - Не вмешивайся, Адрил. - совсем рядом прорычал демон. Телега сильно подпрыгнула и завалилась на бок, освобождаясь от своего груза. Испуганное ржание лошади оборвалось, Раст слетел на землю и растянулся. Он попытался подняться, но сверху на него что-то рухнуло, снова придавив к земле.
        Пошевелившись, он вытащил одну руку из-под мешка, пытаясь скинуть тяжесть. Оглушительный взрыв сорвал с Раста сразу несколько мешков, а горячий воздух больно ударил в лицо. Волна злости мгновенно накрыла его, во рту пересохло, а в голове прозвучал знакомый голос: «Помоги ей». Новый раскат едва не сбил Раста с ног. Недалеко от него демон, окутавшись красным свечением, сражался с Камиль. Девочка белым шестом парировала удары длинного топора. При каждом столкновении оружия гремел новый взрыв. Камиль морщилась и отступала.
        - Держись… Я иду… - прошептал Раст. Преодолев разбросанные мешки, сержант вынул свой армейский меч. Лезвие оружия блеснуло в свете луны и тень Раста, сделав оборот вокруг него, втянулась в меч.
        Раст кинулся на помощь Камиль. Когтистые лапы демона почти дотянулись до неё, надеясь сомкнуться на хрупком теле.
        - Где последняя часть сердца? - прорычал демон, и вопль боли вырвался из его горла.
        Раст воткнул клинок между бронированных пластин на ноге демона. Меч с лёгким хрустом, практически не встретив сопротивления, вошёл в колено. Сержант дернул оружие, пытаясь вынуть его, но меч застрял. Демон рванул конечность, и оружие со звоном сломалось, оставив рукоять в руке Раста.
        - Смертный червь, как ты посмел… - сержант увидел, как к нему мчится лезвие чёрного топора и закрыл глаза. Раздался оглушительный взрыв, земля под ногами задрожала, а в лицо вновь ударил горячий поток воздуха. - Что это? - взревел демон.
        - Мир Лиори отторгает тьму. - сквозь закрытые веки Раст услышал мелодичный голос. - Пока жив хранитель, тебе не будет здесь места.
        Открыв глаза, Раст увидел высокую девушку в длинном зелёном платье. В руке она держала тонкий меч, ослепляющий светом. Тьма отступала, утягивая за собой Лотта.
        - Я вернусь, Адрил. - крикнул Лотт. Превратившись в сотни теней, он растворился на поверхности земли.
        - У вас мало времени, силы Улстора на исходе. Пока он удерживает около себя тьму, у вас есть шанс. - быстро сказала богиня и, развернувшись, стала удаляться. Раст ещё успел услышать её слова. - Улстор сошёл с ума, доверив судьбу целого мира некроманту и обычному смертному… - богиня растворилась, оставив Раста и Камиль.
        Боль почти оторванных ногтей не позволила Улстору потерять сознание. Стиснув зубы, он продолжал выводить кровавую пиктограмму на каменной поверхности. Искристый щит в очередной раз задрожал под натиском тьмы, но выстоял, вызвав на бледных губах Улстора усталую улыбку.
        - Моя госпожа, почему вы возитесь с ним? - рядом с щитом появился Лотт. Прихрамывая, он остановился рядом с тьмой и виновато посмотрел на неё. - Мир Лиори сопротивляется мне, забирая силы. Я не могу одолеть даже жалкую Адрил…
        Слова Лотта стихли, а в голове Улстора послышался неуверенный шепот Раста. Сильнейший удар в защитный купол едва не стал роковым, мгновенно уменьшив его на треть.
        - Осталось совсем немного. - тихо сказала тьма, приблизившись к щиту.
        Улстор посмотрел на тьму, пытаясь понять, о чём она говорит. Его сознание твердило, что, похоже, дело не совсем в последней частице сердца миров.
        - Вижу, ты понимаешь, о чём я говорю. - на страшном лице тьмы появилось подобие улыбки. Она посмотрела на Улстора, резко развернулась к Лотту и прорычала. - Веди мою армию, сотри мир Лиори и приведи девчонку ко мне.
