Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кири Кирико / Мир Не Оправдавший Моих Ожиданий: " №05 Мир Где Мне Когда То Там Будут Рады " - читать онлайн

Сохранить .
Мир, где мне когда-то там будут рады Кирико Кири
        Мир, не оправдавший моих ожиданий. #5
        Нет хуже зла чем то, которое было когда-то великим добром.
        Нет хуже человека, который во имя жизни готов убивать.
        Нет беспощаднее целеустремлённых людей.
        Нет хуже мотиватора, чем желание всё исправить.
        Нет хуже мира, где воюют ради него же.
        Нет безнадёжнее людей, чем те, которые готовы убивать за свои идеалы.
        Мир подходит к своей новой контрольной точке, где зарождается надвигающаяся буря. К точке, где последний антигерой начнёт свой поход, и мир замрёт в ожидании своей судьбы.
        Потому, что нет хуже зла, чем Патрик, который всё делает случайно…
        --
        Четвёртая книга -> 41794
        Шестая книга -> 47090
        Мир, где мне когда-то там будут рады
        Часть тридцать первая. Древнее зло пробуждается. Глава 127
        Признаюсь честно, я всегда ненавидел манипуляторов.
        Вот серьёзно, для меня они были всегда самыми отвратительными людьми на свете, которые заслуживали помимо пули в затылок так ещё и вечных мук в самой жопе ада, чтоб неповадно было. Гнусные уёбки. Ведь по сути они единственные, кто вызывает всеобщие проблемы, а когда приходит момент расплаты, они тихо сваливают в тень и как бы не причём.
        Как итог, знатных пиздюлей прохватывают отнюдь не те, кто виновен, а те, кто по глупости или по нужде был вынужден играть под их дудку.
        Таких засранцев всегда тяжело взять за жопу, но тут всегда есть два момента. Вернее, даже не момента, а две ситуации.
        Первая - все знают этого сраного кукловода. Чаще всего подобное происходит там, где есть порядок. Все видят и знают, что он виноват, но никто не может его привлечь без доказательств. И он продолжает творить зло, хуйню и содомию. Единственная возможность прижать - свидетели или подельники. Но те или молчат или дохнут раньше назначенного срока. Тут всё вроде легче.
        Вторая - его никто не знает и тот действует из тени. То же самое, что и первое, только на хардмоде. Открыто действовать ты не можешь, и любая информация о тебе станет для тебя фатальной. Даже если намёк на тебя будет, то считай, что ты доигрался. Чаще всего такое есть там, где закон типа туалетной бумаги для бегемота - он вроде и есть, но хуй используешь и вообще, непонятно зачем он нужен.
        Так вот, чего это меня потянуло на философию, просто по сути я сейчас являюсь тем самым редкостным уе… нехорошим человеком второго типа, который делает нечто подобное. Всегда таких ненавидел, но сам делать так обожаю… Ладно вру, выхода нет. Или так, или никак.
        Сейчас я вроде как управляю всем графством, но мне нельзя светиться, иначе придёт добро-злая Эви с властелином справедливости Констанцией и покарают меня. Может полюбят, тепло встретят и будут мне рады… но покарают точно, чтоб другим неповадно было.
        Не думаю, что меня они убьют, но проверять я всё равно посыкиваю.
        Ещё хуже то, что я как бы и не в курсе особо, что делать. Нет, бравые и крутые речи всегда были заебись, но вот после них приходит вопрос: а что конкретно делать-то? Войной не пойдёшь, тихо действовать тоже сложно.
        Пришлось проводить мозговой штурм.
        В конечном итоге я удумал кое-какой общий план, так как времени было много, но не более. Выглядит план ещё более «не более» и труднодостижимым.
        По сути я буду действовать как обычно - через Элизи, и обо мне вообще никто не будет знать. Типа души зла, что обитает внутри тела. А Элизи, в свою очередь, будет действовать через всяких наёмников, бандитов и прочее отребье, склоняя на свою сторону людей. И когда обретёт власть, станет неформальным лидером, передав видимые бразды управления какому-нибудь лоху. Она будет моим телом.
        И самым первым в планах будет Анчутка как главный уебан, и только потом уже все остальные.
        Правда после размышлений и планирований я пришёл не к самым утешительным выводам - его убивать будет нельзя. И от этого у меня зубы начинает сводить, а в стульях появляться прожжённые дыры. Я столько имел на него планов от отрезания ушей до вскрытия на живую, но мозг подсказывает отбросить чувства, если я хочу добиться успеха в этом деле. В противном случае, нарублю дров и замучаюсь это расхлёбывать.
        Ладно мозг, ты убедил меня.
        Этот бесовидный уёбок нужен мне живым, чтоб добавить сил власти Элизи. Так мы один за другим в тихую присоединим всех и в конце просто количеством заставим принять новую главу группы, пусть и скрывающуюся в тени. Это поможет не навлечь гнев Эви на наши мелкие (пока что) жопы.
        Потом берём под контроль вторую группу, захват третей и победа!
        Но это так, взгляд с высоты птичьего полёта и очень обобщённый план без конкретики, чтоб понять, куда двигаться. К тому же, всё легко и просто, пока не возьмёшься за дело. Да и мысли эти не совсем мои, если быть честным. Ничего мной не придумано, всё взято из прочитанных книг, услышанных истории, просмотренных фильмов и прочего. Все гениальные идеи уже высказаны, надо просто найти нужные и воспользоваться ими. А найти как раз-таки нужные - самое сложное.
        Я старался проработать план ещё более точно, чем движение по таким вот чекпоинтам. Но в конечном итоге через несколько дней мозгокапания и попытки распланировать точный план, дума привела меня к одной простой мысли - всё самому не сделать. Моё дело - обозначить примерную цель и примерный путь от одной к другой. От одного графа к другому. Что касается того, как двигаться от одной цели к другой, то это можно доверить Элизи и Клирии.
        В конце концов, капитан задаёт курс, а его помощники его прокладывают и обдумывают, как проплыть лучше, советуясь с ним. Да и если есть тот, кто может помочь или знает это дело лучше - доверься им. А Клирия ещё та хитрожопая заноза, так что насчёт хитрых планов можно быть спокойным (я надеюсь). На крайняк, всё проходит только с моего разрешения и если что, я смогу всегда отменить план.
        Поэтому наша цель - Анчутка. Примерное движение - вынудить его заняться своими проблемами, ослабить и потом прижать. Как это сделать, кем и когда - уже решат Элизи с Клирией. К тому же, идеи я им подкинул.
        Но одновременно с этой целью надо было решить и другую проблему - стукачи.
        Эта гениальная мысль посетила меня, когда я подумал о том, как ловко Эви контролирует всё.
        Почему должны быть стукачи? Да потому что я бы никогда не доверился таким отморозкам и захотел знать, что они там делают, сбившись в кучку. Вдруг заговор готовят? И если я до этого САМ допёр, то Эви, держащая власть, и подавно об этом позаботилась. Об этом говорит и то, что Эви была неплохо осведомлена о расположении родственничков Дракулы. Значит всех контролируют.
        Поэтому в группе среди главных полюбас есть стукач. Он, работая на Эви, в свою очередь, наверняка раскидал своих людей по графствам, чтоб знать всё обо всех. И те сливают инфу о графе, на которого работают. Я просто уверен, что так и должно быть, так как невозможно узнать, кто что готовит, не имея сети шпионов.
        Кто же именно стукач?
        Ответ прост и очевиден для любого.
        Кто-то, кто и далеко, чтоб не быть заподозренным, и близко, чтоб знать всё. А так как у нас состав правительства графства сделан с нуля, основной город уже давно сгорел, то значит ближайший возможный стучащий источник может быть в ближайшем населённом пункте. В деревне. Тот, кто ближе ко всем и тот, кто вроде как и не причём.
        Я об этом ещё подумаю, хотя определённые подозрения уже есть. И Клирию попрошу подумать. Но нам нужна служба дезинформаторов, что сможет противодействовать вот таким вот уёбкам.
        Так что, обобщая всё это, получается следующее - нашей целью стал Анчутка и его надо заставить подчиниться. Обескровить и прижать. Как именно - пусть Клирия с Элизи решают. Помимо этого надо разобраться со стукачами - поменять на своих или заставить работать на нас. Скорее всего их несколько и работают они отдельно друг от друга. Возможно к нам ещё подвезут, учитывая случившееся.
        Но это всё потом. Чуток позже.
        Сейчас меня волновало немного другое. А именно то, что меня блять окружают всякие туши. Нет-нет, вы не ослышались. Меня окружают туши. Я буквально лежу, справа от меня тушка девушки, слева тушка девушки. Можно порадоваться и похлопать, типа: о, уложил сразу двоих, какой молодец и так далее, но нет. За ними на краю там три орка и ещё семь тушек баб.
        Довольно странное сочетание. Можно свалить всё на то, что у нас тут груповушка, но нет. Чтоб стало понятнее, что сейчас происходит, надо объяснить, где мы сейчас. А именно: в заснеженных лесах тех самых гор, что цепочкой проходят с севера на юг и около которых располагается моё графство. И то, что мы так здесь лежим, отнюдь не наша прихоть, а вынужденное обстоятельство, ибо сейчас ночь и спать как-то надо.
        Короче, это дело выглядит так - довольно большое полотно, плотное, многослойное и толстое, из которого сделан один большой мешок. Внутри мешок обшит мехом. Он кладётся прямо на снег и туда все дружно забираются.
        Так как снег туда лучше не заносить, предварительно все скидывают себя верхнюю часть одежды. Эта верхняя часть не защищает от ветра и холода: она тонкая, лёгкая и создана исключительно для того, чтоб защищать одежду от снега. Так вот, именно её скидывают, потом забираются внутрь, где уже стягивают с себя остальные накидки прижимаются друг к другу. Кто в нижнем белье на подобии пижамы, кто просто голым.
        В конечном итоге у нас получается такой вот своеобразный большой спальный мешок, глубокий, но не сильно широкий, от чего всем приходится друг к другу жаться. От этого становится теплее, что все в куче друг дружку греют. Это помогает нам не замёрзнуть нахер, а мешок удерживает тепло и защищает от ветра и снега. Залезаем мы в этот мешок с головой, чтоб та не торчала, после чего верхний край по-хитрому закрывается, не давая холодному воздуху попадать внутрь.
        И сейчас с одной стороны меня придавила сиськами Мамонта, которая головой отвечает за меня, а с другой - какая-то девушка с неплохой грудью прижалась. Правда из-за того, что мы тут как шпроты в банке, они меня слишком плотно собой придавили, от чего даже пошевелиться не могу нормально. Так ещё одна мне в ухо дышит, а другая в лицо. А ещё здесь жарко и кто-то ебётся! Нет, серьёзно, вы уже заебали ебаться! Я блять уснуть не могу от этих вздохов, стонов и дёрганий!
        Но, кажется, эта проблема волновала исключительно меня, так как все остальные спали. Но увы, я такой человек, который засыпает в тишине или при монотонных звуках. А храп под ухо и вздохи со стонами никак не попадают под него! Ещё и Мамонта в ухо дышит!
        Это у них так называется поход, кстати говоря. Типа так ночуют небольшие группы типа разведчиков, охотников и других отрядов, чтоб долго не делать лагерей - кинули, залезли, уснули.
        В принципе, ничем не отличается от наших походов за исключением того, что у нас ещё палатки ставят, которые должны защищать всех внутри от ветра, а у них эту функцию спальный мешок выполняет. И несмотря на недостатки, получается довольно уютно, хочу заметить. Приятно осознавать, что за слоем этого мешка мороз, ветер и зимний лес. А здесь тепло, вокруг мягко (спасибо, что не орки меня обложили со всех сторон), если закрыть глаза на ебунов. Даже тесная обстановка добавляет своей романтики, пусть и не очень комфортной.
        Снаружи нас караулили четыре человека - два орка и две женщины, что заняли позиции около этого мешка. Ну и естественно они сменялись с другими три раза за ночь. Вообще, можно было сделать здесь и четыре смены, так как нас семнадцать: одиннадцать баб и шесть мужиков, включая меня. А чем меньше ночная смена, тем больше времени выспаться. Однако причина, почему этого не делали, была во мне.
        Как бы это сказать… мне нельзя перенапрягаться. Не потому что я главный или сильно хитрожопый. Просто я напрягаюсь именно днём.
        И так мы плавно подходим (как я плавно вышел к проблеме, а?) в причине, какого хуя я забыл в заснеженных горах.
        Меня отправили качаться и набивать лвлы. А то, как выразилась одна особа, двадцать пятый уровень слегка не создаёт нужный имидж тому, кто собирается расправиться с группой.
        Во-первых, откуда они знают такое слово, но ладно, спишем на героев. Во-вторых, нормальный уровень, мне это не мешает жить и выживать, но если Клирии что-то взбредёт в голову, она не отступит. Так было с кашей, так было с обучением и деланием меня графом, так получилось и здесь. До сих пор вспоминаю, как она меня доёбывала.
        А вообще по прибытию домой после встречи с Эви и Констанций много чего случилось…
        
        - Прошу вас, мой господин, обратите на это внимание, - Клирия капала мне на мозг, стоя прямо напротив уха и конкретно нудя.
        Тёмное подземное и родное поместье, намекающее, какое же я донное животное, встретило меня в тот момент Клирией.
        Честно говоря, я её не сразу и узнал - она выглядела ну очень помято. Синяки под глазами, осунувшееся лицо, лёгкая лохматость. Видимо работа, которая свалилась на неё как из-за отсутствия Элизи, так и приходом новых жителей, которым теперь требовалось найти место, сильно её измотала. Значит и у неё предел какой-то есть.
        Но моя мимолётная жалость была выбита её доебательствовами, так как она горела желанием присесть мне на уши и потрахать мой мозг насчёт маленького уровня. Я тут с планами на будущее ебался всю поездку и надеялся на спокойствие, а тут по приезду меня вновь пытаются поиметь. Что за люди…
        Вторила ей Элизи. Спелись сучки.
        - Она права, твой уровень очень маленький.
        Я вздохнул и посмотрел на этих вот чувырв, которые мне выносили мозг. Даже в моей комнате меня достали, хотя это я по глупости их впустил.
        - У меня двадцать пятый. У обычного человека вообще пятнадцатый-двадцатый.
        - Тебе надо иметь сороковой. Это самый минимум, - настоятельно произнесла мне Элизи, словно предлагала пути продвижения моей компании на конференции. - Люди будут смотреть на тебя и знать, что у человека с таким статусом всего двадцать пятый… Тебе в идеале нужен семидесятый. Сороковой - это лишь минимум. От этого зависит отношение людей к тебе.
        - Если ты держишь людей за яйца, то у них по умолчанию уважительное отношение, - ответил я.
        - А если нет? Если переговоры? Уважение строится не только на страхе, Мэйн.
        Я покосился на Клирию. Та согласно кивнула.
        - И что ты предлагаешь? Идти и мочить всех налево и направо?
        - Нет, мой господин, мы…
        Уже «мы». Я там случаем не проморгал момент, когда за моей спиной формируется главная опасность в лице бабского легиона, наполненного феминистическими взглядами? Хьюстон, а нам не нужна случайно инквизиция?
        - …посчитали…
        Так блять вы за моей спиной ещё и сами решаете! Ну точно пора инквизицию заводить и выжигать вас.
        - ...что есть претенденты, которые смогут вам помочь.
        - И? - кивнул я головой. - Кто эти помощники?
        - Ухтунг и Мамонта, - тут же ответила недографиня.
        - Вторую я знаю, а первый кто?
        Элизи лишь вздохнула и приложила пальцы к переносице. Вместо неё ответила Клирия.
        - Это орк, мой господин.
        - А… вспомнил, точно.
        - Тебе надо запоминать имена тех людей, кто у тебя в подчинении, - настоятельно заметила Элизи.
        - Я запоминаю только имена тех людей, что мне важны. Для остального есть Клирия и ты. Так чем они помогут мне? Будут отлавливать тех, кого я смогу завалить и набить уровень?
        - Боюсь, что просто набивание лвла не даст вам того опыта, который необходим человеку вашего уровня. Как доказал пример с графом, уровень - не ответ на все вопросы. Как и доказал опыт вашей встречи с представителями другой группы около сгоревшего города. Важны знания, опыт, умения и многое другое, что пригодится вам в будущем. Это смогут дать только наставники и реальные ситуации.
        - Погоди-ка, ты предлагаешь меня закинуть в пекло? - прищурился я.
        - Ни в коем случае, мой господин. Я лишь предлагаю вам их способы прокачки. Ухтунг и Мамонта имеют богатый опыт и не раз уже тренировали других. Для таких, как они очень важно поднять уровень своих подопечных, поэтому они знают множество эффективных способов тренировок. Их знания и опыт помогут вам быстро прокачаться и получить нужный минимум знаний и опыта.
        Нет, звучало заманчиво, но почему-то в тот момент я видел у себя в уме местный вариант армии. Оттого ответ мой был однозначным.
        - Нет.
        - Но мой господин…
        - Нет. Никаких прокачек. Мне это не нужно.
        - Смею не согласиться…
        - Да сколько угодно можешь не соглашаться, - отрезал я. - А теперь вон отсюда. Хочу порадоваться тому, что буду спать не в трясущейся карете.
        Своими словами в тот момент я объявил войну упёртости.
        Глава 128
        В тот момент Клирия задалась вполне конкретной целью сделать всё, что в её силах, чтоб заставить меня принять её точку зрения или хотя бы последовать её совету. Не силой, но мозгоёбством. И зная Клирию, я понимал, что тут запретами, которые у меня против неё только и были, не отстреляться.
        Сначала она нудила мне под ухо везде и всегда. После того, как была послана с приказом не затрагивать эту тему, мне на ухо начали нудить ВСЕ СЛУЖАНКИ! Господи, да она решила не мелочиться, заставив всех нудить мне при каждом удобном случае, и взять меня измором.
        Я принял вызов и приказал всем заткнуться на эту тему. Никто и слова не сказал мне после приказа об этом. Я мог бы её наказать за занудство, но… Ну блин, я знаю причины её поведения, и выстроены они отнюдь не на злом умысле, а на вполне себе нормальных мотивах сделать меня сильнее. Просто в моих мыслях это ассоциировалось с конкретными проблемами (а именно разновидностью пыток тренировками), от чего я на это соглашаться не хотел. Я знаю, что она права, но не хочу этим заниматься просто из-за чувства противоречия и собственных предубеждений. Оттого и наказывать, зная её правоту, как-то рука не поднималась.
        Однако Клирия была вполне готова к такой вот своеобразной войне.
        Взамен слов я стал получать массу записок. Везде, где только можно, даже в туалете. Спасибо, что говном на стене и дверях не писала. Их подсовывали под дверь, клали под подушку и так далее. Клирия не жалела дорогостоящую бумагу, посчитав, что моя прокачка важнее денег. Может это и выглядит не страшно, но меня подобное конкретно заебало, и я снова приказал им оставить меня в покое.
        На смену этому пришли надписи на стенах (спасибо, что не говном).
        Запретил.
        Мотивирующие картинки.
        Запретил.
        Попытки подкатить ко мне со стороны стражниц, которые косвенно намекали, что могут прокачать мне лвл. Блять, какой лвл вы мне прокачивать собрались!? Видимо Клирия не собиралась сдаваться, раз и это пустила в ход.
        Запретил. Хотя стражницы выглядели весьма расстроенными. Не уж то им Джигу… Джина недостаточно?
        И чем больше Клирия придумывала способов меня заебать, тем больше я запрещал, и под конец ощущал себя Роскомандзором, который борется с телеграммном.
        Моё терпение лопнуло, когда мне начали подавать кашу на завтрак обед и ужин, в которой чудесным образом угадывались слова «уровень», «поднять» и так далее, написанные каким-то красителем. Я вроде запретил писать что-либо, но Клирия всё равно находила способы доебаться и подозреваю, что кашу готовит вообще кто-то левый, кому я ещё не запретил.
        Короче, после трёх дней приезда я был побеждён. Какое же я ничтожество… Зато в отместку я отправил драить Клирию туалеты. Жалкая месть, но для душевного равновесия этого было более-менее достаточно.
        И вот уже через пять дней после моего приезда Клирия, одержав победу надо мной, собрала мне пати из шестнадцати человек, куда входили Мамонта, Рубека-ходячий-пункт-скорой-помощи и Ухтунг. Их задача стояла в обучении меня любимого боевым премудростям и поднятии уровня. Остальные тринадцать - в охране.
        Вообще то я бы мог и сам постоять за себя, но Клирия отпускать меня без защиты была не намерена. А ещё я подозреваю, что она провела с Мамонтой особый разговор, так как та теперь меня слушалась, хоть и обращалась на «ты». Орк тоже вёл себя довольно интеллигентно, насколько для их расы это возможно. Понять их было можно, так как я уже привык к Клирии, а вот для них она была чем-то новеньким. Она умела убеждать и заставлять подчиняться, и немалую роль в этом играла её аура. Та вызывала в тебе какое-то патологическое отчаяние и страх. Даже моя защита сознания не могла полностью выветрить этот эффект.
        В конечном итоге пробыл я дома всего шесть дней, после чего Клирия снабдила нас семнадцатью лошадьми и одной грузовой, на которой мы везли провизию, и отправила в путь. Из провизии был этот спальный мешок, всякая мелочёвка для похода и сухие пайки на всякий случай. Хотя они нам и не понадобились - жрачку мы позже добывали в лесу охотой. Это тоже было частью моего обучения.
        Но эти шесть дней состояли не только из моего противоборства с Клирией. За те две недели, что меня не было, Мэри пришла в сознание не без помощи Богини Безумия… и не узнала меня.
        Нет, поправка, она узнала меня. Но не так, как я ожидал. Ведь если есть шанс пустить всё через жопу, то этот шанс обязательно сбудется. Лучше бы она вообще не узнавала меня в таком случае.
        Потому что Мэри вспомнила меня ровно до того момента, как я поставил на неё печать. То есть она помнит, как мы встретились, как мы шли через лес, как я тыкнул печать, сказав ей пару не самых ласковых слов и всё. Дальше мрак. И попытка объяснить ей ситуацию привела к тому, что она начала прятаться за Клирию, от которой секунду назад шарахалась.
        Не могу примерно описать, какого это видеть, как человек, признающийся к тебе в любви, сейчас прячется от тебя за того, кто довёл её до такого состояния, испуганно хлопает глазами и обвиняет во всех смертных грехах. Ещё хуже то, что эти грехи за мной имеются, и оправдаться я не могу. Ну не пиздец ли?
        - Мэри, просто послушай, - пытался я как-то сгладить обстановку. - Ты можешь хоть как-то объяснить, с чего вдруг ты здесь? Почему проснулась на кровати, а вокруг тебя хлопотали служанки?
        - Ты обманул меня! Ты поставил её! Поставил печать, хотя клялся, что не сделаешь этого! - она смотрела на меня с той самой детской обидой, с которой смотрела в прошлый раз. Мне… больно.
        - Окей, но ты же без рабской печати сейчас, не так ли?
        - Ну… да, - неуверенно ответила она.
        - И ты сейчас не в лесу, так? - кажется, у нас намечается просветление.
        - Ну… это тоже верно…
        - Это всё потому, что ты не помнишь части произошедшего.
        Её глаза округлились, и я понял, что она восприняла мои слова совершенно иначе.
        - Ты… Ты со мной делал ужасные вещи, что я даже потеряла сознание и память!? - Мэри перепугано полезла рукой проверять, чиста ли она или нет. Но видимо поняв, что ещё чиста, полезла щупать уже другое место. - Что ты со мной делал!?
        Да ёб твою бабушку, пиздец приехали, слов нет, я могу только петь. Я даже не представляю, как ей сейчас донести информацию. Хуже то, что она прячется за той, кто как раз-таки сделал самое страшное с ней. Я даже не представляю, как она преодолевает ауру Клирии.
        - То есть, меня ты боишься, а её нет? - тыкнул я пальцем в Клирию.
        - Да, она страшная и жуткая, но в отличие от тебя мне ничего плохого не делала!
        …
        Без комментариев.
        Если учесть, кто причина твоего состояния, то я просто не могу ничего сказать. Хочется залезть на стену, притвориться тараканом и заугукать, настолько это бредово выглядит.
        Клирия же вела себя невозмутимо, словно ничего не происходило и мне очень сильно захотелось разок другой двинуть ей промеж глаз. Хотелось увидеть хоть какое-то выражение на её морде, хотя бы смущение или ту же неловкость. Но она была такой же невозмутимой, как и всегда.
        - Ясно, понятно, - вздохнул я, после чего кивнул Клирии на дверь.
        Было бессмысленно Мэри что-то объяснять, пока она не успокоиться. Позже, когда она немного привыкнет ко мне, когда привыкнет к этому месту, я смогу ей всё объяснить. И быть может она даже поверит, но…
        Это не вернёт отношений.
        Да, я лично Мэри говорил, да и себе тоже, что не хочу портить собой её жизнь. И я не был взаимно влюблён в неё также, как она в меня, но всё равно испытывал к ней симпатию и тёплые чувства. Может в будущем моё дружеское и тёплое отношение к ней переросло бы в нечто большее…
        А, ладно… уже поздно. Ничего не изменишь, так что нечего ковырять душу. Как её влюблённость, так и наши просто дружеские отношения канули в лету. Теперь я для неё просто ублюдок, что нарушил клятву и поставил печать на шею. Просто несколько печально понимать, что ты потерял хорошее, даже особенное отношение к себе.
        - Скажи мне, Клирия, как получилось, что ты оказалась её лучшей подружкой? - спросил я, подавляя желание сорвать свою злость и неприятную опустошённость ударом локтя ей в хлебальник.
        - Я здесь не при чём, Мэйн, - спокойно ответила она. - Возможно сказалось то, что я была одной из первых, кого она увидела. К тому же, я не её лучшая подружка. Она просто спряталась за мной от вас, но не более.
        - Окей, тогда приказываю, скажи мне правду. Как она очнулась и о чём вы говорили, пока меня не было. Прямым текстом то, что произошло и от чего у неё такое отношение к тебе. Без всяких увиливаний, недоговариваний и утаиваний. Без всяких обходников и прочей хрени.
        - Я клянусь вам, Мэйн, что я говорю правду. Мне сообщили, что она очнулась, когда я была в кабинете Элизианы и занималась бумагами. Когда я зашла, она уже пришла в себя и над ней стояла Рубека. Она естественно не могла той ничего объяснить, поэтому постаралась всё объяснить я. Объяснить то, где она сейчас и что ей ничего не угрожает. Она испугалась меня и забилась в угол кровати, но всё же выслушала. Но она сразу вспомнила вас. Причём воспоминание о вас было последним у неё, и оно было… не самым лучшим, поэтому я ничего ей больше не говорила. Решила оставить её до вашего приезда и к ней заходили только служанки Ависия, Сиианли и Рубека. Они по очереди дежурили и могут подтвердить, что я ни разу не заходила к ней в комнату. Я клянусь, что с момента её пробуждения всё так и было. И я ей ничего не сказала.
        Она смотрела мне в глаза. Сейчас они были спокойны, просто очень тёмно-красные. Без того пламени, что играет в ней иногда. Обманывает? Но я вроде всё правильно приказал: не скрывать, не пытаться юлить, не пытаться обманывать.
        Да и зная Мэри, скажу, что такая реакция была вполне закономерна, учитывая то, как с ней я тогда обошёлся. И Богиня Безумия предупредила меня, что она может потерять часть воспоминаний. Жаль, что они потерялись ровно с того момента, как я так поступил. Если только сама Богиня не решила мне нагадить, но тут… смысл?
        - Ладно… этого следовало ожидать, - вздох вырвался из меня сам по себе. Я двинулся по коридорам подземного поместья. Клирия не отставала. - Что там с Лиа?
        - Боюсь, что её мы не нашли. Наши люди не обнаружили её в деревне. Жители сказали, что она ушла вместе с Мэри.
        Значит она могла как прийти сюда, так и разойтись с Мэри потом? Ну хоть цела и то слава богу. Хотя надо будет приказать всех прошерстить в округе. Вдруг она здесь остановилась. Хотя если Мэри не вернулась, она могла сняться с якоря и дать по съебам подальше от угрозы…
        Боже, что так всё сложно?
        - Ладно, что там с графом Анчуткой? Траванули ему воду и сожгли еду?
        - Боюсь, что наш план не удался. Пожары затушили дожди, что там начались, а заражение… оно практически не дало эффекта.
        - Погоди, если там были дожди, то зараза должна была только распространиться, нет? - глянул я на неё, вскинув бровь.
        - Но ничего не произошло, - слегка пожала плечами Клирия. - Мамонта предоставила нам знакомых, что имели знакомых в южных землях. Там у них буйствует зараза, которая передаётся через воду, вызывает понос, рвоту и в конечном итоге смерть.
        - И хочешь сказать, что во время ливней ничего не произошло? Вы там сколько дерьма этого использовали?
        - Достаточно, Мэйн. Практически ведро заражённой воды и почвы были брошены в колодцы и пруды в местах сбора воды, однако всё ограничилось лишь десятком заболевших.
        Это… странно. Вообще, по описанию это холера. И сейчас довольно тепло, поэтому она не могла просто сдохнуть. А дожди должны были поспособствовать распространению заразы. Тогда хули у них там не эпидемия?
        - У вас в этом мире не изобрели антибиотиков? То, чем лечат людей от всяких заболеваний?
        - Нет, - покачала головой Клирия. - Подобного у нас нет.
        Значит засранцу повезло. Если это холера, то при нынешней температуре пиздец там будет твориться до зимы. Главное, чтоб нас не коснулось. Кстати, раз уж заговорили о весёлых заболеваниях, то стоит поговорить и о том, как с ними бороться. Тот же пенициллин, например. Если у них есть кудесники, что смогут выделить пенициллин из плесени, будет вообще чудно.
        - Значит всё-таки им повезло… Ладно, повторите ещё раз. Заразите колодцы, что питают город и озёра. Только те, откуда люди воду берут. Смерти среди знати мне не нужно.
        Это из-за слуг, которые пользуются той же водой.
        - Я не могу гарантировать, что смогу обеспечить именно такое распространение заразы, - заметила резонно Клирия. - Это надо заражать воду напрямую.
        - Окей… тогда заражайте вручную. Пусть там будет наш человек, что сможет заразить воду напрямую. В чём она у них там храниться, в бочках? Вот пусть ту, что непосредственно будет использована для, и травит.
        - Нам нужно соблюдать границы в плане возраста заражённых? - спросила Клирия.
        - Нет, - покачал я головой. - Они не должны знать, что это делают специально. Зараза не выбирает, кого убить, и мы не будем.
        - Я вас поняла, - кивнула она.
        Ублюдочно? Естественно. Но и выбора то и нет. Тут или мы, или они. И выбор, как их топить не сильно играет роли, так как в противном случае будут топить нас. И уже топят, кстати говоря.
        На тот момент за время моего двухнедельного отсутствия, помимо проснувшейся Мэри были и другие новости. Наше графство потихоньку оживало. Клирия успела кое-как расселить людей вокруг деревни по землянкам до ближайшей зимы, когда они замёрзнут нахуй, если ничего не предпринять. А всякую нечисть заселили около моего поместья за стеной недалеко от реки. И теперь они пугали жителей своим видом. С другой стороны, жители потихоньку привыкали к таким вот соседям.
        Помимо всего прочего наш любимый Джин Урда нашёл продавцов довольно большого количества скота. Я не вникал в подробности, а тот не спешил раскрывать карты, каким образом он смог договориться и откуда этот скот. Но с его общих слов я понял, что дело там не чисто. То ли скот ворован, то ли за долги хозяин распродаёт, то ли просто избавляется от всего быстро и скидывает товар. Но Джин заверил, что скот здоровый и без всякой заразы, пусть и с тёмным прошлым.
        Правда блять выходит это довольно… дорого, так как продаются по полной цене. Но с другой стороны, по словам Клирии, такого количества нам просто не достать другим путём, а кормить людей надо. А тут сможем ферму свою сделать, что хоть как-то прокормит голодные рты и даст рабочие места. В крайнем случае, при каком-либо косяке Джина будет ждать пыточная.
        Попутно этот торгаш нашёл несколько дельцов, что были готовы открыть у нас в деревне склады, некоторые мастерские и одну небольшую лесопилку. Не за бесплатно естественно. Вернее, они рассчитывали на уменьшенные налоги к их производству и бизнесу. Это естественно было пропущено через уже настоящего экономиста - Мерила Икса (или Дамблдора, как я его называю), чтоб он посмотрел, насколько низко с выгодой для себя мы сможем сделать скидку в налогах.
        И пока умные люди решали вопросы с экономикой и бизнесом, в чём я не шарил, у меня возник вопрос. Если со складами было ясно - у нас тут граница недалеко, товар, туда-сюда, то какой резон открывать лесопилку и мастерские здесь.
        - Так если мы налог будем брать значительно меньше, чо вдруг и нет? - пожал Джин плечами. - Тут река рядом. Она глубокая, довольно широкая и ведёт на юго-восток к центру королевства. Поэтому транспортировка товара не займёт много времени. И со сниженными налогами будет дешевле и выгоднее всё сделать здесь и довезти до места продажи, чем там устроить дело.
        - А откуда ты знаешь этих людей? - поинтересовался я.
        - Так для того меня и наняли, - подмигнул он. - У меня, дружище, есть много полезных знакомых. Плюс, я хорошо нахожу общий язык со всеми, особенно с девушками.
        Нет чувак, ты не прав. По-настоящему тебя наняли, чтоб ты баб трахал. Но твои знакомства не могут не радовать.
        - И чего тогда здесь решил работать, а не на другого графа?
        - А кому нужен тот, кто ничего не умеет и только знает самых обычных людей? Графы со своими там и рулят; им до такой мелочи, как мастерские, лесопилка мелкая или скот дела нет. А вот у нашей графиночки таких связей нет. Конечно, с высшим светом не дружу, крупных сделок не предложу, но вот среди простого люда могу найти много интересных личностей.
        Мне кажется, что именно отсюда и берётся сила. Из таких людей, как Джин, а не из графов, что привыкли вести дела исключительно со своими. Те, кто выше, чаще всего не замечают то, что лежит у них под ногами. Привыкают всё решать со своими и пренебрегают вот такими бизнесменами и дельцами.
        А по сути, именно на таких дельцах и строится всё. Маленький бизнес может принести немаленький доход, дать жизнь другим бизнесам, что принесут ещё больше дохода, и стать совсем не маленьким со временем. Да, у них всё по-крупному с крупными деньгами и нам такое пока не светит. Но зато теперь мы можем найти много чего мелкого здесь, что даст людям как работу, так и деньги. А нам, соответственно, налоги. А как известно, там чуть-чуть, там чуть-чуть, и уже у тебя много чего есть.
        Так что можно было сказать, что обстановка в графстве чуть-чуть, но налаживалась. Оставалось лишь подправить главное - самого меня. А если быть точнее - мой уровень.
        Глава 129
        Я ушёл, оставив графство на Элизи, Клирию и их помощников. Уверен, что они справятся. В первую очередь потому что я там вообще нихрена не делал. Вообще ничего. Всё делают за меня. И что я там есть, что меня там нет роли не сыграет.
        Плохо это?
        Не-а, это прекрасно.
        Лучше всего всегда то, когда работу доверяют профессионалам. Джин найдёт нужных людей; Мерил посчитает, насколько это дело прибыльно; Элизи и Клирия распланируют и решат, стоит ли это делать или нет. Да, всё это мелко, но зато у части людей уже будет работа.
        Мне там не место, оттого мне незачем туда лезть и мешать своими пустыми советами, от которых пользы ноль. Да, нашёлся бы супер-мупер-пупер-хуюпер герой, который бы пришёл и одним взглядом разрулил ситуацию. Поднял бы экономику с колен, поставил на них всех остальных, включая врагов. Интриги бы разгадывал как нехуй делать; многоходовочки бы проводил, на которые бы все велись. В одиночку управлял армиями, которые разнесли бы профессиональных военных… Нет, он бы выступил один против армий и разрулил их как нехуй делать. А потом бы по нему потекли бы все девушки мира из-за чего устроили бы потоп. Всех бы затопило, все бы утонули и всё - конец света.
        Слава богу я не такой; можно сказать, спасаю мир от наводнений и конца света. Просто герой. А если без шуток, то хули делать, если я не такой. Если у человека нога болит, он бежит к врачу, а не сам лечит её (не берём таких, как я, которые: а… похуй, поболит и само перестанет). Поэтому нет ничего плохого в моём подходе.
        Лучше действительно пойти и научиться чему-то новому. Именно с такими мыслями я покинул поместье. Не забыл я напомнить ей, что она должна была найти тех, кто создал бы мушкет для нас по чертежам, о котором мы говорили ещё до бала. Она лишь кивнула и сказала, что всё в процессе.
        Попутно я получил квест от Клирии. Это было что-то типа предложения к будущему бизнесу и если я захочу, то могу взяться за это, так как всё равно меня уведут в ту сторону.
        Почему именно туда, мне рассказал орк. В горах обычно водится что-то типа дикого ледяного тролля, за убийство которого можно получить неплохой рост. Так обычно качают новичков в его отряде. Попутно там водится что-то типа снежного тигра. А на этих кошачьих уже охотятся амазонки, тем самым так же прокачивая своих новичков. То есть, у каждого есть свои способы прокачки, но пользоваться я буду обоими и это должно дать мне хороший рост.
        Что же касается квеста, то суть заключалась в следующем: здесь есть путь, ведущий через перевал. По нему можно попасть к эльфам (не совсем эльфам, там у них ещё какая-то страна оказывается есть). И проходит он между высокими горами по узкому проходу в единственном возможном месте.
        Идти через этот перевал значительно быстрее и дешевле, чем через зверолюдов, но при этом и опаснее.
        Опасность заключалась в следующем:
        В первую очередь, идя через этот перевал, что проходил между горами в лесистой части, был шанс наткнуться на засаду бандитов. Дороги от них никак здесь не чистились. Раньше, когда не было гражданской войны, а страна на той стороне процветала, проблем никаких не было - и те, и другие следили за дорогой.
        Но теперь у тех проблемы, а прошлому графу нахуй это не нужно было - в любом случае пошлина на ввоз и вывоз товара через границу шла в столицу. Поэтому дорогу перестали контролировать, и здесь обосновались такие вот личности, зато товары из страны эльфов резко подорожали, так как везлись через зверолюдей.
        Если ты не попадёшь в руки бандитам, то был шанс попасть в метель. В лучшем случае это будет просто снег с сильным ветром. В худшем - конкретная буря, где ты замёрзнешь. Она приходила и уходила неожиданно, поэтому оказавшись на перевале у тебя не оставалось выхода как укрыться где-нибудь. Под где-нибудь понималась таверна, которую… барабанная дробь… контролируют бандиты! То есть, поднялся ты такой на перевал, тут видишь - буря. И деваться некуда, или на перегонки со смертью валишь с перевала, или идёшь к этой таверне. Там тебя оберут до нитки, но хоть жив останешься.
        Если же не хочешь терять товар, то конечно можешь попытаться успеть преодолеть перевал. Но тогда есть шанс не успеть уйти и попасть в метель. В лучшем случае она будет обычной и ничего не случиться. В худшем - бандиты заберут товар уже у замерших насмерть трупов.
        Короче, место действительно стратегически важное, но бандиты всё портят и ключевым элементом является таверна. Даже если просто ты хочешь отдохнуть не на морозе и съесть горячего, она остаётся единственным местом для тебя.
        Не надо гадать, какой квест выдала Клирия, если у меня возникнет желание, как она выразилась: «посеять смерть, страх и ужас». Предположу, что если Клирия решила предложить мне заняться этим, то там ничего страшного нет и мы их без проблем вырежем. Или же она понимает, что прятаться за юбкой всегда я не смогу, и мне надо научиться действительно уметь разбираться с проблемами в условиях смертельной опасности, раз уж качаться отправила.
        Но это я умею лучше всего.
        Какой нам прок от этого, если вся пошлина идёт в столицу? Тут даже я допёр без объяснений.
        Причины было две - таверна и бонусы.
        Бонусы от того, что мы откроем ещё один путь, который даст довольно большой приток денег. Столица естественно заинтересуется этим, так как будет выгоднее вести товары через перевал, а не через зверолюдов, а это огромные доходы с пошлин. Взамен мы можем попросить за это значительные поблажки.
        Таверна. А это уже интереснее - горы ведь никому не принадлежат. А эта таверна является единственным местом, где можно переждать озверевшего Деда Мороза, который устраивает нереальную морозную анальную кару непослушным ублюдкам. И как следствие, она является единственным местом, где смогут остановиться люди даже просто, чтоб отдохнуть. А кто контролирует её, тот контролирует дорогу.
        Другими словами, нам и бонусы от правительства, и своеобразный налог за пользование дорогой. За соседнюю страну можно не волноваться - раз уж они до этого не спохватились, то значит у них действительно не до этого.
        
