Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кицунэ Миято / Избранные: " №02 Шиноби Скрытого Хогвартса " - читать онлайн

Сохранить .
  Избранные. Книга 2: Шиноби скрытого Хогвартса
        
        
        Избранные. Книга 2: Шиноби скрытого Хогвартса
        Направленность: Джен
        Автор: Кицунэ Миято
        Описание: В 1988 году Узумаки Наруто волею судьбы и своего биджуу занял тело Гарри Поттера. С той поры прошло целых пять лет, на пороге Героя третий курс и новые приключения...
        
        
        
        Пролог
        
        Примечание к части
        
        Учиха Итачи однажды применил ко мне довольно неприятную технику гендзюцу: иллюзию самых страшных мыслей и сомнений. Из моего тела вырастали головы моих друзей и обвиняли меня. Кого-то я подвёл, кого-то не смог вернуть, кто-то был разочарован во мне, кто-то спрашивал, почему я не спас его, позволил погибнуть.
        Та техника была поистине жуткой. Впрочем, тогда я ещё не знал, что меня ждёт в дальнейшем. Я был шиноби, был джинчуурики - носителем девятихвостого демона-лиса, который считался самым сильным из всех девяти биджуу, существовавших в нашем мире.
        Иногда мне снятся сны. Сны о прошлом. О прошлой жизни и моих друзьях, которые сгорели в жерле войны. Почти все. Я не смог спасти их. Не успел. Не рассчитал сил. Поверил, что кто-то другой, не я, поможет им. Они, будучи во много раз слабее, пытались спасти меня.
        Иногда в своих снах я часами стою под проливным дождём возле чёрного пика мемориала, на котором выбиты имена моих погибших друзей и других людей. Этих имён так много, что они уходят куда-то ввысь и теряются в тумане и пелене воды.
        Шиноби не плачут. Просто струи дождя стекают по лицу, а сердце разрывается от дикой боли и невозможности ничего сказать.
        Единственное, что я мог сделать, чтобы помешать гибели всего своего мира, это уничтожить себя и Кураму - моего биджуу, который стал моим другом. А ещё не хотел больше чувствовать это. Эту боль от потери всех, кто был мне дорог.
        Я жаждал покоя. В свои семнадцать я так устал от страданий. От ненависти. От битв. От крови на своих руках.
        Я почти забыл, что Узумаки Наруто никогда не сдаётся. Но мой жизненный девиз спас меня от себя самого, когда я почти опустил руки.
        Потому что иногда смерть - это только начало.
        * * *
        1 сентября 1993 г.
        Англия, Литтл-Уингинг
        - Гарри, просыпайся, ты что-то разоспался сегодня, - разбудила меня тётя Петунья.
        Вглядываясь в улыбающееся лицо, обрамлённое светлыми волосами, я пару секунд соображал, где нахожусь. После таких ярких и живых снов о прошлом, которые в последнее время посещали меня где-то раз в пару месяцев, иногда сложно вернуться в окружавшую меня реальность, на тихую Тисовую улицу в городок Литтл-Уингинг, и вспоминать, что вот уже больше пяти лет меня зовут не Узумаки Наруто, а Гарри. Гарри Поттер - Избранный мира магии, волшебник и с сегодняшнего дня учащийся третьего курса школы чародейства и волшебства - Хогвартс.
        - Я встаю.
        Тётя кивнула и погладила свой живот, который уже заметно выпирал. Через несколько месяцев, где-то в начале следующего года, семью Дурслей ждало пополнение, и у нас с Большим Дэ должна была появиться сестрёнка. Тётя сказала, что хочет назвать её Лили, в честь своей сестры и матери Гарри. Интересно, она догадывается, что, скорее всего, её дочь будет волшебницей? Я уже чувствую магию, которая исходит от будущего младенца, но до сих пор не знаю, говорить ли об этом тёте. С другой стороны, она должна быть готова… Надеюсь, она не слишком разволнуется? Всё же беременным это противопоказано.
        - Тётя Туни, - я окликнул её у порога комнаты. - Я не совсем уверен, но, я что-то чувствую от Лили… Мне кажется, что она станет волшебницей, как… как ваша сестра.
        - Правда? - она закусила губу. Но в принципе не было видно, что она расстроилась, скорее, на лице отражалась куча размышлений, что с этим делать. - Ваш дедушка был бы рад, - наконец выдала тётя и вздохнула, снова погладив живот, - Надеюсь, Вернон не будет сильно переживать. Он не очень-то доверяет магии.
        - Меня же вы воспитали, - пожал я плечами. - Да и когда у неё проявится стихийная магия, то я уже буду взрослым, смогу помочь Лили. Прорвёмся.
        - Спасибо, Гарри, - тётя улыбнулась. - Спускайся к завтраку.
        * * *
        Первое сентября нового учебного года выпало на среду. Дадли ещё вчера отвезли в Академию, так что сегодня мы завтракали только втроём: тётя, дядя и я.
        - Сегодня в девять у меня назначена встреча с заказчиком, - немного виновато посмотрел на меня дядя Вернон. - Так что поедем рано, у тебя все вещи собраны?
        - Да, - наворачивая кусок вчерашнего мясного пирога, состряпанного тётей, сказал я. - Не страшно. Погуляю.
        - На вокзале? - неодобрительно посмотрела на дядю тётя Петунья. - Гарри только тринадцать. Мало ли какие странные типы ходят по Лондону.
        - Я могу за себя постоять, - оторвался от пирога я.
        - Я понимаю, что ты волшебник, и вы ещё постоянно дерётесь…
        - Мальчикам надо выпускать пар, - вступился за меня дядя. - Да и тот твой знакомый из Коукворта, который ещё преподаватель в Хогвартсе, говорил, что это хорошо. По крайней мере, за Дадли и Пирса я спокоен. Они, как и сказал Гарри, могут за себя постоять. Академия, где учатся одни парни, это знаешь ли… Я сам её заканчивал. Скажу тебе, это суровая школа жизни, Туни.
        - Пусть так. Я же никогда не была против, что наши мальчики учатся драться. Но с этим огромным сундуком не очень-то удобно отбиваться от маньяков, - заявила тётя Петунья. - Да и колдовать на каникулах нельзя.
        Недавно опять в газетах писали про «разгул преступности», и она явно волнуется. Да и беременность сделала её излишне мнительной.
        - Меня можно отвезти к старому мосту, который в Саутварке. Там дом у Сириуса. Я мог бы там подождать одиннадцати, когда поезд отправляется в Хогвартс, - предложил я. В принципе и так собирался туда наведаться, но если подвезут - хорошо. Да и успокоить родственников надо. А дядина фирма «Граннингс» по пути.
        - А с вещами как? - спросил дядя, кивая, словно мысленно прикидывая наш маршрут.
        - Там есть эльф, так что он доставит меня прямо на вокзал, - заверил я.
        Родственники переглянулись, но вопросов про эльфа не задали.
        Тётя завернула мне десяток бутербродов в бумагу, положила два оставшихся куска пирога, пару яблок, налила сок в бутылку и выдала паёк для «дозаправки» в Хогвартс-экспрессе. Я рассказал ей, что в прошлом году поделился едой с магглорождёнными, которые не думали, что волшебный поезд едет так долго - до самого вечера, так что бутерброды, упакованные по две штуки, - это явно для раздачи. Впрочем, не так много магглорождённых учится в Хогвартсе. В прошлом году со всего потока было человек пять, да и у нас магглорождённые только Гермиона, Кевин, Дин и ещё один парень с Хаффлпаффа - Джастин Финч-Флетчли. Впрочем, насчёт Дина Томаса и Кевина Тёрнера тоже не ясно. Родители Дина разошлись ещё до его рождения, а Кевин говорил, что он у своих магглов приёмный ребёнок.
        * * *
        В половину восьмого мы с дядей выехали из Литтл-Уингинга, в котором я провёл у родственников последние три недели. Конечно, если считать дни по этому миру.
        На каникулах посмотрели с братом новый голливудский фильм «Бэтмен возвращается», так вот я, как этот Бэтмен, вёл тайный ночной образ жизни. Конечно, с женщиной-кошкой и человеком-Пингвином не боролся, но исчезал из дома и определённо творил добро. Ну да, я же «Герой» и «Избранный», по заверениям местных магов.
        Впрочем, для своего друга - цербера Кибы - я настоящий герой. Спас его и подарил целый мир. Как мы всё это организовали - вспоминать страшно, но тогда ситуация была критическая. Впрочем, нам очень повезло, что всё хорошо сложилось и совпало. Так Киба стал обитать в «мире призыва», и при желании, которого я как-то совсем не имею, я могу вызвать его сюда. Но предпочитаю пользоваться обратным призывом и периодически наведываться в Мир Чёрных Пещер сам. Время там идёт в двенадцать раз быстрее относительно мира магии, так что за два часа здесь там проходят сутки. Для нас с Кибой, привязанных Ключом к миру магии, время идёт по местной реальности, а вот для всех остальных, кто там может побывать, время течёт как обычно, без хитрых «завихрений».
        Посетить Чёрные Пещеры могут только подписавшие Договор, при этом накладывается куча ограничений, вроде того, что это должен быть весьма одарённый маг, который в силах самостоятельно совершить прыжок-переход и хотя бы теоретически может справиться с цербером. А также человек, которому я безоговорочно доверяю.
        Таким образом, возможные кандидаты резко сократились до одного.
        Северус Снейп был первым взрослым магом, с которым я познакомился, когда попал в этот мир пять лет назад. В нём я увидел родственную душу, взрослое отражение своего друга - Учиха Саске. Битый жизнью, недоверчивый, озлобленный, потерявший всё самое дорогое, что у него было, играющий собственную партию на шахматной доске гроссмейстеров этого мира. Мой мир - мир шиноби - в какой-то мере был честней. Да, постоянные войны, стремление к личной силе, драки, потери, ненависть… Это было так понятно и просто. В мире магии всё не так. Маги скрываются от простых людей - магглов - у них свой закрытый конклав, своя кухня, в которой мне только предстояло вариться.
        Северус Снейп стал моим сенсеем. Настоящим Учителем, который помог в сложное для меня время и который вернул мне смысл жизни. Не сразу, далеко не сразу, но он признал меня. И в этом немаловажную роль сыграло то, что в прошлом году я подбил его заключить Договор призыва.
        Во время каникул каждую ночь Кричер переносил меня в дом Снейпа-сенсея, и мы с ним отправлялись в Мир Чёрных Пещер, в котором живёт мой цербер Киба и с недавних времён - Гин, двухголовая орф*, которую мы в начале августа раздобыли в Греции.
        Почти каждый день с десятого и до тридцатого августа, с одиннадцати-двенадцати вечера до пяти-шести утра, в которых помещалось трое суток, мы со Снейпом-сенсеем «творили добро» в Мире Чёрных Пещер. Занимались, тренировались, заготавливали ингредиенты, изучали мир, воспитывали и играли с Гин. Сенсей сильно привязался к орф. Даже признался мне, что когда-то в детстве нашёл серого щенка и хотел, чтобы тот жил у них, в Коукворте. Но его отец был против собаки и через какое-то время нашёл у него щенка и куда-то унёс. По тому, как Снейп-сенсей трогал плечи и руки, я понял, что его отец не просто забрал щенка, но и побил самого сенсея, но о своих наблюдениях я, как обычно, промолчал.
        За август Гин подросла и стала уже годовалой - почти достигла роста Снейпа-сенсея. Взрослые орф меньше церберов, но всё же и они приличных размеров. Мать Гин была в холке метра три с половиной, так что и от нашей орф мы ждали не меньшего. Говорить, как Киба, она не умела, но всё прекрасно понимала. Сенсей по моему методу делился с ней магией, но пока даже ментальной связи, как когда-то у нас с Кибой, не было, но мы не отчаивались.
        - Где тебя лучше высадить, Гарри? - спросил дядя. Задумавшись, я и не заметил, как мы доехали до Лондона.
        - Можно рядом с мостом, я перейду его и дойду сам.
        Дядя остановился и помог мне достать тот самый здоровый сундук, в котором хранилась вся моя студенческая жизнь. Школьный сундук был, по сути, особым артефактом, который весьма помогал жить в общежитии. Он превращался в платяной шкаф, в котором хранились мантии и другая одежда, а также письменный стол с книжными полками и выдвижными ящиками для письменных принадлежностей и всяких мелочей. Секрет был в правильном размещении вещей по отсекам, да и чары расширения пространства и облегчения веса весьма помогали. Правда, сам по себе сундук всё равно оставался довольно громоздким. В тринадцать ещё ничего, а вот когда тебе одиннадцать и ты - штыбзик, это здорово снижает мобильность.
        Ладно, что я ещё Ураги выпустил самостоятельно лететь до школы. Моя полярная сова кайфовала в своей будке на заднем дворе все каникулы. Вот уж кто радовался больше всех, когда Сириус всё же уехал учиться во Францию. Любит Ураги тётю Петунью, да и тётя отвечает сове не меньшей любовью, совсем разбаловала животное. Я её только вчера отправил, так тётя, когда провожать меня вышла, тут же напомнила, чтобы я Ураги послал с запиской, что доехал до Хогвартса. Сова потом из Литтл-Уингинга, если строгий наказ не дать, ещё может спокойно несколько недель не возвращаться, приходится у Драко Герцога просить, если что-то написать кому.
        До крошечной площади Гриммо я добрался достаточно быстро.
        В одиночку Блэк-хаус мне ещё не приходилось «проявлять», но всё получилось, и я без проблем вошёл через дверь, даже местная «пугалка» распознала своего и нападать не стала.
        - Доброе утро, леди Вальбурга! - громко поздоровался я через коридор с живым портретом матери крёстного.
        - Доброе, Гарри, - откликнулась она. - Кричер! Забери школьный сундук и приготовь чай!
        - Я ненадолго, леди Вальбурга, только до экспресса зашёл поздороваться.
        - Это я поняла, - фыркнули на меня с портрета. - Я знаю, что сегодня первое сентября.
        Кричер появился возле меня, быстро поклонился, и сундук вместе с эльфом исчез из прихожей.
        - Мой непутёвый сын ещё не писал? - немного ворчливо, оглаживая несуществующие складочки на своём тёмном платье, спросила Вальбурга.
        - Нет. По контракту Сириус должен вроде как заслужить право отправить письмо, да и вообще вся переписка… - я махнул рукой, усаживаясь на кушетку возле портрета.
        - Старые традиции. Понимаю, - чопорно кивнула мне леди. - Даже одобряю. Сейчас это пойдёт Сириусу на пользу.
        Я посмотрел на кучу газет на столике перед портретом. Драко присылал мне вырезки, которые касались Петтигрю и ситуации с дементорами. Наш импровизированный демарш в магическом квартале дал хороший резонанс в обществе. И теперь газеты пестрели заголовками типа «Так ли опасен Петтигрю, что мы готовы рисковать детьми?», «Поручили волку за отарой присматривать, или Дементоры будут охранять студентов Хогвартса?» и всё в таком духе.
        Кстати, я почитал свои записи, которые сделал по тому, что помнил, о чём рассказывал Гарри, так что-то вообще всё плохо с этими дементорами. К тому же, не было печали, так Хигэканэ в тот год притащил учителем ЗОТИ оборотня, причём, мало мне в прошлом году Сириуса «Мародёра» было, этот оборотень, кажется Римус Лопин… или Ремус Липин - не помню уже, как Снейп-сенсей говорил, тоже был в шайке-лейке отца Гарри. А если приплюсовать сюда те следы от когтей оборотня, от которых мечтает избавиться Снейп-сенсей, то год опять обещает быть «весёлым».
        Но что поделать.
        Будь, что будет.
        Примечание:
        * Орф - двухголовая собака. Церберы - это трёхголовые псы, самцы, орф - двухголовые, самки того же вида. Церберов рождают орф.
        
        Часть 1. Глава 1. Куча новостей
        
        1 сентября, 1993 г.
        Англия - Шотландия, «Хогвартс-экспресс»
        На вокзал «Кингс-Кросс» я прибыл за полчаса до отправления нашего экспресса. Кричер переместил вместе с поклажей прямо на магическую платформу, не пришлось сквозь стены проходить. Каждый раз, чтобы не теряться и долго не искать друг друга, мы с друзьями занимаем купе в пятом вагоне, в первой трети состава.
        - Гарри! - окликнули меня улыбающиеся Лаванда Браун и Фэй Данбар - две неразлучные подружки с моего потока, которые тоже учились на Гриффиндоре.
        - Привет, девчонки, - поздоровался я. - Ох, ну то есть дамы.
        Они захихикали и сделали шуточные поклоны, чуть приподнимая мантии. Нет, всё же в платьях девчонки намного симпатичней, а эти чёрные школьные балахоны половину красоты прячут.
        - Мы уже видели Драко и Блейза, они в пятый вагон пошли, вам место занять, - сказала Фэй.
        - Между прочим, тут полно авроров, они проверяют экспресс, чтобы Петтигрю не проскочил, - громким шёпотом поделилась Лаванда.
        - Н-да? - скептически протянул я. - Кстати, видел ваши колдофото в «Еженедельном пророке», мне Малфой вырезки посылал, очень симпатично получилось.
        - Спасибо, Гарри! - хором сказали зардевшиеся девчонки.
        - А вы что здесь стоите?.. - спросил я, заметив, что сундуков у них нет.
        - Мы тоже в пятом вагоне, - пояснила Фэй. - Наши вещи уже там. А Симус и Дин охраняют.
        - Решили со всеми поздороваться и сестёр Патил ждём. Да ещё насидимся в экспрессе, - добавила Лаванда.
        - Ладно, тогда я пошёл искать своих, - кивнул я, затаскивая сундук в не слишком широкую дверь вагона.
        - Уильямсон, всё чисто? - в коридоре мне встретился мужчина в чём-то похожем на мундир.
        - Анимагов нет, - громко и уверенно сказал какой-то молодой парень с длинным хвостом и в прямо очень алой мантии. Это типа, чтобы кровь не была видна, что ли? Такой оригинал.
        У меня когда-то в прошлой жизни был довольно яркий оранжевый костюм. Мне его лично Третий Хокаге подарил, а денег на то, чтобы выбираться, не было, да ещё, зараза, этот костюм крепкий такой был, удобный и на вырост. Как я с ним намучился! За милю видно такого яркого! Но потом научился и этот изъян использовать себе на благо: на моём фоне не было видно моих товарищей. Я скрываться и так не умел, никакими спецтехниками для маскировки не владел, поэтому шёл напролом, кричал и размахивал руками, чтобы заглушить остальных. Всегда срабатывало. Остальные шиноби просто в шоке от меня были, я думаю.
        Может, и этот Уильямсон так? Просто для аврора алая мантия это как-то перебор, тем более что у них, если судить по остальным, вроде единой формы и нет, как бы. Кто во что горазд одеты, хотя вроде как силовая структура, представляют Министерство и всё такое. Впрочем, что хотеть от магов, у которых директор школы разгуливает в мантиях со звёздочками, цветочками и пляшущими единорогами?
        Мне всё интересно, а заседания в суде Хигэканэ тоже в своих вырвиглазных мантиях проводит, или всё же переодевается?
        В августе спонтанно получилось встретиться половиной курса в магическом квартале. Диагон аллея была буквально увешана плакатами со сбежавшим Питером Петтигрю. Из анимага, которого мы раскрыли почти в начале прошлого учебного года, сделали просто какого-то монстра. Я даже сомневаюсь, что крыс жив. Вдруг где-то всплывёт? Впрочем, Хигэканэ не из тех, кто сам пачкает руки. Сдаётся мне, что если ему понадобится смерть, он всё сделает чистенько, что и не подкопаешься. Несчастный случай или бравое задержание аврорами с неожиданным летальным исходом. Как-то так. Психологический портрет, который я смог составить на основании рассказов старушки Батильды из Годриковой Лощины, об этом явно говорит.
        Да и я вычитал в своих записях по воспоминаниям Гарри, что крыс принимал активное участие в возрождении Волдеморта. Впрочем, возрождать-то уже нечего. Дух Тёмного Лорда надёжно спрятан в Чёрных Пещерах. Но кто ж об этом кроме меня-то знает? Никто.
        Если подумать, то это «возрождение» Хигэканэ вполне выгодно. Возрождение - оно же просто так не даётся, по себе знаю. По сравнению с собой-прошлым, я слабее котёнка. Цена за новую жизнь уплачена в тройном размере. Волдеморт возрождается, всех пугает, Хигэканэ образует какой-нибудь «оплот справедливости», они побеждают, Хигэканэ - молодец. Снова победил очередного Тёмного Лорда. Первый был его другом, второй - учеником… Навевает на не самые приятные мысли, что же уготовано «Избранному» - Гарри Поттеру.
        - Гарри, мы здесь! - выглянул в коридор Драко, махнув мне рукой.
        - Привет, - поздоровался я с Малфоем и Блейзом Забини, левитируя сундук на багажную полку.
        - В этот раз ты рано, девчонок не видел? - спросил Блейз.
        - Нет. Но там Лаванда и Фэй стоят на платформе, отправят их, если что.
        Малфой старательно кого-то выглядывал в окно.
        Впрочем, я догадываюсь кого. На моём дне рождения Драко неожиданно разглядел Луну. Впрочем, и до этого он довольно благосклонно к ней относился, даже в прошлом году намекнул, что распределяющую шляпу можно попросить отправить туда, куда хочешь. Так он сам попал на Гриффиндор в позапрошлом году. Луна совету последовала, и в нашей компании прибыло. Впрочем, мы общаемся и с ребятами с других факультетов, но учиться и жить на одном намного удобней. Не набегаешься по Хогвартсу, чтобы с друзьями поболтать. А так, живём в одной комнате, с Драко ещё и в одной команде по квиддичу и вообще - лучшие друзья.
        - Ладно, я тогда схожу их встречу, с вещами помогу, - слинял Блейз.
        Мы с Драко переглянулись и обменялись понимающими улыбочками. Ну да, Забини у нас тот ещё ловелас. У него в подружках половина Хогвартса ходит.
        - Тебе Невилл не писал? - спросил Драко. - Пропал куда-то…
        - Привет! - в наше купе заглянул Лонгботтом.
        - О, лёгок на помине! - сказал я и внимательно посмотрел на Невилла.
        Ещё на дне рождения заметил, что он сильно похудел, что неудивительно - тренировки он делал с потрясающим упорством. Ещё и подрос. Сантиметров на пять меня выше стал, а в прошлом году мы были почти одного роста. Но сейчас что-то изменилось и это не касалось внешности.
        - Ты… Как-то сияешь, - тоже заметил перемены Драко. - Что-то случилось?
        - Случилось! - кивнул Невил, отправляя свой сундук наверх и плюхаясь на сидение. - У меня мама очнулась!
        - Ого! - хором воскликнули мы с Драко.
        - Когда?
        - Ночью, в день твоего рождения, Гарри. Я как раз домой вернулся, и к нам с бабушкой пришёл патронус из Мунго, - выдохнул Невилл. - Я… я должен признаться, Гарри, я кое-что сделал.
        - Что? - немного не понял я.
        - В общем, я… Я решил узнать, приживётся ли эльфэук, если его прикоренить обычным способом, как простое растение. В начале каникул я отрезал веточку и положил её в воду. Веточка дала корешки, и я посадил её в отдельный горшок. А когда у меня был день рождения. Ну, вы знаете, что я его провожу в больнице, я принёс этот росточек и подарил маме. Поставил на тумбочку у её изголовья, а она его взяла и не отдавала. Как проблеск сознания какой-то был. Ну, она обычно… - Невилл запнулся, подбирая слова, - не такая активная была. Иногда только мне фантики давала. И журавлики ей нравились, она с ними играла. Но и всё.
        - И что? Это эльфэук ей помог? - вклинился в паузу Драко.
        - Ну я не знаю. Но мне кажется, что да, - пробормотал Невилл. - Она… В общем, она его съела. Весь росток. И листики, и стебель уже твёрдый, и корешки даже. Прибежали медсёстры, отругали меня, что я что-то неположенное дал. Я соврал колдомедику, что это была магическая разновидность фикуса, которую я сам вырастить решил. Они ей сразу промывание сделали. А через день у неё магия взбесилась. Нас с бабушкой вызвали, думали, что умрёт она. Её в отдельную палату сунули для стихийных выбросов, но там вообще жуть была. Думал, что в последний раз её вижу. Ей чуть ли не суставы выкручивало. Они её привязали ещё. У неё даже, представляете, волосы стали длинными и цвет поменяли, колдомедик сказал, что так бывает, что, может быть, какой-то метаморф у неё в родственниках, и ген был спящим, а от такого количества стихийной магии проснулся. И что могло быть хуже. А потом всё кончилось, и мама сама проснулась.
        - А колдомедики не связали это с растением? - спросил Драко.
        - Вроде нет. Они и меня привели, чтобы, вроде как, показать матери, что надо жить. Она только на меня всегда реагировала.
        - Да уж, - откинулся на спинку я.
        Думать о том, что мать Невилла могла и не выжить и умереть в таких муках на его глазах, как-то совсем не хотелось.
        В наше купе вошли Гермиона и Луна.
        - Еле вас нашли, вы чего закрылись? - спросила Гермиона.
        - Обсуждаем новости не для чужих ушей, - важно ответил Драко, подвигаясь, чтобы Луна села между мной и ним. Гермиона села рядом с Лонгботтомом, поставив крупную переноску рядом с собой.
        - А ты сильно изменился за лето, Невилл. Тебе купили палочку?
        Он продемонстрировал нам свою палочку.
        - Вишнёвое дерево и волос единорога. Кстати, мистер Блэк был прав насчёт волоса единорога в палочке Рона. Меня мистер Олливандер предупредил, что палочка будет слушаться только меня, и дарить или передавать её нельзя. Наверное, его брат об этом забыл.
        - Здорово, что всё так вышло, очень красивая палочка, - сказала Луна, улыбнувшись. - А что у тебя за новости? Ты словно весь светишься.
        - Моя мама очнулась, - пояснил Невилл. - Она лежала в больнице святого Мунго. Вместе с моим отцом. Первого августа пришла в себя.
        - Да, я помню, ты рассказывал, что они в больнице, - кивнула Гермиона. - Так она очнулась? Это очень здорово! Ты поэтому не мог прийти к нам тогда, на Диагон аллею? Надеюсь, ты про учебники не забыл?
        - Да, я был там вчера, - улыбнулся Невилл. - Учебники купили. Маме тоже покупали палочку. Ну и новую одежду для работы…
        - О! Так она быстро оправилась! Обычно курс реабилитации бывает длительным. Неужели она сразу будет работать? - спросила Гермиона.
        - Так у волшебников всё быстрее, - пояснил Драко. - Зелья и чары взаимодействуют с нашей магией. Если миссис Лонгботтом очнулась, значит и на поправку пойдёт быстро, верно, Невилл?
        - Да. К тому же, она не была лежачая, в отличие от моего отца, она довольно активно двигалась, - кивнул тот. - А работать мама будет в Хогвартсе. Директор Дамблдор, как узнал, что она очнулась, нас проведал. Он старый знакомый бабушки. Я хотел, чтобы мама была поближе, да и она очень этого хотела. Да и с деньгами у нас… - Невилл опустил взгляд, - просто на её реабилитацию ушли все сбережения, и ей неудобно быть обузой. А тут директор Дамблдор как раз искал нового преподавателя по ЗОТИ. Мама до того, как с ней всё это случилось, была аврором, работала в Министерстве Магии.
        - К тому же, твоей матери могут понадобиться восстанавливающие зелья, - понятливо протянул Драко, - как профессору Блэку в прошлом году.
        - Я готов хоть полы мыть у профессора Снейпа, - горячо воскликнул Невилл, - пусть я не могу ему помогать так, как Гарри, но он же согласится? Он же поможет ей, правда? И бабушка любые растения из наших теплиц ему отправит, какие надо.
        - Профессор Снейп хороший человек, думаю, он войдёт в ваше положение, если ты попросишь, - утешил его я. - Сириусу он здорово помог. У крёстного, считай, было вообще всё плохо после Азкабана.
        - Ой, кстати, насчёт Азкабана, - встрепенулась Гермиона. - Какие новости по поводу дементоров? Я выписываю газеты, но там так ничего толком и не написали.
        - Не будет никаких дементоров, - довольно хмыкнул Драко, подмигнув мне. - Сейчас Министр Фадж говорит, что не понимает, откуда это взялось, и Министерство никогда бы не пошло на такой шаг, как отправить дементоров в школу.
        Вернулся какой-то очень довольный Блейз, и поезд, наконец, тронулся.
        - Кстати, Гарри, а что это за слухи, которыми делятся близнецы Уизли? - спросил меня Забини.
        - Какие слухи? - уже догадываясь, о чём он, переспросил я.
        - Да о том, что Сириус Блэк забрал всё твоё наследство и уехал в Финляндию. И теперь ты такой же нищий, как они. Там девчонки тебе на конфеты скидываются, вспоминая, как ты угощал их в кафе с Малфоем пирожными. Думают, что на последние деньги.
        - Гарри? Неужели мистер Блэк?.. Но он казался таким правильным и честным! - воскликнула Гермиона.
        - Ну вы нашли кому верить, - хмыкнул я. - Крёстный не забрал все мои деньги. Я вложился в его обучение. Он теперь учится на мастера-артефактора в Гильдии. Он же говорил в конце года, что хочет этим заниматься.
        - Да, те карты у него классные получились, - вздохнул Невилл, - завидую первокурсникам. Они уже не будут плутать по Хогвартсу. Я вот, если честно, ещё не все переходы и лестницы выучил.
        - Кстати, о первокурсниках, - напомнила Гермиона, - мы в этом году будем брать над ними шефство? Я с собой бутерброды захватила для тех, кто ничего не взял.
        - Мне тоже тётя завернула бутерброды, - достал я из своей сумки пакет.
        - Я могла бы поделиться сливами, - улыбнулась Луна.
        Драко выудил из своей сумки здоровую корзинку. Если не знать про магию, выглядит это просто нереально круто, так как корзина была больше, чем сумка Малфоя.
        - Мама с собой дала.
        - Давайте выложим то, что будем есть сами, а в корзину сложим то, что мелким взяли, - предложил я. - Можно пойти по вагону и попросить поделиться у других, если кто-то взял побольше. Думаю, в этом году будет тоже не больше пяти-шести магглорождённых.
        Когда запахло едой, которую мы начали рассортировывать, из переноски Гермионы раздался требовательный мявк.
        - Там у тебя тот самый кот, о котором ты в интервью говорила? - спросил Драко.
        - Ой, да, я хотела сразу выпустить Глотика! - спохватилась она. - Родители, когда мы возвращались из Франции через Лондон, решили сделать мне подарок. В магазине «Волшебный зверинец» он сам ко мне подошёл и начал ластиться.
        Нам был продемонстрирован здоровущий рыжий котяра, размером сразу напомнивший мне Тору-чана - кота жены даймё Страны Огня, который с невероятным для животного проворством сбегал от всех команд генинов. Я думаю, что у аппарата Хокаге была договорённость с тем котом, как проверка на профпригодность. Ух и исцарапал он меня на нашей миссии по его отлову - живого места не было!
        Мы молча пялились на весьма пушистого котяру, которого выпустили на разведку обстановки. Морда его была приплюснутая, как у персов, а лапки какие-то кривые, из-за чего, когда он прошёлся по купе, чтобы всех обнюхать, походил на мопса - у тех тоже некоторая косолапость прослеживается.
        - Какой хорошенький! - воскликнула Луна, и кот замурлыкал.
        Взгляд у него, конечно… Да и ощущения.
        - Гермиона, тебе ничего не сказали в магазине по его поводу? - уточнил я.
        - Ну… Продавец сказала, что он у них «целую вечность», и никто его не покупал. Может, это она так, чтобы меня разжалобить. Но Живоглот мне сразу понравился, так что я всё равно бы его купила.
        - Знаешь, я от кота чувствую магию… У нашей соседки жили полукниззлы, так вот, я тебе со всей ответственностью скажу, что он точно - полукниззл, как минимум.
        Живоглот протяжно муркнул и наклонил голову набок, своей руладой тут же напомнив мне мантикору мистера Зерваса, а потом полез на руки.
        * * *
        До Хогвартса мы доехали быстро и весело. К нам приходили поболтать однокурсники, мы раздали еду первачкам, выяснили, что Живоглот очень любит мясные пироги. Обсуждали, как провели лето.
        Когда мы ввалились в Большой зал, Невилл улыбнулся и помахал кому-то за учительским столом. Я вспомнил, что его мать теперь будет вести у нас ЗОТИ. С другой стороны, какой Хигэканэ прок от оборотня. Тот-то точно знает, что Петтигрю вряд ли сунется в школу, друг же его бывший. Да и с Лонгботтомов можно в дальнейшем поиметь больше, чем с какого-то оборотня…
        Все эти мысли замерли, когда я обернулся и посмотрел на миссис Лонгботтом, которую однажды видел в Мунго. Это была не она… За столом преподавателей сидела женщина, которую я видел лишь однажды, но чей образ прочно врезался в мою память. Моя собственная мать - Узумаки Кушина!
        Что за?..
        
        Часть 1. Глава 2. Имя мне...
        
        2 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Распределения первачков, которые закончились, как всегда, заполночь, прошли как в тумане. Единственное, что отметил, это то, что за столами снова произошли пересаживания, причём, довольно бурные. Мы-то нашей компанией заняли те же места в конце стола, у самой стены, как в прошлом году, но на освободившиеся рядом с нами места бывших семикурсников напротив подсели Парвати, Лаванда, Фэй, Дин с Симусом. А на нашу сторону пересело несколько второкурсников-парней вместе с Колином Криви. Джинни Уизли заняла стул на моей стороне рядом с Луной - села к самой стене, видимо, на правах подруги. Невилл и Драко поменялись, теперь Драко был от меня по правую руку и сидел рядом с Луной.
        Ну да мне было всё равно.
        Рон тоже хотел пересесть к нам поближе, но свободных мест в этой части стола больше не оставалось. Он даже попытался выгнать сестру, но Джинни, выхватив палочку, прицельно и не запалившись метнула в него какое-то проклятье и уверенно победила в «неравной схватке» - как прокомментировал Малфой, довольный таким исходом. В итоге Рон потеснил второкурсников, но всё равно получился далековато: примерно напротив своих же братьев-близнецов, которые сразу его начали подкалывать.
        В голове роились кучи вопросов и предположений. Алиса Лонгботтом, как представил нам Хигэканэ нового профессора ЗОТИ, была в изумрудно-зелёной мантии, которая только подчёркивала её необычные волосы, цвета артериальной крови. Прямые и длинные, почти до колена. Перехваченные только с середины спины какими-то зажимами и ниже заплетённые в косу. Поэтому сначала казалось, что волосы распущенные.
        Моя мать тоже была джинчуурики. Когда она была маленькой, её отправили из родного клана в Коноху - по давней договорённости селений, так как только у некоторых людей был определённый тип чакры, способный удерживать в себе демонов-биджуу достаточно долго. Девятихвостый, Кьюби-но-Йоко, считался самым сильным демоном, чакра которого была смертельно-ядовита. Из девятерых «хвостатых» он был самым опасным, злобным, полным ненависти и жажды убийства. Такое существо могли удержать в себе только Узумаки - «красные демоны» - которые отличались волосами, алыми, словно кровь, а также объёмами чакры равными чуть ли не половине чакры биджуу. Как полукровке мне досталась внешность отца, я был блондином, впрочем, моя чакра подходила для запечатывания «демонов» мира шиноби.
        Моя мать умерла в день моего рождения. Её слабостью в момент родов воспользовались, и девятихвостый вырвался из её печати. Считается, что джинчуурики умирает, когда из него извлекают его биджуу. Но «красные демоны» Узумаки всегда отличались потрясающей живучестью, а ещё были гениальными шиноби и истинными мастерами фуиндзюцу.
        После родов. После извлечения биджуу. Она ещё сражалась. За меня, за своего ребёнка.
        Мой отец ценой своей жизни запечатал в меня Кьюби-но-Йоко, а она помогала ему и смогла запечатать часть своей души в Кураму, чтобы ещё раз увидеть меня, уже взрослого, и помочь справиться с демоном.
        Перед глазами так и стояла та единственная встреча с матерью. Мне было шестнадцать. Я считал себя совсем взрослым. Шиноби. Джинчуурики. Я прибыл на остров Черепахи, чтобы научиться подчинять себе биджуу. Там, сражаясь с Курамой во внутреннем мире за главенство, я встретил её. Узумаки Кушину. Свою мать, которая пожертвовала собой в день моего рождения.
        Она рассказывала о своём детстве и своих необычных волосах, из-за которых её в Конохе, куда она прибыла по договору между кланами Узумаки и Сенджу, чтобы стать носителем девятихвостого, дразнили. Она была чужачкой с необычной внешностью, а потом стала джинчуурики. У неё была такая же непростая судьба, как и у меня. Со временем она стала известна, как «Кровавая Хабанеро», безжалостная, опасная, острая и жгучая, как красный перец. Впрочем, для меня, в тот короткий час нашей встречи, она была милой и домашней. Мамой…
        Огромной потерей было чувствовать, как тает её кажущееся хрупким тело в моих объятиях.
        «Борись и никогда не сдавайся, Наруто».
        - Ну ничего себе, как тебе такая новость, Гарри? - пихнул меня в бок Драко.
        - Что? Ты о чём? - я недоумённо посмотрел на Малфоя. Задумавшись, я как-то совсем выпал из жизни.
        - Да то, что Хагрид должность лесника будет совмещать с преподаванием. Он теперь профессор УЗМС. Профессор Кеттлберн ушёл в отставку, - уточнил он.
        - Но профессор Кеттлберн болел постоянно, - напомнил Невилл. - А в конце прошлого года его цапнул гиппогриф на уроке у старшекурсников.
        - Я, конечно, понимаю, что Хагрид животных любит, - иронично заметил Малфой, - но какой из него преподаватель? Ты помнишь нашу новую книгу по УЗМС?
        - Когда я её покупала, то продавец надел перчатки и пытался оттащить одну «Чудовищную книгу о чудовищах» от другой, которая пыталась зажевать третью, - услышала нас сидящая напротив меня Лаванда. - Этот книжный монстр в наморднике чуть не съел все мои учебники. Хорошо, что мама приложила её хорошим ступефаем.
        Кто-то начал аплодировать, и мы поддержали.
        Хагрид сидел красный от смущения, но очень довольный. После того, как на первом курсе мы подарили ему специальную расчёску-артефакт, которая заплетает косы и приводит даже такие волосы, как у него, в порядок, он стал выглядеть намного опрятней, чем в нашу первую встречу. А ради праздника борода у него была заплетена ещё более хитро, чем обычно. Ладно ещё бубенцы, подражая Хигэканэ, не носит, уже хорошо. Ещё бы что-то сделать с его этой вечной меховой курткой и вообще был бы симпатяга. Хагрид добрый и бесхитростный, вот только этим пользуются. Надо будет поинтересоваться, сколько он будет получать, если будет совмещать должность лесника и преподавателя. А то ещё облапошат беднягу. Знаем мы всяких любителей халявы за чужой счёт. К тому же, из того, что мне рассказал Снейп-сенсей, когда мы «охотились» на василиска, и того, что я вычитал в своих записях, получается, что Хагрид даже обязательных пяти курсов не закончил. А насколько я понимаю, чтобы преподавать, надо иметь несколько высших ЖАБА, в том числе по тому предмету, который преподаёшь, тогда как у нашего большого друга даже СОВ нет. Как и,
собственно, палочки. Тот огрызок, который у него был, я сам уничтожил когда-то.
        Всё это ставит Хагрида в очень шаткое положение. Опять выходит, что все вокруг - враги, а Хигэканэ - хороший, потому что не посмотрел на дипломы, а «по справедливости» рассудил? Может, стал терять власть над нашим лесничим, который малость уже поумнел и стал отбиваться от рук? Какая-то новая интрига? Или просто старик экономит и на должность профессоров УЗМС не шибко народ идёт? Так и не поймёшь.
        После представления преподавателей на столах появились тарелки и кубки. Еды было много, всё выглядело очень аппетитно, но мне кусок в горло не лез.
        - Ты чего ничего не ешь? - посмотрел на меня Драко.
        - Я, видимо, в экспрессе наелся. Столько всего с собой взяли, так что полуночные перекусы как-то не вдохновляют, - я снова посмотрел в сторону учительского стола.
        - Гарри, профессор Снейп берёт тебя на дополнительные занятия по зельеварению в этом году? - через стол спросила меня Гермиона, проследив за моим взглядом.
        Алиса Лонгботтом сидела между Флитвиком и Снейпом-сенсеем, так что можно было подумать, что я смотрю в его сторону.
        - Не знаю, - пожал плечами я. - Может быть. Я пока не спрашивал. Да и наше расписание ещё неизвестно.
        - Да, это верно, - протянула Гермиона и, поёрзав, добавила: - Мне бы хотелось попасть на дополнительные занятия.
        - Сама нахватала все предметы по выбору, - вклинился Драко. - Даже если случится чудо, и профессор возьмёт гриффиндорца на свои занятия, у тебя всё равно не будет на это времени.
        - Но ты тоже гриффиндорец, Малфой, - подал голос Симус, - а в прошлом году ходил к профессору на дополнительные.
        - Я - совсем другое дело, - фыркнул Драко. - Мой отец заключил с профессором отдельный контракт. Так что и в этом году у меня будет дополнительная практика по зельеварению.
        - Везёт, - вздохнула Гермиона.
        Пир закончился, и все стали расходиться по факультетам. Перси, которого назначили префектом школы, раздавал указания старостам.
        - Идёшь? - обернулся Невилл, когда я замешкался, соображая, что же делать. Алисе Лонгботтом хотелось задать несколько вопросов. И боюсь, что до завтра или до наших уроков ЗОТИ я просто не выдержу.
        - Вы идите. Я хочу быстренько поздравить Хагрида. Ложитесь, не ждите меня.
        - Ладно, - Драко сдержал зевок и вяло махнул мне рукой.
        - Мисс Грейнджер, мне надо с вами поговорить, - Гермиону по ходу нашего движения забрала МакГонагалл, а я проскользнул за Хагридом, который пошёл к главным воротам.
        Удобно, что здесь куча тупичков и скрытых ниш, и я точно знаю, где находятся покои учителя ЗОТИ, вряд ли со времён Сириуса их местоположение изменилось.
        - Хагрид! - окликнул его я. - Поздравляю!
        - Ой, Гарри! Мне и самому не верится! Великий человек Дамблдор! Пришёл ко мне в хижину сразу, как профессор Кеттлберн подал в отставку. Я так об этом мечтал всю жизнь!
        Ну, ясно, примерно так я и думал. Восхищение Хигэканэ зашкаливает, а если кто-то что-то будет иметь против, тот труп.
        - Мы ещё к тебе в гости придём, поговорим, - пообещал я.
        - Конечно, приходите, Гарри. Завтра после обеда урок у третьего курса. Я так волнуюсь!..
        - Посмотрим на наше расписание, ладно? Спокойной ночи, Хагрид.
        Хагрид распрощался со мной, а я нырнул в ближайший коридор, распечатал из свитка мантию-невидимку и поспешил на третий этаж.
        * * *
        Возле дверей в бывшие апартаменты Сириуса я оробел. Сердце колотилось как бешеное. Ладони вспотели. В горле совсем пересохло, ещё и в животе заурчало, напоминая о том, что зря я ничего не поел.
        Что ей сказать? Может, у меня просто чувство дежавю? Или мне показалось? Невилл сказал, что колдомедики утверждают, что это из-за стихийной магии. Вдруг просто совпадение? Не такое уж и идеальное у меня зрение, а учительский стол довольно далеко… Эти красные волосы сыграли со мной злую шутку?
        Я забился в альков недалеко от дверей, сполз по стене и прислонился затылком к холодному камню, пытаясь успокоиться и привести мысли в порядок.
        В коридоре раздались тихие шаги. Скользящие, слышимые только из-за каменных стен и каблуков на женских туфлях. Кажется, я так торопился, что по кружным коридорам обогнал её. Впрочем, скорее всего, она задержалась, чтобы поговорить с Невиллом. Да! Невилл! Мне стоит всё выяснить хотя бы ради своего друга.
        Сердце ухнуло куда-то в пустой живот, когда я дрожащими руками стягивал мантию.
        - Кто здесь? - остановилась она у дверей, вглядываясь в темноту ниши, в которой я прятался.
        - Это я, профессор Лонгботтом, друг вашего сына - Гарри Поттер, - вышел я на свет магических светильников.
        Всполохи факелов отбрасывали тени, но её лицо было совершенно непроницаемым.
        - Да, Гарри… Зайдёшь?
        Она толкнула дверь рукой и прошла первой. Я глубоко вдохнул, словно перед нырком, и последовал за ней.
        - Кто ты?.. - только и смог выдать охрипшим горлом я. - Ты же не Алиса Лонгботтом, верно?
        - Это спорное утверждение, Гарри, - уклончиво ответила она. - Но я должна быть уверена. Скажи имя.
        - Чьё?
        - Хотя бы той, за кого ты меня принимаешь, - усмехнулась она.
        - Ку…Кушина, - прошептал я. - Узумаки Кушина.
        - Имя правильное, - кивнула она, - но я должна сразу сказать тебе, что я не твоя мать. Хотя очень рада, что смогла пробиться к тебе в ту самую реальность, в которой оставила, На-ру-то.
        - Курама? Это ты? - тут же всё понял я. - Но… Как? Почему? Каким образом?
        - Как всегда нетерпелив, - хмыкнула она. - Я даже немного удивилась, что ты не подбежал во время пира и не потребовал объяснений немедленно.
        - У меня был шок, - буркнул я, чувствуя странное облегчение. - Но ты… Почему ты выглядишь так?
        - Во-первых, это сразу привлекло твоё внимание, - пожала она плечами. - Во-вторых, быть такой мне нравится больше, это отражает мою внутреннюю суть. В-третьих, твоя мать когда-то запечатала во мне матрицу своей личности и образа, она весьма мне пригодилась для того, чтобы подготовить это тело под себя. Возрождение в этом мире, знаешь ли, было не самым приятным, что я переживала…
        - Погоди, так Алисы Лонгботтом?..
        - Я поглотила те осколки личности, которые ещё оставались в этом теле. Это были именно осколки, которые никак не собрать. Впрочем, остатков её сущности хватило, чтобы взять с меня обещание позаботиться о её сыне. Матери… удивительные существа.
        - А ты… Ну, ты же был мужчиной. Теперь ты - женщина… - немного растерянно оглядел её я.
        - И замечу, что я ещё и человек, - фыркнула она. - Глупый. У биджуу нет пола. Как нет пола у стихии или души. Пол есть только у тела. Биджуу принимают пол своего джинчуурики. Для Мито и Кушины я была лисой. Для тебя - лисом. Это как полная гармония мужского и женского начала - ин и ян, которые, благодаря телу, меняют свои пропорции. Не намного, но этого хватает для того, чтобы ты или я ощущали себя мужчиной или женщиной. Вот и всё. Если бы я переселила тебя в женское тело, то только по старой памяти ты бы какое-то время чувствовал себя некомфортно, а потом ин и ян поменяли баланс, и ты бы принял себя женщиной.
        - Мне просто надо привыкнуть к этой мысли, - потёр висок я.
        - Прежде, чем я расскажу, как я попала сюда, мне хотелось бы узнать, как ты здесь жил. Прошло пять лет, верно?
        - И кто это ещё нетерпеливый? - улыбнулся я. - Тогда, что ли, давай перекусим что-то. Я не смог ничего есть, как увидел твою несравненную красоту. Даже не знаю, как тебя называть. Ещё и тут слежка постоянная, надо вообще быть осторожней, - спохватился я.
        - Директор - весьма скользкий тип, - прищурилась она. - Называй Алиса. В этом мире мы надолго, так что будем начинать жизнь с чистого листа.
        Алиса замялась и внимательно посмотрела на меня.
        - Ты… Ты вообще рад? Я теперь… Вот такая… Как и не биджуу вовсе. За возрождение твоё и моё я заплатила своей силой. Чакрой. Теперь, чтобы вернуть себе хотя бы половину, надо копить не одну сотню лет.
        - Глупая, - я не выдержал и обнял её, прижимая к себе, осознавая, что мы почти одного роста, - Курама… Я когда-то давно сказал тебе, что никогда не брошу своих друзей. Никогда, что бы ни произошло. Ты вернулась ко мне, и это самое главное. Самое главное, слышишь?
        - Да.
        
        Часть 1. Глава 3. Информация к размышлению
        
        2 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Вижу, ты и здесь развернул бурную деятельность, - когда я закончил очень сжатый рассказ о своих «похождениях», резюмировала Алиса.
        Вообще, конечно, если подумать здраво, то хорошо, что это - не моя мать.
        Помню, как мне было неловко в той реальности, в которую меня закидывал Обито на пробу этой своей тупой техники иллюзии с «исполнением заветных желаний». Нет, я, конечно, очень хотел, чтобы у меня были родители, но… Всё же было весьма неловко внезапно их обрести и осознавать, что они не совсем мои, я их не знаю, мы не провели всё это время вместе. Как бы у них было прошлое со мной, а у меня с ними - нет, и они для меня были чужими людьми, хотя были как бы родителями. Так похожими на тех, которые когда-то погибли, спасая меня, которые были запечатаны в биджуу, но не они. Они пытались меня контролировать, оберегать, тогда как я всю жизнь жил один и привык сам о себе заботиться. Всё это было странно. И я не мог их принять. Они были ненастоящими. Исполнившаяся мечта оказалась пустышкой, от которой было только больно и досадно.
        Поэтому я испытывал огромное облегчение, что это, пусть и в таком непривычном виде, мой старый друг Курама. Даже если теперь это «она». И одновременно я был счастлив за Невилла. Ему всего тринадцать, а он всегда мечтал, чтобы его мать очнулась. Думаю, что Курама сможет о нём позаботиться. Мой биджуу вообще достойная личность. У шиноби гибкая психика, мы умеем подстраиваться под любые ситуации и изменчивые правила игры. То, что Курама - женщина, в принципе, даже хорошо. Куноичи куда опасней шиноби-мужчины. Потому что многие не берут женщин в расчёт. Не воспринимают их серьёзно. Сбрасывают со счетов. Будь он мужчиной, ему было бы сложнее…
        - Скажи, а ты… Раз ты сказала, что поглотила остатки личности Алисы Лонгботтом, ты помнишь о её прошлом? Как ты собираешься преподавать ЗОТИ?
        - Нет, там были такие ошмётки, что это были лишь эмоциональные посылы и единственное желание защитить своего ребёнка, - тряхнула Алиса волосами. - У меня было кое-что получше и… более вменяемое.
        - И что же?
        - Давай я начну по порядку, ладно? - вздохнула Алиса, откусывая печенье. - Та техника… «Последний вздох», которую мы использовали… Как ты знаешь, это не просто техника самоуничтожения с прихватыванием всех в округе. «Последний вздох» стирает твоё существование в мире. Полностью. Как и тех, кто находится вокруг. Великая жертва Узумаки. Даже биджуу, используя эту технику, не смогут возродиться. Никогда.
        Я прикрыл глаза. На это и был расчёт. Чтобы никто и никогда не смог возродить то существо… Чтобы смерть моих друзей не была напрасной.
        - Когда-то давно Узумаки много экспериментировали с биджуу. Их интересовала наша способность к возрождению после смерти или гибели носителя. Около трёх сотен лет назад и была придумана техника «Последнего вздоха» - для нашего полного уничтожения. Не думай, что ты был всего лишь третьим моим джинчуурики, - Алиса вздохнула. - И не ты один добивался слияния. Впрочем, ты был единственный, с кем я совершала слияние добровольно.
        - Тот свиток передал мне Фукасаку-сан, - согласился я. Тема других джинчуурики была для Курамы болезненной, и мы никогда её не затрагивали. - Жабы были призывом не только моего отца, но он поделился им и с моей матерью. Секретная техника уничтожения биджуу хранилась на горе Мьёбоку.
        - «Последний вздох» являлся великой жертвой, - кивнула Алиса. - Ты использовал его с моего согласия и дал мне время подготовиться. Единственная лазейка, которую оставили в технике, это возрождение в другом мире, но на это идут просто чудовищные чакрозатраты, которые под силу разве что Узумаки и биджуу, если они хотят возродить двоих. Ну и плюс воплощение в собственном теле просто невозможно. Тело не выдерживает «Последнего вздоха». В путешествие в один конец отправляется только личность и душа. Вообще-то, всё это - моя ошибка. Ты не должен был попасть сюда. Я выбирала мир, параллельный нашему. Мы могли возродиться почти собой. В смысле шиноби. Но… мальчишка, который совершил тот призыв, всё испортил. Тебя потянуло сюда. В эту реальность, в которой этот мальчик - Гарри Поттер - не хотел жить и магически развоплощался, втягивая тебя. Тоже своего рода «великая жертва», которая резонировала по вселенной и мирам. Так как ты был связан контрактом с ним же, но в другой реальности, связь отреагировала. Душа человека слишком тонкая субстанция и похожа на паутинку, которую так сложно удержать. Мне пришлось
последовать за тобой. Но, как оказалось, Гарри развоплощался не сам по себе, а его к этому подталкивало нечто, тоже похожее на вселенца, чтобы занять его тело, - ментальный паразит, осколок чужой души. В общем, я вырвала из тела пацана этого паразита, впихнула тебя, но на этом мои силы закончились, я оказалась в «отстойнике».
        - Где? - переспросил я, переваривая информацию.
        - Это такое место, где набираешься сил на возрождение. Нигде. Темно и пусто, как в желудке Шинигами, - пояснила Алиса. - Мне понадобилось время, чтобы вырваться оттуда. Я торопилась, особенно после того, как расспросила про местную реальность у того «паразита», который сидел в Гарри.
        - Слушай, а его случайно не «Волдеморт» зовут? - уточнил я. - А то здесь я ещё его дух запечатал и припрятал. А ещё чуть такой же осколок в тетрадке не возродился. Да и всякие мрачные пророчества по Англии гуляют.
        - Да, он говорил, что он Лорд Волдеморт, - подтвердила мою догадку Алиса. - Осколок личности, который сообщил, что таких, как он, несколько. Но он получился случайно и прицепился к ребёнку, то есть к Гарри, желая захватить его разум, но силёнок было маловато. Только на то, чтобы сводить с ума, заставлять капризничать и нарываться на ругань и наказания, как следствие - депрессия. Да ещё и половина мыслей и воспоминаний - внушения. Ребёнок - маг, так что у него могло получиться, если бы не наше вмешательство. Просто осколок не может занять тело с целой душой, но если бы души не стало...
        - Да уж, а я думал, что неустойчивость психики, это у него из-за потери крёстного, - пробормотал я.
        - Но благодаря этому паразиту я теперь неплохо подкована в магии. Чары, трансфигурация, заклинания… Всё же магия это не то, что чакра…
        - Да, это я заметил, - хмыкнул я.
        - Вообще, они весьма похожи, - улыбнулась Алиса. - Но… Если представить чакру радугой, то магия будет лишь красным, оранжевым и жёлтым её цветом. Понимаешь?
        - Поэтому, как бы я ни старался, некоторые техники здесь не выходят? - понял я метафору. - Не хватает цветов?
        - Именно потому, что ты попал в такой мир, я долго не могла тебя найти. Но потом, как чудо: почувствовала твою чакру и смогла пробиться в этот мир и даже найти этот остров. Но источников чакры было четыре, что здорово меня озадачило. К тому же просмотр плана невозможен до воплощения по ряду причин.
        - Погоди-ка! - сообразил я. - Ты сказала четыре? Это же эльфэуки! Деревья, которые я достал из Чёрных Пещер. Я предположил, что они вырабатывают магию.
        - Нет, получается, что они являются источниками чакры, - мотнула головой Алиса. - Более…
        - Цветными, - закончил её мысль я. - Наверное, поэтому они так нравятся волшебным существам и эльфам. Помнится, в тот раз, когда нас с тобой призвали, Кричер тоже старался мне угодить и вставал довольно близко. Возможно, ему нужна какая-то составляющая чакры, которой нет здесь, или которая получается только во время преобразования магии.
        - Чакра - практически универсальная энергия, - кивнула Алиса. - А потом появился пятый источник, который привёл меня к этому телу.
        - Невилл сказал, что его мать съела росток эльфэука, - вспомнил я.
        - Она была волшебницей. Потерявшей память и почти все связные мысли, но иногда сама природа подсказывает, что делать, - задумчиво ответила Алиса. - Если бы не это, пришлось бы просто подыскивать тело для вселения слепым методом, а потом разыскивать тебя. Но эта женщина практически умоляла взять её, в обмен на заботу о её сыне. От Невилла я узнала, что он - твой друг. Впрочем, то, что ты в этом мире, подсказало мне кое-что другое.
        - Дай угадаю, - улыбнулся я. - Ты увидела кунай!
        - Ага! Его, - улыбнулась в ответ Алиса.
        - Знаешь, Невилл хороший парень. Он очень хотел, чтобы его мама очнулась, - сказал я. - Ты… постарайся, ладно?
        - Да мне и делать ничего не пришлось, - немного смутилась Алиса. - Он… В общем, да… Хороший парень.
        - Так значит, ты теперь просто человек? - спросил я.
        - Магичка-волшебница, - поправила Алиса. - Довольно сильна для мага, но невероятно слабая для биджуу. Словно только полхвоста осталось, - пожаловалась она. - И как ты тут живёшь? Словно дышишь под водой одной ноздрёй через соломинку, на которую птичка села!
        Я заржал от таких сравнений.
        - Ой, Ку… Ну ты, как скажешь! Хотя да. Тут только фуиндзюцу достаточно хорошо работает.
        - Ну так, Узумаки не дураки. Стали бы они по мирам путешествовать одной душой, если бы не могли использовать все свои техники! - фыркнула Алиса. - Печати практически универсальны. Важно только подобрать… Что ты там подобрал?
        - Материалы? Блоки? Вектора?
        - Ну вот, - кивнула Алиса и посмотрела на часы. - Святой Рикудо, уже четыре ночи! Марш спать, у тебя же уроки… уже сегодня!
        - А у тебя?
        - У меня занятия только после обеда начинаются. Я высплюсь. Думала, что уже на всю жизнь выспалась, в джинчуурики сидючи, но нет. Это тело такое хрупкое и слабое, и все время хочет чего-то, то есть, то спать, то отдыхать, то… кхм… Не важно. Вали давай к себе. Подумаем, как обставить наши встречи, не всё же тебе режим нарушать и по ночам ко мне шляться, - она хихикнула, - ещё подумают, что я соблазняю малолетку.
        Я зевнул и вяло с ней согласился. Информации для размышления и осмысления куча, её ещё переварить надо.
        - Тогда я пошёл, - натянул мантию-невидимку я. - Пока, Алиса. Прощай, Курама.
        - Пока, Гарри. Прощай, Наруто.
        * * *
        Драко растолкал меня в шесть утра. То есть через полтора часа после того, как я лёг.
        - Тренировка, засоня! - радостно сообщил он мне. - Ты вчера где так долго шатался? Хагрида до дома провожал, что ли?
        - Встаю, - соскочил с кровати я.
        Даже пожалел, что не сообразил отправиться на часок в Чёрные Пещеры, чтобы выспаться там. Совсем размяк от гражданской жизни! Подумаешь, не выспался. У меня вообще где-то в сундуке бодрящие зелья есть, которые вместе с новым пополнением аптечки Снейп-сенсей подарил.
        Невилл и Блейз тоже уже встали и одевались. Ну надо же, и никаких послаблений, что первый день в школе или что вчера мы так поздно легли!
        - Проверим, как вы тренировались летом, - я без предупреждения замахнулся на Драко, и он легко ушёл от удара.
        - Дедушка меня хвалил, когда увидел, что я тренируюсь. Даже заинтересовался этой методикой, - ухмыльнулся Драко, попытавшись заехать мне в плечо.
        Здорово бодрит.
        - Мама тоже меня хвалила, - сказал Невилл, зардевшись. - Она даже несколько связок, которые у меня не так хорошо получались, объяснила. Наверное, этому авроров тоже учат.
        - А мою бицуху никто не хочет заценить? - напряг мышцы Блейз, который снял пижамную куртку. У него хорошо так рельеф проявился, на тёмной коже даже как-то заметней.
        - Вау! - впечатлился Драко. - Ну ты и раскачался! Такие кубики только у Гарри!
        - Хорошая наследственность, специальное питание, упражнения Поттера и некоторые зелья моей мамы, - похвастал Блейз.
        - Круто! - одновременно выдохнули Невилл и Драко.
        - Ладно, - я подавил зевок. - Идёмте.
        Но когда мы вышли из комнаты нас ожидал сюрприз.
        - Э? Девчонки?.. - удивился я, увидев поджидающую нас толпу - по-другому и не скажешь.
        Ладно Гермиона и Луна - им я давал упражнения перед каникулами, ладно Джинни, которая живёт по соседству с Лавгудами, летом она «села на хвост» Луне и с ней занималась, но Келла, Фэй, Лаванда, Парвати?
        - Мы тоже хотим, Гарри! - заявила бойкая Лаванда.
        - Чего хотите? - не выспавшийся я что-то совсем плохо соображал.
        - После твоего дня рождения, ты помнишь, что вы показывали? - подала голос Парвати. - Мы написали Луне, она дала нам твои упражнения. А я поделилась с девочками.
        - А мне Гермиона рассказала, - объяснила Келла.
        - Невилл так здорово похудел! И я тоже! Нам тоже надо держать себя в форме! - заявила Фэй. - Ну, пожалуйста, Гарри!
        - Да я, в общем-то, не против… - закончить фразу о том, что в нашем тренировочном зале не так много места на всех, мне не дали, потому что девчонки, взвизгнув, захлопали в ладоши и начали обниматься.
        - Спасибо! Спасибо, Гарри!
        - Э… Да не за что…
        - Моя сестра тоже хотела бы заниматься с нами, - сказала Парвати.
        - И ещё Ханна с Хаффлпаффа, - подала голос Келла. - И подружка её - Сьюзен Боунс.
        - Добро пожаловать в наш клуб ниндзя, - заулыбался Блейз.
        - Скорее - шиноби, - поправил я машинально.
        - Значит, шиноби, - согласился Блейз и сориентировался с моим затыком. - Дамы, идёмте на улицу!
        Всё же невыспавшимся я плохо соображаю.
        - Гарри… - хмыкнул Драко, проводив взглядом девчонок, которые вышли из гостиной следом за Блейзом. - Пока тепло можно и на улице, но...
        - Знаю… Нам бы надо поискать какое-то место побольше, - вздохнул я.
        Ну надо же, «клуб шиноби»!
        Не было печали...
        
        Часть 1. Глава 4. Рискованное обучение
        
        2 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Шиноби…
        Я смотрел на улыбающиеся, ещё совсем детские лица своих друзей и одноклассников и вспоминал совсем других ребят...
        Сейчас это развлечение. Тяжело десять месяцев в году только учиться. Тут не просто дети, а маги, которым надо куда-то девать лишнюю энергию. Развиваться. Девчонки хотят похудеть, стать красивее, привлечь внимание парней. Парни стараются из-за девчонок, чтобы их впечатлить. Никто не думает о том, что шиноби вовсе не цветочки собирают. Диверсанты. Убийцы.
        Впрочем, в Академии только один класс из всего выпуска подходил для боевиков. Нас несколько раз тасовали, делали различные срезы, экзамены. У меня, как джинчуурики, особо выбора не было, я так и так был оружием деревни. Но перед итоговым экзаменом в генины проводили последний тест для допуска, который прошли всего двадцать четыре человека из более чем тридцати, которые держались все шесть лет обучения в «элитном» А-классе.
        А так из Академии дважды в год выпускалось около шестидесяти-семидесяти человек. Остальные получали более мирные направления развития способностей. Шифровальщики. Аналитики. Учителя. Пограничники. Шпионы. Связисты. Барьерщики. Вербовщики. Телохранители. Полиция. Курьеры. Полевые медики. Интенданты. Были даже шиноби-повара… В общем, всем находилась работа. В принципе, все они были подготовлены для военных действий и умели много, что должны уметь шиноби. Просто после получения звания генинов и распределения по службам у каждого был свой путь. Шиноби элиты должны быть универсальными, мало ли какое задание будет, кого-то защищать, притворяясь то крестьянином, а то и самим даймё. Поэтому первые месяцы обучения с дзёнином слились в бесконечное выполнение совершенно различных миссий. От выгула собак и присмотра за детьми до строительства мостов и выступления в цирке. Конечно, были и битвы. Но их было несравнимо мало по сравнению со всем остальным. Тогда мы этого желали, показать себя, сразиться с сильным соперником.
        И только много позже я понял ту притчу, которую мне рассказывал Джирайя о том, что самый лучший бой - это тот, который так и не начался. А худой мир предпочтительней хорошей войны.
        Именно поэтому когда-то, когда деревня Скрытого Облака объявила нам, что Саске является преступником, и они открывают на него охоту за нападение на брата Райкаге, Шикамару и остальные ребята приняли решение найти и убить Саске самим. Тем самым сразу прерывая череду мести и ненависти, которая приведёт к очередной войне. С этим была согласна даже Сакура, которая любила моего лучшего друга больше жизни…
        - Гарри! Ну что ты застыл? - тронула меня за плечо Гермиона. - Показывай!
        Я отмер. Воспоминания отступили.
        - Да, давайте для начала немного разомнёмся. Посмотрим, как каждый из вас выучил дыхательную гимнастику. Есть пара моментов, которые могут быть непонятными…
        Я обещал себе, что не буду повторять ошибки прошлого. Очень надеюсь, что не ошибаюсь вновь. Но… если что-то затевается, хочется, чтобы каждый из моих друзей мог защитить себя и своих близких. Да хотя бы был в силах убежать и спрятаться, чтобы не нашли, или уклониться от летящего заклинания!
        Но, конечно, надо подыскать хорошее место. А то дождь был ночью и трава влажная, да и утром могут быть туманы. В принципе, трава на внутреннем дворе была скошена, и вообще двор более-менее утоптан множеством студентов, но скоро начнутся осенние дожди, и станет слишком грязно для занятий на улице. Это не Коноха, в которой почти круглый год лето.
        * * *
        После совместной тренировки удалось изучить расписание, которое вывесили на доске объявлений в гостиной. Оно выглядело так:
        Понедельник:
        9:00-10:20. Трансфигурация, МакГонагалл, ауд.1В (1 этаж);
        10:40-12:00. Гербология, Спраут, теплица №5 (оранжерея);
        13:00-14:20. Чары, Флитвик, ауд.2Е (4 этаж);
        14:40-16:00. По индивидуальному расписанию.
        Вторник:
        9:00-10:20. Зелья, Снейп, ауд.5В (подземелья);
        10:40-12:00. Зелья, Снейп, ауд.5В (подземелья);
        13:00-14:20. Защита от Тёмных Искусств, Лонгботтом, ауд.3С (3 этаж);
        18:00-19:40. По индивидуальному расписанию.
        Среда:
        9:00-10:20. История магии, Бинс, ауд.4F (1 этаж);
        10:40-12:00. Гербология, Спраут, теплица №5 (оранжерея);
        13:00-14:20. Чары, Флитвик, ауд.2Е (4 этаж).
        Четверг:
        9:00-10:20. По индивидуальному расписанию;
        10:40-12:00. Трансфигурация, МакГонагалл, ауд.1В (1 этаж);
        13:00-14:20. Уход за магическими существами, Хагрид, загон;
        14:40-16:00. По индивидуальному расписанию;
        00:00-01:20. Астрономия, Синистра, астрономическая башня.
        Пятница:
        10:40-12:00. Гербология, Спраут, теплица №5 (оранжерея);
        13:00-14:20. По индивидуальному расписанию;
        14:40-16:00. История магии, Бинс, ауд.4F (1 этаж).
        На завтраке нам раздали те самые индивидуальные расписания по дополнительным предметам, которые мы выбрали в прошлом году.
        Нумерология была по вторникам и пятницам в той же аудитории 17Е на третьем этаже, как и в прошлом году, а древние руны по понедельникам и четвергам в аудитории 6А на шестом этаже. В четверг древние руны были четвёртым занятием, то есть сегодня утром у нас с Драко и Блейзом первым уроком занятий не было. У Невилла было маггловедение в аудитории 1С на втором этаже, а девчонки должны были идти на прорицания в Северную башню, расположенную над оранжереями. Мы сравнили расписания, оказалось, что в понедельник вообще одновременно поставили маггловедение, прорицания и древние руны.
        - Гермиона, а я тебя предупреждал! - торжествующе заявил Драко. - Тебе придётся отказаться от какого-то предмета. У тебя же не получится быть в двух местах сразу? Индивидуальные расписания составлены для всех потоков, ты не сможешь посещать занятия с другим факультетом, как говорила.
        В принципе, если бы здесь получались теневые клоны, это было бы вполне возможно, но теневые клоны, как не пыжься, на магии не выходят.
        - Профессор МакГонагалл уже вчера поговорила со мной по этому поводу, - ответила Гермиона.
        - И что? - спросил я.
        - Всегда есть решение, - передёрнула плечами она. - Ладно, я опаздываю. Увидимся на трансфигурации.
        - Да, до Северной башни, в которой проходят прорицания, далековато идти, - спохватилась и Келла. - Пока.
        Остальные девчонки тоже поспешили на урок. Невилл и парни, которые выбрали маггловедение, двинулись на второй этаж.
        - Гарри, как насчёт индивидуальной тренировки? С магией? - спросил Малфой. - Я как раз хотел тебе показать, что у меня начало получаться.
        - Идём, - кивнул я. - У меня тоже для тебя есть парочка задумок.
        * * *
        После обеда состоялся урок УЗМС. У нас он был вместе со Слизерином. Кстати, Келла сказала, что никто из слизеринцев не выбрал прорицания, там вообще были только наши, несколько девчонок с Хаффлпаффа и Падма Патил с Рейвенкло. Невилл на обеде сказал, что маггловедение ведёт та светленькая женщина, которая появляется в замке трижды в неделю. А тётка в смешных очках и увешанная бусами и побрякушками, которая периодически появляется на праздниках за столом учителей - Сивилла Трелони - профессор прорицаний.
        До этого УЗМС было почти теоретической дисциплиной, да и профессор Кеттлберн часто болел и уроки у нас через раз отменяли, пару раз только приносил небольших магических существ в клетках, и тех не выше чем второго класса опасности. Так что посмотреть на животных вне замка мы вышли впервые.
        Хагрид встретил нас возле своей избушки и сопроводил к загону.
        - Вставайте все вдоль изгороди, чтобы всем было хорошо видно. А теперь откройте свои книжки…
        - И как это сделать? - спросил Драко.
        - Что? - осёкся Хагрид, посмотрев на нас.
        Все достали свои «Чудовищные книги о чудовищах» из сумок. У Драко, как и у меня, книга была перевязана верёвкой. Блейз стянул книгу ремнём. Дин запихнул гримуар в тесную папку с молнией. Гермиона воспользовалась скотчем. Симус - изолентой. Келла закрепила страницы мощными зажимами. Невилл плотно перемотал грозный фолиант тонким шпагатом, которым подвязывают растения. В общем, у всех каким-то образом эти книги были усмирены: скрепками, бечёвками, липкими лентами и прочим.
        - Как их открыть-то? - спросил Рон.
        - Неужели никто не открывал? - немного расстроенно спросил Хагрид.
        Все помотали головами.
        - Это просто. Надо только погладить корешок, - удивлённо, словно само собой это разумелось, сказал Хагрид. - Вот так.
        Он забрал у стоящей ближе всех к нему Лаванды книгу и снял скрепки. Учебник тут же попытался его укусить, но Хагрид уже успел погладить корешок. Книга издала странный утробный звук, вздрогнула и раскрылась.
        - И какой идиот придумал так зачаровать книги? - пробормотал Драко. - Их, оказывается, надо было гладить! Вот бы ни за что не догадался.
        - А я думал, это понятно, - услышал его Хагрид, - они же такие… милые.
        Его удивление и какая-то детская обида были так явно видны, что мы, переглянувшись, только вздохнули.
        - Ну вот… Учебники у вас есть теперь. Но… Главное же волшебные существа, верно? Ждите здесь, я сейчас приведу кое-кого!
        Хагрид быстро развернулся и ушёл за деревья.
        - Ладно, попробуем открыть эту книгу, - почувствовав на себе взгляды остальных, сказал я, доставая кунай и перерезая верёвку.
        - Осторожно, Гарри! - ахнул кто-то из девчонок, но я уже успел погладить корешок. Книга послушно замерла. Да и после открытия и раскрытия больше не пыталась ожить и начать откусывать пальцы.
        - Какое-то разовое колдовство, которое делает их такими агрессивными, - пояснил я, прислушиваясь к своим ощущениям. - Давайте свои книги, будем их гладить и приручать.
        Мы разделились на несколько групп и быстро нейтрализовали чары, помогая девчонкам. Теперь у всех были просто книги, с необычной обложкой.
        - Ой, смотрите! Смотрите! - выкрикнула Лаванда.
        Мы оглянулись. С конца загона на нас неслись десяток здоровых необычных животных, а за ними, притормаживая и удерживая цепи, прикреплённые к широким кожаным ошейникам, рысил Хагрид.
        - Кто это? - спросила Гермиона.
        - Это гиппогрифы, - узнал существ я.
        Все они были разного цвета: чёрные, сизые, белые, рыжие и вороные. Задняя часть действительно больше всего походила на лошадиный круп: короткая лоснящаяся шерсть, пышный волосяной хвост, копыта или что-то на них похожее. Передние лапы были трёхпалыми с явными когтями и больше напоминали птичьи. Также птичья голова с крупными и ярко-оранжевыми глазами, мощным, хищно загнутым клювом. Небольшой хохолок. Сначала крыльев я не разглядел, так как они были такого же цвета, как круп, и плотно прижаты к телу, поэтому издалека казалось, что к нам несутся странные лошади с птичьими головами.
        - Но! Но! Вперёд! - подбадривал Хагрид свою упряжь без повозки.
        Мы попятились. Но он остановил гиппогрифов у изгороди и прицепил цепи к специальным столбам частокола.
        - Знакомьтесь, ребята, это - гиппогрифы! - довольный произведённым впечатлением, Хагрид сиял. - Ну как? Красавцы, да? Если хотите, можете подойти поближе.
        - Класс опасности ХХХ, - вспомнил я. - Должен справиться любой квалифицированный волшебник.
        У грифона, которого мы наблюдали на ферме мистера Зерваса, класс опасности был на один больше, и сейчас я видел, что, как и сказал Снейп-сенсей, эти существа вряд ли близкие родственники. Слишком уж они отличались, несмотря на определённое сходство и «полуорлиность».
        - Гиппогриф зверь очень гордый, - вещал Хагрид. - Никогда ему не грубите. Они всё понимают. Не то на белом свете не заживётесь. Гиппогриф всё делает по своему желанию и любит церемонии. К нему надо подойти, поклониться и ждать. Если гиппогриф в ответ поклонится, то можно погладить. Но если не поклонится, то лучше не трогать, а отойти подальше. Когти гиппогрифа невероятно остры и прочны, как сталь. Ну, кто хочет первым познакомиться с гиппогрифом?
        - Я хочу! - вызвался я.
        - Гарри! Осторожней! - воскликнули девчонки.
        - Ты уверен? - спросил Драко с сомнением в голосе.
        - В любом случае, я всегда смогу увернуться, - пожал я плечами.
        - Удачи, Гарри! Удачи! - зашептался народ.
        Я перемахнул через изгородь, которая отделяла класс от гиппогрифов и Хагрида.
        - Я готов.
        - Молодец, - растроганно воскликнул Хагрид. - С Клювокрылом ты должен поладить. Сейчас! Стой там.
        Он подвёл поближе к изгороди сизого гиппогрифа и снял его ошейник.
        - Спокойно, Гарри. Смотри ему прямо в глаза и старайся не моргать. «Глазной контакт» называется это. Гиппогрифы не верят тем, кто часто моргает.
        Мне стало интересно, может у них тоже какие-то способности к ментальному воздействию или внушению мыслей, похожее на волю грифонов? Из-за того, что им надо кланяться, гиппогрифов принимают за родичей грифонов?
        Клювокрыл поворачивал ко мне то один глаз, то другой. В отличие от грифонов глаза гиппогрифов располагались так, чтобы одновременно видеть всё по бокам. Точно, как у голубей, и такие же оранжевые. Скорее всего, слепое пятно у них находилось прямо перед клювом, если успеешь, конечно, ударить.
        - Хорошо, Гарри, кланяйся, - подсказал Хагрид после минуты разглядываний.
        Я склонил голову, искоса наблюдая за тенью гиппогрифа. Если как-то опасно дёрнется, сразу отпрыгиваю.
        Клювокрыл уркнул и тоже поклонился, забавно согнув чешуйчатые колени. Я выпрямился. Наши глаза стали на одном уровне.
        За спиной дружно выдохнул весь класс.
        - Гарри, - сипло прошептал Хагрид, - можешь погладить его клюв.
        Клюв был твёрдым и тёплым, при ближайшем рассмотрении состоял из мелких чешуек, сильно ороговевшим был только самый кончик. Поглаживания клюва гиппогрифу понравились, и он снова заурчал.
        - Думаю, он не откажется тебя покатать, - подошёл ко мне Хагрид.
        Клювокрыл, уркнув, встал и распустил крылья.
        - Лезь вот сюда, между крыльев, видишь, он тебя подсаживает.
        Я наступил на крыло и вскарабкался на спину Клювокрыла.
        - За перья не дёргай. Они этого не любят, - напутствовал меня Хагрид и звонко шлёпнул гиппогрифа по заднице: - Вперёд!
        * * *
        - Ты, Гарри, настоящий укротитель зверей! - восхищённо сказал мне Хагрид, когда мы с Клювокрылом, облетев Хогвартс, вернулись на поляну. - Ты хорошо животных понимаешь. И василиск тебя послушался и… другие. Ты молодец. Двадцать баллов Гриффиндору.
        Меня встретили радостными писками и аплодисментами. Приятно!
        - Давайте, кто ещё хочет попробовать?
        К загону потянулись остальные.
        * * *
        - Ты видел? Видел? - спрашивал Драко. - Как я?! Здорово! На метле, конечно, намного удобней. А то мне сначала показалось, что эта зверюга меня сбросит. У него такие мышцы и держаться почти не за что. Но всё равно - круто!
        Чёрный гиппогриф, которого выбрал Драко, тоже предложил ему крыло, то есть покататься, так что Малфой был в полном восторге.
        - Только надо как-то Хагриду с уроками помочь, - сказал я. - Ну, чтобы они все нормально проходили, как этот. Хагрид большой, для него все чудовища по колено и все милашки. Да, ещё, - я понизил голос, - у Хагрида нет ЖАБА и палочки. Ему могут в любой момент запретить преподавать.
        - Да, - задумчиво протянул Малфой. - Тут ты прав. Любая проверка Министерства… По УЗМС он точно должен сдать ЖАБА. Он столько про животных знает. Надо что-то придумать.
        - Было бы неплохо подглядеть его учебный план, если таковой имеется, - предложил я. - Не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал. Между прочим, Невилл говорил, что даже Кеттлберна гиппогриф цапнул. А тут мы… такие смелые.
        - Сам-то! - возмутился Драко. - У меня чуть сердце в пятки не ушло, когда ты так долго, склонив голову, стоял возле сизого! Он мог бы тебя за шею тяпнуть!
        - Я на тени смотрел и был готов кувыркнуться, - признался я.
        У Драко было ошарашенное лицо.
        - Правда?
        - Неужели ты подумал, что я настолько безрассуден, что смело подставлюсь гиппогрифу? Я думал, ты более внимательный, - поддразнил его я.
        Драко покраснел.
        - Только не говори мне… - я шлёпнул по лицу рукой.
        - Ну, я просто как ты повторил, - буркнул Драко. - Наверное, их желание покатать связано с тем, как долго ты склонившись стоишь - пару секунд или полминуты.
        - Ты не рискуй так больше, ладно, Дрейк? - прочувствованно попросил его я. - А то что потом я твоим маме с папой скажу?
        - Не буду, - вздохнув, тихо пообещал Малфой.
        
        Часть 1. Глава 5. Первые уроки
        
        7 сентября 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Первая неделя учёбы пролетела быстро. Да и учились там всего-то четверг и пятницу. Выход в Хогсмид объявили со следующих выходных, а за нас с Драко взялся капитан сборной Гриффиндора по квиддичу - Оливер Вуд - нынче уже выпускник-семикурсник.
        - В этом году Гриффиндор должен снова победить, - маниакально заявил он нам.
        Так что половину субботы мы с Драко провели на поле, а во второй половине дня устроили собрание нашего «клуба шиноби», бегали вокруг замка, лазали на стену, добывали флаг, устроив что-то вроде командных соревнований, которые у нас проводились в Конохе.
        Ребятам вроде понравилась такая активная разминка с элементами игры.
        К «клубу» уже к пятнице присоединились Дин Томас, Симус Финниган, Кевин Тёрнер и Рон Уизли, то есть наш третий курс Гриффиндора полностью. Из Хаффлпаффа пришли Ханна Аббот, Сьюзен Боунс. Из Рейвенкло - Падма Патил, Терри Бут и Майкл Корнер. В субботу к нам примкнул Колин Криви, а в воскресенье состав пополнился тремя девчонками из нашей команды по квиддичу: пятикурсницей Анджелиной Джонсон и четверокурсницами Алиссией Спиннет и Кэти Белл. Кэти тоже играла на позиции охотника, но была в запасе.
        Двадцать четыре человека, пятеро из которых было не с Гриффиндора, уже никуда не лезли. Но когда Драко в понедельник, смущаясь, привёл своих приятелей-боксёров - Винса и Грега, которым тоже хотелось разминаться, я уже не знал, что и делать. К тому же следом за Креббом и Гойлом сегодня на утреннюю тренировку пришли ещё три девчонки со Слизерина: Мелисента Булстроуд с Трейси Девис, которым на самом деле не мешало бы немного похудеть, и Панси Паркинсон.
        И мне было страшно, так как весть о «чудесных упражнениях Поттера, которые улучшают фигуру» уже разнеслась по всему Хогвартсу, и на меня как-то плотоядно посматривали девчонки со старших курсов.
        Конечно, физические упражнения полезны, но я не рассчитывал, что для стольких гражданских они окажутся популярными. И я как-то не нанимался в тренера. С таким количеством народа сам я на тренировке разве что пару отжиманий успевал сделать - все дёргали, что-то спрашивали, надо было придумать, кого чем занять, какое упражнение дать и всё такое.
        Впрочем, «проблема» могла рассосаться сама собой с наступлением дождей. Но маги, особенно девчонки, которые летом занимались, делали неплохие успехи, и мне было как-то жалко достигнутого, что ли.
        * * *
        Первыми двумя уроками во вторник были зелья. Мы варили «Уменьшающий отвар», который, если судить по описаниям и характеристикам в учебнике, возвращал принявшего его в определённый возраст - детский. Совсем детский, я бы даже сказал. В учебнике был приведён пример, что взрослого огромного тролля один глоток такого отвара может превратить в младенца-тролля.
        - Дрейк, а Дрейк, - зашептал я Малфою, который сидел рядом. - Такой рецепт интересный. Интересно, зачем нужно такое зелье?
        - Его изобрели в шестнадцатом веке, - откликнулся Драко, сосредоточенно нарезавший корни маргаритки. - Тогда в Британии было весьма популярно животноводство. Маг-фермер Зигмунд Бадж применял его для того, чтобы перевозить огромные стада овец. Как ты помнишь, пользоваться уменьшающими сундуками для транспортировки животных нельзя, вот он и придумал усовершенствовать шуточное уменьшительное зелье, превращающее людей в детей, добавив сушёную смокву. Он поил взрослых овец и превращал их в крошечных ягнят, размером с мышь. Таких овец можно держать в небольшой коробке, а потом увеличить с помощью другого зелья-нейтрализатора. Проблема только в том…
        - Мистер Малфой, - рядом появился Снейп-сенсей, - о чём вы беседуете с мистером Поттером на уроке?
        - Извините, сэр, - потупился Драко. - Мы обсуждали практическое применение данного зелья в сельском хозяйстве.
        - Вот как? - хмыкнул Снейп-сенсей. - Так может, со всеми поделитесь?
        - Этим зельем уменьшали животных, в основном овец, для транспортировки. Но широкого распространения зелье не получило из-за того, что действовало не более четырёх-шести часов. Так как к животным нельзя применять аппарацию, а такие маленькие они становятся весьма чувствительными к тряскам, в большинстве случаев требовалась доставка обычными средствами: в повозке, верхом на ком-то вроде гиппогрифа или даже пешком. Притом, давать новую порцию зелья можно только после возвращения в прежние размеры, что создавало много неудобств. Хотя на короткие расстояния, в пределах графства, это был достаточно экономичный способ доставки крупного и мелкого скота.
        - Что ж, вы совершенно правы, мистер Малфой, - кивнул Снейп-сенсей и отошёл от нас к Невиллу, который кромсал волосатых гусениц под руководством Гермионы, сидевшей за ним.
        - Мисс Грейнджер, я же предупреждал, что начиная с третьего курса у нас индивидуальные занятия. Смотрите в свой котёл, а не в котёл мистера Лонгботтома, кажется, вы его своими подсказками только путаете. Мистер Лонгботтом, следите за количеством ингредиентов, судя по цвету вашего зелья, вы добавили не две капли пиявочного сока, а все четыре! Зелье должно быть ярко-зелёным, а у вас оно уже бурое! Вы только что лишили свой факультет баллов, которые заработал мистер Малфой.
        Невилл покраснел, но упрямо поджал губы, бросая на нас извинительный взгляд.
        - Чем можно нейтрализовать оплошность мистера Лонгботтома? Мистер Нотт? - спросил сенсей.
        - Можно добавить на одну каплю цикуты больше, - подумав, ответил Тео Нотт. - Она нейтрализует сок пиявки, если дело в нём.
        - Верно, мистер Нотт, пять баллов Слизерину. Вы всё поняли, Лонгботтом?
        - Да, сэр!
        - Тогда действуйте. Ваше зелье ещё можно спасти. Будьте внимательней на уроках и не отвлекайтесь. Надеюсь, вы добавите цикуту вовремя.
        - Спасибо, сэр, - немного приободрившийся Невилл глубоко вздохнул и начал сверяться с рецептом.
        * * *
        - После обеда и ЗОТИ можно сходить к Хагриду, у него только утром были сегодня уроки, - предложил я Драко и идущей следом за нами Гермионе, которую я ввёл в курс по поводу того, что Хагрид не совсем квалифицирован для преподавания. - Как вам идея?
        - Норма… - Драко осёкся, - эй, а где Грейнджер? Она только что тут была.
        Мы остановились в переходе между подземельями и цокольным этажом - народ шёл на обед, но Гермионы не было.
        Вдруг она вышла из-за поворота, который мы прошли минуту назад, причём, нагруженная учебниками.
        - Да вон же она!
        - Как странно… - я готов был поклясться, что когда мы выходили из класса зельеварения, этой ноши у неё не было.
        - Как ты там очутилась? Только что с нами шла, - спросил Драко.
        - Просто возвращалась в класс. Забыла книгу по нумерологии.
        - А заодно решила почитать на досуге и сходила за книгами в библиотеку? - уточнил я. - Нумерология шестым уроком, у нас два окна после ЗОТИ, зачем её сейчас с собой таскать?
        - Завтра чары, профессор Флитвик задал нам эссе, как вы помните, - хмыкнула она. - Я просто сразу после ЗОТИ хотела в библиотеку идти. И вообще, что за допросы? Пойдёмте уже обедать, я просто умираю от голода!
        - Так ты не пойдёшь к Хагриду? - спросил Малфой.
        - К Хагриду?
        - Да, я только что это предложил, - сказал я.
        Чувствовалось, что Гермиона что-то скрывает, только как-то непонятно, что именно.
        - Ах да… Да! Точно. Конечно, я пойду с вами к Хагриду, - закивала она. - Ему надо помочь.
        - Точно, ему надо помочь, - повторил я, переглянувшись с Драко. Кажется, он тоже чувствовал, что что-то не так.
        * * *
        Новость о том, что красавица-профессор ЗОТИ - мать Невилла, всколыхнула Хогвартс. К тому же с начала учебного года начали ходить различные, самые невообразимые слухи. Многие чистокровные знали о том, что семья Лонгботтомов пострадала в магической войне двенадцать лет назад, многие даже думали, что Невилл - сирота. И тут появилась такая мама. Потрясающая женщина с необычайной для Британии внешностью. Даже Оливер Вуд, которого, казалось, не интересовало ничего кроме квиддича, спросил нас с Драко по поводу профессора Лонгботтом. Мы сказали, что она замужем, не уточняя, что муж её уже двенадцать лет находится в не лучшем состоянии. А то придётся Невиллу вступаться за честь своей матери.
        Впрочем, я очень сильно сомневался, что мою бывшую биджуу заинтересует кто-то из магов, как и вообще любовные отношения. В этом смысле Ку была неопытна и совсем не врубалась, когда ей отвешивали комплименты или провожали восхищёнными взглядами. Подозреваю, что прожив целую вечность в виде биджуу, то есть существа, состоящего из энергии, для неё обретение тела тот ещё квест. Это если подумать… Она никогда не мылась, потому что не пачкалась, никогда даже в туалет не ходила, не одевалась, не расчёсывала волосы, не чистила зубы, не испытывала голода, холода, тепла, вообще каких-то особых тактильных ощущений. Возможно, боль она ощущала, но это была совсем не такая боль, как при ранениях тела.
        Невилл сказал, что поначалу его мама словно вспоминала, как надо есть, одеваться, обуваться и так далее. Он же не думал, что это можно не уметь в силу того, что тела в человеческом понимании у Курамы никогда не было.
        Урока Алисы я ждал с нетерпением, впрочем, как и все остальные.
        Пока я не придумал, как нам с ней побольше общаться. Невилл, конечно, представил нас с ребятами матери, но пока находился в состоянии ревностного оберегания. Впрочем, оно и понятно, если половина студентов старше четырнадцати пускала слюни на нового профессора ЗОТИ. Такого ажиотажа даже вокруг Локхарта, кажется, не было.
        - Добрый день, - Алиса стремительно вошла в кабинет, в котором мы расселись и вытащили письменные принадлежности. - Уберите учебники. У нас будет вводный урок и немного практики.
        Все зашуршали, убирая учебники, перья и бумагу в сумки.
        - Защита от тёмных искусств, которую вы изучаете, как вы думаете, что это такое?
        Руку подняла Гермиона, которая сидела на первой парте.
        - Возможность защищать себя от тёмных проклятий и заклинаний?
        - А как вы это будете делать, мисс?..
        - Грейнджер, - представилась Гермиона. - Гермиона Грейнджер.
        - Вы магглорождённая, не так ли?
        - Да, мэм.
        - Допустим, вы у себя дома с вашими родителями, и на вас напал маг. Ваши действия? Что вы сможете противопоставить напавшему?
        - Я знаю заклинания «Петрификус Тоталус» и «Ступефай», - сказала Гермиона.
        - Возможно ли нам разыграть подобную сцену? - спросила Алиса. - Так, давайте, вы и вот вы с соседней парты выходите сюда, - взмахом палочки Алиса транфигурировала парту в диван, который выдвинулся на «сцену», а также из другой парты, которую освободил Невилл, пересевший к Келле, создала что-то вроде стенки с дверями.
        - А что мне делать? - спросила Дафна Гринграсс, на которую пал выбор.
        - Вы не делаете ничего, вы - маггла. Волшебница, которая вас защищает - мисс Грейнджер, - пояснила Алиса. - Мисс Грейнждер, вы можете использовать ваши заклинания, чтобы попытаться меня нейтрализовать. В данном случае эта милая девушка - ваша мать.
        - Но это может быть для вас опасно! - воскликнула Гермиона.
        - Не переживайте. Садитесь на диван и охраняйте маму, - улыбнулась Алиса и вышла за «дверь».
        Нам было прекрасно видно, что она накинула на себя дезиллюминационные чары и стала невидимой.
        - Ну надо же! Маггла! - фыркнула Дафна.
        Гермиона, которая неотрывно смотрела на «дверь», закатила глаза, но не отреагировала на выпад.
        - Ай! - вскрикнула Дафна.
        - Прекрати, Гринграсс, - шикнула Гермиона, - сейчас…
        - Что же вы так плохо защищаете свою родительницу, мисс Грейнджер? - Алиса, сбросив чары невидимости, проявилась за спинкой дивана. Дафну она держала в захвате. Причём к горлу Гринграсс был приставлен кунай, а палочка была направлена на Гермиону.
        Гермиона подскочила.
        - Вы даже не успели достать палочку, как я вас обездвижила, - сказала Алиса, и с конца её палочки вылетел пульсар.
        - Ай! - Гермиона взвизгнула. - Это что, электричество?!
        - Да, очень полезное заклинание, которое я вам сейчас покажу. Оно весьма повышает скорость реакции, если вы, конечно, не желаете получать постоянные разряды. Пульсар летит прямолинейно, почти как все заклинания, так что у вас всегда есть шанс уклониться.
        - Но он очень быстрый! - воскликнула Дафна.
        - Значит, вы должны стать ещё быстрее, - сухо сказала Алиса. - Сейчас вам по тринадцать лет. Ваши магические способности невысоки. Конечно, если от вас не ожидают нападения, то даже «Ступефай» может помочь, но вы должны знать, что подобное заклинание можно отбить самым элементарным щитом типа «Протего». В первую очередь важна не сила, а скорость вашей реакции. По крайней мере, в вашем возрасте. Противостоять магу вы не сможете… За некоторым исключением, - она посмотрела на меня. - Так что ваше преимущество может быть только в скорости. С этого мы и начнём ваше обучение.
        - Но использовать чары невидимости, чтобы захватить Дафну, было не честно! - возмутилась Гермиона.
        - То есть вы ожидали, что тот, кто замыслил плохое относительно вашей семьи или вас, постучит в дверь, дождётся, пока вы откроете, потом вежливо попросит умереть? - иронично спросила Алиса.
        Гермиона стушевалась.
        - Нет, но…
        - Садитесь. Теперь мы будем разучивать заклинание электрического пульсара. Всем достать палочки, - распорядилась Алиса. - Кроме явной учебной функции это может послужить вам неплохим оружием. Если такой пульсар попадёт в кого-то раз пять подряд, то у этого кого-то может наступить нервный паралич. Помните об этом, когда мы будем работать над вашей скоростью уклонения.
        * * *
        Примерно минут сорок все разучивали заклинание «люмос электра», видимо, из арсенала Волдеморта. А потом мы разбились на пары для его отработки. Сначала надо было быть неподвижной мишенью, пока у твоего оппонента не получится тебя достать, и ты не получишь разряд.
        После того, как меня весьма неприятно дёрнуло от пульсара, выпущенного Драко, уклониться я бы попытался в любом случае, даже если бы сказали стоять на месте. Вроде и не очень-то больно, но как-то по нервам даёт, что больше совсем не хочется.
        После Алиса организовала «карусельку». В центр класса встали спинами друг к другу по восемь «охотников», а в концах были «жертвы». Так пульсары не могли попасть на другую сторону и задеть кого-то ещё. «Жертва» должна была выдержать несколько заходов из залпов пульсаров - до пяти, в случае попаданий. А потом встать в ряд охотников, и на роль жертвы выходил следующий. «Стрелять» можно было только по очереди, но траектория могла быть любой. Уворачиваться учились потрясающе быстро. Никому не хотелось испытать снова этот разряд на себе, а пульсар был хорошо виден, и просматривалась его траектория. Конечно, большинство всё же отхватили по две-три «электры», но потом скорость и внимательность «как по волшебству» возрастала.
        - Как хорошо, что мы уже давно начали твои тренировки, Гарри, - заявила мне Лаванда после урока. - По крайней мере, я не была такой неповоротливой, как Трейси Дэвис. В бедняжку четырежды попали!
        А я подумал, что надо поговорить с Алисой по поводу того, чтобы она взяла на себя хотя бы часть «клуба шиноби». Сдаётся мне, что на ЗОТИ мы будем изучать много всего интересного из курса Академии.
        
        Часть 1. Глава 6. Время бежит
        
        7 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        К Хагриду мы собрались к четырём часам, потому что однокурсники после такого урока ЗОТИ расспрашивали меня по поводу тренировок, а Гермиона всё же настояла на том, что надо взять в библиотеке несколько книг и хорошо подготовиться перед встречей с нашим новым профессором УЗМС. К тому же у нас сегодня была ещё шестым занятием нумерология, и мы с Драко зашли за книгами и конспектами в комнату, чтобы потом сразу идти на урок.
        Каково же было моё удивление, когда ещё издалека возле избушки мы увидели огненно-красную шевелюру Алисы, которая о чём-то разговаривала с Хагридом.
        - Это же профессор Лонгботтом! - воскликнула Гермиона. - Интересно, что она там делает?
        Впрочем, нас тоже заметили. Не думаю, что к Алисе вообще возможно подкрасться.
        - Гарри, Драко, Гермиона, - поприветствовал нас немного покрасневший Хагрид, - а мы как раз о вас говорили… Ну, точнее, не совсем о вас…
        - Я восхитилась замечательными косами Рубеуса, - улыбнулась Алиса, - спросила, кто ему их плетёт, так как я со своими волосами уже намучилась.
        - Это делает специальная расчёска, которую мы подарили Хагриду… то есть профессору Хагриду на позапрошлое Рождество, - ответил Драко.
        - Вот-вот, я так и сказал, - закивал Хагрид. - И вовсе не надо ничего обрезать, миссис Лонгботтом, волосы у вас очень красивые. Я только не знаю, где ребята такую взяли, но вещь очень удобная, да. Раньше-то у меня даже… кхм… мышки в бороде могли водиться. А сейчас ни-ни, - огладил свои аккуратные косицы он.
        - Мышки? - переспросила Гермиона. - В самом деле?
        - Уж поверь на слово, - хмыкнул я. Драко хихикнул.
        - Тогда, не буду вам мешать, вижу, ребята пришли к вам по какому-то делу, - Алиса посмотрела на меня. - Кстати, сегодня после ужина Невилл хотел прийти ко мне повидаться. Приходите и вы, меня заинтересовал этот артефакт. К тому же я бы хотела познакомиться с друзьями Невилла.
        - Спасибо за приглашение, мэм, - ответил я.
        Вот и повод для встреч нашёлся.
        Алиса ушла к замку, Хагрид проводил её взглядом и тихо вздохнул.
        - Какая хорошая женщина миссис Лонгботтом. Я так рад, что она всё же очнулась. Всегда было жаль их с мужем и вашего друга - Невилла.
        - А ещё очень красивая, - вздохнула Гермиона. - Она же чистокровная, верно?
        - Алиса Лонгботтом сильно изменилась внешне, но она всё тот же добрый и смелый человек, которого я знал, - сказал Хагрид, - я был знаком с ней ещё по Ордену Феникса. Может, она забыла? Столько лет прошло, да и болезнь…
        - По какому ордену? - переспросил я.
        Название было смутно знакомым, кажется, Гарри упоминал его, но в моих записях этого не было или я не занёс. К тому же феникс есть у Хигэканэ, что наводит на определённые мысли.
        - Когда-то, когда вас ещё на свете не было, лет так двадцать назад, тёмные времена были. Очень тёмные, - глубокомысленно поведал Хагрид. - Сами-Знаете-Кто начал набирать себе приспешников, - он покосился на Драко, - одни пошли за ним потому, что испугались, другие подумали, что властью с ними поделятся. А кого-то заколдовал он на подчинение себе. Тёмные дни были, да. Никому было верить нельзя. Жуткие вещи творились. С Сами-Знаете-Кем, конечно, боролись, но он-то противников убивал. Ужасной смертью люди умирали. Он таких сильных волшебников убил - МакКинонов, Боунсов, Прюэттов. Мест безопасных почти не осталось. Разве что Хогвартс. А Дамблдор был единственным, кого Сами-Знаете-Кто боялся. Потому и на школу напасть не решался… я думаю. Верить никому нельзя было, это я уже говорил. Сами-Знаете-Кто хитро действовал. Даже в Министерстве Магии и среди авроров были те, кто поддерживал его. И тогда Дамблдор создал Орден Феникса. Мы боролись с Пожирателями. Были за правое дело. Я туда входил, Лонгботтомы, Сириус Блэк, Минерва МакГонагалл, Римус Люпин, Аластор Моуди, Элфиас Дож, Дедалус Дингл, - начал
перечислять Хагрид, загибая пальцы, - твои родители, Гарри, тоже там были, как и Эдгар Боунс, Доркас Медоуз, Марлин МакКинон и братья Прюэтты, Гидеон и Фабиан - они погибли. А потом, когда в восемьдесят первом году Сами-Знаете-Кто исчез, как сказал Дамблдор - благодаря Гарри, Орден Феникса был распущен, - Хагрид помрачнел. - Мы думали, что всё кончено. Только, как оказалось, не все Пожиратели смирились с тем, что их хозяина больше нет. Френк и Алиса… Их запытали уже после исчезновения Сами-Знаете-Кого и роспуска Ордена.
        - Как ужасно, - тихо прошептала Гермиона.
        - Это точно, - кивнул Хагрид. - Но самое страшное, что совсем не ясно, что же в ту самую ночь произошло с Сами-Знаете-Кем. Кто-то думает, что умер он, но я считаю, что чушь это. В нём ничего человеческого-то и не осталось, а только человек умереть может. А кто-то говорит, что он всё ещё прячется где-то поблизости и своего часа ждёт. Но я так не думаю. Те, кто с ним был, они же на нашу сторону перешли. Раньше, как заколдованные были, - Хагрид снова посмотрел на притихшего Драко. - Слишком силён был Сами-Знаете-Кто и мог в головах у людей, как у себя дома ходить. Правда, не со всеми так было. Лестрейнджи они из идейных были. На самом деле служили Сами-Знаете-Кому. Вот и напали на Лонгботтомов. Не уберегли мы тогда Френка и Алису, расслабились и обрадовались, что нет больше Сами-Знаете-Кого, - вздохнул Хагрид. - Стыдно мне ей в глаза было смотреть. Может оно и к лучшему, что не помнит она меня. Как словно жизнь заново начала.
        Тема была опасная, я, конечно, понимаю, что у Алисы Лонгботтом могло быть прошлое, но спросив Невилла о других бабушках и дедушках и узнав, что те умерли во время войны, немного расслабился. Большинство уже должны были забыть, какая была Алиса Лонгботтом, близкие вроде мужа и родителей этого сказать не могут, а те с кем она общалась, вроде родителей Гарри, уже погибли.
        - Знаешь, Хагрид, иногда люди просто не хотят вспоминать чего-то, - сказал я. - Бывает, что лучше не ворошить прошлое и не напоминать о… грустном. Сейчас у них понемногу налаживается жизнь и, наверное, профессору Лонгботтом сложно всё это, но она кажется сильной женщиной. Друзья должны просто поддержать в трудную минуту.
        - Наверное, ты прав, Гарри, - покивал Хагрид. - Проходите в дом. Я поставлю чай.
        * * *
        - Хагрид, мы хотели по поводу уроков УЗМС с тобой поговорить, - сказал я, когда мы посидели некоторое время и дождались чая в гигантских кружках.
        - А что? - чуть не подпрыгнул он, - Что-то не так?
        - На должность преподавателя должен назначаться квалифицированный сотрудник, - сказала Гермиона, достав из сумки талмуд. - Вот тут написано, что у вас должно быть «Превосходно» по ЖАБА в том предмете, который преподаётся.
        - В Министерстве Магии экзаменационные работы хранятся сорок пять лет, - вспомнил я наш давний разговор с сенсеем. - Уже прошли эти годы с тех пор, как ты закончил Хогвартс? Помню, что мистер Олливандер говорил, что тебе больше шестидесяти лет.
        - В каком году ты родился, Хагрид? Давай подсчитаем, - пришла «на помощь» Гермиона, которая сосредоточенно вгрызалась в хагридовы твердущие кексы. - Когда у тебя день рождения?
        - Шестого декабря тысяча девятьсот двадцать восьмого года, - обречённо понурился он.
        - Так, это получается, что ты поступил в Хогвартс в сороковом, а закончить должен в сорок седьмом, - быстро сосчитал Драко. - Верно? Тогда в Министерстве бумаги должны были храниться до девяносто второго года. В прошлом году все документы по твоему выпуску должны были уничтожить.
        Вот с чем сопряжено назначение Хагрида. Хигэканэ ничем не рисковал. Документов нет и сейчас не доказать и не опровергнуть, что ЖАБА у Хагрида не сданы.
        - Э… Ну… Как бы так, получается, - отвёл взгляд Хагрид и выдохнул.
        - Скажи честно, ты сдавал ЖАБА по УЗМС? - спросил я.
        - Ну… Нет, только вы не говорите никому, - тут же попросил Хагрид.
        - Мы так и думали, - кивнула Гермиона. - Но даже если с документами всё в порядке. Тебе всё равно надо подтянуть знания. И составить учебный план, чтобы не было никаких придирок.
        - Придирок? - удивился Хагрид.
        - Никто не должен пострадать на твоих уроках, - пояснил я, - иначе ты сильно подведёшь директора Дамблдора, который получается, что поручился за тебя.
        - Я уже кое-какие намётки сделала по учебному плану, - сказала Гермиона. - Тем более на первом и втором курсе практических занятий нет, но надо лекции читать. Профессор Кеттлберн всё время болел, и нам приходилось изучать всё самостоятельно. Я немного разбила темы на подразделы, как удобнее читать лекции первому и второму курсу и какие домашние работы задавать.
        - Когда ты успела? - удивился Драко. - Мы же только в обед договорились!
        - Просто… я тоже об этом же подумала, - соврала, я явно видел, что соврала, после небольшой паузы Гермиона.
        - Вы такие хорошие, ребята, - увлажнились глаза Хагрида. - Спасибо, Гермиона!
        - Не за что! - немного покраснела наша подружка. - Я потом посмотрю ещё учебник и подготовлю всё для нашего и старших курсов.
        - А ещё самых опасных животных можно поить зельем уменьшения, - предложил я, - мы его как раз на сегодняшних зельях проходили. Давать, например, половину порции, чтобы они становились меньше раза в два. По этому поводу надо только с профессором Снейпом переговорить.
        - А что это за зелье, я забыл уже? - немного схитрил Хагрид.
        - Если в общих чертах, то оно превращает животное в детёныша на несколько часов, - пояснил я. - Так что мы издалека могли бы смотреть на взрослую особь, а близко с детёнышем уменьшенным дело иметь. Это ты у нас такой большой, а остальные-то всего лишь дети.
        - Я обязательно поговорю с профессором Снейпом, Гарри, - закивал Хагрид, - это интересная идея. Некоторые животные… на самом деле великоваты. Я бы не хотел, чтобы кто-нибудь пострадал на моих уроках.
        * * *
        - Гарри, мне мама сказала, что пригласила вас с Драко к ней в гости вместе со мной после ужина, - сказал Невилл в классе нумерологии.
        - Да, мы её встретили после четырёх часов, - ответил Малфой. - С нами ещё Грейнджер была.
        - Я хотел маме про эльфэук рассказать, - прошептал мне на ухо Невилл. - Можно? - и посмотрел на меня огромными глазами полными надежды.
        Я с лёгкой горечью подумал, что, наверное, Невилл считает, что и его отца поднимет «чудо-дерево». Вот только все чудеса вполне объяснимы и закономерны.
        - Думаю, что можно, - тихо ответил я. - Поговорим после.
        - Ладно, - улыбнулся Невилл, подсаживаясь к Блейзу за первую парту среднего ряда, сбоку от нас с Драко.
        Парты в классе нумерологии были на двоих в три ряда с цельными лавками. За первой партой с левой стороны сидела Гермиона, которая удивлённо на нас посмотрела, когда мы шептались.
        - Я с тобой, ладно? - к ней приземлился Рон. На прошлом уроке он занял место где-то на галёрке, но, видимо, понял, что с отличницей учиться будет проще.
        - Ладно, - пожала плечами Гермиона, подвигая сумку.
        Кроме нас шестерых, ходить на нумерологию изъявили желание все рейвенкловцы, трое хаффлпаффцев: Мэнди Блокрхерст, Эрни МакМилан и Джастин Финч-Флетчли; большая часть слизеринцев: у них только Софи Роупер и Трейси Дэвис из восьмерых с факультета не было. Так что у нас набрался полный класс в двадцать четыре человека.
        На древних рунах было вдвое меньше народа. С Гриффиндора - четверо, со Слизерина только один Тео Нотт, с Хаффлпаффа - Эрни и Джастин, а с Рейвенкло пятеро их парней. Гермиона была единственной девчонкой, которая взяла этот предмет по выбору, хотя вела его тоже женщина - Батшеба Бабблинг. Если учесть, что наш учебник «Расширенный курс перевода древних рун» был написан Гомером Бабблингом в 1886 году, то думаю, что наша профессор рун была дочерью, а может внучкой этого руноведа.
        Как и многие преподаватели Хогвартса, профессор Бабблинг выглядела очень непонятно, и ей могло быть как сорок, так и восемьдесят лет. Наша деканша выглядит лет на тридцать пять - сорок, на вид помладше той же миссис Уизли, а в Зале Славы я видел значок капитана за пятьдесят первый год, на котором было написано имя «Минерва МакГонагалл». Так что по самым скромным прикидкам получается, что ей, как минимум, пятьдесят семь лет.
        * * *
        - Гермиона, ты не обидишься, если мы к моей маме только втроём с Драко и Гарри пойдём? - услышал я Невилла, который после урока профессора Вектор шёл впереди нас и говорил с Гермионой. - Просто ей пока слишком сильно волноваться нельзя, а если будет слишком много народа… Я потом тебя позову, ладно?
        - Ладно, как скажешь, - прикрыла она рот, зевая, - я всё равно ещё хотела в библиотеке посидеть и для Хагрида посмотреть книгу для старших курсов.
        - Выглядишь уставшей, - сказал Невилл. - Ты бы отдохнула.
        - Нет. Я ещё так и не сделала эссе по чарам, - помотала головой Гермиона.
        - Так нам то эссе только к следующей неделе задали, - вмешался в их разговор Драко. - В выходные сделаешь. Видок у тебя на самом деле какой-то…
        - Какой? - прищурилась Гермиона.
        - Словно ты ночь не спала, - поддержал я друзей. - У нас завтра всего три урока, так что до ужина можно всё успеть, если не хочешь до выходных тянуть. Мы с Драко тоже стараемся пораньше все сделать. У нас ещё и тренировки с командой.
        Да, про тренировки это я вспомнил… Ещё так и не знаю, что делать со всем этим народом «клуба шиноби». Может, уговорю Алису взять часть на себя?
        - Ладно, идёмте на ужин, - хмыкнула Гермиона, - я что-то такая голодная. Но потом я обязательно схожу с вами к профессору Лонгботтом.
        - Договорились, - улыбнулся Невилл.
        
