Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Килесов Денис: " Самосбор Легенды Гигахрущевки " - читать онлайн

Сохранить .
Самосбор: Легенды Гигахрущевки Денис Витальевич Килесов
        Мало кто захочет взять в руки книгу в обложке из человеческой кожи. Но стоит ее открыть, как исписанные неровным почерком страницы не отпустят до последней главы. Жуткие легенды Гигахрущевки погрузят тебя в парадоксальный мир, полный боли и хронической тоски. Ты никогда не захочешь, чтобы эти истории когда-либо происходили, но и оторваться от прочтения не получится. А когда ты перевернешь последнюю страницу, проверь, плотно ли закрыта входная дверь. Ведь твой этаж уже начало заливать самосбором…
        Содержит нецензурную брань.
        Денис Килесов
        Самосбор: Легенды Гигахрущевки
        Пролог
        Родной двор встретил меня знакомыми с детства коробками панельных пятиэтажек. Дорога, в лучших русских традициях, тоже помнила мои юные годы - старенький китайский внедорожник тяжело переваливался с одной выбоины на другую. Я оставил детище восточного автопрома на парковке у выезда, чтобы не толкаться в узких переулках, как слон в посудной лавке, и пошел к подъезду.
        Вокруг ничего не изменилось с тех пор, как я бегал отсюда до начальной школы. Детская площадка пестрела свежевыкрашенными перед очередными выборами советскими горками, изрядно покосившимися от времени. На вытоптанном поле голосистые сорванцы гоняли старенький фубольный мяч, словно имея цель не загнать его в ворота, а пнуть посильнее и, затем, всей веселой ватагой бежать за ним в кусты. Все мало-мальски пригодные для сидения лавочки были заботливо оккупированы хмурыми старушками - суровыми стражницами нравственности и порядка.
        Я подошел к двери подъезда, приветственно кивнул старой гвардии, достал пачку импортного «Счастливого выстрела», чиркнул спичкой и с наслаждением затянулся сигаретой. Затылком я почувствовал сверлящие меня четыре пары глаз за курево рядом с подъездом, но решил не уделять этому внимания. Я обвел взглядом двор, утопающий в увядающей зелени бабьего лета. Сквозь листья берез за детьми, резвящимися на площадке, внимательно следили своими глазами-окнами дома. Ох уж эти панельки, ставшие чуть ли не национальным символом. Только перебравшись в столицу, я перестал питать к ним теплые чувства. Там они казались противным рудиментом давно ушедшей эпохи. Но стоило мне вернуться сюда повидать родителей, как в душе проснулось что-то… доброе, искреннее, из детства. Эти серые стены неразрывно были связаны с летом, каникулами и жарой. Хорошие воспоминания. «И нечего их портить московскими замашками», - подумал я, затушил хабарик и щелчком отправил его в урну.
        Зайдя в прохладный подъезд, я с удивлением заметил, что на закрывшейся за моей спиной тяжелой металлической двери какая-то чересчур странная ручка. Она больше походила на штурвал или вентиль гермозатвора в старых немецких подлодках. Я дернул за нее - колесо было приварено крепко. «Ну Кулибины, что угодно к делу приспособят». Решив не тратить время на медленный лифт, я рванул на пятый этаж пешком.
        Родительская дверь встретила меня точно таким же поворотным колесом вместо обычной ручки. «Что у них, мода теперь такая подъездная?» - подумал я и открыл квартиру запасным ключом.
        Дом встретил меня душным воздухом оставленной на лето квартиры. Родители все лето проводили за городом, так что с мая по середину сентября здесь никто не жил. Я разулся, включил вытяжку на кухне, набрал в чайник воды и поставил его на маленький огонь. До поселка отсюда было ехать часа полтора, так что раньше вечера жену, забирающую моих родных, можно было не ждать. Пусть кипятится потихоньку. Как раз к приезду Маринки с родителями будет чай.
        В гостиной я привычно, как когда был школьником, подошел к книжному шкафу отца. Книги занимали большую часть пространства в тесной однушке. Но это была настоящая гордость моих родителей. «В отличие от меня», - подколол я самого себя. Суммарный возраст всех книг из этого шкафа вполне тянул на Книгу Рекордов. Отец привозил их из каждой своей экспедиции, пока не вышел на пенсию. Так что здесь всегда можно было найти, что почитать. Сунув руку поглубже, я провел пальцами по корешкам. Всю жизнь любил выбирать книгу для прочтения на ощупь. Рука дотронулась до шершавой обложки.
        Вытянув том, я уселся на диван, приготовясь приятно провести ближайшую пару часов. Обложка книги была выполнена из какой-то темной сморщенной кожи. «Как будто человеческая», - мелькнула глупая мысль. Хотя, кто знает? Отец и в Африке бывал. На обложку было тиснением нанесено название «Легенды Гигахрущевки».
        - Хм-м… Буквы русские. Значит Африка в пролете. Ну, посмотрим, - пробубнил я себе под нос и открыл первую страницу.
        Пищеблок «Бетонная радуга»
        С окончанием дневной смены основной свет межблочного узла УМ-325/Б-2 погас. Однако, едва мрак воцарился в бетонном коридоре, как привычно вспыхнули красные угольки ночной системы освещения. Фигуры измученных рабочих, задержавшихся на смене, уныло скрывались за гермодверьми своих жилячеек. Впереди был короткий перерыв на сон и очередная круговерть из рабочих смен, которым нет конца. Что поделать, ведь жизнь в Гигахрущевке никого не балует отдыхом. Ты либо добросовестно работаешь, что есть силы, производя для остальных жителей пищевой концентрат, бетон или детали механизмов, либо оказываешься без жилячейки, которую столь любезно предоставила тебе Партия. А без клетушки с тяжелой гермодверью бессмысленно надеяться на выживание при очередном самосборе. Так что… как пишется на агитплакатах, «Береги рабочую минуту», и будешь жить!
        Кладовщик 2-д разряда Скороходов Миша устало привалился к стене. Сегодня смена вновь затянулась гораздо сильнее положенного. Усталость - чёрный сгусток морального и физического истощения - налилась свинцом, делая каждый шаг тяжелее предыдущего. В погоне за лишним трудоднём в журнале учета, опять пришлось отпахать две смены подряд. Бесконечная номенклатура запчастей, крепежей и заготовок крутилась в голове, будто рой трупных мух. Не хотелось заходить в ячейку и ложиться спать. Не хотелось возвращаться на работу. Даже лечь под дверь в надежде, что твою тушку растворит в себе самосбор - и то не хотелось. Эти псевдофилософские рассуждения прервал отчаянный стон пустого желудка. Организм яростно требовал белкового концентрата.
        Все автоматы раздачи в узле были уже закрыты до следующей смены, а в жилячейке Мишу ждал лишь пустой, как голова Управблока, продовольственный ящик.
        «Может, потерпеть до утра? Проснусь, возьму талоны и… у-у-э-э-э…» - живот скрутило в неприятном спазме.
        Если в Гигахруще сердца жителей в основном не требовали перемен, то, по крайней мере, отдельно взятый организм в них сейчас точно нуждался. И с каждой минутой все острее.
        - Чернобог тебя дери, до Вольдемара, видимо, придётся тащиться. А то так можно и до начала смены не дожить, - сдавленно выругался Миша, ощупывая живот. Внутри что-то бурчало и ворочалось, всячески выказывая свое искреннее недовольство положением дел. - Сколько там этажей, десять? Пятнадцать? Ай, не важно. Лишь бы пожрать чего найти…
        Вольдемар когда-то работал с Мишей в одном межблочном узле. Однако, как-то раз, при инвентаризации, он перепутал крысиный яд с зелёным концентратом. Все обошлось малой кровью, умер не особо благонадежный гражданин, но начальство сделало провинившемуся строгий выговор. На что Вольдемар разозлился, показал начальнику жест, считающийся неприличным среди пролетарской интеллигенции, и бросил ему на стол заявление об увольнении. Спустя два графика бунтарь уже устроился контролером в пищеблок пятью этажами ниже. С тех пор минул целый цикл, а Миша так и не удосужился навестить товарища на новом рабочем месте.
        - Что же, вот и повод, - усмехнулся Миша, направляясь к лифту. - К тому же, вроде, его пищеблок круглосменный.
        Двери лифта со скрипом раздвинулись и выпустили Мишу в большое помещение. Здесь было гораздо больше места, чем жилячейках или актовых залах. Скорее всего, когда-то это был цех одной из фабрик. Потолок терялся во тьме, до него от пола было метров двенадцать. Небольшую бетонную площадь заливал яркий свет люминесцентных ламп. Разрезая ночной мрак, на стене полыхала вывеска: «Пищеблок «Бетонная радуга». Ниже висел плакат с разноцветной надписью: «У нас - концентраты всех цветов! И пусть никто не уйдет голодным!». За прилавком никого не было.
        - Ау-у! Хозяева! Есть, кто дома? - Миша толкнул дверь в пищеблок, она легко открылась. - Вольдемар?
        В помещении было светло, лампы работали с едва различимым гулом. Большое окно, обращенное к лифту, было забрано толстой решеткой. Лишь небольшая дверца оставалась незащищенной - через нее контролер выдавал тюбики с концентратом. Все стены были завешаны партийными агитплакатами разной степени сохранности. Кажется, новые просто наклеивались поверх истрепавшихся. И так гигацикл за гигациклом.
        «Наверное, если срезать весь этот культурный слой, можно будет подсчитать примерный возраст Хруща», - подумал Миша и усмехнулся.
        На убитом временем столике стоял старенький радиоприемник «РекПлан-56», без конца транслирующий «ПрожекторХрущ». Справа от него, в жестяной пепельнице, высилась гора окурков. Рядом с ней лежал складной нож, который Миша одолжил своему товарищу еще во время работы на складе. На спинке стула сиротливо висел костюм контролера. Вольдемара нигде не было видно.
        - Долг платежом красен, хех, - нож исчез в кармане штанов, вернувшись к своему законному владельцу.
        Пожав плечами, Миша подошел к раздатчику концентрата, взял ключ разблокировки панели управления, висящий на гвозде на уровне глаз и, с чувством выполненного долга, скормил аппарату свой талон. В ответ на это, допотопный агрегат поскрипел шестеренками и изверг из из себя синий тюбик. Миша незамедлительно свинтил с него крышку и с наслаждением выдавил содержимое упаковки в рот. Хтоническое нечто, возмущавшееся в его желудке, немного успокоилось. Жизнь начинала налаживаться.
        С наслаждением закурив, он прошелся по пищеблоку. Вольдемара все не было. «Наверняка обожрался списанного концентрата и побежал проситься в ближайшую жилячейку, расплескивая по пути содержимое желудка». Со скучающим видом Миша покрутил ручку вариатора радиоприемника. Кроме помех ничего не было. Сделав последний затяг, он вкрутил хабарик в пепельницу и собрался уходить. Вдруг он вспомнил пустой продовольственный ящик в родной жилячейке.
        «Надо бы запастись концентратом. Хотя бы бурым».
        Привычно разблокировав раздатчик, Миша сунул в него талон и втопил кнопку выдачи. Однако, после протяжного скрипа и короткого хруста, аппарат замер. Его многочисленные лампочки жалобно мигнули и погасли. Талон, как и тюбик заветного концентрата, застрял где-то в недрах машины.
        - Да твою же слизь… Запасся, блин, завтраком.
        Тяжелый удар по корпусу, вопреки всем законам инженерии, не вернул агрегат в рабочее состояние.
        - Должна же тут быть какая-нибудь холодильная камера с этими тюбиками, - пробубнил Миша, недовольно осматривая помещение.
        При более тщательном осмотре комнаты обнаружилась неприметная дверца. Она была обклеена плакатами так же, как и стены, так что ее было легко не заметить. Раздраженный потерянным талоном Миша дернул дверь на себя. Нырнув в проем, он выпрямился и остановился, как вкопанный.
        Вдоль стен огромного холодильника высились стеллажи, соединенные с транспортной лентой. На них ровными рядами покоились сотни разноцветных тюбиков с пищевым концентратом. Но не это заставило Мишу в ужасе застыть. Посреди помещения, на двух огромных крюках, свисающих с потолка на толстых цепях, медленно раскачивалось изодранное в кровавое месиво тело. Голова его была наклонена, скрывая большую часть лица. Но и этого Мише хватило, чтобы узнать своего друга. Из окровавленной груди вырвался едва слышный стон.
        - Вольдемар! Жив, слизин сын! - Миша в два прыжка оказался около друга и осторожно начал снимать его с крюков. - Сейчас-сейчас, подожди. Я… Ты выживешь, не вырубайся только! Я мигом до медблока…
        Договорить Миша не успел. Едва тело освободилось от крюков, как Вольдемар неожиданно вскинул голову. На краткий миг его взгляд встретился со взглядом бывшего друга. Увидев почерневшие белки без зрачков, Миша бы отшатнулся. Но такой возможности ему не дали. Безвольно висящие руки вдруг ожили и молниеносно сомкнулись на шее ночного гостя. Резким рывком Вольдемар притянул лицо товарища к себе. Челюсти с чавканьем сомкнулись в укусе. Из места, где только что было ухо, хлынула кровь. Миша истошно завопил и оттолкнул озверевшего товарища.
        Зажав левой рукой рану на голове, правой Миша выхватил складной нож. Но воспользоваться им не успел. Вновь бросившийся на него Вольдемар наотмашь ударил пятерней. Когти полоснули по лицу. Вторым ударом он попал Мише в глаз. От неожиданно мощных оплеух, Миша попятился и упал. Но его тут же подхватили. Его глаза заливала кровь из рассеченной брови. На пару секунд он почувствовал, как ноги перестали касаться земли. А затем спину и грудь пронзило страшной болью. Под собственной массой, его тело глубоко насадилось на два крюка. Существо с искореженной рожей ринулось к его шее для последнего укуса. За миг до того, как гнилые зубы впились в его плоть, Миша неуклюже выбросил вперед руку с ножом, не метясь и не надеясь ни на что. Но сделанный наудачу тычок спас его от неминуемой смерти. Мощным движением существо, бывшее когда-то Вольдемаром, само насадило себя на лезвие. Вошедшая в глазницу сталь резко оборвала вопль твари. Мгновенно воцарилась тишина. Тело Вольдемара неуклюже сползло на пол вместе с ножом, торчащим из головы. Вконец обессилев, Миша потерял сознание.
