Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ким Сергей / Хроники Рардена: " №02 Цена Победы Смерть " - читать онлайн

Сохранить .
Цена победы - смерть! Сергей Александрович Ким
        Хроники Рардена #2 Война Рардена и Ниарона продолжается. Битвы идут на море, на суше и в воздухе. Под Нежинском всё ещё пылает пламень масштабного сражения, к Монерону выдвигается эскадра вторжения, с десантом на борту. Противник превосходит рарденцев и качеством, и количеством, а значит им нужна победа любой ценой. Но не слишком ли большой она окажется, когда придёт час расплаты?..
        Ким Сергей Александрович
        Цена победы - смерть!
        Глава 1
        Тяжёлый авианосец ниаронского Императорского флота "Цуругисаги" тонул.
        Команда авианосца так и не смогла сделать ничего дельного для спасения корабля. Привычные магические средства ликвидации повреждений оказались недоступны из-за работы вражеского артефакта, а все усилия корабельных магов разрушить негатор, посредством своих скромных запасов Силы, не увенчались успехом.
        Рарденский артефакт надёжно пресекал все попытки к колдовству, при этом, не блокируя течение большинства магических процессов. В данном случае функционировали эмиттеры, радары и установки связи, реакторы преобразовывали сгорание мазута и угля в Силу, то есть работало всё, что имело свои собственные резервы магической энергии и не зависело от свободнотекущих потоков. Причина этого крылась в том, что работающий по принципу генерации противофазных волн, данный артефакт действовал весьма избирательно - вся его настройка была рассчитана в первую очередь на магию людей. Разные школы и принципы построения волшбы тут не играли роли - самым главным был диапазон Силы, в котором могли работать маги-люди. Проблемы возникли бы только, если бы генератор противофазы работал против колдунов других рас или тех же личей, но теперь…
        Теперь ниаронские маги оказались не только лишены доступа к естественному магополю, но даже и "подзарядиться" от корабельных энергохранилищ не могли. Сила всегда остаётся Силой, но вот магическая энергия, запасённая в аккумуляторах тех же эмиттеров, могла быть усвоена, преобразована и использована чародеями лишь в очень незначительных количествах. Причина этого крылась в том, что различные артефакты-устройства для своей работы требовали очень тонко настроенных энергопотоков, без всяких посторонних "примесей", так что именно это и предопределило появление специальных энергохранилищ.
        Так что, силовые пластыри, ставящиеся на пробоину и откачка воды колдовскими способами, оказались исключены из арсенала ниаронских ремонтных команд. Приходилось прибегать к запасным вариантам, типа брезентовых пластырей, откачки воды помпами, а так как это не удавалось делать быстро, то пришлось прибегнуть и к симметричному затоплению отсеков.
        Тем не менее, повреждения, нанесённые "Белым морем" оказались слишком серьёзны, чтобы ликвидировать их подобными эрзац-методами - "Цуругисаги" неумолимо уходил под воду. Не способствовал спасению корабля и непрекращающийся обстрел со стороны рарденцев, тем более что северяне хорошо пристрелялись и били весьма точно. В принципе, для хорошо обученного канонира стрельба, пускай даже и в условиях отсутствия нормального указания - не проблема, учитывая характер цели, а рекомая цель, то есть тяжёлый авианосец "Цуругисаги", была просто мечтой артиллериста.
        Не отличавшийся хорошей манёвренностью и в более благоприятных условиях, сейчас ниаронский корабль вдобавок заглотнул несколько тысяч тонн забортной воды и практически застыл на месте из-за того, что заклинание северян сильно зацепило, в том числе и ходовую часть судна. Так что "Цуругисаги" гарантировано тонул, даже без всякой помощи извне…
        Но адмирал Видерхоленн-то этого не знал.
        - Продолжать обстрел цели. Темп огня не снижать.
        Александр был весьма и весьма раздосадован, хоть и не подавал вида.

…Корабль противника никак не желает тонуть, и это при таком-то обстреле!.. Как такое вообще возможно?.. Мы уже обрушили на него такую порцию энергии, что ему впору бы разломиться пополам, так нет же!.. Доклады наблюдателей с командно-дальномерного поста просто чудесны…
        "Фиксируем множественные очаги пожаров", "наблюдаем значительное задымление" - внутренне передразнил казённые доклады своих офицеров Видерхоленн.
        Лучше бы доложили, что этот утюг перевернулся кверху брюхом и уже задирает хвост…
        Ладно… Наблюдатели, конечно же, ни в чём не виноваты. То, что авианосец противника всё ещё на плаву - это не их вина… Да и нет в том ничьей вины - просто нужно приложить ещё немного усилий, постараться и наконец сделать то, что нужно…
        Нет уж, авианосец рассветных мне нужен исключительно в виде уходящего под воду и точка. Я прекрасно знаю ниаронцев - по упрямству и презрению к собственной жизни они ни в чём не уступают народам Шенауэра и Рардена. Так что с них станется ввести в строй и безнадёжно разбитый корабль, как они это уже проделывали не раз…

…Теперь главное, чтобы хватило времени доделать эту нелёгкую работу. Главное чтобы фрегаттен-капитан Васнецов дал нам это время…

…Шансов спастись у ниаронского корабля не было - он был обречён. Участь "Цуругисаги" невольно разделял и его брат "Тайхо", не способный развить скорость выше 15 узлов. А вот два неповреждённых авианосца никакого участия к судьбе раненых товарищей не проявили и сейчас очень резво делали ноги от приближающихся рарденских кораблей, благо скорость в 30 узлов на форсаже им это позволяла. Приказ отступать им, между прочим, отдал лично адмирал Торукава, понимая, что без магов и драконов оба оставшихся корабля будут уничтожены северянами ещё до прихода остальных кораблей Рассветной империи.
        "Цуругисаги" раз за разом сотрясали попадания крупнокалиберных файерболов, и даже солидное поясное бронирование практически не спасало огромный корабль - магические снаряды попадали в основном в полётную и ангарную палубы. А что творит с небронированными частями корабля огнешары калибра 305 или 406 мм - лучше даже и не говорить, а ведь ещё в этом "веселье" участвовало и множество орудий вспомогательного калибра.

…Рарденцы стреляли и стреляли, ни на секунду не снижая темп стрельбы - и вскоре ниаронский корабль уже пылал от носа до кормы, и тушить этот колоссальный пожар было некому. Файерболы имперцев методично выбивали артиллерию авианосца, дырявили высокие борта и разносили вдребезги полётную палубу, и чем ближе подходили крейсера и линкоры северян, тем точнее и больше попаданий приходилось по "Цуругисаги".
        Корабли рарденцев надвигались с неумолимостью неупокоенных - от них нельзя было ни скрыться, ни оборониться. Походя, из орудий, не способных вести огонь по авианосцам, они добили два залитых драконьим пламенем судна снабжения.

…Наконец, повреждения на "Цуругисаги" достигли критической отметки - по всей видимости, мощные файерболы что-то разрушили в несущих конструкциях корабля, и вода начала крушить и так повреждённые переборки в затопленной части авианосца.
        Огромный корабль всё больше и больше зарывался в невысокие волны своим носом, и всем - и ниаронцам, и рарденцам - стало ясно, что авианосец обречён. "Цуругисаги" уходил на дно медленно и величественно, как и подобает кораблю такого класса - запас прочности, вложенный в авианосец при постройке, оказался невероятно велик. Дракононосец, даже жестоко пострадав от магической атаки и получив огромное количество попаданий, не разломился на части, как это часто бывало с более мелкими кораблями, а тонул, словно смертельно раненный кракен или левиафан.
        Рарденцы, поняв, что с "Цуругисаги" покончено, перенесли всю мощь своей артиллерии на "Тайхо".
        Тот находился не в лучшем, по сравнению с умирающим собратом состоянии - весь удар "пеной" рарденцы нанесли только по одному борту, чем невольно нанесли ему более тяжёлые повреждения. "Цуругисаги" получил пробоины на протяжении всего периметра надводного борта, и затапливался более-менее ровно, а вот "Тайхо" получил сильный крен на левый борт, который со временем только увеличивался, несмотря на все усилия спасательных команд. Авианосец пытался держать ровный курс по направлению прочь от неумолимо наступающих рарденцев, но из-за крена понемногу начал забирать влево.

…Тем временем тяжёлым кораблям северян волей-неволей пришлось изменить своё построение - общая скорость эскадры держалась в пределах 25 узлов, и тихоходный "Саргат", шедший головным, элементарно не мог держать такой темп. Теперь во главе строя шёл "Апостол Андрей", впервые за свою жизнь, исполняя положенную ему роль лидера линкоров и тяжёлых крейсеров. Следом за ним шли "Гром" и "Гармония", "Саргат" же перешёл в хвост эскадры, откуда продолжал выдавать данные для корректировки огня.
        Слева от тяжёлых кораблей, будто стая спущенных с привязи псов, по волнам неслась Группа-2. Лёгкие крейсер и четыре корвета рвались вперёд, но не в атаку "Тайхо", как было решено раньше, а дальше, вслед за уходящим в самоубийственный бросок соединением Васнецова.
        Где-то позади осторожно двигались два лёгких авианосца рарденцев, время от времени принимая на борт раненых драконов. Битва за небеса медленно затухала из-за постепенного выбытия участников - обе столкнувшиеся стороны оказались слишком хороши, чтобы победить вчистую и бой превратился в элементарную мясорубку, с практически равным соотношением потерь. Больше драконов потеряли, правда, рарденцы, но в целом сложилась патовая ситуация - сил у обеих сторон для эффективного прорыва ПВО было явно недостаточно, поэтому яростный воздушный бой понемногу перетёк в вялую перестрелку между несколькими истребителями, пока остальные приземлялись для отдыха и получения медпомощи. Полностью израсходовав весь боезапас, были вынуждены приземлиться и пикировщики - основная ударная сила двух рарденских авианосцев.

…Ниаронцы же тем времен оправились от первого шока, и начали перестраиваться для контратаки. Правда против них всё ещё были помехи, мешающие нормальной работе приборов - наведённые быстро сошли на нет, но после включения негатора появились новые. И хотя они шли по большому диапазону частот, больше всего страдали именно ниаронцы, ибо северянам хватило ума подкорректировать настройки негатора и снизить подобное негативное воздействие на собственные диапазоны. И вот теперь корабли Рассветной империи вынуждены были вернуться к прадедовским способам связи, навроде люмографа и флажковых сигналов. Из-за этого, правда, пришлось избрать очень громоздкие построения кораблей, дабы видеть эти самые сигналы - колдовской туман что-то не торопился рассеиваться.
        Тяжёлые авианосцы "Катогару" и "Асикага" стремительно уходили на север, дабы соединиться с правофланговым соединением лёгких сил. Левофланговая группировка сейчас в максимально быстром темпе разворачивалась назад, и перестраивалась в две кильватерные колонны, для атаки кораблей рарденцев сбоку. Линкоры Островной империи также не собирались оставаться в стороне и поворачивали влево для нанесения контрудара по рарденцам.
        Битва в Ниаронском море продолжалась.
* * *
        Полдюжины кораблей разрезали своими окованными сталью носами свинцово-серые воды Ниаронского моря.
        Группа-1 шла в бой.
        В свой последний бой.
        Два лёгких крейсера и шесть… нет, уже пять корветов против одного тяжёлого, двух лёгких крейсеров, и дюжины корветов ниаронцев.
        Но фрегаттен-капитан Леонид Васнецов не знал, сколько кораблей врага ему противостоит. Информация, переданная с "Саргата" была весьма неточной, и говорила только о том, что обнаружено около дюжины кораблей противника…
        Только вот Леонид плевать хотел на количество вражеских кораблей.
        Теперь он уже ничего не боялся - ни смерти, ни позора. Страх оказался буквально растворен в захлестнувшей Леонида волне боли и чёрной, подсердечной ненависти. И ещё бессилия, парализующего бессилия и отчаянья.
        В сердце капитана сейчас словно бы вонзали ржавый зазубренный нож и с холодной безжалостностью проворачивали его. То, чем он жил, и ради чего он жил последние годы - ушло, оставив лишь бесконечную пустоту в душе…
        Его единственный сын, Артём, погиб. Погиб, практически на его глазах, а он не смог ничего сделать… Нет, даже не так - не имел права сделать…
        Леонид мог повернуть назад, он мог отдать такой приказ…
        Но не сделал этого.
        Потому как это бы означало напрасную гибель ещё многих сотен человек.
        Это и называется войной - смерть одного, ради выполнения общей цели…
        "Общей цели…" - внутренне горько усмехнулся Леонид. - "Громкое название для бесконечного круговорота смертей… Умереть самому, чтобы отсрочить всего лишь на несколько часов гибель товарищей… А для чего? Чтобы Смерть смогла собрать урожай побогаче?..
        Вот только стоит ли это всё даже одной-единственной человеческой жизни? Какова цена этого? Кто даст ответ мне на этот совсем не сложный вопрос?.. Хотя… Я же знаю, что это честь не для меня… Если бы я познал это, то, пожалуй, встал бы вровень со многими богами, но нет же, видимо не судьба…
        Глупые вопросы и философствования о вечном, о смысле бытия, и Жизни и Смерти - вот всё, что мне нынче осталось…
        Только лишь бы отвлечься от страшной реальности.
        Ну, почему?.. Почему всё так происходит?! Почему уходят всегда самые лучшие, а всякие мерзавцы продолжают жить?..
        Я пережил на этом грёбаном свете уже всех дорогих мне людей, но так и не научился переживать потери, так и не привык держать удар…
        Но возможно это и к лучшему.
        Когда погибла жена, я чуть было уже не сорвался в Бездну. Тогда я выбрался из глубокого омута алкогольного бытия только благодаря Артёму. Все эти годы я жил только для него… Боже, как же я отговаривал его от поступления в "мореходку"!.. Но нет же, этот упрямец всё равно стал корабельным техником, несмотря на все мои запреты… Я же чувствовал, знал, что море заберёт у меня и его…
        И вот он ушёл, и я остался один…
        Но ненадолго.
        Впереди меня, да и очень многих, сегодня ждёт смерть. И я не боюсь её, я уже ничего не боюсь - нет уже таких вещей, что смогли бы мне причинить ещё большую боль…
        Хватит.
        Сегодня мы расквитаемся за многое, за очень многое - теперь мы знаем, КУДА бить. У нас есть враг, а у врага есть сердце".

…Васнецова скрутила лютая ненависть.

…Сегодня вы получите сполна. Сегодня вы расплатитесь за всё и за всех. За всех погибших сегодня.
        За всех. До единого.

…Семь рарденских кораблей шли на восток.
* * *
…Александр Видерхоленн задумчиво осмотрел горизонт через мощные окуляры морского бинокля и, опустив его, отдал совершенно неожиданный приказ:
        - Линкорам и тяжёлым крейсерам - самый полный вперёд. Огонь по ниаронскому авианосцу прекратить.
        На адмирала уставилось множество ошарашенных взглядов - ещё бы! Комфлота хотел оставить в живых ТАКУЮ добычу, а ведь вражескому авианосцу до потопления оставалось-то всего ничего…
        Но опередив могущие возникнуть вопросы, Александр продолжил:
        - Передайте приказ на авианосцы - пускай поднимут в воздух пикировщики и атакуют "подранка".
        Связисты тут же начали монотонно бубнить в свои микрофоны, передавая приказы адмирала по кораблям флота. Комплексы магической аппаратуры связи в мгновенье ока преобразовали звуки человеческого голоса в набор простейших сигналов и выплюнули их в эфир. Пространство пронзили коротковолновые потоки излучения, несущие необычайно важную информацию, и практически сразу же они были пойманы чуткими антеннами связи, образующими на боевых кораблях настоящие заросли металлических игл. Обратный процесс, сигналы дешифруются, вновь преобразуются в голосовые команды и принимаются к немедленному исполнению.
        Тяжёлые артиллерийские корабли имперцев практически сразу же после поступления распоряжений адмирала Видерхоленна, свели весь свой огонь к чисто беспокоящему, и начали на всех парах двигаться вперёд, обходя стороной тяжело повреждённый ниаронский авианосец.
        А где-то позади рарденских линкоров и тяжёлых крейсеров, два лёгких имперских авианосца "Адмирал Финрод Авамарва" и "Удар молнии" уже запускали в небо первые пары отдохнувших и пополнивших боезапас пикировщиков.

16 рарденских драконов под прикрытием полудюжины истребителей начали перестраиваться для атаки тяжело поврежденного "Тайхо". Простимулированные лечебными и огнетворными эликсирами, пикировщики практически полностью восстановили свою боеспособность после атаки ниаронских снабженцев и вновь были готовы к бою. На внешней подвеске синих драконов вновь металлом поблескивали магические бомбы, но теперь их было не по шесть маленьких, а по одной большой.
        Кроме усиленного заряда ВВ, данный образец конструкторской мысли рарденских магов-оружейников был выполнен исключительно из металла, и нёс весьма и весьма мощную магическую навеску. А если конкретно, то заклятие "огненного тарана", что превращало каждую бомбу в невероятно мощный, но в то же время чудовищно дорогой снаряд.
        Хотя результат того и стоил.

…Рарденские пикировщики заходили в атаку на практически беззащитный авианосец Рассветной империи. Правда, ключевым словом здесь было "практически" - у "Тайхо" ещё оставались неповреждённые зенитки, причём в изрядном количестве - около четырёх десятков. Так что, когда рарденские драконы были обнаружены, небо над ниаронским авианосцем буквально запылало от множества смертоносных энергетических разрядов. Островитяне били в зенит даже из пятидюймовых орудий, задав им максимальный угол возвышения, только эффект от этого был скорее психологический, из-за того, что крупнокалиберные файерболы не обладали осколочным эффектом.
        Но рарденских пикировщиков это не остановило - тактика прорыва зенитного прикрытия кораблей была отработана ими до полного автоматизма.
        Синие драконы выстроились в длинную цепочку по одному и начали быстро набирать высоту, а затем резко пикировать на ниаронский авианосец, заходя на него с кормы. На высокой скорости и малой высоте, пикировщики проносились над палубой "Тайхо", поочерёдно сбрасывая на него бомбы.
        Оперённые каплевидные магические снаряды по плавной дуге отделялись от драконов-носителей, и, набрав внушительную скорость, пробивали крепчайшую взлётную палубу и взрывались уже внутри корабля.
        Когда первая бомба, снаряжённая "огненным тараном", попала в авианосец, пару мгновений ничего не происходило, но затем…
        Мощный взрыв сотряс огромный корабль - магическая бомба в глубине корабля мгновенно испарилась, превратившись сначала в огненный шар, а потом в поток всепрожигающего огня. В следующую наносекунду он пробил ниаронский авианосец насквозь, до самого днища.
        Из пробоины в палубе "Тайхо" выплеснулся многометровый факел красно-оранжевого пламени.
        Авианосец ощутимо тряхнуло - где-то там, на нижних палубах морская вода стремительно затапливала повреждённые отсеки.
        И это было только началом.
        В следующие минуты на "Тайхо" обрушился настоящий ураган мощных снарядов - в авианосец попало ещё дюжина бомб. Правда, не все пикировщики смогли отработать по ниаронскому кораблю нормально - два дракона, избегая массированного зенитного огня, вынуждены были отвернуть уже в процессе атаки и сбросить свой бомбовый груз куда придётся. А ещё одному ящеру просто не повезло - он нарвался на файерболы ниаронцев и, получив множество попаданий, рухнул в море вместе с пилотом и бомбой. От удара кислотная трубка взрывателя магического снаряда сдетонировала, и на месте падения пикировщика вырос многометровый фонтан воды и огня.
        Тем ни менее, синие драконы успешно проскочили опасную зону на высокой скорости, из-за чего расчёты ниаронских зениток даже не успели среагировать. Но теперь у рарденских пикировщиков была ещё одна, немаловажная проблема - их угол пикирования был столь велик, что выйти из него для ящеров было практически невозможно, и они неминуемо падали в море…
        Вот только этого никто из имперцев и не опасался.
        При приближении поверхности воды пилоты пикировщиков плотно прижались к спинам своих зверей, укрываясь за специальными защитными щитами обтекаемой формы, и включили кислородные маски. А их драконы вытянулись в струну, прижимая лапы к туловищу, и за несколько секунду до столкновения с водой сложили крылья за спиной.
        Рарденские пикировщики врезались в воду подобно тяжёлым бронебойным болтам, входящим незащищённое человеческое тело.
        Казалось бы, всё - рарденские драконы и их всадники погибли. Да, размен 16 драконов на целый авианосец был весьма и весьма выгоден, но всё же слишком дорог… И как только на это решился адмирал Видерхоллен?..
        Вот только синие драконы даже и не думали кончать жизнь самоубийством, да ещё и столь странным методом. Наоборот, это было их фирменной тактикой атаки и охоты, выработанной самой природой.
        Если драконы-истребители были аналогом ястребов и прочих хищных птиц, а штурмовики - стервятников и альбатросов, то вот пикировщики были драконьим аналогом рыбоядных птиц, типа бакланов. Выцеливание добычи с высоты, и резкое пикирование с погружением под воду, было для них нормой жизни. Правда, под водой они могли находиться не особо продолжительное время, но всё равно, к подводному плаванью они имели очень даже неплохие способности. Мощные задние лапы с перепонками, острая форма морды и относительно короткие шея и хвост делали синих драконов великолепными морскими охотниками.
        И грех было бы не воспользоваться такими замечательными свойствами в боевых целях.

…Через пару минут после успешного приводнения, рарденские пикировщики начали выныривать из-под воды и приводить себя в порядок. Зрелищем это было весьма презабавным - ящеры фыркали и встряхивались, но при этом до боли напоминали самых обычных уток, только увеличенных в разы. В это время за их безопасностью пристально следили полдюжины истребителей, оберегая их от возможного удара с воздуха и поверхности.
        Выполнялось это, честно говоря, исключительно для порядка - противника на обозримом пространстве не наблюдалось вообще. Драконы Рассветной империи уже давным-давно сели на уцелевшие "Катогару" и "Асикага" или же охраняли небо над ниаронской эскадрой вторжения. А из боевых кораблей островитян поблизости находился только смертельно раненый "Тайхо", уже не представляющий никакой опасности.
        Свыше полудюжины мощных бомб, продырявивших авианосец насквозь, наконец-то исправили его проблему с креном на левый борт.
        Радикально.
        Теперь "Тайхо" тонул равномерно, не кренясь ни на один борт.
        Данная серия ниаронских авианосцев оказалась действительно построенной на совесть - уже второй корабль этого проекта не хотел разламываться на части, даже при столь чудовищных повреждениях. Правда, последняя атака рарденцев увенчалась успехом исключительно из-за того, что цель была уже основательно побита и избавлена от многих зениток. В обычных условиях подобная наглость не осталось бы столь безнаказанной и одним сбитым драконом дело бы не ограничилось.
        Другое дело, что на непроштурмованную оборону бросать пикировщиков никто бы и не стал - слишком уж ценными кадрами они были.

…Рарденские пикировщики тем временем отдохнули и начали взлёт прямо с поверхности воды. Был этот фокус деянием весьма трудоёмким и энергозатратным, но тут уж ничего поделать нельзя было. Так что синие драконы начали расправлять крылья и с разбега стартовать, и отправляться в полёт.
        День для них ещё только начинался.
* * *
        Левофланговое соединение лёгких кораблей ниаронского флота вторжения сейчас шло в весьма громоздком порядке - крейсера выстроены клином, с тяжёлым во главе, а за ними ещё два клина корветов. Подобный порядок был вызван отнюдь не тактической безграмотностью командира эскадры. Напротив, он сделал всё возможное, чтобы не потерять контроль над кораблями.
        Косвенной причиной странного ордера ниаронцев стала работа рарденского негатора. Как оказалось, боевые артефакты островитян были вполне пригодны для условий войны с большинством восточных народов, но по надёжности значительно уступали западным образцам.
        Несмотря на то, что менталитет и образ мышления рарденцев был всё же ближе к восточному типу, наука и промышленное развитие Империи было стопроцентно западным.
        А столетия войн с самыми различными странами запада и юга Великого материка предъявили к армии Рардена самые жестокие требования в отношении оружия и снаряжения.
        С Ниароном же сложилась совершенно иная ситуация. Как единое государство Рассветная империя сформировалась относительно недавно - всего лишь около двухсот лет назад, так что опыта ведения полномасштабных войн с крупными государствами Ниарон ещё не имел. Ихатаэньская кампания не в счёт - Избранная земля вот уже долгие века напоминала спящего титана, которого норовили пнуть все, кому не лень. Война со страной, которая столь велика, что потерю нескольких провинций даже особо и не замечает, а отбивать их особо и не стремится - "скучна и неинтересна".
        Именно такой вердикт вынесли все видные островные генералы и адмиралы. Для этой касты военных, воспитанных и закалённых многовековым опытом феодальных войн, подобная пассивность была, по меньшей мере, удивительна и позорна. Ещё несколько достаточно вялых столкновений с Цай-Гоном и Харгадой окончательно утвердили островной Генштаб в том, что за время вынужденной изоляции Рассветной империи от внешнего мира, остальные страны перешли из разряда "достойных противников" в ранг "потенциальных жертв".
        Но реальность оказалась совершенно другой.
        Рарденцы, народ хотя и вполне понятный для ниаронцев, но от этого не перестающий быть варварским, продемонстрировали истинно восточное презрение к собственной жизни и явили ниаронским генералам и адмиралам настоящий эталон военного духа и доблести.
        И, словно бы пасуя перед этими качествами, аппаратура островитян начала давать чудовищные сбои в работе…

…Хотя, разумеется, на самом деле всё это происходило исключительно из-за работы рарденского негатора.
        Артефакты островитян были весьма ненадёжны и громоздки сами по себе, но в форс-мажорных ситуациях их негативные черты ещё и многократно усиливались. Вот и сейчас, после включения генератора противофазы, ниаронские приборы и устройства начали терять энергетический заряд из-за плохой фильтрации закаченной Силы; во многих местах начало коротить энергопроводы, что повлекло за собой многочисленные выходы из строя аппаратуры…
        В общем, для островитян всё было отнюдь не радужно.
        Даже очень.
        Особенно островных моряков "радовали" приборы связи. Длинные "усы" и "нити" проволочных антенн оказались наиболее уязвимы к неожиданно возникшим помехам, так что корабельные связисты в своих наушниках слышали дикую смесь приказов с флагмана, помех и просто "белого шума".
        Командующий ниаронской эскадрой контр-адмирал Рё Акидзуки после нескольких тщетных попыток докричаться через ближнюю Дайсон-связь до своих мателотов, приказал перейти на резервные способы связи. И теперь управлять полутора десятками кораблей ему приходилось исключительно через люмограф и флажковые сигналы. Правда, и их работа была сопряжена с определёнными трудностями - искусственный туман так до конца ещё и не развеялся.
        Но самым главным минусом на данный момент для ниаронцев являлось то, что они решительным образом не понимали, что вообще происходит.
        Да, после приземления драконов Островной империи на авианосцы, командование передало в эфир с дракононесущих кораблей все имеющиеся сведенья, но их было критически мало. Всё, что смогли доложить пилоты истребителей, это то, что они столкнулись с неустановленными, но значительными силами противника, и не более того. Общий хаос на ниаронском флоте усугублялся ещё и тем, что где-то позади был отчётливо слышен звук мощной орудийной канонады, а два авианосца были атакованы и больше не выходили на связь.
        Хорошо продуманный план атаки дал критический сбой - мощный ударный кулак ниаронцев оказался совершенно беззащитен перед ударом с тыла.
        Бой оказался размазан на огромном пространстве и мгновенно утратил любое подобие централизованного управления. Теперь командиры отдельных подразделений оказались фактически предоставлены сами себе - в отсутствие приказов из единого центра (это имело равное отношение, как к ниаронским кораблям, так и к рарденским), чёткая организация и координация флотов приказали всем жить долго и счастливо.
        Тем ни менее, ниаронские корабли шли вперёд, на перехват неизвестного противника. Хотя, почему неизвестного?.. В принципе было ясно, что кроме как рарденцев в гости ожидать никого и не стоило - другие Великие державы были слишком далеко, а мелочь на такую авантюру никогда бы не решилась. Так что враг был известен, его сила тоже, вот только…
        Вот только тогда было непонятно, отчего же они пошли в столь самоубийственную атаку? Или Генштаб в очередной раз чего-то не учёл и не предусмотрел наличия у северян какого-то мощного козыря?..

…Контр-адмирал Акидзуки никогда бы не выдал собственного страха окружающим, но это вовсе не означало, что он его не испытывает. Как-раз-таки наоборот - сейчас ниаронец очень даже боялся, боялся неизвестности и непонятности всего происходящего. Да, ему было прекрасно известно, что под его командованием находятся новейшие корабли, и что численно он превосходит врага, но…
        Но что-то всё равно не давало контр-адмиралу покоя…
* * *
…На терминале межкорабельной связи загорелся сигнал принятия кодированного сообщения. Пальцы связиста быстро пробежали по нескольким клавишам, терминал пискнул и начал выводить на небольшой чёрный экран ровные зелёные строчки декодированных символов.
        - Группа кораблей на левом траверзе! Строй - сдвоенный клин, скорость 33 узла!
        Резкий лающий доклад с командно-дальномерного поста в мгновенье ока взорвал вязкое напряжение, царящее в рубке "Агата".
        - Право 30, "все вдруг", полный ход! - отчеканил фрегаттен-капитан Васнецов. - Всем кораблям изготовить к пуску установки ВВП! Огонь по моему сигналу!
        Семь рарденским кораблей чётко развернулись, перестроившись из двух уступов в одну кильватерную линию, и пошли на сближение с противником.
        - Дистанция!
        - 37 кабельтовых!
        - Огонь!!
        Мгновенье, и в накопителях эмиттеров зародились и сформировались сгустки разрушительной энергии, а затем мощные потоки Силы хлынули в разгонные катушки магострелов. Кольца жёлтого света молниеносно пронеслись по длинным трубам эмиттеров, вышвыривая прочь из орудийных стволов новосотворённые файерболы или водно-воздушные коконы. И с небольшим запозданием пришёл грохот орудийной канонады, в разы более мощной, чем звук выстрела лёгких пороховых орудий.
        Ниаронцы естественно тоже уже заметили противника, но адекватно ответить не смогли, даже, несмотря на тотальное превосходство в артиллерии. Причиной этого было то, что тяжёлые башни и палубные орудийные установки ещё приходилось довернуть на необходимый угол, а это требовало драгоценного времени. Тем ни менее, островитяне быстро развернули в сторону врага лёгкие эмиттеры вспомогательного калибра и дали нестройный залп, правда, с не слишком хорошими результатами.
        Проблема была в том, что ниаронские конструкторы не баловали свои детища таким подарком, как избыток орудий среднего калибра. Да, нужно признать концепция того, что лучше иметь ещё несколько орудий главного калибра, чем кучу малокалиберных "хлопушек", была весьма и весьма разумной…
        Другое дело, что иногда подобная тактика приводила к довольно неприятным последствиям.
        Как, например, сейчас.
        Рарденцы стреляли короткими, всего в несколько орудий, залпами. Таким образом, они достаточно быстро вычислили необходимые поправки и добились уверенного накрытия, и первых попаданий. Правда, учитывая мощь вспомогательной артиллерии тех же корветов (жалкие три дюйма) рекомые попадания много вреда ниаронцам не принесли, ну за исключением, пожалуй, что морального. Хотя и то хорошо - не очень-то получается мыслить чётко и рационально, когда по твоему кораблю бьют огненные шары. Но теперь рарденцы подключили к обстрелу и главный шестидюймовый калибр лёгких крейсеров, а 152 мм и на Золотом Берегу 152 мм, так что теперь островитянам пришлось несладко.
        Ведь стрелять-то им приходилось исключительно во время выполнения защитных манёвров - пенные дорожки, выпущенные кораблями северян, никуда не делись.
        Рарденцы дали полный бортовой шестнадцатитрубный залп раньше, чем ниаронцы смогли перестроиться из походного порядка, так что островитяне теперь больше думали о том, как увернуться от смертоносных снарядов, а не о собственной атаке. Учитывая то, что все магические снаряды были выпущены практически в лоб, отворачивать в какую-либо сторону было бы верхом неразумности - всё равно шанс встретиться с потоком нос в нос был весьма мизерным, а вот подставить под удар огромный борт корабля… Хотя, тут было одно но…
        Всегда есть какое-то Но, и в этот раз этот закон подлости проявился в том, что островитянам пришлось сделать выбор - или ВВП, или файерболы. Всё потому, что продолжая идти прежним курсом, они предоставляли рарденцам великолепную возможность охвата головы строя.
        После некоторого раздумья контр-адмирал Акидзуки всё же выбрал пресловутые "молот и гвоздь" - уж лучше было схватить полдюжины шестидюймовых шаров, чем один водно-воздушный снаряд. Тем более что головным сейчас шёл флагман левофланговой группировки лёгких сил - хорошо бронированный и вооружённый тяжёлый крейсер "Кинугаса", а за ним два его более лёгких собрата "Тама" и "Кума". Так что шансы даже одних только крейсеров островитян в бою против устаревших кораблей северян выглядели очень и очень предпочтительно.

…Как только с наблюдательного поста доложили о числе кораблей противника, и их предположительных характеристиках, Рё Акидзуки сразу же успокоился - не так оказался страшен демон, как его описывало богатое воображение контр-адмирала. Бояться оказалось просто некого, и ниаронский контр-адмирал вступил в бой с абсолютной уверенностью в победе - иначе просто не могло быть, слишком уж были неравны силы. Никакой стратегический гений не сможет победить в таких условиях, а колдовские каверзы были добровольно исключены северянами из своего арсенала, так что…
        Так что оставалось просто уничтожить этих нахальных варваров и продолжить выполнение операции.

…Хотя с другой стороны, а что же случилось с авианосцами?..
* * *
        Леонид Васнецов мог вполне заслуженно гордиться собой - он сумел реализовать на практике одну из самых сложнейших тактических схем - "молот и гвоздь".
        Теоретически, это было самой наилучшей схемой построения в морском бою, но в реале достигнуть этого было невероятно сложно. Если говорить техническими терминами, то вся суть этой схемы сводилась к тому, что собственные корабли располагаются кильватерной линией перпендикулярно курсу противника. Подобное построение позволяло задействовать максимум собственной артиллерии и дать полный бортовой залп, в то время как враг вынужден будет отвечать огнём лишь только из немногочисленных погонных орудий.
        Но на деле подобный расклад был практически невозможен - не так-то легко найти столь патологически глупого командира вражеской эскадры, способного подставиться настолько идиотским способом. В основном, все задокументированные случаи "молота и гвоздя" были исполнены при определённых условиях, типа очень узкого пространства для манёвра, или искусственно созданных препятствий.
        Вот и сегодня против ниаронцев сыграли отвратительная видимость и практически полное отсутствие знания оперативной обстановки.
        Но не всё было так плохо.
        Рарденцы всё равно не смогли задействовать в бою всю свою артиллерию главного калибра. Произошло это из-за того, что лёгкие крейсера северян были слишком стары, и орудия на них были расположены весьма нерационально - по периметру, в одноорудийных палубных установках.
        Корветы же северян имели совсем другую проблему - слишком маленький калибр орудий. Конечно же, пять дюймов - это было не так уж и плохо…
        Но только не в бою с тяжёлым крейсером.
        А самой же главной проблемой рарденцев было превосходство островитян в скорости
        - корабли ниаронцев легко выдавали 33 узла на форсаже, а вот имперские не больше
27. Это означало, что очень, очень скоро, буквально после того, как "пенные" потоки пройдут мимо, флот Рассветной империи быстро начнёт перестроение в более приемлемый ордер, и "молот и гвоздь" прикажут всем жить долго и счастливо.
        Но пока что, запущенные с небольшими временными интервалами, водно-воздушные снаряды надёжно "сковали" ниаронцев, и имперские канониры пытались максимально полно распорядиться предоставленным шансом. Сейчас все орудия рарденцев, способные вести огонь по противнику, били с невероятной скорострельностью - все наставления "о недопущение ведения артиллерийского огня в максимальном темпе, из-за риска повреждения энергопроводов" были благополучно забыты.
        Не до хорошего сейчас было.
        Догмы хороши в мирную пору, когда требуется сохранять всё в целости и сохранности, а военное время обычным делом становится совершение невозможного.

…На ураган рарденских файерболов калибром от шести до трёх дюймов, тяжёлый ниаронский крейсер "Кинугаса" время от времени солидно рявкал своими четырьмя девятидюймовками. Попадание всего лишь одного такого "подарка" гарантировало любому из кораблей рарденцев ОЧЕНЬ большие неприятности, вот только…
        Вот только количество девятидюймовок и их скорострельность пока что уберегали имперцев от подобного. Редкие залпы не позволяли ниаронцам скорректировать огонь корабельной артиллерии должным образом, так что огненные шары островитян вздымали огромные буруны воды где угодно, но только не вблизи рарденских кораблей, и уж никоим образом не попадали в цель.
        Зато частая пальба северян начала быстро приносить результаты.

…Да, канониры Великоокеанского флота Рардена не отличались особой выучкой. Даже совсем наоборот - на корабли дальневосточной эскадры обычно отправляли тех, кто по каким-либо причинам не подходил на другие флоты Империи. Подобная методика распределения кадров зародилась ещё при ТОМ режиме, так что не удивительно, что за Великоокеанским флотом закрепилась стойкая слава прибежища неумех, алкоголиков и прочей швали. Частью подобные слухи были оправданы, но всё же не на сто процентов.
        Рарден, Империя-без-Императора, слишком привыкла к мирному течению жизни. Несмотря на столь кровопролитное начало правления, диктатор Ярослав вёл вполне мирную внешнюю политику, не стараясь становиться затычкой в любом мировом конфликте. Конечно же, флоту и армии уделялось достаточно внимания и бюджетных денег, но основной приоритет был сделан на мирное созидание. Новые мосты, дороги, мануфактуры, рудники, даже города - всё это возводилось повсеместно, прежде малообжитые регионы Империи начинали вливаться в русло общеимперской жизни. Да, конечно, порой методы, коими это достигалось, были весьма далеки от гуманизма, но по-другому действовать было и нельзя.
        Диктатор Ярослав просто довёл до логического конца прежнюю систему наказаний. Отныне никакой смертной казни, только каторга, но зато в самых отвратительных местах страны - тундра Полуночных земель, бескрайние просторы тайги Лесного океана, жаркие пески Срединной земли…
        Успело родиться и вырасти целое поколение, никогда не знавшее войн, как внутренних, так и внешних. И это невольно сыграло дурную шутку с боеспособностью армии и флота.
        Постепенно уходили на заслуженный покой ветераны, а им на смену приходили молодые, необстрелянные новички. Боевые генералы и адмиралы потихоньку выдавливались с руководящих постов "паркетными шаркунами" и лизоблюдами. Многие офицеры и солдаты, храбрые и умелые во время войны, элементарно спивались, не в силах найти себе место в повседневной рутине…
        Таких ссылали в отдалённые гарнизоны, подальше от цивилизации и от возможностей карьерного роста, например, на самую периферию или же в глубочайший тыл…
        Дальний Восток Рардена вообще и Флот Великого Океана в частности были как раз одним из таких мест.
        Старые корабли, старые солдаты, совершенно неперспективный театр военных действий, ввиду отсутствия наличия серьёзных противников…
        Но нет же.
        Война между государствами идёт постоянно и лишь изредка принимает вид открытой конфронтации. На этой войне нет ни фронтов, ни тылов: поле битвы - вся планета. Никогда не знаешь, кто станет твоим следующим врагом, а союзники… А что союзники? Никакая страна не будет с тобой навечно, это всё временно…
        У любой страны должны быть лишь только два настоящих союзника - флот и армия… Хотя нет, на самом деле их три - армия, флот и боевой дух, желание драться за свою Родину, драться и умирать.
        И у рарденцев был этот дух. Они знали, за что идут в бой - не впервой было этому народу отражать набеги иноземцев.
        Рарден проигрывал битвы, но войны никогда.
        Это стало знаменем, это стало верой.
        Больше жизни, больше смерти.
        Сегодня моряки Великоокеанского флота Рардена пошли в заведомо неравный бой, без шансов на победу, не потому, что их палками и кнутами погнали вперёд командиры и маги.
        Нет, вовсе нет.
        Они просто знали, что даже их смерть - это просто ещё один кирпичик в основание будущей Победы. Быть может не сегодня, не завтра, и даже не через год, но Победа
        - будет.
        Рарденцы в это верили.

…И дрались, дрались не щадя себя. В невероятном, безумном темпе стреляли имперские канониры по неумолимо надвигающимся боевым машинам Ниарон. Не забывая, впрочем, и о таких немаловажных вещах, как корректировка огня и внесение различных поправок.
        "И ведь отлично стреляют, демоны!" - невольно подумал фрегаттен-капитан Васнецов.
        Такого не ожидал даже он - с третьего залпа накрытие, с пятого - попадание, и всё благодаря поступающим, пускай и с изрядной долей помех, данным с "Саргата". Правда, попавший в носовую оконечность тяжёлого ниаронского крейсера четырёхдюймовый файербол не причинил больших разрушений ввиду своей слабосильности, но и это уже было кое-что.
        В течение следующих нескольких минут в "Кинугасу" попали ещё несколько огнешаров, но на этот раз среди них были и достаточно мощные, шестидюймовые. И теперь уже повреждения от рарденского артогня оказались более серьёзными.
        Несколько файерболов небольшого калибра начисто разворотили нос ниаронскому крейсеру, что было всё-таки болезненно, но не смертельно. А вот пара прилетевших
127-мм огнешаров проделала нехилые дыры немного выше ватерлинии, и это было уже серьёзнее, так как теперь "Кинугаса" вынужден был снизить ход из-за риска затопления повреждённых носовых отсеков.
        Другие корабли ниаронской эскадры тоже не остались без должного внимания.
        Мателоты тяжёлого крейсера островитян оказались в крайне затруднительном положении, ибо ловили все перелёты магических снарядов, не доставшиеся их лидеру. На лёгких крейсерах и на нескольких корветах Рассветной империи уже были зафиксированы единичные попадания случайных магических снарядов. Особого урона они не наносили, но сами факты попадания переживались ниаронцами весьма болезненно - всё-таки даже лёгкий трёхдюймовый огнешар наносил достаточно немаленький ущерб. Да, файерболы практически не обладали бронебойным эффектом, но и фугасного было вполне достаточно, особенно если удар приходился по небронированному кораблю, типа корвета. Хотя, от магического обстрела страдали и более защищённые в этом плане крейсера, ибо бронированы они были всё-таки не на достаточном уровне. Так что уже на нескольких ниаронских кораблях пожарные команды спешно тушили возникшие после попаданий возгорания.
        Но Леонид Васнецов отлично понимал, что ответный удар островитян - это всего лишь дело времени. Сейчас наилучшим вариантом действия была бы ретирада в самом быстром темпе, но с флагмана, в ответ на запросы об отступлении, поступали лишь приказы "держаться до подхода подкрепления".
        Какое, к ларистанским демонам, подкрепление?! Откуда ему взяться?
        Неужели непонятно, что фактор внезапности уже безнадёжно потерян, и теперь самым главным является численность кораблей?..
        Но приказ есть приказ - его нужно выполнять.
        Жалко только, что его эскадра так и не смогла нанести хорошего урона противнику, особенно обидно за полностью пропавший втуне "пенный" залп…
        Хотя нет… Есть справедливость на белом свете…

…Продемонстрировав совершенно невероятную "везучесть" один из ниаронских корветов умудрился напороться носом на "пенную" дорожку. Кого следовало винить за такое - Судьбу, слепых вперёдсмотрящих или косорукого рулевого, теперь оставалось только гадать. Но результат был налицо - магический снаряд, столкнувшийся с корветом, начисто разнёс ему всю носовую оконечность, практически до самой рубки. Подхваченные энергией мощного взрыва в стороны брызнули обломки железного дерева и стали, в плотном облаке водяного пара полыхнули ярко-оранжевые вспышки сдетонировавших энергобатарей, и идущий на высокой скорости ниаронский корабль практически мгновенно зарылся изуродованным носом в волну и начал стремительно уходить под воду.
        Судя по характеру разрушений (а также по их масштабу) неудачливый ниаронец словил не обычную 381-мм хлопушку от рарденских собратьев-корветов, а полноценный снаряд с крейсера. Старый-добрый "пенный" калибр в 21 дюйм был смертельно опасен даже для более крупных кораблей, что ему такая мелочь, как корвет…
        Но это событие оказалось лебединой песней "пенного" залпа рарденцев - все магические снаряды миновали строй кораблей ниаронцев и унеслись куда-то вдаль. Несчастливый корвет оказался единственным жертвой этой атаки, больше у островитян потерь не было, и теперь они в спешном порядке перестраивались для нанесения адекватного удара по имперцам. "Кинугаса" начал поворачивать вправо, дабы задействовать в залпе все орудия главного калибра, а лёгкие крейсера возглавили клинья корветов и двинулись в "пенную" атаку на хлипкий строй рарденцев.
        "Это конец", - равнодушно подумал фрегаттен-капитан Васнецов, даже особо и не удивляясь собственному спокойствию - все его чувства умерли около получаса назад.
        Вместе с его сыном.
        А теперь ушли и гнев с яростью, оставив взамен себя лишь пустоту.
        Пришёл Последний Час, и встретить его стоило, как подобает настоящему офицеру.
        - Лево, "все вдруг", поворот 180! Изготовиться к стрельбе аппаратами ВВП правого борта! Темп артиллерийского огня не снижать! - разнеслись команды Леонида, подхваченные магическими волнами. - Вперёд, братья! Покажем им, как умирают настоящие воины!
* * *
…Две эскадры расходились на диагональных курсах, перпендикулярно друг другу.
        Контр-адмирал Акидзуки поднёс к глазам мощный морской бинокль, вгляделся вдаль, и удовлетворённо улыбнулся.

…Атака северных варваров растеряла всю свою изначальную фору, и теперь военная удача перешла на нашу сторону. Отлично…
        Терпеть массированный артиллерийский обстрел со стороны рарденцев оставалось всего ничего - вскоре мы поменяемся местами, и теперь уже МЫ устроим им "молот и гвоздь". Вот только с гораздо более качественными результатами - всё-таки эмиттеров у нас побольше будет, да и калибр у нас посерьёзнее…
        Да и сейчас, в принципе, всё не так уж и плохо. Потеря корвета - это, конечно же, крайне неприятно, но отнюдь не смертельно. Тем более на войне всегда есть место потерям, как бы этого ни хотелось избежать. Не бывает так, что все враги убиты, а все наши живы. К сожалению, это утопия, невозможная и немыслимая в реальности…
        Даа… Этот противник определённо достойнее жалких хатов, даже, несмотря на то, что Избранные вроде бы куда ближе Детям Неба. Но нет, северяне оказались куда лучше этих ублюдков - вот так вот пойти в абсолютно безнадёжный бой, это многого стоило, очень многого…
        Но варварам всё равно сегодня придётся уступить.
        Сейчас они перестроятся, и тогда…

…Но, что "тогда", так и осталось непонятным.
        Неожиданный манёвр рарденцев застал Рё врасплох - контр-адмирал не ожидал, что вражеский командующий решится на столь самоубийственный манёвр. Начать полный разворот прямо под огнём целой эскадры… Для этого нужна была или очень большая глупость, или…
        Или отчаянье.

…Контр-адмирал Акидзуки немедленно отдал приказ принять резко влево, чтобы при развороте рарденцев пройти на параллельных курсах и дать бой в лучших традициях Второй Всемирной. К той войне ниаронцы оказались причастны лишь краем, но, тем не менее, сделали далеко идущие выводы даже из самых незначительных боестолкновений. К сожалению, спустя столько лет подобная тактика, как бы это помягче сказать, несколько устарела.
        Как известно генералы и адмиралы во всех странах мира всегда готовятся к уже прошедшим войнам, несмотря на все нововведения в военном деле. Вот и ниаронцы, да чего греха таить, и рарденцы, действовали сейчас, как и многие годы назад. И это несмотря на то, что за самый кратчайший успели появиться и развиться в самодостаточный класс авианосцы, усилилось носимое вооружение драконов, были приняты на вооружение новейшие образцы заклинаний…
        Но нет же.
        Как и прежде адмиралы сейчас пытались охватить голову вражеской колонны, действовали кильватерными линиями. Ну, хотя нужно для честности признаться, что рарденцы действовали всё же не так заученно и догматично. Причиной того были их вековые морские традиции и постоянная склонность действовать нестандартно, исходя только лишь из текущей обстановки. Это вам ни какой-нибудь Королевский Флот Арбенохара, где могли отдать под трибунал всего лишь за неуставное боевое построение, вовсе нет…

…Корабли рарденцев успели закончить боевую циркуляцию до того, как их противники смогли перестроиться - всё же чего-чего, а манёвренности у имперских кораблей, даже и довольно старых, было не занимать. Видя это, островитяне с ходу открыли частый огонь по рарденцам, и нужно сказать, что теперь позиция имперцев была не столь благоприятна - пристрелявшиеся ниаронские канониры устойчиво клали магические снаряды практически рядом с рарденскими кораблями. Попадания были неминуемы - против имперцев работала даже не баллистика, а элементарная статистика.
        И наконец, это случилось.
        Мощный девятидюймовый файербол врезался прямо в середину рарденского корвета "Мрачный", едва не переломив его взрывом пополам. В районе второй дымовой трубы мгновенно вырос многометровый огненный клубящийся шар, и в стороны брызнули обломки стали и железного дерева, подхваченные ударной волной. Взрыв разорвал в клочья трубу и легко, словно бы её и вовсе не было, пробил небронированную палубу корвета. Пламя и ударная волна вдребезги разнесли две из шести реакторных установок, и из перебитых паропроводов вверх рванули огромные потоки пара, обволакивая тяжело повреждённый корабль водяным облаком. Но это ещё было не самое плохое, ибо осколки толстого котельного железа повредили бронированную трубу, в которой были заключены рулевые тросы.
        "Мрачный" резко потерял скорость и с заклиненными рулевыми перьями начал вываливаться из строя. И это ещё было не самым худшим вариантом развития событий, ведь только чудом не сдетонировали энегробатареи установок ВВП. Может показаться странным, что всего один магический снаряд наделал столько разрушений, но небольшой корабль и не был рассчитан на попадание столь мощных огнешаров. Когда эта серия корветов сходила со стапелей рарденских верфей, то максимальный вспомогательный калибр на кораблях составлял максимум три-четыре дюйма, и именно в расчёте на попадание таких снарядов и был построен "Мрачный"… Но с тех пор очень многое изменилось, очень многое…

…Тем временем, остальные рарденские корабли дали новый залп из установок ВВП правого борта, что с момента атаки "Тайхо" уже успели перезарядиться. Четырнадцать пенных дорожек начали прочерчивать свой смертоносный курс по направлению к ниаронским кораблям.
        На кораблях Рассветной империи теперь очень внимательно следили за противником и пуск "пены" был оперативно засечён. Вот только поделать что-нибудь ниаронцы уже не могли - продолжить манёвр перехода на параллельный курс означало подставить под удар столь уязвимый борт. Но и совсем остановить разворот они не имели возможности - тупо остановиться на полпути было ещё худшим решением, чем совершить невероятно рискованный бросок прямо под огонь северян.
        Чтобы не оставаться в долгу, ниаронцы тоже разрядили свои установки "пены" по рарденцам, вот только их залп выглядел куда как внушительней - как-никак кораблей у островитян было гораздо больше.
        Солёные, словно кровь, воды хмурого Ниаронского моря прочертили десятки смертоносных магических снарядов, заставляя вспениться гладь моря.
        Две волны потоков неслись прямо навстречу друг другу…
        Вот они встретились…
        Вот в море выросло несколько огромных фонтанов горячей воды, перемешанной с паром - это по невероятному стечению обстоятельств встретились и столкнулись водно-воздушные снаряды.
        А тем временем, две эскадры лихорадочно выполняли "противопенные" манёвры, в спешке отворачивая корабли прочь от магических снарядов. И всё это под непрекращающуюся канонаду эмиттеров ниаронцев и рарденцев, непрерывно забрасывающих друг друга огненными шарами. Не без успеха нужно сказать.
        Уже больше половины ниаронской, и вся рарденская эскадра, получили повреждения разной степени тяжести. Но объятые колдовским пламенем, с развороченными надстройками и бортами, корабли, тем ни менее, продолжали вести бой.
        И тут "пенные" заряды наконец-таки достигли кильватерных линий кораблей двух империй. Случилось это практически одновременно из-за того, что снаряды рарденцев хоть и были выпущены раньше, ввиду старости установок, имели меньшую скорость в сравнение с достаточно новыми водно-воздушными потоками ниаронцев.
        Залпы, произведённые с кинжальной дистанции, собрали богатый урожай смертей.
        Уже тяжело повреждённый имперский корвет "Мрачный" не смог уклониться от массированного залпа врага, и получил сразу два попадания. Два мощных взрыва переломили корпус корабля, приподняв обломки многотысячного корабля над водой. Из них рванули к небу огромные облака пара, сопровождаемые ярко-жёлтыми вспышками взрывающихся энергоаккумуляторов. После такого удара рарденский корвет практически мгновенно скрылся под водой, и шансов на то, что кто-то уцелел из его команды, практически не было.
        Затем ещё один поток попал в корму корвета К-43, начисто разнеся тому весь ют, вместе с рулями и водомётами. Лишённый хода корабль замер на месте с сильным дифферентом на корму и стал великолепнейшей мишенью для ниаронских канониров. Те своего шанса не упустили, так что вскоре пылающий огнём и развороченный взрывами файерболов корвет начал потихоньку тонуть. По всей видимости, это случилось из-за того, что огонь преодолел наложенные на железное дерево чары и начал разрушать сделанные из него части корабля.
        Следующим, и слава Сотеру, последним пострадавшим имперским кораблём стал второй лёгкий крейсер - "Малахит". Сразу три водно-воздушных потока врезались в его борт, с неприличной лёгкостью пробив все противопенные защитные переборки. Но крейсер оказался гораздо прочнее корветов своей свиты и попадания перенёс более легко…
        Ну, относительно своих более неудачливых братьев по оружию, конечно же.
        Правый борт "Малахита" оказался местами разворочен от подводной части до самой палубы, и было совершенно непонятно, как корабль ещё вообще держится на плаву. Хотя, на плаву-то он держался, вот только что толку? Крейсер практически полностью потерял скорость и заимел огромный крен на повреждённый борт, грозящий в перспективе полной потерей остойчивости и опрокидыванием кверху килем.
        Это конечно, в будущем, а пока что "Малахит" "всего лишь" лишился всей огневой мощи. Не так-то просто участвовать в морском сражении, если из-за сильнейшего крена все орудия правого борта, а заодно носовые и кормовые, смотрят точнёхонько в воду. А к тому же на максимальные углы возвышения их никто не поставит, так как в таком положение эмиттеры на кораблях данной серии частенько заклинивает.
        Но всё это были просто мелочи на фоне практически полностью разрушенной двигательной установки и как следствие - отсутствия Силы для инициации выстрелов и поворота орудийных установок.
        На этом скорбный список потерь Великоокеанского флота заканчивался, вот только это никого не радовало, ибо их и так хватало с головой. Но нужно сказать, что и ниаронцы не остались в стороне от кровавой жатвы.
        Сильные повреждения получили два ниаронских корвета, но причём лишь только один из них от залпа ВВП. Первый ниаронский корабль получил заряд в район котельного отделения, и начал стремительно отставать от основной группы ниаронских кораблей, а второму файерболами рассадили всю ходовую рубку, и тот поспешил выйти из боя.
        Но как не странно, одни из самых серьёзных повреждений получил флагман островитян - "Катогару". Концепция эрзац-линкора, пригодного для широкого ряда задач, воплощением которой и стал рекомый тяжёлый крейсер, оказалась весьма и весьма неплоха. "Катогару" неплохо проявил себя в качестве корабля артподдержки и лидера более лёгких кораблей… Вот только применить его в "пенной" атаке, как обычный крейсер, оказалось весьма дурной затеей.
        Всё-таки использовать стасемидесятиметровый корабль в лидера атакующих корветов… Да, лёгкие крейсера не слишком отставали от своих тяжёлых собратьев в размерах, и успешно выполняли функции лидеров, но они не были отягощены орудиями крупного калибра и солидным бронированием. Идеальным было бы и дальше применять тяжёлый крейсер типа "Кинугаса" как корабль артиллерийской поддержки, держащийся позади атакующих лёгких сил, но нет… У ниаронского Императорского флота просто не было ещё наставлений на такие случаи, так что контр-адмирал Акидзуки действовал исключительно на свой страх и риск.

…Из-за немаленьких дыр всего лишь чуть выше ватерлинии, Рё не рискнул гнать "Кинугасу" полным ходом и не стал интенсивно маневрировать, за что и поплатился.
        Два водно-воздушных потока, запушенные с рарденских корветов успешно поразили тяжёлый крейсер между ходовой рубкой и носовыми башнями. Магические снаряды калибра 381 мм не смогли нанести ниаронскому кораблю критических положений - почти вся их пробойная сила ушла на преодоление противопенной защиты, так что "Кинугаса" получила лишь пару пробоин ниже ватерлинии. Но и это было немало, так как тяжёлый крейсер мгновенно заглотнул несколько сотен тонн забортной воды, вследствие чего изрядно потерял и в скорости, и в манёвре.
        Не попасть по нему теперь мог разве что только лишь слепой, а имперские канониры на проблемы со зрением отнюдь не жаловались.
        До того, как сосредоточенный огонь всей ниаронской эскадры сбил прицел артиллеристам "Агата", они сумели поразить "Катогару" дважды. Первый огнешар снёс одну из четырёхдюймовок правого борта вместе со всем расчётом за борт, а вот второй файербол попал, казалось бы, более удачно - прямо в верхнюю носовую башню. 152-мм огнешар при любом раскладе пробивал картонную ранговую броню башен крейсера, но в этот раз всемогущая Судьба распорядилась иначе.
        Наклонная лобовая плита орудийной башни, расположенная подобным образом для отражения осколков и малокалиберных огнешаров, неожиданно сработала и против крупнокалиберного снаряда. Что стало причиной такого, так и осталось неизвестным, но факт остаётся фактом - файербол не пробил броню башни тяжёлого крейсера, и даже вообще никак не повредил её.
        Шестидюймовый огненный шар чиркнул по лобовой плите и, отрикошетив, попал прямо в ходовую рубку. Прочная броня выдержала взрыв 152-мм файербола, а вот толстые заговорённые стёкла, рассчитанные на противодействие осколкам и самым мощным океанским волнам - нет.
        Ударная волна и пламя, пробившись сквозь узкие щели опущенных бронезаслонок, превратили в мелкое крошево остекление рубки, и прошлись по её внутренностям.
        И последним, что увидел контр-адмирал Рё Акидзуки в этом бою, была ослепительная вспышка огня, хлестнувшая обжигающей болью по глазам и всему телу.
        Группа лёгких сил Ниарона осталась без командующего.
        Глава 2
        Факт попаданий в "Кинугасу" был зафиксирован остальными ниаронскими кораблями, но вот об их результатах ничего известно не было. Так что остальные корабли Островной империи продолжили выполнение последних приказов с флагмана, а именно
        - поворот влево для принятия курса, параллельного противнику.
        А между тем на ниаронском тяжёлом крейсере воцарилась лёгкая паника, которая с каждой минутой боя всё больше усиливалась, ибо "Агат" умудрился одним-единственным попаданием наделать бед больше, чем вся рарденская эскадра.
        Командирский мостик - ключевой элемент управления, связующий все элементы корабля в единое целое. Обработка данных с командно-дальномерных постов, передача команд на артиллерийские посты и в ходовой отсек - это всё его прерогатива.
        И вот теперь, ниаронский корабль лишился этого центра управления, своего главного нервного узла. Разумеется, системы управления огнём, например, были на всякий случай продублированы - на каждую башню ГК и плутонг орудий вспомогательного калибра, приходился собственный прибор управления огнём, но…
        При раскладе, когда каждый артиллерийский пост становился сам по себе, эффективность огня резко падала. Тем более что подобному элементу подготовки на ниаронском Императорском флоте, традиционно уделялось меньше времени, чем скажем ведению боя с централизованным управлением.
        Так что теперь самый мощный корабль лёгких сил островитян оказался ограниченно боеспособен. И это не считая того, что ещё требовалось как-то наладить связь с ходовым отсеком, чтобы иметь возможность менять курс и скорость.
        Но в целом, подобный факт ничего особо и не изменил для рарденцев - суммарно корабли островитян всё ещё превосходили их и числом, и огневой мощью. На плаву кораблям Империи оставалось находиться очень и очень небольшое время…

…Фрегаттен-капитан Васнецов облегчённо вытер лысую голову платком.
        "Всё, теперь уже и умирать не страшно. Разменять наши кораблики на приведение в небоеспособное состояние этих чудовищ - уже огромная победа. Теперь осталось лишь достойно завершить этот бой, не посрамив своей чести и чести наших предков…
        Вот только отчего же так всё плывёт вокруг? И скажи Леонид, почему так нестерпимо жжёт в левом глазу, что много лет назад был выбит осколком зачарованной брони?
        Это слёзы, капитан? Не надо, брось это. Не к лицу офицеру Рарденского Имперского флота плакать… Не вини себя. Сегодня ты сделал всё, что мог, всё, что было в твоих силах. И можешь смело плюнуть в лицо тому, кто скажет, что это не так.
        Сегодня погибло очень много хороших парней, и в их числе твой единственный сын. Не плачь капитан, значит, так было нужно. Кто-то должен был сегодня пожертвовать собой ради других…

…Но почему он?! Почему именно он? Почему он умер, а я… А я всё ещё жив…
        Значит, так было решено Свыше.
        Ведь если не он, я, все мы, то кто же тогда? Кому-то всегда придётся умирать, Леонид. Да, это страшно, это несправедливо. Но иначе нельзя. Разве было легко Сотеру Спасителю, когда он восходил на эшафот? Да, он мог с лёгкостью разметать охрану и вырваться на свободу, и что тогда на этом свете смогло бы остановить Сына Божьего?..
        Но он не сделал этого, понимая, что должен совершить иное. Так было нужно, и Сотер стал выкупом за весь этот мир, принесший ему так много зла…
        Мы тоже выкуп.
        Нет, не за весь мир, а всего за его маленькую частичку, что так нам дорога.

…"Железный Александр" должен был сегодня принести кого-то в жертву, ради общей победы. Неудивительно, что этой жертвой стала горстка старых кораблей, которых не жалко. А люди на них… А что люди? Люди - всего лишь приложение к дорогим боевым машинам…"

…- Господин капитан! Командующий на связи! - звонкий голос молодого связиста, прервал все мысли Леонида.
        И что интересно "Железный Александр" хочет сообщить?.. Наверняка что-то гадкое…
        - Фрегаттен-капитан Васнецов на связи.
        - Леони… Сергее…, продержи… щё… емного. - ровный голос адмирала Видерхоленна то и дело перебивался громкими шипящими помехами. - Помощь… не… дите. Коне… связи.
        - Есть, господин адмирал, - сухо отчеканил Васнецов, и выключил микрофон.
        Фрегаттен-капитан обвёл тяжёлым взглядом всех присутствующих в рубке офицеров.
        Слов больше не требовалось.
        Нечего сказать, молодец наш командующий - поднял нам всем боевой дух, мля… Будто мы и так не знаем, что нам конец, и помощи ждать неоткуда, сам-то, небось, с "большими парнями" занят куда более важными делами… Да и хрен на него, пускай катится куда подальше…
        - Вы всё слышали, - спокойно проговорил Леонид. Нечеловеческое спокойствие адмирала невольно передалось и фрегаттен-капитану. - И прекрасно знаете, что нам предстоит. Вперёд, господа офицеры.
        "Хотя… Зря я на "Железного Александра" наговаривая - он же всегда такой непрошибаемый. Одно слово - шене. Они же даже с эльфами могут поспорить в выдержке и хладнокровии. Так что адмирал, пожалуй, и на вести о поражение точно также отреагировал бы. Короче, хватит мыслеблудия - негоже так себя вести, когда жизнь на исходе.
        Помирать, так с музыкой".
* * *
        Лёгкий крейсер и три корвета рарденцев против двух лёгких крейсеров и девяти корветов Рассветной империи.
        Практические равные по скорости, вооружению и броне, сейчас они сходились в бою. Теперь всё решал количественный фактор - у кого сейчас было больше кораблей, те с большей вероятностью и побеждали.
        То есть ниаронцы, так получается?
        Так, да не совсем…

…Магически наведённый плотный молочно-белый туман практически полностью рассеялся над Ниаронским морем, и противоборствующие стороны наконец-то оказались в равных условиях. Естественно это касалось исключительно приборов корректировки артиллерийского огня. Теперь рарденцы лишись своей монополии на ориентировку в окружающем мире с помощью масс-детектора, так как ныне условия позволили ниаронцам задействовать оптические дальномеры.
        Но, несмотря на это, островитяне, занятые исключительно избиением немногочисленных имперских кораблей, откровенно проморгали появления у них в тылу небольшой эскадры из пяти вымпелов.
        А когда всё же заметили эту самую эскадру, то потратили несколько драгоценных моментов на опознание неизвестных кораблей, чтобы ненароком не запулить огнешаром в своих же…
        Вот только долго колебаться вредно.
        Новые участники боя не утруждали себя подобными забавами и с ходу начали делать чёткий, будто бы на учениях, заход для "пенной" атаки, не забывая, впрочем, и об артиллерийском обстреле.