        Мы были в походе уже несколько дней. А может даже недель. Более точно сказать я не могу, так как мне вообще не до этого. Я засыпал без задних ног и просыпался, зная, что день будет весёлым. Можно ответственно заявить, что вкалывал я больше всей нашей группы вместе взятой.
        Ухтунг и Мамонта конкретно взялись за меня, обучая каждый тому, что сам лучше знает. Начиная от того, как охотиться и что можно жрать, чтоб не сдохнуть, и заканчивая тем, почему нельзя вытирать жопу листочками с таким бархатным покрытием (оказывается, что это маленькие ворсинки с ядом и жопа потом волдырями покроется).
        Группой поддержки мне служит орава баб, которая весело и задорно поддерживает меня в начинаниях. К примеру, когда я первый раз охотился на кабанчика, это выглядело следующим образом.
        - Давай! Мочи его!
        - Тыкай его палкой! Давай в глаза!
        - Сбоку обходи его, с боку!
        - Сильнее! Сильнее бей!
        - Аккуратнее! Он побеждённых противников может изнасиловать!
        Ну ещё хряк меня не ебал.
        Я даже не мог бросить злобного взгляда на них в тот момент, так как был слишком занят кабанчиком, которого поймал и привязал к дереву на верёвку Ухтунг, чтоб тот не убежал. Он с Мамонтой внимательно смотрели на меня, словно оценивая мои навыки, пока этот сраный кабан гонял меня как пуганного по кругу.
        - Отвратительно, - прокомментировала Мамонта.
        - Слабак, - рыкнул Ухтунг.
        - Не хватает скорости. Не стой на месте, всегда держи колени слегка присогнутыми, чтоб быть готовым отпрыгнуть.
        - Сил мало. Бей чаще, нанося раны. Не умрёт кабан от одного удара, ослабят его много маленьких ударов и дадут возможно тебе дело закончить.
        И всё в таком духе.
        Девушки, сопровождавшие нас, неплохо так развлекались, окружив поле боя и подбадривая меня, а Мамонта с Ухтунгом иногда показывали свои особые способности. Например, Мамонта показала довольно странный приём, когда, раскрутив копьё в руке, она одной рукой неведомым образом смогла проткнуть кабана снизу-вверх.
        В тот день я смог убить кабанчика и меня поздравили с удачной охотой бурными дружными овациями и криками. А вечером меня учили, что можно жрать в нём, что нельзя, как это готовить или есть сырым при необходимости.
        Надо сказать, что это было даже приятно, оказаться в такой компании, где все весело проводят время, поддерживают и подбадривают тебя. Я даже почувствовал к ним какую-то симпатию, от того, насколько это выглядело приятно - словно поход с друзьями.
        Но я и не забывал, что все они отморозки и убийцы. Сегодня они мне рады, завтра меня убьют. Поэтому, даже при такой обстановке, я всё равно не тешил себя иллюзиями на счёт этого. Я веселился вместе с ними, когда была сила после тренировки, но был готов пробить пиздюлей при малейшей провинности.
        В тот момент я бросил прощальный взгляд на свою вполне обычную стату, понимая, что скоро мне её подправят, причём конкретно.
        Имя: Патрик
        Фамилия: Козявкеев.
        Возраст: 23
        Раса: человек.
        Уровень: 25.
        «Параметры»
        Сила - 28.
        Ловкость - 31.
        Выносливость - 27.
        Здоровье - 29.
        Мана - 24.
        Интуиция - 33.
        «Дополнительные параметры»
        Рукопашный бой - 14.
        Одноручное оружие - 34.
        Двуручное оружие - 10.
        Оружие дальнего боя - 26.
        Лёгкая броня - 15.
        Устойчивость к ядам и токсинам - 50.
        Устойчивость к болезням и заражениям - 50.
        Медицина - 12.
        Рукоделие - 16.
        Взлом - 4.
        Охота - 9.
        Шитьё - 5.
        Торговля - 20.
        Красноречие - 30.
        Верховая езда - 11.
        Скрытность - 17.
        Не ахти что, но это я собрал за то время, что путешествовал здесь. А ведь в самом начале у меня было всё совершенно иначе. Я даже помню, как.
        Сила - 2.
        Ловкость - 7.
        Выносливость - 2.
        Здоровье - 1.
        Мана - 0.
        Интуиция - 10.
        И всё. Даже дополнительных параметров не было. А сейчас вон как вырос, причём сам. Многие на это жизнь убивают, а я всего за несколько месяцев поднялся. И сейчас меня поднимут ещё сильнее.
        Вот так проходили мои весёлые дни до момента, как мы поднялись выше. Здесь уже шёл снег и пусть было не очень холодно, мы сразу укутались в тёплую одежду.
        - Всегда, абсолютно всегда одевайся так, словно готовишься к худшему стечению погодных условий, если только это тебе не мешает, - наставляла меня хрипло Мамонта.
        - Ноги беречь должен. Всегда в сухости быть должны они, - прорычал Ухтунг. - Обмотал тряпками и в сапог. Намокли, обмотал другой стороной.
        - А если и они намокли?
        - Если и они намокли, засунул под одежду к телу и намотал новые тряпки. Пока те промокнут, эти на теле высохнут.
        - А ещё не ешь жёлтый снег! - сказала одна из девок и рассмеялась вместе с остальными.
        Кроме одной - та вопросительно на всех посмотрела.
        - А почему?
        - Нет, ты-то можешь есть, - похлопала её по плечу подруга. - Он полон полезных веществ, которые могут тебе помочь.
        - Да-а-а? - протянула та вопросительно.
        О боже, не говори, что ты поверила.
        - Да-да, - подключилась другая и с совершенно серьёзным видом начала учить ту уму-разуму. - Он полезен, но найти его очень сложно. Как увидишь, сразу ешь, не пожалеешь.
        - Лучше заглатывай, не прожёвывая, - уже советовала с умным лицом третья.
        И так они начали убеждать её, что жрать жёлтый снег не только можно, но и нужно. И чем больше, тем лучше.
        Я не знаю, что хуже: то, что те разводят её как последнюю лохушку или то, что та конкретно ведётся. Ещё хуже всего этого то, что они так и не признаются, что за жёлтый снег такой это и почему его не стоит есть. Я уже насмотрелся на их шутки, и они были довольно жёсткими.
        - Нельзя жрать жёлтый снег, - вмешался я, понимая, что эта лохушка, увидя его, обязательно сожрёт, и её никто не остановит. - Он жёлтый оттого, что на него поссали.
        Её лицо вытянулось, после чего она посмотрела на своих подруг. Те буквально давились смехом, стараясь не заржать во весь голос.
        - Ах вы сучки! Вы хотели, чтоб я ссанины нажралась!?
        - Может быть мозгов стало бы больше, чем у кабана, которого мы ели, - усмехнулась одна из баб.
        - Я никогда не была в снежных районах, сучка ты перекошенная! Откуда я могла знать!?
        - Это я перекошенная, мисс правая сиська больше левой!? - тут же отреагировала она.
        - Да пошла ты, шлюха!
        И одна баба бросилась на другую с кулаками. На следующий день они были с финагалами под глазом - у одной под левым, у другой под правым, и обе общались как ни в чём не бывало.
        Какие весёлые бабы, пиздец просто.
        Помимо этого я несколько раз занимался чудесной охотой, на которую меня водил Ухтунг с Мамонтой. Причём Мамонта буквально стояла за моей спиной, словно была готова прыгнуть передо мной и принять на грудь любую тварь, что рискнёт напасть на меня. Я бы мог порадоваться такой защите, если бы меня это не раздражало.
        Подозреваю, что Клирия описала ей животрепещущие кары на задницу, если со мной что-то случится. Иногда я даже невольно ловил её взгляд на своей спине, когда поссать отходил. Мамонта даже спала рядом со мной, пока мы не переселились на время ночёвок в спальный мешок. Нередко было так, что я просыпался на своей лежанке, а она за моей спиной меня рукой обхватит и буквально прижимает к своим сиськам, которые, учитывая её рост в два метра и подкачанную комплекцию, были довольно большими. Это выглядело аля медведь обнял свою игрушку.
        Кстати о медведях. Тут действительно водятся бритоногие медведи. Я немного прихуел, когда случайно их заметил на другой стороне пруда, что встретился нам. Те с лысыми ногами помахали нам и подмигнули. А некоторые словно шлюхи на трасе, начали выставлять свои ноги.
        Я никогда к геям плохо не относился, каждому своё, но, блять, меня тогда чуть не вырвало. Можно лишь порадоваться, что хоть не отпидорасили меня и на том спасибо. Но мир, я умоляю, прекрати, моя психика не всесильная.
        Вот в такой обстановке я постигал искусство охоты и выживания.
        Уже в заснеженной местности, когда поднялись выше, мы вышли на ледяного тролля. Это оказалось такое мохнатое нечто, которое имеет шесть лап. Морда этого чудовища походила на морду обезьяны типа орангутанга.
        - Это твоя добыча, - кивнул Ухтунг.
        Мы заняли позицию в замерших и покрытых снегом кустах.
        - И чо ты мне предлагаешь делать с этой тварью? - спросил с некоторой опаской я.
        - Убивать. Держи. - Он буквально бросил мне копьё. - Я помолюсь нашему Богу о твоей душе.
        - Блять, по-твоему, это должно меня взбодрить!?
        Я покосился на Мамонту, которая не отходила от меня ни на шаг.
        - Мы будем прикрывать тебя отсюда. В случае чего можешь на нас рассчитывать, но не думай, что мы сделаем за тебя работу. Это часть твоего обучения.
        - Ясень пень, что не сделаете, - вздохнул я, перехватывая копьё по удобнее и выходя из укрытия.
        К этому моменту я уже сам мог охотиться на кабанов и расправляться с ними. Я даже один раз дрался против волка вполне успешно. Как оказалось, борьба против животных значительно отличается от борьбы против людей, поэтому тут мой навык одноручного оружия не сильно пригодился. Зато качалась охота.
        Надо сказать, что я прохватил сказочной пизды под конец, хоть и смог одолеть тварь. Ухтунг не вмешивался до последнего и останавливал видимо Мамонту, пока я месился с этой тварью. Уже когда мне сломали руку, порвали когтями грудь до костей и повредили что-то в животе, я ухитрился поднырнуть под эту залупу, подняв копьё.
        Бросился к ней и резко лёг. Та, подумав, что я упал, прыгнула сверху и не смогла остановиться, когда я поднял копьё и упёр его в землю. Всей своей массой она насадилась прямо на него, и я буквально почувствовал, держась за древко, как сломались рёбра, как рвались мышцы и как дрогнуло в последний раз его сердце, отдавшись в копьё стуком.
        Это было жёстко. Но и не менее приятно от того, что я победил.
        На поляну вышел орк, удовлетворённо оглядывая добычу.
        - Лучше могло быть, но сойдёт и так. Главное победа, - кивнул он. - Для начала справился ты неплохо. Для человека простого.
        - Ага, спасибо, - прохрипел я, выползая из-под ледяного тролля.
        На поляну уже выскочила Мамонта с Рубекой, готовой к труду и обороне.
        Ну чтож, видимо не прошли их уроки зря. Вряд ли бы я справился с этой тварью без магии или твари до этого.
        Глава 130
        И вот он, тот момент, когда я лежу в спальном мешке, зажатый с двух сторон девушками.
        Естественно Мамонта легла рядом за моей спиной, чтоб прикрывать меня даже здесь. Попутно она разогнала всех желающих «погреться об меня». А спереди ко мне прижалась другая особь женского пола, которая дышит мне в морду.
        Вскоре вздохи и шебуршания прекратились, видимо наебались люди с края, и этот мешок наконец погрузился в тишину и покой. Казалось, вот оно счастье, но куда там. Девушка напротив начала принимать довольно смелые попытки доебаться до меня. Доебаться… хм… в это ситуации такое слово описывает так много…
        Я почувствовал это в тот момент, когда её дыхание было прямо перед моим лицом. Я предположил, что она просто придвинулась поближе во сне, так как тут тесно. Но уже через минуту моих губ коснулись вполне себе мягкие, пухленькие губы моей соседки. Сухие и из-за этого немного шершавые, но тёплые.
        Замерли.
        Вновь задвигались, шаловливо прижимаясь к моим сильнее, словно проверяли реакцию и вновь замерли.
        Слегка приоткрылись и мои губы лизнули и очень аккуратно куснули. Замерла с моей нижней губой, прикушенной её зубами. Вновь задвигалась, уже прижавшись телом вплотную, хотя казалось, куда плотнее. И начался классический французский поцелуй, когда она накрыла мои губы своими и пропихнула свой язык ко мне в рот.
        Я вообще никак не реагировал, для интереса наблюдая, когда ей надоест играть со мной пассивным. Ведь ответа на поцелуй она не получила.
        Но ей кажись и так сойдёт, так как она продолжала меня целовать, попутно запустив руку мне в трусы. Сжала мой член, расслабила хватку, вновь сжала, заставляя того проснуться. Так, сладко сжимая его, она доводила меня до определённой кондиции. Вот её рука уже водит по нему вверх-вниз, пальчики самыми кончиками проходят по всей длине, резко спускаются вниз и хвать за яйца. Блин, это вроде и неприятно, но вроде и приятно. Особенно когда она очень аккуратно и нежно их в руке слегка сдавливает. А её другая рука уже стягивает с меня брюки.
        Стоило ей это сделать, как «яужеготов» упёрся ей в пушистый лобок. Хм, а когда в последний раз я трахался? Эм… давно, ещё до взятия графства. Гонял тогда ту девчонку в трактире.
        У меня появилось стойкое желание задолбить эту особу перед собой. Я бы её на колени поставил и прочистил ей ротик известным способом, но ограничимся классикой, а то здесь места нет.
        Взяв член пальцами, она словно примерилась, после чего провела головкой по своим нижним губам.
        - Поиграем? - шепнула она сладко мне в ухо.
        - Сейчас ты со мной поиграешь, - неожиданно совсем несладкий хриплый голос раздался мне в то же ухо, но уже от другой женщины.
        Я почувствовал, как на мне дёрнулась её совсем нелёгкая рука, немного вошканья, и вот уже девушка (или женщина) напротив меня застонала.
        - Я что говорила про это? - тихо зашипела Мамонта ей через меня.
        - Порвёшь! - зашипела та в ответ. - Мамонта, дура, ты мне всё порвёшь, хватит!
        - Ты, шлюха подзаборная, я предупредила всех на счёт этого. Или ты тупа настолько, что не поняла моего приказа?
        - А он сам-то и не против! И вон, с краю все трахаются!
        - Это с краю. Надо, ебись с орками. Или думаешь, я не слышу, как ты к нему тут сиськами жмёшься?
        - Я поняла! Я всё поняла, хватит, ты действительно мне всё порвёшь там! - чуть не плача застонала уже та.
        Я не совсем понял, что Мамонта имела в виду, если честно. Это типа она меня от баб охраняет? Нахера? Я так-то не маленький, могу и сам послать, если не захочу.
        В темноте послышалось опять вошканье и секунду спустя облегчённый вздох.
        - А вообще, я был не против, - внёс шёпотом я свою лепту в разговор.
        - Она знает, за что, - ответила Мамонта хрипло.
        - За то, - неожиданно подала хнычущий голос та, - что ты сама мечтаешь его трахнуть, ведь так, недотраханная? Всё смотришь ему в спину со сгоревшего города, когда он тебе вломил. Тебе же нравятся сильные и те, кто тебе пиздюлей прописывает!
        А вот и ответ, что Мамонта так себя ведёт, прискакал. Если честно, не ожидал подобного. Как не ожидала такого предательства она сама.
        - Ах ты сука!
        Ну всё, началось, бабские разборки. Только разница в том, что в моём мире те царапаются и дёргают друг друга за волосы, а здесь душат и пытаются набить морду. И сейчас это ничем хорошим точно не закончится. Мамонта тут же придавила меня своим телом, и я услышал, как женщина напротив захрипела. На этот весь шум стали просыпаться остальные. Завошкались, сонно забормотали, пытаясь понять, что происходит и кто шумит.
        - Пошла нахуй дежурить, сука! - буквально прорычала Мамонта, отпуская ту.
        Женщина тут же обиженно выскочила наружу в чём мать родила, захватив одежду, которую на ходу начала натягивать, явно не горя желанием оставаться здесь и на секунду. В спальник тут же хлынул холодный воздух. А вместе с ним и очень обиженный голос женщины.
        - Недотраханная дура! Найди себе мужика, чтоб он тебя уже наконец выебал, вернул мозги на место, и ты не ебала мозги другим! - крикнула она.
        Это услышали абсолютно все.
        Я не мог видеть, какого конкретно цвета было лицо Мамонты, но судя по её выражению: или серого, или красного. Понятно, что подобная заява при всех была как плевок в её сторону и та явно не привыкла подобное слышать в свой адрес. Но её реакция была слишком агрессивной, как мне показалось.
        Ещё секунда и Мамонта, несмотря на мороз, выскочила босиком прямо на улицу в лёгком нательном белье типа пижамы. Женщина попыталась увернуться, но куда ей от Мамонты убежать. Та проворно дёрнулась за ней и уже через мгновение её руки вцепились в шею женщины и подняли над землёй с конкретно понятным намерением задушить.
        - Я убью тебя, блядь!
        Ситуация быстро выходила из-под контроля на моих глазах, и теперь напарницы были готовы убить друг друга. Причём если верить той женщине, у Мамонты реально могли шарики за ролики закинуться. Эх, разборки, взаимная ненависть и вражда в коллективе, это всегда так прекрасно…
        И самое странное в этой ситуации то, что никто даже не вмешался! Словно так и должно быть!
        Может конечно и должно, но не при мне. Во-первых, только я могу применять насилие как главный. Во-вторых, при мне должен быть только порядок и никакого самосуда! Поэтому, как бы мне не хотелось и как бы я не сыковал взбесившейся Мамонты, отсидеться в сторонке не получится. Придётся сжать булки покрепче и лезть к дуре, которая явно не в себе. А ведь всё так хорошо шло…
        - Мамонта, мать твою, оставь её! - вылез я на холод собачий из спальника. - Оставь её в покое!
        Вообще ноль внимания. Кажется, Мамонта крышей слегка поехала, раз не отзывается. А женщина в её руках уже ногами замолотила, пытаясь отбиться от Мамонты, но та стойко выдерживала удары, продолжая её душить. Да она убьёт её так!
        - Мамонта, ты глухая!? - закричал я на неё и попытался дёрнуть за руку. - Отпусти…
        Но что отпустить она должна была, я так и не договорил. В следующее мгновение я просто почувствовал невесомость и то, как всё тонет в ослепительно белом свете. Не знаю, что произошло, но предположу, что мне врезали. Причём судя по мимолётной боли, прямо в ебало. Обидно…
        Однако, как и любая такая отключка, заняла у меня она примерно минуту… в моём понимании и по моим ощущениям. Потому что, когда я пришёл в себя, было уже светло. По крайней мере свет пробивался в спальный мешок через щель, и он был явно не от луны.
        Блин, а кажется, что только секунду назад стоял на холоде голый около Мамонты и вот уже в тёплом спальнике.
        Рядом со мной на коленках слегка сгорбившись сидела Рубека. Увидев, что я приоткрыл глаза, она облегчённо вздохнула, словно решилась её будущая судьба. Её можно было понять - кажется, судя по свету, я провалялся так часов шесть, если не больше. Это было явно много для того, кто просто отключился.
        Стараясь сильно не тревожить тело на случай, если меня не полностью залечили, я аккуратно приподнялся, прислушиваясь к ощущениям. Но нет, всё цело, ничего не болит.
        Однако это не отменяло того, что меня ударили. Только вот кто? Хотя глупый вопрос. Пусть я и не увидел, кто это сделал, но только одна личность могла такое учудить. Просто сделала она это с такой скоростью, что я и не заметил, и теперь даже сомневался, вдруг от другого человека прилетело.
        - Эй, Рубека, это меня Мамонта вырубила? - тут же спросил я напрямую, чтоб точно быть уверенным.
        Та на мгновение замерла, после чего нехотя закивала.
        Что и требовалось уточнить. Ну всё, пизда Мамонте. Не то что я горю желанием её убить, но наказание точно сейчас получит, а то в конец охуела.
        Вообще, я бы предпочёл реально не вмешиваться во все эти дела, терпеть не могу все эти разборки и мозгоёбства. Но теперь удар был уже по моему авторитету и пропустить его было нельзя. Она тронула меня и все должны увидеть, что кара за подобное будет неумолимой и неизбежной. Поэтому я, нехотя одевшись, вылез наружу искать виновницу происшествия.
        И там меня встретили сразу пятнадцать пар глаз. Казалось, что все только и ждали моего пробуждение, причём с очевидной целью - все хотели посмотреть, что я буду делать с Мамонтой. Другими словами, я должен был показать себя, иначе упаду в их глазах.
        Одна из особ, что ёбнула мне в хлебало, смотреть в глаза не спешила и стояла в сторонке. Даже когда я подошёл ближе, Мамонта не посмотрела на меня. То ли было стыдно, то ли просто неприятно было понимать, что она умудрилась учудить вчера, и моё лицо служило напоминанием этому постыдному поступку.
        А может она боится. Боится и понимает, что получит пизды. Причём я даже не совсем уверен, что она боится наказания именно от меня. Возможно Клирию она боится ещё больше, так как та расправится с ней за подобное, не глядя.
        - Ну и? Доигралась, дура? - спокойно обратился я к ней.
        Мамонта промолчала. Даже в глаза не посмотрела, сверля землю взглядом.
        - В глаза смотри, когда я с тобой разговариваю, - поднял я голос. Не из-за понтов и желания показать себя бесстрашным удальцом. Просто это игра на публику, показ того, кто здесь главный. Мне-то похуй, смотрит она на меня или нет, но вот для остальных может быть и нет. Они должны видеть, что я здесь власть и закон.
        Мамонта посмотрела на меня полным злости взглядом.
        - Чо смотришь как на врага народа? Мамонта, понимаешь, что ты тупая дура?
        Молчит.
        - Когда я с тобой разговариваю, то ты отвечаешь, это приказ, - подошёл я ближе. - Ты понимаешь, что ты дура?
        - Да, - выдавила она из себя.
        - Тогда ты понимаешь, что тебя сейчас ждёт?
        - Да, - всё так же, словно тужась, выдавила она.
        - Что? - решил убедиться я.
        - Наказание.
        Я удовлетворённо кивнул. Хоть это и выглядело забавно, мелкий тут качает права двухметровому воину, однако никому это так не казалось. Может быть и подсознательно, но все ждали моей реакции, и отпустить её я просто так не мог.
        - Снимай верхнюю одежду, оголяй спину, - сказал я и обернулся к остальным. - Привяжите её грудью к дереву за руки. Ухтунг, тащи кнут, пороть будем.
        Уже через минуту Мамонта была привязана к дереву. Если откинуть мои садистские наклонности, то это было просто необходимо. За любой проступок следует наказание, особенно когда ударили самого главного. Мне не хотелось, чтоб пиздец набирал обороты и стоило пресечь такое на корню. Одно дело, когда на тебя рычат, но другое дело, когда начинают кусать. И остальным это послужит хорошим уроком.
        Что касается наказания… то мне просто в голову ничего не пришло больше. Можно было вылупить ремнём, но это было бы слишком слабо для того, кто поднял руку на хозяина. Да и наказание должно было вселять страх в сердца остальных, поэтому кнут подходил для этого идеально.
        - Пороть ты будешь? - спросил орк, когда принёс кнут. Такой длинный, кожаный, тугой. Классика жанра.
        - Нет, тебе доверю.
        - Пороть сильно?
        - Что есть сил бей, - кивнул я.
        - Могу и до костей порезать им, - предупредил Ухтунг.
        - Думаю, что она это заслужила. Бей, пока не скажу стоп.
        Орк без единого слова кивнул мне. Ну а я… А что я? Отошёл в сторону и начал смотреть за экзекуцией. Не меня же порют.
        Ухтунг подошёл к Мамонте, взмахнул кнутом, примеряясь, после чего быстрое и ловкое движение, громкий хлопок, и на её спине появилась кровавая полоса. Из неё довольно бодро стала проступать кровь, маленькой полоской стекая вниз. По этому можно было судить, какой силы был удар. Но от самой Мамонты послышалось лишь приглушённое мычание.
        Ухтунг вновь замахнулся и ударил - прямо поперёк первой кровавой полосы появилась вторая. А потом третья, четвёртая... Очень скоро снег под Мамонтой окрасился в красный цвет. Ухтунг молча продолжал нещадно лупить её по спине, и ударов через двадцать ему наконец удалось из неё выбить что-то кроме мычания. Мамонта негромко вскрикнула.
        И с каждым следующим ударом она вскрикивала всё сильнее и сильнее, пока не начала просто кричать на весь лес. Теперь каждый удар сопровождался её вскриком, полным боли и слёз, которые катились по лицу. Ещё через десяток ударов, когда её спина была похожа на фарш, Мамонта просто плакала.
        Вообще, не только наказание Мамонты было моей целью. Просто на ней, как на самой сильной из них, было удобнее всего показать свою власть. Сломишь её, сломишь всех остальных, так как они явно ориентируются на неё. Может после города она изменила отношение ко мне в лучшую сторону и захотела трахнуть, но это отнюдь не значило, что она стала послушной. Вообще, тот случай в городе может и дал понять, что со мной лучше не спорить, но видимо результат теперь надо было закрепить. И сейчас выпал шанс наконец прижать её. А вместе с ней и всех остальных.
        И почему люди не понимают просто слов?
        Надо сказать, что это действительно подействовало на других. Девушки, видя, что их командир сейчас просто рыдала и кричала, принимая всё новые и новые удары, как-то неуверенно начали переступать с ноги на ногу и коситься на меня. Их привычный уклад был нарушен, и они не знали, как реагировать на это. Казалось, что вместе с решимостью и стойкостью Мамонты теряется и их стойкость. И кажется, мне всё же удалось пробиться через их похуизм, раз на их лицах появилось лёгкое волнение.
        - Может… достаточно? - как-то неуверенно обратилась одна из них, бросая взгляды на то, как кнут, красный от крови, оставляя красные брызги на снегу, брал новый замах.
        - Ты займёшь её место? - тут же спросил я.
        Но та лишь как-то испуганно покосилась на Мамонту, что уже сползла на колени, не в силах стоять, и отошла от меня.
        Остановил я эту экзекуцию лишь когда Мамонта безвольно повисла на несчастном дереве и больше не издавала ни звука. Нет, она была жива, но просто отключилась. Я лично проверил её пульс, чтоб убедиться.
        - Надеюсь, больше ни у кого не возникнет желания делать глупости, - обратился я к остальным, стоя около Мамонты. - В противном случае повторите её судьбу, это понятно?
        Все промолчали, нервно переводя взгляды с меня на Мамонту, а потом на кнут в руках Ухтунга. Кажется, у всех появилась новая фобия. Я обвёл всех взглядом и удовлетворённо кивнул.
        - Вот и отлично. Теперь собирайтесь, мы слишком задержались. Отвяжите её, пусть приходит в себя.
        - Может… её стоит подлечить? - неуверенно обратилась та, которую Мамонта чуть не задушила.
        - Нет, не стоит, - покачал я головой, - отвяжите и бросьте здесь же. Как придёт в себя, двинемся дальше.
        - Но…
        - Это бесчеловечно? - усмехнулся я. - Я мог бы Мамонту отправить в пыточную за то, что она руку на меня подняла. Но она отделалась лишь поркой.
        Бесчеловечно… Блин, да если бы они эту хуйню не затеяли, ничего бы и не было. К тому же, в следующий раз Мамонта, впадая в ярость, может меня вообще грохнуть. А теперь будет каждый раз вспоминать эту порку и думать головой, прежде чем чего сделать. Да и другие подумают головой ещё сто раз прежде чем что-то отчебучить. Конечно ничего такого они пока не сделали, но я пресёк подобное на корню. Ведь и Мамонта не должна была трогать меня, а вон что получилось.
        Вздохнув, я бросил взгляд на Мамонту, которая, всё так же облокотившись на дерево со связанными руками и заплаканным лицом, сидела, не приходя в себя. Сейчас она выглядела совершенно безобидно и не было в ней видно той обычной мужественности, что была раньше. Обычная женщина, множество коих можно встретить в этом мире.
        На мгновение мой взгляд уцепился за ту самую повязку, которую она носит на лбу и отказывается снимать. Я не считал правильным лезть в личные дела людей, но… После случившегося почему бы и нет? Я имел все права узнать о ней всё что хочу. Поэтому, немного поразмыслив, я просто подошёл и стянул эту тряпку.
        И что вы думаете там было? У неё на лбу было криво вырезано красноречивое слово «Шлюха».
        Мда… а история у моих спутниц очень даже богатая.
        Глава 131
        Мы медленно продвигались всё дальше в горы. Спешить было некуда, а здесь было немало дичи, и что забавно, разбойников. Стоило нам просто углубиться, отойдя от границы королевства, как разведчики стали докладывать нам о них с завидной регулярностью. Предположу, что хитрые засранцы специально сюда перебазировались, чтоб их солдаты не достали, а потом при необходимости просто спускались вниз.
        Ну… нам это в плюс. Будет на ком навыки оттачивать.
        Поэтому охота на снежных тигров и ледяных троллей сменилась на более интересную дичь в лице людей. Именно дичь - так называли их как орки, так и наёмницы. Те всегда имели маленький уровень (тридцатка для них был маленьким) и расправиться с ними было довольно просто, если напасть первыми. И не заметил я сам, как тоже начал их называть дичью.
        Нет, ну а чо? Реально же как дичь! Людьми их точно не назовёшь.
        За то время, что мы обитали в заснеженных предгорьях, я успел уже слегка научиться стрелять из лука. Тут в команде была классическая эльфийка - без сисек, без жопы, с острыми ушами и худая, как беженец из Африки. Поэтому меня брали на охоту и учили стрелять по зайцам и иногда по разбойникам. Попутно я успел наубивать семь ледяных троллей и четыре тигра, коих для меня выискивали другие. Могло быть пять, но в первый раз тот меня чуть не задрал, и Мамонте с Ухтунгом пришлось меня спасать.
        Кстати о Мамонте.
        Эта чудесная особа, что прохватила заслуженных пиздюлей, теперь была серее тучи, вся какая-то подавленная и не поднимающая взгляда. Я запретил её лечить, поэтому спину ей просто перебинтовали. Ясень пень, ей было больно и очень неудобно от того, что одежда тёрла ей раны (хотя там сложно назвать такое ранами), но я не спешил менять решения. Пусть ей в пустую голову хорошенько въестся, на кого нельзя поднимать руку.
        Забавно ещё то, что остальные смотрели на неё с жалостью. Даже та, которую она чуть не убила. Нет, меня по виду никто не ненавидел, так как все знали, за что Мамонта получила, но это не отменяло того факта, что её жалеют. Кажется, чего-то я в их обществе не улавливаю, так как недавно они хотели друг друга убить, а сейчас уже жалеют. Да и я уже серьёзно подумываю выебать Мамонту, может так ей хотя бы немного мозги вправит? А то нервная какая-то.
        Плюс, то, что я вырезанную надпись на её лбу увидел, её не порадовало. Когда Мамонта это поняла, мне казалось, что она расплачется как маленькая девочка, настолько жалко она выглядела, завязывая повязку на лбу и сдерживая слёзы.
        С того момента, как её выпороли, прошла неделя. Сутки она отходила и остальные шесть дней продолжала исправно за мной приглядывать. Как бы странно это не звучало, но Мамонта продолжала учить меня всяким фокусам и уловкам, охотиться на тигров, но её лёгкая отрешённость была видна. Это не очень хорошо, так что мне предстоял довольно… какой-то короче разговор.
        И вот мы вновь крадёмся в составе небольшой группы к разбойникам, что устроили небольшой лагерь на опушке. За это время мы устранили уже три лагеря, но я в набегах не участвовал. Девушки приходили, устраняли часть врагов и приводили по несколько пленных к нам, с которыми я устраивал фехтование. Конечно, они отбивались и наносили ответные удары, но ничего смертельного. Каждый их бой со мной заканчивался смертью последних.
        Так меня учили всяким приёмам и способам борьбы с ними.
        На них же, как на манекенах, меня учили правильно резать глотку. Это было забавно, хотя и немного неприятно, когда у тебя с первого раза не получается, и бедолаг, дёргаясь, захлёбывается кровью. Я резал их так, словно пытался отрезать хлеб тупым ножом, продлевая им муки, хотя по идее это делалось лишь одним взмахом. Не скажу, что мне прям нравилось, но отвращения не испытывал почти.
        Вот так меня натаскивали в правильном убийстве себе подобных. Уверен, Клирия от таких методик была бы в восторге.
        И сейчас, можно сказать, был мой экзамен.
        Разведчики, как обычно, точно описали их место расположения. Этот лагерь оказался самым большим - двадцать пять или двадцать семь человек. Ещё, судя по всему, здесь же был и какой-то главарь. Разведчицы затруднились сказать, какого именно он уровня, но Мамонта и Ухтунг решили, что если даже он каким-то чудом перескочил сороковой, то точно не больше семидесятого.
        - Командуй, - кивнул мне Ухтунг, когда мы подобрались ближе и засели в дальних кустах.
        До этого обычно налётами командовала Мамонта, как более опытная. Орк же больше подходил как обычная сила. Я не был против подобного, так как был лохом в тактике. Но меня учили, и сегодня я должен был показать свои знания. Конечно, в будущем я доверю это более опытным людям, но базовые навыки было полезно знать.
        - Окей. Мамонта, видишь вон те бочки, откуда берут воду остальные? - указал я пальцем из кустов в сторону. Она кивнула. - Отлично, бери вот эту хрень, - дал я ей небольшой мешок, - и прикажи закинуть его в бочку.
        - Мы не будем нападать? - покосился орк на меня. Другим оркам тоже хотелось почесать руки, оттого такой метод их не радовал.
        - Пока нет. Сейчас они сами прибегут к нам, - усмехнулся я.
        Не имеет смысла рисковать. Сам Ухтунг учил меня, как выкуривать живность из нор, и сейчас я сделаю то же самое. В мешочке были листья одного растения, что мне показала одна из наёмниц. Растение вызывало страшный понос уже через пол часа.
        Мамонта сделала как я и просил. Уже через пару минут эльфийка, которую звали Таарилин, ловким броском траванула бочки с водой этим засранцам. Если учесть их численное превосходство, то какими бы крутыми мы не были, стоило быть по аккуратнее. А то помню, во дворе был парень боксёр. Однажды он довыёбывался и какой-то шкед, не мелочась, вломил ему по ебалу камнем.
        Вот и сейчас лучше не выёбываться, а сразу уравнять их количество.
        - Мы бы могли напасть. Почему так и не сделаешь? - спросила Мамонта.
        - Их больше. Незачем рисковать.
        Та кивнула, словно я дал ответ, который крутился у неё в голове. Возможно она действительно ожидала подобного от меня ответа. Бля, как на экзамене, ей-богу. Ещё таблицу умножения спроси.
        Правда, я действительно не был силён в планировании. Вся моя тактика всегда сводилась именно к подобному, но как говорят - если это работает, зачем менять? Нагадил, подождал, нагадил ещё раз - всё просто.
        Подействовала наша отрава только часа через три, когда говнюки начали подходить к бочке и по очереди пить. К этому моменту я уже успел замёрзнуть и могу сказать, что начали замерзать и остальные, иногда дыша на руки.
        Сначала один, потом второй отправлялись в кусты, где им тихо перерезали глотки девчонки. Очень скоро уже целая толпа отправилась справлять неожиданно прижавшую их нужду.
        Нескольких человек я собственноручно прибил, но довольно необычным методом, что показал мне Ухтунг. Вместо перерезания горла, я бил кинжалом в шею сзади, стараясь попасть между позвонков. Так я перерубал им спинной мозг, от чего они тихо и быстро сдыхали. Правда, приходилось бить со всей силы, так как я мог и не попасть в нужное место, а так хотя бы переломаю позвонок и всё равно перережу спиной мозг.
        Таким нехитрым образом я сократил им количество на тринадцать человек.
        - Эй, парни! - заорал один из мужиков, когда все разбежались по кустам. - Вы там что, заблудились!? Хули вы срать убежали все?
        - Убери крикуна, - кивнул я эльфийке Таарилин, и через пару секунд мужик уже падал на колени с древком стрелы, которая торчала из открытого рта. Забавно выглядит.
        Теперь уже дело оставалось за малым.
        Кивнув остальным, я приказал нашей группе, что кольцом окружила это место, начать крадучись его сжимать.
        Этот лагерь представлял собой несколько больших палаток, похожих на юрты. Только эти, в отличие от варианта из моего мира, были обделаны шкурами. Здесь же чуть в стороне стоял небольшой сарай, который, судя по всему, служил им складом.
        Девушки, медленно двигаясь, сжимали кольцо, и когда приблизились к этим юртам, начали довольно проворно их зачищать. Внутрь заскакивало сразу семь человек, включая разведчиц, как самых тихих и скрытных среди нас. Через десятка два секунд тишины они выходили оттуда с окровавленными мечами. При этом оттуда даже звука не доносилось, настолько тихо они работали.
        Такая участь постигла все юрты кроме двух. Одна выделялась своим размером и там явно разместилось начальство. Вторая была поменьше и нужна была для расходников на наши нужды. А именно, для моих тренировок. Сарай же был действительно складом и там девушки обнаружили много интересных вещей, включая одежду. Как мужскую, так и женскую. Предположу, что их обладатели уже не в этом мире.
        - Так, Мамонта, Ухтунг, берёте четыре орка и заходите в главную юрту. Главарь нужен живым. Оставшиеся - быстренько вяжите и вытаскивайте на свет божий остальных из оставшийся юрты.
        - Чего? - не поняла одна из наёмниц.
        - Из домика того, - объяснил я. - Всё, выполнять.
        Все мгновенно разошлись по указанным домикам, и мне осталось просто ждать.
        Блин, прикольно быть главным, раскидал задания и ждёшь! Если бы только не это сраное волнение по поводу того, что кто-то может облажаться… Нет, серьёзно, я немного волнуюсь за своих людей, хоть и наказываю их. Всё-таки мои люди!
        И да, мои люди умудрились каким-то неведомым образом облажаться на ровном месте.
        Если у Мамонты с Ухтунгом было тихо, то в другой юрте неожиданно раздался женский визг, который быстро перерос в целый хор визжащих баб. От такого крика ужаса у меня волосы дыбом не только на голове, но и на жопе встали. Я даже невольно вытащил меч, готовый превратиться в тварь и вступить в бой с хуй знает чем. Хотя, судя по визгам, это что-то ещё мне фору даст.
        А там в юрте шум и гам (принимай испумизан… ладно, это нервы), что-то затрещало, кто-то из мужиков заорал благим матом словно ему яйца прищемили. Вторили ему женские визги. Что-то там упало и через мгновение эта юрта просто сложилась.
        Честно говоря, моей первой реакцией было броситься туда, но я тут же подумал, что неловко выйдет, если они с испугу в неразберихе меня и зарубят. Я же расстроюсь такому повороту событий.
        Поэтому я благодаря героической выдержке просто стоял подальше оттуда и наблюдал, ожидая развязки. Даже коленки дрожать начали, не говоря про парализующий страх. И интуиция мне злобно нашёптывала, что моя команда сейчас знатно сократиться.
        Вот упавшие шкуры зашевелились. Через минуту оттуда начали выскакивать девушки с таким видом, словно они увидели воплощение своих кошмаров и мне даже стало интересно, что там произошло. Неужто кого-то настолько страшного увидели?
        Или может… древнее зло?
        Тем временем все мои бабы уже успешно выскочили наружу с визгами и нескрываемым ужасом на лицах. Одна из них тут же подпрыгнула к костру, что горел на этой поляне, подхватила горящее палено и бросила в руины юрты. Не знаю почему, но та сразу загорелась. Разве шкуры хорошо горят?
        Хотя о чём я, интересоваться в этом мире насчёт логики…
        Стоило пламени охватить остатки юрты, как там начали раздаваться уже мужские крики (они и не прекращались, просто стали ещё громче), но так ни один из говнарей и не выбрался. Теперь они жарились там живьём. Но хуй с ними, чего наёмницы-то испугались!?
        - Ч-что там блять происходит!? - чуть не заверещал я испуганно, когда подскочил к ним. Если так продолжится, то я присоединюсь к их испуганной кучке.
        Но ответом мне были визги баб, которые жались в кучу и были мёртво-бледными. Их глаза казалось вот-вот вывалятся из черепа.
        Глядя на них, мне становилось как смешно, так и страшно. К этому моменту уже из другой юрты вышли орки с Мамонтой и несколькими связанными людьми. Судя по лицам, они явно ожидали увидеть здесь кровавое побоище. Каждый из них выглядел настолько кровожадно, что я чот заочковал и еле подавил желание спрятаться уже от них.
        - Что происходит!? - закричала командирским голосом Мамонта. - Всем быстро ко мне!
        Бесполезно. Девчонки (именно девчонки, женщинами теперь язык их не поворачивается называть) вообще были не способны ни на что кроме того, чтоб жаться друг к другу и плакать.
        И когда думал, что пиздец, которого они испугались, остался там, шкуры, что ещё не были охвачены огнём, зашевелились.
        Все тут же затихли настолько, что единственным звуком остался лишь этот шорох, да треск огня. Казалось, что сам мир остановился, устремив взгляды на это богом проклятое место. Я даже уже успел пожалеть, что мы вообще сюда полезли, разбудив неведанное зло.
        Я почувствовал, как по спине стекал пот и как рука судорожно сжала меч, словно её пробило судорогой. Казалось, ещё немного и сам тут взлечу. Девушки, что сбились испуганно в кучу, просто замерли, не в силах пошевелиться. Они напоминали мне статую, апофеоз страха и ужаса, которые только могут быть.
        Даже Мамонта с орками выглядели слегка напуганными, пусть и более решительными.
        Те доли секунд, когда решится момент, как действовать и что делать. Вот край горящей юрты приподнялся и…
        Блять, я даже не успел понять, что за хуйня выползла, а бабы с такими визгами и криками начали разбегаться, что можно было этим ором весь лес на ноги поднять. Они просто как тараканы из-под холодильника разбежались. Кто-то так и не сдвинулся с места, просто потеряв сознание. Хочу заметить, что люди за моей спиной тоже испарились. Я настолько был поражён бурной реакции, что даже не заметил, как на мои плечи залезла эльфийка Таарилин, попутно обоссавшись на мне. Она вцепилась в меня словно ребёнок, не умеющий плавать, тыча пальцем в то, что выползло.
        А выползло… выполз…
        Утконос.
        Ну наконец-то настало время моего излюбленного вопроса.
        Чо?
        Нет, даже не так, а:
        ЧО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О?
        Я даже не знаю, чему удивился больше - утконосу или реакции людей на него. Тот вразвалочку мило выполз из-под шкур и огляделся.
        Девчонка, которая случайно оказалась прямо перед ним в неразберихе, так и не успев убежать, запрыгала с ультразвуком из рта, словно это была страшная крыса, после чего отключилась и упала.
        Ёбаны в рот, кого я набрал…
        Таким образом на поляне остался только я, утконос и эльфийка Таарилин, которую била дрожь, и которая сидя на моих плечах ещё кажись и обосралась.
        Это же шутка, верно?
        Все же остальные просто разбежались по округе. Неужели они испугались утконоса?
        - Какой малыш, - восхитился я милой мордахе этого животного.
        А вот на моих плечах стало явно легче. Таарилин отключилась и мешком свалилась в снег. Мда…
        - Увидите его! - раздался душераздирающий визг, в который я с трудом смог узнать голос Мамонты.
        Ко мне сзади подскочили три наёмницы - две подхватили меня под руки, а третья попыталась прикрыть меня собой, держа перед собой меч. Но стоило утконосу подойти ближе, как она расплакалась, задрожала, выронила меч и стала, подпрыгивая на каждой ноге, отступать после чего просто убежала.
        - А ну отпустили меня! - приказал громко я, и те тут же не то что отпустили, испарились на скорости света, оставляя меня на поляне.
        Зато выскочила Мамонта, подхватила меня под мышку словно ребёнка и бросилась бежать. Не далеко - её так трясло, что она запнулась, растянулась… и притворилась мёртвой. Нет, я серьёзно, она претворилась мёртвой, замерев и закрыв глаза.
        Ух, ебать… какой же мир пизданутый, пиздец просто. А то я уже стал забывать, что тут пиздец творится на каждом шагу. Ведь если вспомнить, то в первые месяцы я прихуевал от каждой выходки - Лес кусающихся тортиков, танк, медведи, летающие слоны, баобабы, город пидарасов… Хотя в моём городе пидорасов не меньше, но те пидорасами были в плохом смысле этого слова.
        И вот, он вновь во всей красе - утконос, что заставляет писаться взрослых тёток, имеющих за спиной не один труп, а орков неведомым образом превращать в ниндзя и заставлять просто испаряться, словно их и не было.
        Я просто уверен, что с этим существом мы найдём общий язык.
        Глава 132
        - Милый-милый утконос. Чтож ты чтож ты к нам принёс? - промурлыкал я, слегка согнув колени и похлопав по ним руками, словно звал к себе собаку.
        Утконос радостно вразвалочку заработал своими перепончатыми лапками и направился ко мне. В тот момент, когда он подошёл ближе, я на мгновение подумал, что может не зря все его испугались? Но стоило ему подойти ближе, и все страхи прошли сами собой.
        Ничего не произошло.
        - Какой милаха, - искренне восхитился я этому чуду и без задней мысли взял его на руки.
        Бля, весит кило так десять. Разве они не должны быть легче? Хотя его шерсть… сука, какой же он пушистый и тёплый! Хотя и это странно, они же вроде не теплокровные… или теплокровные? А… похуй.
        Я с удовольствием прижал эту тушку к себе и уткнулся лицом в мех. Кажется, мир может и приятно удивлять.
        Однако я единственный так думал.
        Мамонта смотрела на меня огромными безумными глазами полными ужаса.
        - Да ты посмотри, какая лапочка! - протянул я ей на руках это чудо.
        Мамонта только безумно закрутила головой, не в силах говорить, и спиной быстро-быстро начала отползать, в конце просто спрятавшись в юрте, где по идее располагался босс. Блин, неужели и здесь я оказался один? Никто не разделяет моих взглядов даже в этом плане?
        Немного… обидно.
        Но зато у меня есть утконос! Всегда о таком мечтал. Ровно с тех пор, как увидел его, вылезающего из-под шкур юрты!
        - Эй, дружок, дать тебе имя? - спросил я утконоса.
        - Р-р-р-р, - раздался в ответ рык, больше похожий на мурлыканье кошки.
        Хм, а утконосы рычат? Да похуй.
        - Тогда… как тебе… - я на мгновение задумался. - Маленький Пожиратель Человеческой Плоти?
        - Р-р-р-р, - согласно зарычал Маленький Пожиратель Человеческой Плоти.
        - Нравится, да? Мне тоже, - улыбнулся я. - Тогда так и будем звать тебя.
        После этого я обернулся к лесу, где прятались ссыкухи.
        - Эй, кто хочет погладить Маленького Пожирателя Человеческой Плоти? - крикнул я со счастливой улыбкой, подняв его двумя руками перед собой.
        Кажется, с именем я немного переборщил, так как те, кто прятался за деревьями и с ужасом наблюдал за мной, с криками просто разбежались.
        Мда… тогда может…
        Я обернулся к той, что лежала в снегу. Она как раз пришла в себя.
        - Эй, хочешь погладить? - сунул я ей под нос утконоса.
        Ответ был очень красноречив.
        - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!!
        Да ещё на такой ноте, что она могла бы стёкла поколоть, будь они здесь. Она буквально взлетела и бросилась бежать.
        - Да ты просто потрогай! Он же пушистый! - не унимался я и бросился за ней, держа утконоса перед собой. - Да погоди ты! Ты не понимаешь, что упускаешь! Этот Маленький Пожиратель Человеческой Плоти очень мягкий!
        Так я бегал за этой девкой, пока она не споткнулась и не упала.
        - Умоляю, не надо, - начала рыдать она с таким видом, словно я убить её хотел. - Прошу, мой господин… Мой хозяин, смилостивитесь над своей рабыней! Я сделаю что угодно! Возьмите моё тело… У меня дочка дома… прошу вас… будьте милосердны… она одна останется, я денег ради неё коплю… как же она без меня… одна…
        Под конец она сжалась в позе эмбриона и просто рыдала.
        Блин, неужели все боятся его настолько, что падают в обморок и ревут?
        - Эх, никто нас с тобой не понимает, да Маленький Пожиратель Человеческой Плоти? - вздохнул я и прижал его к себе.
        - Р-р-р-р-р, - ответил он и невообразимым способом свернулся в пушистый мячик у меня на руках.
        - Вот-вот, я о том же. Никто нас не понимает, лишь гонят да боятся.
        Блин, утконос оказывается, понимает, что я чувствую. Он такой классный!
        - Вот видишь, какие все трусы, - вздохнул я. - Даже орки испугались тебя.
        - Мы ничего не боимся! - раздался гордый голос Ухтунга… с дерева, где он расположился с другими орками. - Мы опасаться только можем!
        - Тогда чего на дереве?
        - Тактический манёвр это, - ответил он.
        - Может хотите погладить Маленького Пожирателя Человеческой Плоти?
        - Нет!
        Да чтож такое. Всё нет и нет. Какие вы ограниченные и скучные, да, Маленький Пожиратель Человеческой Плоти?
        - Ладно, ясно с вами всё, - вздохнул я. - Может кто объяснит, чего все боятся его?
        - Древнее зло он, - пробормотала Мамонта, скромно выглядывая из юрты.
        - Ага! Мамонта! Проштрафившаяся! Ну-ка выползла сюда, это приказ!
        Мамонта, белее снега, который был в округе, вышла и подошла ко мне. Кажется, ей хватило сил взять себя в руки, но дрожь по ней всё равно иногда пробегала.
        - Ну-ка, гладь его, это приказ.
        - Может, - Мамонта оглянулась и тихо, чтоб никто не услышал, продолжила, - я вас… порадую ночью. Чем угодно. Или прямо сейчас…
        - Нет, гладь давай.
        - Не надо, - промямлила она, словно цеплялась за спасательную соломинку.
        - Надо. Коснулась его быстро.
        И она, зажмурившись, положила на его шерсть руку. И…
        Короче, она окаменела. Стоит, жмурится, руку держит. Я даже забеспокоился.
        - Эй, Мамонта, ты чего?
        Ноль реакции.
        - Маленький Пожиратель Человеческой Плоти, она чего? - решил я спросить конкретно уже у источника страхов местных жителей.
        - Р-р-р-р.
        - От страха оцепенела?
        Блин, кто-кто, но Мамонта…
        В этот момент система меня тут же порадовала сразу двумя званиями, что замигали в моём сознании. Так… первое звание.
        «Друг чудовищ - вы находите общий язык с теми, кто в этом мире является чудовищем и воплощением человеческих страхов. От глупости или от смелости, но вы действительно уникальный человек.
        Условия получения - подружиться с жутким монстром.»
        И это жуткий монстр? Ой, да ладно вам! Нормальный зверёк. А что второе…
        «Сказочный долбоёб, разговаривающий с животными - вы настолько сказочный долбоёб, что даже сказка не настолько сказочна. Вы можете разговаривать с некоторыми животными и предметами. Вряд ли такое вообще можно вылечить. Поэтому просто узбогойтесь.
        Условия получения - быть долбоёбом и разговаривать с животными.»
        Ага, спасибо, блять. Теперь я просто двойной долбоёб. Мама, знай, ты родила ну просто сказочного двойного долбоёба, что даже мир отказывается его принимать нормально и систему мира из-за этого коротит. Интересно, меня в роддоме не роняли головой?
        Ладно, хуй со званиями, они никому не видны. Главное, что у меня утконос!
        - Итак, Мамонта, - начал я, сделав шаг назад, - чего вы все его боитесь?
        Стоило ей перестать касаться Маленького Пожирателя Человеческой Плоти, как тут же пришла в себя.
        - Я… он… мы…
        - Очень информативно, - похвалил я её. - А ещё подробнее можно?
        - Монстр он. Смерть несёт с разрухой. И кто коснётся его, тот будет обречён стать проклятым и умереть в самых страшных муках, - ответила она хрипло, испуганно косясь на клубок шерсти.
        - Ясно… какой же бред.
        - Вам может и не страшно. Вы сами по себе зло, проклятый антигерой, - ответила она. - А мы просто люди.
        То есть ты меня ещё и в другую категорию возводишь? Серьёзно? Типа я не человек?
        - И всё? Только суеверие? Никаких фактов?
        - Факт в том, что он несёт погибель. - Ага, прямо как я. - Он несёт смерть. - Ну-ну. - И он долгое время спал. Ходят легенды, что его замуровали в каменной коробке, что должна была сдержать его. Но видимо её кто-то нашёл и открыл. Скорее всего, эти люди.
        Боже, ну и пиздёж, просто ужас. Оговорили бедного утконоса. Ну ничего, малыш, теперь мы вместе.
        - И? Об этом утконосе все знают и у всех такая реакция будет как у вас? - поинтересовался я.
        - Не знаю, - покачала головой Мамонта и сделала шаг назад. - Люди его очень боятся. Орки тоже очень боятся. Демоны… они и не люди, но тоже остерегаются. Кажется, страна на другой стороне гор их почитает.
        - Эльфы?
        - Нет, эльфы… я не знаю, что они думают по поводу этого монстра.
        - Ну эта эльфийка их испугалась, - кивнул я на упомянутую личность.
        - Она жила среди людей и стала как мы. Те эльфы сильно отличаются своими взглядами от людей.
        - А что насчёт той страны? Она его почитает? Это получается… она находится где-то между горами и эльфами?
        - Да. Они почитают, - кивнула она.
        - Ясно. Тогда ещё вопрос - откуда вообще взяли, что он несёт погибель?
        Мамонта открыла рот… и закрыла его, не зная, что сказать.
        Понятно. Слухи и слухи, помноженные на слухи. Один сказал, все повторили. Прямо как со мной.
        Пока мы тут лясы точили об истории утконоса, к поляне уже подтягивались слегка успокоившиеся девчонки. Пусть они и выглядели испуганно, но вряд ли продолжат такую вакханалию, если он у меня на руках. Первичный испуг прошёл, поэтому они по идее сейчас более спокойно подойти к ситуации.
        - Пойди, скажи, что он под контролем, и пока я рядом, им боятся нечего, - сказал я, кивнув на ссыкух в лесу. - Пусть не беспокоятся, рядом со мной им никакие проклятия не страшны, я их глушу.
        - Это правда? - спросила меня Мамонта.
        Блин, вроде глава наёмников, такая вся спокойная и немногословная. Серьёзная, уверенная и смелая, но ведётся на такую хуйню и ведёт себя как дура. Хотя надо отдать должное, сейчас она стоит рядом со мной и пытается держать себя в руках.
        - Да, это правда, - кивнул я.
        Кажется Мамонта облегчённо вздохнула, после чего направилась к своим людям. А я, держа это чудо на руках, решил его испытать ещё на ком-нибудь. Например, на бандитах.
        Поэтому я, недолго думая, зашёл в юрту, где лежало сразу четыре связанных человека. Один из них выделялся особенно. Как более крупными размерами, так и дорогой одеждой. Но его трогать я не собирался, он для других целей нужен. Опробуем на его подельниках.
        - Погладь утконоса! - тут же сунул я дружка под нос одному из них.
        Тот даже закричать не успел. Его глаза закатились, и он просто обмяк. Блин, он кажись от испуга сдох.
        Зато за него начали орать другие. Да так орать, что я чуть не оглох. Двое так вообще обмочились. Главарь не обмочился, ведь на то он и главарь - он сразу обосрался.
        Мда… реакция видимо у них одинаковая.
        Вообще, я примерно понимаю эту фишку. Людям твердят, что это зло из поколения в поколение, из раза в раз. С малых лет рассказывают о том, что это страшный монстр. Они в это верят. И тут приходит сказочный... сказочно хороший человек и суёт то, что у них является смертью воплоти под нос. Это если бы у нас отрубленную голову тебе в руки сунули, а она бы ещё и разговаривала.
        Хотя с другой стороны, если показать, что он не страшен, то к нему просто привыкнут и всё будет окей.
        Ещё я подумал о том, что может им надо попугать других графов? Ну там типа зло и так далее? Напугать и заставить подчиниться. Но потом отказался от этой идеи, так как если они боятся его, то, скорее всего, просто попытаются сразу уничтожить вместе со всеми, кто рядом. Если чего-то боишься - сразу постарайся уничтожить. Даже если им описать то, что он может на расстоянии силой мысли убить, они всё равно попытаются его уничтожить. А наше графство можно дуновением ветра сдуть.
        А так как наш план состоит в скрытых действиях, то такое нам не годится. Если бы он реально нёс анальную кару всем на голову, то тогда рискнуть ещё можно было, а так смысла нет. Наоборот, лучше, если мало кто про него прознает - меньше желающих потом будет его грохнуть.
        Я посмотрел на трёх оставшихся.
        - Итак, мои друзья. Я спрашиваю, вы отвечаете. Иначе Маленький Пожиратель Человеческой Плоти отведает вас, понятно?
        - Да! - тут же в разнобой начали они кивать головой, готовые, казалось, даже без парашюта с самолёта сигануть.
        - Отлично, - кивнул я. - Тогда вопрос - сколько ещё групп таких как вы на дороге?
        - Мы не знаем, - тут же быстро-быстро затараторил главный. - Клянусь бля, не знаем. Мы лишь часть банды, наш главный…
        - Так вы банда? - нахмурился я. - То есть вы не по отдельности?
        - Нет! Ваще нет! Мы все часть банды ёпта! Пахан в курсах. В таверне сидит, бабло считает, баб ебает, с фраеров, что там остановятся, вещи забирает. Иногда в рабство жён и дочерей тех лохов берёт.
        - А вы? Где ваши «слуги»?
        - Всё к нему в таверну отвозим! Клянусь я! Вот ваще всё отвозим! У него там пещера есть, где всё хранится! Золото, вещи, всё-всё-всё! Он потом это отдаёт другим.
        - Другим? В смысле, другим? Не продаёт, сам не тратит, просто отдаёт?
        - Да-да! - закивал тот головой. - Кто-то приезжает и всё забирает, оставляя ему маленькую долю.
        - И кто это?
        - Не знаю! Я всего лишь на побегушках! Клянусь, ваще не рублю, чо там и как! Чо знаю, то говорю!
        Так-так-так, да тут у нас заговор! Нет, я серьёзно, тут заговор зреет!
        Хотя заговор, это слишком громко сказано. Скорее кто-то просто промышляет или грабежом, или перекрытием дороги. Естественно, если чуваку хватает силы держать целую группировку отморозков, то сил и денег у него должно быть много. А если так, то маловероятно, что он это ради награбленного делает. А это что значит?
        Верно, делает, чтоб проход перекрыть. Чтоб все боялись туда идти из-за грабежей и шли в обход. Кому выгодно?
        Тут два варианта - или зверолюди, которым выгоден поток через их страну, или с той стороны кто-то специально палки в колёса вставляет тому государству, что у гор, не давая им этот проход.
        Ставлю на зверолюдов, хотя… А может быть против государства того мелкого делают, чтоб лишить потока денег.
        Это может быть выгодно только соседям, например, эльфам, рядом с которыми граничит то государство.
        Я вообще не сильно увлекался географией этого мира. Знаю, что делят его в общем так: люди на востоке, север у зверолюдей, у запада эльфы и на юге демоны. Но это лишь примерно, так как за эльфами есть ещё одно государство. Возможно их намного больше чем я думал, поэтому надо будет внимательно изучить этот вопрос.
        К тому же, если мы выбьем отсюда бандитов, сомневаюсь, что кто-то войной пойдёт на нас. Будут пакостить, но и мы будем пакостить в ответ. Армию для такого точно не закинут, в открытую претензий не предъявят, так как это и территории ничейные, и не скажут же они, что мол эти наших бандитов перебили. И пробраться сюда с теми же наёмниками будет сложнее, так как этот путь выгоден обоим государствам и ими же он прикрыт.
        - Так… а пароль у вас для своих есть? Чтоб ваши не нападали?
        - Нету ваще никакого пароля! Того в лицо знают.
        - А таверна? Она охраняется?
        Так я и спрашивал его пока не выяснил более подробно, куда нам направляться.
        А после этого без зазрения совести перерезал им глотки. Они визжали, молили и плакали. Честно говоря, это зрелище было очень забавным. Уверен, убивая своих жертв они так же насмехались над ними, оттого валить их было намного приятнее.
        Что касается таверны… Ну а чо нам сделают, если мы сейчас их выбьем? Если это другое государство, то максимум, своих людей будет сюда посылать, чтоб взять под контроль её обратно. Войной идти не осмелятся ради подобного, а для мелких пешек у меня есть Тварь пустоты и четыреста десятый. Как придут, так лягут. Даже если к нам сунуться, чтоб убрать, с ними быстро разберёмся.
        А если кто-то из более мелких, типа графов… Пф… тем более, далеко не уйдут.
        Окинув взглядом всё, я вышел из юрты. У входа полукругом стояли перепуганные девчонки и уже взявшие себя в руки орки с Мамонтой. Глядя на то, как я держу утконоса, они все напряглись.
        - Не боясь, - успокоил я их. - Сейчас он не злее обычной кошки и благодаря мне никакое проклятие вам не страшно. Ведь если бы угроза была, я бы уже умер, верно?
        - А вдруг не сразу подействует? - спросила одна из них.
        - Я антигерой, мне ничего не будет. Да и вам тоже, можете поверить мне на слово.
        На слово мне естественно никто не поверил, но и разбегаться никто не стал. Поэтому через час мы загрузили то, что могли увезти, на лошадей, а остальное спрятали, чтоб на обратном пути забрать. Пока мы занимались сборами и мылись в снегу от неожиданного испуга, девушки слегка поуспокоились, а одна даже потрогала утконоса. Правда после моего приказа, правда помолившись, правда на коленях моля утконоса не убивать её… правда у неё нервный тик теперь…
        Но это был прогресс, верно? Глядишь, вскоре тискать его начнут.
        Часть тридцать вторая. Дикий перевал. Глава 133
        Чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось (логично, не так ли).
        Лес остался где-то там, за нашими спинами, и мы оказались на продольной снежной равнине, уходящей наверх. Его сменили снежные барханы и куски скал, торчащие, словно надгробные плиты, из-под сугробов то тут, то там. А по бокам чуть ли не отвесно поднимались огромные заснеженные горы, создавая вот такой широкий коридор.
        Здесь был нескончаемый жёсткий ветер, причём не простой - он нёс острые снежинки, что впивались тебе в кожу. Было такое ощущение, что мне хлебало стеклом натирали.
        Когда мы выбрались сюда, то снег уже и не думал прекращаться. Здесь он скорее был тем же самым, что на равнинах обычное солнце. А вот если начиналась метель… Ух! Тут заносило тебя вместе с лошадьми прямо на ходу. Обычно такая метель выглядела как стена, что шла на тебя и ровно так же уходила. От неё можно было конечно не прятаться, но блин, нет ничего приятного становиться пародией на снеговика.
        И если честно, мне просто удивительным образом не хочется знать, как выглядит буран, которого все боятся. Просто тут градация какая: солнечно - обычный снег, пасмурно - обычный снег и темно, дождь - снегопад, сильная непогода - пизда вам, кожаные ублюдки.
        Однако это не останавливало разбойников, что здесь обосновались. Хитрые засранцы, по моим подозрениям, при приближении бури сразу уходили в укрытие. Те, что ниже - в долину, где нет снега. Те, что выше - в таверну. Из-за этого они спокойно караулили это место, и я ума не могу приложить, как тут вообще можно проехать, чтоб не попасться к ним в руки.
        Даже отсутствие леса разбойникам не сильно мешало - хитрые скоты в этом районе прятались уже не между деревьев, а среди торчащих скал и снежных барханов, что возвышались по округе.
        Правда в плане охоты на них ничего не изменилось.
        - Здесь уже ветра нет, не надо сильно прицеливаться. Сделай вздох, почувствуй то, как стреляешь душой… - эльфийка Таарилин шептала мне это под ухо так, словно рассказывала пошлые истории. - Представь, как она пробивает его тело… Лёгкое движение, плавно и нежно, словно трогаешь лепесток…
        Блять, ты о чём!? Я вообще ни слова не понял! Что представил, как представил? Какой лепесток!? Я дебил, объясни мне технически, что куда прижать и как оттянуть!
        Но Таарилин, которую приставила мне Мамонта для обучения в стрельбе, кажется вообще забыла, зачем она здесь. Сначала всё было нормально, она объясняла про поправки на ветер и снег, то как натягивать тетиву, как держать лук и стрелу. Но потом что-то пошло не так.
        - Очень нежно возьми меня, натяни, трогай, целься и отпуская, входя…
        Её понесло, вообще хуй знает что говорит и по ходу явно забыла, где мы. Я ни слова не понял, но это вряд ли можно связать с обучением стрельбе из лука.
        - А потом ты можешь взять меня силой. Засади мне до упора. После этого укуси за грудь так, чтоб я кричала от боли и долби меня. Я буду твоей верной сучкой… Да, дери меня.
        Блять, да ты мне лучше объясни, как целиться правильно, дура! Нахуй мне ты далась вообще, когда под нами три разбойника стоят!?
        Я не обольщался. Вообще не обольщался, так как такая реакция вызвана не моей невъебенной красотой и мужественностью, а отсутствием мужиков. Они, равно как и парни без баб, пристают ко всем, кто был противоположного пола. Орков, ясное дело, всем не хватало, поэтому ещё же был я. Вот некоторые и проявляли такие подкаты, чтоб увести меня. Надо отдать должное, это был редкий случай. Не все были такими несдержанными; чаще всё сводилось к очень пошлым шуткам и нетонкими намёкам с щипками и толчками.
        Однако один на один у некоторых срывало границы дозволенного. Как у неё.
        Мы тут в засаде, сидим на скале, под нами три разбойника-постовых, я с лука тут в них целюсь, а Таарилин хуйнёй занимается и развлекается сексом на ушко. Она уже дошла до стадии, где оргазм получает и такое ощущение, что она его сейчас реально получит.
        Ладно, не хочешь помогать, хрен с тобой.
        Я резко натянул тетиву и отпустил её.
        Выстрел был бесподобен… если бы я попал в того, кого нужно! Промахнулся и угодил вообще в другого.
        - Вот же блять, - выругался я тихо, подхватил меч, другой рукой схватил кинжал и шагнул с уступа ровно им на головы, держа оружие клинками вниз.
        Напарник, что стоял рядом с товарищем, слегка охренел от того, что из подбородка и макушки того торчит стрела. Оттого он не успел ничего крикнуть, давая мне шанс исправить ситуацию и не дать подать сигнала своим.
        Всё должно было выглядеть очень эпично и красиво - я прыгаю с уступа им на головы. Втыкаю клинки в черепа двум оставшимися постовым, пролетая между ними, и приземляюсь на одно колено, буквально пригвоздив оружием тех к земле. Меня этому учила Мамонта - типа засада с дерева очень эффективна, если у тебя достаточно ловкости, чтоб нормально приземлиться и случайно себе ничего не сломать. И у меня вроде как получалось до этого…
        Но всё вышло иначе. Спасибо за это эльфу Таарилин. Будь твоя талия во веки веков плоскими как мой юмор.
        Я прыгаю. В последний момент эльфийка зачем-то пытается дёрнуть меня назад, и я спотыкаюсь. И в конечном итоге я просто хуй знает как кувырком падаю этим дебилам на головы. Мало того, что я рухнул на них, так ещё и меч выронил, попутно вогнав себе в ногу собственный кинжал, сломав левую лодыжку и левую кисть.
        Охуевшие от такого поворота событий разбойники не сразу начали вставать на ноги, давая мне шанс их добить. Вот один привстал, потянулся рукой к мечу, но я бросился на него и придавил к земле. Оглянулся в поисках второго, чтоб тот мне в спину не засадил. Но тому повезло меньше - мой меч воткнулся ему в спину. Теперь он быстро истекал кровью, закашливаясь ею и не имея сил даже крикнуть.
        Ну хоть что-то.
        Значит остался второй. И я ничего не придумал лучше, чем ногами придавить его руки к земле и сомкнуть уцелевшую культяпку на шее. Как только он отключился, я тут же нащупал его кинжал и воткнул по самую рукоять в горло.
        Можно было порадоваться победе, но… Боже, я опиздюлил себя лично намного сильнее! Чудо, что я вообще не убил себя самолично сейчас, вот это был бы поворот.
        Таарилин спрыгнула практически сразу за мной, но все уже были мертвы моими усилиями и её помощи не потребовалось. Поэтому эльфийке просто оставалось смотреть, как я душу засранца. Она выглядела очень напуганной и виноватой, понимая, что сейчас она мне ох какую хуйню подложила. А ещё за это её по голове погладят только кулаки Мамонты.
        Несмотря на то, что я её выпорол, люди её всё равно уважали и слушались. Короче, авторитет её не был подорван, так что всё норм.
        - Я помогу, я помогу ща! - бросилась она ко мне.
        - Не надо! - успел пискнуть я, понимая, что она сделает первым делом, но было поздно.
        Эта дура выдернула кинжал из раны, и кровь фонтанчиком ударила наружу.
        - Что ты творишь, дура!? - чуть не взревел я, с ужасом попытавшись передавить рану рукой и остановить кровь. - Нельзя вытаскивать его!
        А та с перепугу не нашла ничего лучше, чем воткнуть кинжал обратно в рану. Молодец, умница, ты гений.
        Правда, воткнула она его прямо сквозь мою ладонь не сломанной руки.
        Пиздец уже давно так не веселился. Пиздец давно не был в таком ударе.
        - А-м-м-м-м-м-м-м… - я закусил рукав, давясь слезами от боли и давя крик, что рвался наружу. Что за хрень!? Они же профессионалы! - Зови Рубеку, мать твою, дура! Я тебя реально иначе выебу, только уже сучковатой палкой и в жопу!
        Она испуганно кивнула головой и бросилась бежать за подмогой, что стояла в ожидании нас.
        Какой же… звиздец.
        Мне даже стыдно будет смотреть после такого им в глаза.
        Кто тебя так?
        Да это я с горы свалился.
        Позор, хочется закопаться под снег и претвориться подснежником.
        Но забудем о позоре, так как сюда ещё и другие идут!
        Сука!
        Эльфийка!
        Где блять подмога!?
        Ясень пень, что сидя здесь в окружении трупов меня заметят. Сразу. Просто стоит им бросить взгляд сюда. Меня ещё не заметили, так как мы находимся около горы в тени, и они о чём-то увлечённо болтают.
        Поэтому, не теряя времени даром, закрыв пасть покрепче, я дёрнул относительно целую руку вверх и выдернул кинжал из ноги. Кровь весёлым фонтанчиком начала бить из раны. После этого, уже схватившись зубами за рукоять кинжала, выдернул из самой кисти. Здесь кровь тоже шла, но не так обильно, как из ляшки. Ай, да и ладно.
        Я несколько раз сжал кисть, проверяя, работает она или нет, после чего подполз к луку, который так любезно оставила мне эльфийка. Теперь самое сложное, стрельба с одной сломанной и одной проткнутой рукой. Ладно, пробуем.
        Я вытащил из колчана стрелу, взял в сломанную руку лук… блять, как же больно! Нет, кисть двигается, но дико больно и потихой образуется синяк. Но главное, что она двигается!
        Ладно, мне просто удержать лук надо, не до переломов сейчас. Двигается и слава богу.
        Я стиснул зубы, пуская слёзы, схватил лук, резко натянул тетиву и прицелился на глазок.
        Надо почувствовать то, как произойдёт выстрел… как стрела полетит в цель…
        Боль блять чувствую! О боже, мои двадцать девять очков в дальнобойном оружии, помогите своему хозяину.
        И в тот момент, когда я выстрелил, один из людей поднял голову и наконец увидел меня. Он резко остановился, что-то крикнул и потянулся за спину в тот момент, когда стрела пробила ему башку.
        Да нахуй! Хэдшот сучка!
        Правда там ещё четверо за спину тянутся и… Твою же! Да у них арбалеты! Я тут же бросился уползать, к трупам, чтоб использовать их как щиты…
        И в этот момент мне в мою мягкую задницу попал болт. Блять! Больно! Как же больно, сука!!!
        Я растянулся, но всё же сделал рывок вперёд, перекатился и схватил труп, используя его как щит. Тот два раза дёрнулся и мне в лицо брызнула кровь от наконечника, что прошёл того насквозь. Я отбросил щит, стиснул зубы и схватился за лук, натянул тетиву, выстрелил… мимо. Однако у меня преимущество, арбалеты дольше перезаряжаются. Ещё одна стрела легла на тетиву, прицелился, выстрелил.
        С той стороны один из уёбков схватился за ногу и упал.
        Можно считать, что минус один. Я третий раз прицелился, натянул тетиву…
        И в этот момент моя драгоценная кисть хрустнула! Она согнулась под самым неестественным и страшным углом, сопровождая это дичайшей болью. Пальцы разжались и лук со всей дури прилетел мне прямо в ебальник.
        Рука, ну такого предательства я от тебя не ожидал…
        И мало того, что в глазах конкретно поплыло, так ещё и через секунду плечо обожгло болью и дёрнуло в сторону. Знакомое чувство; кажется, мне прострелили его.
        Я тут же лёг, пропуская все остальные болты над собой. Зрение довольно резво возвращалось мне обратно, поэтому я мог лицезреть…
        Блять, в ноге ещё один болт! Прям в ступню! Когда успели?!
        И почему я не почувствовал!? А, в пизду…
        Так как теперь у меня подбиты обе ноги, мне оставалось только на четвереньках уползать. Я тут ещё и замерзать начинаю. Это лишь доказывает, что я кровью истекаю. К тому же, мои люди должны были уже…
        А вот и они.
        Я с облегчением это понял, когда фигуры напротив меня, что стояли и сейчас перезаряжали арбалеты, все как один начали падать в снег. Я только и заметил, что каждый из них покосился со стрелой в шее или в груди, словно те просто выросли в них. А ведь следующий раз мог стать для меня последним.
        Но всё же… Ебать… это было реально близко. Хотя как и обычно.
        Буквально передо мной, пародируя героя без страха и упрёка, тут же спрыгнула наша доблестная Мамонта, готовая грудью защитить меня. Чот ты поздновато, меня уже моя задница защитила, и твоя помощь не требуется. Жаль, что всё приходит, но не вовремя.
        - Эй, - позвал я девушек, что подбежали ко мне. - Рубека где? Тащите её сюда, после чего бегите и зачищайте лагерь. Нам не нужно, чтоб в таверне узнали раньше времени о нас.
        Одна из них кивнула и тут же убежала в тот момент, криком собирая всех. Мамонта в свою очередь уже присела около меня.
        - Как? - напряжённо спросила она.
        - Нормально, - поморщился я. - Правда я скоро сдохну.
        Мамонта побледнела.
        - Ладно, не парься, сейчас Рубека меня вытащит… А вон кстати и она.
        Я сразу заметил укутанную девчонку, больше похожую на колобка (видите ли, мёрзнет она постоянно) которая бежала ко мне, сбрасывая на ходу перчатки. Когда она оказалась рядом, я тут же кивнул на ногу.
        - Эту рану. Быстрее, - поднял голову к главной. - Мамонта, накинь жгут пока на ногу. А то я кровью истеку до того, как она закончит.
        Ну а дальше пошло-поехало. Нас здесь осталось пятеро, включая меня. Остальные дружной оравой бросились валить лагерь бандитов, что был перед нами. Не хочется, чтоб таверна стала неприступным фортом для нас. Я рассчитывал нанести к ним визит до того, как те поймут, что происходит.
        - Как это произошло? - спросила Мамонта, перебинтовывая мою пробитую ножом руку. Пока Рубека сюда доберётся, хрен знает, сколько времени пройдёт.
        - Я думаю, ты уже знаешь, - усмехнулся я. - Вон на лице эльфийки всё написано.
        Да-да, я видел её лицо. У той сейчас под глазом был такой красноречивый фингал.
        - Хочу убедиться в том, что ничего не утаила.
        - Ничего не утаила, - ответил я. - Только…
        Ух, как больно то! Блин, не везёт так не везёт.
        - Я знала, что плохой идеей будет отпускать вас вдвоём, - пробормотала она и уже начала перебинтовывать мне плечо. Сюда Рубека точно дойдёт нескоро.
        - Ты мне ещё сиську дай, чтоб мне кушать не хотелось, - усмехнулся я. - Просто узбогойся. Тебя со мной отправили не дрожать за спиной, а учить. Кто-кто, а Клирия уж точно не дура и лучше всех понимает, что это за тренировки и какой риск они несут. К тому же это, - я кивнул на ногу, которую лечила Рубека, - так, фигня, по сравнению с тем, через что мне действительно иногда приходилось проходить. Так что хватит бояться.
        - Я не боюсь, - хрипло буркнула Мамонта.
        Ну-ну, это прямо-таки и видно по твоему поведению.
        К этому моменту к нам уже возвращался карательный отряд. И судя по тому, что состав их был полный, можно было предположить, что миссия прошла удачно. И первым к нам подошёл Ухтунг.
        - Буря приближается, - тут же рыкнул он.
        - Ты бы хотя бы сказал, как зачистили, что ли, - вздохнул я.
        - Всех перебили, никто не ушёл.
        - Ясно, хорошо. Так, на счёт бури, откуда вы узнали?
        Он молча кивнул головой в сторону одной из заснеженных пик, на вершине которой виднелось белое облако. Отсюда оно выглядело как небольшое густое облако пара. Но когда эта хрень спустится сюда, нам станет очень весело.
        И ведь единственный способ узнать о её приближении, это вот так заметить облачко. И если бы не орк, я бы и не заметил его.
        Мда… не везёт так не везёт.
        - Ладно. Значит так, кто из вас двух хороший тактик? - спросил я Ухтунга и Мамонту.
        - Орки, лучшее воины, но мы не стратеги, - тут же ответил гордо орк.
        - Ясно, тогда Мамонта, собирай людей. Нам надо добраться до таверны. Сейчас туда будут стекаться все местные жители этого перевала, так что там будет многолюдно. Только сначала пусти скрытников вперёд. Пусть они всё разведают и узнают. Мне тут напели, что у местного пахана есть пещера, в которой он прячет всё добро. Пусть они хорошенько осмотрят окрестности и поищут его. Если что, нам придётся переждать бурю там. В бой ни в коем случае не вступать, да и вообще на глаза пусть не попадаются.
        Мамонта кивнула и отошла к своим людям.
        - Так, Рубека, долечивай ногу побыстрее, а то времени нет. Главное, чтоб кровотечения не было. После этого сразу лечи кисть и стопу. На остальное пока плевать, со мной и по хуже бывало, так что смогу некоторое время и с ними пожить.
        Эх, как приятно раздавать указы. Особенно хорошо, что в команде есть стратег, который сам организует взятие таверны. Не придётся строить планы, продумывать ходы и так далее.
        Правда вместо этого мне придётся строить совершенно другие планы. Тот главарь успел мне нашептать много интересного. Например то, что очень скоро в таверну явится человек с несколькими своими людьми (полюбас их там дохрена будет) забрать всё, что бандиты здесь награбили. А если конкретнее, сразу после этой бури.
        А мне очень хотелось бы поговорить с ним и узнать, кто они и на кого работают. Настолько, что я даже готов организовать нашу встречу лично.
        Глава 134
        Мы нашли пещеру - она находилась сразу за таверной прямо в скале. Туда можно было попасть через небольшую щель. Снаружи она никак не охранялась, однако внутри стража была. Причём скрытницы говорили, что те там даже ворота деревянные сделали.
        Что касается таверны, то туда уже стекались сливки общества. Я сдерживался от соблазна сжечь её к херам собачьим вместе со всеми остальными, чтоб избавиться от проблемы. Но тогда нам негде будет спрятаться. Плюс, отстройка новой таверны займёт слишком много времени и сил с нуля, и в наши планы подобное не входило.
        Хотя чего я волнуюсь? Вон, Мамонта пусть волнуется, ей же поручено этим заниматься.
        Сейчас она сидела рядом со мной на одном из барханов и выглядывала из-за него, разглядывая таверну - довольно большое здание с сараями и конюшней, чтоб было где спрятаться, спрятать добро и лошадей. Маленький форт в заснеженных горах. Там во всех окнах горел свет и люди до сих пор продолжали стекаться туда. Явно на её постройку ушло не мало времени.
        К этому моменту погода уже успела испортиться конкретно. Температура знатно упала и теперь одежда не сильно спасала от мороза. Плюс, метель была такой сильной, что через десяток второй метров превращалась в стену. Так что мы как раз были в двух десятках метров от неё. Добрались мы до неё за день. Почему так долго? Да мы просто местными красотами любовались, да и бандюков добивали, что встречались. Да и Рубека успела меня кое-как на ноги поставить, залечив основные раны.
        А вообще, разбойников тут реально пруд пруди. Как вообще люди умудряются через них прорваться? Если только быстро-быстро, не оглядываясь, заранее проверяя путь и обходя засады. Если бы не они, то добрались бы мы довольно быстро.
        Хотя есть у меня одна догадка по этому поводу, но она требует подтверждения.
        Сейчас наша миникоманда дружно ждала момента, когда можно будет идти штурмом на таверну. Не прям штурмовать, а так, как угарный газ, просачиваться и убивать почти всё живое.
        И вот Мамонта, дождавшись, когда последний человек зайдёт внутрь, махнула рукой. Несколько скрытниц тут же нырнули во мглу ко двору, где ещё осталось несколько человек, что готовили хозяйство к буре.
        Уже через пару минут ворота открылись и нашу огромную свору пустили внутрь. Ни одного трупа я не нашёл, однако скрытницы вместе с несколькими девушками уже встали у двери, а орки очень быстро заводили лошадей в амбар. Туда же юркнули и другие девушки с мечами наизготовку.
        - Там есть коридор, соединяющий амбар и таверну, - объяснила мне Мамонта.
        Мы скользнули за девушками в амбар, после чего крадучись направились в коридор. Здесь было темно и я скорее почувствовал, чем увидел, как около меня прошла скрытница. Мы действительно попали в самый обычный, но очень холодный коридор. По нему мы прошли чуть дальше и… встретили первую жертву.
        Это была девушка в фартуке, похожая на разносчицу. Она облокотилась спиной к стене с перерезанным горлом. Ей от силы было лет шестнадцать.
        Буквально в следующей тёмной комнате я увидел ещё двух убитых разносчиц лет так сорока с перерезанными глотками. Видимо скрытницы не мучились моральными вопросами. Это у парней рука дрожит, глядя на противоположный милый пол, особенно если тот безоружен. Ведь все милые девушки кажутся такими беззащитными и милыми. У этих наёмниц ничего не дрожало - они сами бабы.
        Очень много шума шло откуда-то спереди. Предположу, что там и находился главный зал, где сейчас все были.
        - И что дальше? - тихо спросил я.
        - Мои люди зачистят боковые коридоры, чтоб никто к нам в спину не вышел. После этого дождёмся, пока часть набухается и пойдёт спать. Там мои люди их всех порежут. И уже потом мы возьмёмся за остальных.
        - А как же главарь?
        - Будем искать по ходу дела. Но предположу, что перед приездом важных людей он вряд ли будет веселиться.
        Ну да, логично.
        - Значит берём его?
        - Да. Как найдём, я и Ухтунг возьмём его.
        Мы продвинулись ещё дальше и, кажется, подошли к тому месту, где было больше всего персонала. Кажется, те места, где мы были, являлись техническими и там особо много людей не было. Зато здесь…
        Стоило мне просто взглянуть через щель, чтоб понять, что людей там дохера и больше. Повара, разносчицы, какие-то мутные типы. Поэтому нам оставалось устроиться здесь, в коридоре, где было набросано несколько мешков с крупами, какие-то бочки и прочая хрень.
        - Вы собираетесь всех резать? - спросил я, хотя ответ уже знал. Знал, потому что сам составлял план встречи со связным и там не было место другим. Правда я предполагал, что мы их просто скрутим и бросим в подвал.
        - Да, - уверено сказала она. - Это ещё один урок. Никогда нельзя в таких ситуациях оставлять неизвестных людей за своей спиной. Если нет возможности их контролировать - просто избавляйся и не трать силы. Мы не знаем, что это за люди, как и не знаем, служат ли они пахану добровольно или нет. Сейчас она будет плакать и умолять её не убивать, а через минуту перережет тебе глотку. Поэтому никогда не оставляй потенциальных врагов в таких ситуациях за спиной. Здесь нет места жалости.
        Если только с такой точки зрения смотреть, то она права. Нельзя рисковать своими людьми ради не пойми кого. Но разносчиц всё равно жалко.
        И стоило нам об этом подумать, как одна из разносчиц с той стороны крикнула:
        - Я в туалет!
        Она подошла к двери, открыла её, зашла внутрь. И тут же одна из наёмниц тихо закрыла дверь, когда вторая закрыла разносчице рот рукой и перерезала глотку, после чего оттащила дёргающуюся и ещё пока живую девушку в сторону.
        Блин, мне их немного жалко… Но нельзя. Мамонта права, хрен знает, кто они. Вдруг мы их пощадим, а они нас потом прирежут. Сейчас не время для благородств… блять, что вы делаете!?
        Я с ужасом наблюдал за тем, как две наёмницы раздевали убитую разносчицу.
        - Какого хуя вы творите!? - зашипел я.
        - Мы спорим, что у человека две почки. Она не верит, поэтому я ей сейчас это продемонстрирую.
        В эту же секунду она воткнула нож в живот и вспорола его, после чего начала ножом ковыряться, вытаскивая девушке кишки.
        - Блять, да две у них почки, дуры!
        - Я ей тоже говорю, а она не верит.
        Пиздец, они так издеваются над трупом… что у меня даже слов нет.
        - Не обращай внимания, - махнула рукой Мамонта. - Поиграют и перестанут.
        Вы это ещё и играми зовёте!? Пиздец, с кем я в пати…
        Короче засели мы в этой комнате на час. В конечном итоге они нашли у этой девушки две почки, после чего завернули труп в тряпки и утащили на улицу. Туда же вынесли и другие два трупа.
        Всё это время за дверьми шумели повара, ходили люди, метались разносчицы. Чего мы конкретно ждали, я так и не понял, но Мамонта сказала, что её люди пока занимаются зачисткой. Несколько раз к нам из тени выныривала скрытница и что-то сообщала, после чего уходила в скрытность снова.
        - Они нашли пахана, - хрипнула Мамонта. - Будем брать сразу.
        - Не потом?
        - Потом может быть поздно.
        Я бы сначала всех перерезал или потравил, а потом бы уже за босса взялся, чтоб он подмогу не смог позвать, но им виднее. Мамонта всем заправляет, вот пусть заправляет до конца.
        - Окей, тогда жду здесь.
        Мамонта кивнула и протянула мне кинжал, нескромно намекая, что мне придётся делать, если вдруг. Конечно, здесь было ещё две девушки, плюс скрытница где-то рядом, я её чувствовал каким-то образом. Но убить, как я понял, предстояло мне.
        Ну… чтож, не впервой.
        И это «не впервой» явилась через минут пятнадцать, как Мамонта ушла. Девчока, совсем ещё юная, вышла в комнату и не заметила нас в темноте. Закрыла дверь и… я одним ударом в шею перебил ей спиной мозг. Она практически сразу осела мне прямо в руки. Я подхватил её тело и уволок к мешкам.
        Что я чувствовал в этот момент? Может совсем немного жалости, но лишь на мгновение, так как времени на раздумья не было, и я просто действовал. Я больше боялся, что облажаюсь, и она вскрикнет, привлекая внимания. Поэтому воспринял это так же обыденно, как и убийства других людей. Просто убил, просто движение руки, ещё один труп на моём счету и совсем не последний. К тому же это работа, а здесь чувства не нужны; они лишь мешают. Ведь закричи она и всё накроется медным тазом. А раз она работает на разбойников, то она потенциальный враг.
        А может я просто уёбок и этим всё сказано.
        Как бы то ни было, ещё через пятнадцать минут пришла Мамонта и сказала, что всё готово, и мы можем идти в кабинет к пахану.
        Коридор, куда мы вышли был залит кровью и завален трупами. Рубека уже лечила кого-то и ещё кто-то лежал раненым рядом.
        - Сколько наших задело?
        - Три, все ранены.
        - А пахан, какой лвл у него?
        - Сороковой. Взять его проблем не составило.
        Такой мелкий… чот я сомневаюсь, что увижу именно бандита.
        И точно, стоило открыть дверь как мне предстал квадратный кабинет, в центре которого на коленях сидел какой-то жирный очкастый свин с узкими глазами и со спущенными штанами. Он был похож на одного из задротов-азиатов. Около стола, стоявшего у противоположной стенки, лежал труп девушки, под которым растекалась лужа крови.
        Кажется, Мамонта собиралась убивать всех, кто здесь есть. Хотя с другой стороны, нам в любом случае надо всех убрать, чтоб занять их место и принять гостей. Как это не прискорбно, на ни служанки, ни повара нам не нужны, когда приедут гости. Они нас могут просто выдать и тогда проблем будет выше крыши, чего мне не надо. Просто я думал сначала их связать, но метод Мамонты был более быстрым и надёжным, исключая шанс, что кто-нибудь сможет случайно выбраться и предупредить гостей.
        Я вальяжно огляделся. Это был типичный кабинет - шкафы, стол, люстра со свечами. Ничего необычного. Единственное, что было необычно, так это свин, который был паханом. Ну не тянул он никак на главаря преступной банды.
        К тому же рожа у него была не европейская. Какой-то азиат больше… Борец сумо, вот, точно, он напоминал на относительно худого борца сумо.
        Увидев меня и видимо поняв, кем я являюсь, он весь сжался.
        - Итак, друг. Я же могу тебя звать другом, верно? - спокойно начал я, присев на корточки перед ним.
        - Д-да, конечно.
        - Отлично. Так вот, друг, как так оказалось, что ты здесь всем заправляешь. Ты явно не пахан. Значит кто-то типа казначея?
        - Д-да…
        Понятно. Намного понятнее, чем было.
        - Получается, весь тот сброд кто-то нанял, чтоб они тут всё чистили, так? И скорее всего они атакуют только определённые повозки, верно?
        - Да, - закивал он головой.
        Так и знал. Да я просто гений!
        - И по какому принципу выбираете, кому проезжать, а кому нет? - Я посмотрел на его морду, которая вся покраснела и покрылась капельками пота. - Давай так, или говоришь, или мы тебе отрежем… головку члена. Мы же не звери, сразу весь не будем отрезать. Будем по чуть-чуть. А потом девушка целительница тебе его исцелит и начнём заново. Ну как?
        - У… у н-нас есть пропуск.
        - У нас?
        - То есть у них, - быстро поправил себя толстяк. - Нам сообщают, какие пропустить.
        - Зачем? У них есть связи?
        - Нет, просто чтоб кто-то проехал.
        Понятно… создать видимость того, что проехать здесь всё же можно. Пропустят несколько рандомных туда-сюда, а остальных ловят. Довольно забавная тактика, чтоб не иссяк поток караванов. Все всегда будут думать - я смогу проскочить, я буду аккуратен, но здесь такое не действует. Оттого и постов много, чтоб никто не проскочил случайно.
        Я даже подозреваю, зачем.
        - И? Причина этого?
        - Страна с этой стороны гор.
        - Королевство? - удивился я.
        - Нет, с той стороны. В них.
        - Зачем?
        - Я н-не знаю.
        Я может быть знаю. Кто-то специально грабит, но при этом создаёт видимость того, что здесь проехать можно. Видимо не может перекрыть путь по какой-то причине. И может бывший граф знал это и потому ничего не предпринимал.
        - Слушай, у них там что сейчас происходит? Они разделены между собой или может война?
        - Делят власть две политические группы.
        Понятно. Но тут есть несколько вариантов.
        Первый - у них политическая проблема создана искусственно. Другая страна пытается эту страну захватить таким образом, поставив своего человека. И, чтоб удушить и вынудить страну сильнее, они перекрыли этот проход. А так как это секретно, ведь не положено другой стране влезать в чужие дела, делают они это через бандитов.
        Второй вариант - всё то же самое, но это происходит без вмешательства из вне. Политическая проблема настоящая. И делает такую блокировку одна из групп, чтоб насолить другой. Возможно, этот проход просто принадлежит той, которую сейчас душат.
        Но каков правильны ответ на этот вопрос, мы не узнаем; надо ждать советника.
        - Так, жирный, у меня есть к тебе деловое предложение. Ты работаешь на меня, так как уже здесь всё знаешь, а я тебя не убью.
        В ближайшие дни, по крайней мере.
        Жирный именно об этом и подумал, так как посмотрел на меня недоверчиво и со страхом.
        - Выбор у тебя не велик. Ты нам не нужен. Нужны нам те люди, что к тебе придут. Тебе лишь надо отыграть себя обычного и встретить их, а там мы уже сами.
        - Я согласен, но…
        - Без «но». Сделай дело и работай дальше, но уже на меня. Попытаешься кинуть меня - узнаешь вкус своих жаренных на сковородке яиц, и какого быть отраханным собственным членом.
        Видимо от такой щедрости он дар речи потерял, так как просто закивал головой.
        - Ну вот и отлично. Теперь вопрос, когда приезжают те люди, что добро забирают?
        - На следующий день после бури. К вечеру.
        - К вечеру? Понятно… Ладно, отведите нашего друга тогда пока в отдельную комнату. Не в склад или куда-нибудь ещё, а именно в комнату, - на всякий случай уточнил я. - И глаз с него не спускайте.
        А то ещё вскроется нам на радость.
        Бабы кивнули, подхватили его под локти и тут же утащили.
        - Не разумно это, лезть в такое дело, - высказалась Мамонта.
        - Да плевать. Мы люди графа, вряд ли нас тронут за это, так как лишь внимание привлекут к себе. К тому же это бандиты, а не солдаты. И мстить за них будет верхом странности. Мы открыто заявляем свои права на это место, а они так не могут, слишком много ненужного внимания привлекут. Лучше скажи, как там дела в зале?
        - Бухают до сих пор. Некоторые уже отправились спать и их перехватили.
        - Почему сразу их не отравить?
        - Уровень. Тебе же нужен уровень. А они как уснут, будут простой добычей. Просто те, кто отходят, могут случайно наткнуться на то, что им видеть не положено, поэтому их убирают.
        Так вот чего ты всё хочешь… Ясно-ясно, всё выполняешь задание по прокачке лвла. Ну ладно, чего уж, раз ради меня стараются.
        - А что остальные? Кухня и так далее?
        - Дождёмся, пока все не уснут прямо в зале и потом сами зачистим кухню. Тебе же останутся спящие. Потренируешься резать глотки как раз, - прохрипела Мамонта.
        Оставалось только ждать. Как мне сказали, буран будет дня два. Два дня ожиданий, после чего настанет небольшой момент истины. Разобравшись с этим вопросом, мы наконец сможем сделать таверну своей и рубить деньги. Правда… придётся, скорее всего, потратиться на наёмников, что будут зачищать местные леса, но думаю, что всё окупится.
        Надеюсь на это. Или просто брошу нахрен это место.
        Надо будет ещё предупредить, чтоб они одежду служанок не портили, так как им самим нечего будет надеть в противном случае. Просто я хочу замаскировать их всех под прислугу и потом напасть на приезжих гостей. Типа троянского коня наоборот. И жирный будет успокаивающей приманкой для них.
        А пока… надо бы чем-нибудь заняться.
        Мой взгляд скользнул по Мамонте. Хорошая женщина, большая (не жирная, а большая - два метра роста, это не хухры-мухры), будет где разгуляться. А мне нравится что-нибудь необычное, например, такие вот размеры. Всегда приятно что-то новое открывать для себя. Думаю, что спою её, пожалуй, да выполню её тайное желание, зарядив «Весёлой ночкой». Пусть оторвётся и перестанет беситься. Блин, а получится её жёстко взять, интересно? Если приказать, то да, но взять самому интереснее же.
        Заметив мой взгляд на себе, не подозревающая о счастье на свою задницу Мамонта вопросительно выгнула бровь, и я лишь покачал головой. Ничего-ничего, Мамонта, всё в порядке. Скоро я из тебя твоё нервное напряжение постараюсь выбить. Если меня не побьют за это.
        Глава 135
        Ближе к вечеру все присутствующие соизволили напиться до беспамятного состояния, что засыпали прямо в зале. Когда я вышел туда, весь зал был заблёван, зассан и засран. И посреди этого всего лежали пьяные бандиты, которым было плевать, где засыпать.
        Кухня к тому моменту была зачищена, однако я приказал им не устраивать тут централизованный геноцид. Поэтому часть разносчиц мы оставили в живых, так как кто-то должен был убирать всё это дерьмо и рассказать нам, как здесь всё работает. Ведь если мы собираемся притвориться служащими, нам надо знать, что и как делать. Да и вообще, мы не ебанутые каратели. Одно дело, убирать тех, кто мешает миссии, другое дело просто убивать.
        Правда в живых осталось всего шесть человек, так как остальных мы уже успели прирезать, пока забирались сюда.
        - Держи, - протянул мне меч Ухтунг. - Постарайся убивать с одного удара.
        - Почему?
        - Не хочется слушать визги боли.
        Ясно…
        Я молча забрал меч и принялся монотонно убивать одного за другим. Очень скоро меня это достало, и я начал экспериментировать, типа что будет, если воткнуть меч сверху вниз через плечо, или если ударить прямо в рот. Было интересно наблюдать, как приходили в себя бандиты, когда ты им ломал ногой или мечом позвоночник в районе пояса. Они довольно забавно с ошалелым видом приходили в себя, после чего пытались уползти и получали мечом по черепушке.
        А ещё я понял, что череп так просто не растоптать, как показывают в фильмах и играх. Вот у Ухтунга это получилось сразу; он словно на арбуз наступал. А я максимум убивал, но вот так лопнуть череп у меня не получалось. Только с пятого удара, и то, без кровавого фонтана.
        Зато грудину проламывал сразу. Правда Ухтунг, опять же, ломал её так, что нога проваливалась туда. Я же просто ломал и всё.
        На этих же телах я пытался ломать шеи. Выходило не очень, хотя Ухтунг настаивал, что это очень важно, научиться работать без крови. Потом пришлось идти и мыться от крови, так как ходить вот таким желания не было. Кстати, помыться сходили уже многие, пока я тут тренировался и сейчас больше половины стояли чистые и счастливые.
        Пока я учился на дичи правильно убивать, повышая попутно свой уровень, девушки не нашли себе более интересного занятия, как притащить одну из оставленных служанок и начать с ней играть. Игра была довольно своеобразной, хотя для меня это были обычные издевательства над пленной.
        Какая-то девушка лет двадцати пяти, вся растрёпанная с испуганным лицом сидела на коленях в окружении десятка воительниц и озиралась с лицом затравленного животного. Минуту спустя она пила алкоголь прямо из горла.
        - Давай, выпьешь всё и не вырвешь, мы тебя отпустим, - смеялись они, подавая ей новые бутылки и ставя на то, сколько ещё она продержится.
        Кончилось это тем, что девушка впала в беспамятное состояние и умерла. Подозреваю, что наёмницы специально это сделали, доведя её до алкогольной интоксикации, из-за которой та и откинулась.
        Когда с одной они закончили, то притащили за волосы другую и повторили процесс. Другая оказалась более стойкой к алкоголю и выдержала больше, но пить дальше не смогла. Тогда они её уложили на стол и сами влили ей остатки силой. После этого надавливали на её живот, от чего девушку рвало.
        Вскоре им это наскучило, и они просто запихали ей в задницу бутылку, пока та чуть ли с ума не сходила от боли. После этого они приволокли ещё одну и заставили их заняться лесбийским сексом.
        Не буду отрицать, меня это возбудило, но это не отменяло того факта, что они переступают черту. Причём ту, которую лучше вообще никогда не переступать и даже не приближаться, иначе лишишься тормозов.
        - Мамонта, - позвал я её, глядя на то, как они уже второй засовывали бутылку, и та не визжала лишь потому что ей закрыли рот. - Скажи своим, что если они продолжат измываться над пленными, я буду уже измываться над ними. Они там в конец ебанулись?
        - Они выпускают пар, - пожала та плечами. - Все так делают.
        Несколько жестоко… Блять, да ты гонишь?! Не, я знаю, средневековье, морали ноль, прав человека нет. Победители насилуют побеждённых, убивают, отрезают головы и накалывают на пики, но подобное разве не перебор?
        Хотя при том, что я перечислил, подобное перебором и не выглядит. Если учесть, что в середине девятнадцатого века американцы отрезали индейцам яйца и делали из них мешочки для табака, а из половых органов всякие украшения и вешали их на шляпы, то подобное вообще детским лепетом выглядит. А это мой мир и уже более-менее цивилизованный.
        Но всё равно, есть кое-какие границы, которые я соблюдаю, а остальные могут идти нахуй.
        - Ебать… Это называется выпускать пар? И кто кроме них так делает?!
        - Например, солдаты фракции Дня. Ещё во времена войны, когда в мою деревню, где все мужчины ушли на воевать за добро, пришли солдаты. Они изнасиловали каждую девушку, даже тех, кто ещё не мог иметь детей. А потом часть насадили на кол в подозрении в помощи злу, других сожгли на кострах, над третьими просто измывались - прижигали пятки, отрезали соски, вставляли во влагалище раскалённые железные палки. Много чего интересного делали. Я жива только потому, что меня спасли, но последствия всё равно остались, и ты их видел. Так что да, все так делают, даже те, кто причисляет себя к добру.
        Да-да, знаю, ведь зло на то и зло, что его можно угнетать. Будучи добрым, ты имеешь право наказывать зло как угодно, ведь оно это заслужило. Даже если доказательств, что это именно зло у тебя и нет.
        - Если они это не прекратят, я сам пар на них выпущу.
        - Не думаю, что они будут против, - ответила она.
        - А, да? То есть они не расстроятся, если одной в задницу я запихну раскалённую кочергу, а другую за руки приколочу к потолку? А остальных заставлю сидеть рядом с утконосом и гладить его.
        - Им такое придётся не по душе, - слегка встревожилась Мамонта.
        - Тогда передай им это. Не заставляй меня с ними проделывать подобное.
        Мамонта кивнула и направилась к группе, которая веселилась и измывалась над девушками, после чего что-то начала им говорить. Они видимо спорили, потому что Мамонта ни с того ни с сего ударила ту, с которой разговаривала, в живот. Наёмница согнулась, упала, свернулась калачиком и предпочла уже не вставать.
        Остальные испугано попятились, что-то говоря и кивая, после чего подхватили двух обессиленных жертв и утащили.
        - Я потом приду и пересчитаю, сколько их осталось, - предупредил я. - А то вообще ебанулись.
        Нет, я не против издевательств. Но не над всеми подряд - только над теми, кто это заслужил. А эти… да, знаю, работали на подонков, но раз они сдались, это не значит, что теперь можно творить всё что угодно.
        После нас зал выглядел ещё грязнее, чем был. Ко всему прочему добавилась ещё и кровь с трупами, которые надо было теперь убрать.
        - Ухтунг, пусть твои парни приведут ещё целых служанок, что в силах держаться на ногах, сюда и контролируют уборку.
        - Наёмницы? - рыкнул он вопросительно.
        - Они больные, я не могу им доверить сторожить девок. Сам видел, что делают.
        - Наёмницы потому что. У орков настоящих честь и правила есть. Противников жрать, но не измываться над ними, - выпрямился он, прямо испуская лучи гордости.
        Ну… ладно, жрать противников, это классика жанра.
        - Окей. Вот именно поэтому пленниц я могу доверить только вам. Только не ешьте их, - на всякий случай предупредил я. А то вернусь, а они тут бутеры из разносчиц делают.
        - Понял я, - кивнул Ухтунг и направился к своим людям.
        Ко мне вновь подошла Мамонта.
        - Нам осталось только ждать. Насколько уровень поднял? - прохрипела она.
        - До двадцать девятого, - ответил я и кинул часть своей статы, исключив настоящее имя с возрастом и способности со званиями. Да-да, здесь можно и так.
        Уровень: 29.
        «Параметры»
        Сила - 32.
        Ловкость - 40.
        Выносливость - 33.
        Здоровье - 31.
        Мана - 24.
        Интуиция - 35.
        «Дополнительные параметры»
        Рукопашный бой - 20.
        Одноручное оружие - 38.
        Двуручное оружие - 17.
        Оружие дальнего боя - 30.
        Щиты - 7.
        Лёгкая броня - 20.
        Тяжёлая броня - 5.
        Устойчивость к ядам и токсинам - 50.
        Устойчивость к болезням и заражениям - 50.
        Мелкий ремонт - 4.
        Медицина - 12.
        Рукоделие - 16.
        Взлом - 4.
        Выслеживание - 12.
        Охота - 20.
        Шитьё - 5.
        Торговля - 20.
        Красноречие - 35.
        Верховая езда - 11.
        Скрытность - 20.
        - Я ожидал, что будет под сороковник, - вздохнул я.
        Мамонта же посмотрела на меня как на идиота.
        - Ты поднял четыре уровня уже за границей двадцатого, после которого всё замедляется. Четыре уровня за то время, что мы путешествуем. Я не знаю людей, кроме героев и тех, кто имеет огромное влияние, что могли бы поднять его быстрее. Многие больше года пытаются столько поднять.
        - Это так тяжело? - удивился я.
        - Мы тебя таскали на тварей, которые приносят много опыта. Ты охотился на опасных зверей, постоянно тренировался. Ты убил не один десяток людей. Тебя постоянно обучали и тянули два человека, у которых огромный опыт. Можно сказать, тебе просто дали их. Остальным не так везёт, и они сами себя качают.
        Вот оно как.
        - Слушай, а есть градация уровня помимо общеизвестной? Ты говоришь, что типа после двадцатого замедляется, но мне говорили, что замедляется после сорокового, семидесятого и сотого.
        - Это основные, - начала объяснять она. - Разделение идёт чаще всего по блокировке твоих возможностей. Это сороковой, семидесятый и сотый, как ты и сказал. Но есть другая градация - по скорости прокачки лвла. Заметное снижение скорости прокачки начинается после двадцатого, потом после тридцатого, потом после пятидесятого и шестидесятого, потом после семидесятого, и девяностого перед сотней. А дальше обычные люди прокачиваются очень и очень редко. А кто прокачивался, вряд ли скажет. Это касается и дополнительных параметров. Во многих оружейных параметрах тридцатый уровень является уровнем новичка, так как до него прокачиваешься быстро.
        - А потом?
        - Потом после тридцатого идёт замедление до сорокового, потом до пятидесятого, потом до семидесятого, до восьмидесятого и там уже до сотни. И в военном деле привыкли по ним обозначать профессионализм человека. До тридцатого ты зелёный новичок. После тридцатого - начинающий и что-то умеешь, ты что-то можешь. С сорокового - обычный, большинство таким обладает. С пятидесятого уже идут умеющие люди, которые хорошо сражаются. С семидесятого - профи своего дела, с восьмидесятого - мастера. Сотня считается границей - ты достиг совершенства, но некоторые переступают и её, открывая что-то новое, сильное и неизвестное другим.
        - То есть сотня может быть границей, но не обязательно?
        - Да. Тут есть граница - ты чему-то научился и уже умеешь обращаться с мечом. Потом ты знаешь основные навыки и можешь сражаться. Дальше ты уже бывалый, знаешь техники, имеешь свой стиль и приёмы. Потом ты уже профи, хорошо владеешь мечом, умеешь в баланс и определённые финты, потом ты уже мастер клинка - знаешь всё или почти всё, почти все стили и можешь подстроиться под любого противника.
        Забавная градация. Очень забавная. Хотя я, честно говоря, подозревал о чём-то подобном, так как если бы не было замедления, то все бы давно тут с мечами ходили по сотому уровню. А так отбросы не могут особо подняться выше тридцатого, да им и не нужно больше, чтоб мирняк грабить.
        А военные доходят до пятидесяти, и, скорее всего, там остаются.
        - Кстати, Мамонта… - начал я, глядя снизу-вверх.
        Блин, два метра, я хуею. У меня там сто семьдесят пять или сто семьдесят три, не помню уже. Смотреть вот так немного неловко. Ещё более неловко, что я до её лица дотянуться не могу.
        Чот я просчитался в этом моменте, не говорить же мне ей: «нагнись ко мне вниз, пожалуйста» или «погоди, я сейчас табуретку принесу, ты только стой и не двигайся.»
        Как знал, что понадобится стремянка.
        - Чего? - спросила уже она, не дождавшись ответа от меня.
        - Да знаешь, я тебя поцеловать хотел, а потом предложить заняться чем-нибудь интересным. Но тут такая незадача, ты настолько высокая, что я банально не дотягиваюсь. Разве что в живот могу тебя поцеловать или в грудь лицом уткнуться. Но и тут незадача - на тебе броня. Вот и думаю, что делать.
        Ага! Покраснела! Внимание! У нас моральное пробитие невозмутимости!
        - Так что… давай, потопали.
        - Я шлюха что ли? - нахмурила брови Мамонта.
        Пиздец, всегда бесило, когда кто-то так говорит.
        - То есть я шлюха? - возмутился я. - Я же не приказываю. Не хочешь, как хочешь.
        Пойду, найду кого-нибудь более сговорчивого. А то вообще офигела.
        Но стоило мне отойти, как за моей спиной сразу послышались сначала неуверенные, но потом более твёрдые шаги. Всё-таки решила? Интересно, а то, что сказала девушка в спальном мешке тогда, это была правда? Или же она из тех, кто с орками не любит (есть и такие), и я единственный вариант?
        Хотя какая разница? Я пользуюсь ей, она мной и всё окей.
        Только когда я подошёл к рандомной двери, то соизволил обернуться и сделать удивлённое лицо.
        - О, так ты со мной?
        - Ты слышал меня, - хрипло возразила Мамонта, шагнула ко мне, схватила за грудки и подняла на уровень своего лица, после чего засосала. Причём так, словно меня хотят скушать. Она поворачивала голову и так, и сяк, словно пыталась всё моё лицо губами обхватить.
        А под конец она укусила меня за язык! Блин, а мне больно! Не хочу больше с тобой целоваться!
        - Слушай, Мамонта, скажи, а то что сказала та девушка…
        - Той девушке тридцать шесть, - тут же хрипло вставила она.
        - …это была правда? С чего тебе вообще нужен такой как я?
        - Ты? - она задумалась. - Ты выглядел как ничтожество до города. Сопляк, который умеет только приказывать, но ни разу тяжелее вилки не держал. Но мне нравятся сильные и опасные… Да, сила важна. Я люблю тех, кто силён.
        - Я слабак.
        - Антигерой, что уничтожил три города, две деревни и не одну тысячу человек? Слабак? Наверное, тебе с твоей горы такое кажется мелочью, но не таким людям, как я. Плевать на внешность, хотя я бы предпочла кого-нибудь побольше. Однако сила многое значит. Особенно в наших кругах. Не питай иллюзий, я не испытываю к тебе ничего, но как партнёр ты меня устраиваешь.
        Хорошо, что у нас это взаимно.
        Всё это время она держала меня за грудки, словно я ничего не весил.
        - Так что, зайдём или мне тебя прямо здесь уложить?
        - Тебе сил хватит, щенок? - прохрипела она и выдавила подобие улыбки. Кажется, я первый раз вижу улыбку на её лице. - Не боишься, что злая женщина тебя сама тут уложит?
        - Злая тётя? - обожаю ролевые игры! - Силёнок то хватит?
        Она недобро усмехнулась, подхватила меня под мышку, открыла дверь и бросила аж через всю комнату на кровать. Тут явно до нас уже побывали, так как стоял тазик, бутылки с алкоголем, но вот хозяина видно уже отправили в мир иной.
        Ебать… а вот сейчас я пересрал. А если бы ты промахнулась!?
        Но Мамонте похуй, кажется она уже на своей волне. Она, подобно хитрому злобному сексуальному маньяку, закрыла дверь, не сводя с меня глаз, словно я могу убежать. После этого повернулась ко мне и нарочито медленно начала расстёгивать броню.
        Нагрудник упал с железным звоном на пол, но она даже не обратила внимания. Потом спали и остальные части доспехов, после чего, подходя ближе, Мамонта начала плавно переходить к другим частям своего гардероба.
        Я более быстрый. К тому моменту, как она сбросила свою броню, я уже оголился полностью и ждал её. Ручки по швам, сам вытянулся на кровати ровненько, нужная часть тела колом торчит, готова к труду и обороне. (Вот бы я угарнул, если она в этот момент сказала бы, что пошутила и отовсюду повыскакивали бы девчонки и начали надо мной смеяться).
        Увидев мою готовность, стоящую колом, она улыбнулась до ушей, показав зубы. Ты это… только не кусайся, если решишь его продегустировать на вкус.
        Мамонта, всё так же медленно раздевалась, скидывая с себя одежду. Очень скоро она осталась в одних трусах и с перебинтованной грудью. Это у них такая версия спортивного лифчика в этом мире - перебинтовать потуже грудь. Что касается спины, то её ещё до штурма Рубека исцелила, чтоб той ничего не мешало и ничего не отвлекало.
        Она завела руку за спину и сдёрнула с себя этот бинт. Ух… сиськи… Я думал, у неё меньше. Нет, серьёзно, размер там второй, так как она всегда была в одежде или броне. Даже когда в мешке спали, она была в подобии ночнушки. Так это она бинт носила? Однако с её ростом и размерами такая грудь ей в самый раз.
        Видя мою реакцию, она ещё сильнее улыбнулась. После чего начал скидывать трусы.
        И к тому моменту, когда она оказалась рядом со мной, на ней вообще не было одежды. Голая, большая, она со знатными сиськами, в которых можно зарыться лицом. И я, худоватый (вообще я подкачался, но по сравнению с ней дрыщ ещё тот) и готовый к бою. А буря только начиналась.
        Глава 136
        (Глава полностью хентайная. Чернушка, порнушка, секс, насилие. Кому такое неприятно, можете пропустить, здесь нет сюжета. Почти)
        Она шагнула ко мне, после чего залезла на самый край кровати, где у меня были ноги. И медленно начала подниматься, скользя по мне своим телом. Вот она дошла до моего друга, при открыла ротик и… просто лизнула его, губами, обхватив головку, после чего двинулась выше. Видимо минет отменялся. На мгновение она задержалась, прижавшись к другу грудью и вновь продолжила движение, пока наши лица не поравнялись.
        - Я очень злая женщина. Готов ли ты отработать свои провинности, мальчик.
        Ого, да она ролевичка! Нравится ролевые игры в постели?
        - Злая женщина может попробовать наказать меня, - улыбнулся я. - Но сил хватит?
        И тут Мамонта просто легла на меня, придавив к кровати.
        - Ни куда не денешься, - ответил она, нащупала мой агрегат и тут же сунул в себя.
        И следующие несколько минут конкретно долбила меня, придавив к кровати. Самое забавное и интересное было то, что она реально была большой. Нет, она была стройной, но относительно своего роста. Было приятно обхватывать её руками, понимая, что она крупнее всех, кто тебе встречался. Такая крупная, что душа радуется.
        Всё закончилось тем, что Мамонта просто открыла рот и как пылесос начала дышать. Словно всосать весь кислород хотела из комнаты. Она даже дугой выгнулась, не спеша слезать с меня.
        - Это… - она говорила так, словно съела что-то острое. - Это сильно… очень.
        Попутно Мамонта мяла себе грудь, словно это могло что-то исправить.
        - Неплохо… Очень…
        Она схватила одну из бутылок и ополовинила её, после чего предложила мне, но я лишь покачал головой. Нихрена се, я отсюда запах спирта чувствую, а она половину выжрала.
        Я обхватил её шею и подтянулся к ней после чего поцеловал в губы. Хорошенько, слюнаво, с язычками. Правда её язык был огого каким длинным, и успел и побороться с моим, и обшерстить мой рот. После этого она медленно перевернулась и раздвинула по шире ноги, позволяя теперь мне уже поработать.
        И второй раз я подумал, насколько же она большая. Даже сейчас, хорошенько войдя в неё, я чувствовал себя маленьким. Её большие ляхи, между которыми я был; её немаленькая грудь, которую я сейчас дегустировал, посасывал и щипал губами, а вторую мял рукой, практически со всей силы сдавливая; её руки, которые придавливали меня к ней.
        - Будь хорошим мальчиком, накажи плохую женщину, - прохрипела она.
        И я наказал. Двигался в ней всё сильнее и сильнее, от чего её грудь колыхалась вверх-вниз. Чувствую себя миниатюрным.
        Мамонте нравилась жёткость. Она просила сильно сдавливать её сиськи, кусать соски, даже просила хлестать по щекам как можно сильнее.
        Ага, да у тебя ебальник как у Констанции, хотя и более мягкий. Я даже её за самое чувствительное место схватил пальцами, от чего она ошалело выпучила глаза, начав хватать воздух ртом, словно рыба. И вдавила меня в грудь так, что я чуть не задохнулся.
        Но чаще всего, я просто оттягивал её за волосы, или дёргал за них из стороны сторону.
        Я подхватывал её ноги и делал с ней классические позы, когда колени партнёрши к её голове подтягивают. Ох, это было непросто. Особенно с такой необъятной. Ножки то не пушинки, накаченные.
        Естественно, что я веселил её «Весёлой ночкой». Долбил и так, и так. А потом перевернул на живот, развёл ножки и спросил.
        - Грязная женщина хочет, чтоб ей было больно?
        - Грязная женщина хочет, чтоб её наказали, - прохрипела мне Мамонта.
        Ну я и вошёл ей прямо в попку без смазки. Вернее, смазка то была, на моём друге от неё самой, но не думаю, что этого именно для неё было достаточно. Она хрипло вскрикнула и выгнулась дугой.
        - Ах ты хуев снайпер! Ты что, влагалище от жопы отличить не смог!? - злобно зашипела Мамонта, при этом не спеша меня сбрасывать, а я как ни в чём не бывало начал её долбить.
        - Помолчала бы, - ответил я, схватив её за волосы и оттянув её голову назад к себе, а второй вцепившись ей в грудь. Она аж мостиком выгнулась. Ещё забавнее то, что Мамонта даже не сопротивляется, хотя ей точно больно как от того, что её за волосы тянут, так и от попки, которую я активно ей разрабатываю.
        - Тогда давай сильнее. Долби сильнее, щенок, или это на всё, что ты способен!? - захрипела она.
        Мне эта поза напомнила наездника на лошади. И я естественно выдолбил её хорошенько, от чего она после нашей «поездки» поспешила сжаться в позу эмбриона, прикрывая попку руками, пока я подмывался в тазике.
        Я, честно говоря, даже забеспокоился, как она там. Лежит эмбрионом, стонет.
        - Эй, ты как? - потряс я её за плечо.
        - Больно… Это классно…
        - Эм… - я не понял, больно или классно?
        - Давай. Отжарь меня, трахни, я хочу больше, - прохрипела она. - Возьми силой.
        - Слушай, просто ты немного…
        Она неожиданно обернулась и схватила меня за руку. Я даже дёрнуться не успел.
        - Ещё хочу. Трахни меня силой. С тобой так сильно всё получается, что мне кажется, что я уплыву. Хочу забыться и быть грязной шлюхой, как написано на моём лбу. Просто делай своё дело.
        Ей нравится боль? Нет, ей нравится настолько жёсткий секс, чтоб ноги потом не сводились? Нравится быть грязной шлюшкой в таких играх? Я слышал, что некоторые хотят побыть противоположностью себя в жизни - типа если ты по жизни лидер, то в постели хочешь почувствовать себя беззащитным. Не все, но такие кадры встречаются. Мамонта, я погляжу, одна из них.
        - Давай же, личной шлюшкой, грязной шлюшкой, твоей подстилкой…
        Я покосился на бутылку. Та была пустой. И не только она, вторая уже на одну треть опустела. Это значит, что в перерывах она умудрялась нажраться и теперь была явно на весёлой ноте. А что у трезвого в уме, у пьяного на языке.
        - И зачем ты хочешь быть грязной шлюшкой?
        - Хочу… это возбуждает. Затрахалась воевать уже. Затрахалась убивать. Хочу ебаться, хочу детей, хочу готовить жрать, - проскрипела своим голосом Мамонта, всё так же одной рукой держа меня, а другой прикрывая попку. В глазах появились слёзы. - Хочу жить.
        - Слушай, просто…
        - Да трахай меня! - рявкнула она и дёрнула меня на себя. Я приземлился ровно на её сиськи, на её животик где под жирком скрывался железобетонный пресс. - У тебя стояк, сам хочешь, так трахай меня! Давай же, - заплакала она.
        Я не знаю, что тут происходит в головах у девушек, если честно.
        Эльфийка была просто активной, Эви и Констанция… я не помню ничего, но одна была озабоченной. Сенька - мавка из леса, была просто озорной, активной и быстрой как кролик. Лиа была помешанной на сексе и очень страстной. Ринта - разносчица в таверне, была самой адекватной из всех моих партнёров, обычная девушка.
        Мамонта была садомазохисткой. В жизни она была не очень многословной женщиной с хриплым голосом и сдержанным характером. В постели она любила или роль сильной, или роль слабой. Плюс, чтоб её били и унижали.
        Она чем-то напоминала Констанцию: обе волевые и любили трахаться, но та была помешана на справедливости, чести и вела себя довольно пафосно. Эта предпочитала молчать и вела себя очень сдержано.
        Странные у меня партнёры.
        Но я сделал, что она просила. Мамонта стонала, когда я лупил её по лицу ладонью. Когда ставил её собачкой и тянул назад за волосы, долбя её в задницу, она говорила пошлости о том, какая она послушная рабыня, а её грудь раскачивалась взад-вперёд, словно метроном.
        Потом, когда Мамонта стояла на четвереньках, я просто ложился на неё сверху и продолжал её трахать. Забавно, что при таком росте я даже не мог дотянуться руками до кровати, когда она стояла на четвереньках. Я просто лежал на ней как на столе. И со стороны в такой позе мы, наверное, выглядели так, словно ебущиеся сенбернар и чихуахуа.
        Потом я уже просто лежал на спине и схватив Мамонту за волосы, трахал её ротик до самой глотки, из-за чего она иногда закашливалась, но просила не останавливаться, так как принадлежала мне.
        Мда… Мамонта, какие же у тебя пи… странные пристрастия в половой жизни.
        Кончилось это тем, что мы просто налакались оба и уже трахались, не помня себя. Я вроде даже бил её ремнём по заднице и использовал бутылку, как фалоиметатор, а она стонала, кричала, и говорила, что моя личная сучка.
        Позже мы просто обнялись, мокрые, разгорячённые, обливающиеся потом. А она была мокрая ещё и внизу. Мы обнялись, спрятавшись под одеяло, где было просто нереально душно и из-под которого торчали наши головы, и трахались, трахались, трахались. Словно в печке выпекались, были мокрыми настолько, что скользили друг по другу, что наши волосы были как после душа, но мы продолжали трахаться. Мамонта обвила меня руками и ногами прижав моё маленькое тельце к огромной себе, из-за чего было ещё жарче.
        Я иногда буквально тонул в её мокрых грудях. Прикладывал к ним голову и слышал бешеный ритм сердца. И ни на минуту не останавливался, от чего она просто начала хрипло кричать, не сдерживаясь, чуть ли не раздавливая меня своей хваткой.
        - Пожалуйста, не останавливайся, - бормотала она, прижимая меня к груди словно ребёнка, и я словно в трансе сосал и лизал её грудь, её большие твёрдые соски. Мы целовались, в свободные промежутки, но ни на секунду я не прекращал её трахать.
        А потом мы ещё сильнее нажрались и… Я трахал… но уже не Мамонту, так как она лежала, раздвинув ноги и ей кто-то вылизывал, а она говорила: «Дрянь, лижи лучше, я здесь главная». А потом, кто-то у меня сосал, но Мамонта уже кому-то лизала… А потом кто-то кому-то лизал, а я рандомно трахал первую попавшуюся…
        Пиздец… я забухал…
        
