Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Ученый в средневековье. Том 6 Гиорги Квернадзе
        Ученый в средневековье #6 Лауреат нобелевской премии, и умнейший человек двадцать третьего века сидел и работал в своей лаборатории. Многие страны хотели заручиться его поддержкой, но Грегор всегда всем отказывал, ведь его знания и принципы не продавались за деньги, которых у него кстати тоже было немало. И вот однажды, какая-та организация решает избавиться от великого ученого. Пробравшись в лабораторию Грегора, убийца без раздумий застрелил выдающегося человека столетия. И тогда когда, ученый уже думал что с ним покончено он открывает глаза.
        Перед Грегором появляется совсем иной мир, в котором он переродился в одного из сыновей великого герцога. Какими будут его свершения, и что он сможет изменить в своей жизни имея знания двадцать третьего века?... .
        Ученый в средневековье Том-6
        Глава 407/Старая любовь
        Глава 407
        - Тссс. Не будем шуметь. Пойдём в другую комнату, - сказал Мер, взяв её тело на руки. Она в свою очередь не проявляла сопротивления.
        Всё что на ней было надето, так это ночнушка. Однако что-то такое не смущало её, ровно как и тот факт, что в таком виде она находилась на глазах у Императора. За прошедшее время отношения между Зеном и ней достигли такого уровня, когда такие формальности, как официальный тон и преклонение колена можно было оставить без внимания. Впрочем, её мысли были заняты совсем другим.
        То, что она сейчас видела, скорее принималось как сон, нежели действительность. Прошло пять лет, и даже та уверенность, которая была с ней с самого начала, начала потихоньку гаснуть. Всё же прошло довольно много времени с их последней встречи...
        Всё же время удивительная вещь. Оно лечит, оно же калечит и оно же меняет судьбы. И никогда наверняка не скажешь, какая участь может выпасть на долю человека.
        Сейчас, поставив её на пол и смотря ей в глаза, Рем сам не мог понять, что он чувствует перед ней. Это было нечто странное, как если бы две стихии столкнулись в поединке, а сам он находился в эпицентре сражения. Нет, это скорее была война с самим собой.
        Зен, ровно как и Виктор, молча наблюдали за развернувшейся сценой. По-хорошему стоило бы уйти и оставить парочку наедине, однако оба понимали - эти двое не обращали на них никакого внимания, будучи погруженные в собственные мысли.
        В один из моментов их взгляды пересеклись, и время, кажется, застыло на месте. Им не требовалось говорить, чтобы показать свои чувства и отношения друг к другу. Такой уровень общения можно смело назвать наивысшей точкой взаимопонимания.
        Для Стеллы появление возлюбленного было сродни возжжению пламени в затухшем мире. Всё, чем она занималась за прошедшее время, это тренировалась. Однако можно ли назвать все эти тренировки жизнью? Вряд ли. Существованием? Возможно. В конце концов это делалось не столько ради получения силы и благодарности учёному, сколько заделать дыру в сердце.
        Что до Рема... сложно сказать, сколько мук ему пришлось перенести до этого момента. Можно ли сказать, что он жил ради этого момента? Не забыл ли он те дни счастья вместе с ней? Пожалуй, ответа не знает даже он сам...
        - Прошло столько лет... как ты? - Тихо спросил он.
        - Рем... Рем, ради всего святого скажи что это не сон.
        - Нет, это не сон.
        - Рем...
        Между ними вновь нависло молчание. В конце концов, обоим было сложно поверить в то, что они стоят здесь и смотрят друг на друга.
        В конце концов, он взял её ладони в руки и поднёс их к своей груди. Тоненькие пальцы рук словно бы согревали холодное сердце, не знавшее тепла вот уже более пяти лет жизни. Он понимал, нет, видел эти глаза, этот взгляд, пропитанный любовью. Поэтому вновь окинув взглядом, бывший раб воспрял духом и сказал?
        - Скажи, поможешь ли ты разобраться мне в своих чувствах?
        Услышанные слова словно молотом ударили в сердце девушки, разрушив все её душевные переживания. Больше не было мыслей о том, любит он её или нет. Исчезла также сама мысль о том, осталось ли у него хоть какие-то чувства после стольких лет потерянной любви.
        Помолчав немного, она всё с той же любовью ответила:
        - Да. Помогу, - сказала она, после чего привстала на цыпочки и обняла его за шею.
        Запах русых волос ударил в нос, словно бы заставляя забыть обо всём на свете. Он работал как дурман, погружал в блаженство, заставляя секундой за секунду находиться в этом состоянии.
        - Спасибо... спасибо, что не забыла меня, - тихо пробормотал он, лаская её спину.
        - Спасибо тебе, что не забыл меня сквозь все эти пережитые страдания, - сказала она, просто наслаждаясь моментом.
        - Может нам уйти? - Тихо спросил Виктор.
        - Погоди немного. Такой момент, - ответил Зен.
        - Как думаешь, она любит его?
        - Любит.
        - А он её?
        - Тоже.
        - С чего бы это?
        - Да ты просто глянь на него. Он счастлив!
        - Хм. Наверное, - ответил он, пожав плечами.
        А парочка продолжала быть в обнимку, не замечая ничего вокруг. Ни Зена, ни Виктора, ни спящий в соседней комнате ведьм. Пожалуй сам факт того, что они не проснулись от разговора свидетельствовал о том, насколько Виктор их гонял. Что же, видимо в этот день им было суждено отдохнуть, чтобы потом перевыполнить норму тренировки.
        - Хоть бы этот момент длился вечно, - тихо прошептала она.
        - Да, - также тихо согласился он.
        Простояв в таком положении ещё немного, она снова задала вопрос:
        - И что теперь?
        - Не знаю. Кажется, я ничего не знаю в этом мире.
        Убрав подбородок с плеча, она откинула голову назад и посмотрела ему в лицо.
        - Внутри тебя мир, наполненный мучениями и разрушенными страданиями. Позволь мне открыть его.
        - Прости... я не могу.
        - Или не хочешь?
        - Не знаю...
        - Рем... ты изменился. Тебе нужно время.
        - Нет, не нужно. Иначе бы я не стоял здесь.
        - Ты запутался, и похоже не хочешь этого признавать. Хорошо, я понимаю твою решимость. Тогда скажи, помнишь ли ты те мгновения, когда мы были вместе?
        - Некоторые вещи невозможно забыть...
        - Тогда ответь, хочешь ли ты вернуть всё как было?
        - Нет, не хочу.
        Помолчав немного, не отрывая взгляда от её лица, он продолжил:
        - Я не хочу жить прошлым. Я не хочу жить будущим. Я желаю жить настоящим.
        - Разве тебе не важно прошлое или будущее?
        - Смотря в прошлое, мы оглядываемся назад. Смотря в будущее, мы всматриваемся в тьму. Лишь живя настоящим, можно быть живым. Увы, этой простой истине научил меня человек, которого я презирал всем телом и душой.
        - Тебе пришлось многое пережить. Прости, что пошла напролом.
        - Не надо извиняться. Ты всё правильно сказала. Я благодарен, правда. Но ты должна понимать, что мне сложно снять маску перед кем-то, даже если это ты. Я стал смотреть на мир иначе. Это же касается и любви. Может прозвучит банально, но ты не против, если мы начнём с нового листа?
        Взяв небольшую паузу, он продолжил мысль.
        - Сейчас для меня любовь это как книга. Моя старая любовь прошла, а вместе с ней и закончилась написанная нами книга. Так давай возьмёмся за перо и напишем ещё один роман со счастливым концом.
        Порой, что не выразишь чувствами и обычными словами, можно выразить сравнениями и романтикой. Рем, может не до конца, но осознал что чувствует, а потому действовал решительно. Всё же пять лет рабства научили его многому.
        - Хорошо. Я согласна! - Сказала она, поцеловав его прямо в губы.
        Глава 408/Северная Долина
        Глава 408
        Закончив разбираться в собственных чувствах, Рем попрощался со Стеллой и обещал вновь встретиться с ней, когда он вернется с конгресса.
        В свою очередь Зен размышлял над двумя вещами, помимо конгресса. Первое, что его волновало, или скорее больше интересовало - это встреча с герцогиней. Он понимал, что если ему вздумается подписать союз, он официально признает фракцию "Хранители леса" своими врагами. Впрочем, и идиоту было понятно, что стать партнёрами эти две стороны абсолютно не могли.
        В таком случае, возникала надобность участия в гражданской войне. Конечно прямое вмешательство человека в дела чужой расы было далеко не лучшей перспективой, однако в случае удачи, он мог получить силу, необходимую для будущей войны.
        Второе, что его волновало - это ситуация в Вавилоне, или вернее будет сказать творящийся хаос за его пределами. С тех пор, как пал генерал, Империя Ипонгрин стала пожирать саму себя.
        Дабы хоть как-то усмирить народ, поражение было скинуто на плечи покойного генерала Мюрей и императорскую семью. В дальнейшем случился переворот, благодаря которому вся власть была скинута с трона. Новую же возглавил министр обороны, будучи весьма популярным у простого народа.
        Однако в этой ситуации не стоит забывать о двух лицах, ждавших подходящего момента. Зен конечно знал о них - система шпионажа работала на славу. Как пример можно вспомнить "революционное открытие" огнестрельного оружия в стране. Тут стоит упомянуть, что и сам министр обороны не сидел без дела и пользуясь суматохой, пытался ликвидировать ненавистного врага.
        Зная о способностях обоих, он планировал использовать их в своих целях. Что до самого министра обороны - у него также был талант, однако его стиль правления не подходил Зену, а оставлять такого человека на своей должности было бы верхом абсурда.
        В данный момент оставалось лишь ждать. Ждать, пока уляжется вся эта ситуация с конгрессом. Безусловно, Зен понимал, что в случае правильной трактовки мыслей, он сможет получить союз, однако была одна проблема - он практически ничего не знал о самих Императорах. Ни их лица, ни сам характер. И тут проблема с информацией заключалось в другом - правители этих восьми стран были чрезвычайно скрытными лицами. Мало кто их видел в лицо, однако о споре могущества каждого не могло идти и речи.
        Однако такое развитие событий не могло не интриговать. Одно лишь появление Арчибальда обещало сделать конгресс несколько необычней. Но разве у каждого Императора нет своей маленькой тайны? Тогда, раскрыв их все, может получится весьма и весьма занимательная история.
        В любом случае, сейчас требовалось сесть на один из крейсеров и прямым рейсом двигаться в сторону северной долины, страны холода и мороза. Место обитания ледяных големов, чудищ и прочей нечисти. Место, в котором по слухам живут самые закаленные воины, не знающие пощады перед врагом. И всей этой страной, что одним лишь своим видом напоминает забвение, правит пожилая Императрица. Императрица, получившая славу за свою жестокость по отношению к врагам и предательству родных. Именно от её имени Зен и получил приглашение.
        Этим же днём, ровно в три часа дня вся кампания отправилась в путь. Учёный познакомился с герцогиней, произвёл на неё хорошее впечатление, однако обсуждение заключения союза было отложено на неопределенный срок, поскольку одна из сторон должна была провести переговоры с другой стороной.
        Конкретно корабли учёного плыли в сторону магического телепортационного круга, расположенного в воде, или верней сказать, на дне океана. Такие круги использовались кораблями для доставки особо ценных грузов, и сам факт того, что они в это время формально находились в воздухе, нисколько не мешал. Что до использования лунных камней, у Зена их было предостаточно.
        Телепортировавшись из одного места в друге, пейзаж сразу сменился с тёплых субтропиков в холодные арктические условия. Благо все приготовились к этому моменту и заранее надели тёплую одежду. Впрочем, даже она не слишком спасала от сорока градусного мороза.
        Рядом с телепортационным кругом располагался порт для кораблей. К счастью в этом месте вода была глубокая, и потому корабли Вавилона класса крейсер не сели на мель.
        В свою очередь стоит описать неожиданное появление работников порта, а также саму береговую охрану. Те уже давно свыклись с неожиданными появлениями судов, однако появление стальных гигантов их не на шутку взбудоражило. В конце концов ни один из них не мог до этого видеть корабль, сделанный из стали, а не дерева. К тому же сами размеры судов и их внушительный арсенал одним своим видом заставляли сердце уходить в пятки.
        Причалив корабли в порту, Зен, в сопровождении своей личной свиты, состоявшей из Арчибальда и Рема, сошёл на берег. На самом Императоре была одета тёплая меховая одежда, в то время как двое остальных были облачены в эльфийскую броню.
        Людей в порту удивляло не столько появление такой личности как Император, сколько боевое облачение его свиты. Вокруг этих двух персон витала таинственность, и даже в какой-то мере они внушали страх.
        Вот только если простые рабочие и рядовые солдаты боялись кораблей и свиту, страх офицеров исходил из-за присутствия Зена. В отличие от остальных, они быстро сообразили, что именно за этим человеком и скрывается вся власть.
        Под гнетущую атмосферу, все трое шли навстречу к офицеру береговой охраны, а также по совместительству адмиралу морских войск. Он, в отличие от остальных, пожалуй единственный, кто остановил свой взгляд на корабле, или говоря точнее, постарался оценить работу по достоинству. Впрочем, сейчас у него не было много времени любоваться кораблями, ведь первоочередной задачей являлось сопровождение Императора в его покои.
        - Господин, добро пожаловать в столицу Северной Долины, Алхену. Скажите, вы Господин Зен?
        - Да. Вы желаете видеть письмо?
        - С вашего позволения, - сказал он, забирая письмо и проверяя его подлинность.
        - Безусловно, подчерк Её Величества. Что же, Господин Зен, тогда позвольте проводить вас в ваши покои. Сани уже запряжены для вас и вашей свиты.
        - Хорошо, но не могли бы вы назвать причину, по которой в течение двадцати минут к нам не подплыл ни одна лодка или корабль, чтобы обсудить дипломатический вопрос? В конце концов именно нам пришлось проявить инициативу, и мне бы не хотелось, чтобы в будущем меня называли захватчиком ваших земель.
        Слова Императора словно острое лезвие ножа вонзилось в сердце адмирала. Да, причина, по которой они не отправили корабли на проверку, был шок. В свою очередь кораблям Вавилона следовало бы подождать, однако такая халатность со стороны Северной Долины могла быть сочтена за оскорбление, а потому адмирал не мог выставить весомый аргумент, чтобы хоть как-то оправдать свою ошибку. Зен же в этой ситуации показал высокомерие, и что он, будучи гостем страны, больше не потерпит подобного допущения.
        - Прошу прощения, Господин Зен. Это было небольшое недоразумение. Надеюсь столь мудрый человек не будет держать на нас обиду? - Льстиво спросил он.
        - Хорошо. Я понимаю. Будем считать, что вы прощены. Тогда давайте выдвигаться в путь.
        Глава 409/Императрица с характером
        Глава 409
        Путь на санях занял около нескольких часов. Вместо привычных собак были магические лоси, ничем не примечательные создания в этих краях. Их шкура могла переносить любой мороз, а в верности они не уступали домашним питомцам.
        Как еще один занимательный факт, шкуры и мясо этих самых лосей было главной фишкой северной долины. Люди использовали шкуры в качестве одежды и брони, а мясо благодаря низкой температуре могло не портится месяцами и при этом сохранять полезные качества.
        Добравшись до города, Зен невольно ощутил себя на месте скандинавских героев. Деревянные домишки, в которых горели восковые свечи и камин, торговцы чучел и рыбы, кузнецы, из чьих мастерских шло приятное тепло. Всё это больше походило на сказку, нежели реальность.
        Рема также захватила развернувшаяся картина. Она не сильно отличалась от того, что он видел в городах и деревнях, однако в этом месте словно бы какую-то роль играла магия. Быть может, этой самой магией был снег или сами жители, но точно сказать ни он, ни учёный не могли.
        Наблюдая за людьми, Зен сделал вывод, что жизнь в стране благоприятна. Жители столицы выглядели счастливыми, повсюду ходили патрули, и за всю дорогу ему на глаза не попался ни один нищий. Это смело можно было назвать хорошим результатом.
        Вскоре они добрались до дворца "Ледяной Королевы," как ещё было принято называть императрицу. Дворец своими размерами напоминал небольшой город, так что занятие одной-двух комнат не должно было стеснить покои Императрицы.
        Сам дворец был выполнен в стиле эрмитажа. Каждую комната, каждое помещение можно было смело называть шедевром, и никто бы не посмел упрекнуть кого-то во лжи.
        Зен также заметил, что императрица питает слабость к картинам. И правда, их было очень много. Даже слишком. Настолько, что дворец можно было спутать с какой-нибудь галереей или Лувром.
        Арчибальд в свою очередь отметил количество скрытых комнат и механизмов, скрывающихся во дворце. Также он отметил, что в некоторых местах на стенах есть специальные отверстия для наблюдения, скрытые иллюзорной магией. Впрочем, он также отметил, что сейчас за ними никто не следит.
        - Господин Зен, вот ваша комната, - сказал адмирал, открыв двери.
        - Благодарю.
        - Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик. Один из слуг или служанок обязательно отзовутся и обслужат вас по полной программе. Только есть одно "но."
        - Я слушаю.
        - Никакой интимной связи и насилия. Всё это собственность Императрицы, так что ей бы не хотелось, чтобы вы портили её имущество.
        - Ясно. Вы свободны. Дальше я сам.
        - Хорошо. Только позвольте перед уходом напомнить, что конгресс состоится завтра днём, ровно в два часа дня. Будет неприятно, если вы не явитесь без уважительной причины.
        - Мне всё ясно, не утруждайте себя объяснениями.
        - Тогда, с вашего позволения, я покину комнату, - сказал он, после чего вышел за дверь.
        Покои, предоставленные Императрицей, не шли в никакое сравнение даже с президентским люксом. Мебель, пол, стены, картины - казалось всё в этой комнате имело культурную ценность.
        Больше всего его заинтересовала фреска, нарисованная на одной из стен. Эта была история о народе Северной Долины, о всех пережитых мучениях, о рабстве и свободе.
        Рем также обратил на неё свой взор, однако ничем особым она его не зацепила. Как он сам выразился, он не видит в ней души. Для него это не больше чем просто история.
        И пока оба оценивали покои, сам Арчибальд принял вдумчивый вид. В конце концов, постояв так какое-то время, он подошёл к учёному и сказал:
        - Я схожу, проведаю Императрицу, если ты не против.
        - Погоди немного. С чего ты передумал?
        - Я несколько недооценил её навыки. Если можно так выразиться, то она позвала меня к себе.
        - Интересно волки пляшут. И что теперь?
        - Если не вернусь, передай Эвелине что я её люблю.
        - Не думаю, что всё настолько плохо. В конце концов, она взрослая женщина с твоих слов, и должна всё понимать.
        - Ты явно недооцениваешь женщин и их талант таить в себе обиду. И зачем я подписался на всё это...
        - Да не надо так унывать. Бери пример с Рема. Человек через ад прошёл, и вон как держится. Даже ни разу не пожаловался. Так ведь, Рем?
        - А? - Откликнулся он с набитым ртом хлеба и оленины.
        - Ну с ним всё ясно. Иди уже, я всё-таки не твой Император. И постарайся не умереть раньше времени.
        - Постараюсь, - сказал он, выходя за дверь.
        Поднявшись на три этажа, он сделал около сорока шагов по коридору, после чего по памяти нашёл Императорское ложе. На том месте, где должны были быть стражники, отсутствовал хоть кто-либо. Лишь слегка приоткрытая дверь наполняла коридор таинством, и как-бы приглашало его к себе.
        Недолго думая, он подошёл к двери, отворил её и слегка прикрыл за собой. Сразу же перед собой он увидел спиной стоящую Императрицу. Одетая в платье голубого пошива, с её головы свисали пряди полуседых волос, выдававших старость, ровно, как и морщинистые руки.
        Заметив присутствие гостя, она не спеша повернула голову в его сторону. На удивление, лицо идеально гармонировало с наступающим старчеством и утраченной молодостью. Самой же главной отличительной чертов были фиолетовые глаза, редкие даже для этого мира.
        - Эм... ну привет, Сингрет. Давно не виделись.
        - Давно... - тихо промолвила она голосом таинства, всматриваясь в открытое окно.
        - Уже двадцать пять лет, - продолжила она, после чего в комнату зашёл сквозняк, и грохотом закрыл дверь.
        - Холодновато как-то, - добавил эльф, вынимая из ножен, скрытых плащом, меч, выкованный из того же сплава, что и броня.
        - Да. Холодновато сегодня будет, - лишь сказала она, после чего помещение стало покрываться толстым слоем льда.
        Внезапно возле шеи Императрицы появились несколько магических сосулек, полетевших в эльфа. Тот отбил их несколькими взмахами меча, и подскочив в воздух, краем глаза заметил приближающийся силуэт. Поставив блок, его тело впечаталось в толстый слой льда, после чего в руках Сингрет появилось ледяное копьё, которым она немедленно же и воспользовалась.
        Прямой выпад, и морозное лезвие проходит в нескольких сантиметрах от лица. За мгновение до смерти успев выкарабкаться из ледяного ловушки, он достал револьвер и выстрелил из него несколько раз в Императрицу, но, как и ожидалось, Сингрет заблокировала атаку созданным барьером, после чего конечности её врага стали покрываться инеем, а вместе с ним и коченеть. Его движения уже не были такими резвыми как минутой раннее, однако это ещё не значило, что чаша весов упала в сторону Императрицы.
        Неожиданно тело Арчибальда загорелось багровым пламенем...
        Глава 410/Идиот...
        Глава 410
        Всё тело Арчибальда загорелось багровым пламенем, а вместе с ним растаял иней. Меч в руках загорелся кровавым огнём, и электрические змейки стали бегать по его лезвию. Встав в стойку, он в один миг оказался возле Императрица и нанёс рубящий удар в голову.
        Сингрет отскочила в сторону и сразу же создала ледяную стену, защитившись от прилетевшего огненного шара. Разлетевшиеся осколки на секунду заблокировали зрение, однако ей это не помешало создать ледяную тюрьму и придавить плитами эльфа.
        Не имея возможности сбежать, он выпустил поле жара, разрушившее стену и создавшее облако обжигающего пара. Правда Императрице подобная преграда не была помехой, и она, создав на своём теле ледяную броню и меч льда, сама перешла в наступление.
        На миг исчезнув из взгляда эльфа, а затем оказавшись вплотную возле него, она нанесла рассекающий удар в живот, создав вместе с ним магическую волну льда, создавшую рядом с собой множество маленьких кристалликов.
        Арчибальд подпрыгнул в воздух и создал дугу пламени, направленную на императрицу. Она в свою очередь выпустила стужу льда, охладившую пыл горячего эльфа. В ту же секунду придав ускорение телу магией воздуха, она сделала вид, что собирается нанести проникающий удар в живот, однако это оказалась обманка, на которую купился опытный взгляд эльфа. Вместо этого она прекратила поддерживать меч магией и зашла за спину, чтобы нанести мощнейший удар ногой. Арчибальд понял, что оказался в ловушке, а потому всё что он мог сделать, так это снизить повреждения. Таким образом, вместо спины удар пришёлся в правую руку.
        На удивление Императрицы, броня оказалась куда крепче, чем она предполагала. Вместо ожидаемого перелома, она лишь только помяла металл, и разве что причинила боль.
        За время оплошества Арчибальд успел перезарядить свой пятизарядный револьвер и выпустить ещё несколько молний в сторону Императрицы. Вот только все они были заблокированы магическим барьером. Тогда он в один прыжок оказался возле неё и собирался рукой нанести удар в лицо, она отпрыгнула назад. Дождавшись момента, когда она окажется в воздухе, он сразу же выпустил пять зарядов в её сторону. В ответ на это Императрица создала над собой поток воздуха, чтобы избежать атаки, но эльф только этого и ждал. В этот же миг выпустив язык пламени, в воздухе образовался самый что ни на есть огненный смерч, что миновав ледяную защиту, оставил на белоснежной коже Императрицы несколько ожогов.
        Посмотрев на полученную рану, она лишь высокомерно дёрнула головой и выпустила свою истинную ледяную ауру. Мороз в комнате по ощущениям увеличился в разы, а взгляд Императрицы теперь больше походил на хладнокровного маньяка, возжелавшего эльфийской крови.
        Создав возле себя несколько сфер, чем-то напоминавших ледяные зеркала. Все они были направлены на одну точку - Арчибальда. Тот, в свою очередь, стоял на месте и держал клинок таким образом, чтобы кончик лезвия был направлен на саму Императрицу.
        Внезапно пламя на мече исчезло, ровно как и бегавшие по мечу электрические змейки. На их месте стали загораться руны золотистого цвета, а вместе с ними наружу вылилась настоящая сила Арчибальда. Оба готовились к финальному аккорду сражения.
        В один миг все созданные Императрицей сферы засияли синим цветом, после чего вся мощь ледяных лучей соединилась в одно целое, чтобы нанести поражение Арчибальду.
        Со стороны эльфа же руны ещё ярче засияли золотистым цветом, после чего, беря своё начала из наконечника меча, вылетела молния такого же цвета. Два заклинания столкнулись друг с другом, словно бы не желая уступать победу. Приближаясь то к эльфу, то к Императрице, исход поединка был не ясен, пока... из-за накопленной магической энергии в одной точке не произошел взрыв, отбросивший обоих назад.
        Лёд исчез, а вместе с ним и убийственное намерение обоих. Находясь не в лучшем состоянии, их взгляды пересеклись между собой.
        Платье Императрицы превратилось в лохмотья и прикрывало лишь самые интимные зоны. Что до тела, принятый эликсир уже исцелял накопившиеся раны.
        Эльфу же досталось куда больше. Местами броня была прожжена насквозь,
        обнажая горелую плоть, а в шлеме отсутствовала одна из линз. Что до состояния, Арчибальд также принял эликсир.
        - А ты не растеряла хватку. Моё уважение, сударыня. Надеюсь ты несколько охладила свой пыл? А то видеть тебя в гневе, а то и ярости, крайне неприятно. Неприятно и больно! - Взяв паузу, добавил он в конце.
        Прислонившись к стене и подняв колено так, чтобы на него можно было положить руки, она ответила:
        - Думаешь я могу простить тебя? Я даже поражена, как у тебя хватило ума явиться сюда после совершенного? Решил красиво покончить самоубийством?
        - Ну зачем ты так? Я же извиниться пришёл, а ты с таким морозом меня встретила. И льдом...
        - Извиниться он пришёл... спустя двадцать пять лет? Мог бы хоть сейчас не лгать мне прямо в лицо, лицемерный ублюдок!
        - Мадмуазель, следите за языком. Где такое видано, чтобы Императрица так выражалась?
        - Уж на тебя я не поскуплюсь выражениями. Совершенный тобою подвиг заслуживает оваций.
        - Может сменишь тон? Ты как будто намеренно пытаешься увеличить мою вину. Тогда я напомню, что именно я помог тебе сесть на престол!
        Услышав это, она буквально впилась в него взглядом и сказала:
        - Тогда я напомню тебе, как ты сначала воспользовался мною, забрал мою невинность, а затем пропал восвояси.
        - Я оставил записку!
        - Записку? Арчибальд, не зли меня ещё больше, если не желаешь получить глыбой в лицо. Что это была за записка? Стих в один куплет, без рифмы, смысл в которого в том, что нам не суждено быть вместе?
        - Вообще-то я целый час писал этот стих! - Гордо поднял он указательный палец вверх.
        - Думаешь мне не плевать, сколько ты там писал. Чёртов лицемер. Воспользовался и бросил, словно бы я какая-то игрушка! И после этого заявился с "якобы" извинениями. Скажи, такой как ты заслуживает прощения?
        - Да.
        В ответ на такое заявление, она создала копьё и метнула его в нескольких сантиметрах от головы эльфа.
        - Намёк понятен?
        - И всё-таки у тебя кишка тонка меня убить. Если бы хотела, давно убила. Неужели у тебя остались ко мне какие-то эмоции?
        Помолчав немного, она ответила:
        - Не те, о которых ты говоришь. Считай это благодарностью за оказанную помощь.
        - Ну я не умер. Уже хорошо. Кстати, отличный барьер. Даже комната выдержала.
        - Не переводи тему.
        - Да ладно тебе, - ответил он, после чего взял секундную паузу и рассмеялся от души.
        - Чего смеешься?
        - Весело же.
        - Что тут весёлого?
        - Не знаю.
        - Идиот... хотя, наверное за это я и полюбила тебя...
        Глава 411/Конгресс
        Глава 411
        - И что теперь? - Спросил он, поднявшись на ноги и стряхнув мусор.
        - Даже не знаю.
        - Может будем считать, что вопрос урегулирован?
        - Хорошо. Вопрос закрыт, но даже не надейся, что ты прощён.
        - Это почему?
        - Мне тебе напомнить глыбой в лицо?
        - Ладно, ладно, зачем сразу угрожать. Я вообще ещё молодой, чтобы умирать!
        - Ты старше меня почти в два раза. Очнись, дедуля. У нас с тобой смерть маячит за горизонтом.
        - Неправда. Мы, эльфы, между прочим, долгожители в сравнении с вами.
        - Вот только даже по меркам долгожителей ты стар.
        Слова Императрицы попали в самую точку. Несмотря на то, что среднестатистический эльф жил вдвое, а порой и втрое обычного человека, самому Арчибальду было уже больше века. Если делать сравнение с людской жизнью, то ему могли бы дать прозвище "Ходячая могила."
        Впрочем, сам Арчибальд себя старым не считал. Для него старчество равнялось посиделкам на кресле-качалке, медленное попивание глинтвейна и присмотр за внуками с чувством выполненного долга. Однако ни одной из четырёх вещей у него не было. Так о каком старчестве могла идти речь?
        - Слушай, Сингрет, - сказал он после небольшой паузы, - а как у тебя дела с детьми?
        - Откуда такой интерес?
        - Да сама вот видишь, столько лет, а детей всё нет. Одна только ученица, хоть и талантливая, но это немного другое.
        - Ученица говоришь... ясно. Значит любишь её?
        - Как ты...
        - Арчибальд, старый кобелина, совсем склероз в голову ударил. Или ты забыл, что я тебя знаю как свои пять пальцев?
        - В такие моменты ты мне ещё больше напоминаешь старуху. Клянусь всеми божествами которых знаю, так только общаются пожилые люди.
        - Считаешь меня молодой?
        - А почему бы и нет? Женщина в этом возрасте только расцветает!
        - Бросай своё кокетство. В отличие от остальных Императоров большой восьмёрки, меня меньше всех остальных волнует возраст. Как видишь, я даже не пытаюсь его скрыть за тонной грима и макияжа.
        И правда, Императрицу меньше всего в жизни интересовали подобные вещи. Для неё поведение Императоров, пытавшихся скрыть свою старость и уродливость, выглядело не более чем показухой. В конце концов, сколько бы они не пытались изменить внешность, взгляд смерти с косой не поддавался обману.
        - Мне кажется, или твое высокомерие куда-то пропало? - Спросил он, заметив смену тона.
        - Думаешь есть какой-то смысл поддерживать высокомерие в разговоре с тобой?
        - Тогда что это было во время битвы?
        - Иногда придать красок сцене не бывает лишним.
        - Ну, в этом есть смысл. Наверное...
        Большинство Императоров и дворян с рождения становились высокомерными людьми, однако даже грех может приесться. Иногда просто как воздух необходим человек, в разговоре с которым можно отставить титулы и поговорить по душам.
        - Тебя всё ещё интересует вопрос с детьми?
        - Ну ты не ответила, а я не стал настаивать. Всё таки глыба в лицо это не так уж приятно.
        - Не делай из меня какого-то там монстра.
        - Монстра? Женщина, ты минуту назад метнула копьё в пяти сантиметрах от моей головы, а ещё немногим раннее, создала одно из мощнейших заклинаний девятого уровня. Посмотри на меня. И ты ещё будешь утверждать, что являешься хрупким и нежным созданием, нуждающимся в любви?
        - Будь добр, не преувеличивай события. Да и ты ничем не лучше. Вспомнить хотя бы, что ты сотворил с бедным маркизом и его подчиненным графом.
        - Ну, во-первых, они желали нам смерти, а во-вторых, я всего-то вырвал ногти, снял скальпель с головы, пока они были живы, переломал все кости, вылечил, повторил процесс несколько раз, а затем пустил на корм собакам. Что жестокого?
        - И ты ещё спрашиваешь...
        - Многие Императоры творили вещи куда хуже этой выходки. Да вспомнить предыдущего правителя этой страны - уродовал маленьких детей хирургическим путём и называл это произведением искусства.
        Предыдущий император Северной Долины имел весьма дурной характер. Имея силу, он нещадно убивал людей, не брезгал насилием над стариками и детьми, уродовал лица, закачивал живых наркотиками и наблюдал, как те корчились от боли и умоляюще просили дозу. И это лишь малая часть всех его
        выходок. В историю же он вошёл как самый жестокий из всех когда-то правивших Императоров Северной долины.
        - Да, и благодаря его пагубному поведению нам не составило труда завоевать признание народа. Пожалуй тут ему стоило бы выразить отдельное спасибо за то, что в голове у него было столько дури.
        - Зато вспомнить, как мы эту дурь с его головы выбивали. До сих пор считаю его одним из сильнейших оппонентов, с которыми мне доводилось сражаться. Да и попробуй забыть тут, когда я и ты, пока ещё герцогиня, бились бок о бок с этим дикарём, и с каким чувством победы ты вонзила в него свой меч.
        - Эх... ностальгия хорошая вещь. Навевает приятными воспоминаниями.
        - Если для тебя это приятное воспоминание... впрочем да, согласен.
        Помолчав немного, она спросила.
        - А что не покажешь лицо? Боишься, что я увижу твоё уродство и в страхе выпрыгну в окно?
        - Да просто тебе не понравится мой внешний вид.
        - Ничего, можешь снимать. А то разговаривать с тобой в шлеме не самая приятная затея, знаешь ли.
        - Чур глыбой не стрелять, - сказал он, снимая шлем и показывая своё уродство.
        Впрочем, реакция Императрицы его несколько удивила - вместо ошеломления она окатила его холодной струей воды.
        - Эй! Могла бы тёплой облить! Что сразу холодной?
        - А ты принюхайся. Ты из этого костюма вообще вылезал? От тебя несет даже хуже чем от навозной ямы.
        - Ну, с тех пор как одел, нет.
        - Ты когда ванну принимал?
        - Не помню.
        - Ничего не знаю, сейчас встаёшь и идёшь в мои купальни. Место знаешь.
        - Ну ещё бы не знаю. Мы же там с тобой...
        В ответ на такую речь в него полетел небольшой снежок в три метра высоту, ширину и толщину. Конечно от такой неожиданности он упал на пол, но практически сразу же поднялся на ноги и повернулся к Императрице.
        - Попробуешь повторить ещё раз, вместо пушистого снега будет лёд. Всё понятно?
        - Лучше некуда.
        - Тогда иди уже. Такой запашок занёс, одним проветриванием не обойтись, - сказала она ему в след, оставшись наедине с собственными мыслями.
        Сложно сказать или оценить, насколько полезна была встреча этих двоих. В каком-то плане все точки были поставлены на свои места, однако неприятный осадок всё же остался. Впрочем, оба остались вполне себе довольны текущими обстоятельствами.
        Где-то через час Арчибальд вернулся в ложе Императрицы, чтобы продолжить разговор, но на этот раз затрагивающий тему предстоящего конгресса и самого Императора Вавилона.
        Глава 412/Свет науки
        Глава 412
        Вот только когда Арчибальд вошёл внутрь, от взгляда Императрицы не мог ускользнуть один занимательный факт.
        - Ты когда успел броню то починить? Да и как вообще такое возможно?
        - А это, дорогая моя, называется "наука."
        - Ты за выражениями то следи, старый пень. Какая я тебе ещё дорогая? Может ещё сестрой назовёшь, кобель такой?
        - Уже и пошутить нельзя, блин. Но признай, тебе интересно, что за "наука" такая!
        - Думаешь если бы мне это не было интересно, стало бы я тебе задавать вопрос? Или тебе молния совсем мозги прожгла, раз говоришь столь очевидные факты?
        Арчибальд проигнорировал заявление бывшей возлюбленной и начал заливать про свою "науку."
        - Смотри и внемли. Эта броня, эти доспехи, это чудо всех чудес. Мало того, что они способны сдержать атаку мага девятого уровня, так ещё имеют возможность самовосстановления. Причём система работает таким образом, что она попросту восстанавливает свою прежнюю форму при помощи магии. Даже если ты вырвешь солидный кусок металла, через некоторое время он исчезнет в твоих руках и вернется к своим доспехам. Разве это не замечательно?
        Императрица внимательно выслушала его речь, проанализировала, сделала вывод и ответила:
        - Дай угадаю. Эта броня стоит как город или небольшое королевство. Я права?
        - Ну... э... - сказал он, почёсывая затылок.
        - Прям как дитя малое. Значит права. Однако насколько мне известно, такая броня есть по меньшей мере у человека. Человека Императора Вавилона. Не смотри на меня так, словно не знаешь о моей информативной сети. Это я к чему всё веду - получается, что ты отдал столь ценную вещь как подарок ради хорошего мнения о себе и своей фракции?
        - Угадала. И раз я её отдал, значит за его плечами стоит недюжинная сила.
        - Расскажешь о нём?
        Конечно Императрицу интересовала информация о Зене. Гораздо проще чувствовать себя уверенней, когда знаешь, что можно ожидать от друга или врага. Другое дело непредсказуемость. Она пугает.
        - Говоря по правде, мне нечего о нём сказать, кроме того, что он мало похож на Императора. Я бы даже сказал, что это немного его. Ему бы наукой заниматься, нежели всеми этими политическими делами заниматься. Я бы назвал это бременем.
        - Это он тебе так лично сказал?
        - Нет. Это мне сказала его душа.
        - Что-то у меня нет уверенности в твоих словах. Всё же твои уши могут ошибаться.
        - Кто знает. Может да, а может и нет. Однако это не отменяет факта, что он совмещает приятное с полезным.
        - Ведет двойной образ жизни?
        - Ты как всегда права.
        - Ну, тогда больше вопросов у меня нет. Можешь идти.
        - Даже на чай не пригласишь?
        - Разве что на морозный коктейль, с привкусом кровавого льда.
        - Намёк ясен. Меня нет, - сказал он, задней походной выйдя за дверь.
        "Сколько лет мужчине, а совсем не меняется" - подумала она уже сама про себя, вызывая слуг и служанок для уборки комнаты.
        Сам Арчибальд получил долгожданное облегчение. Всё же эта история была бельмом на его глазу. Как незавершенное дело, которое обещало напомнить о себе в определенный момент. И насколько же прекрасно это чувство, когда оно наконец закончено. Впрочем, радоваться было рано. Впереди ждало еще немало испытаний...
        Вернувшись в апартаменты, его почти сразу же встретил Мер с назревающим вопросом.
        - Ну как поговорили? Она сильно сердилась?
        - Нет. Выпили кофе, чай... вспоминали о былом. Одним словом, весело провели время. А что у тебя?
        - Да что-то странное приключилось. Голод зверский напал. Уже по ощущениям весь склад провизии съел. Мне уже даже стало чудиться, что слуги, носящие мне еду, смотрят на меня недобрым взглядом. Зато разок промелькнувший повар прямо сиял.
        - Может это смена климата на тебя так повлияла? Желудок подумал, что настали голодные времена и решил откладывать жир?
        - Не знаю что там да как, вот только голод и сушняк во рту проходить не думают. Разделишь со мной трапезу?
        - Откажусь. А где Зен?
        - У себя. Говорит, пишет будущие реформы для Ипонгрина.
        - Ну тогда не будем ему мешать. Скоро Конгресс.
        - Угу. Так может составишь компанию?
        - Я лучше посплю.
        - Многое теряешь.
        Местная оленина это просто нечто.
        - Верю на слово, - улыбнулся он, прежде чем запер дверь и без сил упал в кровать.
        Время неумолимо шло вперед, и вот настал тот самый момент, когда должен был начаться конгресс. Можно смело утверждать, что предстоящее событие должно было стать одним из самых громких за последние несколько лет.
        Зен, Арчибальд и Рем уже давно морально приготовились стоять перед "большой публикой." Также учёный прекрасно понимал, что скорее всего ему придётся выступить с собственной речью. Вот только даже он не мог точно предположить, чем обернется само собрание, а потому на каждый возможный случай у него был свой план действий.
        Императрица так и не встретилась с Зеном, пусть и поселила его в своём дворце. Касательно других Императоров, все до единого предпочли ночевать в своих кораблях или на открытом воздухе. Вот только как бы там ни было, всем до единого довелось увидеть флот учёного. Даже самые чёрствые правители не смогли скрыть своего любопытства, но на вопрос, кто же хозяин сей "Армады," каждый получил один и тот же ответ - флот "Молодого Господина." Кто же был этот молодой господин, им оставалось только догадываться.
        Сама встреча Императоров вовсе не проходила во дворце. Для этого было построено отдельное здание, ничем не примечательное с виду, однако обладавшее внушительной защитой внутри. В случае если посторонний человек возжелал бы пробраться внутрь, особенно во время собеседования, что практически невозможно, то в таком случае ему пришлось бы обойти не один десяток высокоуровневых ловушек, а также победить ледяного зверя.
        Сама конструкция выглядела как одноэтажное здание, однако внутри имелся вход в подземелья. Единственным человеком, кто мог на время отключить ловушки, была сама Императрица. Вот только для чего была создана такая защита, никому толком не было известно. Даже сам помысел о нападении сразу на восьми правителей великих империй больше походил на суицидальную операцию.
        Стоит также отметить, что подземелье имело пять уровней, и при чём вход на пятый уровень, где именно проводился конгресс, имелся с каждого этажа. Таким образом, Императрица и другие Императоры могли беспрепятственно миновать ловушки, чтобы как можно скорее решить государственные ловушки. Впрочем, всегда находились один или два императора, что хотели немного выпендриться и самостоятельно проходили всё подземелье, и причём не безуспешно.
        Лично самой Императрице на такое поведение было плевать - в конце концов ловушки вновь и вновь восстанавливали свой функционал.
        Сегодняшнее же собрание обещало быть особенным. Возможно даже самым грандиозным за всё время, которое существуют восемь великих империй. А всё потому, что на нём должен был присутствовать он, Зен Астель, свет науки...
        Глава 413/Шарль Балтимор
        Глава 413
        Семь Императоров уже заняли свои места, однако их несколько волновало отсутствие восьмого, а именно Сингрет, Императрицы Северной Долины. Она открыла им проход, однако сама по её же словам отлучилась на минутку. Эта же минутка продолжалась уже около часа. Впрочем, что для таких могущественных личностей, как они, мог значить час?
        Тут стоит отметить, что стол, за которым проходило собрание, имел круглую форму и обладал достаточными размерами, чтобы позади правителей беспрепятственно могли стоять их слуги, военные советники или кто бы там ни был в количестве двух людей. Однако всё же большинство Императоров пришли без свиты.
        На долгожданное появление Императрицы отозвался лишь один человек, пожалуй больше всех отличавшийся как внешностью, так и своим характером. Это был высокий темнокожий мужчина лет пятидесяти, Император из страны Южных Земель, с выпирающей мускулатурой и начисто сбритой головой. Из одежды на нём была лишь какая-то ткань, небрежно скрывающее мужское достоинство.
        Позади него стояло два человека - первый такой же высокий, как сам Император, но в отличие от него, облачен он был в золотые доспехи, а сам шлем повторял контуры головы волка. Будучи легатом, именно он вёл войска в бой, чем и получил свою славу во время гражданской войны.
        Вторым был человек чуть более смуглый, чем сам Император. На первый взгляд тощий и носящий очки, он создавал подобие образа мудреца, что, в принципе, было недалеко до истинны, ведь по факту именно он являлся левой рукой Императора, министром ведения внутренних дел Империи Южных Земель.
        Южные земли в целом мало чем отличались от Северной долины - это и была причиной того, почему обе страны не имели полноценного названия. Всё дело было в обширных пустынных землях. Только если со стороны Северной Долины это был сплошной лёд, метель и ничего более, то в Южных Землях царствовали песок и песчаные бури. По сути именно эти два климата и закаляли оба народа, делая их воинов одними из сильнейших на континенте.
        Итак, вдохнув в лёгкие побольше воздуха, он высказал всё не столько бестактно, как прямолинейно:
        - Эй, старая карга. Говоришь отойду на минутку, а пропадаешь на час. Как понимать твоё поведение?
        - Мой Господин, солнца ради, прекратите говорить в такой манере Вы Император! Что о вас подумают другие? - Поспешил исправить накаляющуюся ситуацию его министр, будучи привыкший к такому поведению своего Императора.
        Легат в свою очередь только хмыкнул, более не издав ни звука.
        - Вы только гляньте кто открыл рот. Смуглая обезьянка, мог бы хоть в кои да веки прислушаться к словам своего министра. Себя же выставляешь на посмешище, - ответила она не как Император, но как человек, пытающийся проучить хулигана.
        На такую провокацию Император Южных земель сначала немного помолчал, а затем, под взгляды всех семи Императоров, рассмеялся.
        - Посмешищем? Что же, то же самое хочу сказать о вас. Можете называть меня как угодно, однако моё отношения к вам от этого не изменится. Вы придерживаетесь старых правил, я же сторонник нового. Сидя перед друг другом, на каждом из вас надета маска. Маска лжи и лицемерия. Смотрите друг другу в глаза и как ни в чём бывало врёте. И знаете что самое отвратительное? Вы сами знаете об этой грязи, но ничего не делаете. Не хотите меняться. Я повторял, повторяю и буду повторять это из раза в раз, потому что я недоволен вами.
        Министр внутренних дел только положил руку на лоб, в то время как Легат удовлетворительно кивнул, соглашаясь с мнением Его Величества.
        - Смуглый пёс, повторяющий всё это из раза в раз. Скажи, возымели ли твои слова хоть какой-то эффект на нас? Или что ты сделал для того, чтобы быть довольным?
        Выслушав ответ от Императрицы, он помотал головой и ответил:
        - Возымели эффект? Нет, определенно нет. Я не хочу и не желаю кому-то насильно втискивать свои мысли. Не мне менять вас - это вы должны измениться, если только того хотите. Всё, на что способен мой язык - это выражение собственных мыслей. Прислушиваться к ним или нет - уже ваше право. Иными словами, выбор за вами. Вы можете продолжать ходить в своих масках, а можете
        разбить их об землю и быть самими собой. Я знаю, вижу, что в глубине души каждый насмехается надо мной. Никому нет дела до моих слов. Вот только мне плевать. Я эгоист. Быть эгоистом гораздо лучше, чем Императором. Эгоист чувствует по-настоящему, Император нет. Император закрывает свои эмоции ото всех, несет одно лишь хладнокровие. Теряет человечность. Карга, я знаю, что среди этого молодняка только ты ближе всего понимаешь мои чувства.
        - И что ты хочешь этим сказать? - Спросила она, под молчаливые взгляды остальных.
        - Боюсь, я сам того не знаю. Впрочем, я неоднократно был свидетелем того, как за простое оскорбление словом развязывали войны и проливали кровь. Что же, надеюсь когда я умру, моё мировоззрение перейдёт к тебе.
        - И не надейся.
        - Посмотрим, - сказал он, давясь собственным же смехом, как вдруг неожиданно раздались чьи-то шаги и хлопки в ладошки.
        Медленно бредя по коридору, в зал зашёл молодой мужчина со свитой из двух человек. На обоих была надета специфичная броня, в то время впереди стоящий мужчина был надет к красные одеяния, символизировавших не столько кровавую натуру, сколько спокойствие.
        - Браво, Император Корнелий. Пусть с некоторыми вещами я не согласен, но ваша речь получилась на славу.
        Под ошалевшие взгляды остальных Императоров, Корнелий ответил:
        - А это должно быть так называемый "Молодой Господин." Раз так, смею предположить, что тебя пригласила местная королева льда. Я прав, маленький Император?
        - Правы. Но почему "Маленький?" Я похож на коротышку? - Немного удивленно и слегка раздраженно спросил учёный.
        - Молодой Господин, позвольте объяснить. Маленький не в плане роста. Маленький в плане возраста. В нашей культуре это можно считать знаком уважения, ведь чем раньше человек восходит на трон, тем больше он завоевал себе трофеев и славы.
        - Однако интересная у вас культура. И император интересный. Впрочем, сейчас не будем об этом. Судя по взглядам и молчанию остальных правителей, им интересная моя личность. Тогда, если вы не против, я предствалюсь, а также попрошу и вас представиться. Зен Астель, Император Вавилона.
        Продолжая сидеть в мертвецкой тишине, один из Императоров наконец подал голос.
        - Император Шарль Балтимор...
        Глава 414/Причина
        Глава 414
        Несмотря на заявление Корнелиуса про молодняк, Шарль Балтимор был его ровесником. Правда возрастом он казался старше своих лет. К его превеликому огорчению, ни макияж, ни даже волшебные эликсиры и целебные снадобья не могли восстановить былую красоту.
        Особенно он переживал за свои длинные волосы, давно утерявшие натуральный цвет. Ни морщины, ни сухая кожа или дряхлое тело не волновали его настолько, сколько беспокоила проблема с волосами.
        Сам учёный конечно знал, что этот человек с большей долей вероятности будет присутствовать на собрании, а также понимал, что в случае провала переговоров и утечки информации о деятельности Вавилона в не те руки, может закончится не очень хорошо.
        - Ну раз этот старый дрыщ представился, представлюсь и я. Хотя бы за хорошее представление. Корнелиус Корхонен, Император Южных Земель.
        Услышав словосочетание "старый дрыщ," вены Балтимора набухли, а позади появилось "небольшое" давление.
        - Корнелиус Корхонен, ты вроде говорил, что за слова развязывают войну. Как насчёт начать её прямо сейчас?
        - Если конечно у кое-кого кишка не тонка. Я то в одиночку способен разобраться с тобой и всей армией.
        - Мой господин, не надо, - попытался остановить его министр внутренних дел, однако попытка не увенчалась успехом. Что до Легата, он оставался неподвижен, подобно зрителю, следящего за развернувшейся сценой.
        - Корнелиус, ты видимо забыл, или как там было? Недооценишь врага своего, и он сделает тебе сюрприз.
        - Недооцениваю? Да я скорее переоцениваю тебя, такого дрыща. Чем ты там питаешься? Кедровыми орешками бальзамированными маслами?
        - Достаточно. Хватит вести себя как маленькие дети. Не приведи небеса народ увидит вас в таком свете. О каком уважении тогда может идти речь, если даже сейчас вы напоминаете мне двух шутов. Мне не то что стыдно, позорно сидеть с вами за одним столом. В каком свете вы выставляете властителей великих стран перед гостем, приглашенным Императрицей Северной Долины?
        Услышав последнее предложение, на этот раз пришло время самому учёному удивляться познаниям стоящего справа от него человека.
        - Защитник востока, Император Вэйдун, верно? - Спросил он, обращаясь к говорившему мужчине.
        Сам Император был одет в традиционную китайскую одежду красного цвета, правда имевшие небольшие отличия. Пусть само тело не просвечивалось сквозь одежду, однако ладони были в мазолях, из чего можно было сделать вывод, что этот человек недавно тренировался и не применил магию исцеления.
        Что до внешнего вида, он и правда всем напоминал типичного китайца, за исключением своего роста. Узкие глаза, немного худощавое лицо, короткие чёрные волосы, и на фоне всего этого рост в метр девяносто сантиметров.
        - Вы правы, молодой человек. Всё таки несколько неожиданно, однако приятно слышать от вас один из моих титулов, который нынче не употребляется среди моего народа.
        - Былые достижения не должны забываться, Император Вэйдун.
        Этот титул был получен Вэйдуном семь лет назад, ещё в те времена, когда он считался самым молодым генералом в истории своей страны. Защитник востока он получил благодаря грамотно выставленной обороне, а также благодаря личному участию в битве с монстрами, покинувших привычные себе территории из-за внезапно появившегося агрессора. В конце концов, одержав первую победу, он, во главе с предыдущим Императором и ещё несколькими соратниками отправились сражаться, чтобы подавить восстание чудовищ. В той битве Император погиб, и поскольку он не имел сыновей, в итоге было решено сделать Императором самого генерала. Чем было обосновано такое решение, увы, оставалось за завесой тайны. Впрочем, генерал пользовался популярностью у народа, так что проблем с этим не возникало.
        - Император Вэйдун, позвольте поинтересоваться - с чего вы взяли, что именно Императрица северной долины прислала мне письмо? Почему никто из других императоров?
        - Хороший вопрос, молодой Император. На то есть две причины. Одна из них - ни я, никто из нас не смог почувствовать твой приход. Единственное, что идёт на голову, так это артефакт Императрицы Северной Долины, которым ей
        удалось один раз застать нас врасплох. Что до второй - пусть она останется в тайне.
        - Тогда позвольте задать ещё один вопрос. Разве вас не удивило моё появление? Или вы заранее знали о моём приходе?
        - А вы умный человек. В иной раз я вряд ли бы стал отвечать на этот вопрос. Что до лжи - это низость для Императора. Тогда я отвечу правдой - можете верить, можете нет, но как выразился Корнелиус, на каждом из нас надета маска. Эта маска не выражает эмоций, лишь сухой рассчёт и действия. Впрочем, по вам видно, что вы носите такую же. И тут даже мне становится интересно - зачем вы задали такой вопрос? Что хотели узнать?
        - Благодарю, Император Вэйдун. Я узнал достаточно. А вот что узнал, с вашего позволения, я оставлю себе секретом. Вы же сочтете это за грубость?
        - Накормил своей же ягодой? Вот хитрая лиса, - усмехнулся Корнелиус.
        Зен окончательно убедился в причине того, почему его приход вызвал гораздо меньше удивления, чем он ожидал. Местные Императоры и правда отличались от своих младших братьев и сестер. В отличие от них, те умели не просто скрывать эмоции, но и высокомерие, отдавая предпочтение быть смотрителем. Ему даже стало интересно, как такие Императоры смогли завоевать свои места. Ведь если просто наблюдать и не действовать, вряд ли можно добиться какого эффекта. Или...