…Ниаронцам не потребовалось чересчур много времени, чтобы идентифицировать пять неопознанных кораблей. Вот только полученные результаты их ни капельки не обрадовали, а совсем даже наоборот… Ну, ещё бы - четыре новейших рарденских корвета типа "Рассвет", и лёгкий крейсер типа "Воин"… И это только вновь появившиеся! А ведь оставались ещё и недобитые старые корабли северян, которые было крайне опрометчиво сбрасывать со счетов. Так что теперь двум лёгким крейсерам и девяти корветам островитян противостояли два лёгких крейсера и семь корветов рарденцев
        Ниаронцы оказались в весьма затруднительном положении - хотя численно они всё ещё превосходили северян, но вот качественно теперь уступали им, и уступали сильно.
        Группа-2 (а это была именно она) целиком состояла из самых новейших кораблей на Великоокеанском флоте. Лёгкий крейсер "Кочевник" являлся систершипом погибшего утром "Витязя", а четвёрка корветов была однотипной с "Зарёй" и "Смелым". Вот только откуда они появились здесь, да ещё и так вовремя?.. Их же вроде бы отправляли добивать вражеские авианосцы?..
        Да, действительно отправляли. Но без них удалось успешно обойтись - справились силами авиации, тяжёлых арткораблей и Группы-1. И именно после этого в расчётливом уме Видерхоленна и появилась мысль о том, как ещё попортить крови противнику. План, зародившийся в голове адмирала, вполне соответствовал недоброй славе "Железного Александра" по своей расчётливости и безжалостности.
        А задумал адмирал вот что.
        Эскадра Васнецова становилась жертвой-приманкой для обнаруженных лёгких корабли Ниарона, а затем по ниаронцам наносился удар силами Группы-2 и тяжёлых кораблей. То, что при "приманивании" будет уничтожена большая часть Группы-1, Видерхоленна волновало мало - такие потери он считал допустимыми. Всё равно в предстоящей войне от старых кораблей будет мало проку, а вот разменять их на более современные корабли островитян было бы весьма неплохо…
        Так что группа новых кораблей получила отбой на добивание ниаронских авианосцев, и была отправлена вслед за Группой-1. Чего стоило Видерхоленну принятие такого решения - одному Сотеру ведомо. Распылять свои и так не великие силы - это нужно было быть или гением, или недоумком.
        Но адмирал на свой ум пока что не жаловался, хотя и гением тактики не являлся. Он был всего лишь очень хорошим солдатом, хорошо запомнившим главное правило рарденской армии - "удивить - победить". Именно поэтому Александр отказался от привычной тактики "сжатого кулака" и претворил в жизнь одну из своих давних задумок - масштабный манёвренный бой. Главная проблема в воплощении этого плана была в том, что требовалась высочайшая координация действий между отдельными группами кораблей, а достигнуть этого было ой как непросто…
        Но адмирал всё же рискнул.
        И, кажется, не прогадал. По крайней мере, мышеловка успешно захлопнулась, и теперь ниаронским кораблям придётся очень не здорово…
        Вот только жаль, что наладить связь с эскадрой Васнецова всё никак не получалось. Старые установки связи на кораблях фрегаттен-капитана при включённом негаторе работали просто отвратительно. А с ростом разделяющей дистанции, так и вообще выдавали не столько связную речь, сколько обилие помех. Лучше было бы, конечно же, проинформировать Васнецова о его предстоящей роли ещё при предыдущем сеансе связи, когда он получил приказ любой ценой задержать ниаронские корабли, но… Но Видерхоленн не счёл нужным позаботиться о столь маловажной мелочи - адмирал не разделял мнения, что "каждый солдат должен знать свой манёвр". Меньше знаешь - крепче спишь…
        Главное сейчас было уничтожить эту группу корветов и крейсеров Ниарона - такой удар будет для них ничуть не лучше потери авианосца…
        Единственное, что волновало "Железного Александра" - это сколько ещё у противника может быть сил, помимо уже обнаруженных. Да и шестёрка линкоров Рассветной империи изрядно напрягала…
* * *
        Ниаронское море, борт тяжёлого авианосца "Асикага", 2 июня 1607 г. от Р.С.
        - …Господин адмирал, это экспериментальная аппаратура и… - робко возразил Торукаве молодой техник в мятой робе.
        - Это меня не интересует, - ледяным голосом отрезал адмирал, крепко сжимая в руках привычную трость. - Немедленно поднимайте дракона в небо, или я, клянусь Небом, отдам вас под Трибунал.
        Пара хмурых адъютантов командующего синхронно схватились за рукояти укороченных морских катан.
        - Но, господин адмирал!.. - в отчаянье всплеснул руками техник, в ужасе глядя на пару сверкающих клинков, выходящих из ножен. - Это всё очень ненадёжно! Я не могу дать гарантии, что артефакты не откажут в самый ответственный момент!!..
        - Это уже не ваша забота, матрос, - уже более спокойным голосом произнёс Акира, жестом давая "отбой" адъютантам. - Всё это под мою личную ответственность.
        - Есть, господин адмирал, - уныло повесил голову несчастный техник и начал вскрывать опломбированный ещё в порту бокс.
        По оружейному отсеку начал разноситься звон от падающих на пол кусков зачарованных пломб.
* * *
…Хлипкий строй ниаронцев сломался сразу же.
        И не только "пенная" атака, вкупе с мощным артобстрелом вновь появившихся кораблей была тому виной.
        Просто в какой-то момент вокруг кораблей Островной империи начали вырастать огромные фонтаны воды от детонирующих о воду крупнокалиберных огнешаров. Пять-шесть дюймов?.. Ха! А минимум восемь не хотите?
        По лёгким силам ниаронского флота вторжения открыли огонь тяжёлые крейсера и линкоры Рардена, наконец-то вышедшие на ударную дистанцию. Масс-детектор был успешно отставлен в сторону, и арткорабли начали пользоваться данными, получаемыми с лёгкого крейсера "Кочевник".
        - Азимут… Возвышение… Упреждение… - летели в эфир короткие, рубленые фразы связистов.
        Теперь имперцам оставалось лишь только ждать. Всего одно попадание файербола крупного калибра могло полностью вывести из строя вражеский корабль - слишком уж были неравны силы. Если, например, 406-мм огнешар превосходил стандартный крейсерский калибр по диаметру лишь только втрое, то вот по такому показателю, как энергонасыщенность, и соответственно по мощности - в 20 (двадцать) раз!..

…Но первого ниаронца на свой счёт записали всё же Группа-2. Им оказался новенький корвет "Сакайо", который, получив два водно-воздушных потока ниже ватерлинии, быстро затонул.
        Зато по лёгкому крейсеру "Тама" сначала отработались вспомогательные шестидюймовые эмиттеры тяжёлых рарденских крейсеров, а затем по нему был открыт огонь из главного, 203-мм калибра. Долго под таким обстрелом относительно лёгкий корабль островитян не смог продержаться, и вскоре он, весь объятый пламенем выпал из строя и начал понемногу крениться на сильно повреждённый правый борт. Участь ниаронского корабля была предрешена.
        Но всё внимание сейчас оказалось приковано к другому ниаронскому кораблю - корвету "Кагеро". Точнее к тому, что от него осталось.
        По закону вероятности хоть один крупнокалиберный огнешар должен был найти свою цель…
        И он её нашёл.
        Шестнадцатидюймовый файербол, выпущенный из эмиттера главного калибра линкора "Апостол Андрей" попал прямо в середину ниаронского корвета. Эффект оказался просто потрясающим - прямо позади второй дымовой трубы вырос гигантский, шире самого корабля островитян, шар ярко-жёлтого пламени. В следующий момент сдетонировали энергопогреба установок ВВП и котло-реакторные установки, перевив бьющие в небо огромные языки колдовского огня молниями и потоками пара. Чудовищный взрыв мгновенно разметал корвет Рассветной империи на атомы, раскидав обломки на сотни метров.
        И это было только началом.
        В течение следующего времени ниаронцев продолжали методично и безжалостно расстреливать. Один за другим корабли островитян начинали скрываться под водой, но лишь кое-где были видны спасательные шлюпки - во время боя эта судовая снасть обычно страдала одной из самых первых и надежда на спасение, в принципе, исходила только лишь от противника. Но рарденцам сейчас было не до того, чтобы спускать собственные шлюпки или ловить барахтающихся в воде врагов спасательными сетями…

…Одновременно с этим, адмирал Видерхоленн наконец-то смог установить нормальную связь с остатками соединения Васнецова, и приказал фрегаттен-капитану отступать. Больше надобности в приманке не было, а напрасно подставлять под удар свои корабли командующий не хотел. Их можно было исключить из состава флота с куда большей пользой, например, превратив их дополнительный элемент береговой обороны Нежинска…
        Тем временем, Группа-2, под командованием фрегаттен-капитана Бронеслава Саграха, закончила "пенную" атаку и теперь держалась позади остатков кораблей островитян. Крейсер "Кочевник" и четыре корвета двигались ломаным зигзагообразным курсом, не давая ниаронцам отступить. При такой позиции, конечно же, был большой риск поймать перелёт от собственных линкоров и тяжёлых крейсеров, но выучка артиллерийских корректировщиков "Кочевника", которые собственно и выдавали данные для стрельбы "большим братьям", позволяла этого избежать. Оставалось надеяться, что и их коллеги с тяжёлых арткораблей не подведут…

…Из ниаронских кораблей на плаву находился уже всего один более-менее целый корабль - лёгкий крейсер "Кума", когда произошло неожиданное.
        На мостике "Апостола Андрея" один из операторов внутрикорабельной связи начал принимать дежурный доклад наблюдателей с командно-дальномерного поста, но внезапно что-то проговорил в микрофон, и лихорадочно включил громкую связь.
        Из динамиков, установленных в рубке, разнёсся напряжённый голос старшего офицера-наблюдателя:
        - Повторяю! Вижу шесть силуэтов! Тяжёлые крейсера или линкоры!.. Удаление порядка 11 миль, курс 230!.. Вижу… Вижу орудийные вспышки!!..
        Глаза Александра Видерхоленна слегка сузились.
        - Тяжёлым кораблям - поворот вправо "все вдруг" 90! Скорость 22 узла! Передайте на "Саргат", пусть делают что хотят, но линкор должен держать эту скорость. Группе-1 - прорываться самостоятельно к Нежинску, Группе-2 - держаться на левом фланге!..

…За кормой кораблей фрегаттен-капитана Саграха выросли гигантские фонтаны, поднятые крупнокалиберными файерболами ниаронских линкоров. Неизвестный рассветный адмирал решил начать бой с дальней дистанции, и возможно отнюдь не зря - уже самые первые залпы островитян легли достаточно кучно.
* * *
        "Чертовщина какая-то", - молнией пронеслось в голове Видерхоленна. "Как можно стрелять ТАК точно с дальней дистанции?! Хорошо ещё, что ни накрытий, ни попаданий ещё не было… Но у нас-то разброс снарядов весьма велик, и на пристрелку уйдёт время, а ниаронцы… Что у них за дальномеры??.."
        - Господин адмирал! С авианосцев передают, что драконы приведены в порядок и вновь готовы к бою. Просят указать текущую цель.
        Адмирал чувствовал, что объяснение всему происходящему буквально витает где-то рядом… Оставалось лишь только поймать всё ускользающую нить знания, но сделать этого у Александра, увы, всё не получалось…
        Так, ладно. Нужно думать о более насущных проблемах и задачах…
        Сквозь плотно сжатые зубы Видерхоленна вырвалось едва слышное шипение, пробив доселе непробиваемую маску спокойствия.
        Адмирал был очень зол от осознания того, что теряет стратегическую инициативу.
        - Пускай немедленно поднимают в воздух все истребители! Построить "зонтик" над эскадрой! Пикировщикам приготовиться к нанесению бомбового удара по кораблям противника!
        "Проклятье! Что же это за артефакты у ниаронцев?" - со злостью подумал Видерхоленн. - Как они смогли создать что-то неизвестное нам?.."
* * *
        Александр терялся в догадках…
        Интуиция? Великолепное аналитическое мышление? Отличная память?
        Да, рарденский адмирал обладал всеми этими превосходными качествами, что не раз спасали его и других в бою, но сейчас Видерхоленн просто не знал, что и думать - ничего из вышеперечисленного помочь ему не смогло.

…Ни на одном флоте мира не было принято строить всё морское сражение целиком и исключительно на дальнем огневом бою. Как начальный этап битвы - да, это предусматривалось, но уж никак не в качестве всей основы.
        И дело тут было отнюдь не в ограниченной дальнобойности эмиттеров боевых кораблей, хотя и это играло здесь определённую роль.
        Вся проблема была в том, что боевые артефакты позволяли уверенно обнаруживать и поражать противника, но вот с точностью этого самого поражения были довольно значительные проблемы. И масс-детектор, и обычный магический радар вместо чёткого силуэта найденного корабля выдавали просто достаточно обширное пятно засветки, превращая даже достаточно крупные крейсера и линкоры в просто-напросто "зоны наиболее вероятного местонахождения противника". Гораздо лучше дела обстояли с оптическими дальномерами, в которых основными элементами системы обнаружения являлись огромные линзы и зеркала. Подобные приборы в разы повышали эффективность артиллерийского огня, но вследствие невозможности создания линз большого диаметра, дальность оптических дальномеров была ограничена средней дистанцией боя.
        Так что, морской бой обычно начинался кабельтовых этак с 60, но это чисто для "галочки". Основная же фаза сражения протекала в основном на средней дистанции в
40 кабельтовых. Именно такое расстояние между противоборствующими эскадрами в бою обе стороны и старались поддерживать всеми силами. Сближение до 20 и менее кабельтовых превращало даже хорошо продуманный бой в "собачью свалку", переводя исход сражения из разряда "мы всё продумали, так что всё пойдёт именно так" в "как же это вышло, мать его?".
        Случайности хороши, когда приносят тебе пользу, но, к сожалению, Удача - слишком ветреная штучка, чтобы быть верной лишь одному. Это сейчас тебе повезло, а что случится в следующий миг - неизвестно никому из смертных.

…Конечно же, эксперименты по улучшению корректировки морского артиллерийского огня проводились на флотах многих стран, и отнюдь не раз. Но, к величайшему сожалению адмиралов, ничего путного из этого не выходило.
        Самым идеальным вариантом было бы вести корректировку с воздуха. В этом случае мощных приборов наблюдения и не требовалось - принцип "высоко сижу, далеко гляжу" очень хорошо себя оправдывал. С возможностью загоризонтного наблюдения или же близкого подлёта к противнику нужда в громоздком оборудование просто отпадала - при таком раскладе было бы вполне достаточно обойтись просто подготовленным артиллерийским наблюдателем с хорошим морским биноклем. Но здесь возникала одна существенная проблема - как передать полученные сведенья?
        Разработка более-менее компактных и "дальнобойных" артефактов связи была заветной мечтой всех военных в мире. Но пока что, увы, совместить эти два замечательных свойства в одном месте никак не удавалось - имелся некий технический порог, через который магам-технарям всё никак не удавалось перейти. Или лёгкие переносные рации с небольшим радиусом действия, или же огромные мощные бандуры, поднять которые в воздух могли лишь только Истинные драконы или дирижабли - золотая середина всё никак не желала находиться.
        Ну, это, конечно, что касается волновой связи - с проводной было полегче. Но задумка связать дракона и корабль-носитель тонкой струной проводной связи была… Как бы это сказать?.. Безумной и глупой?.. Ну, это ещё мягко сказано.
        Единственным успешным примером реализации идеи авиационных корректировщиков было применение на кораблях ВМФ нескольких стран привязных аэростатов. Вот только единственное задокументированное боевое применение подобного чудо-оружия закончилось весьма и весьма плачевно.
        В 1566 году в сражение у атолла Ктай 2-ая Колониальная эскадра Королевского флота Арбенохара схлестнулась с кораблями Теократии Мероэ.
        В ходе боя неожиданно выяснилось, что корректировщики не только значительно повышают точность артиллерийского огня, но и служат великолепными ориентирами для вражеских канониров. Может быть, мероинги и были дикарями, но уж никак не глупцами, и соотнести повисшие в небе огромные пузыри с кораблями врага им труда не составило. Плюс к тому же ещё и оказалось, что запускать или спускать аэростаты под огнём противника крайне неудобно и опасно, а уж про чудовищное ухудшение манёвренности кораблей-носителей из-за этих своеобразных поплавков-якорей вообще можно было не говорить. Плюс ко всему этому, несмотря на все магические ингибиторы и меры предосторожности, несколько наполненных водородом шаров всё же взорвалось, нанеся значительные повреждения кораблям-носителям.
        В общем, учитывая, что бой начался уже ближе к вечеру, рассвет следующего дня смогли встретить только боевые тримараны мероингов. После этого аэростаты-корректировщики были сняты с вооружения всех флотов в мире.
        Но идея осталась.

…Все лихорадочные размышления Александра Видерхоленна оказались прерваны одним-единственным докладом оператора радара.
        - Ещё цели, господин адмирал!.. Воздушные, числом около двух дюжин!.. Скорость около 55 узлов, курс 190… 180… 170… 160…
        По мере того, как оператор докладывал изменения в курсе вновь обнаруженных воздушных целей (ниаронских драконов, чего тут голову-то ломать), становилось ясно, что противник барражирует над каким-то одним определённым местом.
        "Что за ерунда?", - мелькнуло в голове Видерхоленна. - "К чему такой странный курс - они что, ищут что-то? Бред! Или… субкораблей опасаются, что ли?.. Да за каким бесом им вообще потребовалось зависать на месте?..".

* * *
        В завязавшейся артиллерийской дуэли тяжёлых кораблей все преимущества оказались отнюдь не на стороне имперцев.
        У рарденцев имелось в общей сложности по двенадцать 406-мм и 305-мм эмиттеров на двух линкорах, а также восемь 203-мм орудий на паре тяжёлых крейсеров. Тем самым эскадра рарденцев представляла собой достаточно мощное в ударном плане соединение, хотя и нужно признать, что "Апостол Андрей" имел в нём ключевое значение, и без него имперцы вообще бы не имели ни одного шанса в бою.
        Но радовало это мало, учитывая то, что ниаронцы имели в своём распоряжении 48 (сорок восемь!) 356-мм и шестнадцать 406-мм орудий… И это не считая тотального превосходства в стволах вспомогательной артиллерии, учитывать которую при противостоянии таких монстров просто никто не стал.
        Так что островитяне превосходили рарденцев не только численно, но и по мощности залпа, причём на целый порядок. И надеяться северянам было не на что - речь здесь шла даже не о победе (куда там…), а просто об элементарном выживании. При таком соотношении сил, ниаронцам о потерях врага можно было вообще не беспокоиться…
        Как и наличием самого врага.
        Вот только чихать хотел Видерхоленн на такие арифметические подсчёты.
        Адмирал знал, что числа - это ещё не всё. Ему приходилось бывать в таких ситуациях, когда, казалось бы, всё уже было предрешено, но…
        Всё шло не так, как можно было бы ожидать.
        Абсолютно безнадёжных ситуаций практически не бывает. Как бы это банально не прозвучало, но из любого тупика есть выход. Как минимум один. Быть может страшный, неприятный, но он есть всегда. Да, порой лекарство горько, но болезнь всегда ещё горше, и с этим приходиться мириться.
        Главное не отчаиваться.
        Отчаянье - это первый шаг к погибели. Стоит опустить руки, сдаться хотя бы мысленно, и ты сгинешь в реальности.
        Навсегда. Необратимо.
        Отчаянье убивает веру, отнимает силы и сковывает сердце холодом…
        Но оно не всесильно. Отчаянье можно победить.
        Всегда можно победить. Всё можно преодолеть.
        Главное не сдаваться.
        Александр Видерхоленн не умел сдаваться. Никогда и никому.
        Сдаться означало для адмирала выказать свой страх врагу, показать своё безнадёжное положение…
        Да, Александр не был воином без страха и упрёка, он был всего лишь человеком, и, как и все нормальные люди, Видерхоленн испытывал страх. Вот только адмирал не считал нужным, чтобы об этом знал кто-то ещё, помимо него. Особенно если этот "кто-то" находился по другую сторону баррикад.
        За долгие годы своей жизни Видерхоленн научился держать свои страхи в узде, ибо считал, что подобные отрицательные эмоции только вредят выполнению его долга. Как, в принципе, и вообще все эмоции…
        Но за всю свою жизнь адмирал так и не научился проигрывать. Кто-то скажет, что это плохо, кто-то скажет, что это хорошо, но истина всё же будет неизвестна. Мнения всегда высказывают люди, а люди никогда не бывают до конца объективны…
        Хотя Александру было плевать на мнение других. У него было собственное мировоззрение, собственное жизненное кредо, практически неподверженное чужому влиянию.
        И сейчас это мировоззрение настойчиво шептало адмиралу, что пока что ещё не всё потеряно. Пока ещё жив он, а его корабли целы и невредимы, у него на руках ещё достаточно козырных карт, так что ещё посмотрим, как всё сложится…
        Как там говорили древние греадорцы? "Пока живу - надеюсь?"
        А ведь мы живы, следовательно, у нас ещё есть надежда, не так ли?
        Надежда умирает последней.

…Хотя лучше, чтобы сегодня умерли наши враги.
* * *
        Рарденские истребители и штурмовики стартовали с палуб авианосцев для нанесения удара по линкорам островитян.
        Несмотря на великолепный результат предыдущей атаки, никто из имперских всадников не обольщался по поводу новой задачи. Одно дело добивать беспомощный и неподвижный корабль, с практически полностью задавленной противоздушной обороной, и совсем другое дело - прорываться через непроштурмованные батареи зениток противника. Понимая, что у драконов будет только один шанс на атаку, спецбоеприпасов для этого задания не пожалели - никаких стандартных бомб, только магические снаряды, причём из неприкосновенных запасов.
        А чего их теперь беречь? На "чёрный день", что ли? Так вот он этот самый "чёрный день", чернее не бывает. И если уж бить, так бить…

…Истребительные и бомбардировочные звенья рарденцев шли в чётком строю. В центре
        - самые важные гости на празднике: 15 пикирующих драконов, несущих мощные магические бомбы. Их охрана обеспечивалась 38 зелёными драконами, которые шли налегке, без бомбовой нагрузки, дабы не отягощать себя при вступлении в воздушный бой.
        Расстояние до ниаронских кораблей стремительно сокращалось, истребители теснее сомкнули свои боевые порядки. Пилоты начали пристальнее следить за небом, чтобы первыми засечь вражеских ящеров. Перед вылетом они были проинструктированы насчёт того, что, скорее всего, их ожидает не только мощная ПВО линкоров, но и уцелевшие ниаронские истребители, так что всадники были начеку. Низкие слоистые облака, конечно же, затрудняли задачу сопровождению пикировщиков, но не слишком критично.
        На зоркость пилоты истребителей никогда особо не жаловались, ибо среди них было немало самых настоящих эльфов, которым всегда отдавалось предпочтение при наборе всадников. И здесь, конечно же, на первом месте были пилоты с авианосца "Адмирал Финрод Авамарва" (кстати, названого в честь одного из рарденских адмиралов-эльфов), практически всё истребительное авиакрыло которого было укомплектовано Перворождёнными.
        Именно они первыми и заметили противника.
        Правда, в текущих погодных условиях спасовало даже феноменальное зрение эльфов, и ниаронцев ушастые всадники обнаружили с помощью врождённого ауровиденья. Несколько засечённых всполохов биополя, и ряды рарденских зелёных драконов рассыпались.
        Пилоты нескольких ниаронских истребителей-разведчиков тут же засекли это и подали сигнал тревоги. Как они это увидели, если уж даже легендарное зрение эльфов спасовало? Просто эти пилоты Рассветной империи сейчас находились под действием одной из разновидностей зелья "кошачьего глаза", дающей способность к инфракрасному виденью. Островные истребители, понимая, что их уже засекли и дальше прятаться по облакам бессмысленно, сложили крылья и устремились в атаку.
        Холодный ветер в лицо.
        Свист рассекаемого крыльями дракона воздуха.
        До боли в руках стиснутые поводья драконьей упряжи.
        Солнце, впервые за этот страшный день, украдкой выглядывает из-за туч. Столб яркого света струится из прорехи в низких облаках и освещает безбрежную морскую гладь…
        Солнце отражается на металле драконьих доспехов.
        Изумрудным пламенем полыхают пышные гривы перьев ниаронских ящеров. Матово-болотным блестят костяные гребни рарденских истребителей. Холодной синевой сверкают изогнутые серпы рогов пикировщиков.
        Две группы драконов всё ближе и ближе друг к другу.
        Дистанция пятьсот… триста… сто…
        Вспышка!
        В небе над Ниаронским морем загорается ещё добрая полусотня крохотных солнц. Оставляя желтовато-серые инверсионные следы, они несутся друг навстречу другу.
        Настоящее Солнце вновь испуганно прячет свой золотой лик за облаками, словно бы не желая видеть то, что сейчас произойдёт…
        Свист рассекаемого воздуха. Драконий огонь, разлетающийся брызгами звёздного пламени. Рёв раненых драконов, крики раненых людей и эльфов.
        Ветер, несущий в лицо запах обгорелой плоти.

…Ни одна из двух протиборствующих сторон не смогла подобраться к противнику незамеченной, так что господствующей высоты никто занять не успел. Бой пошёл по одному из самых непредсказуемых сценариев - фронтальная атака лоб в лоб. Классический удар задними лапами сверху, с пикирования здесь был невозможен, так что оставалось полагаться исключительно на огневую мощь и сходиться врукопашную накоротке.
        Но после такого, бой превратится в одну большую свалку с неясным результатом. Хотя тут уже ничего поделать было нельзя…

…Первый залп драконов не дал особых результатов - слишком было ещё велико расстояние, да и пространства для манёвра и ниаронцам, и рарденцам хватало. Истребители падали то на одно, то на другое крыло, крутили "бочки", так что всё "обошлось" несколькими ранеными драконами и их всадниками. Это тоже было не слишком здорово, ибо даже, несмотря на бортовой запас заживляющих и обезболивающих эликсиров, после подобного ящеры будут ограничено боеспособны.
        Расстояние между двумя группами драконов сократилось до минимума…
        Столкновение!
        Конечно же, это не было ударом стенка на стенку, как в сухопутных битвах, вовсе нет. Две стаи драконов промчались мимо друг друга, маневрируя, и поливая друг друга огнём, но лишь немногие сцепились в ближнем бою.
        Сразу же выделились своеобразные "центры кристаллизации", вокруг которых крутилось наибольшее число истребителей обоих сторон. У рарденцев это были полтора десятка идущих на небольшой высоте пикировщиков, а вот ниаронцы наиболее яростно защищали двух зелёных драконов, с какими-то непонятными агрегатами на спинах, из-за чего скорость и манёвренность необычных ящеров были ниже всякой критики.
        Непонятные агрегаты не вызвали у рарденских пилотов никаких особых ассоциаций - обычный конгломерат коробов, цилиндров и проволоки. Но имперцы сразу же почуяли какую-то "засаду" - мало ли от какой магшинерии противника стоит ждать плохого… А вдруг это какое-то новое оружие?..
        В общем, рарденские истребители плотно насели на подозрительных ящеров, впрочем, не забывая и о защите собственных ценных кадров.
        Ниаронцы защищали драконов-артефактоносцев яростно, отчаянно, так что теперь даже дураку становилось ясно - эти ящеры важны для противника, следовательно, уничтожать их следует в первую очередь.
        Между тем "поле" битвы изрядно сместилось от места первого огневого контакта, и пилоты синих драконов увидели то, ради чего вообще поднялись в воздух.
        Шесть огромных силуэтов. Высокие мачты-пагоды, здоровенные башни главного калибра, вспышки работающих эмиттеров.
        Линкоры Рассветной Империи.
        Бомбы к бою!
* * *
        - Но, высокочтимый… Без корректировщиков мы не сможем вести прицельный огонь на такой дистанции!
        Вице-адмирал Ниаронского Императорского флота Тэнкаи Икэда был практически на грани отчаянья.
        - В таких условиях я не смогу выполнить ваш приказ, главнокомандующий!
        - Икэда-сан, у нас только два варианта, - голос адмирала Торукава, звучащий из динамиков громкой связи, разносился по ходовой рубке линкора "Уракава". - Или мы защищаем корректоров и оставляем вас без воздушного прикрытия, или же мы сажаем их, и сосредотачиваемся на постановке заслона ящерам северян.
        - Торукава-сан, я считаю, мои корабли выдержат атаку с воздуха, - уверенно заявил вице-адмирал. - У нас достаточно зенитной артиллерии - варвары не смогут прорваться…
        - Я не был бы столь уверен на вашем месте, - холодно перебил его Акира. - Один из авианосцев мы потеряли именно после удара с воздуха, а хочу заметить, на плавучих аэродромах зениток будет даже побольше, чем у вас.
        - Господин адмирал, я готов рискнуть!..
        - А вот я нет… - мрачно ответил Торукава. - Слушайте мой приказ, вице-адмирал.
        Тэнкаи, уже было раскрывший рот для ответа, тут же захлопнул его - приказы командующих не обсуждаются.
        - Приготовьтесь принять на борт драконов-корректировщиков. После этого сблизиться с противником на дистанцию эффективного огня, и приготовиться к отражению авианалёта. Далее можете действовать на своё усмотрение, но противник должен быть уничтожен, подчёркиваю уничтожен. Не просто отогнан или рассеян, а именно ликвидирован - слишком много ущерба они нам сегодня причинили. Это нельзя оставлять безнаказанным.
        - Есть, господин адмирал! - отчеканил Икэда, вытянувшись по струнке. - Будет исполнено!
        - Конец связи, - буркнул динамик и зашумел звуками статических помех.
        Икэда недовольно сжал губы, переваривая всё сказанное командующим.
        Вице-адмирала ни капельки не радовала перспектива лишиться столь приятного бонуса как корректировка огня с воздуха - терять столь выгодную позицию было очень жалко, но… Тут уже ничего не поделаешь… Выбор стоял такой - или продолжать получать данные от корректоров, прикрывая их истребителями, но наплевать на угрозу, исходящую от драконов противника, или же защищать линкоры. Какое из зол было меньшим, было не слишком ясно - о воздушных силах противника ниаронские командиры имели весьма смутное представление. Но адмирал Торукава решил, что уж лучше попасть под массированный артобстрел, чем подставиться для удара штурмовиков или пикировщиков. Авиабомба - это вам не снаряд, пускай даже и крупного калибра. Такая штуковина может натворить очень много плохого…
        Хотя и сближаться с далеко не слабым противником на дистанцию, где шансы на попадание будут примерно равны, очень не хотелось. Но раз уж больше возможности расстреливать варваров издалека не было…
        Ещё и драконов этих принимать…
        Мало что ли забот без них?.. Замедлять ход, подставляться, пока летучие ящерицы будут садиться на кормовую площадку (кстати, совершенно для таких целей неприспособленную)…
        Ну да ладно, приказ уже получен.
        Тэнкаи побарабанил пальцами по ноге и, наконец, отдал приказ:
        - Лево 45, малый ход. Всем расчётам зенитной артиллерии приготовиться к бою!
* * *
        Да, ниаронские драконы с неизвестными артефактами на спинах были именно артиллерийскими корректировщиками. А несли они ни много, ни мало, а компактные установки связи - первые и пока что единственные представители подобных приборов, рассчитанные на среднюю дистанцию эффективной работы.
        Проблема с передачей сведений на корабли оказалась решена.
        Но какими же методами велось наблюдение за противником с воздуха? Было бы весьма маловероятно, что ниаронцы вдобавок к портативным установкам связи смогли бы разработать ещё и сверхмалые радары или оптические дальномеры, не нуждающиеся в линзах и зеркалах большого диаметра.
        Островитяне такого и не делали. Нет, не потому что не хотели, а просто потому что не могли. Впрочем, не только они…
        Вышли ниаронцы из этой ситуации достаточно изящно. Простое применение эликсира дальнозоркости, биноклей или телескопов, хорошего результата не давало, и именно поэтому островитяне пошли по смешанному пути.
        Стандартное спецзелье дальнозоркости было дополнительно усиленно за счёт практически полной потери периферийного зрения, что позволило увеличить дальность обзора ещё примерно на километр. Естественно подобный эффект был временным - вряд ли бы нашлись желающие постоянно жить с подобным мировосприятием. Хотя… Если бы это было ДЕЙСТВИТЕЛЬНО необходимо, кандидаты бы сразу нашлись…
        Но вдобавок к боевому химсредству ещё и прилагался специально сконструированный лётный шлем, с установленным на нём бинокуляром, примитивным дальномером и системой регулировки линз, чтобы в случае необходимости обеспечить обзор пилоту на ближних дистанциях. Всё это позволило создать достаточно эффективный и перспективный боевой комплекс, который в будущем планировалось широко внедрить в армии и на флоте.
        Именно такое заключение было сделано по результатам полевых испытаний, но, тем ни менее, пока что всё это так и не вышло за пределы опытных образцов. И то, что эти комплексы оказались на борту флота вторжения, было личной заслугой адмирала Торукава, который, видя в них большую перспективу, решил опробовать их в реальном бою.
        Правда, планировал сделать он отнюдь не сейчас, но так уж сложилась ситуация…
        А вот насколько хороши оказались эти комплексы авиационной корректировки артиллерийского огня, теперь стало известно не только ниаронцам.
* * *
        Тяжёлый линкор "Апостол Андрей" содрогнулся от мощного взрыва - в башню "Веди" попал крупнокалиберный огнешар.
        - Башня-3, доложить о повреждениях, - голос адмирала был, как и всегда спокоен.
        - Пробития брони нет, убитых нет, двенадцать человек ранено, трое - тяжело, - донеся из динамика внутрикорабельной связи хриплый голос башенного командира. - Из строя выведен механизм горизонтального наведения. Проводим ремонт, закончим ориентировочно через сорок минут.
        - Добро, - кивнул Видерхоленн.
        Между тем сообщения о попадания шли одно за другим.
        - Попадание в "Саргат"! Между башней три и четыре!..
        - "Гармония" - близкий разрыв слева по борту! Повреждены бронеплиты!..
        - "Гром" - уничтожена фок-мачта!..
        Тревожные сообщения сыпались одно за другим - ниаронцы били феноменально точно для такой дистанции. Рарденскую эскадру уже изрядно побило - ни один из кораблей не остался невредимым. Досталось всем - кому-то больше, кому-то меньше, но досталось.
        Наиболее тяжёлые повреждения, естественно, получили более крупные корабли - "Саргат" и "Апостол Андрей". На старом линкоре помимо начисто развороченной кормовой надстройки, из-за близкого разрыва крупнокалиберного файербола заклинило вторую центральную башню, а также были повреждены казематы левого борта. "Апостол" же словил уже целых четыре полноценных попаданий тяжёлых огнешаров, правда, с минимальными последствиями - без пробития брони. Один файербол попал в нижний броневой пояс, другой в - верхний, ещё один задел верхнюю кормовую башню ГК, а последний снёс в море трёхорудийную башню вспомогательного калибра.
        Тяжёлые крейсера, из-за меньших размеров и более высокой манёвренности, пострадали меньше, хотя для них последствия даже одного-двух попаданий огнешаров крупного калибра были очень серьёзны. На "Громе" была под корень снесена третья труба, из-за чего уменьшилась тяга ходовых котлов, и соответственно упала скорость, а на "Гармонии" были тяжело повреждены две башни вспомогательного калибра, из-за чего теперь на тяжёлом крейсере осталось только восемь из двенадцати 152-мм эмиттеров.
        И всё это после достаточно непродолжительного по времени обстрела.
        Вспомогательная артиллерия в этом "веселье" не участвовала - слишком велика была дистанция. Даже, несмотря на все достижения военной мысли, расстояние в десять миль для среднекалиберных эмиттеров было недостижимым пределом мечтаний.

…Рарденцы, конечно же, не просто так стояли на месте и ждали, пока противник расстреляет их… Да, у имперцев было меньше орудий в залпе, у них не было возможности корректировки с воздуха, но закон вероятности и хорошая подготовка канониров тоже кое-что да значат.
        За начальный период боя рарденцы, при тотальном проигрыше по всем показателям, умудрились попасть в противника целых шесть раз. Причём на каждый калибр тяжёлых рарденских кораблей пришлось ровно по два попавших в цель огнешара.
        Один восьмидюймовый файербол попал в кормовую оконечность флагманского "Уракава", второй опалил полубак "Нагару", шедшего вторым в строю. Не слишком мощные магические снаряды умудрились попасть в наименее защищённые части линкоров, и, пробив вертикальное бронирование, повредить внутренности ниаронских кораблей. От серьёзных последствий попаданий, островитян уберегло лишь только то, что в кормовой части кораблей традиционно располагались камеры гауптвахты, а в носовой - продовольственные склады. Так что эту частичку своего везения и умения рарденцы потратили на то, что бы испепелить нескольких неудачников и превратить в пыль несколько тонн риса и рыбы.
        Оба двенадцатидюймовых файербола попали в бронепояс всё того же "Нагару", но пробить его не смогли - всё же заклинания, наложенные на ниаронскую броню оказались поновее и получше, чем старенькие эмиттеры "Саргата".
        Один из 406-мм файерболов "Апостола Андрея" снёс грот-мачту на третьем в строю линкоре - "Исен", засыпав половину ниаронского корабля горящими обломками и разнеся вдребезги практически все антенны. Второй же крупнокалиберный магический снаряд ударил по кормовой оконечности "Уракава", превратив её в мешанину искорёженного металла и обломков железного дерева.
        Вот только рарденский командующий отчего-то совсем не радовался таким успехам.
        "Не стоит себя обнадёживать - ещё несколько таких удачных залпов с их стороны, и они нас просто-напросто задавят количеством…
        Нет, с этим нужно срочно что-то делать…"
        - Как только зафиксируем атаку с воздуха со стороны наших драконов - готовимся к отступлению. Головным - "Апостол", за ним "Саргат". Тяжёлые крейсера во фланговом охранении. Группе-2 немедленно отходить на юг, соединиться с авианосцами и прорываться к Скальному.
        "Этот бой нужно заканчивать как можно быстрее…"
* * *
…Лейтенант Тиаланган не смог сдержать недостойный Перворождённого досадливый возглас - один из двух странных драконов островитян всё-таки успел уйти от удара его двойки. Эльф в азарте погони чуть было не отдал сигнал о продолжении преследования, но вовремя одумался - идти грудью на зенитки противника было явным самоубийством. Тем более что второго такого ящера рарденцы всё же сбили классическими "ножницами" - одновременным заходом двойки истребителей с двух сторон и двойным плевком пламени. Ниаронец оказался на удивленье неповоротлив, так что выполнить этот приём у имперских пилотов труда не составило. Что было причиной такого поведения ниаронца, было неясно - агрегат, закреплённый на спине его дракона, не выглядел столь уж тяжёлым и неудобным… Скорее уж тут была ошибка самого пилота, которой с успехом воспользовался… Ну-ка, есть красная лента на шлеме?.. Есть. Значит точно - Келеборн из второго авиаотряда записал себе на счёт сегодня ещё одного противника.
        Так, стоп - отставить посторонние мысли, в одну сторону не пялиться - пикировщики начинают атаку.

…Ниаронские истребители, защищающие свои линкоры, выдохлись на удивленье быстро
        - их драконы оказались гораздо менее выносливыми, чем ящеры имперцев, и это учитывая, что и те, и те, сегодня провели в бою примерно равное время. Но видно островным драконам требовалось больше времени на отдых и пополнение сил, чем их противникам…
        Хотя, возможно причина была вовсе не в этом, а в том, что эльфийская часть лётного состава корабельной авиации Великоокеанского флота, заразила остальных пилотов буквально маниакальной страстью по уходу за драконами. Да, хорошее обращение с ящерами было общепринятой практикой у всех пилотов, но Перворождённые, всегда особо ценившие жизнь любой живой твари (кроме, пожалуй, разумных), возвели это занятие в ранг первостепеннейшего.
        Правда, быть может, эльфы, никогда особо и не любившие море, просто искали себе хоть какое-нибудь привычное занятие… Ну да ладно, не об этом речь.
        Важно лишь то, что противостояние в воздухе рарденцы начали понемногу выигрывать, и теперь оставалось перейти к финальной части плана мероприятий по встрече иностранных гостей - атаке пикирующих драконов.
* * *
        Потери рарденцев при завоевании господства в воздухе оказались достаточно скромными - пять истребителей и один пикировщик, погибший при единственном прорыве ниаронцев к ядру атакующей стаи. Островитяне же потеряли гораздо больше
        - не меньше дюжины зелёных драконов, включая и ящера с непонятным артефактом на борту.
        Наибольший урон ниаронцы понесли от отборной эльфийской авиации. Всё-таки поединок пускай и хорошо обученных пилотов-людей против всадников со многими десятилетиями опыта воздушных боёв, был заведомо неравен. Особенно учитывая, что большая часть Перворождённых не принимала активного участия в начальной фазе Битвы в Ниаронском море, когда островитяне и имперцы впервые скрестили клинки в воздухе.
        Так что теперь ниаронцы отступали, не в силах противостоять эльфам.

…До цели оставался всего один бросок - рарденские пилоты уже хорошо различали огромные силуэты кораблей противника. Оставалось только преодолеть заслон зенитного огня и нанести решающий удар…
        Ниаронцы тоже это понимали, ведь дураков среди них не было. Также прекрасно понимали они и то, что линкорам не стоит даже и пытаться увернуться от смертоносного удара с воздуха. На крейсере, пускай даже и тяжёлом, это бы ещё могло получиться, но на тяжёлой и неповоротливой махине линкора пытаться исполнить чудеса боевого маневрирования - это просто невозможно. Никто же не пытается заставить выписывать истинных драконов мёртвые петли или крутить бочки…
        Единственной надеждой на спасение для линкоров были зенитные эмиттеры. К сожалению (а может и к счастью) никогда прежде реальное отражение воздушной атаки исключительно силами корабля моряками Рассветной империи не проводилось. В Ихатаэньскую кампанию все попытки хатов атаковать Императорский флот были успешно пресечены ещё на дальней дистанции силами палубной авиации, так что…
        Так что ниаронцам оставалось лишь готовиться к неминуемому удару и молить Вечное Небо о спасении. Да, военные аналитики считали, что даже одиночный корабль способен себя защитить себя на должном уровне при налёте вражеской авиации, но вот как обстояло всё это в реальности, было совершенно неясно - в жизни редко когда совпадают предполагаемые и реальные данные…

…Рыхлый строй рарденских истребителей, растянутый на большом протяжении, начал разделяться на две примерно равные группы ящеров. Зелёные драконы уходили вверх и в стороны, расчищая пространство для атаки пикировщиков, одновременно избегая возможного обстрела с поверхности моря. На текущий момент их миссия была закончена, и лишний раз под удар они подставляться не стали, атака кораблей - это уже не их дело.

…Четырнадцать пикировщиков построены в трёхэшелонный порядок.
        Командирский дракон два раза чётко покачивает крыльями - сигнал "делай, как я", и начинает уходить влево.
        Его манёвр тут же синхронно повторяет и остальная "неверная" дюжина ящеров.
        Пилоты пригибаются ниже к спинам драконов, прячась за обтекаемыми щитами-прикрытиями, и ещё раз проверяют крепления бомб…

…Почему налево, если противник прямо по курсу? Ха, а что кто-то тут собирается, очертя голову, идти в красивую и бесполезную лобовую атаку? Нет уж, так уже давным-давно не воюют, с тех пор как в реку забвения канули все установленные правила ведения войн…

…Пикировщики обходили кильватерную колонну ниаронцев по широкой дуге слева, дабы атаковать их с носового угла - так и вероятность поражения выше, и риск словить "подарок" меньше. Дистанция до целей стремительно сокращалась, драконы сделали горку, сложили крылья и, вытянувшись стрелой, пошли в атаку.
        Ниаронцы, видя это, открыли отчаянную стрельбу из всего, что только могло стрелять с большим возвышением - наудачу палили даже излучатели-"танатосы", с их смешной дальностью и рассеиванием заряда. Воздух мгновенно прочертили десятки и десятки небольших огненных шариков, местами смешиваясь с быстро истаивающими призрачно-голубыми волнами смертельного излучения.
        Вот только…
        У островитян не было никакой возможности наполнить смертоносной магией каждый кубометр воздуха и тем самым надёжно оградить себя от удара с воздуха. Будь сейчас в Силе корабельные маги, они бы наверняка сотворили что-нибудь достаточно мощное и объёмное, что нельзя было закатать в простой излучающий эмиттер, но…
        Увы и ах, это были просто хорошие пожелания, и не больше - негатор имперцев всё ещё действовал, и ниаронские маги уже давно бросили тщетные попытки дестабилизировать его с помощью собственных запасов Силы…

…Рарденские драконы делали небольшие манёвры уклонения от наиболее опасных снарядов, стараясь не снижать при этом скорости. Подобное порой их выходило боком - при высоких взаимных скоростях пилоты и драконы просто не успевали совершить нужный манёвр и гибли… Это выглядело как одна или несколько небольших ярких вспышек, затем пикировщик словно бы наталкивался на незримый силовой барьер и камнем падал вниз.
        На месте падения погибших драконов тут же вырастали огромные многометровые фонтаны воды, перемешанные с пламенем или воздухом - это детонировали подвешенные к ящерам бомбы.
        До линкоров оставалось уже совсем немного…
        Ближе…
        Ещё ближе…
        Ещё немного…
        И тут прямо в лицо атакующим разрядились несколько молчавших доселе "танатосов".
        Волны смертоносного излучения мгновенно исторгли жизни из передовой пятёрки драконов и их пилотов, но ящеры неуправляемыми снарядами продолжили свой полёт к цели - головному в строю ниаронцев линкору "Уракава". Остальные рарденские пилоты, понимая, что они - следующие на очереди, и жить им осталось только лишь до окончания перезарядки эмиттеров, приняли решение атаковать сейчас, задолго до намеченного рубежа сброса бомб.

…Раз - и снаряды с магической начинкой сброшены.

…Два - и освободившиеся от груза драконы складывают крылья и стрелами проносятся над ниаронским кораблём.

…Три - и не успевшие среагировать расчёты универсальной артиллерии островитян разряжают свои орудия в пустоту.

…Четыре - и "Уракавы" достигают бомбы и падающие драконы.
        Удар!
        Линкор островитян скрывается в облаке брызг от близких разрывов и в дыму огненных вспышек. Резко взвывает колоссальной мощи ветер, воздух пронзают мощные электрически разряды. Где-то вдали в это время под воду уходят пикировщики северян, чтобы вынырнуть где-нибудь поодаль, в безопасности…

…У них получилось - ещё один корабль Императорского флота на счету рарденцев? Линкор тонет? Или всё же нет?..

…Ситуация прояснилась, когда спустя пару минут облака пара немного осели, и "Уракава" вынырнул из дыма, окутанный огнем и сполохами остаточного напряжения.
        Теперь стало ясно, что хоть и линкор достаточно серьёзно повреждён, но тонуть всё же не намерен.
        Уже погибшие драконы северян не смогли нанести ниаронскому кораблю тяжёлых повреждений, так как в большинстве своём не попали в сам корпус корабля, а упали рядом с ним. Близкие взрывы только лишь слегка повредили небронированную обшивку и немного расшатали крепления бронеплит линкора, а брызнувшие во все сторону брызги вязкого жидкого пламени вызвали несколько локальных, но чрезвычайно мощных магических пожаров.
        Четыре дракона упали именно так, а вот пятый ящер, врезавшийся в палубу прямо перед башней "Аз", нанёс более серьёзные повреждения. В его снаряжение, по-видимому, входила мощная кумулятивно-зажигательная бомба, которая на счастье ниаронцев не воткнулась в палубу или башню, а срикошетила от удара и превратилась в огромную пламенную струю, пронёсшуюся по правой части корабля. Высокоскоростной поток всепрожигающего пламени просто смёл за борт палубные установки вспомогательной артиллерии и воспламенил палубный настил по правому борту линкора.
        Из девятки специально выпущенных магических бомб в цель попали только три, причём не слишком удачно. Одна из стандартных огненных "кум-зажигалок", запущенная по настильной траектории, пробила оба борта насквозь, умудрившись на своём пути так и не повредить ничего жизненно важного. Ещё одна подобная бомба начисто разворотила кормовую надстройку, но не смогла пробить многослойное палубное бронирование, а последний магический снаряд, на этот раз для разнообразия снаряжённый воздушным тараном, создал небольших размеров торнадо, идущий параллельно земле, который разнёс вдребезги всю главную пагоду, но не задел командную рубку.
        Что же касается бьющих молний и остаточных сполохов электричества - то это были последствия детонации в воде ещё одного нестандартного снаряда, начинённого "синей медузой". Если эта бомба попала бы даже в самое малозначимое место на корабле, то последствия для ниаронцев были бы весьма плачевными - это весьма сложное и энергоёмкое заклинание (ну, и дорогое соответственно) отличалось весьма своеобразным боевым эффектом. Минимальные разрушения построек и сооружений, при максимальном воздействии на живой организм - в этом "синяя медуза" была сходна с "танатосом", но значительно превосходила его по проникающим и поражающим способностям. Говоря проще, если бы эта дура угодила в "Уракаву", потери бы среди его экипажа были бы очень значительны, даже, несмотря на все наложенные на корабль защитные чары и магическую броню. А так… Так островитяне отделались практически только лёгким испугом, в виде нескольких сотен временно парализованных людей на первых трёх линкорах, хотя…
        Для рарденцев, пожалуй, это было даже лучше, чем ещё один уничтоженный линкор. Всё же лишних полчаса форы для отступающих - это достаточно неплохо…

…На мостике "Уракава" вице-адмирал Икэда наконец-то перевёл дух.
        Самое страшное осталось позади, и теперь нужно было в срочном порядке латать пробоины, тушить пожары и приводить в чувство контуженых моряков на нижних палубах, и уж только затем уже бросаться в погоню за наглыми и опасными варварами, не раньше. Ну и, конечно же, необходимо было в обязательном порядке переносить вымпел командующего на "Нагару", ибо любимый корабль сейчас был, мягко говоря, не слишком пригоден для боя и погони. Да, повреждения были относительно невелики, но вот на ремонт встать не мешало бы, а лучше так и вообще на несколько месяцев загнать линкор в сухой док на капремонт, а то мало ли что могло с ним приключится после такого боя…

…Так уж быть, дадим дикарям немного времени - всё равно они от нас не уйдут.
* * *
        "Мы не сможем прорваться все", - мрачно подумал Александр Видерхоленн.
        Отчаянная гонка на выживание продолжалась уже второй час, но было прекрасно понятно, что в полном составе рарденский флот уйти не сможет. Наиболее быстроходный корабль эскадры - "Апостол Андрей", вынужден был подстраиваться под скорость своих более медленных мателотов.
        "Караван идёт со скоростью самого медленного верблюда"…
        И если у тяжёлых крейсеров ещё был шанс уцелеть, то вот у старичка-"Саргата" не было даже и намёка на надежду. Спроектированный для средней скорости боя в 20 узлов, он был совершенно не приспособлен для ведения современной войны…
        Старый линкор и так сейчас шёл концевым в колонне, героически отстреливаясь из единственной кормовой башни от наседающих сзади кораблей Рассветной империи, и получал одно попадание за другим, но было ясно, что долго это продолжаться не может…
        "Саргат" придётся бросить", - холодом полярной вьюги обожгла рарденского адмирала расчётливо-отстранённая мысль.
        Один корабль, 872 человека - в жертву.
        Или же погибнут все.
        Вот она цена победы. Вот она - оборотная сторона власти. Командовать - это значит не только и не столько возможность подчинять себе, сколько брать на себя огромную ответственность за других людей…
        А на войне ещё и за их жизни.
        Где же та великая сравнительная таблица, где указаны все приемлемые соотношения жертв? Жизни почти девяти сотен человек за более чем три тысячи - это выгодный размен?
        Нет, не так. Это - оправданный размен?..
        И что если всё же можно спасти ВСЕХ?..
        Ты не задумываешься о том, имеешь ли право отдавать такие приказы - если бы ты был недостоин, это право тебе бы никто не дал… Но… Ведь можно же попытаться спастись всем вместе?..
        Нет.
        Это глупая и пустая надежда, не подкреплённая ни малейшим фактом. Сейчас всё против нас - врагов больше, они сильнее, и если мы не сможем оторваться, то погибнем все. И чтобы этого не произошло, кем-то придётся пожертвовать…

…Так значит, ты готов принести их в жертву, да? Что ж… Рациональность, логика на твоей стороне…
        Но вот сможешь ли ты потом спокойно спать, зная, что собственным приказом убил сотни своих же? Ты сможешь рассказать, о том, как это всё случилось, глядя в глаза их семьям? Ты действительно думаешь, что сделан из металла, "Железный Александр"?..
        Если так будет нужно, то я это сделаю…

…Нужно для кого? Ради кого или чего ты это делаешь?
        Это мой долг.

…Перед кем?
        Перед Родиной.

…И что для тебя эта Родина? Когда и что ты ей задолжал?
        Это мой дом. Это страна, где живут мои дети. Я не был рождён в Рардене, но Сотеру было угодно, чтобы наши судьбы сплелись. Живёт Империя - живу я, так предначертано, так решено. Мне был указан путь в этом мире, и я не отступлюсь от него.

…Но почему ты вообще должен с кем-то сражаться, разве нельзя всё решить миром? В конце концов, что тебе эта грызня огромных империй ради никому ненужных земель? Не всё ли равно, кто будет их хозяином?..
        НЕТ.
        Не всё равно.
        Если кто-то приходит ко мне в дом с миром, я дам ему еду и кров, я помогу ему всем, чем смогу. Но если ко мне приходят с оружием в руках и с твёрдым намереньем убивать, я буду драться. До последней капли крови. Своей или врага. Всё просто: ты на моей земле, но ведёшь себя как дома, хотя тебе и никто не звал
        - что это значит? Значит, ты зарвался. Немедленно извинись или уходи… Что? А, так ты считаешь, что лишний тут как раз я? Ты думаешь, у тебя есть оружие, значит ты прав? Ну, тогда извини, враг мой, я буду защищаться…
        Хороший вопрос "зачем нужно воевать (читай, сопротивляться), если всё можно решить миром?", но почему же тогда обычно забывают о том, что "а почему бы просто не попросить, если тебе нужна помощь?". Что, гордость?.. Ха, гордыня - смертный грех, не забывай об этом, враг мой… Твой народ не должен ни от кого зависеть?.. Ууу, братец, так значит, у вас ещё не всё так плохо… Когда демоны из Тени начали методично уничтожать эльфийский Таунаэр, то даже Перворождённые - эталон спеси и гордыни, наступили на собственное горло и буквально умоляли о принятии их под рарденский протекторат, только бы Империя прислала войска и боевых магов к ним на помощь… Что мешало тем же ниаронцам просто попросить Рарден о помощи, если им были так жизненно нужны земли или ресурсы? На авианосцы и линкоры, им, значит, денег и ресурсов хватает, а на остальное - нет? Им хочется больше? Так пускай теперь получают!..

…Всё, хватит думать об абстрактных вещах - нечего тратить драгоценное время. Хорошо ещё, что все эти долгие внутренние споры в реальности пролетают за пару минут, не больше…
        - Мичман, связь с "Саргатом", быстро.
        - Готово, господин адмирал!
        Александр левой рукой взял протянутый связистом микрофон, а сам незаметно для всех до боли сжал правую в кулак.

…С мыслями… Нужно собраться с мыслями…
        Адмирал нажал большим пальцем руну активации.
        - Говорит адмирал Видерхоленн, прошу выйти на связь командира "Саргата".
        - Командир "Саргата", командор Афанасьев на связи, - из динамиков в рубке "Апостола" разнёсся тихий, шелестящий голос уже немолодого командира старого линкора.
        - Господин командор, прошу выслушать меня. Я считаю, что при сохранении текущего положения, мы не сможем оторваться от преследователей и соответственно будем вынуждены принять неравный бой. Причина этого кроется в… низкой эскадренной скорости нашего соединения. Вы понимаете, что я имею в виду.
        - Д-да, господин адмирал, понимаю, - голос командора немного дрогнул. - "Саргат" тормозит всю эскадру… И из-за этого мы не можем оторваться от преследования.
        - Хорошо, что вы это понимаете, господин командор, - ровным голосом произнёс Видерхоленн. - Так что прошу выслушать мой последний для вас приказ.

…Господи, как же трудно это сказать-то… Но не на кого переложить этот тяжкий груз - это мой и только мой крест…
        - Командор Афанасьев! Приказываю вам немедленно остановиться и дать бой преследователям. Ради спасения остальных кораблей эскадры, я приказываю вам пожертвовать собой.
        - Есть, господин адмирал. Ваш приказ будет выполнен, - всё так же тихо ответил командир "Саргата". - Александр Генрихович… Я всё понимаю… Знаю, так надо. Мы уж с моим "старичком" постараемся, вы только себя и ребят сберегите… Семьям нашим, это… За нас попрощайтесь, вот… И уж довоюйте там за нас, добейте вражин… И это… Нормально всё, так всем будет лучше… Прощайте, господин адмирал! Прощайте, братья! Живите вечно!
        Мраморная маска, ставшая вторым лицом Александра, дала трещину.
        - Прощайте, Семён Петрович. Прощайте… и простите. Живите вечно.
        Адмирал крепко зажмурил глаза, и на сетчатке его глаз огнём вспыхнула так и не увиденная обычным взором картинка.
        Старый, седой как лунь, командир "Саргата" на своём боевом посту. Морщинистое лицо, аккуратно подстриженная окладистая борода, идеально сидящий чёрно-синий мундир военного моряка, огромный "иконостас" наградных планок.
        Старый командор, за прошлые заслуги получивший под своё командование любимый корабль, спокойно кивает головой и беззвучно говорит.
        "Так надо", - откуда-то из глубины приходит знание того, что сказал Афанасьев.
        "Прости меня, Семён Петрович… Простите меня все… Я возьму этот грех на себя, а вы… Живите вечно".
        - Живите вечно, - тихо произносит адмирал и открывает глаза.
        Тишина в боевой рубке линкора. Рарденские моряки стоят навытяжку, приложив сжатый кулак к сердцу. Кто-то шепчет молитву, у кого-то в глазах стоят слёзы - там, на "Саргате" остаются их друзья и товарищи…
        Навсегда остаются.
        - Сделаем так, чтобы эта жертва не была напрасной, - ледяная маска спокойствия вновь надета Видерхоленном. - Вперёд, господа.
* * *
        Остатки лёгких сил Великоокеанского флота, соединившись с авианосцами, прорывались отдельно от линейных кораблей. Весь расчёт был на то, что большая часть сил Островной империи будет отвлечена на уничтожение именно линкоров и тяжёлых крейсеров, а драгоценные дракононосцы удастся увести в безопасное место.
        Построившись в боевой охранный ордер, ядром которого являлись лёгкие авианосцы, рарденские корвета и лёгкие крейсера на всех парах уходили на юго-запад, на прорыв к Скальному.
        Сборная эскадра являла сейчас собой достаточно печальное зрелище - больше половины кораблей были повреждены, многие достаточно сильно. К небесам поднимался густой плотный дым от так до сих пор и не потушенных пожаров. Вид имперского флота был страшен - опалённые, почерневшие от огня надстройки, пробоины в палубе и бортах, выбитая артиллерия…
        Рарденцам дорого обошлось столкновение с ниаронским Императорским флотом, но при таком соотношении сил данный исход был ещё не самым худшим вариантом.
        Главное было сделано - Рассветной империи был нанесён немалый урон в кораблях и личном составе (не говоря уже о том, что в числе погибших оказались элитнейшие подразделения - морские драконы и их всадники), и теперь господам ниаронцам придётся учитывать изменившийся состав собственных сил при планировании будущих операций. Ну а теперь самым главным для рарденцев было прорваться к своим и сохранить так необходимые в будущем корабли…
        Ниаронцы, конечно же, не могли так просто оставить в покое наглецов, посмевших бросить им ТАКОЙ вызов. На кону стояла честь воинов Рассветной империи, так что враг должен был получить сполна по своим деяниям…
        Другое дело, что многого ниаронцы для погони выделить не смогли и ограничились парой тяжёлых крейсеров, которые, впрочем, памятуя о значительном количественном превосходстве врага и наличии у северян авиации, особенно не нарывались, предпочитая открытой атаке беспокоящий огонь издали. Капитаны Островной империи трезво оценивали свои шансы против возможного удара с воздуха, поддержанного "пенной" атакой лёгких крейсеров и корветов. Если уж даже полнокровное соединение линейных кораблей не смогло эффективно противостоять драконам варваров, то, что уж говорить о паре кораблей, предназначенных больше для крупномасштабного рейдерства, чем для эскадренного боя?..
        Откуда же им было знать, что сейчас даже пара тяжёлых крейсеров могла нанести значительный урон имперцам? Множественные повреждения кораблей сопровождения не позволяли рарденцам провести полноценную атаку с применением установок ВВП, а сходиться в артиллерийской дуэли с максимальным калибром орудий 152 мм против девятидюймовых эмиттеров ниаронцев, было бы, ну о-о-очень большой глупостью. Основная же ударная сила небольшой рарденской авианосной ударной группировки - палубная авиация сейчас и вовсе не могла быть задействована.
        Драконы - это всё же не механические големы или некросолдаты, им нужен и отдых, и лечение. Особенно после столь напряжённого воздушного боя и весьма энергозатратной атаки кораблей противника. Вот и сейчас корабельные лазареты лёгких авианосцев были загружены работой под завязку - требовалось быстро, но главное качественно привести драконов в норму. Из-за того, что рарденская эскадра ещё не вышла из зоны действия негатора на "Апостоле Андрее", корабельным целителям и врачам пришлось забыть о мощной лечебной магии, и действовать исключительно с помощью инструментов и эликсиров. А работы было много - рваные раны, оставленные клыками и когтями вражеских драконов, множественные ожоги, ткани, омертвевшие после контакта со смерть-лучами, переломы и вывихи… И ведь это всё касалось не только, и не столько людей, как их верховых зверей, кои имели весьма внушительные размеры, что дополнительно усложняло работу целителей…
        Но несколько более-менее боеспособных истребительных двоек рарденцы в воздух всё же смогли поднять, чтобы и себя обезопасить, и неприятеля предостеречь…
        Лёгким силам Великоокеанского флота предстоял неблизкий путь.
* * *
        - Господин капитан! Дистанция 70… Прямо по курсу множественные шумы водомётов!
        Эта новость стала полной неожиданностью для командира субкрейсера СТ-157, капитана первого ранга Датэ Иритада. По полученным в последний сеанс связи данным, в данном районе не должно было быть никаких крупных корабельных соединений, за исключением ниаронского флота вторжения. Да и тот, в принципе, сейчас должен был бы быть гораздо севернее, атакуя главную военно-морскую базу северян на Великом океане…
        Хотя… Неспроста же подводные корабли были посланы сюда командованием в качестве блокирующей завесы…
        - Всей команде немедленно перейти в режим тишины! Каков характер шумов - тяжёлые корабли?
        Главный корабельный акустик плотнее прижал мягкие наушники к голове и прислушался повнимательнее.
        - Никак нет! Уровень и характер шумов соответствует кораблям средней мощности, ориентировочно от корвета до крейсера. Предположительное количество целей… Порядка десяти-пятнадцати.
        Датэ опустил вниз, до щелчка, тугой рычаг с правой стороны командного алтаря, и тотчас же из пола начала подниматься вверх длинная труба перископа. Как только она остановилась и зафиксировалась, капитан откинул сложенные доселе мягкие рукоятки, поудобнее ухватил их и приник лицом к холодной резине окуляров. Немного отрегулировав фокус. Иритада добился чёткой картинки, внимательно вгляделся в горизонт и…
        - Восточные демоны!.. Боевая тревога! Противник прямо по курсу, приготовиться к "пенной атаке"!
        Капитан рывком схватил командирский планшет и карандаш, и, постоянно прикладываясь к перископу, начал быстро прикидывать курс противника.

…Так-так-так… Силуэты, силуэты… Без сомнения корабли северян… Лёгкие крейсера на флангах, заслон корветов спереди и, кажется, сзади… А в центре - лёгкие авианосцы. Силуэт не известен, но архитектура похожа на корабли северян… Новое пополнение?.. Да, видимо. Так, построение - боевое… Но для защиты от атак с поверхности, а не из-под воды… Просто берегутся или?..
        Бумага на планшете каперранга начала быстро покрываться строчками тригонометрических вычислений.

…Курс очень простой, но скорость северян достаточно высока - по всей видимости, от кого-то бегут… Не иначе как от наших - значит всё нормально… Так-так-так, значит, сделаем вот что…
        Датэ щёлкнул тумблером включения громкой связи и обратился к экипажу:
        - Доблестные моряки Императорского флота! Прямо по курсу обнаружена эскадра противника, и в её сердце идут авианосцы северных варваров. По воле Вечного Неба я принимаю решение атаковать их. И пусть Император живёт десять тысяч лет!
        - …Десять тысяч лет! - тихим эхом прокатилось по отсекам субкорабля.
        Громко кричать никто стал - режим тишины ещё никто не отменял.
* * *
        - …Установки с первой по шестую - товсь! Интервал один, упреждение десять… Залп!
        По всему субкораблю погасло освещение - эмиттеры ВВП забрали для выстрела практически всю доступную энергию реакторов.
        Из носовой части подводного корабля с интервалом в одну секунду начали вылетать высокоскоростные магические снаряды, оставляющие за собой длинные пенные следы. Сухо щёлкнув, включился большой механический секундомер, отсчитывая время до попадания.
        Шесть пенных дорожек, шесть сотворённых боевой магией снарядов, калибром в 21 дюйм, расходились узким веером.
        - Боцман, рули на предельную глубину!
        Работающие на полную мощность энергомоторы подводного крейсера стремительно уносили СТ-157 вглубь моря, где субкорабль был в большей безопасности.
        Щелчок за щелчком отсчитывал время секундомер, щелчок за щелчком…
        Миновало тридцать секунд, минута, пошла уже вторая, и капитан Иритада начал понемногу беспокоиться - потоки уже по идее должны были достичь цели, так почему же…
        Мысли командира "Сен Току-157" были прерваны двумя гулкими ударами по корпусу субкрейсера, за которыми последовал ещё один.
        Улыбка тронула узкие губы капитана.
        - Отличная работа, моряки. Сегодня мы не посрамили честь нашего Императора, да воссияет его имя в вечности. Уничтожение такого опасного вражеского корабля - великий подвиг и Небо нас не забудет, а теперь нужно сохранить для Императора наш корабль…

…Ниаронский субкрейсер проваливался на стометровую глубину, а над головами моряков Императорского флота начали рваться первые глубинные бомбы.
* * *
        Капитан Иритада произвёл пуск ВВП с кинжальной дистанции, чем существенно усложнил жизнь и себе, и имперцам. Рарденцы быстро обнаружили факт подводной атаки, но вот что-либо предпринять были, увы, практически не в силах - прямолинейный курс, ставший вынужденным в свете сложившихся событий, позволил каперрангу Рассветной империи провести весьма и весьма опасную атаку. У корветов сопровождения шансы на уклонение ещё были, а вот у авианосцев с этим были значительные проблемы - несмотря на то, что их корпуса были стопроцентным заимствованием корпусов лёгких крейсеров последней серии, манёвренность морских охотников дракононосцы утратили. Даже оставшаяся без изменений силовая установка, демонтаж большей части орудий крупного калибра и брони, не мог в должной мере компенсировать наличие громоздкой взлётной палубы, разгонных катапульт и драконьих ангаров. Остойчивость из-за всех этих новшеств значительно не пострадала - всё-таки строить достаточно дорогие корабли, которые при малейшем колебании опрокидывались бы кверху килем, было бы со стороны рарденских кораблестроителей, по меньшей мере, безумием. А
вот инерционность возросла, и возросла значительно, так что сейчас, даже, несмотря на все сверхчеловеческие усилия имперских рулевых, авианосцы неудержимо подставлялись под удар противника.
        Ниаронский субкрейсер тоже очень рисковал, сближаясь с противником на столь малую дистанция - был крайне велик шанс, что СТ-157 не сможет оперативно ретироваться и будет накрыта глубинными бомбами с корветов или драконов.