        Часть 1. Глава 7. Ох уж эти девчонки!
        
        9 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Утром в четверг, когда мы пришли на завтрак, то увидели приличную толпу возле общешкольной доски объявлений у Большого Зала.
        - Что там? - спросила Гермиона, вытягивая шею и пытаясь увидеть, что написано.
        Студенты всех возрастов и обоих полов что-то оживлённо обсуждали.
        - Давайте посмотрим, - мы подошли поближе.
        - Похоже, что профессору Лонгботтом понравилась твоя идея, которую ты предложил во вторник, - хмыкнул Малфой.
        Позавчера мы приходили к Алисе «знакомиться».
        Драко подробно рассказал про артефакт Хагрида, на который мы как-то скидывались в Рождество. Оказалось, что из-за того, что спроса на подобные «бородозаплетательные» расчёски почти нет, так как носить бороды стало не модно, то и стоили они недорого - в пределах трёх галлеонов. Возможно, какие-то старые запасы распродают или вроде того. А вот любые женские «причёскоукладчики» могут встать в приличную цену, галлеонов в пятьдесят-восемьдесят, а то и в сотню. Всё же эти артефакты более индивидуальные и как бы элементы роскоши.
        Впрочем, с женским, это всегда так. Например, нынче тётю с дядей пригласили в гости к Мейсонам, которые у нас в прошлом году были, тот дядька-заказчик ещё мне пятьдесят фунтов подарил ко дню рождения. Так дядя Вернон с тётей ездили в Лондон в специальный модный магазин, одежду купить новую, чтобы в эти гости идти. В общем, платье тёти Петуньи вышло на такую же сумму, как и три наших прошлогодних костюма. Ну, чтобы всё по фигуре, там, где надо - она немного в груди поправилась, и её «интересное положение» не было видно.
        Так-то платье симпатичное, тётя вся цвела и трижды нам его продемонстрировала, а потом «произвела фурор» на том празднике. Так что дядя повздыхал, но согласился, что оно того стоило.
        «Женщина должна быть красивой», - назидательно сказал он нам с братом.
        Драко поведал, что артефакты, типа заговорённых гребней, кроме баснословных цен отличаются весьма скромным «ассортиментом услуг», то есть умеют делать всего одну-две причёски.
        Я, по правде говоря, уже нафантазировал, что можно как в каталоге для заказа в крупных магических сетях - выбрал причёску, какая понравилась, и всё само собой завьётся и заплетётся. Но нет. Магия оказалась не всесильна. И волшебницам приходится ухищряться, чтобы выглядеть нормально. Ну или ждать, пока Сириус выучится на крутого артефактора и сможет воплотить фантазии многих женщин в жизнь. Можно озолотиться.
        Поэтому, наверное, в больнице маму Невилла стригли коротко совсем, чтобы с её волосами не мучиться. Она ещё такая тощая была, как высохшая, что и не поймёшь, то ли тётенька, то ли подросток. Хорошо запомнились её большие глаза: пустые и словно сквозь смотрели - куда-то на изнанку мира. Ощущения не из приятных.
        Всё же волосы здорово женщину украшают, я вот даже понять, если честно, не могу, сильно ли изменилась Алиса на лицо или это просто волосы отросли и покраснели. Вроде, если разбираться, то у неё те же большие серо-зелёные глаза, только теперь в них лучились лёгкая хитреца и внимательность. Эмоции, а не отсутствующее выражение, тоже, как оказалось, здорово украшают и меняют.
        Через месяц после «чудесного пробуждения» Алиса восстановилась более менее, но всё равно была ещё слишком худая и на вид хрупкая. Тем более, что здоровяк Невилл уже на пару сантиметров выше матери. А её некоторая несостоятельность в бытовых вопросах будили в нас рыцарские чувства.
        Алиса уже так, видимо, притомилась от своих волос до колена, что сказала нам, что хочет их подстричь покороче, если заплетать их не получится как-то попроще. Видимо, до этого ей помогала миссис Августа.
        Невилл на это заявление весь раскраснелся и так забавно её уговаривал не остригать ничего. Нравились ему её волосы очень. Кстати, как ни странно, но неплохую причёску ей смог сделать Драко. Косу какую-то хитрую набок заплёл. Малфой просто кладезь талантов оказался. Ему в детстве нравилось за матерью наблюдать, у которой волосы тоже длинные. Невилл клятвенно пообещал, что у Алисы обязательно будут волшебные гребни, а пока он даже сам может приходить и помогать ей справляться с волосами.
        Я немного остудил его пыл тем, что лучше к девчонкам обратиться, они всяко лучше него заплетут. И им вроде как забава и практика, и Алисе польза.
        Так подумать, мы почти весь вечер обсуждали эти её длинные волосы. Но потом я всё же подвёл тему, что для девчонок она может как бы в обмен на парикмахерские услуги проводить занятия типа нашей утренней зарядки. За фигурами чтобы следить и, может, как кружок по плетению кос организовать, раз гребни не по карману. Невилл явно решил, что обязательно их для своей мамы сам купит. Бывают такие «идеи фикс».
        Я, конечно, думаю, что Алиса со временем и сама научится косы себе плести и причёски делать, но для всего нужна практика. Не представляю так однажды проснуться утром этакой Рапунцель, про которую я в книге местных сказок узнал, когда читать учился на английском. И что со всеми этими волосьями делать? Я бы так точно психанул и обкорнался кунаем. Одно дело создавать «секси дзюцу» длинноволосой девчонки с готовой причёской, да и это как бы видимость, а другое каждый день за такой шевелюрой ухаживать, мыть, заплетать, расчёсывать и вообще. Такая коса, наверное, пару килограмм весит. Да и в быту с распущенными волосами не очень удобно ходить. Хотя, надо признать, выглядело на самом деле красиво.
        В итоге на доске было объявление по организации кружков по магическо-физической самообороне, как факультатива ЗОТИ, групповых занятий гимнастикой и акробатикой для юношей и девушек, и женского клуба «Красный локон» - это Невилл такое название предложил. Все под руководством Алисы Лонгботтом.
        Двадцатиминутные собрания по каждому кружку должны были состояться после ужина с восьми и до девяти вечера.
        Завтракал я в прекрасном настроении. Часть проблем была явно решена.
        - Интересно, а что это за групповые занятия гимнастикой и аэробикой? - спросил Дин. - Невилл, твоя мама хочет организовать вроде американских групп поддержки на футболе и регби? Чтобы болеть за квиддич?
        - У квиддичных команд тоже есть группы поддержки, - заметил Драко. - Особенно у тех, кто выступает на мировом чемпионате по квиддичу или европейском.
        - Что, правда? - удивилась Гермиона.
        - Да. Чемпионаты мира по квиддичу проходят раз в четыре года, а чемпионаты Европы - раз в три года, но каждые двенадцать лет они совпадают. В следующем году летом будет мировой чемпионат, который совпадёт с чемпионатом Европы, - пояснил Драко. - Летом перед поступлением в Хогвартс мы были с отцом в Швеции на чемпионате Европы. Группы поддержки выступают перед матчем, они летают на мётлах, выполняют различные трюки в воздухе, делают волшебные иллюзии, - начал вспоминать он.
        - Должно быть круто! - выдохнула Лаванда. - Я бы тоже хотела на это посмотреть.
        - А я бы даже поучаствовала, - заметила Фэй. - Вообще-то, я неплохо летаю на метле. Но сам квиддич, как спорт, меня не очень привлекает, чтобы в него играть. А вот группа поддержки - это совсем другое…
        - В маггловских фильмах участницы группы поддержки школьной команды - самые прикольные девчонки, - заулыбался Симус. - Верно, Гарри?
        - Э… Ну, я в основном про драки фильмы люблю, - пожал я плечами. - Неизвестно, что там придумала профессор Лонгботтом, может, совсем не то, что вы думаете. Узнаем на собрании после ужина.
        В голове мелькнула мысль, что стоит предупредить Алису, чего тут народ нафантазировал. В конце концов, любая тренировка начинается на земле, а полёты просто дают больше манёвра. Да и идея с командой поддержки интересная. Как бы только Хуч не возмутилась, что её хлеб отбирают. Хотя она только судит квиддич, и то не всегда, а ещё ведёт уроки полётов у первых курсов. Те, кто старше и имеет допуск, может взять школьные мётлы в сарае и полетать, если выходной или нет уроков.
        Наши однокурсники закончили с завтраком и разошлись: кто на прорицания, кто на маггловедение.
        * * *
        - И всё же я понять не могу, - пробубнил Драко, когда мы с ним вдвоём пошли полетать, так как у нас было «окно», - как Грейнджер всё успевает?
        - Ты о чём? - несколько рассеянно уточнил я, думая, как бы половчее пообщаться с Алисой до собрания после ужина. Кажется, по расписанию ЗОТИ только второй и третьей парой у кого-то из первых и вторых курсов, так что можно было успеть после нашей с Драко тренировки. А то и вместе заскочить, чтобы он поподробней про команду поддержки рассказал.
        - Вчера видел, как она писала сочинение про быт магглов в библиотеке, а потом с девчонками обсуждала эти их чаинки, муть какую-то прорицательскую, в общем, - сказал Драко. - А ведь она ещё ходит с нами на нумерологию и древние руны, а по понедельникам руны одновременно с маггловедением и прорицаниями.
        - Одновременно?.. - эхом повторил я.
        - Ага.
        В голове прострелила дикая мысль.
        Когда мы разговаривали со Снейпом-сенсеем в Чёрных Пещерах насчёт того, что он состарится на те два месяца, которые проведёт в другом мире, он упомянул артефакт, который назывался «хроноворот».
        Первого сентября, когда я заскочил в дом на Гриммо, то побывал в библиотеке и от нечего делать полистал книги Сириуса, которые тот изучал. Зацепился за знакомое название и прочитал про этот самый хроноворот.
        Оказалось, что это артефакт, который управляет временем. По сути, он позволяет человеку прожить уже прошедшее время заново. Впрочем, у хроноворотов огромная куча ограничений и встроенных защитных чар. По отсылкам я вычитал, что Министерство Магии ещё в девятнадцатом веке наложило более сотни запретов на вмешательство во временные потоки, а также то, что в тысяча девятьсот двадцатом году все имеющиеся хроновороты в Британии были конфискованы для уничтожения.
        Я ещё подумал тогда, а с чего Снейп-сенсей так уверенно про хроноворот говорил, если их уже больше семидесяти лет как уничтожили. В общем-то, различались они по размерам и, соответственно, по дальности перемещения во времени. Карманные хроновороты могли отправить максимум на три часа назад, большие - больше, но искусственно на них было встроено пятичасовое ограничение, которое считалось условно-безопасным.
        К тому же, хроноворот пресекал пересечения линий реальности, поэтому нельзя было встречаться с самим собой, чтобы о чём-то предупредить, например, и изменить порядок уже прожитой реальности. Если хроноворот оказывался поблизости от своей копии, то срабатывали защитные чары, которые парализовали волшебника до времени в точке выхода. Впрочем, если судить по итоговой конфискации, видимо, как-то можно было обойти настройки артефакта, который был предусмотрен для выполнения нескольких задач в ограниченное время. Подчёркивалось, что именно повседневных, рутинных задач, которые не могли существенно повлиять на события.
        Опасность использования хроноворота была во времени проживания. Больше устаёшь, так как в сутках получается больше часов, меньше отдыхаешь, не использовать же хроноворот, чтобы просто спать.
        Плюс от тебя требуется больше внимания, чтобы не столкнуться с самим собой. Надо запоминать точки входа и выхода. Да и на протяжении всего времени в параллели артефакт подпитывался за счёт магии носителя. Впрочем, по сравнению с тем, какую опасность мог принести хроноворот при неправильном использовании, это были уже сущие мелочи.
        В книге было описано несколько случаев, когда волшебники отправлялись не на пять условно-безопасных часов, а на большее время. Никто из них не вернулся в свою реальность или вернулись мёртвыми. По идее, я, когда использовал «Последний вздох» да ещё и так «удачно» вселился в тело Гарри, тоже послужил отделению данной временной ветки, так как где-то существует мир, в котором шестнадцатилетний Гарри призвал меня, а потом он прожил свою жизнь. Я уже сталкивался с таким, так что могу уверенно об этом говорить.
        Получается, что одна ошибка и Гермиона попросту пропадёт из нашей реальности и будет жить в каком-нибудь ответвлении, а то и просто по-глупому погибнет, заигравшись с магией и временем.
        - Дрейк, - остановился я. Драко напряжённо посмотрел мне в глаза. - Кажется, тренировка отменяется. Надо срочно кое-что проверить.
        - В чём дело?
        - Пойдём, сходим в Северную башню.
        Конечно, может быть, мы просто чего-то не знаем, а Гермиона на самом деле нашла способ посещать уроки или заниматься дополнительно. Рано делать выводы, но на душе было неспокойно.
        * * *
        По дороге я высказал свои соображения Малфою. Он тоже краем уха что-то слышал про хроновороты. Мы отнесли свои мётлы в комнату, а потом дошли до Северной Башни. Там были уроки прорицания.
        - Спрячемся под мантию-невидимку, - предложил я. - Надо убедиться, что Гермиона настоящая. Если она вообще там. Кто знает, может как-то научилась, например, раздваивать сознание и сидеть на уроках в виде иллюзии.
        Я ещё надеялся на то, что Гермиона овладела техникой теневых клонов, и чтобы проверить, надо было попытаться её развеять, крепко ущипнув.
        У Драко загорелись глаза, и он активно закивал, растягивая губы в самой своей пакостной улыбочке.
        - Напугаем девчонок? - что-то было в его голосе такое искушающее, что я ответил не менее коварной ухмылкой.
        - Посмотрим.
        В классе прорицаний стоял конкретный кумар, пахло благовониями, и вообще воздух был довольно тяжёлым. Комната была заставлена мебелью, образовывая уголки, видимо, чтобы в уютном одиночестве пытаться прорицать, а ещё в ней царил полумрак: освещение только от пламени камина, отбрасывающего густые и несколько зловещие тени по углам.
        - Вау, - прошептал мне на ухо Драко, который осторожно продвигался за мной. - Ну и ну.
        Кстати, довольно нелепая в освещённом Большом Зале профессор Трелони выглядела в такой атмосфере вполне гармонично со своими амулетами, бусами, браслетами и общим чудаковатым видом.
        Девчонки сидели за столиками парами. Гермиона расположилась на диванчике рядом с Келлой и внимательно что-то разглядывала в розовой кружке.
        - Они что, тут чаи гоняют? - снова зашептал Драко. - Хотя... Вроде кофе пахнет.
        - Откуда я знаю, - пихнул я его, - идём.
        Мы подкрались к Гермионе, благо все были слишком заняты своим чаем или кофе, запах которого еле чувствовался из-за тяжёлого флёра благовоний.
        - Может быть, это часы? - спросила её Келла, - Похоже на те, в которые набираются кристаллы факультетов. Может, это обозначает, что ты наберёшь много баллов для Гриффиндора?
        - Не знаю, - с сомнением протянула Гермиона и с визгом подскочила, потому что я её ущипнул за руку.
        - В чём дело? - подошла профессор Трелони.
        Мы с Малфоем затаились.
        - Мне показалось… Я почувствовала, что меня кто-то ущипнул, - сказала Гермиона.
        - Иногда знаки Вселенной принимают различные формы, деточка, - чуть нараспев произнесла профессор прорицания. - Я вижу… Что время твоё на исходе, но за тобой стоят невидимые друзья, которые хотят отвести от тебя беду.
        - О, Мерлин! - выкрикнула Лаванда, приоткрывшая рот от таких предсказаний. - Что это значит, профессор?
        - Неужели Гермиона?.. - выдохнула Келла, обернувшись и с огромными от ужаса глазами посмотрела прямо на нас с Драко, мы как раз отошли за диванчик, так что были за Гермионой.
        А ничего так, эта профессор... Может, в самом деле провидица?
        - Какие-то глупости! - фыркнула Грейнджер.
        Я начал подталкивать замершего Драко к дверям и мы потихоньку вышли из класса прорицания.
        - Да уж, - пробормотал Малфой. - Надо же, «невидимые друзья», я думал, сейчас нас запалит перед всеми. Думаешь, она нас видела или что?
        - Не знаю, - пожал я плечами. - Трудно сказать. От девчонок я слышал, что Трелони какая-то там родственница известной предсказательницы.
        - Наверное Кассандры Трелони, - предположил Драко, - у меня есть вкладыш с шоколадной лягушкой с ней. Она давно жила и кучу всего напредсказывала.
        - Впрочем, это мы знаем, что были невидимыми друзьями Гермионы и хотим ей помочь, а само по себе предсказание какое-то… мрачное получилось. Девчонки впечатлились.
        - Так-то да, - хмыкнул Драко. - Теперь в класс маггловедения?
        - Угу.
        * * *
        Я почти не удивился, когда мы обнаружили и там ещё одну вполне настоящую Гермиону.
        - Всё-таки хроноворот! - когда мы вышли из класса радостно улыбнулся Драко. - Интересно, где она его достала?
        - Да…
        Мне тоже было это очень интересно.
        
        Часть 1. Глава 8. Теории
        
        9 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Когда мы прижмём Грейнджер? - нетерпеливо спросил Драко после урока древних рун, который закончился в половине четвёртого. Профессор Бабблинг отпустила нас на полчаса раньше.
        - Надо подумать, - ответил я. - Но пока мы ей не скажем, что знаем об этом секрете. Надо бы для начала как-то подготовиться. Лучше вообще забрать у неё эту опасную штуку.
        К тому же появились у меня некоторые мысли на этот счёт. Теория была зыбкой, но уж больно всё сходилось.
        - В девчачьи спальни не пройти, мне Блейз сказал, что там специальные чары, которые ступеньки разглаживают и делают скользкими, - ответил мой деятельный друг. - А так она не отдаст, наверное. Вот же, хитрая! Учится в два раза больше других. А я всё думал, как ей это удаётся! Интересно, как давно у неё хроноворот? Может, поэтому она на те вопросы на прошлых экзаменах ответила, а я нет?
        - Успокойся, - вздохнул я. - Сомневаюсь, что хроноворот у неё давно. Думаю, что с этого учебного года только. Она магглорождённая, так что такой артефакт ей могли только в школе дать. Наверное, всё из-за того, что она все предметы выбрала для изучения, и не захотели расписание сильно менять.
        Знать бы, зачем это Хигэканэ. Сомневаюсь, что это Снейп-сенсей раздаёт подобные артефакты. Наверное, он тоже периодически им пользовался, чтобы всё успевать, и поэтому на своей шкуре знал про ощущения. Возможно, если Гермиона полна амбиций и желаний знать больше всех, то ей в этом потакают, а потом будет расплата… Например, следить за Героем, помогать ему в передрягах… Или не вмешиваться, когда просят. Ну, и ещё как всегда - вербовка сторонников. С самых малых лет.
        В любом случае без согласования с Директором в Хогвартсе ничего не происходит. А подающая большие надежды умненькая Гермиона - неплохая пешка в этой игре, которая при должном умении гроссмейстера может стать королевой. Ещё один человечек, который чем-то обязан и чувствует глубокую признательность. «Помогать» магглорождённой, которая потом, когда вырастет, может стать подспорьем на политической ниве. Может, та сцена с родителями в магическом квартале в прошлом году, которую устроил мистер Уизли, была совсем не случайной? И не дурость и нетактичность мистера Уизли виной тому, что у Грейнджер сформировались какие-то комплексы и стремления что-то кому-то доказать?
        Насколько я помню местные политические расклады, консерваторы пока находятся в равновесии с теми, кто хочет привнести в мир магии больше маггловского, а то и вовсе раскрыть секрет магии простецам. Люди, подобные Гермионе, будут в слепой вере упорно биться головой в стены… Чем-то она мне напоминает микс Сакуры и меня в юности. Идеалистка, типа МакГонагалл, которая смотрит в рот Хигэканэ и с придыханием упоминает его имя. Впрочем, не одна она.
        Вот так и вербуются фанаты? Подцепил на крючок, вроде как облагодетельствовал, помог бедняжке, глядишь, потом пригодится. С чистокровными такое не прокатит, они могут знать про хроноворот или поинтересоваться у родителей, а вот с магглорождённой взятки гладки. Да и она ни за что не признается. Не сомневаюсь, что с неё взяли кучу обещаний и предупредили любую утечку…
        Я, может быть, тоже не обратил бы внимания, всё же и своих дел куча, ещё за друзьями следить, но Малфой признал в Гермионе конкурентку и не спускает с неё глаз.
        - А если мы как бы… заберём у неё хроноворот, - потёр подбородок Драко. - Вдруг она подумает, что её обокрали, и нажалуется? Найдут ещё такую штуку у нас, это неудобно выйдет.
        - Н-да, тут ты прав, Дрейк, - согласился я. - Но этот хроноворот слишком опасен. Я читал, что игры со временем могут весьма печально закончиться. В книге, которую я нашёл в библиотеке Блэков, написано, что многие путешественники не вернулись или просто умерли, - пояснил я притихшему Драко.
        - Грейнджер, конечно, ещё та заноза, но она… Наш друг, в общем, - стушевался Малфой. - Может, если ей ту книгу показать, то она всё сама осознает? Она книгам порой больше, чем людям, верит. Пусть бы вернула артефакт тому, кто ей его дал.
        - Во-первых, книгу из особняка не вынести. Во-вторых, надо попасть в Лондон, а до Рождества это вряд ли возможно, - пояснил я.
        - Может, на выходных? - спросил Драко. - Мы же уже взрослые и в Хогсмиде можем гулять. Ты говорил, что эльф тебя слушается. Он может перенести вас в особняк, а мы с ребятами прикроем. Может, и мама Невилла поможет, она как будто ну… Своя, что ли. Есть ощущение, что не выдаст нас.
        - Идея неплохая, - задумался я. - Но Гермиона - магглорождённая, а Блэки…
        - А, ну да, - смутился Драко. - Ещё и эльфы чувствительны к чистоте крови. У них это как… еда. Мама говорила, что чем чище кровь, тем они более рады исполнить пожелание.
        - То есть чистота крови влияет на возможность приказывать эльфам? - переспросил я.
        - Ага. Так говорят. Хотя кто этих эльфов знает, - пожал плечами Малфой.
        В принципе, если подумать, то это возможно, не зря же существует какая-то привязка к роду. Эльфы - подчинённые существа и зависят от определённой магии, может, у них их «вкусовые пристрастия» зависят и конкретно от фамилий или способности магов «очищать» или «преобразовывать» магию? Не зря же есть такие понятия, как «грязнокровка» и «чистокровка». Может это «деление» вообще от эльфов пошло? Именно же с чистотой связано. Вполне возможно, что изначально имелась в виду способность очистки и преобразования магии для эльфов.
        - Вряд ли про хроновороты и редкие артефакты есть что-то в общей библиотеке Хогвартса, - продолжил рассуждать Драко. - Но есть Запретная Секция. Там точно что-нибудь найдётся. Только чтобы туда попасть, надо разрешение у какого-либо профессора взять.
        - У любого? - уточнил я.
        - Да… - кивнул Драко. - Сегодня в четыре двадцать начинаются дополнительные занятия по зельям у профессора Снейпа. Он так тебе ничего и не сказал?
        - Нет, - вздохнул я. - Может, ещё думает.
        Впрочем, сенсей во вторник на зельях намекнул, что ему запретили брать меня на дополнительные занятия. «Не всё происходит по нашему желанию, вы должны это понимать, мистер Поттер».
        С другой стороны отработки ещё никто не отменял.
        - Я поговорю с профессором Лонгботтом. Может, она выпишет пропуск в Запретную секцию, - предложил я. - Вроде бы у неё уже кончились занятия на сегодня.
        - Я тоже у профессора Снейпа попрошу пропуск, - кивнул Драко.
        * * *
        Всё складывалось довольно удачно. По крайней мере, введение Алисы в наши дела и секреты объяснит друзьям наше с ней общение.
        - Проходи, Гарри, - улыбнулась мне она, когда я не особо таясь постучал в двери апартаментов учителя ЗОТИ.
        - Ух, ничего себе! Вот это плетение! - вытаращился я, разглядывая её, когда она повернулась спиной ко мне.
        Это была не просто банальная косичка. Волосы были необычно подхвачены, казалось, что и распущены, а сверху какая-то коса, как наизнанку заплетена, и всё вокруг волос, причём пряди так переплетены хитро, что и не поймёшь, как это вообще так сделали.
        - Нравится? - довольно спросила Алиса, искренне улыбаясь. - Это заплела старшекурсница со Слизерина. Я пригласила двух девушек и объяснила, что я хочу от этого «женского клуба», они идеей загорелись и вызвались мне помочь. Неплохо научиться местному этикету самой, чтобы не попадать впросак, - поделилась она. - А то… помню, как та пожилая женщина на меня смотрела странно. Хорошо, что хозяйка этого тела долго болела и этим объясняли почти все мои промахи. Да и Невилл неплохо мне помог. Удивительно тактичный мальчик.
        - Я же говорил, что Невилл хороший, - улыбнулся я такой оценке своего друга. Он на самом деле был рад, что у него появилась мама и, как мне казалось, не мог на неё надышаться.
        - Девушки будут заплетать сами и учить других, как делать красивые причёски, не представляешь, сколько всего, оказывается, можно придумать с такими длинными волосами, - сообщила Алиса.
        - Я ещё тебе по поводу занятий по акробатике хотел сказать, что можно их как-то совместить с группой поддержки команд квиддича. Там и магия, и полёты на мётлах. Драко может более подробно рассказать, он видел, как это у профессиональных команд делается.
        - А я тебе тоже небольшой сюрприз подготовила, Гарри, - хитро улыбнулась Алиса. - Я нашла тебе место, где вы можете заниматься с друзьями… Более плотно и продуктивно. Ты же тренируешь элитную команду?
        - Что за место? - удивился я. - Я, конечно, кое-что прикидывал. Иногда единственный способ защитить кого-то это сделать его сильней. Способным защищать себя и семью.
        - Мне этот кусок извлечённой души, мой информатор, сообщил, что в Хогвартсе есть так называемая «Комната по требованию». Я сегодня утром в ней была.
        - Подожди, - остановил её я. - Ты хочешь сказать, что не избавилась от него? Я просто думал…
        - Во-первых, он мог пригодиться, и, как видишь, пригодился, - поморщилась Алиса. - Во-вторых… На данном этапе я не могу отделить его или уничтожить. Могу, но тогда сама сильно пострадаю. Так что пока я… - она вдруг засмеялась.
        - Чего? - не понял её веселья я.
        - Никогда не думала о таком, но мне кажется, это очень иронично, что я сама стала кем-то вроде джинчуурики, - выдала Алиса. - Он в какой-то мере запечатан во мне. Я не могу его поглотить - слишком уж живучий, и я не хочу допускать варианта слияния. Сейчас я слишком слаба.
        - Если что, то у меня есть запечатанная частица Волдеморта, - сообщил я. - На первом курсе он попытался сделать одержимым одного нашего профессора. Помнишь, что стало с твоей чакрой, которую запечатали в Сору? Он был псевдо-джинчуурики. Чакра, как и душа, всегда стремится к целостности. Мы смогли поглотить ту частицу чакры, которая выходила из Соры, так как у нас была большая часть тебя.
        - Вполне разумно, - задумалась Алиса. - Я подумаю над этим вариантом. Впрочем, пока этот кусок души неплохо подкован в местной магии, да и куче мелочей, которая касается Хогвартса, и избавляться от него нет смысла.
        - Так что это за чудо-комната такая? - вспомнил я, с чего вообще начался разговор.
        - Насколько я поняла, эта комната - именно чудо. Её настройки меняются в зависимости от желания. Внутри есть всё, что нужно. Например, пожелав найти тренажёрный зал для шиноби, я нашла великолепный зал с макиварами, мишенями, наборами кунаев и сюрикенов. Правда, вынести из комнаты то, что она создала, невозможно. А ещё она не создаёт еду - её надо приносить с собой. Но для того, чтобы заниматься с друзьями, вполне подходит. Причём, размеры комнаты тоже варьируются. Я попробовала и кхм… она превратилась в небольшой уютный санузел.
        - Здорово, - оценил я. - Где я могу её найти?
        - Она находится в переходе на восьмом этаже, я тебе покажу, - кивнула Алиса.
        - Знаешь, я сегодня, кажется, кое-что сообразил насчёт того, как мы сюда попали и почему, - поделился я. - По крайней мере, теория выходит довольно стройная.
        - Да? - заинтересовалась Алиса. - Излагай.
        - Я тут узнал об одном любопытном артефакте, который называется «хроноворот», - начал я.
        * * *
        - Так вот, в той книге было написано, что те, кто воспользовался хроноворотом, пропадали, или возвращались из прошлого мёртвыми, - выдал я всю информацию, которую почерпнул про эти артефакты. - Я тебе не говорил, но когда попал сюда, то записал то, что помнил из рассказа Гарри. В этом году события совсем иные, так что я не особо освежал память, но когда мы с Малфоем вычислили, что хроноворот есть у Гермионы, я вспомнил. Сейчас…
        Я достал свиток, в котором были запечатаны мои записи. Его я хранил на дне сундука и перед тем, как прийти к Алисе, сбегал в комнату за ним.
        - Так, где-то это было. А вот, слушай! «Крёстный Гарри - Сириус - оказался невиновным в том, в чём его все подозревали. Его подставила крыса-анимаг. Но Сириуса схватили, и он был приговорён к возвращению в тюрьму и к смерти. Гарри вместе со своей умной подругой воспользовался волшебной штуковиной, чтобы вернуться в прошлое на несколько часов. Они спасли Сириуса и ещё волшебного полуконя, которого тоже приговорили к смерти. Сириус смог сбежать вместе с конём, а Гарри и его подруга вернулись на то же место, откуда исчезли, чтобы всё это совершить».
        - Если ты говорил, что с помощью хроноворота нельзя совершать значимые поступки, которые изменят основную линию времени, то получается… - задумчиво протянула Алиса, явно ухватив мою мысль.
        - Именно! - кивнул я. - Смотри, что вырисовывается. Есть некая реальность, и вот наши друзья меняют эту реальность с помощью хроноворота, и реальность раздваивается. В своей изначальной реальности они пропадают, зато появляется другая, в которой они спасли Сириуса, который впоследствии погиб, а Гарри призвал нас. Кстати, насколько я понимаю работу артефакта, надо быть внутри него, - я подошёл к Алисе, чтобы продемонстрировать зародившуюся только что идею. - Смотри, вот у Гермионы есть артефакт на длинной цепочке, так хроновороты выглядят. Они вместе с Гарри надевают цепочку, прокручивают часы назад, потом Гермиона снимает цепочку с Гарри, оставляя хроноворот только на себе, потому что бегать и что-то делать связанными цепочкой невозможно и неудобно. Значит, Гарри был вне артефакта. Возможно, что он один пропал из изначальной реальности, а Гермиона вернулась, так как у неё был своеобразный маяк-хроноворот.
        - Думаешь, что нас притянуло в эту изначальную реальность, из которой так или иначе исчез Гарри? В принципе, это не противоречит законам сохранения энергий. Потоки времени не линейны, а напоминают спираль. А если он начал находиться сразу в двух местах... Эта реальность стала зыбкой и начала притягивать альтернативы. Развоплощённая душа Гарри могла уйти в ту реальность, в которой у него всё вышло с этим крёстным Сириусом… Сам только что сказал, что душа стремится к единению. Так как только его душа удерживала эти две реальности… - задумчиво накрутила локон на палец Алиса. - Но после развоплощения каждый из этих миров пошёл по своему пути. Каждый со своим Героем.
        - Это так странно, - кивнул я.
        - Но вполне возможно, - добавила Алиса.
        
        Часть 1. Глава 9. Подковёрные интриги
        
        21 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Конечно же, Драко не мог просто взять и рассказать что-то Гермионе и показать книгу, которую мы всё же нашли в этой самой Запретной Секции библиотеки, это было не интересно. Да и была у Малфоя какая-то тяга к театральности. Ну ладно, не у него одного, я идею поддержал: действовать в лоб это не Тайный путь Тайного Факультета. Сильно подставляться и показывать свою осведомлённость мне тоже было не с руки, и тем более вступать в какую-либо конфронтацию с Хигэканэ и возбуждать его подозрения, что со мной не всё так однозначно.
        Мне крайне выгодно ничем не выдавать себя до поры до времени и делать вид, что я просто ребёнок.
        Шиноби должен понимать, когда лучше оставаться в тени и действовать скрытно, а когда переть напролом. Долго же меня этому учили, сколько шишек набил, и кажется, что в новой жизни я больше шиноби, чем до этого. Открытые противостояния не для этого мира и реальности. Да и, собственно, ещё ни разу Хигэканэ не был пойман на горячем. Не всё однозначно и прямых доказательств нет. Даже то, что я думал насчёт того, что за меня никаких денег не платили на содержание родственникам, объяснялось тем, что Сириус был в тюрьме и не мог распоряжаться финансами, а ближайшими родственниками были как раз Дурсли. Да и Хигэканэ всегда может сказать, что после войны столько дел было, а Гарри не единственный сирота, школа и всякие должности требуют много времени и так далее и тому подобное. Вроде устроили у родственников и ладно. Жив, здоров, накормлен, одет, обут. Чего ещё надобно?
        И с этим хроноворотом, ну вот запамятовал старик, что они запрещённые, валялось в школе, он и дал умненькой девочке, раз та так хочет учиться. А то, что Грейнджер, дорвавшись до управления временем, артефактом злоупотребляет, кто виноват? Хроноворот-то можно и на час, два и три повернуть, вот только урок идёт восемьдесят минут, то есть «выгадать час» - уже отпадает. Получается, что надо, как минимум, два оборота делать, чтобы на какой-то урок одновременный попадать. Где-то скрываться, или не пересекаться с собой же. Утром у нас занятия с девяти и до двенадцати, так что, сдаётся мне, что как раз перед обедом, как две недели назад, она поворачивает три часа, чтобы больше успеть. В библиотеке посидеть, пока уроки идут, например, домашние задания сделать на неделю вперёд. Хагриду опять же накатала в помощь план занятий и лекций. Наш большой друг очень Гермиону хвалил, что она такая умница и молодец. Да и уроки УЗМС вполне мирно проходят, и мы не только каких-то жутких тварей изучаем с риском для жизни.
        А если суть да дело с этим хроноворотом, скажут, что дали артефакт, только чтобы дважды в неделю на одновременные занятия ходить, а не чтобы накручивать себе по двадцать семь часов в сутки. И это будет правдой.
        * * *
        В воскресенье, девятнадцатого сентября, у Гермионы был день рождения - ей исполнилось четырнадцать лет. В этот день был организован выход в Хогсмид. Ещё на прошлой неделе мы распробовали сливочное пиво, которое продавалось в пабе «Три метлы». Необычный напиток, но мне понравился: сладкий, со вкусом карамели и молока. От «пива» там были только несколько градусов алкоголя и взбитые сливки в качестве пены. После двух кружек голова немного кружилась, и было весело, но этот хмель выветривался уже через двадцать минут.
        Так что в воскресенье мы целенаправленно всей компанией двинулись в паб. Драко ещё в пятницу предложил отправить сову хозяйке «Трёх мётел», сообщить, что мы хотим отметить в пабе день рождения подруги и примерный заказ, чтобы был торт, сливочное пиво и всякие вкусности. Мы скинулись с ребятами и отправили с поручением и пятью галлеонами в мешочке важную Ураги. Вернулась она в совятню минут через десять ещё более важная и принесла записку, что заказ принят и нас будут ждать.
        Гермионе мы решили организовать «вечеринку-сюрприз». С утра в воскресенье все сделали вид, что предвкушают выход в Хогсмид, а про её день рождения забыли. За завтраком Грейнджер сидела грустная, но никому ничего не сказала, пыталась правда намекнуть, но Драко увёл тему обсуждением дополнительного занятия у профессора Снейпа в четверг.
        Кстати, что касается «не пойманного за руку Хигэканэ». Получилось так интересно. На прошлой неделе во вторник на зельях Снейп-сенсей, украдкой поглядывая на меня, страдальческим голосом объявил, что пересмотрел своё правило насчёт Гриффиндора, и так как мы неплохо показываем себя на его уроках, он кроме Драко возьмёт ещё одного ученика. И этим учеником оказалась Гермиона.
        Дополнительное занятие было всего восемьдесят минут, пятым уроком по четвергам, так что они с Малфоем вполне успевали на нумерологию, которая у нас была по четвергам же шестым уроком.
        Гермиона ходила и гордилась, Драко возмущался, так как по зельям я был ничуть не хуже. Он даже, наивная душа, пошёл украдкой к Снейпу-сенсею спросить, почему он не взял ещё и меня. Я бы и не знал, но сенсей в пятницу, когда мы спускались в Тайную комнату, намекнул, что Малфой к нему приходил, и пришлось дать ему от ворот поворот. Наверное, это было тогда, когда Драко весь вечер среды был притихший и задумчивый.
        И пусть я буду трижды параноиком, но в тот вторник, когда сенсей на уроке сделал объявление про Гермиону, потом на обеде я через весь Большой Зал чувствовал на себе взгляд нашего директора. Пришлось отыгрывать обиду. Видимо, кое-кому совсем не понравилось, что мы со Снейпом-сенсеем «теоретически» можем как-то сблизиться. К Годрику теперь меня вместе с ним исправно каждый месяц решили посылать по семнадцатым числам месяца. Да ещё и моё открытое увлечение зельеварением…
        А что больше всего отвернёт ребёнка? Несправедливость. Возмущение, что кого-то берут на дополнительные занятия, на которые сам хотел, а тебя - нет. Кому-то делают исключение, а над тобой издеваются. В прошлом году Снейп-сенсей вроде как пообещал подумать и взять меня на практику, а сейчас как бы отказывается от своих слов, когда «бедный Гарри» уже рассчитывал на что-то. Психология такая психология.
        Отыгрывал обиду я, видимо, очень достоверно, так как Снейп-сенсей меня в тот же вторник перед ужином подловил и, заглядывая в глаза, сказал, что не смог выбить место и для меня. Я ответил, что это понял и просто подыграл. У него было такое выразительное лицо! Я себя прямо таким «Актёрищем» почувствовал. Но, видимо, сенсею было просто не по себе от всей этой круговерти вокруг меня, и он переживал.
        И тоже очень кстати Алиса мне в тот же насыщенный событиями вторник, неделю назад, сказала, что была на разговоре у Хигэканэ. Тот своими намёками и речами как бы подталкивал её больше со мной общаться. Мол, типа я сиротка. Ко взрослым тянусь, а она теперь мою маму напоминает со своим цветом волос. А Алиса и Лили Эванс вместе на Гриффиндоре учились. За одно правое дело пострадали. Нехорошо ребёнка без присмотра оставлять. Прямых указаний как бы не дал, но… Мягко так прощупал почву на предмет того, что Невилл и Гарри общаются, но вот Малфой из семьи, которые слишком помешаны на чистокровности. Хигэканэ высказал опасения, как бы у Драко не было конфликта с магглорождённой подругой Гарри и Невилла - Гермионой, мол, умная и старательная девочка, тем более Невилл увлёкся маггловедением. Вплоть до того, что начал втирать Алисе, что Гермиона могла бы быть неплохой партией для её сына! И всё это как бы между прочим, высказывая варианты, опасения, напоминания о былых временах и предстоящих трудных испытаниях. Самое главное, что он сказал Алисе про некое Пророчество и напомнил, что её сын, как и Гарри, тоже
под него подходит. И «кто знает, милая, кто знает»…
        Их разговор, на котором Алиса строила из себя наивную дурочку, смотрящую в рот мудрого Светоча, я увидел в её воспоминаниях. Оказалось, что Волдеморт мог читать мысли и знает всякие ментальные штуки, типа как гендзюцу, которое накладывали разные Учиха, когда хотели чего-то рассказать и показать. При некотором умении и полном доверии и маги могут «проиграть» свои воспоминания прямо, так сказать, «из головы». Только эффект был не как от присутствия на месте событий в качестве наблюдателя, а как свои же воспоминания.
        И опять я был в какой-то мере в восхищении. Если вырвать их разговор из контекста, то получалось, что Хигэканэ просто справляется об отношениях Алисы с Невиллом, немного вспоминает прошлое и мягко намекает, что неплохо было бы уделить чуток внимания и ребёнку бывших боевых товарищей, погибших на благо родины. Обычные человеческие забота и участие.
        Он ещё и крёстного приплёл «ты же знаешь, милая, Сириус всегда был несколько… безответственным. Джеймс Поттер сделал его крёстным и опекуном мальчика, а тот не совсем справился со своими обязанностями. Сама знаешь, попал в тюрьму по глупости, а сейчас вообще - уехал в Финляндию. Не хочу тебя огорчать, но ходят какие-то слухи, что Сириус забрал все деньги Гарри на свою поездку. Сказал, что будет учиться, но… мы не знаем, так ли это. Сам я не разбирался в этом вопросе, сама понимаешь, столько дел, но Минерва отправляла ему несколько сов по делам школы, он же преподавал ЗОТИ в прошлом году, но они вернулись с письмами обратно. Гарри ещё такой молодой и доверчивый, ему необходим взрослый человек рядом, который бы не дал его в обиду».
        Так послушаешь и подумаешь, да, подозрительный крёстный, бедный запуганный обманутый в лучших чувствах несчастный ребёнок, которого надо срочно спасать!
        А для меня - наивного и запутавшегося - на фоне отказа профессора Снейпа, при том, что Алиса мне как бы чужая тётенька, очень даже всё могло сработать. На фоне и контрастах. Да и будь Алиса простой женщиной, тоже бы прониклась судьбой сиротинки. Вроде Хигэканэ ничего конкретного не сказал, но у меня от его слов глаза защипало, так стало этого Гарри, про которого говорили, жалко.
        Алиса, конечно, пообещала нашему заботливому директору больше со мной общаться. И, в принципе, у нас и без договорённостей и одобрений Хигэканэ это бы всё равно получалось в достатке, так как я ещё девятого сентября был объявлен официальным помощником в двух кружках: по самообороне и по воздушной акробатике. Драко тоже был приписан к обоим. Это был отличный повод, и мы периодически собирались, чтобы обсудить всякие занятия, упражнения, трюки и чему будем учить - и все вместе с Невиллом, и я один.
        Девчонки почти повально стали ходить в «Красный локон» - они даже как-то там разделили дни по возрастам из-за того, что желающих много оказалось. Учились всяким женским примочкам, рассекали по школе с причёсками, и утром в гостиной был мини-филиал этого женского клуба, так как даже старшекурсницы стали разные плетения волос мелким делать и друг другу. Кто-то, у кого стрижка была короткой, смотрели и учились, или сами плели. Кстати, на эти встречи ходил Невилл и тоже пытался научиться косички фигурно заплетать, но до настоящих волос его не допускали, и он просто зарисовывал схемы плетений и последовательность в специальную тетрадь, которую купил в Хогсмиде.
        Возвращаясь к воскресенью: сюрприз для Гермионы удался. Мы заставили её поверить, что про её праздник все забыли, а потом завели в паб «Три метлы», в котором хозяйка накрыла большой стол и даже уголок украсила всякими осенними листиками, которые периодически в бабочек превращались. Мы хором гаркнули поздравления, спели песню и сели праздновать. У Грейнджер даже глаза увлажнились, словно зареветь хотела. Я сразу шепнул растерявшейся Гермионе, что это наш ей подарок, и мы за всё заплатили, а то мне показалось, что она подумала, что не сможет рассчитаться за стол с хозяйкой. Всё же сладости в Хогсмиде были дороже, чем в магическом квартале Лондона, да и кафе на то и кафе. Та же кружка сливочного пива стоила два сикля*, она, конечно, большая, многие на двоих берут такую. Раз в неделю можно побаловаться, но вообще-то дороговато.
        Впрочем, хозяйка для нас расстаралась, торт был просто объедение и хорошо пошёл со сливочным пивом, ещё были пирожные и сладости.
        Девчонки со значением подарили Гермионе всякие заколки, невидимки и шпильки, видимо, для занятий в женском клубе. Луна, когда мы вернулись, подарила какую-то исписанную тетрадку, и когда Гермиона её пролистала, то чуть не подскочила, мол, откуда это у тебя. Луна сказала, что скопировала записи своей матери по рунам. Тогда Драко тоже вручил подарок, который выглядел просто бумажкой.
        - Что это? - удивилась Гермиона, вчитываясь. - Это же!..
        - Ага, это разрешение на посещение Запретной Секции библиотеки Хогвартса, мы идём туда с тобой во вторник, как раз будет два свободных урока между ЗОТИ и нумерологией, - важно сказал Малфой. - Конечно, нам дадут посмотреть всего несколько книг, но…
        - Так здорово! - восхитилась Гермиона. - Спасибо! Невилл, это же твоя мама подписала, верно?
        - Ага, - кивнул Лонгботтом. - Она сказала, что если ты не будешь злоупотреблять, то раз в месяц сможет выписывать тебе пропуска, чтобы… ну…
        - Обычно доступ к Запретной секции дают только на старших курсах после сдачи СОВ, - пояснил Драко мысль Невилла. - И всё равно только с разрешения преподавателей.
        Ещё и обставил всё, как крутой подарок. С другой стороны этот подарок может ей жизнь спасти.
        Впрочем, если Гермиона не примет к сведению всю опасность использования такого артефакта, как хроноворот, то значит она не такая умная, как я считал. Если личные амбиции превышают здравый смысл, то с таким человеком мне не по пути.
        * * *
        После обеда было ЗОТИ. Мы снова уворачивались от электрических пульсаров, а в конце урока Алиса сказала:
        - По учебной программе на следующем уроке вы должны встретиться с боггартом. Кто знает, что это за существо? Да, мисс Грейнджер.
        - Боггарты являются разновидностью привидений, - ответила Гермиона, - они любят темноту, поэтому прячутся в разных шкафах, сундуках или чуланах. Боггарты отличаются тем, что не имеют собственного облика, они превращаются в то, что человек боится больше всего.
        - Достаточно, мисс Грейнджер, - улыбнулась Алиса, - на обдумывание своих страхов и борьбы с ними у вас есть неделя. Также очень советую прочитать учебник и хорошо выучить парочку заклинаний против боггартов. Директор Дамблдор пожелал лично присутствовать на нашем занятии.
        Я хихикнул про себя. Неудивительно, что Хигэканэ заранее предупредил о том, что хочет побывать у нас на уроке. Алиса, как и я, даже намного лучше, чувствует чужое присутствие и «машинально» - как она со смехом сообщила - уничтожает все «следилки» и чужую магию, когда куда-то входит. «Старая аврорская привычка» такая, ага. Один раз «проявила» директора, когда он был скрыт чарами невидимости. Тот состроил серьёзную мину, похвалил её за бдительность и смылся.
        Мы стали собираться, и Невилл выразительно посмотрел на меня. Мы договорились, что всё-таки покажем эльфэук, растущий в запретном лесу, Алисе, и я расскажу свою историю про фей и холмы.
        - Идём в библиотеку, Грейнджер, не забыла разрешение? - сказал Драко, подмигнув мне.
        Гермиона заторопилась.
        - У меня всё с собой, идём.
        Мы с Невиллом дождались, пока все уйдут, и в классе останемся мы втроём.
        - Мама, - друг чуть покраснел, покосившись на меня, - мы с Гарри хотели тебе кое-что показать в Запретном лесу.
        - Через двадцать минут у меня урок у второкурсников, - ответила Алиса. - После, до ужина, я свободна. Это потерпит?
        - Да, конечно, - улыбнулся Невилл.
        - Мы можем подождать во дворе, - предложил я. - Если закончите пораньше, то встретимся там. Мы с Невиллом… По стене полазаем немного, пока погода хорошая.
        - Договорились, - улыбнулась Алиса. - Когда освобожусь, найду вас.
        * * *
        «Скалолазание», кстати, Невилла здорово зацепило с того самого спуска со стены с помощью верёвки и куная весной прошлого учебного года. Он сказал, что летом забирался на половину башни Лонгботтом-тауэра снизу, а ещё несколько раз вылезал из окна на четвёртом этаже тем же способом по верёвке. У него даже несколько лишних кунаев появилось и в специально зачарованной поясной сумке типа катушки с очень длинной верёвкой. Бабушка на день рождения подарила, полностью поддерживая его стремление к физическому развитию.
        А ещё я трансфигурировал из куная и показал ему «кошки» - крюки специальные, чтобы привязывать к верёвке и забрасывать снизу. Мы как раз учились это делать на нашу относительно небольшую крепостную стену. С пятого раза у Невилла вполне профессионально получилось забросить, закрепить кошки и забраться.
        - Здорово! - улыбнулся он сверху, помахав рукой, а потом посмотрел в сторону Главного входа. - Ой, там мама идёт, я спускаюсь!
        * * *
        - Профессор Снейп! - удивлённо воскликнул Невилл, когда заметил фигуру в чёрной мантии на нашей поляне с эльфэуком, до которой мы дошли в обществе Алисы.
        
        Примечание к части
        
        * в переводе на современные русские деньги стоимость пинты сливочного пива - 570 мл - около 550 рублей. >
        
        Часть 1. Глава 10. Туман над будущим
        
        21 сентября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Добрый день, - поздоровался с нами Снейп-сенсей, пристально посмотрев на Алису, а потом на меня.
        - Очень хорошо, что вы здесь, сэр, - улыбнулся я. - Мы как раз решили проведать эльфэук и кое-что рассказать профессору Лонгботтом о его свойствах. По некоторым причинам Невилл не мог записать это в свой журнал наблюдений.
        - Вот как? - хмыкнул сенсей. - Что ж, с удовольствием послушаю. Я как раз подумывал над тем, чтобы срезать несколько листьев и проверить их парой зелий и катализаторов. Но если у вас есть новая информация - это хорошо.
        Невилл посмотрел на меня огромными глазами, всё же Снейпа-сенсея он немного побаивался.
        - Давай, я начну и расскажу предысторию профессору Лонгботтом, а ты дополнишь тем случаем в Мунго, ладно? - предложил я оробевшему другу, который меж тем машинально немного сместился и как бы прикрывал Алису от Снейпа-сенсея.
        - Ладно, Гарри, - кивнул Невилл.
        Алисе я уже кое-что про эти деревья рассказывал, она даже предположила, что в поиске прокола до нужного мира я, так сказать, инстинктивно и неосознанно тянулся к привычной мне чакре, а не к магии. Поэтому эльфэуки выделяют именно чакру, которая, в том числе, содержит магию. Кроме ограниченности по количеству цветов условной «радуги», магия ещё и была как бы менее яркой. То есть, несмотря на то, что я мог соединять стихии ранее мне недоступные, но ничего действительно впечатляющего вроде огненного шторма, ветряного вихря или стены воды создать не получалось. Мини-бурю в кружке воды - это пожалуйста, разжечь костёр - запросто, призвать воду - можно, но в количестве от стакана до десятка литров. Мог прорастить семечко или заставить цветок зацвести, но капитан Ямато, который мгновенно выращивал целый лес - недостижимая высота. Режущий ветер превращался просто в средненький порыв и то, чтобы его сформировать требовалась огромная концентрация. Именно переработанным «режущим вихрем» я когда-то сломал зонтик Хагрида с палочкой на конце.
        Когда мы были с Драко в Запретной секции, я в одной книге углядел заклинание, дико походящее на «чёрное пламя Аматэрасу», которое делали Учиха с помощью высшего развития своего додзюцу - мангекё шарингана. Здесь это называлось «адское пламя», вот только Учиха контролировали свой огонь, и могли целого биджуу им подпалить, а тут этот «адский огонь» был запрещён, так как был почти без контроля со стороны мага, и чтобы загасить его требовалась концентрация в несколько раз превышающая концентрацию непосредственного вызова.
        Кстати, о вызовах, те же змеи и некоторые животные, типа летучих мышей или птиц, призывались с помощью магии, но их размеры были крайне малы. Призвать кого-то типа тридцатиметровых змей Орочимару силёнок не хватило бы, думаю, и у местной легенды - Мерлина.
        Я-то уже привык к такому дикому ограничению своих способностей и возможностей, да и оказался в детском теле, постепенно взрослея и развиваясь, а вот Алисе приходилось тяжело ко всему этому приспосабливаться. Она кроме всего прочего обрела настоящее человеческое тело со всеми человеческими заморочками в придачу. По уровню силы мы были круче того самого Мерлина даже по отдельности с Курамой, а стали простыми магами. Впрочем, колдует Алиса без какого-либо напряга, думаю, сказывается и общение с биджуу-Волдемортом, и привычка пользоваться чакрой.
        Я рассказал версию про местных фейри, холмы в тумане и то, как я достал семена эльфэуков. Получается, что из нас четверых только Невилл не в курсе, какая это брехня, но конспирация превыше всего. Я так и не понял, как Снейп-сенсей относится к Алисе, в его взгляде порой мелькало сожаление, как у Хагрида, и я ни разу не видел, чтобы они о чём-то говорили за столом, хотя сидели через Флитвика.
        - О, как интересно. Необычная история, Гарри. Так это дерево выросло из тех семян? - вежливо улыбнулась Алиса, когда я закончил своё вдохновенное повествование о другом мире с сребролистными деревьями. Кажется, она старалась не смеяться. Сдержалась, наверное, потому, что сенсей пристально следил за её реакцией.
        Ответить я ничего не успел, так как раздалось требовательное ржание. Как если бы конь, а точнее, единорог, спросил: «стой, кто идёт?!».
        - О, Хацуюки, привет, это мы! - поздоровался я с нашим бдительным стражем, который вышел со стороны пастбища единорогов. Всё же шрам, который рассекал его круп, был довольно заметным, особенно при свете дня.
        До сих пор мотивы единорога остаются для меня загадкой, но мы как-то видели, что Хацуюки гонял от эльфэука не только кентавров и разную местную живность, вроде тех же гиппогрифов и тестралов, но и своих сородичей, которые пришли попастись на полянку.
        - О, единорог! - пробормотала Алиса, с интересом разглядывая белогривого коняшку.
        - Осторожней, - отступил на шаг Снейп-сенсей, - детей единороги не трогают, но…
        Он осёкся, потому что наш бравый страж прорысил к Алисе и начал, фыркая, её обнюхивать.
        - Так, значит, тебя зовут Хацуюки? - спросила Алиса, начиная гладить любопытную морду, ещё и рог потрогала.
        Я в этот момент оглянулся на сенсея и увидел у него прямо очень большие глаза. Сначала даже не понял, чего он так удивился, а потом вспомнил про «невинность» и что только девы, то есть девственницы, могут гладить единорогов. Упс!
        Алиса у нас в этом смысле сама невинность. Примерно неделю назад рано утром, когда я зашёл к ней, чтобы позвать на тренировку по полётам группы воздушной акробатики, на которую она опоздала, у неё была паника, потому что неожиданно начались менструации. Наверное, от истощения во время болезни у миссис Лонгботтом все эти женские штуки прекратились или были редко, а тут Алиса выздоровела, немного отъелась и организм заработал. Она думала, что её женское тело умирает. Я объяснил, чего это с ней, всё же в Академии у нас преподавали довольно широкопрофильные дисциплины, откуда дети берутся, мы ещё на первом курсе узнали.
        - Это тот самый единорог, которого вы спасли, мистер Поттер? - полюбопытствовал сенсей и неосмотрительно сделал шаг вперёд.
        Хацуюки это не понравилось, и он воинственно заржал, наклонив голову, нацеливаясь рогом на сенсея, и ударил копытом по земле.
        - Спокойно, малыш, спокойно! - потрепала его холку Алиса, а потом коснулась рубца на крупе.
        Единорог отвлёкся, повернул голову к её руке и тоненько заржал, как будто жаловался.
        - Не волнуйся так, профессор Снейп с нами, верно, мальчики?
        - Верно, Хацуюки, - закивал Невилл. - Профессор хороший, не надо его бодать… Он тоже за нашим деревом присматривает.
        Единорог фыркнул, мол, ходят тут всякие, но отступил, хотя и продолжал подозрительно коситься на сенсея. Мы подошли к дереву ближе. С прошлой весны оно здорово вытянулось и было уже выше Снейпа-сенсея, и толщиной внизу с мою ногу. Кажется, такими лиственные деревья становятся года через три-четыре. Может, на самом деле по другому времени растёт, и к окончанию Хогвартса мы заимеем тут огромное дерево?
        Алиса положила ладонь на чёрную кору, пока без всяких серебристых вкраплений, и прикрыла глаза.
        - Мам, - Невилл покосился на Снейпа-сенсея, - то есть, профессор Лонгботтом, я хотел сказать, что когда ты была в Мунго, то я принёс росток эльфэука тебе. А ты его съела весь с корешком. Только промывание желудка целители сделали, а потом… через сутки у тебя был тот приступ, после которого ты очнулась. Я не рассказывал, потому что это была не моя тайна, но теперь ты знаешь.
        - Мы сорвём несколько листьев для профессора Снейпа, - сказала Алиса единорогу, и тот ревниво наблюдал, как мы срывали листья, словно вёл учёт, кто и сколько взял.
        Снейп-сенсей забрал нашу добычу и, поблагодарив, ушёл, бросив на меня выразительный взгляд. После ужина точно хочет поговорить. Я кивнул, показывая, что намёк понял.
        * * *
        Драко вместе с Гермионой пришли на нумерологию к шестому уроку. Я видел, что Малфою не терпится мне всё рассказать. Впрочем, по его сияющей физиономии было видно, что наш план «дай Грейнджер самой всё найти и почувствовать себя самой умной» сработал.
        - Ну?.. - поинтересовался я.
        - Всё расскажу позже, - ухмыльнулся Малфой, который, кроме страсти к театральности, обожал хорошую интригу.
        Я решил дать другу выхвастать всё после ужина, смакуя подробности, и сосредоточился на уроке, изредка поглядывая на Гермиону, которая периодически теребила какую-то цепочку на шее.
        * * *
        С нумерологии нас отпустили в семь часов, так что до ужина было ещё полчаса, но мы с парнями решили, что не пойдём в факультетскую башню, а сразу двинемся на цокольный этаж в сторону Большого зала и подождём ужина во внутреннем дворике.
        - Гарри, можно с тобой поговорить? - несколько неожиданно задала вопрос мне в спину Гермиона. - Наедине.
        - Идите, мы придём на ужин, - махнул я Драко, Блейзу и Невиллу.
        Грейнджер хмуро проводила взглядом хихикающих девчонок из Рейвенкло, которые косились на нас и о чём-то шептались. Подозреваю, что решили, будто меня на свидание пригласили.
        - Гарри, ты кажешься мне очень разумным мальчиком, - серьёзно заявила Гермиона, и я поперхнулся, в голове даже мелькнула мысль, что сейчас, правда, на свидание позовёт. - Поэтому я хотела с тобой посоветоваться.
        - О чём? - прокашлялся я, состроив «умное лицо», и Гермиона коротко улыбнулась, показывая, что оценила мою попытку разрядить обстановку.
        - Я тут подумала… - она снова коснулась цепочки и отдёрнула руку, словно обожглась. - Может, мне стоит отказаться от маггловедения и прорицаний? Расписание неудобное и вообще… Профессор Снейп взял меня на дополнительные практикумы и даёт много литературы для изучения.
        - А чем дальше, тем будет больше заданий, - поддержал я. - Тем более, думаю, что ты сама можешь книжку по маггловедению написать. Я посмотрел у Невилла этот «Быт и нравы британских магглов» - там же элементарные вещи разжёвываются. Что такое электричество, что такое автомобиль.
        - Да, верно… - усмехнулась Гермиона. - А прорицания вообще ерунда. Там такая профессор… Похожа на гадалку с ярмарки, а ещё она мне сказала, что у меня аура не подходит для прорицаний. Мол, у меня слабая восприимчивость волн, идущих из будущего, - с лёгкими завываниями передразнила Гермиона профессора Трелони.
        - Книги ты купила, - пожал я плечами. - В конце концов, прочитать тебе их никто не запретит, если захочешь, то можешь самостоятельно подготовиться к экзаменам и сдать со всеми маггловедение и прорицания. Просто договоришься с преподавателями или через МакГонагалл.
        Гермиона посмотрела на меня, открыв рот.
        - Гарри! А ведь верно! - воскликнула она.
        - Ну, рад был помочь, - потёр я шею.
        Мы помолчали. Пауза затягивалась, и я уже хотел предложить идти на ужин, как Грейнджер спросила:
        - Скажи… Чисто… гипотетически, - замялась она. Я кивнул, показывая, что внимательно слушаю. - Если бы тебе дали некий артефакт, а ты узнал, что он запрещённый. Что бы ты сделал?
        - Чисто гипотетически? - переспросил я.
        - Да, - серьёзно кивнула Гермиона.
        Я задумался. «Правдорубка» Грейнджер сейчас в затруднительной ситуации.
        - А кто дал этот запрещённый артефакт? - спросил я. - Чисто гипотетически.
        - Ну… Допустим, наш декан, - вздохнула Гермиона. - Она, наверное, не знала…
        Ни для кого не было секретом, что МакГонагалл Гермиона просто обожала. Во-первых, та принесла ей заветное письмо из Хогвартса и всё рассказала про мир магии, во-вторых, уроки трансфигурации у Гермионы были любимыми, да и наша декан выделяла на них Гермиону. Ну и, в-третьих, МакГонагалл, так скажем, жертва обстоятельств и послушная пешка Хигэканэ. Помнится, письма Сириусу тоже она посылала.
        - Это неправильно, - пробормотала Гермиона, зябко поёжившись. - Я случайно узнала сегодня. Увидела знакомую картинку в одной из книг, которые нам с Драко выдали в Запретной секции. И я не знаю, что делать, Гарри. Как мне быть, а? А вдруг надо вызвать авроров, как тогда, когда эта крыса у нас в человека превратилась? А вдруг меня в Азкабан посадят за то, что я этим артефактом пользовалась?
        - Слушай… - предложил я. - А может, напишем Дэниелу Шафику? Он же на магического юриста, как его отец, хотел идти. И он кучу законов знает и все эти магические правила. А артефакт ему сразу отправим, для сохранности. А то… Помнишь, что на первом курсе, когда на нас тролль напал, сделал профессор Снейп?
        - Он стёр мне память, - прошептала побледневшая Гермиона, трогая висок.
        - И это было из лучших побуждений, - пожал плечами я. - Пусть Дэниел разузнает, как можно сдать артефакт для уничтожения. Если у тебя его не будет, то это как гарант твоей безопасности.
        - Но профессор МакГонагалл никогда бы!.. - протестующее пискнула Гермиона.
        - Даже под угрозой заключения в Азкабан? - уточнил я, глядя в расширившиеся карие глаза подруги. - Ты всего лишь магглорождённая, Гермиона, - жёстко сказал я. - Знаешь, в сороковых годах в туалете погибла магглорождённая девочка четырнадцати лет, так даже особого следствия не провели. Я не в курсе, сообщили ли её родителям, что с ней случилось. Ты должна была видеть её привидение. Случайно как-то узнал её историю.
        Гермиона побледнела.
        - Плакса Миртл, - прошептала она. - Она была магглорождённой?
        - Верно, Гермиона, - кивнул я. - Она была магглорождённой. И как бы тут все не плясали вокруг толерантности и всеобщего равенства, никто никогда не равен. Есть богатые, есть бедные, есть сильные и слабые, есть умные и глупые. Есть взрослые, которые имеют власть над детьми. Есть волшебники, которые знают больше нас, просто потому, что дольше живут, больше прочитали, умнее и хитрее.
        - Но… зачем тогда… Зачем мне дали этот артефакт? - часто заморгала, словно сдерживая слёзы, Гермиона.
        - Зачем? А вот станешь ты, такая умная и амбициозная, через десяток лет каким-нибудь помощником министра, и придут к тебе дядечки и скажут, «хотим, чтобы…» и чего-то такое предложат тебе, от чего тебя воротит просто. Ты откажешься, а тебе скажут «а помните, мисс Грейнджер, как вы на третьем курсе запрещённым артефактом пользовались? Не благодаря ли этому всё то, что вы сейчас имеете? А может, нам сообщить в соответствующие органы про этот артефакт? Вы же не хотите в тюрьму, так что бумажки подпишите, не стесняйтесь, и будете делать всё, как мы велим», - меня понесло. - Это я в фильме одном видел, - пояснил я Гермионе, которая вытаращилась на меня, приоткрыв рот.
        - Гарри, - жалобно воскликнула она, помотав головой. - Я так не хочу… Чтобы потом… Давай напишем Дэниелу? Он на самом деле и Колину Криви с этими фотографиями помог, и по поводу крысы нас защитил. Он ещё сказал, что без родителей могут зельем каким-нибудь напоить. Я боюсь, Гарри.
        - Напишем. И сразу твой артефакт ему пошлём. Что за штука, кстати?
        Гермиона воровато огляделась, но в коридоре мы были одни, да ещё она до нашего разговора заглушающие чары наложила.
        - Вот, - она вытянула из-под мантии круглый золотистый медальон на длинной цепочке. - Это называется «хроноворот»…
        
        Примечание к части
        
        Фанарты к главе: 439288757 440013388 439580804 >
        
        Часть 1. Глава 11. Путешествие в прошлое
        
        21 сентября, 1993 г.
        Мир Чёрных Пещер
        Да, давненько не получалось выбраться в мир Чёрных Пещер! С началом учёбы всё завертелось: Алиса, клубы шиноби, самообороны и воздушной акробатики. Время летит так быстро! Сегодня после ужина мы ещё с Гермионой пошли в Западную башню, в тот самый кабинет, в котором можно писать письма, и составили послание для Дэниела. Отправили Ураги, всё же Дэниел, как и очень многие, знает, как выглядит моя сова. После я натянул мантию-невидимку и дошёл до подземелий, постучавшись в покои Снейпа-сенсея за несколько минут до отбоя.
        Хорошо, что он когда-то наложил свои чары распознавания на мантию, поэтому, просверлив коротким взглядом пустой коридор, сделал вид, что выглянул по делам, а потом передумал. Он придержал двери, и я прошмыгнул в его покои. Первый раз оказался в них. В принципе, по расположению и мебели всё точно так же, как и в апартаментах преподавателя ЗОТИ.
        Сегодня, насколько я знаю, вечером должна была дежурить МакГонагалл, а она никогда не проверяет все ли на своих местах и в своих кроватях. А парни меня не выдадут. Я намекнул Драко, чтобы ложились спать без меня и не ждали моего возвращения.
        Похоже, что с моей занятостью в Хогвартсе только по ночам и можно спокойно пересечься с сенсеем. А так возле нас постоянно кто-то толчётся. Если принимать во внимание то внушение, которое сделал Алисе Хигэканэ, нас с сенсеем вообще в покое и наедине никогда не оставят. Это доказывают последние двадцать дней, когда либо он, либо я заняты по самую макушку.
        Сегодня даже, после окончания занятий по зельеварению, когда меня сенсей задержал, чтобы я, как обычно, прибрался в классе, со мной остался Рон Уизли, решивший мне помочь. Не знаю, сам ли подумал или надоумил кто, но он мне помогает с уборкой вот уже вторую неделю подряд. И вообще после встречи в магическом квартале и нашего разговора, Рон стал как-то собранней и серьёзней, что ли. И теперь больше походил на Перси, чем на раздолбаев близнецов. Впрочем, из-за нашего контракта и близнецы поумерили пыл и направили свой энтузиазм на учёбу и спорт. Также они очень зажглись идеей команды поддержки и разрабатывали фейерверки и «крутые иллюзии» для наших гриффиндорцев.
        Матч между Гриффиндором и Рейвенкло, по нынешней жеребьёвке, должен состояться в начале ноября, и Кэти Белл, которая с появлением меня и Драко в команде по квиддичу перешла в запасные игроки, можно сказать, возглавила нашу группу поддержки. Да и капитан - Оливер Вуд - был доволен, что у нас всё будет «как у профессионалов».
        В общем, проникнув в обитель сенсея, я сразу взял быка за рога:
        - У них там уже почти девять месяцев прошло, - напомнил я, сбрасывая с головы капюшон.
        Снейп-сенсей кивнул и, пока я снимал и упаковывал свою мантию-невидимку, просто вынес собранную сумку из соседней комнаты. Я достал фиал с кровью Кибы, которую собрал в последний раз, и мы совершили перемещение в мир Чёрных Пещер.
        - Гин уже должна совсем вырасти, - сказал сенсей, взмахом палочки трансфигурируя наши мантии в более подходящую для жары одежду.
        Мы распаковали из свитков наши мётлы и полетели.
        - А вдруг у них уже щенки? - предположил я. - Всё же Гин уже почти два года исполнилось. У простых собак первая вязка может быть к этому времени.
        Сенсей ничего не успел ответить, так как нас настиг радостный возглас Кибы, который, высунув языки из пастей, бежал нам навстречу.
        - Хозяин Гарри! Мистер Северус! Гин! Гин! Они вернулись!
        К Кибе присоединилась серая псица с рыжим ухом на правой голове. Наша подросшая Гин вынырнула из зарослей травы. Видимо, церберы-орфы охотились на местных монстрокролей.
        Мы с сенсеем снизились и приземлились на более-менее вытоптанной полянке-пляже рядом с рекой. Снейп-сенсей еле увернулся от серого снаряда уже достигшего трёх метров в холке. Гин была более поджарая, утончённая и мелкая в сравнении с мордастым Кибой, и походила на двухголового светло-серого добермана-переростка, тогда как Киба был больше похож на чёрно-серого трёхголового ротвейлера.
        Гин такой скулёж подняла и словно не понимала, чего это Снейп-сенсей и я так уменьшились. Поползла на брюхе к нему, чтобы по высоте сравняться. Раньше, когда она была месячным щенком, пряталась в ногах сенсея, а сейчас он у неё в ногах мог затеряться.
        - Спокойно, девочка, это я, - протянул к ней руку, чтобы погладить по морде, сенсей.
        В итоге пришлось ему обе руки задействовать, так как морд у Гин было две и каждая из них хотела, чтобы её погладили. Забавно так отпихивали друг друга, поскуливая.
        Киба наблюдал за этой картиной, отчаянно брякая своим хвостом по земле и осторожно обнюхивая меня. Пришлось и мне его почесать, используя магию.
        - Ну, как вы тут? - спросил я своего цербера, который от счастья напустил слюней и соплей из всех трёх морд.
        - Скучали по хозяину Гарри и мистеру Снейпу, - снова ударил хвостом в землю Киба. - Были дожди. Охотились. Гин поймала первую добычу. Киба научил Гин избавляться от злых клещей с помощью рыб. Мистер Снейп давно не мазал нас травяным отваром, поэтому клещи снова стали нас кусать. Но Гин придумала валяться в траве, которой пах отвар, а ещё срывать её и кидать в горячий источник, и клещи нас мало кусали.
        - Ты моя умница! - похвалил Снейп-сенсей довольную орф, которая перевернулась и подставила ему «пузико» для «почесушек».
        - Эй, вы что, загадили травой наш онсэн? - протянул я, выхватив основную мысль о том, что «кидали траву».
        - Нет, хозяин! - прижал уши к головам Киба. - Другой. Нашли другой источник. Там вода стала пахнуть так же, как отвар мистера Снейпа. Киба и Гин старались, чтобы пахло так же. Он пахнет долго, несколько недель, а потом надо снова траву рвать.
        Гин заглядывала в глаза сенсея и виляла хвостом.
        - От вас на самом деле пахнет мятой, - заметил Снейп-сенсей, - я удивился, так как у вас всё должно было закончиться. Мы так давно не были.
        Орф тонко взвыла, словно соглашаясь с его утверждением.
        - Гин не научилась разговаривать? - спросил я Кибу.
        - Нет! Но орф Гин умная, - ответил он. - Но она не может говорить так, как Киба.
        - Гарри! - ошарашено посмотрел на меня сенсей. - Я… Кажется, я её понимаю. Она посылает мне мысленные образы. Немного запутанные, но вообще-то понятные. Она скучала. Она охотилась. Она ждала меня, - на этих словах обычно спокойное и нечитаемое лицо сенсея дрогнуло.
        * * *
        Мы прибыли в мир Чёрных пещер где-то за два часа до заката второго солнца - у двух светил мира была некоторая несинхронность и сначала вставало то, что побольше, а следом, часа через два, то, что поменьше. Садились они также: сначала большое, потом малое. Мы высчитали, что местные сутки были примерно двадцать три часа, так что с переходами сюда мы не всегда попадали в день, хотя тёмное время суток длилось всего около восьми часов. Во время наших летних рейдов, когда мы жили тут по трое суток, в то время пока в нашем мире длилась ночь, мы со Снейпом-сенсеем более тщательно изучили мир Чёрных Пещер. Плюс мётлы давали большую мобильность.
        Оказалось, что слепые «жаборыбы», чёрные шестилапые ящерицы, ночные «светлячки», донные многоногие «раки» и помесь птиц и летучих мышей не единственные местные обитатели. Когда мы отправились в лес эльфэуков, то оказалось, что именно там буквально кипит жизнь.
        Первыми мы обнаружили животных, похожих на довольно крупных летающих крыс. Они питались семенами-желудями эльфэуков, носились и парили с ветки на ветку, растопыривая лапы, между которых была тонкая серая перепонка. Летающие крысы вдобавок имели вытянутые морды и набивали щёки, как хомяки. Окрас шкуры у них был чёрный с тонкими светло-серыми продольными полосками. Так что эти крысы, когда замирали, почти сливались с корой деревьев.
        В глубине леса нашлись бьющие ключи и большое озеро, в котором жили те самые многоногие «раки» и почти нормальные рыбы с плавниками, а не с ногами. И глаза у них были. Сенсей предположил, что во время дождей некоторые водоёмы соединяются или появившаяся река временами пересыхала без растений в долине, а многие рыбы и животные зарываются в ил и пережидают засуху так.
        Во время летних каникул мы обнаружили и местных хищников, чем-то походящих на чёрно-полосато-рыжеватую помесь лисицы и таксы: они свободно шныряли и по земле, и в траве, залезали на деревья и даже ныряли в воду за «раками» и рыбой. Я обозвал их «шнырками». Так-то весьма симпатичные зверьки, их узкие норки были в корнях деревьев, а остренькие мордочки с оттопыренными большими ушами и крупными, немного выпученными глазами, выглядели забавно. Несмотря на размер, не превышающий среднюю кошку - шнырки были сильными и ловкими. Оказалось, что их пушистый толстый хвост раздваивается с середины, может быть для того, чтобы легче было плавать, а то лапы-то у них совсем короткие. Сенсей сказал, что у магов есть такие животные, как «крупы», которые похожи на собак - джек-рассел-терьеров, но у них раздвоенный хвост. Перед продажей щенков второй хвост должны купировать, чтобы замаскировать крупа под обычную собаку и у магглов не появилось никаких вопросов.
        Местных шнырков, конечно, было бы сложно замаскировать под кого бы то ни было. Они были грозой летучих крыс, разоряли гнёзда мелких пичуг, которые тоже были нами обнаружены, охотились в воде за раками и рыбой, ловили ящериц и откапывали насекомых. В общем, были практически всеядны, любопытны и очень умны. Мы так и не смогли ни одного из них поймать, хотя пытались. А к лагерю они подходили довольно близко, кажется, протяни руку и схватишь за загривок или этот их раздвоенный хвост. Но не тут-то было. Их норы тянулись от одного эльфэука к другому и, забежав в один лаз, шнырок мог выползти в другой за сотню метров от первого. Мелкая Гин за ними охотилась, так они её дурили только так, ещё и смешно пересвистывались и как будто тоненько хихикали.
        * * *
        Когда мы добрались до пещеры Кибы и Гин, я с удивлением заметил там парочку ушастых хищников, которые устроили себе норки в трещинах скалы.
        - А что у вас делают шнырки? - задал я глупый вопрос Кибе.
        - Они таскали объедки Гин и так и остались тут, - ответил он. - У них появились маленькие. Мы с Гин их не трогаем. Они ловят рыбу в глубине пещер и не трогают тех, которые в близком водоёме. А ещё они свистят, когда подкрадываются к кроликам, а те их не боятся. Шнырки свистят и заглушают нашу охоту. Гин за это делится.
        - Ох, хитрюга! - восхитился я.
        Гин что-то снова попыталась сказать Снейпу-сенсею, заглядывая ему в глаза.
        - Она просит их не пугать. Шнырки - друзья, - пояснил он. - Самец недавно съел с неё клеща, когда она долго не могла нарвать травы для купания в источнике.
        * * *
        - Гарри, я хотел кое-что тебе рассказать, - утром следующего дня после завтрака серьёзно заговорил Снейп-сенсей.
        - А? О чём? - спросил я, про себя думая, надо ли мне будет объясняться насчёт Алисы.
        - Ты уже знаешь, что я был на стороне Тёмного Лорда? - спросил сенсей. - Но потом… перешёл на другую сторону, на которой были твои родители.
        Я кивнул, не желая его перебивать. А Снейп-сенсей задумчиво покусал нижнюю губу.
        - Это очень некрасивая история, Гарри, не думай, что я пытаюсь оправдаться. Просто расскажу тебе всё, как было. Постарайся выслушать меня до самого конца.
        Я снова кивнул.
        - Когда я был молод, то очень стремился к знаниям. Наверное, в этом я был в чём-то похож на мисс Грейнджер, с которой ты общаешься. Только в отличие от неё я поступил на Слизерин. «Факультет аристократов», в котором твоё происхождение имело немалое значение. Но кроме происхождения ценились также личные качества, ум, знания, можешь ли ты чем-то помочь другим, как выглядишь, какие имеешь связи… Моя вражда с… «Мародёрами», о которых я тебе рассказывал, и те методы, которые мы применяли друг на друге, привлекли к моей особе внимание некоторых старшекурсников. В числе которых был Люциус Малфой - отец Драко. Он учился уже на шестом курсе, когда я только поступил в школу. Чуть позже, примерно с моего четвёртого курса, страна раскололась на два лагеря, были некоторые политические брожения. Во главе тех, кто ратовал за старые уклады и порядки, был Лорд Воландеморт. Мои успехи в учёбе и знакомство с Люциусом открыли мне двери в круг приближённых к нему лиц. Я был весьма амбициозен, а также беден, и воистину считал, что в кои-то веки вытянул счастливый билет. Мой талант в науках зельеварения впечатлил Лорда,
и он предложил мне протекцию. Гильдия Зельеваров находится в Уэльсе. За моё обучение заплатили, и я начал учиться, лишь периодически отрываясь от колб и пробирок, чтобы узнать очередные новости о каких-нибудь погибших магглорождённых.
        Снейп-сенсей нахмурился, но кивнул сам себе, словно давая разрешение продолжать.
        - Я должен признаться. Мне было всё равно на всех тех, кто не хочет принимать законы магии. Я был одержим наукой и своим Мастерством. После того, как я в девятнадцать лет получил Подмастерья, Лорд вызвал меня к себе, чтобы дать задание. В Хогвартсе открывалась вакансия помощника зельевара или что-то вроде такого, я должен был попытаться устроиться туда на работу, чтобы быть ближе к политическому противнику Лорда - Альбусу Дамблдору. В принципе эта работа не мешала получению Мастерства, поэтому я согласился оказать услугу своему благодетелю. Сначала Альбус в ответ на моё заявление ответил отказом, но потом от него пришло ещё одно письмо, в котором он назначил собеседование в пабе «Кабанья голова» в Хогсмиде.
        Снейп-сенсей перевёл дыхание, успокаиваясь, и продолжил.
        - Я пришёл туда к назначенному времени и пошёл в комнату, в которой мне была назначено. Дверь была немного приоткрыта. Там был Альбус и Сивилла Трелони - она преподаёт сейчас прорицания. Альбус отказывал Сивилле в месте преподавателя. Я уже думал, что их разговор закончен, но в тот момент, когда я хотел постучать, Сивилла дурным голосом начала говорить своё чёртово Пророчество.
        Я чуть не подался вперёд, услышав о Пророчестве.
        - «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… Рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца…» - процитировал сенсей. - Это то, что я услышал. Но ни войти, ни дослушать до конца мне не дал «Старина Абби» - хозяин того заведения. Он начал меня выгонять. На шум вышел Альбус и сказал, что не может принять меня на работу в Хогвартс. Раздосадованный этой глупой беготнёй я поспешил к Лорду, чтобы сообщить, что никуда меня не взяли. Лорд решил самолично просмотреть мои воспоминания и увидел это Пророчество, о котором я и думать забыл. Шарлатанка пыталась набить себе цену. К сожалению, моего мнения Лорд не разделил… А потом я узнал, что моя Лили… - он зажмурился. - Что твоя мама родила ребёнка на исходе седьмого месяца. Тридцать первого июля. Я не знал, что в Пророчестве шла речь о ней. Но, как оказалось, всего несколько семей «трижды бросали вызов Лорду». Это были семьи Поттеров и… Лонгботтомов. Я… умолял Лорда оставить Лили, забыть о Пророчестве. Не придавать этому значения. Но всё было тщетно… Он решил убить их всех. Сначала тебя, потом Невилла, -
сенсей криво усмехнулся. - Он обещал мне, что оставит её в живых, если она не будет мешать ему.
        - Это было невозможно, - тихо сказал я.
        От рассказа сенсея по спине бежали мурашки.
        - Да. Лили бы никогда не стала стоять и смотреть, как убивают её дитя, - подтвердил сенсей. - Поэтому я предал Тёмного Лорда и попросил помощи у Дамблдора. Он взял с меня множество магических обетов… Но тоже не смог сохранить жизнь твоих родителей. Он не успел. Я не успел. И я был тем, кто донёс Пророчество до Волдеморта, и из-за этого погибли твои родители. А Алису Лонгботтом и её мужа запытали Лестрейнджи. После того, как Волдеморт исчез из дома Поттеров, они пошли к Лонгботтомам, чтобы попытаться узнать, что стало с Тёмным Лордом…
        
        Часть 1. Глава 12. Разговоры и договоры
        
        31 октября 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        В этом году Хэллоуин выпал на воскресенье. Всех старшекурсников отпустили в Хогсмид, но я не пошёл. Во-первых, сегодня дежурила МакГонагалл, которая в последнее время проявляла нездоровое любопытство по поводу крёстного, и я не хотел давать повода для всяких расспросов по дороге или пока она будет за всеми присматривать. Во-вторых, мне надо было ответить на письмо Сириуса, который написал мне ещё в понедельник, а также закончить запись послания для брата. Дадли я ещё хотел передать несколько сладостей к празднику. Ночью Ураги прекрасно впишется в атмосферу маггловского Хэллоуина, а в Западной башне письма для Сириуса ожидал здоровый серый филин, видимо, из Гильдии. Он каждое утро залетал с остальными совами и требовал ответа. Но мне было совсем некогда. Матч между Рейвенкло и Гриффиндором должен был состояться в следующую субботу. А перед матчем наша команда поддержки должна была исполнить приветствие и показать несколько трюков в воздухе. Так что кроме уроков и посиделок с Алисой у меня были тренировки в команде и репетиции. Плюс свои тренировки с парнями и занятия по самообороне.
        Пришлось отказаться от прогулки в Хогсмид, чтобы дать ответ Сириусу, а то этот филин уже клеваться начал, и они с Ураги чуть не подрались сегодня утром, так как моя беляночка решила меня защищать от всяких наглецов, и с боевым кличем, выставив эти свои жуткие когти вперёд, спикировала на чужака.
        Из-за суматохи, которую развели не поделившие меня пернатые, мне ещё и влепили отработку у Филча, и это было, собственно, в-третьих. Не хотелось потом терять время. Лучше уж сразу отработать и потом к этому не возвращаться. К тому же была у меня пара мыслей насчёт нашего завхоза.
        * * *
        Исследования с эльфэуком шли полным ходом, чакра в листьях была, Снейп-сенсей обозвал её «концентрированной магией», но как её «разбавлять», мы не придумали. Волшебные существа типа эльфов и единорогов с удовольствием находились поблизости от деревьев, но даже не думали съесть какой-нибудь листик. Наблюдение за эльфэуками в мире Чёрных пещер тоже показало, что у чудо-деревьев летучие крысы едят только плоды. И, к моему огромному удивлению, я понял, что летают эти животные не только за счёт перепонок. Физика их полёта подразумевала, что они изначально придают себе ускорение, которое не может развить животное с такой мышечной массой. Они явно использовали чакру, как её использовали шиноби, призывные жабы или другие животные-ниндзя.
        Шнырки, которые охотились и ели этих самых крыс, тоже вызывали подозрения. Слишком умные и хитрые, так что, думаю, без чакры не обошлось. Более того, в ходе наших со Снейпом-сенсеем исследований леса эльфэуков, мы нашли там и кроликов, только это были не те «монстрокроли», как на равнине, а, скорее, мега-монстрокроли, размером не с овцу, а с хорошего такого секача. Питались эти гиганты, кстати, опавшими «желудями». Мы даже с сенсеем засомневались, те ли это кролики, которые были завезены мной или это всё же самостоятельный местный вид, который изначально тут водился. Некоторые «кроличьи черты» у них прослеживались, хотя в сером животном с довольно мощными клыками и когтями для разрывания почвы, короткими ушами и щетинистой шерстью, сложно было признать небольшого трусливого зверька. Прятались «стрекачи» оригинально. Размер их был велик, поэтому подходящих нор, даже в гигантских эльфэуках, не нашлось. Так во время отдыха и в сумерках они окапывались и очень похоже изображали серые камни, которые были в лесу. Пять дней назад я, как дурак, полтора часа охотился на настоящий камень.
        Примерно две ночи в неделю у нас получалось «линять» в мир Чёрных Пещер. Обычно я дожидался, пока парни в комнате засыпали, а потом надевал мантию-невидимку и бесшумно покидал факультетскую башню. Возвращался за пятнадцать минут до нашего обычного подъёма, благо, Полная Дама ещё посапывала на своём полотне и пропускала по паролю, не интересуясь, что я делаю снаружи в такую рань.
        После вываливания на меня «всей правды» по поводу того, что он «сдал пророчество Волдеморту», сенсей, видимо, ждал от меня какой-то негативной реакции, ну а я как-то с этим затруднялся. За версту от этого «пророчества», даже если оно настоящее, воняло подставой. У магов есть куча различных способов заставить сделать кого-то то, что тебе надо, а так же заставить забыть что-то, что не было предназначено для чужих ушей или глаз. Очень даже могло оказаться, что Хигэканэ устроил спектакль для одного зрителя. Слишком подозрительны эти «собеседования» в пабе его же родного брата, о родстве с которым как бы никто не знал.
        Первое, о чём я спросил сенсея, это почему ему не стёрли память, если подозревали в сотрудничестве с Тёмным Лордом, ведь он как бы услышал «архиважное пророчество», которое могло привести к «падению зла». Снейп-сенсей после моего вопроса выпал из реальности на пару часов.
        Потом он вернулся к нашему разговору и попытался оправдать Хигэканэ тем, что тот не сообразил, и всё произошло слишком быстро.
        - Мне Хагрид сказал, что наш многоуважаемый Директор был Лидером Сопротивления, которое называлось «Орден Феникса», - скептически заметил я. - Хотите сказать, что утечка такой важной информации вообще и в принципе, даже, если бы вы не принадлежали к лагерю противников «Ордена», была возможна? Сами же говорили, что Хигэканэ очень хорошо умеет копаться в мозгах и памяти, при желании, он мог вам так воспоминания подправить, что вы бы ничего и не заметили. Провёл бы, как ни в чём не бывало, то собеседование, посетовал, что вы слишком молоды или ещё что-то, и сказал бы, что вы не подходите, и дело с концом.
        - То есть, ты хочешь сказать, что я всю жизнь виню себя напрасно? - удивлённо взлетели брови сенсея. - Но, в любом случае, именно я, получается, был тем, кто донёс Лорду известие об этом пророчестве, после которого и погибла Лили. Ты это понимаешь, Гарри?
        - Моих родителей и всех, кто погиб на войне, уже не вернуть, - ответил я. - Если вы не против, то я больше не хочу говорить об этом, сенсей. Не потому, что мне неприятна эта тема, просто я не вижу смысла в том, чтобы ворошить случившееся тогда, когда вам было девятнадцать лет, и до конца жизни искать виноватых. Я хочу жить настоящим и будущим, а не прошлым.
        - Надеюсь, когда-нибудь ты сможешь меня простить за то, что я совершил, - пробормотал Снейп-сенсей.
        - Думаю, в первую очередь, вам надо простить самого себя, - покачал я головой. - Вы многое сделали для меня, сенсей. Я не испытываю к вам ненависти или отвращения, не злюсь на вас. Вы, в какой-то мере, заменили мне родителей. Слишком много неясностей во всей этой истории, чтобы однозначно говорить о вашей вине, да и я не судья вам. К тому же, вы искренне раскаиваетесь и сожалеете о том, что произошло. Если вам так легче, то будем считать, что я вас простил. Мы все совершаем ошибки.
        С той поры к этой теме мы не возвращались.
        Зато при исследовании эльфэука открывалось всё больше нюансов. Например, настойка из серебряных листьев, по расчётам и реакциям на зелья, должна была повысить магическую составляющую. Наши опыты с драконьей кровью, ядом василиска и кровью волшебника, то есть Снейпа-сенсея - мне он резаться у себя на глазах не разрешил - показали, что при разбавлении магическая составляющая не меняется, а разбавленное приобретает похожие свойства. Но при этом использовать в зельях эльфэук было нельзя, так как при любом нагреве, чакра в нём испарялась и всё портилось, а то и реакция была похлеще не вовремя добавленных игл дикобраза в зелье от фурункулов.
        Только через месяц, совсем недавно, мы пришли к выводу, что эльфэук можно как-то использовать, если делать настойку, причём, просто на чистой родниковой воде, а потом медленно её выпаривать при температуре не выше пятидесяти градусов. Самое простое - оставить ёмкость, в которой были залиты листья, открытой до тех пор, пока жидкость в ней сама не испарится на две трети. Долго, но зато чакра оставалась, так сказать, в «жидком» виде.
        * * *
        - Мистер Филч, я пришёл к вам на отработку, - заглянул я в каморку завхоза.
        - А, Поттер, - буркнул старик, - почему не в Хогсмиде? Твои друзья, наверное, забавляются всякими драже-вонючками, червями-свистелками и рыгательный порошок закупают, а ты здесь.
        - А я здесь, - покладисто повторил я. - Решил закрыть отработку у вас.
        - Хотя твою дурную сову никакие приколы из «Зонко» не переплюнут, - ехидно продолжил старик.
        - Это верно, - согласился я. - До воспитанной миссис Норрис Ураги далеко.
        Филч хмыкнул, словно подавил смешок.
        - Я всё ещё не отчаялся уговорить профессора Снейпа взять меня на дополнительные занятия, - доверительно сообщил я завхозу. - К тому же, мне кажется, что он на пороге очень крутого открытия.
        - Это какого? - хмыкнул Филч.
        - Кажется, он разрабатывает супер-сыворотку, чтобы получать магию. Может, даже сквибам с её помощью получится колдовать. Только это секрет. Просто случайно увидел его черновики. Но вроде бы у профессора Снейпа нет этих… ну… испытуемых. Сквибов, на которых можно пробовать эту сыворотку. А у меня брат и тётя - сквибы, а ещё наша соседка, вроде бы, мисс Фигг, я хочу предложить профессору на них эксперимент поставить.
        - И как же ты собираешься на своих родных экспериментировать? - прищурился Филч.
        - Ну, я же не живодёр какой-то, - повторил его позу я. - Это же серьёзный научный эксперимент, там расчёты, записи, ведение журналов всякие. Буду помаленьку эту сыворотку, по каплям, давать и проверять развитие магического ядра, я даже несколько диагностических заклинаний выучил. Только я их не увижу до Рождества. Но зато время будет профессора уговорить.
        - Э, Поттер, - задумчиво протянул наш завхоз. - Тут у меня другая мысль появилась.
        - Это какая? - разыграл удивление я.
        - Я, если ты не в курсе, тоже сквиб, - медленно сказал Филч. - И, в отличие от твоих родственников, всю жизнь в мире магии прожил, много чего знаю. Думаю, что стоит мне с профессором Снейпом переговорить по поводу этого эксперимента. Пусть сперва на мне эту свою сыворотку попробует. Я тут поблизости, и наблюдать за мной будет удобней, да и медведьма тут есть, если вдруг потравлюсь этой сывороткой.
        - Вообще-то, вы правы, вы такой умный, мистер Филч, а я вот не сообразил! Как хорошо, что я вам про такое рассказал, - довольно улыбнулся я.
        - Ты иди, Поттер, - заторопился завхоз, - я тебе прощаю отработку. На самом деле, надо бы к профессору сходить, пока не вернулись студенты из Хогсмида. Всё обговорить с ним.
        - Вы за меня словечко замолвите, пожалуйста, может, возьмёт меня профессор Снейп на дополнительные занятия.
        - Ты это, парень, - задумчиво пожевал губы завхоз, - молодой ты ещё, наивный. Я много чего в замке слышу... Не получится у тебя получить дополнительные занятия у профессора Снейпа. И не то, чтобы он сам не хочет тебя брать, наоборот, хвалит тебя часто. Но там дела тёмные, нельзя ему.
        Я даже не ожидал такой откровенности от завхоза, видимо, всё же не зря я тогда видел в его каморке то письмо-рекламу с обучением «скоромагии». Филч очень хотел стать волшебником, на это я и сделал ставку. Снейп-сенсей сомневался, сможем ли мы привлечь завхоза на свою сторону. Конечно, он делал ему периодически зелья от всяких радикулитов, но особой дружбы они не водили. И сенсей подумывал о том, что Филч был бы идеальной кандидатурой, на которой можно поставить эксперименты с настойкой эльфэука, но не знал, как к тому подступиться с предложениями «побыть подопытным кроликом». Совы затеяли разборку весьма вовремя, пожалуй, завести подобный разговор, просто встретив завхоза в коридоре, было бы проблематично.
        * * *
        Уединившись в комнате, я достал ключ от нашего шифра и перечитал письмо от Сириуса.
        Крёстный писал о том, что у него всё хорошо, Мастер достался строгий, но пока до розг не доходило и тылы Сириуса ещё не страдали. Он немного скучал, но, в целом, учиться было интересно и познавательно, к тому же, в Гильдии оказалась огромная библиотека «которой бы порадовался Снейп» и большая зельеварня «тебе бы понравилось, Гарри». Ещё крёстный писал, что пока до чего-то стоящего его не допускают, но он «уже выучил все инструменты, для чего и зачем», а также скоро у него что-то вроде экзамена по основам, после которого «допустят в святая святых» и «Мастер не будет ругать за жопорукость».
        Написано было довольно бодро, и всего пара завуалированных посланий, может, конечно, не всё так радужно, как написано, но этот опыт пойдёт Сириусу на пользу. Также он написал, что если сдаст экзамен, то напишет ещё письмо и, возможно, разрешат связаться ещё с кем-то, кроме родственников. Крёстный волновался за меня, спрашивал, как у меня дела, но про Петтигрю не было ни слова, так что я сделал закономерный вывод, что весь этот кипиш до Сириуса не дошёл.
        Настрочил ответное письмо в духе «у меня всё хорошо, учусь, тренируюсь, скоро матч по квиддичу между Гриффиндором и Рейвенкло», написал про то, что мама Невилла - Алиса Лонгботтом - очнулась и теперь ведёт у нас ЗОТИ, а ещё организовала «группу поддержки». В общем, коротенько и без подробностей изложил последние новости.
        Не знаю, можно ли Сириусу «передачки», но сложил письмо в специальный совиный мешочек вместе с уменьшенными сладостями к Хэллоуину, которые заказал заранее у мадам Розмерты - это хозяйка «Трёх мётел». После дня рождения Гермионы мы периодически посылали к ней Ураги за чем-нибудь вкусненьким и в середине недели.
        * * *
        Я закончил все свои дела с отправлениями корреспонденции для Сириуса и Дадли как раз к возвращению ребят из Хогсмида перед ужином. Точнее, сегодня, в честь праздника, был «тыквенный пир».
        Профессор Флитвик опять колдовал над залом, а Хагрид, пока старшекурсники были на выгуле, прикатил туда свои здоровенные тыквы. Из них, как обычно, вырезали разные жуткие морды, подсветили изнутри магическим огнём и поставили возле учительского стола. Всё в зале было в духе Хэллоуина: стены украшали всякие летучие мыши, паутина и прочие «прелести». Столы ломились от всевозможных блюд, в основном, с тыквой: пирогов нескольких видов, маффинов, пудингов. Были и «страшные сладости»: глаза, пальцы и другие малоаппетитные на вид части тел.
        - Гарри, можно тебя на минутку, - отвела меня в сторону Гермиона, когда мы вошли в Большой зал. - Прочитай. Мне принесла сова, когда я была в Хогсмиде.
        Я развернул записку и узнал летящий почерк Дэниела Шафика.
        «Встретимся через две недели за «Дэрвиш и Бэнгз», в полдень. Жду вас двоих. Есть разговор. Д.Ш.»
        Даже на душе тепло стало: кругом все такие шифровальщики.
        - Это от Дэниела, - подтвердил я. - Знаю его почерк. Он мне как-то писал, когда мы должны были встретиться в редакции «Ежедневного Пророка» вместе с Колином Криви.
        - Как думаешь, что он скажет? - зябко поёжилась Гермиона.
        Я пожал плечами.
        - Вот и узнаем.
        
        Часть 1. Глава 13. Новые тайны и открытия
        
        6 ноября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Выиграл Гриффиндор, значит? - встретил меня вопросом мистер Филч, когда я после матча заглянул к нему в каморку.
        - А вы откуда знаете, сэр? Вас я на поле не видел, - мне было очень интересно, как наш старик-завхоз получает информацию. Поговаривали, что ему всё докладывает миссис Норрис, но мне в это как-то не верилось.
        Филч загадочно усмехнулся и погладил сидящую у него на коленях пепельную крупную кошку.
        - Кстати, я для миссис Норрис кое-что принёс, - я пошарил в кармане и достал припасённую горсть сухого кошачьего корма, - Гермионе отправляют родители для её Живоглота, рыжий такой, крупный котяра. Ему нравятся эти сухарики.
        Тёмный нос кошки чуть задёргался, а жёлтые глаза блеснули красным. Миссис Норрис спрыгнула с коленей завхоза, вальяжно подошла ко мне, понюхала и деловито захрустела кормом.
        - Только после него надо воды побольше, - наблюдая, как кошка всё с аппетитом слопала, пояснил я. - Это магглы придумали сухой корм, чтобы животные могли есть, если одни целый день дома остаются, пока хозяева на работе. Он вроде как не портится и сделан из сухого перемолотого мяса, костей, всякой требухи, растений и витаминов. Для шерсти красивой и всё такое. Ну и для зубов полезно погрызть что-то, наверное.
        - А маги в таком случае накладывают на еду для животных чары сохранности, - задумчиво протянул Филч и поёрзал на стуле. - Хочешь чай, Поттер? Вы со своим квиддичем пропустили обед, ты, наверное, есть хочешь?
        - Не откажусь, сэр, - улыбнулся я налаженному контакту. - Я как раз хотел у вас спросить про сыворотку профессора Снейпа, раз уж мне ничего не светит, так хоть узнать что-нибудь...
        - Садись, - засуетился завхоз, доставая чашки с полки. - Сейчас заварю чай.
        Я наблюдал, как Филч с помощью спичек зажёг спиртовку, которыми мы пользуемся на зельях, поместил на специальную подставку медный чайник, потом достал из буфета сахар и несколько кусков пирога с патокой.
        - Скажите, сэр, а вы умеете пользоваться маггловским примусом? - спросил я. - Вы разогреваете чайник на спиртовке, а она рассчитана на медленное варение зелий, мне кажется, что на ней дольше, чем на примусе.
        - Примус?.. Что это? - удивился Филч.
        - Подождите, я сейчас, - пошарил я по мантии. - Я как раз недавно его у себя видел.
        Керосиновый примус, который когда-то забрал от Пирсов, когда те разбирали гараж, я запечатал в свиток с керосиновой лампой и канистрой с керосином, доставшихся от дяди. В мире Чёрных Пещер они как-то давно не пригождались, так как сенсей соорудил волшебные фонари, а готовили мы на костре или магическом огне, который я учился поддерживать, а вот в качестве «взятки» мистеру Филчу они очень даже подходили. Даже удивительно, что у него, если он не может пользоваться магией, ничего подобного не было. Свиток с примусом, лампой и запасом керосина лежал в специальном кармане, в котором у меня было всякие нужности, типа верёвок, свечей, топора, походного котелка и запаса круп.
        - Это очень простые приборы. Они и в Хогвартсе, напичканном магией, должны работать без проблем, - стал объяснять я. - Примус - это как спиртовка, только огонь горит за счёт керосина, и нагревается вся вот эта поверхность, как на переносной плите. Ещё и обогревает хорошо, лучше, чем камин даже, а у вас тут прохладно, скоро зима к тому же. Лампа тоже за счёт керосина горит, а керосин вот в этой ёмкости. Её надолго хватит, а потом можно будет ещё купить. Пока у меня не получался огонь они были мне нужны. Это старые маггловские приборы, они у нас в гараже были, мне дядя просто так отдал или хотел выкинуть. Так что я вам их отдам. А вы будете рассказывать мне, как идут эксперименты с профессором Снейпом. Идёт?
        - Ну, давай попробуем этот твой примус, - проворчал весьма заинтересованный завхоз. Он убрал спиртовку, и я показал, как зажигать примус. Чайник быстро закипел, когда прибор хорошо разогрелся.
        - Вот и хорошо, - ворчал Филч, наливая нам чай. - А то бегай к этим эльфам. Вечно про меня забывают, ушастые.
        Я с аппетитом умял кусок пирога под пристальным взглядом завхоза.
        - Ты вот что, Поттер, - наконец сказал он. - Если есть захочешь, когда там матч какой снова долго будет, ты на кухню сходи. Надо в подземелье спуститься в главном донжоне, в левый отворот, и дойти до большого натюрморта с фруктами. Груша там такая приметная, зелёная. Её пощекотать надо, вход на кухню и откроется. Попросишь эльфов, дадут поесть, если что.
        - О, спасибо за совет, мистер Филч! - покивал я. - Значит, хаффлпаффцы на кухню ходят? У них еда постоянно.
        - Да, только они другим ходом пользуются, который возле их гостиной, ещё и пароль всегда меняют, - хмыкнул завхоз. - А на эту картину пароль не поставить, фрукты же.
        - Действительно, - пробормотал я, вспомнив особенности волшебных картин. - Вы так много знаете про замок!
        - Ещё бы, - буркнул Филч, - считай, что сначала учился шесть, а потом после этого двадцать лет проработал… - он замолчал, о чём-то задумавшись*.
        - Погодите, - не на шутку удивился я. - Вы… учились в Хогвартсе? Но… Как же тогда?..
        - Как же тогда я сквиб? - скривил старик губы.
        - Ну… - подсчитал я. - Ещё очень странно, что вы так выглядите. Если вы учились в Хогвартсе, то поступили в одиннадцать, плюс шесть и двадцать… Вам должно быть тридцать семь лет всего! Это всего на четыре-пять лет больше, чем профессору Лонгботтом или профессору Снейпу!
        - А мне столько и есть, - отвернулся старик. - Шалости, Поттер, до добра не доводят.
        - Так что же случилось двадцать лет назад? - тихо спросил я, чувствуя, что завхоз настроен на откровенность.
        - Многое случилось, - вздохнул Филч. - Ты ещё мелкий, Поттер. Хотя, конечно, про тебя говорят, что ты Избранный, и ты эту тварь укокошил, когда младенцем был. Я даже надеялся, что всё пройдёт, когда это случилось двенадцать лет назад, но… В тот год, семьдесят третий, когда я учился на шестом курсе, а мой младший брат - на четвёртом, начались брожения всякие. Надо сказать, учились мы на разных факультетах: я - на Слизерине, а он - на Гриффиндоре. Шляпа так распределила. Хотя это правильно, наверное, у него всегда был ветер в голове и одни шалости на уме. Когда-то мы носили фамилию «Фоули» и в наших предках был двадцать четвёртый министр Магии. «Флечер Фоули» и «Пипин Фоули» - так нас звали. В семьдесят третьем Хогвартс посетил Тёмный Лорд. Он разговаривал с Директором Дамблдором, уговаривал перейти на свою сторону, может быть, я точно не знаю. А мой брат решил подшутить над самым могущественным волшебником современности, который к тому же был чем-то сильно раздосадован. Я не успел его остановить и тоже поплатился, хотя в отличие от Пипина остался жив. А брат стал привидением, правда, он почти
ничего не помнит, кроме наших детских кличек. У него на уме только шалости, единственное, что он помнит, это свою нездоровую тягу шутить надо мной. А я… лишился магии и стал вот таким.
        Филч вздохнул и залпом выпил свой остывший чай.
        - Шестидесятилетний старик в семнадцать лет. Без магии, без будущего, без прошлого. К тому же я привязан к замку - это единственное, что мог сделать Дамблдор для меня, чтобы я остался жив. Хогвартс не даёт мне умереть, но покинуть его я не могу. Так я стал местным завхозом. Желчным сквибом, над которым издеваются дети, единственным другом которого остался его фамильяр. Моя кличка, которую дал брат, стала моей фамилией, а в Хогвартсе появилось несносное привидение, которое называло себя «Пивзом». Ему даже легенду придумали, как будто он шалит в замке давным-давно. А через несколько дней после того случая началась Первая британская магическая война, и всем было совсем не до нас. К тому же наши родители погибли. А в то время целые семьи пропадали. Совсем тяжело стало, когда несколько лет назад сюда пришла работать моя бывшая невеста - Ирма Пинс. У неё как-то не сложилось с замужеством. Может, из-за меня. Мы с братом для всех, чтобы не пугать студентов, просто «неожиданно перевелись в другую школу из-за того, что в Британии стало неспокойно». Открыться, что я это я - её бывший возлюбленный, это
слишком для меня. Разве что, если я хотя бы верну магию…
        - Моего дедушку тоже когда-то лишили магии, - сказал я, с трудом переваривая выданную, точнее, вываленную на меня информацию. - Это сделал Геллерт Гриндевальд в Дурмстранге, много лет назад, когда дед был совсем юный. Он был из старой семьи…
        - Его изгнали, - догадался Филч.
        - Да. Но магия вернулась к его потомкам. Моей… матери.
        - Да, помню её. Она выросла настоящей красавицей, - покивал завхоз. - Водилась с этими шалунами из Гриффиндора. Ты - не такой, как твой отец и крёстный.
        - Так профессор Снейп как-то обнадёжил вас по поводу эксперимента с сывороткой, сэр? - свернул я разговор в более позитивное русло.
        - Да, но пока сложно сказать, - потёр впалую грудь Филч, - мне кажется, что я начинаю чувствовать магию. Принимаю эту сыворотку по несколько капель в день. Если всё получится… Первое, что сделаю, это проведу обряд упокоения для брата. Я уже не раз просил изгнать его, но меня не слушают. А он застрял в этом мире… - Филч умолк, уставившись в одну точку.
        Значит, Хигэканэ и тут дело замял. Я слышал какую-то байку о том, что чуть ли не сто с лишним лет назад пытались изгнать Пивза, да ничего не вышло.
        - А вы видели, как выступала сегодня наша группа поддержки? - спросил я, когда молчание затянулось.
        - Я иногда видел ваши репетиции, - покивал Филч. - Но сегодня у меня разболелась спина, так что на поле я не ходил. Да и чем дальше я отхожу от самого замка, тем становится хуже. Я стараюсь не покидать пределы Хогвартса.
        - Там вообще круто было, - воодушевился я. - Они сделали синхронный вылет и несколько трюков одновременно. Потом ещё была большая иллюзия льва, который зарычал. Нам профессор Флитвик подсказал подходящие заклинания. А потом был вылет нашей команды, а группа поддержки ещё сделала несколько пике вокруг нас. Здорово было. Кто был на стадионе, сказал, что классно всё вместе смотрелось. Остальные команды тоже хотят сделать группы поддержки. Пока с нами только хаффлпафцы были, они на следующей неделе должны выступить, у них матч со Слизерином. Так что можно будет посмотреть.
        - Хорошо, посмотрю, - кивнул Филч. - Это вы здорово придумали. И студенты заняты, и польза какая-то с этого есть. Гриффиндорцев надо занимать под завязку, а иначе дурь прёт, - авторитетно заявил он. - Лучше зарядку делайте да летайте, чем шалить и навозными бомбами коридоры обкидывать. Я слышал, это ты сделал так, что близнецы Уизли поутихли со своими проделками.
        - Ну да, у нас вроде магический контракт. Они мне проспорили, - кивнул я.
        - Ну, расскажи, что ли. Из первых уст, это, так сказать, надёжней информация...
        * * *
        С мистером Филчем мы проболтали ещё почти час. Всё же завхоз был человеком неприметным и его никто не стеснялся, тут словечко, там словечко, что-то и услышит нужное. Информации и сплетен у него было очень много, да и память хорошая. Вообще много чего интересного мне поведал. Одно то, как на кухню пройти, чего стоит.
        Вспомнив о кухне и том, что до ужина ещё несколько часов, я решил проверить тот натюрморт, чтобы точно знать, где он находится и как работает. Да и было просто любопытно посмотреть, где же готовят еду в Хогвартсе.
        Нужный коридор я нашёл без проблем, как и здоровенный натюрморт с фруктами, и крупную зелёную грушу на нём.
        - Значит, пощекотать? - пробормотал вслух я и пару раз провёл по груше пальцами. Фрукт дрогнул и начал тихонько хихикать, а затем превратился в дверную ручку, также появилась щель, которая обозначала не очень крупную дверь. Я потянул ручку и из прохлады подземелья вошёл в жаркую кухню.
        - Ого! - вырвалось у меня, когда я узрел размеры помещения, в котором сновало пять-шесть десятков домовых эльфов.
        Кухня повторяла размерами Большой Зал, который, по моему внутреннему компасу, находился как раз на этаж выше. В углу стояла просто здоровущая печь, в которой что-то пеклось и жарилось, как внутри, в огне, так и на специальной плите, которая была разогрета буквально докрасна.
        Были поставлены длинные столы, точно так же, как столы факультетов и учителей, на них уже стояли тарелки, видимо, по количеству учащихся и преподавателей, только самые обычные, а не позолоченные.
        - Здравствуйте! - привлёк я внимание одного из эльфов, который пробежал мимо, нагруженный пустыми и как раз золотыми тарелками.
        Работа замерла, и на меня оглянулись все. Даже немного неуютно стало, и я вспомнил о сумасшедшем Добби.
        - Это Гарри Поттер! - узнал меня кто-то. Вокруг сразу образовалась толпа, в которой все как один преданно смотрели на меня своими крупными глазами.
        - Чем мы можем помочь молодому волшебнику? - спросили меня.
        - Я просто так к вам заглянул, - пошёл я на попятный. Появилась мысль всё же дождаться ужина. - Хотел посмотреть кухню. Вдруг когда-нибудь проголодаюсь сильно, мне сказали, что иногда у вас можно взять еды.
        - Да-да, можно, - закивали эльфы. - Гарри Поттер может приходить к нам в любое время. Мы накормим!
        - Э… Спасибо, - я ретировался. - Если мне что-то понадобится, то я к вам приду.
        - Возьмите пирожков с ливером! - подошла ко мне эльф-девочка, если судить по более мелким и приятным чертам лица. - Донни стряпала!
        - Спасибо, Донни, - отказывать не хотелось, да и пахло так умопомрачительно, что у меня живот взвыл. Вспомнил, что друзья тоже, скорее всего, голодные и вздохнул. - А можно тогда хотя бы штук тридцать пирожков и каких-нибудь бутербродов? Мы после матча на обед не успели… Хотя бы младшим курсам по бутерброду дать до ужина и друзьям…
        - Конечно! - засуетились эльфы, и через пять минут передо мной на пяти подносах выросла горка пирожков и бутербродов. Навскидку мне нагрузили и на все остальные курсы тоже.
        - Может, кто-то меня проводит до башни? - почесал затылок я. - Боюсь, что всё не унесу.
        - Донни поможет! - вызвалась девочка-эльф.
        - Клаус поможет! - вторил ей эльф постарше, чем-то отдалённо похожий на Кричера.
        * * *
        В гостиную я пришёл с триумфом. Пироги и бутерброды оголодавшими студентами были встречены на «ура». Я почувствовал себя большим героем, чем когда забил шесть голов подряд. Матч с Рейвенкло мы выиграли со счётом «240:70». Через полчаса после начала матча пошёл ливень и подул такой сильный ветер, что чуть с мётел не сдувал, видимость плохая, пасмурно, ледяные капли в лицо. Повезло, что Драко всё же разглядел в такую нелётную погоду снитч, а то мы могли до сих пор играть, да и хорошо, что в начале нормально было и команда поддержки успела выступить, показав класс.
        