        Он очнулся резко и неожиданно. Сразу же дернулся от боли, пронзающей его тело. От движения стало еще хуже. Однако несмотря на два крюка, торчащих из груди, больше всего его занимало другое. То, что и вырвало его сознание из забытья. То, что неразличимый голос нашептывал ему все громче и громче. То, от чего ломило истомой и жгло животным бешенством. Мишу обуял ГОЛОД.
        Из его ран на голове медленно вытекал желтый гной. В глазах потемнело, но нюх обострился. Хотелось есть. Рвать зубами мясо. Даже то, что лежало прямо под ногами! Главное - есть! Отрывать куски! И утолять, утолять, утолять растворяющий желудок… ГОЛОД! А если бы мясо было свежим, с теплой кровью, то…
        - Ау-у! Хозяева! Есть, кто дома? - послышался чей-то голос за дверью.
        Миша оскалился и притворно застонал. Сегодня из пищеблока никто не уйдет голодным…
        Радость полета
        У маленького человека обычно и радости небольшие. Но Славке Сычеву, конопатому подростку 13-и циклов от роду, привалило настоящее счастье. Всю прошлую смену бушевал затяжной самосбор, заливший несколько этажей. В том числе и тот, на котором был его образовательный блок БО-ЭЛ-1034/52-864.
        Учеников распустили по жилячейкам до устранения Последствий и пообещали отправить домашнее задание по трубопочте. По крайне удачному стечению обстоятельств, трубу-почтомат домой родители Славки не провели - не хватило талонов после покупки ЭВМ «Позитрон-74м». Так что можно было наслаждаться гордым одиночеством, пока предки будут на заводе. Древний лысеющий дед, возраст которого, кажется, равнялся возрасту Гигахрущевки, препятствием для одиночества не считался.
        На предложение друзей потаскать недавно найденную кем-то из взрослых тушёнку с карантинных этажей, Славка ответил стоическим отказом. Десять циклов назад именно так и пропала его сестрёнка. Бегала по этажам с подружками, лазала по шахте лифта, проверяя себя на смелость, да и стрельнуло ей в голову посмотреть - что же такого прячут ликвидаторы на одном из этажей, носящих таинственный статус карантинных. Назад она не вернулась.
        Славка был тогда совсем еще несмышленышем. Запомнил только то, что отец поседел всего за семисменок, мама перестала говорить, а рота ликвидаторов, направленная на спасение его сестры, так и не поднялась обратно на их этаж. Проход залили бетоном. С тех пор свободное время ему было разрешено проводить только неподалеку от жилячейки.
        Оглядевшись вокруг в поисках того, чем себя можно занять, Славка обратил внимание на деда. Тот сидел в своем углу, распространяя запах выпитого с утра этанола и деловито ковырял отвёрткой свой допотопный протез. Получалось у него на пьяную голову не очень, да и старость подточила координацию. Но он упорно компенсировал эти недостатки своей врождённой настойчивостью.
        - Деда!
        - Оу? - старик вскинулся и подслеповато прищурился. Посмотрел он, правда, в противоположную от внука сторону.
        - А можно хлам твой?
        - Кому - хлам, - тяжело вздохнул и покачал головой дед, - а кому - наследие. Опять рыться вздумал?
        - Ну я же осторо-ожно! - протянул Славка. - Ничего не поломается, обещаю!
        - В прошлый раз ты мне запчасть для протеза погнул. До сих пор вожусь!
        - Да я вообще другую коробку возьму. Там только старье одно.
        - Старье… Меня уже пора в такую же коробку, да под кровать. Ладно, слизь с тобой, - пробубнил дед и вновь склонился над протезом. - Ройся.
        Обрадованный Славка встал на четвереньки, заглянул под тахту и выволок самую объёмную коробку с дедовскими вещами. В его запасах всегда можно было найти крайне интересное, но, в то же время, абсолютно бесполезное барахло Доперестроечной эпохи. Поверх груды вещей лежал большой черный круг. Под слоем пыли было аккуратно напечатано слово «Мелодия».
        «Скука», - подумал Славка, отложил круг и принялся рыться дальше.
        Следующим в его руках оказался брикет засохшей «Нормы». Такие выдавали кучу гигациклов назад вместо концентратов. Этикетки тогда даже подписывали:
        «Пищ. норм. сырье.
        Выдано: Мартину Алексеевичу П.»
        Следующей показалась металлическая загогулина с деревянной ручкой. Надпись «Нож консервный» вводила в ступор - Славка слышал, что консервируют жилые блоки, в которых что-то случилось. Как к такой консервации относился нож, было решительно непонятно.
        Он продолжил доставать и раскладывать на полу раритетный мусор. Чашки с выбитыми на дне цифрами 1р. 2 коп. Тетради, исписанные аккуратным почерком. Коробка зубного порошка. Ничего интересного.
        Славка уже собирался разочарованно задвинуть коробку на ее законное место, как вдруг его внимание привлекла вещица на самом дне. Он выудил ее и положил на ладонь. Это была металлическая коробочка с маленькой табличкой. На ней были неизвестно что обозначающие числа и название вещицы: «Мегадиск МФТ-10(К)». Повертев находку, Славка нашёл отверстие под знакомый провод и потащил подключать ее к домашней ЭВМ.
        Предвкушая обнаружение Клондайка цифровых артефактов Доперестроечной эпохи, он подсоединил мегадиск и установил соединение с нервонетом. Когда лампочка подключения вспыхнула зеленым, он с нетерпением открыл файловую директорию накопителя данных. Но и здесь его ждало разочарование. Славка рассчитывал найти какие-нибудь киноленты или, хотя бы, фотографии, однако весь объем цифровой памяти был занят всего одним файлом. Под невыразительной иконкой была надпись: «Симулятор полетов. Гражданский кооператив Минисофт».
        Пожав плечами, мальчуган дважды кликнул по значку. На мгновение экран погас. Затем от края до края лучевого монитора проползла надпись «Загрузка…». И тут Славка понял - это же игровая программа! Родители рассказывали ему о таких. Они были популярны в те времена, когда ЭВМ снабжались чуть ли не все жилячейки. Под эгидой обучения детей, многие энтузиасты начали тогда создавать гражданские кооперативы для разработки цифровых развлечений. Официальной целью было образование, а настоящей же - скрашивать досуг абсолютно всех владельцев электронных машин. По трубопочте можно было отправить капсулу с талонами на коричневый концентрат и записку с твоими интересами. Игра писалась по индивидуальному заказу. Процесс написания программы составлял от двух семисменков до графика, но результатом, записанным на мегадиск, все оставались довольны. С тех пор прошло много гигациклов. Машины требовали запчастей и хорошего ремонта, а Партия перестала снабжать блоки всем необходимым для починки. Так что большинство жителей предпочло избавиться от занимающих целый стол аппаратов, а обучение детей предоставить
образовательным блокам. Творения кооперативов, само собой, перестали быть востребованными. Так что, спустя некоторое время, группы энтузиастов разбежались, кто куда. Даже крупнейшие из них, наподобие Минисофта. Конечно, официально никто не называл причин внезапного прекращения производства программ. Но это объяснение показалось всем наиболее логичным.
        Судя по дате, этот мегадиск был использован для записи одним из первых - во втором гигацикле после Перестройки. Артефакты такой древности тяжело было найти даже в дедовских вещах. Сегодня удача прямо-таки благоволила Славке. А в Гигахрущевке к такому надо относиться с большим подозрением.
        Пройдя обучающий этап, Славка решился на первый самостоятельный взлет. Он оглянулся на деда, все еще сидящего в углу, и вновь погрузился в игровую программу. Его глаза горели от нетерпения.
        Следуя инструкциям и переключая десятки виртуальных тумблеров, рычагов и кнопок, Славка разогнал и поднял в воздух огромную машину странной формы. Ее нос задрался вверх, а двигатели взревели. Навстречу восторженному Славке начало надвигаться нечто необъятное и бесконечно синее. В одном из своих рассказов, дед называл эту штуку «небом». Повертев головой своего виртуального персонажа, Славка увидел внизу, под бортом машины, поверхность. И сделана она была явно не из бетона. Программа показывала поистине небывалый мир. Все, что можно было разглядеть из иллюминатора машины, разительно отличалось от родной Гигахрущевки. Простор, синева и скорость опьяняли. Душа Славки затрепетала от радости полета - внезапно открывшейся свободы, которой не существует в бетонных коридорах.
        Под машиной, которая, судя по подсказкам, называлась «самолет», начали проноситься города. На экране красиво появилась надпись: «Все места в игре скопированы из реального мира. Поиграй и соверши полет над родным районом!»
        «Нет! Так не бывает! Сказка и глупость! Реальный мир не такой!» - вдруг Славку накрыло детской обидой.
        Ну вот зачем они наврали? Ведь это все выдумки! Фантазия. Есть только Гигахрущевка и все. Нет никакого «неба», «самолетов» и того зеленого, чем покрыта поверхность внизу. Тяжелое чувство тоски по вымышленному миру накрыло с головой.
        Под самолетом показался еще один город, и Славка решил снизиться, чтобы рассмотреть его в деталях. Большая площадь вокруг него была покрыта зеленым пушистым ковром.
        «Трава», - с трудом всплыл в памяти рассказ деда.
        То, что некогда называли «деревьями», образовывало густые рощи, по которым быстро ходили люди. Все они куда-то спешили, сжимая в руках разноцветные сумки и портфели. Они торопились жить и не знали, что живут в самом настоящем раю. Эти маленькие компьютерные люди понятия не имели, что нужно наслаждаться деревьями, травой и небом, ведь они есть далеко не везде. Эти глупые электронные человечки даже не подозревали, какого это - просуществовать всю жизнь во фрактальном панельном Лимбе.
        Вдруг, Славка заметил подозрительно знакомые серые очертания. Присмотревшись, он очень удивился. В окружении зелени стоял до боли знакомый гигаблок. Он стоял обособленно от всего вокруг, словно осколок Хруща, невесть каким ветром принесенный в эту страну безмятежности. У подъезда сновали люди, живущие совершенно обычной жизнью. Серые стены чуждо смотрелись на фоне торжества бьющей ключом жизни. Дом пронесся под самолетом и исчез вдали. Однако, чем дальше вел свою крылатую машину Славка, тем чаще ему начали попадаться знакомые очертания бетонных стен. Сначала они стояли поодиночке, в немалом удалении друг от друга. Но с каждым километром расстояние между ними сокращалось, а их число росло. Постепенно бетонные постройки начали образовывать кварталы. Они вытеснили приятную глазу зелень, заменив ее узкими дорогами. Затем и дороги исчезли, позволив сплестись домам в единый жилищный фонд.
        Уже не было видно людей, лишь бескрайнее бетонное поле, простирающееся всюду, куда хватало глаз. Ничего не понимающий Славка с тревогой заметил, что от мира, которым он только что восхищался, не осталось и следа. Серые панельные дома на его глазах срастались в бесконечную структуру, подъезды превращались в переходы между замкнутыми блоками, а окна направлялись на глухие стены, не давая смотрящим в них разглядеть внешний мир. Ни травы, ни деревьев, ни людей больше не было видно с высоты полета. Все поглотил серый бетон. Даже небо стало менять свой цвет.
        «А что с ним-то не так?» - подумал Славка и направил взгляд виртуального пилота вверх. Сердце его сжалось.
        Закрывая свет, небо заполнялось до боли знакомыми перекрытиями. Словно сам воздух начал превращаться в панельную застройку. Славка дернул виртуальный рычаг самолета, чтобы развернуть крылатую машину и вернуться туда, где все было так ново и прекрасно, но управление больше не слушалось его. На лучевом экране ЭВМ вспыхнула неизвестная ошибка. Лампочка соединения с нервонетом погасла, но Славка этого не заметил. Хотя это уже не имело никакого значения. Истошно заколотив кулаками по клавиатуре, Славка попытался сделать хоть что-то, но все было бесполезно. Сворачивающееся в бетон пространство вокруг самолета окончательно приобрело очертания Гигахрущевки. Мимо иллюминаторов понеслись знакомые коридоры. Самолет начал дергаться, из колонок ЭВМ раздался скрежет и грохот - разогнавшаяся машина крушила перед собой бетон. Вот только звук у колонок был выключен.
        Осознав это, Славка хрипло завопил от животного ужаса. На негнущихся ногах он кинулся в коридор. Непослушными руками он взялся за вентиль гермодвери и навалился на него. Славка вышел в коридор в самый последний момент. На краткий миг, экран ЭВМ «Позитрон-74м» отобразил его искореженное ужасом лицо.
        Секундой позже весь этаж превратился в бетонное месиво. Ломая бетонные перегородки, вырывая гермодвери и кроша в пыль переходы, посреди Гигахрущевки возник огромный Боинг. Едва остановившись, он ярко вспыхнул. Взрыв его топливных баков превратил два гигаблока в огромную воронку.
        Партийное руководство, так и не смогло объяснить, откуда в Гигахрущевке появился известный лишь по старым советским документам Боинг-787. А брошенные на возведение бетонного саркофага роты ликвидаторов оказались обеспечены работой на сотни смен вперед…
        Спасательный круг
        Под сводами потолка заводского цеха прогремел долгожданный звонок. Работяги токарного участка с облегчением побросали последние выточенные детали в контейнер на старой тележке, смели щетками стружку со станков и потянулись в раздевалку. Рома Беспалов, стерев пот с лица замусоленной тряпкой, поспешил за остальными. Смена закончилась. Осталось получить талон на концентрат и мчаться за сыном.