        Проснулся я с новой способкой. Это первое, что меня встретило помимо завывания холодного ветра за ставнями.
        А способка была…
        «Супер-улучшенная весёлая ночка - вы способны удовлетворить десяток самых ненасытных натур до потери сознания. Так что не бойтесь, что вам не хватит времени на десяток девушек. Теперь хватит всего и на всех, повелитель женских тел!
        Способность позволяет сохранять эрекцию и получать удовольствие на протяжении двадцати четырёх часов. Партнёр испытывает сильно усиленные ощущения и удовольствие во время секса. Отключение способности по желанию или истечению времени. Перезарядка - нет.»
        Ох… ебатеньки… что я учудил-то!?
        Я резко сел и только сейчас понял, что лежу на ком-то. А именно на девушках. Подомной была Мамонта, там та, которую Мамонта чуть не удушила. В ногах с членом во рту, дрыхла ещё одна. Пол был так же выстелен матрацами и там спали другие голые девушки.
        А ещё было очень много бутылок от спиртного.
        Теперь то ясно, откуда способность. Я тут, кажется, оргию устроил. Прекрасно, очень прекрасно.
        Пиздец. Не дай бог кто-то залетит от меня… Хотя вряд ли, всё же в… Блять, не дай бог Мамонта залетит от меня!
        Надо будет поговорить с ней об этом.
        Я оглядел поле брани. Тут были все девушки из отряда, плюс, Рубека. Её рыжие волосы палились конкретно среди остальных оттенков волос.
        Да уж, умудрился оттрахать всех девушек в группе.
        Но раз такое дело… что за утро без минета! Я тут работал, пусть и они поработают. Поэтому я начал прогуливаться среди девушек и решил первой трахнуть именно рыжеволосую лечилку. Поднял её за подмышки и встряхнул, от чего она медленно открыла глаза и, видимо придя сразу в себя, покраснела и отвернулась от меня голого. Ну да, я уже готов и дальше к подвигам.
        - Давай, говори: «А».
        Она только голову отвернула. Я взял её за голову и потыкался ей в щёку, от чего она ещё гуще залилась краской и всё же повернулась ко мне, после чего, краснея и пуская пар, губами взяла в рот самый кончик. Ну а я, как джентльмен, помог ей. Схватил за челюсть, приоткрыл и просунул глубже.
        Она делала его неумело, иногда цепляла зубами, пыталась словно высосать всё как пылесос, но в этой неопытности было что-то прикольное. После того, как я решил, что с Рубеки хватит, повалил её на пол, застеленный матрацами. Раздвинул ноги и вошёл, после чего нещадно начал её долбить. Тело Рубеки моталось туда-сюда, а она сама прятала лицо в ладонях.
        Я не мелочился, входя в неё полностью, а она всё равно ничего не могла мне сказать. Потом я перевернул её и то же продел с её задницей. Она дёргалась, дрожала, вытягивалась в струну, но молчала. А молчание - знак согласия!
        Правда после меня она ладони к жопе приложила и оттуда полился зелёный свет. То-то так туго вошло.
        - Потом то же самое с задницей Мамонты сделай, ясно? - спросил я.
        Она со слезами на глазах закивала головой.
        Ага, сделал больно. Уверен, что она тут наравне с остальными резвилась, иначе бы не уснула рядом с двумя аж бутылками и рукой между ног. Кто приходит на потрахушки просто так? Хотела? Получила.
        После этого я помылся в том же самом тазике, который затолкали в самый угол.
        А потом вновь на охоту! Нашёл эльфийку и поднял её за уши. Эта как была пьяной, так и осталась. Зато сосала хорошо, с чувством. В награду, я её трахнул. Два раза. Нет, три раза, так как слезать она не хотела.
        Так я прошёлся по всем девушкам, будя их минетом и сексом с утра. Рубеке, кстати, не сильно повезло - когда она шла к Мамонте, её схватили повалили на пол и начали тыкать лицом в мохнатую промежность. Та сопротивлялась, но в конце смерилась и занялась делом. Так бедняжку пустили по кругу, заставив пройтись язычком по каждой девушке. Там и я пристроился к её рыжей заднице и поимел, только классикой, чтоб ей заново не пришлось лечиться. А потом поимел другую, пока она лизала другой. А там ещё одну пёхнул, и ещё одну. Но закончил на несчастной Рубеке, которая сделала мне минет.
        Таким хитрым образом я добрался до Мамонты.
        Она была вообще никакой.
        Но и её участь не избежала, правда я начал с классики, по ходу которой она проснулась.
        - Ты… Мы… - прохрипела она, собираясь с мыслями и пытаясь понять, где она сейчас.
        - Ага, ты и мы, - кивнул я.
        И уже через несколько минут она вновь хватало ртом воздух. А я стояком, который она точно чувствовала, уже поглаживал им по её животу, как бы намекая.
        - Знаешь, что должна делать послушная слуга?
        - Сейчас уже утро, - прохрипела она, словно это что-то значило.
        - Ага, но буря не утихла, - усмехнулся я. - Но если нет, то нет. Если тебе хватит, Мамонта, просто скажи, так как это лишь игра, и я не собираюсь тебя принуждать или оскорблять, - тут же добавил на всякий пожарный.
        На всякий, потому что так и считаю. Игры играми, но не мне осуждать предпочтения людей, которым нравится побыть грязными во время бурной ночи. Я так вообще всегда грязный в самых худших вариантах этого слова. А оскорблять и принуждать своих людей я считаю неприемлемым. Пока.
        Мамонта подумала и оскалилась, хрипло добавив.
        - Грязная шлюха сделает приятно кое-кому, но сегодня, кто-то будет маленьким послушным и забитым мальчиком ночью, которого хозяйка будет трахать до потери пульса.
        - Замётано, - подмигнул я.
        Мамонта сказала хрипло «ам» и я приспустился прямо к ней, после чего хорошенько трахнул её ротик. Она даже заглатывала яйца, практически отполировав мне всё там.
        Как же хорошо налаживать контакт со своими подчинёнными. Но хорошо и то, что их так мало. Всю сотню я бы физически не осилил и подобного мне ещё на месяц хватит.
        Уже выйдя в коридор в гордом голом одиночестве с не опавшим стояком, я направился проверить остальных, оставив бедную Рубеку одну, которую пускали до сих пор по кругу все подряд и пытались разработать ей обе дырочки. Кажется, она получила звание пассивной и теперь всегда будет лизать. Мне кажется, что она слегка втянулась, так как сопротивления было не видно, но видно было её какое-то стремление и рвение.
        Сначала я заглянул в комнату, где должны были быть наши связанные заложники. Но нашёл я там всего троих. Это были те две, над которыми издевались девушки, и одна, которой повезло. Они лежали связанными на кроватях и спали.
        Так, где ещё две?
        Я начал заглядывать в каждую комнату и нашёл связанного жиробаса, который валялся на кровати и тоже дрых. Видимо следить всем было лень, поэтому его просто намертво привязали к кровати и оставили.
        Ясно… Пойдём дальше…
        Вот так комната за комнатой, и я нашёл четырёх орков. С одной девушкой.
        Я зашёл ровно в тот момент, когда они её драли в двоечка, пока ещё двое выпивали и кушали. Бедняжка принимала ртом и задом двух гостей и выглядела очень уставшей. Её даже придерживали, чтоб она не упала. Охренеть, вот это у них агрегаты… Бля, да там больше двадцати точно есть. Представляю, каково ей такое через себя пропускать.
        Орки о чём-то гулко рычаще разговаривали и смеялись. Было видно, что они хорошо проводят время.
        Завидев меня, Ухтунг тут же встал.
        - Ничего, - махнул я рукой. - Смотрю, развлекаетесь.
        - Не трогаем мы раненых. Только здоровую взяли.
        - Вижу. Ничего страшного, главное её не сильно тут убивайте.
        В этот момент оба орка закончили и девушка обессиленно села, уперевшись руками. Видимо её драли всю ночь, и теперь она больше походила на так, словно мешки с цементом разгребала всю ночь. Но стоило девушке освободиться как к ней подошёл другой орк, поднял её голову за волосы и пропихнул ей в рот свой агрегат. Она лишь молча принялась за дело. Быстро закончив, он отпустил её, позволив отдохнуть.
        Блин, словно порно смотрю. Мне они напомнили больших негров, только зелёных, если честно.
        - Присоединиться хочешь? - пригласил меня орк.
        Он поднял её передо мной, словно куклу. Вся грязная, ясень пень в чём, и с измождённым взглядом.
        - Нет, развлекайтесь, - отмахнулся я. - Где пятый?
        - Караулит он четвёртую. Она полы моет в зале, - пробасил Ухтунг.
        - Ясно. Но только проверяйте остальных, окей? И других девушек не трогайте, только её.
        Девушка подняла на меня несчастный взгляд, словно прося не оставлять её на такую судьбу, но Ухтунг тут же загнул её. Он засадил девушке в задницу, когда второй подошёл и дал ей в рот. Ну а что? Работала на убийц, что перебили столько народу, вот и расплата.
        А про оставшихся… ага, моет. Знаем мы. Тут таверна в бордель превратилась. Хотя с другой стороны, людям надо выпустить пар. И эта девушка не такая уж и большая плата. Пусть хоть затрахают её тут, главное, чтоб воины были сыты, здоровы и бодры духом.
        Оставив их веселиться в скромной компании, я спустился в зал. Я ожидал увидеть ещё одну сцену, но…
        Ничего такого.
        Орк просто сидел на стуле. Напротив него сидела девушка и они мило общались. Прям удивительно - брутальный орк низко, слегка рычаще что-то говорит девушке, а она, прикрывая рот ладошкой, смеётся. Но завидев меня, он тут же вскочил.
        - Босс, убираемся мы, я слежу…
        - Ага, вижу я, что вы тут делаете, - усмехнулся я, подойдя ближе. Ведь я тут главный! А главный должен всё оценить. А ещё кажись я до сих пор под градусом, так как слишком развязано себя веду и хожу голый со стояком.
        Взял девушку за подбородок, повернул голову влево-вправо, оценивая. Помял её грудь - мягкая, но упругая. Ну чтож, типичная хорошая девушка - нормальная грудь, которую только платье с корсетом и держит, обычное лицо, не самый умный взгляд. Как по мне, идеальный вариант.
        - Ты только это, приглядывай за ней, а то она повторит участь другой, которая стала личной шлюхой для остальных, - предупредил я, уходя к барной стойке за спиртным.
        - Я понял.
        - Отлично. Я просто тут за едой, пусть она сбегает, приготовит и дальше «мойте» что и сколько угодно.
        Девушка тут же кивнула и скрылась в подсобных помещениях. Уже через десять минут я возвращался с подносом жратвы для милых дам и себя. Прямо еда в номер.
        Буря всё не заканчивалась, а значит мы продолжим наш марафон.
        Глава 137
        Конец бури можно было определить по тому фактору, что ветер наконец перестал выть под окнами и ставни не скрипели так, словно сейчас их в комнату к нам закинет. А это значит, что нас ждёт долгожданная встреча с интересными людьми. Боже, пусть нас всех не перережут.
        Я, как настоящий командир, встал раньше всех, попутно порадовав Мамонту отличным сексом два разика перед предстоящей встречей. Командир должен быть сытым, отдохнувшим и с хорошим настроением, чтоб хорошо работал днём.
        Но тут у нас это можно отнести к каждой девушке в комнате. И как же так получилось, что начиналось всё с одной Мамонты, а закончилось массовой оргией… Мне это непонятно. Все эти два дня смешались в чередование мокрых от пота тел, стонов, извиваний и алкоголя.
        Возможно ответ лежит в бутылках, которыми завален здесь весь пол. Возможно сначала одна зашла в комнату на страстные хрипы Мамонты, потом другая, а потом они все сюда привалили, потому что кто-то сказал, что я трахаюсь отлично. Нет, «Весёлая ночка» реально прикольная вещь, но не перегнул ли я палку, кинув её всем девушкам моего отряда?
        Только ещё немного обидно, что по сути все девушки здесь только из-за моей способности и из-за того, что я тут практически единственный парень-человек. Может это и глупо, но мне всё равно немного грустно. Да, мы получили друг от друга то, что хотели, но… Это то же самое, когда люди общаются с миллионером лишь потому, что он богат. Ему с ними весело, ему с ними интересно, но понимание того, что привлекает не он, а его деньги, всё портит.
        Я чувствую примерно то же самое. Даже Мамонта тут только потому, что признала во мне партнёра, и ей хочется потрахаться. Но отнюдь не потому, что ей приятно проводить со мной время. Всё равно хочется, чтоб тебя принимали как человека, а не только как неплохого ебальщика. Теми немногими, кто проявлял мне ко видимую симпатию, была Эви и Мэри. Может Констанция ещё, но там не точно.
        Я аккуратно подошёл двери, попутно разбудив Рубеку и сказав ей, чтоб она будила остальных, и те топали мыться, переодеваться в разносчиц и готовиться ко встрече. А потом оставил её в комнате, зная, что её сейчас по кругу пустят, прежде чем встанут. Повезло же Рубеке стать полизухой для всех, но чот не видно, чтоб она как-то сопротивлялась. Я бы мог вмешаться, но только если попросят.
        Там внизу, где меня должен был ждать обед. Попутно я заскочил к оркам в комнату, где обнаружил их дрыхнущих в обнимку с этой разносчицей, зажатой между ними. Судя по её виду, работала она, не переставая.
        - Эй! - ударил я по стене, заставляя всех тут же сесть на кровати, кроме девушки. Та продолжала дрыхнуть. - Подъём. Всем мыться и готовиться. Мамонта за главную в плане-операции по поимке контакта. Девушку тоже будите и…
        Я хотел сказать, чтоб она шла мыться, но по виду она вряд ли сможет сама это сделать.
        - Раз девку трахали, вам за неё и отвечать. Отнесите, помойте, покормите и положите где-нибудь спать, а то она никакая.
        - Не няньки мы, - рыкнул Ухтунг.
        - А я вас няньками и не назначал, - парировал я. - Она часть команды на данный момент. И раз так, то вы должны позаботиться о ней, раз довели до такого. Не мне вам рассказывать о чести.
        Спокойно надавив на то, чем они гордятся, я без проблем добился того, что хотел от них услышать и, кивнув, спустился вниз. Попутно заглянул к жирному, который просился в туалет, и к двум девушкам, что после издевательств чувствовали себя более-менее. Их даже покормить не забыли, так как я обнаружил несколько тарелок и бутылки от вина. Увидев меня, они просто сдвинулись в угол, обняв друг друга, словно бедные сиротки.
        Я не знаю, почему, но у меня было мимолётное желание забить их до полусмерти из-за их жалобных рож. Но как это появилось, так это я тут же и подавил. Таким приколам не место в жизни.
        - Скоро будет ваш выход, - сказал я. - За вами зайду, будете работать разносчицами, как обычно, заодно покажите всё девушкам. Отыграете роль и…
        А что «и»? Убить? Они-то надеются, что их отпустят. Хотя с другой стороны их точно отпускать нельзя.
        - И там посмотрим, насколько хорошо справитесь. Если всё пройдёт отлично, то считайте, что жить будете. Ясно?
        Они закивали головами, не проронив ни слова.
        Вновь запрев их, я спустился в зал. И что я там увидел?
        Спиной ко мне с голым задом делал характерные движения орк, из-за него торчали две ноги, светя грязными пятками, которые он придерживал. И всё это они устроили на столе… блин, надо запомнить, чтоб за тем столом я ничего не кушал. А вообще, они очень даже лампово смотрелись: разговаривали, смеялись. Не чета тому, что мы там вытворяли.
        Ну и я как настоящий понимающий человек, просто сел за барную стойку, надыбал мешки, в одном из которых был хлеб, а в другом вяленое мясо. Мясо в мешке… мда… антисанитария полная, подумал я, делая себе из этого бутер. Какой кошмар, не научились они тут чистоте, офигевшие люди.
        Вот так я завтракал, наблюдая за бесплатным театральным представлением. Даже кушать было как-то интереснее, что ли.
        Меня заметили только когда девушка начала покрикивать низким глубоким голосом. Она резко села, обняла орка… и только тогда заметила меня, округлив широко глаза.
        - Да ничего, не обращайте внимания, я просто кушаю, - отмахнулся я.
        Тут уже и орк ко мне обернулся, и вот такая картина маслом: он её держит, она на нём повисла, обхватив ногами и руками, с голым задом. И оба выглядят как застуканные детишки за порнухой.
        - Мы это… - начал орк своим рычащим низким голосом, - убирались тут и… разговорились.
        - Ага, вижу, неплохо вы тут разговорились, я погляжу, - кивнул я. - Заканчивайте потихоньку и за работу. Сейчас здесь будет многолюдно.
        Девушка быстро спрыгнула с него, застегнула платье, вернула на место фартук, спустила юбку и быстро-быстро, словно её здесь и нет, ушла, опустив голову.
        - И покушать чего-нибудь принеси! А вообще, готовь жрать всем! Нас здесь много! - крикнул я ей вдогонку.
        Когда она ушла, ко мне подошёл орк портить аппетит своим слегка виноватым видом. Теперь, пройдя не один километр, я наконец смог нормально разглядеть их мимику, а то мне они казались вечно недовольными и злыми.
        - Босс, спросить хотел я, - начал он.
        - Давай, - кивнул я.
        - Что делать будем с пленницами.
        Я внимательно посмотрел на него.
        Понятненько. Хотя понятненько мне стало ещё в первый раз, когда я увидел их вместе.
        - Как что, по горлу ножом и выбросить, - ответил я.
        Орк стал слегка встревоженное.
        - Я просто…
        - Понял-понял, - поднял я руку и с самым серьёзным лицом и голосом продолжил. - Хочешь сам всех перебить? Окей, разрешаю расправиться с той, которая только что ушла и той, которую использовали орки. Можешь не благодарить. Остальными я сам займусь, уровень набью.
        - Да нет, хотел я спросить пощадить одну, - тут же быстро вставил он.
        - Одну? Нет, одну пощадить не могу. Надо или всех, или никого. А всех щадить не буду. К тому же, зачем мне щадить ту, кто в нашего Бога не верит?
        - Так она это… верит… поверит! Я поговорю с ней…
        Я встал, подошёл и положил ему руку на плечо, как непутёвому ученику. Если учесть, как выгляжу я и он, и то, что он выше меня ростом, это выглядело забавно.
        - Об этом не говорят. Это надо самому принять. Она не приняла, её в топку.
        - Куда?
        - На кладбище, - объяснил я. - Наш Бог суров, пусть и милосерден.
        - Но вдруг исключение… там он же… Да! Он же принимал других! Он примет её.
        - Ты чо, указывать нашему Богу будешь, что ему делать? - низким, полным угрозы голосом спросил я и посмотрел на него самым грозным взглядом.
        В этот момент в зал вошла Мамонта.
        - Мэйн, мы… Что происходит? - её взгляд тут же пронзил орка.
        Что бы не говорили, но орки те же люди. Пусть и выглядят они суровыми, но это лишь они так выглядят из-за торчащих нижних клыков, низкой надбровной дуги, хмурому взгляду. Вот сейчас этот орк был явно напуган и не знал, куда бы деться - по глазам метящимся видно.
        - Мамонта, ты же знаешь на сколько я могу быть опасным так? Объясни этому орку, насколько я могу стать сильным при желании.
        - Настолько, что сможет разобраться со всеми сороковыми в этой таверне. И скорее всего с Ухтунгом и со мной одновременно, - хрипло известила она его.
        Вообще, Ухтунг был неплохим охотником, но у меня был значительный перевес в силе. Таких, как он, требовалось как минимум трое или пятеро, чтоб дать мне отпор. А так я его просто задавлю.
        - Не играй со мной орк. И не указывай моему Богу, что делать, иначе я быстро разложу вам всем по полочкам.
        - Да я… прошу прощения босс. Просто девка… ну я… там… семья… типа жена… а у меня нет ещё… нас мало орков… а тут орчата… я мужик, охотник, дом построить, семью кормить… долг любого орка… баба мне нужна, дети… Ну а эта деловая, работящая, отличная баба… интересная… тело доброе… дети здоровые будут… - начал мямлить он.
        - А-а-а… Так ты бы сразу и сказал, что жену нашёл, - хлопнул я его по спине с видом, словно мне всё стало понятно. - Если готова жить в нашей дружной разношёрстной семье, то пожалуйста, а то тянешь тут как кота за яйца, а я не врублюсь, чего хочешь. Только пусть Бог Скверны… я поговорю с Богом Скверны, раз такое дело у тебя. Постараюсь его убедить в её полезности.
        Ну ладно, ладно, подъебал я орка. Не мог удержаться, чтоб не развести его. Ну забавно же было! Особенно там, где он оправдываться начал. И вообще, пусть не расслабляются. У нас тут не ясли, лишний раз им показать, кто здесь главный, не помешает. Да и с Богом Скверны я нагло напиздел. Никому это не нужно, просто захотелось подразнить и попугать его.
        И её тоже в скором времени.
        Да и теперь в его глазах я должен быть тем, кто великодушно разрешил ему взять ту бабу. Типа добрый повелитель, что заботится о своих подчинённых и всячески за них горой. Может быть звучит глупо, но именно на таких моментах и складываются отношения. Когда видят, что они не безразличны и за ними заботятся, то и их верность возрастает.
        - Да! Спасибо! Я поговорю с ней. Я благодарен, босс, - я испугался, что он полезет ко мне обниматься, но обошлось. Он чуть ли не бегом убежал за ней.
        Я проводил его взглядом.
        - Ты разрешил ему? - прохрипела Мамонта.
        - Раз девушку под крыло возьмёт, то почему бы и нет. Интеграция в общество будет. Люди боятся нечисть. А этой придётся жить среди арахн, мавок, онрё и прочих. Будет пугаться, но потом привыкнет и может даже сдружится. Другие тоже увидят это и будут менее осторожно относиться к ним. Процесс долгий, но надо с чего-то начинать.
        - Я думала, ты не разрешишь.
        Блин, ты чо, поверила в этот спектакль? Да как божий день было ясно, что я стебусь! Но я всё же ответил:
        - Я добрый. А ты как? Где люди?
        - Готовятся. Сейчас часть из них переодевается в разносчиц, готовят пахана.
        - Ясно… там с наружи намело, так что пусть ваши походят там, последят хорошенько и разойдутся по сторонам, чтоб выглядело так, словно здесь реально были люди, но все разошлись.
        - Ясно, - кивнула она.
        Ну а дальше пошло-поехало. Мы ещё раз обговаривали план, расставляли людей, девушки тропинки вытаптывали, чтоб всё казалось живым. Я выпустил Маленького Пожирателя Человеческой Плоти, чтоб он размялся. И он размялся, пугая всех девок, включая разносчиц до слёз и криков.
        В такой дружной компании мы позавтракали.
        Девушки довольные и расслабленные, как нажравшиеся сметаны коты, непринуждённо разговаривали между собой. Орки что-то там обсуждали; потихой то, какую избранницу выбрал их товарищ, так как взгляды орков постоянно скрещивались на ней. Та косилась испуганным взглядом, особенно на меня; видимо орк ей сказал, какая судьба её будет ждать, если она провалит встречу с Богом Скверны. Я же всё время молчал, связавшись с Богом Скверны.
        И сначала он был явно недоволен.
        И нахуя? Я должен теперь с каждым общаться?
        Ну а с другой стороны, ты поглядишь на неё, посомневаешься, попугаешь, но дашь добро. Орки будут думать, что ты очень великодушен, что принял её под своё крыло. И всё, тебя любят, это будет на слуху. Новые люди будут приезжать сюда и им тож будут это рассказывать. Тебе то всего несколько раз появиться!
        Вот так я убеждал Бога Скверны, что это и в его интересах. И убедил.
        Вот насколько мне хотелось напугать девку до усрачки.
        Какой же я гнилой, нравится мне людей пугать и смотреть на их слёзы страха и ужаса.
        Но это того стоило. К тому же, не для одной забавы я это делал, были у меня и конкретные цели.
        Я потом подозвал девушку и увёл её в комнату, после чего мы оказались в уже знакомом зале. Там я как положено представил её и Бог Скверны начал своё театральное представление.
        Он оглядел её, порасспрашивал довольно суровым, низким, полным угроз голосом, заставив её заикаться и бледнеть. Кончилось тем, что девушку потом трясло и она плакала от страха. После этого Бог Скверны великодушно принял её.
        - Так и быть, девушка. Смотрю, ты готова принять веру, пусть твои побуждения нечисты. Поэтому я смилостивлюсь. Но знай… один промах, и мой гнев будет страшен.
        Она отчаянно закивала головой, словно была уже сама не рада этому.
        А насчёт нечистых помыслов я уже и сам думал, Бог Скверны лишь подтвердил мои догадки. Девушка подозревала, что от них могут избавиться, и поэтому, закусив губу, нашла лоха и раздвинула ножки перед ним. Мне кажется, она не очень рада тому, что ей придётся стать женой орка, но жить хочется сильнее, оттого она и пошла на эту авантюру.
        Уже после возвращения в реал, я решил сразу расставить точки над «и».
        - Слушай сюда, леди, - придавил я её к стене. - Я в курсе, чего ты тут такая вдруг влюбилась в орка, которых чаще всего девушки, особенно имеющие внешность и более богатые перспективы в будущем, обходят стороной. Особенно в не самого симпатичного из них. Знай, что ты будешь его очень верной, любящей и заботливой женой, будешь ему в рот заглядывать и тапочки по его приказу носить. И если мне просто покажется, что ты забыла своё место, я не посмотрю, сколько детей нарожала ему - отправлю на вечно в пыточную, а потом к Богу Скверны.
        Девушка задрожала и закивала головой.
        По сути, она сама себя приговорила жить и ложиться под очень милого орка всю оставшуюся жизнь. Хотя пообвыкнет и может даже притрутся, будут счастливы. Статистика показывает, что браки не по любви держатся крепче.
        А вообще, я заступился за орка ещё потому, что меня бесят такие. Да-да, больная тема, в своём мире меня бесили те девушки, которые тебя использовали, не чувствуя никакой к тебе привязанности. Ох уж эти травмы детства…
        Я считаю, что каждый волен выбирать свою судьбу и не обязан жить вечно с кем-то, но… Таких я ненавижу. И она одна из таких вот девушек. А это значит, что эта девушка может его потом и бросить. Могла. Теперь уже не сможет, придётся ей губу закусывать и жить с ним, улыбаясь двадцать четыре на семь.
        Вот так мы подготавливались к встрече с визитёрами, которые должны были прийти ближе к вечеру или вообще ночью, если я не ошибаюсь. Наёмницы переоделись, попрятали кинжалы, скрытницы ушли караулить гостей, чтоб из далека заметить, остальные вытоптали дорожки, хотя мне потом сообщили, что именно дороги и не занесло.
        Как?
        А вот хуй знает, мне сказали магия. Заебись же любую несостыковку и непонятную ситуацию сразу сваливать на магию.
        Орки приготовились к тяжёлому столкновению с высокоуровневыми противниками, да и я тоже приготовился к этому. После этого мы ещё расставляли людей, которые должны будут напасть или перегородить путь отступающим, спрятали группу, которая разберётся с теми, кто может остаться на улице и так далее.
        К вечеру, когда визитёры подъехали, мы были уже готовы.
        Глава 138
        Первыми пришли разведчицы, заранее сообщив нам, что заметили шестёрку коней и сани, в которых сидело пять человек.
        - Отлично! - хлопнула в ладоши Мамонта, привлекая внимание. - Как планировали, первая группа - на второй этаж к окнам. Вторая группа на улицу к амбарам. Третья группа занимайте здесь позицию. Четвёртая группа, готовьте угощение.
        Сама Мамонта присоединилась к третьей группе, когда Ухтунг направился со второй.
        План был следующим и основывался на словах толстяка.
        Связной вместе с тремя людьми, что семидесятого лвла останавливаются и входят в таверну. Ещё двое семидесятого откатывают сани к амбару, откуда они потом направятся к пещере. Лучники должны будут накрыть тех, что на санях. Попутно их атакуют орки. Ухтунг сможет взять на себя одного семидесятого, а четыре лучницы и четыре орка возьмут второго.
        В это время здесь буду я, как его новый помощник, и разносчицы. Две из них разведчицы и две ближники. Ещё одна с Мамонтой будет прятаться рядом, чтоб нанести удар. Опять же, Мамонта берёт на себя одного, пятеро берут другого. И главный, по заверению толстяка не является высокоуровневым.
        Попутно мы сдобрили напитки и еду дерьмом, попадание которого даже просто в рот вызывает слабость (спасибо Рубеке и награбленному, что бандиты оставили здесь). Не убьёт, но затормозит. Как по мне, это было важнее, так как они могут и не сдохнуть сразу, но пробить пизды. Но вот с ослабленным телом даже живые они не сильно смогут сопротивляться. К тому же один из них нам нужен был живым.
        Я сделал глубокий вдох… и понеслась. Я замер с толстяком на входе, чтоб ненароком ничего не пропустить. Всё было обсуждено и распланировано. В крайнем случае, под тварью я смогу справиться с этими, а потом ещё с двумя, но надеюсь, что подобного не понадобиться.
        Дверь скрипнула, послышалось, как в зал задул ветер и потом хлопок двери.
        После этого раздался жизнерадостный голос одной из наших.
        - Добрый день, добро пожаловать в…
        - Главного нам, - произнёс довольно молодой голос.
        - Да-да, мы уже позвали его, - ответила она.
        Вообще там была ещё две: одна наша и одна та, что с орком. На всякий, чтоб они увидели знакомое лицо. Те делали вид, что отмывают столы.
        Выждав десятка два секунд в зал вышел толстяк и следом за ним я. Жирный натянул на себя счастливую улыбку.
        - О! Одзин СинСу, мы ждали вас, рад вас видеть у нас.
        Я шёл за его правым плечом, и мы оба низко поклонились до самого пола, при этом расслабив руки. Те свесились и коснулись пола. Так было положено приветствовать тех, кто выше тебя родом в их стране.
        - Улыбка твоя натянутая говорит, что радости в тебе, сколько тепла на улице, - спокойно и очень мелодично ответил чувак. Выглядело и звучало так, словно он стих толкнул нам.
        Он и его приятели были одеты в длинные балахоны, словно снятые с трупов пожирателей смерти. Только вместо масок у них был чёрный шарф, натянутый по самые глаза. Выглядела одежда очень легко, но не видно, чтоб им было холодно.
        - Ох, вы не представляете, одзин СинСу, что произошло! - начал причитать жирный, рукой предлагая им сесть за ближайший стол. - В этот раз буран был сильнее чем обычно и быстрее чем раньше!
        - Не замечено мной было это, - ответил человек посередине и скинул с себя капюшон и шарф.
        Бля, да это японец! Я не понял, во второй мировой проиграли, решили здесь повоевать? Мой дед вас бил… так, нет… Прадед мой вас бил… так, стоп, да у меня же вообще никто не воевал. Да похуй, деды блять воевали! Вы чо тут забыли ускоглазые!?
        Мне бы ещё для убедительности начать рвать на себе рубаху, но это будет странно - неожиданно помощник начинает орать: «деды воевали», скалить зубы с лицом, словно сейчас обосрётся и рвать на себе рубаху. Тут любой испугается. К тому же, мне одежду жалко.
        Это был молодой человек с вытянутым, женственным лицом и косой из чёрных волос на затылке. Типичный самурай. Хотя в отличие от японцев, его разрез глаз был немного другим. Совсем чуть-чуть. Ну вот совсем. Я это только сейчас заметил.
        Не нравятся они мне, надо бы атомную бомбу на них сбросить.
        Мы сели за стол.
        - Погляжу, новую паству завели вы, - посмотрел он на меня. Я даже для умного вида очки нацепил, но они были не мои, тут все плюс десять были и мне плохо видно через них. - Разве не милый пол вам близок?
        - Так! - закивал он головой. - Просто дела, одзин СинСу, требуются люди.
        - Дела? - не понравилось мне его интонация, но жирный не обратил на это внимания. - Будь по-твоему, но изволь ответить, что за горе, о котором ты сказал минутою ранее?
        - Буря спустилась и часть не успела дойти до нас. Ещё ни разу такого не было на моей памяти, чтоб так быстро она пришла. Часть товара тоже утеряна, как и часть людей. Теперь нам требуются новые люди.
        Вот так мы решили объяснить пропажу людей. Их замело с товаром. Всё просто.
        - То-то виделось мне, что людей маловато на дороге, - кивнул он сам себе, но чувство, что нас проверяют, меня не покинуло. Мне кажется, что вскоре наш план довольно бодро вскроется и будут у нас проблемы.
        Сраные мутные типы…
        Я использовал «Трусливая душонка» на ближайшем засранце. А то мы знаем хитрых азиатов. Ща как на…
        Ебануться…
        Мне радостно высветился списочек его званий, один из которых нескромно говорил мне:
        «Легендарный герой - легенда. Это то, что можно сказать про вас. Вы достигли сотого уровня. О ваших силах будут петь в песнях и слагать легенды. Ваши достижения не забудутся и через века.»
        Пизда жирному. Даже если не знал, на кол ушлёпка.
        Я так подозреваю, что у второго тоже сотый. А у тех, что на улице сотый? Или…
        В этот момент одна из наших служанок споткнулась и расплескала ведро с водой, после чего начала быстро убирать лужу с лицом полной вины. Это был знак - люди на улице устранены. Значит только эти сотого лвла?
        А сам засранец не сотого? Блин, они вообще кто? Я-то ожидал связного, а не группу быстрого реагирования с тяжёлым вооружением. Хоть на моём лице похуистическое выражение - натренировался за многие пары делать его, когда спрашивали, кто не выполнил задание, данное на дом.
        - Хотите поесть? Вам как обычно, одзин СинСу?
        - Да, изволь накормить нас, - кивнул он.
        Мы с этим жирным встали из-за стола и направились к кухне, чтоб, как и положено, накормить гостя лично, чего требуют правила.
        Только зайдя туда, я сразу шикнул.
        - Нужно отрава сильнее чем в кастрюле. У его людей сотый, предупреди других, что будет жарко.
        Никто ничего не ответил: одна из наших служанок сразу сыпанула в тарелки отравы, быстро размешала и отдал нам, после чего мы отнесли еду этому Суйхуйю, или как его там, и его товарищам.
        - Так значит была сильная буря и весь товар, что они должны были привезти, пропал? - спросил Суйхуй.
        - Именно так, одзин СинСу, - кивнул жирный.
        А, СинСу его зовут, точно.
        - Ясно… - парень задумчиво посмотрел на него. - Но мы только что от склада, и они говорят, что люди весь товар завезли и никакой необычной бури не было.
        Оп-па… засада… А он говорил, что они сразу сюда едут…
        Но прежде чем я успел что-либо сказать, один из телохранителей быстро метнул в голову жиртресту сюрикен. Я даже не успел толком уловить его движений, кроме чёрного смазанного пятна. Сюрикен вошёл толстому точно в лоб. Голова жирного косоглазого запрокинулась, его рот по-дебильному открылся, и он свалился спиной на пол.
        Охереть… Я едва сдержался, чтоб не сделать хуйни и не приказать атаковать их. Не уверен я, что справимся с двумя сотнями. Нет, у нас шансы есть, если накинется Мамонта, Ухтунг и я. Возможно в твари я бы смог побороться с одним сотым. Но вот трупов наших будет море.
        Поэтому… Ждём-с. Атаковать всегда успеем. Или нет.
        В голове у жирного азиата торчало подобие сюрикена - в отличие от обычного сюрикена звёздочки у этого наконечники были длиннее, сантиметров так восемь, и походили на гвоздь. А ещё я заметил у них на поясах катаны. Ну да, куда же азиатам без катан и сюриков.
        Теперь молодой японец с вытянутым лицом повернулся ко мне.
        - А тебя он позвал помочь, так. С чем же, мой новый друг?
        Не друг я тебе, чудовище. А ещё из-за тебя придётся план перекраивать на ходу. Дай предположу: ты подумал, что он хочет спиздить товар? Значит логично, кем должен быть его новый знакомый.
        - Я оценщик одного из торговых домов, господин, - трусливым голосом ответил я, поправив очки. - Мне сказали, чтоб я давал примерную оценку товару, который мне будут давать, и отправлял на продажу.
        - Вот оно как… Я так и знал, ибо товар был на месте, а он врал мне в лицо, что его замело. Да, отец мой всегда говорил - чем дольше человек на посту, тем он больше себе позволяет.
        Интересно получилось, мы пытались скрыть недостаток людей, а чел проверил склад и подумал, что толстый пытается утаить часть товара от него, сказав, что тот замело вместе с людьми. Забавно ситуация складывается.
        Нет, нихуя не забавно! Тут две сотни лвла!
        - Скажи-ка, друг мой, он что-то добавлял в суп? - спросил меня этот СинСу.
        - Он добавил трав, мой господин, сказав, что вам нравятся они, - ответил я.
        - Понятно… Чтож, наполни ещё раз мне несколько чаш на нас троих. И на себя тоже, поговорим о делах насущных.
        - Слушаюсь, - кивнул я и отправился на кухню. Правда за мной тут же увязался один из его телохранителей.
        Там нас встретили служанки и набрали четыре плошки прямо из кастрюли. Телохранитель внимательно следил за нами, и мне казалось, что он готов нас прирезать в любую секунду. Благо травили мы всю кастрюлю, не тарелки по отдельности. Хотя хватит ли на них? По идее, если нет сопротивления ядам, то подействует оно так же как на всех. А оно вряд ли есть, я смотрел статы многих людей в поместье и кроме меня с покойным дядей Борей больше ни у кого их не помню.
        Вернувшись обратно, я сел напротив них.
        - Изволишь попробовать первым? - кивнул он на тарелку.
        - Благодарю вас, господин, - ответил я, молясь, чтоб сопротивление ядам справилось хотя бы частично. А то я тут мордой в супе утону через пару минут.
        Поэтому, затаив дыхание, я с невозмутимым лицом взял ложку и зачерпнул из тарелки. Съел… ничего. Пока ничего. Если будет сопротивление работать, я ещё не скоро почувствую эффект, а может и вовсе не почувствую.
        Этот СинСу внимательно смотрел, как я ем. Я уже доел, а он всё смотрел на меня. Так прошло где-то пол часа, прежде чем он кивнул.
        - Уж прости друг мой за осторожность. Как видишь, все пытаются предать тебя, стоит лишь глаза прикрыть.
        - Я понимаю, - кивнул я, чувствуя, как слабость слегка окутывает меня. Не сильно, но чувствуется, что она есть. И если бы не сопротивление, я бы мог уже уснуть тут. А так…
        Мои гости стали кушать, хотя я чувствовал, что телохранители при этом не спускают с меня глаз. Поэтому я даже руки на стол положил, чтоб лишний раз не провоцировать их. А то прирежут меня почём зря из-за подозрений по глупости.
        - Итак, - продолжил он. - Предложить хотел бы я тебе работу, изволишь выслушать?
        - Да, пожалуйста, я заинтересован в сотрудничестве с вами напрямую, - подался я вперёд.
        - Отлично, я рад это слышать, мой новый друг. Дело в том, что требуется нам товар довозить до сюда, а потом большую часть обратно возвращать. И нам человек требуется, кто будет вести учёт этого добра здесь и следить за порядком. Попутно людьми управлять, которые этот товар будут приносить сюда. В награду я могу предложить забрать определённую долю от всего привезённого добра.
        - Правильно я вас понял, господин. Привезти товар сюда, подержать его и вернуть обратно?
        - Да. Более подробные инструкции я выдам, если согласишься.
        - Конечно, прошу вас, мы заинтересованы в сотрудничестве.
        - Отлично, - удовлетворённо кивнул он. - Однако клятву заключим мы. Правда не спасла она от предательства, но так надёжней для нас.
        Обана, клятва. Клятва - это плохо. Очень плохо.
        - Подождите, прошу вас. Я давал клятву своему дому и не могу быть уверенным, что его интересы не пересекутся с вашими. Могу ли я попросить времени на обдумывание этого вопроса?
        Он внимательно посмотрел на меня, но куда ему против такого лицемера и обманщика как я.
        - Соглашусь я с тобой на этот раз, интересы своих людей превыше всего. Но времени у тебя будет ровно до минуты, когда вернуться мы сможем. А пока что прошу извинить, мы тронемся в путь к товару, что нам принадлежит.
        Он начал вставать и… закачался, словно у него кружилась голова. Его телохранители пусть и не качались так же, но один тряхнул головой, словно сбрасывая сон, а другой слегка облокотился на стену. Наконец, а то меня уже потихоньку самого сваливает.
        - Что с вами? - встревоженно спросил я.
        - Кружиться голова моя.
        - Тогда может вам помочь? У меня специальные лекарства.
        И всё, кодовое слово сказано, операция началась.
        Практически сразу я лёг, и над моей головой пролетели стрелы. Дверь тоже распахнулась и оттуда вылетели наши люди. Я, честно говоря, не видел, что точно происходит, поспешив сначала убраться подальше, пока меня не затоптали и не задели, так как туда хлынула уйма народу.
        Тактика моего отряда заметно отличалась от той, которую мы обсуждали - они не пытались молниеносно теперь напасть, как хотели изначально. Видимо Мамонта сменила её на более действенную против высокорангового противника. Вперёд бросились девушки, держа перед собой щиты или то, что могло их заменить. С улицы так же появились орки, таща перед собой то, что можно было отнести к щитам.
        И ими они тут же начали стеснять противников к стене. Не пытались атаковать, только дружной стеной двигались вперёд, не создавая брешей. Те двое телохранителей метнули сюрикены и попытались пробиться, но мои люди буквально стеной оттесняли их, не давая перепрыгнуть живую стену и тыкая через щиты мечами, загоняя в угол.
        И когда тех почти прижали, моя команда резко бросилась вперёд. Тех, кто нёс щиты спереди, толкали те, кто шёл сзади. Поэтому толпа просто придавила телохранителей вместе со смазливым парнем к стене, после чего заработали те, что были сзади. Они запрыгивали на саму эту кучу людей и наносили колющие удары сверху телохранителям, которые, прижатые к стене, не могли ни ответить, ни защититься.
        Очень скоро бой закончился.
        Но я не мог сказать, что это была чистая победа.
        Один из сюрикенов угодил в грудь нашей лучнице эльфийке Таарилин. Он попал ровно в сердце, поэтому шансов у неё не было. Она лежала на спине в луже крови, всё так же сжимая в одной руке лук, а в другой стрелу. Хочется надеяться, что для неё всё прошло очень быстро.
        Другой жертвой стала девушка, которая бросилась вперёд с щитом. Я её тоже знал, это та девушка, что хотела жёлтый снег попробовать. Не услышать теперь в команде у нас весёлой ругани. Катана пробила её, но не спереди. Сзади. Видимо та способность, что телепортирует оружие тебе за спину и потом возвращается к хозяину, довольно распространена. Вот её и пригвоздило к щиту со спины.
        Третей жертвой стала наёмница, что переоделась горничной.
        Почти стала, так как сейчас Рубека, изливаясь потом, держала руки на шее, из-под которых лился зелёный свет. Рядом на полу лежал ещё один такой сюрикен. Девушка захлёбывалась кровью, но Рубека не сдавалась и возможно имела все шансы выцарапать её у смерти обратно к жизни.
        Из раненых один был из орков. Он с цыканьем, словно доставал занозы, вытащил пятнадцатисантиметровый кинжал из ноги. Ещё одной раненой была Мамонта, но у той было пробита рука, где до сих пор торчал обломок катаны. Остальные получили порезы, но ничего смертельного.
        Я встал с пола и подошёл к Мамонте, которая наблюдала за тем, как отсекают телохранителям голову и как скручивают нашего парня.
        - У нас потери, - сказал я.
        Она бросила взгляд на эльфийку с девушкой и вновь посмотрела на телохранителей.
        - Видела, - хрипло ответила она. - Но могло быть и больше. Не будь это замкнутое место, где мало места для манёвра и где можно зажать их, не будь они ослаблены ядом или не узнай мы об их уровне, трупов было бы больше. А так всё прошло более чем удачно.
        Если так смотреть, то два сотых уровня разменять на два сороковых… Можно действительно сказать, что всё прошло хорошо. Но от этого веселее не становится.
        - Мне жаль, Мамонта, - сказал я. Мне действительно было жаль их, хоть они были отморозками. Ведь мы были в одной команде и этих девушек знал.
        - Не надо жалеть нас. Такова судьба наёмников, - пожала она плечами. - Рано или поздно мы всё равно погибаем. В конце концов, мы сами подписываемся на это и сами несём смерть. И в конце сами её и получаем.
        Глава 139
        Классно, против той хрени, которую мы подсыпали, не было антидота. Хотя в отличие от парня, который потом мирно уснул, будучи связанным, я продолжал держаться на ногах благодаря своему резисту. Но состояние было такое, словно я к коллоквиуму готовился всю ночь.
        Никто не оплакивал гибель девушек, но никто и не веселился.
        Мы сели, молча выпили за их покой и поели. Никто ничего не говорил и не пытался завести разговор. Однако девушки не выглядели грустным. Возможно для них смерть была слишком обычным явлением, чтоб сильно расстраиваться, но и веселиться никто не собирался. Тела мы завернули в простыни и вытащили на улицу, где они лучше сохранятся. Перед уходом надо будет наделать ледяных блоков и обложить их, чтоб, когда мы спустимся вниз, они не начали в дороге гнить. Всё-таки они из моей команды и бросать их так же как остальных я не собирался.
        Кстати, ту девушку с пробитой шеей всё-таки спасли.
        После того, как мы поели, Мамонта собрала новую группу, но уже для нападения на пещеру, где были ценные вещи. Надо было полностью завершить начатое; не оставлять же добро, верно? А повезём обратно его мы на санях, которые притащил с шестёркой лошадей этот Суйхуй. Шесть грузовых лошадей никогда лишними не будут.
        Но я в той операции не участвовал, так как мне предстояло пообщаться с этим Хуйчайем или как его там. Этот парень, что лежал на полу, явно был не простым перцем, раз имел таких телохранителей (или они его товарищи?).
        Так что в зале с нашим новым другом остался я, две девушки и два орка. Если тот что-то попытается сделать, орк за его спиной опустит ему на голову занесённый топор.
        Как и говорила Рубека, выветрился эффект довольно быстро. Я сам это почувствовал уже через два часа после его поимки. А это значит, что и парень скоро придёт в себя
        И я угадал.
        Вскоре тот зашевелился, открыл глаза и сел на полу.
        - Значит вон оно как, - усмехнулся он.
        - Ага. Сюрприз, ёпта, - ответил я без намёка на улыбку. - Раз уж ты проснулся…
        - Хотел бы попросить позволить сесть на стул мне. С пола неудобно говорить, - тут же сказал он.
        Я нахмурился, но всё же кивнул орку и тот, грубо подняв его, посадил на стул. Мы не знали его уровня, поэтому помимо верёвок обвязали его цепью. Уж её-то он точно не порвёт.
        - Благодарствую, - кивнул он.
        - Ага, обращайся. Итак, у нас с тобой есть много времени и я бы с удовольствием с тобой поговорил. Нам столько нужно обсудить, но!
        Я поднял палец вверх и достал мешок с инструментами, что нашёл здесь.
        - Чтоб разговор шёл более конструктивно, для тебя я подготовил подарки, - и начал демонстративно класть их на стол.
        - Нож, очень удобная вещь. Если тебе что-то будет мешать, я помогу тебе это убрать.
        Следующим на стол лёг агрегат для колки орехов.
        - Это мы для твоих яиц оставим. Или для суставов, если захочешь.
        Потом достал молоток.
        - Ну это классика жанра, не мне тебе объяснять, зачем он нужен.
        Дальше я достал отвёртку, гвозди, клещи и пилу, устно представляя ему каждую. Надеюсь, парня начало впечатлило, и он не будет испытывать мою готовность к пыткам. Не то что я этого не сделаю, но желанием точно не горю.
        - Так… Сразу спрошу, мне тебе отрезать яйца, чтоб продемонстрировать свою целеустремлённость?
        - Не стоит, я всегда за конструктивный разговор, - ответил Суйхуй совершенно спокойно.
        - Да? - я внимательно посмотрел на него. - Ну ладно, поверю пока на слово.
        Ну слава богу, а то я уже боялся.
        - Итак, кто ты? Только без выебонов, коротко и понятно.
        - Одзин, - тут же ответил он.
        Чо? Моё лицо, наверное, тот же вопрос задало.
        - Нет, ну ты точно хочешь лишиться пальца, - пробормотал я, выбирая между клещами и молотком. - Тебе перекусить его или бить молотком, пока он сам не оторвётся?
        - Одзин, это человек, кровью родственный с Императором.
        Вот у меня сейчас такой желание со словами «да пошёл ты нахуй» воткнуть ему отвёртку в глаз и быстро свинтить отсюда к ёбаной матери. Но нельзя, кашка то уже заварена.
        - Окей, - кивнул я, вкладывая все силы в непроницаемость ебальника, словно мне вообще похую всё. - В следующий раз так и объясняй. Тогда следующий вопрос, что ты забыл здесь? Такой… знатный шастает в такие места.
        - Это наше место. И дела эти государственные. Не могу ответить.
        - Орк, поверни его спиной, - вздохнул я. Просто у чувака руки за спиной связаны. - Проведём операцию по ампутации без местной анестезии.
        - Однако могу я сделать исключение, - тут же заверил меня Суйхуй.
        - Отставить поворачивать спиной, - остановил я орка. - Давай. Мы тут все друзья, а с друзьями можно делиться секретами.
        Не видно, чтоб он был рад нашей новосозданной дружбе, но всё же принялся объяснять.
        - Борьба идёт в империи моей. Две семьи сошлись в борьбе за власть и нет сейчас покоя ни им, ни нам.
        Меня одного раздражает, как он говорит? Словно стихи читает.
        - Одна сторона императору нашему принадлежит. Другая его ближайшим родственникам. Клана оба силой обладают великой, но равной. Борьба эта тихая и медленная, сосущая жизненные соки из тела врага.
        У меня тут шутка назрела: у меня тоже недавно сосали жизненные соки. Правда, я мастер шуток и никто кроме меня смеяться над ней не будет. Это будет обидно, и я расстроюсь, поэтому промолчу.
        - Этот путь торговый - один из них. Один из соков, что сосёт жизнь из врага. Это наши вещи, мы лишь возвращаем то, что принадлежит нам.
        - Нахрен грабить своё же?
        - Сбить с пути правильного. Мы отправляем свои товары, за кои пошлины берут. Но они не доходят, товар утерян и пошлину не платим мы. А груз возвращается никому не известный, и скрытно мы продаём без пошлин потом.
        - Отмывание денег?
        - Я не знаю такой фразы, но предположу, что значит это сокрытие доходов.
        Ясно.
        Довольно интересный способ, хоть и старый как мир. Наверное, они таким образом наживаются и прячут деньги за товары, тем самым копя силы. Правда всё, что он сказал надо делить сразу на три, так как не верю я, что такой важный план, который значительно обогащает влиятельный род в одной из стран, скажут рандомному чуваку.
        Но даже с этой информацией я могу сказать, что был прав - это грызня между ними. К тому же, мне выгоднее притвориться, что я поверил. Портить отношения с сынком шишки другой страны (если он тот, за кого себя выдаёт) мне не хочется. Можно, не ударяя в грязь лицом, всё спустить на тормоза. К тому же то, что это ничейная территория и мы давили бандитов, играет нам на руку - мы-то и не виноваты. Плюс, мы люди королевства, и так как они точно не знают, чьи, можно прятаться за влиятельных людей.
        - Значит, вот во что вы играете… - пробормотал задумчиво я.
        - Теперь вы понимаете, на кого напали и что вас ждёт? - спросил он спокойно.
        - Да, конечно, - улыбнулся я. - Нас ждёт шоу с отрезанием пальцев за наших людей. Мы тут по заданию территорию от отморозков чистим, что на людей нападают, а тут вы пытаетесь нас убить. Это объявление войны. Но играм приходит конец, друг мой, - хлопнул я бодро в ладоши. - Это ничейная территория и никому не принадлежит. Ваше нападение на людей королевства - объявление войны этому королевству. Я слишком мелок, чтоб решать эти вопросы, но это заинтересует его величество.
        - Он в курсе событий. Он сказал, что не будет вмешиваться, поэтому вы не от него.
        Блеф? Или реальность? Какая разница, когда он не может спросить короля лично?
        - Ага, - кивнул я, ухмыляясь. - Я процитирую начальству «он не должен вмешиваться» и уверен, что это быстро дойдёт до его величества. Я не знаю, заключало его величество такой договор или нет, не моего ума дело. Но его величеству будет приятно, что ему указывают на его место. Мы всегда знали, что вам нельзя доверять и теперь у нас будут перед его величеством доказательства. Вы облегчили нам работу.
        Я тоже умею придавать значимость себе. Умею вводить людей в заблуждение. Если он врёт про короля, то пусть. Даже если король знает, то я же создам иллюзию, что за мной есть крупные силы, которые неровно дышат к империи. Создам иллюзию, что этот случай даст моим вымышленным хозяевам возможность изменить мнение короля не в пользу империи, а если конкретнее - тех, кто пошёл против нас. Естественно мне надо его убедить в том, что если связи с королём и имеются, то ему они теперь не помогут.
        Но мне кажется, что он лжёт. Лжёт насчёт того, что нам что-то угрожает, так как они проворачивают это точно за спиной у кого-то, и лишний шум привлечёт ненужное внимание. Устроить разборки с людьми из королевства, которых они не знают? Которые действительно могут быть из крупных политических групп, что тут же об этом доложат как королю, так и противникам нападавших в империи?
        Тут даже мне ясно, что это им не нужно. Следовательно, им надо либо запугать нас, либо подкупить.
        Этот Суйхуй посмотрел на меня внимательно, словно хотел что-то понять, но хуй там плавал.
        - Тронуть родственника императора - войну объявить.
        - Ага, но что-то подсказывает, что не в ладах наш родственничек с императором. Другими словами, находится с другой стороны баррикад. Иначе зачем ему прятать доходы от империи? Интересно, мне дадут титул в твоей стране, если я тебя сдам?
        - Уверен в этом?
        - Я даже готов проверить это лично, - растянулся я в улыбке. - Ведь пальцем я тебя не тронул, лишь застукал на месте преступления. Да, пожалуй, сдать тебя будет хорошей идеей. И путь откроем, и вознаграждение получу.
        Парень был очень спокоен для того, кто положил свои яйца в капкан, но ясень пень, что сейчас он ищет пути отступления. Которые нужны и мне. Даже если я его сдам, неизвестно, что будет.
        Даже получив расположение империи, те будут там не последними людьми. И когда всё вскроется, они проиграют свою партию империи и им будет нечего терять. Естественно они будут мстить и попытаются утопить нас вместе с собой. А мы… а что мы? За нами нет силы, особенно, когда мне нельзя светиться. Будь у нас за спиной королевство, то ладно. Но если что произойдёт, и королевство вмешается в это дело, меня могут раскрыть раньше времени, и это плохо на мне скажется.
        Но если его не сдавать, а заключить сделку, то они уже мстить не рискнут, так как им будет что терять. Нападут, мы сдадим их. И им придётся отсыпать нам за молчание, чтоб продолжить свои игры с империей.
        Короче, мне так же нужно тихое разрешение, как и ему.
        - Нам не нужна война и чужаков на землях своих мы видеть не хотим, - наконец ответил он. - Знаю я, что группы политически делятся по фракциям, а те по группам. Смею предположить, что вы действуете по приказу графа, что работает на группу, а та на фракцию.
        - Вы можете предполагать сколько угодно, друг мой, - пожал я плечами.
        - Возможно данную неувязку решить можно более… выгодно для вашего графа и нас.
        - Возможно. Если графа устроит, - усмехнулся я. - И что вы хотите предложить?
        - Узнает ваш король и что? Несправедлива жизнь и вам может не перепасть ничего за труды. Да и сдадите вы меня и род мой будет мстить. Мы утонем вместе, и вы получить не сможете толком ничего. Но сделку заключим и останемся при своём. Граф ваш будет получать больше пользы от соглашения тайного, чем от предательства.
        - И как мне объяснить, почему путь нельзя проложить?
        - Путь выходит в империю нашу, - объяснил Суйхуй. - Стоит границы нам закрыть и не пройти будет. Скажите, что границы все закрыты и не смогут путь они использовать.
        - А доказательства? - спросил я.
        - Есть люди верные нам в имперском дворце. Ложный документ официальный смогут они дать. Он развеет сомнения слов ваших.
        - Окей, что насчёт оплаты за молчание?
        - Десятая часть от…
        - Одна четвёртая, - перебил я его.
        - Одна десятая, - повторил он.
        - Хм… я уже вижу одну десятую вашего распятого тела… - задумчиво посмотрел я в потолок.
        В конечном итоге мы порешали на шестнадцати с половиной процентах и всём добре, что сейчас в пещере в мою пользу. Через неделю мои и его люди вновь встретятся, чтоб он передал нам документы о закрытии границ (которые нам нахуй не нужны, так как я напиздел и работаю на себя) и передать первую часть денег. И здесь будет как и прежде - разбойники будут грабить часть караванов, а мы будем получать долю.
        А вообще, я узнал много чего об этом проходе и человеке. Например, он один из членов рода, отвечающий за торговлю и входит в главенствующие позиции. Зачем парень сам сюда приезжает, мне непонятно, но скорее всего он и от своих деньги прячет. Скажем так, играет против своих и чужих.
        Ещё я узнал то, что здесь грабят абсолютно все караваны других стран, чтоб они не пользовались этим путём, и империя не получала с этого денег. Или то, что в каждом караване есть специальные замаскированные люди империи, из-за которых караван просто нельзя остановить и развернуть обратно. Они просто сразу сообщат об это и всё раскроется. Единственный путь - забирать товар силой. Так получается, что они сами себя грабят и получает собственный, но уже теневой товар, который продают. То, что им не задают насчёт этого вопросов, уже не моя проблема, но тоже странно.
        Просто удивительно, какие люди разговорчивые, если задавать вопросы и щёлкать клещами перед их лицом.
        
        Мы возвращались обратно. Этого чела посадили на коня и отправили своей дорогой. Сдаст нас? Мы сдадим его. Попытается нам нагадить? Мы сдадим его. Пошлёт армию на нас? Будет война с королевством, которое вряд ли они потянут, и мы сдадим его. Кинет нас? Мы сдадим его. Короче, самым безопасным вариантом было просто молчать и платить нам отступные.
        Ну а нам… а нам рассказывать нечего. На словах я создал впечатление, словно за нами тут стоят крупные политические силы, но увы, это ложь.
        Жаль, что мы не открыли там проход конечно, но получать деньги, которые будут нам передавать в таверне каждый месяц тоже будет полезно, особенно в реалиях дефицита денег.
        Правильно ли я поступил? Думаю, что да. Убить мы его не могли, иначе бы нам мстили, создать путь нам бы не дали. А так хоть деньги имеем, что тоже неплохо.
        Плохо то, что у нас два покойника. Мы уже спустились в лес и бредём в сторону поместья. Два тела мы обложили льдом, поэтому они не успеют начать гнить, и их мы сможем нормально похоронить. По крайней мере, похоронить хотели девушки, и я поддержал эту идею из соображений хороших взаимоотношений. Да и жаль их было, если честно.
        Плюс, мы захватили оставшихся разносчиц с собой. Клирии нужны были служанки? Она их получит. Не бог весть что, но тоже пойдёт, а то убивать их мне не хотелось.
        А ещё, если Клирия не забыла, там должны были собраться ремесленники и сделать первое огнестрельное оружие. Естественно, оно будет выглядеть как на картинке - труба с прикладом. Но когда я вернусь, то смогу объяснить им, как делать деревянный приклад и курок со спусковым крючком. Я не знаю, как он делается, но смогу объяснить, как должен тот выглядеть и что делать. А там они уже пусть сами что-нибудь придумают. Это важно для будущего.
        Не менее важно была зараза, которую Клирия должна была распространить. За это время люди у Анчутки должны были уже дохнуть сотнями. Если это так, то можно будет приступать к следующей части плана, прижимая уёбка к стене, откуда ему будет не скрыться. А там один за другим…
        Как же хорошо всё на словах.
        Естественно, добрались обратно мы быстрее, чем ехали туда, что не мешало мне ещё поохотиться немного в перерывах. Что не мешало ко мне домогаться другим, которые жили дальше, словно ничего не произошло.
        По пути мы ещё несколько раз встретили разбойников, но те скорее были так, мелочью. Три-четыре человека ничего не могли нам сделать. А мы могли. И сделали.
        Только теперь убивал их я один, словно это был экзамен на то, чему научился за всё время. Сказать, что прямо разобрался с ними как бог, я не мог. Против двоих мог выстоять. Против троих… ну да, мог, с натяжечкой. Против четверых уже нет. Поэтому я всех убивал, пользуясь эффектом неожиданности и только один раз получил ранение.
        Ну… неплохо, я собой доволен.
        Часть тридцать третья. Милый дом. Глава 140
        У меня было очень много планов. Так много, что времени на их осуществление практически не было, всё надо было успеть.
        Поэтому по приезду я сразу пошёл спать.
        Пошло всё нахуй.
        Попутно я не поленился выпустить побегать Маленького Пожирателя Человеческой Плоти прямо на втором этаже, где жили девки. Криков было… ебать… До истерики, слёз, потери сознания и справления от страха нужды под себя.
        Кстати, ни Клирия, ни Элизи его не испугались. И если Клирия знала, кто это, то Элизия пребывала в полном недоумении, глядя как убийцы запрыгивают на кровати, визжат от ужаса, писаются, тыкают пальцем в милого утконоса.
        - Вы могли бы отдать его тому человеку, Мэйн, - высказалась Клирия, присев на корточки и гладя утконоса по голове. - Уверена, это бы сыграло бы для них большую роль и возможно они смогли бы победить. А иметь благодарных правителей страны, пусть и небольшой, бесценно.
        Утконосу видимо надоел шум, и он спустился на этаж ниже в пещеру, где теперь вразвалочку гулял.
        - Нет. Пусть здесь будет. Я ещё не знаю, что там за вторая сторона. И пока не узнаю, помогать никому не намерен. Кстати, думаешь, я правильно поступил?
        - Думаю, что это был ваш выбор и я его поддерживаю.
        - Нет, - покачал я головой. - Мне нужно твоё личное мнение по этому поводу.
        - Моё личное мнение то, что надо было его убрать. Тогда бы никто не узнал о нас. Теперь же они знают о том, что есть кто-то знающий о них из королевства. Другими словами, ниточка пусть и тонкая, но проведена к нам.
        - То есть плохо?
        - Не совсем, Мэйн, - покачала она головой. - Вы выбрали один из нескольких вариантов. Убрать свидетеля и закрыть себе возможность обогащения таким способом. Или же договориться, рискнуть и получить деньги. Вы выбрали риск. Он мал, так как им не выгодно предпринимать против вас действия, но он есть.
        - Понятно, значит не стоило?
        Клирия вздохнула, шагнула ко мне и положила руку на плечо. Блин, а я на мгновение подумал, что меня сейчас ушатают.
        - Вы сделали выбор. Это ваш выбор и ваш путь. Путей без рисков не бывает, поэтому вам придётся рисковать ради выгоды. Главное, оценивайте, насколько высок риск и каковы шансы того, что это обернётся против вас.
        - Здесь шансы малы.
        - Поэтому вы сделали всё правильно, решив получить выгоду, - кивнула она.
        - Буду верить, но… не могла бы ты убрать руку с плеча, а то у меня мурашки по коже бегают.
        Клирия легко улыбнулась, убрала руку и с лёгким поклоном отошла назад. Ну слава богу, как секатор от яиц убрали. Даже дышать легче стало.
        - Слушай, а какие страны я ещё не знаю? Что это там за империя, можешь точнее сказать?
        - Её называют Горной Империей. Она больше чем ваше графство, но меньше чем королевство или страна эльфов. Они имеют древние традиции, что соблюдаются до сих пор. У них есть Император, который передаёт власть наследникам. А ещё они не пользуются героями. Кажется, они единственные, кто ими не пользуется. Я не могу сказать, что происходит у них, но это можно выяснить при желании.
        - А тот парень, которого мы поймали?
        - Если верить тому, что сказал вам тот человек, то он кровный родственник Императора, но не его сын. Возможно племянник или кто-то дальше по родословной, кто не имеет права на престол. Но если учесть ситуацию, то видимо некоторые готовы ради власти нарушить порядок.
        - И уже нарушили. По-твоему, почему он сам ездил за товаром?
        - Мог утаивать от своих часть себе на пользу. Но, скорее всего, структура у них уже чётко разделена и каждый занимается своим делом. У Императора, скорее всего, кровных родственников немало. И у них принято важными делами заниматься лично. Это видимо было одно из важных дел.
        - А другие страны? Какие я ещё не знаю?
        - На востоке есть небольшая морская страна, она располагается между страной демонов и королевством вдоль побережья и на островах. Ещё одна страна, о которой я знаю, находится в горном районе между страной демонов и эльфов. Ниже эльфов тоже горы и там находится страна гномов. Ниже них пустыня. Как таковой страны там нет, но это родина кочевников и у них там есть города. За Эльфами страна, известная своими странными изобретениями. За этой страной на полуострове ещё одна страна есть. Это все, что я знаю. Возможно есть ещё, но мне они не известны. Ещё есть другой континент, но он далёк и стран, что там есть я не знаю.
        Блин, сколько стран. Но чего я ожидал? Того, что здесь всего три страны и всё? Хотя больше всего меня интересует та, где есть высокие технологии. Интересно, они уже умеют делать тротил? Или метамфетамин? Или героин? Доку два? Ну или хотя бы туалетную бумагу, а то бумага здесь как наждачка. Мне страшно представить, как девушки подтираются.
        - Ясно… Кстати, ты сейчас куда?
        - А вы хотели что-то попросить? - задала она встречный вопрос.
        - Да нет, просто интересуюсь, - пожал я плечами. - Должен же я знать, чем займётся моя помощница.
        - Ваша помощница займётся своей важной и ответственной работой, которую вы приказали выполнять перед отъездом.
        - Документы?
        - Нет, я буду мыть унитазы, - ответила она. - А теперь прошу меня простить, ёршик и грязные туалеты не могут ждать. - Клирия слегка поклонилась и ушла.
        Мне кажется или она слегка обижена? Наверно надо было сказать, что приказ не обязательно выполнять всё время, что меня не будет… Ну чтож, ничего не поделаешь, зато сортиры чище будут.
        Поэтому, откинув все сожаления, я пошёл в свою комнату и сегодня уже из неё не выходил. Решил первый день хорошенько выспаться, чтоб потом работалось хорошо. Поэтому я просто спал и жрал. Все остальные дела могли и подождать. А дел было много.
        Во-первых, найти общий язык с четыреста десятом. Краснокожий ублюдок всё прекрасно понимает. И тем не менее он открыто игнорировал всё и пробивал фантастических пиздюлей всем подряд. Надо направить его деструктивные наклонности в мирное русло - например, отправлять в стан врага и пусть там сеет ужас, смерть и хаос.
        Во-вторых, узнать, как там дела с отравлением графства Анчутки. Расшатаем ему стабильность, а потом придём и прижмём его. И спасём эльфийку! Я наконец-то узнаю её имя.
        В-третьих, ствол. Мне было лень интересоваться, занималась она им или нет, но я обязательно у неё поинтересуюсь об этом. Нам нужны огнестрелы, чтоб делать бо-бо людям. К тому же с моими знаниями из видеоигр мы настрогаем огромную армию и захватим мир!
        Ладно-ладно, я шучу. Просто патрон будет всяко эффективнее делать, если знаешь, как он должен выглядеть и что туда должно входить. А тут реально есть гении инженеры, если до паровых машин додумались. По крайней мере я надеюсь на это.
        В-четвёртых, выяснить, кто нажрался чеснока и лука. Раньше этого запаха сто процентов не было. Я заметил, что этот душок летает по коридорам и комнатам, словно дух, но вот от кого - непонятно. Я не скажу, что не люблю чеснок, но блин, желания нюхать подобный аромат в коридорах у меня нет. Пусть плесенью лучше пахнет.
        Правда, по второму пункту меня ждало сразу же разочарование.
        На следующий день я двинулся решать эти самые вопросы с единственной личностью, которая была полезна. И Клирию я нашёл в её кабинете, где она занималась (вот неожиданность) бумажной волокитой после моего разрешения не натирать сортиры днём и ночью. Она перебирала стопки бумаг, которые для меня были ну чисто одним и тем же. Вот прямо смотришь, и нихрена непонятно, одна чушь.
        И, о боже, она была в очках! В таких классически очках-половинках, которые можно было увидеть у библиотекарей. Сука, не побоюсь этого слова, но она выглядела мило.
        Практически сразу она бросила взгляд по верх них и вновь вернулась к бумагам.
        - Добрый день, Мэйн, чем я могу вам помочь? - спросила вежливо Клирия, не отрывая взгляда от бумаг.
        Нет, это не признак неуважения, это просто она так работает, делает всё и сразу. Стоит мне сказать, и она будет смотреть только на меня. Но лучше пусть смотрит в бумаги.
        - Ты выглядишь в них мило, - всё-таки решил я озвучить свою мысль.
        Теперь Клирия уже внимательно посмотрела на меня. Настолько, что мне стало неуютно.
        - Спасибо, Мэйн, мне очень приятно, что нашли в моей внешности милые черты, - наконец ответила она, не сводя с меня взгляда.
        Блять, смотри обратно в свои бумаги! Я уже жалею, что сделал комплимент тебе.
        - Не за что, - кивнул я, - но я здесь по делу.
        - Осмелюсь предположить, что это по поводу Анчутки, - сказала она, откладывая бумаги в сторону.
        - А ты не плоха, - похвалил я её чудовищную проницательность.
        - Благодарю. И боюсь, что у меня для вас плохие новости.
        Ага, я понял. Зараза не подействовала.
        - Хочешь сказать, что во второй раз тоже ничего?
        - Верно. Наш человек заражал уже напрямую источники, откуда берётся вода. Но люди заболевали и излечивались. Были те, кто заболевал - их рвало, поносило и они умирали, но таких было мало.
        - То есть…
        То есть болезнь протекает в лёгкой форме. Почти у всех. Бред какой-то.
        - Вы точно то кидали?
        - Я взяла на себя ответственность проверить эту заразу на одной из деревень графа Анчутки. Четыре пятых, бравших из того колодца воду, погибли с теми симптомами, о которых я говорила. Ещё две трети из выживших мучились с теми же симптомами, что и у остальных, но выздоровели. Одна пятая слегка заболела и всё.
        Меня не особо волновало то, что они испытали это на мирняке. Я не отношусь к лицемерам, которые кричат о том, какую боль они испытывают при этом даже в глаза не видя тех, кому плохо. Максимум, вздохну и скажу - слава богу, что не с нами. Для меня куда важнее было то, что городских людей зараза не брала.
        Почему?
        - У вас точно в мире нет никаких антибиотиков?
        - Нет, в этом мире нет таких зелий, Мэйн.
        - То есть люди одни и те же, но городские не дохнут, а в деревне дохнут?
        - Верно.
        Может температура воды? Вода должна быть тёплой. Но сейчас совсем не холодно. Может какой-то врождённый антиген у тех жителей? Там есть другие расы, но людей там не меньше половины, по крайней мере в нижнем районе, трупов должно было быть больше.
        Блин, косяк… Причина наверняка есть, но я её просто не вижу. Ладно, похуй, пусть пока лежит в памяти, может что придёт в голову потом.
        - Ладно, оставим это. Скажи, что там насчёт оружия, о котором я говорил, оно готово?
        Клирия внимательно посмотрела на меня и её губы тронула улыбка.
        - Здесь я могу вас порадовать.
        - Да ладно! Сделали!? - я не мог скрыть восторга. - В смысле, работает!?
        - Более того, мы уже проверяли это. Она действительно работает и очень действенно.
        - Хочу попробовать, - выдохнул я, готовый броситься обнимать Клирию.
        Хотя нет, воздержусь.
        Я чуть ли не пулей вылетел на улицу с лицом «Что!? Где оно!?», озираясь по сторонам.
        Кстати, немного о моём поместье.
        Обугленные обломки уже разобрали на половину и то место, где было здание, начали потихоньку засыпать землёй. К этому пристроили ту нечисть, что прибилась к нам. Клирия использовала все доступные ресурсы.
        Так, например, здесь работали гоблины и минотавры. Одни грузили мусор, другие его уносили. Причём они занимались не только уборкой, но и ремонтом самого поместья, потихоньку заделывая осыпавшиеся стены. Другую нечисть я так же видел работающей по территории.
        А в служанках я встретил нескольких горгон и одну арахну - совсем молодую паучиху с опять же большой грудью. Видимо Клирия решила пополнить ряды слуг. И если Ависия, Рубека и Сиианли относились к таким слугам спокойно, то вот новеньких из таверны трясло. Да-да, я решил их забрать с собой. Убивать было и жалко, и расточительно, а здесь они будут бесплатно работать на нас.
        Хотя Клирия вроде всё равно им платит немного на личные расходы... Но тут её дело, она занимается этим, и я не должен лезть в это. Считает подобное правильным, значит так надо - ей я доверяю (пусть и не до конца).
        А ещё было приятно, когда ты проходишь и все встречные тебе кланяются (не в пол, конечно) и приветствуют фразой: «Мой господин» или «Здравствуйте, мой господин». Привыкнуть до сих пор не могу. Зато привык, что ко мне как говну относятся… Мда…
        Так вот! Вышел я на улицу, оглядываюсь, и Клирия сзади подходит.
        - Как вам наша уборка, мой господин? Мы скоро закончим и будет здесь красивое гладко выстриженное поле.
        - Нормально. А где оружие?
        - Идёмте, я вас провожу, - улыбнулась едва-едва Клирия.
        Наверно в её глазах я выгляжу как ребёнок, но блин! Кто не мечтал иметь мушкет как у пиратов! Правда, он вряд ли будет сейчас похож на тот мушкет, но всё же.
        Клирия отвела меня к дальней части поместья, где была лесополоса. Там расположились небольшие домики, сделанные совсем недавно из подручных материалов.
        - Я заключила клятву с теми, кто этим занимался. Если кому-то они расскажут, то умрут раньше, чем успеют произнести слово.
        - Хорошо, - кивнул я.
        Ну да, подстраховка - это важно.
        Пока мы шли, я услышал отчётливый хлопок. До этого я даже не слышал, как стреляют обычные ружья, однако звук был слишком инородным. Уже подойдя ближе, я увидел десяток другой наёмниц, столпившихся полукругом и троих мужиков, двое из которых уже приближались к почётному званию стариканов. Там же была и Элизи.
        Перед ними, держа в руках трубу с прикладом, похожу на трость, стояла наёмница, облачённая в тяжёлую броню для безопасности. Она целилась в сторону мишеней, что стояли у стены, уперев ствол на подставку.
        Вот поднесла огниво, чиркнула им и…
        БАБАХ!
        Вспышка на конце, крупное облачко дыма, и мишень на другом конце дёрнулась.
        - Есть! Ещё одно попадание! - объявила одна из девушек в толпе, и все захлопали, радостно поддерживая стрелка.
        - Оно пробивает лёгкие доспехи, но вот с тяжёлыми пока проблемы, - сказала мне Клирия. - Однако арбалеты и этим не могли похвастаться.
        - Ничего, это всё дело наживное. Найди лучше экспертов по пороху, которые смогут более мощную смесь сделать, - ответил я.
        Блин, руки так и чесались попробовать эту хрень.
        Но перед этим Клирия поблагодарила мастеров и отпустила их. Нечего им меня видеть. Только после этого я смог взять в руки драгоценное оружие и испробовать его.
        - Страшную вещь ты создал, - тихо сказала Элизи, подойдя ко мне и наблюдая, как я заряжаю огнестрел.
        - Ну почему же. Вполне безобидное и эффективное оружие.
        - В твоём мире тоже есть огнестрельное оружие, не так ли? Сам знаешь, к чему это приводит.
        - Рано или поздно они о нём узнали бы. Рано или поздно нашёлся бы умник, который бы смог сделать это. Просто я был первее. А теперь не нуди, сама перебила уйму народу и стоит тут, лекции читает.
        Элизи недовольно отошла в сторону.
        - Сможете поразить цель так же, как и она? - крикнул кто-то из толпы.
        - Да! Покажите нам класс! - поддержала другая.
        - Оно реально мощное, вам понравиться!
        Вот так группа поддержки начала меня подбадривать.
        А я тем временем почистил ствол шомполом, засыпал уже заранее отмеренное количество пороха, протолкнул пулю и… Вуаля! Теперь можно было стрелять.
        А вообще, это оружие походило больше на ножку от старой кровати с упором для плеча. Раньше вроде такое дети делали. Только это было в разы тяжелее. Настолько тяжелее, что с плеча без упора им не имело смысла целиться, ты его просто не удержишь. Надо или метал легче, или специальную подставку, как для фотоаппарата.
        Но ладно, пока обойдёмся и этим.
        Я положил ствол на деревянную подставку, что была здесь установлена. Мишень располагалась в метрах двадцати от меня, и пусть я не стрелял ещё ни разу не из какого оружия, но попасть по такой мишени точно смогу. Или это будет позор.
        Ну, тридцатка дальнего боя, не подведи!
        Я выдохнул, чиркнул огнивом около дырки и выстрелил…
        По крайней мере должен был, так как был оглушительный грохот и последнее, что отпечаталось в моём сознании, была яркая вспышка прямо перед носом. Кажется, я потерял ориентацию в пространстве. А ещё я слышу звон, но ничего не вижу… и не чувствую, хотя… Нет, что-то жжёт лицо.
        Я хотел потрогать это что-то, но рука ничего не нащупала. Зато во рту было много крови, которая так бодренько наполняла мой рот. Она попала в лёгкие, и я закашлялся. Вся кровь во рту тут же вылетела, оросив меня мелким дождиком, и практически сразу вновь начала заполнять его.
        Где-то там, словно в другой вселенной, я чувствовал, как меня кто-то трогает. А ещё я услышал спокойный и мягкий голос Клирии.
        - Всё в порядке, только лежите и не двигайтесь. Сейчас придёт Рубека и поможет вам.
        Блять, Клирия всегда до пизды жуткая, и я бы предпочёл, чтоб она была рядом, но не близко ко мне. Однако признаюсь, что, услышав её голос, мне стало несколько спокойнее. Если она всё ещё рядом, то всё окей. Должно быть окей.
        Я закашлялся, но всё же выдавил из себя несколько слов.
        - Ухо уавфиолз? Хеуфу фуфмемфу? - правда мой рот покинул только бессвязный бред.
        - Мой господин, ружьё взорвалось у вас в руках при выстреле. - Что-то туго затянулось на моей руке. - И боюсь, что вы лишились своих рук и глаз.
        Сука!
        Вот блять ни на секунду не сомневался, что эта хрень на мне рванёт! Блять-блять-блять!!! Ведь столько людей стреляло, но именно на мне оно взорвалось! Каким образом!? Как это могло произойти!? Почему именно на мне!?
        И вот как после этого любить мир, а!?
        Глава 141
        Ушло больше суток, прежде чем Рубека смогла мне вернуть зрение и руки.
        Везение такое везение… Я явно не любимчик удачи, от чего становится немного грустно. Если мне в чём-то и везёт, то обязательно это следует из другого несчастья. Как пример, я подцепил заражение от стрелы, но меня исцелили. Исцелили, когда я попал в тюрягу к сексуальным хищникам! Это нихуя не удача!
        Взорвавшееся ружьё поработало на славу. На левой руке мне оторвало кисть, а на правой я лишился руки до локтя. Торчащие кости с кусками мяса сложно назвать предплечьем. А ещё мне порвало ебальник в говно. До кости сняло всю плоть, и на всех некоторое время взирал в прямом смысле этого слова череп.
        Как я не сдох, одному богу известно, однако помимо всего прочего меня конкретно так нашпиговало шрапнелью. Я лежал на кровати, голый, страдающий от боли, слепой, а служанки методично вытаскивали из меня осколки и мыли. Уверен, что иногда им помогала и Клирия, так как её ауру было ни с чем не спутать.
        Быть слепым и без рук стрёмно. Как и тогда, в начале моего становления графом, меня кормила лично Клирия. Не ленилась приператься и кормить с ложки со своим «Скажите А». Пусть я не видел, но могу поклясться, что в эти моменты она вновь вытягивала рот буквой «О», кормя меня. Можно лишь сказать спасибо, что там не было каши.
        Но всем моим мучениям рано или поздно приходит конец. Хорошо, что не мне самому.
        - Можете открыть глаза, мой господин, - сказала Клирия, держа в руках повязку, которую мне наложили на глаза. - Как вы себя чувствуете?
        Было непривычно смотреть на них без повязки, если честно. Даже столь неяркий свет факелов резал глаза, заставляя их слезиться.
        Клирия внимательно посмотрела на меня, после чего махнула рукой и служанки, что были здесь затушили факела, оставив лишь несколько скромненьких свечей.
        Здесь помимо Клирии и Рубеки была Ависия, девчонка из таверны, которую драли орки и горгона.
        - Как вы? - ещё раз спросила Клирия.
        - Никак, - ответил я. - Рад, что снова вижу и могу пощупать своё лицо. Оно же не изменилось?
        - Вы выглядите так же, - кивнула Клири, а в этот момент ко мне поднесла зеркальце Горгона.
        Я только наклонился посмотреть, а меня за нос змея тяпнула! Сука!
        Клирия тут же ладонью саданула по волосам, от чего змеи то ли от боли, то ли от обиды зашипели и поскорее прильнули к голове хозяйки. Горгона же виновато посмотрела на меня и с испугом на Клирию.
        - Я… я очень извиняюсь, - тут же поклонилась она, протягивая мне зеркальце. - Я обязательно займусь воспитанием своих змей.
        - Будь добра, - ответила Клирия, прожигая её взглядом. Мне кажется, что в комнате темнее стало.
        Я же взял зеркальце и оглядел себя любимого.
        - Да, тот же, хоть что-то, - я отдал зеркальце. - А что там с ружьём?
        - Оно вас чуть не убило.
        - Но не убило же, - пожал я плечами. - Так что с ним?
        Клирия вздохнула, но ответила:
        - Мастера сказали, что металл оказался недостаточно прочным, а порох даёт слишком много нагара, из-за чего ствол забивается. Они сказали, что скоро дадут новый образец, только уже из другого металла. Но тот выйдет дороже.
        - Плевать, если это укладывается по финансам. Но я хотел бы кое-что обсудить на счёт ружья дополнительно.
        - Напрямую с ними…
        - Связываться лучше не надо, я понял, - кивнул я. - Я через Элизи. Мы с ней из похожих миров, поэтому… Они же все под печатью? - тут же спросил я, глядя на служанок.
        - Да, ни одна бы не посмела сюда явиться без печати, - кивнула Клирия. И она так сказала «не посмела», что служанки сжались.
        - Отлично. Так вот, мы из похожих миров, поэтому она лучше поймёт, о чём я говорю.
        - Я обязательно об этом сообщу ей, - кивнула Клирия.
        - И ещё, мне нужна глубокая яма метра три глубиной, метров пятнадцать длиной и шириной.
        Кажется, все служанки кроме Клирии были удивлены.
        - Вы собираетесь кого-то ловить?
        - Ты слышала об железном монстре на балу? - задал я встречный вопрос.
        - Железный монстр… - она задумалась на мгновение. - Элизиана говорила о нечто подобном, однако точно мне ничего не сказала, видимо не получив вашего разрешения на это.
        - Ну тогда сама и посмотришь. А теперь дайте мне одежду, я вас стесняюсь.
        Одевшись, я первым делом заскочил к Элизи. Я объяснил и даже нарисовал, что должно быть на ружье, и что они должны сделать. Точную схему ударного механизм кремнёвого замка я не знал, но показал, как он должен работать. Что крючок нажимаешь, что курок бьёт в… железку? Я не помню, как она называется, но не суть. Она бьёт кремнём в железку и выбивает искры. Те попадают на порох, и он взрывом выталкивает пулю.
        - Ты пропустил пороховую полку, - сказала Элизи.
        Я с подозрением покосился на неё.
        - А ты откуда знаешь?
        - Ну так у нас тоже был он. Ну в нашем мире. Курок с кремнём бьёт об кресало, выбивает искры на полку. На полке есть порох, он загорается и через отверстие попадает в ствол где уже есть пуля с порохом.
        - Э-э-э… ясно…
        А я думал, что искры напрямую попадают в ствол.
        - Ну раз ты знаешь, тебе и флаг в руки, - сказал я. - Пусть думают, как сделать спусковой механизм, но там есть пружина, если что.
        - Я поняла, хоть и не поддерживаю твою затею.
        - Ага, как знаешь, - отмахнулся я. - И ещё вопрос, ты случайно не знаешь, кто нажрался чеснока с луком и от кого теперь несёт? Всё подземелье провоняло уже, скоро без респиратора ходить будет невозможно.
        - Я чувствовала, да, но не знаю, кто это делает, - пожала она плечами.
        - Ясно, - вздохнул я и вышел из её кабинета.
        Сраный пожиратель чеснока и лука… Это же надо, ещё так шифруется, что и не поймёшь, от кого.
        А что касается ружья, не поддерживает Элизи эту затею… Ага, её забыл спросить. Сама там людей резала налево и направо. Так что без разницы, что я в этот мир принесу, люди всё равно найдут способ друг друга покрошить. Я лишь помогу с планомерным истреблением народа.
        К тому же не меня ей судить. Я имел ровно такие же шансы, как и остальные, но как-то выкарабкался. Так что ничего не мешает и другим выкарабкаться.
        Проходя через первый этаж, я заметил, что он стал несколько чище и аккуратнее. Видимо Клирия действительно занялась ремонтом, если здесь так ухоженно. Даже приятнее ходить.
        На улице тоже продолжала кипеть работа. Нечисть носила мусор, планомерно разгребая завалы, где-то вдалеке наёмницы проводили свою зарядку. Правда, не все - часть ходила в доспехах патрулируя границу поместья.
        И всё бы это выглядело жизнерадостно, если бы не сраная пасмурность. Здесь очень редко солнце, от чего меня тянет свалить в более сказочные и солнечные края. Хотя зная мою удачу, над моей головой будет вечно идти дождь. Или хуже, я заражусь на своё несчастье какой-нибудь заразой и сдохну на радость другим. И никто мне не поможет…
        Я вздохнул и посмотрел на небо. Может попросить Бога Скверны защищать меня от таких…
        Неприятностей…
        Бога попросить защищать от неприятностей…
        И тут меня озарило по поводу одного вопроса, на который я искал ответ.
        А если бога можно попросить защищать тебя от неприятностей?
        Если можно восхвалять его, приносить дары и строить в его честь храмы, а взамен получать его благословение?
        Мои ржавые шестерёнки прокрутились и сопоставили другой вариант.
        А что если Анчутка может попросить кого-нибудь прикрыть его хитрую задницу? Того, кто имеет власть над эпидемиями? Например Богиня Жизни? Или как её там в реале… Богиню Целительства и Лечения? Она же может помочь излечиться больным.
        А ещё она очень любит всякие договоры, и Анчутка мог взять божественный квест взамен на хороший иммунитет себе и людям. Хотя она может и не уметь давать иммунитет напрямую, но там Бог Скверны говорил что-то про передачу сил и так далее… Не суть, он мог заключить с ней сделку. И она поднасрала и там, и там.
        Сука. С ней мы далеко не продвинемся.
        Надо как-то решить этот вопрос. Попросить? Переподкупить? Попросить не вмешиваться взамен на квест? Но вряд ли я смогу перекупить договор её и Анчутки. И она продолжит помогать засранцу. Да и повлиять я на неё не могу.
        Бог Скверны уже говорил мне об этом. Они могут говорить с нами через мысли, они могут общаться в том мире, но там как две разные комнаты и нас достать нельзя, как и их соответственно. Здесь они появляются в своём теле редко.
        Только если окажется здесь в своём теле, я смогу взять её, но она не дура, до такого не додумается. Хотя нет, додумается. В прошлый раз так и получилось.
        Нет, стоп, о чём я… Рассуждаю так, словно хочу убить богиню. Не могу, так нельзя. Да и не получится с моим двадцать девятым взять такого противника. Плюс, пусть я и не ебанутый моралист, но даже мне понятно, что она помогает многим людям. Я не могу тронуть ту, кто помогает другим и в своё время помогла мне. Да, с квестом, но помогла. Тот квест был настолько по пути, что проблем практически не возникло.
        Всё-таки границы я должен соблюдать и буду это делать, иначе переступив единожды, потом будет переступать всё легче и легче. Одно дело убивать врагов, убивать свидетелей и портить графство врага. Совершенно другое - убивать того, кто помогает многим людям целительством, одаривая даром своих последователей.
        И не дотянуться мне до неё, силёнок не хватит.
        Придётся горестно повздыхать, да и забыть об идее создания эпидемии в городе. Будем травить его деревни и жечь… блин, а там дожди. Ещё классно будет, если он в сговоре с несколькими богами, тогда только валить в сортире останется.
        