        Не успел Корнелиус закончить смеяться, как в дело вступил пятый участник собрания.
        - Хорошо. Раз никто из Императоров до сих пор не задал вопроса, тогда спрошу я. Что этот человек потерял на собрании? Я бы ещё раньше сказал, что у Королевы Льда на старости лет разыгрался маразм, если бы не два стоящих рядом с ним воина. Что ещё интересней, воин слева имеет ничтожную силу, однако такое скопление тёмной энергии в одном сосуде мне ещё не доводилось видеть. Как же интересно. Интересно, что ответит гость, скажет ли что-то воин слева и как поведет себя остальная тройка. Крайне любопытно.
        Говорил эту речь никто иной, как самый известный человек среди магов тёмного порядка, или говоря проще, заклинателей чёрной магии.
        Сам Император выглядел на 25-30 лет, имея при себе все стандарты красоты злодея. Чёрные волосы, чёрная одежда, даже само лицо, внешний вид и факторы играли образу на руку.
        Среди всех собравшихся, он считался наиболее противным Императором. Вот только в отличие от Корнелиуса, чьё отвращение шло от бессмысленных разговоров, такого отношения он заслужил поступками.
        Он не гнушался убивать людей и проводить над ними опыты. Хотя, как ходили слухи, по какой-то причине он проводил именно над теми, кто хоть раз насиловал детей. Вот только с виду благородный поступок омрачался тем, что в свои семнадцать он нашёл способ убить собственного учителя и скрыть его причастие к смерти практически до становления императора лишь ради фолианта знаний, коим обладал один только его мастер.
        После убийства учителя, на этом серия его убийств не прервалась. Следом последовали отец, мать, сестра и даже будущая жена. Затем, словно бы поглощённый жаждой знаний, он втайне начал отлавливать людей и проводить над ними в лаборатории своего покойного учителя.
        Затем, неожиданно его целью стал сам Император...
        Глава 415/Участники
        Глава 415
        Никто, даже самые приближенные люди нынешнего Императора не знали, чем именно ему насолил предыдущий Император. Вот только можно было ответственно заявить, что он одолел сильнейшего человека своей страны, пусть и в нечестной схватке.
        Нечестной её называли из-за того факта, что для победы он использовал жену Императора. Охмутав её, он сделал Императрицу своим союзником. Затем, воспользовавшись предоставленным шансом, он подговорил девушку на план убийства, взамен пообещал сделать её своей возлюбленной. Юное сознание Императрицы ёкнуло, и согласившись на план, она тайком помогла ему проникнуть во дворец. А дальше дело оставалось за малым.
        Пока бывший Император в купальнях наслаждался кампанией из нескольких наложниц, или верней сказать, занимался с ними любовью, тёмный маг ворвался внутрь и воспользовавшись слабостью врага в такой момент, одним заклинанием превратил тело правителя в прах.
        Затем, женившись на Императрице, он получил место на троне. Вот только что-то пошло вразрез его планам - отчего-то он не стал тихим образом избавлять от Императрицы, а вместо этого продолжил жить с ней как ни в чём не бывало, даже не слишком изменяя свой образ жизни. После этого слухи пошли один за другим - самые популярные утверждали, что Императора либо держит злая сила, либо он попросту полюбил "дурочку" Императрицу. Но слухи они на то и слухи, что должного подтверждения им нет.
        Одним словом, личность этого Императора, несмотря на всю неприязнь как от народа, так и от других Императоров, оставалось той ещё загадкой. Одни считали его злыднем, другие тайным добряком. Но как говорится, правда всегда кроется где-то в середине.
        - Мой Император, позволите задать мне вопрос этому господину? - Внезапно сквозь шлем обратился Мер к учёному. Конечно ему было ясно, с каким вопросом к нему хотел обратиться его генерал.
        - Спрашивай, если тебе угодно. Хотя, говоря по правде, не думаю, что Император Менс станет отвечать тебе.
        Услышав это, Император не мог проигнорировать заявление.
        - И с чего бы это мне не отвечать? Из-за титула? Мне плевать, будь он хоть простолюдином, хоть божеством. Все мы существа из кости да плоти. Титул и происхождение не имеют значения. Имеет значение только то, что представляет собой человек. Заслуживает ли он называться человеком? А вот это невозможно узнать, если хотя бы не познакомиться с человеком. Если тебе угодно, можешь не представляться, для меня это не столь важно. Куда важнее узнать, откуда у тебя всё это?
        - С похожим вопросом я хотел обратиться к вам, Господин Император. Не могли бы вы подсказать, о какой тёмной энергии идёт речь? Что это за энергия?
        Рем крайне интересовался этим вопросом не просто так - конечно, можно было слепо верить словам Менса, однако почему сам Виктор, будучи божеством среднего ранга, не разглядел эту самую энергию? Или почему не стал говорить? Пытался скрыть или уберечь его от опасности?
        - Ну, я смел предполагать, что ты ничего не будешь знать об этом. Да что уж говорить, я более чем уверен, что даже половина из присутствующих не понимает, о чём идёт речь. Конечно, ведь речь идёт о тёмной магии, или магии тьмы, как её любят называть простолюдины. Если опускать подробности и как можно меньше искажать тезисы, тёмная энергия, о которой идёт речь, это что-то вроде скопления негативных эмоций. Вот только эти скопления появляются лишь в тот момент, когда страдает не физически, а душевно.
        - Не стоит так удивляться, что о таком мало кто знает. Я бы сказал, что знают почти что единицы. А всё дело в условности. А вот что за условность, это, как говорил твой Император, пусть останется за кулисами. Если вдруг появится желание стать моим учеником, ты только скажи. Не удивляйся, но с таким негативом ты идеально подходишь на роль тёмного мага. Если пойдёшь в отказ, я не стану обижаться. Всё таки ты находишься в услужении у своего Императора.
        От такого резкого количества слов, не то что у Рема, даже у Зена с Арчибальдом заболела голова. Нет, конечно оба привыкли слушать длинные дискуссии на разные темы, однако в разговоре Менса, или верней он сам, было что-то
        странное. Мало того, что он быстро говорил, вплоть до того, что тараторил без умолка, так ещё словно вампир выкачивал энергию. Конечно, другое сравнение вряд ли сюда подошло, ведь все трое, да и не только чувствовали себя морально истощенными.
        Однако было в Менсе что-то близкое Рему. Пусть его предложение о принятие в ученики больше выглядела как шутка или попытка оскорбить Императора, завлекая на глазах учёнго его же подчиненного на свою сторону, Рем понимал, что этим он хотел сказать что-то другое. Вот только что именно, даже ему было сложно понять.
        - Простите, Господин. Пусть ваше предложение заманчиво звучит, но оно не по мне. Я многого натерпелся, чтобы сделать для себя выбор, какую жизнь собираюсь прожить. Спасибо, но всё же нет.
        - Другого ответа я и не ожидал услышать. Впрочем, если когда-нибудь у тебя найдётся свободна минутка, заходи ко мне в гости. Мы с женой примем тебя как достойного гостя.
        В это время в разговор подключился шестой участник собрания, самый молодой из присутствующих.
        - Я не ослышался, или этот скверный человек пригласил кого-то к себе в гости? Сколько его помню, ни одного доброго слова не услышал ни в чьей адрес. А тут тебе такой сюрприз. Однако весело, Господа.
        В отличие от всех присутствующих, его внешность меньше всего выделялась из массы. Или верней будет сказать, что он ничем не отличался на фоне простых Императоров, и из-за этой маленькой особенности, он и выделялся в составе большой восьмёрки.
        Рем про себя отметил, что его внешность крайне сильно похоже на ныне бывшего принца Зальзара, из Империи Ипонгрина. Ему однажды довелось видеть, и оттого он мог делать такие сравнения.
        Самое поведение молодого Императора по мнению Зена полностью соответствовала его возрасту. Это не было шутовством, однако ему внезапно захотелось привлечь к себе внимания. Скорее всего это было ввиду его обычной внешности, однако что-то ещё приковывало в его образе внимание. Вот только что это было, никто понять не мог.
        - Говоришь я скверный? Как наивно. В чужом глазу соринку видишь, в своём бревна не замечаешь.
        - И с чего бы это? Я, в отличие от тебя, активно приглашаю гостей в свой дом. Это же ты огородил себя от всего мира.
        - В этом твоя проблема. Ты приглашаешь всех подряд. Впрочем, не мне судить тебя.
        Как только Менс закончил говорить, голос подала седьмая участница конгресса.
        Глава 416/Любительница кораблей
        Глава 416
        Седьмая участница конгресса выглядела как миловидная блондинка двадцати лет, с длинными волосами, доходящими до ребер. Вот только внешность Императрицы была далеко обманчива, поскольку ей уже перевалило за тридцать семь.
        - Зен Астель, не могли бы вы ответить, не ваши ли суда стоят в порту столицы? Если да, то не могли бы вы также ответить, кто является хозяином этих морских гигантов? Мне бы очень хотелось поговорить с ним.
        Интерес Императрицы к кораблям был вызван по понятным причинам. В отличие от других Императоров, она лично видела корабли Вавилона, и лишь только одним взглядом могла с уверенностью сказать, какую мощь несла в себе эта стальная техника. Всё таки недаром её назвали "Владычицей морей," за свою любовь к кораблям и морским сражениям.
        - Императрица Аиша, что будет, если я скажу, что в данный момент вы непосредственно ведёте разговор с создателем и хозяином этих кораблей?
        - Я скажу, что мне несравненно повезло. Я вижу в них потенциал. Зен Астель, не могли бы вы назвать цену?
        - Цену? Какая наивность с вашей стороны. Прошу простить, но эти корабли не для продажи.
        Аиша продолжала сохранять спокойствие на лице, однако сквозь её тело просачивалась злоба. Было видно, насколько ей хотелось заполучить эти корабли, хотя бы один. Она даже притворилась, будто не слышала, что учёный назвал её наивной.
        Учёный в свою очередь повёл себя таким образом, чтобы показать остальным Императорам, на что способны его ораторские способности. И ведь правда, истинным чудом можно назвать факт того, когда никчёмный человек прямо в лицо дерзит Императрице, но та в свою очередь продолжает вести с ним любезную беседу. Это один из признаков того, как легко можно манипулировать людьми, когда им что-то нужно от тебя, даже если это сам Император или Императрица стран девятого ранга.
        - Зен Астель, вы должно быть меня неправильно поняли. Я не прошу чертежи кораблей. Мне только нужно несколько ваших кораблей, чтобы пополнить ими мой флот. Чего вы хотите? Денег? Ресурсов? Людей? Назовите цену, и я предоставлю это вам.
        Зен, взяв паузу, чтобы ещё больше нагнести атмосферу в комнату, продолжил:
        - Императрица Аиша, пожалуйста, не притворяйтесь глухой. Я ясно дал выразиться, что не хочу иметь с вами дел насчёт кораблей. Они собственность Империи Вавилона, и уверяю, если вы попытаетесь насилу отнять их у меня, случится непоправимое.
        В глубине души она скрипела зубами от злости, но в реальности продолжала носить маску умиротворения. Казалось, что её вовсе не задели слова Зена, даже несмотря на то, что звучали они как оскорбление.
        - Зен Астель, вы меня оскорбите, если решите, что я могу пойти на столь подлый поступок. Неужели вы правда считаете, что высокомерие Императора может пойти на этот шаг?
        Учёный посмотрел на неё лисьими глазами, а затем ответил:
        - Не сочтите дерзостью, вот только история знает множество подобных случаев. Помимо высокомерия, Императорами часто движет алчность, и кто знает, на что она способна.
        С этого момента, можно сказать, началась психологическая битва двух умов. Тот, кто первый сможет поставить врага в тупик, побеждает.
        - Иными словами, вы приравниваете меня к алчным Императорам?
        - Разве я говорил такое?
        - Но ваши мысли текут именно в этом русле.
        - Ну зачем коверкать мои слова? Я лишь сказал, что это возможно.
        - И тем самым подтвердили мысль того, что я алчный человек, посягающий на ваше имущество?
        Даже несмотря на многолетний контроль эмоций, в её голосе слышались нотки злости. Безумной злости...
        - И опять вы коверкаете мною сказанное. Думаю все находящие здесь свидетели, что я такого не говорил. Повторюсь, мною было только сказано, что это возможно. То что я говорю возможно, это ещё не значит, что я считаю вас такой, ибо мы живём в таком мире, где возможно всё. Как пример мы можем утверждать, что загробного мира не существует, однако доказать обратное мы не способны.
        - Мне кажется, ваши мысли ушли не в ту степь.
        - Не хочу вас злить, но тоже самое могу сказать о вас, Императрица Аиша. Вы будто бы намеренно пытаетесь поймать меня на слове.
        - С чего бы
        мне этого хотеть?
        - Вам бы стоило обратить своё внимание на тон, в котором вы говорите. Смотрите, не надорвите голос.
        Императрица Аиша только было хотеть излить на учёного накопившуюся ярость, как вдруг Император Южных Земель, Корнелиус Корхонен начал в голос смеяться.
        - Вот это я понимаю, посадил зазнайку на место. А я ведь ещё помню, как ты отказалась от моего предложения.
        Единственный человек, кто мог пробудить в Императрице даже ещё большую ярость, чем ту, которую она сейчас испытывала перед учёным, был Корнелиус Корхонен.
        - Предложения? Ты, тварь, ещё смеешь произносить это слово? Да как я, да ещё с тобой? Нет, это невозможно себе представить. Это как если бы я решила выйти за обезьяну!
        - Прошу прощения, но не могла бы ты не сравнивать меня с обезьяной? Это, знаешь ли, оскорбительно!
        - А делать мне предложение на глазах у всех это не оскорбительно? Да я скорее вышла бы за этого сквернослова, чем была бы с тобою!
        Тот, о котором пошла речь, лишь высокомерно хмыкнул и показал неприличный жест Императрице. Впрочем, в порыве гнева она даже не заметила его.
        Что до причины, по которой Император Южных земель так поступил, крылась в одном - ему понравился Зен, и он решил во что бы это ни стало сделать его своим союзником. Или если не союзником, то хотя бы быть с ним в хороших отношениях.
        Сам Зен воспринял помощь Императора благоприятно. Конечно он и сам мог выбраться из этой ситуации победителем, однако такой исход устраивал его даже больше. Если бы он выиграл в дискуссии, то скорее всего оставил неприятный след на памяти Императрицы. Вряд ли бы это стало играть большую роль в его дальнейших планах, однако всё же лучше, когда этого самого пятна нет.
        - Ты так говоришь, будто я тебе какой-то простолюдин. Прошу заметить, что тебе между прочим Император целой страны девятого ранга делал предложение в любви и сердце. Я даже обещал тебя сделать своей главной женой!
        В голове учёного мимолётно пронеслась мысль, что этот Император намеренно вставляет гвозди в крышку собственного гроба. Впрочем, улыбка на лице отображала всю его ребяческую натуру.
        - Как же мне осточертело слушать ваш бабский базар. Мы сегодня собираемся говорить по делу, или вы так и продолжите вести бессмысленные разговоры? Клянусь, если вы не начнёте вести себя серьёзно, я встану и немедленно покину конгресс. Из раза в раз одно и тоже. С какими идиотами мне приходится сидеть за одним столом, - начал ворчать восьмой участник конгресса.
        Глава 417/Разговор о демонах
        Глава 417
        Наконец подал голос и последний участник собрания. Восьмым был самый старый из всех собравшихся императоров человек, чей возраст варьировал между восьмым и девятым десятком лет. Сам же он больше напоминал сушенный фрукт, однако сидевшие здесь знали, что за прыткость скрывается в теле старика.
        - Старый пень, так что ты всё это время молчал, коль тебе разговор так был неприятен? - Спросил Корнелиус, получив неутешительный взгляд от своего советника и уже привычное хмыкание от легата.
        - Ещё раз назовёшь меня старым пнём, я тебе все кости переломаю.
        - Не уклоняйся от вопроса, иначе не только в моих глазах ты будешь мазохистом.
        - Убить тебя мало за такую дерзость. Сказать почему? Да потому что твой обезьяний гогот разбудил меня.
        Тут уже не только Корнелиус, но почти все присутствовавшие Император и не только округлили глаза. Каждый видел своими глазами, как на протяжении всего собрания старик как ни в чём бывало моргал. Тогда о каком сне могла идти речь?
        - Что как бараны уставились на пастуха? Ждёте, когда я воду в вино превращу или что?
        - Старый, в твоей речи мы чуем ложь. Ну и как ты мог спать с открытыми глазами? - Спросил самый молодой из Императоров.
        - Как? Очень просто. Взял и спал. Уснул под лепет этой чернокожей мартышки, так и проснулся от её же гогота. Какой идиот ему Императорский престол решил дать?
        - И не надейся оскорбить меня, старый врун!
        - Клянусь богами, я сейчас его язык в его же задницу засуну. Сил нет терпеть.
        - А ты попробуй. Потом не жалуйся, что я старым кости ломаю.
        Оба Императора начали выставлять свою силу напоказ, пока Императрица Северной долины не угомонила их одной фразой.
        - Достаточно. Мы сюда пришли обсуждать проблему с демоническим континентом, а не ссориться по пустякам.
        - Ну и что тогда на конгрессе потерял этот человек? - Спросил самый молодой Император у королевы холода.
        - Насколько мне известно, принадлежащая ему империя Вавилон имеет достаточно военной мощи, чтобы обладать статусом империи девятого ранга.
        Все притихли на секунду, после чего заговорил самый пожилой Император.
        - Погоди немного. Это не та Империя, что армию Ипонгрина разгромила?
        - Она.
        - Тогда скажите мне на милость - а какого чёрта ни один из вас не задал ему вопрос, каким таким хреном он в одной битве уничтожил всю армию, да ещё и без потерь?
        Молчание нависло над комнатой...
        - Идиоты. Меня окружают сплошные идиоты. И эти люди называются Императорами... человечество обречено.
        Даже учёный отметил про себя странным факт того, что ни один из Императоров не поинтересовался на эту тему, за исключением старца. Вот только несмотря на всю абсурдность ситуации, он чувствовал, что в этом есть какая-то логическая цепочка, которую даже его компьютерный мозг был не в состоянии вычислить.
        - Мне кажется или мы сегодня не покинем это место? Нет, я серьёзно, - говорил сквернослов, однако не получив ожидаемой реакции, продолжил.
        - Чёрт возьми, у вас вообще есть хоть какая-то заинтересованность в собрании? Сидя с вами, складывается впечатление, будто я на детском утреннике. Одна творит чёрти знает что, вторая взрывается по любому поводу, третий шутит без умолку, четвертый дрыхнет с открытыми глазами, пятый зазнаётся, шестой только и делает, что следит за волосами, а седьмой ни слова дельного сказал. И всем вам как будто плевать, что два брата каким-то чёртом пришли к примирению, после чего младший единолично воссел на трон. Да вы даже игнорируете тот факт, что они прекратили нам поставки ресурсов. Да ясен пень, что как только они реабилитируются, произойдёт война рас.
        Выводы Императора были сделаны не из воздуха. Исторически сложилось так, что демоны были расой, которые желали доминировать. Этим они сильно напоминали людей, однако в отличие от вторых, первые не скрывали свои инстинкты.
        До поры и времени все правители людского континента, да и не только людского, просто наблюдали за распадом некогда сильной расы. Численность демонов уменьшалась, уровень жития падал, и на всём этом они беспрепятственно наживались.
        Вот только что могло случиться такого, чтобы демонический континент практически оградил себя от мира? О творящихся внутри событиях уже давно не было ничего известно, поэтому оставалось строить догадки и предположения.
        Вот только единственный вывод, к которому приходил сквернословный император, это война. Он был более чем уверен, что демоны готовятся к войне. Вот только даже так, ему было ясно, что одних лишь своих сил будет мало. Да даже если так, он был уверен, что стоит одной из восьми империй хоть немного потерять могущество, как остальные её задавят и поглотят. Такова натура человечества, и он неоднократно убеждался в этом.
        - Спокойно. Можно подумать, нас тут резать собрались. То что демоны активировались ещё не признак паники. Паниковать будем, когда от нашего континента одни руины останутся. А до того момента будь добр сохранять спокойствие, - говорил Шарль Балтимор, поправляя свои волосы.
        - Увы, я не паникую. Я взбешен от вашего бездействия. Ладно на самом конгрессе вы не очень спешили обсуждать этот вопрос, но сколько вы тянули с самим его сбором? Я три раза рассылал письма, и ни от одного не получил ответа! Какого чёрта эта проблема должна заботить только меня одного?
        - Вот не надо мне тут этого. Я прочитал твоё письмо, вот только мало того, что почерк там словно курицей написан, так ещё и использован мат.
        - Это для того, чтобы показать всю серьезность ситуации. Я в эти письма всю душу вложил.
        - И именно поэтому ты написал, что я могу не приходить? - Встрял в разговор Корнелиус.
        - У меня ощущение, что именно из-за твоего присутствия у нас никогда не получается серьезно поговорить.
        В ответ на такое заявление Корнелиус скрючил лицо.
        - Вот только не надо взваливать всю ответственность на мои плечи.
        Зен наблюдал за всей этой ситуацией, и единственное, что ему шло на ум, это мысль того, насколько хорошо он понимал самого пожилого Императора. И правда, всё больше напоминало клоунаду, нежели серьезное собрание. Однако он не мог не отметить тот факт, что Корнелиус хорошо сумел снять маски с Императоров. Что-то даже ему подсказывало, что такими их сделал именно он.
        - Так! Поскольку я здесь самый старший, и видимо из всех вас самый умный, даже не предлагаю, а прямым языком говорю выйти на улицу и взять перерыв. Я больше не в силах терпеть ваш балаган. Все несогласные идут лесом! Понятно?
        Сказано это было в таком тоне, что у всех невольно сложилось ощущения, будто их отчитывал родитель. Может из-за этого, а может и нет, но все согласились передохнуть.
        Глава 418/Огонь!
        Глава 418
        Что немного странно, все Императоры, в том числе и сам Зен, отправились в сторону порта. Нет, с одной стороны было понятно, что некоторые Императоры прибыли на кораблях, но как же остальные? Какой им был резон? Для Зена это по-прежнему оставалось загадкой.
        Пусть на улице стояла метель, некоторые даже сквозь хлопья снега смогли узнать свою Императрицу, а потому реакция последовала незамедлительно - все до единого желали ей счастья, долгих лет жизни и всего наилучшего. Конечно ей прельщали слова, особенно когда она ехала рядом с другими Императорами. Как минимум, это говорило о хорошей репутации у народа, полученный за счёт достойного правления.
        Учёный же не спешил с выводами. Как это часто бывало, в столице уровень быта мог быть в разы лучше, нежели его сравнивать с другими городами. Однако одно он отметил точно - ему было очень холодно. В отличие от местных, которые давно привыкли к морозу, или тех же Императоров, обладавших силой, которая блокировала этот самый холод, он был простым человеком.
        Вернувшись в порт, он, как и другие, хотел разделиться и решить свои дела, однако внезапное появление генерала несколько изменила его планы.
        - Ваше Величество, осторожней. Морские чудища вновь пытаются напасть на город!
        - Опять? В этом же месяце нападали. Как же не вовремя. Их явно что-то потревожило. Ладно, вы знаете что делать. Готовьте галеоны, я помогу вам.
        - Если уж сама Императрица будет участвовать в сражении, нашим воинам будет нечего бояться, - оптимистично ответил полковник.
        - А почему это только флот Северной Долины будет выступать? Мои корабли также с превеликим удовольствием помогут в бою! - Добавил Корнелиус.
        - Я не могу пропустить сражение! - Вставила Аиша, предвкушая наслаждение от битвы.
        - Простите, я без кораблей. Если вам нужна моя помощь, то я могу использовать дальнобойные заклинания, - сказал Вэйдун, защитник востока.
        - Я тоже без корабля, однако не помешает мне драться с суши, - также добавил сквернословный правитель.
        Мой флот покажет свою мощь, - добавил самый младший Император.
        Остальные молчали, и лишь самый старый из них подумал:
        "Зачем они кичатся своими кораблями, когда перед их носами стоят стальные гиганты? Да каким идиотом нужно быть, чтобы не видеть в них силу? Хотя да, они же малолетние сосунки. Один Балтимор что-то воду мутит. Может тоже понял? Да и новый Император молодец. Молча, без слов отдал жест команде действовать. Эх, был бы он на моей стороне в мои молодые годы, поди этого собрания и не случилось бы. Говорил старой гвардии, что надо делать, а они... тьфу на них. Правда что, лучик надежды среди собравшихся идиотов."
        Внезапно для остальных крейсеры начали отдодить от причала. Императору не требовалось лично контролировать армаду, ведь за прошедшее время он дал достойное обучение команде, ровно такое, чтобы те могли исполнять свои обязанности.
        "Как же вовремя. Пусть у этих Императоров челюсть отпадет" - думал учёный, радуясь как дитя предоставленной возможности. В какой-то миг он даже подумал, что удача вновь повернулась к нему лицом.
        Императоры, увидев, что их опередили, также поспешно сели на свои корабли и дали приказ к отплытию. Что до монстров, они к этому моменту были почти у города.
        Представляли они из себя гигантских змей с голубой чешуей, плевавшихся кислотой и атаковавших своими мощными челюстями. Для фрегата они были страшней войны, ну а для корабля класса Галеон просто представляли опасность. Вот только какую угрозу они представляли для крейсеров? Скорее шуточную, ведь было всего несколько мест, которые могли быть прокусаны их острыми как лезвие зубами.
        Опередив всех на старте, капитаны суден встали тараном к чудовищам по бокам, остальные же боком.
        - Направить оружие на монстров! - Почти в унисон крикнули капитаны суден.
        Башни пушек были направлены в сторону движущихся монстров, чья скорость, говоря по правде, была не слишком быстрой даже для старинных кораблей. Должно быть это было вызвано реакцией на непонятных существ в море, однако это мало кого волновало, ведь за тем раздалось:
        - ОГОНЬ!
        Корабельные пушки одна
        за другой начали пускать 335-фунтовые бронебойные и 260-фунтовые фугасные снаряды. Выстрелы один за другим рвали в клочья чешую змеев, коих на данный момент было в изобилии.
        Один за другим падая на дно, чудовища хотели отступить, однако даже в таком случае снаряды продолжали попадать по ним. Более того, завидев это, оба корабля, что стояли к ним носом, отправились в погоню, ведя непрекращающийся огонь.
        Императоры с ошеломленными взглядами наблюдали за развернувшийся сценой. Эти взрывы, эти вопли морских чудищ, эта мощь... всё вместе завораживало разум. Им хотелось продолжения банкета, и все даже напрочь забыли о том, как хотели помочь, чтобы подтвердить свой статус. Что уж поделать, на фоне артиллерии их корабли казались никчёмными.
        Из всех присутствующих, именно Арчибальд меньше всего был поражен силой кораблей. Если бы на нём не было шлема, по его взгляду можно было бы прочесть, что меньшего он и не ждал от своего новоиспеченного коллеги.
        Монстры ревели, трепетали, а корабли не отставали. Мало того, что их скорость была высока сама по себе, так ещё благодаря использованию рун она была увеличена в несколько раз. Сбежать монстры не имели ни шанса, а снарядов была в избытке.
        - Это потрясающе. Я во что бы это ни стало заставлю продать мне эти корабли, - говорила вслух Аиша на своём корабле.
        - Вот это Император задал жару. Так держать, - также, как Аиша, выразился он в слух, находясь в окружении легата и советника.
        - Эта мощь... - сказала Вэйдун, стоя на краю причала.
        "Меньшего я и не ждала от тебя, Зен" - подумала Сингрет.
        - Этот малец, - тихо промолвил Балтимор.
        - А он неплох. Даже очень, - проговорил сквернословный Император.
        - Пфф. Какое хвастовство, - сказал самый молодой Император.
        "Молодец парень. Вызвав интерес к своей персоне. Если ему это не выйдет боком, я лично пожму ему руку" - усмехнулся про себя самый старый Император.
        Ну а Зен? А Зен просто наслаждался зрелищем, уже ощущая во рту вкус победы. Победы не над монстрами, но Императорами. Они практически оказались связаны его цепями, и выпускать их он точно не собирался.
        Ну а дальше? А дальше настал вечер, и кто где переночевав, все вновь собрались в одном месте и поехали обратно в секретную зону.
        Теперь их взгляды на Зена изменились в лучшую сторону. Он доказал, что обладает силой, а потому заслуживает находиться в их кампании. Это не могло не радовать, вот только...
        Как только они вернулись в помещение, они увидели... Хранителей?
        Глава 419/Хранители тоже в деле
        Глава 419
        Восемь хранителей стояли возле стульев Императоров, словно бы символизируя этим охрану империй девятого ранга.
        - Доброго утра, господа хранители. Рады видеть вас в добром здравии, - говорил от всех самый старый из собравшихся императоров.
        Разговаривая с самыми сильными существами континента, даже Императоры должны были сохранять учтивый тон.
        - Нам тоже приятно видеть, что с вами ничего не произошло. Надеюсь вы осознаёте, какую важность играет эта конференция? Впрочем, должны понимать, поскольку представитель Пиксис лично попросил нас присутствовать на ней. Надеюсь вы не против, что мы вышли из тени? - Порфей как всегда выступал главой хранителей.
        Он являлся связующим звеном между представителями и императорами девятого ранга.
        - Как мы можем быть против хорошей компании? Подождите секунду, сейчас вам принесут стулья, - сказала Сингрет, после чего создала ледяных големов, что спустя минуту принесли не менее царские сидения.
        - Так как продвигаются переговоры? Демонический континент сейчас представляет собой наивысшую угрозу для человечества. Если не начинать приготовления заранее, это может привести к пагубным последствиям. Думаю, ни один из нас этого не хочет.
        До перерыва Императоры, можно сказать дурачились, вот только с появлением хранителей атмосфера резко переменилась в другую сторону.
        - Говоря по правде, мы так толком и не обсудили назревающую проблему, - ответил Шарль Балтимор, поправляя волосы.
        На самом деле около половины Императоров подозревала, что часть хранителей скрывается в тенях стены во время их вчерашнего разговора, однако появление сразу восьмерых сильно удивило их.
        - Крайне удручающе с вашей стороны. Именно поэтому мы здесь. И раз такое дело, позвольте мне взять дело в руки и ввести вас в экскурс дела.
        Все Императоры молча кивнули, после чего Порфей продолжил.
        - На данный момент поставки со стороны демонов снизились почти на восемьдесят процентов. Также, насколько нам известно, нынешним Императором стал младший брат. Старший же принял титул генерала армии и полностью отказался от политики. Ко всему прочему, по так и не подтвержденным данным, дискриминация рас, длившаяся тысячелетиями, пришла в упадок. Всё это может значить одно - кто-то или что-то заставило их пойти на такое. И это нечто явно не будет желать нам добра.
        - Тогда почему бы не создать единый флот и нанести удар до того, пока они станут серьёзной угрозой? - Спросила Владычица Морей.
        Порфей посмотрел на неё, закрыл веки, и открыв их, устало ответил:
        - Я смотрю, Аиша, ты меня плохо слушала. Или должно быть не поняла. Ладно, постараюсь объяснить по другому. - Затем, взяв паузу, он продолжил. - По-твоему, какой силой и влиянием должно обладать это нечто, чтобы всё это сделать с целым континентом за столь короткие сроки?
        Императрица, осознав допустимую глупость, решила промолчать.
        - Рад что ты, да и судя по взглядам остальных, поняли уровень угрозы. Может кто-то хочет меня ещё о чём-то спросить?
        - Хорошо, Господин Порфей, - начал сквернословный Император, - ответьте на такой вопрос. А как нам быть, если даже вы неспособны разрешить ситуацию?
        Переведя взгляд на говорящего, в его глазах появился небольшой проблеск уважения, после чего он ответил:
        - Вот это уже хороший вопрос. Что же, ради его решения я и попросил Императрицу Северной долины от своего имени послать письмо Императору Вавилона. Можете считать, что я сошёл с ума, но текущую ситуацию способен решить только он.
        Все взгляды Императоров резко перевелись в сторону Зена. Этот парень уже третий раз вызвал удивление, но в этот раз ни один из них, за исключением самой Императрицы, не могли скрыть эмоции на лице.
        - Как приятно слышать настолько лестные слова с вашей стороны, - ответил Зен, слегка показав высокомерие.
        - Господин Зен, не могли бы вы соизволить выйти вперед и рассказать ваш план? Мы бы с радостью послушали вас, - ответил Порфей, проигнорировав маленькую выходку Императора.
        Учёный молча кивнул и двинулся в самый конец круглого стола, на место, где сидели Порфей и Императрица Северной
        долины. Затем, получив знак от рядом сидящего Порфея, он наигранно откашлялся и начал заготовленную речь:
        - Господа Императоры и Императрицы, прежде всего позвольте снова поприветствовать вас. Вы все меня уже знаете, так что представляться не буду. Если опустить подробности, то мне необходимы ресурсы ваших земель, или верней будет сказать, я требую от вас ваших магов. Неважно какого ранга, все они должны перейти под мою юрисдикцию.
        Императоры смотрели на Зена округленными глазами. Конечно это было сильным заявлением, вплоть до того, что оно было равносильно словам - дайте мне вашу армию, а сами оставайтесь без защиты.
        - Император Зен, можно вопрос? - Спросил Император Вэйдун.
        - Задавайте, я не против.
        - А как же наша защита? Мы сохраняем свой статус Империй девятого ранга лишь благодаря магам. Без них мы будем уязвимы для других Империй. Это будет проблематично, если они узнают об этом.
        - Ох, за это можете не волноваться. Я же не говорил, что забираю ваших магов у вас.
        Императоры переглянулись между собой, напрочь потеряв логическую цепочку в действиях Императора.
        - Тогда что насчёт перевода под вашу юрисдикцию? Разве это не значит, что вы хотите присвоить наши силы себе? - Недовольно спросил Шарль Балтимор, едва сдерживая эмоции лишь из-за присутствия хранителей.
        - Мне нет необходимости держать всех ваших магов в моей стране. Верней, нет необходимости во всех. Такая перемена не сможет пройти незаметно. Мне всего лишь нужно, чтобы они помогали мне в создании оружия против демонов.
        - Удаленно? Как такое возможно? - Спросил самый старый Император.
        - Возможно. Мне всего лишь нужно, чтобы ваши страны наладили производство необходимых мне деталей. В данный момент у меня целая гора проектов, и все они требуют обширного количества ресурсов, или верней сказать, людей. Пожалуй эта проблема стоит на первом месте среди всего того, чего мне не хватает для реализации своих планов.
        Император говорил правду. Пусть в Вавилоне было приличное количество простолюдинов, их число по-прежнему недоставало для достижения максимального эффекта для работы. В свою очередь один маг высокого ранга мог заменить с собой сотню, а то и тысячу человек. Таких как они не стоило сбивать со счетов.
        - А они согласятся? - Вопросил сквернословный Император.
        - Если хотят жить, им придётся согласиться. Также я надеюсь положиться на вас в этом нелегком вопросе, ибо прекрасно знаю, насколько горделивы бывают такие существа.
        Над комнатой нависло неловкое молчание, прерванное Корнелиусом.
        - Молодой Император вроде говорил про первое? Не значит ли это, что есть и второе?
        Зен кинул свой взгляд на темнокожего мужчину, отметив его про себя, после чего ответил:
        - Лунные камни.
        Глава 420/Зачем вам это?
        Глава 420
        - Лунные камни? Позвольте поинтересоваться, с какой собственно целью вам понадобился данный ресурс? - Спросил Шарль Балтимор.
        - Для экспериментов. Любое оружие, перед тем как его создают, должно пройти множество тестов. Главным же ингредиентом блюда является сей материал, и в ближайшее время мне потребуются его горы.
        Зен прикинул в голове, сколько магических камней ему потребуется для создания военной мощи, и цифра без проблем могла ошеломить любого. К тому же не стоит забывать про Арчибальда с его проектом создания стрелкового оружия. В конце концов, лунные камни содержат в себе ограниченное количество энергии и могут иссякнуть в самый неподходящий момент. Также благодаря этому, он произвёл куда больший эффект на Императоров.
        - Звучит интересно. А что за оружие собирается приготовить для нас Император Зен? Это нечто такое же продвинутое, как ваши корабли? - Спросила Императрица Аиша, сменив ранний гнев на интерес.
        - Любопытный вопрос, на который я не могу дать ответа. Или верней будет сказать, если я вдамся в объяснения, вы всё равно ничего не поймёте, а я потеряю время.
        Все молча кивнули на данное заявление, ведь никто не смел опровергнуть ум учёного. Во-первых, его статус почитали даже хранители, а во-вторых, корабли Зена сами показали мощь технологий Вавилона.
        - Какой силой будет обладать оружие? - Спросил сквернословный Император интересующий всех вопрос.
        - Какой? - Ответил Император вопросом на вопрос, после чего выдал небольшой смешок безумца. - Какой говорите? С этой силой я буду способен разрушить весь демонический континент!
        - КОНТИНЕНТ?! - Воскликнули все до единого Императоры, ибо столь сильное заявление не мог выдвинуть никто.
        Сложно вообразить, какой силой должно обладать оружие, способное разрушить материк подобных размеров. Зен же с его знаниями технологий будущего знал как это сделать, однако понимал, что за этим могут пойти печальные последствия.
        Так какой смысл был в сказанных словах? Конечно же, чтобы вызвать эмоции на лицах Императоров и хранителей. Если же среди вторых ещё были смутные сомнения, первые даже не смели опровергать сказанное. В большинстве своём на это повлияла артиллерия крейсеров Вавилона, однако в сравнении с вышесказанным, подобная сила была сравнима с обычной петардой.
        - Император Зен, не подумайте, что я сомневаюсь в ваших способностях, но скажите честно, сколько примерно времени вам требуется на создание чего-то подобного и что для этого нужно? - Спросил самый старый Император, пораженный актёрской игрой и харизмой учёного.
        - Увы, со сроками всё не слишком ясно. Слишком много переменных, связанных с успехом. Однако благодаря вам, я более чем уверен в том, что успею создать оружие к началу войны.
        - Мы можем положиться на вас, Император Зен? - Спросил Зверь востока.
        - Вам остаётся положиться на меня, ведь иного выхода у вас нет.
        Атмосфера накалилась до предела. Учёный смог завоевать в глазах Императоров не просто доверие с уважением, но ещё и надежду. С прямым появлением хранителей все всерьёз стали задумываться о спасении своих голов, а потому такое поведение не было чем-то удивительным или выходящим из ряда вон.
        - Хорошо. Я предоставлю молодому Императору то, что он попросит. Спасение континента прямая обязанность таких Императоров как мы. Мне даже немного обидно, что в войне от меня вряд ли будет много пользы. Надеюсь этот светлый и немного безумный ум сможет сделать то, чего не могут сделать все собравшиеся, - говорил Корнелиус, ловя на себе взгляды Легата и министра экономики.
        - Если на то воля моего Императора, по отплытию из Северной Долины я немедленно приступлю к вопросу распределения лунных камней, - говорил министр экономики.
        - Приступай. Также не забудь постараться сделать так, чтобы все остальные меньше совали нос не в свои дела.
        - Да, мой Император.
        Остальные же по некой причине не спешили подавать голоса. Должно быть в их головах происходило взвешивание всего за и против, однако в конце концов осознав, что иного решения у них нет, ведь хранители стоят за учёным горой, им пришлось дать своё согласие.
        - Я протяну руку помощи, - сказала Сингрет, невольно кидая взгляд на Арчибальда.
        - Я тоже, - добавил Император Вэйдун.
        - Делать нечего, - ответил сквернословный Император.
        - Считайте я с вами, - ответил Шарль Балтимор.
        - Так тому и быть, - вставил своё самый молодой Император, отдавший предпочтение молчанию на нынешнем собрании.
        - Я в деле, - промолвила Владычица морей.
        - Всем телом и душой, - ответил престарелый Император.
        Иными словами, все выразили своё согласие по отношению дел к Вавилону. Сам же учёный уже рассчитал, как с большей выгодой использовать магов чужих империй и как лучше вложить лунные камни, когда прибудет первая партия. Главным образом, в её мыслях было сделать огнестрельное и не только оружие, использующее в качестве энергии лунные камни. Это могло послужить отличной альтернативой тем же лазерам из его мира, поскольку технология их создания была не только сложной, но и многозатратной.
        - Очень приятно, что вы всё решили и обсудили. Господин Зен, можете не волноваться. Мы хранители лично проследим, чтобы они выполнили свои обязательства. Вам же остаётся только сделать всё возможное для скорейшего создания антидота от болезни, под названием демонический континент. Вся надежда на вас. Не подведите нас, - говорил Порфей.
        - Не подведу. Вы же сами знаете, насколько мне важна победа.
        - Знаю, поэтому и надеюсь на вас. На этом думаю можно заканчивать, - сказал он, собираясь развернуться, однако внезапно сделал вид, будто что-то вспомнил.
        - Чуть не забыл. Продолжите дурачиться, я лично приду по ваши головы. Цирк, будьте добры, устраивать на улице. Маразматики, блин, - добавил он, после чего исчез вместе с семью хранителями, а за ними заговорила и Императрица северной долины.
        - Раз такое дело, тогда объявляю о завершении конгресса. Думаю никому не составит труда найти Вавилон на карте. Что делать вы также знаете. Господин Зен, также надеюсь, что вы поделитесь с нами чертежами, иначе я не вижу возможности помочь вам в нашем общем деле.
        - Императрица, за это можете не волноваться. Скоро мои курьеры лично доставят и даже объяснят то, что нужно делать, дабы не возникло лишних проблем.
        - Тогда хорошо.
        На этом моменте все Императоры начали прощаться и расходиться по домам, вот только перед уходом Арчибальд по непонятной учёному причине отклонился в сторону легата Императора Южных Земель.
        Ну а что до Рема, сквернословный Император дал ему монету причудливой формы, как личный знак его приближенного, дабы тот смог без проблем попасть к нему во дворец, если тому вдруг заблагорассудится посетить его страну.
        Глава 421/Захват
        Глава 421
        После Конгресса Зен вернулся на свой корабль и лёг на койку. Всё таки конгресс взял у него много сил, ровно как и актёрская игра. Всё что ему хотелось, это отдыхать, вот только как это часто бывает, ему не давала покоя какая-то мысль. Этой какой-то мыслью был факт того, что Арчибальд отошёл поговорить с легатом, однако зачем? Неужели он и с ним имеет связи? Тогда почему не с Императором? Почему Легат? Почему он?
        Вот только сколько бы Император не пытался выбить из него эту информацию, у того был на всё один ответ: позже расскажу, сейчас нам нужно заняться делом. Конечно это была отмазка, как повод отвести глаз от чего-то важного или интересного. Как рассудил учёный, вероятней всего полученная информация могла отвлечь его от текущих проблем, а потому он не хотел лишний раз его беспокоить.
        Что до Рема, он продолжал думать над предложением сквернословного Императора. Он просто не знал, что делать с полученной информацией. Что-то ему подсказывало, что тёмный маг не врал, а это могло значить лишь одно - в нём есть что-то особенное. Вот только как оказалось, плата за эту особенность была слишком высока... настолько, что он бы предпочёл не платить за неё.
        Что касательно герцогини, то она знакомилась с людской культурой. Знакомство же шло путём общения с членами экипажа корабля, которым на причале и делать было нечего. Для них также стало сюрпризом, что особа знатных кровей обладает таким карточным опытом, но затем вспомнив легенду о вице-адмирале, обыгравшего капитана береговой охраны, у всех до единого сложилось мнение, что все эльфы до единого просто обожают азартные игры.
        Ну а Эвелина... Эвелина как ни странно тренировала членов экипажа ближнему бою. Тем в свою очередь пусть и было больно, но хотелось продолжать учиться, ибо из эльфийки вышел очень хороший учитель. В какой-то момент она даже возгордилась собой, из-за чего задумалась и нечаянно выкинула матроса в море. Благо корабль был неподвижен, а у самого матроса крепкое сердце и стальные нервы.
        Телепортировавшись через пространственные ворота, учёный вовсе не собирался давать круг. Формально Ипонгрин подал капитуляцию в войне, что само собой значило прекращение военных действий и полное подчинение Вавилону. Те жалкие остатки двухсот тысяч солдат никак не смогли бы противостоять Империи, по силе не уступавшей империям девятого ранга.
        Совместные войска Рудии, Алгулы и Вавилона были введены на территорию Ипонгрина для подавления нарастающих митингов и бунта. Большинство тех, кто был взят в плен, получили свободу и теперь отстаивали свои права. В свою очередь нынешнему правителю Ипонгрина, министру обороны, не очень нравилась ситуация, однако даже несмотря на весь свой светлый ум, ничего поделать с ней он не мог. Однако благодаря ей же он смог подорвать авторитет министру экономики, посадив того в тюрьму и сделав его козлом отпущения. Вот только одной его крови было мало для утоления жажды кровожадного народа.
        Сам министр обороны тянул казнь лишь из-за одного человека - Кольберта. Он знал, что стоит ему что-то сделать с его другом, как тот сразу же откроет правду на всю деятельность не только него самого, но и более чем половины всех дворян, также причастных к тому, что министра обороны посадили в тюрьму.
        Так как так получилось, что министр экономики попал в лапы министра обороны? Всё просто. Объединившись с двором, он сначала сделал переворот во власти, практически расчленив всю Императорскую семью, а затем, воспользовавшись суматохой в городе, ворвался с солдатами в замок министра экономики, убив всю его охрану и взяв спящим. Вот только каково же было его удивление, когда он не нашёл документы и самого Кольберта. И тут назревал вопрос - а где скрывался сам Кольберт? Этого не знал даже сам его друг, дабы те не смогли выбить с него информацию.
        Вот так с виду малая проблема начала затягиваться на дни и недели. Министр обороны понимал, что если ему не удастся найти Кольберта и вся правда всплывёт наружу до прибытия основных сил Вавилона, ему придётся крайне худо. Императору будет невыгодно иметь в правителях такого человека, ведь рациональнее будет повесить его на виселице, на глазах у буйствующего народа. К тому же, сейчас все освобожденные пленники видят в Рудии, или верней сказать в объединенных силах Вавилона своего спасителя и небожителя. Даже одно их появление могло привести спокойствие в этих краях, вот только не утолить голод крови.
        Зен ещё не подозревал об исчезновении Кольберта и того факта, что министра обороны посадили в тюрьму. Конечно, откуда ему было знать, если всё это время его мысли были заняты конгрессом и решением проблем эльфов. На этом фоне нечто подобное казалось ничем важным, ведь всегда можно посадить своего человека на трон. Впрочем, почитался бы этот самый правитель самими Ипонгринцами, был под большим вопросом. Жажда мести способно на многое, так что поэтому было желательно сделать вассалом кого-то из самого Ипонгрина, кого-то, у кого могла быть чистая репутация.
        Таким кандидатом прекрасно мог стать министр экономики. За ним не наблюдалось никаких финансовых махинаций, однако благодаря клевете и общественным беспорядкам, никому до этого не было дела.
        Вот только в одном министр обороны был уверен точно - Кольберт не покидал границ столицы. Более того, что-то ему подсказывало, что сам он находится в изоляции от всего, поскольку происходящие во дворе драки и буянства не позволили бы ему беспрепятственно ходить по городу, особенно с учётом того, что за его голову была назначена щедрая награда. Однако как ему удаётся до сих пор скрываться, министру обороны ничего не приходило на ум, поскольку все варианты откидывались ещё на стадии зарождения.
        Он практически не верил, что у заместителя министра экономики мог быть покровитель. Знать бы точно не приняла его в эти неспокойные дни, да и ко всему прочему вся она была проверена. Среди простолюдинов также было мало вариантов, но и там стражи ходили и выискивали следы пропавшего.
        В том, что он жив также не было сомнений. Он чувствовал, как бьётся сердце этого мерзавца, человека, из-за которого он не может взять ситуацию в свои руки. В конце концов он даже не заметил, как помешался на убийстве Кольберта.
        Ну а учёный в это время, сидя в одной карете с Арчибальдом, как раз ехал в столицу Ипонгрина.
        Глава 422/Нет причин для волнения
        Глава 422
        После того, как вести о разгромном поражении Мюрея дошли до Ипонгрина, в столице начались массовые волнения среди аристократов. Пока что для простого народа всё это был всего лишь слух, однако рано или поздно правда должна была всплыть наружу, и вот тогда...
        Текущее событие выглядело как упреждающий удар в правлении Ипонгрина. Весь тот успех, все завоеванные территории теперь могли сыграть против них самих. Им достался кусок, который они не смогли проглотить, за что и поплатились своими зубами.
        Поэтому было предпринято решение о едином сборе большинства аристократов и чиновников столицы. Кроме того, там также должны были присутствовать министры Ипонгрина и принц Зальзар, выступавшего вместо Императора.
        Так почему сам Император не хотел, или верней сказать не мог присутствовать на таком собрании? В конце концов решалась судьба его страны. Всё просто - он был смертельно болен и уже одной ногой стоял в могиле. Ему было трудно встать с постели и даже говорить, так что уж говорить о присутствии на собрании?
        Что до остальной Императорской семьи, пусть её члены и имели титулы, однако формальной власти за ними не было. Принц Зальзар прибрал всё к своим рукам, но сам не подозревал, как им манипулировали за кулисами.
        Встреча аристократии должна была состояться в здании сената, подобно встрече пэров средневековой Англии. Вот только вместо душевного спокойствия на лицах каждого играла тревога. Общение было сведено к минимуму, когда обычно всё бывало как раз наоборот. Многие попросту не хотели затрагивать больную тему, как признак страха в их сердцах.
        Внутри атмосфера царила ещё тяжелее, чем снаружи. На лицах некоторых была надета маска спокойствия, однако большинство в открытую показывало страх. Страх лишиться всего нажитого и даже лишиться жизни. От таких как они больше не пахло благородством и высокомерием, скорее наоборот. Если бы их увидел какой простолюдин, то он отметил бы их ничтожность, ведь перед страхом врага они показали свою истинную личину.
        Иронично или нет, но сама аристократия была поделена на два лагеря - первая не желала сдавать позиции и предпочитала биться до последнего. Большая часть из них не блистала умом, а потому потерю почти всей армии они списывали на банальную случайность. Они даже не подозревали об своей наивности...
        Вторая же палата представляла собою тех, кто просто желал сдаться и уступить свои кресла, если того потребует новое правительство, или если выразиться другими словами, пойти на всё, лишь бы спасти свои никчёмные шкуры. Вот только как ни странно, такие люди были в меньшинстве. Почему? Видимо былое высокомерие ещё немного играло в тех, кто желал держаться за теплое место обеими руками.
        Если две палаты располагались на западной и восточной стороне, то сами министры и принц Зальзар сидели в северной части зала, как предмет высшей власти в Ипонгрине. Вот только была одна заметное примечание - место министра экономики пустовало. Причина, по которой он не пришёл, была понятна пожалуй лишь единицам, на что главный виновник такого поведения молча ухмылялся. Их всех собравшихся только у него хватало хладнокровия держать себя в руках и не впадать в панику.
        Что до Зальзара, как ни странно, он выглядел довольно уверенным, словно бы у него был какой-то план. Вот только его спокойствие не внушало умиротворения другим дворянам.
        - Мы обречены, - сказал какой-то маркиз, схватившись обеими руками за волосы и готовясь оторвать их в любой момент.
        - Нам нужно сражаться! Соберем армию. То поражение случайность! - Предлагал граф, хотя сам дрожал от страха.
        - Да! Это всё дурак Мюрей! Доверился своему рабу и попал в ловушку. Мы ещё можем всё исправить! - Твердил Барон, как все цепляясь за призрачную надежду на победу.
        - Точно! Это всё Мюрей и его подчиненный! Ничего! У нас есть рабы. У нас винтовки. Дадим их рабам и разгромим Рудию! - Воскликнул Герцог, стукнув кулаком об ладонь.
        Противоположная сторона, слушая всё это, лишь грустно усмехнулась.
        - Больные ублюдки... какие рабы? Какие винтовки? Мы обречены! За все наши грехи нам воздастся во стократ! - Сказал какой-то
        Виконт, едва сдерживая сопли и слёзы.
        - Винтовки... винтовки... винтовки... будь прокляты эти чёртовы винтовки! Всё от них! Не было бы их, не случилось бы всего этого! Это всё ваша вина! - Кричал герцог на всю палату, отрицая своё причастие к происходящему.
        - Конкорс... чёртово растение! Почему? Ну почему? - Бредила маркиза.
        Ситуация была крайне плачевная для обеих сторон. Первые в душе понимали, что шансов на победу у них не слишком много, в то время как вторые выглядели совсем отчаянно, ведь полагали, что с приходом новой власти их головы полетят с плеч.
        - Нам нужно сдаться! Подать капитуляцию! Стать вассалами. Другого выхода нет, за исключением одного - смерти. Ну? Кто желает смерти? - Кричал ещё один герцог.
        - Отказываюсь! Нам нужно сражаться! Они не пощадят наши жизни! Лишь боем мы можем спасти свои шкуры! А если нет, то я хоть умру с честью, - ответил смелый граф, хотя сами колени дрожали от наплывшего страха.
        - Чем сражаться, идиоты?! У нас нет ни людей, ни конкорса. Лишь дюжина винтовок, что сгодятся лишь для дубинок. Желаете идти на суицид? Идите, но я не с вами! - Говорил один из немногих Баронов, в чьих словах был смысл.
        - Не обзывайтесь! Трусы! Готовы предать родину в столь трудное для неё время! Позор! Позор вам, крысы помойные! - Плевался слюной какой-то дворянин, пока в дело не вступил сам принц Зальзар.
        Сначала он поднялся со стула, затем взглядом прошёлся по толпе, словно бы оценивая ситуацию. После, приняв свой самый серьёзный вид, он дал знак министру обороны выстрелить из мушкета, на звук который и откликнулась вся аристократия.