        В душевой к нему опять попытался набиться в компанию Серега.
        - Ромыч!
        - Чего тебе?
        - Ну давай хоть это… по пясяшке тяпнем.
        - Себе тяпни, а мне за Гришкой пора. Ивановна и так с ним за сегодня намучилась.
        - Ну че ты со своим Гришкой заладил. Не сбежит твой спиногрыз! Посидит еще часик-другой. А мы за это время, - Серега попытался заговорщически подмигнуть, - в домино партейку, да этанольчику откушаем!
        Протолкнувшись к своим шкафчикам, они принялись натягивать одежду.
        - В могилу тебя твой этанол сведет, Серый.
        - Да уж лучше он, чем самосбор-то, а?
        - Твоя правда.
        - Так что, идем?
        - Да отцепись ты, сказал ведь уже!
        - Ну ты и груздь. Ладно, до завтра. Пацану привет!
        - Угу, - Рома переложил из спецовки в карман штанов безделушку, которую смастерил на обеде из бракованных шестеренок. - Передам.
        Спустившись на свой этаж, Рома привычно постучал в гермодверь своей соседки. Спустя минуту заскрежетал вентиль, и тяжелая дверь распахнулась.
        - Папа! - маленький ураган юркнул в образовавшуюся щель двери и бросился на шею.
        - Гришка, все, уронишь ведь. Тяжелый стал! Кабаненок…
        - Ром, я ему пуговицы пришила, а то совсем в распашонке носится уже.
        - Спасибо, Зинаида Ивановна!
        - Чаю?
        - Нет-нет, мы пойдем, - Рома рассмеялся, глядя на скачущего вокруг него сына. - И вот, возьмите. Это за грядущий семисменок.
        - Ох, Ромка, да потом бы занес. Ты же знаешь, я готова и просто так…
        - Берите-берите, - замахал Рома руками. - Завтра опять приведу.
        - Конечно приводи! - защебетала седая женщина, ловко пряча тюбик зеленого концентрата в переднике. - Спокойной ночи!
        - Спокойной ночи! Спокойной ночи! Спокойной ночи! - довольно завопил Гришка, ни на секунду не переставая скакать.
        Гермодверь соседки закрылась. Тихое и протяжное шипение отделило ее жилячейку от остального Гигахруща. Рома взял маленькую ладошку в свою, четырехпалую, загрубевшую от сотен мелких порезов и мозолей. Теперь можно было возвращаться домой. Поужинать, правда, будет нечем. Но, что поделать. Не привыкать уже.
        - Пап, пап, па-ап! А знаешь, что я сегодня узнал? Ты вообще пр-р-росто обалдеешь!
        - Ну, давай, - Рома ласково потрепал Гришку по загривку, - рассказывай…
        Озорная физиономия сына с горящими карими глазами была для него единственным светлым пятнышком в серой бесконечности Гигахруща.
        Дома Гришка с веселым визгом понесся играть с новой игрушкой - фигуркой ликвидатора, которую папа выточил на заводе. Таких вещиц, которые делал его отец, не было ни у одного мальчугана в окрестностях жилячейки ЯЖД-РГ-154/17(к).
        Заняв сына игрой, Рома сел за свой любимый письменный стол. Когда-то он сварил его из списанной гермодвери, так что сдвинуть его было трудновато, но вот работать - одно удовольствие. На металлической поверхности вновь появились пачки с пожелтевшей бумагой и стопки старых советских книг и учебников. Бумага, как и всегда, стоила Роме половины семисменного пайка. Но он не мог оставить свой труд незавершенным. Иначе и смысла в нем попросту не было.
        «Когда-нибудь… Когда-нибудь Управблоком меня за это вознаградит. А может, и к награде приставит. Ячейку сменим, на зеленый концентрат перейдем. Заживем… Гришку в НИИ устрою, там хоть работа не пыльная», - Рома затянулся самокруткой в такт приятным мыслям. Раньше он выходил на перекур в коридор, берег воздушные фильтры жилячейки. Теперь же, когда работа близилась к завершению, он не хотел лишний раз отвлекаться от дела.
        «Хотя… могут ведь и не дать ничего. Так, лишь, вручат Орден Ленина, пожмут руку, снабдят десятком лишних талонов и все, «Спасибо за службу Гигаотечеству!». Обидно будет, с одной стороны… А с другой - слизь с ними, этими наградами, - Рома нахмурился, открывая начатую страницу. - Не ради наживы я все начал. Не ради нее и закончу».
        С этими мыслями он положил перед собой два учебника, несколько полуистлевших писем и монографию. Сверяя данные заранее отсортированных источников, он продолжил свой великий труд. Уже много циклов подряд Рома искал и выменивал на талоны старые, разваливающиеся книги исторических романов, исследований, учебников и разрозненных томов Большой Советской Энциклопедии. По разбросанным фрагментам, он собирал воедино далекое Прошлое, чтобы составить крупнейшую летопись событий исчезнувшего мира. Это было делом, которому он, больше гигацикла назад, решил посвятить свою жизнь. Маленький сын наполнял его жизнь простой и искренней радостью. Но Летопись - вдохновением и смыслом.
        «Кто не знает прошлого, не знает ни настоящего, ни будущего», - вычитанная однажды фраза звучала в голове Ромы все так же пронзительно и звонко. И он готов подарить это знание жителям Гигахрущевки. Уже совсем скоро все будет готово.
        Работа кипит, даже когда Гришка засыпает, и с кушетки начинает доноситься мирное сопение. В жилячейке царит полумрак. Основной свет выключен, лишь настольная лампа освещает лист бумаги, испещренный аккуратным убористым почерком. Каждая новая строка приближает столь желанный финал.
        «…не имел иных возможностей по стабилизации состояния в стране. Главой правительства был одобрен проект «Гигадом». После утверждения сопутствующей документации, начались подготовительные работы. Срок сдачи проекта был назначен на август две тысячи…»
        Вдруг раздался настойчивый стук в гермодверь.
        Чертыхнувшись, Рома отложил работу и пошел открывать. На сегодня гостей запланировано не было. Опять, наверняка, Серега набрался и пришел талон клянчить на закусь.
        «Никогда такого не было и вот опять», - пробурчал Рома, поворачивая вентиль. Однако, вваливающегося в отворившуюся дверь полуживого тела не последовало. Из темного проема в Рому вперился тяжелый взгляд двух налитых кровью глаз. На лице незваного гостя был порванный противогаз.
        - Рома, я полагаю? - внезапно спокойный голос предупредил вспышку страха.
        - Верно. Кто ты и что тебе нужно? Учти, у меня сосед ликвидатор. Крикну, и он с жерновом через…
        - Прошу, не стоит, - замахал руками человек напротив. - Меня зовут Туман. И ничего дурного я не замышляю. Сам был ликвидатором, как и твой сосед. Демобилизовался, правда, уже. В звании капитана.
        - Тебе поболтать не с кем на ночь глядя? - враждебно спросил Рома. - Так я занят, найди другого собеседника.
        Он хотел, было, закрыть дверь, но рука в черной кожаной перчатке придержала ее.
        - Занят Летописью, как я понимаю?
        Рома замер. Раздражение в его глазах сменилось неподдельным любопытством. О своем труде он никогда не распространялся. Если незнакомец так хорошо осведомлен, его явно стоит хотя бы выслушать.
        - Ладно, проходи и рассказывай, зачем пришел.
        Пройдя в жилячейку, Туман уселся на стул и жестом пригласил Рому к столу.
        - Скажи мне, ты слышал о Большой Перестройке?..
        Поначалу Рома слушал неохотно. Затем с интересом подался вперед, чтобы не пропустить ни единого слова. К концу рассказа он был внимателен и сосредоточен, изредка задавая уточняющие вопросы, на которые Туман с радостью отвечал. По его словам, раз в неизвестное число гигациклов, в Гигахрущевке происходит некое явление, получившее неофициальное название Большая Перестройка. По неизвестному и непостижимому алгоритму, блоки вдруг начинают менять свое местоположение. Связывающие их ранее лифтовые шахты, лестницы и переходы, перестают вести в привычные места. Известные ранее ступени утыкаются в глухие стены, в лифтах пропадают кнопки знакомых этажей, а тяжелые бронированные гермодвери переходов ведут в блоки, которые людям еще не приходилось видеть в своей жизни. Со своих мест исчезают целые кластеры. Заводы и фабрики растворяются в бесконечности панельного Лимба, а на их месте возникают жилые блоки с людьми, точно так же не понимающими, где они оказались. И это в лучшем случае.
        Гигахрущ бесконечен. Он простирается всюду, существуя во многих измерениях одновременно. Обычная Перестройка может просто поменять жильцов местами с другими такими же пострадавшими, это не страшно. Подумаешь, соседи сменились, Управблоком стал потолще и на завод теперь нужно ходить не через три этажа, а через десять. А в Большой Перестройке, проявляется вся извращенная сущность этого архитектурного кошмара. Блоки меняются местами точно так же, как и при обычной Перестройке. Но вот расстояние возрастает в триллионы раз. Блоки с обычными, вполне себе разумными жителями разбрасывает настолько далеко, что нет никакой надежды на то, что в такой дали все существует по тому же самому укладу. В бесконечности Хруща несчастных может поджидать все, что угодно. Одичавшие жители-каннибалы законсервированного этажа, на котором сломались автоматы выдачи концентратов. Разложившиеся на плесень и липовую слизь поклонники Чернобога. Твари самосбора, сросшиеся в единый хтонический кошмар… В своей фантазии переплюнуть Гигахрущ бесполезно, ведь в его нутре возможно абсолютно все, что угодно. И противостоять ему
практически нет смысла. Ведь, если утратить связь с цивилизацией, очень легко утратить и связь с разумом. Скатиться в каменный век. Сбросить человеческий облик, утонув в хаосе анархии. И позволить самосбору пополнить орду его тварей твоей плотью.
        Чтобы не допустить деградации блоков хотя бы одного кластера, сообществом единомышленников было создано Хранилище. Крупнейший банк данных, содержащий информацию о всех технологиях человечества, научные труды и произведения искусства, созданные в Гигахруще. Его местоположение надежно скрыто ото всех жителей, включая руководство Партии, во избежание посягательств на интеллектуальные богатства. Хранилище откроет свои двери в том случае, если кластер попадет под Большую Перестройку, чтобы позволить людям заново отстроить вокруг анклав цивилизации, омываемый морями самосбора. Но даже всех знаний, содержащихся в Хранилище, не хватит, чтобы не позволить людям отчаяться. Ведь у них не будет привычного мира вокруг, надежного ликвидаторского корпуса, стерегущего коридоры, всевидящей Партии и… истории. У них не будет ничего, за что бы их разум мог зацепиться. Людям нужно знать свою историю, чтобы вымостить надежную тропу в будущее.
        - Ведь те, кто не знает прошлого…
        - …не знает ни настоящего, ни будущего, - закончил за него Рома. - Теперь я начинаю все понимать. Хранилищу не хватает лишь Летописи, чтобы быть готовым ко всему?
        - Ну, это чересчур громко сказано. Мы будем наполнять его так долго, как это возможно. Однако, отчасти ты прав. Твой исторический труд об истории человечества действительно самый полный и всеобъемлющий документ из всех, что я встречал. Он бы очень пригодился людям, попавшим в страшную беду.
        - Ты правда думаешь, что все это способно помочь в должной мере?
        - Послушай, - Туман наклонился к столу. Его красные глаза горели под треснувшими линзами противогаза. - Это не просто помощь. Это шанс. Единственный способ не сгинуть в этом бетонном мешке. Это спасательный круг, созданный человеком для человека. Можно дать человеку оружие и научить сражаться. Можно снабдить его лучшими инструментами. Научить его всему, что было изучено его предками. Но без своего прошлого… Без этого фонаря истории, ничто не сможет осветить ему дорогу в будущее. Ничто.
        Когда Рома закрыл дверь за Туманом и повернул вентиль, его накрыло чувством странной опустошенности. Многие циклы подряд он работал над рукописью, которая стала чуть ли не смыслом его жизни. А сейчас, он добровольно отдал свою Летопись в руки незнакомца в обмен на небольшую памятку. Так просто. И не было никакой торжественности, которую он себе представлял столь ярко все эти циклы.
        - Так оно и бывает, наверное… Либо награды и отправка результатов на пыльные полки партийных архивов, либо… Большая цель. Да, Гришка? - тихо пробормотал себе под нос Рома, выключая свет и ложась на кушетку.
        Гришка ничего не ответил. Он сладко спал и, почувствовав отца, поплотнее прижался к нему. Рома обнял сына и мгновенно уснул. В ту ночь он спал без сновидений. Крепко и, впервые за гигацикл, совершенно спокойно.
        @@@
        Семисменок полетел за семисменком. Любимая ночная работа закончилась, но Рому это не расстраивало. Он начал больше времени проводить вместе с сыном. Уютные вечера за партиями в домино и карты стали приятной традицией для обоих. Выигрывая, Гришка каждый раз победоносно вопил и прыгал по жилячейке с крайне кровожадным видом. Рома же тепло улыбался и тайком скидывал свою полную козырей колоду в сброс. Визг и предсмертные хрипы за гермодверью во время самосбора перестали доставлять неудобства. Запах сырого мяса стал привычным сигналом для герметизации ячейки и начала новой партии игры.
        Цикл сменялся циклом. Гришка рос. Его успехи в учебе добавляли отцу едва заметных морщинок от частых улыбок, а шалости и нередкие драки с одноклассниками - седых волос. Время шло своим чередом. От своих прежних амбиций Роме пришлось отказаться, но по ночам, закрывая глаза и спрашивая себя, стоило ли оно того, он отвечал себе однозначно: «Я поступил правильно». Гришкины дипломы о призовых местах на междукластерных олимпиадах по алгебре стали для него куда важнее, чем собственные достижения. На заводе он иногда брал дополнительные смены, так что на редких праздниках они всегда угощались зеленым концентратом. Наверное, по меркам Гигахруща, это можно было назвать счастьем.