        На следующий день огромная яма была готова. Клирия не стала рыть её на территории поместья. Поэтому вырыли её в поле подальше от деревни и стен моего дома. Правда туда надо было ещё добраться, но это дело несложное.
        Вместе со мной шла Рубека, Ухтунг, Клирия, пять стражниц и минотавр для поднятия тяжестей. Орк и минотавр тут же нашли общий язык и по разговорам, что я слышал, они обсуждали славные битвы и то, какого хорошенько оторваться, а потом завести семью. Прямо две нашедшие друг друга души.
        И пока я их слушал, ко мне подкралась стражница.
        - Господин…
        - Мой господин, - тут же поправила непонятно откуда взявшаяся Клирия. Блять, ты даже меня напугала! Хватит! Успокойся.
        - П-простите… - пробормотала стражница, испуганно смотря на Клирию. - Я хотела спросить, мой господин, об одном вопросе.
        - Валяй.
        - У нас намечается праздник по поводу «Дня воительниц».
        Это ты мне угрожаешь? Угрожаешь своим бабьим войском, да!?
        - И? - спросил я, не давая свободы тем мыслям, что были у меня в голове.
        - Мы бы хотели попросить провести его. Это очень важный праздник. В тот день великая девушка по имени Фемка…
        Чего простите?
        - …пришла к нам и увела в леса учиться…
        Видел я блять, чему вы там учитесь. Извращенки и садистки.
        - … искусству войны и правильному бою.
        Моего хуя с твоей губою.
        - Поэтому мы каждый год празднуем тот день, когда наша жизнь изменилась.
        Вы ушли от мужчин и вскоре поняли, что всё заебись, но трахаться не с кем. Ага-ага, я ту же проблему наблюдаю у мужского пола, когда они гордо уходят от жён, а носки стирать и жрать готовить себе не научились. Что одни, что другие… Но вот я!
        Сейчас бы рифму, но не буду.
        - Поэтому мы хотели попросить вас разрешить нам провести этот праздник. И мы хотели бы вас пригласить тоже. И госпожу Клирию, естественно, - она бросила быстрый взгляд на неё. - Это же женский праздник.
        - Так, погоди, то есть ты мне говоришь, что это женский праздник и приглашаешь меня на него!?
        Она тупо открыла рот, не зная, что сказать. А говорить и нечего! Дура.
        - Я… я… я имела в виду, что воинов. Ну и женских. Но если придёт мужчина, то ничего страшного! Это женский праздник, но гости могут быть мужчинами!
        - Ага, а кто охранять поместье будет с деревней?
        - Так праздник два дня длится! Мы сменим их, и они вместо нас отдохнут. И госпожу Элизиану позовём. И… - она внимательно посмотрела на меня, словно думая, стоит говорить или нет, после чего решилась, - новенькую. Ничего не объединяет так, как праздник. И ничего не делает людей ближе, чем радость. Особенно с теми, кто позволил этот праздник сделать.
        - Та-а-ак… Кто про мелкую сказал тебе? - прищурился я, и она как-то сама собой словно стала менее заметной.
        - Так она сама ходит по замку. Мы спросили кто она, а девушка и рассказала. Мы к госпоже Клирии, а она нам объяснила всё. Иногда радость возвращает радостные мысли, кстати говоря.
        Пиздец… Ебаные сплетницы. Нет, классно, что они останавливают всех подряд, кого не знают и кто бродит по поместью, но сплетни… чего же ещё вы там наговорили друг другу?
        Не то, как я там сразу десяток баб на член натягивал? Или то, как Рубеку по кругу пускали? Пиздец…
        Но с другой стороны, любой праздник - хороший способ если не реанимировать отношения, то хотя бы заново их завести. Да и боевой дух всегда повышается, когда есть выходной, когда все могут отдохнуть.
        - Ладно, окей, я даю добро, но чтоб без всяких глупостей, ясно?
        - Да, конечно! - тут же обрадовалась девушка и притормозила, чтоб сообщить о новости своим подружкам.
        Мне даже интересно будет посмотреть, как они празднуют - чисто по-мужски или по-женски. По-мужски в моём понимании, это когда все нажрутся в щи и начнут приставать противоположному полу. По-женски - всё будет аккуратно, тихо, милые беседы, нормальные разговоры… хотя бабы иногда так отрываются, что фору всем вперёд дадут.
        А глядя на этих…
        Я обернулся и краем уха услышал их мечты о том, как они нажрутся.
        …могу сказать, что они ещё хлеще, чем вдвшники будут.
        Главное подальше от их озабоченного полка оказаться.
        А тем временем мы вышли к полю. Большому такому добротному полю, которое уходило примерно на километр в разные стороны от нас. Где-то там я видел, как копошатся маленькие человечки, которые быстро-быстро маскировали яму ветками и травой, от чего издалека она была практически неотличима от остального поля.
        Мне было видно, как они сделали из длинных веток и листьев большой настил, которым накрыли яму. Под него гоблины поставили ветки, не давая настилу прогибаться под тяжестью травы, которую они накидывали сверху. Но стоит туда кому-то зайти или заехать, как он тут же провалится.
        Как по мне, идеальное место для засады. Только жаль бежать некуда, кроме как в лес. А это значит, что у автобуса будут шансы меня догнать.
        - Вы хотите поймать его? - спросила Клирия.
        - Не совсем. Я хочу его обездвижить и поговорить. Надеюсь, он оттуда не выберется.
        Мы подошли к краю леса. В принципе, если быстро ехать, то можно и не заметить ловушку. Правда я сам хрен убегу оттуда, если он будет гнать. До ближайших деревьев вон сколько топать.
        - Так, ладно, - хлопнул я в ладоши, оглядывая команду. - Слушайте внимательно. Сейчас сюда прибежит страшный монстр. Ни в коем случае не спускайтесь с деревьев и не пытайтесь спасти меня. Я-то сам выкручусь, а вот рисковать жизнью, спасая вас, мне не очень хочется. Клирия и Ухтунг, это приказ и вас двоих в первую очередь касается.
        - Тварь страшна настолько? - спросил орк.
        - Ты даже не представляешь, как. Наши мечи, щиты и доспехи не более, чем трава для этого монстра, поэтому просто не стойте перед ним.
        - Но если он вас настигнет? - резонна заметила Клирия. - Мы не можем дать вам погибнуть.
        - Слушай, ты меня отправляла в горы не для того, чтоб потом мне сопли подтирать, верно? - ответил я ей. - Вот теперь сиди на дереве и жди, пока я не закончу.
        После этого я обернулся к гоблинам, которые только что закончили ловушку.
        - Так, а вас, мои дорогие друзья, я попрошу уйти, так как не хочу, чтоб вас переехал этот монстр. И большое спасибо за труд.
        - Не за что, - хором ответили они и в мгновение ока, словно тараканы из-под холодильника, разбежались по кустам.
        Здесь без них стало непривычно тихо.
        Убедившись, что вся моя паства забралась на деревья, я двинулся к ловушке.
        Я не знаю, откуда возьмётся красножопый монстр, но лучше держаться поближе к яме, чтоб иметь возможность отбиваться в случае чего. Вернее, не отбиваться, а прятаться, так как с таким тягаться, явно мне не по силам. И я надеюсь, что он не устроит фокус с появлением из неоткуда, как это любит.
        По моим скромным расчётам, он должен будет разогнаться на меня, после чего я резко свалю в сторону и загоню его в яму. После этого останется просто молиться, чтоб он оттуда не выбрался, пока я буду говорить. А то он может, я знаю уже по дому Эви. Там он такие пируэты вытворял, что страшно становилось.
        Глава 142
        Я сделал вдох, закрыл глаза и активировал способность этого богом проклятого автобуса.
        Если удастся с ним найти общий язык, то возможно у нас появится адекватный и очень полезный союзник. Если нет… Ну чтож, будем тогда как обычно его использовать - залезать в тыл и запускать способность, сея смерть, ужас и разрушения.
        Ну всё же, пусть всё пройдёт нормально. Я знаю, что он понимает меня, и знаю, что с ним можно нормально говорить. Я уже общался более-менее с ним у озера после штурма каменоломни.
        Значит и сейчас есть шансы повторить это.
        Способность была активирована и я ждал характерного…
        О, а вот и рёв на горизонте! Одновременно с этим рёвом раздался классический гудок, который нескромно намекал на то, что сюда едут карать мягкие сраки железным глушаком.
        Я обошёл яму с той стороны, где по звуку должен был появиться автобус. Встал на краю, замер.
        Секунда, другая… писать от страха хочется.
        А рёв раз за разом повторялся, как бы намекая, что четыреста десятый летит подобрать бренную душу на свой борт.
        Вот этот чудовищный гудок повторился, заставляя ближайших птиц, что ещё не свалили после первого гудка, подняться облаком в небо и улететь, спасая свою хрупкую психику. Кажется, моя психика тоже улетает.
        И вот, через десяток секунд волнительных ожиданий, красный свет появился среди деревьев и начал очень быстро приближаться к границе леса. Я видел, как начал мелькать между стволов корпус ЛиАЗа. От одного его вида душа в пятки уходит. А всё потому что каждая встреча с ним, это игра в кошки-мышки, где ставкой служит твоя жизнь. Смог выжить, молодец, живи дальше. Нет - твои кишки намотает на колёса, что для тебя будет ну очень печально.
        И вот, сломав кусты на опушке леса и подняв облако листьев, на поле выехал ЛиАЗ. И он совсем не собирался тормозить; наоборот, поддал газка, что быстрее настичь меня.
        - Эй! Чувак, давай поговорим, прежде чем ты допустишь страшную ошибку! - крикнул я автобусу, чувствуя себя круглым идиотом.
        Но ответ всё же был: громкий рёв двигла, который давал довольно точные инструкции, куда мне следует идти со своим разговором. Вот же пидор.
        - Ты бы тише был и притормозил! Разобраться всегда успеем! - закричал я. - Можно всё решить миром.
        Опять рёв и опять меня послали куда подальше.
        - Ты понимаешь, что сам роешь себе могилу?! - крикнул я напоследок, так как было самое время готовиться отпрыгивать.
        В ответ на мои слова автобус лишь поддал газа.
        И в то мгновение, когда я должен был отпрыгнуть… я облажался. В принципе, ничего удивительного.
        Просто я уже был готов прыгать в сторону - развернулся и напрягся. Но в тот самый момент моя нога соскользнула с края ямы, и я практически свалился в неё. Каким-то чудом в последний момент умудрился вцепиться руками в траву, чтоб не провалиться в западню. Ещё так странно получилось - одна нога на поверхности, другая провалилась вниз, отчего я неслабо ударился яйцами об угол ямы.
        А ещё я увидел, как мне навстречу несётся железный отполированный бампер!
        Блять, да я сейчас с бампером его поцелуюсь!
        Поэтому, помолившись, я разжал пальцы и провалился в яму, которую копали для него. Буквально через мгновение надо мной пролетел и сам ЛиАЗ.
        И тут я понял, что допустил второе упущение - автобус нёсся на скорости, так что вполне логично, что он имеет шансы проскочить эту участь.
        Что в принципе практически и вышло.
        ЛиАЗ пролетел над моей головой, снёс настил, который закрывал яму, пролетел вперёд и влепился нижней частью переда на уровне фар в стену. Его зад подлетел, словно автобус сейчас перелетит на крышу. Мне казалось, что говнюк сейчас так и сделает (я бы не удивился) - просто преодолеет эту яму, банально перекувыркнувшись на крышу, а потом вновь встанет на колёса.
        Но ЛиАЗ оказался не столь продвинутым, как я думал. Он на мгновение замер в такой позе, после чего его зад начал опускаться вниз, и автобус рухнул в яму. И я бы сказал круто, всё случилось, как и планировалось, если бы сейчас сам не сидел в этой же яме.
        Браво! Аве Патрик нахуй. Я запер себя с больным автобусом.
        Пока ЛиАЗ приходил в себя, я пытался забраться по стене наверх, но хрена там - зацепиться не за что. Тогда мой взгляд упал на сам автобус. А что будет, если я заберусь в него? Нет, ясно, что там дым и всё такое, но шансы же есть, верно? Или это портал в ад?
        И пока я думал, лезть или не лезть туда, автобус очухался. И ему не понравилось то, где он оказался. Об этом автобус меня рёвом двигателя и оповестил.
        - В смысле охуел, ты говна железного кусок! - оскорбился я. - Ты меня сбить пытался! Так что получи пизды и распишись!
        В ответ ЛиАЗ газанул и обстрелял меня камнями и песком. Сука, с той скоростью, что они вылетают, это нихрена не слабо! Причём несколько особо острых камушков пробили мне кожу и застряли в теле.
        Я поспешил уйти с линии огня и… в этот момент он дал задний ход!
        Сука! Я успел кое-как отпрыгнуть и меня едва не распидорасило.
        - Ты, чмо ебаное! Неудивительно, что тебя все ненавидят!
        Рёв двигла в ответ.
        - Кто любит!? Кто эти блять все!? Покажи мне их, а то я не вижу!
        Я встал специально около бока автобуса. Ездить боком он слава богу не умеет, лишь сдавать вперёд и назад, но с длиной в почти во все одиннадцать метров в пятнадцатиметровой квадратной яме это сделать непросто.
        Естественно автобус попытался меня переехать, но моё хитрое расположение не давало ему шансов достать меня. Он только и мог, что реветь мне в ответ.
        - Кто эти люди, что тебя любят!?
        Рёв двигателя.
        - Где они есть!? В твоих влажных масленых мечтах на кровати!?
        Рёв двигателя.
        - Да лучше быть дрыщавым уебаном, чем жирным пассажирским автобусом, который представляет, что возит в себе людей!
        Рёв двигателя.
        - Да, считаю себя умным. И считаю, что многого добился! Я жив в этом безумном мире, где меня все хотели убить и сам мир показал мне средний палец!
        Рёв двигателя.
        - Да чот не видно, что тебя убить хотели. Ты вообще мастер пиздеть, как я погляжу!
        Вот это автобуса реально обидело. Он перестал пытаться развернуться и задавить меня. Нет, он…
        НАЧАЛ ПЕРЕВОРАЧИВАТЬСЯ НА БОК!!!
        Я еле успел отпрыгнуть, когда ЛиАЗ рухнул на борт и заставил вздрогнуть землю. Зазвенели стёкла, затрещал и заскрежетал металл. Двигатель заревел. Автобус беспомощно закрутил колёсами.
        - Да как же, достанешь, ага. Держи карман шире, - ответил я, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.
        Остановился ли на этом автобус? Не-а, он продолжил переворачиваться, пытаясь меня задавить. А я, как умный человек, сразу с занял позицию у кормы, чтоб он не смог меня достать.
        - И какого это, быть так близко и так далеко, автобус? - пнул я его по заду, а в ответ он только заревел и попытался меня вновь раздавить. Но тут вопрос о том, кто устанет первым. Хотя я могу его сразу отозвать, если у меня возникнет такое желание.
        Вот так, кувыркаясь как собака он встал обратно колёса, рассыпав по земле стёкла, краску и… а что тут у нас такое? Я подошёл к заинтересовавшему меня предмету и поднял его с земли.
        Да это же кукла Зина! Старая советская резиновая кукла Зина, которая ещё у моей мамы в детстве была! Я не видел их лет сто уже, так как до моего поколения они не дожили. Такие теперь хранятся или у кого-то в коробках на чердаке, или в музее. Остальное всё на свалке.
        Офигеть.
        - Эй, жирный-пассажирный! Ты кое-что уронил! - потряс я куклой, держа ту за ногу. - Ты чо там, в куклы играешь?
        Автобус, не знаю, как он увидел её боком, взревел благим матом.
        - Да хуй тебе отдам. Подойди и возьми, чмо!
        Автобус начал биться задом и передом о стены, довольно резво разворачиваясь в мою сторону. Но даже так я смогу увернуться.
        - Эй, скажи-ка, а где хозяйка этой куклы? Сделал то же самое, что и с остальными? Где твои пассажиры? С чего ты стал тем, кто возит людей в ад?
        Автобус явно потерял тормоза, он разгонялся и врезался, сдавал полный зад, разбивая его о стены, и вновь по газам. Его рёв двигателя был настолько громким, что конкретно глушил меня.
        - Можешь орать сколько угодно! Отвечай на вопрос, ведро на колёсах, где хозяйка? Или ты пассажиров живыми не довозишь?
        Рёв двигателя.
        - Как это, неправда? Где они? Умерли по дороге?
        Рёв двигателя. Автобус вновь пытается протаранить меня.
        - Кого ты довёз? Что ты сделал? Ты ебанутый маньяк убийца, который только и делает, что давит всех!
        Рёв двигателя.
        - Что нет!? Что нет!?!?!? Я тебе предложил мир, но ты хотел убить меня. Ты убил стольких людей и говоришь, что не убивал пассажиров!? И девочку ты тоже убил!? Переехал задними колёсами небось!?
        ЛиАЗ взревел. Он не пытался сказать, просто ревел. Рёв не страшного монстра, который нёсся ко мне, но полный боли и страданий рёв старенького автобуса, уставшего и потрёпанного временем. Автобус на полном ходу врезался в то место, где должен был быть я, но мне удалось без проблем увернуться.
        Был такой скрежет металла, что я засомневался, что переживёт ли он такой удар. Но ЛиАЗ выжил, хоть и смял весь перед. Автобус отъехал медленно назад. Все его стёкла были побиты, металл был изуродован, передние колёса были сдуты, и он словно волочился после такого удара. Сломленный автобус - не думал, что подобное увижу. Он отъехал задом к стене ямы и остановился.
        Его фары помигивали, но теперь они не испускали страшного красного цвета. Это был обычны свет фар, который я привык видеть у нормальных автобусов, а не полоумных маньяков. Его двигатель тихо и грустно урчал, словно ЛиАЗ оплакивал потерянную куклу, которая была для него своеобразной ценной вещью.
        Под его фарами начало скапливаться масло и стекать вниз. Создавалось ощущение, что автобус плакал. А если учесть, что там не проходят масленые трубки, то возможно он действительно плакал маслеными слезами.
        Старый автобус плачет над куклой ребёнка, которую он потерял. Странное зрелище. Ещё и его чихающий рокот двигателя, словно он действительно плачет.
        Я не знал, стоит подходить к нему или нет.
        Блин, я даже автобус до слёз довёл. Мне даже немного становится жутко оттого, какой же я подонок.
        - И? - начал я, подходя ближе. - Где все пассажиры?
        Автобус в ответ лишь планомерно ревел двигателем, не спеша отвечать.
        - А девочка? Хозяйка куклы? Где она?
        Тут он слегка громче зарычал двигателем.
        - Как это, никого не осталось? И в смысле, нет её? Она…
        Автобус утвердительно рыкнул. А потом ещё и ещё…
        Это была довольно короткая история без начала и конца. Лишь маленький отрывок автобуса ЛиАЗ, который ездил по своему маршруту и тогда ещё не обладал собственным сознанием.
        Обычный, коих в его мире тысячи. Но именно его использовали для перевозки не только людей между остановок, но под заказ, когда надо было отвезти группу людей куда-нибудь. И кукла, которую я держал, принадлежала девочке по имени Маша. Обычный ребёнок в голубом летнем платье в цветочек. Это была её кукла.
        Ключевое слово: «была».
        А ещё с его слов я понял, что не только кукла была в его кабине. Там лежало ещё много вещей, но кажется именно резиновая Зина, как кусочек воспоминания, была для него самым главным.
        Да уж, даже у автобуса есть своя история. Я посмотрел на раритет в своих руках, а потом на ЛиАЗ.
        - Держи, - протянул я ему куклу. - Я просто хотел с тобой мира, не более. Хотел, чтоб мы действовали в одной команде, а не пытались убить друг друга.
        Хоть фары и не двигались, я знаю, что он следит за мной. Я медленно, избегая траектории, по которой автобус может достать меня, подошёл к борту и закинул куклу обратно в салон.
        - Скоро время закончится, и я отправлю тебя обратно. Я хочу, чтоб следующий раз ты был более адекватным. Так что будь добр, не пытайся задавить меня, иначе опять всё повториться.
        Он рыкнул двигателем.
        - Я тебе не угрожаю. Но следующий раз будет тем же самым, что и сейчас. Я надеюсь на то, что мы найдём общий язык. Иначе ты так и будешь возить в себе лишь разбитые воспоминания тех, по кому скучаешь.
        ЛиАЗ лишь ответил мне своим монотонным рокотом двигателя.
        Когда я отошёл на самый край ямы, куда он врезался и где грунт осыпался, он своим рокотом позвал меня.
        - Чего? - обернулся я.
        Негромкий рёв двигателя.
        - Какая разница, зачем ты убиваешь? Ты это делаешь, и всё этим сказано. Чем бы мы не оправдывали свои поступки, мы оба лишь убийцы, - пожал я плечами. - Но если хочешь, можешь сказать.
        Автобус негромко прорычал.
        - Странный способ почувствовать себя живым. Не все, кого ты убил, были плохими или злыми, и ты точно мстил не тем людям, так как они даже не знают, что ты такое.
        Рычит двигателем.
        - Откуда я тебя знаю? Таких, как ты у нас просто много, но… твою версию ЛиАЗа я очень давно видел и удивлён, что ты жив.
        Рычит двигателем.
        - Нет, у нас не было войны, хотя зла тоже хватает.
        Его двигатель загудел чуть громче.
        - Да, я знаю, что такое терять близких мне людей. Поэтому я знаю, что ты чувствуешь и это не выход. Потому что выхода нет. Остаётся жить и убеждать себя, что ты сделал всё правильно, что это был единственное правильное решение. И что самое страшное, надо забыть тех, кто тебе дорог, чтоб они не отравляли тебе душу. Это называется жить дальше, ЛиАЗ.
        Я отвернулся и оглядел уступ, после чего подпрыгнул, зацепился пальцами за край и подтянулся. Только после того, как сам оказался в безопасности (относительной), я обернулся. ЛиАЗ всё так же стоял там в яме. Мне кажется, будь он человеком, то сейчас сидел бы в обнимку с куклой, которую я ему отдал.
        Он зарычал двигателем, увидев, что я смотрю на него.
        - Конечно, в следующий раз поговорим, куда денешься.
        ЛиАЗ вдогонку рыкнул двигателем.
        - Уедешь от меня? Ну-ну, - усмехнулся я.
        Уедет… От меня вряд ли кто-либо уйдёт. Даже я сам.
        Удивительно, но никто из моих так и не слез с дерева, словно ничего и не происходило. Мне оставалось порадоваться тому, что всё прошло более-менее удачно и без жертв, если не считать…
        Я аккуратно схватился за край острой гальки и вытащил её из руки словно занозу. И так несколько крупных камней. Более мелкие только пинцетом или иголкой достать можно будет. Можно сказать, что это малая плата за то, что я смогу получить, если удастся наладить контакт с ЛиАЗом.
        Время шло и вскоре я смог беспрепятственно отозвать автобус. Единственным напоминанием о нём осталось битое стекло на дне, да побитые стены этой ямы, которые скоро засыплют землёй.
        Я подошёл к деревьям, где прятались мои люди.
        - Всё, можете слезать, всё закончилось.
        Все тут же поспрыгивали на землю. Ко мне сразу подошла Рубека и принялась лечить раны, оставленные камнями.
        - Как всё прошло? - спросила Клирия, грациозно спрыгнув вниз с ветки. Её юбка задралась вверх и это выглядело красиво, словно кадр из фильма. - Вы нашли с ним общий язык?
        - Почти, - уклончиво ответил я. - Мне пришлось слегка попотеть, чтоб договориться с ним, но в конце концов, я победил.
        - Рада это слышать. Ведь звуки оттуда были такие, словно он вас порвать пытался.
        - Он и пытался. Как видишь, неудачно. Да и не он первый пытается это сделать, так что мне не привыкать, - пожал я плечами, после чего обратился к Рубеке. - Давай, завязывай с этим, потом полечишь меня, а сейчас пошли домой. - И вновь повернулся к Клирии. - Пусть засыплют эту яму, а то тут потом болото будет.
        - Я обязательно передам гоблинам ваше распоряжение, - поклонилась она.
        А ведь мне ещё раз надо встречаться с этим ездящим чудовищем. Но уже после отката, когда он сам себя там восстановит. Хотя мне интересно, как на нём всё восстанавливается? Как на Кристине? А может они брат и сестра? Интересно…
        Мы вернулись домой ближе к вечеру, а я всё возвращался мыслями к этому автобусу и его короткой истории. Пусть толком ничего сказано и не было, но я жопой чую, что история грустная. Иначе бы он так не скрывал её.
        Забавно, даже обычному автобусу есть, что скрывать, есть, чего боятся и за что мстить. Просто удивительно, насколько человек готов изуродовать мир вокруг себя, если даже техника начинает его ненавидеть.
        Глава 143
        - Выглядите невоодушевлённым, - заметила Клирия, когда мы возвращались на территорию поместья.
        - Я всегда воодушевлён, когда жив. Но как представлю, что мне ещё раз встречаться с ним, мне становится очково, - признался я.
        - Вы боитесь? - сделала она наигранное лицо.
        - А в этом есть что-то странное? - в ответ спросил я.
        - Вы столько пережили. У вас должен быть иммунитет к подобным ситуациям.
        - Серьёзно? Блин, мне хочется тебя стукнуть.
        Что я и сделал - костяшками пальцев не сильно, но чувствительно приложился ей по макушке, от чего она моргнула и молча потёрла ушибленное место.
        - Это было неприятно, мой господин.
        - Знаешь, мне хочется стукнуть тебя ещё раз.
        Что и сделал в следующее мгновение.
        - Блин, чувствую себя лучше, когда тебе по голове стучу, - признался я удовлетворённо.
        - Это очень плохое качество: бить беззащитных девушек.
        - Беззащитных девушек? - удивлённо покосился я на неё. - Только не говори, что ты о себе. Это не я запугал орков и наёмниц до такой степени, что они боятся в мою сторону смотреть. И это не у меня аура убивает всё живое в радиусе десяти метров.
        - Вы преувеличиваете. Я просто нашла общий язык…
        - Доминирования и запугивания, которой они и понимают, - закончил я вместо неё. - Так что кто-кто, но ты точно не беззащитная. Ты жуткая, упрямая и очень своевольная, которой нельзя полностью доверять.
        - Это было обидно. Я ничего не смею скрывать от вас.
        - Ну пиздиж же, - посмотрел я на неё. - Я даже не знаю твоих целей. И не загоняй мне про службу антигерою и что тебе больше некуда податься.
        - Но это правда. Только антигерой поймёт меня. И только с антигероем я смогу жить дальше, так как мы все ищем сильных, к кому надо прибиться.
        - Ага, и складывать головы к ногам, - напомнил я ей.
        - Не без этого, - спокойно ответила Клирия. - Те, кто сопротивляется, кто борется против нас, они должны погибнуть. Такова их судьба.
        - Даже если это будут дети?
        - Вы же знаете ответ. Или хотите услышать из моих уст? - спросила Клирия с улыбкой у меня. Вернее, у неё всегда улыбка, но эта улыбка была какой-то другой, тёмной и коварной. - Хотите услышать, насколько внутри меня черно и всё прогнило? Не поймите неправильно, я не считаю правильным убивать вообще, кроме тех, кто этого заслуживает. Эти скоты, что займут почётное место на кострах, заслуживают должного внимания с моей стороны.
        - Но это не отменяет, что ты от меня многое скрываешь, - вернул я разговор обратно к теме. А то Клирия словно пытается плавно увести меня от щекотливого разговора. - А именно, своё прошлое. Я не лезу в чужие заморочки. Но твои могут конкретно на мне аукнуться, поэтому тебе и нельзя полностью доверять.
        - От чего же аукнется, позвольте спросить?
        - Оттого, что ты ближе всех находишься ко мне, - назидательно ответил я. - Отсюда, возвращаясь к теме страха. Да, я боюсь. Именно поэтому я жив, а другие нет. В страхе нет ничего постыдного, если он не мешает жить и выживать.
        - Я не могу спорить с вами, так как ваши слова имеют долю истины, но я смотрю на это иначе.
        - Смотри сколько угодно, но тебя я тоже боюсь. Ты непонятная, я о тебе ничего не знаю, и не понимаю твоей мотивации. И эта ещё аура, которая отпугивает как дым комаров.
        - Вам нечего бояться, - спокойно ответила Клирия.
        - Ага, заливай мне. Я не удивлюсь, если ещё много чего всплывёт о тебе интересного. И не факт, что всё это интересное было сделано в моих интересах.
        Промолчала. Промолчала, значит прав.
        Но тут такая тема - давить бесполезно, Клирия не скажет и слова; не обращать внимание на то, что она скрывает, тоже глупо. Остаётся только искать о ней информацию, чтоб выяснить, чтож Клирия за личность такая.
        - И всё же, вы можете мне верить, - сказала она упрямо. Видимо мои слова всё-таки её задели.
        Я удивляюсь Клирии. Она ведёт себя то холодно и чёрство, то открывается, то ведёт себя слишком… упрямо и слишком чувствительно к словам, словно пытается что-то доказать. Может Клирия из-за того, что слишком долго со мной, начинает проявлять какие-то эмоции. А может она и до этого такой была, но только сейчас я заметил эти черты.
        - Ага, если так хочешь, то расскажи, кто ты есть на самом деле? - тут же задал я вопрос.
        Клирия промолчала.
        - Что и требовалось доказать. Я не могу доверять человеку, который отказывается хоть немного о себе рассказать.
        - Но я могу принести клятву крови, что вы узнаете всё обо мне потом, - посмотрела она на меня, словно это был выход исправить наши недопонимания.
        - Ага, я уже вижу эту заебисестую картину…
        - Не материтесь, прошу вас, - неожиданно вклинила она мне замечание. Я аж ошалел от такой вставки, настолько это было неожиданно и нагло, словно она тут моя мама.
        - Ты что, мамой заделалась мне? - скосился я на неё недовольно.
        - Нет. Просто вам предстоит ещё кое-что. Мне бы не хотелось, чтоб вы сказали на людях нечто подобное.
        - Так, - остановился я и схватил её за плечо, развернув к себе. Вся команда остановилась и поспешила отойти, чтоб не слушать наш разговор. Ну а я сделал голос по тише. - Слушай сюда принцесса. Своим слугам приказывай и говори, что делать. Я не собираюсь тут прыгать под твою дудку и делать, что скажут.
        Как бы мне не хотелось к Клирии даже рукой притрагиваться, надо обрубить эти попытки на корню.
        - Прошу прощения за свои слова, - поклонилась Клирия мне в ноги, после чего продолжила. - Я неправильно выразила свои мысли и не хотела вам указывать, что делать. Я лишь хотела сделать вас сильнее.
        - Я тебе с советом не обращался.
        - Прошу вас, мой господин. Вы дойдёте до границы сорокового уровня и там уже понадобится преодолеть барьер. Очень мало шансов сделать это без помощи других. Поэтому я хотела лишь помочь вам в этом и подсказать вариант.
        Я внимательно посмотрел на неё, понимая, что она права. И именно в этом кроется проблема!
        Клирия права, и я понимаю, что правильнее поступить по её совету. Но именно из-за этого я буду чувствовать, что мной словно управляют и манипулируют: мне говорят и я это делаю. От этого хочется сделать не так, как она говорит. А лучше вообще противоположное - даже зная то, что это в корне неправильно, лишь бы не чувствовать себя подкаблучником, которому говорят, что делать.
        Другими словами - или сделать по уму и чувствовать себя марионеткой. Или же не делать, как тебе советуют, но повышать шанс ошибки.
        Является ли это манипуляцией? Или просто совет?
        - Я прошу прощения за свою настойчивость, мой господин, - поклонилась Клирия. - Я слишком не вовремя дала вам совет и такими словами, будто вы мне что-то должны. Но я лишь даю варианты и совсем необязательно им следовать.
        Ты же понимаешь, что я чувствую, так? И если судить через призму паранойи, то твои слова такая же попытка манипулирования мной.
        - Сначала скажи, что за способ повысить уровень.
        - Да, мой господин, - поклонилась Клирия и мы вновь двинулись дальше. - В королевстве есть университет. Там преподают много разных дисциплин, от стрельбы и боя на мечах, до магии, алхимии и зельеварения. И там преподают люди, которые помогут вам пройти сороковой барьер.
        - И?
        - Я хотела бы предложить вам вариант поступить туда и повысить уровень, переступив границу.
        - Меня туда вообще пустят? - поинтересовался я.
        - Уверяю, что проблем не возникнет, мой господин. Всё решают деньги и чтоб туда поступить, люди платят огромные взносы. Такие, что простой народ не может себе их позволить. Только дети графов, богатых купцов и мэров крупных городов могут позволить потратить такую сумму на пересечение границы. Это так же позволяет, чтоб власть имела силу, а обычные люди практически не имели шанса стать сильнее и принести проблем королевству. Деньги являются барьером для достойных.
        - Ты хочешь закинуть меня в универ? - удивился я.
        - Не совсем. Я лишь предлагаю вам поступить в, как вы выразились, универ, - ответила спокойно Клирия.
        Поступить в универ? Хм… А с чем у меня ассоциируется универ?
        В голове сразу пронеслась следующая картина:
        Парень говорит, что сможет залезть в маленький ящик. Он залазит, но вот вылезти уже обратно не может. Или как мы на перегонки бегали по коридору на четвереньках. Или как все напились и потерялись.
        Эти воспоминания сменяли друг друга, словно калейдоскоп, тем самым составляя мои ассоциации с институтом.
        - Да знаешь… просто… - но уровень. Уровень нужен, если я хочу стать сильнее, а там меня поднимут. Это слишком заманчиво…
        - А ещё там вы сможете обучиться магии, мой господин. Использовать то, что у вас есть, на полную силу, - подлила масла Клирия. - Не только огонь, но и воду, и электричество, и стихию земли. Там вас обучат, как делать то или иное, и вы действительно сможете, пусть и на начальном уровне, но освоить магию. Понять её основные принципы.
        Блин, это ещё заманчивей! Мне реально не хватает этого! Я могу управлять огнём, но не создавать, поэтому понять, как всё устроено, было бы ну очень полезно. Клирия, сучка, ты знаешь, на что давить.
        И что хуже, она права в том, что институт мне тот нужен.
        - И… сколько там обучаться? - спросил я.
        - Год, мой господин.
        - В смысле, ровно год? - ужаснулся я. - Двенадцать месяцев?
        - Верно, мой господин, только… у нас не месяцев. У нас есть периоды: зимний, летний, промежуточный.
        Какой ужас. Целый год. Я даже не представляю, как это переживу.
        А тем временем, пока я серьёзно раздумывал над тем, чтоб вернуться в универ, мы вернулись к поместью. Мы всегда обходили деревню, чтоб никто меня не видел и не знал. Здесь меня нет, а кто знает, тот не скажет.
        И в этот раз мы тоже обошли её по восточной стороне. Стража встретила меня, отдав честь и открыв ворота.
        Девушка, которая со мной говорила, тут же подошла и что-то сказала стражнице. Та кивнула.
        Наверное, переговариваются по поводу того, что я дал добро на праздник.
        Кстати, а когда он будет конкретно? Я и забыл спросить у них.
        - Ладно, Клирия, я подумаю насчёт того, что ты сказала, но позже. Я хотел с тобой давно поговорить о другой теме.
        - Слушаю вас, - кивнула она.
        - Стукачи. Они же есть у нас, не так ли? - спросил я сразу в лоб.
        - Вы имеете в виду наших или вражеских? - решила уточнить Клирия.
        - Вражеских.
        - Если говорить о поместье, то среди нас нет ни одного предателя, так как все они под клятвой или печатью. Я давала довольно точные приказы, поэтому они не могут нас предать, - уверенно ответила она.
        - Тогда в деревне. Мне кажется, что один по крайней мере есть.
        - И кто же это, позвольте спросить, - тут же заинтересовалась Клирия. Её глаза нехорошо полыхнули пламенем.
        - Я не могу сказать, что это он, на сто процентов, но хочу, чтоб за ним установили слежку. Поставьте кого-нибудь незаметного и заурядного, чтоб этот человек мог следить за ним. А что касается предателя то мне кажется, что это мэр деревни.
        - Мэр деревни? - Клирия выглядела очень серьёзной. - Позвольте поинтересоваться, почему?
        - Он выглядит хитрожопым, - поделился я своим мнением. - Мэр не был удивлён смерти графа, видимо понял по гвардии. Он имеет… имел какие-то отношения с графиней, так как его косвенные намёки на это намекают. И он выглядел так, словно у него с Элизи было что-то общее. Не только, что она ему отсасывала, но и какие-то деловые отношения.
        - Считаете, что…
        - Моя мнительность говорит, что у Элизи и мэра мог быть сговор с целью передачи инфы. Он довольно близко расположился к поместью, а она раньше была дурой. Он красивый, а она тупая.
        Клирия задумалась на несколько секунд, прежде чем ответить.
        - Я работала с ним и не замечала подобного.
        - Ага, он напишет на себе табличку по-твоему, что он предатель? У меня есть несколько фактов в пользу того, что он стукач. Первое - их не может быть у нас, так как состав новый. Второе - в таком случае предатель должен быть и близко к системе, и далеко от проблем. Идеальное положение - мэр в деревне, которая обеспечивает поместье. Третье - он умный, чтоб не делать глупых ошибок, по которым его можно спалить. Четвёртое - он имел связь с графиней, а та, в свою очередь, имела доступ ко всем секретам. Плюс к этому - она у него сосала, что говорит об их близости. Пятое - он мне просто не нравится, так как удался на лицо лучше, чем я.
        - Ну последний пункт точно делает его виновным, - улыбнулась Клирия. - Однако с остальными вашими доводами я вынуждена согласиться. Я немедленно распоряжусь, чтоб к нему поставили людей. Но если он окажется тем, кто предавал нас, то что делать?
        - Выясните, с каким графом он связывается. Мне нужно знать графа, который сливает инфу Эви. Пускайте дезинформацию и так далее, чтоб забить их внимание. И создайте группу, которая будет искать вот таких грызунов. В деревне должен быть ещё кто-то.
        - Откуда вы знаете?
        - В книгах и фильмах про шпионов они зачастую не одни в городе. Должен быть тот, кто инфу от него передаёт другим. Ах да, и пусть Элизи сходит к нему, расскажет, как ей сложно и поработает ртом. А то подозрительно, что она так отлучилась от своего дружка. И объясни ей ситуацию.
        - Я поняла вас, - кивнула Клирия.
        - Отлично, тогда иди и сегодня же займись этим, а я пока займусь очень важным делом.
        - Позвольте полюбопытствовать, каким? - спросила с интересом Клирия.
        - Прислушайся, - сказал я тихо. - Ты слышишь эти мелодичные переливы криков, наполненных первобытным ужасом?
        На заднем фоне действительно слышались крики девушек. Если учесть, что они были на втором, то по идее утконос сейчас гонит их на первый этаж.
        - Так вот, я пойду спасать их, - ответил я и бодрым бегом направился ко вхожу в поместье.
        Но стоило мне спуститься, как в мои объятия попала полуголая девушка со старым шрамом, начинающимся от левого плеча, проходящем через левую грудь и заканчивающимся где-то у пупка. Её било дрожью так, что она даже говорить не могла.
        - Т-т-т-т-ам дем-м-м-мон-н… - указала она вниз пальцем, откуда разносились душераздирающие крики, словно девушек жрали живьём.
        - Сейчас я с ним разберусь, - сказал я уверенно, посадил её на ступеньки и спустился вниз.
        Здесь мне на встречу выскочило ещё несколько заплаканных перепуганных девушек. Какие же трусихи. Некоторые меня чуть с ног не сбили, убегая от неизвестного монстра.
        Спустился я ещё ниже и что вижу? Бабье войско носится толпой по коридору, словно одичавшие. Просто такая куча мала проносится, за которой бегут отстающие и… за ними бежит в перевалочку Маленький Пожиратель Человеческой Плоти. Кто-то сидит в уголке и тихо плачет, словно они там не утконоса увидели, а негра с большим членом, который их изнасиловал.
        Блин, надо спасать ситуацию. А то добром это не кончится
        - Маленький Пожиратель Человеческой Плоти! Беги в обход, - закричал я. - Они сейчас оттуда выбегут!
        Блин, вообще я хотел сказать: «Утконос, хватит пугать девок», но чот само собой вырвалось.
        Я тут же указал на один из проходов. Утконос посмотрел на меня, посмотрел на проход и засеменил к нему. И в тот момент, когда он оказался рядом, толпа как раз добежала. Крики были такими, что меня оглушило. Ещё забавнее выглядело то, что передние в ужасе остановились, и попытались бежать назад, в то время как сзади на них напирали и толкали к утконосу.
        Часть потеряла сознание, часть залезла в прямом смысле на стену, часть буквально полезла на голову наступающим сзади. Утконос повернулся ко мне и кивнул. Я в свою очередь приложил руку к груди и тоже кивнул, как верный боевой товарищ. И утконос зашагал на них, заставляя девушек биться в истерике.
        Но как и любой праздник, это надо было заканчивать, поэтому я поймал Маленького Пожирателя Человеческой Плоти на руки и унёс его подальше от девушек, которые ревели в три ручья, не в силах пошевелиться от страха. Недолго думая, я решил его отпустить погулять на природе…
        В БЛИЖАЙШИЙ НАСЕЛЁННЫЙ ПУНКТ ГДЕ ЖИЛА НЕЧИСТЬ! АХАХАХАХАХАХАХАХААХАХАХАХААХ!!!
        Какой же я уёбок, пиздец просто.
        Глава 144
        Бабский праздник начался на следующий день сразу после того, как они отмыли второй этаж от своих испугов.
        Девушки перетащили всё на улицу в лесополосу, полностью оккупировав то место. Они расставили свои столы, завалили их едой, купленной на свои деньги, и выпивкой. И уже к вечеру начали свою вечеринку, которая сопровождалась музыкой и танцами друг с другом.
        Я даже заглянул туда для интереса. Ожидал, если честно, увидеть там типичный праздник с пьянкой, драками и так далее, но был приятно удивлён. Больше всего это было похожу на какой-то деревенский праздник, где праздновали день урожая. Девушки в лёгких платьях, повсюду развешаны цветы, украшены столы. Играет весёлая музыка, которая напоминала мне ирландские мотивы. Под неё, весело смеясь, танцевали девушки.
        Они даже Элизи решили пригласить, спустившись вниз. И сейчас две наёмницы в простых платьях, не похожие на убийц, стояли в кабинете перед нами и уговаривали её оторваться от дел.
        - Давайте, госпожа Элизиана, отдохните с нами, где вы ещё сможете развеяться?
        - На балу, - ответила она, не отрываясь от бумаг.
        Сейчас я сидел вместе с ними и пересчитывал расходы на всевозможные нужды. А именно на: мастеров по созданию ружей, мастеров по созданию пороха, зельеварителей, алхимиков и местных учёных, материал для всех этих опытов и так далее.
        В конце концов, это были мои предложения, и я решил, что раз уж всё это предложил, то было бы неплохо и помочь с этим. Да и подсобить девушкам стоило, ведь вместе как бы работаем, а мне всё равно заняться нечем. Я чувствовал себя не очень приятно, когда сидел без дела и плевал в потолок, в то время как остальные не вылезали из бумаг. А так хотя бы пользу принесу.
        И сейчас я был свидетелем того, как они уговаривали Элизи пойти с ними.
        По её характеру мне казалось, что Элизи не согласиться. Ну никак она не подходила на роль девушки, которая забухает или решит зависнуть на пьянке. К тому же она была слишком ответственной, чтоб бросить всё, не закончив. Но работе конца и края не было видно.
        - Вам понравится, госпожа Элизиана, вы только попробуйте. Там весело, там танцы… - и девушка заговорчески прошептала. - Там можно посплетничать. И там все друг другу рады.
        - Нет, я не могу, я должна помогать здесь, - спокойно ответила она, откладывая один лист и начиная заполнять другой.
        - Но вы ведь всегда здесь, госпожа Элизиана. Вам надо отдыхать.
        Этот разговор длился уже пять минут и не сдвинулся ни на сантиметр. Стоило подтолкнуть бестолочь в нужную сторону.
        - Эй, Элизи, - позвал я её. - Иди на праздник, тебе не помешает развеяться.
        Просто я только сейчас понял, что она только и делает, что работает здесь. Реально, сколько вижу Элизи, она всегда в кабинете сидит и бумажки разбирает, изредка поднимаясь наружу. Я всё понимаю, но такое перебор. Любому нужен отдых. Хотя бы маленький.
        - Я должна закончить, - покачала головой Элизи. - У нас же ещё…
        - Работа не убежит. Вали бухать и отдыхать, это приказ, - перебил я её, не желая спорить. - Не хочешь бухать и разговаривать, тогда просто отдохни. Там же у нас горячие источники на заднем дворе, можешь в воде полежать.
        - А у нас есть горячие источники? - встрепенулись девушки.
        - Я думал вы знаете… На заднем дворе за лесополосой находятся озёра, они горячие и там можно неплохо отдохнуть.
        Хоть сам я там ни разу не купался.
        Девушки переглянулись… и улыбнулись. Как бы они там не утонули в приступе радости.
        Элизи, вздохнув, встала из-за стола.
        - Тогда я сначала переоденусь во что-то более подходящее, - сказала она и скрылась за дверью своих покоев.
        - А вы, госпожа Клирия? Пойдёте с нами? - переключились девушки на тёмную особу.
        - Вы хотите видеть меня на своём празднике? - внимательно посмотрела на них Клирия с жуткой улыбкой. Девушки как-то растеряли сразу свой настрой.
        - Да конечно хочет, - вмешался я, пытаясь понять почему у меня пять плюс шесть выходит двадцать. Где же я ошибся? - Клирия, приказ: иди и отдыхай на вечеринке, напивайся, нажирайся, общайся и делай то, чем должны заниматься нормальные люди. А если будешь распугивать людей, будешь мыть унитазы.
        Делаю ли я правильно? Естественно да. Пусть отдохнут, а то Клирия так же нонстоп ебашит. Они так погорят, если не остановятся. А тут пообщаются, лучше людей узнают, повеселятся… Клирии пора вклиниваться в общество, так как это слегка ненормально. Сейчас ещё ладно, но если человек так сильно отстранён от остальных, это может вызвать в будущем проблемы.
        Хотя Клирии, наверное, на вечеринке среди готов подошло бы место, а не на шумной вечеринке буйных девок.
        - Мой господин, я думаю, что это…
        - Отличная идея, я знаю, - кивнул я. - Клирия, развейся. Когда мы вернулись в поместье с Элизи, ты была похоже на больную раком. И с тех пор у тебя не было выходных. Будь ближе к людям.
        - А если мне не хочется?
        - Значит я приказываю, - тут же ответил я.
        Да и пиздит же. Я знаю, что Клирия не прочь побухать хорошенько. Я помню, как она тогда налакалась в таверне Лиа, потом разговорилась и уснула.
        Клирия внимательно смотрела на меня. Словно хотела увидеть, что я шучу. Но я не шутил и взгляд не отводил.
        - Хорошо, как прикажете, - кивнула она наконец.
        Девушки, кажется, обрадовались ещё больше чем те, кого они пригласили.
        - Тогда мы ждём вас на улице, - ответили они и убежали.
        Когда они скрылись, Клирия вновь обратилась ко мне.
        - Зачем это, Мэйн? К чему мне присутствовать там, если я могу быть полезна здесь?
        - Потому что надо и тебе отдыхать, - ответил я. - Ты только и делаешь, что работаешь. Развейся, перестань пугать людей, поговори, отдохни, напейся, потанцуй. Там праздник и на утро вряд ли кто вспомнит, как ты себя там вела.
        - Думаете, мне это интересно?
        - Думаю, что тебе это не помешает, - высказал я своё мнение.
        - Говорите, словно мне это нужно.
        - Возможно и нужно, кто знает кроме тебя. Просто стань немного теплее и светлее, Клирия, - пожелал я ей.
        Она довольно странно на меня посмотрела, потом посмотрела на свои руки.
        - Светлее, говорите? - задумчиво произнесла она. - Но если я не хочу становиться светлее?
        - Из-за того, что произошло с тобой в прошлом?
        Она не ответила. Лишь кивнула головой, словно боялась, что открой она рот, и вылетит больше, чем я должен знать.
        - Держаться за него не выход, - пожал я плечами и вернулся к бумагам. - Чем больше держишься, тем медленнее двигаешься вперёд. Я не говорю о мести или цели, к которой ты стремишься из-за прошлого. Я говорю о нём самом. Постоянно возвращаться туда не имеет смысла.
        - А вы знаете, какого это? - спросила Клирия, словно это был провокационный вопрос.
        - Жить прошлым? Да, знаю, - поморщился я. - Иногда ты что-то делаешь и не можешь исправить. Мыслями ты возвращаешься туда и каждый раз: а если бы я сделал так, а не так. Это ничего не исправить, только душу расковыряешь. Поэтому я просто закрыл глаза и сделал вид, что ничего не произошло. Иначе бы перед тобой мог бы сидеть совершенно другой человек.
        - Ну чтож, а я не такая, Мэйн. Я не могу сделать так, - пожала она плечами.
        - Потому что ты и не пыталась, - ответил я.
        В этот момент вышла Элизи, одетая в лёгкий белый сарафан.
        - Я пойду… - она посмотрел на Клирию. - Вы тоже идёте?
        - Думаю… да. Немного развеюсь, - ответила она.
        - Тогда Мэйн, мы тебя оставим, - кивнула Элизи. - Будут вопросы, не стесняйся обращаться.
        - Ага, и бежать наверх через все этажи, чтоб задать вопрос. Для такого я слишком ленив.
        Они ушли, оставив меня одного.
        Я не чувствовал обиды, что меня оставили, или тоски. Просто сидел и перебирал бумаги, которых скопилось чуть больше, чем дохуя. Мда… с таким количеством хуй справишься, надо нанять побольше людей, которые будут этим заниматься. Неудивительно что Клирия и Элизи так много времени проводят здесь. Каждый день что-то меняется, что-то происходит, что-то нужно решать.
        Вот, например… деревня, где жили Лиа с Мэри. У них опять нехватка финансирования, домов на всех не хватает. А из-за того, что они занимаются домом, никто не может убрать урожай. Или другая деревня на побережье. Недавно из-за шторма у них унесло три рыбацких лодки. Надо решать, выплатить всё, выплатить часть или же вообще не платить. А ещё у них там колодец засыпало из-за непогоды.
        Всё это деревенские и сами бы решили, если бы не платили исправно налоги, или как они называют это, сборы за жизнь. То есть, часть денег они отдают как раз на решения таких событий. Но проблем много, а денег мало.
        Мда уж, одни расходы. А это Клирия и Элизи не приступили к реализации планов по созданию управляющих систем.
        
        Я просидел до хрен знает скольки, прежде чем решил, что на сегодня хватит. А то у меня уже цифры в голове бегают. Лучше пойду, посмотрю, что там за праздник у них. Может даже участие приму.
        Поэтому, недолго думая, я поднялся наружу. Проходя второй этаж, я специально там огляделся, но никого не было. Все действительно ушли на праздник. Но это не относилось к служанкам, которых я встречал на своём пути. Их это веселье не касалось, и они уже заканчивали работать, готовясь ко сну.
        На улице уже было темно и только свет факелов, что были около входа, в поместье как-то освещали округу. Вдоль забора можно было заметить огоньки - стражницы не прекращали патрулировать территорию. Но я не могу сказать, что это хоть сколько-нибудь было полезно. Кто хочет, найдёт способ пробраться.
        Но на улице было отнюдь не тихо - смех и музыка слышались со стороны лесополосы, где горело немало факелов и где виднелось не мало женских фигур в платьях.
        Подойдя поближе, я заметил, что здесь было всего лишь две трети от всех отдыхающих. Несколько девушек играли на музыкальных инструментах: кто на скрипке, кто на чём-то напоминающем гитару. Под их музыку схватившись за руки танцевали разгорячённые девушки. Иногда они останавливались и начинали плясать на месте.
        Среди них я увидел и Элизи в сарафане, которая сейчас танцевала, крутясь на месте, от чего края сарафана поднимались вверх. Вокруг неё стояли девушки, смеялись и хлопали в ладоши. Но вот она остановилась и к ней подскочила другая девушка, после чего они стали танцевать вдвоём.
        Я смотрю, они веселятся как могут.
        Так, а где остальные?
        Я стороной обошёл праздник и увидел, что остальные залезли в озеро, где сейчас отмокали. Если бы меня спросили, где сейчас Клирия, то я бы предположил, что там. Среди танцующих я её не видел, а значит…
        А нет, вон Клирия.
        Её тащили за руки и толкали в спину сразу человек семь. Девушки смеялись, что-то кричали и до меня долетали слова типа: «давай», «купаться», «попробуй». Клирия же сопротивлялась, упиралась ногами и пыталась вырваться. Предположу, что она уже напилась, так как никогда бы не позволила, чтоб её вот так тащили против воли.
        Да и вообще, по моим наблюдениям, алкоголь является её слабостью. Клирии стоит просто начать, и она не остановится, пока не напьётся до невменяемого состояния. Вот как сейчас.
        Вообще ничего по сути сделать не может.
        Девушки дотолкали её до озера, где уже сидел десяток другой девушек. Ну как сидел: они плескались, прыгали, ныряли, кричали что-то, смеясь, боролись и занимались другими глупостями. И это не мешало им попутно бухать.
        Девушки, толкавшие Клирию, остановились, сбросили с себя одежду и принялись раздевать борющуюся мисс-тьму. Уже через полминуты превозмоганий и борьбы, они стащили с нашей мисс-тьмы платье, и та оказалась такой же голой, как и окружающие её люди. Блин, я так далеко стою, что толком ничего мне и не видно кроме их белёсых тел. Вот девушки подняли её на руки после чего…
        Швырнули в озеро и прыгнули следом.
        Да уж. Видимо алкоголь выбивает её ауру и притупляет восприятие у других, так как иначе это не объяснить.
        Стоило им оказаться в воде, как они тут же начали дёргать Клирию из стороны в сторону, плескать в неё водой и вообще, играть с ней. Да вот только она была не слишком рада этому и через несколько минут смогла вырваться, сесть на самом краю озера и… вновь забухать.
        Блин, Клирия, ну ты и алкошня.
        - Подглядываете? - раздался у меня под ухом голос. Не то что я испугался, но было слегка неожиданно даже несмотря на то, что я слышал, как кто-то сзади шастает. Надо бы быть более осторожным, а то глядишь, в следующий раз могут и глотку перерезать.
        - Привет, - ответил я, не оглядываясь. И так знаю, кто сзади.
        Это была весёлая пышка, помощница Мамонты. Довольно нормальная девушка, но с ней я много не общался, поэтому не мог сказать, действительно она нормальная или просто шифруется. Как её там звали? Тулика, кажется?
        - Почему не присоединитесь? - спросила она, прижавшись своими сиськами к моей спине. Если учесть её комплекцию, то сиськи у неё большие. Нет, огромные и толстые, в которых можно утонуть; даже больше, чем у Мамонты.
        - Потому что не хочу. Просто пришёл посмотреть, не убила ли вас Клирия, - ответил я, глядя на то, как та прямо из горла осушает бутылку.
        - Нет, она милая, когда выпьет, - усмехнулась Тулика. - Становится более милой, замкнутой и спокойной. Только пьёт не в меру.
        - Это дело она любит, - кивнул я.
        - Волнуетесь за неё? - спросила пухлик, тоже глянув на Клирию.
        - Не за неё, за вас беспокоюсь. Как бы она тут не поубивала всех ненароком. Кстати, раз ты уж здесь…
        - Хотите меня? - озорно улыбнулась та.
        - Ага, как же. Я знаю, что не в твоём вкусе.
        - Ну это да… Так что вы хотели?
        - Клирия же поручала знакомым ваших знакомых достать кое-что? - начал я из далека, проверяя, в курсе дел Тулика или нет.
        - Зараза для соседнего графства? - спросила она тут же. - Да, поручала.
        - А кто заразу распространял?
        - Одна из наших девушек, - ответила она. - Она обычно занимается подобными делами. Девушка тихоня, скрытая, неприметная, без особых моральных принципов. Если что-то надо, то мы её в первую очередь просим, и она это делает.
        - Раз уж она в городе, то может кое-что узнать? - поинтересовался я.
        - Если сможет, - ответила уклончиво Тулика. - Не хочется посылать её на верную смерть из-за невыполнимого задания.
        - Оно не смертельное, - тут же ответил я. - Мне надо кое-что знать о том, как они борются с заразой. Я так подозреваю, что там без божественного вымогательства не обошлось. Поэтому мне надо выяснить, как Богиня Жизни нейтрализует заразу и помогает Анчутке.
        - А Богиня Жизни помогает ему? - удивилась Тулика. - Разве он поклоняется ей?
        Тут уже я удивился.
        - В смысле, а разве не ей?
        - Не-е-ет… - начала вспоминать Тулика. - Я была там один раз, но не видела храмов, посвящённых ей. А без них она не будет оказывать такие огромные услуги ему. Обычно каждый выбирает себе Бога, которому он будет поклоняться, и который будет ему помогать. Он строит храмы, устраивает в честь бога праздники и так далее, а бог, в свою очередь, присматривает за ним.
        - Окей, тогда чьи там храмы? Кому он поклоняется?
        - Богине Удачи, - тут же ответила она. - Её храмы везде там. Он даже огромный храм в столице графства отстроил.
        Богине… Удачи?
        Я даже дар речи потерял.
        Почему? Да потому что оказывается ему помогает такая ветреная шлюха как Богиня Удачи! Такому конченному уебану, который участвует в продаже людей и поработил мою подругу, помогает не менее мерзкая падаль!
        Эта сука ни разу не посмотрела в мою сторону! Ни разу! Она есть, но исключила меня из своего списка. Хоть раз мне улыбалась удача?
        Ну вот не будем брать в расчёт то, что у меня в руках на днях взорвался ствол и меня чуть не убило. До этого хоть раз она мне помогла? Например, появление в этом мире: это можно назвать удачей, что я тут же наткнулся на местных жителей медведей? Или то, что наткнулся на героя в огромном блять лесу? Это моя удача? Почему мне не повезло просто идти своей дорогой и жить своей жизнью, но зато подфартило мочить всех направо и налево?
        Да любое счастье и удача, которые со мной происходили, повязаны на несчастье! Я встретил сраных наёмников в деревне, убил Эви. Блин, меня вылечили от заражения и это можно назвать удачей, но только я попал в тюрьму, где меня чуть не выебали! Оторвало пальцы пулей, которая именно в тот момент взорвалась! А город геев? Какая удача, что на меня смогли выйти! Как мне повезло в Дасте, я аж сдох от счастья! Стал хозяином земель? Классно, но… это не её заслуга, а моя и Клирии!
        Да тут много чего можно вспомнить, потому что мне никогда не сопутствовала удача. Эта сука просто сыпала на меня проблемы! И ладно это, не хочет помогать, ну чтож, её дело. Но теперь выясняется, что она мешает мои карты и помогает тому, кого я ненавижу!
        То есть конченому уебану она помогает, а мне нет!
        Богиня Удачи нагло вмешивается в наши дела и всё рушит, словно имеет на это право. Нечестно подыгрывает тому, кто ей в прямом смысле слова заплатил. И пока она будет ему помогать, у нас не будет шансов. Даже самая простая операция против Анчутки будет заканчиваться крахом, так как все случайности будут помогать исключительно ему. Нам не выиграть, потому что ему всегда будет вести. Даже если загнать его в угол, Богиня Удачи даст ему шанс вырваться. Эта Богиня… просто набор читерства мира. Она не помогает, она исключает возможность, что с Анчуткой что-то произойдёт.
        И если она помогает ещё кому-либо, то… то пиздец. Нам просто не выстоять и не сделать того, чего мы хотим.
        Нельзя, чтоб в мире был тот, кто одним желанием может всё изменить и поменять исход боя. Нельзя, чтоб такое вообще существовало.
        Богиня Удачи явно не относится к тем, кто делает всех равными и соблюдает баланс. Нет гарантии, что ей не заплатят, и она просто не убьёт нас. И если Богиня Жизни спасает людей от заразы и даёт способности лекарям, то эта просто читерит.
        Поэтому…
        Мир будет играть по правилам, а не по божественным взмахам. Никто не имеет права решать, что и как будет происходить. Никто не имеет права вмешиваться по своей прихоти, ничего не теряя. Никто ни имеет права рушить чужие надежды и мечты.
        И ради этого я разберусь с этой проблемой раз и навсегда.
        Я убью Богиню Удачи.
        Часть тридцать четвёртая. Тёмные планы и чесночная душа. Глава 145
        Я хмуро смотрел на то, как девушки развлекаются в озере, играют и плещутся.
        Казалось бы, хорошая обстановка, весёлая музыка на заднем плане с задорными мотивами, а мне в душу как носорог насрал. Одно понимание того, что на мою судьбу могли влиять вот такие простые взмахи шлюхи, которая решала твою судьбу за деньги, превращала меня в советский кипятильник.
        Оказывается, все мои неудачи были связаны с тем, что на меня ни разу не обратили внимания. Все мои мечты и планы рухнули, потому что кто-то просто слишком продался, чтоб обратить внимание на другого человека.
        Но это ладно. Мир не должен крутиться вокруг меня. Хоть она и должна по идее как богиня распространять удачи и случайности равномерно, но совершенно не от неё зависело, какой выбор я сделаю (если она только и за неудачи не отвечает). Не Богиня Удачи посылала ко мне головорезов, хоть она и могла помочь мне. И не Богиня Удачи привела к такому исходу Эви и Констанцию, хотя тоже могла помочь.
        Но теперь она играет против меня.
        Но одно то, что теперь тот, кто должен быть беспристрастен, подыгрывает Анчутке и рушит все планы, меня выводит из себя. Не удивительно, что никто не заболел. Возможно в тот момент стало резко холодно, а может люди перенесли это всё в лёгкой форме, и иммунитет справился с этим. А может просто никто не заболел по её волшебному взмаху.
        В любом случае она разрешила вопрос несколько раз, забив хуй на жителей деревни, которые померли. Это говорит о том, что ей плевать, и она как шлюха - кто платит, тому даёт.
        И нам с ней не по пути.
        - Тулика, у вас есть скрытники высокого уровня? - спросил я.
        - Вы хотите кого-то убить? - задала она встречный вопрос.
        - Есть или нет? - повторил я. - Сколько их у вас?
        - Четыре человека, который действительно высокого уровня, - задумалась Тулика. - Но есть не мало и низких, но талантливых, которые могут заняться делом.
        - А те, кто может действовать на вражеской территории?
        - Да все, правда надо сразу уточнить, насколько вражеская?
        - Подозреваю, что в самом центре, - хмуро ответил я. - Но пока неизвестно точно. Просто на будущее спрашиваю.
        - А-а-а… Ну есть конечно и они могут действовать где угодно, если заплатить, так что можете не волноваться, - кивнула Тулика и пошла в сторону озера. - Не хотите присоединиться к празднику? Как-никак, но вы тоже воин и часть нашей команды. К тому же… - она очень выразительно посмотрела на мой пах. - О вас очень много интересного рассказали девушки. Хотелось бы самой убедиться в их словах.
        - Как-нибудь в другой раз, - улыбнулся я неуверенно. - А пока иди, отдыхай пока время есть.
        - А потом его не будет?
        - А потом Клирия придёт в себя и вас всех гонять начнёт.
        Тулия как представила себе эту картину, сразу поёжилась.
        - И всё же, если что, присоединяйтесь, - кивнула она и убежала к озеру, на ходу стаскивая одежду.
        Хоть она и пухлик, но пухлик в теле. Такая мягкая с виду, что потрогать хочется.
        Я ещё раз бросил взгляд на то, как девушки поят Клирию, сами поднося ей ко рту бутылки. Мда… решили видимо поиграть, пока она не в своём обычном состоянии. Ну и ладно.
        Я отвернулся от этой довольно сексуальной картины и направился к столам, где более трезвые личности просто танцевали и радовались ночи.
        Меня интересовала еда.
        Хочу кушать. Да и за едой подумать можно.
        Здесь продолжались танцы и музыка. Кто-то наоборот вернулся сюда с озера и сейчас мокрыми танцевали среди остальных. Здесь действительно царила атмосфера какого-то деревенского уютного доброго веселья, и скажи, что это все конченые маньячки, я бы в жизнь не поверил.
        Никто уже не сидел за столом, поэтому я смог без проблем найти себе свободное место, приземлиться на него и начать есть.
        Попутно мои мысли пытались достучаться до Бога Скверны, который не хотел мне отвечать. Ну давай же! Отзывайся!
        Мне просто нужен был советник по таким делам, который хорошо разбирался в этом. Бог Скверны говорил, что есть несколько возможностей поговорить с богом. Одна из них - в мыслях. Там все безопасны, и никто особо не подвергается риску. Вторая - призыв в то пространство. Это так же нерисково, так как бог и призванный находятся практически в разных комнатах. Но зато можно передавать предметы друг другу.
        И третья - бог сам спускается на землю, чтоб вступить в контакт с избранным. Грубо говоря, насколько я понял, бог приобретает оболочку и его можно убить. Скорее всего он совсем неслабый, так как бог, но убить его точно можно.
        Это значит, что Богиню Удачи тоже можно вызвать на личный разговор и убить. Как? Я не знаю и именно поэтому хочу поговорить с Богом Скверны, чтоб он мне рассказал. Но он не берёт трубку!
        Я продолжил к нему упёрто стучаться, не замечая вокруг себя ничего, пока наконец он не ответил недовольно мне.
        Ну чего тебе? Всё стучишься и стучишься ко мне.
        У меня очень серьёзный разговор. Вызови меня к себе.
        С чего вдруг? И вообще, хули ты указываешь мне, что делать!?
        Слушай, нет времени, просто вызови меня к себе. Будь это хуйнёй, я бы к тебе не стучался как назойливый оператор.
        Бог Скверны вздохнул.
        Ну ладно, хуй с тобой.
        И в следующее мгновение я уже был на знакомой площади, покрытой чёрным камнем, которую окружал туман, такой же чёрный, как и всё вокруг. Интересно, а если я побегу через него, то куда выйду? Или здесь нет конца? А может это платформа, и я свалюсь вниз в реальность мира богов? Проверять не хочется, но я бы с удовольствием спросил об этом Бога Скверны. Жаль, разговор сейчас пойдёт о другом.
        - Ну и? Что случилось? От тебя кто-то залетел? - спросил недовольно Бог Скверны.
        - Нет, у нас тут образовалась проблема с кое-чем…
        Я кратко описал ситуацию,
        О том, что сейчас происходит, что мы делаем, чем занимаемся и кто к нам неожиданно полез на территорию.
        - Какой-то Анчутка значит хочет влезть сюда? - недобро и задумчиво пробормотал Бог Скверны.
        - Верно. Уже есть план, как с ним разобраться. И даже есть план, как сделать его земли своими. А через его земли проходит один из торговых путей и, как следствие, многие люди проходят там.
        Я знал, чем привлечь внимание Бога Скверны. Наверное, этим можно было привлечь внимание любого бога.
        Нет, этим можно привлечь внимание любого человека, что уже раз ступил на скользкую дорогу. Любого, кто хоть раз смог пойти против правил, провернуть опасное дело и выйти сухим из воды. Если тебе повезло раз, то тебе может повезти и второй. И третий, и четвёртый… Логика преступников, которые раз за разом нарушают закон. В конце концов, я тоже следую этой логике, потому что мне удавалось уйти от наказания не раз и не два.
        Потому что нет ничего более действенного, чем то, чего ты хочешь. То, что тебе нужно, заставит тебя раз за разом перешагивать черту, всё меньше боясь последствий и всё больше чувствуя уверенность, повышая градус того, как далеко ты готов зайти. Особенно когда оно так рядом, перед твоим носом. Именно такие ситуации иногда толкают любого подобного к действию, если он до этого переходил черту и весьма успешно избегал наказания. Стоит просто немного надавить и повернуть в нужную сторону.
        У нас обоих были рыльца в пушку, поэтому мы могли перешагнуть черту ещё раз для более крупного дела.
        - И? Что тебе мешает захватить то место? - я чувствовал нетерпение Бога Скверны. Та территория даст прирост к его последователям ещё больше, чем моё графство. Попутно, расположив там храм, он сможет распространять вести о вере дальше по землям. Для него это была золотая жила - большой торговый город, через которых проходит множество людей.
        - Да есть кое-что. Помимо того, что я рискую потерять эти земли, он хочет сюда перетащить и свою веру. - Я вру, но кого это волнует? Мне просто нужен правильный результат. А для этого мне нужны самые густые мрачные краски. - Он неплохо подкован и это будет война за существование. Не открытая, но не менее жестокая. Если победим мы - будут в наших распоряжениях его территории и много людей. Если нет - мы всё потеряем. Поэтому я прошу содействие, иначе мы проиграем. Уже проигрываем.
        - Что нужно? - тут же спросил Бог Скверны. Видно, что он не собирался терять то, что получил с таким трудом. Он был готов бороться.
        - Все наши планы проваливаются потому, что ему помогает один из богов. Они хотят получить эту территорию и теперь нас давят. Но при этом контрят все наши попытки ответить.
        Бог Скверны, понимая, к чему идёт разговор.
        - И… кто этот бог?
        - Богиня Удачи.
        Повисла тишина, которая была вязкой, словно сильный туман.
        - И… что ты предлагаешь?
        - Каждое наше действие проваливается потому что удача на его стороне. Богиня Удачи не даёт нам победить, а он активно наступает на нас. Скоро мы просто не сможем сопротивляться, и графство падёт. Это нечестная и грязная игра, она ему открыто помогает.
        - Нет, - мне показалось, что в этот момент Бог Скверны покачал головой. - Такова сила её благословения. Она старше чем я и сила её выше. Оттого сила, которую она дарует, так же выше. Видимо он неплохо ей заплатил, раз она присматривает за ним.
        - Как бы то ни было, у нас нет шансов против неё. Чтоб мы не сделали, надо чтоб она больше помогала ему. Надо, чтоб она больше не ломала баланс в мире. Надо избавиться от неё.
        - Избавиться? - мне кажется, что Богу Скверны стало не по себе.
        - Надо устранить её раз и навсегда, - закончил я. - Я не собираюсь останавливаться на этом, поэтому дальше мы будем действовать против других графств. Будет проблемно, если она будет вмешиваться и там.
        - Ты хочешь убить её, так?
        - Верно, я хочу убить её. И мне нужна твоя помощь.
        У меня есть причины её убить, не только из-за графа, но и из-за меня самого.
        - Но… мы боги, мы вместе. Я не могу идти против своих.
        - Поэтому они и оставили тебя на обочине, так? - спросил я с ехидством.
        - Не смей разговаривать так обо мне, - с угрозой прошипел он.
        - Но это правда. Где эти боги были, когда ты пытался подняться? Они забирали твоих послушников, вот что они делали. А ведь могли помочь своему товарищу! Но ты поднялся, и что они делают сейчас? Они забирают твою территорию, - чуть ли не гневно сказал я.
        - Ты не прав.
        - Они так вместе, что готовы отобрать твоих людей просто потому, что они сильнее. Поэтому они и говорят, что вы вместе, чтоб создать иллюзию отношений…
        - Нет.
        - И поэтому они могут прикрываться ей, сами попутно забирая то, что твоё. Мы же, боги, вместе, ты не пойдёшь против нас, верно? А мы дадим нашему человеку силы, и он заберёт твою территорию. Но не мы, а наш человек. Это же не мы. И ничего, что мы лишим тебя сил, - передразнил я их. - Вот что получается.
        - Это ложь.
        - Пока ты пытался подняться из небытия, собирая крохи, меня пытались убить во имя глупости. Мы боролись. Пока ты строил свою веру, я собрал свою команду. Мы добились чего-то и теперь у нас хотят вновь отобрать это. Нас предали. Нас с тобой. Теперь остались только я и ты, мы вместе. И теперь мы одни против всех. Нет никаких «они» и «дружба». Боги видят в нас угрозу и хотят задавить в зародыше, по-другому не объяснить, почему они лезут на наше графство.
        - Я поговорю с ней.
        - И это ничего не решит. Она улыбнётся, скажет, что она не знала, извини, она всё решит. А потом меня захватят, и она скажет, что прости, это не я, это всё человек. Да вот только её человек сейчас штурмует наши территории, и ты останешься без всего. И если начнёшь против них идти без силы, то тебя задавят. Это равносильно предательству с их стороны.
        Я замолчал, позволяя ему насладиться тишиной и собственными раздумьями. Мне нужна его поддержка. Кто бы там ни был, я должен заставить его не доверять и ненавидеть того человека. Только так у нас будут шансы. Даже если мне придётся приукрасить факты.
        Бог Скверны долго молчал, собираясь мыслями, прежде чем ответить мне.
        - Надо будет всё сделать быстро и за раз, - сказал он глухо. - Богиня Удачи должна просто пропасть, не издав и звука.
        - Она будет высокого уровня?
        - Не знаю. Я ни разу не спускался на землю, но предположу, что она будет очень сильной. Однако не такой, как в своей божественной форме. Когда Богиня Удачи окажется на земле, то она, грубо говоря, отрежет себя от своих сил и с ней останется только то, что внутри неё. Но она будет иметь связь с той силой и при необходимости втягивать её сюда, если будет находиться у себя в храме.
        Ясно. Как разделить что-то на две части, но соединить их ниткой, чтоб они находились в связке между собой. И храм будет порталом, который соединяет её ресурсы там и её ресурсы, что будут с ней.
        - Есть способ забрать все её силы?
        - Есть возможность сделать её обычной. Это лишит её божественных сил и её можно будет… покончить с ней.
        - Каким образом? Что для этого надо сделать?
        - Забрать то, что будет с Богиней Удачи и отрезать от того, что она может забрать.
        Эм… я не понял, что и как.
        - Ещё раз. Что сделать? - переспросил я.
        - Истощить её силы. Боги появляются там, где есть храм или хотя бы маленькое святилище. Да даже святилище, которое стоит дома, сойдёт. Но она вряд ли появится где-либо ещё кроме как не в своём храме. Там-то её и можно будет взять.
        - А если она обратно вернётся?
        - Она не вернётся, если это не будет её храмом, - ответил Бог Скверны. - Сделай этот храм моим в тот момент, когда она придёт, разрушь всю её атрибутику и поставь мою. Это отрежет Богине удачи пути к возвращению и её основные силы, если только она не перейдёт в другой свой храм. А так как она будет без своих основных божественных сил, то останется просто вынудить её израсходовать все остальные силы. Или забрать их.
        - Как?
        - Как угодно, - ответил он. - Атаки оружием или магией. Какие-нибудь высасывающие энергию предметы, они будут эффективнее и быстрее.
        - Какие именно? - заинтересовался я.
        - Пустые энергетические кристаллы. Как вы, смертные, называете те штуки, которые используете для воскрешения мёртвых?
        - Камень с энергией? - предположил я, пытаясь вспомнить, как он назывался в книге про магию.
        - Без разницы. Его наполняют энергией. Точно так же его можно использовать так, чтоб он впитал всю её силу, которую Богиня Удачи излучает. Можно сказать, что они её обескровят.
        - Я понял. А как их настроить так?
        - Вот ты и узнай это - ответил он глухо. - Я постараюсь уговорить её на личную встречу с тобой в одном из её храмов, где она будет чувствовать себя в безопасности. После этого сделай всё, чтоб Богиня Удачи не вернулась обратно.
        - Остальные боги не узнают? - поинтересовался я.
        - Ты сделаешь всё быстро и чисто. Я тоже буду молчать. Она просто исчезнет. Не забудь после этого уничтожить её храм со всеми следами и кристаллами, которые могут выдать тебя. Позже я свяжусь с тобой.
        Боги не всесильны, они не могут видеть абсолютно всё. Только то, на что обратят внимание или то, что будет в их поле зрения. Никому не будет интересно, что происходит в её храме, если ты провернёшь всё быстрее, чем они поймут, что теперь их стало меньше.
        - Я понял. Можешь довериться мне, Бог Скверны, всё будет в лучшем виде и нам больше не придётся унижаться перед другими и принимать их правила. Ты сказал, что правила пишут сильнейшие. Так вот, скоро настанет наша очередь, - сказал я спокойно, стараясь его приободрить.
        - Да. Если это необходимо, - пробормотал он.
        А через мгновение я оказался вновь среди музыки, танцующих девушек с куском мяса в руках, который держал до того, как поговорил с Богом Скверны. Я переместился так быстро, что музыка ударила по ушам и слегка меня дезориентировала. Однако вскоре я уже мог различить буйствующих девушек, которые теперь играли в какую-то игру, метая меч и кинжалы в манекены под хлопанье и весёлые крики.
        Праздник не собирался заканчиваться.
        Я посмотрел на кусок мяса в руках да и запихнул в рот.
        Вкусно…
        Правильно ли я делаю? Кое-кто играет против правил. Может я и приукрасил ситуацию, может поговори Бог Скверны с Богиней Удачи, она бы остановила Анчутку. Но мне это не нужно - мне нужно, чтоб она вообще не могла никому помочь своей удачей.
        Даже если с ней можно договориться, надо отсечь все возможности исхода, где могут вмешаться удачные божественные силы. Даже если придётся разбираться с противниками, которые куда сильнее чем я.
        К тому же я жажду мести за свои неудачные моменты в жизни, когда удача просто отвернулась от меня. Долги рано или поздно придётся вернуть всем.
        Глава 146
        Я наблюдал, как там вытанцовывают девушки, веселясь по полной, и не собирался им мешать. Пусть веселятся, так как они должны чувствовать себя хорошо.
        Хороший работник - довольный работник. Более того, я хочу, чтоб обо мне ходили только хорошие слухи. Мне возможно придётся воспользоваться ещё услугами их племени и создать подобие личной гвардии, что будет решать проблемы.
        Но это в будущем, пока мне нужны люди, которые смогут разобраться с богиней, пустые кристаллы для энергии, порох и планы города.
        Если начнётся звиздец, а он обязательно начнётся, надо быть готовым действовать быстро и больно. Если мы лишим Анчутки удачи, я хочу сразу стравить этот ебаный город нахуй, после чего пройтись по улицам, заваленным трупами и накрутить ублюдку уши.
        Пока самые весёлые мысли пролетали в моей голове, девушки не переставали танцевать. Вот вновь появилась Элизи в белом сарафане и стала вытанцовывать хитрый танец, видимо местный, под хлопанье девушек. Было видно, что она совсем не против потанцевать и ей это нравится. Следовательно, Элизи пиздела.
        Все пиздят, какой ужас. Сказала бы, я бы ей давал выходные. Хотя это я мудак, даже не подумал, что она с Клирией тоже должны отдыхать в то время, когда солдатам и служанкам выходные выставить не забыл.
        Кстати, а где Клирия? Чот её не вижу. Она там в озере бухая не утонула, а то как бы без неё будет очень проблемно. Блин, если она нажравшейся утонет в озере, будет очень плохо! Хотя стоп, там другие бабы, они не дадут ей утонуть, так как сдохнут вместе с ней. Но всё же надо посмотреть, в каком состоянии эта жуткая алкоголичка.
        Я встал из-за стола и попытался пройти незамеченным мимо толпы. И я уже почти свалил, скрывшись в лесополосе, когда меня неожиданно дёрнули за руку обратно.
        - Я поймала господина! - закричала какая-то девушка, и толпа, которую я почти избежал, начала бурно меня приветствовать.
        Не сильно церемонясь, та закинула меня на плечо и дотащила до их танцпола, после чего поставила обратно на ноги и толкнула к Элизи прямо в объятья. Та, как и все остальные, была навеселе.
        - Танец! Танец! Танец! Танец! - начали скандировать остальные.
        Элизи не скандировала, она со слишком счастливой улыбкой и красными щеками отошла на два шага и протянула руку, приглашая меня на танец.
        Послать или нет? Просто я танцевать не умею. Хотя… ладно, раз у всех такое хорошее настроение, то так и быть, попытаюсь что-нибудь станцевать.
        - Только я танцевать не умею, - предупредил я её заранее.
        - Я тоже! - весело ответила она и подмигнула.
        Это точно Элизи? Слишком она уж весёлая. Не похожа на степенную, уверенную девушку, которую я знал.
        Но танцевать всё равно пришлось. Не то что я не мог сказать «нет». Просто это «нет» будет означать подпорченное настроение. Сам знаю, что иногда одна единственная угрюмая рожа может испортить всем праздник. Это не значит быть подкаблучником, это значит идти на встречу.
        И я станцевал с ней.
        Довольно странный танец под весёлые мотивы гитары и скрипки, где мы, держась за руки, прыгали, крутились, менялись местами и наступали друг другу на ноги. Но её это ни капельки не смутило. За первым танцем пошёл второй, где мы так же крутились, вертелись, дёргали руками и ногами, обнимались. А потом было ещё танцев пять с другими девушками, включая Мамонту, которая хоть и была обычной со своим наркоманским взглядом, но всё же слегка повеселела от повышенного градуса в крови.
        В конце концов, я отстал от этой группы, с улыбкой сказав, что мне надо отойти в туалет. Естественно возвращаться я не собирался.
        Клирию, как и ожидалось, я отыскал в этом озере около довольно крутого невысокого бережка пол метра высотой, на который она облокотилась. Я подошёл к ней сзади и аккуратно сел на корточки, после чего позвал её.
        - Клирия, ты там не уснула?
        Попутно я оглянулся и увидел, наверное, так пять или семь пустых бутылок около места, где она сидела. Она решила собственные мозги пропить?
        - Клирия, ты здесь? - позвал я её ещё раз, только уже громче, не дождавшись от неё ответа.
        На этот раз эта тёмная леди соизволила обратить на меня внимание. Она запрокинула голову назад и своим мутным взглядом посмотрела на меня. Кажется… она пытается узнать меня.
        - Господин? - наконец выдала она. - Это же вы?
        Её голос был… слишком… как бы это сказать… мягким. Обычно это спокойный холодноватый рассудительный голос. А сейчас она словно тает в озере, оттого её голос слишком мягкий и словно «детский».
        - А что, есть кто-то ещё с такой внешкой? - усмехнулся я и слегка щёлкнул её по носу пальцем.
        Клирия начала морщиться, зажмурилась и в конце просто выдала:
        - Чхи! - тонким голоском.
        Бля… это было слишком мило. Клирия, не делай так, а то у меня разрыв шаблона будет. Меня же сейчас таким потоком милоты смоет.
        - И почему ты не можешь быть такой всегда? - спросил я у неё, вздохнув.
        - Какой? - хлопнула она глазами и раскрыла их по шире, чтоб лучше видеть меня. Главное, чтоб не съела.
        - Не жуткой, страшной с пугающей аурой.
        - Я страшная? - она задала этот вопрос с такой интонацией, словно это стало для неё откровением.
        - Не внешне, внутренне.
        - Вы заглядывали в мои внутренности? - с неподдельным ужасом спросила меня мисс бухая тьма.
        Я недовольно посмотрел на девушек, которые всё это слышали и теперь смеялись над нами.
        - Сколько она выпила? Пять бутылок, семь?
        - Всё, - ответила одна из девушек.
        - В смысле, всё? - я оглянулся, видя здесь десятка два бутылок (или даже больше). - Хотите сказать, что она это всё выдула?!
        - Не всё, - покачала головой девушка. - Две выпили мы.
        Херасе. Клирия, ты себе печень не посадишь таким количеством алкоголя?
        - Эй, Клирия, а ты помнишь, кто ты? - поинтересовался я.
        - Сука? - тут же спросила она и девушки рядом рассмеялись.
        - Так, быром на другой конец озера и чтоб не подслушивали! Это приказ! - рыкнул я на них, и девушки, смеясь, перебрались на противоположную сторону.
        - Мне нужно выпить, - пробормотала Клирия и потянулась к ближайшей бутылке на берегу рукой. Схватила, медленно поднесла к себе, посмотрела в горлышко и голосом, словно случилась вселенская трагедия, пробормотала. - Пусто…
        Такое ощущение, что она скорбит по этому поводу.
        Потянулась к другой и обнаружила, что та ещё не допита. Там была половина…
        А через считанные секунды вообще не осталось ничего. Пиздец, Клирия бухает по-чёрному. За раз выдула бутыль…
        - Вкусновато, но маловато… - пробормотала она, глядя на бутылку, после чего положила её на землю за своей спиной и вновь запрокинула голову ко мне.
        - Господин… вас покормить?
        - Чем? - перепугался я не на шутку.
        - Кашей. С ложки.
        - Нет, спасибо. Клирия, ты как себя чувствуешь? Такое ощущение, что ты сейчас растаешь и расползёшься мазутовым пятном по озеру.
        - Мне хорошо, тепло, - ответила она, смотря своим дико мутным взглядом на меня. Мне кажется, что у неё в глазах сейчас облака летают, серьёзно. То я вижу настоящее пламя, то облака.
        - Вы хотели поговорить, мой господин? - спросила она
        - Да… хотел… но боюсь, ты не совсем адекватна для такого.
        - Я полностью адекватна и смогу вспомнить каждое слово, что вы мне нашепчите, - пока она говорила, медленно сползала с отвесного коротенького бережка, служившего ей спинкой, под воду, - так что можете смело го… буль-буль-буль-буль…
        Мне кажется или, даже полностью уйдя под воду, она продолжает говорить?
        - Клирия? - спросил я, глядя на то, как пузырьки поднимаются из-под воды.
        Проходит десять секунд, меня начинает терзать беспокойство.
        - Клирия?!
        Ещё десять секунд и уже пузырьки перестали подниматься и до меня дошло, что, наверное, это слегка ненормально.
        - БЛЯТЬ КЛИРИЯ!?
        Он же уже тридцать секунд под водой! Вот тут я пересрал и, не раздумывая, прыгнул в воду за пьяной Клирией.
        И практически сразу нашёл её на дне. Ёб твою мать, Клирия, какая же ты дура, когда пьяная. Я подхватил её и вытащил на поверхность, отплёвываясь. Пиздец…
        Ко мне уже подбежали девушки с другой стороны, такие же голые, как и Клирия.
        - Оденьте её. На сегодня с Клирии веселья хватит.
        И пока они послушно её одевали в чёрное платье, я вылез из воды, попрыгал на месте, попытался выжать на себе одежду, но плюнул на это дело. Лучше стирать отдам и новую возьму.
        Уже через пять минут Клирия стояла твёрдо на ногах кое-как одетая с трусами в руках. Правда в отличие от её твёрдой стойки в глазах было белым бело.
        - Клирия, ты меня слышишь? - спросил я её.
        - Да, мой господин, вас слышно слишком хорошо, - кивнула она.
        Слишком хорошо? Ты на что намекаешь?!
        Пока я возмущался мысленно её фразе, Клирия подобрала бутылку и попыталась оттуда отпить. Я в последний момент успел вырвать у неё бутыль из рук. Клирия словно маленький ребёнок, потянулась к ней руками.
        Блин, она нажралась ещё сильнее, чем тогда в городе!
        - Клирия, держи себя в руках, - сказал я, одной рукой удерживая её, а другой держа бутылку.
        - Но я хочу бутылку, - сказала она жалобно с такой вселенской болью в её круглых глазах, что мне даже стало неловко. Сука, это было просто пробитие моего сердца её снарядом из няшности и милоты.
        - Возьми себе другую бутылку.
        - Но они пустые. Вы меня ненавидите. Я столько для вас делаю и что получила в конце? Я кормила вас кашей, мыла вас, стирала вам одежду, занималась делами бумажными, вела хозяйство, наказывала непослушных слуг, а в благодарность вы забрали у меня бутылку.
        Сколько обиды в голосе, пиздец… Клирия-алкоголичка.
        Кто у меня в пати? Жуть-алкоголичка, главнокомандующая-садомазохистка, служанка-зоофилка, людоедка и сломленная, плюс жертва массового изнасилования. И ещё нечисть. Команда мечты, как по мне.
        - Верните мне бутылку, - пробормотала Клирия. - Хотя бы глоток.
        - Ладно, - сжалился я. - Только глоток, поня… КУДА!?
        Клирия буквально сразу принялась осушать бутылку, в которой было две трети! Я попытался отобрать её, но мисс-тьма так присосалась, что хуй там плавал. Её способности в другое бы русло пустить.
        Кончилось тем, что она выжрала всю бутылку.
        - Я готова, - сказала Клирия, оставив бутылку в покое.
        - К чему? - слегка не понял я, думая в другом русле.
        - К разговору, мой господин.
        Вот гляжу на Клирию, и думаю, насколько она адекватна? Смогу ли развести её на разговор и выпытать из неё нужную информацию? Или лучше не экспериментировать?
        - Боюсь, что ты не в состоянии нормально ответить мне сейчас.
        - Я сохраняю трезвость логики и ума, - возразила она мне. - Однако поведение и настроение моё очень, вы слышите, очень меняются. Почему так?
        Ты чо меня то спрашиваешь? Я откуда знаю, почему ты становишься такой припёзднутой?
        - Ладно, давай я отведу тебя спать. С тебя праздника будет достаточно, - вздохнул я, взял её за плечо и повёл в сторону входа в подземное поместье, стараясь избегать весёлую толпу. Чую, увидь они Клирию в таком состоянии, безвольную и обессиленную, сразу начнут над ней шутить и издеваться. А важный разговор придётся отложить.
        А это очень плохо, когда образ ломается и теряется к человеку уважение.
        Там же, кстати говоря, я заметил Мэри. Она была одета в зелёненькое платье с корсетом и белой блузкой под ним. Стоя в круге, Мэри сейчас вытанцовывала босиком какой-то красивый и явно сложный танец, в то время, как все остальные аплодировали ей. По-видимому, она потихоньку втягивалась в жизнь, что мне действительно грело душу.
        Что касается её памяти… может это и к лучшему. Начнёт всё с начала, без воспоминаний. Не будет помнить ни о смертях, ни об убийствах.
        - …не буду, - только и услышал я обрывок фразы Клирии, возвращаясь из своих мыслей в реальность.
        - Прости, что ты не будешь? - переспросил я, пытаясь вспомнить, о чём мы вообще говорили с ней.
        А она подняла взгляд на меня и ответила:
        - Я не помню.
        - Погоди, ты же недавно заливала мне про то, что сохраняешь ясность ума и логики!
        - Про память речи не было.
        - Но про это ты помнишь.
        - Точно… - Клирия не на шутку задумалась. - Наверное это тайна столетия и пока на неё ответа не найдено, - очень задумчиво ответила она, словно реально что-то важное обдумывала.
        - Нет, просто кто-то нажрался в щи, - высказался я по этому поводу.
        - Точно… - она посмотрела на меня огромными глазищами. - Да вы гений, мой господин…
        Такое ощущение, что меня дрочат.
        Но это был не конец. Интереснее началось, когда мы до ступенек дошли.
        - Я… я не могу… - пробормотала она с таким видом, словно сейчас начнёт плакать.
        Когда видишь кого-то с таким лицом, думаешь, что что-то очень важное случилось и человеку надо выговориться. Я тоже сначала подумал, что разговор пойдёт о том, что она устала от такой жизни, от войн, убийств и вообще, от всего. Я думал, что сейчас выйдет задушевный разговор, но несколько ошибся.
        - Что ты не можешь? - очень тихо и ласково спросил я, готовясь выслушать долгую речь, наполненную болью.
        - Ступеньки, я же разобьюсь, если споткнусь на них.
        Блять, Клирия, я сейчас тебя сам столкну!
        - Что ступеньки!? Как ты до этого спускалась!?
        - До этого я поднималась.
        - А до того, как поднималась? Как ты спускалась?
        - Я… я не помню… - всё, пиздец, заглохла. - Но если я разобьюсь, кто вас покормит?
        Какая же ты трудная!
        Пришлось брать её на руки и тащить по ступеням вниз, ведь ей страшно, твою мать. Хотя доля правды здесь тоже есть, причём немаленькой - если она разобьётся, то будет трудно и мне придётся, скорее всего, её воскрешать.
        Дотащил я Клирию до первого этажа, поставил её около двери в комнату, открыл ключом и отошёл в сторону.
        - Вот твоя комната, можешь идти и высыпаться.
        И тут Клирия меня убила.
        - Я… я не могу пройти…
        Я не знал, что сказать, молча наблюдая, как Клирия бьётся головой об стену, пытаясь пройти через неё. Стукнулась, отошла от стены, в шоке посмотрела на неё, всем видом не понимая, что происходит и откуда эта стена здесь, после чего пошла вновь вперёд, опять стукнулась. И так по кругу.
        Шок, это по-нашему.
        Пришлось взять Клирию за плечи и направить в правильную сторону.
        Однако покоя мне так и не было, потому что в тот момент, когда я подумал, что всё, можно её оставить так, понял - Клирия может и не проснуться завтра. Если она сейчас во время сна блюванёт, то утонет в собственной рвоте, что будет не только грустно, но и плохо для всего графства. Поэтому пришлось взять терпение за яйца и остаться её караулить.
        Вообще, я хотел с ней поговорить о предстоящей жизненно необходимой операции, но в таком состоянии у неё в одно ухо влетит и хрен знает откуда вылетит, поэтому я, пожалуй, пока подожду до завтра, когда её голова немного протрезвеет.
        - Вы умеете прощать, мой господин? - неожиданно спросила Клирия, ложась на кровать.
        - Что? Прощать? В каком смысле?
        - Если бы вас предали, вы бы смогли простить этого человека?
        - Знаешь, когда ты спрашиваешь такие вопросы, то я невольно начинаю думать, что ты меня кинуть хочешь, - высказал я своё мнение. Нет, серьёзно! Сейчас у меня уже закрались подозрения!
        Хотя Клирия точно не такая дура, чтоб так глупо спалиться. Или же она хочет, чтоб я так думал?
        - Я не хочу предать вас. И я вас не предавала, ведь мы всё ещё под клятвой. Просто сможете ли вы простить человека, если он признается вам?
        - Смотря в чём, - пожал я плечами. - Хотя если я выживу, и человек будет просить прощение… И если я буду знать, что он был вынужден сделать это ради себя или родных, так как выхода не было, то я бы простил. Наверное. Зависит оттого, насколько он сломал мне жизнь. Просто иногда приходится что-то делать, даже если сам этого не хочешь.
        По себе знаю.
        - Но ты так спрашиваешь, словно натворила что-то за моей спиной, - усмехнулся я.
        - Я ничего не делала за вашей спиной, - пробормотала Клирия. - Пока я служила вам, то никогда не действовала за вашей спиной.
        - Ну тогда и вопрос этот несколько бесполезен, так как с другим человеком будет другой разговор, - пожал я плечами.
        - Ясно… - её голос стал тише. - Прощение, это хорошо…
        Ага, если сил на подобное хватит.
        Глава 147
        Клирия всю ночь ворочалась и что-то бормотала во сне, но я не смог разобрать и слова. Мне было бы интересно взглянуть на её сны, если честно. Ставлю на то, что там будет один из двух вариантов:
        Первый - пытки смерти и ужас, источником которого выступает мисс тьма.
        Второй - множество розовых пони, мягких игрушек и девчачьей утвари. Это было бы разрывом шаблона и классикой жанра.
        Или ей сняться накаченные мужики?
        Не-е-е… Накаченные девушки! Вот это было бы реально удивительно, я бы угарнул над этим.
        Всю ночь я пугался, когда Клирия издавала булькающие звуки - думал, что она захлёбывается в собственной рвоте, что не очень хорошо скажется на её будущем здоровье. Но нет, она просто издавала булькающие звуки. Интересно, она всегда так спит?
        Пока Клирия дрыхла, я боролся с Морфеем на кулаках, устроив нереальный внутренний махач, и бродил по комнате. Я не залезал в ящики и тумбочки, хотя желания было огромное. Ведь порыться в нижнем белье девушки, что может быть интереснее!? Интересно, она носит стринги? Или может носит кружевные трусы? Чёрные, как её душа, или красные, как её глаза? Или найти её игрушки, как плюшевые, так и другого характера.
        Но это было бы слишком грубо.
        От нечего делать я сбегал в кабинет к Элизи и перетащил бумаги, чтоб занять себя хоть чем-то.
        И начал я с расчётов наших трат на ещё сто верных наёмников, которые обходились значительно дороже, чем обычное войска из-за своей преданности по контракту. Но тут ещё вопрос, поэтому надо посоветоваться. В предстоящей операции было важно найти людей, которые бы смогли заблокировать границы, если зараза вместе с людьми хлынет в разные стороны. К этой мысли меня подтолкнул блокпост, что я видел, когда въезжал в графство Анчутки. С нашей стороны был необходим такой же.
        Поэтому мы закажем ещё людей.
        Помимо прочего я увеличил траты зельеварителей и алхимиков, так как лекарства нам были нужны как можно быстрее. Ведь если они могут делать зелья на увеличение регенерации магии, сил и устойчивость иммунитета, они должны и суметь выделить пенициллин из грибка.
        К тому же я немного узнал от Рубеки (ох уж эти разговоры с немыми), что исцеление и лечение не борется против заразы, хотя многие необразованные думают иначе. Вообще никак. Другими словами, исцеление и лечение действуют на организм, но не на микробов, которые в нём.
        Теперь было понятно, чего меня зельем в тюряге напоили. Я честно пытался заняться вопросом, что мне за хрень тогда дали и выяснил, что это было что-то из трав и магии вперемешку (спасибо Рубека, я думало-то, что ты тупа и ничего кроме исцеления не можешь). Поможет ли такая перемешка от эпидемии, я не знаю. Потому нам и нужны антибиотики, за ними будущее.
        Мы нашли золотую середину в этом вопросе - не сильно известных, но и не слабых учёных, что смогли бы нам намешать подобное лекарство. С теми знаниями, что у меня есть, им останется просто найти нужный путь. А тут магия, алхимия - полный букет для удачи. А в будущем, перед тем, как им придётся сесть за работу, мы подпишем с ними контракт о неразглашении. И, скорее всего, уже до конца их дней в прямом смысле этого слова (нет, мы не будем их убивать, если они сбежать с инфой не попытаются).
        С порохом было всё более-менее лучше, так как эта хрень уже имелась в этом мире и была более распространена. Не то что ей пользовались люди, но химики не раз экспериментировали с ней, так что у нас были разные смеси, мощность которых сильно разнилась. Я даже не уверен, что все они были порохом, так как здесь были и жёлтые, и чёрные, и белые, и серые порошки.
        И таких вопросов было много. Поэтому я сидел за столом Клирии и перебирал бумаги, попутно планируя план захвата Анчутки по самому хорошему и плохому варианту. Это будет весело, если всё выгорит.
        Так я работал над планом, пока проснувшаяся Клирия, словно будильник, не встала и не отвлекла меня.
        Она была абсолютно лохматой и заспанной, но в то же время взгляд был трезвее. Сразу было видно, что она уже в себе и может адекватно оценивать ситуацию и реагировать.
        - Ну, девушка, которая пытается проходить сквозь стены рядом с открытой дверью и возмущаться, что не получатся, как выспалась?
        - Терпимо, благодарю за заботу, Мэйн, - кивнула она и посмотрела на бумаги. - Вы всю ночь караулили меня?
        - Боялся, что захлебнёшься в собственной рвоте, настолько сильно ты напилась.
        - Вы настоящий джентльмен, Мэйн. Спасибо, что проводили и проследили за мной, я вам действительно благодарна, - потом Клирия замолчала и посмотрела на меня внимательно. - Я говорила что-нибудь лишнее?
        - Спрашивала, могу ли я простить человека, что предал меня.
        - Да, кажется я припоминаю разговор. Как и многое другое, от чего мне стыдно перед вами. Простите, что так напилась и спасибо, что вытащили меня из источника, когда я чуть не утонула.
        - Ты помнишь это даже, будучи в таком состоянии? - удивился я.
        - Да, к сожалению, я не могу забыть то, что делала, будучи под действием алкоголя, как и не могу контролировать себя в такие моменты.
        - Ясно, хотя я удивлён, что ты боишься лестниц.
        - У меня был плохой опыт с ними.
        - И ты конечно же мне не расскажешь об этом, да?
        - Если хотите, я вам могу рассказать, но история уместится в одно предложение, - ответила она удивлённому мне и, после моего кивка, продолжила. - Однажды меня просто столкнули с высокой лестниц и, падая, я сломала себе приличное количество костей.
        - Ну хоть выжила.
        - Ну… да, можно сказать и так, - на мгновение задумавшись, ответила Клирия. - А вы, если я правильно помню, хотели о чём-то поговорить со мной?
        Она встала с кровати, после чего посмотрела на меня.
        - Могу я переодеться здесь или мне выйти? Просто так будет быстрее и я не хочу отрывать вас от работы.
        - Да, конечно, я не буду смотреть, - кивнул я и уткнулся в стол.
        Будь это другая девушка, то я бы подумал, что меня или хотят соблазнить, или не принимают за мужчину. С Клирией было удобнее - она просто не стеснялась ничего и никого. Да и желание смотреть на стриптиз Клирии не было - мне достаточно той жути, которую я вижу через её лицо и руки. Голой она будет, наверное, как урановый стержень без защиты.
        И уже через минуту Клирия сказала:
        - Я всё, Мэйн.
        Когда я поднял взгляд, она уже расчёсывала свои волосы.
        - Вам принести сюда завтрак?
        - Нет, сам спущусь. Я пересчитал доходы связи с новыми возможными тратами.
        - Новые траты? - вопросительно посмотрела на меня Клирия. Она подошла к столу и взяла один из листов, что я протянул ей. Около минуты пробегала по нему глазами, после чего посмотрела на меня. - Вы хотите ускорить исследования? И… - она ещё раз глянула на лист, - вы хотите увеличить личную гвардию в два раза?
        - Мы же умещаемся в бюджет, верно?
        - Да, вы правы, но позвольте поинтересоваться, зачем вам новая гвардия?
        - Нужны скрытники высоких уровней, - объяснил я. - И ещё нужны люди для постов границы, чтоб её блокировать.
        - Обычные солдаты не подойдут? Я могу посоветовать нанять лишь нужных людей, а остальное забить обычными солдатами. Так будет дешевле, а эффективность вряд ли будет ниже. Но зачем вам это?
        - Будем брать Анчутку в ближайшее время. Я бы хотел, чтоб стволы были уже готовы, поэтому поторопи Элизи и найми людей. Нужны скрытники. И заразу надо будет повторно закинуть туда.
        - Хотите напасть на графа? Я думала, что мы будем давить его медленно.
        - Нет, пока не на графа. Я хочу раскидать ту, что ему помогает избегать неприятностей. Богиню Удачи.
        Клирия молча посмотрела на меня. Интересно, какая реакция у неё внутри на эту новость? Шок, интерес, недоверие, или усмехается над моим планом? Как бы то ни было, я был настроен довольно решительно (до первой неудачи, с которой буду потом идти через не могу).
        - Я не совсем понимаю, почему вы хотите разобраться с Богиней Удачи, Мэйн.
        - Она благословила Анчутку, защищает его от проблем и даёт ему возможность выходить сухим из воды. Потихой Анчутка Богине Удачи там храмов понастроил и даров столько дал, что она хорошо приглядывает за ним. И бодаться с ублюдком, пока она за его спиной, бесполезно. Ты знала, что он поклоняется ей?
        - Нет, если честно. Я могу сказать, что король её любимчик, причём большой, так как он очень удачлив и умудрялся выходить победителем из самых безнадёжных ситуаций. Значит вы готовитесь схватить её?
        - Бери шире, мы идём убивать её, - усмехнулся я.
        Клирия внимательно посмотрела на меня, словно пыталась понять, не шучу ли я.
        - Это не вызовет проблем? Ведь боги могут не оставить того, что вы убили одну из них, причём ту, кто старше многих богов.
        - Всё схвачено. Но мне кое-что нужно, - я толкнул ей листик. - Это надо переправить в столицу Анчутки, после чего мы сами туда тронемся. Но перед этим нужны скрытники высоких уровней под клятвой. Нужны маги с последующим их… устранением или порабощением. Смотри сама, как будет правильнее.
        - Я поняла, - кивнула она. - Но прежде чем мы начнём, я хочу спросить: вы готовы? С этого момента пути обратно не будет.
        - Я уверен.
        Клирия кивнула.
        - Я начну подготовку и буду ждать вашего приказа, Мэйн.
        - Спасибо, - кивнул я ей.
        