        Примечание к части
        
        * Если что, то в 7 главе книги «Гарри Поттер и Узник Азкабана» так и написано, что Филч когда-то учился, именно учился, в Хогвартсе. >
        
        Часть 1. Глава 14. Встреча в Хогсмиде
        
        14 ноября, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс - Хогсмид
        В воскресенье за завтраком Гермиона вся чуть не подпрыгивала от нетерпения. Мы должны были встретиться с Дэниелом в Хогсмиде. Мне тоже было интересно, что предложит нам Шафик. Да ещё всю неделю не выходил из головы старик Филч.
        Я специально всякое о Пивзе разузнал. На самом деле про него ходили разные байки, что он в замке со стародавних времён, и его не раз пытались выдворить, но ничего не выходило: об этом, я бы сказал, не таком уж и значительном событии, было написано в «Истории Хогвартса», редакции 1975 года. Почему-то ни про одно привидение не было столько известно, как про Пивза, вплоть до того, чем именно его пытались изгнать. Скажем, о той же Плаксе Миртл вообще ни слова не было сказано, хотя она в семьдесят пятом уже точно обитала в Хогвартсе. Не сказать, что я не поверил Филчу или пытался подтвердить его слова, но выклянчил у мадам Пинс - нашей библиотекарши - более раритетное и старое издание «Истории…» выпуска 1925 года, и там ни о каком призраке-шалуне, обитающем в башне Гриффиндора, не было ни слова. Вот так и пишется история, точнее, вписывается.
        Весьма показательно, что с братьями Фоули всё произошло примерно так же, как с родичами Хигэканэ и с той же Миртл - замяли, переврали и всё шито-крыто. Кому интересны жалобы старого сквиба? Да и, получается, что его запугали, заморочили, и старик-бывший-студент даже к колдомедику не обратился по этому вопросу. К тому же, думаю, у него первое время был шок от всего произошедшего. Тут тебе и смерть младшего брата, и собственное состояние. Да он и не мог покинуть Хогвартс, чтобы пойти в больницу Святого Мунго.
        А местная целительница… Сомневаюсь, что мадам Помфри великий специалист по проклятьям, её стезя, скорее, мелкие волшебно-бытовые травмы и расстройства желудков от излишка волшебных гадостей, точнее, сладостей.
        А вдруг это проклятье Волдеморта было обратимо? А вдруг Филчу можно было как-то помочь? Или даже всё ещё можно? История старика-завхоза мне напомнила собственное перемещение сюда. Потеря сил, ты начинаешь жизнь заново, только у него это было ещё хуже. Старость, болезни, отсутствие сил, он потерял брата, невесту, а потом и родителей… И в отличие от меня, его жизнь совсем рядом, но невыносимо далека. Как если бы я переместился не в Гарри Поттера, который всё же волшебник, а в своём же мире в какого-нибудь старика-крестьянина из Страны Ветра. И был бы совершенно бессилен. Страшно делается от того, что всегда может быть хуже.
        Мой интерес к Пивзу заметил Драко: сунул свой любопытный нос, когда я сравнивал в библиотеке два издания «Истории Хогвартса». В итоге, я рассказал ему то, что узнал от Филча, и то, что старик стал подопытным у Снейпа-сенсея, чтобы пить капли из настойки эльфэука. Драко, кстати, весьма интересовался колдомедициной, он очень много знал о зельях и их лечебных свойствах: эти разделы магии вообще связаны друг с другом. Я поощрял его интерес: ирьёнин, особенно боевой, - это страшная сила. Доказано Сакурой. В последнее время я заставил себя думать в более позитивном ключе о своих погибших друзьях, по крайней мере пока не достигну поставленных целей.
        Так вот о Драко: на тренировках мы периодически ранились, всё же обучение уклонению от колюще-режущего оружия без травм не проходит. Малфой ещё летом выучил и потом легко применял те заклинания, о которых когда-то рассказывал Снейп-сенсей: одним взмахом палочки останавливал кровь, сводил синяки, закрывал царапины. Я пытался эти чары выучить, но у меня они получались не так ловко, как у Драко. Можно сказать, что он был эффективней, чем мои мази. Порез закрывал за секунду. А ещё всякие диагностические чары выучил. В общем, у него был явный медицинский талант, так что имело смысл рассказать ему о Филче. Да и Фоули, со слов Драко, это - чистокровный род, который прервался во время войны. И ещё одна особенность, вроде боролись с магглорождёнными и за чистоту крови, а вышло, что пострадали-то в основном только чистокровные. Я специально потом о тех людях, про которых Хагрид упомянул, когда про Орден Феникса и Алису Лонгботтом рассказывал, у Драко спросил. Да я и сам знаю, что те же Блэки куда как чистокровны, а из всех один Сириус и остался с такой фамилией. Поттеры тоже давно в мире магии, взять только
векселя и всякие бумажки из банка, датированные пятнадцатым веком некоторые, тоже - я типа последний Поттер. Лонгботтомы - чистокровные, Прюэтты - чистокровные. МакКиноны и Боунсы - старые семьи, которые роднились с полукровками, но тоже очень давно в мире магии и их можно считать знатоками всяких традиций, с накопленными капиталами и знаниями за столько поколений волшебников.
        Тут когда статистику выпишешь, будешь заговор подозревать. Всех, кто что-то понимал о традициях, ритуалах всяких, имел капиталы, семейные библиотеки, как-то планомерно выкашивали целыми родами. При этом жили-жили себе волшебники в Британии столетиями, а потом, ещё до войны, Волдемортом развязанной, вдруг ни с того ни с сего начали болеть, умирать, терять память, превращаться в сквибов, разрывать помолвки и выходить замуж за магглов и предателей крови. Война словно вскрыла давно зреющий нарыв магического общества. Поэтому получилась довольно кровавой.
        Ещё после общения со Снейпом-сенсеем на тему его «предательства», я тщательно посмотрел подшивки старых газет за тот период. Получалось, что над домами, в которых пропадали люди, была иллюзия черепа со змеёй. И все знали, «чьих рук это дело». Самое смешное, что в газетах даже было написано, что за заклинание такую иллюзию призывает - «Мортмордре». Я тогда сразу подумал, что, по сути, кто угодно мог припрятать любое преступление за такой «Завесой», стоило навесить на место убийства, пропажи, кражи такой черепок и пожалуйста. И только недавно, когда я посмотрел старую редакцию «Истории Хогвартса», понял, почему в те времена почти все это знали, и «Мортмордре» не было какой-то особой тайной. Оказалось, что подобным заклинанием с очень давних пор вызывали целителей и авроров на место происшествия, например, если погибал волшебник. Змея - символ медиков, а крупный череп сигнализировал стражам порядка, что случилось что-то плохое, и был виден далеко, но только сквибам, магам и волшебным народам. Поэтому, как призвать такую картинку на полнеба, знали почти все, начиная курса с пятого, когда начинали
проходить масштабные иллюзии. Вот так просто. Это сейчас надо отправлять патронуса конкретно в аврорат, а раньше к такой метке вместе с аврорами прибывали и целители, на случай, если можно кого-то спасти или помочь пострадавшим. По сути, это не лишено логики, я почитал, что для патронуса надо сосредоточиться на положительных моментах, нам Алиса обещала, что ближе к концу года мы будем разучивать это заклинание. А если что-то произошло с близкими, не факт, что патронус, да ещё и такой в виде какого-то животного, получится и передаст твоё сообщение нормально. Гораздо проще запустить в небо иллюзию, и тот, кто её заметит, сможет вызвать медиков и авроров. Или они сами увидят, так как в газетах было написано, что появлялись авроры весьма оперативно на места, где орудовали «Пожиратели». Может, какие-то заколдованные карты есть, на которых отображается использование этого заклинания, например. Как-то же Министерство отслеживает использование магии у несовершеннолетних волшебников, вплоть до адреса...
        Разбираясь же с историей Филча, «сыщик-Малфой» первым делом задал мне вопрос, который и мне не давал покоя:
        - А почему Пивз не похож на всех остальных привидений замка? Он выглядит совсем иначе. Конечно, он проходит через стены, но также может двигать предметы. А ещё более материален, что ли.
        - И почему он потерял память? - добавил я к списку вопросов свой. - Все остальные привидения помнят о том, кем они были и даже как умерли.
        Драко предложил спросить про Пивза у Кровавого Барона, который выказал своё расположение к Малфою ещё при его поступлении в Хогвартс. Именно Кровавый Барон - привидение подземелий Слизерина - в своё время отогнал от Драко и его друзей, то есть нас, Пивза, и наш курс практически не страдал от шуточек неугомонного привидения. К тому же Барон был самым главным призраком Хогвартса и его все слушались.
        Был у меня и ещё один план по добыче информации по поводу братьев Фоули, но, к сожалению, за всю неделю не удалось улучить ни минутки наедине с Алисой, чтобы обратиться к её «биджуу-первоисточнику». Всё дело в том, что после триумфа нашей команды поддержки в прошлую субботу на квиддиче, в клуб «фигурного летания» повалил народ. В основном, конечно, младшекурсники, всё же пятикурсники уже чуть ли не с начала года начали подготовку к экзаменам СОВ.
        К тому же получалось, что, в принципе, все желающие могли поучаствовать в подготовке к представлению: кто-то мог именно что фигурно летать и выделывать финты, кто-то придумывал эти фигуры пилотажа и общий рисунок выступления, кто-то рисовал и готовил костюмы для полёта, кто-то их зачаровывал. Девчонкам тут, конечно, было где разгуляться, это тебе не положенная для всех единая чёрная школьная мантия, которая разве что качеством ткани и кроем немного у народа различалась. Например, наша команда поддержки была в золотых костюмах с красными львами на спинах. Волшебные чары позволяли на время перекрашивать ткани, хотя, я слышал, что хотят всё же заказать по рисункам единую форму команд и для тренировок, и для выступления. А когда Гермиона сказала, что в Америке вообще есть целые отдельные конкурсы для различных групп поддержки, то ажиотаж вокруг клуба возрос до небес.
        Опять же фейерверк, который показали гриффиндорцы, не оставил никого равнодушным, и те же рейвенкловцы, хотя была всего неделя до их матча с Хаффлпаффом, выдали симпатичные чары в виде огромного орла, который превращался в ворона. Впрочем, если не считать чар, в которых «вороны» всегда были сильны, их быстро сколоченная команда поддержки, конечно, не показала ничего особенного в воздухе, в отличие от «барсуков», которые почти с самого начала основания клуба тренировались с нами.
        * * *
        Выход в Хогсмид сегодня курировал Снейп-сенсей.
        Мы организованной толпой чапали по мокрой дороге, которую размыло начавшимися в прошлую субботу дождями. Драко со вздохом вспоминал Хацуюки, который нам по весне в аналогично хлюпающем лесу торил замечательную твёрдую и сухую «единорожью тропу», а также страдал, что не догадался прихватить метлу, чтобы просто долететь до деревни. Блейз утешил Малфоя тем, что знает замечательные бытовые чары, для того чтобы хорошо просушить обувь и очистить забрызганные грязью мантии. Но всё равно это было своего рода приключение, мы подшучивали над чистюлей-Малфоем, предвкушали посиделки в тёплом кафе, обсуждали, что вкусненького закажем и всё такое прочее. Когда мы достигли Хогсмида, до встречи с Дэниелом оставалось около полутора часов, так что мы с Гермионой хотели немного посидеть со всеми, а потом незаметно уйти.
        - Я хочу купить что-нибудь Луне в «Сладком королевстве», - сказал Драко без четверти полдень.
        Мы с Гермионой переглянулись.
        - О, а я тоже хотела пройтись по магазинам, - сказала Гермиона. - Кто со мной до «Писсаро»?
        - Давай я, - поддержал я. - Мне ещё хотелось заглянуть в магазин «Дервиш и Бэнгз».
        - О, так далеко, - протянула Келла. - А я хотела ещё к родителям зайти, но чуть попозже. Хорошо же сидим.
        - Ладно, тогда пойдём вдвоём, Гермиона, - кивнул я.
        Расчёт был верен - никто больше не изъявил желание составить нам компанию. Всех разморило в тепле и от сливочного пива.
        С Драко мы расстались на перекрёстке: «Сладкое королевство» было буквально напротив «Трёх мётел», в которых мы сидели. А с Гермионой пошли в конец посёлка: «Дэрвиш и Бэнгз» располагались на северо-западной окраине Хогсмида.
        Нам периодически встречались студенты, но чем дальше от разных кафе, тем меньше было народа. Тем более, что начал накрапывать мелкий дождик.
        Дэниела было не узнать, в красивом светло-коричневом коротком пальто с белым шарфом, это тебе не школьная мантия и стандартный же зимний чёрный плащ с серебряными пряжками, прописанный в «дресс-коде» Хогвартса.
        - Привет, - улыбнулся он. - Идёмте, тут есть небольшое кафе. На улице совсем испортилась погода.
        Я даже подумал о «Кабаньей голове», которая принадлежала брату Хигэканэ, но Дэниел повёл нас в маленькое здание с вывеской в виде парика.
        - Это специальный адвокатский паб, - пояснил нам Дэниел. - Здесь нас никто не увидит. Я заранее заказал кабинет через отца. Войти сюда может только имеющий специальный пропуск.
        Мы действительно никого не встретили, а наш спутник уверенно провёл нас до одной из дверей с порядковым номером. Видимо, всё для соблюдения конфиденциальности.
        - Если вы что-то хотите перекусить, можно записать это в меню, - Дэниел указал на столик, на котором были письменные принадлежности, бумага и волшебное меню, как у мадам Розмерты.
        - Нет-нет, - пискнула Гермиона, - мы только из «Трёх мётел».
        - Ну ладно, тогда сразу к делу, - кивнул Дэниел. - Вы, конечно, задали задачку, ребята… Хроноворот, который вы мне прислали, - запрещённый артефакт. С двадцатых годов такие артефакты признали слишком опасными и объявили об их сборе и уничтожении. Но, это далеко не всё. Как узнал отец, на самом деле хроновороты не уничтожили. Я не знаю, по какой причине, но, думаю, что в Министерстве посчитали, что это может нести слишком много непредсказуемых последствий. Или хотели потом продолжить исследования, если это будет возможным. Артефакты времени законсервировали в одной из комнат Отдела Тайн. И что самое интересное, ваш артефакт был со скрытой маркировкой этой комнаты. Об этом, естественно, никому не сказали, но в начале семидесятых один из артефактов из Отдела Тайн пропал. Думаю, что мы говорим об одном и том же хроновороте. Проблема в том, что их как бы не должно существовать в принципе. Так что в какой-то мере вы защищены от преследования Министерства тем, что при судебном разбирательстве появятся неудобные вопросы, как артефакт из Отдела Тайн вообще оказался в Хогвартсе и стал доступен студентам.
Что же касается его использования - это я категорически не рекомендую.
        Дэниел покрутил золотую цепочку в руках.
        - Это опасная штука. Но получается, что если обнародовать факт её нахождения у вас, это повлечёт кучу проблем. Я чту закон, но самое правильное было бы забыть о существовании этого артефакта. Сложить в банковскую ячейку и забыть. Возвращать тому, кто вам его дал, я бы не советовал. Я разделяю опасения Гарри о том, что Гермионе могут почистить память или сделать что-то похуже, чтобы скрыть следы преступления.
        - Может быть, мы поместим артефакт в банковскую ячейку Поттеров, а если у тебя его попросят, Герми, ты сделаешь вид, что не знаешь, о чём идёт речь? - протянул я, забирая хроноворот у Дэниела.
        - То есть сделать вид, что у меня его кто-то забрал, но я не помню, что случилось? - прищурилась Гермиона. - Но… вдруг меня чем-то напоят, чтобы я сказала правду или используют магию?
        - К несовершеннолетним запрещено применять веритасерум, - откликнулся Дэниел. - Да и для легиллеменции ты слишком юна. Я слышал, что это опасно для волшебников, которые применяют магию разума.
        - Мы поработаем над этим, - пообещал я Гермионе. - Если подумать, то ты точно не будешь знать, где артефакт: может, я всё же передам его Дэниелу или ещё кому-то для хранения. А насчёт того, что у тебя его забрали... Иди-ка сюда и закрой глаза.
        Непонимающая Гермиона улыбнулась, но подчинилась. Я сунул ей хроноворот в ладонь. Дэниел, который без слов понял мою мысль, забрал хроноворот у Гермионы, и положил мне его в карман мантии.
        - Вот видишь, даже под присягой или сывороткой правды тебе не придётся врать, - хмыкнул я на ухо Грейнджер.
        А Дэниел рассмеялся.
        
        Часть 1. Глава 15. Студенческие будни
        
        12 декабря, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        В начале декабря осеннюю грязь подморозило, лужи застыли, Чёрное озеро начало схватываться коркой льда. В субботу, третьего числа, повалил снег и резко похолодало. Замок опять начал промерзать с самых подземелий, а стены в коридорах - покрываться инеем. Впрочем, камины топились на полную, и все предвкушали Рождество и каникулы, которые должны были начаться через неделю. Профессор Флитвик с наступлением зимы наколдовал в кабинете чар мерцающие огоньки, которые превращались в фей. Эти чары многие хотели изучить - группы поддержки квиддичных команд заметно разрослись и обзавелись множеством «отделов». К весне, думаю, на первых же играх будет что-то фееричное: все факультеты с такими важными и загадочными минами ходят. К тому же Алиса договорилась о зимних тренировках прямо в замке. Вот уж действительно, обаятельная и красивая женщина может сделать почти невозможное!
        Единственным достаточно просторным местом в Хогвартсе, где можно было хоть как-то летать, был Большой Зал. Раз в неделю по будням после ужина поочерёдно оставались команды разных факультетов, чтобы потренировать синхронность полёта. Всё же это было одним из самых зрелищных действий в выступлениях. А синхронность так просто без постоянных тренировок не получишь. В Большом Зале для Гриффиндора была выделена среда. В остальное время команда поддержки собиралась в той же гостиной или других помещениях - вместе или по «отделам» - чтобы разработать костюмы, рисунки движений, придумать всякие концепции выступлений, учить блоки и связки.
        У нас капитаном поддержки стала Кэти Белл. В квиддиче играет всего семь человек, а в команде поддержки нет таких ограничений. Конечно, были те, кто выделялся лучшим полётом и возможностью выделывать «финты», но это как в хоре, или оркестре: есть солисты, всякие первые-вторые скрипки, струнные, ударные. Именно поэтому продумывались «рисунки», чтобы можно было показать что-то толпой, к тому же, тут тебе и магия задействована, и командой «солистов», которые не боялись сделать пике и другие сложные воздушные элементы. Кстати, Блейз как раз нашёл себя в команде «центровых летунов». Квиддич, как спорт, его не очень привлекал, но «покрасоваться» Забини любил, да и в поддержку вошли многие девчонки с четвёртых-третьих-вторых курсов.
        Со второго курса к ним присоединилась Джинни Уизли: она довольно хорошо летала, вполне могла бы претендовать через годик на место в команде по квиддичу, и её тоже взяли в «центровые». Ещё со второго курса в команду «летунов» поддержки прошли трое парней: Эндрю Керк, Джек Слоупер, Нил Кеннет и девчонка - Демельза Робинс. Из наших весьма неплохо летали Фэй Данбар, Парвати Патил и Келла Оуэн - они тоже, как Блейз и Джинни, вошли в группу «солистов-центровых». Симус Финниган тоже летал, но финты так хорошо, как у Блейза и девчонок, у него не получались, скорее всего потому, что мало практики, если он жил в маггловском районе. Впрочем, Симус - парень упорный - до самого снега гонял на метле и пробовал делать всякие воздушные трюки. Один раз чуть не разбился, отчего получил от меня нагоняй - я еле успел его подстраховать заклинанием воздушной подушки, которому меня Сириус научил. И то Финниган после этого «немягкого приземления» чуть метлу не сломал, а сам был весь в ушибах. Драко потом на нём тренировал свои ирьёнинские чары: мы боялись, что мадам Помфри снова раскудахчется и будет ворчать, что мы
травмируемся из-за этой группы поддержки. Как будто мы к ней в Больничное крыло бегаем! Ничего серьёзного, с чем бы не справился Малфой, не было. А ушибы и ссадины так, ерунда: издержки спорта и активных физических нагрузок. Да ещё холодно уже было, Симус сказал, что у него руки замёрзли просто. Так что весной, может, он тоже уже будет в «центровых», тем более что Симус присоединился к нашим тренировкам в «Выручай Комнате» и, как и Невилл, очень упорно занимался.
        Лаванда Браун предпочитала вместе с Луной заниматься костюмами и всякими «тряпками», им в этом помогал Дин Томас - он хорошо рисовал эскизы. Драко периодически им помогал и «оживлял» рисунки, чтобы нарисованные фигурки вертелись и показывали «модель» со всех сторон. Потом это выносили на общие обсуждения, вносили предложения, рассчитывали сметы и вложения, какие чары можно применить, чтобы так сделать и так далее. Тут уже весь факультет мог участвовать. И скидывались по возможности: специальная копилка была. Ещё Дин вместе с Невиллом входили в «режиссёрский отдел», впрочем, там довольно много народа было, чтобы всякое придумывать. Как раз и связки, и финты, и общие рисунки. Колин Криви тоже помогал с постановками представлений, а также делал «репортажные съемки». То заклинание приближения, которое использовал в прошлом году Сириус, выучили несколько старшекурсников и у нас уже были колдофото, на которых было запечатлено первое выступление команды поддержки. Конечно, были там кое-какие огрехи, но всё равно - классно, что это потом можно посмотреть, проанализировать и отправить родственникам. Плюс
на репетициях в Большом Зале Колин тоже делал снимки, и потом смотрели по кадрам, как получается. Дин сказал, что волшебникам срочно нужны магические видеокамеры, но и на нескольких колдографиях, сделанных друг за другом, было в принципе всё видно и понятно. Конечно, если бы продлить эффект «движущейся картинки» хотя бы до десяти минут, было бы лучше, но что есть, то есть. А видео ещё на чём-то смотреть надо, то есть к камере нужен телевизор или что-то вроде.
        Потом мы всё же вычитали, что подобные исследования энтузиастами проводились, но, как оказалось, плёнка видеокамер, даже самых простых, выгорает, потому что тоньше и вроде как чувствительней, чем для фотоаппаратов. Посчитали, что это из-за магического поля, которое есть у волшебников, поэтому в этом направлении никаких артефактов не было сделано. Да и колдофото тоже сложная штука, которое проявляется под воздействиями зелий, а они, как я помню, тоже своего рода - артефакты, только в жидком виде. А ещё Колин заметил, что если использовать приближающее заклинание и поддержка вдобавок колдует какую-то иллюзию, то в половине случаев кадр «засвечивается». Видимо, тоже от влияния магии. Лучшие колдофото вообще на специальных серебряных пластинках выходили, с использованием старинных камер и отдельной «вспышки-вонючки». Мы видели как-то на Диагон-алее такую, когда Локхарт ещё презентации книг устраивал в книжном магазине, а ещё подобные камеры были у репортёров магических газет и журналов.
        Гермиона вместе с близнецами Уизли разрабатывали «спецэффекты». Грейнджер летала, как мешок с картошкой, но зато её знания по чарам превышали уровень третьего курса, она много читала и изучала дополнительно, а маггловское воспитание давало больше гибкости и простора для фантазий. Да и сама Гермиона радовалась и чувствовала себя нужной, востребованной и с удовольствием применяла магию на практике. Как оказалось, даже относительно простые чары при должном воображении можно было превратить совместными усилиями во что-то очень красивое.
        Гермиону я, кстати, после некоторых раздумий посвятил в историю мистера Филча. К завхозу я периодически наведывался через кухню, приносил выпрошенных у эльфов бутербродов и пирогов, мы с ним пили чай. Он рассказывал разные истории, в основном, конечно, что касалось различных нарушений правил студентами - с семнадцати лет это была его жизнь практически. А я всё думал, что получалось, что вот так вот «со школьной скамьи» магов заставляли ненавидеть сквибов, да и магглов заодно. Был такой вот «мистер Филч», который наказывал и якобы ненавидел волшебников за то, что у них есть магия. А те в свою очередь устраивали беззащитному сквибу «наказания» - обкидывали навозными бомбами, пакостили, писали на стенах, издевались над его кошкой. Чувствовалась последующая «моральная закалка», что маг всегда прав, пусть он малолетка с палочкой, но может этой палочкой делать что угодно с тем, кто слабее его и у кого палочки нет. Я при разговоре с Гермионой эту мысль высказал, что мол, так и потом своих родственников-магглов начинают дети стыдиться. У тех же нет палочек. Я вот знаю, что тётя Петунья любила свою младшую
сестру, а Лили Поттер-Эванс была уверена, что Петунья ей только завидует и ненавидит из-за того, что у неё есть магия. С детства, на примере Филча, воспитывались поколения, которые поклоняются силе. А кто у нас самый сильный, самый мудрый, справедливый с длинной бородой, звякающей бубенцами? Вот-вот.
        Самое неприятное, что раньше больше всего издевались над стариком-завхозом именно гриффиндорцы. Хотя у трети были родственники-магглы. Но тут как в звериной стае: все делают и я тоже. Может, даже больше других, чтобы доказать, что я не слабак или чтобы влиться в «магическое сообщество». Издевательства над Филчем, конечно, вслух не поощрялись, но и особо строго не наказывались. А какой вывод из этого будут делать дети? Что это - правильно. Так и надо. Шиноби же при своей «всесильности» перед простыми людьми имели Кодекс, который не позволял превращаться в моральных уродов. Вести себя нормально надо не потому, что наказания за это боишься, а внутренне: сам себя ограничивая. Понимая и сопереживая людям. Потому что это - правильно.
        Гермиона, как мне показалось, от истории завхоза впечатлилась. Не знаю, повлияло ли это как-то на тот её комплекс по поводу магглорождённости, «заботливо взрощенный» мистером Уизли, но на рождественские каникулы она собиралась домой к родителям. Я же нынче, к великой радости Драко, собирался к нему в гости. Сириус позаботился об этом и в последнем письме отдельно написал разрешение на то, чтобы я провёл каникулы в их маноре, всё же Нарцисса Малфой - кузина крёстного и бывшая Блэк. Мы сразу с Драко договорились, что я неделю из каникул поживу у Дурслей, да и мне со Снейпом-сенсеем надо было хотя бы на денёк смотаться в Блэк-хаус, чтобы проведать лабораторию и нашу клубнику в свитках.
        Впрочем, за неделю до каникул, то есть с завтрашнего дня, планировались обычные для зимы срезы по всем предметам, так что особо радоваться нам было некогда. Из-за подготовки к промежуточным экзаменам в том числе и наша с Драко задумка «поговорить с Кровавым Бароном насчёт Пивза» тоже отложилась на неопределённое время. К тому же призраки, да ещё и такого ранга и возраста, как Барон, по щелчку пальцев перед тобой не появляются. Да и он не очень любил шумные сборища и обитал где-то в подземельях Слизерина. Я его за три года учёбы, может, раз шесть всего и видел: на ночных посиделках при зачислениях в сентябре, а потом ещё было что-то вроде «парада призраков» во время Хэллоуина. Малфой говорил, что иногда встречал Барона, когда ходил на дополнительные занятия к Снейпу-сенсею, но, как всегда: когда стало надо - встречать перестал.
        С Алисой и её Волдемортом я тоже так и не поговорил, то народ вокруг толчётся, то ей некогда. Зато смотрел я, как у неё жизнь ключом бьёт, и радовался. Это же сколько столетий внутри всякого народа, без цели и надежды на понимание, а тут… Дети её просто обожали. Девчонки ходили хвостиками. Парни-старшекурсники… думаю, фантазировали на её счёт, чего уж там - было на что. Ну, половина точно в неё повлюблялись. Впрочем, особо повода для флирта или надежд она не давала.
        Поэтому и было сложно остаться с ней наедине: вечно кто-то да пытался что-то спросить, сказать, все эти причёски, клубы, Невилл опять же.
        Алиса на каникулы решила отправиться в Лонгботтом-тауэр, проведать миссис Августу, ну и типа отца Невилла. Всё же было бы странно, если бы она не поехала. Она немного паниковала, но я успокоил, что всё будет хорошо, и она справится. С такой толпой детей же справилась. По ЗОТИ точно начали все на одни «превосходно» учиться, и не потому, что Алиса какие-то поблажки давала или послабления. Наоборот, она довольно строгая на уроках была, с убийственной логикой и некоторыми довольно жестокими психологическими приёмами. Бывало, что до слёз доводила тех же девчонок. Но зато на уроках смогла каждому доказать, что её предмет необходим. Что маг должен уметь защитить себя и своих близких. И тебя не спасут авроры или ещё кто-то, спасение всегда в твоих руках. Никто не жаловался и ни разу я не слышал, чтобы обсуждали её методы. А перед тем как зайти в кабинет ЗОТИ, все проверяли палочки, делали лёгкую разминку и крались до парт, как по территории врага. Всякое бывало, да.
        * * *
        - Профессор Лонгботтом?.. - чуть не подавился рыбой Драко, когда заметил за спиной Алису. Воскресный обед за нашим столом замер. Сидящие напротив семикурсники воловьими глазами смотрели мне за плечо. Подозреваю, что Перси Уизли порвал с Пенелопой Кристалл, потому что пускает слюни на Алису.
        Я лично её приближение почувствовал, она использовала чары сокрытия, но мои «вялосенсорные» ощущения не подвели, ещё, может, наша связь помогла.
        - Третьекурсники, - негромко объявила Алиса, - после обеда все пройдите в класс ЗОТИ, чтобы получить задание.
        Затем она снова эффектно «пропала», появилась через некоторое время возле стола преподавателей и села, чтобы поесть. Снейп-сенсей склонился и что-то у неё спросил, а она лукаво улыбнулась, посмотрев на нас через зал так, что все, кто обернулся, мигом уткнулись обратно в тарелки.
        - Что-то у меня какие-то нехорошие предчувствия, - сказала Лаванда. - А профессор Трелони во вторник сделала предсказание, что мы с Фэй и Парвати встретимся с чем-то ужасным.
        - Ты не в курсе, Невилл? - спросила Фэй.
        - Нет, вы же знаете, - смущённо улыбнулся Лонгботтом, помотав головой.
        Все покивали, снова убедившись, что «стратегическую информацию» профессор сыну не рассказывает. За это тоже ценили Алису. Если Гриффиндор придумал что-то в группе поддержки, то Алиса никогда даже не подумает рассказать, что мы придумали, другим факультетам, как и мы не в курсе, что там придумали другие факультеты. У неё не было «любимчиков», ко всем она относилась ровно и справедливо. Каждый человек чувствовал, что если постарается, то и его похвалят, заметят, дадут баллы или поставят хорошую оценку. Если с чем-то не справился, то получишь втык. Никакие прежние заслуги не спасут, если ты облажаешься. Как говорила Алиса: «вот ты прекрасно знаешь всю нечисть от первой до трёхсотой страницы, а одну тему не выучил, и тебя придушила мара. Что с того, что ты знал про всех остальных, а как спастись от этого ночного духа - не знал? Ты - умер, а значит - проиграл».
        После обеда в класс ЗОТИ забились третьекурсники всех четырёх факультетов, оказалось, что за обедом не только нашему столу было высказано «приглашение», только мы не видели и не слышали, что было за другими столами.
        - Как вы знаете, во вторник у нас должен быть последний урок ЗОТИ в этом триместре, - объявила Алиса, появившись сразу в центре аудитории. - Я решила устроить для вас небольшой проверочный тест, чтобы на последнем уроке подвести итоги и обсудить ваш «полевой выход».
        Гермиона, которая сидела рядом со мной, тихо пискнула, подавляя желание переспросить. Да, и от этого её тоже отучила Алиса.
        - Всё верно, - усмехнулась Алиса, оглядев нас. - Для того чтобы сдать тест, вам надо будет изловить боггарта.
        Тут уже все тихо зароптали, переглядываясь. Алиса подняла ладонь, и в классе наступила гробовая тишина.
        - Вас сорок человек. Предлагаю разбиться на десять команд по четыре человека. Это в произвольном порядке, берите тех, кому доверяете и в ком не сомневаетесь. Конечно, будет хорошо, если мальчики возьмут в команду и девочек, это будет по-джентельменски, - усмехнулась она. - В замке я нашла как раз десяток боггартов. Их примерное местонахождение я сообщу каждой из команд. У вас будет с собой сундук, ваши палочки и знания, полученные на уроках. В течение следующих двух часов вы должны принести сундук с боггартом. Используем их для последующих тренировок и для младших курсов. Боггарта не развоплощать, их всего-то пока десять на весь замок, - она ехидно посмотрела на меня. - У вас есть пять минут, чтобы определиться, кто с кем будет в команде. Время пошло!
        
        Часть 1. Глава 16. Охота на боггарта
        
        12 декабря, 1993 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Нам сказали распределиться по четверо, и половина народа отчего-то обратилась ко мне.
        - Гарри, как лучше разделиться? Может, ты нас разобьёшь на команды? - спросила меня Лаванда.
        - Ладно, - начал соображать я, кто посильней, чтобы четвёрки были примерно равны. - Слизеринцев восемь, они поделятся сами. Рейвенкловцев - девять. Невилл и Блейз, берите себе сестёр Патил в команду. Дин и Симус с Гермионой и Лавандой. Драко, Кевин - с Келлой, и возьмите Ханну Аббот из Хаффлпаффа. Я, получается, с Фэй и Роном, мы берём Сьюзен Боунс, тоже с Хаффлпаффа.
        Девчонки были довольны разделением. Сьюзен и Ханна вообще часто общались с нашими и первыми с Хаффлпаффа пришли на занятия «клуба шиноби». К тому же родители Ханны жили в Годриковой Лощине, и мы с ней общались на каникулах, я её приглашал на день рождения. Девчонка симпатичная, бойкая, но нос не задирает, да и нравятся мне блондинки. Но две блондинки в команде это уже перебор, поэтому в свою четвёрку я взял подружку Ханны - Сьюзен, чем-то напоминающую мне Хьюга Хинату: тоже «стесняшка», хотя и рыженькая. Глаза у Сьюзен были большими и светло-карими, и в отличие от той же Джинни, веснушек на лице не было, а ресницы и брови были почти чёрные.
        - Разбирайте записки, которые выложены на столе, - после того как все мы разделились на десять команд, сказала Алиса. - Там указано, где вы сможете найти своего боггарта. Не забудьте сундуки. На всё у вас два часа, - она взмахнула палочкой, и на столе появились большие песочные часы.
        Тонкая струйка цветного песка потекла в пустую колбу.
        - «Западное крыло центрального донжона, третий этаж», - зачитал Драко, который тянул записку первым. За ним все остальные разобрали назначения и сундуки. Рон вытянул для нас южные подземелья Слизерина, и мы направились туда, прихватив средних размеров сундук, похожий на крупный саквояж. Та ещё задачка заставить боггарта туда спрятаться.
        - Довольно тяжело, - когда мы спустились с третьего этажа до подземелий, запыхтел Рон, который вызвался тащить поклажу для отлова боггарта.
        - Давайте используем на сундуке чары для облегчения веса? - предложила Сьюзен.
        - А ещё непонятно, как нам ловить туда боггарта, - добавила Фэй. - На них же не действуют чары обездвиживания… Их можно только развеять, как тогда сделал Гарри, или использовать заклинание «ридикулус», чтобы превратить свой страх во что-то смешное…
        - Я так волнуюсь, - смешалась Сьюзен. - Я… очень боюсь смерти. Даже не знаю, во что может превратиться боггарт.
        Все притихли и посмотрели на меня.
        - Гарри, - сказал Рон, - в прошлый раз твой боггарт был очень странным. Почему он менял обличия, как будто не мог определиться, чего ты боишься?
        - Ну… В какой-то мере я действительно не мог определиться, - хмыкнул я, вспоминая тот случай в учительской.
        * * *
        Двадцать восьмого сентября у нас состоялся обещанный Алисой урок в присутствии Хигэканэ. Ясно-понятно, что наш директор просто хотел иметь информацию по студентам: от того, чего именно человек боится, можно сделать кучу выводов. Например, Рон боялся пауков, и боггарт превратился в гигантского паучищу с восемью глазами размером с блюдца, толстыми мохнатыми лапами и жуткими жвалами, с которых текла слюна. Здоровый, противный, страшный и опасный.
        Вообще, помнится, Рон как-то рассказывал, что в детстве над ним пошутили близнецы и вроде бы заколдовали его любимую игрушку. Подробностей не помню, но то ли сама игрушка была в виде паука, то ли стала большим пауком и напала на Рона. С тех пор младший из братьев Уизли чуть в обмороки не падает, когда видит что-то восьмилапое.
        Тогда, предупреждённые насчёт боггарта, мы всем курсом сидели в библиотеке, и нашли по этому виду призраков много информации. Боггарты, в общем-то, питались страхом и ему подобными эмоциями и от этого становились сильней - вплоть до обретения плоти: если человек, а особенно маг, какое-то время испытывает настоящий ужас.
        Не было доказано, что эти призраки-паразиты обладали сознанием, даже не совсем был изучен вопрос, как именно они появлялись в тех или иных местах, но в основном боггарты донимали детей магглов. Отсюда и всякие страшилки про «чудище под кроватью» или «монстров в шкафу».
        И, как нельзя полностью избавиться от страха, нельзя было раз и навсегда избавиться от боггарта. Точнее, существовало заклинание развоплощения этого призрака, но проблема была в том, что подобное «уничтожение» имело лишь временный эффект. Это похоже на разрывание и разбрасывание корешка сорной травы: все эти кусочки корешков когда-то всходили, и в итоге можно было натолкнуться не на одного, а на пятерых боггартов, которых, причём, так просто не поймать. Поэтому маги придумали хитрость.
        Обычный боггарт не имеет плоти, он может, как настоящий призрак, просачиваться сквозь стены, и, по сути, неуловим. Но если боггарта хорошо напугаться, особенно магу, этот призрак обретает плоть и соответственно, при заключении его в какое-то герметичное место, вроде запертого сундука или шкафа, не может потом выбраться. Ну и заодно «поглощает» всяких только зародившихся, так как сам является паразитом и не терпит конкурентов поблизости от себя. Вот в каждой магической семье и спрятан в сундуке или шкафу свой боггарт. Или чуланчик закрытый выделен. Вроде как и польза есть - он впитывает в себя все страхи, тренироваться можно и заодно что-то важное в сундучок положить, чтобы боггарт охранял: сплошные плюсы.
        Теоретически, чтобы загнать боггарта обратно, откуда он вылез, нужно его не бояться, а превратить во что-то смешное как раз заклинанием «ридикулус». А мне было интересно, как именно боггарт определяет тот страх, в который ему надо превратиться. Я заподозрил, что этот призрачный паразит обладает чем-то вроде ментальной способности Яманака, у тех даже техника безумия была. Да и у Учиха Итачи было дзюцу, которое вызывает иллюзию самых страшных мыслей и кошмаров. В обоих случаях могла помочь остановка циркуляции чакры. Да и от некоторых проклятий, которые были основаны на местном аналоге гендзюцу, остановка магического потока тоже помогала. И, когда подошла моя очередь выйти к боггарту, я проверил свою теорию.
        До меня с боггартом «сражалась» Парвати, тот превращался в странный мычащий перебинтованный труп в пятнах крови. Кстати, иллюзия была очень качественной, даже запах гнили чувствовался. После «ридикулуса» этот труп как-то не особо изменился, но стал походить на жертву чьей-то шутки, обмотанную туалетной бумагой.
        Боггарт, когда я вышел к нему, замер всё в том же виде перебинтованного человека. И я сообразил, что из-за моих предосторожностей и режима «боевой медитации» он попросту не может меня прочесть. Как бы читать нечего, мыслей и страхов нет. Я уже встречался со своей «Тёмной стороной» и главным страхом и смог его победить. Пожалуй, «Тёмный Наруто» будет пострашнее любых призраков. Тогда я, чтобы не вызывать подозрений, попробовал мысленно транслировать «страх». В голову лезла всякая ерунда, и боггарт принимал различные формы: то змеи, то большой сигареты, так как я подумал, что от курения умирают. Потом был шоколадный торт, почему-то превратившийся в пасть, похожую на церберовскую: я подумал, что сладкое очень вредно для собачьих зубов. И в конце, не зная, что же ещё подумать, я посмотрел на Хигэканэ. Зря я это сделал. Потому что в голове сформировалась чёткая ехидная мысль: «я боюсь того, что Хигэканэ когда-нибудь придушит во сне его борода». Н-да…
        Радостный тем, что я определился, боггарт превратился в нашего директора, только борода у него была ещё больше и гуще, и эта волосня… Она шевелилась и обвивалась вокруг его тела, как толстый питон. Боггарт-Хигэканэ синел и хрипел, а я как дурак на это с интересом смотрел. Потом, когда шум вокруг усилился, оторвался от зрелища и развоплотил боггарта, как это делал Сириус. От греха подальше. Собственно, на этом наш урок и закончился, а через два с половиной месяца, похоже, что развоплощённый мной боггарт рассеялся и подрос в количестве целых десяти штук. И теперь всех их нам надо было собрать.
        * * *
        Мы крались по подземельям, подсвечивая себе путь палочками. Рон тащил сундук, на который Сьюзен наложила чары лёгкости.
        - Где-то здесь, - сказал я, вглядываясь в тёмные пыльные коридоры, было ясно, что тут давно никто не ходил.
        - А если мы встретим Кровавого Барона? - пискнула Фэй. - Он же такой страшный… И не поймём, это наш боггарт или призрак Слизерина.
        - Говорят, что Кровавый Барон убил свою возлюбленную, - прошептала Сьюзен замогильным голосом, видимо, обстановка располагала. - А потом ослепил себя от того, что не мог видеть то, что совершил, и покончил с собой рядом с ней, поэтому у него такие пустые глазницы, и он весь в крови.
        - Вы кого-то потеряли? - за нашими спинами раздался низкий мужской бас с характерным хрипящим побулькиванием крови в горле. Видимо, если Кровавый Барон покончил с собой, то вонзил меч или катану в грудь, но умер не сразу, а сначала произошло кровоизлияние в лёгкие, по сути, он захлебнулся собственной кровью. Поэтому и голос такой жуткий получился у него. Тот же «Почти Безголовый Ник» - наше факультетское привидение, несмотря на свою «почти безголовость», обладал довольно приятным голосом.
        Девчонки заорали от неожиданности и дружно спрятались за меня. Рон, надо отдать ему должное, хотя тоже заорал, но остался стоять на месте и крепко вцепился в сундук.
        - Здравствуйте, сэр, - поздоровался я, убедившись, что это действительно привидение, а не боггарт. Последние, кстати, прекрасно умели говорить, но так как сознанием не обладали, то говорили обычно то, что боялись услышать люди. Например, Гермиону начала отчитывать «МакГонагалл». Ладно ещё Грейнджер сообразила, что остальным совершенно необязательно знать повод разочарования в ней нашей деканши. Я-то очень сильно подозревал, что если бы она позволила лже-МакГонагалл продолжить, то все бы узнали про хроноворот, но обошлось.
        - А… гриффиндорцы, - разглядел наши галстуки Барон. После смерти в его пустых глазницах горели потусторонние зеленоватые огоньки, так что призрак определённо видел. - Что вы забыли в подземельях Слизерина?
        - Мы ищем боггарта, сэр, - вежливо сказал я. - У нас такое задание по ЗОТИ. Подскажите, куда нам идти?
        - Ах, боггарта, - устало вздохнул Барон, - недавно один поселился в конце коридора, слева.
        - Спасибо, мистер Барон, - тихо прошептала Фэй. - Вы нам очень помогли.
        - Извините, - я остановил призрака, который уже развернулся и наполовину просочился в стену.
        - Что? - обернулся Барон. Я покосился на свою команду, которые с интересом прислушивались. К сожалению, не время назначать свидания.
        - Простите, что побеспокоили вас, - выдал я.
        - Ничего страшного, - махнул рукой Барон и прошёл сквозь стену.
        - Уф, - выдохнул Рон. - Всё же жуткое привидение.
        - Идёмте к боггарту, только осторожней, - скомандовал я.
        * * *
        Тёмный коридор, в который нас отправил призрак Слизерина, был чернильно-чёрным, даже четыре наших «люмоса» с трудом освещали заиндевевшие стены, старые доспехи и гобелены со странными рисунками. В декабре и так не жарко, но в этом коридоре стоял жуткий, леденящий душу мороз.
        Рон выдохнул пар изо рта.
        - Что-то тут совсем холодно, - простучал зубами он. Мы посмотрели на его дырявые башмаки и мантию, которая была ему уже коротковата.
        - Хочешь, я наложу на тебя согревающие чары? - шёпотом сказала Фей.
        - Конечно! - обрадовался Рон. Пока они возились с чарами, Сьюзен начала затравленно оглядываться.
        - Что с тобой? - спросил её я, положив ладонь на плечо, от чего она вскрикнула.
        - Гарри, ты слышал? - бледная Сьюзен вжала голову в плечи.
        - Что слышал? - переспросил Рон.
        - Тут, наоборот, так тихо, - шёпотом сказала Фэй.
        Мы прислушались. Но действительно в темноте и холоде стояла оглушительная тишина, я даже начал слышать гулко бьющееся сердце Сьюзен. Пульс у неё просто зашкаливал.
        - Ты боишься, - констатировал я. - Боггарт где-то здесь. Он воздействует на тебя, верно?
        - Вы чувствуете запах травы? - прошептала она, чуть не закатывая глаза.
        - Тут только пылью пахнет и немного влажностью подземелий, - принюхался Рон. - Какая трава в декабре?
        - Так пахнет смерть, - перебил его я. - А Сьюзен боится смерти. Этот боггарт пока не напитан страхом, поэтому он воздействует на сознание одного из нас, заставляя испытывать ужас. Он пока не материален, так как рождён совсем недавно.
        - Мама… - тихо прошептала Сьюзен, она села на пол и притянула к себе колени, уткнувшись в них лицом. - Папа…
        - Когда она была маленькой, на их дом напали Пожиратели Смерти, - сказала Фэй, погладив Сьюзен по голове. - Они убили её дядю и тётю и пытали родителей, но к ним вовремя подоспела помощь. Я знаю, потому что они наши дальние родственники.
        - Тащите её подальше отсюда, - принял решение я. - Она может не выдержать. Да и тут слишком холодно. Можно запросто умереть от банального переохлаждения. Я останусь, чтобы поделиться своими страхами и овеществить боггарта. Мои страхи более безобидны, чем у Сьюзен.
        - Гарри, ты уверен? - спросила Фэй.
        - Да. Рон, помоги девчонкам, а сундук пока оставь здесь. Отойдите на безопасное расстояние и согрейте Сьюзен. Фэй, справишься? Ты же чары сможешь на неё наложить?
        - Конечно, Гарри, - собралась Данбар. - Так, Сью, давай, потихоньку… Рон, помогай!
        - Сейчас, - шмыгнул носом Уизли. Он поставил наш сундук и помог отвести в соседний коридор Боунс. Их шаги стихли, и я замер.
        Нематериальный боггарт - весьма голодное существо. От него не так просто закрыться, но я и не закрывался. Мы остались одни.
        - На-ру-то… - тихий хнык разрезал тишину. - На-ру-то…
        Из темноты, пошатываясь и опираясь на стену, медленно вышла Хината. Её лицо было в ссадинах, одной рукой она придерживала живот, по её всегда мешковатой одежде расползалось чёрное пятно. Запах гари и крови ударил в ноздри.
        Я молча смотрел на неё. Сегодня мой кошмар пришёл в образе Хьюга. Может, потому что я снова о ней вспомнил.
        - Я так любила тебя, Наруто, - она попыталась улыбнуться. И смотрела на меня своими большими светло-серыми глазами, в которых стояли слёзы. - Почему, Наруто?
        - Прости, - глухо выдавил я. - Но это всё, что я смог сделать.
        Хината покачнулась, и я подхватил её.
        Пахло скошенной травой и кровью, а она медленно умирала на моих руках и шептала, что совсем не винит меня в своей смерти. Только плохо, что я оставил её и всех остальных.
        * * *
        - Гарри! - девчоночий крик заставил меня очнуться. Кто-то нещадно тряс. - Гарри!
        Я открыл глаза, чтобы увидеть в синеватом освещении «люмоса» Фэй и Сьюзен, которые тормошили меня.
        - Всё в порядке, - я встал, чувствуя лёгкую слабость. Вовремя же остановил поток магии, боггарт оказался каким-то ненасытным. Его питает не только страх, но и сожаление, паника, безысходность - любые негативные эмоции.
        Впрочем, долго думать об этом было некогда, я увидел в глубине коридора восемь красных горящих глаз и инстинктивно потянулся к кунаю.
        - Рон отвлёк боггарта на себя, он стал материальным, как ты и говорил, - пояснила ситуацию Фэй.
        - Готовьте сундук, - скомандовал я. - Рон, быстрей сюда, мы используем «ридикулус», - крикнул я Уизли.
        - Д-да, - его голос в ответ дрогнул.
        Мы раскрыли сундук и приготовились ждать Рона, который с криком выбежал из коридора. Фэй преградила дорогу гигантскому пауку, который «сдулся» и превратился в крупную крысу.
        - Ридикулус! - направила на боггарта заклинание Фэй, и крыса превратилась в таксу с забавными бантами на макушке и на кончике длинного тощего хвоста.
        - Ой, ну до чего милый! - захихикала Сьюзен.
        Мы, переглянувшись, тоже начали смеяться, оглашая коридор хохочущим эхом. Такса юркнула в открытый сундук, который к тому же сама за собой закрыла.
        - Всё! - выдохнул Рон, прижимая сундук сверху.
        - Ага, - я закрыл сундук на замок, который шёл в комплекте.
        - Ну и страху я натерпелась! - сказала Фэй.
        Мы переглянулись и снова заржали, но это, кажется, было что-то истерическое.
        - Ты… Боишься… Это же была просто крыса! - сквозь смех сказал Рон.
        - Да не из-за крысы, - буркнула Фэй. - Из-за всех вас. Это же было так опасно! Жуткие штуки эти боггарты, - она покосилась на сундук, который немного подскочил, а пойманный нами дух попытался выбраться из места заточения. - А вот нечего теперь! - хмыкнула Фэй, шлёпнув ладонью по сундуку, и засмеялась вместе с нами.
        
        Часть 1. Глава 17. Рождественские каникулы
        
        19 декабря, 1993 г.
        Англия, Малфой-манор
        - Мистер Гарри проснулся? - меня разбудил странный писклявый голос.
        Я какое-то время бездумно смотрел на расписной потолок с лепниной, соображая, что нахожусь в гостях у Драко в Малфой-маноре и мне выделили целую комнату, которую обозвали «зелёной гостиной». До краёв кровати, даже если на ней раскорячиться на шпагате, было не достать, я утопал в перине, и мне всю ночь снилось, что я лежу лицом в грудях Цунаде-баа-чан. Видимо, гормональная перестройка окончательно меня догнала и просто перепадами настроения дело не закончится. Впрочем, мне уже четырнадцать летом будет, довольно гадский возраст, насколько я помню. Вечно какие-то неловкости, возбуждаешься по делу и не по делу, в голову лезут глупости. Приходилось выматывать себя тренировками, чтобы организм был более-менее послушен, и у меня чакра была и контроль полный, дисциплина и более глобальные задачи, типа стать сильней и спасти Саске. И то приходилось стараться не думать о банях, в которых подглядывал за женщинами крёстный. Но зато я тогда хорошо подрос и перестал быть мелким… Правда сначала начали расти ступни и ладони: Джирайе приходилось покупать мне ниндзя-ботинки где-то раз в три месяца, пока нога
окончательно не сформировалась. Из-за этого непропорционального взросления выглядел я смешно лет до пятнадцати. Потом вроде ничего так, и с девчонками стало срастаться, не только по морде получал…
        Так, что-то я размечтался… В этой холодной Британии все упакованы так, что даже не посмотреть толком, хотя, может, это к лучшему. Тут нравы совсем другие, типа до свадьбы «ни-ни». Ну или с невестой… Ох, что-то, действительно, слишком много об этом думаю. Хорошо было в восемь лет - я не парился по этому поводу совсем. А то так, глядишь, пополню армию поклонников, которые пускают слюни на Алису. Не, с друзьями так нельзя…
        - Сова принесла послание мистеру Гарри, - снова раздался голосок, и я подскочил от неожиданности.
        Думал, что мне приснилось.
        Сел на кровати и увидел домового эльфа. Ну, конечно, кто это ещё мог быть?! Просто он мелкий и даже до матраса макушкой не достаёт, а кровать довольно высокая.
        - Что? Ураги? Сюда прилетела Ураги? - удивился и забеспокоился я.
        Свою полярную птичку я отправил в Литтл-Уингинг перед вчерашним отъездом в Малфой-манор, в последнюю минуту: всё боялся, что «кто-нибудь бородатый» эту поездку сорвёт. Написал тёте, что приеду к ним в Сочельник, а пока погощу у Драко, обрисовал, в общем, всю ситуацию с этими опеками и гостями.
        - Минни не понимает, - моргнул эльф.
        И я сообразил, что передо мной эльф-девочка, причём, скорее всего, та самая, которая всегда оставалась невидимой и опекала Драко в детстве. Кажется, когда мистер и миссис Малфой прознали про отлучки сына, то приставили к Драко другого эльфа.
        Она была в выглаженном и накрахмаленном белом полотенце, на котором был чёрно-зелёный герб с крупной буквой «М» по центру. Полотенце было хитро завёрнуто и задрапировано на манер римской тоги. Даже у Кричера не получалось так красиво все складочки уложить: как я и думал, эльфы Малфоев все из себя опрятные. А ещё симпатичные. Для эльфов, конечно. Уши у Минни были относительно небольшие, особенно если сравнивать с Кричером, и стояли торчком. Носик узенький, острый и чуть вытянутый. Крупные голубые глаза, обрамлённые светлыми ресничками. На вид Минни была довольно молода, наверное, как раз возраста того сумасшедшего Добби. Впрочем, несмотря на постоянные набеги на кухню Хогвартса, намного лучше разбираться в эльфах я не стал.
        - Сова, которая принесла послание - полярная? Белая такая? - пояснил я свою мысль домовушке.
        - Минни узнает, - с тихим хлопком пропала она и через минуту, когда я всё же выполз из перины, появилась снова. - Сова серая, - сообщила Минни.
        Я поразмыслил, от кого же может быть это послание и стоит ли его вообще читать. Вдруг та же МакГонагалл с подачи Хигэканэ мне повелевает в школу вернуться? Кто знает. А так «не получал ничего» и дело с концом. Раз у домовушки письма нет, значит, получить надо «из лап в руки» - так делают, чтобы знать, что послание доставлено до адресата.
        - Ладно, я сейчас умоюсь, переоденусь и посмотрю, что там за письмо пришло, - обтекаемо сказал я.
        Минни деликатно исчезла, точнее, стала невидимой, так как её магию и присутствие в комнате я всё равно ощущал. Видимо, её приставили ко мне кем-то вроде личной служанки.
        Быстро совершив утренний моцион, я вернулся в комнату и переоделся. На видном месте на уже заправленной кровати меня ждали брюки и чёрно-зелёная рубашка, ладно хотя бы не классическая мантия, а то и в школьной надоело.
        В семье Драко все из себя аристократы, это не с Сириусом, который с удовольствием носил джинсы и футболки, как, впрочем, во всей Годриковой Лощине в этом смысле было довольно спокойное отношение к маггловской одежде. Всё же Годрикова Лощина слишком долго соседствовала с магглами Ститианса. Люди старались носить что-то нейтральное, что подходило бы для обоих миров и не требовало бесконечного переодевания или чар. В Блэк-хаус Сириус обычно надевал сюртук, похожий на одежду Снейпа-сенсея. Я там носил школьную мантию, чтобы не раздражать леди Вальбургу внешним видом или «похожестью на маггла». Матери Сириуса, с которой мы заключили очень важное для меня пари, я старался понравиться и не нарывался.
        Вчерашний поздний ужин в семье Драко я был в школьной мантии, а на сменку у меня с собой были только ещё школьные мантии и футболки с обычными штанами - для тренировок. Видимо, Драко это понял и деликатно поделился одеждой, которая в принципе не возбранялась в мире волшебников и была удобна и для магглов.
        - А Драко уже проснулся? - спросил я Минни, которая, когда я к ней обратился, снова стала видимой.
        - Наследник Малфой уже встал, - кивнула домовушка. - Наследник Малфой ожидает своего друга Гарри Поттера в тренировочном зале после того, как мистер Гарри просмотрит корреспонденцию.
        - А раньше ты называла Малфоя «Мастер Драко», - вспомнил я. - Кстати, почему «мастер»? Меня Кричер тоже так называет…
        Мы шли по широким коридорам куда-то на север.
        - Минни называла Наследника так, потому что была его личным эльфом, мистер Гарри, - грустно повесила голову она. - Но потом Минни провинилась и…
        Да, зря я спросил, по острому носику покатились слезинки, домовушка расчувствовалась, осторожно утирая глаза.
        - Ладно, ты не плачь, - утешил я её. - Драко всё равно тебя любит и скучает. Он всё время про тебя говорил, когда мы были в школе.
        - Правда? - на меня уставились огромные голубые глаза.
        - Э… Да. Так где эта серая сова, которая мне письмо принесла?
        Минни заметно повеселела и толкнула неприметную дверь, которая вела в совятню. На жёрдочке с важным видом сидел Герцог, рядом с ним распушилась крупная неясыть с письмом.
        - Минни уже проверила, письмо без плохой магии, - сообщила мне домовушка. - Но оно зачаровано, чтобы прочесть его мог только мистер Гарри.
        Не трогая письмо, я изучил чистый на первый взгляд конверт и забрал его у совы, когда заметил небольшой значок водоворота в уголке, который можно было принять за спиральную почеркушку. Это от Алисы.
        Когда я забрал письмо, то сова ухнула, цапнула печенюшку из кормушки и вылетела в специальное окно, которое было сделано, как собачий вход, и открывалось в обе стороны.
        - Прикоснитесь к письму своей магией, то есть палочкой, мистер Гарри, - посоветовала Минни, когда я безуспешно попытался вскрыть конверт.
        Я понял, что Алиса использовала своего рода фуин-защиту, как с чакрой: тоже для секретных посланий.
        Наконец, с конвертом я справился и достал короткую записку, написанную по-японски.
        «После отъезда студентов у нас было собрание, и Главный поинтересовался списком тех, кто остался в замке, и удивился, когда не обнаружил в нём тебя. Кошка сказала, что ты, с разрешения крёстного, отбыл погостить у школьного друга. Главный сильно огорчился и посетовал, что не удалось предложить тебе отправиться в гости к другому твоему школьному другу с его мамой. Мне совсем не понравилось его задумчивое лицо. Будь бдителен».
        Ясно, значит, не зря я волновался, что поездка в Малфой-манор может сорваться. Видимо, Хигэканэ не думал, что Сириус напишет разрешение, а МакГонагалл - известная блюстительница правил - просто меня отпустит, не доложив ему. Хе-хе. Правда, это может означать ещё и то, что в гостях у Драко во время рождественских каникул я бываю первый и единственный раз. Алиса решила меня предупредить. Да и подобная информация для размышлений никогда не будет лишней.
        * * *
        Мы с моим другом встретились в тренировочном зале, в который меня также сопроводила Минни.
        - Я хотел бы попробовать драться с помощью магии и искусства шиноби, - встретили меня пафосные слова Драко, который держал меня на прицеле палочки. В левой руке он сжимал кунай.
        Кажется, он серьёзен.
        - Нападай в полную силу, - скомандовал я.
        Действительно, совместные тренировки в замке это хорошо, но мы в последнее время с ним почти не спарингуемся: он помогает остальным, мечет оружие в цель, проводит медитации. Наверное, Драко хочется узнать, насколько он вырос за время наших занятий.
        Драко всегда был хитрым, во время наших схваток делал много обманных манёвров, и также знал множество чар, проклятий и заклинаний, которые мы не проходили у Флитвика. Я тоже хотел с ним сразиться. Это чем-то было похоже на тот бой, который у нас состоялся с Саске на крыше госпиталя. Мне хотелось узнать, чего я стою, хотелось, чтобы Саске признал меня, как шиноби.
        Обстоятельства изменились, и теперь на месте Саске - я.
        - Достань свою палочку, - немного срывающимся голосом попросил Драко с той же интонацией, с которой я когда-то попросил Саске надеть хитай с символом нашей деревни - знак того, что мы сражаемся, как равные.
        - Конечно, - хмыкнул я и неуловимым движением выхватил из ножен палочку. Ту, которая настоящая, из вишни и рога дракона, а не обманку из остролиста.
        - Ступефай! - метнул в меня оглушающее Драко в тот момент, когда палочка оказалась в моей руке.
        По сравнению с пульсаром Алисы, который мы часами учились избегать, это заклинание летело почти в два раза дольше. Я, естественно, увернулся.
        - Люмос Электра! - поддразнил его, отправив электрический сгусток в плечо, впрочем, Драко лишь немного отклонился, чтобы тот в него не попал.
        Далее я пошёл на сближение, стараясь достать друга врукопашную. Мне так было проще и удобней.
        - Импедимента! - бросил в меня Малфой, когда я подошёл достаточно близко и атаковал его блок.
        Заклинание замедления подарило ему секунду передышки, и он зря её не терял, разрывая дистанцию и поливая меня таким количеством всевозможных заклинаний, что я напугался, что друг схватит нервно-магическое истощение.
        Потом сообразил, что в родовом гнезде, которое располагается в месте силы, Драко попросту легче оперирует магическими потоками. Уклониться получилось не от всего, я попался на жалящее: щека сразу попыталась вспухнуть, но я остановил циркуляцию, и травматическое проклятие развеялось.
        - Силенцио! - попали в цель мои чары немоты, и возмущённо мычащий Драко бросился на меня с кунаем - «План b», как мы это называем.
        Схватка продолжилась в полный контакт. Для чистоты я тоже убрал палочку в ножны, чтобы не мешалась. Кунаи звякнули друг о друга. Чисто на мышцах я был сильней Драко, но в последнее время он научился пользоваться моей методикой, для того чтобы разгонять себя и накачивать мышцы магией. На свою беду я рассказал ему о Сакуре, в смысле не о самой Сакуре, а об её разрушительной силе, когда за раз выпускается вся чакра. Она раскалывала одним ударом кулака двадцатиметровый булыжник в мелкую щебёнку. А наша Хокаге: Цунаде-баа-чан, которая была сенсеем Сакуры, могла одним прикосновением пальца расколоть землю и сделать щель тридцати метров длиной, пяти шириной и два глубиной. В общем, Драко впечатлился и усиленно тренировал «контроль магии».
        Так что, когда он ударил мне под дых, я сразу словил ностальгию по Сакуре. Солнечное сплетение буквально онемело, было так больно, что я брякнулся об пол не в силах пошевелиться.
        - Гарри, ты в порядке? - взволнованно спросил Драко, подбегая ко мне. - Ой! Я заговорил! Как же?..
        - Просто ты поток магии в теле менял, смена циркуляции влияет, - просипел я, пока друг оказывал мне помощь, от которой сразу полегчало.
        - Прости, я увлёкся, - у Драко горели глаза, и сожаления на лице не было ни на кнат.
        - Силён, - пихнул его я, вставая.
        - Наследник Малфой, мистер Гарри, вас ждут в гостиной на завтрак, - в тренировочном зале появился другой домовик.
        - Ага, идём, - махнул ему рукой Драко и несколькими взмахами палочки свёл с меня все следы нашей тренировки, почистил и поправил одежду. Малфой тоже читал у Блейза ту книгу по бытовым чарам…
        * * *
        Первого, кого мы увидели в гостиной, был не мистер Люциус и даже не миссис Нарцисса, которая оказалась очень красивой и ухоженной дамой, и даже не дедушка Драко - мистер Абраксас, который выглядел лишь на десяток лет старше своего сына, а Снейп-сенсей.
        - Крё… Профессор Снейп! - вытаращился на него Драко, и я сразу понял, что сенсей появляться к завтраку в маноре в первый же день школьных каникул не планировал, или Драко был совсем не в курсе этих планов.
        - Доброе утро, Драко, мистер Поттер, - поздоровался с нами Снейп-сенсей, он сидел за большим столом ближе к входу, в который мы с Драко ввалились.
        - Люциус давно приглашал Северуса погостить у нас, - сказала леди Нарцисса. - Очень любезно, что он также обещал вам, мальчики, дополнительные уроки по зельеварению, по два часа те несколько дней, пока он будет у нас.
        - О, правда? И для Гарри тоже? - переспросил Драко, переглянувшись со мной.
        Снейп-сенсей усмехнулся и кивнул.
        Впрочем, после завтрака, когда мы пошли в лабораторию манора и Драко взахлёб рассказывал что тут и как, какие у него есть ингредиенты, реторты, котлы и инструменты, Снейп-сенсей отправил его за одной книгой в библиотеку, и мы остались одни.
        - Вас отправил Хигэканэ? - задал я мучавший меня вопрос.
        - Директору не понравилось, что вы отправились в гости к Малфоям, - скривился сенсей, закатив глаза. - Я должен приглядывать за тобой, а также убедить Люциуса поскорей отправить тебя в Литтл-Уингинг к родственникам-магглам.
        - Очень интересно, - протянул я, обдумывая информацию, и хихикнул в кулак: - С другой стороны, директор устроил вам небольшой отпуск на каникулах с друзьями.
        - Это верно, - хищно усмехнулся сенсей.
        Раньше ему вечно вменяли дежурство на все каникулы в то время, как почти все преподаватели уезжали. При том, что слизеринцы почти никогда не оставались на Рождество в Хогвартсе.
        - В эту семью вхож только я, из тех, кому доверяет директор. Или делает вид, что доверяет. И имею некоторое влияние на Люциуса. Ты же знаешь, что Драко - мой крестник?
        - Да, я давно догадался, сэр, - кивнул я.
        - Помнится, ты хотел ассистировать при приготовлении зелья чистого тела?.. - с намёком протянул сенсей.
        - Я и сейчас хочу. И свитки в Блэк-хаусе надо проверить!
        Всё складывается весьма хорошо. Что-то в последнее время директор сам себя переигрывает… Или готовит что-то и его внимание отвлечено?
        - Я принёс книгу! - в лабораторию зашёл Драко.
        - Открывайте на странице двести восемнадцать и внимательно прочитайте описанный рецепт, - превратился в строгого преподавателя Снейп-сенсей.
        - Да, сэр!
        
        Часть 1. Глава 18. Итоги года
        
        2 января 1994 г.
        Англия, Лондон
        - Я высажу тебя у вокзала, сам доберёшься, Гарри? - спросил меня дядя Вернон. - К десяти мне надо успеть в больницу… Сегодня их выписывают.
        - Конечно, - кивнул я. - Платформу найду, а вещей у меня почти и нет, я же не стал брать свой сундук на каникулы.
        - Верно, - согласился дядя, задумчиво покрутив ус: он явно находился в своих переживаниях. Впрочем, было о чём.
        * * *
        Тётя Петунья родила малышку Лили немного раньше срока, сделав всей нашей семье неожиданный подарок сразу после второго Рождественского ужина. Поужинать мы успели, а потом у тёти отошли воды, начались схватки и наша общая мужская паника. Дядя начал звонить в больницу, Дадли, который проштудировал соответствующую литературу, успокаивал мать и заставлял её дышать, напоминая о каких-то курсах для беременных. Ураги, которая тоже почувствовала, что в доме что-то происходит не так, билась в окно, заставляя меня нервничать ещё больше. Мало ли какие свойства у волшебных сов? Может, эта белая паникёрша чувствует что-то? В общем, я написал короткую записку и отослал Ураги в Коукворт: на всякий случай и чтобы что-то сделать, плюс отослать создающую лишнюю суматоху сову.
        Тётя волновалась, что рожает в выходные, что она побеспокоит в Рождество своего гинеколога и всё такое прочее. Думаю, также она переживала из-за того, что Лили должна стать магом. Когда я приехал, она поделилась со мной некоторыми «волшебными» моментами, которые с ней происходили во время беременности.
        У них уже были собраны сумки: тётя решила, что будет рожать в государственной больнице Лондона, с которой у них был подписан контракт. В подробности я не вникал, да и времени было мало, но здесь с беременностью свои заморочки, и всё надо делать заранее, включая заключение контракта с больницей и страховой фирмой.
        Мы собрали всё необходимое, при этом уже немного успокоившаяся тётя Петунья настаивала, чтобы мы с Дадли остались дома и такая «группа поддержки» ей не нужна, но мы всё равно поехали ночью в Лондон, а потом сидели там с братом в больнице на диванчике. Тётю забрали врачи, а дядя тоже ушёл с ними. Может, хотел на роды посмотреть? Тут вроде это принято…
        Я и забыл о том паническом послании, которое отправил от избытка чувств сенсею, так что, когда меня потрясли за плечо, и я проснулся, то был очень удивлён, встретившись взглядом с чёрными глазами Снейпа-сенсея.
        - Поттер, я еле вас нашёл, надо было хотя бы адрес сообщить, куда вы поедете, - недовольно заявил он.
        - Ой, извините, сэр, я… - это называется «облажался». - А как вы нас нашли?
        - Определил местонахождение твоей совы, - хмыкнул он. - Я навесил на неё следящие чары. Такие питомцы чувствуют, где их хозяин, так что сова полетела в Лондон и, кажется, сидит на крыше этого здания. А потом я просто спросил у медсестры, где Петунья Дурсль.
        - С тётей всё в порядке? - забеспокоился я, покосившись на спящего рядом Дадли. Что-то мне подсказывало, что сон брата был так крепок из-за применённых к нему усыпляющих чар.
        - Да, роды прошли без особых осложнений. Я продиагностировал… их обеих, - сказал сенсей, - но думаю, что Петунью продержат в больнице около недели. Это обычная практика у магглов. Можешь не волноваться по этому поводу. Кстати, у новорождённой девочки есть все предпосылки стать волшебницей. Причём, довольно сильной. Во время диагностики я почувствовал в ней отклик магии.
        - Её зовут Лили, - сказал я, и Снейп-сенсей чуть вздрогнул.
        - В честь твоей матери…
        - Тётя очень любила свою сестру. А моя маленькая кузина точно станет волшебницей: у тёти были стихийные выбросы во время беременности. Значит, их продержат здесь до конца моих каникул?.. - подсчитал я.
        - Думаю, так, - согласился со мной Снейп-сенсей. - Я не могу здесь задерживаться, так что…
        - Спасибо, что пришли, сенсей, - улыбнулся я.
        - Не за что, Гарри, - чуть улыбнулся в ответ он и аппарировал из пустого коридора больницы.
        Утром следующего дня нам с Дадли разрешили посмотреть на новорождённую сестрёнку, и дядя отвёз нас обратно в Литтл-Уингинг. За нами приглядывала Марта Полкисс - мама Пирса, дядя почти каждый день уезжал в больницу: там даже разрешали ночевать супругу за отдельную плату. Он очень волновался за тётю Петунью, мы с братом его понимали и сами отправляли в Лондон. Не маленькие же уже!
        Вчера хорошо прибрались и даже приготовили поесть для дяди и тёти, а ещё испекли пирог с яблоками, который был признан нами самым простым из всех рецептов в поваренной книге тёти Петуньи. Пирог немного подгорел, но мы попробовали по кусочку, вырезав самое зажаристое: вроде ничего получился, надеюсь, тётя будет рада.
        Дадли и Пирса в их Академию повёз мистер Полкисс, а меня на Кингс-Кросс - дядя. Сегодня тётю с Лили выписывали из больницы.
        * * *
        Была всего половина десятого, а на платформе девять и три четверти уже стоял «Хогвартс-экспресс». Я даже не думал, что он так рано ожидает студентов. Никого не было, и я спокойно зашёл в поезд.
        - Кричер! - щёлкнул я пальцами, когда занял наше купе в пятом вагоне.
        - Что угодно мастеру Гарри от старого Кричера? - появился передо мной домовик Блэков.
        - Принеси что-то перекусить сейчас, пожалуйста, и что-то с собой в дорогу, - попросил я эльфа.
        Когда Кричер появился снова, нагруженный едой: всё же магия - классная штука, я протянул ему несколько открыток и пояснил:
        - Это поздравления с Рождеством. В Блэк-хаус сову не пошлёшь, а заранее я дарить не хотел. Вот эта - для тебя, я нарисовал тебя сидящим на ветке эльфэука… ну, как бы когда он подрастёт. Эта, с сакурой под снегом, - от меня для леди Вальбурги. А эта для неё же от Сириуса. Он прислал мне поздравление на праздник и заодно небольшую открытку для своей матери вложил. Передашь ей, ладно?
        Кричер забавно сморщился, с интересом рассматривая мои рисунки в стиле суми-э, и водил пальцем по своему чернильному изображению, нарисованному с довольной мордой. Для леди Вальбурги сакура осталась классически нарисованной, а вот для Кричера фигурка эльфа периодически протирала листики дерева: это мне Драко помог оживить рисунок. Вообще-то ему идея открыток для домовиков понравилась, и он нарисовал открытку и для своей Минни: её и себя в детстве. Драко потом написал, что Минни устроила настоящий слезоразлив, но была счастливой и довольной от его подарка. И даже остальные эльфы манора отчего-то с ещё большей охотой выполняли его приказы, хотя он думал, что это невозможно.
        Кричер оторвал взгляд от своей открытки, посмотрел на меня, словно хотел что-то сказать, но потом просто кивнул и исчез с тихим хлопком.
        Я принялся за сандвичи с индюшатиной и чай, которые мне принёс старый эльф, размышляя о своих весьма продуктивных, насыщенных и богатых на рождения каникулах.
        * * *
        Снейп-сенсей покорно выполнил предписания Хигэканэ на мой счёт. Ну, правда, с чего бы старику-директору знать, что наши с ним планы практически на девяносто процентов совпадают? Сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя. Официально сенсей меня с трудом переваривает, а теперь и должен был случиться «контрольный удар». Вроде как только я намылился к своему другу, который зазывал меня на Рождественские каникулы с первого курса, как появляется коварный и злобный Ужас Подземелий и портит всё веселье. А потом и семья Малфоев аристократично намекает, наморщив носы, что мне пора убраться к родственникам-магглам. Ну вот с чего? Ответ очевиден: во всём виноват подлый слизеринец!
        На самом же деле те пять дней, которые я провёл в гостях у Драко, были просто замечательными. Сенсей, сделав вид, что поддался на уговоры, занимался с нами не по два часа в день, а гораздо больше. И это была не только лаборатория: он присоединился к нам и в тренировочном зале. Мы с Драко на него вдвоём нападали. Потом Снейп-сенсей привлёк к тренировкам отца Драко, и даже его дедушка Абраксас один раз не устоял и попробовал себя против нашего тандема с младшим-Малфоем. Хе-хе. Взрослые волшебники были под большим впечатлением от нашей смеси магии и боевых искусств. Причем, старшие Малфои были довольно хорошо натренированы именно на физическом уровне и знали некоторые ухватки и увёртки простых кулачных поединков, когда нет возможности применять магию.
        Миссис Нарцисса только деланно вздыхала, что её мужчины нашли себе развлечение, хотя хитро сверкала глазами, и я явно видел в ней горячую Блэковскую кровь, даром, что она блондинка. Впрочем, в один из вечеров к ним пришли в гости несколько расфуфыренных дамочек, и я мог наблюдать ледяной скучающий аристократизм леди Малфой. Такой иногда у Драко пробивается, особенно когда он взволнован или с кем-то чужим общается. Становится таким едко-вежливым, спокойным, даже глаза как-то леденеют. С друзьями и с родными всё немного не так, а меня словно приняли в эту семью, я это почувствовал. Конечно, манеры, этикет и всё такое прочее оставалось, этого не отнять, но я чувствовал себя вполне комфортно. Однажды миссис Нарцисса сделала мне замечание по поводу разделки рыбы на блюде, а потом показала, как надо орудовать этой хитрой вилкой, отделяя кости. Тогда я совсем почувствовал себя своим: она хотела, чтобы я это умел делать, а чужим «невоспитанным» детям или людям, которые не умеют вести себя за столом, по этикету не стоит ничего говорить, разве что, со значением переглянуться. Вот так всё сложно.
        В общем, Драко был счастлив, он сказал, что это были его лучшие каникулы и даже почти не расстроился, когда я засобирался к родственникам.
        Сопровождал меня Снейп-сенсей, но в Литтл-Уингинг мы попали только через полтора дня - к Сочельнику, то есть вечеру перед Рождеством. Блэк-хаус без проблем для нас открылся, и мы, поздоровавшись с портретом леди Вальбурги, сразу отправились в лабораторию дома.
        Мои запечатанные в свитках клубники были тщательно проинспектированы, все наблюдения занесены в журнал. Из восьми комбинаций отсеялись три, в которых на ягодах начались процессы гниения, остальные будем наблюдать до лета. И главное событие: мазь «Сейкецухонтай», которой я дал кодовое имя «отвсего». Переводом этого рецепта из старинного японского медицинского свитка мы с сенсеем занимались ещё летом тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, то есть пять с половиной лет назад. И всё это время, так сказать, сенсей собирал и подбирал ингредиенты к ней. Там их больше шестидесяти, включая такие редкости, как яд и чешуя василиска, слёзы феникса, когти тэнгу, десятки трав, минералов, драгоценных и полудрагоценных камней. Всё ещё думаю, как же её изобрели-то и догадались смешать всё это так, что ничего не рвануло?! Теперь, когда я уже три года изучаю науку зельеварения, то сложность рецепта стала ещё более очевидной и выросла в моих глазах на несколько пунктов.
        У сенсея уже была подготовлена основа, так что мы приступили к финальному этапу, а я благоговейно помогал Мастеру, честно говоря, опасаясь даже слишком часто дышать, настолько тонкой и виртуозной была его работа. Я себе прекрасно отдавал отчёт, что вот таким же Мастером мне никогда не стать. Может быть, Драко, но не я. Я - хороший исполнитель: по готовому и выверенному рецепту, с нужными ингредиентами смогу сварить зелье на «Превосходно», но чтобы придумать что-то новое, так тонко чувствовать зелье без расчётов, это нужен истинный талант, как у сенсея.
        Мазь была готова после почти тридцати часов беспрерывной работы. Все расчёты велись на имеющиеся у нас в наличии слёзы феникса, так что всего получилось «три го» или девятнадцать фиалов по жидкой унции. Мазь вышла очень тонкая, почти жидкая и блестящая розоватыми искрами: волшебная даже на вид. По рецепту примерно одной унции должно было хватить на полную обработку всей кожи взрослого мужчины. Я примерно прикинул по стоимости, получалось, что одна порция только по затратам и ингредиентам тянула на сотню галлеонов. И каково же было моё удивление, когда Снейп-сенсей отсчитал девять фиалов и поставил их передо мной.
        - Один фиал я использую для себя. Остальное мы поделим поровну, Гарри, - тоном, не терпящим каких-то возражений, сообщил мне он. А я только глупо хлопал глазами, всё-таки не ожидая подобной щедрости.
        - Сенсей… - только и смог пробормотать я.
        - Эта мазь может храниться очень и очень долго, - сообщил мне он. - Вплоть до нескольких сотен лет. Больше половины ингредиентов в ней были направлены как раз на длительность хранения, а не на исцеляющий эффект. Плюс ко всему у этой мази нет ограничений по виду и магической принадлежности пациента. С её помощью ты можешь спасти как маггла, так и гоблина, кентавра или русалку. Сложность состава подразумевала, что приготовить его может только Мастер. Я… мне приятно получить результат, он мне нужен. Но ещё более важно для меня то, что я сумел сварить эту мазь. Это как показатель моего мастерства, понимаешь? Личный экзамен.
        - Да, сенсей, - кивнул я, действительно его понимая.
        * * *
        Один фиал я подарил на Рождество Дадли, сообщив брату, что это такое, и что это что-то вроде «последнего шанса», если в семье случится какое-то несчастье. Большой Дэ торжественно обещал хранить лекарство и если что, то передать потомкам. Один фиал я оставил себе, припрятав в кошелёк. Остальные семь положил в банковскую ячейку Поттеров.
        В «Гринготтс» меня сопроводил Снейп-сенсей перед нашей поездкой к Дурслям, он, кстати, тоже оставил свои девять фиалов в своём сейфе. Мазь для самого Снейпа-сенсея мы решили использовать и опробовать в Мире Чёрных Пещер. Из-за рождественских срезов, каникул у Малфоев и дел в Блэк-хаусе мы не наведывались туда почти три недели. Но договорились, что пока я буду в гостях у Дурслей, то используем ту же схему, что и на летних каникулах: каждую ночь будем переноситься к Кибе и Гин и жить там пару дней. Впрочем, это нам удалось не сразу: сначала мы с родственниками отмечали Сочельник, а в следующую ночь тётя родила малышку Лили.
        А когда мы с сенсеем всё же смогли перенестись к своим церберам, то нас ждал ещё один сюрприз, вполне, впрочем, ожидаемый. Гин и Киба обзавелись щенками. В помёте было два цербера и одна орф. Когда мы прибыли в первый раз к ним, щенкам было примерно три недели от роду. Киба ходил довольный и деловитый, охотился, чтобы накормить потомство, которое развлекали шнырки. Лобастые неуклюжие пока щенки были очень забавными, пацаны - полностью серыми, как Гин, а девочка - рыжей с чёрными ушами.
        В общем-то, занятые изучением жизни семьи наших церберов, мы в первое время даже не вспоминали о приготовленной чудо-мази. Но потом всё же провели испытания.
        «Сейкецухонтай» желательно было наносить на чистую распаренную кожу, поэтому наш онсэн был очень кстати для данной процедуры. Сенсей доверил мне свою спину, до которой не мог дотянуться сам, чтобы всё ровно нанести. Под правой лопаткой вдоль позвоночника у него были бугристые шрамы: следы когтей оборотня. Всё же он подтвердил мою догадку, кто его так разукрасил.
        У меня самого даже руки после нанесения этой мази стали прям, как попка младенца: исчезли мозоли от тренировок и небольшие царапины от колючей травы и щенков, с которыми я в ней играл.
        После того, как я обработал спину, сенсей ушёл за камень и всё остальное намазал сам.
        Чудо-мазь не подвела: шрамы потом чуть светились какое-то время и просто рассосались, пропадая с кожи. Самое прикольное, что у Снейпа-сенсея, с его слов, пропали даже все родинки на теле и… волосы. На самом деле «чистое тело». Хорошо, что он голову не мазал и лицо осторожно: брови и ресницы не пострадали. А вот бриться он, кажется, уже никогда не будет. Надо будет насчёт этого предупредить моих потомков, если что-то до них дойдёт, и Дадли. Хе-хе.
        * * *
        - Привет, Гарри! - плюхнулся рядом со мной Блейз Забини, отвлекая от воспоминаний. - Ты рано! О, кстати, где Драко? Ты же вроде у Малфоев каникулы должен был провести…
        - Хм… - я прикинул, что Блейз будет просто замечательной кандидатурой для того, чтобы донести до Хигэканэ то, что его план практически удался. Всё же Блейз постоянно трётся со всеми девчонками и вообще прекрасный информатор: все сплетни первым узнаёт, благодаря своим тесным связям и общению с прекрасной половиной Хогвартса.
        - Вы что, поссорились, что ли? - подозрительно прищурился Блейз, разглядывая меня внимательно. - Если что, знай, что я как Швейцария: абсолютный нейтралитет. Вы оба - мои друзья. Что бы ни случилось!
        - Нет, что ты, мы не ссорились, - осторожно подбирая слова, сказал я, вдруг понимая, что какие-то сплетни могут плохо отразиться на Драко. Вдруг ему будут что-то предъявлять или высказывать? Девчонки у нас некоторые такие напористые и могут рубануть с плеча, не подумав.
        - Так в чём дело?
        - У меня тётя на сносях была, она родила после Рождества, - сказал я. - Только это секрет как бы. Не хочу, чтобы об этом знали. Я уехал от Драко, чтобы проведать родственников, дядя привёз на вокзал пораньше, потому что ему ещё тётю надо забирать из больницы и мою кузину маленькую.
        - О, - округлил рот Блейз. - Тогда понятно, - он смутился. - Поздравляю.
        - Спасибо, - улыбнулся я, подумав, что Блейза я никогда не рассматривал, как близкого друга, скорее, как приятеля, одного из компании, но со временем и он окончательно влился в мой мир. Как и я окончательно влился в этот.
        Пожалуй, что после исполнения своей Цели я смогу отпустить свой мир окончательно, ради родных, друзей и тех связей, которые появились у меня здесь.
        Впрочем, до всего этого меня ждёт ещё очень долгий путь.
        Но, как говорил старик Джирайя: «Путь шиноби длиной в десять тысяч сражений начинается с первой битвы».
        - КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ -
        
        Примечание к части
        
        Образ Абраксаса Малфоя можно посмотреть здесь 424713487 >
        
        Часть 2. Глава 1. Мотивы и страхи
        
        8 января, 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        В субботу, через неделю после рождественских каникул, на меня спикировала Ураги, прицельно бросив пухлое письмо прямо в руки. Должно быть, тётя отправила мне ещё и фотографию малышки Лили, которую я попросил в записке, когда посылал свою белянку сообщить, что нормально добрался до школы.
        Когда-то на первом курсе, почти перед самым отъездом на летние каникулы, Хагрид подарил мне самодельный альбом с фотографиями родителей Гарри. Какое-то время он лежал у меня в сундуке, я совсем о нём забыл, честно говоря, нашёл вообще только через полгода, когда жил на зимних каникулах с Сириусом в Годриковой Лощине. Подарил этот альбом тёте на Рождество к основному подарку. Мне показалось, что ей будут намного важнее эти фотографии, чем мне, никогда не знавшего ни Джеймса Поттера, ни Лили Эванс, которые на некоторых фотографиях были запечатлены совсем маленькими. Та колдография матери Гарри, которую я когда-то через Снейпа-сенсея раздобыл для тёти, была довольно официальной, и стояла в рамочке на тумбочке в спальне дяди и тёти. Тётя альбому очень обрадовалась, я даже не ожидал. У нас потом был целый вечер воспоминаний, она рассказывала и рассказывала о своей сестре и всяких случаях из их детства. А также знала все истории, связанные с той или иной фотографией.
        Это натолкнуло меня на мысль о том, что в прошлой жизни я всегда хотел иметь семейный альбом. Раньше у меня была всего одна фотография: вчетвером с командой. Какаши-сенсей, который умел улыбаться одним только глазом, видимым из-за его сплошной маски и надетого на бок хитая, Саске, Сакура, и я - ещё совсем мелкие. И, как нарочно, Колин Криви, который обожал фотографировать и стал кем-то вроде штатного репортёра Гриффиндора, на прошлое Рождество подарил мне чистый альбом для фотографий. С тех пор я его почти наполовину заполнил. Вклеил и старые фотографии семьи, и друзей из Хогвартса, и большой групповой снимок факультета, который мы делали когда-то. Вставил фотографии с Годриком и Снейпом-сенсеем в Тайной Комнате, с Сириусом в Зале Наград, с командой и кубком по квиддичу, который мы выиграли в прошлом году, и ту, увеличенную колдографию, на которой я делаю финт и забиваю гол.
        Теперь у меня будет фотография маленькой сестры, и я смогу увидеть, как сильно она изменится, когда я приеду на каникулы. Да и потом, когда она поступит в Хогвартс, покажу ей…
        - Гарри, а разве ваш контракт с моими братьями не завершился? - спросила меня Джинни Уизли, отвлекая от коварных задумок по поводу будущих поддразниваний мелкой кузины.
        - Точно! - поддержал Драко, отрываясь от овсянки. - Рон все срезы сдал в среднем на «выше ожидаемого», даже нумерологию. По трансфигурации МакГонагалл вообще «превосходно» выставила, не иначе, как в сравнении с предыдущими его потугами. Вот что значит нормальная палочка. И по ЗОТИ у него «превосходно», но тут просто повезло, что он был в одной команде с Гарри, когда мы боггартов ловили.
        - Да, контракт аннулировался, я просто не думал, что об этом надо на весь Большой зал сказать, - съехидничал я, пожав плечами.
        Рон, кажется, услышал, что говорят о нём, но сделал вид, что не слушает, хотя кончики ушей у него заалели. Впрочем, я понимал, к чему задала этот вопрос его сестра. После того, как принуждающий учиться и что-то постоянно делать магический контракт завершился, так как были выполнены все условия, поведение Рона особо не изменилось. Он также вставал в шесть утра, чтобы позаниматься в клубе самообороны, которые вела Алиса и я до кучи. Хотя в основном мы своим кружком разминались, а потом с парнями ещё чуть позже, обычно после занятий, проводили индивидуальные тренировки в «Комнате по требованию». На этой неделе Уизли я часто видел с книгой, и домашние задания, которые нам дали на каникулах, он сделал. На Рождество Рон домой не ездил, хотя та же Джинни и близнецы вместе с Перси точно уезжали к родителям. Даже не знаю, чем младший из братьев Уизли обосновал своё желание остаться. А когда в среду мы собирались в Большом Зале на индивидуальных тренировках гриффиндорской команды поддержки, Рона я тоже видел среди зрителей, а потом он вроде что-то предлагал Гермионе. Да и не перестал помогать мне с уборкой
в классе зельеварения.
        - Может быть, твой брат осознал, что систематизированное обучение и разнообразный досуг намного лучше и интересней, чем праздное времяпрепровождение? - вклинилась в разговор Гермиона. - Он - молодец в этом плане. Другой бы, может, ушёл в «загул», а Рон, между прочим, все уроки сам сделал, я потом, после каникул, у него посмотрела. Его эссе про гриндилоу больше, чем у меня, и по нумерологии он все задачи без ошибок решил. Тебе самой хорошо бы у брата поучиться.
        - Я просто спросила, - смутилась такой отповеди Джинни, но тут же нашлась: - И что ты так его защищаешь, влюбилась, что ли?
        Гермиона чуть не подавилась соком от такого вопроса и начала краснеть, явно не зная, чем ответить на такой выпад. Тут как: начнёшь бурно отрицать - задразнят, а сказать «да, влюбилась» это тоже как-то стрёмно. К тому же Гермиона довольно тактична, не станет же она ржать на весь стол и говорить «ну ты скажешь? Влюбилась? В кого? В Рона Уизли? Да ты его вообще видела? Он же в конопушках весь!» - это уже некрасиво по отношению к Рону будет. Потом его задразнят. Просто возраст такой бурный… у нас начался.
        А интерес окружающих к завязавшемуся разговору, кажется, уже можно было потрогать руками.
        - А тебе какая разница, Джинни, даже если Гермиона и влюбилась? - спросил я. - В кого влюбляться - это вообще только её дело. Мы все вместе учимся, мы все - товарищи. А товарищи всегда друг друга поддерживают. Гермиона со всеми хорошо общается и помогает в учёбе, она у нас очень умная. Или получается, что если человека заслуженно похвалят, то уже влюбились? Я тоже считаю, что Рон - молодец, что продолжает нормально учиться, не ленится и не расслабляется, как когда-то было. Может, и я в него влюбился?
        - Просто кое у кого, видимо, все мысли об одном, - поддержал меня Драко, подмигнув мне.
        Лаванда и Фэй переглянулись и фыркнули.
        - Кстати, Лаванда, мама прислала мне образцы тканей, о которых я говорила, - перевела тему Келла, которой тоже пришла почта. - Могут подойти к нашим костюмам для полётов. После завтрака можно будет посмотреть в гостиной. Ещё Анджелина Джонсон и Кэти хотели оценить.
        * * *
        - Ну что, готов? - спросил меня Драко.
        - Да, идём, - кивнул я.
        После дополнительных занятий по зельеварению на неделе, Малфой встретил факультетское привидение Слизерина и смог пригласить Кровавого Барона на встречу в подземельях сегодня. Встреч на выходные у меня вообще было запланировано до неприличия много: на завтрашний вечер я ещё договорился с Алисой о сеансе связи с её биджуу-Волдемортом, а ночью собирался улизнуть к Снейпу-сенсею, чтобы наведаться с ним в Мир Чёрных Пещер. Плюс ко всему, до обеда я уже побывал у мистера Филча и отдал ему канистру с керосином, которую прикупил в Литтл-Уингинге.
        Примус старику, кстати, очень понравился, он сказал, что теплее, чем с камином, получается. Может, мне показалось, но за каникулы Филч как будто немного изменился, и в его волосах стало меньше седины. Возможно, что если магия вернётся к нему, он сможет хотя бы не так старо выглядеть. Впрочем, заявлять о своих наблюдениях я не стал, не желая заранее обнадёживать.
        Нынче я даже пил чай не просто в «кабинете» мистера Филча, а в его комнате. Кстати, даже немного тронуло, что там, на стене, висел мой старый рисунок с серой кошкой на цветущей сакуре, который я когда-то ему на Рождество дарил ещё на первом курсе. А ещё заметил, что нигде не было зеркал. Даже в небольшом санузле, который примыкал к подсобке-«кабинету» и личной комнате завхоза. Впрочем, оно и понятно, когда из семнадцатилетнего юноши вдруг превращаешься в шестидесятилетнего старика, то смотреться на себя в зеркало нет никакой охоты.
        Но самое важное, мистер Филч предупредил меня, чтобы я был осторожней, так как по замку «ходят слухи», что мне может угрожать какая-то опасность. Что именно за опасность, мистер Филч не знал, но сообщил, что «витает» что-то.
        Я, кстати, отмахиваться от волнующегося старика не стал, так как у самого зудело чувство, что мне ещё аукнется поездка в Малфой-манор. К тому же о «ходящих слухах» я уже вчера узнал от Блейза, который шепнул, что на Слизерине начались разговоры о том, что отец и дед Драко - бывшие Пожиратели и им могло не понравиться, что в их имение прибыл Избранный, который победил «их Лорда». Может, конечно, это Снейп-сенсей пустил дезинформацию, но было сомнительно.
        Такие «внезапные» народные фантазии изрядно настораживали, как и косые взгляды слизеринцев. Конечно, на «факультете аристократии» все умели себя вести и не подавать виду, в принципе, Драко за неделю так и не понял, что о нём сплетничают, да и я только от Блейза узнал, который с Дафной Гринграсс и Панси Паркинсон хорошо общается. Но вкупе с предупреждением завхоза всё складывалось в довольно мрачную картину: что-то назревает.
        В подземельях было очень холодно, всё же коридоры - не факультетская гостиная Слизерина, в которой ковры с подогревом. Промороженные стены с пушистым инеем навевали воспоминания о Стране Железа, или всё дело было в той встрече с ненастоящей Хинатой здесь же. Хорошо ещё, что нематериальный боггарт воздействовал только на моё сознание, а не появился в виде окровавленной девушки, так сказать, «во плоти». Вопросов тогда было бы не избежать.
        - Фэй сказала, что ваше испытание было очень трудным, - словно услышал мои мысли Драко. - И ты почти полчаса был один на один со своими кошмарами и чуть не умер.
        - Фэй так сказала? - удивился я.
        - Да… Просто мы с ней разговорились после ЗОТИ… - смутился Малфой. - Что произошло? Ты мне не рассказывал.
        - Ты тоже не рассказывал, как вы ловили своего боггарта, - парировал я.
        - Знаешь… У нас тоже не всё гладко было, - вздохнул мой друг и отвёл взгляд. - Не зря я потом прочитал в библиотеке манора про преобразование судебной системы Гэмпа.
        - Гэмпа? Это который ещё пять законов элементарной трансфигурации сформулировал? - переспросил я, заинтересовавшись, что же такого нарыл Драко.
        - Нет, его потомка - Улика Гэмпа, он был председателем Визенгамота, а потом стал первым Министром Магии, как раз на переломном моменте принятия Британией Международного Статута о секретности.
        - В тысяча шестьсот восемьдесят девятом году? - дату принятия Статута должны были знать все маги.
        - Ага, примерно в это время, но Британское Министерство основали только в тысяча семьсот седьмом году, - согласился Драко, который много лучше меня разбирался в местной истории. - Я читал книгу, написанную моим предком, Брутусом Малфоем, который был заместителем Гэмпа.
        - И что с этой судебной системой?
        - Ну… Насколько я понял, маги не особо боялись… В общем-то из-за магии. Лишить мага силы можно, но весьма сложно, ну, по тем временам… За это легко схлопотать магический откат или проклятье, да и все волшебники держались семьями, родами. За преследование какого-то волшебника можно было получить в заклятые враги слишком многих… В общем, они придумали, как воздействовать на сообщество магов, запугать их, чтобы слушались и боялись наказания. Тогда были довольно тёмные времена и ещё Статут…
        - Запугивание? - я задумался и в голове прострелила мысль. - Ты про Азкабан?
        - Да, - кивнул Драко. - Маленькие тюрьмы, в которых могли содержаться маги и магглы, не могли удержать волшебника от побега, который при этом обычно сопровождался… Нарушением Статута. Поэтому они хотели построить магическую тюрьму.
        - Н-да, представляю, - хмыкнул я. То ещё шоу можно устроить на глазах у изумлённых магглов, которые по идее должны были забыть, что магический мир вполне себе существует.
        - В то же время мой предок, Брутус, обнаружил остров Азкабан в Северном море. Там стоял замок и жил сумасшедший колдун, который заманивал моряков-магглов, чтобы практиковать различные… всякую тёмную магию, - сбился Драко. - В общем-то, так мой предок его и обнаружил: министр поручил расследовать эти загадочные и подозрительные исчезновения, которые обеспокоили маггловские власти и могли привести к открытой войне и раскрытию принятого Статута.
        - Тот колдун был слишком опасен?.. - расшифровал я задумчивость на лице Драко.
        - Да. Брутус Малфой был сильным волшебником и смог победить его в дуэли, но… сам стал жертвой того тёмного колдуна, который наложил на весь наш род проклятье.
        - Ты о чём? - удивился я.
        - С сына Брутуса, и моего много раз «пра» дедушки, в семье Малфой рождается только по одному ребёнку. Только Наследник, - ответил Драко, - но я, в общем-то, совсем не об этом хотел рассказать.
        - А о чём?
        - Тот замок, Азкабан, из-за различных экспериментов его хозяина населяло множество боггартов. Ты сам знаешь, что нематериальный боггарт будет пить магию, чтобы обрести материальное тело. В общем-то, это мы и сделали, когда отлавливали их по заданию профессора Лонгботтом. Мы напоили их своей магией, чтобы они стали материальными, а потом поймали. Считается, что неизвестно, как же выглядит боггарт, но на самом деле это не так. У боггарта не две стадии метаморфоз, а три. К третьей стадии материальный боггарт приходит, если ему удаётся выпить не только магию, но и…
        - Душу… - закончил я за друга.
        - Верно. Правда процесс этот весьма длительный и требует соблюдения множества условий. Но если боггарту удаётся запугать мага до смерти, то он обретает собственное тело, которое уже не меняет, так как это тело - воплощение ужаса и страха. Их назвали…
        - Дементорами, - снова закончил я предложение за него.
        - Да, - кивнул Драко. - Более того, у дементора просыпается своеобразное сознание, когда он выпивает душу. А ещё считается, что такую тварь невозможно убить. Но зато они и не размножаются… обычными для боггартов способами. Всего в Азкабане двадцать восемь дементоров и столько же их и по сей день, - Драко зябко поёжился, но подозреваю, что прохлада подземелий была тут совсем ни при чём.
        - Н-да, то есть этих боггартов-переростков ещё и хотели отправить патрулировать Хогвартс? - хмыкнул я.
        - Верно… - замялся Драко. - Надо признать, что Первый Министр, Улик Гэмп, отказался использовать Азкабан как тюрьму, посчитав, что это слишком жестоко. Кстати, это он же ввел запреты на три непростительных заклятия, о которых мы тогда читали у нас в маноре. Но потом Гэмпа переизбрали, а Брутус Малфой рассказал второму Министру Магии - Дамоклу Роули - об Азкабане и дементорах, его населяющих. Подал идею, как сэкономить средства Министерства и отправлять неугодных… Э… В общем-то, тогда были гонения тех волшебников, кто поддерживал магглорождённых. Мой предок - Брутус - был жутким консерватором в этом вопросе, а Роули потом назвали «министром-тираном»… Он даже был осуждён Международной конфедерацией магов за свою антимаггловскую политику.
        - Ясно, - кивнул я.
        - Гарри, - остановился Малфой. - Когда мы ловили своего боггарта. В общем, мне грезилось, что все мои друзья отвернутся от меня, потому что я… чистокровный. Что это встанет между нами. Что меня будут презирать из-за того, что родители поддерживали Тёмного Лорда… что…
        - У всех нас есть страхи, - остановил его я. - Это нормально. Твой страх означает, что ты не хочешь терять своих друзей. Просто не предавай самого себя, Дрейк. Никогда, что бы ни случилось. Помни о том, кто ты есть. И помни, что ты - мой друг.
        - И ты - мой лучший друг, Эр Джей, - тихо прошептал в темноте Драко. - Обещай, что так будет всегда, что бы ни случилось.
        - Обещаю, - и, повинуясь какому-то наитию, добавил: - Магией клянусь!
        Белая вспышка озарила тёмный коридор, а в груди стало так приятно и тепло.
        Вот… А ещё Сириуса ругал за то, что магическими клятвами разбрасывается…
        - Магией клянусь, что буду твоим другом, что бы ни случилось! - тут же повторил Драко, и мы увидели ещё одну вспышку, засвидетельствовавшую клятву.
        - Как интересно… - хрипло пробулькал появившийся из стены Кровавый Барон. - Ну что, зачем вы меня искали, друзья?
        