        Ежесменно, провожая сына в образовательный блок, Рома незаметно выполнял пункты из тонкой памятки, которую ему когда-то выдал Туман. На работу он ходил исключительно по лестнице, оставляя по пути метки перочинным ножом. В конце смены он обязательно проверял свою черную карандашную точку на дверях лифта. По заведенной привычке, перед каждым открытием гермодвери, он стучал по ней ногтем указательного пальца условным стуком. Перед сном Рома исправно катал по полу металлический шарик от подшипника, проверяя после, не появился ли на губах бетонный привкус. Все эти мелкие привычки служили якорем для родного блока. И в случае, если Хрущ начнет пересобирать себя, они должны были удержать блок на его привычном месте.
        Гигацикл шел за гигациклом. За чередой ежесменных ритуалов к Роме незаметно подкралась старость. В НИИ он устроить Гришу не сумел, но, зато, тот преуспел на машиностроительном заводе - стал начальником производственного участка, обеспечив своему старику достойную пенсию. Роман Аркадьевич, как его теперь уважительно называли на этажах дети, все свободное время мастерил для них игрушки из бракованных шестеренок. Детвора частенько собиралась вокруг него, наперебой выпрашивая очередную безделушку. А он и не мог отказать - слишком ценил этот искренний восторг еще не познавших боли, страха и тоски ребятишек. Хотелось бы ему так радовать и собственных внуков, но от сына в ответ на это он слышал решительное: «Не время».
        Все шло своим чередом до одного злополучного утра. В эту смену Роман Аркадьевич проснулся гораздо раньше обычного - Гриша все еще спал. Тяжело вздохнув, он размял ноющую шею и с кряхтением поднялся с кушетки. Воздух был непривычно плотным и влажным, дышалось такой взвесью с немалым трудом. Старик провел взглядом по жилячейке. Что-то не давало ему покоя, словно маленькая зудящая мушка на задворках сознания. Внезапно, он понял, что его разбудило. Из-под шкафа выкатился металлический шарик от подшипника, который уже давным-давно потерялся. Он медленно покатился к гермодвери. Это было невозможно на идеально ровном полу жилячейки.
        Судорожно облизнув губы, Роман Аркадьевич тихо охнул. Во рту стоял сильный бетонный привкус. Не тратя времени на то, чтобы одеться, он бросился к двери, налег на вентиль и выскочил в коридор, чтобы проверить карандашную точку на дверях лифта. Но на этаже его больше не было, вместо дверей оказалась сплошная стена, выкрашенная зеленой масляной краской. В коридоре горели красные лампы аварийного освещения. Лестницы уходили в непроглядный мрак. Вместо шлюза, ведущего в соседний блок, глаза нашли глухое бетонное перекрытие. Заметив, что лампы начали моргать, словно готовы погаснуть, Роман Аркадьевич поспешил обратно в жилячейку. Он наглухо запер дверь, завернул вентиль и втопил кнопку полной герметизации отсека. С шипением запустилась система рециркуляции воздуха, и ячейка оказалась полностью изолированной от остального Хруща. Старик сполз спиной по двери. Лицо его исказила гримаса боли. Из глаз брызнули слезы. Забыл. Забросил. Наплевал на привычки. И их ячейку настигла Большая Перестройка…
        Спустя семисменок, отец с сыном приспособились к жизни на новом месте. Хоть Гигахрущ и необъятен, но, тем не менее, даже в самых отдаленных его кластерах встречаются знакомые предметы быта. В небольшом закутке на этаже оказался автомат раздачи пищконцентрата. Он был старым и громоздким - такие перестали использовать еще до рождения Романа Аркадьевича. Его получилось легко обмануть - пара часов ковыряния с отверткой, и, вуаля - талон можно забрать назад после того, как обменял его на концентрат. Правда, система не позволяла делать это чаще раза в смену. Сколько Гриша не старался, но так и не смог обойти ограничение. А так как талон в ячейке оставался лишь один, приходилось делить односменный паек пополам.
        К счастью, сирены здесь исправно оповещали о приближении самосбора. Он заливал этаж словно по графику - каждые два семисменка, и длился ровно тридцать четыре секунды. Еще одной странностью было то, что в отличие от мест, к которым привык Роман Аркадьевич, здесь во время самосбора за гермодверью не было слышно криков. Лишь едва различимый гул, словно работала небольшая компрессорная установка. Ликвидаторов поблизости, конечно же, не было. Судя по всему, строение вообще было давно заброшено. Так что как только сирены стихали, приходилось самим выходить из жилячейки, сгребать слизь в зловонные кучи и поджигать. Больше всего неудобств доставляли сапоги, выраставшие из стен после каждого самосбора. Их было очень неудобно выковыривать из бетона.
        Поначалу Роман Аркадьевич думал, что они переживут такую перемену, как и раньше, за долгими партиями в карты. Но в его сыне что-то надломилось. Каждый семисменок он собирал свой вещмешок и уходил на вылазки по этажам. По возвращении, отговариваясь лишь общими фразами, он не говорил отцу, что видел в своих походах. Только угрюмо заваливался спать, пряча взгляд. Еще чаще, чем самосбором, их ячейку начало накрывать тоской и отчаянием.
        На утро одной из смен, Роман Аркадьевич решил, что должен своими глазами увидеть то, что видит Гриша. Он остановил сына, собирающегося вновь молча уйти на вылазку.
        - Гришка, чего ты все время один, да один? - старческий голос, полный тоски, прозвучал глухо. - Давай-ка я с тобой в этот раз. Мало ли чего.
        Однако тот лишь отмахнулся, продолжая складывать в мешок нехитрый скарб.
        - Кто ж его знает, что там, за дверью, в этих коридорах. Вдвоем то сподручнее будет! Можно с тобой?
        Гриша тяжело вздохнул и раздраженно посмотрел на отца. Немного помедлив, он нехотя кивнул и взялся за вентиль. В коридоре он быстрым шагом направился к лестницам, и начал спускаться вниз. Старик оглянулся напоследок и шагнул во мрак за своим сыном…
        Роман Аркадьевич резко проснулся. Он вскочил с кушетки и испуганно огляделся. Гриша сидел в своем углу, косясь на него угрюмо и с явным недовольством. Ничего, что произошло с момента, как они начали спускаться по бетонным ступеням, не осталось в памяти. Лишь ноги гудели, словно от долгой ходьбы. Старик хотел подойти к сыну, растрясти его, спросить, почему же все так, что с ним случилось, но что-то остановило его от расспросов. Приглядевшись, Роман Аркадьевич с ужасом понял - левое Гришино ухо и правое поменялись местами.
        В следующий поход Гриша отправился один. Спустя семисменок он вернулся домой, держа за руку маленькую девочку с большим белым бантом голове. Ее личико было обезображено жуткой мутацией - глазницы полностью заросли кожей. Гриша виновато вытащил левую руку из кармана. На ней не хватало кисти.
        Отныне, после каждого похода Гриши, жилячейка все больше заполнялась детьми. Веселая гурьба ластилась к Роману Аркадьевичу, ласково прозвав его плазмодедушкой. В его жизнь вновь вернулась радость в виде названных внуков, о которых он всегда мечтал. По вечерам, старик рассказывал им истории о былых временах, а они, в ответ, учили его игре в пятимерные шахматы. Гриша вовсе перестал говорить, но упрямо продолжал свои походы по коридорам. С исчезновением стоп ему стало гораздо тяжелее.
        В одну из смен он не вернулся. От волнения Роману Аркадьевичу стало труднее выделять аммиак из разбухших пор на спине. Старик промаялся всю ночь без сна, успокаивая внуков. С наступлением новой смены, он хотел уже отправиться на поиски, но тут дверь отворилась. В проходе показался мальчик, виновато смотрящий под ноги. В его кулачке был зажат конец какой-то веревки. Медленно зайдя в ячейку, он с трудом затащил за собой тело Гриши. На обезображенном теле не осталось ни рук, ни ног. Лишь лысая голова безвольно волочилась по бетону. С веселыми криками дети набросились на лакомство, не обращая внимание на крик старика. Спустя пару минут, на бетонном полу не осталось даже капли крови. Лишь дочиста обглоданные кости, аккуратно сложенные пирамидкой. Старик понял, что это ему. Содрогающиеся в агонии мясные комья внуков, уважительно расступились, расчищая дорогу к деликатесу. Их бесформенные тела со множеством ртов сочились сукровицей и гноем. Пропустив своего старика, они расползлись по потолку, довольно урча. Взяв жвалами кость, старик почувствовал, как из его глаз полились плазменные слезы, оставляющие
обугленные дорожки на лбу. Он закрыл глаза, полные влаги. И открыл несколько десятков других. Спустившись по паутине на пол, старик подполз к сокращающемуся проему норы и обессиленно вывалил свое тело наружу. Поросший бурой слизью коридор огласился отчаянным старческим клекотом, в котором уже было трудно разобрать человеческую речь. Существо звало Тумана. Оно вложило в этот крик все свое оставшееся человеческое естество, которое неистово жаждало узреть Хранилище.
        Спасательный круг, созданный человеком.
        Спасательный круг, созданный для человека.
        Созданный не для того, кто только что проглотил ребро собственного сына.
        С сочным хлюпаньем, вход в нору плазмофалангида закрылся…
        Парадокс познания
        Детство в Гигахрущевке бывает очень разным. У друзей Степы оно раскрашено в цвета некогда пестрого передника Зинаиды Ивановны - полноватой вдовы ликвидатора, присматривающей за чужой ребятней, пока их родители трудятся на заводах и фабриках-кухнях. Однако, пока друзья слушают сказки о небе и железных птицах, сам Степка трудится не покладая рук. Его детство проходит в стерильно белом цвете медицинского халата матери.
        Вместо того, чтобы быть веселым мальчуганом, играющим в догонялки по коридорам, Степе приходилось быть большим и сильным, ведь папы у него не было, а маме нужен помощник. Когда она уходила в ночную смену, сосредоточенный Степка мыл и насухо протирал вафельным полотенцем посуду. Потом он деловито подметал пол, чтобы, как говорила мама, никакие «букашки-таракашки» не поселились в их ячейке. Книги и справочники, лежащие на небольшой полке, он расставлял в алфавитном, как он считал, порядке. Степа пока не знал алфавит наизусть, но верил, что скоро обязательно его выучит. Он был твердо уверен в том, что у него все получится, ведь нужно было учиться и помогать маме. «Ей тяжелее. Она - врач!» - говорил мальчуган сам себе, когда что-то не получалось. После этих слов ему всегда становилось легче.
        Временами мама брала Степку с собой на работу. Посадив его в углу медблока, она шла работать, изредка поглядывая на сына. Его знал весь медицинский персонал. В свободное время медсестры и санитары рассказывали ему про разные медицинские инструменты. Степка уже знал, как пользоваться бинтом и жгутом, а с одним из докторов он договорился, что он научит его ставить укол. Все это так нравилось мальчугану, которому не было и пяти циклов, что он навсегда решил - когда вырастет, станет врачом. Как мама или тот дядя, который работает с ней в бригаде.
        В отделении, где работала Степина мама, лечили всяких бродяг и «потеряшек». Зачастую, они блуждали по коридорам, забыв номер своего этажа и ячейки. Это были люди без памяти и личности, найденные случайными прохожими. У каждого из них своя история и своя боль. Обычно, пациентов забирали родственники или друзья. Но те, от кого все поспешили отвернуться, могли рассчитывать только на помощь Степкиной мамы. На нее могли надеяться те, кому надеяться уже было не на кого.
        @@@
        Однажды вечером, когда Степка встретил маму с работы, а теперь сидел у нее на коленях и рассказывал, что сегодня пытался сам почитать, в дверь нетерпеливо постучали. Мама отправила мальчугана на кушетку, вручила тюбик с концентратом и побежала открывать. За вентиль она взялась дрожащими руками.
        За порогом стояло трое. Их темные большие фигуры отбрасывали длинные тени на пол ячейки. Одного из них Степа знал - это был главный врач маминого медблока. Он всегда ходил очень важно и осанисто. Двое других были в страшных масках с длинными хоботами. Степка поежился. Они выглядели страшно.
        - Мария Александровна, только что обнаружили каких-то несчастных. Группа довольно большая: женщины с детьми, да старики, по большей части. У всех кожные нарывы и что-то с глазами. На раздражители не реагируют, бормочут нечто невразумительное. Я такого еще не видел. Вы обязаны помочь.
        Мама повернулась и посмотрела на Степку грустными-грустными глазами.
        - Мы Вам выдадим дополнительный паек. Партия будет Вами гордиться! - вкрадчиво продолжал главврач.
        Затем он перешел на шепот. Сначала спокойный. Потом все более и более яростный. Слов было не разобрать. Он смешно размахивал руками, а Степина мама лишь кивала, опустив голову. Совсем как Степка, когда разбил мамину любимую кружку. Вдруг шепот стих. Гермодверь жилячейки закрылась. Мама подбежала к Степке и крепко-крепко обняла его.
        - Степашка, ты тут побудь, ладно? - голос ее дрожал. Она говорила очень быстро. - Мне нужно полечить очень больных людей. Ты ложись спать, а я… Приду, но поздно. Так что не жди и ложись. Договорились?
        - Договорились, - буркнул себе под нос Степка. Ему вдруг очень захотелось плакать и просить маму, чтобы она осталась. Чтобы этого было не заметно, он насупился.
        «Ей надо. Она - врач!» - сейчас эти слова почему-то не успокаивали.
        - Присмотри тут за всем, как ты умеешь! Люблю тебя, Степашка! - она быстро поцеловала его. Степка почувствовал на щеке мокрый след. Неужели он все-таки расплакался?
        Гермодверь захлопнулась. В жилячейке стало очень тихо. Степа подошел к двери, повис на вентиле и с трудом повернул его. Со сдавленным шипением, затвор отрезал ячейку от остального Хруща. Мальчуган юркнул на кушетку, затих и прислушался. Но кроме его дыхания, ничего слышно не было.