        - Спасибо за внимание. Очень приятно, что обе стороны высказали в лицо друг другу то, что думают по поводу текущей ситуации. Однако друзья, смею вас заверить, что для беспокойства нет причин, ведь у вашего будущего Императора есть грандиозный план.
        - План?
        - Какой план?
        - У принца есть план?
        - Мы можем быть спасены?
        - Откуда такая уверенность? Что за план?
        Вся аристократия начала перешептываться между собой, строя догадки, в один миг напрочь забыв о том, что еще несколькими днями раннее посмеивались над недалёким умом принца. Какая ирония, что теперь все их надежды были кинуты на одного лишь принца, словно бы тот был спасительным кругом в бушующем море.
        - Дорогие друзья. В последнее время нам пришлось пережить как стремительный взлёт, так и падение с вершины горы. Однако смею вас заверить, что всё не так удручающе, как выглядит на первый взгляд. Поэтому вот что я хочу вам предложить...
        Глава 423/Попытка спасти ситуацию
        Глава 423
        - Принц сейчас серьезно это сказал?
        - А почему бы и нет?
        - У нас есть альтернатива?
        - Но что подумает Император?
        - Император на смертном одре. Его мнения никто не спрашивает.
        - А как же они? Они ведь обречены на вечные мучения!
        - Они это сделают во благо всего Ипонгрина. Лишь так можно избежать учесть.
        Слушая разговоры дворян, принц не мог не улыбаться. Они практически согласились с его планом. Да, он был жесток со стороны человечности, однако того требовала политическая игра, ведь казалось, что иного выхода просто не существовало...
        - Господа дворяне, ответьте мне - вы согласны пойти на такую жертву? - Спросил он обе палаты.
        После недолго молчания, говорить от лица всех вызвался какой-то герцог.
        - Ваше Величество, мы то не против, но что до вас? Это ведь ваши сёстры, и вы практически готовы отдать их на растерзание этому старику. Вы даже не выдаете их замуж, а предлагаете отдать в качестве наложниц. Несомненно, это мудрое решение, но как же родствен... - не успел договорить герцог, поскольку был прерван самим принцем.
        - В текущем положении всем нам приходится чем-то жертвовать. К счастью, у нас прекрасная возможность подарить двух красавиц близняшек Его Императорскому Величеству. По вашему разве есть ещё какие-то способы, что смогли бы усмирить гнев Рудии? Они уже собираются вводить на захваченные нами территории свои войска.
        - Но разве две девушки заставят их прекратить военные действия? - Засомневался один из маркизов.
        - Не думаю, - честно ответил принц, вызвав новые волнения среди аристократов.
        Конечно, было бы странно, если бы какие-то две девушки, пусть близняшки и императорских кровей, остановили бы передвижение войск Рудии. Однако план Зальзара заключался не в этом. Всё что ему требовалось, так это задобрить падкого на слабый пол старика. Если всё пошло бы по его плану, он мог быть вассалом сильного государства. Конечно это не могло равнозначить быть правителем всего и вся, однако даже такое сохранение играло большую роль.
        - Погодите. Что значит не думаете? А как же мы?
        - Да! Вы же говорили, что уверены в своём плане. Тогда какую цель вы преследуете?
        - Какой смысл отдавать принцесс, если враг по-прежнему продолжит наступление?
        В адрес принца прилетело ещё очень много критики, поскольку все сильно взволнованы обстоятельствами. Они даже забыли, что это принц, и что обращение к нему требует большего этикета. Однако несмотря на это, принц держался стойко и ждал момента, когда все выговорятся, чтобы вставить свою лепту.
        - Господа, спокойно. Да, Император Рудии вряд ли прекратит наступление, однако давайте не забывать, что нам важно? Правильно, сохранение своих мест и жизней. Мы всего-то задобрим правителя тех земель и вернем себе прежнюю власть. В худшем случае он повесит на нас налог, в лучшем мы заключим союз по крови. Подумайте сами.
        И тут все дворяне без исключения пустились в раздумья. Каждый пытался представить себе выгоду от будущего союза, если конечно таковой состоялся бы. Впрочем, в том, что Император Рудии, Глорисс, примет дары, ни у кого сомнений не было.
        Каждый из них пытался рассудить, что произойдёт, когда между двумя странами наступит натянутое перемирие. Смогут ли они удержать свои позиции, или, хотя бы сохранить себе жизнь. Некоторые даже уже столь отчаялись, что считали жизнь простолюдина неплохим выходом из ситуации, но недавно сказанные слова принца вернули им былое высокомерие.
        - Хм... а ведь может сработать. Главное постараться проявить инициативу и быть лестным по отношению к Императору.
        - А ещё выставить принцесс в лучшем свете!
        - Не забывайте про щедрые дары!
        Одним словом, все начали обсуждать, как можно лучше преподнести Императору Рудии его подарок. Глядя на всё это, принц Зальзар не мог не гордиться собой. Его план приняли дворяне, а это уже многое значило для него. Вот только все эти разговоры были прерваны маркизом, до которого внезапно дошла одна простая истина, ускользнувшая от глаз остальных.
        - А как же протестующие? Не на всех пленниках есть рабская печать, да и среди простых селян найдётся немало воинов, способных поднять восстание. Будет проблематично подавить все эти митинги, особенно с нынешним числом армии.
        - Можно перебросить войска с границы в города. Это может помочь.
        - Не годится. Такой шаг ещё больше подвигнет их вершить хаос в городах. Пока им ничего ничего не известно о произошедшем, за исключением простых слухов. А что такое слух? Слух это пустые слова, не подкрепленные фактами. То есть пустышка. Да, определённо пустышка. Нам нечего опасаться.
        - Не согласен. Опасаться есть чего. Только не самих восстаний, а жалоб. Если завоеванные нами империи начнут жаловаться правителю Рудии, а также требовать свергнуть наше правление...
        В зале нависла немая тишина. Былой страх вернулся на лица аристократов, и кому-то срочно требовалось взять ситуацию в свои руки, иначе дворяне окончательно положил бы на себя крест. Как ни странно, опять же тем человеком, кто взял на себя такую ответственность, стал принц Зальзар.
        - Господа, вы зря переживаете. Думаете Императору будет резон убивать всех нас? Тогда кто будет править страной? Если даже он решит подарить земли своим дворянам, то они перекусают друг друга с надеждой получить кусок побольше да пожирнее. Я всё это веду к тому, что вы смотрите на ситуацию не так, как смотрю на неё я. Вы слишком впадчивы в депрессию, я же страдаю действительностью. Возьмите себя в руки и положитесь на меня. Обещаю, что ни одна голова аристократа не слетит с плеч, покуда моё тело, мои лёгкие могут впускать в себя воздух!
        В зале вновь повисло молчание, за которым послышалось одинокое рукоплескание. А за ним ещё одно, и ещё, и ещё, пока не дошло до того, что все аристократы аплодировали принцу за его речь. Для них было большое удивление, что этот никчёмный принц сумел вернуть им веру в лучшее будущее. Воистину, такой поступок тянул на подвиг.
        - Слава принцу Зальзару.
        - Слава Его Величеству.
        - Так держать, принц Зальзар.
        - Ваше Величество, мы с вами телом и душой.
        - Я буду готов стоять за принца до последнего!
        Подобных возгласов было много, в том числе и среди рядом сидящих министров, однако всего лишь один человек продолжал отмалчиваться. Им был никто иной как министр обороны. Он не мог не смотреть на ситуацию с ухмылкой, ведь ему было суждено подтасовать карты принца.
        "Кучка слабовольных балбесов. Хорошо хоть принц исполнил свою роль как надо. Что же, осталось совсем чуть-чуть до победного рывка, хе-хе-хе..."
        Глава 424/Глупость или спасение?
        Глава 424
        В тот день было принято решение отдать принцесс на попечение Глорисса, Императора Рудии. К сожалению девушек, да и самого Императора, среди простого народа он проплыл слухом как старый извращенец. Тому послужил ложный слух, пущенный одним из слуг, якобы Император пристаёт к служанкам и насилует маленьких девочек.
        К первой части слуха народ отнёсся нейтрально, поскольку каждый был уверен, что ни одна девушка не устояла бы от ласк Императора, ведь тот мог если не сделать наложницей, но щедро одарить богатствами. А вот второе сильно било по репутации, благо скоро удалось поймать виновника и казнить. Вот только статус похотливого Императора навсегда закрепился на его статусе.
        Сам Император первые несколько лет пытался избавиться от злополучного статуса, да в конце концов его самому настолько осточертела тема, что он просто лежал ничего не делать. Те, кто был с ним хоть немного знаком, конечно старались обходить эту стороной. Остальные же в качестве даров привозили ему прекрасных наложниц, которых он, естественно оставлял себе, а затем делал служанками. Иронично будет сказать, что после пошёл слух, что Император помешан на горничных...
        Творящиеся сейчас во дворце Императора Ипонгрина можно было описать не иначе как подготовка принцесс к предстоящему событию. Вот только как ни странно, внутри царила довольно спокойная атмосфера, за исключением комнаты одной из принцесс. Там же находилась и её сестра близняшка, что, в отличие от своей крови, не могла сдержать нахлынувшие эмоции. Она была умной девушкой и знала, на что будет готов пойти её брат, лишь бы удержать правление в своих руках.
        Обе сестры практически ничем не отличались между собой, за исключением цвета вопрос. Та, у которой волосы были черны как смоль, была Лия. Вторая была блондинкой, но звали её похоже - Лукия.
        Телами обе были одарены знатными, или как говорится, что ни на есть аристократическими. Обе невысокого роста, однако имеют стройное телосложение и второй размер груди и тонкие черты лица. Из одежды на них были надетые служанками голубое и зеленое платье с кружевами, сотканное из самых дорогих тканей, какие только мог достать Ипонгрин.
        - Сестра, что будем делать? Ты же понимаешь, что с нами будет, если мы попадём в руки к этому старому ублюдку? - Говорила Лукия, та, у которой были блондинистые волосы.
        - Успокойся. Делу воплями не поможешь. Я думаю, но пока что вариантов мало. Однако если этот старый извращенец захочет коснуться моего тела руками, я воткну ему ножницы в шею.
        - Ты такая бесстрашная. Почему я не могу быть такой как ты? Чёрт, как бы я хотела защитить нас обоих.
        - Не надо строить из меня идеал. Меня вполне устраивает видеть такой, какая ты есть. Мы близнецы, но у нас разные характеры. Не забывай об этом, как и про то, насколько сильно я тебя люблю.
        - И я тебя, Лия.
        - Тогда, если любишь, просто положись на меня. Я обязательно что-то придумаю.
        Девушки продолжали сидеть на кровати и мыслить о своём. Мысли первой были забиты сплошь страхом, в то время как вторая рассуждала, как вызволить себя и сестру из этой непростой ситуации, однако всё было куда хуже, чем можно было себе представить.
        - Лия, а что будет, если случится самое ужасное?
        - Ужасного не случится. Я не позволю этому случиться.
        - Ты не можешь это утверждать наверняка. Пожалуйста, ответь. Мне страшно думать...
        - Хорошо, коль ты так желаешь услышать ответ. Но знай, он может тебе не понравиться. Ты готова его получить?
        В ответ на это Луксия одобрительно кивнула.
        - Я убью нас обоих. К чёрту нашу страну и брата. Они сами знали на что шли, когда затевали эту войну. А теперь, когда уже нельзя ничего вернуть, они решили вовлечь в политику нас. Нет, они достойны своей участи, так пусть примут смерть достойно.
        - Сестра... - сказала она, уткнувшись в плечо Лии и пролив на платье несколько горьких слёз.
        - Не надо плакать, Луксия. До этого не дойдёт, обещаю. Обещаю... - нашёптывала она, поглаживая её длинные золотые волосы.
        Тем же временем шпионами Вавилона, или верней сказать, благодаря сети госпожи Бастет была собрана вся информация,
        касательно принцесс и планов принца. Помимо этого, также велось активное наблюдение за такими личностями, как принц Зальзар, его сёстрами, министрами обороны и экономики, а также их помощники. Все они были ключевыми фигурками в руках Зена, а потому он лично дал приказ следить за этими людьми.
        Единственный человек, который меньше всего волновал учёного, так это сам император Ипонгрина. Поскольку тот доживал свои годы, толку от него было как от престарелого мула. Да что уж говорить, если о нём забыл не только народ, но и сами дети. Лишь престарелая служанка ухаживала за ним, как знак уважения его былого величия.
        Информация, касаемая того, что происходило в столице, приходило к учёному с завидной скоростью. Ради этого дела нанимались магические звери, да и те менялись в пути, ровно как и посыльные, чтобы не тратить лишнего времени на отдых. Таким образом была организована максимальная скорость доставки докладов с пункта А в пункт Б.
        Когда же вести о предстоящем подарке дошла до Зена, он лишь усмехнулся своей догадке, и начал размышлять прямо перед своим слугой.
        - Какая наивность, принц Зальзар. Думаешь пожертвовав членами своей семьи, ты сможешь утолить голод тигра? Хотя, если верить прогнозам, министр обороны убьёт тебя даже раньше меня. А если верить его нехорошему прошлому, он маньяком похлеще многих будет. Ладно, вот мой указ. Отправляйся в Рудию от моего имени и передай это письмо Глориссу, тамошнему Императору. Только не смей открывать содержимое, даже если тебя попросят стражники.
        - Да, Ваше Величество. Я в сию же секунду отправлюсь в путь.
        - Не забудь ещё передать Императору, что я буду ждать ответа.
        - Как пожелает Ваше Величество, - поклонился он, после чего вышел за дверь.
        Через несколько дней гонец Вавилона добрался до столицы Рудии. Стоило ему лишь показать доказательство того, что он пришёл лично по указу Императора, все вопросы тут же отпадали. Даже с аудиенцией Императора не возникло проблем, поскольку гонец оказался практически сразу же, как Глориссу доложили о его прибытии. Вот только когда же Император получил письмо и открыл его, то был приятно удивлён.
        - Вот оно как. Интересно. Посол значит. Ну посмотрим, какую игру ты затеваешь.
        Глава 425 / Встреча с послом
        Глава 425
        Тем временем аристократы во главе с принцем решали, где лучше всего будет встретить посла, дабы тот мог как можно лучше оценить "товар." Мнения каждого уходили в разные стороны, однако наиболее популярные варианты были тронный зал и сад дворца. Оба места были хороши, однако отдать предпочтение одному было крайне сложно, особенно когда каждая деталь могла решить судьбу всей страны.
        Так почему аристократия так заботилось о том, где встретить посла Рудии? Всё просто, ведь именно этот человек должен был позаботиться о переговорах, а также рассказать Императору о том, что готов сделать ради мира Ипонгрин. В такой ситуации двух принцесс было необходимо выставить как двух богинь, вручаемых Его Императорскому Величеству.
        Сами принцессы относились к ситуации с щепоткой страха и ожидания. Пока что проходила только подготовка, и нельзя было наверняка сказать, что должно было произойти. В любом случае, в данный момент они ничего не могли изменить, а потому оставалось лишь ждать, чтобы дальше действовать по обстоятельствам.
        - Я же говорю, что лучше тронный зал! Ну вы посмотрите какой стиль, какое изящество. Именно в таком месте подобает ходить богиням! Ну гляньте. Мраморный пол синего цвета, такого же цвета стены, фрески, золотые колонны. Да что может быть лучше? - Сетовал какой-то герцог.
        - Вынужден не согласиться по этому поводу. Я же вам в сотый раз повторяю, что лучше сада ничего нет. Ну сами подумайте, какие там прекрасные растения. Эти хризантемы, розы и ещё уйма других цветов. А как солнечный свет будет озарять двух принцесс я вообще молчу! И вообще, что за богиня будет ходить по дворцу? Им подобает дышать свежим воздухом! - Сетовал в ответ маркиз.
        - Да кому сдался ваш сад, когда есть такой дворец. Или вы хотите сказать, что наш принц живёт в недостойном месте?
        - То же самое могу сказать и вам, Ваше Сиятельство. Будьте добры объясниться, почему считаете императорский сад недостойным для ног самого Императора?
        Злость и сетования обоих была накоплена до предела. Можно сказать, что эти два человека выступали в качестве представителей двух сторон, и явно не собирались отступать. К тому же, если бы принц выбрал решение одной из сторон, это могло бы послужить неплохой выгодой для выигравших дело людей. Это не только значило бы, что они превзошли умом своих оппонентов, но также потом они могли хвастаться тем, что именно их выбор повлиял на судьбу страны.
        - Господа, зачем вы ссоритесь почём зря? Всё может быть предельно просто. Извините, не так выразился. Правильней сказать - ответ лежит на поверхности. Почему бы нам не выбрать золотую середину?
        - Середину?
        - Ваше Величество, вы о чём?
        - Неужели вы не понимаете? Ладно, давайте объясню. Всё что нам нужно, это просто сделать послу экскурсию. Сначала пригласим его в тронный зал, а затем вежливо попросим пройти с нами в сад. Думаю таким вот нехитрым образом мы можем удовлетворить интересы двух сторон? Что скажете?
        Аристократы переглянулись между собой, прежде чем один из них не выдал.
        - Мы согласны. Этот план нам подходит.
        - Принц, как всегда, гениален.
        - Его уму завидуют боги.
        - Слава Его Величеству Зальзару!
        Сейчас Зальзар буквально купался во славе и внимании, и надо признать, ему это жуть как нравилось. С одной стороны могло показаться странным, что принц внезапно поумнел. Однако это было не совсем так, ведь на все события играли многие факторы. Впрочем, нахождение такого компромисса, как золотая середина, не требовала большого склада ума, даже если это простолюдин. Текущие обстоятельства были развиты лишь по одной причине - упёртость дворянинов. Так часто бывает, когда одна сторона не желает уступать второй. Тогда что уж говорить, если обе стороны мало того что высокомерны, но ещё и страсть как горделивы.
        Министр обороны, что присутствовал в этот момент на этих жарких дебатах, вновь ехидно улыбался. Его забавляла упёртость аристократов, ровно, как и их глупость, на фоне которых принц выглядел гением. Порой ему даже начинало мерещиться, что он находится в окружении идиотов. Впрочем, из раза в раз ему удавалось убедиться, что это недалеко от истины.
        Единственный человек, который по его мнению мог разрушить все его планы, был министр экономики. Лишь этот человек мог идти в сравнение с его гениальным умом, и что важно, оба преследовали одну и ту же цель.
        Так что же делал в это время министр экономики? Верно, выполнял две вещи, а именно решал назревшие проблемы Ипонгрина, касаемо его сферы деятельности, а также вёл подготовку для гарантии своей защиты. Так, сидя в своём кресле, он кинул взгляд на стоящего недалеко от него человека.
        - Кольберт, друг мой, подойди сюда.
        - Да, мой господин.
        - Не надо господина. У меня к тебе есть важное поручение.
        - Я весь во внимании.
        - Слушай внимательно, это очень важно. Помнишь те документы, которые я тебе доверил?
        - Да. Конечно помню.
        - Тогда слушай. Не знаю когда, но точно знаю, что он решит сделать переворот. Даже сейчас его люди следят за замком, вот только они ничего не подозревают о тайном лазе. Да и в принципе откуда им знать, если даже я сам случайно его обнаружил.
        - Я не понимаю, на что вы намекаете.
        - Кольберт, мне нужно, чтобы ты скрылся, когда я тебе это прикажу.
        - Неужели вы так легко хотите прервать игру? Неужели нет шанса на победу?
        - Поверь, так будет лучше. Пока документы у тебя, с моей головы не упадёт ни одного волоса. Да и кто говорит об отречении от игры?
        - Тогда я не понимаю.
        - У тебя компромат на всех. Даже на моего врага и его марионетку. Главное воспользуйся им грамотно, когда придёт время.
        - Какое время? Я всё ещё не понимаю.
        - Ты поймёшь. Будь уверен, с тобой свяжутся люди. И нет, я не чувствую, а знаю.
        Кольберт конечно привык к загадочности своего старого приятеля, однако сегодня он был как сам не свой. В какой-то момент он даже подумал, что на него напал маразм, однако вспомнив, что товарищ никогда не подводил его, решил довериться.
        - Пожалуйста, скажите, вы знакомы с ними?
        - Нет.
        - Вы хоть знаете о ком говорите?
        - Возможно.
        - Мне слепо довериться вам?
        - Да.
        - Тогда мне не остаётся ничего делать, как повиноваться.
        - Спасибо. Ты хороший друг. А сейчас сделай вид, будто этого разговора не было. Нам ещё нужно решить вопросы с выплатой пенсии пострадавшим семьям.
        - Тогда я продолжу работу.
        Глава 426/Он прибыл
        Глава 426
        - Всё готово к приходу посла? Чёрт возьми, если какой-то ублюдочный слуга хоть где-то допустит ошибку, я убью всю его семью! - Кричал один из дворян собравшихся встречать посла Империи Рудии.
        - Маркиз, успокойтесь. Всем боязно не меньше вашего, особенно слугам. Но вы посмотрите на эту превосходную работу. Стол ломится едой, мы с вами одеты как на коронации Императора, а главный подарок готов к презентации, - в более спокойной манере ответил Герцог, в глубине души также скрывая страх перед предстоящим событием.
        - При всём уважении, малейшая оплошность может обойтись нам слишком дорого. Думаете я стану ставить на кон свою жизнь из-за оплошности какого-то слуги?
        - Да что же мне с вами делать, скажите мне на милость? Вы хоть при госте ведите себя сдержанно. Иначе клянусь, коль вы сами где-то напортите дело, я лично приду по вашу голову, - ответил Герцог, проведя большим пальцем по горлу.
        - Это мы ещё посмотрим, кто чью голову возьмёт, - ответил маркиз, повторяя жест герцога, как вдруг в зал ворвался слуга.
        - Господин Посол прибыл.
        Этого момента ждали все. Слуги, дворяне, принц и даже принцессы. Для них сейчас вершилась не только судьба Ипонгрина, но и их жизней. Каждый шаг старца в красном одеянии был подобен раскату грома средь ясного дня. Дыхание каждого застыло, и казалось, никто не смел шевельнуть и пальцем. Время прекратило движение, ведь главным на этой сцене выступал кто-то, чья власть была сравнима с богом в глазах присутствующих.
        Всего один дряхлый старик смог повлиять на атмосферу среди всей аристократии. От него не веяло силой, но за ним стояло большое могущество. Каждый, кто мог наблюдать за ним, чувствовал это всем телом и душой.
        Рядом с ним шагало двадцать воинов Рудии, вооруженных винтовкой СКС, или как ещё можно перевести транскрипцию, самозарядный карабин Симонова. В отличие от того же мушкета, у этого оружия была куда больший радиус стрельбы, а также он позволял совершать до десяти выстрелов, при этом не требуя перезарядки. Говоря о ней, смена магазина даже в руках неопытного бойца могла занять от силы несколько секунд, в отличие от того же мушкета, требовавшего аж целую минуту.
        Стоит ли говорить, что двадцати стражников вполне хватало, чтобы подавить внезапную попытку убийства? Вполне, если конечно им не попались бы маги восьмого и девятого порядка. Вот с ними уже могли возникнуть проблемы, но разве могла такая Империя как Ипонгрин иметь в своей армии такую личность, да ещё и так тщательно скрывать её от шпионов? Вряд ли.
        Впрочем, вряд ли найдутся дураки, что решат посягнуть на жизнь посла, если конечно это не какие-нибудь суицидники, борющиеся за одни известные лишь им идеалы. Ну или намеренная попытка одной из захваченных стран таким образом отомстить своему недоброжелателю. Вариантов может быть много, а итогов только два - либо посол останется жив, либо умрёт.
        Посол медленно брёл по залу, в окружении личной свиты, и осматривал, или верней сказать, оценивал присутствующих. Подготовку банкета, внешний вид дворян, самого принца, слуг, дворец, атмосферу и множество деталей. Казалось, что от его зоркого глаза не ускользнёт даже песчинка в океане.
        - Позвольте от лица Императора поприветствовать посла, - сказал принц, одаривая того поклоном. Конечно ему самому не прельщал тот факт, что он должен кланиться кому-то ниже его по статусу, однако в данной ситуации ему было просто необходимо откинуть своё высокомерие куда подальше, ведь от этого человека зависело, будет он жить или нет.
        - Я также приветствую вас, Господин Император, - ответил он в вежливой манере, одарив собеседника не менее щедрым поклоном. Впрочем, несмотря на вежливость, в его голосе не чувствовалось ни уважения, ни презрения. Это было даже нечто хуже - полное безразличие к императорскому лицу. Несложно догадаться, что для такого человека, как принц Зальзар, такое поведение было равносильно удару в лицо, вот только что-то поделать с ситуацией он не мог.
        - Господин посол, позвольте поинтересоваться, с какими намерениями вы прибыли в мою страну? Скорее всего я знаю ответ на этот вопрос, но мне бы хотелось лично выслушать его из ваших уст, - любезно попросил принц.
        - Если вам угодно, то так тому и быть. От лица Императора Рудии, нынешнего правителя Глорисса, позвольте заявить, что ваше поведение считается неприемлемым в его глазах. Вы ввели войска в империю и захватили пограничные города, а также поработили часть жителей страны. Могу лишь от себя добавить, что Император несколько оценил поступок освобождения заложников, однако смотря на ситуацию в целом, он крайне недоволен вами. Я бы сказал, в несоизмеримой ярости. Надеюсь у вас есть что сказать.
        На лицах аристократов застыла маска ужаса. Каждое слово посла для них равнялось смертному приговору. Они не чувствовали себя виноватыми за содеянное, а тем более не терзали себя за убийства. Однако с уверенностью можно заверить, что в глазах посла они выглядели более жалкими, чем простые букашки.
        - Господин посол, несомненно, мы совершили большую ошибку, решив напасть на вашу страну и страны в целом. Это грешный поступок, что будет до конца наших жизней висеть грузом на плечах. Однако я надеюсь, что Император Глорисс будет добродушен по отношению к нашей стране. Если есть что-то, что могло усмирить его бушующую ярость, только скажите, я лично прослежу за тем, чтобы это было исполнено! - Говорил принц Зальзар, пытаясь сохранить внешнее спокойствие.
        - Усмирить? Думаете это возможно? Особенно после того, что вы сделали?
        - Само ваше присутствие здесь говорит о том, что это возможно. Иначе я не вижу других причин того, почему Рудия не нападает, - внезапно в разговор вмешался министр обороны, чувствуя, что Зальзар вот-вот замешкается и даст неправильный ответ.
        - Какой умный и дерзкий господин министр, однако. Неужели вас не учили манерам? Или в вашей стране вмешиваться в разговор двух людей считается приемлемым? Разве это не варварство?
        Сердце каждого замерло, ровно, как и дыхание, но министр обороны преспокойно дал ответ на этот вопрос.
        - Когда на кону стоит жизнь моей страны, я имею право вмешаться в разговор. К тому же, то, о чём зашла речь, напрямую входит под мою юрисдикцию. Пусть принц Зальзар и заменяет больного отца, однако руководствовать военными делами доверено лично мне. Так предписан закон Империи Ипонгрина.
        Старик немного помолчал, анализируя своего нового собеседника, после чего собрался дать ответ.
        - Сочувствую вашему Императору, принц Зальзар. Что до слов министра обороны, похоже они правдивы. Думаю будет лучше закрыть глаза на наш небольшой конфликт и сделать вид, что ничего не было. Что скажете?
        - Не откажу в удовольствии это сделать, - ответил принц Зальзар.
        - Очень прекрасно. А теперь давайте ближе к делу.
        Глава 427/Сложные переговоры
        Глава 427
        - Ближе к делу так ближе к делу, Господин Посол. Озвучьте ваши требования и я с радостью выслушаю их, - говорил министр обороны.
        Среди собравшихся аристократов именно он отличался своим хладнокровием ко всей ситуации в целом. Если сами дворяне уже не могли дышать из-на нагнетенной до предела обстановки, то для министра обороны это было не более чем сквознячком. Достаточно закрыть форточку, чтобы он исчез, на что, в принципе, он и рассчитывал.
        - Ваша манера речи отличается от местных, - сказал посол, оглядывая толпу.
        - С чего вы взяли, Господин Посол? Я общаюсь так, как подобает любому дворянину. Мой родословная тянется на многие поколения, и все мы говорили и говорим одинаково. Так что не понравилось Господину Послу? - Вежливо ответил он, однако даже так, по состоянию можно было понять, с какой неприязнью он говорил последние слова.
        - Я бы сказал наоборот. Как бы они не пытались скрыть страх, их дрожащие ноги выдают своё. Я бы даже сказал, что это их истинная натура. Разве можно иметь дело с такими трусами? - Усмехнулся посол, упрекая аристократию за их боязнь.
        - На этот вопрос у меня есть два ответа, и оба приготовлены для вас, - ответил министр обороны, заинтриговав посла.
        - Почему бы вам не ответить оба раза?
        - С радостью, и начну я пожалуй с того, что в страхе нет ничего плохого. Все мы боимся чего-то, ведь страх неотъемлемая часть нас самих. Без него человечество вряд ли стало собираться в группы, а тем более образовывать страны. Согласитесь, Господин Посол.
        Министр обороны держался настолько хладнокровно, что пожалуй даже удивил самого посла. Император предупредил его, что сей человек является крайне интересной личностью, и что в разговоре с ней нужно быть более аккуратным, но сам посол несколько пренебрег советами своего правителя. Однако нельзя сказать, что за это он чем-то поплатился, особенно после того, как последовал ответ.
        - Господин Министр, а вот теперь позвольте указать вам на вашу ошибку.
        - Какую ошибку? - Сделал он удивленный вид, однако знал, о чём пойдёт речь.
        - Давайте не забывать, что страх и трусость отличаются между собой. Мы можем бояться смерти в лицо, но трусить перед врагом - вверх унижения.
        Казалось, что победа в этом пустом, в ничем не примечательном диалоге за Послом, однако на лице министра скользнула свойственная ему ухмылка, за которой последовал ответ.
        - А вот тут я отвечу на этот вопрос по-другому. Так какие же это трусы, если несмотря на страх, о котором вы так меня заверяете, они стоят здесь, лицом к вам? Неужели это не заслуживает хоть капельки уважения?
        Эта была победа за министром. Для обычного простолюдина исход такого разговора мог показаться ничем примечательным, однако на деле выходило так, что министр собственноручно выступил в защиту дворян, тем самым получив от них скрытую благодарность. Что до самого посла, этим разговором он также сделал для себя выводы. Нет, он не стал просветленней или умней. Он на собственной шкуре почувствовал, что с виду обычная пешка может оказаться чёрной лошадкой на шахматной доске. Лошадкой, стремящийся стать королём.
        - Хороший ответ, Господин Министр. Император бы точно его оценил, - подражая министру, улыбнулся он.
        В этом разговоре посол нисколечко не потерял в репутации. Для тех же стражников, его ответ выглядел как похвала старшего. Для аристократов и принца - вздох облегчения. Для министра? Для министра это была просто небольшая победа в большой войне.
        - И всё же, Господин Посол. Быть может, мы можем хоть немного загладить свою вину щедрыми дарами? - Спросил Министр посола, напрочь забывая о существовании принца. Тот, в свою очередь, не сильно пытался влиться в разговор, оставляя право разговора на министра.
        - Дары это всегда хорошо, вот только есть ли у вас нечто, что могло бы удовлетворить потребности Императора? Могу сразу сказать, что император не слишком жалует драгоценные металлы или простые магические артефакты. Для такой личности как он нужно нечто большее.
        Посол сказал это не просто так. По факту, Рудия не имела надобности в золоте, хотя в Ипонгрине его количества было более
        чем в избытке для такой страны. Что до артефактов, в них также было мало смысла, ибо обладая самозарядным огнестрелом, те практически теряли свою надобность. Таким образом посол намекал, что империя должна была проявить немного смекалки, что, она, в принципе и сделала.
        - Уверяю, если слухи не врут, Император будет в восторге от подарка, - сказал министр, не обратив внимание на реакцию посла, ведь всё его внимание было уставлено на балкон, откуда с двух сторон, по ступенькам спускались две богини красоты. Одна уверена шла вперед, в то время как на лице другой мелькала дрожь. Такая похожая внешность, но такие разные черты характера...
        - Это вы об "этих" дарах говорили? - Спросил посол, будучи немного завороженным красотою девушек. Пусть ему часто приходилось стоять при императорском дворе, однако увидеть близнецов подобной красоты была большая редкость.
        - Да, Господин Посол. Ту, что вы видите с блондинистыми волосами, зовут Лукия. А эта, с чёрными как смоль, Лия, - сказал он, указывая на них рукой даже несмотря на то, что такое поведение не было присуще аристократу.
        - Какие интересные девочки. А что с волосами? Впервые вижу нечто подобное.
        - Именно поэтому мы называем их гордостью Империи. Они родились такими, и это воистину удивительное совпадение, - нахваливал их министр, словно бы те были каким-то товаром.
        Нельзя сказать, что Посол испытывал какое-то сочувствие девушкам. Он не знал их, а они его. А если ни одна сторона не знала друг друга, то какой смысл сочувствовать? В мире полно людей, чьей жизни нельзя позавидовать. Если начать кого-то жалеть, на всех попросту не хватит жалости.
        Вот только посол не жалел или сочувствовал девушкам по ещё одной причине - он считал эти чувства отвратными. Конечно, далеко не каждому будет приятно, если его начать жалеть. К такому роду людей и принадлежал старик.
        - Весьма занимательно, отвечу я вам.
        - Кстати, Господин Посол. Быть может, вы желаете сменить обстановку? Как насчёт сада, в более узком кругу людей? - Спросил он, взглядом указывая на стоящих аристократов.
        - Конечно. Разве можно отказаться от такого предложения? К тому же, мне с вами нужно много обсудить. Например ввод войск в захваченные вами территории для подавления нарастающих восстаний.
        - Приберегите темы, Господин Посол. Нам некуда торопиться. Пройдёмте же, - сказал он, указывая на дверь, ведущую во внутренний сад.
        Глава 428/Будьте готовы
        Глава 428
        Внутренний сад императорского дворца Ипонгрина можно было назвать великолепным и процветающим местом. Много поколений императоров приказывали своим слугам свозить сюда самые разнообразные растения, которые только можно было достать. Также, из-за своих масштабов, его часто называли достопримечательностью Ипонгрина, доступную лишь для самых знатных родов.
        Дорога была покрыта каменной брусчаткой, а сами кусты, цветы и деревья огорожены металлическим забором. Никто уже не помнил, какому Императору пришла мысль сделать нечто подобное, однако из-за этого вся растительная фауна стала напоминать чью-то коллекцию искусства. Также стоит отметить факт того, что в этом месте напрочь отсутствовала крыша, благодаря чему свет мог беспрепятственно проникать в сад.
        По дороге же шествовали несколько человек. Больше всех на фоне выделялись министр обороны и посол, шедших вперед остальных. В середине находился принц, ну а позади шли обе принцессы, держа в руках зонты, тем самым защищаясь от солнца, дабы не просто подчеркнуть свой статус происхождения, но и сохранить бледный вид кожи.
        - Господин Посол, скажите, правда же великолепный вид? - Спросил министр посла, проводя рукой по саду, словно бы пытаясь показать всё величие этого места, хотя, на деле, он уже представлял себя полноправным властителем всего, что здесь есть.
        - Вынужден согласиться, однако, смею вас убедить, что во дворце Рудии есть не менее завораживающий сад, - ответил Посол, кидая взгляд на принцесс.
        - Охотно верю, - ответил министр, едва заметно ехидно улыбнувшись.
        - Ладно. Всё это величие и сад мне конечно льстят, однако будучи послом, мне доверено поговорить с вами по делу.
        Конечно, сам факт того, что его, посла, приняли с такими распростёртыми объятиями, его приятно радовал, однако ему по-прежнему было необходимо исполнить волю своего Императора. К тому же, вряд ли Глорисс похвалит его за долгую задержку.
        - Я с радостью выслушаю вас. Пожалуйста, говорите. Вы вроде что-то говорили о вводе войск на занятые нами территории, - ответил Министр, приняв серьёзный вид.
        Министр прекрасно понимал, что находится в проигрышной ситуации. Он подозревал, что посол прибыл сюда не столько для переговоров, сколько для озвучивания требований Рудии. Однако, министр также понимал, что если бы ему удалось хоть немного задобрить императора, если сам посол рассказал бы о тёплом приёме Ипонгрина, то можно было бы выбить для себя неплохие условия. Конечно будущая власть в его руках будет гораздо меньше, как если бы он захватил ближайшие страны и разросся по меньшей мере до империи седьмого ранга, однако в текущей ситуации даже такие условия его устраивали.
        - Да. Как я раннее говорил, Рудия намерена ввести войска на оккупированные вами территории. Эти территории не являются нашей собственностью, однако из-за вашей выходки большинство беженцев начали предпринимать попытки нарушить границу Рудии.
        Наплыв беженцев на Рудию не мог остаться незаметным. Резкий приток населения ухудшил уровень жизни населения, а также повысил преступность в пограничных городах. За неимением жилья и денег, беженцы часто переступали через такой шаг, как кражи и убийства. Даже страже было сложно держать ситуацию под своим контролем.
        - Прошу простить нас, Господин Посол. Мы лишь хотели вернуть свои территории. Не знаю, знакомы ли вы с историей нашей страны, однако анналы гласят, что раньше мы были очень сильной империей. Впрочем, не думаю, что в данный момент вас так интересует история моей страны, - ответил министр, понимая, что будет лишним заговаривать послу зубы. В конце концов, это можно счесть оскорблением.
        - В какой-то степени вы правы. Впрочем, это не отменяет факта, что беженцы этих стран у нас. Император принял решение взять ситуацию в свои руки, а я лишь передаю его волю вам.
        Стоит отметить, что Посол также понял, почему именно за министром обороны скрывалась настоящая власть. В его глазах Зальзар был просто неопытным юнцом, а сам министр в сравнении с ним походил на гения науки. В конце концов, даже прожив столько лет своей жизни, им редко замечались подобные индивиды.
        - Что же, позвольте принять волю вашего императора. Мне глубоко понятны его мотивы, и я надеюсь, что он сможет восстановить порядок там, где не смог Ипонгрин. Что до границы, я лично отдам приказ вывести наши войска оттуда, если конечно на то будет воля Императора Глорисса.
        - Да. Было бы лучше, если бы вы начали выводить войска. Конечно наша империя понимает, что вероятней всего это приведет к ещё большему ажиотажу, однако смею вас заверить, что наших сил вполне достаточно для подавления бунта.
        - Очень приятно слышать, Господин Посол.
        Учёный планировал ввести совместные войска Вавилона, Рудии и Алгулы в захваченные Ипонгрином страны не просто так. Не стоит забывать, что всё это делалось для хорошей репутации самого Вавилона.
        Об союзе трёх стран на текущий момент было мало кому известно за пределами трёх стран. Об этом гуляли лишь призрачные слухи, на которые обычно не принято обращать внимания.
        Так отправляя войска трёх стран, как Вавилон планировал поднять свою репутацию? На деле всё просто. Как бы Алгула и Рудия не желали выделиться в предстоящем мероприятии, Вавилон по-прежнему можно было назвать неофициальным лидером. А как уже известно, большие почести и заслуги приравнивают не самим солдатам, а генералу, что ведет армию.
        - Также мой Император желает сделать все захваченные страны, в том числе и Ипонгрин своими вассалами. Надеюсь вы всё прекрасно понимаете и не станете вести сопротивление.
        - Я не смею говорить о таком вопросе от лица принца в его присутствии. Вы не против, если он сам ответит вам?
        Этими действиями министр не пытался отвести от себя глаза, однако это сделано потому, чтобы принц не стал считать, что министр всё решает за него. Это был весьма своеобразный ход, сделанный в нужное время в нужный момент.
        - Господин Посол, от имени моего отца могу смело заверить, что наша империя впредь не окажет никакого сопротивления вашей стране, - ответил принц, в душе, словно маленький ребенок радуясь тому, что и ему дали слово.
        - Что же, очень рад слышать. Пока что это всё, о чём нам есть с вами поговорить.
        Министр обороны конечно не подал виду, но несколько удивился, что переговоры закончились так просто, и даже в какой-то мере быстро, но он не стал уделять этому слишком много внимания.
        - Господин Посол, нам ждать появление Императора? - Спросил принц.
        - Ждите. Только позвольте предупредить, что мой Император может явиться неожиданно. Надеюсь к тому моменту вы будете готовы к его приходу.
        - Обязательно будем, - ответил принц, радуясь тому, что встреча прошла без происшествий.
        Затем Посол ещё немного задержался во дворце, угостившись едой, после чего спешно покинул столицу. Ну а что до министра, то он сам начал готовиться к завершающему этапу своего долгосрочного плана по свержению власти.
        Глава 429/Я буду правителем!
        Глава 429
        Когда посол покинул столицу, а позже и сам Ипонгрин, министру оставалось только закончить начатое. Может изначально он и планировал привести в план действие немного позже, однако судьба решила распорядиться несколько иначе.
        Никто из аристократов даже не подозревал, что за план был у министра. Нет, большинство знало о том, с каким презрением он относится к верхушке власти, однако что тот затеял, никто бы не стал утверждать наверняка, особенно в это сложное для Ипонгрина время. Никто, за исключением двух людей.
        Министр экономики, ровно как и его друг и помощник, Кольберт, хорошо знали своего врага. Это был человек, что продумывал каждый ход, и человек, что не страшился никаких препятствий, какими бы сильными они не были. Ну и что немало важно, его не столько заботила судьба страны, сколько забота о самом себе.
        У министра экономики был свой план по удалению своего врага из игры, однако последние события сильно спутали ему карты. В текущий момент, даже если бы он стал махать документами перед лицом народа, вряд ли бы кто спохватился поднять бунт. Все были слишком подавлены и лишь ждали, чем всё закончится.
        Принцессы же после встречи с послом почувствовали себя немного легче. Пусть этого и не говорилось напрямую, но они поняли, что посол был слабо заинтересован в них. В ином случае, он бы скорее всего забрал их с собой. То что они остались в своей стране, для них было чем-то вроде счастья.
        Так в чём именно заключался план министра обороны? Конечно же в свержении власти, и для этого ему не требовалось убрать со сцены всех аристократов. Достаточно было лишить жизни Императорскую семью, ну и конечно министра экономики вместе с его помощником и компроматом на тёмное прошлое.
        Сидя ночью за столом в кабинете своего дворца, что по конструкции больше напоминал небольшую крепость, он заполнял некоторые бумажки, как вдруг сквозь открытые окна проскользнули несколько тёмных фигур.
        Министр, словно бы ничего и не случилось, поднял голову и окинул взглядом гостей. На них была чёрная одежда, сливающаяся с тёмнотой, балаклавы на лице, скрывавшие внешность присутствующих, ну и кинжалы, висевшие на поясе.
        В количестве тридцати человек, это была небольшая армия министра, или его личная свита, как он часто любил их называть. С каждым из них он был знаком в лицо, а также мог всецело доверять. Именно они на протяжении его долгого правления и выполняли всю грязную работу, за что, конечно, щедро вознаграждались.
        - Мой господин, вызывали? - Спросил наиболее статный из них, выступавший в качестве лидера группы.
        - Вызывал. Рад, что вы отозвались на мой сигнал. У меня для вас есть серьёзная работа.
        Вид министра был самый что ни на есть серьезный, настолько, что стоящие здесь люди почувствовали себя неуютно. Им и раньше приходилось выполнять опасные задания, однако в этот раз от его хладнокровного лица веяло чем-то особым, что ввергало в страх.
        - Раз вы так говорите, что дело пахнет серьёзностью, стало быть оно и стоит чего-то серьёзного. Надеюсь вы помните обговоренную тему?
        - Не волнуйтесь, я не забывчивый человек. Мне прекрасно известно, что в оплату вы не принимаете просто золото. То что вам нужно у меня, но аванса вы не увидите как свои пять пальцев, пока не разберетесь с проблемой.
        - Считаете, что мы можем кинуть вас?
        - А что вам мешает убить меня и получить желаемое?
        Министр говорил правду. Несмотря на долгое знакомство и доверенность, алчность легко может затмить сердце, так что страховка тут бы не помешала.
        - Вы нам не доверяете? Всё таки мы с вами давние партнёры, пусть и деловые.
        - Разве я могу довериться людям, что ведут за меня грязную игру? Что подставляют своих жертв, могут годами работать шпионами и поставлять мне информацию про неугодных мне лиц и просто-напросто отличные убийцы? У меня есть резон быть осторожным, особенно с текущим делом.
        - Тогда от лица всех приму ваше недоверие за комплимент.
        В какой-то мере всем присутствующим крайне польстила речь министра. Он редко хоть как-то отзывался о проделанной работе, а тут уделил этому аж целое предложение.
        Что касается собравшийся тридцатки, в их способностях не было сомнения. Всё, что перечислил министр, было лишь мизерной частью того, что им приходилось делать каждый день.
        - Считайте как хотите. Мне важна проделанная работа. В случае провала все наши головы полетят с плеч. Ошибка недопустима.
        Сказанное министром заставило верных убийц несколько подсуетиться, поскольку сам он говорил такие слова лишь тогда, когда миссия была весьма и весьма серьёзной. Такой, где одна ошибка, один промах мог изменить всю политическую игру.
        - Хорошо. Раз такая серьёзность, мы готовы слушать. Что от нас надо и каков план?
        - Что надо? Хе-хе, - ухмыльнулся он. - От вас необходимы две вещи. Первое - убить всю императорскую семью. И второе - живым доставить мне министра экономики и его помощника.
        Стоящие люди все до единого ахнули, услышав заявление министра. Теперь им стало понятно, откуда шла речь про серьёзность задания. Убийство всей императорской семьи - это не свинью зарезать.
        Второе заявление было не менее шокирующим для них, ибо тут уже строилась догадка того, для чего всё это делал министр обороны. Что до самой поимки, они не считали её чем-то трудным, особенно если учесть, что нечто подобное звучало как обычная рутина в их повседневной жизни. Да и если сравнить эту цель с первой задачей, то можно увидеть разницу.
        - Сильное заявление. Даже очень.
        - Вы боитесь? Если да, то мне плевать. Вы всё равно выполните это для меня.
        - Вы настолько желаете смерти Императорской семье?
        - Настолько я желаю власти.
        Последние слова были сказаны столь зловеще, что всем невольно показалось, что перед ними сидит не просто старик, а самый настоящий дьявол во плоти.
        - У нас есть план? Какого бы не было ваше желание, без соответствующей подготовки ни один из нас не пойдёт на такой суицид.
        - Ещё бы нет. Я этот план начал составлять ещё с того момента, пока вы все в пеленках ходили. Сколько лет я угрохал на точное составление плана дворца, расписание караула и прочего - даже я сам точно сказать не могу. А я, прошу напомнить, человек не забывчивый.
        - А министр?
        - Нашёл какой вопрос задавать. Всё готово. Лови, - сказал он, кинув для чехла с пергаментами внутри.
        - Там весь план. Надеюсь вы быстро покончите с приготовлениями. Ах да, чуть не забыл. Оба события должны произойти одной ночью. Как вы разделитесь, мне неинтересно - только итог, как я говорил.
        - Да, Господин Министр, - сказал главный убийца, после чего все также исчезли в окне, оставив министра наедине с собой.
        "Я буду правителем Ипонгрина. Самим Императором. Что же, хоть после этого смогу умереть с чувством достоинства, хе-хе."
        Глава 430/Союзник
        Глава 430
        Эх, поскорее бы домой. Как же осточертел этот караул, - сказал один из пяти стражников, держа в одной руке мушкет, а второй отхлёбывая флягу с тайкой принесенным спиртным.
        - Хватит ныть. Не тебе одному на карауле стоять не нравится. И имей совесть, принёс спиртное, делись, - ответил другой стражник, отняв флягу у собеседника.
        - Кха. Что это чёрт возьми такое? - Спросил он, откашлявшись.
        - Секрет производителя, - ответил кто-то из солдат.
        - Кстати, я слышал, принцесс хотят отдать Императору Рудии. Говорят он тот ещё мужик. Похотливый, я бы сказал. Служанок любит, во! А ещё гуляет слух, что он обожает маленьких мальчиков! - Добавил четвертый, громко зевнув.
        - Да чёрт его знает, если на то пошло. Вон посол приезжал, и что? Принцессы на месте, принц тоже. Министр экономики правда куда-то пропал, но это уж точно никак не может быть связано с тем, что Император Глорисс любит мальчиков. И вообще, откуда пошёл такой слух? - Спросил хозяин фляги, положив её на пояс.
        - Тут важно не откуда пошёл слух, а почему мы вообще обсуждаем тему насилия над маленькими мальчиками? - Спросил тот, кто подавился алкоголем.
        - Потому что мы идиоты и нам нечего делать? - спросил третий, как вдруг вопрос пятого стражника резко выбил их из колеи.
        - Вы это видели?
        - Старый, ты о чём вообще? - Спросил второй.
        - Я тебе дам старый. Тень не видели? - Спросил он, схватив мушкет двумя руками и словно бы приготовившись к стрельбе.
        - Да тебе померещилось. Возраст, все дела. К тому же, пару дней назад я слышал от тебя то же самое, - ответил второй, не принимая слова всерьёз.
        - Как же ты в печенке сидишь со своим возрастом. Я вам клянусь, что видел, как тень скользнула между колон.
        - Мы и в прошлый раз это слышали, - отметил первый.
        - Если охота, сходи проверь свою "тень," - добавил третий.
        - Ага, уже бегу. По твоему я с дерева рухнул или как? - Выразил он своё недовольство.
        - Эй, я кажется что-то слышал, - заявил четвертый, взведя оружие в воздух, как вдруг пять сказочных теней резко оказались возле стражников и практически бесшумно вырубили их.
        Из-за колон вышло ещё пятнадцать человек, одетых в чёрные одеяния, подобно тем, которые носят ниндзя. Заметив валяющиеся тела солдат, они подбежали к ним и поспешно спрятали за колоны.
        Стоит отметить, что все пятеро были просто без сознания. По некоторым причинам в плане министра было написано, что желательно, чтобы всё обошлось без лишних жертв. Зачем это внезапно потребовалось такому хладнокровному убийце, было понятно пожалуй лишь ему самому.
        Обыскав тела и убедившись, что на них нет ключа, одна из теней подошла к двери и стала ковырять замок. Спустя примерно минуту возни, раздался характерный щелчок, за которым убийцы вошли внутрь, где мирно посапывали обе принцессы, что по некой причине решили уснуть в кровати.
        Две тени аккуратно встали возле кроватей, стараясь не разбудить девушек. Затем, посмотрев на лица и убедившись в принадлежности императорской крови, их кинжалы скользнули по нежным шеям обоих. Одним взмахом они лишили жизни обоих...
        - Не расслабляться. Остался принц, - сказал лидер теней, закрывая за собою дверь.
        В ответ остальные просто кивнули, после чего все с такой же скрытностью нейтрализовали ещё пару десятков стражников, прежде чем они добрались до комнаты принца.
        Может назреть вопрос - почему вся группа путешествовала вместе, а не разделилась по группам, ведь с точки зрения тактики, можно было быстрее разобраться с текущим заданием. Ответ же, как всегда, прост - в некоторых местах, например таких, как помещение, за которым следовали покои принца, охранялись куда большим количеством охранников. Также, ко всему прочему, тени не исключали возможность внезапного появления караульных по тем или иным причинам. Причин же могло быть много, ведь вдруг кому-то из караульных могло статься плохо и его пришли бы заменить? Так что такое поведение теней было вполне обосновано.
        Двери принца также оказались закрыты на замок, но после махинаций взломщика, замок был открыт, вот только открыв двери, их ждал сюрприз.
        Распахнув дверь, лидер теней увидел вскочившего принца, державшего обеими руками мушкет. Палец упал на спусковой крючок, за которым последовал звук, подобный грому средь ясного неба.
        Свинцовая пуля прошла рядом с шеей лидера, после чего его товарищи поспешно убили горячего принца. У них не было времени думать, что это сейчас было, поскольку выстрел наверняка услышала вся остальная стража, которую они не нейтрализовали за ненадобностью.
        Впрочем, в спешке покинув дворец и при этом не оставив там никаких следов пребывания, за исключением лежачих без сознания солдат, их лидер задался вопросом - что именно заставило принца вскочить на ноги? Неужели он услышал, как взламывали замок? Почему не позвал охрану? Но после он пришёл к выводу, что думать об этой мелочи не стоит. В конце концов, дело было сделано, а прочего от него и не требовалось.

***
        Примерно в это же время происходило похищение двух значимых для министра обороны людей - министра экономики и его заместителя, Кольберта. Вот только устранив немногочисленную охрану, они обнаружили наличие одной проблемы...
        - Отвечай, куда сбежал твой помощник! - Говорил лидер второй группы теней, держа за воротник министра экономики.
        - Размечтался, - ответил тот, плюнув тому в лицо и разразившись громким смехом.
        - Чёртов старик, - сказал он, вырубив министра экономики.
        - Обыщите здесь всё! Где-то должен быть тайный проход. Этого я лично отнесу боссу.
        В ответ все тени легонько кивнули, приступив к поискам.

***
        В тёмной комнате, без окон и других осветительных приборов, сидел связанный мужчина, которому только-только вернулось сознание. Оглядываясь по сторонам, он всё ещё не мог поверить в происходящее.
        - Я что... умер? - Спросил он вслух самого себя.
        - Нет... нет, нет, нет, этого просто не может быть. Это же немыслимо, - начал бормотать мужчина, поскольку на него нахлынул немыслимый страх.
        - Как же так? Наверное это сон? Да, точно сон! Я же прекрасно помню, как лёг в постель. Значится, это просто сон. Какое облегчение... - попытался успокоить он самого себя, однако получалось у него это не очень.
        - А что если не сон? Почему всё так естественно? И какого чёрта я не могу сдвинуться с места? Тогда как я оказался здесь? Где вся моя охрана? Чёрт, да хоть кто-нибудь ответит мне?