…В запоздалой попытке наказать подлого ворога, некоторые рарденские корветы заложили крутые манёвры, а на корме каждого из них расчёты БЧ-3 (минно-бомбовая) начали готовить к сбросу увесистые бочонки глубинных бомб. В это же время другая часть малых судов сопровождения рванулась к флагманам, дабы собственными телами защитить их тела от удара…
        Увы, но до идущего первым "Удара молнии", рарденские корветы не успели совсем чуть-чуть…
        Один из потоков ВВП прошёл за кормой, но вот два других с небольшим интервалом врезались в корпус лёгкого авианосца в районе двигательного отсека. Прогремело два мощных колдовских взрыва, взломавших борт "Удара" и с чудовищной силой вспучивших палубный настил. Судя по тому, что в облаках оседающей водяной взвеси продолжали бить струи перегретого пара, а скорость корабля практически сразу же начала стремительно падать, водно-воздушные потоки серьёзно повредили котло-реакторную установку лёгкого авианосца. Вместе со всем этим, после попаданий, "Удар" получил значительный крен на правый борт, который всё продолжал увеличиваться.
        Второму дракононесущему кораблю рарденцев - "Финроду Авамарва", повезло гораздо больше. Два потока благополучно прошли мимо (всё-таки накрыть две такие лакомые цели всего одним "пенным" залпом - нереально), но третий… Третий неминуемо чертил свой путь прямо к борту авианосца, но тут…

…Буквально на пределе своих стареньких движков к "Финроду" подскочил корвет "Строгий", встав на пути смертоносного снаряда.
        Стремительный росчерк водно-воздушного потока.
        Высокий фонтан брызг, около места попадания снаряда в борт рарденского корабля.
        Секундная пауза…
        И в следующий миг мощнейший взрыв переламывает корпус старенького корвета надвое. Силой боевой магии корабль даже несколько приподнимается над водой, а потом в облаке водяного пара и обломков обшивки тяжело рушится вниз.
        Где-то позади, почуяв слабость жертвы, оживляются тяжёлые крейсера ниаронцев - понимая, что сейчас имперцы как никогда за время погони уязвимы, они разрывают дистанцию и идут на сближение.
        Два лёгких крейсера рарденцев - повреждённый "Агат" и "Кочевник", разворачиваются перпендикулярно к курсу атакующих, дабы дать полный бортовой залп, и хоть ненадолго, но задержать ниаронские крейсера. Корветы имперцев разделены на две равные группы - одна четвёрка нарезает зигзаги вокруг флагманов, сбрасывая в воду глубинные бомбы, а вторая - подбирает уцелевших после взрыва членов экипажа "Строгого" и снимает людей с "Удара молнии".
        Частые залпы лёгких крейсеров, фонтаны от детонации крупнокалиберных ниаронских файерболов встающие вокруг них. Огромный столба пара, поднимающийся вверх из обширной пробоины на боку повреждённого лёгкого авианосца. То и дело вспухающие здесь и там гигантские пузыри разрывов глубинных бомб.

…Но почему же все силы не брошены на отражение кинжальной атаки тяжёлых рейдеров Рассветной империи?..
        Ответ становится ясен спустя небольшое количество времени.
        С палубы "Финрода Авамарва" в который уже раз за этот день в воздух поднимаются драконы. Теперь их гораздо меньше, чем в начале этого дня - кто-то погиб, кто-то тяжёло ранен, кто-то просто ещё до конца не восстановился. Видно, что рарденские истребители (пикировщики в воздух не поднимаются) летят тяжело и медленно - слишком велика оказалась сегодня нагрузка на зверей, но строй их всё так же чёток и строен, как на образцово-показательных учениях.
        На внешней подвеске драконов до поры, до времени висят крепко схваченные фиксирующими ремнями бомбы, и не нужно долго гадать, по кому они будут применены. Тяжёлый крейсер не создан для противостояния авиации, так что для ниаронцев этот удар может быть смертельным. Тем более что к своим собратьям с "Финрода" присоединяются и драконы авиакрыла, приписанного к "Удару молнии". По стремительно перекашивающейся от всё возрастающего крена взлётной палубе, истребители с коротким разбегом начинают взмывать в воздух.
        Зрелище кружащихся в воздухе в воздухе десятков зверей, способных в долю мгновенья обрушиться вниз всеуничтожающим потоком огня и разрушения, отрезвляет и останавливает ниаронских капитанов. Они хорошие воины, не знающие страха и отчаянья, и готовые драться не щадя ни себя, ни врага… Они хорошие воины… И поэтому ниаронцы понимают, что продолжение атаки - это самоубийство, окончательное и безвариантное. Что они могли бы противопоставить авиации имперцев - пару десятков не самых лучших зениток? Ну, нет уж… Разменивать чрезвычайно дорогие корабли на пару-тройку самых обычных драконов - это просто невыгодно и неразумно…

…Тяжёлые крейсера начали постепенно ложиться на обратный курс, впрочем, не прекращая демонстративного беспокоящего огня. Рарденцам это было только на руку
        - драконьи всадники вовсе не гарантировали, что их звери смогут выдержать ещё одну за сегодня атаку. Да и запасы тяжёлых магических бомб уже показывали дно - арсеналы лёгких авианосцев были вовсе не бездонными, да и за каждым применением спецбоеприпасов обычно следовало о-о-очень долгое разбирательство, с кучей рапортов и объяснительных, было ли так уж необходимо применять эти сверхдорогие снаряды?..
        Рарденцы, конечно же, могли бы рискнуть и всё-таки провести атаку, но кто бы сказал, сколько из неё бы вернулось пилотов и драконов?
        В том, что поднявшиеся в последнюю атаку ящеры могли нанести тяжелые повреждения крейсерам противника, сомнений никаких не было…
        Как и в том, что их сил было недостаточно для потопления ниаронских кораблей.
        Именно поэтому после отворота вражеских кораблей временный командующий сводной эскадрой фрегаттен-капитан Саграх приказал вернуть зверей обратно на авианосцы, чтобы сберечь драконов и наездников для других сражений.
        Имперцы записали себе в актив ещё одну тактическую победу, и этого на сегодня было вполне достаточно - теперь главным было спасти команды потопленных судов и в срочном порядке уходить прочь от места эта чудовищной битвы…
* * *
        - Передайте по международному коду, пускай немедленно сдаются или мы их уничтожим, - зло приказал вице-адмирал Икэда.
        Причина раздражения ниаронского командира была достаточно проста - старый линкор северян, вставший на его пути, словно кость в горле.

…Эскадра ниаронских линейных кораблей бросилась в погоню за северянами сразу же, как только аварийные команды потушили множественные пожары и на скорую руку залатали пробоины. Не было никаких сомнений в том, что удастся догнать корабли варваров - удалось точно определить, что их эскадра по большей части состоит из устаревших кораблей и по скорости уступает кораблям Рассветной империи. Так что настигнуть северян - не проблема, как и не проблема их уничтожить. Два древних тяжёлых крейсера и не менее древний лёгкий линкор - не помеха мощным кораблям Ниарона…
        Есть только одна загвоздка в этом раскладе, и эта загвоздка - новейший сверхтяжёлый "Апостол".
        Тэнкаи предпочёл бы никогда не сходиться с этим монстром в бою, даже имея численное превосходство, ведь даже один "Апостол" стоил целой эскадры… Но сейчас тяжёлый линкор северян находился не в самых выгодных условиях - он был вынужден подстраиваться под скорость более медленных кораблей эскадры, да ещё и отвлекаться на их защиту…
        Так было на начальном этапе преследования.
        А затем дальнейший путь ниаронцам преградил уже списанный со счёта старый линейный корабль варваров.
        Шансов продержаться против целой эскадры у "Саргата" не было.
        Ни одного.
        Рарденский командующий просто расчётливо и хладнокровно избавился от самого слабого корабля, тем самым развязав себе руки.
        "Разумный ход", - с раздражением признал Икэда. - "Скинули с себя часть проблем и на нас их переложили… А нам теперь мучиться с этим "плавучим гробом" - это корыто может быть сколь угодно слабым и устаревшим, но сути дела это не изменит. Это линкор. Это мощные эмиттеры и прочная броня. Это повышенная прочность и живучесть. Это большие проблемы… "
        Ниаронские линкоры, пользуясь превосходством в скорости, взяли "Саргат" в клещи и начали методично его расстреливать. Файерболы калибра 14 и 16 дюймов буквально рвали старый корабль на части, и всё что ему оставалось, это время от времени огрызаться из всех стволов в ответ.
        Но это была агония.
        Залп.
        Десятки многометровых фонтанов вздымаются вокруг рарденского корабля. Несколько ярких вспышек - попадания.
        Залп.
        Разрушительные сгустки энергии, порождённые стихией Огня, крушат борта и надстройки.
        Залп.
        В клочья разлетаются легкобронированные оконечности.
        Залп.
        Вспышка, и орудия кормовой башни "глаголь" выгибаются в неестественных положениях, искорёженные взрывом.
        Залп.
        Линкор, медленно движется вперёд, весь объятый густым чёрным дымом и колдовским пламенем. Но прямо из огня, сквозь огонь, всё ещё стреляют орудия "Саргата".
        Уже давно нет связи с командной рубкой или дальномерным постом, а собственные измерительные приборы плутонгов один за другим выходят из строя. Где-то в глубине корабля машинисты на свой страх и риск прокладывают собственный курс, который укладывается всего в одно простое слово - "вперёд".
        Залп…
        И ещё одно драгоценное мгновенье выиграно.
        Где-то впереди сейчас уходят прочь остальные корабли Великоокеанского флота, а их моряки в бессилии скрипят зубами и сжимают кулаки. И "Саргат" тратит последние минуты своей достаточно долгой жизни именно на них…
        Его время пришло.
        Всё просто и старо, как этот мир: кровь за кровь, жизнь за жизнь. И это не месть
        - это цена. Цена, чтобы кто-то прожил ещё немного.
        Равное в обмен на равное. Так и только так.

…А значит, смерть сегодня собирает богатый урожай…
        И некому принимать сигналы о сдаче - ходовая рубка вместе с узлом связи превращена в груду обломков, где лёжа среди обгоревших тел всё ещё дышит тяжелораненый командор Афанасьев.
        Но даже если бы рарденцы и могли, они бы всё равно не сдались - это было не в их правилах. Сотни лет войн против стран Запада Великого материка давно отучили их рассчитывать на благородство врагов. Войны с эльфами и орками, орденом Даргхайма и отродьями Ларистана наглядно доказали, что есть гораздо более худшие вещи, чем смерть в бою…

…Глядя, как фактически уничтоженный корабль с заметным креном на правый борт всё ещё продолжает отстреливаться, многие офицеры на мостике "Нагару" одобрительно кивали головами - как ни странно, но в Ниароне до сих пор было принято уважать сильных противников, наличием хорошего врага даже гордились…
        Не правда ли варварство в наш современный XVII век?..
        Быть может, островитяне быстрее бы избавились от своих средневековых пережитков, если бы страны Запада заглянули бы к ним с парой-тройкой ознакомительно-грабительских походов, как это любили делать Арбенохар, Ниверне и Скалдор в былые времена, но… Не сложилось. Слишком уж был далёк путь на Восток, а под боком уже имелись богатые и неосвоенные земли Золотого Берега и Нового Света, так что…
        Так что та самая рыцарская честь всё ещё находила отклик в сердцах ниаронских воинов, порой, правда, в достаточно странной форме, но находила. Хотя…
        Кое для кого это всё же было пустым звуком.
        Вице-адмирал Тэнкаи Икэда не испытывал ни капли уважения к рарденцам. Они были врагом, а врага следовало или уничтожать, или брать в плен (второе в редких случаях). Он не принадлежал к высокорождённой аристократии и все эти кодексы ведения войн для него ничего не значили - у вице-адмирала был собственный свод неписаных правил, по которому он всегда действовал.
        Вставший на пути Тэнкаи вражеский корабль не вызывал у него никаких эмоций, кроме злобы и глухого раздражения.
        - Господин, они не отвечают!
        Икэда скривился - такой исход был вполне предсказуем, но тем ни менее, крайне досаден.
        - В таком случае передайте мой приказ на остальные корабли - пленных не брать! Повторяю, пленных не брать. Спасательных мероприятий не проводить, шлюпки расстреливать.
        Словно ледяной порыв ветра прокатился по рубке ниаронского линкора. Лица офицеров закаменели, все разговоры смолкли словно бы мановению волшебной палочки.
        Кодексы кодексами, но ведь есть ещё и международные конвенции, которые Рассветная империя подписала сразу же после выхода из вынужденной изоляции. И согласно этим конвенциям (в частности Шетбургской от 1559 года) приказ вице-адмирала Икэда трактовался не иначе как военное преступление, со всеми вытекающими последствиями.
        И Тэнкаи об этом прекрасно знал.
        "Плевать. Я буду уничтожать живую силу противника всеми доступными силами, оставлять врагов за спиной я не намерен. А то, что это преступление… Победителей не судят, судят проигравших. Когда мы по праву сильного поставим Рарден на колени, никто не посмеет нас в чём бы то ни было обвинить. Кто сильнее тот и прав".
        - Кому-то, что-то не ясно? - ледяным тоном осведомился у всех собравшихся в рубке офицеров командующий эскадрой.
        Ниаронцы поспешно вернулись к исполнению своих обязанностей, но старались не смотреть на вице-адмирала - многим был глубоко противен его приказ.
        "Посмотрим, как вы будете себя вести через пару месяцев такой войны", - мрачно подумал Икэда. - "Скоро для таких вещей вам даже не нужны будут мои приказы".
* * *
        "Саргат" остановился.
        На линкоре оказались перебиты центральные энергопроводы питающие двигатели и оружие. Корабль замер посреди океана неподвижный и практически безоружный - Сила в орудийных батареях была, а вот для наведения эмиттеров энергии не было, оставалось только ручное наведение…
        То есть наведения фактически не было: проворачивать вручную многосоттонную башню в боя - это что-то из разряда ненаучной фантастики…
        Ниаронские линкоры теперь спокойно, словно на полигоне, расстреливали старый линкор. Но даже в этот, откровенно неудачный корабль имперские кораблестроители вложили колоссальный запас сопротивляемости и живучести, ибо по-другому просто не могли строить боевые машины. Несмотря на тяжелейшие повреждения, в огне и дыму раздавались редкие выстрелы ещё неподавленных орудий вспомогательной артиллерии. "Саргат" всё ещё был жив.
        Но в какой-то момент число повреждений превысило критическую отметку.
        "Саргат" начал стремительно крениться на правый борт и вскоре перевернулся кверху килем. Ниаронские линкоры практически сразу прекратили огонь, дабы не тратить небесконечный заряд орудий и начали на максимальной скорости уходить вперёд. До немногих выживших, барахтающихся вокруг тонущего корабля членов экипажа "Саргата" никому не было дела.
        Кормовая часть рарденского корабля погружалась быстрее носовой, и вот уже в воздухе оказался огромный округлый форштевень линкора. Он поднимался уже всё выше и выше…
        Но ниаронцам эта скорость показалась недостаточной, и они решили подстегнуть процесс.
        На идущем концевым "Фусо" в сторону тонущего "Саргата" провернулась пара срединных башен, грохнул залп прямой наводкой, и четыре 356-мм файербола врезались в незащищённое бронёй подбрюшье линкора.
        Четыре взрыва сливаются в один, и корпус имперского корабля раскалывается на две неравные части, стремительно начавшие погружаться под воду. Образовавшиеся водовороты начали утягивать немногочисленных выживших рарденских моряков в глубину, вслед за их кораблём.
        На "Фусо" ожили и начали двигаться спаренные зенитные эмиттеры левого борта…
        Чтобы в следующий момент обрушить ураган небольших огненных шариков на пытающихся спастись имперцев, не оставляя им ни единого шанса на спасение.
        Крики погибающих людей потонули в чудовищном скрежете рвущегося металла и сопоставимого с ним по свойствам железного дерева, исходящего от погибающего… погибшего корабля…
        Дело было сделано, и ниаронские корабли уходили вслед за новыми жертвами.
* * *
…Приказ командующего Икэда был выполнен с истинно восточной тщательностью - пленных не брали.
        Весь экипаж "Саргата", все 872 человека погибли в тот хмурый летний день. Кто во время многочасового эскадренного боя, кто под огнём скорострельных зенитных орудий, бьющих по беспомощным людям, но большинство просто остались заперты в бронированной коробке перевернувшегося корабля.
        Одна из первых жертв на этой войне…
        Первое, но не последнее преступление ниаронского флота и армии на этой войне…
        Чёрный и славный день в истории рарденского Имперского флота. День, когда последние из неразумных поняли, что началась новая истребительная война. Война, в которой ставка - существование целого государства и целого народа. Война, в которой ставка - миллионы и миллионы жизней. Война, в которой нельзя себе позволить проиграть. Война, победу в которой нужно вырвать любой ценой.
        Одной ценой, как и всегда. У такой победы есть лишь только одна цена, и имя ей - смерть. Смерть своя и других, друзей и врагов. Кровью будет оплачен этот счёт, и кровью он будет отмерян.
        Начало уже положено - уже отправились в свой последний путь многие. Всадники драконов, прикрывавших Нежинск и маги, отбивавшие атаки из крепости, и, конечно же, моряки, своими жизнями сегодня заплатившие за то, чтобы жили другие. Все они делали это не ради славы или ради денег, а просто потому, что это было их работой - тяжёлой, грязной и неприятной, но оттого не менее нужной. В конце-концов, если не они, то кто же тогда?
        Был ли их без сомнения подвиг напрасен? Ни в коем случае! А вот будут ли их помнить, а точнее, сколько их будут помнить… Разумеется, имена погибших не будут преданы забвению - Империя умеет помнить своих героев. Она может забыть ещё живых, но мёртвых никогда.
        Вот и подвиг моряков "Саргата" навечно войдёт в анналы рарденской военной истории. Где-то под Столицей, на знаменитом Старолесском военном мемориале будут установлены ещё несколько огромных плит из чёрного мрамора, где золотом выбьют очередные имена солдат, погибших за Отечество. Высокие чины произнесут пафосные и выспренные речи, по погибшим отслужат панихиду, а к могилам возложат венки…
        Но мёртвым уже будет всё равно…
        Всё равно, что под гранитными плитами их надгробий будет просто земля, а упокоятся они на морском дне, на двухкилометровой глубине.
        Всё равно, сколько прольют по ним слёз…

…что скажут о них другие.

…будут их помнить или забудут…

…кто лучше, сильнее, мудрее, старше…
        Теперь они равны. Молодой машинист, оставшийся запертым в ходовом отсеке, и старый канонир, разлетевшийся на ветру от огненной вспышки… Простой матрос и капитан-командор… Теперь они равны.
        Они ушли. Кто-то скажет - хорошо ушли, кто-то скажет - в смерти нет ничего хорошего. Но правы будут все.
        Нельзя уходить с лёгких сердцем, зная, что там за горизонтом в тебя верят и ждут, нельзя предавать чужие надежды…
        И нельзя не задумываться о конце своей бренной жизни. Все умирают, рано или поздно - избито, но оттого не менее верно. И для кого-то важно, как ты покидаешь этот мир - как трус, захлёбываясь собственным страхом и иступлённым желанием выжить любой ценой, или как человек - спокойно принимая эту данность. Зная, что так нужно. Не чужому дяде в тёплом кабинете или на Небесах, а в первую очередь тебе.
        Последний экзамен, последний шанс. Шанс… нет, не исправить мир, а изменить себя, всего лишь себя.
        Но и это немало.
        Но и это непросто.
        Очиститься через боль и кровь. Не найдя счастья, не вернув утерянного - в смерти ничего этого нет.
        Просто обретя покой души, истинный покой.
        Это немало.
        Особенно для душ, опаленных войной.
        Солдатам всегда проще. Это - чёрное, это - белое. Это - враг, это - друг. Это - жизнь, это - смерть… Им всегда проще…
        Проще умирать.
        Разные страны, разные времена, разные миры… Только люди одни и те же. Без различия негр-белый, эльф-орк… Оставьте расизм недалёким фанатиком, человек - это тот, кто ведёт себя по-человечески.
        До конца.
        Одни люди, одни судьбы, одни герои…
        Их долг выполнен до конца. Кто может - сделайте больше!
        Ведь они сделали…
        И не живым отныне их судить, пускай живые просто помнят о них.
        Пока о погибших помнят, они всё ещё живы. В сердцах и умах, в памяти людей и народов. Они всё ещё живы.
        Им уже не нужны звания и посмертные награды - им нужна просто память. Всего один памятник.
        В сердцах людей.
        В сердцах тех, кого они любили.
        Тех, кого спасли.
        Тех, за кого погибли.
        Никто не просит бросаться в бой и умирать с их именами на устах. Никто не просит превозносить их, словно Богов и поклоняться им. Мёртвым это не нужно…
        Им хватит всего лишь частики вашей памяти, только бы она была с вами всегда.
        Их нужно помнить. Помнить тех, кому обязан собственной жизнью и спокойствием…
        Ведь вы помните?..
* * *
        Ниаронское море, борт линкора "Нагару", 2 июня 1607 г. от Р.С., 22:04
        - Торукава-доно, - стандартное обращение к офицеру в этот раз прозвучало весьма двусмысленно. Вторым случаем употребления приставки "доно" было сообщения крайне неприятных известий.
        - Обстановка? - спокойным тоном осведомился адмирал.
        - Контакт с противником потерян, - хмуро доложил командир тяжёлых арткораблей. - На радарах пусто, дальномерные посты молчат, маги не могут их обнаружить.
        - Плохо, - произнёс Торукава. - В таком случае приказываю сворачивать поиски и возвращаться на базу.
        - Но, Торукава-сан…
        - Исполнять приказ, - отрезал адмирал. - Вы не найдёте их в темноте - они здесь у себя дома. Нарвётесь на необозначенную "банку" и никто вас не вытащит. И вообще, вы чересчур много себе позволяете, вице-адмирал… Командование ещё рассмотрит ваш приказ, относительно экипажа линкора северян.
        - Да, господин адмирал, - с закаменевшим лицом произнёс Тэнкаи.
        Это был полный провал.
        Основная миссия не выполнена, кораблям Великоокеанского флота удалось вырваться из окружения, они нанесли огромный ущерб флоту вторжения, а теперь они ещё и ушли безнаказанными…
        - Проклятье! - не сдержавшись, прорычал вице-адмирал Икэда, ударив по боевому алтарю.
* * *
        Во времена войны с ныне разгромленным Восточным лесным союзом эльфов, в обиход сначала солдат, а потом и простых рарденцев быстро вошла поговорка "уходить по-эльфийски". Летучие отряды "лесных призраков" появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда, похищая важные документы, убивая командиров и совершая диверсии. И обычно о результатах их операций становилось известно только уже после того, как диверсанты оказывались вне зоны досягаемости.
        Так вот, Великоокеанский флот ушёл из Нежинска совсем не по-эльфийски, а наоборот - словно толпа свихнувшихся орков-берсерков.
        Десятки потопленных кораблей, обломки коих теперь дрейфовали на огромном пространстве. Пятна масла и мазута, тела погибших и ещё живых.
        Масштабное морское сражение, больше похожее на кровавую мясорубку - таков итог сегодняшнего дня. Планы ниаронского командования рухнули в один момент - рарденский флот пусть и понёс тяжёлые потери, но уцелел.
        Единственный оставшийся авианосец и остатки лёгких сил прорывались к Скальному, а тяжёлые корабли уходили на север, к третьей по важности военно-морской базе Рарденской империи на Великом океане - Имперской гавани. Туда же загодя были отправлены и субкорабли, базировавшиеся в Нежинске - никто даже и помыслить не смог, чтобы бросить их в пламя эскадренного сражения, тем самым использовав их столь варварским и неразумным способом. Нет, для "палачей коммуникаций" была уготована другая, гораздо более важная роль…
        Несмотря на то, что флот имперцев понёс тяжелейшие потери, которые в ближайшие месяцы просто физически будет невозможно восполнить, по очкам победа была именно за рарденцами. Сорванный дерзкий план уничтожения большей части Имперского флота прямо на рейде, потопление множества кораблей противника, среди которых были бесценные авианосцы, и что самое главное - физическое выживание рарденских кораблей и их выход на оперативный простор.
        "Флот влияет на исход войны одним своим наличием".
        Отныне все операции ниаронцев были обязаны учитывать возможность вмешательства флота Рарденской империи, для уничтожения которого требовалось отвлекать значительные силы. Чтобы изъять из актива противника пару кораблей не обязательно их уничтожать или соблюдать паритет, достаточно просто иметь подобный корабль такого класса у себя. И всё. Его даже можно не применять, достаточно просто создать угрозу его применения. Отвлечение крупных сил, огромные затраты и постоянное нервное напряжение - это меч, подвешенный над головой противника на тонком волоске.
        Теперь все коммуникации Рассветной империи оказывались под ударом рарденского флота. Снабжение сухопутных войск на материке, десантные операции и перевозка грузов внутри Островной империи - теперь всё это зависло на волоске. Рарденские рейдеры могли возникнуть где угодно, и в каких угодно количествах.
        Угроза, скрытая мраком неизвестности в разы сильнее, угрозы видимой и осязаемой.
        Ещё один ход, где вместо шахматной доски весь мир - сделан. Рарденцы могут смело записывать себе в актив два плюса, а ниаронцы - адекватное количество минусов.
        Но, конечно же, война - это не просто шахматная партия, она на порядок сложнее и непредсказуемее.
        Одно можно было сказать точно - для ниаронцев этот дебют был в целом неудачен.
        Теперь остаётся лишь ждать развития событий.
        Глава 3

6 июня 1607 г. от Р.С., о. Монерон, г. Южно-Монеронск, 3:12
        Андрей Митрохин, сын гильдейского купца Олега Митрохина проснулся от лёгкого скрипа двери.
        Всё ещё притворяясь сонным, он перевернулся на другой бок, безвольно свесив руку с кровати, одновременно нащупывая закреплённые под ней метательные звёзды.
        - Спокойно, Младший. Это я.
        Андрей расслабился, но всё же запрятав пару звёзд в руке, быстро сел в кровати.
        На пороге его комнаты стоял отец, одетый в свободный чёрный костюм, а из-за его правого плеча торчала сабельная рукоятка.
        - Выжидать дальше бесполезно, нужно действовать, - произнёс Олег.
        - Да, Старший, - Андрей быстро вскочил с постели, достал из-под подушки короткий кинжал и подцепил клинком половицу, открывая тайник со снаряжением.
* * *
        Установка дальнего магического обнаружения воздушных объектов и колдовской активности, в просторечье - радар, не была размещена в форте крайцентра. Увы, но для неё в крепости элементарно не нашлось места - что поделать, но артефакт был достаточно большой и громоздкий, и воткнуть в старый форт его попросту не получилось. Легионный лагерь тоже не слишком подходил для этой целей, а размещать радар в городе было просто форменным безумством. Для стабильной работы артефакта требовался минимальный естественный магический фон, а в Южном было немало источников бытовой магии, способствующих возникновению помех.
        Это не говоря уже о том, что людям под длительное облучение магическими волнами попадать категорически не рекомендовалось, из-за риска развития весьма паршивых заболеваний.
        Так что, установку наблюдения за воздушным пространством поставили на господствующей над городом высоте - Лысой горе, правда, не на самой вершине, а на обширном выступе, расположенном, примерно на середине сопки.
        Но на этом проблемы со злополучным радаром не окончились. Видимо ещё на заводе, при сборке, был допущен какой-то принципиально неустранимый дефект, заставляющий яростно материться техников-наладчиков, вынужденных постоянно заниматься ремонтом установки. Именно благодаря такому ремонту атака ниаронских драконов и оказалась столь удачной.
        За прошедшие четыре дня ситуация кардинально не изменилась - Морозов ругался, техники матерились, радар стоял мирно и спокойно… и естественно не работал. Но уже к послезавтрашнему дню наладчики пообещали секунд-генералу ввести в строй "это магтехническое издевательство над простыми людьми".
        Оповещённая о случившемся в Синегорском лагере инциденте охрана радара бдила, стойко неся тяготы своей нелёгкой службы.
        То есть треть охраны спала, треть резалась в кости, и только самая ответственная треть несла дозорную службу. Такое откровенно наплевательское отношение к несению службы была вызвано тем, что командир сего маленького гарнизона был сослан в эту "несусветную дыру на краю мира" (по его собственным словам) за хронические приступы запоя в крайне острой форме, так что большую часть времени на свои обязанности ему было откровенно начхать. То, что этот лейтенант ещё до сих пор не вылетел со службы со скоростью выпущенного болта, нельзя было объяснить иначе как наличием у него "длинной и мохнатой руки" где-то среди начальства.
        Остальной охранный гарнизон тоже наполовину состоял из таких же ссыльных за какие-то некритические провинности, и очень быстро выработал собственный график несения службы. Командир на "симпозиуме" (большая часть времени) - служба сводится до чисто номинальной, командир "вернулся" (время от времени) - служба активизируется до показательно-бессмысленного состояния, проходит время - цикл повторяется.
        Почти полное отсутствие проверок на практически постоянно простаивающем без дела объекте чудовищно разложило дисциплину, сделав этот процесс практически полностью неконтролируемым. Формально не входящая в юрисдикцию линейных и гарнизонных войск, охрана радара оказалась практически полностью предоставлена сама себе, так что все приказы по усилению бдительности в большинстве своём успешно прошли мимо этого маленького, но гордого подразделения.
        Секунд-генерал Морозов поинтересовался как-то состоянием объекта, но услышав формулировку "находится в состоянии перманентного ремонта" быстро переключился на более насущные проблемы, и решил заняться этим вопросом чуть позже.
        Но, человек предполагает, а Бог располагает…
* * *
        Тихая летняя ночь.
        Стрекот кузнечиков и крики ночных птиц. Звёзды, мерцающие на тёмном небосводе. Красноватый, покрытый оспинками кратеров лик Большой Луны, бесформенные пятна малых лун.
        Уснувший город, по улицам которого бродят патрули и дозоры.
        Огороженная высоким забором площадка на полпути к вершине Лысой горы, по которой рассыпаны здания радарного комплекса. Собственно громадная лопасть радара, застывшая в неподвижности.
        Всё как обычно.
        Небольшая кордегардия около главных ворот. Четверо солдат несут ночную вахту, не отвлекаясь на посторонние занятия - таких в охране радара немного.
        Тусклый свет магического светильника, негромкие голоса беседующих бойцов.
        - …А я тебе говорю, пришлют к нам уже скоро подмогу, - распаляясь, говорил один из них, молодой безусый рядовой. - Как диктатора нового выберут, так сразу же порядок будет!
        - Да брось ты, Юрка… - безучастно махнул рукой его собеседник, ничем не примечательный солдат лет тридцати. - Кому мы нужны… Никто из-за этого паршивого острова с ниарами ссориться не будет - отдадут нас им и всё тут…
        - Да что ты такое говоришь! - возмутился Юра. - Да такого ни в жисть не случится!..
        - Как знаешь… - равнодушно проговорил второй солдат.
        - Да, я знаю! И вообще…
        Что "вообще" охранники узнать не успели, так как в дверь вежливо, но сильно постучались.
        - Ну-ка, цыц, балаболки, - заткнул своих подчинённых старший караула и подошёл к смотровому окну.
        - А ну, хто там на ночь глядя шляется? - сурово проговорил капрал. - Отвечай живо, пока не вышел и башку не открутил!
        - Я прибыл с поручением от командующего, - раздался из-за толстой деревянной двери спокойный молодой голос.
        - Ага, как же, в четыре часа ночи, - ехидно ответил капрал. - Будут тут хоспода охфицеры в такое время шастать… А ну пшёл вон, урод, пока не схлопотал горячих!
        - Да вы хоть одним глазком на докУмент взгляните, а то ж меня за неисполнение приказа в наряды до Второго Пришествия запихают… - обиженно возразил ночной посетитель.
        В голове командира караула зародились смутные и крайне нехорошие предчувствия.
        - А ну-ка, ребята, быстренько собрались - чего-то мне этот хмырь не нравится… - тихо произнёс он в сторону своих бойцов. Затем вновь развернулся к смотровому окошку, которое отчего-то так и не открыл, немного подумав, опустил забрало. Подхватив правой рукой арбалет, спустил его предохранитель, а левой рукой быстро отодвинул толстую деревянную створку.
        Ничего не произошло.
        Удерживая на весу лёгкий полицейский арбалет, рассчитанный на стрельбу одной рукой, капрал осторожно выглянул в окно. Эта игрушка, конечно же, не пробьёт тяжёлую латную броню, но против лёгкой кольчуги или кожаного доспеха - самое то…
        Короткий красноватый отблеск Луны на мелькнувшем в темноте узком лезвии, и тяжёлый вариант стилета - панцербрехер, ювелирно точно входит сквозь смотровую щель в левый глаз капрала.
        В следующий миг в неосмотрительно распахнутое смотровое оконце влетает небольшой свёрток, который глухо ударяется о пол.
        Хлопок, и кордегардию заливает ярко-белый свет от вспыхнувшего свёртка.
        Тело капрала ещё не успевает осесть на землю, как сквозь разлетающееся осколками стекла окно влетает невероятно быстрая смазанная чёрная тень.
        Ослепшие от яркой вспышки охранники всё ещё находятся в глубочайшем шоке, и только один из них наугад замахивается, чтобы ударить в сигнальный гонг.
        В воздухе мелькает стремительный росчерк, и рекомый солдат падает навзничь, с торчащим из правой глазницы кинжалом.
        Двое оставшихся бойцов постепенно приходят в себя после взрыва световой гранаты
        - они, в отличие от третьего, стояли слишком близко к смотровому окошку, так что световой взрыв произошёл за их спинами, и задело их хотя и чувствительно, но не в полную силу. Почти сразу же охранники попытались атаковать неизвестного противника - первый солдат, сделав замах коротким пехотным мечом, бросился в рукопашную, а второй вскинул к плечу арбалет, беря врага на прицел.
        Уклонение, рывок в сторону, и мощный удар рарденца проваливается в пустоту - противника там уже нет. Стремительное, словно бросок змеи движение, и солдат падает на пол, захлёбываясь собственной кровью из перебитого ударом кинжала горла.
        Сухой щелчок спускаемой тетивы, короткий свист рассекаемого болтом воздуха, и он с глухим стуком втыкается в деревянную стену - противник рарденцев вновь успевает отскочить в сторону за мгновенье до выстрела.
        Досадливый возглас, второй солдат отбрасывает в сторону разряженный арбалет и хватается за рукоять меча на поясе… Чтобы тут же рухнуть как подкошенный, получив прямо сквозь узкое смотровое окно укороченный болт из зарукавного арбалета чуть пониже уха.
        Диверсант, стоящий в кордегардии, вытащил своё оружие из тел убитых врагов и быстро протёр его. Умело обыскав трупы, он нашёл то, что искал - большую связку ключей на поясе одного из охранников.
        В разбитом окне мелькнула ещё одна смутная тень, превратившаяся в человека в чёрной одежде. Он быстро оглядел разгромленное помещение и слегка покачал головой.
        - Готово?
        - Да, Старший, - ночной убийца плавным движением выпрямился.
        - Грязновато сработал, Младший.
        - Впредь буду осмотрительнее.
        - Хорошо, за мной.
        Младший, он же Андрей Митрохин, он же лейтенант диверсионного спецкорпуса ниаронской Императорской армии Акио Хара, быстро выскользнул через разбитое окно, и, подхватив протянутый вещмешок, вместе со своим командиром-напарником двинулся к радару.
* * *
        Здание казармы вполне ожидаемо походило не на обычную жилую избу, а на хорошо укреплённое сооружение, пускай и сделанное из дерева. Крепкие стены и двери, узкие окна-бойницы, прочная крыша - штурмовать такое мини-укрепление было достаточно непросто, обороняющиеся в случае атаки могли бы продержаться достаточно долго. Хорошее укрепление, вдвоём такое не взять…
        Если это не маги, конечно…
        Или если открытый штурм был и вовсе не нужен.
        - На счёт "раз".
        Оголовки болтов нацелились на часовых у казармы.
        - Раз.
        Свист рассекаемого воздуха и двое солдат валятся на землю, получив по арбалетной стреле в голову.
        Диверсанты закинули разряженные арбалеты за спину и стремительными тенями метнулись к входу в небольшую казарму, где находились остальная охрана радара.
        Против всех предписаний, наружные светильники не освещали пространство на положенные два шага.
        Их просто не было.
        Два больших короба типовых уличных фонарей были пусты - хрупкие стеклянные светильники, работающие на магии, оказались выкручены чьей-то заботливой и хозяйственной рукой.
        Ниаронцы подошли к входной двери, сделанной из крепкого дуба и обитой железом, чувствовались на ней и какие-то магические чары. Один из солдат лежащих невдалеке ещё подавал признаки жизни - болт попал ему в лицо, но не убил, а лишь тяжело ранил.
        "Не мой", - с лёгким злорадством отметил Младший. - "Поделом. Нечего говорить о "грязно выполненной работе", если это совсем не твой профиль".
        Старший оставил Акио одного и начал обходить казарму, по дороге мимоходом добив раненого солдата. Младший, подперев дверь загодя припасённым дрыном, скинул с плеча вещмешок и достал оттуда несколько плотно закупорённых бутылок, облепленных бумажными пакетиками и пару уже привычных свёртков самодельных световых гранат.
        Лейтенант стянул шапку-маску и натянул лёгкий респиратор, на всякий случай проверил, легко ли выходит из ножен на поясе сабля и замер в ожидании.
        Донёсшийся до него вскоре короткий совиный крик послужил сигналом об успешном размещении командира на своём рубеже и начале атаки.
        Раз - и первая бутылка залетает в одно из распахнутых по случаю летней духоты окон.
        Два - и вторая летит в другое.
        Следом за ними следуют световые гранаты.
        Из бойниц вырывается ослепительно-яркий белый свет и клубы лёгкого дыма. Внутри слышатся вопли и крики людей, а в дверь начинают усиленно долбиться, но дрын пока что держится вполне надёжно.
        Вскоре суматоха внутри казармы начала утихать - усыпляющий газ, образовавшийся при смешении жидкости в бутылке и некоторых весьма занятных алхимических порошков, начал действовать. Этот газ являлся одной из самых сокровенных тайн ниаронских диверсантов, так как при определённых знаниях получался из самых простых материалов и был практически безвреден…
        При небольшой концентрации и дозе.
        При больших количествах никто ничего не гарантировал.
        Конечно, легче было бы забросать казарму обычными гранатами и подорвать её к такой-то матери, но вот зрелище полыхающего на виду у всего города здания было бы очень демаскирующим.

…Из-за угла вынырнула одетая в чёрное фигура - Старший, и оба диверсанта направились к основному объекту диверсии.
* * *
        Капрал Гольдманн усердно тренировался.
        Задержать дыхание, закрыть глаза, открыть сумку, достать респиратор, плотно прижать к лицевой поверхности шлема, закрепить на затылке. Снять, повторить до полного автоматизма.
        Большинство сослуживцев смотрели на него с поистине вселенской скорбью, меньшая, в лице сержанта Кутенко - с благодушием.
        Сержант всегда славился ревностным несением службы (в отличие от многих), и в своём десятке старался поддерживать дисциплину и боевую подготовку на должном уровне. Обычно его подчинённые из-за этого и страдали, так как их (как представляющих реальную военную силу) чаще других ставили в караул при различных форс-мажорных обстоятельствах.
        Нынче всю силу начальственного негодования ощущал на себе капрал Гольдманн.
        Умудрившись на дневной тренировке замешкаться с надеванием противогаза, он был заботливо посажен сержантом на отработку этого не слишком сложного приёма.
        На энное количество времени, до тех пор, пока дорогой наш Нестор Потапыч не сочтёт качество исполнения приемлемым…
        Но до этого момента Семёну ещё было, как до Вечной империи пешком.
        За минувшее время Семён не раз задумался обо всей маразматичности собственных деяний. Зачем нужны противогазовые средства индивидуальной защиты, если никакой противник не будет применять боевые газы? Их использование запретили сразу же после Второй всемирной, и нарушение такого запрета автоматически поставит страну-агрессора вне закона, заставив испытать все последствия неограниченной войны. Да и к чему самому возиться, если разгон газовых облаков и дегазация территории - это забота магов…
        Всё так, но команда "газы!" всё ещё числилась среди команд, обязательных к выполнению и, соответственно, отработке, и отменять её никто не собирался. А капрал хотел стать хорошим солдатом.
        У Семёна Гольдманна была мечта - стать офицером. Ничего сверхъестественного, но уже кое-что.
        Для этого было два пути - получить полевой патент в реальном бою от вышестоящего офицера и подтвердить затем его в Академии, и второй - напрямую поступить в Академию. Начавшаяся война предоставляла отличный шанс пойти лёгким путём и получить рекомый патент, но и более длинный путь отметать с ходу не следовало - мало ли что… И если со знаниями у Дмитрия был полный порядок - учился в гимназии он только на хорошо и отлично, то вот с физподготовкой и соответственно отработкой основных приёмов всё ещё были напряги…
        Которые сейчас с большим упорством искоренялись, пока большая часть солдат резалась в кости, болтала или просто плевала в потолок.

…Когда через окна залетели какие-то бутылки, и, разбившись, начали выделять мутный сизоватый дым, Гольдманн не успел даже ничего подумать, как на полном автомате отработал заученную комбинацию задержать дыхание - закрыть глаза - достать респиратор - надеть и закрепить. Инстинктивно зажмурив при надевании противогаза глаза, он сумел спасти свои глаза от ослепительной вспышки. И пока остальные лихорадочно моргали и тёрли глаза, капрал кинулся к оружейной стойке, подхватил щит, обнажил меч и рванул к двери, которую отчего-то не могли открыть и сейчас пытались ломать.
        Напрасное, кстати, занятие. Сия конструкция была рассчитана ещё и не на такое.
        Одним из первых поняв это, капрал рванул было ко второму выходу, но внезапно остановился.
        Не слишком густой, но достаточно плотный сизый дымок распространился уже по всему помещению небольшой казармы. Но сейчас всё внимание Гольдманна оказалось целиком и полностью приковано к окружавшим его сослуживцам, а точнее к их состоянию.
        Остальные солдаты не имели у себя под рукой респираторов, ибо уже давно даже самые отъявленные радетели Устава посдавали их на склад или втихую нашли им более хорошее применение. Семён не был исключением из правил, и достал противогазовый артефакт со склада исключительно для тренировки.
        Теперь же он, глядя через смотровую щель опущенного забрала, видел, как его сослуживцы с постепенно мутнеющими взглядами начали плавно оседать на пол в неудобных позах. Испугавшись самого страшного исхода, капрал метнулся к ближайшему лежащему… Но был остановлен слитным храпом, раздавшимся из более чем полусотни лужёных глоток.
        - Усыпляющий газ… - глухо произнёс Семён.
        Его мозг лихорадочно заработал.
        Если бы их захотели убить, то использовали что-нибудь посерьёзнее. Значит цель - не они. Тогда, пожалуй, сам радар. А этот газ пустили, чтобы лишнего шума не было. Разумно, блин… Вот только что в таком случае прикажете делать? Попытаться предотвратить диверсию? А каким образом? Двери закрыты, через окна не вылезти… Так, спокойно. На эти случаи есть же соответствующие инструкции…
        Капрал бегом направился к личной комнате лейтенанта, в которой по совместительству находился ещё и пункт связи. Дайсон-установки у них на объекте не имелось, проводную связь наверняка прервали, но ведь есть же ещё и засекреченные подземные каналы связи… Ну, по крайней мере, должны быть…
        Семён принял решение не пытаться разрешить ситуацию в одиночку (он достаточно трезво оценивал свои шансы в бою с неизвестным количеством хорошо подготовленных диверсантов) и решил связаться с городским гарнизоном.

* * *
        - След в след, - повторил Младший.
        - Помню, - ответил Старший.
        Акио пару раз глубоко вздохнул и надвинул на глаза самодельные очки-различители, похожие на стандартные лётные, но только с более толстыми стёклами. Полной картины тонкого мира они, само собой, не давали, но заметить с их помощью натянутые нити сигнализации было можно - и это было очень даже здорово. Немагу практически невозможно увидеть магические конструкты, а специальные артефакты-различители к свободной продаже среди населения категорически запрещены, так что диверсантам пришлось пользоваться кустарно сработанным воровским артефактом.
        Зеленовато-серая картина мира в глазах лейтенанта расцвела новыми, невиданными взгляду цветами - на действие эликсира ночного зрения наложилось влияние артефакта, но больше всего сейчас ниаронца интересовали тускло-голубые сигнальные нити охранного заклинания, змеящиеся по земле.
        У находящейся внутри охранного периметра радарной станции не имелось иной охраны, да, в принципе, и не требовалось - магия была надёжна, как ничто на свете. Большинство простых людей-немагов не имели бы практически никаких шансов преодолеть эти жалкие три метра охранной полосы, но совершенно другое дело, если эти самые простые люди знают, как бороться с вражеской волшбой.
        Шаг, следующий шаг…
        Ступать приходилось очень аккуратно, иногда передвигаясь буквально на цыпочках - слишком уж мелкоячеистой вышла магическая сеть. Хорошо ещё, что помешанные на экономии Силы чародеи не стали делать сплошное ковровое заклинание-сторож…
        Наконец недлинный, но чрезвычайно утомительный путь быль преодолён, и двое диверсантов оказались прямо перед входной дверью в радарный комплекс. Дверь, кстати, была весьма и весьма серьёзная - толстые металлические петли, металлический же косяк и собственно створка, даже кажется покрытая тонким слоем меди. Такую дверь не сразу прошибёшь даже мощным бронебойным заклинанием, при штурме с такой было бы море возни…
        Жалко, что главной слабостью великолепной бронедвери было остальное здание.
        Нет, бетонные блоки - это вполне себе неплохо, но вот исполнение было ниже всякой критики…
        Хотя ниаронцам на это сейчас было откровенно наплевать - они не собирались ни штурмовать, ни оборонять, ни разносить это здание по камешкам.
        Длинный массивный ключ с замысловатой двухсторонней бородкой легко вошёл в замочную скважину. Несколько поворотов, и раздавшийся громкий щелчок оповестил диверсантов, что путь открыт. Механизм замка оказался на редкость хорош, ключ проворачивался легко и бесшумно - видать за ним хорошо ухаживали, или же он просто был сделан на совесть…
        А вот про совесть тех, кто должен был смазывать дверные петли, говорить лучше не стоило.
        Душераздирающий скрип заставил ниаронцев невольно поморщиться - в ночной тишине он показался им ничуть не тише выстрела гаубицы. Но поднимать тревогу сейчас было просто некому, так что боевая двойка диверсантов спокойно проскользнула внутрь станции, не заботясь о созданном шуме.
        В чём-то они были правы.
* * *
        - Гарнизон в копьё, живо!
        Генерал Морозов на ходу застёгивал китель, пока его адъютант нёс в руках кольчугу и ножны с мечом.
        - Численность, наличие магов?..
        - Никаких данных.
        - Хреново…
        Аристарх быстро надел доспех, прицепил меч к поясу и почти бегом вылетел из усадьбы бургомистра. Во дворе его уже ждал оседланный конь и десяток человек охраны.
        - Кто ближе всего к объекту?
        - Отделение Тайной канцелярии, - бодро отрапортовал адъютант. - Капитан Сотников и его люди первыми отреагировали на сообщение…
        Где-то в отдалении послышался негромкий раскат то ли грома, то ли взрыва.
        - Чего-то это мне не нравится… - задумчиво почесал подбородок Морозов. - Ладно, вперёд, бойцы!
        Кони унесли в ночь всадников.
        По всему городу выли сирены, предупреждая о возможном вторжении войск противника. Поднятые по тревоге солдаты, под бдительным руководством сержантов и офицеров, строем продвигались от казарм к намеченным на случай воздушного или магического десанта позициям.
* * *
        - Что скажешь? - отрывисто произнёс капитан Сотников.
        Расул медленно открыл глаза.
        - Магов не чую. Смерть чую. Пять или шесть человек. Сигнальные линии не потревожены. Ворота закрыты. Серьёзные противники, - как и всегда в минуты волнения, приданный Тайной Канцелярии маг начинал мандражировать, что, слава Сотеру, в основном выражалось в чрезвычайной лаконичности фраз.
        - Закрытые ворота - это плохо… - покачал головой Волеслав. - Ладно, выдвигаемся.
        Десяток солдат, одетых во всё чёрное, начал тихо подходить к воротам радарной станции. Капитан взял с собой всех людей, находящихся в его распоряжении, жаль только, что их было не так уж и много, но что поделать - Монерон считался сущим захолустьем и серьёзных шпионских баталий здесь никто не предполагал. Да и этот десяток Сотников считал даже излишним, ведь за всё его время службы ни одного шпиона на острове так и не было поймано. И уж всяко здесь не нужен был целый капитан - для командования этой "великой силой" вполне хватило бы лейтенанта, но звание у Волеслава никто отнимать не собирался - Тайная стража умела наказывать по-другому. Капитан был согласен на любое место службы, только бы на Центральных землях, пускай даже с понижением, там всё равно были перспективы для роста… Но нет же - его с особой мстительностью услали на Монерон, в это Богом забытое шпионами (и, соответственно, новыми чинами) место…
        До недавнего времени.
        С началом войны Сотников неожиданно для себя оказался одним из старших офицеров на острове, несмотря на то, что он был практически бесполезен как пехотный командир. Устаканившаяся рутина с проверкой подозрительных граждан, делами о контрабанде и хищениях госсобственности мигом полетела в пропасть.
        За последние дни капитан сильно вымотался, его и так не слишком круглощёкое лицо заострилось ещё больше, глаза потемнели от хронического недосыпа. Сотников очень быстро потерял покой, проверяя и перепроверяя личные дела солдат и офицеров, их возможные контакты и связи - то, что на Монероне под личинами имперских солдат действовали настоящие, опытные диверсанты, буквально сводило его с ума…
        ТАКОГО промаха он себе простить не мог.
        Нынешнее нападение Волеслав иначе как шанс реабилитации для себя не расценивал - захваченный генералом диверсант всё-таки умудрился покончить с собой до того, как к нему успела подступиться Ёё Величество Рарденская Тайная Канцелярия со своим богатым арсеналом методов и способов дознания. Так что иных сведений, кроме как полученных Морозовым не было…
        Значит, нужно было добыть новые. И, скорее всего, в бою.
        Жаль только, что под рукой не имелось солдат с приличной подготовкой штурмовика
        - хоть боевой части и уделялось большое внимание в Монеронском отделе, здесь просто не было достойных бойцов. Но за неимением гербовой…
        Так что капитану пришлось идти на дело с теми солдатами, что были. Даже простой секретарь из Тайной Канцелярии - это уже немало…
        Сотников покосился на Расула.
        Особенно, если этот секретарь пускай и слабенький, но маг…
        Ладно, должны справиться без особых проблем - вряд ли там будет много противников, или они будут слишком сильны для группы безопасников. Южно-Монеронск и его радар - это не самые важные вещи, чтобы тратить на них большие силы…
* * *
        Штурмовая группа контрразведки подошла к главным воротам.
        - Их было двое, - шёпотом доложил ученик Расул. - "Пахнут" не по-нашему. В кордегардии четверо. Наши. Но мертвы.
        Сотников мысленно выругался. Если двое диверсов смогли положить без всякого шума четвёрку охранников и проникнуть внутрь безо всяких внешних следов - дело будет не из лёгких, работают явно не дилетанты.
        Хорошо ещё, что под рукой есть такой отличный знаток следов ауры, как Расул. Жалко только, что на этом все его магические таланты и оканчивались… Полиция уже давно зарилась на такого ценного кадра, но капитан все эти поползновения пресекал на корню - в вотчине Штоса и так аурознатцев хватало, так что нечего было на чужих зубы точить.
        - Расул. Остаёшься здесь, ждёшь подхода основных сил. Если заметишь что подозрительное - только наблюдай, в контакт не вступай.
        - Есть, - коротко ответил ученик.
        Волеслав подошёл к смотровому окошку, осторожно глянул через него на внутреннюю обстановку кордегардии, покачал головой - увиденное его явно не обрадовало.
        Капитан отошёл немного влево, к небольшой двери рядом с главными воротами, и левой рукой достал из кармана висящий на тонкой цепочке небольшой металлический жетон - инсигнию Тайной канцелярии. Сжав её в кулаке, Волеслав что-то тихонько пробормотал и вытянул знак по направлению к двери. Капитан крепко сжал инсигнию, ощутил короткий укол от выдвинувшейся иглы, и от жетона в стороны рванула прозрачная волна, в которой слегка искажались очертания всех окружающих предметов.
        Щелчок, и стандартный армейский замок на двери открылся - универсальную инсигнию Тайной канцелярии не зря среди своих называли "золотым ключиком". Одна из многих привилегий Тайной Стражи - право входа практически в любое здание и помещение.
        - К казарме, - приказал капитан.
        Группа имперской контрразведки начала быстро выдвигаться к указанному зданию, разбившись на двойки. Первый номер - с оружием ближнего боя, второй - чуть поодаль с арбалетом.
        Быстро выбив подпирающий входную дверь кол, имперцы осторожно вошли внутрь казармы. После ночной темноты свет, исходящий от магических светильников, показался им ослепительно-ярким. Хотя, учитывая то, что вся группа сейчас находилась под действием "кошачьего глаза", результат мог бы быть плачевным, если бы не заранее надетые очки с затемнёнными стёклами.
        Перед немного освоившимися на свету имперцами развернулась удручающая картина - разбросанные в беспорядке вещи и оружие, перевёрнутая мебель и куча мирно посапывающих солдат, лежащих в самых причудливых позах.
        Но самые худшие ожидания контрразведчиков не подтвердились - несколько десятков солдат просто спали.
        Сонный газ из помещения уже выветрился, так что угроза последовать вслед за незадачливыми охранниками группу безопасников не волновала.
        - Твою мать же… Капрал Гольдманн? - тихо позвал Сотников. - Здесь Имперская безопасность.
        Один из доселе спокойно лежащих под большим столом солдат быстро перевернулся с бока на живот, всё ещё удерживая где-то подобранный арбалет.
        Стреломёт был нацелен на вошедших.
        - А… чем докажете? - голос капрала звучал глухо из-за натянутого на шлем респиратора.
        - Капитан Сотников, - сверкнул инсигнией Волеслав и, оглядевшись по сторонам, раздражённо добавил:
        - Ну, всё, доигрались, тунеядцы-алкоголики… Плачет по вам всем нынче дисциплинарная рота… Капрал, вам известно местонахождение противника?
        - Так точно! - ответил Гольдманн, поднимаясь с пола, и опуская арбалет. - Они к радару направились.
        - Оставайтесь здесь, ждите подкрепления, - Волеслав скользнул взглядом по "сонному царству". - И этих… вояк в чувство попытайся привести.
        - Есть! - отсалютовал Семён уже вслед уходящей быстрым шагом группы безопасников.
* * *
        - Ещё долго? - поинтересовался Акио.
        - Ещё… три… заряда… - с расстановкой ответил Старший, прилаживая очередной объёмистый свёрток на центральный вал, с помощью которого, собственно, и вращалась огромная корзина радара. - Теперь… осталось… заминировать… только… центр управления…
        - Взрывчатки хватает?
        - Должно хватить с избытком. - Старший, на которого возлагались функции мозгового центра и технического обеспечения, наконец закончил свою работу. Подхватив изрядно похудевший вещмешок, он направился к выходу из механического отдела, жестом приказав лейтенанту следовать за ним.
* * *
        Капитан вновь достаёт инсигнию.
        Сжать, ощутить короткий и резкий укол толстой иглы, пробивающей кожу, и вновь увидеть волну искажений, но на этот раз гораздо большего масштаба.
        Чтобы отключить сигнализацию вокруг радара каплей крови обойтись не удалось. Волеслав ощутил, как по левой руке потекла тонкая струйка крови, но заговорённый жетон требовал ещё и ещё - даже такое, казалось бы, невинное действие требовало от обладателя этого артефакта достаточно большого количества сил.
        Инсигния - вещь крайне полезная. Всё же даже минимальный набор сверхъестественных умений для немага - это очень и очень хорошо. Другое дело, что этот артефакт работал исключительно на крови собственного владельца, не признавая никого более, и не отличался особой силой. Но в некоторых случаях он был незаменим - не зря же инсигнию приняли в качестве табельного вооружения и Тайная Канцелярия и Инквизиция…

…На мгновенье Волеслав увидел, как ярко вспыхивают, а затем гаснут сигнальные нити охранного заклинания, а потом всё кончилось.
        Капитан облегчённо вздохнул.
        Он не слишком любил пользоваться этим артефактом - всё же магия крови штука довольно опасная, вне зависимости от масштаба…
        - Вперёд, - негромко скомандовал Сотников, вытягивая из ножен пару длинных тонких кинжалов. Оружие типа мечей, даже коротких, капитан не любил, больше тяготея к коротким клинкам и метательной снасти.
        Контрразведчики компактно собрались перед входом в станцию.
        - Идём двумя отрядами. Я, Олег, Клавдий, Гай и Виктор идём к центру управления. Остальные - к механическому отделу. Смотреть в оба - мы имеем дело с профи. Всё, с Богом. Выдвигаемся.
        Вновь душераздирающе скрипнула броневая дверь, и имперские безопасники быстро скользнули внутрь здания.
* * *
        Акио ступал по коридору хоть и осторожно, но уже несколько расслаблено - идущая, как по нотам, операция к этому располагала. Было это, конечно же, непростительным чувством для настоящего диверсанта, совершенно непростительным…
        Хотя, с другой стороны лейтенант начинал нервничать - всё шло СЛИШКОМ гладко. При таком раскладе что-то обязательно должно было всё изгадить…
        Как назло и коридор, ведущий к управляющему центру, был прям и узок - никакой свободы манёвра, если что вдруг случится…
        Так, в трёх шагах впереди поворот направо…
        Шорох?.. Или показалось?..
        Акио непроизвольно напрягся, крепче сжимая рукоятки двух простых солдатских кинжалов, и слегка замедлил шаг, жестом предупредив Старшего о возможной опасности.
        Вовремя.
        Из-за угла показалась серовато-зелёная тень с оружием в руках - враг.
        Рарденец и ниаронец заметили друг друга практически одновременно, но диверсант оказался более проворен.
        Поворот влево, левая рука, с зажатым нижним хватом кинжалом - вниз, и удар короткого меча блокирован. Правая в это время, будто змея, бьёт прямым в горло.
        Скрежет клинка, встретившегося с кольчугой - безопасник закрывается плечом, и уходит в сторону, а на Акио кидаются ещё двое.
        Прыжок назад и в сторону. Хлопок зарукавного арбалета Старшего, и один из противников вздрагивает, отшатывается назад, и, шипя от боли, пытается выдернуть из руки короткий болт. Во второго летит сразу пара кинжалов Младшего, который в это время выхватывает из заплечных ножен короткую саблю. Один клинок - мимо цели, второй со звоном отлетает от груди, и рарденец внезапно отскакивает в сторону.
        Из-за поворота вылетают ещё две тёмные фигуры, в руках лёгкие арбалеты. Крик раненого имперца "Бей!".
        Хлопки выстрелов, короткий свист рассекающих воздух болтов. Акио на пределе возможностей пригибается как можно ниже, и одна из арбалетных стрел лишь слегка царапает его плечо.
        - Назад, уходим! - приказывает Старший, кидая под ноги подбегающих имперцев какой-то дымящийся свёрток.
        Все дружно бросаются прочь, стремясь уйти от возможных последствий. Рарденцы опасались дымящегося свёртка, потому что не знали, чем в них швырнули (может и просто муляж, а может и какую-нибудь алхимическую дрянь), а ниаронцы - потому что знали.
        Далеко никто уйти не смог.
        Мощный взрыв разметал людей, хлестнув вдобавок во все стороны кусками разломанного бетона. Потолочные перекрытия в эпицентре не выдержали удара и обвалились, разделив две противоборствующие стороны грудой обломков.
        Старший потратил один из подрывных зарядов не по прямому назначению.

… - Твою мать! - выругался командир группы имперцев, глядя на завал. - Быстро, в обход - у них есть ещё один выход к центру управления.
        - Так там же господин капитан… - неуверенно произнёс один из солдат.
        - А вдруг всё же проскочат? Завязываем с вопросами, ноги в руки и бегом!..

… - Проклятье! - сквозь зубы прошипел Старший, выдернув болт из руки.
        Вторая стрела не попала в Акио, но зато ранила его командира. Хорошо ещё, что это был стандартный бронебойный болт без всяких там зубов или замысловатых наконечников, но всё равно - приятного мало.
        - Каковы приказания? - на ходу спросил Младший.
        - Идём к центру и подрываем его - нас уже, похоже, накрыли… Шансов прорваться у нас никаких, так что умрём с честью, выполнив задание.
        - Да, Старший, - склонил голову лейтенант. - Во славу Вечного Неба.
        - Во славу… - эхом откликнулся командир.
* * *
        Услышав грохот взрыва, и почувствовав, как содрогнулось всё здание, Сотников молнией кинулся вперёд по коридору. Взрыв был явно не из тех, что рушат всё вокруг, так что, скорее всего, кто-то применил в тесных коридорах радарной станции гранату…
        Контрразведчики с собой на задание ничего взрывоопасного не брали, так что это могут быть только…
        Вперёд, вперёд, поворот, снова вперёд, ещё один поворот…
        Зрение, обострённое эликсиром ноктовиденья, ещё только отметило факт наличия двух бегущих навстречу смутных фигур, а вбитые на уровне рефлексов боевые навыки уже отбросили капитана в сторону.
        В воздухе мелькнуло какое-то движение, и Волеслав коротко зашипел от боли в рассечённой метательной звездой щеке - лёгкий открытый шлем не защитил контрразведчика. Сзади тоже послышались крики и звон металла - пущенные на уровне лица сюрикены не могли убить или тяжело ранить, но травмы наносили достаточно болезненные.
        Хлопки арбалетов с обеих сторон, и один из неизвестных нарушителей падает на пол, корчась от боли. Второй резко рвётся вперёд, перебрасывая короткую саблю из левой руки в правую, и доставая с пояса кинжал.
        Сотников кидается ему наперерез - в тесноте узкого коридора нет толку от численного превосходства имперцев, так что оптимальнее всего - битва один на один.
        Капитан отклоняет голову в сторону, и колющий удар ниаронца проходит мимо, сабельный клинок со звоном соскальзывает с боковой поверхности шлема. Кинжал в правой руке отбивает саблю ниаронца в сторону, кинжал в левой блокирует удар снизу. Диверсант невольно уходит вбок, приоткрываясь для удара, и Сотников бьёт ногой под колено.
        Удар приходится на пустое место - ниаронец успевает подпрыгнуть и наискось рубануть саблей.
        Шаг назад, перехватить вражеский клинок кинжалами, захват развитой гардой, попытка выкрутить саблю из рук диверсанта. Не получается - ниаронец вырывается из захвата, и бьёт снизу вверх, целясь в район подмышки - туда, где доспех не столь прочен.
        Капитан разорвал дистанцию, чувствуя, как клинок врага распарывает куртку и со скрежетом соскальзывает с кольчуги. И тут же почувствовал, как левую ногу в районе икроножной мышцы пронзила острая боль, а сам он неудержимо падает на колени - подал признаки жизни второй диверсант, из последних сил перезарядив и выстрелив из своего зарукавного арбалета.
        Добить Волеслава ниаронец даже не попытался, потому как в это самый момент на него насели двое бойцов из команды Сотникова.

…Несмотря на кажущуюся продолжительность схватки, на самом деле она заняла не так уж и много времени. Бойцы ближнего боя ещё только-только успели достигнуть места сражения своего командира с противником, а стрелки - перезарядили арбалеты, и тут же добили из них раненого диверсанта.