        Часть 2. Глава 2. Разгадки некоторых тайн
        
        9 января 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        В воскресенье, за час до утренней тренировки, под покровом мантии-невидимки я вышел из покоев Снейпа-сенсея и направился на третий этаж.
        Этой ночью мы провели в Мире Чёрных Пещер пару дней. Щенки Гин и Кибы уже были ростом в холке со Снейпа-сенсея. Не знаю почему, но мелкие церберы хорошо слушались меня, а крошка-орф, как и её мать, прониклась к сенсею. Подобная половая избирательность удивительна, но пока мы это никак не смогли объяснить, да и, в принципе, ещё слишком мало там живёт церберов и орф, чтобы что-то сказать со стопроцентной уверенностью. Может, дети просто повторяют поведение родителей, а может, это как-то связано с магией.
        Со Снейпом-сенсеем мы почти все два дня, проведённые в мире призыва, когда было свободное время, обсуждали мистера Филча. Накануне, воспользовавшись моим советом, завхоз сам рассказал свою историю сенсею, «чтобы эксперимент был чистым». Всё же сквиб, который родился сквибом, и лишенный магии волшебник несколько разнятся. Сенсей сначала был недоволен, что я это знал, но не рассказал ему, но я объяснил, что работал над тем, чтобы Филч рассказал всё сам: так можно задать вопросы первоисточнику и увидеть проблему со своей стороны без примеси моего пересказа или мнения. В конце концов, Снейп-сенсей согласился и даже похвалил меня за то, что умею держать язык за зубами.
        Получалось, что всё это произошло, когда сенсей и родители Гарри учились ещё на втором курсе. Точнее, в сентябре, когда они поступили на третий курс Хогвартса, Филча представили как нового завхоза.
        Более того, Снейп довольно хорошо помнил старшекурсника Флетчера Фоули, так как у того был младший брат, который учился на Гриффиндоре. И это было своеобразным прецедентом, чтобы слизеринцы лояльно относились к общению с гриффиндорцами. Правда, возник вопрос, что Лили не родственница, но Флетчер Фоули вступился за Снейпа-сенсея, и больше претензий со стороны факультета не было.
        Я же поделился с сенсеем нашим разговором с Кровавым Бароном. Он подтвердил наши догадки, что Пивз - «не совсем привидение», но что именно произошло, почему Пивз такой, сказать не смог. Я был разочарован.
        Зато призрак Слизерина просветил нас, что мы с Драко воспользовались так называемой «магической клятвой побратимов». Во времена Кровавого Барона подобная клятва была распространена. Он вообще оказался специалистом по скреплённым магией обязательствам. Ну да, как почитаешь местные исторические книжки о тысяче способов отравления… только, пожалуй, друзьям-побратимам и можно верить.
        Со слов Барона, после принятия Международного Статута о Секретности, видимо, из-за более чётко сформулированных законов и перехода в «осадное положение» всем волшебным миром, такой вид магического обета отчего-то крайне редко использовали, хотя был он довольно прост и даже не имел чёткой формулировки. Поклясться можно, в принципе, чем угодно, что на самом деле тебе дорого и важно: магией, смертью, даже родными, но главное в побратимстве именно искреннее заверение в дружбе.
        Если бы Драко не ответил, то получилось бы, что я просто дал что-то вроде магической односторонней клятвы, Барон назвал её «малым вассальным обетом». Но двустороннее соглашение всё меняло и превращало слабость в защиту. Потому что подобный обмен обещаниями был способен защитить дружбу между двумя людьми от внешних воздействий. В основном от всяких неприятных ментальных чар, теперь вроде как за свою дружбу в ответе только мы сами и никто на это повлиять не сможет.
        К тому же клятва делала «братьями по магии» - хотя я так до конца и не понял, что же это означает. Но со слов Барона, всегда считалось, что самые настоящие друзья у тебя в детстве, поэтому такая клятва скреплялась волшебниками до семнадцати лет, то есть до магического совершеннолетия, после как бы встраиваясь в будущее магическое ядро. Видимо, из-за похожих «настроек» и называли «братьями».
        Я спросил, как дело обстоит со взрослыми, но Кровавый Барон сказал, что этому обету нужен «юношеский пыл» и немного стихийной магии и ему было неизвестно ни об одних взрослых магах, которым бы удалось побрататься. Возможно, всё дело как раз в этой магической перестройке: если у тебя уже всё сформировано, то переделать гораздо сложнее. Это как бонсай: пока дерево ещё маленькое, его можно скрутить и загнуть как угодно, чтобы оно выросло так, как задумал садовник, а взрослое дерево ты просто сломаешь.
        Нетрудно было догадаться, что Барон был связан клятвой побратимства с Армандом Малфоем. Драко высказал эту догадку вслух и вызвал у Кровавого Барона череду воспоминаний. Еле смогли уйти через два часа повествований о стародавних временах и юношеских проказах. Я таких историй и от Сириуса наслушался.
        Сенсею я рассказал и о том, что мы с Драко вроде как случайно побратались. Он долго молчал, но потом высказался, что это - неплохо, но наказал держать такую информацию при себе, особо не распространяясь. Ещё сказал, что сам поговорит с Драко, чтобы тот не вздумал хвастаться подобным и не настроил кого-то против себя. За крестника сенсей переживал.
        Кстати, Гермиона, которая тоже знала историю Филча, подала мне идею поинтересоваться историей семьи Фоули. Мало ли, какие могли быть связи. Я был в этом с ней согласен: Дамблдор очень хорошо делает всё чужими руками. С той же странной болезнью дедушки Драко накануне выборов Министра Магии могло быть всё не так чисто. Да и смерти многих чистокровных во время войны не давали покоя. Теперь к этому списку прибавилась и семья Фоули. И у Алисы я, наконец, хотел всё узнать «из первых рук».
        Я только хотел постучать в двери, как они сами открылись. Она чувствовала меня и в мантии-невидимке.
        - Привет, Алиса, - поздоровался я.
        - Привет, Гарри, не будем терять времени. Проходи.
        - Ладно, - я сбросил и упаковал в свиток мантию. - Это что? Стеклянный шар? Я такой в Северной башне как-то видел...
        - Да, профессор Трелони позволила мне взять для нашего сеанса один из магических кристаллов, - хмыкнула Алиса, довольно быстро заплетая свои волосы в две косы и накручивая шишки по бокам.
        - А зачем?.. - поинтересовался я, вглядываясь в мутную пелену шара на подставке.
        - Ты же хотел пообщаться с… - приподняла бровь Алиса. - Ты же не думал, что я его выпущу или что-то вроде. Надо войти в транс, чтобы соединить сознания. Шар в этом нам поможет.
        - Ого! Ты крутая! - план меня впечатлил.
        Алиса довольно улыбнулась.
        - Давай приступим. Положи свои ладони на мои и смотри в шар. Попытайся открыть сознание и иди за мной и моей магией. Позволь себя вести.
        - Давай попробуем, - я выполнил все инструкции и начал вглядываться в шар, внутри которого словно поплыли облака.
        * * *
        - Гарри!
        Я открыл глаза в полной темноте и уставился на Алису. Она была немного другой: призрачной, полупрозрачной, с красноватой аурой, в которой еле угадывалось девять хвостов.
        - Идём, - она протянула мне руку, и я увидел, что и сам могу посмотреть сквозь свою ладонь. Впрочем, размышлять над вывертами состояния транса было некогда, и я просто сделал, как просят.
        Мы оказались в другом месте: светлом, без стен, пола и потолка, похожем на то, в котором находилась часть души моей матери. Возможно, Алиса применила ту же технику для пленения осколка Волдеморта.
        - Где он? - огляделся я.
        - Сейчас появится, - закатила глаза Алиса. - Эти маги так склонны к театральщине.
        - Хм. Это верно, - усмехнулся я, вспомнив о своём лучшем друге и теперь - побратиме.
        - Гарри Поттер… Избранный… - прошелестело над ухом.
        Я повернулся и уставился на полупрозрачный призрак мужчины, который выглядел ровесником дедушки Драко. Его одежда была словно соткана из чёрного дыма и напоминала мундир. Наверное, что-то такое в те времена носили. Сам Волдеморт был бледен, но черты лица - правильными, тёмные волосы длиной, как у Снейпа-сенсея, но зачёсаны в хвост, как у Абраксаса Малфоя.
        - Здравствуйте, сэр, - кивнул я, приветствуя осколок души, который сводил с ума Гарри и пытался выжить его из тела. - Я пришёл к вам, чтобы задать несколько вопросов.
        - И тебе придётся ответить, - «добрым голосом» поддержала меня Алиса, и даже у меня в призрачном состоянии похолодело в животе. Всё же, и когда она стала человеком, замашки биджуу у неё остались.
        Волдеморт покосился на Алису и важно повёл рукой. За его спиной появился чёрный трон, на который Тёмный Лорд с достоинством сел.
        - Спрашивай, - уставшим тоном принца в изгнании повелел он. В чайно-карих глазах даже появилась этакая дымка печали.
        - Вы помните события семьдесят третьего года? Фоули, которых вы как-то прокляли. Это случилось в тот день, когда вы приходили сюда. После этого началась магическая война. Я хотел бы знать, что это было за проклятие.
        - О да, я помню, - чуть скривился Тёмный Лорд. - Как не помнить оболтуса, по вине которого погибло столько людей.
        - Что? Что вы имеете в виду, сэр? - удивился я, а Волдеморт усмехнулся.
        - Я далеко не святой, но в тот день… как раз перед последними экзаменами, я приходил в Хогвартс по просьбе Дамблдора. Директор хотел найти компромиссы для своих людей. Наша консервативная партия побеждала по всем фронтам. В Министерстве было полно чистокровок, мы продвигали собственные законы, хотели уберечь детей-магглорождённых от тотальной невоспитанности. Было предложение о выявлении таких детей, чтобы они воспитывались в магических семьях. Знали с детства законы магии. Дамблдор вопил о равных правах и тому подобной демократии, за ним шли магглорождённые и разные выкидыши общества. Он сократил часы обучения, убрал некоторые дисциплины, уравнивая «обиженных и оскорблённых». Но правда в том, что чем больше даёшь поблажек, тем сильнее люди расслабляются, расхолаживаются… Я не хотел кровопролития, да и это был самый невыгодный для нас вариант. Мы и так были на коне. Магических семей не так и много, и мнение общества… Впрочем, такие подробности вряд ли тебя интересуют... В тот день мы пытались обсудить что-то вроде мирового соглашения, как лидеры двух партий. Я пришёл, готовый к конструктивному
разговору, а этот бородатый дедуля пытался опоить меня!
        - Да, зря он так, - согласился я.
        Волдеморт выдохнул и потёр виски.
        - К тому мальчишке я не применил ничего серьёзного. Ничего, что могло бы вызвать подобное. Я просто заморозил его обычным «ступефаем» и хлестнул невербальной плетью. Потому что был не в лучшем настроении. Вот и всё. Я не убиваю детей… - снова скривился Тёмный Лорд.
        - Есть предположения, почему всё так вышло? - осторожно спросил я, не акцентируя на убийстве детей, в которых как раз и обвиняли Волдеморта и его «Пожирателей Смерти».
        - Дамблдор любезно поведал, что это был сын Гектора Фоули. Начальника Отдела Тайн. Очень опасного волшебника. Думаю, что старик подговорил того паренька, чтобы тот напал на меня и я ответил, и тем самым навлёк на себя гнев их отца. Фоули был нейтралом. Отдел Тайн вообще был вне политики. Но эта позиция могла и измениться после того, как я совершил «акт насилия» над несовершеннолетним волшебником. Впрочем, должен признать, что и Дамблдор не ожидал подобного исхода. Когда я размышлял над тем, что произошло, то пришёл к выводу, что у парня был при себе какой-то артефакт, который то ли неправильно сработал, то ли разрушился от той плети. Точно не знаю.
        - Артефакт? - переспросил я.
        - Думаю, что парнишка, подобный тому сорванцу, мог что-то прихватить с работы отца. Многие гриффиндорцы совсем без тормозов, и Дамблдор во всём всегда потакал своим «львятам», - пожал плечами Волдеморт.
        - И что было дальше? Это событие послужило поводом для войны? - спросила Алиса, заинтересовавшись нашим разговором.
        - Да, - отрывисто ответил Тёмный Лорд, - моим подчинённым был отдан приказ на ликвидацию Гектора Фоули. Проблема была в том, что лично я такого приказа не отдавал.
        - Оборотное зелье? - предположила Алиса.
        - Скорее всего, Альбус подстраховался на той встрече и снял с меня волосок. Вот только убийство семьи Фоули было на руках моих подчинённых, они убили и Гектора, и его супругу, которая была с ним, и об этом узнали. Тот «я» под оборотным толкнул пламенную речь, что пора переходить к делу и так далее. Нас объявили вне закона. Начались массовые гонения. Страну поглотила гражданская война, которая расколола Британию на два лагеря. Люди мстили за своих погибших. Когда такая мясорубка запущена, просто так остановить её невозможно. Я пытался управлять хаосом, Дамблдор под шумок работал и на себя, убирая неугодных под видом моих нападений. Ему эта война была крайне выгодна…
        - А зачем вы разделили свою душу на части? - спросил я, но Алиса тронула меня за плечо.
        - Задашь эти вопросы как-нибудь в другой раз, мне тяжело поддерживать столь долгую связь. Уже почти шесть утра.
        - Да, конечно, - отступился я, посмотрев на несколько измученное лицо Алисы. - Хорошего понемножку.
        * * *
        - Мне показалось, что тебя заинтересовал тот артефакт, который упомянул Волдеморт, - поинтересовалась Алиса, когда мы отлипли от шара. - Он напрямую пьёт нашу магию и становится сильней, - объяснила она. - Но, надеюсь, эти ответы тебе помогут.
        И на самом деле: сеанс связи был выматывающим, я чувствовал усталость, да и голова заболела. Алиса налила мне зелёного чаю с жасмином, и после того, как я выпил полкружки, в голове прояснилось.
        - Да, всё сходится! Если их отец работал в отделе Тайн… Хроноворот! Дэниел сказал, что как раз в это же время в отделе тайн пропал один хроноворот, который потом оказался у Хигэканэ. Если этот артефакт был у Пипина, и он его как раз использовал, например, чтобы быть в двух местах одновременно… Или накинул на брата, пытаясь вывести из-под удара… Поэтому Филч и постарел. Неудивительно, что ни Драко, ни Гермиона не нашли даже отсылок на заклинания, которые бы вызывали такую долговременную необратимую старость и лишение магии. Это вовсе не заклинание. Это сбой артефакта, как и предположил твой биджуу. Возможно, что Пивз стал таким странным привидением, потому что не перешёл из одного состояния в другое. Всё же неясно, как именно маг перемещается в потоках времени…
        - Снова всплыл этот хроноворот... Думаешь, если уничтожить артефакт, то что-то изменится для этих двоих? Или для тебя? - ухватила самую суть Алиса.
        - Не знаю, - пожал плечами я. - Вообще, это пока только теория. Но это прекрасно объяснило бы, как пропавший хроноворот оказался в Хогвартсе. Думаю, Хигэканэ узнал эту штуковину и просто забрал себе, чтобы скрыть преступление. А после смерти старших Фоули и спрашивать стало некому. А потом потихоньку и использовать стал. Но не сам, а то мало ли. Студентам давал, которых не жалко.
        - Так что там за история? - покосилась на часы Алиса. - У нас ещё десять минут до тренировки.
        - Да… я совсем забыл рассказать, - спохватился я. - Ты же знаешь нашего завхоза, мистера Филча?..
        
        Примечание к части
        
        Фанарт к главе 437641886 >
        
        Часть 2. Глава 3. Такая политика...
        
        26 февраля 1994 г.
        Шотландия, Хогсмид
        Почти два месяца с тех пор, как я пообщался с Волдемортом, всё было относительно спокойно. Мы с ребятами учились, тренировались, играли в снежки, иногда ходили в гости к Хагриду. Общались с Алисой. Кстати, она почти сразу попросила сильно не очаровываться её биджуу, так как тот был таким же политиком, как и Хигэканэ. А значит, тоже мог наплести с три короба и при этом ни разу не соврать.
        Конечно, вопросы у меня ещё были, но мне совсем не понравилось состояние Алисы после нашего «сеанса связи». Да и то, что этот дух таким образом набирается сил, тоже не очень радовало. Так что с биографией Тёмного Лорда я решил повременить. Да и кроме удовлетворения любопытства мне она была без надобности. И так понятно, что покуролесил он знатно, что до сих пор его имя боятся вслух произнести, а про прошедшие события вспоминают шёпотом.
        Тот самый хроноворот, послуживший первопричиной состояний Филча и Пивза, хранился в банковской ячейке Поттеров, я положил его туда на рождественских каникулах, когда мы были в «Гринготтсе» со Снейпом-сенсеем. Сначала подумывал припрятать артефакт вместе с куском души Волдеморта и почти-живым-дневником в Мире Чёрных Пещер, но потом решил не рисковать. Кто знает, как эти «золотые часики» поведут себя в другом мире, в ином временном потоке? Хватило и примера Пипина Фоули, который летает теперь сквозь стены Хогвартса и пугает младшие курсы.
        По поводу хроноворота ещё задавал наводящие вопросы мистеру Филчу, но тот, к сожалению, очень плохо помнил, что точно было до и после его обращения в старика. Как оказалось, большая часть его «воспоминаний» вообще были со слов Хигэканэ. А сам Филч даже не знал, что такой запрещённый артефакт, воздействующий на время, существует в природе. Но подтвердил, что его отец и даже мать работали в Отделе Тайн Министерства Магии.
        Старик не отстал и тоже задал мне кучу вопросов с подковырками, чтобы узнать, для чего я спрашивал. Не сказать, что я выболтал случайно, скорее, я подумал закрепить свои позиции доверия с Филчем, окончательно перетянуть его на свою сторону и серьёзно пошатнуть его доверие к Хигэканэ. Ещё один «взрослый шпион», находящийся в замке, и на которого не обращают никакого внимания другие преподаватели, был на руку. К тому же, я обнаружил необычное хобби старика, который был лишён возможности куда-то выходить и черпал максимум информации из газет, слухов и сплетен. У Филча была совсем не старческая цепкая память, и он реально знал всех учащихся замка, начиная с выпуска семьдесят третьего года. Мог дать характеристики, какими были дети в школе, а на кое-кого у него были свои собственные досье, в которых он вписывал дальнейшие карьеры магов, продвижения по службе, вклеивал заметки из газет и так далее. «Карточки хулиганов», как выяснилось, были лишь вершиной айсберга. Конечно, о тех, кто особо не отличился, он знал только поверхностные сведения, типа отметок по СОВ и ЖАБА, на каком факультете учились, с кем
дружили, в кого влюблялись, чем занимались в свободное время, на ком поженились, но и это была интересная информация, которая могла когда-нибудь пригодиться.
        В итоге я признался ему, что искал данные по заклятью, которым его могли заколдовать, и даже подключил к поискам Гермиону и Драко, но единственное, что мы смогли найти и до чего додуматься, это воздействие повреждённого хроноворота, информацию о котором Драко и Гермиона нашли в Запретной секции.
        - Да, их разрешение было подписано Алисой Лонгботтом, - покивал Филч, удовлетворённый моим объяснением.
        - Мы выяснили, что хроновороты были признаны запрещёнными, и их хотели уничтожить в Отделе Тайн. Но, кажется, они то ли не смогли, то ли не захотели этого сделать и просто их хранят. Я не могу сказать, откуда знаю, но в семьдесят третьем году один из хроноворотов пропал из Отдела Тайн. Мне показалось странным совпадение года.
        - Получается, что Пипин мог забрать себе один из этих хроноворотов? - задумался Филч. - Знаешь, на рождественских каникулах родители были совсем загружены… Мы ходили к ним на работу, чтобы повидаться… Возможно, что тогда… Как глупо…
        Филч посмотрел на меня с грустью и спрятал лицо в ладонях.
        - Я всю жизнь винил других людей, что так всё вышло, а дело как всегда свелось к глупым шалостям брата. Я его не остановил, не приглядел за ним. Он… Получается, что мы сами виноваты, верно?
        - Это возможно, - тактично заметил я.
        - Думаю, что это на самом деле так. И дело не в каком-то ужасном проклятье…
        - Но это значит, что это было излечимо, - я не дал погрузиться ему в депрессию и жалость к себе. - Возможно, вы не можете покинуть Хогвартс только потому, что вам недостаёт магии, а здесь - место силы, которое вас подпитывает. Как только к вам вернётся магия, то всё изменится.
        Не знаю, смог ли я его убедить, но, кажется, он воспрянул духом.
        Мистер Филч говорил мне, что с приёмом лекарства Снейпа-сенсея чувствует себя хорошо. Внешность завхоза не сильно изменилась, но походка действительно перестала быть шаркающей. И улучшение настроения Филча заметили многие. Кстати, скорее всего, потому, что Драко, Гермиона и я всегда вежливо здоровались с ним, когда встречали в коридорах, через какое-то время все однокурсники тоже стали так делать. А потом и младшие курсы последовали нашему примеру. Ну а старик, когда мимо пробегала стайка малышни, которая хором гаркала: «доброе утро, мистер Филч!» расплывался в улыбке и советовал поспешить на уроки, чтобы не попало от преподавателей. Я сам слышал, как один первокурсник рассказывал, что немного заблудился и даже по «Путеводной Звезде» не мог найти нужный поворот, а завхоз ему помог и объяснил, как пользоваться картой.
        Возможно, что Хигэканэ оставил Филча в замке вовсе не для того, чтобы показать насколько жалки, беспомощны, но одновременно плохи сквибы, а с ними и магглы, но было отрадно не только сделать маленькую подлянку директору, но и улучшить отношение студентов к этим «социальным магическим меньшинствам», как выразилась Гермиона.
        Кстати, из-за истории с Филчем, чтобы потом не объясняться с друзьями, пришлось собрать Драко и Гермиону, признаться Гермионе, что мы с Малфоем знали о хроновороте раньше, чем она мне рассказала. А Драко пришлось выдать, что мы с Гермионой в обход него обратились к Шафику, но где хроноворот сейчас мы рассказать не можем, чтобы никого не подставить. Друзья поняли и простили, а Гермиона даже переживала немного, что называла профессора Трелони шарлатанкой. Всё же та была права насчёт невидимых друзей и того, что Гермиона покинет их. Когда всё выяснилось, пророчество оказалось не таким и жутким.
        Обидно, что эту историю с хроноворотом и Волдемортом нельзя рассказать сенсею, так как это повлекло бы слишком много вопросов и раскрытие секретов Алисы, да и Гермионы тоже. Если думать о политике, то получалось, что Тёмному Лорду особо незачем было развязывать войну. За него были знатные и богатые, а значит, у власти. Половина правительства и так куплена, оставалось только немного дожать… И любое насилие лишь давало оппонентам повод обвинить их в каких-нибудь преступных намерениях. Эта часть истории Тёмного Лорда выглядела вполне реально.
        Но если его люди так легко пошли на выполнение подобного приказа - убить кого-то - значит, что не всё было так мирно да гладко, как расписывал Волдеморт. Явно Магическая Британия сидела как на пороховой бочке, а потом кто-то поднёс спичку…
        Хагрид рассказывал о девяти годах гражданской войны, жуткой и кровавой. И в старых газетах, если и приукрашено, то всё равно картина получается далеко не пасторальная. А значит, однозначно правых и стопроцентно виноватых можно никогда не найти. Политика не хорошая и не плохая, не добрая и не злая. Люди делают то, что считают нужным, удерживают власть, а потом «кто победил, тот и добро». Тому же Хигэканэ было, что удерживать… Он же у нас и директор Хогвартса, и главный судья, и председатель конфедерации магов вроде бы.
        Я не стал рассказывать Филчу, что подозреваю Хигэканэ в том, что тот подстроил ликвидацию Фоули-старших, у меня не было каких-то фактов, которые не касались Волдеморта, или хотя бы правдивых подвязок и умозаключений, чтобы доказать это. Как всегда директор хорошо подчищает любые следы. Ему точно было, что терять. Если бы выяснилось, что Хигэканэ подверг опасности, а потом и подвёл к убийству чистокровного ребёнка, у которого родители важные шишки… Так просто Фоули бы не «проглотили» историю и обязательно бы разобрались, вскрыв все неприглядные моменты.
        Я много раз проигрывал тот разговор с Волдемортом и понял, что что-то не сходится. Он говорил о дне последнего экзамена, а Филч позже упоминал о дне отъезда на каникулы. К тому же Тёмный Лорд не сказал о «превращении в призрака» и вообще говорил только об одном из братьев, и это был явно Пипин. Из старых подшивок газет мы выяснили, что старшие Фоули погибли восьмого июля недалеко от вокзала Кингс-Кросс. Хотя по идее, Флетчер Фоули уже был совершеннолетним, мог проводить брата до дома или вызвать эльфа, чтобы их перенесли. Встречать их родителям было совсем не обязательно… Да и между последним днём экзаменов и днём отъезда всегда было несколько дней. Как минимум ещё был прощальный пир, раздача оценок, оглашение факультета-победителя, и уезжали только на следующий день. Не думаю, что эта традиция изменилась даже и за двадцать лет. Но тогда выходит, что Филч не помнит не просто о нескольких минутах, когда его настигло проклятье, а подзабыл о нескольких днях. А это уже тревожный звоночек. Особенно, если учесть то, что Волдеморт вообще говорил об одном ребёнке. Если пытаться смоделировать ситуацию, то
получалось, что Пипин вроде как напал на Тёмного Лорда, тот ответил, послал плеть, и Пипин… допустим, умер или был при смерти. Потому что Волдеморт сказал про смерть детей. Хигэканэ сообщил ему, что мальчик, которого он приложил - младший сын Гектора Фоули. Волдеморт уходит из Хогвартса, возможно, надеясь, что старик-директор исцелит ребёнка или по старой привычке замнёт историю. После того, как Волдеморт ушёл, брата обнаруживает Флетчер, и скрыть, что случилось, оказывается невозможным. Всё же начальник Отдела Тайн, это не маггл из глухой деревушки. До этого можно было наплести, что такой шалун как Пипин мог и сам влипнуть в неприятности и, например, «пропасть» или «открыть старую ловушку замка», мало ли. А тут Флетчер, который видел и Волдеморта, и самого Хигэканэ рядом с телом брата.
        Возможно, что Флетчер кинулся к Пипину или попытался снять хроноворот, и сам в итоге пострадал, не факт, что на это его подписал директор, но начался процесс старения… Может, хроноворот таким образом, забрав магию Флетчера, восстановился. Кто знает, за счёт чего он работает. А потом небольшие изменения памяти… Филч говорил, что какое-то время был совсем слаб. Может, он неделю или две пролежал, пытаясь как-то прийти в себя. После, стройную историю, что же случилось, рассказал ему Хигэканэ. И появились в Хогвартсе завхоз «Филч» и привидение «Пивз».
        Конечно, возможно, что и самому Волдеморту по какой-то причине была выгодна ликвидация Фоули: довольно легко Хигэканэ с этой подменой одурачил его людей. Я бы хотя бы какой-то пароль придумал или что-то вроде магической подписи. А то план был реально весьма наглый и скорее рассчитан на фанатиков, которые и сами не прочь кого-то убить… Хм. Может быть, на самом деле так и было? Кто-то под оборотным зельем пришёл к последователям Лорда, точившим зуб на Фоули, и приказал убить эту семью? Даже через прошедшие десятилетия чувствуются тонкие манипуляции.
        Глава Отдела Тайн мог иметь много врагов… Впрочем, тут остаётся только строить догадки.
        Повезло ещё, что Алиса имеет большое влияние на захваченный кусок души Волдеморта и может заставить его что-то рассказать. Я, конечно, всегда подозревал, что Хигэканэ вовсе не белый и пушистый, каким хочет казаться, но в человеческой природе умалчивать свои огрехи и выставлять злодеями оппонентов. В итоге, если начнёшь разбираться, то выйдет, что каждый сделал свой «вклад» в ситуацию, начиная от мелкой бытовой ссоры, и заканчивая крупномасштабной гражданской войной. Мир вовсе не делится на чёрное и белое. Любое событие и действие будет одновременно приносить и вред, и пользу, всё будет зависеть лишь от того, кто и с какой стороны на это событие смотрит. Тот, у кого отобрали кусок хлеба, останется голодным, тот, кто отобрал - насытится.
        В одиночестве меня что-то пробило на философию…
        * * *
        Сегодня мы своей обычной большой компанией пошли в Хогсмид. В воздухе пахло весной. Чёрное Озеро вот уже неделю как вскрылось. Подземелья больше не были промороженными. Оливер Вуд сообщил нам с Драко, что с понедельника у нас возобновляются тренировки по квиддичу. На опушке Запретного леса появились проталины, скоро там проклюнутся первые подснежники. Невилл собирался в ближайшее время проведать эльфэук. В последний раз мы были возле «чудо-дерева» в середине января, когда было резкое похолодание почти в минус пятнадцать. Лонгботтом волновался, что наш эльфийский дуб может замёрзнуть в такой жуткий мороз. Но, когда мы дошли до своей поляны, то оказалось, что там намного теплее. Не так, чтобы снега не было и цветы цвели, конечно, но по ощущениям около нуля.
        Кстати, наш серебристый дуб не опал, как большинство деревьев. В этом эльфэук походил на камелию, которая даже под снегом цветёт, и листья у них были одинаковы по текстуре и плотности. Припорошенный снегом эльфэук вообще казался ненастоящим. Словно каждый его серебряный резной листик был металлическим. А ещё, может мне и показалось, но я словно ощутил от него фон чакры. Шиноби используют чакру, чтобы поддерживать температуру тела в холодную погоду. Эльфэук будто бы создавал вокруг себя поле, и его листья были намного теплее окружающего воздуха. Невилл такому феномену обрадовался и даже предположил, что это из-за особой «магии холмов».
        Лично я чуть напрягся и сразу вспомнил о десятихвостом, который по легендам когда-то тоже был типа деревом Шинджу, и был сосредоточием мировой чакры. Драко, кстати, тоже насторожила эта «магия холмов». Он у нас начитанный парень, сразу выдал пару легенд о фейри, и что в холмах время может по-другому идти. А также высказал дельную мысль о том, не будет ли эта магия от дерева распространяться на область леса. Вдруг постепенно дерево превратит пространство вокруг в волшебный холм и, пребывая рядом, можно попасть в другой мир.
        Это предположение было необычным и весьма будоражило нас около месяца. Всё же здравый смысл в этом был, даже если отбросить всю эту ерунду о фейри. Как на волшебников будет влиять постоянный фон чакры? В Блэк-хаусе никто сейчас не живёт, Невилл посадил эльфэук где-то на задворках поместья, чтобы никто не наткнулся на него раньше времени, но у Драко мама посадила «чудо-дерево» во внутреннем саду, рядом с беседкой, в которой она любила читать.
        Мы искали в библиотеке какие-то похожие случаи, но ожидаемо ничего не нашли. В конце концов, парни пришли к выводу, что ничего плохого случиться не должно, эльфы деревья любят, а эти существа очень чувствительны к различной магии, значит, и волшебникам вреда не должно быть. Плюс исцеление Алисы, и пришлось рассказать Невиллу о том, что Филч пробует настойку эльфэука и пытается вернуть себе магию. Мы посоветовали Драко написать, чтобы миссис Нарцисса не вздумала есть листья или молодые побеги эльфэука, и на этом успокоились.
        В Хогсмиде друзья разошлись по своим делам. Девчонки отправились в гости к Келле. Драко ушёл покупать сладости для Луны, которая до сих пор не поняла, что это так за ней ухаживают. Невилл и Блейз направились в местную парикмахерскую, а я как-то остался один, уселся за столик в углу «Трёх мётел» и решил подождать Малфоя в компании сливочного пива и своих мыслей.
        Народу в кафе было совсем немного, всё же с потеплением студенты предпочитали больше гулять и устраивать пикники на озере.
        На дверях звякнул колокольчик, и в «Три метлы» вошла Алиса, у которой сегодня был выходной, и крепкий плотный мужчина в тёмно-зелёной шляпе, которую тут называли «котелок» из-за явной схожести с главной ёмкостью для зельеварения.
        - Министр Фадж, здравствуйте, как приятно видеть вас в моём кафе! Госпожа Лонгботтом, добро пожаловать, - подскочила к ним мадам Розмерта.
        А я удивлённо вытаращился на мужика. Оп-па! Да это же Министр Магии собственной персоной! И чего он тут забыл, да ещё и с Алисой?
        Она меня, кстати, заметила и сделала знак, чтобы я скрылся. Метаться по залу было поздно, так я только бы привлёк внимание, так что я тихонько сполз под стол и распечатал свою мантию-невидимку.
        
        Часть 2. Глава 4. Вербовка сторонников
        
        26 февраля 1994 г.
        Шотландия, Хогсмид
        Из-под стола я потихоньку вылез уже в мантии, а Алиса с министром заняли место в дальнем углу кафе, причём моя боевая подруга села так и подвинула ещё один стул рядом с собой, чтобы мне было удобно. Так что за их столом я разместился с комфортом. Не пришлось стоять за спинами или сгибаться в три погибели. Да и задеть меня никто не мог.
        Фадж сел напротив меня, снял свою шляпу-котелок и сложил её перед собой.
        Я рассматривал немного одутловатое лицо с обвисшими щеками и крупным носом и гадал, сколько же ему лет. Выглядел Фадж старше дедушки Драко, да и по сравнению с мистером Абраксасом сильно не дотягивал по аристократичности и породистости. В общем, Министра Магии в этом суетливом, угодливом и пыжащемся толстячке было не заподозрить. Из разрозненных разговоров студентов и газет я помнил, что местный министр как-то повязан с Хигэканэ. Вроде бы даже нашему директору предлагали этот пост, но он как раз предложил кандидатуру Фаджа или что-то вроде такого. Говорили, что Министра часто наблюдают в Хогвартсе и его окрестностях, где он советуется о делах государственной важности с нашим «светлейшим и мудрейшим». Сам я, правда, Фаджа впервые увидел.
        Насколько я знал, Министр правил вот уже восьмой год*. Когда я был на первом курсе, как раз были новые выборы: тут такая форма правления. Министра выбирают на пять лет, но этот срок можно и продлить, если выиграть следующие выборы. Они как раз проходили весной девяносто второго года.
        На этих последних выборах, когда хотел баллотироваться дедушка Драко, мистер Абраксас внезапно заболел, чуть не со смертельным исходом, драконьей оспой.
        На Тисовой улице, в доме номер восемнадцать, жил мужчина, у которого на щеке были странные бугристости, выглядело, словно он чем-то обжёг лицо. Так я узнал о такой местной болезни, как оспа. Оказалось, тут делают от неё прививки, и странные маленькие вмятинки на коже у меня и у брата, это были следы от вакцинации.
        Магическая разновидность оспы, на мой взгляд, ничем не отличалась от маггловской. Я взял у Гермионы книгу с магическими болезнями, про которую она как-то упоминала. Маги называли оспу «драконьей» из-за того, что у заразившихся кожа становилась грубой и похожей на шкуру дракона, точно так же, как у заболевших натуральной оспой магглов. У детей немного зеленеет кожа и бывают небольшие искры пламени изо рта, но это списывают на стихийные выбросы из-за протекания болезни, потому что у взрослых таких симптомов не наблюдается. Мы это обсуждали с Гермионой: у неё родители стоматологи, это почти настоящие врачи. Она тоже думала, что это одна и та же болезнь, просто лечат по-разному: магическими и фармакологическими методами. Но, в любом случае, к счастью, мистер Абраксас не пострадал от того, что перенёс это заболевание. Внешний вид у него остался нормальным, а кожа - гладкой и ровной, правда в выборах из-за болезни он участвовать не смог, и потом, со слов Драко, почти год поправлял пошатнувшееся здоровье. Но насколько я мог судить, мистер Абраксас полностью выздоровел и неплохо гонял нас с Драко в
тренировочном зале манора во время каникул.
        Когда я был у Малфоев, то слышал, как взрослые обсуждали «очередной казус Фаджа». Министр вручил сам себе Орден Мерлина первой степени. С формулировкой «за феноменальную карьеру». Высшей местной наградой. У Хигэканэ за победу над Гриндевальдом такой же орден - это было в перечислении его регалий ещё в самом первом письме из Хогвартса. Их я больше четырёхсот штук получил, так что врезалось в память, хотя я никогда не видел нашего директора с этим орденом, а вот на Министре - это почти первое, что бросилось в глаза, когда он расстегнул верхнюю мантию и выпятил грудь.
        Орден Мерлина выглядел как относительно небольшой золотой медальон на зелёной ленте. Даже незабвенный Гилдерой Локхарт только хвастал, что у него орден Мерлина третьей степени, но, как и Хигэканэ, тоже никогда не носил. И кстати, Дэниел Шафик упоминал, что после ареста Локхарта хотели лишить ордена, но что там в итоге получилось - не ясно, кажется, тот до вынесения решения специальной комиссии эмигрировал то ли в Старую Францию, то ли в Новую Англию, я так и не понял, где это.
        - Давайте закажем сливочного пива, миссис Лонгботом? Можно называть вас Алисой? - сказал Фадж.
        - Конечно, мистер Фадж, - несколько рассеянно кивнула Алиса, разглядывая магическое меню.
        - О, называйте меня Корнелиус! - заискрил глазами Министр. - Я знал вашего мужа - Фрэнка, и хорошо знаком с Августой Лонгботтом, мы когда-то учились вместе в Хогвартсе. Славные были деньки…
        - Хорошо, Корнелиус, - согласилась Алиса. - Так что вы хотели со мной обсудить? Ваша сова была несколько неожиданной для меня.
        - Мой племянник, Руфус Фадж, учится на шестом курсе Гриффиндора, - сложил пальцы «домиком» министр. - Он очень хорошо отзывался о вас, Алиса, и я захотел лично с вами познакомиться. Племянник единственный, кто наследует фамилию Фаджей, Руфус мне как сын. К сожалению, у нас с моей супругой не получилось завести детей.
        - Да… Руфус. Я помню его, - Алиса пригубила сливочное пиво, которое появилось за столиком, и по-детски облизнула пенку с губ. Я давно хотел предложить мадам Розмерте соломинки: весь заляпаешься, пока выпьешь этот коктейль. - Так он ваш племянник? Он неплохо справляется по моему предмету.
        Я попытался вспомнить этого Руфуса, но память буксовала. Более-менее знал пятикурсников, там учились близнецы Уизли, Анджелина и Алисия из нашей команды. Ещё бессменный комментатор матчей и приятель Фреда и Джорджа - Ли Джордан. На седьмом курсе учился Перси Уизли, которого нынче назначили префектом школы, и его однокурсники сидели недалеко от нас в Большом зале. А вот шестой курс был какими-то безликими, помню, что у них было меньше всех девчонок из всех параллелей, всего-то две или три, и те ушли после того, как сдали СОВ на пятом курсе, так что там вообще остались одни парни, которые ходили толпой и редко бывали в гостиной факультета. В Большом зале они сидели почти на другом краю стола. В лицо-то я их узнаю, так как знаю всех гриффиндорцев, но кто из них точно племянник Министра? Руфус… Ещё и имя, как у того главного аврора, кажется Скруджера, а нет, Скримджера… Что-то даже не припомню, чтобы кого-то так у нас звали.
        - Это хорошо, - покивал Фадж, - Руфус хотел после окончания Хогвартса поступить на курсы авроров. Хотя я не очень-то одобряю подобное солдафонство и предпочёл бы, чтобы он был в более безопасном… подразделении Министерства, - он осёкся. - Ох, я совсем забыл, что вы бывший аврор. Не хотел вас обидеть, Алиса, простите старика.
        - Ваше желание защитить племянника мне понятно, так что я не обиделась, - пожала плечами она. - Так вы хотели поговорить о Руфусе?
        - Не совсем, - покачал головой Фадж, промокнул вспотевший лоб платком и прочистил горло. - Хотя должен признать, что мой племянник был прав, вы - необыкновенная женщина и производите неизгладимое впечатление на… мужчин. Быть может, вы сможете повлиять на решение Руфуса относительно дальнейшей карьеры, хотя я не смею настаивать. Мне бы очень хотелось, чтобы вы оставались в Хогвартсе и приглядели за моим племянником, да и за остальными детьми.
        - А мне что-то должно помешать? - удивилась Алиса.
        - Но вы же преподаватель ЗОТИ. Все знают о проклятии этой должности, - выпучил глаза Министр. - Эту должность проклял Сами-Знаете-Кто, - понизил он голос до шёпота.
        - Кто? - ещё больше удивилась Алиса, и я вспомнил, что как-то, видимо, упустил тот момент, что Волдеморта тут боятся называть по имени. Я дёрнул её за край мантии, и она тут же поправилась. - Ах да, простите. У меня бывают провалы в памяти. Из-за болезни, - выдала она «официальную версию» своей забывчивости.
        - Сами-Знаете-Кто проклял эту должность. Ни один преподаватель не мог проработать больше одного учебного года на должности преподавателя ЗОТИ. Помнится, в семьдесят пятом году профессор Флитвик тоже пришёл в Хогвартс, устроившись на должность профессора по защите от тёмных сил. Знаете, а Филиус был неплохим дуэлянтом, хотя по нему и не скажешь, - ударился в воспоминания Фадж. - Тогда был создан новый предмет «чары», который объединил два упразднённых предмета по «женской» и «мужской» магии, и Филиус перевёлся преподавателем нового предмета. Так он не покинул Хогвартс и работает там по сей день.
        - То есть, по-вашему, мне действительно что-то угрожает? - вежливо поинтересовалась Алиса, чуть приподняв бровь, точно у Снейпа-сенсея научилась.
        - Ах, молодость, молодость, - похлопал её по руке Министр, - я просто стараюсь уберечь вас, Алиса, и перестраховаться. Мне понравилась ваша инициатива по поводу этих кружков и дополнительных занятий. Министерство заинтересовано, чтобы дети занимались чем-то полезным и оздоравливали свои дух и тело. Я просто предложил вам в будущем году новую должность, вот и всё. К тому же, - он понизил голос. - Мне не помешает свой человек в Хогвартсе.
        А вот это новость!
        - Что это значит, Корнелиус? - удивлённо спросила Алиса.
        - Я понимаю, что вы многое пропустили из последних событий, - кашлянул Фадж. - Но мне совсем не нравится, что Дамблдор верит, что Сами-Знаете-Кто вернётся. Я безмерно его уважаю, но в последнее время старик явно не в себе. Я просто хотел бы, чтобы вы приглядывали за директором и докла… по-дружески писали о его самочувствии.
        - Вот как… - протянула Алиса, незаметно покосившись на меня.
        - Я понимаю, что Питер Петтигрю на свободе, а он самый главный последователь Сами-Знаете-Кого, - зачастил Фадж. - Но о нём нет ни слуху ни духу. Может, он и вовсе сбежал с острова? Зачем мутить воду? Сами-Знаете-Кто давно сгинул без следа. Народ не следует пугать и готовить к непонятной войне. Так что я просто хочу быть готов, если Дамблдор что-то… предпримет. Так сказать, просто страховка.
        - Питер Петтигрю?.. А, тот анимаг, - кивнула Алиса. - Невилл рассказывал, как его поймали в гостиной Гриффиндора.
        - Это верно, - подтвердил Фадж, покачав головой. - Ужасно. И, к тому же, это произошло с попустительства Дамблдора. А он утверждал, что школа - самое безопасное место. И вдруг оказывается, что в гостиной, полной детей, анимаг! Вот почему я хотел бы, чтобы вы мне помогли, Алиса. Да и я думаю, что вам небезразлична судьба Гарри Поттера?.. Старик настаивает на этом Пророчестве, которое уже давно сбылось и… ваш сын тоже под него попадает, вы же знаете?
        - Да, я знаю, - насторожилась Алиса.
        Мне даже показалось, что она прирежет Министра на глазах у мадам Розмерты, за такие слова и за Невилла. Я даже загордился: настоящая мать!
        - Вот и я о том же! - успокоительно зашептал Фадж, который тоже почувствовал угрозу от Алисы. - Видите, мы в одной лодке, Алиса. Мне совсем не хочется, чтобы из-за маразма одного старика пострадали дети и волновались родители. Я не прошу слишком многого. Это всё и в ваших интересах.
        - Допустим… - взяла себя в руки она.
        - Мы подготовим и выпустим Декрет о новой должности, и вы даже будете больше получать, - улыбнулся Министр. - У вас великолепные организаторские способности. Я уверен, что дети вас обожают. Так что лучше перестраховаться с этим проклятием. Между прочим, Дамблдор уже начал подыскивать себе другого профессора ЗОТИ. Не далее, как неделю назад, он спрашивал меня о вышедшем на пенсию авроре Аласторе Моуди, возможно, вы помните этого параноика, - Фадж хихикнул: - Его ещё прозвали «Грозным глазом»… Ой, вы могли и не знать… В общем, этим и было вызвано моё беспокойство и наша с вами встреча.
        - Вот как? Это интересно, - хмыкнула Алиса.
        - К тому же, сейчас, - Фадж склонился и совсем тихо зашептал: - Сейчас в Отделе Международного Магического Сотрудничества вовсю идёт работа над организацией Турнира Трёх Волшебников, который решили возобновить спустя триста лет. И я могу с уверенностью вам сказать, что это Дамблдор подкинул такую идею Барти Краучу - начальнику этого отдела, а мне сказал, что укрепление дружеских отношений с другими школами может помочь нам в борьбе с Сами-Знаете-Кем! Как же мне не волноваться! Нет, конечно, Турнир это замечательно, Британия после гражданской войны как раз оправилась, и нам следует заявить миру о себе. Хотя у нас и так на носу Чемпионат Мира… Мы справимся. Барти, как бультерьер, если во что-то вцепится, не отобрать. Но мне совсем не нравится странная подоплёка Турнира, и я просто хочу иметь возможность знать больше. Я же могу на вас рассчитывать, Алиса? Во имя Британии?
        Ого, как заговорил-то Министр! Хотя… в чём-то он прав. И если он близкий соратник Хигэканэ, то может быть весьма полезен в качестве источника информации. Турнир, это да… Я знал о нём из рассказов Гарри. Но даже не думал, что его так заранее можно готовить и что это не случайность. Неудивительно, что Министр волнуется. Конечно, он больше волнуется за своё теплое местечко и боится возрождения Волдеморта. Но… как будто подозревает самого Дамблдора в том, что тот хочет появления Тёмного Лорда. Впрочем, это не лишено определённого смысла…
        - Соглашайся, - шепнул я на ухо Алисе. - Он в тебе заинтересован.
        - Хорошо, вы меня убедили, Корнелиус, - сказала она. - Но не ждите, что я буду шпионить для вас специально. Просто приглядывать за детьми и за вашим племянником - Руфусом.
        - Большего мне и не надо, - просиял Министр.
        * * *
        Фадж вышел из «Трёх мётел», и я последовал за ним, чтобы где-нибудь в тупичке снять мантию. Не в кафе же было разоблачаться.
        - Дядя Корнелиус, - окликнул Министра знакомый шестикурсник, которого все звали «Тоффи».
        - Руфус, - кивнул Фадж.
        - Она согласилась? - несколько взволнованно спросил Тоффи, который был одним из «воздыхателей» Алисы.
        - Да.
        А до меня только дошло, что, оказывается, «Тоффи» не его имя. А ещё я понял, почему «Тоффи». «Фаджем» тут называли местную сладость: ирис с молоком. А «Тоффи», соответственно, ирис без молока. Видимо, парень не хотел, чтобы его фамилию знали, вот и откликался на прозвище. Или, может, так пошутили над ним и прижилось. Да и «Руфус», кажется, означало «рыжий», а Тоффи был очень даже чернявым…
        Надо же, как всё повернулось. Алису пытаются «разыграть» все местные «гроссмейстеры», а парень просто переживает за неё, как за женщину. Надо будет взять на заметку этого племянника министра.
        * * *
        Я упаковал свою мантию и вернулся в кафе, в котором вокруг Алисы уже собрались мои друзья. Невилл был необычайно гладковолосым, сказал, что в парикмахерской на нём испытали какой-то новый состав. Драко вился вокруг и чуть не нюхал волосы Лонгботтома, даже хотел намочить их сливочным пивом, чтобы проверить, завьются они обратно или нет. Мы хихикали над Малфоем и давали советы.
        Выходной закончился весело, впрочем, встреча с Министром напомнила мне, что у Хигэканэ в любом случае какие-то свои планы и расслабляться не стоит. Да и этот Турнир, в котором погибнет участник… Пожалуй, Алисе надо всё же расспросить своего биджуу насчёт того, как именно его можно возродить. А то мало ли…
        
        Примечание к части
        
        *О министре Фадже уже упоминалось в главе размышлений книги «Какого биджуу я теперь волшебник». content >
        
        Часть 2. Глава 5. Весеннее обострение
        
        17 апреля 1994 года
        Шотландия, Хогвартс
        После вербовки Алисы Министром вроде бы снова всё затихло. Мы посоветовались с ней, не стоит ли просветить Хигэканэ, но решили оставить директора в неведении. Всё же Министр не простой человек и обладает нехилой властью, если так разбираться. Потом я услышал от Хагрида, когда как-то завёл тему про Фаджа, что Министр «раньше во всём слушался Дамблдора, бегал к нему за советами по любому поводу, а потом власть ударила в голову», и вот уже Фадж стал сторониться своего благодетеля, такой нехороший человек. Кажется, это «отдаление» произошло как раз из-за того раздувания скандала с Питером Петтигрю и возможными дементорами в Хогвартсе. Хигэканэ сначала разворошил осиное гнездо, а отдуваться за стариковские проказы пришлось Фаджу. Да и то, что он сказал Алисе про Турнир…
        С моей точки зрения и быстрого просмотра подшивок газет за последние восемь лет, этот Министр был неплохим управленцем. Да, может он не гений или не столь знатного рода, как мистер Абраксас, но Магическая Британия во время того, как Фадж занимал свой пост, вполне себе нормально и спокойно жила. А ещё при Фадже начались очень тихие и почти незаметные реформы по комплектации Министерства Магии. Раньше туда могли устроиться работать только чистокровные волшебники, это особо не афишировалось, но так и было. Сейчас же, магглорождённым не отказывали, особенно, если был талант и амбиции. А на многих высоких должностях были полукровки, как та же заместитель Фаджа, некая Долорес Амбридж. Имя как будто было знакомым, но я так и не смог вспомнить, где его слышал и откуда смутно помню улыбающуюся и завитую немного пухловатую женщину рядом с Министром. После назначения о ней сначала судачили в газетах, намекали на недостаточно хорошую биографию, кто-то раскопал, что её мать - маггла, которая после развода с мистером Амбриджем вернулась в мир магглов. Но в следующих статьях журналисты уже пели про
«замечательную и толерантную политику Министерства, в которой каждому есть место». Видимо, дали по зубам, чтобы глупости не писали.
        * * *
        Пасха нынче началась рано - третьего апреля. Из-за этого и весенние каникулы получились почти на полторы недели раньше обычного. Мы не успевали по программе, поэтому профессора задали такую кучу домашнего задания и назначили столько дополнительных консультаций, что половина студентов была вынуждена остаться в Хогвартсе. Уехали в основном первые, вторые, четвёртые и шестые курсы и то не все. Весь наш третий курс в полном составе остался в замке. Мы организовали несколько пикников, а также, с подачи Алисы, сыграли командами из клуба самообороны в несколько игр с поисками сокровищ и борьбой со всякой мелкой нечистью.
        К тому же, из-за раннего начала каникул, был нарушен обычный распорядок игр по квиддичу. Обычно матчи проходили в три этапа по две игры: в первые-вторые выходные ноября - до самых серьёзных похолоданий, третьи-четвёртые выходные марта - с началом весны, и в середине мая - чтобы оставалось время подготовиться к экзаменам.
        В этом году наш матч со Слизерином по жеребьёвке выпал на четвёртое воскресенье марта - двадцать седьмое число, которое совпало с началом пасхальных каникул. Так что матч перенесли на первое воскресенье после каникул, то есть на семнадцатое апреля.
        К тому же Слизерин уже сыграл с Рейвенкло двадцатого марта, но из-за переноса игр и того, что у них половина команды - выпускники, сделали дополнительную жеребьёвку. Поэтому Слизерин заканчивает все игры уже сегодня. А хаффлпаффцам на майских играх придётся отыграть две игры в каждое воскресенье: и против Гриффиндора, и против Рейвенкло.
        Нам в этом году на шестое ноября выпал матч с Рейвенкло, у которых мы выиграли со счётом «240:70». Тринадцатого ноября слизеринцы обыграли Хаффлпафф с разгромным счётом «270:40», кажется, пытались перенять стратегию рейвенкловцев по «растягиванию» матча, чтобы хорошо оторваться по очкам. Хотя там им девчонки-охотницы всё равно забили четыре очень красивых гола.
        Зато в марте сами рейвенкловцы не дали слизеринцам воспользоваться своей же стратегией: начали довольно жёстко играть, так что там матч был относительно коротким, меньше часа. Слизерин выиграл со счётом «180:110» и то только потому, что их ловец вовремя заметил, что Чжоу Чанг гонится за снитчем, и успел выхватить его перед её носом. Причём Хиггс сыграл довольно грязно: Чжоу чуть с метлы не свалилась, так он её толкнул. После этого девчонка-ловец стала постоянно ходить в наш клуб самообороны, кажется, она решила как-нибудь поквитаться с ловцом Слизерина, а может, просто не хотела быть слабой.
        В итоге, перед последним матчем для Слизерина, у них перед нами преимущество в двести десять очков, о чём не уставал напоминать Оливер Вуд.
        В общем-то, расклад был таким, что у нас было ещё две игры, в том числе и с Хаффлпаффом пятнадцатого мая. «Барсуков» мы, в принципе, могли и обыграть. Но, если продуть Слизерину, то выигрывать у Хаффлпаффа нужно уже со счётом в триста пятьдесят очков или даже больше, в зависимости от того, сколько мы и слизеринцы накидаем друг другу. Но в любом случае триста пятьдесят очков Хаффлпаффу забить нереально, им Слизерин еле восемь голов забил, и они прекратили «растягивать матч» после того, как Седрик Диггори чуть не поймал снитч. В прошлом году Седрик стал капитаном своей сборной, и казалось, что всё изменится, но матч со Слизерином отбросил Хаффлпафф в конец турнирной таблицы. Так что «барсуки» очень злые и жаждут реванша: тренируются вообще на износ и, по слухам, Седрик команду гоняет сильней, чем наш Оливер.
        Получалось, чтобы сохранить свой почётный титул чемпионов Хогвартса, Слизерин надо было побеждать, или хотя бы постараться свести их преимущество на нет.
        * * *
        Сегодня, кроме матча, был ещё один важный день: «день Тайной комнаты», в которую всегда спускались строго семнадцатого. Вот так совпало. Оливер и остальные волновались, что Снейп заставит меня пойти с ним к василиску во время матча, чтобы увеличить шансы Слизерина на победу. Всё время удивляюсь, как сенсею удаётся держать эту маску «злодея», что о нём студенты настолько плохо думают. Когда он подошёл ко мне после завтрака, весь стол Гриффиндора смотрел на него, как на… даже затрудняюсь сказать, как на кого.
        - Мистер Поттер, - не обращая внимания на неприязненные взгляды, процедил сенсей, - вы идёте со мной.
        - Но, профессор Снейп, - вмешался наш капитан, - у Гарри сегодня игра!
        - Насколько я помню, мистер Вуд, а провалами в памяти я не страдаю, игра начнётся в одиннадцать часов, а сейчас только начало десятого. Если вы не будете мешать и отвлекать, то получите своего Поттера как раз к началу матча.
        - Но сэр!.. - закусил губу Вуд.
        Снейп-сенсей скривился, оглядел всех нечитаемым взглядом и рыкнул мне:
        - За мной, Поттер!
        Я быстро зашагал, следуя за ним в переделанный бывший женский туалет. Там уже поджидали остальные деканы, Флитвик держал на верёвке довольно худого барана. МакГонагалл выглядела недовольно.
        - Разве обязательно было забирать Поттера? Он же один из охотников! - с порога заявила наша деканша. - Северус, ты всё делаешь, чтобы помочь своей команде! Хотя это не поможет Слизерину выиграть кубок в этом году!
        - Не волнуйтесь, мэм, - вклинился я. - Обычно это не занимает дольше сорока минут, так что я должен успеть к матчу, я не подведу!
        - Действительно, Минерва, что ты так набросилась на Северуса? - прокудахтала профессор Спраут. - Такое ощущение, что ты подозреваешь его во всех грехах. К тому же, сейчас перед матчем выступление группы поддержки. Это занимает какое-то время. Он вполне должен успеть. А я сама слышала, как директор попросил Северуса сделать все дела в Тайной комнате с утра, чтобы не отвлекать детей от матча и возможного празднования победы.
        - На самом деле, Минерва, - поддержал сенсея и профессор Флитвик, - если бы Северус правда хотел помешать, то мог бы назначить нам встречу в одиннадцать. Но мы все здесь, и давайте не будем заставлять мистера Поттера ждать?
        МакГонагалл промолчала, лишь поджала губы. Они выполнили ритуал открытия дверей, и мы с сенсеем с ветерком спустились вниз. Мелкие раздражения от Хигэканэ уже стали почти привычными. Может даже, зря я влез? Опять доложат, что я защищал сенсея, но, видимо, иногда забываюсь. Всё же жить, окружённым тайнами, «двойной жизнью», не так просто. Помню, Сай рассказывал, что быть шпионом очень тяжело, всегда настороже, всегда надо помнить о своей маске, притворяться кем-то другим. Во мне, скорее всего, говорит подростковый дух противоречия, я уже всерьёз подумываю о подружке. Целоваться и хотя бы обжиматься. Тренировки не всегда помогают полностью снять напряжение.
        Вот, например, Кэти Бэлл - интересная, и на год старше… всё уже оформилось, где надо. Она тоже играет в квиддич, точнее, стала запасным игроком и возглавляет команду поддержки. Довольно симпатичная, хотя, конечно, Фэй и Парвати - симпатичней, чем она, но… Парвати и Фэй я вроде как давно знаю, и они ещё мелкие… Меня вообще интригуют активные и боевые девушки. Чтобы можно было положиться, как на боевого товарища, ну и… Ещё нравится Чжоу Чанг, которая тоже на курс старше и учится на Рейвенкло - тоже ничего так и симпатичней, чем Кэти. Чжоу, как тут говорят, «восточной» внешности, чёрненькая и с миндалевидным разрезом глаз. Чем-то мне Саске в детстве напоминает, только лицо более приветливое. Но с другой стороны, Кэти учится на Гриффиндоре, а значит, более доступна для подката и ухаживаний… Как сложно выбрать…
        - Я вас не отвлекаю, мистер Поттер? - насмешливо прервал мои мысли голос Снейпа-сенсея, возвращая меня в полумрак коридора.
        - Что? Нет, сэр… Я просто задумался…
        - И о чём это, позволь узнать? - хмыкнул сенсей, показывая мне на закрытую дверь со змейками.
        Я быстро просвистел «откройся» на парселтанге, и мы прошли в обитель Годрика.
        - Ну… я думал о девушках, - честно признался я. Сенсей чуть черпак не выронил, но промолчал, вытаращившись на меня, видимо, желая услышать продолжение. Так что я продолжил: - Думал, что лучше. Ухаживать за девушкой со своего факультета или с другого?
        - Действительно, такая дилемма, - скрывая смущение за ехидством, пробормотал он. - Моего совета можешь не спрашивать. В моей жизни… с отношениями всё было очень сложно. И все сложности начались тогда, когда мы с Лили… - он осёкся, но всё же продолжил: - Когда нас развело по разным факультетам.
        - Вы знали друг друга с детства, это другое, - ответил я. - Всё равно, что… человек уходит от тебя насовсем. Вроде как переезжает в другой город. Вы её любили?
        - Да… - он промолчал, продолжая мерно набирать яд василиска из ёмкости в фиалы. - Думаю, что я всё ещё её люблю.
        - Это вы зря, - тихо сказал я. - Мёртвых не воскресить. Тем более она не ответила вам взаимностью. Какой смысл убиваться по ней и хранить верность? Она ей была не нужна при жизни, вряд ли она оценила бы это после смерти. К тому же… вы сами говорили, что были друзьями. Разве, если бы вы умерли, то хотели бы, чтобы она была несчастна и оставалась одна?
        - Наверное, нет… - помолчав, всё же сказал сенсей.
        - Гарри! Мистер Снейп! - прервал нас «шмяк» Годрика, который выполз и выпал из своего укрытия, и направился к нам.
        - Привет, Годрик! - поздоровался я, поглаживая раздвоенный язык. - Тут тебе очередной баран в качестве сувенира.
        - Можно было вместо барана принести компанию, - пробормотал василиск, впрочем, моментально заглотив подношение. - Какую-нибудь змейку, чтобы можно было с ней поговорить…
        - Что сказал Годрик? - полюбопытствовал сенсей, вслушиваясь в пространное шипение.
        - Он тоже хочет подружку, - стараясь не хихикать, «перевёл» я.
        - Видимо, это весеннее обострение, - чуть приподнял бровь Снейп-сенсей. - Он хочет выводить потомство?
        - Да вроде нет, думаю, что ему просто скучно и хочется с кем-то поговорить… Вот, только, где взять достаточно крупную змею для него?.. Ну или не очень крупную, но чтобы была хорошей подружкой?.. И чтобы долго жила…
        - Из таких на ум приходят только греческие пифоны и рогатые змеи, - подумав, резюмировал сенсей. - Хотя пифоны слишком агрессивны и крупны… А также, в отличие от Годрика, не питаются магией…
        - А что рогатые змеи? - переспросил я, мысленно пытаясь вспомнить учебник по магическим животным. Впрочем, я уже не раз убеждался, что там описан далеко не весь бестиарий магических существ, а о многих из них только упоминания или даже неверные описания и картинки, как, например, с мантикорами, которых я увидел в Греции на ферме мистера Зерваса.
        - Рогатые змеи водятся на территории Америки, - ответил Снейп-сенсей, продолжая разливать фиалы и подавать их мне, чтобы я сложил их в специальную переноску. - Как и змея на факультете Слизерин, они являются талисманами для одного из факультетов американской магической школы «Ильверморни», кажется, даже факультет так и называется «Horned Serpent». Такие змеи достаточно крупные и очень умные.
        - Я знаю об этой школе, - прошипел Годрик, когда по его просьбе я перевёл ему наш разговор. - Её основали где-то лет четыреста назад на другом континенте. Помню, до меня доходили слухи от Замка, что эта школа хотела принять участие в последнем Турнире Трёх волшебников, их, кажется, допустили. Смогли сменить настройки Кубка выбора на четыре школы… но у них что-то в тот год не получилось, а потом и Турниры отменили…
        - Интересная история… - согласился я. Какая-то мысль попыталась оформиться, но ей помешал вопрос сенсея.
        - Что сказал Годрик? Он хочет рогатого змея?
        - А? Нет, он просто сказал, что знает ту школу, о которой вы упомянули. «Ильверморни», кажется, так? Сказал, что в прошлом они хотели принять участие в «Турнире Трёх волшебников», но что-то не получилось, хотя всё было готово для четырёх школ.
        - Да, точно, я тоже как-то слышал эту историю, - согласился сенсей. - Учился у нас на факультете один юноша, очень умный. Он увлекался историей. Когда-то сдал двенадцать СОВ на «превосходно» - его рекорд до сих пор никто не побил. Он был младше на два курса, учился на параллели вместе с Регулусом Блэком - младшим братом Сириуса, мы были приятелями… - тут он осёкся. - В общем, от него я знаю про рогатого змея и эту школу.
        - А что с ним стало? - спросил я. - Я пытался узнать о судьбе Регулуса, но безрезультатно. Может, это знает тот другой, который сдал двенадцать «СОВ»?
        - Вряд ли он что-то сможет рассказать, - спрятал лицо за волосами Снейп-сенсей. - Барти умер в девятнадцать. Скончался в Азкабане, не дожив и до двадцати.
        Остро кольнула его боль, когда он говорил о своих практически сверстниках.
        - Его осудили из-за этого клейма… - тихо продолжил сенсей, оголив своё предплечье. Кожа была совершенно чистой, но он словно видел там что-то, выписывая пальцем замысловатый вензель. - Я так долго мечтал избавиться от этой метки.
        - Что там было? - почти шёпотом спросил я.
        - Знак Волдеморта, - скривились губы сенсея, - череп и змея. Когда он был жив, то они шевелились. После его исчезновения они замерли, но не пропали совсем. Когда он хотел вызвать к себе или отдать приказ, он прикасался палочкой к одному из сторонников, и через метку мы знали о том, кого он зовёт к себе. Я получил эту метку после совершеннолетия.
        Я чуть не вскрикнул «Ага!» после того, что сказал мне сенсей. Всё же Волдеморт, который в семьдесят третьем получил болезненный щелчок по носу от Хигэканэ, вынес из этого урок. Он подстраховался, чтобы подобного больше не произошло, вот и придумал эти метки! Да и «череп и змея»… очень уж похоже на знак «мортмордре» для вызова целителей и авроров. Возможно, что даже в их опознавании и вызове есть что-то общее. Только он придумал, как это делать на коже человека, а не гигантскую морду в воздухе. Ай да Тёмный Лорд, ай да хитрец.
        - Значит, мазь «Сейкецухонтай» вам помогла? - спросил я.
        - Помогла, - распрямил плечи сенсей. - Идём, нам не стоит задерживаться, ваш капитан чрезвычайно настырный молодой человек.
        - Гарри, так ты поможешь найти для меня компаньона? - снова вмешался Годрик, тыкаясь в меня своей здоровенной мордой и пытаясь облизать. Тоже мне «собачка».
        - Я попробую, но ничего не обещаю, - ответил я. - Может, изловлю пока тебе кого-то из Запретного леса… Чтобы ты не скучал. Что думаешь?
        - Было бы неплохо, - повеселел василиск.
        Возвращались мы в молчании. Сенсей хмурился и о чём-то думал.
        - Ну, наконец-то! - встретил нас возглас МакГонагалл. - Мистер Поттер, живо на поле! Уже без четверти одиннадцать!
        - Уже бегу, мэм, только откройте двери, - кивнул я.
        - Что вас задержало, Северус? - услышал я за спиной вопрос Флитвика.
        - Кажется, наш василиск… - ответ Снейпа-сенсея поглотила закрывшаяся за мной дверь. Я припустил к раздевалке команд, чтобы переодеться в форму и взять свою метлу, которую унёс туда Драко.
        - Гарри! Ты вовремя! - когда я появился, вся наша команда удовлетворённо начала меня хлопать по плечам, а Алисия взлохматила волосы… Нет, Алисия на два года старше, это уже перебор, мне ещё только летом исполнится четырнадцать, она не будет встречаться с малолеткой.
        - Смотри, что девчонки вытворяют! - пихнул меня Драко, показывая в воздух. Над полем выступала наша команда поддержки.
        - Видели, как Кэти сделала тот финт? - присвистнул Фред, у которого была на форме пришита буква «F». Голубые глаза близнеца-Уизли засверкали, и я отчего-то сразу понял, что у меня появился конкурент.
        
        Часть 2. Глава 6. Игры, в которые играют маги
        
        17 апреля 1994 года
        Шотландия, Хогвартс
        - Гарри! - дала мне пас Алисия, и я полетел к кольцу. Ветер свистел в ушах, рёв зрителей слышался на периферии. На трибунах Гриффиндора ярко колыхались транспаранты и флаги факультета. Наши болельщики неплохо подготовились.
        Майлз Блетчли - вратарь Слизерина - ринулся мне наперерез. Врёшь, не поймаешь! Финт, падение, передача квоффла из-за спины Анджелине. Ух, как она сильно забила, чуть не сбила мячом Флинта - капитана слизеринцев! Думаю, что игроки в квиддич вольно или невольно используют магию для усиления тела. На вид девчонки довольно худенькие, даже в костюмах и защите, а кидают квоффл будь здоров. Конечно, они часто используют для подачи и метлу, но и рукой неплохо забрасывают.
        «Счёт: семьдесят - тридцать в пользу наш… в пользу Гриффиндора, - услышал я голос Ли Джордана, который как обычно комментировал матч, - и я хочу заметить, что третий гол за сегодня забила наша прекрасная охотница - Анджелина Джонсон!»
        - Так держать, Гарри, - подлетела ко мне Алисия.
        - Молодец, классный пас, - улыбнулась Анджелина.
        «Квоффл снова в игре…» - напомнил Ли Джордан, и мы рассредоточились по полю.
        Мимо просвистел бладжер, это Боул - загонщик Слизерина - отправил его в мою сторону. На полметра промазал, я даже дёргаться не стал: постоянно стараюсь держать в поле зрения всех противников, а после случая с Алисией - ещё и наших, кто слишком близко подлетает.
        «Кажется, через два часа ожесточённого матча, Драко Малфой, наконец, заметил снитч», - раздался комментарий Джордана.
        Самое время, а то я уже начал уставать. Слизеринцы на самом деле боролись на пределе и использовали несколько грязных приёмчиков, но Вуд тоже стоял за кольца горой, так что пропустил только три гола, из разряда неберущихся.
        «О нет, Терренс Хиггс, этот га… - Джордана прервали, видимо, опять МакГонагалл рядом сидит и не даёт выражаться, - ловец сборной Слизерина преследует Драко! Неужели он решил повторить ситуацию с Чжоу Чанг - ловцом сборной Рейвенкло?!»
        С трибун послышался недовольный галдёж.
        Пользуясь заминкой на поле, когда все отвлеклись на ситуацию с ловцами, я перехватил у Флинта пас и свистнул девчонкам. Мы целенаправленно полетели к воротам Слизерина. Поймает Драко снитч или нет, но надо отыграть как можно больше очков, а у нас разрыв минимальный - по этой игре всего-то сорок, и это если не считать тех двухсот десяти очков общего преимущества Слизерина.
        К нам присоединились близнецы, посылая в атаку бладжеры, чтобы расчистить нам дорогу до колец.
        * * *
        «Вы только посмотрите, что вытворяет Поттер! - сквозь вопли зрителей прорезался срывающийся голос Джордана. - Семь голов подряд! Семь голов подряд! Это просто! О-о-о! Восьмой! Это просто невероятно! Болельщики Гриффиндора сходят с ума!»
        «Гар-ри! Гар-ри!» - раскатистое эхо вторило словам комментатора.
        «Девятый! Вы это видели? Это просто чудо!»
        Кажется… У меня из-за этой боевой концентрации нервно-магическое истощение… Зелень внизу начала стремительно приближаться, но меня дёрнули.
        - Гарри, что с тобой? Гарри?.. - взволнованный голос Алисии и моё лицо уткнулось во что-то мягкое и тёплое. Даттебаё, это ж грудь! Как я по тебе скучал, милая…
        «О нет!.. - глухой и далёкий голос Ли Джордана был подавленным. - Хиггс ловит снитч! Игра окончена со счётом сто восемьдесят - сто шестьдесят в пользу Слизерина. Как же так? Победа Гриффиндора была так близка!»
        И я вырубился.
        * * *
        И вот опять я, похоже, в Больничном крыле… Это становится какой-то нездоровой традицией. Переборщил с магией, хотел, чтобы мы выиграли… Ещё бы три гола и даже пойманный снитч ничего бы не решил. Н-да, ускорения тела с помощью магии штука серьёзная и слишком долго быть в таком режиме чревато.
        Зато в голове такая мешанина, словно все мысли взболтали, и теперь они медленно оседают на изнанку сознания…
        Турнир… Четвёртая школа… Участие Гарри… Очередной поддельный профессор ЗОТИ… Поэтому Хигэканэ хочет заменить Алису? На самом ли деле существует это проклятие должности, или это просто для удобства манипуляций?.. Чемпионат мира по квиддичу этим летом… Кажется, там что-то плохое случилось… Попытка возрождения Волдеморта, при которой погибнет один из участников Турнира… Но ведь некого возрождать, верно? С другой стороны… Петтигрю, который был в этом замешан, всё ещё на свободе и непонятно чем занят. Да и его освобождение очень подозрительное, как бы крысюку не дал один бородатый дедуля миссию ранга S: достать из-под земли Тёмного Лорда.
        Поддельный профессор, который вроде бы что-то сделает с Кубком, чтобы тот выбрал Гарри… Вроде бы какие-то чудовища, про которых я раньше не понимал, но сейчас думаю, что это драконы или кто-то подобный… Помню что-то о Лабиринте. Гарри очень переживал из-за смерти того участника… Интересно, кто это будет? Имя я совсем не помню… Но явно кто-то из старшекурсников… Точно не девчонка, кажется, девчонка на Турнире была одна и из другой школы. Точно не гриффиндорец и не слизеринец, из нейтрального факультета… Хм… Хаффлпафф или Рейвенкло? С Рейвенкло я почти никого из старшекурсников не знаю, разве что Роджера Дэвиса - он капитан команды по квиддичу, учится на шестом курсе. Ещё у них есть семикурсник с фамилией Барроу, имени не помню, но на Турнир он уже не попадает, заканчивает нынче. У Хаффлпаффа есть Седрик Диггори - он шестикурскик и капитан сборной - он под вопросом, а вот Прис и Флит у них тоже в этом году заканчивают, значит, отпадают. Впрочем, могут выбрать вообще какого-то заучку, который целыми днями просиживает в библиотеке… Нет, вряд ли. Там, вроде, выбирают самого достойного, а значит,
человек должен быть на виду, хорошо учиться, активно участвовать во внеклассной деятельности типа квиддича… Значит, всё же либо Седрик, либо Роджер. Пожалуй, Седрика даже больше уважают… Слышал, что и учится он очень хорошо, и все СОВы в прошлом году…
        Стоп!
        Как же я упустил эту деталь?! Верно?!
        Двенадцать СОВ! Умник, который знал о четвёртой школе! Как же его?.. Барти! Снейп-сенсей сказал, что его друга из кружка по интересам Волдеморта звали Барти. И этот Барти умер. Но… похоже, что это дезинформация. Выходит, что Барти каким-то образом выжил, и это он и есть тот самый поддельный профессор ЗОТИ! Он знал о том, что Кубок подготовлен для четырёх школ, и что-то сделал… Скорее всего, убедил Кубок, что Гарри - единственный представитель этой самой американской школы «Ильверморни»! Значит, Барти не умер. И он может знать о судьбе Регулуса… К сожалению, надеяться, что младший брат Сириуса тоже жив, нельзя. Семейный гобелен указывает на смерть или что-то вроде. Потому что у образа Регулуса есть некоторые отличия от просто мёртвых Блэков: нет годов жизни и даты смерти. Словно он, например, попал в другой мир или перестал быть человеком. Интересно, если бы Регулус стал оборотнем, как это бы отразилось на гобелене? Или, может, такой черепок появляется при насильственной смерти? Надо будет как-нибудь уточнить у леди Вальбурги, а ещё внимательно просмотреть всё их древо, может, есть что-то подобное.

        Смерть младшего брата Сириуса не даёт мне покоя, чую, что это крайне важно… Да и лишний кнат в копилку для леди Вальбурги никогда не помешает.
        Итак, что мы имеем и что можно сделать в сложившейся ситуации. Надо побольше разузнать про этого Барти, фамилию, кто он такой, где может прятаться. Возможные связи и родня. Ну, и как мне кажется, надо бы немного спутать карты Хигэканэ. Может, Фадж трусоват и держится за свою власть и медальку, но нехорошо раздувать войну, особенно используя для неё ни в чём неповинных детей и подростков. Впрочем, это надо предоставить Алисе. Не пора ли возобновить культурные связи между странами и континентами?
        Значит, мне первым делом надо узнать всё про этого Барти. Сенсея лучше не спрашивать, для него тема болезненная, да и если умник такая знаменитость на Слизерине, значит, всё узнать про него будет довольно просто. В этом мне, наверное, сможет помочь Драко: он вообще хорошо с зелёно-серебристыми общается, а с Винсом Кребом и Грегом Гойлом так вообще вроде друзей-приятелей. Впрочем, Винс и Грэг не из тех парней, которые интересуются историей и учёбой… Вот Дафна Гринграсс или Тео Нотт могли бы рассказать о «легенде факультета». Хм…
        Кстати, Дафна - тоже интересная девочка, симпатичная блондинка. Чем-то на Ино похожа. Только немного гордячка и вечно кривится на магглорожденных, хотя вслух ничего не говорит особо, как некоторые старшекурсницы со Слизерина…
        - Гарри, ты не спишь? - раздался шёпот из-за ширмы.
        А неплохо Малфой подкрадывается, я задумался, так и даже его не почувствовал, пока я его не услышал.
        - Нет, - ответил я, и ко мне неслышно проскользнул Драко.
        - Привет… - смутился он, потеребив прядь волос. Кстати, распрямлённых, он тоже этой штукой воспользовался, которую на Невилле попробовали, только теперь волосы Малфоя не брал этот его гель, которым он обычно зализывал свои кучеряшки, так что они были прямыми и несколько непривычно падали на лицо. Я его с трудом узнал после того похода в парикмахерскую.
        - Ты чего? - удивился я такой внезапной «стесняшке».
        - Мы проиграли из-за меня, - вздохнул Драко. - А ты так старался… Вот, даже нервно-магическое истощение заработал. Там все переживают, и в гостиной вообще царит похоронное настроение. Я не выдержал этих косых взглядов.
        - Да брось, - хмыкнул я. - Мы ещё сможем отыграться. У нас ещё одна игра. Поймаешь снитч, мы с девчонками забьём… мм… восемь, нет, девять голов, как минимум, и кубок школы наш. Нашёл из-за чего переживать.
        - Ты не понимаешь, Эр Джей, - трагичным тоном сказал Малфой, - прошло всего лишь полдня, а на факультете говорят, что я проиграл специально, типа я за Слизерин, за своих. Вот и дал выиграть Хиггсу. Мне буквально десяти сантиметров не хватило, чтобы снитч схватить, а потом… Эх…
        - Так, Дрейк, - я привстал с постели, - и кто это у нас такой разговорчивый, что смеет обвинять тебя?
        - Ну… - Драко поёрзал и начал сбивчиво объяснять: - когда мы потом пошли из раздевалки, там у них охотник, прыщавый такой пятикурсник, Пьюсси, вроде как хохотал с Хиггсом, что не зря шляпа так долго думала, прежде чем отправить явного слизеринца на Гриффиндор. Что я специально поддался, чтобы факультет его родителей и всей родни выиграл. К тому же Флинт выпускник, а мы… дальние родственники. В общем, все чистокровные друг с другом родственники… А Флинты… моя бабушка из Флинтов, так что мы с Маркусом вроде как кузены, или как-то так. Потом Маркус подошёл и их разогнал, но… Там близнецы были, они тут же начали ворчать и растрепали по всему Хогвартсу. И пошло-поехало. Если узнают, что и профессор Снейп - мой крёстный, мне вообще жизни не будет.
        - А ты был и так расстроенный и не смог ничего ответить? - уточнил я.
        - В лицо мне никто обвинения не кидал, - ответил Драко. - Но за спиной шептались. Я к тебе ушёл, надеялся, что ты уже очнулся. Не до сплетен было. Ты вообще как?
        - Да вроде нормально, - пошевелив плечами, диагностировал я. - Кажется, чуток переборщил с использованием магического ускорения…
        - Наверное, - хмыкнул Драко, кажется, его настроение стало более приподнятым, - вообще-то ты больше двадцати минут был в таком режиме, усиления восприятия и боевого транса. Все твои голы были из разряда неберущихся, Блетчли несколько раз вместе с квоффлом в кольцо залетал! Но ты же сам говорил, что лучше не перебарщивать! Меня ты вообще пятью минутами ограничил!
        - Говорил, - признал я. - И ты больше пяти минут не выдержишь. Пока. Надо больше тренироваться с магией. Я тренируюсь и расширяю свою магическую проходимость с детства…
        - Но ты же из… В смысле, ты же у магглов жил, - прищурился Драко.
        - Тренировки тела помогли усмирить мою стихийную магию, - выдал я полуправду, - я это заметил и начал развивать. И тебе показал, когда ты стал готов физически.
        - Ну ладно, ладно, - поднял руки Драко. - Я понял. Я попытался использовать это в полёте… Тогда, когда снитч почти поймал… Но время вышло и мне плохо стало, я испугался, что упаду.
        - Я заметил, что когда Алисия и Анджелина забивают, они тоже на долю секунды в боевой магический транс входят, - кивнул я. - Но это надо целенаправленно тренировать… Да и мне надо было остановиться, но я как-то увлёкся, видимо.
        - Скоро ужин, ты почти пять часов провалялся, - сообщил Драко. - Думаешь, мадам Помфри тебя отпустит?
        - И что это вы тут делаете, молодой человек? - как раз вошла к нам за ширму школьная целительница. - Я, кажется, говорила, чтобы никто не беспокоил мистера Поттера.
        - Простите, мэм, - вступился я за Драко. - Но мне уже намного легче. Думаю, что могу встать, ведь никаких травм я не получил, ребята меня подстраховали.
        - Мне жаль, что Гриффиндор проиграл, - поджала губы мадам Помфри, покосившись на Драко, - я видела, что вы делали на поле, мистер Поттер, это было чудесно! Но вам известно, что во время и перед игрой нельзя принимать никакие настойки и зелья, чтобы повысить удачу или ускорить реакцию?
        - Конечно, мэм. Я ничего не принимал, - ответил я.
        - Вот как? - закусила губу Помфри. - А вот меня попросили проверить вас на… как это… такое маггловское словечко? А! Допинг.
        - И как вы собираетесь его проверять? - спросил Драко.
        - Я должна взять кровь… - начала школьная целительница.
        - Никто не должен брать кровь волшебника! - сложил руки на груди Малфой. - Особенно на непонятные маггловские словечки. Существует множество диагностических чар, которые позволяют определить, принимал ли Гарри какие-либо зелья в последние сутки.
        - Но мне сказали… - захлопала глазами мадам Помфри.
        - И кто вам мог сказать подобную глупость, а? - включил «аристократа» Драко. - Возможно, мне стоит уведомить отца, члена Попечительского совета, о вашей некомпетентности? Может, вы хотите взять кровь Гарри, чтобы ему навредить? Вы даже не собирались принести клятвы, что ничего не сделаете с кровью? К тому же, хотели воспользоваться его беспомощностью?
        - Я… Но… - попыталась возразить Помфри, приоткрыв рот. - Но мне же сказали…
        - Я все ещё не услышал, кто вам такое мог сказать, - требовательно заявил Драко.
        - Не помню, - побледнела наша целительница и присела на соседнюю кровать. - Я же должна… и я не помню…
        - Всё это крайне подозрительно, - прищурился Драко.
        - А вдруг это Питтер Петтигрю? - чуть не позеленела Помфри, округлив глаза. - Говорили, что он хотел отомстить… Вдруг я была под чарами подчинения? Мистер Малфой верно сказал, брать кровь… Ох, как это я?..
        - В чём дело, что за шум? - в Больничное крыло вошёл Снейп-сенсей.
        - Северус! - кинулась к нему целительница. - Кажется, меня прокляли!
        - Вот как? - приподнял бровь сенсей. - Кто и с какой целью мог вас проклясть?
        - Питер Петтигрю! Он хотел отомстить Гарри! Мы совсем о нём забыли, а он затаился… О, Мерлин! А вдруг он всё ещё в замке?! - окончательно переполошилась целительница.
        - Ничего не понимаю, - потёр переносицу Снейп-сенсей. - Мистер Малфой, не проясните мне ситуацию?
        - Мадам Помфри хотела взять кровь Гарри, чтобы якобы проверить, не принимал ли он сегодня особых зелий для игры, - пояснил Драко.
        - А диагностические чары на что? - удивлённо приподнялась и вторая бровь сенсея.
        - Поэтому мы и решили, что что-то не так, - вклинился уже я.
        Никак не привыкну, что тут кровь имеет такое значение. Конечно, я делаю фуин-печати с её помощью, но Снейп-сенсей, ещё когда мне было восемь лет, предупредил о том, что разбрасываться таким ингредиентом может быть чревато. Добавишь взятую добровольно кровь в какое-нибудь зелье или проведёшь несколько манипуляций в каком-нибудь ритуале… Н-да…
        Остаётся только вопрос, на самом ли деле тут замешан Петтигрю?
        Все мимические жесты мадам Помфри выдавали, что она действительно просто хотела исполнить чей-то приказ, но не помнила, кто его дал. Получается, что либо крыс находится в замке и выбрал подходящий момент, либо кто-то узнал про игру и мою госпитализацию и решил получить моей крови…
        Так потом как-нибудь заболеешь и не вспомнишь, что несколько месяцев назад, или даже год, у тебя брали такие вот «анализы».
        - О, как много у тебя посетителей, Гарри, - присоединилась к «собранию» вокруг моей кровати Алиса.
        - Профессор Лонгботтом, кажется, случившееся по вашей части, - кивнул ей Снейп-сенсей. - Мадам Помфри подозревает, что её прокляли.
        - Так давайте это проверим, - улыбнулась Алиса, быстро оценив ситуацию.
        Она взмахнула над целительницей палочкой. Прошла мучительно долгая минута. Драко громко выдохнул, когда Алиса закончила свою диагностику.
        - Знаете… Никаких чар подчинения я не наблюдаю, - протянула она. - Но вот воздействие на разум присутствует, хотя и почти неуловимы. Думаю, что это - ментальная магия.
        Драко посмотрел на Снейпа-сенсея, который чуть побледнел от этих слов.
        Оп-па… А в Хогвартсе я только двоих знаю, кто обладает подобными навыками… Впрочем, если считать Алису, то троих.
        
        Часть 2. Глава 7. О плохих парнях
        
        21 апреля 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        В четверг после древних рун Драко, который c воскресной игры был сам не свой, отвёл меня в сторону.
        - Гарри, я так больше не могу, нам надо поговорить! - шепнул он и потащил меня на восьмой этаж в Выручай Комнату, которую мы использовали с друзьями в качестве своего спортзала.
        Драко нервно пробежался из угла в угол и нетерпеливо дёрнул ручку появившейся двери.
        - Мерлин, что это?! - воскликнул мой друг, когда переступил порог. - Почему?.. Почему тут всё изменилось? И почему стало похоже на кабинет моего деда?
        Я зашёл за ним следом и закрыл двери.
        - Ну… это же не только спортзал, - потёр затылок я. - Я разве не говорил, что это «Выручай комната»? Насколько я понял, тут вроде дополнительного помещения замка, которое внезапно может понадобиться, но не требуется постоянно. Поэтому тут не появятся книги: у нас есть библиотека; не будет еды: есть столовая в Большом зале и кухня на случай тотального оголодания; не образуется лаборатория зельеварения: у нас они есть в подземельях. А всё остальное в пределах разумного - пожалуйста. Нам же нужен был тренировочный зал?..
        - Сейчас я вспомнил, что ты что-то такое говорил… - подозрительно оглядывался Драко, осматривая изменившееся помещение. - Но… Чёрт! Это же легенда Хогвартса, Эр Джей! Неужели это та самая «Блуждающая Комната по требованию?» Я только байки про неё слышал. Некоторые школьники рассказывали о том, что они оказывались в комнатах, которые им были нужны в данный момент, но потом не могли снова найти её. И каждый раз «Блуждающая Комната» была в разных местах и на разных этажах. А мы, получается, уже больше полугода ей пользуемся, и она никуда с восьмого этажа не исчезает?!
        - Я не очень разбираюсь в строительной артефакторике, но, скорее всего, она закреплена здесь и «блуждает» только определённым маршрутом, или её приманивают «нуждающиеся»… Не знаю, - пожал я плечами.
        - Как ты узнал о ней?! - резко развернулся ко мне Драко. - И почему мне не сказал?
        - Как это? Я же сказал, что в качестве спортзала мы используем скрытую магией «выручай комнату», - возмутился я, - откуда мне было знать, что это какая-то там легенда? Мне её профессор Лонгботтом показала, когда я ей сказал, что нам негде тренироваться большой компанией. Может, она как-то узнала о ней, когда училась на Гриффиндоре? Всё же не так и далеко от нашей гостиной.
        - Извини, Эр Джей, ты прав, это я просто так обрадовался, что у нас есть своё место, что не подумал свести воедино все факты, - вздохнул Драко.
        - Ну, так что за срочность и спешка? - напомнил я про его «дело». Хотел после рун подойти к Тео, чтобы спросить про умника-Барти, но Драко успел раньше.
        - Я долго думал над ситуацией с твоей кровью, - замялся Малфой. - В общем… Ты должен знать, что мой крёстный, что профессор Снейп - он менталист, причём сильный. Может быть он и не хотел как-то серьёзно тебе навредить, но… Если ты не выйдешь на последнюю игру с Хаффлпаффом, то Слизерин может выиграть Кубок. У них же целых три победы. А ты… ты… слишком сильный. Мало ли… может понос проберёт или живот заболит… Ты не думай, он вообще-то хороший, но он свой факультет очень любит. А тебя - недолюбливает, все это знают. Прости, что я сразу не сказал, но я… просто много думал. И вот…
        - Успокойся, Дрэйк, это точно не профессор Снейп, - разглядывая несчастное и покрасневшее лицо друга, сказал я.
        - Как не Снейп? - приоткрыл он рот.
        Мне даже смешно стало. Ну вот, репутация «плохиша» сыграла с сенсеем злую шутку. Даже Драко, который его с детства знает, на него подумал. Ну правда, с чего бы доброму директору, с которым мы вроде как и не пересекаемся, буквально желать моей крови? А профессор зельеварения, который заинтересован во всяких нехороших и более приземлённых вещах, а не абстрактном «светлом будущем для всех-всех-всех», вызывает подозрение даже у близких. Н-да… И как бы есть в этом своя логика.
        Впрочем, не будем валить всё плохое на Хигэканэ, я знавал много странных и необъяснимых вещей, так что нельзя и полностью исключать Алису, точней, её биджуу-менталиста. Волдеморт - тот ещё хитрый паразит. Теоретически, хотя и маловероятно, он мог каким-то образом захватывать сознание Алисы и для чего-то пытаться захватить мою кровь. Какие-нибудь связи сохранились, он силёнок поднакопил… Такой не может просто мирно и спокойно существовать, а всегда будет стремиться захватить власть, хотя бы над телом. Всё же, как маг он более искусен, чем Алиса. Несмотря на свою относительную «неяркость» по сравнению с чакрой, магия более тонкий инструмент - для хитрецов, а не для тех, кто привык шарахать бомбами биджуу во всех, кто не нравится. Хех…
        Да и не стоит исключать ещё какую-нибудь «третью силу», которая заинтересована, чтобы главный Герой местных Пророчеств, то есть я, выбыл из игры. Как там Драко сказал? «Понос разберёт»? Ага, в самый ответственный момент…
        К тому же, ничего не известно про Петтигрю, на которого подумала Помфри, какими способностями обладает он. Смог же жить у Уизли столько лет? Кто знает, чем там он им голову морочил. Месть, попытка ограбить, повлиять… Причин, чтобы попытаться разжиться моей кровью, может быть очень много. Так что точно показать пальцем на кого-то, у кого к тому же ничего не вышло, не получится. Просто надо быть настороже и помнить об этом случае.
        - Гарри, но почему? - спросил меня Драко, прервав череду размышлений.
        - Что «почему»? - не понял я.
        - Почему ты думаешь, что это не профессор Снейп?
        - Потому что моей крови у профессора хоть жо… завались, - пожал я плечами. - Пожалуй, он единственный из всех, кому это реально не надо по причине того, что у него уже есть всё необходимое.
        - Что ты такое говоришь? - подскочил Малфой. - Это как же так?
        - Когда Сириус отбыл в свою «Финляндию», - подмигнул я на нашу шуточку в стиле «Тайного Факультета», - то попросил профессора Снейпа приглядеть за мной, а для зелий поиска кровь нужна и всё такое. К тому же… Дрейк, это не совсем моя тайна, так что…
        - Ты же знаешь, я не выдам, могу даже поклясться!
        - Я тебе верю. Поэтому и рассказал, - кивнул я. - Профессор Снейп когда-то был близким другом моей матери. Они жили в одном городке и дружили с детства. Он её… любил, получается.
        - То есть он вроде как открыто к тебе придирается, чтобы ты не был хуже матери, но втайне заботится? - сразу уловил, на что я намекаю, Драко.
        - Получается так. Только ты это ему не ляпни, а то он расстроится, что мы его вычислили.
        Драко с облегчением засмеялся, видимо представляя, как расстроится Снейп-сенсей от раскрытия своей игры на публику.
        - Я так рад! - выдохнул Малфой. - Прямо камень с души упал. Я знал, что крёстный ни при чём, но все нити к нему вели… Слушай! - встрепенулся он. - А может, кто-то специально его подставляет?
        - Ну… - я потёр затылок, - помнишь, на первом курсе? Мы полезли за философским камнем?
        - Да, - кивнул Драко.
        - Мы там с Невиллом встретились с Квиррелом, в которого дух Волдеморта подселился. Знаешь, что он сказал?
        - Что? - округлились рот и глаза Малфоя. Об этом мы с Невиллом как-то не говорили, а потом и повода вспоминать не было.
        - Что-то вроде того, что на фоне профессора Снейпа кто угодно может творить, что хочет, и первым подозрение падёт на профессора зельеварения, а типа всяких смешных заик в тюрбанах никто и не заподозрит.
        - Ха! - открыл рот Драко и задумался. - Да, в этом что-то есть… У крёстного даже кличка «Ужас Подземелий», и он всех отчитывает, и ловит, и за дисциплину баллы снижает… Он очень строгий. И меня иногда так пропесочит, что и стыдно, и не знаешь, что делать. Прямо слёзы наворачиваются. Ух, как он тогда по поводу моего поступления на Гриффиндор разорялся. Хотя потом перед отцом сам же защищал и успокаивал его… Я тут такие схемы и объяснения накрутил, а всё намного проще. А помнишь, как он тогда нас под Гремучей ивой поймал? Нисколько поблажки не сделал и отстранил меня от занятий ровно на месяц, день в день. Для большинства школьников он на самом деле идеальный злодей. Даже я поверил! До сих пор неудобно.
        - Что ты сказал? - переспросил я, внезапно осенённый идеей.
        - Что мне неудобно из-за того, что я его подозревал, не знаю, как и в глаза смотреть…
        - Да нет, про то, что ты себе схемы накрутил…
        - А, да… Надо было сразу тебя спросить. Мы же друзья, - смутился Малфой.
        - Да, ты настоящий друг! - улыбнулся я. - Сам не зная, помог решить одну задачку. Условие пустяковое, а я какие-то сложности придумал с её решением.
        - Ты про завтрашнюю нумерологию? - удивился Драко. - Разве ты не всё решил?
        - Ну, почти. Ладно, давай выйдем отсюда, а то нас парни будут ждать, а тренировочного зала нет.
        * * *
        После нашей тренировки я, чуть не подпрыгивая от нетерпения, бежал к мистеру Филчу. Вот я дурак! Начал схемы придумывать, как раздобыть информацию, тогда как у меня есть прекрасный информатор, который обо всех в Хогвартсе знает! Он точно должен знать и про Барти, и, может, даже про Регулуса что-нибудь.
        - Гарри! Хорошо, что ты пришёл! - обрадованно встретил меня в своей каморке мистер Филч. - Входи, что-то покажу.
        - Неужели у вас получается колдовать? - спросил я, усаживаясь на потёртый стул.
        - Погоди, - шикнул на меня завхоз, сдерживая улыбку и, встав в величественную позу, щёлкнул пальцами, - Донни!
        С лёгким хлопком возле него появилась эльфушка с мелкими и приятными чертами лица.
        - Чем я могу помочь?.. - тут эльфушка осеклась и во все свои большие круглые глаза уставилась на Филча. - Но…
        - Да, Донни, это я тебя вызвал, - кивнул Филч и, повернувшись ко мне, сказал: - Донни очень хороший эльф, она всегда мне помогала, даже без оплаты магией, и это её пироги с патокой мы всегда ели.
        Кончики больших ушей у Донни изменили цвет с серого на пепельно-розовый, видимо, это она так смутилась от похвалы.
        - О, а я её помню! - узнал я её. - Донни! Точно! Кажется, это ты помогала мне как-то с пирожками для всего нашего факультета после матча с Рейвенкло.
        - Гарри Поттер помнит?! - пепельно-розовый оттенок от ушей перетёк и в щёки. - Спасибо, вы очень добры к Донни!
        - Да, вкусные были пирожки. С ливером, - кивнул я.
        - Значит, мистер Филч теперь может вызывать Донни сам? - полуутвердительно спросила эльфушка, обращаясь к завхозу.
        - Да, но не рассказывай пока об этом никому, пожалуйста, хорошо? - улыбнулся Филч.
        - Донни поняла. Донни не скажет, - кивнула она. - Донни что-то принести для Гарри Поттера и мистера Филча?
        - А есть… Те пирожки с ливером?
        - Есть! - расплылась в улыбке она, исчезла и снова появилась с полными руками. Был и пирог с патокой, и те самые пирожки, которые мне понравились, и чай.
        * * *
        - Так, значит, вы теперь ощущаете магию? - когда с перекусом было покончено, спросил я.
        - Верно, ощущаю. Она появилась! Её пока мало, но… это уже что-то! - радовался Филч.
        - Знаете, кажется, вы немного изменились, - внимательно разглядывая старика, сказал я.
        Впрочем, стариком его назвать было сложно. Седые волосы стали просто светло-русыми, глубокие носогубные складки чуть разгладились. Мешки под глазами пропали. Да и лицо перестало быть похоже на высушенный череп. Шея и руки стали более гладкими, а кожа - менее дряблой. Если особо не приглядываться, это в глаза не бросается, потому что изменения очень плавные и постепенные. Да кто к Филчу приглядывается? Его никто не замечает и не стесняется особо.
        - Профессор Флитвик заметил, что я стал лучше выглядеть, - словно прочитав мои мысли, сказал Филч, приглаживая волосы. - Я сказал, что профессор Снейп был так добр, что дал мне несколько зелий для восстановления. Целый комплекс, чтобы я не разваливался на ходу. Мол, давно было пора заняться своим здоровьем. Знаешь, я вчера гулял вокруг замка и не почувствовал обычного недомогания, когда кажется, что наизнанку выворачивает и все суставы ломит. Весна такая нынче красивая и солнышко тёплое…
        - Это точно, - кивнул я, думая, что все наши ощущения от окружения частенько зависят лишь от состояния здоровья и комфорта. Попадёт камешек в ботинок, да натрёт ногу до крови, так и ничего кроме своего неудобства и не заметишь, как бы красиво вокруг ни было.
        - Мистер Филч, вы говорили, что всех в Хогвартсе знаете, и кто закончил - тоже, - вспомнил о цели своего визита я. - Мне тут недавно сказали, что на Слизерине учился некий «Барти», который целых двенадцать СОВ на «превосходно» сдал. Это правда, или мне наврали?
        - Да, был такой, - кивнул завхоз. - Бартемиус Крауч-младший. Очень способный и умный мальчик…
        - Бартемиус… Э… младший? Слушайте, какая знакомая фамилия. Я её где-то совсем недавно слышал. Крауч…
        - Так неудивительно, - пожал плечами Филч, - отец-то его полный тёзка, его тоже зовут Бартемиус или «Барти» и фамилия - Крауч. Он работает в Министерстве магии. Одно время чуть Министром не стал, но не сложилось. Как раз из-за Барти-младшего. Такая история тёмная…
        - Расскажите! - попросил я.
        - Младший Барти учился на Слизерине, на два курса младше, чем твой отец и профессор Снейп, - начал рассказ Филч. - Умный и любознательный мальчишка. Всё время с книжкой ходил и в библиотеке ошивался. Он не только все, какие есть, СОВы умудрился сдать, у него и ЖАБА тоже по всем предметам. Чисто учёный. Отец его тоже очень энергичным был, служил в Министерстве Магии. А когда война началась, дослужился до начальника Департамента по магическому законодательству. Жёсткий человек с идеальной репутацией. И карьера блестящая. Потом он стал Главой Отдела магического правопорядка, под ним весь Аврорат и судьи Визенгамота были. Многие пророчили ему кресло Министра, потому что только под жёсткой рукой Крауча Пожиратели начали проигрывать. Всё потому, что он директивы принял для авроров сразу бить на поражение, если это Пожиратель… Кто-то, конечно, был недоволен, что слишком это, но я радовался… Тогда не понимал, обижен на весь мир был… Эх, ну да не про меня речь. Потом в восемьдесят первом исчез Сам-Знаешь-Кто. Пошли суды над Пожирателями. Всех, кто был заподозрен - всех в Азкабан тащили. Не скажу, что
совсем без суда и следствия, но судебная система, как я слышал, была сильно упрощена. И вот, на одном из судов случился скандал. Один из иностранных Пожирателей… какой-то русский, вроде, заявил, что в их рядах был сын Барти Крауча - Барти-младший.
        Филч вздохнул и покрутил перед собой пустую чашку из-под чая.
        - Врать не буду, я не знаю, правда это или нет. Но… Парень только-только Хогвартс закончил. Тут, конечно, всякое было, и слизеринцев ужас как гнобили, они меньше чем по четверо никуда не ходили. У нас тут тоже была маленькая гражданская война… И никто её не запрещал. Слухи ходили, что перспективных слизеринцев из богатых и родовитых семей водили на встречи с Сами-Знаете-Кем. Так что закончить или учиться на Слизерине уже было половиной вины. Люциус Малфой тоже часто в Хогсмиде, говорят, бывал, хотя уже пару лет, как школу закончил, будто бы он и водил на те встречи, - Филч осёкся и махнул рукой. - Но тут дело ясное, что дело тёмное. Я про Барти рассказывал… Так вот. Осудил отец своего сына и запрятал в Азкабан пожизненно. А карьера его к чертям полетела. Такое пятно на репутации. Выборы он проиграл, да и от должности его отстранили. А Барти-младший всегда был мальчишкой-умником, в чём и душа держалась. Худой… с книжечкой. Они с профессором Снейпом одинаково читать любили, только Барти побогаче был да и симпатичней… Ой, прости, опять что-то я не то говорю. В общем, умер Барти в тюрьме через год
примерно. И жена у старшего Крауча тоже скончалась. А Крауч даже тело сына не забрал из тюрьмы, говорили, что никак простить не мог, что из-за Барти карьера его испортилась. Многие ждали, что он сломается, но нет. Дальше он служил на Министерство Магии и где-то год назад, если верить газетам, стал Главой Департамента международного магического сотрудничества. Снова карьера у него в гору, а про сына вроде как забыли. Жалко Барти. Знаешь, Гарри, после того, как Крауча отстранили, главой Визенгамота Дамблдор стал. При нём многие дела были пересмотрены, многих осуждённых отпустили или наказание смягчили. И насчёт Барти многие не верили, что тот мог быть одним из Пожирателей, говорили, что у него даже и метки их особой не было. Вот только Крауч вроде как в позу встал. Не захотел своё же решение обжаловать, к Дамблдору на поклон идти, объявил просто, что нет у него сына, и наказание для Барти, который ни в чём преступном не был замечен, было справедливым. Вот так. Говорят, от этого у него жена и умерла - с горя…
        М-да… История, конечно… Принципиальный дядька, знавал я таких...
        Зато вспомнил, где и от кого слышал про Крауча. Это тот самый, который Чемпионат мира по квиддичу и магический Турнир между школами организовывает, про него Фадж упоминал в том тайном разговоре с Алисой два месяца назад.
        
        Часть 2. Глава 8. Планы и графики
        
        9 июля 1994 г.
        Англия, Лондон - Литтл-Уингинг
        Конец третьего курса подкрался совсем неожиданно, вроде бы только был апрель, как промелькнул май с нашей победой в кубке по квиддичу, которую мы вырвали у Слизерина с перевесом всего в десять очков. Потом июнь - с просиживанием штанов в библиотеке, зубрёжкой и экзаменами. А затем начался июль с последним пиром и отправкой всех по домам на летние каникулы.
        Несмотря на наши успехи в квиддиче, по итогам года победили слизеринцы, тоже, кстати, совсем ненамного, буквально кристаллов на пять. Не знаю, так совпало или всё же это была маленькая «мстя» за те сплетни в апреле после нашего проигрышного матча, но Драко припомнил, что за день до последнего пира близнецы Уизли получили по десять баллов в минус от профессора Спраут за то, что сорвали без спроса какие-то растения в её теплице. На факультете был маленький траур, Перси прилюдно выказал братьям своё недовольство, и все его поддержали. Впрочем, Кэти Белл, на которую я положил глаз, всё равно не отвернулась от Фреда, думаю, что они начали встречаться или вроде того. Так что я остался в пролёте. Видимо, всё же ещё мелкий, потому что Кэти даже не поняла, или сделала вид, что не поняла, что я с ней вроде как флиртовал и пытался позвать на свидание.
        Драко потом ржал надо мной и подкалывал ещё неделю, отыгрывая эту сценку с «недопониманием». У него прямо актёрский талант прорезался. В итоге я тупо увеличил количество тренировок, в том числе индивидуальных с Малфоем, который перестал хохмить, познав всю силу моего расстройства по этому поводу. Впрочем, были и приятные моменты. Со мной как-то по-особенному стала здороваться Чжоу Чанг с Рейвенкло, которая была ловцом их сборной. Они вечно ходили кучкой подружек и хихикали, а потом, когда проходили мимо нас с Драко или с Невиллом, или Блейзом, или даже всей нашей компанией, то хихикание прекращалось, и Чжоу говорила:
        «Привет, Гарри», - здороваясь только со мной.
        После они отходили и снова хихикали. Лично мне казалось, что они надо мной смеются или прознали про ту неудачу с Кэти, но Блейз с умным видом меня утешил, что это со мной так заигрывают. Я подумывал начать переписку с Чжоу летом, чтобы уже к следующему году быть во всеоружии, ну, то есть с подружкой. Всё же четырнадцать уже будет, и надеюсь, что хотя бы здесь не обломаюсь со своим первым поцелуем.
        После последних экзаменов по ЗОТИ Алиса официально подала прошение о том, чтобы её перевели на открывшуюся новую вакансию, одобренную Министерством. Её должность называлась «тьютор» - что-то вроде специального профессора-наставника по индивидуальной внеклассной работе, и за каждый «кружок» и даже задействованного ребёнка ей платили определённую ставку, так что в жаловании она нисколько не потеряла, даже, кажется, должна больше получать. Фадж всё же хотел, чтобы «его человек» не переметнулся, так что они нормально так подсчитали, всякие неурочные, количество кружков, внеклассные часы и занятия. Плюс организовали отдельный маленький фонд на «внеучебные траты», чтобы она могла купить мебель во внеклассную комнату, зеркала и всякие женские финтифлюшки для их «Локона», а также организовать спортзал на зимнее время для «самообороны». Короче, нормально министр подсуетился. И вроде даже они перед директором не спалились, тот тоже явно хотел два горошка на ложке съесть: и чтобы какого-то хмыря в преподаватели ЗОТИ пихнуть, и чтобы Алиса на виду осталась. Так что Алиса в конце года сказала Хигэканэ, что не
успевает ещё и с занятиями по ЗОТИ, и хотела бы иметь более гибкий график. Директор покивал головой и рассказал ей о новой вакансии тьютора Хогвартса, которую он «выбил у Министра», и что так будет лучше для всех. Короче, примазался и выставил всё так, словно это была его инициатива. Не знал бы всех подробностей и подводных течений, то может быть и поверил.
        Как Алиса и обещала, на последних занятиях ЗОТИ мы отрабатывали заклинание патронуса. Вообще, она как всегда, видимо, по старой привычке шиноби, затребовала, чтобы мы сначала раздобыли всю информацию о патронусах, какие бывают, для чего служат, зачем могут понадобиться, то есть хорошо подготовились для начала к практике, а потом уже махали палочками.
        Сама по себе словесная формулировка заклинания «Expecto Patronum», то есть «я жду покровителя» с латыни, говорила о многом. Да и книга Спэнгла «Заклинания защиты и запугивания», которую отрыла в библиотеке Гермиона, предупреждала об интересных свойствах патронусов. И, кстати, было забавно, но получался некий каламбур. «Патронум» из заклинания переводилось, как «покровитель», а «патронус», как называли существо, которое появлялось, это «крёстный отец». Слова похожие, но немного разные по смыслу.
        Добытые с боем у мадам Пинс книги мы читали и грузились: полкурса как мыши дрожали, что у них никогда не выйдет даже близко к какой-то телесной форме: в лучшем случае - беловатая дымка. К тому же это заклинание было для пятого курса, и многие высказывали сомнения и считали, что у них ничего не получится в силу возраста. Вообще, как оказалось, в литературе была куча разрозненных советов по вызову патронуса. В одной советовали сконцентрироваться на самых приятных воспоминаниях, в другой - представлять себе некое животное-защитника, в третьей: обратиться к своей магии и призвать её на помощь. В разных источниках по-разному определяли, что вообще такое «патронус». В одной книге было написано, что это - тотемное животное мага, из глубины первобытных веков до Статута Секретности, в другой - что патронус - это анимагический отпечаток души, в третьей, что это просто заклинание, которое у каждого имеет свой вид, закреплённый чувствами к каким-то людям и ярким событиям и явлениям жизни.
        Алиса сказала, что для вызова патронуса на самом деле необходима концентрация и некий подъём душевных сил, но многие путали это с «самыми приятными моментами в жизни».
        «Патронус - защитник, - сказала она, - вы должны понимать это, и во время словесной формулы его вызова, всем сердцем желать защитить то, что любите, то, что цените, будь это ваши близкие люди или ваш жизненный путь и цели в нём. Мисс Грейнджер, на исходную».
        У Гермионы не получилось с первого раза, но зато во второй, когда Алиса сказала, что если Гермиона не вызовет патронуса, то «превосходно» по ЗОТИ ей не видать, наша отличница сначала расстроилась, потом собралась и выдала юркую выдру. Даже сама испугалась. Потом сказала, что вспомнила, как многого добилась, все свои успехи, и хотела их защитить.
        Что сказать… Метод Алисы работал, все наши и слизеринцы выдавали каких-то животных. У Симуса, который был вторым после Гермионы, оказалась лиса, у Невилла - белка, Драко призвал какую-то хищную птицу наподобие ястреба, Блейз - кота, Рон - собаку, по внешнему виду она была похожа на терьера, но, может, это был круп - магическая собака с двумя изначальными хвостами. Правда, второго хвоста мы не увидели, но крупов купируют в младенчестве. Парвати, как ни странно, вызвала довольно крупную змею, но, видимо, то, чего боишься, лучше защитит. У Фэй патронусом была куница или какой-то подобный зверёк. Лаванда удивила всех довольно крупным вепрем. Келла призвала бабочек.
        А когда очередь дошла до меня…
        Я вспомнил всех тех, кого хотел защитить и не смог, подумал о прошлом и настоящем, посмотрел на своих друзей, которые радостно гомонили и обсуждали своих патронусов: они были такими беззаботными, юными, беззащитными, смертными…
        Телесного воплощения защитника у меня не вышло. Было что-то вроде большого щита или купола, который пытался всех охватить, магия сходила с ума, в голове гудело, нос стал мокрым и на губах я почувствовал вкус крови.
        «Прекрати! Гарри, прерывай заклинание!» - услышал я над ухом голос Алисы.
        «Гарри! Гарри! Гарри!» - эхом разносились обеспокоенные голоса друзей и однокурсников.
        А потом под пристальными взглядами Алисы и Снейпа-сенсея, которые меня молчаливо охраняли, я очнулся в Больничном крыле.
        Мою бывшую биджуу просто трясло, кажется, она поняла, или думала, что поняла, каким я представил настоящего защитника. А моей магии, точнее ширины каналов, просто не хватило для такого огромного зверя, если это можно назвать зверем…
        Снейп-сенсей тоже выглядел всерьёз обеспокоенным, а его чёрные глаза метали молнии и обещали мне все кары небесные. За последние три месяца я побывал в местном госпитале четырежды. При попытке создать патронуса, два раза после матчей квиддича, в апреле и мае, и ещё раз после того, как мы с ним совершили переход в мир Чёрных пещер за счёт моей магии. Он не знал, что я использую не кровь Кибы, а заранее заготовленную свою. Решил такими «экстремальными тренировками» увеличить свой резерв, точнее, расширить магические каналы.
        Вообще-то мы тогда нормально так зарулили к Кибе, Гин и всему остальному их семейству.
        Для Кибы, Гин и их первенцев прошло уже больше пяти лет. Гин за это время родила ещё дважды: в одном помёте было два цербера, в другом - цербер и две орфы. К тому же не так давно родила орф из первого помёта. Мир церберов жил своей жизнью, но нам всегда были там рады.
        - Иногда мне кажется, что когда мы посетим Чёрные Пещеры в следующий раз, здесь уже будет настоящий посёлок, - задумчиво сказал тогда мне Снейп-сенсей.
        Тогда в середине мая Хигэканэ отбыл на выходные, в воскресенье днём меня прикрывала Алиса, так что отлучились мы в другой мир практически на десять суток. Я с вечера субботы проник в покои Снейпа-сенсея и вышел из них только перед ужином в воскресенье. Точнее, попытался выйти на своих двоих, но не вышло…
        Ух, как сенсей потом ругался. Обзывал меня всяко-всяко. «Глупый самонадеянный мальчишка», - было самым мягким и нежным из тех словосочетаний, которые он употребил в мой адрес. Коршуном стоял над кроватью, поил меня зельями и даже вытяжкой из эльфэука, вылечил, а потом игнорировал целых две недели как раз до нового столкновения в госпитале.
        Было страшно, что он прибьёт меня от избытка чувств, чтобы я дурью не маялся.
        Так и слышалось что-то вроде: «Пристрелите уже кто-нибудь этого Поттера, пока он сам не убился, так надёжней будет».
        Похоже, что мне, в самом деле, просто необходима подружка, чтобы лишнюю энергию куда-то девать, а то так доведу кого-то из них до инфаркта. Решено, напишу что-нибудь Чжоу Чанг. Спрошу у тёти, как за девушками здесь ухаживают, может, посоветует что-то дельное.
        Впрочем, после того случая с патронусом наступило время для экзаменов, сенсей немного… эм… тоже сбросил напряжение, издеваясь над студентами, и вроде снова всё наладилось. Только он теперь стал проверять постоянно, что за кровь мы используем для переноса.
        Про будущий Турнир мне «по секрету» сказали ещё два человека. Впрочем, Хагрид только наполовину человек, кажется.
        Снейп-сенсей тоже рассказал о Турнире, но с тем, чтобы я был поосторожней, какие-то нехорошие шевеления опять затеваются. Тем более та попытка взять у меня кровь добровольно…
        Оказалось, для магических ритуалов есть огромная разница. Нельзя, например, взять эту кровь во сне или вырубив человека, это будет считаться пассивно-агрессивным забором, как в случае с кровью дракона, которую используют в зельеварении. Нет, волшебник должен быть в сознании, понимать, что у него берут кровь и как бы мысленно этому не сопротивляться. Магия слишком тонкая штука. К тому же, заинтересовавшись этим феноменом, я попросил сенсея сделать фуин-свиток из моей крови, которая сдана на нужды науки не добровольно. Мы долго ломали головы, как это сделать, так как я всё же доверял сенсею. И думал, что даже во сне буду ему доверять. Потом нам шнырок «подсказал», который клеща снимал с одного из потомков Кибы. В итоге я случайно подцепил этого жуткого кровососа, который, кстати, кусал совершенно безболезненно. Сенсей снял его с меня, выкачал из раздувшегося членистоногого моей крови и использовал её для самой простой фуин запечатывания. И… ничего не вышло! Точней, запечатывание было, но через минуту свиток как-то весь пожух и развалился в труху. Соответственно, запечатанный в нём камушек исчез. Я
даже прибалдел, так как не верил до конца. Всё же, ну кровь, состав-то один и тот же! Но магии в ней вроде как не было или она, то ли портилась, то ли была для разрушения!
        Хагрид сказал, что для предстоящего Турнира задумал потрясающую штуку. А Снейп-сенсей потом поведал, что Хигэканэ попросил его связаться с мистером Зервасом, чтобы раздобыть для Хагрида семя мантикоры. Короче, сенсею подписали интересный отпуск в Грецию для нужд школы.
        Он планировал побывать там через несколько недель. И сказал, что подумает насчёт меня.
        С начала августа начинался Чемпионат мира по квиддичу, который заканчивался двадцать второго числа. Драко пригласил меня в Дартмур, у них уже были билеты на все игры, включая финальную. Игры должны были проходить в несколько этапов, через один-два дня, так что я мог возвращаться к Дурслям или гостить у Малфоев в маноре - по желанию.
        Сириус написал перед началом каникул письмо, что его отпустят на целую неделю летом, и он постарается отпроситься на мой день рождения. Я подумал, что крёстному всё же будет охота не только пообщаться со мной, но и полезно посмотреть на других и себя показать, чтобы сорвать всякие глупые пересуды. Так что написал ему, что если он сможет, то пусть лучше берёт свой «отпуск» в районе двадцать второго августа, чтобы посмотреть на финал чемпионата по квиддичу. Насколько меня просветил Драко, Чемпионат - это не просто просмотр игр, но и своеобразное магическое развлечение для зрителей. В день игры устраивается что-то вроде ярмарки, все ходят друг к другу в гости в палатки, общаются, знакомятся с представителями других стран. Так что я подумал, что мы с Сириусом успеем и поговорить, и провести время вместе, чтобы было что обсуждать, и с другими людьми побываем. Заодно я лелеял мысль присмотреть, насколько изменился, и изменился ли вообще, крёстный из-за своего обучения, а это можно увидеть только при его общении с другими людьми. Много народу - получается такой «экспресс-тест».
        Ну, а день рождения… У нас с Невиллом он в день разницы, так что меня в Лонгботтом-тауэр пригласила Алиса с той мыслью, что мы можем спокойно позвать своих друзей погостить, чтобы отметить два дня рождения подряд. Даже пообещала, что я смогу привести к ним Дадли.
        А ещё Алиса послала анонимное сообщение о предстоящем Турнире в Америку и пообещала выяснить больше о мистере Крауче-старшем. Миссис Августа могла многое знать о людях своего поколения. Мы делали ставку на это. Всё же я хотел выяснить о Регулусе, да и следовало навестить леди Вальбургу.
        Опять на лето планов громадьё, пора составлять график.
        Дядя Вернон зарулил к нашему дому номер четыре на Тисовой улице, заехал в гараж и обернулся ко мне.
        - Не спишь, Гарри? Показалось, что ты уже уснул.
        - Нет, просто задумался, - ответил я.
        - Лили, наверное, уже спит, Туни укладывает её в половину десятого, - сообщил дядя Вернон.
        Было уже начало двенадцатого, когда мы прокрались в дом.
        На кухне нас встретили Дадли, тётя Туни и ещё тёплый мясной пирог.
        В торжественной тишине мы попили чай и разошлись спать.
        С графиком я разберусь завтра…
        - Эй, Гарри! - шикнул с постели Дадли, с которым мы делили одну комнату. Моя бывшая спальня теперь была вотчиной Лили, да и мы с братом совсем не возражали потесниться.
        - Чего? - хихикнул я.
        - Не спишь?!
        - Нет, конечно!
        - Тогда давай, рассказывай! - брат перебрался ко мне и уселся в позу лотоса в моих ногах. - Так что за тема насчёт появления магии у сквибов?
        