        Улстор стиснул зубы и, склонившись над пиктограммой, продолжил наводить её, отодвинув боль и холод. Пещеру вновь огласили звуки древнего языка, а вокруг щита бесновались чёрные тени, заставляя Улстора запинаться.
        - Где ты, Шимгат? Я могу не выдержать… - виновато улыбнулся Улстор. Пересохшие губы лопнули, на них выступили капли крови и упали на пиктограмму. Пульсирующий свет начал наполнять рисунок и коснулся изуродованных пальцев Улстора. Вспышка на несколько мгновений осветила пещеру, заставив тьму взреветь и закрыться руками.
        - Время пришло… - прошелестел над пещерой голос.
        Глава 48
        - Ваше Величество! - в императорский шатёр влетел запыхавшийся баронет, служивший личным помошником молодого императора. Вскочив в кровати, Манфред сонным взглядом посмотрел на нарушителя сна. Он прилёг всего час назад, затянувшееся совещание полностью вымотало его. Особенно отличился граф Вамис, который доставил письмо от короля гоблинов. Вчера император едва сдержался, чтобы не сорваться на графе.
        - Что случилось, Дилон? - раздраженно спросил Манфред, накидывая на плечи тёплую накидку с вышитым на спине императорским гербом.
        - Беда, ваше величество, армия герцога Рамиро разбита. - протараторил парень и склонил голову. До Манфреда донеслись тревожные крики, охватившие лагерь императорской армии.
        Дилон уже открыл рот, чтобы продолжить, но в шатёр ворвался герцог Эгберт и, отвесив короткий поклон императору, придержал плотный полог на входе шатра: четверо гвардейцев на носилках внесли герцога Рамиро. Затуманенный взгляд раненого замер на императоре и умирающий герцог, проглотив кровь, тихо заговорил.
        - Простите, ваше величество, я не смог сдержать их… - Манфред подскочил к герцогу и присел на колено. - Корпус уничтожен… Суоттов ведёт огромный демон… Вам надо уходить…
        Герцог закашлялся и затих. Манфред медленно вернул на носилки упавшую руку герцога и поднялся.
        - Эгберт, объявляй тревогу. Через десять минут жду всех у себя. - приказал император и запахнул накидку, стараясь скрыть дрожь в руках.
        Императорский шатёр гудел. Элита империи, склонившись над картами, громко обсуждала сложившуюся ситуацию. Одни предлагали отойти к городу Картан и, перегруппировавшись, выступить новым походом. В основном это были вассалы, территории которых находились вне досягаемости наступления суоттов. Другие члены военного совета, чьи провинции были открыты для вторжения, настаивали на немедленном наступлении.
        Императорская армия была размещена на берегу реки. На восточной стороне от неё был развёрнут корпус герцога Эгберта, с запада - разгромленный корпус герцога Рамиро. Корпус герцога Рамиро перекрывал подступы армии суоттов к городу Картан, что расширяло действия основной армии. Но с падением корпуса Рамиро дорога на город была открыта.
        Император не желал пускать противника к городу. В то же время Манфред понимал, что, возможно, городом придётся пожертвовать, чтобы сохранить костяк армии и дать решающий бой в более выгодном положении. В сознание императора незаметно вошёл чей-то мягкий голос, мгновенно развеяв его сомнения. Подойдя к карте, император указал на реку.
        - Герцог Эгберт, немедленно отправляйтесь в корпус и начинайте в указанном месте форсировать реку Риис. - в шатре наступила тишина. Манфред поймал удивлённые взгляды собравшихся, но спорить никто не стал. - Два дня, герцог. У вас только два дня.
        - Слушаюсь, ваше величество. - герцог кивнул и покинул шатёр.
        - Через два дня мы должны развернуть нашу армию вот здесь. - продолжил император, рука которого остановилась на холмах восточной дороги, что вела к городу. - Мне нужна полная информация о перемещении суоттов.