…Капитан, скрипнув зубами от нахлынувшей боли, крутанулся на левом колене, подсекая ноги второго врага, занятого боем сразу с двумя имперцами. Несмотря на это, ниаронец почти успел среагировать на удар…
        Но то-то, что почти.
        Отвлёкшись на подсечку капитана, он пропустил пару слабых ударов, которые, тем не менее, сразу же разнесли всю его защиту. Только яростный крик Сотникова "Живьём!!" в последний момент остановил бойцов, и они постарались не нанести диверсанту смертельных ран.
        Получив несколько тяжёлых и глубоких ран, но всё ещё живой, Акио рухнул на пол, роняя из ослабевших рук оружие.
        Волеслав устало выдохнул и попытался кое-как протереть залитые кровью из рассечённой щеки лицо и шею.
* * *
6 июня 1607 г. от Р.С., о. Монерон, г. Южно-Монеронск, здание краевого отделения Имперской Тайной канцелярии, 6:32
        - Итак, предварительные данные…
        Положив перевязанную ногу на низкий столик и мелкими глотками потягивая крепкий ячменный кофе, капитан Сотников устало слушал рапорт ученика Расула, рассеяно скользя взглядом по разложенным рядом с его поврежденной конечностью оружием и предметами.
        - Личности диверсантов установлены - это Олег и Андрей Митрохины, отец и сын. Олег - состоит в гильдии, сын был у него на подхвате. В контримперской деятельности ранее замечены не были, уголовных преступлений за ними не числится, только несколько административных правонарушений, но это в пределе нормы… В военных подразделениях не состояли, навыки обращения с оружием на общегражданском уровне… Они полностью чисты перед Империей, ваше благородие.
        - Подмёныши? - мрачно спросил Волеслав.
        - Маги ещё работают - результатов пока нет, но скорее всего - да. Три месяца назад Митрохины ездили по торговым делам на материк…
        - Проверить всех, выезжавших за пределы края, - жёстко отчеканил капитан. - Всех подозрительных… брать под стражу без разговоров. Моим словом затребуйте у генерала нужное количество солдат. Перетряхните весь этот город сверху донизу. Хватит, достаточно уже либеральности. Лучше визг гражданских, чем взрывы в городе.
        - Есть! - вытянулся в струнку Расул.
        - Ещё информация? - хмуро поинтересовался Волеслав.
        - Данные по ущербу и захваченных трофеях.
        - Валяй, - кивнул капитан.
        - В ходе атаки на радарный комплекс от рук диверсантов погибли четыре человека, ещё трое скончалось позже от слишком большой дозы сонного газа. Взрывные устройства обезврежены, единственный взрыв ущерба оборудованию радара не нанёс.
        - Отметь, - произнёс Сотников. - Заменить всю охрану радара на новую, прежнюю отправить к зэгам… Хотя нет, стоп. Капрала этого, как его, Гольдманн?.. Так вот, его оставить, и кого он там ещё назовёт… Малый он вроде толковый… Ну и наградную писульку какую-нибудь на него накатай за моим ходатайством… Ладно, продолжай, Расул.
        - Ага… Что ещё? А, да - оружие и снаряжение… Оружие имперского образца, гражданских или снятых с вооружения образцов, за исключением метательных звёзд и зарукавных арбалетов - эти кустарного производства. Возникла теория, что где-то на территории Империи существуют тайные производства, снабжающие оружием и снаряжением разного рода шпионов и повстанцев. Хотя более вероятна версия, что всё это снаряжение из арсенала обычных наёмных убийц и прочей уголовной братии.
        - Тоже мне новость… - проворчал Волеслав.
        - …Артефакты, типа различитель - тоже кустарные. Что касается различного рода взрывчатых и светодымовых устройств, то они, скорее всего, произведены силами самих диверсантов. Предварительное изучение их составов показало, что они сделаны из подручных материалы и веществ, разрешённых к свободной продаже. Единственное, что им было не по силам изготовить в домашних условиях - бинарные химические взрыватели.
        - Глубоко они свои щупальца раскинули… - со злобой произнёс капитан. - Эта война готовилась не месяц и не два, эта война готовилась годами… Много у нас работы будет, ох, много…
* * *
        Что капитану Бондарю всегда "нравилось" в армии, так это то, что каждый последующий приказ был прямой противоположностью предыдущего.
        Не успел он толком разобраться с вверенной ему ротой, как пришло распоряжение разворачивать на её основе ни много, ни мало, а учебный батальон.
        Павлу эта затея понравилась мало - к мобилизованным зэгам простые граждане испытывали достаточно мало тёплых чувств. Каторжане - они есть каторжане, и отношение к ним никогда не менялось. В рамках этого было вполне объяснимо, почему командование отчаянно отбрыкивалось от идеи создания учёбных подразделений, но сейчас видимо что-то изменилось…
        - …На всё про всё тебе неделя, - закончил инструктаж Морозов. - Вопросы?
        Капитан мысленно взвыл.
        - Помилуйте, граж… господин секунд-генерал! Ополченцев за это время дай Сотер хотя бы элементарной шагистике выучить, где уж тут…
        - А я и не требую от тебя сколотить из них гвардейский отряд ассасинов, - успокоил Павла командующий. - Я не собираюсь сразу же бросать в бой необученную толпу, но подготовку всё равно когда-то придётся начинать…
        "А время у нас будет", - мрачно подумал Аристарх. - "Чую, затянется эта война…"
        - Так точно, - хмуро, в тон мыслям генерала, ответил Бондарь. - Разрешите идти?
        - Идите, капитан.
        Коротко отсалютовав, Павел развернулся и двинулся по направлению к своей роте, отрабатывающей строевые приёмы на общем плацу. Народу вокруг было немного - для гражданских ещё слишком рано, а большая часть солдат была отправлена на фортификационные работы. После некоторого размышления генерал Морозов всё же решил укрепить столичную крепость, а то мало ли что… Бывшие заключённые на сию новость отреагировали достаточно уныло - "опять копать", но Аристарх веско приказал "надо", на чём всё недовольство и угасло.
        Павел коротко обернулся в сторону Морозова, к которому, хромая подошёл особист, щеголявший здоровенной блямбой пластыря на левой щеке.
        Бондарь коротко хмыкнул.
        В отличие от некоторых, Сотников как солдат производил очень даже благоприятное впечатление - пахал как вол, не боялся драки, нынче ночью лично участвовал в поимке ниаронских диверсантов и был ранен. Павел успел навидаться на самых разных представителей доблестной Тайной Канцелярии - среди них попадались и классические параноики, и холодные снобы, и откровенные ублюдки, но были и вполне нормальные мужики. Короткого знакомства с безопасников хватило Бондарю, чтобы уверенно отнести Волеслава именно к последней категории.
        В такое захолустье как Монерон обычно отправляли или откровенных долбоклюев, или нормальных солдат, которые просто чем-то провинились перед начальством. Сотников впечатление справедливо наказанного не производил, а Павел привык доверять своим ощущениям.
        Как уже говорилось многими, и не раз - есть две категории офицеров.
        Первые превосходно устраиваются в периоды мирной жизни, делают карьеры, подсиживая других, умеют угодить… Но при этом на войне от них практически нет толку. Разве что только в качестве живых щитов, а так… Так они ничего из себя не представляли ни на поле брани, ни в глубоком тылу…
        Вторая же категория солдат умела только воевать, но воевать хорошо. Больше ничем похвастаться они не могли - для карьерного роста в мирной жизни они были слишком честны, а для "устройства своего личного благополучия" слишком неподкупны… Такие скучно и тоскливо жили на гражданке, но хорошо дрались и умирали на войне.
        Бывшие зэги были именно такими - иные просто не пошли бы в бой за свои идеалы, а тихо отсиделись в стороне…
        Какая ирония Судьбы!.. Бывшие враги вынуждены объединить усилия! Кто бы мог подумать, что бойцы имперской Тайной Канцелярии встанут, образно говоря, в один строй со вчерашними противниками. А ведь именно Тайная стража, созданная в противовес уже имевшемуся Незримому легиону, "отличилась" наибольшей нетерпимостью к контрреволюционерам, а вот, поди ж ты… Но как водится многое зависит от конкретных личностей - ни Павел, ни Волеслав не испытывали друг к другу ненависти, а почему… Это уже совсем другая история.

…Капитан Бондарь тяжело слегка вздохнул, поправил на поясе ножны с мечом и зашагал быстрее - следовало как можно скорее ознакомиться с пополнением и начать тренировки.
* * *
        - Ранены? - с участием произнёс Аристарх.
        - Пустяки, пара царапин, ваше высокпревосходство, - криво усмехнулся Волеслав.
        - Ну-ну… - скептически прищурился генерал, закладывая руки за спину. - Я чего же тогда хромаете и повязку всё ещё не сняли? Али не подействовали заживляющие снадобья?
        - Подействовали, Аристарх Борисович… - ответил Сотников. - Но вы же знаете, мгновенно-то раны не зарастают, ну и с метательной звездой неприятность вышла… Яд там был, не слишком мощный, но вполне действенный - вот поэтому и не затягивается, зараза…
        - Яд? - обеспокоенно спросил Морозов. - Насколько это опасно?
        - Ну, обычного солдата он бы или убил, или надолго бы уложил в лазарет, - нехотя произнёс капитан. - Меня же спасли наложенные на службе заклятья…
        - Вот даже так, - задумчиво почесал подбородок Аристарх. - А что там вообще с этими диверсантами?
        - Работаем, Аристарх Борисович. Только вот от раненого пока что маловато толку - мои подопечные неплохо его… отделали, так что к полноценному допросу он ещё не скоро будет готов. Да и не думаю, что от него будет много пользы - армия это одно, а разведка - совсем другое. Второй ниаронец, к сожалению, был убит при задержании…
        - Вот я что у вас хочу спросить, капитан, - перебил Сотникова генерал. - Как оказалось, что их внедрение (так, кажется, у вас говорят?) прошло незамеченным? Язык, внешность, документы - это ладно, но как быть с практически точным соответствием поведения?..
        Волеслав стремительно побагровел - эмоции, переполнявшие его, оказались слишком сильны, чтобы их скрывать. Вообще, безопасники всегда славились своей выдержкой, но тут уже был не тот случай…
        Контрразведчику было стыдно.
        - Аристарх Борисович, ваше высокопревосходительство… Простите, моя вина - совсем в этом болоте мхом зарос, квалификацию теряю…
        - Да ладно вам, капитан… - обречённо махнул рукой генерал. - Тут похоже все ниточки на самый верх тянутся, без предательства ТАМ уж точно не обошлось, иначе, откуда бы у противника такие точные данные?.. Ничего вы поделать с этим не смогли бы, не ваш это уровень…
        - Да понимаю я это… - с тоской протянул Волеслав. - Но легче от этого-то не становится… Вон, солдаты наши получается ни за что, ни про что погибли вчера…
        - А вот это вы зря. Они погибли, исполняя свой долг, и не их вина, что враг оказался опытнее и искуснее… Зато мы теперь вскрыли этот гадючник, лишь по недоразумению называемой охраной радарного комплекса.
        - Да уж… - мрачно произнёс капитан. - Закрытая территория прямо в центре города, и такой бардак…
        - Разобрались с ними?
        - Так точно, господин генерал. Подвергли, как говорится, суду скорому, но праведному. Командира ихнего поутру вздёрнули на виселице, остальных - в дисциплинарную роту, пускай хоть за это спасибо скажут… Кто нормальный там был, тех оставили и усилили гарнизонными.
        - Радар в порядке? - вспомнил ещё одну немаловажную вещь Аристарх.
        - В полном. Взрыв произошёл вдали от жизненно важных узлов, так что мы имеем вполне ремонтопригодные повреждения.
        - Добро, - заключил генерал. - Будет что-нибудь интересное, сразу сообщайте мне.
* * *
        Терентий шёл среди деревьев, вдоль русла небольшой речки или скорее крупного ручья. Ярко светило по-летнему ласковое солнце, дул лёгкий ветерок, доносящий до юноши ароматы лесных цветов. Невдалеке вверх возносились вершины вездесущих сопок, густо поросшие лесом и низким бамбуком.
        На губах внука бургомистра играла лёгкая улыбка - он наслаждался прогулкой по монеронскому лесу, пением птиц и прекрасным летним днём.
        Терентий прислушался. В тихие и успокаивающие звуки природы начал гармонично вплетаться ещё один какой-то новый, но совершенно явственно искусственный звук.
        Где-то впереди тихо и печально играла флейта.
        Шеин улыбнулся и пошёл туда, откуда доносилась эта грустная мелодия - чем-то она пленила его, и не захотела отпускать. Но напоследок взгляд Терентия упал на собственное отражение в бурной речке, и он удивлённо остановился, с изумлением оглядывая себя.
        Длинная потёртая и неоднократно чиненая кольчуга привычно (?) давила на плечи, армейские штаны неброского серо-зелёного цвета были запылены и покрыты застарелыми бурыми пятнами, тяжёлые кожаные сапоги на толстой подошве тоже видывали лучшие времена. Пояс оттягивали ножны с мечом у левого бока и кинжал у правого, на ремне за спиной оказался щит.
        Терентий привычным (?!) движением скинул его с плеча, ухватил левой рукой и перевернул. На лицевой стороне непроглядно-чёрного щита, вокруг стального умбона красовалась алая пятиконечная звезда - знак Рарденской имперской армии.
        В полном недоумении Шеин закинул большой круглый щит обратно за спину и пошёл дальше. Хорошее настроение истаяло без следа, и теперь Терентия давила полная непонятность и нереальность происходящего.

…Где я? Почему я так одет? Что происходит, в конце-концов?
        Источник незамысловатой музыки всё приближался и приближался… Вот он уже совсем близко - Терентий раздвинул руками приятно пахнущие ветки дикой смородины и вышел на небольшую, поросшую короткой травой, лужайку, и остановился.
        На большом, заросшем мхом и лишайником валуне, спиной к нему сидела невысокая и стройная темноволосая девушка, с распущенными длинными волосами и в длинном белом сарафане - именно она и играла на флейте.
        Терентий остановился как вкопанный. Уже было отвлёкшийся от печальной мелодии, он вновь оказался её зачарован и подхвачен… Но тут незнакомка резко оборвала её на полуноте, с тихим вздохом отложила простенькую деревянную флейту в сторону и резко обернулась к Шеину.
        На юношу обратился взгляд вытянутых миндалевидных глаз, неестественно ярко-зелёного цвета, на миг в вихре взметнувшихся чёрных как смоль волос мелькнула пара аккуратных заострённых ушек, и тут Терентий понял, кто сидит перед ним.
        Он низко, в пояс поклонился, и с подобающим уважением произнёс:
        - Здравствуй, матушка берегиня.
        Худое и бледное лицо незнакомки озарила лёгкая улыбка, и вдруг она звонко рассмеялась.
        - И ты здравствуй, Терентий сын Петра, - отсмеявшись, проговорила та, кого внук бургомистра назвал берегиней.
        - А… откуда ты знаешь меня… моё имя? - спросил Терентий, удивлённо моргнув.
        - Ну, меня же ты знаешь, почему бы и мне не знать тебя? - с улыбкой осведомилась девушка.
        - Ну… - неопределённо произнёс Шеин, глядя в слегка нечеловеческие черты лица лесного духа. - Вас все знают, вы же - духи леса…
        Лицо берегини помрачнело.
        - А…э… Я что, что-то не то сказал? - торопливо выпали Терентий.
        - Да нет, всё именно так, как ты и сказал… - досадливо поморщилась девушка. - Было когда-то.
        Берегиня плавным текучим движением поднялась с валуна, и, задумчиво крутя в руках флейту, спросила:
        - Скажи, ты до этого когда-нибудь видел меня или моих сестёр? Ну, или быть может, кто-то другой видел?
        - Н-ну, я лично нет… - неуверенно произнёс Терентий. - Про других даже и не знаю… Я много чего слышал, но может это были обычные охотничьи побасенки…
        - Именно так, - кивнула берегиня.
        - Вы, люди Им-пе-рии Рар-ден, - по слогам произнесла она, словно бы пробуя на вкус незнакомые слова. - Нас здесь уже не застали. Когда вы пришли сюда, мы уже уснули…
        - Уснули? - перебил девушку Терентий. - А как же тогда…
        Он не успел договорить - берегиня в свою очередь перебила его.
        - Как, по-твоему - где мы сейчас? - она обвела руками окружающее их пространство.
        - Ну… В лесу, наверное…
        - Да нет - не в лесу, я сейчас сплю совсем в другом месте.
        - А как же тогда мы с тобой разговариваем? - поразился Шеин.
        - Я - сплю, ты - спишь. Вот мы с тобой и встретились, - просто и непонятно ответила берегиня.
        - Хм, ясно… - протянул Терентий, хотя, по правде говоря, ему ничего было не ясно.
        На поляне вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь шумом воды от текущей невдалеке речке, пением птиц и лёгким шорохом деревьев, раскачиваемых ветром.
        - А почему ты решила со мной поговорить? - наконец нарушил неловкую тишину, Шеин.
        - Я? Я вообще ничего не хотела, - категорично заявила берегиня. - Если хочешь знать, человек, то ты первый, с кем я за многие сотни сезонов сна говорю, и…
        - И что? - резко спросил Терентий, которому уже начал надоедать этот странный разговор.
        Девушка начала было что-то говорить, но внезапно осеклась и опустила голову.
        - Я не знаю… - тихо прошептала она. - Я… Я боюсь просыпаться вновь. Боюсь, увидеть, что стало с моим миром за сотни сезонов… Вдруг в нём для меня уже нет места… Но, это не главное.
        Берегиня резко вскинула голову и пристально посмотрела в глаза Терентия, и ему стоило большого труда не отвести взгляда.
        - Меня пугают другие, - непонятно сказала девушка. - Такие же, как я с сёстрами… И в то же время не такие - чужие, злые, жестокие… Знаешь, почему мы все когда-то уснули, нет? Ваших магов стало слишком много, и нам просто стало не хватать Силы, а для нас это… это как вода или еда для вас. Нет, не так - даже как воздух, мы не могли жить без неё! И поэтому заснули, лишившись большинства сил… Немногие из нас теперь смогут сбросить оковы сна - слишком долго, слишком долго мы спали… Но, это опять же не главное. Вы, вы - люди!.. Вы же поднимаете ото сна всех - и добрых, и злых! Ваша кровь, льющаяся на землю, ваша боль, растекающаяся по земле, ваш страх, ненависть, гнев… Для таких, как я - это грязь и страдания, мы не можем выносить этого! Но для других - это пища и пир, возможность подняться и возвыситься!..
        Тонкое бледное лицо берегини раскраснелось, её пальцы сжались в маленькие кулачки, она говорила торопливо, взахлёб, словно бы боясь чего-то успеть…
        - Я тебя не понимаю… - тихо проговорил Терентий, опуская взгляд. Он не мог вынести пылающего изумрудным пламенем взгляда лесной богини - столько в нём было страха и боли… На секунду Шеин подумал, что хоть она и была очень красива - он не мог воспринимать её как обычную девушку. Такой, наверное, могла бы быть сама Мать-природа, если бы захотела высказать людям за все их прегрешения…
        И это пугало.
        - Я и не надеялась, что ты поймёшь… - горько произнесла берегиня. - Но хоть кому-то я должна была всё это сказать, пока ещё не совсем поздно… Ты… Ты, не самый худший из людей, иначе мы не смогли бы встретиться… Ты всё поймёшь… Со временем. Просто запомни мои слова, и когда-нибудь ещё раз подумай над ними… И тогда постарайся сделать правильный выбор, несмотря ни на что, иначе всё будет ещё хуже…
        - Это пророчество? - сердце Терентия словно бы сжала невидимая ледяная рука. - Так зная, что я не верю в предсказания…
        - К сожалению, это - не пророчество, - горько усмехнулась девушка, и прямо взглянула в глаза Шеина. - Это проклятие. Моё и твоё. Прощай, Терентий, и моли звёздное небо, чтобы всё, что я сказала, осталось бы бредом полусумасшедшего лесного духа… Пусть разум твой будет в мире, а сердце в покое.
        Порыв ураганного ветра налетел, словно дракон, взметая в воздух траву и листву, пригибая и ломая деревья.
        В этом зелёном урагане, в последний раз сверкнули ярко-изумрудные глаза берегини, и сквозь рёв ветра до Терентия долетел тихий голос.
        - Не бойся и не отступай, человече…
        Ослепительная вспышка зелёного пламени, и окружающий мир разлетается тысячей осколков.
        - …Рота, подъем! - крик дежурного раздался на миг после того, как Шеин проснулся в холодном поту. Внук бургомистра уставился в незнакомый бревенчатый потолок.
        "Казарма… Сегодня же нас должны придать какому-то подразделению!"
        Терентий соскочил с верхнего яруса, грубой двухэтажной койки, и начал быстро застилать её. Затем нужно будет в темпе одеться и вместе с другими ополченцами бежать на построение…

…В общей суматохе никто не заметил, как, кружась в воздухе, на грубый дощатый пол в казарме опустился маленький свежий листок дикой смородины…
* * *
        - Равняйсь!.. Смирна!.. Господин капитан, учебная рота по вашему приказанию прибыла! - с некоторым удивлением выпалил исполняющий обязанности комроты, избранный из числа ополченцев же.
        А посмотреть было на что, и поудивляться чему - тоже.
        Вместо образцово-показательной легионной роты (куда все втайне мечтали попасть) на плацу, перед вновь прибывшими ополченцами стояла сотня мрачноватых солдат-зэгов. Ещё три учебные роты, прибывшие чуть раньше, тоже взирали на это зрелище без особого энтузиазма.
        Большинство зэгов было в разной степени небрито, все они были в старых, уже давным-давно снятых с вооружения латах, и с не менее старым оружием. А по возрасту все они годились ополченцам если уж не в деды, то в отцы точно - ведь отчего-то здесь были собраны лишь достаточно молодые рекруты.
        Впереди строя зэгов стояло три человека… Нет, точнее - два человека и орк.
        - Вольно, - сухо сказал высокий темноволосый зэг, стоящий в центре, раскачивая в руке снятый шлем. - Итак, приветствую вас, господа рекруты. Моё имя капитан Павел Бондарь. По личному приказу секунд-генерала Морозова и бургомистра Шеина,
        - по рядам ополченцев пронёсся шум. - Мне поручено объявить, что с сегодняшнего дня вы зачислены в 3-й батальон формируемого Монеронского ополченческого легиона. Естественно, пока что это будет учёбный батальон… Основной костяк будете составлять именно вы - ополченцы, в качестве же командиров к вам будут приставлены более опытные бойцы, с целью обучить вас всему необходимому…
        - Каторжане, что ли? - брякнул кто-то в строю.
        Капитан прищурился.
        - А ну, кто тут у нас такой говорливый - выйти из строя!
        Никто даже не пошевелился.
        - Неповиновение? - грозно рыкнул Павел. - А у нас сейчас, между прочим, введено военное положение… И знаете, что за это бывает? Не знаете, и ладно. Но никто с вами нянчиться не будет - накажут всех. Придётся, видно, доложить о произошедшем господам генералу и бургомистру, и подумать о вашем наказании… Думаю, в дисбате вас быстро отучат ляпать, хрен знает что, а потом прятаться за спины других…
        В рядах ополченцев началось какое-то движение, оно всё продолжалось, пока не затихло с выходом из строя высокого крепкого парня.
        - Ну, я это сказал, и что?..
        Капитан слегка кивнул, и тут же голос (если этот рык вообще можно было считать голосом) подал, стоящий по правую руку от него орк.
        - Да ты как с его благородием разговариваешь, щенок?! Ну-ка, живо представился по всей форме и обратился как надо, пока я тебя тут собственноручно не закопал!
        Вид достойного сына Севера (всего метр семьдесят роста, но практически квадратная фигура, с внушающими уважение кулаками) заставил стушеваться излишне говорливого рекрута. Всё же орки считались одними из самых сильнейших рас в мире…
        - Ополченец Сорокин, ваше благородие господин капитан! - быстро отбарабанил рекрут, вытягиваясь по стойке смирно.
        - Как тебе фамилия идёт-то, а? - хмыкнул Бондарь, но практически сразу же вновь стал серьёзным. - Вот скажи мне начистоту, курсант, чем тебя не устраивают бывшие зэги как командиры? Можешь говорить прямо, наказывать не стану, просто хочу узнать…
        - Господин капитан… - замялся Сорокин, подбирая слова. - Ну, вас же всех за дело посадили… Преступления против Империи там, и разное другое…
        - И как, считаешь это - справедливо?
        - Ну… Наверное, да…
        - Вот и я тебе скажу то же самое, боец, - неожиданно сказал Павел. - Справедливо нас наказали - мы на этих грёбаных рудниках горбатились, когда ты ещё даже не родился. Но не хрен сейчас из-за прошлого грызться - что было, то было. Мы сейчас по-другому будем вину свою смывать… Сейчас вы - не солдаты, для врага вас убить, как высморкаться. И наша каторга теперь в том, чтобы сделать из вас настоящих солдат. Тебя, рекрут ещё и в планах не было, когда нас на рудники упекли. А когда родители твои не старше тебя были, то мы уже на ларистанцев и Крайний Север ходили, и побеждали их, мать их… Мы были отличными солдатами, но и вы такими будете. Всему что знаем, вас научим, но вот кто добровольно учиться не захочет - тех заставим. Так что выбора особого у вас нет - будете стараться как миленькие… Особливо, ежели не хотите свою Родину просрать… Вы, мать его, не для нас стараться будете, а для себя в первую очередь - кому из нас оно больше надо, а?..
        Излишне говорливый рекрут опустил голову.
        Какая действительно разница, кто их будет учить, кто будет помогать? Они здесь все добровольно - никого пинками в ополчение не гнали…
        - Ну, что, Сорокин… Понял хоть чего-нибудь из того, что я тут наплёл? Али нет?
        - Понял, господин капитан, - пробурчал ополченец. - Виноват, исправлюсь…
        - Так-то лучше… Встать в строй! У кого есть ещё претензии к бывшим зэгам - пускай говорит, или больше об этом не вякает.
        Бондарь оглядел притихших ополченцев, удовлетворённо кивнул.
        - Это хорошо, что у вас претензиев нету… А теперича, значит, начнём наше обучение… Бойцы! - повернулся он к своим солдатам-зэгам. - Ну-ка, постройте этих салаг как надо, а потом погоняйте их немного… Для начала, думаю, нескольких кругов по плацу будет достаточно… Лейтенант Утхаг!
        - Я, вашбродь!
        - Проследить за надлежащим выполнением приказа.
        - Есть!

…Глядя на то, как солдаты-ветераны разбивают молодых парней на отделения и взводы, Бондарь неожиданно подумал, что дослужился до комбата уже фактически на пенсии…
* * *
        - … Так, у всех есть учебное оружие? Отлично. На первый-второй рассчитайся!
        - Первый!
        - Второй!
        - Первый!
        - Второй!


        - Второй! Расчёт окончен!
        - Замечательно, - крепкий седоусый старшина прошёлся взад-вперёд перед строем уже порядком уставших после физупражнений рекрутов. - Тэк-с, посмотрим, чего вы стоите в индивидуальном бою… Так, разбиться на пары. Первые номера атакуют, вторые - защищаются, затем наоборот. Начали! И раз, и два!
        По неровной толпе молодых ополченцев прокатилась волна ударов и блоков.
        - И раз, и два!
        Терентий отбил своим щитом удар напарника, и атаковал уже сам. Пот градом лился со лба Шеина - ворочать тяжёлое учебное оружие было достаточно непросто. Грубые деревянные клинки и щиты были специально переутяжелены, но с охранением баланса настоящего оружия, дабы закалить рекрутов пожёстче. Как там говорил великий полководец Светозаров?.. "Тяжело в учении - легко в бою!"
        Ополченцы учились изо всех оставшихся сил.

…Пробежка, затем комплекс физических упражнений, состоящий из приседаний, отжиманий и прыжков - вроде ничего сложного, но рекруты вымотались, всё-таки гоняли их не в масштабах утренней зарядки. А вот ветераны, выполнявшие нормативы вместе со всеми, держались на удивленье крепко, давая фору молодым - всё же суровые условия каторги крепко закалили их души и тела. Возможно, они и устали сильнее молодёжи, но виду не показывали…
        А вот теперь настала очередь тренировок с оружием. Учебным, естественно.
        - … И раз, и два!..
        - Косорукий урод! Куда ты так лупишь?! Можешь не рассказывать - мастера фехтования бревном сразу видно…
        - Хосподин старшина! Я ш слушайно…
        - Ещё бы не случайно!! Ну-ка быстро приведи напарника в порядок, и продолжай тренировку. Только, мать его, не лупи ты так - зашибёшь же ненароком!! Тут техника нужна, а не дурь!..
        - … И раз, и два!..
        - Ооо, парень… Ты что, меч в первый раз видишь?
        - Так точно, господин старшина! Мне мамка с оружием баловаться не разрешала…
        - От оно как… Ну, ничё, мамки тут нема - научим… Или заставим. Продолжать!..
        - …Мечи - сложить, копья - взять. Занятия продолжить!..

…Довольный, будто кот на солнышке, старшина осмотрел стоящих перед ним усталых и запыхавшихся рекрутов, удовлетворённо разгладил густые (морж бы позавидовал) усы, и резюмировал:
        - Нда, господа рекруты… Не ахти что, но всё же лучше чем ничего.
        Ополченцы тоскливо пялились на своего командира-мучителя - занятия и вправду показали, что как солдаты они много из себя не представляют.
        - Мечом махать, значица, мы умеем… Копьём тыкать тоже невелика премудрость… Ну, ножом все, думаю, владеют… Топоры и булавы - на хрен! С таким оружием в легионе делать нечего, ежели только в качестве шанцевого инстрУмента… Тэк-с… Теперича, что? Теперича, надобно вас научить владеть ещё и щитом, и не в смысле "отбил-спрятался", а как оружием ратным. Ну и мечному бою в строю надобно поучиться… Для начала хотя бы на индивидуальном уровне - до НАСТОЯЩЕЙ работы в строю, вам всем ещё как до Ихатаэня раком. Ну да ладно, енто не беда - научим. Или заставим, - старшина коротко и хрипло хохотнул. - Ну, покамест отдыхайте, скоро дальше по программе обучения пойдём…
        По рядам рекрутов пронёсся сдавленный стон.
* * *
        Одно занятие сменялось другим.
        Инструкторов интересовала, казалось, каждая мелочь - они стремились узнать о возможностях своих подопечных всё. После физических тестов и индивидуальной боевой подготовки, настал черёд рукопашного боя, стрелковой подготовки, инженерного и артиллерийского дела, основ первой помощи. Все эти самые настоящие экзамены имели своей целью только одно - в каком деле рекруты будут наиболее полезны, ведь формируемого легиону требовались военспецы самого широкого круга. Началась ротация личного состава - набранные в стихийном порядке отделения начали переформировываться и вооружаться. Боевым оружием ополченцам на тренировках всё ещё пользоваться запрещали, но комплекты оружия, брони и личных вещей (такого же старого образца, как и у ветеранов) за ними закрепили. Курсанты привыкали подолгу не снимать доспехов, привыкая к их тяжести - все упражнений теперь выполнялись только в них. Постепенно заполнялся штат и вспомогательных войск - интендантов, фельдшеров, кузнецов, поваров, без которых нормальное функционирование подразделения было бы невозможно.
        Обучение рекрутов хоть и медленно, но продвигалось. Основной же проблемой являлось то, что на их полноценное обучение попросту не было времени - до вероятной даты высадки противника на остров оставались считанные дни.
        В связи с этим генерал Морозов принял мудрое решение - не стремиться создать из ополченцев крупное, слаженное подразделение, отдав предпочтение тактике применения солдат небольшими группами для партизанской войны и вспомогательных действий. Это сразу же повлекло за собой курс ведения боевых действий в лесу, совмещённый с уроками ориентирования и выживания.
        Новым (и единственным) синонимом рекрутской жизни стало слово усталость - изматывающие тренировки продолжались с утра и до самого позднего вечера. Инструкторы-зэги отрывались на них по полной, дорвавшись наконец-таки после столь долго перерыва до возможности помуштровать и погонять новобранцев. Учили, правда, нужно сказать они на совесть, стремясь передать новобранцам весь свой обширный опыт.
        Вот только большим минусом было то, что никто из зэгов не воевал в условиях Монерона и всех тонкостей малой войны в условиях острова они не знали, да и, в конце концов, по части лесной войны они тоже не были большими знатоками. Всё же большинство из ветеранов в прошлом были солдатами линейных частей, а не егерских или иных спецподразделений. Но и стандартный курс подготовки, помноженный на огромный опыт бывших солдат Коалиции, стоил немалого.
        В попытке ликвидировать такой промах, как отсутствие знания местности, к создаваемому легиону были прикреплены местные аборигены-гоблины, знавшие остров как свои пять пальцев. Но тут опять возникла трудность в виде языкового барьера
        - большинство коренных обитателей острова не понимало по-рарденски. Да и откровенно говоря, гоблины тоже не были мастерами лесной войны - найхэ были охотниками, а не убийцами. Здесь бы здорово пригодился бы богатейших опыт лесных эльфов, но вот уж чего не было, того не было…

…После предварительных тестов-экзаменов Терентия определили в обычные мечники. Что уж тут поделать, но особыми воинскими талантами он не отличался - копьём владел достаточно средне, стрелком тоже был неважнецким (ибо предпочитал охоте рыбалку), ну и с другими способностями у него был изрядный напряг. Впрочем, военно-учётная специальность мечника, несмотря на распространенность, была не такой уж и простой. Уже через пару дней Шеин-младший начал ненавидеть шагистику вообще, и каждого из изуверов-инструкторов в частности.
        Для наработки умения держать строй эти достойные господа приделали к солидных размеров бревнам кучу ременных петель, поименовали эти чуда инженерно-технической мысли "тренажёрами для личного состава" и заставили использовать по назначению.
        Назначение оказалось у них достаточно простое - брёвна (тренажёрами их называли только необычайно довольные инструкторы) нужно было коллективно таскать. Но не абы как, а по типу щита - в левой руке, пока правая в это время занята оружием. Несчастные отделения рекрутов вынуждены были отрабатывать стандартные "левой-правой, левой-правой" именно с подобным "снаряжением", а не с боевыми или даже учебными щитами. Жалобы ополченцев пресекались быстро и радикально - нарядов на кухне, как и всегда, было в избытке.
        Терентий, конечно же, понимал смысл всех этих "издевательств" - после подобных тренировок настоящий боевой щит покажется пушинкой и орудовать им будет не в пример легче, но…
        Бревно-то, зараза - тяжёлое!..

…После возвращения в казарму у Терентия, как и многих, сил не оставалось уже ни на что. Никто даже не роптал по поводу отменённых, в связи с введением военного положения, увольнительных. Все вечерние развлечения молодых ополченцев сводились к увлекательной игре "будешь ложиться спать - не промахнись мимо кровати". Многие даже начали было подумывать о том, чтобы слинять на "волю", но их остановил пример одного весьма нетерпеливого и свободолюбивого ополченца, сданного в вербовочный пункт собственным отцом за ранний алкоголизм. При попытке побега он был пойман, оперативно осуждён за дезертирство и сослан в дисбат.
        Вот так-то. И никаких тебе послаблений. Ополчение - это уже не то добровольное войско, как века назад. Ныне при созыве ополчения уклонения от участия классифицировалось как прямое дезертирство и каралось со всей строгостью военного времени. Дисциплинарное подразделение - это вам не шутки. Это только в периоды затишье искупление вины сводилось к выполнению самых тяжёлых и грязных работ, в бою же штрафников без колебаний поставят впереди строя или пошлют в первых рядах штурмующих какое-либо укрепление войск, а в спину им будут смотреть взведённые арбалеты и пики их же бывших сослуживцев.
        Так что самоубийц даже среди самых отмороженных ополченцев больше не нашлось.

…Несмотря на накопившуюся усталость, сон к Терентию Шеину не шёл, и, подложив руки под голову, он задумчиво смотрел в уже ставший привычным грубый бревенчатый потолок. Из его головы всё ещё не выходил недавний сон.
        Терентий не верил ни в вещие сны, ни в пророчества и предсказания - уж таким он был рациональным человеком, видать это досталось ему от деда, но тот сон… Чем-то он запал Шеину в душу, своей невероятной реальностью, что ли… Он до сих пор помнил аромат дикой смородины и лесных цветов, свежей травы и деревьев…
        Это было странно, но… В этот сон почему-то хотелось вернуться, он так напоминал добрую сказку, рассказанную на ночь, что с ним не хотелось расставаться. Все сказанные напоследок берегиней слова и тот ураган - они не пугали Терентия. Это были чужие страхи, и его они не страшили - нечто гораздо страшное приближалось к его дому. Где-то невидимый хронометр безжалостно отсчитывал время до того момента, как на Монерон высадятся чужаки, и отнюдь не с мирными намереньями - вот это действительно было страшно…
        Терентий широко зевнул, его веки начали смыкаться.

…Уже который день из груди не хотел уходить обжигающий холодом страх. Так страшно было расставаться с привычным миропорядком, очень страшно… От этого хотелось убежать, но не получалось… Убежать бы… Обратно в тот сон…
        Шеин беспокойно заворочался в полусне, лицо его исказила гримаса… Но тут ему на лоб словно бы легли чьи-то тонкие пальцы, от которых повеяло прохладой и спокойствием.
        Лицо Терентия разгладилось, дыхание выровнялось, на ухо словно бы кто-то шепнул:
        - Спи, человек… И не пытайся жить иллюзиями - у тебя есть настоящая жизнь…
        Шеин-младший спал и улыбался во сне - ему снилось что-то хорошее.
        Глава 4

10 июня 1607 г., о. Монерон, острог-порт Мгачи, 11:49
        - Мастер Евстафий, докладывает комендант гарнизона острога Мгачи лейтенант Катальский. Отдельная сотня пограничной стражи по вашему приказанию построена! - невысокий плотный крепыш чётко отсалютовал.
        - Вольно, - вернул воинское приветствие маг. - И прошу обращаться не ко мне, а к секунд-генералу Морозову, как к командующему островной армией.
        - Так точно, - нехотя протянул погранец и повернулся к Аристарху, начав неприязненно сверлить его взглядом. Мысль подчиняться бывшему арестанту лейтенанта ни капельки не радовала.
        - Доложите обстановку более подробно - какие силы в нашем распоряжении, что с артиллерией, укреплениями, кораблями…
        - Да, господин генерал, - всё так же нехотя ответил Катальский, и начал доклад.
        - Гарнизон острога составляет сотня погранстражи, приписанная к Южно-Монеронску. Укрепления второго класса, каменные. Один приданный маг Воды. Артиллерия представлена восьмью 127-мм эмиттерами файерболов и крепостными огнестрелами. О кораблях вам лучше разузнать у исполняющего обязанности командира 6-ой эскадры фрегаттен-капитана Сомова…
        - Эмм… А не родственник ли он… - начал было Евстафий.
        - Сын, - коротко отрезал лейтенант. - Но лучше ему не напоминать об этом.
        - Хорошо, - кивнул Морозов. - В принципе всё понятно. Более подробно рассмотрим ситуацию на совете, а пока займитесь размещением прибывших для вашего усиления войск.
        - Но… господин генерал! - резко возразил Катальский. - У нас нет ни помещений, ни припасов для размещения такого количества народа!..
        - Всё необходимое у них уже есть, а разместятся они в полевом лагере, просто укажите подходящее место.
        - Есть, ваше высокпревосходство, - нехотя пробурчал лейтенант. - Разрешите исполнять?
        - Идите.

…Провожая взглядом удаляющегося погранца, Евстафий заметил:
        - Вы ему не понравились, Аристарх Борисович.
        - Это несущественно, - слегка усмехнулся генерал. - Да и не я лично ему не понравился, а скорее необходимость подчиняться такому как я, лейтенанту не по нраву пришлось…
        - А что вы вообще думаете относительно возможности отражения морского десанта? И почему вы решили, что высадка будет производиться именно здесь? - поинтересовался мастер.
        - Я разъясню эти вопросы на военном совете, - уклончиво ответил Аристарх.
        - Хорошо, - не стал спорить маг. - На совете, так на совете.
* * *
        - Господа офицеры, думаю, вы все уже в курсе относительно сложившейся ситуации,
        - издалека начал генерал. - А теперь мы совместно должны выработать тактику предстоящих действий…
        - Ваше высокопревосходительство, - поднялся из-за большого круглого стола достаточно молодой офицер в чёрно-синем морском мундире. - Временно исполняющий обязанности командующего 6-ой эскадрой Великоокеанского флота фрегаттен-капитан Сомов. Прошу меня простить, что перебиваю вас, но могу ли я кое-что прояснить?
        Аристарх сверкнул глазами, но вполне миролюбиво произнёс:
        - Да, разумеется. Что вас интересует?
        - Господ офицеров в первую очередь интересует, по какой причине вы считаете, что целью атаки будет именно наш острог. А во вторую - почему вы считаете, что мы сможем отразить эту атаку.
        Морозов побарабанил пальцами по краю стола, немного подумал и начал:
        - Итак, начнём… Почему я решил, что атака будет проведена именно на Мгачи? Потому что это очевидно - рекомый острог является наиболее выгодным плацдармом для высадки морского десанта.
        - Но господин генерал!.. - вклинился лейтенант Катальский. - Ведь, например, Таранай гораздо удобнее в тактическом плане, и он практически беззащитен. Так почему же…
        - Ваше благородие, извольте для начала меня дослушать, - осадил излишне наглого погранца Аристарх. - Почему, вы спрашиваете? Да очень просто! Да, порты, расположенные на западном побережье острова чрезвычайно привлекательны для удара из-за своего удалённого от крайцентра расположения и, как следствие - уязвимости. Но. Использовать их как морские базы невозможно из-за их небольшого размера и отсутствия необходимой инфраструктуры. То, что подойдёт в качестве перевалочного пункта для гражданских судов, для военных целей не годится. Сам знаком с этой проблемой не понаслышке - в Даргхаймскую кампанию с такими крохотными портами у нас было больше мороки, чем пользы. Ладно, не будем излишне вдаваться в прошлое… Итак, Таранай и Горноводск отпадают. Тамь и Орха слишком далеко. Остаётся только Мгачи - как самый крупный и развитый островной порт - с его захватом открывается фактически прямая дорога на столицу острова. Конечно же, в условиях превосходства противника (а оно будет - можете даже и не сомневаться) долго этот форт не продержится, но и так просто отдавать его врагу я не намерен…
        А теперь отвечу на вторую часть вопроса.
        Несмотря на всю умелость и храбрость наших солдат и матросов, я не считаю, что острог удаётся отстоять…

…Офицеры тут же зашумели, и неугомонный Катальский всё же не удержался:
        - Господин генерал, но как же так!.. Зачем же тогда…
        - А затем, - отрезал Морозов. - Естественно мы не выстоим, если ниаронцы приведут сюда тяжёлые артиллерийские корабли или бросят против нас авиацию. Другое дело, что я не считаю, будто они сделают так с самого начала - у них сейчас, наверняка, есть и другие места, где рекомые силы будут более востребованы. Так что наша задача - нанести противнику максимальный урон и задержать его. Конечно же мы должны и обязаны надеяться на поддержу нашей армии и флота с материка, но что-то мне подсказывает, что пока что лучше рассчитывать исключительно на себя… По имеющимся у нас данным, бой нам предстоит очень серьёзный - противник будет превосходить нас количественно и качественно: около тридцати тысяч десанта, маги и драконы при поддержке флота…
        Но это ещё не повод для капитуляции.
        Никто не требует от вас героической победы ценой собственной жизни. Самое главное - это хотя бы задержать противника, сковать его действия и приковать внимание к себе. Каждый батальон ниаронцев, увязший в партизанской войне на Монероне - это минус один батальон на материке и ещё один шаг к победе наших войск там. А тем временем, глядишь, уже и до нас дело дойдёт…
        Ещё раз повторяю, самое главное - заставить противника умыться кровью при высадке. Будем стараться именно нанести максимальный урон, а не сорвать десант, но о подробностях чуть позднее…
        Так, теперь о флоте… Фрегаттен-капитан!..
        - Да, господин генерал!
        - Можете озвучить нам информацию о вашей эскадре?
        - Разумеется, - офицер немного скривился. - На данный момент в составе шестой эскадры флота Великого океана находятся минный крейсер, три корвета, девять канонерских лодок и два субкорабля. Всё.
        - Всё? - удивился Аристарх. - Не густо, однако… Отчего-то я думал, что 6-ая эскадра будет несколько… посерьёзнее, что ли… Ну да ладно… Я вот, что хотел узнать - насколько корабли эскадры боеспособны?
        - Ваше высокопревосходительство, вам что-нибудь говорят слова "минный крейсер"?
        - уклонился от ответа Сомов.
        - Насколько мне известно - тип боевого артиллерийского корабля-рейдера, приспособленного к несению минного оружия. Я прав?
        - Так точно, господин генерал. Вот только… Такие корабли в большинстве стран мира, да и в Рардене тоже, уже давно сняты с вооружения.
        - Вы хотите сказать… - протянул Морозов.
        - Именно, - кивнул Сомов. - В основной массе корабли 6-ой эскадры - устаревшие и малопригодные к современному бою суда. На упомянутом мною минном крейсере "Рассвет", например, до сих пор стоят установки ВВП первого поколения… Да-да, те самые "трубы Вайтхеда", с мизерной дальностью, скоростью и убойной силой магического снаряда. Именно из-за этого "Рассвет" даже к лёгким крейсерам не причислили… Остальные корабли не слишком лучше флагмана.
        - Хреново, - не сдержался Евстафий. - Прошу меня простить, господа офицеры - вырвалось.
        - Да ничего… - задумчиво протянул генерал. Было видно, что новости относительно флота его не слишком огорчили.
        - Вот что, фрегаттен-капитан… Каков состав артиллерии минного крейсера?
        - Полтора десятка трёхдюймовок - говорю же, старьё невообразимое…
        - Ага… А "Рассвет" - корабль достаточно крупный?
        - Ну, в принципе - да. Полторы тысячи тонн водоизмещения и около полутора сотни метров в длину… А что?
        - Вам будет очень жалко, если он затонет? - неожиданно спросил Аристарх.
        - Э… - немного растерялся Сомов. - Ну да, конечно же… Хотя как боевая единица он большой ценности и не представляет, но…
        - Вот и отлично. Тогда, как командующий всеми островными силами, приказываю - снять всё полезное с данного корабля, нагрузить чем-нибудь и затопить на фарватере. Да, и все имеющиеся гражданские суда уничтожить таким же образом - и врагу не отдадим, и насолим заодно.
        Судя по перекошенному лицу фрегаттен-капитана, ему даже и в голову не пришла столь варварская идея использования кораблей - всё же просто так уничтожать свои суда в мире было не принято… Ну, или хотя бы уничтожать столь крупные и мощные - в период Второй всемирной Аристарху хоть и приходилось пользоваться такими методами, но дальше затопления барж или рыболовецких судов его фантазия и возможности не простирались. Здесь же на наличие крупных гражданских судов можно было и не рассчитывать, всё же Мгачи - порт не слишком высокого ранга…
        - Так, теперь двинемся дальше… Мне нужна карта укреплений острога. Лейтенант Катальский?..
        - Магической нет, - развёл руками погранец. - Только бумажная.
        - Без разницы, давайте сюда.
        Из длинного высокого сейфа на свет Божий был извлечён чёрный кожаный тубус, а затем из него была вытряхнута и развёрнута на столе искомая карта. Прижав норовящую скрутиться бумагу, господа офицеры наклонились над схематичным изображением острога Мгачи.
        - Ага, планировка вполне стандартная… - проговорил генерал, водя по карте указательным пальцем. - Центральный форт, пара выносных бастионов, укреплённый брекватер… Так, с флангов нас прикрывают сопки, обходить долго - это хорошо… Какие тут у берегов глубины, в основном?
        - Места, где крупные корабли могут подойти вплотную к берегу, можно по пальцам пересчитать. А так ничего крупнее катера к берегу не подойдёт.
        - Это тоже хорошо… Теперь насчёт артиллерии. Маловато будет стволов-то, господа офицеры…
        - А что тут поделать-то? - спросил кто-то.
        - Идеи у меня есть, - ответил Аристарх. - Предлагаю использовать корабельную артиллерию. Корабли вот только нужно будет для остойчивости притопить у берега, и снять команды, кроме необходимых смен канониров и механиков. Акватория за брекватером пристреляна?
        - Так точно, ваше высокпревосходство.
        - Добро. Ещё вот что - выгребите все арсеналы флота и заминируйте подход к порту, так чтобы ниаронцы задолбались это всё тралить…
        - Но, господин генерал… - неуверенно спросил Сомов. - А как же нам самим выходить в море, мимо наших же мин?
        Морозов удивлённо посмотрел на фрегаттен-капитана.
        - А вы что ещё до сих пор не поняли? В море вы уже не выйдете - большая часть кораблей вашей эскадры будет потеряна при отражении морского десанта, а те, что уцелеют, я прикажу уничтожить, дабы они не достались врагу… Так что рекомендую всем вашим людям, кроме канониров и механиков, надевать доспехи и учиться сухопутному бою.
        Судя по унылому выражению лица Сомова, данная перспектива его ни капельки не радовала.
        - К демонтажу орудий с "Рассвета" приступайте немедленно. Насколько я помню крепостную трёхдюймовку и её питающий аккумулятор, то особых проблем возникнуть не должно. Возьмите сколько нужно солдат из приведённого мной подкрепления и начинайте готовить позиции для эмиттеров - они не будут лишними в обороне… И вообще займитесь дополнительными укреплениями. Да, кстати, что у вас с зенитками?
        - Четыре спаренных установки, в данный момент на плановом ремонте, - отрапортовал Катальский.
        - Это прям диверсия какая-то… - пробормотал Евстафий. - Здесь - на ремонте, в Южном - на ремонте… А по драконам из гаубиц и арбалетов приходится стрелять…
        - С ремонтом заканчивать, - отрезал Морозов. - Хотя… Восемь стволов - это капля в море… Ну да ладно, пускай будут. И вот ещё что, подготовьтесь к вывозу всего ценного из острога - часть обоза уже прибыла, остальные подводы прибудут позже. Всё что будет невозможно вывезти - уничтожить на месте, чтобы не досталось врагу. И заминировать тут всё к едреней матери. Я хочу, чтобы ниаронцы дрались за крепость, но получили в итоге только кучу трупов своих солдат и груду развалин. Но без лишней необходимости не рискуйте - живые вы будете гораздо полезнее, чем героически погибшие. Сейчас мне массовый героизм от вас не нужен, мне нужна качественно сделанная работа.
        Ну да ладно, в сторону лирику и высокие слова…
        С теорией мы более-менее разобрались, теперь пойдём всё осмотрим ещё раз, но уже в натуре. Пройдёмте, господа офицеры.
* * *
10 июня 1607 г., о. Монерон, г. Южно-Монеронск, 16:00
        - Господин старшина, а зачем это мы делаем? Ерундой ведь же какой-то, прости Сотер, занимаемся… - молодой ополченец с кислым видом нашивал себе на плащ небольшие верёвочные петли. С иголкой в руках он чувствовал себя не слишком комфортно - подобная работа была для бойца в диковинку, вот и полезло недовольство.
        - А-атставить разговорчики, - на корню зарубил пререкания уже знакомый седоусый старшина. - Ты мне, дурило, ишо потом спасибо скажешь и в ножки поклонишься за енту ерунду…
        Старшину звали очень потешно - Клавдий Юрьевич Пихтин, но никто из ополченцев над этим не ржал. Седоусый хоть и разменял уже шестой десяток, но был бойцом всё ещё хоть куда, и удар у него был хорошо поставлен, в чём кое-кто уже имел несчастье убедиться.

…Новобранцы даже и не подозревали, каких трудов стоило капитану Бондарю заполучить этого бойца в свою роту.
        Дед Пихто, как иногда его называли, был не просто хорошим, а очень хорошим солдатом, даже, несмотря на свой возраст. Он не очень любил распространяться о своём прошлом, но Павел знал, что Клавдий успел немало послужить в егерях - уж больно у него характерные знания и навыки были.
        Другое дело, что старшина не особо любил демонстрировать их - нехорошие, видать, у него были с этим связаны воспоминания. Всё же егеря род войск хоть и элитный, но… слишком уж одиозный что ли, их же основной профиль - лесная война. Это старались не афишировать, но первоначально их затачивали исключительно на котрэльфийскую борьбу, а сражаться против Перворождённых на их же территории могли только или настоящие профессионалы, или настоящие маньяки.
        В егеря брали и тех, и других.
        Это уже потом, когда вялотекущие войны с ушастыми (кстати, очень неточная характеристика - практически у всех иных рас уши иной, чем у людей формы) затихли, "охотников" начали использовать и в других целях. Например, для выкуривания из лесов взбунтовавшихся крестьян и иных мятежников. Именно тогда, егеря и заполучили свою неоднозначную славу - уж слишком они не стеснялись в выборе методов и средств ведения войны.
        Так что было неудивительно, что Дед предпочитает помалкивать о своём прошлом - мало ли что, вдруг случайно столкнёшься с чьим-то кровником. Это официально в Империи вендетту отменили много веков назад, но кое-кто до сих ведь придерживается старых принципов…
        - …Объясняю. Ломаешь ветки всякие, в петли енти втыкиваешь и готово. Не абы что, но как маскировка в лесу - сгодится. Всё лучше, чем кирасой в кустах отсвечивать. Будет время, я вообще всех вас заставлю нормальный плащ-лохматку сшить - нас такие здорово выручали…
        - Хосподин старшина, а хде вы раньше-то служили? - спросил долговязый громила-Анжей. - Вы столько всякого знаете…
        Клавдий помялся, но всё же решился ответить честно:
        - В егерях я, бойцы, служил. Такие вот дела…
        С облегчением старшина понял, что ни у кого не было в глазах ни страха, ни ненависти - слишком уж далеко был Монерон от тех мест, где Клавдию пришлось воевать… Наоборот, на него теперь стали смотреть с ещё большим уважением и почтением - всё-таки элита, как-никак!..
        - Так, харэ языком чесать уже. Шоб через полчаса всё готово было - с каждого лично спрошу. Понятно?
        - Так точно, господин старшина! - хором ответили новобранцы.
        - То-то же, - старшина грозно пошевелил усами. - Я не я буду, если из вас нормальных солдат не сделаю.
* * *
10 июня 1607 г., о. Монерон, острог-порт Мгачи, 21:04
        Хоть день уже и клонился к закату, но в районе острога Мгачи всё ещё кипела напряжённая работа.
        Многого за неполный день добиться не удалось, но кое-где уже начали появляться заготовки для редутов, откапывались рвы и волчьи ямы, местами начали вырастать бревенчатые частоколы и леса заострённых кольев.
        Деревянные постройки сноровисто разбирались буквально по брёвнышкам, чтобы потом их можно было применить при постройке полевых укреплений. Обнажённые по пояс легионеры махали лопатами и кирками, громко и нецензурно сетуя на непомерно расплодившихся комаров и собачьи условия работы.
        В море всё ещё виднелись силуэты тройки корветов, занятых постановкой минных заграждений. Около брекватера стоял заякоренный минный крейсер, загружаемый камнем и песком - его затопление было назначено на послезавтра. Прямо у причалов стояли полупогружённые в воду канонерки - их уже успели посадить на дно, дабы повысить их устойчивость при стрельбе и живучесть, а теперь на них пытались поставить дополнительную защиту. Старенькие корабли за исключением слабой броневой палубы и лёгких орудийных щитов бронированы не были, и теперь эмиттеры канлодок спешно обкладывались мешками с песком - не бог весть что, но всё лучше, чем есть… Для морского боя такой метод вряд ли бы прошёл - слишком уж велика неустойчивость конструкции, но вот в условиях неподвижной артиллерийской платформы - почему бы и нет? Помнится, при подавлении Равельского мятежа Аристарх изрядно нагляделся на кустарные самоделки повстанцев - тогда дарги переделывали в боевые корабли обычные самоходные баржи. Премудрость была невелика - поставить питающие аккумуляторы, пару эмиттеров, обложить всё это безобразие мешками с песком, и
эрзац-канонерка готова.

…Морозов сейчас находился за второй линией намеченных укреплений и, пользуясь свободной минуткой, с интересом наблюдал за работой прибывших с ним колдунов.
        - Успеете доделать-то? Не так уж и много времени у нас времени-то…
        - Надо - значит, успеем, - ответил генералу мастер, меланхолично покусывая сорванную травинку.
        Прямо перед ними, на небольшом холмике, дюжина магов возилась с рулетками, полевыми циркулями, линейками и транспортирами. Из-под их рук вырисовывалась сложная геометрическая фигура, являющаяся ещё одним элементом магической защиты острога.
        - А выдюжите? Вы меня, конечно, извините, я в этих делах не очень разбираюсь, но так ли уж сильно всё это вычерчивание?
        - Сила в магическом искусстве - понятие растяжимое, - философски заметил Евстафий. - Волшебник ранга магистра - это уже фактически человек-армия, но при наличии времени и знания даже слабо подготовленный маг-ученик может шибануть так, что мало никому не покажется. Магия - это вам, господин генерал, не просто рубка тяжёлых пехотинцев без всяких выкрутасов. Магия, это скорее изящное фехтование, и тут имеет значение множество факторов - от подготовки магов, как индивидуальной, так и командной, до банальных резервов Силы и разнообразных артефактов… Короче, сам демон лапу сломит в этой высокомудрой тактике, - рассмеялся мастер.
        - Ну, так всё-таки?
        Евстафий внимательно посмотрел на генерала, помолчал и уже более серьёзно ответил:
        - Считаю, выдержим. Сколько бы ниаронцы не привели сюда колдунов, у нас всё равно будет преимущество обороняющейся стороны. Они будут вынуждены атаковать с ходу, без предварительной магической разведки, иначе потеряют инициативу. Мы же можем обстоятельно изучить местные условия, рассчитать потенциальный арсенал заклинаний и тактику их применения… Несколько дней по меркам магических боёв - это невероятно много. Другое дело, что и рассветные - не дураки, и у них наверняка есть какой-то план атаки. Но всё равно, при любом раскладе, лёгкой прогулки у них не получится. Могу в этом поклясться силой моей стихии.
        - Я думаю - это лишнее, - произнёс Морозов. - Мне будет достаточно и вашего слова.
* * *
        Евстафий занёс в походный блокнот последнюю цифру и со стоном разогнулся, отрываясь от монокуляра специального теодолита, применяемого для магической съёмки местности. Мастер потянулся, разминаясь и хрустя суставами - на сегодня работа была окончена, и теперь ему требовался хотя бы короткий, но отдых.
        Маг захлопнул толстенькую записную книжку в прочной кожаной обложке и сунул её в висящий через плечо планшет. Крякнув, он сел прямо на ещё тёплую землю, поправил за спиной уставной посох-протазан и скрестил ноги.
        Отгорел закат, и солнце уже скрылось за грядой сопок, но именно это время всегда нравилось Евстафию. В воздухе разлилась тишина и приятная прохлада, на небе не было ни облачка, ветер стих - ещё один чудесный вечер на этом острове… Сколько таких закатов мастер уже встретил, и сколько ещё встретит?.. Кто знает… Хорошо бы, конечно, побольше - боевому магу нравилась эта тихая, необжитая, но красивая провинция. Здесь было то, что он так долго искал…
        Здесь был долгожданный покой…
        Евстафий прикрыл глаза.
        Так не хотелось вновь погружаться в кровавый омут войны, но избежать этого уже было нельзя - место, ставшее вторым домом для мастера, оказалось под ударом врага. Врага нового, безжалостного, от которого не получается скрыться… Евстафий больше не хотел воевать, именно из-за этого он когда-то и попросился в какой-нибудь дальний и спокойный гарнизон. Тогда Монерон казался замечательным местом, и кто же знал, что всё так обернётся…
        Евстафий даже и не заметил, как задремал…
        - …Там "контры" просто тьма - каждый дом, что твоя крепость! Если попытаемся зачистить по обычной тактике - туеву хучу солдат потеряем, так что я испросил у командование разрешение просто и без затей заровнять тут всё к Чёрной Матери…
        В голове всё ещё звучал голос молодого полковника-орка, отдавшего приказ штурмовать этой несчастный городишко.
        Мастер резко, с разворота вскинул правую руку вперёд, ладонью вверх, выпуская на волю разрушительное боевое заклятье.
        Над головами солдат Революционной армии пронеслось что-то призрачное. Резко взвыл ветер, и один из ближайших домов оказался просто-напросто сметён потоком воздуха. Евстафий не пожалел сил - когда пыль и обломки осели, стало видно что от крепкой двухэтажной избы остались лишь только груда брёвен, да куски каменного фундамента.
        Мастер коротко выдохнул, опустил руки и последовал за продолжившими движение солдатами.
        Захват города проходил крайне медленно - здесь и вправду в крепость был превращён почти каждый дом. В ревсолдат летели стрелы и болты, камни и снаряды пращ, самодельные гранаты и фляны с зажигательной смесью. Единственно эффективной тактикой действительно оказалось планомерное сравнивание этого проклятого города с землёй.
        Евстафий сейчас шёл практически на острие атаки - он оказался самым старшим по званию (и, соответственно, самым сильным) ревмагом, и именно ему выпала сомнительная честь возглавить наступление. К сожалению, времени на правильную осаду не было - того гляди могли подойти коалиционные войска, и в городе требовалось укрепиться как можно быстрее. Было бы, конечно, здорово вдумчиво подготовиться, начертить пару-тройку магических фигур, собрать имеющиеся артефакты и шарахнуть чем-нибудь мощным, но… Так уж видно сложилось.
        Хорошо хоть ещё пехотную поддержку соизволили предоставить и о таких вещах, как контроль за окружающим пространством, можно было временно забыть. Всё-таки все эти заклинания поддержания колдовского зрения, воздушные щиты для отражения стрел и камней, и прочее - отнимало неслабое количество отнюдь небесконечных сил боевого мага. Да и внимание рассеивалось порядочно, держать хотя бы даже пару-тройку простых заклинаний одновременно - это задача не из лёгких или приятных…
        Но, слава Сотеру, такими проблемами на текущий момент можно было не заморачиваться - хорошо, когда есть кому тебя прикрыть… Так что можно было целиком и полностью сосредоточиться на атакующей волшбе. Цели были не шибко сложные, и ничего особо изощрённого придумывать не приходилось - хватало простого "воздушного тарана", а после него обычно любое сопротивление прекращалось…
        Не так-то просто сопротивляться, лёжа под обломками рухнувшего дома.
        Шаги по разбитой городской грунтовке, хруст деревянных и каменных обломков под армейскими сапогами ревсолдат, тела на обочине - и наши, и чужие… Хотя какие к демонам чужие - здесь убивали и умирали только свои же, рарденцы…
        Сигнал тревоги, грохот смыкаемых щитов.
        Остановиться, сплести заклинание, швырнуть его во врага, отдышаться продолжить движение - всё просто.
        Как просто убивать вас, люди!..
        - Ваше волшебничество!.. - к Евстафию подбежал легионер из какого-то другого подразделения и торопливо отсалютовал. - Тут ваше колдунское искусство потребно… Можете подсобить, а то наш маг грит, шо не сдюжит?..
        - А в чём проблема-то? - поинтересовался мастер. Намеченные рубежи взяты, солдаты занимаются обустройством позиций в ожидании подхода основных сил, так что время для братской помощи есть, отчего бы и не помочь - все равно одно дело делаем…
        - Да тут невдалеке костёл униатский есть, так там лучников куча засела, и шмаляют почём зря. А церква-то на площади стоит, три улицы оттуда простреливаются - пройти никак дальше не можем… Костёл каменный, маг наш приданный грит, шо не по силам евойным его порушить…
        - Хорошо, посмотрим, что можно сделать, - кивнул солдату Евстафий и пошёл следом за ним.
        Обходя развалины разрушенных домов, трупы солдат и мятежников, маг шёл вперёд. Местами полыхали огни пожаров - работа огневиков, кое-где растекались лужи - остатки боевой магии водных волшебников… Адепты же Земли работали грубее и эффективнее - провалы и трещины, беспорядочно вспученная земля на месте разрушенных домов, ровный слой некрупных камней, ещё недавно смерчем бивших по мятежникам…
        Позади мастера глухо топал полудесяток сопровождающих бойцов.
        - Вон он, - вытянул руку в направлении униатской церкви солдат-провожающий.
        Евстафий приложил ладонь ко лбу, прикрывая глаза от солнца.
        Костёл был не слишком большой, но весьма основательный - прямоугольная каменная коробка с четырьмя башенками-колокольнями, практически настоящий форт. С этих самых башенок по солдатам Ревармии как раз и били, и подобраться невредимыми к церкви, высадить мощные двери и ворваться внутрь они не могли, о чём свидетельствовал с десяток распростёртых тел бойцов.
        - А маг ваш где? - поинтересовался мастер.
        - Да здесь где-то был, - неопределённо пожал плечами солдат. - А! Вот же он!..
        Рекомый волшебник оказался ещё сущим пацаном, не старше лет восемнадцати, с короткой булавой-жезлом ученика и нашивкой мага Воды. Робея и отчаянно пытаясь придать себе серьёзный и бравый вид, он подошёл, старательно печатая шаг, к Евстафию и отсалютовал.
        - Господин мастер! Ученик Георгий…
        - Вольно, ученик, - отмахнулся Евстафий. - Докладывай, в чём проблема.
        Георгий покраснел.
        - Ваше волшебничество…
        - Давай-давай, я спешу, - подбодрил его мастер. - Ближе к делу.
        - Да это… Сил не хватает просто… - ещё больше покраснел Георгий. - У меня же ледяная специализация, вот я мощными водными заклинаниями и не владею… По людям-то всё нормально, а вот с постройками проблемы…
        - Не беспокойся, разберёмся, - слегка усмехнулся Евстафий, шагая вперёд и разминая пальцы.

…Да… Объект серьёзный, "тараном" здесь не обойтись… Ну, так и мы не лыком шиты…
        На этот раз быстро сплести заклинание не получилось - сначала пришлось поломать голову над выбором чар, потом общее плетение, дополнительное, стабилизация, накачка Силой…
        Посох-протазан затанцевал в руках мастера, одновременно выписывая замысловатый узор в воздухе и достаточно простую гексаграмму в круге на земле. Острие оставляло за собой хорошо различимый серебристо-голубоватый след, отчего-то не торопящийся гаснуть. Губы Евстафия безостановочно шептали что-то бессвязное, глаза были крепко закрыты - мысль, слово, жест и чертёж сплетались воедино, образуя мощное заклинание.
        Отзвучали последние такты заклятья, маг открыл глаза и, с усилием, словно бы швырнул висящий в воздухе узор в сторону костёла. На невыносимо высокой ноте взвыл ураганный ветер, развевая поношенный и выцветший голубой плащ мастера, в его волосах заплясали короткие электрически разряды. Евстафий, совершенно обессиленный и опустошённый, тяжёло осел там же, где и стоял, к нему на помощь тут же рванули несколько солдат.
        Прямо из ничего в воздухе на высоте пары-тройки метров возник не слишком крупный, но достаточно мощный столб торнадо, словно бы положенный на бок. В мгновение ока небольшой зародыш превратился в полноценный вихрь разрушительной энергии - один конец укоренился бы в земле, а второй хлестнул по униатской церкви.
        Словно бы беззвучный взрыв в мгновенье ока разметал крепкое каменное здание, разрушая его до основания, в воздухе мелькнули поднятые обломки и по площади хлестнул настоящий каменный дождь. Разрушительный вихрь бесновался в неистовстве, яростно вгрызаясь в неподатливый гранитный фундамент церкви, как будто бы пытаясь добраться до чего-то запретного…
        Солдаты торопливо прикрылись скутумами, защищаясь от града мелких камней, от крупных же, весом в несколько десятков килограмм, не спасало ничего.
        Исполнив свою роль, торнадо тут же рассеялся.
        На площади воцарилась тишина.
        Опершись на плечи солдат, Евстафий тяжёло поднялся на ноги и оглядел деяние рук своих. Судя по довольной гримасе, результат его вполне удовлетворил.

…Мастер сидел, привалившись к какой-то полуразрушенной стене, и неторопливо прихлёбывал горячий чай из помятой солдатской кружки. Последнее заклинание выпило из него слишком много сил, как душевных, так и физических, так что в завершающей фазе зачистки он уже не участвовал.
        Мастер почувствовал, как на него упала какая-то тень и, прищурившись, поднял голову. Перед ним стоял уже знакомый ученик Георгий, отчего-то прячущий глаза.
        - Ученик?..
        - Господин мастер… - замялся Георгий, тщательно подбирая слова. - Понимаете, тут такое дело… Та церковь, что вы разрушили…
        Он резко замолчал.
        - И что та церковь? - поторопил ученика Евстафий.
        - Мятежники, что в ней засели… - Георгий с плохо скрываемой болью в глазах, взглянул на мастера. - Не мятежники это были вовсе. Там дети были… И несколько женщин-лучниц… Больше никого.
        - Выжившие?.. - помертвевшим голосом спросил Евстафий.
        Георгий резко мотнул головой и отвернулся.
        - Ученик, помоги встать, - тихо произнёс маг. - Я должен это видеть.