        Часть 2. Глава 9. Приключение с ночёвкой
        
        30 июля 1994 г.
        Англия, Лонгботтом-тауэр
        День рождения Невилла выпал на субботу, так что мы с Дадли решили добраться до Лондона самостоятельно, на электричке, а там уже воспользоваться камином в пабе «Дырявый котёл», чтобы попасть к Лонгботтомам.
        Тётя и дядя с нашим планом согласились, всё же мы не маленькие уже. Мне - завтра, а Дадли месяц назад стукнуло четырнадцать, да и прозвище «Большой Дэ» вполне ему подходило. В своей Академии его переманили ещё и в секцию бокса, так он сильно раздался в плечах, нарастил довольно крупные и плотные бицепсы, а кулаки у него всегда были здоровые. Мы как обычно замерялись на дверном косяке, отметив чёрточками, как выросли за год. По сравнению с прошлыми замерами, подросли мы одинаково - на четыре сантиметра каждый, но брат, со своими ста шестьюдесятью семью сантиметрами, обгонял меня на дюйм. В прошлом году у нас была такая же разница в росте. В любом случае мы оба обогнали в вышину тётю Петунью. Она теперь шутила, что чувствует себя рядом со своими мужчинами Дюймовочкой. Это такая девочка очень маленькая из европейской сказки.
        На вокзале мы дождались поезда из Йорка, чтобы встретить Гермиону.
        - Ух ты! - тихо пробормотал Дадли, пихая меня. - Смотри, какая симпатичная девчонка!
        Я закашлялся, потому что этой самой «симпатичной девчонкой», которая привлекла внимание брата, тоже узнала меня и помахала рукой, оказалась Гермиона Грейнджер!
        Впрочем, оценка брата заставила меня посмотреть на приближающуюся к нам Грейнджер новым взглядом.
        Вроде всего-то чуть меньше месяца прошло с начала каникул, а Гермиона здорово изменилась. Потом я сообразил, что всё дело в непривычной маггловской более открытой одежде: обтягивающей голубой майке на тонких бретельках и пышной синей юбке, которая вовсе не скрывала колени. А ещё она была очень загорелой, видимо, опять куда-то ездили с семьёй. А ещё улыбка… Была какой-то другой, более открытой, что ли. Раньше Гермиона словно стеснялась улыбаться.
        - Привет, Гарри, - поздоровалась она, с интересом разглядывая Дадли.
        - Гермиона, это - мой двоюродный брат, Дадли Дурсль. Дадли, это моя подруга и одноклассница - Гермиона Грейнджер, - я представил их друг другу, наблюдая, как братец весь покраснел и чуть не дал петуха, когда выдавил «очень приятно познакомиться».
        Впрочем, я ещё сам ничего не придумал, что написать Чжоу Чанг, так что…
        - Взять твой пакет? - предложил Дадли Гермионе, нервно поправляя свой рюкзак за плечами.
        - Спасибо, - кивнула Гермиона, чуть смутившись, но всё же отдала объёмный белый кулёк моему брату.
        - Ладно, идём к метро, нам ещё надо добраться до «Дырявого котла», - предложил я, разбивая немного неловкую паузу.
        Академия Смелтингс, в которой учились Дадли и Пирс, была чисто мужской, как бы, чтобы не отвлекаться от учёбы на противоположный пол. В Англии и всей Британии раздельные старшие школы вообще были очень популярны. Но куда от гормональной бури в организме денешься? В Хогвартсе, по крайней мере, несмотря на некоторые «отвлечения от учёбы», ты как-то учишься общаться с девчонками. В прошлой жизни всё было немного проще, потому что было правило о том, что выбирает и предлагает девушка. Все мои инициативы зачастую печально заканчивались. Ино вот как-то «отблагодарила» и всё у нас с ней закрутилось, было просто и хорошо. У неё самой обязательств было выше крыши: всё же химэ клана. Так что она просто развлекалась, а я был совсем не против. Здесь же попробуй пойми, как ухаживать за девушками и что им надо. В гражданской жизни всё сложнее. Больше неписаных правил и социальных ритуалов. В моём мире мы знали, что иногда до утра можно не дожить, поэтому сильно не заморачивались с физической близостью. Конечно, была Любовь. Но не всегда человек, которого любишь и с которым спишь, один и тот же. Да и Любовь
зачастую заканчивалась смертью. Хината, например, была помолвлена с Неджи… И что? Она любила меня. Он любил её. Дурак Хьюга подставился под совершенно глупый удар и передал мне свою возлюбленную. Отошёл в сторону, чтобы не мешать Хинате с её Любовью. Самое «забавное», что я понял это только тогда, когда повстречался с тем боггартом.
        А в итоге и её не уберёг, и сам…
        - Гарри, ты что так погрустнел? - спросила Гермиона, отвлекая от мыслей.
        - Ничего, просто задумался. «Площадь Лестер» - наша остановка. Выходим.
        * * *
        Бармен взял с нас по пять кнатов за дымолётный порошок, оказалось, что Гермиона тоже никогда не путешествовала каминной сетью, так что инструктаж я провёл для них обоих.
        Потом мы ещё посмотрели за тем, как один из магов перемещается этим же способом, и Гермиона с Большим Дэ отправились в путь первыми, по очереди чётко назвав адрес Невилла.
        - Лонгботтом-тауэр, - повторил я, бросая горсть порошка в огонь, который мгновенно меня поглотил.
        Брата и Грейнджер я обнаружил всех в копоти и в довольно пикантной ситуации: сидящими возле камина почти в объятьях друг друга.
        Похоже, что Гермиона вылетела из камина и сбила с ног Дадли.
        - Ничего себе, - пропыхтел он, стараясь скрыть смущение, - думал, что не выживу в этих трубах, чёрт! А сажи-то сколько!
        Тётя очень не любила, когда мы пачкаем и пачкаемся, был у неё пунктик по этому поводу, Дадли с генами передалась эта страсть к идеальному порядку. Пирс даже как-то жаловался, что «Большой Дэ» их в комнате общежития академии «строит» и заставляет всё убирать.
        - Сейчас я тебя почищу! - предложила Гермиона, вскакивая. Я подозрительно её оглядел, затрудняясь сказать, где же у неё в её куцем наряде спрятана палочка.
        - Эй, Гарри говорил, что вам на каникулах запрещено, - напомнил Дадли, чуть с опаской поглядывая на кончик её волшебной палочки, которая была выужена из-за пояска юбки, похоже, она вшила типа скрытого узкого кармашка на бедро.
        - Здесь магический дом, так что колдовать можно, - в комнату вошла Алиса. - Но давайте лучше я приведу вас в порядок. Здравствуйте. Гарри, Гермиона. А это, как я понимаю, брат Гарри? Дадли, верно?
        Большой Дэ захлопнул рот и завороженно кивнул Алисе.
        - Да, мэм.
        Алиса была в светло-бирюзовом платье до пят, более лёгком, чем обычная учительская мантия, и как-то по фигуре, что ли. Я даже удивился, насколько узкая у неё талия, оказывается. И руки были открыты от середины плеча.
        Впрочем, лето нынче довольно жаркое, не как в Греции, конечно, но выше двадцати пяти весь июль было и почти без дождей.
        - Вот и всё, теперь все вы чистые, - улыбнулась Алиса, когда произвела с нами необходимые волшебные манипуляции. - Идёмте, я провожу вас к Невиллу, они с Драко в саду. Остальные гости будут примерно через час, к двенадцати.
        - Она словно фея из сказки, - шепнул мне брат, когда мы следовали за Алисой. Ткань у платья какая-то необычная, струящаяся… Как-то на самом деле она красивее обычного. Или, может, я просто её давно не видел? Наверное, просто принарядилась к празднику.
        - Привет! - поздоровался я с друзьями. - Надеюсь, все помнят Дадли?
        - Конечно, мы помним твоего брата, - кивнул Невилл, протягивая руку Большому Дэ.
        Драко, который показался мне слегка рассеянным, кивнул и тоже с нами поздоровался.
        * * *
        Праздник вышел на славу. К тому же, это был чуть ли не первый день рождения Невилла, который он провёл не в больнице Святого Мунго. Конечно, он любил отца, сказал, что накануне они с Алисой проведали его, но то, что его мать очнулась, наверное, затмевало всё. Кроме нас с Дадли, Гермионой и Драко был ещё Блейз, Луна, Фэй, Парвати и Падма. Келла и Лаванда, которых Невилл тоже пригласил, не смогли нас навестить, они со своими родителями уехали в путешествие. Но мы и вдесятером неплохо повеселились. Впрочем, от меня не ускользнуло, что Драко как будто избегает Луну, хотя до этого так и вился ужом вокруг Лавгуд.
        - Значит, когда-то и я смогу стать волшебником и использовать магию? - спросил меня Дадли, ворочаясь на кровати, видимо от переизбытка чувств и впечатлений за сегодня.
        Драко с Блейзом подселили к Невиллу, а девчонкам уступила свою комнату Алиса, вроде бы перебравшись на одну ночь к миссис Августе. Лонгботтом-тауэр был не очень большим домом, скорее, на самом деле гарнизонной «башней» на границе с Уэльсом, так что маленькая гостевая комната была всего одна, и она досталась нам с Дадли. Благо, что существует трансфигурация, и кровати на одну ночь можно было сделать из кресел, комодов и прочей мебели. Впрочем, в этом и был весь смысл и небольшое приключение с поездкой в гости с ночёвкой.
        - Я не знаю, брат, - ответил я. - Может быть. Мистер Филч когда-то был волшебником, но его магия ушла из-за артефакта. Наш дед тоже лишился магии, но он смог вернуть её моей матери. Вы с тётей Туни сквибы. Но есть Лили…
        - Ага, - согласился со мной Дадли, вздохнув. Я уже рассказал ему, что наша сестрёнка, которой несколько дней назад исполнилось полгода, будет волшебницей.
        - У мистера Филча первые подвижки появились только через полгода, так что не жди, что после трёх недель приёма настойки ты вдруг станешь Мерлином. Вообще ничего не жди. Может ничего и не выйдет и эти капли помогают лишь тем… В общем, жертвам проклятий, - не стал обнадёживать Дадли я.
        - Ясно… - снова вздохнул он. - Но вообще этот эльфэук красивый. И листья такие…
        - Ты всегда будешь моим братом, независимо от того, будешь ты магом или нет, Дэ, - сказал я. - К тому же, ты - связь между двумя мирами. А ещё получаешь маггловское образование. А магия… если она будет, то можно и позже научиться всему. Всё же даже сквибы живут дольше простых людей. Ты всё успеешь.
        - Ладно, хорош трындеть, - буркнул Дадли, отворачиваясь и явно стесняясь. - Спи уже, Мерлин.
        * * *
        Через какое-то время брат засопел на своей кровати, а мне отчего-то не спалось. Скорее всего потому, что уже привык каждую ночь сваливать к сенсею, но на этот раз я предупредил, что мы будем в гостях и я вряд ли смогу.
        В Грецию он меня всё-таки взял. Мы были там целых три дня! Всё же у мистера Зерваса есть что посмотреть, да и климат там замечательный, и на море мы побывали. Целая эпопея была с мантикорами, которые явно не поняли, зачем магам их семя. И я не представляю, что с ним будет делать Хагрид, но прямо с нетерпением жду следующего учебного года, в начале которого он обещал это самое «нечто невообразимое».
        Сириус обещал, что приедет пятнадцатого августа, как раз в этот день будет игра Уэльса против Люксембурга, потом шестнадцатого Болгария против Франции, семнадцатого Ирландия против Аргентины и восемнадцатого Норвегия против Англии. На этом четвертьфиналы закончатся, и по сумме очков в трёх играх в группе определят четверых полуфиналистов, которые сыграют уже на выбывание девятнадцатого и двадцатого августа. Потом двадцать первого будет выходной и двадцать второго - финал.
        Вдруг я почувствовал всплеск магии, и через открытое окно к нам в комнату влетела светящаяся птица.
        Я несколько секунд тупил, пока сообразил, что это патронус Драко. Как отправить сообщение мы не разучили, хотя Алиса пообещала, что в следующем учебном году объяснит, как это делается.
        Выглянув вниз, увидел Малфоя, поджидающего меня в саду.
        - Не спится, Дрейк? - спросил я, по-быстрому выбравшись в окно. Всего лишь второй этаж, а кунай у меня всегда с собой в ножнах на икре.
        - Не спится, - вздохнул Драко.
        - Ты сегодня словно сам не свой был, - заметил я, усаживаясь на садовую ажурную скамеечку. - Что-то случилось?
        - Случилось, - снова вздохнул Драко.
        - Я должен из тебя каждое слово вытягивать, или всё же расскажешь сам? И сядь наконец, перестань мельтешить.
        Драко третий раз вздохнул и всё же сел рядом, вцепившись в кованые перила.
        - Ну что? Будешь рассказывать? - я положил ему руку на плечо.
        - Буду, - согласно мотнул белобрысой макушкой Драко и намертво замолчал, закусив губу.
        - А я был в Греции недавно, только это секрет. Страшный, - сказал я, понимая, что так просто из Малфоя, что же такое случилось, не выбить. - Вроде бы их сборная первую же игру чемпионата мира по квиддичу играет?
        - Ага, первого августа, с Шотландией, - кивнул Драко, который уже в конце мая знал все предстоящие матчи наперечёт.
        Кстати, его подарком от родителей на день рождения были билеты на все эти матчи Чемпионата мира вместе со мной и как бы «свободным третьим местом», всё же немало они стоили, чтобы посетить двадцать одну игру вчетвером и арендовать кусок земли под палатку на двадцать три дня. Ещё четвёртым подразумевался сопровождающий взрослый. Насколько я понял, родственники Драко как-то это распределили между собой, ну и Сириус ещё приедет, будет «сопровождающим». В любом случае билеты я на крёстного на запланированные дни и финал смог купить, хотя стоили они очень так прилично. Понятно, почему Малфои только финал решили посетить всей семьёй.
        Что касается «третьего места» на игры чемпионата, то его Драко честно разделил между остальными друзьями, часть игр с нами должен был быть Блейз, часть - Невилл, Винсент Кребб и Грегори Гойл. Драко хотел позвать Луну, но та сказала, что возможно будет на матчах и так, с отцом, так как тот журналист.
        Я сначала хотел, чтобы и моё «место» тоже поделили на всех, слишком жирно двадцать два дня чемпионата. Но Драко сказал, что это его будущий подарок на день рождения мне. А ещё оказалось, что билет для Сириуса на финал он тоже запланировал. Я договорился с Дадли, что он тоже посетит финал этого чемпионата, раз так вышло, что у меня оказался лишний билет, которые на финал, надо сказать, уже к концу учёбы было не достать.
        - Невилл сказал, что у него на девятнадцатого и двадцатого, когда будут полуфиналы, не получится посетить игры, - сказал Драко. - Они с середины августа собираются, кажется, на море побывать. Если хочешь, то можешь взять брата.
        - О, здорово, Дадли посетит полуфиналы и финал, - обрадовался я. - Я рассказывал ему про квиддич, но лучше один раз увидеть, что это такое, чем сто раз услышать. Спасибо, Дрейк!
        - Стой, ты сказал, что был в Греции? - встрепенулся он. - Только не говори, что был там с моим крёстным!..
        - Долго же до тебя доходило, - пихнул я его в плечо. - Да, с ним. Мы были на ферме магических животных. Там очень классно! Я видел мантикор, пегаса, грифона, церберов, пифона и даже маленькую гидру. А ещё там есть фулихоры, это такие цветочные домовики.
        - Ох, Хагрид бы свою бороду сжевал за такую возможность! - тихо воскликнул Драко, хихикнув.
        - Ну, так что случилось-то, скажешь? - задал неожиданный вопрос я.
        - Потом как-нибудь поговорим, - он помотал головой, - мне ещё самому надо всё обдумать.
        - Ты смотри, сильно не обдумывай, как в прошлый раз с крёстным, - хмыкнул я.
        - Тут… ситуация несколько иная и касается только меня. Но я расскажу тебе, правда, Эр Джей.
        - Ладно, как скажешь, - я зевнул.
        - А ты заметил, что у Грейнджер поменялись зубы? - неожиданно спросил Драко, когда я уже думал, что пора возвращаться в постель.
        - Да? Я только улыбку заметил, что она красивая, - пожал плечами я. - Видел, что что-то изменилось, но подумал, что она просто, ну… подросла, округлилась в некоторых местах. Ей уже в сентябре пятнадцать будет.
        - Профессор Снейп на одном из последних наших дополнительных занятий давал рецепт стоматологической микстуры для уменьшения зубов, - протянул Драко. - Грейнджер очень заинтересовалась её свойствами. Как видишь, результат налицо. У неё раньше передние зубы выдавались. Панси со Слизерина несколько раз её бобрихой обзывала, я сам слышал.
        - Всё ясно, но пошли уже спать, девчонки вечно недовольны своей внешностью, так что ничего удивительного, что они пользуются всякими штуками, чтобы стать красивее и всё такое.
        - И косички плетут, - хихикнул Драко.
        - Ага, кто бы говорил, жертва кучеряшек, - я взлохматил его волосы и увернулся от выстрелившего в лицо кулака.
        Драко явно повеселел и начал меня гонять по саду, пытаясь достать.
        
        Часть 2. Глава 10. Письмо
        
        02 августа, 1994 г.
        Дартмур, Англия
        «Привет, Чжоу!» - наконец определился я с тем, как начать.
        Варианты «Дорогая Чжоу» и «Здравствуй, Чжоу!» были, после некоторых раздумий, отметены. Первый - как слишком личный, второй - как слишком отстранённый и официальный.
        Я выдохнул, гипнотизируя первые два слова письма. А потом решил, что напишу свои мысли и то, что хотел написать, а потом просто перепишу заново, если не понравится, и не буду портить бумагу для каждой ошибки.
        «Я знаю, что тебе нравится квиддич. Иначе бы ты в него не играла, верно? А я сейчас на Чемпионате мира по квиддичу, который проходит в Дартмуре, это в графстве Девон, в юго-западной Англии. У магглов здесь располагается национальный парк, но чемпионат проходит немного в стороне от него, ближе к знаменитым болотам. Мой друг - Драко Малфой, говорил, что эти болота мистические, там водятся куча всяких магических животных и существ, которых мы проходим по ЗОТИ. Хотя вообще-то тут много деревьев, и нам запретили ходить за пределы огромнейшей поляны для палаточного городка, которая располагается недалеко от стадиона, за небольшим лесом, его можно пройти через несколько специально сделанных просек.
        О, кстати, у нас с Драко и друзьями арендован участок под палатку под номером 3/1-М, а на табличке написано „Малфой“. Там на входе в лагерь дают карту палаточного лагеря, так что можно сориентироваться. Не знаю, будешь ли ты и твоя семья на чемпионате, но если ты там будешь, всегда сможешь нас найти. Мы на небольшом пригорке и как на ладони весь лагерь видно. Народу очень много, но сказали, что большая часть ещё не прибыла, а на финалах и полуфиналах будет ещё больше, и откроют дополнительную поляну.
        Вообще меня очень впечатлил Чемпионат. На стадионе вмещается сто тысяч человек, и нам сказали, что Министерство Магии работало целый год, чтобы всё организовать. И что целых пятьсот человек это всё готовили для гостей и местных. Наверное, ты видела в газетах опубликованные списки и время срабатывания порт-ключей сюда. Это сделали специально, так как на поляну и стадион нельзя аппарировать, а ещё тут всё в чарах, по большей части магглооталкивающих, чтобы туристы не обнаружили такое сборище магов со всего мира».
        Я перечитал написанные абзацы, вспоминая, как после своего дня рождения, который мы отметили в Лонгботтом-тауэре, мы с Дадли проводили Гермиону на вокзале, потом поехали домой, а вчера в полдень из Литтл-Уингинга меня забрала Минни - эльфушка Малфоев. Для тех, кто забронировал поляну на всё время Чемпионата, были специальные порт-ключи, так что добрались мы до самой поляны без проблем. Но со слов Драко были и те, кого, чтобы не нарушать Статут, попросили прибыть в лагерь за две недели до начала игр. В основном это касалось иностранцев, а также тех, кто купил самые дешёвые билеты.
        В общем, когда мы прибыли на место, было видно, что в палаточном городке живут давно и уже установился своеобразный режим, соседские отношения и всё в таком духе.
        Вчера и сегодня с нами был Грегори Гойл, а в сопровождении - его отец. Мы легко поставили палатку, в которой были сделаны чары расширения пространства, примерно как в наших школьных сундуках. Девчонки ещё как-то, помню, упоминали эти чары на первом курсе. Палатка оказалась просто огромная внутри, раза в три больше, чем палатка-лаборатория Снейпа-сенсея. Высокие потолки, хотя забираться в неё надо было пригибаясь. Там было четыре спальни, общая комната отдыха с диванчиками, столиком для карточных игр и большим книжным шкафом, а ещё что-то вроде кухни-склада с продовольствием. Мистер Гойл посоветовал нам не колдовать в палатке, да и вообще не использовать палочки, чтобы не нарываться на блюстителей порядка. Готовить еду должна была Минни, которая была очень счастлива, что её взяли на этот чемпионат. Не из-за квиддича, конечно, а из-за Драко.
        Все игры, за исключением тех, которые выпадали на субботу и воскресенье, начинались около семи вечера, видимо, чтобы все те, кто работает, всё же могли их посетить.
        Мистер Гойл рассказал о задумке сотрудников Министерства, которые везде разбросали в труднодоступных местах особые порт-ключи в виде старых сапог, которые просят каши, неприметных грязных бутылок или сломанных маггловских вещей. В газете типа того же «Ежедневного пророка» были опубликованы списки, расположение и приметы этих вещей, а срабатывать они должны в определённый интервал времени. В основном - рано утром, чтобы было меньше любопытных простецов. Ключи должны перебрасывать магов небольшими группками в национальный парк, а оттуда зрители должны добираться до лагеря и стадиона не привлекая к себе лишнего внимания. Министерством были составлены графики прибытия и указаны точки аппарации, правда, довольно далеко от Дартмура, можно было также воспользоваться и маггловским транспортом, но опять же не привлекая к себе внимания.
        Снова перечитав своё вступление, я продолжил:
        «Вчера было открытие Чемпионата с представлением всех команд-участниц. Было вообще-то очень здорово. Фейерверки, команды поддержки. Они все такие разные. Но все интересные и красивые. Мне очень запомнилось выступление сборной Уганды, там все темнокожие и в таких необычных юбках с перьями выступали и музыка очень ритмичная. А что они на мётлах вытворяли! Это надо было видеть. Жаль, что нельзя показать. Я купил себе омнинокль, наверное, знаешь, что это. Там можно повторять некоторые моменты, которые ты видел на стадионе, я думал, что это омнинокль записывает, как видеомагнитофон (это такая маггловская штука, которая показывает фильмы и можно видео снимать… В общем очень долгие колдографии со звуком). Я объясняю, а потом подумал, может быть, ты знаешь. Я же не в курсе, возможно, что ты на маггловедение ходишь, или просто знаешь, всё же ты с Рейвенкло, а у вас все очень умные. Ну ладно. Это не важно. В общем, с этим омниноклем я расстроился, потому что записывает не он, а просто как-то магически воспроизводит матч и моменты, которые ты видел через этот омнинокль. Другой человек в омнинокле этого же
увидеть не сможет. Или я, если посмотрю в чужой омнинокль. У меня крёстный скоро приедет, ну Сириус Блэк, который в прошлом году у нас вёл ЗОТИ, помнишь? Он учится на артефактора, может, поподробней этот момент пояснит, как эта штука работает.
        Но что-то я отвлёкся от Чемпионата.
        Насколько я понял, где-то ещё проходили отборочные соревнования, чтобы участвовать в мировом Чемпионате, так как выступает всего двенадцать команд. А может, квиддич в мире не так популярен, как у нас, я точно не знаю. Но зато от Великобритании выступают сборные Уэльса, Шотландии, Англии и Ирландии, то есть шансы на то, что хотя бы одна наша команда будет в финале, высоки. Их поделили на три группы по четыре команды в каждой, похоже на то, как мы играем факультетами в Хогвартсе. В четвертьфиналах каждая команда в группе играет с каждой командой в своей группе. У нас получается также: четыре факультета и шесть игр, которые разбиты на сезоны. Но тут просто играются попеременно по две игры в группе, чтобы все успели отдохнуть.
        Вчера была игра между Шотландией и Грецией. У Шотландцев поддержка выступала в юбках-килтах и с волынками. Было похоже на какой-то марш, торжественно и немного грустно».
        Странный музыкальный инструмент напомнил мне о музыке нашего мира и… Не стоит сбиваться с мыслей и рефлексировать. К тому же меня в этом полностью поддерживала Ураги, которую я взял с собой на матч. Сова со своего насеста, которым стала спинка кровати, внимательно выглядывала, наблюдая за тем, как я пишу письмо. Наверное, надеялась, что я отправлю её обратно в Литтл-Уингинг. Впрочем, сейчас тёте некогда ухаживать и баловать её, крошка Лили требовала постоянного внимания. Моя сестрёнка совсем ещё малышка, и довольно милая и забавная для младенца. Пухленькая такая и голубоглазая. Уже появились волосики на голове и можно определённо заявить, что она станет блондинкой. Вся в меня… В того, другого меня. Надеюсь, характер будет поспокойней, а то набьёт много шишек. Уже сейчас ползает и такая любопытная, что вообще, а ещё смеётся так необычно и свой зуб пока единственный выпячивает. Меня и Дадли стала узнавать и всегда к нам ползёт, когда мы появляемся в поле её зрения. Забавная кроха.
        - Что делаешь? - внезапно заглянул ко мне Драко.
        На Малфоя недовольно зыркнула Ураги, она распушила перья и стала похожа на белую подушку, из которой торчат пёрышки.
        - Я решил всё же написать письмо Чанг, - ответил я. - Может быть, ответит, а потом… не знаю… Видно будет.
        - Чанг из чистокровных, кажется, в четвёртом поколении, - помедлив, ответил Драко.
        - Ты же знаешь, что меня чистокровность не очень волнует, Дрейк.
        - Я не о тебе, я про неё, - Малфой сел на мою кровать. - В общем… Она может быть уже помолвлена с кем-то.
        - Ну, пока я ей не написал «будь моей женой, я влюблён в тебя без памяти», - хмыкнул я, в который раз поражаясь магическому миру.
        Нет, у нас, насколько я знаю, тоже существовали договорные браки, но в основном они совершались ближе к шестнадцати. К этому возрасту видно личную силу, способности, достижения, звания. Да и дожить до этих лет надо. К тому же, не всё было так просто. При такой высокой смертности на миссиях и способности куноичи попросту по-тихому придушить в постели, сговорённые пары обычно бывали только в клане Хьюга. Ну и в династических семьях, или там, где какое-то капризное хидзюцу, которое нужно всеми силами сохранить. С другой стороны, если твои гены слишком слабы, то никакие внутриклановые союзы не помогут. В нашем мире подобные долго не существовали. Вырождались. Или вырезались. По-разному. И всё же, насколько я помню, как-то полюбовно решались вопросы отношений. Сложнее было принцессам кланов, типа Ино или Хинаты, они должны были оглядываться на свой клан и вводить туда своего жениха-консорта, а не уходить в чей-то. Но опять же, способности их детей в дальнейшем расставили бы все точки над i.
        - У меня есть невеста, - брякнул Малфой.
        - А?.. - я чуть не поставил кляксу в письмо для Чжоу. - В смысле?
        - В прямом, - преувеличенно небрежно ответил Драко, закидывая руки за голову и вытягиваясь на моей кровати. - Астория Гринграсс.
        - Гринграсс? Э?.. Такая же фамилия у Дафны с нашего потока, которая на Слизерине…
        - Учится, - закончил за меня Малфой. - Да. Астория её младшая сестра. Но она живёт во Франции. Гринграссы переехали туда ещё в восьмидесятых, когда магическая война здесь достигла пика. Ещё до того, как Тёмный Лорд, ну ты понял…
        - Убился об меня, - хмыкнул я, тоже заканчивая его мысль. - Так она, эта Астория, не в Хогвартсе учится? А Дафна тогда почему в нашей школе? Во Франции же есть магическая школа. Кажется, - я припоминал название школы французов, которая должна была участвовать в предстоящем Турнире, - называется Шарм-чего-то-там…
        - Шармбатон, - вздохнул Драко. - Ты просто не в курсе, что Хогвартс, да и другие магические школы, устроены особым образом. Существуют специальные реестры учеников, в которые ребёнок вносится при рождении. Это из-за Статута и Инквизиции когда-то было сделано. И чтобы искать одарённых детей. Или чтобы родители не волновались, что у них сквиб… Ну, не важно, - свернул скользкую тему Драко. - Астория родилась уже на территории магической Франции, у них, кстати, туда географически не только Франция входит, но и большая часть Западной Европы. То есть кроме Франции ещё Бельгия, Люксембург, Монако и Нидерланды. Маги этих стран поступают в Шармбатон. Дафна родилась ещё на территории магической Британии, поэтому ей пришлось ехать в Хогвартс.
        - А ты хотя бы раз видел эту Асторию? - заинтересовался я.
        - Да… - Драко хмыкнул, - мне было десять ещё, почти перед днём рождения. Помнишь, я рассказывал, что мы были на Чемпионате Европы с отцом, перед поступлением в Хогвартс?
        - В Швеции, кажется? - вспомнил я.
        - Ага. Там были Гринграссы, и с ними была Астория. Ей, вроде, лет семь или восемь было. А нынче, когда каникулы начались, мне дед и отец напомнили о том, что я помолвлен с этой девчонкой. Ну и, вроде бы, у меня сейчас возраст… В общем, сказали не влюбляться ни в кого. А на следующий год мы поедем поближе знакомиться с этой моей невестой, ей как раз будет двенадцать. А ещё, возможно, что её переведут в Хогвартс после третьего курса. По магическому контракту женщинам нужно минимум три года обучиться в школе чародейства и волшебства. Ну, это старые порядки такие были, но некоторые этими законами и лазейками пользуются.
        - А ты уже, кажется, влюбился?.. - внимательно оглядев разнесчастного друга, спросил я.
        - Кажется, да. И теперь совершенно не знаю, что мне делать и как быть, - отвернулся Драко.
        - А эти помолвки они что, какие-то особо магические? - спросил я. - Их никак не отменить? Может, вы друг другу не понравитесь? Тогда как? Мучиться всю жизнь, что ли?
        - Гринграссы чистокровны. Они входят в священные двадцать восемь, - как будто это всё объясняло, ответил Драко.
        - Ну, а Луна что? Ты вроде говорил, что она чистокровная?
        - Да… - выдохнул Драко. - В восьмом поколении.
        - Не знаю даже, что тебе и сказать, - пожал я плечами. - Не всё и не всегда получается так, как мы хотим. Но можно бороться за то, во что ты веришь. Если ты сделал всё возможное и невозможное для своей победы, но всё равно не вышло, можно сказать, что были обстоятельства, которые были сильнее тебя, но всё же ты боролся и не сдался. Реально сделал всё, что мог, и даже чуть больше. Но если не делать ничего, то неизвестно, смог бы ты победить.
        - Иногда ты говоришь настолько умные вещи, Эр Джей, что я тебя боюсь, - выдал после минутной паузы Драко.
        - Давай ты побоишься меня в другом месте? Я хочу до матча письмо дописать и отправить, - смутился я от восхищённого взгляда друга. - Ты только всё равно подумай, не бросайся грудью на… на проклятья.
        Малфой ушёл, а Ураги ухнула, напоминая, что я хотел дописывать письмо для Чжоу.
        «Шотландия выиграла у Греции со счётом 180:60. Прошло всё довольно быстро. Всего минут пятьдесят матч длился. Тут тоже, как на наших играх в Хогвартсе, будут подсчитывать общее количество очков по трём играм с соперниками в группе, и выберут четырёх финалистов по этим суммам, которые сразятся в полуфинале по жеребьёвке, уже на выбывание, а потом, двадцать второго, будет финал.
        Сегодня будет игра Трансильвании с Угандой, у которых как раз темнокожие все и с юбками и перьями. А Трансильвания, как мне сказал Драко, считается родиной вампиров, так что у них группа поддержки вроде как из вампиров состоит, но как мне показалось, у них просто какой-то грим. Посмотрим на их представление. И может, ещё тебе напишу, если ты не будешь против нашей переписки, и тебе будет интересно».
        Ураги снова ухнула и так вытянула шею, прищуриваясь, что я заподозрил, что сова внезапно научилась читать и сейчас определяет, кому я пишу и далеко ли ей лететь. Где жила Чжоу я не имел ни малейшего понятия. Возможно, что Ураги придётся слетать в Ирландию или Шотландию, а если ещё ждать ответа…
        Точно! Я совершенно точно смогу получить ответ от Чжоу, хотя бы какой-то, который может намекнуть, свободна девушка или нет, а то правда что, помолвлена или ещё что, ей уже пятнадцать должно в этом году исполниться.
        «Мою сову зовут Ураги. Она подождёт твой ответ. Ураги очень сообразительная и умная…» - я покосился на какую-то слишком довольную морду совы. Ну точно, она читает! Никогда не замечал… Да и редко письма при ней писал.
        «Если вы живёте где-то, что нельзя привлекать внимание, то ты можешь ей просто свистнуть, даже не очень громко: два коротких, длинный и снова два коротких. Ураги услышит и прилетит.
        Буду надеяться на твой ответ.
        Гарри Поттер
        1994/08/02».
        Я прочитал, что получилось. В принципе, вполне справился, поэтому решил ничего не переписывать.
        Завернул письмо, сложил в конверт и вывел «Чжоу Чанг от Гарри Поттера». Ещё давным давно, когда я заинтересовался, как именно почтовые совы находят своих адресатов, мне сказали, что когда волшебник пишет адрес, то непроизвольно вкладывает в письмо немного магии, попросту представляя человека, которому пишет. Это что касается личной переписки. Но если тебе надо обратиться к незнакомому человеку, то в основном пользуются магической почтой и нужно знать имя и адрес. На почте делают что-то вроде того же, что и на обычной почте, они отправляют сов своему почтальону, а тот в свою очередь перенаправляет к адресатам, которых знает. Или в официальное место, если ты пишешь, например, куда-нибудь в приёмную министра или Хогвартс. А вот совы Хогвартса находят своих детей благодаря той самой магии реестра, про которую рассказывал Драко. Даже волшебным образом точный адрес проявляется. Но подобные письма можно писать только в Хогвартсе.
        - Держи. Для Чжоу Чанг, - передал я заклеенное письмо Ураги.
        Моя беляночка с достоинством королевы Британии приняла корреспонденцию, соскочила со спинки кровати и, важно вышагивая, прошла пешком до выхода.
        - Я надеюсь, ты так до получателя не пойдёшь? - спросил я, тихо хихикая в кулак. В основном потому, что эту сцену застал Грег и с непередаваемым выражением лица следил за совой.
        Ураги глухо ухнула что-то вроде «сам дурак» и, выбравшись из нашей палатки, полетела куда-то на север.
        
        Часть 2. Глава 11. Вопросы и ответы
        
        16 августа, 1994 г.
        Дартмур, Англия
        «Дорогой Гарри!» - и сердце радостно запрыгало от этого обращения.
        Чжоу мне ответила, я написал ей снова, она ответила, я снова настрочил послание, описывая красивый и техничный матч Шотландии с Трансильванией: группа А, в которую входили Шотландия, Греция, Трансильвания и Уганда, четырнадцатого августа закончили свой третий круг игр. Пока рано говорить за весь чемпионат, но в своей группе Шотландия набрала самое большое число очков, так что, мне кажется, в полуфиналах эта сборная сыграет. Сегодня игра Болгарии с Францией, последняя у группы В, и станет ясно, кто в их группе будет лидировать, пока это делает Уэльс, который сыграл все три игры, но Болгария с их ловцом - Виктором Крамом - творит такие вещи, что нельзя сказать наверняка. По крайней мере, на Францию почти никто не делает ставок в сегодняшней игре, а разница очков с Уэльсом у Болгарии составляет всего-то сто девяносто. Это меньше, чем у нас был разрыв со Слизерином в прошлом учебном году.
        У Болгарии не так сильны вратарь и охотники, но их ловец просто покоряет своим талантом. Даже не удивительно, что некоторые болельщики, особенно после провального матча Англии против Аргентины, переключились на Болгарию. После первой же игры третьего августа, когда Крам вытворял нечто, что сложно передать чем-либо кроме междометий и телодвижений, которые призваны повторить траектории его полётов, в местных магических палатках появились маленькие фигурки Крама и шляпы с флагами Болгарии. А в «Ежедневном Пророке» сделали целый разворот с колдографиями Виктора: несколько удачно снятых финтов и даже, как он ловит снитч. После такого, как сказал Драко, «Крам был обречён на популярность». Да к тому же ловец Болгарии был довольно молод и не женат вроде, из-за этого палатку их сборной постоянно атаковали поклонницы. Но я ни разу не видел Крама с кем-нибудь из них.
        Вообще команды сборных жили тут же в палаточном лагере. Некоторых игроков можно было видеть на тренировках или гуляющими. Министерство вроде даже какие-то туристические культпоходы для иностранцев организовывало. Жизнь на Чемпионате была интересной, и я за прошедшие две недели только дважды возвращался в Литтл-Уингинг. В выходные игры шли пораньше, да и в прошлую субботу Англия так продула Аргентине, что смотреть на местный траур болельщиков не было никакого желания. А тринадцатого играли Греция с Угандой, но я уже посмотрел эти две команды, и играли они так себе, не сравнится с Болгарией, поэтому вообще не остался на матч и с утра вернулся к Дурслям, провёл время с братом и Пирсом, посмотрели фильм, повозился с сестрёнкой. Мне потом Драко сказал, что игра затянулась на все положенные по регламенту Чемпионата четыре часа. Снитч так и не поймали, а игроки были настолько вялыми, что их чуть не забросали всяким мусором. Победителя просто по пенальти определили.
        Игрушечного Крама я купил и с последним своим письмом отправил Чжоу. И вот она снова написала письмо!
        «Дорогой Гарри!
        Мне было очень приятно получить замечательный сувенир с Чемпионата! Большое спасибо! Мы вместе с моим отцом следим за играми по колдорадио, но твои письма передают намного большую атмосферу, как будто бываешь на самом стадионе в сто тысяч зрителей и всё видишь своими глазами. Ты очень интересно всё описываешь. А маленький Виктор Крам теперь украшает каминную полку. Честно говоря, я не думала, что взрослый человек может так радоваться игрушке. Прости, что я поделилась твоим подарком, но отец стал яростным болельщиком Болгарии, потому что Англия явно не пройдёт в полуфиналы, и я просто показала ему, как забавно хмурится болгарин, и он забрал его у меня. Еле уговорила на каминную полку. Ой, тебе, наверное, это не очень интересно, но я просто хотела, чтобы ты знал, что мне подарок понравился. А твои письма приходится читать вслух, потому что папа у меня довольно строгий. Но когда он узнал, что это пишешь ты и ещё что про Чемпионат, он немного смягчился и разрешил нам переписываться. Некоторые моменты я ему всё же не читаю, так что не волнуйся. В последнем письме ты написал, что хотел бы узнать обо мне
немного больше и спросил, что мне нравится из еды и люблю ли я лапшу. Ты такой милый.
        Знаешь, я очень люблю лапшу, моя семья выходцы из Китая, а это у нас традиционная еда. Мне всегда жаль, что в Хогвартсе никогда не бывает дней национальной кухни или что-то в таком духе. Ещё мне нравится рис, но его тоже почти не готовят. И суп с лапшой. Ты, наверное, такого не знаешь, но я очень люблю рамен. Он считается блюдом, которое придумали в Японии, но оно очень вкусное, поэтому в Китае его тоже очень любят. Мой папа обожает рамен, и я - тоже. Самый простой рамен можно даже просто залить кипятком, а когда это сложный суп со всякими вкусностями, то готовит моя мама…»
        - Эй, Гарри, что с тобой? У тебя такое лицо… - вывел меня из астрала голос Сириуса.
        - Что?.. - я оторвал взгляд от сверкающих звёздочками в моём воображении строчек насчёт рамена и посмотрел на крёстного, с трудом сфокусировавшись на его улыбающемся лице.
        Сириус прибыл в Дартмур вчера. «Человека-праздника» из него не выбили даже за год сурового обучения, он много хохотал, расспрашивал, живо интересовался, как мы живём, но про обучение почти ничего сам не рассказывал, обходился общими фразами о том, что всё нормально.
        Так совпало, что на последнюю неделю Чемпионата, то есть на последние пять дней до финала, сопровождающим у нас стал Снейп-сенсей. В понедельник он решил основательно взяться за нас с Драко и Блейзом, который как раз был на очереди «третьего друга». На нашем участке, рядом с палаткой Малфоев была установлена до боли знакомая мне переносная лаборатория, и днём, когда не было игр, Снейп-сенсей не давал нам «разгильдяйничать». Мы готовили ингредиенты для зелий младших курсов. Сириуса тоже, кстати, сенсей умудрился припахать, а крёстный был не против, не огрызался и даже не возмутился на тему того, что «у детей каникулы, дай им отдохнуть». И так отдыха и развлечений было навалом, а в процессе работы Снейп-сенсей читал нам небольшие лекции по ингредиентам, которые мы потрошили, сушили, измельчали и готовили. Было интересно, а Сириус вообще засыпал сенсея вопросами, но скорее с уклоном в артефакторику. К своему удивлению я узнал, что они, оказывается, переписывались через леди Нарциссу.
        Сириусу разрешили переписываться только с двумя родственниками, одним из его корреспондентов стал я, как крестник, а второй - двоюродная сестра Сириуса и мама Драко. Сириус писал ей и иногда что-то передавал Снейпу-сенсею, или вставлял для него в конце приписки, а сенсей ему отвечал. Писем от Сириуса в течение прошлого года пришло от силы штук восемь, наверное, и леди Нарциссе он писал не очень часто, но то, что крёстный, как оказалось, поддерживал связь ещё и со Снейпом-сенсеем, меня радовало.
        Вчера вечером, после игры Уэльса с Люксембургом, я запалил, что Сириус помялся, чуть поболтал с нами и свинтил в комнату к Снейпу-сенсею. У крёстного под внезапно надетой мантией топорщилась бутылка. А из комнаты потом не было слышно ни звука, наверное, чар навесили, чтобы мы не подслушивали, о чём они говорят.
        - Эй, Ураги, кто это написал Гарри, что у него лицо сейчас порвёт от глупой улыбки? Девушка? - играя бровями, спросил Сириус.
        Ураги-предательница состроила такое выражение морды, прищурила веки и глумливо ухмыльнулась - непонятно только, как она делает это одним клювом! Но эта ехидная пернатая рожа ясно подтвердила все догадки Сириуса. Вот от кого она научилась так делать? Все совы, как совы, а эта…
        - Даже та-а-ак?.. - протянул крёстный, повторяя ухмылку. - Думаешь, что Гарри влюбился?
        - Эй! Я вообще-то здесь! - возмутился я, чувствуя, как краснею. Какая любовь? Мы ещё пока просто переписываемся!
        А Ураги хохотнула и… у неё же, в отличие от Герцога, нет бровей, почему мне кажется, что она ими тоже играет?! Несуществующими бровями!
        - Ладно, ладно, не злись так, - поднял обе руки крёстный, - я просто так спросил. Я же не против. Она симпатичная? Красотка с Гриффиндора? Или стеснительная скромняшка с Хаффлпаффа? Я её знаю? В смысле я всех учил, но студентов было так много… Может быть, это та твоя умная подруга, такая кудрявая? Или была у вас там одна блондинка. Кажется, Фэй… или Лаванда?.. А ещё были симпатичные близняшки, они ещё учились на разных факультетах…
        Я понял, что если не удовлетворить любопытство Сириуса, он не заткнётся и ещё чего доброго подключит Снейпа-сенсея к обсуждению возможных кандидаток на моё сердце.
        - Я скажу, скажу, только прекрати обсуждать моих одноклассниц! - взмолился я. - А то это как-то извращенски звучит!
        - Эй, ты что, намекаешь, что я уже старый? - возмутился Сириус, ослепительно улыбаясь, прямо вылитый Гилдерой Локхарт. - Да я в юности знаешь, как девчонкам нравился? За мной пол-Хогвартса увивались! Я подумал, что, может, тебе совет нужен дельный? Но сначала скажи, кто эта счастливица?
        - Она на курс старше и в этом году уже на пятый перешла, - протянул я, обдумывая предложение крёстного. С одной стороны, может он и старый ловелас, но что-то как и Джирайя не женился. Ладно, Джирайя был всю жизнь влюблён в бабульку Цунаде, но Сириус-то вроде ни в кого не влюблялся. Или просто его слишком рано упекли в тюрягу? Была ли у него невеста? А то, может, он просто… Сенсей говорил, что Сириус был «красавчиком», который распускал везде флюиды и на которого вешались девчонки, но мне толп и не надо…
        - О! Это прекрасно! - сбил меня с мыслей крёстный. - Она старше тебя, а значит немного опытней.
        - Я не уверен в этом, - вспомнив письмо Чжоу про строгого отца, сказал я. Да и не было о ней никаких слухов или сплетен. Серьёзная девочка, умненькая, в квиддич играет.
        - Ну так кто это?! - Сириус был человеком, но мне явственно виделся пёс, перед мордой которого размахивают сосиской. Пёс вроде сидит, потому что сидеть ему приказали, но на сосиску смотрит неотрывно, тихонько повизгивая, давится слюной и стучит хвостом по полу.
        - Это Чжоу Чанг, - и увидев недопонимание на его лице, пояснил: - она с Рейвенкло, играет в их сборной по квиддичу за ловца.
        - О! Такая маленькая изящная бойкая брюнетка с восточными корнями?! - дошло до крёстного. - О!.. Уважаю! Красивая, умная, ещё и твои увлечения разделяет! Не женщина, а мечта!
        Его бурные изъявления радости прервал Снейп-сенсей, который заглянул в комнату.
        - Мне долго вас ждать? Мистер Малфой и мистер Забини уже начали нарезку прыгучих луковиц.
        - Представляешь, Северус, а у Гарри девчонка появилась! - тут же выхвастал Сириус.
        - Поздравляю, мистер Поттер, - даже бровью не повёл сенсей, - а теперь, после того как ваш крёстный поделился этой совершенно не интересной мне информацией, я могу видеть вас на занятии и надеяться на помощь?
        Я спрятал письмо в карман и пошёл в указанном направлении. За спиной послышалось бурчание Сириуса.
        - Ну что ты такой скучный, Снейп, это же так круто… Молодость, первая любовь.
        - Может тебе и круто, Блэк, - не остался в долгу сенсей, - но не дело разбалтывать это каждому встречному и смущать парня. Ты бы ещё в центр лагеря вышел и с помощью «соноруса» всех оповестил о мисс Чанг.
        - Эй, а ты откуда знаешь?! Я с таким трудом у него выпытал!.. А ты - знал?! Снейп?!
        - Я всё-таки в Хогвартсе преподаю и не слепой, - фыркнул сенсей, ничего не объясняя. Но я мог поклясться, что у него на губах играет злодейская ухмылка, до которой и Сириусу, и Ураги ещё ой как далеко.
        * * *
        - О, Дрейк, смотри, кто идёт! - пихнул я Малфоя, когда нас отпустили с занятия по зельям.
        Издалека махая рукой, к нам шла Луна Лавгуд в сопровождении своего отца. Мистера Лавгуда я видел только мельком, на вокзале, но не узнать его было невозможно. Этот мужчина был с такими же белыми волосами, как и Луна, да и цвет глаз у них совпадал.
        - Привет, Луна! Здравствуйте, мистер Лавгуд, - поздоровался я.
        - Здравствуйте, здравствуйте, - улыбнулся нам отец Луны. - Вы можете звать меня Ксено.
        - Папа здесь для того, чтобы написать в «Придире» про матчи, - объяснила нам Луна. - Я уговорила его сначала сходить до вашего участка. Ой, папа, это Драко, это Гарри, а это - Блейз.
        - Да-да, сегодня должен быть интересный матч «Болгария - Франция», мы не можем такого пропустить, - кивнул Ксено.
        Я посмотрел на смущённого Драко, который не знал, что сказать, и на притихшую Луну и широко улыбнулся.
        - Мистер Лавгуд, ой, то есть Ксено, а можно мы с Луной на этот матч поменяемся местами? Меня немного интересует журналистика и мне хотелось бы посмотреть, как работают профессионалы. К тому же я сам немного стараюсь осветить матчи для своих друзей, которым не удалось побывать в Дартмуре по ряду причин, - это, кстати, была чистая правда, и я честно переписывал некоторые выдержки из писем для Чжоу, чтобы отправить их Невиллу, Блейзу и Дадли. Ураги носилась как угорелая по Британии, а Минни доставляла мои письма в Литтл-Уингинг и оставляла их в условленном месте.
        - Действительно? - переспросил отец Луны. - Ну, раз так, то я совсем не против. Луна, детка, ты не возражаешь?
        - Нет, папа! - пискнула Луна, а Драко одними губами сказал мне «спасибо».
        - Тогда идём, молодой человек!
        * * *
        Билеты у Лавгудов были куплены на более дешевые места, немного сбоку, но в омнинокль всё равно было нормально видно. Стоило Краму вылететь, как трибуны начали скандировать «Крам! Крам! Крам!». Сказывалось ещё и то, что британцы по какой-то причине недолюбливали французов, то ли у них постоянные войны были, то ли просто потому, что самые близкие соседи - только через пролив, то ли ещё по какой-то причине. Так что почти все британцы, которые поддерживали сборные Англии, Шотландии, Уэльса и Ирландии в этой игре дружно болели за Болгарию. Я, кстати, вспомнил, что вроде бы эта Болгария где-то совсем рядом с Румынией, в которой работает Чарли Уизли - брат Рона.
        Плюс команда поддержки Болгарии состояла из вейл. Все как на подбор - очень симпатичные и фигуристые девушки. А уж что они на мётлах творили - загляденье. Да и наряды у них были весьма открытые.
        - Ты очень хороший друг, Гарри, - внезапно сказал Ксено, который до этого на стадион как будто и не смотрел, несколько отрешившись.
        - Извините, что? - переспросил я.
        - Я рад за Луну, что у неё есть такой друг, как ты, Гарри. Ты же не дашь мою дочь в обиду? - посмотрел он на меня своими светлыми глазами, напоминая беловолосого Хьюга.
        - Нет, сэр, - мотнул я головой, - я никогда не предам своих друзей, это мой путь… Мой путь волшебника.
        - Хорошо, - улыбнулся Ксено и отвернулся, снова немного отрешившись от всего.
        * * *
        Игра была очень интересной. Захватывающей. Я чуть не надорвал горло, так кричал. Вокруг все тоже кричали, гудели в рожки и дудели в специальные свистелки. Два часа промелькнули незаметно, настолько жарко было на поле. Французы всерьёз сопротивлялись, но болгары с их Виктором, это что-то с чем-то!
        В итоге, Болгария выиграла со счётом «250:110» и пока была на первом месте по итогам двух групп. На втором и третьем месте были Уэльс, который входил в ту же группу, что и Болгария, и Шотландия из группы «А». Оставались ещё две игры: «Ирландия - Аргентина» и «Англия - Норвегия». По итогам следующих двух дней будет ясно, кто выйдет в полуфиналы, и какие сборные будут играть, но Болгария уже точно прошла, а вот Шотландия была под вопросом, так как за места в полуфиналах ещё могли побороться Норвегия и Ирландия.
        - Ух, просто отличная игра! - сказал Драко, когда мы встретились на выходе из стадиона.
        - Спасибо, Гарри, - улыбнулась мне Луна, - до встречи!
        Мы попрощались с Лавгудами и пошли в свою палатку.
        Окончание письма Чжоу я дочитал уже перед сном, оно было довольно коротким, но вызвало у меня такой подъём сил, что думал, что не засну.
        «Я очень надеюсь, что ты мне ещё напишешь, Гарри. И я тоже хотела бы немножко побольше узнать о тебе. По Хогвартсу порой ходит столько слухов, что не знаешь, чему верить. Не буду тебе всего пересказывать, да и это некрасиво. Просто хотела спросить, есть ли у тебя девушка, потому что говорят, что ты встречаешься с Гермионой Грейнджер.
        Я хотела зачеркнуть последнее предложение, потому что такое личное, я пойму, если ты не захочешь отвечать.
        Всего тебе доброго, очень надеюсь на твоё письмо.
        Чжоу
        15.08.1994»
        Я принюхался. Мне кажется, или бумага письма чем-то ароматизирована? Это что, какие-то духи?
        
        Часть 2. Глава 12. В гостях у старой леди
        
        21 августа, 1994 г.
        Англия, Лондон
        - Дом, милый дом, - сказал Сириус, пропуская всех нас в Блэк-хаус. - Здравствуйте, мама, - чуть поклонился он портрету в конце коридора.
        - Доброе утро, сын. Гарри, мистер Снейп, - поприветствовала тех, кого знала, леди Вальбурга. - Кричер! Приготовь нашим гостям чаю, - она посмотрела на Снейпа-сенсея и добавила: - и кофе.
        - Благодарю, леди, что помните о моих предпочтениях, - кивнул сенсей, вызвав лёгкую улыбку у портрета.
        Двадцать первого августа, воскресный выходной, который организовали между полуфиналом и финалом, мы решили провести в Лондонском особняке Блэков.
        - Мама, я хотел вам представить ещё кое-кого, - Сириус подвёл к портрету Драко.
        Дадли пока немного напрягался, крутил головой и держался меня. Но брата я по поводу старой леди предупредил, поэтому он был в строгом костюме, аккуратно причесанный, готовый к некоторым каверзным вопросам и даже неадекватному поведению. Мне надо было проверить, как Вальбурга воспримет моего брата. Дадли я честно сказал, что наш поход в магический дом может закончиться как угодно, и волшебники, как и все люди, очень разные. Но хотелось всё же немного больше показать ему «мир магии» в том числе и его изнанку. Стоит ли вообще желать стать магом. И что может его ожидать.
        От квиддича брат был в полном восторге. Как и от ярмарки и всяких прикольных сувениров, огромной палатки внутри при крошечных размерах снаружи, стадиона, команд, Виктора Крама. Да и сквиба в Дадли никто не подозревал. Всё же детям нельзя было колдовать на каникулах, да и взрослым не рекомендовалось махать палочками. А так, наверное, без определённых диагностических чар, сквиба не определить с разбегу, особенно, если он вполне комфортно себя чувствует в среде магов и обвешан всякими амулетами.
        - Здравствуйте, леди Вальбурга, - поздоровался Драко. - Меня зовут Драко Малфой.
        - Сын Нарциссы и Люциуса Малфоя? - заинтересовалась Вальбурга, склонив голову. - Тебе уже тринадцать?
        - Исполнилось четырнадцать пятого июня, - вежливо поправил её Драко.
        - Совсем взрослый, - кивнула леди. - Наверное, уже и невеста есть?
        - Если разрешите, то я хотел бы с вами об этом поговорить позже. Наедине, - попросил Драко.
        - Хорошо, - кивнула Вальбурга и зорко посмотрела за моё плечо.
        - Это мой брат, Дадли Дурсль, - представил я Дадли, не менее пристально изучая нарисованное лицо Вальбурги.
        - Мальчик от старшей дочери твоего дедушки? - не спешила бросаться обвинениями или обзываться Вальбурга, с интересом изучая моего брата. - Но он видел дом и смог в него войти?..
        - Да.
        - Ты говорил, что старшая линия - сквибы.
        - Да…
        - Но сквиб, особенно уже в таком возрасте, не увидел бы Блэк-хаус и не смог в него войти. В нашей семье был единственный сквиб. Мариус, брат Дореи, которая стала Поттер. После восьми лет, когда магия Мариуса так и не пробудилась, его родителям пришлось отдать мальчика в маггловскую семью. Дом убивал Мариуса. Сквибы не могут находиться в манорах и волшебных особняках. Магия родов слишком опасна. Она настроена… Как бы это сказать?.. На выживание рода. Именно магического рода, поэтому пытается уничтожить неподходящих детей. А после девяти лет у ребёнка окончательно прерывается связь с родительской магией, которая их защищает. По крайней мере, насколько я изучила этот вопрос. В своё время Сириус… У него был первый магический выброс только в семь с половиной лет. Это было настоящее счастье.
        Я посмотрел на крёстного, который смутился от этих слов.
        - Да, я помню, мне мама что-то такое рассказывала, очень давно, в детстве, - подал голос Драко. - Ещё с этим связан ритуал принятия и Объявление Наследника, верно? Когда мне было девять, был праздник и мне много подарков подарили…
        - Считается, что именно из-за этого все ритуалы введения в род совершаются в девять лет. А крайний срок пробуждения магии - восемь, - продолжила леди Вальбурга. - В опасный период между восемью и девятью годами родовое гнездо может убить ребёнка-сквиба. Поэтому таких детей отдают и не позволяют им возвращаться, - она пристально посмотрела на меня. - Отрезают от Рода. Когда ты упомянул о своём дедушке, я хотела тебе это рассказать, но тема для тебя была болезненная, и я не решилась ворошить прошлое.
        Я кивнул, подумав, что для этих детей-сквибов в любом случае главным будет то, что от них отказались, возможно, поэтому в обществе сложилось столь предвзятое отношение к «недоволшебникам». А аристократы не будут бегать и каждому объяснять что и почём. Магглорождённые же, которые не знают всей подоплёки, вообще просто обвиняют магические рода в притеснении сквибов. Но так ли легко отказаться от собственного ребёнка? Бывает, что и в обычной маггловской семье рождается ребёнок-инвалид, не очень умный, или получивший травму, которая не позволяет ходить. Есть специальные учреждения, куда можно отдать такого ребёнка, но не все это делают. А если выбор между существованием до девяти лет и полноценной жизнью, пусть и не в магическом мире? Жизнь ребёнка, но полный отказ от него, причём, скорее всего, какой-то магический и хитро-заверченный ритуал, и отказ как раз самый настоящий без контактов с семьёй. Кто знает, не помогали ли тому же Гансу Валентайну Хубе через посредников, всё же дед Гарри прожил довольно насыщенную жизнь и получается, что занимал не последнее место в мировой истории.
        - Так вы считаете, что я не сквиб? - спросил Дадли, покраснев под проницательным взглядом нарисованной леди.
        - После девяти лет сквибы не могут увидеть или войти в старинные родовые особняки. Простые, сокрытые чарами места - могут. Тот паб, который соединяет маггловский Лондон с Диагон аллеей, или ту платформу на вокзале, даже спокойно смогут попасть в Министерство Магии. Но, например, Хогвартс сквибам не доступен. Это слишком старый замок и там слишком много родовой магии. Когда-то поднималась тема, чтобы организовать в Хогвартсе что-то вроде приюта для сквибов, обучать их азам, всё же не все профессии требуют магии или махания палочками, это вам мистер Снейп может подтвердить. Помощник зельевара, на подай-принеси, вполне может быть сквибом.
        - Это верно, - кивнул сенсей.
        - Но в Хогвартс сквибы не смогли попасть, а когда их протащили туда через камины - начиналась такая же реакция, как и в магических особняках. Даже сильнее. Поэтому есть железное правило об учащихся строго по реестру Книги Выбора.
        - Но, мама, а как же Филч? - спохватился Сириус. - Он же сквиб! И он работает завхозом в Хогвартсе уже целую вечность!
        - Мистер Филч, - перебил крёстного я, - стал сквибом в стенах Хогвартса, и, скорее всего, из-за этого не может выйти из замка.
        - Если это правда, возможно, так сработала защита учащихся, - кивнула леди Вальбурга. - Когда-то я входила в Попечительский совет и знаю довольно много странных историй, связанных с Замком Основателей…
        - Завтрак готов, хозяйка, - появился эльф. - Кричер накрыл в столовой.
        Домовик поклонился нам и уставился на Дадли.
        - Чего это он? - громким шёпотом спросил меня брат, который замер перед эльфом. Про эльфов вообще, и Кричера в частности, я Дадли рассказывал, но на самом деле несколько не по себе, когда тебя так разглядывают с непонятными намерениями.
        - Не знаю, - впрочем, уточнить у эльфа не получилось, так как Кричер попросту исчез.
        - Позавтракайте, - дала нам напутствие леди Вальбурга. - Потом я хотела бы поговорить с каждым из вас.
        Мы гурьбой прошли в столовую. Кричер расстарался. К чаю и кофе были тосты с джемом и маслом, варёные яйца в специальных подставках и даже жареные сосиски.
        Информация, полученная от леди Вальбурги, заставляла задуматься. Дадли «не сквиб», потому что это нечто иное, чем я думал изначально, или потому что он уже полтора месяца принимает настойку эльфэука, которая как-то стабилизирует магию? Для волшебников «сквибом» был человек, который не мог колдовать, но при этом частично соприкасался с магическим миром, вроде того же посещения Министерства или «Дырявого котла». А может, есть несколько «подвидов» сквибов? Или они разные? Из сквибов я знал ещё только старую кошатницу старушку Фигг, которая жила в Литтл-Уингинге. Ну и по идее можно было проверить тётю Петунью, которая ещё не принимала эльфэук. Увидит ли она особняк Блэков? Предлагать тёте настойку я пока не решался. Всё же она ещё кормит грудью, и неизвестно, как это скажется на Лили. Ну и они вроде счастливы с дядей, жизнь сложилась. Не знаю, стоит ли вообще о чём-то ей говорить. Может, только расстроится или ещё что.
        Да и пока всё очень не точно с настойкой. Дадли и то я наказал, чтобы принимал с огромной осторожностью, и если вдруг что, если хотя бы что-то будет необычное - чтобы сразу мне сказал. Я даже пообещал, что после Чемпионата мы с ним сгоняем до Диагон аллеи вместе, чтобы он посмотрел на магический квартал, и что куплю ему сову почтовую. На всякий случай. У них там возле академии есть небольшой то ли парк, то ли лесок. Купим кого-то типа Стрелки Уизли - маленького, серенького и незаметного. Пусть живёт в этой лесополосе, а если понадобится, прилетает за почтой.
        * * *
        Чжоу мне написала ещё два письма, у нас завязалась довольно бурная переписка, так что послания приходили через день. Первое ароматизированное письмо заставило мою паранойю поднять голову, я показал его Драко, что вдруг это каким-то зельем облито, которое заставит меня влюбиться. Малфой поржал и прочёл целую лекцию о подобных составах и их влиянии, а Блейз, понюхав письмо, авторитетно заявил, что оно пахнет очень модными в этом сезоне у девчонок духами «Сладкая красавица» или «Красивая сладость», я уже не помню. Порадовался только, что у сенсея не спросил, а то бы много нового узнал о своих умственных способностях.
        Рано утром, перед тем как мы посетили Блэк-хаус, я отправил Ураги с новым письмом к Чжоу. В финал вышли Ирландия и Болгария. Их игра будет завтра вечером.
        Вчера ещё получил письмо от Гермионы, которая сообщила, что Рон Уизли позвал её на финал Чемпионата. Семья Уизли достала билеты, и они прибудут с утра двадцать второго. Гермиона предложила нам встретиться где-нибудь в палаточном лагере, чтобы мы с Драко всё им показали, что тут и где. Малфой сразу заподозрил, что Уизли решил заработать немного очков перед нашей отличницей. Дадли, когда узнал, что будет Гермиона, предположил, что она может нравиться Рону. Я прикинул, что, скорее всего, у их семьи был только один лишний билет, поэтому Рон не стал звать Дина, Симуса или Кевина - своих соседей по комнате. Потом только обид будет больше, чем радости. С другой стороны, Гермиона - хотя и магглорождённая, умненькая и красивая, а тут на самом деле рано всякие браки затевают. Кто знает.
        Забавно, что, оказывается, про нас с Гермионой ходили те слухи, будто бы мы встречаемся. Наверное из-за того, что она тогда со мной секретничала из-за хроноворота, и мы вместе в Хогсмиде ходили, чтобы с Дэниелом повидаться…
        Я написал Чжоу, что с Гермионой мы просто друзья и, подумав, приписал, что она очень нравится моему кузену. Это, насколько я знаю, девчонок успокаивает. Типа, я с Гермионой дружу, потому что мой брат имеет на неё виды, вот и приглядываю. Многим нужна какая-то определённая причина для дружбы парня с девушкой и «она просто боевой товарищ» не прокатит.
        * * *
        После совместного завтрака мы вышли во внутренний дворик, чтобы проведать эльфэук и посмотреть, как дерево растёт.
        В Лонгботом-тауэре, Малфой-маноре и Запретном лесу эльфэуки были такими же высокими, но «наш» мне показался чуточку толще. На чёрной коре уже даже появились серебристые трещинки. А ещё более раскидистый, что ли.
        - Драко, Дадли, пойдёмте, я покажу вам библиотеку и парочку интересностей в доме, - предложил Сириус.
        - А Гарри?.. - посмотрел на меня брат.
        - А им с Северусом надо какой-то скучный опыт в пыльной лаборатории провести. К тому же, я хотел немного пройтись по третьему этажу, Кричер пожаловался, что там завелись пикси и какой-то стонущий призрак. Айда с ним сразимся! Здесь можно колдовать.
        На лицах Драко и Дадли я увидел мучительные размышления. Соблазнить парней приключениями на пятую точку Сириус смог довольно легко. Да и к тому же он взрослый маг, так что приключения в относительной безопасности!
        - Конечно, идите, - махнул я им рукой, - развлекайтесь. Я потом тоже к вам присоединюсь. День длинный. Дадли, ты только держись поближе к Драко или Сириусу, ладно? А то у тебя нет палочки.
        - У меня есть кунай, - самодовольно сообщил мне брат. - Твой подарок на мой день рождения.
        - Для сражения с пикси больше подойдёт какая-нибудь книга потолще, - хихикнул Драко. - Мы как-то с Гарри их на практике по ЗОТИ учебниками шмякали…
        Обсуждая моменты сражений с крошечными крылатыми созданиями, они ушли в дом.
        - Проверим нашу клубнику, сенсей? - спросил я.
        - Да, пора бы, - кивнул он.
        * * *
        Свитки длительного хранения мы испытывали уже год. В последнее время я был настолько занят, что особо не придумывал ничего нового, пользуясь своими наработками, сделанными ранее. Впрочем, тут был ряд ограничений. Появилась Алиса, новые групповые тренировки, двойная «ночная» жизнь в мире Чёрных пещер вместе с сенсеем. Этот учебный год растянулся чуть ли не на два года объективного времени. Хорошо, что я не взрослею в Чёрных пещерах, а то было бы слишком заметно. Только в последний месяц мы немного сбавили темп переносов в мир призыва. Потому что были на виду, да и наши церберы спокойно жили и размножались без нашей, так сказать, помощи. В более редких появлениях даже был свой плюс: сразу виделись изменения. Третье поколение, то есть внуки Гин и Кибы, уже поголовно говорили на человеческом языке.
        Я распечатал клубнику и с удовольствием вдохнул аромат свежей ягоды. Некоторые чуть подгнили, но две ягоды остались в первозданном виде.
        - Идеально. Прошёл год, а для них как будто минуло всего пара минут, - придирчиво изучил их сенсей. - Теперь можно проверять ингредиенты и сохранность магии…
        Я кивнул и стал готовить чашки и кисти, сенсей достал чистые свитки, распределил ингредиенты для запечатывания и заполнил наш лабораторный журнал убористым аккуратным почерком.
        Мы принялись за работу.
        
        Часть 2. Глава 13. Ожидаемые и неожиданные встречи
        
        22 августа, 1994 г.
        Англия, Дартмур
        - Ну, и где они? - недовольно спросил Драко, зевнув в кулак. - И как мы их должны встречать в таком тумане?
        - В газете написано, что портал, который близко к Оттери-Сент-Кэчпоул, располагается на вершине Стотсхед Хилл. Он должен сработать примерно в пять утра. Мы встаём обычно в шесть, так что нечего зевать, - ткнул я Малфоя. - Да и Луна говорила, что они тоже с этой горы с отцом стартовали сюда. И попали чуть не за километр от лагеря. Так что Гермионе и остальным ещё дойти надо. И зарегистрировать прибытие.
        Драко увернулся от тычка и попытался сделать мне подсечку.
        Солнце ещё даже не встало, только начала разгораться заря, так что было довольно прохладно и хотелось разогнать кровь.
        - Вроде вот идут какие-то рыжие. И Гермиона, - остановил нашу разминку Дадли, наблюдающий за тропой в омнинокль, который я ему купил по прибытию.
        Удобно то, что артефактом могут пользоваться любые магические расы, все, кроме магглов. Статус брата был пока не ясен, то ли сквиб, то ли просто очень слабый волшебник, но омнинокль в его руках вполне работал. И увеличивал, и замедлял, и если находиться внутри стадиона, выдавал бегущую строку комментариев и имена игроков. Сириус сказал, что у омниноклей, которые продавались на Чемпионате, был добавлен для последних двух функций специальный магический контур, соединяющий артефакты с комментаторской будкой. А если принести свой, то он просто будет увеличивать, замедлять, повторять моменты, но от комментариев пришлось бы отказаться.
        Наши палатки стояли на возвышении относительно остального лагеря. Омнинокли же позволяли обозревать округу даже несмотря на туман и серую сумеречную мглу, так что, взглянув в указанном братом направлении, я смог увидеть группу людей.
        В долговязом рыжем мужчине с большим рюкзаком за плечами я узнал отца Рона, с ним были близнецы, Джинни, сам Рон, Гермиона, и ещё двое: мужчина и парень постарше.
        - О, это же Седрик Диггори! - сказал Драко, первым узнав парня. - Это капитан сборной по квиддичу у Хаффлпаффа, - пояснил Малфой для Дадли. - В этом учебном году Седрик заканчивает Хогвартс.
        - В прошлом году у нас и у Слизерина капитаны закончили учёбу. Интересно, кого поставят капитанами? - вспомнил я.
        - Надеюсь, не Хиггса, - скривился Драко, явно вспомнив о подставе со стороны ловца слизеринцев. - А у нас… Кто там у нас остаётся из старшекурсников? Анджелина?.. Алисия?.. Они обе неплохи, и задатки лидеров есть, но капитан-девчонка?.. Хотя, лучше кто-то из них, чем близнецы… Да и надо кого-то выбирать, чтобы за вратаря играл вместо Вуда.
        Пока мы обсуждали достоинства и недостатки разных кандидатов для вратаря и капитана сборной, Уизли дошли до входа в наш лагерь, а Седрик с, видимо, отцом, пошли дальше.
        - Наверное, Диггори отправили на соседнее поле, туда же, куда и Лавгудов, - предположил Драко.
        - Эй, а что это они делают? - спросил Дадли, подкручивая свой омнинокль.
        - Кажется, этому магглу снова подчистили память, - хмыкнул Драко.
        Наши поля, пусть и находились в стороне от туристических троп, всё же были в ведении национального парка Дартмур. Как выяснили сотрудники Министерства Магии, туристы здесь могли устраивать пикники, если вносили соответствующую плату, и даже заказывать свою площадку под палатку и костёр. Правда, как многое у волшебников, организовали они всё криво и косо. Вместо того, чтобы арендовать у национального парка площади для какого-нибудь придуманного слёта, или «чемпионата по ловле бабочек», поставить своих сторожей и брать уже с волшебников деньги за аренду, они предпочли оставить всё на откуп самим волшебникам. Многие из которых всерьёз считали, что одевшись в пончо, килт и мохнатые тапочки они похожи на магглов. Не говоря уже о толпах иностранцев, которые плохо говорили по-английски! Лагеря были защищены магглооталкивающими чарами, но до них нужно было пройти через обычного сторожа-маггла и заплатить ему денег за свой участок. Вроде как всё по-честному: и парку - доход, и волшебникам - прикрытие. Но мы уже не один раз наблюдали, как напуганные тем, что их сейчас раскусят, волшебники насылают на нашего
сторожа различные чары. В основном знакомые нам «обливиэйт» или «конфундус».
        Уизли-старший сунул магглу фунты, получил карту лагеря, и их встретил волшебник из сопровождения, чтобы показать пальцем, где их участок. Многие маги к тому же совершенно не ориентировались в картах и схемах. Вот что бы им было не заменить сторожа?
        Гермиона посмотрела на маггла, который хлопал глазами и улыбался чуть не пуская слюни, вздохнула и пошла за рыжим семейством. Наверное, вспомнила, как её на первом курсе «заобливиэйтили» или, что то же самое могло ждать её из-за хроноворота. Кстати, артефакт управления времени с неё всё же спросили, она мне рассказала об этом в экспрессе, когда ехали на летние каникулы. Мы тогда вышли в коридор, она сделала вокруг заглушающие чары и на ухо рассказала, что МакГонагалл попросила её вернуть хроноворот. Гермиона же в ответ разыграла удивление и, будто бы напрягая память, сказала, что помнит о том, что у неё был хроноворот в сентябре прошлого года, но что с ним случилось потом - не знает, и куда артефакт подевался и что с ним случилось - тоже. А вспомнила про него только, когда декан её спросила. МакГонагалл разозлилась, но что тут сделаешь. Отпустила Гермиону, сообщив, что несколько в ней разочарована.
        Уизли проводили до небольшой полянки, примерно за двадцать участков от нас, тоже на линии вдоль леса.
        - Гарри, ты глянь, как они забавно палатки ставят, - хохотнул Дадли. - Они что, впервые видят палатку? Вроде они ж магические?
        - Сомневаюсь, чтобы у Уизли были свои палатки, - хмыкнул Драко, - наверное, одолжили у кого-то, так что не удивлюсь, если они действительно видят палатки впервые.
        - Этот мистер Уизли такой странный. Кажется, он только под ногами путается. А смотри, Гермиона с палаткой знакома. Вон как лихо колышки забивает.
        - Между прочим, я от отца слышал, что для факультатива по самообороне будут закуплены несколько палаток. Мы, может быть, даже пойдём в Запретный лес. Это Алиса… то есть миссис Лонгботтом, такое придумала, - сказал Драко. - Вроде похода.
        - Погодите, так та красавица с красными волосами, мать Невилла, ваша учительница? - обалдело присвистнул Дадли.
        - Она теперь тьютор Хогвартса, - сказал я. - Но в прошлом году вела у нас защиту от тёмных искусств. Очень требовательная и строгая. Зато у нас по защите все отличниками стали.
        - Не сомневаюсь, - протянул брат. - Блин, круто в Хогвартсе учиться! У нас тьютор скучный старикашка, который только нотации читает.
        - С разбивкой лагеря они, наконец, закончили, - Драко хмыкнул. - Кажется, мистер Уизли намерен развести костёр. Смотрите, они начали собирать ветки… И почему его все считают специалистом по магглам? Он же, кажется, даже спичек никогда не видел! Чего он там чиркает?! Я не могу на это смотреть…
        Драко оторвался от омнинокля и демонстративно закатил глаза, показывая нам своё возмущение.
        В лагере все очень по-разному воспринимали фразу «соблюдение волшебной безопасности». Кто-то старательно косил под магглов, разжигал костры и делал вид, что что-то готовит на нём же, а некоторые совершенно не стеснялись проявления магии. Дети бегали с палочками родителей и пускали фейерверки, летали на маленьких мётлах, у некоторых были прямо очень волшебные палатки, чуть ли не в виде дворцов в миниатюре. Одна палатка в виде шёлкового шатра с павлинами и прудом появилась около двух недель назад, тогда с нами был мистер Люциус. Он так долго ходил вокруг этой палатки и смотрел на павлинов, что я внутренне покатывался со смеху. В Малфой-маноре у них тоже были павлины, только белые. Мистер Люциус выяснил, что палатка иностранцев, прибывших посмотреть на Чемпионат, куплена где-то в Константинополе, а павлины не настоящие, а, так сказать, «магический антураж». Мне сразу представилось, как отец Драко отправляется в Константинополь, идёт в местный магический квартал и спрашивает: «а у вас есть палатки с белыми павлинами?».
        - Вроде они пойдут сейчас за водой, - сказал Дадли. - Мистер Уизли дал Гермионе чайник, а этому Рону - ведро. А почему девчонку рыжую не послали? - спросил меня брат. - Их вдвоём только отправили.
        - Они, наверное, пойдут к источнику в конце поля. Сейчас по дороге их и перехватим, - азартно предложил Драко, ухмыляясь.
        * * *
        Мы присоединились к Рону и Гермионе, когда они остановились возле очень зелёной палатки, которой раньше здесь не было. Оказалось, что палатка была обычной, но украшена ирландскими символами в виде трилистника клевера.
        - О, Дин, Симус! Привет! - узнал я наших одноклассников. - Вы что, вчера заселились в лагере?
        - О, привет, Гарри! Драко! - улыбнулись нам парни. - Нет, мы тут с пятницы. Просто почти всё время в разных местах были и с ирландской командой, а вчера украсили палатку, и все нас стали замечать.
        Симус Финниган представил нам рыжеволосую женщину в венке из клевера.
        - Это моя мама - Саманта Финниган.
        На её лице тоже, как у парней, был нарисован клеверный листик.
        - Мы же ирландцы, поэтому болеем за наших, - продолжил Симус. - Они ещё и в финал прошли. Позавчера и вчера такое гуляние тут было, мы вас искали. Драко говорил, что вы будете весь чемпионат здесь.
        - Мы просто вчера в Лондоне были, - ответил я. - А после игры Ирландии и Уэльса сразу спать легли.
        - Да, та полуфинальная игра в субботу была очень сильной, хотя и затянулась, - кивнул Драко. - У Ирландии все шансы на победу.
        - Рада, что вы тоже болеете за Ирландию, - довольно грозно сверкнула глазами маленькая миссис Финниган. - Сотрудники из Министерства вчера хотели нам запретить украшать палатки.
        - Но вы бы видели, что творят болгары. Особенно после того, как их сборная вышла в финал! - добавил к словам матери Симус.
        - А что они творят? - шёпотом спросила Гермиона.
        - Пойдём, посмотришь, - ответил ей Дадли, который стоял рядом. - Они вон на том пригорке, у них ещё флаги красно-зелёно-белые. Видишь?
        * * *
        Мы посмотрели на лагерь болгар, которые всё украсили портретами Виктора Крама. Потом сходили до колонки и договорились, что после того как Гермиона и Рон отнесут воду, которую, вообще-то, можно было просто призвать, и они позавтракают, мы ещё погуляем по лагерю и сходим до торговых рядов.
        На финал на самом деле собралось куда больше народа, в том числе и знакомого.
        - Гарри! Драко! - окликнули нас, и мы увидели нашего бывшего капитана, о котором только недавно вспоминали - Оливера Вуда.
        Мы поздоровались, представили Дадли, и сами были представлены родителям Оливера. Оказалось, что Вуд попал во второй состав «Пэддлмор Юнайтед» - старейшую команду Британской и Ирландской Лиги - как позже нас с Дадли просветил Драко. Ну и рейтинг этой команды был весьма высок, они выиграли кучу чемпионатов страны и Европы, так что попасть, пусть и во второй состав, было весьма престижно.
        Внезапно сердце ёкнуло и забилось быстро-быстро, как всегда бессознательное узнаёт и анализирует быстрее сознательного. Я еле удержался, чтобы в детском жесте не протереть глаза, чтобы убедиться, что мне не чудится.
        На меня смотрела Чжоу Чанг!
        - Гарри, что с то… - начал было Драко, а потом проследил мой взгляд. - Эм… ну, мы с Дадли, наверное, сходим до другой поляны? Лавгуды, скорее всего, уже проснулись, а Луна с Джинни Уизли, вроде, подружки…
        - Ага… - отмахиваясь от друга, пробормотал я. Чжоу тоже замерла и смотрела на меня, смущённо улыбаясь. Брат, кажется, тоже просёк фишку, и они с Малфоем, тихо хихикая, свинтили в толпу.
        Пока они уходили, Чжоу уже сама подошла ко мне.
        - Привет, Гарри. А я хотела сделать тебе сюрприз, - зачастила она. - Папа достал билеты на финал. Я знала об этом в середине чемпионата, но ничего не сказала, потому что…
        - Хотела сделать сюрприз, - закончил я.
        - Да… Ты же не злишься на меня?..
        - Нет, что ты. Просто я был удивлён и очень рад тебя видеть. Вы сегодня прибыли?
        - Да, примерно в три утра. У нас портал был только в это время. Немного поспали, и, вот, я вышла тебя искать. Хотела пойти до участка Малфоя и сразу встретила тебя…
        - Чжоу, накинь мантию, довольно прохладно, - из синей палатки неподалёку окликнул её темноволосый мужчина восточной наружности.
        Чжоу обернулась и чуть покраснела. Ну да, «искать меня» она пошла в очень симпатичном летнем платье на тонких лямочках, которое подчёркивало точёную фигурку. Такую красоту портить бесформенной мантией просто кощунство!
        - Это мой папа, - шепнула она.
        - Что это за мальчик там с тобой? - строгий папа сощурил и без того узкие глаза, посмотрев на меня взглядом голодного тигра.
        Я решительно улыбнулся, взял Чжоу за руку и подвёл её к отцу.
        - Гарри Поттер, сэр, - протянул я ему руку. - Позволите погулять с вашей дочерью?
        Лицо мистера Чанг чуть прояснилось, и он ухватил мою руку.
        - Гарри Поттер! Очень приятно с вами познакомиться! Надо же! Гарри Поттер!
        Не отпуская, он затащил меня, а следом и Чжоу, в их палатку.
        - Джия! Иди сюда, у нас в гостях Гарри Поттер!
        Палатка тоже была в несколько комнат, очень цветная, яркая, с оранжевыми и чёрными драконами на обоях и шторах. К нам вышла более взрослая копия Чжоу. Такая же миниатюрная и красивая.
        - Это моя мама, - быстро шепнула Чжоу мне на ухо, мазнув по шее мягкими волосами. - Джия Чанг.
        - Приятно познакомиться, миссис Чанг, - отвесил я традиционный поклон.
        - Какой вежливый мальчик! - улыбнулась миссис Чанг. - Может, ты с нами позавтракаешь?
        - Мама, но мы с Гарри хотели погулять по фестивалю, - робко возразила Чжоу.
        - Чжоу говорила, что тебе тоже нравится лапша, - отмахнулась от дочери миссис Чанг, - у нас со вчерашнего ужина осталась рисовая лапша и карри со свининой. Будешь?
        - Не в силах отказаться, - пробормотал я. А вся семья Чанг расцвела улыбками, и меня сопроводили в столовую.
        - Прости, дорогой, но вилок у нас нет… Надеюсь, ты умеешь есть палочками?
        Посмотрев в непроницаемое лицо Джии Чанг, я заподозрил своеобразную проверку.
        - Что вы, кто же ест лапшу вилкой! Я прекрасно справлюсь палочками, у меня даже они с собой есть… - ответил я, под ошеломлённую тишину доставая из специального чехла свои палочки.
        В последнее время ел я ими не часто, больше тренировался в точности, но чуть вытянутые лица выходцев из Китая того стоили.
        Быстро умяв вкуснейшее карри, я очистил палочки и вернул их в ножны.
        * * *
        - Я никогда не видела отца таким… и маму, - сказала Чжоу, когда мы вышли из палатки её семьи. - Ты их покорил, - и, помолчав, тихо добавила, - и, кажется, меня - тоже.
        
        Примечание к части
        
        Фанарт к главе 437134622 >
        
        Часть 2. Глава 14. Начало большой игры
        
        22 августа, 1994 г.
        Англия, Дартмур
        Мы целый день гуляли с Чжоу, периодически встречая знакомых. Болтали обо всём. Чжоу даже объяснила, почему её родители устроили мне квест и из-за чего я их «покорил».
        Я этого как-то не замечал, но, со слов Чжоу, в Британии очень специфичные нравы. Англичане не любят иностранцев и считают всех, кто не англичанин - третьим сортом. Даже ирландцев, шотландцев и валлийцев не особо любят. Тут такая эпоха войн и завоеваний сложилась исторически, а вроде небольшой островок. И у магглов всё ещё идёт какая-то вялотекущая гражданская война в Ирландии. Британцы и европейцев не жалуют, а выходцев с Востока, Индии, Африки за людей вообще не считают.
        Я, правда, не замечал, чтобы к сёстрам Патил или Келле с Дином и Блейзом как-то плохо относились, но возможно, что просто не обращал внимания, так как вообще не был в курсе подобного. Да и Гриффиндор вроде считался факультетом, на котором всех принимали. И в школе учатся дети… В общем-то, по моему мнению, должно быть без «расовых предрассудков». Впрочем, однажды я слышал от старшекурсников, что про нашу МакГонагалл шутят в стиле «она же из Шотландии, а они все, словно у них волынка в заднице». А если подумать, то та же МакГонагалл никогда не хвалила Келлу или Парвати, при почти одинаковых успехах с Гермионой.
        Этот разговор с Чжоу заставил меня всерьёз загрузиться.
        Мистер Чанг, кстати, оказался преподавателем Оксфордского магического университета, был и такой, но училось там много иностранцев. Точнее, в основном иностранцы. Местные маги были довольны тем, что могут сразу после Хогвартса пойти работать в Министерство или куда-то в другую британскую структуру. Я думал, что там были «гонения» по магглорождённости, оказалось, что нет: и по расе - тоже, даже больше. То есть могли принять на работу пусть магглорождённого, но британца, и отказать чистокровному выходцу из другой страны.
        При том, что мистер Чанг был профессором по такому предмету, как «магические практики мира», и был чистокровным магом, со слов Чжоу, относились к её отцу весьма пренебрежительно, только из-за того, что он имеет восточную внешность. Мистер Чанг когда-то был влюблён в англичанку, но та ему отказала из-за его китайского происхождения, хотя их семья переехала в Англию больше трёх веков назад. В итоге отец Чжоу женился на Джие - в прошлом студентке из Китая.
        Возможно, мама Чжоу хотела показать дочери различие между культурами, чтобы та сразу поняла, что ей не пара англичанин, или от меня подспудно ждали реакции и пренебрежения. И тут я достаю свои палочки… Н-да… Вот так живёшь и не знаешь, что вокруг творится, оказывается.
        Чжоу я рассказал, что с детства увлекаюсь восточными единоборствами, рисованием тушью и даже выучил японский язык. На пробу оказалось, что китайский звучит несколько по-иному, встречаются одинаковые слова, да, но произношение другое и понятное с превеликим трудом. А вот письменность порадовала почти полной идентичностью и сохранением смысла.
        Пусть внешне мне больше нравились блондинки, или я из-за Ино и своего первого опыта на блондинок всегда больше внимания обращал, но в Чжоу было нечто большее, чем просто красивая внешность. Она была какая-то родная, что ли. И одновременно чувствовался стержень в этой девчонке: такая не продаст и не предаст. Одновременно умная, но в отличие от той же Грейнджер - тактичная, сдержанная и осторожная. Близкая мне по духу и мировоззрению. И нельзя отменять её нежное отношение к лапше и увлечение квиддичем!
        Не знаю, любовь это или влюблённость, но за проведённый вместе день мне не хотелось от неё избавиться, она меня не утомила, с ней было интересно и весело. Я точно запал и мне хотелось её поцеловать.
        Ближе к пяти часам вечера мы присоединились к нашей компании. Я внимательно изучал лица друзей, но ни у Драко, ни у Дадли, ни у Гермионы, ни, тем более, Луны каких-то негативных эмоций по поводу появления Чжоу со мной не было. Рон лишь рот приоткрыл и брякнул:
        - А вы что, встречаетесь, что ли?
        - А если и встречаемся, то что? - уточнил я со скрытой угрозой.
        - Нет, ничего. Я просто спросил, - помотал головой Уизли.
        Джинни побледнела и отвернулась, впрочем, я потом чувствовал её взгляды, которые она бросала на нас с Чжоу. Агрессии и нехороших намерений не чувствовалось, так что я успокоился.
        Мы гуляли, ещё прошлись вдоль торговых рядов, купили сладостей, болтали, здоровались со знакомыми.
        Когда раздался сигнал от стадиона, и народ потянулся занимать места, мы встретили мистера и миссис Чанг, которые забрали Чжоу, она сказала, что они отправятся домой примерно в час ночи. Очерёдность отбытия с Чемпионата тоже была прописана. Луна сказала, что их с отцом отправляют примерно в то же время, что и семью Чжоу. Рон похвастал, что они должны получить портал только после обеда и смогут вволю выспаться, а Драко пояснил, что мы сможем отправиться по домам с помощью эльфов, тогда, когда хотим. Но скорее всего тоже сделаем это ближе к утру, чтобы спокойно посмотреть игру и не складывать палатку в темноте. Да и, возможно, будут празднования, которые тоже интересно посмотреть.
        - Рон, Джинни, Гермиона! Идёмте, надо побыстрее занять места! - появился возле нас Перси Уизли, серьёзно поправляя очки. - Хорошо, что я вас нашёл, а то мама заволновалась, что вы где-то потерялись.
        - Привет, Перси, - поздоровался я. - Как жизнь?
        - Привет, Гарри, - кивнул наш бывший префект школы. - Я теперь работаю в Министерстве Магии.
        - Поздравляю.
        - Ой, ты всего лишь ассистент, Перси, не задавайся, - фыркнула Джинни, которая даже после ухода Чжоу выглядела раздосадованной.
        - Надо же с чего-то начинать, - пожал я плечами, приободрив немного сникшего и покрасневшего Перси. - Может, через пару лет твой брат станет во главе какого-то отдела.
        - Спасибо, Гарри, - кажется, ещё сильней смутился Перси и увёл Гермиону и брата с сестрой к стадиону.
        - Здравствуйте, мистер Ксено! - поздоровался я с отцом Луны, который подошёл к нам следом за Перси.
        - Да-да, Гарри, здравствуй, с остальными мы сегодня виделись. Луна, детка, нам пора.
        - Пока всем, увидимся, Драко, - попрощалась с нами Луна, они направились на стадион.
        - «Увидимся, Драко»? - поддразнил я Малфоя. - Так вы с Луной тоже встречаетесь?
        - Отстань, Эр Джей, - буркнул чуть смутившийся Драко. - И вообще, вон Дадли за Гермионой тоже сегодня ухаживал. Даже омнинокль ей купил.
        - Большой Дэ, уважаю, - хлопнул я брата по плечу и подмигнул. - Не стал рассусоливать, а то трутся возле понравившейся девчонки всякие, верно? А вообще Дадли Гермиону сразу приметил, ещё на вокзале, когда мы её встречали из дома, чтобы к Невиллу в гости пойти.
        - Она красивая, - хмыкнул брат.
        - Ну так-то да, Грейнджер ничего, симпатичная, - согласился Драко. - Иногда занудствует, но нынче нотаций почти не читала, вела себя как нормальная девчонка. Наверное, ей тоже Дадли понравился. Они про учёбу в этой академии говорили, я слышал.
        - Гермиона просто рассказывала о старшей школе, в которую хотела поступать до того, когда узнала, что она ведьма, - пояснил мне Дадли. - А омнинокль… Ну это же прикольная штука, а у неё с собой только на сладости немного было. И выглядит просто как бинокль с «наворотами» чисто по-приколу.
        - Деньги твои, так что как ими распоряжаться, тоже твоё дело, - пожал я плечами.
        На самом деле Дадли попросил меня обменять его фунты с карманных и заработанных мелкой подработкой на магические деньги. Я поменял, жалко, что ли? Тем более было на что. Но предупредил, что с сильно волшебным лучше не перебарщивать, всё равно не показать никому. Брат вообще-то не жадный, но у него всего-то и было, что эти десять галлеонов. Видимо, на самом деле Гермиона очень понравилась.
        - Вот вы где! - возле нас оказался Сириус, подозреваю, что под шумок, чтобы быстрее найти нас в стотысячной толпе, крёстный воспользовался анимагией. - Люциус, Нарцисса и Абраксас уже ждут вас в ложе. Я вызвался вас найти и сопроводить на места.
        - Подожди, а где профессор Снейп? - вспомнил я про сенсея, которого не упомянул среди ожидающих Сириус.
        - Буквально час назад его вызвал директор Дамблдор, какое-то важное дело для школы, - подавил вздох крёстный. - Хотя не представляю, что может быть важнее финала мирового Чемпионата по квиддичу? Жалко.
        Я тоже расстроился, плюс ко всему, узнали мы о свободном месте слишком поздно, могли бы взять с собой Луну или Чжоу. Или хотя бы Гермиону.
        - Но мы же вроде знаем, где наши места, - удивился Дадли. - Просто толпу немного пропускали.
        - На финал мы попали в министерскую ложу, - подмигнул нам Сириус.
        - В смысле? У нас же вроде… - протянул я, волнуясь за Дадли. Его билет, который был изначально местом крёстного, был куплен на десятый ярус. Тот билет на финал по стоимости вышел, как шесть билетов на полуфиналы и четвертьфиналы, так что я внимательно смотрел, чтобы были мы рядом с Драко и его семьёй. И там точно не министерская ложа была обозначена.
        - Так получилось, что нас пригласил Министр, - сказал Сириус, - предоставили семь мест, так что мы все входим.
        - То есть, наши билеты пропадут? - удивился Дадли.
        - Это же министерская ложа! Ладно, идём, парни, - скомандовал Сириус.
        Мы на самом деле никуда не сворачивали и прошли прямо по лестнице до конца, поднимаясь всё выше и выше. До этого у нас были места на несколько ярусов ниже и немного правее, а сейчас мы располагались прямо по центру, как раз на линии розыгрыша квоффла, и было видно всё как на ладони. Плюс эта ложа, кажется, немного выдавалась относительно других рядов, так что визуально мы были ближе к полю, чем до этого.
        - Мальчики, наконец-то! - миссис Нарцисса, которая была при параде, в очень красивой мантии и со сложной причёской, быстро нас осмотрела, поправила воротнички и улыбнулась.
        С учётом беловолосости Дадли, он мог сойти за какого-нибудь двоюродного кузена Драко. Лицу брата, конечно, не хватало утончённости, присущей аристократам, но в костюме он смотрелся хорошо. Сириусу со словами: «И ты такой же мальчишка!» тоже застегнули пуговицы и чуть пригладили волосы. Крёстный улыбался во весь рот, а потом ещё нарочно взлохматил Драко. Присмирел только под строгим взглядом мистера Абраксаса.
        - Идёмте, - скомандовал нам старший Малфой, и мы, состроив серьёзные лица, последовали за ним в ложу.
        - О, Абраксас! Люциус! - поприветствовал их кто-то. Мы остановились и стали оглядывать периметр, который весь был в мягких малиновых креслах с позолоченными подлокотниками. Ноги утопали в очень толстом ковре, тоже красно-малиновом, и с золотой окантовкой. Прямо филиал гостиной Гриффиндора.
        - Гарри, ты это видишь? - пихнул меня Драко, и я оторвал взгляд от ковра и посмотрел на сидящих на первом ряду людей.
        Это были Уизли! Рона, Джинни, близнецов и Перси я знал, а ещё в двоих рыжих парнях постарше узнал старших братьев Рона. Миссис Уизли отчего-то и для министерской ложи не подумала привести себя в порядок и выглядела, словно недавно встала, наспех накрутив волосы и надев первое попавшееся. Даже странно как-то. Какая-то пика общественности, что ли? Всё же праздник, Чемпионат, куча народу, иностранцев, люди стараются принарядиться. По крайней мере, надеть чистое, расчесать волосы… Драко вроде говорил, что мать Рона и Джинни из какой-то довольно известной семьи, как-то на букву «П…», не помню точно, так что её поведение вызывает вопросы. Может, её проклял кто?.. Даже миссис Нарцисса не смогла удержать лицо в спокойном состоянии и чуть скривила нос и поджала губы, посмотрев на миссис Уизли. Джинни, вроде, в «Красный локон» ходит, могла бы и помочь матери с причёской.
        Мистер Уизли здоровался с какими-то ещё волшебниками, сидящими на втором ряду. Примечательно, что семья Уизли занимала весь первый ряд министерской ложи. Похоже, что даже Министру придётся сидеть на втором ряду, выглядывая из-за рыжих макушек. Это было забавно.
        - О, Гарри! Так вы тоже здесь?! - радостно воскликнул Рон, привставая.
        - Ты мне можешь объяснить, как они сюда попали? - шипел Драко мне в ухо. Наш Дракон, похоже, разозлился. Наверное, думал, что будем только мы и куча важных шишек, а тут такой «нежданчик».
        - Привет, Фадж, - услышал я мистера Люциуса, - позволь тебе представить мою жену - Нарциссу, сына - Драко, свояка - Сириуса Блэка и его крестника - Гарри Поттера, с нами ещё кузен Гарри - Дадли Дурсль.
        - Добрый вечер, - здоровался с нами министр Фадж. Благо проходы в ложе были достаточно широкие, чтобы одновременно пожимать руки и садиться на свободные места. Видимо, как таковых билетов с указанием мест не было, Сириус показал контролёру внизу просто что-то вроде пропусков, так что кто какое место занял, тот и занял.
        - Гарри Поттер! Наконец я лично с вами познакомился! - довольно искренне улыбнулся мне Фадж. - Я думал, что вы будете в компании семьи Уизли. Кстати, Люциус, Абраксас, с нами в ложе Артур Уизли с семьёй, вы же знакомы, я полагаю?
        Воцарилось какое-то неловкое молчание.
        - Артур, Люциус сделал очень щедрое пожертвование в больницу святого Мунго, так что его семья и друзья здесь в качестве моих гостей, - отчего-то объяснился с мистером Уизли Министр Фадж.
        Объяснять нам, что здесь делают Уизли, министр и не подумал, зато потащил меня к какому-то мужику с краю.
        - Позвольте представить вам министра Магии Болгарии, мистера Облан… Оболонск… в общем, он всё равно по-английски не понимает. Ни бум-бум по-нашему.
        Что-то во взгляде министра магии Болгарии меня насторожило, и я понял, что Фадж ошибается, и мужик, пусть не всё, но точно понимает. Невольно вспомнился недавний разговор с Чжоу про отношение британцев ко всем остальным нациям.
        - А это - Гарри Поттер, - сказал громче, чем это надо, Фадж, - понимаете? Гарри Поттер! Наш Избранный. Он мальчик, который победил Сами-Знаете-Кого! Вы просто не можете этого не знать! Где же Барти Крауч? Вот уж кто умеет разговаривать на куче языков, включая этот дурацкий болгарский. И где его носит?
        Услышав знакомое имя, я встрепенулся.
        - Барти Крауч? Он, кажется, занимался устроением этого Чемпионата? Я читал в газетах, сэр.
        - Да, это тот Барти Крауч. Опаздывает что-то, - недовольно фыркнул министр. - Вот там его эльф занял ему место, а Барти всё нет.
        Разузнать побольше о Барти Крауче у меня не вышло. Этот человек появлялся только на работе в Министерстве и, кажется, страдал серьёзной паранойей или был невероятным трудоголиком. Алиса ездила в Министерство, когда подписывала свои бумаги на ставку тьютора, и немного поспрашивала о Крауче. Никто не знал, где он живёт, чем занимается в свободное от работы время. Никто никогда не видел его, например, в пабе или кафе на Диагон аллее. Помимо как по работе Крауч ни с кем не общался. С этим было глухо.
        Если предположить, что этот мужчина знал разные языки и занимался устроением и договорами с командами и болельщиками других стран, то жить он был должен где-то в лагере. Допустим, он как-то вытащил сына из тюрьмы, значит, держал где-то дома. Возможно даже удерживая каким-то образом. Магические кандалы. Или специальная клетка… Сильно сомневаюсь, что Барти-младший хорошо ладит с отцом после осуждения в Азкабан. А если учесть, что с воспоминаний Гарри это вроде бы он был поддельным профессором ЗОТИ… Мужчина сильно озлоблен и расстроен. Значит, всё же содержался не добровольно.
        Чемпионат уже двадцать второй день идёт, а так надолго человек, который привык всё контролировать, где-то в доме сына не оставит. Значит, младший Барти с огромной долей вероятности находится в палатке Крауча…
        Точно!
        Я вспомнил, что Гарри говорил о каких-то беспорядках на Чемпионате! Отличный повод, чтобы под шумок освободить младшего Барти…
        А потом. Много что может быть «потом». Начиная от того, что сделать промывающее мозги внушение, наподобие того же, какое сделали мадам Помфри. Чтобы пленённый собственным отцом молодой мужчина побежал вприпрыжку возрождать Тёмного Лорда. Ну, или может он сам какой-нибудь идейный, просидел под домашним арестом тринадцать лет и первым делом отправился в Хогвартс, чтобы учителя ЗОТИ подменить. Для этого нужно знать, кто станет этим учителем ЗОТИ… Найти этого человека, подменить собой… Как-то сложновато для того, кто обрёл свободу за неделю до начала учебного года. Просто не успеть подготовиться.
        А вылавливать свой объект в Хогсмиде? Тоже не вариант. В Хогсмид ходят не сразу, через пару недель после начала учёбы, и не факт, что нужный объект будет дежурить на выходе или пойдёт в деревню, если не его дежурство. Можно пропустить слишком много важного и нужного. К тому же ученики уже привыкнут к определённой манере преподавания, сложатся свои связи. Нет, тут надо именно с начала года суетиться. Но, начиная работу в Хогвартсе, учителя подписывают магические контракты на запрет физического вреда для студентов. Алиса про это говорила, да и Снейп-сенсей. А если Барти-младший подменил того мужика заранее, то и подписать должен был сам. Контракт с замком Основателей заключается в первый день работы. И делай что хочешь, но не во вред студентам. Как-то очень сложно и слишком много ограничений, которые совсем не выгодны «беспощадным и кровожадным» Пожирателям Смерти.
        С другой стороны, вот тут сидит целый полк Уизли. Насколько я понял из болтовни Рона, специально ради чемпионата, чтобы на одну игру посмотреть, прибыли двое его старших братьев из других стран. У волшебников, конечно, немного попроще с перелётами и перемещениями в пространстве, но такое совпадение слишком уж серьёзное. Допустим, папаня их, двое старших сынков, Перси, наверное, не потянет, да и правильный слишком…
        А что? Создать шумиху, напугать народ, захватить из палатки Крауча младшего Барти. Возможно, не они одни. Ещё пара человек, остальное народ сам сделает. Будут бегать, орать, сбивать палатки. Да даже эту штуку с черепком в небо запусти, такая паника начнётся, что бери всех тёпленькими.
        Да и как-то подозрительно Фадж с Уизли объясняется. Всё же Министр Магии, а отец Рона вроде начальник какого-то не очень-то важного департамента. А тут такая честь: всё их семейство в министерской ложе со всякими министрами и начальством. Странно.
        Да и единственная возможность для подмены, это оборотное зелье. Основа к нему готовится месяц. Что уже говорит о подготовке плана подмены заранее. Денег, чтобы её где-то у кого-то купить, у младшего Крауча нет. Чтобы кто-то сварил?.. Опять же всё заранее... Если бы это был кто-то из, так скажем, сотоварищей Пожирателей, так Чемпионат уже двадцать второй день идёт. В любой день вызволяй, старший Крауч, наверное, ещё более занятым был.
        Тогда почему именно сейчас?
        Может, это был единственный день, когда появились Уизли всем составом? Плюс отозвали Снейпа-сенсея, который неплохой дуэлянт. Каникулы Сириуса тоже заканчиваются в двенадцать ночи сегодня, и он специальным порт-ключом отбывает обратно во Францию. Не сомневаюсь, что об этом уже узнали. Или Сириус в принципе планам не мешал, а очень даже вписывался. Вдруг и останется в Англии, если подумает, что за мной объявили охоту или что-то в таком духе?
        Мысли пролетели со скоростью снитча. Вырисовывалась определённая картинка, на фоне которой очень тихо, но отчётливо звенели бубенцы.
        Я пожал руку Министру Болгарии, который начал что-то говорить на незнакомом языке, и целенаправленно направился в сторону эльфа мистера Крауча.
        