        - После разгрома корпуса герцога Рамиро, мы проигрываем суоттам в численности. - к императору подошёл герцог Генрих. После смерти прежнего императора, он попытался сеять смуту в рядах знати, но восстания не получилось, а имперская разведка не смогла доказать причастность к этому герцога. Манфред, следуя совету отца: «Держи друзей рядом, а врагов ещё ближе», так и сделал. Поэтому корпусами командовали герцоги Эгберт и Рамиро, а герцог Генрих - имперской армией и был постоянно рядом с молодым императором. - Может, ваше величество, вы нам ещё предложите союз с гоблинами?
        - Точно, чуть не забыл. Спасибо, что напомнили. Их армия скоро будет здесь, а нами ещё не улажены все формальности. - тут же поддержал молодой император инициативу герцога и, найдя взглядом графа Вамиса, махнул ему рукой, предлагая подойти ближе. - Письмо от короля гоблинов при вас? Прекрасно, давайте его сюда.
        Граф Вамис отыскал нужный свиток и протянул императору.
        - Вы отдаёте себе отчёт в том, что собираетесь сделать? - герцог Генрих предпринял последнюю попытку вразумить Манфреда. - Если вы сейчас поставите подпись, то признаете гоблинов отдельным государством, чем обязуете всю империю мириться с их существованием.
        - Скажите, герцог, а где ваши сыновья? - рука Манфреда с пером замерла над бумагой. Приподняв голову, он посмотрел на покрасневшего герцога. Было видно, что ему не понравилась резкая смена темы и спокойный тон императора. - Молчите. Тогда я вам скажу. Старший - развлекается в столице, а младший уже две недели не выезжает из ваших охотничьих угодий. Как по мне, лучше союз с гоблинами, чем с такими вассалами, как вы.
        Манфред уверенно поставил подпись на договоре с гоблинами. Герцог Генрих выхватил меч и кинулся к императору, но барон Фарен его опередил. Через минуту гвардейцы увели герцога, и в наступившей тишине было слышно, как за стенами императорского шатра войска спешно сворачивали лагерь.
        - Через два дня мы дадим генеральное сражение. - продолжил Манфред.
        - Я прошу прощения, ваше величество, но как быть с демоном, который возглавляет армию суоттов. Это существо одним видом может деморализовать армию, обратив её в бегство. - напомнил граф императору.
        - Это не наша проблема. - ответил Манфред после небольшой заминки, пытаясь понять источник информации, подсказывающий ему. - Мы выступим под знамёнами богини Адрил….
        По шатру прокатился шепот удивления: императора окутал светящийся силуэт. Полог шатра рванул в сторону, в шатёр ворвался порыв ветра, а вслед за ним появился старик в белоснежной мантии.
        - Хм-м… - задумчиво протянул старик, глядя на молодого императора. Манфред оглянулся и понял, что старика видит только он. - Люди… Самая странная раса из миллионов заселённых миров. Они словно созданы из хаоса. То тянуться к свету, то с лёгкостью погружаются во тьму. Тебе, человек, дарована честь возглавить сражение, в котором сойдутся смертные, боги, свет и тьма.
        Глава 49
        Моросил мелкий надоедливый дождь и Камиль уже основательно промёрзла. Закутавшись в промокшую шкуру, оставив снаружи только нос, она пыталась согреться. Раст крепко держал её за руку, и они упрямо шли под монотонные звуки дождя, размешивая уставшими ногами раскисшую землю.
        Выглянув из накидки, Камиль посмотрела на лучи солнца, пытавшиеся пробиться сквозь серые и тяжелые облака. Неожиданно позади раздалось фырканье. Раст быстро развернулся, схватившись за оружие.
        Недалеко от них стояли два туара, на спинах которых сидели гоблины. Один гоблин спрыгнул на землю и подошёл к ним, шурша кожаными доспехами. Сняв с головы закрытый шлем, гоблин улыбнулся, показав острые зубы.
        - Рад видеть вас в здравии, госпожа Камиль. - проговорил гоблин, сделав короткий поклон.
        - И я вас приветствую, ваше величество. - её голос немного дрогнул. Камиль не могла понять, что гоблины делают так далеко от своих владений.