        Внезапно комната озарилась ярким светом, появившимся словно бы из неоткуда. Лишь спустя несколько секунд мужчина понял, что свет исходил из распахнутой двери, куда и вошла воистину красивая девушка. Нет, не просто красивая, а словно ангел во плоти.
        - Кто ты? - Только и смог задать вопрос мужчина.
        - Твой союзник, - ответила она, ножом разрезав веревку.
        - И та, кто поможет тебе вернуть престол у министра обороны.
        Глава 431/Вы отдали этот приказ
        Глава 431
        Сидя в своём кресле, вид у министра обороны был крайне удручающим. Он был не столько пропитан пылким гневом, сколько холодной яростью, ну а сам взгляд был направлен на лидера теней, державшего на плечах бессознательного министра экономики.
        - Ответь мне на милость, - сказал он, постукивая пальцами по дубовому столу, - какой приказ я тебе отдал?
        Пусть стоящий перед ним человек и был сильнее своего начальника, по факту в данный момент он испытывал перед ним страх. Порой не имея силы, можно напугать человека до чёртиков, особенно когда за твоими плечами стоит немало власти.
        - Вы отдали приказ убить императорскую семью и поймать министра экономики вместе с его помощником. Императорская семья мертва, министра экономики вы можете видеть перед собой, ну а помощник...
        Вены министра обороны слегка надулись, а лоб словно бы наморщился от злости.
        - Что помощник? Заканчивай предложение, мне интересно тебя послушать. Где же он? Чего застыл? Дьявола увидел?
        Воистину, лицо сидящего перед ним человека напоминало маску дьявола. Конечно, ведь по сути им была допущена прегрешность в плане, который он готовил на протяжении долгих лет жизни. Сам факт того, что в стоящего перед ним мужчину не полетел ни один предмет, поражал.
        - Кольберту удалось сбежать. Прошу прощения... - только и мог мужчина в данной ситуации, что извиняться.
        - Значит ты упустил его? - Ухмыляясь, спросил министр.
        - Почти. Один из моих людей доложил, что они нашли подземный ход. Вот только в этом самом подземном лазе было столько разветвлений, на скольких наших людей не хватило бы.
        Министр на полученный ответ стал ещё активнее постукивать пальцами по столу.
        - Скажи мне на милость, а куда девались следы? Вроде бы как у вас должны быть сохранены навыки ищеек, я прав?
        - Вы правы, но...
        - Но? - Ещё больше нахмурился министр.
        - Следов не было. Однако, как вы утверждаете, помощник министра экономики не покидал своего дома. Кажется они предугадали день, когда всё должно было случиться. Не знаю как, но других вариантов у меня нет.
        - Это всё?
        - Всё.
        - Хорошо, - сказал он, прекратив стучать по столу и сложив руку на руку. - Вот как мы поступим. Сейчас ты уходишь с глаз моих долой и отводишь министра в его темницу, а затем... хм. А затем вы со своей командой достанете Кольберта хоть из земли. Всё ясно, или мне придётся повторить?
        Смотря на министра обороны, лидер теней понял, что спорить здесь бессмысленно и проще сразу согласиться.
        - Да. Обещаю доставить Кольберта к вашим ногам.
        - Молодец, - сказал он, после чего добавил. - И ещё одно. У него при себе будут документы в единственном экземпляре. Знай же, если я узнаю, что оттуда пропал хоть один листок, вся твоя команда отправится на корм моим магическим зверям. Здесь всё понятно?
        - Да. Разрешите отклониться.
        - Прочь с глаз моих, - рявкнул министр, наблюдая, как исчезает его подчиненный.
        "Чёрт возьми... как же я устал. Устал, чёрт возьми. Одно дело, одно чёртово дело, и вот так провалиться. Позор, позор моему светлому уму. Если это выльется в свет, что обо мне подумают люди? Да они же засмеют меня. Да, точно засмеют. Чёрт возьми, почему я всегда нахожусь в окружении идиотов. Точно идиотов. Только такие как они не могут справиться с единственной поставленной на них задачей. У меня нет слов... ладно, нужно закончить с документами.
        Императорская семья мертва. Скоро пойдёт слух, и когда простые граждане узнают об этом... да, будет не очень хорошо. Впрочем, это вынужденная мера. Главное не забыть сделать якобы компромат на этого ублюдка. Народ любить валить вину на кого-то одного, и в такой ситуации отогнать от себя взгляд лучшее лекарство. Впрочем, победа уже в моих руках. Если мои расчёты верны, со смертью министра все его документы потеряют какую-либо силу. Чуть-чуть, ещё совсем немного..."
        Спустя некоторое время слухи об убийстве императорской семьи дошли и до простого народа. Конечно, правительство старалось сделать всё возможное, чтобы эта новость дошла как можно позже до народа, однако как это часто бывает, где-то что-то ускользнуло.
        Со смертью
        императорской власти народ Ипонгрина начал поднимать бунт. Нет, не потому, что принц Зальзар был хорошим человеком, напротив, народ его жуть как недолюбливал. Его смерть была скорее призывом к революции и смене власти.
        Что касаемо убийц, всё было взвалено на не безызвестную группировку анархистов, что даже во время правления Зальзара открыто выступали за смену правителя. Что касаемо того, насколько такая информация была правдой, на деле мало кого интересовала. Империя переживала свои не лучшие времена, и поиск убийц на фоне всего выглядел наименьшей из проблем.
        Если брать за основу другой мир, тот, откуда прибыл учёный, то можно подумать, что ситуация развилась бы по сценарию, в котором вся власть переходила бы на аристократов. Впрочем, такой ход нельзя назвать рациональным. Достаточно вспомнить Буржуазную власть во Франции и то, к какому кровопролитию она привела.
        Вот только данный случай отличался от других. Министр обороны не просто так готовился к этому дню столько лет. Большинству дворян он пообещал хорошие льготы, а также надежду на то, что они сохранят свои титулы. Для большинства этого было достаточно, чтобы те дали своё предпочтение правлению министра обороны как Императора.
        Что касаемо самого народа, одурачить его было проще пареной репы. Всего-то нужно было использовать немного обещаний и лести, чтобы задобрить нрав граждан империи. Также стоит отметить, что с того момента, как министр обороны стал негласным правителем, бунты, пусть неспешно, но начали утихать. Особенно людям понравилась новость, в которой говорилось, что скоро будут казнить министра экономики.
        Если говорить о том, почему министра обороны называли именно негласным императором, то здесь ответ был прост - он не проходил церемонию становления императором. Быть может он заслужил доверие аристократии до той степени, что они выдвинули его кандидатуру на пост императора, однако окончательное решение принимал правитель доминирующей страны. Иными словами, именно учёному предстояло решить, кого он хочет сделать императором захваченной страны.
        Глава 432/Смерть идёт
        Глава 432
        - Он хоть живой? - Спросил министр обороны у одного из теней, смотря на человека в камере, чьи худые руки и ноги были окованы в цепи.
        - Будьте покойны, живее всех живых. Содержим же мы его строго по вашему указанию, - гордо ответил мужчина.
        - Значит только воду? Надеюсь не слишком много давали? - Поинтересовался министр.
        - Стакан в день. Правда боюсь недолго он продержится на таком питании. Он уже даже на горшок прекратил ходить. Не опасно ли всё это, Мой Господин? - Спросил подчиненный.
        - Ничего страшного. Впрочем, я надеюсь он не умрёт до собственной казни. Если посчитаете нужным, можете дать ему корку заплесневелого хлеба. Только немного, иначе желудок бедного не переварит эти крохи, - засмеялся министр, смотря на закрытые веки заключенного.
        - Клянусь, с ним ничего не произойдёт ровно до того момента, пока вы сами этого не пожелаете.
        - Очень хорошо. А теперь будь добр, оставь мне свои ключи и выйди за дверь. Мне нужно поговорить с моим давним знакомым, - на полном серьёзе сказал министр обороны, тем самым несколько удивив мужчину.
        - Не поймите неправильно, но... может мне стоит остаться? Этот человек очень хитёр, и мне бы крайне не хотелось, чтобы с Моим Господином что-то произошло.
        Министр положил руки за спину, и кинув взгляд на стоящего в трёх шагах подчиненного, ответил.
        - Скажи мне на милость, ты боишься, что я не выплачу награду? Уверяю, так и будет, если не найдётся этот чёртов паразит. Что до самого заключеного, ответь же мне - неужели по твоему мнению я так глуп, что не принял все предосторожности, чтобы этот паршивец не смог навредить мне? Ты меня за идиота решил принять? - Говорил он так сурово, что бедный мужчина пожалел о своём вопросе.
        - Ни в коем разе, Мой Господин. Я лишь был обеспокоен за ваше состояние. В конце концов это моя работа. Раз уж вы так уверены, тогда мне не остаётся ничего делать, кроме как покинуть помещение. Желаю вам двоим приятного общения, - сказал он, одарив своего господина многоуважительным поклоном, после чего скрылся за стальной дверью.
        Предстоящий разговор был важен для них обоих. В конце концов, это было нечто большим, чем просто конфликт двух лиц, и с годами это становилось лишь яснее на лицо. Однако даже так, оставалось много неразрешенных вопросов, на большинство которых, к сожалению, вероятно нельзя получить ответ.
        Зайдя внутрь, он вновь посмотрел на того, кому он противостоял большую часть своей жизни. Старое исхудавшее тело больше напоминало труп. В этот момент министр обороны невольно задумался о том, сколько лет прошло с момента начала их борьбы за власть.
        Стоя перед лицом своего врага, что практически находился в беспомощном состоянии, он осознал, насколько сильно состарился. Да, он уже был стариком. Как часто он об этом задумывался? Задумывался ли вообще? Хотел ли он завести себе преемника перед долгожданным уходом на покой?
        Много мыслей проносилось в его голове. В основном они были хаотичны, и мало что из себя представляли. Впрочем, было кое-что, что никак не хотело покидать голову. Он задумался о том, насколько часто воображал этот момент. Он, властитель империи, стоит перед упавшим на колени министром экономики. Сколько раз представлял, как будет насмехаться над ним. И вот, он стоит перед ним, но чувства... они словно бы исчезли и вспыхли вновь, когда окованный в цепи открыл глаза.
        - Т-ты? - Хрипло спросил он, попытавшись потянуться к нему своей костлявой рукой.
        - Я. Не волнуйся, смерть за тобой ещё не пришла. Она точит косу и ждёт тебя на эшафоте, - ответил министр, ухмыльнувшись пленнику, словно бы презирал его поражение.
        - М-мог б-бы и в-воды принести. Н-неужели дашь мне умереть от жажды? - Всё также хрипло ответил он.
        - Нет. Нет, так дело не пойдёт. Я словно бы общаюсь с каким-то покойником. Так и быть, выпей, - сказал он, кинув словно бы из неоткуда взявшуюся флягу с водой.
        Старик обессиленно схватил её руками, и, собрав всю силу в кулак, поднёс горлышко фляги к своим засохшим губам. Тёплая вода потекла внутрь горла, хоть немного утоляя многодневную жажду.
        - Напился? - Спросил министр,
        наблюдая за тем, как его пленник выкидывает пустую флягу в сторону.
        - Благодарить не стану, и не надейся, - сказал министр экономики.
        - Будем считать что да, - безразлично ответил министр обороны.
        - Ну и зачем ты пришёл ко мне? Насмехаться? Ну давай, смейся надо мной. Чего же ты ждёшь? Ты ведь ради этого спустился ко мне. Или просто решил посмотреть, как я чахну в этой сырой темнице? Честное слово, это место строил какой-то садист. Впрочем, мне уже плевать. Всё равно мои дни сочтены. Не ты, так здоровье добило бы меня в ближайшие дни.
        - Не драматизируй лишний раз. Да и не за этим я сюда пришёл, - преспокойно ответил он.
        - Да неужели. Ну ладно, можешь сам себя заковать в кандалы и посмотрим, что из этого выйдет. Не думаю, что такой курс лечения положительно скажется на твоём здоровье, - с упрёком ответил заключенный.
        - Таков удел проигравших. Уж прости, но из нас двоих эту битву проиграл именно ты. Мог бы иметь совесть и позволить насладиться этим сладостным моментом. Признай, будь ты на моём месте, то вряд ли бы стал поступать как-то иначе.
        - Как бы мне не хотелось это отрицать, однако факт остаётся фактом. Впрочем, победителем тебя называть ещё рано. Поймаешь Кольберта и станешь Императором - я лично пожму тебе руку.
        - Можно подумать, что мне нужно твоё рукопожатие. Однако отдам тебе должное - ты смог собрать на меня компромат, а я ведь тщательно заметал следы. Браво. Жаль только словам преступника никто не поверит.
        - Это было не слишком сложно. Всего-то каких-то десять лет жизни... эх, всё-таки немного тоскливо умирать вот так. Козлом отпущения, - театрально вздохнул министр экономики.
        - Кто-то должен был взять на себя эту ответственность. Уж прости, что взвалил ношу на твои плечи.
        - Ты бы лучше сказал, зачем всё это делаешь. Есть ли смысл в твоей борьбе? За что ты борешься? Мои мотивы ты знаешь. Может расскажешь о своих?
        Министр обороны остановился, закрыл глаза, и открыв их, вновь оглядел собеседника, лишь после чего дал ответ.
        - Так и быть. Скажу, прежде чем оставлю тебя гнить в этой камере. Можешь считать меня глупцом, я не против, но всё что я желаю - умереть достойной смертью. Умереть так, зная, что в твоих руках была власть. Власть над всем. Но не простая власть, а доставшаяся сквозь долгие годы борьбы. Я благодарен судьбе, что она свела нас вместе. А теперь прощай, - сказал он, выйдя за дверь и заперев её на ключ.
        Глава 433/Убежище
        Глава 433
        Несмотря на то, что в разговоре с министром экономики не было много смысла, министр обороны многое вынес из него для себя, да и сам его собеседник пожалуй тоже. Как ни посмотри, этот разговор был важен для них обоих, и было бы обидно, если бы один из них так и умер, не поговорив со вторым.
        Для людей, а тем более аристократов, такие вещи крайне важны. Они часто ставят себя выше простого люда, из-за чего человечности в них гораздо меньше, чем можно себе представить. Почему же? Да потому что они будут вести общение лишь с себе подобными, да и то далеко не факт, что такой разговор не обернется конфликтом.
        Дворяне не просто конфликтуют друг с другом, они враждуют между собой. Такая вражда может длиться не просто годами, а целыми поколениями. Конечно, долгая ненависть может быть и среди простолюдинов, но она не может идти сравнение с высшей кровью.
        Назревает всё тот же вопрос - почему? И здесь таится один ответ - в отличие от тех, кого презирает весь род благородной крови, они готовы идти на всё, и убийство, пожалуй меньшее, на что способна знать.
        Что получил для себя министр обороны? Что он вынес такого из разговора, ради чего затеял его? Чувство удовлетворения. Да, именно его. То, чего жаждут такое множество аристократов.
        Родившись аристократом или дворянином, большинство сразу же наследуют одну вредную привычку, или даже не привычку, а прегрешность. Они жаждут доминировать, стоять над кем-то. Неважно, простолюдин, маг или сам император. Покуда они чувствуют, что преимущество за ними, они будут доминировать до тех пор, пока те не окажутся у их ног.
        Стоять под кем-то крайне презренно для аристократа, даже если это сам Император. Каждый считай себя единственным достойным правителем, однако при этом даже не принимает простолюдинов за людей.
        В каком положении находятся города, попадаемых под их контроль? Какой там уровень жития? Как часто знать вспоминает о низшем слое человечества? Можно ли назвать такого человека хорошим правителем? Это была бы смешная шутка, если бы не была такой суровой правдой...
        Несмотря на весь свой ум, министр обороны был именно таким. Да, самым типичным аристократом. Он мог хоть всю жизнь насмехаться над ними и их складом ума, однако вряд ли бы стал признавать, что сам далеко не лучше их.
        Он получил титул самопровозглашенного императора. И что теперь? Что с того? Что изменилось? Стала ли его страна процветать? Задумался ли он, куда направить финансы? Как помочь пострадавшим? Нет, он думал только о себе, как и все дворяне.
        Тогда что можно сказать о министре экономики? Разве этот человек хоть чем-то отличается от привычных всему миру дворян? Не совсем. В нём, как и во всех, была своя доля жадности, но как бы странно это не звучало, большинство совершенных им поступков делалось ради страны.
        Среди дворян часто бытовало поверие, будто всё богатство министра экономики, Скота Уолтера, построено именно на крови убитых им людей. Пусть никак доказательств этому не было, но подобное высказывание можно назвать правдой. Единственная причина, по которой ни у кого не было на него правдивого компромата, так это его чрезмерная осторожность. Осторожность, которой научил его учитель, которого же он и убил.
        Вторая причина, по которой он до сих пор мог преспокойно сидеть в своём кресле министра, это сам Кольберт. Человек, которому можно было доверить все свои дела, и на которого меньше всего падало подозрений. Такого как он нельзя было назвать иначе, как тёмной лошадкой на игровом столе.
        Что значит понятие "быть хорошим императором?" Каким должен быть хороший правитель страны? Ответ может быть разный, однако многие сходятся в одном - хороший правитель должен не просто думать о народе, а делать всё возможное для его блага. Как ни странно, министр лучше большинства кандидатов подходил под это перечисление.
        Почему? Что такого было в министре экономики, что могло отличить его от дворянина? Что за качество? Как ни странно, отсутствие дворянской крови. Он не родился среди аристократии, как и Кольберт. Ему не приходилось жить жизнью дворянина. Он был тем, кого принято называть низшим слоем общества. В отличие от них, он понимает, какого это, быть презренным всеми.
        Если снова затрагивать мир, из которого прибыл учёный, личность министра можно невольно сравнить с Гуинпленом. Вот только если первый, будучи нищим, оказался потерянным сыном лорда, то министру пришлось добиваться признания.
        В чём заключалось его противостояние? Зачем ему требовался титул Императора? Всё просто, ведь только с этим титулом он мог что-то радикально изменить. Весь собираемый им компромат на дворян был лишь для того, чтобы он мог стать правителем своей страны. Изменить устаревшие правила, освободить народ от рабства и дать ему то, чего он заслужил.
        Такого было его и Кольберта желание. С такими намерениями они убили своего учителя, пусть и руками палача. Да, оба были грешны. Обоим часто приходилось проливать кровь, чтобы добиться своего. Увы, таковы правила мира, который он вознамерился изменить.
        Что до того, чем была вызвана его скупость, то и тут ответ лежит на поверхности - отголоски прошлого. Привычки экономить на всём остались при нём и по сей день. Когда человек имеет на руках крохи, да и те приходится делить с другом, он начинает ценить то, чем обладает.
        Из всего вышесказанного становится понятно, почему Зен отдал предпочтение правлению именно Скота Уолтера, министра экономики, нежели его врагу, министру обороны. Второй был бы ничем не лучше самого Зальзара, в то время как от первого могла быть польза стране. К тому же, выбор хорошего правителя мог бы положительно сказаться на его репутации среди других стран.
        Что до самого Кольберта, тот лишь желал, чтобы его приятель мог сделаться императором Ипонгрина. Он разделял идеи своего друга, однако не мог видеть самого себя в роли правителя страны. Правление страной в конце концов это большая ответственность, и ноша, которую не каждый способен нести.
        Говоря о нём, сам Кольберт скрывался в убежище, расположенном в столице. Как ни странно, о нём не знал никто, за исключением самого Кольберта. Впрочем, вряд ли бы кто-то стал лезть в старинный винный погреб, расположенного пусть и в столице, но у чёрта на куличках, да ещё и купленный у одинокого старика, вот уже умершего пару десятков лет назад.
        Находясь в таком месте, его интересовал лишь один вопрос - свяжутся ли с ним те люди, в которых с таким упорством верил его старый друг...
        Глава 434/Ведите, добрый человек
        Глава 434
        - Весело... как же весело сидеть одному в спрятанной комнате, где единственным источником света является магический фонарь. Фонарь, даже не окно. Готов поспорить, в темницах даже лучшие условия.
        Кольберт, будучи один в камере, как он сам называл это место, только и делал, что бродил по комнате. Изоляция от мира на каждого влияет по своему. На кого-то и вовсе не влияет, а кто-то под её воздействием понемногу сходит с ума.
        - Какой дурак. Какой же я, чёрт бы его подрал, дурак. Ладно хоть спасибо технологиям, подарившим нам консервированную еду. С голода помирать не придётся. Но чёрт возьми, как я мог упустить из виду тот факт, что здесь нет даже матраса! Да и чёрт с ним, с этим матрасом. Мог бы хоть стены покрасить, да грибок убрать.
        Походив ещё немного по кругу, он вновь продолжил выливать свою гневную тираду.
        - Да и чёрт бы с этими стенами, нашёл к чему придираться. Ну о гигиене я хоть должен был подумать! Один чёртов горшок поскупился принести. Надо же было мне откладывать до последнего. Теперь вот ругаюсь, словно какой-то простолюдин, да ещё и вслух. Впрочем, кому какая разница, всё равно меня не услышат. Наверное полезно выговориться самому себе. Да, определенно полезно.
        Постояв немного на месте, он несколько раз постучал по каменному полу, а затем продолжил начатое.
        - Нет, всё-таки я старый дурак. Притащил целый стол со стулом, бумагу, чтобы писать мемуары, а чернила... идиот. И этот человек называется доверенным лицом министра экономики. Да, я неподражаем собой. Таких растяп как я найти ещё нужно. И этому человеку доверили компромат чуть ли не на всех дворян и наверное уже нынешнего правителя Ипонгрина.
        Словно бы погрузившись в отчаяние, он сел у стены, но затем резко встал, словно бы не желая сидеть без дела.
        - Да как же так. К чёрту. Даже развлечения нет. Из комнаты выйти разве что в погреб, что в принципе ничем не отличается. Даже вина нет. Винный погреб без вина, чёрт подери. Зато воды аж три бочонка. И ром, который я на дух не переношу. Еда тоже безвкусная, да и разнообразием не блещет. Видимо я так и скончаюсь, в сотый раз от скуки перечитывая компромат. Весело. Как же весело, чёрт возьми...
        Находясь один, в полном одиночестве, он попросту не мог найти себе другого занятия. Он лишь мог изливать свой тирады, проклятие и гнев на министра обороны, по чьей вине ему приходилось сидеть в этой клетке. Да, конечно в этом был виноват только министр, ибо это место делалось им в качестве предосторожности, и именно из-за него Кольберт оказался здесь.
        Впрочем, у него было чувство превосходства над врагом. Почему? Потому что весь компромат лежал на столе, буквально в двух шагах от него. Эти документы были подобны яду, и всё что требовалось для убийства злосчастного врага, так это передать его в правильные руки, или как ещё можно выразиться, руки убийцы.
        - И когда же появятся эти самопровозглашенные люди. Сидишь себе, ждёшь их. А что если они и вовсе не появятся? Что тогда? Мне до конца оставшихся дней проживать здесь? Впрочем, что мне осталось. Что я, что Уолтер, что этот министр обороны, чьё имя у меня постоянно вылетает из головы - все мы старики. Как-то задлилась эта вражда. Может найти себе преемника?
        Последняя мысль заставила его застыть на месте и всерьез задуматься над этим. В конце концов он пришёл к выводу, что всё это слишком иронично.
        - Да уж... повторить судьбу учителя. Похоже я теперь понимаю, почему несмотря на все те проклятия, которыми он наговаривал на нас, стоя на эшафоте, в конечном итоге его лицо застыло улыбкой. Интересно, какого оно, когда собственный ученик превосходит учителя? Хм...
        Помолчав немного, он внезапно воскликнул сам себе, словно бы получил просветление.
        - Чёрт возьми! Похоже я и вправду старый пень, раз так долго и усердно не замечал этого. Наверное правду говорят, что со стороны виднее. И как часто я надсмехался над подобными вещами. Интересно, Уолтер давно это понял? Это же надо так. Получается, он хотел проверить наши узы? Да, определенно так. В одиночку мы бы вряд ли справились с ним, и умирая, он был бы разочарован в нас. Вот оно как. Может этим он хотел искупить вину? Надеюсь.
        Кольберт, как и его друг, не слишком часто задумывался о своём прошлом. Он был благодарен своему учителю за предоставленную возможность, за спасение от нищеты, однако стоило ему узнать о денежных махинациях, что он совершал, как оба потеряли всяческое уважение к этому человеку. Они надеялись, что учитель исправится, однако тот и не подумывал этого делать. Пожалуй сложно отказать вредным привычкам.
        - И всё же, может найти преемника? Или преемницу? А почему бы и нет? Если выживу, обязательно научу молодую душу всему. Смерть итак уже дышит в спину. Да и на улицу сейчас не выйти, свежим воздухом не посчитать. Чёрт знает, сколько времени будут продолжаться эти бунты. У меня поди к этому моменту отрастёт метровая борода, и все будут принимать меня за бомжа. Да, точно будут, и обязательно изобьют. Нищих никогда не жаловали, а теперь и подавно. И это говорит будущий щминистр экономики. Не знаю, существуют ли творец всего, но коль да, то он любитель пошутить.
        Постояв немного, он вновь продолжил ход, после чего посмотрел на потолок и фыркнул.
        - Тьфу. И на кой лад мне вспомнилась эта церковь света с их глупыми фанатиками. Один тупее второго. Хорошо хоть в правительственные дела не вмешиваются. Хотя, это даже немного странно. Подозрительно наверное. Может случилось чего, о чём не следует знать? Да один чёрт. Уж лучше рома выпью.
        Стоило ему произнести последнее слово, как вдруг дверь, что вела сначала в коридор, а затем и в винный погреб, открылась. Сердце старика ушло в пятки, поскольку к своему удивлению, он не услышал шагов. Быть может тому виной были его громкие размышления, но даже так, неужели он не мог услышать эхо шагов.
        Внутрь вошла фигура в тёмной мантии, чьё лицо было прикрыто маской, самой обыкновенной, с прорезами для глаз. Она не стремилась подчёркивать стиль носителя, лишь только скрыть личность.
        - А вы я посмотрю за мной пришли. Дайте угадаю - соседняя империя, - сказал он, когда страх наконец пропал.
        - Берите компромат. Мне велено сопроводить вас.
        - И к кому же, если не секрет?
        - Узнаете.
        - У меня есть выбор?
        - Нет.
        - Ну тогда пошли. Ведите, добрый человек.
        Глава 435/Под предвотельством
        Глава 435
        Кольберта сильно заинтересовала личность своего новоиспеченного спутника, что внезапно ворвался в его убежище и вывел из заточения. К тому же, на нём обнаружилась маска, целиком скрывающее лицо, по понятным мерам предосторожности.
        Впрочем, удивляться долго ему не довелось возможным, поскольку стоило им двоим войти в винный погреб, как таинственный незнакомец вырубил помощника министра экономики одним ударом руки. Сделано это было для его же безопасности, и ко всему прочему, чтобы не возникло проблем с доставкой в пункт назначения. Что до самого Кольберта, несмотря на возраст, атака лишь вырубила его, не причиним существенного вреда.
        По сути, если говорить в целом, Кольберт лишь перекочевал с одного убежища в другое, вот только в отличие от первого, второе являлось собственностью шпионов Вавилона. Само же место представляло собой целый подземный комплекс, скрытый от простого людского глаза. Можно сказать, это было их базой, а также местом, куда непосредственно доставлялась информация.
        Очнулся же Кольберт весьма удачно - лёжа на кровати, с подносом горячей еды и холодной воды. Его даже не посетила мысль, что еда и вода могут быть отвравлены, ведь коль это было угодно его похитителям, те бы явно не стали брезгать подобным методом немногим раннее, когда он лежал без сознания.
        Спешно насладившись трапезой после многодневного питания одним и тем же, он наконец соизволил осмотреть место своего нынешнего пребывания. Как ни странно, от тюрьмы место не слишком то и отличалось. Лежал он на кровати, или верней сказать, соломенном матрасе, а поднос с едой стоял на импровизированном столе, состоящим из ящиков. Из остального в комнате лишь горел факел и сияла дыра для испражнений. Ну и само собой железная дверь.
        Поднявшись с кровати, он сделал несколько шагов по камере, восстанавливая функционал тела, и лишь затем несколько раз постучал в дверь костяшками пальцев.
        - Люди добрые, за банкет спасибо, вот только может отпустите меня? Зачем я вам без компромата? Хотя...
        На этом слове старик задумался о своём, после чего сделал заявление невидимому собеседнику. По неизвестным причинам он считал, что его слушают, а потому без стеснения или толики безумия продолжал вести свой томный монолог.
        - Я лучше здесь останусь. Хорошо кормят, кровать удобная есть. Если дадите ещё бумагу и чернила, совсем прекращу жаловаться. Снаружи черти что творится, а здесь хорошо. Спокойно, так сказать. Самое оно для такого как я!
        Закончив мысль, он отчего-то глубоко вздохнул.
        В какой-то мере Кольберт был прав. Наилучшим выходом было оставаться в камере и никуда не выходить, пока ситуация в империи хотя бы не стабилизировалась. К тому же не стоит забывать о митингующем народе и что немало важно, об его поиске. Было бы не очень приятно, если бы его поймали, а затем посадили в клетку к своему другу.
        Также стоит отметить, что Кольберт не просто так просил бумагу и чернила. Для него письмо было чем-то вроде убийства скуки, ибо в его возрасте развлечений у обычного человека было немного. Даже та же еда могла вызвать проблемы с животом, так что уж говорить об алкоголе. Поэтому старые люди, и в особенности пожилые дворяне, занимались этим излюбленным делом.
        - Ладно, а если серьёзно? Я то сразу могу заявить, что вы не солдаты Ипонгрина. По одному не судят, да методы разительно отличаются. Как минимум эти чёртовы стражники попытались бы меня заткнуть. Да какой там попытались, точно бы заставили молчать!
        На все возгласы старика наконец явился тот самый человек в маске. По крайне мере Кольберт не нашёл в нём отличий от той фигуры, что внезапно вырубила его.
        Сначала человек открыл окошечко в железной двери, и лишь убедившись, что заключенный не спит, соизволил открыть дверь и войти внутрь.
        - Добрый день, - Начал Кольберт.
        - Сейчас утро, - ответил незнакомец не менее таинственным голосом, словно бы его голова была прикрыта шлемом.
        - Вы так говорите, будто я по четырём стенам могу определить ясность дня, - выразил своё недовольство старик.
        - Я надеялся, что вы догадаетесь по рациону приёма пищи, что это был завтрак, - ответил
        человек в чёрных одеяниях.
        - Прошу прощения, ибо не хочу показаться грубым, но принесенная вами каша и свежая горбушка хлеба являются моим ежедневным рационом. Или верней сказать, именно этим мне обычно приходиться питаться на завтра, обед и ужин.
        - Извините, мне это не очень интересно. Впрочем, прежде чем мы перейдём к делу, хотелось бы спросить вас про ваше здоровье. Быть может, вас что-то беспокоит?
        Последнее высказывание от человека в чёрных одеяниях было весьма наигранным, но сам Кольберт не стал обращать слишком много внимания на подобную мелочь в разговоре.
        - К счастью, всё в порядке. Благо кровати у вас хорошие. Это куда лучше, чем спать облокотившись об холодную стену.
        - Поверю наслово.
        - Раз такое дело, не соизволит ли сударь рассказать, что я потерял в этом с виду злополучном месте? Чем-то напоминает тюрьму. Нет, я то понимаю, что мой текущий статус считается государственным преступником, однако смею заверить, что ничего подлого я не совершал.
        - Господин Кольберт, вы получите ответы на все ваши вопросы. Вот только увы, в данный момент я не имею права раскрывать всё вас интересующее. Например, в наших же интересах, чтобы вы не покидали эту комнату, а тем более расхаживали по коридору.
        Говоря наших, человек не имел в виду свою группировку. Речь шла именно о нём самом и Кольберте. Иными словами, собеседник старика не хотел того раскрывать своего статуса, чтобы помощник министра не догадался, есть ли люди выше его по титулу.
        - Хорошо. Если этим я смогу обеспечить свою безопасность, тогда прекрасно. Быть может, у вас также найдётся парочку лишних листиков и горсти чернил для меня? Чувствую, я здесь надолго застряну.
        - Не волнуйтесь, мы уже заканчиваем последние приготовления к предстоящему плану. Надолго вы здесь не задержитесь. Впрочем, если это так важно, парочка листов и горсть чернил найдутся для вас.
        Услышав сказанное, старик невольно поднял бровь.
        - Раз такое дело, не желаете посвятить меня в ваш план? Я бы с радостью составил с вами кампанию за этим столом.
        - Увы, но по некоторым причинам, я не могу раскрыть всех деталей плана.
        Наигранно вздохнув, он всё-таки задал ещё один вопрос.
        - Может всё же ответите, кто вы? Что-то я совсем запутался, что представляет собой ваша группировка.
        Взяв паузу для большей драмы, человек в одеяниях ответил.
        - Нас можно назвать объеденным союзом трёх стран, под предводительством славной империи Вавилон.
        Глава 436/Полное содействие
        Глава 436
        От последнего заявления помощник министра экономики не хило удивился, можно даже сказать, заставил встать в ступор. Ему потребовалось по меньшей мере несколько секунд чтобы понять, о какой стране идёт речь.
        - Погодите немного. Что-то я совсем запутался. Получается, вы Вавилонцы? И даже если нет, мне бы хотелось узнать наверняка, что за две страны входят в ваш союз. Смею предположить, что территориально это будут ненавистная Ипонгрином Рудия и Алгула.
        На самом деле догадаться в том, какие именно страны входили в союз, была не так сложно, особенно когда центральная была названа. Да, если брать географию, Вавилон находился как раз между этими двумя странами. Также стоит отметить, что в недавнем прошлом Рудия нанесла разгромное поражение Ипонгрину, а потому решить, что она входит в союз, не было чем-то гениальным.
        - Вы абсолютно правы, Господин Кольберт. Не думаю, что есть смысл это скрывать, но я и правда принадлежу империи Вавилон. Что до остального, вам должно быть интересно, какие цели преследует союз?
        - Говоря по правде, даже очень. Однако судя по вашей манере речи, мне это только предстоит ещё услышать.
        Кольберт догадывался, что в данный момент его вряд ли станут просвещать в детали происходящего, ибо в ином случае его собеседник начал бы именно с этой темы. В таком случае разговор нёс лишь в себе причину "успокоить старика," а также заработать его лояльность к себе.
        - Крайне умно сказано. Меньшего от помощника министра экономики, и по совместительству тому, кто вёл все его тёмные дела, я не ожидал.
        - С чего бы вам было взять, что я вёл чёрную бухгалтерию? Я думал везде бытует правило - не пойман, не вор, - несколько недовольно ответил старик.
        - Может прямых доказательств у меня нет, однако у вас также нет доказательств того, как вы смогли держаться на своём кресле всё это время. Без неё это невозможно, ибо жизнь показала нам немало примеров того, что так жить невозможно, - преспокойно ответил человек в чёрных одеяниях.
        - Что же, будем считать, что мне и моему другу удалось доказать обратное. Кстати говоря, куда делся мой компромат. Всё таки смею предположить, что взяли вы меня только из-за него, ибо чем может помочь дряхлый старик, доживающий свой век?
        Хоть Кольберт несколько преувеличивал, говоря что доживает свой век, однако молодцем его назвать уже было нельзя. Да и сам он смутно представлял, что может великой державе понадобится от такого как он? Особенно если учитывать тот факт, что самому себе он предрекал ещё не более пяти лет жизни.
        - Отвечая на ваш вопрос по поводу компромата - вы прекрасно догадались, что он нужен в качестве помощи для политической игры в Ипонгрине. Держать страх в народе не самый лучший вариант, однако шантажировать дворян порой бывает очень полезным. Отвечая же на другой, могу сказать, что у моего Императора есть на вас большие планы.
        Кольберт не мог проронить ни слова. Конечно, услышать нечто подобное было подобно одновременно благословению ангелов и проклятию сатаны. С одной стороны он мог получить хорошую должность во главе с новым Императором, а с другой... с другой Император мог попользоваться им как марионеткой, чтобы выбросить на улицу.
        - Значит у Императора Вавилона есть на меня большие планы? Что же, интересно. Интересно то, как он разыграет мою карту.
        - Я и сам с удовольствием посмотрю. Пока что могу предрекать вам хороший конец. Император не такой человек, что станет кого-то предавать.
        - Я с ним не знаком, а потому посмотрим.
        Последние слова человека в чёрных одеяниях, можно сказать, были сказаны просто так. Не то чтобы они несли много смысла, однако этим он вновь пытался успокоить Кольберта.
        - Кстати говоря, Сударь. Совсем вылетело из головы. Не могли бы вы рассказать о текущей ситуации в стране?
        - Увы, не могу, но смею заверить, что скоро вы всё увидите собственными глазами.
        - Раз так, то буду ждать. Ждать этого момента и того, когда вы соизволите принести мне пергамент и чернила! - С наигранным недовольством ответил он.
        - Я постараюсь что-нибудь придумать. Приятного отдыха, Господин Кольберт.
        - И вам того же, кем бы вы ни были, незнакомый мне человек.
        На этом встреча обоих была закончена. Этот человек дал ему пищу для размышлений, однако к сожалению, а быть может и счастью, все мысли сводились к одному - нужно ждать. Должно было пройти определенное время, чтобы случилось нечто важное, и когда это случится, ему придётся выступить в качестве центровой фигуры. По крайне мере так считал Кольберт, когда писал свои мемуары в своей новообретенной комнате.

***
        (Пр. Редактора - события, происходящие дальше в главе, происходят на следующий день после того, как принц Зальзал якобы был убит. Надеюсь у читателей не возникнет вопросов на этот счёт. Спасибо и всем приятного чтения)
        - Вернуть мне престол? - Удивился принц.
        - Да, юный Император. Боюсь, министр обороны руками своих подчиненных убил всю твою семью, а также отобрал у тебя трон, дабы самому восседать на нём, - спокойно говорила она, наблюдая за тем, как меняются краски на лице Зальзара.
        - Он... этот старый козёл! - Сказал он, сжав кулак, словно бы грозясь ударить им в лицо.
        - Я посмотрю вы не слишком беспокоитесь о потери семьи. Должно быть у вас были не очень крепкие узы, - раскритиковала его поведение Бастет.
        - Семья это всего лишь семья. Всё что связывало меня с теми людьми, так это кровные узы. Хороший Император должен откинуть такие вещи, иначе ему не светит долгая карьера, - несколько охладив свой пыл, ответил Зальзар.
        - Пусть я не могу со всем согласиться, но в ваших словах есть своя доля правды.
        - Сударыня, скажите, как вы собираетесь скинуть министра? И что самое главное - зачем вам это?
        Бастет намеренно взяла паузу, и затем, подойдя поближе к принцу, ответила.
        - За это можешь не волноваться. План по его свержению почти готов. Что до того, для чего мне это, я отвечу просто - личные счета.
        Конечно у Бастет не было личных счетов с министром обороны, но всё это было сказано принцу ради того, чтобы запудрить ему мозги. Судя по эффекту, можно было сказать, что эта миссия прошла успешно.
        - Тогда позвольте помочь. Я сделаю всё что над... - не успел досказать он, поскольку был прерван девушкой.
        - Не волнуйся. От тебя ничего не требуется, кроме как сидеть в этой комнате. Будет нехорошо, если министр внезапно узнает о твоём выздоровлении.
        - Да. Пожалуй вы правы.
        - Надеюсь на ваше полное содействие.
        Глава 437/Ехидное лицо
        Глава 437
        - Так значит это и есть столица этой злополучной страны? Что же, выглядит весьма удручающе. Как здесь люди вообще живут? Будь я на их месте, давно бы свалил в ближайший лес, - говорил Арчибальд, наблюдая за местной разрухой.
        - Не хочу показаться расистом, то ты же эльф. А они люди. Человека с его место обетованного крайне сложно выгнать, даже войной. Это у вас поди считай одна большая страна. У нас же есть такое понятие, как защита родины, - ответил учёный, наблюдая на Арчибальда, что таки наконец решился показать своё лицо. К его удивлению, Зен не показал никакой реакции на уродство, а потому мнение о нём самом несколько увеличилось в положительную сторону.
        - Потому и говорю, что свалил бы в какой лес. Разве это дело, если мы с такой лёгкостью попали в столицу? Эти стражники даже не стали обращать внимания на карету. Что сказать, я ошеломлён таким поведением. Да и что за понятие такое, родина? Стоит ли оно того, чтобы вот так рисковать своими жизнями? Никогда этого не понимал... - Ответил он, вертя шлем в руке.
        - Родина это нечто большее, чем просто слово. Защищая страну, человек пытается уберечь не просто семью, но и культурное наследство страны. Правда всё чаще я стал замечать, что и защищать то нечего. Так что как бы странно это не звучало, ты прав.
        Арчибальд еле заметно улыбнулся.
        - Приму за комплимент. Эх, как же я скучаю по транспорту из Вавилона. Эту карету так трясет, словно бы мы несемся по горе. Кажется кто-то решил сэкономить на дорогах, - пожаловался эльф, когда колесо кареты попала под очередную кочку.
        - Ну тут ты не совсем прав. Просто местные дороги не умеют делать. Здесь каменная плитка, а в Вавилоне бетонный асфальт. К тому же, что-то мне подсказывает, что большинство этих дыр были вызваны искусственным образом.
        В ответ на услышанное Арчибальд приподнял бровь, или верней сказать, извилину, поскольку на том месте были ожоги второй и третьей степени.
        - Намекаешь, что была стычка с магами?
        - Верно.
        - Ну это и не удивительно. Насколько я понял, с появлением так называемых мушкетов, они ушли на второй план. Люди попросту перестали в них нуждаться, ибо даже простые гражданские с минимальной подготовкой могли убить их. Впрочем, будь это маги восьмого и девятого порядка, я бы посмотрел, как они бы попытались попасть по цели, - усмехнулся Арчибальд, тем самым показывая важность своих навыков и способностей.
        - Охотно верю. В конце концов, из охраны у меня один лишь ты, а мы, прошу заметить, на вражеской территории, - ответил Зен, удовлетворив потребность Арчибальда в его важности.
        В конце концов это была существенная правда. Зен практически не опасался того, что на него нападут. Даже если бы у налётчиков были мушкеты, эльф бы успел создать вокруг них барьер. Да даже если бы у врага внезапно оказался динамит, он вряд ли бы смог хоть как-то повлиять на исход боя. Что до атаки самими магами, даже если это был воин девятого порядка, ему вряд ли бы удалось одолеть Арчибальда, ибо эльф был выше этого уровня, но при всём при этом не дотягивал до мощи младшего божества.
        Такой силой, как он, обладали далеко не многие, кто не принадлежал к божествам. В качестве примера можно привести пяти великих защитников эльфийского континента, или как их ещё называли, пять славных протекторов, коим лично была доступна аудиенция с монархом, ну или несколько правителей империй девятого ранга. В качестве представителя одного из таких магов можно было вспомнить императрицу холодной долины, с коей эльф столкнулся в бою один на один, в её же дворце.
        - Всё же для меня честь, что такой человек как ты, полагается на мою силу. Однако мне всё не мнется, а какого дьявола мы двигаемся черти знает куда? Ты же говорил, что мы должны прибыть во столицу, однако у меня уже возникает ощущение, что бы делаем пятый круг. Особенно из-за всех этих кочек.
        Ответ последовал незамедлительно и с чётко поставленной речью так, словно бы учёный именно этого и ждал.
        - Мы ждём!
        Арчибальд несколько опешил от такого ответа, но всё же спросил.
        - Кого? Или что? Желательно чтобы этот момент побыстрее настал, а то я так и умру в дороге. Как же я ненавижу эту тряску. Из корабля в карету, чёрт подери, - наигранно выставил он своё недовольство.
        - Выражусь твоими словами - скоро сам узнаешь.
        Арчибальд немного помолчал, формулируя ответ, а затем сказал.
        - Ладно, ладно, понял. Накормил моей же ягодой и она оказалась горька на вкус. А если серьёзно, то зачем всё это? Расскажи, коль не слишком трудно, - показал он своё детское любопытство.
        - Не скажу.
        - Зачем ты так со мной?
        - Расскажу, будет не так интересно.
        - Логично. Но ты бы поторопил это самое событие. Я уже устал ждать.
        - Это нечто, что зависит от меня. Но ты бы надел шлем. К встрече подготовился, так скзаать, - подмигнув, ответил Зен.
        - Так значит это встреча? Интересно. Очень любопытно, с кем же мне придётся встретиться. Не приведи всевышнее божество с бывщей любовью, - ответил он, морща лоб от недовольства, словно бы вспоминая не самый приятный момент из своей жизни.
        Такое поведение не слишком удивило Зена. Несмотря на то, что Рем кое-как поверил в ложь, учёного было непросто провести. Однако, к его удивлению, сам эльф тщательно увиливал от темы встречи, что наводило на мысль о не самой хорошей встрече. Однако о боё он не думал, ибо ни шума сражения, ни его последствий он не видел или слышал.
        - Так и не признаешься, что между вами произошло?
        - Я уже говорил. Поболтали по душам, да и только.
        - Ну это врать можешь своей герцогине. Ох, чую и долгий разговор у нас будет по прибытию в Вавилон.
        В этот момент Зен осёкся, словно бы почувствовал что-то.
        - Что-то не так? - Удивился Арчибальд.
        - Да так. Похоже то событие, о котором ты столько раз говорил, наконец случилось.
        - В смыс... - не успел он досказать, поскольку в карете внезапно появилась одна весьма подозрительная личность.
        Это была девушка, в облегающем чёрном костюме, что открыто давал насладиться всей красотой её фигуры. Что уж говорить, если даже у самого эльфа от такого зрелища чуть слюнки не потекли на пол.
        - А ты не торопилась, Бастет, - сказал Зен, смотря на ехидное личико девушки.
        Глава 438/Политические решения
        Глава 438
        Девушки несколько раз моргнули глазками, словно бы строя из себя невинную жертву, и лишь затем ответила на заданный ей вопрос.
        - А разве ты куда-то торопился? Знаешь ли, было проблематично вычислить твоё транспортное средство, - ответила она так, словно бы для неё это было невероятной задачей.
        - Брось паясничать. Стоило мне въехать в ворота, как информация была в твоих руках. Уж кому как не мне знать, на что способна твоя информативная сеть. И не надо так косо на меня смотреть, - ответил Зен, поймав на себе пусть и наигранный, но неприятный взгляд.
        - Ты не можешь сказать этого наверняка, - заявила она.
        - Могу, и говорю, - ответил учёный, кидая взгляд на своего спутника.
        - Зен, не мог бы ты меня познакомить с этим чудиком? Выглядит он как-то странновато, тебе не кажется? И да, может на нём и одет шлем, но я ловлю похотливые взгляды от него.
        Арчибальд конечно несколько опешил от внезапной смены приоритетов, а также от того, что его назвали похотливым. Впрочем, ему и правда было сложно оторвать взгляд от девушки. Он даже мог с уверенностью сказать, что красота появившейся незнакомки была способна конкурировать с красотой его ученицы, Эвелиной.
        - Ну где же мои манеры? Совсем про них забыл! Прошу прощения, милая сударыня. Меня зовут Арчибальд, и я, если можно так выразиться, новоиспеченный спутник Императора Зена. А вы, как я понял, его приближенное лицо. И да, прежде чем вы дадите ответ на мой вопрос, смею заявить, что я слишком стар для такого! - Ответил он, немного оскорбившись поведением девушки.
        - Раз такое дело, позвольте и мне представиться. Бастет. Не знаю, говорил ли вам Император о моём статусе, поэтому предпочту не разглашать эту информацию без его согласия. Что до возраста, это явно не мешает вам быть старым извращенцем. Даже из чистого любопытства или удивления никто бы не стал так тщательно зацикливаться на фигуре, и попрошу заметить, груди! - Ответила она претензией на претензию.
        - А у сударыни острый язык.
        - Как и у вас ваш же взгляд.
        Разговор явно заходил не в те дебри, а потому был остановлен самим учёным. В конце концов в нём было мало смысла, если конечно вообще был. Это скорее выглядело так, словно эти двое лишь искали себе повод создать конфликт.
        - Хватит вам обоим. Ведете себя как маленькие дети.
        Бастет в ответ на это еле заметно хмыкнула, в то время как Арчибальд отвернул свой взгляд.
        - Хорошо. Можете пялиться мне на грудь, я ничего не имею против. Будем считать, что этим вы подтверждаете, что я довольна хороша собой, - высокомерно сказаала она.
        - Да чёрт возьми, не смотрел я на вас таким взглядом! Хотя, если говорить моё личное оценочное суждение, фигура у вас что надо! - Деловито ответил он.
        - Вы бы ещё любовью здесь занялись, - прокомментировал Зен.
        - Ещё чего! Да меня Эвелина на куски порвёт, узнай, что у меня в голове такая мысль зародилась! Не, к чёрту, я слишком стар для этого, - стал он тут же отнекиваться на это дело.
        - Зен, может всё-таки приступим к делу? Ты ведь сюда не просто на меня поглазеть пришёл, - перейдя на серьёзный тон, задала она вопрос.
        - С радостью. Пусть я и предполагаю текущую ситуацию, но мне бы хотелось, чтобы ты лично доложила ситуацию.
        Учёный не просто так катался по городу. По сути порабощение Ипонгрина было тщательно продумано, однако внезапное приглашение на конгресс большой восьмерки несколько изменила его планы. Изменила вплоть до того, что он позволил министру обороны занять трон. Впрочем, исход в любом случае ожидался один и тот же.
        - Тогда, если не церемониться и говорить по делу, могу обрадовать - всё идёт чётко по несколько измененному плану. Министр обороны занял власть, свергнув императорскую семью. Наивный человек, - усмехнулась она.
        - Понимаю. Впрочем, любой на его месте был бы таким же наивным стариком. Арчибальд, я не старался оскорбить твой возраст, так что прекращай на меня так смотреть, - сказал он эльфу, что с упоминанием слова "стариком" сразу же повернул голову в его сторону.
        - Да ну вас, - обидчиво ответил он.
        - Так, на чём я остановилась? А, точно. Ко всему прочему он поймал министра экономики. Кольберт сбежал по раннее обнаруженному нами подземелью. Немногим позже один из моих лучших людей привёл его в наше убежище.
        На этом моменте карета вновь попала под кочку, что заставило Арчибальда тихо вылить наружу гневную тираду на тему "идиотских" дорог Ипонгрина.
        - Интересно. А что с главным блюдом? - Поинтересовался Зен.
        - Если речь идёт о принце Зальзаре, то он цел и невредим. Правда вся страна считает, что он мёртв, как и его семья. Кстати, надеюсь ты не был против, что я устроила небольшую шутку для "убийц" императорской семьи?
        Учёный безразлично отреагировал на такое заявление, ожидая, что Бастет сама ответит.
        - Я просто навела немного шуму, не переживай. Хотелось поглядеть, как они будут убегать с хвостом позади. Как ни странно, они приятно удивили. Сбежали так, что даже ран не осталось. Заслуживает восхищения для простых смертных, - наигранно усмехнулась она.
        - Это далеко не деловой подход, Бастет. Впрочем, если всё прошло по плану, меня это не слишком волнует. Просто впредь постарайся не совершать такие выходки, ладно?
        - Не проблема, - сказала она, после чего карета вновь въехала в кочку, из-за чего Арчибальда окончательно прорвало на всевозможные оскорбления. В пределах культурного конечно, ибо с ним в одной карете ехала прекрасная мадам.
        - А что до остальной императорской семьи? Они мертвы? - Поинтересовался учёный.
        - Император несомненно мёртв. Впрочем, ему, итак, недолго оставалось. Месяц, может два. Бедного подагра схватила. Увы, такая болезнь как эта не лечится магией света. Что до боли, поговаривают, что он даже не жаловался на неё. Что же, если это так, то он либо был слишком упрям, либо у него была большая сила воли, - говорила она о судьбе императора, о чьём имени многие давно позабыли.
        - Не слишком ли много слов о покойнике? - Отрезал Зен.
        - Как ни посмотри, этим покойником был сам Император. О нём даже старшее поколение забыло, так что хотя бы мы должны были оказать ему какое внимание, - ответила Бастет, как бы невзначай задев весьма и весьма философскую тему.
        - Хорошо. А что с остальными? Ещё же вроде были принцессы, я прав?
        - Несомненно прав. Принц Зальзар хотел выдать их за Императора Глорисса, да вот планам не было суждено сбыться. Пусть и не было прямого приказа, я решила спасти им жизни. Для этого мне, можно сказать, потребовалось буквально ничего. А вот уже как с ними распоряжаться, это дело ваше. У тебя добрый характер, так что думаю ты поступишь по справедливости.
        - Об этом мы поговорим позже. А теперь трогаем в путь.
        - Куда? - Поинтересовался Арчибальд.
        - Как куда? К министру обороны конечно же. Будет дела политические решать! - Улыбнувшись, ответил Зен.
        Глава 439/ Начнём с вас
        Глава 439
        Путь к министру обороны лежал конечно же в императорский дворец, где он в принципе и обосновался, и откуда практически не вылезал. Всё таки теперь на его плечах были сразу две обязанности - требования от министра обороны, а также правителя всей земли.
        Стоит отметить, что он довольно неплохо справлялся с ролью Императора. Всё таки опыт и многолетние махинации в сфере политики не прошли даром. Вот только одно было плохо - народ не очень жаловал нового правителя. Почему же?
        Ответ как нельзя прост - большая часть вины за поражение Ипонгрина лежала на его плечах. Мюрей находился под его крышей, и даже несмотря на то, что козлом отпущения сделали именно генерала, самому министру досталось также. Однако что значит слово народа? Так, пустой звук...
        Тем не менее, дела в стране обходили далеко не очень. В частности народ восставал почти во всех городах, в том числе и в столице. Впрочем, стоило министру обороны воссесть на трон, как народ несколько успокоился. Все силы были направлены на физическое подавление сил бунтующих, из-за чего страдала сама оборона города, однако это была меньшая из проблем.
