Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Сердце Дракона. Том 18. Часть 1 Кирилл Сергеевич Клеванский
        Сердце Дракона. Нейросеть в мире боевых искусств #18
        Продолжение приключений Хаджара Дархана, Безумного Генерала в Чужих Землях. Война с Орденом Ворона близка как никогда.
        Кирилл Клеванский
        Сердце Дракона. Том 18
        Глава 1556
        Хаджар очнулся. Не проснулся, а именно очнулся.
        На этот раз за окном светило яркое, зимнее солнце. В отличии от летнего, оно не обжигало полуденным зноем, а скорее слепило, отражаясь лучами от мириада кристалликов льда, укрывшего землю плотным одеялом снега.
        Хаджар попытался встать с кровати. Простой, сколоченной из нескольких бревен, укрытых шкурами и циновками. У него получилось, но не сразу. По телу разлились волны неприятной, ломящей боли, а энергетическое тело отозвалось бурей энергии, вызвавшей на мгновение головокружение.
        События последних дней вихрем пронеслись в сознании Хаджара. И пока тот, держась одной рукой за стену, а другой - за голову, пытался выбрать в горницу, то за эти несколько мгновений успел понять многое. Для начала хотя бы то, что использование ядра Громовой Птицы прямо в разгар поединка явно сложно назвать самой светлой его идеей.
        Да, он смог завершить технику Шага Белой Молнии, но сделал это наспех, грязно и нанес сильный урон по своей фундаменту развития.
        - Что за…
        Хаджар случайно наткнулся ладонью на что-то плоское и деревянное. Головокружение постепенно сходило на нет, и он смог осознать себя в центре довольно просторной комнаты простого деревянного сруба. На комоде, одним из немногих предметов мебели, стояла подставка. Длинная, самодельная, из все того же дерева и выпиленных в качестве стоек камней.
        На ней лежал топор.
        Очень странный топор. Длинная рукоять была исписана рунами и оплетена ремешками. Но не это удивило Хаджара. Навершие. Вот что притягивало взгляд опытного воина.
        Из стали цвета вчерашнего снега - белая, но уже немного посеревшая. На ней вился странный узор переплетающихся между собой линий. Вместе они формировали силуэт вишневого дерева. Но, опять же, странность заключалась в другом - короткое, волнообразное лезвие одинаково справно могло служить как для рубки людей, так и для рубки… дров.
        Хаджар провел рукой по спилу на бревне. Затем посмотрел на стены дома.
        Не оставалось никаких сомнений - дом был построен именно этим топором.
        - М-м-м-м…
        Хаджар обернулся на стон. В противоположной части комнаты на такой же кровати лежал Артеус. Он морщился, порой дергался и что-то бормотал. Лицо его покрывали тяжелые капли смердящего, желтоватого, болезненного пота.
        Дверь в горницу со скрипом отварилась и в помещение вошел… как же его… Бадур. Он держал в руках деревянную плошку с толченым льдом и снегом. Плечом отодвинув Хаджара, он сел на табурет рядом с Артеусом и, смочив ткань в холодной, талой воде принялся обтирать тело мага.
        - Он пережил ночь, - спокойно и даже слишком тихо произнес Северянин. - Это самое главное. Нашел путь из лабиринтов памяти своих праотцов обратно домой и отыскал самого себя.
        Сейчас, при свете дня, Хаджар смог лучше разглядеть их, с Артеусом, спасителя. Это был обычный мужчина - может чуть выше среднего ростом и достаточно широкий в плечах, чтобы справляться с тяжелыми бревнами и срубами. Он не походил на воина в обычном понимании этого слова, но и простым ремесленником Бадура не назовешь.
        Он был одет в кожу и меха, перетянутые ремешками и подпоясанные стальными бляхами на веревке. Сапоги ему заменяли все те же меховые портянки, а узловатые пальцы и мозоли намекали на то, что труд Бадуру был не чужд.
        Хаджар, в силу детских историй матерей его матерей представлял себе обитателей истинного Севера иначе. Гигантами, держащими на плечах край целого мира. Может быть даже титанами, равными по силе духам и демонам.
        Но это был простой человек. С чуть печальными, серыми глазами. Словно в них поселилась глубокая, невыносимая тоска, пожирающая Бадура изнутри, как жук древоточец пожирает даже самый крепкий сруб.
        - Лэтэя…
        - Златовласая? - Бадур не оборачиваясь и не отвлекаясь от Артеуса, перебил Хаджара. - Ты, может, плохо помнишь - я уже говорил, что с ней все будет в порядке. Во всяком случае - до следующего полнолуния. Тогда, скорее всего, псы Феденрира опьянеют от зова и сожрут её. Но не раньше.
        Хаджар посмотрел в окно. Горные вершины черными когтями драли тяжелое, низкое небо. Словно такое же каменное, как сами горы и столь же невозмутимое, как укрытый снегом лес, протянувшийся так далеко, как только позволял видеть взор Безымянного.
        - Псы живут в пещерах, - ответил на незаданный вопрос Бадур. - чтят память о наказании Волка Мрака за его преступление против мирового равновесия. В этих пещерах тепло. Златовласая не замерзнет. И не умрет… если не будет делать глупостей.
        Хаджар посмотрел на Синий Клинок, стоявший около его постели. В любой момент он мог призвать его в руку, но… не чувствовал необходимости. Тем более, он не знал, чего ожидать от потенциального противника.
        Учитывая, что Бадур обладал силой Небесного Императора начальной стадии и светом терны, то он мог бы избавиться от них в любой момент, а не выхаживать на протяжении длительного времени.
        Да и будь все иначе - в данный момент Хаджар находился не в лучшей форме, чтобы устраивать беспричинные сражения.
        - Почему ты нам помогаешь? - спросил Хаджар.
        Рука Северянина дрогнула и несколько капель пролились на нос Артеуса. Тот чихнул и застонал от боли. Все тело волшебника покрывали бинты, через которые проступали жидкости неприятных цветов и скверного запаха.
        Удивительно, что после всего того, что с ним сотворил Элегор - парень вообще выжил. Только стойкость духа и крепость воли могли помочь магу удержать свою душу от цепких лап старухи с косой. И это совсем не те качества, которые Хаджар хотел бы признавать за волшебником.
        - Только южанин мог задать такой вопрос, - буркнул Бадур.
        Хаджар постоял какое-то время молча, после чего усилием воли призвал доспехи Зова. Синие одежды, сшитые самой королевой Мэб, укрыли его плечи и скрыли повязки и раны.
        Закрепив ножны на перевязи, Хаджар уже собирался было покинуть дом Северянина, как тот остановил его всего одной фразой.
        - Твои доспехи будут бесполезны в этом крае, - тихо, в своей манере, проговорил Бадур.
        - Что ты имеешь ввиду?
        Бадур только пожал плечами.
        - Ты и сам знаешь, что, Южанин. Ты можешь носить регалии двора Королевы Тьмы и Холода сколько тебе угодно, но, когда по твою душу придут её слуги - они тебя не уберегут. Королева никогда не предаст свой двор. И сейчас, зимой, ты либо умрешь от когтей и клыков псов, либо тебя загубит холод.
        Хаджар не стал спрашивать откуда все это известно Северянину. Вместо этого он достал из пространственного кольца шубу-плащ из шкуры северных зверей. Он закрепил её на груди и шагнул к горнице. Покачнувшись, схватился за стену, но все равно пошел дальше.
        Лэтэя его ждала и…
        - Колдун умрет к рассвету.
        Хаджар медленно обернулся к Бадуру. Тот продолжал омывать лицо и руки мага.
        - Почему ты думаешь, что меня это беспокоит?
        - Южане… - с легкой неприязнью протянул. - Когда я пришел, твой дух уже отходил в мир иной. И только магия этого дитя удерживала тебя здесь. Любой на его месте озаботился бы своим выживанием. Если бы любой вообще мог выжить с такими ранами. Но не он… этот колдун - причина, по которой ты живешь.
        Хаджар вздохнул и снова посмотрел на высокие горные вершины. Жизнь, наверное, действительно была циклична. Однажды он уже отправился на поиски лекарства от смерти среди снежных скал. И теперь ему придется отправится еще раз.
        - Что от меня требуется?
        Глава 1557
        - Ранена его душа, - Бадур отложил в сторону мокрую ткань и взял кисть и плошку с пахнущей краской. Он выписывал ей странные узоры на лице и груди Артеуса. - Эти раны куда страшнее, чем плоти или энергетического тела. И кто бы их не нанес, он знал, что делает.
        Хаджар плохо понимал концепцию души. Все его знания ограничивались тем, что от душевных ран, вызванных серьезными эмоциональными потрясениями, адепт действительно мог умереть. Но он никогда прежде не слышал о том, чтобы эти раны мог нанести кто-то другой .
        Что же - если не фанатик из числа личных учеников Мастера Ордена Ворона, то кому еще сотворить подобное.
        - Лекарства для души не найти в мире смертных, - закончил мысль Бадур.
        - Тогда как…
        - Сейчас открылись врата для зимнего двора, - перебил Северянин. - и вместе со сменой сезонов - истончаются грани между нашими странами. Где-то там, в глубине этих гор, ты найдешь проход в королевство твой, что сшила тебе одежды.
        Хаджар посмотрел на плывущие по его доспехам облака и то, как холодно сверкали скрывающиеся под кучевыми звезды.
        Разумеется, все сложится именно так, что ему придется вернутся в мир Духов…
        - Тебе нужно добыть…
        - Что-то, что хранится во дворце Титании.
        Бадур повернулся к Хаджару и посмотрел на того исподлобья. Будто встретил заново и никак не мог понять, как именно относится к этой встречи.
        - У тебя есть время трех закатов, - Бадур отложил кисть и укрыл Артеуса одеялом. - Время в стране Духов движется иначе, так что у тебя будет порядка недели, чтобы раздобыть искомое.
        - Что именно?
        Северянин пожал плечами.
        - Истории о юге, обычно рассказывают на юге. Я лишь знаю, что у Титании есть лекарство для раненной души. Не более того.
        - Что же, - Хаджар поправил шубу и направился к выходу. - тогда мне лучше поторопиться.
        Ему на плечо легла тяжелая рука Бадура.
        - Торопиться надо вовремя, - покачал головой Северянин. - врата в мир духов - в страну вечной тьмы и холода откроются, когда в мире смертных соединятся две стихии Мэб. Когда наступит час тьмы в начале зимнего сезона, когда луна скроется под первыми облаками - тогда и ступай. Если тебе суждено - ты найдешь путь в Тир’на’Ног. А пока - ступай. Рядом с раненной душой лучше не находится двум здоровым. Это лишь ускорит процесс разложения.
        Хаджар смерил собеседника оценивающим взглядом. Не то, чтобы он не доверял этому странному Северянину, но… он ему не доверял.
        - Псы, - коротко пояснил Бадур. - они приходили той ночью. И прошлой. Придут и в эту. Я смогу сдержать их еще два заката. Если после этого ты не вернешься - мне придется оставить мага и уйти.
        - Север не знает слабости, да?
        - Север не знает глупости, - строго ответил Бадур. - Вы не мои братья. Не моя кровь. Мы не бились плечом к плечу. Не пили из одного горла. Мы друг другу никто. Я помогаю лишь до тех пор, пока это не мешает моему пути.
        Хаджар молча кивнул, после чего столь же молча вышел на улицу.
        В первые мгновения он едва не задохнулся от морозного ветра, мгновенно выморозившего весь воздух в легких. Хаджар с удивлением выдохнул пар изо рта и посмотрел на стремительно синеющие ногти на пальцах.
        Если такой мороз здесь, то что, тогда, творится на истинном Севере?
        Ответ на этот вопрос остался под завесами тайны, а вот Хаджар увидел сложенную поленницу и лежащее на ней огниво. Такой вот немой намек на то, что требуется сделать, чтобы не задубеть до наступления темноты.
        Ночь…
        Она явно будет куда морознее.
        - Проклятье, - выругался Хаджар и принялся складывать костер.
        Сумерки наступили быстро. И не потому, что рано темнело, хоть и не без этого - восстановительная медитация отняла у Хаджара все время. Так что, когда он пришел в себя, то не сразу понял, что сидит у костра не один.
        Закутанный в серый плащ, с хищными, зубастыми и глазастыми прорезями, держа в свободной руке истекающую кровью сферу, сидел Хельмер, Повелитель Ночных Кошмаров.
        Сперва Хаджар подумал, что демон явился напомнить о сделке с Князем, но… нет. Хельмер, чуть покачивая почти пустой бутылкой, бессмысленно и слепо вглядывался в пламя костра единственным, алым глазом, торчащим из-под полы шляпы.
        - Ты… пьян, - с удивлением не спрашивал, а констатировал Хаджар.
        - Салют, - демон покачал и вернулся к пустому созерцанию пламени.
        - Девственниц попалась не девственной? - предположил Хаджар. - Видимо не то… хор из отрубленных детских голов сфальшивил? Не подогрели ванну из крови и молока? У тебя сломался коготь?
        Хельмер молча сносил издевка Хаджара, чего прежде за одним из могущественнейших существ этого мира не наблюдалось. Да, демон часто дурачился и редко когда напоминал о своей силе, но - напоминал. И не позволял излишнего панибратства и не терпел, когда на него смотрели с высока.
        Их отношения с Хаджаром можно было с натягом назвать холодным нейтралитетом.
        - Этими руками, - демон вытянул на свет свои длинные, сероватые пальцы и венчавшие их черные когти. - я вскрыл тела тысяч. Я оторвал головы сотням. Я пролил крови больше, чем озер рек в Безымянном Мире. Я высушил энергетических тел столько, что можно было бы наполнить вторую Реку Мира. Я наслаждался чужими душевными ранами, Хаджар, но… - демон покачал головой, осушил бутылку, а затем бросил её в костер. Пламя радостно захрустело деешвым стеклом. Хельмер явно не наслаждался вкусом, а хотел попросту напиться. - Я так и не понял, что это такое - душа. Хотя, может, это потому, что у демонов её нет. Но если её нет, то тогда почему мне так дерьмово, Хаджар. Почему так болит? Вот здесь. В груди. Почему так больно…
        - Ты уже в курсе, да?
        - В курсе… про что.
        - Про кого.
        - Про… кого?
        - Про Артеуса?
        - Артеуса?
        Неужели просто совпадение? Неужели, когда за их спинами, внутри простого сруба, лежал умирающий Артеус, чья душа была ранена фанатиком - Хельмер заявился просто так. Просто поболтать. Будто… будто ему больше не с кем было вести беседу.
        - Не важно, - покачал головой Хаджар. - У тебя что-то случилось?
        - Что-то случилось? - фыркнул демон. - Это все равно, что если бы заяц спросил, что тревожит волка. Я хищник, Хаджар - а ты добыча.
        Хаджар опустил ладонь на рукоять клинка. Демон явно был пьян. Но Хельмер, видя эти движения, только в очередной раз фыркнул и покачал головой.
        - У меня был враг… лучший враг… и, пожалуй, единственный, за все тысячи эпох моих странствий… друг. Я хотел его убить. И хотел спасти. Хотя бы попрощаться. Сказать, что не было сказано. Проводить в последний путь, - Хельмер протянул ладонь и в неё легла новая емкость с горячительным. - А теперь… теперь мы разделены больше, чем расстоянием или временем. Теперь это судьба, Хаджар. Сбываются старые пророчества. И я потерял своего единственного друга и так и не смогу спеть тому тризны. Проводить к праотцам, когда придет его час.
        Хаджар счел бы, что все это - очередной спектакль, дурацкая выходка демона, но что-то подсказывало, что Хельмер был серьезен. И у демона действительно был друг… враг.
        - И кто твой…
        - Вы встретитесь с ним, - перебил Хельмер, затем поправил шляпу и растянулся на своем троне из роя ночных кошмаров. - ну что мы все обо мне, да обо мне. Как твои дела? И где прекрасная Летэя и…
        Хельмер вдруг повел носом по воздуху, а затем вытянул ладонь. Прямо из сруба к нему на кончики пальцев опустился маленький черный комочек страха и страданий - сны Артеуса. Хельмер заглянул в них и его единственный глаз расширился от удивления, а затем тот громко засмеялся.
        Смеялся долго. С чувством. Радостно и, вроде, даже, с облегчением.
        - А я ведь ему говорил не пить ту брагу! Говорил ведь, проклятому коротышке! - он хлопал себя по коленям. И смех его звучал разбитыми осколками старого стекла. Как если бы человек пытался скрыть за радостью глубокую рану и боль. Только вот - Хельмер не был человек. И об этом нельзя забывать. - Значит, ранена душа и ты… собираешься навестить Титанию?
        Хаджар даже икнул.
        - И ты все это понял по одному только сну Артеуса?
        - Проживи с мое, Хаджи, - подмигнул Хельмер, а затем вскочил на ноги и направился к горам. На полпути он остановился и повернулся к Хаджару. - Чего сидим, генерал? Кого ждем? Королева Лета сама свой дворец на копье не поставит! Давай-давай. Пошевеливайся. Времени не так много, а у меня девственницы… могут перестать ими быть! И даже не из-за меня! Обидно будет… а когда я обижен, обычно умирают столь любимые тобой смертные.
        - В каком смысле ты…
        - Ой, да остынь, Хаджи… остынь, да? Забавный каламбур. В том смысле, что в этом приключении твоим спутником будет выступать сам Хельмер, Эмиссар Князя Тьмы, Повелитель Ночных Кошмаров, Любитель Девственниц, Странник Среди Ночных Горшков и… не спрашивай, откуда у меня эта регалия. История весьма неприятная, хоть и забавная.
        Это был Хельмер, которого Хаджар знал. Болтливый, имеющий свои скрытые мотивы и жутко раздражающий одним своим присутствием.
        И в любой другой ситуации Хаджар бы держался подальше от такого компаньона, но сейчас. Как бы не был весел демон, как бы не старался выглядеть, как прежде, но в его единственном глазу тлела тоска. Такая же, как во взгляде Бадура или как у самого Хаджара. Как у любого человека, переживающего душевную боль.
        Спустя несколько минут снег уже припорошил следы человека и демона отправившихся в мир духов. История, что может статься лишь в легендах и балладах.
        Глава 1558
        Завернувшись потуже в шубу-накидку, Хаджар посмотрел на небо. Почему-то раньше северное небо представлялось ему как нечто тяжелое, давящее на плечи серостью и хмуростью. И, наверное, так оно и было - просто в память возвращались забытые сцены снов о Городе.
        Двести лет минуло с тех пор.
        Хаджар уже не мог сказать точно, приснились ли ему самоходные повозки, едущие на энергии молний. Была ли каменная больница на вершине холма, с которой открывался вид на удивительный город, где постройки старины сочетались с металлом и стеклом новой эпохи.
        Да и не важно это было.
        Уже не важно.
        Он смотрел на яркое, высокое небо, устланное мириадами звезд, среди которых вились разноцветные хвосты северного сияния. Оно переливалось изумрудом и рубином и колыхалось шелковым шлейфом на звездном ветру.
        - У северян есть поверье, - Хельмер, забавно марширующий впереди и, казалось бы, вообще не ощущавший холода, насвистывал незнакомую Хаджару мелодию.
        - Я должен спросить - какое? - едва ли не стуча зубами, спросил Хаджар. Он все еще был ранен и потому не мог в должной мере справляться с подступающим к нему холодом.
        - Ну, было бы неплохо. Я тут хочу тебе историю рассказать, а тебе даже не интересно! А, между прочим, я без тени сомнения и капли бахвальства смею заявить, что знаю историй больше всех в этом сраном мире.
        Хаджара всегда удивляла способность демона переходить с высокопарного, дворцового языка на брань, достойную портовых работников.
        Хаджар поежился и спросил:
        - Какое?
        - Хорошо, что ты спросил, - как ни в чем не бывало, продолжил Хельмер. - Поверья северян гласит, что по этому сиянию над нашими головами их души находят путь к дому праотцов. И, говорят, что если найти гору, с которой проистекают эти реки света, то можно встретиться с родными и близкими.
        Хаджар снова посмотрел на северное сияние. Мимолетное видение, искажение лучей света в потоках газа и ветров. И все же, от того, не менее мистичное и прекрасное.
        - Ты ведь уже знаешь, про мою роль в твоем появление.
        Хаджар едва было не споткнулся. Хельмер, встав перед ним, тоже смотрел на небо. Интересно, что видел его демонический глаз в этом скоплении мертвых звезд, светящих на людей своим далеким прошлым. И что видели они - звезды, бывшие свидетелями всех тех эпох, что Повелитель Кошмаров бродил по чужим снам.
        Хаджар промолчал.
        Демон не задавал вопроса и потому не было никакой нужды на него отвечать.
        - Я удивлен, что ты ничего не спрашиваешь, - голос Хельмера не таил ни тени иронии или сарказма. Разве что что-то, смутно напоминающее человеческую тоску. Хаджару, в последнее время, стало часто казаться при их коротких встречах, что демон тосковал.
        Сильно тосковал.
        И, может, эти жуткие прорези на его плаще появились вовсе не потому, что… Хаджар, если честно, не знал почему.
        - Я уже давно понял, демон, что мне нет смысла задавать тебе вопросы, на ответы которых ты не намекаешь заранее.
        Хельмер не обернулся к нему. Даже не пошевелился. Он лишь стоял и смотрел на звезды, а те холодные светом омывали его серое лицо.
        Хаджар знал не так много демонов, но, видит Высокое Небо, Повелитель Кошмаров был самым странным из них. Самым… может быть - человечным? Но, разумеется, это все лишь маска - эдакая вуаль, которая позволяла хищнику лучше скрываться среди своей добычи.
        Не стоило забывать, что главным искушением для слуг и детей Князя всегда являлись, являются и буду являться - души людей. Хаджар знал это. Знал хорошо. Из-за этого погибла его тетя, а его родной дядя убил своего брата - отца Хаджара и его мать, погрузив родину в кровавую пучину хаоса.
        Вот что такое - демоны.
        Огромный гнойник на теле Безымянного мира.
        Впрочем, как и боги.
        Как и духи.
        Как и все те, кто считал себя лучше и выше людей.
        - Мне нравилось гулять по этим набережным, - вдруг, неожиданно, произнес Хельмер. - По гранитным мостовым. Смотреть на черную реку и думать о чем-то о своем. Вечность и Бездна, я даже не помню, о чем я думал. Помню лишь, что я полюбил то небо. Такое же серое, как и… - Хельмер дотронулся до лица, а затем надвинул шляпу чуть глубже. - Не люблю я север, Хаджи, дружище. Он всегда нагоняет на меня меланхолию. Заставляет думать, будто у меня есть душа. Вот только у демонов нет души. Как и богов. Как и духов. Все мы - как свет этих звезд, Хаджар. Светим откуда-то из прошлого, в надежде что доберемся до будущего. Будущего, которого нет.
        Хаджра опять поежился. Но не от погоды - из-за слов своего нового, временного компаньона.
        - Если честно, я сейчас в наименьшей степени настроен на философские беседы, демон.
        - Меня зовут Хельмером.
        - Ага, - кивнул Хаджар. - я знаю. Так что, демон, иди вперед. Ночь уже в самом разгаре, а мы пока так и не нашли прохода в Тир’на’Ног.
        Хельмер, все же, повернулся к Хаджару. В его красном глазу читалось что-то сродни гневу и злобе. Старым, затаенным чувствам, которые на мгновение проявились сквозь маску отрешенности и дурашливости. Хаджару не стоило заблуждаться - они не были друзьями. И даже просто - хорошими знакомыми.
        Хельмер использовал Хаджара в своей игре, а Хаджар пытался использовать Хельмера. Насколько вообще заяц способен использовать охотящегося за ним волка.
        - На самом деле - нашли, - Повелитель Кошмаров сделал шаг назад и поднял свою сферу.
        Алые капли падали на снег, но большая их часть - зависала в воздухе. Медленно стекали по чему-то невидимому, но достаточно плотному, чтобы удержать на себе тяжелые капли крови. Хаджар протянул руку, но ладонь не встретила ни малейшего сопротивления.
        Хаджар вообще ничего не почувствовал. И если бы не видел собственными глазами застывшую кровь прямо под его рукой, то и вовсе бы никогда не обратил внимания на этот ничем непримечательный участок заснеженного горного плато.
        - Мне вот интересно, Хаджи, - Хельмер достал косточку ( Хаджар сперва отпрянул, и только затем понял, что косточка куриная) и положил её в зубы на манер травинки. - Как ты собирался попасть в мир духов, если понятия не имеешь что искать и как открывать.
        - Открывать что.
        - Вот именно! - поддакнул демон. - Ну ладно, раз уж судьба все чаще сводит наши дорожки вместе, предпочту проводить время с хоть сколько-то образованным смертным.
        Хельмер протянул ладонь и над ней сформировались очертания четырех сфер. Хаджар уже видел подобное - когда к нему явился посланник из странны Бессмертных. В то время Хаджар еще обучался в школе Святого Неба и, вместе с Эйненом, Анис, Дорой и Томом они путешествовали по Пустошам.
        В храме Дергера, послушник бога войны показал Хаджару карту Безымянного Мира, поделенного на четыре сферы. Мир смертных, Мир Богов, Мир Духов и Мир Демонов. Эти четыре сферы взаимно перетекали друг в друга, но и в равной степени стремились разделиться на отдельные миры.
        Вот только что-то их удерживало, создавая общие границы и целые земли, которые могли одновременно принадлежать всем четырем сферам.
        Как, к примеру, страна Бессмертных - она находилась на общей границе четырех миров.
        - Это общая карта Безымянного Мира, - пояснил Хельмер. - и, как ты видишь, каждая сфера граничит с другой. И, попав на то место, где граница наименее плотная, ты можешь, обладая должным знанием и силой, открыть дверь. Бывает, конечно, что при некоторых случайных совпадениях двери открываются сами, но это один случай на количество звезд над нашей головой.
        - И все же - случается.
        - Случается, - кивнул демон.
        Они какие-то время молчали. Хаджар помнил, что именно из-за такого случая - один на «количество звезд над их головой» и случилось все то, что случилось в его жизни.
        - Ты сказал - дверь, - Хаджар первым нарушил тишину. - почему именно…
        Хельмер протянул серую ладонь и толкнул воздух. В ту же секунду прямо перед Хаджаром приоткрылась створка каменной двери. На ней было высечено изображение сложной диаграммы со множеством сфер, соединяющих этих сфер линий, изображений скрижалей и тысячи символов из самых разных языков.
        - Дерево Истины, - произнес Хельмер и слегка приподнял шляпу, словно приветствуя барельеф на двери. - Пойдем, генерал, нас ждут приключения.
        Хаджар даже осознать ничего не успел, как демон схватил его за плечо и шагнул внутрь темного проема, утаскивая его следом за собой.
        Хаджар сперва подумал, что ничего не изменилось. Они все так же стояли посреди снегов на высоком горном плато. Дул холодный, северный ветер. Вот только… все было каким-то другим. Иным.
        Ветер - не такой. Снег - другой. Даже звезды и сияние над головой - все это отличалось от того, к чему привык Хаджар. Это ощущение практически невозможно описать словами. Это не сон и не иллюзия. Это то, что испытывает человек, когда покидает родину и приезжает в другую строну.
        Вроде все одно и тоже и умом ты понимаешь, что просто переместился на некоторое расстояние, но… все же… все это чужое. Не свое. Не родное.
        - Кто вы такие?
        - Что здесь делаете?
        Хаджар обернулся на голос. Прямо из снега поднимались два рыцаря, закованных в лед, а их оружие - холодная сталь, с которой падали капли застывшей воды.
        - Думаю, нам стоит бежать, - шепнул на ухо Хельмер. - Это пограничники Мэб. По силе равны Бессмертным четвертого ранга Божественного Воителя.
        Хаджар повернулся к демону. Тот тоже выглядел несколько… иначе. Не так, как обычно.
        - Но я думал…
        - Хаджи, дорогуша, мы пересекли две границы - я далеко от родины. Здесь мои силы слабы и мне нужно привыкнуть прежде, чем…
        Демон не договорил. Он развернулся и припустил что было мочи вниз по склону. Хаджар, выругавшись, едва увернувшись от удара ледяным оружием, бросился следом.
        Нельзя доверять демонам.
        Никогда.
        Глава 1559
        Сбегая вниз по склону, постоянно уворачиваясь от выпадов ледяных мечей духов, Хаджар уже почти нагнал Хельмера, как тот, выхватив что-то из невысокого кустарника, с криком:
        - Делай как я! - вскочил ногами на широкую, плоскую то ли корягу, то ли бревно.
        Демон, резко ускорившись, с какими-то криками и улюлюканьем, не обращая внимания, что ему в спину летят огромные сосульки, поскользил вниз по склону. Вокруг него в снег втыкались острые, ледяные столпы. Они пробивали ледяной покров, то и дело грозя пришпилить к спрятанной под снегом земле - смеющегося демона, скользящего по снегу.
        Хаджар, выругавшись, на ходу достал из пространственного артефакта листовидный щит, взятый в качестве добычи в одном из недавних сражений. Он надеялся выгодно его продать, а на вырученные средства закупиться алх…
        - Проклятье!
        Прямо на лету ударом меча рассекая сосульку, отправленную в его сторону ледяным духом, Хаджар вскочил на щит и поскользил вниз.
        Его скорость возросла многократно, но не имея опыта - удерживать равновесие и, одновременно с этим, уворачиваться от чужих техник, заклинаний или чем там в него швыряли духи - оказалось не так уж и просто.
        Змеей лавируя по склону, Хаджар, в какой-то момент, едва не спрыгнул на снег и не перешел в ближний бой с преследующими их пограничниками.
        Вперед, между горой и внезапно начинающимся у её подножья осенним лесом ( словно зима в этом мире имела четкую границу) пролегала весьма внушительная пропасть. Бездонная пропасть. Всем своим “я” Хаджар ощущал, что стоит ему свалиться вниз, как он не то, что умрет от удара о дно разлома, а скорее - от старости.
        - Это граница двух царств! - каким-то образом умудряясь перекрикивать шумящий ветер, проревел Хельмер. - Упадешь - дна не достанешь!
        Как-будто Хаджар и сам этого не понимал.
        - Давно так не веселился-я-я-я-я… - крик демона превратился в гулкое эхо, а сам Хельмер, расправив плащ на манер крыльев, оттолкнулся от края ущелья и, воспарив под самое небо, перелетел на другой конец стометрового разлома.
        Хаджар, мысленно ругаясь на всех известных ему языках Безымянного Мира, пытался призвать ветер. Как и в случае с аномалией, имя верного друга никак не хотело ему поддаваться.
        А обрыв был все ближе и ближе. И ледяные столпы, размером с колонну храма, били уже впритык к щиту, порой поднимая снежные волны, на гребни которых и взлетал Хаджар.
        Уже у самого края он, наконец, поймал ветер и, спрыгивая в бездну со щита, со второго раза, погружаясь во мглу, все же смог открыть тропу.
        Исчезнув в потоках ветра, следующим мгновением он упал рядом с тяжело дышащим, улыбающимся Хельмером. Тот лежал на опушке осеннего леса и, раскинув руки в разные стороны, смотрел на светящие с неба звезды.
        - Это… было… интересно, - с отдышкой, чуть ли не по слогам, произнес демон.
        Хаджар, сглотнув, мысленно досчитал до десяти и, отряхнувшись от снега, поднялся на ноги. Он повернулся в сторону заснеженной горы и встретился взглядом с ледяными духами. Рыцари, облаченные в лед, стояли на границе обрыва и смотрели на двух нарушителей границы.
        Хаджар не сомневался, что те уже отправили слово… куда бы они его не отправили. А это означало, что скоро по их следу пойдут другие такие же рыцари, силой сравнимой с далеко не самыми слабыми бессмертными.
        - Что ты имел ввиду, когда сказал, что твои силы здесь ограничены? - спросил Хаджар.
        - Хаджи, дружище, как ты думаешь, какой еще можно вложить смысл в сказанное, кроме как то, что я, в данный момент, не сильнее Божественного воителя пятого ранга.
        - Ступени Божественных…
        - Ранги, - поправил Хельмер. Он поднялся на ноги и, прислонившись к дереву, достал длинную, резную трубку в форме обнаженной девушки. Ну а как иначе… - У Бессмертных нет ступеней развития. Только ранги. Всех их девять. Божественный воитель девятого ранга… или уровня - как тебе удобней, он немногим сильнее гениального пикового Небесного Императора. Ну и дальше, вплоть до первого ранга, который немногим слабее ленивого младшего бога.
        Хаджар перевел взгляд с демона на ледяных духов. Хельмер сказал, что те равны по силе четвертому рангу Божественного Воителя. Получается, что их сила действительно внушительна.
        - И зачем ты мне тогда здесь нужен, - вздохнул Хаджар и покачал головой.
        - Вот сейчас обидно было, между прочим! - Хельмер выдохнул облачко дыма. Хаджар понятия не имел, как Повелитель кошмаров это сделал, но облачко сформировалось в весьма неприличный и столь же недвусмысленный жест. - Нет, ты, конечно, силен и могуч, гоняешь Небесных Императоров, как котят, обладаешь терной, но… что-то я не помню, чтобы ты сразил хоть одного Бессмертного. Или я упустил моменты биографии моего старого друга?
        - Для начала - ты мне не друг, демон.
        - Ах, - Хельмер приложил тыльную сторону ладони ко лбу и прижался спиной к дереву. - То ли сердце мне разбили, то ли корсет давит.
        - А, во-вторых, к твоему сведению, я уже бился с Бессмертным.
        Хаджар не стал уточнять, что Кань Дун едва было не отправил их всех к праотцам и, если бы не аномалия и жертва Эйте Лецкет, то он бы сейчас здесь не стоял. Это все детали, а Хаджар не собирался позволять Хельмеру встать во главе их компании.
        Одно дело - вынуждено сотрудничать с демоном, а совсем другое - позволять тому руководить собой.
        - Ты хотя бы знаешь, как добраться отсюда до дворца королевы лета? - прищурился Повелитель Кошмаров.
        Хаджар ухмыльнулся и указал на юг.
        - Туда.
        - А как ты…
        - Если Мэб обитает на севере, то Титания - на юге, - пожал плечами Хаджар.
        - О Бездна и Вечность, - ахнул Хельмер. - и куда делся тот безмозглый смертный юноша, которого я повстречал в замке. Испуганный котеночек превратился в свирепую рысь.
        - Хельмер.
        - Да, друг мой.
        - Как часто тебя посылали в весьма интересных направлениях?
        - Довольно часто, но я всегда возвращался оттуда с новыми, очень интересными историями. Вот только посылавший меня негодяй их, обычно, уже не слышал.
        Хаджар вздохнул и устало покачал головой. Он действительно уже не был тем юношей, что месяц не мог спокойно спать после встречи с демоном. Кажется, в тот вечер, они с Неро сперва напились, а затем четыре недели несли дозор в лагере, ожидая, когда по их души явится ожившая детская страшилка.
        - Давай начистоту, демон…
        - У меня, вообще-то, имя есть! - перебил Хельмер, но Хаджар не обратил на это никакого внимания.
        - … какой твой интерес в этом походе?
        - Оскорбляешь, да? Обидеть норовишь... А я тут, между прочим, гуманитарную помощь оказываю смертным. Князь узнает - подвесит за те самые интересные места. И буду я висеть, флюгером качаясь, пару веков. Размышляя над твоим оскорбл…
        Демон осекся. Они встретились взглядами и Хельмер, ударив пару раз трубкой о дерево и вытряхнув табак, помрачнел. Все напускное шутовство вновь исчезло с его лица и единственного глаза.
        Хаджар, кстати, никогда не задумывался - а что стало со вторым глазом демона?
        - Титания мне должна, - своим обычным, Кошмарным голосом, произнес эмиссар Князя Тьмы. - и уже очень давно. И я намерен спросить у неё за это.
        - Со своей силой пятого ранга Воителя?
        Хельмер пожал плечами.
        - Сфера Духов в данный момент движется к сфере Демонов. И не спрашивай почему она движется или - в чем она движется. Вопрос сродни тому, что находится за границей вселенной. Никто тебе не ответит.
        - Даже Яшмовый Император? - сам не зная почему, решил уточнить Хаджар.
        У него опять возникло чувство дежавю. Словно этот или подобный этому разговор уже когда-то давно состоялся.
        - Чтобы ты себе не думал, но даже Император не знает всех тайн этого мироздания. Иначе…
        Теперь осекся уже демон. Хаджар не стал спрашивать, что было бы “ иначе” . Мало того, что это знание могло принадлежать к числу тех, что невозможно объяснить, не причинив при этом вреда и себе и слушателю, так еще существовал мириад причин, по которым демон не мог бы ответить.
        А если и мог бы - девять из десяти, что солжет. Просто потому, что может. Такова его натура. Как в истории с лягушкой и скорпионом… Нельзя верить скорпионам.
        - Когда мы подойдем ко дворцу, то окажемся куда ближе к границе и я смогу использовать большую часть своих сил.
        - Разве Титания не одна из десяти самых могущественных существ Безымянного Мира? - спросил Хаджар, а затем добавил. - И что-то я не припоминаю тебя в этом списке.
        - У всех у нас есть свои секреты, генерал, - уклончиво ответил Хельмер. - А теперь пойдем. Это лес Шипов и Терний. Когда мы его пересечем, то попадем в Лес Миражей и Грез. За ним уже и сам дворец. Но путь опасный и не близкий. Нам стоит быть внимательными, если мы не хотим проститься с жизнями.
        С этими словами Хельмер развернулся и направился в сторону леса. Хаджар, ступая за ним следом, задал свой последний вопрос.
        - Откуда демону известно так много о стране Фэйри?
        И, разумеется, Хельмер сделал вид, что ничего не услышал. Потому что он был прав. У каждого имелись свои секреты. Осталось только надеяться, что эти тайны и скелеты в шкафу не приведут к тому, что Хаджар окажется на дне той самой бездны, которую им посчастливилось перепрыгнуть.
        Он обернулся и посмотрел на исчезающих в снегах ледяных рыцарей. Те безмолвно смотрели в след уходящим нарушителям, но в их глазах словно отразилось последнее послание обладателю доспехов самой Мэб.
        - “ Спасайся” .
        Глава 1560
        - И, представь себе, он мне говорит: « Что ты мне сделаешь, презренный демон! Я свято верю в единого бога и тот защитит меня от твоих чар!». Я даже сперва было подумал, что юродивый какой, но так смешно верещал, когда я заживо снимал его кожу… ой, вот прям умора. И даже забыл про своего «единого бога».
        Хаджар старался не слушать бесконечные истории Повелителя Кошмаров. Иногда у него получалось, но чаще - не особо. Так что теперь Хаджар знал о том, как Хельмер обманул какого-то короля и забрал девственность у дочери последнего; как Хельмер впервые сделал хор из голов мертвых детей; как он собрал сорок четыре рецепта горячих ванн из крови девственниц; о том, как он совращал монахинь и монахов; и прочее и прочее.
        Время в мире духов протекало несколько иначе. Не так, как к нему привык человек из мира смертных. Здесь не было четкого понятия дня и ночи.
        Хаджар мог сделать шаг и обнаружить усыпанное звездами вечернее небо, а затем, только вздохнув, зажмурить глаза от палящего полуденного солнца, чтобы в следующее мгновение вновь ступать среди тумана едва-едва проснувшегося, розового утра.
        И все это время, неопределенное время, они пытались добраться до Леса Шипов и Терний. Казалось - руку протяни и дотянешься до первого, очень странного дерева, но нет. Даже спустя десять тысяч шагов, расстояние до леса оставалось неизменным.
        Как если бы не только время, но и пространство в этом странном мире не поддавалось разуму смертного.
        - А я уже рассказывал, как бороздил океаны вместе с королевой пиратов и магом-коротышкой? Так вот, слушай, началось все в таверне «Пылкий гусар»…
        Хаджар, чуть ли не отключив собственный слух, рассматривал удивительный пейзаж Леса. Сами деревья выглядели так, как ничто иное, что должно было уходить корнями в землю, а кронами к небесам.
        Стоило начать с того, что крон, как таковых, у этих растений и не имелось. Вместо них деревья венчали словно распустившиеся шишки. Их многоугольные лепестки бутонами открывались на огромной высоте и сияли яркими красками. Зеленые, желтые, бирюзовые.
        Хаджар увидел даже несколько оранжевых и золотых.
        Сам ствол, искривленные и толстый, больше напоминал свившийся в прут кустарник. Пухлый у основания, покрытый древесными чешуйками, он искрился - в прямом смысле, острыми шипами. Деревья будто дышали и с каждым их вздохом шипы то показывались, то уходили внутрь.
        Благо трава и земля выглядели так, как и должно было.
        Летали певчие птицы. Они опускались на длинные, каменные шипы, торчащие из почвы. Свивали на них гнезда и уносились по своим, безусловно важным, птичьим делам.
        
        - И все закончилось тем, что боги её убили.
        Хаджар чуть было не споткнулся. Он повернулся к Хельмеру, идущему рядом, и спросил:
        - Кого убили?
        - Королеву пиратов, - демон поправил шляпу. - возлюбленную того мага. Он сильно горевал. Едва было не встал на сторону Врага в последней битве Небес и Земли, но, в итоге, стал тем, кто его и заточил на Горе Черепов.
        Хельмер прекрасно знал о том, что Хаджар едва ли не по крупицам собирал по всему Безымянному Миру информацию о древних эпохах и, в особенности, о войне Врага против Яшмового Дворца.
        - Ты специально, да?
        - Мне просто показалось, что ты очень внимательно слушаешь мои истории, - сверкнул единственным глазом демон. - так что я подумал, почему бы и не поделиться с тобой одной такой из моего прошлого.
        - Твоего прошлого?
        - У тебя сегодня страсть переспрашивать, да? Видишь ли - это я стал той причиной, по которой боги решили, что им стоит убить королеву пиратов.
        Демон произнес эти слова с гордостью и кровожадностью, достойными лишь… эмиссара Князя Тьмы. Никогда нельзя было забывать, что все это приключение - не более, чем попытка лягушки перевести скорпиона через реку.
        Хаджар часто напоминал себе об этом, но, видимо, недостаточно часто.
        - Лес Шипов и Терний, - вдруг произнес Хельмер.
        Хаджар моргнул и оглянулся. Только что они стояли на опушке этого леса, а теперь, вдруг, каким-то неведомым образом очутились на выложенной камнем тропе, петляющей среди странных деревьев и каменных шипов.
        - Знаешь, почему он так называется? - Хельмер протянул ладонь и отломил острие ближайшего шипа.
        - Нет, но видимо сейчас узнаю.
        Демон улыбнулся так, как может улыбаться лишь демон. Это не выглядело «зловеще» или «потусторонне», скорее - вообще никак не выглядело и этим ужасало. Абсолютно пустая, немая улыбка. Даже не как у куклы, ибо для неё создатель пытается сделать хоть какую-то эмоцию.
        А здесь - пустота.
        - Говорят, даже царапина от этих шипов, - Хельмер протянул обломок на ладони. - способна открыть все раны на душе человека и отправить его к праотцам.
        Хаджар, стоявший в непосредственной близости от другого такого каменного шипа, отпрянул в сторону. Он чувствовал, что демон не врет. Да и, если честно, Хельмер вообще никогда не врал. Он использовал для обмана правду, что было еще страшнее, ибо правду, истину - невозможно опровергнуть.
        В ней можно только сомневаться.
        И именно этими сомнениями и пользовался Хельмер. Но он не врал. Нет, не врал.
        - Говорят, у демонов нет души, - Хельмер покрутил осколок между пальцами, а затем с силой всадил его себе в грудь. - может у меня еще что-то и осталось…
        Хаджар так и стоял - застыв на месте. Он вообще не понимал, что происходит. Что именно сделал Повелитель Кошмаров. Что им двигало. В чем заключалась очередная интрига демона и вообще…
        - Смотри, - прохрипел Хельмер. По уголкам его губ стекала черная, вязкая, как смоль, кровь. - Тот самый маг и его возлюбленная.
        По тропе, среди шипов и странных деревьев, с крон которых опадал пепел, шел невысокий человек. В молодости он был чрезвычайно красив - словно некий скульптор, создав идеальное творение, вдохнул в него жизнь. Но это в молодости.
        Лицо человека постарело от шрамов. Не телесных, а душевных. Его некогда пепельные волосы покрылись ржавчиной от дыма, пороха и запекшейся крови. Половину изрезанного морщинами лица скрывала борода.
        Латные доспехи покрывали тело, а за спиной на ветру реял старый плащ с тысячью заплаток. Хаджар узнал этот плащ. И узнал этого человека.
        Король Бессмертных ступал среди земель духов. Величайший волшебник из когда-либо живших. Мастер Почти Всех Слов.
        Его разноцветные глаза были опущены вниз. Он едва различал дорогу, по которой шел. Шел в сторону высокого, погребального костра.
        Ветер все усиливался. Он поднимал белые хлопья пепла и закручивал их вихрем вокруг фигуры волшебника. Опускался саваном на едва прикрытое тело словно заснувшей девушки. Она лежала на натруженных, побронзовевших от солнца, руках мага.
        Её черные волосы разметались по ветру. Коралловые губы застыли в так и не сорвавшемся с них шепоте. Изорванные одежды не могли скрыть атласной кожи, изящной линии стана и чувственных грудей. И от того эта картина выглядела еще ужасней.
        Столь прекрасное и столь безжизненное создание.
        