        Смену спустя мама не вернулась.
        На второй смене постоянного одиночества он устал плакать. Голова болела, нос забился, а на рыдания никто не приходил. Теперь он лежал на кушетке и просто тихо скулил.
        На четвертой смене этаж залило самосбором - сирены не переставали выть всю ночь. Перекрикивая жуткий гул, из-за закрытой двери, Степку звал знакомый ласковый голос. Но он знал, что нельзя поворачивать вентиль, пока воет сирена. «Даже если это я буду звать тебя с той стороны», - сказала тогда мама. Пытаясь перекричать рев сирен, Степка вновь забился в истерике.
        На шестой смене закончился концентрат. Разбросанные по полу маленькой жилячейки тюбики образовывали страшный беспорядок. Но Степка не хотел убираться. Он теперь вообще ничего не хотел. Лишь лежал и смотрел на медицинскую сумку, которую мама второпях забыла взять с собой. «Я должен был напомнить. Это из-за меня она не вернулась», - раз за разом повторяемые фразы заставляли губы мальчугана кривиться в новом приступе плача.
        Спустя семисменок после того, как Степкина мама ушла, в дверь жилячейки настойчиво постучали. Затем еще и еще. Степа не открывал. Он безучастно слушал, как за дверью кто-то сдавленно ругается. Затем совершенно безэмоционально смотрел, как дверь начали прорезать плазменным резаком. До высокого дяди в фуражке, щеки которого были гладко выбриты, а пальцы пахли кислыми сигаретами, ему не было никакого дела. Этот дядя сказал Степке, что тот поживет у него, пока мама не вернется. Когда они вышли из жилячейки, то другие дяди, в страшных масках с хоботами, приложили ладони к вискам. Поднимаясь по лестнице, Степка обернулся. Его блок уже начали заливать первыми кубометрами бетона. Но ему это уже было совершенно безразлично.
        @@@
        «…личным составом 516-го особого взвода ликвидаторского корпуса блок БЖ-ЭЛ-РГ-1734-АК(б) был подвергнут аварийной консервации, на основании директивы Генсека №534, часть 11, параграф 9. Основанием для консервации послужило появление в блоке недееспособных граждан с ярко выраженным агрессивным поведением. Подробная информация по инциденту содержится в отчете 64-ВО-11…»
        Степан лишь горько усмехнулся. Очередная папка, которая не давала ни малейшего представления о том, что случилось в ту злополучную смену. Отчет полетел на пол, в кучу таких же многостраничных, исписанных ничего не значащими общими фразами документов.
        - Недееспособные граждане с ярко выраженным агрессивным поведением, - процедил себе под нос Степан. - Партия в своем репертуаре. Топит свой страх и непонимание ситуации в болоте бессмысленных канцеляризмов.
        Степан глянул на гору отчетов о событии трех-гигацикловой давности и устало потер виски. «Сколько уже сегодня было дел? Сотни две, три?.. Хотя, может и больше». Когда-то ему казалось, что стоит лишь получить в руки документы, как загадка развеется, все станет просто и понятно. Когда он выпускался из блока, готовившего к службе будущих сотрудников Комитета, то считал, будто в архивах этой всемогущей структуры можно получить ответы на любые вопросы. Он был уверен, что ему откроется новый горизонт знаний о ГХ, как сокращенно называли преподаватели-офицеры Гигахрущевку. Но реальность больно саданула по физиономии своей беспринципной жестокостью. За корочкой первого отчета, который он взял в архиве, не оказалось нужной информации. Второй тоже не сообщал чего-то конкретного. Третий и четвертый по счету отправились обратно на полку архива даже быстрее, чем предыдущие.
        «Обезумевший чекист» - так Степана, когда-то бесконечно давно мечтавшего стать врачом и помогать людям, прозвали коллеги. Все свободное от работы время он начал проводить в архиве Комитета. Сменами напролет он изучал тексты документов и сверял их с показаниями свидетелей. Через его руки прошли тысячи листов со стенограммами допросов. Чекист запрашивал информацию даже из партийных архивов с грифом «Секретно», получая закономерные отказы, но продолжая рыть бетон в направлении истины. Он был обязан узнать, что же именно произошло в его блоке в тот злополучный семисменок. Но сколько бы рапортов о похожих инцидентах ни прочитал Степан, везде он вяз в обилии терминов, насколько подробных, настолько же и отдаленных от сути произошедшего. Каждое происшествие описывалось сотнями предложений, которые топили сознание в трясине бессмыслицы и словоблудия. Понять что-либо из таких текстов было совершенно невозможно.
        «…кратковременный контакт сотрудников организационно-штатной структуры военизированного отдела Чрезвычайного Комитета Партии с агрессивно настроенными лицами, лишенными гражданского статуса и носящими объединяющее их название, позаимствованное из общепринятой обесцененной лексики, получил развитие…»
        - Чернобог ногу сломит в этих дебрях. Ну кто так рапортует?
        Подобные ничего не значащие слова и громоздкие конструкции нарушали все существующие правила написания рапортов и отчетов. При формировании такого текста необходимо соблюдать краткость и добиваться максимальной информативности. Но все материалы, хоть косвенно связанные с темой, интересующей чекиста, были написаны столь отвратительно, что выудить из них информацию не выходило.
        Взяв наиболее свежее дело об «Агрессивных лицах, лишенных гражданского статуса», Степан открыл раздел задействованного личного состава ликвидаторского корпуса. В списке значилась добрая дюжина фамилий. С тяжелым вздохом, чекист встал и в очередной раз направился в архив.
        К концу смены на его столе оказались личные дела всех, кто принимал участие в операции.
        «Перестрелко Василий Ильич
        Воинское звание: рядовой
        Должность: стрелок-садист
        Табельное оружие: Жёрнов АРД-46
        Статус: демобилизован
        Блок проживания: __________
        Зеленов Сергей Сигизмундович
        Воинское звание: рядовой
        Должность: стрелок-граблист
        Табельное оружие: Грабли КНТ-1/34
        Статус: демобилизован
        Блок проживания: __________
        …»
        - Хм, странно, - пробормотал Степан, листая страницы одного личного дела за другим. - Все списаны. Адреса выскоблили. Лезвием, что ли? Ну и заморочились.
        Удача настигла чекиста на самой последней папке. Командир отделения, судя по личному делу, все еще числился в резерве ликвидаторского корпуса. И блок его проживания был написан черным по белому. Быстро переписав на клочок бумаги адрес, Степан одним движением сгрёб все папки в стол, второпях запер его, схватил куртку и бросился прочь из отдела. По этажам он понесся стремительно, едва касаясь ступеней. Он всю жизнь старался не задерживаться в коридорах без веской причины. Ведь самосбор не прощает медлительность.
        @@@
        Крепкий мужичок впустил Степана в жилячейку без лишних вопросов, стоило ему увидеть «корочку» Комитета. Он был из тех людей, которые, в силу своего одиночества, никогда не ждут гостей, но всегда готовы к их появлению.
        - Проходи, садись. Меня Василием звать!
        - Степан, - вежливо кивнул чекист и опустился на предложенный стул.
        - Ну рассказывай, Степан, как там, на самосборных фронтах? До меня тут только слухи доходят, да и только. Скука смертная, знаешь ли, в резерве. А куда денешься - начальство сказало сидеть, вот и сижу.
        - На фронтах… - Степан замялся, - неспокойно.
        - Ну а как же? Наш брат ликвидатор бдит, как умеет. Да вот как «Жерновами» ни работай, как напалмом ни жги гадость эту, все равно плодится. У-у, нечисть!
        - В последнее время я наблюдаю за цепочкой инцидентов… - чекист говорил, осторожно подбирая слова, - которые меня беспокоят. К таким я отношу и ту операцию, в которой ты, Василий, принимал участие. Я к тебе за этим и пришел. Мне нужно знать детали произошедшего.
        Ликвидатор мгновенно сошел с лица. Весь его недавний энтузиазм погас. Он нахмурился и ссутулился. Он тяжело вздохнул и полез рукой под стол. Оттуда он выудил бутылку этанола, плеснул содержимое в граненый стакан на два пальца, разбавил водой и залпом опрокинул в себя. Протяжно рыгнув, он уставился в стену невидящим взглядом. Молчание затянулось.
        - Я расскажу тебе все, что помню. Но не удивляйся, что понять из моих слов ты ничего не сможешь. По-другому все равно не получается…
        Василий начал говорить неожиданно тихо. Голос его словно резко потерял всю былую силу и сорвался на хриплый шепот. Степан подался вперед, чтобы не упустить ни единого слова…
        Когда ликвидатор замолчал, часы показывали конец смены. Его длинный путанный рассказ завел чекиста в еще более глубокие дебри непонимания. Сложносочиненные конструкции речи ликвидатора не означали ничего конкретного. Суть рассказа прикрывалась словом, никак с ней не связанным, то - скрывалась за следующим, и так до тех пор, пока от изначального смысла не оставался лишь полуистлевший след. В сухом остатке, Степан услышал ровно то же самое, что вычитал в рапорте.
        - …увидеть все было можно, а вот понять - нет. Смотришь, а мысли против воли твоей брыкаются, на другие вещи перескакивают. Обычные, бытовые. Сколько Сидору пайков за подгон пузыря осталось отдать, цвет гермодвери в родной жилячейке, вкус концентрата - вот что на уме вертелось, пока мы смотрели. Я все видел, но понять…познать… не смог. Такой вот парадокс.
        - Так ваша группа ликвидировала угрозу?
        Ликвидатор лишь понуро замотал головой.
        - Перекрыли за собой коридор, да пару подсобных переходов. Володька там остался, отстал тогда… Подробнее не расскажу, даже не спрашивай - сам слышал, что из этого выходит. Никто из тех, кто тогда выбрался, не сможет описать ту смену по-человечески. Не получается и все тут! В башке черная-черная-черная паутина одна. Черная-черная! Кого хочешь спроси, - ликвидатор перешел на едва внятное бормотание. - Черная. Спроси кого угодно. Ченрая пуатина. Не лопучается ничего.
        - Не понял? - переспросил Степан.
        - Не получается ничего, говорю. Черная она. Чер-на-я!
        Ликвидатор начал заговариваться. С каждым словом его стало потряхивать и передергивать. Рот содрогался в сильном спазме. Вдруг он вскинулся и посмотрел чекисту прямо в глаза.
        - Хочешь покажу? Там черное! Я знаю, где можно пролезть! Там нам бетона не хватило!
        Не дожидаясь ответа, Василий вскочил и, сильно шаркая ногами, бросился прочь из ячейки. Драную майку и домашние тапки на нормальную одежду он так и не сменил. Недолго думая, Степан рванул вслед за ликвидатором.
        Вскоре они добежали до заброшенного коридора. Один из бетонных барьеров, ведущих в законсервированный блок, был частично разрушен. «Бетона пожалели», - подумал чекист, карабкаясь к зияющему чернотой проему. Он не обратил внимания на ликвидатора, который, опустившись у стены, с дебильной улыбкой начал пачкать бетон измазанными в копоти ладонями.
        @@@
        «…таким образом, идентифицировав направленную на меня необоснованную агрессию, я незамедлительно предпринял действия, предотвращающие нанесение различных физических повреждений как мне, так и выданной в организационной штатной структуре Чрезвычайного Комитета форме. Приняв решение о направлении моего движения по ранее пройденному маршруту, но в обратном направлении, я разорвал оральный контакт с агрессивно настроенным лицом, лишенным гражданского статуса, и покинул пределы жилищного фонда, подлежащего зачистке и последующей консервации.»
        Довольный собой, Степан захлопнул папку с рапортом о проведенной им полевой разведке. Дважды сменив в ручке чернила, он кропотливо и аккуратно заполнил все сорок страниц своим каллиграфическим почерком. Пока он писал, в голове его роились разрозненные мысли, не имеющие никакой связи и последовательности.
        Он не думал о темном коридоре, в котором воздух был пропитан сладковатым запахом разлагающихся тел.
        Он не вспоминал синее, неестественно вздувшееся лицо матери на рвано двигающемся туловище.
        Он не представлял ее ледяные обескровленные губы, приникшие к его рту.
        Он не ощущал вкуса черной слизи, хлынувшей в его глотку во время ПЕРВОГО КОРМЛЕНИЯ.
        Степан убрал ручку в ящик стола. Черную. На эту смену его работа была закончена. Черное. Можно было идти домой. Дома его ждала банка СОЧНЫХ ЧЕРВЕЙ. На стенах заботливо висели ЗАТОЧЕННЫЕ ШТЫРИ, которые можно вонзить в плоть. Потолок был измазан в саже с ЕГО МЕТКАМИ. В сладком ожидании ВТОРОГО КОРМЛЕНИЯ он, раз за разом, шептал себе под нос молитву, которая сама собой возникла в его сознании:
        Тайная ячейка
        В Хруще каждому найдется занятие по его способностям. Умеешь работать руками и хочешь приносить людям пользу - держи смену на заводе по производству бетона. Не хочешь - держи двойную смену. Любишь держать в своих руках жизни нескольких человек, словно кукловод - каптерка лифтеров ждет твоей заявки. Пишешь романы? Кабинет, заваленный книгами бухучета, в твоем распоряжении. Имеешь грозный взгляд, поставленную речь и твердое желание навести порядок в бетонном мире? Ряды уборщиков будут рады столь ценному кадру. А уж если не умеешь совсем ничего, то варианта целых два: либо ликвидаторский корпус, либо руководящая должность. Тут уж как повезет.
        Николай Концентренко, инженер-аппаратчик 3-Г разряда, решил когда-то не идти против своей фамилии и устроиться на завод по производству зеленого концентрата. Профессия у него была ходовая, а должность - совмещенная. Так что трудодней и положенных продовольственных талонов у него всегда было в избытке. А это как нельзя лучше способствует добросовестному труду, особенно в цеху розлива пищевого сырья в тару.
