Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Клименко Владимир: " Группа Контакта " - читать онлайн

Сохранить .
Группа контакта Владимир Клименко
        Клименко Владимир Группа контакта


        Владимир КЛИМЕНКО
        ГРУППА КОНТАКТА
        - Московское время 10 часов. Передаем последние известия...
        - Алеша! Убавь громкость. Ты и так меня не слушаешь. - Мама вошла в кухню, держа в руках клетчатую дорожную сумку. - Мы поехали. Вечером нигде не задержи вайся. После школы сразу домой. И занимайся, занимайся получше. Обед в холодиль нике, только разогреть. А может, все-таки с нами?
        Алексей нахмурился и демонстративно отвернулся.
        - Ну, ладно, ладно, не сердись. - Мама потрепала Алексея по коротко стрижен ному затылку, вздохнула и вышла. Хлопнула входная дверь.
        С высоты третьего этажа хорошо виден их "Москвич". Отец уже сидит в кабине и читает газету. Вот вышла мать, посмотрела на окно, помахала рукой. Алексей закивал в ответ и, весело побарабанив себя ладонями по груди, вернулся в комнату.
        Первым делом он на полную мощность включил магнитофон, что делать в присутс твии родителей строжайше запрещалось. Под бодрые вопли Майкла Джексона натянул вельветовые джинсы и просторный бежевый свитер. Хотел взять "дипломат", чтобы больше не забегать домой перед школой, но раздумал - будет мешать. Напоследок окинул себя взглядом в зеркале в прихожей - его 190 сантиметров зеркало вмещало плохо, пришлось согнуть колени, чтобы посмотреть на прическу, - и выскочил на улицу.
        Почти полные два дня свободы в 17 лет что-нибудь да значат! Родители поехали к тетке в деревню, вернутся только завтра к вечеру. Сегодня суббота, конец мая, конец занятий (об экзаменах лучше пока не думать), погода прекрасная. Ну что еще надо человеку для счастья!
        Еще вчера они с Леной договорились сходить до консультации по литературе в кино. Сеанс через полчаса, надо торопиться.
        От дома до кинотеатра "Академия", около которого они должны встретиться, меньше десяти минут ходьбы. Немного времени еще есть. Как раз хватит для того, чтобы сорвать два-три лесных ландыша, если повезет. Места известны. И Алексей, не долго думая, перебежал дорогу в противоположном от кинотеатра направлении.
        Улица Жемчужная в Академгородке - крайняя со стороны Обского моря. Перешел дорогу, и начинается лес Конечно, цветов здесь немного, да и рвать их, в общем- то, нельзя - считай все занесены в Красную книгу. Ну, разве в виде исключения.
        Алексей пробежал по пружинящей от толстого слоя сухой хвои тропе метров сто и остановился. Где-то тут надо свернуть, чтобы сократить дорогу до березняка. Но в этот миг над головой услышал сердитое цоканье. Чуть выше кормушки на сосне, распушив серый хвост, сидела белка. Видимо, собиралась пообедать, а Алексей ее спугнул.
        Для Академгородка белки не редкость, но и пугать их не стоит. Поэтому, ста раясь не шуметь, Алексей сделал шаг в сторону, повернулся - и попятился.
        Прямо перед ним на поляне стояла избушка на курьих ножках.
        В первое мгновение Алексей даже подумал, что попал на строительную площадку детского городка. Их в последнее время усердно строили, и чего там только не было! И средневековые замки, и избушки эти на курьих ножках, и русские терема. Короче, у кого на что хватало фантазии.
        Вот и эта изба вроде ненастоящая.
        Но нет, строили ее явно не сегодня. Алексей посмотрел на древние черные бревна, на желтую, будто пластмассовую, гигантскую куриную ногу, и ему захоте лось обратно.
        Он шагнул назад на тропу, но на редкость острый сучок уперся в лопатку, а ноги запнулись о корень, которого, он мог бы поклясться, еще минуту назад здесь не было.
        Из-за избушки послышались старушечьи голоса, и Алексей, чего-то вдруг испу гавшись, запрыгал по поляне, тщетно пытаясь найти тропинку, по которой пришел. Так и не отыскав дороги назад, он с треском вломился в кусты и замер.
        Словно дожидаясь этого, из-за дома вышли две старухи. Бесформенные платья линялых цветов висели на них, как тряпки. Седые космы торчали во все стороны, напоминая плохо сделанные и нерасчесанные парики. Еще Алексей заметил, что одна старуха была обута в валенки, а другая шла босиком, опираясь на корявую клюку.