        Волшебник положил её на ложе из соломы и циновок. Рядом лежали доспехи, корона королевы пиратов, её флаг с изображением танцующего скелета и абордажная сабля.
        Будущий Король Бессмертных склонил голову. Тяжелые капли падали с его щек на щеки мертвой девушки. И это выглядело так, будто они оба плакали в этот момент.
        Волшебник, тяжело опираясь на посох, поднялся и посмотрел на небо.
        - Куда мы отправимся теперь, генерал? - спросила возникшая за спиной тень. - Мери и Криволапый идут с севера, и они могут не успеть, если мы…
        - Не важно, - волшебник поднял посох и ударил им о землю. Даже так, даже учитывая, что это был лишь мираж, Хаджар почувствовал все ту ярость, боль, гнев и силу, заточенные в пламени. Столпом то взмыло над погребальным костром и, разгневанным драконом понеслось в сторону высоких небес. - Мы отправляемся на войну.
        И все исчезло. Стихло. Растворилось. Будто и не было ни Короля, ни его павшей Королевы.
        Хельмер, чуть покачиваясь, прижался спиной к дереву. Он тяжело дышал, а в его ладони рассыпался каменный шип.
        - Что это было? - спросил Хаджар, только теперь осознавший, что все это время он крепко держался за рукоять Синего Клинка.
        - Осколок моего прошлого, - прошептал Хельмер. - пропуск на путь Терний.
        - Пропуск куда…
        - Спроси у него.
        Хельмер, дрожащей рукой, указал на невысокое дерево. Вернее - Хаджар сперва думал , что это невысокое дерево. Но затем то задрожало, опустилось на четыре лапы и предстало в образе существа, описать которое невозможно простому смертному, ибо оно было одновременно похоже на всё живое и неживое одновременно. Как мираж. Как забытый, старый сон.
        - Хозяин злых снов прошел свое испытание, - голосами тысячи птиц и сотни зверей произнес дух. - Теперь твоя очередь, несчастный генерал, распороть шов на ране своей души.
        Хаджар поднял ладонь. В ней лежал точно такой же осколок, как недавно вонзил себе в грудь Хельмер.
        Что же, он знал о своей боли достаточно, чтобы не боятся подобного испытания. Если ему суждено вновь встретить Неро и Серу, то он будет лишь рад. Пусть даже это и причинит ему боль.
        С силой он вонзил осколок себе в грудь.
        - А ты расскажешь мне ту историю про монстра, влюбившегося в смертную девушку и героя, пытавшегося её спасти?
        Хаджар смотрел в глаза, которые он так и не смог забыть.
        - Эйне?
        Глава 1561
        Она выглядела такой же, какой её запомнил генерал. Среднего роста, с точеной фигурой, смешным, чуточку курносым носом, маленьким подбородком, рыжими волосами и добрыми, разноцветными глазами. Один карий, а другой ярко зеленый. Она носила изумрудное ожерелье с кулоном, покрытым узором в виде листа.
        Высокое Небо, Хаджар уже и забыл, насколько Эйне была молода. Ей едва исполнилось шестнадцать весен. Простая смертная девушка, которая не могла сравниться красотой ни с одной из воительниц и волшебниц, коих генерал достаточно повстречал на своем веку.
        Но её красота была в другом. И в этом уже с ней мало кто мог сравниться в мире боевых искусств.
        
        - А ты ожидал увидеть кого-то другого? - искренне удивилась девушка. Не брезгуя, не морщась и не отводя взгляда, она омывала его покрытые струпьями руки, меняла повязки на дурно пахнущих, гниющих культях, заменявших Хаджару ноги. Она укладывала припарки на его изуродованное лицо и улыбалась. Улыбалась не только алыми губами и белоснежными зубами, но и глазами и, скорее, самим сердцем. - Так ты споешь мне песню о влюбленном монстре, герое и пленнице?
        Хаджар хотел было дотронуться пальцами до её атласной кожи. Провести по волосам. Заглянуть в глаза и отыскать там столь вожделенное им прощение.
        Но не мог.
        Это был лишь мираж. Искаженная реальность. И сколь отчаянно его сердце не пыталось бы отыскать в ней правды - все это лишь искусно сотканная ложь, нитями которой стали его боль и сожаления.
        - Я так и не позволил себе полюбить тебя, маленький огонек, - прошептал Хаджар.
        Он вдруг ощутил себя старым. По-настоящему старым. Может там, в Безымянном Мире, где по пыльным тропам блуждали забытые осколки прошлого возрастом в тысячи лет, он оставался безусым юнцом, мало что понимающим о мире. Но… для того, кто еще помнил камни Города - он скоро разменяет уже второй век.
        Достаточный срок, чтобы среди отражений собственного прошлого видеть сожаления о бесцельно прожитых днях и целых годах.
        - Ты сочиняешь новую песню? Красивая строка… маленький огонек.
        Она омывала его руки. С заботой, на которую способна лишь искренне любящая женщина. А в искренности Хаджар не сомневался. Как еще можно было описать то, что такая девушка, как Эйне, за которой хвостом вились десятки влиятельных господ и их сыновей, предпочла общество уродливого калеки и его плохенькего Ронг’Жа.
        - Я ведь так и не сыграл тебе, да? - если бы Хаджар мог плакать - наверное слезы бы коснулись его гнойников и прыщей на впалых щеках.
        Он он не мог.
        Давно уже не мог.
        - Об этом я и говорю, - Эйне, аккуратно, стараясь лишний раз не задеть, мазнула пропитанной целебными отварами шелковой прокладкой по его носу. Или тому, что осталось от этого самого носа.
        - Тогда я сыграю.
        Хаджар потянулся, поднял Ронг’Жа и положил его себе на колени. Он тронул струны старого друга и заиграл. Это была его самая первая песня. Он придумал её для того, чтобы не умереть с голоду, пока он бродил по Лидусу вместе с цирком.
        История о том, как монстр влюбился в прекрасную девушку и утащил её на гору, где спрятал от всего мира. А затем явился герой и битва их длилась много ночей, пока герой не обратил монстра в калеку, не отправил его играть перед людьми на Ронг’Жа, а сам не отправился в вечность вместе с возлюбленной.
        - Но это конец истории, а есть еще и начало, - Хаджар перестал петь и просто сопровождал рассказ легкой мелодией. - Монстр заточил свою возлюбленную в ледяной горе и, чтобы избавить ту от болезни, отправился в дальнее странствие.
        - Болезни? - Эйне сидела около его ног и, положив голову на обрубки коленей, слушала широко раскрыв глаза.
        Хаджар хотел бы увидеть, что видела она. Вместо уродливого калеки. Кого видели эти теплые глаза, что он так сильно смог обмануть. Ибо, видят Вечерние Звезды, если бы сейчас он сидел в своем обычном обличии, от вряд ли бы сильно чем отличался от этого калеки. Может не телом, но, душой - точно.
        - Она погрузилась в ледяной сон, - объяснил Хаджар. - в очень глубокий, ледяной сон. И чтобы растопить его, монстру требовалось отыскать цветок, сделанный из тысячи тысяч разных огней.
        - Тысяча тысяч огней, - с придыханием протянула завороженная Эйне. - я всегда думала, что огонь только один, а оказывается - их так много.
        - И даже больше, - кивнул Хаджар, вспоминая все те мириады отражений Духа Огня внутри Реки Мира.
        - А монстр отыщет цветок?
        - Отыщет, - снова кивнул генерал. - но будет слишком поздно. Дух сумеречных лесов, не зимы и ни лета, ни весны и не осени, съест этот цветок.
        - Но зачем?
        - Потому что ему так прикажет Королева Лета.
        Эйне нахмурилась. Для неё, даже в этом иллюзорном мире, где каждый образ - вырванный из памяти Хаджара, история звучала как сказка. Выдумка. Небылица. В Лидусе никто и помыслить не мог, что Фейри - реальны, их Королевы - действительно ходят по миру духов, где-то живут бессмертные, по небесам летают драконы и так далее.
        Все это - лишь сказки матерей наших матерей. Они преподают важные уроки, пугают, веселят, но не более того. Лишь истории, благодаря которым люди стараются сохранить память о прошлом.
        - Но зачем?! - уже куда отчаянней воскликнула Эйне. - Разве она не знает, что цветок нужен монстру, чтобы спасти свою возлюбленную.
        - Знает, - пальцы Хаджара соскользнули со струны, и та издала совсем не мелодичный перезвон. - Но монстр носит одежды Королевы Зимы, и потому Королева Лета не могла поступить иначе. Ибо она та - кто она есть и их вечное противостояние затягивает в свою воронку всех, кто рискнет подойти слишком близко. Монстр же оказался в самом эпицентре.
        - И что он будет делать дальше? - Эйне поджала губы. - Если цветок съеден, то как же он спасет свою возлюбленную и… почему она, раз монстр так старается ради неё, предпочла героя.
        - Все предпочитают героев, - пожал плечами Хаджар. - История про монстра не заработает хлеба своему рассказчику. История про монстра не воодушевит людей. Она не даст возможности увидеть новый мир или отыскать нечто красивое в старом. Истории про монстров, как и сами монстры, лишь отпугивают…
        Эйне провела ладонью по краем рваных, черных одежд Хаджара.
        - Тогда эти люди глупы, - с чувством произнесла она. - я знаю, точно знаю, что не каждый, кто монстр снаружи - такой же внутри. Но ты продолжай. Что будет делать монстр после того, как цветок окажется съеден? Как он спасет свою возлюбленную?
        Музыка лилась, и история следовала за ней по пятам.
        - Он отправится в новое странствие. В земли столь далекие, что их название забыто, а их жители - лишь не более, чем миф. Монстру придется пролить много крови. Снискать ненависть и страх. Ему придется стать настоящим монстром и разрушить все, что так ценно и дорого многим людям. И только тогда он сможет спасти свою возлюбленную, но…
        - Но её заберет герой, который ничего для неё не сделал? Хаджар, мне не нравится эта история. У неё плохой конец.
        - Как и у всех историй про монстров, - развел руками Хаджар. - у них у всех один и тот же - печальный конец. Люди помнят и любят героя. Люди ждут, что герои будут жить долго и счастливо. А монстр… он остается монстром. Что бы он не сделал и сколько бы блага не принес. Имя его забудут. Прошлое его изменят. А сам он станет олицетворением зла.
        Эйне хотела сказать что-то еще. Но не успела. Дверь в маленькую комнатушку Хаджара отъехала в сторону, и служанка позвала миледи к хозяйке борделя. Эйне улыбнулась, что-то прошептала и убежала, а Хаджар поддался сладостной дреме.
        Теперь он знал, что он явился сюда не ради доброй, наивной и этим столь прекрасной девушки.
        И, может, надеялся, что это, все же, будет не просто сон.
        Ему снилась пещера. Вонзенный в камень меч. Снился его зов.
        Он уже видел этот сон.
        Очень давно.
        И знал, что ждет его впереди.
        Потому что, чтобы история о монстре запомнилась людям, монстр должен выглядеть героем. Пусть только и внешне.
        Глава 1562
        Глупые сны. Дурацкие мысли.
        Он накинул на плечи темные одежды, закрыл лицо и голову черным капюшоном, запахнулся в плащ на манер летучей мыши и вышел в город.
        Город встретил Хаджара привычным гвалтом. Повсюду сновал люд. Кто-то что-то нес, другие мчались на открывающийся базар, иные просто брели по улочкам, неохотно «спеша» по улочкам. Если не обращать внимания на деревянные, странноватого вида постройки, на кареты запряженные лошадьми, на тканевые одежды, то Хаджар не видел в это мире ничего для себя нового.
        Хаджар уже видел все это. Слышал. Чувствовал. Он протянул ладонь, завернутую в пожелтевшие, некогда белые повязки. Он мог ощутить ветер. Жар от печей. Вонь от лошадиного навоза. Его память стерла все неприятные воспоминания и Весенний казался ему райским уголком.
        Он таким не был.
        Как и любой другой город… или Город. Не важно.
        - Вор! - взревел солдат, выхватывая из толпы сухую руку старика.
        Такое часто происходило на базаре, куда и пришел Хаджар. Здесь он подолгу бродил между разными лавками, записывая в базу данных нейросети обрывки диалогов. Потом он запускал аналитические механизмы своего «спутника», надеясь отыскать хоть намек на лекарство.
        Увы, пока все тщетно.
        Хаджар, словно через мутное стекло, сквозь призму дрожащей водяной поверхности. Он увидел парнишку, тянущего руки к старику. Того, исхудавшего, с практически прозрачными волосами, в каких-то драных хламидах, несколько солдат вели к позорным столбам на деревянном эшафоте.
        - Простите! - причитал старик. - Простите меня!
        Его, пытающегося всеми силами удержаться на земли, привели к деревянным столбам. Те, для удобства, стояли прямо здесь - на площади. Пять крепких столбов на небольшом подиуме. У двух из них были прикованы изнывающие от жажды люди.
        - Привязать! - гаркнул солдат, щелкая по земле хлыстом.
        - Простите, простите, - плакал старик.
        Его руки крепко опутали веревкой и опустили на колени.
        - Достопочтенный гвардеец, - обратился продавец, у которого только что пытались украсить несколько булочек. - Я не держу на него зла и претензий не имею.
        - Не имеет значения.
        - Но…
        - Отстань! - и солдат толкнул продавца.
        Тот упал и испуганно отполз в сторону.
        Товар покатился с прилавка. Тот самый хлеб, выпечка и несколько пряников. Они упали прямо в навоз и несколько мух тут же кинулись на неожиданное угощение. Компанию им составили бродячие псы и кошки. Но никого не волновало внезапное пиршество и, уж тем более, не заботило, что солдаты нанесли куда больший ущерб, чем старик и его ребенок.
        Ведь они - власть.
        Дурацкое слово. Нелепое. Чем-то похожее на монстра о ста головах - одну срежешь, а еще две вырастит.
        Просвистел кнут. Раздался крик, затем плач ребенка в оборванных одеждах. Он подбежал закрыть собой старика, но кнут продолжал свистеть и теперь уши резало уже два крика.
        Старик кричал что-то о том, что его семья умирает с голоду, но солдат был непреклонен. Он, побледнев, продолжал бить ребенка и его отца хлыстом. Потому, что если он этого не сделает, следующий, кто окажется на столбе - будет он сам.
        Народ роптал, но никто не смел и слова сказать. Все знали, насколько суровы и жестоки законы Примуса. Никому не хотел отправиться рабом на рудник, обрекая семью на голодную, медленную смерть.
        Хаджар помнил этого старика. Может быть, даже лучше, чем Мастера Секты Лунного Света. Ведь тогда Хаджар выполнял приказ.
        Он как-то мог оправдать те реки крови, что пролили его собственные руки и его меч. Не считал нужным, нес свой шрам, но мог. И, когда становилось совсем плохо, он так и поступал. Оправдывал себя.
        Потому что Безумный Генерал - не герой. Он простой человек. Который делает, что может.
        - Что ты сказал?! - внезапно прозвучал крик солдата.
        Мальчишки, залитый кровью, что-то прошептал.
        - Что?!
        - Принц Хаджар… - еле слышно прошептал ребенок. - Он убьет тебя… он убьет всех вас. Принц Хад…
        Хаджар видел уже эту сцену. Слышал эти слова. Помнил взгляд мальчишки, чья голова покатилась по ступеням эшафота и плач старика, потерявшего последнее, что имело для него значение в этом мире.
        Видел очень давно. Так давно, что думал, что смог стереть это из своей памяти. Скомкать. Выкинуть. Спрятать так глубоко и далеко, что никогда и никогда не найдет. Не отыщет ту причину, по которой, если кто-нибудь и когда-нибудь сложет песню о Безумном Генерале, это будет песня не о герое.
        Потому что Безумный Генерал делает не то, что может, а то, что ему нужно. Что ему удобно. Что правильно, но только для него и его цели.
        Просвистел клинок.
        Но голова так и не покатилась по эшафоту. Кровь не пролилась.
        Калека, шатающийся на деревянных протезах, подставил под удар клинка трость и, отклонив удар солдата, рассек маленьким кинжалом путы на руках старика, и, скинув того с эшафота, и сам прыгнул в бурлящую толпу, поднявшую восстание.
        Вот только…
        Только ничего этого не произошло.
        Хаджар стоял и смотрел на то, как толпа действительно поднимает восстание. Но не потому, что он спас старика и его ребенка. А потому, что солдаты убили этих твоих. Растерзали их тела и бросили на съедение тем же псам, что рвали клыками навоз и хлеб.
        Хаджар сидел на земле и держал в руках осколок прозрачного кристалла. По его рукам текла черная кровь. На теле не было видно ни единого пореза, но, тем не менее, кровь никак не могла остановиться.
        - Ты не можешь изменить прошлое, генерал, - Хельмер подошел к нему шатаясь и протянул руку.
        - Я уже делал это, - Хаджар не двинулся. Он сидел и смотрел на то, как кровь втягивается внутрь кристалла, надеясь, что тот вновь вернет его обратно. Туда, где, может, и начался тот кривой путь, по которому отправился Хаджар Дархан. - Менял прошлое.
        - Тебе так только кажется, - сверкнул алый глаз. Но не как прежде, а… с пониманием. - Поверь мне, генерал, я сотни раз пытался изменить прошлое, но каждый раз лишь помогал ему стать настоящим. То, что произошло - уже произошло. Нет никаких парадоксов времени, ни петель. Лишь прошлое, будущее и настоящее. И если выбран какой-то вариант, то он уже выбран.
        - Но Древо Жизни…
        - Видит все возможные варианты и потому никогда не знает, какой из них истинный, - перебил демон. - Вставай, генерал. Не позволь своему прошлому стать твой смертным одром. Поверь мне - это печальная и гнусная смерть.
        Хаджар поднял взгляд на демона.
        - Ты говоришь так, словно уже испытывал её - смерть.
        Хельмер не ответил. Он лишь продолжил тянуть свою когтистую, серую ладонь. Принять помощь от демона? Настоящий герой так бы никогда не поступил.
        Хаджар сжал ладoнь Хельмера и тот помог подняться на ноги.
        Странного существа, что еще недавно отправило их обоих в странствие по собственным шрамам, нигде не было. Так что Хельмер несколько удивился, когда Хаджар обнажил Синий Клинок.
        - Вряд ли ты сможешь вырубить этот лес, Хаджи-дружище, - хмыкнул демон.
        - Лес - нет, - согласился Хаджар. - Но я вспомнил, что и передо мной у местной королевы есть должок. И, до тех пор, пока она его не вернет, у меня в планах сократить поголовье её воинства.
        - Ты о чем?
        - Отойди в сторону, демон. Это не твоя битва.
        Хельмер недоуменно переводил взгляд с Хаджара на то место, куда тот смотрел, а затем… затем пришли рыцари Лета.
        Глава 1563
        Они появились из вороха листвы, ставшей им плащами. Выползшие из земли ветви ивы и ясеня превратились в три длинных копья, которые воины подняли перед собой. Они выпрямились во весь свой впечатляющий двухметровый рост.
        Их могучие торсы, словно высеченные скульптурами, не могли скрыть зеленые доспехи цвета травы, на которой они и стояли.
        Головы венчали шлема-короны из застывшего в золоте огня. Из-под них гривой опускались длинные волосы, похожие на лучи рассветного солнца.
        У каждого, на правой руке, висел странный ростовой щит. Он словно приклеился к их телам, и воины были способны двигать им одновременно с копьем.
        Хаджар прежде такого не видел, но уже представил, насколько весомое преимущество даст подобная защита в бою. Рыцари Лета могли одновременно атаковать и защищаться, не теряя при этом ни в одном из аспектов сражения.
        Хаджар ощущал силу Небесного Императора, исходящую от каждого из трех Рыцарей, но при этом в них таилась некая энергия, понять которую Хаджар не был способен. Только ощутить.
        - Это сила души, - прозвучал голос демона. Хаджар обернулся, но не увидел демона. Вместо него на плече Хаджара застыл маленький черный комочек чужого ночного кошмара. - То, что используют демоны, духи и боги. Нечто вроде твоей терны, только…
        - Не для смертных, - произнес Хаджар.
        - Именно. Если потребуется помощь - позови. С такими противниками ты еще не сражался прежде.
        И это правда - короткие стычки с духами, которые пережил Хаджар, не шли ни в какое сравнение с полномасштабной битвой с армией Летнего Двора.
        - Меня зовут лэр Тагенбэль, - чуть поклонился вышедший вперед воин. - Я, младший солдат воинства Её Величества, приветствую вас, Безумный Генерал.
        - Ха! - засмеялся комочек. - Смотри-ка, Хаджи. Твое прозвище теперь уже официальное звание.
        Хаджар, проигнорировав слова демона и, так и не убрав клинка, что в мире боевых искусств служило лучшим пояснением своих намерений, тоже склонил голову.
        - Приветствую лэр Тагенбэль. Закончим с разговорами и…
        - Прошу простить мне мою грубость, генерал, - перебил Тагенбэль. Несмотря на витиеватое построение речи, в его изумрудных ( и это не фигура речи ) глазах сквозило презрение. - Я с радостью пролил бы вашу кровь на эти древние земли, но я у меня послание от Её Величества.
        Хаджару хотелось послать эту троицу и их королеву ко всем демонам ( один из которых стоял у него за спиной) , но… это был бы не самый дальновидный поступок, а Хаджар не мог позволить себе быть недальновидным.
        - Я выслушаю, - кивнул он и, все так же не убирая клинка, опустил меч к земле.
        Тагенбэль достал что-то из-за пояса и положил на траву. Хаджар с удивлением обнаружил в артефакте небольшую, изумрудную подвеску с узором в виде листа.
        Он и раньше не смог бы не узнать этот узор, но теперь, после сна, показанного ему Лесом Шипов и Терний.
        На траве лежала подвеска Эйне.
        Подвеска, вокруг которой уже поднимались языки танцующего огня. Они тянулись все выше и выше, пока не предстали в образе легкого, похожего на ночной наряд, платья.
        Титания, Королева Огня и Лета, шагнула на травяной покров. Волосы её золотым ручьем стелились по земле и всюду, куда протекал этот ручей, расцветали цветы. Их лепестки срывал веселый, игривый и обманчивый южный ветер. Он вплетал их в волосы Титании. И свет солнца стал её взглядом.
        Она была само олицетворения лета. И, пусть в смертном мире закончилось её время и наступила пора зимы, здесь, в царстве вечной весны, она была сильна. Не так сильна, как прежде, но все еще достаточно могущественна, чтобы входить в десятку сильнейших существ Безымянного Мира.
        И, даже учитывая, что сюда явилась лишь её тень, лишь усилием воли она могла бы уничтожить Хаджара. Но он знал, что Королева не сделает этого. Вовсе не потому, что её сковывали законы Небес и Земли, а потому… что это не её суть. Это не то, кто Титания есть.
        Будь перед ним Мэб, исход бы оказался плачевным. Но такова суть Зимы. Зимы и Тьмы, но не Лета и Огня.
        - Ветер Северных Долин, - произнесла Титания. Голос её звучал так, как звучат все песни птиц, все стоны влюбленных и все улыбки детей. И в то же время он звучал печально. Она… сочувствовала собеседнику. - Ты, все же, пришел.
        - Откуда у тебя эта подвеска? - без всякой театральной куртуазности, тоном далеким от этикета, спросил Хаджар.
        Тагенбэль и остальные, лишь услышав Хаджара, мгновенно сделали шаг вперед, но их остановил струящийся ручей золота и огня - волос Титании.
        - Разве ты еще не понял, Хаджар? Не понял, куда и зачем ты идешь?
        - Второй раз я спрошу у тебя, дух, откуда у тебя подвеска?
        Взгляд золотых глаз стал еще печальнее. Будто на плечи Титании опустилась вся тяжесть далеко не радужного мира. Она подошла к нему вплотную. Прекрасная, как может быть прекрасна лишь Королева Лета. Но в глазах Хаджара она была лишь духом - чем-то эфемерным, чем-то, к чему он не испытывал ни вожделения, ни восхищения.
        Единственная женщина в его жизни, мать его нерожденного ребенка, была обречена на века ледяного сна. И все это - по вине именно этой… этого существа.
        - Ты так мало знаешь о своей судьбе, отважный генерал, - она потянулась было ладонью к его щеке, но одежды Хаджара засияли льдом. Небо над головой ударило громом северной бури и лес Шипов и Терний накрыла легкая метель. Она припорошила снегом травы и кристаллы, укрыла искрящимися шубами странные деревья.
        Титания отдернула руку и сделала шаг назад.
        - Мэб хорошо тебя уберегла, - произнесла Титания пряча оледенелые пальцы под свое пламенное платье. - Сейчас её время и она сильней меня, но… она не может заставить тебя не слышать моих слов.
        - Ты уже сказала, дух, все, что могла мне сказать, - глаза Хаджара сияли той яростью, о которой, как он наивно думал, уже успел забыть и затаить среди десятилетий странствий. Он до того сильно сжимал Синий Клинок, что лезвие начало немного вибрировать. - Мне больше не надо ни твоих речей, ни твоих даров. Ничего. Кроме ответа. Третий раз я спрошу и законами прошлого ты обязана мне ответить - откуда у тебя эта подвеска?
        Титания ненадолго прикрыла глаза, а, когда их открыла, то среди трав и кристаллов уже больше не стояло Королева Лета и Огня.
        - Ты ведь и сам это понял, генерал, - прошептала она чужим и таким знакомым голосом. - Понял еще очень давно. Только не хотел себе в этом признаваться.
        Энергия бурлила внутри Хаджара. Ярость. Старая и верная спутница. Полузабытая, но не ослабевшая. Она клокотала в его сердце. Текла по его жилам. Смешивалась с терной и мистериями клинка, погружая лес Шипов и Терний в вихрь бушующего северного ветра.
        - В этой истории ты не монстр и не герой, Безумный Генерал, а лишь… марионетка. Как и всегда.
        Перед ним стояла Сента. Хозяйка борделя. Образ, принятый осколком Титании, чтобы направить Хаджара туда, куда он должен был быть направлен. А тенью Сенты была Эйне. Девушка, полюбившая чудовища. Девушка, которой попросту не могло существовать.
        И не существовало.
        Хаджар не увидел сна в лес Шипов и Терний. Во всяком случае не в том смысле, в котором думал изначально. Сном оказалась почти вся его жизнь.
        С диким, почти безумным ревом полным животной боли, он обрушил меч на лживого призрака, но удар, поднявший бурю и разметавший молнии вокруг, ударил о землю.
        Титании-Сенты исчезла. Хотя её здесь и не было изначально.
        Взгляд небесных глаз, излучавших несгибаемую волю и животную ярость, обратился к трем воинам. И, если прежде те двинулись вперед, то теперь они сделали шаг назад.
        Не важно…
        Все это не важно.
        Что бы ни было ложно или истинно в этой жизни, он знал только одно.
        Его имя все еще Хаджар Дархан. И не важно, кто перед ним. Яшмовый Император, Князь Демонов, Королевы Фейри. Армии смертных. Легионы тварей из-за Грани. Любой, кто осмелится. Любой, кто встанет у него на пути. Он сразит их всех и души отправит к праотцам.
        И ему для этого потребуется лишь его меч и воля.
        Глава 1564
        Взмах меча Хаджара поднял волну синего ветра. Внутри него, расправив белоснежные крылья, летела птица Кецаль с телом в виде меча и перьями, с узором танцующих на них драконах. Тагенбэль, будь он простым Небесным Императором, скорее даже не обратил бы внимания на эту атаку.
        В ней почти не содержалось энергии. Она выглядела как прием смертного практикующего. С одним маленьким исключением - терны в ней содержалось столько, что некоторые мастера Эры Пьяного Монаха, эпохи расцветы тернитов, сочли бы Хаджара одним из выдающихся мечников.
        - Щиты!
        
        Тагенбэль и его соратники, сомкнув ряды, выставили перед собой странные, листовидные щиты, закрепленные на их плечах. Вместе три щита сформировали очертания листа. Зеленая стена возникла на пути парящей на ветру птицы Кецаль.
        От столкновения энергии четырех сражающихся поднялось торнадо энергии, терны и силы духа. Оно корежило стволы деревьев и дробило в пыль магические кристаллы, открывающие шрамы на душе.
        Тагенбэль и двое рыцарей закричали от натуги - настолько яростно на их щиты и техники наваливалась вся мощь Безумного Генерала. И, когда вихрь схлынул, они попытались было перейти в наступление, но так и не увидели перед собой противника. Только кроткую вспышку белых молний.
        Еще не успели исчезнуть в ветре последние искры, как Хаджар уже ворвался в строй противников. Ударом плеча разбив построение щитов, он разорвал цепочку рыцарей и отбросил их в разные стороны.
        Оказавшись в центре треугольника из копьеносцев, защищенных щитами, любой другой воин мгновенно пожалел бы о своем решении. Но не Хаджар. Он был готов именно к такому повороту поединка. Именно поэтому, когда воины Лета выставили перед собой щиты и одновременно выстрелили копьями в стремительных выпадах.
        Энергия лилась со стальных наконечников ручьями разбуженных весенних горных ручьев. Быстрая и пронзительная. Она не оставила бы и шанса смертным Небесным Императорам. Хаджар отчетливо ощущал всю самобытность и необычность энергии духа - оружия духов, демонов и богов.
        - Это все не важно.
        Билась одна единственная мысль в сознании генерала. Ему не нужна сила полубога, чтобы одолеть своих противников. Пока в руках есть меч и воля - этого достаточно.
        Перехватив Синий Клинок обратным хватом, Хаджар, концентрируя терну и мистерии меча, вонзил меч в землю.
        Зеленые ручьи энергии оскаленными змеями ударили в сияющие одежды генерала, где облака плыли среди лазурной синевы, но так и не смогли их коснуться. Из Синего Клинка взвились тысячи белоснежных молний. Расправляясь широкими крыльями, взмахом они подняли шторм из сотен перьев-мечей, каждое из которых пролетело несколько километров, пока не исчезло во вспышке молний и громовом грохоте.
        Змеи ручьи исчезли так же стремительно, как появились, а один из воинов, стоявший справа от Тагенбэля, не успел использовать защитную технику и оказался пронзен десятком перьев-мечей. Его буквально разорвало на кровавые ошметки и серебряная, похожая на ртуть, кровь окропила леса.
        - Нет! - выкрикнул Тагенбэль и протянул ладонь к останкам своего родственника. Но его пальцы лишь коснулись исчезающего силуэта духа. Тагенбэль развернулся к Хаджару. В его глазах пылала жуткая ненависть. - Проклятое отребье Зимы!
        Он раскрутил над собой копье и десятки лиан, свиваясь в высокое дерево, обрушились на Хаджара кроной из тысячи ударов копий, каждое из которых несло в себе энергию духа.
        В это же самое время второй рыцарь Лета, стоявший сбоку, выставил перед собой щит и что-то коротко произнес на незнакомом, певучем языке. Его щит превратился в широкий лист, окутавший и Тагенбэля и самого воина.
        Хаджар, стоя под ливнем из немыслимого количество стремительных ударов копья, вытянул перед собой меч и призвал всю ту ярость, что клокотала в нем. Она искала выход и Хаджар позволил ей пролиться в реальность.
        - Бесконечный Ветер!
        Громов удар от схлопнувшихся разом на небе грозовых туч смял и разорвал зеленый лист, оставив Тагенбэля и его соратника без защиты. Молнии и ветер, сплетаясь в едином танце, сформировали очертания клюва Кецаль, внутри которого клокотали синие вспышки драконьего рева.
        Оставшись без защиты лэр Рыцарь Лета, неспособный разорвать связи между собой и техникой, должен был тут же пасть под мощь удара, но…
        - Брат мой!
        Перед ним, отбросив и оперевшись на щит всем телом и укрепив его обеими руками, встал второй рыцарь. Удар Бесконечного Ветра обрушился на него с силой горной лавины. Лавины полной ярости, терны и мистерий меча. Он смел рыцаря так легко, словно это было лишь старое, сухое дерево.
        Он не оставил после себя ни сломанной брони, ни тела, ни даже самой маленькой и незаметной капли светящейся крови. Когда все стихло, то перед Тагенбэлем стоял лишь Безумный Генерал, чья глаза пылали яростью, а клинок светился энергией.
        По Синему Лезвию летела сквозь облака к сиявшим звездам птица Кецаль, и она же исчезла посреди обломков леса Шипов и Терний. Выкорчеванные деревья, сломанные кристаллы, глубокие шрамы на земле - вот во что всего несколько обменов ударами превратили этот край.
        - Братья мои… - опустил копье Тагенбэль. - клянусь, что мы встретимся в чертогах Дану.
        Рыцарь, резко обнажив кинжал, вонзил себе его в грудь. Кровь потекла по его рукам и, впитываясь в копье, призывала к жизни изящные руны, несущие в себе свет магии.
        Самоубийственная техника - Хаджар бы никогда не подумал, что такие могут использовать не только смертные.
        Сияющее серебром копье Тагенбэля протянулось огненной вспышкой к груди Хаджара.
        - Сгинь, ублюдок! - завопил Рыцарь, окончательно теряя весь лоск и куртуазность.
        Его самоубийственная техника, вытягивающая все запасы энергии души и даже саму душу, обладала достаточной силой, чтобы ранить Бессмертного, так что он не сомневался, что…
        Глаза Тагенбэля расширились от удивления и… ужаса. Его сердце, знавшее битвы с самыми жуткими отродьями Зимы и Тьмы, дрогнуло. Впервые за многие и многие века.
        Стоявший перед ним простой смертный, чья слава была так же сильно раздута, как и его заслуги, стоял целым и невредимым. Нет, даже более того - окутанный туманным светом, струящимся по его одеждам, будто облаченный в звезду, он крепко сжимал в вытянутой руке брошенной копье Тагенбэля.
        - Как это воз… кто ты… что ты такое ?! - закричал Рыцарь.
        Хаджар сжал ладонь и копье разлетелось на мелкие стальные осколки, вонзившиеся в земли, камни и деревья. Сила Звездной Вспышки вела Хаджара дальше.
        Меньше, чем за долю мгновения, еще до того, как разлетелись осколки, он переместился к своему противнику.
        - Как ты встретишься с ними, дух, если у тебя не будет души, - прошептал он тому на ухо.
        - М-м-монс…
        Тагенбэль не смог договорить. Синий Клинок вонзился ему в сердце, и хищная сталь жадно пожирала те остатки души Рыцаря, что не разрушила самоубийственная техника. Спустя мгновение высушенный, раненный труп лежал около ног Хаджара.
        Все несколько ударов сердца прошло с того момента, как он обнажил клинок и как трое Рыцарей Лета исчезли с лица Безымянного Мира.
        Хаджар оттолкнул в сторону останки Рыцаря и повернулся к дереву, стоявшему позади. Единственному, уцелевшему среди всего этого хаоса из энергий и терны.
        Иллюзия спала и Хельмер, поправляя шляпу, сделал шаг в сторону Хаджара, но наткнулся на выставленный в его сторону меч.
        Глава 1565
        - Я хотел сказать, что ты напоминаешь мне своего предка, - натянуто улыбнулся демон. - Но, должен сказать, сейчас ты просто вылитая его копия.
        - Ты знал? - процедил Хаджар.
        Его рука не дрогнула. Его сердце билось все так же мерно и спокойно. Демон, сам того не ведая, поставил их на одну ступень силы, сказав, что его силы ограничены. И здесь, среди света и Лета, он должен был ослабнуть еще сильнее. И, может, Хаджар не сможет его одолеть в честном поединке, но, видит Высокое Небо, битва дорого обойдется Повелителю Кошмаров.
        - Я знаю многое, Хаджи, - сверкнул глазом демон. - И большую часть из этого хотел бы забыть, но куда нам - простым слугам до чаяний наших господ. Мы всего лишь выполняем…
        - Достаточно! - перебил Хаджар. - Дважды я спрошу - ты знал?
        Хельмер щелкнул по острию Синего Клинка когтями и указал, подмигивая, на собеседника.
        - Тут тебе стоит быть поточнее. Если я начну перечислять все, что я знаю, то мы не только до Титании вовремя не доберемся, но и вряд ли сдвинемся с места в ближайшую… вечность.
        Хаджар выругался. В этом демон был прав.
        - Ты знал, что Сента и Эйне это… это…
        - Призраки, вызванные заклинанием Королевы Летнего Двора? - подсказал Хельмер. - Нет, Хаджи, чтобы ты там себе не надумал в этой странной, милой, такой хрупкой человеческой головушке, но я не всеведущий и всезнающий. Я просто очень долго брожу по этому миру, так что знаю то да се, но всезнанием не обладаю.
        - И почему я тебе не верю?
        - Потому что не верить демонам - весьма полезная для здоровья привычка. Одобряю. Но спешу огорчить, - Хельмер, не опуская поднятых ладоней, пожал плечами. - Всезнанием не обладает даже Его Яшмовое Седалище. Иначе за каким духом ему бы потребовалась целая армия из ищеек.
        - Феи.
        - Они самые, - снова подмигнул демон. - может их королева знает чуть больше моего, ведь вряд ли она рассказывает все своему хозяину, но… вряд ли, Хаджи. Вряд ли даже сама Титания, до того, как не увидела твой шрам в этом клятом лесу, знала, что её призраки пересекались с тобой в мире смертных.
        Хаджар нахмурился.
        - Что ты хочешь этим сказать.
        Хельмер вздохнул, закатил глаза, вернее - глаз, помассировал переносицу и опустился на стул, созданный его маленькими кошмарами.
        - То, что, Хаджи, ты иногда бываешь необычайно туп. Мир он, знаешь ли, не вертится вокруг твоей маленькой персоны. Мы - Древние, настолько долго варимся в местном котле, что, бывает и сами забываем, куда ведут отдельные нити наших интриг. Это почти, - демон какое-то время подбирал нужное слово. - как спорт. Откуда мне знать, для чего Титания отправила призраков в Лидус. Более того - у неё их может быть целый сонм. И сами эти призраки вряд ли вообще знают, что, на самом деле, они не люди.
        - То есть…
        - Все, что ты испытал в том ужасном заведении, лишенном прелестных девственниц и их ароматной крови - реально. Не выдумано. Призраки обладают полной свободой воли иначе…
        - В чем резон их куда-либо отправлять, - протянул Хаджар.
        - Во! Молодец, Хаджи-лапуля. Смекнул. Я уж думал все - застряли мы здесь в твоей интеллектуальной неуклюжести. Докумекаешь. Но! Пациент скорее жив, чем креветка!
        - Мертв.
        - М? Ты про этого лэра Рыцаря? Ну да, пару тысяч лет побудет мертвым, а потом переродится во что-нибудь другое. Это же духи. Они, пусть и не бессмертны, но извечны. И не проси меня объяснить разницу. Это слишком… метафорично, для человеческого языка.
        - Пациент скорее жив, чем мертв. А не креветка.
        - Хаджи, лапуля, - Хельмер заглянул Хаджару в глаза. - Ты здоров? Может солнечный удар? Какие креветки, ты о чем?
        - Ты сам только что… ай - к демонам.
        - Не очень люблю свое племя, так что я лучше бы к девственницам, но здесь - в краю Весны и Лета, их еще меньше, чем в борделе. Отрицательное число! Вечность! Именно поэтому я и не люблю Тир’на’Ног. К духам здесь ванну примешь из приятной, терпкой, ароматной крови девс…
        Хаджар с шумом убрал меч в ножны и, развернувшись, направился дальше по тропе из золотого камня. Как в старой сказке из далеко мира, кажущегося ему сном.
        - Хаджи, лапуля, дружище мой родной от мамы другой, у меня для тебя неприятные новости.
        - Демон, клянусь своим именем, еще одно слово и я тебя прикончу!
        - Ну, ты можешь, конечно, попытаться, это даже будет в чем-то забавно, но…
        Хаджар резко развернулся и положил ладонь на рукоять меча. Хельмер сделал вид, что испугался, после чего указал когтем себе за спину.
        - Нам в другую сторону, если ты, конечно, все еще собираешься на рандеву к Королеве.
        Хаджар выругался. Очень смачно, с оттяжкой, витиевато и на нескольких языках. Он не знал, что раньше сведет его в могилу - вражеские клинки или компания отдельно взятого демона. Но, почему-то, склонялся, скорее, к чему-то посередине.
        - Кстати, я рассказывал тебе о том, как в эру одного не очень трезвого послушника богов мы, с моим другом, устроили настоящий потоп для небольшой страны? Ну, размером с четверть Дарнаса. В общем, дело было так. Другой мой - коротышка, абсолютно не умел пить. До того, что, по пьяни, мог напутать задницу осла с грудью Истари. А это, знаешь ли, та еще морока. Ну и мы, покинув не самое лестное питейное заведение, решили, так сказать, нагулять аппетит перед Пиром на Седьмом Небе…
        Хаджар, посмотрев на небо, привычно отключил сознание от внешнего мира. Кто бы мог подумать, что бесконечный треп Албадурта закалит его в достаточной степени, чтобы не слушать Хельмера, способного дать внушительную фору гному.
        Ступая по золотым камням, Хаджар сжимал в руке теплую от крови и битвы нефритовую подвеску с узором в форме листа. У него не было причин не верить слова демона о том, что произошедшее в Весеннем не более, чем совпадение. Но и, одновременно с этим, Хаджар не находил причин, чтобы поверить .
        Слишком много в его жизни случалось таких совпадений. И так легко было поверить словам Титании о том, что им ловко манипулируют, устроив из его судьбы соревнования по перетягиванию каната. Поверить действительно легко. И так соблазнительно - упасть в яму этого заблуждения.
        Вот только…
        Хаджар сжал и разжал кулак. Пока он дышал, пока он мог мыслить - его судьба только в его руках. И не важно, что написано в свитке, хранящимся в башне Книги Тысячи. Он сам хозяин своей судьбы. И эта подвеска - тому свидетель. Чтобы не говорила Титания, ей не заманить его в свои путы.
        - Проклятые интриги…
        - Вот! Мой друг говорил почти так же! Когда напьется, конечно! Ну и, в общем, он, вместе со своей пираткой, отправился на штурм морской крепости. А я ведь ему говорил - куда ты, со своим огнем, в воду суешься. Давай лучше проведем обряд жертвоприношения. У меня как раз, про запас, было несколько девственниц…
        Хаджар вздохнул.
        Их ждет долгое путешествие.
        Глава 1566
        Дальнейший путь по лесам Миражей и Грез они проделали всего за несколько… шагов. Каждый из которых растянулся, как представлялось Хаджару, не меньше, чем на несколько дней. И все это время Хельмер, без умолку, рассказывал истории из своей весьма нескромной биографии.
        Несколько раз они встретили странных существ. У одного из них не было тела - только кровеносная система, глаза и скелет. Оно выглядело пугающим, но стоило подойти ближе и становилось понятно, что существо просто любуется озерной гладью.
        Хельмер поторопил Хаджара пойти дальше, а в его единственном алом глазу светилось нечто вроде страха. Не перед существом, а перед чем-то другим. Может тем, что для него означало это странное создание.
        Хаджар не стал допытываться, они лишь наслаждался тем, что демон, в кое-то веки, замолк. Пусть тишина и сохранялась не самый длительный промежуток времени. Этого все равно было достаточно, чтобы хоть немного отдохнуть.
        Второе существо, которое они встретили - гуманоидная птица. И с ней у Хаджара состоялся странный диалог.
        - Генерал, - она расправила крылья и накрыла ими кристаллы. - видели ли вы рассвет в горах, когда зима отступает перед летом?
        - Не видел.
        - А видели ли вы, как плывут облака под перьями парящего сокола, когда тот возвращается с охоты?
        - Не видел.
        - А видели ли вы, как вселенная падает в океан, смывая с себя золото утра и как выходит, надевая черный шелк, усыпанный камнями Звездных Садов?
        - Не видел.
        - Тогда вы не видели неба, генерал.
        Птица-женщина взмахнула крыльями и исчезла в небесной вышине, оставив Хаджара наедине с Хельмером. Тот приподнял вслед исчезающему силуэту свою широкополую шляпу.
        - Мертвые боги прошлого, - произнес он в след. - всегда несут какую-то чушь.
        Хаджар вздрогнул и посмотрел еще раз в сторону, где исчезла птица-человек.
        - Это была богиня?
        - Ударение на была, - кивнул демон. - смертным кажется, что боги бессмертны, но если бы это было так, генерал, то зачем им столько храмов? Столько легенд про них? Чемпионов? Все это потому, что если человека питает пища, бессмертного - энергия, то богов - вера. Когда в них перестают верить, они умирают. И перерождаются здесь - в Стране Духов. В форме, которая близка их божественности и их… сути духа.
        - А то, что она сказала мне?
        - Никто не поймет, кроме её самой, - пожал плечами Хельмер. - слова мертвого бога понятны, лишь ему самому. Ибо в их сознании смешиваются их старые пути богов и новые - перерождённого духа. Может быть, она хотела тебя оскорбить, может - указать, где лежит её Наследие и сокровища, а, может, просто спрашивала, как погодка.
        С этими словами Хельмер раскрыл над головой зонтик, созданный кишащим роем чужих кошмаров. Хаджар поднял капюшон и убрал свою косу под плащ. Пошел дождь. Весенний, легкий, но еще по-зимнему холодный.
        - А вот и Лес Миражей и Грез. Правда, кажется, будто у двух лесов перепутали назваине?
        Хаджар едва успел сделать шаг, как все вокруг него переменилось. Исчезли одни странные деревья - на смену им пришли совершенно другие, но от того не менее странные.
        Их корни не уходили в землю, а стелились по ней сверху, переплетаясь невероятным узлом вьющихся, деревянных змей. Стволы, похожие на кусты роз, усыпанные шипами, выглядели окаменевшими. А кроны… вместо листьев деревья украшали бесчисленные венки терний. Они сплетались между собой в острую крышу, не закрывающую, а буквально разрывающую свет полуденного солнца.
        Вместо травы и почвы, под ногами хрустела галька, камни и отсохшие, опавшие шипы терний. Вместо кустов и цветов - странные наросты, из которых тянулись алые, живые шипы. Жуткими щупальцами они ловили в воздухе малейшие признаки жизни и мгновенно разрывали их на кровавые ошметки.
        Кажется, что так лес и питался - разрывая птиц, редких заблудившихся животных и даже самых маленьких мошек не щадили в этом царстве полумрака и смерти.
        