        - Не удивляйтесь, госпожа Камиль и сержант Раст. Впервые в истории мира Лиори люди и гоблины будут идти в одном строю. - он посмотрел в сторону, где появились первые ряды шагающей пехоты. По флангам в одну линию двигались наездники на туарах. Король гоблинов повернулся к своему спутнику и приказал. - Найди место для временного лагеря. Воинам следует передохнуть перед предстоящей битвой.
        Гоблины преодолели длинный путь, оставшись незамеченными для гарнизонов городов и замков. Король гоблинов попрощался и, легко вскочив на спину туара, помчался дальше.
        Камиль и сержант присели на поваленное дерево, глядя, как гоблины сноровисто разбирают волокуши, освобождая от них уставших лошадей.
        Воспользовавшись встречей, Раст поинтересовался у короля гоблинов судьбой своего друга Ситога. Оказалось, тот времени даром не терял, и сейчас в поселении гоблинов трудились уже семь инструкторов. Теперь там были фермеры, кузнецы и каменщик. Король поведал, что у них произошло несколько столкновений с неизвестными тварями, постоянно прибывающими в мир Лиори через закрытые земли. По этой причине часть армии гоблинов осталась в городе, а сюда он привёл самых опытных бойцов и большую часть наездников на туарах.
        - Я дам вам двух лошадей и трёх наездников для сопровождения. - сказал король гоблинов, вернувшись к ним через два часа, когда лагерь был развёрнут. - Немного ниже по течению есть брод. Храм Лотта всего в половине дня пути, вы должны обязательно успеть, иначе… Всё будет напрасно.
        Гоблин кивнул и быстрым шагом направился в лагерь, Раст и Камиль начали собираться. Им принесли горячую еду и подвели двух тягловых лошадей с широкими копытами, которые привыкли таскать грузы и плуги. Лошади косились на туаров и нервно всхрапывали, если те подходили слишком близко. Вскоре к ним подошли три гоблина, за которыми гордо передвигались сильные туары.
        Через десять минут их небольшой отряд двигался вдоль берега реки в поисках брода. Морось прекратилась, и лошади уже более уверенно ступали на насыщенную влагой землю. Туары находились впереди, то и дело пропадая из вида. Миновав очередные заросли, они подъехали к броду, где озабоченно крутились гоблины.
        - Вчера здесь прошло много людей и лошадей. - сказал гоблин. - Странно. Что они забыли на той стороне? Рывас, возвращайся к нашим, доложи королю.
        Гоблин развернул туара и помчался назад в лагерь. Камиль слегка подстегнула лошадь и направила её через брод. Она спешила. Ей необходимо добраться до храма Лотта и найти меч Марка.
        Холодная вода неприятно облизала ноги, поднимаясь всё выше. Когда они были на середине реки, небо начало быстро темнеть, сверкнули молнии, сопровождаемые раскатами грома. Лошадь Камиль испуганно дернулась, и девочка, успокаивая, похлопала животное по холке.
        Возле них, поднимая брызги, двигались туары. Как все кошки они не любили воду, поэтому старались быстро преодолеть препятствие. Выбравшись на берег, туары отряхивались, грозя сбросить своих наездников, но гоблины к этому были готовы.
        Отозвавшись на новый раскат грома, лошадь девочки рванула вперёд. Камиль повернулась в седле, тревожно глядя на далёкий холм. Она чувствовала смерть живых, число которых неумолимо нарастало: битва.
        - Быстрее! Нам надо спешить! - крикнула Камиль, и Раст, кивнув, направил свою лошадь в сторону виднеющейся горы.
        Тяжелые лошади были не способны долго поддерживать галоп, поэтому уже через полчаса они перешли на рысь, а спустя ещё десять минут топали по раскисшей дороге вдоль бескрайнего поля. Гоблины давно ускакали вперёд и появились, когда Раст и Камиль упёрлись в деревню, точнее, то, что от неё осталось.
        Лошади недовольно скалились, проходя между сгоревшими зданиями по мёртвой земле. Гоблины указали в сторону небольшой рощи и спешно поскакали туда.