        Сама троица, состоящая из учёного, Бастет и Арчибальда, ехала на карете, запряженной магическими зверьми. Так часто было принято называть быстроходных коней ну или других зверей, что хоть как-то отличались от животных мира Зена.
        Ко всему прочему, такие существа служили показателем статуса. Их использовали в особо редких случаях, даже среди дворян. Например, когда требовалось как можно быстрее доставить послание, ну или если было необходимо показать важность личности внутри неё.
        За всю поездку на них ни разу не напали ни бандиты, ни простые жители, ни кто-либо ещё. Конечно большинство считало, что внутри могут сидеть ненавистные им дворяне, однако атаковать их могло обойтись себе дороже. Там вполне себе мог находиться сильный маг, а в таком месте, как город, у него было явное преимущество, ибо длина мушкетов, да и сама скорость выстрела, сыграла бы против них самих.
        Наконец прибыв ко входу в сам дворец, их, в отличие от стражников у стен города, пришли встречать стражники. Увидев роскошную карету и магических лошадей, они в тот же миг облились потом, ибо в их головы зароились подозрения, что прибыл тот самый император, что, в принципе, было почти правдой. Только вместо Императора Глорисса прибыл учёный со своей свитой.
        Один из стражников, набравшись смелости, таки осмелился подойти к кучеру и спросить о пассажирах. Узнав, что внутри сидит аж целый император, он сказал, что они могут ехать, а сам немедленно побежал доставлять информацию министру обороны. Причиной такому поведению было то, что новый правитель дал приказ впустить императора сразу же, стоит тому показаться у порога его дворца.
        В коридоре их встречали слегка поклонившись служанки и сами стражники с мушкетами и алебардами. Пусть это и был Император чужой страны, по сути настоящим правителем можно было назвать только его, а потому почтения должны были быть самые высокие.
        Несмотря на опущенные головы, сам учёный неоднократно ловил на себе удивленные взгляды. Нет, в его внешности не было ничего особенного, однако слуг и солдат куда больше интересовала сама свита Зена. Конечно они ожидали по меньшей мере сотню, а то и тысячу хорошо вооруженных солдат, но в итоге увидели лишь двух странно одетых людей.
        Сам Император ждал своих гостей в тронном зале. В последнее время это место так часто посещалась посторонними людьми, что он невольно начал задумываться об том, что это какой-то постоялый двор. Впрочем, жаловаться было некому, поскольку оставалось лишь официально дать вассалитет новому властителю.
        Когда все трое вошли внутрь, сам министр не подал виду, однако в душе глубоко удивился. Главным образом вызвало удивление странно одетый человек, ибо доспехи его по неизвестным причинам были прикрыты плащом. Второй же спутник не слишком удивлял, за исключением того, что носил маску.
        - Господин Император, рад приветствовать вас в нашей стране. Прошу прощения, что не смог оказать вам торжественный приём. Не хочу сказать ничего плохого в ваш адрес, однако надеюсь вы понимаете, что это было вызвано вашим внезапным появлением, - говорил министр с хорошо поставленной речью, подобной тому тону, на котором говорят военные. Иными словами, весьма харизматично.
        - Ничего страшного, господин министр, или верней сказать, пока что временно уполномоченный Император.
        Услышанное вызвало двоякое чувство у министра. Конкретно такую реакцию вызвало словосочетание "пока что." Это могло значить как то, что учёный желает его сделать полноправным правителем этих земель, как и то, что хочет снять его с поста. Впрочем, долго мыслить над этим он не мог, поскольку Зен продолжил.
        - Мне очень приятно, что вы так легко и быстро отпустили нашего посланника. Столь быстрое решение проблем редко наблюдается в наши дни. Увы, мне хотелось приехать к вам как можно раньше, однако возникли некоторые проблемы. Теперь же, когда их нет, мы наконец можем обсудить интересующие вопросы обеих сторон.
        Теперь министру обороны пришлось вновь удивиться словам учёного. Впрочем, он по-прежнему считал, что ситуация находится под его контролем, а потому решил задать интересующий его вопрос, дабы после их не возникло ещё больше.
        - Господин Император, прошу прощения за допущенное незнание, но что значит "нашего?"
        - А разве наш посланник не говорил об этом? Что же, видимо советник Императора Глорисса посчитал, что так будет лучше. Ах да, я ведь даже не представился. Что же, меня зовут Зен, и я являюсь полноправным правителем Империи Вавилон, а также лидером союза стран Рудии и Алгулы. Ваши войска совершили нападение на нашего союзника, а потому моя Империя должна была применить меры.
        Министр не находил слов, чтобы ответить своему гостю. Всё это слишком резко свалилось на его плечи, и под тяжестью удара, он чуть было не рухнул на землю.
        - Также смею заметить, что ваша страна находится в упадке. Впрочем, ничего удивительного, особенно после такого разгромного поражения. Смерть императорской семьи лишь усугубило положение, да и к тому же, насколько мне известно, министр экономики неожиданно оказался под арестом за совершенные им преступления. Вашу страну постигает одна неудача за другой. Это печально. Однако как вы можете понять, я здесь для того, чтобы решить все эти проблемы. А раз так, то давайте начнём с вас...
        Глава 440/Власть
        Глава 440
        Министр обороны ещё несколько секунд обескураженно смотрел на своего собеседника, прежде чем нашёл в себе силы ответить хоть что-нибудь.
        - Это... простите меня, Господин Император, однако мне несколько невдомёк, что вы хотите этим сказать? Если вам несложно, не могли бы вы посвятить меня в свои планы? Иными словами я не понимаю, что от меня нужно, - ответил он как можно вежливее в текущем состоянии.
        Ему часто приходилось стоять лицом перед влиятельными личностями, и даже несмотря на то, что большинство из них было дворянами, в число входили и императоры других стран. Далеко за примером ходить не надо, ведь достаточно вспомнить предыдущего правителя Ипонгрина. Однако стоящий перед ним человек разительно отличался ото всех.
        Мало того, что власти в этом человеке было как во всём мире, так он ещё умел полностью губить уверенность в собеседнике. К тому же его личность была скрыта не за одной завесой тайны.
        Конечно, что стоило ждать от человека, о котором он даже в жизни не слышал? Это было как минимум ненормально. Если бы на его месте сейчас стоял Глорисс, пожалуй он чувствовал бы себя гораздо лучше. В этом же случае становилось непонятно что это за союз, какой примерно силой и властью обладает стоящий перед ним человек, и главное, как вести себя в данной ситуации?
        К тому же этот человек был ему ненавистен тем, что бил по фактам. Пусть министр не до конца осознавал, откуда была получена информация, но это не отменяло того, что от гостя не было возможности что-то скрыть.
        Ко всему прочему, стоит добавить, что министр попросту не знал, что ожидать от стоящего перед ним человека. Он вилял из темы в тему, словно бы не желая давать министру хоть как-то вставить своё слово. Всё что он делал, так только извинялся и просил объяснить. От такого министр сам себе противился, ибо выходило так, что он оказался в дураках. Это как если идиот пришёл к учителю математики спустя десять лет занятий, и спросил, сколько будет два плюс два.
        - Разве вы не понимаете? Видимо мне придётся объясниться, - посмотрел он на него таким взглядом, словно бы разговаривал с маленьким ребенком. Министр хоть и не показал виду, но в глубине души затаил обиду.
        - Если несложно, - только и ответил он.
        - Хорошо. Коль вам угодно знать, желаю я сделать из вас официального Императора Ипонгрина. Говоря другими словами, вы будете править вместо принца Зальзара, но находится под вассалитетом нашего союза. И тут мне бы хотелось обговорить с вами некоторые формальности. В иной раз я бы выслал их письмом, но поскольку мы оба стоим лицом к лицу друг к другу, почему бы не сказать это прямо сейчас?
        Речь учёного невообразимо обрадовала министра. В один миг он позабыл старые обиды, и невольно на его лице расцвела улыбка. Конечно, что может быть лучше, когда тебе говорят, что ты будешь правителем целой страны? Пусть и не полностью, но он удовлетворил свою мечту. Да, он по-прежнему находился под кем-то, однако этот кто-то вряд ли бы стал сильно лезть в политические дела другой страны.
        - Очень приятно слышать с ваших уст принятое вами решение. Что сказать, меньшего от такого умного человека я и не ожидал. Могу дать слово, что под моим правлением эта страна вновь расцветет. Также даю верное слово, что буду слушаться всего, что выльется из ваших губ. Я знаю, что такой разумный правитель плохого не скажет, - как можно старательней льстил он учёному, ибо понимал, что за его плечами стоит такая власть, что способна размазать целую Империю в порошок.
        - Ладно, ладно, я удовлетворён комплиментами. Не нужно так напрягаться. Однако мне нужно напомнить вам, что страна находится в упадке, и с этим надо срочно что-то делать. Своими выходками вы сильно разозлили императором других стран, однако эта проблема вполне решаема. В конце концов приказ об атаке был дан именно принцем, а вы лишь подчинилялись ему, как преданный человек. Другое дело, что назревает гражданская война.
        Зен говорил правду. Сколько бы министр обороны силой не подавлял взбунтовавший народ, очаги не переставали появляться. Да, их количество уменьшилось, но кто говорил, что это не временно?
        Разве не могло случиться так, что сами солдаты могли восстать против зажравшейся знати?
        - Вы абсолютно правы, и смею предположить, у вас уже есть принятое решение? - Поинтересовался министр, не забыл при этом сделать комплимент.
        - Разумеется. Вы наверное удивитесь, но решением данной проблемы являетесь именно вы. Смотрите сами. Народ бунтует из-за чего? Конечно из-за разгромного поражения! Кто виноват? Правильно, генерал, что вовремя не отступил, и принц, что дал приказ любой ценой захватить Рудию. Кто меньше всего виноват? Правильно, министр обороны? Почему он? Потому что его дело оборона страны, а не атака. А что от нас требует народ? Смены власти! А властью будете именно вы. Я не собираюсь крутить вами в своих руках, однако в моих целях улучшить условия проживания в этой стране, дабы вы могли платить мне налог. В ином случае я не вижу способа его получения. Таким образом мы делаем друг другу взаимную услугу. Вы же понимаете, к чему я клоню?
        От такой тирады у министра невольно разболелась голова, но суть он уловил. Что до налога, он не слишком беспокоил его. Пусть министр не мог прочесть насквозь своего собеседника, однако он чувствовал, что у того очень добрая душа. Да, пожалуй всё было именно так, иначе будь на его месте кто-нибудь другой, то уже через пару месяцев от Ипонгрина не осталось бы и следа.
        - Кажется я улавливаю суть. Что же, буду готов с радостью поучаствовать в вашем плане. Может мне следует знать что-то ещё? Всё таки бы не хотелось, чтобы между нами возникло недопонимание.
        - Ничего важного. Впрочем, есть всё-таки кое-что, о чём нам стоит поговорить. Речь идёт о церемонии становления Императором. Мне бы хотелось, чтобы вы провели её как можно скорее.
        - С этим не должно возникнуть проблем. Обычно в нашей стране титул передаёт лично его носитель, однако со смертью Императора, таковое не является возможным. К тому же, поскольку между нами уже заключен вассалитет, смею сказать, что именно вам придётся передать мне этот пост. Вы не окажете честь?
        - Пусть у меня и мало времени, но видимо другого выбора нет. Тогда, если у вас нет возражений, мы проведем церемонию ровно через три дня. Сами понимаете, что нужно время на все приготовления, да и чтобы сама новость разлетелась по столице.
        - Да, понимаю.
        - Тогда я покидаю вас.
        - Мои слуги любезно предоставят вам и вашим спутникам личный дворец.
        - Буду благодарен. Принесите туда письмо, когда выберете место для церемонии.
        - Обязательно.
        - До встречи, господин "временно уполномоченный император."
        - И вам, Господин Зен.
        На этом слове оба расстались, но одна из сторон даже не подозревала, что за план назревал у второй.
        Глава 441/Ты!...
        Глава 441
        Прошло три дня, и вот, к церемонии посвящения министра обороны в императоры было всё готово. Эти три дня не прошли даром для Зена - можно сказать, что всё это время он лишь отдыхал. В последнее время ему приходилось много работать и решать важные проблемы, из-за чего он стал забывать, что такое быть отдохнувшим телом и душой.
        Что до самого министра обороны, тот во всю готовился к предстоящему событию. Конечно, его можно было понять, ведь это был самый важный день в его жизни. То, ради чего он шёл столько времени, и само обнадёживание того, что умрёт он Императором. Воистину, что может быть прекрасней?
        В народе новость об официальном назначении министра обороны Императором разлетелась мгновенно. Кто-то рад был этой новости, кто-то нет, но факт оставался фактом - большинство возжелала прийти на церемонию вручения титула правителя.
        Собралось народу конечно прилично. Естественно, кому не хотелось поглядеть на такое зрелище? Стоит ли говорить, что площадь буквально билась народом.
        Жители были повсюду и где только можно. Крыши домов, балконы, чердаки - лишь малая часть того, что делали люди, чтобы лицезреть это зрелище. Впрочем, было место, куда никто не смел входить, а именно дорожка, по которой должны были прибыть виновники торжества.
        Здесь стоит отметить, что церковь света отказалась посылать своего человека. Причина так и осталась неназванной, однако такая проблема мало кого волновала. Многие даже рады были за то, что этих на всю голову отшибленных фанатиков здесь не было.
        Было примерно два часа дня, когда министр обороны и учёный, конечно же вместе со своей свитой, состоящей из Арчибальда и Бастет, прибыли на место. Точного времени никто не говорил, а потому появление столь влиятельных личностей вызвал настоящий фурор у толпы.
        Чувства министра обороны перед собравшейся толпой были неописуемы. Какого это, когда все люди собрались лишь ради того, чтобы посмотреть, как тебя сделают его властителем? Пожалуй самое близкое слово, что могло бы описать его чувства, это блаженство.
        Что до Зена, он не подавал никаких признаков эмоций, ровно, как и его спутники. Впрочем, те никоим образом не смогли бы проявить свои эмоции на публике, поскольку лица обоих скрывали маски, или верней сказать, на Бастет была маска, а вот на Арчибальде шлем.
        Всё, что отделяло министра обороны от титула, так это речь учёного, которую тот собрался говорить. Стоя у всех на виду, Зен наконец-то заговорил, начав с далека.
        - Дорогие жители Ипонгрина, позвольте от лица союза трёх Империй поприветствовать вас.
        Люди стали переглядываться друг на друга, что-то говорить, шептаться, ругаться, или одним словом - шуметь как только можно. Впрочем, это не остановило учёного и он продолжил.
        - Да, я понимаю, что к вассалитету многие из вас отнеслись крайне плохо. Однако прошу заметить, что именно ваша империя была тем агрессором, что делала другие страны рабами. Впрочем, мы собрались здесь не для этого. Я лишь хочу попросить, чтобы вы не держали на меня зла.
        Народ продолжал шуметь, однако стражники парой выстрелов таки смогли утихомирить пыл толпы, дабы Императора Вавилона было лучше слышно.
        - Теперь же, я готов с торжеством объявить, что министр обороны приговаривается к высшей мере наказания: смертной казни. Приговор должен быть исполнен на месте.
        В этот миг плащ Арчибальд одним движением выкинул с себя плащ, достав из-за спины чёрную секиру, облитую самыми разнообразными рунами. Стоит ли говорить, что в этот миг почувствовал министр? Сначала ему подумалось, что только показалось, однако лишь завидев лезвие, он понял, что Император вовсе не шутил. Его улыбка сменилась холодным гневом.
        - Господин Император, коль в ваши планы входила моя смерть, то так тому и быть, я не против. Однако признайтесь, будет несправедливо казнить невиновного человека. Я не боюсь смерти, но я не хочу умереть с плохой репутацией.
        - Невиновного человека? Как смешно. Достаточно того, что вы дали приказ убить Императорскую семью.
        - Допустим. У вас есть доказательства?
        - Конечно же. А вот и они, - сказал он, пальцем указывая на приближающуюся карету.
        Вся толпа, в том числе и министр замерли в ожидании того, что должно было случиться. А случилось следующее... Из кареты вышли принц и обе принцессы, вызвав немое удивление у всех собравшихся здесь людей.
        - Значит принц и принцессы живы? Что же, приятно видеть их целыми и невредимыми. Однако разве это лишний раз не доказывает, что в их смерти нет моей вины?
        - Быть может слова принца вас удовлетворят? Принцесс? Или пойманных моими людьми тридцать убийц? Что из перечисленного вас удовлетворит?
        Министр обороны продолжал смотреть на учёного с холодной яростью в глазах. Он понимал, что война уже проиграна, и оправдываться, равносильно оттягивать неизбежное.
        - Хорошо. Правда остаётся за вами. Пусть хоть своей смертью я послужу козлом отпущения для собравшихся. Однако думаю я, имею право на одну просьбу.
        - Правда? А не слишком ли много вы хотите?
        - Не думаю, что вы откажете в ней этому старику. Всё что я желаю, это умереть стоя на ногах. Ни перед кем я не преклонял колено, даже перед самим Императором. Так позволите ли вы умереть мне достойной смертью?
        Зен ненадолго задумался, а затем ответил.
        - Стоит отдать вам должное. Манипулятором вы были прекрасным. При других обстоятельствах мы даже могли быть хорошими партнёрами. Лишь чисто из-за уважения к вашему уму, я выполню вашу просьбу. Быть может, вам есть ещё что-то сказать перед смертью?
        - Нет. Всё что надо было сказано. Давайте заканчивать с этим быстрей. Мне бы не хотелось, чтобы мой враг видел меня в таком положении.
        - Как угодно. Можешь начинать, - сказал он эльфу, как в тот же миг секира отсекла голову министра, разбрызгав кровь по всей платформе. Даже после смерти он стоял какое-то время на ногах, пока тело не упало наземь. Затем, учёный приказал вынести тело убитого и вымыть платформу, поскольку должна была пройти ещё одна церемония.
        - Принц Зальзар, прошу на сцену, - сказал Зен, стоя в таком положении, что принц при всём его любопытстве не смог толком разглядеть его лицо. Впрочем, он не слишком старался, поскольку все мысли были заняты титулом Императора, о котором ему все уши прожужжала Бастет.
        Встав на платформу, он стал вслушиваться в речь учёного. Толпа же в свою очередь просто шокировано смотрела, пытаясь отойти от смерти министра обороны. Было чудом, что после такого не начался бунт. Пожалуй единственным сдерживающим фактором было то, что убийство Зена было равносильно смерти всей Империи.
        - Итак, собравшиеся здесь люди. Позвольте мне торжественно заявить, что принц Зальзар также приговаривается к смертной казни.
        В отличие от министра обороны, лицо принца тут же побледнело, поскольку Зен соизволил повернуться к нему взглядом.
        - Т-ты... - только и смог выговорить он.
        Глава 442/Неверие
        Глава 442
        Зальзар просто не мог поверить своим глазам, ведь человек, стоящий перед ним... Нет, это определенно был он. Несмотря на то, что учёный сильно изменился за прошедшие пять лет, в нынешней ситуации узнать его не было чем-то выходящим за рамки понимания.
        И всё же, увидев его, в нём сложилось двоякое чувство. Вместо холодной ярости, как у министра обороны, его тело заполонило отчаяние. Сложно описать, насколько было сильно это чувство. В конце концов, в одночасье он лишился всего, и затем, когда решил, что вся Империя наконец окажется в его руках, ему приказывают отсечь голову.
        Что до толпы, они были не менее шокированы развернувшимися событиями. Сначала казнь министра обороны, теперь принца... Кто на очереди? Оставшиеся принцессы, чиновники и дворяне? Впрочем, против такого исхода нашлось бы мало возражающих, ибо как это часто бывает, народ жаждал зрелищ и крови.
        Принцессы с презрением смотрели за участью собственного брата. У них не было сочувствия к нему. Конечно, откуда ему было взяться, если родная кровь мало того, что ставила их в ничто, так к тому же и хотела выдать замуж за неизвестного мужчину. Нет, здесь есть место только одному - хладнокровию.
        Кольберт, стоявший рядом с двумя принцессами, лишь тихо посмеивался над участью принца. Он всегда недолюбливал его, и даже испытывал отвращение, и говоря на чистоту, был рад за то, что Император Вавилона собирался избавить Ипонгрин от бельма на глазу.
        Сам принц Зальзар, видимо вконец потеряв силы сдерживать эмоции, подорвался с места и чуть было не напал на Зена, с криками:
        - Нет. Я отказываюсь это принимать! Я принц этой страны! - Кричал он, вынув скрытый кинжал и попытавшись им унести с собой учёного, вот только к сожалению, его прервал глухой удар рукояти секиры по колену.
        Принц заорал от боли, а эльф, будучи палачом, даже и не думал собираться церемониться со своей жертвой. Подойдя к ней, он ногой наступил на спину, заставляя жертву впасть в дичайшую агонию.
        - Ты жалок, особенно для принца. Вместо того, чтобы принять достойную смерть, как принял её министр обороны, ты попытался убить Его Императорское Величество, Господина Зена, а теперь лежишь на полу и вижишь как резаная свинья. Не будь на мне шлема, я бы плюнул тебе в лицо и душу, - говорил эльф, приставив острие секиры к его нежной шее.
        Учёный положил руки за спину и деловитым видом стал неспешна идти к принцу. Всем своим образом он показывал, что ему некуда торопиться, и текущая ситуация его ни капельки не смущает. Лишь когда его пятки вплотную оказались возле головы принца, Зен соизволил заговорить.
        - По сравнению со мной ты выглядишь ничем. Об тебя даже противно ноги вытирать. Даже если бы ты пал в ниц, отрезал себе все конечности, лишил себя зрения и слуха, вряд ли бы это тебе хоть чем-нибудь помогло. Вспомни все свои прегрешения. Осознай, насколько ничтожным было твоё существование. Пойми это, пока мой палач не отрубил тебе голову.
        Увы, все мысли принца были заняты лишь одним - болью. Шум толпы, слова эльфа, учёного - всё это с трудом укладывалось у него в голове. Впрочем, несмотря на горящую агонию, в нём по-прежнему было желание жить. Учёный знал это, а потому решил причинить принцу чуть больше страданий.
        - Приступай, - сказал он палачу, не забыв тому дать знак рукой. Поняв, что от него хочет Император, эльф лишь злорадно улыбнулся под шлемом, ведь несмотря на возраст, в нём сохранилась чуточку того безумия, именуемого жаждой крови.
        Под стоны боли эльф поднял секиру в воздух и одним движением отсёк правую руку принцу. Стоны боли вырвались из его уст, но Арчибальд не собирался на этом останавливаться. В тот же миг вокруг его ладони язычок пламени, выстреливший в рану. От напирающей боли принц чуть было не потерял сознание, но последовавшая магия света вмиг исправила это недоразумение.
        - Тебе приказано страдать. Ты будешь страдать, покуда от тебя это требуется! - Хладнокровно говорил Арчибальд, словно бы вся сцена принадлежала ему одному.
        Принц потихоньку начал терять голос, ибо было невероятно сложно всё это время поддерживать крик. Впрочем, удивительным образом ему удавалось держать планку всё это время.
        Принцессы, пусть и до этого видели казнь, отвернули головы, поскольку проявленная жестокость была немного слишком для них. Кольберт же наоборот, даже сделал несколько шагов вперед, чтобы получше лицезреть зрелище. Толпа же неугомонно шумела, и даже выстрелы мушкетов уже не могли остановить нарастающий гул.
        В следующее мгновение Арчибальд убрал секиру за спину, и схватив Зальзара за руку, сначала сломал её, а затем силой оторвал, напомнив принцу, что для боли это далеко не предел.
        - Этими руками ты пытался убить моего Императора. Что же, теперь почувствуй себя без них. Скажи, правда же приятное чувство? Огоньку? - Сказал он, повторив процесс поджога и лечения магией света.
        Принц Зальзар больше не мог смотреть без слёз на своего карателя и того, кто дал приказ казнить его. Вся боль, испытываемая при этом, не могла идти в сравнение с тем, что ему доводилось чувствовать раннее. Теперь, всё, о чём ему мечталось, это смерть. Да, именно она, ибо терпеть больше не было сил.
        - Ты надеялся, что этими ногами будешь стоять на вершине мира. Что же, я сделаю так, что тебе больше не придётся надеяться на эту чепуху, - сказал он, топнув ногой и сломав позвоночник великомученику.
        Толпа, что бушевала до этого, зашумела настолько, что пожалуй вся столица слышала, как те требовали смерти принца. На такое зрелище нельзя было смотреть без слёз.
        От каких слёз? Конечно же от смеха, ведь какого это, когда народ, что несколькими минутами раннее стояли на стороне принца, а теперь требовали его смерти? Даже слово умора не подойдёт к сложившейся ситуации.
        В этот миг учёный самолично подошёл к Зальзару и произнёс достаточно громко, чтобы слышали все собравшиеся на площади.
        - Скажи мне, дорогой мой принц. Осознаёшь ли ты, сколько жизней ты унёс своим высокомерием? Алчностью? Скажи, осознал ли ты хоть частичку того, что пришлось перенести вдовам? А детям, что потеряли своих отцов? Ну же, скажи? Стоило ли это всего того? Разве такая война могла привести к чему-то хорошему? Знай же, что это не моя месть. Это месть от имени всех, кому ты хоть как-то причинил боль, жалкое ничтожество. Пора заканчивать спектакль, - сказав это, он посмотрел на палача.
        - Больше не смей марать об него оружие.
        - Да, Ваше Величество, - ответил эльф, одним ударом раздавив голову принца, словно бы он был никчёмной букашкой.
        Отвернув взгляд от мёртвого тела, Зен поднял голову и посмотрел на толпу, а затем торжественно заявил:
        - А теперь можно приступить к церемонии вручения императорского титула. А вот и карета главного кандидата!
        Глава 443/Да, мой император
        Глава 443
        Стоило учёному сказать это, как вдруг на горизонте показалась карета. Неслась она на приличной скорости, но это не было причиной, по которой никто не смел встать ей на пути. Тому причиной была власть, справедливость и хладнокровие Императора Вавилона, чьё наличие он подтвердил, убив министра обороны и принца Зальзара. Практически он лишил жизни двух козлов отпущения, тем самым подарив народу то, чего он так желал.
        Под общественный гул толпы вышла местная знаменитость - министр экономики. Тот самый, что ещё сегодня считался преступником страны. Теперь же он был окружен таким вниманием, каким не был окружен никогда.
        Однако завидев министра экономики, у многих людей из толпы возник резонный вопрос.
        - Эй, а как же принцессы? Они же наследницы! - Крикнул один из граждан Ипонгрина.
        - Дело говорят. Они наследницы императорской крови! - Выкрикнул кто-то второй.
        - Идиоты! Зачем нам такое правление? Своего человека надо! В министре течёт кровь простолюдина! - Возразил третий.
        - Да! Долой дворян! Долой аристократию! Даёшь независимую власть! - Выразил своё мнение четвертый.
        Крики только начали нарастать, и в конце концов уже было невозможно понять, кто что кричит или говорит. Учёный же никак не реагировал на ситуацию, лишь перекидывался парочкой фраз с рядом стоящим Арчибальдом, пока слуги магией воды очищали платформу от крови.
        Сам министр экономики не смел вставать на платформу без приглашения Императора Вавилона. Вместо этого он подобно Зену встал возле Кольберта и о чём-то с ним общался. В этой ситуации, казалось, молчали лишь обе сестры, крепко держась за руки.
        Спустя несколько минут, когда сцена была убрана, Император Вавилона таки вызвался пригласить главных людей на сцену.
        - Господин министр экономики, Господин Кольберт, Принцессы близняшки, ваш выход сверкать на этой сцене, - сказал он, словно бы эти четыре человека были каким-то звёздами ток-шоу.
        Вся толпа вмиг замолчала, в ожидании того, что должно произойти. Многие уже как раз успели опомниться от смерти принца, и хоть немного насытившись зрелищем, предвкушали десерт.
        Первым, кто начал говорить, был сам министр экономики. Он по-прежнему выглядел истощённым, но его здоровью ничего не угрожало. В конце концов последствия тюремной камеры нельзя было решить в один миг.
        Даже если бы агенты Зена решили бы его откормить перед торжественным появлением, желудок попросту не усвоил бы еду. Даже наоборот, скорее всего ему был бы причинен вред. Впрочем, благодаря магии света он мог свободно стоять на ногах, а также держать голос. Что до внешнего вида, он не слишком беспокоился о нём, ведь многие граждане с понятием отнеслись к его положению.
        - Господин Император, позвольте выразить мою искреннюю благодарность, что вытащили меня из заточения этого мерзавца. Не люблю жаловаться, но тамошние места пагубно повлияли на моё здоровье. Надеюсь вы не против, что я разговариваю с вами не в лучшей форме?
        - Господин Министр, не стоит. Мы же не нелюди какие-то, ведь всё прекрасно понимаем. Конечно, было бы куда приятней, окажись мы при других обстоятельствах, однако порой карты играют против нас. Ну да ладно. Вы главное скажите, какое решение приняли? Уже обдумали моё предложение?
        Ни для кого не было секретом, о каком предложении шла речь. Толпа естественно догадалась, что имел в виду учёный, а потому застыла в нетерпении услышать ответ. Стоит сказать, что сказанное министром чуть было не свалило всех с ног.
        - Господин Зен, я хорошо обдумал предложение. Можно сказать, я начал обдумывать его ещё тогда, когда только сел на кресло министра. Эх, кто бы мог подумать, что мне приспичит изменить заготовление решение в самый последний момент.
        - Не желаете поведать почему? Думаю народу будет интересно услышать голос их лидера.
        - Отчего же нет? Тут всё просто. Я проиграл эту битву, и понял, что не гожусь на роль Императора. Боюсь, правитель из меня будет лишь немногим лучше, если брать в сравнение ныне покойного принца Зальзара. Поэтому от своего лица я бы хотел порекомендовать не просто своего помощника, но близкого друга на эту роль.
        Толпа по-настоящему застыла в оцепенении. Что за слова говорил министр? Неужели на старости лет он стал таким глупцом, что самолично возжелал лишить себя своего же трона? Неужели это не глупо? Впрочем, никто и не догадывался, что за план и конечную игру заготовил для себя министр. Никто, за исключением узкого круга лиц, включавшего в себя самого учёного.
        - Кольберт, что скажешь? Твой близкий друг решил отказаться от престола и передать эстафету тебе. Ты согласен на это? Подумай хорошенько, - говорил учёный, зная, что ответит этот человек.
        - Господин Император, позвольте высказаться. Подобно министру экономики, я также не считаю себя самым подходящим кандидатом на эту роль. В некоторых вопросах мне недостаёт уверенности, но это меньшая из проблем. Понимаете... Мы стары. Да, старики. У нас нет наследников. Поэтому, пока вы убирали платформу, у нас с Господином Министром назрела интересная идея. Не желаете выслушать?
        - Идея говорите? Отчего же нет? Я с радостью выслушаю вас. Говорите, не томите. Народ умолк лишь ради того, чтобы послушать вашу речь.
        Зен был абсолютно прав. Вся столица словно бы замолкла, чтобы услышать речь. Воистину, такого чувства они не испытывали давно, ведь в конце концов на их глазах вершилась история народа Ипонгрина.
        - Господин Император, я бы хотел попросить сделать меня правителем страны, но с одним условием. Не поймите неправильно, я не хочу вам нагрубить. Всего, чего я желаю, так это чтобы после моей смерти на трон воссела одна из принцесс.
        Вместо привычного галдежа, сначала послышались одинокие аплодисменты, а за ними и громкие овации. То, что предложил Кольберт, пожалуй было самым рациональным решением в этой ситуации.
        - Почему бы и нет? Вы сказали вполне мудрую вещь. Только к вам один вопрос - как вы собираетесь выбрать принцессу? И кто обучит их всему?
        Принцессы одиноко стояли на платформе и не смели проронить ни слова. Нельзя сказать, что они были против предстоящей участи. В конце концов это было всяко лучше, нежели попасть в руки грязному извращенцу.
        - Господин Император, позвольте мне и Господину Министру экономики взять на себя эту ответственность. Что до решения, кто станет новым правителем... Пусть решит честная схватка умов.
        Учёный помолчал некоторое время, а затем ответил.
        - Хм... Неплохо. Значит решили продолжить битву? Что же, это поступок, достойный уважения. Жить ради цели - что может быть прекрасней? Я согласен. Господин Кольберт, без всяких церемоний, нарекаю вас Императором Ипонгрина. Носите гордо этот титул и ждите меня сегодня вечером. Нам с вами предстоит многое обсудить.
        - Да, мой Император, - ответил Кольберт под овации толпы.
        Глава 444/Праздник
        Глава 444
        В этот день в городе случился грандиозный праздник. По приказу Императора Вавилона была открыта казна Ипонгрина, а также продовольственные запасы. Таким образом, даже самые нищие и бедные не остались голодными. Такую ситуацию нельзя обрисовать иначе, кроме как отличного старта нового правления.
        Принцессы положительно отнеслись к перспективе без преувеличения быть ученицами мастеров политической игры. В итоге Луксия, что была более эмоциональной, чем своя сестра Лия, стала преемницей Кольберта, нынешнего Императора Ипонгрина.
        Кольберт взял её не просто так. Можно сказать, оба являлись родственными душами. Почему? Да потому что в основном играли в тени главных игроков арены. Такие, с виду простые вещи, чаще всего объединяют друг друга.
        Девушка, будучи в какой-то мере боязливой, в начале даже не имела перспектив в победе, однако Кольберт, имевший немалый опыт, объяснил, что не слишком важно, кто победит. Важно показать хорошую игру и не забывать семейные узы.
        То, что сейчас происходило между министром экономики и Кольбертом нельзя было назвать иначе, как дружеским матчем двоих. В конце концов они добились своего, а жизнь без игры казалась им пустой.
        Не будет преувеличением сказать, что обоими двигал азарт. В конце концов в этом нет их вины, ибо на это повлияли лишь сложившиеся обстоятельства. Всю их жизнь можно описать одним словом - игрой. Игра за трон Ипонгина, за жизнь, смерть и т.д. Так есть ли смысл лишать себя этого, уже настолько прижившегося чувства?
        Что до второй принцессы, она отнеслась к внезапному повороту своей жизни вполне нейтрально. Характером она также походила на министра экономики - сдержанная, но при этом с холодным складом ума, она могла быть идеальной кандидаткой на трон. Вот только имея при себе такие качества, ей не удавалось направить свои знания в нужное русло.
        Стоит отметить, что в политической битве Луксия не намеревалась проиграть своей сестре, поскольку её целью также была победа. И тут, у обоих мастеров возникла мысль, что в этом мире ничего не меняется. Да, именно так. Мир не меняется, но меняются люди, идущие по своему жизненному пути.
        Встретившись с Кольбертом этим же вечером, они вдвоём обсудили проблемы, касаемо самого Ипонгрина. Была затронута тема нищеты, а также содержания армии. Ко всему прочему, речь зашла и про самих дворян. Благодаря компромату, все кто был в столице с радостью поделились своими резервами. Иными словами, они стали послушными псами в руках новых Императоров.
        Тени, пойманные агентами Бастет, прилюдно казнили на следующий день. В отличие от министра обороны и принца, их убили на гильотине. Конечно это было сложно назвать достойной смертью, но уж лучше так, нежели виселица.
        Со смертью принца и министра обороны, бунт в стране сократился до минимального значения. Большинство было довольно новой властью, и никто не смел высказывать ничего плохого в их адрес. Впрочем, а был ли в этом смысл? Вряд ли, ведь правительство не собиралось давать повода народу поднимать восстание.
        Восстания в других странах также были подавлены совместными силами Вавилона, Алгулы и Рудии. Для этого не потребовалось много ресурсов, поскольку большинство мужчин и женщин вернулись в свои страны.
        Одной из проблем всё также оставалось укрепление границ, однако этой проблемой Рудия уже всеми силами занималась. Что до разрушенной инфраструктуры, на её восстановление были выделены некоторые финансы, позаимствованные из карманов местной аристократии.
        План учёного сработал как он и планировал. Все захваченные страны, да и соседствующие империи буквально боготворили Императора, что спас их от участи быть захваченными агрессором. У Вавилона и двух оставшихся стран сложилась хорошая репутация на мировой арене. Единственным нюансом оставалось то, что остальные страны ещё долго продолжали бы недолюбливать Ипонгрин. Должно будет смениться не одно поколение, прежде чем конфликт стран полностью исчерпает себя.
        Так и закончилось приключение учёного в Империи Ипонгрина. После смерти Зальзара, на его душе стало немного легче. В конце концов он отдал давний долг, однако сложно было насладиться полным удовлетворением. Всё же множество проблем по-прежнему требовали своевременного решения.
        Вся трое вместе покидали страну. Арчибальд по само собой разумеющимся причинам, ибо оставаться в чужой стране было бы чистой воды идиотизмом, ну а Бастет затем, что её работа здесь была выполнена. Таким образом, все трое держали путь в Вавилон.
        Сама дорога не пришлась по вкусу Арчибальду главным образом из-за того, что с ними ехала Бастет. Между ними постоянно происходили всякие стычки, обычно заканчивавшиеся ничем. В таком настроении они пробыли практически весь путь, пока не достигли самого Вавилона.
        За время отсутствия учёного в Империи не произошло абсолютно никаких изменений. Всё протекало в обычном русле, что не могло не радовать. Впрочем, это также значило, что Зену нужно поговорить с герцогиней эльфов, что до последнего откладывала разговор.
        Учёный понимал, почему герцогиня так поступала. Он также заметил, что это была одна из особенностей эльфийской расы. Они явно не любили, когда проблем было больше чем одна. Иными словами, они таким образом пытались сделать так, чтобы у Зена не было других причин для волнений, и чтобы он мог целиком и полностью сосредоточиться на вопросе.
        Герцогиня как обычно проводила время за азартными играми и алкоголем. За всё время пребывания в Империи, она прославилась собою как "своеобразная дворянка." Впрочем, именно эта особенность позволяла ей днями напролёт ловить азарт.
        В конце концов её излюбленным противником стал капитан береговой охраны. После такого количества сыгранных партий, он стал профессиональным игроком в их карточной игре. С остальными же было не так весело играть, а потому она при любой возможности отдавала предпочтение именно этому человеку. Ну а сам капитан льстил себе, что с ним играет дама таких знатных кровей.
        Узнав, что Император Вавилона прибыл в страну, герцогиня вежливо попрощалась с солдатами и сев в машину, вместе с Эвелиной приехала во дворец. Стоит отметить, что вторая также с нетерпением ждала своего возлюбленного, а потому узнав о приходе, невольно стала поторапливать герцогиню на встречу.
        Что же, предстоящий разговор должен был состояться на тему, что именно нужно было делать против вражеской фракции, и как победить их при минимальных потерях.
        Глава 445/Большие проблемы
        Глава 445
        Местом встречи как ни странно Зен выбрал не тронный зал, а место, где обычно собирались генералы, или как можно ещё назвать помещение, командный центр. За долгое время существования Вавилона, оно практически не изменилось.
        Все те же серые стены, висящие лампочки вместо масляных ламп и фонарей, бетонный пол, холст с географией Вавилона, и конечно же длинный конференц-стол с его дубовыми стульями. Что до чистоты, здесь каждый день прибирались служанки, так что об этом не стоило беспокоиться.
        На переговорах между двумя расами присутствовали такие личности, как сам учёный, конечно же Герцогиня, Рем, как один из советников в военном деле, Арчибальд, в качестве помощника своей госпожи, ну и сама Эвелина, имевшая роль стража.
        Из странно одетых людей здесь было трое - Рем, Арчибальд и Эвелина. На них была та самая броня, которую изобрёл учёный эльф, или как его называли на родине, чудак из мастерской.
        Рему такие доспехи пришлись весьма по вкусу, поскольку сидели впору, да и в них он чувствовал себя как-то спокойней. Правда надолго засиживаться в броне не стоило, ибо тело начинало потеть, а следственно вонять. Увы, такова была проблема всех средневековых доспехов.
        Что до Зена и Герцогини, они были одеты вполне нормально для знатных кровей. На первом, как ни странно, была одета шинель полностью красного цвета. Герцогиня же восприняла такое решение как небольшую шутку, поскольку сама она очень много времени проводила с солдатами, а как известно, такой вид одежды чаще всего носили именно они.
        Что до самой женщины, на ней было надето зеленого цвета платье, чья длина достигала кончика башмачков, из-за чего если бы она села, всему миру открылся бы вид на её белоснежную кожу. Также, под самим платьем покоился корсет, помогавший ей лишний раз подчеркнуть свою фигуру.
        Смотря на неё, учёный очередной раз пришёл к выводу, что девушки заботятся о своей красоте в любом возрасте, и тут уже неважно, для кого она. Тут скорее играет факт того, что женской половине нравится быть молодыми, но как говорится, в своде правил есть свои исключения. Одним из таких примеров можно назвать Императрицу Холодной Долины, что практически за всю свою жизнь никогда не обращала внимание на красоту.
        Стоит отметить, что и многие мужчины также пытались следить за внешностью, в особенности аристократы, и чаще всего это делалось не для публики, но для себя самих. Их также волновал возраст, и если была возможность хоть как-то его скрыть, они непременно бы им воспользовались.
        Впрочем, смотря на Герцогиню, Зен часто был озадачен ей. Несмотря на весь свой обширный ум, её действия порой выходили за рамки разумного, и тут уже было непонятно, играла ли в этом расовая принадлежность, или сама она была такой?
        Он как-то спрашивал Арчибальда о ней, однако эльф, пусть и лестно отзывался о ней, но оставался молчком о причине такого поведения. В конце концов учёный пришёл к выводу, что выжать из него информацию даже пытками будет невозможно, если только он сам не захочет с нею поделиться.
        Что до Эвелины, она была полностью верна своему учителю, а потому надеяться выведать у неё хоть толику полезного было тщетно. Таким образом оставалось лишь гадать и думать, что представляла собой герцогиня. Впрочем, как однажды заявил Арчибальд, он сам всё узнает при разговоре с ней. Что же, время пришло.
        - Что же, сударыня. Как говорится в простом народе, не прошло и года с нашей последней встречи. Надеюсь не соскучились по мне? - Ехидно улыбнулся Зен, решив про себя, что его собеседник попросту брезгует аристократическими манерами.
        По крайне мере об этом говорило то, как она расположилась на стуле, а конкретно то, что она положила ногу на ногу и положила на них руку, словно бы была подростком, у которого напрочь отсутствовали проблемы в жизни.
        - А вы проницательны, Господин Зен. Конечно соскучилась. Как можно не заскучать по такому интересному собеседнику и личности? Для меня вы не человек, а ходячая загадка, разгадывать которую сплошное удовольствие, - задорно рассмеялась она.
        - Что же, весьма неожиданная критика для меня. Пожалуй приятно слышать такие слова от такой прекрасной леди, как вы. Однако всё же, не могли бы вы назвать причину, по которой не желали проводить эти переговоры немногим раньше? Всё же я думаю, что для такой личности как вы время крайне драгоценно. Если я неправ, пожалуйста, поправьте меня.
        Учёный наконец задал тот вопрос, что давно терзал его сердце. Он лишь строил догадки, но теперь мог наконец услышать долгожданный ответ.
        - Вас правда интересует этот вопрос? Что же, раз вы задали его, то должно так и быть. Правда я не знаю, как правильно на него ответить. Можно сказать, на данное решение повлияло несколько причин.
        - Так почему бы вам не назвать мне их? Если мы хотим помочь друг другу, нам не стоит скрывать друг от друга секретов. То же самое я сказал вашему помощнику, а теперь это говорю и вам.
        - Коль вам интересно, это небольшая проблема рассказать о них. Я бы даже сказала, вы можете знать на них ответ. Ладно, не буду тянуть. Первая причина - сейчас от моего присутствия на континенте ничего не зависит. Вторая причина - у нас ещё достаточно времени на всё. Ну и третья причина - мне известно, что вы в промышленных масштабах производите оружие, которое нам так необходимо. Таким образом получается, что наш с вами разговор простая формальность.
        Слова герцогини были чистой правдой, и наконец развеяли большинство сомнений учёного. Правда единственное, что его удивило, так это первый пункт. Со слов Вице-Адмирала Вита, он понял, что титул герцога или герцогини явно давался не просто так. Все они имели большую власть в стране, однако это также значило, что их присутствие на континенте было просто необходимо.
        Назревает вопрос - зачем? Ответ же прост. В текущем положении страна находилась в военном положении, или говоря точнее, в состоянии гражданской войны. Было бы неприятно, если внутри её земель произошло предательство, и по возвращению домой, она осталась бы ни с чем.
        - Что же... Могу сказать, что несколько неожиданно услышать от вас такое. Однако что у нас достаточно времени, довольно приятно. А теперь, с вашего позволения, давайте перейдём к делу. Боюсь, ваша проблема как гангрена на руке. Если вовремя её не отрезать, проблемы будут куда крупнее...
        Глава 446/К делу
        Глава 446
        - Перейти к делу? Почему бы и нет, Господин Зен? Думаю будет приятно поболтать с вами на эту тему. В конце концов, это именно проблема моего народа. Да и судя по вам, вы несколько затаили обиду на нападавших. По крайне мере так сказал наш общий знакомый, - слегка рассмеялась она, словно бы вспомнила веселую историю.
        - Вы ведь о Господине Вите, да? - Поинтересовался Зен, вспоминая этого очень интересного эльфа.
        - Ну а ком же ещё мне говорить, ведь именно я послала его к вам. Каков мужчина, да жаль, что его не интересуют женщины. Говорят, что он всего себя отдаёт бескрайнему океану, но я склонна думать, что он просто...
        - Госпожа, не надо об этом, - не дал ей договорить Арчибальд, поняв, что хотела сказать герцогиня.
        - Почему же? Я лишь хотела сказать, что он просто верен своей покойной жене. Разве в этом есть что-то плохое?
        Затем, сделав ехидное лицо, она продолжила.
        - А, всё понятно. Вы подумали об этом. Плохое мнение у вас обо мне, Арчибальд, - весело рассмеялась она в ответ на молчание своего подчиненного, после чего учёный продолжил то, ради чего поднял эту тему.
        - Кстати говоря, мне вот что интересно услышать лично от вас. Почему вражеская фракция послала именно Господина Вита? Нет, мне понятно, что он провалился, но всё же? Неужели не могло найтись какого-нибудь ненавистника среди вас, что попросту убил бы его в дороге? Или быть может, сделал его рабом?
        Герцогиня помолчала немного, затем переложила ногу на ногу, лишь после чего ответила.
        - Нет, такое исключено. Это бы дало лишний повод ускорить начало боевых действий. Обеим сторонам в данный момент это выгодно, особенно нам. А Господину Виту я могла довериться как ни к кому другому. Что до вражеской стороны, стоит отметить, что они крайне не любят провалы. Вероятней всего, отправь они туда одного из своих генералов или адмиралов, те попросту избавились бы от пленников. В конце концов, ума у них немного, - улыбнулась эльфийка.
        Учёный, не найдя в её словах ни капли лжи, продолжил разговор, будучи удовлетворённым полученным ответом.
        - Хорошо. А теперь скажите, если вам известно, откуда им была известна информация обо мне? Поверьте, меня терзает этот вопрос вот уже больше двух лет. Стало быть, у вас есть свои информаторы? Однако насколько я помню, те эльфы не слишком хорошо относятся к людям. В чём же дело?
        Герцогиня, словно бы готовая к такому вопросу, незамедлительно дала ответ.
        - Думаю вы догадываетесь, однако желаете лично услышать ответ из моих уст. Что же, если нужно ещё раз показать, насколько гнойны эти эльфы, я отвечу. Они не любят эльфов, однако не брезгуют пользоваться ими в качестве информаторов. Не бесплатно конечно. Однако мне самой непонятно, откуда им удалось узнать о вас.
        - В частности, ваш посланник прибыл сюда спустя два года. Я конечно понимаю, что такие вопросы по спасению решаются довольно долго, но неужели нельзя было поторопиться? Следственно можно прийти к выводу, что об операции знали далеко не все. Быть может у вас есть идеи, кто бы это мог быть?
        Герцогиня ничуть не удивилась проницательности учёного, поскольку сама не раз подметила эту характеристику, а потому она преспокойно ответила.
        - Увы. Можете верить, а можете нет, но у меня ни на кого не падают подозрения. Еил Опикерт пусть и весьма известная личность в наших краях, однако использовать его как марионетку мог любой, даже несмотря на защиту за спиной. Он ведь туп как пробка. Ни ораторства, ни мозгов. Так что лучше закроем эту тему. Мне противно о нём говорить, - сказала она, в конце искривив лицо, словно бы вспомнило самое мерзкое, что существовало на этой бренной земле.
        - Соглашусь. Он мне тоже омерзителен. Приятно, что Вит его хорошо искалечил, - улыбнулся он, переходя на другую тему.
        Можно подумать, что этот разговор был ни о чём, но на деле учёный испытывал Герцогиню. В конце концов он знал о ней слишком мало, а потому пытался понять, что она из себя представляет. Да и на некоторые вопросы всё-таки нужно было получить ответ, поскольку они могли помешать его будущим планам.
        - Ладно, с этим мы всё решили. Тогда у меня к вам такой вопрос. Мне бы не хотелось, чтобы между двумя сторонами начался геноцид. Чаще всего война приводит к потерям двух сторон, так что если её удастся избежать, будет гораздо лучше. Скажите, есть ли возможность шантажа вражеской стороны?
        - Шантажа? Позвольте поинтересоваться, чем таким вы можете заставить их бояться вас?
        Тут то и начало проявляться любопытство Герцогини. Сама её натура была такой, что она любила узнавать всё новое, неизведанное. Даже удивительно, что с такими характеристиками, она не стала учёной личностью, но с другой стороны понятно, почему начала интересоваться магией.
        - Заставить? Я могу заставить весь континент дрожать от страха. Достаточно лишь применить секретное оружие Вавилона. Однако делать этого я не стану.
        - Отчего же? - Искренне удивилась она, на секунду даже решив, что учёный просто пытается её одурачить.
        - Проблема в том, что если я возжелаю применить это оружие, есть риск полностью уничтожить ваш континент. Да, не надо удивляться, это вполне возможно. Достаточно лишь запустить достаточно ядерных ракет. Чтобы вам было понятней, это как попадание ядром, но с воздуха. Вот только уничтожение континента опять же, не в моих приоритетах.
        - Так почему же? Мне немного непонятно, ведь если у вас есть такое оружие, вы бы могли быть полноценным властителем всего.
        - Вы наверное не учёная личность, однако судя по виду Господина Арчибальда и его ученицы, они уже обо всём догадались. Раз так, объясню. Ваш континент, как и любой другой, далеко не самый маленький материк. Его разрушение приведет к тому, что поднимется уровень воды, а за ним все остальные континенты просто пойдут под воду. И это я ещё молчу про другие стихийные бедствия. Так теперь надеюсь вы понимаете, почему я говорю о шантаже?
        Герцогиня ещё некоторое время сидела с раскрытым ртом, настолько услышанное поразило её разум. Возможность уничтожение целого континента... И ведь судя по словам, Зен не шутил.
        - Я даже не подозревала, что у вас есть такая мощь, и что такая сила способна учинить такие последствия. Однако даже так, мы неспособны шантажировать их.
        Глава 447/Спокойствие
        Глава 447
        На лице Зена по-прежнему оставалось спокойствие, однако состояние внутри было несколько другим. Тому причиной было то, что он чувствовал, что малыми жертвами тут не обойтись.
        - Ладно, давайте я задам вопрос по-другому. Почему шантаж невозможен? Если на то пошло, они вероятней всего знают о моих силах. Причина?
        Герцогиня как ни в чём бывало переставила ногу на ногу, и элегантно поправив чёлку, ответила.
        - Эта тема уже проскальзывала в нашем разговоре. Дело в их тупоголовости и упрямстве. Например, даже если вы каким-то нелепым образом сможете убедить эльфов в наличии такого оружия, как по вашему они поступят? Правильно, захотят его присвоить себе, ну или хотя бы избавиться от вас.
        - Всё настолько плохо? - Искренне удивился учёный, итак знавший о дурости этих самих эльфов.
        - Я бы сказала, что приуменьшила проблему. На деле их реакция может быть какой угодно, и даже хуже. Иногда я поражаюсь, как наша культура до сих пор не истребила саму себя, - с кислой миной произнесла она последние слова.
        - Глупые люди есть везде. Да, чаще их оказывается больше, чем умных, но важно помнить, что именно вторые двигают прогресс вперед.
        Слова Зена были чистейшей воды правдой. Несмотря на хорошо обучаемость, большинство можно было назвать идиотами. Чаще всего эта особенность наблюдалась среди аристократов и дворян. Чаще всего их мысли были забиты лишь деньгами да предстоящими пиршествами, так что особых надежд на них никто не строил.
        Если брать в пример аристократию мира Зена, там также всё было далеко до идеала. Любой дворянин с рождения считался учёной личностью, даже если он не умел элементарно читать и писать.
        Даже среди идиотов порой рождаются гении, и именно эти люди поддерживают порядок в обществе. Нельзя сказать, что у всех одна и та же участь, но факт остаётся фактом.
        - Хорошо подмечено, Господин Зен. Вот только правду говорят, что многих гениев просто втаптывают в грязь. Впрочем, мы уклоняемся от темы. Надеюсь теперь вам понятна причина, по которой шантаж невозможен?
        Пока Герцогиня говорила, учёный заметил небольшой вздрагивание со стороны Арчибальда и Эвелины при упоминании словосочетания "втаптывают в грязь." Из этого Зен смог сделать вывод, что видимо эта тема как-то связывает их обоих. Впрочем, сейчас ему не было до этого дела.
        - Да, сударыня. Мне понятны причина вашего волнения. Будем считать этот вопрос закрытым.
        - Хорошо. А теперь, если вы не против, я бы хотела напрямую задать вопрос. Сколько оружия и войск вы готовы дать?
        Видимо даже самой эльфийке несколько надоело вилять из стороны в сторону, и потому она пошла в лобовую. Сам Зен такую тактику не слишком одобрял, однако не мог сказать, что местами она не имеет собственных плюсов. Как минимум, она способна застать собеседника врасплох.