        Хаджар поежился.
        Как и любой солдат, он большую часть жизни шел рука об руку со смертью. Видел многое. Знал еще больше. Но никогда он не встречал леса, погруженного в столь мертвую тишину. Леса, который выглядел бы сродни тюремному эшафоту.
        - Никогда бы не подумал, что…
        - Что подобный лес может расти на территории Лета? - перебил, со все той же ухмылкой, демон. - Это потому, мой новый друг, что ты все еще живешь душой смертного. Для тебя Лето - добро. Зима - зло. Ну или свет и тьма. Выбирай, как хочешь.
        Хаджар промолчал. Вместо этого он попытался было сделать еще один шаг, но не смог. Его ноги опутали крепкие путы терний и шипов. Он уже обнажил меч, как его остановил жест Хельмера.
        - Не стоит привлекать к себе внимание местных стражей, Хаджи. Они разорвут тебя прежде, чем ты их увидишь.
        - А тебя?
        - Меня, может, немного промурыжат, но пока я не верну себе все свои силы - меня постигнет, в итоге, тот же финал, что и тебя.
        Хаджар выругался. Шипы и тернии пытались дорваться до его плоти, но одежды Зова, пропитанные Севером и Тьмой, сдерживали натиск странных растений. Пока еще сдерживали.
        - Тогда на что ты мне, демон, - процедил Хаджар, возвращая Синий Клинок обратно в ножны.
        - Прозвучало обидно, - скривился демон. - Запомни, мой новый друг, все в мире духов - одна большая метафора. Ты, конечно, можешь обнажить клинок и броситься прорубать себе путь сквозь тернии, но… это как с зыбучими песками - тем больше ты сопротивляешься, тем глубже вязнешь.
        Хаджар молча наблюдал за тем, как шипы поднимались все выше и выше по его ногам и уже почти достигли пояса. Становилось все тяжелее дышать.
        - Может один порез, - продолжал Хельмер. - тебе не повредит, но битва с лесом будет бесконечна. А бесконечность даже самых крошечных порезов, в конечном счете, смогут уничтожить целую вселенную. Всего один, крошечный шип, против вселенной. Но дай ему время, и он её уничтожит. Такова суть леса Миражей и Грез.
        - И что мне, высокое небо, делать? И почему они игнорируют тебя?!
        Пока Хаджар постепенно превращался в пульсирующий комок шипов, Хельмер стоял целый и невредимый. Так сперва показалось генералу, но затем он увидел, что по серой, когтистой ладони демона стекает тонкая, едва заметная, струйка алой крови.
        Алой… человеческой.
        Хаджар уже бился с демонами. И бился не раз. И он ни разу не видел, чтобы у тех по жилам текла человеческая кровь.
        - Надо же, - демон поднес ладонь к глазу и, кажется, сам удивился подобному. - неужели я настолько далеко от дома?
        - Проклятье, демон! Может ты уже…
        - Чтобы пройти по этому лесу, Хаджар, надо платить дань. За каждый шаг - по капле крови. И, чтобы ты понимал, если количество шагов превысит количество твоей крови, ты умрешь. Ну и я тоже. Так что нам стоит поторопиться.
        Хаджар, приобножив клинок, провел ладонью по острию и позволил первой капли упасть на странную землю. В то же мгновение шипы на его теле высохли и опали безвольным хворостом.
        Хаджар еще раз выругался.
        Он много, где странствовал за свои несколько веков жизни, но такого еще действительно не видел. Подобное могло сравниться лишь с аномалией.
        - Нам надо добраться до Око Мира, - голос Хельмера прозвучал как-то странно. - Но лес Миражей и Грез знаменит своей ложью, поэтому сперва мы посетим Удильщиков Истины и выменем у них Отвар Правды.
        - Выменяем? На что?
        Демон, не оборачиваясь, отправился куда-то сквозь заросли шипов.
        - Это хороший вопрос, Хаджар. Очень хороший.
        Глава 1567
        Путь по лесу Миражей и Грез полностью отвечал всем ожиданиям путника, которые только могли возникнуть только услышь последний название местности.
        Здесь, среди жутких шипов и терний, сложно было отличить истину ото лжи. Морок от реальности. Порой Хаджар видел фигуры умерших друзей - они звали его и выглядели реальнее, чем сам Хаджар.
        Но он знал, что это морок. Поэтому проходил сквозь их тени и туман, лишь немного страдая сердцем и душой.
        Вот только на этом иллюзии леса не заканчивались.
        Порой из мрака и смога появлялись создания столь ужасные, что по сравнению с ними невероятный облик создания из-за Грани уже больше не казался таким уж сюрреалистичным. Некоторые из них ходили на ушах, смотрели ртами, а пожирали воздух руками и ногами. Другие, представ в виде хитросплетения плоти и костей самых разных животных, перекатывались по воздуху, не касаясь земли, но заставляя её кипеть под них… “стопами”.
        Несколько раз Хаджар обнажил меч, чего лес только и ждал. Тот факт, что Хаджар, заплатив кровавую дань за вход на территорию леса, позволял себе достать оружие - нарушало немой договор между ним и лесом. И каждый раз, стоило этому произойти, лес забирал все больше и больше крови в уплату долга.
        - Лучше привяжи гарду к ножнам, - посоветовал Хельмер.
        Хаджар не знал, что видит в тенях и сумраке демон, но даже тот убрал кровавую сферу под свой хищный плащ и надвинул шляпу так низко на лицо, что, казалось, будто и вовсе смотрит лишь себе под ноги.
        Хаджар не стал спорить.
        Он достал из пространственного кольца артефактную веревку, способную выдержать вес, непостижимый разуму смертного, и привязал ей меч к ножнам. Так, даже если он захочет вырвать клинок из плена, то ему придется приложить немало усилий.
        Лес же, словно поняв, что идущие по его тропам раскусили хитрый план, поменял стратегию. Теперь это были не ужасные и омерзительные твари, а прекрасные создания.
        Девушки столь неземной красоты, что даже у Хаджара, стойкого к подобным видам, начало быстрее биться сердце, а кровь приливать ко всем местам, к которым она должна приливать в таких ситуациях.
        Но вновь и вновь, когда его касались эфемерные тончайшие и изящнейшую пальцы, когда мимо проплывали полуобнаженные дивы, порождаю бурю сцен в воображении, генерал вспоминал свою жену и нерожденного ребенка.
        Те лежали на краю мира в снежной горе, их пленил гроб, высеченный изо льда, и каждая минута, проведенная в нем, выпивала жизнь из двух узников. И этот холод словно остужал Хаджара и…
        - Ты все так же прекрасна… как и тогда…
        Хадажр обернулся. Демон стоял около пустоты. Но то, с каким трепетом он касался рукой воздуха и то, как низко опустил он свою голову, не оставляло сомнений в том, что у каждого, кто прожил достаточно долго в Безымянном Мире, на душе осталась одна и та же травма.
        Мир боевых искусств тесно связан со смертью. Тесно настолько, что порой даже сложно понять, что лучше - жить вот так , или умереть.
        Хаджар встречал десятки мужчин и женщин, потерявших то единственное, что придавало всему окружающему хоть какое-то значение. Словно… словно у всех у них - смертных, бессмертных, демонов, богов и духов была одна, общая на всех боль.
        Боль от утраты родных и близких.
        - Хельмер.
        Демон вздрогнул и очнулся. Длинные когти вытянулись на серой ладони и рассекли сумрак.
        - Будто описался…
        - Что? - переспросил Хаджар.
        - Просто, - Эмиссар Князя Тьмы улыбнулся и сверкнул алым глазом. - обычно это я навожу видения и иллюзии, заставляя смертных пищать от ужаса или страдать от разъедающей пустоты. А сейчас, вроде как, попался на ту же удочку. Слабею… или старею.
        Хаджар ничего на это не ответил. Да и что здесь можно ответить. Он куда реже встречал тех адептов, которых можно было бы назвать счастливыми, чем…
        “ Пообещай мне, что не вступишь в мир боевых искусств. В нем лишь несчастье” .
        Десятки лет он старался не верить словам своей собственной матери, вот только, как это часто бывает, мама оказалась права.
        - Спасибо.
        - Ты о чем? - снова переспросил Хаджар.
        - Что не спрашиваешь, - Хельмер снова надвинул шляпу на глаза. - Чем скорее мы подойдем к Оку Мира, Хаджар, тем лучше. Демон должен оставаться демоном.
        Хаджар не особо понял, что ему сказал Древний, но, все же, пошел следом. Стоило им сделать несколько шагов, как пейзаж вокруг переменился. Это было похоже на то, как если бы их переместили из одной картины в другую.
        Они стояли на границе высоких скал. Низкое, каменное небо легло им на плечи. Внизу, у подножия, раскинулся тот самый лес. Хотя, с высоты птичьего полета он, скорее, выглядел кишащим клубком змей - настолько тесно переплетались его тернии и шипы.
        Хаджар, повернувшись в сторону горизонта, увидел сотни и сотни небольших, мерцающих серебром и белоснежным светом водопадов. По ним, снизу вверх, против течения, пытались проплыть лазурные рыбки. Иногда некоторым это удавалось и тогда, расправив широкие и могучие крылья, свободными птицами они поднимались и исчезали где-то в каменных облаках.
        Около одного из таких водопадов и оказались Хельмер с Хаджаром. Они стояли на границе жуткого кладбища с покосившейся оградой и самыми разными надгробиями. Такими старыми, что большая их часть давно уже стала частью корнями сухого, мертвого дерева.
        Его ствол внешне походил на раскрытый рот беззубой старухи. Недавно проснувшейся и от того еще помнящей чудный сон, навеявшей ей тоску о молодых летах.
        На одной из ветвей этого дерева, закинув удочку в водопад, сидела маленькая девочка. С телом из ночи, украшенным звездными россыпями, она носила шляпу и ничего кроме.
        Порой ей удавалось поймать какую-нибудь зазевавшуюся рыбку, после чего она убирала улов в закрепленной на ветке подсумок.
        
        - Господа генералы, - произнесла она не оборачиваясь.
        Именно так - во множественном числе. Впрочем, не удивительно, что один из верховных существ мира демонов окажется генералом. Кому-то ведь надо управлять армиями чудищ и монстров.
        - Прелестная Удильщ…
        - Мы уже вели беседу однажды, слуга Князя, - перебила девочка. Хаджар не видел ей лица - сокрытое шляпой, оно смотрело исключительно в сторону поплавка. - Прошедший тропами лжи и обмана, лишь единожды может обратиться к истине.
        Хельмер поклонился и отодвинулся в сторону, освобождая путь для Хаджара.
        - Сын Хавера и Элизабет.
        Хаджар уже хотел задать вопрос, как услышал…
        - Лес, что ты прошел, он как… дамба, - кажется, созданию было не просто подбирать слова, понятные и доступные разуму смертному. - Лес задерживает всю грязь лжи и обмана, оставляя лишь чистые воды истины. Я знаю тебя. Знаю твой путь. Знаю твое прошлое и настоящие. Все, что знаешь ты.
        Она подсекла и вытащила из серебристой воды очередную рыбку, исчезнувшую во все том же подсумке.
        Догадка острым шипом пронзила сознание Хаджара.
        - Смею предположить, что если бы я поверил видениям, то оказался бы в этом подсумке.
        Удильщица никак не отреагировала на вопрос, но её молчание само по себе являлось лучшим ответом.
        - И что происходит с теми, кто оказывается там? - спросил Хаджар.
        Девочка сперва промолчала, а затем указала куда-то за спину Хаджару. Тот не сразу понял, что она показывает на кладбище. Такое огромное, что простиралось по всей площади бескрайних скал.
        - Я их хороню, - ответила она. - среди лжи и обмана.
        Хаджар вспомнил слова Хельмера о том, что все в мире духов - метафора. И, учитывая, сколько он видел людей, заблудившихся среди пут иллюзий, метафора весьма недвусмысленная.
        Ему и вовсе начинало казаться, что мир духов - ничто иное, как обратная сторона Безымянного Мира. Или его корни. Исходный код. Некий свод правил, по которым существует все, на что падает свет Ирмарила, бороздящего небеса всех четырех стран-миров.
        - И лишь немногие возносятся, - продолжила Удильщица и, словно по волшебству, одна из рыб расправила крылья и птицей полетела к небесам. - чтобы увидеть истину такой, какая она есть.
        - И какова истина?
        Удильщица промолчала. Но ей и не требовалось отвечать. Хаджар видел эту истину - каменное небо и бескрайнее кладбище со старыми, печальными деревьями, хранящими память об ушедших.
        - Ты прошел путь лжи, генерал, и, как и положено заветами прошлого, я отвечу на один твой вопрос. Отвечу истинно. Ибо лишь я, во всех моих лицах, знаю истину. Но помню - один вопрос, один ответ. После этого мы больше не заговорим вновь.
        Сказать, что Хаджар подвергся немыслимому искушению задать множество вопросов - не сказать ничего. Что его связывало с Черным Генералом? Как подняться на Седьмое Небо? Можно ли убить бога? Как ему одолеть Яшмового Императора? Как спасти Аркемейю и его нерожденное дитя? Что находится за Гранью? Откуда пришли семь богов, что спели Семь Мгновений до Жизни и породили Безымянный Мир? Что такое - дом праотцов? Куда уходят мертвые души? Как его отец смог вернуться с круга перерождений?
        - Каждый не отвеченный вопрос - как шип, - внезапно произнесла девочка. - он ранит душу и пьют из неё кровь. И в поисках ответа на эти вопросы смертные стареют и умирают. Умирают, часто не найдя ответа ни на один из них. А если им и посчастливится коснуться истины, то они не могут её различить среди собственного обмана. И поэтому мой лес, где раньше цвели цветы и пели птицы, превратилось в то, что ты видел. А мои луга и дворцы, стали кладбищем.
        Хаджар посмотрел на подсумок и только теперь заметил, что из него сочилась белая, серебристая жидкость. Кровь пойманных рыбок. Именно она и создала этот странный водопад.
        Будто круговорот.
        - Я уже ответила на твой вопрос, генерал.
        Хаджар удивился. Он ведь еще даже не спросил, как ему пройти к Оку Мира. Но, внезапно понял, что знает. А может - всегда знал.
        Ему нужно отправится к Скале Предков. Туда, где спит один из его далеких предков. Белый Дракон. Прародитель всех драконов.
        Хаджар хотел что-то сказать, но не успел. Он стоял спиной к лесу Миражей и Грез, а лицом - к бескрайней долине, а там, где-то около самого горизонта, среди лесов поднималась одинокая скала.
        - Проклятые духи, - выругался Хельмер. - от них только голова гудит. Ладно, пойдем, дружище, навестим твоего пра-пра-пра… ну, в общем, Вечность как много раз “пра” дедушку.
        Хаджар бросил быстрый взгляд на лес и отправился следом за демоном.
        Удильщица вновь подсекла удочку, но на этот раз достала из водопада лишь пустой, деревянный крючок, выточенный из острого шипа.
        Она посмотрела на небо. Там ворон пытался пробиться сквозь каменные облака, в кровь сбивая клюв и ломая когти на лапах.
        - Мы уже общались прежде, генерал. Я лишь повторила свой ответ.
        И девочка, нанизав на шип свет звезды, бросила приманку обратно в водопад.
        Глава 1568
        Путь по долине, представлявшийся изначально чем-то схожим с лесными тропами, полными опасностей и вечно изменчивого пространства, и времени, оказался вполне себе… смертным.
        Вместе с Хельмером они шли в течении нескольких дней ( разумеется, по меркам Духов, а в стране смертных вряд ли минуло хотя бы несколько минут с начала всего путешествия) , пока не оказались на границе деревни.
        Внешне она выглядела почти так же, как и любое подобное сооружение в стране смертных. Высокий частокол, несколько смотровых башен, выглядывающие крыши аккуратных домиков.
        Пахло навозом и скотом. Звучали голоса обитателей и в воздухе реяло чем-то простым и домашним.
        - Мне, пожалуй, лучше отойти в тень, - проворчал Хельмер и, как и сказал, сделал шаг назад, действительно исчезнув в тени Хаджара.
        - Ты…
        - У духов с демонами давняя история, - прозвучал голос прямо в голове генерала. - Не стоит лишний раз действовать им на нервы.
        Хаджар хорошо знал процедуру приветствия чужаков в деревне. Более того - совсем недавно он точно так же стоял у порога чужой обители. Правда закончилось это Орденом Ворона, пожаром и реками крови простых смертных, которые не сделали никому ничего плохо…
        - Тяжелую ношу держишь, генерал.
        Подул ветер, поднимая лепестки цветов и пучки зеленых трав. Они стали одеждой, волосами и глазами, для двух существ. Внешне они походили на мужчину и женщину средних лет и прекрасной наружности. С той лишь разницей, что в их внешности сохранилось что-то от растений.
        Зеленоватая кожа, покрытая сеточкой узора, как на свежих листьях рябины. Глаза без зрачка - только радужка в форме лепестков. И, разумеется, сама одежда, выглядящая стеблями полевых цветов.
        Хаджар, столько десятилетий собирая мифологию Безымянного Мира, сразу определил в людях-цветах потомков сидхе - верховных духов Фае. Только эти - потомки бастардов и полукровок. Лишенные великих магических сил, они стали чем-то вроде фермерским сословием в мире Духов.
        Работали в полях и на земле. Взращивали цветы, из нектаров которых кормились старшие Духи и жители Тир’на’Ног - города двух начал и двух тронов.
        Хаджар поклонился и, как того требовали законы гостеприимства, представился.
        - Хаджар Дархан, Ветер Северных Долин.
        - Мы знаем, кто ты, - произнесла женщина с волосами цвета покрытой росой розы. Они так же блестели на солнце и пахли утренней прохладой. - Потомок Врага, объявивший войну лже-богам.
        - Мы узнаем твои регалии, - вторил ей мужчина. - Носящий одежды Мэб, чье сердце замерзло во тьме.
        - Вечность, - Хаджар не видел, но Хельмер явно закатил глаза. - хоть бы один дух выражался нормально. По-свойски. Без всей этой придворной ерунды. То же мне - одни дворяне да вельможи.
        - Меня зовут леди Розалия, - не склоняя головы, представилась женщина.
        - Меня зовут сэр Аравендир, - вновь повторил, словно эхо, мужчина.
        Разумеется - в стране Духов не было простолюдинов. Каждый из жителей Фае обладал титулом. Младшим или старшим - не важно. Это делало их, в лице друг друга, равноправными. Но, как это часто водится, среди равноправных были самые равноправные - сидхе.
        - Что привело тебя в наш край, Безумный Генерал? - спросила Розалия.
        Её глаза-лепестки цепко оглядывали фигуру Хаджара. Ни леди, ни сэр, не имели при себе никакого оружия, но Хаджар не обманывался видимой беспечностью. Он достаточно знал о Духах, чтобы понимать, что большинству из них не требовалось оружие, чтобы доставить проблем смертным.
        Тем более, что железо в любом его виде, даже в сплаве, являлось чем-то вроде персонального яда для Фае. И чем слабее фейри, тем сильнее железо на него влияло, вплоть до летального исхода.
        - Я ищу путь к Горе Предков, - ответил Хаджар.
        Это не было ложью, так как, чтобы попасть к Оку Мира, откуда, по словам Хельмера, они могли проникнуть во дворец Титании, ему действительно нужно было отыскать Гору Предков.
        - Я чувствую в тебе кровь Белого Дракона, - протянул Аравендир. Если его спутница выглядела чем-то схоже с розой, то он - с тюльпаном. - Мы чтим союзы прошлого и настоящего. Мы можем дать тебе кров и пищу, и указать путь к скале. Но сможешь ли ты дойти до неё или нет - зависит от тебя самого.
        Хаджар уже собирался поблагодарить, как в его разуме прозвучал едва ли не крик демона.
        - Замолчи! Не говори ни слова!
        Хаджар так и остался стоять с открытым ртом.
        - Проклятье, Хаджи, чему тебя только учили в твоих дворцах. Слушай меня внимательно…
        - Спасибо за ваше предложение, - поклонился Хаджар, стараясь выиграть время. - Леди Розалия, сэр Аравендир…
        Хаджар начал плести какую-то несусветную чушь, а Хельмер, в это время, рассказывал о негласных законах мира духов.
        - Нельзя ничего принимать в дар от духов или Фае. Так они смогут наложить на тебя чары долга и попросить в уплату любую цену, которую только захотят. Войдя без приглашения в их дом, ты объявишь себя их врагом, и они смогут убить тебя на месте. Если ты слишком долго будешь смотреть им в глаза - они прочтут твои мысли и украдут их себе. А когда твои мысли в плену у другого существа, поверь, это хуже рабского ошейника. А теперь повторяй за мной…
        - Твои речи красивы и витиеваты, генерал, - чуть прищурилась леди Розалия. - Но слушать их под палящим солнцем вредно для моей кожи. Мы пойдем в дом.
        “Мы пойдем в дом” - именно так и никак иначе. Двое духов развернулись и действительно направились в деревню, но Хаджар не сделал ни единого шага. Да, наверное, он доверял демону еще меньше, чем этой парочке, но в данном случае их с Хельмером объединяла одна цель, так что лгать демону смысла не было.
        - Я предлагаю уплатить цену за вашу помощь, леди Розалия и сэр Аравендир, - следом за Хельмером произнес Хаджар. Духи остановились, переглянулись, а затем повернулись к говорящему. - Я не могу предложить вам пищи, своей службы, своего разума или силы. Я могу лишь предложить вам решить одну вашу заботу, в обмен того, что вы можете решить мою.
        Иными словами, если убрать весь этот придворный, дурно пахнущий лоск, то - услуга за услугу.
        Ни леди, ни сэр и бровью своей цветочной не повели, что их план сделать Безымянного Генерала своим вечным рабом раскусили. Такова природа жителей Фае. Они не говорят лжи, но стремятся обмануть каждого и даже друг друга. Это чем-то напоминало клубок змей… или леса Миражей и Терний.
        Проклятые метафоры.
        - Мы принимаем твое предложение генерал, - кивнула ему леди Розалия. - в трех днях пути отсюда на север живет существо, что отравляет наши воды и воздух.
        - Наши цветы, - продолжил сэр Аравендир. Словно у них один разум на двоих. - вянут от дурного воздуха, что создают его испражнения. Он топчет поля и портит урожай.
        - Истреби этого зверя, - подхватила леди Розалия. - и мы назовем тебя гостем в нашем доме, омоем твои стопы, дабы они легко ступали по нашим тропам и укажем путь к Горе Предков.
        - Где тебя ждет Белый Дракон.
        - А до тех пор…
        - … потом Врага…
        - … тебя не ждут в этих землях…
        - … уходи.
        С очередным порывом ветра два духа обернулись лепестками и травами, а деревня, внезапно, отдалилась от Хаджара на расстояние, что он не преодолел бы и за все оставшиеся ему годы, хотя, казалось - протяни руку и дотронешься до частокола.
        Смотреть на подобное искривление пространства было невыносимо тяжело для сознания, так что Хаджар отвернулся и побрел в сторону, указанную ему духами.
        - И чего ты молчишь?
        - Думаю.
        - Думаешь? Вроде все прошло удачно. Убьем зверя и отправимся на Гору.
        Хаджар предпочитал не думать о том, что ему сказал при их последней встрече древняя тень от тени Белого Дракона.
        - Удачно… ты когда-нибудь сражался с Первобытным Богом? Потому что именно против него тебя и направили духи.
        Глава 1569
        Хаджар сражался с Диким Богом - зверем, достигшим пика пути развития, но так и не обретшим достаточно силы, знаний и мудрости, чтобы преодолеть испытание Небес и Земли. Потеряв свою душу в круговороте Реки Мира, такие существа обладали силой Бога, но не имели над ней полной власти и, потому, жили очень краткий срок. Жили безумно - подчиняясь лишь инстинктам самой природы.
        Первобытный Бог - совсем другая история.
        Некогда зверь, теперь - Бог. Точно так же, как смертный адепт, пройдя весь путь развития мог вознестись на Седьмое Небо и занять свое место в стране Яшмового Императора, точно так же и зверь, преодолев тяготы и невзгоды, пройдя испытание Небес и Земли, становился Первобытным Богом.
        Некоторые из них приобретали полноценную форму человека и мало что напоминало им о предыдущей сути зверя - все равно как бабочка и гусеница. Некоторые же предпочитали звериный облик.
        Первобытный Боги, оставившие себе облик монстра или зверя, обитали в стране Духов. Могущественные, преодолевшие границы времени, они порой являлись смертным. Зачем? Любому богу требовалась “жизненная сила” - вера смертных.
        Эти существа становились хранителями деревень и городов, оберегами для крупных родов и семей. Им возносили почести, оставляли дары и направляли молитвы.
        Все это позволяло Первобытным Богам становиться могущественнее и продолжать свое существование.
        - И насколько силен этот бог? - спросил Хаджар.
        Укрытый тенью Хельмера, он смотрел на создание, степенно пьющее воду в прудах-чашах. Демон, так и не покинувший тени Хаджара, спрятал их от взора существа.
        - Достаточно, чтобы уничтожить с десяток Бессмертных средних рангов, а затем даже не вспомнить об этом, - ответил Хельмер. - Даже будь я в полной своей власти - мне пришлось бы постараться, чтобы уничтожить его.
        - Ты же, вроде, один из десяти самых могущественных, нет?
        - Спасибо за комплимент, Хаджи-дружище, но то, что я обладаю властью и знанием, не запрещает этому созданию попросту сбежать от меня. Так что наша битва, скорее всего, затянулась бы на несколько лет.
        Битва, продолжительностью в несколько лет. Даже Безымянному адепту сложно было представить такое, не говоря уже о разуме простого смертного.
        - И что нам делать?
        - Думать.
        Они стояли под кронами высокого дерева, чем-то напоминающего березу. Первобытный Бог же спокойно плескался в чашах.
        Хаджар, помня облик Дикого Бога, ожидал обнаружить нечто невероятно огромное и могучее, но, если бы не предупреждение Хельмера, он бы даже не обратил внимание на это создание.
        Размерами с небольшого облика, единственное, чем оно выделялось - своей странной формой. Но за эти несколько дней пути по Стране Духов. Хаджар успел в достаточной мере привыкнуть ко всему странному и сюрреалистичному, чтобы оно больше не казалось ему таковым.
        Чаши-пруды поднимались над землей в свитых в форме сложенных ладоней, плотных крон деревьев. Водопады, падающие с их “бортиков”, несли по земли полноводные реки с плещущейся внутри рыбой и мелкими, водяными духами. Те использовали живность, как свои ездовые животные.
        Они мчались как можно дальше от странного создания. С тремя лапами, вместо шерсти покрытое белоснежными иголками, морда его походила на скорлупу ореха с пятью отверстиями. Четырьмя по краям и одним, самым большим, в центре.
        Немного жутковатые отверстия служили богу одновременно и глазами, и ноздрями и, даже, ртом.
        