        Камиль и Раст снова заставили лошадей поторопиться. Они ещё приближались к зелёной полосе, а Камиль уже поняла, что хотели показывать им сопровождающие. Смерть Камиль чувствовала отчётливо. Она пьянила её, предлагая окунуться в свои потоки и ощутить мощь магии, перед которой готовы склониться даже боги.
        - Что с тобой? - спросил Раст, заметив, что Камиль прикрыла глаза и закачалась в седле.
        Роща оборвалась, открыв взглядам поле, усеянное телами погибших людей и животных. Словно в тумане Камиль смотрела, как туары осторожно переступают через павших. Раст спешился, подошёл к погибшему рыцарю и поднял с земли знамя.
        - Герцог Эгберт. - донеслись до Камиль слова сержанта. - Здесь только часть его корпуса…, а где остальные?
        Но Камиль его уже не слышала. Её взгляд замер на огромном пике чёрного обелиска. Он был настолько прекрасен, что она едва сдерживалась, борясь с желанием броситься к нему и прижаться к его сверкающей поверхности. В глубине сознания бились настойчивые слова: «Иди ко мне! Тебя ждут объятия тьмы». Улыбнувшись, Камиль хотела поделиться этим с Растом, но вдруг увидела, что сержант, бросив знамя, направился в сторону обелиска. Гоблины спешились и, отбросив копья, тоже двинулись за сержантом.
        «Я знаю, зачем ты пришла…» - прошелестел голос в голове Камиль. Она изо всех сил стала сопротивляться внушению обелиска, через который тьма пыталась дотянуться до всего живого. - «Ни одна живая плоть не может противостоять моей воли, силы Улстора на исходе. Смирись, ему никто не поможет».
        - Живая, говоришь. - сцепив зубы, процедила Камиль и спрыгнула с лошади.
        Резким движением она развернулась к лошади, и в её правой руке блеснул нож. Испуганно заржав, лошадь попятилась и присела на передние ноги. Из рассечённого горла животного хлестала кровь, собираясь в огромную лужу. Зашатавшись, лошадь завалилась на бок и затихла. Камиль упала на колени в кровавую жидкость и начала размашисто чертить древние руны. Вслед за её рукой линии вспыхивали красным светом, а бормотавший девичий голос сменился на утробное рычание.
        - Нет среди живых и мёртвых! - крикнула Камиль. Вскинув голову, она на мгновение замерла, глядя на рассерженное небо и точным движением вонзила тонкий нож в своё сердце…
        Глава 50
        - Седьмой полк на правый фланг. - приказал Манфред, привстав в седле чёрного жеребца. Закованные в кольчужные перчатки руки с силой потянули поводья жеребца, заставив его нервно переступать.
        Имперская армия заняла оборону между двух холмов, ощетинившись рядами бойцов, вооруженных мечами и копьями. За ними были развернуты отряды лучников, а на холмах расположилась конница. Армия императора ещё строилась, когда на огромном поле показалась армия суоттов, превосходившая армию людей почти в три раза.
        Орда тварей, не перестраиваясь с походного порядка, ринулась вперёд, словно прорвавшаяся лавина, стараясь сразу сломить волю людей.
        С оглушительным воем суотты налетели на императорскую армию. Манфред с замиранием сердца смотрел, как схлестнулись два противостояния, которые люто ненавидели друг друга. Ряды армии людей под натиском суоттов начали гнуться. Более слабые полки правого фланга медленно попятились, но подоспевший резервный полк выровнял ситуацию. Бесстрашие и мужество орущих людей поражало, но нескончаемые войска суоттов продолжали давить. Манфред не спешил бросать на поле войска гоблинов, желая сначала измотать врага. В голову императора прочно вошли слова белого старика, явившегося в шатёр два дня назад.
        Оглянувшись, он посмотрел на милую девушку, которая, прикрыв глаза, сжимала амулет богини Адрил и беззвучно читала молитву.