        Жилка изобретателя, которая билась в Николае с самого его детства, редко когда оставляла его в покое. Оказавшись в некомфортных условиях, он сразу же начинал их неумолимо менять. После перевода его в этот цех, бригада разжилась, например, радиусным ключом, сваренным из фрагментов труб и колеса передачи. Благодаря этому смена оснастки станков стала проходить гораздо быстрее! Из ржавых листов и разобранного электродвигателя был собран простенький канальный вентилятор - в цеху существенно понизилась влажность. Не то, чтобы все это можно было окрестить технологическими чудесами, но почему-то только Николаю было не лень облегчить труд себе и окружающим. Остальные же тащили лямку трудодней с вечным нытьем и ожиданием получки - чтобы тотчас спустить ее на подпольный самогон. Николай в пристрастии к алкоголю ни разу замечен не был.
        В начале очередной смены, привычно фасуя свежесваренный концентрат, Николай выключил настольную лампу и потер уставшие глаза. Света в цеху не хватало. Чтобы сделать правильный загиб тубы по ГОСТу, приходилось щуриться и постоянно вглядываться до рези в глазах. Либо штамповать сотни изделий за смену, половина из которых возвращалась назад с участка приемки - количество брака было колоссальное.
        - Мужики, вы как еще не ослепли? - спросил Николай, повернувшись к остальным аппаратчикам.
        - А у нас тут текучка кадров. Полтора гигацикла работаешь и дальше собственного носа уже все «плывет». Зато отправляешься на пенсию и, вуаля, целыми сменами плюешь в потолок, - весело ответил кто-то из работников.
        - Угу, а потом всю жизнь дорогу перед собой палкой простукиваешь, чтобы стены лбом не собирать, - пробурчал Николай. Ослепнуть на четвертом гигацикле жизни ему не хотелось. В его голове начал зарождаться план.
        Спустя семисменок он забарабанил в дверь начальника производства перед началом смены. Открыли ему не сразу. Кряхтя и недовольно бубня, хромающий старик открыл ему дверь и указал на место у стола. Других работников он к себе не пускал, но из-за колиных побрякушек, у него были самые высокие показатели выпуска продукции в кластере. Так что проигнорировать такого сотрудника старик не мог.
        - Давай, выкладывай. Что твой котелок сварил на этот раз?
        - В моем цеху невозможно работать.
        - Это я слышу от тебя каждый раз после перевода на новый участок, - хохотнул начальник производства и хлопнул себя по коленям. - Ладно, вещай.
        - В помещении нет нормального света. Да и даже при хорошем освещении, глаза - не идеальный прибор. Из-за этого получается много брака. По моим наблюдениям, приемка возвращает назад около тридцати пяти процентов тюбиков. Пара аппаратчиков большую часть времени заняты только тем, что исправляют косяки предыдущей смены.
        - Ничего. Научатся! За пять-шесть циклов все становятся профи, а потом…
        - А потом еще через пять циклов они ослепнут к чернобожьей матери, - оборвал его Коля. - И всю оставшуюся жизнь будут сидеть на иждивении кластера вместо того, чтобы работать. А тем временем показатели производства вновь упадут, пока новое поколение не освоится. Угадал?
        - Ну, знаешь ли… - старик почесал затылок и отвел взгляд. Все было в точности так. - Не все так драматично, но…
        - Проблема, так или иначе есть. Правильно?
        - Давай-ка я тут вопросы буду задавать! - разозлился начальник производства. Он чувствовал себя школьником, попавшимся на вранье. - Показатели - мое дело. Не твое. По делу скажешь че-нибудь?
        Вместо ответа, Николай молча положил на стол большой лист бумаги. На нем был какой-то рисунок.
        - И что это?
        - Решение Вашей… то есть нашей, - поправил сам себя Николай, - проблемы. Вернее, эскиз этого решения.
        - А конкретнее? Я руководитель, а не инженер. Тут без пол-литра не разберусь.
        - Это тубонаполнительная машина. С помощью сжатого воздуха и электричества, она будет фасовать концентрат в автоматическом режиме. Мне нужны материалы, чертежи некоторых изделий из Вашего личного архива конструкторской документации и двадцать четыре семисменка времени.
        - Сколько-сколько? Полцикла? Документы? Хренова туча материалов? И все это ради какой-то игрушки, которая заменит парочку людей? Иди ты к Чернобогу, Коль. Честно.
        - Я прошу многого, знаю. Но, поверьте, результат Вас впечатлит. Я сделаю ее очень производительной.
        - «Очень» - понятие, как говорится, эмпирическое. Сколько она в смену сможет нафасовать? У нас десять аппаратчиков, каждый делает по 500 туб за смену. Твоя железяка хоть одного заменить сможет?
        Николай довольно усмехнулся и наклонился над столом, чтобы старик поймал каждое сказанное им слово.
        - А вот здесь и начинается самое интересное: этот агрегат будет делать 2000 изделий в час. С учетом работы на нем неопытного аппаратчика.
        Из кабинета начальства Николай бодрой походкой сразу же направился в заводской архив. Во внутреннем кармане у него лежал ключ от закрытых секций с документами и целая кипа подписанных разрешений на выдачу дефицитных материалов и изделий. Впереди было полцикла напряженной работы.
        Шесть графиков изнурительного труда пролетели за один миг. Даже выделенных руководством материалов порой не хватало. Николай всячески выкручивался и докупал некоторые детали за собственный паек. Он постоянно ходил по цехам других предприятий, договаривался, убеждал и подкупал, чтобы ему выточили необходимые части механизмов. Ночами стоял за станком в цеху механической обработки, выпросив ключи у сторожа. С нижнего этажа ему пришлось протянуть линию сжатого воздуха прямо через бетонные перекрытия. Две смены ушли только на то, чтобы ради пары гибких трубок пробить железобетон в несколько метров толщиной. Работа затягивалась там, где должна была пройти гладко. Но идеей постройки машины загорелись даже работники завода. Многие оставались после своих смен, чтобы подсобить безумному изобретателю. Прямо перед завершением, выяснилось, что у завода не хватает подведенной мощности. Пришлось срочно прокладывать новый кабель от подстанции двумя этажами выше. Это удалось сделать всего за смену - на помощь пришел каждый аппаратчик цеха. Иногда казалось, что успеть воплотить задуманное в какие-то полцикла
невозможно. Но, в жуткой спешке и нехватке всего, чего только можно, Николай совершил настоящее чудо. Его проектом вдохновился каждый, кто был рядом. И только совместными усилиями вчерашних разгильдяев и пьяниц, которые еще пару графиков назад мечтали лишь поскорее выйти на пенсию, агрегат был достроен в срок. В объявленную смену, посреди цеха, полного работников, одобрительно похлопывающих Николая по плечу, состоялось торжественное открытие установки автоматического розлива УАР-31Б «Старатель».
        Под взглядом комиссии из руководства завода, Николай подошел к машине для ее первого запуска. Он повернул десяток вентилей, и по сотне гибких трубок, хитро проходящих сквозь стальные детали, с громким шипением заструился сжатый воздух. Стрелки манометров подскочили в красную зону. Открылся автоматический клапан сброса избыточного давления. Короткое громкое шипение, и приборы показали - давление системы стабильно. Оставалось только повернуть тумблер подачи питания на агрегат. Николай взялся за красный рычажок.
        - А не ебанет? - крикнули сзади.
        - Не должно, - отрезал Николай и щелкнул выключателем.
        «Старатель» сильно дернулся. Индикаторы ожили, озарив цех разноцветным сиянием. Неожиданно громкий предупредительный гудок заставил всех вздрогнуть. Взревел компрессор, выводящий машину на рабочее давление. Со скрипом пришел в движение поворотный стол. «Забыл смазать». Посадочный стакан с тарой подъехал к дозатору, выровнялся ориентатором по фотометке и…
        … получил впрыск дозы съедобного концентрата. Вслед за ним подъехал следующий тюбик, за ним еще и еще. Ни одна капля драгоценной массы не пролилась мимо. Скоростная фасовка началась успешно. Цех за спиной Николая взорвался овациями.
        - Коля - голова! А котелок-то выварил! Вот теперь заживем! - слышалось отовсюду.
        На плечо инженера легла тяжелая ладонь директора завода.
        - Смотри только, чтобы работала без косяков. Завтра же запускай в штатном режиме. В жилячейке у тебя какая квадратура?
        Услышав ответ, директор хохотнул и протянул Николаю руку.
        - Обеспечим тебе человеческие условия, будь спокоен! И разряд тебе повыше дадим. Скажем, 1-Н, для начала. Чтоб посолиднее было.
        Это была победа. Крепкое рукопожатие закрепило громкий успех. Под неутихающий гул работников, комиссия удалилась из цеха. Смущенно отмахиваясь от поздравляющих его коллег, Николай взял толстую папку с накопившейся документацией по проекту и положил ее в железный ящик рядом с аппаратом.
        «Перед полноценным запуском проверю все еще раз. В свою писанину заглянуть лишним не будет. Тем более, все равно еще инструкцию писать, пусть пока здесь все полежит», - подумал Николай и запер ящик на замок, спрятав ключ во внутренний карман.
        Для надежности.
        @@@
        Конец смены Николай встретил наедине со своим детищем. Кивнув на прощание приободренным мужикам, спешащим домой, он погрузился в настройку «Старателя». Аппарат получился отличным, но не без недостатков. При идеальной наладке он работал, как партийные часы. Но стоило сдвинуть на миллиметр подъемный стол или автоматические тиски, как проблемы возникали одна за другой. Вопреки своему имени, машина получилась капризной. Настроить ее мог только тот, кто буквально чувствовал интенсивность вибрации каждого элемента и мог подкрутить очередной винт не потому, что так написано в инструкции, а потому что «звучит он как-то странно».
        «Ну, ничего, - подумал Николай и щелкнул тумблером включения «Старателя», - пока я на нем поработаю. А потом, глядишь, и обучу кого».
        Машина уже знакомо дернулась и заработала. На этот раз гораздо плавнее, чем перед комиссией в начале смены. Шатуны перестали скрипеть и ходили без стука, щедро смазанные черной массой. Николай запустил машину безо всякой нужды, просто так, еще раз посмотреть на отточенные движения механизма. Загрузочный бункер был пуст, работала только механика. Синхронные движения штоков подачи, ориентатора, дозатора и выталкивателя завораживали. Точность, четкость и выверенность. Торжество логики и человеческого интеллекта. Праздник разума.
        Громкое шипение сжатого воздуха при каждом смыкании прессов отсекало посторонние звуки. В цеху осталась гореть лишь лампа на столе рядом с аппаратом. Повсюду был мрак, в центре которого неумолимо, с математической точностью, работал сложный механизм. Николай опустился на пол и привалился спиной к гудящему «Старателю». Весь пройденный за эти полцикла путь он сейчас ощущал своей вздрагивающий спиной. В груди его разлилась спокойная радость. Теперь жизнь непременно наладится. И далеко не только у него одного.
        Вдруг, краем глаза, Николай уловил какое-то движение. Быстро пробежавшую тень, которой не могло быть здесь в такой поздний час. Решив, что даже если это причуды его уставшего мозга, стоит проверить, инженер, не вставая с пола, подвинулся и выглянул из-за станка. Ящик с документами, еще в начале смены надежно запертый на замок, еле освещался настольной лампой «Старателя». Но теперь его не было видно вовсе. Чья-то спина закрыла обзор. Николай хотел было крикнуть незнакомцу, но осекся.
        «А если из наших кто? Напугаю еще. Нехорошо получится».
        Поднявшись на ноги, инженер собрался кашлянуть и привлечь к себе внимание, как вдруг его отношение к незнакомцу резко изменилось. С глухим металлическим стуком на пол, прямо под ноги фигуры в черном упал сначала замок, а затем и массивный болторез. Резко выдвинув ящик, непрошенный гость зашуршал бумагами и вытащил наружу толстую папку, столь знакомую и ценную. На ее обложке было большими буквами выведено: «УАР 31-Б СТАРАТЕЛЬ. ТЕХНИЧЕСКАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ».
        Недавняя эйфория в груди Николая сменилась мгновенно вспыхнувшей яростью. Глаза его заволокло мутной пеленой. В голове тотчас родилось решение.
        «Ворюга! За работой моей пришел?!» - захотел крикнуть в спину незнакомца Николай, но горло его перехватило от бешенства. Вместо этого, все еще стоя за «Старателем», скрытый от глаз вора, он схватил газовый ключ, лежащий рядом, и бросился вперед.
        Все произошло быстро. Даже слишком. Понять разъяренный инженер ничего не успел. В два прыжка он приблизился к спине незнакомца. Газовый ключ был занесен над головой, готовый обрушиться на затылок обидчика. Вложив в удар всю свою массу, Николай начал движение, метясь в основание черепа. Но, в тот же момент, время будто замедлилось. Не то услышав, не то почувствовав опасность, незнакомец в черном плаще резко развернулся. Он сделал это с нечеловеческой скоростью. Лишь на мгновение инженер увидел перед собой горящие пламенем сквозь линзы рваного противогаза глаза. Стремительно блеснул клинок. Мгновенная вспышка боли погасила сознание Николая.
        Громкий вскрик и стук газового ключа об пол утонули в шуме работы станка. Идеально работающий механизм невольно лишил своего создателя надежды на помощь.
        @@@
        Звуки сирены начали пробиваться в сознание с трудом, словно сквозь тяжелую вату. Вслед за ними возник резкий свет. Секунды медленно, как воск с горящей свечи, скатывались обжигающими каплями в небытие. Капля за каплей. Вокруг все становилось раздражающе громким. Неприятный свет уже резал глаза даже сквозь закрытые веки. Николай пришел в себя.
        Заметив слабое шевеление пациента, встрепенулся дремавший до того хирург. Он ловко облачился в халат, незаметным движением надел шапочку и маску, протер руки спиртом и оказался перед пациентом в момент, когда тот только разлепил тяжелые веки.