…Маги телекинетически разбирающие обломки. Простые солдаты, занимающиеся тем же самым.
        Не слышно привычного солдатского трёпа, традиционных шуток и подколов. Лица всех занимающихся разбором завалом напряжены и мрачны.
        На относительно чистой от обломком территории перед тем, что ещё недавно было костёлом, лежат тела, накрытые грубой мешковиной. По мере того, как продолжается работа магов и солдат, их число увеличивается.

…Десять, двадцать, тридцать…
        Видно, что почти все погибшие - это не взрослые, а дети не старше десяти-двенадцати лет.

…Сорок, пятьдесят, шестьдесят…
        Изломанные и исковерканные тела, от вида которых выворачивает наизнанку даже уже успевшим повидать в своей жизни множество самых страшных вещей ветеранов. Тяжёлый запах крови, висящий над площадью. Алчные крики воронов, парящих в небе.

…Семьдесят, восемьдесят, девяносто…
        Какой-то солдат, не выдержав всего увиденного, просто сидит, обхватив колени, и тихо плачет. Молодой черноволосый маг Воздуха с перекошенным лицом раз за разом разряжает в парящих над площадью ворон "цепные молнии". Не выдержав, куда-то прочь убежал Георгий.
        Сто, сто десять, сто двадцать…
        Час проходит за часом.
        Мастер Евстафий стоит, тяжело опершись на свой посох и смотрит, смотрит, смотри, не отрывая взгляда…
        Он хочет, нет, он ДОЛЖЕН запомнить всё произошедшее сегодня. От начала и до конца, не отворачиваясь и не убегая.
        Сегодня он перестал быть просто солдатом. Сегодня он стал просто убийцей.
        Побелевшие пальцы, судорожно стискивающие протазан. До хруста сжатые зубы. Абсолютно сухие глаза.
        Хочется плакать и кричать, но не получается…
        Это были не враги, это были просто дети. И не дети врагов, а такие же рарденцы, как и он сам… Будь проклята та война, где приходится убивать своих! Будь ты проклята, Гражданская война!!!
        Хочется отвернуться и не смотреть, но нельзя. Теперь Евстафий - это твой крест, теперь это твой несмываемый грех. Придёт день, и ты ответишь за совершённое, неважно здесь ли, на земле, или на Небесах, но ты ответишь.
        Это будет справедливо.
        Такое не прощают.
        Проклятье! Проклятье!! Проклятье!!! Как же он не почувствовал, кто находится в церкви! Должен был, обязан был почувствовать!.. Что толку с того, что гранит значительно притупляет колдовское зрение, что с того… Это не оправдание…

…Вечер. День клонится к закату.
        К мастеру подходит осунувшийся и сгорбленный командир солдат из поисковой партии.
        - Сколько? - тихо спрашивает Евстафий, неотрывно смотря на длинные ряды накрытых мешковиной тел.
        - Сто девяносто два, - каким-то нечеловеческим, надтреснутым голосом отвечает как будто постаревший на лет десять только за сегодня, лейтенант. - У меня две дочки чуть старше дома остались…
        Солдат быстро отворачивается, пряча глаза и слёзы.
        Евстафий всё так же стоит.
        Ярко-алая повязка с белым кругом и чёрной руной "Р" нестерпимо жжёт левую руку. Мастер срывает её и швыряет себе под ноги, рядом с ней падает выпущенный из рук протазан.
        Маг разворачивается и устало бредёт прочь, тихо шепча себе под нос:
        - Я больше в этом участвовать не собираюсь… Можете считать меня дезертиром и предателем… Можете меня повесить… Но я ухожу.
        Ослепительно-яростная вспышка света бьёт по глазам, и…
        Евстафий просыпается.
        Тяжёлый стук сердца в ушах. Воздух с хрипом выходит из лёгких. Скрюченные пальцы рвут траву и вцепляются в землю. В груди снова поселился полярный холод.
        Этот сон, снова этот сон… Который на самом деле нечто гораздо большее.
        Это не сон - это прошлое.
        Страшное, чудовищное, о котором хотелось бы забыть, которое хотелось бы исправить даже ценой собственной жизни, но, увы…
        Столько лет, столько лет уже прошло, но всё так же отчётливо, как будто это произошло только вчера…

…Евстафия не повесили, и, что удивительно, даже не отдали под Трибунал. Наоборот, его поблагодарили за образцово выполненное задание, даже вроде чем-то наградили… Мастер выбросил эту медаль сразу же после награждения и больше о ней никогда не вспоминал.
        Но на передовую он уже больше не возвращался и до окончания Гражданской перевёлся на преподавательскую службу в Академию. И уже потом Евстафий попросил перевода в какой-нибудь дальний и тихий гарнизон, со службы боевого мага в звании мастера так просто бы не отпустили, а так хоть что-то…
        Евстафий просто не мог больше убивать, что-то в нём надломилось после того боя.
        Привасланский край, город Жмадь, костёл Святого Якова.
        Там, вместе с почти двумя сотнями погибших, осталась и частичка жизни мастера…
        Куда-то исчезло всегдашнее честолюбие и стремление к росту в магической табели о рангах, молодой и перспективный маг так и остался на отличном уровне мастера, но ведь для него это был отнюдь не предел… За эти годы Евстафий уже вполне мог бы примерить нашивки если уж не командора, то магистра уж точно, но нет же. Он отдалился от своих друзей и сослуживцев, от мастера ушла жена, но ему было уже как-то всё равно… Евстафию хотелось простого покоя, душевного спокойствия - не более, но и не менее того.
        И вот, когда он уже, казалось бы, обрёл желаемое, ему вновь приходиться воевать. И опять противник не какие-нибудь там демоны или мертвецы, а точно такие же люди. Но на этот раз всё проще - гораздо легче воевать не против своих же братьев, а против иноземцев. Это уже, образно говоря, не драка двух братьев под одной крышей из-за каких-то разногласий, а отражение угрозы извне.
        Будем надеяться, что всё будет именно так…

…Евстафий разогнул ноги, и встал.
        Прошлое прошлым, но сейчас нужно думать о настоящем.
        Завтра нужно будет доделать магическую съёмку местности, и уже затем заниматься построением полноценной магической защиты… Будем надеяться, что времени на это хватит.
        Магсъёмка - вещь полезная, но уж больно муторная.
        Конечно же, в архиве крепости нашлись стандартные магические карты, с нанесёнными естественными энергопотоками, стоячими местами, завихрениями и источниками. Другое дело, что особой тщательностью эти карты не отличались - всё-таки стандартная работа есть стандартная работа…
        Но при нынешнем раскладе нельзя пренебрегать никакими мелочами. Своих-то сил маловато будет, так что возможностью хоть как-то сэкономить магическую энергию, снизить откат и так далее - разбрасываться не стоило.

…Мастер поднял теодолит, сложил треногу, взял измерительный прибор подмышку и зашагал по направлению к острогу.
* * *
11 июня 1607 г., о. Монерон, г. Южно-Монеронск, 12:15
        - …И хрен ли, что ты мечник? - наставлял неразумных на путь истинный старшина Пихтин. - В лесной войне стрельба никогда лишней не была, наоборот - это ж первейшее дело… Охотники есть?
        В воздух взметнулись руки.
        - Чем владеете - лук, арбалет? Лук, понятно - чего ещё ожидать-то было… Тэк-с, ну, значит, переучивать вас не будем - тут учить, только портить… Сбегаете до арсеналов, скажете интендантам, что старшина Пихтин требует выдать луки и стрелы. Не скажете, хрен вам эти хомяки чего дадут - интендант это ж целая философИя, а не должность… Да смотрите получше там, сами всё выбирайте, а то ещё подсунут чего-нить не то… Ну, чего вылупились, головастики? Бегом, марш! Воот… То-то же… А остальные быстро берём арбалеты и на стрельбище. И в темпе, в темпе! .

…Упереть арбалет дулом вниз, просунуть ногу в стремя, зафиксировать. Тремя рывками зарядного рычага взвести тугой механизм, поднять, поставить на предохранитель. Достать болт из жёсткой коробчатой обоймы, зарядить, изготовиться к стрельбе.
        Терентий упёр грубый деревянный приклад арбалета в плечо и припал щекой к ложу. Закрыл левый глаз, совместил кольцо диоптрического прицела с мушкой, щёлкнул предохранителем и вдавил указательным пальцем спусковой крючок.
        Сухой щелчок спускаемой тетивы, короткий свист рассекаемого болтом воздуха и громкий стук от попадания в ростовую мишень.
        Шеин облегчённо выдохнул и опустил арбалет. В первый раз за тренировку он смог не запнуться и более-менее чётко выполнить весь требуемый порядок стрельбы.
        А теперь, пожалуй, стоило подумать об улучшении точности стрельбы…
        - Стыд, срам, позор и поношение! - продолжал возмущаться старшина. - И это доблестные рарденцы, истинные потомки патрициев-греадорцев, с колыбели не расстающиеся с оружием?! Да ни хрена!!! Толпа троллей-паралитиков на выезде! Всем тренироваться, пока не научитесь хотя бы попадать в мишени!!!
        Шеин вынужден был признать, что возмущение Пихтина имеет под собой вполне реальные основания - многие из ополченцев действительно стреляли очень хреново. Сам Терентий тоже особой практики в стрельбе из арбалета не имел - дома тяжёлого оружия не было, а большинству самострелы были попросту не по карману. Тем более что армейский самострел был значительно сложнее и тяжелее разрешённых к продаже гражданских образцов. Например, запрет на оснащение неармейских арбалетов прицельными приспособлениями, поставил большую часть рекрутов в тупик при знакомстве с мушками и целиками - те, кто умел стрелять из арбалетов, привыкли стрелять исключительно навскидку.
        По ростовым мишеням, конечно же, большинство попадало без проблем, но дальше дело обычно застопоривалось. О всяких фокусах в стиле Вильяма Теленна мечтать даже и не приходилось…
        Тренирующиеся невдалеке несколько десятков гоблинов служили словно бы немым укором титульной нации Империи. Спокойно и без затей, они упражнялись со своим излюбленным оружием - пращой, испытывая новые свинцовые снаряды. Судя по радостным воплям, найхэ результаты нравились, и очень даже. Всё же есть разница, чем стрелять - или простым камнем, или тяжёлым свинцовым снарядом. В имперской армии пращами-то пользоваться перестали достаточно давно, но для различных иррегулярных и ополченческих подразделений запасы снарядов всё ещё держали.
        Старшина ругался и грозил всяческими карами неуспевающим…
        Новобранцы постепенно учились стрелять…
        Всё текло своим чередом…
        Надолго ли?..
* * *
        - Анжей - кабан, мля!.. Харэ задницей светить! - шёпотом рявкнул десятник-ветеран, непосредственный командир Терентия.
        Да уж, думать, что Дед заставит весь день заниматься исключительно стрельбой из арбалета, было непростительной ошибкой…
        После того как рекруты стали более-менее попадать по мишеням (с - дцатого раза), Пихтин немного успокоился и как всегда решил разнообразить обучение. Лично ему очень нравилась идея с масштабными учебными манёврами (взвод на взвод), а что хотелось ополченцам - его волновало мало.
        Для тренировки была выбрана небольшая роща на восточной окраине города. Находчивый старшина даже из выдвижения к месту учебного боя не преминул сделать ещё один урок на тему "вступление в бой из походного порядка", чем несказанно "обрадовал" личный состав.
        Роли распределили по жребию, Терентию выпало быть в засаде - как раз появилась возможность испытать самодельные маскировочные плащи в полевых условиях. Да, в принципе и не только их, но вообще всё штатное оружие, на которое перед учениями были приделаны дополнительные затупляющие кромки, а боевые стрелы заменены учебными.

…Терентий лежал в "засаде", неподалеку находились другие бойцы его взвода. Вскоре по этой лесной тропе должен был пройти некий "караван", который надлежало разгромить. Командовать этим "караваном" вызвался лично лейтенант Утхаг, старшина же в бою не участвовал, приняв на себя пассивную роль наблюдателя.
        Где-то на тропе послышался шорох солдатских сапог, Шеин, стараясь не особо шуршать свежесорванными ветками, воткнутыми в петли на плаще, подтянул к себе поближе арбалет и замер.
        "Караван", памятуя о разыгрываемой ситуации, шёл крайне насторожено, тем самым здорово усложняя задачу атакующим. Хотя командирам-то, в принципе, всего-то и нужно было, что просто посмотреть, насколько всё плохо с подготовкой, а уж победа какой-либо стороны их особо и не волновала.
        Терентий совсем как до этого на стрельбище, плотнее прижал приклад арбалета к плечу, навёл прицел на грудь идущего первым солдата, положил палец за спусковой крючок…
        Над рощей разнёсся резкий залихватский свист, Шеин вжал скобу.
        Щелчок спущенной тетивы и "караванщик" пошатнулся от мощного удара учебного болта.
        - Качинский убит, - раздался зычный голос старшины, наблюдавшего за всем происходящим откуда-то из-за кустов.
        Обиженно сопя, здоровяк улёгся на землю, старательно изображая искомый труп.
        Шеин выпустил из руки арбалет, схватил лежащее рядом копьё и вскочил, стараясь, чтобы всё прошло без сучка и задоринки, потому как фокус с "появлением" у него выходил хорошо один раз из трёх…
        Слава Сотеру, вышло!.. Ничем незакреплённый маскировочный плащ слетел с плеч, Терентий мотнул корпусом, и, закреплённый на плечевом ремне, скутум послушно сполз со спины, прикрывая левый бок. Перехватив щит за ручку, и стараясь не споткнуться, Шеин рванул вперёд.
        Из кустов всё ещё продолжали лететь болты - ровного залпа не получилось, а голос Пихтина всё продолжал называть убитых. Правилами настоящих тактических игр, по принципу ранение-ранение-смерть решили не заморачиваться - только лишняя трата времени получилась бы. Попадание - смерть, и ладно…
        Хоть это и был всего лишь учебный бой, но Терентия охватил лёгкий мандраж. Он начал лихорадочно вспоминать всё, чему их успели обучить за эти несколько дней…
        В максимально быстром темпе Шеин пробежал разделяющих их с "противником" метры, стараясь не попасть под огонь караванных стрелков. Несколько болтов, с обмотанными тряпками тупоголовыми наконечниками, промелькнули совсем рядом, но обошлось… Так, теперь ещё один последний рывок и…
        Сшибка!..
        Кое-кто в суматохе забыл про копья и рванул в ближний бой, выхватив мечи, но Терентий про основное оружие пехотинца не забывал.
        Вражеское копьё скользнуло по подставленного щиту, отозвавшись болью в руке, и пика Шеина-младшего ударила в грудь чуть приоткрывшегося противника.
        - Сёмин убит!..
        Мельтешение справа - поворот всем корпусом, вскинуть копьё, отвести удар вражеской пики… Получилось! Пригодился-таки опыт баловства с посохами и дубинками! Сократить дистанцию, ударить щитом, опрокидывая не слишком крупного бойца на землю… Копьё в свалке бесполезно - выхватываем меч. Оп! И "враг" добит…
        Терентий быстро оглянулся по сторонам - вокруг шла настоящая драка стенка на стенку. Какой там строй, какие там действия в паре!.. Все новоприобретённые знания быстро улетучились из молодых голов, и наверх всплыли обычные приёмы драки - вон, те двое, например, так вообще по земле катаются, вцепившись друг в друга, не иначе как…
        Удар! Шеин чудом устоял на ногах, закрываясь щитом и вскидывая меч.

…Вот тебе, ворона, будет впредь урок - хочешь в боя выжить, клювом не щёлкай…
        Красивого поединка не получалось - схватка больше напоминала поединок полена с топором. Удар - закрыться щитом, самому нанести удар, попасть по щиту, и всё сначала… Блин, хорошо ещё, что это настоящий боевой скутум, а не учебный, сделанный по образцу древнегреадорского - тем бы ты, Терентий, так не помахал…
        Внезапно противник Шеина наступил на обронённое кем-то копьё и на миг едва не потерял равновесие. Терентий, рискуя, бросился вперёд, отбивая щитом в сторону меч противника и нанося удар в мелькнувшую щель в его обороне.
        - Кудрин убит.
        Есть!..
        Бамм!.. От сильного удара по шлему в ушах аж зазвенело - так вот почему говорят "ошеломить"… Находясь в некотором ступоре, Терентий попытался закрыться щитом, но практически сразу же полетел на землю от могучего удара копьём в грудь.
        - Шеин убит.

…Остаток боя Терентий провалялся в дорожной пыли, старательно изображая павшего в неравном бою воина. Получалось неплохо - пусть и лёжать приходилось на жёсткой земле, зато можно было отдохнуть и перекинуться парой слов с другими представителями "нежити", лежащими неподалёку.
        - …Равняйсь! Смирна!..
        Запыхавшееся и запылившееся воинство, замерло, щеголяя изрядно помятыми рожами, кое у кого под глазом уже расплывался хорроший синяк…
        - Ну что я вам могу сказать, бойцы? - довольно скалясь, произнёс лейтенант Утхаг, от боя уклонившийся (мол, нечестно с детьми воевать). - Дерётесь вы хорошо, а вот солдаты из вас пока ещё хреновые… Ладно уж, про то, что действовали вы не как бойцы доблестной рарденской армии, а скорее как толпа разбойников с большой дороги, я говорить не буду… Для начала пойдёт, сами такими же были, - жизнерадостно заржал орк. - Но если после этих слов вы думаете, что вас будут гонять меньше, то крупно ошибаетесь. Гонять вас ещё и гонять, пока дурь из головы не выбьём. Может кому-то и вместе с мозгами, - осклабился лейтенант. - Молодец, старшина - за такой срок слепил из этих салаг хоть что-то, отдалённо похожее на имперских солдат!
        - Служу Отечеству! - браво гаркнул Пихтин, вытягиваясь по стойке "смирно".
        Рядом с ним стоял и флегматично курил трубку человек в длинном чёрном плаще, с небольшой зелёной нашивкой в виде геральдического щита на левом рукаве. Был это ни много, ни мало, а маг из Тайной Канцелярии, благодаря которому старшина и умудрялся сразу же узнавать о "погибших". Он же после учебного боя оказал нуждающимся первую медицинскую помощь, тем самым избавив солдат от последствий собственного или дружеского энтузиазма…
        - Ну, и чего стоим, кого ждём? - прищурился старшина. - Думаете на сегодня всё? Хе, размечтались, желторотики… А ну, ноги в руки и бегом марш! Счас будет отрабатывать быстрое перебазирование опосля боя… Живо-живо-живо, вперед!.. Кто отставать будет, того пинками до Южного гнать буду!..
        Горестно вздыхая и потирая ушибленные места, рота начала выдвижение…
        - А будете ныть, как девки, ещё что-нить вам придумаю!..

* * *
        - …Они отступают, отступают!.. Вперёд, легионеры! Уничтожим врага!..
        Стеи действительно бежали так, что только пятки сверкали, хотя вообще-то на них это похоже не было - бойцами северяне были очень хладнокровными и рассудительными, но тут уже видать не выдержали и они…
        - Вперёд, вперёд!.. - лейтенант Морозов всё подгонял свою полуроту, ему не терпелось ворваться в форт прямо на плечах его защитников. За такое дело неплохо награждали, а если ещё и потерь будет немного, можно вполне рассчитывать на следующий чин…
        Белоснежные плащи воинов Стеахорна мелькали прямо перед глазами - казалось ещё один решительный рывок, и врага можно будет полностью разгромить.
        - Ваше благородие, послушайте старика - что-то недоброе стеи замыслили, давайте подхода основных сил дождёмся, а? - иссеченный шрамами орк-старшина обращался к своему командиру почти умоляюще.
        - Чушь! - фыркнул молодой лейтенант. - Будем ждать - они смогут организовать оборону, так что вперёд и только вперёд!..
        Орк неодобрительно покачал головой и тихонько пробормотал:
        - А кто его знает - может они УЖЕ её организовали?..
        Тяжёлый топот чуть меньше, чем полусотни человек по мощёным камнем улицам. Красивые и опрятные бревенчатые домики горожан, крытые красной черепицей, проносились мимо. Ещё совсем недавно тихий и аккуратный, стейский городок стал ареной столкновения двух государств - огромного Рардена и маленького Стеахорна. Жаль, что стейский Парламент отклонил предложение о передаче Саамарских рудников, теперь-то Империя ими уже не ограничится…
        Но, несмотря на тотальное превосходство рарденцев, стеи не сдавались. Огромному, более чем стотысячному корпусу вторжения под командованием маршала Эйдельманна, противостояла крохотная десятитысячная армия Стеахорна и ополченцы, которых поначалу никто даже и в расчёт не брал.
        Но северяне не сдавались.
        Имперцы имели чудовищное превосходство в авиации, сверхтяжёлой кавалерии и магах. Внутренний флот Рардена полностью блокировал побережье Стеахорна и вёл обстрел прибрежных городов…
        Но северяне, демон их всех забери, не сдавались!..
        Конечно, нужно признать, что они даже и не пытались дать Империи генеральное сражение, предпочтя вместо этого тактику тотальной партизанской войны. Для страны, большая часть которой покрыта лесами, а также болотами и озёрами - очень даже разумный выход…
        Война, начатая ещё в ноябре, длилась до сих пор, хотя на дворе был уже март-месяц. Рарденские генералы отводили на завоевание Стеахорна месяц, но к исходу уже пятого месяца территория страны контролировалось едва ли наполовину. В Ставку летели просьбы прекратить слать тяжёлую пехоту и боевых мамонтов, и предоставить взамен пару легионов егерей или эльфов, но эти призывы уходили, словно бы в никуда… Небоевые потери оказались весьма высоки - даже ко всему привычные рарденцы, не страшившиеся суровых зим и умеющие вести войну в условиях тайги и тундры, пасовали. Огненные и ледяные маги всё чаще оказывались задействованы не по профилю, а в качестве инженерных войск, облегчающих условия жизни простых солдат.
        И всё это на фоне ни днём, ни ночью непрекращающихся обстрелов войсковых колонн и налётов летучих отрядов лыжников на базы и патрули, продолжающихся даже в самые лютые метели и морозы.
        Лейтенант Аристарх Морозов, оказался на этом фронте совсем недавно, как впрочем, и все его сослуживцы из состава 37-го легиона лёгкой пехоты, и естественно не имел полной картины происходящего. А бесценным опытом, накопленным за пять месяцев этой неожиданно тяжёлой войны, никто с ними делиться не собирался. Нет, дело было не в каком-то противоестественном сволочизме местных ветеранов по отношению к вновь прибывшим, а просто из-за отсутствия таковых ветеранов.
        Три свежих легиона, прибывших прямиком из центрального Рардена, в числе которых было и подразделение Морозова, оказались оторваны от основных сил. Предназначались оные легионы для штурма ряда приграничных городов, до которых у командования раньше всё никак не доходили руки, а подразделения, занимавшие эти позиции прежде, были отведены в тыл для отдыха и переформирования. Так что учиться приходилось исключительно на собственных ошибках.
        Солдаты всеми правдами и неправдами добывали неуставное снаряжение и нужные вещи. Особо тёплая одежда и обувь ручной работы взамен армейского стандарта, специальные смазки для оружия (обычные очень быстро замерзали в этих собачьих условиях), искусственные тетивы и пропитки для дерева, необходимые лучникам и арбалетчикам… В чудовищном дефиците оказался крепкий алкоголь, применяемый не только внутренне, но и внешне… Походные печки и утеплённые спальные мешки, специальные лекарства и средства от обморожения, фрукты и витамины… Всего и не перечислишь.
        Хорошо ещё, что с наступлением весны (хм, достаточно спорное определение для времени года, мало чем отличающегося от рарденской зимы) погода немного улучшилась. Но командование решило немедленно воспользоваться этим, и отдало приказ о начале Тавастландской наступательной операции.

6-й и 7-й батальоны 37-го легкопехотного легиона получили приказ взять штурмом небольшой городок Куусамо, а также привести к покорности близлежащие деревеньки. Особых проблем с этим городком не должно было возникнуть - укрепления чисто символические, гарнизон крохотный - прогулка, а не боевая операция. Маги без особых проблем рассадили простенький бревенчатый частокол и через бреши в городской стене потоком хлынули легионеры.
        Полусотня Морозова всего лишь несколько раз столкнулась с вялым подобием сопротивления, и лишь уже практически на подходе к центру города столкнулась с превосходящими силами противника.
        Стеев было больше раза в полтора, но лейтенант был абсолютно уверен в победе, так что, не колеблясь, отдал приказ к атаке. Аристарх не считал стеев стоящими особого внимания в ближнем бою, как лучники они - да, были просто неподражаемы. Но вот серьёзными доспехами и тяжёлым оружием они обычно пренебрегали - это был не их стиль, да и сталь была здесь всё ещё дороговата…

…Полусотня рарденцев с ходу атаковала хлипкие баррикады стеев, и, разметав их в мгновенье ока, вступила в ближний бой. Грязноватый мартовский снег тут же обагрился красной кровью северян - легионеры прошли сквозь ряды стеев, даже особо не замедляя хода. За пару дюжин убитых белоплащников, рарденцы заплатили едва ли парой собственных жизней - выгодный размен…
        Теперь же Морозов был не намерен останавливаться на достигнутом, и организовал преследование противника. Тяжеловооружённые легионеры постепенно сбавляли темп, но чётко держались на хвосте стеев. Несколько раз северяне пытались огрызаться стрелами из своих мощных охотничьих луков, но очень быстро поняли всю тщетность подобных затей - прочные латы и большие щиты надёжно защищали рарденцев. Зато несколько имперских арбалетчиков время от времени разряжали своё оружие прямо в спину убегающих, умудряясь перезаряжаться прямо на ходу. Деревянные щиты, перевешанные на спину, стеев не спасали - мощные легионные арбалеты прошибали такие насквозь… Очередной хлопок, и ещё одна фигура в когда-то белоснежном плаще, нелепо взмахнув руками, падает навзничь, чтобы через несколько мгновений оказаться втоптанной десятками солдатских сапогов в снег.
        - Проклятье! - выругался Аристарх, увидев, как противник скрылся в каком-то проулке. - Быстрее, за ними!
        Полусотня рарденцев нырнула в узкий проулок, где едва могла разойтись пара широкоплечих людей. Куда же бегут эти безумцы?..
        Над городом разнёсся громкий крик на стейском языке, чем-то похожий своей певучестью и мелодичностью на эльфийский, и бегущие впереди северяне… внезапно упали навзничь.
        Проулок почти закончился и впереди уже виднелся выход на какую-то небольшую площадь, а на ней…
        На ней были стеи.
        Мужчины и женщины, старики и подростки. Они держали в руках свои излюбленные луки, но попадались и трофейные арбалеты, и даже несколько лёгких самодельных баллист.
        Аристарх бежал вместе со всеми, но в середине строя, и поэтому вначале просто не понял секундной заминки солдат, бегущих первыми… А затем, он увидел, что их поджидало их впереди.
        - Назад, все назад!! - истошно заорал он, но было уже поздно.
        По скучившимся рарденцам ударили болты, выпущенные из арбалетов и баллист, от которых не спасали ни щиты, ни крепкие латы. А сверху начали падать пущенные навесом обычные стрелы, находя уязвимые места в броне тяжёлых пехотинцев.
        Стрельба стеев оказалась ОЧЕНЬ организованной - выучке этих, по большей части ополченцев, могли бы позавидовать даже отборные имперские стрелки. Чтобы получить звание мастер-лучника от бойца требовалось сделать дюжину выстрелов за минуту, ни разу не промахнувшись. Стеи сейчас же многократно перекрыли этот норматив - при залповой-то стрельбе можно было особо и не целиться.
        Теснота и узость проулка не позволили имперцам быстро и правильно отойти - тяжёлые доспехи и большие щиты на этот раз только мешали своим владельцам. Один за другим рарденцы падали, пронзённые множеством стрел, ряды имперцев стремительно таяли. Легионеры пытались отступать, но у них ничего не выходило…
        Над головами солдат пролетело несколько оставляющих дымный след снарядов, и где-то позади рвануло несколько несильных взрывов, надёжно запирая легионеров в проулке. По рядам рарденцев хлестнул град из лёгких осколков, некоторые из снарядов оказались начинены горючей смесью, которые, разбиваясь о подставленные щиты, расплёскивали вокруг себя едкое алхимическое пламя. Послышались крики раненных и вопли заживо сгорающих солдат.
        По всей видимости, кто-то из стеев воспользовался пращами для метаний каких-то самодельных гранат.
        Около лейтенанта упал один солдат, следом другой. Аристарх всем телом ощутил, как его скутум оказался пробит насквозь тяжёлым болтом, которых лишь по счастливой случайности отскочил от нагрудника. По шлему и наплечникам барабанили тяжёлые бронебойные стрелы, но доспех пока держался. Внезапно Морозов понял, что перед ним уже больше никого и прямо ему в лицо летит туча стрел. Левую руку лейтенанта пронзила острая боль - в незащищённую наручем часть вонзилась стрела. Тяжёлый болт ударил в шлем, заставив Аристарха пошатнуться, и на минуту замереть, пытаясь совладать со звоном в голове. Ещё один болт пробил бедро, третий подсёк икроножную мышцу, а последний разворотил кирасу на правом боку.
        Истекая кровью, Морозов рухнул в холодный мартовский снег, которых уже начал таять от горячей человеческой крови, пролитой сегодня…
        Через несколько секунд он потерял сознание от боли и кровопотери.

…Продуваемый холодным майским ветром военный плац. Солдаты, стоящие ровными коробками. Будничный и равнодушный голос экзекутора. Ледяной холод, исходящий от сковывающих руки браслетов…
        - …За преступную халатность, повлекшую за собой смерть тридцати двух солдат имперской армии… но, учитывая смягчающие обстоятельства… Аристарх сын Бориса из рода Морозовых приговаривается к десяти ударам кнута, лишению всех наград и понижению на одно звание, и переводится в дисциплинарную роту. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, будет исполнен сразу же после зачтения приговора. Храни нас всех Сотер…

…Ядовитый свист экзекуторского кнута. Невыносимая боль обжигает спину. Из плотно сжатых губ вырывается яростное шипение. Стальные браслеты больно врезаются в плоть после резкого рывка.
        - Раз!..
        Свист кнута…
        - Два!..
        Свист кнута…
        - Три!..
        Свист кнута… Сил сдерживаться крик уже нет…
        - Четыре!..
        Свист кнута… Хотя, сил на крик тоже уже нет…
        - Пять!..
        Свист кнута… Всё тело скручивает невыносимая боль, перед которой отступает даже ледяной ветер, пробирающийся сквозь рассечённую и окровавленную рубаху…
        - Шесть!..
        Тело безвольно обмякает, прикованное кандалами к столбу. Сознание покидает Аристарха…
        - …Держи, старина. Должно помочь, - хмурый и небритый сержант протягивает Морозову небольшую плошку с терпко пахнущей мазью.
        - Спасибо… - тихо шепчут его губы.
        День проходит за днём. В госпиталь его снова не положили, а просто временно освободили от несения службы. Так что всё лечение сводится к отлёживанию в холодной казарме, и замазыванию ран какой-то ядрёной дрянью, которую регулярно притаскивает Лёха.
        Но Морозову наплевать на всё это, ведь каждую ночь его мучает один и тот же сон. Нет, не холодный майский ветер на плацу и свист кнута. Ему снятся летящие в лицо стрелы, и льдисто-спокойные, красивые лица стеев, мечущих эти самые стрелы.
        - Клянусь, - тихий шёпот во тьме спящей казармы. - Я больше никогда и никого не подведу. Я больше никогда не брошусь вперёд, очертя голову. Я стану настоящим командиром. Я стану им. Клянусь…
        - …Клянусь.
        Алый серп стареющиё луны на небе. Тёмный силуэт около на фоне узкой бойницы в центральном форте острога.
        - Я никогда и никого больше не подведу. Я никогда не брошусь вперёд, очертя голову…
        Плотно сжатые кулаки. Закрытые глаза. Губы, раз за разом повторяющие эту странную мантру.
        - Клянусь.
        Генерал Морозов открывает глаза, его взор устремлён на тёмную водную гладь мгачинского порта.
        - Скоро это начнётся. Но я больше не совершу ошибок. Клянусь.
* * *
16 июня 1607 г. от Р.С., о. Монерон, острог Мгачи, 4:02
        Главный форт острога был выстроен по стандартному плану и напоминал невысокую двухъярусную ступенчатую пирамиду, со слегка скошенными вовнутрь стенами. Кроме дежурной смены часовых, обходящих дозором стены, никакого движения в крепости не было.
        Негромко потрескивала ажурная тарелка морского локатора, закреплённая на вершине форта. При постройке военно-морской базы в Мгачи выяснилось, что вращающаяся система для него будет избыточна - всё равно порт был прочно зажат между сопок, и сигнал радара надёжно блокировался. Так что сканирование пространства велось только в одном-единственном направлении, с которого вообще было возможно нападение. Дополнительный радар воздушного обнаружения ставить не стали - мощный опять-таки был бы ограничен, а слабый не имел особых преимуществ перед обычными солдатами-наблюдателями. Дальность практически та же, зависимость от метеоусловий та же, слишком уж не совершенен стандартный армейский образец - так зачем же лишний раз переводить силы и средства?..

…В небольшой аппаратной комнате управления радаром, расположенной в глубине крепости, перед небольшим четырёхугольным монитором в одиночестве сидел один-единственный оператор. Потирая красные от недосыпа глаза и попивая уже надоевший до тошноты скверный кофе из армейского сухпайка, молодой сержант напряжённо пялился в экран.
        С равномерностью бьющегося сердца, раз в две секунды по поверхности монитора пробегала тускло-оранжевая полоса искр, обновляя показания радара. Хотя показывать особо было и нечего - ничего кроме низких грозовых облаков локатор не показывал.

…Слава Сотеру пока всё было тихо, хотя… Уж лучше бы уже что-то началось, а то напряжённое ожидание последних двух недель уже начинало понемногу сводить с ума… Нельзя быть наготове всё время - таким темпом рано или поздно можно и перегореть…
        Народу-то, не хватает - сокращённые штаты, ептыть… Ещё и Генка-напарник заболел
        - угораздило же его рыбой этой проклятущей отравиться… Второй день один на посту безвылазно сижу, когда же этот кретин уже из госпиталя выйдет? Так же и умом двинуться недолго… Спать охота, трындец, и кофе этот гадкий уже не спасает - надо было у колдунов чего-нить выпросить для бессонницы…
        Разве что… А, плевать!..
        Сержант по привычке воровато огляделся по сторонам, хотя и точно знал, что никто его не видит. Открыл самый нижний ящик рабочего стола, сдвинул в сторону потрёпанный журнал наблюдения и достал небольшую фляжку.
        Потряс её, удовлетворённо улыбнулся, услышав плеск, открутил крышку и, выдохнув, сделал пару глотков.
        - Фух… - выдохнул оператор, поспешно занюхав выпитое рукавом. - А крепка, зараза…
        Сержант убрал фляжку, расслабленно вытянул ноги, откинулся на спинку жёсткого стула и, скрестив руки за головой, удовлетворённо улыбнулся.
        - А не так-то уж всё и плохо… - весело заметил оператор тускло мерцающему монитору. - Главное, чтобы на нас ниары не…
        Он резко замолчал, секунду напряжённо вглядываясь в экран…. А потом резко метнулся вперёд.
        Мерцание, мерцание, мерцание…
        Но нет, никуда это не исчезало, и это явно были не помехи…
        - Млять, сглазил!.. - выкрикнул сержант и ударил кулаком по большой клавише сигнала тревоги.
* * *
        - …Удаление тринадцать миль, азимут 276, скорость двенадцать!
        - Сколько их? - послышался в трубке связного амулета голос генерала Морозова.
        - Надводных - около полусотни, и ещё примерно столько же воздушных. Точнее сказать не могу, артефакты больно неточные…
        - Хорошо, продолжайте наблюдение и докладывайте обо всём происходящем, - связь оборвалась.
        Сержант положил тяжёлую трубку крепостного телефона на рычаг-держатель. Сплёл пальцы, подпёр руками подбородок и уставился в экран радара.
        Сон и скуку как рукой сняло.
* * *
        Низкие слоистые облака, мелкий моросящий дождик, прохладный ветер, накатывающийся с моря.
        - Живей, живей! Шевелитесь, если хотите жить! - подгоняли солдат десятники и сотники.
        Гарнизон пограничной стражи покидал крепость, стремясь укрыться там же, где и присланные легионеры - в полевых укрытиях. В форте и выносных бастионах оставались только дежурные расчёты зенитных магострелов и канониры береговой артиллерии. Укрываться в крепости сейчас было бы крайне неразумно, слишком уж было неравно соотношение сил. Это не пиратский набег и не рейдерская атака - это полноценное вторжение.
        Поэтому генерал Морозов избрал тактику рассредоточения сил - подавляющая часть солдат укрылась в свежеоткопанных окопах и блиндажах. В поле же была перенесена и большая часть пороховой артиллерии - всё равно от неё было бы мало толку после массированного обстрела с моря.
        В движение пришли спаренные зенитные установки, в низких цилиндрических бастионах зашевелились стволы пятидюймовых эмиттеров, на стоящих в порту кораблях в срочном порядке расчехлялись и приводились в боевую готовность палубные орудия. Где-то в тылу начали свою непростую работу легионные маги, Астрал зазвенел от прокатывающихся волн магии.
        Где-то там, в море, на расстоянии тринадцати морских миль или же двух дюжин километров от Мгачи, были обнаружены корабли Рассветной империи…
        Началось.
        Глава 5

16 июня 1607 г. от Р.С., Сайский залив, 6 миль к югу от побережья Империи Рарден, борт лёгкого крейсера "Сендай", 4:33
        Вице-адмирал ниаронского Императорского флота Такеши Сетокава удовлетворённо опустил бинокль.
        - Отлично. Линкорам принять циркуляцию влево девяносто и изготовиться к ведению огня. Первым и вторым авиаотрядам приготовиться к нанесению штурмового удара по порту.
        Где-то впереди начали свой боевой разворот линкоры Рассветной империи, дабы задействовать всю бортовую артиллерию главного калибра. От кружащихся над ниаронской эскадрой драконов отделились около двух дюжин зверей и направились к рарденской крепости.
        Вторжение Островной империи началось.
        Вице-адмирал Сетокава не сомневался в своей победе. По имеющимся данным у противника просто не было сил способных причинить хоть какой-нибудь существенный вред его эскадре - ни морских, ни воздушных, ни магических. Такеши даже не стал пока что привлекать к атаке корабельных магов, рассчитывая обойтись только обычной артиллерией и авиацией. Двух линкоров и пары дюжин драконов для заштатного форта хватило бы с лихвой.
        По идее вице-адмирал должен был сейчас находиться на одном из тяжёлых артиллерийских кораблей, но, как и всегда улизнул от этой сомнительной чести. Ну, не любил Сетокава эти плавучие крепости и всё тут. Всю свою жизнь прослужив на крейсерах, он всегда избирал корабли этого класса в качестве собственных флагманов, не изменил Такеши этой традиции и в этот раз. Тяжёлые крейсера в операции по высадке на Монероне задействованы не были, но это не особо огорчило вице- адмирала - свой вымпел он разместил на новейшем лёгком крейсере "Сендай".
        Данный корабль был построен в нехарактерном для ниаронских кораблестроителей стиле. Не просто большой лидер корветов, а полноценный океанский рейдер для действий на коммуникациях противника - мощное вооружение, солидное бронирование и, что главное, высокая скорость. Что ещё для счастья нужно?..
        Такеши учёл ошибки адмирала Торукавы.
        В авангарде флота вторжения шло только четыре корвета, а большая часть лёгких сил ниаронцев шла в охранении транспортов с десантом - мало ли что могло произойти в тылу… Опыт, извлечённый из уроков битвы в Ниаронском море, не пропал зря - теперь рарденцев не считали за лёгких противников и ждали от них любой подлости. По этой причине вице-адмирал не стал бросать всю имеющуюся авиацию для атаки крепости - защита собственных кораблей была более приоритетной задачей.
        Мало ли что могло случиться…
        Так что Сетокава решил перестраховаться, лишний раз не рисковать, и пока задействовать только лишь обычные вооружения, а магов приберечь на крайний случай. Конечно, ещё оставался риск применения противником этих мерзких артефактов-негаторов, но тут уже ничего не поделать нельзя было - императорские маги ещё только разрабатывали методики борьбы с ними, так что пока оставалось только крепиться…
        Две из трёх главных операций ниаронского Императорского флота фактически провалились, но оставалась ещё ведь и третья. На фоне колоссальных провалов других адмиралов, для вице-адмирала Сетокава это был шанс проявить себя и подняться вверх…
        Главное - не проиграть.
* * *
        Первый удар наносили драконы.
        Число их не было так уж и велико - всего лишь две дюжины зверей, по двенадцать штурмовиков и истребителей, несущих стандартную бомбовую нагрузку в виде шести пятидесятикилограммовых бомб. Ниаронское командование опять пожадничало и не стало выделять для атаки спецбоеприпасы. Конечно, в какой-то мере это было оправдано - целью являлась заштатная и фактически беззащитная крепость, ну и чего, спрашивается, тратить на неё дорогие и малочисленные магические заряды?.. Да, с Нежинском вышел крупный промах - северяне оказались готовы к нападению и смогли достойно противостоять Детям Неба, но так у них и было чем противостоять. А тут же, на этом острове, не имеется ни каких-либо серьёзных авиационных сил, ни гарнизона вообще - и чего тут опасаться?.. Нет, нужно тратить силы и средства с умом, экономно…

…Целью удара были два выносных бастиона северян. Никаких проблем с их уничтожением не предполагалось. Практически полторы сотни бомб, плюс драконьи огнемёты - этого рарденцам должно было хватить с лихвой.
        Авиакрылья перестроились из походного ордера в боевой и начали манёвр разделения
        - дюжина драконов на один бастион, дюжина на другой.
        Три двойки штурмовиков заходят в пологое пикирование, сверху их поддерживают три двойки истребителей, переквалифицированных сегодня в лёгкие бомбардировщики.
        Ниже, ещё ниже… Изготовиться к атаке…
        От бастионов вверх потянулись тонкие спаренные трассы летящих один за другим лёгких файерболов - служба наблюдения и оповещения у варваров, нужно признать была поставлена отлично. Правда, что может сделать одинокая зенитка против хорошо скоординированной и спланированной атаки, пускай и проводимой столь малыми силами?..
        Низкие слоистые облака снижали видимость и точность прицеливания, но не критично. Заход на цели… Расстояние меньше… Меньше… Меньше…
        Внезапно ниаронских пилотов и их зверей пробирает лютый холод - температура воздуха стремительно падает, в воздухе творится какая-то хрень…

…Где-то на кораблях флота вторжения корабельные маги Рассветной империи ощутили резкий всплеск творимой волшбы.
        По Астралу прокатилась волна ментальных сообщений.
        - Магия!!!
        - Излучение в голубом!..
        - Источник в районе цели!..
        - Изменение агрегатного состояния!..
        - Блокировка?..
        - Невозможно!..
        - Высокая скорость перестройки компонентов!..
        - Множество "якорей" в Астрале!..
        - Ради Неба, сделайте хоть что-нибудь!!!

…Лёгкая дымка слоистых облаков в бешеном темпе начала уплотняться и изменяться.
        Холод пробирал драконьих всадников даже сквозь тёплые лётные комбинезоны на меху.
        Определённо происходило что-то не то… Это было непонятно. Это пугало.

…Пара мгновений и пространство, окружающее ниаронские истребители и штурмовики, полностью преобразилось. Облака, зависшие над Мгачи, изменили свой цвет с грязно-серого на ярко-белый.
        Тончайшая водяная взвесь, рассеянная в воздухе исчезла, уступив место мириадам крупных снежинок, острота граней которых могла прочностью и остротой поспорить с оружейной сталью. На невыносимо высокой ноте взвыл ураганный ветер.
        Драконы Рассветной империи оказались прямо в середине смертоносного магического урагана, от которого не было спасения. Они инстинктивно, без всяких приказов со стороны пилотов начали разить направо и налево своими огненными плевками, но помогало это мало - против ниаронцев сейчас выступала смертоноснейшая боевая магия, принявшая облик беспощадной стихии.
        По ниаронским истребителям и штурмовикам словно бы хлестнул стальной ураган. Колдовские снежинки отскакивали от драконьих доспехов, но в клочья разрывали крылья, тяжело ранили лапы и били по иным незащищённым местам.
        В небе повис протяжный вой погибающих зверей, заглушающий крики людей. Никто уже не пытался проложить себе путь сквозь вихрь смертоносных снежинок - драконий огонь не мог разрушить все связующие части заклинания, тем более что основная его часть была расположена на земле в виде чертежей.
        В рядах ниаронцев воцарилась лёгкая паника. Они пытались в срочном порядке ретироваться, но тщетно - слишком уж плотно драконы и пилоты Рассветной империи увязли в сотворённом рарденскими магами волшебном вихре.
        В течение нескольких мгновений ниаронские авиаотряды перестали существовать как единое целое.
        А затем они просто перестали существовать.
        Вообще.
        Выжить в этом ледяном Аду, не будучи магом, было попросту невозможно. И пускай заклинание "стального снега" не продержалось долго, но ниаронцам этого вполне хватило. Рарденские маги всю последнюю неделю не теряли времени даром - их тщательно и старательно сплетённое заклятье вышло на славу. Недостаток умений и сил, колдуны северян с лихвой компенсировали старанием, настойчивостью и знанием местных реалий - именно данные магсъёмки позволили сократить требуемое для активации количество Силы почти на сорок процентов, что было очень даже немало.

…Облака над Мгачи, не выдержав бушующей магической бури, рассеялись. Стальной снег исчерпал время своего существования и превратился в безобидный холодный дождик, который тут же обрушился на землю.
        Вместе с ледяными каплями дождя с небес падала и самая настоящая кровь. В акваторию порта рушились тела мертвых драконов и их всадников, от ударов о воду детонировали подвешенные под брюхами зверей бомбы, поднимая высокие фонтаны воды.

…Один - ноль. Счёт открыт, и он в пользу рарденцев.
        Следующий ход вновь за ниаронцами.
* * *
        - Магическая атака!
        Вице-адмирал мысленно ругнулся и приставил к глазам бинокль.
        - Контратакуйте! Драконам - сигнал на возвращение! Дайте связь с магическими наблюдателями.
        Небо над крепостью северян заволокло плотными белыми облаками, снижающими видимость практически до нуля, и что там сейчас происходило, было решительно непонятно. Трое корабельных магов, сидящих на своих тронах в рубке, замерли, погружённые в боевой транс - сейчас они были где-то далеко, ведя свой собственный бой на иных планах бытия. Прояснить сложившуюся ситуацию могли только волшебники, не задействованные в этой схватке.
        - Господин вице-адмирал!..
        - Доложите обстановку в районе цели.
        - Есть! По имеющимся данным по атакующим драконам применено мощное зенитное заклинание, ледяного типа. В настоящий момент маги пытаются нейтрализовать его, но пока что безуспешно…
        - Есть возможность передать драконам приказ об отступлении? - отрывисто спросил Такеши.
        - Никак нет, господин вице-адмирал. Магическая активность в районе цели глушит все…
        - Понятно, - оборвал мага Сетокава. - Докладывайте обо всех изменениях.
        Вице-адмиралу очень не нравилось всё происходящее.
        Магия сама по себе вещь очень опасная, даже когда она находиться в твоих руках, а что уж тут говорить о вражеских… Наибольшее беспокойство вызывал даже не тот факт, что четыре звена драконов, скорее всего, уже потеряны, а то, что корабельные маги не смогли это предотвратить.
        Тридцать пять волшебников далеко не последнего ранга просто ничего не смогли поделать с вражеской волшбой - и как это можно было объяснить?
        Вариантов было немного - или императорские маги ни на что не годятся, или просто у северян больше волшебников, или же они сильнее, чем ожидалось. Легче, по правде говоря, от этих мыслей не становилось - при любом варианте было ясно, что операция идёт не так, как задумывалось в высоких штабах (уже в который раз!..), и радоваться было нечему.
        Рарденцы (вот же проклятье!) опять не дали застать себя врасплох и вновь оказались готовы к битве. Это уже понемногу начинало напрягать… Хотя как понемногу? Потеря тяжёлых авианосцев, сотен драконов палубной авиации и кучи лёгких кораблей - это ни разу не немного, а совсем даже наоборот. Рарденцы с первых же дней войны показали себя противником умелым, решительным и совершенно бесстрашным - никакого сравнения с теми же хатами или цайгонами.
        Дети Неба уже заплатили тысячами своих жизней из-за недооценки врага, но Такеши повторять ошибки своих предшественников не желал. Ему и так стоило немалого труда добиться этого назначения - формальная принадлежность к императорскому роду не давала Такеши особых преимуществ, магических способностей-то у него не было… Ошибаться нельзя, второго шанса уже не будет - это Тэнкаи и Торукава аристократы в - дцатом поколении и могут отделаться только строгим порицанием в случае неудачи. С него же, как представителя клана Сетокава спрос будет особый…

…Минуты текли вслед за минутами. Боевые маги всё ещё находились где-то далеко. Вестей от наблюдателей и свободных от боя колдунов не поступало. Мгачи всё ещё был укрыт плотной пеленой облаков. Обстрел побережья всё ещё не начинался.
        Такеши ждал, не отрывая взгляда от бинокля.
        И вот постепенно стало видно, что облака рассеиваются… Но возвращающихся драконов видно что-то не было - нехорошо, однако… На своих тронах начали открывать глаза маги, и было видно, что они здорово вымотались.
        - Маг-наблюдатель на связи! - докладывает мичман, и, дождавшись короткого кивка Сетокавы, включает громкую связь.
        - Господин вице-адмирал!..
        - Докладывайте и покороче.
        - Есть!.. Вражеское заклинание нейтрализовано, но все посланные в атаку драконы уничтожены. Предположительно имела место быть тщательно спланированная засада…
        - Приготовиться к нанесению контрудара, - не дожидаясь окончания рапорта, скомандовал Такеши. - В случае неудачи сразу же сигнализировать, и тогда в дело вступит крупный калибр.
        - Будет исполнено!
* * *
        Приказ вице-адмирала Сетокава был принят к исполнению немедленно - едва вышедшие из магического поединка маги теперь уже сами готовили свой собственный удар. Правда то, в чём они участвовали всего лишь каких-то несколько минут назад поединком назвать было сложно - за мощным заклинанием северян не чувствовалось направляющей воли живых людей, только холодный расчёт цепляющихся друг за друга чар, действующих автономно. Это был не открытый бой, поединок силы, искусства и воли, а быстрая, но кропотливая работа по обезвреживанию хитроумной ловушки.
        Говоря честно, ниаронские волшебники так ничего и не смогли противопоставить работе своих визави, и добивали они уже, по сути, отработавшее своё заклятье. Ситуация усложнялась тем, что построение заклинания не шло в реальном времени. Элементы боевой магии рарденцев были готовы заранее и просто один за другим выходили на пусковую стадию, а ведь это уже совсем иные скорости боя - чтобы успешно противостоять такому, нужно было быть, по меньшей мере, магистром, а таковых на ниаронском флоте вторжения просто не было.
        Из этой ситуации следовал один очень малоприятный для всей ниаронской эскадры вывод - их тут уже ждали и усиленно готовились к встрече.
        Фактор неожиданности опять полетел в пасть к восточным демонам - императорским военачальникам, планирующим все операции, стоило бы крепко задуматься.
        Впрочем, в сторону несвоевременные мысли - сейчас голова должна быть занята совсем другим.
        Для начала возникает вопрос - чем бить? Заклинаний в арсенале ниаронских магов много, но выбор всё же был не бесконечным - следовало учитывать множество факторов, среди которых было, например, стихийное разделение чародеев. Большую часть корабельных волшебников составляли адепты Воды, с незначительными вкраплениями огневиков и воздушников, что значительно сужало диапазон доступных заклятий. Нет, сплести-то можно много чего, но вот, к примеру, заставлять водных магов бить огненными заклинаниями было занятием, по меньшей мере, нерациональным… Также, учитывая наличие хорошо организованной обороны, стоило исключить чары прямого действия - мало того, что нужно взламывать колдовскую защиту, так ещё и продавливать АС-поле людей… К демонам такие трудности.
        В общем, ниаронские чародеи не стали чрезмерно изощряться и начали плести классическое заклинание для взлома береговой обороны - "цунами". Мощная многометровая волна - это именно то, что было нужно в данном случае - это и хорошая эффективность, и вполне приемлемые разрушения.
        Шесть миль всё же расстояние не слишком маленькое, а значит - дополнительные энергозатраты и соответственно уменьшение эффективности. Силы-то хоть завались - вокруг просто неисчерпаемый запас магической энергии, но плести заклинание-то нужно быстро. Конечно же, можно было устроить правильную магическую осаду, качественно сплести заклинание и накачать его Силой под завязку, но ведь это требует времени… А промедление в условиях не до конца выясненных сил противника
        - это просто смерти подобно.
        Тем более не стоит забывать, что творить боевые чары прямо под носом у врага - занятие достаточно опрометчиво. Вся работа на виду, по отзвукам распространяющихся в Астрале эманаций заклятия можно хорошо его изучить и выработать достаточно эффективную тактику противодействия… А можно так и вообще дождаться неплохого контрудара, пока занят построением своего головоломного заклинания.
        Так что, решительность, быстрота, натиск - не более, но и не менее того.

…Работа привычная и типовая.
        Сформировать базовое плетение, стабилизировать, подвести питающие каналы, накачать Силой. Заякорить в Астрале, усилить конструкцию и отвести вспомогательные конструкты. Присоединить блоки разгона, автономности, ориентации, и как венец - инициирующие части. Закрепить узор, перенести его в воду и отправить на место назначения.
        Пришлось рискнуть и поместить точку активации заклинания почти вплотную к противнику - в район внутренней акватории порта. Можно было бы выбрать местом инициации чар участок вне этой зоны, но тогда "цунами" пришлось бы потратить часть своей ударной силы на преодоление укреплённого брекватера, что не есть хорошо…

…Рарденские канониры со страхом смотрели на то, как вода в акватории порта вспучивается огромным горбом. Зародыш мощной волны метр за метром рос ввысь, набирая объём и силу - до момента окончательного превращения зародыша заклинания в боевую форму оставались считанные мгновенья. Ещё немного, и многометровая волна будет готова обрушиться на корабли и укрепления северян…
        Умирать было не только страшно, но и бесконечно обидно - канониры ещё даже не успели сделать ни единого выстрела, и тут вот такое. Конечно, простые солдаты всегда старались придерживаться проверенного принципа "маги дерутся - простой смертный не лезь", но и вот так вот просто смотреть на приближающуюся смерть…
        А что же рарденские маги? Неужели они никак не могли или не хотели отреагировать на эту угрозу, кстати, гораздо более серьёзную, чем воздушный налёт?..
        Разумеется, нет.
        Центральный форт острога, находящийся прямо на острие удара формирующегося цунами, в мгновение ока окутался лёгкой туманной дымкой, и в тот же миг над портом завыл ураганный ветер.
        Огромная волна всё поднималась и поднималась над поверхностью моря, её высота достигла пяти с лишним метров, но это было ещё далеко не пределом.
        Внезапно, туман, окутывающий центральный форт начал сжимать в один плотный комок, чтобы уже через секунду молнией метнуться к нарождающейся сверхволне. Получившийся призрачно-воздушный хобот ударил прямо по огромному, уже начавшемуся пениться, гребню.
        От места столкновения заклинания и контрзаклинания по совершенно неясной причине полетели ярко-жёлтые искры, гаснущие от падения в воду. Две волны враждебной друг другу магии сцепились в яростном противоборстве.
        Вода и Воздух были не столь известными антагонистами, как скажем Огонь и Вода, но суть от этого не менялось. И теперь помимо напора самих заклинаний, в бой вступила сама сущность магических стихий.
        Магический поединок начался.
        На стороне ниаронцев было численное превосходство и тщательность плетения заклинания, за рарденцев же была долгая подготовка и знание местных реалий. Также следовало учитывать тот факт, что чародеи Островной империи могли лишь поддерживать уже готовое заклятье, тогда как их визави непрерывно плели контрзаклятье и имели возможность модифицировать его гораздо оперативнее. Да, это было значительно сложнее, но зато эффективнее.
        Красочное противостояние гигантской волны и туманного хобота было лишь жалким подобием развернувшегося в Астрале магического сражения. Без всей этой визуальной шелухи обойтись было нельзя - как магические якоря закрепляли волшбу в Астрале, так и физические воплощения текущих процессов закрепляли её в реальном мире.
        "Туманный смерч" - контрзаклинание хорошее, жаль только, что атакующих свойств практически не имело из-за своего материального воплощения. Туман, он и на Золотом Берегу туман, и ничего здесь уже нельзя было поделать, а колдовство-то не из последних, сложное и долгое, однако. Рарденские маги за все время, имевшееся в их распоряжении, смогли подготовить только лишь одно заклинание подобного класса, и теперь оно было без колебаний пущено в ход. Тратить его, конечно же, было жалко - мало ли, что ниаронцы могли применить в будущем, но другого выхода-то не было. Сэкономишь сейчас, а потом уже будет слишком поздно…

…Колдуны Рассветной империи стойко отражали атаки противника, но на что-то большее сил у них не хватало. Магический поединок в этом плане значительно отличается от противостояния обычных солдат, когда обороняющийся обычно всегда находится в более выгодных условиях. Здесь же ситуация была совершенно иной - ниаронские чародеи подпитывали "цунами" Силой, укрепляли скелет заклятья и пресекали попытки врага как-то дестабилизировать всю конструкцию в целом. В то же самое время рарденцы били по каркасу плетения, пытались вытянуть Силу и рассечь заклинание на части.
        Северянам было легче ещё и не только потому, что они нападали, но и потому, что они умело пользовались знанием местности.
        Небольшое завихрение в общем потоке и один из питающих ниаронское заклинание каналов слегка провисает и перенапрягается, что быстро делает его более уязвимым к атаке. Или же часть узора оказывается вблизи от стоячего омута, и в этом месте прочность заклинания снижается, совсем немного, но снижается. И если знать, куда и когда бить, то можно нанести определённый урон… И таким небольшим ходам несть числа, но именно из таких мелочей и складывается победа в магическом поединке. По своей сути - это не рубка по принципу "кто сильнее, того и шапка", а скорее изящное фехтование.
        Но по большей части все преимущества рарденцев сводились на нет численным превосходством ниаронцев, и количеством Силы, имеющимся в их распоряжении. Дело шло к ничьей и взаимной аннигиляции заклинания и контрзаклинания, как бы ни хотелось магам Островной империи избежать подобного исхода. Рарденцев же, напротив, такой результат вполне даже устраивал - победить-то они и не надеялись.
        Постепенно оседал огромный гребень "цунами", а "туманный смерч" становился всё слабее и тусклее - заклятья элементарнейшим образом "перегорели" от противостояния друг с другом, и сейчас просто истаивали. Масштабного взаимоуничтожения не происходило - слишком уж прочными оказались узоры, сплетённые противоборствующими сторонами, и малы оставшиеся запасы Силы.
        Минуты текли за минутами.
        Физические отражения заклинаний продолжали слабеть, пока совсем не исчезли. Водная гладь в акватории порта вновь выровнялась, а туман над острогом полностью рассеялся…
        Боевая магия истаяла.
        Но словно бы в напоминание того, чтобы никто особо не расслаблялся, уже после прекращения всякого чародейства, в стороны от места столкновения рванули две мощные волны - воздушная и водная.
        Невысокая, не выше полутора метров, волна ударила по портовым постройкам, расположенным близко к воде, и покачнула посаженные на грунт канонерские лодки, но серьёзных разрушений не причинила и очень быстро потеряла всю свою ударную силу.
        Ветер, взвывший с силой тропического урагана, взметнул в воздух облака песка и лёгкого мусора, немного присыпав ими сидящих в окопах солдат. Он поломал ветки у растущих около порта деревьев, разметал несколько так до сих пор и неразобранных деревянных построек, но практически сразу же утих.
        Хотя отголоски боевой магии показались просто лёгкой неприятностью на фоне возможных разрушений, и им никто особо ни огорчился, ни обрадовался…
        И судя по всему было ясно, что после этого напряжённого поединка, и ниаронские, и рарденские колдуны в сегодняшней битве участвовать уже не будут - слишком уж много сил они потеряли, а у северян к тому ещё и закончились домашние заготовки.
        Судя по всему, исход сражения вновь будут решать простые солдаты.

* * *
        Один из боевых магов застонал, открыл глаза и обвёл ходовую рубку крейсера мутным взглядом.
        - Господин вице-адмирал, - обратился он к Такеши.
        - Слушаю.
        - В свете… сложившихся обстоятельств… Маги просят время на отдых… Схватка отняла слишком много наших сил… Полчаса…
        - Хорошо, - мрачно кивнул Сетокава. - Есть ли вероятность, что противник предпримет такой же ход?
        - C большой долей вероятности - да. Поединок был слишком изнурителен…
        - В таком случае, - вице-адмирал повернулся к связистам. - Передайте на линкоры приказ начать обстрел побережья, только пусть сильно не усердствуют - порт нам ещё пригодится… Авангарду корветов выдвинуться вперёд.
        Как и ожидал Такеши, решить исход сражения одним-единственным магическим ударом вновь не получилось… Хотя, по правде сказать, Сетокава мог по пальцам одной руки пересчитать случаи, когда всю работу бы сделали одни только маги. Такие кавалерийские наскоки удавались только с какими-нибудь дикарями с островов в Великом океане, любая же серьёзная держава была очень достойным противником…
        Ладно, если чародеям нужна передышка - они её получат, а в ход пусть идут более простые и проверенные методы…
* * *
        Евстафия скрутило обжигающей нутро болью, и он согнулся, в приступе тяжёлого кашля, на ногах ему помог удержаться только табельный посох-протазан.
        Колдовская схватка отняла гораздо больше сил, чем ожидалось - ниаронцы оказались очень достойными противниками. Рарденскому мастеру противостояло сразу несколько вражеских колдунов его ранга, но ему всё же удалось выстоять…
        На полу крепостного каземата догорала тщательно вычерченная магическая семилучевая звезда, где-то вне крепости так же догорали и другие творения магометрии - значительная часть полуготовых частей оборонных заклинаний выработала свой ресурс, и теперь превратилась в лишённые всякого волшебства чертежи.
        Оставшиеся элементы системы обороны уже большой помехи для противника не представляли - там оставались в основном только системы противобаллистической защиты, остальное же оказалось потрачено на контрзаклинание, хотя имеющихся запасов едва хватило. Всё же двукратный перевес в силах (число противостоящих магов было оценено, примерно, в полусотню) - это очень и очень много, хорошо ещё, что система применяемой магии оказалась вполне знакомой и в чём-то была созвучна нивернэйской и арбенохарской волшбе.
        Доселе рарденские и ниаронские чародеи не сходились в бою, и имели весьма смутное представление о построении заклинаний друг у друга. Возможно, если бы маги Рассветной империи пользовались только оригинальными заклинаниями, результат поединка был совершенно другим, но они применили схемы и базовые заготовки, закупленные за границей…
        Вот это был серьёзный промах.
        Что Нивернэ, что Арбенохар из числа потенциальных противников Рардена выходили крайне редко, дрались с ними регулярно, и информации об их наработках в области колдовства хватало. Но, увы, собственные заклинания ниаронцев не удовлетворяли - их западные аналоги значительно превосходили оригинальные заклятья императорских магов по экономичности. А расход Силы - это наше магическое всё…

…Евстафий прокашлялся и сплюнул в сторону. Опираясь на посох и аккуратно перешагивая через ещё слегка светящиеся линии, мастер направился к висящему на стене большому деревянному ящику. Чародей откинул крышку, достал большую деревянную трубку крепостного телефона и дёрнул вниз активирующий рубильник.
        - Оператор… Оператор!.. Связь с командующим, быстро!.. Господин генерал? Аристарх Борисович, мы - всё, на нас можете больше не рассчитывать. Маги выложились до конца, если будет ещё один удар, многие просто умрут или же придётся прибегнуть к магии крови… Да, знаю, что запрещено, но другого выхода не будет. Да… Хорошо… Понял, до связи.
        Евстафий повесил трубку, невольно поморщился от резкой вспышки боли и взялся за висящую через плечо потёртую солдатскую флягу. Мастер сделал несколько больших глотков холодного крепкого чая, вытер тыльной стороны руки губы и привалился к стене.
        Сил не оставалось даже на мыслеречь.