        С этого момента началась подготовка.
        Я поторапливал Элизи, чтоб она поторапливала мастеров по оружиям. У нас не было времени на долгие подготовки и уже надо была нафигачить хотя бы десяток стволов. Если учесть, что новый ствол уже прошёл успешные убийственные испытания, оставалось приделать приклад и спусковой крючок с курком. Вообще, нам он не был обязателен к встрече с Богиней Удачи, но я бы предпочёл, чтоб всё-таки они были с нами.
        Лекарства будут готовы ещё не скоро, поэтому рассчитывать на них было глупо. Я так думаю, что нам потребуется ещё несколько месяцев на это. Намного эффективнее было бы просто закупорить границы, отстреливая заражённых, а нам самим почаще мыть руки, еду и кипятить воду.
        А вот с пустышками кристаллов, как и с магами вопросов не возникло. Нашлось всего несколько желающих, которые были не против поработать на нас даже под клятвой на вечную службу при условии, что им будут платить.
        Не сказать, что это были супермаги, но Клирия посоветовала не раскидываться ценным ресурсом. Всё-таки, несмотря на то, что здесь была магия, количество магов было небольшим. Оттого даже обычный или слабоватый маг, способный накастовать щит и фаерболл, были полезны.
        Правда щит тут рассчитан на определённы урон. Другими словами, если долго и упорно кидать в него камешки, то он, накопив критический урон, сломается. Но это другой разговор.
        Помимо всего прочего мы подключили тихоню, о которой говорила тогда Тулика. Конечно, её профиль был диверсией, но теперь ей за вознаграждение придётся поработать и тем, кто ищет нужных людей. Поможет в переговорах ей наш Джин Урда, которого мы отправили туда обычным путешественником, и который действительно умел находить общий язык со многими. Они должны будут договориться о контрабанде пустышек кристаллов, чтоб не везти большое количество через стражу и не вызывать подозрения.
        Попутно мы заказали скрытниц, что составят нашу ударную мощь в скрытых операциях. Наняли мы аж две семидесятки - всех, кто был в распоряжении наёмниц из высоких лвлов. Плюс к тем четырём ещё шесть сороковых.
        Сейчас у нас было всего четыре скрытницы - два следопыта, что лучше всего шли по следу; и два скаута - универсальные скрытницы, которые умеют всё понемногу. К ним добавится две убийцы семидесятого лвла, три разведчицы (те, что из скрытников лучше всех взламывают), один скаут и два следопыта.
        Эти особы отправятся под видом обычных путешественниц в столицу, где будут ждать нас. Ещё пятнадцать наёмниц пройдут скрытно с помощью тех, кого найдёт Джин.
        Что касается раскрытия нашего плана, то все были под клятвой о молчании. Откроешь рот - не договоришь и сдохнешь. А предполагаемого стукача мэра теперь пасли, но пока тот не спешил как-либо выдавать себя, хотя всю почту, отправляемую им, мы контролировали.
        Но сука жопой чую, что стучит, возможно с помощью магии или чего-то подобного.
        Вскоре мы решили направить нанятых скрытниц сразу в Шмаровий, чтоб не тратить время на их движения туда-сюда. Туда же отправил и тех четверых, что у нас были. Попутно к нам пришли два мага, но как выяснилось, у обоих тёмное прошлое и справедливость жаждет их видеть в суде, а может потом и на плахе. Но нам не выбирать, верно? Главное, чтоб соблюдали правила и не чудили, а я прикрою глаза на их прошлое.
        А вот, например, с пустышками возникла проблема. Такое количество найти сразу не удалось. А то, что нашли, пришлось везти хрен знает откуда, от чего всё приходилось задержать. С одной стороны - успеем доделать ружья, с другой - наши дороги потихоньку наводнили бандиты, и некоторые деревни подверглись нападениям. Пришлось вместе с Ухтунгом отправлять орков зачищать территорию.
        Около нашей деревни они тоже появлялись и пытались даже напасть у ворот. Но как выяснилось, если распять четыре человека около дороги и прибить их мошонки к бревну, то желающих подойти в следующий раз становится меньше. Особенно когда им живым вороны глаза начинают выклёвывать.
        Что касается людей Анчутки, то их мочили и хоронили сразу.
        Короче, Анчутка наседал на нас сильнее. И пусть это пока не критично, но со временем станет реальной проблемой. И кто ему мешал сидеть ровно на заднице и ждать, когда я приду и покараю его? Зачем сопротивляться?
        Не пойму я людей.
        Уже через четыре дня после начала подготовки первое ружьё было готово. Правда…
        - Стесняюсь спросить, а с какой стороны подходить? - уставился я на это произведение искусства.
        - Ну как, с какой? - удивилась Элизи. - С этой.
        Так, значит это приклад. Окей… тогда…
        - А почему курок с другой стороны от приклада? И… стой, у него есть затвор?
        - Ну тут схема другая, - пожала плечами Элизи. - Ты сам сказал придумать. Мы и придумали.
        - Погоди-ка, а что вы придумали? - нет, выглядит прикольно, но как этим пользоваться?
        - Крючок скидывает стержень. Тот под пружиной отталкивается и дальше скидывает курок. Этот стержень возвращает на место затвор, как ты его назвал. Ну а дальше…
        - А дальше знаю, - перебил я её. - Но разве он бы не весил меньше, если бы этот механизм не проходил по всей длине ружью?
        - Ну мы не придумали ничего кроме этого. Я не оружейница, я бухгалтер. И они тоже ничего другого не придумали.
        Ладно… попробуем, чего уж. Хотя брать его однозначно непривычно, и он довольно тяжёлый. Без сошек прицельно особо не постреляешь.
        Но способ зарядки был тем же самым, что и в тех мушкетах, которые я видел до этого.
        Я прижал это чудовище плечу и навёл на мишень. Дистанция была около двух десятков метров, но я даже не знаю, такая дура попадёт с этого расстояния или нет. Но мне не об этом надо было волноваться, так как не это оказалось её основной проблемой.
        Я кое-как прицелился, выдохнул и нажал на спуск.
        Сначала, была типичная вспышка снаружи, когда сгорает порох в пороховой полке. А потом…
        ХУЯК!
        И я нахуй улетаю вместе с пушкой из-за отдачи, оставляя на том месте только внушительную дымовую завесу.
        - Ёб вашу мать, вы чо отстроили!? - в ужасе воскликнул я, сидя на жопе с пушкой в руках в полутора метрах оттого места, где стоял. - Я просил ружьё, а не сраную противотанковую пушку!
        - Но она мощная, - заметила Элизи.
        - Я вижу, но она должна врагов убивать, а не рокетджамп делать! А то получается, я стреляю у улетаю нахуй. Это удобно, тебя самого в укрытие откидывает, но блин!
        Блин, у меня от такой отдачи руки онемели. Такую пуху только Мамонте дать можно, иначе всем остальным руки поотрывает. Однако такая минипушка имела и свои плюсы - манекен конкретно порвало. Может стоит попробовать ещё раз? Вдруг я неправильно встал?
        Второй раз было более-менее терпимо по отдаче, хотя меня чуть не отбросило назад снова. Однако от подобной отдачи ощущение было такое, что мне руки вырывают. Зато плечо не болело, я его просто не чувствовал.
        Это же ненормально, да?
        Вообще, тут потихой калибр… ебать, да тут больше двадцатки миллиметров! Все тридцать, наверное! Это же полноценная артиллерийская пушка! Пиздец, они кого убивать из этого собрались?! Мы против людей, а не против динозавров хотим воевать.
        - Мэйн, ты как? - спросила меня Элизи обеспокоено, подойдя ближе.
        - Да как, нормально… Ствол хорош, но пусть калибр убавляют, это уже пушка, а не ружьё. Пусть хотя бы миллиметров пятнадцать или на крайняк двадцать делают, но не тридцать. А то после таких выстрелов я плеча не чувствую.
        - Это потому, что тебе его вывихнуло.
        О, и точно… Так, стоп, а чо я боли не чувствую?!
        Глава 148
        После проверки мушкета мы готовились ещё целых три недели.
        Целых три недели. Три недели разрабатываний основного плана, запасных планов, разработка обходных путей отступления, тех мест, где мы должны будем дать бой и так далее.
        Готовились мы тщательно, ведь второго раза уже не будет. И, скорее всего, нам придётся задержаться там, чтоб разрешить все вопросы по поводу Анчутки. Очень скоро начнётся похолодание и хотелось бы заразу раскидать до того, как она потом начнёт дохнуть. Заодно антибиотики не потребуются. Плюс ко всему, его деньги нам были нужны для финансового благополучия, так что вопрос о захвате стоял остро.
        Не острее, чем стукач в его городе, которого сейчас искали скрытницы. Дело это, ясень пень, не простое, но мы сразу вывели круг лиц, которые могли знать или же сами участвовали в этом предприятии. Мы покупали любую информацию, связанную с этой деятельностью, но ближе не становились, поэтому было решено делать переворот точечно. А именно, берём только Анчутку и делаем его рабом под страхом смерти с помощью клятвы кровью. Именно ею, так как только её можно было скрыть, потому что она считалась договором, а не подчинением.
        Потом… пушки, они тоже были немаловажны.
        Создание стволов оказалось не большой проблемой - оборудование здесь имелось, основным из которых являлись свёрла. И пусть занимало просверливание ствола много времени, но опыт уже был и это теперь делалось куда быстрее. Особенно когда каждый делал свою часть работы, следовал инструкциям, которые были подробны, и просто не косячил.
        Расположение спускового крючка мы всё же переработали под классику. Правда он отличался от того, что я видел, ну да ладно. К концу срока мы успели сделать двадцать один ствол и пули к ним. Проверили их по разу и те вроде как работали. Но хуй знает, что будет после долгой работы с ними.
        Когда время подходило к концу, пустышки были уже перевезены в Шмаровий и хранились на одном из купленных складов. Попутно там же хранились наши вещи для операции, включая порох и доспехи с оружием. Будет весело.
        За главную мы оставили Элизи вместе с помощницей Мамонты Тулией. Элизи была просто необходима здесь, чтоб не вызывать подозрений у мэра, которого я до сих пор подозревал в шпионаже.
        Я кстати думал на него просто печать поставить, но посчитал, что лучше наобум не действовать. Ситуация пока не вынуждала действовать быстро и грубо, поэтому можно было спокойно разведать обстановку, узнать, что к чему. Рубануть с плеча я всегда успею.
        Ебаные стукачи, ненавижу их.
        - Элизи, - я стоял на пороге, прекрасно понимая, что назад уже могу и не вернуться (но я все равно вернусь чисто всем на зло ибо нехуй), - давай, береги себя и будь аккуратна с этим мэром.
        - Я и так с ним аккуратна. Он пока в моих руках, так что можешь не беспокоиться.
        Или во рту. Элизи пришлось поработать девушкой лёгкого поведения, чтоб вернуть отношения и снизить градус недоверия со стороны уёбка. Теперь они вроде как были вместе - он, со слов Элизи, вновь смеялся, а она жаловалась, как сложно ей приходится. Мэр даже в шутку настойчиво предлагал поработать у неё вторым личным секретарём, чтоб помочь ей. И Элизи обещала подумать.
        Но меня вот это насторожило, так как разговор об этом мэр заводил неоднократно. Пусть это и была шутка, но он умный и должен понимать, что шутки приедаются. А раз он этого не понимает, то или туп, что навряд ли, или специально так давит на Элизи.
        - Всё равно будь аккуратна. Вообще нет желания лететь сюда и разгребать тот ужас, что команда обычно успевает сделать за время моего отсутствия. И за Мэри присматривай. Захочет уйти… попроси подождать меня.
        - Я поняла, можешь не беспокоиться.
        Клирия тоже оставила какие-то инструкции делового плана, и они с Элизи… пожали руки друг другу? Ну точно спелись! Патрик, внимание, враги за спиной!
        Но шутки шутками, а мне приятно, что Клирия хоть с кем-то нашла общий язык. Если конечно она Элизи это не под пытками заставляет делать.
        - Готова? - спросил я, когда Клирия села на лошадь рядом. Так непривычно видеть её в походном плаще вместо её чёрного платья.
        - Я всегда готова, мой господин, просто позовите меня, - кивнула она со своей классической улыбкой.
        - Отлично, тогда погнали.
        Мы двинулись на большое дело, после которого, как выразилась Клирия, обратного пути не было.
        Ха, да для меня не было обратного пути с того момента, когда я убил первого человека, которым оказалась девушка.
        Помимо нас в группе ехала Мамонта со своей пушкой, четыре девушки, которые везли с собой по пять стволов каждая (и один ещё вёз я), Рубеку и два новых мага с контрактами на всю жизнь, которые скрывались теперь у нас от правосудия. Один был худым, как скелет, весь в татухах магом, от которого веяло холодом. Другой обычным на вид парнем, если не брать в расчёт зубы как у акулы, уши волка, животные ногти и метки на руках, которые он прикрывал перчатками.
        В принципе, нормальные парни, правда один говорил холодным безжизненным голосом, а второй таким голосом, словно постоянно стебался над тобой. Правда и одного, и второго я переносил спокойно, зная, что смогу их удавить при первой же херне. Знали это и они.
        Ехать нам надо было целую неделю. Естественно с самого начала мы объезжали через лес деревню, чтоб не попадаться местным на глаза. После этого следовали по дороге, пуская вперёд двух девушек, что разведывали путь. Если они кого встречали, подавали сигнал, и мы уходили быстро в лес.
        Несколько раз встречали разбойников, но нам приходилось обходить их стороной, так как на глаза попадаться совсем не хотелось. Я уже про лагеря молчу, которые зачищали орки. И весьма успешно, так как иногда мы натыкались на гниющие разграбленные трупы и разрушенные лагеря этих чудиков. Один раз мы даже видели людей Анчутки.
        Так и двигались до границы, после чего через лес по большой дуге обошли блокпост. Лишние вопросы нам были не нужны. После этого, уже не боясь ничего, двигались в сторону города, зная, что нас там будут ждать.
        Ехали мы кстати разобщённо. Одна девушка с Клирией, потом две пары, где магом и девушкой, ещё одна девушка с Рубекой, и я с Мамонтой. Ехали на значительном расстоянии, чтоб нас нельзя было связать вместе, хотя кто внимательный, мог и догадаться. Но всё лучше, чем ехать вдесятером. Это уж точно палевно.
        Вскоре нас уже приветствовали стены, окружавшие холм, на котором стоял город среди полей. На дороге было немало путников, больше, чем в прошлый раз, когда мы ехали в карете на праздник. Сейчас было не только много людей, но и повозок со всевозможными грузами. Большую часть здесь составляли мешки с зерном и овощами.
        - В прошлый раз здесь было меньше людей, - пробормотал я, оглядываясь.
        - Прошлый раз был, когда вы ездили с графиней. Это было полтора месяца назад и это было лето, - объяснила Мамонта. - А сейчас промежуточный период и люди, собрав урожай везут на продажу или как налог.
        На сколько помню, у них промежуточный период длится сто восемьдесят дней. Зимний период - девяносто дней, летний - девяносто пять дней. Промежуточный период начинался после зимы и заканчивался с началом летнего. А после конца летнего продолжался с числа, на котором остановился (то есть начинается с девяносто первого дня) до зимнего. Странная система.
        Промежуточный период, это по-нашему осень и весна. Сейчас уже была осень и первые её тридцать дней были тёплыми. Остальные шестьдесят дней были холодными и чем ближе было к зиме, тем ниже падала температура. То есть нам оставалось всего шесть дней тёплых осенних деньков до того, как станет холодать.
        А оживили меня весной.
        - Офигеть… - пробормотал я. Мамонта вопросительно посмотрела на меня. - Да просто я в этом мире сто сорок три дня, включая этот. И только сейчас это понял. А кажется словно год уже сижу в этом мире.
        - Ты же был и до этого.
        - Но потом я умер и меня воскресили. Воскресили… весной. Хотя у вас нет такого понятия… Воскресили в первый промежуточный период на шестьдесят шестом дне, а сейчас сто четырнадцатый день второго промежуточного периода.
        - А сколько ты прожил до того, как погиб?
        - Двадцать восемь дней, - ответил я.
        Мамонта задумалась.
        - Получается, ты призванный герой?
        - А… я же тебе не говорил, - вспомнил я и горько усмехнулся. - Призванный. Но отнюдь не герой.
        - Если призван, то герой, - уверено прохрипела Мамонта.
        - Я только и делаю, что с первых дней убиваю людей из-за того, что хочу жизни себе и своим друзьям. Наверное, я воплощение человека, который слишком хочет жить. Вряд ли так делают герои.
        - В этом нет ничего, - хрипло ответила Мамонта. - Все хотят жить.
        - Не совсем верно. Я убивал, не глядя на последствия. Любые способы и методы ради того, чтоб выжить и спасти близких. Плевать на других, лишь я и мои друзья. Десяток, сотня, тысяча - плевать. А потом началась борьба против графа и любые жертвы ради победы над ним. И вновь плевать. Там тоже моя жизнь висела на волоске, но… А, ладно. Я к тому, что одно дело - хотеть жить. Другое - как ты это делаешь.
        - Ты не виноват, - спокойно ответила она. - Все мы боремся ради чего-то.
        - Убиваете в таких количествах? - хмыкнул я. - Я не строю иллюзий, Мамонта. Я виноват, пусть и не во всём. Но хуже то, что я не чувствую сильного раскаяния оттого, что сделал, хотя знаю, что сам тот ещё подонок.
        Стоило об этом подумать и как на душе кошки начали пробовать свои когти. Ненавижу о подобном думать. Ненавижу возвращаться в прошлое.
        - Правда иногда мне становится очень грустно, что всё так сложилось, и я испытываю жалость к жертвам и себе самому. Но ещё хуже то, что я понимаю это, но иду дальше, зная, что смертей станет лишь больше. Иду, зная, что погибнут многие сотни и может тысячи. Ведь если я уже грязный, то почему бы ещё сильнее не испачкаться, чтоб наконец-то почувствовать себя счастливым и попытаться всё исправить. Борьба за жизнь сменилась на «потому что так хочу и плевать».
        - Потому что ты антигерой, - хрипнула Мамонта. - И тебе приходится…
        - И? - улыбнулся я. - Это лишь отговорки, Мамонта. Когда это всё началось, я действительно действовал по обстоятельствам, но потом несколько сраных раз удача улыбнулась другим, и я начал переходить грань раз за разом. Ещё одна жертва, ещё одна смерть ради чего-то. Поэтому всякие отговорки типа я не виноват, я лишь жертва, у меня трудное детство, меня сделали таким уродом люди, одноклассники… тьфу, блять. У многих людей прошлое ещё хуже, но они не пали так низко. Все отговорки о тяжёлом детстве, все отговорки о злом мире и о том, что выхода нет - такие люди всегда ищут причину, чтоб переложить вину на другого, чтоб показаться чище, чтоб обелить себя перед другими. Кучи конченных уёбков, которые выставляют себя жертвой, пытаются строить из себя страдальцев и оправдывать всё это своим тяжёлым положением, не желая признавать вину. Словно маньяки, оправдывающие свои деяния трудной жизненной ситуацией. Но это всё ложь - то, что те делают, это их осознанный выбор, который они хотят скрыть. Не хотят сказать честно, что они конченые уёбки и никто более.
        Я вздохнул и оглянулся на проезжающих мимо людей.
        - Я ненавижу лицемерие. Я стал тем, кем являюсь, потому что в какой-то момент не захотел искать иного пути. Мои поступки выстроены на моих решениях и в этом виноват только я.
        - Другими словами, ты…
        - Конченый уёбок, который делает то, что хочет, плюя на других. Не более. И по крайней мере я могу в этом признаться.
        - Но то что ты мне сказал не выбор, - прохрипела Мамонта. - Не пытайся они тебя убить, и ты бы не убил их.
        Возможно. Но чище меня это всё равно не делает.
        Мы подъехали к началу города, где были всякие халупы, после чего свернули во дворы подальше от дороги. Вновь среди грязных домов, грязных детей и грязных людей. Мелочь бегала перед лошадьми и что-то весело кричала. Я не обращал на них внимания, потому что иначе они не отстанут. А вид удручающей обстановки вокруг лишний раз капнул мне на душу.
        Пиздец, поговорили называется…
        Очень скоро из говнистых улочек мы выехали на более нормальные сухие дороги между изб, где помимо домов стояли и небольшие склады для хранения продовольствия.
        Перед одним из таких нас уже ждала какая-то худющая девка с платком на голове в грязном платье. Рядом был мужик явно бандитской наружности.
        - Дай догадаюсь - та девка ваша, так?
        - Верно.
        Мы подъехали, и мужик сразу схватил лошадей за поводья, стоило нам спешиться. Мы договорились, что за ними присмотрят, пока мы будем заняты.
        - Здравствуй, Мамонта. Здравствуй, господин, - сказала она совершенно бесцветным голосом. Да и её лицо было столь же бесцветным, как и её одежда. Я бы сказал, что она практически незаметна, настолько она какая-то бесцветная.
        - Всё готово? - тут же спросила Мамонта.
        - Да. Идёмте. Нас ждут в сарае. Нам надо перейти.
        Мы пошли за ней во двор какой-то избы, где, не обращая на нас внимания, стирали женщины. Прошли вглубь двора к постройке, похожей на небольшой амбар. Здесь было довольно темно, однако свет сквозь щели в досках позволял хоть как-то ориентироваться.
        Тут уже стояли двое мужиков, которые ждали нас с факелами в руках.
        - Оп-па… наш босс пришёл, - усмехнулся один из них и подошёл к Мамонте. - Будем знакомы. Может даже близко, - улыбнулся он и протянул руку. - Зови меня Рикки.
        - Не я босс, - хрипло ответила Мамонта и кивнула на меня. - Он.
        - Он? - бросил Рикки на меня взгляд.
        - А у тебя какие-то проблемы? - с вызовом спросил я и сделал шаг ему на встречу.
        Не потому что я крутой и смелый, просто за моей спиной два воина, а они местные бандиты, причём моего уровня. В подобном обществе кто сильнее, тот и прав. Ну или кто громче рычит и бьёт себя в грудь. Поэтому стоило сразу расставить, кто из нас главный, а кто нет.
        - Не выглядишь ты как главный, - улыбнулся он, обнажая зубы.
        Блять, ну вот почему даже те, кому ты платишь, не могут знать своё место!? Почему мне приходится заниматься подобным!? А именно:
        Я демонстративно, но быстро достал кинжал, в то время как Мамонта обнажила свой меч с характерным звуком. Мысленно беря себя в руки, сделал шаг вперёд к напрягшемуся засранцу и спросил:
        - Повтори-ка ещё раз последнюю фразу, я случайно прослушал, - сказал я спокойным бесцветным голосом.
        Я знал, что ему так и хочется посмотреть на кинжал, но он всё равно уставился мне в глаза. Опять игра в то, кто первый отступит. Это было важно в будущем. Главный - подчинённый. И битва петухов закончилась в мою пользу. Противник ссыканул и дал заднюю.
        - Да ладно, ты чо так сразу? Шутканул я, ёпт, - сделал уёбок шаг назад. - Я Рикии.
        Я спрятал кинжал и пожал ему руку.
        - Ник.
        - Отлично, тогда за нами. Ща быром до города дойдём.
        И только когда они отвернулись и пошли вглубь амбара, я расслабиться. Нет, серьёзно, почему каждый считает своим долгом повыёбываться? А мне потом волноваться ещё надо из-за них! Вон, сердце у горла бьётся.
        Вздохнув от облегчения, чтоб никто не заметил, и унимая сердцебиение, я прошёл за засранцами. Блин, столько раз на краю гуляю, а всё привыкнуть не могу. Я уже иммунитет должен иметь к подобному. Хотя, наверное, проблема как раз-таки в том, что сил пока мало, оттого и чувствую себя незащищённым.
        Мы дошли до огромных бочек в углу на которых висела паутина. У одной Рикки ковырнул ножом стенку и вытащил её часть. Оттуда сразу ударил неяркий свет факелов.
        Мы впятером спустились вниз по пологому спуску, по которому можно было завести телегу, и попали в довольно большой зал. Здесь складировались коробки и ящики с мешками. Предположу, что вся бочка разбиралась, чтоб спустить сюда груз на конных повозках. Иначе столько не перетащишь. А паутина не более чем декорация.
        Мы двинулись по этой шахте по направлению к городу. Не знаю, как другие, но я чувствовал себя весьма неуверенно - не привык крутиться в бандитских кругах.
        А эти бандитские рожи, перекаченные уголовники и явные маньяки действовали на меня как раздражитель. Чувствовал себя словно белый дрыщ, уронивший мыло в душевой, полной негров, на зоне. Я чувствовал себя жертвой, вынужденной строить из себя хищника, не имея ничего под собой. Ну кроме двадцать девятого лвла и твари с наёмницами.
        Не пойму, чего я вообще боюсь с таким набором, но всё равно боюсь.
        Глава 149
        Здесь было сыро, но что удивительно, крыс практически не водилось. По опорам на равном расстоянии висели факела, давая тот минимум света, необходимый, чтоб было хоть что-то видно. А ещё здесь было тихо, и только шаги разбавляли эту тишину.
        - Сегодня у нас прямо проходной двор, - усмехнулся мужик. - Вы от Шустрого?
        - Мы говорили, от кого мы, - бесцветно ответила тихоня.
        - Скрываетесь от кого-то?
        - Делай, за что платят, - сухо отрезал я. По крайней мере постарался так сказать.
        Мужик повернул ко мне голову.
        - Парень, ты вообще по…
        Нет, я сказочный долбоёб, я ничего не понимаю! Заебал уже…
        Я выхватил меч до того, как мужик успел понять, что происходит, и прислонил кончик меча к его шее, когда он уже обернулся. Мамонта просто вытащила меч и направила в его сторону. Тихоня вытащила два кинжала.
        Его напарник, подняв руки, сделал несколько шагов назад, показывая, что он молчок и не пределах.
        - Тебя не учили, как надо разговаривать со своими нанимателями? - низким голосом спросил я. По-настоящему я так пытался скрыть дрожь от прилива адреналина и волнения. - Я могу прямо сейчас укоротить тебя и мне нихуя за это не будет.
        - Да ладно-ладно, я…
        - Не ладно, - отрезал я. - Тебе платят за то, чтоб ты молча делал работу. Так что делай.
        Я медленно убрал меч в ножны. То же самое сделали девушки. А мужик ещё несколько секунд стоял, прежде чем вновь обрести способность двигаться. После этого он, слова не сказав, развернулся и повёл нас дальше.
        Ну хоть что-то… Блин, чо так сложно всё!? Приходится строить тут из себя неебического головореза, чтоб наконец заставить работать засранцев как положено.
        Мы шли по шахте всё дальше и дальше, иногда встречая людей и один раз встретив повозку с запряжённой лошадью. После этого вышли в такой же подземный зал, который был ещё одним складом и где был пологий подъём наверх. Поднялись вместе с двумя сопровождающими, после чего нам открыли часть ворот, и мы смогли выйти наружу.
        И оказались мы в конюшне, где одновременно с другой стороны держали телеги. И ведь по сути ничего такого - завезли в конюшню телегу с грузом. Кто будет разбираться, там она ещё или нет. Дверью же были стены этой конюшни, которые за нашими спинами тут же закрылись.
        - Мы на месте, до свидания, - тут же поспешил свалить чувак, которому я угрожал. Его друг тоже бочком-бочком, да и скрылся.
        Дождавшись, когда они уйдут, я вздохнул от облегчения.
        - Ну наконец-то, заебали… Неужели так трудно выполнить свою работу?
        - Люди такие, - пожала Мамонта плечами. - Способ заработать, попробовать наехать и, если человек слаб, вытрясти деньги. Или дать им вот так отпор, если они с первого раза не поняли, что деньги лучше с вас не трясти.
        - Просто продолжай так же отвечать им, господин, и не давай сесть на шею, - бесцветно ответила тихоня. Мне кажется или она под наркотой?
        - Ладно, хуй им в сраку, идёмте в нашу точку. Кстати, а где это?
        - Бордель, - тут же ответила Мамонта.
        - Чо? В смысле?
        - Бордель, - начала пояснять тихоня. - Место где мужики траха…
        - Я знаю, что это за место. Я о том, почему там?!
        - Там есть подходящее место, там мы можем раствориться с толпой, там процветает преступность, и никто нас там не будет искать, - перечислила достоинства Мамонта.
        - И это всё? - с подозрением прищурился я.
        - Господин Джин предложил это место, - добавила тихоня.
        - Вот! - ткнул я в их сторону пальцем. - Вот что и требовалось доказать! Знал же, что не спроста!
        Хотя с другой стороны плюсы действительно были, глупо подобное отрицать. Реально, где ещё могут раствориться тридцать одну девку? Поэтому Джин может и выбирал по своему вкусу место, но оно было действительно тем самым, что нам требовалось. Что касается меня, то я вообще где угодно могу затеряться. Мама меня в своё время постоянно теряла.
        - Ладно, ведите меня, - согласился я.
        Мы вышли в обычные район и практически сразу попали в толпу всякого народа, где людей явно было не большинство. Грязь, слякоть, вонь, все черты не самых богатых кварталов. В прошлый раз, когда я сюда приезжал, именно боковые дороги между домов были не вымощены камнем. Предположу, что здесь так же.
        Блин, но здесь людей реально мало! Фуррии, сородичи Анчутки, какие-то… кикиморы что ли, жабоподобные существа, полулюди с клешнями и жалами вместо рта… мерзость. Короче, весёлый народец. Так и становятся расистами, наверное.
        Мы шли по этим забитым улочкам, но никто не обращал на нас внимания. Всем было откровенно насрать, кто мы, что мы, откуда мы, что несомненно играло нам на руку.
        Хотя и одеты мы были обычно - у тихони типичная одежда крестьянки: платье с грязными подолами и корсет зелёного цвета. На мне были брюки, рубаха, куртка и походный плащ, под который можно было спрятать как меч, так и моё ружьё. Мамонта накинула на себя просто походный плащ, который скрывал её броню и ручную пушку. Последняя правда слегка выпирала, но никого это не волновало.
        Мы переходили с одной улицы на другую, из плотной толпы в практически пустые улочки и обратно. Крутились между домами, которые были сделаны из камня или дерева. Некоторые дома даже соединялись между собой переходами над улицами. Над нашими головами на верёвках висела одежда, словно флажки. И практически отовсюду, включая окна домов, слышались голоса, смех, крики, детский плач и так далее. Это был просто большой муравейник.
        Здесь я часто видел работающих женщин, которые выливали вёдра грязной воды на улицу или стирали одежду, детей, что играли в грязи, собак, крыс, кошек. Иногда попадались рабочие, которые что-то строили, иногда местные гопники. На некоторых улицах прямо в грязи стояли прилавки, где продавали еду.
        Та ещё антисанитария.
        Это всё было вне основных отделанных камнем дорог. Грубо говоря, мы были в центре жизни обычного города.
        Так, углубляясь по засранным улочкам, мы попали, наверное, в самый криминальный район. Здесь дома были сделаны из досок и стояли так близко друг к другу, что здесь могли поместиться только двое. По бокам от этой улицы были проходы ещё уже. Там только один человек мог пройти. И в этих проходах я иногда видел ебущихся.
        Иногда, потому что один раз нам попался насильник, который трахал какую-то плачущую девку с кроличьими ушами.
        - Погоди-ка, - придержал я Мамонту за руку и подошёл к чуваку.
        Он меня даже и не заметил, пока я ему не свистнул.
        - Чо?
        - Хуй через плечо, - ответил в рифму я и стукнул ему в ебальник, после чего подхватил девушку, которая чуть не упала с ним, за локоть. - Так, крольчиха, а ты беги отсюда.
        Она кивнула и с заплаканным лицом свалила. Ну а я напоследок ёбнул ногой в морду поднимающемуся с земли бандюку, отправив его на боковую. После этого я вернулся к своим.
        - Это было обязательно? - спросила Мамонта.
        - Не-а, - пожал я плечами. - Просто глянул, увидел, что плачет, и захотел помочь. Мимолётное желание.
        Нет, просто я посмотрел на зарёванную морду девчонки и мне стало её жалко. Вот и всё.
        Просто иногда смотришь на человека и никаких эмоций у тебя не возникает. А иногда тебе становится неожиданно его жаль и возникает желание ему помочь. Вот тут так же. Увидел, захотел помочь. Да и чувак явно был низкоуровневым, так что даже я смог бы с ним справиться при необходимости.
        И то, что я убиваю людей и травлю города, нихера не значит, что мне не может быть жалко кого-то. Я тоже испытываю эмоции, и мне тоже нередко бывает жалко людей, ещё как.
        Мы прошли дальше по этой грязной улице, пока не попали к большому дому с толстой деревянной дверью. Это место сразу палилось, так как даже из закрытых окон я слышал женский смех, вскрики, голоса.
        Тихоня толкнула дверь, мы прошли узкий коридор с вышибалой и попали в зал обычного стрип-клуба. Полумрак, столы с шестами на которых в одних трусах танцуют разномастные девицы. Такие же девицы, но уже с прозрачным передником, разносят еду и алкоголь. И повсюду бандитские рожи. Те лапали девок, которые сидели у них на коленях, разговаривали, смеялись.
        Тихоня тут же повела нас в самый угол зала, где была неприметная дверь. На нас никто не обратил внимания. Наверное, потому, что тот, кто обращает много внимания на других, долго не живёт.
        Пройдя ещё один длинный коридор с дверьми по бокам, мы дошли до лестницы, поднялись и попали в относительно небольшую комнату. Это помещение было под самой крышей, оттого потолок здесь был покатым и нам приходилось пригибаться, чтоб не стукнуться головой об балки. Для Мамонты это было особенно актуально.
        Здесь было немного места, всё свободное пространство представляло одну огромную общую кровать. Подозреваю, что это просто ящики с накинутыми на них матрацами.
        И на этой большой кровати сейчас сидели девушки, разговаривая между собой. Кто-то был в группе, кто-то что-то отдельно делал, кто-то просто дрых.
        Увидев нас, они тут же приветственно вскинули руки.
        - Мамонта, привет! Здравствуйте, господин, к нам пришли?
        Опа, да ну вас нахуй!
        Я попытался тут же свалить, но рука Мамонты, которая легла мне на плечо, остановила меня.
        - Ты куда?
        - Подальше от будущего изнасилования, - ответил я тихо, видя, как на меня уставилось несколько десятков глаз с вполне понятными намерениями.
        - Никто не будет…
        - Ага, да как же! Ты посмотри на их рожи, кто распиздел то, что случилось в таверне между нами?
        - Наверно, все… - как-то неуверенно прохрипела Мамонта.
        Понятно. Мамонта наравне со всеми растрепала о том, что я умею. Мамонта, ну и баба же ты, пиздец просто. Спалила меня. Не буду тебя больше трахать.
        - Ладно, плевать, - я посмотрел на баб. - Клирию рядом положу, чтоб всех отпугивать.
        Хотя я же сам её боюсь. Уснуть то смогу рядом с ней? А… плевать, выстрою стену из подушек.
        Лишь бы не изнасиловали. А то что такое может случиться в реальности, я не сомневался. Все смеются, но такое действительно бывает, когда бабы насилуют мужиков. Пополнять их ряды я не намерен.
        Поэтому скинув ботинки и верхнюю одежду с оружием, я пополз в самый угол.
        - К нам не хотите? - спросила одна из девушек лет сорока (смешно звучит, но я строю их возраст на поведении), которая сидела и рубилась в карты с другими.
        Все остальные хищницы подняли голову.
        - Нет, спасибо, я в уголке сегодня, - указал я пальцем на Клирию.
        Все недоумённо переглянулись и зашептались.
        - Будет трахать эту тёмную, смельчак.
        - Интересно, Клирия ему хуй не откусит?
        - Ему нравится по жёстче?
        - Ты видела её тело, на ней живого места нет.
        - Наконец-то трахнет её и она успокоится.
        Эй! Я всё слышу! И Клирия тоже! Вы чо!? Я блять даже покраснел, подползая к ней.
        - Клирия, ничего подобного, о чём они говорят, - начал я оправдываться.
        Блять, нахуя я оправдываюсь!? Я же ничего не сделал и даже не думал о подобном!
        - Но мысли были, раз вы говорите об этом, мой господин, - холодная улыбка тронула её губы. Про глаза вообще молчу, там было жуткое, вгоняющее в отчаяние пламя. Кажется, девки растопили в ней печку тьмы.
        - Всё, молчать, - сказал я, беря себя в руки. - Я по делу.
        - Как скажете, мой господин, - кивнула она и достала из небольшой походной сумки карты, которые разложила между нами.
        - Поехали… - я обвёл в тысячный раз картинку перед собой. - Значит так, мы должны будем… так, стоп, кто слово «хуй» на карте написал? - охренел я.
        Клирия вопросительно посмотрела на меня, потом на карту, потом снова на меня.
        - Прошу прощения?
        - На карте слово «хуй» написано! Чо за хрень?!
        - Это не слово, это линии, как будут двигаться наши.
        - Почему они будут двигаться словом «хуй»?
        - Так совпало, - спокойно ответила Клирия.
        - Ладно, допустим, - вздохнул я, не сильно веря, что так действительно совпало. - Что с прилегающими домами?
        - Всё под контролем, - кивнула Клирия, - мы…
        Обсуждение и повтор длились до вечера.
        Нам было что обсудить, так как проблемы шли в комплекте с подготовкой. И, к сожалению, всё предусмотреть невозможно.
        Взять, например, тот факт, что у Анчутки так же есть стукачи. И они, скорее всего, есть среди бандитов. Это значило, что нам надо быть очень аккуратными. Если не стража, то эти ушлёпки точно могут заметить странных вооружённых людей.
        Добавить сюда и его людей, которые здесь что-то типа секретной службы и будет вообще букет проблем. Правда секретная служба сейчас больше занята нашей территорией, так что от них я ожидал меньше всего проблем.
        Плюс, помимо ушлёпков стукачей сами бандиты, которые могут воспринять нас как конкурентов. Война среди криминальных группировок… Хм… А это неплохая идея, теперь я знаю, чем тряхнуть другие земли. Но до них пока дойти надо… Ладно, бандиты тоже проблема. И теперь нам надо избегать всех этих сил по мере возможностей.
        Что касается храма, то он находился за вторыми стенами в районе состоятельных граждан. Это несколько усложняло всё, но не в плане того, как туда попасть. В воротах второй стены стражи не было, поэтому тот же порох можно было пронести в мешках от муки, а пустышки в ящиках и не вызвать подозрений.
        Проблема была именно в том, что самой стражи было много. Было решено устроить погром на рынке и в этот момент сделать дело. С погромом нам поможет тихоня. Там как раз проблемы делёжки территорий у криминала и надо всего лишь добавить искры, чтоб вызвать стычку. А так как район для состоятельных, стража мигом прилетит туда.
        Так же мы взяли две комнаты - одна в доме около храма под свой контроль. Не буду говорить, что стало с хозяевами, но они старались выбрать тех, кого не жалко. Странно звучит, но ничего не поделаешь.
        Нам необходимы штаб-квартиры поблизости, где можно будет сохранить все вещи и оружие. Не тащить же нам всё это на себе, с нижнего района в средний, верно? А так понемногу разными группками перетащили, да оставили в комнате. Теперь оставалось лишь затащить всё в храм.
        Вторая комната была в другой стороне от храма, где мы сможем переждать бурю, которая поднимется после нашего предприятия.
        Правда с храмом тоже не всё ясно - куда девать её приспешников? Убить? Этот вариант самый очевидный, но уж слишком как-то по брутальному. Во-первых, она может засечь, во-вторых, следы останутся. Да и жалко как-то, хотя моя жалость играла здесь самую последнюю роль. Мы с Клирией обдумали этот вариант и решили, что логичнее будет тогда сделать всё ночью, когда вся обслуга уйдёт спать. Стражи будет, естественно больше на улицах, но мы можем уйти по крышам. Тогда вычёркиваем погромы на рынках, это будет ни к чему.
        Порох, ружья, кристаллы, всё это мы занесём через балкон на задней части храма, по которому сможем попасть во внутрь и забаррикадировать двери, чтоб никто не смог попасть туда тем путём.
        После всех подготовок мы вызовем Богиню Удачи. И раз уж так удачно совпало, я напоследок передам ей несколько ласковых слов по поводу того, что она сделала и в кого меня превратила. Тот факт, что я умудрялся сжигать города не меняет того, что я совершенно не горел желанием это делать и предпочёл бы подобному обычную жизнь в деревушке с семьёй.
        Обязательно ей всё это выскажу, прежде чем отправлю нахуй.
        - Вроде и всё, - я оглядел исчерченную карту и несколько листов, на котором было всё частично расписано. Позже Клирия всё уничтожит, но пока для лучшего усвоения информации требовалось всё расписать. Как я выяснил, так действительно удобнее.
        - Да, всё. Вы говорили с Богом Скверны?
        - Нет ещё. Думаю, ночью свяжемся.
        Я глянул на руку, по которой пробежала дрожь. Блин, завтра заходим на бога и тогда станет ясно, как сложится наша судьба. Но я вообще всегда очкую, это, наверное, новое заболевание «Ссыкунус Очкунюст», которое развивается у тех, кто для подобного не подходит. Но кого это волнует?
        Глава 150
        Проснулся я от неожиданного чувства опасности. Оно пилило сознание и душу, намекая, что мне скоро придёт пиздец, если я ничего не сделаю. Оно буквально ворвалось в мой сон и словно наждачной бумагой по разуму провела, заставляя меня проснуться.
        Интуиция, давно тебя слышно не было. Если уж ты тут на визг исходишься, то произошло действительно что-то очень страшное. Или произойдёт в очень близком будущем.
        Я практически сразу открыл глаза и понял, что интуиция опоздала всего на пару секунд со своим предупреждением. И весь кошмар, который только мог быть, спустился на меня. На моё лицо.
        А именно…
        ОГРОМНЫЙ ЖИРНЫЙ ПАУК!!!
        Словно ученик Витаса, сдающего итоговый экзамен на параде геев, я завизжал, вскочил…
        И уебался головой об балку, да так что в голове практически всё утонуло в ослепительно белом свете. Но естественно я не забыл визжать, буквально убегая спиной назад от опасности.
        Если бы в мою тупую башку пришло осознание, что я совершенно не один нахожусь здесь.
        Если бы я вообще умел думать…
        Первым прохватил пизды тот, кто лежал около меня и не спасла того человека стена из подушек. Под ногой что-то смялось, хрустнуло, я запнулся, делая попутно ещё один шаг и ещё раз на кого-то наступая.
        Вот я, визжа, падаю и приземляюсь на мягкие и не очень тела тех, кому не повезло оказаться подо мной. Крики, шум, гам, кто-то вскакивает, вновь крики, удары по дереву. Уже кто-то спотыкается и падает на меня. Моим яйцам достаётся локтем, и я уже хрипло дышу, пытаясь побороть давящую боль.
        Весь этот кошмар кончился ровно в тот момент, когда зажглась довольно яркая свеча, и мы наконец увидели причины и последствия.
        Спасителем оказалась Рубека в длинной ночнушке. Рядом с ней стояло Мамонта с очумелым видом. Казалось, Мамонта сейчас просто побежит куда глаза глядят и начнёт всех убивать. Помимо неё поподскакивали ещё девушки, держа кинжалы, мечи и даже мини-арбалет.
        Правда не у всех получилось вскочить вот так без проблем. Одна из девушек случайно загнала меч другой в спину, а другая напоролась на собственный кинжал животом. Третья проткнула мечом свою ногу и ногу своей соседки.
        Я молчу о тех, кто покалечился о балки или кого вот так случайно затоптали. Кстати, Мамонта тоже голову разбила. У неё по лицу кровь стекает и капает на девушку, которая, скрючившись, держится за живот и стонет.
        Бешеный взгляд перепуганной и раненой Мамонты остановился на мне, словно спрашивая, что происходит.
        - Там паук, - указал я пальцем на стену, по которой полз паук, а потом хоп, и в щель между досок уполз.
        Вот же сука… Как некрасиво вышло.
        Повисло неловкое молчание и мне казалось, что сейчас Мамонта меня самого удавит. Про других я вообще молчу, у них шок на лице такой, что в ближайшие пять минут они вряд ли будут что-то воспринимать.
        Сраный паук, правильно интуиция о проблемах предупреждала.
        Я встал со стонущих девушек.
        - Рубека, лечи людей; начни с тех, что себя и других проткнули мечами и кинжалами. Мамонта… сделай лицо проще и придави рану на голове, пока кровью не истекла. Исцеление не лечит недостаток крови, а ты нам завтра понадобишься.
        Стыдливо пряча рожу, я начал помогать девушкам встать. Проверял, кто ещё чего себе сломал или повредил. Ещё две сломали себе руку, одна ногу и одна пальцы на руке. Большинство отделалось ушибами и синяками.
        Отлично, я опиздюлил собственную команду на ровном месте.
        Правда в последнюю очередь я вспомнил о Клирии, так как она просто лежала.
        Просто лежала…
        У меня от этих слов сердце замерло и покрылось коркой льда.
        Я чуть ли не подлетел к ней, не спеша переворачивать её с бока на спину.
        - Клирия? - пусть у меня и мурашки по коже от её прикосновений иногда, но сейчас я затолкнул всё это глубоко себе в задницу. - Клирия, ты как?
        По-настоящему она не молчала всё это время. Она стонала. Просто из-за общего гама я не услышал этого.
        - Клирия, ты меня слышишь?
        - Мой… мой позвоночник… я не чувствую ног, Мэйн… И мой живот… он сильно болит.
        Бля-я-я… Пиздец.
        - Так, аккуратно сейчас на спинку переворачивайся
        Я очень аккуратно помог ей лечь как положено, после чего без зазрения совести задрал ей ночнушку.
        Хм… обычные чёрные трусики и серая ночнушка… Блять, о чём я думаю!?
        Стараясь не обращать внимание на то, что весь её живот был в жутких шрамах, я как можно мягче потрогал его. Даже можно было не спрашивать, по лицу видно, что больно.
        - Рубека! Рубека, пулей сюда! - я обернулся к ней. Сейчас она лечила девушку с проткнутой спиной. - Пусть подождёт пока, у нас сейчас Клирия откинется.
        Та не истекала кровью? Не истекала, тогда подождёт - всё просто.
        - Быром живот лечи, кажись я ей там что-то порвал сильно, - сказал я, когда Рубека оказалась рядом. - А то она быстро сейчас помрёт.
        Что будет весьма обидно, кстати говоря.
        Рубека засияла своими ладошками над её животом, и Клирия буквально на глазах начала оживать. Блин, она выглядит недовольной, а в её зенках появилось пламя. Она что, сердится на меня? И пламя так нехорошо играет в её глазах, что даже Рубека напряглась.
        Уже через десяток другой минут Рубека принялась долечивать оставшихся пациентов, а Клирия села, потянула носки на себя, согнула ноги, пощупала их и после этого посмотрела на меня…
        Ох, ебать, пробрало так пробрало…
        - Значит паука вы увидели, мой господин, - очень спокойно, с обычной классической лёгкой улыбкой спросила она.
        Но могу поклясться, внутри Клирия просто в бешенстве и сейчас может сожрать меня. Так, главное сейчас не делать и не говорить глупостей. И я решил отшутиться.
        - Знаешь, вблизи ты выглядишь ещё более стрёмно, чем из далека.
        …
        ……
        А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! ЧТО Я БЛЯТЬ НЕСУ!!!
        Лицо Клирии превратилось в маску. Даже улыбка пропала.
        Мне кажется или все наблюдающие эту сцену отсели подальше?
        И вообще, нахуя я это сказал!? Это всё нервы… надо успокоиться. Я тут главный и надо это показать!
        - Да ладно, ты чо такая не юморная, - я схватил её за нос и подёргал из стороны в сторону.
        Кажется… я просто целеустремлённо в промёрзшей земле рою себе могилу. Я даже не могу спросить себя, нахуя это делаю, так как не знаю на это ответа.
        Сейчас Клирия просто источала жуткую ауру.
        - Неюморная, говорите? - спросила она тихо. Голос вроде её, но в то же время и не её. Словно механический. Я бы сравнил его с холодным металлом, который стал звуком. - Мой юмор слишком плоский для вас?
        - Ага, такой же как твоя грудь.
        Если бы у нас была армия долбоёбов, то я бы стал её генералиссимусом. Кажется, удар головой не прошёл для меня бесследно. Вообще, я хотел отшутиться, но… чот пошло не так. Эх, я был всегда не в ладах с шутками и анекдотами, а ведь просто хотел разрядить атмосферу шутейкой. Ха-ха, очень смешно вышло, меня сейчас кастрируют.
        - Хотите покажу вам свой юмор, мой господин? - очень тихо и зловеще спросила она. В комнате даже темнее стало.
        - Да не… знаешь… я тут что-то забыл кажется там… где-то…
        Но прежде чем я успел вскочить, Клирия прыгнула на меня, прижав мои руки своими и буквально оседлав. То ли от страха, то ли Клирия такая сильная, но я не мог из-под неё выбраться.
        Лицо Клирии уже с натяжкой можно было назвать человеческим. Я бы назвал это просто бледной маской без единой тени эмоции и жизни с прорезями для глаз, за которыми в прямом смысле горело пламя. И голос у неё был бесчеловечески чистым и холодным.
        - Говорите, я плоская как мой юмор, мой господин? - её губы едва двигались, наполняя пространство звуком.
        - Я… я этого не говорил, - мне едва хватало сил, чтоб не начать заикаться.
        - Он это сказал, - раздался ото всюду шёпот. Ебаные предательницы! Век вас палкой в сраку ебать!
        - Нет, не говорил, - ну хоть на писк не срываюсь. Хотя другие знатно так отошли, прижавшись к стенам… Ах да, способка защищающая разум. Спасибо тебе. Но меня всё равно пробивает, и я сейчас дрожать начну.
        Клирия наклонилась ниже. Её глаза были широко раскрыты. На бледной маске это выглядело пиздецки жутко. Вот она стала так низко ко мне, что мы касались носами. Её носик и мой нос. Теперь мне хотелось кричать от ужаса, потому что теперь у неё словно сорвало клапана.
        - Ещё что-нибудь хотите сказать мне, мой господин? - прошептала она замогильным голосом.
        Ага, последнее желание хо… Так, стопэ!
        Я на мгновение принюхался, не показалось ли мне. Запах был очень знакомым!
        Блять, чем воняет!? Так, я знаю, чем воняет!!! Клирия!? Ты чо!
        Мой страх в мгновение ока сменился праведным возмущением, полностью разрушая её ауру.
        - Клирия, - посмотрел я на неё очень строго. - От тебя чесноком воняет жутко. Если ты собираешься высосать из меня душу, то не могла хотя бы для приличия отодвинуться или там зубки почистить перед этим? А то у меня глаза слезятся и это рушит всю жуткую атмосферу, которую ты тут создала.
        Казалось, что Клирия даже в таком смогла всё прекрасно понять. Её лицо довольно бодро возвращало себе живые оттенки и пропорции, а глаза вновь становились обычными тёмно-красными. Она оперативно встала с меня и отошла подальше, не забывая про балки. Попутно дыхнула себе в ладошку, словно хотела проверить, правду ли я говорю или нет.
        Теперь напротив меня была обычная Клирия, которая выглядело слегка…
        О БОГИ, ДА ОНА СМУТИЛАСЬ!!! КЛИРИЯ СМУТИЛАСЬ, СПЕШИТЕ ВИДЕТЬ!!! ДА ОНА ЕЩЁ И ПОКРАСНЕЛА!!!
        Ебать, надо это запомнить.
        Она ещё секунды две смотрела мне в глаза, после чего потупила взгляд.
        - От меня не воняет чесноком, мой господин, - сказала она спокойно.
        - Хочешь сказать, что я вру!? - возмутился я и аккуратно встал, чтоб не проломить головой балку. И тут до меня всё дошло. - Так вот оно что! Я блять думаю, какого хуя чесноком пахнет! Я думал, что это мне уже просто кажется, но нет! Чесночная душа лежала рядом! Клирия, ты сколько его сожрала, что от тебя аж фонит?!
        - Я… - Клирия не знает, что сказать. Сегодняшний вечер - время открытий. - Я… От меня не пахнет чесноком.
        - Тогда чего ты взгляд прячешь?! Или по-твоему я вру?! Ты нажралась чеснока и дышала всю ночь в мою сторону! - тыкнул я обвинительно в неё пальцем. Клирия же продолжала краснеть.
        - Если только немного, - попыталась она спокойно ответить, сохраняя в голосе свою ясность.
        - Немного? Это сколько? Зубчик? Пол головки? Или… - я внимательно посмотрел на неё и понял правильный ответ. - Ебануться, ты чо, головку чеснока постоянно жрёшь!?
        - Мне всего лишь нравится его острота. Я сожалею, что доставила вам неудобства, - ответила она, но нотки в голосе изменились.
        - Неудобства!? Я блять его на кухне обыскался! Весь замок провонял этим чесноком, выветрить теперь не можем! Везде эта чесночная вонь! Ты вообще зубы чистить пыталась!? Или у тебя зубная паста со вкусом чеснока!? Или ты вообще его на шею вешаешь!? Блять, Клирия, да за тобой шлейф остаётся!
        К тому моменту чесночная душа уже теребила свою серую ночнушку, явно не зная, куда деваться. А мне куда деваться!? Тут же воняет им!
        - Что ты от меня ещё скрываешь!? Может быть луком тоже от тебя несёт!?
        Она ничего не ответила и стала просто пунцовой. Её взгляд буквально буравил пол перед собой, а губы стали тонкой линией.
        - Ебануться… Пиздец… ну ты и предательница, - выдохнул я. - Ёбаны в рот, я спрашивал у всех, кто жрёт чеснок с луком, и ты сказала, что это не ты. Клирия, я доверял тебе, а ты оказалась настоящей пиздоболкой!
        И тут Клирию прорвало. Кажется я ебанул по больной теме, так как она подняла на меня взгляд и… её глаза становились мокрыми. Она заморгала, задрала голову, чтоб как-то это скрыть, начала шмыгать носом. Но тут и слепому ясно, что она сейчас расплачется.
        Я довёл Клирию до слёз. Ну вот что я за уёбок - я не то что автобус, Клирию аж до слёз смог довести.
        А перед глазами всплыла ещё одна способность. Вернее, просто улучшенная.
        «Улучшенный взгляд убийцы - вы заставляете плакать теперь не только маленьких девочек, но и взрослых женщин! Ваша суровость настолько сильна, что теперь вы раз в сутки сможете доводить до слёз одну девушку! Ну теперь-то точно вам есть чем гордиться!
        Способность позволяет взглядом заставить расплакаться девушку. Перезарядка - сутки.»
        Ага, но мне теперь на это и способности не надо.
        А Клирия, опустив голову и посмотрев на меня своим тёмно-красными глазами, начала плакать. Из одного глаза слезинка, из другого, вот она нос сморщила, губы сжала и… отвернулась, чтоб скрыть лицо. Только шмыганье и слышно. Хуя её задело моё замечание по поводу вони из рта, по больному попал.
        - Это было жестоко, - сказала за спиной Мамонта. - Сказать девушке, даже такой как Клирия, что от неё воняет чесноком и луком. Вы действительно умеете делать людям больно и находить их слабые места. Вы настоящий антигерой.
        Всё это было произнесено очень серьёзным тоном. То есть то, что я довёл её до слёз, делает меня антигероем. А то, что её дыхание меня чуть до слёз не довело, это нормально?
        А Клирия уже села и до нас доносились отдельные всхлипы.
        И тут вообще случилось что-то очень странное. К ней подошла Рубека, присела рядом, приобняла одной рукой и начала гладить по голове другой. Уже через пару секунд рядом с ней села другая девушка, а потом ещё одна и ещё. Очень скоро там была просто большая куча девушек, которые сели кружком около Клирии и утешали её. Я не знаю, как там эта чесночная душа, но я слышал более частые всхлипы, чем в начале.
        Бабы… Вы же её боялись. Что это теперь за женская солидарность у вас проснулась?!
        Вообще блин… Только Мамонта стояла рядом со мной, да и то, наверное, потому что не хватило ей там места.
        - Вам не стоило…
        - Ой, всё, умолкни. Она бы душу из меня высосала.
        - Вряд ли. Вы на неё наступили и сломали ей позвоночник. Помимо всего прочего, повредили ей внутренние органы. А потом наговорили много глупостей. Естественно она была рассержена. Никакой девушке не понравится, что её называют плоской. К тому же она не плоская.
        - Даже не начинай, - ответил я и лёг там, где стоял, после чего укрылся.
        Будут мне тут мораль читать. Я ещё и виноват. Она тут чеснок жрёт, людей своих смертоносным дыханием травит, а меня обвиняют. Зачем нажираться-то так? А я? А как же я? Я же умереть могу от такого запаха! Грустно всё это и несправедливо. Застукал её за тёмным делом, так ещё и виноват теперь. А то, что она меня чуть не убила своим зловонием, это не страшно?
        Очень скоро девушки стали расходиться по своим местам. Не знаю, злятся ли они на меня или нет, да мне и плевать…
        НЕТ, НЕ ПЛЕВАТЬ! Неприятно знать, что за твоей спиной тебя все ненавидят, поэтому мне очень важно знать, что они думают! Мне будет очень обидно, если меня возненавидят!
        С такими мыслями я медленно засыпал, пока передо мной не легла Мамонта. Приехала блин.
        - Тебе чего?
        - Ничего. Я здесь сплю, - хрипло ответила она. - Чтоб ты больше никого не раздавил.
        - Очень остроумно, - хмыкнул я и перевернулся на другой бок…
        И тут же попытался перевернуться обратно! Но Мамонта, вшивая предательница, придавила меня, не давая сдвинуться!
        А передо мной, широко раскрыв глаза, в которых играло жуткое пламя ада, лежала Клирия.
        - Говорите, от меня чесноком и луком пахнет, мой господин? - она придвинулась ко мне поближе так, что я буквально оказался зажат между этими бабами.
        - Ну… теперь нет, пахнет мятой, - ответил я тихо.
        - Я очень рада, мой господин, что смогла вам угодить. Но от ваших слов мне было очень грустно.
        Вот знаешь, по твоему хлебалу и не видно. Своими зенками жуткими смотришь на меня.
        - Ты это… могла бы ото…
        - Тс-с-с-с… - приложила она к моим губам палец и придвинулась ну совсем близко. Бля, а мне страшно! Нет, реально страшно, словно я в заброшенном доме маленькую девочку, сидящую ко мне спиной и смеющуюся, увидел! Особенно её глаза, которые неотрывно смотрят на меня. - Мой господин, спите. Я посторожу вас от пауков.
        - Да нет… знаешь, я как бы могу и так…
        - Доверьтесь мне, - она словно пыталась загипнотизировать меня своим жутким взглядом.
        Более того, она обняла меня! Блять! Сука! Клирия! Не надо! Прижалась ко мне, напрямую передавая свою тьму! Теперь опять носами касаемся и взгляд хуй отведёшь! Лежим как влюблённая парочка. Клирия так близко, что я чувствую мяту которой она нажралась. И её глаза… Её бездонные огненные глаза…
        - Я не смогу так уснуть, - пробормотал я.
        - Сможете, вы всё сможете, - ещё немного и мы губами коснёмся. - Просто я не могу позволить вам перекалечить нас до того, как мы вообще примемся за миссию.
        Я понял. Она мне мстит. Сейчас она пользуется своей аурой и мстит мне за сказанное. А всё потому что я сказочный долбоёб. Хорошо, что теперь у меня хотя бы отговорка на все случаи жизни есть.
        Часть тридцать пятая. Ни богов, ни господ. Глава 151
        Какого спать рядом с ожившим кошмаром?
        Ну… примерно так же, как и с Клирией. Открываешь глаза, а в абсолютной темноте на тебя смотрят два огонька. Не ярких, едва заметных, но они прямо перед тобой. И когда бы я глаза не открыл, постоянно видел эти два огонька, которые неотрывно на меня смотрят. А ещё эта аура долбанная.
        И ведь с одной стороны тебя обнимают с двух сторон, тебе тепло, тебе мягко, ты чувствуешь, что тебя окружают живые люди. Ты должен чувствовать себя в безопасности, но хуй там. Клирия душу своим присутствием травит.
        И это несколько мешает спать!
        Я понимаю, что это месть за мои слова. Сам я пресно отношусь к любым шуткам практически всегда, но у Клирии попал кажись по больному месту. Многие люди воспринимают всё ну слишком близко к сердцу. Поэтому помимо всего прочего я чувствую сраную вину и понимание, что сам как бы за свою тупость это из заслужил.
        В конечном итоге я заснул. Просто устал смотреть в эти бездонные светящиеся тёмно-красным глаза и уснул, не заметив, как это произошло.
        Правда и во сне мне было не суждено оказаться одному, так как завтрашний день нескромно подразумевал, что мне ещё оставалось кое-что сделать.
        Да и знал я, что Бог Скверны ко мне обратится.
        Знал? Ну да, когда же ещё будет время. Ты всё сделал?
        Да, всё готово. Наши люди ходили в храм под видом обычных посетителей, осмотрели его, так что мы знаем, что делать. Расположение всей атрибутики, что там есть, мы уже запомнили, так что большую часть мы заранее…
        Я понял. Не надо пересказывать мне весь ваш план. Просто сделайте всё чисто и как положено.
        Ещё мгновение и я оказался на чёрной площади, окружённой таким же чёрным туманом. Это место скоро станет мне вторым домом.
        - Слушай, всё хотел спросить, а если пойду через туман, то куда попаду?
        - Никуда, - ответил он. - Ты вернёшься на исходную позицию. Это замкнутый круг, так что считай, что будешь ходить по шару, каждый раз возвращаясь туда, откуда начал. Но ты отвлёкся, человек.
        - Мог бы звать меня моим именем.
        - Твоё имя скоро может стать нарицательным и будет вызывать не улыбку, а чувство опасности. Не думаю, что тебе подобное понравится.
        - Ага, зато когда над тобой смеются, это классно, - бросил я.
        - Ты дебил. Но если повезёт, ты поймёшь разницу очень скоро, - ответил Бог Скверны. - А теперь к делу. Атрибуты, которые сделают этот храм моим на тот момент, когда она придёт. Обычно люди сами делают атрибуты и чем их больше, тем сильнее привязывается место к Богу, которому они посвящены.
        - Стой, погоди, ты же говорил, что Бог может даже в маленькую святыню в доме телепортнуться.
        - В любое место, где есть его святыня. Но чем больше там атрибутики, тем сильнее привязано то место к Богу и тем сильнее он там. Можно сказать, это его крепость и таким образом она становится более неприступной. Оттого некоторые боги если и спускаются, то только в свои главные храмы, где их сложнее всего достать и где они успеют уйти.
        - Ладно… я понял. Тогда, - посмотрел в туман, - чего ты хотел мне передать?
        - Свой знак, наполненный моей силой. Если поместишь его на алтарь, то он сразу покроет весь храм моей силой и сделает его моим. При условии, что большую часть атрибутики ты уничтожишь, приблизив храм к статусу ничейного. Поэтому, если вы вдруг что-то забудете уничтожить, то он перебьёт его силу и не даст ей уйти.
        В этот момент я услышал глухой стук. Я шагнул вперёд и увидел такую небольшую фигурку, которая…
        - Что это за покемона ты мне дал? - в недоумении я начал крутить эту фигурку из красного отполированного и покрытого лаком дерева.
        - В смысле, покемона? - не понял Бог Скверны.
        - Что это за рожа китайца на твоём знаке, спрашиваю?
        - Сам ты блять китаец, дебил ебанутый, - искренне возмутился он. - Я всю ночь думал, какой бы знак сделать, так как у меня ни разу их не было! А ты тут ещё и выебываешься!
        - Да не выёбываюсь я! Реально, он на китайца похож, или на покемона!
        - Ты его не той стороной держишь потому что!
        - А, да? - перевернул я его нужной стороной. - Теперь он похож на вилку со сломанными зубчиками.
        - Слушай, ты, блять, мудло с вакуумом в голове, - не выдержал Бог Скверны, - стань богом и делай то, что тебе там нравится, а сейчас завалил хавальник и береги эту хуйню как зеницу ока. Я запихнул туда больше половины своих сил, чтоб наверняка перебить её силы. Если что случится, и ты потеряешь её, то сдам тебя.
        - Но я могу тоже сдать тебя, - напомнил я ему.
        - Значит пойдём на дно вместе щенок, - ответил он. - Помни об этом и сделай всё как положено. Я поговорил с Богиней Удачи и смог её уговорить, чтоб она сделала исключение ради меня и встретилась с тобой. Поэтому у тебя будет один шанс или нас обоих ждёт плаха.
        - Я всё сделаю как надо, - уверенно сказал я.
        - Да… Да, ты сделаешь всё как надо, я тоже в этом уверен, - сказал он наконец голосом Бога, а не неуверенного задрота. - Тогда вот тебе ещё печать молчания.
        - Зачем? - спросил я, поднимая печать, которая подкатилась к моим ногам. Обычная канцелярская печать на вид.
        - Чтоб она не смогла связаться с другими богами. Здесь тоже моя сила. Эта печать отрежет её вообще от богов, и Богиня Удачи даже вызвать, как ты мыслями это делаешь, не сможет. Просто поставь ей на кожу.
        - А если сотрёт?
        - Если только срежет вместе с кожей, - ответил Бог Скверны. - Я буду ждать новостей от тебя. Лучше сразу после её… устранения верни мою силу, чтоб ничего не случилось. И… сделай всё быстро.
        Мне кажется или Бог Скверны испытывает угрызения совести и жалость? Нет, серьёзно, мне кажется, что он буквально перешагивает через себя, делая это.
        - Всё будет окей, - ответил я и показал ему большой палец.
        А через мгновение почувствовал себя в объятиях девушек. Судя по всему, что Клирия, что Мамонта, обе мирно спали и ничьи глаза на меня сейчас не смотрели, светя красными огоньками.
        А в руках я чувствовал печать и ту деревянную фигурку отдалённо напоминающую крест. Хотя мне строением она напоминала лицо китайца. Фигурка словно бы излучала тепло и слегка пульсировала в моих руках, отчего могло создаться впечатление, что она живая. Хочется верить, что подобная вещица сможет перебить атрибутику Богини Удачи, если мы действительно что-то упустим.
        С такой мыслью я уснул.
        И проснулся от чувства опасности, которое естественно исходило от…
        Клирии. Опять смотрит на меня.
        - И тебе доброе утро, - кивнул я. - Как спалось?
        - Очень хорошо, мой господин, - тихо ответила она. - Я выяснила, что когда тебе никто не ломает позвоночник и не наступает на тебя, то спать становится куда более приятно.
        - Ага, рад за тебя. Теперь двигайся, а то пугаешь тут меня.
        - Да, мой господин, - кивнула она и отодвинулась назад. - Я вижу, вы имели возможность поговорить с Богом Скверны?
        - Ты про этот символ? - показал я деревяшку. - Да, выпала возможность. Это вещица будет нашим ключом к победе, так что держи. Приказываю защищать её ценой своей жизни.
        Это я без шуток сказал.
        И Клирия без тени улыбки с самым серьёзным лицом забрала фигурку.
        Просыпались все практически одновременно. Это было обычным делом. Если долго живёшь по одному и тому же распорядку, то привыкаешь к нему настолько, что тебе даже будильник по сути не нужен.
        Девушки вставали, подтягивались, переговаривались. Несколько сразу ушли в низ, чтоб через десять минут вернуться с едой, напитками и тазом с водой. Мы быстро умылись, помыли руки и позавтракали довольно тяжёлой пищей - мясо, хлеб, жирная картошка. После этого я сделал небольшое объявление.
        - Так, внимание. С этого момента мы соблюдаем одно важное правило - держим себя в чистоте. Значит так, моем всегда руки. Абсолютно всегда. Никогда не тяните их в рот если не помыли. Моем продукты. Все. Никакие яблоки в рот без помывки не совать. Лучше вообще их сунуть сначала в кипяток. Вот только после кипячения…
        Я перечислял всё, что нужно делать и что не нужно делать, так как сразу после Богини Удачи может стать жарко. Очень жарко и мне бы не хотелось, чтоб кто-то из команды потом сгинул из-за собственной глупости или по незнанию. К тому же, прежде чем они помрут, будут ещё долго мучиться.
        - Это настолько опасно? - спросила одна из девушек, когда я закончил. Это была новенькая семидесятого уровня. Худая и высокая, словно вешалка, с короткими волосами по типу каре, только по уши.
        - Да. Это яд, - не стал втирать им про бактерий, а то всё равно не поймут. Лучше объяснить понятным языком. - Перед смертью вас будет тошнить, и вы будете безудержно срать. Будет казаться, что вы сейчас кишки выплюнете. Вам будет больно, плохо, и в таком состоянии заблёванные и засраные вы умрёте.
        Я не ленился в красках всё описать, а потом напоследок отдал приказ вообще руки в рот не совать, ничего не пить и не есть без моего приказа. Были недовольные, были лёгкие возмущения насчёт того, что может им и срать с моего разрешения. На что я ответил, если это поможет спасти им жизни, я ещё и жопу им лично вытру, и помою. После этих слов возражений вообще не было.
        Одевшись, вернув матрасы и расставив коробки по углам, мы небольшими группками начали выходить вниз.
        План уже был проработан и выстроен, причём не только мной. Мамонта, Клирия и Элизи приняли участие в постройке этого плана, стараясь предусмотреть всё, что можно было, и предугадать любые действия со стороны противника. Такой подробный план я вряд ли бы смог составить, не имея опыта вообще в подобном. Я лишь называл основные цели, примерные пути их достижения, одобрял те или иные варианты плана и обращал внимание на некоторые моменты.
        В конце концов, я мог составить всё сам, но вряд ли смог бы предусмотреть всё. Где-нибудь что-нибудь да упустил. А тут это сделали знающие люди, попутно научив меня правильному планированию.
        Так что выходили мы разными группами и уходили в разные стороны этого района, чтоб не привлекать внимания. Кто-то был в рабочей одежде, кто-то в походных плащах, кто-то в повседневке.
        Я с Клирией и Мамонтой ушёл последним. Правда вот Мамонта палилась из-за своего роста конкретно. Её вроде и оставить нельзя, но и таскать по улицам слегка палевно. Но тут выбора особого не было, поэтому мы лишь делали то, что можем.
        - Идёмте в паб. Выпьем, - сказал я.
        - Не сильно подозрительно? - поинтересовалась Мамонта.
        - Подозрительнее шататься здесь. Ты нас выдаёшь своими размерами и привлекаешь лишние взгляды, - ответил я. - К тому же, наша очередь приходить в штаб-квартиру будет примерно в… короче перед вечером.
        - Я скажу вам, мой господин, когда придёт время, - произнесла Клирия.
        - А ты откуда знаешь? - прохрипела Мамонта.
        - У меня хорошо развито чувство ориентации по времени. Мы не пропустим нужный момент. Я предупрежу, когда нам будет пора.
        Зная Клирию, скажу, что оно и будет.
        Не скажу, что я очень хотел в паб. Но блин, если её кто-то спалит, то сразу будут спрашивать - видели высокого человека? На Мамонту слишком просто будет выйти, так как высоких людей, по моим наблюдениям, здесь немного. Наверняка один из десяти прохожих да глянет в её сторону и сможет потом на неё указать.
        Поэтому мы зашли в какой-то не самый чистый бар, сели в дальней стороне, где воняло хрен знает чем и заказали себе обычной водки для отвода глаз. Или спиртовухи, как они здесь её называют. Правда пить никто из нас не спешил; не хватало миссию пьяными начинать.
        Это место можно было назвать удачным, так как здесь собиралось немало всяких «подозрительных» личностей. Мы отлично вписались в это место.
        - Клирия, надеюсь ты не хавала чеснок, иначе Богиня просто унюхает нас.
        Щёки Клирии тронул румянец.
        - Нет, я не ела.
        Значит твоей слабой стороной является запах из-за рта? Мисс невозмутимость волнует запашок от нечищеных зубов? Какие ж люди странные, один я нормальный.
        - Отлично, - кивнул я.
        Мы молча сидели, уткнувшись в кружки и иногда для приличия поднося их ко рту, но даже не глотая.
        Все, кто сюда заходил, даже не оглядывались, поскорее утыкаясь лицом в землю, и проходили к свободным столикам или местам у барной стойки. Царила зловещая атмосфера.
        Пока мы сидели здесь, я заказал нам обед и мы перекусили.
        Честно говоря, кусок в горло не лез, так как я дико волновался. Живот от страха скручивало узлом и казалось, что туда еда физически не может поступить. Мне хотя бы вилку удавалось держать нормально, хотя и та иногда вздрагивала, от чего я ронял еду обратно в тарелку. Ебаное волнение… нет, ебаный страх, как же заебал. Всё же будет нормально, чего волноваться? Привыкнуть должен был уже! Ведь по сути ничего не изменилось, кроме того…
        Что я иду убивать бога.
        Докатился.
        Из-за этого ощущение ещё такое… неправильное, нереальное, словно я замахнулся на святое. Словно я хочу прямо этим вечером захватить весь мир. Эта нереальность происходящего меня нехило выводила из себя.
        Эти душевные терзания компостировали мне мозги, и я уже молился, чтоб время шло быстрее. Меня так и подмывало спросить, как долго ещё, но я понимал, что от этого время быстрее не полетит.
        - Время, мой…
        - Погнали, - тут же встал я и положил на стол несколько монет. - Сдачу оставь себе.
        Бармен посмотрел на меня странным взглядом.
        - Здесь не хватает.
        - А, да? - Чот переволновался.
        Я смущённо доложил монет, и не глядя бармену в глаза, вышел на улицу.
        - Всё будет нормально, - сказала Мамонта.
        - Уже приходилось чем-то подобным заниматься?
        - Нет, это первый опыт. Но… я тоже волнуюсь, что удивительно. Я буду одной из первых, кто пойдёт на такое, - в её голосе проскальзывало возбуждение. - Правда если ничего не получится, то моя душа будет проклята и…
        - Не будет, - ответил я. - Ты просто переродишься в другом мире другим человеком без памяти.
        - Откуда знаешь? - хрипло спросила она, бросив на меня вопросительный взгляд.
        - Потому что я умирал и знаю, что там, - спокойно ответил я.
        - Но это всё равно не сильно успокаивает. Даже после твоих слов для меня это выглядит как конец.
        - Тогда не парся. Сегодня только один человек сдохнет, - постарался добавить я уверенно. - Потому что у нас сила.
        - Мой господин, - подала голос чесночная душа. - Вы уверены, что стоит её убивать? Всё-таки она богиня. Другие боги разгневаются на вас за это.
        Да, я об этом тоже думал. Но не только мне одному это выгодно, поэтому большой брат, что следит за мной, прикроет меня. В его интересах, чтоб никто не узнал, кто сдал нашу Богиню Удачи.
        - Никто не узнает, можешь не бояться, - ответил я.
        - Но это не слишком разумно, ведь если мы убьём…
        - То уберём главную несправедливость этого мира, - парировал я. - Уберём ту, что одним своим «хочу» решала судьбы людей, давая удачу конченным отморозкам, которые этого не заслуживали.
        - Мне кажется, что это не очень хорошая идея, - высказалась Клирия.
        - Чтож ты сейчас об этом задумалась?
        - Чем ближе этот момент… тем больше мне кажется, что мы действуем неправильно, - ответила Клирия, заставив меня на мгновение посмотреть на неё удивлённо.
        - Первый раз слышу неуверенность в твоём голосе.
        - Потому что первый раз мне приходится через подобное проходить, и я не могу сказать, правильно ли это или нет.
        - Тогда просто не парся, - ответил я. - Это моё дело. Я всё сделаю, и тебе необязательно об этом волноваться.
        Мы прошли грязные улочки, вышли на каменную дорогу и поднялись наверх. Здесь нас встретили большие арочные ворота второй стены, отделяющей обычный район от зажиточного. Тут не было стражи и было очень много людей, поэтому мы прошли незамеченными, растворившись в толпе.
        В этой части города действительно чувствовалась иная жизнь, даже потому что здесь все дороги были покрыты брусчаткой и не было этой вездесущей грязи. И люди здесь были куда более цивильно одеты, чем в обычном районе.
        Мы практически сразу свернули в сторону и двинулись вдоль стены и домов. Иногда я бросал взгляды по сторонам и замечал общие колодцы, откуда, по-видимому, набирали воды люди из соседних домов. Это удобно, видимо у каждого района есть свой колодец.
        Очень скоро мы подошли к одному из типичнейших домов, располагавшихся около стены. Это было весьма удобное расположение, так как если возникнет подобная необходимость, мы сможем практически сразу добраться до стены и перейти в обычный район. Пусть выбирала его Мамонта, но я мог оценить глубину её плана.
        Не зря трахал, сразу видно свежий ум.
        Глава 152
        - Дом целиком наш? - спросил я на всякий случай.
        - Да. Мы… подчистили его от прошлых жителей.
        Не хочу знать, кем были прошлые жители, потому что ответ вряд ли мне понравится.
        - Только выбирайте своих жертв так, чтоб там детей не было, ясно? - решил я на будущее дать указ.
        - Ясно, - кивнула Мамонта.
        Не знаю, были там дети или нет, но выяснять не хочу. Толку уже не будет, а настроение испортит конкретно.
        Мамонта подошла к двери и несколько раз негромко постучала в определённом ритме, после чего нас впустили внутрь.
        И первым делом я посмотрел, не было ли здесь детей. Нет, я знаю, что скоро их погибнет явно больше, но почему-то для меня было важно, чтоб сейчас их не убили. Может потому что там будет просто дело случая как в лотерее, а здесь без шансов? Да, скорее всего именно так и есть. Ох уж эти успокоения для совести.
        Но детей, к счастью моей совести, здесь не было. Ну чтож, моя совесть частично чиста.
        Практически все девушки собирались на первом этаже, где была кухня. Сейчас многие здесь проверяли своё снаряжение, чистили мечи, осматривали броню и ружья. Я окинул взглядом всех тех, кто сейчас сюда пришёл и нашёл взглядом худую скрытницу семидесятого уровня. Девушка была новенькой и отвечала за разведку и поиск стукачей. И это она спрашивала меня про болезнь, настолько ли опасна та.
        - Есть новости? - спросил я.
        Девушка с короткой стрижкой посмотрела на меня таким взглядом, словно хотела наброситься и сожрать. Я даже шуганулся слегка. Правда голос оказался противоположностью глазам - нежным и добрым.
        - Никаких новостей, господин. Мы пораспрашивали усиленно у одного человека насчёт того, что он знает, однако тот ничего не рассказал. Поэтому и я не могу ничего вам рассказать.
        - Окей, ладно, - кивнул я. - Информатор у них тут был?
        Эту часть плана пусть я и знал, но разработала её Клирия. Практически все такие вот части плана, где надо было сделать нас как можно более незаметными (убить всех свидетелей) прорабатывала Клирия с Элизи, когда Мамонта больше отвечала за необходимые операции с применением силы.
        - Да, мы его уже устранили, как и несколько других. Теперь мало кто сможет просто так узнать о всех делах незаконного мира.
        - Отлично. Остальные уже на месте?
        - Да, готовят переброску.
        Не все тридцать три человека пошли сюда. Часть людей сразу направилась в ту квартиру подготавливать оборудование для миссии. Например, там уже были два мага, что готовили пустышки, Рубека, несколько скрытниц и обычных воинов. Всё-таки, если бы все пришли сюда или туда полным составом, шансов спалиться было бы больше. А так разбились на группы и в нужный момент просто соберёмся.
        Поэтому теперь нам оставалось туда просто прийти, сделать дело, после чего свалить обратно в этот дом. А потом мы переедем в третью штаб-квартиру, которую подготовил для нас Джин с тихоней.
        - Клирия, сколько времени? - громко спросил я Клирию на другом конце комнаты, где она с Мамонтой и ещё несколькими девушками склонились над картой.
        - Ещё рано, мой господин, - ответила она.
        Рано отправлять наших людей в ту квартиру. Здесь сейчас было двадцать человек, а там тринадцать.
        Стоило их сейчас, кстати, окинуть взглядом, и можно было заметить в их лицах напряжённость. Каждая из них знала, что мы будем делать. И для каждой это было чем-то нереальным. Убить богиню, причём довольно известную. Скажи и никто не поверит. Они, наверно, даже не верили, что у них хватит сил на это.
        Но блин, что такое сила? Не физическая, а вообще?
        Один человек сказал, что сила в правде. Но это были лишь красивые пафосные слова. Хорошо звучащая ложь. Была бы у него правда и что, изменил бы он что-нибудь? В правде никогда не было силы. Сила всегда у тех, кто готов идти на всё ради своих целей. Ты можешь быть прав и закопан из-за этой правды под сосной. Но если ты готов на всё, под этой сосной будут закопаны те, кто хотел твоей смерти и вся их семья. Даже тот человек доказал это, убивая врагов на своём пути.
        Поэтому наша сила именно в этом.
        Подумает ли богиня, что кто-то готов так далеко зайти, чтоб отомстить ей? Нет. Поэтому она просто придёт на нашу бренную землю, не подозревая, что с ней будет. Вот она, сила.
        Прошло, наверное, ещё около двух часов, прежде чем девушки маленькими группками начали выходить из дома. Сейчас как раз был вечер и начинало темнеть - идеальное время, чтоб выйти незамеченным и раствориться в толпе.
        Так, с промежутком в десять минут девушки группами по три человека покидали дом. Скоро настала и наша очередь.
        Блин, я нереально очкую, меня всего трясёт, если честно. Даже руки уже заметно дрожат, как бы я не пытался это побороть.
        - Погнали, - как-то слишком хрипло сказал я, и мы двинулись в путь. Со мной сейчас была Мамонта, Клирия и худая скрытница, которую звали Эстани.
        Мы выскользнули наружу, закрыли дверь и двинулись в нужное место. На улицах действительно было немало людей, и они сейчас быстро-быстро шли домой к семьям. Мы удачно вклинились туда, позволяя потоку людей отнести нас туда, куда нужно.
        Правда по пути скрытница расхерачила кому-то лицо в говно ударом локтя. Этот кто-то был какой-то девушкой в поношенной одежде. От лица толком ничего не осталось, поэтому сказать про внешность я не мог. Скорее всего, она уже была мертва. Вот оно моё общество - сразу убивает. Окружил себя отморозками.
        - Ты чего? - спросил я, когда мы поспешили отойти подальше. Никто даже и не обратил на этот момент внимания, настолько быстро и аккуратно она сделала это в толпе. Только потом за спиной послышались возгласы.
        - Пыталась мои карманы обшмонать, - спокойно ответила скрытница.
        - А убивать обязательно?
        - Она это заслужила.
        - Да я не об этом! Нехрен к нам внимания привлекать! Как всё случиться, они могут тут каждый подозрительный случай подмечать.
        Хотя, честно говоря, сомневаюсь на счёт этого. Стража в средневековье - не полицейские в реальности. Им глубоко похуй, насколько я заметил, если только преступление не происходит на их глазах. Я могу списать это на следующее: общий интеллект набираемых людей; общее культурное развитие, когда смерть не такая уж и проблема; структура самой системы, когда в таких крупных городах идёт по типу - трупом больше, трупом меньше; похуизм ко всему, если только не мочат людей постоянно.
        Да и если возьмутся, найти злоумышленника будет не просто - криминалистика явно в этих краях появится не скоро. Поэтому, скорее всего, никто и не берётся за это.
        Но зачем рисковать?
        В скором времени мы вышли к храму Богини Удачи. Большое строение из дерева и камня (пироманьяк во мне ликует) прямоугольной формы с закруглённой крышей. Там наверху стояла фигура в виде палки и обмотанной вокруг него ленты. Высотой здание было с обычную пятиэтажную хрущёвку и длиной в её половину.
        - Что там с этой фигурой? Каменная или деревянная? - спросил я, кивая на крышу.
        - Недавно забирались скрытницы, говорят, деревянная, - ответила Клирия.
        - Отлично, тогда просто спилим его.
        Ну хоть взрывать раньше времени ничего не придётся, а то я боялся, что символы на крыше каменными будут, для этого даже мешки с порохом притащил. Ну ничего, для другого пригодятся.
        Мы вынырнули скромненько из потока людей на боковую улицу и прошли вдоль жилых домов. Здесь людей было поменьше, однако не настолько мало, чтоб наша группа сильно выделялась. Поэтому мы без проблем прошли до нужного нам дома.
        Зашли во внутрь и попали на лестничную площадку, слишком сильно напоминающую подъезды моих домов. Правда здесь этажей было всего три. И наша комната располагалась на третьем. Выше всех, дальше всех, а заодно практически напротив балкона.
        Почему практически?
        Я так посмотрел и понял, что допрыгнуть тут можно раз что до брусчатки, чтоб порадовать утром жителей своими мозгами. Разделяло дома и храм метров десять. С одной стороны, это плюс, сожжём и никакую постройку не затронем, хотя здесь это не критично, так как дома каменные. С другой - надо туда как-нибудь добраться.
        Хорошо, что об этом позаботятся девки ох ебать их набилось!
        Я открыл дверь и слегка ошалело увидел, что вся эта квартирка забита людьми, которые тихо переодевались. Как сельди в банке, серьёзно. Каждый метр был занят людьми, и, если бы я сам не увидел, то не поверил бы, что так много народу может сюда набиться.
        - А чо, больше не нашлось квартиры? - спросил я, разглядывая баб, который массово устраивали стриптиз.
        - Выбирали как можно ближе к балкону, - пожала скрытница плечами, после чего начала раздеваться.
        Но тут же остановилась.
        - Отвернитесь, пожалуйста, я стесняюсь.
        Я своим ушам не поверил.
        - Чего прости?
        - Я стесняюсь, отвернитесь, а?
        - Ебануться. В этом мире остались бабы, которые стесняются. Дай я тебя обниму, милая наша скрытница.
        Сказано, сделано. Правда вот стесняться там нечему, не в обиду будет сказано этой девушке. А вот что касается остальных…
        Ну… так, средне. У кого-то есть, у кого-то нет. Хотя для бойцов грудь была реально лишней, так как очень мешала. По себе знаю.
        - Мой господин, для вас тоже мы кое-что приберегли, - сказала Клирия и развернула передо мной кольчугу. - Для вашей сохранности.
        - Вряд ли подобное спасёт меня от богини.
        - И всё же, прошу вас на всякий случай надеть ради вашей же безопасности.
        - Ладно… спасибо.
        - Рада служить, - слегка поклонилась она и принялась сама раздеваться.
        Ну а я отошёл подальше в угол и скинул с себя одежду.
        Блин, я словно в маленькой раздевалке оказался, так как здесь было ну очень тесно. Повсюду полуголые девушки, которые с видимым профессионализмом готовились к будущему бою, что по идее должен закончится за секунды и пройти бескровно. Почти. Но даже к подобному они готовились знатно. Мне это сразу напомнило видео, где солдаты шнуруются, подгоняют броню, развешивают магазины, проверяют автоматы. Потому что девушки занимались тем же. Кто-то обматывал грудь бинтом, чтоб не мешала, кто-то подтягивал ремешки и легонько подпрыгивал на месте, проверяя подгонку. Некоторые крепили ножны, рассовывали кинжалы или проверяли ружья.
        Те, кто освободился, помогали своим соратницам. Причём не просто на отъебись, а конкретно: осматривали, дёргали, проверяя крепежи, спрашивали, всё ли нормально сидит и ничего ли им не мешает. Реально, боевые сёстры. Ещё немного и сопли начнут вытирать друг дружке. И нет, это не плохо. От такого вида сердце греет и ещё больше хочется, чтоб все вернулись обратно.
        Мне же… в принципе ничего не требовалось. Я просто заранее подготовил ружьё, подвесил что-то типа фляги с порохом и хитрым механизмом который отсыпал определённое количество. А вообще надо будет сделать специальный бумажный патрон, в котором сразу отмеренное количество пороха есть. Я видел такой по телеку.
        Заняла у нас подготовка около получаса.
        Один раз на меня даже грудью девушка навалилась, одевая штаны под броню. Ничего такого, просто «простите» и дальше одевается.
        После этого наша миссия наконец началась.
        Две девушки семидесятого лвл, когда уже конкретно стемнело, выглянули в окно и осмотрелись. Они были одеты в обычную обтягивающую кожаную броню с капюшоном ассасина. Не увидев никого, девушки показали большой палец в комнату и взялись за верёвки с крюками. Теперь действовало правило - ни звука без дичайшей необходимости, оттого все молчали и только иногда слышался звук трущегося металла.
        Через несколько секунд две крюк-кошки были перекинуты на ту сторону и закреплены здесь. Обвязав две другие верёвки вокруг талий, девушки быстро-быстро засеменили ножками по канату, сохраняя равновесие. Добрались до балкона, спрыгнули на него и замерли, вслушиваясь в тишину.
        Прошло десять секунд, и они вновь начали действовать - закрепили верёвки, которые были на поясе, так, что на ту сторону получился канатный мост, полом для которого служила очень мелкая сеть. Теперь можно было перебраться на ту сторону даже с ящиками, которые нам нужно было перенести.
        Следующими на ту сторону двинулись Мамонта, все скрытники и пять воинов. Они оперативно добрались до балкона, открыли дверь и скользнули во внутрь. Их задачей было прошерстить весь храм и, если там кто-то остался, устранить его.
        И пока они этим занимались, на ту сторону двинулись девушки с ящиками. Те были небольшие, но их всё равно тащили по полу, чтоб случайно не перевесить и не перевернуться. И каждая тащила за собой за ручку по ящику. Таких ящиков, забитых до краёв пустышками, было четыре. И на середине, когда тащили третий ящик, на эту улицу вышла стража из трёх человек.
        Практически сразу у девушек появились тяжёлые арбалеты с болтами, а та, что была на середине моста, быстро-быстро засеменила вперёд и спрыгнула на балкон.
        Все замерли. Казалось, что никто не смеет даже дышать.
        Вот стража подошла ровно под наш переход и до меня донеслись голоса:
        - …просила. Ну получается, шо я пытаюсь чувака остановить, кричу: зачем ты женщину пытаешься из окна выкинуть. А он в ответ: это не женщина, это моя тёща!
        - А ты?
        - Ну а я шо, не человек шоле? Клялся помогать жителям этого города. Ну мы эту жирную мразь за руки и за ноги, да в окно. Потом рассказывал, что сам видел, как та случайно выпала…
        То чувство, когда смешной анекдот становится для кого-то суровой реальностью. Но кажется я понял, откуда тот анекдот взялся. И кажется, только меня эта ситуация рассмешила, так как остальные были с каменными лицами. Честно говоря, смотрю на них и чувствую себя зелёным солдатом среди жёсткого спецназа.
        Стражники дошли до конца улицы и свернули в один из проулков. Минута ожидания и наша орда вновь зашевелилась.
        Перешли улицу воины, потом перелез аккуратно я. За мной следом перешла Клирия в лёгкой боевой броне, которая состояла как из металлических деталей, так и из кожи. За нами примерно в такой же броне перешла Рубека.
        На шухере здесь остались две наёмницы по обеим сторонам улицы на случай чего.
        Я кивнул головой одной из девушек, мол можно ли заходить. Девушка закивала головой, только прислонила указательный палец к губам, мол тихо.
        Вот и отличненько.
        В этот момент нам на встречу выскочили две наёмницы и с пилой полезли на крышу, чтоб избавиться от главного знака Богини Удачи. Мы же скользнули вовнутрь и попали в узкий коридор.
        Хоть здание и было сделано как из камня, так и из древесины, однако здесь всё было облицовано чем-то похожим на маленький кафель - такие каменные отполированные плиты одного оттенка, которые покрывали как пол, так и половину стены.
        Ход направо заканчивался дверью, в то время как налево уходил к лестнице и спускался вниз.
        Около двери уже стояла девушка, которая пальцем указала на лестницу, типа нам надо туда. Спустившись вниз, мы попали в ещё один коридор с дверьми по бокам, где нам на глаза попался первый труп. Какой-то старик со знаком Богини Удачи на робе и сломанной шеей, так как крови не было.
        Мы прошли по коридору дальше, и я мимолётом заглянул в комнаты - практически все они были завалены старыми книгами или вещами. И всего несколько были сделаны под спальни. В одной из них был ещё один труп - девушка в белой ночнушке. Её красная кровь резко контрастировала на белом одеянии, придавая какой-то своеобразный шарм. У неё в груди была маленькая дырочка. Видимо пришили из миниарбалета.
        Ещё один труп на пути в зал принадлежал молодому юноше, что был даже моложе меня.
        И в принципе на этом потери паствы Богини Удачи заканчивались. Можно сказать, что обошлись малыми жертвами.
        Зал этого строения был ну дико классическим - вытянутый зал с круглой крышей на самом верху. Лавки со спинками стояли рядами и оставляли проход между ними. В одном конце этого зала вход, который уже закрывали за запор наши люди, с другой стороны - площадка за которой стоял этот классический стол, что можно увидеть в католических церквях, застеленный белой скатертью.
        Другими словами - всё дико напоминало католическую церковь за исключением того, что здесь были символы Богини Удачи - палка с лентой вокруг неё.
        Ко мне подошла Мамонта.
        - Мы закончили, - негромко сказала она. - Три жертвы, вы их уже видели. Теперь мы можем начинать?
        - Да, пора уже завязать с этой проблемой, - кивнул я.
        Глава 153
        В нашем распоряжении была вся ночь. Однако это совершенно не говорило о том, что теперь нам ничего не угрожает. Мало ли какому блудному сыну захочется помолиться здесь или священнику приспичит проверить, не занимаются ли непотребством его подчинённые. Да даже поссать кто-нибудь заскочит.
        Первым делом мы принялись уничтожать все труднодоступные символы, которые относили этот храм к Богине Удачи. Мы стирали нарисованные знаки, отрывали и ломали фигурки, рвали картины. Девушки табуном прошлись по всем комнатам, портя всё, что имело отношение или могло иметь отношение к Богине Удачи. Мы даже раздолбали пол, уничтожив выложенный камнем символ.
        На крыше в это время две скрытницы спиливали фигуру, закрепив заранее его верёвками, чтоб тот не сорвался вниз и с грохотом не ударился об землю, будя всю округу своим треском.
        После подобной зачистки единственное, что мы оставили, была большая фигура у стены в конце зала, которая была сделана из камня, да несколько фигурок для вида, что можно было разрушить движением руки. Плюс какая-то деревянная стойка в конце, где располагались горящие свечи и около которой было расположено множество однотипных символов.
        Честно говоря, я даже не знаю, как разрушить статую. Взорвать? Но тогда точно людей побудим. Такое имеет смысл делать лишь в том случае, если иного выбора не останется. Я-то и ружьями не собирался пользоваться, принеся их лишь для того, чтобы в случае крайней необходимости у нас было чем отбиться. Но только в этом случае и ни в каком другом.
        Нужен срочно звонок другу.
        Эй, Бог Скверны, ты говорил уничтожить всю атрибутику Богини Удачи. Тут у неё каменная статуя. Что нам делать?
        Правда ответили мне не сразу, минуты через три, когда я уже успел известись.
        Фигура из камня?
        Он наконец подал голос. В туалете что ли был?
        Очень смешно, смертный.Вы сейчас в храме?
        Ага, уничтожаем все символы и атрибуты богини. Только у меня вопрос, как правильно их уничтожать, чтоб потом она не имела связи с этим местом?
        Просто сломайте, сотрите или разбейте. Большую статую достаточно просто расколоть. Короче, достаточно просто сломать и тогда считай, что любой атрибут или символ уже непригоден.
        Окей… Тогда другой вопрос, как только мы уничтожим всё, оставив что-нибудь лишь для того, чтоб можно было её призвать, что нам делать с твоей фигурой?
        Там есть самое главное и почётное место, видишь его?
        Я оглянулся, пытаясь понять, о чём он говорит. Стол с белой скатертью в одном из углов… не то, деревянный стол со свечами, что стоит перед самой фигурой? Очень на это похоже.
        Допустим… я вижу особенное место, где множество всяких символов и знаков Богини Удачи.
        Это центр храма, место концентрации силы. Именно оттуда она распространяется по всему храму. Ну вон туда и поставишь. Как он там окажется, то моя сила покроет всё помещение. Ты это почувствуешь.
        Окей, я понял. Что с кристаллами? Мы их настроили на то, чтобы они всасывали в себя силу, но этого будет достаточно? Не надо там расставлять в определённом порядке или ещё что?
        Просто расположи их по всему храму примерно вокруг того места, где она явится.
        А они не высосут энергию из твоего знака?
        Не высосут.
        И… где она явится.
        В моей голове прозвучал недовольный и раздражённый вздох.
        Там, где её лучше всего будет видно и там, где будет больше всего места.
        Да-да, тупые вопросы, но я вообще не ебу, что и как правильно делать. А если не знаешь - спроси. А то классно самому всё знать и вздыхать, типа ну ты и тупой.
        Договоришься, человек.
        Место, где её будет лучше всего видно… На глаза попалась сразу та область, что расположена перед скамьями. Такая площадка, которая как бы намекала, что если кто и призовётся, то именно туда. В остальных местах было или слишком тесно, или… Блин ну не буде же Богиня Удачи в сортире призываться или в углу между колоннами.
        Ладно, значит осталось её призвать. С твоей стороны всё будет в порядке?
        Я слёзно просил её встретиться со своим послушником и благословить его лично, на что она согласилась. Боги не сильно друг с другом встречаются. Когда поймут, что одна из них пропала, то к тому моменту её уже будет не найти. Без своих божественных сил она будет обычным человеком. Как только она услышит твой зов…
        Настанет мой час.
        Верно, поэтому не облажайся и… удачи.
        Ну ты молодец, пожелал мне то, что я собираюсь уничтожить. В пизду удачу, только хардкор, только холодный расчёт.
        Но мне уже никто не ответил. Блин, словно с собственной шизофренией разговариваю.
        - Мамонта, - позвал я. - Все кристаллы что есть, расположите вокруг того места, - я указал на этот участок перед скамьями, где обычно любят стоять проповедники.
        - Она там явится?
        - Буду молиться за это, - усмехнулся я. - Пусть маги приступают к настройке, хочу расправиться с этим поскорее. Когда всё будет готово, уведи подальше своих людей, чтоб не палиться. Ну а дальше по плану.
        - Ясно.
        Стоило Мамонте отойти, подошла Клирия. А тебя чего прорвало, любительница острого?
        - А тебе чего, чесночная душа? - вздохнул я.
        Клирия слегка покраснела, но вот в лице не изменилась.
        - Я по поводу Богини Удачи, мой господин. Прошу вас подумать над её убийством.
        - Всё сказано уже. Будь умницей, проверь ещё раз всё, поешь мяты и займи позицию, чтоб по моему знаку установить этот символ.
        Клирия внимательно посмотрела на меня, после чего кивнула.
        - Да, мой господин.
        Ещё около часа мы подчищали храм от всего, что могло послужить телепортом или источником энергии для Богини Удачи. Оставили только каменную статую, несколько знаков на деревянном столе или, как выразился Бог Скверны, центре силы, да на стенах несколько полотен. Около статуи заложили небольшой заряд пороха, от которого провели дорожку до двери - будет фитилём. Чем-то другим камень было не сломать. Кристаллы тоже уже ждали своего часа.
        Ну чтож… пора.
        - Давайте, на позиции, - объявил я, стараясь унять дрожь как в голове, так и во всём теле. Кишки, казалось, сейчас в узел завернутся. - Уже время.
        Девушки нервно переглянулись и быстро-быстро двинулись к единственной двери, которая вела к лестнице, оставляя меня одного. Уже через два десятка секунд казалось, что в храме кроме меня никого нет. Едва-едва слышались поскрипывания перекрытий в самом здании.
        Блин, очково! Ладно, яйца в кулак и вперёд.
        Я сделал глубокий вдох, выдох, подпрыгнул на месте несколько раз, встряхивая себя. Стресс не снимет, но кровь разгонит и станет немного легче. Я подошёл и встал на колени между передними рядами лавок перед этой площадкой свободного пространства, повторяя всё, что когда-то видел. Я не был верующим, но вот моя мама вроде как в кого-то и верила, хотя я никогда не видел у неё крестика или другого атрибута верующих.
        Так…
        Блин, а как молиться? Неожиданная мысль застигла меня врасплох. Всё хорошо, но как правильно молиться Богине Удачи? Эм… Ладно, как умеем.
        Я сложил ладони вместе и просто закрыл глаза.
        Сердце уже херачило так, что я мог без проблем бежать до собственного поместья и обратно сюда.
        Богиня Удачи, я, послушник Бога Скверны, прошу у тебя благословения. Услышь меня и яви себя мне, человеку простому. Смею молить тебя о помощи, чтоб жить веселее было.
        Я повторял какую-то бредятину раз за разом, не двигаясь с места. Если Бог Скверны сказал, что она будет меня ждать, то значит так оно и будет. Просто надо упорно долбиться к ней в дверь.
        Богиня Удачи, молю тебя ответить на мой зов, прошу тебя. Я нуждаюсь в тебе и твоей удаче. Прошу твоего благословения. Молю, яви себя словно солнце цветку, словно рассвет земле, словно одной девушке зубную пасту с запахом мяты…
        Тебя уже понесло не в ту сторону.
        Рассмеялся в моей голове мелодичный голос. Очень звонкий молодой голос, словно колокольчик утром. Я так красочно описал, потому что именно этот образ появился в моей голове. Яркий, тёплый и дарящий умиротворение.
        Я стряхнул наваждение.
        Оу-оу-оу, такое сильное сознание.
        Рассмеялась Богиня.
        Снёс мою картинку! Просто удивительно! Но тебе она понравилась?
        Картинка была действительно красивой, Богиня Удачи. Я благодарен вам за это.
        Ой, да ладно! Не стоит. Лучше смотри на это!
        Теперь передо мной открылось красивое поле, покрытое ромашками. Словно большее белое море. Мне казалось, что я нахожусь на самой вершине холма и смотрю в даль, в самый горизонт, куда это море уходило и переходило в ослепительно голубое небо.
        О! Или вот! Да-да, вот это смотри!
        Другая картина - я стою на пологом каменистом берегу перед зеркальным озером, которое расположилось прямо под высоченными горами, уходящими вверх. Их вершины обрамляла снежная шапка и нимб из облаков, что кружились над заснеженными пиками. Здесь пели птицы, журчал где-то за спиной ручей…
        Ну как? Как тебе!?
        Умиротворяюще. Только такое слово затесалось в моём скромном словарике кроме матов, чтоб описать это.
        Я знала, что тебе понравится!
        Как много самодовольства.
        Это какие-то образы?
        Да. Образы, что я составляю, когда делать нечего. Как картины рисовать, если переводить это на язык людей.
        Знаешь, вообще я ждала тебя в главном храме. Всё жду и жду, а тут стук такой настойчивый. Смотрю, и точно! Ты стучишь! Бог Скверны просил меня прийти тебе, но я не думала, что ты аж оттуда явишься ко мне. А я ждала тебя там!
        В голосе была какая-то детская обида.
        Прошу прощения, Богиня Удачи, это самый крупный храм в округе, который я мог найти. Главный храм слишком далёк от нас, простых людей.
        Ну ладно, я тебя прощаю. Но раз уж ты тут и хочешь встречи со мной лично, значит готов на подвиги, верно?
        Верно…
        Я слегка насторожился.
        Отлично! Мне картины некому показывать, так что пройдёмся по тебе! Готов увидеть их!?
        Да, это честь для меня.
        Ой, ну да ладно тебе, я не такая великая художница. Но очень близка к этому! Смотри!
        И все последующие картины начали сменять одну на другую.
        Вот я на вершине горы смотрю на облака сверху, которые подсвечивают солнечные лучи.
        А вот я уже на высоте птичьего полёта над океаном, залитым лунным светом.
        Вот какие-то руины в горах. Вот храм в степи. Вот замок в японском стиле на склоне холма перед рекой.
        Картины, картины, картины… под конец у меня кружилась голова и тошнило. Сейчас проблююсь.
        Всё-всё-всё, не блюй в моём храме! А то что это такое, пришёл к Богине Удачи и проблевался! Все же точно не то подумают!
        Богиня Удачи, позволите ли вы покорному человеку увидеть вас?
        Ой! Точно! Сейчас, погоди, я подготовлюсь…
        Подготовлюсь?
        Ну не может девушка появиться в плохом виде! Как же так, чтож я не подумала. Сейчас-сейчас, секунду…
        Да, конечно, я буду ждать вас хоть вечность.
        Да я не настолько долгая! Девушки очень быстро собираются, мне нужно всего годик или два, чтоб подготовиться!
        Но боюсь, для человека это ощутимый срок.
        Ладно-ладно, я всё, я сейчас…
        Изначально у меня в голове рисовался образ статной женщины или старухи. Потом девушки. Сейчас у меня такое ощущение, что передо мной появится…
        - Всё! Я всё! Говорю же, что быстро!
        Я открыл глаза и увидел перед собой миниатюрную девушку, ростом примерно с Мэри или Дару.
        - Ну! Восхваляй меня! Я вся здесь, Богиня Удачи!
        У неё были чёрные волосы до самого пояса, слишком большие… нет, аномально большие глаза, полные чудовищной жизнерадостности. И эта слишком безумная счастливая улыбка человека, который сложнее подъёма вилки до рта ничего не делал.
        Я смотрел на неё и не мог поверить, вот она уничтожила моё счастье. Не дала ни шанса, чтоб стать нормальным человеком. Я не сахар и по мне ад плачет. И всё что я сделал, это был мой выбор, но именно с этой девки началось всё. Именно её удача заставила меня двинуться в противоположном направлении навстречу всему этому.
        И когда я почти выбирался, каждый раз находилось то, что возвращало меня обратно в это русло. Даже смерть не принесла мне покоя. Мне в тот самый момент в начале было необходима лишь толика удачи, чтоб вырваться. Совсем немного, самая малость удачи, чтоб уйти и обрести своё счастье.
        А теперь я строю счастье на костях…
        Я виновен в том, что происходит. Но не один.
        Её лицо могло вызвать у любого приступ умиления, чувство чего-то тёплого и хорошего, от простой улыбки до желания обнять её.
        У меня чувства были диаметрально противоположные.
        Мне хотелось ударить её, ударить несколько раз, увидеть в этих глазах, которые ничего страшнее облака не видели, слёзы боли. Услышать, как её звонкий голосок, который только и делает что смеётся, перейдёт с крика на визг, когда я буду забивать её и ломать ей пальцы. Мне хотелось разбить это лицо, выбить из него всё счастье. Хотелось сломать его, разрушить в нём всю красоту, выбить из него каждым ударом то, что делало её счастливой. Я хотел увидеть кровь, боль, агонию и ужас с осознанием того, что теперь ей никогда не стать прежней.
        Я хотел убить её, но перед смертью протащить через боль другую.
        Мне хотелось уничтожить что-то красивое.
        И оттого мне будет приятнее ломать ту красоту, которая повинна в моих бедах. Та, что ни разу не повернулась ко мне и протащила по аду, от массовых убийств до пыток.
        - Ты какой-то скучный, - состроила грустную моську девушка. - Стоп, или ты поражён моей красотой!?
        - Второе, - пробормотал я, зная, что от части это правда.
        - Так вот оно что! - засветилась та. - Ясно! Ты точно заслуживаешь моего благословения!
        Её голос был всегда звонким, что в голове, что в реальности, словно она страдала гипереактивностью. Богиня говорила так взбудоражено, словно каждую секунду что-то происходит, и она готова сорваться с места этому навстречу.
        Взбудораженное счастье - вот какое определение пришло мне в голову.
        Интересно, если сломать ей ноги, этой суке, она будет так же резво ползти, как и говорить?
        - Итак, раз уж ты позвал меня в… - она оглянулась и поморщила носик, - не самый презентабельный храм… Он же самый главный в этом графстве, верно?
        - Да, Богиня Удачи, - поклонился я.
        - Отлично! Итак, мой юный… а тебе сколько лет?
        - Двадцать три пока.
        - Значит юный… Так вот! Итак, мой юный послушник! Я дарю тебе благословение богини. Я дарю тебе частичку своей силы на те мгновения, когда они тебе понадобятся. Я дарю тебе свою защиту и свою любовь и пусть… Ачхи! Ой, я сбилась…
        Она ещё хуже, чем Дара-Дура. Какой же кошмар. Я вообще в шоке.
        Я, не задумываясь, хлопнул себя по лицу ладонью, делая классический фэйспалм. Я мог наконец получить немного удачи, но всё обломалось в самом конце. Будет ли конец этому пиздецу?
        И в этот момент я заметил, как на стенах играет свет от огня, а в зале помимо эха от «Ачхи» разносится шипение, с которым горит порох. Вот же сука… Ведь хлопок по лицу могли воспринять и иначе.
        Бля, да даже рядом с Богиней Удачи может удача сопутствовать мне или нет?! Но времени думать то особо не было, я дёрнулся вперёд схватил Богиню Удачи за её одеяния и дёрнул на себя в тот момент, когда заряды рванули.
        Ёбнуло так, что в ушах зазвенело. Мало этого, так ещё и осколки разлетелись шрапнелью, но в нас ни один не попал. Я бы сказал, что чудом и оказался бы прав, так как она в моих руках сейчас и была.
        От взрыва той статуе в виде палки с обёрнутой вокруг неё лентой разнесло основание. Под собственным весом она слегка опустилась вниз, накренилась и рухнула на пол, раскидав по сторонам осколки камней и подняв самое настоящее пылевое облако.
        Но оно скрыло, и кое-что очень важное. В комнату нырнули тени и, словно дуновение ветра, пронеслись, руша оставшиеся знаки символы и атрибутику, что связывали Богиню Удачи с её божественными силами. А на том столе, центре сил лежал знак Бога Скверны.
        Я буквально почувствовал мороз по коже и то, как волосы словно наэлектризовались. В этот самый момент со всех сторон появилось мягкое свечение - пустышки активировались и теперь поглощали энергию из Богини Удачи, которая до сих пор не поняла, в какой жопе оказалась.
        - Фух… Это было близко, - посмотрела она на то место, где стояла. - Если бы не ты… то, наверное, ничего бы и не произошло! Ведь я Богиня Удачи! Так что ты точно заслужил моё… расположение…
        Последние слова Богиня Удачи сказала уже неуверенно.
        Она посмотрела на меня. Её взгляд стал слегка испуганным, а улыбка натянутой, словно она начала осознавать что-то, но до сих пор надеется, что всё кончится хорошо.
        Очень зря, мелкая дрянь.
        Богиня Удачи отступила на шаг.
        - Что-то произошло? - встревоженно спросила она.
        - Ничего хорошего, - улыбнулся я своей чудесной улыбкой. - Ничего хорошего для тебя. Кажется, на этот раз удача от тебя отвернулась, Богиня Удачи.
        Глава 154
        - О-о чём ты говоришь? Я Богиня Удачи! Я самая удачливая! Удача не может отвернуться от меня, ведь я и есть удача! - она пыталась разговаривать весёлым голосом с натянутой улыбкой.
        Жалкое зрелище.
        - Тогда… покажи мне свою удачу, Богиня. Прошу тебя, яви мне её, - мой рот уже просто не мог шире растянуться, показывая ей все мои зубы. Я был действительно сейчас похож на маньяка.
        - Эй, погоди, я… я Богиня Удачи, не подходи ко мне так близко, иначе удача отвернётся от тебя!
        Это было так неожиданно, что я даже на мгновение опешил. Но потом очень громко рассмеялся, от души веселясь над тем, что эта чувырва мне сказала.
        - Удача!? Отвернётся от меня!? Ахахахахахаххахаха… - Это было действительно смешно. Нет, серьёзно, удача отвернётся от меня. Пусть отворачивается, тогда я засажу ей между булок, чтоб она потом валялась и корчилась от боли. - Ты так и не поняла ничего, тупая дура? Где твоя сила?
        - Я… моя сила… - шлюшка запаниковала, округлив и без того огромные глаза. - Я Богиня Удачи, ты не можешь со мной так разговаривать!
        Но это были лишь слова испуганной до ужаса дуры.
        - Посмотри в моё лицо, блядь, ты никого не узнаёшь в нём? - спросил я, улыбнувшись. - Давай же напряги свои куриные мозги.
        Богинька поджала губы, испуганно смотря на меня и покачала головой.
        - Всё верно. А всё потому, что ты никогда не посещала меня. Зато одаривала остальных своей силой и они поразительным образом меня всегда и везде находили на своё недолгое счастье. Даже под землёй откопали. А теперь посмотри по сторонам и скажи, ты видишь это прекрасное свечение у стен из камней? - указал я пальцем на него.
        Богинька проследила за пальцем и побледнела.
        - Н-нет, это не правда! Нет!
        Я сделал ещё один шаг к ней.
        - Нет, не смей или я использую божественную силу. Я Богиня!
        - Так использую, блядинка, я весь в нетерпении, - развёл я руки, чтоб она точно не промахнулась.
        Богинька вытянула руку.
        - Я предупреждаю! Стой!
        Но я всё равно сделал шаг вперёд. Не знаю, что должно было произойти, но она вытянула в мою сторону руку, словно железный человек, а через секунду с нескрываемым ужасом повернула ладонь к себе.
        И прежде чем она успела убрать вытянутую руку, я схватил за неё и дёрнул на себя. На её лице читался ужас.
        - Что такое, силёнок не хватает? - улыбнулся ласково я, сдавливая руку.
        - Нет! Стой! Хватит! Я приказывая! Ты делаешь мне больно! Я Богиня Удачи! Не смей!
        - И где твоя удача?
        - Мне больно! Стой! Хватит!
        Она забилась, пытаясь вырвать руку из моей хватки, но я схватил её за эти шёлковые гладкие волосы и оттянул назад. Она закричала от боли и испуга. Блин, её крики действительно такие звонкие, как и её смех. Не хочу признаваться, но мне нравится этот крик. И кажется теперь я не могу сдержать в себе то, что так долго прятал на несчастье Богиньке.
        - Остановись! Рука! Хватит! Ты сломаешь её! Пожалуйста!
        У неё действительно на ощупь была очень тонкая и хрупкая рука, однако ломаться она никак не хотела, даже когда я стал её выкручиваться сильнее и сильнее.
        - Погоди! Рука! Я могу дать тебе силу, только отпусти меня! Пожалуйста! Рука! ААААА! СТОЙ!!!
        Наконец я с удовлетворением почувствовал под ладонью хруст. Такой приятный, звонкий, как и её голос.
        Богиня закричала, и из её больших глазищ брызнули слёзы. Она дёргалась, словно заяц в капкане, пытаясь вырвать руку.
        И я, как истинны джентльмен, отпустил блядь, даже не пытаясь убрать улыбку с лица. От этого она потеряла равновесие и рухнула на задницу. Поджала под себя ноги, придерживая руку с неправильно согнутой кистью, и принялась её убаюкивать.
        - Моя… моя рука… моя ручка… - ревела она.
        А я немного подумал и хорошенько пнул её ещё и в ногу. Богинька вскрикнула и, ревя пуще прежнего, завалилась набок, хватаясь за ушибленное место. Спорим ей ходить теперь больно будет?
        Я замахнулся ещё раз ногой, и она испуганно выставила перед собой руку.
        - Не надо! Хватит!
        Но я всё равно пнул её в колено той же ноги, и она закричала, на мгновение выпучив глаза, а потом зажмурившись. Слёзы потоком текли по щекам. Она сжалась в комок, прижав к себе свою несчастную конечность. Ничего… скоро мы переедем на другое место, я там добротную металлическую кочергу видел. Будет, чем тебя отпиздить.
        Мда… Я бы с удовольствием ещё поговорил с ней, но надо уходить. Правда её здесь я не оставлю. Возьму как заслуженный трофей.
        - Эй! - позвал я одну из девушек, что вышли в зал и теперь наблюдали за этим. - Выруби её и в ящик.
        - Стой! Не надо! Я Богиня Удачи, меня не…
        Одна из девушек несильно опустила навершие меча дуре на голову и та отрубилась. После этого не сильно церемонясь схватила за руку и утащила. Перед этим я ткнул в богиньку печатью, чтоб она не смогла связаться с богами как делаю это я.
        А ещё я вновь получил звание.
        «Угроза богам - вы беспринципны и целеустремлённы. У вас нет чувства страха и инстинкта самосохранения. Вы даже готовы напасть на бога, что встанет на вашем пути. Вы становитесь для них угрозой.
        Условия получения - напасть на бога или богиню.»
        Звучит неплохо. Обязательно похвастаюсь этим званием перед Богиней Удачи, когда вы падет шанс и если сам не забуду.
        - Мамонта, - та, стоя около меня, просто кивнула головой, спрашивая, мол что такое. - Мы сваливаем. Поэтому как по плану теперь, поджигайте и уходим.
        - Ясно. А что с богиней?
        - Я ещё хочу поговорить с ней, - ответил я. - Давайте, надо поторапливаться, пока по наши задницы стража не пришла. Скорее всего кто-то да слышал крики.
        Мы быстро-быстро стали собираться. Камни с божественной энергией внутри мы побили прямо в храме, чтоб вообще не оставлять за собой ничего и не брать того, по чему на нас могут выйти. Фигурку Бога Скверны тоже не забыли забрать. После этого быстро поднялись на второй этаж к мосту через улицу, где до сих пор дежурили девушки.
        - Всё чисто, - шёпотом сообщила одна, когда я появился на балконе.
        - Стража ходила?
        - Да, недавно была, так что можно смело лезть, они появятся нескоро.
        Отлично. Удивительно, без Богини Удачи всё складывается куда более удачно чем с ней. Можно сказать, что я очистил мир от ещё одного зла. Это так прекрасно! Аж сука прослезился.
        Первыми на ту сторону переползли воины как самые тяжёлые и неловкие. Попутно они забрали с собой всё золото и драгоценности, что нашли в храме. Это в пользу казны моего графства.
        Потом мы аккуратно перетащили ящик с вырубленной Богиней Удачи в квартиру.
        Практически самым последним перелез я.
        После этого согласно плану девушки семидесятого уровня помогли оцепить и перекинуть нам канатный мост с крюк-кошками. Сами они спустились вниз и подожгли храм Богини Удачи, заметая следы. Потом ровно таким же путём поднялись на балкон и воспользовались уже своими крюк-кошками, чтоб выбраться из храма на крышу противоположных зданий и уйти во второй сейвхаус.
        Вообще мы хотели тоже по крышам перебраться до той квартиры, дома здесь располагались близко друг к другу. Однако теперь со сундуком это будет сделать весьма проблематично.
        Поэтому сейчас тридцать три человека забились в маленькую квартиру, чтобы решить, что делать дальше. Это выглядело довольно странно и жутковато. Совершенно тёмная квартирка, где ничего не горит. Но полностью забита молчаливыми людьми в броне, которые стоят словно истуканы.
        - Значит разделимся, - сказал я после озвученной проблемы. - Я, и скрытницы по низу. Плюс, одна из наёмниц поможет с ящиком. Скрытницы - наши глаза и уши. На всякий мы возьмём с собой ещё пять ружей (помимо моего). Остальные по крышам.
        - Мой господин, я…
        - Нет, Клирия, ты вместе с Рубекой по крышам. Рубека не понадобиться, а ты должна контролировать остальную группу. Без обид, Мамонта, - тут же добавил я, а то вдруг обидится.
        Но Мамонта только рукой махнула.
        - Так, всё, мы идём первыми. Как только они поймут, что начался пожар, здесь будет не протолкнуться. Девушки, по коням!
        Мы вышли первыми. Выскользнули в коридор, где никого не было, и быстро спустились на первый этаж. Скрытниц было едва видно. Они действительно сливались с тенями.
        Сразу четыре девушки приоткрыли дверь и юркнули наружу. Через мгновение дверь приветливо открылась, предлагая нам выйти.
        - Погнали, - кивнул я.
        Теперь нам надо было избегать главных улиц и передвигаться исключительно по переулкам. Я и наёмница на ящике, остальные шарятся по округе. Как мне кажется, это был неплохой план, так как девушки имели уже опыт в подобном, и можно было на них положиться.
        И в первое время мы вполне удачно двигались, бодро блуждая по переулкам, сворачивая на нужных поворотах, огибая людей и стражу. Несмотря на то, что из-за патрулей и прохожих нам пришлось сильно отклониться в сторону от первоначального маршрута, это не сильно что-то изменило. Да, мы должны были двигаться параллельными путями с группой по крыше, но сраная реальность внесла коррективы, и сейчас мы конкретно отошли. Но я не парился, как и не парились девушки, так как мы рано или поздно придём в назначенное место.
        Зря не парился, потому что, убегая от одной проблемы, мы нарвались на другую.
        В одной из подворотен мы вновь свернули.
        - Долго ещё?
        - Мы делаем крюк, наш господин. Там люди, видимо праздник или ещё что-то.
        Блин, ладно… Можно конечно задать кучу тупых вопросов типа: «А может проскочим?» или «А как много там людей?». Но блин, если она говорит, что не пройти, значит не пройти. Не думаю, что она настолько глупа, чтоб не рассчитать шансы.
        И мы вновь двинулись в обход. Несколько минут и вышли на прямую улочку.
        Остановились.
        - В чём дело? - спросил я.
        - Прямая улица.
        - Я рад, что знаешь, как выглядит прямая улица, но в чём проблема?
        - Не знаю. Интуиция.
        Интуиция… Эта хуйня может как лгать, так и помогать. Но блин, играть в рулетку…
        Скрытницы переглянулись и кивнули друг другу, после чего двинулись по улице вперёд. Мы дождались, пока они её не преодолеют, после чего двинулись за ними следом. По сути, нам надо было просто преодолеть этот переулок.
        Но на середине этой улицы одна из дверей неожиданно открылась и оттуда выскочили двое человек. Я с наёмницей были практически единственными, кого здесь было видно, так как скрытницы на то и скрытницы, что их хер заметишь. Словно сговорившись мы резко дёрнулись… в разные стороны. Это было настолько гениально, что даже специально не придумаешь. Готов аплодировать нам обоим стоя. Один долбоёб, вторая долбоёбка. В мгновение ока мы просто вырвали друг у друга ящик и тот с грохотом рухнул на землю.
        И естественно нас тут же заметили. Даже тот факт, что мы прижались к стенам, не сильно смог скрыть нас двоих в длинном проулке.
        - Заряжай, - сказал я достаточно отчётливо, чтоб те, кто рядом услышали меня, попутно сам снимая с плеча ружьё. В принципе, порох и пуля уже были в стволе, поэтому нам просто надо было засыпать пороха для кремнёвого замка.
        А на улицу со стороны бандитов уже выскочило человек десять. Ну заебца, ещё нам разборок не хватало. Я, как меня и учили, поставил скрежало, взвёл курок, приложил к плечу. То же самое сделали и напарницы.
        И засранцы бандиты, которые взвели арбалеты.
        Сука… на мне брони нет.
        В принципе, у нас было преимущество, так как четыре человека оказались за спинами бандюков местного разлива и шесть с этой. Если что, все шесть стволов у нас, залп, а там со спины те и всё. Если только нас болтами не нашпигуют.
        Остальные девушки сделали ровно то же, что и я - прижались к стенам. Но вот бандюки не спешили так делать. Мы все на мгновение замерли, словно время остановилось. Но через секунд десять, пока мы друг друга оценивали, вперёд вышел чувак с двумя мечами, похожими на сабли, ловко крутя их в руках.
        Дай-ка догадаюсь, если он так выёбывается, то там явно семидесятый.
        - Парни, мы не ищем проблем и идём своей дорогой. Давайте просто разойдёмся, - решил начать я с мира, хотя желание было всех перебить к чёртовой матери.
        - Вы идёте своей дорогой по нашей дороге, - ответил тот, что крутил сабли в руках. - Как так оказалось, что десять человек шастает тут без нашего ведома?
        Вообще, надо бы решить эту проблему тихо, но вот незадача - если он реально семидесятый, то значит у нас будут жертвы. А жертвы мне не нужны, от чего следует, что придётся воспользоваться оружием. А это шум и палево. Вот и выбирай - жизни или палево.
        Не, может и кажется, что мне похуй на жизни, но только не на те, что под моим началом. Начиная от жителей деревень, кончая наёмницами. Мои люди - моя ответственность, остальных в топку.
        - Потому что мы идём по своим делам, - сказал я с нажимом. - Они не пересекаются с вашими и никак не угрожают вам. Поэтому мы предпочли бы просто уйти.
        - Или что? - усмехнулся он.
        Или я тебе ебальник продырявлю. Но так я естественно не скажу.
        - Ничего. Просто уйдём и сделаем вид, что вас никогда не видели.
        - То есть вы на нашей территории ещё и будете одолжения нам делать?
        Хуесос явно нарывался. И не просто, потому что я что-то не так сказал. Таким людям лишь нужна возможность доебаться. Ты что не скажи, они найдут причину и попытаются прибить тебя из-за неё. А всё потому что они ебаная гопота без тормозов, и чувствуют себя сильными.
        Другими словами…
        Да сука, я сейчас тебе ебальник продырявлю!
        - Парни, давайте мирно разойдёмся? - сделал я последнюю попытку.
        - Угрожаешь? - он шагнул в мою сторону. - Или боишься? И что у вас в ящике?
        - То, что принадлежит нам.
        - Да неужели? Вот только всё, что в этом городе, принадлежит нам, следовательно… - он сделал ещё один шаг в нашу сторону.
        Ну чтож так не везёт, а? Надо будет отпинать Богиню Удачи за это.
        И ведь он прав - я действительно боялся. Но отнюдь не их, а последствий, которые могу последовать за ними. Если действительно задаться целью, то можно без проблем прошерстить город и выйти на нас. Уверен, что бандформирования это и сделают, так как это явно неслучайные грабители и после их смерти будут последствия.
        Да в пизду их!
        Я не стал даже отвечать - нажал на спуск. Курок выбил искры и перед моими глазами расцвела ослепительная вспышка. Ещё доля секунды и раздался грохот, который сопровождала отдача в плечо.
        С такого расстояния мои тридцать очков дальнобойного оружия показали себя отлично, и я смог выбить самого опасного противника. Не знаю, пытался ли членосос отбить пули или нет, но конечный итог был один. В морде в районе левого глаза у него появилась конкретная дырка от пули, а из затылка вылетело чудесное конфети из мозгов, крови и костей. Всё-таки тут калибр не девять миллиметров, дырки оставляет большие.
        Мой выстрел послужил сигналом атаки. Грохот разнёсся эхом по улицам, вызывая звон в ушах. Вся наша сторона была объята облаком дыма. В ответку полетели болты. А через секунду скрытницы бросили ружья и, пользуясь своим классом и облаком пороховых газов, скрылись из моего поля зрения.
        Я не был хорошим бойцом и рисковать жизнью, влезая туда, не собирался. К тому же там я буду мешаться, так как скрытницы подозрительно хорошо работали в паре. Поэтому мне оставалось дождаться, когда всё просто закончится.
        А закончилось всё довольно быстро. С жертвами как с нашей, так и с их стороны.
        Вернее, у них все были покойниками. У нас же их была пока что одна. Девушка получила стрелу прямо в глаз и теперь лежала с грустным взглядом, смотря куда-то в тёмное небо. Ещё одна получила символичную стрелу в колено. Когда моя команда закончила, выяснилось, что с той стороны ещё две получили по стреле и одна к концу боя успела истечь кровью. Вторая была просто ранена в плечо. Плюс одна из нападавших наёмниц лишилась кисти.
        То есть с нашей стороны два трупа и трое раненых. Могло быть и больше, если учесть, что тут был семидесятый лвл, но даже такие потери меня не устраивали.
        Единственное, что можно было извлечь полезного из этого боя - технологии стирают разницу между уровнями. Будь ты хоть сотым, пуля убивает одинаково. Возможно именно благодаря этому мы и избежали больших потерь.
        А ещё я понял, что наёмницы не выход и гибнут так же резво, как и противники. Побеждать без потерь мы не сможем и чем больше будем замахиваться, тем сильнее будет ответка.
        Глава 155
        Наши нашли нас на улицах в тот момент, когда мы чуть ли не бегом двигались к штаб-квартире.
        Две наёмницы спрыгнули с третьего этажа прямо на землю и приземлились так, словно с небольшого уступа прыгали. Блин, я тоже так хочу! Правда в голове пронеслась картина, как я падаю и ломаю себе ноги, кости торчат наружу, кишки вываливаются из лопнувшего живота… Блин, даже мысли против меня и спешат укокошить настроение на подходе!
        Я заметил, как их взгляд скользнул по трупам, которые я и наёмница-воин закинули на плечо.
        - Засада? - тут же прозвучал вопрос.
        - Нет, случайность. Сейчас уходим.
        Они кивнули, подхватили сундук, словно тот ничего не весил и бросились бежать вместе с нами. Хотя тут и бежать было недалеко. Всего метров пятьдесят.
        - Вас Клирия послала?
        - Да, она услышала выстрелы и забеспокоилась. Мы выждали несколько минут и вышли.
        Зачем выждали? Подозреваю, все подумали, что нас вычислили и началась зачистка. Уверен, там сейчас в доме…
        Мы подошли к упомянутому дому и открыли дверь.
        Я так и думал. Тут уже мини баррикады были с множеством наёмниц, которые держали мечи наготове.
        - Отбой тревоги, - пропыхтел я, и аккуратно положил тело на пол. Ещё не хватало на их глазах тела соплеменниц бросать. - Где Клири… О БЛЯТЬ ГОСПОДИ! Клирия блять. Какого хуя ты подкрадываешься!?
        Я не знаю, что меня убьёт быстрее - враги или инфаркт от Клирии. Блин, боже, пожалуйста, пусть это будут враги. Ведь если сдохну из-за Клирии, то моя душа не обретёт… Так, стоп, а если я сдохну, то я вообще перестану существовать! Нет тогда ваще не вариант.
        - Мой господин, что произошло? - её голос был словно у мамы, которая спрашивает сына, что он натворил.
        - Всё в порядке, чесночная душа, - успокоил я её, заставив краснеть. Неужели для неё это такая больная тема? - Но у нас тут другая проблема.
        Я вытащил из кармана медальон и протянул его Клирии.
        - Знакома хуйня?
        - Знак местной преступной банды? - задала она встречный вопрос.
        - Я в душе не ебу, но боюсь, что мы могли развязать небольшую войнушку. Где Тихоня? Она шастала здесь и должна знать, что это за люди.
        Вперёд вышла упомянутая особа и взяла протянутый ей Клирией брелок.
        - Банда зубастого ан?са, - ответила она бесцветно, стоило ей разглядеть, что лежит в её руках.
        - Чего? Зубастого ануса? - прихуел я.
        - Ан?са, - поправила меня Клирия. - Ударение ставится на «У».
        - Ан?са? - блин, а я услышал про зубастый анус. - Такое слово вообще существует?
        - Естественно, это… - одна девушка решила мне объяснить, но взгляд Клирии заставил её как-то сжаться. Видимо чесночная душа не любит, когда кто-то встревает в разговор. Меня такое не сильно бесит, ведь сам так делать обожаю!
        - Так что это за слово?
        - Животное Ан?с. Вид длинной изумрудной ядовитой ящерицы, что водится на юге страны. Очень много людей гибнет от её укусов.
        - Знаешь, дали бы мне такое имя, я бы тоже всех кусал, серьёзно, - признался я. Ящерица, я тебя так понимаю.
        - Эта группировка контролирует часть ввоза контрабанды и связана с несколькими другими бандами по всему королевству. Их люди есть даже в столице.
        - Широко корни пустили, - задумался я. - Клирия, что скажешь.
        - Вы думаете о том же, о чём и я? - спросила она.
        - Нет, я не думаю, как бы поскорее нажраться чеснока, - Клирия вспыхнула красным в то время как лицо не изменилось. - Я думаю о том, что они могут быть со стукачами.
        - Я тоже об этом думала.
        - А, да? - сделал неподдельное удивление я на лице. - Прости меня, пожалуйста, а я-то думал, что ты только и думаешь, что похавать чеснока и лука.
        - Как видите, вы ошиблись, - спокойно ответила она, хотя теперь была красной до самых корней волос.
        - Да, вижу, - я посмотрел на Тихоню. - Итак, эти зубастые анусы…
        - Ан?сы, - тут же меня поправила Клирия.
        - Я так и сказал, так вот, зубастые анусы, где они располагаются?
        - Не знаю, - у Тихони так и написано на лице «мне ваще похую всё». Она настолько бесцветно говорит и выглядит, что хочется взять кисточки с краской и раскрасить её. - В районе обеспеченных у последней стены есть бордель, который принадлежит им. Можно узнать там.
        - Мы собираемся воевать с ними? - тут же спросила Мамонта.
        - Силёнок не хватит на войну. К тому же они тут же позовут Анчутку, который с радостью им поможет. Мы просто стравим их с кем-нибудь. На фоне эпидемии это будет выглядеть прекрасно. Кстати, Тихоня, у тебя завтра ответственное задание, ты помнишь?
        - Я всё сделаю.
        Звучит как: «Ебать мне поебать».
        - Окей. Тогда сейчас мы тихо ночуем здесь, а завтра перебираемся в другую штаб-квартиру. Всё то же самое, так что просто действуем по намеченному плану.
        - А что с телами? - спросила одна из девушек.
        - Придётся их оставить, - пожал я плечами. - По городу с ними не походишь, а похоронить, к сожалению, мы их не можем. Эй, Клирия, займёшься этим? Я имею в виду планом?
        - Да, мой господин.
        Вот и отлично. Как приятно, когда такие мелочи можно переложить на кого-нибудь другого.
        Позже мы разложились кто где смог на ночёвку. Пусть места было здесь и больше, но кроватей на всех не хватало, что было весьма печально. Я как истинный джентльмен… нет, не занял место на койке. Я лёг на пол, уступив кровати девушкам. Я нихуя не делаю, поэтому им выспаться куда важнее чем мне.
        Перед сном мы ещё успели поговорить о будущих планах на эту недельку, да и вообще на всё в целом. Если в общих чертах, то война с бандформированиями была не самым страшным, что могло произойти.
        Мы с девчатами хорошенько поработали над трупами, которых пристрелили, поэтому все подумают, что их просто убили мечом. Очень сомневаюсь, что здесь будет судмедэксперт, который поймёт, что под колотыми ранами скрываются раны от пуль. Оттого подумают в первую очередь на тех, для кого это имело смысл. Конечно, они попытаются решить всё миром, но можно подлить масла в огонь, верно? Их война сыграет на руку в прижимании Анчутки к стене.
        А пока нам предстоит начать массовое заражение.
        На следующее утро Тихоня, подхватив ведро и небольшую сумку, вышла ну улицу.
        Все остальные за исключением дежурных продолжали нагло дрыхнуть. Сегодня можно было не подниматься ни свет ни заря, от чего девушки могли выспаться.
        Я бы тоже выспался, если бы мне под нос не совали свои сраные караси. Пиздец. Лягу в один угол, уже под носом носки. Лягу в другой - опять носки под носом. Казалось, что бабы специально мне под нос свои носки суют, сучки.
        Короче спал я не ахти как и моим спасением оказалась Мамонта, чьи сиськи я использовал как подушку. Только там никто не рисковал пропихнуть биологическое оружие мне под нос. Правда Мамонта потом прижала меня к себе как плюшевого медведя, но это я мог перетерпеть.
        На утро, быстро и плотно перекусив, мы начали выходить на улицу группами.
        Первыми мы отправили группу разведчиц семидесятого уровня, которые должны были проверить на всякий, есть ли слежка за нами или нет.
        Через час одна из них вернулась, чтоб огорчить меня. Как же вам нравится меня огорчать.
        - Двое напротив дома, - сказала она. Это была всё та же худая девушка с короткой стрижкой, злым взглядом и добрым голосом. В руке она несла сумку. - Я решила сделать вид, словно за покупками вышла, чтоб не дать знать, что заметила их.
        - Хорошо, - кивнула Клирия и посмотрела на меня. - Что нам делать?
        - А у тебя какие мысли? - сразу поинтересовался я у своего чесночного советника.
        - Надо выследить их. Предлагаю пустить по ложному следу и накрыть скрытницами, после чего нанести им визит и расспросить.
        Если она будет их расспрашивать, то лучше бы им умереть ещё до встречи с ней. Причём это скорее дружеский совет. Но у меня другая идея. Возможно в этой другой идее и скрыт мой образ мышления. Там, где Клирия планомерно будет давить, я буду устраивать хаос.
        - Я предлагаю их убить, - высказал я свою идею. - Сейчас уберём их, и быстро свалим в штаб-квартиру. Этим мы развяжем их на действие.
        - Если они нашли нас здесь, то найдут и там, - заметила Клирия. - И будут ещё злее, чем тогда.
        - Поэтому мы найдём их первыми. Думаю устроить хороший рейд и взбодрить городок немного. Чем злее они будут, тем быстрее выдадут себя. Это лишь расшатает общий порядок и посеет смуту. Разве подобное не сыграет нам на руку?
        - Опаснее чем мой вариант, мой господин, но если такова ваша воля.
        - Не бойся. Всё будет тип-топ. Главное первыми сделать ход и не дать им шанса.
        Жаль только, что мы самолично убрали всех информаторов в городе. Единственных людей, что были своеобразной нитью между всем. Но с другой стороны, теперь и к нам было сложнее добраться. А эти, скорее всего, после вчерашнего на нас вышли. У меня подозрения, что мы просто не всех убили и всё. И если сейчас хорошенько подчистим концы, то проблем уже не возникнет.
        - Как желаете, мой господин. Тогда каков ваш план? - поинтересовалась она.
        - Сколько следящих? - тут же спросил я у скрытницы.
        - Три на той стороне следят за домом. Ещё трое на улице. Двое ушли за второй.
        - Ясно… - мой взгляд остановился на скрытницах. - Значит так, мне нужны три девушки с самыми высокими показателями стрельбы и шесть скрытниц. Ты, - я указал на девушку семидесятого лвл, - бери с собой двух скрытниц и незаметно устрани людей на улице. После этого зачисти область от других наблюдателей. Скорее всего мы просто кого-то не добили вчера. Вы, - кивнул я на оставшихся, - уберите тех, что в доме. Трое стрелков вас прикроют и уберут угрозу, если та попытается смыться.
        Под незаметно я подразумеваю убийства в стиле любителей отрезать себе безымянный палец
        - Думаете, что если мы их убьём…
        - Хуй с ними. Главное, чтоб нашу штаб-квартиру не выследили.
        Три лучницы нашлись без проблем, набирали команды с учётом того, что будем пользоваться ружьями. Две эльфийки, одна из… короче эта была помесью орка и человека. Они заняли позицию у комода, который мы специально пододвинули к окну, чтоб тем было, на что упереть ружья.
        - Вам через занавески видно?
        - Не недооценивайте эльфов, господин, - сказала эльфийка с кровожадной улыбкой. Я вообще заметил, что очень многие здесь отличаются особой кровожадностю.
        Скрытницы в свою очередь спустились на улицу к троим друзьям и в дом напротив, откуда велось наблюдение.
        Мы же (а нас тут два десятка) сидели и ждали, придётся ли валить их из ружей или нет.
        - Я бы хотела по людям из него пострелять, - мечтательно сказала одна за моей спиной между делом.
        - Может потом? - предположила другая. - Всё же не сидеть приехали.
        - Блин, я хочу выстрелить кому-нибудь в голову. Мне одна из скрытниц рассказывала, что у семидесятника голова с обратной стороны просто лопнула и мозги разлетелись во все стороны.
        - Да ладно, прямо лопнула?
        - Ага, словно наступили, и та пух! - та для демонстрации, насколько пух развела руки.
        - Я хочу кому-нибудь выстрелить в голову!
        - Я тоже. Может будет шанс, когда пленных возьмём?
        Я слушал этот разговор, который вели увлечённо наёмницы с некоторым напряжением. Просто я до сих пор не могу привыкнуть к тому факту, что эти девушки напрочь отморожены. Скоро они будут подходить ко мне и спрашивать, могут ли они немного позабавляться и пострелять в людей в камерах. То ли это я лезу со своей моралью, то ли они действительно сумасшедшие.
        Мне кажется, что самыми нормальными были маги. Те сидели в стороне с бутылкой вина, разливали по стаканам друг другу и мило пили, наблюдая за этой картиной. Их вообще не слышно, не видно всегда. Вот это наёмники, вот это я понимаю.
        Вскоре прогремел первый и единственный выстрел.
        - Один есть, - сказала орчиха.
        - Сука, он мой был, - пробормотала эльфийка.
        - Заткнись.
        - Жируха.
        - Доска.
        Мило переругиваясь орчиха принялась заряжать своё ружьё. Уже через минуту эльфийка вздохнула.
        - Ну вот, они всех убили, вон возвращаются.
        - Может в следующий повезёт, - пожала плечами другая.
        - Всё из-за орчихи, - буркнула та.
        - Это потому, что тебе уши целиться мешают.
        Заебали.
        В дверь вошла одна из скрытниц.
        - Всех устранили, больше никого нет, но надо уходить. Они уже могут знать, что тех убили.
        А, ну да, их система подчинения. Если не смотреть и не вспоминать о ней, то ты и не узнаешь, что кто-то помер. Или если там более сотни, как у меня. Но если задаться целью, то всё можно узнать и увидеть, что весьма неудобно для нас.
        - Тогда валим, - кивнул я.
        Мамонта повернулась к девушкам.
        - Выходим по шесть через каждые две минуты и разбиваемся на три. Скрытница по одной на каждую. Ждём время, Эстани (оказывается, что тощую с короткой стрижкой, злым взглядом и добрым голосом так зовут), идёшь с господином. Орчиха туда же. Клирия, вы со мной.
        - А Богиню?
        - Легче убить её, - ответила Мамонта.
        - Нет, убивать пока рано. Кто понесёт?
        - Тогда вон те, - она кивнула на одну из троек людей, - и понесут.
        Ну да, самое заметное лучше отдать тем, кого не жалко. Жестоко, но верно.
        Клирия не спорила.
        В каждой ситуации, в каждом моменте у нас была своя иерархия. Ну я конечно мог её разрушить, но причин для этого не было. Мне было непонятно, почему по шесть, а не по девять - слишком заметно? Или почему по одному не выходить? Чтоб было прикрытие? Надо будет спросить потом на будущее. Если меня не грохнут.
        Очередь нашей группы была третей. Я шёл с Эстани и одним из магов. Тем, что весь в татухах. Вышли и, не оборачиваясь, свернули вправо, потом ещё раз и ещё, пока не оказались на небольшом рынке. Двинулись сквозь толпу, вновь свернули на боковую улицу. И в этот момент меня осенило.
        - Знаете, что мы забыли? - остановился я как вкопанный.
        Маг молча кивнул, предлагая мне продолжать.
        - Тихоня. Она выходила первая. Её же могли взять.
        Кажется, моя предельно простая мысль дошла до… Ну не до каждого, так как по лицу мага вообще непонятно что он думает. Однако Эстани поняла.
        - И? Что делаем?
        - Ну а что делать? - пожал плечами я. - Ничего. Идти и ждать времени, когда наступит наш черёд в новую штаб-квартиру топать. Если она там не появится, значит будем решать.
        - Но её могут там и пытать, - напомнила Эстани.
        - Всё равно ничего не сделаем, поэтому ждём. А искать своих, чтоб обговорить это будет верхом тупости.
        Никто не возражал. Я даже не видел, чтоб Эстани как-то волновалась по этому поводу, хотя и она и задала тот вопрос. Возможно просто эмоций не выдаёт своих как хорошая скрытница.
        Только через два часа мы пришли в свою новую штаб-квартиру. Обычное здание, которое внизу имело большой глубокий подвал. Мы здесь в тридцать человек могли разместиться без проблем. Но здесь собралось аж двенадцать человек. Клирии и Мамонты не было. И какого, спрашивается, хуя они не пришли сюда первыми? Начальство должно приходить первым!
        Надо будет одной по сиськам настучать, а второй запретить жрать чеснок и лук. А то вообще охерели. В принципе, в другой ситуации мне было бы насрать, но сейчас мне надо было понять, схватили Тихоню или нет. Если да, то у нас проблема. Если нет… ну и слава богу.
        Но как оказалась, беспокоиться мне надо было не только о ней.
        Где-то через два часа нас было двадцать восемь. Не хватало всего лишь…
        МАМОНТЫ И КЛИРИИ СУКА!!!
        Времени уже прошло хрен знает сколько, и они уже должны были явиться, но никого не было. Это меня напрягает.
        - И никто не знает, где они, так? Эти пёзды сквозь землю, по-вашему провалились!?
        - Но мы не шли вместе, - сказала осторожно одна из девушек. Они явно старались держаться подальше от меня. Может из-за того, что видели, что я не в духе. А может чувствовали что-то.
        Например, что сейчас во мне буквально клубилось всё дерьмо, которое требовало крови, смертей и мести.
        Та извращённая часть меня, которой нравилась боль и страдания потихой просыпалась и лезла наружу, как бы я не пытался спрятать нелицеприятную часть себя. Желание сделать больно и порадоваться мучениям становилось так же желанно, как и передёрнуть на очень красивую девушку. И это лезло из всех щелей меня самого. Это происходит не потому что я схожу с ума. Просто это и есть я. Часть меня, которую я не показываю. А от себя не убежишь.
        Надо было что-то делать. Прямо сейчас. Клирия никогда бы не опоздала.
        - Так, Эстани, бери несколько человек и осмотри округу, чтоб никого не было здесь из уёбов. Увидишь - возвращайся.
        Та кивнула и скрылась с двумя девушками за дверью.
        - Так, а тебя как? - обратился я ко второй семидесятой.
        - Лафей.
        - Так, Лафей, ни на шаг от меня без команды. Пасёшь всю округу и даже это место на наличие скрытников и прочего дерьма. Все остальные - чистите ружья, готовьте броню и так далее, без меня знаете. Возможно ближайшие дни будут очень жаркими.
        