        Порой иголки создания дрожали, издавая звук, чем-то напоминающим москитный писк, а после этого Хаджар едва сдерживался, чтобы не поддаться рвотному позыву.
        Запах действительно поднимался не самый приятный. А вода, вокруг зверя, постепенно превращалась в болото.
        - Истребить, - внезапно осенило Хаджара.
        - Даже если ты призовешь сюда своего родственника и откажешься от своей плоти в его пользу, то вряд ли это сильно поможет ситуации, - прокомментировал оговорку Хельмер. - Так что не мешай древним дядям напрягать свои уставшие, серые изв…
        - Истребить, - перебил Хаджар. - означает извести. Уничтожить. И, самое главное, убрать с родной земли.
        Демон замолчал. Хаджар не видел и не ощущал Хельмера, но чувствовал, что тут улыбнулся своим собственным мыслям.
        - Неужели Хаджар Дархан научился думать своей головой, а не мускулами?
        - Сними с меня тень, демон, - едва ли не приказным тоном произнес Хаджар. - мы попробуем обхитрить это создание.
        - Обхитрить первобытного бога, а затем обмануть духов, потомков Сидхе? Хаджи, милый мой, ты иногда меня пугаешь до чертиков. Ха! Смешно, да? До чертиков! Вот помню…
        - Хельмер….
        - Да-да , как скажешь. Твой выход на сцену.
        Хаджар, признаться честно, не особо понимал, как ему обхитрить древнее и могущественное создание, но у него имелись некие наброски плана, а для Безумного Генерала было достаточно и этого.
        Когда тень Хельмера спала с Хаджара, то существо, на миг застыв, медленно повернуло голову в его сторону. Что испытывает человек, когда на него смотрит пять глаз-носов-ртов бога?
        Хаджар не испытал ничего особенного. Ни трепета. Ни ужаса.
        - Как ты подобрался ко мне так тихо и незаметно, смертная плоть? - прозвучал голос. Голос, похожий на кряканье жабы, чавканье болотной трясины и что-то еще, такое же неприятное.
        - Прошу простить меня, мудрый… - Хаджар поклонился и сделал паузу.
        Зверь склонил голову на бок, и от одного этого жеста к видавшему виды Хаджару снова подкатил тошнотный ком. Как бы ни двигало головой это создание, центральное отверстие на морде-скорлупе оставалось неподвижным. И было в этом нечто пугающее… жуткое.
        - Зверь Болот и Трясин, Аверкеми, - представилось создание.
        Его голос звучал словно из ниоткуда. Ни одно из отверстий на морде так и не пошевелилось. Лишь изредка дрожали белоснежные иглы.
        - Меня зовут Хаджар Дархан, Ветер Северных Долин, - все так же, не разгибая спины, продолжал диалог Хаджар. - И я…
        - Не вздумай ему лгать! Боги легко отличат ложь от истины из уст простого смертного!
        - И я был послан сюда жителями цветочного луга в нескольких днях пути на юг отсюда.
        Иголки на загривке трехногого создания затрепыхали сильнее и болотная вонь только усилилась.
        - Эти цветочные духи? Ты пришел сюда от их имени? Чтобы выгнать меня из моего нового дома?!
        Хаджар мгновенно уцепился за оговорку - “нового дома”. Склонившись еще ниже, он продолжил плести свою паутину. Да, он терпеть не мог интриги, но за столько лет, когда постоянно ступаешь по нитям чужой игры, волей не волей - начинаешь учиться.
        - Я лишь простой смертный, - Хаджар повторил недавние слова Хельмера. - Вы, могучий и прекрасный Аверкеми, можете уничтожить меня одной мыслью. Я не смею обнажать клинок в вашем присутствии и даже привязал гарду к ножнам, дабы продемонстрировать мое смирение.
        Хаджар показательно положил Синий Клинок перед собой. На самом деле - он так и не успел отвязать клинка после визита в леса, но это не имело никакого значения. Он не сказал зверю ни слова лжи и тот чувствовал это.
        - Я слышал о тебе, генерал, - спустя некоторое время протянул зверь. - песни о тебе доходят даже до сюда. Говорят, ты объявил войну богам. Это так?
        - В каком-то смысле, мудрый Аверкеми.
        - Тогда ты еще больший идиот, чем мне казалось раньше! - иглы задрожали на теле создания и Хаджар различил звук, отдаленно напоминающий смех. - Ты думаешь я так глуп, генерал? Думаешь я не знаю, что уже несколько сотен лет цветочные духи хотят выгнать меня отсюда?
        Зверь вышел из чаши и, подступив к Хаджару, навис над ним сверху. Еще недавно он был ростом с ослика, а теперь возвышался громадой. И из каждого отверстия тянулся вонючий, буквально режущий легкие, запах.
        - Я сожру тебя, генерал, а кости оставлю у порога этих зазнавшихся духов!
        - Отличная идея, гений! И что будем делать теперь?
        На самом деле, Хаджар плохо понимал, как ему выкрутиться из этой ситуации, но у него был план и он старался его придерживаться. Насколько бы безумным тот не казался со стороны.
        - Разумеется, мудрый зверь Болот и Трясин, - Хаджар сделал шаг назад, не дав монстру мгновенно его пожрать. - Но, возможно, вы знаете, я собираю истории.
        - Истории? - переспросил монстр.
        - Конечно! - воскликнул, не разгибая спины, Хаджар. - И, может, вы снизойдете до того, чтобы рассказать мне, что же стало с вашим домом, что вы оказались здесь, среди чистой воды и ручьев.
        - Зачем тебе это, смертный? Оттянуть время перед смертью?! Я все равно тебя сожру, как бы ни были сладки твои речи. Не люблю сладкое…
        - Я лишь хочу узнать чуть больше, перед своей гибелью. И, быть может, люди напишут обо мне песню. Песню о том, как глупый Безумный Генерал был повержен могущественным и мудрым Аверкеми, что из Болот и Трясин.
        На какое-то время в воздухе повисла напряженная тишина.
        - Споют песни, говоришь?
        Хаджар едва не сдержался от улыбки.
        Жадность была знакома всем.
        Как смертным, так и богам.
        Глава 1570
        Именно жадностью руководствовался бог, когда решил рассказать Хаджару свою историю. Ведь чем больше людей услышат песни о нем, тем больше веры, а значит и силы получит это создание.
        - Многие и многие эпохи я жил среди Болот и Трясин, - произнесло создание.
        Иглы на его туловище задрожали и, сквозь жуткую вонь, Хаджар увидел сцену, которая была столь же отвратительна, как и прекрасна. Тухлые, затхлые воды, в которых плескалась полумертвая рыба, а птицы, опускавшиеся на гнилые ветви, касавшиеся водной глади, выглядели оживленными скелетами.
        Вплоть до самого горизонта тянулись эти мертвые топи. Небо здесь нависло даже не монолитной серой тучей, а чем-то совсем иным. Могильным, прохудившимся саваном и редкие молнии на его поверхности выглядели трупными червями, пожиравшими все на своем пути к утолению вечного голода.
        Про запах же и говорить не приходилось.
        - Я жил там без бед и горестей, - звучал голос внутри сознания Хаджара.
        Он бестелесным духом витал среди бескрайних топей и болот. И всюду, куда не падал бы взгляд, он видел лишь запустение и смерть. А среди этого пейзажа возвышался знакомый ему Первобытный Бог.
        Когда Хаджар впервые увидел его среди цветастых весенних простор летнего двора, то даже не заметил - настолько он в своем белоснежном облике не выделялся на общем фоне.
        Здесь же, среди топей, белые иглы Первобытного Бога виднелись за многие и многие мили.
        - Я путешествовал по своим владениям, - продолжило создание и Хаджар увидел, как радостная тварь бегала по топям и плескалась в них подобно радостному жеребенку. Назвать этот вид сюрреалистичным - не назвать его вовсе. - Слушал своих подданных, узнавал о их делах и проблемах.
        И действительно - вокруг бога постоянно суетился всякий гнус. Мошкара, полудохлые создания, змеи и различные гады. Они со всех концов топей спешили к своем богу, чтобы сообщить ему какую-нибудь чрезвычайно важную новость. Или попросить помощи в чем-то.
        Иногда бог помогал.
        Он опускал свою морду в свежую лужу, образовавшуюся после дождей, и делал из неё очередное болото. А порой там, где попадались птицы, приносящие на своих крыльях приятный бриз с высоких гор, он дергал иглами и вновь по пространству протягивалась зеленоватая рябь смога.
        Иными словами, бог всюду, где только мог, создавал комфортную для себя обстановку. Обстановку крайнего запущения и разложения.
        - А затем пришли они…
        Хаджара дернуло в сторону и потянуло все выше и выше, пока он не оказался выше облаков. Он даже сперва не понял, что действительно парит на высоте полета птиц. Облака под его стопами больше походили на грязную землю после проливных дождей.
        А выше, вместо привычного неба, раскинулись незнакомые ему звезды. Почему-то они походили не на маленькие, разноцветные огоньки, рассыпанные по черной ткани, а на лепестки цветов. Будто кто-то открыл двери в прекрасный сад…
        - Стройся! - прогремел жесткий, командный голос.
        Хаджар обернулся на звук. Там, где-то на востоке, поднималось воинство. Воинство, столь многочисленное, что все, что видел прежде Хаджар, побывавший на войнах больше, чем многие десяти тысячелетние адепты, меркло перед бесчисленной армией, во главе которой стоял генерал.
        Закованный в золотую броню, он держал перед собой палаш, украшенный символами и рунами, кои Хаджар прежде тоже никогда не видел.
        Его белоснежный плащ реял на ветру, и он стоял на облаках так легко, будто те действительно являлись для генерала плотной землей.
        И воинство позади него стучало оружием о щиты, гремело боевыми барабанами. Ржали невиданные Хаджаром кони, в небе, еще выше, на удивительных птицах парили всадники.
        - Глупец, - от голоса второго генерала, стоявшего по другую сторону небесных простор, потянулась вьюга и закружились ледяные ветра. Они выморозили облака и снег крупными хлопьями начал падать на топи. И там, где он касался трясин, расцветали снежные цветы, впитывавшие в себя всю грязь и морок болот. Словно зима старалась излечить землю от хвори. - Ты лишь голем, созданный для замены Врагу. Возомнил, что сможешь пересечь границу со своим войском?
        Хаджар узнал говорящего. Он уже видел его. Очень давно. Тот приходил к нему, чтобы предупредить, что если они встретятся с ним, если Хаджар, когда-нибудь, решит сразиться с Мэб, то именно его меч - меч Зимнего Рыцаря положит конец жизненному пути Безумного Генерала.
        - Сегодня я лишь попробую на крепость славные силы Зимнего Двора! - рассмеялся закованный в золото генерал. - А моя армия пустит кровь твоей, Рыцарь. Или мне лучше сказать - раб? Я помню времена, когда ты человеком ходил по смертным тропам Безымянного Мира, а теперь что? Ты псом служишь мелкому духу, дорвавшемуся до власти! Где твоя гордость?! Где твоя честь?!
        Рыцарь, подняв меч и направив его на золотого генерала, прогремел ледяным бураном.
        - Честь? Достоинство? И мне об этом говоришь ты ? Ты, что вышел из Реки Мира и согласился на участь голема при дворе Дергера? Меня ты называешь псом и рабом? Я, хотя бы, знаю, что те, на кого я лаю и кого терзают мои клыки и когти - заслуживают того. Можешь ли ты сказать тоже самое, Золотой Генерал? Можешь ли ты сказать, что знаешь, кому и для чего ты служишь?
        - Мне достаточно лишь того, что я служу, - спокойно ответил слуга Бога Войны. - а моим спокойствием становится знание того, что слава моего господина множится, а его храмам нет числа. Смертные не забудут наши подвиги, не предадут забвению нашим деяниям, что мы совершаем в их благо.
        - В их благо… - повторил Рыцарь. - Ты прав, голем, некогда я действительно носил человеческую плоть. И с тех пор… с тех пор помню я, как в часы тягот и невзгод я вспоминал богов. Лже- богов… и знаешь что? Ничего… тишина.
        - Богам нет дела до тягот смертных.
        - Так же, как и смертным нет дела до подвигов богов, - Рыцарь раскрутил меч над головой, и снежные волки поднялись вокруг него - каждый из них нес в себе силу и мощь меча главного воина Зимнего Двора. - Сегодня мы с тобой будем биться, Золотой Генерал, но, именем своим я в Вечности поклянусь, что отдал бы свое бессмертие и власть, лишь бы судьба дала мне шанс вонзить в горло твоему властелину кинжал своими смертными руками.
        - Богохульник! Я разорву тебя на мелкие куски и разбросаю их по всему миру, чтобы каждый смертный смотрел и говорил - поглядите, это глупец, возомнивший, что он сразил бога войны.
        А затем закрутилась битва. Битва, один вид которой не могло вместить в себя сознание Хаджара.
        Тяжело дыша, Хаджар сидел на земле, а над ним возвышался Первобытный Бог. Его земли превратились в лед и огонь. Они заморозили всю трясину, высушили болота и, когда битва закончилась, то земли превратились в реки и долины, в озера и пруды.
        Зверь, гонимый эхо сражений двух армий, бежал оттуда спасая свою суть и жизнь.
        - Я не звал их в свои земли, - сокрушался Первобытный Бог. - Они пришли сами. Нарушили мой покой. Устроили свою никому не нужную битву, словно Седьмое Небо и Тир’на’Ног и до этого не сходились в войнах. Но им то что. Они вернутся в свои сияющие дворцы, и славу в песнях им воспоют. А что делать таким, как мне? Бежать, словно побитым псам? Нет! Пускай теперь обо мне песни сложат и люди узнают, о нелегкой доли Аверкеми… а сейчас ты умрешь!
        Глава 1571
        - О, мудрый Аверкеми, - буквально распластался по земле Хаджар. - твоя история тронула меня до глубины души и…
        - Не пытайся усладить меня своими речами, смертный, - перебило его существо. Иглы задергались еще сильнее и от зловония, распространившегося по земле, начали появляться маленькие пруды болот и трясин. Зачахли цветы, а вода в прудах подернулась небольшими, но уже отчетливо видимыми кувшинками. - Я превращу это место в свой новый дом, а твоей кровью увенчают вход в него.
        - … и мне бы очень не хотелось, чтобы люди так и не узнали о твоих страданиях и свершениях, - будто не заметив слов первобытного бога, договорил Хаджар.
        Иглы, уже было пронзившие плоть смертного, застыли в паре миллиметров от его шеи. Аверкеми отодвинул в сторону свое грозное оружие и направил все пять отверстий прямо на Хаджара. Тому даже показалось, что в глубине черных провалов он увидел нечто вроде глаз.
        Жабьих, неприятных, склизких и дергано бегающих - прямо как у крысы.
        - Что ты имеешь ввиду, генерал?
        - Если вы убьете меня прямо сейчас, о мудрый зверь Болот и Трясин, то кто расскажет людям о ваших путях и подвигах? Кто поведает им о несправедливости богов, по отношению к вашей персоне? Да, вы сможете утолить свой голод моей сутью, но как скоро он вернется к вам? И сколь мало пройдет времени, прежде чем память о вас иссякнет, а вместе с ней и вера.
        Хаджар договорил и замолчал. Потянулись тяжелые, тягучие, словно та самая трясина, секунды ожидания. В это время, пока зверь размышлял над услышанным, Хаджар как можно незаметнее отвязал веревку от гарды Синего Клинка.
        Он не был уверен, что сможет хотя бы ранить это создания, но при помощи мистерий меча, терны и Пути Среди Звезд, у него появится шанс хотя бы на простое бегство, если только не…
        - Что ты предлагаешь, генерал? Но бойся! Одно слово лжи и сокрушу тебя здесь и сейчас!
        Хаджар едва сдержался, чтобы не позволить себе победную улыбку. Жадность, тщеславие, все это было не чуждо богам. Так что даже порой возникал простой вопрос - а чем они, боги, так отличались от людей?
        - Я предлагаю вам сделку, мудрый Аверкеми.
        - Сделку? - удивилось создание. - Мне? Любопытно… Ну что же, я выслушаю твое предложение.
        Хаджар выдохнул и продолжил следовать своему плану.
        - Я предлагаю вам срок, данный предками этой стране. Срок в один год и один день по мерам Духов.
        - И что же ты хочешь за это время, смертный? В твоей стране пройдет больше семи веков.
        - И все эти семь веков, - кивнул Хаджар. - я буду петь песни о том, как сражались боги и о том, что их сражение погубило ваши топи, Аверкеми и вы, словно беженец, были вынуждены бежать, но! Так и не растеряли своей стати и гордости. Вы не опустили свои… иглы, а решили дать бой духам цветом и палей. И сражались с ними храбро и отчаянно. Люди будут слышать эти песни и петь их многие годы, давая вам веру и силу.
        Аверкеми, хоть и говорил об обратном, был падок на лесть. Слушая речи смертного, его иглы замерли, а отверстия на скорлупе-лице расширялись и сужались от удовольствия.
        - Год и один день, - произнес, наконец он, и отошел назад, давая Хаджару возможность подняться на ноги. - После этого мы встретимся с тобой, смертный и я поражу тебя. Пожру твою суть и душу. И после этого славу мне воспоют. А теперь ступай. Я пресытился обществом земляного червя.
        И Первобытный Бог развернулся, чтобы вернуться к своему прежнему занятию - загрязнению природы и родной земли цветочных духов.
        Хаджар видел военных беженцев во времена сражений Северных Королевств и Войны Империй. Каждый раз одно и то же - люди, приходи на чужую землю, редко когда уважали её законы и прошлое. Вместе с собой они старались принести и свою родину, сделав из чужого края - родной.
        И, как видно, боги поступали точно так же.
        - Мудрый Аверкеми, - окликнул создание Хаджар.
        - Что, смертный? Что еще ты хочешь от меня? Не искушай свою судьбу, ибо, узрит Вечность, мне не до праздных бесед с червями.
        - Разумеется, - склонился Хаджар. - я лишь хотел рассказать вам о том, что видел по дороге сюда.
        Создание фыркнуло и от дрожащих игл вновь изошло жуткое зловоние.
        - И почему ты думаешь, что это может хоть как-то меня заинтересовать?
        - Лишь смею предположить, - не стал спорить генерал. - Но, все же, смиренно прошу выслушать меня.
        Аверкеми задумался. Все же несмотря на то, что он достиг вершины пути развития для смертного зверя, он оставил себе именно облик монстра, а не людской. И это не только многое говорило о его сути, но и меняло Аверкеми. Хаджар слышал легенды о том, что Первобытные Боги, коим люди долгое время приносили дары своей веры, в скором времени превращались в нечто эфемерное.
        Эфемерное и, одновременно с этим, весьма нечеловеческое . Но даже сейчас, когда зверь Болот и Трясин был лишь в начале своего пути Вечного, Хаджар уже чувствовал глубокие различия между ними.
        Зверь боролся со своей сутью. Со своим желанием разорвать чужака, пришедшего на его территорию.
        Но, в итоге, жадность вновь одолела Аверкеми.
        - Ты сослужил мне хорошую службу, смертный червь, - прозвучал прогнивший голос. - я выслушаю тебя второй раз. Но, видит Вечность, третьего не будет. Осторожно выбирай свои слова, генерал, ибо они могут стать последними.
        Хаджар не стал уточнять, что в таком случае про Аверкеми никто не сложат песен. Это только в бродячем цирке в пасть к почти усыпленному тигру, накормленному до сыта мясом и наркотическими травами, засовывали руку. Да и то - не настоящую, а ловко сделанную бутафорию.
        - Когда я шел сюда, то видел лес с гнилыми деревьями и терниями. Вода в нем чахлая и тухлая. Птицы почти не поют, а вместо зверей лишь гады и гнус. Клянусь своим именем - отсюда не так далеко до него.
        Аверкеми, слушая описания, невольно протянул:
        - Прекрасное место, - а затем одернул сам себя. - Зверь Болот и Трясин не бежит от битвы! Эти цветочные духи не стали даже слушать меня! Но ничего - теперь их дом станет моим!
        - Разумеется, о мудрый Аверкеми! Но как долго вы будете сражаться с ними и тратить свою силу? Не лучше ли немного повременить? Набраться большего могущества. Отдохнуть в землях родных вам по духу? А когда придет время - нанести сокрушительный удар.
        - Хм… чтобы славу мне воспели еще большую?
        - Разумеется, - повторил Хаджар.
        Аверкеми еще какое-то время постоял в пруду, а затем спросил:
        - Где ты, говоришь, видел этот лес?
        - Там, - Хаджар указал в сторону, откуда они недавно пришли с Хельмером.
        - Что же… но если ты солгал мне, смертный червь, я найду тебя где бы ты ни был и об участи твоей тоже сложат песни. Но! Видит Вечность! Ими будут пугать даже стариков и те прольют черные слезы от ужаса твоей судьбы.
        - Разумеется, - в третий раз произнес Хаджар. - будь на то ваша воля, о мудрый зверь Болот и Трясин.
        Существо фыркнуло, дернуло иглами и… исчезло. Вместе с ним пропало и зловоние. Вода в прудах очистилась, воздух вновь пах свежестью и полевыми цветами, птицы запели в вышине, и рыба степенно поплыла по дну водоемов.
        - Ха!
        Хельмер буквально вывалился из тени. Демон, держась за живот, утирая слезы, чуть ли не упал со смеху. Он гоготал так сильно, что его улыбка, в прямом смысле, дотянулась до ушей, обнажив совсем не человеческие, длинные и бесчисленные зубы-клыки.
        - Тебя веселит его участь? - без тени иронии спросил Хаджар. - Я не вижу в ней ничего забавного. Аверкеми потерял свой дом и, может, родных и близких. От того, что его образ жизни претит нам - это не делает его хуже.
        - Хаджи, дружище, когда ты успел стать-таки занудой… ой не могу… - Хельмер прислонился к дереву. - Я смеюсь не над этим жалким вонючкой, а над тем, что твой план сработал. Первые Звезды и Духи! Я, именем своим клянусь, был уверен, что он тебя сожрет! Проклятье! Ты действительно безумен! Ха! Ха-ха-ха!
        И Хельмер вновь зашелся в натуральной истерике.
        Глава 1572
        К тому моменту, как Хаджар вернулся на цветочный луг - Хельмер вновь спрятался в его тень. Они обсудили с демоном примерный план дальнейших действий и тот счел, что лучше и дальше, без крайней необходимости, не показываться на глаза духам.
        Когда Хаджар и его “незримая ноша” подошли к частоколу деревни, то над лугами и полями опустились темные покровы ночи. Причем еще мгновение назад, до того, как генерал сделал последний шаг, солнце стояло в полуденном положении.
        Время в Стране Духов действительно являлось такой же эфемерной метафорой, как и все и прочее.
        - Леди Розалия, - поклонился Хаджар. - Сэр Аравендир.
        Как и прежде, двое духов появились перед странниками шагнув изнутри бриза, несущего с собой цветочные лепестки. Одна, похожая на розу, а второй - на тюльпан. Они были по-своему прекрасны, но Хаджар знал, что это все напускная красота сидхе и их потомков.
        Всем полу божественным и божественным созданиям была известна техника Семидесяти Двух Превращений, что позволяло им принимать любой облик, какой они только пожелают. Как же истинно выглядели духи можно было узнать лишь появись на то их собственная воля.
        - Генерал, - леди подошла к нему так близко, что Хаджар смог вдохнуть приятный аромат цветов. Он видел маленькие капли на её атласной коже, стекающие в открытый вырез платья на груди. Небольшой, но от того не менее красивой. - Вы проявили себя не только, как воин, но и как мудрый человек.
        Хаджару ничего не стоило сбросить с себя легкое касание чар духа. Стоило только леди Розалии попытаться затуманить его разум и сознание, как он тут же вызвал в памяти облик, заточенный в ледяном гробу. И словно сам, в этот же момент, оказался в плену холода и мрака.
        Его разум остыл, чресла успокоились. Он дышал ровно и, если приглядеться, можно было увидеть маленькие облачка пара, срывавшиеся с его чуть посиневших губ.
        Леди Розалия отшатнулась. Она провела аккуратными, изящными пальцами по шее и декольте. Там, где еще недавно скатывались капельки влаги, теперь красовались белесые полоски инея.
        - Не удивительно, что Её Величество Мэб так благосклонна к вам, - произнесла леди Розалия. - Вы соответствует духу королевства тьмы и зимы.
        Она явно вкладывала в произнесенные слова куда больше значения и смысла, чем смог понять Хаджар, но его это не очень беспокоило.
        - Я выполнил свою часть нашего уговора, миледи, - спокойно и, как мог, галантно поклонился Хаджар. Да, по сути, он вел переговоры со своими врагами, но это не означало, что он не мог их уважать или должен был вести себя подобно животному. - И с нетерпением жду, что вы укажите мне путь к Скале Предков.
        Леди Розалия повернулась к своему тюльпановому рыцарю и тот незамедлительно сделал шаг вперед.
        - Разумеется, славный генерал, - произнес он, протягивая руку, но так и не рискуя закончить жест доброй воли. Он неловко спрятал ладонь в складках ладони и продолжил. - Но сейчас ночь и мы не сможем найти тропу цветов, которая отвела бы вас в нужное место.
        - Что же, - кивнул Хаджар. - тогда я пережду ночь здесь, а на утро мы снова встретимся.
        - Чтобы прославленный генерал, избавивший нас от болотной твари, провел ночь на холоде и под открытым небом?! - возмутилась леди Розалия. - Что после этого скажут о цветочном народе? Какие слухи разнесутся по странам о нашем гостеприимстве? Нет, славный генерал, будьте гостем в нашем доме. Мы приглашаем вас войти внутрь равным с нами до тех пор, пока ваши стопы не отправят вас дальше по пути к Горе.
        Хаджар замешкался. Он и без рассказов Хельмера знал о двуличности и лживости созданий, которые, по законам Небес и Земли, не могли врать. Фейри и духи всегда говорили правду. И именно поэтому они являлись лучшими обманщиками Безымянного Мира.
        Войти в их дом равными с ним - с одной стороны приглашение звучало безопасно и обнадеживающе, но как раз в этом и таилась опасность.
        - Откройте ворота! - прогремел приказ сэра Аравендира.
        Зажглись сигнальные башни, освещая ночь танцующими языками волшебного пламени. В мир словно вернулись звуки и запахи. То, что раньше выглядело безжизненным частоколом, теперь преобразилось в цветущую, живую изгородь. Лилии, тюльпаны, ирисы и розы сложили свои огромные лепестки и спрятали бутоны в листьях, освобождая путь внутрь деревни.
        Дома цветочному народу заменяли холмы, вместо дорог - травяные тропы и луга. Воду они брали не в колодцах, а в странных, высоких цветах, собиравших утреннюю росу. Их наряды походили на бутоны цветов, а запахи в воздухе убаюкивали сознание.
        - “ Не спеши” , - произнес Хельмер. - “ Видишь границу?” .
        Хаджар посмотрел туда, где только что находились ворота, а теперь поднимался портал внутри разрыва единого массива живой изгороди. И действительно - свет, льющийся изнутри деревни, четко ограничивался концом владений цветочного народа.
        Дальше - тьма и ночь.
        - “ Они не видят меня, но чувствуют неладное,” - демон звучал немного обеспокоенно. - “ Эта граница пахнет волшебством. Думаю, если я пересеку её не подготовившись, то они смогут меня изгнать из твоей тени. А если мы будем тянуть время, они только укрепятся в своих подозрений. Придется тебе импровизировать, Хаджи-дружище. Мне нужно несколько минут”.
        Хаджар мысленно выругался. Разумеется, все сказанное Хельмером могло оказаться не более, чем простой паранойей, но… Повелитель Ночных Кошмаров являлся одним из Древних и вряд ли беспокоился бы по пустякам.
        - Леди Розалия, сэр Аравендир, - Хаджар сделал шаг назад и постарался вложить в это движение опаску и страх, но не больше, чем позволил бы себе обычный, настороженный смертный. Оставалось надеяться, что навыки, приобретенные за десять лет жизни актерским ремеслом, не развеялись за больше, чем век его странствий. - Не сочтите за грубость, но я плохо знаком с укладом жизни вашей страны.
        Двое цветочных переглянулись и, будто, безмолвно общались взглядами таинственных глаз.
        - Вы хотите сказать, что не доверяете нам, славный генерал? - с небольшим нажимом и легким недовольством спросила леди Розалия.
        - Вовсе нет, прекрасная Розалия, - снова поклонился Хаджар. - Я лишь хочу спросить - не будет ли недовольства среди вашего народа, что к ним в дом придет кто-то носящий одежды, сшитые королевой Мэб.
        Хаджар взмахнул рукой и его простой наряд преобразился, представ в виде синих одежд, где белоснежные облака плыли по подолам и, порой, из-за них выглядывали мерцающие звезды. Если не знать, что это доспехи Зова, то можно было бы подумать, что генерал носит волшебную ткань.
        - “ Хитро… уважаю. Я почти закончил” .
        - Вы гость в нашем доме, - Аравендир протянул руку в приглашающем жесте. - Мы вольны приглашать тех, кого мы сочтем достойным. И тот факт, что вы носите одежды Мэб не делает вас хуже или лучше в глазах нашего народа. Проходите, Безумный Генерал, чувствуйте себя эту ночь, как дома.
        От слуха Хаджара не укрылась повторная оговорка “эту ночь”. Видимо хитрые цветочные духи держали в уме запасной план. Если у них получится задержать Хаджара до рассвета, то он потеряет свой статус гостя. Оказаться посреди деревни, заполненной полу божественными созданиями, явно не испытывающими к нему особого тепла - перспектива не из самых приятных.
        - “ Все, я готов” .
        - Тогда прошу простить мне мою нерешительность, - улыбнулся Хаджар и, стараясь держать как можно более спокойное выражение лица, перешагнул через границу.
        Он не почувствовал ничего необычного и уже подумал, что Хельмер действительно зря волновался, как демон воскликнул:
        - “ Вечность и Грань! Проклятые духи”.
        Хаджар едва было не позволил себе спросить, что именно демон имеет ввиду, но тот и сам уже ответил на незаданный вопрос.
        - “ Они заперли меня! Пока мы не покинем деревню, ты сам по себе, Хаджи. Постарайся, пожалуйста, не подохнуть. Пока я в твоей тени - наши жизненные силы связаны, если ты понимаешь, о чем я”.
        Хаджар понимал. Умрет он - следом отправится и Хельмер.
        Проклятье.
        Что же задумали духи?
        Глава 1573
        Идя по странным улочкам деревни, Хаджар обращал внимания на малейшие детали, которые могли бы дать ему подсказку, что его ждет в этом странном месте. Но, куда бы не падал глаз, будь то веселящиеся дети, играющие с животными, или молодые люди, идущие парами в сторону центральной площади; старики, уже сидящие там, у большого костра, за столами, ломящимся от странной на вид еды - ничего из этого не заставляло бывалого воина взяться за меч.
        И это настораживало.
        Нельзя забывать, что все вокруг не то, чем кажется. Дети, которые так весело щебетали и лохматили собак, тискали котов и бегали за птицами, могли быть старше смертных Императоров. Старики, возможно, помнили или даже принимали участие в последней войны Земли и Небес, а сэр Аравендир и леди Розалия и вовсе, скорее всего, равнялись по силе первым дивизионам Бессмертных.
        Страна Духов не обладала внушительным количеством обитателей. По размерам она не уступала владениям смертных, но обитателей здесь бы не набралось даже чтобы заселить Лидус.
        Свое малое число духи с лихвой компенсировали личным могуществом. И этого им было вполне достаточно, чтобы не только противостоять демонам и богам, не только выживать, но еще и, в какой-то степени, процветать.
        Процветать…
        Хаджар посмотрел на обитателей деревни, каждый из которых походил на тот или иной цветок.
        Каламбур…
        - У вас праздник? - решил нарушить молчание Хаджар. Волнение Хельмера, спрятавшегося в его тени, генерал ощущал едва ли не как собственное.
        Он не впервые оказался в окружении врагов, но еще никогда прежде не встречал такое количество сущностей, способных уничтожить его одной лишь своей мыслью.
        - Разумеется, прославленный генерал, - улыбнулась леди Розалия, от чего её лицо стало еще сильнее походить на бутон дикой розы. - Вы ведь изгнали Аверкеми, зверя болот и топей. И теперь мы сможем вновь взращивать здоровые цветы, а на наш зов вернутся пчелы и бабочки, разнося пыльцу и делая мед.
        - Мы снова сможем добывать цветочный нектар - пищу всех духов и Фейри, - подхватил Аравендир. - пришло лето, генерал, а значит в царстве Мэб сейчас тяжело с ледяными цветками.
        - Из-за того, что мы не могли производить нектар в должном количестве, у Тир-на-Нога возникли с ним проблемы.
        - И Титании пришлось пойти на соглашение с Мэб, чтобы объединить усилия по его добыче.
        - Но теперь…
        - … королева Тьмы и Зимы…
        - … больше не сможет…
        - … диктовать условия.
        Леди Розалия еще раз сверкнула глазами в сторону Хаджара, только теперь осознавшего, что, скорее всего, подложил весьма крупную свинью одной из немногих, из числа могущественнейших и древнейших существ Безымянного Мира, к кому он испытывал более-менее теплые чувства.
        - “ Они тебя подставили, Хаджи!” - веселился Хельмер. - “ Причем сделали это очень красиво! Ха! Мне даже начинают нравится эти цветочки… так бы и оторвал у них бутоны для своей коллекции”.
        Разумеется, учитывая, что бутонами для этих духов являлись их собственные головы, то Хельмер говорил про коллекцию оживленных голов.
        - Сегодня мы празднуем, прославленный генерал, - Аравендир провел их к центральной площади. Там стояли огромные столы, ломящиеся от яств. - Будьте гостем на нашем пиру. А завтра отправитесь в путь.
        Хаджар, помня предупреждение демона, не сразу согласился на предложение. В их уговоре не значился пир, так что это, по уму, получался дар со стороны духов.
        Нельзя принимать от них дары, если тебе нечем отдариться или уплатить взамен.
        - Наша еда - ваша еда, славный генерал, - чуть склонила голову леди Розалия.
        Огромный костер пылал по центру, но от него не исходило палящего жара. Духи, одетые в цветастые, красивые одежды, танцевали почти вплотную к языкам огням. Порой прекрасные девы подхватывали ладонями оранжевые лепестки и, закутавшись в них, словно в платки, кружились вокруг юношей и мужчин. Те же, в свою очередь, срывали покрова огня с безупречных цветков и выкидывали их в небо, где те превращались в искры, уносящиеся куда-то в ночь. А там, в небесах, застывали наравне со звездами.
        Хаджар не знал, что потребовалось бы смертному или бессмертному, чтобы сотворить такое волшебство, но для фейри это было та же просто, как и дышать.
        - “ Это приглашение. Они не пытаются тебя обмануть… в этом. Но остерегайся. Парочка явно что-то задумала. Они не упустят возможности наступить на хвост Мэб. А что может быть лучше, чем прикончить её фаворита” .
        - Благодарю за приглашение, прелестная Розалия, - Хаджар взмахнул рукой и из его пространственного кольца на свет появилось платье. Когда-то давно оно принадлежало драконьей принцессе, до того, как ту потребовалось замаскировать. И так уж вышло, что платье осталось во владении Хаджара. - Примите это в знак моей благодарности за ваше гостеприимство и пищу.
        Розалия и Аравендир не показали виду, но по их короткому обмену взглядами стало понятно, что они не рассчитывали на подобную осторожность со стороны Хаджара.
        - Садись вместе с нами, генерал, - леди Розалия, взмахнув полами платья, демонстрируя ноги, к которым рухнули бы самые стойкие из воинов, опустилась на скамью, возникшую прямо под ней. Зеленые лозы, усеянные бутонами, выскользнули из-под земли и свились под её станом в прекрасный цветочный букет. - Не достойно достопочтенному хозяину, если он сидит и ест, а его гост стоит и смотрит.
        Рядом опустился и Аравендир. Так же, как и его вторая половина, он усилием воли создал цветочный стул. Только в его варианте, тот скорее напоминал тюльпан, нежели нечто иное.
        - “ Я бы, на твоем месте, не садился на такое… удовольствие” .
        Хаджар, кивнув словам Хельмера, достал из пространственного кольца простую чурку, которая часто заменяла ему в походах стул или стол.
        Поставив её рядом с Аравендиром, он откинул полы плаща и, усевшись, потянулся было к еде, но время остановился. То, что казалось ему мясом, оказалось какими-то странными бобами. Вместо воды, в чарках, сделанных из лепестков цветов, плескалась непонятная субстанция зеленого цвета.
        Сладости, если присмотреться, являлись копошащимися живыми личинками, украшенными какой-то пылью.
        Иными словами - на столах не оказалось ничего из того, то мог бы съесть простой человек.
        - “ А если бы не отдарился, они бы выглядели для тебя как и прежде - человеческим пиром” , - хмыкнул в его сознании Повелитель Ночных Кошмаров.
        - Отчего же вы не едите, славный генерал? - леди Розалия, разом теряя весь свой лоск, зачерпнула ладонью горсть белесых червяков и закинула их в рот, где вместо зубов появились острые клыки.
        - И не пьете? - Аравендир отпил из чарки зеленой жидкости, на поверку оказавшейся кровью.
        Нет лучше удобрения для земли, чем кровь. После самых кровавых бойнь всегда восходит самый щедрый урожай.
        - Мне стоит сперва воздать почести миом праотцам и матерям моих матерей, - ответил Хаджар.
        - Разве молитвы смертных так длинны? - в глазах Розалия плясали опасные, веселые искорки.
        - Порой молитва может занимать всю жизнь, - ответил Хаджар.
        - Всю жизнь? - как ни в чем небывало, сэр Аравендир продолжал пить чью-то кровь. - А в чем же смысл такой жизни?
        Если честно, Хаджар не знал ответа на этот вопрос. Он встречал мудрецов, посвятивших свою жизнь услужению тому, что казалось генералу эфемерным и несущественным, но, тем не менее…
        Впрочем, от странного диалога его спасло появление у костра женщины. Она чем-то напоминала леди Розалию. О красоте её нет смысла говорить, ибо Хаджар еще ни разу не встречал могущественного адепта или духа, вне зависимости от пола, что не был бы изумительно красив.
        Но было в ней что-то… что-то не обычное. Что выделяло её на общем фоне. И дело вовсе не в прекрасных одеждах, расшитых медными и белыми цветками, среди которых летали золотые цапли. И не в белоснежной коже с розоватыми, пышущими жизненной силой, щеками.
        Не в черных волосах, сложенных в простую, но привлекательную прическу. И даже не в её танце.
        О, что это был за танец.
        Мигом остальные духи, пляшущие вокруг костра, отошли в сторону, освободив место для странной женщины.
        В её руках тянулись белоснежные ленты. Она кружила с ними вокруг лоскутов огня, порождая картины столь удивительные и реалистичные, будто она своим танцем могла создавать краски, а реальность для неё не более, чем холст.
        Она все танцевала и танцевала, то ускоряясь, то замедляясь, и в написанных лентами и огнем картинах, Хаджар видел прошлое. Он не знал, свое ли это было прошлое или чужое. Хаджар видел Елену, свою первую любовь, но она выглядела иначе, носила чуть иную одежду, говорила с другим акцентом и, в целом, лицо было одновременно её и, в то же время, совсем чужое.
        Картина сменилась и вот уже Хаджар увидел юношу, сидящего за гончарным кругом, а рядом с ним смеялась, играя с котенком, девушка, одного взгляда на которую хватило, чтобы даже у Хаджара, видевшего и богинь, и духов, и демониц - на миг замерло сердце.
        А вот уже он сам держит за руку Аркемейю, когда они, вдали от всех, венчались посреди цветочного луга в далекой, смертной деревушке.
        Дух взмахнула белыми лентами и те закружились, захлопали крыльями и, обернувшись стаей голубей, улетели в небо.
        Она стояла прямо перед ним. В её руках покоились ножны с длинным, простым мечом, слегка приобнаженным и готовым к бою.
        