* * *
        Огромные башни главного калибра повернулись ещё на несколько градусов, расположенные в них орудия откорректировали своё положение в вертикальной плоскости…
        Мощные 356-мм эмиттеры замерли в неподвижности…
        А в следующий миг по рядам колец, опоясывающих эмиттеры с наружной стороны, пронеслось солнечно-жёлтое свечение, предутренний сумрак прорезали яркие вспышки, и раздался грохот орудийной канонады.
        Залп! И шестнадцать крупнокалиберных "подарков" отправились к северянам.
        Офицеры-наблюдатели на командно-дальномерных постах зафиксировали разрывы файерболов, внесли небольшие поправки и отправили в башни ГК новые данные для стрельбы.
        Залп! Ещё одна порция огнешаров отправлена на позиции рарденцев…
        Линкоры "Аракаги" и "Конгоро" раз за разом разряжали свои орудия по противнику, но, впрочем, достаточно быстро прекратили это занятие - разрушать стратегически необходимый порт было, по меньшей мере, неразумно. А обстрел тяжёлых четырнадцатидюймовых эмиттеров не в силах были выдержать и куда более мощные крепости, что уж тут говорить об этом заштатном форте…
        Под прикрытием своих "старших братьев" вперёд рванула четвёрка корветов - "Акацуки", "Икадзути", "Инадзума" и "Хибики". Сегодня эти небольшие корабли удостоились редкой чести - на их бортах разместились маги-разведчики, прокладывающие путь для всей эскадры вторжения. Всё-таки фарватер был незнакомый, да и на случай минных заграждений не лишне было подстраховаться… Наглухо никто, конечно же, минировать собственный же порт не стал бы, но хотя бы пару-тройку полей выставить велело само Небо…
        Козо Адати, маг Воды пятой ступени, стоял прямо на палубе корвета "Икадзути" и напряжённо сканировал водную толщу на предмет наличия мин или каких-нибудь других мерзких сюрпризов, но пока что всё было чисто. Другие ниаронские маги, находящиеся на остальных корветах, делали то же самое.
        Поисковое заклинание, словно гигантское сито, просеивало окружающую корабли Рассветной империи воду. Время от времени щупальца плетения натыкались на какие-то крайне подозрительные предметы, и Козо посылал короткий импульс Силы для принудительной детонации того, что может быть миной. Управляющих контуров поисковых чар он при этом не выпускал - данное заклинание было не столько сложным, сколько энергоёмким. Жалко ещё, что на большое расстояние этот мониторинг не распространялся - и вблизи-то достаточно сложно отследить такую небольшую штуку, как бочка весом в несколько сот килограмм. Но тут уже не поделаешь - или просматривать всё в радиусе десятка кабельтовых, сильно рискуя пропустить что-либо, или вдумчиво и тщательно проверять окружающее пространство, но исключительно вблизи.
        Хотя тут, в принципе, особая дальность и не требовалась - мины, способные нанести повреждения на расстоянии, практически не применялись из-за своей дороговизны и капризности. На настоящий момент вся концепция применения минной войны сводилась к триумвирату "дешевле, больше, везде". Заставить противника отвлекать значительные силы на траление взрывоопасных клёцок - это уже очень даже неплохо, а учитывая относительную дешевизну мин, так ещё и просто выгодно…
        Корветы продвигались медленно и настороженно, действуя по принципу "мало ли что", и были очень даже правы…
        Вот только опасаться им стоило вовсе не мин… Точнее не только мин.
* * *
        Четвёрка ниаронских корветов шла строем фронта, благо пока что ширина залива это позволяла. Все орудия были расчехлены и изготовлены к стрельбе, корабельные маги, стоя на носах кораблей, тщательно сканировали окружающие пространство.
        Над морем стояла лёгкая предутренняя дымка, затрудняющая визуальный обзор. Радары были отключены из-за периодически возникающих из-за этого тумана помех. Но пока что всё было тихо, даже слишком - ниаронцев это уже начало настораживать.
        Козо Адати нутром чуял что-то недоброе, хотя и никаких тревожных вестей пока что и не поступало.
        Расстояние между портом и авангардом эскадры вторжения сокращалось…
        Внезапно где-то в отдаление послышался слабый грохот. Маг Адати ещё даже не до конца понял, что происходит, а вбитые на уровне рефлексов боевые навыки уже заставили его резко разорвать поисковое заклинание и начать плести другое. Это действо отозвалось резкой болью в груди, но иного пути не было - Козо почувствовал, как в окружающей его магической картине мира появились некие совершенно чужеродные элементы. Как описать их? Ну, что-то вроде слабых вспышек, что ли… Которые быстро превратились в стремительные росчерки, несущиеся к ниаронским кораблям.
        По корветам Островной империи был открыт массированный орудийный огонь, причём с нескольких направлений.
        Вопрос о том продолжать ли поиск мин или же ставить защиту от файерболов даже и не стоял - степень угрозы от артиллерийского огня была неизмеримо выше.
        Чуть выше кончиков невысоких мачт корветов засверкали перекрывающиеся купола голубовато-серебристых туманных щитов. В следующий миг над ниаронскими кораблями распустились пламенные цветки сдетонировавших файерболов, а слабые колдовские щиты с лёгким звоном лопнули, не выдержав массированного удара, и часть огнешаров упала вблизи ниаронских кораблей.
        Адати успел поставить свой щит уже практически в последний момент. Плетение было незамысловатым, но на финальных аккордах заклинания у волшебника даже потемнело в глазах от резко нахлынувшего отката - всё же плетение волшбы в столь ураганном темпе было не из разряда лёгких. А в момент, когда купол лопнул, Козо лишь чудом устоял на ногах, а из носа у него хлынул поток крови - на мгновенье чародею показалось, что ему в живот врезался чей-то крепкий кулак, от которого перехватило дыхание.
        Но несмотря ни на что, маги Рассветной империи смогли оперативно среагировать и перейти от разведки к защите, вот только из было слишком мало - чтобы прикрыть корветы им потребовалось потратить большое количество Силы на невероятно прожорливые защитные купола. А хватило их всего, между прочим, только на один удар, но и это было очень хорошо - задачу они свою выполнили отлично.
        Козо не мог знать наверняка, но сделал вывод, что сейчас они попали под обстрел вроде бы задавленных орудий береговой артиллерии рарденцев, которые сейчас били всех стволов по заранее пристрелянным квадратам.
        "Стволов двадцать не меньше… Дюймов пять, не меньше, может даже и шесть… Но неужели наши линкоры не смогли разнести в прах эти проклятые эмиттеры?" - несколько даже отстранено подумал Адати, на всякий случай, готовя ещё одно плетение защитного купола. - "Ведь если бы мы - маги, не среагировали вовремя, то нашим кораблям пришлось бы солоно… У них же тут наверняка вся местность пристреляна…"
        По береговым укреплениям был тут же открыт ответный огонь с корветов. Вот только эффективность его оставляла желать лучшего - всё-таки береговые укрепления есть береговые укрепления. 127-мм орудиям ниаронского авангарда толстые стены артиллерийских бастионов были явно не по зубам, ведь строили их в расчёте и на более серьёзную угрозу. А вот небронированные корветы представляли для северян очень даже лакомую и реальную цель…
        Ниаронские маги больше не делали попыток ставить защитные щиты, и это было вполне ожидаемо и разумно. Щит хорош тогда, когда нет времени на обдумывание угрозы, когда неизвестен характер атакующей магии или же просто нет другого выхода. Но щит он и есть щит - это оружие обычного рубаки, максимально простое, функциональное и нетребовательное. Но вот в схватке опытных фехтовальщиков ему делать нечего - здесь удар отводят, а не отбивают.
        Магическая битва - это именно такое столкновение фехтовальщиков.

…По мыслесвязи пришёл приказ от старшего мага перейти к плетению контрзаклинаний, и Адати начал в лихорадочном темпе творить противобаллистические заклинания - "серебряные стрелы". Число их зародышей, выглядящих как хрустально-серебристые сферы полуметрового диаметра и зависших над палубами корветов, всё увеличивалось. Время от времени некоторые из этих зародышей с тихим хлопком взрывались и превращались в стремительный росчерк контрзаклинания - корабли Рассветной империи оказались под надёжной защитой.
        Другое дело, что долго она бы не продержалась. При сравнении ёмкости аккумуляторов излучателей файерболов и запасов Силы магов, результат был отнюдь не в пользу последних. Проще говоря, колдуны скоро просто-напросто выдохнуться и дальше уже пойдёт обычная артиллерийская перестрелка.
        Командир ниаронского соединения это прекрасно понимал и именно поэтому отдал приказ к отступлению. Трусостью это никто не посчитал, скорее разумной предосторожностью - к чему лезть на рожон, если можно обойтись без потерь? В запасе атакующей эскадры ещё имелись и значительные силы авиации, в их полном распоряжении была крупнокалиберная артиллерия линкоров и силы корабельных магов, так зачем же лишний раз рисковать?..
        Место и условия для разворота были крайне неподходящи, так что ниаронцы решили пока отходить в прежнем порядке, врубив задний ход.
        Внезапно по корветам Островной империи прокатился сигнал о минной угрозе - прямо на выходе из бухты, преграждая ниаронцам путь к отступлению, начали всплывать мины. Рассветные оказались перед сложным выбором - или продолжать укреплять противобаллистическую защиту, или же заняться уничтожением обнаруженных мин. Вот только сосредоточение всех сил или на одном, или на другом было крайне чревато возможными последствиями. Или попасть под обстрел береговых орудий, или рисковать натолкнуться на взрывоопасную клёцку - выбор не слишком хорош. Лично Козо скорее предпочёл бы рискнуть и попасть под обстрел береговых батарей, чем рисковать наткнуться на мину.
        Но вот старший чародей из двух зол выбрал третью глупость - он приказал распылить силы. Двое волшебников, среди которых был и Адати, продолжали в ускоренном темпе плести "серебряные стрелы", а ещё двое начали локализовывать местоположения мин и готовиться к их уничтожению.
        Как показалось большинству моряков Островной империи, сигнал о подводной угрозе несколько запоздал - уже всем было и так ясно, что мины ставит субкорабль, таившийся на глубине… Но нет же, расчёты сонаров докладывали об угрозе не только позади, но и на левом траверзе…
        Правда, что с этого было толку-то? Манёвр уклонения под огнём и при минной угрозе было делать очень опрометчиво… А не делать - просто самоубийственно.
        Ниаронцев обложили, словно волков.
        Единственное, что решился предпринять командир соединения рассветных, так это приказать обстрелять предполагаемый район нахождения вражеского субкорабля из установок ВВП, поставленных на атаку подводных целей, и приготовить к сбросу глубинные бомбы.
        Атака по ниаронцам началась сразу же с двух направлений - и сзади, и спереди. Всего по рассветным, с интервалом во времени, было выпущено восемь зарядов ВВП, сейчас чертящих свой пенистый путь по направлению к кораблям.
        Козо почувствовал доселе неизвестное ему чувство - панику. Сочетание совершенно различных угроз для кораблей Императорского флота буквально ставило в тупик ниаронских командиров. Чему в данной ситуации нужно было отдавать наибольший приоритет - решительно непонятно. Больше всего Адати боялся совершить ошибку и упустить из виду самую большую опасность, но и разорваться на несколько разных Козо у ниаронского чародея никак не получалось. К тому же его сильно донимал откат от сплетаемых заклинаний - всё же данная сторона ниаронской магии ещё оставляла желать лучшего. Да и доступный запас Силы всё сокращался…

…Наконец от старшего чародея пришёл чёткий и однозначный приказ - остановить "пенную" атаку. Наплевав уже и на мины, и на артиллерийский обстрел, маги Островной империи начали бить по водно-воздушным потокам, стремясь заставить их сдетонировать вдали от кораблей. К сожалению, контрзаклятья, рассчитанные на противодействие подводной угрозе, типа той же "белой кометы", имели гораздо меньшую эффективность, что выражалось в меньшем шансе на поражение цели. Говоря иными словами, в отличие от проверенных временем заклинаний вроде "серебряных стрел", водные аналоги мазали. И мазали достаточно часто - вероятность попадания была где-то пятьдесят на пятьдесят. Короче, или попал, или нет.
        Ниаронские корветы отступали.
        Впереди и позади них в море то и дело вздымались мощные фонтаны - это срабатывали по большей части промахивающиеся "белые кометы". Да и вокруг самих кораблей разрывов тоже хватало - запас противобаллистических заклинаний быстро подошёл к концу, и файерболам береговых батарей уже ничего не препятствовало. Нескольких попаданий рарденцы уже добились - на "Инадзуме" снесло за борт одно из орудий, а пожарные команды спешно тушили возникший на корме пожар. Ещё один корвет - "Акацуки" отделался лёгких испугом (повреждённый близким разрывом левый борт и покорёженные мачты).
        Выход из бухты был уже близок, оставалось преодолеть только миноопасный участок
        - и всё! Здравствуй, открытое море!.. Больше всего ниаронцы сейчас опасались не обстрела с берега, и даже не плавающих мин, а того, что подводные корабли успеют перезарядить свои эмиттеры и дадут новый залп.
        Зря, кстати, опасались. Если бы они имели более точные сведенья о составе кораблей в Мгачи, то знали бы, что грозные субкорабли - это, всего лишь-навсего, пара чудовищно устаревших подводных лодок, тридцатилетней давности, по никому неизвестным причинам ещё не выведенных из состава флота. Субкорабли проекта 17А несли всего лишь четыре 381-мм установки ВВП первого поколения, они же трубы Вайтхеда (неперезаряжаемые под водой), плюс одно двухдюймовое орудие. Основное же вооружение составляли два десятка мин на внешней подвеске. Если ко всему этому ещё и добавить, что скорость "семнадцатых" не превышала пяти узлов, дальность плавания не превышала полусотни миль, а современное магтехническое оборудование отсутствовало начисто, то становилось ясно, что выстоять в бою с современными кораблями им может помочь только случайность.
        Или же тщательно спланированная случайность.

…Фрегаттен-капитан Сомов при планировании этой операции не питал особых иллюзий, и хорошо понимал, что надежды на возвращение субкораблей близки к нулю, а их шансы на успешную атаку не особо превышают оного значения. А с другой стороны, почему бы и не рискнуть? Всё одно порт будет потерян, а корабли уничтожены, так пускай хотя бы погибнут с большей пользой…

…Удивительно, но из восьми запущенных зарядов, ниаронцам удалось сбить целых пять. Хотя, впрочем, если учитывать их не слишком высокую скорость и низкую помехоустойчивость…
        А вот остальные три попали.
        Один водно-воздушный кокон достался и так уже пострадавшему "Инадзуме", разворотив ему весь нос, и только чудом ниаронский корвет ещё оставался на плаву. Ещё два заряда пришлись по "Хибики", но, несмотря на огромные пробоины в борту, он тоже не затонул, хотя и получил значительный крен на правый борт. Всё-таки слабоватые заряды устаревших рарденских установок ВВП не смогли нанести ниаронцам критических повреждений…
        Но всем кораблям Рассветной империи уйти всё же не удалось.
        В сильно поврежденный "Хибики" словно собаки в раненного медведя мёртвой хваткой вцепились канониры береговых батарей, и добились-таки того, чтобы ниаронский корвет загорелся и был оставлен экипажем.
        Второй жертвой стал также подраненный "Инадзума" - уже на самом выходе из бухты он умудрился наскочить кормой на мину. Взрыв нескольких десятков килограммов усиленной магией взрывчатки просто-напросто разнёс кораблю всю оконечность. Всего лишь несколько минут, и немаленький боевой корабль скрылся под водой…
        Два оставшихся корвета Императорского флота выскочили из ставшей столь опасной бухты на морской простор. В эфир летели яростные призывы их капитанов покарать проклятых варваров и разнести эту крепость в прах и пепел.
        На линкорах пришли в движение башни главного калибра - 356-мм орудия вновь нащупывали противника. Теперь, когда риска задеть своих уже не было, можно было не церемониться.
        Залп!..
* * *
        Местность вокруг береговых укреплений Мгачи понемногу превращалось в подобие пустыни.
        Мощнейшие взрывы гремели над бастионами острога и слава Сотеру, что пока что над ними. В воздухе мелькали стремительные росчерки "серебряных стрел", встречающих в воздухе крупнокалиберные файерболы, но запасы защитных заклинаний северян уже были на исходе - даже, несмотря на неплохую фору во времени, рарденские маги не смогли создать большие запасы противобаллистических заклятий.
        Орудия береговой и корабельной артиллерии северян били в максимально быстром темпе, стремясь причинить атакующим хоть какой-нибудь урон. Эмиттеры калибром пять и шесть дюймов стреляли практически на максимально возможную для них дистанцию, хотя и безо всякого видимого результата.
        Корабли Рассветной империи вновь шли в атаку.
        Тесная, чуть больше мили, бухта Сайского залива оказалась переполнена, хотя количество кораблей и не было таким уж и впечатляющим. Но теперь основную роль играл их размер.
        Два уцелевших корветов ниаронцев теперь сопровождала пара линкоров при массированной поддержке магов. Тяжёлые арткорабли из-за малых глубин не могли идти близко к берегу, как, впрочем, и войти в порт - здешний фарватер не был рассчитан на прохождение столь крупных кораблей. Поэтому они играли роль своеобразных штурмовиков, прокладывающих путь основным силам. Чародеи Островной империи в свою очередь уже не пытались атаковать, а, экономя силы и энергию, полностью сосредоточились на защите эскадры вторжения. В число защитных мероприятий кроме защиты от огнешаров вошло и траление мин, и борьба с субкораблями.
        Пока что в противостоянии атакующих и обороняющихся сохранялось хрупкое равновесие - ниаронцы ещё не смогли полностью реализовать своё количественное и качественное превосходство, а рарденцы ещё сохраняли в своём арсенале некоторое количество "домашних заготовок". Тем не менее, корабли Рассветной империи буквально ломились вперёд, невзирая ни на что.
        На высоте примерно пары десятков метров над ниаронской эскадрой рвались встречаемые "серебряными стрелами" 127-мм и 152-мм файерболы рарденцев. Впереди линкоров и корветов вверх били водяные фонтаны от подрываемых мин, позади вспухали огромные белые купола от взрывов глубинных бомб…
        Всё это зрелище одновременно завораживало и ужасало. В этом неумолимом движении чувствовалась несокрушимая мощь природной стихии, подкреплённая железной волей людей.
        По позициям рарденцев бил самый настоящий ураган крупно- и среднекалиберных файерболов, и всё больше и больше из них прорывало ПБЗ (противобаллистическую защиту) и обрушивалось на головы северян.
        До передовой линии обороны оставалось уже совсем немного.
        Один залп "Аракаги" и "Конгоро", и восемь 356-мм огнешаров в пыль размолотили укреплённый брекватер Мгачи, пробив нём огромные бреши. Теперь ниаронцам стали хорошо видны рарденские корабли, стоящие около пирсов и ведущие плотный заградительный огонь. Именно их наличием и объяснялся столь мощный отпор, что оказывали северяне, ведь кроме восьми казематных пятидюймовок, они ввели в бой ещё дюжину 127-мм и десяток 152-мм орудий, расположенные на корветах и канонерских лодках. Правда, было неясно, сколько они смогут продержаться под обстрелом противника - если артиллерийские бастионы были неплохо защищены даже огня линкоров, то вот с защитой кораблей были серьёзные проблемы…

…Вице-адмирал Сетокава задумчиво опустил бинокль.
        Возникшие проблемы не только не желали решаться, но и ещё и вдобавок всё увеличивались…
        Согласно последним данным, полученным от магов, причиной столь плотного обстрела со стороны противника было то, что сейчас в порту были сосредоточены практически все корабли, приписанные к 6-ой эскадре Великоокеанского флота. Так что рарденцы били не только из береговых батарей, но и с кораблей.
        Конечно же, всерьёз рассматривать угрозу со стороны старых посудин рарденцев было бы паранойей, но и полностью сбрасывать их со счетов не стоило - как показала практика, проклятые северяне умудряются превращать любые мелочи в своё превосходство…
        Хотя с чудовищным разрывом в технологиях рарденцам всё же нужно было смириться. Устаревшие суда северян не были приспособлены к ведению современного эскадренного боя, даже в качестве плавучих батарей, и причин тому было множество. Отсутствие нормальных приборов управления артиллерийским огнём, устаревшие маломощные эмиттеры с малыми углами возвышения и низкой скорострельностью, практически полное отсутствие брони…
        В то же время Такеши считал, что и не применять корабли в бою для северян было бы неразумно. Прорываться им было некуда - запаса хода им едва хватало, чтобы перейти на порты северного побережья острова или же попытаться уйти к материку, но вот оправданность таких мероприятий была под большим вопросом.
        Подавляющее большинство портов Монерона было не то что плохо укреплено, а зачастую вообще не укреплено из-за их чисто гражданского статуса. Плюс к этому для размещения и обслуживания военных кораблей в них не имелось ни места, ни развитой портовой инфраструктуры…
        Это, что касается островных направлений ретирады, с материковыми же портами возникали совсем другие проблемы.
        Во-первых, топливо.
        Корабли монеронской эскадры являли собой в современных реалиях классический образец прибрежно-речного флота, не приспособленного к дальним переходам. Возможно, когда-то они и были океанскими кораблями по статусу, но сейчас ни на что большее, кроме как "демонстрация флага", они способны не были. Бункеровочных баз на западном побережье практически не было, а собственных запасов, без поддержки судов снабжения, северянам хватало только впритык до материковых портов, а если в пути что-нибудь случилось, то и вообще не хватало бы.
        Второй же (и главной) проблемой являлось то, что если бы рарденцы даже неосмотрительно и решились бы на такую неслыханную наглость, то после обнаружения патрульными группами или авиацией, они бы продержались ещё меньше, чем в качестве плавучих батарей. Сейчас совать щупальце в Ниаронское море, начисто перекрытое силами Императорского флота, побоялся бы даже сам Морской Бог… Даже то, что где-то на севере всё ещё ошивались недобитые остатки Великоокеанского флота северян, сути дела не меняло. После полученной около Нежинска взбучки, рарденцы убрались восвояси и затаились, а спасать кучку старых и слабых кораблей в их планы явно не входило…
        Именно такие выводы сделал вице-адмирал ещё перед операцией, но чрезмерно понадеялся на приданную авиацию, рассчитывая затопить все посудины северян прямо на рейде.
        Не вышло.
        И больше рисковать ставшими столь драгоценными морскими драконами и их пилотами Сетокава не собирался. После достопамятного рейда на Нежинск (не столь уж и победоносного, как это преподносилось пропагандой) на Императорском флоте внезапно образовался недостаток авиации, что резко сократило возможности применения уже имеющихся сил. Приказом с самого высшего уровня командования всем ниаронским адмиралам, в подчинение которых передавались боевые ящеры, настоятельно не рекомендовалось (читай - запрещалось) рисковать ими без крайней необходимости. Но вот что нужно было считать оной крайней необходимостью - не указывалось, зато красочно описывались возможные кары нарушителям… Похоже опять складывалась та же ситуация, что и с условиями применения магических спецбоеприпасов…

…Такеши задумчиво почесал гладко выбритый подбородок.
        Его всё больше и больше одолевали мысли о прекращении операции по высадке.
        Приказ и долг, безусловно, священны, но и класть драгоценные для Неба корабли вот так вот, безо всякого смысла - не есть хорошо… То, что северяне к высадке были подготовлены, и подготовлены хорошо, уже не давало поводов надеяться, что дальше всё пойдёт гладко. Мины, маги, артиллерия… Где гарантия, что в рукаве у северян не найдётся ещё пара отравленных сюрикенов?.. Вон, первоначальный план-то уже с треском провалился в Бездну - ни тебе сокрушительного удара с воздуха, ни стремительной высадки рот морской пехоты с корветов прямо на брекватер… Придётся продавливаться через скороспелую, но вполне обстоятельную оборону противника, пробивать её всеми силами, устраивать здесь полномасштабное сражение… А нужно ли всё это? Вот что-то нет уверенности в том, что после всего этого здесь не останется просто груды развалин вместо стратегически важного порта…
        С другой стороны иного выхода-то и нет. Порты северных территорий слишком далеки и уязвимы для удара, а на западном побережье нет нужной инфраструктуры - высаживаться там, означает надолго затягивать с решительным наступлением на острове, что опять же не есть хорошо…
        Такеши сжал рукоятку укороченной морской катаны, с богато разукрашенной золотом резной цубой.
        Сомнения, сомнения… Колебаться - вредно, нужно действовать!..
        Вот только как?
        Ладно, пока что будем и дальше следовать избранной тактике, впрочем, не забывая и об альтернативах.
* * *
        Ниаронский маг Козо Адати вновь шёл в бой на борту корвета "Икадзути", но теперь его поддерживали десятки магов на линкорах и прочих кораблях эскадры вторжения.
        Чародеи Островной империи больше не пытались атаковать, перейдя к глухой обороне
        - второй раз вступать в противостояние с противником, о силах которого ничего точно неизвестно, они уже не рисковали. Тем более что это было чревато не только напрасной тратой сил, но и чрезмерными разрушениями в порту - вице-адмирал Сетокава уже успел внушить корабельным колдунам, что разносить в прах ценный порт, это, мягко говоря, нехорошо, и стоило бы быть более осмотрительными в выборе заклинаний…
        Так что ниаронские чародеи решили перебдеть, и вообще прекратили все магические атаки, полностью положившись на мощь крупнокалиберных эмиттеров. Вся же текущая волшба магов Рассветной империи ныне была завязана на защиту и только защиту - для идущих в авангарде корветов чародеи даже расщедрились на полноценный воздушный щит.
        Согласуясь с полученным приказом, Козо пока что берёг собственные силы для подходящего момента, так ему приходилось быть простым наблюдателем, никак не участвующим в битве. В принципе, против такого он был очень даже и не против - всё же после короткой, но яростной стычки с противником, и поспешной ретирады, чародей ещё не до конца восстановился. Так что лишняя минутка отдыха была совсем даже не лишней, особенно когда тебя защищают более сильные и опытные маги.

…Прожорливый в энергетическом плане щит требовался паре ниаронских корветов неспроста - на них возлагалась задача ни много, ни мало, а прорваться за первую линию укреплений непосредственно в порт, и всё же высадить десант морской пехоты. С налёта это сделать не получилось, но зачем же полностью отказываться от этой идеи?..
        Естественно, делать это предполагалось исключительно после серьёзной артподготовки и устранения вражеской артиллерии.
        Тем ни менее, окружающая обстановка решительно не нравилась Адати. Подступающие прямо к воде высокие крутые сопки, окружающие бухту вызвали у него чувство сильно дискомфорта - он чувствовал себя словно бы взаперти. Бьющие прямо в лицо огненные шары северян тоже не добавляли оптимизма, и даже то, что они взрывались на значительном удалении от кораблей ниаронцев, бессильно разбиваясь о поставленный щит, не радовало…
        Дойти до берега - это ещё только полдела, главное закрепиться на нём. А учитывая яростное сопротивление, оказываемое рарденцами, лёгкой прогулки ждать не приходилось…
        Где-то позади раз за разом грохотали залпы тяжёлых орудий линкоров, обрушивающиеся на позиции противника. По всей видимости, у северян подходил к концу запас заклятий ПБЗ, ибо всё больше и больше огнешаров достигало целей. Центральный форт ещё держался - вероятно, там были сосредоточены большие запасы готовых заклинаний, да и магов там хватало. Козо чувствовал в некоторых "серебряных стрелах" своеобразный "запах" новизны, то есть сплетены они были совсем недавно, буквально на поле боя, и это радовало. Если чародеи противника вынуждены прибегать к экстренным чарам, то значит, у них закончились "домашние заготовки".
        Между тем ситуация на других участках обороны для рарденцев была не столько радужной. Передовые позиции, например, уже практически израсходовали лимит собственной защищённости, и теперь раз за разом накрывались залпами 356-мм файерболов. Земля вокруг передовых бастионов уже была перепахана мощными взрывами, всё пространство вокруг низких приземистых орудийных казематов была покрыто огромными воронками, кое-где бушевало магическое пламя. Левый бастион (если смотреть со стороны атакующих) получил несколько прямых попаданий и уже лишился одного орудия, а пристрелявшиеся канониры Островной империи намеревались привести к молчанию и второй эмиттер. Второй каземат ещё отстреливался, но было понятно, что и ему долго не продержаться.
        Ещё хуже у рарденцев обстояло дело с корабельной артиллерией.
        После того, как крупнокалиберные огнешары разнесли брекватер, ниаронцы начали бить по судам северян фактически в упор, с минимальной дистанции. Попадание четырнадцатидюймового файербола способно вывести из строя даже крейсер, что уж тут говорить об устаревших канонерках и корветах…
        Скользнув магическим взором по кораблям противника, Адати невольно покачал головой. И эти лоханки причинили нам столько неудобств? Какой позор…
        Козо внимательнее всмотрелся в силуэты кораблей противника. Низкие приземистые корветы, с тройкой узких прямых труб и четвёркой пятидюймовок. Небольшие тупоносые канонерские лодки, всё вооружение которых состояло из одного крупнокалиберного орудия и нескольких мелкашек, а бронирование было представлено лишь только тонкой броневой палубой и угольными ямами. Такие посудины имелись и на Императорском флоте, но использовались они больше как речные суда и в качестве кораблей присутствия на второстепенных морских участках. Тем же хатам, после войны, лишившимся флота, таких лоханок вполне хватало - чтобы гонять пиратские судёнышки и контрабандистов большего и не требовалось. Хотя, собственно говоря, на большее этот устаревший класс кораблей способен и не был…
        Адати очень скептически оценивал шансы рарденских канонерок против "Аракаги" и "Конгоро", весь вопрос заключался в том, как много времени потребуется ниаронским канонирам, чтобы потопить суда северян.
        Многометровые фонтаны воды от детонирующих крупнокалиберных файерболов поднимались уже совсем близко от корветов и канлодок рарденцев. Попадание становилось уже просто делом времени и статистики…
        И наконец, первое накрытие случилось.
        Огнешар, калибром в четырнадцать дюймов, с лёгкостью пробил верхнюю и броневую палубу одной из канонерских лодок, и только лишь затем заклинания-замедлители перестали действовать. Судно северян просто в одно мгновенье превратилось в шар слепящего огня, в клочья разметавший обломки того, что ещё секунду назад было многометровым боевым кораблём, в стороны. Сила взрыва оказалась столь велика, что канлодка даже не затонула, а просто оказалась разнесена на атомы.
        Вскоре подобную участь разделила ещё пара рарденских кораблей того же класса. Уничтожение остальных было лишь делом времени.
        Но сейчас Козо больше занимало то, что корветы уже подходили ко входу в акваторию порта Мгачи. Дождаться, пока линкоры разделаются с судами противника, затем один бросок за линию разрушенного брекватера - и вперёд!..
        Внезапно через Астрал пришёл короткий сигнал тревоги и приказ об активации магического зрения.
        Адати несколько раз подправил плетение уже запущенного заклинания, меняя диапазон восприятия, и, наконец, остановился, включив возможность смотреть сквозь толщу воды. Немного поправил фокус заклятья, навёл резкость, направил на вход в порт… и в голос выругался. Как же он сразу-то не сообразил!..
        Прямо на входе в порт, точно посередине фарватера на дне лежал затопленный, что называется с головою, достаточно крупный корабль. Однако, проблема. И, причём, немалая.
        И с ходу этот проклятое судно не уничтожить, и не пройти через него, и не обойти…
        И что теперь делать, спрашивается? Хорошо ещё, что вовремя заметили эту помеху - после атаки субкораблей-то шли настороже, тщательно сканируя толщу воды. Теперь-то уже никому не удастся тихо отсидеться на дне, в режиме полного молчания, а потом нанести удар в спину…
        Проклятье!.. Не о том нужно сейчас думать, ох, не о том!.. Вся же затея идёт насмарку - в акваторию не прорваться, на брекватер десант высаживать бессмысленно…
* * *
        - Разумный ход, - с каменным лицом заявил вице-адмирал Сетокава, выслушав последний доклад наблюдателей.
        Затопить корабль на входе в порт - ход действительно разумный и вполне ожидаемый, но от этого не менее неприятный. Хотя Такеши до последнего рассчитывал, что рарденцы не решатся на подобный шаг, но нет, не вышло…
        И теперь ситуация усложнилась ещё больше.
        Преодолеть возникшую преграду можно было только силами магов, другое дело, что с ходу это у них может и не выйти. Потопить корабль - несложно, гораздо труднее поднять его со дна морского или же полностью уничтожить. Хотя… Учитывая количество колдунов на эскадре вторжения - это просто дело времени. Вся проблема только в том, что маги уже несколько вымотались за время сражения… Но это уже малосущественный фактор - чародеи или выполнят поставленную задачу, или же операцию придётся сворачивать. У Такеши не было никакого желания таранить затопленный корабль линкорами, рискуя элементарным образом застрять под огнём противника, без твёрдых гарантий на победу…
        Сетокава повернулся к корабельным магам.
        - Приказываю немедленно уничтожить преграду.
        - Будет исполнено, высокочтимый!
* * *
        Сигнал о готовности к атаке застал Козо врасплох - он уже и не ожидал, что командование решится на штурм в сложившихся обстоятельствах. Слава Небу, ему хотя бы не нужно было участвовать в общей атаке - задача Адати осталась без особых изменений и заключалась в поддержке морпехов на берегу, как только они высадятся. А пока что ему надлежало сидеть тише воды, ниже травы, экономить силы и готовиться к схватке. Это не могло не радовать - Козо при всём его невеликом опыте крупномасштабных сражений нутром чуял, что сейчас соваться в самое пекло, будет, ну просто очень опрометчивым занятием…
        Офицеры и старшие чародеи, способные похвастаться длиннейшей родословной и кучей титулов, вкупе с вековыми традициями, могли сколь угодно долго распаляться о том, что подобные мысли порочат высокое звание ниаронского солдата, и тем более мага. Адати же было на всё это глубоко плевать - родившийся и выросший в простой крестьянской семье, он никогда не понимал все эти головоломные воинские традиции. Для него всегда всё было просто - это свои, это чужие. Чтобы жили одни, другие должны умирать, а как это будет выглядеть - уже дело десятое. Есть шанс уничтожить врага - им нужно пользоваться, и неважно бьёшь ли ты в спину или добиваешь раненого.
        Любые средства хороши, если риск для тебя сводится к минимальному. Идти в бой с открытым забралом, лоб в лоб - неэффективно и рискованно. Пора бы нам уже и научиться у наших заклятых друзей нивернейцев и арбенов чему-нибудь кроме заклятий и технологий. Именно избавление от всех этих излишних отягощений мысли дало им возможность подняться и возвыситься… Жаль, что не все это понимают…

…Один за другим корабли рарденцев взрывались от попаданий крупнокалиберных файерболов, их число стремительно сокращалось. На данный момент из девяти канонерок и трёх корветов в относительной целостности оставалось уже меньше половины. Из-за слабой защиты (точнее отсутствия оной) и относительно небольших размеров кораблей шестой эскадры, для выхода из боя им зачастую даже не требовалось прямое попадание. Близкого разрыва было вполне достаточно, остальное уже делала гидродинамическая волна, ломая борта и шпангоуты. Хорошо еще, что рарденские корабли были предусмотрительно посажены на дно на малых глубинах, что позволяло им продержаться им ещё немного…
        Хотя разница была, право слово, не особо велика…
        Между тем Козо ощутил отзвук мощной волшбы, идущей со стороны линкоров. Корабельные маги определённо готовили что-то мощное, и теперь оставалось молиться Небу, чтобы не пострадать от дружеского огня, ведь корветы находились в опасной близи от предполагаемого места колдовского удара. Им было жизненно необходимо прорваться как можно быстрее вглубь порта, пока хитроумные варвары не придумали бы ещё какую-нибудь пакость. При всём при этом, ниаронские волшебники не забывали и о защите - расчёты расчётами, но кто знает, что ещё за нехорошие сюрпризы имеются у рарденцев. Так что хотя корветы и лишились тяжёлых щитов, число зародышей "серебряных стрел" вокруг кораблей Островной империи сокращаться не думало.
        За спиной Адати в палубе распахнулись люки и под свет небесный, бряцая оружием и доспехами, начали выходить ниаронские морпехи. Вообще-то корветы не были предназначены для десантных операций, но разместить у себя на борту на некоторое время, а затем высадить сотню-другую человек, проблемой для них не являлось.
        Бойцы начали деловито готовиться к предстоящему бою. Они закрепляли за спиной короткие копья и небольшие круглые щиты, проверяли насколько хорошо из ножен выходят мечи и кинжалы, начали готовить объёмистые скатки штурмовых верёвочных лестниц. Глядя на них, Козо тоже проверил свой короткий клинок и поправил на голове тяжёлый шлем, щит ему не полагался по статусу. На мгновенье Адати пожалел, что при нём нет верного боевого посоха - увы, но при планировании операции кто-то посчитал, что неопытные в подобных действиях маги, при высадке кого-нибудь обязательно зашибут. А удар пускай даже простой палки, но начинённой смертоносной боевой волшбой, будет для обычного человека очень опасен, вплоть до самых крайних исходов - нежелательные прецеденты-то уже были… Так что Козо был вынужден обойтись специальным вариантом офицерского вакидзаси, с небольшим источником Силы в рукоятке и парой магических элементов в цубе. Магического клинка и ещё пары стандартных артефактов должно было вполне хватить…
        Сотня морских пехотинцев Рассветной империи и маг выстроились на палубе идущего малым ходом корвета, ожидая сигнала к атаке. Он должен прозвучать сразу же после того, как колдуны на линкорах расчистят путь.
* * *
        Большая часть рарденских магов, прибывших в качестве подкрепления вместе с генералом Морозовым, сейчас была сосредоточена в одном месте - центральном форте острога. В этом был немалый риск, ведь в случае чего противник получал великолепнейший шанс уничтожить два десятка колдунов во главе с сильнейшими чародеями, но иначе поступить было просто нельзя. Для эффективной работы в команде магам требовался достаточно тесный контакт, в идеале физический - это было то самое, неоднократно описанное и вошедшее во все классические труды по прикладной магии, Кольцо Силы. Сливая свои силы воедино, чародеи многократно усиливали собственные возможности, что автоматически делало этот ритуал одним из самых распространённых и популярных. Конечно же, с течением прогресса маги научились эффективно взаимодействовать и, не прибегая к тесному контакту, но и полностью преодолеть фактор расстояния всё же не смогли.
        Вот и сейчас рарденским волшебникам хоть и не приходилось держаться за руки, точно дети, встав в круг, но находиться в одном здании они были просто обязаны. Все силы чародеев северян были направлены на поддержание защиты крепости и пресечения возможных магических атак, которые слава Сотеру, пока что не повторялись. По всей видимости, ниаронские маги после первой неудачной попытки осторожничали и старались не рисковать, что не могло не радовать рарденцев, ведь запасы готовых и полуготовых защитных заклинаний уже были практически исчерпаны. В настоящий момент колдуны северян уже больше не запускали заранее заготовленные чары, а плели волшбу уже прямо на поле боя. Фактически, позиционное противостояние они уже проигрывали - у ниаронцев ещё было вдосталь сил, чего нельзя было сказать о северянах. Им-то приходилось гораздо туже - заботливо запасённую магическую энергию приходилось тратить не на магические дуэли, а на элементарное отражение порождённых магией огненных шаров, метаемых простыми эмиттерами. Так что рарденские волшебники сейчас в ураганном темпе творили одно за другим заклятья-перехватчики,
одновременно напряжённо следя за всеми действиями противника - крайне важно было не пропустить момент, когда ниаронцы выкинут какой-нибудь крайне неприятный магический фокус.
        А то, что они его рано или поздно выкинут, было понятно всем - при таком перевесе в колдунах было бы большой глупостью не воспользоваться возможностью решить всё одним мощным ударом. Да, ниаронцы уже попробовали сделать это, и у них ничего не вышло, но это ещё ничего не означало - ничего не мешало чародеям Островной империи попробовать сделать это ещё раз…
        Глава 6
        Большинство рарденских магов сейчас находилось в центральном форте острога Мгачи…
        Большинство. Но не все.
        Трое чародеев северян сидели в лёгком полевом блиндаже и наблюдали за разворачивающейся битвой.
        - …Чегой-то корветы ихние ход замедляють… И щиты чегой-то убирають, опять чисто на "стрелы" переходят… - задумчиво пробурчал чародей средних лет, поглаживая густую чёрную бороду и осторожно выглядывая через узкую смотровую щель. - Неспроста это. Мыслю, задумали ниары чегой-то недоброе…
        - Сейчас вообще вокруг мало доброго, Мирон… - не открывая глаз, ответил второй маг, совсем ещё молодой, но уже с нашивками мага или же лейтенанта по общеармейской классификации. Судя по алой нашивке на левом рукаве в виде геральдического щита, он являлся адептом магии Огня. Сейчас лейтенант сидел прямо на земляном полу полевого укрепления, скрестив ноги и закрыв глаза - по всей видимости, первый маг только что прервал его медитацию. - Думаешь, ударят?
        - Могут, - ответил Мирон, поправляя на голове воронёный шишак. - Но ежели вдарят, то мы чего делать-то будем, командир?
        - А что мы можем сделать? - вопросом на вопрос ответил огневик, всё ещё не открывая глаз. - Мало слишком нас… Да и не наша это задача - бороться с ихними корабельными магами… Не забыл, что мы должны сделать? Мы - последний резерв, и если что, атакуем уже высадившегося противника. А до этого ни-ни - сидим тише воды, ниже травы, никакого колдовства…
        - Да помню я, командир, - досадливо поморщился Мирон. - Только вот так вот сидеть, сложа руки, чегой-то не здорово мне…
        - Мне тоже. Но по-другому нельзя.
        - Тихо, - вмешался молчавший доселе третий маг. - Чувствуете?
        Рарденские волшебники замерли, вслушиваясь в колебания Астрала - где-то совсем близко плелась мощная и сложная волшба. Её отзвуки начали доноситься откуда-то со стороны моря…
        Ниаронские колдуны вновь вступили в бой.
        - Не понимаю… Что-то от Воздуха присутствует, но… - пробормотал Мирон. - Что они задумали? На стандартный дебют дуэли не похоже… Тертуллиан?..
        - Тоже без понятия, - отозвался молодой маг Огня. - Здесь я - пас, в магии Воды я мало что смыслю… Руслан, ты что скажешь? Ты же должен разбираться…
        Лицо третьего мага исказила лёгкая гримаса, он полностью оцепенел, на лбу у него выступил пот - создавалось стойкое ощущение, что чародей вслушивается во что-то внутри себя.
        То, что командир тройки боевых магов обратился к Руслану, было вполне разумным шагом - несмотря на то, что у него было звание всего лишь подмастерья, он единственный из сидящих в блиндаже волшебников мог хорошо разбираться в магии Воды.
        Да, жёсткая магическая специализация волшебников по стихиям, когда адепты одной Первоосновы подчас вообще не знали ни одного заклинания из другой области магии, давным-давно ушла в прошлое. Ныне обучение магии, в особенности боевой, велось исключительно в комплексе. В скоротечном столкновении, когда нет времени на долгие плетения и головоломные комбинации, обычно всё решается посредством самых простых заклинаний, но здесь уже огромное значение получает умение быстро менять атакующую стихию. Всё-таки, скажем, если огненный щит обеспечивает должную защиту от Воды и Льда, то вот с Землёй и Воздухом уже возникают определённые проблемы… Это, конечно же, не абсолютная аксиома - на победу в подобном столкновении влияет и мощь, вкладываемая в заклинания, и уровень мастерства, но и владение Стихиями тоже стоит не на последнем месте.
        Одинаково хорошо владеть всеми Великими Первоосновами попросту невозможно - подобное доступно лишь наиболее умелым и одарённым магам. Предел же большинства
        - две строго определённые стихии. Ещё в древности эмпирическим путём были определены так называемые Великие Пары - Первоосновы, близкие друг другу по сути и характеру.
        Их всего две - Воздух и Огонь, Вода и Земля. И специализация в одной обычно даёт возможность неплохо разбираться и в другой, редко когда появляются чародеи, сочетающие в себе разные стихии…
        Вот и сейчас, чтобы понять, что ниаронцы плетут какое-то заклинание из разряда водных, но почему-то с примесью силы Воздуха, Мирон и Тертуллиан поняли, а вот что именно это были за чары - нет. Всё-таки один являлся адептом Огня, а другой Воздуха…
        Но ведь был сейчас рядом с ними ещё и третий чародей, и серебристо-стальной щиток на его рукаве говорил о том, что он принадлежал к стихии Земли, наиболее родственной Водной Первооснове…
        - Что-то мощное. Кажется "Выдох левиафана", но какой-то странный… Силы ниаронцы на него, правда, не жалеют.
        - "Выдох"? - удивился Мирон. - Чегой-то странноватый выбор для атакующего заклинания…
        - Отчего же?
        - Ну, дык им же корабли-то ещё можно побить, а по кремлю-то вдарить - хренушки!.
        - Ты думаешь, что они начинают магическую дуэль? А я вот что-то сомневаюсь - уж больно открыто они работают, да и выбор чар действительно удивляет… Думаю, скорее всего, они попытаются уничтожить затопленный на входе в порт минный крейсер и всё же высадить десант.
        - Проклятье! - сплюнул Мирон. - И чего же нам теперь делать-то?
        - Ждать, - отрубил Тертуллиан. - У нас другая задача, да и всё равно мы не сможем ничего изменить - врагов слишком много.
        - Но и просто так вот сидеть и спокойно смотреть нельзя! - вспылил воздушник. И куда только девалась его простецкая манера речи…
        - Лично я не намерен отступаться от полученного приказа, и тебе, Мирон Сергеич, не советую - и помочь ничем не сможем, и погибнем только зря… Нужно ждать.
        - Ждать, ждать, ждать… - зло произнёс чернобородый. - Сколько уже можно-то!.. Войну, сидя за крепостной стеной, не выиграть - нужно бить!
        - Пустой спор ведём, - ответил на эту тираду Тертуллиан. - Не об этом нам бы сейчас надобно думать…
        Мирон больше ничего не ответил командиру, а отошёл в сторону, подхватил табельный протазан и, угрюмо бормоча что-то себе под нос, начал водить правой рукой над своим оружием. С ладони чародея к протазану потекла лёгкая голубоватая дымка, быстро впитывающаяся в древко, и выбитые на нём руны и узоры начали понемногу светиться.
        Тертуллиан вновь погрузился в свой неглубокий транс, концентрируясь перед предстоящим боем, а Руслан опять вернулся к перебиранию чёток. Его худое смугловатое лицо ничего не выражало и будто бы дышало спокойствием и холодностью…
        Вот только в тёмных глазах мага Земли запылал какой-то мрачный огонь - он уже что-то решил для себя.
* * *
        Простота порой означает не только надёжность и безотказность, но и очевидность и предсказуемость. Как оказалось эти два последних качества при противостоянии с боевыми магами Рарденской империи не просто фатальны, а чудовищно фатальны. Ниаронские волшебники до сих пор пребывали в состоянии близком к шоку - как, КАК, качественно и количественно более слабым магам удавалось оказывать столь мощное сопротивление? Сей факт был им был совершенно непонятен… Да - подготовка, да - знание местных условий, но ведь это же не всё!.. При вторжении в Ихатаэнь, например, такого отчего-то не было, хотя колдунов на Избранной земле хватало с преизлихом, да и в солдатах, в принципе, недостатка у хатов не ощущалось…
        Видно, они просто не особо хотели воевать. А если говорить честнее, то так и вообще не хотели - тысячелетия существования Ихатаэньской империи вкупе с тысячелетними же присоединениями-отпадениями провинций заставило хатов смотреть на собственные поражения чересчур философски. Проиграли - и ладно, потеряли территории - и ладно, а вот рарденцы оказались народом с совершенно иным менталитетом…
        При планировании войны ниаронцы анализом подобных факторов пренебрегли, больше интересуясь числом и дислокацией войск, их качественным и количественным составом, укреплениями и транспортными магистралями… Военные аналитики Островной империи измышляли вполне грамотные и продуманные планы, вот только их главным минусом оказалась иная сфера ориентации. Ниаронцы всё ещё пребывали в рамках восприятия войны, как формы передела собственности, то есть в рамках многосотлетних феодальных войн. Слава всем Богам, вечным, предвечным, и тем, что придут после, но жители Ниаронской империи не знали, что такое война на истребление, война на выживание…
        В отличие от рарденского народа.
        Почему на этапе анализа текущего положения своего северного соседа, ниаронцы не копнули чуть глубже, почему не поинтересовались историей Рардена? Непонятно… Быть может, просто посчитали это лишней тратой сил и средств…
        А вот теперь прошлое решило предъявить свой счёт, требуя оплаты по всем статьям и расходам…
        "Скупой платит дважды", не так ли?..
* * *
…Для того чтобы уничтожить неожиданно возникшую преграду ниаронские маги решили применить сегодня кое-что пооригинальнее и посложнее - если уж тактика уничтожения противника с наименьшими затратами не проходила, такую тактику следовало менять…
        При отборе нужного заклинания выбор магов Рассветной империи, судя по всему пал на "Выдох левиафана" - именно такой вывод сделал для себя мастер Евстафий. Несмотря на всю критичность сложившейся обстановки, участия в общем бою он не принимал, избрав для себя роль последнего резерва. А пока что, ожидая восстановления уровня внутренних резервов, мастер мог позволить себе такую роскошь, как наблюдение и анализ текущей обстановки. Естественно, Евстафий не стал вылезать на крышу форта или сидеть у какой-нибудь бойницы, вглядываясь во всё происходящее собственными глазами, ну или ещё каким-то образом сходить с ума. Зачем? Ведь для наблюдения за происходящим в порту даже не требовалось выходить из центральной магической комнаты, а требовалось просто подключиться к магической системе крепости и сплести несложное плетение колдовского виденья. В мощном особой надобности не было - всё равно в одиночку через маскировочные барьеры противника пробиться бы не удалось, так зачем же тратить лишнюю капельку Силы?..

…Итак, что мы имеем? Судя по пробивающимся эманациям, ниаронцы плетут что-то аналогичное "Выдоху левиафана" (плевать, как там они его у себя кличут) для того, чтобы пробить себе путь в порт. Что нам известно о подобного рода чарах? Комбинированное заклятье водно-воздушной стихии, предназначено для уничтожения неподвижных надводных и подводных целей, отличается повышенной мощностью, бризантностью и пробойностью… Минимальные параметры реакции… Устойчивость плетения… Коэффициент сопротивления… И так далее, и тому подобное…
        Короче, даже по напальцевым прикидкам, мощности заклинания с лихвой должно было хватить на уничтожение затопленного корабля и полную расчистку фарватера от крупных обломков. "Выдох" - он, зараза, такой, что даже кусок скалы может в груду щебня расколотить, не то, что уж небольшой корабль…

…Евстафий только бессильно стиснул зубы, чувствуя, как вокруг затопленного минного крейсера начинает формироваться купол мощного заклинания. Увы, но ничем помешать противнику сейчас рарденские маги не могли - ни на что более сложное, чем плетение контрзаклятий, сил у чародеев северян уже не хватало. Они и это-то уже с трудом делали, держась даже не столько на сакраментальных последних силах, сколько на воле и упрямстве.
        Сейчас пойти в атаку для рарденских волшебников с огромной долей вероятности означало бы быструю смерть - тягаться со столь мощным противников было чистой воды самоубийством. Это понимали все находящиеся в форте маги, не исключая и их командира - мастера Евстафия.
        Конечно же, оставалось ещё одно, воистину последнее средство - магия крови, но вот решиться на её применение мастер, как единственный имеющий право отдать подобный приказ, всё не решался…
        Победа ТАКОЙ ценой могла вполне обернуться ещё большей бедой, чем просто поражение от ниаронцев… С некоторыми вещами в магическом мире лучше было не заигрывать - слишком уж это могло быть опасно. Волшебство, особенно боевое, и особенно связанное со смертью и страданиями, было вещью не просто опасной, а чудовищно опасной. Крайне редко маги решались использовать этот свой последний довод, хотя и магия крови давала просто фантастический результат. Всему виной было то, что последствия обычно оказывались гораздо, ГОРАЗДО хуже, чем могли бы быть…
        Евстафий твёрдо решил, что может решиться на такой исход только лишь в по-настоящему безвыходном положении. А текущую ситуацию он пока таковой не считал…

…Как мастер понял, что НАЧАЛОСЬ?
        О, даже сложно сказать, на что Евстафий отреагировал в первую очередь - то ли на резкое снятие всяческих маскировочных чар и полей помех, то ли на внезапный упадок активной волшбы в Астрале, то ли ещё на что…
        На краткий миг в магическом плане воцарилась звенящая, будто туго натянутая струна, тишина - затишье перед бурей…
        И вдруг сорвалось.
        В районе входа в порт словно бы забурлила невидимая взгляду простого смертного огромная воронка Силы. Со всех четырёх сторон света к расположённому под водой на глубине нескольких метров плетению рванули потоки магической энергии - заклинание вошло в пусковую фазу. К сожалению, как оказалось, у данного образца магического искусства сия стадия длилась крайне мало (Евстафию почему-то почудился лёгкий "привкус" арбенохарского стиля волшбы), и прежде чем рарденский мастер успел просто перебрать в уме возможные варианты контрзаклятий, чары ниаронских чародеев уже миновали потенциально опасную стадию и обрели устойчивость.
        Сила мощным потоком вливалась куда-то под воду, вблизи брекватера сейчас бушевал настоящий магический шторм такой мощи, что его отражение почувствовали даже немаги. Противопоставить этому буйству первородной стихии уже было нечего - если сейчас вмешаться в работу заклятья, то это может выйти боком решительно всем. Тут стоит говорить скорее не о запихивании палки в колесо движущей телеги, а о засовывании собственных пальцев - и исход тут вполне предсказуем. Совладать с такой мощью, буде она выйдет из-под контроля, по силам будет лишь кому-то уровня командора, никак не меньше…
        Вода на входе в порт забурлила многочисленными потоками поднимающихся со дна пузырьков - и ведь это были всего лишь жалкие крохи, вырывающиеся из-под власти заклятья!..
        Евстафий примерно представлял себе всё происходящее. Сейчас на глубине, вокруг затопленного корабля, вода стремительно начинает распадаться на составляющие кислород и водород, удерживаемые в едином месте лишь силовыми полями. И как только необходимая концентрация газов в воде будет достигнута, в ход пойдёт малая толика магии Воздуха. Та, что отвечает за создание молний…
        И полыхнуло.
        Куда там глубинным бомбам или водно-воздушным коконам!.. Кто назвал это заклятье "выдохом левиафана", тот сильно польстил морским хищникам - на ТАКОЙ выдох не способно и целое стадо этих гигантов…
        Удерживаемой силовыми полями на глубине гремучей смеси воды, кислорода и водорода, хватило бы и небольшой искры, а тут с небес в море ударила настоящая молния.
        Мгновенье, и в воздух взметнулась огромная масса воды.
        Огонь, вода и воздуха сплелись воедино, чтобы привнести в мир ещё одну толику разрушения.
        Сила взрыва оказалась столь велика, что в клочья оказался разнесён не только затопленный минкрей, но и даже частично брекватер. Подводный объёмный взрыв оказался чудовищно силён - то, что магическим эквивалентом взрывчатки оказался наполнен буквально каждый кубический сантиметр пространства, многократно усилило и так немаленький заряд "выдоха". "Залитый" многими тоннами "взрывчатки", рарденский корабль не выдержал идущий со всех сторон удар, и буквально оказался разнесён на атомы - в эпицентре взрыва не могло уцелеть ничего.
        Водная взвесь, распылённая в воздухе, ещё даже не успела осесть обратно, а пара ниаронских корветов уже рванула вперёд. Преграда, превратившаяся теперь лишь в груду плавающих на поверхности моря обломков, теперь уже не могла их задержать. Не было надежды и на береговые батареи и эмиттеры стоящих на рейде кораблей, ибо не прекращающие ни на минуту свою канонаду тяжёлые орудия линкоров фактически полностью уничтожили оные. В груду пылающих обломков были превращены оба выносных бастиона, корабли шестой эскадры оказались уничтожены все до единого - между Мгачи и эскадрой вторжения Империи Ниарон больше не было ни одной преграды.
* * *
        - Аристарх Борисович! Они прорываются!
        Если бы не низкий потолок блиндажа, лейтенант Катальский уже бы подпрыгивал из-за возбуждения. Ярости его не было предела - противник только что сокрушил последний элемент обороны, и теперь его уже ничто не могло остановить.
        - Будь прокляты колдуны! Почему они не смогли их остановить?!
        - Спокойно, лейтенант, - сквозь зубы процедил Морозов, не отрываясь от полевой бинокля. - Никто и не рассчитывал, что маги смогут остановить ниаронцев…
        - Господин генерал, но ведь они же сейчас начнут высадку, а это - крах!..
        - Лейтенант, ты, что уже забыл всё, о чём я говорил всё это время? Острог мы потеряем в ЛЮБОМ случае, наша задача нанести противнику максимальный ущерб…
        - Господин генерал, всё равно это неправильно…
        - Твоё дело, лейтенант, не обсуждать приказы, а исполнять их, - жестко ответил Аристарх. - Мы уже всё обсудили и приняли решение - возражать уже поздно.
        Катальский вспыхнул, но спустя некоторое время всё же смог взять себя в руки.
        - Что же в таком случае ПРИКАЖЕТЕ делать? Сейчас они добьют последние очаги сопротивления, ворвутся в порт, и, скорее всего, высадят десант с корветов…
        - Ну и сколько их там высадится? Сотня, две, три? А нас здесь четыре тысячи - сбросим туда же, откуда пришли…
        - Но ведь и ниары не дураки! Уж наверняка они что-то придумали на этот счёт…
        Генерал незаметно стиснул кулаки.
        - Сейчас увидим…
* * *
        Центральный форт острога Мгачи уже ничем не напоминал собой хоть и небольшую, но грозную крепость, каковой был ещё совсем недавно. Пара ниаронских корветов, ворвавшихся в порт, стреляя почти что в упор, разнесли портовый донжон, практически не понеся при этом потерь - несколько несмертельных попаданий в корпус не считаются. Несмотря на то, что крепостные орудия были несколько мощнее и дальнобойнее, их ниаронские аналоги, установленные на корветах, превосходили рарденские эмиттеры в скорострельности, что и сыграло ключевую роль.
        Защитники Мгачи успели сделать два залпа, корветы - четыре. Восемь рарденских огнешаров против шестнадцати ниаронских.
        Общий счёт оказался в пользу последних - всё же попасть по большой и неподвижной цели гораздо проще, чем по относительно небольшим корабликам. Тяжёлых повреждений ниаронцы нанести, конечно же, не смогли - слишком уж были слабы их орудия, но вот неплохо так расковырять небольшую крепость у них вполне даже вышло.
        Огонь из форта Мгачи прекратился, и пара корветов рванула вперёд, прямо по направлению к широким бетонным пирсам, раздвигая обитыми сталью носами плавающие в акватории порта обломки своих более неудачливых соперников.
        Заложив крутую циркуляцию, "Акацуки" и "Икадзути" прошли впритирку к причалу, на ходу сбрасывая якоря и гася набранную скорость. Как только ход корветов замедлился, с их невысоких бортов были быстро спущены сходни и скинуты штормтрапы.
        Передовые части морского десанта ниаронцев начали высадку.
        Корабельные эмиттеры были быстро развёрнуты в направление берега, где хоть пока что и не наблюдалось никаких поползновений со стороны рарденцев, но откуда вполне могла исходить определённая угроза. После того отпора, что северяне уже оказали, ожидать, что они не привели сюда вместе с магами и обычных солдат было бы верхом глупости.
        Под прикрытием находящихся на корветах магов, морпехи чётко выстраивались на каменных причалах Мгачи, беря под прицел арбалетов близлежащие постройки. Разумеется, они не собирались сразу же, с ходу кидаться в бой, имея в наличие лишь столь скромные силы. Нет, в их задачу входило лишь удержание и защита первоначального плацдарма до прихода основных сил, и для этой миссии сейчас были отряжены лучшие из лучших. Стрелки, способные попадать с первого же раза в узкую прорезь забрала. Бойцы, способные в одиночку выходить против троих противников и побеждать их. Маги, способные в одиночку выстоять против более сильных чародеев.

…Козо Адати, закрыв глаза, напряжённо сканировал окружающее пространство.
        Слава Небу, пока что ничего опасного замечено не было - ни какой-либо магической активности, ни даже просто перемещений живых существ. Разумеется, то, что ниаронский волшебник этого не чувствовал, ещё вовсе не означало, что подобного не происходит - нельзя было исключать того, что проклятые северяне просто изощрённо и мастерски маскируются… Так что нападения рарденцев вполне можно было ожидать. С любого направления и любого характера.
        И словно бы в подтверждении самых худших подозрений Козо, над головами ниаронцев раздался резкий полувой-полусвист, и чутьё боевого мага засекло в небе множество каких-то объектов.
        С максимально возможной скоростью Адати сплёл заклинание щита и прикрыл им выстроившихся на пирсе морпехов. А в следующий миг он ощутил, как в незримую стену врезалось великое множество каких-то небольших, но очень скоростных снарядов…
        Картечь.
        Рарденцы всё же нанесли удар. По всей видимости, они открыли огонь из огнестрелов с закрытых позиций - не так уж и страшно… Главное поскорее отправить сообщение на корветы и линкоры о том, чтобы засекли и подавили вражеские батареи…
        Так, а кое-для кого даже эта атака оказалась не такой уж и простой…
        Второй ниаронский маг, высадившийся вместе с морской пехотой, по всей видимости, решил, что обстрел вновь ведётся из магострелов, и "спустил с привязи" полуготовые заклинания, образно говоря, подвешенные у него на кончиках пальцев. К сожалению, даже целых шесть "серебряных стрел" оказались гораздо худшим выбором, чем простейший щит, который был наготове у Козо.
        В итоге, противобаллистические заклинания практически впустую отработались по свинцовому облаку, летящему к ниаронцам, сбив лишь несколько десятков небольших шариков. Сил же Адати не хватило на то, чтобы прикрыть защитным куполом все две сотни высадившихся солдат, так что несколько зарядов картечи пришлось прямо по тесным рядам морпехов.
        Второй маг (Козо не знал даже из какого он подразделения и как его зовут) быстро исправил свою ошибку, вот только было несколько поздновато - ниаронцы уже понесли свои первые потери. С одной стороны пятеро убитых и дюжина раненых - не так уж и много, но если сравнивать с общим числом высадившихся солдат Рассветной империи, то урон выходил очень даже существенным… И ещё одна загвоздка заключалась в том, что сейчас магам поддержки даже нельзя было оказать помощь раненым - все их силы оказались направлены на поддержание столь жизненно необходимого силового щита. Так что вся ответственность за оказание первой помощи легла на самих бойцов, благо индивидуальные медпакеты уже давно вошли в снаряжение солдат всего мира. Но всё-таки есть большая разница - или помощь оказывает твой же сослуживец с простым заживляющим бинтом и склянкой лечебного эликсира, или же настоящий боевой маг в мгновенье ока способный остановить любое кровотечение и полностью заживить лёгкие раны…
        Но до этого было ещё далеко - следовало дождаться того момента, когда корабельные канониры засекут противника и подавят его…
        К великому облегчению Адати ждать этого совсем уж долго не пришлось - маги на линкорах достаточно быстро смогли засечь расположение батарей рарденских пушек и, не тратя собственных сил, навели на них орудия главного калибра "Аракаги" и "Конгоро".
        Залп! И где-то позади невысокой возвышенности, на которой и был размещён острог Мгачи, вверх взметнулись огромные массы земли. Судя по тому, что смертоносный свинцовый дождь тут же превратился, четырнадцатидюймовые файерболы в мгновение ока перепахали позиции рарденских артиллеристов, равномерно перемешав полевые гаубицы и их расчёты с землёй.
        Теперь можно было и ранеными заняться…
        Где-то там позади, в море линкоры "Аракаги" и "Конгоро" немного разошлись в сторону, образовывая своеобразный коридор для транспортов с основной частью войск. Тридцать кораблей с пятнадцатью тысячами солдат начали выстраиваться в одну длинную кильватерную линию, готовясь к высадке.
* * *
        - Третья батарея уничтожена, - хмуро доложил Катальский, опуская трубку полевого телефона на рычаги держателя. - На входе в порт замечены транспорты, предположительно десантные. Судя по их размерам и тому, как глубоко они сидят в воде, в каждый напихано никак не меньше трёх-четырёх сотен солдат, возможно даже больше…
        - Вы же вроде не специалист по кораблям? - немного удивился Аристарх, не отрывая взгляда от акватории порта.
        - Зато я специалист по контрабанде, - слегка огрызнулся лейтенант. - И то, насколько нагружен корабль, мне понять труда не составляет - вряд ли ниары везут сюда щебень и песок… Господин генерал, вы лучше скажите - когда атаковать-то будем?
        Морозов немного помолчал, а затем опустил бинокль и резко отчеканил:
        - Сейчас.
        Мысли генерала сейчас были чёткими и словно бы аккуратно разложенными по полочкам - одна к одной.