        - В данный момент я не могу назвать точное или даже примерное число. Причина тому кроется в том, что я практически не осведомлён о силах врага. Следственно неясно, какого рода войска и в каких количествах они вам понадобятся.
        - Простите мою оплошность. Было немного грубовато просить вас о такой просьбе, но при этом ничего не рассказать для того, чтобы вы были в курсе дел.
        - Не нужно терзать себя такими мелочами. Лучше поведайте, как я могу помочь.
        Стоящий сзади Рем напрягся, поскольку тема наконец затронула его. Всё-таки не стоит забывать, что когда-то он был генералом армии Вавилона, а ныне является военным советником самого учёного.
        - Как я уже говорила раннее, около 70% эльфов принадлежат к так называемой фракции "Хранители леса." Примерно такое же число дворян и состоит в их обществе. Каждый из них обладает своими территориями, а чаще всего городами. Во внимание мы можем не брать только местных виконтов, баронов и графов.
        - Причина?
        - Они контролируют лишь пограничные города. Основная власть принадлежит Маркизам и Герцогам, поскольку их земли находятся ближе к середине материка.
        - Есть разница?
        - Да, есть. Пограничные города представляют собой аналог простых городов ваших империй. То, чем являются центральные земли, или будет вам угодно, столица, скорее идёт в сравнение с инфраструктурой вашей страны.
        Зен не слишком удивился полученной информации, поскольку лишь подтвердил догадки. Однако несмотря на всё вышесказанное, проблема по-прежнему требовала решения.
        - Госпожа Герцогиня, позвольте узнать, какой силой обладают ваши дворяне? Может их количество? Тип войск. Ландшафт. Любая деталь будет к месту, - вмешался в разговор Рем. На такое поведение Зен практически не обратил внимания, посчитав, что он как раз кстати вступил в разговор, хотя со стороны это не выглядело слишком этично.
        - О, дорогой Рем. Давненько мне не приходилось слышать твоего голоса, - сказала она таким образом, что заставила несколько засмущаться этого закаленного до мозга костей воина. Что уж говорить, если даже сам учёный несколько удивился и не удержавшись, издал небольшой смешок. Впрочем, продолжение от Герцогини не заставило себя ждать.
        - Дворян в нашей стране много. Почти столько же, сколько у вас Императоров. Даже мне будет сложно упомнить имя каждого. Однако как это часто бывает, истинная власть кроется за несколькими личностями. Со стороны врага, это тринадцать дворян, или быть точнее, восемь герцогов и пять маркизов.
        - Численность сил врага? - Поинтересовался Рем.
        - Не торопись, Рем. Если мы будем говорить об общей силе тринадцати, речь зайдёт о сотнях миллионах солдат. Возможно даже пол миллиарда.
        Рем на несколько секунд потерял дар речи от услышанного числа. Конечно, ожидать, что войска будут как у обычной страны, было глупо, но всё же...
        - Пятьсот миллионов значит. Что же, я ожидал худшего, - усмехнулся учёный.
        - Господин Зен, такое число кажется для вас смешным? - Удивилась Герцогиня.
        - Ну насколько я понял, ваши силы составляют около трёх ста миллионов воинов. Я прав?
        - Как я уже говорила, вы на удивление проницательны. Если уж быть совсем точным, триста двадцать миллионов эльфов.
        - Значит соотношение сил не слишком велико. Время есть. Основная сила пехота? - Вопросил Рем.
        - Да. Однако стоит отметить, что среди них есть сильные маги, - подметила Герцогиня, беспокоясь о том, что учёный мог попросту не обратить внимание на эту деталь.
        - Ничего страшного. Мне даже будет интересно посмотреть, как они отреагируют на ракеты в воздухе, - добавил учёный, одарив собравшихся улыбкой дьявола.
        Глава 448/Новое оружие?
        Глава 448
        - А я посмотрю вы довольно уверены в своих силах. Что же, думаю вам можно верить. Однако говоря о воздухе - вы также должны знать, что у некоторых подразделений есть кондоры. Это такие летучие создания, по форме своей напоминающие больших птиц. Их когти способны разрывать сталь. Это ведь не станет проблемой? - Говорила Герцогиня, словно бы пытаясь вразумить учёного быть более осторожным.
        - Сударыня, вы видимо меня недооцениваете вооружение Вавилона. Скажем так - если они попытаются натравить на меня своих монстров, я выпущу своих. Если говорить о ваших кондорах, то по моим расчётам, даже в пикирующем состоянии они будут неспособны угнаться за авиацией, - ответил учёный, словно бы хвастался своими наработками.
        - Авиация? Что за странное слово? - Искренне недоумевала герцогиня, впервые услышав нечто подобное.
        - Бросьте. Придёт время и вы сами всё увидите. А до этого нам бы стоило с вами решить, как будет лучше поступить. Всё-таки устраивать геноцид на вашем континенте не входит в мои планы.
        Конечно, убийство такого количества эльфов внесло бы большие коррективы в мировой баланс, который уже едва ли держался на плаву. К тому же, вряд ли бы таким поступком он завоевал хорошие отношения среди народа. Скорее ему достался бы титул тирана, вместе с которым на него бы массово обратили внимание местные дома с божествами, что в текущей ситуации было чревато пагубными последствиями.
        - Поверьте, в наши тоже. Увы, эти тугодумы из фракции "Хранителей леса" крайне упрямы и вряд ли станут идти на уступки. Хотя вынуждена признать, что некоторые из них достаточно умны.
        - Вы о тех, кто дёргает за ниточки в этом театральном спектакле?
        - Абсолютно верно. Хотя и среди них большинство составляет больных на голову ублюдков, думающих лишь о своей пятой точке и глупом высокомерии.
        - Госпожа, не надо так поддаваться эмоциям. Давайте держать себя в руках, - наконец заговорила стоявшая справа от Арчибальда Эвелина, о чём нахождении здесь многие успели уже позабыть.
        - Да. Ты права. Простите меня, Господин Зен. Просто такие животные, а по-другому их не назвать, меня крайне раздражают, вплоть до того, что я могу сорваться. Простите за развернувшиеся шоу.
        Зен несколько удивился открытости Герцогини. Он понимал, что с таким возрастом она точно умела держать над своими эмоциями контроль, а значит, вероятней всего, это была намеренная показушность, или, как ещё один вариант, этим она желала показать учёному всё своё отвращение.
        - Не стоит горячиться, сударыня. Однако у меня к вам такой вопрос - как бы вы посоветовали разобраться с этими герцогами и маркизами? Простого убийства будет достаточно? Могу вас заверить, что всего один залп ракет не оставит от его крепости камня на камне, - говорил учёный, положив руки кулаком на стол.
        - Это было бы неплохо, однако вряд ли бы решило все наши проблемы. В конечном итоге народ взбунтуется, а его подавление приведет лишь к ещё большему анархизму, - сказала она, после чего в их диалоге возникла небольшая пауза.
        - О! - Внезапно воскликнул учёный после взятого молчания.
        - Вам что-то пришло на ум? - Спокойно спросила Герцогиня, уже привыкнув к поведению собеседника.
        - Вы надоумили меня на хорошую идею. Мы сможем убрать дворян из игры, но сделать это так, чтобы народ не взбунтовался. Правда единственное опасение может нести ваш Монарх, однако не думаю, что из-за такого пустяка он станет вмешиваться в игру, - рассуждал учёный, чем вызвал интерес обеих сторон.
        - Не томите, говорите же.
        - Мы займёмся пропагандой. Вы же сами сказали, что большинство таких эльфов крайне малого склада ума. Что же, нам будет достаточно вбить идею простому люду, что так называемая сохранность леса ни к чему не приведет. Также, мы вобьем в их голову мысль, что все дворяне с той стороны нагло пользовались ими. А там, со смертью этих недоразумений, можно будет накопать компромата, и тогда мы точно избежим возможности восстания.
        Герцогиня была ошеломлена аналитическими способностями Зена. Это был простой, но до боли эффективный план. В каком-то плане Герцогиня сама недоумевала, как могла избежать столь очевидную деталь. Если на протяжении стольких лет, чужая фракция так яро пропагандировала свою идею, то почему другая фракция не могла делать то же самое?
        - Господин Зен, вы великолепны. Получается, что нам даже не потребуется оружие? - С надеждой в голосе спросила она.
        - Увы, но боюсь понадобиться. Как только мы начнём вводить пропаганду в народные массы, другая сторона предпримет попытки помешать нам физической силой. Даже несмотря на то, что нам вряд ли потребуется устранение всех тринадцати дворян, мне и вам по-прежнему необходимо завести технику на территорию страны. С её появлением сражения неизбежны.
        Учёный был прав. Даже несмотря на всё влияние пропаганды, это ещё не давало гарантии победы. В конце концов такие вещи явно не могли даться просто.
        - Кстати говоря, сударыня. Мне бы хотелось позаимствовать вашего подчиненного на ближайшее время, с целью разработки нового стрелкового оружия.
        Когда она подумала, что удивляться уже нечему, Зен, как обычно, ударил внезапно и сразу же отправил в нокаут.
        - Новое оружие? Арчибальд? Так, давайте по порядку, а то мне немного непонятно, зачем вам новое стрелковое оружие. Судя по арсеналу того, что у вас есть в наличии, в нём будет мало смысла.
        - Ну это вы так думаете, милая сударыня. Должно быть вы помните тот револьвер, который вам вежливо продемонстрировал Арчибальд? Так вот, моей целью является создание винтовки, способной вести не прерывистый огонь. Поверьте, такая технология будет крайне полезна не только для сил пехоты, но и других видов войск.
        - А Арчибальда вы видимо желаете взять в помощники, поскольку у того есть опыт в создании оружия, работающего на магических камнях, я права? И да, мне известно, как работает обычное огнестрельное оружие на порохе.
        - Что же, видимо теперь пришел мой черед похвалить вас за проницательность. В таком случае, думаю можно заканчивать наше маленькое собрание.
        - Я тоже, - сказала она, поднимаясь со стула и кидая взгляд на Арчибальда.
        В ответ на это, Зен резко обратился к другому собеседнику.
        - Рем, вызывай Сицилла. Скажи, что я его жду в нашем с ним месте.
        Рем сделал небольшой поклон, а затем поспешно удалился.
        Глава 449/Верный друг
        Глава 449
        Так и началась подготовка учёного к созданию нового стрелкового оружия. Несмотря на то, что стороны могло показаться, что это делается для победы над эльфами, на деле же таким образом он хотел подготовиться к предстоящему сражению с демоническим континентом.
        Насколько ему было известно, плоть демонов чаще всего плотнее человеческой, следственно могло случиться так, что простая свинцовая пуля попросту не пробила бы защиту тела. Ко всему прочему, среди них могло оказаться довольно много магов, особенно под предводительством высшего дьявола.
        Следственно переход от простого свинца на так называемый аналог лазерного оружия, не был такой уж плохой идеей. К тому же, те же технологии можно было установить на технику, будь то пулемет на бронетранспортёре, пушка на танке или будь это что-нибудь ещё.
        То место, о котором упомянул учёный после разговора с Герцогиней, был один из секретных бункеров Вавилона. Их создание было крайне удобным, поскольку мало кто мог случайным образом их обнаружить.
        Внутри самого бункера уже было всё приготовлено, начиная от первых чертежей, заканчивая самими лунными камнями. В дороге чаще всего делать было нечего, а потому Зен прорабатывал у себя в голове примерную технологию создания нового убойного оружия.
        Что до появления самого Сицилла, Зен его позвал из-за того, что у того также была большая тяга к знаниям. Как минимум, он мог выдать хорошую мысль, когда дело касалось самой магии.
        Говоря о самой магии, все его предыдущие эксперименты с ней по-прежнему не увенчались успехом. Каждая попытка создания пробудившейся магии одна за другим приводила к взрыву. В конце концов это ему настолько осточертело, что он хотел было полностью прекратить попытки изучить новую магию, однако из-за своей упрямости и твердолобости, не стал этого делать. В конце концов в нём жила жажда исследователя, а что может быть лучше изучение чего-то, что связано с такой вещью, как магия?
        Поэтому помощь такого человека, как он, могла оказаться просто неоценима в трудную минуту. Да и в целом таких людей лучше держать при себе, когда речь идёт об исследованиях.
        Сицилл прибыл в так называемую лабораторию сравнительно позже, поскольку Арчибальд, учёный и Эвелина были на своих местах, если можно так выразиться.
        Само помещение очень сильно напоминала Арчибальду его мастерскую, что не могло не радовать и давать ощущение присутствия у себя дома. Даже творящийся бардак имел схожесть с тамошним местом.
        Учёный сидел за столом и вводил правки в чертежи, Арчибальд же рыскал в заготовленных деталях разного размера, ну а сама Эвелина просто сидела на стуле и ждала своего часа, когда ей придётся испытать оружие.
        Войдя внутрь без предупреждения, первым делом его взгляд упал на Зена, а потому он поспешно решил с ним поздороваться.
        - О, это же никто иной как сам Император Вавилона. Вызывал? - Немного с юмором обратился он к учёному, поскольку не видел нужды использования официального тона, ибо сам Зен его не слишком любил такую манеру речи.
        - А это видимо Его Преосвященство собственной персоной. Со мной поздоровался, а как же гости? Не забывай про этикет, мой дорогой друг, - ответил учёный, рукой показывая на двух эльфов.
        - Говорил же, не называй меня так. Этот титул мне давно не принадлежит. И что здесь потеряли длинноухие?
        Поскольку Сицилл был погружен в свои так называемые исследования, то, что творилось за пределами мира, его мало интересовало. Такова была его натура, против которой он не мог никуда пойти. Именно из-за этой причины он ничего не знал ни об Арчибальде, ни о его ученице.
        - Старик, думаю тебе не понравится, если я при первой встрече назову тебя короткоухим, - отбился картой Арчибальд, отбросив всяческую вежливость.
        Причина, по которой Сицилл назвал эльфов длинноухими, крылась в его старых привычках говорить. В конце концов служба в церкви исцеления давала о себе знать, особенно благодаря манере речи. Это и служило причиной тому, почему он так яро пытался отбросить всё, связанное с этой "правильной" религией.
        - Арчибальд, зачем ты так с этим человеком? Не нужно вести себя подобным образом, даже если тебя оскорбляют. Возможно он просто сильно удивился, когда увидел нас. Не надо судить людей по первому впечатлению. Тем более ты уже далеко не ребенок. Будь немного серьёзней, - отчитала его девушка, от чьей красоты даже у Сицилла поднялись веки.
        Между эльфом и эльфийкой были немного сложные отношения. Нельзя сказать, что они состояли в браке, однако оба чувствовали друг к другу нечто больше, чем просто симпатия. Единственное, что отделяло их от полноценных отношений, это возраст. В конце концов Эвелина могла сгодится Арчибальду в дочь, и даже во внучку. Разница в годах нисколько не влияла на девушку, но влияла на самого мужчину. Однако это не мешало самой эльфийке всячески отчитывать своего наставника, ну или вытворять перед ним всяческие любовные выходки, наподобие прыжка на спину или неожиданного поцелуя в щёку.
        - Девушка права. Простите меня за мою оплошность. Просто старая работа даёт о себе знать. Да и ваше появление меня несколько ошеломило. Всё-таки далеко не каждый день приходится видеть эльфов. Да ещё и здесь, в правительственном бункере так сказать, - говорил Сицилл, не отрывая взгляда от эльфийки.
        - Господин, вы бы лучше мне смотрели в глаза, чем на неё. В конце концов в большей степени именно ваша речь оскорбила меня. Однако я вас прощаю, поскольку сам погорячился. Может представитесь? - Ответил Арчибальд, словно бы приревновал его к ученице.
        - Сицилл. Верный друг Императора, - ответил бывший служитель церкви.
        - Я Арчибальд. Учёный, а также разработчик новейшего стрелкового оружия среди эльфов, - наиболее пафосно ответил эльф.
        - Меня зовут Эвелина. Я ученица Арчибальда, а также его верная любовь, - сказала она, мило улыбнувшись и подмигнув своему возлюбленному.
        - Эвелин, я же просил, что во время работы обойтись от подобного поведения, - парировал эльф, на что получил милую улыбку.
        - Я посмотрю у вас веселые отношения. Что же, удачи вам в вашей любви. А моя любовь ждёт меня здесь. Да, Император Зен?
        Та любовь, о которой говорил Сицилл, была ничем иным как изучением науки. Отказавшись от титула, он решил посвятить в неё всего себя. В каком-то плане, характером он стал напоминать учёного в те года, когда тот жил в своём мире. Это нельзя было назвать плохим качеством, но и хорошим тоже.
        - О да. Именно за этим я тебя сюда и позвал. Поскольку ты тут, и мы закончили знакомства, то почему бы не перейти к исследованиям. Иди ко мне, я хочу ввести тебя в курс дела, - говорил учёный, подзывая его рукой.
        Глава 450/Технологии Эльфов
        Глава 450
        Сам учёный сидел за большим столом, набитый стопками бумаг, а также окруженный скомканными листами на полу. Увы, такая вещь как мусорка уже была переполнена макулатурой. Что до самого чертежа, на него падал свет от стоящего ночника, что также придавало своеобразную рабочую атмосферу в помещении.
        Нарисованное оружие на чертеже вызвало некоторый интерес у Сицилла. Этот самый интерес был вызван не столько своеобразностью конструкции, сколько в схожести с простым штурмовым комплексом. Ему как-то доводилось видеть чертежи огнестрельного оружия, и смотря на этот рисунок, начерченный простым карандашом, он не замечал больших изменений.
        - Эм... Император... мне кажется, или тут что-то не так? - Искренне удивился Сицилл, поскольку чертеж ввёл его в недоумение.
        - Не понимаю тебя, - ответил Зен, сделав вид, будто не знает в чём тут дело.
        - Вот как тебе сказать, мой дорогой друг... Ты видел рисунок? Ты решил создать какое-то другое оружие, стреляющее свинцом?
        Конечно, реакцию бывшего служителя церкви можно было понять. С его стороны это выглядело так, как если бы учёный решил создать уже имеющиемися оружию улучшенный аналог, но за каким-то чёртом ему потребовалось помощь старика, что ничего не смыслит в этом деле.
        - Ты не так далёк от правды, мой дорогой Сицилл. Создаём то мы оружие, ты прав. Стрелковое, но с одним но, - загадачно ответил учёный.
        - И в чём заключается это но? - Поинтересовался бывший служитель церкви света.
        - Оно будет стрелять не свинцом, а лазером! - Ответил Зен, вызвав у Сицилла недопонимающий взгляд.
        - Друг, до меня что-то не доходит. Что за слово такое ты выдумал? Лазер... Походу совсем старым стал, раз не понимаю все эти ваши новомодные вещички, - усмехнулся он.
        - Извини, Сицилл. Совсем забыл, что не объяснил тебе мною созданный термин, - наигранно ответил учёный, словно бы намеренно решив подшутить над своим приятелем.
        - Так что за слово дивное такое, и чем чёрт возьми будет стрелять твой будущее оружие? - Спросил Сицилл, будучи заинтригованным словами Зена.
        - Как бы тебе попроще объяснить... Скажем так. Собравшись здесь, мы собираемся применить энергию лунных камней себе на пользу. Или, коль тебе будет угодно, новое оружие будет стрелять магической энергией, хранящейся в кристаллах, - ответил учёный, чем вызвал неимоверное удивление на лице бывшего служителя церкви.
        Нечто подобное выходило за рамки понимания обычного человека. Он ещё мог понять использование лунного камня в качестве топлива для техники, или, как пример, для телепортации на дальние расстояния. Но использовать магическую энергию для нанесения урона - до этого пожалуй ещё не додумался никто.
        - Зен... Ты должно быть чёртов гений, раз додумался до такого. Вот только одно непонятно - как ты собираешься применить это на практике. И не будет ли это слишком затратно? - Говорил он, чем вызвал недовольный взгляд со стороны эльфа.
        - Кхм, - наигранно закашлял Арчибальд, приковывая его внимание.
        - Простудился? Хочешь излечу магией исцеления? - Спросил Сицилл, намекая на то, что мог бы вылечить его шрамы.
        Стоит отметить, что Арчибальда уже не удивляла реакция людей на его шрамы. Как ни странно, люди, с которыми он встречался, вполне естественно принимали его внешнее уродство. Ему было сложно осознать причину этому явлению, поскольку на его родине эльфы буквально косились при виде его омерзительного лица.
        - Не удручай себя. Само пройдёт.
        - Сицилл, ты немного промазал. Может в голове у меня уже крутилась такая идея, однако создателем данной технологии является наш новоиспеченный друг, Арчибальд, - сказал Зен, на что Арчибальд деловито вытащил револьвер.
        - Ты-то? Вот так неожиданность. А я считал, что у всех эльфов вместо мозгов каша в голове, а оно вот как. Однако удивительные вещи творятся в нашем мире, скажу я вам. Зен, скажи правду - у тебя под полом должен заваляться хотя бы один дварф! - Схватившись за живот, дико расхохотался он, пытаясь скрыть своё изумление из-за нового открытия. Впрочем, долго смеяться не пришлось, поскольку его прервала эльфийка.
        - Дварфов нет, однако могу познакомить вас, коль есть такой интерес. Большинство из них превосходные мастера по наложению рун, да и сами они интересные собеседники. Вдруг найдете там свою любовь? - Улыбчиво говорила она, подшучивая над бедным священнослужителем.
        - Спасибо, но нет. Ни за что. Я слышал, у них женщины все рыжие, да ещё и с бородой. К чёрту, к чёрту таких, - отмахнулся он рукой, переводя взгляд на учёного.
        - Ну так что? Мы вроде так и не сказал, как твоё будущее оружие должно работать. Или ты за этим меня позвал? - Немного устало спросил Сицилл, поскольку весь этот цирк его изрядно утомил.
        В тот момент, когда Зен собрался отвечать, и Эльфийка, и Эльф что называется, "навострили уши." Пусть они уже слышали лекцию того, каким образом учёный придумал "формулу," чтобы оружие работало, оба не были против послушать её ещё раз.
        - Ну давай по порядку. Как говорится, всё познается в сравнении, а потому как пример мы возьмём револьвер Арчибальда. Он работает на запечатанной энергии в капсуле. Верней сказать, при нажатии курка сама капсула открывается и выпускает накопленную в ней магическую энергию.
        - И как эту капсулу наполняют этой самой энергией? - Поинтересовался Сицилл, на что ему ответил Арчибальд.
        - Из магических камней. Это не так уж сложно, если ты маг. Всего-то нужно перенаправить ману из одного объекта в другой. Правда должен признать, что данный процесс утомляет, а также крайне опасен для здоровья, поскольку тело мага используется в качестве катализатора. Стоит отвлечься или потерять контроль, как вся энергия горой упадёт на несчастного. Как ещё один из нюансов, часть магической силы теряется во время передачи, - объяснял эльф, пытаясь на максимум показать своё мастерство ораторство перед новоприбывшим человеком.
        - Не самая приятная участь, должен признать. В таком случае, у Императора Зена должно быть придумана своя альтернатива. Я угадал? - Спросил бывший служитель церкви.
        Сицилл не первый день знал учёного, и оттого прекрасно осознавал, что тот вряд ли бы стал рисковать жизнями своих людей. К тому же, как сказал сам Арчибальд, для этого требовались маги, то есть далеко не самый распространенный ресурс.
        Конечно он ещё не подозревал, что у Зена в наличии уже была почти что целая фабричная армия магов, что могла производить необходимый ресурс. Но даже так, оставалось ещё одна причина, по которой Сицилл ориентировался, когда предположил, что у Зена есть альтернатива. Речь шла о потере магической энергии во время передачи.
        - Что же, мой дорогой Сицилл, ты прав. Технология эльфов довольно неплоха, но далека от идеала. Сейчас же мы должны сотворить этот самый идеал. И вот в чём заключается моя идея...
        Глава 451/На ком?
        Глава 451
        - Ну давай, говори уже. Я уже этими интригами сыт по горло. Интересно же, - выразил своё недовольство бывший послушник церкви света.
        Конечно, его можно было понять. Стоило тому вступить в эту комнату, как ему на голову посыпались одни вопросы за другими, а вот ответы, как казалось, давать не собирались, а лишь кормили обещаниями. Вряд ли кому другому понравился бы такой расклад, а потому было вполне понятно, чем была вызвана такая реакция.
        - В теории, мы можем использовать магическую силу лунных камней напрямую. Конечно, если использовать целый кусок лунного камня, дуло винтовки попросту разорвёт. Да что дуло, боюсь при такой силе и от самого стрелка ничего не останется, - говорил учёный, рукой проводя по чертежу.
        - Допустим. Тогда что ты предлагаешь? - Заинтересовался Сицилл.
        - Мы создадим дробительную машину, чтобы придавать лунным камням нужную нам форму. В качестве формы можно использовать аналог калибра девять на девятнадцать. По моим расчётам, с наложенной руной укрепления, оружие должно выдержать нагрузку при непрерывной стрельбе.
        Бывший служитель церкви внимательно слушал учёного, после чего, сделав в голове для себя некоторые выводы, обратился к нему с таким вопросом.
        - Значит, по сути ты создаёшь всё то же стрелковое оружие, но с применением лунных камней с помощью патронов. Меня вот что интересует - есть идеи, как высвободить эту самую энергию напрямую?
        Заданный Сицилом вопрос также не меньше интересовал Арчибальда и его помощницу. Несмотря на все попытки заставить оружие напрямую стрелять магической энергией, избегая метода создания капсулы, не увенчались успехом. В итоге он пришёл к выводу, что это невозможно, но после знакомства Зена, в нём вновь появилась уверенность в собственных силах.
        - Вообще-то есть. Говоря по правде, я размышлял над этой проблемой ещё до знакомства с Арчибальдом. В итоге всё сводится к одному, и это то, зачем я позвал тебя сюда. Нам нужно создать руну, что позволяла бы напрямую активировать магическую энергию лунного камня.
        Данное заявление вызвало оцепенение у Сицилла. Во-первых, это прозвучало как невероятно сложная задача, а во-вторых, требовала его прямого участия. Всё же он не ожидал, что его помощь потребуется взаправду. В каком-то смысле слова Зена даже разожгли в нём давно потухшее пламя, заставив забыть на время все те неудачи, которые преследовали его на протяжении долго периода времени.
        - Звучит как нечто веселое. И к какому разряду будет принадлежать эта руна? - Поинтересовался Сицилл, будучи несколько нетерпеливым к предстоящей афере.
        - Это руна низкого уровня, так что её наложение не будет ощутимой проблемой. Нам всего-то нужно запустить цепную реакцию на каждое применение. К тому же, она уже готова. Всё что осталось, так это её начертить.
        Зен не переставал удивлять бывшего служителя церкви, и потому тот в очередной раз задал тому вопрос.
        - Зен, ты не устаёшь меня изумлять, вот только вместе с тем у меня возникает вопрос - а разве твой дорогой эльф не может воссоздать руну? Я с одного взгляда могу отметить, что он и его подруга обладают немалой силой, - дал обеим оценку Сицилл, на что эльф немедленно ответил.
        - Как видишь, раз ты тут, то нам нужна твоя помощь. Быть может у меня и моей ученицы есть магическая сила, однако в черчении рун эльфы крайне слабые создания. Даже наложение малой руны требует огромных усилий, и при этом шанс провала крайне велик. Именно поэтому чаще всего нам приходится обращаться к этому вопросу к дварфам, - объяснил ситуацию Арчибальд.
        Никто не мог сказать наверняка, почему природа эльфов не позволяла им без лишних проблем чертить руны. Чаще всего во время процесса создания происходил магический взрыв, однако почему это происходило, оставалось загадкой.
        Мало кто из людей знал об этой особенности эльфов, а потому было ясно, по какой причине Сицилл не был осведомлён в этом вопросе.
        - Никогда не приходилось слышать. Что же, мне крайне приятно, что хоть где-то потребовалась моя помощь спустя столько времени. Кстати, Зен, позволь задать тебе ещё один вопрос.
        - Спрашивай. Как видишь я добрый, на ответы не скуплюсь, - посмеялся Зен, после чего выслушал друга.
        - Я конечно знаю, что у тебя достаточно лунных камней, но... Ты же понимаешь, что расходы будут неимоверными? Даже если мы будем говорить о примерных числах, то чтобы перевооружить нашу армию уйдёт как огромное количество времени, так и самих ресурсов, в том числе и лунных камней. Боюсь, для остальных проектов их попросту может не хватить. Думаю в таком случае нам придётся расширять сферу влияния, но это может не понравиться большой восьмёрке, - высказал свои опасения бывший служитель церкви.
        - Не волнуйся, на текущий момент у нас ресурсов уже в избытке. Ты был на закрытой тренировке, а потому я не хотел тебя беспокоить по пустякам. За прошедшее время с нашей последней встречи, я успел побывать на конгрессе восьми империй, а также заставить их послать мне ресурсы. Кстати говоря, я уже разослал им письма со всем необходимым, так что готов поспорить, что мы сэкономим уйму времени на создание многих вещей. Особенно для него, - подмигнул Сициллу учёный, на что в ответ получил небольшой кивок.
        Сицилл понял, о чём шла речь, а именно о проекте по созданию летающего авианосца. Как заверял его Зен, это пожалуй самая грандиозная вещь, которую он когда-то планировал устроить. Правда его создание было несколько затруднено из-за отсутствия некоторых технологий, касаемо самих вычислительных систем, полёта, и конечно же самих ресурсов. Даже создание каркаса могло занять уйму времени, но заготовленные детали заметно облегчали задачу.
        - Похоже моя тренировка несколько продлилась, раз я пропустил столь значимые события. Что же, так и отшельником стать недалеко, - почесал затылок Сицилл, осознавая, что проглядел довольно многое.
        - Ну до такого образа жизни тебе ещё далеко. Кстати, Арчибальд, ты уже вырезал лунные камни, как я тебя просил? Надеюсь они нужной формы, - переключился он с бывшего служителя церкви на эльфа.
        - Давно уже. В коробке лежат около сотни таких патронов. Нужно только создать прототип, - ответил учёный, беря коробку в руки и показывая её учёному.
        - Тогда не вижу смысла ждать. Чертеж есть, детали тоже есть. Осталось только собрать оружие и надеяться, что оно не взорвётся в наших руках, - заключил Зен.
        - А на чём тесты проводить будем? - Поинтересовался Сицилл.
        - Не на чём, а на ком, - ехидно улыбнулся учёный.
        Глава 452/Тяжелая неделя
        Глава 452
        Так и началось создание первого экспериментального автоматного оружия, использующего вместо свинца магическую энергию лунных камней.
        Стоит отметить, что с самого начала, как только было придумано оружие, использующее магическую энергию, основной проблемой была отдача. Простой человек попросту не смог бы использовать орудие убийства, поскольку вероятней всего ему оторвало бы руку вместе со всем остальным.
        Так как так получилось, что одна проблема сменилось другой? На деле же всё проще некуда. Дело в том, что магическая энергия, что хранится в капсулах, при передаче изменяет свои свойства, в связи с чем и происходит отдача ствола.
        В то же время, хранящаяся внутри магическая энергия лунного камня не имеет этого отрицательного свойства, но наложенная руна заставляет эту самую энергию моментально вылиться наружу, из-за чего внутри оружия происходит небольшой взрыв. Это равносильно тому, если бы кто-то поднёс горящую спичку к пороховому бочонку.
        Для предотвращения этого самого взрыва и используются руна укрепления того или иного предмета. Если бы не её сдерживающая сила, использующий оружие стрелок должен был бы быть готовым получить травмы. В конце концов магическая энергия это не какие-то шутки.
        Поэтому учёный, вместе с остальными приняли единственное верное решение использовать маленький тип боеприпасов, дабы сократить риск сбоя магического оружия. Также, благодаря этому, они могли сэкономить лунные камни.
        Да, Император Вавилона имел их что называется, в промышленных масштабах, однако полное вооружение всей армии могло серьёзно истощить запасы. Как пример можно взять обычного солдата двадцатого и двадцать первого века, что имел при себе по меньшей мере девять запасных магазинов, что вместе со вставленным, было равнозначно тремстам патронам. А теперь если представить, что придётся вооружить один миллион человек? Получается около трёх ста миллионов патронов. Сумма немаленькая. А если солдат будет больше?
        В какой-то степени эльф корил самого себя, поскольку не смог найти выход из ситуации, который стоял у него под носом. Всё это время он шёл в неправильном направлении, и пусть внешне он этого не показывал, но внутри у него играла буря эмоций.
        Что до Сицилла и того, почему он не задавал лишних вопросов, ответ был один - он попросту не знал всей картины. Его заинтересованность в лунных камнях не была такой уж сильной, по сравнению с новообретенной магией, которую спустя множество тщетных попыток, он так и не мог применить.
        Что касается самих материалов, они были заготовлены заранее самим учёным, поскольку тот предвидел, каким именно оружие должно быть.
        Если на то пошло, стрелковое оружие двадцать первого века не слишком отличалось от оружия двадцать третьего века в плане дизайна. Да, оба использовали разный тип боеприпасов, однако функционал остался тем же.
        В итоге, спустя около четырёх часов работы на верстаке, оружие получилось неплохим аналогом многими известного пистолета-пулемета производства фирмы Хеклер и Кох, мп-5. Оружие было не слишком увесистым, а также хорошо держалось в руках, а потому больших претензий к нему быть не могло.
        Некоторые детали и функционал оружия также были заменены в связи с тем, чтобы оружие меньше загрязнялось в условиях природы, а также для более облегченной неполной сборки и разборки самого оружия. Даже находясь в городе, стоит учитывать садящуюся на оружие пыль, грязь и прочие пакости.
        Также перед основным тестированием ново созданного магического оружия выяснилось, что выпускаемая энергия способна пробить лишь один барьер. Это значило, что если бы враг стоял за бетонной стеной, то сама стена была бы пробита, но при этом недруг бы не пострадал.
        Конечно, это было большим минусом оружия, однако остальные плюсы его затмевали. Например отсутствие отдачи позволяло вести прицельную стрельбу даже при открытом огне, ровно как и отсутствие такой вещи, как настильность. Иными словами, в отличие от свинцовой пули, энергетический выстрел не менял траекторию и попадал прямо в цель. Ну и конечно же главный плюс это убойная сила, собственно ради которой и было принято решение о создании сего оружия.
        Из всего перечисленного, больше всего времени занимал сам процесс создания руны. Даже несмотря на то, что она принадлежала к обычному типу рун, а также на всё мастерство Сицилла, создание одной такой заняло чуть больше недели. Что же, это был хороший результат, особенно если учитывать тот факт, что до этого создание новых рун могло занять до месяца.
        Вертя первый прототип в руках, Арчибальд, ровно как и остальные, были вполне удовлетворены получившимся результатом. Помимо всего вышесказанного, пистолет-пулемет имел магазин на пятьдесят патронов, имел одиночный и автоматический режим стрельбы, а также скорострельность до восьми ста выстрелов в минуту. Вдобавок по бокам красивыми узорами сияли две руны, что благодаря своей простоте не требовали больших навыков от мага.
        - Что могу сказать.... У нас получилось гораздо быстрее, чем я предполагал, - говорил Арчибальд, не отрывая взгляда от магического оружия и стоящего рядом целого ящика с магическими патронами.
        - Разве в этом есть что-то плохое? Как по мне хорошо, что мы так быстро управились со всем. К тому же кто бы мог подумать, что мой дорогой друг уже имел готовый шаблон руны? - Устало ответил Сицилл, наконец закончив создание руны.
        - А мне понравилось. Хорошо провели время. Как в нашей мастерской. Да, учитель? - В свойственной ей манере спросила Эвелина.
        - Да, как в мастерской. Закрытое пространство, вонь, куча бумаг, деталей и вечно занятая ванна, - ответил Арчибальд, вспоминая былые времена.
        - Не виноватая я, что такая чистоплотная. Нашёл блин, к чему придраться, шутник - надув щёчки, ответила она.
        - Однако, господа, мы сделали это. Всё же не зря мы трудились всё это время, - говорил учёный, будучи крайне довольным собой за созданное им оружие.
        - Да уж. Тяжелая выдалась неделя, но всё лучше, нежели просто взрывы, - сказал бывший служитель церкви, с дрожью вспоминая весь тот неприятный опыт, что ему пришлось пережить.
        - Кстати, как там наши гости? Надеюсь с голоду не померли, пока я тут сидел и патроны делал, - поинтересовался эльф у учёного.
        - Не беспокойся об этом. Голод лишь прибавил им кровожадности, а судя по улыбке твоей ученицы, она так и готова ринуться в бой, - ответил Зен, кидая свой взгляд стоящую девушку.
        - Жду не дождусь момента встречи, - ответила эльфийка, поймав долгожданный прототип оружия.
        Глава 453/За работу
        Глава 453
        Место, где должно было проводиться основное испытание оружия, находилось двумя уровнями ниже, ровно над тем местом, где все участники отдыхали после долгих трудовых часов.
        Нижнее помещение представляло собой одну большую комнату, с ярким красным освещением на потолке, обычными серыми стенами, и скамейкой возле стального листа, усиленного руной укрепления. Для чего это было сделано, догадаться вполне себе несложно.
        Вниз все четверо прибыли в весьма бодром настроении, даже несмотря на усталость троих. Это не было удивительно, поскольку все работали до последней капли пота. Единственная личность, кто, как казалось, вовсе не утомился, была Эвелина. Она, как и Арчибальд, благодаря мастерству собственноручно создавала патроны, но как видно, между ними серьёзную роль играл возраст.
        Придя вниз, первый, кто подал голос, была единственная в команде девушка.
        - О, Арчи, посмотри. Готова поспорить, за этим стальным листом находятся чудовища. Прям как у нас в мастерской. Эх, была бы здесь Герцогиня, она бы точно оценила шоу, - говорила эльфийка, одаривая всех своей немного кровожадной улыбкой.
        - Я же тебе уже говорил, что не надо таким образом сокращать моё имя. Во-первых, мне неприятно, а во-вторых... - хотел он досказать, однако ученица поспешно прервала его.
        - А во-вторых Арчи звучит мило, - ответила она, продолжая улыбаться своей немного кровожадной улыбкой.
        - Ты неисправима. Называешь меня так, будто мне двадцать или тридцать лет, - ответил он, ворча как старый дед.
        - Для меня ты всегда будешь молодым, - всё также задорно проговорила девушка, на что в ответ им обоим сделал замечание бывший служитель церкви.
        - Господа, я конечно всё понимаю, но давайте вы пока что воздержитесь от своих любовных игр. Мы тут за делом собрались, а не театр драматизма смотреть, - раскритиковал он парочку.
        - Его преосвященство дело говорит. Пора бы начинать, - промолвил Зен, не обращая внимание на недовольный взгляд Сицилла.
        Подойдя к рычагу на сцене, Зен дёрнул его вниз, после чего стальной лист начал подниматься, за которым показалось бронебойное стекло, также усиленное рунами укрепления. Также помимо укрепления поднялась часть стены, за которой скрывалась стальная дверь.
        За стеклом бродили двуногие твари, что своей анатомией напоминали человекоподобных существ. Каждая из них выглядела весьма угрожающе, и это было отнюдь неспроста.
        Вкупе со своей мускулатурой, их широкие плечи и двухметровый рост могли создать образ крупного человека, если бы не тёмно-серая шерсть вместо обычной кожи, рога и морды, пропитанные кровью их же сородичей. Что до самого места, оно частично имитировала собой зеленый лес, за исключением того, что здесь отсутствовали высокие деревья.
        - Ей богу, эти отродья ада напоминают мне истинное лицо человечества, - подчеркнул факт Сицилл, наблюдая за тем, как несколько тварей доедают труп своего брата.
        - Да и не только человечества. Мы, эльфы, считай тоже едим себе подобных, - отметил факт Арчибальд, соглашаясь с мнением Сицилла.
        - Внутри пространство выглядит большим. Сколько их там? И откуда вы их вообще достали? Впервые вижу нечто подобное, - спросила Эвелина учёного, несмотря на свой обычно тихий характер.
        - Восемьдесят четыре. А доставлены они были прямиком из леса Рудии. Это тот, в котором вы нашли несчастного Рема. Мне неизвестны все подробности, но вроде как эта кучка обитала в какой-то пещере, - ответил Зен, уже предвкушая предстоящее зрелище.
        - И как вы доставили их сюда? Просто судя по всему, это была далеко не простая задача, - вновь поинтересовалась Эвелина.
        - Как мне доложили, использовали усыпляющий газ, а затем их новым домом стала эта вот решетка. Вот только судя по их виду, они немного опасные. Не боишься? - Спросил он у эльфийки.
        - Если не смотреть страху в лицо, он будет преследовать тебя во снах. А эти-то... Скажем так, мне приходилось сражаться с тварями крупнее, - улыбнулась она во весь рот, после чего надела шлем и перепроверила снаряжение.
        - Крупнее или нет, количеством они явно больше тебя, - парировал Император, на что получил ответ.
        - Качество всегда выигрывает количество, - были её последние слова, прежде чем она вошла в логово монстров.
        Эльфийка была в своём полном обмундировании, состоящим из той самой брони, созданной Арчибальдом, скрытым мечом в ножнах, пистолетом-пулеметом, разгрузкой на груди и десятью магазинами. Иными словами, она имела ограниченный запас патронов, что, впрочем, её не сильно волновало.
        Почувствовал незнакомый запах, чудовища вмиг подняли головы и следуя своим инстинктам, побежали на девушку.
        - Ну давайте, возьмите меня, - весело крикнула девушка, положив приклад оружия на плечо и пустив в монстров длинную очередь.
        За несколько секунд из дула пистолета-пулемета вылетело более чем пятьдесят синих лучей, унесших за собой жизни нескольких тварей, что, в принципе, ничуть их не напугало.
        Перезарядившись менее чем за секунду, она вновь опустошила магазин в тварей, прежде чем те успели добраться до самой эльфийки. Окружив девушку, они попытались замахнуться на неё своими мощными когтистыми лапами, но в этот же миг девушка выхватила меч из рук и отрезав голову одному из чудовищ, создала себе путь для отступления.
        Пока твари пытались опомниться от случившегося, эльфийка уже успела перезарядиться и перебить всех нападавших, как неожиданно сзади подошла одна из тварей и скрестив руки молотом, попыталась раздробить девушке череп, но та в одно мгновение оказалась к нему лицом и поднеся дуло к подбородку, сделала отверстие в его голове.
        - Это начинаем немного утомлять. Пора заканчивать с вами, - сказала она, убрав оружие за спину и начав кромсать врагов направо и налево своим мечом.
        Даже несмотря на свой малоразвитый ум, монстры начали осознавать, что девушка несёт в себе большую опасность, а потому часть из них попыталась спрятаться, но увы, от острого клинка невозможно было скрыться. Уже через две минуты весь искусственно созданный биом был пропитан кровью монстров.
        Выйдя за железную дверь, она была встречена восторженными овациями от троих. В конце концов ей удалось создать кровавое шоу, что само собой было непросто.
        - Даже не вспотела, - сняла девушка шлем, откидывая назад свои длинные белокурые волосы.
        - А силёнок у тебя будь здоров. Особенно было жалко ту тварь, у которой ты живьём оторвала руку и ногу. Я бы даже сказал излишне жестоко, - дал оценку Сицилл, прекрасно понимая, что продемонстрированная сила была далеко не пределом эльфийки.
        - Всё же ты всё также отдаёшь предпочтение клинку, нежели стрелковому оружию, - подметил Арчибальд, чем вызвал отвод глаз у Эвелины.
        - Будем считать, что испытание прошло успешно. Шкуры этих тварей могли выдержать свинцовую пулю, так что эффектом я доволен. Эвелина, ты тоже молодец, - похвалил её учёный, чем вызвал небольшое смущение.
        - И теперь, раз испытание прошло успешно... - сказал Сицилл, осознавая, что сейчас добавит Зен.
        - Да, Ваше Преосвященство. Это значит, что сейчас же начинаем выпускать первую экспериментальную партию. За работу.
        Глава 454/Корабль? Зачем?
        Глава 454
        Так и пошла работа над первой экспериментальной партией нового оружия. Поскольку само орудие убийства прошло главное испытание, было принято решение начать его массовое производство.
        Для этого были изготовлены новые чертежи для станков, дабы начать производство магических патронов в промышленных масштабах. Это было далеко не простой задачей, поскольку лунные камни могли иметь разную форму. Таким образом требовался станок, что мог бы преспокойно менять форму камня на пистолет-пулеметный патрон.
        На построение первой такой машины ушло около нескольких дней. Конечно в его создании принимали участие не только квартет, но и сами инженеры Вавилона, что в большинстве своём являлись магами.
        В итоге, чтобы произвести один такой патрон, требовалось взять лунный камень, закрепить его и резцом придать круглую форму, после чего поднести форму для патрона девять на девятнадцать, обвести карандашом, поднести циркулярную пилу и вырезать нужную часть.
        Конечно такой способ был крайне медленным, но на текущий момент технологии Вавилона попросту не имели автоматических заводов, не требовавших присутствие людей.
        Что до того, как Арчибальду удалось произвести так много патронов, ответ был прост - его сила. Для него не было большой проблемой создавать боеприпасы, но для массового производства попросту не нашлось бы такого количества людей.
        Одновременно с этим началось массовое производство магического оружия, служившего улучшенным аналогом пистолета-пулемета мп-5. С ручной сборкой не было никаких проблем, однако когда дело дошло до наложения рун, стали возникать первые проблемы.
        Главным образом это было из-за того, что до этого ни один из магов ни разу в жизни не сталкивался с подобной руной. Конечно, это было невозможно, поскольку создана она была не так давно самолично Зеном.
        В итоге, под надзирательством Его Величества и бывшего служителя церкви, сотня магов пыталась наложить эту руну на оружие. Рекордное время по созданию, за исключением самого Сицилла, было установлено одним из лучших магов Вавилона - восемнадцать дней. Остальным же понадобилось от трёх недель до месяца.
        Зен был удовлетворён полученным результатом, поскольку заложение знаний по созданию рун было равносильно росту пшеницы. Из одного зерна можно получить сто семян, а из сотни десять тысяч.
        В планах учёного также была разработка и других видов стрелкового оружия. Как пример, в будущем можно было использовать аналог снайперской винтовки Драгунова, что своей убойной силой и точностью явно бы имела куда лучшие параметры.
        Также он желал установить новое лазерное оружие на уже создаваемую технику, в качестве стационарных пулеметов и пушек. Однако всему этому мешала одна проблема, связанная с рунами, но на этот раз речь шла о руне укрепления. По его предположениям, потребовалась бы руна не низкого, а среднего и даже высокого уровня.
        Увы, таких людей, кто мог бы ставить столь высококлассные руны, было не слишком много, а потому ему ещё предстояло каким-то образом разрешить эту проблему, а сейчас требовалось помочь эльфам в их войне фракций.
        Спустя чуть больше месяца с момента разговора, на свет было выпущено около сотни магических пистолетов-пулеметов, а также десяти штурмовых винтовок, созданных по прототипу ак-74.
        Пусть ни одно из оружий никогда не применялось на людях, по примерным расчётам Арчибальда и Сицилла, пистолет-пулемет должен быть способен разрушить с двух-трёх выстрелов барьер мага седьмого уровня, а также пробить магическую броню. Если говорить о маге уровня повыше, здесь уже могли начаться некоторые проблемы, поскольку на разрушение могло потребоваться от сотни, до двух сотен попаданий. Иными словами, для убийства такового из данного оружия потребовался бы целый шквал огня. Также вставал и другой вопрос - а стоял бы смирно такой человек, пока его осыпали градом магической энергии?
        Другое дело автомат, что на данный момент должен был поступать в единичных экземплярах. Его убойная сила могла позволить с десяти-двадцати выстрелов разрушить защиту мага. Другая проблема была в том, что его использование во время сражения в ближнем бою было не слишком удобно, что значительно снижала его эффективность.
        Иными словами, оба оружия в руках обычного человека, что хоть немного умел стрелять, было бесценно, в то время как для высокоуровневых воинов оно могло служить лишь как дополнительное орудие убийства. Однако даже так, у него имелся один огромный плюс - нулевая потребность в расходе маны. В тяжелой схватке оно могло спасти жизнь воину.
        Так, в один из мало чем отличимых дней, от службы береговой охраны, во главе с прославившимся своей тягой к азартным играм капитаном, прибыл гонец с новостью, что со стороны эльфов прибыли посланники на корабле со срочными новостями.
        Узнав об этом, он попросил гонца вернуться и попросить сопроводить одного из посланников с докладом в его дворец, а также попросить Герцогиню оторваться от азартных игр с капитаном.
        Когда все наконец собрались в одной комнате, во дворе было около шести вечера. Перед учёным молча преклонив колено стоял посланник эльфов, а слева от него и сама Герцогиня.
        - Всё таки вы как-то странно стоите, Герцогиня. Может встанете хоть возле меня? - Спросил её учёный.
        - Если только этим я вам не помешаю, - ответила она.
        - Не помешаете, - ответил он, подзывая рукой к себе.
        Герцогиня молча встала слева от Зена и навострила уши, чтобы послушать доклад.
        - Докладывай, - сказала она вместо Императора, поскольку по большей части власть над подчиненным принадлежала ей.
        - Да, Ваша Светлость. Позвольте доложить, что Герцог Брадор и Маркиз Реймонд, пусть не напрямую, но начали распространение своей деятельности, а именно попытки искоренить наш благородный народ с их земель.
        - Иными словами, эта сладкая парочка объявила нам войну? Странно... Раньше, чем я думала, - говорила Герцогиня, смотря на Императора. У него же было спокойное выражение лица.
        - Да, Ваша Светлость. Можно итак сказать. Как докладывают шпионы, они уже начали ловить наших воинов и гражданских с поводом и без, - продолжал говорить он с опущенной головой, словно бы боясь посмотреть Герцогине в глаза.
        - Что же, стало быть у нас уже есть две цели, которых следовало бы немедленно устранить, - высказал своё мнение учёный, при этом слабо улыбаясь.
        - Господин Зен, смею заверить, что это два наиболее неприятных противниов. Уверены, что стоить начать с них? - Поинтересовалась Герцогиня.
        - Более чем. Как говорится, убийство генералов ведет за собой распад армии.
        - Вам лучше знать. В таком случае нам бы стоило поскорее плыть на мой родной континент.
        - Я ничего не имею против.
        - На каком корабле предпочтете плыть? Моём или вашем? - Поинтересовалась Герцогиня.
        - Корабль? Зачем? У меня есть кое-что получше...
        Глава 455/На другом?
        Глава 455
        - На другом? - Заинтересовалась Герцогиня, будучи не в полной мере осознавая смысл сказанных Зеном слов.
        - На другом типе мореплавательного судна, - ответил учёный, будучи в своём репертуаре.
        - Может поделитесь информацией, Господин Интриган? - Улыбчиво спросила она, ловя на себе удивленны взгляд посланника и ехидную улыбку Зена.
        - Зачем говорить что-то заранее, если вы сами в ближайшее время всё увидите? Впрочем, от себя добавлю, что вы приятно удивитесь.
        - Господин Зен, вы настолько проницательны, что знаете о моих слабостях, - немного наигранно ответила она.
        - Что уж поделать, коль такова моя натура. Ладно, смотрю вы уже в нетерпении от услышанного. Поехали, это в доках, - сказал учёный, поднимаясь с трона и двигаясь в направлении выхода.
        Эти самые доки на деле располагались не так далеко от порта, и естественно служили для ремонта корабельных суден. Вот только мало кому было известно, что внутри этого места создавалось новое, доселе невиданное в этом мире мореплавательное судно, именуемое субмариной, или как можно ещё выразиться, лодка для подводных погружений.
        В условиях этого мира, лодка, способная целиком погружаться под воду, была чем-то большим, чем просто инновация в сфере мореплавания. Мало того, что она позволила бы изучить морской мир, но также могла бы с лёгкостью топить вражеские корабли своими торпедами, поскольку у тех отсутствовали методы борьбы с таким оружием. Более того, вряд ли бы им вообще удалось найти лодку, поскольку вряд ли на их кораблях имелись радары. Также, как один из плюсов, такая подлодка могла быть носителем атомного вооружения.
        В таком случае единственные создания, кто нёс существенную угрозу подлодке, были никто иные как морские чудища, но даже так, от большинства из них арсенал субмарины позволял отбиться или хотя бы напугать.
        Впервые увидев субмарину, у Герцогини вместо удивления на лице играло скорее недопонимание, ибо с её стороны это больше походило на стальной бочонок, где даже и входа то не было видно, но стоило Зену рассказать, что подлодка умеет погружаться под воду, так её глаза тут же загорелись огнём.
        Пригласив её на борт, внутри она обнаружила двух своих подчиненных - Арчибальда и Эвелину. Те также с превеликим удовольствием рассматривали внутренности подлодки, а также донимали вопросами матросов и капитана, что по сути даже вместе мало в чём здесь разбирались. В конце концов для них это было чем-то новым, а потому на первых порах было достаточно знать, как управлять судном, загружать торпеды и что делать в случае чрезвычайного положения.
        Как только учёный зашёл на мостик вместе со своим трио и поговорил с капитаном, дабы убедиться, что созданное оружие здесь и всё готово к отплытию, он дал прямой приказ плыть прямо на континент эльфов.
        Будучи на мелководье, подлодка сначала находилась на поверхности воды, а потому большого интереса не вызвала у трио, но стоило им услышать от капитана, что они идут на погружение, как на их лицах застыло изумление.
        Целый морской мир, освещаемый фонарями самой субмарины, воистинну завораживал разум. В отличие от обычных людей мира Зена, эти не видели морские глубины даже на картинках, а потому сложно описать, что в этот миг чувствовал каждый из них.
        Лишь спустя пятнадцать минут первый, кто смог отойти от шока, был Арчибальд, но даже так, на его лице играло множество вопросов, и главный из них был таков.