        Впечатление с первого взгляда они производили неприятное.
        - Русским духом пахнет, - заученно проворчала старуха в валенках, и Алексей даже дышать перестал - Видно, опять гость пожаловал.
        Босая старуха толкнула ее локтем.
        - Гость на порог - в дом радость, - с фальшивой приветливостью проскрипела она и со значением посмотрела на куст, в котором, сгибаясь в три погибели, укрылся Алексей. - Добрый молодец огня не боится, от беды не затаится.
        Проговорив всю эту чушь, старухи потоптались еще немного и неохотно, не сказав больше ни слова, ушли в дом. Заскрипела ржавая петля, дверь захлопнулась, и Алексей остался один.
        Он сидел скрючившись, подпертый со всех сторон ветками, и боялся пошеве литься. Внимательно оглядевшись, насколько это позволяло его колючее укрытие, Алексей обнаружил, что и лес вокруг не тот, что он привык видеть. Вместо свет лого соснового бора за поляной поднимались угрюмые вековые лиственницы, горько вато пахло травой, а вокруг поляны непролазным забором стоял кустарник.
        Это напоминало скорее тайгу, чем почти городской лес. Да и солнце стояло ниже над горизонтом, чем совсем еще недавно там, на знакомой тропинке. И, к тому же, избушка эта на куриной ноге.
        - Прямо чертовщина какая-то, - пробормотал Алексей и попытался приподняться. Но колючая ветка опять пребольно ткнула его в шею, и он снова сел на корточки.
        - И старухи эти несусветные. Это ведь прямо бабы-яги какие-то, снова про шептал он и даже охнул. Как же он сразу не догадался? Натурально, бабы-яги!
        "Русским духом пахнет..." - вспомнил Алексей и прикусил губу.
        На поляну выбежала собака. Желтая, с белым пятном на груди. Даже очень зна комая собака. Дворняжка. Алексей чуть не каждый день видел ее во дворе. И зовут ее, кажется, Рыжик.
        - Рыжик! - скорее прошептал, чем крикнул, он и тихонько свистнул.
        Дворняжка замерла, насторожив уши. Но тут из окна избушки выглянула одна из старух, и Алексей замолк. Рыжик постоял еще немного, но не видя ничего интерес ного, обнюхал землю и неторопливо затрусил дальше по своим собачьим делам.
        "Нет, это не чертовщина, - размышлял, между тем, Алексей. - Как же так, собака настоящая, а старухи, значит, бабы-яги. Да что я, маленький, что ли! Двух бабушек испугался. Но, с другой стороны, кедры, изба с ногой. А-а, не съедят же в конце концов!"
        Алексей вылез из кустов, стряхнул сор со свитера и, твердо ступая, напра вился к дому.
        "Сейчас все и выясним, - почти с отвагой говорил он про себя Сейчас все узнаем!"
        Избушка, что ни говори, была все-таки настоящая, и не верить в нее было трудно.
        Подойдя ближе, Алексей разглядел толстенные бревна, изрезанные трещинами и почерневшие от влаги. В пазах нарос зеленоватый мох. Крыльцо тоже было старым, прогнившим, того и гляди провалишься, а к двери вместо привычной ручки было при бито медное кольцо.
        На куриную ногу Алексей старался не смотреть.
        Лишь только он ступил на крыльцо, массивная дверь с противным скрипом отво рилась, и перед ним оказалась старуха. Та, что в валенках.
        "Пропал!" - подумал Алексей. Но неожиданно для самого себя смело зашагал по ступенькам и, едва не толкнув хозяйку, стоящую на пороге, вошел в комнату.
        Ворвавшись таким образом, Алексей дошел до самой середины комнаты и только тогда остановился. Помещение оказалось большим. Единственное окно смотрело прямо на куст, в котором он недавно прятался. Старухи молчали, давая, как ему показа лось, время оглядеться, и Алексей повел глазами по сторонам.
        Всё, о чем он когда-то читал в сказках про избы на курьих ножках, здесь было. Во-первых, большая русская печь, в которой, как известно каждому ребенку, баба-яга старалась своего гостя зажарить. Во-вторых, каменная ступа размером с хороший бочонок и классическая метла. В-третьих, горшки, ухваты и прочая кухонная утварь, лавки и топорно сколоченный стол.