        - У нас есть традиция, славный генерал, - едва ли не мурлыкнула Розалия. - В праздник мы танцуем. Танцуем танец огня и танец меча. И, раз уж вы на эту ночь один из нас, то, как самый молодой воин, должны впервые станцевать. Таков наш уклад.
        Хаджар посмотрел в глаза странной женщине, которую он словно видел и… не видел прежде. Он не сомневался, что она обладала даже большим могуществом, чем Розалия и Аравендир вместе взятые.
        Как ему вообще биться с таким созд…
        - “ Я ОДОЛЖУ ТЕБЕ СВОИ СИЛЫ ДЛЯ ЭТОЙ БИТВЫ, УЧЕНИК” - раздался голос в его голове и на миг ему показалось, что где-то в вышине хлопнули вороньи крылья . - НО ВЗАМЕН ТЫ ВЫПОЛНИШЬ ОДНО МОЕ ЖЕЛАНИЕ”.
        Проклятье! Его сознание все больше и больше напоминало не место для уединения, а какой-то проходной двор. Оставалось радоваться, что Хельмер не мог слышать Черного Генерала.
        - “ И какое же желание?”
        - “ ПРИДЕТ ВРЕМЯ, И ТЫ УЗНАЕШЬ, НО, БУДЬ СПОКОЕН, ЭТО НИКАК НЕ СВЯЗАНО С МОИМИ ПОПЫТКАМИ ЗАБРАТЬ ТВОЕ ТЕЛО. КЛЯНУСЬ СВОЕЙ МЕРТВОЙ МАТЕРЬЮ, УЧЕНИК ”
        Только глупец стал бы заключать сделку с Врагом Всего Сущего. Глупец или безумец.
        Хаджар поднялся с места и ответил сразу всем.
        - Я согласен.
        Глава 1574
        - Я ПОМНЮ ТЕБЯ, - посреди цветочного холма, под ясным, синим небом с мирно плывущими по нему облаками, стоял воин, облаченный в черное. Его броня, казалось, пожирала сама свет. Меч, окрашенный кровью тех, что устлали телами подножие холма и все поля, от одного горизонта до другого, постепенно высыхал. Будто он слизывал со своих граней законную добычу.
        Черные волосы вороньем крылом легли на плечо воина.
        Он не носил шлема, но рассмотреть его лицо не смог бы даже Ирмарил. Столь темная и плотная тень покрывала чело воина. И только глаза. Глаза, доставшиеся ему в наследство от отца - Древнего старца Борея, смотрели на мир все так же ясно и жестко.
        - И я помню тебя, - ответила молодая девушка. Облаченная в красные одежды, украшенные узорами белоснежных голубей, она держала перед собой простой, железный меч.
        Прямой клинок, лишенный всяких украс и изысков. Это было оружие. Старое. Помнящее битвы и знающее жар сечи.
        Десятки щербинок на его поверхности могли рассказать больше о войне, чем все смертные историки вместе взятые. Ибо этим мечом и писались военные летописи, а не стилусом или пером.
        Именно он проливал реки крови, пока, наконец, не пал и сам, расколотый на тысячу кусков. Их подобрал Хафотис - лучший кузнец среди богов и духов. Он подобрал их, проведя в кузне ровно год и один день, создал меч, равных которому не появлялось ни на Небе, ни на Земле.
        Меч Королей.
        Хафотис отдал его той единственной, кому мог доверить столь грозное оружие. Вручи он его смертному воину и войны длились бы на протяжении всей истории Безымянного Мира. Подари он его демону - и те бы ринулись в новую войну против богов и духов.
        Оставь Хафотис Меч Королей для Бога Войны и тот, может, никогда бы даже не покинул своих ножен. Но меч создан для битвы и ради битвы - он не должен всю жизнь оставаться в плену и висеть на стене в качестве украшения.
        У кузнеца остался лишь один выход.
        Он отдал меч духу цветочного луга. Той, что могла бы сама решить, когда ей стоит сражаться, а когда нет.
        - ТЫ СЛАВНО БИЛАСЬ У ВРАТ ГРАНИ, - произнес воин. Голос его звучал так, будто вся вселенная своим бесконечным мраком и тьмой волнами обрушивалась на одинокую фигуру цветочной девы. - МНОГИХ ТВАРЕЙ ПОГУБИЛА ТВОЯ РУКА И МНОГИХ НАШИХ БРАТЬЕВ И СЕСТЕР ОНА ЖЕ И СПАСЛА. ТЫ ДОСТОЙНЫЙ ВОИН, ДЕВА ЦВЕТОВ. Я НЕ ХОЧУ ПРОЛИВАТЬ ТВОЕЙ КРОВИ.
        Она посмотрела на подножье холма. Там, где распростерлось разноцветное море. Но на сей раз не цветочное, а кровавое. Сотни стягов, тысячи воинов Сидхе, Духов, Фейри.
        Позади же, у границы кровавого моря, стояла бесчисленная армия. Там, под одним, черным флагом, стояли плечом к плечу демоны, боги, смертные и духи. Но дева Цветов не сомневалась. Пожелай того воин в черном и один, выйдя в поля против объединенной армии Тир’на’Ног не оставил бы от неё и следа.
        Величайший воин. Черный Генерал. Ему не было равных, когда он родился. Не будет равных и после его смерти. Его меч не знал слабости, его поступь никогда не прерывалась. Он один бился с сотней сотен тварей из-за Грани и, прорвавшись туда, за пределы реальности, закрыл врата.
        Герой войны.
        Отступник.
        Враг Всего Сущего.
        Тот, кто объявил войну не только Седьмому Небу, но и всему Безымянному Миру.
        Погибель.
        - Я не могу отступить, - дева Цветов подняла перед собой меч. Не было ни вспышки энергии, ни появившихся на железной плоскости волшебных рун.
        Но даже там, у самого горизонта, боги и демоны, духи и смертные подняли свои щиты и прочли заклинания, ибо каждый из них почувствовал, как смерть подступила совсем близко. Как дрогнули их души под легким, манящим касанием костяной косы.
        - ПОЧЕМУ? -спросило существо.
        Больше не бог.
        Уже не человек.
        Еще не дух.
        Пока не демон.
        Он словно застыл на перекрестке четырех дорог и вместо того, чтобы подчиниться судьбе и выбрать направление, отправился прорубать собственный путь. Сквозь кровь и плоть. Кровь и плоть страдающего под его шагами мира.
        - Потому что ты все уничтожишь, - ответила дева.
        Голос её был спокоен. Будто она не встретила перед собой того, чей меч не смогли остановить ни Оберон - Король Фей, ни Дергер, ни, даже, Яшмовый Император.
        Она, простая хранительница Меча Королей, не испытывала ни страха, ни благоговейного трепета. Давно она уже забыла, что это такое - страх. Он выветрился в битве среди черных трав звездного сада, где самые ужасные и отвратительные твари из-за Грани грызли и рвали их реальность.
        - ОНИ ЗАБРАЛИ У МЕНЯ ВСЕ, -создание, что никогда не должно было появляться на свет, созданное прихотью богов, подняло свой клинок. Небеса над головой потяжелели. Воздух задрожал. Казалось, что вот-вот и мир не выдержит давление силы Черного Генерала и треснет по швам. - ТЕПЕРЬ Я УНИЧТОЖУ ТО НЕМНОГОЕ, ЧТО ИМ ДОРОГО.
        - Дворцы и храмы? - дева не опустила клинка. Она не могла позволить армии Черного Генерала продвинуться дальше, вглубь их страны. Пусть даже она одна, единственная уцелевшая из разбитого войска, осталась против тысячи тысяч воинов. Она не знала страха. - Хочешь лишить их веры? Думаешь это убьет богов?
        Он не ответил. Все так же стоял черным пятном посреди колышущихся на ветру цветов.
        - Может ты и прав, - продолжила дева. - Может это их и убьет… но чего добьешься ты? Ты не вернешь ничего из потерянного. И не обретешь покой. А на смену этим богам родятся новые. И так до скончания времен и…
        Внезапно дева замолчала. Её ясные, зеленые глаза расширились сперва от удивления, а затем от ужаса осознания. Внезапно она вновь почувствовала себя молодой и неопытной, впервые призванной под штандарты армии Безымянного Мира.
        Только на этот раз она увидела нечто куда более страшное, чем твари из-за Грани. Она увидели того, кто их победил.
        - Ты безумен, - выдохнула она и отшатнулась в сторону. - Безумен… никто и никогда не сможет…
        - Я ПОПЫТАЮСЬ, -перебил воин.
        Не было ни звука, ни вскрика. Дева выронила меч Королей и тот, вонзившись в камень, застыл. Падая с рассеченным горлом, она пыталась ухватить воздух руками, но пальцы хватались за ускользающую пустоту.
        Упав на горячую от крови и битвы землю, она лишь смотрела на высокое небо.
        Воин же, перешагнув через павшее тело, подошел к камню. Он попытался вытащить меч из камня, но сколько бы ни били молнии, сколько бы не бушевала северная буря, сколь бы черными тучами не покрывалось небо, меч так и не подчинился воле Генерала.
        - ПУСТЬ ТАК, - кивнул Черный Генерал и отправился дальше - он вел свою армию на осаду Тир’на’Ног. Лишенный права подняться на Седьмое Небо, он пытался отобрать у Королев ключ к небесной лестнице, что те хранили под семью замками.
        Дева же, закрыв глаза, внезапно почувствовала облегчение. Если меч не поддался, то, может, у мира еще остался шанс. Пусть призрачный, пусть почти иллюзорный, но все же…
        Глава 1575
        Хаджар смотрел в лиловые, похожие на цветочные бутоны, глаза. Таких он еще не видел прежде. Дева, облаченная в красное, стояли в свете танцующих языков пламени. И её меч…
        Безумный Генерал достаточно сражался на своем веку… нескольких веках, если быть точным. Но, как и таких глаз, он не видел прежде подобного меча. Несмотря на внешнюю простоту, без всякого орнамента, волшебных рун или дополнительного источника энергии, клинок выглядел иначе.
        Настолько иначе , что Хаджар не сомневался - даже находись подобное оружие в руках смертного практикующего, этого было бы достаточно, чтобы одним взмахом забрать жизнь такого воина, как Хаджар.
        Но перед ним стоял далеко не смертный практикующий. Цветочный Дух. Древний и могущественный. Нельзя обманываться внешностью и спокойным взглядом девы. Она, без сомнения, являлась самым опасным противником из тех, с кем приходилось сталкиваться Хаджару. А этот список включал в себя создания и сущности, некоторые из которых даже в стране Духов считались лишь мифами далекого прошлого.
        - “ОНА ТАК ПОХОЖА НА СВОЮ МАТЬ…”, - прозвучал голос Ворона в голове.
        - “ Ты знаешь её мать? ”
        - “ЗНАЛ,” - поправил голос.
        Хаджар снова вгляделся в глаза
        - “ И почему мне кажется, что ничем хорошим это не закончилось… ” - вздохнул Хаджар. Он хорошо знал этот взгляд. Видел его на лицах адептов Безымянного Мира чаще, чем любой другой. Взгляд, жаждущий возмездия.
        - “ОНА БЫЛА ДОСТОЙНЫМ ВОИНОМ. ЗНАЛА О ЧЕСТИ.”
        “ Поэтому ты её убил? ”
        - “НЕ УБИЛ”, - неожиданно строго и холодно возразил Черный Генерал. - “УБИЙСТВО ЭТО ЧТО-ТО ТРУСЛИВОЕ. ИЗ-ЗА УГЛА. С НОЖОМ. В НОЧИ. Я НИКОГДА НИКОГО НЕ УБИВАЛ. Я ПОБЕЖДАЛ. МНОГО РАЗ. СОТНИ РАЗ. ТЫСЯЧИ РАЗ. И ЕСЛИ ВОИН БЫЛ ДОСТОЙНЫЙ, ТО ЭТО ЗАКАНЧИВАЛОСЬ СМЕРТЬЮ. ИБО, УЧЕНИК, ЕСТЬ УЧАСТИ КУДА СТРАШНЕЕ, ЧЕМ УВИДЕТЬ СВОЮ КРОВЬ И НАВСЕГДА ЗАКРЫТЬ ГЛАЗА.”
        Как и любой древний, Черный Генерал иногда говорил очень странными фразами. Хорошо хоть Хельмер в данный момент не присоединялся к беседе.
        Разговор одновременно с двумя древними сущностями в своей голове Хаджар мог и не пережить.
        - “ Что у неё за оружие?”, - спросил Хаджар.
        Все это время, пока они с генералом вели диалог, леди Розалия вместе со своим рыцарем что-то вещали для публики. Хаджар их почти не слышал. Шум его собственного сердца заглушал звуки окружающего мира, а два лиловых глаза постепенно накрывали его цветочной пеленой.
        - “МЕЧ КОРОЛЕЙ. АРТЕФАКТ СТАРОГО МИРА. ЕЩЕ ДО ТОГО, КАК…” - Ворон не договорил, но Хаджару этого и не требовалось. Он прекрасно понял, о чем идет речь. Этот меч помнил те эпохи, что закончились еще до того, как Черный Генерал отправился в свой первых поход на Седьмое Небо.
        - “ПРИГОТОВЬСЯ, УЧЕНИК”, -внезапно произнес Ворон . - “Я НАЧНУ ПОСТЕПЕННО НАПРАВЛЯТЬ В ТВОЕЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ТЕЛО СВОЮ ТЕРНУ.”
        Терну?
        Хаджар уже хотел было удивиться. Ведь это сила, которой могут владеть лишь смертные. Редкое исключение составляли “бессмертные”, коим посчастливилось пройти испытание Небес и Земли уже с искрой или светом терны внутри своей души.
        Те же, кто превзошел границы времени, уже не могли познать эту силу. Ни демонам, ни Бессмертным, ни духам, ни богам она не была подвластна.
        Тогда откуда… откуда этой силой мог владеть Черный Генерал? Если только он сам не являлся смертным. Но это ведь невозможно. Он был рожден от одной из изначальных богинь, сыгравших песнь Семи Мгновений до Жизни. И последние остатки своих сил она отдала на то, чтобы породить на мертвой земле столь же мертвое дерево.
        Пришедшие туда боги, игры и спора ради, призвав Борея и его братьев, вдохнули в дерево жизнь и олицетворили его в виде Черного Генерала.
        Тот никогда не был смертным.
        Ведь смертный не может победить бога, а под мечом Черного Генерала пало богов больше, чем от рук демонов, духов и тварей из-за Грани вместе взятых.
        Но все мысли Хаджара на этот счет улетучились стоило только чужой, но, отчего-то, столь знакомой силе начать вливаться в его тело. Его меридианы и каналы дрожали под натиском бушующего потока терны.
        Если раньше, при взгляде ну чужие души, Хаджар сравнивая свою терну с чужой, сравнивал их как свет и искру, то сейчас… Сейчас он будто оказался посреди дворца Ирмарила и бесконечное сияние погружало его все глубже и глубже на дно.
        [ Критическое сообщение! Метафизическое тело носителя подвергается неопознанному воздействию. Рекомендация: разорвать связь с источником! ]
        - “ТЕРПИ, УЧЕНИК. ТВОЕ ТЕЛО И ДУША НЕ РАСЧИТАНЫ НА ТАКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ. ПОПЫТАЙСЯ УСВОИТЬ ЕГО ЧАСТЬ. ВОЗМОЖНО ЭТО СДЕЛАЕТ ТЕБЯ СИЛЬНЕЕ”
        Хаджар уже и сам это понял. Игнорируя непонимающие взгляды со стороны духов и самой Цветочной Девы, он опустился на землю, положил рядом с собой меч и принял позу лотоса. Ему уже давно не требовалось принимать для качественной медитации какие-либо позы, но вопрос в привычке.
        Успокоив свой разум, он начал постепенно выплывать со дна сияющей силы. Прорываясь сквозь её все тяжелеющие пласты, он постепенно возносился над потоком. Оказавшись где-то в высоте, Хаджар увидел, как рвущиеся потоки сияния терны пытаются пробиться сквозь широкие, но, отчего-то, загрязненные арки и коридоры.
        Как если бы его меридианы и каналы обладали достаточной широтой, чтобы вместить в себя ту силу, что направлял в него Черный Генерал, но так казалось лишь “снаружи”. Внутри же они, словно старая печная труба, оказались забиты копотью и сажей.
        Хаджар, спокойно дыша, контролируя сознанием свои тело и душу, начал медленно и планомерно вычищать всю грязь и нечистоты, что скопились за века его развития и странствий.
        Сэр Аравендир, глядя на медитирующего перед битвой смертного, не особо понимал, что происходит.
        - Может он молится своим праотцам… или как там называют смертные Вечность.
        - Присмотрись, любовь моя, - леди Розалия указала на лицо и шею Хаджара. Их не скрывала броня, сшитая Мэб. - Он пытается стать сильнее.
        Рыцарь присмотрелся и опешил. По телу воина скатывались крупные градины серого вещества. Грязная энергия. Настолько концентрированная, что проявлялась в реальности самой настоящей влагой.
        - Аверкеми это бы понравилось, - Аравендир сделал шаг назад и, как и многие другие духи, прикрыл нос рукавом. - Вечность и Звезды! Что за вонь…
        Только леди Розалия и Дева Цветов стояли не шелохнувшись. Обе они, в отличии от остальных жителей деревни, успели за свою жизнь не раз оказаться на полях сражений с Зимним Дворов и Седьмым Небом. Они хорошо знали смерть. Лучше, чем некоторых своих друзей и родных.
        Та нечистая энергия, что вытекала из смертного генерала, была пропитана ею. Болью. Кровью. Смертью. Всем тем, что адепт, невольно, впитывал, проходя испытания своей смертной жизни.
        И теперь Хаджар Дархан пытался избавиться от этого. Не полностью, но в достаточной степень, чтобы грязь не мешала току его энергии.
        - Удивительно, - внезапно произнесла Розалия. - его грязные меридианы выдавали в нем смертного. Но теперь… он словно…
        - Словно готовиться к испытанию Небес и Земли, - впервые прозвучал голос Девы. Он был похож на шелест в ветре только-только распустившихся бутонов по весне.
        Разумеется ни к какому испытанию Небес и Земли Хаджар не готовился. Он лишь использовал невероятный напор заемной терны, чтобы вычистить все нечистоты из меридиан и каналов.
        [ Пропускная способность метафизического тела носителя расширяется. 102%… 103,5%… 107%… ]
        В любой другой ситуации, чтобы вычистить столько грязи из своего энергетического тела Хаджару понадобился бы просто невероятный по запасам и мощности источник энергии. И не простой энергии, не заемной силы Реки Мира или мистерий, а Терны.
        Самой таинственной силы Безымянного Мира.
        Хаджар сомневался, что в мире смертных да и чего там - Бессмертных, он смог бы найти нечто сравнимое с тем, что в данный момент обрушилось на него сокрушительным потоком.
        Потоком, с которым он боролся, без малого, почти пять часов пока, наконец, не понял, что сияние Терны Черного Генерала полностью заполнило все его энергитеское тело.
        - “НЕ ПЫТАЙСЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ТЕХНИКИ”, -предупредил все тот же голос. - “СИЛА, КОТОРАЯ СЕЙЧАС НАХОДИТСЯ В ТЕБЕ, ПОПРОСТУ РАЗОРВЕТ ТВОЮ ДУШУ НА ЧАСТИ, ЕСЛИ ТЫ ПОПЫТАЕШЬСЯ УКРЕПИТЬ ЕЁ ТЕХНИКОЙ”.
        - “ Тогда как мне...”
        - “ У ТЕБЯ УЖЕ ЕСТЬ ВСЕ, ЧТО НУЖНО ВОИНУ, УЧЕНИК.” -перебил его голос. -“А ТЕПЕРЬ - СРАЖАЙСЯ.”
        Хаджар увидел, как в его сторону, легко скользя по воздуху, летит в плавном, но стремительном выпаде, клинок противника.
        Глава 1576
        Хаджар скользнул в сторону, пропуская удар клинка всего в нескольких сантиметрах от своего плеча. Он уже разворачивался чтобы нанести укол в стремительной контратаке, но тут же ощутил резкую вспышку на плече.
        Уйдя перекатом в сторону и избежав продолжения серии ударов, он с удивлением обнаружил кровавый порез, протянувшийся вплоть до локтя.
        Его одежда-броня повисла лохмотьями. Алые капли, скатываясь по коже, падали на землю.
        Цветочная Дева, приняв низкую стойку, вытянула перед собой ладонь и положила клинок на подушечки указательного и среднего пальцев. Хаджар никогда прежде не видел ни такой стойки, ни такого стиля ведения боя.
        Генерал выпрямился и взмахнул Синим Клинком. Лезвие, оставляя в воздухе легкое синее марево, остановилось около ног Хаджара. Его, кажущаяся открытой и беззащитной стойка, на самом деле служила лучшим щитом. Из такого положения он мог отразить практически любой удар.
        - Еще раз, - попросил он спокойным, ровным тоном.
        Без всяких сомнений, прежде он еще не бился со столь грозным противником.
        Дева Цветов сделала шаг. Её стопы едва-едва касались цветочного покрова, играющегося с тенями и отсветами костра. Она двигалась стремительно и легко. Быстрее, чем до неё успевали дотянуться пляшущие искры, гонимые создаваемым её же движениями ветром.
        Меч Королей кружился во множестве ложных выпадов. У Хаджара на мгновение сложилось впечатление, что он бился не с мечницей, а с опытным копейщиком, знающим, как одним ударом поразить сразу несколько целей.
        И все же, Хаджар сумел найти в этом вихре ложных и обманных движений одно единственно верно, нацеленное ему прямо в солнечное сплетение.
        Взмахнув полами одежды, Хаджар, разгоняя по телу заемную терну, удивляясь на мгновение той легкости и скорости, с которой он теперь мог применять эту силу, с той же легкостью и плавностью, что и противница, буквально перетек в другое положение.
        Его клинок, рассекая воздух и издавая звук, похожий на птичий крик, ударил по основанию Меча Королей. Ожидая услышать долгожданный звон металла, Хаджар уже пытался использовать полученную инерцию, чтобы развернуться и обрушиться на противника в мощном, рубящем ударе, но…
        Дева Цветов, обернувшись белой голубкой, перелетела через меч Хаджара и, вновь опустившись на травяной покров человеком, ударила раскрытой ладонью в грудь Хаджара.
        Того оторвало от земли и, откинув на добрых три метра, с силой обрушило на пустующий стол. Разбив его в щепки, Хаджар поднялся на ноги, захрипев, сплюнул кровью.
        - Проклятье… - выругался он. - Никаких техник, да…
        - “НИКАКИХ ТЕХНИК ДЛЯ ТЕБЯ, УЧЕНИК”, -уточнил Черный Генерал. - “ОНА ЖЕ БУДЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЕ, ЧТО ЗАХОЧЕТ, ЧТОБЫ УБИТЬ ТЕБЯ.”
        - Ты хотел сказать - тебя, а не меня, - процедил Хаджар, утирая кровь со рта.
        Они успели обменяться всего тремя ударами, два из которых Хаджар пропустил. Его левая рука ослабла, а внутренние органы явно пострадали. И если бы не терна, которую он направлял, чтобы укрепить поврежденные участки, то он бы уже давно отдал душу праотцам.
        Дева Цветов, у которой даже прическа не растрепалась, вновь приняла свою странную стойку, больше подошедшую бы копейщику, чем мечнику. Её техника ориентировалась на стремительные выпады и ложные, секущие удары. Как если бы она не располагала достаточной силой, чтобы решить исход поединка рубящими или режущими ударами. Потому компенсировала это невероятной скоростью, точностью и ловкостью.
        Иными словами - её стиль и стиль Песни Меча Синего Ветра были необычайно похожи друг на друга.
        За одним маленьким исключением.
        Хаджар взмахнул клинком, описав им широкий полукруг и оттолкнулся от земли. Вихрь синего ветра, вырвавшийся из-под его стоп, сорвал крыши с ближайших домов и, закружив торнадо вокруг импровизированной арены, влился в меч генерала, став с ним одним целым.
        Хаджар двигался едва ли не быстрее, чем недавно - Дева. Ибо, в отличии от её стиля, стиль Хаджара знал не только скорость, но и мощь решительного нападения.
        Рубящий удар, окутанный бушующим вихрем, обрушился на голову Девы. Некоторые из духов не успели рассмотреть, как уже казавшийся поверженным генерал сумел переместиться к своей противнице. Лишь леди Розалия и её рыцарь могли в полной мере оценить схватку.
        И, когда их земляки уже закричали, предчувствуя беду, те лишь улыбнулись.
        Прозвучал звон. Высокий и гулкий. Он разнесся по окраине, разбив стены синего вихря и, на мгновение, затушив пламя, что вспыхнуло вновь и осветило две фигуры.
        Хаджар, отброшенный на несколько шагов назад, с неверием смотрел на Синий Клинок. Посреди стали, прямо по центру, зияла небольшая, но отчетливо видимая щербинка. Дева же, взмахнув своим мечом, вновь приняла свою странную стойку.
        Его удар, собравший в себе мистерии клинка и терну, был отбит. И не просто отбит, а буквально уничтожен. Вся сила и мощь, направленная на Деву, разбилась о маленькую точку. Точку, которой стало жало клинка Девы, направленное в самый центр меча.
        Меч Королей, обернувшись лиловым лучом, пронзил ветер Хаджара и разметал его в мелких осколках и лоскутах.
        - Ты не он, - прошептала Дева голосом цветов, шелестящих на ветру.
        А затем она исчезла, чтобы появиться вплотную к Хаджару. Тот не мог использовать Звездную Вспышку, но даже так - его тело было почти двадцатикратно усилено терной. Он просто не мог не заметить её движений. И все же - все обстояло именно так.
        Прославленный генерал не увидел даже тени, даже остаточного изображения - настолько быстра и стремительна оказалась Дева Цветов.
        Её меч протянулся в длинном, размашистом ударе, схожим с движением хлыста. Она стеганул по груди беззащитного Хаджара, не успевшего, даже за пределом своих возможностей - все равно не успевшего подставить под удар меч.
        Вражеский клинок с жадностью разорвал доспехи и слизал плоть с груди Хадажра, отправив его в очередной полет, закончившийся, на этот раз, на горячей от костра земле.
        Кровь потекла по рассеченной груди. Хаджар стиснул зубы и сдержал стон. Предчувствуя продолжение атаки, он перекатился в сторону и, ударив ладонью по земле, подбросил себя в воздух, чтобы оттолкнулся от ветра и прыгнуть по другую сторону костра, скрыв себя от взора Девы и её клинка.
        - “ЕСЛИ ЭТО ТЫ НАЗЫВАЕШЬ БОЕМ НА МЕЧАХ, УЧЕНИК, ТО ПОЗОР МОЕМУ РОДУ”.
        - У тебя нет рода, - зло ответил Хаджар. - Не мешай.
        - “ТЫ САМ СЕБЕ МЕШАЕШЬ”, -тихо прозвучал голос Черного Генерала, после чего ощущение чужого присутствия исчезло. Будто Ворон действительно оставил своего потомка один на один с чудовищным противником.
        Противником у которого не было ни рогов, ни крыльев, ни безумной энергии или дикой, первобытной мощи, но именно это и делало её столь грозной. Те тысячи и тысячи веков, что она провела тренируясь с мечом ради всего одной цели - уничтожить того, кто когда-то убил её мать.
        - Увы, мне еще рано умирать.
        Хаджар взмахнул мечом и вновь синий ветер, собравшись вокруг его фигуры, закружился в дикой пляске безумного ветра. Только на этот раз он впитался уже не в клинок, а в самого Хаджара. Он ускорил и без того стремительный бег терны и, слившись с ней воедино, позволил своему смертному другу двигаться так, как не мог никто другой.
        Двигаться вместе с ветром.
        Глава 1577
        Хаджар словно растворился в ветре. Стремительные и плавные движения перетекали один в другой, и сложно было понять, где начинается выпад, где он продолжается секущим разрезом, а где оборачивается рубящим потоком силы. Его удары сыпались на Деву Цветов со всех сторон, а та кружилась внутри срезанных вихрями лепестков цветов.
        Её красные одеяния летели следом за движениями рук и окутывали ноги, твердо стоящие на земле. Удары одним за другим высекали искры, пускающиеся в парный вальс вместе с теми, что летели из костра.
        Хаджар взмахнул клинок и отправил сталь в секущем полете от бедра и до самого плеча Девы. Та сделала шаг в сторону и выставила клинок плоскостью так, чтобы вражеский меч, оставляя в воздухе целое полотно из оранжевых, огненных точек, взвился над её головой, после чего сделала второй шаг и оказавшись вплотную к Хаджару, ударила локтем противнику в грудь.
        Её удар, пробив марево синего ветра, не встретил ни малейшего сопротивления и так и не настиг цели. Хаджар уже оказался за спиной Девы, а его рубящий удар продолжил стремительно опускаться на голову прекрасного духа. Та, словно не закончив удар локтем, вдруг выпрямила руку и легким касанием ладони, буквально шлепнув по плоскости Синего клинка, отвела удар в сторону, чтобы уже самой перейти в контрнаступление.
        Выпады Девы, которые та умудрялась наносить с немыслимой скоростью и легкостью, обернулись тысячей лиловых лепестков.
        Хаджар оторвался от земли и, скользя стопами по ветру, отбивал один десяток за другим, а от еще большего количества успевал увернуться, но каждый раз находилось несколько выпадов-лепестков, что все же настигали свою цель, оставляя на теле и броне длинные порезы.
        Кровь все обильнее орошала горячую землю, а улыбки на лице Розалии и Аравендира становились лишь шире.
        Хаджар и Дева кружились в жуткой битве, далекой от метафор бардов, сравнивающих подобное с танцем. Сталь, бьющая о сталь и кровь смертного, падающая на землю духов - все это не походило на танец. Скорее на буйство красок, на дикий шторм из плоти и железа.
        Железа людей и сплава стали духов.
        Хаджар, отклонив голову в сторону и не дав клинку противника вонзиться в глазницу, подцепил кончиком Синего клинка еще не успевшую упасть на землю каплю крови, а затем ударом меча отправил её в лицо противнице.
        Дева, не ожидая столь грязного трюка, не успела среагировать и на мгновение закрыла пострадавший, левый глаз. Мгновение столь краткое, что никто из зрителей не успел заметить, что произошло. Но этого мгновения хватило Хаджару.
        Его меч, окутанный потоками ветра, выстрелил в мощном выпаде и, впервые за все сражение, коснулся плоти Девы. Удар, не подкрепленный техниками, не обладал достаточной силой, чтобы пробить одеяние-броню и плоть насквозь, но, все же, впервые на землю пролилась не только человеческая кровь.
        Отброшенная на несколько шагов назад Дева, на чьем левом боку зияла небольшая рана, потеряла равновесие и Хаджар, собирая все силы воедино, бросился в безумное по скорости и мощи нападение. Оставляя в своей защиты сплошные дыры, игнорируя рассекавшие его плоть лепестки, он, собирая ветер вокруг, наносил один удар за другим.
        Дева отбивала их, высекая все больше и больше искр, но не успевала восстановить равновесие и вернуть утерянную инициативу. Её движения потеряли былую плавность, а то, что еще недавно неопытный мечник сравнил бы с танцем, превратилось в жуткую рубку.
        Хаджар, пользуясь преимуществом в росте, наносил один рубящий удар за другим. Он, словно дровосек, пытался свалить непокорное дерево, но каждый раз наталкивался на неприступную защиту вражеского клинка.
        Когда же, в очередной раз, Дева отбила Синий Клинок и перенаправила его вниз, Хаджар, внезапно, рухнул следом. Меч Королей пролетел над его головой, срезав несколько седых волос, а Хаджар уже нанес быстрый и хлесткий удар ногой под колени Девы.
        Та покачнулась, взмахнула руками и её одежды, обернувшись крыльями птицы, позволили ей удержаться в воздухе, но Хаджар добился своего. Меч противника оказался так далеко от него, насколько это только было возможно во время столь стремительной схватки.
        Этого времени должно было хватить.
        Во всяком случае Хаджар надеялся на это. Ибо, иначе, вопрос его поражения становился лишь вопросом времени и не более того.
        Убрав меч в ножны, он крепко упер ноги в землю и, вздохнув, направил всю доступную ему терну, свою и чужую, в руки, а затем и в клинок.
        Из ножен выстрелило синее торнадо. Рассекая землю и буквально взрывая дома и постройки, оно протянулось на несколько сотен метров за спину воину, а затем, втянувшись в меч, ускорило его настолько, что выпад Хаджара превратил его самого в порыв бури.
        Сила, с которой он высвободил Синий Клинок из ножен, породила удар грома, но еще до этого - сверкнула белоснежная молния, коей обернулся дух птицы Кецаль, рассекающей облака на плоскости клинка.
        Хаджар оказался за спиной Девы. Практически полностью лишенный терны, он вонзил клинок в землю и оперся на него всем весом.
        - Ты хорошо сражаешься, - прозвучал позади голос. - Но только для смертного.
        Хаджар с трудом, изгибаясь вокруг рукояти клинка, обернулся на голос. Дева все так же стояла на ногах. Мерно капала её цветочная кровь. Удар Хаджара, собравший в себе невероятное количество терны и мистерий, сумел лишь оцарапать лицо Девы.
        Кровавая полоса, беря начала у левого виска, через переносицу и щеку, протянулась вплоть до правой ключицы. Рана неглубокая, но в ней чувствовалось присутствие чужой энергии - Дева навсегда останется со шрамом в память об этом сражении.
        Она спокойно, мерно шагая, подошла к противнику и, игнорируя кровь, заливающую лицо, протянула меч и уперла его в горло Хаджару.
        - Ты не он, - повторила она. Сложно было понять с кем именно она говорит. С Хаджаром или же… сама с собой. - Но убив тебя, я убью тот его осколок, что ты носишь со мной. Этого будет достаточно.
        Меч королей взмыл в небо и, оборачиваясь огненной полоской, ясно давая понять, что Дева не использовала в этой битве всех своих возможностей, опустился в рубящем ударе.
        Хаджар улыбнулся.
        - Стой!
        Огненная лента-меч застыла буквально в одном миллиметре от головы Хаджара.
        Леди Розалия встала рядом с Девой и, положив одну руку на плечо воительнице, второй указал на восток. Там, за холмами, поднималось солнце, чьи первые лучи уже нежно ласкали небеса и землю.
        Духи не могли врать. Данное ими слово было крепче любой печати и любой подписи. Они чисто физически не могли лгать. И потому, когда солнце коснулось цветочного луга, Хаджар перестал быть частью деревни. И Дева потеряла право сразиться с ним в ритуальном поединке.
        Сама же леди Розалия и сэр Аравендир были обязаны указать ему путь к скале предков.
        - Ты думаешь, что ты победил, Безумный Генерал? - прошипела леди. Она протянула ладонь и в её пальцах оказался пергаментный свиток. - Стоит мне отдать тебе эту карту и наш уговор будет выполнен. Я ничем не обязана тебе. Ты - мне. И ты более не гость в наших землях.
        - Ты лишь отсрочил свою участь, генерал, - встал сзади Аравендир. - Пара секунд жизни… хотя, наверное, для смертного это важно.
        Действительно - стоило Хаджару взять карту, как ничто не мешало Деве закончить начатое. Удар ей меча не встанет вразрез с законами гостеприимства. Ведь приглашение действовало только до утра, а сейчас, лишенный этого благословления, Хаджар оказался вторженцем, захватчиком - незваным гостем.
        Любой хозяин не просто мог, а должен был защитить свой дом и родных от него.
        И все же…
        - Карту, - с трудом произнес Хаджар и протянул ладонь.
        Леди Розалия фыркнула.
        - Теперь я уверен, - она вытянула руку над ладонью просящего и разжала пальцы. - Ты действительно безумен.
        Пока свиток падал, Хаджар раскусил пилюлю и, бросив короткое:
        - Я знаю.
        Обернулся птицей Кецаль и, пока все находились в недоуменни, схватил руками-когтями карту, а затем, взмахнув крыльями, исчез среди воздушных троп, за несколько мгновений оставляя деревню за многие и многие мили позади себя.
        - “ ХА! Хаджи! А я уж думал мы покойники!”
        Глава 1578
        Израненная птица Кецаль рухнула посреди того, что на первый взгляд выглядело, как снег. Пушистый, лишь недавно пришедший с севера, укрывая спящую в осенней дреме, землю. Пенистый, подогреваемый еще помнящей летние, знойные лучи, твердью.
        Когда же птица обернулась чуть стонущим человеком, стало понять, что это не снег. Раненный воин, облаченный в порезанные одежды, словно вышитые жирными нитями алой крови, лежал посреди белоснежных облаков.
        Сперва ничего не происходило, а затем тень под его телом вытянулась и, раскрывшись вратами, выпустила наружу существо. Высокое, чем-то похожее на человека. Серый плащ надежно скрывал его фигуру, а широкополая шляпа - лицо.
        Существо, не выглядящее ни как человек, ни как демон, ни как дух и, тем более, бог, встало над раненным. Скрытое под плащом и шляпой, застывшее без движений, оно и вовсе походило на каменный столп.
        Какие мысли терзали сознание этого Древнего? Он помнил времена, когда боги ходили среди людей, он видел тысячи рождений великих империй и пировал на тризне по их гибели. Он был так долго, что уже забыл, что это значит - стоять на пороге дома праотцов, когда смерть заглядывает тебе в глаза.
        Костяная старуха, идущая среди теней, отбрасываемых самими тенями. Он хорошо её знал. Как и все Древние.
        - Ну здравствуй, старый враг, - произнесла фигура.
        Из груди раненного человека вдруг появился ворон. Слишком большой и сильный, чтобы выглядеть обычной птицей. Он взмахнул крыльями и, поднявшись в небо, опустился с другой стороны. Высокий, тоже закутанный в плащ. Но не в серый. Черные хламиды, похожие на саму ночь, ожившим мраком скрывали его тело. Лицо прятал глубокий капюшон, из-под которого струились белые волосы.
        - Здравствуй… - даже не видя лица, стало понятно, что второй Древний силится произнести имя своего собеседника, но не может.
        - Некоторые клятвы не отпускают нас даже после смерти, Черный Генерал, - в голосе демона прозвучал смешок.
        - Я все еще не мертв, демон, - ответил первый из Дарханов.
        - Я знаю. Спешу напомнить и ты знаешь об этом именно благодаря мне, - демон вновь нагнулся к человеку, но черное, выкованное из мрака лезвие уперлось ему в глотку. - Хочешь убить того, кто открыл тебе тайны твоего же бессмертия?
        Черный Генерал не ответил. Он видел перед собой того, кого называл, когда-то, другом и братом. А теперь страдал из-за того, что старые, как сам этот мир, клятвы не позволяли ему разорвать это существо на части.
        - Ты все равно не сможешь этого сделать, - демон выпрямился. За его спиной черными пузырями кипящего пространства появлялись тысячи и тысячи олицетворенной чужих кошмаров, а под плащом что-то запылало алым пожаром. - Я стал намного сильней, старый враг, за эти сотни эпох, что ты провел разбитым и заточенным.
        На какое-то время посреди облаков застыла тишина. Робкая, она словно боялась эти две сущности, что скрестили взоры над простым смертным.
        Демон, полубог и человек. Не хватало только…
        - Кья!
        Синяя птица Кецаль, прозрачная и эфемерная, расправив крылья взлетела перед Черным Генералом. Она расправила крылья и, выпустив когти, грозно кричала на существо, равное по силе всеми Седьмому Небу.
        Простой дух зверя, рожденный внутри души Рыцаря Духа. Слабейшее из извечных созданий.
        И вдруг произошло то, чего даже Хельмер, Повелитель Ночных Кошмаров, никак не мог ожидать. Величайший из когда-либо являвшихся Безымянному Миру мечников опустил свой клинок и тот втянулся внутрь одеяния из ночи.
        - Ты прав, - прошептал первый из Дарханов, обращавшийся, что удивительно, не к демону, а к… духу. Созданию, на которое не обратили бы внимание даже бродяги страны Фейри. - Это того не стоит.
        - Неужели взор не подводит меня, о Вечность и Бездна?! - засмеялся демон. - Черный Генерал, Враг всего Сущего, дважды восставший против Седьмого Неба, ранивший Яшмового Генерала - слушает слова простого духа?
        Птица-дух Кецаль успокоилась и опустилась на ветку облачного древа, растущего неподалеку. Его корни дождем проливались куда-то вниз, а облака выглядели каплями росы, еще только готовящимися сорваться на землю.
        - Взор всегда подводил тебя, хозяин страха, - спокойно ответил Черный Генерал. - Страх никогда не был хорошим советчиком, а его глаза искажают реальность лучше любых иллюзий.
        Демон промолчал.
        - Ты изменился, враг мой, - произнес, наконец, Хельмер. - Очень изменился… неужели на тебя так повлиял этот смертный?
        - К чему пустые разговоры, демон, - Черный Враг развернулся и устремил свой взор куда-то дальше. За облачные холмы и горы. - Ты исполнил свою клятву и вернул этот осколок обратно в мир. Теперь нас больше ничего не связывает.
        - Ты прав, генерал, мы исполнили все клятвы. Но этот смертный…
        - Мой потомок и ученик.
        Демон сперва промолчал, а потом засмеялся. Смеялся он долго, с рычащими, лающими нотками, что только отчетливее давало понять, что это вовсе не человек, хоть он и хотел таковым казаться.
        - Мне кажется тебе стоит спросить мнение Хаджара на этот счет.
        - Кажется… я не нуждаюсь в твоих советах и твоем мнении, демон. Твоя игра мне понятна и не интересна. Я позволяя тебе держаться общества моего ученика лишь потому, что это его закаляет твои интриги подвергают опасности его судьбу, но они же его и закаляют.
        - Судьбу? Мне говорит о судьбе тот, кто самолично сперва принял её, а затем отверг? - кошмары за спиной Хельмера успокоились, но не стоило обманываться их призрачным покоем.
        Стоило отдать лишь одну команду, и они заполнят собой все пространство, обернувшись могущественной армией, подконтрольной лишь единственному командиру. А насколько могущественна может быть армия, чьи солдаты - оживленные и украденные за тысячи эпох чужие кошмары?
        Это могут знать лишь те, кто хоть раз просыпался в ночи, залитый холодным потом, судорожно хватающийся сознанием за реальность, стараясь как можно скорее забыть сонную навь. Вот только кошмары бывают такими, что даже спустя годы проснувшиеся все еще помнят о них.
        И, даже если понадеялись, что забыли - видят их отражения уголком глаза, порой вздрагивая и вновь с радостью окунаясь в обманчивый плен реальности.
        - Не забывай свое место, демон, - не оборачиваясь произнес Черный Генерал. - если не хочешь проверить свою, как ты сказал, силу .
        С этими словами плащ из мрака взмахнул вороньими крыльями и две птицы исчезли внутри груди раненного. Смертный повернулся на бок и застонал.
        - Хельмер? - Хаджар с трудом открыл глаза. Ему казалось, будто он упал со скалы, прокатился по острым камням, затем его протащили пару миль привязанным к лошади, а под конец - жевала лошадь и не найдя вкусным, выплюнула. - Проклятье… от тебя хоть какая-то польза будет в этом походе?
        Демон сидел около того, что Хаджар сперва принял за снег. Но, как выяснилось, он сложил костер из обломков дерева, растущего из облаков. Сидел же демон на камне… тоже из облаков. Да и вообще - все вокруг них, на небе и на земле, являлось облаками.
        - Мы на Седь…
        - Это долина Чаш Духов, - перебил демон. - И вообще, Хаджи-дружище, я все еще вдали от дома. Нет, если ты сомневаешься в моей полезности, то можешь смело штурмовать дворец Титании в одиночку. Я даже пообещаю, что постараюсь как можно краше донести историю об этом бардам, дабы те сложили не самую… обидную песню твоей тризны.
        Хаджар молча выругался. В последнее время у него это стало особенно хорошо получаться. Молча ругаться…
        Хельмер же, игнорируя потуги своего компаньона перебинтовать раны волшебными бинтами и достать из пространственного артефакта несколько пилюль, все пытался разжечь огонь. Из облаков. Посреди других облаков.
        Иногда Хаджару думалось, что он спит где-то посреди холодной операционной палаты и все вокруг ему просто мерещиться. Иначе подобное просто невозможно было объяснить.
        - Куда нам дальше?
        - Карта у тебя, Хаджи, - напомнил демон. Он все щелкал огнивом, но облака вместо того, чтобы загораться - закипали и оборачивались паром. - Ты и скажи - куда нам дальше?
        Глава 1579
        Хаджар вздохнул и, достав из-за пазухи карту, доставшуюся ему не самым легким путем, на миг опешил. Получив свиток от Духов, он ожидал увидеть может если и не простой чернильный «чертеж», то хотя бы нечто сродни иллюзии, создаваемой нефритовыми артефактами.
        Но то, что открылось его взгляду…
        Если это вообще можно было назвать взглядом. Смотря на лист пергамента, Хаджар будто уносился куда-то вдаль. Он птицей летал над землями, столь изменчивыми, что их и вовсе нельзя было назвать «землями».
        Во всяком случае - не в привычном понимании этого слова.
        Они оборачивались самыми немыслимыми формами. Порой даже такими, то не могли найти опору в разуме простого смертного и тогда Хаджар падал куда-то вниз, в бездонную пропасть абсолютного ничего.
        - Проклятье!
        Выронив карту, генерал отшатнулся и рухнул на облака. По его лицу, из носа и глаз, текла кровь. Голова гудела, а сознание то и дело пыталось найти покой в объятья повелителя снов.
        Благо тот сидел не так уж далеко от Хаджара.
        - Хаджи-дружище, прошу простить, - усмехнулся демон… Высокое Небо. Никогда нельзя забывать, что его спутник именно - демон. - Совсем забыл предупредить. Знания Сидхе и их детей не очень подходят для смертного разума.
        - Забыл? - переспросил Хаджар, вытирая кровь ладонью. - Или просто решил продемонстрировать свою…
        Генерал не договорил и неопределенно помахал рукой в воздухе. Несмотря на то, что Хельмер оставался одним из существ, коих Хаджар знал едва ли не с самого начала своего пути в Безымянном Мире ( не говоря уже о том, что Хельмер явно как-то приложил свою руку к, непосредственно, появлению Хаджара в этот самом мире) , он все еще так и не смог его раскусить.
        Порой генералу и вовсе казалось, что Повелитель Ночных Кошмаров давно и прочно сошел с ума.
        - Позволишь? - демон указал на лежащую на земле карту, но его ноготь-коготь так и не коснулся волшебного пергамента.
        - А что будет, если не позволю?
        Хельмер пожал плечами, отчего его хищный, живой плащ немного заурчал. Как довольный, сытый кот, но тем не менее не откажущийся от добавки к ужину.
        - Ты взял её у духов, выполнив их сделку. Взял пролив свою и чужую кровь. Если я возьму этот предмет без спроса, то он либо растеряет все свои свойства и станет простым клочком бумаги, либо… - демон приблизил коготь чуть ближе и карта, взмахнув бумажными крыльями, перелетела к Хаджару. Тот инстинктивно дернулся в сторону. - Либо она вернется к своему законному хозяину.
        Хаджар только покачал головой. Такой магии он не видел в мире смертных.
        Подняв свиток с земли, он посмотрел на него, но так и не решился еще раз заглянуть внутрь. Есть определенные границы, которые, может, и можно перейти, но обратно ты прежним уже не вернешься. Хаджар не собирался превращаться в безмозглое растение только ради того, чтобы что-то кому-то доказать.
        Даже если и себе.
        Он уже слишком стар для такого. И, может, по его внешнему виду тридцатилетнего мужчины это и не было видно, то до того седые, что даже белые волосы - служили явным напоминанием.
        - Держи, - он кинул свиток Хельмеру. - Разрешаю.
        Стоило прозвучать последнему слову, как Хаджар почувствовал что-то. Сродни легкому касанию осеннего ветра.
        Пергамент упал в подставленные демоном узловатые серые пальцы. Хельмер не спешил разворачивать свиток. Вместо этого он смотрел из-под полы шляпы на своего собеседника. Алый глаз резко контрастировал с белоснежными просторами облачных земель.
        Хажар даже назвал бы его инфернальным, хоть и знал, что в Безымянном Мире не существовало ни ада, ни рая.
        - Доверяешь? - с легким удивлением в голосе, спросил демон.
        - Нет, - честно ответил Хаджар.
        - Тогда почему?
        Генерал отвернулся от Хельмера и посмотрел на небо. Там, где должны были быть облака, сияли звезды, а между ними плавали рыбы. Ну да, логично, там, где облака - земля, то вместо птиц небесные пространства рассекают рыбы.
        - Ты плетешь свои интриги, демон, и я это знаю, - вновь не стал лгать Хаджар. - И знаю, что в них есть место для меня. Понятия не имею какое. Для чего. Почему. Да и вообще - как ты связан с моим прежним миром… если тот мне не приснился…
        Демон промолчал, так что Хаджар продолжил.
        - И пока моя роль не выполнена, не в твоих интересах мне вредить, что ты и доказываешь уже не первый век. Так что давай перейдем к делу - время играет не на моей стороне.
        Хельмер ответил не сразу. Он все рассматривал Хаджара, будто увидел в нем что-то новое. И нельзя было сказать точно, понравилось демону увиденное или нет. Да генерала это, впрочем, и не волновало.
        - Ты начал взрослеть, маленький воин, - произнес демон таким тоном, которым могли говорить лишь Древние. - Может, через несколько веков, если ты проживешь столько, я начну скучать по тому юноше, что привел в этот мир.
        Хаджар вздрогнул. Он всегда догадывался , что именно Хельмер ответственен за его появление в Безымянном Мире, но сейчас, в эту минуту, Хельмер в первые сознался в этом в открытую.
        Вот только это все равно ничего не меняло. Хаджар мог бы спросить об этом происшествии, но ответа все равно бы не получил. Есть клятвы и законы, которые даже древним и могучим демонам не под силу нарушить.
        - Цветочники, да протухнет их естество! - воскликнул Повелитель Ночных Кошмаров в тот же миг, стоило ему развернуть карту. - Так и знал, что они могут просто так взять и сдержать данное слово! Бесчестные ублюдки!
        - Демон, рассуждающий о чести.
        - Что бы ты знал, Хаджи, - Хельмер указал на него желтоватым когтем. - Демон всегда держит свое слово. Может не в той форме, что ожидает от него смертный, но… держит!
        Хаджар не сдержался и засмеялся. Смеялся он достаточно долго и громко.
        - Вечность и Грань! Ты что, смеешься надо мной, Хаджи?! Надо мной?! Над… над… Хельмером?!
        От искренности и глубины возмущения демона, Хаджар засмеялся лишь еще сильнее. Когда же у него почти закончился воздух и почти заболел живот, усилием воли он заставил себя успокоится и, утерев слезы, объяснил:
        - Иронично, демон, что духи поймали тебя на твою же удочку. Не знаю, чем вызвано твое восклицание, но, видимо, и они сдержали свое слово не так, как ты и я на то рассчитывали.
        Демон еще раз выругался. На этот раз на языке, которого Хаджар не знал. И, как он подозревал, не знал, скорее всего, ни один из ныне живущих даже из числа Бессмертных.
        - Может, уже, расскажешь, в чем дело? - спросил, наконец, Хаджар.
        Хельмер бросил на него быстрый взгляд и, свернув карту, протянул обратно.
        - Это действительно карта, - процедил он сквозь сжатые клыки, отчего звук вышел скорее шипящим, чем рычящим. - Но это карта пути, а не местности.
        - Карта пути? - переспросил Хаджар. В его исследованиях фольклера Безымянного Мира, он натыкался на сказки, где бродячий старик, маг, умирающий дедушка или еще какой-нибудь персонаж подобного калибра выдавал Карту Пути. - Что-то из сказок про то, что нам сперва нужно дойти до первого пункта и только тогда карта укажет следующий?
        - Именно, - кивнул Хельмер и, с явным недовольством, затоптал несостоявшийся костер. - Так что мы не сможем выбрать кратчайший или самый простой маршрут. Придется пройти весь отмеренный путь от Чаш Духов до Горы Предков.
        Судя по тому, как себя вел демон, ничего хорошего это им не предвещало. Как, впрочем, и всегда.
        - Тогда не будем медлить.
        Хаджар поднялся, покачнулся, взмахнул рукой и, оперевшись на появившийся из кольца посох, отправился вперед. Может он и не смог увидеть всей карты, но в его сознании осталось четкое ощущение направления «на восток». Если здесь вообще осталось такое понятие, как стороны света…
        Глава 1580
        Среди поля убранной пшеницы и ржи, стояла небольшая избушка. Рядом с ней примостилась старая деревянная колода, вода в которой подернулась ледяной пленкой. Достаточно крепкой, чтобы выдержать легкий снег, припорошивший её поверхность, но не настолько, чтобы её нельзя было разбить ударом ладони.
        Это и сделала дева, возникшая из вороха листьев, огня и цветов. Взяв истончившуюся у основания чарку, висевшую на проржавевшем крючке, она опустила её в колоду и, набрав до краев, отпила.
        Дева, одетая в весну и тепло, с косой до самой земли, посмотрела на черного кота, шипящего на неё с крыльца избушки. Толстый, злой и с яркими, зелеными глазами. Он явно не был рад новому визитеру, хотя и знал последнего. И, может именно поэтому не спешил нападать.
        - Сэр рыцарь, - чуть склонила голову дева. В знак признания и уважения, но не более того.
        Кот, еще раз шикнув, соскочил с крыльца и, миновав деву, уселся рядом с калиткой. Опоясав себя хвостом, он не сводил взгляда с незванного гостя.
        - Он сегодня не в духе, - прозвучал сухой, старческий голос.
        На крыльце показалась плотная, крепко сбитая старушка. Она вытирала морщинистые, но не дрожащие руки о фартук, надетый поверх простого зимнего платья. Достаточно плотного, чтобы сберечь от пусть и отступивших, но еще чувствующихся холодов.
        Впрочем, когда это в землях Зимы и Тьмы не было холодно и… темно.
        Дева посмотрела на восток. Солнце здесь не поднималось выше горных вершин, создавая вечное ощущение сумрака. Лишь в разгар зимы оно вставало в зенит, но не чтобы согревать, а словно издеваясь над обитателями миров. Напоминало им об ушедшем лете и дарило лишь холод.
        - Разве твой рыцарь бывает в хорошем расположении? - чуть улыбнулась дева.
        От её улыбки зазвучала капель. И это не было какой-то дешевой метафорой из кабацкой баллады. Сосульки, свисавшие с краев крыши действительно начали таять. Как таял легкий иний, покрывший небольшой дворик.
        Кот зашипел и сделал шаг назад, словно стараясь держаться подальше от проталины. Как если бы та могла навредить пушистому.
        - Мне дорог мог рыцарь, сестра, - старушка отряхнула фартук и из-под него понеслись снежные вихри, разом укрывшие землю легким, белоснежным одеялом и вернувшие сосулькам прежний стреловидный облик. - Сейчас бабушка-природа на твоей стороне, но не забывай, что в моем царстве ты гостья.
        Две Вечных, что были и будут всегда, покуда цел этот мир, смотрели друг другу в глаза. Молчание протянулось недолго, но достаточно, чтобы, казалось, одновременно с ними замер и весь мир.
        - Наш племянник идет по моим землям, сестра, - произнесла, наконец, Титания.
        - Я не слышу вопроса или просьбы в твоих словах, сестра, - с легкой ухмылкой ответила Мэб.
        Если не знать, что эти двое - сестры, то между ними почти не находилось сходства. И речь шла не о том, что одна выглядела едва расцветшей девой, способной сжечь своей красотой сердца обоих полов, а вторая - с трудом опустилась на кресло-качалку, поставив рядом с собой палку, на которую опиралась от старости.
        Нет, дело было совсем в другом.
        Что-то отличалось в самой их сути. Неуловимое глазу, но от того ничуть не менее отчетливое.
        - Мы долгое время хранили мир на наших границах, сестра, - произнесла Титания и опустилась в свившееся под ней кресло из цветов и лозы. - А сейчас, когда грядет битва с могущественным врагом, этот мир важен как никогда.
        - Мир, - фыркнула старушка, чем напомнила своего кота. - Это слова столь же провоняло ложью, как и твой облик, сестра. Скажи мне - к чему тебе эта атласная кожа и лицо без морщин? Лишь иллюзия для глупых юнцов.
        Титания промолчала. Лето никогда не понимало, почему Зима выглядела так, как она выглядела, а Зима, в свою очередь, не понимала Лето. Так что тот факт, что они находились в некоем подобии гармонии действительно заслуживал если не уважения, то, хотя бы, признательности.
        Особенно от смертных.
        - Безумный Генерал уже добрался до Чаш Духов, - продолжила Титания. - И мне не нравится мысль, что он может дойти до Горы Предков и…
        - И тебе, моя вечно лгущая сестра, ибо нет сезона более обманчивого, чем лето, не нравится то, что они с демоном могут попробовать залезть к тебе под юбку.
        - Под моей юбкой бывало столько генералов, сестра, что не хватит снежинок в твоем покрове, чтобы сосчитать их, - спокойным тоном вернула колкость Титания. - Мы обе знаем, что именно хранится в моем дворце. И оно не должно его покидать.
        - Твой дворец, сестра моя, как и твоя честь - лишь твоя забота, - отмахнулась старушка. - Мне нет до них никакого дела. Наш племянник обладает такой же свободой воли, как и любой иной смертный. Он вправе сам решать, куда ему ступать, а куда нет. Что делать стоит, а чего - лучше опасаться. И тебе это должно быть известно лучше, чем мне.
        Последние слова явно содержали в себе какой-то секрет. Секрет, известный лишь двум Вечным. Иначе бы от чего еще Титания дернулась словно от пощечины.
        - Мы обе понимаем…
        - Мы обе понимаем, - перебила Мэб. - что ты покинула свое огненные своды не для того, чтобы навестить сестру. И уж точно не для того, чтобы обсудить нашего племянника. Личность он весьма занимательная, но не центр мироздания. Так что давай ты перестанешь отравлять мою почву своими попытками сделать меня виноватой или обязанной тебе.
        Как бы грозно и величественно не выглядели эти двое, но по последним словам становилось понятно, что они, все же, в первую очередь - сестры. Семья. Со своими секретами, ссорами и незаживающими ранами от старых обид.
        Первой сдалась Титания. Нельзя было сказать, что её характер мягче, чем у ледяной королевы, но, тем не менее, обычно именно Титания становилось той, кто пыталась сохранить хотя бы хрупкую видимость спокойных отношений.
        - Близится война, - произнесла она с той тяжестью, на которую способна лишь королева Лета, сезона, где погода действительно может быть обманчива и теплой, летний день сменяется ночью, где бушуют грозовые ветра и бури.
        - Это мне известно, - чуть опустила голову Мэб. - Посланники приходили к твоему и моему порогу. Наши воины то и дело сталкиваются с лже-богами на дальних границах. Близится Парад Демонов. И… Феденрир проснулся.
        Титания нахмурилась.
        - Заклинания Эша…
        Татанию перебил удар трости, от которого разошлись волны холода и льда.
        - Не произноси его имени в моем доме! - тихо, но с силой, произнесла Мэб. - Этот никчемный смертный забрал у меня больше, чем смогли боги. Вся моя семья оказалась либо убита, либо пленена, либо отравлена его магией. Так что даже не смей, Титания, упоминать имя своего рыцаря.
        - Бывшего рыцаря, - уточнила королева Лета. - Уже прошли эпохи с тех пор, как Пепел снял с себя мою мантию.
        Мэб ответила тишиной. Тишиной, на которую была способна лишь зима, где даже мгновение промедления могло стоить жизни целым армиям.
        - Мы должна объединить свои силы, сестра, - прошептала Титания. Да, сейчас она стояла в фаворе, но она пришла в самое сердце владений Мэб и здесь, вне зависимости от сезона, именно Королева Зимы и Тьмы властвовала над реальностью. - Сплотиться против единого врага, иначе…
        - Достаточно, - властно взмахнула рукой Мэб. - как и в прошлую войну, чтобы мы не делали, сестра, найдутся те, кто встанут под знамена Седьмого Неба. И, так или иначе, кто-то из нас двоих предаст другую. Так было всегда…
        - Но не должно быть впредь! - жарко воскликнула Титания. - На этот раз все иначе, сестра! Разве ты не чувствуешь этого… не чувствуешь того, что чувствуя я? Не чувствуешь, как истончается эта реальность. Как она… - Титании явно с трудом давалось последнее слово. - стареет?
        Мэб только улыбнулась. Желтые, старые, кривые зубы и сухие, потрескавшиеся губы.
        - Старость меня не страшит, сестра. А теперь ступай. Береги свой подол. Мне больше нечего тебе сказать. Будет воля Вечности встать нам плечом к плечу на битве с извечными врагами - я буду лишь рада. Но не думай, что я дрогну, коль мое копье встретится с твоим клинком.
        Титания поднялась и цветочное ложе под ней тут же обернулось ледяной скульптурой, а затем и вовсе исчезло в снежной метели.
        - Ты плохо повлияла на нашего племянника, сестра, - с сожалением произнесла Титания. - Он так же недальновиден и глуп, как и ты.
        Мэб пропустила оскорбление мимо ушей. Слишком много яда протекло между двумя сестрами, чтобы обращать внимание на такие колкости.
        - Может быть и так, - ответила она. - Но не я обрекла его жену на муки ледяного гроба. И не думай, что Безумный Генерал это забудет или простит. В ком живет зима - не забывают. В ком живет зима - не прощают. А теперь убирайся с глаз моих долой.
        Старушка еще раз ударила тростью и сорвавшаяся вьюга унесла с собой очертания облика девы, одетой в цветы и огонь. Остались лишь старушка и черный, пушистый кот. Пушистый, недовольно вылизывая шерстку, словно стараясь избавиться от неприятного ему запаха, что-то урчал.
        Королева слушала его так внимательно, как иные не слушают мудрецов.
        - Наверное ты прав, сэр рыцарь, - вздохнула, наконец она. - и, наверное, права и сестра.
        Мэб посмотрела вдаль, к горизонту, туда, где древние тропы вели к Седьмому Небу.
        - Их стало слишком много… и смертных… и богов…
        Глава 1581
        Чем ближе Хаджар с его демоническим спутником приближались к Чашам, тем сильнее возникало ощущение, что на самом деле они ступают вовсе не по кучевым облакам. От шага к шагу, внутри которых могли крыться расстояния немыслимых размеров - как гигантских, так и микроскопических, облака становились все более… вязкими.
        Если прежде они напоминали земную твердь, непробиваемую и монолитную, то теперь они с чавканьем едва отлипали от ног. Как если бы…
        - Это пар, - с удивлением произнес Хаджар, за мгновение до того, как потерять опору под ступнями и рухнуть куда-то вниз.
        В падении он призвал имя ветра и, задышав ровнее, заскользил по потокам воздуха, пока не опустился на край того, что действительно выглядело как чаша. Огромная, диаметром с десяток метров, она, словно цветочный бутон, покоилась на длинных зеленых столпах, свитых плющом и корнями деревьев.
        Вокруг, вплоть до самого горизонта, высились еще сотни и сотни подобных “растений”, каждое из которых венчалось подобной чашей, до краев заполненных водой.
        С гладкой поверхности озер исходили густые, белоснежные испарения. Они сбивались в облака и поднимались к небу, создавая в вышине непроницаемую облачную вуаль. Иногда, когда задувал порывистый ветер, в чашах поднимались волны и тогда часть воды проливалась струями шумящих водопадов куда-то вниз.
        
        Хаджар посмотрел туда - под ноги, но не увидел ничего, кроме очередного слоя все те же облаков.
        - Не зевай , - прозвучал голос в его сознании.
        Краем глаза Хаджар заметил, как в его тень вновь втягивается демон. Хельмер поступил верно, потому как в следующее мгновение на край чаши, где стоял Хаджар, опустилось нечто. Больше всего оно напоминало дракона. Только… миниатюрного. Размером с крупную лошадь, но не более того.
        Покрытый красной чешуей, с длинным, мягким рогом, лентой вьющимся за его спиной.
        Когда зверь схватился когтями за травяной борт, то сложил вокруг себя перепончатые крылья, а когда расправил их, то…
        - Миледи, - чуть поклонился Хаджар.
        У неё были длинные, огненные волосы, подколотые заколкой из волшебного золота в виде распустившегося цветка. А волосы - действительно огненные. До того рыжие, что даже красные - между ними то и дело вспыхивали оранжевые и алые искорки горячего пламени. Оно спускалось на плечи с нежной, розовой, бархатной кожей, оставляя на них вечно изменчивые узоры татуировок.
        Её доспехи выглядели нарядной одеждой, подошедшей бы для балов и приемов далеких эпох. Длинные одеяния из красной парчи, подпоясанные нефритовым поясом. Тот вился длинной лентой, превращаясь в нечто наподобие стеганной юбки.
        В руках, прикрытых алыми перчатками из все той же ткани, она держала длинное копье с изогнутым, больше похожим на глефу, наконечником.
        