        Девушку звали Лианна, она явилась в лагерь глубокой ночью. Незаметно пройдя мимо охраны, она вошла в шатёр императора и протянула Манфреду защитный амулет богини. Он ни на минуту не сомневался, что эта прелестная особа, которая пришла из города Олдор, является жрицей богини. Слухи о том, что в этом городе произошло явление богини, расползлись по империи быстрее болезни.
        - Ваше величество, больше тянуть нельзя. - раздался голос графа Литроу, который командовал тяжелой имперской кавалерией, состоящей из рыцарей, бастардов и сыновей баронов. - Необходимо отбросить противника и дать возможность пехоте выровнять строй. - Манфред, соглашаясь, кивнул графу.
        Тяжёлая имперская конница, выстроенная тремя рядами на восточном холме, сдвинулась с места. Закованные в тяжёлую броню всадники, ощетинившись копьями, начали разбег. Манфред прищурил глаза, заметив, что стальные наконечники копий ярко светятся.
        Вслед за тяжёлой кавалерией с места сорвалась лёгкая. Они должны прикрывать фланги и не дать тяжёлой кавалерии завязнуть в пехоте противника. С западного холма с нарастающим воем сорвались гоблины на туарах. Манфред опасался ставить их рядом с конницей, так как лошади могут испугаться соседства хищных животных. Пехота гоблинов пока оставалась на месте, готовясь в любую минуту вступить в бой. Добавлять их в ряды людей Манфред не хотел, опасаясь, что гоблинов могут затоптать, ибо они были значительно ниже ростом.
        Если они переживут эту войну, у них будет достаточно времени, чтобы хорошо изучить друг друга и действовать сообща в строю и политике государств. Заметив взгляд Манфреда, король гоблинов одобрительно кивнул, вернув взгляд на тяжёлую кавалерию, которая начала сминать ряды суоттов.
        Сверкающие наконечники копий легко пробивали щиты и доспехи суоттов, не встречая сопротивления. Тяжёлая конница вонзилась в ряды врага, как раскалённый нож в кусок масла. Лёгкая кавалерия сделала быстрый манёвр и начала огибать пятившегося неприятеля. С левого фланга, сковывая маневренность, суоттов атаковали гоблины на туарах.
        Имперская пехота, воспользовавшись возможностью, выровняла ряды и перешла в наступление. Под ритмичные команды она делала шаг за шагом, нанося короткие резкие удары копьями, тесня суоттов. Казалось, что ещё немного, и они опрокинут противника, а конница завершит разгром ненавистного врага. После разгрома основной армии, останется добить разрозненных суоттов и освободить захваченные провинции.
        - Я думаю, нас можно поздравить с победой, ваше величество… - заговорил граф Литроу и внезапно осёкся: из тёмного неба стремительно опускался чёрный сгусток. - Что это?
        Ударившись о землю, он с чудовищной силой разбросал противоборствующие стороны и через мгновение в центре сражения все увидели огромного демона, окруженного павшими телами. Императорская армия отпрянула и попятилась, всадники едва удерживали ревущих животных.
        Взгляд демона гневно вспыхнул и замер на девушке, находившейся рядом с императором. Нетерпеливо играя мечом, демон направился в сторону холма. Лианна раскрыла ладони и выпустила, словно птицу, белую молнию, которая пройдя мимо демона, скрылась из вида.
        Девушка повернулась к Манфреду и прошептала:
        - Она… идёт… Теперь судьба мира Лиори полностью в руках богов…
        - О ком она говорит? - за спиной императора раздался шёпот.
        - О ней. - хрипло ответил Манфред, указывая на одинокую плывущую фигуру. - Прах миров.
        Демон оглянулся назад и шумно втянул воздух, всматриваясь в неторопливое перемещение чёрной фигуры. Когда она оказалась совсем близко, демон взревел и кинулся к ней, занося свой меч.
        - Тебе нет места среди живых… - мгновенно оказавшись рядом с ней. - Отправляйся к Улстору…
        - Скоро он сам будет здесь. - ответила фигура. Её глаза вспыхнули фиолетовым светом, и меч демона замер возле неё. На бледном лице девушки появилась сдержанная улыбка, и демон заметил в её руке чёрный меч. Она взмахнула им и отправила его тёмной стрелой в небо.