        КОЛИЧЕСТВО ГЛАВ В ЭТОЙ ЧАСТИ НЕЧЁТНОЕ, ПОЭТОМУ СЕГОДНЯ ТОЛЬКО ОДНА ГЛАВА.
        Часть тридцать шестая. Зачистка. Глава 156
        Без Клирии и Тихони я потерял всяческий контакт с Джином и не мог рассчитывать на его помощь. Поэтому оставалось лишь искать тех, кто может знать об этих ан?сах хоть что-то, начиная с расположения их штаба.
        А ещё я не стал выёбываться и тут же отправил двух наёмниц с приветом к Элизи о том, что тут у нас происходит. Надо сделать связь между нами и базой. Может она что-то подскажет?
        Попутно я сменил свою одежду и ушёл в город вместе с Лафей, которая не выдавала нас своим ростом, но имела семидесятый уровень скрытницы. Это была самая заурядная девушка с каштановыми волосами, родинкой над левой бровью и стандартной грудью. Мне вместе с ней надо было разведать обстановку и найти что-нибудь или кого-нибудь. В этом деле я решил действовать сам.
        Остальных наёмниц я оставил в штаб-квартире. Если что произойдёт, то я вполне смогу справиться с ублюдками и один, защитив Лафию. Но вот если все начнут прогуливаться и пропадать, то тогда будут проблемы.
        И именно за такими поисками через час гуляний мы нашли Тихоню.
        Подвешенную за волосы и собственные кишки к дереву на одной из небольших площадей. Кажется, они ещё у неё со спины сняли кожу и тоже приколотили к дереву. Судя по тому, что я ещё смог разглядеть, Тихоне, помимо всего прочего, не только выпустили кишки, но и вырезали глаза, грудь и половые органы. Ставлю сотню, что и кости переломали. Это был такой нескромный намёк, что будет с теми, кто пойдёт против них.
        Хочется верить, что она умерла от договора, пытаясь выдать нас, а не терпела это до последнего. Я был бы на неё не в обиде. Ещё хуже было то, что при таком количестве людей в команде, потеря одного была просто не замечена мной. Возможно увидь, что она умерла, мы бы смогли перехватить их у дерева.
        Но вот Клирия, Мамонта и ещё одна девушка были живы, это точно. Значит нам оставалось всего лишь найти их в ебаном большом городе.
        Помимо всего прочего проснулась Богиня Удачи и пищала, чтоб её отпустили. Пищала не долго - один удар по ебальнику, один выбитый зуб, и она уже просто висела на цепях и ревела. Ни времени, ни желания с ней общаться пока не было. А я так рассчитывал взыскать с неё за все свои проблемы.
        - Оглядись-ка, есть кто подозрительный в округе, - между делом бросил я, стоя в толпе зевак и делая вид, что разглядываю труп.
        - Не вижу.
        - А ты получше посмотри. У самых…
        - Вижу.
        Я еле как сдержался, чтоб не сказать «где?» и не начать оглядываться.
        - Отлично, следи за ним. Надо глянуть, куда нас он приведёт.
        - Я поняла, - кивнула она.
        - И раз уж ты его заметила, скажи - где?
        - Стоит с краю и не один. Рядом человек с татуировкой ан?сы на лице. Они не смотрят на труп, словно их это не интересует, стоят и переговариваются. Плюс, интуиция.
        - Ну-ка, поточнее, где они стоят? - попробую способкой прошерстить звания.
        - От вас ровно по плечу слева около одной из дверей какого-то бара.
        Я как бы невзначай бросил взгляд налево и увидел тех двух человек. Ну один точно уголовник, да ещё и с татухой. А вот второй выглядел более цивильно. В обычной светлой рубахе, заправленной в плотные штаны, и в кожаных сапогах. Кого сканируем? Ну второй то точно из этих, а вот цивильный меня заинтересовал.
        Я пробежался взглядом по званиям и сразу нашёл то, что мне требовалось:
        «Падший - вы пали так низко, что единственное ваше место - тюрьма. В следующий раз может и так не повезти, хотя вас этим не испугать. Вы продолжите заниматься своим грязным делом, неся зло в этот мир.
        Условия получения - неоднократные преступления против людей и их жизни.»
        «Пытатель - вы есть воплощение боли и страданий. Люди в ужасе будут разбегаться при одном понимании, кто вы есть на самом деле. Ни один секрет не скроется от вас, ни один человек не выдержит ваших пыток.
        Условия получения - неоднократно успешно пытать людей.»
        Мне кажется, что это нормальный набор для того, чтоб сказать - виновен, расстрелять.
        - Идём за цивильным, - решил я. - Надо перетереть будет с ним кое-что.
        - Принято.
        Мы постояли ещё минут пять перед Тихоней. Может Лафия просто ждала, когда цивильный уйдёт, чтоб следовать за ним, но я почтил память бесцветной девушки молчанием. Не всем было наплевать на тебя. Пусть я и знал её всего ничего, но мне было реально жаль, что я не смогу её похоронить нормально. Всё-таки наш человек, который боролся за меня, пусть и за деньги. А теперь её сбросят в безымянную яму на чужой земле, и никто не узнает, что такая вообще девушка была.
        Да-да, я люблю так мыслить. Да и вон, стража уже топает сюда.
        Самое незабавное то, что это происходит в цивильном районе. Интересно, что там твориться в обычном районе и за воротами. Вообще, наверное, гирлянды из кишок делают.
        Вру, не интересно ни капельки.
        - Идёмте, - подхватила она меня за локоть, словно любимая жёнушка. - Надо спешить, если не хотим его потерять.
        - Да-да, конечно, веди, - кивнул я.
        За нашими спинами стражники уже снимали Тихоню.
        Мы следовали, мило разговаривая вообще не о чём, за мужиком. Я предполагал, где они могут прятать Клирию и Мамонту, она же выдавала свои варианты. Забавно, что со стороны мы выглядели как вполне счастливая семейка. А в свободной руке Лафия держала ещё и плетёную корзинку, дополняя образ.
        Мы спустились в район обычных граждан, следуя за ним, иногда приостанавливаясь и разглядывая прилавки, стараясь держаться толпы. Несколько раз пришлось свернуть на боковые улочки, после чего Лафия попросила меня подождать, так как вдвоём здесь мы привлечём больше внимания, чем она будет красться за ним одна.
        - Если что, возвращайся сразу. При любой опасности, это приказ, - придержал я её за руку. - Я не могу терять таких людей как ты. Тем более сейчас.
        - Принято, - кивнула она и скрылась за углом.
        Ну а я… А что мне делать? Стоять и ждать.
        И ждал я, надо сказать, минут двадцать, прежде чем она вернулась. К тому моменту я успел переволноваться раз десять, размышляя, не пора ли мне туда нагрянуть, чтоб навести шухер.
        - Ну как? - практически с облегчением выдохнул я, увидев её.
        - Всё сделано. Я знаю, где он живёт, - отчиталась Лафия сразу же, подойдя ко мне.
        - Отлично, - кивнул я. - Сейчас на базу и соберём несколько человек. Надо как можно быстрее взять его.
        Мы двинулись обратно, не сильно спеша, чтоб не выдать себя. Попутно Лафия мониторила горизонт на предмет шпионов и преследователей, однако никого вокруг нас не было. Только один раз встретили этих анусов, что стояли, что-то обсуждали и смеялись, хлопая друг друга по спине.
        - Ну и что скажешь о нём? - поинтересовался я, когда мы вновь оказались в районе состоятельных людей.
        - Женат, видела детей…
        - Дети, это хорошо, - кивнул я, и она бросила на меня вопросительный взгляд. - Да просто некоторые слишком неразговорчивыми иногда оказываются. А так сразу заговорит. А может и не сразу, посмотрим короче.
        - Сможете ребёнка тронуть-то? - скептически спросила она.
        - Это легче, чем кажется.
        - Значит занимались подобным?
        - Как бы сказать… - задумался я. - Скажем так, у меня есть опыт работы в области, где людям всегда больно, и они всегда кричат. Там и дети были. Сначала это трогало за душу, а потом привык и стал относиться похуистически к подобному. Со временем у всех так становится, это защитная реакция и адаптация.
        - Я не поняла и слова, но уяснила, что вы занимались подобным.
        - Вот деревня… - вздохнул я. - Даже на интеллектуальные темы не с кем поговорить. Да, считай, что занимался.
        Мы вернулись в штаб-подвал. Было решено взять с собой десяток человек, вооружившись огнестрелами, которые спрячем или под походными плащами, или завернём в шмотки. Если встретим там слишком высокий уровень, то таким образом у нас хотя бы будет шанс отстреляться от ублюдков. Тварь же я приберегу на самый крайний случай, если ну совсем плохо будет.
        Попутно с воительницами я взял Рубеку. Вообще, на боевое задание было не очень разумно брать её, но я исходил из того, что случись что - мы просто можем не успеть донести раненую до штаб-подвала. Так что лекарь нужен здесь, на передовой, а не где-то в тылу.
        Двинулись мы по обычаю вечером, когда людей было слишком много. Раствориться в такой толпе можно было даже группе из двенадцати человек. К тому же мы не сильно то и жались друг к другу, чтоб лишний раз не привлекать внимания однородной массой. Среди нас десяти было четыре скрытницы, включая одну семидесятую, которая притворялась моей женой на время прогулки. Вторую было решено оставить там, в штаб-подвале как главную на случай чего.
        Хотя, учитывая то, что там остались ещё около шестнадцати человек, включая магов, думаю, что и длительная осада не будет им проблемой.
        - Мы близко, - сказал я. Могло показаться, что я сказал это жене, но рядом со мной по правую сторону шла одна из скрытниц.
        Она замедлилась, растворяясь в толпе.
        Вообще, работать с ними было одно удовольствие. Во-первых, сказал и они сделали без споров. Во-вторых, они имели опыт и это помогало избегать ситуаций, где кто-то тупит и не может понять, что ему делать. Всё протекало настолько слажено, что могла показаться чрезмерная наигранность их действий. Как результат - слаженность работы без затупов на ровном месте и тыканья в стены носом.
        - Лафия, иди первой, - притормозил я, пропуская её вперёд. - Будешь вести остальных.
        Таким образом мы протиснулись в не самые широкие улочки, забитые в этот час людьми, возвращающимися с работы. Даже наша цепочка из-за этого была не сильно заметна, что не могло не радовать. А вообще, это время было самым идеальным для подобных рейдов, когда можно было легко спрятаться среди толпы в случае необходимости.
        Как бы между делом, дойдя до двери супостата, Лафия остановилась.
        Пришли значит. Первым подошёл к ней я.
        - Эта дверь? Там он один живёт? - спросил я, так как сам здесь не был.
        - Верно.
        Дом из себя представлял такой своеобразное деревянное строение, расположившийся между двумя каменными. Он был довольно узким, может метра три или четыре в ширину и вообще никак не выделялся своей серостью среди остальных. Кажется, в Испании подобное строят, если я не ошибаюсь.
        Забавно, что и не скажешь о том, кто здесь живёт. Хотя по сути все опасные личности выглядят как самые обычные и невзрачные люди.
        Ну чтож, заглянем в гости?
        К нам подошли ещё две наёмницы в то время, как остальные остановились в сторонке, чтоб большой толпой не привлекать внимания. Сейчас мы напоминали одну из многочисленных групп соседей, которые после рабочего дня вот так останавливаются перед дверьми и разговаривают.
        - Короче, там есть дети. А так как я заражён таким ужасным заболеванием под названием гуманизм, мы постараемся их не трогать. Поэтому глаза им…
        - Выколоть? - тут же предложила одна.
        - Нет, - покачал я головой. - Закрыть. Калечить деток не будем, если только нас не вынудят.
        Дождавшись определённого только мне известного момента, который я решил выбрать по зову своей хитрой задницы, мы зашли внутрь и попали в не такой уж и грязный коридор.
        - Разделились. Всем, кто кричит под дых и по приказу ко мне, - тут же тихо сказал я и сразу с поддержкой направился на верхний этаж, от куда разносились женский и мужской голоса.
        Несмотря на то, что сам дом со стороны выглядел очень не очень, внутри было довольно чистенько и аккуратно. На втором этаже был ещё один коротенький коридор с тремя дверьми. Из той, что находилась в самом конце, слышались разговоры.
        - …разбила. Ты должен поговорить с ней, иначе слух плохой пойдёт, - слышался мягкий женский голос.
        - Успокойся, женщина, - пробасил мужской голос. - Будет всё, повзрослеет, поумнеет.
        - И всё же поговори с ней. Некрасиво так себя вести, девушке то этакой, как она. Не пять лет дочери твоей уже.
        Некрасиво… какая счастливая семейная пара, надо бы внести разнообразия в их личную жизнь.
        Я кивнул девушкам, что были рядом со мной и пять человек разом нырнули в комнату. На мгновение послышался женский вскрик, потом вздох, звук бьющейся посуды, что-то упало на пол, звуки борьбы. Меньше чем через минуту ко мне выглянула Лафия и кивнула.
        Ну и отличненько. Вот честно, я был бы очень расстроен, если бы там оказался семидесятник, кои, как оказалось, водятся в местном преступном сообществе. А ещё я был бы очень счастлив, если всё пройдёт как вопрос-ответ, и он не даст мне повода кого-либо трогать.
        - Тук-тук, вашу мать, - улыбнулся я, входя в комнату как хозяин положения.
        Да я и есть хозяин положения! Не будь я таковым, хуй бы вошёл так смело туда. Но кто хозяин ситуации, тот и имеет право выёбываться. То есть это я.
        Засранца, как я понял, уже привязали к стулу, на котором он сидел. Поэтому можно было пока не волноваться, что он тут броситься бить по мордасам. Я спокойно сел напротив него.
        - Итак, чтоб у тебя не было никаких сомнений по поводу моей серьёзности, я сразу предупрежу тебя - я задаю один вопрос и хочу слышать на него один и правильный ответ. Если ты не даёшь его, я начинаю убивать всех, кто в доме, по старшинству. Поэтому я прошу тебя как человека - просто дай мне то, что я хочу услышать. Бесполезно утаивать что-либо, так как я знаю, кто ты.
        Я действительно прошу его как человека, так как у меня желание сейчас броситься на него, вцепиться в его горло зубами и рвать его, рвать, убивать, отрывать, кромсать. И бить, бить, бить… Я хочу этого, очень хочу, потому что таков я есть и это не убрать. И не буду обманывать себя, что не жду момента, когда он даст мне повод сорваться и выплеснуть всю злость на него и его семейку.
        Но сначала я дам ему шанс. Шанс, который должен быть у каждого.
        - Итак. Недавно схватили четырёх девушек. Одну из них мы уже нашли на дереве. И я знаю, что три оставшиеся живы и находятся у зубастого ан?са. Так вот, я спрашиваю тебя - где они?
        А когда я закончил, мне прилетел в ответ меткий харчок прямо в глаз.
        Блять, вот… просто… Вдох, выдох, вдох, выдох… Так, я спокоен, спокоен… я не хочу на его глазах перебить всех.
        Вытерев его слюни с лица рукавом и взяв себя в руки, я ещё раз повторил вопрос. На этот раз мужик удостоил меня пусть и кратким, но ответом.
        - Не знаю.
        Честно, я дал шанс ему. Я даже на всякий случай спросил Лафию.
        - Это же тот самый дом, верно?
        - Да, тот самый.
        Ну это так, чтоб как с Лиа не получилось.
        Я вздохнул.
        - Как я и предполагал, подобный подход ни к чему не приведёт. Но скажи, неужели ты думаешь, что я припёрся сюда, точно не зная, кто ты? Ну кого ты хочешь обмануть? Себя? Меня? Свою шлюху? Мужик, я не сунулся бы сюда просто так не будь уверен в твоей причастности, подумай над этим.
        - Я не знаю никаких людей, носящих имя ящерицы.
        - То есть не знаешь вообще, так? Я лично видел, как ты разговаривал с одни из них. Ты уверен, что не знаешь никого?
        - Да, - ответил он с наглой ухмылкой, не ведающий страха.
        Бог свидетель - сделал всё, что мог.
        - Окей, - встал я и поднял руки, словно сдаюсь. - Я понял. Ты не знаешь. Тогда может стоит спросить у твоей жены?
        Я стянул с её глаз повязку, и на меня уставились испуганные глаза ничего непонимающей женщины. Я даже уводить её из кухни не стал зная, что он соврёт.
        - А ты знаешь что-нибудь о зубастых ан?сах?
        - Ч-что?
        - Понятно… - Я обошёл её со спины, отодвинув наёмницу, которая держала её. - Никто ничего не знает… Тогда может…
        С этими словами я резко схватил женщину за волосы, оттягивая голову назад, и воткнул кинжал ей в глотку. Тот вошёл с поразительной лёгкостью, и я даже смог почувствовать через рукоять, как её мышцы резко напряглись при этом. Если бы женщина могла, то точно бы закричала. Но вместо криков её рот покинуло лишь бульканье и хрипы, а из раны брызнула кровь. Она судорожно забилась.
        Но я не остановился - продолжал наносить удары ножом в горло, словно хотел её таким образом отрубить. Раз удар, два удар, три удар. Я остервенело бил её, словно хотел выпустить всю злость этими ударами. То, что не мог отрубить ударами, перерезал, буквально отсекая её голову от тела. Женщина, ещё живая, дёргалась, кровь фонтаном била во все стороны.
        Вот клинок чиркнул по позвоночнику, и я начал бить кинжалом, пытаясь его перерубить. Не с первой попытки, но мне это удалось, и её обезглавленное тело упало на пол, продолжая изливать кровь.
        Да уж… даже омерзения не чувствую. Лишь какое-то душевное удовлетворение, словно наконец смог почесать давно зудящее место.
        Я поднял за волосы голову на которой застыло лицо полное боли и ужаса с закатившимися верх глазами и струйками крови, сбегающими с уголков рта. Её рот был безвольно открыт.
        - Знаешь, твоя жена была красивее, будучи живой. - Я спокойно поставил её голову на стол перед ним. - Теперь она всегда будет рядом с тобой. Сможешь на цепочке её носить, если захочешь. На вот, посмотри пока.
        Мужик не орал. Не орал потому что ему заткнули рот. Но на вид он выглядел так, словно сейчас лопнет.
        - Не лопни, - с улыбкой похлопал я его по щеке и вытащил кляп. - Так, что вспомнил?
        - Я убью тебя сука, я убью тебя и всю твою ебаную семью! Я ум-м-м-м…
        Кляп вернулся на место.
        - Да-да, всё классно, но у меня нет семьи. Да и ты ничего не сделаешь, как бы тут не пыжился. И раз уж мы начали со старших… - я обернулся к девушкам, которые с безразличием смотрели на это всё. - Кто там самый старший из детей? Ведите сюда, продолжим наш задушевный диалог.
        Глава 157
        - Это было не так уж и сложно, верно? - присел я перед ним на корточки. - Всего-то надо было рассказать. Блин, чувак, а ведь ты мог спасти свою жену и детей, сделай это раньше, прикинь? - сделал я наигранно удивлённое лицо.
        Я измывался над ним. Уничтожал всё, что у него было в душе, чтоб это чмо в последние секунды своей жизнь лишь страдал и жалел, что не сделал иначе. Я хотел сделать ему нестерпимо больно, чтоб душевная боль заставила его желать смерти больше, чем что-либо ещё. Уёбок это заслужил, пусть даже ради этого пришлось убить ни в чём неповинных людей. Они всегда гибнут, такова реальность, как бы её не приукрашали.
        - Не только тебе пытать нравится, дружок, - взъерошил я его волосы. - И утри слёзы, подумаешь, твоя родня сдохла как собаки.
        - Ты сдохнешь, - сквозь слёзы прогудел мужик. - Будь ты проклят…
        - Да-да, всегда одно и тоже.
        А я только двоих детей убил.
        И было ради чего ему молчать? Ни клятвы он им не приносил, ни печати не имел. Просто какая-то извращённая верность отбросам. Настолько извращённая, что он предпочёл глянуть как умрёт родной человек, чем сдать их.
        Но я всё равно добился своего. Возможно потому что какой-то части меня нравилось всё это. Нравилось смотреть на ужас, боль и страдания, отчего подобное воспринималось притуплено и приносило моральное удовлетворение.
        Его сына, который был старшим в семье, я облил кипятком. Просто поставил его в центре комнаты, схватил кастрюлю с длинной ручкой и плеснул прямо ему в лицо. Два литра кипятка… Он орал не долго - ровно до того момента, как я ударил этой кастрюлей его по голове. А потом ещё и ещё. Бил до тех пор, пока череп паренька не лопнул и мозги от каждого удара не стали разлетаться по комнате.
        Потом настала очередь его дочери. Здесь я проявил признаки гуманизма и забил её табуреткой на его глазах. Правда забивал долго, с чувством, толком, расстановкой, давая папаше насладиться зрелищем того, как его дочурка тянет к нему руки и молит помочь. И знаете, в тот момент мне было плевать.
        Третьему ребёнку из четырёх повезло, и его папаша наконец раскололся. Потому что все ломаются. Абсолютно все, главное правильно это делать. Я бы тоже сломался, попади на его место. Только больной человек не сломается, глядя, как его родню планомерно вырезают.
        И теперь я смотрю, как он оседает на стуле с ножом в горле, продолжая булькать, словно хочет что-то сказать. А у меня мигает уже знакомая ачивка: «Детоубийца».
        - Я сильно грязный? - повернулся я к девушкам.
        - Да, - кивнула одна из них. - Может вам одежду найти?
        - Да, пожалуйста. Только быстрее, а то нам надо спешить.
        Двух оставшихся детей мы связали и бросили на первом этаже, где были их спальни. Лиц они наших не видели, оттого и смысла трогать их не было. Да даже если и видели, вряд ли смогли бы описать нас.
        Что касается моего бывшего собеседника, то он работал кем-то вроде наёмного рабочего, когда надо что-то вызнать. Вот надо было вызнать что-то у Тихони, он пришёл и начал пытать её, насиловать, ломать пальцы и так далее. В конечном итоге она раскололась. Но прежде чем сдала нас, умерла от клятвы, из-за которой она только и успела сказать, что «работает на». На кого, они так и не поняли, так как она захрипела и умерла.
        Тихоня, лучше бы ты себя не мучила и умерла сразу. И если на детей и жену уебана мне было плевать, то вот Тихоню мне было действительно жалко.
        Этот их анус, который символизировал своим названием всё их предприятие, представлял собой раскинутое по королевству бандформирование. И несмотря на то, что они вроде как были и вместе, никто особо не спешил другому помогать, хотя дела вели совместно. Словно жадные и злые братья, которые готовы удавить друг друга за кусок хлеба.
        Их направления - похищения и торговля людьми (у меня подозрения, что дети на въезде по большей части их работа), контрабанда, рэкет, нелегальный бизнес, проституция, торговля наркотой и краденым. Список был обширный, но однотипный, так что всё не имело смысла перечислять.
        Короче, друзья товарищи здесь держали часть города и то столкновение с нами им не понравилось. Как я и ожидал, мы перебили не всех и скрытницы прозевали того, кто в тот момент ещё оставался в доме. Предположу, что он имел сороковой уровень, раз его не раскрыли.
        Кстати, куда делась Клирия, Мамонта и скрытница, я так и не выяснил, что очень печально.
        Говорит, что его позвали утром на Тихоню и её же он помогал приколачивать к дереву, но насчёт других трёх ничего не слышал. Может стоило запихнуть в печку и сжечь на его глазах младшенького? Вдруг память прочистилась бы?
        Ладно, вру, я бы так не сделал.
        Короче, я смог выяснить только несколько мест, где можно было прознать про этих уёбков. Это их бар, их склад и их бордель.
        - Что делаем? - спросила одна из наёмниц, когда я нашёл себе одежду, более-менее подходящую и не весящую мешком.
        - Убивать. Убивать как можно больше, а самого главного оставить Клирии, как маленький подарок на будущее и источник информации. Знаю, что ей будет приятно поговорить с тем чуваком о былых временах.
        - Не опасно ли? Преступная мафия как-никак.
        - Знаешь в чём сила этой всей мафии? - спросил я, глядя на неё.
        - В том, что их много и они сильны?
        - В страхе. В твоём страхе потерять то, что у тебя есть. Например, семью или жизнь. Они знают это и угрожают у тебя их отнять. Но если тебе нечего терять, то они просто бессильны. Что они сделают? Убьют? Да это даже не смешно. Не боясь ничего потерять, ты перестаёшь бояться их. А они такие же люди, которые мрут от пули или удара ножа. Одного за другим, раз за разом, везде и всегда. Тихо, быстро, без жалости. И уже они боятся. Они ничего не сделают, пока не будут знать, кто это творит, а ты просто не оставляй следов. И всё - они превращаются просто в дичь.
        - Откуда вы знаете это?
        - В книжках читал, в фильмах смотрел, слышал реальные истории, хотя сам с организованной преступностью дело имею в первый раз.
        - А вы боитесь их?
        - Нас в данный момент много, поэтому мне похуй. Благодаря своей анонимности, вам и ружьям, я чувствую свою безнаказанность и силу. Поэтому именно в данный момент я их не боюсь. А обычно естественно боюсь. Я чо, дебил безбашенный по-твоему?
        - Я думала, что вы ничего не боитесь, - усмехнулась другая наёмница, что стояла рядом и слушала наш разговор.
        - Только мудак ничего не боится, отчего дохнет быстро. Я же боюсь, если не имею сил против кого-то или чего-то. Боюсь и делаю.
        Ладно, разговор разговором, но куда бы нам направиться? Бар, бордель, склад? Где бы стали держать заложниц? Бар был слишком мелким и очевидным местом. Кто будет в баре держать заложников? Там-то, учитывая планировку, места было меньше всего, да и приспособлен для подобного он должен быть плохо.
        Склад… да, склад имел смысл, но мне кажется, что важных пленных потащили бы к боссу на базу. Стал бы босс сидеть на складе? Сидеть там, где мешки ворочают, коробки таскают, пахнет навозом и ссаньём? Может для того, чтобы держать там ночью пленных, место и подходит, но я бы его вычеркнул. Вряд ли босс или заместитель босса там бы стал ошиваться.
        И бордель. Бабы, деньги и бухло. А ещё свободные комнаты, где можно как повеселиться, так и допросить. Фильмы научили меня, что классический бандит должен сидеть именно в подобном месте, которое приносит деньги и радует глаз.
        Да, идём в бордель! Всегда мечтал это сказать, только…
        Оглядываю комнату, залитую кровью с мозгами и заваленную трупами.
        В такой обстановке как-то звучать будет… не очень. Блин, а я не перестарался? А то как спадать это состояние начинает, так сразу как-то и не по себе от такого зрелища становится.
        А, в пизду всё!
        - Ладно, поднимаемся, надо заскочить в бордель, навести там шухер.
        - В бордель? - подала голос одна из наёмниц.
        - Да, в бордель. Надеюсь, тебе не надо объяснять, что это такое. И вообще, ты сидела со мной в одной комнате, когда он это рассказывал. Ты не слушала его?
        - Слушала, но… есть ещё склад.
        - Ты бы стала в складе сидеть, будучи боссом?
        - Нет.
        - К кому бы потащили высокоуровневую девку и ту, которая жуткая и подозрительная?
        - К боссу.
        - Ну вот, - похлопал я её по плечу. - Не так уж и сложно понять, почему я выбрал бордель, так?
        Нам пришлось возвращаться на базу и собирать людей для рейда в бордель. Всех людей. Я сомневался, что там будут основные силы противника, но не собирался просто так рисковать. Не дай бог… Короче, надо прижать уёбка прямо в норе. Разобраться с ним намного быстрее, пока он не понял, что его спалили. К тому же, если есть здесь и конкурирующие с ними банды, то никто не отменял правило: «Враг моего врага мой друг».
        А потом в жопу пук, но до того момента надо ещё дожить.
        Ждать утра я не собирался, так как вряд ли Клирию, Мамонту и ту девушку пригласили чай попить. Минус пальчик, минус глаз и так далее, вряд ли им подобное понравится. Поэтому надо найти их до того, как мне начнут в почтовых конвертах присылать их по принципу «собери сам».
        Естественно, вперёд мы вновь выпустили скрытниц, которые должны вернуться к нам при первом же признаке опасности.
        Мы старались двигаться подальше от основных улиц. После вчерашнего пожара те усиленно патрулировались. Дым, кстати говоря, до сих пор поднимался, что как бы говорило о том, что тушили они очень хуёво. И только то, что большая часть домов каменная, спасало этот город от полного выгорания. Эх… не покатит классика жанра - выжечь всё до основания. Тут практически девять десятых - камень, гореть будет плохо.
        - Ну что? - тихо спросил я скрытницу Эстани, спрыгнувшую откуда-то сверху.
        - Нашли. На входе охрана. А ещё там много посетителей.
        - В пизду посетителей. Да и не через главный ход мы собираемся лезть. Ищите чёрный вход, скрытый и так далее. Короче то, где мы можем скрытно пролезть. При первом же признаке опасности возвращайтесь назад. Я вас прикрою.
        Эстани странно на меня посмотрела, но плевать, она просто не знает кто я. Правда, как раз-таки лесть туда тварью я вообще хочу меньше всего. Один раз залезу и что? Я потом буду четыре дня под лечением и стану просто лежачим балластом. За это время Клирию и Мамонту успеют разобрать по запчастям.
        Да и вообще, минусов было слишком много, чтоб использовать её без видимых причин.
        Эстани ускакала в темноту, оставив нас во мраке подворотни, рассосредоточившихся по углам. Сам бордель находился у самой крайней стены в районе обычных людей, и постройки здесь были соответствующими. Пусть люди и жили здесь значительно лучше, однако дома сами по себе напоминали коробки друг на друге с треугольной крышей.
        Мне такое построение напомнило домики в Мегатонне, серьёзно. Единственное отличие, они из камня и выглядят намного цивильнее.
        Правда один раз девушки умудрились учудить. Прирезали какого-то насильника, который затащил сюда девушку. Его грохнули, её не тронули. Странно, я думал, что они всех подряд мочат. Или же насильников они больше всего не любят?
        - Мы нашли проход, - вынырнула через двадцать минут скрытница, но на это раз уже не Эстани, а Лафия. - На крыше через чердак. Мы оторвали частично обшивку крыши.
        Я бросил взгляд на крышу борделя, который представлял собой монолитное каменное здание, похожее на версию трёхэтажной хрущёвки, но из камня и с покатой крышей.
        - Дрочите? Как мне туда подняться по отвесной стене?
        Она указала пальцем на слив.
        - Бля, да он же подомной нахуй свалится. А ещё я как бы не очень люблю высоту.
        - Боитесь её?
        - Нет, боюсь последствий падения с неё. Так что… есть ли другие варианты?
        Нет, если надо, я полезу, но всё же, может есть и другой путь?
        - Есть и другие варианты, - кивнула Лафия.
        Пять минут спустя
        - Знаешь, под другим вариантом я подразумевал нечто другое, - пробормотал я, стараясь не глядеть вниз.
        - Не бойтесь, я не сорвусь.
        - Я боюсь, что труба нас не выдержит.
        Я много чего позорного делал, но это кажется войдёт в топ. Я сижу на плечах… Именно на плечах, то есть голова её между моих ног. И Лафия таким образом со мной лезет по водосточной трубе на верх. Хочу заметить, что Лафия меньше меня ростом, от чего позорнее это выглядит. Я не говорю, что девки снизу вообще от смеха усыкались, как и те, что сверху, когда Лафия с невозмутимым лицом со мной полезла наверх.
        До сих пор усыкаются.
        - Мы на крыше, можете отпустить мои волосы?
        - А, да? Вернее, я хотел сказать, что ни капельки не испугался, - сказал я и слез…
        Хотел слезть с неё, но что-то пошло не так. По сути мне надо было спрыгнуть ей за спину, но она попыталась наклониться, видимо, чтоб я спрыгнул через голову. Ну я и спрыгнул… почти… Просто зацепился за её голову то ли штанами, то ли яйцами…
        И ёбнулся плашмя на крышу!
        Мало того, что ёбнулся на крышу, так ещё крыша треснула подомной, так как была черепичной.
        Треснула, хрустнула, и я, лёжа на ней со взглядом «ёбушки-воробушки», проваливаюсь нахуй вниз.
        Остановил ли меня пол злоебучего чердака снизу? Да нихуя! Доски подо мной также предательски скрипнули, треснули…
        - Ой блять, да я даже не сомневался в этом ни на секунду!
        И провалился нахуй вниз!
        Пролетел мгновение вместе с досками на более-менее твёрдый пол.
        От такого падения весь дух вылетел через меня как из не завязанного шарика. Но даже это не помешало услышать, как кто-то закричал женским голосом… нет, мужским… Нет, дуэтом.
        Так, это бордель, верхние этажи наверняка под комнаты отданы, а значит я свалился в комнату кого-то ебущегося с проституткой.
        Было больно, было реально больно и казалось, что мне уже не вдохнуть полной грудью, но помереть можно и чуточку попозже.
        Я вскочил, словно меня мама за дрочкой спалила, быстро оглянулся и сразу распознал цель. Какой-то голый подкаченный мужик на бабе с ошарашенным лицом и татухой ануса плече. Враг обнаружен.
        Ну всё, пизда тебе!
        Я выхватил кинжал и бросился на него. Хуйло слегка повернулся на бок, поднял руку, пытаясь меня остановиться, но это его не спасло. Я поднырнул под руку и воткнул кинжал ему в сердце. Ну и как тебе…
        Так… а хули он жив.
        Мы озадачено переглянулись, словно спрашивая, почему он ещё жив и посмотрели на кинжал. Я его вытащил, а у него…
        ЛЕЗВИЕ БЛЯТЬ ОБЛОМАНО У ОСНОВАНИЯ! При падении сломал!
        И вновь посмотрели друг другу в глаза…
        И я вломил ему быка!
        Лоб в лоб. Ебать я дебил.
        Он свалился обратно на кровать, а я на пол со звоном в ушах. Зрение не сразу перестало плясать лезгинку, а я уже опять на ногах и, ориентируясь по очертаниям, прыгнул на супостата!
        В полёте я получил по морде, сменил траекторию и врезался в стену. Сполз на кровать, перевернулся на спину и попытался встать, но говнюк напрыгнул на меня сверху и начал душить. Сознание только вернулось в норму, а уже опять пытается свалить. Попытался дотянуться до его глаз, но мужик лишь отклонил голову назад и максимум что я мог - царапать ему подбородок. Такими темпами он меня задушит, потому что в глазах быстро темнело, а сознание уходило всё дальше и дальше.
        Но дебил - это вообще проблема, особенно когда опыта в подобном не хватает. А именно: помнить о том, что у тебя с собой есть.
        Стоило этой мысли мелькнуть в моей голове, как руки сами собой скользнули к поясу, схватились за ЕЩЁ ДВА КИНЖАЛА, О КОТОРЫХ Я ЗАБЫЛ. Мгновение, руки с кинжалами расходятся и потом что есть сил в стиле ножницы сходятся обратно. И прямо ему в бока, ломая клинками рёбра. Один кинжал пробило лёгкое, а второй точно достало сердце.
        Его руки начали быстро ослабевать, давая мне вздохнуть нормально. Я поднапрягся, сбросил его с себя и быстро встал, резво оглядываясь. Темнота отступала медленно и казалось, что голову забили ватой. Только несколько секунд спустя я наконец смог разглядеть, что в комнате помимо меня и трупа есть ещё девушка. Она вжалась голая в самый угол, смотря перепуганными глазами на меня.
        Блин… мочим свидетельницу?
        Конечно… нет. Я не маньяк убийца.
        А в дверь тем временем постучали. Причём громко, настойчиво, та аж затряслась и затрещала.
        - Я тебе говорил шлюх не бить, сука!? Открывай дверь, тварь!
        - Не бил я её, - крикнул я в ответ.
        - Пиздишь сучонышь! Я крики её слышал. Если с этой шалавы хоть волос упал…
        Дальше я не слушал. Услышал достаточно, чтоб понять - убивать того, кто за дверью или нет. Нормальный человек свою работницу шалавой не назовёт. Следовательно, там злобный сутенёр, который гнобит проституток.
        - Лезь под кровать, здесь сейчас будет жарко, - кивнул я девушке.
        Она испугано закивала и кошкой скользнула в указанное место. Ну а я встал, глянул в дыру на потолке, но никого там не увидел. Видимо моя кавалерия свинтила куда-то в обход, чтоб прийти мне на помощь. Ну ничего, с одним я и сам разберусь, не маленький.
        Я подошёл к двери, отодвинул защёлку и смело открыл дверь.
        - Ой.
        «Ой» само собой вылетело, так как там помимо толстоватого сутенёра стояло двое амбалов. Чот я погорячился дверь открывать.
        Глава 158
        Обычные люди редко повышаются больше сорокового лвла. А самый распространённый среди боевых людей здесь является тридцатый. Обычные среднячки, коих немерено. Сороковой считается среди обычных людей уже чем-то продвинутым. Что-то типа профи в своём ремесле.
        Так вот, хорошо, что они не были большого уровня. Обычные середняки тридцатого, несмотря на то, что оба были реально вкаченными. Скорее именно вот так качаясь они и набили себе тридцатник. Но я тоже не тощий! У меня пусть банок и нет, но мышцы теперь видны, как и кубики на прессе.
        Но блин, несильно мне они помогли, когда эти двое принялись меня пиздить.
        Удар одного в ебало, удар другого, я что-то там пытаюсь ударить, потом меня хватают за шею и со всей дури бьют об стену. Я, пиная в ответ и отталкивая противника, получаю по ебалу, бьюсь затылком об стену, наугад бью в ответ, попадаю во что-то мягкое, вновь удары, я бью в ответ уже кинжалом…
        Короче, я победил!
        Ну да, у меня не хватает передних зубов, ну и глазом ничего не вижу. Ну нос сломали, губы опухли, палец указательный на левой руке сломан. Ну так ещё по мелочи…
        Но я победил! Правда благодаря тому, что у меня были кинжалы, а так бы завалили… Да похуй. Победители не судят! Более того, мне нужно срочно спешить!
        Правда, моих на горизонте совсем не видно. Это немного странно.
        Я проверил команду - все живы, но никого здесь нет. Не уж то никто не спустится протянуть руку помощи? У меня нехорошее предчувствие по этому поводу.
        Однако там двадцать одно ружьё (своё я выронил на крыше, когда рухнул на неё) - пять у скрытниц на крыше и шестнадцать на земле. Там достаточно просто одного попадания и человек или покойник, или калека. А у нас лучниц немало (из-за ружей и набрали), так что вряд ли что-то страшное случится.
        С другой стороны, если у них проблемы, судя по данной ситуации, значит мы на очень верном пути. Если учесть, что Мамонта, Клирия и скрытница не бессмертные, то пока я буду ждать, могу потерять те самые минуты, которые всё решат. Девушки в любом случае меня не бросят и нагонят, а здесь вроде как нет хайлвлов. И у меня есть на всякий «Тварь пустоты». А дрожать над собственной жопой, зная, что можешь спасти…
        Блин, угробит меня это когда-нибудь.
        Поэтому, раз ещё на ногах стою, головой соображаю. Глаз…
        Я быстро проткнул кончиком, предварительно обработав его краем рубашки, в опухшую часть и надавил. Кровь быстро-быстро начала капать из раны, и отёк спал.
        Всё, теперь я ещё и вижу. Остальное в пизду.
        Я ринулся по коридорам навстречу приключениям.
        Этот коридор был обшит деревом и по стенам висели подсвечники, которые кое-как освещали проход. Я проходил около дверей и прислушивался. За многими я слышал имитацию бурного женского секса, словно они не трахались, а лобковыми волосами за что-то зацепились; где-то я слышал уже мужские вздохи.
        Из-за некоторых дверей я ничего не слышал и без зазрения совести врывался туда. Некоторые комнаты были пусты. В некоторых были люди, и я дико извинялся, быстро закрывая дверь. Несколько раз на меня наезжали, и я просто молча сваливал от греха подальше, пока мне не прописали. Один даже бросился на меня, но кажись мой уровень был выше, и я просто пробил ему грудную клетку в районе сердца на подходе.
        Ещё я нашёл комнату управляющего, которого зарезал, но там ничего не было.
        Верхний этаж был пуст. Второй наверняка тоже пуст, поэтому там смысла искать нет.
        Первый этаж у нас наверняка чистый стриптиз клуб с потрахушками и баром. Значит подвал.
        Я аккуратно дошёл до лестницы, по пути встретив одну из проституток. Удостоился лишь странного испуганного взгляда. Ну да, морда в крови и разбитая, по бокам кинжалы в крови, а сам в пыли мусоре и той же крови.
        Дошёл до лестницы, сыканул от страха про себя по привычке, включил режим очконавта и медленно начал спускаться по лестнице. И где, спрашивается, остальные?! Вот мне нужна помощь, и что!? Нету! Никого нет!
        Как всегда, вокруг одни предатели чужих надежд.
        Я спустился на второй, оглянулся и двинулся на первый.
        И к моему сожалению, здесь лестница кончалась.
        Плохо!
        Я бросил взгляд на зал, в котором находился местный стриптиз-бар. Там царил полумрак, громкая музыка, облака какого-то дурманящего дыма, запах алкоголя и табака. Ну хоть полумрак и на том спасибо. Можно будет с разбитым ебальником проскочить.
        Так, ну других путей я не видел, даже если они и есть. Поэтому, гордо выпятив грудь, словно я тут хозяин положения и мне ничего не страшно, я двинулся через зал. Лица не видно в полумраке, а вот по ходьбе могут спалить. Вряд ли здесь много сороковых, так как это ещё пока обычный бордель с обычными бандюками, которые воинами не являются. Но всё равно не стоит рисковать.
        Попутно я бросил взгляд на команду - все были живы, даже те, что в плену, поэтому пока я могу вздохнуть спокойно.
        Зал был отделан на славу, хочу сказать. Стены закрыты шторами, деревянный пол, множество нормальных кресел вокруг больших столов, на которых танцевали девушки. Везде были люди, которые выкрикивали пошлости, но никто не спешил приставать к стриптизёршам. Здесь я кстати видел очень много и обычных людей. Оттого вариант бойни был сразу отметён - есть возможность не трогать мирняк, значит так и надо поступать.
        Пока я шёл по залу, рыскал взглядом по округе, ища заветную дверь или проход, что выведет меня на базу самих бандитов. И дойдя до самого конца, наконец заметил заветное место - невзрачную дверь, наполовину прикрытой шторой около которой стоял громила. Кажется, вход был обнаружен. Что касается охранника… чей-то день оказался по истине чёрным.
        Я пошёл к нему, слегка покачиваясь, словно пьяный в говно.
        - Эй! Эй ты, уважаемый! Сортир здесь? - помахал я ему рукой.
        - Нет, справа от тебя в углу дверь, - показал он пальцем.
        - А здеся чо?
        - Не твоего ума дела, - обрубил охранник.
        - Не, ну я не понял, ты мне это говоришь!? - Я подошёл ещё ближе. - Ты мне сказал это, щенок!?
        - Вали отсюда.
        Он подошёл ко мне для того, чтоб спровадить, но в темноте и лёгком дыму, который тут висел, видимо не сразу увидел лица. А может такое лицо было обычным для них. В любом случае он подошёл слишком близко. И будь охранник хоть сто раз сильным, без высокого уровня у него не было шансов, чтоб выжить.
        Уже приготовленный кинжал скользнул в руку, когда тот оказался рядом. Удар, второй, третий, пятый, седьмой. Быстро-быстро, словно швейная машинка. Попутно подныривая под охранника, чтоб взвалить его тело на себя, и толкая к двери. Вот прижал его к стене, свободной рукой открыл дверь и с трудом затолкнул его внутрь, заскочил сам. Закрыл за собой дверь и вздохнул с облегчением.
        Жив, почти здоров и удачно проскочил. А вот охранник уже мёртв и под ним сейчас растекалась лужа крови.
        Ладно, плевать, что тут у нас?
        Я огляделся. Хотя и оглядываться особо не на что - обычная лестница, уходящая вниз и хорошо освещённая. Ну… деваться некуда, верно?
        Поэтому я набрал побольше воздуха, словно собирался нырнуть, и начал спускаться по лестнице. И чем ниже я спускался, тем мне страшнее без поддержки становилось. Я говорил, что не боюсь, так как за спиной ружья и товарищи? Так вот, сейчас ни того, ни другого не было. А значит я на свободном плавании и мою ошибку никто не исправит.
        Ненавижу ответственность. Блин, я кажется это уже много раз говорил… А, плевать, буду продолжать говорить, пока не устану.
        Лестница была как в подъезде: спустился на пролёт между этажами, развернулся, спустился на нижний этаж, который служил этому зданию подвалом.
        Ух, какая жизнерадостная дверь-то прикрывает вход! Так, а это что на ней? Следы ногтей? Хм... как… нежизнерадостно. Вот сразу видишь и понимаешь, что там тебя ничего хорошего не ждёт. Словно у двери на приём к проктологу-гомосексуалисту стоишь. Ну да ладно, девушки ждут, что их спасут, поэтому вперёд и с песней.
        Я перехватил поудобнее кинжалы и со всей дури пнул хлипкую деревянную дверь. И чуть себе ногу не сломал, так как дверь оказалась нихуя не хлипкой! Пиздец!
        Понты не вышли, пришлось аккуратно рукой открывать.
        И попал я в большую комнату из камня. Валуны, из которых были сделаны стены, поблёскивали в свете факела влажной поверхностью, слегка отражая свет. В некоторых местах между ними рос мох. Вдоль стен стояли тумбочки, шкафы с бутылками и стойки с оружием.
        Так, оружие… Возьму вот этот меч и тяжёлый арбалет, а то без ружья мне становится немного грустно.
        О, это что? Какая короткая деревянная отполированная дубина, блин, прикольно. Похожа на полицейскую, только с набалдашником на конце… так, погодите, это же…
        Я отпрыгнул и отдёрнул руку, словно говна коснулся. А в голове крутился вопрос: какого хуя фалоиметатор делает на стойке с оружием!? Извращенцы. Хотя таким можно без проблем кого-нибудь забить. К вам попаданцы из южных островных штатов не попадали? Это они там любители такого оружия.
        Ладно, что тут ещё есть? Я заглянул в шкаф и несколько тумбочек, но кроме эротических костюмов и предметов обихода в доме извращенцев садомазохистов ничего не нашёл.
        Из комнаты вела и ещё одна дверь. За ней был коридор с факелами, уходящий дальше. По нему я дошёл до железной двери с засовом с этой стороны; видимо там было что-то типа тюрьмы для неугодных. Однако в данный момент она была открыта и за ней слышались голоса: Весёлые, полные издёвки и высокомерия.
        Эти голоса ассоциировались только с одним моментом у меня - с тем, как насиловали Лиа.
        Сейчас вопрос стоял такой - кого там насилуют: Мамонту или скрытницу? Про Клирию молчу, её даже больной насиловать не будет.
        Поэтому, перехватив арбалет поудобнее, я тихонечко толкнул дверь, чтоб воспользоваться эффектом неожиданности.
        И она открылась со звуком:
        СКРИ-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-П!!!
        Ну просто блять с чудовищным скрипом отворилась. Если ты глухой, то всё равно бы понял, что дверь открылась по той вибрации, которую она при этом издавала. Пиздец я незаметно прошёл. Да меня, наверное, по всему подземелью было слышно!
        И абсолютно все повернулись ко мне, и у каждого на морде была кожаная маска для садомазо. Плюс у каждого стояк. Ну блять чтож так не везёт!? Почему я дерусь не с эпичными врагами, а с… такими!? На меня посмотрели все кроме той, что сейчас была привязана к какому-то столу раком с широко расставленными ногами, чтоб трахать было удобнее. Это, скорее всего, скрытница. Значит Мамонта где-то в другом месте.
        Я выстрелил первым, засадив стрелу одному ровно в сердце и тут же бросился к ним, не давая шанса взяться за оружие. За оружие они не взялись, но в руках у них оказались конкретные фалоиметаторы, подобные дубинкам.
        И вот я бегу уже от врагов, потому что боюсь, что меня забьют этими дилдоками и выебут.
        Причина смерти: забит фалоиметаторами. Мне не льстит подобная геройская смерть, если честно.
        Я думал прикрыть зад и держать оборону в коридоре, но прямо перед моим носом дверь закрыл ещё один любитель в кожаной маске. А вот говорил мне Ухтунг проверять всё перед таким нападением, а я дебил, я учусь на своих ошибках, а не на словах.
        Перехватив арбалет за приклад я с размаху ударил его железным плечом прямо в череп, словно киркой, и пробил ему башку. Тут же сменил траекторию, чувствуя задницей опасность, убегая дальше по кругу.
        Оборачиваюсь с мечом в правой руке и наотмашь бью. Промахнулся - все успели вовремя остановиться. Но зато я открылся, и тут же на меня бросился тот, что был ближе всех. Сократил дистанцию и врезался в меня. И напоролся на мой кинжал, который в нём и застрял.
        Под напором делаю несколько шагов назад и отталкиваю его; тут же парирую удар меча, отклоняя его в сторону и бью его хозяина в морду левым кулаком. И сам же получаю от следующего извращенца деревянной дилдой по морде, получаю второй удар и меня отшвыривает к стене. Роняю меч, но он всё равно не нужен на такой маленькой дистанции.
        Мужик замахивается ещё раз и уже бьёт, но я ныряю ему под руку, избегая удара этой дубинки, и сам отвечаю ударом кинжала в правой руке прямо в подмышку. Пинаю стоящего за ним.
        Доля секунд и на меня бросается чувак с мечом, пытаясь воткнуть его мне в живот. Но я словно танцор живота пропускаю меч мимо и тот просто чиркает по прессу. А я встречаю ублюдка ударом локтя в морду.
        И бросаюсь на следующего. Кинжал входит тому прямо в шею. Прыгаю вперёд и оборачиваюсь. Остался хуй с мечом и тот, которого я пнул. Я перехватываю кинжал за лезвие и метаю в мечника.
        Попал прямо в шею! Сука, да я снайпер! Мамонта, спасибо, что научила их метать и вкачала мне дальнобойное.
        Остался последний. Блять, да у него ещё стояк не спал! Вас такое заводит что ли!?
        Я быстро оглядываюсь в поисках оружия и не нахожу ничего лучше, чем схватить дилдо. Выбор здесь не слишком велик.
        Кончилось тем, что я его забил им. Под кожаной маской словно фарш был. Пиздец… чёрный гангстер одобряет, Бог Разврата поощряет, Патрик от стыда сгорает. Хорошо, что все свидетели сдохли, а то век не отмоюсь от позора - антигерой сражается на фалоиметаторах против голых мужиков в масках. Подобные битвы через чур эпичны.
        Ладно, что с привязанной?
        Я подошёл к девушке с длинными волосами синеватого оттенка, у которой из обеих дырок торчали слишком уж большие фаллосы. Вся её задница в красных выступающих линиях от ударов плетью, и из некоторых мест сочилась кровь. На голове была такая же маска без глаз, но со ртом, в который был вставлен мячик. Чую, без попаданцев не обошлось, так как до подобного местные вряд ли бы додумались.
        Я снял с неё маску вместе с кляпом, и в меня упёрлись заплаканные, но полные ненависти глаза.
        Блин, мне страшно, может обратно натянуть маску?
        - Ты… Вы, господин? - поправила она себя.
        - Здорова, смотрю, ты тут развлекалась как могла.
        - Было не так весело, как кажется.
        - Оно и видно. Погоди, сейчас отвяжу.
        Я отвязал ей руки, развязал ей ноги. А вот затычки пусть сама вытаскивает, а то ненароком ей там что-нибудь порву.
        Девушка не слишком уверенно встала на ноги, после чего начала медленно вытаскивать из себя посторонние предметы, пока я собирал оружие.
        - Где Мамонта с Клирией? - спросил я самый главный вопрос.
        - Я не знаю, они были здесь, - ответила она. - Но нас разделили.
        - Разделили?
        Получается они где-то недалеко… Это хорошо, а то нет желания лезть в центр вражеской базы. Если я уже не в ней.
        Я окинул девушку взглядом.
        - Погуляешь пока голой, так как одежды нет. Ноги свести можешь?
        Она молча покачала головой. Жаль, значит о её помощи скрытницей придётся забыть.
        - Тогда идёшь за мной и будешь поблизости. Держи арбалет, зарядишь мне.
        Блин, плохо, силу теряем. Но увы, приходится решать всё на ходу. Можно пока утешать себя мыслью, что осталось ещё две жертвы.
        Мы двинулись к следующей двери.
        Это была аналогичная комната той, где была скрытница - чисто для садомазо. На одной из столов кстати лежала жертва лет тридцати. Правда она была в отключке. Судя по всему, с ней тоже играли, причём довольно жёстко. Предположу, что пирсинг с цепочками на некоторых местах ей нацепили здесь.
        Это место прямо мечта любого извращенца.
        Но я добрый, поэтому развязал женщину; как очнётся, сможет уйти.
        - А как вас взяли-то? - спросил я, оглядываясь.
        - У них есть скрытник-семидесятник.
        - И? Вы его не засекли?
        - Мы засекаем врагов или по интуиции, или зрительно. Его мы не видели, но когда я поняла, что происходит, нас повязали.
        Это… немного странно.
        - И Мамонта не смогла дать отпора?
        - Там был воин-семидесятник. Плюс сюда скрытника семидесятника, напавшего из укрытия, и у неё не осталось шанса, хотя отбивалась она ещё долго.
        - Клирия?
        - Она что-то в них тыкала, но десять человек, неширокая улица и они просто зажали её. Как и меня, как и Мамонту.
        Прямо как мы тогда в таверне. В бою ты можешь всех уделать благодаря ловкости и навыкам. Но вот с силой так не прокатит. Даже если у тебя сотня, то одновременно четыре человека с тридцаткой всё равно будут сильнее тебя. Поэтому все действовали по одинаковой тактике: наваливались кучей, подавляя силу количеством, тем самым обездвиживали, лишая преимущества в других навыках, и брали.
        Ну да, высокий уровень отнюдь не выход, хоть и даёт большое преимущество. Ведь люди могут ко всему приспособиться и практически против всего найти способ защиты, было бы желание.
        А тем временем нас ждала следующая дверь.
        Глава 159
        Блин, пусть Мамонта с Клирией окажутся здесь. Ну во просто нет никакого желания скакать из места в место и искать их. Естественно, я буду скакать из места в место, пока не найду их, но блин!
        Пожалуйста, пусть будет…
        Чулан? Серьёзно?
        - Эй, - позвала меня девушка.
        Я посмотрел в её сторону и облегчённо вздохнул. Ну слава богу, а то думал, что тупик.
        Скрытница показывала на ещё одну дверь.
        Я подошёл к ней, открыл…
        Тоже чулан! Ну чтож ты будешь делать. Я то… О, швабра! Прикольно, у меня тоже в классе такая была, мы на неё тряпку вешали и представляли, что это флаг. А ещё…
        - Кхм-кхм.
        Я слегка пристыженно посмотрел на скрытницу, которая явно не понимала, чем меня швабра заинтересовала. Ну ладно-ладно, отвлёкся.
        - Так, значит Мамонта и Клирия были здесь, так?
        - Не могу сказать про госпожу Клирию, но Мамонта точно была здесь.
        Мамонта здесь, но её нет. Как нет и дверей. Что это значит? Правильно, потайной ход. И он находится в одном из чуланов.
        Я со сосредоточением постучал заднюю стенку того чулана, где обнаружил швабру. Потом попинал её ногой. Попытался ковырнуть заднюю часть.
        Ничего. Пусто. Значит идём к другому чулану, в который ломился я.
        А вот здесь нам улыбнулась удача. Когда я пнул её, то мне показалось, что она слегка шевельнулась. Я пнул ещё раз и понял, что стена слегка движется, однако найти, как её открыть, я не мог. Пришлось облазить весь этот чулан, пока не был найден рычаг. Им оказалась деревяшка, к которой крепилась полка; её надо было просто вниз сдвинуть для того, чтоб открыть дверь.
        Стоило мне дёрнуть ту деревяшку, как за стеной что-то щёлкнуло. Я аккуратно толкнул стену и та, подобно двери, открылась без какого-либо сопротивления. Она даже не скрипнула, когда открылась.
        Нам сразу открылся такой нежизнерадостный коридор, что желания туда лезть вообще не было.
        - Не нравится мне это. Там явно зло обитает, - пробормотала скрытница, и в её голосе я услышал страх.
        Блять, ну спасибо тебе, подруга, теперь мне в сто раз спокойнее.
        - Единственное зло, которое есть здесь, это я, - сказал я уверенно низким голосом. - И если какая-то хуйня решила поспорить с этим, то пусть роет себе зубами могилу. Она ей скоро понадобится.
        - А если…
        - Не если, - я с серьёзным лицом посмотрел на неё. - Ты была с нами в сгоревшем городе Мидкок?
        - Нет, - покачала она головой. - Меня наняли недавно.
        - Ну вот можешь Мамонту спросить, чем я могу стать и чего прописать любому. Тебе потом все ужасы детским лепетом покажутся.
        Вижу, что моя уверенность убедила её.
        Да вот мне самому страшно! Кто мне скажет то же самое?! Да из коридора жутью так и веет!
        - Теперь идём.
        Назад! Вот что я хочу сказать! Я чувствую примерно то же самое, что и от Клирии в том коридоре. Это лишь значит, что там что-то пиздецки страшное.
        Он уходил куда-то вниз под землю и мне совсем не хотелось знать, что там. Однако раз уж Мамонта там, то что я? Хуже? А вот и нет, поэтому как долбоёб лезу туда, надеясь, что меня не убьёт сразу.
        Слабоосвещённый коридор вывел нас в небольшой зал.
        Мы оказались на небольшом балконе, с которого вела вниз круговая лестница. Там, на первом этаже, было множество коробок. Я так подозреваю, что это что-то типа подпольного склада. Возможно здесь ещё выходы есть наружу, но искать их не было ни сил, ни времени, ни желания.
        По залу были расставлены небольшие чаны, в которых горел огонь и освещал округу.
        Караулило этот зал не так уж и много людей: четыре человека. Двое у балкона подо мной, двое напротив довольно большой двери с другого конца зала.
        - А где остальные девушки? - шёпотом спросила скрытница, пока я оценивал расстановку сил.
        - Я не знаю. Вполне возможно, что на улице борются с врагами.
        Я так подозреваю, что когда я провалился и боролся сначала с постояльцем, а потом и с вышибалами, девушки на крыше могли столкнуться с противником. А так как перед выстрелом надо ещё засыпать порох в пороховую полку, то никто просто не успел этого сделать. Оттого и выстрелов не было слышно. А на земле… может быть такая же ситуация. А потом я спустился ниже и в каменном здании выстрелов просто не услышал. Другого объяснения я не могу найти.
        Поэтому, пока они там, мне следовало быстренько обыскать всё.
        - Ноги ещё не сводятся? - спросил я.
        - Нет.
        - Как тебя зовут?
        - Зира.
        - Отлично, Зира, слушай внимательно. Видишь тех двух? - указал я на охранников у двери.
        - Да.
        - Я сейчас спущусь, зачищу всё. Но один из охранников у двери будет твоим, вали его из арбалета. А потом стой здесь на шухере. Если кто придёт с другой стороны, хлопни в ладоши, ясно?
        - Да, ясно.
        - Вот и отлично, а я пойду и повыёбваюсь, - похлопал я её по голове.
        Я крадучись подошёл к краю балкона и взял в руки кинжалы. Теперь-то у меня получится пафосное убийство! Наконец применю то, чему научила меня Мамонта.
        Поэтому я сделал вдох и спрыгнул вниз.
        Это было так же эпично, как я и представлял.
        Подобно монстру я приземляюсь между охранниками. Попутно в полёте обоим втыкаю кинжалы в заднюю часть шеи и валю уже мёртвых на землю.
        Бросаюсь вперёд.
        Те двое общаются и не сразу понимают, что происходит. Одному пробивает голову стрела, а второй резко оборачивается и видит меня.
        Вообще, у него должен быть тридцатник, но если учесть то, что тут у них в запасе есть и семидесятники, то лучше не рисковать. Да и место явно важное, так что не станут тут с охраной фальшивить.
        Охранник бросается мне на встречу и в тот момент, когда пробегает мимо одного из чанов с огнём, в него бьёт со всей дури пламя. Хоть на нём и был нагрудник, но всё остальное неприкрыто. Мужик вскрикивает, хватается за лицо, и в этот момент я прыгаю прямо на него, вгоняя ублюдку меч прямо в шею.
        Ну и кто здесь батя, а? Лохи недоношенные.
        Я ещё раз огляделся. Ну вроде зачистил всех. Можно прямо медаль выдавать за то, что сделал. Мамонта и Ухтунг были бы мной довольны.
        Кстати, на счёт Мамонты.
        Я открыл менюшку и пробежался взглядом по списку.
        А вот моей команде пришлось несколько хуже. Хоть с Мамонта и была ещё жива, но команду уже успели проредить - я потерял скрытницу Эстани семидесятого уровня, и ещё двух скрытниц сорокового. Среди наёмниц тоже были потери - пяти человек не стало. Мне сложно представит, что случилось, но потерять восемь человек… это много. Это… неприятно.
        Мне должно было плевать на пешки, ведь я убивал тысячи, среди которых были и дети. Но это были мои пешки, мои люди и товарищи, и я почему-то не мог абстрагироваться от потерь. Глядя на то что их не стало и теперь у меня осталось двадцать три человека, мне не хватало сил, чтоб сделать вид, типа ничего не произошло. Ведь я их сюда привёл, и они погибли из-за меня.
        Я ненавижу ответственность.
        Ладно, вдох-выдох, Патрик. Потом поскорблю.
        - Эй, спускайся реще, нам надо торопиться, - позвал я Зиру.
        Девушка кое-как сбежала по лестнице.
        - Разрешите узнать, что-то случилось? - тут же обратилась она ко мне.
        Поняла по голосу? Или по лицу видно? Хотя плевать, не важно.
        - Глянь столбик с командой.
        Она сделала, что я сказал и посмотрела туда; её губы стали тонкой полосочкой. Мне даже показалось, что она назвала чьё-то имя и шмыгнула носом. Да уж, всегда тяжело терять товарищей, даже если ты конченый отморозок.
        - Теперь идём.
        Я толкнул двери и попал в ещё один склад.
        Здесь было больше коробок и две двери, но выбор казался более очевидным. Одна была большой, явно для завоза грузов. Вторая была обычной. И оттуда как раз… выходил человек, который сейчас оседал со стрелой в голове.
        - Помнишь, когда мы заходили, то почувствовали ауру зла? - спросил я.
        Она кивнула.
        - Она… как действовала? Просто страх?
        - Нет, давила на душу, словно когти запустила туда. И сейчас я это чувствую. А вы нет?
        - Я антигерой, мне похую такое.
        Да, повышаю рейтинг в глазах людей. Потом она расскажет об этом другим и меня будут уважать ещё больше.
        Но ответ в моей способке - мне плевать на всевозможные ментальные воздействия. Тогда я просто зассал, но сейчас я ничего не чувствую. Но аура-то есть, значит где-то происходит хуйня. Очень нехорошая хуйня.
        - Тогда веди меня, - кивнул я. - Аура должна усиливаться при приближении к ней.
        Скрытница кивнула и повела меня к той двери, откуда выходил чувак. Здесь опять была лестница вниз, однако в отличие от других она создавала ощущение древности, да и этот коридор вниз выглядел каким-то старым. Видимо какие-то катакомбы, на которых стоит город.
        Ещё один коридор, только на этот раз он был укреплён подпорками и в некоторых местах жутковато проседал. По обеим сторона этого коридора шли железные двери с решётчатыми окнами: скорее всего, ещё одна тюрьма. Вернее, не ещё одна, а единственная тюрьма. То место было чем-то типа комнаты развлечений для ВИП-персон. Это кстати хорошо, есть шанс, что в одной из этих комнат затесалась наша Клирия и Мамонта.
        Девушка практически на входе в коридор остановила меня, подняв руку и между нами завязался разговор знаками.
        Я дёрнул подбородком, спрашивая, что такое.
        Она приложила одну руку к уху, словно слушает, а другой сделала вид, словно разговаривает. Слышит голоса.
        Я одними губами спросил, Мамонта или Клирия.
        Она пожала плечами.
        Ясно, кто-то впереди есть, но мы пока не знаем, кто именно. Но это сути не меняет, мы идём спасать человека. Даже если какой-то левый, всё равно идём спасать, так как он может чего-нибудь интересного нам рассказать. А всё, что интересно может быть очень полезно.
        Я махнул рукой, предлагая ей продолжить нашу стелсс-миссию.
        Мы медленно двинулись на голоса. Попутно я заглядывал в камеры: иногда там было пусто, иногда попадались побитые пленники, без живого места на теле и с отсутствующим выражением лица. Видимо должников и врагов у местной банды было мало, раз уж не все камеры заняты. Как следствие, о них тут знают.
        Зира подкралась к двери, из-за которой теперь и я слышал голоса, и замерла. Слегка приподнялась и выглянула в окошко. После этого посмотрела на меня и показала два пальца.
        Два врага.
        Я подкрался поближе и сам заглянул туда.
        В отличие от остальных камер здесь у них была полноценная пыточная с набором всего необходимого, начиная со столов и пил, заканчивая печью. Я бы даже подумал, что это комната столяра, если бы не следы крови на двух столах, полу и стенах. Видимо раньше здесь была кузнечная или что-то подобное, так как вон наковальня, а вот печь стоит. А может и до сих пор её пользуются.
        Нам спиной стояли два человека и за их спинами угадывался контур третьего. Слишком большой, чтоб быть Клирией.
        Так... Мамонту мы нашли и осталось теперь её просто вытащить. Но вот сраное просто не будет так просто, как мне бы хотелось. Потому что Зира показала мне пальцами некоторые знаки, которые я мог перевести как семидесятый уровень и лоулвл. Это значит, что с одним я справлюсь без проблем и сам, а вот второй натянет меня, натянет Зиру. А потом ещё успеет натянуть всю мою драгоценную команду, так как он скрытник и его ещё надо достать.
        Сраные скрытники (кроме тех, кто работает на меня естественно). В принципе, против воина у них шансов будет меньше, но вот если его не видно, то начинаются проблемы. А тут ещё и перекаченный пидор, так что вообще проблем выше крыши. Сюда бы ружьё, но своё я выронил где-то…
        Из-за дверей раздался хриплый женский крик, наполненный болью.
        Я бросил взгляд через окошко - кажется Мамонте только что прижгли какую-то часть тела. Вон, лоулвльный засранец держит кочергу с кругом на конце, который светился приятным оранжевым цветом. Правда Мамонта вряд ли могла оценить красивый цвет в данный момент.
        Зира кивнула мне головой, что мол делаем.
        Блин, я вот в душе не ебу, если честно. Интуиция шепчет, что если мы выстрелим, то он полюбас отобьёт стрелу, даже стоя спиной. Но ведь это нереально.
        Хотя говорить в этом мире о том, что какая-то вещь нереальна слишком глупо.
        Но выбора нет, будем стрелять, а там уже по моему стратегическому мини плану, который образовался в моей гениальной (нет) голове. Минутная подготовка, если он всё же увернётся и поехали! Воинов кстати легче убивать в этом плане - они заточены больше на силу и скорость атак. А вот у скрытников при той же скорости подвижность выше, что как бы не очень.
        Ебать, страшненько! Но не время звенеть яйцами! Спасаем Мамонту!
        Я кивнул и скрытница тут же встала. Она быстро прицелилась и выстрелила в затылок скрытнику, после чего тут же ретировалась в одну из камер, оставив меня одного.
        Как я и боялся, скрытник просто отвёл голову и в одно мгновение развернулся. На его лице играла улыбка. Не, ну так не честно, серьёзно! Способка на предчувствие какая-нибудь небось? Или что-то типа последнего шанса? Хотя не удивительно, что ему удалось взять Клирию с Мамонтой, вон какой вёрткий.
        - Я так и думал, что мы здесь не одни, - ну начался пафос… почему вам надо сказать что-то пафосное, но при этом, чтоб звучало в два раза уёбищней?
        - Да, пришёл сообщить, что твой новорождённый брат стал моим сыном, чмоня, - ответил я и показал ему средний палец.
        Мне казалось, что сейчас чувак обосрётся после недельного воздержания, потому что именно так можно описать его лицо. Я сделал несколько шагов назад в то время, как он наоборот подошёл к двери и открыл её.
        - Ты будешь умирать медленно, ублюдок.
        - Ловлю на слове, - кивнул я, отступая назад.
        Но не успел я и среагировать как мне в левое плечо попал кинжал!
        - Эй, какого хуя, пиздомеля!? Ты же меня чуть не убил! - возмутился я. - А говорил, что убивать будешь долго!
        - Это только начало, - прорычал он, наступая.
        - Да ты просто хуйло, я же сдохну раньше, чем мы закончи-и-и…
        Я отпрыгнул в сторону, запнулся и ввалился в одну из камер, но всё равно получил в ляху кинжал.
        Сука… Ладно, больно, но на рывок хватит.
        - Не думай, что уйдёшь от меня, трепло, - ухмыльнулся он и подошёл к камере.
        Однако в последний момент остановился, явно что-то заподозрив. И надо сказать, заподозрил он действительно правильно. Потому что в этот момент в него вновь выстрелили.
        Скрытник довольно ловко ушёл в единственное место, где можно было стопроцентно укрыться от стрелы. Ушёл ко мне в камеру.
        Его реакция на опасность и скорость была бесподобной, но ею он загнал себя в ловушку. В это же мгновение я распалил факела, что принёс в эту камеру, создавая настоящую высокоградусную стену огня. Это заставило его отпрыгнуть от входа ещё дальше. Я же, в свою очередь, наоборот в этот момент бросился вперёд, закрыв глаза рукой и сбавив напор магии.
        Буквально нырнул через огненную стену, и тут же за моей спиной захлопнулась дверь.
        Вот и всё! Не можешь победить врага? Загони его в ловушку! Ухтунг, ты бесценный учитель.
        Вся прелесть подобных ловушек в том, что ты хуй догадаешься в подобной ситуации о них. Ну не будешь же ты думать, пока мочишься на смерть с чуваком: «хм… может это ловушка? Или эта? А что за ловушка? Камень на голову упадёт? Или взорвусь?» По сути ты просто действуешь самым предсказуемым образом, тем самым сам загоняя себя в западню. А распознать, есть ли она или нет в данный момент… Ну вот чувак понял, пусть и поздно. А я бы не догадался до последнего, пока бы меня не заперли.
        Правда и расплатился за такую ловушку я тоже довольно брутально. Судя по всему, моё хлебало сейчас покрывается пузырями. И рука тоже… А с некоторых мест кожа слазит… Блин, ну глаза целы и ладно.
        Хорошо, что я рукой их прикрыл, так как тот участок кожи и остался единственным не обгоревшим. Остальные в прямом смысле слова оплавились. Но мне не привыкать.
        - Вам больно? - спросила меня Зира.
        Я посмотрел на неё таким взглядом, что она аж покраснела.
        - Нет, мне очень щекотно, сейчас буду смеяться, - ответил я сквозь слёзы.
        Чо за мания спрашивать о таком!? Неужели они думают, что мне будет не больно!? У меня тут ожоги второй и третей степени блять, как мне может быть не больно!?
        Глава 160
        Мамонта-хуёнта.
        По версии моего друга, любое имя можно срифмовать со словом хуй. Ваво-хуёва, Марина-хуина, Патрик-хуятрик, Тарас-хуетряс, Клара-хуяра…
        Пиздец, какая же важная информация собирается в моей тупой голове в такие моменты.
        Ну да ладно, похуй на это. Нам надо разобраться с проблемой раз и навсегда, очистив этот мир от ещё одного семидесятника, враждебно настроенного по отношению к нам. Поэтому я снял факел со стены, аккуратно подошёл к клетке и тупо ёбнул туда магией.
        Судя по крикам, которые раздались из камеры, крематорий чуваку понравился. Правда это мгновенно опустошило все мои запасы, что весьма печально. Но зато на одного опасного врага стало меньше. Попутно Зира заглянула туда уже после прожарки и прострелила ублюдку голову на всякий пожарный, чтоб уж точно наверняка.
        А вообще странно, раньше мне казалось, что магии мне хватало на большее количество времени.
        - Второй где? - спросил я Зиру.
        - Остался в камере с Мамонтой. У меня не было времени его обезвредить.
        - Значит полюбас взял её в заложники. Сейчас заходим туда, и ты тут же стреляешь в ушлёпка, но не убиваешь его, ясно? Мне он нужен живым.
        Она ответственно кивнула и зарядила арбалет, после чего мы медленно и тихо тронулись к пыточной, где была Мамонта с главным хреном. Зира шагнула первой к проходу и тут же выстрелила. В ответку прилетел вскрик засранца.
        Вслед за ней заглянул и я, увидев, как по полу катается чувак, схватившись за плечо, из которого торчит болт.
        - Привет всем, - поздоровался я и тут же поморщился, чувствуя, как волдыри на морде лопаются и заливают своей жидкостью лицо. Ну хоть своё. - Зира, урода придержи, у нас будет долгий разговор.
        Я подошёл к Мамонте, которая на мой голос медленно подняла голову. Я в свою очередь присел перед ней на корточки.
        - Ты как? - тихо спросил я.
        - Бывало и хуже. Моя команда…
        - Да, - вздохнул я, - видел, нас проредили. Правда я не знаю, как это случилось.
        Я быстро глянул список, но количество оставалось прежним. Значит бой закончился и пока это потерь не будет.
        - Давай тебя вытащим и расспросим нашего любезного друга, где прячется Клирия.
        - Не нашёл её? - посмотрела она на меня, когда я встал и начал пытаться её освободить.
        - Не-а, но нашёл скрытницу.
        - Я уже заметила.
        Привязали её очень оригинально (надо будет взять на вооружение). Вернее, не привязали, а прибили гвоздями с широкой шляпкой. Руки, ноги, в районе локте и бёдра. Судя по всему, занимались они этим долго, так как кровотечения не было и приколачивали они в определённых местах.
        - Так, здесь клещи должны быть… О, вот… эм… Мамонта, твоё? - я поднял со стола, на котором лежали клещи, зуб и ухо.
        - Да.
        - Ладно… - я бросил всё это в печь. - Ничего, ща вернёмся, и Рубека тебя на ноги поднимет.
        Процесс много времени не занял, только вот Мамонте было совсем не щекотно. Даже несмотря на то, что я старался делать всё быстро, она вся извивалась и скулила, пуская слёзы. Да, знаю, у самого вся морда обжарена, могу представить, каково тебе.
        Я наконец вытащил из неё последний гвоздь и Мамонта, морщась от боли, встала. Потянулась, крутанула торсом влево-вправо, покрутила руками, разминая их.
        - Ну как? Воевать сможешь?
        - Бывало в сто раз хуже, - кивнула она. Ну и хорошо.
        - Отлично, тогда… - я кивнул Зире и та, предварительно стукнув по башке мужика, чтоб не сопротивлялся, затащила его на стул.
        Я уже было взял гвозди, когда Мамонта протянула руку.
        - Позволь мне.
        - Да, конечно, он твой. Только не убивай, пока не скажет то, что нам нужно.
        Она кивнула и с жутковатой улыбкой встала перед мужиком, который после удара по голове ещё не полностью пришёл в себя. А как его стали приколачивать, запел соловьём. И Мамонте приходилось каждый раз его усаживать обратно ударом в морду.
        Когда мы закончили, он был похож на ребёнка, которого выпороли. Однако это не было для него концом. Зира и Мамонта стянули с него всю одежду, выставив на показ его достоинства. Мамонта взяла большой секатор, который выглядел довольно грозно в её руках. Зира вооружилась раскалённой кочергой.
        И тут же ткнула в него. Крик был оглушительным.
        - Ты бы вопрос задала сначала, - скривился я от громкого звука.
        - Мне было интересно, какой звук, когда живого человека на раскалённом металле поджаривают, - спокойно объяснила она и тут же во второй раз прислонила к нему раскалённую кочергу.
        - Да хватит, раздражает, как он кричит, - поморщился я. - Лучше проведём викторину и узнаем, где Клирия. А то пока тут сидим, её по кускам могут резать.
        Возражающих естественно не было. Девушки лишь кивнули на моё предложение, и я наклонился прямо напротив заплаканных глаз мужика. Надо заметить, что пусть он и не был одет вычурно как богачи, однако одежда явно не была дешёвой. Это видно практически сразу, стоит просто посмотреть на то, какую одежду ношу я.
        - Давай сразу кое-что объясню, чтоб мы друг друга поняли. Мы многое знаем, поэтому имей в виду, что поймать тебя на лжи будет просто. До этого я разговаривал с одним человеком, и он решил, что у меня кишка тонка. Он сломался, когда я убил его сына и дочь. Так что не думай, что мне не хватит духа с тобой расправиться. Причём буду это делать не я, а вот эта дама, которую вы обидели, - кивнул я на Мамонту, которая демонстративно почикала секатором. - Поэтому первый вопрос, где девушка с чёрными волосами и жуткой аурой.
        - Обещайте, что если убьёте, то сразу, - пробормотал он.
        - Обещаю, - легко согласился я.
        И он рассказал.
        Во-первых, о том, где Клирия. А она в каком-то другом подземелье, где хотят провести какой-то обряд. Обожаю обряды, но не когда они кровожадные, а там потихой именно такой будет. Хуйло всё хочет призвать какого-то монстра, что поможет ему взять власть над криминальным миром как здесь, так и в других городах. Логично, что выше он не метит, так как придут герои и пропишут сказочной пизды ему и его монстру.
        Во-вторых, здесь так пусто, так как у банды возникли проблемы с неизвестными людьми. Зубастый ан?с являлся в городе основной силой. Однако в ходе последнего дела они потеряли своих людей и хайлвла. И теперь большая часть зубастого ан?са поднята с целью найти и уничтожить столь сильных противников или хотя бы понять, кто это такие.
        В-третьих, у них два скрытника семидесятого и два воина семидесятого. Одного скрытника и воина я убил. Остались значит ещё двое. Предположу, что их мои люди и встретили. Вообще ружья должны были уложить высокоуровневых, если попасть в жизненно важные органы. Да и я ещё не видел никого быстрее пули. Но они могли и пиздулей огрести.
        В-четвёртых, попасть в другое подземелье можно было и через зеркало, что было в этом секторе катакомб.
        В-пятых, та жуть, которую чувствовали на себе Мамонта и Зира, исходила от артефакта. Но сейчас его аура пропала, так как его незадолго до нас должны были перетащить через зеркало на ту сторону. На этих аура тоже действовала, но они уже привыкли к подобному.
        В-шестых, стукач. Оказывается, такой действительно был и им являлся главарь банды. Он имел много знакомых со связями, которым исправно платил за стукачество и передавал… хуй знает кому. Этого мужик мне сказать не мог. Однако теперь есть резон растоптать этого ублюдка. Не всю банду, а именно его. Не имеет смысл рубить всю систему, если достаточно просто срезать верхушку и всё само развалится. А если не развалится, то и хуй с ними, пусть Анчутка этим займётся, когда станет нашим человеком.
        Поэтому, получив всю нужную информацию, я похлопал его по голове.
        - Вот и отлично. Люблю разговорчивых людей. Мамонта, у тебя пять минут.
        - Но ты же говорил, что убьёшь меня сразу! Ты обещал!
        - И я обманул, - совершенно спокойно ответил я ему. - Приятного времяпрепровождения.
        Я вышел в коридор, чтоб не смотреть на то, как Мамонта будет его расчленять. Не то что я не видел подобного, но подозреваю, что она ему хочет отрезать. И всё моё мужское я было против того, чтоб смотреть на это.
        Надо сказать, что Мамонта действительно уложилась в пять минут. А останки мужика засунула в печь.
        - Отлично, - кивнул я, когда она и Зира появились передо мной. Правда обе голые… Блин, одежду бы раздобыть вам. - Теперь идёмте, посмотрим, что там за зеркало такое.
        Выход к помещению, в котором находилось чудо-зеркало для перехода из одной точки в другую, находился в конце этого коридора с камерами. Открыв дверь, мы попали в круглый, заставленный всяким хламом зал. Старые шкафы, кровати, колёса от телеги, вилы, косы, манекены для брони и так далее. Короче, всё, что не нужно или сломано лежало здесь.
        Мамонта молча взяла сломанный меч, покрутила его и бросила в кучу, откуда раздался звук бьющегося стекла.
        - Мамонта, если это было зеркало, я тебя выебу, - предупредил я.
        Мамонта посмотрела на меня, оглянулась, подняла какую-то деревянную фигуру и бросила в то же место, после чего встала передо мной, мол, я вся твоя. Да это провокация! Теперь моя угроза изнасилованием не работает!
        - Обойдёшься, - буркнул я и протянул ей свой меч. - Держи. У меня кинжалы есть.
        Зира немного странно посмотрела на эту сцену, видимо не до конца улавливая мотивов Мамонты. Но она не в теме, новенькая же.
        Нам пришлось помучиться, чтоб найти то зеркало. Не в том плане, чтоб разгрести завалы, а в том, что мы ходили по этому сраному лабиринту, а я волновался о том, что Клирию успеют разделать. Кто уж имеет право разделать её, так это я. Но этого я делать не буду.
        Пока мы искали, я даже подыскал одежду для нашей команды. Мамонта облачилась в зайку (уши она тоже по моему приказу нацепила), а Зира в медсестру. Во-первых, гулять голыми не вариант, это как-то… бля, это просто… я даже не могу объяснить. Просто одно дело видеть при сексе человека, а другое - как он разгуливает голый. Во-вторых, в этих костюмах они выглядели очень даже ничего. Поэтому я захватил костюм и для Клирии, если она окажется голой - огромный балахон, закрывающий абсолютно любой участок тела. По моему мнению сексуальная Клирия - Клирия без единого открытого участка кожи в парандже и балахоне.
        - Нашла! - крикнула Зира с какого-то конца…
        - Крикни ещё раз, я кажется потерялся.
        - Здесь! Мой голос! Сюда!
        Да понял, что твой голос.
        Я двинулся по завалам к месту откуда кричала Зира, оглядываясь, чтоб случайно на меня чего не свалилось, я на что-то не наткнулся или не напал враг. А то уже из-за этого огрёб пиздюлей буквально недавно.
        Я наконец добрался до Зиры, которая стояла перед большим зеркалом.
        Надеюсь, это не то зеркало, что показывает наши самые сокровенные мечты. Страшно представить, что у меня в мечтах, так как я сам не знаю, о чём мечтаю. Но раньше точно мечтал об огромном живом плюшевом пони с рогом, на котором смогу кататься, и он будет срать золотом. Антигерой на розовом пони… найс.
        - Так, как это работает? - я стал обходить зеркало со всех сторон. - Тут кнопка или что-то подобное?
        - Наверное… надо коснуться?
        - И точно.
        Однако касание нужного эффекта не принесло. Зеркало на ощупь было (вот неожиданность!) зеркалом.
        - Это точно оно?
        - Сюда ведут следы, - указала она на пол.
        И точно, целая грязная тропинка, вытоптанная на полу. На ней и пыли не было, что как бы намекает. Но я бы и не заметил, если Зира бы пальцем в пол не ткнула.
        Значит всё-таки это зеркало…
        - Ладно, аккуратно сгоняй и глянь, может ещё где есть, а я пока посмотрю наличие какого-нибудь тумблера или кнопки. И кстати, где Мамонта? - Я повернулся в сторону склада. - Мамонта! Ты где?
        - Тут, - раздался хриплый голос из-за завалов. - Иду.
        - Иди быстрее! Нам лучше не разделяться!
        Сказал я, но сам отправил Зиру искать другое зеркало. Л - логика. П - Патрик. Теперь в таких ситуациях можно просто выражаться ЛП и всё станет ясно.
        Ладно, плевать.
        Я принялся искать на самом зеркале что-то похожее на переключатель. Оказалось это дело не лёгким, так как само оно было винтажным, с множеством завитушек, каждая из которых была детализировано вырезана. Того глядишь и любое из них можно сдвинуть. А зеркало само выше меня, так что осматривать было что.
        Но даже через пять минут я не нашёл ничего, что могло бы запустить портал.
        - Надо было спросить мужика, как пользоваться зеркалом, - осознал я свою ошибку. К тому моменту И Мамонта и Зира стояли рядом.
        - Я не нашла ничего, кроме маленьких зеркал, но мы туда не пролезем, - отчиталась скрытница.
        - Да ясень пень, что это должно телепортировать, но как? Может… слово? Типа скажи друг и входи, я не знаю.
        Или там активатор типа другого предмета?
        Я оглянулся в поисках оного. Но из мусора любой мог быть активатором, вот в чём проблема. Хоть шкатулка, хоть флейта, труба типа саксофона.
        Я ещё раз обошёл сраное зеркало. Только на этот раз я искал уже не кнопки на нём, а предметы, что могли запустить эту хуйню. Ведь по сути, если это их база, то зачем прятать ключ от телепорта, которым все пользуются? Если это не телепорт для босса конечно.
        И в этот раз меня привлёк скромно стоящий в стороне деревянный столик на высокой тонкой ножке. На таких столиках обычно вазы с цветами стоят. Однако на этом вместо вазы был потёртый колокольчик. Активатор? Вполне возможно, но сказать точно можно лишь поэкспериментировав.
        Поэтому я взял его, подошёл к зеркалу и зазвенел на всю округу. Оглушительно, аж уши заложило. После этого я сразу пощупал стекло, ожидая, что по нему пойдут волны или что-то в этом роде. Ну или пальцами я почувствую нечто похожее на желе или воду.
        Но нихера - стекло есть стекло.
        - Не то, - прохрипела Мамонта.
        - Вижу, что не то, - ответил я. - Но мне казалось, что это сработает.
        А в следующее мгновение я чуть не обосрался. За нашими спинами появилась онрё. Классическая онрё в белом балахоне с волосами спускающимися на лицо и не дающими его рассмотреть. Она буквально выплыла из-за куч мусора за нашими спинами в лучших традициях фильмов ужасов.
        Тут не только я пересрал - мы все втроём резко развернулись назад, готовясь отразить атаку или любой прочий пиздец, который подготовил нам мир.
        Но вот незадача: позади нас была только куча мусора. А девушка…
        Когда я обернулся она уже стояла прямо у самого зеркала перед нами. То есть по идее, чтоб получить такое отражение, онрё должна была стоять сейчас прямо перед зеркалом. И раз перед нами никого не было, то логичнее предположить, что она находится там.
        Время бежать, так? Кричать, паниковать и прятаться? Блин, кто-нибудь, сделайте это, чтоб мне не быть первым и не позориться!
        Но нет, женщины стояли, обнажив клинки в своих костюмах медсестры и зайки. Пиздец… мне тоже придётся стоять.
        Но кажется этого призрака ни капельки не смутило наше поведение.
        Она лишь молча протянула руку к стеклу… вот её рука оказалась уже здесь, словно просто прошла сквозь зеркало как через обычную плёнку. В том месте, где рука прошла сквозь зеркало, появились волны, словно на воде.
        Казалось, что жестом она предлагает мне взяться за её руку.
        Блин, я не тупой и понимаю, что, скорее всего, это и есть телепорт, но всё ровно нереально очкую. Плюс какого хера онрё на зубастого ан?са работает? Я же вроде всех онрё к себе перетащил. Или это другая? Блин, да они все на одно лицо, когда как такового и не видно! Но выяснить это можно было только одним способом.
        Сжав зубы, чтоб не ударить в грязь лицом и не завизжать при столь паранормальном явлении, я медленно протянул руку к её ладони. Но конечность всё равно по предательски немного дрожала от страха. Ну чтож, к такому не привыкнуть, да и плевать, ссышься или нет, главное сделать.
        Я очень аккуратно коснулся холодной как из холодильника руки. Честно говоря, я ожидал, что онрё вцепиться в меня что есть дури и дёрнет на себя, затягивая в отражение. Но эффект был другим - в ответ ладонь лишь очень легко сжала мою и немного потянула в зеркало, словно приглашая войти туда.
        Значит всё-таки она и есть телепорт. А раз так, будем выбивать информацию.
        Я что есть сил сжал руку и со всей дури дёрнул девушку на себя.
        Глава 161
        Вытащить оттуда её было куда легче, чем я предполагал. С испуганным вскриком она просто вылетела из зеркала, пуская напоследок по его поверхности рябь, и упала на пол. Какой бы жутью не веяло от онрё, я всё равно тут же бросился на неё - придавил её грудную клетку коленом, а к горлу приставил кинжал.
        - Что-что-что-что-что-что-что, что не так?! За что?! Я же ничего не сделала! - по голосу, она сейчас расплачется.
        - Ты кто? - я сильнее придавил кончик кинжала к её шее.
        - Онрё! Я онрё! - едва сдерживаясь, чтоб не расплакаться, ответила девица. - Не убивайте, я всего лишь здесь работаю. Делаю, что скажут!
        - Фашисты тоже делали, что скажут, - ответил я. Хотя нет, это совсем, совсем другое. Не стоит сплетать разные вещи. Девчонка действительно просто работает здесь телепортом. Но всё же. - Хули онрё работает здесь? Разве вас всех не отправили к антигерою?
        - Кто? - испуганно пискнула она. - Я здесь работаю давно. Я не знаю ничего про антигероя. Мне ничего никто не говорил. Пожалуйста, я просто работаю здесь!
        Значит не нашей веры? Но при этом, как и вся нечисть, она отщепенка.
        - И? Чо вдруг на них работаешь?
        - Кормят. Платят. Онрё очень нежелательные гости везде. А здесь есть работа, знай, что перетаскивай.
        - Значит сегодня ты сменяешь работодателя и работаешь на меня. Будешь хорошей девочкой, я дам тебе нормальную работу и дом. Интересует?
        Она быстро закивала головой. Ну ещё бы, здесь нет варианта «не согласна», и мы оба это понимаем.
        Блин, раз уж осмелился на онрё посягнуть, почему бы и не глянуть и лицо? Всё так же держа кинжал у её горла, я свободной рукой, чтоб случайно не испугаться, очень медленно начал убирать волосы. Блин, волосы такие приятные на ощупь.
        Аккуратным движением я убрал их с её лица и моему взору открылась миленькая маленькая мордашка девушки-няшки, смотрящей на меня испуганными глазами. Единственное, что её отличало от нормального человека - глаза и веки. Это были абсолютно чёрные глаза, как если бы это были два обычных чёрных стеклянных шарика. И эти чёрные глаза смотрели вроде как на меня. Ну и веки вокруг них были тёмные, как в фильмах ужасов, но сейчас они такого эффекта не производили.
        Пиздец… чего боялся, непонятно. Мне даже стыдно.
        А вот за моей спиной Мамонта и Зира издали два «Фу» и пять раз топнули ногой. Я вопросительно покосился на них.
        - Примета. Увидь онрё, вдохни несчастий.
        - Очнитесь, вы со мной, вы уже попали в эти самые несчастья. А ты, как тебя зовут?
        - Кстарн, - жалобно сказала она.
        - Окей, милаха Кстарн. Веди нас на другой конец этого зеркала. Мы следим за тобой так что без глупостей, иначе… иначе по-другому разговор пройдёт.
        - Милаха? - озадачено спросила она. - Я милая?
        - Да, есть что-то, хотя я и сам в шоке, - кивнул я серьёзно и помог ей подняться. - Добро пожаловать в нашу сумасшедшую семейку.
        Та аж засмущалась, начала волосы поглаживать, отворачиваться и так далее. Да уж, комплименты - страшная сила.
        Не глядя на меня, Кстарн подошла к зеркалу и коснулась его рукой. Я же сам взял её за руку, чтоб она не попыталась слинять без нас. После того как пошли рябь, она полностью прошла через него и потянула меня. Я в свою очередь взял Мамонту (а та Зиру) и шагнул в зеркало.
        Ощущение было такое, словно я касаюсь поверхности холодной воды, но всё равно попадаю на сушу.
        - Не отпускайте меня пока не проведёте всех, - предупредила меня Кстарн.
        - А если отпущу?
        - Зеркало станет непроницаемым и их разрежет.
        Поэтому я дождался пока пройдут обе девушки, прежде чем отпустить её. Но моё второе «я» требовало отпустить и посмотреть, действительно ли так будет или нет. Ох уж этот великий и могучие дух желания всё проверить и всё потыкать.
        - И следуйте ровно за мной. Это не тот мир, что за зеркалом.
        А выглядит так же. Правда здесь словно туман и звуки более приглушённые. Однако это ощущение прошло, стоило нам пройти подальше, где, по моему предположению, зеркало не могло отражать. Здесь начинался густой светло-серый туман, который заволакивал всё на расстоянии десяти метров от нас. Кажется, теперь я понял, почему мы должны держаться вместе.
        - А ты можешь через все зеркала проходить? - спросил я Кстарн.
        - Нет, только тех, которых смогу коснуться самолично. И то, есть исключения и иногда я не могу соединить их.
        - Другими словами, ты можешь держать множество проходов?
        - Нет, - покачала она головой. - Те, которыми я редко пользуюсь, исчезают, словно я являюсь источником магии, поддерживающей между ними связь.
        Не может быть, а так, скорее всего, оно и есть.
        - А как ориентируешься?
        - По потоку. Я думаю, куда мне надо и мне словно ветер в спину дует, толкая меня к выходу. Другие этого не чувствуют.
        - И ты здесь живёшь?
        - Меня здесь никто не трогает и не гонит, - ответила она. Кажется, онрё это вообще никак не трогало.
        Кстати, странно, что их онрё зовут. Это вроде как призраки, но эта то не призрак, просто ещё один вид нечисти. Как между расы людей, например: негры, европейцы, азиаты и двачеры. Предположу, что доблестный легион и дал им это имя, логично найдя схожести между ними и призраками. Я знал, что мои товарищи по оружию думают точно так же, как и я.
        - Мы почти на месте, - известила меня Кстарн. - Видите?
        Ей даже не надо было показывать пальцем. Среди тумана, словно он именно в том месте рассеивался, появился каменный коридор, который вёл к зеркалу. В этом отражении зеркала начинался чёрный коридор, освещённый какими-то тусклыми факелами и уходящий к двери.
        - Сегодня они принесли артефакт. У меня от него мурашки по коже, - пожаловалась Кстарн.
        - Да, нам уже говорили. А как давно?
        - Может… двадцать минут? - она словно меня об этом спрашивает.
        Окей, значит по идее они ещё не успели разделать мою Клирию без меня… В смысле, я не дам им этого сделать!
        Онрё первая прошла через зеркала, после чего мы вышли паровозиком. Я боялся, что Кстарн решит меня кинуть, отчего вцепился в её руку. И если ей было больно, она этого не показала.
        Возвращение в мир реальностей сопровождался сильным запахом влаги и сгнившей древесины. Могу поспорить, что и там они были, просто в зазеркалье такого не чувствуется.
        Несмотря на то, что скрытница у нас ещё та хромоношка, именно она пошла первой из-за своей интуиции, которая могла ей подсказать об опасности. Потом Мамонта, я и Кстарн.
        За первой же дверью, вопреки моим опасениям или ожиданиям, сразу же открывался полигон для боя с главным боссом. Это был большой не высокий круглый зал с колоннами, которые подпирали потолок и несколькими дверями. Типичнейшая подземная арена для невъебенного махача с тварями из преисподни.
        Но вот однако босса то и не видно. Так… вообще никого не видно! Где все!? Я не понял, где мой босс!? Э!
        Так, стоп, хули я выёбываюсь. Слава богу, что его нет! Хватаем Клирию и валим.
        И кстати о Клирии, вон она висит. Там в центре располагался большой камень, на котором даже отсюда виднелись иероглифы и всякая магическая тарабарщина. На этом же камне, подобно Прометею, была прикована Клирия. Кстати, на ней сейчас красовался не тот кожаный костюм, что был во время миссии, а чёрное платье. Словно Клирию пригласили на коктейльную вечеринку.
        Может это и есть коктейльная вечеринка? Хотя навряд ли.
        - Так, Мамонта, Зира и милаха Кстарн, вы меня ждёте здесь и никуда не суётесь, понятно?
        - Может я пойду? - спросила Мамонта.
        - А из засады я буду нападать? Лучше уж я сбегаю, а вы нападёте им в спину, если те вообще появятся. Только при кодовом слове «мандарин», ясно?
        Все трое кивнули, и я, вздохнув бодрой вольной походкой вышел в зал. Смысл бежать, если всё равно не добежишь, но можешь наступить на ловушку? Или красться, если всё равно заметят? Просто можно идти спокойно и ожидать от них реакции, которая последует рано или поздно.
        И, судя по всему, поздно, так как я никого так и не заметил. Ну и ладно, зато здесь Клирия и какой-то посох, видимо являющийся ранее упомянутым артефактом.
        У всё, пизда, хочу потрогать его! Во мне проснулся великий дух проверяльщика, которым страдает, наверное, половина населения моей родины.
        Этот артефакт посох был больше похож на ухват из русских изб. Его рукоять была вся из серебра или похожего на него металла. Рога в свою очередь были золотыми. И посередине между рогов располагался такой прикольный алмазик тёмно-красного цвета. И этот посох словно говорил - я нечто похожее на оружие массового поражения, ебашу по территории, выжигая всё похлеще термита, поиграй со мной.
        Конечно, дружище! Меня дважды просить не нужно!
        Но прежде чем взять, я потыкал в него сначала кинжалом на всякий, потом пальцем. Всё это заняло у меня каких-то несколько секунд, что было не очень критично. Ну а раз жив, то можно его и взять!
        Посох приятно лёг мне в руки, и я почувствовал энергию что текла в нём. Только вот как его использовать, чтоб устроить здесь маленький ад?
        Через минуту я с сожалением обнаружил, что палка-убивалка всех врагов разрывалка никак не активируется. Честно говоря, я слегка разочарован, так как надеялся на плюшку в конце данжа, но видимо довольствоваться пока придётся одной Клирией. Авось потом как-нибудь активирую.
        Я отложил артефакт обратно на место и подошёл к Клирии. Моя верная слуга была в отрубе, прикованная цепями к камню с иероглифами. Блин, какая милая, когда спит и какой пиздец, когда просыпается. Хм, а что, если потыкать в неё этой палкой? Хотя нет. Плохая идея.
        - Эй, Клирия, ты меня слышишь? - тихо позвал я её.
        Молчит.
        Я рискнул и подёргал её за ногу.
        Молчит.
        Раскрыл ей один из глаз. Пиздец, хоть он и закатился, в нём продолжает гореть огонёчек ненависти. Даже в отрубе она всё ещё злая сука.
        Ладно, теперь нам нужен ключ, так как цепи ни оторвать, ни снять. Даже Мамонте сил не хватит выдернуть их из камня. Можно попробовать взломом, но у нас ни отмычек, ни шпилек, что весьма печально и грустно. Надо будет в будущем озаботиться подобным. А пока на поиски за ключом.
        Правда через пару секунд ключ сам ко мне пожаловал в полной делегации. И хоть я их ещё не видел, но шаги отчётливо слышал, причём совсем не далеко. Судя по всему, они уже в зал вошли. Ну а мне и прятаться негде, кроме как за дверью, где Мамонта, но туда я не добегу. Да и зачем сдавать друзей в засаде? Лучше на себя отвлечь, чтоб они нанесли удар в спину.
        Поэтому я гордо встал перед Клирией аля защитник невинных дев. Однако реакция пришедших была выше всяких похвал.
        Меня открыто проигнорировали.
        Люди в синих балахонах, что вошли в зал, паровозиком прошли по кругу, словно водили вокруг нас хоровод. Каждый из вошедших поочерёдно останавливался на своём месте и в конечном итоге все они встали в идеальный круг на равном расстоянии друг от друга. Только несколько секунд спустя до меня дошло, что на полу был вычерчен круг, из которого выходило несколько радиусов, что соединялись в центре прямо под Клирией.
        Ритуал. Хотя блин и до этого было ясно.
        Одеяние на пришедших людях было темно-синего цвета и представляло из себя балахоны с глубоким капюшоном, который скрывал их лица в тени. Ни цепей, ни знаков, ни кулонов, вообще ничего на них не было, просто балахоны. Поэтому даже точно сказать, что это за люди: маги или священники, я не мог.
        Странно это. И если в тот момент, когда я их увидел, во мне проснулся страх, то сейчас он уже сменился давящим чувством чего-то ужасного от слишком непонятных и непредсказуемых действий. Эти чуваки просто встали в круг и стоят, словно ничего не происходит, а у меня в голове крутится только один вопрос - какого хуя? Разве они не должны испугаться, рассердиться или попытаться атаковать?
        - Удивлён? - неожиданно раздался за одной из колон басовитый голос. - Чувствуешь страх перед неведомой силой?
        - Буквально секунду назад - да. Но сейчас меня пугает голос какого-то извращенца, что прячется за колонной, - честно признался я. Долбанное эхо мешало точно определить, откуда говорит человек.
        - Ох, не стоит бояться. Хоть я и рассчитывал провести это всё сам, но против стороннего зрителя тоже не против.
        И вот на свет вышел кандидат на звание главного долбоёба мира - какой-то чувак с кризисом среднего возраста и тростью, который на вид вызывал угрозы столько же, сколько спящая Клирия. Минимум.
        А почему кандидат на звание долбоёба мира? Да потому что по классике жанра он сейчас мне будет втирать о том, какой гениальный план по захвату мира приготовил, как его исполнит. Потом начнётся базар о его тяжёлом детстве, судьбе и так далее.
        Почему? Да потому что клише. В противном случае меня или убили бы, или я уже бы дрался.
        - Я много лет вынашивал этот гениальный план и наконец, собрав все компоненты, я могу приступить…
        Вот! Вот оно! Ну! Что я говорил!? А сейчас он скажет искомое им само пришло к нему в руки после стольких лет поисков.
        - И вот после стольких лет поисков то, что я искал само пришло ко мне в… ты почему зеваешь?!
        А? Чо? Я зевнул? Наверное, случайно вырвалось.
        - Да нет, это очень интересно, ты продолжай-продолжай.
        - Оно сам пришло ко мне… ты опять зевнул, ублюдок!
        - Блин, прости, вырвалось, - извинился я. - Продолжай, я весь во внимании.
        Я даже руку к сердцу приложил.
        - Ладно… сам пришёл ко мне, поэтому ты станешь первым свидетелем и жер… Да ты заебал зевать! Не мог блять выспаться, прежде тащить свою задницу сюда?! Если ты думаешь, что ты, сука…
        Проблема всех злодеев в том, что они слишком увлекаются. Ну просто возьми и убей, хули ты распинаешься? Ты бы ещё во время драки решил бы мне подробно описать, как и зачем ты это делаешь… О нет, он расписывает, как сейчас проведёт на мне атаку, в какой последовательности и как её активирует. Может как начинающий антигерой я просто ещё не просекаю фишку?
        Но нам было действительно пора заканчивать и поэтому:
        - МАНДАРИН!
        Честно говоря, в последний момент я почему-то вспомнил старый случай с Эви и испугался за план. Но Мамонта всё сделала без нареканий. Она выскользнула пусть и громко из-за двери, но очень быстро, и через мгновение уложила хромого паршивца нокаутом. При этом никто из людей в балахонах не дёрнулся.
        И… Это всё? Нет, после всех превозмоганий это всё?
        По правде сказать, мы так долго сюда шли, так долго прорывались, потеряли людей, прошли через портал… Я ожидал как минимум перекаченного воина, который сразится со мной. Максимум - призванное чудовище. Но вышло не эпичненько: чувака уложили с одного удара. Никто на нас не накинулся, никто не погиб. Даже битвы не было.
        При таком динамичном путешествии концовочка оказалась на троечку с минусом. Не то что я против, но ожидал, если на чистоту, большего. Хотя бы шлюх и блэк-джек, а не хуесоса с палочкой, сраку разрывалочкой.
        - Мамонта, свяжи, прошарь его карманы и освободи Клирию, - сказал я, вытаскивая кинжалы. Надо было ещё понять, что за люди в балахонах, а то уж слишком друзья спокойные.
        Я медленно подошёл к одному из них и, вытянув руку, быстрым движением сдёрнул капюшон с человека. Передо мной стоял мужчина с пустым взглядом, словно его глаза были сделаны из стёкла. Он не двигался, не дышал и даже не вздрогнул, когда я махнул прямо перед его носом кинжалом.
        Я кажется знаю, кто это. Держа наготове кинжал, чтоб в случае чего пробить человеку череп, я пощупал пульс на шее.
        Как и предполагал, передо мной был покойник. И кажись, этот был без души. В этот момент Мамонта отыскала ключ от оков Клирии и, проходя около людей в балахонах, двумя ударами снесла двум голову, очистив путь - не стала рисковать проходить между ними. Крови не было совсем.
        Мамонта тоже это заметила, из-за чего посмотрела на меня.
        - Зомбари, - кивнул я, и стал методично убивать зомби, которые стояли кружком вокруг камня.
        Мне было насрать, что он хотел сделать и как он это хотел сделать. Мне было насрать, можно было бы с этого получить силу или нет. Это было его дело, и он его завалил. У меня же уже был план и отклониться от него - заработать проблемы на задницу.
        Да и мне это было ни к чему. Я уже имел всё, что было нужно для маленького, но счастья. Продуманный план. Практически верную тёмную слугу (не будем о прошлом, пусть с ней и остаётся. У меня тоже есть прошлое, которое я не хочу вспоминать, поэтому понимаю её). Бог, который прикроет и поможет, команда верных наёмников и некоторые люди, к которым я хорошо отношусь.
        А ещё богиню, к которой у меня были вопросы. И если до этого я мог проглотить всё, то сейчас она перешагнула ту самую грань, и нам будет, о чём поговорить. И от неё зависит, чем наш разговор кончится.
        Часть тридцать седьмая. Сломанные жизни. Глава 162
        Наша операция в подземелья прошла довольно просто. Можно было бы похвастаться, что я прошёл данж без особых усилий с минимумом крови со своей стороны. Сильно не мучился, со сложными врагами особо не воевал, ничего не лишился и практически раскатал катку.
        Пришёл, увидел, победил…
        Хотел бы я сказать именно так, учитывая то, как мы ловко и практически без пыли всё провернули на базе этих анусов, но глядя на потери, которые были на поверхности, язык как-то сам собой не поворачивается такое сказать. За довольно лёгкую прогулку внизу мы потеряли четырнадцать человек. И пока мы обшаривали практически пустые подземелья, на поверхности была настоящая резня.
        Так что, если не досталось мне, то от души досталось моей команде.
        Мы потеряли пять скрытниц на крыше, включая семидесятника Эстани (худую девушку со злым взглядом и добрым голосом) восемь воинов на земле и одного мага (тот, что имел звериные когти). Вот такая цена за меня целого. Можно сказать, что в той или иной форме всё всегда возвращается.
        А ведь всё прошло с моей стороны так гладко… Обожаю, когда всё так легко на словах. Зато в реальности ты оглядываешься и видишь, что шестнадцать человек уже не вернуть.
        Добро пожаловать в относительно реальное сражение, где у наших были ружья, а у врагов семидесятый уровень. Где за одно ты расплачиваешься другим.
        Я примерно смог восстановить ход событий со слов выживших, что произошли, пока я был в данже.
        Я провалился через крышу и начал драться. Девушки собирались спуститься, но два наших семидесятника спалили одного скрытника хайлвла и девять обычных сороковых. Завязалась драка - десять на семь, где наши победили в чистой рукопашке, не сделав ни выстрела, так как не успели.
        Внизу на наших напали семидесятник воин и около тридцати пяти плюс-минус самых разношёрстных бандюков от двадцатого до сорокового. Залп из шестнадцати стволов (пять были на крыше) - минус семидесятник и ещё около десятка полтора врагов, а потом обычная поножовщина. Как итог: профессиональные наёмники понесли потери почти в половину, враг в две трети или три четвёртых и позорно бежал.
        Итого нас четырнадцать - десять воинов, включая Мамонту, один маг и три скрытницы. Или семнадцать, если ещё считать Рубеку, меня и Клирию.
        Но сильнее всего меня гложило то, что я не могу их похоронить нормально. Всех тех девушек пришлось оставить, и их потом захоронят в безымянных могилах. Тащить за собой тела не имело смысла - хоронить в черте города негде, а выйти за его пределы было рисково.
        Не знаю почему, но эта мысль не давала мне покоя. О покойниках беспокоился чуть ли не сильнее, чем о живых. И даже понимание, что их души свободны и найдут перерождение, где смогут обрести новую жизнь, меня не сильно успокаивало. Не знаю, чего меня так тяготит подобное.
        Плюсом из всей этой операции можно было считать, что у нас был босс местной ячейки этих анусов. И с ним действительно было интересно общаться на некоторые темы. Он проливал свет на довольно важные для нас вещи.
        - Значит… как ты его назвал? - посмотрел я на изуродованного мужика, который сейчас остался без ручек, без ножек, без яиц и многих других частей тела, кои мешают ему жить и общаться. Добрая доктор Клирия помогла ему от них избавиться и теперь пациент стал более разговорчивым.
        Клирия была зла. Очень зла. За вмешательство в план, за похищение, за убийство людей из нашей команды. И она с удовольствием решила расспросить его обо всём, что нам нужно было знать. А спрашивать она умела.
        - Алгай… - пробормотал наш гость, в ответ на мой вопрос.
        - Алгай… понятно.
        Алгай. Так звали графа в нашей группе, кто собирал всю информацию о графах и сливал её Эви.
        По-настоящему это даже не был человек. Это была тина. Большая болотная тина, которую я, кстати говоря, видел на балу у Эви. У меня кстати есть подозрения, что это совсем и не тина, а какая-нибудь разумная амёба, которая захватила власть в одном из графств. В любом случае мы теперь точно знаем, кто стоит в нашей группе за стукачевством и кого надо или опасаться, или прижимать.
        Помимо всего прочего, я узнал, как он связывается обычно со своими людьми. У каждого из них было кольцо на пальце. Самое обычное кольцо, однако суть заключалась в том, как это кольцо было надето - на правой или на левой руке.
        На правой - всё окей.
        На левой - есть донос.
        После этого к мужику приходил следящий и забирал инфу.
        Куда он уходил - загадка века, так как нашему другу его отследить не удалось. Подозреваю, что речь идёт о сотом скрытнике, раз он уходил даже оттого, кто имеет семидесятый.
        Откуда он тогда знает, кто наниматель? Если вспомнить, что эта преступная группа имеет множество ячеек по всей стране во множестве городов, то такое вполне возможно. Кто-то сболтнул, кто-то заметил, и понеслось.
        Не знаю, есть ли у мэра нашего такое кольцо, но у этого хромого мужика оно было.
        Я поднял с земли его отрезанный палец, на котором оно было надето. Обычное золотое кольцо с янтарём. Я бы даже и не сказал, что оно супер-шпионское какое-то. А значит и другие не заметят, если только не будут подозревать в человеке шпиона и не будут целенаправленно искать именно его.
        Мда… Значит нам надо с ним разобраться, но так, чтоб на нас внимание не обратили. Одна проблема порождает другую. Один вопрос заставляет задавать другой. Всё всегда не слава богу.
        Но вернёмся к нашему мужику, которого допрашивает Клирия. Мы ещё много чего интересного узнали от него. Например, про посох. Эту хрень ему, как выяснилось, продал за бесценок какой-то торговец.
        Тут уже мы с Клирией переглянулись, но не было похоже, чтоб он врал.
        Продали. За бесценок. Мощный артефакт.
        Продать за бесценок артефакт то же самое, что его просто отдать. Это то же самое, что мне бы мерседес последней модели бы продали по цене старых жигулей. Тут или наебать пытаются, что вряд ли - сила в нём реально есть. Или хотят избавиться - за артефактом охотятся.
        Или специально ему продали, что чот как-то странно и подозрительно. Это то же самое, что гранату ребёнку давать. Клирия предположила, что возможно именно гранату ему и дали, словно ребёнку.
        Отсюда у меня складывается неприятное ощущение, что помимо меня самого есть ещё кто-то из любителей закулисных игр.
        Город с обуглишами, группа Дракулы, артефакт - на кого и для чего это? Окей, спишем зомби в Мидкоке (сгоревшем городе) на вторую группу, где заправляет Дракула. Ведь мы там же с ними и сцепились.
        А артефакт? Ведь не факт, что артефакт вызовет именно монстра. А если вызовет, то не факт, что мужик его удержит. Как Клирия сказала, артефакт действительно содержал достаточно сил, чтоб породить какую-нибудь хуйню, но к чему её появление приведёт, предсказывать не бралась. Другими словами, к Анчутке забросили бомбу.
        Беря в расчёт ценность подобного артефакта, за этой проделкой должны стоять довольно обеспеченные и влиятельные люди.
        Снова Дракула? Даже после разговора с Эви? Я просто теряюсь - это настолько ебануто так поступать, что может быть вполне правдой. Или же другая правда - артефакт закинул кто-то из вне. Ещё одна правда - как Дракула, так и артефакт лишь игры между политическими силами из вне.
        Жаль, что я слишком туп для того, чтоб капнуть глубже мозговым штурмом и всё понять.
        Хотя чем глубже копаешь, тем больше дерьма…
        Я вздохнул и бросил взгляд на этого мужика, которого продолжала ласково допрашивать Клирия. Допрашивать не только за себя, но и за Тихоню, которой досталось куда больше. Этот чувак уже у нас два дня и мне интересно, сколько он ещё продержится.
        Шёл уже второй день, как мы скрываемся в штаб-квартире. В первый день, как только мы вернулись, сразу легли спать. И целые сутки тупо отсыпались, радуясь пусть и не самой мягкой, но всё же кровати, ища тепла друг у друга. Никакого интима, просто приятно чувствовать после такого, что ты не единственный выживший.
        Можно похвалить Джина, что он нашёл нам этот подвал, так как здесь было более-менее комфортно и никто на нас ещё не вышел. Нам просто надо было ждать, пока всё не уляжется или же Анчутка не сделает свой ход.
        И ждал я этого хода по той причине, что в городе потихоньку набирала обороты эпидемия. А первая реакция при эпидемии - свалить подальше. В конце концов, у меня не было бы желания сидеть там, где можно заразиться, пусть колодцы знати мы и не травили.
        За двое суток процесс заражения уже шёл полным ходом и скрытницы докладывали о массовых заболеваниях среди людей, которые потихоньку оккупировали все улочки из-за обильного поноса. Улицы превращались в канализацию, когда туалетов стало не хватать, а люди не успевали даже отойти к стене. Всё это вызывало лавину заболеваний, так как о гигиене здесь не слышали. Пока ещё трупов не было, но одна четвёртая уже веселилась на полную катушку.
        У меня на этом фоне возникли подозрения, что холера тут может быть куда сильнее, чем у нас - до тяжёлых форм в моём мире она не часто доходит. Но с другой стороны - сильнее картина, больше шансов выбить Анчутку.
        А по улицам продолжали шастать люди этого сраного ануса, или как меня поправляют, ан?са. После стычки с нашими наёмницами их рвение явно поубавилось на некоторое время и, даже имея численное преимущество, но без командования, они не сразу рискнули сунуться за нами. А как решились, мы залегли уже на дно.
        Поэтому, оставшись без боса и нормального функционирования, они, словно слепые гиппопотамы, тыкались то туда, то сюда. Попутно количество трупов этих бандитов пополняли улицы, что говорило или о войне внутри группировки за место босса, или о войне с другими бандформированиями. А может и то, и другое.
        Короче, им было явно весело и без нашей компании, так что шансов быть обнаруженными были минимальны, если действовать аккуратно.
        Что касается Богини Удачи, то мне ещё предстоял с ней разговор. Так как сначала мы выбивали инфу и спасали Клирию, скрытницу и Мамонту, а потом сутки дрыхли, поговорить с ней времени не было.
        Бросив взгляд на мужика и Клирию, которая увлечённо его расспрашивала, я вышел из этой комнаты. В принципе, всё интересное я уже узнал, поэтому мне там делать было нечего. А если что ещё интересное скажет, Клирия мне обязательно об этом расскажет.
        А я пока поговорю с Богиней Удачи.
        - Тук-тук, - поздоровался я, входя в одну из дальних комнат в этом подвале, который мы приспособили под камеру.
        Здесь у дальней стены была подвешена Богиня Удачи и теперь она выглядела куда более спокойной и уставшей, чем при прошлой нашей встрече. Её белое одеяние было запачканным в грязи, пыли и капельках её крови. Во рту был кляп, чтоб ей не хотелось лишний раз кричать.
        - Сейчас я вытащу кляп и ты, как хорошая девочка, будешь молчать, ты поняла? - спокойно спросил я.
        Не знаю, но глядя на неё, у меня возникало патологическое желание переебать ей. Это было немного странно. Её бодрое милое личико раздражало меня так сильно, что хотелось его изуродовать, сломать и вообще ничего не оставить от этой красоты. Сломать каждую черту этих аккуратных изгибов, словно её красота была для меня худшим раздражителем.
        Наверное, она для меня тот тип людей, который раздражает с первого взгляда.
        Не меньше меня раздражали её глаза. Большие милые глаза, которые вызывали жалость к этой девушке. Но помимо жалости, я испытывал какую-то потребность увидеть в них боль. Почувствовать это состояние, когда тебе и жаль человека, но при этом ты делаешь больно, от чего столкновения противоречивых чувств дают какое-то удовлетворение.
        Когда я вытащил кляп, первое, что я услышал было:
        - Я Богиня Удачи! Как ты смеешь!?
        Это было сказано таким бодрым голосом, словно она вообще не теряла надежды освободиться. И более того, была абсолютно уверена, что освободится.
        Молодец, ты подлила масла в огонь. Поразительное свойство копать себе могилу. Хотя тут все такие.
        Так, вдох-выдох, вдох-выдох… Я пришёл сюда поговорить.
        - Просто удивительно высокомерие. Даже сейчас ты выёбываешься так, словно твой голос имеет силу. Но это не так.
        Казалось, сейчас я взорвусь дерьмом и забрызгаю стены. Словно всё моё напряжение, все нервы натянуты подобно тонкой струне, которая вибрирует от нагрузки. Чот мне совсем не очень.
        Но надо понять, ебала ли меня она всё это время или же ни при чём. Ведь если богинька помогала королю, как мне сказали, то могла помогать и найти меня. Это ничего не изменит, но я просто хочу знать. Просто чтоб успокоиться и похоронить это. И помимо того, вдруг есть ещё кто-то, кому богинька помогала, и кто играет против меня. Хочу узнать всё, что связанно со мной в данный момент.
        - Поэтому я предлагаю тебе ответить на несколько вопросов, от которых будет зависеть для тебя очень многое. Ответишь, будет хорошо и я тебя не трону. Не ответишь…
        Я так и не договорил, потому что мне метко плюнули в рот. Божественная меткость. От такого я прихуел и отскочил, после чего быстро начал сплёвывать ебаные чужие слюни.
        Ч-что блять это?! Какого… Она ебанутая? Почему никто не хочет просто ответить?! Вы чо такие бессмертные! И какого хуя когда я плюю, то попадаю обычно в самого себя?!
        Мне казалось, что я сейчас брошусь на неё с кулаками и разъебу эту дуру нахуй. Просто моё состояние можно сравнить с тем, когда ты на протяжении часа пытаешься соединить две супер-маленьких детали, в то время, как все вокруг шумят, дёргают твою руку и всячески тебя достают. И вот ты их соединил… зацепил рукой и разъединил. Начинай заново.
        Я чувствую сейчас то же самое. Высшую точку напряжения.
        В меня который раз плюют, несмотря на то, что есть другой вариант. Почему? Я не знаю, честно. И даже если я проявляю сказочную терпимость, все воспринимают это как слабость, пока ты не перейдёшь к активным действиям.
        - Послушай, сюда, пизда с ушами, - наконец отплювался я. - Я тебя сейчас ещё по нормальному прошу. Отвечай или…
        - Я не предательница, грязный подонок! - крикнула она мне. - После того, что ты сделал, тебе вообще не следует жить в этом мире. Пусть несчастья преследуют тебя всю твою оставшуюся жизнь!
        Это было последней каплей моего терпения и нервов, которые хоть как-то удерживали мою бушующую психику.
        Поэтому я не отказал себе в удовольствии ударить её в живот. Ударить хорошенько, чтоб у неё спёрло дыхание. Богинька согнулась бы, но цепи удерживали её, поэтому она практически повисла на руках подтягивая к животу рефлекторно ноги. Богиньку покинуло только «ух». Я сделал шаг к Богине Удачи и ударил её в лицо сначала левой, потом правой. На этот раз она пустила лишь слёзы вперемешку с тяжёлым дыханием.
        - А знаешь, это и не так уж больно, Богиня Удачи, - я наклонился, схватил её за волосы и повернул её лицо к себе. - Куда больнее, когда тебя на протяжении недели режут на куски без единого шанса оттуда вырваться. Раз за разом, день за днём, когда от твоего лица не остаётся ничего человеческого. Мне до сих пор иногда снятся из-за этого кошмары, - прошипел я ей в лицо, едва сдерживаясь, чтоб не проломить ей череп, ударив затылком о стену.
        После этого я отцепил её наручники и молча наблюдал, как она сползла по стене держась за живот. Ей потребовалось около двух минут, чтоб вновь встать.
        - Глупый человек, ты не понимаешь кто я! - выкрикнула она мне в лицо с вызовом, когда встала. Находила же силы на это. Я наотмашь ударил её по лицу.
        Богинька вскрикнула, полетела на землю и не сразу смогла сесть. Кровь брызнула из разбитого носа, оставив капли даже на мне. Она упала на землю и разрыдалась вновь, держась за сломанный нос руками, из-под которых струилась кровь.
        Это вызывало у меня лишь желание вообще забить её нахер.
        - Я помогаю всем одинаково, - всхлипнула она, глядя на меня заплаканными глазами с земли.
        - Да неужели?
        - Да! Я Богиня Удачи! Я никогда не ошибаюсь! Возможно ты и заслужил тех мучений! - бросила она мне.
        Это было слишком метко и больно.
        И в этот момент меня пробило. Я быстрым шагом подошёл к ней, одной рукой схватил за грудки её белого одеяния, которое уже была залито сверху кровью и поднял к себе.
        - Не смей! - она испуганно вскрикнула, но этот голос вызвал у меня лишь раздражение и усугубил её положение, заставив сделать всё в обратную сторону. Она так пищит, что хочется затолкать ей этот голосок в жопу. Вырвать ей глаза и заставить их сожрать её. И я со всей дури ударил суку по лицу.
        Богинька пыталась прикрыться руками, но ей это не сильно помогло. После первого удара она вскрикнула и вновь зарыдала от боли; попыталась схватиться за кулак, но и это ей не помогло. А я бил ещё и ещё: по её рукам, по голове, по телу, по лицу, после чего бросил её, словно мешок, на пол и начал пинать. В живот, в грудь, по ногам. И чем больше я бил, тем тише становились её вскрики и рыдания.
        Уже через минут пять передо мной были просто серые кровавые лохмотья, в которые была завёрнута некогда бывшая Богиня Удачи. А мне немного стало легче.
        - Ты чертовски угадала. Я заслужил это за то, что сделал. И когда-нибудь я сполна расплачусь за это. Но если бы ты, пизда, дала бы мне в самом начале малюсенькую удачу. Да хотя бы одну случайность того, что меня не будут гнать как собаку через королевство или что мою сраную могилу никогда не найдут! Дала бы возможность просто умереть! Дала бы мне хоть какой-то шанс не стать таким, я бы никогда не ступил на этот путь добровольно.
        - Я не могу за всеми уследить, - всхлипнула она и встала на четвереньки. И откуда силы берутся?
        Богиньку трясло, она обоссалась, с лица капала кровь и то так опухло, что вряд ли она что-то могла теперь видеть.
        - Но смогла каким-то волшебным образом дать наткнуться на меня ебаным героям в лесу! - чуть ли не закричал я и ударил её в живот. Богиньку слегка отбросило, а я подошёл и со всей дури наступил ей на колено.
        Раздался хруст, раздался крик; её ручки потянулись к сломанной конечности, пока она безудержно кричала. Я поднял ногу и опустил её богиньке уже на руки. Одна и так была сломана, но, судя по всему, не серьёзно. Однако теперь я приложился от души.
        Мне пришлось запихнуть ей кляп в рот, чтоб из каменного подвала под землёй вдруг не просочился её визг.После моего удара её руки были неправильно согнуты в тех местах, где не должны. Оттуда заструилась дорожками кровь, наружу показались острые осколки костей.
        А наши посиделки только начинались.
        Глава 163
        Я не всегда был ебанутым, но стал таким за долго до появления в этом мире. Просто именно здесь всё начало обостряться и раскрываться во всей красе. Возможно именно из-за этого я вписался в этот мир и смог выжить.
        Время беседы с богинькой летело незаметно. Не могу сказать точно, сколько прошло, примерно минут десять, но Богиня не спешила умирать. В той ситуации, когда обычный человек уже давно бы сдох, она проявляла чудеса живучести. Я ей сломал все конечности, но она всё равно умудрялась ползти. Я разбил костяшки рук так, что они опухли, но она не спешила даже терять сознание. Я выбил ей все зубы и сломал челюсть, но она почему-то говорила членораздельно.
        В конечном итоге я нашёл железный прут и стал пользоваться им. Я думал, что смогу забить её до смерти, но кажется переоценил собственные силы. Богиня Удачи от такой мелочи дохнуть явно не собиралась.
        И вот передо мной лежит бесформенная кровавая тушка, которая всё равно умудряется плакать и двигаться.
        Я делаю шаг к ней и из этой тушки доносится тихое жалобное хриплое бормотание:
        - Не надо...
        В ответ я лишь внеочередной раз опускаю на неё прут. Второй, третий… Я уже сам не уверен, зачем это делаю. Если она смогла выжить после такого… то может действительно оставить пока живой?
        Я посмотрел на тело и во мне тут же проснулась злость, которая, казалось, уже улеглась. Мне просто хотелось делать ей больно. Странное чувство наслаждения, которое можно сравнить с другим чувством - дарить людям счастье. Разнице в исходник - счастье или боль, однако всё остальное такое же. Я чувствовал моральное удовлетворение от всего этого. И если раньше я контролировал себя и иногда даже не чувствовал этого странного садистского чувства, то сейчас оно занимало практически всё. Словно ты что-то съел вкусное и тебя тянет съесть это ещё раз.
        Я ещё мог закрыть глаза на то, что она могла с помощью «повезёт не повезёт» рулить моей жизнью, ведь в конце я добился более-менее нормального существования (не будем о том, что я сделал ради этого). Но сейчас она в открытую мне противостояла и травила жизнь, была подсобником врага. Словно не могла успокоиться, раз за разом пытаясь всё у меня отобрать. Поэтому надо было её устранить. Раз и навсегда.
        Это снова разожгло во мне ненависть к ней.
        Но избивать не было смысла, сука просто не дохнет.
        И в тот момент, когда я раздумывал, проткнуть её прутом или лучше уже мечом поорудовать, явилась Клирия.
        - Мэйн, - поздоровалась она со мной и бросила взгляд на кровавое тельце богини. - Осмелюсь предположить, что это Богиня Удачи.
        - Ага, - выдохнул я. - Живучая… Если бы я таким живучим был, то, наверное, вообще бы ничего не боялся. Что там с мужиком? Есть что рассказать?
        - Он жив, - кивнула Клирия. - Ничего серьёзного, Мэйн. Но может вам стоит отдохнуть?
        - Отдохнул, отдохни ещё раз? - усмехнулся я. - Нет, надо бы покончить с ещё одним делом.
        - Может не стоит делать поспешных поступков?
        Я не мог объяснить это словами, но чувствовалось что-то в её голосе. Слишком долго мы трёмся рядом друг с другом и начинаешь подмечать подобное. Например, её голос слегка, едва-едва напряжён. Это говорит о том, что она не в восторге от моей идеи.
        - Стоит, - ответил я и ещё раз приложился ботинком к богине. Та издала лишь всхлип. Кажется, она перешла в режим экономии звуков. А потом ещё раз пнул и ещё.
        Стоило мне успокоиться, как ненависть просыпалась с новой силой, и я был готов забивать эту суку тут часами. Я даже не пытался её контролировать. Раньше это всё было маленьким чёрным пятном, но сейчас оно занимало большую часть меня, и я даже не прикладывал силы, чтоб хоть как-то контролировать это.
        Однако в этот момент моего плеча коснулись пальцы и меня буквально пробрало, сбивая во мне всё - от ярости, до этого безумного желания сделать больно.
        - Клирия? - я слегка удивлённо посмотрел на её, спрашивая, что такое.
        - Может стоит остановиться, Мэйн? - спросила она.
        - Нахрен?
        - Вы уже и так отомстили. Она не двинется с места, не вернётся и не свяжется из-за печати. Она получила своё.
        - С каких это пор ты стала такой правильной? - прищурился я. - Мужика тебе это не помешало пытать.
        - Он заслужил.
        - Как и она, - кивнул я на тело. - Ты его пытала за то, что он продержал тебя всего сутки, но даже толком и не бил.
        - Он сделал много чего, за что заслужил такой участи.
        - Как и она. Скольким она не дала удачи и поставила крест на их жизни? Да даже тебя, сколько на тебе шрамов оттого, что в какой-то момент удача улыбнулась твоим врагам? Она бог, она сидит там наверху и плюёт людям на голову, потому что она выше! Она могла давать нормальным людям шанс, а подонкам их не оставлять, но нет! И!? Ей воздалось!? Да плевать она хотела на это!
        Я размахнулся и ударил тело.
        - Она думает, что может решать судьбы, что имеет право щелчком пальца сломать кому-то жизнь! Что есть какая-то неприкасаемая каста. Но достать можно любого!
        Я ударил её ещё раз.
        - И когда мне требовалось немного удачи, чтоб сойти с того пути, она лишь отворачивалась! Блин, да убила бы меня и всё, чтоб я не мучился и не проходил через всё это!
        Удар.
        - Вы убьёте её, - попыталась вразумить меня Клирия, но я уже её не слушал.
        - И даже после смерти мне не дали покоя, словно всего того наказания было недостаточно! Я же сдох! За что!? За то что я слишком хотел жить!? За то, что не хотел умереть ради их больной идеи, не хотел стать козлом отпущения!?
        Удар.
        - Остановитесь, Мэйн, - Клирия сказала это более напряжённо. Богиня же издала какой-то хрипящий звук, словно двигатель, который вот-вот заглохнет.
        - И даже после смерти меня толкнули на этот путь!
        Удар.
        - Остановитесь!
        - Я виноват! Я убил всех, кто вставал на моём пути! Но она виновата не меньше! Она дала мне возможность сорваться и стать тем, кто я есть! Подтолкнула меня к такому, хотя я пытался убежать!
        Удар.
        - ПРЕВРАТИЛА В ТОГО, КОГО Я НЕНАВИЖУ!
        - Мэйн! Хватит!
        Удар.
        - КЕМ Я НЕ ХОТЕЛ СТАТЬ, НО ВСЁ РАВНО СТАЛ!
        - Патрик! Ты убьёшь её!
        Удар.
        - НЕ ДАЛА МНЕ ШАНСА ОБРЕСТИ СЕМЬЮ И ПОКОЙ! ЗАБИРАЕТ ТО, ЧТО У МЕНЯ ЕСТЬ!
        - Прекрати! Патрик, остановись!
        Удар.
        - И ДАЖЕ ПРОСТО СДОХНУТЬ, ОБРЕКАЯ НА СУЩЕСТВОВАНИЕ!!!
        - Хватит! Хватит! Безумный долг обратно тянет! - Её голос эхом разнёсся по комнате. - Моё желание - сохрани ей жизнь!
        …
        ……
        ………
        Тишина повисла гробовая. Только капли крови одиноко капали с прута, разбиваясь об пол.
        Если б я сказал, что в шоке оттого, что услышал, то… не знаю… это было слишком неожиданно и в такой момент… Шок от поступка Клирии, который пробил меня, оказался ведром ледяной воды, что просто вылилось на мозг, отрезвляя его, заставляя забыть о ненависти, злобе и всём-всём, что меня наполняло.
        И кажется, только желание Клирии, которое я не ожидал от неё услышать, вернуло меня к реальности. Неприятной, суровой, но всё же настоящей реальности. Той, что создавал я, той, которая потихонечку теряла для меня границы, и от которой не спасало даже «Познавший безумие» - я слишком далеко зашёл. Со своим желанием отомстить, со своим желанием сделать другим больно, с желанием спасти, создать, стать счастливым…
        Одна единственная фраза сработала как шоковая терапия, помогла на мгновение моему разуму отчиститься от наваждения, жестокости и взглянуть ясно на ситуацию, чтоб понять кое-что. Помимо всей ненависти, мести, боли и злобы есть очень простое, понятное и важное для меня самого слово - человечность. То, что становится мне всё более чуждым с каждым шагом.
        Этот мир хотел сделать из меня монстра, которого они смогут ненавидеть. Они хотели видеть кошмар, против которого смогут бороться. Добро не добро, если нет зла. И в конечном итоге они получили того, кого заказывали - слетающего с катушек озлобленного маньяка, для которого перестали существовать границы. Который даже перестал различать добро и зло, а мораль и милосердие стали лишь пустым звуком.
        И теперь передо мной результат - изуродованная богиня. Маленькая плачущая едва живая богиня, которая оказалась настолько глупа, что умудрилась спуститься хрен знает куда ради того, чтобы дать благословение чудовищу. Не отморозок, убивающий людей, не маньяк и не тот мужик - всего лишь испуганная полуживая богиня.
        Действительно ли я настолько стал чудовищем, что перестал видеть границы между необходимостью и банальной жестокостью? Между местью и собственными больными желаниями? Стал тем, кого сам и ненавидел в себе?
        Я так и замер с занесённым прутом, с которого капала божественная кровь, пытаясь прийти в себя от того, насколько это выглядело бредовым.
        Я посмотрел на Клирию - напряжённую, слегка напуганную девушку, которая пережила куда больше, чем я, но не упавшую настолько низко. Та, кто смертельно устала от всего не меньше чем остальные.
        - Хватит, - тихо сказала Клирия. - Пожалуйста, остановись, Патрик. Это ничего не изменит и это уже даже не месть.
        Я ещё раз посмотрел на богиню, всё больше приходя в себя.
        Безумие… забавно, что, уйдя от одного безумия я припёрся в другое.
        И чего добился? Ещё одной разрушенной жизни, как и у меня? Тонешь сам - топи других? Чтоб кому-то было так же больно, как и мне? И чтоб мне не было настолько больно оттого, что я единственный, кто протащил тот крест на себе?
        В конечном итоге я просто изуродовал чью-то жизнь, так и ничего не добившись. И осознание этого было… неприятным. Мягко говоря. И пытаясь заделать в себе одну трещину, я пустил множество других.
        Казалось, что хуже не будет, но… всё стало хуже. Всегда есть, чему открыться.
        - Мне… очень жаль… - прохрипела Богиня, привлекая моё внимание. Меньше всего я хотел, чтоб она что-то сейчас сказала. Но, кажется, этой идиотке именно сейчас захотелось мне всё рассказать, а не десятью минутами ранее. - Я… всего лишь сделала… что… что попросили… мне… так жаль…
        Я замер.
        - Попросили? Что попросили? - пробормотал я, понимая, что ничего хорошего не узнаю.
        - Город… это была лишь просьба… меня попросили защитить его от несчастий… просьба… я просто сказала да…
        Просьба? Серьёзно? Ты мне сейчас об этом решила сказать!? Ёб твою мать, ты же врёшь, верно?!
        - И… кто это попросил?
        - Бог Скверны…
        Теперь я хотел ударить её за то, что она не сказала это десятью минутами раньше, когда я мог ещё остановиться. Мне казалось, что внутри всё сейчас просто треснет и рассыплется. И я не был уверен, что мне хватит сил удержать это всё вместе. Весь тот пиздец, что я устроил…
        - Попросил меня…. Попросил меня защитить этого хозяина… земель… дать благословение ему… и… и дать благословение тебе… чтоб твоя миссия закончилась успехом…
        - И… ты поверила?
        - Сказал мне… ты… нуждаешься в этом… очень… Он так просил меня… я просто хотела… помочь…
        Я понял, что прут выскользнул из пальцев, лишь по громкому звуку, который разнёсся по комнате.
        - Почему ты мне не сказала?
        - Я… всего лишь думала… не предать… своих…
        Богиня замолчала, так и не договорив. Больше она не предпринимала попыток что-либо сказать.
        Идиотка. Тупая доверчивая идиотка, которую развели и использовали ради своих целей. И которой, в конце концов, досталось за всех.
        Я молча вышел из камеры.
        Добро пожаловать в большой мир, здесь не только ты умеешь играть грязно. Вынужден признать, что это был действительно неплохой план и меня раскатали как щенка. GGWP Патрик, на этот раз ты крупно обосрался, гуляя далеко за границей.
        Если бы не подстава, то я бы никогда её не вызвал. А теперь чуть не потерял кое-что для меня лично ещё важное. Я даже не злился на Клирию, так как внутри стало просто пусто. Пусто, тихо, одиноко…
        Но теперь нас действительно можно было назвать квитами. Оба разбитые, избитые, уничтоженные, со сломанными жизнями.
        Только легче мне не становилось. Казалось, что я просто разрушил чужую жизнь, надеясь сделать свою лучше. Но лишь выкопал могилу поглубже…
        