        - Генерал, - она ответила таким же коротким поклоном.
        Хаджар оказался немного удивлен.
        - Вы знаете кто я?
        - Слухи разносятся быстро по нашим землям, - леди-дракон взмахнула копьем и уперла его основанием в землю, а наконечником в небо. Знак того, что она не собирается нападать, но и пропустить Хаджара тоже не сможет. - Вы одолели солдат нашей королевы, пробрались через леса обманов, изгнали Аверкеми, а после этого бились с Воительницей Цветочных полей. Ветра и птицы разнесли вести о ваших деяниях далеко по Фейрэ.
        - У духов совершенно другое восприятие пространства-времени, - вновь прозвучал насмешливый голос в голове. - То, что для тебя произошло вчера и рядом, для них могло случиться за тысячи эпох в тысячах миль отсюда.
        Хаджар попытался это осознать, но у него только заболела голова.
        - Даже не пытайся , - настойчиво произнес Хельмер. - Тем более, когда я в твоей тени - мы связаны. А я не самый большой поклонник мигреней.
        - Зачем вы пришли к Чашам Духов, славный генерал? - леди чуть нахмурилась. Её красные брови сошлись уголком, а золотые тени вокруг глаз заблестели пламенем. - Это не место для смертных.
        - Протяни время, - продолжал демон. - Я попытаюсь разобраться, что нам делать дальше.
        - Я ищу путь к Горе Предков, миледи, - честно ответил Хаджар. Он понятия не имел, какой силой обладала эта дева, но что-то ему подсказывало - слишком великой, чтобы слепо надеяться, что она не сможет отличить ложь от правды.
        Леди-дракон внимательно на него посмотрела, будто заглядывая куда-то дальше, чем способен обычный человек. Хотя - она и не человек вовсе. И даже не дракон. Нечто куда более сложное и волшебное.
        - Твоя кровь несет в себе искры драконьего племени, - кивнула она. - А твое сердце бьется среди облаков. Ты действительно можешь найти путь к Горе Предков.
        Она замолчала. Слишком резко и слишком… остро. Настолько, что Хаджар буквально ощутил болезненный укол.
        - Вы хотите сказать что-то еще.
        - Хочу, - кивнула она. - ты несешь в себе много тени, славный генерал. Много зла и мрака. Твой приход на Гору Предков не закончится ничем хорошим ни для тебя, ни для самих предков.
        Хаджар смерил взглядом её копье-алебарду. В этот раз ему неоткуда было взять чужой, заемной силы. Черный Генерал спал и… да даже будь это иначе - каждый раз полагаясь на силу Врага Всего Сущего, Хаджар вскоре не заметит, как отдаст за ней собственную душу.
        - Вы не станете меня пропускать, - он даже не спрашивал, а утверждал.
        Все же прав был его Учитель, когда говорил, что лишь собственная сила способна помочь ему выжить в этом мире.
        - Это страна Фейри, земли Духов, - произнесла леди-дракон так, словно слова генерала её оскорбили. - Здесь нет границ, кроме тех, что мы выбираем сами и законов, кроме тех, которым мы подчиняемся по воле наших сердец. Я не могу запретить тебе, генерал, идти туда, куда ведет тебя твой путь.
        - Но…
        - Но это не значит, что я пропущу тебя, как гостя и друга.
        В подкрепление сказанного, леди-дракон ударила основанием копья о борт чаши и из стального наконечника вырвалась лента жаркого пламени. Настолько, что Хаджар ощутил его голодное касание на своем лице и почувствовал, как слегка опалились брови и ресницы.
        Духи были сильны. Настолько, что даже Бессмертные нашли бы в них серьезных противников. Чего уж говорить о простом смертном.
        - Мне нужно еще немного времени, - буквально прошептал Хельмер. - Кажется я придумал план.
        Уже второй раз Хаджару приходилось танцевать вместе с тигром, чтобы демон что-то там придумал. И что-то ему подсказывало, что третьего раза он может и не пережить…
        - Чаши Духов, - протянул Хаджар. - в мире смертных ходит множество легенд об этом месте, но я никогда не верил, что оно действительно существует.
        - А существуют ли облака в твоем мире, смертный? - фыркнула леди. - Прячут ли они твоих землепашцев от зноя, одаривая прохладой и покоем? Смотрят ли влюбленные пары в небо, отыскивая там причудливые фигуры, кои мы посылаем для них? Идут ли дожди, омывая кровь и пот с плеч воинов, поднимая реки из берегов и питая всходы посевов? Если все это есть в твоем мире, смертный, то есть место, где рождаются облака и дожди. И это место - Чаши Духов.
        Да, примерно такие легенды Хаджар и слышал. А еще он слышал, что вода, которая собиралась в чашах, обладала магией, берущей свое начало от самой природы - чего-то эфемерного и древнего. Появившегося в этом мире сразу после того, как семь богов, отдав свои жизни, вдохнули суть в бытие.
        - Спасибо, миледи, - поклонился Хаджар и незаметно, скрыв движение за складками одежды, положил ладонь на рукоять клинка.
        - За что, смертный?
        - За честный ответ.
        С этими словами Хаджар, собирая мистерии и терну, взмахнул клинком. Леди-дракон инстиктивно защитилась, но удара так и не последовало. Вместо этого синий разрез, оборачиваясь птичьим крылом, вонзился в водный покров, а затем, подняв огромную волну, обрушил её на стражницу.
        В то же самое мгновение птица Кецаль, взмахнув крыльями, воспарила в небеса.
        - Что ты творишь, безумец?! - закричал Хельмер.
        - Импровизирую! - ответил Хаджар, бегущий среди облаков, а следом за ним летели десятки красных драконов.
        Глава 1582
        Хаджар отпрыгнул в сторону, пропуская мимо технику огненного копья. Та, перестав в образе языка драконьего пламени, лизнула белоснежные одежды Безумного Генерала. Привыкший к тому, что доспехи, созданные Королевой Мэб, практически невозможно повредить, Хаджар сперва не обратил на произошедшее никакого внимания и продолжил свой бег.
        - “ Глупец! Это фейри Летнего Двора!” - з акричал внутренний демон Хаджара - как бы это нелепо не звучало.
        - Проклятье!
        Хельмер был прав. Доспехи Мэб являлись, возможно, одним из самых удивительных артефактов в Безымянном Мире, но как и у всего иного, что попадало под лучи Ирмарила, у них имелась одна маленькая особенность. Пока Хаджар находился в форме птицы, перед угрозой фейри Летнего Дворца - исконных противников и врагов королевы тьмы и ветров, белоснежные одежды оставались, действительно, просто красивым одеянием.
        В вышине, среди облаков и странных стеблей, увенчанных чашами, где рождались облака смертного мира, птица Кецаль, рассекая ветра, взмахнула опаленными перьями.
        Со всех сторон на неё слетались разноцветные драконы, чья чешуя походила на узоры брони, а может таковой и являлась. Нельзя забывать, что все в мире духов - лишь метафора и иллюзия.
        - Остановись, Генерал! - прозвучало в драконьем рыке ближайшей преследовательниц.
        - “ Даже не думай этого делать!” - куда громче закричал Хельмер. - “ Они прикончат нас обоих! А я еще не принимал в этом месяце ванну из кр…”
        - Крови девственниц, - процедил Хаджар. - Я знаю!
        Под свист ветра и оглушительные хлопки взрывающихся техник и заклинаний, он спрыгнул с тропы ветра и, расправив руки, рухнул в свободном падении.
        В этот самый момент в том направлении, в котором еще мгновение прежде летела птица Кецаль, пронеслось очередное огненное копье, но вместо того, чтобы опалить второе крыло, оно врезалось в грудь одному из драконов.
        Хаджар, мысленно, ожидал услышать смертный крик или нечто подобное, но, видимо, броня фейри Чаш Духов работала так же, как и его одеяние.
        Огонь попросту стек с чешуек дракона и огненным дождем пролился вниз. Капли расправленной плазмы упали на поверхность ближайшей чаши. Шипя и плюясь кипятком, в небо поднялись клубы густого, похожего на дым, пара.
        - “ Отлично!” - Хельмер, наверное, потирал ладони и зловеще щурился - во всяком случае именно так звучал его голос. - “ Пока они нас не видят, я могу дать тебе еще одну каплю своей силы и вместе с техникой драконов и Врага, мы свалим их предводительницу”.
        Это могло звучать длинно, но на деле - мысль Хельмере оставалась мыслью , так что все это произошло еще даже до того, как горящее одеяние Хаджара скрылось за ним следов в густой завесе.
        - Нет.
        - “ Открой созн… Что? Что значит - нет?”
        Хаджар, ухватившись за другую тропу, запрыгнул на неё и побежал среди обжигающего кожу пара. Температура была так велика, что генерал буквально чувствовал, как пузыриться и местами даже лопается его кожа. И это на уровне Безымянного Адепта.
        Мир духов, воистину, не место для смертных.
        - “ И не надо мне говорить, что значит слово нет - я прекрасно знаю и сам и… Справа!”
        Птица Кецаль резко рухнула еще ниже, а справа над ней пронесся огненный шторм, чем-то напоминающий пущенную в полет огромную булаву.
        - Проклятье, - процедил Хаджар, ощущая как его плоть буквально находится на грани того, чтобы оказаться заживо сваренной.
        И все же - он так и не обнажил меча, убранного в ножны сразу после созданной разрезом волны.
        - “ Когда ты успел стать пацифистом, глупый смертный?!” - надрывался Хельмер.
        Хаджар не был пацифистом. Более того - он все еще оставался простым солдатом, но… его честь за эти века пострадала куда сильнее, чем сейчас страдало его тело. Он не собирался добавить её тем, чтобы пользоваться заемной силой демона ради убийства хранительниц Чаш Духов, к которым успел проникнуться симпатией с первых же сказанных друг другу фраз.
        - “ Мы либо сваримся, либо сгорим, ” - вздохнул Ночной Кошмар.
        Как бы не хотелось признавать Хаджару, но демон был прав. Все это время, во время бега по тропе среди облаков, Хаджар сдерживал огонь при помощи своей воли и терны, но когда к пламени добавился пар, то силы из души генерала буквально выливались в реальность. И долго так продолжаться точно не могло.
        - Держись! - выкрикнул Хаджар.
        - “ Я внутри твоей души, дурья ты башка!” - закричал в ответ демон, но судя по интонации, он действительно там за что-то ухватился.
        Птица Кецаль внезапно замерла. Вокруг, со всех сторон и со всех плоскостей, к ней устремились огненные техники. Разноцветные, аморфные и обладающие формой, они имели перед собой лишь одну цель - длиннохвостую птицу с горящим крылом.
        - “ Ты безумец!”
        Хаджар лишь крепче сжал зубы. Видя, как из облаков пара к нему буквально “выпрыгивают” крылатые змеи, а их дыхание пламени сливается в единую массу техники и энергии, он все еще не обнажал меча.
        - “ О вечность и звезды, я подохну внутри тела смертного мужчины! Барды сложат самую глумлив…”
        - Да заткнись ты уже наконец!
        И одновременно с оглушительным ревом, Хаджар выхватил меч из ножен и, вкладывая в клинок терну, позволил технике Бесконечного Ветра слиться с мистериями и силой.
        Проявляясь в реальности вихрем синего ветра, удар вонзился в самый центр огненной массы. Но вместо того, чтобы разрушить техники драконов, он, превращаясь в птичий клюв, начал пожирать пламя, вбирая в себя все больше и больше его силы, пока, не сумев сдержать такое наполнение, не взорвался прозрачным штормом.
        Вихри ветра разметали драконов словно щепки. Кому-то выбило несколько чешуек, другие, с переломанными крыльями, упали в воды травяных чаш, но большинство, отброшенные на многие километры, оказались лишь немного оглушены.
        Птица Кецаль же, расправив крылья, буквально оседлала поток стремящейся в небо силы. И лишь под ей слышимый крик демона, позволила этой силе не только задуть пламя на своем крыле, но и выбросить себя из плена клетки пара.
        Хаджар, буквально перепрыгивая с одной разрушающейся тропы ветра на другую, как по лестнице бежал по вихрям силы и штормового ветра наверх - к самой крупной и высокой Чаши Духов. Он понятия не имел, почему ему надо было именно туда - просто знал.
        Синий Клинок вернулся обратно в ножны, а сам генерал, всего за несколько мгновений преодолев просто немыслимое расстояние, оказался как ему сперва показалось, на широкой зеленой площади. И лишь благодаря замысловатому, но простому узору, покрывающими пол, он понял, что это, на самом деле, никакой не камень, а лист.
        Обычный лист, размером с городскую площадь.
        Птица Кецаль сложила крылья и вновь обернулась человеком. Израненным, покрасневшим, в ожогах и волдырях, с обгоревшей одеждой, но живым и даже немного улыбающимся.
        - “ Ты. Бе-зу-мен” - констатировал демон.
        - Повторяешься, - напомнил Хаджар и повернулся к лестнице, ведущей к самой высокой чаше.
        Вырубленная прямо в стебле, она вилась вокруг оси и поднималась все и выше. Хаджар уже сделал первый шаг к вершине, как ощутил чужое присутсвие за спиной.
        Наверное, она могла бы успеть пронзить его копьем или, хотя бы, попытаться это сделать. Но огненная леди осталась недвижима.
        Когда Хаджар обернулся, её глефа была обращена лезвием к земле, а режущей кромкой - к Хаджару. Верный знак того, что битвы не избежать, но битвы честной. Такой, что случается между двумя воинами, что не испытывают к друг другу злобы, но у которых есть долг.
        Она выглядела куда лучше Хаджара, но и сама хранительница пострадала в том вихре силы и терны. По её левому виску стекала мерцающая кровь, а несколько пластин на доспехах оказались выдраны, обнажив атласную кожу и следы узорных татуировок.
        - Эта сила, - задумчиво произнесла миледи, словно ни раны, ни сама ситуация её нисколько не беспокоили. - которую ты использовал. Это не сила богов, демонов, духов или Реки Мира. Что это?
        Нетрудно догадаться, что она имела ввиду именно терну. Вот только Хаджар, как бы сам того ни хотел, не смог бы дать ответ на этот вопрос. Просто потому, что он и себе самому-то ответить на него не мог.
        - Может быть - сила смертных, - развел он руками.
        - Может быть, - не стала спорить воительница. - Это была славная попытка, Безумный Генерал. Да… теперь я понимаю, почему тебя так зовут.
        - “ Ну хоть один нормальный человек… дух! Давай, расскажи этой тупой заднице, о том, что мы его эту самую задницу не прос…”
        Усилием воли, Хаджар заставил себя не слышать слов демона.
        - Мне действительно надо пройти, - Хаджар показательно убрал руки от меча. - И я бы не хотел проливать ни чьей крови.
        - Если кровь и прольется, то только твоя, генерал, - и в словах девы не звучало ни насмешки, ни угрозы. Только сочувствие. Ведь и правда - её сила, по сравнению с силой Хаджара, это как пожар на фоне костра, что заводит путник, чтобы согреться. - Я не знаю, что тебя привело в этот край, но никому нельзя подниматься наверх. И мой долг и моя честь - остановить тебя.
        В это время десятки и сотни других драконов, оборачиваясь воинами и воительницами, встали по периметру листа-площади. Их оружие обнажено, но прижато к груди.
        Ох уж эти духи и их любовь к театральщине и вечным дуэлям. Легенды гласят, что даже во время битвы Древних, Яшмовый Император поочередно бился с Королевами и ныне не живыми Королями Фейри, пока армии обеих сторон стояли в стороне.
        - Праотцы мне свидетели, - вздохнул Хаджар и покачал головой. - Я хотел этого избежать.
        Уставший и израненный, он обнажил Синий Клинок. Звездная Вспышка, техника Воина Ветра, призвавшая призрачную копию меча, терна и мистерии слились воедино.
        Миледи кивнула и занесла глефу, но… битве, все же, не было суждено состояться.
        Хаджар, стоя на первой ступени, действительно нанес удар. Вот только вся его сила была направлена вовсе не на миледи или её войско, а в то место, где лист-площади крепился к стеблю.
        И когда вспыхнули отблески энергий и зазвучали крики духов, то где-то внутри Хаджара засмеялся кто-то чужой. Вот только генерал не был уверен, что смех принадлежал Хельмеру.
        Глава 1583
        Хаджар покачнулся. Он с силой вонзил пальцы внутрь, казалось бы, каменной колонны. Плоть не без труда пронзила органический стебель, который по крепости даже превосходил тот самый камень.
        Все это чтобы удержаться на ногах.
        Сила, что он призвал в этот момент, почти превзошла предел, отведенный его телу. Мередианы и каналы внутри энергетической структуры натянулись струнами Ронг’Жа, а сама плоть теперь кипела не только снаружи, но и “изнутри”.
        - “ Глупый мальчишка” , - едва слышно произнес Хельмер.
        И не потому, что демон шептал - сердце Хаджара стучало так быстро, что он едва мог услышать что-то помимо бешенного стука боевых барабанов внутри собственных ушей.
        - “ Без тела крепости Божественного Артефакта и Освобожденного Ядра ты не можешь использовать даже десятой части своего потенциала! Хватит черпать со дна колодца. Утонешь”.
        Перед глазами Хаджара все плыло. Он осознавал себя. Мир замедлился до состояния, когда фейри летнего двора двигались едва ли быстрее каменных волн, которые смертные называют горами.
        Хранитель Чаш Духов падали вниз. Под давление сразу нескольких могущественных техник и терны они не могли сменить свой облик и потому лишь нелепо хватались руками за воздух в попытке удержаться на ногах.
        Гигантский лист, служивший им платформой, парил куда-то в пропасть.
        - Освобожденное Ядро? - переспросил Хаджар. Он никогда не слышал о подобном.
        - “ Вспомни людей с черной кожей… впрочем - не сейчас. Вонзи меч в стебель, пока сам не отправился к праотцам ”.
        Голос Хельмера звучал все тише, а стук барабанов - все громче. Хаджар, как обычно, сомневался в том, что говорил демон, но в данном случае у него попросту не оставалось выбора. Он развернул Синий Клинок и пронзил им стебель дерева.
        Сперва ничего не происходило, а затем перед внутренним Хаджара открылось удивительное зрелище. То, что в физической реальности выглядело каменным столпом, в эфемерном пространстве энергий оказалось множеством каналов и меридиан.
        - Оно живое… - выдохнул Хаджар.
        - “ Разумеется живое! Вечность и Звезды, а я уже понадеялся, что ты хоть немного поумнел, генерал-без-мозгов” .
        Каналы и меридианы стебля Чаш Духов чем-то напоминали человеческие или такие же у монстров. Только с той лишь разницей, что в данном случае они выглядели чем-то необъятным. Каждый канал шириной не уступал целой реке, а меридианы… они выглядели вытянутыми к горизонту бескрайними озерами.
        Энергии, текущей внутри, хватило бы на целую имперскую армию из Небесных Солдат.
        - И что… мне… делать? - едва дыша спросил Хаджар.
        Даже не у демона, а скорее - у целой вселенной. Он чувствовал, как распадается его собственное энергетическое тело, а физическое и вовсе постепенно расщеплялось. Плоть буквально испарялась с костей, превращая генерала в некое подобие ходячего скелета.
        - “ТВОЙ МЕЧ”, - прозвучал голос. И теперь Хаджар был полностью уверен в том, что голос этот точно никак не мог принадлежать демону. - “ОН ВСЕ ЕЩЕ ЧАСТЬ ТВОЕЙ ДУШИ”.
        Хаджар посмотрел на рукоять Синего Клинка. Сколько десятилетий прошло с тех пор, как ему приходилось тратить энергию на то, чтобы использовать призыв Зова? И как давно он уже не использовал эту технику древних - Зов. Вернее будет сказать - использовал постоянно.
        Именно по этой причине доспехи Королевы Мэб не действовали в форме птицы Кецаль - они являлись частью Зова, а птица Кецаль оставалась другой его формой, но тоже - формой Зова.
        Меч же… он служил продолжением не только руки Хаджара, но и его души.
        - “БУДЬ АККУРАТЕН, МОЙ УЧЕНИК”, - продолжил голос. - “В ПЕРВЫЙ РАЗ ЭТО БУДЕТ ТРУДНО И СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНО”.
        - Я… не твой… ученик, - прошептал Хаджар.
        - “ОТКРОЙ СВОЙ РАЗУМ НАВСТРЕЧУ КЛИНКУ,” -Черный Генерал полностью проигнорировал Хаджара и попросту продолжил свой “урок”. - “ВСПОМНИ ВАШЕ ДУХОВНОЕ РОДСТВО. ТО, ЧТО ПРОНЗАЕТ МЕЧ, ТО, ЧТО ОН ПОЖИРАЕТ - ОН ДЕЛАЕТ НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ. ЭТО ТВОЙ ВЫБОР И ТВОЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. А ЗНАЧИТ И ПИЩА - ТОЖЕ ТВОЯ”.
        Хаджар знал что нужно делать. Понятия не имел откуда, но знал. Так же, как и в случае со странным пространством-аномалией, где ему пришлось сражаться с Бессмертной Обезьяной. Так же, как и в случае с направлением в мире Духов. Так же как и много раз прежде - он просто знал .
        И, так же, как и всегда, у Хаджара не было времени размышлять на тему, откуда появились эти знания и какую цену ему придется заплатить за них.
        Открыв сознание и Ядро навстречу вечно голодному мечу, он навалился всем весом на рукоять и протолкнул клинок еще на несколько миллиметров вглубь ствола. Но даже такого небольшого расстояния хватило, чтобы острие коснулось поверхности ближайшего канала.
        Величайшим преуменьшением было бы сказать, что энергия хлынула потоком внутрь души Хаджара. И дело даже не в колоссальном объеме этой негранёной, грубой, естественно-природной силы, а в том, с какой скоростью она обрушилась на генерала.
        Хаджар внезапно ощутил себя осенним листом, брошенным на поверхность ревущего и гремящего горного потока. Листом, который пытался не просто удержаться на плаву, а встать по центру бурлящей природы и встретить её напор лицом к лицу.
        [ Срочное сообщение носителю! Обнаружена чужеродная энергетическая субстанция! Приблизительный объем: неисчислим. Приблизительное содержание ед.абс.энергии: неисчислимо! ]
        - “ИСПОЛЬЗУЙ МЕДИТАЦИЮ ВОИНА ГРАНИ, УЧЕНИК! БЫСТРЕЕ!”
        Хаджар не понимал, почему Черный Генерал назвал технику развития “Путь Среди Звезд” медитацией “Воина Грани”, но, как и прежде - он знал , что эти два разных названия, по сути, одно и тоже.
        С огромным усилием воли, Хаджар смог оформить свои мысли в единый приказ.
        - Установить предельно допустимое значение.
        [ Запрос принят… обрабатываю запрос… запрос обработан. Установлены лимиты поглощаемой субстанции. Пересчет объема (кг): 83,4. Пересчет ед.абс.энергии: 36,37 ]
        Для перехода на развитую стадию Безымянного требовалось приблизительно семьдесят килограмм материалов, содержащих три десятка единиц абсолютной энергии. Ограничения, поставленный нейросетью, смогли превратить ревущий горный поток в стремительный ручей, но, все же, они не отрезали его полностью от источника.
        В результате чужеродная субстанция, струящаяся по меридианам Хаджара буквально сжигала их изнутри. Но что значила боль для Безумного Генерала. Возможно, он не был искушенным любовником для женщин, но, когда дело касалось боли - он знал о ней всё. О всех её видах. О всех проявлениях.
        Если Ветер стал ему братом, то боль - сестрой.
        Все еще держась за меч, Хаджар опустился в позу лотоса и сосредоточил мысли на дыхании и циркуляции энергии.
        Первый вдох…
        Второй…
        С каждым разом он, будто кузнец, пытался обуздать огненный поток. Направить его в нужное русло.
        Сперва ничего не получалось и тело Хаджара все быстрее теряло свою оформленность. Местами уже даже кости начали гнить и исчезать, обнажая энергетические каналы и меридианы, видимые в спектрах иллюзорного Мира Духов.
        Но, как и тогда - на ледяном водопаде, где ему встретились последние из Ледяных Волков, он вновь почувствовал на себе такое знакомое прикосновение; ощутил запах цветов, вплетенных в черные волосы. Родные глаза на мгновение заглянули ему в сердце и этого было достаточно.
        Достаточно, чтобы сжать кулаки и, невзирая ни на что, скрутить поток энергии в тугой жгут, а затем, рассекая его на тысячи осколков, вобрать в себя с последним вдохом медитации.
        И когда Хаджар открыл глаза, то вспыхнувший в них синий свет пронзил облака из пара и открыл взору генерала бескрайние просторы Чаш Духов. Места, где рождается само небо смертного мира.
        Прекрасное и удивительное. Чарующее и бесконечное.
        Хаджар вытащил клинок из дерева и, поднявшись на ноги, посмотрел наверх. Теперь он прекрасно видел, что скрывается там, в вышине, где раскрывался бутон самой большой из чаш.
        - “ Эй… смертный… ты там в порядке?”
        - Что? - переспросил очнувшийся Хаджар.
        - “ Сам не знаю что… я уже думал мы померли. Но, наверное, я просто потерял сознание вместе с тобой… стой! Когда ты успел продвинуться на развитую стадию Безымянной ступени?! Что тут происходило без моего на то царского дозволения?!”
        Хаджар сжал и разжал кулак. Сила развитой ступени бушевала в его теле. Она сделала плоть крепче, меридианы ярче, а Ядро - каким-то другим. Не более крепким или ярким, а просто - другим. Хаджар еще не успел полностью разобраться в изменениях средней стадии, как судьба бросила его на еще один уровень вверх.
        - Разве не ты попросил меня вонзить меч в стебель?
        - “ Я? Ты совсем протек своим скальпом? Меня вырубило на моменте, когда ты сбросил этих клятых стражников вниз. Кстати, о птичках… то есть драконах - не думаю, что они очень рады, ковыряниям всякими железяками в их священном сорняке… ”
        В сознании Хаджара кружился вихрь вопросов, но времени не хватало даже на то, чтобы задать хотя бы один из них.
        - Проклятье, - выругался генерал и, убрав меч, бросился стремглав по лестнице.
        Вокруг него вновь рассекали пространство огненные техники, а где-то снизу поднимался настоящий драконий рой. И на этот раз стражники, во главе с могучей воительницей, были настроены куда более… смертоносно.
        Глава 1584
        Хаджар бежал так быстро, как только мог. Но куда ногам, пусть даже адепта на развитой стадии ступени Безымянного, до драконьих крыльев, поймавших попутный ветер.
        С каждым новым пролетом, казалось бы, бесконечной лестницы, стражники Чаш Духов все ближе подбирались к незваному смертному. Их огненные техники били все ближе и ближе к цели. Оставляя на стебле черные подпалины, они искрами касались белоснежных одежд генерала.
        Но на этот раз броня, и без того обладавшая невероятной прочностью, буквально поглощала пламя летних фейри, словно давая своему владельцу еще немного сил.
        Хаджар специально не стал использовать форму птицы Кецаль. Да, в ней он, скорее всего, смог бы куда быстрее добраться до вершины Чаши, но… предыдущий опыт наглядно продемонстрировал, что без защиты брони он рискует и вовсе не достичь своей цели.
        - Остановись, смертный!
        Хаджар не стал оборачиваться на крик одного из стражников. Вместо этого, прямо на ходу взмахнув Синим Клинком генерал намеревался разбить вражескую технику, но в самый последний момент, буквально за миг до того, как лезвие коснулось огненного марева, что-то промелькнуло в сознании Хаджара.
        Если раньше, чтобы “разобрать” вражескую технику, понять её составляющие, как та была создана, чем напитана и с помощью каких мистерий олицетворена, приходилось погружать в глубокую медитацию и вызывать обучающий модуль нейросети, то сейчас…
        Хаджар сложно увидел внутри огненного марева нити энергий, вихри мистерий и маленькие искры воли. Это было настолько неожиданно, что Синий Клинок едва ли не промазал мимо цели.
        Несколько жарких, жадных до плоти языков пламени лизнули лицо Хаджара, но тело, укрепленное новой стадией развития, смогло устоять против осколков чужой техники.
        - “ Ты чего там удумал, Хаджи-дружище?! А ну-ка соберись и наваляй этим ящерицам!”
        Хельмер, разумеется, не изменял себе и сохранял прежний боевой и насмешливый настрой. Хаджар же, мотнув головой, убрал косу седых волос за шиворот и, прислонившись спиной к стеблю ( чтобы не ударили с тыла) , перехватил меч обеими руками.
        - “ Тактика ни шагу назад? Все-таки решил самоубиться тут на свежем воздухе? Ну что за тоска…”
        Разумеется, Хаджар не торопился попасть к праотцам. Вместо этого он, не сводя глаз с несущегося в его сторону пламенного копья, уверенно держал перед собой клинок.
        Каждый раз, проходя по ступеням и стадиям развития, в нем что-то менялось. Иногда сильно и разительно, иногда практически незаметно. На этот раз…
        Хаджар не то, что стал лучше видеть - его зрение и так позволяло различить жилки на крыльях мошки, застывшей над цветком, растущим в нескольких километрах. И уж тем более, он не стал лучше слышать. Да и силы особой не прибавилось - куда уж там одной стадии развития до крови дракона, отвара орков и техники укрепления плоти.
        Но в то же время, окружающий мир стал немного ярче, чуточку отчетливее и совсем немного - понятнее. То, что прежде выглядело как чарующая своим пугающим огненным эхо техника стражника - теперь предстало для Хаджара куда более… оформленным.
        Теперь он видел перед собой пылающее копье, а не огонь, лишь немногим напоминающий оружие.
        Да и драконы позади. Они больше не выглядели гордыми Небесными Хозяевами. Нет, это были бегущие среди облаков стражники, каждого из которых окутало марево пламенного тумана, внутри коего скрывались настоящие фигуры фейри.
        - “ Вот оно что…” - вдруг протянул демон. - “ Что же, смертный, теперь ты чуть лучше понимаешь этот мир”.
        Хаджар поднял меч и, так же резко, его опустил. Сталь клинка рассекла огненное копье и две половины техники, обернувшись пламенными лоскутами, протянулись на многие сотни метров вдоль исполинского стебля.
        Хаджар разрубил технику противника так легко, будто столкнулся не с грозным противником, способным ранить младшего Бессмертного, а простым смертным. И все это потому, что теперь он видел куда ему ударить. Видел самое слабое и уязвимое место в технике.
        Генерал взмахнул мечом и посмотрел на лезвие Синего Клинка. Идея промелькнула в сознании и Хаджар поспешил воплотить её в жизнь.
        Собрав терну и укрепив её мистериями клинка, напрочь игнорируя энергию, он взмахнул клинком и отправил в полет узкую полосу синего разреза. Одновременно удивительно похожую на ту, которую он был способен породить, будучи Небесным Рыцарем, но при этом…
        При этом она, обладая просто невероятной скоростью, практически мгновенно преодолела несколько сотен метров и ударила в грудь ближайшему из преследователей. Тот выставил перед собой пылающую алебарду и попытался использовать какую-то технику, но…
        Терна и мистерии, словно не заметив энергии Реки Мира, попросту прошли насквозь. Брызги блестящей крови окрасили небеса и спокойно плывущие облака, а раненный упал на руки своим товарищам.
        Хаджар не собирался его убивать. Он лишь хотел проверить свою теорию.
        - Это похоже на камень ножницы бумага, - прошептал генерал, все еще пытаясь понять, что именно он осознал за этот краткий миг и что именно смог увидеть.
        Терна… с её помощью он, в буквальном смысле, нарушал все постулаты и знания о мире боевых искусств, которые, без преувеличения, впитал с молоком матери.
        Терна попросту игнорировала энергию реки мира, будто той и вовсе не существовало. И при этом последняя попросту растворялась под давлением этой странной силы.
        - “ Не хочу отвлекать тебя от момента просветления, но, Хаджи-дружище, эта дамочка явно настроена не очень-то дружелюбно” .
        Хаджар дернулся и повернулся в сторону. Там, посреди пылающих просторов небес Чаш Духов, к нему бежала воительница в красных доспехах и с золотой глефой. Миледи явно не обрадовалась тому, что смертный не только смог избежать её хватки, но и при этом, каким-то чудом, стал сильнее и смог ранить её офицера.
        - Проклятье, - выругался Хаджар. - и почему никто не может пропустить меня просто так…
        - “ Это мир фейри… здесь бесплатного сыра даже в мышеловку не положат”.
        Хаджар убрал меч в ножны и следующие несколько минут полностью игнорировал попытки противника как-то его задержать. Каждый раз, когда очередная огненная техника оказывалась слишком близко, генерал попросту прикрывал своими доспехами и либо пробегал насквозь, либо использовал технику Оруна.
        Он создавал перед собой пространственный разрез, но только делал это не при помощи энергии и мистерий, как поступал давно почивший Великий Мечник, а исключительно терной и волей.
        Разрез не поглощал техники полностью, но менял их направление в достаточной мере, чтобы Хаджар мог без особого труда уклониться от них и продолжить бег по лестнице.
        Еще через несколько минут подобной чехарды, Хаджар оказался на границе самый высокой их чаш и, стоило ему ступить на окутанный паром и облаками бортик, как гул от техник за его спиной мгновенно стих.
        Сперва Хаджару показалось, что он один стоял посреди белоснежных холмов, но затем, с другой стороны, раздался уже ставший ему знакомым голос воительницы:
        - Я не хотела сражаться с вами, прославленный генерал
        Она произнесла это с искренним сожалением.
        - Я тоже, - ответил взаимностью Хаджар.
        - Увы, теперь мне придется оборвать вашу жизнь, - она взмахнула глефой и взору Хаджара предстало диво, что он еще не видел прежде. - Венец Чаш - священная земля и не может быть попрана стопами ни смертного, ни бога, ни даже Королев Фейри.
        Глава 1585
        Воительница стояла на противоположной стороне массивной чаши. Диаметр её был таков, что из одной точки в другую не долетела бы стрела из смертного лука. Вода же поднималась до самых краев травяного бортика. Спокойная до того, что казалось поверхность идеально откалиброванного зеркала, а не живой стихией.
        Но удивительное заключалось в другом.
        Стоя на самой границе Чаши, Хаджар словно стоял по центру… небес. Над головой и вокруг него плыли массивные облака. Кучевые белоснежные горы степенно двигались по яркой лазури, преследуя лишь им ведомые цели. Но одновременно с этим, отражаясь внутри чаши, они плыли и где-то под ногами.
        Словно небеса больше не разделяла линия горизонта, а они сомкнулись в единое цело превратившись в замкнутую сферу, где нет таких понятий, как “верх” или “низ”.
        Наваждение стало таким сильным и отчетливым, что Хаджару на миг даже показалось, что он начал падать… или взлетать, но затем все пропало и он вновь стоял на зеленом бортике - единственном островке, за который разум мог зацепиться в этом безграничном небесном просторе.
        Хаджар провел ладонью по цветущим на границе Чаши желтым ромашкам. Они служили естественной границей чего-то одновременно бесконечного, но при этом замкнутого внутри идеально ровной, плоской поверхности пруда.
        Ромашки…
        
        Они будто росли и с одной стороны Чаши и с другой. Одновременно смотрели своими бутонами в настоящее небо и ту иллюзию, что создавала водная гладь. И так же, как Хаджар, стоявший “тут” смотрел на желтые цветы, так же и Хаджар, оставшийся “там”, так же рассматривал их бутоны, похожие на мириады маленьких солнц.
        - Что это за место? - спросил, наконец, Хаджар.
        На этот раз глефа воительницы не была опущена вниз, а смотрела острием четко в грудь противнику. Время мирных переговоров и красивых фраз осталось там, у подножия гигантского стебля. Теперь их ждала только битва. Но несмотря на это миледи почему-то не спешила нападать.
        Она даже не воспользовалась тем мгновением, когда Хаджар оказался дезориентирован магией Чаши. Хотя всего одной этой доли секунды было бы достаточно, чтобы отправить его к праотцам.
        И все же - воительница медлила. Её глефа застыла недвижимо и спокойно. Так же, как и отражение по ту сторону глади.
        - У всего, что существует в этом и любом другом мире, генерал, есть то место, где оно было рождено. Откуда идут его корни. Где хранится его прошлое. Память.
        Хаджар посмотрел себе под ноги и оттуда на него взглянул… он самый. Почти не постаревший с тех пор, как покинул Лидус и отправился в свое бесконечное путешествие по столь же бесконечному Безымянному Миру. Разве что добавилось шрамов, вокруг век протянулась сеточка морщин, поседели волосы и… чуть потускнели до того яркие голубые, что почти даже синие - глаза.
        - Колыбель смертного неба, - произнес он чуть тише, чем, наверное, следовало бы. - В одном далеком краю, в долине Рек и Озер, где жили простые охотники, я слышал песню об этом месте.
        Почему-то Хаджар вспомнил, как стоял на берегу водопада и думал о том, как ему вернуться обратно в столицу, а бывалый охотник Робин предлагал ему остаться.
        Тогда он точно так же вглядывался в собственное отражение.
        - “ Чтобы попасть к Горе Предков, нужно…”
        - Я знаю, - Хаджар перебил демона.
        А затем, чуть погодя, повторил:
        - Я знаю…
        И, одновременно с этим, он шагнул вперед.
        Не было ни всплеска, ни шума воды, ни ощущения холода и влаги. Сложно было сказать падал ли Хаджара или взмывал все выше и выше. Он попросту ощущал себя посреди бескрайних небесных простор, а прямо напротив него застыла фигура воительницы.
        Её красные волосы разметались по небу самым ярким из рассветов, что видел прежде Хаджар. Золотая глефа протянулась струей пламени, обернувшись пылающим закатом.
        Теперь он понимал, почему воительница, за все это время, так и не нанесла ни единого удара; почему не попыталась остановить вторженца.
        Все просто…
        Любой из её ударов, даже самый простой, мог поставить под угрозу жизни остальных стражников и, пожалуй, сам регион Чаш Духов - места, где рождались всех миров.
        Хаджар перехватил меч и поднял его над головой, застыв в самой базовой из нападающих стоек. Не было никакого смысла обороняться или думать, что он может защититься. А потому у него оставался лишь один выход - нападать первому.
        Как в той старой, глупой легенде о лучнике, что решил поразить само солнце, чтобы отнять у Ирмарила его славу величайшего из лучников. Вот только стрела, выпущенная смертная, так и не достигла цели, потому что запуталась в волосах у неба.
        Хаджар раньше не понимал этой фразы - “запутаться в волосах у неба”, но теперь… теперь, кажется, он смотрел ему прямо в глаза. Золотые и красные… похожие на закат, слившийся воедино с рассветом.
        Или это была аватара неба… а может воительница фейри все еще оставалась простой воительницей и все, что видел Хаджар, это лишь наваждение на фоне открывшихся способностей развитой стадии Безымянного.
        Он не знал.
        Просто оттолкнулся ногами и, вложив в удар терну и мистерии, нанес первый удар.
        Сталь ударила о сталь и несколько искр взмыли в оба неба, застыв на глади где-то посередине между ними.
        Хаджар заскользил ногами по водной глади и вновь осознал себя стоящим на бортике чаши. Перед ним, на прежнем месте, находилась и воительница. По её левой руке сбегала струйка крови. Мерцая звездным блеском, она падала на ромашки, окрашивая цветущий луг в те же краски, что и одежды миледи.
        Хаджар вытащил из пространственного кольца кожаный жгут и перетянул им ногу. Техника укрепление плоти и энергетическое тело обязательно залечат рану, но учитывая, что та была нанесена далеко не простым адептом и не самым тривиальным оружием, на это наверняка уйдет какое-то время.
        Время, которое он не собирался терять, проводя его в плену местных метафор.
        - Мне нужно пройти, - процедил Хаджар.
        - Я не могу вас пустить, - покачала головой воительница.
        И тогда Хаджар вновь бросился в атаку. Каждым шагом касаясь водной глади, создавая волны ряби на её идеально ровной поверхности, он все ускорялся и ускорялся, пока не превратился во вспышку синего света. Та ударила и закружила в бешенном танце стали и оружия с лентой другого света - красного.
        Они танцевали среди волн небесной воды. Отталкивались от брызг белоснежной пены и вновь взмывали под купол обоих небес, одновременно отдаляясь и приближаясь друг к другу.
        В абсолютной тишине, нарушаемой лишь звоном их оружия, бились два воина. Не было ни вспышек техник, ни гула от энергий, ни света терны. Только оружие и два силуэты, застывших на водяной глади посреди двух небес.
        Они наносили друг другу удары, не щадя ни себя, ни противника. Кровь все чаще окрашивала цветы на границе сферы, пока те и вовсе не превратились из золотых в красные. Будто…
        Будто бы закат сменился рассветом.
        Хаджар, израненный и уставший, вновь приземлился на границе Чаши. Кровь стекала по его телу, а белоснежные доспехи изорванными хламидами качались на ветру.
        Миледи воительница, так же израненная, полуобнаженная, стояла на другой половине. Её глефа все еще была направлена острием в грудь Хаджара.
        Стражница и не думала отступать.
        - “ Ты совсем идиот?! Её подпитывает Чаша! Тебе не пройти напролом! Нужно…”
        - Я знаю, - повторил Хаджар. - Знаю…
        Он знал… но не хотел уходить вот так - не схлестнувшись в честном и открытом поединке. Убрав меч в ножны, Хаджар упер кулак в ладонь и низко поклонился.
        - Меня зовут Хаджар Дархан, Ветер северных Долин.
        Какое-то время воительница стояла неподвижно, а затем взмахнула глефой и вонзила её в землю. Повторив жест Хаджара, она произнесла:
        - Меня зовут Адриэль Элаен, Страж Высоких Небес.
        Какое-то время они смотрели друг другу в глаза, а затем… Затем Хаджар с силой оттолкнулся от бортика, но вместо того, чтобы нырнуть вниз, он прыгнул наверх.
        Птица Кецаль вновь расправила крылья и понеслась среди облаков, все набирая и набирая высоту. Следом за ней мчалось пылающее золотым пламенем копье, но куда ему было до скорости птицы, чья крылья наполнились ветром звездного пути.
        Вскоре Адриэль осталась одна посреди окровавленных цветов. Она смотрела на водную гладь, а где-то там, внизу… или наверху… летела птица Кецаль.
        Хаджар рухнул на спину. Стремительное падение… или взлет, окончилось весьма болезненным приземлением. Судорожно хватая ртом воздух, Хаджар кое-как принял сидячее положение.
        Небесные просторы и странные чаши сменились вполне тривиальной просекой посреди высокого леса. Леса, в центре которого поднималась огромная гора, на фоне которых монумент Скалы Ненастий выглядел песчаным замком, сооруженным детьми на речном пляже.
        - Вот ты и пришел в третий раз, - прогудел древний монстр, обитавший на этой горе. - Как я и говорил прежде, юный дракон.
        Хаджар отдышался и поднялся на ноги.
        Ему нужно было продолжать свой путь.
        Глава 1586
        Хаджар медленно ступал по лесу. Третий раз он уже пробирался через заросли и рощи, цепляясь одеждами за колючки кустарника; аккуратно ступал по трескающемуся, заиндевевшему мху.
        Покосившиеся деревья порой гудели на излом под ласками порывистого ветра, бегущего откуда-то с северо-запада. Он принес с собой низкие, серые облака.
        Собирался дождь.
        Влага уже скапливалась на поверхности массивных, грубых камней, оставшихся здесь с тех времен, когда лес спал под плотным, снежным одеялом.
        Старый лес.
        Хаджар провел пальцами по листьям морошки и черники. Аккуратно перешагнул через несколько белых грибов, а затем приметил подберезовик
        В вышине ударил дятел, затем еще и еще. Пытался убрать желудь в новый тайник, чтобы подготовиться к зиме.
        Зима…
        Несмотря на то, что Хаджар находился в царстве лета и весны, здесь, в этом лесу, он чувствовал приближение скорых холодов. Холод пробирался сквозь стражей тепла, принося с собой сонливость и мглу.
        Хаджар помнил этот лес.
        Елена, пару раз, вывозила его из больницы, и они катались по проселочным дорогам, пока не оказались на опушке.
        Борис пошевелил единственной здоровой рукой. С трудом, внутренне морщась и ругаясь, он смог натянуть на левую руку варежку. Укутанный в пуховик, зимние штаны, накрытый шерстяным пледом, верхом на своем боевом коне - автоматическом кресле каталке; он все равно мерз.
        Привыкший к комфортной температуре своего люксового номера-палаты, Борис давно уже забыл, что такое - мерзнуть. Последние воспоминания, связанные с подобным, относились к далекому детству. Той поре, когда глупые и злые дети из приюта оставляли в его каморке открытыми окно и дверь.
        Им было забавно наблюдать за тем, как “однорукий бандит” кутался в прохудившееся одеяло и пытался хоть как-то сохранить крохи тепла.
        Борис давно уже их простил.
        Простил и забыл.
        Не помнил ни лиц, ни голосов.
        - О чем задумался?
        Черные волосы, зеленые глаза, чуть бледная кожа - Елена могла сутками пропадать на студии, так что не удивительно, что одного взгляда на неё хватало, чтобы без всякого медицинского образования определить острую нехватку витамина “D”.
        - Ни о чем, - ответил механический голос.
        Хотя, у кого в Городе его вообще хватало. Здесь солнце светило так редко, что можно было дни в календаре обводить каждый раз, когда оно выглядывало из-за туч.
        Елена опустилась рядом с креслом и, подняв здоровую руку Бориса, подышала ему на пальцы.
        - Так лучше?
        На экране ноутбука кивнул улыбающийся смайлик.
        Вокруг поднимался лес. Степенный и спокойный. В вышине качались хвойные вершины, создавая удивительной красоты музыку, которую, увы, оценит не каждый.
        Падал мелкий, мокрый снег.
        Борис собственной рукой поднял свою же голову и посмотрел на небо. Низкое и серое. Но отчего-то кажущееся ему таким высоким, словно сияло полуденное солнце в безоблачный летний день.
        Наверное, это потому, что он слишком привык к больничным потолкам и их до тошноты белоснежной краске.
        Хаджар подул на маленькую снежинку, приземлившуюся на подставленную ладонь и та мгновенно опала на траву мелкими брызгами жидких алмазов.
        Интересно, он представлял в памяти Елену как Аркемейю, или Аркемейую, как Елену? Обе были так друг на друга похожи, что сложно было сказать, где именно его подводили разум и сердце.
        - Мне всегда больше нравились хвойные леса севера, чем лиственные - юга.
        Хаджар повернулся на голос. Под деревом, на небольшом резном стуле, сидел старец. Одетый в непонятные серые, грязные одежды, он опирался на резной посох. Длинные, спутанные в лохмах белоснежные волосы скрадывали черты лица, но и они не могли скрыть глубоких старческих морщин и складок между сведенными, кустистыми бровями.
        Усы и борода сливались в единое полотно и исчезали где-то под прохудившейся хламидой. Она чем-то напоминала Хаджару то самое одеяло из его детства.
        Голову незнакомца сжимал сшитый из кожи и ткани обруч с простым, алым узором.
        