        - Не переживайте, вы находитесь в медблоке, - эскулап старался говорить тихо и вкрадчиво, но даже такой звук сильно бил по ушам инженера. - Я нашел вас под своей гермодверью перед самым самосбором. Уверяю, вам очень повезло! То, что вы остались в живых - чудо. Настоящее чудо!..
        Николай попытался сесть. Попытка не увенчалась успехом.
        - …и если бы ваш неизвестный спаситель не донес бы вас сюда, шансов проснуться у вас бы не было, товарищ! - хирург покачал головой. - К сожалению, раны оказались крайне опасными. Заражение крови, высокий риск гангрены…
        Инженер напрягся и опять попробовал подняться. Вновь неудача.
        - …так что у меня попросту не осталось выбора. Мне пришлось…
        Николай предпринимал отчаянные попытки слезть с койки. Нужно было помочь себе. Взгляд его скользнул по собственному плечу. Внутри у него все оборвалось.
        - …мне пришлось ампутировать ваши руки.
        В стенах медблока раздался протяжный вопль, полный пронзительной горечи. Он бы перерос в истерический визг, но хирург отреагировал оперативно. Крики пациента затихли вместе с введением двойной инъекции морфия.
        @@@
        Человек - уникальное порождение мироздания. Он способен привыкнуть к чему угодно, лишь бы было время на адаптацию. То, что сегодня кажется ему адом, назавтра становится бытом и скучной рутиной. Пищевой концентрат превращается в жратву, о которой искренне мечтаешь целую смену, несмотря на гнилой привкус. Бетонные коридоры Хруща, лестницы, ведущие в неизвестность и переходы, замкнутые сами на себе в бесконечном фрактальном подобии, с легкостью заменяют дом.
        Стоит человеку только свыкнуться с нормальностью происходящего вокруг и все: он встраивается в новый порядок вещей - покорно склоняет голову и взваливает на плечи ношу новой реальности. И груз этот вдруг становится не таким уж неподъемным, каким казался вначале.
        В способности приспосабливаться заключается главная слабость человека. Но именно в этом и кроется его великая сила.
        Спустя пять семисменков Николай принял свое положение. Перестал бросаться горлом на острые углы при любой возможности и успокоился. Но не смирился. В жилячейке с ним теперь обитал его давний приятель и коллега по цеху Дима Жижов. Его веселый гогот от собственных шуток, которые он рассказывал Николаю вечерами напролет, слегка рассеивал тоскливую тишину. Резал на лоскуты унылое одиночество и возвращал… Если не к жизни, то хотя бы к осмысленному существованию. Горе отступило под напором жизнерадостности Димки, который не давал своему другу времени на плохие мысли.
        А горевать было из-за чего. От рук инженера - его главного инструмента и механизма - остались короткие обрубки чуть выше локтей. Вместе с руками изобретатель лишился всякой тяги к жизни. Но на ее месте, с каждой ночью, проведенной наедине с мыслями о будущем, все больше росла мрачная решимость.
        Начальник производства оставил Николая в штате на должности мастера. Инженер приходил на завод на половину смены, руководя настройкой и переналадкой «Старателя». Теперь он был единственным носителем информации о станке. В ту злополучную смену вся документация была похищена. Чекисты, начавшие расследование, лишь развели руками - следы неизвестного человека в противогазе терялись на первом же лестничном пролете. Самосбор уничтожил большую часть улик. Прибывшие после него на зачистку ликвидаторы сожгли все остальное. Дело безнадежно заглохло и было передано в архив.
        Когда Николай об этом услышал, то лишь тихо сказал:
        - Теперь все в моих руках, - и горько-горько усмехнулся.
        Свободное от работы время Николай стал тратить на обходы соседних гигаблоков. Вскоре жители всех окрестных ячеек привыкли к калеке в старом, наверняка доставшемся еще от деда, ликвидаторском кителе, выспрашивающему у каждого встречного о всякой несусветице. Большинство украдкой смотрели на него и качали головой с сочувствием. Потерявший все безумец, который утратил сознание в бесконечных коридорах - таким его видели теперь окружающие. Они искренне жалели его, но, втайне даже от самих себя, вздыхали с едва заметным облегчением - опять нечто ужасное произошло с кем-то, а не с ними. Когда увечья, помешательство и смерть напоминают о себе ежесменно, перестаёшь им ужасаться. Ты лишь делаешь жалостливую мину, потому что так принято, и незаметно радуешься, что беда вновь тебя миновала.
        На расспросы о неком человеке в чёрном плаще и порванном противогазе, жители лишь разводили руками. Некоторые открывали гермодвери от жалости, увидев инвалида, некоторые - от настойчивости, горевшей в его глазах. Но все чаще ответом на громкий стук подкованного сапога инженера о металл служила гробовая тишина. С каждой сменой приходилось уходить все дальше от родного блока.
        Перестав появляться на заводе, Николай смог уходить еще дальше. Чтобы каждый раз не тратить время на возвращение, ночевать он начал в коридорах. Было страшно попасть под самосбор, но и с этим удалось смириться. Странная отрешенность выдавила его из души. Осталась лишь цель. И ничто кроме нее не имело значения. Николай брёл от ячейки к ячейке и без конца спрашивал, просил, рассказывал и умолял открыть. Раз за разом его провожали взглядом, полным боли и сожаления. Изобретатель позволить себе такой взгляд не мог.
        - …в противогазе, говоришь? Да что ты вообще несёшь? В защитных масках ходят только ликвидаторы!
        - Я не стал бы врать. Мои руки, их…
        - К Чернобогу твои руки! Знаю я вас, проспиртуете мозги этанолом, а на работе потом с похмелья лапы суете под станок. И ходите потом, побираетесь. Идиоты, блять, убогие. Убирайся нахер с этого этажа! Сделай в этой жизни хоть что-то!
        - Я сделал в ней гораздо больше тебя, мудак плешивый, - инженер сплюнул на пол и собрался идти дальше.
        - Чего-о?..
        Инженер недооценил едкость собственных слов. Он успел увидеть только мелькнувший перед носом увесистый кулак. В следующую секунду пространство разорвалось снопами искр, брызнувшими из глаз. Бетонный пол больно саданул по затылку. Послышался грохот захлопнувшейся гермодвери. Разговор, очевидно, не задался.
        - Живой? - над Николаем склонилась потасканная физиономия с семисменной щетиной и седой шевелюрой. Физиономия участливо продолжила, - У него жена с начальником блока шашни крутит, вот он и срывается на всех, - фраза прозвучала так, будто перед инженером пытались оправдаться. - Так что не серчай. Давай-ка лучше я тебе помогу.
        Неожиданно сильные руки подхватили Николая и помогли ему подняться на ноги. В голове гудело. Картинка в глазах противно плыла. Ноги предательски подкосились, и изобретатель вновь приложился бы теменем о негостеприимную поверхность, но незнакомец оказался шустрее. Он был высок и плечист. Лишь дребезжащий старческий голос выдавал его внушительный возраст.
        - Э-эхэх…, да ты так далеко не уйдёшь. Давай-ка ко мне в ячейку. Передохнёшь немного.
        - Я… - Николай поморщился от подступающей к горлу тошноты. - Мне идти надо. Тороплюсь, - закончил он немного увереннее.
        - Слышал уже, что торопишься, - усмехнулся незнакомец. - Весь ваш диалог послушал. Человека в противогазе, говоришь, ищешь? Так он газер. Узнать о них редко кому удаётся, а найти - и подавно. Обычно они сами выходят на контакт. Как, например с тобой. Или с моим хорошим другом. Когда-то очень давно…
        Николай встрепенулся и глянул в глаза незнакомцу. Непохоже, чтобы тот врал. Сердце в груди изобретателя заколотилось, к голове прилила кровь. От этого ушибленное место резко напомнило о себе тупой болью. Наружу, сквозь стиснутые зубы, вырвался непроизвольный хриплый стон. Незнакомец истолковал его по-своему.
        - Тихо-тихо, я не издеваюсь! - он жестом указал на открытую дверь своей жилячейки. - Идём, поговорим…
        Сергей Харитонович говорил, попутно помогая Николаю влить в глотку мутный самогон. С каждым опрокинутым граненым стаканом, голова инженера все больше пухла от новой информации. Все обстояло далеко не так просто, как ему казалось в самом начале, когда план о мести лишь начал складываться.
        Хранилище. О нем старику было известно мало, да и то - с чужих слов. Некая тайная ячейка, существование которой строго засекречено как для обычных граждан, так и для партийных чиновников. Скрытая ото всех, она, в сущности, является огромной библиотекой или даже архивом, содержащим в себе все достижения и изобретения жителей Гигахруща. Там могут быть художественные книги, исторические исследования, конструкторская документация и многое, многое другое. Масштаб этого Клондайка не представляет никто.
        Газеры. Полумифические фанатики, появляющиеся из ниоткуда и так же внезапно исчезающие. Никто из столкнувшихся с ними не смог подтвердить или опровергнуть причинно-следственную связь, но все сходились в одном - после их ухода тут же начинался самосбор. Эти нелюди, облачённые в чёрные плащи, никогда не снимали с себя противогазы, даже если те были порваны. Кто-то даже утверждал, будто под резиной шлем-масок рассмотрел голую кость, а сами средства защиты намертво приросли к их лицам. Но это всего лишь слухи. Однако достоверно известно, что именно газеры и рыскают по всему Хрущу, наполняя Хранилище ценными материалами. Их мотивы неизвестны никому. Немногие из них идут на разговор.
        - …и предсказать, где они появятся в следующий раз, невозможно, - поднял палец в воздух Сергей Харитонович.
        - А что с другом вашим? - спросил захмелевший Николай.
        - С каким? - удивленно спросил старик. Его взгляд помутнел от выпитого.
        - Ну, вы сказали, что к другу приходил один такой… газер.
        - А-а-а, к Ромычу-то, - с плохо скрываемой тоской протянул Сергей Харитонович. Он непроизвольно сгорбился и словно сделался меньше, осунулся. Губы его дрогнули. - Приходил… Забрал что-то. Давно еще, в молодости. Ромка, помню, сначала сам не свой был. Потерянный ходил, точки какие-то на лифте ставил. А потом вроде отошёл, к жизни вернулся. Уж сколько циклов с тех пор прошло. Да вот только без толку все…
        - В смысле? - непонимающе спросил инженер.
        - Пропал он. Два цикла уж как. Вместе с сыном и… ячейкой своей.
        - Это как так?
        - А вот так. Утром пошел его проведать, да в домино партейку разыграть, а вместо его ячейки… Ну… Пусто, в общем. Ни двери, ни койки, ни ковра на стене - ни-че-го. Темный проем, голые стены без намека на вентиляцию и воздух… Затхлый такой, нездешний. Я только глянуть и успел - тут же ликвидаторы подбежали, шланг внутрь бросили и все. На месте ячейки моего друга - надежная бетонная пломба.
        - То есть вы думаете, что это могли быть…
        - Думают другие. Думают, что Гигахрущевка в очередной раз сломала чью-то жизнь безо всякой логики и смысла. А я знаю. Это все из-за них. И их Хранилища. Так что если ты собрался отыскать эту ячейку, - с этими словами старик посмотрел Николаю прямо в глаза. В его взгляде полыхала когда-то подавленная, но сейчас вновь разгорающаяся ненависть, - то заклинаю тебя Чернобогом, сделай это. Во что бы тебе это ни стало!
        @@@
        Длинный стальной ключ от жилячейки незаметно исчез в ящике стола ушлого начальника блока. Его поросячьи глазки засверкали от удачно провернутого обмена. Николай его энтузиазм не поддержал. Холодный взгляд сверлил инженера толстого человека в пиджаке за большим столом. Тот не выдержал и отвел глаза. Сейчас он выглядел жалко.
        - Ладно, держи справку свою. Будешь теперь на довольствии, как рядовой стрелок ликвидаторского корпуса на пенсии. На этих харчах не располнеешь, но про другое и разговора не было. Куда тебе ее сунуть?
        - В карман. Нагрудный, на кителе, - ответил инженер с металлом в голосе. От каждого его слова начальник блока чувствовал себя все неувереннее.
        - Так…вот сюда, значит…Ага, готово, - неуклюжие пальцы затолкали документ лишь со второй попытки.
        Николай коротко кивнул и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, пошел на выход, чеканя шаг.
        - И… вот еще! Про обмен наш…не болтай, ага?
        Ничего не ответив, инженер хлопнул за собой дверью, толкнув ее культей. Теперь его единственным домом была жилячейка Димки Жижова. Ну, что же, и это ненадолго.
        Получая нищенскую норму пищевого концентрата, Николай вовсе перестал появляться на заводе. Чтобы его детище не пылилось без дела, изобретатель с горем пополам обучил Диму работе за станком. Сделать переналадку оборудования он, конечно, был не в состоянии, но хотя бы исправно обслуживал сложный агрегат. Большего от Димы и не требовалось - завод уже увеличил свои показатели выхода продукта на два порядка.
        В один из вечеров, Дима застал своего товарища склонившемся над столом. Его глаза были закрыты. На лбу выступил пот. От звука открывшейся гермодвери он вздрогнул.
        - Коль, ты чего? - растеряно спросил Дима, замерев посреди ячейки.