        Разговор будет тяжёлым.
        Я не знал, чего ждать. Однако угрозы всегда были козырем, когда ты всё знаешь. Поэтому если что произойдёт, я буду топить нас обоих. И себя, и Бога Скверны. И зная то, что он может потерять, Бог Скверны не пойдёт на конфронтацию. Мне же... Ну блин, я Патрик, мне можно. Уйду на дно, зная, что засранца с собой утянул.
        Мне удалось достучаться к нему не сразу.
        И ответил мне встревоженный голос.
        Ну? Как оно?
        Нормально. Лучше, чем могло быть.
        Всё кончено?
        Да. Всё кончено, хоть и пришлось попотеть.
        А сам как?
        Примерно… консистенция говна. Это, наверное, самое точное описание, которое я смогу тебе дать.
        Ясно, тогда…
        Декорации сменились на чёрную площадь в тумане. Я был вновь на том самом месте и, честно говоря, мне отсюда не хотелось вылезать, так как здесь я был отгорожен от всего. Ещё бы Бога Скверны выгнать.
        - Я боялся, что ты оступишься и мы оба просто провалимся, - вздохнул он.
        Он играл довольно реалистично. Перенеси сюда ситуацию, где я не знаю правды, и не заподозрил бы его. Но вот только я знаю правду.
        - Я уже, честно говоря, жалею, что мы сделали, - пробормотал он.
        - Я тоже, - кивнул я.
        - Удивлён. Думал, ты будешь рад ей отомстить за такое предательство.
        - Да. Я тоже думал об этом, пока не выяснил, что только предал меня ты, - я посмотрел в чёрный туман.
        Я ничего не чувствовал - ни страха, ни боли, ничего. Мне было плевать и только разум сейчас участвовал в моей жизни, заменяя собой эмоции и подсказывая, где надо бояться, а где злиться.
        Бог Скверны не пытался оправдываться или строить несознанку. Он был умнее людей, которые даже при очевидных доказательствах упираются. Тишина продлилась секунд двадцать, прежде чем она была разрушена одним из нас.
        - Она тебе рассказала, - спокойно ответил он. В его голосе не было теперь ни подавленности, которая была, когда мы обсуждали план, ни злости из-за раскрытия, ни испуга. - И что она тебе ещё сказала?
        Совершенно спокойный расчётливый голос. Ни приступов гнева, ни злости, которые были у него до этого. Удивительно, а я думал, что хоть немного знаю его. Он словно отключил в себе эту функцию, превратившись, судя по голосу, в расчётливого бизнесмена. Бессмысленно кричать и что-то требовать, я уже и так довыёживался. Только прийти, забрать и уйти, без дополнительного мозгоебательства.
        - Зачем? - спросил я.
        - Причины, которые я тебе сказал, являются правдой. Ради власти я и хотел устранить её.
        - И ты понял, что хочу я.
        - Понял, естественно. Ведь я твой Бог, а ты мой послушник. Неужели ты думал, что я не буду приглядывать за тобой. Тебе нужны территории, мне нужна сила. Я лишь дал то, чего ты хочешь.
        - Ты использовал меня.
        - А ты меня. Хотел заставить меня думать, что она претендует на мою территорию. Ты хотел натравить меня на неё, хотя она мне ничего не сделала. Я просто сделал это раньше.
        - Но я хотел это сделать, думая, что она мне враг. Если бы не ты, я бы на такое не пошёл.
        - Да, - только и ответил он. - Но ты это уже сделал. Сделал нечто плохое, изуродовал её до неузнавания. И это был твой выбор. Однако подозреваю, что ты не добил её.
        - Верно. Ты уже знаешь, зачем я здесь, так?
        Мы знаем. Оба. Потому что оба те ещё подонки.
        - Партнёрство. Ни богов, ни господ, лишь партнёры, повязанные одной тайной, которая утянет нас обоих на дно, - усмехнулся он. - Знаешь, ты мне нравишься.
        - Завязывай с этим шоу. И так ясно, что все твои эмоции - лишь цирк.
        - Верно, - не стал он отрицать. - Но ты мне действительно нравишься. Твоя хватка, готовность топить всех, до кого дотянешься. Идти в некоторых ситуациях до конца.
        - Ни богов, ни господ, лишь партнёры, - бесцветно повторил я за ним. - Если ты сдаёшь меня, я сдаю тебя. Если ты отказываешься, я ломаю твою статуэтку и отбираю силы, после чего сдаю. Ты знаешь, что тобой заинтересуются. Если уберёшь меня, об этом обязательно узнают. И если я могу как-то притвориться бедным, то вот тебе за предательство своих такое не светит.
        - Что я получу взамен?
        - Свою силу, что оставил и лояльного партнёра по лодке.
        - Окей, - просто согласился он.
        Сейчас он был другим. Хитрым хладнокровным дельцом, знающим, где надо выёбываться, а где стоит просто согласиться, так как пользы от споров не будет. И так прекрасно ясно, что выёбываться никому не имеет смысла. Все эти игры… пусть останутся для детей. Мы оба знаем то, что знает другой и здесь игра в покер не проканает. Возможно он уже изначально понимал, что я вызнаю, оттого знал, что ему ничего не будет.
        - Клятва кровью, - протянул я руку.
        - Клятва между богом и человеком. Вот боги бы оборжались, узнай об этом. Тогда не против, если я перенесу тебя кое-куда?
        - Помни, что тебя сдадут, если я не вернусь, - бесцветно ответил я. - Богиня Безумия будет не рада подобному.
        Я услышал лишь смешок.
        Если что случится, Клирия сдаст его. Даже с её предательством я ей нужен, и она не простит того, кто порушил ей игру. Учитывая её близкие отношения с Богиней Безумия, испортить жизнь Богу Скверны будет легко.
        Я очень сомневался, что Бог Скверны рискнёт и избавится от меня. Он ничего не терял, просто становился чуть более уязвимым, но и эта уязвимость исчезала, стоило ему просто быть равным мне. А так… он понимал, что в будущем нас ещё ждут новые земли и новая власть. Я был нужен ему, как он был нужен мне в случае чего.
        Всего мгновение, и я был на какой-то горе. На заснеженной горе, которая возвышалась над миром. Я был на самом её пике и мог видеть леса, реки, поля и даже маленькие островки городов и поселений, которые терялись вдалеке. Я был над всем миром. Здесь не шёл снег и бушевала метель, просто дул холодный ветер. Но я особо ничего не чувствовал. Даже умиротворения.
        - Красиво, не так ли?
        Я медленно обернулся, но увидел лишь чёрный густой туман, словно дым. Даже здесь он шифровался.
        - Клятва, - сухо сказал я.
        - Тяни тогда руку.
        Я молча протянул руку в эту чёрную мглу и мою ладонь полоснуло что-то острое.
        - Клятва о партнёрстве. Предатель сдохнет, - спокойно сказал Бог Скверны.
        - Обманщик сдохнет, - ответил я. - И каждый получит то, что хотел.
        Простые слова несли смысл, мы знали, что можно, а что нельзя, даже если не говорили об этом в слух. Вся прелесть клятвы кровью, или как другие называют её, магического договора.
        Мою руку на мгновение сжали и вновь отпустили. Даже если пожал не он, то тогда я просто не буду следовать клятве, так как я подразумевал того, с кем её заключаю. Надеюсь, он понимает это. Да и сдадут его при любом раскладе.
        - Ну чтож, партнёр. Статуэтку, как договаривались.
        Я молча протянул статуэтку и печать в туман, и они исчезли из моих рук.
        - Ну, партнёр, поздравляю с повышением, - он насмехался надо мной. - Теперь ты уж точно не самый обычный борец за власть.
        - Естественно. Сложно назвать антигероя обычным человеком, - ответил я, разглядывая пейзаж.
        Глава 164
        - Не хочешь постоять здесь ещё? - спросил Бог Скверны меня.
        - Чтоб я замёрз сам, и ты не исполнил клятву?
        - Боюсь, если ты скажешь: забери меня отсюда, то клятва сработает. Сам захочешь сдохнуть - уж я точно не буду тебя останавливать. Но зная, что рядом с тобой водится твоя подружка, я рисковать не стану и лучше закину тебя к ней, чтоб на её глазах ты и кончил сам себя.
        - Ты знаешь, кто она?
        - Примерно, но тебе не скажу, так как не вижу смысла, - спокойно ответил он.
        - И ты её боишься?
        - Я остерегаюсь всех, даже людей. Так как в любую секунду может случиться что угодно. Передо мной стоит живой пример. А вот Богиня Удачи не остерегалась, и где она теперь?
        Он рассмеялся.
        - И ты всё это время играл роль, да?
        - Пытающийся строить из себя бога высокомерный полубог? И тот, кто начинает мямлить, говоря «спасибо» или срываться, крича «щенок», чтоб показать, кто хозяин? Да, ты прав. Знаешь почему?
        - Никому не нравится слишком умный и расчётливый. Ему не доверяют.
        - Верно! - усмехнулся он, и присутствуй здесь, наверняка бы хлопнул меня по спине. - Хотя чего мне такому как ты рассказывать, сам знаешь, партнёр. Ты сам такой.
        Я не строил иллюзий. Бог Скверны не откровенничал, просто говорил то, что и так ясно. Лишь иллюзия того, что он откровенничает передо мной как с равным. А по сути я всего лишь ещё одна проблема, которой он пытается притупить внимание. Он не раскрывал карты и у него могло быть ещё не одно дно.
        - Не боишься, что богиня вернётся? Что я её исцелю, она придёт в храм и станет богиней?
        - Пф-ф-ф… Знаешь, почему я Бог Скверны?
        - Оскверняешь всё, к чему притронешься? - предположил я самую логичную причину.
        - Гениально. Но в принципе ты почти прав. Я действительно оскверняю всё своей силой. Как Удача повышает твои шансы, так я оскверняю. Особая фишка каждого бога. Осквернённой богине не вернуть свои силы, как бы она не старалась. Ведь она осквернена, загрязнена, разрушена, называй как хочешь. По крайней мере мне не известно, чтоб можно было снять моё осквернение, от чего ей не стать богом.
        - И…
        - И раз ты хочешь ещё кое-что спросить, отвечу. Нет, осквернённые предметы отталкивают любую силу. На неё ничего не будет действовать. Ни исцеление, ни лечение, ничего. Она осквернена. Поздравляю, ты искалечил Богиню Удачи!
        От этой новости я ничего не почувствовал, хоть Бог Скверны и пытался капнуть на мозг. Мне было плевать. Была какая-то апатия и, если бы мне сейчас сказали, что осталось мне существовать пять минут или я стал властелином мира, мне было бы глубоко наплевать.
        - Значит ты обманул. Твоя сила не блокирует.
        - Да, я обманул, - совершенно спокойно согласился он. - Я не блокировал, я осквернил и теперь срезай метку или нет, ничего не изменишь. Скверна теперь как яд в ней.
        Понятно. Ну чтож, быть богине человеком. Вообще ничего не чувствую по этому поводу. Но раз так уж пошло, стоило действовать не с плеча.
        - Отлично, тогда, партнёр, небольшая услуга партнёру в копилку нашего будущего, - посмотрел я на дымку, в которой скрывался Бог Скверны.
        - В копилку будущего? - улыбнулся он (я почувствовал это).
        - Верно, в копилку будущего, чтоб урвать побольше от тех, кто по другую сторону баррикад, - кивнул я. - Уверен, тебе не составит труда её оказать.
        - Только стали партнёрами, а уже эксплуатация! - воскликнул гневно он.
        Ёбаный актёр. Ёбаный лицемер. Ёбаный предатель. Ничего, рано или поздно всё возвращается.
        