…Если Катальский прав, то план уничтожения больших сил врага сразу же после высадки становится слишком рискованным. Четырёх тысяч вполне может оказаться недостаточно… Демон его знает, сколько солдат они смогут высадить, и что немаловажно - сколько с ними будет магов поддержки… Значит нужно сбросить в море хотя бы уже высадившихся, и, прикрываясь ими, попробовать атаковать корветы. А вот потом, при любом раскладе, нужно будет подрывать тут всё к Чёрной Матери и отступать…
* * *
        - Есть! - чётко произнёс Тертуллиан, кладя трубку полевого телефона обратно в ящик. - Мирон, Руслан, начинаем.
        - Уже? - немного даже удивился чернобородый маг. - А я думал, мы вступим в дело, токмо, когда ужо совсем прижмёт…
        - По ходу решили, что если совсем уж прижмёт, даже и мы не поможем… - скептически хмыкнул молодой огневик. - Ждём подхода легионеров, прикрываем и поддерживаем их.
        - Данные о численности противника есть? - отрывисто спросил Руслан.
        - Около двух сотен пехотинцев, пара магов. Основная проблема - корветы и их пятидюймовки…
        - А как насчёт линкоров? - поинтересовался Мирон. - Они нас с землицей-то не смешают, как канониров наших токмо что?
        - Войдём в ближний бой, по своим бить уже не рискнут, - обнадёжил его Тертуллиан.
        - Дай-то, Спаситель… - проворчал воздушник.
* * *
        Ниаронские морпехи только-только успели придти в себя после артиллерийского обстрела, как среди близлежащих портовых строений, начали появляться фигуры людей. Низкие шеломы с забралами, короткие копья, тяжёлые вороненые латы, большие миндалевидные чёрные щиты с алой звездой.
        Рарденцы.
        Десятки, может быть даже сотни тяжеловооружённых пехотинцев.
        Небольшие ручейки имперских солдат постепенно сливались в один большой поток, похожий на ощетинившуюся копьями-шипами бронированную черепаху. На глаз их здесь уже собралось никак не меньше десяти сотен - видать уж ниаронцев здесь считали за весьма достойных противников, раз выделили для уничтожения небольшого десанта такие большие силы.
        Корветы, было, открыли огонь по столь лакомой и плотной мишени, вот только большинство пятидюймовых файерболов оказалось оперативно перехвачено над строем рарденцев вынырнувшими откуда-то из глубины рядов контрзаклинаниями. Но два заряда всё же смогли прорваться сквозь ПБЗ и взорвались в рядах легионеров.
        К величайшему сожалению ниаронцев, из северян никто не погиб - мощные взрывы просто разбросали солдат в сторону, ранив некоторых из них, но не более. Встроенная в щиты тяжёлых пехотинцев защита, которая ещё и вдобавок усиливалась при многорядном построении, смогла свести нанесённый ущерб к минимальному. Всё же магический заряд - он и есть магический заряд, и рассеять его или ослабить значительно легче, чем полностью материальный…
        Козо на всякий случай достал из ножен вакидзаси, и вновь начал ставить щит, на случай обстрела из луков и арбалетов. То, что у варваров имелись щиты с мощными защитными чарами, было, в принципе, неудивительно - этого вполне стоило ожидать. А вот, что у рарденцев тоже имелись маги (иначе, откуда у них взялись контрзаклинания?), было крайне неприятно - вступать в бой с себе подобными, это не есть хорошо…
        Опасения Адати очень скоро подтвердились.
        Из задних рядов рарденцев поверх голов начали бить арбалетчики, но тяжёлые болты лишь только бессильно отскакивали от силовых щитов, поставленных ниаронскими чародеями. Легионные стрелки, конечно же, отлично понимали, что их снаряды не доставляют противнику никакого ущерба, но обстрела тем ни менее не прекращали, ибо таким образом сковывали действия вражеских волшебников. А в это время рарденские маги могли поэкономить собственные силы для решительного удара…
        Пока ниаронских магов сдерживали арбалетчики, а простые морпехи не открывали стрельбы из-за собственных же щитов, строй легионеров неумолимо надвигался вперёд. Всё ближе и ближе…
        А как только они выйдут на расстояние удара копьём, ниаронцев уже ничего не спасёт. Пара магов и две сотни морпехов - слишком мало против тысячи солдат и неизвестного числа чародеев. Особенно учитывая то, что отступать солдатам Рассветной империи было некуда - позади было лишь только море, на корветы-то в пылу боя залезть будет очень сложно, даже, пожалуй, что невозможно…
        Козо посмотрел на ровный строй щитов и копий, размеренно наступавших рарденцев, уже перешедших на свой знаменитый атакующий шаг легионеров, перед которым оказывались бессильны даже, казалось бы, несокрушимые ряды дварфских хирдов…
        Адати понял - атаковать нужно или сейчас, или никогда, иначе будет поздно.
        Бросив короткий мысленный приказ "Прикрой меня!" второму магу, Козо начал в максимально быстром темпе готовить атаку.
        Увидев, как вокруг Адати начали выпадать капли росы, морские пехотинцы Ниарона и так державшиеся от него поодаль, отодвинулись от Козо ещё дальше, образовывая вокруг колдуна что-то вроде зоны отчуждения. Когда маги начинают свои сражения - простым смертным лучше держаться от них подальше…
        Вскинуть зажатый в правой руке клинок параллельно земле, лезвием от себя. Ладонью левой руки упереться в незаточенный обух, закрыть глаза, сосредоточиться.
        Тёплый огонёк магии послушно толкнул изнутри в грудь, по венам и жилам словно бы растеклась спокойная и живительная сила. Перед глазами выстроились ровные строчки магических формул и иероглифов, сливающиеся в стройное плетение боевого заклинания. Сила послушно хлынула к ниаронскому магу, мощным потоком вливаясь в созданные им чары… Зарядка, фиксация, стабилизация… Готово!
        Два небольших бледно-голубых камней вделанных в цубу вакидзаси, резко раскалились - рука, удерживающая короткий клинок, это хорошо почувствовала. Вокруг лезвия меча сгустилось небольшое туманное облачко, подтянуть руки к себе…
        Резкий толчок!.. Вакидзаси словно бы разрубает воздух перед собой, и ещё совсем недавно небольшое облачко стремительно размазывается в пространстве и рассеивается, а воздух оказывается наполнен многими десятками тонких водяных струй.
        И не дожидаясь результатов действия заклятия, Козо начал плести уже следующее.
* * *
        Выйдя на относительно ровную и широкую припортовую площадь, рарденские солдаты перестроились в чёткое каре, ощетинившись во все стороны короткими копьями. Над размеренно шагающими легионерами неторопливо плыли небольшие серебристо-хрустальные сферы противобаллистических "серебряных стрел".
        В самой середине строя рарденских солдат, окружённые немалым свободным пространством, шла тройка боевых магов с оружием наперевес. Лезвие протазана Мирона ярко искрилось голубовато-белым цветом, всё окутанное разрядами небольших электрических разрядов. Посох Тертуллиана пока что покоился за его спиной, но зато в руках мага уже горели ярким пламенем два небольших зародыша каких-то смертоносных боевых чар, и лишь только Руслан пока что никак внешне не проявлял своей волшбы.
        Рарденские колдуны шли спокойно, но настороженно, ожидаю нападения в любой момент. То, что легионные стрелки не прекращали обстрела противника, чародеев особо не обнадёживало - если их противники не совершеннейшие кретины, то такая слабая помеха не сможет их остановить. Задержать - да, но уж никак не остановить…
        И ведь не зря же рарденские колдуны опасались подвоха…
        Так что когда Адати ещё едва только начал плести свои чары, Тертуллиан уже протрубил тревогу, и легионные чародеи начали строить собственную защиту.
        "Водяной шторм", сотворённый ниаронским волшебником, разбился о вовремя подставленный воздушный щит. Вода лишь безобидно скользнула по призрачно-голубоватому защитному куполу и тонкими струйками стекла на землю. Правда, по щиту всё же пронеслась какая-то волна колебаний-искажений, и через несколько мгновений он тоже истаял.
        Но как только воздушный купол разрушился, Тертуллиан тут же ударил с левой руки заранее заготовленным заклинанием - пехотным вариантом "пера феникса". Длинный поток клубящегося оранжевато-красноватого пламени врезался в защитный купол, повисший над морпехами, отчего он тут же лопнул. И почти сразу же свой удар нанёс Руслан - каменный пирс заходил ходуном, трескаясь и разрушаясь. Многие ниаронские солдаты не удержались на ногах и попадали на землю, а учитывая то, что арбалетчики не прекращали своей стрельбы, то вполне понятно, что среди них появились раненые и убитые.
        Рарденский огневик, ни секунды не колеблясь, ударил с правой вторым "пером", намереваясь превратить в пепел десяток-другой противников.
        Сейчас было впору вспомнить о самом первоначальном значении званий боевых магов… Ведь когда-то каждая ступень или звание в колдовской табели о рангах всего лишь-навсего означало, сколько волшебник в состоянии убить простых людей с одного раза… Ранг мага, например, давался лишь тем, кто был способен как можно быстро сплести заклятье, что смогло бы убить сразу же десяток человек…
        Но нет, в этот раз не сложилось.
        Пламенный поток вновь столкнулся с защитой, в оперативном порядке возведённой ниаронцами. "Перо феникса" просто-напросто истаяло в огромном беловатом облаке, повисшем над морпехами - кажется, этот щит был из разряда ледяной волшбы…
        Ни давая рарденцам ни единого мгновения на передышку, прямо из глубины ледяного облака ударила едва видимая волной искажения. На этот раз легионные чародеи не смогли среагировать вовремя, и боевая магия атакующих смогла зацепить нескольких солдат. Примерно с десяток рарденских бойцов замерли неподвижными статуями прямо посреди строя, их тела оказались покрыты ровным слоем прозрачного льда - чары, наложенные на щиты и доспехи, оказались бессильны…
        Козо ударил старым, но оттого не менее эффективным "фризом" - одним из самых надёжных боевых заклинаний, уже многие сотни лет состоявшего на вооружении колдунов самых разных стран…

…И вновь Мирон ставит классический воздушный щит, благо, что ему не нужно прикрывать всю тысячу человек - можно обойтись и всего лишь передовой сотней. Всё равно, что-нибудь навесное будет вовремя замечено, а на автономно действующие чары у противника просто не хватит времени - немного, но не хватит. Сейчас победит только тот, кто принесёт результативность и мощь в жертву скорости - кто выстоит при лобовом столкновении, тот и выиграет…
        Тертуллиан выждал, пока щит воздушника лопнет от удара, и тут же ударил с двух рук, но на этот раз простейшими огненными шарами - не навредить, а всего лишь сковать действия. Руслан быстро собрал множество некрупных камней, выломанных из бетонного покрытия припортовой площади, сконцентрировал их в один большой поток-таран и швырнул вперёд. Нет, это не было элементарнейшим телекинезом - зачем? Ведь при движении предметов одной лишь силой мысли магической энергии тратиться на порядок больше…
        Вскоре ниаронские маги уже даже и помышляли о какой-либо атаке - всех их усилий едва хватало на то, чтобы отражать сыплющиеся без остановки заклинания рарденских волшебников.
        Хотя, нужно сказать, в задачу легионных магов задача полностью уничтожить врага магическим способом даже и не входила. Учитывая подавляющее численное превосходство рарденцев в обычных силах, от колдунов требовался самый минимум - не дать вражеским чародеям нанести серьёзный урон легионерам, а дальше уже как получится…
        Цель ниаронцев же состояла совсем в ином - продержаться до подхода подкрепления. Благо уже целых три транспорта с десантом подходили к причалам, а это, между прочим, три батальона пехоты - всего около полутора тысяч человек при шести волшебниках. Главное, чтобы они успели высадиться как можно быстрее, ведь данные корабли являлись всего лишь переоборудованными гражданскими судами, и не были приспособлены для десантирования на необорудованные местности.
        На подходе были уже и новые ниаронские корабли с солдатами, весь вопрос состоял только в том, сколько транспортов сможет разгрузиться (сиречь поместиться одновременно) в относительно небольшом порту Мгачи.
* * *
        Шаг. Шаг. Шаг…
        Знаменитая тяжёлая поступь рарденских легионеров - достойных приемников канувшей в небытиё великой Древнегреадорской империи. Ровные шаги солдат, истоптавших большую часть обозримого мира, приносивших новую веру и новый порядок на остриях пилумов, утверждавших власть Феникса на одной шестой части суши…
        Шаг. Шаг. Шаг…
        Давно уже были сняты с вооружения пилумы, заменённые на короткие копья и длинные пики. Давно уже легионеры не шли в бой, сжимая в руках громоздкие классические скутумы, которых сменили лёгкие и удобные миндалевидные щиты коренных рарденцев…
        Шаг. Шаг. Шаг…
        Вот только самое главное так и осталось неизменным - вновь перед легионами был враг. Сколько их таких уже было, сколько же!.. Ровные квадраты дварфских хирдов, стальные клинья псов-рыцарей, толпы северной нелюди и накатывающиеся из Великой Степи орды кочевники… Сколько рас, сколько народов сходилось в бою с рарденскими легионами? Кто знает…
        Не всегда воинам Империи сопутствовала воинская удача, не всегда они выходили победителями из битв. Численное превосходство, тактические просчёты, излишняя самоуверенность, предательства - всякое случалось, и не раз, и не два. Случалось рарденские легионеры проигрывали битвы, но вот войны - никогда…
        Всегда были войны, всегда были враги…
        Сегодня ими были эти невысокие воины, в вычурных пластинчатых доспехах, числом всего лишь в пару сотен. А что им было здесь нужно? Глупый вопрос…
        Шаг. Шаг. Шаг…
* * *
        Две стены щитов стремительно сближались.
        Понимая, что встречать удар разогнавшейся тяжёлой пехоты, стоя на месте крайне чревато последствиями, ниаронцы двинулись навстречу противнику.
        Удар! И копья ударяют в загодя подставленные щиты.
        Сразу же оказывается, что у рарденцев здесь имеется определённое преимущество. Вместо коротких копий, имеющихся на вооружении у морпехов Рассветной империи, у них в первых рядах имелись самые настоящие длинные пики, приспособленные для отражения кавалерийской атаки. На расстоянии пары метров впереди строя легионеров они образовывали самый настоящий стальной частокол, через который не сразу и не быстро прорвались бы даже всадники тяжёлой кавалерии. Но первый ряд легионеров всё же был лишён длинных пик и нёс самые обычные короткие пехотные копья, дабы иметь возможность действовать и в относительно ближнем бою.
        Вот только и ниаронцы были не так просты, как казалось на первый взгляд. Да, вооружение морских пехотинцев Островной империи было более лёгким, чем у их визави, но этот недостаток с лихвой компенсировался высоким уровнем боевого мастерства высадившихся ниаронцев…
        Классическая магическая дуэль из разряда удар-отбивка мгновенно прекратилась - слишком уж сблизились простые солдаты, и теперь был велик шанс зацепить своих же. Теперь колдовская схватка шла уже в самой гуще строя - одни чародеи стремились пробить вражескую стену щитов, другие же в это самое время защищали собственных солдат. Ничем особо мощным волшебники уже больше не перебрасывались
        - время мощных чар уже миновало…
        Между простыми солдатами завязалась ожесточённая схватка. Морпехи Рассветной империи уступали легионерам в числе, но превосходили их в выучке и боевом искусстве, хотя нужно сказать помогало это мало. В тесноте строя более значимым оказалась прочность доспехов и общая защищённости, а не подвижность и скорость. Битва в строю - это не утончённое фехтование, а простая и незамысловатая рубка, где всё зависит от силы и выносливости.
        И вот здесь преимущество оказалось на стороне легионеров - в среднем, чисто физически, обычный рарденец несколько превосходил по росту и комплекции среднего ниаронца. Разные народы, знаете ли…
        Тем не менее, морпехи держались - всё же места на пирсах было маловато, и рарденцы не смогли в полной мере реализовать численное превосходство. Битва фактически шла между двумя сотнями ниаронцев и примерно таким же количества легионеров.
        Но вот как долго сохранится такая ситуация, было неизвестно…
* * *
        Ниаронцы медленно отступали, оставляя на бетонных пирсах тела погибших и тяжелораненых. Они отступали… Вот только куда? Позади них-то ведь ничего и не было кроме воды и собственных корветов, которые, впрочем, мало чем могли помочь
        - вновь забраться на их палубы, прямо под обстрелом противника будет, ой как не просто…
        Правда, когда легионеры сбросят своих противников в море, что помешает ниаронским кораблям открыть по ним огонь прямой наводкой?..
        Хотя это уже забота легионных магов, а сейчас главным было уничтожить противника, до подхода к нему подкрепления. А было это самое подкрепление не так уж и далеко - три десантных транспорта уже бросали якоря около пирсов Мгачи, и готовили к спуску десантные сходни. Ещё немного и…
        Рарденские маги поняли - сейчас или никогда.
        Протиснувшись в самые первые ряды сражающихся, они нанесли мощный колдовской удар. Мирон всё так же прикрывал легионеров воздушным щитом, а вот Тертуллиан и Руслан практически синхронно швырнули вперёд два мощных заклинания - "каменный взрыв" и "огненный таран".
        Пирс под ногами ниаронцев взорвался мириадами частиц мелкой бетонной крошки, хлестнувшей по морпехам, не столько убивая, сколько просто раня, но и этого было достаточно. Особенно учитывая то, что практически одновременно по строю солдат Островной империи ударил широкий столб воющего пламени, с лёгкостью продавивший защитный купол и практически мгновенно испепеливший полдесятка ниаронцев.
        В строю морпехов образовалась брешь, в которую тут же ворвались легионеры. Даже не прорубаясь, а скорее продавливаясь, они начали расширять образовавшуюся брешь. Отбросив длинные и неудобные в ближнем бою копья, рарденцы взялись за короткие мечи. Поверх их голов ударили арбалетчики, вместе с магами пробравшиеся в первые ряды сражающихся, и ниаронцы дрогнули.
        Именно в этом и была главная сила рарденских легионов - давить всей массой, не останавливаясь ни перед чем. Солдаты гибли, падали ранеными на землю, но на их место вновь и вновь вставали бойцы из задних рядов. Если же опрокинуть врага не удавалось, эти же самые ряды просто надавливали на передние ещё больше, и рано или поздно противник не выдерживал. Эта тактика, проверенная века, уже не раз оправдывала себя - даже в начисто проигранных битвах короткие мечи и копья рарденских легионеров всегда собирали богатый урожай…
        Конечно, если было место для отступления, противник мог побороться ещё и ещё, пытаясь переломить ход сражения, но к величайшему сожалению морских пехотинцев Рассветной империи, отступать им сейчас было просто некуда. Каждый проигранный сантиметр в противостоянии с рарденцами дополнительно приближал их к морю, нырять в которое, учитывая оружие и доспехи, было бы крайне нежелательно…
        - … Быстрее, быстрее! - подгоняли солдат командиры и маги. Первые - так как просто хотели покончить с противником поскорее, а вторые - потому что точно знали, что будет в случае промедления…
        - … Командир, они сейчас высадятся! - сквозь шум боя проорал Мирон, отражая очередную порцию ледяных стрел от чародеев противника. На мыслеречь он сил уже не тратил.
        - Вижу! - в ответ проорал огневик, поливая ниаронцев струёй жидкого пламени. К сожалению, правда, всё так же безрезультатно - огонь не мог преодолеть уже надоевшего хуже горькой редьки ледяного щита-завесы. - С ними маги! Много! Не справимся!..
        - Прикройте меня, - ровным голосом произнёс маг Земли, протискиваясь вперёд. Несмотря на то, что сказал он это достаточно тихо, два других чародея его услышали.
        - Куда? Стой, Руслан! Что ты задумал? Назад! Я приказываю!!! - закричал Тертуллиан.
        - Другого выхода нет… - тихо пробормотал адепт Земли.
* * *
        Никогда ещё до этого Руслан не мыслил столь чётко и логично.
        Мало сбросить этих ниаров - на подходе ещё тысячи других. Вот только с ними уже не пара колдунов, а куда как больше. И с ними втроём уже будет не справиться, особенно после всей этой схватки… Сил уже мало, да и последствия отката донимают… И противопоставить противнику уже нечего - не осталось ни резервов, ни заготовок, ничего…
        Кроме последнего средства, самого последнего.
        Магия крови.
        Мощная, необоримая… И внесённая во все наставления, уставы и кодексы, как воистину оружие последнего шанса. Оружие, способное повернуть вспять даже полностью проигранную битву. Оружие, способное уравнять даже самого слабого чародея с высшими магическими иерархами. Оружие…
        Рано или поздно потребующее расплаты по всем счетам сторицей. Лекарство, что почти всегда было страшнее самой болезни. Средство, которое порой не решались применять даже в самых безвыходных ситуациях…
        Но нельзя же просто стоять и смотреть, как враг спокойно высаживается!..
        Неважно, что там говорил этот взявшийся словно из-под земли генерал-зэг - если ниаронцы высадятся в порту, это будет крах, разгром. Вон сколько их ещё приближается к Мгачи на кораблях, и где гарантия, что солдатам и магам, находящимся здесь удастся уйти? На стороне врага корабли, авиация, превосходство в живой и магической силе… Кто знает, сколько рарденских солдат сегодня сложат голову при отступлении?..
        И значит что? А значит нужно ударить так, чтобы ниаронцам стало не до наступления. Нужно ударить так, чтобы они думали лишь о том, как спасти свои шкуры. Нужно ударить так, чтобы они отступили…

…Бетон, из которого был сделан причал, послушно повиновался воле мага, устремившись ввысь самым настоящим каменным потоком. В это же самое время туча мелких осколков поднялась в воздух, образуя вокруг Руслана плотный защитный вихрь-кокон. Мгновение, и каменный язык, достигший уже нескольких метров в высоту, застыл, прекратив рост, а маг Земли аккуратно приземлился среди ниаронских солдат, воспользовавшись элементарнейшими познаниями в воздушной магии. Каменный вихрь с лёгкостью разметал строй морских пехотинцев Рассветной империи, и защитил своего повелителя от вражеской волшбы - несколько водяных бичей лишь бессильно разбились о безостановочно крутящийся поток небольших камней.
        Каменный кокон увеличился в размерах, захватывая большую площадь. Теперь в прорехах в защите можно было хорошо разглядеть как самого рарденского мага, так и то, что он делал.
        Руслан неторопливо вытянул из-за пояса небольшой узкий кинжал.
* * *
        - Какого демона?! Аристарх Борисович, что происходит? - заорал Катальский, напряжённо вглядываясь в протекающую прямо на их глазах битву. - Что он делает?
        - Я не знаю, лейтенант, - покачал головой Морозов. - Но явно что-то незапланированное… Мне это не нравится… Что-то нехорошее я чую…
        - Господин генерал, но что делать?
        - Уже ничего, лейтенант. Уже ничего, - спокойно проговорил Аристарх. - Это теперь больше не наша битва.
* * *
        - Твою мать, что он делает?! - Тертуллиан в ярости швырял один файербол за другим. - Он что, рехнулся?
        - Командир, похоже, он хочет использовать магию крови…
        - Чтооо?! Да как он…
        - Командир, это его право… - неестественно спокойно произнёс Мирон, флегматично отклоняя ветром летящие в солдат болты.
        - Да какое на хрен право?! Он что, не понимает, что последствия придётся расхлёбывать нам?!
        - А есть ли у нас другой выход? - философски ответил воздушник, стоявший от мага Огня буквально в двух шагах.
        - Да, демон всех вас побери! У нас же были чёткие приказы! Мы же должны были…
        - Командир, а ты уверен, что план этого самого генерала был так уж хорош?..
* * *
        Никогда прежде Руслану даже бы не пришло в голову плести это заклинание - слишком уж запредельное количество Силы оно требовало. Чтобы распоряжаться такой мощью, требовалось быть или архимагом, или получить доступ к стратегическим хранилищам магической энергии, или же…
        Начать приносить человеческие жертвы.
        Что было совершенно невозможно - жизнь любого разумного существа в Рардене, как и в большинстве стран мира, была неприкосновенна. Умершего человека вполне могли поднять в качестве некробойца - мёртвым ведь всё равно, но над ещё живыми никто не смел распоряжаться. Ну, разве что кроме приговорённых к смерти, но им-то, в принципе, всё равно как умирать, а так их гибель хотя бы приносила какую-то пользу государству…
        Но всё это что касательно чужих жизней, своей же каждый был волен распоряжаться, как ему заблагорассудится. Самоубийство, безусловно - тяжелейший и несмываемый грех, но ведь есть же и исключения… Сам Спаситель, будучи воином, сделал такие послабления своим последователям, так что на войне вынужденное самоубийство грехом не считалось…
        У каждого есть право на поступок. У каждого есть право на выбор.
        В этом настоящая свобода - не в отсутствие ограничений, а в возможности выбирать желаемое, а добро ли или зло - это уже другое дело… Но дело в принципе. Иногда один-единственный поступок может перечеркнуть всю предыдущую жизнь. Плохой обратит во прах всё хорошее в жизни, хороший - очистит и смоет прежние грехи…
        Особенно если этот самый поступок - ПОСЛЕДНИЙ в жизни.
        Подмастерье Руслан сделал такой выбор.
        Несмотря ни на что он бы никогда в жизни не решился принести другого человека в жертву. Убить в бою, пускай даже в спину, или же добить раненого - это всё не то, это совершенно иное…
        Но у Руслана всё же был на примете человек, которым он мог пожертвовать. Точнее единственный, кем он мог пожертвовать…
        Он сам.
        Не самый худший выбор, между прочим. Добровольная жертва, да ещё и чародея - это выход Силы, больше чем от обычного смертного даже не на порядок, а на несколько порядков. Это значение уже было близко к пределу доступного для оперирования количества магической энергии, количества, больше которого не удавалось вложить ни в какое заклинание.

…Каменный ураган бушевал буквально в двух шагах от рарденского чародея, защищая его от магических и немагических атак. Заклинание было достаточно сложным, из разряда самоподдерживающихся, правда, не слишком продолжительное по времени действия, но Руслан рассчитывал успеть всё сделать до того, как колдовская защита прекратит действовать.
        Рарденец совершенно спокойно, будто бы проделывал это уже неоднократно, провёл лезвием острого, как бритва кинжала, по запястью левой руки, вскрывая вены. Кровавым дождём упали на землю первые капли, а Руслан уже перехватил нож левой рукой, разрезая и правое запястье.
        Имперский чародей с непривычки несколько переусердствовал и нанёс себе слишком глубокие раны, перерезав вместе с венами и сухожилия, и теперь, чтобы держать кинжал в руке, ему приходилось тратить немного магической энергии.
        Руслан поднял руки так, как будто бы собирался взлететь, и запрокинул голову в небо. Кинжал всё ещё был зажат в его руке, вот только руны, выбитые на его клинке, засветились зловеще-алым цветом.
        Из перерезанных рук мага на землю хлестали потоки крови. Это казалось противоестественным и нереальным, что в организме обычного человека может быть столько крови…
        Бешено крутящийся вокруг рарденского волшебника каменный вихрь внезапно словно бы взорвался, хлестнув мириадами обломков во все стороны. Схватка простых воинов словно бы замерла из-за всего творимого подмастерьем - никто не понимал что происходит, но простым солдат было откровенно жутко…
        Руслан закрыл глаза, а когда вновь открыл их, они оказались наполнены кровью, начавшей стекать по его щекам. Кровавые слёзы…
        Чародей жутким голосом на каком-то древнем языке принялся размеренно читать заклинание. И в тот же миг потоки крови, струящиеся из его перерезанных запястий, стали иссиня-чёрного цвета, а по густоте стали похожи на нефть. Вокруг рарденца начала растекаться лужа этой странной жидкости, постепенно впитываясь в бетон пирса.
        Простые легионеры и морпехи полностью прекратили своё сражение и отхлынули в стороны от творящего своё страшное чародейство подмастерья.
        Над Мгачи разнёсся какой-то низкий протяжный гул, идущий как будто бы из-под земли. Он всё нарастал и нарастал, заходила ходуном земля, в акватории порта начали образовываться небольшие волны.
        Руслан всё продолжал и продолжал читать своё заклинание, перейдя уже на самый настоящий крик. В голосе рарденского чародея начали звучать какие-то жуткие, потусторонние нотки…
        Это пугало и завораживало одновременно.
        Местность вокруг порта трясло уже в самом настоящем пароксизме природной стихии
        - в относительно сейсмически спокойном регионе Монерона сейчас бушевало самое настоящее землетрясение. Пирсы и центральный форт стремительно покрывались глубокими трещинами, волны в порту достигали уже полутораметровой высоты, ниаронские транспорты из-за этого даже прекратили попытки высадить подкрепление.
        Но это было ещё далеко не концом.
        Вены на теле Руслана стали стремительно раздуваться и чернеть, в голосе мага послышалась нечеловеческая мука, но он всё продолжал и продолжал читать своё заклинание…
        Сопки вокруг Мгачи заходили ходуном, поверхность моря начала бурлить как будто бы вода в котле, а земля начала так сильно трястись и раскачиваться, что мало кто из солдат смог устоять на ногах. Где-то под землёй послышались мощные размеренные удары и…
        И вдруг всё стихло. Как будто бы и не было ещё секунду назад всего этого буйства стихий, как будто бы всё это было не более чем мастерски наведённой иллюзией…
        Но всё это затишье продлилось лишь один-единственный миг.
        А в следующую секунду словно бы какой-то невидимый исполин резко встряхнул весь район рарденского острога.
        Из-под воды, по всей акватории порта и даже за её пределами, вверх рванули острые клыки новообразующихся скал - рельеф вокруг Мгачи начал кардинально меняться. Море стремительно отступало перед колоссальным напором поднимающегося дна, огромные волны начали крушить всё вокруг, и никто уже не был в силах остановить это буйство стихий - слишком уж сильны оказались приведённые в действие рарденским волшебником магические силы. Суша рвалась вверх, вода отступала - и этот процесс всё продолжался и продолжался, и, судя по всему, прекратиться он собирался лишь после того, как Руслан израсходует все свои силы…
        И умрёт.
        Волшебник лишь единожды почувствовал слабую попытку противодействия со стороны ниаронских чародеев, но пресёк её, даже особо не напрягаясь и не задумываясь. Вот только за это пришлось заплатить ещё одной толикой собственной жизни…
        Уже не только вены, но и всё тело колдуна начало раздуваться в размерах и чернеть. Из-под лопнувшей плоти начинала сочиться всё та же субстанция, напоминающая нефть, в голосе подмастерья слышалось всё меньше и меньше человеческого…
        Руслана накрыл жестокий откат за сплетённые чары….
        Но он всё ещё до последнего продолжал крепко держать управляющие контуры мощнейшего заклинания, не давая ему выйти из-под контроля.
        Колоссальной силы грохот сопровождал всё происходящее, и словно бы сами собой утихли все стычки между простыми солдатами - все находящиеся в порту зачарованно наблюдали за разворачивающимся действом…
        Секунды текли вслед за секундами, но оказалось, что это апокалиптическое зрелище всё же не бесконечно - постепенно стихал подземный гул, скалы, растущие из-под воды, замедляли свой рост, море замедляло своё отступление, но и уже сложившаяся картина откровенно потрясала…
        Береговая линия в мгновение ока оказалась отодвинута от острога на расстояние порядка полутора километров, а вся новосотворённая суша оказалась загромождена острыми скалами, песчаными полями и огромными лужами солёной воды, полностью заблокировав все подходы к Мгачи. Повсюду оказались разбросаны пучки водорослей, мусор, бьющиеся в агонии рыбы и обломки потопленных сегодня кораблей. Два ниаронских корвета и три десантных транспорта совершенно неожиданно для себя оказались в положении выброшенных на сушу китов, накрепко завязнув в песчанно-илистом грунте.
        Над портом повисла звонкая, ничем не нарушаемая тишина.
        Мгачи полностью стал непригоден к высадке морского десанта. Да и, в принципе, вообще утратил свой статус порта, превратившись в совершенно неприступную с моря естественную крепость.
        На бетонный пирс, в растёкшуюся лужу чёрной жидкости опустилось тело того, кто ещё совсем недавно был человеком.
        Подмастерье Руслан выполнил свой долг до конца.
* * *
        Шорох мягкой травы под пыльными солдатскими сапогами. Снежные вершины Аратазских гор, подпирающие собой небеса. Свежий и чистый горный воздух, которым так хочется дышать…
        Руслан шагал спокойно и размеренно - впервые за очень долгое время ему не нужно было ни торопиться, ни куда-либо спешить. Всё, его путь уже окончен - он пришёл туда, куда приводят все пути…
        Он вернулся домой.
        Непривычно было идти без всегдашнего посоха-протазана, да и пояс больше не оттягивала привычная тяжесть клинков, но Руслану уже больше не требовалось оружие. Лишь только привычная вороненая кольчуга стягивала плечи, да потёртый серый плащ вился за спиной…
        Небольшой зелёный луг, каких так много в горах. На нём паслось стадо овец, под бдительным присмотром старого пастуха, сидящего на большом плоском камне. Казалось, что он находился здесь от самого сотворения мира - настолько казался плотью от плоти этого места…
        Господи, как долго… Как же долго…
        Руслан подошёл к чабану и сел рядом, тяжело опустив голову, и подперев лоб руками.
        - Здравствуй, - ровным голосом проскрипел пастух. Его смуглое морщинистое лицо, с характерным горским носом, казалось, не выражало никаких эмоций, и только лишь в уголках выцветших глаз таилось что-то непонятное…
        - Здравствуй, - тихо ответил Руслан.
        - Ты пришёл?
        - Пришёл. Навсегда.
        - Хорошо. Пойдём со мной.
        Чабан неторопливо встал, поправил старую потёртую папаху на голове, поглубже запахнул бурку, и, перехватив кривой пастушечий посох поудобнее, зашагал прочь. Немного помедлив, Руслан встал и пошёл следом за ним.
        - Отец… - тихо обратился он к старому горцу.
        - Отец, я всё сделал правильно?..

* * *
        Как только Козо Адати понял, во что превращается колдун варваров, он ни секунды не колеблясь, с разбега прыгнул в воду, мгновенно накладывая на себя заклинание подводного дыхания. Находиться рядом с тем, во что превращался вражеский чародей, было не просто опасно, а ОЧЕНЬ опасно. Полностью погрузившись под воду, Козо мощными рывками начал двигаться к ближайшему из корветов. Полностью отдавшись во власть магии, чародей Рассветной империи сейчас даже не замечал тяжести надетых доспехов и оружия…
        Было ли это трусостью? Быть может… Вот только Адати так не считал. Напротив, он считал, что совершает абсолютно разумный поступок - всё равно он бы уже ничем не мог помочь простым морпехам. Ну, так и зачем, спрашивается, было погибать самому, если это бы всё равно ничего не изменило?..

…Ниаронский маг подобно летучей рыбе в облаке брызг вылетел из-под воды, приземлившись прямо на палубу "Акацуки", но, увы, было слишком поздно. Корвет уже не успевал выйти из стремительно захлопывающейся западни, и был обречён остаться там, где ещё совсем недавно плескалась морская гладь. Но теперь, теперь там уже ничего не было, кроме скал, мусора и грязи - море ушло, оставив корабль зарывшимся брюхом в мягкий илистый грунт.
        Козо приложил ладонь ко лбу, слегка прищурился и вгляделся в происходящее на оставленном им пирсе. Колдовское зрение послушно приблизило картинку, и Адати даже немного присвистнул…
        Великое Небо, спаси, сохрани и помилуй!..
* * *
        Мирон и Тертуллиан стояли рядом с простыми легионерами, и молча смотрели на то, что ещё совсем недавно было их боевым товарищем. Но теперь это даже на труп человека было похоже весьма относительно…
        Распухшее и изломанное тело в лохмотьях разорванной одежды и кожи, всё красновато-чёрного цвета, перевитое непомерно огромными венами. Непомерно удлинившиеся руки, торчащие из груди острые шипы рёбер, разросшийся позвоночник, местами выглядывающий из-под плоти. И лицо… Лицо, как будто бы вылепленное из глины… и безжалостно смятое и исковерканное кем-то в грубое подобие человеческого лица…
        Мёртвый рарденский волшебник, отдавший собственную жизнь и накрытый чудовищными последствиями отката, лежал прямо в двух шагах перед своими боевыми товарищами, в луже странной чёрной жидкости…
        - Твою мать… - тихо выругался воздушник, и тут же в его руках начали собираться энергетические разряды. Было отчётливо видно, что его лицо смертельно побледнело, а лоб покрылся холодной испариной.
        Мирону было страшно.
        - Сомкнуть строй… - негромко произнёс Тертуллиан, нервно облизывая губы, и тоже подготавливая боевое заклинание. - Сомкнуть строй. Я сказал, сомкнуть строй!!! Приготовиться к отражению атаки!
        - Ваше колдунство, так ведь енто… Вражины же отступили… - пробормотал кто-то из младших командиров.
        - Плевать на ниаронцев! - срываясь на крик, заорал молодой огневик. - Другого нужно бояться!!!
        - Другого?.. - переспросил кто-то, и тут…
        Острые точно бритва когти царапнули бетон. Огромная, метра два с половиной, в высоту фигура медленно выпрямилась во весь рост. На рарденских солдат упал взгляд полыхающих ярко-лиловым пламенем алчных буркал. Из пасти того, кто ещё совсем недавно был Русланом, вырвался сиплый хрип.
        Легионеры молча сомкнули щиты и выставили копья.
* * *
        - …! - потрясённо выдохнул Катальский, судорожно сжимая свой бинокль. - Что это за дрянь?!
        - Понятия не имею… - прошептал Аристарх. - Никогда ничего подобного не видел…
        - Это Одержимый, - раздался за их спинами усталый голос Евстафия.
        Лейтенант и генерал быстро обернулись и внимательно посмотрели на вошедшего в блиндаж мага.
        - Одержимый? - переспросил Катальский.
        - Да. То, во что может превратиться волшебник, решившийся применить магию крови… Хотя если точнее, это то, во что превращается уже тело мага - можете не задумываться, человеческой души в этом уже больше нет.
        - Так вот почему так страшатся магии крови… - пробормотал Морозов.
        - Да, Аристарх Борисович. Физическая смерть не слишком страшна, но вот подобная участь не может не испугать… Магия крови слишком опасная штука - уж очень легко зайти слишком далеко…
        - Подождите, подождите, ваше волшебничество! - торопливо перебил Евстафия Катальский. - Но что же это конкретно - демон, нежить или что-то ещё?
        - Не знаю, - честно ответил мастер. - Одержимый - вот самое подходящее слово. Тело человеческое, но уже изменённое, а внутри… Внутри что-то непонятное. Каждый раз, когда чародей использует запретные силы, он рискует призвать из иномировых бездн что-то подобное, и чем больше он зачерпывает, тем более страшная сущность может прорваться в наш мир… ЭТО - ещё не самый худший вариант. С такими созданиями мы сталкивались, а ведь сюда могло проникнуть и что-то совсем непонятное…
        - Он опасен? Его можно остановить? - в упор спросил генерал.
        - Можно. Сложно, но можно, - ни секунды не колеблясь, ответил Евстафий. - Но только с помощью магии - обычные солдаты здесь нам не помощники…
* * *
        Остатки ниаронских морпехов медленно отступали по поднявшейся со дна моря земле, направляясь к выходу из этого проклятого порта. Их никто не преследовал - у рарденцев теперь был куда как более опасный враг…

…На бывшую припортовую площадь начали стягиваться резервные части легионеров. Люди на каком-то подсознательном уровне чувствовали, что с тем, во что превратился их боевой товарищ, разойтись по-хорошему не получится.

…Одержимый слегка повёл своими плечами (левое было явно выше правого), как будто бы разминаясь, взмахнул длинными многосуставчатыми руками, стряхивая с себя чёрные капли. Существо со свистом втянуло носом воздух и приоткрыло огромную пасть. Между тонких длинных игольчатых зубов мелькнул алый раздвоенный язык, Одержимый довольно зарокотал и начал приближаться к рарденскому строю.
        - Б…! - с чувством произнёс кто-то из солдат.
        У кого-то из легионеров тут же сдали нервы, и в существо полетело добрая полудюжина болтов. С хлюпающими звуками арбалетные стрелы вонзились в тело Одержимого, уйдя вглубь почти что по самое оперение. Существо посмотрело на это как показалось солдатам с каким-то недоумением и даже обидой, а в следующий миг ответило.
        На теле Одержимого выступили небольшие чёрные капли, которые тут же полетели в рарденцев. Легионеры закрылись щитами, но капли начали с лёгкостью разъедать и прожигать их, отчего рарденцы начали швырять свои щиты на землю. Не все, правда, успели вовремя, и кое-кто из легионеров заорал от боли - непонятная субстанция прожигала и плоть, и металл с одинаковой лёгкостью. А вслед за облаком капель кислоты в строй рарденцев врубился и сам Одержимый.
        Его тело в одно мгновенье стало словно бы твёрже камня, и острые гранёные наконечники пик лишь с бессильным звоном отскочили от Одержимого. Длинные руки существа окутались липкой чёрной плёнкой, взмах, удар - и ближайших к нему легионеров просто-напросто разорвало на куски. По Одержимому ударила новая порция болтов, но уже без прежнего успеха - бронебойные арбалетные стрелы лишь отскочили от его сверхпрочной шкуры…
        Демон зарычал, но кажется не злобно, а скорее довольно. То, что сейчас он своим телом ломал копья легионеров будто спички, его, казалось, никак не беспокоило. Одержимый, полностью соответствую своему имени, ломился вперёд, голыми руками убивая солдат, и даже прочные зачарованные доспехи не были для него помехой. Руки демона, покрытые липкой чёрной субстанцией и увенчанные внушительными когтями, с лёгкостью пробивали кирасы и шлемы, как будто бы они были сделаны из бумаги…
        Здесь даже не помогал испытанный метод рарденских легионов - давить всей массой, пока противник не рухнет. Этот противник уж точно падать не собирался - казалось, что он просто-напросто врос в землю, и не то что опрокинуть его, а даже и просто сдвинуть невозможно…
        Но тут в ход боя вмешались маги.
        Мирон ударил парой энергетических потоков, попав прямо в грудь Одержимого. Тот взревел, скрестил руки в месте попадания, и там тут же возникло какое-то лиловатое свечение, которое начало буквально отодвигать змеящиеся электрические потоки, испускаемые рарденским чародеем. Понемногу, но отодвигать, и стало понятно, что если демон будет продолжать в том же духе, то легионный чародей долго не сможет продержаться - совершенно явственно было видно, что сил у Одержимого было куда как больше…
        Но, не давая существу ни секунды на размышление, своё удар нанёс и молодой огневик. Тонкая бело-жёлтая нить высокотемпературного "огненного копья" даже не пробила, а буквально прожгла голову демона в районе лба. Затылочная часть разросшегося и перекошенного черепа просто-напросто разлетелась на куски, разбрызгивая вокруг себя куски плоти, кости и чёрной жидкости.
        Демон замер.
        Казалось, что эта рана оказалась для него смертельной, но…
        Одержимый не падал.
        Чёрная жидкость прекратила течь из раны на его голове, демон сухо клацнул челюстью… и истошно завыл.
        И вот теперь уже в крике Одержимого не было ни капли торжества или триумфа, а только боль, и ничего кроме боли, гнева и ярости…
        Уже дрогнувшие было легионеры, воодушевившись поддержкой магов, вновь атаковали жуткую тварь с удвоенной силой, и о чудо!.. Плотная бронированная шкура Одержимого начала понемногу поддаваться под напором зачарованной стали, понемногу, но начала…
        Демон попятился.
        Мирон без остановки бил его двойной молнией, заставляя Одержимого все свои силы тратить исключительно на оборону, а Тертуллиан швырял одно за другим мощные бронебойные заклинания.
        Шаг за шагом легионеры теснили страшное существо, шаг за шагом Одержимый отступал. Казалось, ещё совсем немного, и рарденцам удастся его убить…
        И тут совершенно неожиданно над полем боя разнёсся усиленный волшебством голос мастера Евстафия:
        - Немедленно прекратить атаку! Отступаем!
        - Мастер, но почему?! - огневик послал Евстафию отчаянный призыв по мыслеречи. - Мы же сейчас его уничтожим!
        - Вот именно, - пришёл спокойный, и где-то даже усталый ответ. - А это было бы сейчас крайне нежелательно…
        Легионеры начали чётко отступать прочь от Одержимого, не спуская, впрочем, с него глаз и не опуская оружия. Заскрипев зубами, прекратили атаку и отступили легионные колдуны - ни Мирон, ни Тертуллиан не понимали, что за безумие овладело всегда столь разумным Евстафием, но всё же беспрекословно подчинились приказу.
        Одержимый замер на месте, оскалился и резко взмахнул правой рукой.
        В легионеров полетел плотный комок чёрной слизи размером с человеческую голову, и это не предвещало им ничего хорошего… Но на полпути он врезался в оперативно поставленный Евстафием энергетический щит и взорвался, не причинив никому из рарденцев вреда.
        Демон коротко рыкнул, но второй раз атаковать не решился - он уже успел понять, что эта добыча слишком сильна и явно ему не по силам. Одержимый слегка повёл головой, как будто бы принюхиваясь, и повернулся в сторону моря. Чудовищная рана на голове демона уже полностью заросла, и, казалось, уже не доставляла ему никакого беспокойства…
        Из пасти Одержимого вырвалось довольное шипение - рядом была ещё добыча, и, кажется, не столь опасная…
* * *
        - Ваше волшебничество, вы уверены, что…
        - Разумеется, я уверен, - перебил молодого мага Огня Евстафий. - Иначе и не стал бы отдавать такой приказ…
        Тертуллиан нервно сжимал в руках боевой посох, который всё ещё немного дымился. Взгляд огневика был прикован к оставленному легионерами пирсу, где находился демон. Впрочем, не только он смотрел туда - большая часть солдат, вновь укрывшаяся в окопах, также не сводила глаз с проклятой твари…
        - Я бы сказал, что рассчитывать на такое несколько самонадеянно и глупо… - как показалось Тертуллиану, вполне резонно заключил подошедший генерал Морозов.
        - Я давал вам повод усомниться в моих знаниях? - мрачно спросил Евстафий. - Я уже сталкивался с таким типом демонов, в Общем Бестиарии они проходят как "Одержимые". Невероятно сильные и живучие твари, обладают магией, справится с ними крайне сложно. Дерутся отчаянно, но при этом достаточно сообразительны и разумны - диалог с ними мы так и не наладили, но вот повадки изучили неплохо…
        - И что вы ещё можете поведать нам об этом… Одержимом? - с расстановкой произнёс Аристарх.
        - Могу заявить ответственно - для нас сейчас он не слишком опасен. Он не просто демоническая машина смерти, он в первую очередь охотник. Мы уже дали ему сильный отпор, так, скорее всего, перенесены в разряд добычи лакомой, но слишком опасной. Одержимый скорее предпочтёт начать выковыривать ниаронцев из их посудин, чем преследовать нас… Тем более что объектов для охоты у него сейчас предостаточно… - мастер указал на пять ниаронских кораблей, что сейчас оказались на новообразовавшемся берегу.
        - Дай-то Сотер… - скептически заметил Аристарх.
* * *
        В нехитром разуме Одержимого выстроилась чёткая картина.
        Смертная добыча (Лю-Ди, так, кажется, их называют?..), что находится рядом - достижима, но опасна… Регенерация и так потребовала слишком большого количества сил, а вдруг у них в запасе есть ещё такие же опасные штуки?.. Лакомые - с таких можно получить много энергии, но слишком опасные. А ведь есть ещё и какие-то другие - те, что сидят внутри этих непонятных штуковин. Нужно попробовать добраться до них…
        Демон присел, а потом резко распрямился и пружиной взмыл в воздух. Пролетев по воздуху добрых пару десятков метров, он тяжело плюхнулся около борта одного из ниаронских корветов, выбив в песчано-илистом грунте немаленькую воронку.
        Одержимый выпрямился, вытянул обе руки вперёд и замер. А в следующий миг с его ладоней сорвались два густых потока чёрной субстанции, ударивших прямо в борт лежащего на земле корвета. Место попадания мгновенно окуталось серовато-зелёной дымкой, послышалось громкое шипение, и Одержимый оборвал текущие из рук потоки. Перед демоном на высоте примерно его роста зияла широкая, метра три в диаметре дыра в корпусе.
        Удовлетворённо урча, Одержимый резким толчком запрыгнул наверх, и проник вглубь корабля.
        Ему сразу же не понравилась царящая внутри этого странного замка теснота - демону пришлось согнуться чуть ли не вдвое и опереться на все четыре конечности, чтобы свободно передвигаться внутри корвета. Нельзя сказать, что такой способ передвижения был для него внове - просто Одержимый старался его не использовать из-за низкой скорости. Ещё ему не понравилось то, что коридоры оказались чересчур запутаны, и то и дело были перегорожены прочными дверьми. Для их открытия приходилось тратить лишние силы, что уж никак не могло радовать…
        Но за очередной дверью Одержимого ожидал приятный сюрприз - добыча в количестве где-то полудюжины зверьков!.. Мимоходом демон отметил, что эти Лю-Ди были поменьше и послабее предыдущих, да и особого урона причинить были не в силах… Да, здесь определённо стоило остаться - вокруг, за тонкими, но прочными стенами было ещё немало добычи…
        Демону в этот раз даже не пришлось особо напрягаться, чтобы поймать пару смертных живьём, и сполна насладиться трапезой. Всё же в пылу боя крайне сложно усвоить всю жизненную энергию, исходящую из умерщвляемой добычи…

…Закончив свою чудовищную трапезу, Одержимый удовлетворённо рыкнул. Он полностью восстановился после столкновения с Опасными, зарастил все свои раны и пополнил запасы ихора, заменяющего демону и кровь, и оружие…
        А теперь следовало обшарить остальные части замка…
* * *
        Экипаж корвета "Акацуки" спешно эвакуировался - больше оставаться на борту оказавшегося на берегу корабля было нельзя. В условиях, когда внезапно возникла реальная угроза абордажа со стороны противника, наилучшим выходом было отступление.
        И желательно как можно более быстрое, ибо теперь, с утратой Мгачи своего портового статуса, острог становился не нужен ниаронскому командованию, и очень скоро всё здесь могло быть уничтожено палубной авиацией или подвергнуться тяжёлому орудийному обстрелу. Находиться во время падения с небес тяжёлых бомб или крупнокалиберных огнешаров было бы крайне нежелательно, и даже собственный дружественный статус здесь бы не помог. Оба прорвавшихся в порт корвета, как и три транспорта, скорее всего уже были списаны в качестве потерь, и об их дальнейшей судьбе мало кто беспокоился…
        Рекомые транспорты, кстати, сейчас тоже высаживали свои экипажи и перевозимых солдат - ниаронцам сейчас было жизненно необходимо вырваться из этой внезапно захлопнувшейся западни, если они, конечно, не хотели остаться здесь навсегда… От рарденцев уже ждали только какой-нибудь смертельно опасной подлости, и на их милосердие уже никто не рассчитывал…
        Козо Адати сейчас стоял на палубе корвета и прикрывал спускающихся по штормтрапам членов экипажа "Акацуки". Механики, кочегары, канониры и офицеры, расхватав оружие из корабельного арсенала, стремились покинуть обречённый корвет как можно быстрее. На борту сейчас оставалось не больше пары десятков сапёров, закладывающих по всему кораблю подрывные заряды. В нарушении всех традиций одним из первых корабль покинул капитан вместе со старшими офицерами, в срочном порядке эвакуируя судовой журнал и кассу. Хотя, в принципе, формально они и не нарушали общепринятых традиций - судно-то не тонуло…
        Но, по правде говоря, Козо сейчас больше всего беспокоила та тварь, в которую превратился колдун северян.
        Ниаронский волшебник уже понял, что это существо оказалось призвано в наш мир из-за того, что варвар применил магию крови. Глупец… Лучше бы он просто проиграл
        - с такими силами стараются не заигрывать даже Боги, слишком уж они опасны…
        Но северянин всё же совершил эту глупость.
        Козо видел, как призванная тварь дралась с рарденскими солдатами, и как они с трудом сдерживали её. Сила, которой обладал этот демон, просто потрясала - Адати о таком оставалось только мечтать. Неудивительно, что варвары дрогнули… Дрогнули, но всё же не отступили. Более того, северяне даже начали теснить демона, и заставили его отступить.
        Тварь прекратила атаки северян, но почти что сразу же проникла внутрь "Икадзути", с которым вот уже четверть часа не могли установить связь. Что происходило внутри корабля - было неясно, но Козо чётко ощущал эманации боли и ужаса, исходящие из недр корвета - там однозначно творилось что-то жуткое… Экипажу "Икадзути" несомненно требовалась помощь, но вот помочь-то как раз было и нечем - нужно было дожидаться подхода основных сил и прибытия остальных магов эскадры… Если, конечно же, высадка вообще будет продолжена.
        Внезапно Козо ощутил эхо какой-то мощной волшбы, и палуба перед ходовой рубкой атакованного демоном корвета вспухла огромным шаром мощного взрыва - по всей видимости, оказались подорваны энергоаккумуляторы носовых эмиттеров "Икадзути". Из образовавшейся дыры вверх взметнулись огромные языки колдовского дыма, повалил густой сизый дым, и до ниаронского чародея донёсся преисполненный боли и ярости нечеловеческий вой.
        Прямо из огня, словно бы выпущенная из авиационной катапульты, вверх вылетела объятая пламенем фигура, которая чем-то напоминала человеческую.
* * *
        Катаясь по земле, Одержимый выл и рычал от охватившей всё его новое тело боли - большая часть его сил ушла на то, чтобы выжить в чудовищном взрыве, и на блокировку боли уже практически ничего не осталось.
        Проклятые черви!.. Да как они посмели!..
        Демон немного отошёл от шока, замер в неподвижности, и в тот же миг вся его поверхность кожи словно бы взорвалась мириадом мельчайших капель ихора, срывая с Одержимого полыхающее пламя. Чёрное облако стремительно окутало демона, но достаточно быстро опало на землю.
        Одержимый поднялся с земли, выпрямился и сделал шаг вперёд, глаза его запылали фанатичным лиловым пламенем. Его больше не интересовала жизненная энергию прячущейся по узким коридорам замка, нет, теперь демон желал лишь только одного
        - мести.
        Одержимый выставил обе руки ладонями вперёд, и между ними тут же начал формироваться быстро вращающийся вихрь чёрной субстанции, заменяющей демону кровь. Её объём всё увеличивался и увеличивался, и уже очень скоро между ладоней Одержимого крутилась почти что метровая в диаметре чёрная сфера.
        Демон глухо зарычал, и сгусток ихора в его руках тотчас же окутался призрачно-лиловым пламенем. С видимым усилием демон приподнял чёрную сферу повыше, а затем резко швырнул в ниаронский корабль, туда, где Одержимый чувствовал наибольшую магическую активность…
        К несчастью, это оказались не творящие заклинания чародеи, а просто не до конца заглушенный ходовой реактор корвета.
        Метровая чёрная сфера с лёгкостью проплавила в борту корабля внушительную дыру и влетела внутрь. Долю секунды ничего не происходило, а затем…
        На месте ниаронского корвета вспух огромный, полтораста метров в поперечнике, пузырь красно-лилового пламени, который почти сразу же лопнул. Брызнул колдовской огонь, расплёскивая в стороны мягкий илистый грунт бывшего морского дна, и только затем пришёл грохот взрыва и ударная волна. Кстати, на удивление несильные.
        Одержимого просто-напросто отшвырнуло взрывом на добрую полусотню метров, нещадно протащив по скалам, обдирая о камни вновь потерявшую всю прочность шкуру.
        С небес начали падать камни, комья земли и обломки разорванного на мелкие куски корабля. На месте взрыва осталась огромного размера воронка - метров пять в глубину, и под сотню в поперечнике. Откуда взялась такая мощь, было совершенно непонятно - на корвете не имелось столь мощных источников Силы, а удар демона не был накачан такой запредельной энергией. Оставалось только предполагать, что силы Одержимого и корабельных артефактов каким-то образом перемешались и взаимно усилили друг друга, отсюда и столь чудовищная детонация…
        Демон кое-как поднялся на ноги и попытался привести себя в порядок. Не получилось.
        Одержимый слегка покачнулся и только чудом устоял на ногах - слишком уж много сил он вложил в свой удар в порыве гнева. Избытка сил после обильной трапезы как не бывало - на спине начали засыхать две пары тонких гибких щупалец, выращенных на покрытом костяными наростами горбу в припадке расточительства. Одержимый сипло вздохнул и медленно поковылял прочь - нужно было срочно найти ещё добычи, и впредь стоило быть поаккуратнее с затрачиваемой мощью…
* * *
        - Я хочу знать, что происходит, - жёстко произнёс вице-адмирал Сетокава.
        - Господин, - нерешительно начал один из боевых магов. - Судя по всему, по территории порта был нанесён мощный магический удар, причём уровень исполнителя был никак не ниже одиннадцатой ступени. Применённое заклинание из разряда земных, высочайшего уровня. Также нами был зафиксирован разрыв в ткани мироздания, возможно, имел место быть факт призыва некой или неких иномировых сущностей. С частями, производящими высадку не удаётся установить связь из-за сильнейших остаточных возмущений Астрала, но, по всей видимости, мы понесли значительные потери… Скорее всего оба корвета и три транспорта потеряны безвозвратно…
        - Мы можем продолжить высадку десанта в условиях изменившейся береговой линии?
        - Мы считаем, что нет, господин вице-адмирал. Замеры глубин показывают, что транспорты не смогут подойти близко к берегу и десант придётся высаживать с лодок…
        - Это неприемлемо, - отрезал Такеши. - Вы можете исправить сложившиеся положение?
        - Никак нет, досточтимый! - виновато вытянулся колдун. - Для аккумуляции столь крупного количества Силы нам может потребоваться не одна неделя, а в свете возможного наличия у противника чародеев высочайшего класса, мы бы рекомендовали отступить…
        Вице-адмирал крепко задумался.
        С одной стороны задача по высадке десанта теперь значительно упростилась - были полностью задавлены береговые батареи, уничтожены корабли 6-ой эскадры, а береговая линия значительно сдвинулась, но с другой стороны… С другой стороны, потери уже превзошли ожидаемые показатели, а об ущербе, нанесённому противнику так до сих пор ничего и неизвестно… И это ещё не учитывая того, что у северян, возможно, имелся волшебник как минимум одиннадцатой ступени, если даже не выше, и они вроде бы призвали себе на помощь какого-то демона, быть может, даже и не одного…
        Проклятье, это же всё меняет!.. Если у рарденцев есть столь умелый чародей, что способен одним мановением руки сотворить такое, то где гарантия, что с такой же лёгкостью этот же маг не утопит крейсер или линкор? Откуда взялся столь могучий колдун уже дело десятое - важен тот факт, что он у противника ЕСТЬ, и с этим нужно что-то делать… На собственных-то волшебников надежды никакой - один раз они неизвестного мага остановить не смогли, так чего же надеяться, что остановят сейчас?
        Ну, так что, Такеши - это действительно сильный форс-мажор, что отменить операцию? Как считаешь?.. Тут грань очень тонка - можно отступить, хотя победа вроде бы уже недалека, или же продолжить атаку и благополучно положить здесь всю эскадру…
        Так что ты выбираешь, вице-адмирал?
        - Передайте на все корабли мои распоряжения, - наконец решился Сетокава. - Высадку десанта отменить, линкорам нанести массированный артиллерийский удар по остаткам порта. Драконам произвести воздушную разведку, и если они обнаружат выживших, попытаться их эвакуировать. Магам быть наготове на случай мощной колдовской атаки. И да пребудет с нами милость Вечного Неба…
* * *
        Козо вместе с командой "Акацуки" уже почти что достиг кромки воды, когда на них напали.
        Из-за ближайшей группы скал, распластавшись в длинном прыжке над землёй, молнией вылетел призванный идиотом-варваром демон и врубился в неровный строй ниаронских моряков. Собственной массой Одержимый сломал выставленные в беспорядке абордажные копья, а короткие клинки лишь бессильно скользнули по усиленной магией шкуре. Монстр сграбастал ближайшего к себе солдата, одним ударом оторвал ему голову и жадно присосался пастью к фонтанирующему кровью обрубку шеи, а в следующий миг он уже отбросил выпитое досуха тело в сторону, и завертелся волчком прямо посреди ниаронцев. Длинные загнутые когти демона начали собирать богатый и кровавый урожай, с лёгкостью разрывая кожаные панцири и немногочисленные кольчуги.
        Чуть замешкавшийся Адати издали всадил в монстра немудреное водяное копьё. Но оно лишь бессильно взорвалось мириадом безобидных брызг - Одержимый быстро учился защищаться…
        Сменив полюс Стихии, ниаронский маг перешёл на ледяные заклинания, но нужно сказать, они оказались не слишком эффективнее предыдущих. Всего, чего удалось добиться - это повисшая плетью левая рука твари, промороженная, кажется, до самой в кости в районе плечевого сустава. Но судя по тому, что на повреждённой конечности монстра начала выделять чёрная субстанция, это повреждение было сугубо временным…
        Ниаронцы дрогнули.
        Не обладая стойкостью, навыками и вооружением линейных частей, члены экипажа корвета оказались просто не готовы к бою с ТАКИМ врагом. Началось неконтролируемое паническое отступление, и Козо был бессилен что-либо предпринять - слишком уж силён оказался демон. Ниаронский маг тоже побежал, но стараясь держаться подальше от остальной массы моряков, так как, похоже, что Одержимого привлекали большие скопления потенциальной добычи.
        Теперь самым главным было успеть добраться до уже успевших закрепиться на берегу солдат с трёх десантных транспортов, и дождаться эвакуации… Так что Козо бежал. Бежал, помогая себе немудреной магией увеличения скорости и длины шагов…
        Сзади доносились крики стремительно умерщвляемых ниаронских моряков - демон носился среди них огромными прыжками, буквально разрывая людей на части. Солдаты с отчаянным воем чудовищными живыми мячами взмывали на несколько метров в воздух, подбрасываемые мощными ударами лап Одержимого - сила у него была поистине нечеловеческая… Вновь наполнились жизнью и пришли в движение две пары щупалец на спине демона - на их острых концах прорезалось что-то вроде окружённых зубами присосок. Взмах - и щупальца вцепляются в очередного ниаронца, буквально вгрызаясь в человеческое тело.
        Вслед бегущему Козо летят дикие вопли умирающих, но он не обращает на них никакого внимания - спасение собственной жизни сейчас для него гораздо приоритетнее.
* * *
        - Господин генерал, там идёт бой, - чётко отрапортовал стоящий навытяжку перед Хидэаки Санадо боевой маг. - Разрешите оказать помощь нашим солдатам…
        - Не разрешаю, - отрезал ниаронский генерал, поморщившись от боли в сломанной ноге.
        Находясь на третьем по счёту из транспортов, командующий сухопутной армией вторжения рассчитывал лично принять участие в захвате порта, но чуть было не попал под удар проклятых северян. Хорошо ещё, что их колдуны не стали бить непосредственно по кораблям Императорского флота, а то бы от такого, скорее всего, не спасли бы даже и дополнительно взятые с собой чародеи личной охраны…
        Правда, и совсем без потерь не обошлось - когда транспорт генерала (кстати, один из трёх на флоте специальной постройки, а не переоборудованный из гражданского судна) сел на грунт и сильно накренился, Хидэаки при ударе умудрился сломать правую ногу. Чародеи смогли кое-как его подлатать, но для полного выздоровления теперь стоило лечь в госпиталь… Хотя для начала было бы неплохо просто эвакуироваться с этого Небом забытого берега - вторжением-то командует вице-адмирал Сетокава, и именно ему решать - продолжать ли в изменившихся условиях высадку или нет. Лично генерал Санадо предпочёл бы лишний раз перестраховаться и эвакуироваться - если уж в распоряжении противника находятся ТАКИЕ силы, то уж лучше бы не рисковать и вернуться сюда более подготовленными…
        Так что ниаронский командующий после того, как солдаты эвакуировались с севших на брюхо транспортов, отдал приказ отступать к берегу и дожидаться подхода основных сил. Ну, или же приказа вновь грузиться на корабли и возвращаться в море…
        - Досточтимый… - попытался было возразить батальонный маг, но Хидэаки быстро его оборвал.
        - Вам что-то неясно?
        - Господин генерал, там идёт бой с применением магии, - веско произнёс чародей.
        - Причём нами зафиксированы заклинания неизвестного типа и принципа построения…
        - Вы считаете, что вам известно абсолютно всё о противнике? - раздражённо спросил Санадо. Колдуны в целом, и именно этот в частности, всегда раздражали генерала - слишком уж много они о себе думали…
        - Никак нет, но…
        - Вот и не отвлекайте меня по пустякам. У меня есть чёткий приказ эвакуироваться, и я намерен твёрдо придерживаться его.
        - Так точно, господин генерал… - хмуро ответил волшебник.
        - Лучше вернитесь на позиции и приготовьтесь к возможной атаке.
        - Есть, досточтимый.
* * *
        Комок чёрной слизи врезался в скалу, совсем рядом с Козо, и проплавил в ней сквозную дыру. Адати резко пригнулся, ушёл перекатом в сторону, и длинная ветвистая лиловая молния пролетела над его головой.
        Ниаронский маг выпрямился, повернулся назад, сплюнул и выхватил вакидзаси.
        "Похоже, уйти всё же не получится", - мелькнуло в голове Козо. - "Придётся драться. Лучше уж сдохнуть в бою, чем дожидаться пока эта тварь прикончит меня издали…"
        Проклятье! Вот только как же драться с существом, многократно превосходящего тебя по силе? Думай, думай, Адати…
        Мозг ниаронца заработал в лихорадочном темпе, сплетая сразу два боевых заклинания - сегодня Козо нужно было показать, все, на что способен боевой маг.
        Если Адати, конечно же, хотел выжить.
* * *
        Одержимый перешёл с бега на быстрый шаг, а затем и вовсе остановился метрах в десяти напротив Козо. Демон встряхнул руками и свернул щупальца за спиной, его глаза засветились ярко-лиловым цветом, а в ладонях замерли две небольших чёрных сферы.
        Опьянение кровью после первых мгновений нового боя уже прошло, и демон вновь обрёл способность мыслить рационально. Шок от преодоления межмировой границы также постепенно проходил, и Одержимый становился самим собой - не безумной машиной для убийств, действительно одержимой манией разрушения и крови, а холодным и расчётливым хищником.
        Его сородичи частенько бывали в этом странном, но столь благоприятном мире, вот только запомнились они именно как безумные убийцы - времени на полноценную трансформацию сознания им просто не давали, и старались прикончить как можно быстрее.
        Но демон, сейчас прорвавшийся в Мгачи, уже понемногу обретал разум, и интересовало его в данный момент, сможет ли он справиться с одним из самых сильных противников пока что встреченных здесь. В будущем подобный опыт мог очень пригодиться, раз уж в этом мире встречаются такие сильные смертные…

…На мгновение Одержимый замер, словно бы в нерешительности, или даже скорее в позе дуэлянта, бросающего вызов своему противнику…
        А в следующий миг демон словно бы взорвался вихрем движений.
        Одержимый без всякого разбега подлетел вверх на десяток метров, в полёте швырнув две сферы ихора, а с его глаз сорвалась лиловая молния. Там, где секунду назад находился демон, земля взорвалась несколькими десятками тонких водяных струй, что были способны навылет пробить даже гранитную плиту - Козо опоздал всего лишь на секунду со своим заклинанием.
        Ниаронец вновь ушёл перекатом вправо, выставляя защиту, и мысленно благодаря Небо, что на нём сейчас надет гибкий и удобный кожаный панцирь, а не стандартные металлодеревянные доспехи морских пехотинцев.
        В воздухе на пути пары чёрных шаров, выпущенных демоном, повисла снежно-белая пелена, и, пролетев через неё, сферы ихора оказались мгновенно заморожены, и вполне безобидно разбились о землю. Лиловую же молнию Козо отбил мгновенно сформировавшимся в руке водяным бичом, одновременно хлестнул с правой руки россыпью стальных снежинок… Которые засели в груди Одержимого, не причинив ему особого вреда, хотя вполне могли пробить насквозь даже латный панцирь.
        Одержимый приземлился на землю, и резко взмахнул руками крест-накрест - с его ладоней тут же сорвались два тонких потока чёрной субстанции, стремясь хлестнуть по Адати. Атаки ниаронского чародея демон, похоже, даже особо и не заметил, полностью понадеявшись на крепость усиленной магией шкуры.
        Вокруг Козо на земле внезапно забили ключи, потоки воды против всех законов гравитации рванули вертикально вверх и окутали ниаронца непроницаемым коконом. Двё чёрные плети бессильно разбились об образовавшуюся защиту, но и водяной щит не выдержал и разлетелся мириадами брызг - Адати отшвырнуло назад и протащило по земле.
        Вскочить на ноги, выставить простенький силовой щит, отбить в сторону россыпь мелких чёрных брызг, ударить ледяным копьём. Короткая передышка, упасть на колено, вонзить в землю короткий клинок-вакидзаси, быстро сплетая новое заклинание…
        К Одержимому устремилась дорожка промороженной земли, от которой он не успел увернуться. Взрыв - и под ногами демона разгорается голубоватое облако, окутывающее его нижнюю половину туловища. Ледяную завесу прорезают десятки тонких чёрных игл ихора, и Одержимый с воем отпрыгивает в сторону - его левая нога покрыта прозрачной ледяной коркой и, похоже, проморожена насквозь. Правда, по телу демона уже начала струиться вытекающая из пор черная жидкость, и, повреждённая конечность Одержимого начала обретать подвижность.
        Но пока что демон ещё не до конца отошёл от последствий атаки, и Козо ударил двумя мощными потоками воды, сбивая Одержимого с ног. И тут же, без всякого промедления, атаковал "фризом", замораживая демоническую тварь, а то, что тело Одержимого до сих пор было покрыто водой, лишь только облегчало задачу боевого мага.
        Демон застыл на месте, покрытый прозрачной коркой льда, и полностью утратив все возможности для продолжения сопротивления. Правда, подо льдом уже начала своё жутковатое движение странная чёрная жидкость, готовясь освободить своего хозяина из плена, но у ниаронца ещё оставалось немного времени в запасе.
        Ударить потоком воды, не вкладывая в него особой пробивной мощи, применить "фриз". Ударить потоком воды, применить "фриз". Ударить потоком воды, применить "фриз"… И так до тех пор, пока демоническое существо не оказалось заключено в огромную полупрозрачную глыбу льда.
        А затем Козо Адати вновь побежал, стремясь, во чтобы то ни стало добраться до своих, а то ведь очень скоро Одержимый мог и освободиться из ледяного плена…
* * *
        Одержимый был заключён в прочный ледяной кокон, всё его тело оказалось покрыто толстым слоем льда. Со стороны казалось, что он грудью встретил мощный поток воды и в этот же самый момент попал под замораживающее заклинание - настолько вся поза демона производила впечатление застывшего движения…
        Но постепенно под покрывающей тело Одержимого коркой начало происходить какое-то непонятное движение. Толстый слой льда стал понемногу раскалываться, а из трещин начала сочиться уже хорошо знакомая чёрная жидкость, заменяющая демону кровь. Огромный ледяной кокон тонко завибрировал, а затем просто-напросто разлетелся вдребезги, расколотый мощный ударом - в стороны полетели куски льда и тяжёлые капли демонического ихора.
        Над Мгачи разнёсся заунывный вой Одержимого, полный гнева и боли.
        Демон упал на колени, тяжело опершись о землю руками. Лиловое сияние в его глазах потускнело, шкура местами посерела и оказалась густо перепачкана ихором - наморожённый на тело Одержимого лёд кое-где отлетел вместе с кожей. Тяжёлое дыхание со свистом вырывалось из чуть приоткрытой пасти демона, длинные загнутые когти царапнули землю.
        Одержимый с видимым усилием поднял голову, медленно огляделся, и замер, уставившись в одну точку.
        Огромными скачками ниаронский маг Козо Адати нёсся по направлению к новосотворённому берегу.
        Демон глухо зарычал и медленно выпрямился.
* * *
        - Господин генерал!
        - Что ещё? - раздражённо поинтересовался Санадо у всё никак не способного угомониться колдуна. Он уже порядком начал надоедать Хидэаки…
        - Досточтимый, взгляните туда, - маг вытянул руку в сторону виднеющихся невдалеке скал, и протянул командующему бинокль.
        Немного поколебавшись, Санадо взял протянутый ему оптический прибор, и взглянул в указанном чародеем направлении. Несколько мгновений Хидэаки потратил на фокусировку, а затем резко замер.
        - Наш?
        - Так точно, досточтимый! Судя по всему, это маг из состава десанта первой волны.
        - А почему он тогда один? Где ещё один, и две сотни морпехов? - сварливо спросил Санадо.
        - Не могу знать, господин генерал! - оловянной фигуркой замер волшебник.
        Хидэаки нахмурился, пристальнее вглядываясь в сторону бегущего в направлении берега.
        - Отступление без приказа? - задумчиво уронил ниаронец. - Надеюсь, у этого магика есть достаточно веская причина…
        Теперь уже слегка нахмурился боевой маг.
* * *
        Скала слева от Козо разлетелась на части, расколотая ветвящейся бледно-лиловой молнией. Ниаронский маг быстро прикрылся щитом, защищаясь от крупных и не очень осколков, и вскинул свой вакидзаси.
        Прямо с неба, преодолев пару десятков метров единым прыжком, упал Одержимый, занося правую руку для удара. Проклятая тварь умудрилась подобраться к боевому магу незамеченной…
        Ниаронец и демон сошлись в ближнем бою.