        - У меня будет одна просьба, которая тебе не понравится, - произнес изобретатель, буравя своего друга безумным взглядом. - И ты ее для меня выполнишь…
        Работа закипела в конце следующей же смены. В обмен на оставшиеся чертежи собственных изобретений, Николай договорился о приобретении необходимых материалов. Вскоре жилячейка наполнилась грудой инструментальной стали, старыми списанными баллонами из-под аргона и десятками разворотов с чертежами изделия и схемами электропитания. Инженер договаривался, убеждал и руководил, практически не отдыхая. Дима был его верными руками и старался облегчить жизнь товарищу всем, чем мог. Он понятия не имел, что за той чертой, которую переступил его одаренный друг, ни один человек помочь ему был не в силах. Изобретатель мало ел, практически не спал и целыми сменами не разгибался, склонившись над документами. Все сложные схемы он чертил в голове. На бумаге они появлялись лишь когда Дима возвращался с завода и перечерчивал то, что ему говорилось. Пронзительный взгляд Николая теперь все чаще был направлен куда-то вглубь себя. Не концентрируясь ни на чем конкретном, он проходил сквозь предметы и устремлялся дальше, через бетонные стены и стальные гермодвери, туда, где должно было находиться скрытое от глаз человека
Хранилище. Вскоре от инженера остался лишь этот взгляд. Лишь он держал на ногах высушенное, скособоченное и осунувшееся тело. Лишь не потерявшие остроту зрения глаза не давали телу окончательно раствориться в бесконечности Хруща.
        Семисменок тяжелой работы сменялся семисменком еще более изнурительного труда. Пол жилячейки был завален грудами деталей, частями электросхем и недоработанными прототипами. Все свободное время Дима Жижов, под постоянным надзором своего друга, вытачивал, сверлил, собирал и подключал. Работа кипела, как когда-то, бесконечно давно, во время создания «Старателя». Но теперь, вместо надежды и веры в будущее, которое непременно станет лучше от результата работы, инженером руководило нечто совсем иное. В его душе осталась лишь остервенелая решимость к своему последнему походу и мрачное желание неотвратимого конца.
        Спустя десятки смен кропотливого труда, когда оба товарища уже привыкли жить, скрючившись над очередной частью изобретения, все внезапно закончилось. Последний элемент конструкции оказался на своём месте. Стрелки манометра и мультиметра показали нормальное давление сжатого воздуха и напряжения сети. Они, наконец, были готовы. Новые руки. Два массивных стальных протеза с мощным электроприводом, способным мгновенно обеспечить силу сжатия новых пальцев Николая в сотню килоньютонов.
        - Этого достаточно, чтобы скомкать гермодверь, как лист бумаги, - пробормотал Дима. Он знал для чего сделаны эти протезы. Знал, хоть это никогда и не произносилось вслух. Знал, но боялся признаться даже самому себе.
        - И уж точно достаточно, чтобы вскрыть дверь Хранилища и перебить хребты всем, кого я там найду, - мрачно закончил Николай. На его лице подрагивала кривая улыбка.
        На самодельном верстаке, рядом с протезами, остался небольшой граненый кусок стали. Николай заметил его, немного прищурился, и резко повернулся к Диме.
        - Осколок видишь?
        - Вижу, это мы когда…
        - Не важно. У меня резец выпал, пока карандаш во рту держал. Вкрути мне его туда. Если будет нужно, я тем уродам глотки перегрызу.
        - Коль, там же заражение может пойти, подхватишь еще что-нибудь, заболеешь.
        - Не успею, поверь.
        - А обезбол? За ним ведь надо в медблок…
        - К Чернобогу твой обезбол, - тихо оборвал его Николай. - Вставляй так.
        @@@
        В какой-то момент инженер сбился со счета, какое гигастроение оставил позади. Имя, номер родного этажа и жилячейки давным-давно выветрились из его памяти. В голове инженера пульсировала лишь цель. Он знал, что ищет и как поступит, когда найдёт. А почему он это делает и что послужило причиной - уже было неважно. Инженер перестал даже пытаться узнать о местонахождении Хранилища у случайных людей. Его, как он думал, вело возмездие, а оно не может ошибиться. Но такие мысли часто приходят в голову для оправдания своей безумной одержимости.
        Однако, время от времени, все же приходилось идти на контакт с другими жителями, чтобы укрыться от самосбора. Изобретатель стучал в гермодвери с просьбой впустить его, но ответом, чаще всего, служила полная тишина. Но ему и не требовалось согласие жителей жилячеек. Зарядив батареи протезов и съев весь найденный концентрат, инженер оставлял позади себя лишь безвольные тела с перебитыми позвоночниками и искореженные гермодвери.
        Наученный горьким опытом, когда навстречу попались ликвидаторы, инженер начал покидать ячейки, едва смолкали сирены. Этого было достаточно, чтобы скрыться на лестнице до подхода отрядов зачистки. Но, в обмен на драгоценное время, изобретатель получал горы слизи, бесформенные тела и непонятные отростки под ногами, через которые приходилось переступать.
        Переждав в кое-как запертой ячейке очередной самосбор, инженер привычно выскочил в коридор и, повинуясь чутью, спустился на два лестничных пролета вниз. Этаж, на который он попал, выглядел покинутым. На полу не было слизи, как будто и не было никакого самосбора. Шаги в коридоре эхом разлетались вокруг. Не обращая внимания ни на что, изобретатель прошёл по коридору, завернул за угол, пересек небольшой открытый пятачок и вдруг… Нет, не увидел. Пока только почувствовал. Из глубины коридора, в котором не работало освещение, потянуло ласковым теплом. Инженер прибавил шаг. Теперь появился и мутный свет. Странно, что его не было видно раньше. Робкие лучи дарили покой и уверенность. Они словно подхватили инженера и повели его сквозь неуютный мрак и сырость Гигахрущевки. Не в силах больше плестись и экономить силы, он перешёл на бег трусцой, с трудом переставляя ноги под тяжестью стальных протезов и свинцовых батарей.
        Неожиданно, будто из ниоткуда, из сияния возникла гермодверь. Она была заперта, но инженер точно знал, что он должен ее открыть. Не важно зачем. Не важно, что за ней. Он должен это сделать. Привычно вставив стальные пальцы в едва заметные щели между дверью и стеной, он начал выламывать переборку. Электропривод взревел, работая с максимальным усилием. Таких крепких дверей изобретателю еще не встречалось. В момент, когда уже показалось, что все, сталь не поддастся, дверь распахнулась. Легко и спокойно, будто и не была заперта. Инженер хотел подумать об этом, но не успел. Он замер, устремив взгляд вперед.
        На него обрушилась сокрушительная волна света и тепла. Лицо обдало свежим воздухом, какого никогда не существовало в вентиляции Гигахрущевки. Изобретатель сделал шаг вперёд, переступив через порог и вдруг понял, что под ногами больше нет бетона. Вокруг распахнулось безграничное голубое пространство с клубами чего-то белого и воздушного. «Облака», - вспомнил инженер картинку из дедушкиной энциклопедии. Вдруг налетел порыв ветра, подхватил изобретателя и понёс вперед и вверх - навстречу свету и теплу. В лицо его бил воздух, который он никогда не вдыхал - свежий, несущий запах разнотравья и летнего зноя. Значения этих слов были ему неизвестны, но они возникали в голове сами собой, из неизвестных доселе закоулков памяти. Об этом некогда было задумываться. Он летел. Парил, то разрезая прохладную взвесь облаков, то вновь выныривая под бережные лучи света.
        Вдруг картинка немного дрогнула - на глазах появились слезы. Возникли и тут же потекли щедрыми ручьями. Искренняя влага без боли утраты и жалости к себе. Ветер сдувал слезы счастья, но на их месте выступали новые. И душа от них вдруг начала петь и жадно дышать жизнью, словно делая это впервые.
        - Как же хорошо! - закричал сквозь плач Николай, вдруг вспомнив своё имя.
        Он понял, что наконец счастлив. По-настоящему, без условностей и внутренних противоречий счастлив, вопреки тому мраку, который пришлось пережить. Мимо него, в этой круговерти, пролетали книги, чертежи, картины и многое-многое другое. Николай протянул руку и поймал один из томов. «Аккумулятор литиевый повышенной емкости».
        - Да это гениально! - воскликнул инженер, пролистав чертежи.
        Разжав пальцы, он схватил попавшую в поле зрения папку. «Покрытие полиуретановое стеклонаполненное слизестойкое».
        - Во химики дают! - восторженно протянул Николай. - Да это же и есть… Хранилище! Я нашёл! Нашёл!
        Инженер прислушался к себе и понял, что в нем не осталось злости. Вся эта чёрная гниль, скопившаяся в нем и толкавшая вперед столько времени, вышла вместе со слезами, оставив после себя спокойную пустоту, постепенно заполняющуюся тихой радостью. Николаю стало невообразимо тесно в замызганном кителе и грязной майке. Он взялся руками за свои лохмотья и легко разорвал их. Теперь ничего не стесняло движение его рук… Рук. Рук! Живых! Теплых! Своих! Вместо протезов вновь красовались здоровые руки! Вместе с ужасными стальными протезами исчезла и боль, ставшая вечным спутником инженера. Николай рассмеялся от радости. Теперь не было никаких барьеров. Плевав на все, он еще быстрее понесся вперед.
        Вперёд…
        И ввысь…
        @@@
        - Гы! На орла похож, - пошутил ликвидатор. Голос его глухо доносился через переговорную мембрану костюма химической защиты.
        - Твою же ликвидаторскую дивизию, Серый. Достал уже твой юмор! Че вообще за орлы?
        - Ну птицы такие. В энциклопедии вычитал.
        - Ботаник, блин.
        Лежащий на полу труп и правда отдаленно напоминал птицу. Стены тупикового коридора были в глубоких рытвинах. Словно человек у ног ликвидаторов, в последние мгновения жизни пытался процарапать себе дорогу прямо сквозь бетонную стену. Сейчас же в стальных пальцах его протезов были намертво зажаты собственные рёбра. Крови вокруг не было. Бушующий самосбор всегда уносит живительную влагу с собой.
        Ликвидаторы мялись, не решаясь приступить к протоколу. Даже бойцам отряда зачистки Последствий редко приходится видеть, чтобы человек сам разорвал свою грудную клетку.
        - Не понимаю, как это вообще возможно?
        - Даже не заморачивайся, - ликвидатор положил ладонь, затянутую в резиновую перчатку, на плечо своего молодого напарника. - Не пытайся понять самосбор. Не выйдет, только мозги вскипят.
        - И как мы с ним… Сжигаем, как тех, из вскрытой ячейки?
        - Да, как и… Хотя-я, - протянул более опытный ликвидатор, - он вроде свежий еще. Да и слизи вокруг нет. Давай культяпки его стальные чикнем, сдадим на металл, прибыль пополам. А тело на переработку. Сырья много не бывает.
        - Ох-х… Ладно, слизь с тобой, Серый. Будь, по-твоему.
        @@@
        Спустя некоторое время, завод по производству зеленого концентрата впервые за сотни циклов, остановил цех фасовки продукта в тару. Как потом написали в отчете, в загрузочный бункер попал какой-то твердый фрагмент. Вместе со смесью, он оказался в дозаторе, который из-за этого заклинило. Двигающиеся валы мгновенно смяли пневмоцилиндры. Каскад поломок в считанные мгновения превратил УАР-31Б «Старатель» в груду бесполезного металлолома. Не вовремя подоспевший аппаратчик Дима Жижов слишком поздно щелкнул тумблером аварийной остановки оборудования.
        Без чертежей с сопутствующей спецификацией, восстановить станок оказалось невозможно. Вызванные из инструментального цеха инженеры лишь покачали головами - взяться за это они бы не согласились даже под угрозой расстрела. Покопавшись в дозаторе, они лишь смогли извлечь из него некий металлический обломок, по форме отдаленно напоминавший человеческий зуб. Записав в отчет причину поломки, они сдали его начальнику производства и спешно ретировались. В конце смены план работ был скорректирован - отныне фасовка концентрата вновь будет осуществляться вручную.
        Начальник производства с сожалением посмотрел на испорченный агрегат и тяжело вздохнул. Жестом он подозвал пару ребят с гидравлическими тележками и кивнул в сторону склада.
        - Законсервируйте это, на всякий случай.
        С этими словами он развернулся и пошёл прочь, даже не подозревая, что своим приказом устроил первые в истории Гигахрущевки похороны.
        Эпилог
        Я захлопнул книгу на последней странице. Меня разбило крупной дрожью. Дыхание перехватило. Пальцами правой руки я нащупал что-то на обратной стороне книги. Шумно сглотнув, я перевернул том. В следующую секунду он отлетел в другой конец комнаты.
        - Твою, сука, мать! - мой голос предательски сорвался на визг.
        С обратной стороны обложки на меня смотрело высушенное человеческое лицо. Я рывком поднялся и вышел на кухню. Чайник успел полностью выкипеть. Непослушными руками я выключил газ. Надо было проветриться или хотя бы открыть окно… Стоп. На кухне горел свет. Но никакого источника естественного освещения не было. Там, где всю мою жизнь находилось окно в деревянной раме, теперь была просто стена, оклеенная обоями. Я вернулся в гостиную. Здесь окно тоже бесследно пропало. Я почувствовал, как меня накрывает приступом паники.
        - Черти что… Хрень какая-то… Что вообще… Где Маринка?
        Я зашарил по карманам. Телефон остался в машине. Схватив пачку сигарет, я выбежал в подъезд. От дрожи в руках закрыть дверь никак не получалось, ключ не попадал в замочную скважину. Я плюнул на эти попытки и быстрым шагом направился к лифту. Благо, он приехал практически мгновенно. Внутри знакомой кабинки я начал успокаиваться. Инстинктивно ткнул на самую нижнюю кнопку. И лишь потом заметил, что нумерация этажей совсем не та, к которой я привык. Судя по зажатой клавише, я ехал на «ЭЖ-345».
        - Дебилы мелкие. Изрисовали тут все… - хотел выругаться я, но не убедил даже самого себя.
        Двери лифта разъехались в стороны. Вставив сигарету в зубы, я на ходу чиркнул спичкой, прикуривая, и толкнул плечом подъездную дверь. Я замер. Передо мной не было теплого сентябрьского вечера. Дети не гоняли мяч на площадке. Не стояло ни одной скамейки со зловредными старухами. Впереди, насколько хватало глаз, простирался длинный бетонный коридор.
        Не осознавая все до конца, я медленно обернулся. В ноздри ударил странный запах. Тлеющая сигарета выпала из моего рта.
        Под потолком взревела сирена.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к