        - Наконец! - над полем сражения громовым раскатом разнёсся голос. Все повернулись в сторону гоблина-шамана, глаза которого вспыхнули чёрным пламенем.
        Шаман отбросил свой посох, увешанный амулетами, и закинул голову. По зелёной коже побежали волны и она начала трескаться, разбрызгивая кровь. Свита императора и короля гоблинов попятилась.
        Ещё несколько мгновений и тело гоблина разлетелось на куски, а вместо него появился трёхметровый воин в тёмных доспехах. В его правой руке покачивалась обоюдоострая секира, а взгляд пылающих глаз был устремлен вдаль.
        - Шимгат! - прорычал демон и рванув к нему.
        Огромный древний бог, перепрыгнув через императорскую свиту, устремился к демону, а через минуту над полем сражения оглушающе прогремело их оружие: древний бог сошёлся в бою с тёмным демоном. Чёрная фигура, окутавшись туманом, начала отплывать в сторону, а вслед за ней начали подниматься павшие воины. Подхватывая оружие, они строились в ряды, формируя мёртвую армию.
        - Ваше величество. - рядом с императором появился парень в изношенной одежде. Манфред сразу обратил внимание, что его выправка свидетельствует о военном прошлом. - Ваше величество, меня зовут Раст Вестор. У меня для вас послание.
        Глава 51
        - Ну, вот и всё, Улстор. - барьер, отделяющий его от тьмы, исчез. Она неторопливо приближалась, ликуя и смакуя вкус победы. Густая темнота сгущалась над миром Лиори.
        Улстор стоял на коленях, глядя на едва мерцающий рисунок, нанесенный на каменный пол. Его закоченевшее тело отказывалось слушаться, сил сопротивляться тьме больше не осталось. Улстор поднял голову и посмотрел на тьму.
        Её чёрная фигура плыла к нему. Войдя в круг купола, она на мгновение замерла, обратив внимание, что рисунок стал ярче. В лицо Улстора ударил холод смерти. Он был ему знаком и Улстор был готов встретить его снова.
        В сознание что-то отчаянно стучалось, не давая окончательно смириться с победой тьмы. Онемевшие пальцы рук больно кольнуло, и Улстора кто-то толкнул. Тьма вдруг замерла, её взгляд опустился к ногам Улстора и она увидела тёмный меч.
        - Ей всё-таки удалось… - прошептал Улстор и посиневшие пальцы сомкнулись на рукояти меча.
        Рисунок на полу ярко вспыхнул и Улстор нанёс рубящий удар по протянутой руке тьмы. От раздавшегося визга его качнуло, он попытался нанести новый удар, но замер.
        По телу Улстора побежали красные вспышки, а рукоять меча больно обожгла пальцы.
        Кровавый рисунок под ногами вспыхнул с новой силой и Улстор закричал, стараясь пересилить боль: прорываясь сквозь кожу, его тело покидали красные частицы. Достигнув центра рисунка, они создавали неистовый хоровод. Рукоять меча начала плавиться и разъедать плоть.
        Рядом с Улстором истошно кричала тьма, из которой тоже выскакивали красные осколки. Улстор и тьма почти одновременно рухнули на колени, едва последняя частица покинула их.
        Окружающее пространство осветилось, и в следующее мгновение над рисунком появился красный камень. Он плавно опустился на каменный пол, пульсируя мягким светом. Тяжело дыша, Улстор смотрел на камень, прижимая изуродованную руку к груди. Боль отступала.
        - Ты проиграла. - раздался голос и возле Улстора появился старик в белоснежной мантии. На его лице играла улыбка, взгляд голубых глаз был направлен на поднимающуюся тьму. - И в этот раз тебе не повезло. Даже смертный бог смог победить тебя.
        Старик засмеялся и, подойдя к красному камню, подхватил его рукой. Улстору даже показалось, что камень сам прыгнул старику в руку. Тьма приняла облик девушки с длинными чёрными волосами, в глазах которой горела ненависть. - Ты обманул меня. - прошипела она. Улстору показалось, что про него забыли. - Твой сын нарушил правила, отправив Улстору некроманта.