…Козо низко пригибается, пропуская увенчанную длинными когтями, лапу над собой, и наносит усиленный магией удар коротким клинком. Окутанный водой и значительно удлинившийся вакидзаси летит прямо в брюхо демону, но отлетает в сторону, отбитый левой рукой Одержимого.
        Раз! И пара тонких гибких щупалец хлёстко бьёт по Козо, отбрасывая его к ближайшей группе скал. На совесть заговорённый доспех ниаронца выдержал, но Адати не то что почувствовал, а даже услышал, как хрустнули рёбра на левом боку. В сторону отлетел, снесённый ударом, левый наплечник - крепления оказались всё же слабоваты…
        Два! И вторая пара щупалец бьёт прямо в грудь Козо - только в последний момент, буквально в десятке сантиметров от нагрудника, ниаронский маг смог остановить их водяным щитом. Защита, правда, сразу же лопнула, и Адати окатило ледяной водой.
        Ниаронец откатился в сторону, и тотчас же небольшая скала за его спиной оказалась разнесена на части могучим ударом Одержимого. Когти его правой руки, окутанные лёгким лиловым сиянием, с лёгкостью разнесли камень, словно хрупкое стекло.
        Правда, демон тут же был вынужден отпрыгнуть в сторону, уворачиваясь от сорвавшегося с клинка мага ледяного копья. Было хорошо заметно, что Одержимый уже не так силён и быстр, как всего лишь полчаса назад - предыдущий раунд противостояния с Козо серьёзно истощил его, и теперь ему было уже не до игр с добычей.
        Теперь демон был настроен только убивать, невзирая ни на что. Хотя и старался нынче экономить силы, и не встречать каждый удар грудью - всё же это было достаточно энергозатратно…
        Адати быстро вскочил на ноги, резко рубанул вакидзаси, попутно формируя небольшой силовой щит на левой руке для рукопашной схватки. Раз - и подкреплённый магией удар короткого меча отбит в сторону длинной когтистой рукой, два - и по щиту со скрежетом и искрами проезжается вторая…
        А в это время щупальца захлёстывают ногу Адати и резко дергают его в сторону Одержимого. Ниаронец падает на спину, вакидзаси из его руки выпадает и отлетает в сторону.
        Широко раскрытыми глазами Козо смотрит, как ему в грудь летят, увенчанные когтями, лапы демона и вторая пара щупалец.
        Время словно бы замедляет свой ход. Сейчас Адати, кажется, способен различить каждый изгиб ребристых режущих кромок похожих на короткие ятаганы когтей, и хищно раззявленные пасти-присоски на концах щупальца…
        Так вот ты какая, смерть?..
        Нет, ни за что!!!

…Магия обжигающе-ледяным потоком прокатывается по венам и мышцам ниаронца, и Козо, буквально на пределе возможного, разрывая связки и суставы, складывает руки крест-накрест на груди…
        Столкновение! И когти демона бессильно соскальзывают с мгновенно окутавшего Адати водяного купола. Одержимый по инерции проваливается куда-то в сторону…
        Время вновь возвращается в своё привычное русло.
        Ниаронский чародей поднимается на ноги.
        Его побледневшее лицо перекошено от боли, на лбу кровоточит глубокий порез, а из глаз текут… слёзы? Да, нет - это не слёзы, это обычная вода…
        По всему телу боевого мага струятся тонкие ручейки, а с его рук стекают уже самые настоящие бурные потоки воды, даже немного пенящиеся на концах. Сейчас Козо до боли напоминает самого обычного водяного элементаля - он сейчас заключён в тонкую водяную оболочку, а струящиеся с его рук мощные струи находятся в постоянном циклическом движении. Кажется, что вода стекает с тела колдуна на землю, но почти уже на самых концах потоков, она закручивается и устремляется обратно - закон сохранения массы и энергии в действии…
        Одержимый замер на месте, пристально сверля взглядом Адати.
        Сила, вложенная в сплетённое ниаронским волшебником заклинание, его явно насторожила, и не зря. Чары, применённые Козо, действительно проходили по разряду смертельно опасных, и, в первую очередь, для применяющего их мага. "Длани Морского Бога" были заклятием крайне мощным, но имели один существенный недостаток - эти чары были из разряда самоподдерживающихся. То есть при потере контроля, это заклинание вполне могло действовать вплоть до полного истощения сил колдуна, и, в крайнем случае, могли привести даже к смерти…

…Взмах руками, и к Одержимому устремились два мощных потока воды. Чем-то они напоминали классические водяные бичи, вот только были гораздо большего размера - толщиной с ногу человека.
        Демон быстро вскинул стремительно почерневшую из-за выступившего из пор ихора левую руку, принимая на неё удар ниаронца…. и заревел от боли. Левая рука одержимого в месте контакта с водными потоками начала быстро сереть и рассыпаться в прах.
        Демон резко разорвал контакт и отпрыгнул в сторону, удивлённо уставившись на свою повреждённую конечность. Рука Одержимого оказалась изъедена так, словно бы он отбивал потоки не воды, а мощной кислоты. Демон глухо зарычал, напрягся и начал регенерировать поврежденные участки.
        Козо криво улыбнулся.
        "Длани Морского Бога" были не просто крупными водяными бичами, способными навылет пробивать бетонные плиты и разрубать сталь. Нет, это заклинание обладало всеми этими свойствами, но вдобавок ещё и имело такое немаловажное свойство, как способность вытягивать воду буквально отовсюду.
        В том числе и из живых организмов. А несмотря ни на что, тело Одержимого всё ещё оставалось хоть и видоизменённым, но телом человека…
        Другое дело, что для активации данных чар требовалось пожертвовать немного воды и из собственного организма. Просто надетые доспехи и одежда ниаронца сейчас скрывали то, что, как и совсем недавно у демона, на теле Козо появились серые участки отмершей плоти, рассыпающейся в лёгкую пыль. Это было нечеловечески больно, но Силы у Адати ещё хватало на то, чтобы заблокировать себе болевые рецепторы.

…Более не желая вступать в ближний контактный бой, Одержимый также вырастил у себя на руках два чёрных потока жидкости, вот только в отличие от боевого мага, он, как и прежде воспользовался собственным ихором.
        Всё ещё продолжая криво ухмыляться, Козо сделал шаг вперёд, закручивая потоки воды в причудливом танце - создавалось полное ощущение того, что ниаронец сейчас крутит смертоносный вихрь парой цепных мечей. Глухо зарычав и низко нагнув голову, демон рванул вперёд, тоже раскручивая пару своих магических "клинков".
        Ихор и вода столкнулись совершенно беззвучно, и лишь только тяжёлое дыхание Козо, да хриплое рычание Одержимого нарушали сложившуюся тишину поединка.
        На короткий миг враги сошлись в позиционном противостоянии, выясняя пределы собственных сил, но как оказалось, критического превосходства не было ни у кого. Заклинание ниаронца не могло вытянуть воду из крови демона (слишком уж устойчивой субстанцией она оказалась), а Одержимый не смог одним махом разрушить чары боевого мага, как в прошлые разы.
        Противники почти что одновременно разорвали дистанцию, и обрушили друг на друга ураган ударов.
* * *
…Диагональный сверху, вспарывающий снизу, молниеносный батман, отбивка, разрыв дистанции, короткая передышка…
        Ещё никогда доселе Адати не дрался столь расчётливо и в то же время отчаянно. Быть может раньше, он просто не был в столь безвыходных положениях, когда его противник был столь силён и опасен?..
        Ниаронский волшебник сейчас вспоминал всё, что могло пригодиться ему в этой битве - уроки классического фехтования и приёмы владения магическим оружием чередовались с чисто интуитивными приёмами и ударами. Сейчас Козо не брезговал ничем - не так уж ему и было важно КАК он победит, главным было просто победить в этой тяжёлой битве…

…Вскинуть левую плеть горизонтально, защищаясь от мощного сдвоенного удара. Шаг в сторону, поворот, взмах правой, колющий левой…
        Адати ощущал две сотворённый магией гибкие водяные плети не как оружие, а скорее как продолжение собственного тела, своего рода новые конечности. Это было непривычно, но очень удобно - владение "дланями" было крайне простым, практически на инстинктивном уровне. Никто и никогда не учил ниаронского волшебника драться с применением подобных заклинаний, но и имеющихся знаний и навыков вполне хватало…

…Сдвоенный удар сбоку - одна плеть на уровне бёдер, вторая - на высоте груди. Резкая вспышка боли - пропущен удар пары щупалец. Укрепить водяную оболочку в районе правого плеча, закрываясь от второй пары. Резко рубануть по щупальцам демона…
        Хлеща во все стороны чёрным ихором, и извиваясь, пара живых плетей демона упала на землю под аккомпанемент его яростных воплей. С глаз Одержимого тут же сорвалась ещё одна очередная лиловая молния, которую Адати не смог отбить вовремя.
        Поток гибельной магической энергии вонзился прямо в грудь ниаронца.
        Козо слегка пошатнулся, в его глазах потемнело от боли - защита уже практически лопнула, так что маг крепил её уже ни сколько и не столько Силой, сколько собственной волей, упрямством и диким желанием, во что бы то ни стало выжить…
        А в следующий миг ниаронский колдун завертелся волчком и буквально подлетел в воздух, взрываясь ураганом молниеносных ударов. Адати сейчас вкладывал в эту атаку, возможно уже последнюю атаку, все имеющиеся у него силы.
        Козо уже ощущал, как начинает постепенно слабеть - слишком уж многого требовало постоянное поддержание мощного заклинания. Ниаронец понимал, что ёще совсем немного, и он проиграет, ведь весь бой будет продолжаться лишь до тех пор, пока кто-то из них двоих не допустит фатальной ошибки… А, учитывая то, что сил у демона будет всяко больше, чем у обычного человека, пускай даже и мага…
        Адати решился - сейчас или никогда больше.

…Удар. Удар. Удар!
        И демон начал отступать под мощным напором боевого мага, понемногу, но начал отступать. Козо на короткий миг, сжигая самого себя, превзошёл Одержимого и в силе, и в скорости, не давая демону ни секунды передышки на то, чтобы хоть немного придти в себя или сплести какое-нибудь заклинание.
        Удар! И Одержимый отлетает в сторону, буквально сметённый бешеным напором ниаронца - поперёк груди демона наискось пролегла широкая рубленая рана, с рассыпающимися во прах краями.
        Два чёрных потока ихора в его руках в мгновенье ока разделяются на несколько сотен более мелких, всего лишь чуть толще волоса, потоков, которые молниеносно устремляются к Козо.
        Адати собирает все находящиеся в его руках частички родной Первоосновы, формируя вокруг себя большую водяную сферу, и огромным прыжком кидается к демону.
        Сотни чёрных нитей врезаются в поверхность защитной оболочки. Но тут же по ровной водяной глади водяной сферы прокатывается белое свечение, мгновенно замораживающее внешний слой, вместе с вбуравливающимися в его глубину потоками ихора. Одержимый в последней попытке пытается выдернуть своё увязшее оружие, но волна холода уже устремляется прямо к нему, превращая чёрные нити в тонкие сосульки, противоестественного для льда цвета.
        Водяная сфера вокруг ниаронского чародея полностью покрывается льдом, Козо ни на секунды не замедляя своего броска, продолжает нестись вперёд. Казалось бы, всего лишь несколько метров разделяют двух врагов, но ведь их ещё нужно преодолеть…
        С треском ломаются замёрзшие потоки ихора, разлетаясь мириадами осколков чёрного льда. В последней надежде Одержимый мечет из глаз толстую ветвящуюся молнию прямо в накатывающийся ледяной шар.
        Взрыв! И туча крупных и не очень осколков разлетаются в стороны, сбивая демона с ног. В облаке ледяных обломков вылетает ниаронский маг Козо Адати, занося правую руку для удара - вся она ниже локтя сейчас оказалась превращена в огромную острую сосульку.
        Лежащий на земле Одержимый вскидывает увенчанные огромными когтями руки, но…
        Уже не успевает.
        С истошным криком, вкладывая в свой последний удар все оставшиеся силы, волшебник вонзает превращённую в оружие руку прямо в середину груди демона, пробивая его тело насквозь, до самой земли.
        Практически лёжа на теле Одержимого Адати бросил быстрый взгляд в сторону, на валяющийся невдалеке вакидзаси. Короткий телокинетический импульс, и короткий клинок оказывается в левой руке Козо, зажатый обратный хватом.
        - Н-на! - с воплем Адати разрубает Одержимому горло, на обратном движении руки вонзая вакидзаси ему прямо в глаз. Да так, что ощутил, как лезвие пробило голову чудища насквозь и вошло в землю.
        Тело демона обмякло, из-под него начала растекаться лужа густой чёрной жидкости.
        Козо опустошённо вздохнул, плечи его поникли, а голова свесилась на грудь - сейчас он был нечеловечески измождён. Сил больше не было, хотелось просто лечь, закрыть глаза и отдохнуть.
        Адати потерял концентрацию всего лишь на миг, но тут же за это поплатился. Чародей только-только почуял опасность и приготовился сплести новое заклинание…
        А в следующий миг его тело пронзили несколько десятков тонких потоков ихора. Изо рта Козо выплеснулся поток ярко-алой крови, и боевой маг медленно сполз с груди Одержимого.

…Поверженный враг лежал слева, в луже собственной крови, но демона это уже ни капельки не радовало - сил уже не оставалось ни на что… Нужно бы встать, или хотя бы протянуть руку, чтобы впитать быстро вытекающую из смертного жизненную энергию, но не получается…
        Хриплое прерывистое дыхание со свистом вырывалось из пасти демона, под ним тоже начала растекаться лужа крови, вот только не алой, а иссиня-чёрной. Одержимый тяжело сглотнул и попытался подняться, но почти сразу же рухнул обратно - слишком он ослаб после яростной схватки. Теперь необходимо было полежать в тишине и покое, впитывая рассеянную в аэре естественную энергию - маловато её, конечно, но зато это можно делать и в состоянии спячки. Главное, чтобы другие Лю-Ди не атаковали в это время, а то противники они опасные и сильные, с такими лучше лишний раз не конфликтовать…
        Внезапно демон ощутил быстрый, но сильный всплеск мощной магии в окружающем пространстве. Что-то опасное. Конкретнее, он уже сказать ничего не мог - сил не было даже на элементарнейшее заклинание познания…
        Царапнув твёрдую неподатливую землю когтями, Одержимый устремил взгляд единственного уцелевшего глаза в небо - угроза шла именно оттуда…
        Сверхчеловеческое восприятие успело краем глаза отметить десятки падающих, будто бы кометы, пылающих шаров.
* * *
        - Вы эвакуировали солдат с разбившихся транспортов?
        - Так точно, господин вице-адмирал!
        - А что с экипажами корветов и десантом первой волны?
        - Неизвестно, досточтимый, - слегка виновато доложил маг-наблюдатель. - Спаслись лишь единицы, и их опрос ещё только проводится. Точных результатов ещё нет, но, по всей видимости, большая часть первой волны погибла. У нас есть данные, что северяне вызвали каких-то невероятно мощных и опасных демонов, которые…
        - Понятно, - оборвал чародея Сетокава. - Получается, никого из наших солдат в этом порту сейчас нет?
        - Так точно!
        - Хорошо, если появятся новые данные, проинформируйте меня как можно скорее. Мичман! - обратился вице-адмирал к связисту.
        - Слушаю, досточтимый!
        - Передайте на корабли эскадры приказ об отступлении. Линкорам начать обстрел побережья - пускай сравняют там всё с землёй…
        "…напоследок", - раздражённо добавил про себя Такеши.
        Ещё одна операция ниаронского флота провалилась, и теперь в действие вступит резервный план высадки, предполагающий десантирование на западном побережье. А ведь учитывая отсутствие в тех районах развитой портовой инфраструктуры, захват Монерона откладывался на неопределённый срок, что было очень даже нездорово…
        Да и командование за такие промахи не наградит, скорее уже пора бы задуматься о сохранении собственной головы на плечах, не говоря уже о звании…
* * *
        На истерзанный и практически полностью разрушенный за последние несколько часов порт Мгачи, обрушилась новая порция мощных крупнокалиберных файерболов. Но теперь уже ниаронские канониры не церемонились - острог утратил всю свою значимость, из-за которой его надлежало сохранить как можно более целым, так что…
        Так что линкоры "Аракаги" и "Конгоро" давали залп за залпом, превращая территорию порта в локальный филиал Ада. Четырнадцатидюймовые огнешары перепахивали землю и крошили бетон укреплений - перед таким ударом практически полностью истощённая противобаллистическая оборона рарденцев устоять уже не могла. Хотя, по правде говоря, северяне уже не особо-то и стремились отбивать удары ниаронцев - уже всем было понятно, что рарденцы смогли достигнуть поставленной задачи.
        Ниаронское командование отказалось от идеи высадки десанта в Мгачи.
        Правда цена, заплаченная рарденцами, оказалась достаточно высока - и если по соотношениям потерь в живой силе и кораблях всё было очень даже неплохо, то в стратегическом плане всё было гораздо хуже. Размен хорошо укреплённого, хотя и не слишком крупного, порта на временную отсрочку десанта был, мягко говоря, не слишком хорош. Ниаронцы-то наверняка в таком случае просто перенесут место высадки на менее удобное, а вот новый порт рарденцам взять уже негде…

…356-мм файерболы оставляли в мягком грунте поднявшегося дна огромные воронки, расплёскивая в стороны ил и податливую землю. Выжить или уцелеть в этом буйстве смертоносной боевой магии уже ничего бы не смогло…
        Внезапно в воздухе показалась ещё и пара десятков драконов палубной авиации ниаронцев. Они на высокой скорости и значительной высоте прошлись над полуразрушенными укреплениями Мгачи, сбрасывая на них бомбы и добавляя ещё немного хаоса в общую картину тотального разрушения.
* * *
        - …мощный артиллерийский обстрел! - прохрипело в трубке полевого телефона. - Крупный калибр, предположительно тяжёлые эмиттеры линкоров! А также нанесён удар с воздуха!..
        - Ясно, - с каменным лицом уронил генерал Морозов. - В таком случае приказываю всем частям в срочном порядке отступать… Да, и подорвите заложенные заряды.
        Аристарх положил трубку, устало вздохнул и внезапно сгорбился, словно бы сгибаясь под тяжестью какого-то груза.
* * *
        Над задымлёнными и опалёнными остатками острога Мгачи в небо взлетели три красные ракеты.
        - Лёха!..
        - Да, вижу, вижу… - проворчал невысокий, крепенький легионер, доставая из ниши в окопе большую деревянную коробку, с одной стороны которой торчал тонкий провод, уходящий куда-то в неизвестном направлении.
        Солдат откинул крышку, резко дёрнул короткий рычаг, совмещая где-то внутри коробки две части печати. Подрывная машинка ровно загудела - в накопителях на короткий срок появилась энергия.
        - Эх, ну с Богом… - выдохнул легионер, откидывая небольшую защитную панель, и резко вдавливая большую широкую кнопку.
* * *
        Десятки взрывов прогремели на территории и так полуразрушенного порта. На воздух взлетели портовые склады и арсеналы, предусмотрительно очищенные от всего мало-мальски полезного. В облаках пламени и дыма исчезли сильно разрушенные башни и стены центрального форта. К небу начали подниматься столбы густого чёрного дыма, местами заполыхало явно колдовское пламя, уничтожая всё, что могло гореть.
        Острог Мгачи сегодня оказался стёрт с лица земли.
* * *
        Легионеры, бойцы пограничной стражи, экипажи потопленных кораблей 6-ой эскадры, чудом спасшиеся канониры береговых батарей… Все они сейчас шли прочь от разрушенного порта.
        Рарденцы отступали.
        По очкам, кажется, они всё же одержали победу, да и врагов сегодня погибло преизрядно - всяко больше, чем защитников острога. Но вот как эта "воронова победа" ещё аукнется в будущем? Неизвестно… Но к чему сейчас задумывать о столь далёких вещах, когда есть и более насущные проблемы?..

…Мастер Евстафий, приложив ладонь ко лбу, обернулся назад, где вдали всё ещё виднелось зарево огромного пожара, устроенного собственными руками рарденцев.
        - Чего задумались, ваше волшебничество? - раздался рядом голос генерала Морозова, тоже остановившегося на месте, и устремившего взгляд туда же, куда и чародей.
        - Да вот что-то задумался, Аристарх Борисович… - хмуро произнёс волшебник. - Не по нраву что-то мне такой конец битвы… Вроде бы и победили, но в то же время и отступаем…
        - Отступление - это ерунда! - решительно махнул рукой Морозов. - Главное - не проиграть, а так от врага можно хоть до посинения бегать.
        - Да понимаю я это, понимаю… - досадливо поморщился Евстафий. - Но всё-таки…
        - Бросьте вы это, ваше волшебничество, - веско проговорил генерал. - Нашли чему расстраиваться, ведь мы же сегодня действительно победили - сколько было ниаров, и сколько нас… Они превосходили нас во всём, но мы, демон их всех забери, всё равно выстояли, а это главное! Да - тяжело пришлось, да - большую цену заплатили, но так нужно. Нельзя победить в таких битвах вообще не понеся потерь
        - равный обмен, господин мастер. Око за око, зуб за зуб. Хотя в нашем случае получилось даже челюсть за зуб - сколько у нас потерь, и сколько у противника…
        - Пожалуй, вы правы, Аристарх Борисович… - устало прикрыл глаза Евстафий, всем телом опираясь на табельный протазан. - Я, наверное, просто не люблю отступать…
        - Вполне возможно, - заметил Морозов, поправляя немудреный солдатский сидор. - Да и в конце-концов, вы что, думаете на этом всё, это конец? Да нееет…
        Старый генерал пригладил короткую седую бородку и слегка усмехнулся:
        - Всё ещё только начинается.
        Южно-Сахалинск - Невельск, октябрь 2009-март 2010 гг.
        Приложения

…14.06.10998
        Шестой месяц лета, день четырнадцатый, 10998 год от сошествия с Неба.
        Идёт уже вторая неделя войны с северными варварами…
        Неожиданно трудной войны.
        Кто бы мог подумать, что эти рарденцы окажутся настолько сильными и храбрыми воинами? Рейд на их передовую базу на Карайском полуострове закончился ничем, десант на Монерон провалился полностью… Про побоище в Ниаронском море даже и говорить не хочется. Превосходящими силами, врасплох и не уничтожить качественно и количественного уступающего противника - это нужно постараться! А вот северяне
        - молодцы, отличные воины, не только крепко врезали этим снобам с "плавучих казарм"-линкоров, но и уйти сумели. Хотя вот присутствие их крейсеров и линкоров на наших коммуникациях - это очень и очень плохо…
        Наверняка вся причина провала в наших штабных лизоблюдах - опять они что-то перемудрили в своих умозаключениях… Ну ничего, уж Император-то этого так просто не оставит, да будет править он десять тысяч лет - он-то обязательно во всём этом разберётся…
        Когда уходил в эту автономку встретил Тоёси, который как раз ходил в рейд к Нежинску младшим лекарем на авианосце "Катогару", рассказал, что там творилось на самом деле. Говорил, что в самом бою он и его корабль не участвовали, ну, за исключением их авиакрыла, которое уходило на бомбёжку базы северян, а вот потом к ним перегрузили раненых с других кораблей.
        Это было просто ужасно.
        Когда он всё это рассказывал, Тоёси всего просто трясло, у него смертельно бледнело лицо. А ведь мой приятель далеко не из тех, кого можно так просто напугать - требуется поистине что-то ужасное, чтобы до такой степени напугать его… Было много обожженных и покалеченных, не спасали даже маги-лекари и самые лучшие эликсиры, приходилось действовать по старинке - скальпелями и пилами. Тоёси говорил, и я сам начинал холодеть от его воспоминаний, когда он вытаскивал из операционной ампутированные конечности вёдрами… Великое Небо, не дай мне пережить такое когда-нибудь!
        Ох… И на суше дела идут как-то не очень - наши войска продвигаются не так быстро, как рассчитывало командование, всему виной опять же эти проклятые варвары! Кто там говорил, что против наших солдат будут действовать заштатные и плохо обученные части? Заштатные полки так не дерутся. Не дай Небо тогда столкнуться нашим воинам с настоящими боевыми дивизиями рарденцев…
        Но это всё, конечно же, не слишком страшно - война всего лишь затягивается, но уж никак не проигрывается. Это же просто невозможно - мы сильны и на море, и на суше, а с Запада нас поддерживают ларистанцы, которые и в одиночку могли бы сокрушить северян. Но вместе-то действовать всегда сподручнее и легче, так что это правильно, да и иначе просто быть не могло бы - Император не может принимать ошибочных и неправильных решений, это же Император!.. Император знает, что делает, и под его мудрым руководством мы непременно победим. Ну что с того, что придётся воевать не год, как планировалось, а полтора или два? Да, будет больше жертв, но ведь и славы будет больше, а потери - это не так уж и страшно… Главное теперь не зевать и ловить момент: война - это такая штука, что повышение и награды можно получить легче лёгкого. Выполнять задачи, действуя храбро и решительно - не такая уж и сложная вещь… Жаль только, что мой первый рейд на этой войне не слишком серьёзен - подумаешь атака рыболовных факторий варваров! Ни тебе нормального врага, ни тебе нормальных целей… Даже установки ВВП расчехлять, наверное, так
и не придётся - справимся и с помощью одной четырёхдюймовки. Топить эти судёнышки - не велика честь!..
16.06.10998

…Совершили рейд на первый из островов Змеиной гряды, зачистили несколько факторий. Пара небольших рыбзаводов, десяток рыбацких джонок несколько непривычного вида - вот и всё, как я и рассчитывал, ВВП так и не пришлось воспользоваться. Действовали фактически в полигонных условий - когда нет ни береговых батарей, ни боевых кораблей, ни вообще каких бы то ни было войск, не выполнить поставленную задачу просто стыдно. Заодно наметили пару неплохих бухт, пригодных в будущем для размещения угольных складов для наших кораблей - это тоже часть нашего задания…
17.06.10998

…Сеанс связи прошёл без всяких происшествий, получили приказ продолжать выполнять поставленную задачу. Топлива, воды и провианта достаточно - хватит ещё на месяц активного патрулирования, главное чтобы была энергия в накопителях орудий…
        Вот только интересно мне знать, кому пришла такая светлая мысль, как послать целый субкорабль на такое задание? Ведь вполне бы хватило и какой-нибудь завалящей канонерки! Быть может это потому, что мы должны выполнить свою задачу без особого шума?..

19.06.10998

…Вышли в открытое море - предолеваем широкий пролив между первым и вторым островом Змеиной гряды. Идём на реакторах, заряжаем аккумуляторы. Погода просто отличная для подводника - лёгкий туман и тепло. Ни с воздуха, ни с поверхности нас так просто не засечёшь - уж больно мы малозаметны для радаров, а любой другой корабль наши акустики засекут ещё на подходе.
        Кстати, что интересно глубиномеры зашкаливают - похоже, что под нами глубина в несколько миль. Странный тут всё-таки рельеф дна - глубочайший желоб в таком месте…
20.06.10998

…Сегодня акустики засекли какую-то непонятную дрянь в десятке миль впереди по курсу. Определить её так и не смогли, но это явно не корабли северян - шума водомётов вообще нет, похоже, что опять что-то из морской живности как неделю назад. Наверное, несколько левиафанов мигрируют или быть может кракен… А вот с последним как раз сталкиваться крайне нежелательно - эта тварь будет никак не меньше моего субкорабля, и крайне агрессивная, может и повредить что-нибудь…
…Два часа спустя.

… Эта штука движется в нашу сторону. Когда она вошла в зону досягаемости гидролокаторов мы смогли точнее определить её характеристики.
        У меня тотчас же на голове зашевелились волосы: примерный размер - около четырёх сотен метров, скорость порядка сорока узлов! Нужно срочно отходить к первому острову, попытаться укрыться в какой-нибудь бухте и связаться с командованием. Пускай присылают сюда тяжёлые корабли, авиацию и магов - эта штука явно очень опасна.
        Никто ничего не понимает, и я в том числе, хотя и не показываю вида. Даже мой старпом, немало повидавший на своём долгом веку в растерянности. Я постоянно теперь делаю записи на бортовом самописце, на всякий случай.
        Великое Небо, но что же это всё-таки? Неужели пробудилось какое-то додревнее реликтовое чудище?..
…Час спустя.
        Нам не уйти - это теперь понятно каждому, придётся драться. Не с нашими семнадцатью узлами подводной скорости соревноваться с этой тварью. Это совершенно явно не творение рук человеческих или нелюдских - больше всего похоже на живое существо, исполинских размеров. Что же это всё-таки?! Какой-нибудь чудовищных размеров кракен или вообще неизвестная науке тварь? Великое Небо, ну почему у меня на корабле нет ни одного боевого мага!..
…Три часа спустя.

… Кажется, оно всё-таки отстало, хотя и не ясно, смогли ли мы ему действительно существенно навредить или всего лишь отпугнули. Мы дали по нему полный залп из кормовых аппаратов, из всех трёх труб, а акустики чётко зафиксировали взрывы, но оно даже не снизило скорости. Но вот когда расстояние сократилось всего лишь до каких-то пары миль, тварь внезапно просто исчезла. Дай Небо, чтобы навсегда…
…Проклятье, проклятье, проклятье!.. ОНА всё-таки вернулась и настигла нас. Мы ничего так и не смогли сделать! Словно бы из ниоткуда ОНА появилась прямо по нашему курсу и пошла в лобовую атаку. Мы даже не смогли увернуться - слишком уж манёврённой и быстрой оказалась эта тварь. Три залпа из всех четырёх установок ВВП ОНА словно бы даже и не почувствовала, а ведь такой удар может запросто отправить на дно целый линкор, а ей хоть бы что!..
        Лежим на грунте. Носовой отсек, скорее всего, полностью уничтожен, с ходовым тоже нет связи - похоже, что ОНА лишила нас и оружия, и возможности передвигаться. Только каким-то чудом, не иначе как по воле Неба, наша лодка смогла выдержать этот удар и не разрушиться, но толку от этого мало. Все, кто смог выжить, сейчас находятся в центральных отсеках. Энергия на исходе, резервные батареи почти разряжены, что делать даже и не знаю… Остаётся только молиться…
…Батареи полностью сели, энергии нет, хорошо ещё, что у аварийного самописца есть резервный источник питания.
        Веду эту запись в полной темноте, безо всякой надежды, что кто-нибудь и когда-нибудь услышит эти слова. Из всей команды в живых остался я один. Великое Небо, что же происходит? Чем мы прогневали тебя, за что ты посла нам в наказание ГИДРУ? Она приходит раз за разом, раз за разом. И один за другим мои матросы сходят с ума. Описать, это нужно любой ценой описать, чтобы другие поняли, что произошло. Чтобы они смогли убить ЕЁ.
        Один за другим Дети Неба сходят с ума. Сначала приходит дикая головная боль, потом начинаются галлюцинации. Я думал, что это от недостатка кислорода, но нет. Затем матросы начинают говорить непонятные и страшные вещи на каком-то жутком и нечеловеческом языке. Нам пришлось убивать их, когда они бросались на нас. Проклятье, почему они такие сильные? Откуда в них это? Неужели - это сила Гидры? Акустики - они же вообще не умеют драться, а один из них голой рукой пробил грудь старпома и, хохоча, вырвал его сердце. Я самолично зарубил его катаной.
        Великое Небо, когда же всё это кончится?
…Я остался один.
        Последних двух матросов я убил, не дожидаясь, пока Гидра завладеет их разумом. Но сколько продержусь я сам - не знаю. Это выше моих сил и сил любого смертного. Как можно противиться воле Бога?
        Я слышу ЕЁ. ОНА зовёт меня. Обещает мне великую силу, как самому лучшему. Не верю, она лжёт. Ей просто нужны слуги, чтобы вновь начать уничтожать всё и всех. Я не позволю её сделать этого. Не знаю как, но не позволю. Лучше смерть, чем видеть, что она сделает с нами всеми. Никогда. Ни за что. Слышишь меня, Гидра? Я не твой, ты не заберёшь меня!
        Мама, отец… Где вы? Кто-нибудь, помогите! Я устал, я устал… Болит голова, опять слышу этот зов. Она зовёт меня. Страшно. Не хочу. Не дамся! Не дамся! Тоёси, где ты? Ты знаешь, что это мы всему виной? Ведь это мы пробудили её, мы и северяне. Глупцы, неразумные глупцы… Кровь, её пробудила кровь. И только кровью её можно усыпить вновь. Кто сможет сделать это? Не знаю. Не знаю. Не знаю. Убей меня, Гидра, я не могу больше этого выносить. Пожалуйста, убей. Не хочу! Не буду! Ты сдохнешь, тварь. Ты всё равно сдохнешь! Мы убьём тебя! Сдохни, сдохни, сдохни!!! Больно… Больно… Тоёси, ты говоришь ампутация? Да, может быть… Тебе ведь не нужен слуга без ног, Гидра? Катана, где моя катана?..
        Кровь. Она усыпляет тебя. Cколько тебе нужно? Забирай, подавись, тварь! Я слаб, но ты не сломишь меня. Я и правда сильнее всех этих червей, что были моей командой. Ни ты, ни твой повелитель не получите нас. Однажды мы вас уже победили, победим и сейчас. Ты узнаешь, Гидра, что значит гнев Ниарона! Мы зальём этот мир огнём от горизонта и до горизонта, но уничтожим тебя. Лучше пока не поздно возвращайся в свою звёздную бездну, из которой пришла. Не смейся надо мной!!! Мы - смертные, мы сильнее тебя. Магия крови, будь проклята магия крови! Смейся, смейся… Это ещё не конец.
…Нет сил. Когда же ты придёшь за моей душой?
        Из сопроводительного письма начальника Тайной Канцелярии Монеронского края лейтенанта Унаева:
        Данный аудиодневник был найден в аварийной капсуле на побережье Монерона вблизи острога Новомгачи 1 февраля 1618 года от Р.С. После расшифровки и перевода было установлено, что это предположительно - запись командира пропавшего без вести в начале Третьей Всемирной войны ниаронского субкрейсера Т-29 капитана 3-го ранга Мацуо Тода. Ввиду чрезвычайной важности этих сведений направляю их в центральное управление Тайной Канцелярии Рардена.
        Дата: 4 февраля 1618 года от Р.С. Подпись:
        Табель о рангах государства Рарденского Армия Флот Священнослужители Маги

1 Рядовой Матрос Послушник

2 Капрал Ученик

3 Сержант Шхиман Старший послушник

4 Старшина Старшина Монах Подмастерье

5 Прапорщик Мичман

6 Лейтенант Лейтенант Иеромонах Маг

7 Капитан Корветтен-капитан

8 Майор Фрегаттен-капитан Епископ Мастер

9 Полковник Командор Магистр

1 °Cекунд-генерал Контр-адмирал Архиепископ

11 Премьер-генерал Вице-адмирал Кардинал Магии Командор

12 Генерал-аншеф Адмирал флота Митрополит Архимаг
        Принятые обращения:
1-4 классы: универсальное обращение "ваша смелость"

5-7 классы: ваше благородие (общее для армии и флота) / ваше колдунство / ваше преподобие;

8-9 класс: ваше превосходительство / ваше волшебничество / ваше преосвященство;

10-12 класс: ваше высокопревосходительство / ваше высоковолшебничество / ваше высокопреосвященство;
        Примечания:
        - существуют так называемые фельд-звания, где приставка фельд- означает получение оного звания на поле боя, без подтверждения в Высшей военной Академии. Право присвоения фельд-звания, без согласования с вышестоящим командованием, имеют чины, начиная с секунд-генерала;
        - колдовские чины имеют преимущественное право распоряжения;
        - гражданские чины упразднены после Революции 1576 г.;
        - дворянские чины упразднены после Революции 1576 г.
        Глоссарий
        Авианосец - крупный многоцелевой боевой корабль. Основное вооружение - бортовая драконья авиация, вспомогательное - боевые эмиттеры. Обладает высокой скоростью и умеренным бронированием. Взлёт лёгких драконов осуществляется с короткого разбега, тяжёлые запускаются с помощью катапульты. Подразделяются на два основных класса - тяжёлые ударные и лёгкие эскортные. Тяжёлые имеют водоизмещение до 40 000 тонн, несут до семи десятков драконов и орудия калибром до 203 мм. Лёгкие имеют водоизмещение до 15 000 тонн, несут до 40 драконов и эмиттеры калибром до 127 мм.
        Ад (Преисподняя) - параллельная или иная реальность, из которого в Мир приходят различные демонические создания. Согласно догматам сотерианских церквей является средоточием вселенского зла. Единственным государством сумевшее установить с Адом взаимовыгодное сотрудничество - Ларистанский халифат.
        АС-поле (абсолютного страха поле) - философское, позже научное обозначение крайней границы ауры разумных существ, контактирующей с окружающей реальностью. Является главной причиной высокого энергопотребления и чрезвычайной сложности заклинаний, связанных с непосредственным воздействием на организм разумных существ, навроде гипноза и остановки сердца. Эффект возникает из-за рассеивания подобного рода заклятий вблизи границы АС-поля.
        Астрал - один из планов бытия, отражение всех магических и физических процессов и явлений. Изменения в астральном плане оказывают влияние и на реальный мир. Именно на манипуляциях с Астралом и построена общераспространенная система магии.
        Аура (биополе) - излучение, которым обладают большинство предметов в мире. Представляет собой проекцию их астральных тел.
        Боевой трон - специальный артефакт, усиливающий способности мага и облегчающий плетение чар. Широко распространён на крупных боевых кораблях и в крепостях.
        Великие Пары - пары магических Стихий, обладание одной из которых обеспечивает значительные успехи в изучении и другой. Существуют всего две пары - Воздух и Огонь, Вода и Земля.
        Вестник (Хайреддин Абд-аль Хазред) - тринадцатый Апостол Сотера. После смерти Спасителя отправился проповедовать в земли Лаянского царства, где добился больших успехов. Принял участие во Второй Священной войне на стороне ортодоксальных последователей Сотера, но позже разочаровался в вере и начал искать иных покровителей. Первым открыл проход в Преисподнюю, откуда призвал легионы демонов, оказавших ему помощь в создании Ларистанского халифата.
        Вечное Небо - объект поклонения народа ниарон. Согласно легендам они прибыли в этот мир с небес и однажды должны будут вернуться обратно.
        Водомёт - общепринятое название гребного винта.
        Восточные демоны - персонажи народных верований ниаронцев. Согласно легендам являлись разумной расой, схожих внешним обликом с представителями западных народов, и обитали где-то на востоке за Великим Океаном. Владели мощной магией и многочисленной армией, состоящей, в том числе, и из настоящих демонических существ. Отличались жестокостью по отношению к покорённым народам, приносили человеческие жертвы. Побеждены так называемыми Безымянными и полностью уничтожены вместе со своим материком или островом. Оснований считать, что данная легенда имеет под собой реальные факты и события - нет.
        Вторая Всемирная война (1571-1576) - война между Священным Союзом (Рарден, Шенауэр, Арвиат, Нивернэ) и Ларистанской альянсом (Ларистан, Арбенохар). Характеризовалась небывалым размахом действий и многочисленными техномагическими новшествами. Завершилась поражением войск Альянса, волной революционных и иных мятежей, прокатившихся по целому ряду истощённых противостоянием стран.
        Гоблины - разумная раса, родственная оркам. Продолжительность жизни до 100 лет. Рост до полутора метров, телосложение хрупкое. Кожа смуглая, глаза раскосые, зубы острые и крупные, уши заострённые и слегка оттопыренные. Достаточно многочисленны, проживают на всей территории Великого материка.
        Гражданская Война в Рардене (1576-1581 гг.) - масштабный конфликт между Революционным Магическим Комитетом и Контрреволюционной Коалицией. Возник на почве разногласий, образовавшихся после успешной реализации Заговора Архимагов и смерти последнего императора рарденского Андрея III. Завершилась полной победой РМК.
        Дайсон-связь - разновидность беспроводной связи, при которой в качестве носителя сигнала используются спецволны, свободно распространяющиеся в пространстве. Изобретена выдающимся арбенохарским учёным Майло Дайсоном. Принцип действия базируется на приёме и посылке сигналов на длинноволновых частотах, используя Сферу Дайсона в качестве отражателя. Также существуют коротковолновые устройства ближней связи, не использующие принцип отражения потока излучения.
        Дварфы - разумная раса. Продолжительность жизни до 400 лет. Рост до полутора метров, телосложение крепкое, внешне ничем не отличаются от людей. Отличаются большой физической силой и выносливостью. Одна из наиболее лояльных людям нечеловеческих рас. Из-за слабых врождённых способностей к классической магии, отдают предпочтением разработке различной магтехники, алхимии и магометрии. Живут преимущественно в подземных городах-государствах.
        Двимерит - достаточно редкий минерал, обладает способностью экранировать доступ к естественным потокам Силы. Применяется для постройки спецтюрем, в которых содержатся маги-преступники, а также в различного рода блокирующих магические способности артефактах.
        Дети Неба - самоназвание народа ниарон.
        Диктатор - чрезвычайный титул правителя неимператорского рода в Рарденской империи. Не применялся уже несколько сотен лет, вновь восстановлен архимагом Ярославом.
        Донжон (форт, цитадель) - общепринятое обозначение центрального укрепления или системы укреплений в крепостях. Обычно представляет собой комплекс наземных укреплений и подземных укрытий, рассчитанных на отражение наземных и воздушных атак.
        Драконы - огромные теплокровные хищные ящеры. Сообразительны, легко поддаются обучению, очень быстро достигают половозрелого возраста, но продолжают расти до конца жизни. Большинство драконов полуразумны, некоторые обладают полноценным разумом. Обладают значительным разнообразием видов, разнящихся по внешнему виду, размерам, среде обитания и поведению. Имеют шесть конечностей, вследствие чего их естественное происхождении ставится под сомнение. Существуют наземные, летающие и водоплавающие виды. В настоящее время в дикой природе практически не встречаются, размножение полностью поставлено под контроль государств из-за военного назначения драконов.
        Железное дерево - искусственно выведенное растение, обладающее феноменальной скоростью роста и неприхотливостью. Основное сырьё для получения биостали - лёгкого высокопрочного материала, применяемого для постройки боевых кораблей.
        Заклинание - особым образом структурированное мысленная команда, воздействующая на Астрал. Часто для удобства имеет графическое, вербальное или невербальное отображение.
        Зарукавный арбалет - метательное оружие, представляющее собой короткую трубку с мощной пружиной, стреляющую короткими и лёгкими болтами. Как правило, закрепляется на руке и предназначен для скрытого ношения (отсюда название). Популярное шпионское оружие, запрещено к широкому распространению среди граждан в большинстве стран мира.
        Зелёный дракон - так называемый истребитель. В основном применяется для завоевания господства в воздухе и борьбы с вражеской авиацией. Длина 10-15 метров, размах крыльев 15-20 метров. Морда и шея короткие, мощные. Крылья недлинные, большой площади. Зубы и когти кривые, крупные, особенно на задних лапах. Огнетворные железы большие, хорошо развитые. Восточный подвид отличается более тонкой и гибкой шеей и наличием на теле перьев, не несущих каких-либо жизненно важных функций. Западный подвид имеет на затылке складывающийся кожано-костяной гребень. Хищный ящер, природный способ охоты сходен со способом охоты ястребов и соколов.
        ЗэГ (ЗГ) - первоначально: заключённый гражданин. Позже более широко распространилась расшифровка заключённый-горняк, из-за наиболее популярной области применения труда заключённых.
        Инквизиция - военно-полицейский орден, образованный при Церкви несколько сотен лет назад. Предназначен для борьбы с еретиками и порождениями Тьмы. В настоящий момент сохранилась только в Рарденской империи, в остальных государствах функции Инквизиции переданы разведывательным, контрразведывательным и иным военным структурам.
        Истинные драконы - высшие представители драконов. Разумны, отличаются большими размерами в сравнении со своими более примитивными родственниками (примерно в полтора раза). Обладают врождёнными магическими способностями. Большей частью состоят на военной службе различных государств.
        Канонерская лодка - лёгкий боевой корабль, предназначенный для сторожевой и полицейской службы. Водоизмещение до 500 тонн, имеет относительно низкую скорость и минимальное бронирование. Вооружение составляет одно орудие калибром до 152 мм или пара более мелких эмиттеров. Представляет собой устаревший класс и постепенно снимается с вооружения, заменяясь на сторожевые корабли.
        Каторга - наиболее распространённая мера наказания в Рарденской империи. Заключённые используются преимущественно на тяжёлых физических работах, как правило, связанных с добычей полезных ископаемых.
        Кобольды - разумная раса, родственная оркам. Продолжительность жизни до 200 лет. Рост до двух метров, телосложение худощавое. Хорошо видят в темноте, на свету гораздо хуже. Имеют тонкий слух и обоняние, способности к классической магии - слабые. Живут преимущественно в подземных городах-государствах.
        Контрзаклинание - заклятье, полностью ориентированное на разрушение вражеских чар. Как правило, не пригодно для использования в качестве ударного.
        Контрреволюционная Коалиция - вторая сторона в Гражданской Рарденской войне. Представляет собой объединение различных сил и формирований, своей целью имевшие противодействие РМК и восстановление монархии. Потерпела полное поражение, сторонники частью оказались в плену, частью эмигрировали. Оставшиеся в Рардене по большей части подверглись репрессиям и получили различные сроки исправительных работ. Смертная казнь была применена в качестве исключительной меры наказания лишь в отношении самых одиозных представителей КК. Причинами поражения Коалиции в настоящее время считаются нескоординированность действий и отсутствие единого командования.
        Корвет - многоцелевой боевой быстроходный маневренный корабль. Водоизмещение до
2000 тонн, калибр орудий - до 127 мм, основное оружие - установки ВВП (до десяти штук), обычно не имеет бронирования. Предназначен для атаки надводных и подводных кораблей, охраны конвоев и соединений, дозорной и разведывательной службы, огневой поддержке десанта и постановке минных заграждений.
        Котло-реакторная установка - основа наиболее распространённой двигательной системы гражданских и военных кораблей. Является комбинированной техномагической установкой и включает в себя систему преобразования топлива в энергию посредством сжигания, и энергомоторы, приводящие в действие водомёты. Отличается значительными габаритами, более компактные образцы не способны достигать высокой мощности и проигрывают в этом отношении даже экспериментальным паровым двигателям, вследствие чего крайне мало распространены.
        Кракен - гигантский (до 100 метров) океанский головоногий моллюск. Из-за высокой угрозы для гражданского судоходства повсеместно истребляется, но его уничтожение связано со значительными трудностями. Крайне живуч, имеет прочную броню, обладает высокой устойчивостью к магии Воды.
        Красный дракон - так называемый штурмовик. Применяется для атаки наземных объектов - войск и укреплений. Длина 13-18 метров, размах крыльев 20-25 метров. Шея и морда длинные вытянутые. Крылья узкие, удлинённые, приспособленные для длительного барражирования. Зубы тонкие гвоздевидные, для ближнего боя малопригодны. Когти некрупные, мощные, особенно на задних лапах. Огнетворные железы очень большие, хорошо развитые. Рыбоядный ящер, природный способ охоты сходен со способом охоты у альбатросов.
        Крейсер - средний боевой корабль, предназначенный для рейдерства, эскадренного боя и конвойной службы. Имеет три наиболее распространённые разновидности - лёгкий, тяжёлый и линейный. Лёгкий - водоизмещение около 10 000 тонн, орудия главного калибра до 152 мм, основное назначение - рейдерство. Тяжёлый - водоизмещение около 15 000 тонн, орудия главного калибра до 229 мм, основное назначение - поддержка лёгких кораблей, более дешёвая альтернатива линкору. Линейный - водоизмещение до 25 000 тонн, орудия главного калибра до 381 мм, основное назначение - эскадренный бой.
        Левиафан - гигантский (до 40 метров) океанский хищный ящер. Имеет обтекаемое туловище, хвост и шея короткие, челюсти длинные вытянутые. Лапы в процессе эволюции транформировались в широкие длинные ласты. К передвижению по суше не приспособлен, живородящ.
        Легион - основная боевая тактическая единица в Рарденской империи. Различают легкопехотный легион, пехотный легион, морпехотный легион и так далее. Имеет штатный состав в 5000 человек, включает четыре линейных полка по тысяче человек, и вспомогательный полк, состоящий из кавалерийских, медицинских, инженерных, магических и прочих подразделений.
        Линкор - крупнейший и мощнейший боевой корабль. Водоизмещение до 55 000 тонн, орудия главного калибра - до 406 мм, вспомогательного - до 152 мм. Бронирование тяжёлое, мощное - до двадцатого ранга. Предназначен для уничтожения других кораблей любого типа и обстрела береговых укреплений.
        Лорика - очень распространённый тип сплошного латного доспеха. Состоит из цельноштампованной кирасы, пластинчатых наплечников и латной юбки.
        Маг (волшебник, колдун, чародей, устар. кудесник, волхв) - 1) разумное биологическое существо, обладающее высочайшими навыками воздействия на Астрал;
2) военно-магическое звание в Рарденской империи, приравнивается к общеармейскому лейтенанту, принятое обращение - ваше колдунство.
        Магический светильник - один из наиболее широко распространённых артефактов. Представляет собой запаянную стеклянную колбу, питаемую от стационарных энергопроводов.
        Масс-детектор - телеметрический артефакт, предназначенный для обнаружения надводных и подводных объектов. Действие основано на принципе изучения изменений в гравитационном поле планеты. Требует тонкой калибровки, при сотрясениях быстро выходит из строя, отличается высокой помехозащищённостью и малой информативностью. Считается устаревшим образцом магтехники, в большинстве стран снят с вооружения.
        Мир - общепринятое название планеты.
        Мыслеречь - способ невербального общения, присущий магам, а также некоторым другим существам и расам. Обладает высокой помехозащищённостью, надёжностью и уровнем шифрования, но в тоже время не отличается большой дальностью.
        Негатор - магтехнический артефакт предназначенный для подавления колдовских способностей магов в пределах определённого участка пространства. Основан на принципе генерации противофазных волн. На работу иных артефактов оказывает ограниченное влияние, выражающееся в увеличении числа помех. Принятые на вооружение образцы имеют малый диапазон настроек и в основном ориентированы на противодействие человеческим колдунам. Насколько они эффективны против представителей иных рас досконально неизвестно.
        Нежить - существа, созданные на основе уже мёртвых разумных существ и возрождённые волей некромага. Существование обусловлено наличием в телах неупокоенных призванных духов, тормозящих процессы разрушения, гниения и разложения. Нежить требует жёсткого контроля со стороны призывающего мага, в противном случае могут случится выходы неупокоенных из-под контроля, с непредсказуемыми последствиями. В большинстве стран поднятие Нежити полностью запрещено.
        Некромаг (устар. некромант) - волшебник, принадлежащий к адептам магии Смерти.
        Огры - разумная раса, родственная оркам. Продолжительность жизни до 100 лет. Рост до двух с половиной метров, телосложение крепкое. Кожа смуглая, глаза раскосые, зубы острые и крупные, уши заострены. Отличаются огромной силой и выносливостью, имеют низкий болевой порог. Обоняние и слух - тонкие. В темноте видят хорошо, на свету гораздо хуже. Способности к магии крайне низкие, уровень интеллекта - невысок. Разделены на несколько племён, среди которых есть горные, пещерные и снежные.
        Орки - разумная раса. Продолжительность жизни до 100 лет. Рост до метра восьмидесяти, телосложение крепкое. Кожа смуглая, клыки острые и крупные, уши заострены. Отличаются большой физической силой и выносливостью, имеют низкий болевой порог. Хорошо видят в темноте, на свету гораздо хуже. Имеют тонкий слух и обоняние. Вторая по распространенности в Мире раса после людей. Разделены на большое количество племён, среди которых есть степные, лесные, горные, пещерные и снежные.
        Ортодоксальная церковь Сотера - последователи Сотера, признающие исключительно священное писание от самого Спасителя и его Апостолов? А также считающая Сотера сыном Божьим. Основана непосредственно Апостолами и первыми последователями. Наиболее древняя ветвь мировой сотерианской церкви, является крайне догматизированной и консервативной. Находится в ожесточённом противостоянии со Вселенской церковью. Государственная религия Рарденской империи и ещё нескольких стран, в остальных государствах распространена мало.
        Острог - тип небольшой пограничной крепости.
        Откат - совокупность негативных воздействий на организм мага, возникающих после или в ходе плетения заклинания. Как правило, проявляется в виде головной или иной боли, тошноты, головокружения, внутренних или внешних кровотечений. Иногда приобретает и другие формы, вплоть до смерти. Явление связано с неспособностью грамотно управлять потоками Силы, уровень негативного воздействия уменьшается с ростом колдовского мастерства.
        От Р.С. (от Рождества Сотера) - принятое в большинстве стран Старого Света летоисчисление. Началом является предполагаемая дата рождения Сотера Спасителя.
        Полицмейстер - полицейский чин в Рарденской империи. Обозначает начальника крупного полицейского подразделения, обычно краевого масштаба.
        Пороховое (огнестрельное) оружие - вспомогательное вооружение, представленное в основном орудиями полевой и крепостной артиллерии. Плотно занимает занятую нишу лёгкого и простого оружия поддержки и обороны. Ручные образцы отличаются значительной ценой и трудоёмкостью изготовления снарядов, поэтому состоят на вооружении лишь элитных боевых подразделений. Крупнокалиберные пороховые орудия (свыше 152 мм) не производятся из-за чрезмерной громоздкости и отсутствия каких-либо преимуществ перед магострелами. Пороховое оружие признано тупиковой и бесперспективной ветвью развития магтехники.
        Протазан - табельное оружие рарденских боевых магов. Происходит от традиционного колдовского посоха. Общая длина около двух с половиной метров, длина клинка около тридцати сантиметров. Лезвие обоюдоострое, с небольшими лезвиями-"ушками" в нижней части клинка, предназначенными для захвата и удержания вражеского оружия. Имеет небольшой встроенный аккумулятор Силы, облегчает плетение заклинаний.
        Противобаллистическая защита (ПБЗ) - комплекс заклинаний, предназначенный для защиты от снарядов эмиттеров. Включают в себя различного рода колдовские щиты и контрзаклятья-перехватчики.
        Радар или Радиолокационная станция (РЛС) (от арбенохар. RAdio Detection And Ranging - радиообнаружение и дальнометрия) - система обнаружения воздушных, морских и наземных объектов, а также определения их дальности и геометрических параметров. Использует метод, основанный на излучении спецволн и регистрации их отражений от объектов.
        Рай - согласно догматам сотерианских церквей, место, в которое попадают души людей, проживших на земле праведную жизнь. Существование не доказано и прямо противоречит современной магфизической картине мира.
        РАК (реактивная астральная корь) - одна из самых малоизученных болезней в мире. Название получено по причине первичных признаков заболевания - образования прорех в ауре. Позже эти прорехи проецируются на тело заболевшего, вызывая злокачественные опухоли, быстро приводящие к смерти. Лечение сопряжёно со значительным риском для здоровья и возможно только на начальных стадиях. Причины заражения неизвестны, единственно установлено, что РАК имеет не инфекционную или генетическую природу возникновения.
        Революционные маги (ревмаги) - общепринятое обозначение чародеев, выступавших на стороне РМК.
        Революционный Магический Комитет - объединение высших военно-магических чинов Рарденской империи, с целью осуществления государственного переворота. Позже - название революционной армии.
        Революция (Рарденская революция 1581 года) - государственный переворот, организованный группой боевых магов во главе с архимагом Ярославом, с целью свержения правящего императора Андрея III и установления магической диктатуры. Имела большой успех среди широких слоёв населения, вследствии недовольств, вызванных затянувшимися реформами Императора и общей дискредитации правящей династии. Окончилась победой революционеров, но из-за возникших разногласий привела к Гражданской войне.
        Самураи - в Ниаронской империи крупные феодалы-землевладельцы, ранее обладали собственными дружинами, составляющими костяк армии.
        Священный союз (Союз Четырёх) - военно-политический блок, сформировавшийся перед Второй Всемирной войной в составе Рарденской и Шенауэрской империй, Республики Ниверне и Арвиатской федерации. Распался сразу же после окончания войны.
        Сила (магическая энергия) - неизвестного рода субстанция, необходимая для проведения манипуляций на Астрал. Предположительно является особым состоянием вещества. Характеризуется всепроникаемостью и вездесущностью. Имеет тенденцию к упорядочиванию в потоки.
        Синий дракон - так называемый пикирующий дракон или просто пикировщик. Применяется для атаки надводных кораблей. Длина 11-17 метров, размах крыльев
16-18 метров. Морда и шея короткие, крылья средней длины и площади. Зубы тонкие, выгнутые вперёд, когти небольшие. Огнетворные железы среднего размера и развития. Характерная особенность - пара небольших, загнутых назад рогов на голове, несущих функцию стабилизаторов при подводном плаванье. Рыбоядный ящер, природный способ охоты сходен со способом охоты бакланов.
        Смерть-ошейник - один из ключевых элементов современной системы заключения преступников. Представляет собой тонкий металлический ошейник, с наложенными чарами. Обеспечивает полную свободу действий на территории исправительного учреждения, но при несанкционированном пересечении его границы активирует систему ликвидации нарушителя. С высокой долей вероятности гарантирует невозможность демонтажа или разрушения силами немага.
        Сотер (Спаситель) - обретший на земле плоть Сын Божий. Мирское имя - Сотер Варрон Скорпион. Родился в окрестностях Эрзалима, в семье крупного военачальника Греадорской империи. Получил высшее военное и магическое образование, дослужился до прокуратора провинции Эрзалим. После казни Ильи Предтечи полностью осознал свою сущность, сложил с себя все полномочия, вышел в отставку и начал проповедовать Истинное слово. В ходе организованного эрзалимскими жрецами заговора, его семья была арестована и казнена по обвинению в пособничестве еретикам, сам же Сотер в это время находился в восточных землях. По возвращении начал Первую Священную войну, в ходе которой опустошительным ураганом пронёсся по землям провинции Эрзалим и фактически уничтожил её столицу. Но затем добровольно сдался в плен и был казнён.
        Спецбоеприпасы - стрелы, бомбы, пули и прочие немагические снаряды, снаряжённые особо мощными чарами. Из-за сложности и дороговизны изготовления не получили широкого распространения. Их применение, как правило, сопряжено с большими трудностями из-за проблем с согласованием об оправданности их применения. Подобная практика сложилась в большинстве стран мира.
        Стихия (Первооснова) - элементарная сила Вселенной, отражением которой являются большинство известных физических процессов. К Стихиям относят Огонь, Воздух, Воду, Землю, Жизнь и Смерть. Как правило, большинство магов проявляют наибольшие способности во владении лишь какой-либо одной стихией.
        Субкорабль - боевой корабль, предназначенный для движения под водой. Основное вооружение - установки ВВП (до десяти штук), вспомогательное - как правило, один эмиттер калибром до 152 мм. Отличается высокой скрытностью и малой заметностью. В надводном положении движется за счёт классической котло-реакторной установки, под водой - за счёт энергомоторов. Предназначен для рейдерства.
        Сфера Дайсона - часть верхней атмосферы Мира, сильно ионизированная вследствие облучения космическими потоками Силы, идущими, в первую очередь, от Солнца. Преодоление с помощью магии крайне затруднено из-за критического рассеивания плетения заклинаний.
        Тайная Канцелярия (Тайная Стража) - центральный орган Рарденской империи по борьбе с деятельностью, подрывающей национальную безопасность государства. К таковой относится шпионаж, государственная измена, мятежи, незаконный оборот магических технологий и прочее. Служащие ТК имеют широчайшие полномочия, сравнимые с инквизиторскими, как-то: подчинение в случае необходимости армейских и полицейских частей, возможность проведения войсковых операций, право упрощённого судопроизводства и др.
        Тёмные - общее название для существ, связанных с различными Тёмными искусствами. К их числу относятся некромаги, вампиры, оборотни и ряд других. В большинстве стран мира лишены гражданских прав и подвергаются всяческим гонениям.
        Тролли - разумная раса, родственная оркам. Продолжительность жизни до 300 лет. Рост до трёх метров, телосложение крепкое. Кожа смуглая, глаза раскосые, зубы острые и крупные. Уши заострены, лоб сильно скошен, руки длинные, до колен. Отличаются гигантской силой и выносливостью, имеют крайне низкий болевой порог. Кожа плотная, толстая, обладает устойчивостью к слабым заклинаниям. Обоняние острое, слух и зрение - слабые. Магических способностей практически лишены, интеллект низкий. Не слишком многочисленны, разделены на несколько племён, среди которых есть снежные, горные, пещерные и лесные.
        Униатская церковь - часть епархий Ортодоксальной церкви, признавших догмы Церкви Вселенской.
        Установка водно-воздушного потока (аппарат/труба Вайтхеда) - боевой артефакт, предназначенный для стрельбы перегретой водно-воздушной смесью, заключённой в силовой кокон. Ствол представляет собой короткую разгонную трубу, принцип движения снарядов - активно-реактивный. На воздухе поток имеет эффективную дистанцию стрельбы около 100 метров (при максимальной мощности ускорителя), но таким образом применяется крайне редко. Основная тактика использования надводными кораблями - разгон снаряда на стандартной малой мощности с последующим его приводнением, и небольшим погружение. Далее кокон движется за счёт собственного двигателя. Одно из мощнейших видов оружия в арсенале боевых кораблей.
        Хирд - название национальных воинских подразделений расы дварфов. Структура идентична легионной. Подразделяются на большие (10 000 копий) и малые (5000 копий).
        Церковь Вестника - ответвление сотерианской церкви, Вселенской и Ортодоксальной церквями признана языческой. Согласно догматам Вестнической церкви единственным святым является Вестник, а вся религия построена на почитании его деяний. Государственная религия Ларистанского халифата, в остальных странах распространена гораздо меньше.
        Чёрный дракон - так называемый бомбардировщик. Применяется для атаки хорошо укреплённых объектов и тотального огневого подавления. Длина 15-20 метров, размах крыльев 22-28 метров. Морда и шея тонкие, вытянутые, змеевидные. Крылья длинные, большой площади. Зубы и когти крупные, мощные. Ящер-падальщик, природный способ охоты сходен со способом охоты грифов и стервятников.
        Элементаль - псевдоживая энергетическая сущность, обладающая элементарными принципами самосуществования. Классифицируется по стихийному признаку, имеет магический характер происхождения. Используется в качестве симбиотического организма высшими животными, например, драконами. Применяется в магтехнике.
        Эльфы - разумная раса. Продолжительность жизни неограниченна. Рост до метра восьмидесяти, телосложение худощавое. Имеют исключительное зрение и слух. Обладают наибольшей плотностью магов на сотню человек (ок. 30 %). Обладают врождёнными навыками мыслеречи и ауровиденья. Разделены на несколько ветвей, среди которых есть степные, лесные, морские, восточные и тёмные кланы.
        Эмиттер (магострел) - боевой артефакт, предназначенный для испускания различного рода магических снарядов. Принцип инициации обычно механический, поэтому пользоваться эмиттерами могут и немаги. Отличается громоздкостью, требует наличия крупных энергобатарей. Наибольшее распространение получили корабельные и крепостные образцы. Лёгкие полевые и ручные варианты из-за низких боевых характеристик и дороговизны развития не получили.
        Энергобатареи (энергоаккумуляторы) - устройства для хранения Силы, питающей различного рода артефакты. Как правило, запасаемая в них магическая энергия не пригодна для непосредственного использования магами из-за чрезвычайно тонкой калибровки под целевые устройства. Принцип работы основан на факте заключения в данных артефакты элементалей, подзарядка осуществляется путём проведения специальных ритуалов.
        Энергомотор - магический артефакт, преобразующий Силу во вращательные движения. Применяется в основном, на различного рода производствах и в котло-реакторных установках.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к