        Часть 2. Глава 15. Блицкриг
        
        22 августа, 1994 г.
        Англия, Дартмур
        Эльф Крауча сидел на предпоследнем сидении с левой стороны нашего второго ряда, так что я для начала сделал вид, что осматриваюсь, выглядывая сбоку ложи.
        Как я и думал, она значительно выступала над остальными ярусами, и если прикидывать, то по высоте мы находились как раз над вратарскими кольцами, кстати, кольца были чуть подняты. У нас на поле они примерно на уровне десяти-двенадцати метров над землёй, а тут было все пятнадцать-двадцать. Но, может, такие международные нормы какие-нибудь, или чтобы стотысячному стадиону было виднее.
        Министерская ложа была на самом верху и по близости к полю соперничала с партером, но там зрителям приходилось задирать головы, чтобы смотреть игру.
        В нашей ложе всего было три ряда и тридцать шесть мест. Центральный проход разделял двенадцать мест ряда пополам. Уизли сели по центру первого ряда. То есть, Министру Болгарии досталось самое крайнее кресло справа в первом ряду, насколько я понял, рядом с ним всё же нашёл себе местечко Фадж. Потом справа - налево размещались: Гермиона, Рон, Джинни, Артур Уизли. Через проход от них сидел Перси, который постоянно вскакивал, пытаясь пожать руку всяким чиновникам, которые занимали уже третий ряд. Рядом с Перси сидела Молли Уизли, затем два старших брата-Уизли. Два сидения в самом конце первого ряда, как раз перед эльфом, были свободны. Старшие Малфои вместе с Сириусом сели на правую сторону второго ряда. Но мест было шесть, а нас семеро. Так что я тихо окликнул брата и Драко и показал им на места справа от эльфа, а сам сел рядом с ним.
        Эльф был мелким даже для эльфа, и ноги особо с кресла не свисали. Он сидел, уткнув лицо в ладошки, а его лопушистые уши забавно прижимались к голове.
        - Привет, что с тобой? - поинтересовался я, коснувшись серого плеча.
        На меня посмотрели через приоткрытые пальцы, а потом эльф и вовсе убрал руки от лица. Глаза были большими и карими, а вот нос - красноватым и раздутым, словно был воспалён каким-то заклинанием типа жалящего.
        - Здравствуйте, сэр, - тонко пискнул эльф, и я понял, что это не «он», а «она». - Хозяин велел Винки пойти сюда и беречь его кресло, - она поклонилась пустому креслу рядом с собой. - Винки боится высоты. Винки хочет убежать в палатку, но Винки хороший эльф и должна делать то, что велено.
        - Кто это, Гарри? - к нам подошла Гермиона и во все глаза пялилась на Винки. Я посмотрел, что Рон и Джинни, которые сидели по диагонали от нас, тоже вытягивают шеи, чтобы посмотреть, с кем я тут общаюсь. Но с «козырных мест» не встали.
        - Это домовой эльф, точнее, домовой эльф-девочка, её зовут Винки, - ответил я. - Кстати, если хочешь, садись к нам, там возле Дадли ещё свободно место возле прохода.
        - Ой, думаешь?.. - смутилась Гермиона, оглянувшись на брата. - Действительно, есть место… А думаешь… ну… всё-таки Уизли меня позвали, если я уйду, то это будет очень невежливо?
        - Эм… - я потёр затылок. - Тебе вроде Дадли омнинокль подарил, верно?
        Гермиона покраснела, покосилась на Драко, который, не скрываясь, прислушивался к нашим перешёптываниям, и кивнула.
        - Если что, скажешь, что просто хотела спросить, как он работает, а твоё место заняли, и ты не стала настаивать и выгонять кого-то из взрослых. Может, там возле Министра Фаджа ещё какой-нибудь Министр Ирландии захочет сесть. Иди, сядь с Дадли, а то сейчас Сириус займёт с нами места.
        - Гарри, ты - гений, - хихикнула Гермиона и пошла в указанном направлении, провожаемая улыбочками Драко.
        - Сэр, - уже сама обратилась ко мне Винки, её глаза стали, кажется, ещё крупнее, - вы сам Гарри Поттер, сэр?
        - Да, это я, - подтвердил я, заслужив того, что к нам обернулись старшие братья Рона.
        - Ты - Гарри Поттер? - спросил меня один из них. - Тот самый? А мы братья Рона Уизли, он говорил о тебе, что ты учишься с ним на Гриффиндоре. Я Билл, а это - Чарли! Мы тоже учились на Гриффиндоре.
        - Да, Рон говорил, что у него целая куча старших братьев, - чуть улыбнулся я, слегка раздражаясь, что меня отвлекли от обработки эльфы.
        - И мы смогли убедиться, что Уизли на самом деле очень много, - встрял Драко, хихикнув и кивнув на Фаджа и болгарского министра. - Даже Министрам пришлось потесниться.
        Билл прищурил глаза и пошёл пятнами, совсем как Рон, да и выражение лица Чарли мне совсем не понравилось. Но ответных реплик или каких-то действий не последовало, так как в ложу стремительно вошёл очень высокий мужчина.
        - Можно начинать, министр? - спросил он у Фаджа.
        - Конечно, Людо, если вы готовы, то начинайте, - ответил мужчине Фадж.
        Этот «Людо» подошёл к самому краю балкона в центре ложи, направил в своё горло кончик волшебной палочки и что-то пробормотал. И внезапно мы услышали бессменного комментатора Чемпионата.
        - Леди и джентльмены, - хрипловатый, мощный, хорошо поставленный голос заглушил галдёж стадиона. - Добро пожаловать на финал четыреста двадцать второго Чемпионата мира по квиддичу!
        - Это же Людовик Бэгмэн! - чуть не подскочил Драко и шёпотом пояснил для меня. - Он глава департамента магических игр и спорта в Министерстве Магии! Раньше играл загонщиком в «Уимбурнских Осах», и был принят в Сборную Англии. Считался отличным игроком. Его все называют «Людо». Оказывается, он комментирует из этой ложи! Круто!
        Дадли ткнул Драко, и Малфой повторил то же самое для моего брата с Гермионой. А мистера Крауча всё не было…
        - Винки, а отчего твой хозяин так долго не идёт? - спросил я сжавшуюся от громких выкриков и разразившихся после приветствия Бэгмэна аплодисментов эльфушку.
        - Хозяин велел беречь его кресло. Хозяин Винки очень занят, - пробормотала она.
        - Эй, Винки, - зашептал я ей на ухо, пользуясь всеобщей отвлеченностью на стадион. - Твой хозяин уже старый? Вдруг ему стало плохо, а ты тут сидишь и охраняешь кресло? Может, мистеру Краучу нужна помощь?
        - Но… Но Винки не может… Винки…
        - Не волнуйся так. Давай, я позову своего эльфа, и он посторожит твоё место и место твоего хозяина? Винки может даже не показываться своему хозяину. Просто покажи мне, где его палатка, и я сам схожу за ним и проверю, чтобы всё было в порядке. Ты перенесёшь меня к вашей палатке и сразу вернёшься обратно. Но зато ты будешь хорошим эльфом. И приказ выполнишь и хозяину поможешь, если вдруг что.
        - Но Винки… не может… она не должна… - тихо пискнула эльфушка, но я уже расслышал её колебания.
        - Ты же только туда и обратно. А Кричер может посторожить твоё место. Ты сможешь немного побыть внизу, чтобы не так сильно бояться высоты. Там внизу набраться храбрости.
        - Гарри Поттер знает старого Кричера? - навострила уши Винки. Глаза у неё, кстати, чуть светились в полумраке ложи.
        - Конечно. А ты тоже его знаешь?
        - Да, Кричер - очень хороший эльф, - закивала Винки.
        - Ну так что, я зову Кричера? - я косился на вход, опасаясь, что Крауч уже сам придёт, и мой план сорвётся.
        - Хорошо, Винки согласна.
        Привычно направляя магию вызова-желания, я тихо, одними губами, прошептал: «Кричер!». В связи со своими ночными похождениями со Снейпом-сенсеем в мир Чёрных пещер, вызывать эльфа я давно научился почти бесшумно, и он являлся по моему зову совершенно тихо, без «хлопка вежливости», слов приветствия или каких-то вопросов.
        - Кричер, - прошептал я ему на ухо, - займи место Винки и посторожи эти кресла до нашего возвращения. Если хочешь, то посмотри Чемпионат. Возможно, я тебя ещё вызову. Дело может касаться Регулуса Блэка. Кивни, если понял.
        Кричер кивнул.
        - Винки, готова? - я подал руку эльфушке. - Только сделай это тихо, как Кричер.
        Вокруг все были отвлечены группой поддержки Болгарии. Полуобнажённые вейлы здорово отвлекают, а вокруг сидели одни парни и мужчины. Сегодня даже их танец был какой-то более зажигательный. А ещё я заподозрил некое гендзюцу, то есть внушение: слишком уж телячьими были взгляды мужиков за нами, так старшекурсники на Алису иногда смотрят.
        Мы оказались в нашем лагере, но на противоположной стороне. Винки показала мне на довольно неприметную серую палатку.
        - Ты можешь вернуться, Винки. Я посмотрю, как там мистер Крауч, и вызову Кричера, чтобы он принёс меня обратно.
        - Гарри Поттер, сэр, очень добр к Винки, - пропищала эльфушка и прижала уши. - Винки должна вернуться, чтобы охранять кресло Хозяина.
        - Конечно, возвращайся, я тоже скоро вернусь, - улыбнулся я, наблюдая, как Винки с хлопком исчезла. В лагере было совершенно безлюдно, да и уже начались сумерки.
        От палаток я чувствовал что-то вроде защитных контуров, но очень слабых. Волшебники и их магия, на которую они так надеются… Ни тебе сторожей, ни дозорных. А масштабное колдовство на Чемпионате было под запретом. Да и серьёзные чары могли войти в конфликт с самой палаткой. Но это и к лучшему.
        Если судить по довольно свежему магическому воздействию, то мистер Крауч всё же ушёл на стадион, причём, совсем недавно, предварительно обезопасив периметр. Забавно, но его охранное заклинание по моим ощущениям было похоже на мои «лезвия ветра», впрочем, ничего серьёзного, кроме разве что порванной одежды они не несли, да и высота заклинания была небольшой - как средний забор. Если сенсорика меня не подводит, то на высоте в два метра над землёй магии уже не было. К счастью, это был далеко не мой барьер пяти печатей, через который и птица не пролетит, и эльф не пробежит.
        Земельный «надел» Крауча был, кстати, без таблички, и располагался в удобном месте для разбега. Воздушный шаг я один только использовал, чтобы перемахнуть невидимый «забор» и приземлиться точнёхонько у палатки. Вот какой я молодец.
        Внутри никаких охранных чар не было, что радовало. Обстановка была строгая, деловая, похожая на рабочий кабинет. Даже единственный чёрный кожаный диван в этой «гостиной-приёмной» выглядел неудобным.
        Конечно, я мог ошибаться, и никакого Барти-младшего тут нет и никогда не было. Мало ли у кого он скрывался столько лет. С другой стороны, про Турнир он мог узнать только от отца, а в палатке горел свет. И он не из-за меня включился.
        Я прокрался в коридор в глубине. За одной из дверей виднелся свет. Протиснув кунай, я чуть увеличил щёлочку, чтобы увидеть сидящего за книгой мужчину с русыми волосами. Ни тебе клетки, ни цепей. Странно. Может, это не Барти-младший? Как он выглядит я вообще без понятия.
        И как-то одно дело освободить пленника, а другое, когда этот «пленник» вовсе не пленник. Да ещё может настучать о том, что тут его сманивали «на свободу». И что делать?
        - Кто здесь? - насторожился мужчина, впившись взглядом в дверь. - Отец? Это ты?..
        Ладно, скорее всего, это всё ж таки Барти Крауч.
        - Извините, сэр, - я всё же решился и открыл дверь, готовый увернуться от любого заклинания и вырубить мага.
        - Т-ты… заблудился, мальчик? Как ты сюда попал?! - взволнованно отложил книгу мужчина. Палочки я возле него не обнаружил. Так что чуть расслабился. - Кто ты?
        - Что читаете? - я решил его немного запутать.
        - Я… - Барти запнулся, - я читаю… Это Виктор Гюго. Маггловский писатель. Француз.
        Книга на самом деле была, похоже, не на английском, а на обложке, которая не шевелилась, был какой-то замок или готическая церковь.
        - Значит, вы тоже знаете несколько языков? - поинтересовался я. - Интересная книжка?
        - Вполне… - растерянно отозвался Барти. А я всё гадал, где же тот «сумасшедший поклонник Волдеморта», которым его описывал Гарри. Впрочем, было там что-то про ментальное воздействие. Так может, ментально на него воздействовали уже после «освобождения»? Внушили пару тройку идей… По крайней мере, рукава рубахи закатаны и предплечья вполне чистые.
        - Прости, - извинился я, прежде, чем ускориться, сокращая расстояние между нами до минимума, и вырубить его. Объясняться и уговаривать времени совсем не было. Мне надо было вернуться в ложу, прежде, чем меня хватятся.
        - Кричер! - позвал я домовика. Тот появился бесшумно и уставился на обмякшее тело Крауча-младшего.
        - Знаешь его? - спросил я эльфа.
        - Кричер знает. Это друг хозяина Регулуса - Барти.
        - Вот и отлично, а то бы неудобно вышло, - кивнул сам себе я. - Сейчас ты его перенесёшь в Блэк-хаус. Запри в какой-то комнате… Или не запирай… Может, в библиотеку его? - я покосился на французскую книжку. Я смогу поговорить с ним только завтра… И никаких подходящих зелий с собой нет…
        - Кричер может навести крепкий сон на гостя мастера Гарри, - деликатно кашлянул эльф на мои метания, что делать с уже моим «пленным».
        - Круто! Так и сделай. Всё равно уже довольно поздно. Я постараюсь пораньше завтра прибыть. Унеси его, вернись за мной и перенеси меня обратно в ложу, только куда-то ближе к выходу, скажу, что в туалет ходил.
        - Кричер понял, - эльф вместе с Барти пропал, потом и меня «вернули на место». Отлично. На всю операцию ушло не более десяти минут. Наверное, ещё только-только команды поддержки выступили.
        Я спокойно прошёл на своё место. На втором от края кресле уже сидел мужчина, в полумраке я только разглядел, что он усатый. Винки сидела с краю и закрывала ладонями глаза. Обожаю этих волшебников, которые воспринимают эльфов как должное, и считают их просто чем-то вроде мебели. Сомневаюсь, что эльф или её хозяин свяжут вместе два события: то, что я был у палатки, и пропажу Барти-младшего. А если вдруг прижмут, то скажу, что немного схитрил с Винки, потому что не знал, как выйти из ложи и где туалет. Пусть попробуют что-то доказать.
        - Гарри, ты где был? Тут такой класс команды поддержки показали! - зашептал мне Драко. - А Уизли чуть не подрались из-за лепреконского золота, которое те разбрасывали. Эти идиоты не знают, что оно исчезает со временем?
        - В туалет ходил, - ответил я. - Что я ещё пропустил?
        - Счёт уже «тридцать - ноль» в пользу Ирландии, - сказал Драко. - А ещё всех поимённо представили. И судью.
        * * *
        Как бы я ни храбрился, но в кресле сидел, как на иголках. Впрочем, болгары и ирландцы, включая их группы поддержки, настолько «отжигали» в прямом и переносном смысле, что я все же не остался безучастным. Чего в финале только не было: и обманные приёмы, и грязная игра, и чуть не разбились ловцы, и пенальти, и отвлечение судьи вейлами, и насмешки лепреконов, которые выстраивались во всякие не совсем этичные фигуры. И налёты, и потасовка команд поддержки. Кстати, красавицы-вейлы превратились в довольно жутких «птичек». К ним на поле выскочили сотрудники министерства и начали в этих «птичек» кидать какие-то заклинания.
        - Как же так! - воскликнул Драко, когда загонщик Ирландии, не утруждаясь сделать вид, что это случайность, со всей дури отправил бладжер прямо в лицо Виктора Крама.
        Судья даже не дал свистка, а лицо Крама залила кровь. Как с метлы не свалился, удивительно.
        - Нос точно сломан, - уверенно сказал Драко.
        - Смотрите! Смотрите! - заволновались все, показывая на ловца Ирландии. - Он сейчас поймает снитч!
        - Крам летит за ним! - чуть привстал со своего места Дадли.
        Мне было непонятно, как Крам вообще что-то видит с такой расквашенной рожей. За ним шлейфом летели капли крови.
        - Сейчас разобьются! - ахнул кто-то из девчонок, вроде Гермиона.
        Два ловца в крутом пике, летели к земле. Крам почти смог вырулить, и только раз кувыркнулся, как-то хитро отбрасывая метлу в сторону, а ловец Ирландии грохнулся о землю. Второй раз, кстати.
        Крам поднялся, демонстрируя золотой маленький мяч в руках. Весь в крови и в земле, упрямо нахмурив брови.
        Стадион на миг замер, словно все перестали дышать. Счёт на табло сменился, и раздались вопли.
        - Ирландия победила! Крам ловит снитч, но Ирландия победила со счётом сто шестьдесят - сто семьдесят! Кто мог этого ожидать?! - надрывался Людо Бэгмэн. - Какая игра!
        Стадион захлестнули овации и крики. Везде, как и в Большом зале Хогвартса при победе того или иного факультета, сменились цвета. Если раньше флагов было поровну, то теперь весь стадион украшали зелёно-бело-оранжевые флаги Ирландии.
        К Виктору Краму подбежали целители. Команда Болгарии выглядела подавленно, пожимая руки ирландцам. Да, победа была близка.
        Надеюсь, я не разделю участь Болгарии в том, что, даже поймав снитч, можно проиграть по очкам.
        
        Часть 2. Глава 16. Провокация
        
        23 августа, 1994 г.
        Англия, Лондон, Блэк-хаус
        На следующий день после финала Чемпионата я рано утром встретил Снейпа-сенсея на площади Гриммо и провёл в Блэк-хаус. Он достал сложенную газету и показал мне. На титульной странице красовалась колдография с гигантской черепушкой и змеёй. «Пьяный дебош Пожирателей на Чемпионате или бездействие властей?» - гласил жирный мерцающий заголовок.
        - Твоя срочность связана со вчерашними событиями? - спросил сенсей. - И где Сириус?
        - Он отбыл во Францию до того, как началась заварушка, - ответил я. - И да, и нет. У меня есть вопросы и срочно нужна помощь.
        Мы прошли в гостиную, Кричер подал Снейпу-сенсею кофе, а мне чай. Плюс домовик расстарался и испёк вкусные булочки.
        - Расскажи, что вчера произошло, - попросил сенсей.
        Я задумался, вспоминая события, которые случились после полуночи.
        - Мне сразу не очень понравилась открытость лагеря, кажется, я вам это говорил, сэр. Поэтому я использовал свои методы защиты периметра. Пришлось, конечно, включать довольно много народа, но это не случайные люди. Так вот, вчера, когда все праздновали победу Ирландии, меня мучили дурные предчувствия, я уговорил Сириуса отправиться во Францию чуть пораньше. Он всё равно уже не успевал сопроводить нас, а я притворился, что слишком устал и хочу спать, но не ложусь из-за него… После того как он отбыл, я активировал наш защитный барьер. Поэтому мог наблюдать, что именно творилось в лагере без… - я задумался над формулировкой. - Не предвзято.
        Сенсей чуть поёрзал, но не стал меня прерывать.
        - Люди очень странно себя вели, сенсей. Словно видели то, чего нет. Они в панике разбегались, крушили всё на своём пути. А ещё один волшебник в балахоне и маске поддерживал в воздухе сразу четырёх магглов. Сторожа, его жену и, наверное, детей.
        Сенсей прищурил глаза и потёр подбородок.
        - Много костров горело?
        - Да, - кивнул я, вспоминая, что костров на самом деле жгли много. Люди радовались и освещали настоящим огнём поляну.
        - На ум приходит только магическая белладонна, - сказал Снейп-сенсей, - разновидность обыкновенной белладонны, которая вызывает галлюцинации при вдыхании её дыма. Магическая белладонна отличается тем, что можно придать галлюцинациям определённую направленность. И все будут видеть практически одно и то же.
        - Что-то вроде орд Пожирателей? - уточнил я. - Я говорил с Гермионой. Она видела чуть ли не несколько сотен человек, которые шли стеной и кидались разными заклинаниями в ни в чём не повинных людей.
        - А потом всё быстро успокоилось, а Пожиратели куда-то пропали? - покивал Снейп-сенсей. - Действие магической белладонны кратковременно. Всего около десяти-пятнадцати минут, не более. Запаха особого нет, да и дым от костров маскировал.
        - Я ещё не всё рассказал насчёт Гермионы, - я чуть поморщился, вспоминая наш предрассветный разговор. - Кроме «орд Пожирателей» она помнила, что когда они с Роном и Джинни убежали в лес, то встретили там Драко, который чуть ли не прямо заявил, что его отец среди той толпы, а Гермиону тоже могут «вздёрнуть» из-за того, что она грязнокровка. Убеждала меня в том, что Драко - двуличный тип и без меня открыл им своё настоящее лицо. Она была настолько убеждена, что даже не помогло то, что я сказал, что Драко всё это время был со мной и моим братом, так-то тоже вроде «магглом», в нашей палатке. Как и Люциус Малфой. Пока не знаю, что с этим делать и для чего всё это…
        Сенсей тоже загрузился, обдумывая.
        - Скорее всего, тот, кто устроил заварушку, не ожидал от тебя и Малфоев такой… защиты. Если бы вы тоже разбежались, то было бы сложно опровергнуть её слова. Но если один волшебник изображал толпу, то откуда взялась метка? - он снова взглянул на газету.
        - О, да, метку, как выяснилось, запустили при помощи палочки Гермионы, которая пропала где-то в процессе их побега или, может, чуть раньше. Рядом нашли Винки. Это домовуха Барти Крауча. Гермиона сказала, что Винки встретилась им чуть раньше, выглядела странно и двигалась, словно с трудом. Метку запустили рядом с местом, где они были. И там обнаружили Винки с палочкой Гермионы в руках. Набежали сотрудники Министерства, хотели их арестовать, но вступился мистер Уизли.
        - Домовик мог быть под заклятием «империус», - хмыкнул Снейп-сенсей, - одно из непростительных заклятий подчинения.
        - Да, мы читали об этом с Драко, - вспомнил я, где слышал такое слово, - кажется, оно заставляет человека быть послушным чьей-то воле?
        - Верно, - ответил сенсей, - но если у эльфа была нарушена координация, значит тот, кто наложил империус, был не слишком умел, или не смог чётко отдать приказ… Впрочем, сопротивляемость эльфов никто не проверял, может быть этот приказ сильно противоречил их принципам, вроде не навредить хозяину и его роду.
        - Гермиона сказала, что Крауч сильно разозлился… - поддакнул я. - К тому же, получается, что его снова подставили. Его карьера только снова пошла в гору, как внезапно на Чемпионате, который он организовал, объявляются «орды Пожирателей», а его личный домовик запускает метку «мортмордре» в небо.
        - Ты в курсе о мортмордре? - чуть приподнял бровь сенсей.
        - Вычитал о нём в старом издании «Истории Хогвартса». Кстати, Гермиона призналась, что тоже знала это заклинание, про него было написано во «Взлёте и падении Тёмных искусств», которое она ещё на первом курсе прочла.
        - Выборы нового Министра Магии будут в мае девяносто шестого, - протянул Снейп-сенсей. - Предвыборная гонка начнётся примерно через полгода. Крауч серьёзный соперник, и да, насколько мне известно, он смог восстановить свою репутацию. Но откуда тебе это известно, Гарри? Ты же говоришь о том суде, верно?
        - Я читал старые подшивки, сэр, - улыбнулся я, - к тому же, мистер Филч многое знает о студентах… И, кстати, об этом. Ваш друг, Барти, помните, вы рассказывали о нём? Вы всё ещё считаете его другом?
        - Да, но… - сенсей прищурился, всматриваясь в моё лицо, и на миг широко раскрыл глаза. - Неужели, ты хочешь сказать?..
        - Он жив, сэр, - кивнул я и потёр шею. - В общем, я… Так вышло. Получается, что я его немножко похитил…
        - Ты сделал что?! Так он, правда, жив?! - подскочил с кресла сенсей. - Где он?
        - Он сейчас в Блэк-хаусе. Кричер сказал, что усыпил его… Эльф узнал «друга хозяина Регулуса».
        Сенсей взял себя в руки, кивнул и сел обратно, соединив пальцы «домиком».
        - Как ты догадался, Гарри? Как понял, что он жив? И откуда ты его «немножко похитил»?
        Я вздохнул и развёл руками.
        - В общем, вы знаете мою страсть до всего докапываться, сенсей. История Краучей и то, что рассказывал мистер Филч и вы. В общем, она немного не сходилась. Плюс, я очень хотел узнать о судьбе Регулуса Блэка, брата моего крёстного и сына леди Вальбурги. Можете считать, что я что-то выдумал, но получается, что мои теории оказались верными. Просто даже проживая в магическом обществе, маги… как бы это сказать, не видят всех возможностей магии, зелий, артефактов. Они воспринимают всё на бытовом уровне. А мистер Крауч, как и его сын, были учёными, гениями. Мистер Филч сказал, что Барти-младший был похож на вас. Так вот, выходило, что перед смертью жены Крауч старший входит в Азкабан, чтобы жена могла проведать сына, а потом у него умирают и жена, и сын. А перед этим отпускают многих участников этой гражданской войны, и только Крауч, из-за подмоченной репутации, не может заступиться за сына, вызволить практически пацана из застенков. Тогда как более виновные гуляют на свободе. Мне казалось, что это должно было сильно злить такого человека, который смог победить режим Пожирателей. Лично я бы придумал
какой-то план. Так что я взял за некую отправную точку то, что супруга Крауча, которая, возможно, была больна, поменялась местами с сыном. Есть оборотные зелья, а дементорам, думаю, всё равно на личность заключённого, главное, чтобы в камере было живое существо, - я сделал такой вывод из-за Сириуса, который сидел в виде собаки и никак не взволновал стражей Азкабана. - Крауч объявляет о смерти жены, но у него на руках сын. Правда, я думал, что этого сына отец содержал ну… как бы в домашней тюрьме. Или под «Империусом», который вы упомянули, кстати, можно определить, что человек под этим заклятьем?
        - Это зависит от мастерства того, кто наложил Империус, - ответил сенсей. - Если какой-то неумёха, то разница в поведении будет разительной, а если мастер менталист, то вплоть до подмены личности, или в личность будет встроена определённая мотивация и личность даже не поймёт сама, что под заклятием. В остальных случаях будут провалы в памяти. Впрочем, сильные волшебники могут сопротивляться империусу, особенно приказам, которые слишком сильно противоречат их характеру, моральным принципам или убеждениям. Или, если дожать слишком сильно, то можно свести человека с ума. Тогда и после снятия империуса личность не вернётся в норму. Тёмный Лорд был искусным менталистом, так что доказать или опровергнуть то, что некоторые люди действовали не под его империусом, оказалось невозможным.
        - А вы смогли бы определить, на Барти Крауча-младшего воздействовали или нет?
        - Скорее всего, мог бы. Тем более я знал его с детства… Так ты сказал, что думал, будто Барти содержат в домашней тюрьме?..
        - А, да… - кивнул я. - Так вышло, что вчера мы попали в ложу Министра Фаджа. И там была Винки, я уже говорил о ней. Та самая домовуха Краучей. Старший Крауч где-то задерживался, и у меня созрел план. Посмотреть в их палатке. Может быть, Барти-младший был бы там. И он там был, а старшего Крауча уже не было, - обтекаемо ответил я.
        - Подозреваю, что проник ты в чужую палатку благодаря своим физическим, а не магическим навыкам, - ехидно хмыкнул Снейп-сенсей.
        - Вы правы, сэр, - демонстративно повинился я, опустив голову. - План был несколько сыроват, я действовал по ситуации. Но в любом случае был крайне осторожен и не оставил следов. Так как отлучился я ненадолго, было некогда объяснять Барти-младшему всю подоплёку дел и что я не желаю зла его семье или ему. Я подумал, что вам, взрослому человеку, да ещё и хорошо знакомому, он поверит. В крайнем случае, можно чуть подправить его воспоминания, что вам тоже под силу. Палочки у него нет, я его обыскал. Наверное, мистер Крауч не мог купить палочку или не давал её сыну. В Блэк-хаус без разрешения хозяина не может проникнуть чужой эльф. Совы тоже не смогут его найти, как и различные ритуалы поиска. Я уже успел проконсультироваться об этом с леди Вальбургой. Плюс ко всему, я подозреваю, что вся та ситуация с «ордами Пожирателей» была направлена на то, чтобы отвлечь старшего Крауча и похитить его сына, раньше меня.
        - С чего ты это взял? - снова вздёрнул бровь сенсей.
        - Я попросил рассказать Гермиону о событиях того вечера. Всё, что она помнит. А она, как бы это сказать… Очень внимательная, бывает, что замечает такие детали, которые вроде бы и не важны… Она дословно воспроизвела все разговоры в лесу, когда её хотели обвинить в том, что она запустила «Чёрную метку». Так вот, когда они вернулись в палатку Уизли, она заметила, что рубашка Чарли Уизли вся располосована. Разодрана в клочья.
        - И что с того? - не понял Снейп-сенсей.
        - Дело в том, что я чувствую направленность и действие заклинаний, особенно хорошо получается со статичными чарами, когда есть время сосредоточиться, - пояснил я. - Палатка Краучей была защищена очень необычным заклинанием. Кроме простой сигналки, как у всех, почти невидимым был второй контур. Это было что-то вроде острых порывов ветра, скорее всего, чтобы напугать и оттолкнуть «взломщика». Такие порывы могли сильно разорвать одежду. Думаю, что соединить чарами её после такого невозможно, что облегчает поиск возможных нарушителей. Чары весьма нестандартные. Это совпадение показалось мне очень странным. К тому же Артур Уизли сказал, что все напавшие аппарировали.
        - Но как? - удивился Снейп-сенсей. - Лагерь был под куполом антиаппарации. В лучшем случае можно было попытаться аппарировать в пределах лагеря, но не куда-то ещё. Меня оттуда забрал эльф Хогвартса, которого прислал директор.
        - Ну да, а все остальные стояли в очереди, чтобы получить порт-ключи в свои регионы, - вспомнил я слова Луны, Чжоу и Рона.
        Когда всё немного успокоилось и моё чувство опасности перестало верещать, я сбегал до палатки семьи Чанг. К счастью, они не пострадали и, к тому же, их периметр тоже был необычно укреплён, так что бегущие и паникующие маги обходили синюю палатку стороной.
        - Значит, провокация, которая сразу работала в нескольких направлениях, - подытожил сенсей, загибая пальцы: - напугать обывателей тем, что Пожиратели ещё живы и остаются где-то на свободе безнаказанными, дискредитация Крауча, а также семьи Малфой. Похищение Барти-младшего, чтобы ещё сильней дискредитировать Крауча. Вывести его из гонки за министерское кресло. И кто может за этим стоять?.. - криво усмехнулся Снейп-сенсей, оглаживая несуществующую бороду.
        - Думаю, что за этим стоит Дамблдор, - раздался голос, и к нам в гостиную вышел Барти Крауч.
        То, что он стоит в коридоре, я почувствовал ещё тогда, когда мы заговорили про то, что мой план был сыроват. А если судить по довольно блеснувшим глазам сенсея, он это почувствовал тоже.
        Нет ничего более притягательного для умника, как вставить правильный ответ, над которым другие ломают голову.
        Снейп-сенсей встал, внимательно оглядывая своего старого друга.
        - Мальчишка неплохо меня приложил, - рассматривая меня, заметил Барти, - я совсем не ожидал подобного от подростка. Подумал, что пацан просто заблудился или перепутал в темноте палатки. Вряд ли меня кто-то бы узнал из его возраста, так что я просто хотел его вывести и позвать Винки. А оказалось, что этот паренёк пришёл именно за мной. Твой сын, Северус?
        - Нет, Барти, - ответил Снейп-сенсей, - это мой ученик. Хотя иногда и я многому учусь у него. Позволь тебе представить Гарри Джеймса Поттера. Гарри, это Бартемиус Крауч-младший.
        - П-Поттер? - удивлённо рассматривал меня Барти. - Тот самый?..
        - Единственный в своём роде, - не удержался я от шуточки. - Хотите перекусить, сэр? Вы, наверное, проголодались. Мы с профессором Снейпом уже позавтракали.
        - Отец говорил, что ты работаешь в Хогвартсе, Северус. И что ты с потрохами принадлежишь Дамблдору, - не обращая внимания на моё предложение, сказал Барти. - Где гарантия, что ты не побежишь докладывать своему хозяину, что я у тебя? Если учесть, что на Чемпионате охотились именно за мной.
        - Ну, допустим, что ты не у меня, а в Блэк-хаусе, где я такой же гость Гарри, как и ты, - хмыкнул сенсей. - А что касается Хигэканэ, - он подчеркнул тоном нашу кличку директора, - то в своё время он взял с меня несколько непреложных обетов за обещания, которые не выполнил. Но среди этих обетов я не припомню ни одного, который бы вынудил меня предавать своих друзей. К тому же, он мог влиять на меня из-за старых грехов и клейма преступника, но с некоторых пор я чист, - сенсей закатал рукав и продемонстрировал предплечье. - Я избавился от метки, и теперь Хигэканэ лишился своего главного козыря. Правда, он пока не знает об этом.
        Барти некоторое время гипнотизировал взглядом руку Снейпа-сенсея, а потом с облегчением выдохнул.
        - А я вот всё думаю, - прервал их переглядки я, - если вам удавалось прятаться и скрываться столько лет, откуда Хигэканэ вообще узнал о том, что вы живы? Расслабились и потеряли бдительность?
        - Думаю, что Дам… Хигэканэ рассказала об этом Берта Джоркинс.
        - Джоркинс?.. Что-то знакомое, - хмыкнул Снейп-сенсей, присаживаясь в кресло и делая Барти приглашающий жест.
        - Она училась на пару курсов старше тебя, весьма глупая и недалёкая женщина, - закатил глаза Барти. - Берта работала в отделе отца и, насколько я понял, решила осчастливить давнего вдовца. Не знаю, было ли у них что-то или нет, где-то в начале лета Берта каким-то образом нашла и пришла в наш дом. Как я понял… Э… Ну, она хотела, - Барти чуть покраснел. - В общем, она весьма решительная, пусть и недалёкая особа. Некоторые женщины творят истинные чудеса, когда хотят выйти замуж.
        - И она узнала о вашем существовании? - вклинился я.
        - Что-то вроде, - кивнул Барти. - Винки, пытаясь её выгнать, кажется, проговорилась, или Берта услышала наш разговор, в котором я приказал Винки избавиться от неё. Я точно не знаю. Но отец был в ярости. А потом сказал, что Берта внезапно совсем слетела с катушек и ничего обо мне не помнила. Отец перевёл её в другой отдел. Вот только я уже однажды наблюдал такое… И я был уверен, что Берта побежала к нашему «самому светлому волшебнику». К кому же ещё? И после этого, чтобы она никому не растрепала, он выпотрошил её память. Отец сказал, что недавно она взяла отпуск и куда-то отправилась. Он вздохнул спокойно, но я… Мне казалось, что надо мной завис дамоклов меч.
        - Вы сказали, что уже наблюдали такое, - напомнил я. - Значит, нечто подобное уже было и Хигэканэ что-то сделал?
        - Ну, а из-за чего тогда я попал в Азкабан?.. - невесело скривился Крауч-младший. - Я был весьма неудобным свидетелем и всеми силами пытался вызнать правду.
        - Правду о чём? - насторожился сенсей.
        - О том, что же случилось с Рэгом… С Регулусом Блэком, моим лучшим другом.
        В коридоре было слышно, как ахнула с портрета леди Вальбурга.
        
        Часть 2. Глава 17. Цепочка воспоминаний
        
        23 августа, 1994 г.
        Англия, Лондон, Блэк-хаус
        Барти Крауч сел в кресло и дотронулся большим пальцем нижней губы, я такой жест замечал за сенсеем, когда он обдумывает, что сказать.
        - Мы с Регулусом были лучшими друзьями. Познакомились ещё в «Хогвартс-экспрессе», поступили на Слизерин, сидели за одной партой, жили в одной комнате, проводили вместе каникулы, имели одни увлечения. Он был мне, как брат, - тихо произнёс Барти, коротко взглянув на меня. - В тот год, когда мы поступили в Хогвартс, началась магическая война. Это было тяжёлое время для Слизерина. И ещё более тяжёлым это время было для меня, ведь мой отец возглавлял Департамент Магического правопорядка. Мы с Регулусом старались держать нейтралитет, просто учиться, не вмешиваться во вражду факультетов и ни во что не встревать. Правда, не всегда это выходило. У Блэков горячая кровь, так что к концу пятого курса Рэг стал довольно хорошим дуэлянтом: он всё время защищал меня. Я знаю, что родители Сириуса, мистер Орион и леди Вальбурга, поддерживали Тёмного Лорда, не официально, но разделяли его политические взгляды. От меня Регулус знал и оборотную сторону такой политики и войны, поэтому взглядов родителей не одобрял. Впрочем, он не объявлял об этом так же открыто, как его старший брат - Сириус, который закончил Хогвартс
в семьдесят восьмом.
        Он замолчал, явно погруженный в свои воспоминания.
        - Когда мы с Рэгом перешли на шестой курс, война достигла своего апогея, - только я хотел спросить, что было дальше, продолжил Крауч-младший. - Сириус окончательно разругался с родителями и перебрался в Годрикову лощину. На летних каникулах Рэг пытался поговорить с братом, но натолкнулся на непримиримость и вражду, а также узнал, что все слизеринцы, по определению, заодно с Воландемортом. Не знаю, было ли это отправной точкой, но когда Регулуса в который раз пригласили на одну из тайных встреч, он пошёл. Я отговаривал его, но мой друг что-то задумал и даже поссорился со мной на публику, заявив, что последние декреты моего отца о применении непростительных аврорами это слишком. Почти весь первый триместр шестого курса мы не разговаривали, но из слухов, которые ходили на факультете, я слышал, что Тёмный Лорд очень ценил Регулуса. Он родился в декабре шестьдесят первого, так что семнадцать ему исполнилось перед Рождеством. После зимних каникул Рэг появился с тёмной меткой на предплечье.
        Барти снова умолк и закусил губу.
        - Он решил стать шпионом и изнутри раскрыть преступную организацию? - озвучил я свою догадку.
        - Как ты?.. Да, он решил внедриться в ближний круг Лорда, - криво улыбнулся Барти, - зря я давал читать ему свои маггловские детективы. Я… Тогда я припёр Регулуса к стенке, увидел, что слухи не врут и у него на самом деле это жуткое клеймо. Он признался, что хочет всё узнать и выдать Тёмного Лорда и Пожирателей через меня. Хотел, чтобы я поговорил с отцом. Впрочем, несмотря на «доверие» к Регулусу, всё было не так просто и раскрываться никто не спешил. Они соблюдали определённые меры безопасности, да и из-за учёбы Рэг не мог бывать подле Лорда постоянно. Я же пытался разобраться, что это такое эта тёмная метка и как работает. Можно ли как-то снять. Весь шестой курс просидел в библиотеке в поисках ответов, но ничего не нашёл.
        Барти очень внимательно посмотрел на Снейпа-сенсея.
        - Как же ты смог это сделать?
        - Расскажу позже, - ответил сенсей.
        - Хорошо, - прикрыл глаза младший Крауч, и продолжил: - Летом семьдесят девятого, глубоко за полночь, Регулус ввалился в наш камин. Он был просто в шоке, растерянности и хотел спросить моего совета. «Ты же умник-Барти, ты знаешь всё на свете», сказал мне он. Это был наш последний с ним разговор. После этого он пропал, и я его больше не видел. И, боюсь, что это именно я виноват в том, что случилось, потому что… Лучше показать это воспоминание в омуте памяти. Я бывал в Блэк-хаусе раньше и знаю, что он есть в библиотеке.
        - Так ты умеешь структурировать сознание? И сможешь показать нам этот разговор в омуте памяти? Я действительно видел этот артефакт в библиотеке Блэков, - приподнял бровь сенсей.
        - Омут памяти? - переспросил я, вспоминая, как Алиса делилась со мной своими воспоминаниями.
        - Это особый артефакт, который может показать объёмное воспоминание волшебника, - пояснил мне сенсей. - Вот только далеко не каждый волшебник может осознанно дать своё воспоминание. Отсечь всё лишнее и выделить нужный фрагмент памяти. Раньше работа со своим сознанием и памятью входила в обязательный школьный курс. Теперь этим безусловно полезным навыком владеют лишь единицы. Основы менталистики были исключены Министерством из общей школьной программы.
        - Я многим интересовался, - скромно заметил Барти.
        - Тогда пойдёмте в библиотеку, - предложил я на правах хозяина, правда не имея ни малейшего понятия, как выглядит упомянутый артефакт.
        * * *
        Когда сенсей указал на здоровый вазон с дымком, который стоял чуть в стороне от диванчиков и столов для чтения, я решил, что он шутит. Честно говоря, думал, что эта штука либо просто для красоты, вроде мини-фонтана, или какой-нибудь волшебный аналог отпаривателя, который в прошлом году купил дядя Вернон. Мало ли, книги где-то помялись или чуть запачкались. Сунул, отпарил и снова как новенькие.
        Я озвучил свои ранние предположения вслух, и сенсей с Барти заинтересовались, что же такое «отпариватель».
        - Это такое приспособление, из которого идёт пар, почти точно такой, как в этом украшенном тазу на ножке, пар разглаживает даже глубокие складки, помятости в одежде, и убивает микробы. Думал, что это для книг, чтобы какие-нибудь пятна убирать и загнутые странички выпрямлять. Иначе зачем эта штука тут стоит?
        Сенсей переглянулся с Краучем, у обоих синхронно мелькнули какие-то мечтательные выражения на лицах.
        - Хм… я рад, что ты не попытался окунуть туда книгу, Гарри, - с лёгкой ехидцей сказал сенсей.
        - Мне потребуется палочка, - заглядывая в дымку омута, сказал Барти. - Всё же я не мастер-менталист и без палочки не смогу извлечь своё воспоминание.
        Если судить по тому, как помрачнел Снейп-сенсей, он не рассчитывал давать Краучу палочку. Всё же без этого магического инструмента многие волшебники практически ничем не отличаются от магглов. Да и тут все так трясутся над своими палочками.
        - Попробуйте моей, - я достал из чехла свою обманку из остролиста.
        Давать настоящую палочку пока не явному союзнику, который сам предложил этот омут, было бы неосмотрительно. Сенсей моментально выхватил свою палочку и направил её на Крауча.
        - Без фокусов, Барти, - с неприкрытой угрозой сказал он. - Гарри, отойди от него.
        - Даже с палочкой я тебе не противник, Северус, мы оба это знаем, - с лёгкой грустью улыбнулся Крауч. - К тому же, пацан смог вырубить меня без магии, а значит, тоже весьма силён. Я в родовом особняке. Даже если я нейтрализую вас, то не смогу выйти, а если даже смогу, то отец, скорее всего, пока находится под подозрением. И за нашим домом наблюдают… Разве что наш эльф сможет мне что-нибудь передать.
        - Со слов моей подруги, ваш отец хотел выгнать Винки, по крайней мере, угрожал ей этим, - вставил я.
        - Скорее всего, он так и сделает, - секунду поразмышляв, ответил Барти. - Он понял, что меня похитили. Свободный от рода, но преданный эльф может многое сделать. Думаю, отец рассчитывал, что я смогу воспользоваться её услугами. Знаете, что самое интересное? Так как она не принадлежит никакому роду, я даже могу призвать её сюда. Винки!
        Раздался тихий хлопок, и в библиотеке появилась моя старая знакомая красноносая эльфийка. Теперь ещё и вся заплаканная.
        - Мастер Барти!.. - пискнула она, прикрыв рот и выпучив на него свои карие глаза.
        Я пока ничего не предпринимал, так как не чувствовал угрозы. Сенсей тоже продолжал направлять кончик своей палочки на Крауча-младшего, но поза была довольно расслаблена. Впрочем, это не отменяло, что собраться и выпустить череду проклятий сенсей мог в считанные секунды.
        - Всё в порядке, Винки, - ровно ответил Барти. - Я просто хотел убедиться, что ты в безопасности. Я в гостях у друзей.
        Домовушка перевела взгляд с хозяина на нас и уставилась на меня.
        - Мистер Гарри Поттер?! Вы спасли хозяина! Это было так ужасно! Винки не знала, что творит. Плохой человек заставил Винки. А потом Хозяин провёл ритуал и дал Винки одежду.
        - Пока посиди на том диване, Винки, - попросил я. - Мы немного заняты, а потом решим, как быть с тобой. Хорошо?
        - Винки поняла, - смутилась домовушка и просеменила к дивану.
        Барти проводил её взглядом, вздохнул и, прикрыв глаза, коснулся виска кончиком моей ненастоящей палочки. Я увидел, как медленно из кожи выползает тонкая полупрозрачная струйка.
        - Что с этой палочкой? - пробормотал Барти, на лбу которого выступила испарина.
        Снейп-сенсей подхватил эту струйку своей палочкой и направил в дым омута.
        - Гарри пользуется волшебной палочкой без магической начинки, - открыл он секрет Барти. - Чтобы тренироваться в беспалочковой магии. Вот, а ты говорил, что не сможешь. Главное, верить в себя, - закончил он, не скрывая сарказма.
        Барти с удивлением посмотрел на мою палочку из остролиста и вернул мне.
        - И как смотреть это воспоминание? - спросил я.
        - Ныряй лицом в чашу, - сказал сенсей.
        Я прищурился, пытаясь понять, шутит он или нет, тогда как Барти уже наклонился и окунул лицо в дым. Я глубоко вдохнул и сунулся следом, благо чаша была на самом деле довольно большого диаметра, и мы втроём могли спокойно окунуть туда головы.
        Было ощущение полёта, а потом я оказался в комнате, которая походила на жилую часть библиотеки. Рядом уже стоял Барти, а через секунду к нам присоединился Снейп-сенсей. Перед нами развернулась сцена, на которую я смотрел открыв рот. Не знаю, как леди Вальбурга смогла удержать лицо в спокойном состоянии, но Регулус Блэк был просто копия Драко, только брюнет, чуть постарше и не скрывающий вьющихся волос. Рядом с ним был Барти, только значительно моложе и в пижаме.
        Этот омут просто точная копия гендзюцу Учиха! Тоже находишься внутри ситуации, но никак повлиять на неё не можешь, словно перед тобой разыгрывают спектакль.
        - Тёмный лорд попросил одного из наших домовиков для личного дела, и я позвал Кричера, - начал рассказ Регулус. - Лорд забрал эльфа и сказал мне возвращаться домой. Я весь день гадал, зачем же ему понадобился Кричер. Сам знаешь, я почти вплотную подобрался к этой загадке. И я на сто процентов уверен, что он делает крестражи! Все симптомы, описанные в том гримуаре, который мы нашли в закрытой части нашей библиотеки, налицо! Я только надеялся, что Кричер ему нужен не для самого ритуала.
        - Эльф жив? Ты же не отдал ему того самого эльфа, с которым заключил дополнительное соглашение?
        Регулус отвёл взгляд, и Барти зашипел.
        - Совсем сдурел? А если бы эльфа использовали для тёмного ритуала?
        - Зато я смог вытащить Кричера оттуда, - огрызнулся несколько смущённый Регулус. - Тёмный Лорд оставил его там подыхать и перекрыл всё чарами.
        - Так что случилось? - Барти взял себя в руки и спросил спокойно. - Кричер тебе рассказал?
        - Да! Он всё рассказал! - оживился Регулус, и я снова вздрогнул, так он был похож на Драко в этот момент. - Лорд привёл его в грот, который был защищён чарами почище Гринготтса. Они вошли туда и потом плыли на лодке по озеру, про которое Кричер сказал: «очень страшное и полное чудовищ». Далее Лорд заставил Кричера пить какую-то дрянь из чаши и положил в неё золотой медальон. Кричер сказал, что «вода, которая забирает силы» снова наполнила эту чашу, а Лорд сел на лодку и уплыл, оставив его. Он оставил его умирать! Если бы не дополнительные возможности связи, - Регулус передёрнул плечами, - я звал его, но Кричер не мог аппарировать оттуда. Пришлось воспользоваться ритуальным залом. Понадобилась просто уйма магии, чтобы перенести из проклятого места одного маленького полудохлого эльфа.
        - Ты сильно рисковал! - с упрёком сказал Барти.
        - Надо придумать, как достать тот медальон! - отмахнулся Регулус. - Ты же умник, Барти, ты знаешь всё на свете, вот и думай, давай. Кричер сказал, что может показать место. Где был вход в тот грот, но попасть внутрь он не сможет. А я, боюсь, что даже с тобой мы не распутаем все чары…
        - Думаю, с такой сложной защитой смог бы справиться только Дамблдор, - ответил Барти. - К тому же он открыто говорит о том, что они непримиримые враги. Он был бы заинтересован в такой информации и добыче крестража.
        - Ага, - приуныл Регулус. - Думаешь, так просто найти нашего директора посреди лета? Да ещё и это… - он закатал рукав, демонстрируя метку. - Разве он мне поверит?
        - Значит, надо действовать через того, кто поверит тебе и знает, где сейчас Дамблдор, - задумчиво ответил Барти.
        - Может, Сириус? - неуверенно спросил Регулус.
        - Лучше уж тогда Джеймс Поттер. Прости, конечно, но он как-то более вменяем, чем твой брат, - проворчал Барти. - К тому же, Сириус не главный в их компании, ты же знаешь. Сириус тебя и слушать не станет, а Джеймс может выслушать и сведёт с Дамблдором. Я слышал от отца, что у них что-то вроде своей организации под предводительством нашего директора.
        - Тогда я свяжусь с Джеймсом, а потом расскажу тебе, как всё прошло, - улыбнулся Регулус и словно только сейчас заметил, что его друг в пижаме. - Ой, прости, я ввалился к тебе ночью. Но просто мне больше некуда было с этим пойти. Можно было бы попытаться рассказать Северусу, но… я не уверен, что он был бы заинтересован. Он где-то в Уэльсе, учится. Кажется, Лорд исполнил все его мечты, я тебе уже рассказывал.
        - Когда всё закончится, я хотел попросить отца не вмешивать в это Северуса, - кивнул Крауч. - Я знаю, что ни в каких рейдах он не участвовал.
        - Думаю, что с этой информацией, которую я раздобыл благодаря Кричеру, всё закончится скорее, чем ты думаешь, - широко улыбнулся Регулус. - Ладно, до встречи!
        - Пока, - ответил Барти, воспоминание прервалось, и нас вышвырнуло обратно в библиотеку.
        Мы отошли от омута памяти и сели на диванчики.
        - После того разговора я больше не видел Рэга, - опустив голову, глухо сказал Барти. - Начался учебный год, а от него не было ни слуху, ни духу. Мы договаривались, что не посылаем друг другу писем, чтобы не выдать друг друга. Я думал, что встречу его в экспрессе, но так и не встретил. В начале Рождественских каникул к нам приходил Орион Блэк, отец Регулуса. Он начал собственное расследование касательно исчезновения Рэга, и он же сказал мне, что на их родовом гобелене… Произошло нечто странное. Я, без подробностей о крестраже, рассказал о нашем последнем разговоре с Рэгом. Сообщил, что он хотел договориться с Джеймсом Поттером о встрече с Дамблдором и это всё, что я знаю. Я был глуп и слишком осторожен. Орион Блэк пытался найти Джеймса, а потом в конце декабря, через несколько дней после нашей встречи, внезапно скончался.
        Да, я помню Ориона Блэка на гобелене, меня тоже смутило, что маг умер в возрасте пятидесяти лет.
        - Я вернулся в школу, - продолжил Барти, - правда, тогда я ещё не связал пропажу Регулуса и смерть его отца вместе. - Я решил, что поговорю с Джеймсом Поттером, когда закончу Хогвартс, я несколько раз пытался поговорить с директором, но мне этого не удавалось. Он не принимал никого со Слизерина.
        - Вам удалось найти Джеймса Поттера? - спросил я. - Насколько я знаю, его дом находился под «Фиделиусом».
        - Нет, этого мне не удалось, а про «Фиделиус» я узнал позже, - помотал головой Барти. - Но я поговорил с Сириусом. Правда и его я нашёл почти в конце восемьдесят первого года, в октябре. Он сначала не поверил мне. Хотя тоже переживал за брата. Я убедил его, что Регулус хотел как лучше, что пытался доказать ему, что сможет изменить ситуацию. Что Рэг был хорошим и добрым человеком. Я не уверен, что смог его убедить, потому что ещё через какое-то время он попросту притворился, что понятия не имеет о нашем с ним разговоре. Мне даже показалось, что Сириус и о брате, который пропал уже почти два года, с трудом может вспомнить. А потом случилась та история с Поттерами, и мой отец отправил Сириуса в Азкабан. Начались суды над Пожирателями, я собирал доказательства невиновности брата Рэга, хотел поговорить с леди Вальбургой. И внезапно один из Пожирателей, Игорь Каркаров, на дополнительных показаниях заявил, что я всегда был с ними и был одним из внутреннего круга! Буквально через день произошла та история с Лонгботтомами, и трое Пожирателей, которые в ней участвовали, сказали, что я был там с ними! Меня
арестовали. Мой собственный отец зачитывал мне приговор. Моя мать сидела в зале суда и плакала. Я умолял его! Говорил о своей невиновности, что это всё неправда, но им поверили, а мне - нет.
        Барти глубоко вздохнул и передёрнул плечами, словно сбрасывая с себя груз ужасных воспоминаний.
        - Когда… Хигэканэ предложил организовать Турнир между школами, мой отец уже знал, что тот самый Игорь Каркаров является директором «Дурмстранга». Отец выслеживал его. Поэтому ухватился обеими руками за эту возможность. После того, как председателем Визенгамота стал Хигэканэ, он отпустил Каркарова на свободу. У нас был план. Мы хотели, чтобы Каркаров дал показания в пользу того, что соврал на суде под давлением и обещанием этой свободы. Те показания просто уничтожили карьеру моего отца… В отличие от Лестрейнджей, которые сидели в Азкабане, Каркаров был свободен и его имя очищено, так что его повторные показания могли подарить мне настоящую свободу.
        
        Часть 2. Глава 18. Никаких доказательств
        
        23 августа, 1994 г.
        Англия, Лондон, Блэк-хаус
        В библиотеке было тихо. Я обдумывал ситуацию и приходил к неутешительному выводу, что каких-то доказательств вины Хигэканэ совершенно нет. Да и то, что рассказал Крауч - всё косвенное и уже додумано им. По сути, из его воспоминаний совсем не очевидно, что Джеймс Поттер всё же свёл Рэга с директором. Может, не свёл, может, послал куда подальше. А может, Регулус и до Поттера не дошёл, а по дороге где-нибудь споткнулся и в какую-нибудь блуждающую Арку Смерти свалился?
        Думаю, Барти и сам до последнего не мог поверить в махинации «самого светлого мага столетия», и скорее всего, считал, что Регулус попался на своём шпионаже и как-то прокололся перед Волдемортом. Ну, а что, парню сколько было-то? Семнадцать? «Тепличный» мальчик-аристократ, любимец и баловень родителей, это тебе не тёртый и битый жизнью Северус Снейп, который во всём подозревает подвох. И то сенсей тоже доверял Хигэканэ…
        Наверное, у Барти всё сошлось только после того, как Тёмного Лорда не стало, а проблемы и странности продолжились. Слишком хитёр и осторожен директор. Да и наш «свидетель», получается, опорочен. Хороший ход, кстати. После таких обвинений, Азкабана и «побега», что бы ни сказали Краучи - младший и старший, всё будет ставиться под огромное сомнение. Замазаны-то они по самые уши. Где Барти - беглый преступник, который прятался десяток лет, и где величайший светлый волшебник, победитель Гриндевальда, директор Хогвартса, председатель конфедерации магов, главный судья Визенгамота, которого знает любой ребёнок-волшебник, потому что он даже в «шоколадных лягушках» встречается в трёх вкладышах из десятка.
        Вот только прослеживалась интересная тенденция в том, что все причастные благополучно скончались. Взять того же Джеймса Поттера, отца Гарри, который, скорее всего, на самом деле свёл брата лучшего друга с Хигэканэ. А потом так вышло, что его ребёнок попал под Пророчество, которое услышал Снейп-сенсей буквально через месяц после пропажи Регулуса. Конечно, не факт, что Лили Поттер бы забеременела… Хотя, молодая семья, есть всякие зелья в помощь…
        «Крестраж» - слово знакомое, его при мне упоминала Алиса, когда рассказывала о том, что её «подселенец» не единственный осколок души Волдеморта. Один ещё у меня в Чёрных пещерах запечатан. Вот, как выясняется, ещё есть медальон в каком-то гроте. Про который знал Хигэканэ. Может, он считал, что теперь политический оппонент в его руках, но хотел красиво всё завернуть, упаковать и подать?..
        Впрочем, для конспирации я спросил у Барти, что такое крестраж, и получил исчерпывающий ответ. Мерзкое колдовство, замешанное даже не на тёмной, а на грязной магии, с человеческими жертвами и всеми вытекающими. Впрочем смысл всё тот же: кусок души и отпечаток личности, запечатанный в предмет или живой носитель. Хитрый биджуу, который из каждого оторванного хвоста может вырастить себя же.
        - Барти, - отвлёк меня от мыслей Снейп-сенсей, который обратился к своему другу. - А почему ты считаешь, что Каркаров дал ложные показания, а не под воздействием ментальной магии?
        - Всё просто, Северус, - чуть улыбнулся Крауч. - Ментальная магия с подменой воспоминаний требует палочки, а в камеру не пускают ни с одним артефактом, да и там чары настроены определённым образом, чтобы нельзя было никак ни передать, ни пронести палочку… Кстати, мой отец это придумал, когда совершенствовал судебную систему. То есть оставался банальный подкуп, обещание свободы. Думаю, что Каркаров остался жив вообще только потому, что через минуту после освобождения покинул Британию. У него был какой-то артефакт перемещения, который ему вернули после суда. А что касается Лестрейнджей, то в первоначальных протоколах аврората было зафиксировано, что Хигэканэ прибыл в Лонгботтом-тауэр, на место преступления.
        - Первоначальных? - переспросил я.
        - У отца эйдетическая память, то есть это значит, что он запоминает документы, тексты. Всё, что было написано, всё, что видел, - ответил Барти. - Но перед судом этот отчёт был утерян и аврор записал снова то, что помнил, но в новых записях не было отображено появление каких-то других лиц кроме представителей Аврората.
        - Ясно, - хмыкнул сенсей, переглянувшись со мной. - Расскажешь, как тебе удалось сбежать из Азкабана?
        - Моя мать поменялась со мной местами, - тихо ответил Барти помертвевшим голосом. - После суда она заболела. Ей не было и сорока. Она умирала, магия выжигала её изнутри. Я так и не знаю, что это за болезнь или проклятие, а со слов отца, целители Мунго разводили руками. Говорили, что она умирает от горя. Истаяла, словно свечка, не желая жить, - он сморгнул. - У неё была последняя просьба к отцу, который верил в мою виновность. Попрощаться со мной. А потом в камере она сказала о своём плане. Ей постоянно требовались лекарства, так что в своих фиалах для укрепляющего зелья она пронесла в Азкабан основу для оборотного. С желанием поменяться со мной местами, чтобы я жил. Я не хотел этого, не такой ценой. Я тоже умирал и почти сдался. Жизнью матери перед магией я поклялся, что не делал того, в чём меня обвинили. Если бы…
        - Миссис Крауч бы умерла, и оборотное было бы бесполезно, - пояснил для меня Снейп-сенсей.
        - Да, - подтвердил Барти кивком головы. - Мама умоляла меня принять её последний дар. Я согласился. А она осталась. Это был январь восемьдесят третьего года.
        Он замолчал, снова переживая те далеко не светлые моменты своей жизни.
        - Меня поместили на один этаж со всеми самыми опасными Пожирателями. Видимо, чтобы быстрее всё закончилось, - продолжил Барти. - После того, как отец меня вытащил, около шести лет он восстанавливал моё тело и магию. Требовалась осторожность. Запасы ингредиентов в нашей лаборатории были не бесконечны. Специалистов из Мунго приглашать было нельзя. Поэтому он заодно по книгам учился на целителя. В конце восемьдесят девятого года я стал более-менее чувствовать свою магию. Встал вопрос о том, чтобы дать мне свободу. В девяностом году отец подал прошение о переводе его в отдел Международного Магического Сотрудничества. Потихоньку, не привлекая к себе внимания, он готовил мне документы, жильё за рубежом, в Нидерландах. Он часто там бывал по работе. Сам он не хотел уезжать. Но я, запертый в четырёх стенах, тосковал. Возможно, вы не знаете, но наши острова серьёзно защищены. Внутренние перемещения не фиксируются, но любой маг, покинувший пределы Британии или появившийся извне, регистрируется и определяется «Аргусом».
        - Аргусом? - переспросил я, вспомнив о мистере Филче.
        - Да, «Аргус» в греческой мифологии это всевидящий многоглазый великан, - пояснил Крауч. - Думаю, дань именно греческой мифологии была отдана ещё и потому, что эта магическая система была придумана и запущена Гефестусом Гором. Не одним им, конечно, но он был Министром Магии. Седьмым Министром Магии, если быть точным. Гор весьма ратовал за безопасность Британии, а до того, как он стал министром, он был начальником Аврората. В то время у магглов шла очередная война с французами, кажется, семилетняя, поэтому обострившиеся национальные конфликты никому были не нужны, - он осёкся и чуть смутился. Был бы женщиной, я бы подумал, «как выросла Гермиона». С ней бы он точно нашёл общий язык. - В общем, я должен был покинуть Британию в конце прошлого года, мы придумали план с одновременным использованием портала в Нидерланды. У нас с отцом одинаковые имена и на подобную мелочь могли не обратить внимания. Если использовать эту уловку один раз и подгадать, пока будет дежурить какой-нибудь стажёр…
        Я согласно кивнул, в принципе, могло сработать.
        - Подходящее время наступило в тот момент, когда отец узнал о Турнире между школами, и о Каркарове, - продолжил Барти. - Это был шанс. И мы всё же решили попытаться. Я люблю Британию. Тут похоронена моя мать, живёт мой отец. Я хотел бы очистить своё имя и имя отца. Мне не хотелось всю жизнь убегать. Тем более я был бы тоже заперт, но в пределах чужой страны, а случись что с отцом, не смог бы повидать его сам. Не знаю, как это объяснить…
        - Всё понятно, Барти, - успокоил его Снейп-сенсей.
        Я посмотрел на часы, за всеми разговорами и объяснениями уже наступило время обеда. К тому же, как оказалось, просмотр воспоминаний занимает чуть ли не в полтора-два раза дольше времени, чем объективно в них проходит, хотя в гендзюцу всё было наоборот: можно было прожить три дня за пару секунд. Но, наверное, это такая своеобразная магическая плата. Зато омутом может воспользоваться почти любой. Но вот воспоминания отдать… Интересно, мастер-менталист может смешать свои воспоминания типа как фильм? Почему-то мне кажется, что может… Так, покажут тебе «нарезку» и не поймёшь, что и в каком порядке было, это сложно определить в воспоминании, если нигде никаких дат или календарей нет.
        А ещё мне не понравилось, что ты полностью «отрезан» от своего тела и вернуться до того, как воспоминание закончится, не можешь. Впрочем, может и есть какой-то секрет насчёт возвращения? А то макнут в таз, и будешь смотреть чужую жизнь без остановки… Надо будет уточнить у сенсея.
        - Думаю, что уже пора пообедать, - предложил я. - А после перекуса можно будет попытаться что-то узнать у Кричера.
        - Если эльфу не подправили память, - уточнил сенсей.
        - Кричер - эльф старого благородного рода, сэр, - пискнула Винки, которая вжалась в одно из кресел с обивкой из серого бархата и стала почти незаметной. - Кричеру нельзя менять память. Память вернётся к Кричеру. Магия рода защищает Кричера, сэр. Винки знает. Но Винки теперь без защиты. Её память можно менять, сэр. Можно не бояться Винки.
        - Знал ли об этом Хигэканэ? - переглянулся я с сенсеем.
        - Не имею ни малейшего понятия, - откликнулся он. - Но директор известный филантроп, который радеет за равенство всех магических рас. Возможно, что он имел возможность больше узнать про домовых эльфов и особенности их магии.
        Ясно, сенсей намекнул, что глупо рассчитывать на промашку гроссмейстера такого уровня. Но вдруг?..
        * * *
        После обеда я позвал Кричера. Эльф выглядел подавленно и прижимал уши к голове, явно догадываясь, о чём я буду спрашивать.
        - Кричер, ты помнишь, как однажды ты помогал прятать золотой медальон в гроте с чудовищами? Ты рассказал об этом хозяину Регулусу.
        - Кричер помнит, - сильней прижал уши домовик. - Хозяин Регулус предложил Тёмному Лорду Кричера. «Это высокая честь, - сказал хозяин Регулус. - Честь для меня и для Кричера». Он велел мне сделать всё, что велит Тёмный Лорд, а потом вернуться домой. Тёмный Лорд не сказал, что будет делать, он взял Кричера с собой в пещеру у моря. За той пещерой была другая, а в той пещере было большое чёрное озеро. И там была лодка, - осипшим голосом сказал эльф. - А в центре озера был остров и чаша, полная зелья. Тёмный лорд велел пить его…
        Кричер всхлипнул.
        - Кричер пил, он видел страшное. Горел изнутри. Кричал и умолял хозяина Регулуса спасти его. А Тёмный Лорд только смеялся. Он заставил Кричера выпить всё зелье и бросил в чашу тот медальон.
        - Спроси его про Регулуса, - посоветовал Барти, руки у него подрагивали.
        - Регулус возвращался в ту пещеру с тобой? - спросил я, и эльф вздрогнул и заплакал.
        - Хозяин очень встревожился. Очень, - всхлипывая, говорил Кричер. - Он велел Кричеру не показываться и прятаться в чулане. А потом… немного позже, пришёл к нему в чулан сам. И Хозяин Регулус был странный, не как обычно, в расстройстве ума, сказал бы Кричер… И Хозяин попросил отвести его в ту пещеру, в которой Кричер был с Тёмным лордом.
        - Погоди! - одновременно воскликнули Барти и сенсей.
        - Что значит «в расстройстве ума»? - первым спросил Крауч.
        - Скажи, что ты имел в виду? - мягко попросил я эльфа. Меня тоже эта фраза насторожила.
        - Кричер не может объяснить, - горестно всхлипнул он. - Хозяин был не в себе. Не такой, как обычно.
        - Империус? - приподнял бровь сенсей.
        - Что было дальше? - спросил я эльфа, который не знал, что ответить.
        - Кричер привёл хозяина к пещере. Мы вошли внутрь, дошли до озера, там была лодка, Кричер поднял её из воды.
        - Подожди, а вход? - снова остановил его Барти. - Как же защитные чары на входе?
        - Хо-хозяин Регулус открыл вход с помощью палочки, - вжал голову в плечи Кричер. - Кричер не знает. Кричер показал место, потом мы вошли.
        - И никого с вами не было? - уточнил сенсей.
        Эльф помотал головой.
        - Но он не мог знать, какие там будут чары заранее… - удивлённо протянул Барти. - И как же Рэг смог взломать защиту Лорда?
        - Может быть, эльф был оглушён? - предположил я. - Кричер, было темно? Ты чувствуешь время?
        - Было темно, - согласился эльф. - Кричер не знает, Кричер боялся снова идти в пещеру.
        - Что было потом? - кивнул ему я.
        - Кричер и хозяин Регулус сели в лодку и доплыли до острова, - сдерживая рыдания, продолжил повествование эльф. - Хо-хозяин Регулус достал из кармана медальон, такой же, как у Тёмного Лорда, он велел Кричеру взять его и поменять местами, когда чаша опустеет.
        Эльф глухо зарыдал, по его морщинистому лицу потекли слёзы, но продолжал говорить:
        - Хозяин приказал Кричеру уйти без него. И он велел Кричеру идти домой и никогда не говорить хозяевам Блэк, что он сделал… Но уничтожить первый медальон. И Хозяин Регулус выпил всё зелье… И Кричер поменял местами медальоны. И смотрел, как Хозяина Регулуса утаскивают под воду… и… вернулся…
        - То есть ты не мог рассказать об этом никому с фамилией Блэк? - уточнил я.
        - Кричер не мог, - утёр слёзы эльф. - Кричер хотел, но не мог ослушаться приказа Хозяина.
        - Регулус заключил с ним дополнительное соглашение, - пояснил Барти, - поэтому его приказы были превыше всех приказов остальных Блэков. Даже меня Винки называла всего лишь «Мастером Барти», «Хозяин» для неё мой отец. Хозяином Кричера был Регулус.
        - Кричер, попытайся успокоиться и сосредоточиться на своих воспоминаниях, - попросил я, обдумывая всё, что сказал эльф.
        - Кричер постарается.
        - Кто утащил Регулуса под воду? - спросил я.
        - В озере… Там… Когда Кричер выпил то зелье из чаши, он очень хотел пить. Кричер подполз к воде и пил чёрную воду, и руки, мёртвые руки высунулись из воды и утащили Кричера в воду. Но Хозяин Регулус призвал Кричера к себе. Эти же чудовища утащили хозяина Регулуса.
        - Скорее всего это инферналы, - уточнил Снейп-сенсей. - Псевдоживые трупы… Жуткие твари.
        - Понятно… А что стало с лодкой? - спросил я. - Ты видел, что стало с лодкой, на которой вы приплыли? Она осталась у острова или вернулась на противоположный берег?
        - Нет, Кричер не видел, - помотал головой домовик.
        - Ты смог бы перенести Регулуса в Блэк-хаус, если бы он приказал тебе это сделать? - задал я животрепещущий вопрос.
        Вместо ответа Кричер снова расплакался и быстро закивал.
        - Но почему тогда?.. - у Барти дрожали руки, и было видно, что он сам еле сдерживает слёзы.
        - Сенсей, - обратился я, - помните ту записку на моём рождественском подарке от неизвестного? Мантия-невидимка, которую Джеймс Поттер одолжил. Должна была быть серьёзная причина для подобного «одалживания», всё же была война… А я, хочу верить, что совсем дураком… мой отец не был. Если допустить, что Регулус, как и планировал, пришёл к нему, а потом они вместе пошли к Хигэканэ… Директор мог быть там. Но под мантией. Необнаружим ни для эльфа, ни для волшебника. Можно всегда сказать, что они опасались ловушки или чего-то в таком духе. Джеймс даже мог сам это предложить. Я имею в виду свою мантию. Всё же такое «самоубийство» семнадцатилетнего парня, чтобы никто ничего не узнал… Это очень странно.
        Я промолчал, что и воспоминания, и свидетельство Кричера к этому делу тоже не пришьёшь. Хигэкане нигде не засветился. И даже всё продумал… Эльф уничтожает крестраж. Ну, или не уничтожает, но он хранится в известном месте. Может быть, именно поэтому были закручены эти странные интриги вокруг Сириуса? Нужен был доступ к Блэк-хаусу. Чтобы удостовериться, что крестраж уничтожен или что наоборот, не уничтожен, и тогда действовать по одному из многочисленных планов?
        - А Кричер смог уничтожить тот медальон? - поинтересовался Снейп-сенсей.
        - Что ни делал Кричер, он не смог оставить на медальоне даже царапины, - всхлипнул эльф. - Кричер уверен, чтобы уничтожить медальон, надо его открыть, но он не открывается, что бы ни делал Кричер. Он пытался много, много раз. Кричер не смог выполнить приказ Хозяина и уничтожить медальон. Хозяйка Блэк горевала, а Кричер не мог попросить её уничтожить эту вещь, потому что не мог рассказать ей, что случилось, потому что Хозяин Регулус велел никому в семье не говорить о том, что было в пещере.
        
        Часть 2. Глава 19. Последний день каникул
        
        31 августа, 1994 г.
        Англия, Литтл-Уингинг
        Последний день лета выдался на удивление тёплым и, конечно же, суматошным. Сегодня после ужина дядя Вернон должен был отвезти Дадли и Пирса в их Академию, и даже проснувшись в шесть утра, мы с братом услышали хлопотание тёти Туни на кухне.
        Последнюю совместную тренировку мы с Большим Дэ делали во дворе, благо сегодня не было тумана.
        Ураги и Леон заинтересованно смотрели на нас из будки. Даже казалось, что Ураги что-то нашёптывает мелкому, объясняя «странности» хозяев.
        Как я и обещал брату, пару дней назад мы с ним вместе посетили магический квартал. Всё равно надо было купить книги, писчие принадлежности и кое-что по мелочи, и ещё в списке, который прислали из Хогвартса, значилась «парадная мантия». Я уже из прошлогодних школьных мантий вырос, которые по фигуре были пошиты. И пора было менять тёплую зимнюю мантию. Она у меня ещё с первого курса. Крой такой, что как таковых плеч или рукавов нет: по сути, просто двойной тёплый плащ с прорезями для рук, но по длине зимняя мантия уже только до колена доходила, сбежавшись и за счёт моего «уширения», и из-за того, что я значительно подрос по сравнению с первым курсом. Так что всё равно надо было зайти в ателье к мадам Малкин.
        За пару игр Чемпионата Дадли уже насмотрелся на волшебников и всякие чудеса, так что рот особо не разевал, и я бы ни за что не сказал, что он в магическом квартале впервые. Наверное, от Малфоя нахватался этих аристократических приёмчиков, типа изображать, что тебе даже немножко скучно.
        Мы сходили на бесплатные аттракционы в «Гринготтс», я пополнил свой кошель сотней галлеонов. Дадли разменял у гоблина фунты, тётя и дядя поддержали его идею иметь сову для связи. Пусть королевская почтовая служба в Британии, которую основал какой-то король больше четырёхсот лет назад, работает довольно быстро: письмо, особенно отправленное первым классом, можно получить на следующий же день. Но сова доставляет послание за несколько часов, в том числе и в магические места. Плюс совы из-за особого строения перьев совершенно бесшумны, они не порхают, как голуби, и могут даже без магических облегчений веса унести довольно объёмное письмо, а не маленькую записку.
        После «Гринготтса» Дадли сказал, что уже видел на Чемпионате гоблинов, они принимали ставки. Брат заявил, что будь гоблины чуть зеленей, а носы у них поменьше, то походили на мастера Йоду из «Звёздных войн».
        Мы зашли в ателье к Малкин. Парадную мантию мне она предложила сшить из бутылочно-зелёной ткани. Я сказал, что тогда буду как со Слизерина. Но мадам вместе с помощницей как давай прикладывать ко мне всякие тряпки и убеждать, что им лучше знать, что подходит к моим глазам, что я согласился на всё, что угодно, лишь бы они отстали. Дадли потом ржал надо мной ещё полчаса.
        По сравнению с моим первым курсом цены довольно сильно изменились, да и всё стало стоить дороже. Помнится, дядя ворчал о сильной инфляции. Учебник по чарам для четвёртого курса стоил уже три с половиной галлеона. Да и мантии: три школьные, парадная и новая зимняя, вышли почти в тридцать золотых. Правда, к своим покупкам в подарок я получил тёплую пижаму, несколько комплектов нижнего белья и десять пар носков.
        В «Волшебном зверинце» мы поглазели на различных животных: книзлов, нарлов, нюхлеров, крыс, морских свинок, разных ящериц, которые меняют цвет. Были там и птицы, но в основном вороны, авгуры и попугаи различных размеров и окраса. Так что мы отправились в Торговый центр «Совы», в котором МакГонагалл когда-то купила мне Ураги.
        - Смотри, Гарри, - шепнул мне брат, указывая на небольшого совёнка, который спал в клетке, - вылитый Леон.
        Я присмотрелся и хмыкнул. При довольно светлой «мордочке» веки совёнка были совершенно чёрными, что создавало впечатление круглых очков. Французско-американский боевик мы посмотрели на днях, он только-только появился в прокате, и нам его притащил Пирс. Фильм был про наёмного убийцу и девочку примерно нашего возраста, которая с ним подружилась. Правда, потом убийца умер. Этот Леон постоянно носил круглые чёрные очки, и потом та девочка тоже такие носить стала.
        - Это не совёнок, - поправил нас довольно хмурый и неприветливый мужчина. - Он уже взрослый. Просто болотные совы не очень крупные. Они неприхотливы и могут гнездиться и спать даже под кустами. Весьма популярная почтовая сова, особенно для маггловских районов. Незаметная, небольшая, быстрая.
        Словно услышав, что говорят о нём, Леон вытаращил на брата круглые глаза, которые оказались насыщенно-оранжевыми.
        - А в собачьей будке он будет спать и гнездиться? - спросил Дадли, склонив голову. Стало ясно, что это «любовь с первого взгляда».
        - Только если там не будет собаки, - хмыкнул продавец.
        - Сколько он стоит?
        - Восемь галлеонов, - озвучил цену мужчина. И, посмотрев на нас с Дадли, вздохнул, - вместе с клеткой и пачкой совиного печенья.
        Похоже, что на Диагон аллее стартовала какая-то странная акция. К своей новой книге по чарам я, кстати, тоже получил несколько перьев и новую чернильницу.
        - Я его беру, - важно кивнул Дадли и подмигнул Леону.
        * * *
        Ураги встретила нового почтальона настороженно. Впрочем, она была почти в полтора раза крупней Леона, и если бы не разный окрас, могла бы выглядеть, как его мамаша.
        - Не переживай, - сказал я своей полярной белянке, которая при попытке Леона к ней подойти для знакомства, распушилась до состояния шара. - Леон - сова Дадли, он будет приносить почту от него, не всё же тебе одной носиться туда - сюда.
        Ураги сразу успокоилась, важно ухнула и привела перья в порядок.
        Мы потом весь день всей семьёй подглядывали за ними через чёрную дверь и окно кухни и хихикали, пересказывая друг другу смешные моменты. Ураги вела себя с Леоном, как командир-наставник с новобранцем, разве что отжиматься на время не заставляла. Но спали они в одной конуре. И когда тётя раздавала еду, Ураги даже уступила первому «малышу», пристально наблюдая, как он ест. Может, контролировала, чтобы много не слопал?
        Леона Дадли даже проверил на профпригодность: написал короткое письмо Гермионе, в котором сообщил, что у него вот такая сова и что надеется, что они нормально покинули Чемпионат по квиддичу. Там на самом деле были настоящие давки в очереди за порталами. Мне Чжоу написала, что им удалось забрать свой портал ещё до беспорядков, и воспользовались они им вовремя. Так получилось, что я был в это время в Блэк-хаусе, и её сова прождала сутки, как когда-то Ураги. Нежданно-негаданно заставил Чжоу поволноваться - это уже было в другом письме, которое принесла сова мистера Чанга.
        Пришлось прямо чуть не на коленке писать записку для сердитой неясыти, что со мной всё в порядке, и письмо напишу чуть позже, был занят.
        Хорошо, что совы не умеют говорить, накатал потом письмо, что был там, где много магглов, и совы просто боялись ко мне подлетать, а один я не оставался, и такое бывает, не стоит переживать по пустякам. Зато договорился, что встретимся на вокзале у пятого вагона в половину одиннадцатого.
        Леон же прилетел с запиской от Гермионы, что она всё ещё в гостях у Уизли, но «совёнок» Дадли ей очень понравился.
        * * *
        - Как думаешь, Леон нормально доедет в машине до Академии? - когда мы закончили тренировку, спросил меня брат, оглядываясь на своего «совёнка».
        - Думаю да, поставите клетку в багажник… А потом выпустишь его, темно же уже будет. Он тебя запомнил, не беспокойся. Эти совы знают своих хозяев и ни с кем не перепутают.
        Как раз с мелким птахом было связано то, что ехать в «Смелтингс» было решено вечером и на дядином авто. Обычно мистер Полкисс отвозил их с утра: отец Пирса работал по свободному графику. Но забираться в чужую машину с клеткой, в которой сова, пусть и маленькая, дядя не мог позволить. И так я удивляюсь, что конуру с белой совой никто не запалил. Не иначе, как чары, которые избавили наших соседей от любопытства. Да и Пирсу мы никогда не разрешали выходить на задний двор.
        * * *
        Время до отъезда Дадли пролетело незаметно. Только и успели, что сложить по сундукам и чемоданам вещи, прибрать в нашей комнате, немного поиграть с Лили, ползая с ней наперегонки по-пластунски, как приехал с работы дядя. Мы поужинали, попрощались. Лили даже разревелась, когда Дадли уходил, наверное, чувствовала, что не увидит брата ещё долго.
        Когда они уехали, тётя занялась раскапризничавшейся малышкой, которая всё никак не успокаивалась, а я пошёл на кухню мыть посуду.
        Мысли были разные. Я думал и о том, что случилось с братом Сириуса, и о том, что случилось с Барти, и про Хигэканэ, и про будущий Чемпионат между школами, и о директоре школы «Дурмстранг» - Игоре Каркарове. Новый учебный год в Хогвартсе снова обещал быть насыщенным.
        При таких кардинальных мерах избавления от свидетелей, меня волновала Алиса и то, почему Краучи не хотели привлечь в качестве свидетеля её, так как, насколько я понял, Барти обвинили как раз в покушении на Лонгботтомов. Но оказалось, что Барти вроде как и не принимал участия в самих пытках супругов, а «стоял на стрёме», авроры его убегающим с места преступления повязали, а Лестрейнджи подтвердили его участие в «операции». Сам Барти не помнил, ни как оказался, ни что там делал, ни подробностей своего ареста. Тоже вполне мог пойти к Хигэканэ с вопросами или что-то типа того. Поэтому оставался только Каркаров. Но не знаю, как Краучи собрались к нему подступиться. Снейп-сенсей сказал, что был знаком с Каркаровым, и по его характеристике этот маг «весьма неприятный тип, который продаст родную мать, если предложат хорошую цену». Такие люди обычно трусы и боятся силы, а в Хогвартсе самый сильный это Хигэканэ.
        Со старшим Краучем мы пока не связались. Решили выждать время на всякий случай, если за ним установлена слежка. Если он будет на Турнире между школами, тогда можно поговорить и подать знак. Пока Барти вместе со Снейпом-сенсеем оккупировали библиотеку Блэк-хауса. Крауч много говорил с портретом леди Вальбурги, а для неё была шоком новость о Регулусе. Но всё же она узнала, пусть жестокую, но правду. Оставалось загадкой, почему на гобелене Регулус так странно отобразился, и Барти предположил, что тот, кто выпьет зелье и окунётся в ту воду, может стать кем-то вроде инфернала. Догадка была очень неприятная, но вполне правдоподобная.
        Крестраж, заключённый в медальон, вызвал брезгливость у портрета Вальбурги. Как оказалось, все книги по тёмным и очень тёмным ритуалам, в том числе та, про которую упоминал Регулус в воспоминаниях Крауча, были закрыты с частью особняка. И возможность их открыть была теоретически только у Сириуса, если он вступит в наследство. Во время своих недельных каникул здесь крёстный сказал, что Подмастерья ему могут дать «хоть завтра». Снейп-сенсей «перевёл» это, как «в следующем году». Так что вся информация, в том числе и как уничтожить эту штуку, будет доступна только через год.
        Единственное, леди Вальбурга попросила сложить медальон в чёрную шкатулку в своей спальне. Туда мы пробирались с боем, так как ещё не расчищали верхние этажи, но просьбу леди выполнили. Кричер сказал, что «жуткий предмет» совсем перестал давить. Видимо, шкатулка обладала чем-то вроде защитного барьера от нехороших магических эманаций, которые, как сказал Барти, «излучают проклятые вещи».
        Проблема в том, что с наступлением учебного года я мог появиться в особняке только на каникулах. Да и жить в одиночку в чужом доме, пусть с библиотекой, портретами и двумя домовиками… Не знаю. Барти даже переписываться ни с кем из Блэк-хауса не мог. Вчера, после того как у нас все легли спать, я с помощью Кричера переместился в Блэк-хаус. Теперь домовику приходилось ещё и усыплять брата покрепче, были и свои проблемы в том, чтобы делить одну комнату на двоих.
        У нас состоялся ночной разговор с сенсеем. Он предложил спрятать Барти в своём доме в Коукворте. О Тупике Прядильщиков мало кто знал, дом, пусть и не магический, тоже неплохо защищён, а мобильность и возможности выше. У сенсея книг дома тоже много, а городок - сплошь маггловский. Плюс свободная Винки, которая может делаться невидимой, будет помогать по дому. Да и на него никто не подумал бы. Его же не было на Чемпионате, когда случилась та заварушка, о которой до сих пор не умолкали газеты, выполоскав всё Министерство.
        Мы договорились, что сегодня ночью они с моей помощью покидают Блэк-хаус.
        Рассказ Барти про «Аргуса» сначала меня здорово напряг. Сразу вспомнились наши путешествия в Грецию с сенсеем. А вдруг мы уже попались, и за нами ведётся наблюдение? К тому же, стало понятно, что за хитрый «неотслеживаемый» портключ для меня и Снейпа-сенсея как-то сделал Сириус. Видимо, Блэки знали про «Аргуса» и нашли некий «чёрных ход» в системе. Крёстный, помнится, вскользь упоминал «фамильный секрет», но я подумал, что это он о том, как вообще, в принципе, создавать эти порт-ключи.
        Барти рассказал более подробно про эту систему защиты и контроля. Оказалось, что она рассчитана только на межконтинентальную аппарацию, которую может провести далеко не каждый волшебник в наше время, международные порт-ключи, перемещение с помощью эльфов, перемещение магическим транспортом, вроде метлы или летающей машины Уизли, перемещение обычным транспортом, вроде повозок, кораблей или лодок.
        Я спросил, о, например, перемещении в большом сундуке с чарами расширения пространства. Барти ответил, что такое тоже зафиксируется. Зато опытным путём было выяснено, что маггловский самолёт не проходил по показателям для «Аргуса», но зато и взрослые маги не могли пользоваться этим видом транспорта. Слишком много конфликтов техники с магией, и была велика вероятность разбиться. Даже декрет вышел, запрещающий магам такие путешествия. В процессе моего разговора с Барти сенсей догадался, с чего я пытаю его друга, и подключился к обсуждениям.
        Свиток, в конце концов, мы Барти показали. Я рассказал свою теорию о расширении пространства и замене двумерного расширения трёхмерным, одно из которых - некая складка пространства.
        - «Гарри Поттер» слишком известное имя, чтобы никак не реагировать на возможное похищение, - с сомнением покачал головой Барти. - Не думаю, что мага, запечатанного в ваш свиток, может определить «Аргус». Такие способы перемещения не были известны в то время. Да и решение весьма изящное…
        - Гарри, спасибо, - погладила меня по голове тётя, отвлекая от воспоминаний, - я уложила Лили пораньше, она днём совсем не спала, словно чувствовала, что последний день с братишками. Давай я тебе помогу.
        Тётя достала полотенце и начала протирать посуду.
        - Так у тебя появилась девочка? - осторожно спросила она, хитро поглядывая на меня.
        Я почувствовал, что мои уши заполыхали.
        - Не знаю пока, но, скорее всего, да… Мы пока о таком не говорили, - со вздохом ответил я. Пришлось признаться, тем более, что сам спрашивал у неё, как ухаживать за девочками и что им нравится.
        - Гарри, - серьёзно посмотрела на меня тётя, - а у Дадли кто-то есть? Он в последнее время в облаках витает. А ещё Леон куда-то летал, и когда принёс письмо, то Дадли весь день широко улыбался. Она что, из магов?
        Да, в проницательности тёте не откажешь.
        - Ну, они-то тем более ещё ни о чём таком не говорили. Просто гуляли один раз вместе. А ещё на дне рождения Невилла она была, - сдал я брата.
        - Ладно, - отступила тётя и не стала выспрашивать ни подробности, ни имя. - Вы у меня очень умные и замечательные, я верю, что вы во всём сами разберётесь, но если понадобится моя помощь…
        - Конечно, - быстро согласился я. - Если вдруг будут какие-то проблемы, то обязательно у вас спросим. Я тоже лягу спать пораньше. Очень устал что-то сегодня, - сказал я.
        - Ладно, отдыхай, Гарри, - улыбнулась мне тётя Петунья.
        Я прошёл на второй этаж, а тётя на кухне напевала какую-то песенку и тихо хихикала сама с собой.
        * * *
        Барти очень хотел попробовать быть запечатанным в свиток. Кричер перенёс нас с сенсеем в Тупик Прядильщиков. Мы распечатали из свитка нашего любознательного друга, и он призвал Винки. Вот так и осуществился «магический переезд».
        Сенсей посмотрел на часы.
        - Пожалуй, нам всем пора спать. Завтра с утра я должен буду быть в Хогвартсе, а Гарри - на платформе.
        - Утром в Лондон меня отвезёт дядя, а потом Кричер доставит на вокзал, - согласно кивнул я. - Всё, как обычно.
        - Что ж, приятно было с тобой познакомиться, Гарри, - смущённо улыбаясь, протянул мне руку Барти. - Ещё увидимся.
        Я пожал руку ему, и потом, чуть удивившись, протянутую ладонь сенсея. Ну всё, трое заговорщиков…
        Кричер перенёс меня обратно в Литтл-Уингинг, и я упал на постель.
        Всё.
        Каникулы кончились и можно смело считать себя четверокурсником. И что готовит мне будущее, только Хигэкане и знает. Я усмехнулся про себя и закрыл глаза. Поживём, увидим.
        - КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ -
        
        Примечание к части
        
        Ураги и Леон 431525068 >
        
        Часть 3. Глава 1. Новый распорядок
        
        1 сентября, 1994 г.
        Англия, Лондон, вокзал Кингc-Кросс - Шотландия, Хогвартс
        Новый учебный год как всегда начался с вокзала «Кингс-Кросс» и нашего красного экспресса. Впрочем, были и отличия от обычного распорядка: в этом году я встречал свою девушку. Конечно, мы с Чжоу ещё просто общаемся, но я тешу себя надеждами, что у нас всё срастётся.
        На вокзал я прибыл без четверти десять при помощи Кричера, оставил свой сундук в нашем обычном с друзьями купе пятого вагона и вышел на платформу. Заморосил дождь, и чем ближе к назначенному по письму времени, тем обильней и крупней были капли. Появляющийся со стороны маггловского вокзала народ галопом бежал к дверям экспресса, не размениваясь на любезности. Те, кто появлялись с домовиками, с помощью аппарации или порт-ключей, тоже спешили в укрытие.
        В половину одиннадцатого хлынул такой сильный ливень, что я засомневался, что Чжоу вообще меня увидит в струях воды, которую словно просто выливали из вёдер. По сути вокзал Кингс-Кросс состоит из двух крытых арок. Если проходить на платформу девять и три четверти через маггловский Лондон, то как раз в одну из колонн между этими двумя арками и надо было входить. Но вполне могло быть, что местонахождение нашего экспресса, как и всей ветки железной дороги до Хогсмида, было вовсе не в Лондоне. По крайней мере, небо здесь было открытым, и только стены из желтоватого кирпича по одну сторону от платформы напоминали о Кингс-Кроссе.
        У нас в Конохе подобная погода была поздней весной: сезон дождя, он, бывало, до начала лета растягивался. Такие осадки полезны для сельского хозяйства: всё начинает расти и набирать соки. Но, как мне кажется, осенью от такого ливня никакого проку, только грязь месить будем, пока до карет дойдём, если подобная погода и в Шотландии.
        А ещё вчера было так замечательно: сухо и ясно… Хорошо ещё, что я Ураги послал в Хогвартс с вечера, а то лететь сквозь ветер, мглу и дождь, наверное, никакого удовольствия, потом заклевала бы меня моя беляночка.
        Я был уже до трусов мокрым, так что смысла уходить с платформы не было. Надо показать стойкость и дождаться Чжоу, а потом уже переодеться в сухое. Плюс я очень рассчитывал на нашего виртуоза бытовых чар - Блейза Забини. Впрочем, Драко тоже мог помочь мне с просушкой одежды и обуви, и гарантированно не спалит мою новую школьную мантию, в которую я переоделся в Блэк-хаусе.
        Мимо, не заметив меня, скопом пробежало рыжее семейство Уизли, среди которых была и Гермиона. Я так понял, что после того, как они забрали её от родителей двадцать первого августа, чтобы сводить на финал Чемпионата по квиддичу, то возвращать домой и не подумали. Не знаю даже, чем она маялась там почти десять дней. Разве что у неё с собой уже были все книги, и она снова их наизусть учила и тренировалась колдовать. Впрочем, вроде бы Джинни неплохо сдала экзамены, гораздо лучше Рона на его втором курсе. Плюс Джинни тренировалась с Луной в прошлом году, не знаю, как у них получилось это: часть лета Лавгуды были на Чемпионате. Надо бы не забыть попросить у Луны «Придиру», посмотреть, что её отец написал по поводу игр.
        - Гарри! Вот ты где! Мы же тебя потеряли! - ко мне из экспресса выбежал Невилл, который держал большой, немного кривоватый зонт. Явно трансфигурированный из чего-то. - Твой сундук мы нашли, а тебя нет и нет…
        - А я Чжоу жду, - ответил я, улыбнувшись и приветственно кивнув Лонгботтому.
        - Так её Блейз где-то встретил и в купе к нам позвал, она там уже минут пятнадцать сидит. А потом Драко подумал, что ты можешь под дождём так и ждать, как ей обещал. Она просто тебя не увидела, - Невилл зябко поёжился от налетевшего ветра. - Я, вот, вызвался посмотреть тебя на улице, к тому же Тревор опять куда-то упрыгал. Он-то любит дождь.
        Под ногами раздался громкий протяжный квак.
        - Похоже, что Тревор просто решил составить мне компанию, - я подобрал нашего комнатного жаба.
        Всё время удивляюсь, как он линяет из своей переноски. Там и дырок, кроме как для воздуха, нет. Может, аппарировать умеет? Кто их, магических животных, разберёт. Кот Гермионы тоже иногда у нас в закрытой комнате появлялся, ему кровать Блейза чем-то приглянулась и пару раз в неделю мы стабильно находили Живоглота спящим там днём. Ещё придём после учёбы, а он проснётся, такой король, и недовольно смотрит, мол, кто помешал моему величеству дрыхнуть, шумит тут и гогочет?
        По сравнению с первым курсом Тревор ощутимо подрос и весил уже порядка четверти стоуна. Скоро по размерам догонит моего учителя Фукасаку. Невилл в последнем письме хвастался, что его фамильяр в одиночку справился с нападением какой-то волшебной плодожорки в их теплицах. Теперь чувствуется, что этих плодожорок Тревор слопал не одну сотню, такие щёки наел и задницу - в руках не помещается.
        * * *
        - Извини, Гарри! - сказала Чжоу, и это было первое, что услышал я, когда вошёл в купе. Вместе с Чжоу в купе были Драко, Луна, Блейз, Гермиона, Джинни и ещё Рон. И все они, увидев меня, начали говорить разом.
        Если учесть, что посадочных мест было всего шесть, то и без нас с Невиллом купе уже переполнено. Да, иметь большое количество друзей иногда настоящая засада. Даже Живоглот сидел на самой верхней багажной полке, прижимаясь боком к клетке с совой Уизли, не желая тесниться: девчонки сидели вчетвером на одной стороне, а парни - напротив. Короткого взгляда хватило, чтобы понять, что Малфой успел уже что-то сказать Уизли, который сидел нахохлившийся с покрасневшим лицом, а Гермиона сверлила Драко тяжёлым взглядом. Сразу вспомнился её рассказ про ту «ночь Пожирателей» - как окрестили последний день Чемпионата в «Ежедневном Пророке».
        Впрочем, моё эпичное появление со шлейфом воды, текущим с мантии, оценили все. Гермиона, Джинни и Чжоу ахнули от моего вида, и только Луна улыбнулась мне так, словно я не мокрый, как мышь из канализации, а выгляжу вполне себе как обычно.
        - Гарри, ты весь промок! - сообщила очевидную новость Гермиона, от которой Чжоу стала выглядеть очень виноватой.
        Я улыбнулся друзьям и своей будущей девушке.
        - Да ладно, не сахарный, не растаю. Блейз, поможешь высушиться? А то на моём сундуке чей-то чемодан… Твой, Рон? Я хотел сухую одежду достать.
        Я вернул Тревора в его переноску на полу. Даже замок проверил, нет, всё нормально. Как же он вылезает?.. Непонятно!
        - Не волнуйся, Гарри, сейчас мы тебя высушим!..
        * * *
        Чжоу явно было неудобно, что нас слишком много, да ещё и на какие-то разборки попала, так что, когда меня высушили и привели в порядок, она сказала, что пойдёт в купе к подругам с Рейвенкло. Всё же одиннадцать часов на коленках не просидишь, да и не думаю, что она бы такое позволила - не в тех мы отношениях. Ну и долго подпирать дверь тоже не получится. Самое забавное, что Блейз и Невилл, как только она это сказала, сразу засобирались «проведать друзей» в другие купе, явно чтобы освободить место и Чжоу могла остаться. А вот Рон и Джинни, которые «сели на хвост» к Гермионе, даже не пошевелились и не подумали, что мы обычно ездим в поезде определённой компанией и на них не рассчитывали. Всё же всемером ещё можно уместиться, а вот девять человек уже проблема.
        - Слушай, Чжоу, а в купе у твоих подружек найдётся три места? - спросил я свою будущую девушку и приобнял Лонгботтома за шею. - За Драко и Блейза я не волнуюсь, а вот Невилл у нас стеснительный. Может, познакомим его с твоими подругами? Да и я не прочь узнать народ с Рейвенкло. Со своими гриффиндорцами я ещё в течение всего учебного года наговорюсь.
        - Правда? - улыбнулась слегка поникшая и расстроенная Чжоу. - Да, конечно, Гарри!
        Драко на мой финт ухмыльнулся и подсел на освободившееся место к Луне. Блейз достал книгу и углубился в чтение. Гермиона последовала примеру Забини. Мы с Невиллом и Чжоу пошли в восьмой вагон к её подружкам.
        Поезд тронулся.
        * * *
        В Хогсмид прибыли мы как обычно поздно вечером. В Шотландии тоже бушевала гроза. Мы с Чжоу попали в одну карету с Драко и Луной. Если судить по виду Малфоя, его явно распирала какая-то новость.
        - Давай, рассказывай, чего такой загадочный? - попросил я друга.
        - Тебе я и хотел рассказать первому, Гарри, - довольно улыбнулся Драко. - Представляешь, ещё даже Уизли не знают, а их отец служит в Министерстве Магии!
        - О чём не знают? - спросила Чжоу, явно впечатлённая театральным талантом Малфоя нагнетать обстановку.
        - В Хогвартсе намечается нечто грандиозное! - поиграл бровями Драко, наслаждаясь нашим вниманием. - В этом году в нашей школе состоится Турнир Четырёх Школ!
        - А что это такое? - спросила Луна, и мне показалось, что сейчас Малфоя просто порвёт от триумфа: портить другу наслаждение тем, что я всё знаю и даже чуть поспособствовал, чтобы школ-участников Турнира было не три, а четыре, я, естественно, не стал. Так - ещё может быть, но при девчонках, это плохой тон.
        Остаток пути Драко взахлёб рассказывал нам о том, что такое Турнир, когда он будет и что его отец узнал об этом у самого Министра. Наверное, всю дорогу в экспрессе терпел, бедняга.
        * * *
        - Поберегись! - я остановил Чжоу, поймал на лету «водяную бомбочку», которую кинул Пивз, и отбросил её в сторону от тропинки.
        - Круто! - оценил мой манёвр Симус Финниган, который шёл следом за нами.
        Тем, кто спешил в Хогвартс из карет, пытаясь побыстрей оказаться в замке, и не смотрел по сторонам, досталось от нашего факультетского шалуна-привидения. Впрочем, не зря друзья потренировались на мне: Гермиона и Блейз в стороне высушивали попавших под «обстрел» второкурсников и Рона.
        Наконец, мы добрались до Большого зала, и Чжоу, улыбнувшись мне, последовала к столу Рейвенкло. Я наблюдал, как она пошушукалась с подружками, с которыми мы с Невиллом познакомились и развлекали больше десяти часов, болтая обо всём на свете, а затем они вчетвером пересели почти к стене, так, что оказались через проход от нас. Теперь, если обернуться, то можно было встретиться взглядом, ну или спокойно подойти после приёма пищи. Как бы и сидишь спиной друг к другу и в то же время можно кинуть записку или окликнуть.
        Мы переглядывались и улыбались друг другу с Чжоу, пока не началось распределение первокурсников.
        - К нам в купе заходил Колин Криви, говорил, что его младший брат поступает в Хогвартс в этом году, - сказала Гермиона, которая за столом сидела напротив, и, кстати, рядом с ней сел Рон, потеснив Лаванду и Фэй.
        Совсем замечтался, даже передислокации Уизли не заметил…
        Я оглядел зал и преподавательский стол. С прошлого года состав преподавателей не изменился, Алиса сидела между Снейпом-сенсеем и Флитвиком, потом Хигэканэ на троне, МакГонагалл, Спраут, преподаватели рун, прорицаний, астрономии, нумерологии, Хагрид занял место, точнее, сразу два места, я удивился, что наш друг-лесничий был в одной хлопковой рубашке без своего всесезонного волосатого наряда.
        Впрочем, загадка исчезновения «шубы» Хагрида разрешилась сама собой, когда МакГонагалл, вопреки обыкновению, вывела всех первокурсников в зал, не оставляя детей в традиционной комнате ожиданий. Как они вообще добирались в такую грозу? Со всей мелкоты текли лужи. Они были явно насквозь мокрые. В лодках, без крыши, да плыть почти полчаса… Только один из пацанов был относительно сухим и завёрнут в верхнюю одежду нашего большого друга.
        - М-да… - вслух пробормотал я. - Могли бы их по каретам распределить. Вон, как вымокли.
        Пацан, который был укутан, выглядел обалдевшим, но каким-то подозрительно радостным. А ещё его остренькое лицо напоминало мне нашего фотографа - Колина. Не об этом ли брате упомянула Гермиона? Он что, с лодки нырял? Словно отвечая на мой мысленный вопрос, мелкий ухмыльнулся и, посмотрев туда, где разместился Криви и остальные третьекурсники, объявил, что он упал в озеро.
        Шляпа запела свою традиционную песню «собственного сочинения», правда, только в этом году я понял, что песни эти каждый год разные, просто исполняются на один мотив и несут примерно одинаковый смысл: про распределение, основателей и Хогвартс.
        Где-то на втором куплете Алиса встала из-за стола, подошла к МакГонагалл и что-то ей сказала. Наша деканша изобразила на лице удивление, но кивнула, а Алиса подошла к цепочке притихших детей и взмахнула над ними палочкой.
        - Ничего себе твоя мама даёт, Невилл! - восторженно сказал Блейз, - она всех одним пассом высушила!
        - Похоже на цепочку подобия, она воспользовалась тем, что они стоят в ряд, и все нуждаются в одних и тех же чарах, - услышал я шепотки за столом «умников» Рейвенкло.
        Впрочем, стоило Алисе обернуться и чуть вскинуть бровь, все шушукания студентов смолкли. Мы дослушали ещё три куплета от Шляпы, а краснеющему от смущения Хагриду вернулась его волосатая куртка.
        Брата Колина Криви звали Деннис и его распределили на Гриффиндор. Из бурного диалога братьев мы все узнали, что мелкий пацан упал в воду, но его кто-то подхватил и выкинул обратно в лодку. Предположительно: Гигантский Кальмар. Впрочем, я думаю, что в лодках могли быть какие-то чары против выпрыгиваний студентов в воду… Хотя… Надо спросить у Алисы.
        Наконец, распределение завершилось, и Хигэкане не стал нас томить, попросту сказав «приступим!». На золочёных тарелках появилась разнообразная еда. К слову, Рон, пусть и сидел напротив, как когда-то на первом курсе, но аппетит не перебивал, вполне нормально орудуя вилкой. Видимо, тот урок он всё же усвоил.
        Возле Руфуса Фаджа, которого назначили в этом году старостой, остановился наш факультетский призрак и что-то сказал о Пивзе. Мы с Драко и Гермионой переглянулись и, дождавшись, пока «Почти безголовый Ник» подлетит к нам ближе, Гермиона спросила:
        - Извините, сэр Николас, что вы говорили про Пивза?
        - О, дорогуша, я просто порадовался, что ужин для студентов состоялся так поздно. Пивз совсем распоясался и устроил разгром на кухне из-за того, что ему запретили побывать на праздничном пиру. Бедные эльфы еле-еле успели всё приготовить после его скандала. Говорят, вся кухня была просто затоплена супом.
        Да уж, как раз супа сегодня и не было совсем. Больше разнообразных пирогов.
        - Здесь есть домашние эльфы? - вытаращилась на призрака Грейнджер. - У нас? В Хогвартсе?
        Сэр Николас, да и мы с Драко были озадачены её искренним удивлением. Или она реально полагала, что всё «по волшебству» берётся и делается? А для чего тогда нам на первом же уроке трансфигурации про законы Гэмпа говорили?
        - Разумеется. В Хогвартсе одна из самых больших общин домашних эльфов. Их больше сотни здесь.
        - Но я никого никогда не видела! - хлопнула глазами Грейнджер.
        - Гермиона, - окликнул её я через стол, не давая сэру Николасу ответить. - Вот у вас в комнате стоит такая корзинка «для грязного белья»? Как ты думаешь, куда это бельё девается и откуда появляется чистое и выглаженное на твоей кровати? Кто готовит еду для такого количества студентов? Кто моет посуду после всех? Кто убирает классы и вашу комнату? Меняет постельное? Приносит дрова для каминов? Заправляет твою кровать, если ты забыла и убежала на учёбу? Постирает эту скатерть, на которую ты разлила сок?
        - Это всё делают эльфы? - в ужасе расширились глаза Гермионы. - Но… это же ужасно! Им платят? У них есть отпуска и пенсии? Это же… Это… Рабский труд!
        - Ты что, с дуба рухнула, Грейнджер? - светским тоном спросил Драко. - Зачем магическому существу какие-то деньги или отпуска? Ты хочешь заморить бедных эльфов голодом? Хогвартс позволяет им жить в его стенах в обмен на уход за студентами. Есть ещё слово такое «симбиоз», может, слышала? Не всё так просто, как тебе кажется. А прежде, чем рубить с плеча и всех судить, стоит, наверное, разобраться, как думаешь?
        Я прямо ощутил, как их взгляды пересеклись и раскалились. И дело было уже совсем не в эльфах, а в том, что Гермиона была уверена про Драко. Я ему рассказал о том, что мне Гермиона сказала, и, наверное, он ещё и попытался с ней поговорить в экспрессе, но, явно, безрезультатно.
        - Ладно, - внезапно выдохнула Грейнджер, и напряжение за нашим участком стола ушло. - Мы с этим разберёмся.
        - Да, разберёмся, - с обещанием протянул Драко, ухмыльнувшись, а Невилл, сидящий рядом со мной по другую сторону, с облегчением выдохнул.
        Плохо, когда друзья в ссоре…
        Как доказать Гермионе, что ей всё это то ли привиделось, то ли кто-то сыграл перед ней Драко? К последнему я, кстати, больше склоняюсь. Даже, по идее, не обязательно было использовать волосок именно Драко для оборотного зелья, как, впрочем, и само оборотное. Хм… Подошёл бы любой подросток-блондин, немного на него походящий. Какие-нибудь чары, немного меняющие внешность или цвет волос… В темноте обкуренной всякими травками Гермионе можно было показать на этого человека и сказать «вот Драко Малфой», чтобы она в это поверила и достроила образ в голове. В принципе, у тех же близнецов Уизли голубые глаза, перекраситься в блондина, зачесать волосы назад, накинуть чары на мантию, чтобы было что-то похожее на дорогие одежды Драко, встать, где потемнее и подальше, чтобы не оценить рост… Не двигаться, чтобы не выдать несвойственными Малфою телодвижениями… Хм…
        - Слышал, Гарри, ты слышал?! - пихнул меня взволнованный Малфой, сбивая с интересной мысли.
        - А?.. Что?
        - Дамблдор сказал, что чемпионата по квиддичу в этом году не будет!
        - Дело в том, - видимо, продолжил свою озвученную мысль Хигэканэ, - что в октябре начнутся состязания, которые будут длиться целый год. От преподавателей они потребуют много сил и времени. Но уверен, что эти состязания доставят вам большое удовольствие. С огромной радостью сообщаю…
        В этот момент двери в Большой зал открылись, и мы увидели человека в дорожном плаще и с длинным посохом в руках.
        - Он сюда пешком пришёл, что ли? - озадаченно буркнул Драко, который явно весь испереживался из-за квиддича.
        - Кто это, интересно? - спросил Невилл.
        - Наверное, наш новый преподаватель по ЗОТИ, - предположил я.
        