        Скоро шаги Патрика стихли, оставив после себя тишину, наполненную болью, страданиями и едва заметным запахом раскаяния.
        Клирия так и не осмелилась поднять взгляда ему в след. Она могла представить, что он сейчас чувствовал, получив под дых сразу два удара с разных сторон. И в этом была его слабость - он начинал доверять людям, что рядом с ним. Даже если верить им было опасно, Патрик всё равно со временем начинал доверять им. Она оказалась отличным примером его слабости, несмотря на то, что он сам понимал, что ей доверять нельзя.
        Клирия могла его уберечь от подобных ошибок, но не могла уберечь от себя самой. И не могла уберечь от тех, кого не видит и не слышит.
        Она не винила Патрика и не осуждала, понимая, что у него была своя правда и свои претензии к Богине Удачи. Они были бы справедливы, если бы в этой игре Богиня Удачи не стала бы всеобщим козлом отпущения, на кого в конечном итоге посыпались шишки лишь за то, что она согласилась просто помочь. Это был хороший урок, который поможет ему в будущем, если он сможет пережить его и восстановиться после подобного.
        Клирия сделала глубокий вдох, беря себя в руки. Остановить его было единственным верным решением и у неё не было выбора - так она себя успокаивала.
        Это она себе повторяла раз за разом, словно мантру, хотя прекрасно знала, что значило подобное для него. Успокаивала, зная в глубине души, что сделала это не ради Патрика, а ради себя.
        Клирия подошла к некогда могущественной, но глуповатой и через чур наивной Богине Удачи. Той, что стала заложником собственных сил, забыв, что такое борьба и осторожность. Забыв, что бывают действительно целеустремлённые люди, готовы на многое. И ей не посчастливилось встретить одного из них. Не самого худшего, но тоже не цветочек.
        Теперь у Богини Удачи от былой красоты не осталось и следа. Патрик действительно постарался на славу.
        - Я… я ничего не вижу… - прохрипела Богиня Удачи.
        Плохой знак. Клирия аккуратно перевернула её на спину и осмотрела. На глаза сразу попалась печать, от которой так и сквозило скверной. Клирия знала, что это значит для богини. Знала, что это значит в целом, ведь осквернённые вещи - грязные вещи, и они отражают любую чистую и положительную силу, принимая родственную себе. Другими словами, исцеление здесь не поможет. Богине удачи остаётся лишь жить с тем, что оставил после себя Патрик.
        - Я… заслужила это… так? - спросила богиня её.
        - Я не знаю, - покачала головой Клирия.
        Зачем она спасла Богиню Удачи? Кроме того, что Патрик начал теряться сам в себе, Богиня Удачи, наверное, была меньше всех виновата в случившемся, как это не странно. Просто одного сдали, а другая не смогла смотреть на это молча. В противном бы случае Патрик никогда бы правды и не узнал. Может и стоило промолчать...
        Богиня очень медленно повернула голову на голос.
        - Я узнаю твой… голос, девушка в чёрном платье… - прохрипела Богиня Удачи и закашлялась. Капельки крови вылетели и осели, словно морось, на неё саму. - Ты… Клирия?
        - Да, - кивнула она.
        - Двадцать лет… назад… тоже ты?
        - Да, это была я, - кивнула Клирия.
        - Теперь я поняла… твою просьбу… вот чего ты добивалась… Дать удачу героям с письмом… И метка… - Богиня вновь закашлялась, и Клирия приподняла её, чтоб той было легче дышать. - Я помню тот день… то, как ты молилась двое суток, не уходя, зовя меня… И я согласилась… Я такая дура, что согласилась… Но ты… как ты смотришь ему в глаза?
        Клирия промолчала, поджав губы.
        - Я лишь делаю…
        - Что должна?
        - Чего не изменить. Я это делаю… потому что иначе быть не может.
        - Я просто ответила… на просьбу… Просто хотела помочь… - пробормотала богиня и расплакалась. - Я не должна была идти на это…
        Богиня плакала. Тихо, не двигаясь, роняя кровавые слёзы. Клирии оставалось лишь смотреть на Богиню Удачи, чувствуя неприятное покалывание в сердце, которое в сердце появлялась так редко.
        - Я унесу тебя отсюда. Потерпи, - Клирия подхватила богиню на руки, напряглась и подняла, после чего вынесла из камеры.
        Можно было теперь опираться на желание и не бояться, что богиню забьют, убьют или ещё что-то сделают. Да и вряд ли теперь Патрик станет её трогать. Она уже получила своё, хоть это было и не заслуженно.
        В комнате, где стояли кровати, было около десяти девушек, которые разговаривали между собой, играли в карты, шутили. Однако чувствовалось, что настроение здесь отнюдь не радостное и беззаботное. Глядя на пустые койки, в головы сами по себе лезли мысли, что их осталось меньше половины и это не могло радовать.
        - Госпожа Клирия? - Все практически разом посмотрели сначала на богиню, потом на Клирию, которая аккуратно положила её на кровать. - Разве господин Мэйн не должен был её… устранить?
        - Планы изменились, - ответила она и взглядом нашла Рубеку, после чего махнула ей рукой, подзывая. - Помой её, перебинтуй и пусть лежит.
        Рубека сделала несколько знаков.
        - Нет, твоя магия здесь не поможет, - покачала головой Клирия, после чего посмотрела на девушек. - Кто-нибудь видел господина Мэйна?
        - Он вроде как прошёл расстроенный в коридор, который ведёт к складу, - ответила одна из наёмниц. - А разрешите спросить, почему богиня жива?
        - Потому что так надо, - отрезала Клирия.
        - Мы что, зря потеряли своих товарищей? - нахмурилась другая.
        Клирия посмотрела на девушку и в её глазах полыхнули огоньки.
        - Хочешь сказать, что твой товарищ, Мамонта и я должны были остаться в плену изнасилованными и растерзанными? То есть теперь мы будем делать, как ты считаешь правильным и поступать как ты скажешь, я правильно поняла? Например, бросать свою командиршу и товарища на произвол судьбы?
        Наёмница быстро покачала головой, испуганно отведя взгляд, и пробормотав что-то типа «я не это имела в виду». Жутковатость Клирии достала её даже через всю комнату.
        Хотя Клирия прекрасно понимала, что имела та ввиду. Если бы не богиня, то они бы не выбрались на улицу и не встретили тех бандитов, из-за которых начался весь этот сыр-бор. Но ничего не изменить и ничего менять она не собиралась. Так было нужно, и тут даже было уже не её желание. Некоторые вещи нельзя изменить.
        Она прошла туда, куда указала наёмница. Её сопровождали слегка напуганные и недовольные взгляды. Никто из них не возмущался, привыкли, что их используют как пешек. Такова была их судьба. Жили они одним днём, умирали быстро и тех, кто мог порадоваться своим внукам, просто не было. Ещё одно напоминание, оставленное антигероем, который тряхнул весь мир.
        На складе никого не было. Тогда Клирия подошла к девушкам, караулившим выход.
        - Господин Мэйн, он выходил?
        - Не-а, - покачала головой орчиха. - Никого, госпожа Клирия.
        Значит он всё ещё здесь.
        И возможно пошёл разбираться с Богом Скверны. Вряд ли бог рискнёт тронуть его, а Патрик не настолько безумен, чтоб попробовать его убить. Скорее всего, решил заключить сделку и обезопасить себя и других.
        Следовательно, очень скоро он появится здесь.
        Клирия огляделась и уже собиралась уходить, когда её внимание привлёк посох, гордо стоящий в углу. О подземелье, где его нашли рядом с ней, Клирия не помнила ничего, так как была без сознания, но сейчас же она имела возможность рассмотреть занятную вещицу.
        Она подошла и остановилась около артефакта, внимательно разглядывая его. С золотыми рогами, между которыми крепился кристалл, и серебряной рукоятью. Хоть он и был очень старым, но выглядел так, словно его сделали совершенно недавно. Она коснулась его рукояти из металла, холодного, но приятного на ощупь. В нём чувствовалась энергия.
        Подумав, Клирия взяла его в руки и тот лёг в ладони словно влитой. Она пробежала пальцами по рукояти к самой верхушке и нащупала вырезанную надпись. Старый, очень старый язык павших королевств, от которых остались лишь руины да легенды, что постепенно все забывают. Раньше эту надпись вырезали на многих посохах жриц, что посветили себя служению. А надпись гласила: «Мир, любовь, надежда, жизнь». Имена четырёх сестёр богинь. И своеобразный девиз всех жриц того времени, когда сказка имело место быть в этих краях.
        - Я так и не понял, как оно активируется, - тихо произнёс за её спиной Патрик.
        
        Я вернулся в то место, откуда отправился поговорить с Богом Скверны. И не совсем был счастлив увидеть перед собой Клирию в первые же секунды своего появления здесь.
        Она стояла ко мне спиной и рассматривала посох.
        - Я так и не понял, как оно активируется, - тихо сказал я.
        Клирия даже не вздрогнула, словно ожидала услышать мой голос.
        - Зачем вам это было нужно?
        - Хотел устроить минибабах в пределах подземелья, а потом пострелять по лягушкам, - ответил я спокойно. - Ну или устроить анальную кару, если она стреляет подобно ядерным зарядам.
        - Понятно, - только и ответила она. - У вас большие запросы, Мэйн.
        Нейтральное вступление. Но мы-то оба знаем, что нам надо кое-что перетереть между собой. Я столько раз говорил, что это важно, что это сыграет свою роль, но неустанно наступаю на те же грабли с радостью конченого долбоёба, подтверждая свой диагноз.
        - Значит, водишь дружбу с Богиней Безумия? Но сразу приказываю: говорить правду, - предупредил я, хотя мне сейчас был откровенно на всё плевать. Просто стоило сазу всё узнать.
        - Она знает меня. Знает довольно хорошо, поэтому хотела помочь мне и дать это желание.
        - Контролировать меня? - спросил я первое, что пришло на ум.
        - Верно, - не смутившись ответила Клирия.
        - Зачем?
        - Она хотела, чтоб в случае чего вас можно было остановить.
        - Как сейчас?
        - Да.
        - Если ты водишь дружбу с богиней… значит ли это, что ты тоже богиня? - спросил я догадку, которая пришла мне на ум.
        - Нет, я не богиня, - тут же ответила мне Клирия без тени сомнения. - Вы тоже не бог, но знакомства с богами водите.
        - Я особенный.
        Сейчас хуже всего-то, что я просто не знаю, что делать. Всё внутри… пусто. Просто пусто и нет никакого желания вообще что-либо делать или обдумывать. Выяснять кто Клирия и что она хочет. Плевать на это. Хочется просто сказать: знаете, я открыл портал в волшебную страну «нахуй» и прошу вас всех туда перебазироваться.
        Кажется, я словил апатию.
        Клирия. Долбаная Клирия… Опять Клирия… Скоро её имя станет нарицательным.
        Сейчас, немного успокоившись, я могу понять, что она была права - богиня не заслуживала смерти. А ещё она меня выдернула из-за черты, которую сам всё-таки перешёл.
        С другой стороны, я чувствовал себя преданным. Даже при всём при том, что возможно Клирия не дала мне окончательно сорваться, это не отменяет того, что она играет за моей спиной. Играет в грязные игры. Предательница или человек, который видит чуть больше чем я сам?
        Тут даже слово предательство не совсем подходило, так как меня вроде и не предавали. Не переметалась к другим, не пыталась сдать, не пыталась слить информацию, не действовала против меня или поперёк моей воли, если не считать последнего. Она лишь остановила меня, и, к сожалению, я не могу сказать, что это было против моей воли, так как именно в тот момент я не мог адекватно оценить свой поступок. Сам себя бы ушатал.
        Если уж на то пошло, надо было сразу убить богиню, а не мстить ей, удовлетворяя свои нелицеприятные потребности.
        Что я могу сказать против Клирии? То, что она дружит с Богиней Безумия? Имеет кое-какие связи за моей спиной, которые могут влиять на меня? Скрывает от меня ещё много таких приколов? Это я и до данного момента знал. Знал, но всё равно доверил ей эту работу; выбора особого то и не было. Вот если бы Клирия воспользовалась в другой ситуации правом желания, то я бы причислил её к предателям, но ситуация скользкая и быть может, она бы не воспользовалась им вообще.
        Но самая худшая часть в том, что на Клирии слишком много повязано - от клятв до работы, которую просто некуда деть.
        Вот и решай, что делать. Она в принципе выдернула меня из какого-то угара, но играет при этом на стороне и может влиять на мои решения. Речи о том, чтобы выгнать идти не может. Убить тоже. Но и оставлять это нельзя.
        Сраная Клирия… возможно я действительно несколько привязался к ней.
        - Клирия, - честно говоря, я ничего не испытывал по поводу того, что хочу сказать.
        - Да, Мэйн.
        - Тебя ждёт наказание. Тебя сегодня будут пороть долго и больно. Это наказание за вмешательство и всякие дела за моей спиной.
        - Да, Мэйн, - совершенно спокойно отреагировала она.
        - Ты хотя бы понимаешь, что я чувствую, зная, что ты имеешь дела за моей спиной?
        - Не чувствуете доверия ко мне, так как боитесь предательства с моей стороны или того, что я найду возможность управлять вами.
        - Верно, - кивнул я.
        - Но я бы могла это сделать уже много раз, - спокойно возразила она.
        Вот я об этом и думаю. Ты скорее как надзиратель, который просто наблюдает за мной и в случае чего вмешивается. Знать бы только, какие цели ты ещё преследуешь.
        Я молча прошёл мимо неё.
        - Сегодня. Мамонта тебя высечет. Ты должна понимать, за что.
        - Я всё понимаю, - кивнула она.
        Я бы ещё что-нибудь сказал ей, но говорить было нечего. Мне было плевать от слова совсем. Мне кажется, что даже если бы ко мне пришёл Бог Скверны в латексном БДСМ костюме, я бы не удивился ни капельки и вызвало это у меня столько же эмоций, сколько и сейчас.
        Я вернулся в зал и практически сразу обратил внимание на Богиню Удачи, над которой хлопотала Рубека.
        Значит Клирия решила позаботиться о ней? Это меня наталкивает на мысль, что Клирия знакома с ними куда более тесно, чем мне кажется. Клирия говорит, что она не богиня, но тогда кто? Жрица какого-нибудь храма? Жрица отчаяния? Я бы поверил в это, кстати говоря; чем-чем, а этим от неё веет. А вот про то, что она богиня верится с трудом. Богиня на службе у человека…
        Это так же нереалистично, как если бы я стал хоть на мгновение умнее.
        Глава 165
        С начала заражения прошло около семи дней. Всё это время, мы то и делали, что сидели в подвале, ели, спали, играли в карты и смотрели в потолок. Выходить разрешалось только скрытницам, чтоб лишний раз не подвергаться опасности как заражения, так и отслеживания нашего укрытия. Скрытницы же поочерёдно выходили на улицы, чтоб отслеживать ситуацию, которая происходит в городе.
        А там ничего хорошего не происходило.
        В первую очередь война между группировками. Все, судя по всему, уже и забыли о нас, устраивая рубилово даже посреди дня, активно сокращая количество бандитов в городе. Они даже устраивали стычки со стражей. Ночью уже было обычным делом, по словам скрытниц, пырнуть кого-нибудь ножом, перерезать глодку или устроить набег на вражеское место, устроив бойню.
        Всё это происходило одновременно с распространением заразы. Болезнь разгулялась не на шутку и теперь начала косить людей налево и направо. Сейчас город в прямом смысле этого слова был покрыт дерьмом, и трупы без колото-резаных ран стали обычным делом. Как и трупы, покромсанные в стычках. Особенно доставалось детям и старикам - тем, чей иммунитет банально не мог справиться. Усугубляло это элементарное несоблюдение обычных норм гигиены.
        Это коснулось и нас. Одна из девушек подцепила это дерьмо, и Рубеке с Клирией и мной пришлось за ней ухаживать. Почему мне? Потому что я знал, что опасно, и контролировал процесс. В это время Рубека и Клирия под моим руководством за ней ухаживали. Ту рвало, поносило и она хреново кушала. Мы чуть ли не силой заставляли пить её воду, чтоб хоть как-то спасти дуру от обезвоживания. И через три дня… нет, не сдохла, мы её откачали и организм смог побороть заразу на её счастье. Но это тупо повезло ей, так как девушка крепкая, живучесть позволяла подобное перенести.
        После этого я ввёл приказ не есть и не пить без моего разрешения и ближе чем на десять сантиметров руки к лицу не подносить. Кто-то возмущался, но пинки под зад в прямом смысле слова утихомирили девушек. Спасибо Мамонта, твои волшебные пендали иногда так помогают.
        Что касается Богини Удачи… Клирия ухаживала за ней, кормила, поила, меняла бельё. Я подозревал, что их что-то связывает - или совесть Клирии за что-то, или дружеские отношения, что более вероятно. С Богиней Безумия карифанилась, значит и с Богиней Удачи была на одной волне, что объясняло нашу встречу на дороге. Предположу, что если она не богиня, то жрица или кто-то в этом роде. Хотя её наплевательское отношение на жизни людей меня слегка сбивают с толку, так как я не уверен, что жрицы именно так себя ведут и вообще кому-либо служат кроме бога, в которого верят.
        Всю неделю мы сидели в ожидании момента, когда Анчутка поймёт, что здесь оставаться небезопасно и попытается свалить или в столицу, или в прибрежный город. В любом случае дорога была единственной и шла через лес. Поэтому мы точили мечи и кинжалы, чистили ружья, засыпали в пороховницы порох, раскладывали пули, заготавливали уплотнители.
        И вот неделю спустя, когда болезнь в городе достигла апогея, к нам прибежала скрытница с важной новостью.
        Дело было ночью, когда все спали и я с Клирией стоял на стрёме. Почему мы?
        Рубека должна всегда отдыхать, чтоб быть готовой работать на пределе своих целительских способностей. Девушки должны отдыхать, так как они всегда должны быть максимально бодры перед миссией, которая хрен знает когда начнётся. А мы можем и потерпеть. По крайней мере я могу потерпеть; не знаю, что там Клирия.
        Поэтому я был тем, кто застал стучащуюся скрытницу. Несколько ударов в определённой последовательности и у меня отлегло от сердца. До этого нам ночью никто не стучался.
        - Кто? - тихо спросил я.
        - Я, время пришло, - голос девушки я узнал, так как немного скрытниц у нас осталось.
        Я открыл быстро дверь, и к нам юркнула девушка, которую я тогда спас в подвале. В капюшоне, вся запыхавшаяся, стирающая капельки пота со лба, Зира смотрела на меня сверкающими глазами, полными бодрости.
        - Я караулила где обычно и увидела сборы. Подогнали большую карету с шестёркой к воротам. Во дворах мельтешат служанки и слуги, вещи заносят. Бегают солдаты, снуют туда-сюда. Все высыпались наружу, свет в его доме горит ярко, сразу видно, что уезжать собрался.
        Вообще, может показаться странным, как она смогла пробраться туда, ведь там огорожено стеной и живёт там элита. Чужака сразу видно. Но ответ просто - она была на стене. Если проход ещё как-то караулится, то вот на стену никто не лезет. Это и понятно - без крюк-кошки не подняться. Да и кто вообще додумается лезть туда? Не война же. Оттого и безалаберность успокоившихся стражников.
        А вообще, я мог жидко обосраться с этим всем. Я только сейчас понял, как близко был к провалу - там был телепорт, на котором можно было свалить в другую столицу другого графства. Но видимо Анчутка не хотел показывать, что у него здесь пошло всё по пизде. Эви вряд ли понравится такое после того, как другое графство хорошенько так встряхнуло. Так что повезло мне.
        - Клирия, поднимай людей, готовь свою подругу к переброске. Зира, как долго они будут готовиться?
        - Мне кажется, что они спешат и времени осталось немного.
        Ясно. Отлично, это нам даже на руку.
        - Очень хорошо. Готовься к переброске.
        Чем быстрее они будут ехать, тем лучше. Этот план был составлен ещё за долго до того, как мы прибыли в этот город. Вообще, всё было достаточно точно спланировано и единственной деталью, которая пошла не по плану, была встреча с бандюками. Я рассчитывал их использовать в своих целях, но не судьба. Ну ещё и Кстарн - девушка онрё и её способность ходить через зеркала. Однако она оказалась для нас большим плюсом и всё упростила.
        Плюс мой новый партнёр подсуетился, и теперь мы имели зеркальный переход в лес.
        Я затарился двумя большими зеркалами. Онрё коснулась обоих, проверила возможность перехода, после чего мой партнёр перекинул его в лес на место засады. Я хотел попросить ещё одно зеркало доставить в поместье, но Бог Скверны сказал, что всего одна услуга с его стороны.
        Ну и хуй с ним. Зато теперь у меня есть быстрый переход, и мы можем не нестись сломя голову к тому месту, пытаясь перегнать засранца Анчутку.
        Нам потребовалось минут десять, чтоб собраться и подготовиться к переброске, включая обездвиженную богиню.
        - Забыл спросить, сколько человек с ним?
        - Я видела десятку лошадей. Предположу, что личная гвардия у него семидесятого уровня.
        - Маловато, не? - удивился я.
        - Это норма для сопровождения, если вы не ожидаете нападения, мой господин, - объяснила Клирия. - У бывшего графа тоже были семидесятые уровни.
        - А чо с графиней были сороковые?
        - Как вы думаете, кто отправлял графиню в столицу? - улыбнулась она. - К тому же у графа их было значительно меньше, чем у Анчутки, так как наше графство беднее, и он решил не тратиться на них. Уверена, что он об этом пожалел.
        Ясно. Хитрая чесночница.
        - Тогда норм, у нас по два выстрела на уёбков. Мамонта, распредели, кто в кого будет шмалять. Кстарн, пожалуйста, начинай.
        - Да, я… я слушаю… то есть принимаю…
        - Слушаюсь, - спокойно подсказала Клирия, недовольно глянув на неё.
        - Да. Слушаюсь, - быстро повторила Кстарн, схватила за руку одну из наёмниц и скользнула сквозь зеркало, пуская разводы.
        Брови наёмницы слегка выгнулись, однако она послушно прошла через зеркало, зажмурившись. За руку она держала другую, та третью и так далее. Уже через минуту, здесь осталась Клирия, калека богиня и я. Перед самым выходом я ещё раз прошёлся по комнатам, проверил, не оставили мы что-нибудь. Прошёлся по складам и заглянул в комнаты, где держали пленников. Там кроме трупа мужика, которого сегодня кончила Клирия, ничего не было.
        Мешки пороха мы тоже забрали, оставив здесь лишь кровати, труп, да продукты. Ничего, что могло бы дать указания на нас. Ну и отлично.
        Когда я вернулся, Клирия и Кстарн затаскивали носилки с богиней. Я дождался, когда онрё выглянет и заберёт и меня. В самый последний момент я дёрнул зеркало и нырнул во внутрь. Уверен, что оно разлетелось осколками по полу, так как зеркало за нашей спиной так же рухнуло на пол, засыпав его осколками… которые совершенно не резались.
        Это так, на всякий случай, если вдруг они смогут как-то пройти за нами.
        - Так, держимся ближе к Кстарне и не отходим ни на шаг. Не теряем друг друга из вида, иначе вам веками ходить здесь.
        Ну не веками, однако они точно здесь помрут. А вот этого я пытаюсь избегать ну вот всеми прямо возможными способами, несмотря на то, что девушки прикладывают все усилия к этому. Ладно, шучу, просто они слишком легкомысленны. После боя их и так мало осталось, и я не хочу, чтоб их стало ещё меньше. А то нас возвращается обратно в два раза меньше, чем пришло. И мне слегка не по себе оттого, сколько я загубил своих людей.
        Не совру, если скажу, что мне от этого грустно.
        - Мамонта, - позвал её и, дождавшись, спросил. - Вы готовы? Там семидесятники, и второго шанса у вас не будет, если что случится.
        - Готовы.
        - Я надеюсь, что вы их сначала остановите, прежде чем стрелять будете, - на всякий случай намекнул я. Ничего поделать не могу. После стольких бед не хочется, чтоб мы все жидко обосрались под самый конец.
        - Я была с тобой на планировании. Я слышала план, - напомнила она.
        - Да-да, прости, просто уточнил на всякий случай, так как не хочу, чтоб кто-то ещё погиб.
        - Всё схвачено, - хрипло ответила она. - На этот раз всё пройдёт идеально.
        Вот после таких фраз всё идёт не по плану. Но надеюсь, что свой лимит косяков мы на этот раз уже разыграли и больше их не будет.
        Мы шли через густой туман, словно попали в астрал, и я чувствовал напряжение девушек. Они старались держаться как можно ближе друг к другу, попутно затолкав Рубеку между собой, чтоб та точно не потерялась.
        Маг рассматривал округу с явным интересом и выглядел так, словно сейчас убежит в эту мглу.
        Клирия держалась совершенно спокойно, неся богиню с онрё.
        Ну и я замыкал это шествие, следя, чтоб никто не отпочковался от нашей группы.
        Уже через двадцать минут мы заметили чёрное пятно впереди, которое становилось всё больше и больше. Подойдя ближе, я сразу узнал отдельно стоящие кусты прямо на светло-серой земле. Дальше их количество увеличивалось, как увеличивалось количество травы с пятнами обычной почвы.
        В скором времени мы уже шли среди молчаливого леса, который окутывал нас ночной темнотой и лёгким светом. Здесь даже луна появилась. Предположу, что на зеркале появляется всё, что оно только может отразить под любым из доступных углов обзора. И пару минут спусти мы стояли перед зеркалом.
        Выходили так же цепочкой, после чего аккуратно вынесли богиню. Зеркало мы разбили на всякий случай. Вообще это я сделал, чтоб онрё не слиняла. Печати у нас не было, оттого стоило подстраховаться. Я становлюсь параноиком рядом с этими девушками.
        - По местам! - скомандовала Мамонта. - Рубите дерево!
        Девушки кивнули и разделились, одни рубили дерево, другие ушли далеко в сторону города, где начали устраивать засаду.
        Маг тоже не сидел на месте, наводя какие-то чары.
        - Что он делает? - спросил я Клирию, которая шаманила над богиней.
        - Наводит чары скрытия, мой господин. Эта магия подавляет интуицию и возможность почувствовать противника, однако от прямого взгляда она не поможет, - ответила чесночница и слегка поморщилась вставая.
        Порка не прошла для неё бесследно. Естественно я собирался её исцелить, однако пусть пока мучается. Её Мамонта порола так же долго и сильно, как порол её саму Ухтунг. Однако максимум, до чего дошла Клирия, были слёзы и стоны, а потом она отключилась. После этого несколько дней ей во всём помогала Рубека, включая перевязку.
        Ничего, как приедем, исцелит её, может и другие шрамы уберёт. Заодно позорную надпись Мамонты попрошу убрать, если сама Мамонта этого захочет. Вообще, раз у нас есть целитель, надо попросить пройтись по девушкам и убрать желающим шрамы и всякие старые травмы. Да, надо заняться этим. А ещё нанять наёмников мужчин, а то бабский легион меня смущает.
        - Не далековато ли расположились мы от дерева? - спросил я, подойдя к месту, где девушки устроили засаду.
        - Они скорее всего поедут по наживке, - ответила хрипло Мамонта.
        - Чо?
        - Такая тактика сопровождения, когда впереди на значительном расстоянии едет скрытник и заранее предупреждает других. Едут они в пределах видимости, а здесь…
        - Дорого извилистая… Им придётся ехать в относительной близости, чтоб видеть наживку, да? - ебать я гений, где пирожок?
        Мамонта кивнула и продолжила:
        - Они остановятся здесь, - кивнула она на дорогу. - Мы обездвижим одним выстрелом повозку. И сразу устраним залпом охрану. При крайней необходимости у нас есть вторая попытка благодаря ружьям. Маг скроет дым и звук выстрела на этот момент.
        - А свет?
        - Маг попытается скрыть его, если ему хватит сил и навыков, - она глянула на мага.
        - Я сделаю всё, что в моих силах и возможностях, можете не сомневаться во мне, - спокойно ответил он.
        Такие подробности я не знал, несмотря на то, что был знаком полностью со всем планом. Этой частью занимались Мамонта и Ухтунг, как люди, имеющие опыт в этом деле.
        - Надеюсь, вы справитесь с одного захода, - сказал я. - Второго шанса, зная нашу удачу, может и не быть. Плюс из-за вспышки вы можете на время ослепнуть и тогда это будет пиздец.
        - Всё будет хорошо, - уверенно заявила она.
        - То, что темно, вам не помешает?
        - Луна яркая. Проблем не будет.
        Буду надеяться… Нет, буду верить в вас.
        - Ты волнуешься? - спросила Мамонта, когда я отошёл. Честно говоря, я даже не заметил, как она проследовала за мной.
        - Скорее, хочу закончить это всё. И так многих потеряли.
        - Удивительная забота.
        - Это сарказм или издёвка? - покосился я на неё.
        - Это факт, - прохрипела Мамонта. - Ты слишком волнуешься о своей команде.
        - А надо забить на вас? - поинтересовался я.
        - Да.
        Блин, это не смешно. Хотя эту неделю я вообще не помнил, чтоб смеялся. Хочется удавиться, словно я обернулся назад и понял, что учудил. Что-то убивало меня не сильно, что-то будет преследовать меня долго. Второй раз мне приходится проходить подобное.
        - Мы наёмницы, холодный ум позволит правильнее оценивать всё. Нам наплевать, любят нас или нет, лишь бы платили. Но ты считаешь нас чем-то более близким, чем следует.
        - Это уж моё дело, - поморщился я от нотаций.
        Но Мамонта предпочла не замечать этого и продолжила.
        - Да, твоё. Но ты проявляешь при этом чудовищную жестокость к остальным.
        - А вы разве нет? - посмотрел я ей в глаза.
        Мамонта покачала головой.
        - Девушки развлекаются этим, сбрасывают злость, мстят. Но у тебя другое.
        - И что же?
        - Я не знаю, - покачала Мамонта. - Мы безразличны к подобному, оттого на жестокость смотрим спокойно. Но мы видим твоё отношение к этому. Все замечают это и некоторых подобное слегка пугает, потому что ты меняешься.
        - Это тебя попросили со мной поговорить? - догадался я.
        - Да, - кивнула она. - Некоторые девушки знают, во что ты можешь обратиться и боятся, что в следующий раз ты увлечёшься. Потому что в отличие от них ты наслаждаешься этим и тебе это нравится. Ты хочешь ещё. Это опасно. Потом ты можешь просто делать это из-за собственного желания. Смерть ради смерти. Безумие. Такое будет необратимым.
        Масленое масло прямо.
        - Я буду иметь ввиду, - кивнул я.
        - Предоставь подобное нам. Ты слишком остро реагируешь на всё это. Или же… - Мамонта задумалась, явно решаясь сказать что-то острое в мою сторону, по лицу вижу. Решилась: - Или держи себя в руках.
        Но на подобное я спокойно отреагировал.
        - Я буду иметь в виду.
        - Да, спасибо. Я вернусь к месту готовиться.
        - Да, давай, - кивнул я.
        Она уже отвернулась и отошла на несколько шагов, но остановилась и слегка повернула голову в мою сторону.
        - Знаешь, девушкам приятно, что ты видишь в них товарищей и людей, а не расходные вещи. Приятно быть тем, о ком беспокоятся. Мы очень ценим это.
        С этими словами она ушла, оставив меня слегка удивлённым услышанному.
        Глава 166
        Тишина нарушалась лишь ночными насекомыми, пением птиц и животными, которые иногда пробегали рядом. Главное, чтоб хищник не прискакал сюда, а то блин проблем потом не оберёмся.
        Мы лежали на земле в кустах, прислушиваясь к звукам ночного леса. Казалось, что нас самих здесь и нет, словно мы стали частью этого места и теперь можем наблюдать за ним глазами той же травы или кустов. Видеть и слышать то, что видят и слышат они каждую ночь - дорогу, залитую лунным светом, шум листвы, пение живых существ в округе, огромное звёздное и очень красивое небо.
        Честно говоря, после всего ада, что я пережил и устроил самолично, такого мне очень не хватало. Мне становится намного спокойнее и умиротворённее, словно ветер теперь гуляет уже во мне самом. Ещё немного и я сам превращусь в кустик.
        Девушки заняли позиции с одной стороны, чтоб не устраивать перекрёстный огонь. Лежали рядком, прямо перед собой положив уже готовое заряженное с отведённым курком ружьё, чтоб в случае необходимости сразу сделать второй выстрел. Мамонта же достала свою пушку, готовая сделать одну большую и неаккуратную дырку в цели…
        Ещё четыре девушки заняли позицию у поваленного дерева, чтоб разобраться со скрытником, вооружившись двумя ружьями.
        Рубека и богиня были оттащены в сторону под наблюдение Клирии. Не дай бог что, и… короче, мирняк в тыл!
        Мне хотелось поиграть в ослика, если честно, и поспрашивать приехали они или нет. Но сейчас надо было держать себя в руках. Мне даже ружья не доверили, Мамонта попросила оставить это на них.
        Мне кажется или она пытается меня оградить от действий в этой операции? Знает, что я натворил с семейкой пытателя, как знает, что я сделал с богиней. Может чувствует, что у меня личные счёты к Анчутке? Или ей шепнули, чтоб я не наломал дров?
        Я бросил взгляд на её сосредоточенное лицо. Она знает план, так как я сам сказал, что Анчутка нужен мне живым. Может быть поэтому она пытается меня отстранить? Чтоб мой же план не был разрушен мной самим? Типа игра против хозяина ради хозяина?
        Нет, ну до такого я не докачусь. Всё-таки с богиней был другой разговор, там мне просто было больно, и я делал больно ей. Здесь же я ничего подобного делать не собирался. Я же не ради этого сраку рвал.
        Вот сидя в засаде, меня легко толкнули в бок и шепнули.
        - Едут.
        Пусть я ничего и не видел, но всё равно старался напрячь слух и зрение, чтоб разглядеть или расслышать засранцев. Надеюсь, что он не чёрных набрал в команду, а то вообще не айс будет их разглядывать. Через минуту я услышал топот копыт и мимо нас рысью проехала лошадь с всадником в чёрном плаще.
        Проехал, даже не глянув в нашу сторону в то время, как в ближайших кустах сидел маг, подняв обе руки и с сосредоточенным лицом смотрел куда-то вдаль. Видимо магия действительно действовала, раз он даже не обратил внимания на нас.
        Хотя тут такая тема. Будучи высокоуровневым, он просто может нас не заметить и не почувствовать в то время, как сороковой и увидит, и почувствует. Дело было в процентном шансе распознать противника. Здесь не действовало то, что ты сто процентов заметишь врага, просто твои шансы заметить его будут значительно выше.
        Когда всадник уехал дальше, послышался топот множества копыт и скрип кареты, которая перевозила важный для нас груз. Десяток секунд спустя мы увидели всадников: пять человек на лошадях проехали напротив нас и… остановились.
        Ровно на том месте, где Мамонта и сказала. Точность её предсказания была чудовищно точной. Странно, что она прозевала засаду в городе тогда.
        Сразу за лошадьми остановилась карета, большая, широкая, отдалённо похожая на ту, что была у нас, но более богатая. За ней было ещё четыре человека в таких же чёрных плащах, но я уверен, что под ними скрыта отнюдь не слабая броня.
        Они встали прямо перед нами. Тот, что был во главе этой церемонии приподнялся, напряжённо вглядываясь вперёд, где, судя по всему, ему что-то показывала наживка. В это время все остальные оглядывались, пытаясь засечь опасность. Мне казалось, что многие уже не раз провели по нам взглядом, но так и не заметили нас.
        Девушки едва заметно зашевелились. Напряжение витало в воздухе подобно туману, который облепляет тебя с ног до головы. От такого напряжения яйца чешутся. Ну чо, когда вы…
        Практически одновременно на мой вопрос грохнули стволы. Заволакивая всё газами и ослепляя слишком яркой вспышкой. Да блин, я глаза не закрыл! В глазах белым бело, а ещё звон в ушах!
        Не успел я очухаться, как грохнули повторные выстрелы, и я вообще потерял ориентацию (нет не сексуальную, хотя шутка была бы забавной). А рядом со мной уже вскакивали девушки, что-то говорили, кричали. На меня даже кто-то наступил! Э!
        Я попытался встать, но меня силой придавили обратно к земле рукой, намекая, где я должен находиться.
        После этого я ещё два раза услышал выстрелы, громкие голоса, которые что-то приказывали, шум, ржание лошадей. Но ни одного удара металла о металл и вскриков боли, что как бы намекает. И к тому моменту, когда я вновь вернул себе способность видеть и слышать, всё было кончено.
        Погодите, я единственный лох, который перед выстрелом не закрыл глаза и которого так знатно ослепило!? Бля…
        - Эй, Мамонта, хватит меня прижимать к земле. Я и так слышу, что всё закончилось.
        - Погоди, - тихо сказала она.
        - Только не говори, что вы кого-то упустили.
        - Нет, мы зачищаем территорию, - она замолчала. - Так, всё, можно идти.
        Мамонта отпустила меня, позволяя подняться. Блин, словно с ребёнком! Или вы так боитесь, что я налажаю где-то? Хочу заметить, что я лажаю уже намного меньше! И вообще, сучки неблагодарные, это я ваши задницы спас несколько раз; особенно в последний раз! Так что кому тут прятаться надо, так это вам.
        Но всё равно приятно, что работу сделали и без меня, как ни крути.
        Я встал, отряхнулся, бросил на абсолютно похуистическое лицо Мамонты злобный взгляд и вышел на дорогу.
        В общем-то такой картины я и ожидал: трупы людей, что лежали около лошадей. Некоторые зацепились ногой за стремя, некоторые так и не упали со своих скакунов. Другие валялись на земле, запутавшиеся в собственных плащах при падении.
        Ещё один труп, принадлежащий кучеру, лежал около переднего колеса кареты с огромной дырой во лбу и ещё одной в районе сердца. В руках он держал меч, но видимо девушки не стали даже рисковать и просто расстреляли его с расстояния. Сейчас они с довольным видом стояли, слегка наклонившись над трупом, и рассматривали его, обсуждая, что будет, если ёбнуть в человека из пушки Мамонты.
        Кстати, остановили они карету тоже весьма обычным и не сильно искусным способом - Мамонта выстрелила в передних лошадей из пушки и эти тридцать миллиметров свинца пробили нахуй одну животинку, и застряли в другой в этом ряду, убив обоих. Блин, мне, честно говоря, лошадей больше жалко.
        Но главным призом, из-за которого мы столько ебались, и из-за которого мы попортили здоровье одной богине по ошибке. Ну ладно, не мы, а я, но меня дезинформировали, так что я не виноват…
        Ладно виноват, но не полностью.
        Всё равно неубедительно звучит даже для меня самого.
        Похуй, главное, что теперь Анчутка с собственной персоной стоит перед нами на коленях, пусть и не по своей воле, и готов к конструктивным переговорам. За его спиной расположилась Лафия, приложив остриё ножа к его горлу, и ещё несколько девушек, держащих мечи наготове. Остальные перезаряжали мушкеты или же целились в него, нескромно намекая, что выёбываться не стоит.
        Забавно, мы столько ебались, столько мучились и столько потеряли людей, когда заключительная часть операции заняла всего несколько минут. Никакого финального босса и превозмоганий, всё быстро и просто, как на финишной прямой. Кажется только в сказках и рассказах всех ожидает тяжёлый босс, так как я встречаю здесь немного другое.
        Анчутка водил по нам злобным взглядом, пока его глазёнки с горизонтальным зрачком не остановились на моей персоне. Он правильно понял, кто здесь главный.
        Когда я подошёл ближе, Анчутка разразился угрозами.
        - Ты не знаешь, на кого наехал, парниша. Ты даже не представляешь, что тебя ждёт, когда все узнают о том, что ты сделал. Тебя и твоих шлюх…
        Надо отдать должное, он говорил очень спокойным, уверенным, низким и угрожающим голосом, словно у него всё было схвачено и ему ничего не грозит. Его уверенность слегка поразила меня, если честно. Иногда мне кажется, что местные страха не ведают.
        Окей… давай я тебе покажу мой взгляд на ситуацию…
        Я молча отобрал у одной из девушек мушкет и, прежде чем кто-то успел меня остановить или сказать что-то, выстрелил ему в колено. А может никто и не пытался меня остановить или что-то сказать, так как все стояли абсолютно спокойно и даже глазом не повели. Казалось, что всё так и должно быть и никто не удивлён.
        Анчутка вскрикнул, дёрнулся, но его удержали, прижав кинжал плотнее к горлу и затянув сильнее верёвки вокруг него. Он тут же закрыл рот и выдавил из себя болезненное мычание и шипением. Стойкий засранец, я бы тут слезами зашёлся.
        - Я могу заниматься подобным всю ночь и весь день. И никто не хватится, что граф куда-то пропал. Поэтому не думай, что сможешь выкрутиться. - Я отдал ружьё и присел перед ним. - Поэтому не выёбывайся и внимательно слушай. Сейчас у тебя осталось три варианта: или ты сотрудничаешь. Или я тебя пытаю и, в конце концов, ты сотрудничаешь. Третий - я от тебя избавляюсь и ставлю на твоё место другого. А теперь посмотри на меня и скажи, по-твоему, в каком месте я шучу или блефую?
        Анчутка посмотрел на меня полным ненависти взглядом. Умей он пускать лучи из глаз как супермен, мои кишки бы тут по деревьям раскидало. Но слава богу, он не умеет. Хотя хочу признаться, мурашки всё же пробежали по моей спине, несмотря на то, что он был уже схвачен. Я даже услышал как он тихо зарычал. Но мне было плевать, я смотрел ему в глаза вообще ничего не чувствуя.
        Не дождавшись ответа, я кивнул, принимая молчание как согласие.
        - Если ты думаешь, что мне не хватит смелости тебя прижать, то прямо сейчас подумай хорошенько над этим. Я тебя буду пытать и в конце ты всё равно согласишься на мои условия. Однако можно обойтись и без пыток. Всё быстро, просто и твоя власть сохранится за тобой с некоторыми условиями.
        - Чего ты хочешь, человек? - спросил он так, словно угрожал мне. - Полного моего подчинения?
        Надо признать, что Анчутка всё-таки обладал мозгами, раз принял безвыходность ситуации. Двое прошлых типов, которых я имел честь пытать лично, долго спорили и сопротивлялись. Этот же оценил ситуацию и сразу принял решение. По крайней мере, он был готов к диалогу.
        - Верно, - не стал ходить вокруг до около я. - Ты сохраняешь власть, но теперь слушаешься нас и делаешь то, что мы говорим. Деньгами твоими управляем теперь тоже мы, хотя ты можешь себя развлекать и тратить их на всякую чушь в пределах разумного. В случае чего ты поддерживаешь того, кого мы скажем, как бы ты не относился к нему. Если нам нужна помощь, то по первому же слову ты её оказываешь.
        - Хочешь, чтоб я стал рабом? - чуть ли не прорычал он.
        - Да. Хочу, чтоб ты был послушным рабом, - практически в тон Анчутке прорычал я и приблизился к нему так близко, что он сам слегка отодвинулся. - Или я клянусь, что эта ночь для тебя только начнётся. Ты пожалеешь, что вообще отказался от моего приглашения. А потом я выковыряю твою сраную душу из тела и уничтожу, вставив более сговорчивого претендента.
        Вообще я бы хотел избежать подобного. Несмотря на то, что знания сохранятся, многие могут заметить изменения в характере, и чёрт его знает, как это выльется. Плюс надо ещё найти кандидата достаточно верного и умного, который согласится влезть в тело Анчутки, покинув своё. Конечно, такие найдутся, но справятся ли?
        Вон, Элизи сразу палится, что она не та, кем была, по своему трудолюбию. Но это ещё можно списать на потерю отца и возросшую ответственность. А он?
        Так что пусть лучше остаётся в своём теле, но подчиняется мне.
        Он молчал, злобно буравя меня взглядом. Буквально ненавидел меня, и я чувствовал это словно волны, которые исходили в мою сторону. Блин, давай ещё чувак, я не хочу ждать тебя всю ночь.
        - Не думай, что моё терпение резиновое, Анчутка, - сказал я. - Я могу проявить и большую активность, начав с секатора и твоих антенноподобных ушей.
        И в этот момент он сдался. Я буквально увидел, как он отвёл взгляд в сторону, словно проигравший, принимая свою судьбу. Подобно собаке, принимающей хозяина. В конце концов, у него не было выбора. Да и не был он героем, который ради своих идеалов и чести готов отдать жизнь. Просто бандит у власти, который понимает силу и который сменил хозяйку на хозяина. Практически вся фракция Ночи была обычной сворой такого контингента, который понимал только язык силы.
        И именно на это я старался делать упор.
        - Хорошо, - рыкнул он. - Я согласен.
        - Руку и клятву, Анчутка. Клятву на рабство.
        Ему распутали руку, и я чиркнул ему по ладони, после чего чиркнул и себе. Хотелось поскорее покончить с этим.
        - Ты будешь беспрекословно подчиняться нашей воле. Любая попытка сдать и выдать нас тем или иным способом будет означать смерть. Ты согласен на это?
        Анчутка мгновение помедлил, я буквально слышал, как он скрежетал зубами, но всё равно потянул ладонь, пробормотав «да».
        И мы пожали друг другу руки. Один ноль в пользу меня. Победа была сокрушительной.
        Что я должен был почувствовать в этот момент? Радость? Грусть? Или… надежду на будущее?
        Вообще не знаю. Единственное, что я почувствовал, так это желание похавать и мокрую ладонь Анчутки, который буквально скрипел зубами от негодования. И ради такого простого движения и действия был устроен такой пиздец. Никаких супер-сражений добра и зла, никаких противостояний на финальной прямой, никакого эпического противоборства друг с другом. Всё тихо, скромно, серо…
        Оно и к лучшему.
        - Первый вопрос, который я хотел сразу задать. У тебя была эльфийка, плоская как доска, с подрезанными ушами.
        - У меня куча таких эльфиек, - ответил он, буравя меня взглядом.
        - У неё волосы по плечи огненного цвета, - описал я её как мог. - Она встречала тебя после бала, когда ты вернулся.
        Он внимательно посмотрел на меня, словно пытался вспомнить, мог ли он меня видеть и не встречались ли мы. Не вспомнит, так как я был под другой личиной.
        - Я продал её. Неделю назад, - наконец ответил он.
        …
        Теперь у меня есть чувства.
        У меня есть очень много чувств и все они одного цвета. Цвета говна.
        Я едва удержался, чтоб не пнуть его прямо в ебальник ногой. Чтоб не схватит ружьё у одной из девушек и не сделать в нём ещё несколько лишних дырок, отправив уебана бороздить просторы другого мира в виде души, которые мне уже никогда не грозят. Или забить его прикладом, чтоб он собственные кишки выплёвывал. В моей голове пролетело много всяких желаний, которые готовы были вылиться в реальность.
        Однако закончились они одной простой картиной.
        Богиней Удачи в подвале. Ошибкой по вине множества обстоятельств, которые сошлись на дурочке, ставшей козлом отпущения. И на долбоёбе, который перестал быть человеком.
        Потому что нельзя путать необходимость с собственными желаниями.
        Видимо мои чувства красноречиво были написаны на лице, так как Анчутка подался назад. Боится? Ну и славно, боится, значит уважает. Так себе конечно уважение, но лучше, чем ничего, особенно в таком обществе, которое кроме боли ничего не понимает.
        - И? Кому ты блять продал эту девушку? - спросил я, потирая переносицу. Я не знал, чего мне хочется больше, разреветься или убить его. Это был действительно сложный моральный выбор.
        Наверно разреветься… Нет, Мамонта и девки не поймут. А ещё, если будут утешать, то моя самооценка станет лопатой, которой я смогу копать землю. О боже, как представлю, что меня Клирия утешает…
        Остановлюсь на ни чём. Обожаю нейтральные позиции, они словно бухточка спокойствия.
        Эпилог
        - Что ты хочешь от меня услышать, Клирия? - посмотрел я на неё.
        - Ответ, Мэйн. Точный ответ, чтоб я могла начать готовиться или наоборот, не предпринимала никаких действий.
        - Я… не знаю, - пожал я плечами. - Хоть убей, не знаю. Да, убей, мне кажется, что это отличный выход из любой ситуации.
        - Вы не обязаны это делать, если не хотите, - попыталась она как-то повлиять на меня.
        - Да вот я сам толком не знаю, хочу я или нет.
        В кои-то веки я решил не проводить время в подземелье, а подышать свежим воздухом. Это немного странно звучит, если учесть, что мы приехали только вчера. Однако дома я редко бываю снаружи, поэтому да, подышать свежим воздухом. К тому же погода располагала.
        - Вы не должны себя заставлять, - повторилась Клирия. - Но я прошу вас принять решение побыстрее, чтоб я могла подать документы и перевести деньги на их счёт до конца отмеченного срока.
        - Да… Да, я понял, хорошо, сегодня же скажу, окей?
        - Конечно, - она слегка поклонилась и удалилась.
        И как она меня нашла? Нет, серьёзно, я нахожусь в самом углу нашего поместья, там, где находится подобие беседки в небольшом леске. Как она догадалась, что я тут? Она что, яндере?
        От одного этого слова захотелось перекреститься. В этом мире подобные личности слишком опасны. Не хочу видеть, как в моей комнате она с пошлым видом мои труханы нюхает.
        А пришла она ко мне с излюбленным вопросом, который я слышал ещё шесть лет назад - вы будете поступать в университет?
        Бля, не думал, что меня это и здесь догонит и не думал, что ещё раз это услышу. Навивает воспоминания. Хотя с другой стороны, может здесь и не такой универ как у меня, а что-то типа школы колдовства и магии? Они вроде говорили, что там много чего преподают и много чему обучают. Магия входила в список предметов, так что…
        Идти или не идти?
        Барьер в сороковой разрушить можно будет, что так-то очень полезно. А минусы…
        А минусов нет кроме моего «не хочу».
        Но с другой стороны универ на год - неплохой способ отдохнуть от поместья, постоянного выбора, мозгоёбства и нескончаемого насилия. Побыть немного человеком, которым я когда-то являлся. В любом случае в ближайшее время будет очень долгая мозгоебательная операция по стравливанию, которую продумывали Элизи и Клирия. Я буду лишь мешаться или вновь выступать в роли того, кто зачистит неудобные места.
        Зачистить…
        Перед глазами всплыла Богиня Удачи. Её я тоже зачистил. Если так брать, то я убрал возможность вмешательства. Но ведь, если признаться честно, не из-за этого я её искалечил. Причина куда более прозаичная - я просто нашёл, на кого выплеснуть всё, что накипело. Нашёл виноватого и сорвал на нём всю злость и боль, которая была во мне.
        С одной стороны, мне должно было стать легче.
        Но я просто сломал ей жизнь и в какой-то мере мне стало хуже. И ничего это не изменило кроме того, что ещё одному человеку в этом мире стало больно. В принципе, теперь я точно соответствовал званию антигероя. Поэтому, несмотря на то, что операция удалась, я всё равно не мог избавиться от чувства, словно провалил всё и вся.
        Что касается эльфийки… Я был так близок, чтоб вернуть её обратно, но в последний момент просто не успел. Почти… Это слово может стать постоянным попутчиком в моей жизни. Я всегда везде почти. У меня скоро будет погоняло как у одного индейца «Почти». Он тоже армагеддон своей цивилизации принёс, что символично.
        Но с эльфийкой всё же вышло обидно. Я был действительно близко, всего сраная неделя и пожалуйста, она продана в южные графства. Я был готов забраться на потолок от злобы и обиды, но обижаться было не на кого кроме как на случай.
        Я раз за разом вспоминаю её вечно весёлое лицо, когда мы встретились на дороге. Вспоминаю тот момент, когда мы сидели в поле, где ярко светило солнышко и жизнь ещё не сделала крутой оборот. Тогда всё было иначе, да и я был совершенно другим человеком.
        Кажется, что прошёл не один год, хотя по сути… Ну для неё и не один год прошёл, а вот для меня почти четыре месяца, что было весьма и весьма недавно. Возможно она меня уже и не помнит, но я её помню! Отлично помню!
        Ненавижу. Не знаю, что, но я точно что-то ненавижу!
        Мы уже успели вернуться обратно к себе в графство в моё родное поместье, которое стало для меня домом где мне рады. Ну… почти рады, по крайней мере девушки-наёмницы встречают меня или нейтрально, или с улыбкой, что не может не радовать. Элизи тоже неплохо себя чувствует и встретила меня поздравлением с удачно завершённой миссией. Удивительно, но она даже улыбалась и говорила, что сработали очень даже не плохо.
        Я положил семнадцать человек. Вот что я ей сказал, на что она ответила, что я мог положить абсолютно всех и не реализовать план. Видимо она исходила из той же логики, что и я - определённые цели оправдывают определённые средства. Про жертв со стороны мирняка я даже не стал заикаться.
        Что касается Богини Удачи, то Клирия её уложила в отдельную комнату и теперь за ней ухаживали. Прохожу около той комнаты и в душе становится ещё более пусто.
        Я, можно сказать, собрал почти всех людей этого мира под одной крышей. Моя команда растёт и ширится, правда с методами приглашения в эту команду у меня что-то не так - на одной рабское клеймо, у другой перенесённая душа, у третей всё сломано, четвёртая без памяти, пятая по своей воле.
        Мне кажется или чот вообще не так идёт? Где-то видимо я ошибся, раз команду собираю таким своеобразным образом. Про то, что у меня теперь есть целый список от каннибалов до богов лучше вообще не вспоминать, тут я любого коллекционера переплюну как нехрен делать.
        А ещё предложение Клирии про этот королевский университет.
        Поступать или не поступать? Надо не надо? Сила или нет? Пусть со стороны всё ясно, но внутри я чувствовал какое-то противоречие и нежелание поступать туда. Не могу сказать, почему, это даже не связано с чувством противоречия к Клирии. Скорее личный бзик, причину которого даже я не вижу.
        И пока я размышлял над столь важными причинами, заметил тень на земле.
        Сегодня был один из тех редкий дней, когда в этих краях светит солнце и вездесущие тучи не закрывают небо. Оттого сейчас среди теней деревьев, что прикрывали моё местечко, я видел тень маленького человека, который потихой сидел на ветвях прямо надо мной.
        Я знаю только одну девушку невысокого роста, которая могла незаметно подкрасться. Ну и спалиться таким образом.
        - Привет, Мэри. Удивлён, что решила навестить меня.
        Я задрал голову… и понял, что Мэри в лёгком сарафане.
        - НЕ СМОТРИ!!! - взвизгнула она, схватилась за юбку и… свалилась с дерева.
        Да ёбаны в рот!
        Я бросился ловить эту недоразвитую, споткнулся об скамейку и растянулся на земле, в то время как эта шалупонь приземлилась спокойно на ноги рядом со мной! Да ты чо, дрочишь!? Хочешь сказать, что я зря уебался, спасая тебя!?
        Она посмотрела на меня, словно спрашивая, какого я делаю. Я бы тебе сказал, мелкая…
        - Будто я твою мохнатку не видел, - буркнул я, вставая. - Хотя ты всё равно в трусах.
        Тоже зелёных.
        - Откуда видел?! - ужаснулась она.
        - Очнись, мы с тобой в одной постели голыми лежали.
        - Когда?! - ужас был красноречивым. Он мне нравился. Но Мэри, знаешь ли, это оскорбительно!
        - Когда ты память имела, - ответил я. - До того, как… ты её потеряла.
        - Я бы не стала торговать собой! И я чистая.
        - Так ты не торговала, - ответил я. - Мы просто дрыхли, обнявшись. Хотя ты сама предлагала мне, на что я ответил, что нам стоит повременить.
        - И… - Мэри была такой же красной, как и её плащ, который сейчас она с собой не носила, - почему ты отказался?
        - Мне показалось, что нам будет рановато заниматься подобным.
        - Хочешь сказать, что я тебе не нравилась? Моё тело слишком непривлекательно?
        - Ты даже не представляешь, насколько точно повторила те самые слова, что сказала мне тогда, - искренне ужаснулся я под её пристальным взглядом. Правда пристальный взгляд Мэри был настолько по-детски пристальным, что от него можно было отмахнуться.
        Мэри пыталась смотреть на меня, словно датчик детектора лжи, который старается поймать меня на вранье. Прямо буравила своими глазёнками, будто это могло заставить меня признаться. Ага, щас. Во-первых, признаваться не в чем. Во-вторых, взглядом меня уже не проберёшь, спасибо Клирии.
        - Странный ты, - сказала она после явно очень напряжённых раздумываний, когда я сел на скамейку.
        - Абсолютно с тобой согласен, - кивнул я. - Сам иногда поражаюсь себе. Ну а ты? Чего прибежала ко мне? Ты же вроде как меня ненавидишь.
        - Ну… - она замялась. - Ну… я… это… вот.
        Вот? В смысле, вот?
        Пиздец. Информативность как у меня, когда я у доски преподу пытался рассказать тему: «Ну это, ну там такие штуки, ну я того, и это, там потом вот так получил, и там…» Препод был так поражён информативностью моего рассказа, что попросил меня сходить к логопеду. Он подумал, что у меня проблемы с речью.
        - Я так и подумал, - кивнул я головой.
        - Да? - непонятно чему обрадовалась Мэри.
        - Если ты не имела в виду что хочешь моей скорой смерти, - уточнил я.
        - Но разве это не значит, что ты не понял, что я сказала? - посмотрела она на меня вопросительно.
        - Именно это и значит.
        Повисло молчание. Мэри как бы между делом села на ту же скамейку и болтала ногами, так как не доставала до земли. И с таким интересом рассматривала противоположную стену, что даже я невольно заинтересовался. Блин, а в той стене действительно что-то есть. Так, стоп, там дырка. Чо за… Какого хуя в моём заборе дырка?!
        Пока я искренне возмущался тому, что в заборе дырка, Мэри вновь заговорила.
        - Просто… тут такое дело… ну… я… это…
        - Очень информативно, - кивнул я.
        - М-м-м…
        - Мэри, я верю, что у тебя получится.
        - Э-э-э…
        - Но моя вера с каждой секундой улетучивается.
        - Почему ты не хочешь в университет? - быстро выпалила Мэри.
        Я с подозрением посмотрел на неё. Знаю, что не это она хотела сказать. Ну да ладно, раз уж спросила…
        - Не знаю. Вот хоть ударь меня, не знаю.
        - Но разве это не хорошо, открывать в себе что-то новое, бывать в других местах?
        - Да как бы тебе сказать…
        Ты даже не представляешь, на что приговариваешь бедных людишек, отправляя меня к ним. Не будь чудовищем, стань милосерднее и не подписывай им смертный приговор. Гильотина и то гуманнее меня будет. Побывал я уже в новом месте, теперь там царят болезни и хаос. И много нового узнал о себе. Например, мне дай волю, и я не смогу остановиться, так как не умею абстрагироваться и безэмоционально взвешивать всё. Ещё хуже, что мне это нравится.
        - Я думаю над этим короче, - закончил я.
        - Просто… может тебе понравится? Новые люди, новые знакомства, ведь это столица и центр фракции Дня!
        Словно это что-то меняет. Та же самая монета, только с другой стороны. Восхваляют одних, угнетают других.
        Мэри тем временем встала со скамейки, поправила подолы платья и отошла, после чего обернулась. Она была смущена.
        - И… вот… Просто ты приехал весь хмурый… я подумала, что что-то случилось, и мне стало жаль тебя, хотя ты меня в рабство затолкнул, - она густо покраснела. Кажется, сейчас скажет то, что хотела сказать до этого. - Просто… я смотрю на тебя и словно что-то тут, - она коснулась ладошкой сердца, - становится теплее. И… вот… я живу как не жила до этого. Без наркотиков, прессинга со стороны стражи и бандитов, без смертей, без ночёвок в переулках. Могу общаться с другими… Просто может ты и не плохой человек, подумала я. Может ты просто… борешься как умеешь. Просто ты пытаешься стать счастливее… и… отвечаешь на зло ещё большим злом. Потому что может именно этому тебя и учили. Может… я это… понимаю… А может ты и не врал насчёт меня и тебя…
        Сейчас я не знаю, кто был краснее - я или она. Но Мэри на пятёрку вывела меня в смущение.
        - Я тебе не пара, Мэри, - кое-как справился я со смущением настолько, чтоб смог выдавить из себя членораздельные звуки. - Не потому что ты мне не нравишься. Просто я не лучший вариант для тебя и тебе лучше не связываться со мной. Я могу обеспечить тебя деньгами, ты сможешь уехать хоть на край света и найти своё счастье. Но рядом со мной ты его не найдёшь. В конечном итоге я антигерой, мой удел - смерть и разрушение.
        - Что и требовалось доказать, - странно улыбнулась она, смотря в землю и краснея. - Ты всё равно стараешься заботиться обо всех при всём, что пережил. Даже ты хочешь иметь семью и дом. Просто пока не нашёл путь, по которому пойдёшь.
        Она посмотрела на меня, и в её глазах блеснуло что-то отдалённо знакомое.
        - Спасибо.
        С этими словами Мэри развернулась и ушла. Легко, словно плыла над травой, и гравитация была лишь словом. Под солнцем, которое так редко посещало наше место.
        На моих губах впервые за долгое время появилась улыбка, а на душе стало легче. Моё прошлое дало мне передышку. Да, я виновен и буду ещё виновен во многих грехах этого мира. Но я пока сохранил себе хоть что-то человеческое.
        Я встал и направился к поместью. Может мне стоит действительно стать сильнее и глянуть на мир. Может действительно я увижу что-то новое.
        С этими мыслями и приподнятым настроением я спустился вниз, прошёл через второй этаж, где жили девушки. Кто кивнёт мне, кто подмигнёт, кто помашет рукой. Казалось, что я стал видеть немного больше, немного шире.
        Я спустился вниз, приветствуя служанок, которых стало заметно больше, включая онрё Кстарн, которая теперь одна из нас. Здесь даже чище стало, так как мы начинали делать ремонт, восстанавливая подземное поместье.
        Я дошёл до кабинета Клирии, постучался, подождал, пока мне разрешат войти, но… глухо. Да ладно! Клирии нет! Филонит, сучка! Унитазы вне очереди драить хочет!
        Я толкнул дверь, и та совершенно легко отворилась, открывая мне комнату, где пахло… не чесноком. Подозрительно… Почему пахнет чем-то сладким, словно она хомячила сладости или где-то лежит труп? Хомячила труп? Не-е-е, она же не служанка Ависия, которая кушала трупы в клетках. Кстати, надо будет к ней заглянуть и всё проверить, а то мало ли чо там каннибалка делает.
        Значит всё-таки перебивает запах какими-то ароматизаторами.
        Кстати, с прошлого раза её комната изменилась. Здесь стало немного уютнее. Кровать уже не представляла из себя коробки с матрацем. Это была одноместная настоящая кровать на ножках, аккуратно заправленная с одеялом и простынёй в голубой цветочек. Здесь же на стене висел ковёр, который закрывал собой убогую каменную стену. Да и пол был чище и более ровным, словно она сама тут его выкладывала. Старую мебель сменила новая из белого и кремового цвета - туалет, тумбочки, шкаф, комод и так далее.
        Это у меня до сих пор матрац на ящиках, старый комод и прочий мусор, который нашли на свалке, а она постаралась сделать всё аккуратно и уютно. По сути, оставалось сделать ремонт самого помещения, и это будет ничем не уступающая комнатам в поместье спальня.
        Ну… раз дверь не заперта, то значит скоро мисс-чесночница вернётся. Поэтом я решил пока подождать её здесь.
        Я прошёлся по её комнате, оглядывая то, как она всё тут устроила и не поленился даже сесть за стол. Тот стол она сменила на более новый, добротный, лакированный стол. В нём было множество ящиков, подставок и прочих вещей, которые помогали ей держать документы в порядке. Я вообще не был против трат, если они шли на благо. Я толком нихуя на благо не делал, потому и ничего не тратил.
        Блин, но стол заебись, ничего не скажешь, я бы даже подрочил на него. Это типа компа, который ты с любовью собираешь, крепишь каждый проводок, ставишь его так, чтоб всё было уютно и потом сидишь за ним. Здесь я ощущаю то же самое. Клирия делала своё уютное гнёздышко.
        Пока я сидел за её столом, представляя, как уютно она тут устраивается при свече с кружкой чая и разбирает документы, зацепился взглядом за один из ящиков, который был приоткрыт. Не то что я любитель лазить по чужим столам, вообще никогда подобным не страдал, однако всё равно открыл его.
        Стопки бумаг. От крыл другой - стопки бумаг. Открыл третий… конечно бумаги.
        Блин, да тут всё бумагами с отчётами, расчётами и прочим забито.
        И когда я уже собирался свалить отсюда, заметил ещё один ящик, он был меньше остальных, практически незаметный, и располагался прямо под крышкой стола. Туда бумаги явно не могли поместиться. Интересно, чо там?
        Понимая то, какой же я конченный не моралист, что лажу здесь, быстро протянул руку и открыл ящик. Как и предполагал, здесь не было бумаг. Лишь вещи, который видимо были дороги Клирии. Тут были спицы, что купил я ей ещё в первые дни знакомства, всякие безделушки типа перьевых ручек, резинок для волос, подобия скрепок.
        Но не это меня интересовало. Вернее, не это сразу привлекло моё внимание.
        Здесь я увидел фотографию. Она была в самом конце ящика, слегка потёртая, старая, со сломанным уголком. И меня не смутило, что делает фотография в этом мире, где подобное было на уровне фантастики.
        Меня интересовали люди, что были на нём изображены. Это был… какой год? Судя по заднему фону зелёного двора, я тогда ещё не ходил в школу и был единственным ребёнком в семье.
        В центре этой фотографии стоял паренёк, который в будущем убьёт не один десяток людей, перейдя все границы. Но тогда он был запечатлён маленьким, не ведающим своего жуткого будущего дитём со счастливой улыбкой, на которую способны лишь дети. Маленькое чудовище.
        Это был я.
        В сердце кольнуло грустью.
        Но на этом мои открытия не заканчивались.
        Там же был изображён ещё один человек, рядом с мальчишкой. Маленькая девочка, махавшая в объектив фотоаппарата, с чёрными волосами, из-за которых её звали все вороной, а я сорокой. На этой фотографии она была таким же счастливым ребёнком лет пяти-шести как и я.
        Однако я уже видел, насколько она была похожа на себя сейчас. Можно сказать, что маленькая версия. Просто черты были куда мягче и добрее, так как ребёнок.
        Я молча разглядывал это фото, чувствуя в сердце противоречивые чувства от ностальгии до грусти и удивления.
        Кто же знал, что нас вот так сведёт снова вместе в другом мире, и мы снова будем рядом, как в те старые добрые деньки. По крайней мере я могу устроить с ней свадьбу.
        Несмешная шутка.
        Но теперь я действительно знаю, почему она тогда пропала и мне сказали, что сорока уехала. Быть может её просто перекинуло в этот мир, как и меня, но намного раньше. Может с этим и связанно её отношение ко мне. А может просто я до сих пор не вижу картины в целом.
        Клирия-луковица… Снимешь одну кожуру и видишь другую. У неё столько тайн, что могло бы хватить на всю нашу команду. А правда в конце будет слишком простой и ясной. Настолько, что ты и не догадаешься в жизни, пока не узнаешь.
        Просто удивительно, Клирия, мы с тобой в детстве жили в одном дворе и вместе играли. А теперь вместе точим этот мир, словно не можем оторваться друг от друга. Как в старые добрые времена.
        Клирия-сорока.
        Я положил фотографию обратно в дальнюю часть ящика и закрыл его, после чего вышел из её комнаты. Потом зайду к ней. И не буду ничего спрашивать про прошлое и то, как она сюда попала. Возможно Клирия действительно понимает что-то лучше, чем я, и мне стоит прислушаться к её совету: со временем я всё пойму.
        А пока… а пока определю своё будущее на ближайший год. Думаю, что на время уйти от постоянных убийств, планов, смертей и весёлого окружения будет полезно.
        Может открою что-то новое… в самом себе.
        Научусь дрочить левой рукой.
        
        Имя: Патрик.
        Фамилия: Козявкеев.
        Возраст: 23
        Раса: человек.
        Уровень: 30.
        «Параметры»
        Сила - 33.
        Ловкость - 43.
        Выносливость - 33.
        Здоровье - 32.
        Мана - 25.
        Интуиция - 36.
        «Дополнительные параметры»
        Рукопашный бой - 22.
        Одноручное оружие - 39.
        Двуручное оружие - 18.
        Оружие дальнего боя - 33.
        Щиты - 7.
        Лёгкая броня - 21.
        Тяжёлая броня - 5.
        Устойчивость к ядам и токсинам - 50.
        Устойчивость к болезням и заражениям - 50.
        Мелкий ремонт - 4.
        Медицина - 12.
        Рукоделие - 16.
        Взлом - 4.
        Выслеживание - 12.
        Охота - 22.
        Шитьё - 5.
        Торговля - 20.
        Красноречие - 37.
        Верховая езда - 19.
        Скрытность - 20.
        «Способности»
        «Завтрак туриста - ваш визг настолько пронзителен, что собирает орды хищников в округе по вашу голову.
        Способность заставляет двигаться в вашу сторону агрессивно настроенных хищников. Перезарядка - двое суток.»
        «Мягкая подушка - на вас так удобно спасть, что вы даёте прирост к опыту на будущий день.
        Способность увеличивает скорость роста опыта тем, кто на вас заснул на двадцать процентов на двадцать четыре час следующего дня при условии, что вас использовали как подушку. Перезарядка - нет.»
        «Трусливая душонка - ваша трусость - союзник в мире сильнейших, и она поможет понять вам, кто перед вами стоит и не пора ли вам бежать.
        Способность позволяет вам увидеть звания выбранного объекта. Перезарядка - двенадцать часов.»
        «Супер-улучшенная весёлая ночка - вы способны удовлетворить десяток самых ненасытных натур до потери сознания. Так что не бойтесь, что вам не хватит времени на десяток девушек. Теперь хватит всего и на всех, повелитель женских тел!
        Способность позволяет сохранять эрекцию и получать удовольствие на протяжении двадцати четырёх часов. Партнёр испытывает сильно усиленные ощущения и удовольствие во время секса. Отключение способности по желанию или истечению времени. Перезарядка - нет.»
        «Тварь пустоты - вы настоящее чудовище. Ваша природа - смерть человечеству. Отдайтесь своим инстинктам и погрузите этот мир в хаос.
        Способность увеличивает вашу регенерацию на сто, увеличивает прочность костей на сто, увеличивает силу на сто, увеличивает ловкость на сто, увеличивает выносливость на сто, увеличивает живучесть на двести, увеличивает скорость реакции на сто. Ваше тело трансформируется до необходимых размеров. Время действия десять минут. После каждой съеденной жертвы время действия способности увеличивается. После использования способности тело трансформируется обратно. Побочный эффект - повреждения костей и мышц после обратной трансформации. Перезарядка - неделя.»
        «Она мужчина - девушка или парень? А кто сегодня ты? Ведь теперь ты можешь быть как одним, так и другим. Порадуй свою девушку новым обличием! Ну или парня, каждому своё.
        Способность позволяет менять пол с женского на мужской и с мужского на женский. Все ранения тела сохраняются. Перезарядка - сутки.»
        «Улучшенный взгляд убийцы - вы заставляете плакать теперь не только маленьких девочек, но и взрослых женщин! Ваша суровость настолько сильна, что теперь вы раз в сутки сможете доводить до слёз одну девушку! Ну теперь-то точно вам есть чем гордиться!
        Способность позволяет взглядом заставить расплакаться девушку. Перезарядка - сутки.»
        «Четыреста десятый спешит на помощь - ты сам выбрал этот путь. Ты показал себя беспощадным жнецом, и этот товарищ поможет собрать тебе кровавый урожай, спеша на твой зов из пучин ада. Пусть визжат враги под его рёв, пусть бегут союзники, видя его пыл. Потому что с ним вы отправляетесь устраивать ад.
        Способность вызывает четыреста десятый на страх и риск призывателя. Возможна утеря четыреста десятого. Времени на восстановления может потребоваться больше, чем неделя. Нельзя отозвать раньше, чем через пол часа. Перезарядка - неделя.»
        «Звания»
        «Восставший из зада - вы умудрились выбраться даже из такой задницы как эта. Это заслуживает должного уважения к вам. Мир упустил знатного проктолога!
        Условия получения - вернуться к жизни. Бонус - любое лечение действует на вас на десять раз хуже. Бонус - любое исцеление действует на вас в десять раз хуже.»
        «Пироманьяк - ваша стихия - огонь, ваша душа - пламя. Вы играете с ним, вы общаетесь с ним, в его любите, так как он ваше детище. И вы готовы отдать ему не одну постройку, ради того, чтобы увидеть, как он взметнётся вверх, сжигая её дотла.
        Условия получения - поджечь пять построек.»
        «Огнепоклонник - сказки о вас ещё многие века будут заставлять детей плакать от страха. Вы не ведаете страха перед огнём, вы не чувствуете жалости к тем, кого отдаёте ему на растерзание. Пламя ваш друг, жар от него - ваша суть.
        Условия получения - сжечь населённый пункт вместе с людьми.»
        «Пожиратель - вы тот, кто смог пережить заражение, гуляя рука об руку с самой смертью на протяжении долгого времени. Вы доказали, что вас не так уж и легко свалить даже таким. Вы готовы вгрызаться в плоть противника, чтоб выжить, и вы готовы его сожрать при необходимости. Вы - настоящее чудовище.
        Бонус - новая способность.»
        «Весёлый шалопай-трансгендр - даже профи в отношениях не скажет, девушка вы или парень, настолько качественно вы шифруетесь. И кто бы мог подумать, что ваша душа настолько разностороння, что одного тела вам будет мало.
        Условия получения - сменил пол.»
        «Людоед - вы испробовали человеческой плоти и не раз. Вы узнаете этот вкус из тысячи, по запаху, по вкусу, по мягкости. Пусть людишки знают, что для вас они всего лишь закуска.
        Условия получения - съесть человека.»
        «Несломленный - иногда жизнь поворачивается нам спиной и всё вокруг становится адом, как ни вам это знать. Но даже если весь мир попытается вас сломать, пусть он знает - ему не выиграть. Вы выстоите всем назло, чтоб в следующий раз была уже ваша очередь пробовать на прочность этот мир.
        Условия получения - пережить пытки.»
        «Познавший безумие - вы знаете не понаслышке, что такое безумие. Вы были в её объятиях, вы слышали её голос и чувствовали её тепло, но нашли в себе силы вернуться обратно. Вы познали, то, что другим никогда не будет дано узнать.
        Условия получения - победить безумие. Бонус - сопротивление негативным воздействиям на сознание.»
        «Пожиратель душ - вы поглощаете души врагов, что даже хуже смерти. Для вас не существует норм и правил, вы плюёте на чувства и жизни других людей. И даже после смерти им не обрести покой.
        Условия получения - поглотить душу.»
        «Долбоёб от природы - медициной доказано, что вы сказочный долбоёб от природы. Увы, медицина и магия здесь бессильны. Вам можно только посочувствовать, пожелать удачи и держаться там.
        Условия получения - получить медицинское подтверждение о том, что вы редкостный долбоёб.»
        «Объявивший миру войну - этот человек восстал против остального мира. Он не перед чем не остановится, пока не достигнет своей цели. Он тот, кто объявил ему войну.
        Условия получения - объявить миру войну.»
        «Друг чудовищ - вы находите общий язык с теми, кто в этом мире является чудовищем и воплощением человеческих страхов. От глупости или от смелости, но вы действительно уникальный человек.
        Условия получения - подружиться с жутким монстром.»
        «Сказочный долбоёб, разговаривающий с животными - вы настолько сказочный долбоёб, что даже сказка не настолько сказочна. Вы можете разговаривать с некоторыми животными и предметами. Вряд ли такое вообще можно вылечить. Поэтому просто узбогойтесь.
        Условия получения - быть долбоёбом и разговаривать с животными.»
        «Угроза богам - вы беспринципны и целеустремлённы. У вас нет чувства страха и инстинкта самосохранения. Вы даже готовы напасть на бога, что встанет на вашем пути. Вы становитесь для них угрозой.
        Условия получения - напасть на бога или богиню.»
        «Детоубийца - вы не задумываясь убиваете даже детей, если понадобиться. Моральные принципы и душевные угрызения совести точно не про вас.
        Условия получения - убил человека младше восемнадцати лет.»
        ...
        «Последний антигерой - ты тот, кто упорно пытается что-то доказать миру. Тот, кто пытается бороться, когда все остальные уже сдались и сложили оружие. Да будет так, антигерой, мир принимает твой вызов. Но потянешь ли ты эту войну? Готовы ты стать последним, кто ради других бросит ему вызов? Стать последним кошмаром этого мира?
        Условия получения - выбрать своё будущее.»
        
        (Понравилась книга? Не забудьте поставить лайк =D Вам всего один клик, а мне маленькая радость)))
        (Шестая книга -> 47090/374830 )

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к