        - Шимгат, это правда? - с лица старика слетела улыбка, и он посмотрел в сторону Улстора.
        Из тени пещеры вышел Шимгат.
        - Отец, я не причастен к появлению некроманта. - уверенно ответил древний бог, подходя к старику. Они были полной противоположностью. Улстор скорее мог поверить в то, что Шимгат был сыном тьмы, а не света. - Я до последнего момента сохранял нейтралитет и не вмешивался в дела Улстора.
        - Врёшь! - прошипела девушка, ткнув пальцем в Шимгата. - Ты отдал ему две части сердца и знания, ты помог победить Лотта…
        На лице старика застыла глубокая задумчивость, а Шимгат присел рядом с Улстором.
        - Прости. - сказал Шимгат, глядя на Улстора. - Свет и тьма - это извечное противостояние. Из-за их войн безвозвратно гибли миры, боги и их создания. В какой-то момент равновесие было сильно нарушено, и хаос поглотил больше половины миров…
        - Так я всего лишь часть их противоборства? - устало спросил Улстор. Всё, во что он верил, рухнуло сейчас в хаос, а в душе образовалась пустота.
        - Тогда они договорились оспаривать своё главенство, сходясь один раз в миллион мирских лет. - продолжил Шимгат, не ответив на вопрос Улстора. - Я понимаю твои чувства, но ты должен быть горд, что тебя выбрал Свет, подарив возможность противостоять самой Тьме.
        - Что будет с Камиль? - спросил Улстор, не глядя на Шимгата. Он не мог заставить себя посмотреть ему в глаза.
        - Я пока не знаю. - поколебавшись, ответил Шимгат, но ту же добавил. - Я сохраню жизнь гоблинам, и они будут жить в мире Лиори. Все, кто помогал тебе, будут вознаграждены. Я предоставлю часть мира Адрил, она показала себя с лучшей стороны, а в будущем мне пригодится такой союзник.
        - Что будет с Камиль? - вновь спросил Улстор, чувствуя, как поднимается злость.
        - Если она сможет обуздать свою сущность, то будет жить… - начал Шимгат, в голосе которого больше не было мягкости, но его перебила тьма с ухмылкой на лице.
        - Она будет служить мне. У меня много времени, чтобы сделать из неё покорного слугу, который будет уничтожать целые миры. - старик сокрушенно покачал головой, а Шимгат недовольно скривился. Улстор вскочил на ноги и ринулся к ней, но длинные щупальцы тьмы связали его. - Я сохраню тебе жизнь, Улстор. Жизнь смертного в одном чудном мире…
        - Нет… Так нельзя! - возразил Шимгат, посмотрев на старика. - Отец, он привёл тебя к победе, неужели ты так его наградишь?
        - Такова плата за твоё нарушение правил, Шимгат. Не стоило отдавать ему осколки сердца… - старик сокрушенно покачал головой.
        Шимгат бросился к Улстору, но было поздно. Тьма сомкнулась перед Улстором, холод мгновенно проник в тело и остановил сердце. Сердце смертного бога…
        Эпилог
        - У меня родился сын! - услышал Улстор грубую речь, похожую на рычание. Чьи-то руки подхватили его хрупкое тело, подставив холодному ветру. - Великая мать Олтори, прими слугу своего…
        Слова говорившего потонули в рёве толпы. Улстор с трудом открыл глаза, чтобы взглянуть на мир, в который его отправила тьма.
        - Кватан, ты знаешь закон. Если он не встанет на ноги через три месяца, его скормят рахтарам. Клану не нужна обуза. - раздался чей-то низкий голос.
        Над Улстором висело мутное оранжевое солнце, а немного в стороне - крохотная зелёная луна. Редкие кривые деревьям чередовались сухим кустарником, красно-коричневая земля была заполнена плавными барханами и шатрами из шкур.
        «Орки низших миров… Я - орк!» - пронеслось в голове Улстора.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к