        Примечание к части
        
        >
        
        Часть 3. Глава 2. Непростительный урок
        
        8 сентября, 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Учебная неделя началась с пятницы, так что урок ЗОТИ, который нам поставили по четвергам, у нас был впервые. В этом году на «проклятую должность» поступил профессор Аластор Моуди по кличке «Грозный глаз», которого, впрочем, с подачи студентов быстренько переименовали в «Шизоглаз».
        Именно он так эпично и пафосно прибыл в ту грозовую ночь первого сентября. Хигэканэ даже чуть подвинул свой трон и усадил Шизоглаза между собой и Флитвиком.
        Выглядел наш новый профессор ЗОТИ весьма колоритно: чуть всклокоченные серовато-серебристые длинные волосы с проседью, всё лицо в шрамах, как у Морино Ибики, один глаз обычный, тёмный такой, а второй глаз у него волшебный. Этот зрительный артефакт выглядел, как ярко-голубой глаз, раза в два крупнее, чем обычный, и он сам по себе зырил - по-другому и не скажешь. Постоянно находился в хаотическом движении: закатывался в глазницу, двигался по кругу влево, потом вправо, вверх, вниз. Начинало слегка мутить, если следить за этим постоянно шевелящимся глазом. К тому же Шизоглаз был колченогим, у него вместо одной ноги от колена был деревянный протез. Но это не какая-то простая культяпка, типа пиратской ноги, а жутковатая птичья лапа с острыми когтями. Сразу мне о том «зеркальце» с цукумогами напомнило, там точь-в-точь такие же ножки. Как он ходит с такой лапой, которая вроде бы не шевелится, я так и не понял, мантия у него достигала пола, и ногу было видно лишь изредка, и когда он останавливался. Но вообще-то подобная «подпорка», как мне лично кажется, только мешает… Но, может, эта лапа тоже артефакт и
всё же как-то двигается при ходьбе? А так вообще-то он такой шумный: каждый шаг сопровождается деревянным стуком, и как он работал аврором-то? Всегда из засады нападал? По шрамам и не скажешь, что за бумажками сидел. Но мобильность-то снижена, и в том числе из-за этого странного модного протеза.
        Хигэканэ представил Шизоглаза, и у всех лёгкий шок был, никто, кроме нескольких человек, даже не похлопал. Это вам не красавица-Алиса, н-да. У третьего курса ЗОТИ было во вторник, так Джинни и Луна рассказывали, что профессор Моуди сообщил им, что учебники это ерунда, он будет давать практику, чтобы их закалить. А потом вызвал Колина Криви, поднял его в воздух и сказал, что Пожиратели вот так же с магглорождёнными поступали, а Криви даже защититься не сможет, потому что слабак. И они никто ничего сделать с ним не смогут, как это было на Чемпионате по квиддичу, а только будут вопить и убегать. Луна и Джинни выхватили палочки и послали в него пульсары, которым обучила Алиса, заставив тем самым отпустить Колина, потому что Шизоглаз был вынужден выставить щит. Девчонки возмущались, что профессор их вообще-то учить обязан, а не подстрекать к нападению на преподавателя. Всё же студенты не должны отбиваться от профессора без команды и пояснения, что это учебный момент, иначе это какой-то хаос начнётся. Многие просто не сообразили, что от них требовалось. Девчонки сравнивали его методику с уроками
профессора Лонгботтом и находили кучу минусов. Ага, лучшее - враг хорошего.
        В общем, мы все с нетерпением ждали своего урока ЗОТИ, чтобы составить собственное мнение о новом профессоре. Подогревали интерес и знакомые хаффлпаффцы и рейвенкловцы, которые упорно отмалчивались, что же у них было на ЗОТИ. Настолько упорно, что Гермиона заподозрила какие-то чары конфиденциальности, наложенные на кабинет. Когда мы вошли, я тоже что-то такое странное почувствовал, но народа было много, так что мои «вялосенсорные» способности не очень мне помогли. У четвёртого курса Хаффлпаффа и Рейвенкло урок был тоже во вторник, но уже после наших третьекурсников. Может, тогда Шизоглаз и наложил эти чары? Чтобы потом не трепались, как его малявки сделали?
        С Чжоу, у которой ЗОТИ было по понедельникам, мы ещё не разговаривали толком, по крайней мере, о профессоре Моуди. У пятикурсников было довольно плотное расписание, причём, разбросанное почти до ужина. Плюс Чжоу ходила на дополнительные уроки к Флитвику и к Снейпу-сенсею, посещала «Красный локон» и клуб самообороны. Так что виделись мы в основном в Большом Зале и ещё обычно где-то час-полтора сидели вместе в библиотеке, делали домашние работы, иногда перешёптывались и касались ладонями. Да ещё и рядом всегда был народ: и мои друзья, и её подружки. В прошлое воскресенье удалось уединиться, и мы погуляли вокруг Хогвартса и болтали где-то час прежде, чем нас нашли друзья и вовлекли в совместные мероприятия. Выкраивать время друг на друга получалось немного, но всё равно я ждал этих встреч с нетерпением и предвкушением.
        У Драко с Грейнджер по-прежнему был «вооружённый нейтралитет», но, что меня порадовало, никто из друзей не спешил примыкать к одной из сторон, наоборот, все пытались сгладить их конфликт. Я даже с Роном поговорил серьёзно о том, кого же они видели в лесу. Уизли был уверен, что это был Драко: «растягивал слова», «белобрысый», «в дорогой мантии», «насмехался над ним». Как оказалось, лицо было в тени, «но это точно был Малфой». В голубых глазах сияла такая святая убеждённость, что не знаешь, что с этим и делать. Подростки вообще очень в этом возрасте упрямые, а тут они втроём с Джинни «своими глазами видели и своими ушами слышали».
        Впрочем, план был, и я решил осуществить его в выходные, во время похода по Запретному лесу, который всё ж таки организовывала Алиса. После той бури погода вновь стала налаживаться, и по прогнозам девчонок, которые ходили на прорицание, в выходные должно было быть относительно тепло и ясно. Тем более, что гости из других школ прибудут только в конце октября, ближе к Хэллоуину, потому что Хигэканэ упомянул о том, что выбор, кто будет участвовать от школ, состоится на празднике Всех Святых. Квиддич отменили, только Алиса и предложила небольшую альтернативу с клубами и походами. Четвертый курс берёт на «поруки» первокурсников, второкурсники идут с пятикурсниками, третьекурсники с шестикурсниками. А семикурсники распределяются на каждый выход в качестве помощников Алисы. В прошедшее воскресенье был первый пробный поход третьекурсников и шестикурсников, как самых старших. В гостиной потом такие с улыбочками загадочными ходили, сказали только, что поход классный. В субботу должны идти пятикурсники и второкурсники, а в воскресенье - мы и первачки.
        Естественно, весть о Турнире Четырёх Школ взбудоражила весь Хогвартс. Народ благополучно прослушал то, что Турниры, которые до этого проходили каждые пять лет, отменили из-за слишком высокой смертности чемпионов. Впрочем, Хигэканэ нас заверил, что сейчас они приложили кучу сил и труда, чтобы минимизировать опасность для участников. Зато все обсуждали, на что же могли бы потратить приз за победу в Турнире в тысячу галлеонов.
        С другой стороны, это взбаламутило народ и на действия: на занятия к Алисе в клуб магической самообороны пришли почти все студенты, которые до этого ленились или по каким-то другим причинам не посещали его в прошлом году. Да и в нашем более закрытом «клубе шиноби» парни на тренировках отпахивали так, что любо-дорого было смотреть. И вроде участие только с семнадцати, но всё равно, видимо, стимулирует.
        Из коридора послышался характерный стук деревянного протеза по каменному полу, и в класс ЗОТИ вошёл Шизоглаз.
        - Ваши книги вам не пригодятся, можете… - сказал он и осёкся, посмотрев на наши пустые парты.
        Алиса приучила нас к тому, что на партах должно быть свободно, пока она не скажет обратное. Мало ли сразу бегать-прыгать будем. Мы бы и в класс не стали входить просто так, если бы не было открыто.
        - Хорошо, - хмыкнул Шизоглаз.
        Он прислонился к столу и стал зачитывать списки по журналу.
        - Браун, Лаванда - Гриффиндор, - его артефакт выискивал ученика, тогда как настоящий глаз не отрывался от списка. - Булстроуд, Мелисента - Слизерин. Кребб, Винсент - Слизерин. Данбар, Фэй - Гриффиндор. Дэвис, Трейси - Слизерин. Финиган, Симус - Гриффиндор. Гойл, Грегори - Слизерин. Грейнджер, Гермиона - Гриффиндор. Гринграсс, Дафна - Слизерин. Лонгботтом, Невилл - Гриффиндор. Малфой, Драко… Гриффиндор?.. - голубой глаз вперился в Драко, да и чёрный - тоже.
        - Всё верно, сэр, - под тихие хихиканья и перешёптывания слизеринцев сказал Малфой.
        - Хм… Ладно, - вернулся к журналу Шизоглаз. - Нотт, Теодор - Слизерин. Оуэн, Келла - Гриффиндор. Паркинсон, Панси - Слизерин. Патил, Парвати - Гриффиндор, Поттер, Гарри… Гриффиндор, - чуть замешкался он на моей фамилии, а голубой глаз только мазнул по мне. - Роупер, Софи - Слизерин. Томас, Дин - Гриффиндор. Тёрнер, Кевин - Гриффиндор. Уизли, Рональд - Гриффиндор. Забини, Блейз - Гриффиндор. Все на месте.
        Он снова обвёл нас взглядом артефакта.
        - Если судить по тому, что сказала мне миссис Лонгботтом, вы вполне в состоянии справиться с различной мелкой нечистью, которую изучали в прошлом году, - начал он. Все смолчали. - Ладно… Допустим, что с нечистью вы справитесь, но что касается различных заклятий, то по ним вы безнадёжно отстали. К тому же я буду учить вас противостоять тёмным силам, а на всякие тёмные проклятья способны не только мелкая нечисть, но и сами волшебники. Итак. Перейдём к делу, - он кашлянул. - Согласно инструкции Министерства Магии, мне следует научить вас всего лишь нескольким антизаклятьям и всё. С незаконными заклятьями знакомить вас не положено, - Шизоглаз сделал многозначительную паузу. - Но профессор Дамблдор очень высокого мнения о вас. И посчитал, что вам можно и нужно знать о непростительных заклинаниях. Иначе как вы сможете защитить себя от возможной опасности? Надо быть готовым ко всему. Постоянная бдительность! - гаркнул он так, что Гермиона, сидящая на первой парте, чуть не подскочила.
        А!.. Я вспомнил! Про него и эту фразу Гарри упоминал… Кажется, я посоветовал сразу запустить каким-нибудь заклинанием в ответ, чтобы проверить эту бдительность.
        - Уизли! - неожиданно развернулся Шизоглаз к Рону. - Твой отец служит в Министерстве, не так ли? Ты же сын Артура Уизли, верно?
        - Да, сэр, - ответил Рон.
        - Наверное, ты знаешь какое-нибудь проклятие, применение которого карается законом? - шагнул к Рону профессор.
        - Отец рассказывал про одно, - неуверенно пробормотал Уизли. - Кажется, называется «империус».
        - О… - искривилось в жутковатой ухмылке лицо Шизоглаза. - Думаю, это заклятие должен знать не только ты и твой отец. Оно принесло много проблем Министерству. Малфой!
        - Да, сэр? - откликнулся напрягшийся Драко.
        - Это же твой отец сказал на суде, что он действовал по указке Сами-Знаете-Кого будучи под заклятием Империус, верно? - ещё шире ухмыльнулся Шизоглаз. - Ты знаешь, что это за заклятие, парень?
        - Это одно из трёх непростительных заклятий, - ледяным тоном отчеканил Драко. - Полностью подчиняет человека воле наложившего это заклятие волшебника. Империусу подвластны практически все магические расы и существа, кроме тех, кто имеет иммунитет к магии, например, драконы, церберы, фениксы и грифоны. Империус не единственное подчиняющее заклятие, но единственное, действующее очень долго, и для использования которого требуются определённые навыки в ментальной магии. Заклинание стало непростительным лишь по той причине, что неправильно или плохо наложенное оно может привести к неизлечимому помутнению рассудка и расстройству психики, что посчиталось опасным и могло привести к раскрытию Статута Секретности.
        Пока Малфой всё это говорил, Шизоглаз достал из стола банку с тремя крупными паучихами «чёрных вдов» с красными отметинами на толстых брюшках. Такие у нас водились в пыльных коридорах, их самцы были серенькими и почти в три раза мельче. Паутина чёрных вдов использовалась в бодроперцовом зелье, так что я так полагаю, что эльфам не только запрещали убирать её, но и, скорее всего, они ещё и мух туда бросали, подкармливая «паутиноделателей». Ингредиент был особенно актуален в период ежегодных осенних эпидемий. Да и на трансфигурации в прошлом году мы тоже пауков использовали, Рон, помню, чуть в обморок не упал со страху, пока превратил своего паука в морскую звезду. Хотя я так и не понял, зачем нам когда-нибудь может понадобиться восьмиконечная морская звезда…
        Одна из паучих была извлечена, и, посмотрев прямо на Драко, Шизоглаз взмахнул над ней палочкой.
        - Империо!
        Паучиха начала делать различные трюки: даже такие, которые я не думал, что могут получиться у членистоногого. Это было бы забавно, если бы не весь подтекст.
        - Вот так твой отец делал, верно, Малфой? - ухмыльнулся профессор.
        Паучиха стала на задние лапки и стала изображать что-то вроде танца, кланяться и посылать «воздушные поцелуи».
        Я дёрнул побледневшего Драко и заставил сесть.
        - Как… Как вам не стыдно?! - возмутилась Гермиона, не выдержав.
        - Стыдно?.. А ты думаешь, Грейнджер, что волшебник, который применяет преступные заклятия, будет нападать без коварства, с политесами? - гаркнул Шизоглаз. - Подчиняясь моей воле, этот паук может прыгнуть и покусать кого-то, сделать всё, что я пожелаю: убить сородича или отгрызть по очереди каждую из своих ног. Многие волшебники когда-то находились под воздействием этого заклятия. Но весьма сложно отличить тех, кто делал что-то под воздействием империуса, а кто - по своей воле и только прикрывался непростительным, - голубой глаз снова зыркнул на Драко. - Заклятие Империус побороть можно. И мне велено обучать вас. Впрочем, об этом - на следующем уроке. А пока, кто знает ещё какое-то незаконное заклинание?
        Невилл поднял руку.
        - Ну, Лонгботтом? - посмотрел на него Шизоглаз.
        - Круциатус, - чётко проговорил Невилл заклинание, которое отправило его мать и отца в Мунго.
        - Кто знает, что делает это заклинание? - обвёл взглядом класс профессор. - Наверное, Малфой должен быть в курсе?
        - Это заклинание ужасной боли, - перебила его Гермиона.
        - Да, всё верно, - кивнул Шизоглаз, достал следующую паучиху и положил её на журнал. - Круцио!
        Черные тонкие лапки задёргались и словно выворачивались.
        Мне было интересно, почувствую ли я эту боль, если использую прерывание магического потока.
        - Говорят, чтобы полноценно использовать это заклинание, надо не просто махать палочкой, а желать причинить боль и наслаждаться ей, - негромко, но на весь притихший класс сказал Драко.
        Шизоглаз резко развернулся, оставив дрыгающегося паука в покое.
        - Наверное, ты знаешь третье из Непростительных заклятий, Малфой?
        - Почему вы спрашиваете только Драко, сэр? - хмыкнул я. - Например, я знаю третье. И уверен, что если вы попросите поднять руки тех, кто его знает, это сделает полкласса. Не считайте нас идиотами, которые читали только учебники профессора Локхарта. Ну, кто знает третье? - я поднял руку.
        Драко усмехнулся и тоже поднял, следом была Гермиона, потом Блейз, Фэй, Невилл, Дафна и Тео, за ними подняли руки почти все слизеринцы, неловко вскинула руку Парвати, переглянувшись с Фэй, подняла руку Лаванда. В общем, через несколько минут все подняли руки, даже те, кто, похоже, понятия не имел, что за третье заклятие такое.
        - Ну и что же это за заклятие? - хмыкнул Шизоглаз, кисло скривившись.
        - Авада Кедавра, - тихо сказала Гермиона.
        * * *
        - Смотри, Гарри, - подозвал меня к себе Драко. - Я попытался написать о том, что случилось на уроке, отцу, но не могу. Выходит какая-то ерунда.
        Я заглянул через его плечо, чтобы прочитать после вступления:
        «Профессор Моуди - прекрасный преподаватель, чуткий, понимающий. Сегодня он рассказывал нам о заклинаниях изгнания докси, и мы весь урок внимательно…».
        Я заржал, как конь.
        - «Чуткий и понимающий»? Дрейк?.. Так тебе, оказывается, понравилось?
        - Иди ты! - фыркнул Малфой, тоже развеселившись.
        - Значит, Гермиона была права, и на класс наложены какие-то чары конфиденциальности. Знаешь такие?
        - Ну… это очень сложные чары, кажется, - задумался Драко. - Но я могу об этом спросить у деда… Не ожидал, что Грейнджер ринется меня защищать от профессора сегодня, - вздохнул он.
        - Не переживай, - похлопал я друга по плечу. - У меня есть гениальный план, который поможет нам, то есть тебе, вернуть расположение нашей Гермионы.
        - Очень надо! - снова фыркнул Драко. - Что за план?
        
        Примечание к части
        
        >
        
        Часть 3. Глава 3. Лесные приключения
        
        10 сентября, 1994 г.
        Шотландия, Запретный Лес
        - Я хотел показать Невиллу гиеновое дерево, но засомневался, что это именно оно, - услышал я сквозь деревья голос Забини, которого мы втянули в наше предприятие. - Идём, это где-то здесь…
        - Блейз, правильно говорить не «гиеновое дерево», а «алихоция», - наставительным тоном поправила нашего друга Гермиона. - Между прочим, его листья могут вызвать сильную истерию и наиболее опасно оно именно в осенний период, когда листья синеют и…
        - Тихо! - прервал её Блейз. - Там кто-то есть! - это была кодовая фраза для нас с Драко.
        - Рональд Билиус Уизли! Ты ведёшь себя, как свинья, и меня в это втянул. Между прочим, Гермиона - моя подруга! - тонким голоском, подражая Джинни, выговорил Малфой. Вот где актёрский талант! Так Рона называла мать в громовещателях, которые иногда появлялись на первом курсе.
        - Прекрати говорить как мама, Джинни, - пробасил я, пародируя Рона. - Я-то тут при чём? Это всё Фред и Джордж. Они решили, что прикольно обмануть Грейнджер и рассорить её с придурком-Малфоем. Он же их сдал в конце года, и Перси им весь мозг на каникулах проел. Ты же знаешь этого зануду. А сейчас она мне с уроками помогает. Это для её же блага. Ей надо знать своё место, а то магглорождённая, а туда же.
        - Только не говори, что влюбился в неё, - фыркнул Драко. - Всё же мы тоже чистокровные.
        - Между прочим, мама уже одобрила, когда она у нас на каникулах была. Сказала, что если будет артачиться, то можно и любовного зелья подлить, - понесло мою фантазию. - Всё равно мы слишком бедные, чтобы мне светил кто-то из чистокровок, да ещё и богатый. А у неё родители эти… э… ну, короче, типа целители. У них своя больница или как-то так.
        - Ну раз для её же блага, то ладно, - протянул Драко. - Но с тебя три галлеона за моё молчание.
        - Сколько? - возмущённо гаркнул я. - Ты совсем обнаглела?
        - Ну, тогда в следующий раз, когда Гарри подойдёт ко мне и спросит, что я видела в лесу, я скажу ему, что вы всё подстроили.
        - А как ты докажешь это, а? - хмыкнул я. - Твоё слово против моего! Ещё и Грейнджер свято верит в то, что видела Малфоя. Она же упрямая заучка, забыла?
        - А я расскажу, как Фред зачесал волосы назад, а Джордж использовал то заклинание для окраски волос. А подражать разным голосам и я умею. Хочешь, вот прямо сейчас начну говорить, как Драко Малфой? - Драко откашлялся и, сильнее обычного растягивая слова, сказал: - Уизли, ты позоришь чистокровных магов, нельзя быть таким жалким.
        - Может, хватит дурачиться, Драко? - сказал я своим обычным голосом.
        Мы вышли из-за прикрытия кустов и прошли до прячущихся за толстым деревом Гермионы и Блейза. Как мы и договорились, Блейз стоял к тропинке ближе, а Гермиона могла только слышать нас, но не видеть, спрятавшись за деревом и спиной Забини. Мы даже с рыжиной заморачиваться не стали, тем более, что в отличие от той августовской ночи, когда было полнолуние, сегодня луна только набирала фазу и выглядела как тонкий серп.
        - Слушай, Гарри, а похоже было. Вообще очень. Я несколько раз выглядывал, думал, может, не на ту поляну её привёл, - хмыкнул Блейз. - И даже наблюдая вас не очень-то было понятно, что это не Уизли.
        - Забавно, что тебе не пришло в голову, что тут может делать Джинни, когда в поход ушли первые и четвёртые курсы, - сказал я. - Время-то уже десятый час. Скоро отбой будет.
        - Я подумала, что она пришла поговорить с Роном вне Замка, тем более поляна с лагерем относительно недалеко, а они тут были на прошлой неделе, - тихо сказала Гермиона.
        - Ну что, как тебе наше представление? - спросил её Драко. - За себя я точно могу сказать, что был той ночью с родителями, Гарри и Дадли. А кого уж ты там видела и слышала, не имею ни малейшего понятия.
        - Сказанные слова были всего лишь предположением, - добавил я, - мы больше прикалывались. Хотя если подумать… Ты же умная, Гермиона, вот и думай. Всё может быть не так, как кажется. Да ещё и ты обкуренная была.
        - Я - что? - вытаращилась на нас она.
        - Ты газеты читала, Грейнджер? - с толикой превосходства спросил Драко. - Сама подумай. Будто бы там была целая толпа, несколько сотен, даже пусть десятков «Пожирателей», которые шли и кидались во все стороны заклинаниями. И что это были за заклинания? Чары щекотки, что ли? В газетах написано, что никто. Совсем никто не пострадал. Так, ушиблись, когда сломя голову бежали от этих «Пожирателей». А потом вся эта толпа, орда или как там ты сказала, внезапно аппарирует с площадки под антиаппарационным барьером. Так вообще может быть? Чего тогда все остальные, кто убегал, не аппарировали в безопасное место?
        - Хочешь знать, что видели мы? Наша палатка была защищена от магического вмешательства, - спросил её я.
        Гермиона кивнула.
        - Мы видели, как люди носились, сбивали палатки и вопили, что видят Пожирателей, - ответил я. - Почитай в библиотеке про магическую белладонну.
        - Хотите сказать, что все были под действием наркотического опьянения? - тут же «взяла след» Грейнджер. - Но почему вы не сказали об этом газете? Тогда бы всей этой суматохи не было. И Министерство…
        - Грейнджер, вот ты умная, но иногда такая дура, - с досадой сказал Драко. - Там сотни, даже тысячи человек вот с такими выпученными глазами «всё видели» этими самыми глазами. Каждого не догонишь и всё не объяснишь, как тебе. А это было кому-то надо. Такое «напоминание» о Тёмном Лорде и его слугах.
        - Мы точно не знаем, - сказал ей я. - Возможно, что это была чья-то не слишком умная шутка, которая переросла в массовые беспорядки, возможно, что это было сделано намеренно, чтобы всех напугать. Может быть, даже это какая-нибудь акция иностранцев, которые захотели отомстить за свой проигрыш. Мы вряд ли когда-то узнаем точно, что же произошло, с чего и для чего это было сделано.
        - Я поняла, - вздохнула Гермиона. - Наверное, надо сказать вам спасибо, что вы раскрыли мне глаза…
        - Гарри! Гарри! - её извинения прервал Невилл. Лонгботтом пёр сквозь лес, словно стадо кабанов, которые под каждым кустом искали чего пожрать. - Гарри!..
        - Что? Что случилось? - я заволновался, увидев его перекошенное лицо.
        - Вы видели Денниса Криви? - спросил, пытаясь отдышаться, наш друг. - Я его всё догнать пытаюсь, он куда-то сюда убежал. Мелкий придурок!
        В свой «воскресный поход» мы отправились в субботу в пять вечера, чтобы успеть добраться до поляны в Запретном лесу до заката солнца. Сопровождал нас Хагрид, он же перед этим привёл обратно в Хогвартс группу второкурсников и пятикурсников, которые отправились в «субботний поход» в пятницу вечером.
        Алиса ждала нас на совершенно чистой поляне: видимо, пока Хагрид уводил другую группу и привёл нас, она всё убрала. Так что после распределения палаток по факультетам и половому признаку, мы ставили лагерь, собирали дрова в округе, сами пытались приготовить еду. В итоге «еда» плавно перешла в «хотя бы травяной чай». У нас с собой были бутерброды и яблоки, которые нам выдали в школе, чтобы мы в лесу не оголодали. Впрочем, на улице есть хотелось сильней, так что мы всё равно были голодны, и когда Хагрид принёс большого оленя, которого подстрелил из лука, и ещё десяток куропаток, пойманных в силки, его встретили радостными криками и чуть не овациями.
        Алиса показала нам несколько охотничьих заклинаний по разделке туши и избавлению от перьев птиц. А Хагрид прочёл лекцию о правилах поведения в лесу и как можно вкусно запечь дичь в костре почти без магии.
        Нас одновременно было больше восьмидесяти человек, так что, чтобы мы «чувствовали ответственность», за каждым четверокурсником был закреплён его первокурсник для присмотра и наставлений. Причём, это было сделано и магически. Алиса показала, как зачаровать простенький одноразовый «амулет поиска». И мы их «мастерили» для своих первокурсников почти до девяти вечера. Первокурсникам наказали носить с собой наши амулеты, а нам периодически их проверять. Палатки были трёхкомнатные, подразумевалось, что мы будем спать в одной комнате пять четверокурсников, в другой - пять первокурсников, а в общей «гостиной» нас будет охранять на диване наш «патрон» - семикурсник.
        Среди семикурсников Гриффиндора вообще не было девчонок, так что обязанности по присмотру за нашими девчонками взяла Хэйди Макэвой с Хаффлпаффа. А Руфус Фадж и его приятель присматривали за пацанами «барсуков» и смешанной десяткой наших с хаффлпаффцами. В общем, было весело. Народа много, мы с Драко смогли улизнуть перед отбоем, а Блейз привёл Гермиону.
        Каждый из восьми семикурсников, которые пошли в поход с нами, отвечал за свою десятку. Причём, не все старшекурсники получили свой факультет, да и в десятке не всегда были все из одного факультета, по причине неодинакового количества народа на них. Например, нам с Малфоем достались пацаны со Слизерина, мне - Бэддок Малькольм, а Драко - Причард Грэхэм. Блейзу - младший братишка Келлы Оуэн - Колдуэл, который поступил на Хаффлпафф. Нас с Блейзом поселили в палатку к слизеринцам - Гойлу, Нотту и Креббу, а патроном нашей палатки стал Седрик Диггори, который вообще учился на Хаффлпаффе, хотя из всей нашей десятки с его факультета был только Колдуэл. Невилл же вытянул «несчастливый билет» - ему достался брат Колина Криви - Деннис, тот самый, который умудрился свалиться с лодки в озеро, когда первого сентября первачков везли до замка. Мы даже прикалывались, что Денниса надо переименовать в Тревора, так как пацан за каких-то пять часов с начала похода умудрился куда-то упрыгать, потеряться и найтись раза четыре. Если бы не предусмотрительность Алисы с этими амулетами поиска, то Деннис бы точно уже мог бы
найти свою смерть. Один раз он упал в овраг, потому что ему показалось, что он увидел там какого-то человечка. Второй раз мы нашли его застрявшим в трухлявом пне, который пацан проверял на прочность. Ему явно было некуда девать свою гиперактивность. У Колина темперамент хотя бы в увлечение фотографией был направлен, а этот…
        - Слушайте, а то направление разве не то самое, в которое Хагрид сказал ни в коем случае не ходить? - спросила Гермиона, вглядываясь в черноту леса.
        - Кажется, это оно, - мрачно подтвердил Драко. - И почему я не удивлён?
        Невилл посмотрел на амулет, который держал в ладони.
        - Да, он туда ушёл. Вот дурак! Надо побыстрее его догнать и вернуть в лагерь… Ой, смотрите, цвет стал меняться с голубоватого на жёлтый, это же значит…
        - «Подопечный в опасности», - закончил я и скомандовал: - Бежим!
        Мы ломанулись через лес. Краем глаза я заметил, что парни быстро сориентировались и сделали построение. Я был чуть впереди, Невилл и Драко - по бокам, в центре - Гермиона, а Блейз - замыкал. Каждый из парней выхватил палочку, а в другой руке держал кунай.
        Наконец, через несколько минут гонки я увидел в лесу какое-то шевеление и сделал знак остановиться. Гермиона чуть не врезалась мне в спину. Драко на неё шикнул, чтобы она молчала и не привлекла к нам ненужного внимания.
        Мы увидели пауков, только размером они были не просто с кулак или с блюдце, а с хорошего сенбернара. К тому же были и такими же мохнатыми, как собаки, видимо, чтобы выживать в холодном климате Шотландии. Они копошились под раскидистым деревом, на которое догадался залезть Деннис. Правда, это ненадолго остановило членистоногих. Несколько самых крупных, громко щёлкая жвалами, уже начали ползти по стволу, а Деннис тихо поскуливая двигался всё дальше по толстой ветке, под которой на земле его тоже ожидали пауки.
        - Хорошо, что с нами нет Уизли, - немного нервно хмыкнул Драко. - Он пауков до усрачки боится.
        - Так. Какой план? - я повернулся к друзьям.
        - Почему эти насекомые такие большие? - тихо прошептал Блейз.
        - Пауки не насекомые, - шёпотом поправила его Гермиона. - Но они на самом деле очень крупные…
        - Кажется, это акромантулы, я читал о таких в справочнике по ингредиентам, их яд очень дорогой, а они сами весьма опасные. Могут достигать трёх метров в высоту и семи метров в длину. Я вообще опасаюсь, что мы видим всего лишь детёнышей.
        - Значит, где-то могут быть их родители? - осипшим голосом спросила Гермиона.
        - Вряд ли… И этим-то Криви на один зуб, - сказал Драко. - Быстро нападаем, оглушаем пауков, ловим мелкого и валим.
        - Хороший план, - одобрил я, - они как раз слишком увлечены Деннисом и не заметят нас. Гермиона, ты же умеешь делать чары для смягчения падения?
        - Да, умею, - ответила она.
        - Тогда мы с ребятами окружаем и отвлекаем пауков, ты делаешь чары, Деннис прыгает, вы со всех ног бежите в лагерь, а мы отходим за вами. Поняла? Не оглядывайся, не помогай. Твоя задача: добежать до лагеря с пацаном. Ясно? Мы сами тут справимся.
        - Да, я поняла, - ответила Грейнджер.
        - Драко, ты в паре с Блейзом, Невилл, ты со мной. Прикрываем друг другу спины, и осторожней, я читал, что эти твари довольно прыгучие. Вперёд!
        * * *
        Мы с парнями оставили Гермиону в засаде и попарно двинулись вокруг того дерева, стремясь взять в клещи почти десяток пауков, напавших на Криви-младшего.
        - Конфринго! - Драко прицельно выстрелил залпом огня в паука, который почти подобрался по ветке к Деннису.
        Шерсть акромантула моментально обуглилась, он издал странный визгливый звук и, продолжая гореть, упал на своих.
        - Импедимента! - использовал Блейз чары замедления, благодаря которым ближайшие к ним пауки начали двигаться дёргаными движениями, словно на каждой лапе у них по мешочку с песком.
        - Локомотор Мортис! - я использовал шуточное заклинание из арсенала близнецов Уизли, которое склеивало ноги. На пауках тоже сработало, и акромантул, который хотел на меня прыгнуть, запнулся о собственные конечности и не смог двигаться, только щёлкал жвалами.
        - Ступефай! Ступефай! Ступефай! - не стал размениваться на хитрые заклинания Невилл, попросту оглушив трёх пауков, которые дёрнулись к нему. - Люмос электра!
        Деннис был забыт и на нас двинулось многоногое полчище. Несколько пауков попытались атаковать с дерева, но я был начеку и использовал «редукто». Взрывающее заклинание прекрасно отбрасывало назад, заодно и отрывая конечности слишком ретивым акромантулам.
        - Деннис, прыгай! Я тебя подхвачу! - услышали мы Гермиону, которая ругалась, как сапожник, уговаривая парализованного страхом пацана спуститься. «Давай, быстрее, придурок, мы тут жизнями рискуем!» было самым мягким из её выражений. Но, в конце концов, это сработало, Деннис кулем свалился с ветки, отпружинил от заклинания Гермионы, и она пинками погнала его в сторону лагеря.
        - Отходим! Отходим! - скомандовал я, увлечённым битвой парням.
        В любой момент к мохнатым восьмилапым «малышам» могло прийти подкрепление, и мне совсем не хотелось с ними встречаться.
        - Драко! Блейз! Возвращаемся, - потянул я друзей.
        Они запустили ещё по контрольному заклинанию в офигевших от нашего напора пауков, и мы побежали за Гермионой. Те акромантулы, которые ещё были на ногах и уже отошли от парализующих заклятий, к счастью, не стали нас преследовать. Думаю, за это можно было благодарить Невилла, который использовал электрические пульсары. «Люмос электра» очень не понравилась акромантулам. После других заклинаний они ещё пытались прыгать, а вот болевой разряд по нервам заставлял их нас бояться.
        - А ну стоять! - недалеко от лагеря нас встретили Седрик Диггори и Руфус Фадж.
        Злые семикурсники, которые тоже имели «амулеты надзора», были явно готовы надрать нам уши за самоволку из безопасной зоны.
        Им был предоставлен помятый, заикающийся и зарёванный Криви-младший.
        - Он опять сбежал, - пояснил Невилл. - Мы его нашли в глубине леса.
        - Что-то вид у вас какой-то потрёпанный, - подозрительно протянул Седрик. - И мой амулет показывал то голубой, то жёлтый цвет.
        - Мы просто через лес бежали, чтобы до отбоя успеть, а там то корни, то ветки торчат, - пояснил я. - Может, ты слишком тонкие настройки сделал?
        - Может быть, - с сомнением сказал Седрик. - Ладно, давайте по палаткам, а то всем влетит. Тоффи, сам разбирайся с этим мелким раздолбаем, он в твоей десятке, - кивнул на Денниса Диггори. - Но, вообще-то, за такое можно и из Хогвартса его выгнать, а то всё равно где-нибудь сам убьётся.
        - Не… Не надо меня из Хогвартса, - всхлипнул Деннис. - Я больше не буду.
        - Точно не будешь? - грозно спросил наш староста Гриффиндора.
        - Не-е-ет, - заревел Деннис.
        - Так. Сопли утри, - вставил и я свои пять кнатов, - и учти, ещё раз уйдёшь в Запретный лес за приключениями, никто тебя искать и спасать не будет.
        - Идём, - сурово взял мальца за шкирку Невилл, и они с Драко и Гермионой пошли следом за Руфусом Фаджем.
        Седрик помолчал, оглядывая нас с Блейзом, потом тяжело вздохнул.
        - Спать, герои!
        
        Часть 3. Глава 4. Звери, зверики, зверушки
        
        29 сентября, 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        После первого нашего похода следующие две с половиной недели пролетели в один миг. Погода радовала, сентябрь был относительно сухим, тёплым и практически без осадков. Поэтому на прошлых и позапрошлых выходных у нас состоялись ещё прогулки с ночёвками в Запретном Лесу. Только первый и второй курс больше не брали: у них учёба заканчивалась пораньше, чем у всех, да и уроков было не так много, так что их выходы «в поле» проходили днём по будням, и не всем скопом, а по курсам и факультетам.
        Занятия у младшекурсников разбивались на несколько этапов. Было что-то вроде практической части, в этом с мелкотой Алисе обычно помогали кто-то из отличников седьмого-шестого курсов: в основном рассказывали малолетним волшебникам о сборе разных магических трав, которые растут на полянах у Хогвартса и Запретного леса. Они собирали какие-нибудь корешки или семена, которые старшекурсники на месте проверяли на «то - не то собрали», рассказывали, в чём ошибка, если другое растение сорвали, как надо правильно делать и всё такое. Ещё и факультетские соревнования на «кто больше заготовит» проводились. И старшим курсам за помощь тоже баллы начисляли, и «улов» они забирали в Хогвартс и передавали Снейпу-сенсею. Потом на отработках у него кто-нибудь эти корешки обрабатывал и резал.
        Во вторую развлекательно-игровую фазу их занятия на свежем воздухе «лекторов» у младшекурсников сменяли «присмотрщики» - десяток ребят с четвёртых-пятых курсов, у которых обычно часам к трём-четырём заканчивались занятия.
        Обязанностью было бдеть за мелкими, судить подвижные игры, помогать разжигать костры, чтобы испечь картошку в качестве перекуса, и довести всю чумазую и уставшую толпу до Хогвартса к ужину. Один раз мы с Чжоу даже попали в одну группу ко второму курсу Рейвенкло и Гриффиндора. Набегались, конечно, но было весело.
        Мы, в принципе, в своих походах примерно тем же самым занимались, только дольше и глубже в Лесу. Искали не только травы, но и минералы, и живность разную, и дрова, и какие-нибудь штуки необычные. Не было ограничения, что искать конкретно: просто путём жребия выделяли для команды из трёх человек участок Леса и бегаешь там до определённого времени, а потом всё «добытое» оценивалось в баллах по сложности добычи и нужности в походе. Ингредиенты - отдельно, они и оценивались дороже всего. Но найти что-то было достаточно сложно, не каждый их видит или понимает, что несколько волосков на колючем кусте принадлежат единорогу и весьма ценны. Самым простым для сбора были дрова, правда, их много тоже не унесёшь, а возле поляны уже после первых походов в начале сентября не было ни одной сухой веточки. Так что студентам приходилось использовать всякие чары облегчения веса и уменьшения, чтобы утащить побольше дров откуда-нибудь подальше. Ещё ценилось что-то съедобное: например, яблоки или дикие груши, мята для чая и пойманная дичь. В прошлую субботу Невилл притащил мёд в трансфигурированном из камня горшке, а
потом ещё и оказалось, что этот камень - редкий природный поташ. Этот соляной минерал добавляют во многие зелья, но самыми известными его применениями были зелье для движения колдографий и как основной ингредиент противоожоговой мази. Как сказал Драко, именно добавление поташа способствует заживлению ожогов даже от драконьего огня. Если, конечно, сразу намазать.
        Надо ли говорить, что кунаи, в качестве подсобных инструментов, пользовались огромной популярностью у студентов.
        Походы на прошедших неделях разделили пофакультетно: то есть ходили где-то по пятьдесят человек третьих-седьмых курсов каждого из факультетов. С двадцать третьего на двадцать четвёртое, то есть с пятницы на субботу, была очередь Гриффиндора.
        Алиса пообещала, что в эти выходные будет смешанный поход на целых две ночёвки, но туда пойдут лишь те, кто набрал индивидуально больше всех баллов на сборах, ходит в клуб самообороны, ну и по желанию. Мы с Драко, Невиллом и Чжоу записались. Блейз мог пойти, но отказался, причём, как мне кажется, только потому, что наша комната освобождается на все выходные, а он хотел кого-то позвать в гости из девчонок. Джинни и Рон хотели, но не набрали проходного балла. А вот Луна записалась, она вообще где-то нашла и притащила плетёную корзинку яиц фей, за которых ей дали целых восемьдесят баллов - они с шестикурсником и пятикурсником, которые вообще её брать не хотели, когда распределяли по жеребьёвке, заняли второе командное место. Парни-то вообще почти ничего не принесли и заработали вдвоём десять баллов.
        * * *
        По поводу нападения акромантулов я Алисе рассказал на следующий день после нашего эпичного сражения с гигантскими пауками - утром в воскресенье. Уже успел убедиться на Чемпионате по квиддичу, что у волшебников от страха зачастую отключаются мозги, и они только и могут, что орать и бегать. Так что разводить вечером панику в лагере, полном первокурсников, смысла не имело: наша поляна была окружена чарами, так что даже если бы нас кто-то и преследовал, то не смог бы пройти через защиту. Да и акромантулы в спину не дышали, а Деннис сам нарвался. Сказано было «не ходить», так какого попёрся? Думал, там от него в Запретном Лесу Смерти пряничный домик прячут?
        Умница Невилл сказал, что усыпил Криви с помощью чар, а утром ещё раз напомнил, чтобы молчал в тряпочку и сидел на попе ровно, иначе влетит за то, что ползал там, куда сказали не ползать. Напугался-то пацан хорошо, но говорливости своей не утерял. А насколько я помнил, про акромантулов в Запретном Лесу никто никогда не заикался, но если Хагрид нам ещё на втором курсе сказал в ту сторону не ходить, значит, он о них точно знал. Да и ещё, как потом подтвердились мои догадки, поспособствовал размножению «бедных зверушек».
        История с акромантулами выяснилась в понедельник, двенадцатого. У Хагрида в расписании было окошко между третьим и пятым занятием, а у нас по понедельникам были гербология, УЗМС и нумерология. Перед уроком мы договорились с нашим профессором, что придём к нему на чай в половину третьего.
        Кстати, тот самый «эксперимент», о котором он говорил мне перед летними каникулами, у него получился. Оказалось, что Хагрид задумал скрестить огнекраба и мантикору. Как ему это в голову пришло - не знаю, но факт в том, что у него ещё и получилась эта задумка, и на наших уроках по УЗМС нам были представлены эти плоды фантазии и селекции нашего большого друга: «соплохвосты» - жутковатые гибриды, которые не походили ни на одного из своих родителей.
        Насколько я понял физику или, точнее, биологию процесса, самке огнекраба была залита добытая Снейпом-сенсеем в Греции сперма мантикоры, и офигевшая «огнекрабиха» метнула под тысячу икринок нового вида. На самом первом уроке в начале года Хагрид предоставил нам десяток ящиков, в каждом из которых кишмя кишели эти только что вылупившиеся соплохвосты. Причём, для «только вылупившихся» они были уже довольно большими: дюймов по семь в длину.
        Мантикор я видел в Греции: очень красивые и опасные существа, от них у соплохвостов разве что были «скорпионьи жала», и потом со временем их роста появилась хитиновая броня, которая приобретала более тёмный цвет. В начале они были совсем мягкие, противно-серовато-склизкие, невыносимо воняющие тухлой рыбой. Впрочем, запах не исчез и на этой неделе, разве что мы чуть принюхались и нашли в библиотеке освежающие воздух чары.
        Вообще-то огнекрабов, родиной которых были тёплые острова Тихого океана, держали больше для красоты, чем для защиты: они походили на очень больших раков-отшельников, которые надевали на себя гладкий панцирь каури, только ракушка ещё и была с вкраплениями «живых самоцветов». Мы их проходили на третьем курсе. Панцирь у них был размером с котёл номер десять и, кстати, я видел в одной из волшебных лавок котёл из почти такого же панциря, видимо, декоративный. А ещё их ввозили в Британию в качестве деликатеса - это мне Драко рассказывал, он ел их мясо, сказал, что вкусно. Так вот, этот огнекраб, когда пугался, «выпёрдывал» огонь - по-другому и не скажешь. А соплохвосты имели на конце удлинённого хвоста с жалом что-то вроде открывающихся и закрывающихся устьиц, которые изрыгали огонь. Эти «устьица» были, впрочем, не только на самом хвосте, но и по телу, но гораздо реже. Пока они были мелкие, конечно, это был не совсем «огонь», скорее «пламенный чих», причём, это им помогало продвигаться вперёд: именно эта особенность, я так понял, и дала им видовое название.
        На занятии в понедельник у них уже появились более прочные панцири сверху, словно тазики с дырками. Как таковой головы у этих мутантов не было, глаз мы тоже так и не обнаружили, зато пасть с острыми игольчатыми зубами нашли почти сразу. Хагрид поначалу и сам не знал, чем их кормить, но оказалось, что жрут они почти всё, что животного происхождения, но предпочитают тухлятинку.
        В процессе «выкармливания и выращивания» мы выяснили, что у соплохвостов есть самцы и самки, одни пьют кровь, присасываясь присосками на «головобрюхе», а у других есть наросты, которыми они бьют током. Правда, кто из них самец, кто самка, было сложно пока опознать, но Гермиона выдвинула предположение, что самки пьют кровь, как и самки комаров: это нужно для какого-нибудь выведения потомства. Хагрид с ней согласился, и мы так и записали, что самки пьют кровь. Уже через три недели после «вылупления» многоногие монстрики достигали двадцати дюймов в длину, а также были довольно агрессивны друг с другом: в ящиках-манежах каждую неделю становилось наполовину пусто. На уроке в понедельник мы насчитали только двести пятьдесят соплохвостов. Как оказалось, они бьются друг с другом насмерть и пожирают сородичей. Я оценивал их быстро увеличивающиеся размеры и радовался таким привычкам. А то, боюсь, Запретный лес не выдержит ещё и тысяч соплохвостов рядом с акромантулами, и в поход уже сходить будет вообще никак.
        Мы с Драко, Невиллом, Гермионой и Алисой пришли на чай к Хагриду, и мы с ребятами как по нотам всё разыграли. Стали Алисе рассказывать, как потерялся Деннис Криви, что он ушёл в то место, куда нам сказали не ходить, и что мы обнаружили там акромантулов. Гермиона пришла подготовленная: нашла всё по этим паукам в библиотеке, прочитала нам мини-лекцию, насколько они опасны, как может разрастись колония, какой у них ареал обитания. Хагрид в итоге признался, что ещё в детстве, когда учился на третьем курсе, в «одном трактире» ему подарили яйцо.
        При этом Хагрид так замялся, подбирая слова к тому, как же это яйцо к нему попало, что я заподозрил, что большое дитятко яичко попросту стащило. Наверное, он подумал, что оно драконье.
        В итоге из этого яйца вылупился акромантул, который, наверное, считал, что Хагрид его мама или папа… Хагрид назвал паука «Арагогом», спрятал в сундук, привёз в школу и растил своего питомца где-то в одном из подземелий, подкармливая крысами. Скорее всего, как и мой Киба, от магии Хагрида Арагог обрёл сознание. А потом случилось несчастье с одной магглорождённой девочкой.
        - Миртл Уоррен? - перебила тогда его Гермиона. Видимо, она поинтересовалась историей «Плаксы», про которую я ей рассказывал.
        - Да, - кивнул Хагрид. - Она погибла, и в её смерти обвинили Арагога, подумали, что он - чудовище из Тайной комнаты, а оно видите, как оказалось. Арагог тогда успел сбежать в лес, а меня… - Хагрид шумно высморкался в свой клетчатый носовой платок размером со скатерть. - Но всё хорошо закончилось. Правда, палочки я лишился, но это ничего… Она мне не сильно и нужна вообще-то. Зато Арагог обрёл свободу, а потом я нашёл ему… самочку. И вырастил Мосаг в этой хижине, чтобы несколько лет назад выпустить её к Арагогу.
        - Так вы сознательно развели колонию акромантулов совсем недалеко от школы? - потёрла переносицу Алиса.
        - Они впадают в спячку и спят с ноября по апрель, - пробубнил Хагрид, - да и Арагог осторожен: его потомство охотится на западе в глубине Запретного Леса и не приближается к Хогвартсу. Никто до этого не заходил так глубоко, и Дамблдор всегда предупреждает, что в Лес без разрешения и сопровождения ходить нельзя. Не знаю, как так получилось с тем мальчиком - Деннисом. К тому же территорию от акромантулов защищают кентавры, мимо их поселения мы проходили, когда шли до поляны лагеря.
        * * *
        Когда семнадцатого сентября мы со Снейпом-сенсеем спустились в Тайную комнату к Годрику, я рассказал сенсею эту историю Хагрида, и он очень заинтересовался ядом акромантулов. К тому же он заметил, что при условии обретения сознания обоими родителями, вполне могло быть, что их потомство тоже обладает разумом и речью. Примерно, как произошло с Кибой, Гин и всеми их потомками.
        - В конце концов, было бы тоже неплохо поставить их на «довольствие», как Годрика, и собирать ценный яд, - мечтательно протянул сенсей, пока набирал фиалы.
        - Хогвартс тогда стал бы очень богатой школой, - заметил я. - У нас и меню, как мне кажется, стало более разнообразным, по сравнению с тем, которое было на первом курсе. Да и Гермиона говорила, что недавно новых книг купили в библиотеку.
        - Тебе не кажется, Гарри. С меню - это мадам Помфри настояла. Просто у школы, наконец, появилось чуть больше средств для её рекомендаций по питанию студентов. И кроме новых мётел, которыми пользуются все, включая команды поддержки, и закупки книг, были обновлены теплицы. Профессор Спраут, между прочим, всё прошлое лето провела тут, чтобы самой наблюдать за установкой новейших оросительных систем, выписанных откуда-то с континента. В классе трансфигурации сделали ремонт и закуплены новые материалы для уроков. А я всё пытаюсь выбить, чтобы в лабораториях вместо простых парт установили специальные, с мраморными столешницами, - сказал сенсей. - Это бы намного снизило процент несчастных случаев на уроках и порчу школьного имущества. Мрамор инертен к любым зельям, особенно, если быстро убрать разлитое… Но это очень дорого. Дамблдор сказал, что, может, в следующем году, как накопим. Да и Попечительский совет стал жадничать, и из-за каждого кната приходится… Ну, не важно, - осёкся он.
        Годрик заинтересовался, что же мы такое так бурно обсуждаем, и я рассказал ему про Арагога, Мосаг и их детей, которые живут в Запретном лесу, и идею сенсея тоже заставить их отрабатывать «жилплощадь». Годрик важно заявил, что пауки очень даже вкусные, а акромантулы вообще являются природной добычей василисков. Откуда-то они с одних земель, поэтому у акромантулов естественный страх перед представителями его народа. И дельно посоветовал, если идти в паучье гнездо договариваться, то нам следует взять с собой хотя бы немного его шкуры и яда, чтобы они нас боялись и не смели напасть.
        - Если в ноябре акромантулы уже впадают в спячку, значит, надо с этим разбираться до приезда гостей, - выслушав мой перевод рекомендаций, резюмировал Снейп-сенсей.
        И очень резко захотел в наш поход в Запретный Лес на этих выходных.
        * * *
        - Сегодня я наложу на каждого из вас «Империус», - начал наш урок ЗОТИ Шизоглаз. - Продемонстрирую его силу и проверю способность каждого сопротивляться этому заклинанию.
        Кстати, от дедушки Драко пришёл ответ насчёт чар конфиденциальности, что такие чары в Хогвартсе вправе наложить как директор, так и любой профессор, это было принято ещё в каком-то лохматом году, когда студентов пороли и применяли магию в качестве наказания. Чтобы школяры не могли рассказать о методах работы младшим поколениям студентов, а обходились общими словами, и не кляузничали на учителей родителям, тоже магам, которые могли обидеться за любимое чадо и подкараулить какого-нибудь профессора где-нибудь в Хогсмиде. Такие чары, точнее, их вариацию, также использовали на экзаменах, чтобы невозможно было списать или посмотреть шпаргалки.
        - Но, профессор, - пискнула Гермиона, - вы же сами сказали, что это нарушение закона и к людям такое применять недопустимо… Как же?..
        - А ещё я сказал, что тёмным магам плевать на политесы и на людей, - хмыкнул Шизоглаз, заставляя парты отодвинуться в стороны, освобождая себе центр класса, впрочем, его голубой глаз неотрывно гипнотизировал Грейнджер. - Директор Дамблдор хочет, чтобы вы имели опыт и испытали воздействие заклятия на себе. Но если ты хочешь быть рабыней какого-нибудь волшебника и, пуская слюни, выполнять любые его прихоти, то, как хочешь. Дверь там. Кому ещё слабо? Может быть, ты хочешь выйти, Малфой?
        Всё понятно, вызов брошен, все подростки, никому не будет «слабо», если даже и не хочется. Грубовато, но должно сработать. Вот и Драко тут же чуть покраснел и мотнул головой. Я поднял руку.
        - Да, Поттер? - чуть удивился Шизоглаз.
        - Профессор Моуди, а вы расскажете нам о контрзаклинании к империусу до того, как будете заколдовывать? Это должен сделать другой маг, например, твой друг, или ты можешь сам себя расколдовать?
        - Хм… Сам себя расколдовать ты можешь лишь собственной волей и сопротивлением желаниям напавшего на тебя, - ответил он. - Но существует заклинание «Финита Империо», которое прекращает действие империуса.
        - Но разве тогда не проще, скажем, каждый день накладывать это заклинание друг на друга, с другом или товарищем, чтобы точно не быть под империусом? - спросил я. - Договориться с кем-то и…
        - Во время войны нельзя доверять никому, Поттер! - гаркнул Шизоглаз. - Если ваш друг находится под заклятием, а вы попросите его о контрзаклятьи, то он может наложить на вас империус, или проклясть, или ещё что-то. Постоянная бдительность! Маг не может доверять настолько, чтобы подставиться под чужое неизвестное заклятие. Лично у меня, как и у многих бойцов, сразу срабатывает щит. Поэтому, несмотря на то, что контрзаклятье существует, достаточно тяжело наложить его на другого человека, если не вы его заколдовали. Это понятно? Никогда не позволяйте наставлять на себя палочку и сами не наставляйте, если не хотите нападать!
        - Да, профессор, - кивнул я, задумавшись.
        - Итак, идём по списку, - заглянул в журнал Шизоглаз. - Браун, Лаванда, выходи вперёд…
        
        Часть 3. Глава 5. Плохой человек - хороший человек
        
        1 октября 1994 г.
        Шотландия, Запретный лес
        - Я возьму с собой Поттера, мне нужен кто-то, кто будет таскать инструменты. Тем более гриффиндорцев и так слишком много, это уравняет шансы других факультетов, - заявил Снейп-сенсей в лагере на распределении поисковых команд.
        - Но так нечестно! - зашептались наши. - Гарри лучше всех всё находит! Слизерин опять хочет сжульничать!
        Другие, впрочем, не особо возражали. Выиграть хотелось всем, тем более Алиса пообещала, что пять победителей по индивидуальному зачёту получат в награду персональные наградные значки и небольшие призы. А факультет, который соберёт больше всего в общем зачёте - кубок в Зал Наград и очень большой торт, заказанный в «Сладком королевстве».
        - Гриффиндор может взять не качеством, так количеством, - хмыкнул сенсей. - Поттер, за мной!
        За спиной я услышал ропот.
        - Успокоились все! - сказала Алиса. - Пусть профессор Снейп забрал лучшего из вас, но теперь вы должны постараться и показать себя. Докажите Гарри, что на вас можно положиться и вы не подведёте его и свой факультет…
        Наши радостно завопили так, что с соседних деревьев взлетели вороны.
        Мы с сенсеем двинулись строго на запад.
        - Ого! Сколько тут лещины, да такой крупной! И совсем нетронута! - примерно через два километра от лагеря заметил я кусты орешника, которые росли под огромным толстенным каштаном. - Смотрите, сенсей, тут и каштанов полно. А там, ближе к Хогвартсу, всё собрано, мы только немного найти смогли, чтобы испечь. И то пришлось на деревья повыше лезть.
        - Кентавры тоже хотят что-то кушать и делают заготовления на зиму. Они любят и орехи, и каштаны, да и желудями не брезгуют… - пробормотал сенсей, настороженно осматриваясь. - Видимо, здесь уже территория акромантулов, и они нападают на лакомок. И волшебная рябина тут растёт. И грибы, которые олени любят… Кентавры их тоже собирают. Будь наготове. Согласно карте, которую сделал кто-то из моих предшественников, там дальше должна быть сухая лощина. Удобное место для колонии. А ещё там встречался поташ.
        - Да, - согласился я, выхватив из ножен палочку.
        Мы продвинулись дальше. И на самом деле деревья стали реже, а уклон изменился, из прелой земли, покрытой разноцветными листьями грабов, дубов, ясеней, клёнов и каштанов, всё чаще выступали крупные валуны.
        По кустам зашуршало.
        - Акромантулы размещают свою липкую паутину на земле, в углублениях, между корней деревьев, создавая ловушки для зверей, так что смотри под ноги, - напомнил Снейп-сенсей. - Кажется, за нами уже следят.
        - Овраг глубокий, - оценил я. - Может, воспользуемся мётлами? Или захватим одного, чтобы проверить, насколько они разумны? Пусть покажет, где гнездо.
        - Неплохо придумано, - согласился сенсей и резко выстрелил каким-то невербальным заклинанием в кусты.
        К нам подтащило паука, который упирался всеми восемью ногами. Сразу как-то «Круцио» от Шизоглаза вспомнилось.
        На свету акромантул был даже симпатичным, мохнатеньким таким и немного полосатым, со светлой, серой и чёрной шерстью. Наверное, если замрёт, то в сумерках и в темноте такого очень сложно различить из-за такого окраса. Два глаза у него были большие-пребольшие и круглые, почти на всю мордочку, в них, как мне показалось, сияли печаль и обречённость. Ещё два глаза - поменьше - располагалось сбоку, и четыре - совсем как пуговички, кучкой были там, где мог бы быть нос. Под пушистыми светленькими «усами» у него были жвала, которые он оголял и усиленно щёлкал, стараясь нас напугать. Испугаться в принципе было чего: жвала были похожи на зубы, когти и крюки одновременно, такими подцепить и рвануть на себя, и мало не покажется. Зато спрячет в меховые ножны и прямо медвежонок. Неудивительно, что Хагрид на такую «зверушку» умилялся.
        - Этот ещё мелкий, его жвала яд не выделяют, - удерживая сопротивляющегося паука магией, поковырял его челюсти кунаем Снейп-сенсей. - Нужна половозрелая особь. Поэтому этот яд такой дорогой и ценный для таких часто встречающихся магических существ, как акромантулы.
        - Прислушайтесь, кажется, он что-то говорит, - посоветовал я. Наш пленник действительно пытался что-то сказать, но его голос заглушало его же лязганье жвал.
        - Успокойся, малыш, перестань щёлкать и скажи, - посоветовал я, доставая из мини-печати усыплённую крысу, которую я специально поймал для этого дела. - Хочешь перекусить?
        Сыграем в игру «Добрый ученик и злой учитель», точнее «Плохой человек - хороший человек», вряд ли акромантулы различают ещё и статус. Да и к тому же, если у него нет яда, значит, его добычей является всякая мелочь типа крыс, белок, бурундуков, хомяков и других грызунов Запретного Леса.
        Чёрные глаза, кажется, ещё больше округлились и явно уставились на крысу, которую я держал за хвост.
        - Дай! - очень отчётливо услышали мы.
        - А что-то ещё ты говорить умеешь? - покачивая крысой, как маятником, спросил я. - Знаешь, кто мы?
        - Вы л-люди, - клацнул жвалами акромантул. - Нельзя нападать на людей. Арагог ругается. Но Арагог скоро умрёт. Тогда будет можно.
        Я отдал ему крысу, и мы с сенсеем с интересом понаблюдали за трапезой, точнее, как наш пленник быстренько протолкнул крысу в глотку, помогая себе передними маленькими лапками и челюстями.
        - И кто будет главным после Арагога? - спросил Снейп-сенсей.
        - Мосаг, - ответил нам акромантул. - Она большая и сильная. Она - мать.
        - Мосаг живёт в лощине? - спросил я.
        - Нет, там живёт Арагог и мы, - всё более уверенно говорил паук. - Мосаг живёт дальше, за камнями и холмом. Она сделала гнездо в поваленных деревьях. Они с Арагогом спариваются раз в год, летом, когда тепло-тепло. Мосаг делает кладку. Но выживают только самые сильные. Арагог говорит, потому что тут холодно и нет Хагрида, который бы делился теплом. В моей кладке выжил я, ещё один брат, ещё брат, сестра, ещё сестра и ещё брат.
        Похоже, что считать он пока не умеет…
        - Сколько тебе лет? - поинтересовался я. - Сколько вёсен ты помнишь, после того, как родился?
        - Помню весну, потом ещё одну и ещё одну, и ещё одну.
        - На Денниса напали пауки чуть крупнее этого, возможно, пятилетки, - сказал я сенсею, - их было, кажется, восемь или девять.
        - Пять лет назад была довольно тёплая зима, - подумав, ответил Снейп-сенсей. - Снега и заморозков почти не было.
        Я вспомнил, что Гермиона упоминала о том, что кладка взрослой самки акромантула может составлять до сотни яиц размером с футбольный мяч. Если учесть, что Мосаг Хагрид вывел примерно лет тридцать назад, когда его паук, видимо, намекнул про самочку. Потом сама Мосаг должна была достичь половозрелости, которая у акромантулов наступает в двадцать лет, значит, размножаются они не больше десяти лет. Если в кладке выживает пять-десять особей, то значит, мы имеем популяцию примерно от пятидесяти до сотни акромантулов возраста от десяти лет до года, которые пока не достигли зрелости и не могут размножаться сами, но и не имеют ценного яда.
        Если убить всех самок, кроме одной на замену Мосаг, то популяцию вполне можно контролировать. И что-то мне боевой настрой этой Мосаг не очень нравится. В природе самки простых пауков обычно крупнее и агрессивней, видимо, это и у акромантулов прослеживается. Это натолкнуло меня на мысль.
        - Скажи… Э… как там тебя зовут? А кто у вас главнее: взрослый самец или взрослая самка? Кого вы слушаетесь в первую очередь?
        - Взрослый Самец, Вожак, - щёлкнул жвалами наш пленник. - И у меня нет человеческого имени, как у Мосаг или Арагога.
        - Хорошо, тогда ты будешь… М… Окума… потому что похож на медвеж… на медведя, - назвал его я, и уточнил: - Но когда Арагог умрёт, то главной, то есть Вожаком, станет Взрослая Самка, так как у вас не будет Взрослого Самца?
        - Да. Мосаг главнее всех, пока не вырастет Взрослый Самец, - согласился со мной Окума.
        - Сенсей, хочу напомнить, что если будет жарко, то мы сможем призвать Кибу и ещё кого-то из его потомков для битвы с пауками. Тем более, что ядовиты только взрослые.
        - С другой стороны, мы можем вырастить Взрослого Самца, - посмотрел сенсей на немного сжавшегося под его взглядом Окуму. - И у нас будет лояльный правитель колонии. Отведёшь нас к Арагогу, - с угрозой, чуть придавив паука магией, приказал Снейп-сенсей.
        - Окума может приносить Арагогу только добычу, - робко заметил акромантул.
        - Ладно, - грозно усмехнулся сенсей. - Тогда самое время проверить на тебе кое-что…
        Он достал кусок шкуры, который достался ему после последней летней линьки Годрика и ткнул в Окуму.
        - Что это? Что это?! - нашего пленника начала бить крупная дрожь, он попытался вырваться, перебирая лапками и чуть не вращая глазами. Даже нижние «пуговки», кажется, стали в два раза крупнее.
        - Ну что, отведёшь нас к Арагогу? Или мне отнести тебя к хозяину этой шкуры и скормить ему? Он сказал, что очень любит полакомиться паучками, - грозно спросил Сенсей.
        Роли злодеев у него всегда получались отменно.
        - Окума отведёт, - быстро протёр передними лапками самые крупные глаза акромантул, и показалось, что он расплакался и смахивает слёзы.
        Когда мы шли, Окума двигался с моей стороны, иногда прижимаясь почти вплотную, словно искал защиты от сенсея. Шерсть у него оказалась совсем мягонькая, как у кролика, но кое-где были более толстые чёрные волоски, словно кошачьи усы. Спуск был крутым, но мы немного обошли овраг и попали на тропу, явно протоптанную пауками. Нас провожали взглядами и потихоньку окружали, двигаясь следом, но на приличном расстоянии.
        - Арагог! Арагог! - начал звать Окума, когда мы достигли чего-то наподобие пещеры.
        Деревья сползли в лощину, и их завал образовал что-то вроде потолка-перекрытия. Если судить по входу из раздвинутых корней и веток, трёхметровый Хагрид мог заходить в эту «пещеру» совсем не пригибая голову и расставив руки, не то что в дверь своей избушки.
        - В эту нору даже слон спокойно пройдёт, - заметил я.
        - Что там ещё? - низким голосом пробухтело из пещеры.
        Потихоньку перебирая лапами, словно на ощупь, из пещеры выдвинулся здоровущий паук, ростом с Гин. Для паука, конечно, очень большой. Про «на ощупь» подумалось не зря. Глаза у Арагога - и большие, и маленькие - были в каких-то бельмах, видимо, он уже ослеп от старости. В целом тело его было чёрным, но с белыми волосками, то ли это седина, то ли такой окрас. У Окумы, например, светлого было больше, и он выглядел бело-серым. Окрас других акромантулов тоже варьировался с небольшим уклоном в чёрное или серое.
        - Здесь люди, которые пришли, чтобы поговорить с тобой, - сказал Окума. - И они дали мне имя. Я - Окума. У людей с собой страшное оружие.
        Арагог угрожающе защёлкал жвалами, и этот звук повторили все молодые акромантулы, которых я успел насчитать шестьдесят восемь штук. Получилось вроде предостерегающих аплодисментов.
        - Что вы хотите сказать? Вы от Хагрида?
        - Нет, мы не от Хагрида, - хладнокровно ответил Снейп-сенсей. - Твоими сородичами было совершено нападение на ученика, и мы пришли разобраться, можно ли иметь с вами дело или стоит уничтожить всех.
        - Нас много, - прогудел Арагог, - вы одни…
        - Это не мешает нам быть сильнее, - заметил сенсей, снова разворачивая кусок выползка Годрика, который он ещё и смазал ядом василиска для верности. Это он пояснил, пока мы шли к гнезду.
        Видимо, пауки хорошо чувствуют запах, так что Арагог почти моментально съёжился, втянув голову и спрятавшись за лапами. Мелкота тоже отступила на несколько шагов. Окума забился крупной дрожью у меня под ногами.
        - Откуда это? Я чувствую…
        - Мы говорим от имени Годрика Слизеринского - Короля Змей, покровителя и защитника Хогвартса, - с пафосом заявил сенсей. - При нападении на учеников всех вас ждёт смерть! При нападении на людей всех вас ждёт смерть! Вы будете платить дань Хогвартсу за право жить на земле Годрика.
        - Дань? - удивился Арагог, чуть высунувшись из лап. - Этому древнему дьявольскому порождению нужна дань?
        - Да. Ты будешь отдавать свой яд. А также будешь отправлять Годрику всех акромантулов, которые достигли… пятнадцати лет. Это мера против вашего излишнего распространения. Слишком большая колония повредит Запретному лесу, а значит и Хогвартсу.
        - Но я скоро умру, век акромантула около пятидесяти лет, кто заменит меня? Мосаг не согласится на такие условия. Она пойдёт войной на людей. Она не поверит в то, что Древний выйдет, чтобы убить её. Она смеялась надо мной, когда я рассказывал, как молил Хагрида отпустить меня из замка, в котором бродило оно. Паучиху интересует только очередная кладка, она желает, чтобы вылуплялись все, и чтобы мы завоевали весь Лес. И поэтому я могу отдавать яд только весной и осенью, летом он нужен для спаривания. Это держит её в гнезде. Она охраняет кладку, а дети относят ей еду.
        - В смысле? - не понял я. - Зачем для спаривания яд?
        - Самки акромантулов весьма агрессивны, и они крупнее и сильнее самцов, - пояснил Арагог. - Самцам приходится кусать самок, впрыскивая им свой особый яд, от которого они становятся вялыми и послушными, и только после этого совершать спаривание.
        - О, так вот почему у Окумы не было яда, - шепнул я сенсею и спросил у Арагога. - А у самок этого яда нет?
        - Нет, у самок яда нет, - ответил паук.
        - Значит, сейчас ты отдашь столько яда, сколько у тебя есть, - объявил сенсей и достал из кармана уменьшенную «собиралку», похожую на ту, которую он сделал для Годрика.
        Чтобы забрать любой яд у ядовитых змей или пауков, требовалось усилие и нажатие, имитирующее укус, а для таких крупных животных это сложно сделать человеку, так что подразумевалось, что они «выдаивают» себя сами, закусывая собиратель и впрыскивая яд в ёмкость естественным образом.
        Снейп-сенсей увеличил «собиралку» и отлевитировал её к Арагогу. Паук подчинился и даже вполне разобрался на ощупь, что надо делать.
        - Яда совсем немного, всего несколько унций, - прокомментировал сенсей, когда акромантул закончил.
        Я тоже заглянул в чан: там, на дне, было что-то вроде тонкого всасывающего краника, чтобы собирать в фиалы всё без остатка. Этим я и занялся, так как сенсей предупредил, что яд, вне тела паука, быстро портится. Получилось восемь маленьких фиалов объёмом по шесть жидких драхм.
        Гермиона раскопала, что на рынке за яд акромантула можно заработать до ста галлеонов за пинту, мы собрали шесть унций, это около трети пинты. Так что один флакон в шесть драхм, получается, стоил три галлеона и двенадцать сиклей. Яд василиска, кстати, выходил примерно в шесть раз дороже. Такой же флакончик обходился покупателям в двадцать два галлеона. И выдавал Годрик стабильно пинту в месяц, за минусом наших с сенсеем процентов, для школы получалось больше пятисот галлеонов только на одном яде. А ещё раз в год были выползки, которые с руками отрывали. Причём, как говорил сенсей, заказы о поставках со всех стран были чуть ли не на пять лет вперёд.
        Мы успели нафантазировать, что у всех акромантулов в Запретном лесу будет яд, и даже понемногу, но с каждого, можно получить большой объём, но вышел облом. Яд только у половозрелых самцов, которых одна штука и тот скоро помрёт от старости. И вот надо же: дряхлый, слепой, а всё на самку напрыгивает… Впрочем, если это держит её в лесу...
        - Как быстро твой яд восстанавливается? - спросил сенсей Арагога.
        - Он копится примерно две недели, - ответил акромантул.
        - Полпинты в месяц это лучше, чем совсем ничего, - подумав, прикинул сенсей. - Но мы заберём с собой Окуму, чтобы вырастить из него нового Вожака на смену тебе.
        - Забирайте, - согласился Арагог. - Это довольно сообразительный сын. Ни одному из моих сыновей и дочерей ещё нет пятнадцати. Самые первые вылупились одиннадцать лет назад. Мы не можем отдать другую Дань чудовищу подземелий, чьё имя я никогда не назову.
        Я порылся в поисках подходящего для запечатывания живого существа свитка и поманил пальцем нахохлившегося светленького паука.
        - Иди, не бойся, это совсем не страшно, Окума. Я покажу тебе волшебное место, в котором тепло и много дичи…
        
        Примечание к части
        
        Окума 435061151 >
        
        Часть 3. Глава 6. Жестокая дрессура
        
        27 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Мы ожидали очередной урок ЗОТИ с профессором Шизоглазом, который вероятней всего должен был начаться, как и все предыдущие четыре урока - с накладывания «Империо» на учеников. Думается, он «дрессировал» нас так интенсивно и напористо потому, что завтра уже должны прибыть гости из других школ и так не разгуляешься… Поэтому эти «тренировки» у нас шли полным ходом.
        Изначальная сопротивляемость к «Империусу» была обнаружена только у меня, Драко, Невилла и Блейза. Я считаю, что это благодаря упражнениям, которые мы делаем на тренировках. Парням я давал «секретную технику» сбрасывания заклинаний и управления своими магическими потоками. Теперь, так сказать, налицо результаты и польза от тех тренировок, которые им не очень-то нравились из-за того, что были «не крутыми». Сложно усидеть на месте, стараться медитировать и что-то непонятно что почувствовать внутри. Мне и объяснить толком не удавалось, что им надо ощутить, благо Малфой, который начал обучение раньше, как-то сам дошёл, а потом объяснил Лонгботтому и Забини, чтобы те поняли, чего от них требуется.
        Но в любом случае, друзьям было сложно воспринимать те тренировки всерьёз, когда не разбиваешь голой рукой доску, а в лучшем случае сбрасываешь наложенное «Силенцио». Всё же на каких-то неприятных или травмирующих проклятьях даже с наличием «доморощенного колдомедика» Малфоя не потренируешься. А простые и безопасные заклинания не вызывают чувства, что ты делаешь нечто особенное, чего не могут другие: тем более есть заклинания отмены. Но на ЗОТИ у моих друзей такое чувство явно пропало.
        На том первом уроке в конце сентября, когда Шизоглаз начал отрабатывать на нас «Империус», Невилл шёл по списку перед Драко, и уже девять человек испытали на своей шкуре фантазии Шизоглаза. В основном изображали животных: кричали, как ослы, блеяли баранами, считали себя курицами или обезьянами.
        «Первое непростительное» - это полуневербальные чары, то есть в звуковом магическом коде «Империо» уже заложен приказ, который надо выполнить жертве. Не знаю, что там приказывал Невиллу наш профессор, но у Лонгботтома, как и у девятерых «испытуемых» до него, на миг стали совершенно пустыми глаза. Он куда-то двинулся, но замер. А потом дёрнулся и упал.
        - Ого! Лонгботтом, оказывается, может сопротивляться! - прищурился Шизоглаз. - Ещё раз! Империо!
        Но Невилл явно был готов к этому нападению и попросту увернулся от летящего желтоватого дымка заклятия.
        - Так-так! - оживился Шизоглаз. - Неплохо, Лонгботтом, хорошая подготовка.
        - А что, можно было уворачиваться? - спросила Гермиона, которая скакала по партам, изображая мартышку.
        - На войне все средства хороши, Грейнджер! - рыкнул наш профессор, уставившись на неё своим синим глазом. - Стоять, Лонгботтом! Империо!
        Невилл среагировал на «стоять» и замер, снова оказавшись под действием заклинания.
        - Да! Всем смотреть в его глаза! Он борется! И не позволит сделать из себя раба! - с безумной улыбкой бормотал профессор Моуди.
        - Я могу сесть на место? - внезапно поинтересовался Невилл, его взгляд стал вполне осмысленным.
        - Десять баллов Гриффиндору, Лонгботтом. Садись. Кто следующий? А-а… Малфой. Выходи в центр класса, смелее.
        Драко медленно вышел и встал перед Шизоглазом.
        - Империо! - судя по ухмылке, для Драко профессор подготовил что-то мерзкое и унизительное.
        Но не зря же мы с Малфоем тренировались больше всех. Он и не пошевелился, только я на миг ощутил, как изменился его поток. Этот хитрый белобрысый жук заранее усилил циркуляцию, а когда Шизоглаз наложил свои чары, то сам же нарушил поток магии Драко и не смог «внедрить» своё подчиняющее гендзюцу.
        - Так вы что-то сделали, профессор? - с аристократической ленцой поддразнил Шизоглаза Драко. - Или мне тут до конца урока стоять?
        - На тебе что, какой-то амулет?! - тут же взвился Шизоглаз, гипнотизируя Малфоя своим артефактом.
        - Даже если и так, какая разница? - не раскрыл своего секрета Драко. - В любом случае от вашего или любого другого «Империуса» я защищён.
        - Садись, - мрачно отправил его на место Шизоглаз. - Нотт, Теодор. Выйти в центр класса…
        Я предпочёл изобразить «борьбу», Блейз, после короткого совета с Драко, тоже пошёл по «пути амулета», точнее, намекнул, что у него всегда на себе особая реликвия, невидимая и неснимаемая. Слизеринцы потом обступили парней, пытаясь вызнать, что за чудесные амулеты те носят и нельзя ли где-то достать подобные.
        После «военного совета» с Алисой и ребятами было решено рассказать о циркуляции магической энергии на уроках самообороны и для тех, кто ещё ходил с нами тренироваться в Выручай комнату по требованию.
        На того же Драко с его способностями к оживлению рисунков и целительству у меня были свои виды, имело смысл «копнуть глубже», чтобы он понимал суть, поэтому с ним мы почти с самого начала делали упражнения на развитие магоканалов и управление своей «внутренней силой». С остальными… Было сложно объяснить, зачем это нужно вот прямо сейчас. Размышляя над этим, я понял, что тут было деление примерно, как у наших ирьёнинов, то есть ниндзя-медиков. Сначала они очень-очень много учились, работая над идеальным контролем чакры, и если сравнивать их со сверстниками лет в тринадцать, то они были на порядок слабее. Так как учёба и работа на контроль отнимает очень много времени, пока другие учат техники, становятся сильней и выносливей физически, тренируются в тайдзюцу и ниндзюцу.
        Зато потом, понимая самую суть чакры и устройства наших тел и техник, медики нагоняют сверстников по развитию и даже превосходят большинство из них. Взять ту же Сакуру, развитие которой я наблюдал. Она была очень слабой. Её постоянно приходилось защищать. А потом она начала тренировки с бабулей Цунаде и вошла в такую силу, что абздец…
        В общем, уроки Шизоглаза подстегнули народ на медитации и работу с «внутренней энергией». И самая первая из девчонок по циркуляции потоков с этим разобралась моя Чжоу. Мы полунамёками выяснили, что пятикурсники отрабатывают подобную нам программу «дрессировки». Оказалось, она была знакома с китайской гимнастикой, в которой было целое «энергетическое» направление. Гимнастика, точнее, особое дыхание из неё, помогала ей лучше сосредоточиться и сконцентрироваться на чём-либо.
        ЗОТИ у пятикурсников вдобавок дважды в неделю, так что у неё был огромный стимул побыстрее научиться сбрасывать с себя заклинания.
        Вчера нас задержали на трансфигурации. МакГонагалл после объявления в прошлые выходные о том, что в эту пятницу прибывают гости из других школ, совсем как с цепи сорвалась, а вроде кошка. Явно не хотела упасть лицом в грязь перед гостями и похвастать нашими успехами в трансфигурации. Правда, ума не приложу, где и при каких обстоятельствах получится этим блеснуть. Как будто бы мы будем перед другими студентами палочками махать и трансфигурировать для них мышей в чашки.
        Впрочем, после «турнира по магическим сборам», который, кстати, с небольшим отрывом, но выиграли хаффлпаффцы во главе с Седриком Диггори, Алиса зажгла народ новой идеей. Было предложено удивить гостей выступлением наших групп поддержки. Если уж квиддич отменили, то хотя бы полётами и магическими трюками похвастать. Тем более тут не один «Чемпион», а все. В итоге, заручившись поддержками директора и «спеца по чарам», то есть профессора Флитвика, решили устроить что-то вроде «Небесного хэллоуинского представления».
        Так вот, после вчерашней трансфигурации меня поджидала довольная и счастливая Чжоу. Мы отошли от класса к неприметной арке, и она сказала, что у неё на уроке Шизоглаза всё получилось. И потом так вышло, что мы поцеловались.
        Это был наш первый поцелуй, до этого мы только иногда разговаривали, улыбались друг другу и держались за руки несколько раз. Я думал, у меня сердце из горла выпрыгнет, что-то так разволновался. Да ещё и сразу… хм… всё среагировало на близость небезразличной мне девушки. Хорошо, что мантии свободные… А в следующее мгновение нас застукала МакГонагалл, из-за чего мы отпрыгнули друг от друга на ярд, наверное.
        МакГонагалл ещё и минус пять баллов Чжоу дала «за неподобающее поведение». С её слов, когда я Чжоу провожал до башни Рейвенкло, у неё это был чуть ли не самый первый вычет баллов за все года обучения, но она вроде не расстроилась. И снова украдкой поцеловала меня в щёку.
        Но вообще-то учителя, конечно, правильно делают, что не дают студентам всяких вольностей. Мне от этого не легче, но я понимаю. Тут свои устои, в школе ещё надо доучиться, хотя бы до шестнадцати. Учителей мало, я ещё думал, как они успевают за всеми следить, чары наблюдения на парочки ставят, что ли?
        А вечером вчера я ходил к Снейпу-сенсею, мы отправлялись в Мир Чёрных пещер на пару дней. У нас с ним состоялся, так сказать, «приватный разговор». МакГонагалл уже нажаловалась на меня и Чжоу в учительской, попросив Флитвика вразумить свою студентку. Сенсей рассказал, что есть легенда о том, что Хогвартс задумывался, как некое сближение различных сословий, но аристократы или дети богатых родителей могли себе позволить гораздо больше. А девушки на выданье могли быть «испорчены». Хотя там, как мне кажется, тоже всё не так просто, с волшебницами-то. Потравить могут, зачаровать, отомстить… Да и вообще…
        В общем, в саму систему защиты замка вплетена целая куча чар, которая «блюдёт» невинность студентов. Стоит совершить противоправные действия, то есть хотя бы поцеловаться наедине, как для учителей звучит что-то вроде сигнала пожарной тревоги, которые слышат только они. Единственное, эти чары не срабатывают, если целуются возле омелы. Даже непонятно, откуда пришла традиция под ней целоваться, то ли из-за защиты Замка, то ли Основатели учли существующую традицию.
        Ну и естественно, все эти фишки с лестницами в комнаты девочек, которые превращались в горку, тоже следствие защиты. Впрочем, девчонки могли входить в комнаты парней, но не наедине. То есть вдвоём даже в пустую комнату войти невозможно, двери не открываются, пока не позовёшь ещё кого-нибудь. И как выяснилось, в Выручай комнату по требованию мы с Чжоу войти вдвоём тоже не можем. Особенно для того, чтобы остаться наедине.
        В общем, влюблённым парочкам остаётся только бегать на Астрономическую башню, чтобы посмотреть на звёзды и подержаться за руки.
        Эх, а я-то расфантазировался…
        * * *
        Окума, которого мы перенесли в Мир Чёрных Пещер в начале октября, должен был достигнуть половозрелости через шестнадцать месяцев местного времяисчисления. В мире церберов акромантулу понравилось, было тепло и много дичи. На церберов он, понятно, не охотился, но облюбовал себе лес эльфэуков, ловил летающих крыс, местных шестиногих ящериц и даже этой пакостью - клещами - не брезговал. Благодаря дару речи мог общаться с церберами, и вроде бы у них наладился какой-то контакт. Чувствую, что мне надо будет подготовить просто гигантский свиток, чтобы упаковать взрослого акромантула и переместить его обратно в наш мир в следующем году. Но, наверное, это надо будет делать весной или даже ближе к лету, чтобы он не помер от резкой смены климата.
        * * *
        В класс, с характерным пристуком, отвлекая от дум, вошёл Шизоглаз.
        - Сегодня у вас последнее испытание и последний шанс, - заявил он пафосно, - вы должны бороться изо всех сил. Но тем, кто смог преодолеть «Империо», нельзя расслабляться, для вас я тоже приготовил кое-что.
        Что-то в его словах было такое, что мы все поёжились.
        Урок снова начался с Лаванды, только теперь её вызвали не одну, а вместе с Мелисентой, Трейси и приятелем Драко - Грегом - всех со Слизерина.
        - Лонгботтом, выходи и ты, - вкрадчиво попросил Шизоглаз. - Скажи, тебе нравится твоя однокурсница, мисс Браун?
        - Ну… Она хороший человек и добрая девушка, - после секундной заминки сказал Невилл, чуть покраснев.
        Ну а что, Лаванда симпатичная, даже очень…
        - Хорошо, - ухмыльнулся профессор, - я объясню вам, в чём будет состоять ваш урок. Ни мисс Браун, ни мисс Булстроуд, ни мисс Девис, ни мистер Гойл так и не смогли преодолеть заклятие подчинения. И я решил, что у вас не хватает стимула для его преодоления. А единственным стимулом может быть угроза… жизни. Обычно я не говорю, что будет делать тот или иной человек под заклятием, но сейчас сообщу. Я велю мисс Браун выпрыгнуть в окно. Внизу каменная отмостка, так что она сильно разобьётся, возможно, насмерть, всё же мы на высоте третьего этажа, а это добрые двенадцать ярдов, как минимум. Мистер Гойл, мисс Булстроуд и мисс Девис тоже будут заколдованы. Они будут мешать мистеру Лонгботтому помочь мисс Браун. А значит, тоже могут пострадать и будут являться причиной смерти мисс Браун, если, конечно, не преодолеют заклятье подчинения.
        - Но профессор! - выкрикнула Гермиона. - А если они не справятся! Их трое против одного Невилла, а Лаванда… Вы сами говорили, что единицы волшебников и волшебниц могут сопротивляться непростительным!
        - Грейнджер! - уставился на неё голубой глаз нашего профессора. - Я здесь профессор и лучше знаю, что делать с каде… со студентами и как обучать. Или, возможно, желаешь занять моё место? - он навис у первой парты над съёжившейся Гермионой.
        - Нет, сэр, - тихо пробормотала напуганная его напором Грейнджер.
        - А чтобы вы или кто-то ещё не мешали своим друзьям преодолеть трудности, я поставлю защитный барьер.
        - Что-то наш Шизоглаз совсем крышей поехал, - пробормотал Драко. Он быстро рисовал на листке карикатуру на нашего профессора ЗОТИ. Тот размахивал палочкой и превращал нарисованных человечков в белок, обезьян и баранов, а его глаз яростно шевелился и посылал что-то вроде магического луча, испепеляя этих животных.
        Я же в чём-то был согласен с профессором, этот риск был оправдан, если он там заранее поставил, например, Алису, чтобы она поймала Лаванду. По крайней мере, я на это надеялся. Не совсем же он дурак? Хигэканэ тоже студентами зря рисковать не позволил бы… наверное.
        «Шоу» началось, заставив девчонок вскрикивать, а нас сжимать кулаки, болея за Невилла. Лаванда продвигалась к окну довольно медленно, делала шаг раз в двадцать секунд. До окна была дюжина шагов. Невилл попытался кинуть в спину Лаванде заклинание отмены, но встретился со щитом Трейси. Тройка слизеринцев действовала довольно слаженно, ещё и поливая Невилла заклинаниями «люмос электра», которые в прошлом году Алиса нам вбила намертво, и, видимо, они первыми шли на интуиции.
        Не представляю, знали ли девчонки и Грег что-то посильней, но Невиллу и от электрических пульсаров было несладко. Тем более, что несколько попало в него: всё же он далеко не отбегал, стараясь сблизиться с Лавандой. Та в свою очередь всё же дошла до окна и достаточно легко открыла ставни.
        - Лаванда! Ты сможешь! Борись! - верещали девчонки.
        Мне и самому как-то поплохело. Вдруг всё же Шизоглаз больной на голову параноик, который решил преподать детишкам «жизненный урок»?
        Но внезапно всё изменилось. Пока народ отвлекся на Лаванду, Невилл сообразил, что вместо того, чтобы лезть сразу на троих, хотя он и смог вырубить «ступефаем» Грега, нужно решать проблему в корне.
        - Отмените «империо», профессор, - сверкая бешеными глазами, не хуже Волдеморта прошипел Лонгботтом, завалив Моуди хорошим ударом с ноги, кажется, ещё и с магическим усилением.
        - Финита Империо, - прохрипел наш охреневший профессор, вращая своим голубым глазом. Наверное, не мог понять, как Невилл так быстро преодолел расстояние между ними, что он не заметил это своим артефактом.
        Лаванда вскрикнула и вцепилась в решётку окна. Она уже успела залезть на подоконник. Щиты тоже упали, профессор поднимался, а я сбегал до окна и сиганул вниз. Нет, никакой страховки не было и никто не поджидал. Видимо Шизоглаз думал, что успеет отменить заклинание. Или иначе нас обучает какой-то псих-маньяк.
        - Гарри!.. - сверху крикнула Лаванда, но я уже быстро поднялся обратно и подтянулся в окно, не давая развести панику.
        - Э, я просто хотел проверить, какая была бы у тебя посадка, - пояснил я свои действия Лаванде. - Не мягкая, это точно. Ты шла медленно, это он так приказал, или ты сопротивлялась?
        - Я не знаю, - растерялась она. - Я не хотела туда идти, это точно. Но мне было больно и приходилось идти всё равно.
        - Значит, ты всё же сопротивлялась, - утешил её я. - Просто, надо не такими методами это делать. У Чжоу всё получилось, она сумела воспользоваться внутренней силой. Вам миссис Лонгботтом рассказывала?
        - Да, я старалась, но у меня не вышло, - понурилась Лаванда. - Но я буду стараться. Спасибо, Гарри.
        - Поблагодари Невилла, он сражался за тебя, как лев, - улыбнулся я другу, у которого на лице расцветал здоровенный фингал. То ли обо что-то он брякнулся, когда валил Шизоглаза, то ли заклинанием отрикошетило.
        - Хорошо…
        * * *
        Урок ЗОТИ на этом не закончился, но психологических экспериментов Шизоглаз больше проводить не стал. Невилла он отправил в Больничное крыло, а сам весь урок морщился и украдкой потирал грудину, в которую пришелся удар ногой.
        Остальных, как обычно, он по очереди и уже без какого-то огонька подержал под империусом. Сбросить заклинание получилось у Гермионы, Фэй и у Дина с Симусом.
        - На этом всё, раздел непростительных заклинаний мы заканчиваем, - в конце урока объявил Шизоглаз. - К следующему занятию напишите по четыре фута эссе по щитовым чарам.
        В коридоре возле кабинета нас уже поджидал Невилл, и мы все вместе пошли на обед.
        - Ну, герой, что сказали в Больничном крыле? - поинтересовался Драко. - Кстати, хороший был ход с нападением на Моуди.
        - Да, мадам Помфри намазала какой-то мазью и сказала, что к вечеру пройдёт, - отмахнулся Невилл. - Просто ничего другого не оставалось…
        - Невилл, спасибо тебе, - подошла к нам Лаванда. - А я, кстати, давно хотела тебя попросить показать свой альбом с рисунками причёсок, которые ты в «Локоне…» делаешь. Может, посмотрим вечером в гостиной, ладно?
        - Э… Хорошо, - согласился Невилл.
        - Ну всё, Невилл, - заметил Блейз, когда Лаванда, улыбнувшись нам, догнала своих подружек. - Кажется, Браун на тебя запала. Если бы на предстоящий Турнир брали младшекурсников, у тебя бы уже был свой фан-клуб поддержки.
        
        Часть 3. Глава 7. Встреча гостей
        
        28 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Уже с утра в пятницу весь Хогвартс стоял на ушах. Вечером ожидали прибытие гостей, даже отменили последнее занятие, у кого они были по расписанию. Четвёртый курс освободили от ночной астрономии, мол, праздничный банкет, всё такое, нечего по ночам по замку шарахаться. Мистер Филч очень волновался, я за последний месяц только разок с ним пересёкся и чай по-быстрому попил - так он был занят. Хогвартс приводили в блистательный порядок. Филч руководил бригадой эльфов и собственноручно драил школьные кубки в Зале Славы: на них потом было больно смотреть, так сверкали. Он сказал, что выписал какую-то «супер-пупер» полироль «Волшебный алмазный блеск» или что-то типа такого. Появилось ощущение, что все кубки, медали и значки только вчера сделали и по-быстрому в витрины сложили, такими новыми они казались.
        Все портреты помыли. Статуи, в зависимости от их исполнения, привели в порядок: кое-что реставрировали, что-то даже покрасили или обработали специальными составами. Доспехи смазали и почистили. Гобелены постирали. Пыль протёрли. Даже бедных чёрных пауков, над которыми издевался Шизоглаз, переселили только в один коридор, который запечатали и прикрыли драпировками. Флитвик колдовал над убранством Большого Зала. Хигэканэ вместе с МакГонагалл носились по школе: они проверяли, ничего ли не забыли. Хагрид готовил загоны для транспортных средств гостей и закатывал глаза, обещая, что «мы увидим что-то очень крутое». Кстати, Снейп-сенсей всё же получил свои мраморные парты. Видимо, Попечительский совет решил, если пускать пыль в глаза, то с размахом. Сегодня у нас отменили зельеварение, потому что мрамор привезли в последний момент, а успеть всё установить хотели до гостей, как будто всегда так и было. Так что после обеда у нас отменились все занятия.
        Девчонки толпой сбежали в класс, в котором базировался их «Красный Локон», делать причёски и наводить красоту.
        Мы, поддаваясь всеобщему ажиотажу и предвкушению знакомства, тоже начистили ботинки, выгладили чарами мантии, заново завязали галстуки: Драко какой-то узел модный показал, причесались, все дела.
        Девчонки вернулись все как принцессы: навитые, со сложными причёсками, всякими брошками-заколками - хоть прямо сейчас всем курсом фотографируйся, жаль, что у третьекурсников ещё были уроки. Но идея не расходиться далеко и подождать, пока Колин вернётся в башню Гриффиндора, была озвучена и всеми одобрена.
        У Лаванды локоны получились прямо кудряшка к кудряшке, рыжие, блестящие, и она всё возле Невилла крутилась, помогала ему снова расчесаться, поправила мантию, похвалила галстук и ботинки. Блейз на них лыбился, как Живоглот, объевшийся сливок, и на его лице застыло выражение «я же вам говорил».
        Вчера Лаванда с Невиллом этот его альбом с косичками в гостиной смотрели, так половина девчонок собралась вокруг. Я тоже одним глазком поглядел, это сложно оказалось, словно тысячу разных узлов в картинках. Ну и я неосмотрительно высказался, что «вот бы это Драко нарисовал, чтобы картинки шевелились и сразу показывали, как нужно заплетать». Ух, какими горящими глазами на Малфоя девчонки-то посмотрели, он, бедняга, не знал, куда бежать и что делать.
        Когда вернулись первокурсники, Гермиона отправила мелких девчонок заплетаться - это уже наши сами организовали в уголке гостиной - там, в кабинете «Локона», уже к концу третьего занятия было, я думаю, не протолкнуться. Ещё Грейнджер проверила, помыты ли у мелких пацанов-первокурсников шеи и чистые ли уши, как будто гости будут им в уши заглядывать. Деннису Криви на всякий случай сразу сделали выговор, чтобы никуда не лез и перед другими школами не позорил.
        Гостей решили заселить в ранее заброшенном крыле нашего малого донжона, внизу которого располагались подземелья Слизерина. Там всё лето восстанавливали крышу, ремонтировали одну из стен и лестницы, чинили туалеты, делали новые ванные комнаты. Как я понял, этим руководил тоже мистер Филч и ещё кто-то, кто понимал в магическом строительстве. Крышу же не заделаешь просто магией, хотя там, похоже, постоянно подновляли чары против протечки воды и делали косметическую иллюзию. В любом случае, ничего ниоткуда не берётся, и нормальные камень, цементный раствор, доски, черепица и всякие трубы куда надёжней временного магического вмешательства. Нам ещё на первом курсе об этом намекали, когда были недовольные, что слишком тесно всем в одной башне.
        Хорошо, что у школы появились деньги на капитальный ремонт. Может, ещё и с акромантулами что-то придумается. Правда, мы их пока даже и не «легализовали», всё некогда было, гости опять же… Решили с сенсеем отложить этот вопрос, всё равно пауки уже готовятся к спячке, проснутся только весной, а там уже к следующему году Окума подрастёт, а сейчас Арагог может откинуть лапки в любой момент, так что все «договорённости» вообще могут пойти книзлу под хвост.
        Я спрашивал сенсея про паутину, может как-то её использовать, используем же мы наших хогвартских чёрных вдов. Но с этим оказалось сразу множество загвоздок. Во-первых, у акромантулов как таковой паутины почти нет. Они не ставят ловчие сети и ничего не плетут. Да и что должен быть за канат, чтобы удержать такого телёнка?! Они вообще норные пауки, копают норки, в которых живут, бегают по земле и сами нападают, напрыгивая на добычу. Их паутина… это такая специфическая липкая масса, которая застывает и похожа на что-то вроде мелкопористого ватного поролона, они и используют её в основном для спаривания. Самка лепит из своей паутины кокон-мешочек для яиц, ну и у яиц «скорлупа» из этой же паутины. А самец… Самец делает себе «сумочку» и сливает в неё сперму - это Окума рассказывал, как подглядывал за родителями. Потом после укуса самки, самец помещает в неё свою сперму… из этой сумочки… лапками. Вот так у них всё сложно!
        Во-вторых, наши местные пауки не используют паутину для охоты, как иногда, выливая немного липкой массы на тропы, это делают их родственники с Борнео, вместо этого они её копят почти год и поздней осенью с её помощью «закукливаются» в своей норке: плотно-плотно закрывают вход и лепят кокон вокруг, чтобы пережить зиму. Слишком для них холодно, но приспособились вот.
        А, в-третьих, особой ценности в зельеварении паутина акромантула не представляет, так как теряет свежесть уже через час, и не поддаётся чарам консервации, как та же мандрагора. Все зелья с добавлением паутины акромантула, пусть она и имеет ярко выраженный лечебный эффект, теряют свои свойства меньше, чем за сутки. А лечебных зелий много, причём таких, которые можно использовать достаточно долго. Какая-то польза может быть от паутины, если живой паук выдавит её непосредственно на чью-то кровоточащую рану: рана будет обеззаражена, а кровотечение остановится. Но это, как сказал Снейп-сенсей, «что-то из области гипотетического фантазирования».
        В гостевом крыле в последний месяц шли работы уже по внутренней отделке и убранству: закупали кровати и прочую мебель, выложили камины с новой системой отопления, в общем, готовили спальни и гостиные для ещё трёх школ. Мы с ребятами ходили на разведку около недели назад, посмотреть, что там сделали, пока портретов-охранников не повесили, так вообще шикарно всё и с размахом. Каждой школе по этажу крыла выделили. Комнаты на двоих, не очень большие, но всё равно. Зато нормальные - с прямыми углами, а не как у нас в форме маффина. И ещё по третьей кровати спокойно влезет, если что. Получалось, что заходишь на этаж, там сначала рекреация с туалетами и большой ванной с душевыми-помывочными, потом длинный коридор, который явно будет закрыт. В коридоре по обе стороны по семь комнат, то есть всего четырнадцать на крыло. В конце выходишь в огромную светлую и тёплую гостиную: там окна на три стороны с видом на Чёрное озеро, два камина, диваны, кресла, низкие столики для шахмат и игр, книжный шкаф со всякими журнальчиками и газетами. «Девчачий уголок» - с большим зеркалом и растениями в горшках. Красота.
        Этажи отделаны в разные цвета, так что на втором всё было золотисто-голубое, на третьем - красно-лиловое, а на четвёртом - зелёно-жёлтое. На первом этаже и в цоколе было несколько новых кабинетов с партами, видимо для каких-нибудь школьных спецкурсов, лекций или «обмена опытом», а ещё, как я понял, комнаты для преподавателей и сопровождения. Правда, туда мы заглянуть не смогли, они уже были закрыты и с портретами-охранниками.
        - О, третьекурсники вернулись! - воскликнула Фэй.
        * * *
        В общем, мы всё-таки сфотографировались, и курсом, и всеми вместе, и кто хотел - парочками, раз уж такие красивые и принарядившиеся. Так увлеклись, что чуть не опоздали. В шесть вечера уже прибывали гости. Внизу раздался сигнальный звон колокола, мы все надели плащи, спустились и выстроились в колонны и ряды недалеко от главного входа в Хогвартс. Даже площадку заранее отсыпали, чтобы не грязно стоять было, если дождь начнётся, но вечер был пусть и прохладным, но ясным. Тонкий серп месяца висел над Чёрным озером, начали загораться звёзды.
        Нас довольно условно разделили по факультетам. Первокурсников поставили в первые ряды, второкурсников - за ними и так далее. Последними стояли седьмые курсы, а мы расположились в четвёртом ряду. Все шушукались, спрашивая и предполагая, на чём же прибудут гости.
        Алиса прошлась перед колоннами и направила согревающие чары на дрожащих первокурсников, до нас, впрочем, тоже дошло тепло. Ждать стало веселее.
        - Ох, чует моё сердце, что делегация из Шармбатона недалеко! - воскликнул Хигэканэ, который прохаживался вместе с учителями перед входом в школу.
        - Где? Где?! - начали все крутить головами.
        - А где у нас Франция? - захихикал я. - С той стороны, наверное, и летят.
        - Франция южнее Шотландии, а если относительно Хогвартса, то это даже чуть-чуть юго-запад… - пробормотала Гермиона. - Значит, смотреть нужно туда, над Запретным лесом, - она показала на небо и как по волшебству там вспыхнула «звёздочка».
        - Вижу! И я! И я вижу! - обрадовался народ, тоже показывая на светящийся НЛО.
        Неопознанный летающий объект быстро приближался, увеличиваясь в размерах. А размерчик был приличный - наверное, с половину башни Хаффлпаффа.
        Здоровенная синяя карета, похожая на дом, с голубым гербом школы, обрамлённым золочёными кружавчиками, была запряжена двенадцатью здоровыми, с Хагрида высотой, летучими золотыми конями с красными глазами - пегасами-переростками.
        - Поберегись! - выкрикнул кто-то.
        Многие пригнулись.
        Карета заходила на посадку очень страшно, над нашими головами мелькнули колёса и конские копыта, размером с блюда. Но всё же, сделав ещё один круг, уже подальше от нас, карета коснулась земли недалеко от дороги, которая вела в Хогсмид, и кони пешком прикатили её поближе к нам и Главному входу. С облучка спрыгнул мальчик, на вид не старше того же Денниса Криви и, видимо, с такими же навыками управления магическим транспортом. Я видел, как Алиса приготовилась, может, щит хотела выставить, а то карета пролетела примерно в двух метрах над всеми нами. Лица «мальчика-кучера» не было видно в темноте, поэтому сказать, что это на самом деле ребёнок, было сложно. Возможно, что он выглядит маленьким только из-за величины повозки и коней, которые сверкали своими красными глазами и грозно всхрапывали. Кучер подошёл к дверце кареты, выпустил золочёные ступеньки до земли и отпрыгнул назад, так как карета резко распахнулась и оттуда вышла женщина.
        - Ну и огромная… - тихо прошептал стоящий рядом Драко. - Я слышал, что в Шармбатоне куча полулюдей и у них учатся вейлы и прочие, и что директор - Олимпия Максим - полувеликан, хотя она это отрицает. Но отрицать такое… Она же почти на голову выше Хагрида! Впрочем, это правильно, - успокоился Малфой, - быть в родстве с великанами не очень-то престижно, а она заботится о репутации своей школы.
        Тем временем эта «Мадам Максим» достигла света, который падал из окон замка, и я её лучше разглядел. Если бы не рост, то так очень симпатичная женщина, она чем-то на сестёр Патил походила: тоже глаза огромные с пушистыми ресницами, нос с небольшой горбинкой, губы красивые пухленькие и фигурные, чётко вычерченные, и кожа смуглая, чёрные волосы, убранные в низкий хвост. И вообще, она была вся в чёрном: атласная блестящая мантия, туфли лаковые, кольца на руках с чёрными камнями, кажется, опалами.
        Раздались хлопки, это аплодировал появлению директора Шармбатона Хигэканэ, мы все тоже поддержали.
        - Дорогая мадам Максим, - чуть-чуть не привстал на цыпочки наш директор, чтобы поцеловать протянутую руку с перстнями, - добро пожаловать в Хогвартс!
        Олимпия Максим жутко в ответ исковеркала фамилию Хигэканэ, спросила его о здоровье и махнула на карету, из которой начали выбираться ученики, точнее в основном ученицы, Шармбатона. На ветру, подувшем с озера, французы в своих голубеньких и тоненьких даже на вид мантиях моментально продрогли. Неужели они думали, что прибудут сразу в здание? Или во Франции настолько тепло в конце октября? Они решили вопрос с конями, которых директор пообещал пристроить, и сразу прошли в замок.
        Алиса обновила согревающие чары, мы ждали оставшиеся делегации.
        - Слышите? - спросил кто-то. - Странные звуки…
        Мы прислушались. На самом деле от озера доносился хлюпающий звук, как бывает, когда спускаешь воду в раковине после умывания.
        - Смотрите! Смотрите! Озеро! - загомонили все, показывая на Чёрное озеро, которое заволновалось, а в центре начала образовываться воронка, из которой поднималась длинная мачта.
        - Эй, Дрейк, - пихнул я Малфоя, - смотри, настоящий пиратский корабль!
        - Ага! Круто!
        - Он походит на «Летучего голландца», - сказала Гермиона, которая стояла с другой стороны от меня, - есть у магглов такие легенды. А оказывается, это магический корабль!
        Тем временем этот «Голландец» подплыл ближе, бросил якорь на мель, и из корабля выдвинулся длинный трап до берега. Я сначала подумал, что спускаются клоны Хагрида - тени из-за иллюминации корабля были такие же большие и мохнатые, как наш друг. Но оказалось, что все студенты «Дурмстранга» подготовились к неблагоприятному климату Шотландии и приехали в огромных меховых шубах из шкур. Впрочем, у директора «Дурмстранга» шуба была из гладкого серебристого меха и волосы с проседью, тоже гладкие и длиной до плеч. Он шустро забрался вверх по склону и поздоровался с Хигэканэ. От прозвучавшей фамилии - Каркаров - я перестал разглядывать студентов и впился взглядом в лицо того, кто был нужен Барти.
        Каркаров был худым: худое лицо, сам длинный и какой-то тонкокостный, узкий подбородок, на котором красовалась смешно завитая короткая жидкая бородка. Зубы тоже «худые» - какие-то длинные и узкие. Глаза - голубые или серые, смотрел он пристально и даже взглянул в мою сторону, явно почувствовав взгляд. И даже голос - глубокий и сильный, но с какими-то заискивающими нотками, портил всё впечатление. Как есть какой-то горностай, чьим мясом как-то угощал Хагрид. Пронырливый, шустрый, худой и длинный, но хищник.
        - Гарри, я не верю своим глазам, - затормошил меня Драко, да и остальные вокруг тоже загалдели.
        - Что? - я оторвался от разглядывания Каркарова, который решил, что они все дождутся последнюю делегацию из американской школы «Ильверморни».
        - Там Крам! Виктор Крам, который за сборную Болгарии играл! - зашептал Драко. - Вот там, стоит возле их директора.
        - О, точно! - заметил я ловца, который покорил почти всех болельщиков на Чемпионате по квиддичу.
        Но долго полюбоваться и подивиться тому, что Крам, оказывается, ещё учится в школе и приехал к нам на Турнир, не удалось.
        - Там, в небе! Смотрите! - раздались крики, и все задрали головы.
        То, что спускалось с неба, затмило звёзды и месяц и подняло настоящую воздушную бурю, моментально выдув все согревающие чары. Я тут же восхитился продуманности дурмстранговцев с их шубами. И вообще удивляюсь, как такая здоровая птица, которая спокойно могла бы унести в лапах по коняшке мадам Максим, вообще приземлилась на относительно небольшую площадку.
        - Это птица-гром, - басовито заявил появившийся Хагрид. - Очень редкая и самая большая птица в мире. Она может гнать целые тучи и создать бурю крыльями.
        На спине птицы-гром было что-то вроде прицепленного ремнями вагона поезда, из окон которого начали выглядывать люди и махать нам руками.
        - Я читала, что школа «Ильверморни» была основана по такому же типу, как Хогвартс, - сказала Гермиона. - У них четыре дома-факультета. Один из домов называется «птица-гром» - в нём учатся любители приключений. А ещё есть «воины» - это факультет вампуса, учёные - это дом рогатого змея и целители - дом пакваджи.
        - А что такое па… кван… па… последнее? - спросила у Гермионы Джинни, которая стояла перед ней в колонне третьего курса.
        - Пакваджи - это магические существа Америки, - пояснила Гермиона. - Кажется, они являются дальними родственниками гоблинов. Им поклонялись индейцы, и у них очень мощная магия. Между прочим, «Ильверморни» - это самая демократичная магическая школа, и она была основана волшебницей и магглом, и там…
        - Эй, а как они оттуда спустятся? - перебил увлёкшуюся Гермиону громкий вопрос откуда-то из ряда второкурсников.
        Но птица-гром была весьма умной, примерно также действовал гиппогриф: распуская крыло, на которое можно было опереться. По здоровому крылу птицы с гиками скатились ученики «Ильверморни».
        - Кажется, они все с факультета «птицы-гром», - ехидно заметил Драко.
        - Директор Пиквери! Как я рад вас видеть в Хогвартсе, - воскликнул Хигэканэ, приветствуя невысокую седовласую темнокожую чуть полноватую женщину, которая возглавляла процессию американцев.
        - Директор Дамблдор, - чуть улыбнулась она и пожала руку Хигэканэ, так что тот крякнул и осторожно потёр запястье.
        - Прошу всех в Хогвартс!
        Мы потянулись в замок, бурно обсуждая всё, что увидели. Впечатлений было выше крыши.
        