        - Зен, больше ничего не попрошу, если соизволишь ответить только на один мой вопрос.
        - Даже так? Что же, задавай, если это не секретная информация Вавилона, - улыбчиво ответил учёный.
        - Мне только нужно знать, как это чудо инженерной мысли погружается под воду?
        - При помощи балласта, - преспокойно ответил учёный, чем вызвал сложное выражение лица на Арчибальде.
        - Погодь. Хочешь сказать, что этот подводный корабль погружается под воду лишь благодаря балласту? А как же всплытие? Как мы вообще дышим под водой? - Крайне эмоционально спрашивал он, даже несмотря на всё своё предыдущее спокойствие. Впрочем, его нельзя было строго судить, ведь будь на его месте даже Вице-Адмирал Вит, и тот вряд ли бы удержал контроль над эмоциями.
        - Помнится ты говорил только об одной просьбе. А твои вопросы это уже две новые просьбы. Нехорошо получается. Лучше продолжай наслаждаться морским пейзажем, пока не надоест. В любом случае, скоро всплывём, чтобы присоединиться к сопровождающему флоту.
        - Ты слишком хитёр, скажу я тебе. Ловко так увернулся от ответа. Хотя я тебя понимаю, всё-таки технологии Вавилона. Тогда, с твоего позволения, я продолжу наслаждаться новым красочным миром. Уж не думал, что на старости лет увижу такую красоту. Жаль нет холста и красок срисовать этот замечательный мир, - говорил он, будучи недееспособным снова оторвать взгляд от морских красот.
        Как ни странно, морские чудовища, подобно тем, что нападали на столицу Холодной долины, напрочь отсутствовали. Даже для Зена это было немного странно, но он решил скинуть это на простую удачу и ночь, из-за которой большинство тварей должно быть спало.
        Что до троицы, когда они вдоволь нагляделись в окно подлодки, у них вновь появилось желание понаблюдать за экипажем, но на этот раз за его работой. Конечно, всегда приятно смотреть на что-то, что видится впервые.
        Ко всему прочему, учёный также напомнил Герцогине, что той стоило бы выбрать своих наилучших воинов, дабы их научили стрелять из магического оружия. В ответ же он услышал, что насчёт этого не стоит беспокоиться.
        Что до причины, по которой солдаты Вавилона самолично не собирались учавствовать в войне, было отношение между эльфийским и людским континентом. В данный момент учёный имел статус гостя, но в случае ввода войск, мог получить статус вторженца, что конечно же было крайне невыгодно, а также могло привлечь внимание божеств.
        Спустя около двух часов плавания, они встретились с основным флотом Зена, состоявшим из крейсеров, а также нескольких кораблей самих эльфов. Вторые конечно сильно удивились, когда рядом с ними выплыла странная посудина, а один из них от страха даже прыгнул в море, но на его счастье, большинство, в том числе и Герцогиня, не заметили его позора.
        Затем началось их небольшое путешествие вплоть до магических врат телепортации, выйдя из которых, они сразу же оказались окруженные вражескими кораблями.
        Глава 456/Не мои проблемы
        Глава 456
        Выйдя из телепортационных врат, вся флотилия Зена и Герцогини оказались в окружении около двух ста кораблей, что, судя по поведению, не были мирно настроены. Стало быть, их целью служил либо захват, либо полное уничтожение.
        Впрочем, несмотря на данный расклад, ни учёный, ни Герцогиня не выглядели удивленными, словно бы только и ждали этого момента. Из-за сложившейся ситуации, никто из экипажа не видел их малозаметные улыбки.
        Между флотилией и чужой армадой расстояние было около километра, однако те словно бы и не спешили приближаться. Вместо этого, один из тамошних эльфов встал на мостик корабля и начал кричать в местный аналог рупора.
        - Ваше Величество, мы знаем, что вы там. Прикажите своим судам не атаковать нас, пока мы будем производить захват. То же самое касается людских кораблей. Если вы самолично не сдадитесь, то мы будем вынуждены применить меры, - говорил командир их армады.
        Услышав это даже внутри субмарины, Зен посмотрел на Герцогиню, на что она утвердительно кивнула. В ответ на это, учёный пригласил её выйти на поверхность, не забыв также захватить рупор собственного производства, дабы провести переговоры.
        - Герцогиня, если вы не ответите, мы прямо сейчас откроем огонь, - продолжил говорить командир, как вдруг люк подводной лодки открылся и оттуда показалась фигура Герцогини, а за ней и силуэт учёного.
        - Так-так, кто это у нас. Судя по писклявому голосу, это же командир пятой флотилии Маркиза Реймонда, Адмирал Илларион. Нашёл кого отправлять. Судя по всему, он меня ни во что не ставит, - говоря в рупор, ответила она надменным тоном.
        - Герцогиня, попридержите язык. Это вы находитесь в невыгодном положении, а не я. Сколько ваших кораблей? Семнадцать. Сколько наших? Двести четырнадцать. И прошу заметить, что все вооружены магическими пушками. Думаете, что стальная защита вас спасёт? Боюсь, в итоге вы будете крайне огорчены, - ответил он, смеясь в рупор вместе со своими матросами.
        В ответ на это учёный попросил Герцогию вернуться в люк и передать рупор ему.
        - Адмирал Илларион, да? С вами разговаривает Император Вавилона. Надеюсь меня хорошо слышно, поскольку своим поведением вы в высшей степени оскорбили меня. Я прибыл сюда в чисто деловых целях, однако вы решили нарушить нейтралитет? - Чуть грозным тоном говорил Зен, намекая на конфликт.
        - Император Вавилона? Что же, прекрасно, поскольку мне также дан приказ взять вас в плен, - усмехаясь, ответил он.
        - И на каких основаниях вы смеете такое говорить? Вы хоть представляете, что за такие слова я с вами сделаю? - Пригрозил Зен, вызвав пустую реакцию у его собеседника.
        - Запугать меня вздумали? И не думайте. Быть может, ваши технологии превосходят наши, не будем этого отрицать. Однако посмотрите в каком вы положении? Мы в разы превышаем вас числом. Лишь пара сотен метров отделяет вас от гибели. Задумайтесь. И да, коль вам так интересно - вы сотрудничаете с врагом. Всё, что с вами происходит - лежит на ваших плечах. Здесь нет ни моей, ни кого-либо ещё вины. Повторюсь, вы, вы и только вы, - говорил он, намеренно издеваясь над своим врагом.
        - Вроде Адмирал, а ума и стратегии как у юнги. Вы даже ничего не заметили. Смешно да и только. Ладно, так тому и быть. Я дам вам один шанс. Один, и не более того. Вы сейчас отводите свои корабли в противоположную сторону и даёте нам проход. Лишь в таком случае вам удастся избежать смерти. Откажетесь, то будем считать, что вам захотелось пойти на корм морским чудовищам. Я даю вам пять секунд на ответ, - говорил Зен, намеренно заигрывая с адмиралом, как с каким-то ребенком.
        - Пять секунд? Мне хватит и мгновения. Что же, надеюсь Маркиз Реймонд не будет против. Всем атаковать флотилию! - Крикнул в рупор адмирал, на что Зен ответил приказом.
        - Поднять самолёты. Огонь из всех орудий, - приказал Зен, прежде чем нырнуть обратно в люк.
        В этот самый миг, самолёты, расположенные на авианосце, один за другим стали взлетать в воздух. За ними же последовал и артиллерийский огонь из всех орудий, и тут стоит отметить, что судна были расположены таким образом, чтобы с лёгкостью вести огонь по всем целям и при этом не беспокоиться об попадании по союзникам. То, что такое построение допустил и проглядел Адмирал, было чисто его вина, поскольку всё внимание было сковано на разговор. Что до субмарины, она просто спустилась под воду и начала одна за другой выпускать торпеды во врага.
        Конечно на такие действия враг ответил огнём, но вот только была одна проблема - их магические пушки могли бить лишь на расстояние около пятьсот метров, после чего энергия рассеивалась. Их командир просто рассчитывал подплыть поближе и закончить дело сразу, однако из-за своей тупоголовости, как раннее отметила Герцогиня, он не догадался сделать это раньше, за что и был вынужден поплатиться.
        Самолёты поднялись в воздух, под удивлённые возгласы эльфов. Увидев летающую технику, они попросту не могли скрыть своих эмоций. Однако, им быстро стало не до этого, поскольку каждый залп артиллерии Зена подрывал как минимум один корабль.
        В то же время истребители Зена пролетали над вражескими суднами и поливали его свинцом, создавая немало пробоин в корпусе, и даже если корабль не шёл на дно, его туда посылал бомбардировщик. Ну и как вишенка на торте, прилетающие словно бы из ни откуда торпеды подлодки делали своё дело.
        На эльфов, в том числе и их адмирала, напал не просто страх - это был ужас. Только теперь, находясь на волоске от гибели, они в полной мере смогли осознать, на какую добычу решили напасть. Понимая это, Адмирал решился на отчаянный шаг.
        - Господин Зен, простите нас. Мы сдаёмся. Пощадите, - чуть ли не сквозь слёзы говорил Адмирал.
        - Пощадить? Как наивно. Разве я не предупреждал вас о последнем шансе? - Усмехнулся Император, когда дал приказ поднять подлодку и открыть люк. Он не беспокоился о безопасности, поскольку победа была уже в кармане.
        - Мы не знали. Молю, простите, - всё также молил о пощаде Адмирал.
        - Это не мои проблемы. Потопить его корабль, - приказал Зен, после чего по главному кораблю был дан залп из всех орудий.
        - Глупец, - только и сказал Герцогиня, когда учёный вернулся на борт.
        Спустя около пятнадцати минут, от всей пятой флотилии не осталось и следа. Конечно некоторые из них предприняли попытки сбежать, но они не увенчались успехом.
        Глава 457/Ведите
        Глава 457
        Пятая флотилия Адмирала Иллариона была полностью разгромлена одними лишь силами Вавилона. Даже сами солдаты Императора Зена были поражены общей мощью своего арсенала, так что уж говорить об эльфах, что стояли на других кораблях. Для них подобное зрелище было равносильно каре небес.
        Сам учёный остался довольным полученным эффектом. Конечно, с одной стороны ему не хотелось зря кого-то убивать, особенно если те лишь выполняли приказ, однако местный адмирал, да и сами его воины были из того разряда, кого не переубедить простыми словами.
        Доволен же он был двумя вещами - тем, что смог испытать оружие в боевых условиях, а также продемонстрировать всю свою мощь, как бы лишний раз намекая, что в случае предательства, Вавилон точно шутить не будет.
        С чего было учёному предполагать, что эльфы захотят его предать? Это очевидно, если заглянуть в анналы истории. Чаще всего, после победы над общим врагом, альянс распадался и союзные страны просто ударяли друг друга в спину.
        Если же брать текущий пример, то могло бы выйти так, что эльфы попросту не выполнили часть своей сделки, а именно о выделении помощи в предстоящей войне.
        Зачем это было делать? Конечно же чтобы спасти собственные шкуры. По их расчётам, демоны вряд ли бы стали нападать сразу на несколько континентов, и с большей частью вероятности, начали бы с людей. А за дарованное им время они могли бы увеличить свои силы, что лишний раз дало бы им преимущество в бою, и плевать, что общие потери на этом фоне выглядели бы больше, чем в случае объединения.
        Также может назреть вопрос - а почему Зен так слепо доверился Герцогине? Вполне могло быть, что и силы власти у неё как таковой не было, а значит она чисто физически не смогла бы выполнить свою часть сделки, поскольку не являлась монархом страны. Нет, несомненно, титул герцога открывает многие двери в сфере правления, но, если говорить об армии и военных действиях, распоряжаться ими как таковыми он не позволяет. Исключение составляют лишь лично нанятые солдаты, но стоит отметить, что им необходимо платить жалование, ремонтировать обмундирование, а также платить налог самому правителю страны.
        Так какая причина кроется такому поведению? На деле всё упирается в события двухлетней давности, когда ещё за Зеном "Хранители Леса" направили специальную группу захвата, для дальнейшего похищения. Без сомнений, в плане был большой промах, однако дело упирается в одного эльфа, по имени Еил, а также куда более интересной фамилией, поскольку даже несмотря на два года заточения, за ним прислали помощь в виде Вице-Адмирала Вита, который, кстати говоря, уже почти приблизился к флоту учёного, дабы поприветствовать его.
        Его флотилия практически проплывала сквозь остатки уничтоженных кораблей. Будучи на стороне Герцогини, он прекрасно знал, что Маркиз Реймонд или Герцог Брадор захотят ликвидировать обоих, а потому даже несмотря на то, что он не имел знаний по времени прибытия своей госпожи, попросту проследил за вражеским флотом и собирался нанести внезапную атаку. Что до его несколько запоздалого появления, он ещё с помощью магической подзорной трубы заметил массовое уничтожение флотилии врага, а потому решил выждать момент, когда всё закончится, дабы не попасть под перекрестный огонь.
        Учёный также ожидал его появления, поскольку Герцогиня поведала ему о своём плане. Хоть с виду было сложно сказать, но она являлась тем ещё интриганом. Это могли подтвердить Арчибальд и Эвелина, две такие же учёные личности, что чрезвычайно сильно уважали свою госпожу, а уважение, следственно, не могло возникнуть из неоткуда.
        Но несмотря на всё вышесказанное, Зена продолжал мучить один вопрос - почему местный Монарх не собирался участвовать в войне. Как правителя, его должна была волновать судьба страны. Или же ему просто нравится следить за игрой? Этого Зен не мог сказать наверняка.
        В любом случае, когда подплыли корабли, Вице-Адмирал Вит не мог отказать в себе удовольствии похвалить учёного за созданную им армию ведения морской войны. Всё же уничтожить две сотни кораблей и при этом не потерять ни одного, можно было бы назвать великим подвигом.
        В итоге Зен пересел на корабль эльфов и послал свои войска обратно в Вавилон, за исключением авианосца и субмарины, которых он попросил оставаться дрейфовать в море на случай, если ему понадобится помощь.
        Конечно, шанс того, что учёному понадобилась бы помощь, была крайне велика. В идеале ему бы хотелось захватить с собой Виктора, дабы полностью обезопасить себя от опасности, но в таком случае был большой риск разозлить местные божества. Вряд ли бы такого гостя они стали бы встречать с хлебом и солью.
        В итоге, спустя три дня пути, они добрались до пограничного города, под красивым названием Баден. Сам же он практически ничем не отличался от обычных людских городов, поскольку истинная природа эльфов скрывалась в глубинах леса, или верней сказать, материка.
        Вот только сойдя на берег, как и предполагали Герцогиня с учёным, у них возникла проблема с местными войсками. С одной стороны это было странно, поскольку земли считались нейтральной территорией двух фракций, но с другой, что мешало врагу подговорить местного хозяина на подлость?
        Так, стоило ноге Герцогини вступить на берег, как к ней подбежал один из местных трёхглазых стражей таможенной службы, и преклонив колено, заговорил.
        - Добро пожаловать в Баден, Ваше Величество. С позволения Виконта Де Морфора, нам велено осмотреть ваш товар, а также пригласить вас, в том числе и вашего гостя, в его дворец.
        Герцогиня сделала вид, будто бы не ожидала услышать нечто подобное, а потому надменно подняв голову, ответила.
        - Послушай меня. Может я и прекрасно знаю Виконта Де Морфора, однако это не даёт ему право не то что осматривать мои корабли, даже думать об этом. Он хоть понимает, что я могу быть оскорблена, и что за этим последует?
        - Ваше Величество, Его Благородство никак не хотело вас оскорбить. Нам просто важно знать, что вы не собираетесь проносить в страну ничего запретного. В последнее время участились случаи смертей от дурмана, являющегося сильнейшим наркотиком. Его Благородству не хотелось бы, чтобы город покрылся дурной славой.
        - И ради этой глупости вы остановили меня? Вы хоть понимаете, с кем разговариваете?
        - Но Ваше Величество, указ проверять всех лично подписали трое из пяти протекторов, что даёт нам полное право осматривать корабли. Без исключения. В случае, если вы откажетесь, мы будем вынужденны считать вас предателем государства. Ну а за то всё время, что мы будем проверять, вы бы могли посетить нашего любимого Виконта Де Морфа.
        Герцогиня посмотрела на учёного, и получив еле заметный кивок, ответила:
        - Хорошо. Ведите.
        Глава 458 / Герцогиня и ученый
        Глава 458
        На удивление посланника Виконта Де Морфора, Герцогиню не пришлось долго уговаривать. На деле он подозревал, что пожилую дворянку придётся вести насилу, что самой собой являлось непростой задачей, особенно если принимать во внимание её силу.
        С одной стороны такое поведение было крайне подозрительным с её стороны, однако гонец не слишком беспокоился об этом, поскольку это не входило в его цели. В конце концов он был простым офицером, которого мало интересовала политика.
        В качестве средства передвижения использовалась закрытая карета и магические кони. Несмотря на ожидание учёного встретить здесь что-то новое, всё выглядело в точности да наоборот. Казалось, что даже небо из-за своих тёмных туч играло против Зена.
        Всю дорогу Император и его спутники не поднимали голоса. Они не выглядели утомлёнными, однако офицер ощущал, что все до единого словно бы ожидали чего-то. Как минимум, об этом говорило лицо Герцогини, что одновременно с этим показывало свою надменность по отношению ко всему.
        Карета проезжала через город, однако никаких опознавательных знаков, наподобие герба или прочего не было, дабы лишний раз не привлекать внимание горожан. Всё-таки слухи имеют дело быстро распространяться, а потому было бы неудивительно, если какой фанатик намеренно решил атаковать транспорт.
        В конечном итоге дорога вывела их в хвойный лес, где собственно говоря и находилось поместье Виконта Де Морфора, представлявшее собой несколько сооружений, большая часть из которых принадлежала прислуге.
        - Ваше Величество, мы прибыли. Желаете ли вы, чтобы я соблаговолил вам и сопровождал вплоть до самого Виконта? - Спросил офицер, невольно поправляя воротник капитанской шинели, поскольку аура Герцогини имела несколько удушающий характер.
        - Не стоит. Коль вам угодно помочь, оставайтесь в карете и ждите. Не переживайте, вы скоро вернетесь на свой пост. Если конечно не станете вытворять глупости, - ответила она, словно бы пыталась пронзить взглядом.
        - И не думал, Ваше Величество. От себя лишь добавлю, что сам Виконт находится в своём кабинете, - ответил он, стараясь не отводить взгляд от Герцогини, дабы нечаянно не оскорбить её.
        - Запомните одну вещь - никогда ничего не добавляй от себя, если конечно вас сами об этом не попросят. Будем считать, что на этот раз вы прощены. Попытаетесь повторить подобное во второй раз, да ещё и в моём присутствии - вините самого себя, - холодно говорила она, из-за чего было сложно понять, притворство это или её истинное лицо.
        - Да, Ваше Величество. Разрешите ждать вас здесь, - ответил офицер, не желая больше проронить ни слова в её адрес.
        Когда они спустились с кареты и пошли в сторону главного дома, где и располагался сам Виконт, учёный поинтересовался, почему правитель этих земель избрал столь отдаленное от жителей его города место. Как в итоге выяснилось, Виконт попросту любил охоту, а также не слишком жаловал городскую суету.
        Подойдя к дверям, первым делом их встретили не стражи, как ожидалось, а дворецкий. Даже будучи в престарелом возрасте, он одарил всех четверых глубоким поклоном, а затем попросил последовать за ним, поскольку его Господин ждёт гостей.
        Внутри дом ничем особым не выделялся на фоне всего того, что довелось видеть Зену. Колоны, мраморные стены и пол, золотые украшения или дорогостоящая мебель - всё это уже настолько приелось учёному, что в какой-то мере он с презрением смотрел на эти побрякушки, что служили лишь для поддержания статуса.
        Также, как отметил Зен, внутри находилось минимальное количество охраны, что наводило на смутные мысли. Всё-таки было странно, что имея статус Виконта, сей дворянин не соизволил должным образом позаботиться о своей защите. В иной раз это могло говорить лишь о чрезмерной самоуверенности к своей персоне, но в нынешней ситуации учёный во всём видел подвох.
        В конечном итоге, спустя несколько лестничных пролётов, они прибыли на самый верхний, или иначе говоря, пятый этаж здания. Как ни странно, здесь помещение выглядело куда скромнее, однако не обращая на это внимание, они под сопровождением дворецкого дошли до кабинета, и как только эльф открыл дверь, все четверо вошли внутрь.
        Внутри, расположившись в кресле, сидел коротко стриженый мужчина средних лет. В отличие от большинства эльфов, этот имел довольно мускулистое тело, а потому если бы не уши и третий глаз, его можно было запросто спутать с человеком.
        Когда император и его товарищи вошли внутрь, Виконт Де Морфор лишь сложил руки и положил их локтями на стол, оглядывая по сторонам двух своих охранников, одетых в броскую мантию белого цвета.
        - Что же, добро пожаловать в мой дом, Ваше Величество. А вы должно быть Император Вавилона, - сказал он так, словно бы вошедшие внутрь были простолюдинами.
        - А вы наверное Виконт Де Морфор. Сразу видно, что в детстве вас не учили манерам и этикету, раз позволяете себе такое общение, - ответил Зен, явно недовольный подобным отношением от какого-то жалкого дворянина.
        - Ну что же вы, мне ни в коем разе не хотелось вас оскорбить. Просто официальный тон общения не приходится мне по вкусу. Мне бы не хотелось, чтобы из-за подобной глупости наши с вами отношения были разрушены ещё на стадии зарождения, - ответил Виконт, в чьём голосе чувствовалось самодовольствие.
        - Хорошо, будем считать это небольшой шуткой. Впрочем, давайте не будем забывать, что перед нами сидит Герцогиня. Всё-таки не помешает проявить толику уважения такой персоне, - ответил Зен, смеясь в глубине души над наивным поведением высокомерного дворянина.
        - В таком случае, позвольте представиться. Виконт Де Морфор, хозяин этого поместья и правитель пограничного города, в котором вам довелось побывать. Позвольте просить прощения, что мне пришлось прервать ваш путь и пригласить сюда. На то были свои причины, и главная из них - вы, Господин Зен, - ответил он, указывая рукой на учёного.
        Несмотря на столь громкое заявление, вся четверка не показала никакой реакции, за исключением Зена, слегка приподнявшего бровь и показавшего едва заметную улыбку.
        - И что же такой личности как вы, вдруг понадобилось от такого как я?
        - Вам уже доводилось иметь с нами дело. Как вы наверное догадались, я до последнего пытался сохранить нейтралитет. Но когда пришло время выбирать, я встал на сторону Господина Реймонда, что хочу предложить и вам.
        - Небось вновь желаете похитить меня силой, как двумя годами раннее? Как думаете, я могу согласиться на такое?
        - Мы можем предложить всё тоже, что предложила Герцогиня, и даже больше. Соглашайтесь, Господин Зен. Это для вашей же выгоды.
        - А у вас хватает наглости говорить такое при Герцогине. Что же, мой ответ остаётся без изменений.
        - Тогда вы попросту не оставляете мне выбора. Взять их! - Сказал Виконт, как вдруг сверху...
        Глава 459 / Окружение
        Глава 459
        "Что это за звук? Нет, всё в порядке. Они окружены несколькими тысячами воинов. Они уже должны были почувствовать их присутствие, да. Нет, просто невозможно, чтобы они решили напасть. Отчаянная атака? Нет, точно нет. Чёрт возьми, так какого чёрта на их лицах играет такое хладнокровие?" - пронеслось в голове у Виконта почти что за мгновение, как вдруг крыша над ним проломилась и внутрь попало сразу десяток воинов, одетых в такую же броню, какую носили Арчибальд и Эвелина, а также вооруженных экспериментальным магическим стрелковым оружием.
        Двое стоящих охранников пусть и были магами девятого уровня, но попросту не успели среагировать на произошедшее, поскольку всё их внимание было сконцентрировано на Герцогине.
        В одно мгновение на двух несчастных стражей полился целый шквал выстрелов, сделанных из аналога магического автомата ак-74, приправленный двумя выстрелами из пушек, созданными Арчибальдом ещё в своей мастерской, а в данный момент модернизированные в Вавилоне, дабы иметь возможность напрямую использовать энергию магических камней. Стоит ли говорить, что после такого оба мага превратились в ничего?
        - Ваше Величество, нужно спешить. Дом окружен солдатами и если не поторопимся, они нам дышать не дадут, - говорил командир нового спецподразделения, созданного Герцогиней незадолго до того, как она прибыла в Вавилон.
        - Хорошо, Арне. Не забудь про нашего дорого Виконта Де Морфора. Он нам ещё понадобится, - улыбнулась Герцогиня, подойдя к хозяину и вырубив его одним ударом руки.
        Без особого труда маги запрыгнули на крышу, лишь только Арчибальду понадобилось положить руку Зена на своё плечо, дабы помочь тому подняться на выступ. В конце концов, в отличие от всех присутствующих, учёный был простым человеком, не обладавший внушительными физическими характеристиками.
        С самого начала, ещё до момента ухода с континента людей, Герцогиня предугадала весь исход событий. Она знала, что атака пятой флотилией Маркиза Реймонда была лишь отвлекающим манёвром, поскольку скрыть целую армаду кораблей Вице-Адмирала Вита, а также его пропажу, было далеко не лёгкой задачей.
        Таким образом Маркиз Реймонд, вместе со своим другом Герцогом Брадором запланировали поймать Её Высочество здесь, в городе. В первом случае, если бы она отказалась, у неё попросту не получилось бы покинуть город, будучи окруженной по меньшей мере пятью десятками тысяч солдат. Во втором же предполагалось окружить поместье Виконта, если бы она сама добровольно отказалась бы сдаваться. Вот только в этом плане был просчёт, которым и воспользовалась Герцогиня.
        Однако остаются два нерешенных вопроса, требующих ответа. Во-первых, почему Герцогиня попросту не избрала другой путь, и, во-вторых, - откуда было взяться магическому стрелковому оружию, если солдаты Виконта проводили досмотр? Неужели они не заинтересовались конструкцией или просто не обнаружили её?
        Ответ на первый вопрос лежит на поверхности - с большей долей вероятности хранители леса подкупили бы правителей тамошних земель, то есть виконтов, баронов и даже в некоторых случаях графов. Таким образом подобные обходные пути лишь служили лишней тратой драгоценного времени, за которое правители тех земель могли бы увеличить своё влияние.
        Что касаемо второго вопроса, в каком-то плане он касается первого вопроса, а точнее затрагивает одну из причин, по которой Герцогиня прибыла в этот город. Просто напросто в услужении у Виконта были её шпионы, благодаря которым ей не составило проблем пронести оружие незамеченным.
        Конечно же об этом плане было известно Зену, и даже в глубине души он похвалил Герцогиню за её предусмотрительность, коей сильные мира сего так часто брезговали. В конце концов такой ход ещё раз подтвердил, что он выбрал правильную сторону.
        Однако стоит отдать должное Маркизу Реймонду и Герцогу Брадору. Быть может они и принадлежали фракции хранителей леса, что сами по себе не отличались умом и сообразительностью, но этих двоих можно было назвать исключением. Может их план и имел недочёты, но в конечном итоге его можно было назвать неплохим. Впрочем, битву ещё нельзя было назвать выигранной, поскольку они по-прежнему находились на территории врага.
        Несмотря на то, что эльфы называли птиц кондорами, на представителя своей расы они мало чем походили. Даже окрас как ни странно, у этой пятиметровой махины имел белый оттенок, что шло вразрез с природой, ибо насколько учёному было известно, на этом континенте снег был редкостью. Однако нужно отдать должное - такой цвет придавал птице некой грациозности.
        Также, поскольку кондоры таких размеров причислялись к классу магических животных для перевозки людей, на них были надеты своего рода сёдла и уздечка вокруг клюва, что лишний раз напоминало о необходимости умения управиться с непослушной птицей.
        Увы, как бы Зену не хотелось побольше рассмотреть магическое животное, враг можно сказать был на хвосте, а потому с помощью Арчибальда запрыгнув на аналог седла, эльф дал знак держаться за него и ударив ногой в бок птичке, заставил ту распахнуть крылья и подняться в воздух.
        То, что испытал Зен, пусть немногим, но можно было сравнить с тем чувством, которое испытали эльфы при своём первом погружении в подводной лодке. Птица стала набирать высоту, и в итоге тело Зена оказалась в половине километре над землей, вне досягаемости вражеских стрел или магических заклинаний.
        Летая на птице, учёного одновременно окатили адреналин и эйфория от полёта. Эти чувства далеко отличались от того, как если бы он решился прокатиться на самолёте. Здесь, сидя на могучем создании, холодный воздух бил прямо в лицо и помимо освежения, вызывал неимоверное удовольствие, затмевая собой все остальные чувства, в том числе и страх упасть.
        Оглядевшись по сторонам, он увидел по меньшей мере тридцать таких же крылатых созданий, но несмотря на всю грациозность их полёта, им пришлось создать защитный строй, поскольку позади них велось преследование.
        Конечно же и у Виконта были подобные создания, вот только в отличие от нового спецподразделения, у каждого вражеского кондора было по своему наезднику и лучнику, умудрявшегося стоять в полёте лишь благодаря плавному парению птицы и усердным тренировкам баланса.
        Вот только всё подразделение состояло из высококлассных магов, а потому подбивать кондоров в воздухе было одно лишь удовольствие.
        В итоге им не составило проблем избавиться от преследования и в качестве трофея захватить местного Маркиза. Оставалось лишь одно - как можно скорее добраться до земель Герцогини, чтобы выбить всю информацию с высокомерного дворянина.
        Глава 460/Полёт на птицах
        Глава 460/Полёт на птицах
        Полёт на птицах длился ровно четыре дня и три ночи. Было всего несколько остановок на утоление жажды, голода и усталости, но даже так, они не длились более чем полчаса, за исключением кратковременного сна. Быть может птицы и могли не спать продолжительное время, но будь то люди или эльфы, им требовалось восполнить силы.
        В первые часы полёта учёный только и делал, что наслаждался им, однако когда сие дело начало затягиваться, на него накатила усталость. Быть может кондоры и парили ровно над землей, однако даже они не могли избавить своего наездника от тряски, сравнимой с ездой на скакуне.
        Помимо вышеперечисленного, могучее создание оказалось на удивление капризным, и даже в полёте над ним можно было потерять контроль. Быть может Зен и был уверен в своей безопасности, однако такое поведение не могло радовать.
        Континент эльфов, как и любой другой материк, обладала внушающими размерами, и поскольку территория, принадлежавшая Герцогине, находилось вблизи столицы, или говорить точнее, в центре большой земли, им пришлось воспользоваться вратами телепортации.
        Конечно же лунные камни были заготовлены заранее, ибо в случае того, если бы им захотелось добраться до центра полётом, это могло затянуться на очень долгий срок.
        Сами пространственные ворота находились в одном из городов, не входящих в управление ни одного из дворян, а принадлежащий лично Императору эльфов. Пусть он не желал вступать в войну двух фракций, однако бы не потерпел никаких боевых действий на своих землях, поскольку все они имели важнейшее стратегическое значение.
        Касаемо стражи, все врата находились под юрисдикцией Императорской стражи. Это означало, что армия не входила в управление ни одного дворянского поместья, и факт того делал её гарантией абсолютного нейтралитета ко всему. Или как можно выразиться по другому, являлась третьей, независимой ни от чего стороной.
        Как бы странно это не звучало, ни одному из дворян и даже протекторов не было известно точное количество воинов, служащих непосредственно Императору. Причиной тому служила одна - помимо внешней силы, были и скрытые войска, притворявшиеся простыми жителями или служившие непосредственно аристократам. Вот только зачем это было правителю, никто не знал.
        Впрочем, как бы там ни было, несмотря на захваченного Виконта, им не составило труда войти в ворота. Стражники даже не стали задавать вопросы о бессознательном Де Морфоре, что был привязан к своеобразному седлу словно какой-то груз.
        И вот, в момент телепортации они в прямом смысле оказались над футуристическим городом. Да, паря в небе, первое, что бросилось Зену в глаза, это небоскрёбы, подобно тем, что так часто изображались в фильмах двадцатого и двадцать первого века.
        Следующее, за что зацепился глаз, это система водоснабжения, а конкретно располагающиеся каналы на каждом шагу, и конечно же всевозможные деревья, что так озеленяли город. Пожалуй, этой картине не хватало лишь летающих машин, чтобы полностью вжиться в роль своей футуристичности.
        Герцогиня, несмотря на свой характер, всё же поведала Зену об том, что ему предстояло увидеть, однако видеть это в живую в этом мире было совсем иное чувство. Можно сказать, что его ударило в ностальгию по старому миру, в котором ему довелось быть убитым из-за своих знаний. Впрочем, как раз из-за них его и хотели похитить из собственной страны.
        Пролетая над низом города, он также обратил внимание на телеги, парившие в воздухе. Верней будет сказать, что само животное находилось на земле, однако прицеп летал в воздухе. Это выглядело немного странно, но как раннее рассказала пожилая дворянка, это происходило благодаря наложенным дварфами рунам.
        Одна такая телега могла выдержать груз в среднем до пятьсот килограмм, и благодаря тому, что сам прицеп парил в воздухе, животному или будь то человек, не приходилось использовать силу, чтобы толкать. Поэтому, с виду довольно простая технология на деле же сильно упрощала жизнь простым эльфам. И правда, кто бы мог подумать, что магию рун можно использовать в мирских целях.
        Пожалуй единственный вопрос, что мучил Зена касательно самого города - почти полное отсутствие птиц. На протяжени всего полёта по этим местам, они ему почти что не встречались, из-за чего его озаботила экосистема этих земель.
        Беспокойства Зена на этот счёт не были пустым воздухом. Отсутствие птиц являлось прямой угрозой природы, ибо они разрушали так называемую пищевую цепочку. Без них насекомым ничего бы не мешало размножаться, а в следствие портить не только урожай, но и сами деревья. Таким образом, единственное объяснение, по которой город по-прежнему оставался зеленым, были высокоранговые маги земли.
        Всё это наводило на мысль, что столь мелкая и неочевидная деталь являлась планом по устроению диверсии. Не исключено, что в причине отсутствия птиц могли быть причастны сами "хранители леса," дабы лишний раз подмочить репутацию своему врагу. Если же всё было именно так, в будущем могла назреть большие проблемы. В промышленном городе ещё можно было поддерживать состояние деревьев, но что делать маленьким городам или даже деревням? А если то же самое могло быть затронуто с лесами? Тогда-то от проблем было бы точно не увернуться...
        Вместе с этим назревал вопрос - неужели эльфы попросту не заметили внезапно снизившуюся популяцию птиц? Скорее всего заметили, но попросту не уделили этому должному внимания. Да, быть может они были развитыми существами в некоторых сферах, однако здраво оценить появившеюся проблему, особенно когда обе фракции находились в состоянии холодной войны, не могли.
        Как бы там ни было, этот вопрос был из разряда тех, которые не требовали немедленного выполнения. Сейчас у учёного и Герцогини имелись дела, которые уж точно нельзя было отложить в долгий ящик.
        Первым делом конечно же была предстоящая информативная борьба, а конкретно подготовка к ней, ибо целью служило навязывание своего мнения, с целью контроля массовым сознанием. В какой-то мере это можно было назвать пропагандой, однако целью учёного не было вождение эльфов в заблуждение, скорее наоборот. Однако в какой-то мере нужно было приукрасить некоторые факты, дабы увеличить эффект воздействия слов на умы эльфов, что и делало её в какой-то мере пропагандой.
        Вторым же делом, которым они собрались заняться прямо сейчас, был допрос Виконта Де Морфора, с целью раскрытия вражеских планов. Конечно, вряд ли бы вышестоящие стали бы говорить что-то важное низшему дворянину, однако Герцогиня, зная его не первый день, была уверена в том, что он хранил множество секретов.
        Глава 461/Нет!
        Глава 461/Нет!
        Как итог, экспериментальное спецподразделение магического спецназа, а именно такое название дали ему учёный и Герцогиня, поскольку аналогов в мире ещё не существовало, сопровождали группу вплоть до самого поместья, и даже там продолжали сохранять бдительность, пусть и в пешем виде.
        С одной стороны было странно, что эльфы за такой короткий период времени успели приспособиться к стрелковому оружию. На деле же в этом не было ничего удивительного. Не стоит забывать, что ко всему прочему, они были высококлассными магами, а следственно на обучение чему-то новому у них уходило меньше времени.
        Да и если говорить на чистоту, учиться стрельбе из такого оружия было проще некуда. Во-первых, оно не имело отдачи. Во-вторых, настильности. Ну и конечно же благодаря развитой реакции магов, попасть по врагу переставало быть большой проблемой.
        Без преувеличения можно сказать, что такой отряд идеально подходил как для защиты цели, так и для других операций, что было доказано им во время спасительной операции. Можно сказать, что сие спецподразделение с гордостью носило своё имя.
        Что касается самого поместья, как бы смехотворно это не прозвучало, оно на удивление было схоже с тем поместьем, в котором жил захваченный Виконт Де Морфор. Хотя Зен не слишком удивился этому, ибо большинство дворцов строились по одному дизайну и не шибко отличались друг от друга, за исключением разве что размеров.
        В этом нет вины архитекторов. Можно даже сказать, что виноваты сами люди и эльфы, поскольку попросту перенаселили земли, и теперь у любой постройки мог быть один, а то и несколько двойников.
        Впрочем, это волновало местных дворян настолько же, сколько же аристократов континента людей. Иными словами, для них оригинальность не играла никакой жизненно важной роли, ибо покуда этим можно похвастаться, а также провести время с наслаждением, нет причин переживать по пустякам.
        Наверное так и думал Виконт Де Морфор до того момента, как оказался в плену у Герцогини. За всё время пребывания с ней, её воины поддерживали его бессознательное состояние, дабы тот ненароком не решился совершить какую-нибудь глупость, на вроде самоубийства.
        Пожалуй единственное, чем Герцогиня была больше всего недовольна, так это невозможностью сделать Виконта своим рабом. Конечно, случись всё как она хотела, не пришлось бы его пытать. Достаточно было бы просто выпутать всю информацию на первой же остановке, а затем оставить его тёплый труп на растерзание монстрам.
        Главным недостатком рабской печати было то, что она могла работать лишь в том случае, если бы человек лично дал согласие служить своему хозяину до того, пока смерть не разлучила их обоих. Таким образом, требовалось сломить дух, будь то человек или эльф. Однако, самой главной проблемой было то, что перед ними находился дворянин, чьё высокомерие явно бы не позволило пойти на такой шаг, даже если бы он желал отчаянно жить.
        Конечно, с какой кстати кому-то, в чьих венах текла благородная кровь, становиться рабом? Это не только обесчестило его репутацию, но и опорочило весь род. Вряд ли кто-то из аристократов пошёл на столь отчаянный шаг даже если бы против него имелся рычаг давления, а в нынешней ситуации и подавно не стоило надеяться на подобный исход событий.
        Таким образом оставался лишь один метод, которого боялось большинство дворян - пытки. Даже в мире Зена всё было устроено так, что сами аристократы не могли быть подвержены мучениям. Это правило не обошло стороной и этот мир, поскольку в большинстве миров, пытки как таковые были запрещены против знатной крови.
        Конечно же это делалось дворянами для них самих же, и простой люд попросту ничего не мог с этим поделать. Но таким образом, захваченный на войне аристократ чаще всего мог послужить ценнейшим источником информации, поскольку такие как они кололись как орехи под угрозой пыток.
        Войдя в поместье, Герцогиня попросила всех воинов экспериментального магического спецподразделения остаться в здании и следить за округой, аргументировав это тем, что от Виконта Де Морфора исходит мало угрозы, и что она сама обладает немалой силой. К тому же, вместе с ней будут Арчибальд и Эвелина, а в мощи этого дуэта никто не сомневался.
        Как оказалось, под дворцом сударыни располагался подвал, в котором и проводились пытки. Он состоял из одного лишь коридора и помещения, но вот эта самая комната была чем-то за гранью ужасного.
        Тусклый огонёк горящего магического факела тускло освещал пространство вокруг себя, однако его света хватало, чтобы увидеть стул, стол с хирургическими инструментами и склянками мутной жидкости, а также серые стены, запятнанные чем-то чёрным, что как видимо некогда было кровью.
        Любой неподготовленный человек мог не выдержать такого и вырвать на пол, но все четверо давно свыклись видеть вещи гораздо омерзительней этой комнаты. Максимум, что она могла выдавить против этого квартета, так это неприятное чувство нахождения в ней.
        Посадив лично Виконта Де Морфора на стул, Арчибальд не забыл закрепить его кожаными ремнями, блокировавшие любую попытку использования магии. Таким образом можно было не волноваться, что враг попытается сбежать. Ну а на случай того, если бы он попытался себя убить, в чём все четверо сильно сомневались, Эвелина или Арчибальд просто успели бы остановить его до того, как он совершил бы роковую глупость.
        Оглядев его с ног до головы и убедившись, что на данный момент жизни Виконта Де Морфора никакая травма не угрожает, Арчибальд отошёл в сторону и взяв ведро с холодной водой, опорожнил его на голову бессознательного аристократа, из-за чего тот в тот же миг прокашлялся и пришёл в себя.
        Принявшись вертеть головой, словно бы пытаясь понять происходящее, а может просто в тщетных попытках найти спасение, его взгляд сначала упал на Арчибальда, затем на Эвелину, и в конце концов остановился на улыбающихся лицах Герцогини и учёного. Оба не скрывали своей надменности и презрения по отношению к его персоне, что не могло не бесить, особенно с учётом того, в каком беспомощном состоянии он находился.
        Его было можно понять - когда он был в своём поместье, или крепости, как он сам называл свой дом, Виконт вёл себя довольно нагло. Можно сказать, что он дал себе зазнаться, из-за чего и вынужден был платить по счетам. Увы, жизнь жестока по отношению к многим, в особенности к таким невежам как он.
        Не переставая улыбаться, Герцогиня молча подошла к подносу с инструментами и стала проводить по ним руками. В какой-то момент её рука остановилась на скальпеле, после чего она подняла его, повертела в руках и наигранно покачав головой, кинула взгляд на склянку с мутной жидкостью и взяла её в ладонь.
        - Знаете, Виконт Де Морфор, у меня одна слабость - я очень люблю слушать, как кто-то визжит от боли. Колотые, рубящие или резаные раны - всё это не так интересно. А вот когда на вашу падает кислота, когда она разъедает кожу, это совсем другое наслаждение. Ну что, вы будете готовы подарить мне его? - Говорила она, открутив крышку бутылки.
        - Подождите, Ваше Величество. К чему такая спешка, - спешно ответил он.
        - Не волнуйтесь. Уж я то постараюсь, чтобы вы держались до последнего.
        - Ладно, ладно. Я всё расскажу. Смилуйтесь.
        - Нет, - холодно ответила она.
        Глава 462/Однако...
        Глава 462
        - Что значит нет? - Забеспокоился Виконт Де Морфор, в связи с чем его глазки стали бегать из стороны в сторону, включая и третий глаз.
        - А сами то как думаете? Или, быть может, вы пытаетесь прикинуться дурачком? Нет значит нет. Ну а если я о что-то сказала, то обязательно приведу приговор в исполнение, - ответила Герцогиня, улыбаясь во весь рот на пару со своими спутниками, что лишь нагоняло больше страха на бедного заключенного.
        - Почему ты боишься? Думаешь я заставлю тебя страдать? - Спросила Герцогиня, проведя своей рукой по его подбородку, после чего резко подняла его таким образом, чтобы их взгляды встретились друг с дружкой.
        - В ваших глазах читается ответ, дорогой Виконт Де Морфор. Вы правы. Разве мне есть смысл терять возможность насладиться страданиями такой личности как вы? Только представьте себе, заставить визжать как резаную свинью благородную кровь. От одной фантазии у меня уже будоражит кровь, - говорила она, похлопывая его по щеке.
        - Вы сумасшедшая! Безумие! Невозможно, чтобы Её Высочество обладала такими наклонностями. Не верю. Вы должно быть блефуете и пытаетесь напугать! Да, напугать, потому что считаете, что я вас обману! Я раскусил ваш план! - Кричал он, наблюдая за тем, как Герцогиня наполняет в пипетку муторную жидкость из склянки.
        - Ну, ну, Виконт Де Морфор. Зачем же разбрасываться словами направо и налево? Недаром говорят, язык мой враг мой. Как думаете, может начать с него? Уверена, вам понравится, - говорила она, подойдя к нему и силой приоткрыв подбородок, и лишь спустя какое-то время отпустив.
        - Нет, Ваше Высочество. Вы съехали с катушек. Вы и ваши так называемые друзья. Я чувствовал! Я всегда знал, что вы такие! Ещё с нашей первой встречи! Боже, почему меня угораздило попасть именно к вам в руки? За что? Что я натворил такого? - Продолжал он орать, в то время как Герцогиня положила ему руку на голову и стала ходить кругами, словно бы изучала тело и не могла решить, с чего бы начать.
        - Нет! Вы не посмеете меня пытать! Вам это просто так с рук не сойдёт. Я Виконт! Я дворянин! Дворян запрещено пытать законом! Узнай кто об этом, вас тут же приговорят к эшафоту! Божества не оставят такое событие без внимания! Вы хоть понимаете это? Или вам кровь в голову ударила?! - Не угомонился он, на что Герцогиня лишь тихонечко посмеивалась. Достаточно тихо, чтобы смех пробирал до самых косточек.
        - Виконт Де Морфор, скажите, знаете ли вы, сколько таких, как вы у меня уже было? Вряд ли конечно. Вы же дворянин. Вы выше всего этого. Однако давайте я дам вам подсказку. Скажите, помните ли вы, сколько дворян пропало за последние сто лет? - Спросила Герцогиня, едва ли не прислонившись лицом к лицу к пленнику.
        - Сотня лет? Нет, наивная ложь. Не держите меня за дурака. Тогда ещё вы даже не имели титула дворянки. Всего лишь аристократка, которую спустя года взял в жёны покойный Герцог, - немного успокоившись ответил он.
        - Думаете это мешало мне заниматься любимым делом? Что же, тогда повторю ваши же слова - вы наивны. Правда надо отметить, что я уже давно не наслаждалась криками дворянской крови. Последним был... Да, точно. Это был милейший граф. Боже, как же он вопил, когда я применяла на нём "вырви глазное" устройство. Уверена, это очень больно, когда твоё глазное яблоко вырывают с нервным окончанием. Виконт Де Морфор, неужели вы дрожите? Где же ваши честь, отвага и благородство? - Спросила она, когда заметила, что во время разговора с пленника начал течь холодный пот.
        - Не переживайте вы так. Всё быстро закончится, и моргнуть не успеете. Хотя и моргать вам наверное будет нечем. Что-то мы заговорились. Арчибальд, будь добр, опрокинь его голову назад. Эвелина, на тебе держать веко открытым. Господин Зен, если вам угодно, вы вольны получить удовольствие от зрелища. Надеюсь вы не против, что все сладкое достанется мне? - Спросила она, облизнув верхнюю губу перед заключенным.
        - Ну что вы, Герцогиня. Я и сам с удовольствием посмотрю, как он будет орать. Не будем забывать, что этот кто-то связан с теми, кто хотел меня похитить, да и сам не так давно приказывал убить меня. Было бы невежливо не отплатить ему его же монетой, - безразлично ответил учёный.
        В голове Виконта стала проноситься жизнь. Все хорошие и плохие моменты. Принятые решение и их последствия. Ну и конечно же сцена, в которой он согласился помочь Маркизу Реймонду и Герцогу Брадору с его планом. Сколько раз он проклял их про себя, пока сидел на этом стуле, пожалуй не знал даже он, однако это не могло избавить дворянина от страха быть сначала замученным до смерти, а затем и вовсе убитым.
        А ведь изначально он планировал просто всё рассказать, ибо понимал, что ему нет смысла сопротивляться. Он не давал клятву верности этим двоим, и даже так, вряд ли бы смог отмалчиваться или скрывать правду.
        Вот только к его сожалению, Герцогиня оказалась куда опасней, чем он мог предполагать, или верней сказать, безумней. Какая-то часть мозга всеми силами отрицала происходящее, другая смирилась, ну а третья считала, что Её Величество попросту затаило обиду за его далеко не вежливое поведение.
        Конечно, сейчас ему желалось лишь одно - вернуться в прошлое и исправить свой поступок, вот только увы, вряд ли кто-то был на такое способен. Теперь же оставалось лишь примириться с собственной участью.
        Он пытался сохранять спокойствие, но реки пота выдавали в нём волнение. В конце концов Арчибальд подошёл и насилу опрокинул его голову назад, не оставляя шанса её поднять. После же Эвелина поднесла свою руку к его глазу и с помощью большого и указательного пальца открыло веко. Ну и подобно хирургу, всё это дело замыкала Герцогиня.
        Встав над Виконтом, она словно бы смотрела ему прямо в душу. У самого же дворянина сердце ушло в пятки. Пытаясь сохранить благоразумие, он до последнего сдерживался, чтобы не закричать, но Её Величество словно бы намеренно пресекала все его попытки и намеренно тянуло время.
        Затем, зафиксировав положение пипетки, она тихо промолвила "прощай," и капнула на глаз.
        Виконт истошно заорал, однако...
        Глава 463/Хранители леса
        Глава 463
        Несмотря на все крики, визг и наличие того факта, что жидкость попала в прямо в цель, с глазом на лбу было всё в порядке, за исключением небольшого раздражения, из-за которого глаз слегка покраснел. Сам же Виконт Де Морфор ещё орал около десяти секунд, прежде чем осознал, что с ним всё в порядке.
        - Что? Но.... Но как? И какого дьявола здесь творится? - Спросил он у смеявшейся во всю группу.
        - Ох, Виконт Де Морфор. Спасибо вам. Давненько я так не смеялась. Ваши крики это нечто. И судя по вашему виду вам интересно, почему вы всё ещё не ослепли на третий глаз. Я права? - Поинтересовалась она, будучи неспособной сдержать улыбку.
        - Правы. Что за фокусы такие? Я же своими глазами... То есть верней глазом видел, как вы закапали мне в глаз кислоту. Где фокус? Иллюзорная магия? В чём подвох? - Нетерпеливо говорил он, напрочь позабыв о позоре и том факте, что ещё минуту назад уже успел про себя покончить с жизнью.
        - Подвох говорите. Подвоха нет. Я всего лишь пошутила. Вы же любите шутки, Виконт Де Морфор. То, что находилось в склянке, это простая вода, взятая из ближайшего источника, - словно малая девица ответила она, чем вызвала невообразимую ярость и неверие в глазах дворянина.
        - Нет, невозможно. Я отказываюсь в это верить. Чёрт возьми, я своими глазами видел, какой мутной была жидкость. Меня не проведешь. Должно быть вы занесли мне какую-то инфекцию? Да, точно! Так и поступили! - Слегка обезумев, последовал от него такой вот ответ.
        - Дурак вы, Виконт Де Морфор, - начал учёный, - ибо не додумались, что цвет жидкости в склянке был таким именно из-за этой склянки, а верней падающего на стекло света. Я бы мог объяснить, как фотоны проходят сквозь объекты, да вот думаю, для вашего ума это будет чересчур, - надменно добавил Зен, словно бы перед ним сидела не благородная личность, а всего лишь жалкий червь, не стоящий внимания.
        - Да как вы... - Только и смог ответить он, на что получил подзатыльник от Арчибальда.
        - Много не по делу говоришь. Особенно для заключенного. Мы тебя поймали не забавы ради. Хотя скажу, что шутка удалась, - выразил свои мысли Арчибальд.
        - С каких пор мы с вами на ты? - Раздраженно ответил эльф, на что получил ещё один подзатыльник.
        - С тех пор, Виконт Де Морфор, как ты стал нашим трофеем. А теперь будь паинькой и отвечай на вопросы, что тебе будет задавать Герцогиня.
        Несмотря на весь испытываемый гнев по отношению к Арчибальду, ничего поделать он не мог. Даже если бы у него были развязаны руки и ноги, вряд ли бы ему вообще удалось нанести хоть какой-то вред своему обидчику.
        Что до того, откуда Виконту было известно о вражеских планах, ответ же очень прост, и в большинстве своём заключается в местоположении города. Поскольку его территории имели пограничный статус, через них проходили много торговых путей.
        В свою очередь Виконт посылал своих купцов в качестве шпионов на территории обеих фракций, чтобы те могли доносить последние слухи. К тому же здесь была налажена своя система, благодаря которой в случае поимки одного из них, никто бы не смог доказать причастность Виконта к шпионажу.
        По сути это было идеальное преступление, за которым даже в случае поимки не следовало наказание. Стоит ли говорить, что из-за этого Виконт Де Морфор сильно пренебрегал людьми, что однажды чуть было не вылилось ему в злую шутку.
        С Герцогиней же Виконт познакомился по воле одного случая, произошедшего много лет назад. В те дни дворянин пытался использовать новую знакомую в своих целях, однако она быстро раскусила план и сам характер Де Морфора. Можно сказать, что ещё с тех пор Виконт затаил на неё обиду, и когда ему выпала возможность поквиваться с ней, он решил не упускать её, за что теперь ему приходилось сидеть привязанным кожаными ремнями на стуле и послушно отвечать на вопросы.
        - Итак, мой дорогой Виконт. Позволь поинтересоваться, что же такого тебе предложили Реймонд с Брадором, что ты согласился принять их сторону. Учти, что у всех у нас зуб наточен на ложь. Попробушь обмануть - прощай не только глаз, но руки, ноги, достоинство и всё остальное. Если ясно? - Спросила Герцогиня,
        когда немного устала смеяться и решила заняться делом.
        - Ясно, Ваше Величество.
        - Ответ?! - Уже на повышенных тонах переспросила Её Высочество.
        - Брадор и Реймонд послали в мою обитель гонца, и тот передал, что я могу встать на их сторону, и в случае вашего захвата или убийства, получить титул графа.