        Старец сидел с закрытыми глазами, но вся его фигура, вся стать, ясно говорила о… покое. Том самом покое, который приходит к человеку рука об руку с облегчением. Когда ждешь чего-то так долго, что само ожидание становится для тебя единственно возможным процессом.
        Все равно как поднимать валун в гору, забыв - с какой целью ты вообще тянешь на себе весь этот груз. Уже даже и не важно - главное сделать следующий шаг, а затем, внезапно, гора заканчивается.
        Вот с таким же облегчением на простеньком стуле-пне сидел этот старик.
        Хаджар низко поклонился, а затем осенил себя священным знаменем Высоких Небес.
        - Мудрейший Великий Предок, - произнес Хаджар. - для меня честь вновь видеть вас.
        Старик чуть дернул космами в сторону визитера, а затем вновь вернулся к созерцанию чего-то, что покоилось внутри его собственного разума или души.
        - Великий Предок… я лишь тень от тени того, кого ты поминаешь в своих словах, Ветер Северных Долин, - голос его звучал скрипуче и сливался со звуками леса. Будто старик и сам был… лесом. Каждой хвойной иголочкой, каждым деревом и травинкой, каждым сорняком и камнем. - Оставлен здесь, среди духов и теней, волей и мыслями своего народа. Их символ и их пленник.
        Хаджар в очередной раз мысленно сморщился. Древние… порой он с легкой грустью вспоминал свои диалоги и Древом Жизни. Когда ты общаешься с чем-то, что существует одновременно во всех вариациях прошлого, настоящего и будущего, то… попросту даже не пытаешься понять, что там молвит это самое древо.
        А вот при общении с Древними невольно обманываешься их человеческим обликом и пытаешься понять. Голова от этого болит даже больше.
        А еще, странно, но иногда и сердце. Будто слова Древних проникают глубже, чем может осознать разум.
        - Я пришел сюда…
        - Я знаю, зачем ты пришел сюда, Хаджар, потомок Травеса, последнего из Лазурного Облака, последнего от духа моего и крови моей, - старец даже не перебил его, а будто перехватил саму возможность говорить. Это сложно описать словами, но Хаджар, на мгновение, ощутил себя посреди бескрайней тайги, где сама суть “речи” исчезает как таковая. - Ты пришел, чтобы отнять у меня мою силу. Ту искру, что еще может теплится в тени от тени первого дракона.
        Хаджар хотел возразить, но не стал. На самом деле он понятия не имел, что ему нужно от Белого Дракона и Скалы Предков. Все, что он знал - карта фейри вела сюда и, чтобы пройти дальше и помочь одному умирающему волшебнику, ему требовалось преодолеть очередное испытание.
        Духи и их театральщина.
        - Перед тем, как мы сойдемся в поединке, славный генерал, не откажешь ли ты старцу в чести?
        Хаджар снова поклонился. Искренне и без лести. Он испытывал воистину бескрайнее уважение к этому созданию прошлых эпох. Тот, кто в одиночку создал целый народ, провел их через бури и невзгоды, сохранил среди всех тех опасностей, что таил Безымянный Мир во времена, когда боги ходили среди смертных…
        Великий Предок заслуживал все свои почести и даже больше.
        - Для меня это честь.
        Старик, так и не поднимая век, “смотрел” какое-то время на Хаджара, пока, наконец, не поднялся на ноги и не направился в сторону двух нависших друг над другом сосен.
        - Ступай следом и не сходи с тропы, генерал, - проскрипел осколок тени древнего героя. - Пропав в клубке времени ты вряд ли сможешь вернуться обратно.
        Глава 1587
        Пройдя следом за старцем под кронами скрещенных сосен, Хаджар сперва не понял, что произошло, а затем осознал себя стоящем на узкой тропе. Узкой настолько, что самая искусная прялка не смогла бы справиться со столь эфемерной нитью, на которой сейчас стоял Хаджар.
        Испугавшись, что потеряет равновесие, он взмахнул руками.
        - Аккуратнее, генерал, - чьи-то сухие, морщинистые руки стали на мгновение его опорой. - прошлое может быть обманчиво чарующим, но помни - что было, то прошло.
        Покачав головой, словно стряхивая наваждение, Хаджар выпрямился и огляделся. Нить под его ногами петляла среди серого марева, и всюду, куда бы не падал взгляд, сквозь прорехи мироздания, немного похожие на обломки зеркал, просматривались сцены прошлого.
        Его прошлого.
        И чужого.
        Рука Хаджара едва было не коснулась одной из таких сцен.
        Сердце екнуло.
        Хаджар потянулся было пальцами к зеркальному осколку, но вовремя вернул контроль над своим телом и сознанием. Что было, то прошло. Старец не солгал.
        То, что видел Хаджар - лишь обрывки далекого прошлого, куда он уже не сможет вернуться. Во всяком случае, не так, чтобы что-то там исправить, поменять.
        Постояв немного около обломка зеркала, Хаджар оставил позади картину того, как Элизабет, его матушка, сидя на кровати расчесывала ему волосы и напевала старую, как мир, песню Семи Мгновений до Жизни.
        В пути вглубь прошлого Хаджар видел и другие сцены. Как он сражался, как умирал и рождался, как гибли его друзья, как он находил новых товарищей.
        Видел он и огни чужого былого. Видел огромного дракона, чьи крылья покрывали оба горизонта. Видел молодого воина, закованного в белую броню, сражавшегося с демонами и богами. Видел его детей, правнуков, видел последнюю вспышку света перед тем, как тьма накрыла взор старца.
        - Я прожил хорошую жизнь, - произнес старец. Он тяжело опирался на свой простецкий посох, но ноги его ступали крепко, и походка выглядела такой же твердой, как и взор. - Как и ты, генерал, проживаешь хорошую жизнь.
        Перед тем, как они подошли к самому большому и, последнему из череды, осколков, Хаджар обернулся. За все время их пути он успел увидеть многое из своего прошлого. Но, каждый раз, когда он смотрел туда - сквозь прорехи мироздания, то видел, в основном, лишь кровь.
        - Не знаю…
        - Никто не знает, - говорил старик. - пока не умрет.
        И с этими словами сделал шаг вперед, исчезая внутри обрывка собственного пути. Если быть точным - самого начала этого пути.
        Хаджар постоял на пороге немного. Он никак не мог отвезти взгляда от сцены, что лежала в начале его пути. Там не было ни яркого неба, ни высокой травы, как в случае с Белым Драконом.
        Не было ни крика его матери, ни собственного плача.
        Хаджар смотрел во тьму. Густую. Вязкую.
        Непроглядную тьму.
        Именно с неё начался его путь в этом клятом Безымянном Мире.
        - Ты уверен, что не хочешь больше мне ничего рассказать? - спросил он вслух.
        - “ Ничего из того, что могу”, - не сразу, но все же, ответил Хельмер. - “ Твое восприятие стало острей, дружище, теперь ты видишь дорогу времени… как бы ты там её не видел. Но не стоит здесь задерживаться. Расстояние между прошлым и будущим слишком маленькое. И оно не любит чужаков” .
        Одновременно со словами Хельмера Хаджар ощутил присутствие чего-то чужого. Чего-то… нет, не “недоброго” или “враждебного”. Это сродни тому, как стоять перед лицом бушующей стихии. У неё нет ни эмоций, ни желаний. Только суть.
        И суть того, что стремилось сквозь серое марево к Хаджару заключалась в стремление уничтожить любого, кто посмел отважится посягнуть на путь времени.
        Выругавшись, Хаджар оторвал взгляд от манящей темноты и прыгнул следом за старцем.
        Хаджар опустился на корточки и провел ладонью по еще влажным от утренней росы стеблям травы. С его до того седыми, что почти белыми волосами игрался ветер. Он гнал облака с далеких, западных гор. И те широким одеялом укрывали цветущую долину, отражаясь на поверхности змеящегося среди зеленого полотна ручья, становящегося широким озером.
        Белые птицы парили где-то в вышине и, порой, опускались ниже, чтобы на бреющем полете поймать зазевавшуюся мошку или жучка, решивших отдохнуть на лепестках полевых цветов.
        
        - Здесь я был рожден, - произнес старец.
        Раздвигая посохом высокую траву, он спускался по холму вниз - к ручью.
        Хаджар шел следом.
        Он уже бывал в прошлых эпохах. Видел битву Небес и Земли, видел времена Ста Королевств, видел эпоху Пьяного Монаха, давшую рождение десяткам героев, чьи имена остались в истории. Видел даже то, как из мертвого дерева создали Врага Всего Сущего.
        Но еще никогда прежде он не бывал во временах, когда боги ходили среди людей.
        - Все точно, как я помню, - улыбнулся себе в бороду старец.
        Он подошел к ручью и, оперевшись всем весом на посох, направил взгляд куда-то в траву. Сперва Хаджар не понимал, что так заинтересовало старца, а потом заметил небольшое шевеление.
        Робко, аккуратно, из травы показалась треугольная голова маленькой, белой змейки. Та осмотрелась и, свернувшись клубком, затаилась - в небе пролетала птица, похожая одновременно на орла и на цаплю.
        И только когда опасность миновала, змейка продолжила свой путь.
        Хаджар вспомнил старую легенду, которую матери наших матерей рассказывали своим детям и детям их детей. О том, что, когда-то давно, бог мудрости в своих странствиях среди смертных, увидел белую змейку и решил взять её в свои ученики.
        - Я думал это просто легенда, - прошептал Хаджар. - Я ведь видел тех карпов… драконьих богов…
        Старец повернулся к нему и едва заметно улыбнулся внутрь своей густой бороды.
        - Сколь много зеркал, еще больше - их отражений, - произнес он фразу, которая, наверняка, имела какой-то невероятно глубокий смысл, но, как и всегда, когда дело касалось Древних - Хаджар ничего не понял.
        Он часто слышал что-то про зеркала и их отражения, но, видимо, его восприятие все еще не поднялось на тот заоблачный смысл, чтобы уловить суть услышанного.
        - Ты прошел длинный путь, генерал, - продолжил старец. - И тебе еще многое предстоит, коль не оступишься… но сейчас отдохни. Сделай привал и послушай историю. Весь мир - это одна большая, хитросплетенная история, где каждый думает, что у него свой собственный сказ, но это не так. Все мы - часть одной легенды. Так что охолонись и внемли моему сказу. Быть может, коль явит волю Вечность, ты узришь что-то свое.
        Некоторые слова старца сильно резали слух - его речь не просто отдавала временем - Хаджар словно снова читал старые записи прошлых эпох.
        Так сейчас уже никто не говорил.
        - Учитель уже близко.
        Старик повернулся на восток и в его нечеловеческих глазах появилась какая-то смесь ностальгии и легкой грусти.
        Хаджар же внезапно понял, что сейчас впервые увидит… живого бога.
        Глава 1588
        Ляо Фень… Хаджар не раз, не два и даже не десять слышал его имя. Как и многие другие - Хельмер, Враг, Ирмарил, Миристаль, Яшмовый Император, Дергер, сестры Аштани и Кестани, Пепел и… перечислять можно долго, но все их объединяло одно - эти имена крепкими нитями скрепляли полотно истории Безымянного Мира.
        Чьи-то нити сияли ярче, чьи-то казались незаметными штрихами, но, когда дело касалось Ляо Феня… Сложно сказать. Хаджар так и не понял за все эти годы, принимал ли бог мудрости активное участие в жизни Безымянного Мира.
        Порой он появлялся на страницах истории, но лишь ради того, чтобы сказать пару слов, сделать неуловимый жест и снова исчезнуть на многие и многие эпохи. Он был сродни… сродни… ветру? Его неуловимое присутствие почти невозможно было заметить, но, все же, это было именно - присутствие.
        Хаджар терпеть не мог интриги. Видят Вечерние Звезды, несколько бардов даже написали песни, посвященные этой нелюбви.
        И, наверное, именно поэтому Хаджару не составляло особого труда этого самого интригана определить. Как бы тот хитро не маскировался, под каким образом не пытался бы предстать, Хаджар всего и безошибочно определял паука, сидящего в центре своей паутины.
        По этой причине он никогда не доверял Хельмеру. Или тому же самому Моргану, вместе с его сыном Тецием.
        Но когда он увидел Ляо Феня, то…
        Хотя, стоит по порядку. Во-первых, ни в одной летописи или историческом мемуаре никогда не приводилось описание бога мудрости. Даже в драконьей библиотеке, оставленной потомкам драконом Ху’Чином - Синее Пламя, не содержалось описание внешности бога. Хотя дракон, судя по всему, являлся последним живым свидетелем Ляо Феня, ибо когда умер Ху’Чин, последний представитель народа Гиртай, то исчез в вечности и Ляо Фень - питавшийся верой именно этой страны.
        Так что читатели и исследователь, коим одновременно являлся Хаджар, мог самостоятельно определить для себя внешность эфемерного небожителя.
        Вот только, как это часто бывает, то, что увидел перед собой Хаджар сильно отличалось от того, что он себе нафантазировал. Да, Ляо Фень был стар, но ведь мудрость, это не знание, её нельзя ни выучить, но узнать, ни впитать с молоком.
        Мудрость можно лишь приобрести.
        И, как бы прискорбно это ни было, но заплатить придется дорого. И не однократно. Мудрость приходится оплачивать каждый день, что ты с ней живешь. И каждый час, когда ведешь беседу с тем, кто этой мудрости лишен.
        Мудрость, все равно как обоюдоострый меч, который ты держишь одновременно у своего горла и горла дорогих тебе людей. Одно неверное движение и кровь обязательно прольется.
        Именно так о ней говорил Пепел, ученик Ху’Чина.
        Так что Хаджар не ошибся лишь в одном - Ляо Фень был стар.
        Но во всем остальном…
        Не было ни одежд, ни посоха, но спокойного, отеческого взгляда, ни глубоких морщин, ни фолиантов, ни предметов волхвов или магов, ни чего из того, что ярким штрихом выделило бы истинную суть идущего.
        Это был высокий, сохранивший статность… человек. Простой человек. С простыми, седыми волосами. Чуть угловатым лицом. Следами возраста на лице, но все еще ярким взглядом сероватых глаз. Борода спускалась ему на грудь. Блестящую сталью грудь.
        За спиной Ляо Фень развивался серый, грязный, местами прохудившийся плащ, а тело закрывала, старя броня. Из легкой стали, со следами от битв и войн. Она явно не являлась простым украшением, а не раз и не два служила по прямому назначению.
        
        - Учитель, - старец-дракон низко поклонился.
        Только сейчас Хаджар заметили явное сходство между двумя странниками-старцами. Пожалуй, это легко было объяснить тем, что если Ляо Фень действительно взял змею в ученики, то оказанное им влияние сформировало внешний вид человеческого облика дракона.
        Внезапно Ляо Фень замер. Застыл, занеся ногу над небольшим комком травы и земли.
        - Что остановило тебя, мудрец?
        Хаджар вздрогнул.
        Он обернулся, уже зная, кого увидит за спиной.
        Так и было. Посреди поля стоял воин, закованный в черную броню. За его спиной развевался черный плащ, черный шлем закрывал лицо, черные стальные сапоги топтали землю, а черные латные перчатки покоились на единственном, что выбивалось из образа - синим поясе.
        Алые капли засохшей крови на броне постепенно пожирались сталью, а солнечный свет словно обтекал это создание, не желая соприкасаться с ним.
        - Маленькая змейка, - ответил бог мудрости. - она остановила меня.
        - Змея? - Враг приобножил клинок и, кажется, весь мир застыл в этот момент. Как приговоренный к смертной казни перед тем, как опустится топор палача.
        - Не уверен, что она настолько опасна, чтобы заставить тебя обнажить меч, - спокойно ответил Ляо Фень. - И все же, если бы я на неё наступил - ей бы пришлось ужалить. Не правда ли, мой белый друг?
        Бог нагнулся и протянул ладонь к комку травы и земли. Сперва ничего не происходило, а затем изнутри показалась треугольная голова. Высунулся раздвоенный язык и змейка, не обнаружив ничего опасного, заползла на морщинистую ладонь.
        - Это простая смертная змея, Ляо, - прогудел Враг и задвинул меч обратно в ножны. - Не понимаю, зачем ты попросил меня сопровождать в своих странствиях по смертному миру. Здесь нет ничего, что могло бы не то, что ранить тебя, а осознать твоего присутствия.
        - Присутствие мудрости мало кто может осознать, мой юный друг, - прошептал улыбающийся бог. Он гладил пальцем змейку по голове, а та осматривала мир с новой для себя высоты. - Кто ей обладает, всегда сомневаться в своей мудрости. А кто нет - обманывается и принимает её за глупость. И так стоят глупец и мудрец друг напротив друга и видят в глазах собеседника лишь свое отражение.
        - Я тебя не понимаю.
        Хаджар даже сперва подумал, что эти слова принадлежали ему, и только потом осознал, что услышал сказанное Врагом.
        - Ты видишь лишь маленькую змейку, мой юный друг, - Ляо Фень опустил создание на траву. - я же вижу грозного змея. Посмотри какой он маленький и незаметный. Он даже не знает, что мы - боги. Существа иного порядка. Что в наших силах уничтожить все, на что упадет взгляд этого существа. Но, все же. Наступи я на него - и он бы укусил меня. И, кто знает, может его яд смог бы свалить меня. Яд всего одной, маленькой змейки, убил бы бога. Ты не находишь это немного… поэтичным?
        - Я нахожу, мудрец, что ты либо глуп, либо слишком много общаешься со смертными пьяницами.
        - О, не стоит так про вино, друг мой, не стоит… в конце концов, я не вижу твоих глаз и своего отражения в них.
        Враг как стоял неподвижно, так и остался стоять, а Хаджар лишь надеялся, что в этот раз действительно видит только воспоминание и никто из великих сущностей прошлого никак не сможет на него воздействовать сквозь время и пространство.
        Такое с ним уже случалось прежде. И приятного в этом мало.
        - Пожалуй, я возьму его в ученики.
        - Что? - впервые Хаджар услышал какие-то эмоции в голосе Врага. - Но почему?
        Ляо Фень ответил не сразу. Он лишь улыбнулся и вновь поднял змейку с землю и усадил себе на плечо.
        - Чтобы я тебе не ответил, друг мой - ты сочтешь меня глупцом. И, может, я даже тебе в этом поверю.
        Глава 1589
        В следующее мгновение Хаджар снова потерял ощущение себя в пространстве. Да и само пространство тоже куда-то исчезло.
        Первые несколько ударов сердца Хаджар попросту “висел” где-то посреди бесконечного, холодного космоса. Здесь не было ни направлений, не верха, ни низа, ни света, ни, даже, тьмы - в её привычном понимании.
        - “ Да будет свет”, - произнес знакомый голос.
        Стоило Хельмеру это сказать, как тут же Хаджар смог осознать пространство и даже время. Как если бы действительно кто-то невидимый и могущественный включил лампочку.
        Вот только чтобы описать то, что открылось взору Хаджара не хватит ни века, ни всех слов на всех языках Безымянного Мира. Как описать пространство вечности тому, кто осознает лишь три измерения. Как определить, где верх, где низ, когда их не то, что нет, а они замкнуты друг в друга.
        Так что, наверное, не удивительно, что стоило Хаджару моргнуть, как все мгновенно исчезло и обернулось огромным лугом темной, почти черной травы. Над головой сияли звезды, похожие на распустившиеся бутоны ночных цветков. Где-то у горизонта волнами поднимались усыпанные огнями горы.
        Вокруг же кипела битва.
        Битва, которой Хаджар не видел прежде.
        Боги и духи, плечом к плечу, отражали натиск тварей из-за Грани. Существ без формы и четких очертаний и от того от одного взгляда на них болела голова.
        Но не было ни вспышек техник, ни рева энергий. Битва больше всего походила на обычное человеческое сражение, только напротив одной армии стояла не точно такая же, хоть и в других доспехах, а исчадья иной реальности.
        - Удивительно, генерал, - произнес стоявший рядом старец. - я думал мне придется помочь тебе увидеть преддверья Грани.
        - “ Ага… а пришлось мне опять благотворительностью заниматься… Только не вздумай никому рассказывать! Я потеряю свою репутацию и вместо сделок у меня начнут выпрашивать подаяние!”
        Хаджар проигнорировал Хельмера.
        - Где мы? - спросил он, не без трепета оглядывая кипящее сражение. Оружие всех видов врезалось в жуткую плоть Тварей, а те, в свою очередь, сами оборачиваясь то оружием, то незримыми духами, то чудовищами, коих не мог охватить в полной мере разум даже Безымянного адепта - рубились всласть.
        - Вечная битва, - ответил старец. Странно, но его голос легко перекрывал крики командиров и офицеров. А битва все ускорялась, пока силуэты не превратились в стремительные серые блики. Будто кто-то включил память Великого Предка на перемотку. - Еще до того, как появились первые люди, боги и духи бились с тварями из-за Грани.
        Хаджар помнил тот единственный раз, когда увидел статую в храме темных жрецов. Воспоминание о той мимолетной встрече широким шрамом пересекло его сознание.
        Не потому, что статуя его напугала, а просто… просто она являлась чем-то чужеродным. Чуждым этой реальности. Не имеющим права здесь находится.
        Жуткое ощущение.
        - Что это за твари?
        Старец ответил не сразу. Какое-то время он слепо вглядывался в эту жуткую битву, не имеющую ни начала, ни конца. Хаджар не ощущал течения времени на этих странных полях, но догадывался, что те несколько секунд, что они здесь находились, миновали сотни эпох.
        Вся письменная история Безымянного Мира насчитывает не больше трех сотен эпох, что само по себе чудовищный срок. Одна эпоха больше - чем существует человечество в мире Земли, но…
        Но то, сколько эонов бились боги и духи с неиссякаемыми полчищами Тварей… Хаджар не мог даже представить себе подобные отрезки времени. Да и вообще - можно ли это было назвать “временем”?
        - Никто точно не знает, - старец, раздвигая посохом серые тени сражавшихся, направился куда-то в центр битвы. - Мудрецы много спорили об этом во времена моей молодости.
        Хаджар едва не поперхнулся. Во времена молодости Белого Дракона - эльфы еще не научились строить простых шалашей, а орки не охотились на дичь крупнее кроликов. Но уже тогда жили мудрецы среди богов и волшебных существ…
        - Кто-то говорил, что это искривления Реки Мира, - продолжил Дракон. - Кто утверждал, что они - остатки темных мыслей от Первых, кто отдал свои дыхания, чтобы вдохнуть жизнь в мир. Как в той песне, что тебе пела твоя мать. Я слышал её в твоих воспоминаниях, генерал.
        Хаджар промолчал. Эта песня всегда напоминала ему о родном доме, и когда он её напевал темными вечерами, то… это как ненадолго вернуться к отчему очагу.
        - Но нам, простым воинам, не было дела до речей мудрых и знающих, - чуть скорбно улыбнулся старец. - мы выполняли приказ и бились, и бились, и бились с врагом. А враг был могуч. Никогда после, генерал, я не сталкивался с противником столь же свирепым и отчаянным. Твари не чувствуют боли. Они не знают ни страха, ни отчаянья. Им неведома даже смерть. Мы не могли победить этого противника, лишь сдерживать его бесконечный натиск.
        С этими словами старца сцены бойни, иначе Хаджар происходящее не мог назвать, замедлились достаточно, чтобы различить искры стали, услышать лязг металла и бой боевых барабанов.
        Хаджар увидел перед собой сцену, которая показалась ему знакомой. Словно уже видел нечто такое. Очень давно… может быть в очередных летописях или чужих историях, что собирал по всему Безымянному Миру.
        На горе из тысяч и тысяч тел Тварей стояла одинокая фигура в черных доспехах и с черным мечом в руках. Она секла врагов без устали; не зная ни пощади, ни промаха. Все новые и новые монстры падали к ногам Врага, оставляя за собой в воздухе что-то, что смертный назвал бы кровью.
        Их тела скатывались к подножью горы и там, вместе с кусками плоти других тварей, постепенно превращались в дым. Тот лентами поднимаясь в воздух, исчезал где-то в горах у горизонта - Вратах. И там, вновь превращаясь в Тварей, полз обратно в битву.
        Эта круговерть смерти и перерождения не прекращалась ни на минуту. Враг же молча сек врага.
        - Когда они с Ляо Фенем успели…
        - Не они, - перебил старец. - Их аватары. Маленькие обрывки сознания и силы в мире смертных. Считай, как тени, что оставляют Бессмертные в своих усыпальницах. Только тени живых.
        Тени живых… Хаджар слышал легенды о таком. Некоторые говорили, что существовали целые техники Бессмертных, которые позволяли им сделать куклу из плоти и сознания и, в случае смерти, переродится в этой самой кукле. Нечто вроде второй жизни. Только способны на такое оказывались единицы, а плата за куклу - едва ли не половина от силы самого Бессмертного.
        Так что смысла в этом для простых адептов - никакого.
        - Их основное “я” - всегда находилось здесь. - на полях Вечной Битвы.
        Хаджар хотел было спросить, что они здесь делают, но не успел. Отпала необходимость. Среди сражающихся он увидел другой силуэт. Воин, закованный в белоснежные доспехи. Плащ за его спиной развевался широкими крыльями. Руки, облаченные в стальные перчатки, без устали били врага.
        Сминали его плоть, разбивали кости, удар за ударом повергали тварей.
        Белый Дракон бился бок о бок с Черным Генералом.
        Глава 1590
        Хаджар не стал спрашивать очевидного. Только слепой не увидел бы сходства между воином в белом, и старцем. Не внешнего, разумеется. Внутреннего. Их дух, даже спустя столько времени, был един и неотличим. Каким бы древним не выглядел Белый Дракон, но не стоило сомневаться - случись ему, он бы снова всласть бился с бесчисленным воинством Тварей.
        - Хорошие времени, - проскрипел старик-Дракон.
        С этим Хаджар мог бы и поспорить, но не стал.
        - При всем уважении, великий предок, - он поклонился в пояс и выпрямившись, продолжил: - Я не понимаю, зачем мы здесь?
        Хаджар действительно прежде не видел ничего подобного и зрелище, в какой-то степени, расширило его горизонты понимания и Безымянного Мира в целом и пути развития в частности, но… он все еще не понимал для чего старец привел его сюда.
        - Смотри, - вместо ответа старец указал вперед.
        Там, среди высоких облаков парила птица. Вскоре она опустилась на плечо сражавшемуся Белому Дракону и, опустив клювом в подставленную ладонь свиток, взмахнула крыльями и исчезла посреди бесконечных огней цветущих бутонов - звезд.
        Белый Дракон, застыв посреди кипящей битвы, вчитался, а затем, заткнув свиток за пояс, начал постепенно прокладывать путь к горе из тел.
        Удар за ударом он повергал противников, устилая свой путь их растворяющимся в тумане телами. И сколько бы Хаджар не пытался понять его движения, увидеть в них знакомые энергии и техники - но не мог. Он просто видел обычного смертного, бьющегося с монстрами и ничего более.
        Это все, на что оказалось способно его нынешнее восприятие окружающей действительности.
        - Второй Мастер, - поклонился Белый Дракон, добравшийся до своей цели.
        - Я не твой Мастер, маленький змей, - прогудел голос из-под черного забрала.
        - Но вы дружите с моим Мастером, и вы обучали меня битве, значит - вы мой Второй Мастер.
        - У Черного Генерала нет учеников, - словно мечом отрезал Враг.
        Хаджар не мог поверить тому, что действительно слышал в словах Белого Дракона некую смесь нахальности и дерзости. Будто он пытался задеть и вывести из себя могущественнейшего из когда-либо рождавшихся мечников. Существа, равного по силе Королевам Фейри и Яшмовому Императору вкупе с Князем Демонов.
        - Мы не рождаемся с сединой и морщинами, - будто услышав мысли Хаджара, проскрипел старец-Дракон.
        - Что тебе нужно, маленький змей?
        - Третий фронт прорван, генерал. Твари стремятся к смертному миру. Не пройдет и двух эпох, как они прорвут оборону Королевы и Короля Зимы и окажутся там.
        На миг меч Черного Генерала застыл. Одна из Тварей смогла подобраться к нему вплотную, но оказалась мгновенно иссечена на тысячи ошметков туманной плоти. Будто Генералу и не требовался клинок, чтобы поразить своего врага.
        - Удерживай их здесь столько, сколько сможешь, маленький змей, - все так же гулко и без эмоций произнес Враг, после чего исчез в ночи.
        Хаджар проводил его взглядом среди битвы и…
        Старец вновь сидел на покрытом мхом пне. Он опирался на свой посох и вглядывался куда-то вглубь собственного я.
        Хаджар поднял ладони, сжал и разжал кулаки, а потом несколько раз глубоко вздохнул. Одно дело - оказаться в мире Духов, который, пусть и с натяжкой, можно назвать иной страной Безымянного Мира и совсем другое - на полях, где граница между Седьмым Небом и Гранью настолько тонка, что там даже пространства не существует.
        Вернуться обратно, пусть и эфемерные, метафоричные земли Духов - стало для Хаджара облегчением. Как будто бы с его разума сняли тяжелый камень.
        - Что это было?
        - Часть моей памяти, генерал, - все с той же спокойной, несколько скучающей интонацией ответил старец. - И, предупреждая твой вопрос, я не знаю, что произошло далее.
        Хаджар опешил.
        - Как так - не знаете?
        Старец просто пожал плечами.
        - Все, что мне ведомо, что на третьем фронте случился прорыв - о нем мне сообщил посланец богов. После этого туда стянулись основные силы - короли, королевы, старшие боги, старшие духи. Твари получили серьезный отпор, а затем… война закончилась.
        Хаджар достаточно времени провел на полях брани, чтобы знать, что войны просто так не заканчиваются. Порой они начинаются из-за пустяка, но вот заканчиваются всегда на серьезной ноте.
        - Как говорили свидетели, Черный Генерал смог пробиться внутрь Врат.
        - Внутрь врат? - переспросил Хаджар. После инцидента в храме темных жрецов, он потратил достаточно времени, чтобы собрать легенды о Вратах и Грани. Каждая, описывая ту сторона , говорила о разном, но в одном они сходились все - выжить за Вратам способны лишь Твари, ибо любой объект из реальности Безымянного Мира попросту переставал там существовать. - Но разве…
        - Да, - кивнул старец. - все прежние попытки проникнуть за Врата не увенчались успехом. Многие из богов пали в той битве так же, как пали на западном фронте и Короли Фейри.
        Хадажр слышал и об этом. Когда-то давно летним и зимним двором правили не только Мэб и Титания, но и их мужья. Вот только война с Тварями унесла жизни их обоих. Деталей никто, кроме Древнейших не знал, но факт оставался фактом.
        Бессмертные, вечно изменчивые создания самой природы были уничтожены Тварями. С тех пор появились легенды, что Твари могут уничтожить все, что было, есть и будет в Безымянном Мире, ибо они принадлежат другой реальности.
        - Второй Мастер проник за Врата и вернулся с победой, - старец-Дракон поднялся и подошел к Хаджару. - Я вижу его тьму в твоих глазах, генерал. Не знаю, слышит меня Второй Мастер сквозь тебе или нет, но…
        Какое-то время старик стоял неподвижно, а затем поклонился. Не Хаджару. А тому, кто находился глубоко в недрах его души. Закованный в цепи, в вечном плену.
        Выпрямившись, старец развернулся и направился к пню.
        - После победы над Тварями началась эра процветания Безымянного Мира. Боги поднялись на Седьмое Небо и создали своих ку… людей, - от Хаджара не укрылось то, как дракон проглотил слово “кукол”. - Самые разные народы расселились по миру и заполняли его жизнью. Река Мира полнилась. Да, случались войны - вплоть до больших, когда Летний и Зимний двор пошли приступом на Яшмовый Дворец, но… на моем веку я помнил лишь мир.
        Действительно - войны Небес и Земли, когда Враг восстал против своих создателей, начались уже после гибели Белого Дракона.
        - И за это я благодарен твоему предку, генерал, - старец наклонился и коснулся ладонью пня. - Удивительно, не правда ли. В тебе соединилась моя кровь и кровь моего Второго Мастера и через тебя мы родны друг с другом… почему-то мне кажется, что в этом есть, как сказал бы мой учитель, нечто поэтичное.
        Старец-Дракон вонзил ладонь внутрь трухлявого пня, а когда выпрямился, то Хаджар увидел перед собой не дряхлого старика, но нечто иное.
        Нечто, с чем он прежде еще никогда не бился. И, быть может, если бы не происшествие в Чашах Духов, то у него даже призрачного шанса не имелось бы выдержать даже один удар. Всего один удар.
        Не от самого Белого Дракона, а от тени его тени. Маленького осколка.
        Осколка, в данный момент затмившего небо своей могучей аурой.
        Глава 1591
        Тело старца наполнялось жизнью и силой. Его сухие мышцы наливались яростью и мощью, превращаясь из подобия обтянутого кожей скелета - в мощный торс, покрытый сотнями и сотнями шрамов. Следы прошедших битв были лучшими подтверждениями воинской славы могучего дракона.
        Его волосы из спутанных и всклоченных стали лоснящимися и гладкими, седыми, но не безжизненными. Посох в его руках истаял, обернувшись золотыми лентами. Они обернулись вокруг его запястий и лодыжек, превратившись в наручи и сандалии.
        Искры золота вплелись в волосы, увенчав кончики прядей острыми украшениями. Блики золота легли и на одежды, украсив их орнаментом.
        Лицо старца огрубело, морщины разгладились, а глаза вспыхнули ярким белоснежным светом.
        
        Белый Дракон поднял в небо левый кулак и тут же в небо ударил столп звездного света. Он пронзил тяжелые облака, свившиеся вокруг Горы Предков и освободил ночные звезды от плена гранитного склепа. Хаджар ощутил присутствие знакомой ему силы.
        Белый Дракон за мгновение вобрал в себя силы Пыла Звезды - техники, пришедшей из свитка Пути Среди Звезд. Вот только…
        Техника Пути Среди Звезда могла привести адепта к первой ступени Божественного Воителя - иными словами, сделать Бессмертным, достигшим пика своего развития.
        Тот же Кань Дун, с которым Хаджар сражался в аномалии, находился лишь на девятой - самой низкой и самой “слабой” из ступеней Бессмертия.
        Но та сила, что волнами исходила от Белого Дракона, она находилась за гранью того, на что был способен свиток Пути Среди Звезд.
        - Не думал же ты, генерал! - голос… нет, не старца - могучего Дракона прошлого. - Что свиток воина Грани заканчивается на втором томе!
        От одного только голоса дракона гнулись верхушки деревьев и трещали огромные валуны в недрах старого леса. Одежды Хаджара вспыхнули сиянием звезд, а сам он призвал на помощь терну, ибо одного только присутствия тени от тени Белого Дракона было достаточно, чтобы поставить существование Хаджара на грань небытия.
        - Почему вы называете медитацию Путей - техникой Воина Грани?
        Дракон чуть прищурился и залитые белые светом границы вытянулись в две линии горизонта.
        - Разве ты не внимательно смотрел мои воспоминания, генерал? Ляо Фень был мудрейшим из богов, но он же - прослыл слабейшим. Как думаешь, кто дал мне силу, чтобы сражаться с тварями Граней?
        Сердце Хаджара пропустило удар. Он уже слышал от драконов эпохи войны Небес и Земли, что техника Путей пришла к ним от Белого Дракона, но Хаджар никогда не задумывался, кто именно её создал.
        Получается…
        Получается, что все эти годы…
        Нет - всю свою жизнь, с того самого момента, как подземный поток принес его в пещеру Травеса, он шел путем учения Черного Генерала?! Того создания, что жило внутри его души и жаждало поглотить своего тюремщика, а затем уничтожить весь Безымянный Мир?!
        Насколько извращенной иронией должна обладать Кестани, богиня судьбы, чтобы сотворить такое в своих свитках?! И, кстати, откуда Хаджар знает первое имя богини…
        - У меня не так много времени, генерал, - прогудел дракон. - и я не хочу проводить свои последние мгновение в праздных беседах. Я сказал все, что должно было быть мной сказано. Услышал ты или нет - лишь твоя ноша. А теперь мы сразимся.
        Дракон опустил левый кулак вниз. Одновременно с этим Хаджар сперва “предчувствовал”, а затем и в полной мере ощутил всю тяжесть даже не прямого удара осколка Белого Дракона. На не то, что небо упало, нет… он будто бы оказался посреди огромного океана. На самом его дне. И весь этот океан сжался в форму кулака, который молотом ударил о выставленный меч.
        Хаджар что-то закричал - как тогда, давно, будучи смертным, простым криком пытаясь придать себе сил. Дать выход тому напряжению, что сковало тело.
        Терна, энергии и мистерии вскипели в его теле. Они пролились в реальность, сформировав два крыла птицы Кецаль. Взмахнув изнутри меча, выставленного над головой в защитной стойке, они накрыли Хаджара плотным саваном из тысячи перьев-мечей.
        Но все они оказались разбиты, согнуты и развеяны всего одним движением Белого Дракона. Хаджар, чувствуя, что еще немного и следом за мечами последует и он сам, создал за спиной пространственный разрез и вынырнул из-под давления техники.
        Спиной пролетев с десяток метров, он остановился около высокого дуба и перевел дыхание.
        Удар, той силы, что продемонстрировал Белый Дракон, должен был пробить земную твердь на многие и многие километры вглубь. Выбить в неё настоящий каньон, но…
        Стоило только Хаджару избежать прямого удара, как свет звезд мгновенно потускнел, а ощущение присутствия огромного океана - исчезло. На земле даже травинки не шелохнулось.
        Это могло говорить только об одном - Белый Дракон не просто обладал чудовищной силой, но и целиком и полностью контролировал свой потенциал. Ни единой капли силы не попадало в реальность, но малейшего эха энергий не издавали его движения.
        Воистину - Хаджар еще не бился с противником более могущественным и…
        Генерал согнулся и сплюнул кровью. Ему не требовались многочисленные сообщения нейро-сети, выскочившие на периферии зрения, чтобы почувствовать, как лопнуло несколько вен и буквально взорвались его внутренние органы.
        И если бы не его тело крепости Императорского Артефакта, и способностей к регенерации, то на этом бой был бы окончен.
        Хаджар усилием воли направил энергию на поврежденные участки и спустя мгновение полностью себя исцелил. Легенда отчасти не врали, что могущественные адепты не способны умереть в бою - во всяком случае так казалось смертным.
        - Я не собираюсь сдерживать, генерал, - Белый Дракон опустил руки вниз, но только глупец обманулся бы этой открытой стойкой. - Я дал тебе понять с чем ты будешь иметь дело. Теперь же мы начнем сражение.
        Хаджар едва успел различить движение правой ноги дракона, как уже в следующее мгновение его лучший из защитных приемов оказался полностью разрушен волной звездного света, созданной ударом ноги Дракона.
        Вновь создав пространственный разрез, Хаджар переместился в сторону.
        Он уже прежде сражался с бойцами. Их основное преимущество - вместо одного или двух оружий, они обладали четырьмя, а то и пятью. Все их тело - оружие. Это давало им невероятное преимущество в скорости, но обычно бойцы теряли в силе.
        Здесь же…
        У Хаджара не оставалось никаких сильных сторон.
        Второй удар той же ногой отправил новую волну силы, а генерал еще даже не успел перевести дыхания. Очередным пространственным разрезом он оттянул себя в сторону, но часть волны задела его правый бок, мгновенно изорвав одежды и превратив в лохмотья не только броню, но и тело.
        Сцепив зубы, Хаджар вновь залечил физическое тело. Ребра вернулись на место, органы восстановились на глазах, а мышечные волокна и плоть сшились друг с другом, не оставив и шрама.
        - Это все, на что способен мой потомок?! - взревел Белый Дракон. - Позор мне, если моя кровь стала кровью труса, не способного биться лицом к лицу!
        Проклятье… его сейчас оскорблял призрак много раз прадедушки?!
        - “МАЛЕНЬКИЙ ЗМЕЙ СРАЖАЛСЯ ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ТЫ ДЫШИШЬ, УЧЕНИК. ФОКУСЫ ТИРИСФАЛЯ НЕ ПОМОГУТ ТЕБЕ В ЭТОЙ БИТВЕ.”
        -Заткнись, - прорычал Хаджар.
        - Так заставь меня, генерал!
        Белый Дракон, превращаясь во вспышку падающей звезды, оттолкнулся от земли.
        - “СЛУШАЙ МОЙ ГОЛОС, УЧЕНИК. Я ПОКАЖУ ТЕБЕ, ЧТО ТАКОЕ - МЕЧ.”
        Глава 1592
        Преимущество Хаджара, постоянно сталкивающегося с противниками на несколько ступеней пути развития выше, чем он, заключалось далеко не в голой силе. Скорее в мастерстве и в скорости. Но как ему бороться с существом, чье мастерство и являлось ориентиром развития для Хаджара.
        Иными словами - он боролся не просто с тенью далекого предка, а с тем, кто проложил для него путь этого самого развития.
        Движения Белого Дракона были настолько быстры, что Хаджар даже с помощью нейросети не мог уследить за размазанным в воздухе силуэтом бойца. Только благодаря своим отточенным навыкам в бесконечных сражениях в тренировочном модуле, Хаджар едва успел выставить блок.
        Терна, мистерии меча, энергия и воля слились воедино, укрыв Хаджара одновременно крылом дракона и перьями-мечами птицы Кецаль.
        - Детские трюки! - воскликнул Дракон.
        Его правое колено, на миг обернувшись жуткой боевой булавой, врезалось в выставленный блоком меч. Перья Кецаля попросту испарились. Они не сломали, не прогнулись, не взорвались брызгами остаточного эха техники - нет, они действительно испарились.
        Хаджар едва удержался, чтобы не сплюнуть кровью после того, как до него “дотянулся” откат от сломанной техники.
        Благо, крыло Кецаля смогло принять на себя треть силы Белого Дракона и когда колено коснулось меча, прогнув собой второй слой защиты - крыло дракона, то сталь и физическая мощь Хаджара смогли сохранить ему жизнь.
        И все же…
        Ощущение были такие, будто какой-то невидимый титан попытался вырвать клинок из его разом онемевших рук. Хаджара оторвало от земли с легкость, с которой штормовой ветер поднимает и швыряет, как ему вздумается, маленькую пушинку.
        Пролетев невероятное расстояние, сшибив с десяток вековых дубов, Хаджар пропахал землей широкую борозду и разбил собственной головой валун. Потеряв на миг сознание, он едва не упустил тот момент, когда с неба на него обрушилась монструозная секира.
        Именно так - гигантской секирой и никак иначе, Хаджар увидел левую пятку, устремившуюся в рубящем ударе. В очередной раз создав пространственный разрез трюком Оруна, Хаджар на волоске избежал участи быть испаренным так же, как недавно - его собственная техника.
        - Оружие, - сплюнул Белый Дракон, разом теряя весь свой лоск мудрого старца. Он выглядел именно тем, кем вошел в легенды - свирепым воином, проложившим свой путь и путь своего народа сквозь сонмы противников. - Единственное оружие воина - его разум. Его единственная броня - его тело.
        Дракон расправил ладони, а затем звонко хлопнул ими себя по груди - словно хотел поставить точку в этом предложении.
        - “ГЛУПЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ЗМЕЙ…” - прозвучал спокойный, в чем-то даже меланхоличный голос в голове. - “ОН СОВСЕМ НЕ ИЗМЕНИЛСЯ…”
        Хаджар утер губы от крови и, достав из пространственного кольца несколько пилюль, закинул в рот.
        Дракон же, приняв низкую стойку кулачника, вытянул правую ладонь и поманил ею.
        - Давай, славный потомок, - эти два слова он произнес с явной насмешкой. - Покажи на что способен.
        Хаджар уже занес было меч, чтобы использовать первую стойку своей новой техники - Меча Пути Ветра - стойка Бесконечного Ветра, но…
        Она не подходила под эту битву. Техника Бесконечного Ветра обладала огромным потенциалом, когда речь заходила о масштабной битве с полчищами врагов или противником, превосходящим по размерам целую гору, но сейчас… Сейчас Хаджару требовалось что-то быстро, что-то компактное, что-то, что сродни выпаду опытного фехтовальщика сможет поразить одну единственную точку на теле противника и тут же ретироваться.
        Потому как в скорости любой кулачный боец оставлял позади владельца оружия.
        - “ПРАВИЛЬНАЯ МЫСЛЬ, УЧЕНИК”, - одобрил голос, который Хаджар старательно игнорировал.
        Хаджар задышал ровнее и призвал энергию Звездной Вспышки.
        Уста противника тронула едва заметная усмешка. Ну разумеется - в то время, как Хаджар использовал усеченную версию Пыла Звезды, Белый Дракон располагал всей полнотой её мощи.
        - Это еще не все, - процедил Хаджар.
        Он вытянул в сторону левую руку и усилием воли призвал призрачный клинок Воина Ветра. Синие ветра сгустились вокруг его запястья и вытянулись туманным лезвием.
        Хаджар не был в полной мере обоеруким мечником, но даже его уровня хватало, чтобы несколько секунд в равной степени умело сражаться правой и левой руками.
        А больше ему и не требовалось.
        Разогнав терну по опаленном энергиями звезд телу, Хаджар оттолкнулся от земли.
        Его движения, по сравнению с тем, что демонстрировал Белый Дракон, выглядели рваными и грязными. От его тело исходили пусть и небольшие, но волны эха терны и энергий. Они приминали траву и рассекали кору деревьев. И все же - Хаджар, обернувшийся сине-белой вспышкой, смог сократить дистанцию так, чтобы до него не дотянулись руки или ноги противника, а его меч обруш…
        - “ОШИБКА”.
        Хаджар понял это еще до того, как Черный Генерал закончил говорить.
        Его противник - не безмозглый Дикий Бог и не самонадеянный, и самовлюбленный Бессмертный девятого ранга. Это великий воин прошлого. Один из сильнейших бойцов, сражавшихся с Тварями Граней.
        Белый Дракон, все с той же усмешкой, попросту поднырнул под левую руку противника, вывернул ему запястье так, чтобы туманный клинок оказался за спиной самого Хаджара, а затем, подсекая тому ноги, швырнул через плечо о землю с силой, достаточной, чтобы оставить в центре Даанатана воронку, размером с весь дворец Императора.
        Если бы не опыт Хаджара в свалках, коими являлись сражения пехоты во время масштабных воин, скорее всего он попросту отправился бы к праотцам - ему бы переломило не только шею, но и весь скелет. Каждую косточку и каждый сустав.
        Перед самым падением, Хаджар успел вывернуться из хватки Белого Дракона и приземлиться на ноги, после чего отскочил в сторону и попытался принять защитную стойку, но летящий ему в лицо локоть оказался быстрее.
        Будто чей-то топор рассек левую щеку Хаджара, буквально “отщелкнув” того в противоположную сторону. Белый Дракона промазал всего на несколько миллиметров выше и левее подбородка, иначе голову Хаджара попросту снесло бы начисто.
        - Закостенел, - хрустнул шейными позвонками Белый Дракон. - запаршивел…
        Хаджар, качаясь, поднялся на ноги и раскусил еще несколько слабых пилюлей. Каждой из них хватало лишь на то, чтобы раздуть огонь в его источнике энергии, но никак не наполнить того до краев.
        Если он продолжит бой в той же манере - выступая в роли тренировочного манекена, то его хватит ровно до тех пор, пока энергия в теле может поддерживать физическое тело в сохранности, а терна - энергетическое.
        Иными словами…
        - “ЕЩЕ ДВА ЕГО ПОПАДАНИЯ И ТЫ НЕ ЖИЛЕЦ”.
        Хаджар посмотрел на стоявшего перед ним противника. Грозного и могущественного. Древнего, как сама история. Инстинкт самосохранения кричал о том, что ему нужно воспользоваться любым доступным ресурсом, чтобы даже не одолеть врага, а попросту выжить, но…
        Было ли это благоразумие или пустая гордость.
        И тут перед внутренним взором Хаджара всплыло окровавленное тело молодого юноши-мага, решившего отдать жизнь за совершенно незнакомого ему человека.
        Лэтэя…
        Кто знает, что с ней происходит в данный момент. И каждая секунда промедления лишь…
        Проклятье…
        Проклятье!
        - Хорошо, - процедил сквозь плотно сжатые зубы Хаджар. - я слушаю.
        Глава 1593
        В это самое мгновение, когда Белый Дракон вновь оттолкнулся от земли и размазался во вспышке звездного сияния, тени сгустились.Они поднялись высокими столпами и сомкнулись, создав темный купол. И в этой вязкой, непроглядной тьме, сумевшей остановить звездный свет Дракона, появилась фигура.
        Обычно Хаджар не видел лица Черного Генерала - его скрывал капюшон. Лишь несколько белых прядей развевались по ветру внутреннего мира. Но здесь, в мире духов, мире существующего на грани человеческого воображения и реальности, Черный Генерал выглядел иначе.
        После событий в Пустошах, он все еще выглядел старым. Куда старше Ляо Феня или даже Белого Дракона, но более… крепким. Как если бы к нему постепенно возвращались его силы. Хотя - может так и было на самом деле.
        Все еще сухой, высокий, с лицом - кожей обтянувшим череп, он стоял под каплями холодного дождя. Когда здесь вообще успел начаться дождь?
        