        Примечание к части
        
        План гостевого крыла 436809751 >
        
        Часть 3. Глава 8. Открытие Турнира
        
        29 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        С приездом гостей волнения в Хогвартсе не улеглись, а только усилились. Вчера в Большом зале состоялся праздничный пир, удалось всех приезжих хорошо разглядеть. В сумме из трёх школ прибыло пятьдесят шесть человек. Самой большой была делегация из Америки - двадцать человек, из них семнадцать студентов. Самое прикольное, что с американцами кроме их директора - Серафины Пиквери - и взрослого мужчины, которого представили как Бенджамина Бута, какого-то там их учителя, прибыл не кто иной, как наш Гилдерой Локхарт собственной несравнимой персоной! Хватило же наглости или глупости! Причём, он так с помпой вошёл, когда уже все расселись и Хигэканэ рот открыл, чтобы всех снова приветствовать и речь толкнуть. Директор «Ильверморни» сказала, что Локхарт типа биографа-репортёра их школы, мол, «прекрасный писатель, искатель приключений, очень хотел с ними поехать». Не знаю, был ли Хигэканэ в курсе о составе делегации, но сориентировался он быстро. Сообщил, что Локхарт теперь гражданин Магической Северной Америки, и мы не вправе его осуждать, очень рады видеть и бла-бла-бла.
        Снейп-сенсей сидел с таким видом, словно у него все зубы разболелись, причём одновременно. К тому же, Локхарт устремился именно к нему на свободный стул, но сенсея спасла Алиса, которая как раз закончила рассаживать гостей-студентов и заняла своё место. Локхарту в итоге досталось место возле Шизоглаза, мне показалось, что наш «мистер улыбка» заикнулся, что «тоже» вёл здесь ЗОТИ, потому как Моуди всего перекосило, а его голубой глаз начал вращаться с небывалой скоростью.
        У студентов «Ильверморни» были бруснично-синие мантии, девчонок и парней было почти поровну, все они широко улыбались, громко разговаривали и махали руками. Из семнадцати семь темнокожих - три девчонки и четверо парней. Американцев посадили за стол Рейвенкло, наверное, из-за совпадения символики с птицей, а ещё потому, что за столом Гриффиндора и так было не протолкнуться - в этом и прошлом годах многих первокурсников распределили к нам, так что было занято рекордное количество мест - восемьдесят четыре из девяноста возможных. Помню, на моём первом курсе факультет Гриффиндор насчитывал семьдесят шесть студентов, а теперь нас стало ещё больше.
        У Рейвенкло же была куча свободных мест, так как при наличии такого же размера стола за ним сидело всего шестьдесят восемь студентов. Слизерин в общем насчитывал всего шестьдесят учащихся, так что им подсадили семнадцать студентов-французов.
        У Шармбатона были в основном девчонки лет шестнадцати-семнадцати, хотя и среди них выделялась одна мелкая, явно только первый курс, непонятно зачем её взяли. Девчонки-француженки словно предварительно проходили отбор по красоте, все были очень симпатичными, или так казалось, потому что лица незнакомые, не знаю. Впрочем, Драко сказал, что как минимум несколько из них полулюди, скорее всего полувейлы, которых мы видели на Чемпионате по квиддичу в поддержке Болгарии. У француженок были небесно-голубые мантии, очень похожие на ту, в которую был одет Локхарт, и мы тихо прикалывались, что он не ту школу выбрал, чтобы сбежать от британского правосудия.
        Из «Дурмстранга» приехало восемнадцать человек, из взрослых только их директор - Игорь Каркаров. Под мохнатыми шубами у них были ярко-красные мантии, а среди семнадцати студентов всего три девчонки. Проблема получилась в том, что после того, как расселись американцы и французы, семнадцати мест за столами не было ни у одного факультета. На Хаффлпаффе училось восемьдесят студентов, у них было только десять свободных мест, у нас - шесть, пять мест у Рейвенкло и тринадцать - у Слизерина. Как раз с этим разбиралась Алиса. Так что трое дурмстранговцев сели к нам, правда это был не Виктор Крам, а девочка и двое парней, они представились как Злата, Андрей и Тадеуш. Девять человек у них сели за стол Слизерина, и ещё пять - к хаффлпаффцам, как раз к «барсукам» в той пятёрке и попал Виктор Крам, за которым все пристально следили.
        Когда все, наконец, расселись, Хигэканэ сначала сказал поужинать. Эльфы расстарались, и на столах были выставлены национальные блюда всех наших гостей и традиционная английская праздничная кухня. Я почти всё попробовал. Жаль, что не пригласили на турнир школу из Японии, Гермиона рассказывала, что японская школа называется «Махоутокоро» и есть ещё несколько разных школ, которые существуют в этом мире и разных странах. Тогда бы точно подали суши, рамен или хотя бы темпуру или тяхан.
        После еды состоялось официальное открытие Турнира. Кстати, вместе со всеми нашими и приезжими учителями и директорами за столом сидели Людо Бэгмэн, Барти Крауч - рядом с Хигэканэ, и Перси Уизли - с краю возле профессора Трелони. Оказалось, что наш бывший староста и префект школы стал помощником именно Крауча - это Рон сказал. Мне показалось это хорошим знаком, потому что так можно было добраться до Крауча-старшего, чтобы подать ему весточку от сына. У меня почти с начала года была припрятана волшебная записка от Барти, который написал, что с ним всё хорошо, он в безопасности и с ним Винки. Записка была хороша тем, что без пароля и прикосновения палочки её не прочесть, а с другой стороны я написал расписание своих занятий, чтобы не было странно, даже если внезапно меня обыщут или я её потеряю. Всё спрятано на самом видном месте.
        Крауч был хмур и неприветлив, думаю, что переживал и за сына, и за Турнир, так что когда его представили всем, лишь кивнул, тогда как начальник Департамента магических игр и спорта - Людовик Бэгмэн - широко улыбнулся и помахал рукой, купаясь в громких аплодисментах, которые ему достались от студентов. Многим он был известен. И либо его не приглашали на тот конкурс улыбок, которым хвастался Локхарт, либо Бэгмэн занимал стабильное второе место. Они с Локхартом даже внешне были похожи: оба высокие голубоглазые блондины с идеально ровными белыми зубами, разве что Людо чуть крупнее и немного разъелся на своей должности.
        Рон, кстати, рассказал, как их семья получила билеты на Чемпионат по квиддичу да и ещё в Министерскую ложу. Оказалось, что билеты им щедро подарил именно Бэгмэн: у него брат решил поставить магический артефакт на газонокосилку и на место происшествия прибыл отец Рона. Там появился Людо, стал защищать «непутёвого братца» и попросил замять дело, а в качестве «взятки» отдал мистеру Уизли кучу билетов на финал. Мы с Драко на такое объяснение только переглянулись, но промолчали. Что уж говорить о делах давно минувших дней?
        После того, как Хигэканэ всех представил, мистер Филч торжественно внёс ларец с необычным артефактом, который назвали «Кубок Огня». Выглядел он старинной деревянной чашей на резной ножке, самое примечательное в нём было, что кубок до краёв был наполнен полыхающим сине-бело-голубым магическим огнём.
        - В Турнире Четырёх будут участвовать четыре Чемпиона - по одному представителю каждой из школ, лучшие из лучших, - сказал Хигэканэ, - всего будет три Тура, основанных на школьной программе. Чемпионам предстоит продемонстрировать нам владение магическими искусствами, личную отвагу и умение преодолевать трудности и опасности. Компетентное жюри будет оценивать всех Чемпионов по тому, как каждый из них справился с заданием. Победителем станет тот, кто наберёт в турах наибольшее количество баллов. А участников нашего Турнира отберёт самый беспристрастный выборщик - Кубок Огня! - нам был эффектно продемонстрирован артефакт, который до речи директора покоился в ларце. - Желающие участвовать в Турнире и в отборе на звание Чемпиона должны разборчиво написать своё имя на куске чистой бумаги и опустить свою записку в кубок, - продолжил инструктаж Хигэканэ. - На размышление даётся двадцать четыре часа. Кубок Огня будет стоять в холле Большого Зала до завтрашнего вечера и после ужина выбросит имена достойнейших представителей своих школ, которые и станут Чемпионами.
        Потом ещё последовали предупреждения, что всё серьёзно, что можно участвовать только совершеннолетним, что если тебя выберет Кубок, то заключается магический контракт и передумать или отступить нельзя, а ещё Хигэканэ пообещал, что очертит возле Кубка специальную волшебную возрастную линию, и подойти и бросить имя в Кубок смогут только достигшие семнадцати лет.
        Затем наш директор с учителями отправился с гостями в отремонтированное крыло, показывать, где всем приезжим разместиться, а всем нашим посоветовал идти спать и хорошенько подумать о том, принять участие в Турнире или нет. Впрочем, после того, как был объявлен увеличившийся до двух тысяч галлеонов приз: как я понял, тысячу давало наше Министерство Магии и тысячу решил добавить Попечительский совет Хогвартса, народ вообще чуть умом не двинулся. В гостиной только и было криков и стонов по поводу «несметного богатства».
        Больше всех разорялись близнецы Уизли: им семнадцать должно было исполниться первого апреля, то есть через «всего полгода». Фред даже с Кэти Белл поругался, потому что она заметила, что вообще-то Турнир это опасное дело и раньше были смертельные случаи. Из-за этого, в общем-то, эту забаву и прекратили на триста лет.
        * * *
        После завтрака сегодня мы ещё успели посмотреть при свете на корабль «Дурмстранга», на коней и карету «Шармбатона» и на птицу-гром «Ильверморни». Все транспортные средства других школ уже после обеда были отправлены по домам и должны были вернуться за студентами только к концу года: Турнир будет длиться до самых летних каникул. Каждый Тур раз в несколько месяцев. Перси «слил» нам информацию, что первое испытание состоится двадцать четвёртого ноября, потом будет тур в феврале, тоже двадцать четвёртого, и в июне в этих же числах.
        Чжоу мне сказала, что их американцы за столом пояснили, что птица-гром у них одна, и она живёт в горах и занимается доставкой студентов в школу, которая находится где-то очень высоко в недоступных скалах. Этакая птица-перевозчик-лифт. Мол, она встречает их на каком-то магическом плато, до которого все добираются сами, а потом в определённой очерёдности партиями отвозит в «Ильверморни».
        * * *
        С этим Кубком Огня, конечно, был тот ещё цирк. Утром, когда мы с друзьями пошли на завтрак, увидели, что в холле его поставили на нашу многострадальную от задниц первокурсников табуретку. Ту самую, на которую садишься, чтобы на тебя Распределительную шляпу надели. Но вокруг Кубка был очерчен широкий золотой круг возрастных чар Хигэканэ. И чары прекрасно работали. Чжоу по секрету рассказала мне, что шестикурсница с их факультета - Сандра Фосетт, несмотря на все отговоры, перед самым отбоем пошла к Кубку, который установили примерно через час после открытия Турнира, и бросила туда своё имя. Её подружки потом поведали, что отвели Сандру в Больничное крыло, потому что у девчонки отросла борода, чуть ли не длинней, чем у нашего директора: можно вместо шубы заворачиваться. Потом я узнал от болтушки Ханны Аббот, что подобная участь ждала и шестикурсника с их факультета - Джона Саммерса, который выпил зелье старения, чтобы обмануть Кубок. Типа Саммерсу должно было исполниться семнадцать вообще через несколько дней, но Кубок и его отверг, да ещё наградил бородой до груди.
        Как выяснилось, чужой опыт ничего не дал и нашим близнецам Уизли: они тоже попробовали обмануть Кубок и загремели к мадам Помфри, а Гермиона описывала их бороды как «длиной до пят». Многие из наших студентов всю субботу торчали у Кубка Огня, отслеживая, кто бросает свои имена, с каким видом, принимает ли их имя Кубок и так далее. Я предпочёл прогуляться, провести тренировку и пообщаться с Чжоу.
        - Как думаешь, кого выберут Чемпионом Хогвартса? - спросила она.
        - Думаю, это будет Седрик Диггори с Хаффлпаффа, - немного сжульничал я, выдавая своё знание. - Он отличник, играет в квиддич, староста факультета, симпатичный и хороший парень. У него много друзей, и он силён магически. Отличный кандидат, который имеет хорошие шансы на победу.
        - Если бы тебе уже было семнадцать, то ты бы точно стал Чемпионом, Гарри, - сделала мне комплимент Чжоу. - Жаль, что Турниры проводят только раз в пять лет, если бы их проводили раз в три года, ты смог бы поучаствовать на седьмом курсе.
        - Да ладно, - пожал я плечами, - мне достаточно уже того, что ты так думаешь. Так что, считай, я уже очень многое выиграл. К тому же, ещё неизвестно, возобновят ли вообще эти турниры. Может, этот вообще единственным будет…
        - О, вот вы где! - прервали наше уединение какие-то слишком жизнерадостные Драко, Луна, Джинни, Гермиона, Невилл и Рон.
        - А у нас новость! - заявила Гермиона. - В Кубок бросила своё имя Анджелина Джонсон!
        - Мы решили, что будем болеть за неё, - сказал Драко.
        - Она же вроде только на шестом курсе? - удивился я, переглянувшись с Чжоу.
        - Оказывается у неё двадцать первого октября день рождения, - пояснил Рон. - Ей уже семнадцать исполнилось. Из наших семикурсников ещё Руфус Фадж бросил и всё. Считай, почти никого от Гриффиндора. А от слизеринцев Терренс Хиггс и Кассиус Уоррингтон бросили, которые в квиддич играют.
        - Я даже не знаю, какого Чемпиона хочу меньше: Хиггса или этого кабана Уоррингтона, - протянул Драко. - Анджелина - хороший вариант.
        - А что другие факультеты? - спросил я.
        - От Рейвенкло Роджер Дэвис, - призналась Чжоу, - он бросил своё имя ещё вчера. Ну и ещё парочка ребят, но думаю, что без шансов.
        - А от Хаффлпаффа этот их смазливый красавчик - Седрик, - скривился Рон. - Его отец тоже работает в Министерстве Магии, так когда мы вместе были на Чемпионате по квиддичу, то мистер Диггори постоянно его восхвалял: «Седрик то, Седрик сё», я сейчас только понял, что это он отцу про Турнир так намекал.
        Чжоу хитро покосилась на меня, но промолчала. Я тоже не стал расстраивать друзей и что-то говорить. Анджелина - достойный кандидат. Кто знает, может быть в той реальности она не успела бросить своё имя, или не была слишком уверена в своих силах.
        * * *
        Перед ужином нас настигла ещё одна новость: Хагрид влюбился. Он сменил свою куртку на жуткий и необъятный коричневый костюм и оранжевый галстук в чёрную клеточку, от него за пять метров разило одеколоном, от которого слезились глаза. А ещё наш большой друг не сводил глаз с мадам Максим и краснел, как помидорка. Кстати, Алиса тоже произвела неизгладимое впечатление на американца из «Ильверморни» - мистера Бута, тот как-то ухитрился занять место Флитвика - по другую сторону от Алисы за ужином, видимо, всё же не решившись претендовать на место Снейпа-сенсея. Впрочем, и француженки со своей «магией» пользовались популярностью: и за столом Слизерина произошли некоторые изменения дислокаций, благодаря которым гостьи уже не сидели кучкой, а были равномерно распределены через одного-двух местных старшекурсников. При этом ребята из «Дурмстранга» оказались на другом конце стола.
        Я заметил, что и у Рейвенкло произошли подвижки, и семнадцать представителей «Ильверморни» расселись кто где, и как мне показалось, один из их парней, который сел напротив нас, строил глазки и как-то слишком широко улыбался моей Чжоу. Впрочем, там сидело несколько девчонок, и сказать точно было сложно, но я вертел головой весь ужин, пытаясь определить, кого он там кадрит. Драко заметил и тоже начал выглядывать подозрительного типа. Мой бдительный друг.
        Впрочем, вокруг ёрзали и шептались все: правда, их интерес был связан с Кубком и кого всё же выберут Чемпионами.
        Ужин закончился, и Хигэканэ поднялся со своего места.
        - Кубок Огня вот-вот примет решение, - тожественно, в оглушающей тишине, объявил директор. - Когда имена Чемпионов станут известны, прошу их подойти к нашему столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу, - он указал на нужную дверь. - Там Чемпионы получат необходимые инструкции для первого этапа Турнира Четырёх.
        Хигэканэ взмахнул палочкой, и свечи, которые висели над потолком, постепенно погасли, даже четвертинку луны стало видно на небе. Кубок огня вспыхнул ярче, а синие всполохи налились краснотой. Взметнулся столп искр, и из Кубка вылетела бумажка.
        - «Чемпион Дурмстранга - Виктор Крам!» - торжественно прочитал Хигэканэ. Свет снова загорелся. Раздались очень громкие аплодисменты.
        - Я так и знал! - воскликнул Драко. - Кто же ещё?..
        Виктор Крам поднялся из-за стола Хаффлпаффа и, чуть ссутулившись, прошёл в комнату за профессорским столом.
        - Браво, Виктор! Браво! - радовался как ребёнок Каркаров, перекрикивая весь зал.
        Свет снова погас, все стихли, а огонь в Кубке снова покраснел и «выплюнул» имя следующего Чемпиона.
        - «Чемпион Ильверморни - Грейс Пиквери!» - объявил Хигэканэ.
        - Такая же фамилия у их директора, - сказал Драко. - Может, родственница?
        Темнокожую девушку с короткими волосами, которая встала из-за соседнего стола, свои поприветствовали улюлюканиями и громкими криками типа: «покажи им, Грейс!».
        Наши тоже поддержали её аплодисментами, тем более, что девчонка искренне радовалась и была довольно симпатичной. Она прошла в комнату вслед за Крамом, и вся эта театральщина с Кубком и светом повторилась вновь.
        - «Чемпион Шармбатона - Флёр Делакур!» - прочёл Хигэканэ следующую записку.
        Флёр оказалась той белокурой тонкой девушкой, в которой Драко сразу заподозрил полувейлу. На неё ещё Рон залипал до слюнопускания. Парни поприветствовали её очень громко, а вот многие девочки только хмыкали. Наверное, завидовали кукольной внешности этой Флёр.
        - Сейчас будет чемпион Хогвартса! - громко зашипел очевидное Рон, когда свет в четвёртый раз погас и Кубок выдал последнее имя.
        - «Чемпион Хогвартса…»
        Я уже услышал: «Седрик Диггори», когда Хигэканэ, который на миг прервался, закончил: «…Гарри Поттер!».
        - Что?! - кажется, это сказал не только я, но и добрая половина моих друзей, а потом вопрос потонул в бешеных аплодисментах.
        
        Часть 3. Глава 9. Поддержка и новые знакомства
        
        29 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Иди, иди, Гарри! - пихнул меня Драко, отвлекая от мыслей, как же всё-таки так вышло, что Чемпионом Хогвартса стал я.
        Не сказать, чтобы я совсем не допускал мысли, что так может получиться, всё же Хигэканэ тот ещё хитрец. Но… как?! Я же разгадал «тайну», как они пропихнули Гарри в той реальности: просто от четвёртой школы его заявили. Теперь такая фигня бы не сработала. Да и наш директор выглядел как будто бы чуток растерянным. Притворяется?
        Аплодисменты становились громче, или это просто я «включился» в происходящее. Начали даже выкрикивать моё имя. Когда выпихнутый со своего стула Малфоем я всё же подошёл к учительскому столу, народ уже конкретно так скандировал «Га-рри! Га-рри!». Особенно наши старались, но если посмотреть на столы, то все младшие курсы глядели на меня, как на воплощение Рикудо-сэннина, то есть Мерлина. Старшие, впрочем, тоже аплодировали, переглядываясь и что-то объясняя гостям.
        Все профессора, директора других школ и организаторы турнира смотрели на меня с удивлением и без улыбок. Снейп-сенсей вообще подозрительно прищурился. Хагрид пялился, приоткрыв рот, и только взгляд Алисы был спокойным и тёплым, ободряющим. МакГонагалл что-то горячо шептала Хигэканэ, но тот только качал головой.
        - Тебе в ту дверь, Гарри, - показал за стол Хигэканэ. Он был серьёзным и даже каким-то трагичным.
        Я остановился, развернулся к народу и поднял руку. Все умолкли.
        - Я думаю, что это какая-то ошибка, - заявил я громко и чётко. - Мне ещё нет семнадцати, а своё имя я в Кубок не бросал. В Хогвартсе есть и более достойные претенденты на участие в Турнире, например, Анджелина Джонсон или Седрик Диггори.
        - Но, Гарри, - вклинилась МакГонагалл, которая, кажется, только что в этом же убеждала Хигэканэ, - Кубок выбрал тебя, а значит, это магический контракт… Ты просто не можешь отказаться. Мне очень жаль. Но здесь на самом деле твоё имя!
        - А можно посмотреть? - я подошёл к Хигэканэ, разыгрывая лёгкую надежду. - Может, там почерк неразборчивый?
        Со стола Слизерина раздались смешки француженок, но на них шикнули.
        - Конечно, - протянул мне обугленные записки директор, чуть приподняв бровь, намекая, что я всех задерживаю. - Можешь все посмотреть.
        - «Чемпион Хогвартса - Гарри Поттер», - прочитал я на первой. Моё имя было выведено каким-то неестественно-каллиграфическим почерком. Следующая была: «Чемпион Шармбатона - Флёр Делакур». Написано точно так же. - Ого, а почерк на всех четырёх записках одинаковый!
        - Конечно, - снисходительно сказал Хигэканэ. - Ну, раз ты убедился, что ошибки нет, пройди в комнату, пожалуйста.
        - Извините, я просто очень удивился, - вернул я записки. Вопросов, впрочем, стало ещё больше.
        Комната для чемпионов была относительно небольшой. В ней ярко горел камин, возле которого стояли две девчонки и Виктор Крам. Портреты, которыми была густо увешана комната, о чём-то шептались. Взгляды девчонок и Крама скрестились на мне.
        - Привет всем, - только и успел поздороваться я, как в комнату заскочил Людо Бэгмэн.
        - Поздравляю! Поздравляю! Я давно хотел с тобой познакомиться, Гарри! - он схватил мою ладонь и начал трясти. - Министр Фадж слишком поздно сказал, что ты, оказывается, был на финале с нами в ложе. - Я польщён! Забыл представиться, я Людо Бэгмэн.
        - Гарри Поттер, - машинально ответил я.
        - Так ты Гарри Поттер? - громко спросила Чемпионка американской школы. - Вау! Так вот ты какой! Я видела твою фотку с тем гигантским змеем - василиском - в газете. Это круто! Но я думала, что ты помладше… Неужели тебе уже семнадцать? Вот круто, мы будем соревноваться с самим Гарри Поттером! А у нашей школы есть подарок для вашего василиска, только тс-с, я этого не говорила, бабуля готовит сюрприз.
        От её слов Виктор Крам как-то посмурнел и ссутулился ещё больше, видимо, не хотел, чтобы такое же внимание было оказано ему. Известие о подарке для Годрика меня взволновало. Неужели, они смогли привести ему рогатого змея? Но куда его сунули? Или речь идёт о чём-то другом?
        - Нет, нет, мисс Пиквери, Гарри ещё только четырнадцать лет, - ответил за меня Людо, из хватки которого я с трудом изъял свою руку. Здоровый, чёрт.
        - Только четырнадцать? - присоединилась к разговору блондинка-француженка, посмотрев на меня оценивающим взглядом. - Я думала, минимум шестнадцать.
        - Оу, да, он выглядит старше своего возраста, - белозубо улыбнулась американка.
        Я самодовольно хмыкнул. При росте в пять футов и пять дюймов я был даже немного выше, чем француженка, и дюйма на три ниже Крама. Тот был относительно невысоким, да ещё и немного горбился, словно старался стать менее заметным. А вот американка была из нас самой высокой, она не показалась мне такой, когда проходила мимо, но вблизи оказалась почти на голову выше меня и француженки и на полголовы выше Крама.
        Впрочем, поболтать не удалось, в комнату стремительно вошла целая процессия из Хигэканэ, мадам Максим, мистера Крауча, директрисы «Ильверморни», Каркарова, Снейпа-сенсея, Алисы и МакГонагалл.
        - Мы были уверены, что до участия в Турнире допускаются только совершеннолетние, Дамблдор, - возмущённо сказал Каркаров, - иначе мы могли привезти больше претендентов!
        - Если Дамблдора устраивает, что его школу представляет сопляк, то мне всё равно, - сказала мадам Максим, смерив меня уничижительным взглядом.
        - Да, - развеселился от её слов Каркаров, - это вообще не соперник моему Виктору! Хогвартс, похоже, сразу отказывается от борьбы.
        - Как вы не понимаете, директор Дамблдор не может ничего изменить! - горячо вступилась за Хигэканэ МакГонагалл. - Так решил Кубок. И вы слышали, что Гарри не бросал своё имя туда. А значит, это, возможно, решение самого артефакта!
        - Но разве участие не добровольное? - не сводил с меня прожигающего взгляда Снейп-сенсей. - Как могло получиться, что имя Поттера появилось в Кубке? Кто же решил осчастливить нашего «героя»? - с сарказмом произнёс он. - Поттер, вы просили кого-то из старших товарищей положить ваше имя в Кубок?
        - Нет, сэр, - спокойно ответил я.
        - Северус, что за тон! - сделала сенсею замечание МакГонагалл. - Между прочим, профессор Лонгботтом постоянно дежурила возле Кубка, чтобы не произошло каких-нибудь казусов. И даже создала ещё один слой чар, который не пропускал того, кто хочет бросить не своё имя. Она сообщила мне, что возрастная линия нашего директора хороша, но студенты могут быть изобретательны и попросить совершеннолетних бросить свои имена в Кубок. Так что ваши инсинуации беспочвенны!
        - Вот как, профессор Лонгботтом?.. - повернулся к Алисе Хигэканэ. - Это… похвальная инициатива…
        - Благодарю, - улыбнулась она. - Меня очень беспокоили близнецы Уизли, у них есть старший брат, который приехал с мистером Краучем, да и у других есть друзья со старших курсов…
        - О, дополнительные секретные чары… - пробормотал Бэгмэн, - как остроумно! Леди, вы прекрасны! - он поцеловал руку Алисе.
        - Но, несмотря на все эти предосторожности, Кубок всё равно выкинул имя Поттера? - спросил мистер Крауч, посмотрев на меня внимательно.
        - Кубок Огня слишком стар и не использовался сотни лет, - помолчав, развёл руками Хигэканэ. - Я не знаю, как так получилось, но Гарри всегда был особенным ребёнком…
        - О, только не надо ваших проповедей про Избранного, Дамблдор! - театрально закатил глаза Каркаров.
        - Но в любом случае, ваш мальчик слишком юн, чтобы участвовать в подобном состязании, - взяла слово директор «Ильверморни». - И мне кажется это не совсем честным. Всё же другие участники больше знают, более сильны, они тренировались и так далее… Возможно ли переиграть решение Кубка, мистер Крауч?
        - Как бы вы не голосовали, и что бы ни решали, Чемпионы уже выбраны Кубком, - ответил тот. - С ними уже заключён магический контракт и переигровка невозможна, - Крауч повернулся ко мне и сказал: - Мне жаль, парень, но тебе придётся соревноваться. В правилах чётко и ясно написано «тот, чьё имя выбросил Кубок, обязан безоговорочно участвовать в Турнире».
        - Ну конечно! - извиняюще улыбнулся Бэгмэн. - Барти у нас наизусть знает совершенно все правила! Гарри участвует!
        Что-то какой-то он подозрительно радостный…
        - И раз мы всё выяснили, - продолжил Бэгмэн, - давайте всё же вернёмся к Турниру! Нам пора дать Чемпионам инструкции. Эта честь предоставляется тебе, Барти, чтобы я точно ничего не забыл и не упустил.
        - Да, - встрепенулся Крауч, который снова впал в задумчивость, - инструкции к первому туру. Первый тур проверит смекалку наших Чемпионов. Мы не скажем, что именно вам предстоит, какое испытание. Для волшебника важно уметь показать себя в неожиданной ситуации и обстоятельствах. Испытание состоится почти через месяц - двадцать четвёртого ноября в присутствии зрителей и судейской команды. Участникам турнира запрещается принимать от учителей хоть какую-то помощь. Единственным оружием Чемпиона будет его волшебная палочка. По окончании первого тура вы получите инструкции для второго. Учитывая время и силы, которые будут затрачены для подготовки и участия в Турнире, Чемпионы освобождаются от годовых экзаменов. Кажется, это всё. Альбус? - посмотрел на Хигэканэ Крауч.
        - Да, всё верно, - улыбнулся Хигэканэ. - Может быть, Барти, вы переночуете в замке? Уже довольно поздно. Мы могли бы выпить по рюмочке на ночь за наших Чемпионов?
        - Оставайтесь, Барти! - поддержал инициативу Хигэканэ Людо Бэгмэн. - Я вот намерен остаться в Хогвартсе! Тут намного интересней, чем в вашей конторе. Да и апартаменты просто шикарные!
        - Нет, нет, я не могу, - ответил Крауч категорично. - Мне утром нужно быть в Департаменте.
        - Советую нашим Чемпионам идти к себе, - сказал Хигэканэ, - не сомневаюсь, что ваши друзья горят желанием отпраздновать ваш успех. Гарри, проводишь наших гостей до их крыла? Тебе, кажется, почти по пути?
        - Хорошо, - кивнул я, немного досадуя, что не смогу подловить Крауча наедине. Впрочем, не факт, что тот пойдёт из Хогвартса пешком, он мог уйти через камин в кабинете директора, или, может, в этой комнате камин подключён к сети.
        - Без глупостей, юная мисс, - сказала директор «Ильверморни», когда молодая американка проходила мимо неё.
        Как я понял, директриса была её бабушкой, тоже Пиквери. Надо бы запомнить имена девчонок, а то я их почти сразу забыл.
        - Есть, мэм! - шутливо козырнула американка в военном стиле.
        Мы вчетвером вышли из комнаты. В Большом зале уже никого не было, свечи под потолком горели в экономичном режиме.
        - Разве нам не направо? - удивилась Пиквери, когда я свернул в левый коридор.
        - Я проведу вас через центральный донжон, - пояснил я, - дорога через него чуть ближе до вашего крыла, более широкая и на ней куда меньше лестниц.
        - Ты хочешь нас обмануть! - внезапно высказалась блондинка-француженка, обличительно показав на меня пальцем. - Ты вообще обманщик! Не мог этот дурацкий Кубок выбрать тебя! И вообще палец о палец не стукнул, а уже Чемпион! Мы много месяцев трудились, мечтали об этом! Такая честь для школы! А тут этот… малолетка! - говорила она почти чисто, хотя в некоторых словах и был грассирующий акцент.
        - Эй, Флёр, не стоит так эмоционально реагировать… - вмешалась Пиквери. - Вроде бы все согласились, что у Гарри нет другого выбора. Ты что, не знаешь, что такое магический контракт?
        - Я всё прекрасно знаю, дылда! - фыркнула француженка, картинно тряхнув своими белыми длинными волосами. Благодаря американке я вспомнил, что её зовут Флёр Делакур. - За две тысячи галлеонов многие готовы отдать жизнь! Только они и понятия не имеют, что это значит!
        - Да ты вообще знаешь, кто такой Гарри Поттер?! - вступилась за меня Пиквери. - Он же Избранный!
        - Плевать, что там думают англичане! У нас и своих «избранных» хватает, - снова фыркнула Флёр. - Я с ним никуда не пойду. Он заведёт нас куда-нибудь и оставит, чтобы поприкалываться. Знаю я эти шуточки малолеток.
        - Ну и оставайся тут или добирайся сама по этим сумасшедшим лестницам, - вспылила Пиквери. - Гарри, я иду с тобой. А ты… э… Виктор? - она повернулась к Краму, который молчал и хмурился. Подозреваю, что он вообще плохо понимал английский и причину ссоры девчонок.
        - Куда ты пойдёшь? Направо с Флёр или налево со мной и Гарри? - раздельно и громко спросила у Крама Пиквери.
        - Я… пойти… туда, - Крам показал в правый коридор, по которому их вели в самом начале.
        - Вот! Виктор Крам тоже не доверяет этому малолетке! - победно заключила Флёр.
        Я подумал и решил, что смысла упираться и делать «как лучше» не было.
        - Хорошо, пойдёмте тем коридором. Мне всё равно. Просто на нём почти сорок лестниц, а в левом их всего три. Дело в том, что он не такой шикарный и волшебный, который вам сразу показали, чтобы вы от нашей школы обалдели.
        Пиквери хохотнула. Крам внимательно посмотрел на меня, подумал и выдал:
        - Идём, где три.
        Я заколебался. Оставлять упёртую блондинку одну в Хогвартсе, где она сто процентов заблудится, было как-то… не по-мужски.
        - Донни! - позвал я, не особо надеясь на успех. Но передо мной моментально появилась знакомая домовушка, которая делала самые вкусные пироги.
        - Гарри Поттер позвал Донни! Что я могу сделать для Гарри Поттера? - спросила она, радостно улыбаясь.
        - Донни, это… Флёр Делакур, она хочет пойти в спальню для гостей из Шармбатона. Ты можешь проводить её, чтобы она не заблудилась? Я хотел другую дорогу показать ребятам.
        - Донни поможет! - радостно заявила мне эльфушка.
        - Круто ты разрулил ситуацию! - похвалила меня Пиквери, когда мы, оставив Флёр, прошли в левый коридор. - Это же был домовой эльф, верно?
        - Да, - ответил я. - А у вас таких нет?
        - Не-а, - помотала головой Пиквери. - У нас есть пакваджи, но они больше по безопасности, хотя их жёны готовят еду для школьников. Но берут за это изря-я-дное количество золота. У нас для эльфов место не такое. Зато наша школа доступна и сквибам, и магглам. Я в Хогвартсе чувствую небывалую мощь и колдовать у вас так легко, я сегодня чуть мантию не спалила, когда хотела её погладить.
        - О, бывает… - заметил я, внимательно посмотрев на американку, от неё на самом деле чувствовалась очень сильная магическая аура. - Вот, запомните эту статую. Тут поворот направо, почти до конца донжона пройдём, потом через башню по лестнице к переходу на третьем этаже, далее ещё две лестницы в переходах, и мы будем на месте.
        - Для такой огромной школы звучит и на самом деле просто, - хмыкнула Пиквери. - Но Хогвартс и в не самых впечатляющих и волшебных местах всё равно впечатляет. «Ильверморни», наверное, почти в два раза меньше, если не в три.
        - Моя подруга говорила, что ваша школа расположена где-то в труднодоступных скалах, - заметил я, - так что, наверное, размахнуться с большим замком было просто негде.
        - Ну, может быть, - белозубо улыбнулась Пиквери. - Но мы когда летели на Рэйвене, то просто обалдевали от количества территорий, которые принадлежат вашей школе. Огромное озеро, здоровый лес, поля и вообще… Красиво у вас, хотя пасмурно и прохладно.
        Мы немного поговорили о погоде и различиях климата в Северной Америке и у нас.
        - Теперь надо подняться на третий этаж, там переход. Вот первая лестница. Но она движется только вверх влево - туда, куда нам и надо, и вверх - вправо, это коридор в библиотеку и там переходы для гостиной одного из наших факультетов - Рейвенкло, - объяснил я.
        - О, это те, с которыми мы за столом сидим? - обрадовалась Пиквери.
        - Ага, - согласился я, подумав, что неплохо было бы ещё сходить до Чжоу, а то вдруг она обиделась или подумала, что я подкинул в Кубок своё имя, а сам ей про Диггори наплёл. Разведать ситуацию было бы хорошо.
        Когда я довёл гостей до их крыла, Крам попрощался с нами и пошёл на четвёртый этаж, в котором разместили Дурмстранг.
        - Я хочу посмотреть, через сколько доберётся эта блондинка, - сказала Пиквери. - Ты прикольный, Гарри.
        - Э… Спасибо, - поблагодарил я. - Ты тоже…
        - Можешь звать меня Грейс, - разрешила Пиквери мою дилемму, потому что её имени я не помнил. - Будем друзьями? - она протянула мне ладонь.
        - Хорошо, Грейс, - улыбнулся я, пожимая её руку. Девчонка-американка была простой и какой-то душевной.
        Флёр Делакур мы ждали почти полчаса, обмениваясь школьными байками, точнее, говорила почти только Грейс, весело и со вкусом рассказывая об «Ильверморни», своих друзьях-приятелях и учителях. После я всё же вернулся в свою гостиную, так как было уже полдесятого - всего полчаса до отбоя оставалось. Решил, что поговорю с Чжоу утром, всё же завтра воскресенье.
        Даже Полная Дама, в гостях у которой оказались другие портреты, поздравила меня, а гостиная встретила настоящим львиным рёвом.
        - Гарри! - кинулась мне на шею Анджелина Джонсон, которая словно караулила меня у входа. - Ты такие замечательные слова сказал про меня. Спасибо! Не знаю как, но самое главное, что на Турнир попал наш - гриффиндорец!
        В гостиной оказались вообще все курсы, столы сдвинуты, навалом всякой всячины, все радостные и улыбающиеся.
        - Что тебе сказали, Гарри? - спросила Гермиона. - Ты точно участвуешь? Мы же знаем, что ты ничего не бросал! А Невилл сказал, что его мама создала дополнительную защиту, чтобы не бросил кто-то ещё. Но как же так вышло?
        - Они и сами, похоже, не поняли, что случилось, - развёл я руками. - Сказали, что, видимо, старый древний артефакт - Кубок Огня - так решил.
        - Просто ты самый достойный кандидат из всей нашей школы, - снова обняла меня Анджелина, взлохматив мою шевелюру. - Кто нашёл василиска?
        - Гарри! - завопили все.
        - Эй, я был с профессором Снейпом и даже Локхартом, - ухмыльнулся я. - Так что это не считается.
        - Гарри обнаружил ту жуткую крысу, которая была человеком! - сказала Лаванда. - Этого… Петтигрю!
        - Точно! Это Гарри!
        - Но это не совсем я, это случайность! Да и со мной Драко был и Гермиона помогала… - помотал я головой, откровенно прикалываясь.
        - Гарри спас раненого единорога в лесу, когда учился на первом курсе, - сказала Гермиона. - Это ты точно сделал сам, не отнекивайся.
        - Гарри лучше всех собирает всякие штуки в походе! - сказал Колин Криви. - А ещё он очень добрый и щедрый.
        - Гарри придумал кунаи, - сказал Невилл. - А ещё… Он очень хороший друг.
        - В прошлом году Гарри забил Слизерину девять голов подряд, - заметил Ли Джордан, - и вообще он классный игрок в квиддич.
        - Гарри заботливый, и он делился с нами едой, - сказала третьекурсница Мария Фултон. - А ещё придумал эти занятия, которые помогает вести миссис Лонгботом.
        - А ещё команда поддержки тоже его инициатива! - сказала Кэти Белл.
        - Нет, нет, - отмазался я, - с поддержкой, это Малфой придумал, не валите всё на меня.
        - Поттер, Кубок выбрал тебя, - сказал Драко серьёзно. - Мы в тебя верим! Так что тебе придётся сильно потрудиться и надрать всем задницы.
        - Ну, придётся, а что поделать? - пожал я плечами. Было так приятно от этой теплоты и позитивно настроенных друзей.
        - Ура! Ура-а-а! - завопили все и меня подхватили на руки и начали подкидывать, прямо как тогда, когда я спас Коноху и меня приняли все жители…
        
        Примечание к части
        
        Образ Грейс Пиквери 438194842 >
        
        Часть 3. Глава 10. Коварный план
        
        30 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Так как Хэллоуин выпадал на понедельник, все мероприятия по удивлению гостей и «тыквенный праздник» решили провести в это воскресенье, включая выступление нашей команды поддержки - не ночью же им летать. Чемпионы-то уже выбраны, значит, основной ажиотаж и волнения о том, кого же выберут, спадёт, и можно спокойно наслаждаться шоу. Ребята ходили загадочные, а близнецы Уизли сказали, что это будет «просто чума», они в последний момент внесли кое-какие изменения в рисунок своих фейерверков.
        Вчера мы разошлись по спальням только в полдвенадцатого. Все были слишком взбудоражены, да и столько всяких вкусностей оставалось.
        Утром Малфой еле меня растолкал, я ещё вспомнил, что хотел поговорить с Чжоу.
        В прошлом году по утрам зарядкой с Алисой занимались в Большом зале: там убирали столы на время, а потом для завтрака обратно ставили. Я с ребятами помогал: в Хогвартсе учится двести девяносто два студента, а из-за Турнира на зарядку в этом году пришло двести шестьдесят восемь человек. В прошлом году, например, было всего сто четыре желающих встать перед завтраком и размять кости. Мы делили всех на подгруппы по возрастам и давали разные комплексы упражнений. А в «Выручай комнате по требованию» занимались уже по вечерам, более узкой компанией, «клубом шиноби», - как обозвал когда-то Блейз.
        В этом году, уже после окончания всех походов на выходных, нам была с гордостью представлена шикарная спортивная площадка во внутреннем дворе нашего малого донжона. Самое плохое в занятиях на улице - это осадки осенью и холод зимой. Конечно, в начале сентября, когда было сухо и тепло, мы занимались во внутреннем дворе большого донжона, но потом дожди и утренняя роса даже в коротко скошенной траве, а ещё туманы и мерзкий холод.
        На новой спортивной площадке проблему осадков и некомфортной температуры решили артефакты в виде горгулий со здоровыми кристаллами в пастях, расставленные по внутреннему периметру малого донжона. Они поддерживали что-то вроде невидимой крыши: небо было прекрасно видно, солнце хорошо припекало, и даже на метле спокойно можно было подняться до пятого этажа, но от дождя и снега появилась защита, а ветер и так не задувал из-за стен вокруг. Поэтому не появлялись ни туманы, ни роса, а температура, по словам Алисы, должна была держаться даже в холодное время порядка четырнадцати-шестнадцати градусов тепла.
        Большая часть двора была поделена на несколько игровых зон. Где-то посажен газон, где-то отсыпаны ровные площадки с уплотнённым крупным песком. Были снаряды, брусья и перекладины, на которых можно было подтягиваться и всякие силовые упражнения делать. Даже магический батут с чарами облегчения веса и защитой периметра установили, на котором можно прыгать и в воздухе всякие трюки выделывать. Были и скамеечки, чтобы оставлять одежду или просто сидеть, а по периметру - мини круг для бега, метров двести пятьдесят точно получалось. А ещё в углу, где росли деревья, было что-то вроде полосы препятствий: к стволам и веткам привязаны всякие верёвочные лестницы, а одна из стен замка превратилась в кусок скалы, туда можно было забираться, как скалолаз. Это был проект для клуба по самообороне, который, как оказалось, летом придумали Невилл вместе с Дином, Симусом и Гермионой. А ведь ничего не сказали, черти, терпели до официального «открытия»!
        Оказалось, они специально и по маггловским всяким клубам для занятия спортом ходили, и на школьные стадионы. А Алиса выбила на это разрешение Министерства и у Хигэканэ - денег. Мол, физическое здоровье детей, свежий воздух, а в Большом Зале всё же едят потом после занятий. Есть, конечно, чары очищения, но всё равно… Да и надо куда-то энергию девать, а тут в любое свободное время можно заниматься группами или одному. Думаю, что этот проект ещё и был одобрен из-за наших заморских гостей, надо же было всем носы утереть, что у нас «каждый студент крут и спортивен».
        Так как сейчас большинство ходило на зарядку, в шесть утра по будням один раз звенел школьный колокол, сигнализируя о том, что стоит встать, совершить утренний моцион и поспешить на площадку. В выходные завтрак был позже, чтобы можно было отоспаться, и зарядка у Алисы тоже была перенесена на час позже: в семь тридцать. Всё же после еды уже не то заниматься, да и старшекурсники потом частенько в Хогсмид уходят и дела всякие свои делают, а так утром сделал зарядку и бодрым весь день ходишь.
        * * *
        Во двор малого донжона можно было пройти только через Астрономическую башню, которая как раз примыкала к отремонтированному гостевому крылу, так что даже никого специально не приглашая и не «хвастаясь», такая толпа всех студентов Хогвартса, в одно время куда-то идущих, вольно или невольно должна была привлечь внимание гостей. Что, в общем-то, и произошло.
        - Эй, Гарри! Привет! - окликнули меня на третьем этаже, и когда я повернул голову, то увидел Грейс Пиквери. - Куда все идут? - спросила она.
        - На зарядку. Привет, Грейс. Извини, я и так проспал, потом поболтаем, - махнул я ей рукой и поспешил за Драко.
        - Это же была чемпионка из «Ильверморни»? - спросил Малфой. - Когда вы стали приятелями?
        - Да вчера я их провожал из Большого Зала до гостевого крыла, вот и немного поболтали.
        - А как Виктор Крам? - спросил Драко.
        - Ну… он молчал и почти ничего не говорил, но, может, он английский плохо знает. У нас за столом гости из «Дурмстранга», сам же знаешь, что только Злата более-менее владеет английским, а Тадеуш и Андрей отмалчиваются больше или просят, чтобы Злата им или их перевела.
        Мы вышли на спортивную площадку, и я был встречен почти такими же воплями, как вчера в гостиной.
        - Ладно, ладно, - подошла ко мне Алиса. - Давайте все хором поздравим Гарри и начнём занятие. Потом ещё успеете с ним поговорить и поздравить, никуда наш Чемпион не денется.
        * * *
        После зарядки я подошёл к Чжоу, расстроенной она не выглядела, и это радовало. Возле неё толпилась куча её подружек, которых словно стало в два раза больше прежнего.
        - Всем привет, - поздоровался я. - Чжоу, можно тебя на пару слов? Леди, я провожу вашу подругу до гостиной Рейвенкло, так что можете её не ждать.
        Девчонки захихикали и разошлись.
        - Привет, Гарри, - улыбнулась Чжоу, поправляя выбившиеся после зарядки локоны.
        - Вчера у нас не было времени поговорить… Там всё слишком поздно закончилось, а потом у нас в гостиной творилось нечто невообразимое.
        - Наверное, тебя все поздравляли? - улыбнулась моя девушка. - Я, кстати, тоже тебя поздравляю. И ты должен признать, я была права.
        - Да, неожиданно права, - улыбнулся я, чувствуя облегчение, что ничем не разозлил и не обидел её.
        - Гарри, - к нам подошёл Седрик Диггори, - привет. И привет, Чжоу.
        - Привет, Седрик, - поздоровались мы с Чжоу одновременно, отчего засмеялись: получилось, как у близнецов Уизли.
        - Вчера ты в Большом зале сказал… Короче, спасибо. Мне было приятно, - чуть замявшись, сказал Седрик. - Честно говоря, если бы тебе было семнадцать, то я бы даже не рассчитывал на победу. В общем, знай, что Хаффлпафф за тебя, - он протянул мне руку, и я её пожал.
        - О, круто, спасибо.
        - Правда, Седрик, - добавила Чжоу. - Вчера Гарри был уверен, что выберут тебя. Он сам мне сказал ещё перед праздником.
        Диггори улыбнулся, кивнул нам и махнул рукой, покидая спортплощадку.
        - И ты должен знать, что Рейвенкло тоже за тебя, - шепнула мне на ухо Чжоу и быстро поцеловала в щёку. - Ладно, пойдём. Надо ещё освежиться перед завтраком. Я что-то вспотела, даже чары не помогли. Сегодня профессор Лонгботтом нас гоняла сильней обычного. Наверное, это потому что там все окна и двери облепили француженки и американцы с дурмстранговцами, - хихикнула она.
        - Коварный план Хогвартса по покорению гостей начался, - сказал я и скорчил злодейскую рожу.
        Чжоу весело засмеялась моей шутке.
        * * *
        После завтрака Хигэканэ торжественно объявил список мероприятий на этот выходной. Что через час в честь Турнира и выбора Четырёх Чемпионов состоится выступление сборных Хогвартса на нашем поле для квиддича, сказал всем теплее одеться и пригласил всех гостей, учителей и студентов. После обеда гостей ждала «увлекательная экскурсия по замку», в том числе было обещано показать «зал Славы Хогвартса», «редкие растения нашей оранжереи», «прекрасно оборудованную лабораторию зельеварения», «оздоровительную спортивную площадку» и «вход в Тайную комнату, в которой хранится главное сокровище Хогвартса - гигантский василиск».
        На последнем заявлении все наши заволновались и зашептались. Мало кто из студентов видел этот самый вход вживую, довольствуясь описаниями и фотографиями. Гостей, конечно, было всего пятьдесят шесть, но и тот бывший туалет совсем небольшого размера, чтобы туда могло поместиться больше десятка человек. Или это только Чемпионам и директорам такая честь будет? Или по очереди? Тем более, чтобы открыть только тот предварительный вход в тайную комнату надо всех деканов пригласить.
        Кстати, Колина Криви вызвали в центр зала и представили как «нашего фотографа, который сегодня с удовольствием снимет гостей в интерьерах нашей школы с их новыми друзьями из Хогвартса». Криви сиял, как золотой галлеон.
        * * *
        Выступление команд поддержки впечатлило даже меня, хотя я видел их в прошлом году и иногда заглядывал на репетиции в этом. Но когда все четыре факультета, и столько сил вбухано, и все они хотели показать гостям, что они могут и выкладывались на полную, то это просто «вау» - как сказала Грейс Пиквери, которая сидела рядом. Четырёх Чемпионов разместили на центральной трибуне вместе с директорами и судьями, откуда было лучше видно. Я поглядывал на реакцию Виктора Крама, который всё же выступал за национальную сборную, и вообще у них там были вейлы в группе поддержки. Я как раз сидел между ним и Грейс.
        Блейз зажигал, делал финты, от которых густые и широкие брови Крама поднимались и опускались. Да там все «зажигали» по очереди: Джинни, Парвати, Кэти и Фэй из наших, Ханна Аббот, Меган Джонс и Эрни МакМиллан с Хаффлпаффа, Дафна Гринграсс и Тео Нотт со Слизерина, Сью Ли, Падма Патил и Мариэтта Эджком с Рейвенкло. В общем и целом собрались все звёзды своих команд поддержки, которые могли делать очень сложные трюки, а ещё было очень много «массовки», включая магическую. Ух, какие штуки они выделывали!
        Настоящее представление получилось, хоть по телику показывай. И в конце этого почти часового «шоу» с разыгрыванием в небе хэллоуинских сценок, был грандиозный фейерверк. Получилось что-то вроде цветка, три лепестка открылось, и на них были гербы трёх школ гостей, вверху загорелся герб Хогвартса, а потом оттуда ещё вылетел как бы я, похож был, и метла «Молния» характерный силуэт имеет. Видимо, это и была «добавка» от близнецов. Жаль, что тут не как на стадионе во время Чемпионата по квиддичу: можно было свет приглушить или осветить. Думаю, в темноте бы эти фейерверки ещё круче бы смотрелись, но тогда бы всего остального не было бы видно. А ребята и с костюмами постарались и вообще.
        Виктор Крам на поле почувствовал себя словно как-то уверенней. Я думаю, что на метле ему проще, чем пешком. Он преображается. Словно создан для полётов.
        - Очень хорошо! - сказал он мне на эмоциях. - Это было… очень хорошо.
        - Квиддич в этом году у нас отменили, - ответил я Краму, стараясь говорить с паузами, чтобы было понятно каждое слово, а то те же американцы как-то слова так «зажёвывают», съедая окончания, что порой французы изъясняются понятней. - Тут выступали почти все мои друзья. Они любят летать. Мы можем полетать вместе. С ними.
        Лицо Виктора прояснилось, видимо он мысленно переводил всё сказанное мной про себя.
        - Это очень хорошо, - ответил он. - Я могу быть с вами. Дружеский матч?
        - О… - я задумался. - Было бы здорово…
        - Дружеский матч по квиддичу? - заинтересовалась Грейс. - А не слишком холодно? Значит, ты играешь, Гарри? За какого игрока?
        - У нас обычно первые игры проходили в первую и вторую неделю ноября, так что мы привыкшие, - ответил я. - Я охотник. А мой лучший друг - ловец. Правда, в этом году из-за Турнира и отмены квиддича, мы даже не тренировались. В прошлом и позапрошлом году наш факультет выиграл школьные игры, сможете увидеть мой значок сегодня на экскурсии в Зале Славы.
        - Виктор - известный ловец, - заметила Грейс. - Я была на финале квиддича в Англии. Та игра была очень будоражащей и волнующей. Пусть я и не знаю половины правил. Ух! Виктор весь в крови и со снитчем. Ха! Круто! У нас в квиддич почти не играют. Нет места, в основном из-за этого. Зато у нас есть гонки на мётлах по ущельям и всяким опасным местам. Возможно, вам стоит просто устроить гонки? В дружеском матче против ловца такого уровня, как Виктор, Хогвартсу не выиграть. А так собрать команду гонщиков и будет шанс.
        - Просто признай, что ты тоже хочешь поучаствовать, Грейс, - хмыкнул я. - Наверное, ты победила во всех гонках в своей школе?
        Пиквери широко улыбнулась и засмеялась, двинув мне в плечо.
        - А то! Ты меня раскусил, Гарри! Я играть в квиддич не умею, а вообще за любую движуху. Но гонки это на самом деле круть!
        - Я поговорю с ребятами и профессором Лонгботтом, - пообещал я. - Посмотрим, что можно сделать.
        - Ты крут, чувак! - ухмыльнулась Грейс. - Дай пять!
        - Чего дать? - удивился я странному выражению.
        - Руку вот так, - она развернула мою ладонь к себе и звонко по ней шлёпнула, показав более светлую, чем остальная её кожа ладошку, растопырив пальцы. - Это и есть «дай пять».
        - О… Понятно.
        - Как думаешь, Гарри, нам покажут василиска? - спросила меня Грейс. - Всё же хотелось посмотреть, кому мы отдаём малышку Беверли. Она волнуется и вчера полночи меня выспрашивала, что да как.
        - Беверли? - переспросил я. - Ты о?..
        - Она ещё совсем маленькая и живёт в специальном сундуке. Обычном. Это самка рогатого змея. Она вылупилась только этим летом, - пояснила Грейс.
        - Так ты владеешь парселтангом, дылда? - не удержавшись, спросила Флёр, которая внимательно слушала наши разговоры.
        - А что в этом есть что-то необычное? - подмигнув Грейс, спросил я.
        - Конечно, есть, - фыркнула Флёр. - Ты даже не знаешь, что это такое, мелкий, а туда же, лезешь, когда взрослые разговаривают.
        - О, ну прости, прости, - хихикнул я.
        - Я не верила, когда говорили, что все блондинки дуры, у меня подружка - блондинка, так она на «Рогатом змее» учится и очень умная, - сказала Грейс. - Но ты реально совсем с мозгами не дружишь, Флёр. Гарри Поттер тот, кто нашёл и договорился с чудовищем Хогвартса - василиском. Ещё раз повторю: «договорился». Василиски, это Короли Змей. На каком языке, по-твоему, они говорят? На языке суахили или на французском?
        Флёр чуть покраснела, видимо, осознавая свою оплошность, но вздёрнула нос и ушла вслед за своей директрисой и всеми остальными.
        - Нам пора на обед, - сказал я.
        - Эх, жду не дождусь, когда покажут вашу Тайную комнату! - улыбнулась Грейс. - Если я возьму Беверли с собой, думаешь, меня туда пустят, чтобы на василиска одним глазком посмотреть?
        - Да, я вижу, что ты реально за любую движуху… - пробормотал я. А американка только засмеялась.
        * * *
        Когда за обедом я сказал друзьям о предложении Крама и Грейс, весь стол Гриффиндора начал бурно обсуждать эту идею с гонками на мётлах. Ну а девчонки просили пересказать меня, как Великий Ловец Болгарии реагировал на каждый финт и движение. Я еле успел что-то съесть, столько разговаривал за столом. Блейз самодовольно ухмылялся, девчонки радостно шушукались, явно желая пересказать мои пересказы всем подружкам и друзьям. К вечеру, чувствую, Крам с удивлением узнает через пятые руки, как он подскакивал на каждой минуте выступления нашей сборной, кричал «браво!» и подкидывал свою шапку.
        Как оказалось, экскурсии для гостей разделили. Снейп-сенсей повёл по маршруту дурмстранговцев, он говорил на русском, а за лето подтянул и болгарский, который, вроде бы, в одной языковой группе находится. Французов повёл Хигэканэ, он неплохо владел языком. С американцами отправили МакГонагалл. Мне, кстати, сказали к пяти подойти к входу в Тайную комнату.
        Группы провели разными маршрутами, и в конце они, как я понял, должны встретиться на втором этаже.
        Я решил сходить к Алисе, рассказать о предложении насчёт гонок. Может, получится это как-то сообразить, да и наработки имеются в постановке задач. До следующего тура ещё далеко, а гостей развлекать надо. Да и сближение и дружеские отношения это завязывает, когда не только один человек от толпы себя показывает, но и все остальные.
        По поводу Крама ко мне уже кто только не подходил. Всем хотелось получить автограф знаменитости или сфотографироваться с ним. Да и вообще - Турнир Четырёх - эпохальное событие, неплохо, если что-то будет на память.
        - Заходи, Гарри, - позвала Алиса, когда я постучался в её апартаменты. - Будешь чай?
        - Ага, буду, - вспомнив, что за обедом еле успел урвать пару бутербродов, согласился я.
        - Думаю, ты пришёл за ответами? - Алиса налила нам чай и села в кресло, сделав приглашающий жест.
        Я вопросительно на неё посмотрел, немного не соображая, о чём это она.
        - Хочешь узнать, зачем я кинула твоё имя в Кубок?
        
        Часть 3. Глава 11. Подарки от всей души
        
        30 октября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Я смотрел на Алису, открыв рот. Вообще-то… Она права, я должен был догадаться. Никогда никого не исключай. А у неё была возможность и даже, в принципе, мотив. Её биджуу. У меня мелькнула такая мысль, но слишком много всего навалилось, чтобы об этом думать, да и… Алиса - мой друг, а у нас тут есть «главный злодей», который всё подстраивает и всеми манипулирует. Я всё же подспудно ожидал какой-нибудь подставы от Хигэканэ, так что просто подумал на него. Как уж он там это провернул, бросил бумажку до того как установил Кубок в холле, как-то зачаровал артефакт, чтобы тот выбрал меня или заставил кого-то - уже не имело значения. В любом случае, мне было не отвертеться, и я - официальный чемпион Хогвартса. Мне ещё только Слизерин делегации не посылал, чтобы заявить о своей лояльности к моей кандидатуре. Но серьёзно, Хиггс и Уоррингтон даже своим не очень-то нравятся…
        - О, Мерлин! - развеселилась Алиса, которая пристально изучала моё лицо. - Гарри, только не говори, что ты прохлопал это! Стареешь, брат, стареешь! Я же тебе почти открытым текстом сказала. Из-за этого пришлось выдержать сеанс мозговыноса от нашего доброго дедушки. «В следующий раз всё же будьте добры советоваться со мной о наложении собственных чар, профессор Лонгботом. Вы могли сбить работу Кубка Огня своим вмешательством», - передразнила она Хигэканэ.
        - Рассказывай, - выдохнул я, приземляясь на кресло и забирая приготовленную чашку чая. - Что за причины? И, надеюсь, мне не надо проверять свой чай на яды и зелья?
        Алиса засмеялась.
        - О, ты так расстроился? Обещаю, что когда ты не сможешь интуитивно определить, подсыпано тебе что-то или нет, я буду подсыпать тебе слабительное везде, чтобы ты вернул форму.
        Я чуть не подавился чаем, который как раз хлебнул.
        - У, демон!.. Какая же ты добрая!
        - Всё для тебя, - хихикнула она. - Ну ладно, хотя, наверное, сначала стоит сказать, сколько народа пыталось как-то обмануть Кубок?
        - О!.. Это интересно! - оживился я.
        - Каркаров заставил всех дурмстранговцев написать имя Виктора Крама на своих бумажках, - начала перечислять Алиса. - Правда, из-за моих чар Кубок их не принял. Итого получилось, что единственный, кто кинул своё имя, был Виктор Крам. Не уверена, но мне показалось, что он об этом не знал в начале, а потом сильно расстроился. Вообще-то он хороший парень со своим кодексом чести.
        - Да, он был как-то задумчив, когда выбрали его, да и их директор слишком сильно его выделял с самого начала. Конечно, он известный человек, но подобная нечестная борьба ему явно не понравилась, - вспомнил я реакцию Виктора и то, как он оживился, когда поступило предложение и другим студентам «Дурмстранга» принять в чём-то участие и показать себя.
        - Я немного разбиралась в чарах кубка, забавно, но, чтобы отбор состоялся, крайне важно, чтобы на записке было имя человека, написанное им самим, - продолжила Алиса, - лично я взяла твою подпись с одного из эссе по ЗОТИ. И не думай, что я мухлевала, твоя записка была одной из многих. Ты соревновался наравне со всеми остальными претендентами Хогвартса. И победил. Кубок выбрал тебя среди всех студентов, которые изъявили желание принять участие, как самого достойного кандидата.
        - О… - протянул я. - Это приятно…
        - По-другому и быть не могло, - хмыкнула Алиса. - Объективно ты самый сильный студент в Хогвартсе. Поэтому эта брехня с совершеннолетием показалась мне слишком надуманной. В предыдущие года проведения Турнира каждый студент каждой школы отправлял записку со своим именем и так проводился отбор. Чаще всего участвовали взрослые студенты: седьмой, шестой курсы, но были и пятикурсники среди Чемпионов. Кубок сам формирует записку из имени и школы Чемпиона, поэтому там одинаковые почерки на всех записках, это вроде как артефакт выдаёт свой вердикт… Когда-то эти записки вставляли в рамочки и вешали в Залах Славы школ.
        - Ясно, - кивнул я и хихикнул. - Может, и моя записка появится. Как минимум на стене у МакГонагалл.
        Алиса улыбнулась, хитро блеснув глазами. Именно она рассказала, куда делась и где висит та золотая табличка из Тайной комнаты, против которой я возразил.
        - Что касается остальных, попытавшихся что-то сделать, то возле Кубка долгое время ошивался Гилдерой Локхарт, который приехал с американцами, он пытался бросить что-то в Кубок, но не смог из-за моих чар. Кстати, американцы все бросили свои имена, и их выбор был вполне честным. А вот французы… Они бросили свои имена, но Флёр Делакур я видела в холле ночью, кажется, она пыталась воздействовать на Кубок магией вейл. Не знаю, насколько ей удалось «очаровать» артефакт, но Кубок выбрал её.
        - Я посмотрел всех по карте Мародёров, которую дал мне Сириус, - задумался я. - У меня мелькнула мысль о том, что Локхарт может быть подставным, под оборотным зельем, но карта показала, что это он и есть. Как и профессор Моуди, и Людо Бэгмэн, и Барти Крауч, и все остальные из студентов и сопровождения.
        - Никогда нельзя исключать, что на кого-то наложили империус… - ответила Алиса. - Впрочем, что бы там они не задумывали, это им не удалось.
        - Ты уверена? - скептически заметил я. - Вообще-то, если исходить из знаний, которые передал мне Гарри, они как раз хотели, чтобы я принял участие в Турнире.
        - Как раз теперь мы подобрались к причинам, почему же я подбросила твоё имя в Кубок, - самодовольно улыбнулась Алиса. - Смотри, что получается. Вокруг тебя плетутся всякие манипуляции и интриги, но ничего не выходит. А потом раз, и непонятно почему ты оказываешься там, где все и хотели.
        - Это заставит их искать конкурентов, думать на третью силу или подозревать… м…
        - Твою «избранность», - хмыкнула Алиса. - Но в то же время, ты вроде бы, вот, делаешь, что кто-то от тебя хочет… Но всё не так просто. И ты не наивный мальчик, которого внезапно вырвали в большой мир. Ты на самом деле достоин принять участие в Турнире, и я уверена, что ты победишь. К тому же, - подняла палец Алиса, не давая вставить мне свои соображения, - я не желаю, чтобы кто-то погиб из-за амбиций и хотелок политиканов. И ты проследишь за тем, чтобы все выжили.
        - Как минимум Седрика Диггори ты из-под удара вывела, - согласился я, - в той реальности он погиб.
        - Ну и откровенно говоря, - хмыкнула Алиса. - Допустим, тебя заманивают в некую ловушку. Но…
        - Если я знаю, что это ловушка, то смогу сам воспользоваться ей, - продолжил я.
        - У тебя есть я, у тебя есть Снейп и козырной туз в рукаве - призыв, - подытожила Алиса. - Не скажу, что тебе нечего бояться. Но мы сможем здорово удивить наших противников. К тому же этот турнир поможет раскрыть карты нашего доброго дедушки…
        - Хм… Ладно, убедила, - вздохнул я. - Турнир вообще-то это здорово. Я соскучился по настоящим битвам.
        - А то я не знаю, - широко ухмыльнулась Алиса.
        - И раз ты у нас такая инициативная, то я давно хотел рассказать тебе историю про Барти Крауча и попросить твоей помощи.
        - Судьи? - удивилась Алиса.
        - Нет, его сына… В общем, тут такое дело случилось на Чемпионате, пока вы на море были…
        * * *
        Из апартаментов Алисы я выскочил без десяти пять, вспомнив о встрече у Тайной комнаты. Кроме истории Барти, который томится неизвестностью в доме Снейпа-сенсея, и мысли заполучить свидетельские показания о невиновности младшего Крауча от Игоря Каркарова, ещё и про гонки на мётлах рассказал.
        Вообще, конечно, понимаю Крама, с этой подставой его Чемпионом. Пока Алиса не раскрыла, что у меня все было честно, и у самого немного зудело, что как-то непонятно слишком я Чемпионом стал. В итоге получалось, что даже если Крам на самом деле был самым лучшим из той делегации, которая прибыла из «Дурмстранга», то всё равно останутся какие-то сомнения и будут недовольные, которые все недовольства будут высказывать Виктору. В итоге - отчуждение, которое уже сейчас было заметно. Показательно, что уже сегодня, когда с нашими дурмстранговцами, которые с нами за столом сидели, кто-то говорил о Краме, те мрачнели и резко переставали понимать английский. Дальше может быть хуже.
        - Мистер Поттер, как всегда вовремя, мы ждали только вас, - сказал Снейп-сенсей, когда я достиг перехода на втором этаже.
        - Ну что вы, Северус, Гарри ничуть не опоздал, - прожурчал Хигэканэ, лучась довольством.
        - Директор Дамблдор, я сказал то же самое, - хмыкнул Снейп-сенсей. - Но не хотите ли вы впихнуть в ту комнату все делегации разом? Там влезет от силы дюжина человек.
        - Мы откроем двери, - сказал директор, - все пройдут и посмотрят, а затем Чемпионы, директора и судьи смогут увидеть открытие входа. Он открывается, только если закрыть изнутри входные двери, - извинительно пояснил Хигэканэ гостям. - Из соображений безопасности. А двери могут открыть только наши деканы, находясь в комнате одновременно.
        - Привет, Гарри, - кто-то дёрнул меня за рукав мантии. Обернувшись, я увидел Колина. - Я тут фотографирую всех со статуей василиска. Хочешь тоже?
        - Думаю, что у нас ещё будет такая возможность, когда все разойдутся. А ты иди, фотографируй, вон, уже двери открыли, - ответил я, наблюдая за потянувшейся внутрь толпой.
        - Дети, встаньте цепочкой и обходите комнату по периметру! - скомандовала МакГонагалл. - Не толпитесь!
        Я наблюдал, как все проходят в комнату, а Колин фотографирует желающих возле статуи Годрика. Грейс подошла и прислонилась к стене рядом со мной.
        - Эй, Гарри, смотри! - она чуть распахнула свою мантию и показала, что за пазухой у неё сидит змея, которая обвилась вокруг руки, благо рукава достаточно широкие, чтобы не стеснять движений. - Это Беверли!
        Змея смотрела на меня желтовато-зелёными глазами, отчаянно высовывая язычок. Над глазами у неё на самом деле были прикольные острые наросты, очень похожие на рога. Для вылупившейся всего лишь несколько месяцев назад Беверли имела размеры приличной взрослой гадюки около полутора метров в длину. Я сразу вспомнил те приколы с мелкой Гин, которую потерял в траве Киба.
        - Привет, Беверли! - прошипел я перепуганной змейке. - Не бойся, я друг. Друг Годрика, друг Грейс и твой друг теперь.
        Змея успокоилась и чуть подалась вперёд, высовываясь из мантии Грейс.
        - Я сама «вылупила» яйцо с Беверли, - похвасталась Грейс. - Вообще-то, было довольно сложно достать его и украсть у Чуанаджи. Я подглядела в письме для бабушки, что вашему василиску хочется компанию. Очень грустно без друзей, я знаю. Вот я и решила. Бабушка потом, когда увидела Беверли, ругалась сильно. Но в итоге сказала, что я молодец. Она всегда так.
        - До какого размера они растут? - спросил я.
        - Ну… Метров до пятнадцати где-то, - пожала плечами Грейс. - Беверли любит молоко. А вообще-то, рогатые змеи - магические существа, им не так много обычной еды требуется, если есть магия. Чуанаджи живёт на волшебном озере высоко в горах. В том озере вода познания, но испить её очень сложно, так как Чуанаджи охраняет. Она очень старая, очень мудрая и очень вредная. Даже умеет на человеческом языке говорить. А наши пакваджи почитают её за богиню. Во-о-от… Она питается горными козами и птицами иногда, ещё пакваджи приносят ей подношения, и она им говорит всякие пророчества. Белиберду всякую, в основном про урожаи и погоду. Редко, но к ней добираются самцы… В последней кладке Чуанаджи было целых сорок яиц, вот я и стащила одно. Для дела же. Тем более большинство её змеенышей умирает. Я думаю, что самочек она вообще сама поедает. И самцов, которые приползают для спаривания, тоже потом убивает и ест.
        - Как-то не очень вдохновляет… - заметил я.
        - Беверли не такая, - убеждённо сказала Грейс. - Она хорошая, и рогатые змеи хорошие. Я знаю одного самца. Они все боятся Чуанаджи, но что поделать, если она единственная взрослая самка и подзывает их магически? Чуакори хотел бы поехать в Британию, чтобы составить компанию вашему василиску, но он уже совсем старый и большой. Его бы Рэйвэн не донёс, к тому же рогатые змеи давние враги с птицами грома, так что даже Рэйвэн мог его убить из-за инстинктов, хотя им и приходится выживать вместе. Чуакори символ нашего факультета.
        - О… Так ты учишься на «Рогатом змее»? Это же, кажется, факультет учёных? - чуть удивился я. - Я думал, что ты с факультета Птицы-грома - искателей приключений, или Вампуса - воинов.
        - Ты много знаешь про то, как у нас всё устроено, - улыбнулась Грейс.
        - У меня есть очень умная и начитанная подружка - Гермиона Грейнджер, она много знает о вашей школе и рассказывала нам. По крайней мере то, что нашла в книгах, - пояснил я.
        - На самом деле, когда я проходила свой отбор, то меня выбрали все факультеты, и поэтому я выбирала сама. Мою бабушку - Серафину Пиквери, тоже когда-то так выбрали, и она пошла на «Рогатого змея», я поступила точно так же, - сказала Грейс. - Там… Я знаю, что у вас распределением занимается Волшебная шляпа, да? А у нас каждый поступающий в школу должен войти в специальную комнату со статуями, которые должны принять в свой дом студента. Если принимает пакваджи, то статуя поднимает стрелу в воздух, птица-гром бьёт крыльями, вампус рычит, а у рогатого змея загорается кристалл во лбу. Кстати, у Бэверли он ещё не развился, вот, только маленькая тёмная точка между глаз, видишь? Цвет этого кристалла со временем меняется, он сначала чёрный, потом становится светлее, пока не станет чисто белым и сверкающим, как бриллиант. Из-за этих волшебных камней на рогатых змеев охотились маги, которые приехали во время колонизации Америки. Потом это запретили. А с Чуакори выяснилось, что этот кристалл у них меняется, примерно, как рога у оленей. После того, как они повзрослеют, кристалл растёт около двух лет. Их чаще
всего используют в артефакторике, они более восприимчивы к магии и чарам, чем простые алмазы. Говорят, что дно того волшебного озера познания выложено белыми кристаллами Чуанаджи, поэтому оно приобрело такие свойства.
        - Это очень интересно, а… - но договорить нам не дали, потому что к нам подошёл Хигэканэ.
        - Мисс Пиквери, Гарри, пора войти, - торжественно заявил он, с любопытством поглядывая на нас.
        * * *
        Мы толпой сфотографировались возле статуи василиска: директора, судьи, чемпионы.
        - Я хотела бы сделать заявление, - чуть откашлялась Серафина Пиквери. - Наша школа рада вручить Хогвартсу памятный подарок. Это маленький рогатый змей, один из символов нашей школы, - она сделала знак внучке, и Грейс осторожно выудила из рукава Беверли.
        - Змея всё время была с тобой?! - ужаснулась Флёр, чуть не падая в обморок целенаправленно в сторону Крама. Правда, подхватил её Людо Бэгмэн, от которого француженка шарахнулась.
        - Змея! Какой кошмар! - подтвердила мадам Максим и опасливо отошла в другую сторону от нас.
        - Вот здорово! - воскликнул я, разыгрывая удивление. - Годрик очень хотел с кем-нибудь поболтать! Волшебная змея, это круто!
        - Они же разных видов? - удивлённо протянула МакГонагалл, приподнимая очки.
        - Это явно не василиск, а рогатый змей. Видите рога над глазницами? - тоном знатока ответил Снейп-сенсей.
        - Это безопасно, директор Дамблдор? - спросила МакГонагалл.
        - Думаю да, Минерва, - пробормотал тот. - Рогатые змеи известны своим умом. А вы сами говорили о том, что нашему василиску скучно, и он ищет компанию. Будет лучше, если он её найдёт в виде змеи-компаньона, чем путешествуя по Хогвартсу. Благодарим за замечательный подарок, Серафина, - кивнул Хигэканэ Пиквери-старшей.
        - А можно сейчас вручить? - спросила Грейс, сделав совершенно наивные глаза. - Можно? Можно? Это было бы так замечательно!
        - Думаю, да… - растерялся от молодого напора и задора Хигэканэ. Директор Пиквери только с пониманием хмыкнула. - Северус? Вы отведёте Гарри и мисс Пиквери к василиску?
        - Конечно, Альбус, - деланно закатил глаза Снейп-сенсей. - Надеюсь, василиск не подумает, что мы перепутали числа, и не съест кого-то из детей вместо обычного подношения.
        - Вот и пусть он съест эту змею, - заявила Флёр. - Змеи ужасные! Только подумать! Она могла проползти по трубам и убить меня во сне!
        Все помолчали, переглядываясь друг с другом, наконец Снейп-сенсей снова тяжело вздохнул и сказал:
        - Минерва, Филиус, Помона, помогите открыть этот чёртов проход. Мы спускаемся. Не держать же змею в замке. Вдруг она сбежит и придушит мисс Делакур.
        Все сразу отмерли и зашевелились, а Флёр ахнула и позеленела. Снейп-сенсей мстительно ухмыльнулся одним уголком губ.
        * * *
        - Я войду первым, - остановил я Грейс у входа в Тайную комнату. - Надо поговорить с Годриком и объяснить, кто ты такая.
        - Ладно, - согласилась Пиквери.
        Конечно, мы вроде подружились, но сразу доверять без оглядки я не спешил и не хотел, чтобы она знала пароль вызова Годрика. Так, на всякий случай. Паранойя не дремлет.
        - Гарри! - поприветствовал меня наш василиск, облизывая. - Ты рано. Или я проспал?
        - Нет, нет, всё в порядке, - утешил его я. - Мы просто хотели тебя кое с кем познакомить. Помнишь, ты говорил о том, что тебе скучно и хочется с кем-то поговорить? Школа «Ильверморни» привезла тебе маленькую рогатую змейку. Она ещё маленькая, ей несколько месяцев всего.
        - Так чего ты ждёшь? Где она? - начал мотать головой Годрик.
        - Просто успокойся, - посоветовал я, - А то напугаешь и маленькую змейку, и её хозяйку. Она умеет говорить на парселтанге, кстати. Но я на всякий случай заранее запрещаю тебе слушать её приказы.
        - О, понимаю, - засвистел Годрик, это было что-то вроде смеха.
        - Грейс, профессор Снейп, можно входить, - крикнул я.
        - Ва-а-ау! - эхо возгласа Грейс отразилось от каменных колон и пола. - Ну и громадина!
        - А вы думали, - хмыкнул, тщательно скрывая самодовольство, Снейп-сенсей.
        
        Примечание к части
        
        Образ Грейс 438194842 Беверли 438213762 Фанарт "фото чемпионов" 439293417 >
        
        Часть 3. Глава 12. Факты
        
        17 ноября, 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Поттер, задержись, - приказал Шизоглаз после нашего урока ЗОТИ. Драко прищурился на нашего профессора, но промолчал, сообщив, что они с ребятами подождут меня в коридоре, чтобы вместе пойти на обед.
        - Вы что-то хотели, профессор Моуди? - вежливо спросил я.
        - Ты дружишь с Хагридом, - полуутведительно заявил мне Шизоглаз. - Часто наведываешься к нему в гости?
        - Мы с друзьями иногда заглядываем к нему в избушку, - осторожно сказал я.
        - Советую прийти в гости к Рубеусу без своих друзей в эту субботу. В полночь, - сообщил он и кивнул, словно посчитал, что сказал достаточно.
        - Студентам запрещено выходить в коридоры школы после отбоя, - хмыкнул я, откровенно провоцируя Шизоглаза.
        - Я слышал, что у тебя есть замечательная мантия на такой случай, - ухмыльнулся тот в ответ. - Свободен.
        - До свидания, сэр, - я вышел из класса, размышляя. Кажется, все хотели дать мне понять, что за испытание нас ждёт на этапе турнира, который состоится всего через неделю.
        Впрочем, для Хогвартса даже удивительно, что о драконах ещё не говорит каждый третий.
        Как оказалось, драконы прилетели сами чуть ли не в начале сентября и разместились вместе со своими погонщиками в долине восточного предгорья. Из Хогвартса их, конечно, было не разглядеть, да ещё плюс чары. Как я понял, их перевезли из заповедника, чтобы они немного привыкли к местному климату: здесь было куда холодней, чем в более южной Румынии. Конечно, так просто я об этом не узнал бы. Но драконологи тоже люди. А ещё, заскучав в горах, они, как и многие жители Хогсмида, разные зеваки и репортёры, привлечённые Турниром, тоже пришли посмотреть на наши командные гонки на мётлах, которые мы всё же провели двенадцатого ноября - в прошлую субботу. За неделю всё это организовать не получилось, только за две. Зато… Зрелище да и участие было очень крутое.
        Решили сделать командное участие, по четыре человека, не важно, девчонки или парни. Хорошо, что в «Ильверморни» уже проводилось нечто подобное, это помогло сразу продумать всякие нюансы. К участию допустили всех, кто старше тринадцати, и разрешили по одной команде от факультета, так что в итоге соревновалось семь команд: четыре от Хогвартса и три от гостей. Я был в команде с Драко, Блейзом и Кэти Бэлл, так как соревнования подразумевали и скорость, и фигуры пилотажа. Ограничение по количеству участников было ещё и потому, что «Нимбусов 2000», которыми когда-то оснастили квиддичные команды Хогвартса, было всего двадцать восемь. Не на «Чистомётах» же гонки устраивать, хотя их и было куда больше! Мне на моей «Молнии» лететь не разрешили, сказали, что неспортивно, а у гостей с собой мётел не было. Разве что Грейс взяла и ещё одна девушка из «Шармбатона», но это были скорее исключения, чем правила. Кстати, Флёр отказалась от участия, сославшись на то, что подобные глупости не для неё. Правда, когда всё оказалось с таким размахом, набежала куча журналистов и у неё спросили, почему она не участвует, она
тут же дала интервью, что хотела дать возможность своей школе показать себя, типа она и так понятно, что всех бы выиграла, но «девочки тоже очень хотели». Забавно это было наблюдать.
        Суть гонок была в эстафете и передаче специально зачарованной биты, как у загонщиков, друг другу. Также этой битой нужно было касаться мишеней, которые располагались на трассе. Одни были очень большими, другие значительно меньше, на разной высоте, стационарные и те, которые прятались и появлялись, были «обманки» и ловушки, над которыми поработали шалуны со стажем - близнецы Уизли. Эстафетная бита ещё и наливалась определённым цветом, и передать другому игроку её было можно, только когда она становилась полностью жёлтой, иначе она просто не отлипала от руки. Так что даже если проехал всю трассу быстро и не набрал цвета, это будет бесполезно, и надо лететь штрафной круг.
        На одном только поле для квиддича мишеней было около сорока, первые круги делались на нём, там же заканчивали и передавали биту. А вообще задумка и её исполнение было интересным. Даже Грейс в итоге признала, что мы всё круто сделали и больше для зрителей, чтобы они тоже могли посмотреть на гонки.
        Кстати, как ни странно, но победили француженки, которых из-за Флёр не очень-то расценивали в качестве соперниц. Там была девчонка, которая очень круто летала, ну и все остальные тоже как-то сразу включились и поняли правила. Имя их лидера я запомнил - Валери Марсо. Потом Блейз рассказал девчачью сплетню о том, что когда объявили, кто стал чемпионом от Шармбатона, Валери даже заплакала.
        Возможно, что на Кубок на самом деле можно как-то воздействовать. А та же мадам Максим просто очарована магией вейл или ей было всё равно, кто станет Чемпионкой, а Делакур самая симпатичная внешне, и в итоге все запомнят только кукольную внешность. Но в такие дебри я соваться был не намерен. Ну их, своих проблем навалом.
        Наша команда заняла второе место. Потом прибыла команда Крама. Далее был Хаффлпафф с командой Седрика Диггори. Затем финишировали американцы - знание гонок их немного подкосило, и они путались с правилами. После команды Грейс - Рейвенкло: Чжоу тоже приняла участие, но у них один из парней очень неудачно попал в грязевую ловушку и почти сошёл, а так они на первом этапе даже немного полидировали: как раз когда выпустили Чжоу. Последним прибыл Слизерин. Но там разрывы по времени были не очень-то большие - всего от пары секунд до минут, так что все молодцы. Зрители, кажется, глотки надорвали. Лично я надорвал, мой старт был последним, так что первые два круга я болел за Кэти, которую мы выпустили первой, потом за Блейза. А когда полетел Драко, то ждал его уже на поле.
        Про гонки даже в газете написали, с удачным кадром на первой полосе как мне Малфой передаёт биту. А ещё была заметка про чествование чемпионов и экскурсию: Колин Криви снова заключил договор с «Ежедневным пророком». Немного забавно с журналисткой вышло, когда дамочка у меня хотела «личное» интервью взять, очень вовремя меня Локхарт прикрыл собой и своей улыбкой и захотел о себе поговорить. Про его возвращение «на родину» тоже написали, но на третьем развороте.
        В общем, драконологи тоже были среди зрителей на той гонке, и ушлые близнецы Уизли высмотрели среди народа своего брата - Чарли. Поймали, раскрутили, что он тут делает, и прибежали ко мне.
        - Гарри, мы знаем, что будет на первом туре состязаний! - отозвал меня Фред «пошептаться», после очередных чествований в гостиной. Народ был рад, что факультет вошёл в тройку финалистов. Нам даже огромный торт дали, заказанный в Хогсмиде.
        - Наш брат Чарли здесь! - таинственно вторил брату Джордж. - Может, ты не знаешь, но он работает на Румынский заповедник драконов!
        Они рассказали всё, что смогли выведать у брата, и даже то, что в ночь с субботы на воскресенье драконов должны переправить поближе к Хогвартсу в загон, который там построили в запретном лесу. Уже для Турнира. Там, конечно, всё прикроют чарами, никто ничего не узнает до тура, но они за меня переживают и хотят, чтобы я выиграл.
        - Слушай, Гарри, - замялся Фред, когда они всё мне рассказали. - Мы тут подумали… После школы мы с Джорджем решили, что хотим заняться сферой развлечений. Устраивать фейерверки, праздники, мероприятия. Даже, типа тех же гонок, как сегодня. Или небесного шоу, как на открытии было.
        - Мы знаем, что ты вложился в своего крёстного, как в артефактора, и ну… как в предприятие, - подхватил Джордж. - Может, если ты выиграешь, ты и в наше предприятие вложишься? Ты будешь совладельцем или сможешь получать проценты от прибыли. Как тебе идея?
        - Я пока ничего не выиграл, - пожал я плечами. - И это серьёзное решение, мне надо посоветоваться и подумать.
        - Ты думай, Гарри, - улыбнулся Фред. - Знаю, у нас не всегда были сильно дружеские отношения, но мы тебя уважаем.
        - И у нас есть бизнес-план, это Гермиона присоветовала, - закивал Джордж. - Наш потенциал ты знаешь. Мы не подведём.
        - Спасибо, что рассказали про драконов, - я пожал обоим руки, и мы разошлись.
        Теперь вот и Шизоглаз намекнул. Видимо, хочет, чтобы я увидел драконов своими глазами, когда их будут перевозить на ту поляну.
        - Ну и чего он хотел? - спросил Драко.
        - Да так, про Хагрида спрашивал, - ответил я.
        Друзья заулыбались. Ну было с чего. Хагрид конкретно сох по мадам Максим. Теперь даже подсел к ней рядом за столом учителей. Радует, что хотя бы перестал поливаться своим одеколоном, который даже запах соплохвостов перебивал.
        Кстати, жутких монстриков осталось от силы штук десять. Они ещё подросли и теперь нас до них не допускали. Слишком большие и агрессивные, плюются огнём и пытаются выпить кровь. В общем, те ещё тварюшки.
        - Мистер Поттер, надеюсь, вы помните, какой сегодня день? - в холле перед Большим Залом нас остановил Снейп-сенсей. Был он чего-то не в духе. Может, всё ещё расстраивался, что слизеринцы последнее место заняли на гонках?
        - Да, сэр, - кивнул я, вспомнив, что сегодня семнадцатое - день жертвоприношения Годрику.
        - Я буду ждать вас у своего кабинета после пятого занятия, - кивнул сенсей, резко развернулся и ушёл в Большой зал.
        - К василиску пойдёте? - спросил Невилл.
        - Ага.
        - Думаешь, рогатая змея, которую подарили «Ильверморни», в порядке? - спросил Драко. - Вдруг василиск её съел? И, кстати, так ничего и не решили с тем, чтобы свои могли посмотреть на василиска… Может, мне с вами пойти? Под мантией невидимкой? - шепнул Малфой, который очень расстроился, когда узнал от меня, что мы с Пиквери ходили в Тайную комнату.
        До этого он не переживал особо, потому что только два человека туда официально ходили. Даже на Криви как-то внимания не обратил, так как тот колдографии принёс и вроде как для дела был нужен. Но когда тот же Криви показал фотографии всех гостей из других школ со статуей и кадр, в котором я, а затем Грейс прыгаем в открытый ход, это стало его идеей фикс. Драко тоже захотел своими глазами посмотреть на василиска.
        Беверли Годрику сразу понравилась, он даже перестал внимание обращать на всех нас. Попросил посадить её себе на морду, там как раз была плоская площадка, и утащил змеёну, пока не отняли. Вот и вся встреча, в принципе. Я про это несколько раз говорил Драко, но он упёрся, что тоже хочет. Даже набирался храбрости с крёстным по этому поводу поговорить, суицидник.
        - Смотри, Гарри, - отвлёк меня от еды Малфой. - Снова ей улыбается.
        - Вижу, - согласился я.
        Да, тот парень из делегации Ильверморни, я узнал, что его зовут Дюк Уоллес. Учился он на шестом курсе, но уже был совершеннолетним. Дюк был главным соперником Грейс, и им двоим пророчили чемпионство. Мне уже даже близнецы Уизли, которые то ли по доброте душевной, то ли набирали очки в моих глазах, предложили «устроить какую-нибудь шуточку с Дюком». Учеников других школ распихали по курсам на занятия к нашим, и они учились вместе. От «шуточки с Дюком» я отказался, хотя, надо признать, после некоторых колебаний. Идея была слишком заманчивая. Но… Получалось, если я обращу на него внимание, то выйдет, что ревную и не доверяю Чжоу. Да и мелкие пакости тоже показательны: типа сам мелкий ещё и на взрослые поступки не способен.
        Чжоу сказала, что они просто общаются за едой, и американец рассказывает ей про их школу. Даже чуть намекнула, что я же тоже общаюсь с Грейс Пиквери.
        - Вон, как хвост распетушил, - тихо пробормотал Драко. - Он ей уже за столом чуть ли не бицепсы свои демонстрирует.
        Я быстро доел и подошёл к своей девушке, бросив один предостерегающий взгляд на американца, от которого тот подавился сандвичем.
        - Чжоу, у тебя сейчас Чары? А у нас нумерология. Пойдём, я тебя провожу.
        - О, конечно, Гарри, - встала со своего стула Чжоу, и мы пошли несколько кружным путём в сторону кабинета чар.
        - Мы с Дюком просто разговаривали, - начала оправдываться Чжоу, когда мы отошли подальше. - Правда, ничего такого. Он со всеми общается, с Мэриэттой тоже.
        - Да я разве против? Я тебе доверяю, - я сжал её руку. - Он мне не нравится не потому, что заигрывает с тобой. Я… не знаю, как это объяснить. Словно ощущаю какой-то подвох.
        - Словно он делает это специально, чтобы поддразнить тебя? В смысле не тебя, как тебя, а тебя, как Чемпиона Хогвартса? - задумалась Чжоу. - Но ты же не злишься, верно? Даже если это и так.
        - Я не злюсь, но ты будь осторожней. Американцы, они… ну, насколько я понял, они приехали побеждать. Как единая команда. Они вроде как простодушны и открыты, но… Как-то искренне верят, что они лучше всех и всё принадлежит им.
        - Прямо, как англичане, - захихикала Чжоу.
        - Да, прямо, как англичане, - улыбнулся я. - Но серьёзно, у них пара ребят вовсю ударились по француженкам. А девчонки строят глазки дурмстранговцам. Я, конечно, верю в любовь, но… слишком как-то всё быстро.
        - Ну… Они же немного старше, - пожала плечами Чжоу. - Но я тебя поняла, это может быть и провокацией.
        - Ага, и я так расстроюсь, что меня сожрёт дракон, - довольно громко сказал я, наконец, почувствовав чужое присутствие. Дышит, как загнанная лошадь, слышно же за двести метров. Но догнал.
        - Что? - округлились глаза Чжоу. - Ты… Ты узнал, что будет на первом задании?
        - Осталось только узнать какой именно дракон и подготовиться.
        - Но ты же сказал, что участников допустят с одними только палочками! - Чжоу замерла, словно собираясь с мыслями, и успокоилась. - Я что-нибудь посмотрю в библиотеке.
        - Хорошо, поспеши на чары. Мне в ту сторону, - мы быстро поцеловались, пока никто не запалил, и она ушла.
        Я проводил взглядом фигурку Чжоу, которую всю скрывала почти бесформенная мантия, и вздохнул. Скорей бы лето.
        Надеюсь, после того как Дюк получил то, что ему было нужно, он отстанет от моей девушки. Н-да, не быть ему шиноби с такой сопелкой. Про драконов и так узнают, может, конечно, надо было ляпнуть о каких-нибудь мантикорах или грифонах, но чёрт с ними. Пусть готовятся. Я же обещал Алисе, что смертей и сильно пострадавших не будет.
        * * *
        - Вот, принёс, - перед дверью бывшего туалета появился Хагрид, который за ноги, словно странный воротник, держал на шее барашка. - Откормленный. А ещё я лягушек наловил, они уже в ил зарылись, но я достал. Для маленькой, - из необъятного кармана мне в руки перекочевал пакет с десятком земноводных.
        - О, Беверли, наверное, будет рада, - кивнул я.
        - Давайте приступим, у меня ещё много дел на сегодня, - нетерпеливо попросил Снейп-сенсей.
        * * *
        Годрик спустился изо рта статуи Салазара и показался мне ужасно довольным. На его морде по-прежнему была змейка. Она тоже выглядела радостной. Насколько радостными могут выглядеть змеи.
        - Гарри! Мистер Снейп! - как всегда, поприветствовал нас Годрик.
        - Мы принесли барана для тебя и лягушек для Беверли, она не оголодала здесь?
        - Нет, Беверли ничего не ела, с тех пор как вы её принесли, она говорит, что тут очень много магии, и она совсем не чувствует голода, - ответил Годрик, тыкаясь в меня мордой, чтобы я сам посмотрел на рогатую змейку.
        - Привет, - поздоровался я с ней. - Брошу лягушек в ваше озерцо? Когда проголодаешься, сможешь их поймать.
        Змея с интересом свернулась клубком и сползла на пол, следуя к озеру. Годрик слопал барана и двинул за нами.
        - Вода тёплая, они должны быстро оттаять, - я достал вялых лягушек и спустил их в воду.
        Одна лягушка внезапно очнулась у меня прямо в руке, выскользнула, растопырив длинные желтоватые лапки, и куда-то бодро поскакала.
        - Лови её, Беверли, а то убежит!
        Мы с Годриком понаблюдали за охотой мелкой. При этом василиск тихонько шипел, подбадривая и «болея» за свою подружку. Лягушка, кстати, неплохо убегала, раззадоривая охотницу и нас. Впрочем, всё же последовал удачный бросок, и кое-кто даже квакнуть не успел.
        - Я собрал яд, можно идти, - подошёл к нам и Снейп-сенсей. - О, первая охота?
        - Похоже на то, - согласился я. - Слушай, Годрик, а драконы говорят на змеином? Они же типа ящерицы…
        - Драконы? - удивился василиск. - Насколько я знаю, нет. Они не говорят. Либо я их язык не понимаю.
        - А ты встречался с драконами? - уточнил я.
        - Да, видел их давным-давно. Разве они ещё не вымерли?
        - Нет. Нескольких даже на Турнир притащили. Будем с ними сражаться, - я помог Беверли, которая потяжелела и стала толстой возле горла, забраться на нос Годрика.
        - Драконы опасны и агрессивны, особенно самки, - выдал василиск. - Их пламя очень болезненное. Будь осторожней, Гарри.
        - Постараюсь, - я погладил предложенный язык.
        - О чём вы говорили? - спросил Снейп-сенсей, когда мы двинулись назад.
        - Да так… Скажите, сэр, судья сказал, что учителя не смогут нам помочь или подсказать, верно?
        - Да, не смогут, - подтвердил сенсей, чуть напрягаясь. - Все, кто знает, дали клятву о неразглашении условий и деталей Чемпионам. Хотя… Есть много способов намекнуть и дать подсказку. Хочешь подсказку?
        - О, нет. Я знаю, что на первом испытании будут драконы.
        - Знаешь, откуда? Ты уже придумал, что будешь делать? - взял себя в руки сенсей. Похоже, что он всерьёз разволновался за меня. Может, ему только сегодня сказали?
        - Ну, у меня есть несколько схем, но надо уточнить, точно ли надо убивать дракона… Боюсь, Хагрид не переживёт этого зрелища.
        - Чт… - сенсей блеснул вытаращенными глазами и закашлялся, скрывая то ли возмущение, то ли смех. - Не думаю, что вам придётся кого-то убивать, мистер Поттер. Всё же Турнир это не гладиаторские бои, - наконец справился он с собой.
        - А, ну тогда, план Б, - не удержался я от остроты.
        - И почему сейчас мне жалко именно дракона? - хмыкнул Снейп-сенсей. - Вот несносный мальчишка!
        - Северус, вы опять Гарри ругаете? - донеслась до нас из трубы нотация МакГонагалл. Мы как раз дошли до выхода из тайного подземелья.
        - Я просто констатирую факт, Минерва, - выкрикнул обратно в трубу сенсей.
        
        Примечание к части
        
        Фанарт с Годриком 439650018 >
        
        Часть 3. Глава 13. Первый Тур
        
        24 ноября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        Неделя до первого этапа турнира пролетела быстро. Я всё же воспользовался советом профессора Моуди и прогулялся до Хагрида, причём, вышел чуть пораньше назначенного времени, чтобы избежать ловушки, если та была. Н-да… увидел много чего интересного. И это были не совсем драконы. Может, надо было дать знать Хагриду, что я хм… к нему в гости пришёл? Но, с другой стороны, не обламывать же друга.
        Как я понял, мадам Максим пронюхала, что привезут каких-то животных для Турнира, или ей Хагрид сам об этом намекнул, и пришла к нему в гости в избушку об этом выспросить. Не знаю толком, было у них что-то или нет, я только сдавленный шёпот слышал на французском, не понял ничего, причмокивания, ну и пыхтение Хагрида. Может, это они так целовались?.. В общем, я старался об этом не думать. Не дай Мерлин увидишь, потом сам «обливиэйт» захочешь, чтобы здоровую психику сохранить.
        Ближе к полуночи они угомонились, и Хагрид сказал мадам, что ждёт кое-кого, после чего сможет ей кое-что интересное показать. К двери избушки проковылял профессор Моуди, который настороженно обшаривал взглядом округу. Оказалось, что меня в мантии он заметил. Впрочем, возможно, он видел только чары, наложенные Хигэканэ. Шизоглаз мне кивнул, а в дверь избушки стукнул своим посохом.
        - Хагрид, ты хотел посмотреть на тех зверюг, они как раз на поляну выгружаются по регламенту. Сходи, может, кого знакомого увидишь, - громко сказал он.
        Хагрид высунул в щель только голову и тихо сказал.
        - Да-да, я сейчас. Всё в порядке? Он пришёл? - это, кажется, про меня было.
        - Да. Пойду в замок, - сказал Шизоглаз и заковылял в Хогвартс. Когда проходил мимо меня шепнул: - Поттер, иди с Хагридом, посмотри.
        Я в ответ промолчал. А Хагрид потащил с собой и мадам Максим. Ну что, заслужила, наверное. Чарли Уизли, которого я узнал в толпе драконологов, был не очень доволен, что Хагрид пришёл с директрисой французов, но мой большой друг включил такого дурачка, что я только подивился.
        Впрочем, по моим расчётам, про драконов уже как минимум несколько дней знали все чемпионы, так или иначе. Благодаря Хагриду я увидел их перед туром и даже узнал породы: валлийский зелёный, венгерская хвосторога, китайский огненный шар и шведский тупорыл. Вообще-то в масштабах Годрика драконы были не очень-то большие, даже маленькие. И в сравнении с орфами они были намного ниже псиц в холке, а в длину такие же: около четырёх-пяти метров от морды до кончика хвоста. Драконы были похожи на ящериц с крыльями, только венгерская хвосторога, по сути, относилась к подклассу виверн, то есть конечностей в отличие от остальных у неё было не шесть, а всего четыре. Передних лап не было, точнее, крылья и лапы были объединены, примерно как у летучих мышей. Зато и крылья за счёт этого были очень сильные. Основная опасность у драконов была в их огне, который они запускали дальше, чем длина их тела. Плюс зубы, когти, буйный злобный нрав и полная неприручаемость. Впрочем… и церберы считались неприручаемыми. Сумасшедших не было к таким опасным тварям соваться. Кто знает, как обстоят дела с драконами?.. В любом случае,
разбираться с этим точно не мне.
        В ту ночь с субботы на воскресенье я видел, как драконологи толпой усыпляли будущих «гладиаторов». Магия очень плохо слушалась, и словно осыпалась по бронированной чешуе ящеров, и только усилия сразу шести-восьми магов давали результат. Плюс Чарли упомянул, что в еде их питомцев ещё и вдобавок было снотворное. А из этого напрашивался определённый вывод.
        * * *
        - После обеда все уроки отменили. В два часа уже всё начнётся, - первым нарушил гнетущую тишину, которая была за завтраком, Драко.
        - Откуда ты узнал про уроки? - удивилась Гермиона, осторожно поглядывая на меня.
        - На доске объявление было написано, - пожал плечами Малфой. - А ты знаешь, когда тебя туда вызовут, Гарри?
        - Нет, не знаю, мне никто ничего не сказал толком, - ответил я, отрываясь от овсянки.
        Про драконов все друзья и половина факультета узнали ещё вчера - не выдержали близнецы - и народ ходил каким-то пришибленным. Поэтому в принципе я и не хотел, чтобы они узнали, чего зря волноваться. Правда, что удивительно, слух дальше нашей гостиной не ушёл.
        - Дайте поесть, - попросил я друзей, которые все смотрели на меня огромными грустными глазами. - От ваших взглядов не по себе делается.
        - Да, да, извини, Гарри, - смутилась Лаванда. - Ой, а может, ты будешь мой тост с джемом, мне что-то совсем не хочется?
        - А у меня яблочко осталось после вчерашнего ужина, будешь, Гарри? - спохватилась Фэй.
        Через мгновение я был обложен какими-то конфетами, яблоками, пирожками и бутербродами. Ну, точно, как последний завтрак мне собирают.
        - Э… спасибо, это очень мило, - пробормотал я, чувствуя, как краснею от смущения. - Ну, вы чего все? Всё нормально будет, у меня есть план… даже несколько. Так что не стоит переживать. Просто приходите поболеть за меня и всё.
        - Конечно, мы придём, Гарри! - сказала Гермиона, и все согласно зашушукались и закивали. Мои слова были переданы всем остальным по столу, а то народ не ел, а на меня заглядывался.
        - Гарри, - остановила меня Алиса, когда я со всеми пошёл было на чары, - ты на сегодня освобождён от уроков. Идём со мной.
        * * *
        - И вот этот акромантул, Окума, которого мы в Чёрных Пещерах подрасти оставили, бежит вперёд Кибы и всей его родни ко мне, выпучив восемь глаз, и я понять не могу, это он от церберов убегает или обрадовался моему появлению и ко мне так чешет, в ногах путаясь… - скармливал я очередную байку про своих животных Алисе, которая, хихикая, подливала мне чай. Время до начала первого этапа Турнира за болтовнёй пролетело незаметно. Намного лучше похоронного настроения друзей, которые слишком сильно волновались за меня. Я даже успел расслабляющую «ванну» в онсэне принять в мире Чёрных Пещер.
        - И что дальше?.. - спросила Алиса.
        Но мой рассказ прервал требовательный стук, и в апартаменты Алисы после её короткого пасса рукой, открывающего двери, вошла МакГонагалл.
        - Поттер, чемпионы уже ушли. Пора готовиться к первому туру, - сказала она, лицо у неё было встревоженное и слегка недоумённое, когда она застала нас за чаёвничанием.
        Может, думала, что я с Алисой должен был какие-то приёмы разучивать прямо перед боем, то есть заданием? Да я, вроде, всё уже сделал. Фуин-блоки, защищающие от огня, на одежду нанёс и активировал, лишние палочки припрятал в комнате, кунай, правда, оставил, так это и как бы и не оружие, просто, мало ли что-то подковырнуть придётся.
        - Хорошо, - я поднялся с уютного кресла, которое нагрел.
        - А вам, миссис Лонгботтом, следует пойти в Загон, чтобы присмотреть за порядком на трибунах зрителей, - сухо сказала МакГонагалл.
        * * *
        Наша декан довела меня до большой палатки участников и, пожелав мне удачи, ушла.
        Все уже были в сборе. Крам сидел на стуле и хмурился. Флёр выглядела бледно и как-то подрастеряла свою самоуверенность. Грейс коротко кивнула мне, но тоже без обычных улыбок. Улыбался только Людо Бэгмэн. Выглядел он ярко. И на нём была забавная черно-жёлтая мантия в поперечную полоску, отчего он казался толстым шмелём. Драко говорил, что он был известным игроком, кажется, играл то ли за вратаря, то ли за загонщика в «Уимбурнских осах» - мантия была старая и явно с тех ещё времён.
        - Наконец-то пришёл Гарри! - жизнерадостно заявил он. - Проходи, чувствуй себя, как дома.
        Я поздоровался и присел на свободный стул.
        - Итак, раз все собрались, я объясню вам, что делать! - сказал Бэгмэн и продемонстрировал нам красный шёлковый мешочек. - Здесь копии и очерёдность тех, с кем вам придётся сразиться. Вашей задачей будет завладеть золотым яйцом. А теперь по очереди опускайте руку в мешок и доставайте то, что приготовила вам судьба. Дамы вперёд.
        - Можно я, - тут же спохватилась Флёр и подошла к Бэгмэну первой.
        Думаю, если мадам Максим узнала подробности вплоть до пород, то Флёр хотела сразиться с кем-то определённым. Копии драконов вполне прощупываются. Хвосторогу-виверну точно можно ото всех остальных отличить. Её я и планировал взять себе. По всем показателям и тому, что я видел в лесу, она самая опасная, даже огнём плюётся на все пятнадцать ярдов, а не на пять-семь, как остальные драконы, плюс на хвосте у неё типа шипастой булавы, которой она неплохо орудует, из-за чего и получила своё название.
        - Валлийский зелёный, номер два, - прокомментировал выбор Флёр Бэгмэн. - Мисс Пиквери.
        Грейс вытащила китайского огненного шара под номером три.
        - Может быть, следующим будет Гарри? - вопросительно взглянула она на Бэгмэна. - Он же помладше…
        - Да, конечно, Гарри, выбирай! - улыбнулся мне наш толстый ос, протягивая красный мешочек.
        Я нащупал свою виверну и вытащил её, мой номер был четвёртым. Крам, которому достался шведский тупорыл и первое сражение, с удивлением посмотрел на меня. Он явно не рассчитывал на то, что я достану самого опасного дракона.
        - Ну вот, выбор сделан! - снова улыбнулся нам Бэгмэн. - С этими драконами вам и придётся встретиться. На шее номерки с порядком вашего выхода. Я вынужден вас оставить, я сегодня ещё и комментирую тур. Мистер Крам, по свистку идите на арену. Понятно?
        - Да, - Виктор Крам снова покосился на меня и кивнул.
        - Гарри, можно тебя на два слова? - неожиданно попросил меня Бэгмэн. Мы вышли наружу.
        - Ты как, Гарри? Я могу чем-то тебе помочь? - участливо спросил он. - Ты вообще готов? А то у меня есть пара идей, я мог бы что-то тебе подсказать.
        Ещё один «помощник», я от Шизоглаза с его «идеями» еле отделался.
        - Не думаю, что это стоит делать, мистер Бэгмэн, это было бы нечестно по отношению к другим участникам.
        - Ну ладно тогда, - протянул наш судья. - Ой, мне пора бежать!
        Как раз прозвучал свисток. Зрители взревели, приветствуя Крама. Бэгмэн испарился, а я вернулся в палатку.
        Девчонки сидели по разным углам и молчали. Я тоже сел на стул и ушёл в себя. Не то чтобы я волновался, но сделать-то уже всё равно ничего не могу, так что и слушать, что там говорит комментатор и как реагируют зрители, не было смысла. В любом случае мне Малфой всё расскажет. А Колин Криви обещал, что сделает колдографии с тура.
        Я почувствовал, что палатка опустела, но открыл глаза только когда раздался четвёртый пронзительный свисток.
        Мой выход.
        На поляне соорудили приличных размеров загон. Вокруг установили трибуны со зрителями. На дальнем краю виднелась хвосторога, которую, видимо, только привели, она дёргалась и махала хвостом, оглядываясь и скалясь на зрителей. Возле неё я увидел яйца, среди которых было и золотое. Я не смотрел на неё. Точнее, смотрел сквозь неё, не проявляя ни агрессии, ни любопытства. Всё же все мои планы были для дракона слишком печальны. Я долго думал, как же забрать яйцо и не навредить животному, пока не вспомнил о Греции и фулихорах. Домовые-цветы, которые ухаживали за хищниками. Те не нападали на них из-за того, что не чувствовали ничего. В конце концов, никто не запрещает попробовать «план b», если не выйдет. В Чёрных пещерах я сходил в онсэн, а после обтёрся засушенной мятой и лавандой, чтобы перебить человеческий запах. Мантию надел чистую, а мои фуин не только защищали от огня, но и создавали вокруг меня охлаждающий и звуконепроницаемый кокон. Так что снаружи я был не теплее окружающего воздуха. Всё же очень многие змеи, ящерицы ориентируются в пространстве в том числе от своих ощущений тепла и могли
слышать, как бьётся сердце. Годрик, например, слышал стук моего сердца, когда я только был у дверей в тайную комнату.
        Моё сердце билось медленно, я был спокоен и сосредоточен, и по идее звуки моего сердца дракон не должен был слышать, а никаких намерений я не выпускал.
        Зрители кричали, хвосторога оглядывалась на трибуны, полные людей, и угрожающе верещала, размахивая хвостом и подгребая к себе яйца.
        Я приближался, двигаясь только тогда, когда она отворачивалась. Большинство животных замечают лишь движущиеся объекты. Особенно рептилии.
        - Какую странную тактику избрал Гарри, - взволнованно комментировал Бэгмэн. - Смотрите, дракон словно совсем его не видит! Но почему? Гарри даже не достал палочку!.. Что же будет?.. Мерлин, я так волнуюсь!
        Конечно я не достал палочку, палочка, как и любое оружие, провоцирует намерения. Безоружным есть шанс подойти очень близко.
        Моя виверна была прикована за шею к большому камню и ещё вкопанному столбу, видимо, для надёжности. Цепь была достаточно длинной, чтобы опасаться её уже за двадцать ярдов от яиц. Со слов Чарли Уизли, она выпускает струю пламени на пятнадцать ярдов.
        Кажется, зрители поняли мой манёвр и начали всячески отвлекать на себя дракона, улюлюкая и оглашая загон дуделками.
        - Пока это самое быстрое прохождение испытания, - продолжал разглагольствовать Бэгмэн. - Гарри уже в пяти ярдах от дракона. Неужели хвосторога так его и не увидит? Это кажется совершенно невероятным!
        Ага, как же не увидит… Если яйцо пошевелить, то обязательно увидит, что за странные камни-люди на её гнездо покушаются. Но половина дела уже сделана. Я на месте.
        Яйца под драконицей… Хм… Странно… Какие-то они… Неживые все. Словно обманки. Но так даже проще, а то вдруг бы яйцо разбилось, получил бы нагоняй.
        - Гарри достал палочку… Что же он будет делать?! - прокомментировал мои действия Бэгмэн. - Но… Что он делает? Он не нападает на дракона? Что происходит? Вы видели?
        Он что, идиот? Если бы я напал на дракона… Снейп-сенсей уже по этому поводу высказался.
        Палочку, ту самую обманку из остролиста, я трансфигурировал в кунай и метнул его в небольшой камень, который был у подножия условного «гнезда». Пока мне везло, гнездо насыпали из камней, но соорудили его так себе, да и после остальных, видимо, оно чуть повредилось. Камень я выбил, и это повлекло к осыпанию одной из стенок, из-за чего и одно из яиц, которое было с края, тоже укатилось под склон.
        Хвосторога, конечно, сразу заметила шевеление под собой и заволновалась. Ей надо было сделать несколько шагов из гнезда, чтобы вернуть туда своё яйцо. Этим шансом я и воспользовался, хватая золотое яйцо и одновременно задирая свою мантию и приклеивая ткань наподобие кармана: мне нужны были свободные руки. В карман я одним движением затолкал трофей, хвосторога, которая была в двух шагах, конечно, сразу меня увидела, да и фуин охлаждения я повредил, но это тоже нарочно, чтобы немного театральности добавить.
        - Есть!.. Он достал! - крик Бэгмэна размазался в ушах, так как я использовал магическое ускорение и, увернувшись от шипастого хвоста, запрыгнул на охреневшую от моих действий хвосторогу и побежал прямо по её хребту навстречу пасти. Сама на себя она, к счастью, не додумалась дышать огнём, хотя, думаю, драконья шкура бы выдержала. Но, видимо, инстинкт.
        Виверна верещала на низкой ноте, или это просто я так слышал, но цапнуть попыталась, выгибая шею, как блоху выкусывая. Мимо просвистел хвост: чуть сама себе по башке не дала, дурочка. Но я уже оттолкнулся от удобной площадки на голове и сиганул ввысь, перекувыркнувшись в воздухе и делая воздушные шаги, чтобы побыстрей увеличить расстояние между нами. Сзади полыхнуло: она вспомнила о пламени. Но я уже пересёк ту самую черту, до которой ей было не достать.
        - Вот это да!.. - вопил Бэгмэн, когда ко мне вернулся слух. - Вы это видели?! Вы это видели? Вы видели это? - его явно заело.
        Алая молния Хогвартса, ага.
        Я помахал рукой и достал из своего кармана кенгуру трофей, демонстрируя его зрителям. Немного красуясь, я поднапрягся, левитируя свою палочку, которую превратил в кунай, из-под задницы разозлённой хвостороги, и трансфигурировал свою обманку обратно.
        - Это невероятно! Гарри Поттер! Я аплодирую стоя! - вопил Людо Бэгмэн. - Самый юный чемпион быстрее всех завладел яйцом!
        Я вернулся в палатку, там уже была МакГонагал.
        - Прекрасно, Поттер! - воскликнула она, хватая меня. - Это было великолепное выступление.
        - Спасибо, мэм.
        - Ты шатаешься, о Мерлин! Скорее в палатку к Помфри!..
        Да ладно, у меня просто адреналиновый откат и небольшое магическое и физическое истощение. Во-первых, надо было пообедать, когда Киба предлагал, а, во-вторых, не надо было красоваться с беспалочковой левитацией куная. Тридцать ярдов да из-под задницы дракона… Это было самое тяжёлое из всего моего «выступления».
        Но, кажется, я отключился, не успев это сообщить.
        
        Примечание к части
        
        Фанарты к главе 439765049 439337123 >
        
        Часть 3. Глава 14. Лавры победителя
        
        24 ноября 1994 г.
        Шотландия, Хогвартс
        - Гарри! Гарри, ты как? - сквозь темноту забрезжил свет, и через ресницы я увидел взволнованное лицо МакГонагалл.
        - С вашим Поттером будет всё в порядке, - с другой стороны раздался строгий голос сенсея. - Он просто слишком много выпендривался и в результате потерял сознание от банального магического переутомления. Лёгкого переутомления. И он уже пришёл в себя.
        Я открыл глаза и состроил самую виноватую физиономию, на которую был способен. Снейп-сенсей тихо фыркнул, показывая, что совершенно на это не купился.
        - Хватит изображать из себя томную барышню, Поттер, - хмыкнул сенсей. - Вам пора показаться публике. Судьи сейчас объявят оценки.
        - А что ты ему дал, Северус? - спросила МакГонагалл. - Он быстро очнулся.
        - Обычное укрепляющее, - после секундной паузы ответил Снейп-сенсей, чуть закатив глаза. - Но даже похлопывание по щекам тоже возымело бы действие. Минерва, ты совсем с ума сходишь из-за своего героя. Не было нужды отправлять ко мне патронуса. А с диагностикой справился бы даже третьекурсник.
        - А что мадам Помфри? - чуть удивился я.
        - Она занимается другими Чемпионами. Действительно ранеными, - сострил сенсей.
        - Я не знала, можно ли тебя передвигать, Гарри, - чуть смущённо ответила мне МакГонагалл, тем не менее метнув из-под очков возмущённый взгляд на Снейпа-сенсея.
        - Так кто-то сильно пострадал? - заволновался я, поднимаясь с земли, на которую «прилёг».
        - Почти все получили лёгкие ожоги, но это пройдёт, так как помощь была оказана немедленно, - ответила МакГонагалл. - Думаю, друзья всё тебе расскажут. А теперь иди. Тебя ждут судьи. Вот твоё яйцо, не забудь.
        Я направился в указанном направлении, прошёл мимо ещё одной палатки, из которой доносилось возмущённое ворчание мадам Помфри, и оказался на небольшой площадке, которая тоже выходила на загон. Видимо, этим путём Чемпионы выходили из загона после своего задания, а я вернулся в первую палатку, в которой проходила жеребьёвка.
        - Гарри! - окликнули меня знакомые голоса, и, обернувшись, я увидел чуть запыхавшихся Драко, Невилла и Чжоу.
        - Держи, Чжоу, - я передал трофей своей девушке. - Мне сказали выйти, чтобы узнать результаты.
        - Ты был лучше всех, - прошептал Драк