        Титул графа не был пустым звуком даже в ушах Маркизов и Герцогов. В отличие от Виконта, что имел право лишь на один город и армию в пятьдесят тысяч человек, некоторые графы могли контролировать города ближе к центральной части материка, да и сама армия могла достигать семизначного числа, что в двадцать раз больше имеющийся на данный момент у Де Морфора армии.
        Можно даже сказать, что такое предложение выглядело слишком щедрым со стороны маркиза и герцога. Виконт предполагал, что они могут предать после того, как захватил бы Герцогиню в плен, а потому на такой случай жизни он собирался приготовить контрмеры, но попадание в плен к врагу вызвала у него некоторые проблемы.
        - Хорошо. Видно что не врёте. Тогда ответьте, почему "хранители леса" решили активизироваться. Тому явно должна быть какая-то причина, и судя по всему, вас она прекрасно известна, - говорила Герцогиня, не отрывая взгляда от Виконта.
        - Мои слова покажутся бредом, но в вашей фракции появились перебежчики. Хотя нет, не так. Уверен, что они с самого начала не были с вами и сливали информацию. Увы, доказательств на руках у меня нет. Лишь слова, - говорил Виконт, однако на лице Герцогини не дрогнул ни один мускул.
        - Всё в пределах ожидаемого? - Поинтересовался учёный.
        - Да. У меня даже есть подозрения на некоторых персон, однако было нельзя отрицать угрозу остальных. Пришлось поссориться и изолироваться, чтобы врагу не достались секреты, - объясняла она Зену, на что тот просто кивал головой, тем самым соглашаясь с принятыми ею решениями.
        - Ладно, Виконт Де Морфор. Перейдём к следующему вопросу. Что сейчас замышляет фракция "Хранители леса?"
        Глава 464/Обговорить дело
        Глава 464
        Виконт Де Морфор не спешил отвечать, словно бы обдумывал ответ. На деле же в его глазах читалось явное нехотение делиться с информацией, что в будущем могла навлечь на него всевозможные беды.
        Да, одно дело, когда он поделился с небольшими тайнами, что по большей части касались лишь двух дворян, но тут дело касалось целой фракции.
        Он свято верил, что в случае нападения "Легиона Хранителей Леса," защищающаяся фракция, которую громко ознаменовали "уродами," была бы просто задавлена массой. Да, сопротивление могло длиться долгое время, однако поражение оставалось бы неминуемым. И тогда, если бы его уличили в измене, а правда наверняка бы всплыла наружу, он бы пострадал гораздо хуже, чем сейчас. Он бы получил титул предателя, и вместе с ним же канул в небытие.
        Но с другой стороны, иногда стоит смотреть на то, что происходит здесь и сейчас. Шанса удержать информацию у него нет. Ждать спасения тщетно. Если рассказать, ещё можно избежать горькой участи. Вот только что-то будто бы насилу блокировало разум.
        - Благородный, что молчим? Быть может и правда кислоты в глаз захотелось? - Коротко и ясно намекнул Виконту на его дальнейшую судьбу Арчибальд, намеренно встав над головой.
        Виконт Де Морфор прикусил нижнюю губу, как ещё один признак нехотения говорить, но из-за давления всё же сломался и стал рассказывать.
        - Скажу сразу - поскольку я не состою в высших эшелонах, знаю не слишком много, - сказал он, покачивая головой.
        - Может не будешь прыгать из стороны в сторону и расскажешь нормально, что тебе известно? - Уже более раздраженно спросил эльф, взяв скальпель и многообещающе проведя пальцем по его острию.
        - Вот только не надо мне снова угрожать. Расскажу я, расскажу. Ладно? Хорошо, тогда начнём с того, что за время отсутствия Её Величества, Герцог Брадор и Маркиз Реймонд довольно-таки серьёзно расшили своё влияние в регионах, не входящих под их юрисдикцию, - сказал он, смотря её прямо в глаза.
        - И как же за столь короткий промежуток времени им удалось это сделать? - Холодно спросила Герцогиня, скрыв в душе своё удивление, ибо уж слишком быстро всё произошло.
        - Точно не скажу, но методом кнута и пряника. На кого-то собрали компромат, что мог втоптать в грязь доброе имя благородного лица. Шантаж, коль вам будет угодно. В основном изнасилования, причём, посмею заметить, всевозможные. Грязные рабы, пожилые люди, дети - на любой вкус, лишь бы удовлетворить свои потребности, - сказал он, невольно опротивел лицо от одного лишь упоминания этой темы. Выглядело иронично, поскольку он же её и начал.
        Учёный в свою очередь невольно вспомнил давнее событие в его жизни, а точнее Первого принца и злополучный подвал, в котором и происходило всё это насилие. Это невольно ещё раз убедило его, что некоторые вещи происходят везде, и не важно, из одной вы расы или нет.
        - Виконт Де Морфор, не находите ли вы, что тема ушла не в то русло? Будьте добры стараться отвечать по делу, - сделал ему замечание пожилая дворянка, поскольку заподозрила, что тот пытался заговорить ей зубы.
        - Вынужден согласиться, Ваше Высочество. Простите, выговориться захотелось. Хранить такое, знаете ли... Омерзительно, - опустил он голову, словно бы весь мир внезапно потерял краски.
        - Имена знаешь? - Спросил Арчибальд.
        - Если бы знал, был бы уже Бароном, а то и Графом.
        Для любого дворянина имя, честь и доблесть - важнейший атрибут благородной жизни. Хотя в большинстве своём, за исключением имени, этой самой чести и доблести не наблюдается, а потому можно сказать, что они дорожат репутацией, и все присутствующие здесь были об этом осведомлены.
        Если углубляться в историю мира Зена, по сути там всё было также. С одной стороны дворяне могут творить почти всё что им вздумается, но с другой никто из них не желает, чтобы правда всплывала наружу.
        Худшее для любого аристократа или дворянина - быть засмеянным народом. Ещё хуже - быть засмеянным самими благородными. Стать темой для разговора и их усмешек в адрес. Быть изгоем в глазах других - вот чего больше пыток боялись такие личности.
        Этим же обосновывались приказы убивать тех, кто ставил под сомнение дворянскую честь. Дуэль могла произойти лишь только с дворянином того же ранга, что и он сам, но подобное было редкостью по понятным причинам. Не только из-за баланса сил, но и страха быть убитым.
        - Ладно. Неужели вам нечего добавить? - Вновь задала вопрос Герцогиня.
        - Возвращаясь к теме, эти двое теперь имеют наибольшую власть среди остальных. Уж не знаю причину, по которой они решили столь неожиданно прижать всех за филейную часть тела, однако смею думать, что это как-то связано с вашим уходом на континент людей, а также по сути уход из фракции, - пояснил он.
        В его словах был смысл. Во-первых, территория Герцогини очень удобно располагалась для этих двоих. А дело в том, что между двумя регионами на севере проходила граница, делавшая их соседями. Иными словами, случись атака, первый удар пришлось принять бы Герцогине.
        Также не стоит забывать об том, что Её Высочество по сути полностью отгородилась от своих союзников, не раскрыв собственного плана. Можно сказать, что она никому из них не доверяла, да и вряд ли те стали одобрять её план.
        - Допустим. Однако что о целях? Что они планируют сделать? - Уже более настойчиво спросила Герцогиня, поскольку на главный вопрос Виконт Де Морфор всеми желаниями не хотел говорить.
        - Я к этому подвожу. Просто не знаю, как правильно сформулировать мысль, - неразборчиво ответил он.
        - В плане? - Переспросила Её Высочество.
        - Как бы сказать... Я конечно не уверен, но должно быть ваше спасение внесло коррективы в их планы, знаете ли... Одним словом, они планировали стереть ваш город с лица земли, - с облегчением вздохнул он.

***
        Тем временем в соседнем регионе, во дворце, где расположились Герцог Брадор и его верный товарищ Маркиз Реймонд.
        Брадор, как обычно, сидел в собственном кабинете, как вдруг в двери постучали и вошёл Маркиз.
        - О, какие гости. С чем пожаловали, мой юный друг? - Спросил он, пригубив чашку.
        - И вам доброе утро, Герцог Брадор. Помимо навождения красоты перешли на чай? - Не удержался Маркиз от юмористического высказывания, что в принципе можно было назвать дерзостью, если бы они не были товарищами.
        - А почему бы и нет, мой милый друг? Тем более когда чай омолаживает кожу. Однако вы по какому делу?
        - Герцогиня сбежала.
        Положив чашку с блюдцем на стол, он кинул взгляд на Маркиза и ответил.
        - Хитрая змея.
        - Это меняет наши планы?
        - Нет. Нам всё ещё нужен тот город.
        - Тогда...
        - Да. Надо немного подождать, - ответил он, подняв чашку и пригубив из неё омолаживающего чая.
        Глава 465 / Предстоящее дело
        Глава 465
        В комнате нависла мёртвая тишина. После сказанного Виконтом, все словно бы погрузились в раздумья, однако прочитать эмоции на лице не являлось возможным. Особенно с учётом того, что Арчибальд и Эвелина были в шлемах, Герцогиня имела чуть ли не вековой опыт, а учёный обладал даром холодного рассчёта.
        Пожалуй единственному, кому было не по себе в этой ситуации, так это самому Де Морфору. По его рассчётам, сказанное им должно было повергнуть в шок, вот только вызвало оно весьма неоднозначную реакцию.
        В конце концов, из-за собственного напряжения, ему стало казаться, что он здесь единственный дурак, которым вертят как душе угодно, что, в принципе, было недалеко от правды. Как минимум сам дворянин был слишком эмоционален, из-за чего ставил самого себя в неловкие ситуации.
        По бедняге ручьём стекал пот, поскольку молчание угнетало разум, а вместе с этим пришел и страх. Де Морфор попросту стал навязывать себе мнение, что все четверо узнали что хотели и теперь решали его дальнейшую судьбу.
        Его можно было понять - кому бы хотелось быть скормленным червям или того хуже? В какой-то момент он впал в такое отчаяние, что стал жалеть о не совершенных им делах и даже некоторых поступках.
        Кто знает, сколько бы продлились мучения Виконта, если бы Герцогиня не пробубнила себе под нос:
        - Город стереть значит. Торопятся видимо, - сказала она и ухмыльнулась, вызвав шок у Де Морфора.
        - Ваше Высочество, вы не выглядете обеспокоенной. Откуда такое хладнокровие? - Не выдержал и поинтересовался он, пусть и был пленником.
        - А мне есть смысл вам говорить? Хотя, скажу одно. Знайте же, что с таким волнением в глазах вы никогда не станете кем-то выше Виконта.
        Слова Герцогини несли двойной смысл. Одной фразой она упрекнула его, назвав трусом, но также тонко намекнула, что может оставить его в живых, если тот будет ей полезен.
        - Приму к сведению, Ваше Высочество, - вежливо ответил он, после чего ужас на его лице куда-то пропал.
        Учёный, наблюдая за развитием событий, изучал характер Герцогини. При их первой встрече, пожилая дворянка вела себя совсем иначе, однако фальши в разговоре Зен не наблюдал. Сейчас же, смотря на неё, Император Вавилона пришёл к выводу, что это была вторая, скрытая черта её характера.
        - Господин Зен, как думаете, каким числом войск располагает враг? - Внезапно спросила она, кинув взгляд на учёного, на что тот дал мгновенный ответ.
        - Если учитывать, что вы располагаете армией в десять миллионов воинов, то для осады враг должен был послать по меньшей мере тридцать миллионов солдат, - здраво рассудил он, даже несмотря на то, что все в комнате знали примерный ответ.
        - Иными словами, - начала молчавшая до этого Эвелина.
        - Да. Объединенная армия дворян, - закончил мысль учёный.
        Предположение об тридцати миллионах и объединении высших эшелонов явно не была взята из воздуха. На то была одна причина, из которой следовала другая.
        Для осаждения крепости, в среднем требовалось в три раза больше атакующих войск, чтобы уничтожить оборону противника. В то же время, Герцог с Маркизом в общей сумме могут иметь максимум пятнадцать миллионов солдат, что в свою очередь делает осаду крайне затруднительным процессом. Шанс провала будет крайне низок, особенно с учётом того, что к врагу попросту сможет прибыть подкрепление.
        Другое дело происходящее сейчас. Если враг решился напасть сейчас, то значит у него должно быть минимальное количество войск. Естественно первое, что идёт на мысль - объединение. Также стоит учесть тот момент, что из-за того, что Герцогиня огородилась от всех, в каком-то роде она стала сама по себе.
        Что до того, по какой причине "Хранители Леса" желали захватить город, она проста - плацдарм для войск. Если бы они попросту захотели обойти город и таким образом попасть к воротам, с большей долей вероятности их попытки не увенчались бы успехом, поскольку строй врага постоянно подвергался бы атакам со стороны Её Величества, что делало Герцогиню помехой на пути достижения цели.
        Таким образом, расположение войск в регионе, принадлежащей Герцогини, было единственно верным решением.
        Что до самой армии Монарха, она вряд ли бы стала встревать в конфликт двух фракций, даже если должна была случиться столь кровопролитная битва, в результате которой понесли бы потери обе стороны.
        - Ваше Высочество, не хочу показаться назойливым, однако я поражён вашим хладнокровием. Вы так спокойно встретили эту весть, что пожалуй вам можно было бы позавидовать. Скажите, у вас есть какой-то план?
        Де Морфор задал такой вопрос лишь по одной причине - сейчас его волновала лишь собственная безопасность. Если ради этого пришлось бы умерить высокомерие, он был бы согласен.
        - Опять же, Виконт Де Морфор, вы ляпнули глупость не подумав. Есть у меня план или нет его, с чего бы мне рассказывать? Тем более в вашем присутствии! Единственное, что вас должно сейчас волновать, это в какой темнице вы окажитесь, ибо если судить по взгляду, вам больше нечего сказать. Или хотите сказать, что я неправа? - Холодно спросила Герцогиня, словно бы игралась с чувствами пленника.
        - Понимаете, я.... - Начал было Де Морфор, однако его спешно прервали.
        - Арчибальд, Эвелина. Будьте добры, сопроводите нашего гостя в темницу и прикажите слугам кормить и поить его три раза в день, - сказала она двоим, после чего те сняли с него кожаные ремни и подняли, схватив за обе руки.
        - Можете радоваться, Виконт Де Морфор. Стали бы вы упираться или лгать, вас бы не просто уморили голодом, но и избивали бы восемнадцать часов в сутки. Приятного времяпровождения, - сказала она, наблюдая за тем, как её подчиненные несут того в темницу, спрятанную в поместье Герцогини.
        На лице Виконта сияла улыбка. Даже несмотря на испытанный ужас и позор, он остался доволен исходом. Быть может он оказался в плену, однако всё всяко лучше, нежели смерть. А покуда дышат его лёгкие, всегда будет возможность выбраться на свободу. Именно так он рассуждал, когда его уводили за дверь.
        Как только дверь захлопнулась, и в помещении остались лишь Её Величество и Император Вавилона, первая смело задала вопрос.
        - Господин Зен, раз мы наконец остались одни, не соизволили бы вы обговорить со мной одно предстоящее дело?
        Глава 466 / Колокола
        Глава 466 / Колокола
        Колокола продолжали безостановочно звенеть, в то время как сама стража кричала об атаке и скорее не просила, а требовала от людей усмирить волнение, ибо паника в толпе могла представлять собой даже большую опасность, чем сам враг.
        - Какого чёрта стража не хочет нас защищать?
        - Будь проклято это дворянство и всё с ним связанное!
        - Нам конец.
        Эти три ключевых предложения чаще всего слышались среди собравшихся эльфов. Увы, таких граждан было усмирить сложнее всего, поскольку они сами намеренно лезли на рожон, или говоря иначе, нападали на стражников, пытавшихся контролировать ситуацию.
        Многим гражданским также была непонятна ситуация, почему их никто не собирается эвакуировать. Конечно же им было неизвестно, что Герцогиня намеренно отделилась ото всех, поскольку боялась угрозы удара в спину.
        По сути это было единственно правильным решением, поскольку в ином случае враг попросту бы выведал секреты.
        Ко всему прочему, даже если бы Герцогиня состояла во фракции, вряд ли бы кто-нибудь из дворян соизволил принять хоть часть населения региона. Во-первых, это могло грозить большими убытками, во-вторых - беспорядками, поскольку пришедших эльфов можно было бы смело назвать беженцами, что наверняка стали бы предъявлять свои права, которых, на деле, и быть не могло.
        Поэтому в такой ситуации оставалось лишь одно - своими силами усмирить толпу и направить её агрессию в сторону врага, даже несмотря на то, что это вряд ли бы помогло достичь победы.
        Тем не менее, у солдат на стене был высокий моральный дух, потому что их любимая Герцогиня самолично явилась оценить ситуацию. Кампанию же ей составил и сам Император Вавилона, знавший, что в данный момент его жизни точно ничего угрожать не может.
        Причин не беспокоиться было две - первая это Её Величество. Не стоит забывать, что и сама она была магом девятого уровня, а значит если бы кому-то из солдат приспичило предать верность дворянке, то ей бы не составила труда защитить учёного. Что до второй причины, она напрямую касалась барьера.
        Да, стоя наверху, маги поддерживали барьер, чтобы не дать врагу посягнуть на их земли. Их главной целью была подпитка, а потому даже маги седьмого порядка и ниже могли участвовать в поддержке.
        На данный момент главной задачей Герцогини было продержаться определенное время, а конкретно до того момента, когда дворяне будут захвачены в плен. В тот самый миг и можно будет приступить к последнему этапу плана, что должен поспособствовать в выходе из текущего положения.
        - Так значит это и есть совместная армия "Хранителей леса?" Что же, судя по количеству, они лишь прощупывают почву, - начал Зен, положив руки за спину и с интересом наблюдая за вражеской армией. Даже сверху она выглядела колоссальной, однако в глазах учёного не читалось страха, ведь зачем бояться то, что может быть легко побеждено?
        - Вы абсолютно правы, Господин Зен. Число армии в среднем составляет четырнадцать миллионов воинов. Это может значить лишь то, что подкрепление прибудет на помощь в районе одной недели, - всё также холодно ответила Герцогиня, изучая вражеских солдат.
        - Сколько времени должно занять дорога остального войска? Было бы неплохо знать точные сроки, дабы лучше ориентироваться во времени в чужом регионе, - ответил Зен, оторвав взгляд от армии и посмотрев на дворянку.
        - Думаю доберутся за неделю. Продержаться же после их прибытия мы сможем ещё три или четыре дня. Того десять или одиннадцать дней, - всё также спокойно ответила она, также оторвав взгляд от толпы. Само же лицо не выражало эмоций, словно бы показывая этим всю серьёзность ситуации.
        - Сколько потребуется времени, чтобы добраться туда на птицах? - Снова задал он вопрос, в уме рассчитывая предполагаемые затраты на те или действия.
        - Недолго. Меньше дня пути.
        Можно было не беспокоиться, что враг сможет атаковать местную авиацию, поскольку заклинания имели ограниченную дальность и радиус действия. Что до птиц со стороны "Хранителей Леса," они не наблюдались, поскольку были "слишком затратны" для масштабных боевых действий.
        Главная проблема таких птиц была в том, что их требовалось огромное количество, дабы те смогли принести пользу в войне. В теории, как пример они могли перенести высокоуровневых магов за стену, дабы те попытались вызвать раздор в рядах врага, однако из-за огромного количества войск со стороны, вероятней всего их просто-напросто закидали бы заклинаниями.
        Это было одной из главных причин, почему кондоры не пользовались славой на войне, но в то же время были прекрасными созданиями для быстрого перемещения из точки а в пункт б.
        Именно в этом пункте также и крылся один малозаметный фактор. Если этих самых птиц не было видно, это ещё не значило, что они не могут прилететь и вернуться обратно. Это было бы вполне удобно, поскольку дворянам не пришлось бы самолично учавствовать в боевых действиях, но в то же время в сражении у них были свои глаза и уши.
        Однако данный факт мало волновал Герцогиню. Она планировала до конца поддерживать барьер, даже если бы это выглядело слишком подозрительно для врага, а также могло снизить моральный дух солдат. Впрочем, риск бунта был минимален, поскольку большинство солдат были верны Герцогине, а потому могли слепо довериться её плану.
        Если она так поступает, значит на то есть свои причины - примерно в таком плане и думали её войска.
        Что до армии врага, она мало о чём думала, за исключением того, что нужно как можно скорее пробить барьер. Увы, большинство собравшихся эльфов пришли сюда явно не с доброй целью. Они не желали разгромить врага за то, что он нёс угрозу экологии или самой фракции. Им лишь хотелось оплескать своё оружие в крови, почувствовать вкус убийства на языке, или иными словами, просто освободить свою истиную натуру.
        В глазах учёного и Герцогини такое поведение выглядело не более чем зверским. Оно не заслуживало ничего, за исключением презрения, ведь один их вид говорил о том, что их ум на уровне животных.
        - Что же, Герцогиня... Видимо мне пора в путь, - сказал учёный, лишь завидев внутри стены Арчибальда и Эвелину.
        - Да, пожалуй. Желаю вам удачи, - сказала она, вновь уставившись на вражескую армию.
        - Вам также, - ответил он, молча идя по направлению к двум своим спутникам.
        Рассевшись по птицам, они поднялись вверх и улетели в сторону региона, контролируемого самим Герцогом Брадором, где им предстояло привести свой план в исполнение.
        Глава 467 / Одна против врагов
        Глава 467
        Вот так Император Вавилона, на пару с Арчибальдом, Эвелиной и частью солдат покинули регион, оставив Герцогиню один на один в войне против "Хранителей Леса." Увы, сама же Герцогиня никак не могла покинуть свои земли, иначе такое поведение можно было бы легко счесть за побег. Конечно, вряд ли бы кому пришло в голову, что Её Величество намеренно отправится в стан врага, чтобы изничтожить его изнутри.
        Однако даже если бы случилось наоборот, и народ в таком случае не ополчился бы против Герцогини, сама она вряд ли бы стала покидать регион, поскольку внезапное исчезновение правительницы насторожило внимание Брадора даже ещё больше, чем если бы её войска просто поддерживали барьер.
        Естественно, что такая резкая перемена могла повлиять на исход операции. В данный момент пусть и неизвестно точное количество оставшихся войск в городе, однако если бы Герцогиня попыталась предпринять что-то необычное, то вероятней всего все принадлежащие Брадору земли были бы подняты на уши.
        Поэтому было решено послать малое количество войск, дабы не поднять лишнего внимания на территории врага. Ради этого Герцогиня послала своих самых приближенных и в то же время сильнейших воинов, лишь бы увеличить шанс удачного завершения операции.
        Когда сидя на птице, учёный поинтересовался у Арчибальда, чем эти эльфы заслужили столь огромного доверия, и почему Её Высочество вовсе не боится предательства со стороны, он получил несколько шокирующий ответ.
        Все эти воины были рабами, или верней сказать, носили рабскую печать. Не секрет, что для любого обычного человека подобная метка является не только верхом унижения, но и также ущемляет права. Пожалуй ни один горделивый или хоть чуточку высокомерный человек, или будь то другое разумное существо, вряд ли бы добровольно согласилось пойти кому-то в услужение без шанса на добровольный уход.
        По сути, найти кого-то, кто бы пошёл бы в рабство на добровольной основе, было уже невероятной задачей. А если учитывать тот факт, что все они обладали недюжинной силой, нужно обладать потрясающей харизмой, ведь достаточно одного приказа, чтобы они безвольно отправились на самоубийственную миссию, или, как пример, вошли в самое пекло.
        Заставить кого-то пойти на такой шаг, даже с учётом того, что он получал титул доверенного лица, а вместе с ним и привилегии, поистине было невероятно.
        От услышанного учёный лишь больше зауважал Герцогиню, как умную правительницу и хорошего союзника, однако он по-прежнему недоумевал, почему она не затрагивала эту тему. Дать на это ответ не смог даже сам Арчибальд, однако вместе с этим Зен решил задать ему вопрос личного характера.
        - Слушай, скажи мне вот что - у тебя есть эта самая метка раба? - Сказал он, рассматривая пейзажи с высоты птичьего полёта.
        - Нет. Ни у меня, ни у Эвелины, - ответил он, поглаживая перья кондора.
        Император не стал расспрашивать дальше, поскольку говорить об этом или нет было его личное дело. Что до эльфа, он в хорошем плане оценил поведение учёного, даже несмотря на то, что тот первый затронул столь деликатную тему.
        Время пролетело незаметно, и уже вскоре все трое оказались во вражеском регионе. Остальные солдаты остались за периметром, или иными словами, в лесу. Всё-таки большое обилие кондоров могло привлечь к себе слишком много внимание, а так от двух не должно было возникнуть много проблем.
        Ещё на подлёте учёный заметил, что инфраструктура крайне похожа на ту, что он видел в землях Герцогини. Пожалуй единственным исключением было обилие бетонных зданий, чаще всего являвшихся разного рода мастерскими, а потому ему пришло на ум, что здания здесь строились по одному макету, что и не должно быть слишком удивительным.
        Также вставал вопрос - неужели эльфы не заметили прилёт птицы со стороны вражеского региона? Так уж получилось, что для них это было за гранью возможного. Чтобы контолировать воздушную границу, требовался радар высокой мощности, в то время как у эльфов даже простого не было. Таким образом проникновение обошлось без проблем.
        Другое дело было бы, если в одной точке собралось сто, а то и тысячу птиц. Уж такое скопление явно бы привлекло внимание, а с ним появился бы и риск провала операции.
        Однако появлялся вопрос - как три человека, незнающих даже элементарное расположение улиц и переулков, должны были расклеить сотни тысяч плакатов? Решение этого вопроса и являлось выполнением второго этапа операции.
        - Арчи, ты уверен, что это то место? Смотря на него, у меня появляются смутные сомнения, - сказала Эвелина, будучи одетой в повседневную одежду и такую же белую маску, что была надета на эльфе.
        Что касается той самой магической брони, она была закопана тайником в укромном месте, где редко ходила нога человека. Что до причины, как уже раннее говорилось, чтобы не привлекать излишнее внимание.
        Ради этой цели, даже сам Император сменил свои одеяния на менее заметные, став больше походить на обычного купца. Что до удобства, тут говорить было нечего - у эльфов отсуствовал к этому вкус, а потому ношение такой одежды превращалось сущий в ад.
        - Сомнений нет. И да, хоть здесь, молю, не называй меня так, - с долей надежды сказал он, смотря прямо на решетчатую канализацию.
        - Кажется теперь мне ясно, почему сие чудо решило поселиться именно здесь. Попробуй найди стража, что смог вы выдержать местную вонь, - прокомментировал Зен, принюхиваясь к "местным ароматам роз."
        Тут стоит отметить, что впоследствии вода перерабатывалась, или верней сказать, её фильтровали, а все эксрименты шли на удобрение деревьям. Однако в том месте, где находился Зен, они только выходили, а потому запах здесь стоял...
        "Наверное впервые в жизни буду жалеть, что не захватил с собой противогаза. Воняет хуже сточной ямы" - думал про себя учёный, в то время как Эвелина приподнимала крышку и жестом указывала идти внутрь.
        Туннель канализации ничем не отличался от тех, которые делали в двадатом и двадцать первом веке. В основном это были болотного цвета стены, потолок и каменная плитка. Что до источника питания, ими являлись небольшие криссталы, тускло освещавшие дорогу.
        Внутри вонь лишь усилилась, но к счастью, Арчибальд вовремя вспомнил и предложил учёному скушать траву, блокирующую обоняние. Сам же он принимать не стал, ссылаясь на то, что нюх мог быть полезен.
        В свою очередь Эвелина шла молча и ни на что не жаловалась, даже несмотря на то, что была девушкой. Что же, её сила воли была вполне способна на такое.
        Как итог, когда они прошли порядка нескольких километров по канализации, к ним лично подошёл человек в лохмотьях, и попросив следовать за ним, он привёл троицу в помещение, где сидел низковатый толстяк лет пятидесяти в такой позе, будто бы ждал их целую вечность.
        - Так вот он какой, король бродяг, - тихо прошептала Эвелина.
        Глава 468 / Выгодное предложение
        Глава 468
        - Арчи, так ты всё-таки пришел ко мне. Ахахаха, приятно видеть старого товарища в добром здравии, вместе с такой красавицей. - открыв глаза, сказал толстяк.
        - Гильмеро, за последние сорок лет ты вообще не изменился. Почему человек твоего калибра живёт в этой жопе? И вообще, какого черта ты не отвечал на мои письма? - а вот Арчибальд был явно недоволен поведением своего давнего знакомого.
        - Ой, ой. Ты же знаешь, я человек любящий свободу, ваши политические игры меня не касаются, так что даже не думай пытаться перетащить меня на сторону герцогини, я на это не куплюсь. - несмотря на свой внешний вид, торговаться Гильмеро умер как настоящий профессионал. Он сразу же обозначил свою позицию, которую изменить было очень сложно.
        - Старик Гил, давай не будем столь категорическими. Раньше я понимал твою позицию, никто не захочет принимать сторону заветно проигравшей стороны, но сейчас ситуация изменилась. Позволь представить, император Вавилона, Зен Астель. Именно он станет главным фактором нашей победы. - технологии и военная мощь ученого была огромной. Он запросто смог уничтожить огромную флотилию врага, не потеряв не одного судна, а ведь это только малая часть его вооружения.
        - Человек? Арчи, я человек рациональный и для меня ты довольно авторитетная личность, но как может человек, не обладающий каплей манны, помочь вам победить? То что он император какой-то страны не делает его козырем в войне. - реакция Гильмеро была понятна. Если брать весь человеческий континент, то он превосходил по силе Эльфов, но из-за разделения на множество империй, превосходство сошло на нет.
        - Думаешь, я бы стал приводить к тебе кого-то заурядного? Чтобы ты понял с кем говоришь, Зену служит бывший хранитель людского континента. - а вот этот факт заставил спокойного Гильмеро нахмуриться.
        - Арчи, вы в своем уме? Если с вашим гостем что-то случится, то божество этого нам не простит. Чем вы думали приводя его на столь опасное задание.
        - Успокойся, не переживай, Зену ничего не угрожает, однако этого нельзя сказать о землях герцогини. Тебе наверняка известно, что огромная армия во главе с герцогом Брадором, направляется к ней.
        - Как я могу не знать об этом? Двадцать процентов армии я лично снабдил орудием и провиантом. И не нужно смотреть на меня презрительным взглядом, я торговец, а не политик. Брандом предложил отличную цену, я просто не мог отказаться. - Арчибальд даже не был удивлён, ведь он прекрасно знал характер Гильмеро. За достойную плату, этот эльф готов продать абсолютно всё.
        - Как вести бизнес сугубо твоё личное дело, единственное что мне от тебя нужно это поддержка в одном, небольшом, деле. Поверь, ты получишь достойную награду, если поддержишь нас.
        - Хехе, а это уже другое дело. Что вы готовы предложить мне? И что я должен сделать ради этого? - король бродяг Гильмеро являлся одним из самых влиятельных людей в этом регионе. Весь теневой бизнес находился под его, полным, контролем. Начиная от заказных убийств, заканчивая рабством и проституцией, Гильмеро контролировал всё. Герцог Брандором несколько раз пытался взять поводья в свои руки, однако Гильмеро не дал хитрому аристократу никаких шансов. После этого, между ними нечто подобие торгового союза, король бродяг не трогает Брадорома, а тот в свою очередь держится от теневого мира подальше.
        - Тебе нужно устроить диверсию, пока основная армия герцога не находится в городе. Награбленное богатство можешь оставить себе, а что касается наказания, то мы гарантируем твою неприкосновенность. Плюс как приз, герцогиня, как и я, будет тебе должна. Думаю вполне выгодное предложение, а как ты считаешь? - говоря начистоту, Арчибальд специально не сказал самые лучшие условия, ведь он хорошо знал Гильмеро.
        - Ахахахах, и ты называешь это хорошим предложением? Теперь понятно почему у герцогини нет сильных союзников. Если именно ты, Арчи, отвечаешь за переговоры, то я уверен что ваша фракция обречена. Ахахах. - король бродяг даже не стал торговаться, он просто отказался от предложения. Арчибальд уже думал как возобновить переговоры, но тут в дело вступился он...
        - Эльф из канализации смеет оскорблять Вавилон? Неожиданно. Арчибальд отзывался о вас очень хорошо, но как я заметил, вы совершенно не умеете следить за своими словами. - Зен не собирался церемониться с толстяком. Для него Гильмеро был простым мафиози, которого потом придётся уничтожить, так зачем же вести себя с ним вежливо?
        - Что ты сказал, человек? - а вот королю бродяг поведение ученого явно не понравилось. Его толстое лицо искривилось в нервной улыбке. Хоть по нему сложно сказать, но он являлся воином девятого уровня, и считался очень опасным противником для любого, ниже божественного уровня.
        - Я сказал что ты не имеешь право оскорблять Вавилон, и как император страны, я не могу молча стоять и смотреть на это. Извинись! - высокомерно, бестактно, жестко. Вот какими словами можно было охарактеризовать Зена в этот момент. Смотря на Гильмеро, как на букашку, ученый требовал от него извинений.
        - Ах ты ничтожество! Смеешь гавкать на моей территории?! Да я тебя... - король бродяг поддался эмоциям и уже хотел перейти к действиям, но вдруг он осознал что дело пахнет жаренным.
        - Понял таки да? Именно ты первым оскорбил Вавилон, назвав всех союзников герцогини слабаками. Но ничего, раз король бродяг всё осознал, думаю он сможет извиниться за свою ошибку. Я ведь прав? - ученый идеально перевёл все стрелки на Гильмеро. Будь Зен один, то наверняка попал бы в ужасную ситуацию, но его защищал Арчибальд с Эвелиной, которые вместе вполне могли одолеть короля бродяг.
        - Я не извинюсь перед тобой, так как не знаю силу Вавилона. Будем считать что мы квиты, однако человек не испытывай удачу. Если поговоришь в таком тоне с аристократом эльфов, то он не станет терпеть как я.
        - Мне не нужно ни твоё терпение, ни терпение вашей знати. Я могу уничтожить любого, кто посмеет пойти против меня и моих интересов. Надеюсь, вы не окажитесь первым в списке моих новых врагов. - улыбнувшись ответил Зен. Хоть лично он не обладал силой, но Гильмеро чувствовал давление на себе.
        - Либо ты самоуверен, либо ты слишком силён, а зная Арчибальда я предположу что второй вариант намного вероятнее первого. Ладно, я готов помочь вам, но мне нужны хорошие условия. А не те, которые предложил Арчи. Если я пойду против Брандорома и вы проиграете, то это будет для меня огромным ударом, так что без выгодного предложения можете забыть про помощь.
        Глава 469/Кто вы такие
        Глава 469
        - Хорошие условия значит... Интересно, а что ты ожидаешь от нас? У тебя нет намерений нам помогать, значит ты почти уверен что в нашей войне победит Брандором.
        - А что, вы так не считаете? У него есть все шансы уничтожить герцогиню, а ссориться с победителем не особо-то хочется. Плюс, он мой довольно частый клиент. Арчи, не злись, но чисто по бизнесу, мне выгоднее оставить вас умирать нежели поддержать.
        - Хехе, но ты этого сделать не можешь.
        - К сожалению, это правда. Уверен, сил моего старого друга и этой красавицы, вполне хватит чтобы я изменил свое мнение. Но, только угрозами вы не получите то что хотели. Сейчас сделка между нами такова. Либо я помогаю вам, либо умираю от ваших же рук. В этом случае мы оба в проигрыше. Я потеряю жизнь, а вы земли и шанс победить в этой войне.
        - Ты готов поставить жизнь на кон ради хорошей сделки? - а вот это уже было интересно. Зен не ожидал, что эльф перед ним был настолько принципиален.
        - Конечно. Я торговец, а жизнь тоже товар, который имеет огромную ценность. - серьёзным тоном ответил Гильмеро.
        - Понятно, значит всё будет легче чем я ожидал. Держи. - махнув рукой, ученый кинул несколько блестящих штук в короля бродяг. Тот ловко их поймал и начал осматривать. С каждой секундой его спокойное лицо начинало меняться, и в конце концов не удержавшись он заулыбался как маленький ребёнок удививший мороженное либо желанную игрушку.
        - Откуда это у тебя. Ты хоть знаешь их ценность? - то что Зен кинул Гильмеро считалось редчайшим сокровищем даже для воинов и магов девятого уровня. Лунные камни высшего сорта.
        - А как ты думаешь? Стал бы я давать тебе товар не зная его ценность? - ученый прекрасно умел манипулировать разговором. Тактика кнута и пряника прекрасно работала именно с такими сильными и жадными существами.
        - Тогда как ты смог заполучить их? Да даже божества начального уровня будут сражаться за право обладать этими камнями. Не верю что человек без маны, смог заполучить нечто подобное.
        - Прости, но я не дурак чтобы вот так просто раскрыть тебе важный секрет. Лучше скажи, этого хватит чтобы ты помог нам? Ты держишь в руках лунный камень высшего сорта, а у меня есть еще два камушка, в сумме получается три. Если ваше величество считает что это недостаточная цена, то больше мне нечего предложить. - ученый давил на самое болезненное место Гильмеро. Король бродяг был жадным эльфом, и больше денег и богатства, он жаждал лишь одного - силу!
        - Еще два? - глаза Гильмеро замерцали. Он уже не контролировал свои эмоции, ему было всё равно. Лишь дурак откажется от столь выгодного предложения.
        - Именно. Так что скажешь?
        - Я согласен. Что от меня требуется сделать?
        - Устроить диверсию. Суть в том, что мы хотим напасть на дворян, а ты в это время должен устроить диверсию в городе. Всю плату получишь после завершения задания, я тебе не доверяю, а один лунный камень оставлю в качестве предоплаты. Не подведи меня, король бродяг. - ученый не собирался дольше оставаться в этой дыре. Он сделал свое дело, остальное уже за мастерством Гельмеро.
        - Ахаххаах. Будет сделано. Клиент всегда прав, человек. - встреча завершилась. Зен вместе с Арчибальдом и Эвелиной покинули канализацию и отправились в таверну. Вообще, ученому стоило не стоило лично учавствовать в операции, так как в городе вполне могли быть несколько магов и воинов девятого уровня. А в таком случае, Арчибальду с ученицей было бы трудно его защитить.
        Но Зен всё равно решил остаться, так как считал что его присутствие жизненно важно для успешного завершения операции.
        ...
        - Генерал Мер, новое донесение. Адмирал флота Итернел приказал немедленно передать вам, что субмарина обнаружила несколько кораблей, судя по предварительной оценке, они принадлежать демоническому континенту.
        - Демоны? Передайте адмиралу чтобы корабли проверили информацию, мне нужны точные данные. Узнайте их курс, и начните преследование. Если выяснится что они направляются к нашему берегу, то даю приказ подготовить войска для обороны. Так же немедленно повысить уровень опасности до желтого.
        - Как прикажите сэр!
        ...
        Пока город герцогини готовился к осаде, владения Брандорома наслаждались богатством и роскошью. Аристократы, даже устроили большой пир в честь будущей победы. Они считали поражение герцогини неизбежным, и уже потихоньку делили её территорию на зоны влияния.
        - Дамы и господа. Все вы уже знаете что наша совместная армия скоро достигнет города герцогини. Думаю, каждый из вас долго ждал этого момента. Так давайте поднимем бокалы и выпьем за будущую блестящую победу. - дворяне один за другим вставали с мест и начинали пить, им было совершенно не важно, что из-за их амбиций, многие эльфы потеряют жизни, для них главное хорошенько провести время.
        Герцог Брандором тоже находился на празднике, но он не собирался выступать с речью ведь опытный политик прекрасно знал, что гоп можно говорить лишь тогда, когда препятствие успешно преодолено.
        - Господин, барон Фон Дилпир ждёт вас в комнате для переговоров. Он попросил, чтобы вы прибыли немедленно, по его словам случилось что-то невероятное. - Брандором как раз хотел отведать вкусный Жульен, но помощник отвлёк его от еды.
        - Попросил меня прибыть немедленно? Если дело не серьёзное, то я его не прощу. - дисциплина и уважение было одним из самых главных оружий Брандорома, так что простой барон никак не мог повести себя нагло перед ним.
        - Прошу сюда. - у аристократов были огромные дворцы, украшенные дорогими и изысканными изделиями, мебелью и художественными шедеврами. А в это время многие жители их земель не могли позволить себе даже нормальную еду. Шагая по коридору, где даже плитка стоила больше чем жизнь десятка рабов на рынке, Брандором не мог не нахмуриться.
        Будь его воля, он бы наказал всех этих аристократов, которые волновались лишь о своих карманах. Хоть это звучит странно, но Брандором был прекрасным правителем. Под его чутким надзором, город и все владения стали одной из самой богатой провинцией всего эльфийского континента. Причина, почему он хотел захватить власть, заключалась в том, что Брандором хотел изменить жизнь простых эльфов.
        - Господин, барон Фон Дилпер ждёт вас внутри. - слуга не смел заходить в комнату переговоров. Он лишь открыл дверь и остался ждать снаружи.
        - Барон. Я отвлёкся от банкета, надеюсь у вас важные новости, иначе ... - Брандором не успел закончить предложение, как вдруг возле двери оказалась барышня. - Кто вы такие и что делаете на моих землях?
        Глава 470 / Вполне справедливое предложение
        Глава 470
        - Здравия желаем мистер Брандором. Прошу, не делать резких движений, иначе моя спутница может ненароком убить вас. - в комнате было пять человек. Брандором, барон Фон Дилпер, и еще трое незнакомцев.
        - Повторю вопрос, вы кто такие? Зачем вторглись на мою территорию? - старый аристократ был уверен в своих силах, ведь он находился под защитой хранителей леса, только вот для его гостей эти "многоуважаемые" эльфы не значили ровным счетом ничего.
        - Вопросы здесь задаете не вы мистер Брандором, а я. Настоятельно рекомендую не испытывать моё терпение. Просто сядьте и мы поговорим как цивилизованные люди. - герцогу ничего не оставалось, кроме как подчинится приказу неизвестного и сесть в кресло.
        - Так что вам от меня нужно? - Брандором не смог узнать вторженцев, ведь они были в магических масках, но дальше скрываться не имело смысла. Напротив, раскрытие их личностей может даже помочь в переговорах.
        - Лично мне, ничего. Однако вы сильно мешаете моему союзнику, а я своих в беде не бросаю. Кстати, вы, наверное, уже слышали обо мне, приятно познакомится. Я Зен Астель, император Вавилона. - ловким движением руки, ученый снял маску раскрыв свою настоящую личность.
        - Человек? Значит эти двое... - герцог быстро отгадал личность двух других. - Арчибальд, значит ты отказался от моего предложения. Я думал встреча с Гильмеро тебя переубедит, значит король бродяг не сумел спасти старого товарища.
        Тот факт, что Брандором знал о встрече с Гильмеро, давал понять, насколько далеко герцог мог смотреть в будущее. Он предугадал шаг Арчибальда и первым связался с королём бродяг, но кто знал что Зен сможет использовать жадность Гильмеро в собственных целях.
        - Спасти? Герцог, вы немного ошибаетесь. Скажу вам по секрету, у вашей армии нет и шанса на победу в войне. Признаю, если бы Герцогиня сражалась с вами в одиночку, то наверняка она бы проиграла, но есть я.
        - Молодой человек, смотря на вас я могу с уверенностью сказать, что вы довольно талантливы, так зачем вам всё это? Скажу честно, за мной стоят эльфы, власть которых намного больше чем ты можешь себе представить. Их влияние может сравниться с великими императорами, которые правят вашим континентом. Так вот, зачем Вавилону портить отношения со мной и моей фракцией ради слабой Герцогини? Арчибальд, это касается и тебя. Ты гений, талант которого сможет раскрыться лишь в правильных руках. Присоединяйся к нам и я обещаю пощадить Герцогиню. - говорить стадно Брандором умел, только вот все его потуги были напрасны. Ни Зен ни Арчибальд даже не собирались менять позицию. Увидев твёрдость в их глазах, Брандором сразу же это понял и он быстро начал думать о своем следующем шаге.
        - Заманчивое предложение, но я вынужден отказаться. Дело в том, что я ненавижу находиться под чьим то контролем, а хранители леса явно не станут сотрудничать на равных условиях, так что я лучше помогу Герцогине. А что касается причины моего прибытия сюда. Я хотел лично встретится с эльфом, который сумел достигнуть таких высот в столь прогнившем обществе. Честно признаюсь, я не ожидал, что у вас в народе будет еще большая дискриминация простолюдинов чем у людей, вы правда странные. - у ученого было совсем иное представление об эльфах, но увидев их реальное лицо, все хорошие воспоминания из старого мира простои исчезли.
        - Тогда зачем вы решили поговорить со мной? Не легче ли просто убить? - если Зен с кампанией сразу не избавились от него, значит им что-то нужно от Брандорома.
        - Я бы убил вас, но вы прекрасный правитель. Под вашим контролем провинция, которая считалась одной из самых бедных, смогла стать процветающей, вам удалось побороть голод, устранить проблемы с водоснабжением, а так-же сделать жизнь эльфов более безопасной и легкой. Если честно, то как землевладелец вы намного лучше той же Герцогини. - это была не лесть, а простая констатация фактов. За всё время правления герцога, его земли впрямь стали небольшим райским уголком на эльфийском континенте.
        - Спасибо за приятные слова, но какое отношения они имеют к нашему разговору?
        - Прямое герцог. Я не хочу вас убивать, так как считаю вас достойным правителем, но вы мешаете моему союзнику, так что нужно решать. Либо вы прекращаете враждовать с Герцогиней, либо умираете. И еще, под прекращение вражды я имею заключение с ней союза. - а вот этого не ожидал даже Арчибальд не то что Брандором.
        - Что? Заключить с ней союз? Зачем? - никто не понимал, почему ученый предложил столь абсурдный вариант.
        - Всё просто. Вы вместе создадите коалицию, которая будет выступать против хранителей леса. Уверен, ты не собирался долго оставаться под их контролем, так вот, я даю тебе реальный шанс изменить всё. Вместе с Герцогиней, у вас будет возможность заявить о своих намерениях всему континенту.
        Хоть это и звучало странно, но смысл в словах Зена всё же был. Объединившись два герцога могли за несколько лет полностью захватить власть и распространить влияние на множество регионов, плюс они оба обладают высшим аристократическим статусом, так что немногие дворяне посмеют в открытую противостоять им. Одним словом их единственным врагом будут хранители леса и другие герцоги.
        - Император Зен, вы же понимаете что я хочу стать следующим монархом эльфов?
        - Да, и я считаю что вы будете довольно хорошим правителем для континента, и именно поэтому я не могу позволить вам занять трон. Сделайте Герцогиню правителем, а вы получите неприкосновенность которую будет гарантировать Вавилон. Думаю это неплохая сделка. Вам не удастся спасти всех эльфов, но организуете свое королевство, с этим я смогу помочь.
        Теперь всё встало на свои места. Зен изначально не хотел слишком сильно помогать эльфам, ведь те как-никак являлись конкурентами людей. Таким образом, Зен создавал автономную единицу внутри единой империи.
        Эта тактика жестокая, но в то же время очень эффективна. На Земле многие великие государства делали нечто подобное, дабы разделить врага на мелкие автономии.
        А вот Брандором оказался перед тяжелым выбором. Либо он умирает, либо помогает Герцогине, но взамен получает суверенное государство, тем самым исполняет свою мечту. Подчинение или смерть...
        - Вы будете гарантом, что в случае её коронации я получу право создать страну?
        - Да. Плюс Вавилон станет вашим союзником, так что никто не посмеет вас тронуть. Думаю это вполне справедливое предложение.
        Глава 471 / Убить во благо
        Глава 471
        Вариантов у Брандорома было немного. Если говорить точнее всего два. Либо он соглашается, либо умирает здесь и сейчас. Конечно, герцог не хотел зависеть ни от кого, однако предложение Зена было слишком заманчивым.
        - Где гарантии того, что меня не предадут? - старый волк не был дураком, он конечно же захотел не просто слов, а что-то чем можно доказать их союз.
        - Сейчас моей гарантией будет лишь слово, но вы можете мне верить. Возьмите ситуацию с той же герцогиней, я не предал её даже в такой, безвыходной, ситуации. Моим словам можно доверять, так что мистер Брандором, надеюсь на вашу мудрость и дальновидность. Наш союз будет выгоден обеим сторонам. Как и мне, так и вам.
        Герцог не стал думать слишком долго. Он не хотел умирать, да и перспектива собственного, независимого государства ему очень даже нравилось. Единственное, что сейчас может помешать его планам, это готовая армия, которая должна уничтожить герцогиню с её войском.
        - Каков твой план? Уверен ты подготовился, иначе не стал бы предлагать мне нечто подобное. - Брандором был прав. Зен тут же показал на огромную карту, весящую на стене, и попросил её переложить на стол. Взяв несколько фигурок, с настольной игры вроде шахмат, он поставил их дабы показать расположение войск на поле боя.
        - Ваши войска собирались окружить город и защищающие его крепости. Для этого пришлось разделить армию на три части. Две, относительно маленькие группы, должны заняться фортами, а в это время основное войско захватит сам город. Ведь таким был ваш план? Мистер Брандором... - Нужно отдать должное ученому, он легко разгадал замысел эльфов, но по правде говоря, в этом не было ничего удивительного. План герцога не выделялся оригинальностью, главной целью Брандорома была победа, так что данная стратегия подходила больше всех.
        - Это так. Разделив силы герцогини, я бы смог еще сильнее ослабить её. Во время осадных сражений количество обороняющихся в одном месте имеет ключевое значение. - говоря простыми словами. Три тысячи человек в одном форте намного сильнее, чем по тысячи человек в трёх разных крепостях.
        - План хорош, но вы упустили очень важный фактор. Вавилон является союзником герцогини, так что я никак не могу оставить её в плачевном состоянии.
        - На что ты намекаешь? - взгляд старика стал острым. Он заподозрил что Зен, имел туз в рукаве.
        - Ваша фракция послала ради нашей поимки флот, помните об этом да?
        - Да. Они потерпели сокрушительное поражение, после чего мой запасной план тоже провалился. Только вот человеческая армия не сможет вступить на территорию континента эльфов, это будет нарушением договора и тогда не только лесные хранители, но и имперская семья решит действовать против вас. - Брандором был прав. Первое сражение прошло на воде, да и виновником была сторона Брандорома, но если солдаты Вавилона вторгнуться на континент эльфов, то это будет прямым объявлением войны.
        - А кто сказал что мои солдаты вторгнуться на вашу территорию? - сделав жест рукой, Зен показал на небо. - У меня есть идея лучше.
        - Воздушная атака? У эльфов в воздухе огромное преимущество перед людьми.
        - Перед людьми да, но не против моей армии. Информация уже передана, через два дня ваш центральный лагерь будет уничтожен. Отдай приказ, чтобы твоя армия покинула то место, но придумай серьёзный повод для этого, так чтобы союзники не заметили подвоха. После этого союзная армия начнёт наступление, но ...
        - Ты хочешь убить стольких эльфов? У них есть семьи, близкие, родственники!
        - И что? Это война. Демонический континент точит когти, а наши главные союзники грызутся друг с другом. Если сейчас не объединить эльфов, то дальше уже будет поздно. Надеюсь вы понимаете, что значит победа демонов? Ранее великий народ, который угнетался столь долгое время вновь становится великим, вы хоть понимаете, что они начнут творить? - Зен прекрасно помнил хороший пример с Земли, вторая мировая война, которую начала Германия... Права немцев ущемляли, на них наложили огромную контрибуцию и из-за этого в этом народе копилась ненависть, которая в одним миг превратилось в одно из самых кровопролитных войн человеческой истории.
        - Месть... Они будут убивать всех на пути, дабы утолить свой кровавый голод.
        - Именно. Столь долгое время их род страдал, и виноваты в этом все остальные расы. Вместо того, чтобы создать торговые отношения или какой-то союз, вы оставили их одних. А ведь на демоническом континенте очень мало ресурсов. Я читал детальные данные, там даже самого необходимого не хватает. Знаете, почему они рисковали жизнями и нападали на других? У демонов тупо нечего было есть! - Зен винил всех аристократов, ведь именно из-за их халатного отношения в демонах вновь появилось желание убивать.
        - А нам стоило бы дружить с ними? Они демоны!
        - Ну и что?! Чем демоны хуже нас? Они точно такие как мы, думаешь эльфы или люди лучше их? Нет! Это не так. Я читал много книг, которые описывают древнюю войну межу нами. Демоны были единственными, кто хорошо относился с пленниками. Не убивали их, не мучили. А что делали люди и эльфы? Убивали, насиловали, грабили! Да мы намного хуже чем демоны! - Зен правда считал демонов более гуманными, они намного больше ценили саму жизнь и не разбрасывались им.
        Герцог не смог ничего ответить, да и что он мог сказать? Брандором не мог принимать никаких решений, его вины в этом не было. Ученый просто хотел показать герцогу, что нельзя различать живых существ между собой. Это не толерантность, Зен никогда не был либералом, однако реальность есть и остается реальностью. Демоны не плохие, и пока из них будут делать злодеев, проблема не решиться. Будет мир, но потом начнётся новая война и так далее по кругу. Если ученый хочет раз и навсегда избавиться от сражений, то нужно уничтожить корень проблемы.
        - Ладно. Сейчас не время обсуждать это. Думаю ваши слова можно считать согласием на моё предложение. Уведите свое войско, иначе они тоже попадут под атаку. После этого вы должны встретиться с герцогиней и "обговорив" всё объявить о союзе. Все будут считать что она победила вас, и никто не посчитает Брандорома предателем.
        - Значит спасти солдат коалиции я не смогу?
        - К сожалению нет. Я не хочу убивать, но если сейчас отступлю и не объеденью эльфов, то потери будут намного больше.
        - Но... - Брандором не сдавался, но ученый стоял на своем.
        Канал с книгами для всех @books fine
        Здравствуйте, благодаря нам, вы можете читать эту книгу. На своем канале мы выкладываем книги в процессе их написания. Ждем вас!
        или @books fine
        Спасибо, за поддержку!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к