        Хаджар не вышел из защитной стойки. Только теперь острие его клинка смотрело не на застывший в темноте силуэт Белого Дракона, а на новую мишень.
        - Почему я должен тебе верить?
        Черный Генерал промолчал. Его взгляд скрывал капюшон, а сухие, почти синие губы не двигались. Слышно было лишь жирные капли воды, стучавшие по его коротким плечам.
        Враг чем-то напоминал утопленника. Только утонул он не в реке, а в чем-то куда более эфемерном и от того - опасном.
        - Ты хочешь уничтожить весь мир, поглотить мою душу и внезапно, в очередной раз, предлагаешь свою помощь? - Хаджар пытался хоть как-то воспользоваться полученной передышкой и восстановить терну и энергию, но эти две силы словно боролись друг с другом.
        Как огонь и вода. Чуть больше одной - она испарит другую, чуть больше второй - она затушит первую.
        - УСПОКОЙ СВОЕ СЕРДЦЕ, УЧЕНИК, -произнес, внезапно, Черный Генерал. Он вытянул руку и в ней появились ножны - один в один похожие на те, что носил и сам Хаджар. Используя их как трость, Черный Генерал опустился на землю и принял позу лотоса. - САДИСЬ.
        Хаджар остался стоять неподвижно.
        Секунды потянулись одна за другой, складываясь в минуты. Черный Генерал больше ничего не говорил и не двигался. Хаджар же… после того, как облики Лэтэи и Артуса вновь возникли в его сознании, он, все же, опустился напротив Врага.
        - Я ДАМ ТЕБЕ ДВА УРОКА, МОЙ УЧЕНИК, -тут же продолжил Черный Генерал. - НА БОЛЬШЕЕ СЕЙЧАС НЕ ХВАТИТ НИ МОИХ СИЛ, НО ТВОИХ.
        Хаджар хотел что-то сказать о том, что ему вообще не требуются уроки Врага и то, что он соглашался стать его учеником, но… промолчал. Сейчас не время и не место для пустых спеси и дерзости.
        На кону жизни двух достойных людей, а это значит - Хаджар был обязан пройти дальше. Чего бы это ему не стоило.
        - УРОК ПЕРВЫЙ - ТЕРНА,- Враг вытянул правую руку из-под плаща. Сухая и морщинистая, больше похожая на ту, что могла принадлежать умертвию, поднятому некромантом из могилы. - ТЫ ПОКА НЕ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ЭТО И ПОТОМУ НЕ ЗНАЕШЬ, КАК ЕЁ ИСПОЛЬЗОВАТЬ. Я НЕ МОГУ РАССКАЗАТЬ ТЕБЕ ТО, ЧТО ТЫ ДОЛЖЕН ОСОЗНАТЬ ДЛЯ СЕБЯ САМ. НО Я МОГУ ПОКАЗАТЬ…
        С этими словами Черный Генерал зажег на ладони черный свет. Да - именно черный свет. Огонь тьмы столь яркой, что он освещал чернотой даже этот промозглый, залитый дождем, купол мрака.
        Хаджар узнал в этом огне - свет терны. Но совсем не такой, как горел у него внутри. Нет, определенно, отличались друг от друга и энергии Реки Мира. Для простого взгляда - отличались цветом, для ощущений адепта - по интенсивности, стихийности, своей привязанности к тому или иному объекту внутри Реки Мира, но терна.
        Терна Черного Генерала была другой. Абсолютно. Совершенно. Как если бы Хаджар увидел новую, неизвестную для себя силу. Но при этом она являлась уже немного знакомой ему терной.
        Словно Река Мира являлась универсальным решением, а вот терна более… индивидуальным?
        Слишком сложная мысль, чтобы разжевывать её в этот момент.
        - ТЕРНА - ЕДИНСТВЕННАЯ СИЛА, КОТОРАЯ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ НИКОМУ, КРОМЕ ТЕБЯ, -Черный Генерал аккуратно подбирал слова, чтобы не сказать больше, чем мог понять Хаджар, а значит - навредить ему. - ТАК ИСПОЛЬЗУЙ ЕЁ ТАК, КАК ИСПОЛЬЗУЕШЬ РУКИ ИЛИ НОГИ.
        Черный Генерал сжал кулак и пламя терны преобразилось, превратившись в перчатку, плотно севшую на кисть воина. Затем он расправил ладонь и огонь терны впитался в кожу, сделав её даже на вид - плотнее и крепче. А затем… затем он впитался еще глубже и Хаджар увидел, как он заполняет меридианы и каналы Черного Генерала.
        Меридианы и каналы в которых полностью отсутствовала энергия реки мира. А такое могло означать только одно - если у адепта нет ни капли Реки Мира, значит он не адепт, а просто смертн…
        - ОБ ЭТОМ ПОЗЖЕ, -перебил поток мыслей Черный Генерал. - ЭТО БЫЛ МОЙ ПЕРВЫЙ УРОК, УЧЕНИК. А ТЕПЕРЬ ВТОРОЙ.
        С этими словами Враг резким движением руки обнажил свой выкованный из неба безлунной ночи клинок и положил полосу черной стали перед ногами Хаджара.
        - СТАВШИЙ НА ПУТЬ СТАНЕТ, СТАНЕТ С НИМ ЕДИН, -Черный Генерал проговаривал старую, как мир, поэму о пути меча, описывающую стадии мастерства. - ЧЕРЕЗ МЕЧ, ОН ПОЗНАЕТ СУТЬ МИРОЗДАНИЯ. ЧЕРЕЗ МИРОЗДАНИЕ - СУТЬ СВОЕГО СЕРДЦА. ЧЕРЕЗ СЕРДЦЕ - ЕДИНСТВО СВОЕЙ ДУШИ И МЕЧА. И КОГДА МЕЧ И ДУША СТАНУТ ЕДИНЫ, ОН СМОЖЕТ СОЗДАТЬ СВОЕ КОРОЛЕВСТВО, ГДЕ БУДЕТ ПРАВИТЬ МЕЧОМ И ДУШОЙ.
        -Четыре стадии владения, - кивнул Хаджар. - я прошел их все.
        - ВСЕ… -протянул Враг. - ОСМОТРИСЬ, УЧЕНИК. ЧТО ТЫ ВИДИШЬ ПЕРЕД СОБОЙ?
        Хаджар осмотрелся. Он видел пузырь тьмы, в котором они сидели на мокрой от дождя траве. Дождь… он каплями стучал о траву и одежды.
        Кап-кап.
        Кап-кап.
        Звук, отдаленно похожий на ритмичный бой боевых барабанов. Будто тысячи воинов были готовы тот же час сорваться в стремительном выпаде в сторону любого противника, только укажи им путь. Верная армия единомышленников, где каждый отдаст жизнь за своего товарища.
        - КАКОЕ КОРОЛЕВСТВО, УЧЕНИК, МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ БЕЗ ЗАКОНОВ? ЗАКОНОВ, ЧТО МЫ САМИ СОЗДАЕМ, ЧТОБЫ ЖИТЬ ПО НИМ. ЗАКОНАМ, ЧТО НЕТ В ЭТОМ МИРЕ. ЗАКОНАМ, РОЖДАЕМЫМИ ЗДЕСЬ, -Черный Генерал коснулся лба. - И ЗДЕСЬ, -а затем груди.
        Законы… Хаджар уже слышал о них - когда видел воспоминания Мертвого Бога - сперва противника, а затем друга Черного Генерала.
        Тот что-то говорил о законах, которые превосходят любые техники, даже те, коими владеют лишь Бессмертные.
        - ЗАКОН МЕЧА, -произнес Черный Генерал и одно лишь это словосочетание словно рассекло весь мир духов на две половины. - РОЖДАЕТСЯ ИЗ ПРАВИЛ. КОГДА ТЫ ОСОЗНАЕШЬ СВОЕ ПЕРВОЕ ПРАВИЛО МЕЧА - МЫ ВСТРЕТИМСЯ ВНОВЬ. А ДО ТЕХ ПОР, МНЕ БОЛЬШЕ НЕЧЕМУ ТЕБЯ УЧИТЬ.
        Черный Генерал поднялся на ноги и вытянул ладонь. Черный клинок сам лег в неё, а затем все вернулось в норму. Белый Дракона вновь летел в сторону своего противника, а Хаджар, стараясь не зацикливаться на “правилах и законах”, пытался сконцентрироваться на куда более полезном уроке.
        Глава 1594
        Белый Дракон выглядел едва заметной вспышкой. Вспышкой, летящей прямо в сторону Хаджара. Он не сдерживал своих сил и не пытался как-то помочь потомку. Единственное правило, по которому прошел всю жизнь предок Хозяев Небес - достойный - достоен.
        Он не отдал бы свое наследие и не пустил бы дальше пусть даже своего единственного потомка, если тот не был из числа - “достойных”.
        Но на этот раз сердце Хаджара было спокойным. Его разум - чист. Его воля - крепка, как никогда прежде. Теперь он владел не только силой, но и способом её применения.
        Терна “втекла” в его глаза и те смогли не только различить во вспышке Белого Дракона, но и заметить каждое из его движений так отчетливо, будто это был не великий воин прошлого, а равный по силам противник из числа адептов.
        Когда кулак Белого Дракона почти соприкоснулся с грудью Хаджара, тот выставил блок левой рекой. Рукой, поглощенной его сиянием терны.
        Удар отозвался болью, а рука ненадолго отнялась. Хаджара отбросило на несколько шагов назад и… все. Ни сломанных костей, ни поврежденных внутренних органов, ни разорванных каналов или меридиан. Терна действительно защитила его. Не сделала сильней или прочней.
        Нет.
        Она работала как-то иначе. Как именно - Хаджар не понимал. Пока не понимал.
        - Что-то изменилось… - прошептал Белый Дракон, а затем широко улыбнулся. - Мне это нравится! Давай, потомок! Пусть об этом дне, когда смертный победил дракона, сложат легенды и песни будут петь сотни эпох!
        Белый Дракон вновь бросился вперед. Окруженный Пылом Звезды, словно облаченный в доспех из огней вселенной, он обрушился на Хаджара градом ударов. Один сокрушительнее и быстрее другого. Сотнями они сыпались на Хаджара, но каждый раз тот успел увернуться, уклониться или выставить блок.
        Его терна разгоралась все сильнее.
        Вскоре в мареве кулаков, колен и локтей начал сверкать и меч. Сперва скромно, затем все быстрее и быстрее, сильнее и сильнее, он сиял посреди серебристого сияния звезд. Высекал золотые искры о наручи Белого Дракона, а порой и оставлял широкие, алые полосы на могучем торсе.
        Двое противников бились всласть. Быстрые и неуловимые для взгляда иного наблюдателя, две вспышки в абсолютной тишине ночного леса бились друг с другом. Серебристая и синяя, они сверкали между высоких крон, проносились над лугами и полями, сражались посреди ровной, непотревоженной речной и озерной глади.
        Кулак против меча.
        Человек против дракона.
        Затем все стихло.
        Покрытые ушибами и сечеными ранами, они встали на том самом месте, где впервые встретились - у подножия высокой скалы, чей пик терялся где-то в небесах.
        - Хорошо-о-о-о, - протянул Белый Дракон. Израненный, окровавленный, но его взгляд все еще крепок и суров, а глазницы все так же затапливало белое сияние горящей звезды. - Закончим?
        - Закончим, - кивнул измятый Хаджар в порванных одеждах, сломанными ребрами, покрытый гематомами и кровоподтеками.
        - Это все силы, что у меня остались, славный потомок, - на этот раз Белый Дракон говорил это без всякой иронии. - Я буду ждать твоего лучшего удара.
        Белый Дракон принял низкую стойку, затем скрестил перед лицом предплечья и резко, с грудным рыком, развел их в сторону. Одновременно с этим вокруг его тела взвилась энергия столь сокрушительная, что скала за спиной воина-старца затряслась, а с вершины покатились огромные камни.
        Когда же столп звездного огня вытянулся выше самих облаков, Белый Дракон выстрелил перед собой правой рукой. Сжатый кулак создал столь сильное давление воздуха, что даже не эхо, не сама техника, а попросту - волна потревоженного воздуха создала настоящий ураган.
        Тот обрушился на Хаджара и лесные кроны за его спиной. Он сминал их и древесные щепки затанцевали среди вспышек энергии. Даже Белый Дракон не мог полностью контролировать такое могущество и эхо проникало в реальный мир, корежа его и разрывая на части.
        Когда волна урагана схлынула, то в сторону Хаджара мчался исполинский мерцающий кулак, созданный из звездного огня.
        На словах все происходило долго, но на деле - одно мгновение разделило сказанное Драконом, а второе - стало тем мостом, что соединяло Хаджара и дом праотцов. Если он ничего не предпримет, то техника Белого Дракона попросту сотрет все следы его существования.
        Хаджар прикрыл глаза и задышал ровнее.
        Он чувствовал, как пляшет ветер на его плечах. Ветер, приносящий ему сцены последних битв. Кань Дунь, Дикий Бог, множество фейри. Каждое мгновение этих битв. Каждое движение тел противников. Каждая искра их энергий и сил. Все это сливалось воедино в сознании Хаджара.
        Уплотнялось. Сжималось. Концентрировалось, пока в сознании Хаджара не возник всего один образ. И всего два слова, чтобы описать этот образ.
        Звездная вспышка окутала Хаджара синим и белым покровом, техника Воина ветра сформировала второй меч, мгновенно слившийся с Синим Клинком. Терна кипела внутри его каналов и меридиан.
        Для этой техники, Хаджару требовалась не свои сила - а чужая. Ведь как бы ни был силен противник, что он сможет сделать, если прямо перед ним зарождается…
        - Встречный Ветер, - с трудом произнес Хаджар, помогая своему сознанию, еще не готовому к такой технике.
        Меч Хаджара засиял терной и мистериями и, одновременно с тем, как сила буквально ухнула в бездонный колодец, на встречу исполинскому кулаку устремился маленький, едва различимый синий луч. Он мгновенно пронзил технику Белого Дракона.
        Тот покачнулся, но устоял на ногах.
        - Этого недостаточно! - закричал он сквозь бурю ревущих энергий.
        Синий луч не смог разрушить звездный кулак, но…
        - Я знаю, - прошептал Хаджар.
        Белый Дракон так и не понял, что произошло. Только что он видел фигуру израненного мечника в изорванных одеждах. Видел, как с поверхности его клинка слетает луч техники, а затем… затем фигура мечника исчезла, а луч, пронзивший сперва звездный кулак, а затем и грудь самого Белого Дракона, оказался ничем иным, как клинком.
        Изящным, синим клинком, на поверхности которого белый Птица Кецаль летела сквозь облака.
        Остаточное изображение.
        Вот, что видел все это время Белый Дракон.
        Остаточное изображение.
        На миг, на один краткий миг - простой смертный смог превзойти скорость того, кто овладел Пылом Звезды.
        Хаджар стоял за спиной пронзенного им противника. Он тяжело дышал и сомневался, что сможет сделать еще хотя бы шаг, чтобы не упасть.
        Так что, когда он услышал звук падающего тела, то не ощутил радости от победы. Только облегчение. И, может, немного грусти. Ведь с окончательной смертью Белого Дракона, все Хозяева Небес потеряют своего духа-хранителя и, рано или поздно, их постигнет та же судьба, что и народ Гиртай когда-то.
        - Возьми их, - раздался шепот. - когда-нибудь они пригодятся тебе.
        Хаджар с трудом, но обернулся.
        На траве перед ним лежал большой, белый змей. Собственными клыками тот сгрызал со своей спины широкие, сильные крылья из белых и серых перьев. Окровавленные, они упали на высокую траву.
        - Достойный… потомок.
        И затем все стихло. Только немного жалобно скрипели кроны старого леса, словно провожавшего в последний путь верного друга.
        Глава 1595
        Хаджар поклонился бездыханному телу змея, после чего наклонился к оторванным крыльям. Они чем-то напоминали птичьи, а совсем не те, широкие и кожистые, которые Хаджар увидел на спине Белого Дракона в самый первой свой визит к Горе Предков.
        - “ Ты знаешь, что-то в последнее время я стал все чаще терять сознание…”
        За своим ехидством и небрежным тоном, Хельмер явно старался скрыть свой, без малого, испуг. Одно дело, когда могущественный демон, существо из тех, кто дергает за ниточки весь мир - единожды “теряет сознание”. Это еще можно списать на случайность.
        Как никак - не каждый же день он ехал пассажиром в недрах чужого создания по иной стороне реальности. Но совсем другой вопрос, когда это происходит с завидной регулярностью.
        - “ Ты ничего не хочешь мне рассказать, Хаджи-дружище?”
        - А надо?
        - “ Разумеется надо!” - возмутился демон. - “ Что за дурацкие вопросы! Какие могут быть секреты от двух верных товарищей, которых связывает так много! Мы же, буквально, с пеленок знакомы! С твоих пеленок, между прочим! Я тебе вообще - в крестные гожусь!”
        - Крестные демоны? - ухмыльнулся Хаджар.
        - “ Ты тут давай без дискриминации. Если феям можно - демонам нельзя? Я за равноправие!”
        - Еще скажи, что и кровь девственников, а не девственниц, тоже потребляешь?
        - “ Но-но-но, я бы попросил без оскорблений свой значимой особы…”
        На какое-то время демон замолчал. Разумеется, за всей этой полушутливый перебранкой и попыткой демона выставить себя глупцом крылась куда более хитрая игра. Столь древним существам, как Повелитель Ночных Кошмаров требовалась всего одна небольшая оговорка, едва заметный намек и вот они уже знали достаточно, чтобы нарисовать в голову всю картину целиком.
        Благо Хаджар, за годы общения с подобными существами, выработал одну верную тактику общения.
        Молчи.
        А если молчать нельзя - отвечай вопросом на вопрос.
        За мгновение до того, как пальцы Хаджара коснулись крыльев Белого Дракона, Хельмер произнес уже куда серьезнее.
        - “ Я бы был поаккуратнее с этим добром”, - голос в голове прозвучал с нажимом.
        Хаджар замер.
        - С чего бы?
        - “ С того, что это не какой-нибудь зверь, дружище, а древняя и могучая марионетка Ляо Фени. И, поверь, каждый раз, когда я сталкивался с ними - выходцами из-под крыла, прости за каламбур, богу мудрости, то ничем хорошим это не заканчивалось”.
        Хаджар еще раз посмотрел на крылья. Самые обычные. Ничем не примечательные. Разве что крупные и перья разных цветов. Серые и белые. Если бы не постепенно истлевающий труп змея посередине между ними и капли густой, жирной алой крови, то Хаджар вообще подумал бы, что они принадлежали какой-нибудь крупной волшебной птице.
        - Я ничего такого не чувствую.
        - “ Еще бы ты чувствовал… Вечность и Звезды, иногда ты меня поражаешь своей тугостью на интеллектуальные способности! Это истинный облик Белого Дракона - в том, из которого он, как в случае с бабочкой и гусеницей, переродился в прародителя Хозяев Небес и того воина, с которым ты, судя по изменениям в окружающей нас обстановке - сражался”.
        Как и говорил Хаджар - древним не надо ничего разжевывать - они и сами прекрасно разберутся в ситуации, только время дай.
        - Не думаю, что Белый Дракон решил оставить мне в дар что-то, что может нести с собой угрозу.
        - “ А тебе не надо думать,” - буквально сплюнул демон. - “ Надо просто не забывать, что эти крылья целые эоны лет укреплялись энергиями таких уровней, что тебя от их малого отблеска попросту развоплотило бы. Не говоря уже о том, что эти крылья бороздили звездный свет дольше, чем существуют люди в Безымянном Мире. Сила такого “подарка” … Вечность и Звезды, Хаджи! Даже я не берусь оценивать, что именно тебе оставил твой много раз “пра”дедушка”.
        Слова демона заставили Хаджара задуматься. Не потому, что он подозревал в чем-то Белого Дракона. Битва всегда сближает двух воинов - дает им возможность глубже понять друг друга. Просто…
        Просто он слишком часто сталкивался с явлениями, которые открывали свою суть лишь спустя многие годы, если не десятилетия и даже века. Чего стоит один маленький, незаметный подарок от Чин’Аме, едва не стоивший Хаджару больше, чем жизнь - его собственную душу.
        - Наверное, я действительно - идиот, - все с той же ухмылкой-усмешкой, Хаджар коснулся крыльев.
        В ту же секунду его ослепила яркая, серебристая вспышка, а затем правую руку ожгло каленым железом. От боли Хаджар ненадолго потерял сознание.
        Елена расстелила на небольшом пне смешную скатерть с изображением то ли кота, то ли хомяка, то ли зайца. Что-то из японской анимации. Забавный желтый пушистый зверек. Очень плюшевый - даже на картинке.
        Ловкими движениями она достала из рюкзака термос, отвинтила крышку, поставила две чашки и разлила ароматный кофе. И все это - ни разу не испачкав и не помяв своего белого платья.
        Странно, не правда ли - платье и снег? А может это просто кристаллики льда так легли на её одежду…
        Борис уже и забыл, когда в последний раз он пил кофе. Врачи что-то говорили о проблемах с его нервной системой ( хотя какие там проблемы, если она попросту не работала). Если в двух словах - кофе ему было противопоказано. Как и любые другие нервные стимуляторы.
        Алкоголь, сигареты, легкие наркотики, даже торт и мармеладки - все это для Бориса считалось табу и доставлялось в палату только за большие деньги и в качестве контрабанды.
        - Я бы предложила тебе сесть, - сверкнула она лучистым взглядом.
        - Смешно, - прокомментировал механический голос.
        Борис подъехал на своем боевом коне и опустил тормоз рядом с пнем. К этому моменту на импровизированном столе уже появились бутерброды, какие-то крекеры и, даже, внимание, коробка с тортом!
        Разумеется, первым делом Боря потянулся именно к ней - заветной мечте. С заварным кремом. Бизе. Шоколадными коржами.
        - Это десерт, - нахмурилась Елена и, вовремя схватив торт, убрала его с другой стороны “стола”.
        - Наверное, это можно расценить как повод обратиться в суд.
        - Какой еще суд? - не поняла девушка.
        - Европейский! - “крикнул” ноутбук. - По правам человека!
        Елена сперва молчала, а потом засмеялась. Смеялась она как всегда - звонко и заливисто. Так, будто никого не было рядом. Хотя, в данном случае - действительно, никого не было.
        - Аккуратно! - вдруг вскрикнула девушка.
        Она что-то пнула в траве. Что-то белое, склизкое и длинное.
        - Ну спасибо, - на экране загорелся подмигивающий смайлик. - Спасла меня от ужа.
        - Что-то я не слышала про белых лужей в Ленобласти.
        Борис ответил что-то еще. Такое же колкое и едкое. Вскоре они уже пили кофе и смотрели на то, как птицы летали над кронами бесконечного леса.
        Старого леса.
        - “ Очнись, спящая красавица! Подъем! У нас тут небольшие проблемы!”
        Хаджар открыл глаза и резко вскочил на ноги. Правая рука все еще горела. Задрав рукав, Хаджар с недоумением смотрел на свою именную татуировку. Теперь она покрывала почти все правую половину торса. От груди, через ребра до пояса добавился узор в виде скрещенных крыльев, удивительно похожих на мечи.
        И почему-то Хаджар знал, что стоит ему пожелать и эту крылья обернутся живыми и настоящими и позволят ему подняться до самых звезд - но лишь раз.
        - “ Хаджи, мать твою!”
        Хаджар направил терну в кулак и ударом встретил огромный кусок скалы, почти ставший ему надгробным камнем.
        То, что генерал сперва принял за гром и зарождавшуюся бурю - на самом деле оказалось распадающейся прямо на глазах Горой Предков.
        - “ Если не поторопимся, то обходной путь в Тир’на’Ног будет закрыт! Придется прорываться к Титании сквозь все её армии!”
        - Поторопимся… куда?
        - “ Вечность и Звезды! На вершину этой сраной горы!”
        Хаджар направил взгляд к небесам. Туда, где среди облаков терялась вершина разрушающейся горы.
        Проклятье…
        Глава 1596
        То, как Хаджар поднимался на вершину Горы Предков сквозь ненастья, явно ниспосланные богиней судьбы, невзирая на жутких монстров и тварей, что там обитали, в момент, когда сама гора то и дело норовила обрушиться ему на голову - все эти злоключения могли бы стать отдельной легендой, но, увы, Хаджар почти не обратил на них внимания.
        Все его мысли были сосредоточены лишь на одном - чтобы как можно скорее добраться до вершины.
        Когда же он туда поднялся - весь израненный, покрытый новыми шрамами, с пространственным кольцом, обзаведшимся двумя новыми артефактами и парой ресурсов, то все, что увидел перед собой - небольшое горное озеро. Несмотря на то, что вся гора качалась не хуже тростинки на ветру, озерная гладь оставалась настолько спокойной, что напоминала зеркало.
        Такое же зеркало, как на вершине Чаш Духов.
        - “ Прыгай!”
        Еще до выкликала Хельмера, Хаджар знал, что ему нужно делать. Машинально проверив крепко ли, лежит меч в ножнах, он шагнул вперед и тут же рухнул вниз.
        В отличии от Чаш Духов, ощущения, будто он наоборот - взлетает наверх, не было. Хаджар отчетливо понимал, что он тонет. Вот только вместо дна под собой видел… небо. Яркое, весеннее небо, с огромными кучевыми облаками летучими замками, плывущими среди далекой глазури.
        И Хаджар поплыл. Все ниже и ниже - все ближе и ближе к поверхности.
        - “ Не обращай ни на что внимания!”
        Хаджар не успел спросить, на что именно он не должен обращать внимания. Когда до кромки дна-поверхности оставалось всего несколько гребков, он увидел там, в темноте бездонного озера какие-то очертания. Сперва Хаджар подумал, что ему мерещится - здесь в едком полумраке привидится могло всякое.
        Но чем ближе Хаджар был к поверхности, тем яснее он видел перед собой образ. Сперва он думал, что это просто льдина или небольшой айсберг, но с каждой новым мгновение очертания объекта приобретали резкость.
        Грани его сглаживались, цвета приобретали контрастность и вскоре Хаджар едва не выкрикнул одно единственное имя.
        - “ Там никого нет!” - надрывался Хельмер. - “ Это обман Озера Предков!”
        Но Хаджар уже не слышал голоса демона. Он видел перед собой тонущую девушку, как две капли воды похожую на Елену. И тот факт, что её не могло, никак не могло существовать в Безымянном Мире, Хаджара нисколько не волновал. Он все пытался и пытался приблизиться к ней - сквозь толщу воду, чувствуя, что с каждым гребком отдаляется от поверхности и … тонет.
        И все же он пытался хотя бы дотянуться до неё. Коснуться облика спящей в озерной тьме девушки. Её волосы разметались среди лучей света, ласкавших слегка бледную кожу.
        
        Еще немного… еще чуть-чуть и…
        - “ Она мертва, Борис” , - тихо произнес голос. - “ Мертва из-за тебя… ты хочешь, чтобы и вторая твоя женщина погибла по той же причине?”
        И эти слова как самая лучшая и звонкая оплеуха отрезвили Хаджара. Он завис в водном мраке и смотрел, как облик девушки отдаляется, исчезая во тьме.
        Следующее, что помнил Хаджар, как он одним движением нырнул глубже и в следующее мгновение вынырнул из городского фонтана посреди пустующей площади.
        - Что это бы…
        - “ Озеро Предков, как и Око Духов - прообраз Ока Богов. Старая Магия. И как у любой Старой Магии у неё есть цена. Ты её едва было не заплатил” .
        Хаджар не стал вдаваться в подробности что за цена, кто её установил и, тем более, интересоваться на тему Ока Богов. Он что-то слышал из легенд об этом артефакте. Мол, при взгляде туда, боги могли наблюдать за миром смертных, не нарушая при этом законов Небес и Земли.
        Перегнувшись через парапет и упав на теплую, согретую солнцем брусчатку, Хаджар какое-то время смотрел на небо. В очередной раз - оно изменилось. Если в лесу вокруг Горы Предков застыла бархатная осень, то здесь, в сердце Тир’на’Ног, городе двух Королевств, стоял жаркий летний полдень. И только облака спасали от обжигающей жары.
        Хаджар, спустя несколько ударов сердца поняв, что находится в самом сердце вражеского лагеря, вскочил на ноги и уже потянулся к рукояти клинки, но… тут никого не было.
        Он стоял на абсолютно пустынной площади. С одной стороны от неё раскинулся город. Ничем особо не примечательный. Увидь он такой в смертном мире, даже не понял, что находится в обществе Фейри. Обычные улицы, лавки, кафе, таверны и малоэтажные дома.
        Такой внешний вид только лишний раз подтверждал все те истории бардов и менестрелей, рассказывающие про счастливчиков ( или неудачников - смотря какая история) , которые побывали в столице Духов и даже не поняли этого.
        С другой же стороны, за мостом, на острове, омываемом озером, стоял дворец. Не очень пышный, не самый помпезный, в золоте и из белого камня, но недостаточно яркий, чтоб назвать его обителью одной из могущественнейших сущностей Безымянного Мира.
        Купола поднимались не так высоко, как в том же Даанатане, а материал, из которого сложили это творение, не обладал какой-то особенной магией.
        Но Хаджар хорошо помнил, как обманулся простой избушкой-хижиной, где жила Мэб. Все в мире Духов - метафора. Здесь, в стране Фейри, нельзя верить двум вещам - себе и… Фейри.
        Взгляд, во всем этом обыденном “великолепии” притягивала разве что позолоченная фигура, словно охранявшая дворцовые ворота.
        Шестикрылый воин в латах. В его правой руке покоился странный меч с гардой в виде солнца, а левая опиралась на ростовой щит, приставленный к ногам.
        Воин обладал странной фигурой и Хаджар сперва даже подумал, что это воительница, но при взгляде на лицо угадывались мужские черты.
        
        - “ Король Лета” , - что удивительно - с уважением произнес Хельмер. - “ Пал во время Войны Грани” .
        Хаджар еще раз взглянул на крылатого короля. Бессмертное существо, физически неспособное на смерть, поскольку являлось живым воплощением природной силы, все же - было уничтожено. Интересно, если даже его в Безымянном Мире способны убить, то… что это говорило не только о Бессмертных, но и самих богах?
        - Почему здесь никого нет?
        - “ Праздник летнего солнцестояния”, - ответил демон. - “ Все празднуют у стен Тир’на’Ног. Ярмарка духов или нечто в этом роде. Так что пока мы не вошли во дворец - о нас никто не узнает”.
        Хаджар достаточно времени провел с демоном, чтобы ухватиться за оговорку.
        - А когда войдем? - с сомнением протянул генерал.
        - “ Титания примчится быстрее, чем ты глазом успеешь моргнуть. Все же - в её сокровищнице лежат не только редкие материалы, но и могущественные артефакты, способные… на многое, в общем, способные” .
        - Но, - вздохнул Хаджар. - как говорят легенды - взять с собой я смогу только что-то одно, да?
        - “ Легенды, Хаджи - это устная, а не письменная история. В них - вся правда мира… ну, немного приукрашенная правда. Но не суть” .
        Хаджар выругался.
        - Ты ведь понимаешь, что я все еще не знаю, что мне нужно в этой самой сокровищнице?
        - “ Верь легендам, Хаджи”, - вернул насмешку демон. - “ Увидишь - так сразу и узнаешь. А теперь пойдем. Давненько я не ставил на копье закорма всяких вечных существ. Тряхнем молодостью, как говорится”.
        Хаджар, вздохнув, побежал по лестнице в сторону белокаменного замка-дворца.
        Глава 1597
        Задержавшись на несколько секунд под статуей павшего короля, Хаджар мгновение думал, что сейчас этот золотой титан шагнет вниз и вступит с ним в схватку, но… Король остался недвижим.
        Все же, сохраняя некоторую настороженность, Хаджар вошел во внутренний двор. Здесь не было ни садов, ни каких-то иных растительных сооружений, при взгляде на которые можно было определить принадлежность к летнему двору.
        По правую руку находилось здание, немного напоминавшее храм. Напротив него тоже располагался фонтан, только намного меньшего размера, чем на площади. Слева же - широкая лестница из белого мрамора.
        Хаджар поднялся по ней, отворил дворцовые двери и с удивлением обнаружил, что ни стражи, ни замка на них - так же не было.
        - Ты уверен, что мы в правильном месте, демон? - с подозрением спросил Хаджар.
        - “ У меня вообще-то имя есть и…”
        - Он уверен.
        Хаджар резко обернулся и…
        Он стоял посередине широко тронного зала. Залитый светом, сверкающий камнями самых разных пород. Такой большой, что в него, наверное, поместился бы весь тот дворец, что еще недавно видел перед собой Хаджар.
        В нефритовых ваннах под высокими колоннами плавали рыбы, больше похожие на ожившие драгоценности. С далекого свода, украшенного росписями, которые невозможно описать языком смертных, спускались люстры, каждая из которых сложностью узорного орнамента и изысканностью буквально кружила голову.
        Статуи, гобелены, картины - все выполнено лучшими мастерами из когда-либо живших - самими Фейри. Тех, кто по приданиям, обучил первых мастеров-ремесленников Безымянного Мира.
        
        Фейри…
        Десятки, сотни, тысячи. В одеждах, камзолах, платьях, доспехах. Похожие на животных, похожие на людей, похожие на стихии. Красивые и уродливые, но даже в уродливости своей - изысканные и лощеные. Их тут было целое море. А в центре, мокрый, едва перешагнувший через бортик фонтана, стоял Хаджар.
        - Это все было…
        - “ Наваждение… проклятье! Я должен был догадаться, что во время летнего солнцестояния Титания и не на такое способна!”
        Иными словами - пытаясь попасть во дворец Королевы Лета Хаджар с Хельмером немного перестарались в, прямом смысле слова, заявились в разгар чужого праздника.
        - Нарушители! - взвизгнул кто-то на пьедестале.
        В красной мантии с белоснежной оборкой, он походил на прямоходящую свинью. С обвислыми ушами, пяточком вместо носа и пузом, вываливающиеся из камзола.
        - Уймитесь, главный жрец, - прозвучал властный голос. - И вернитесь к празднику.
        - Но миледи…
        - Моя Королева, - с нажимом повторил голос.
        - Моя Королева, - повторил с поклоном жрец и спустился с пьедестала.
        В это время вокруг звучали несмолкающие шепотки и смешки. Хаджар ловил на себе сотни взглядов. От любопытствующих, до нейтральных и даже кровожадных - желавших немедленной расправы.
        - “ Мне нужно немного времени”, - прошептал демон и затих.
        Как всегда… вот хоть бы раз ему не потребовалось “немного времени”.
        - Достопочтенная Королева Лета и Огня, - поклонился Хаджар настолько галантно, насколько только позволяло его воспитание принца. Пусть он и не видел самой Титании, но явно ощущал её присутствие. - Прошу прощения, что столь… грубо явился н ваш праздник. Просто, видимо, мое приглашение потерялось где-то в пути. Не могли же вы забыть про вашего лучшего врага - Безумного Генерала.
        - Дерзость!
        - Казнить его немедленно!
        - Королева, позвольте мне лично выпустить ему кишки!
        - Эти поганые смертные забыли о свем месте!
        - Верные подданные… - на фоне урагана возмущенных воплей голос Королевы звучал едва слышимым бархатом, но все же - заставил всех умолкнуть. - Прославленный генерал, я рада вам в своем доме. Будьте моим гостем.
        Хаджар скрипнул зубами и убрал ладонь с меча. Какие бы эмоции он не испытывал по отношению к Титании, по чьему приказу Теант некогда съел цветок, способный избавить Аркемейю от проклятья, но законы гостеприимства… Чем лучше он будет богов и духов, если нарушит их по собственной воле.
        - Благодарю, Королева, - без доли почтения в голосе, чуть склонил голову Хаджар.
        В зале поднялся было очередной гвалт недовольства, но его тут же заглушил шорох трепещущих крыльев бабочек. Тысячами они спускались из-под свода. Сотканные из белого огня, они кружили вокруг статуи преклонившего колено рыцаря.
        А затем, вспыхнув ярким светом, стали невиданным красоты платьем, обернувшим тонкий, изящный стан Королевы. Или, в данное время, было бы правильней сказать - принцессы?
        Так же, как изменчива природа, так же изменчив и непостоянен был облик её королев.
        Ей не было и шестнадцати лет. Молодая и красивая, лишь недавно расцветшая и потому - красивая настолько, насколько только может быть красива прекраснейшая из духов. Её волосы живым пламенем спускались на тонкие плечи и обрамляли мраморное лицо.
        Диадема двумя крыльями лежала на, казалось бы, небрежной прическе.
        Титания подняла ладони и бабочки слетели с них, мгновенно преображая зал. Теперь Хаджару казалось, что он стоит не посреди камней, а в лесной роще… роще, которая, одновременно с этим, оставалась тронным залом.
        Магия Фейри… древняя, как сам Безымянным Мир. И такая же иллюзорная.
        
        - Королева…
        - Моя Королева…
        Всюду, где по голым камням ступала владычица лета - расцветали полевые цветы. Придворные духи кланялись ей в след и не смели сказать ни слова.
        Так, оставляя за собой цветущую и благоухающую тропу, она подошла к Хаджару на расстояние вытянутой руки. Будучи выше на полторы головы, Хаджару все равно казалось, что он смотрит снизу вверх. А пылающие глазницы Титании - два огненных водоворота.
        - Генерал, - поприветствовала его Королева Лета. Несколько бабочек подлетели к её уху и что-то прошептали. - Вот оно что… неблизкий путь вы проделали, чтобы попасть сюда. И, вместе с вами, я скорблю об окончательном уходе Белого Дракона. Он был хорошим другом Летнему Двору.
        На последних словах Хаджар почувствовал, как его кожу обожгли накалившиеся одежды. И случилось это явно не случайно.
        - Не холодно? - спокойно спросил Хаджар.
        Титания лишь недоуменно изогнула бровь.
        - Босыми ногами по голому полу. Заболеете еще… а у нас потом лето все дождливое будет.
        Зал едва было не взорвался от жажды крови, но мигом утих, стоило Королеве едва заметно провести ладонью по воздуху.
        - Смертные, - улыбнулась она и, видят Вечерние Звезды, этой улыбкой можно было написать тысячи баллад. - Вы так наивно уверены в своем… Вечность, - она засмеялась. - я даже не знаю, в чем вы можете быть уверены, генерал. Но, позвольте мне спросить, какой у вас план?
        Хаджар ответил молчанием.
        - Все же, не может же быть, чтобы вы были настолько безумны, что решили положиться на волю случая? - она подошла еще ближе и Хаджар отчетливо ощутил то, как летний жар может опалять даже кости. Ему резко стало нечем дышать. Огонь, казалось, зажегся внутри его костей. - Да, за летом придет зима и в этом зале сядет моя сестра, но… - она потянулась пальцем к груди Хаджара и, не касаясь миллиметром до одежд, выжигала сквозь доспехи узоры на плоти сцепившего зубы Хаджара. - время здесь идет иначе, генерал. И мы с вами сможем провести множество жарких ночей, прежде чем я отдам вас Мэб. И, кто знает, может вы не захотите от меня уходить.
        Природа… лето и весна - пора, когда мир цветет и дышит продолжением жизни. И сама Титания - весь её манящий и чарующий облик об этом говорил. Как и несвойственные ей слова.
        Хаджар внезапно ощутил некоторое… омерзение. Его пытался совратить и одновременно с этим - уничтожить - простой инстинкт.
        Это же как быть изнасилованным животным.
        - Хватит издеваться над моим другом, старуха.
        Цветы завяли, кроны деревьев опали и стволы вновь обернулись колоннами. Хаджар вновь стоял посреди тронного зала, а не в центре цветущей рощи. Жар ушел, а на его место пришло ощущение… промозглой серости.
        Словно он вернулся обратно в Город и стоял где-то на балконе. Курил. Пока с серого, низкого, вечно затянутого тучами неба шел такой же - вечный и непрекращающийся, промозглый дождь.
        Фейри что-то закричали. Кто-то схватил оружие. Другие разбежались кто куда.
        Посреди тронного зала, перехватив руку прекрасной женщины, закованной в броню, стоял Повелитель Ночных Кошмаров.
        Вместе с рощей исчезла и одурманенная похотью принцесса.
        Хаджар вновь видел могучую и статную Титанию.
        - Я вижу ты пришел не один, генерал. - произнесла она и выдернула руку из хватки серых пальцев.
        Плотоядный плащ Хельмера рычал и огрызался на духов. Рой его верных кошмаров кружился вокруг, пытаясь зацепить клыками и зубами хоть кого-нибудь.
        - И в отличии от генерала, - демон чуть приподнял шляпу и его единственный, алый глаз сверкнул кровавым заревом. - я не твой гость.
        - Значит, - тяжело произнесла Титания и в её руке появился огненный клинок. В прямом смысле - он был выкован из живого огня. - ты сегодня умрешь.
        - Не раньше, чем верну тебе долг, старуха.
        - “ Беги, Хаджар,” - прозвучало в его голове. - “ Сокровищница за троном. Чтобы войти, нужно нажать на мизинец статуи сатира”.
        Хаджар посмотрел на Хельмера, затем на Титанию и тысячи придворных, окруживших их.
        - Проклятье, - выругался Хаджар.
        Но, поступи он иначе, и… чем был бы он лучше богов, духов и демонов?
        Обнажив клинок, Хаджар встал спиной к спине с Хельмером.
        - Я возьму на себя правые полтысячи сраных бессмертных духов, ты - левые, а с Титанией разберемся в процессе.
        В зале повисла тишина.
        - Ты…
        - Мы пришли сюда вместе, значит и уйдем тоже - вместе, - Хаджар перехватил меч поудобнее и сплюнул на все эти блестящие драгоценные камни. - Тем более, чтобы я считался гостем, гостем должен быть и ты. Титания только что подтвердила, что ты - не гость. Так что меня больше не ограничивают законы гостеприи…
        - Действительно - безумен, - перебил его демон и щелкнул пальцами. - Будет на то воля Вечерних Звезд - еще свидимся, дружище.
        Сонм ночных кошмаров окружил Хаджара и потащил его куда-то в сторону трона. Сквозь темный рой чужих страхов Хаджар услышал:
        - Вы помните наш вальс, королева? Кажется, нас тогда прервали.
        - Я закончу то, что начала в тот раз, полукровка. Вот только Князь тебе уже не поможет.
        Затем Хаджар увидел статую сатира, открывшуюся потайную дверь и сокровищницу. Барды не врали - они действительно была заполнена бесчисленным множеством всевозможных артефактов, книг и богатств. Вот только маленьким страхом было плевать.
        Они несли Хаджара сквозь лабиринты сокровищ, пока не остановились около маленького, острого шипа. Лежавшего на бархатной подушке.
        Рука Хаджара, против его воли, схватила этот шип и…
        Он стоял по колено в снегу. Скрипнули заледеневшие железные петли и дверь открыл могучий Бадур.
        - Уже вернулся? - удивленно спросил он. - Не прошло и пяти минут, как ты выш…
        Взгляд северянина сместился ниже и увидел зажатый в кулаке Хаджара шип.
        - Как думаешь, - протянул Хаджар, глядя куда-то во тьму гор. - чертов демон - очень каламбурно звучит?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к