        Но не это поразило Алексея. Ко всем сказочным чудесам он мысленно подгото вился еще в кустах и скорее удивился бы, не увидев их. Поразило другое. Босая баба-яга, сидевшая к нему спиной, смотрела телевизор.
        Самый обыкновенный телевизор с большим экраном. Изображение и цвета были отличными, и Алексей привычно поискал глазами марку телевизора, но не нашел.
        Вокруг большого телевизора, выше по бревенчатой стене, было приспособлено еще штук пять, с экранами поменьше.
        От такого обилия техники в полуразвалившейся избе Алексею опять стало не по себе, но он взял себя в руки и сосредоточил внимание на экране.
        Шла знакомая программа "Сегодня в мире".
        Ведущий говорил об очередном конфликте на Ближнем Востоке. В Ливане вновь неспокойно, напряженное положение на юге страны. Мелькали кадры с горящими авто мобилями, взрывами, опасливо перебегающими улицу солдатами.
        Следующая информация касалась угона самолета.
        - Вчера в аэропорту города Турин... - говорил ведущий.
        Как ни странно, от этих сообщений Алексею делалось все спокойнее. Привычные сообщения о привычном мире.
        "Все нормально, - сказал он себе. - Я заблудился. Ушел в сторону. Живут здесь две полусумасшедшие старухи, свихнувшиеся на почве техники, и пугают таких дураков, как я. Надо сейчас извиниться за вторжение, спросить дорогу и топать домой".
        Экран телевизора неожиданно моргнул, и вместо ведущего на нем возникло лицо совершенно незнакомого мужчины с внимательными глазами.
        "Экстренное сообщение? Диктора в первый раз вижу", - Алексей сделал шаг к экрану.
        Но никакого экстренного сообщения не последовало. Мало того, незнакомец молчал и, как показалось Алексею, с интересом его разглядывал.
        Опять что-то тревожное и холодное поднялось в душе Алексея, но он, как бы смирившись с тем, что вокруг него в последнее время происходит, стал ждать оче редной чертовщины. И дождался.
        - Добро пожаловать! - сказал лже-диктор хорошо поставленным голосом. - Вы уж нас извините за маскарад, - повел он рукой, показывая на комнату и ее обста новку, - но так нас вынудили поступить обстоятельства. Все, что вас интересует, мы вам объясним позже. Вы, Алексей Дмитриевич, входите в группу контакта. Дорогу до места встречи вам покажут дежурные. Сбор через три часа.
        При словах "дежурные", Алексей успел заметить краем глаза, старухи подтяну лись и встали по стойке "смирно".
        Мужчина выжидающе замолчал и опять посмотрел Алексею прямо в глаза. Впрочем, взгляда все это время он и так не отводил, но сейчас, казалось, спрашивал: "Ну что, бедолага? Очень плохо, или как, выдержишь?"
        Вопросов у Алексея было много, но они мгновенно вылетели из головы, и ничего, кроме глупого "извольте объясниться" или "вы за это ответите", он приду мать не мог. Ни то ни другое он так и не сказал.
        Незнакомец помедлил еще секунду, потом кивнул головой, что, очевидно, озна чало "до скорого", и экран погас.
        Алексей тупо перевел взгляд с телевизора на окно. На поляне перед избушкой мирно пасся коричнево-серый кенгуру.
        Сказалось ли напряжение последних минут или все эти чудеса в комплексе, но кенгуру доконало Алексея окончательно. Установить какую-либо логическую связь между последними событиями было нельзя, и Алексей сдался. Он затравленно пос мотрел на старух - они теперь стояли рядышком, - потом отошел к стене, сел на лавку. Думать не хотелось, говорить не хотелось.
        Хотелось одного - проснуться, но вот это-то как раз и было невозможно, ибо Алексей не спал.
        Старухи стояли перед ним молча, видимо, ждали вопросов. Выглядели они на фоне экранов крайне нелепо. Страха уже не было, всё стало всё равно, и Алексей разглядел хозяек избы повнимательнее.
        Та, что была босиком, оказалась пониже и поплотнее своей подруги. Нижняя губа у нее отвисала, и, налезая на верхнюю, из-под нее торчал гнилой клык. Еще она была сутула и ходила, опираясь на клюку.
        Вторая баба-яга, в валенках, выглядела бы попривлекательнее, если бы не глу боко посаженные глаза, угольками посверкивающие из-под косматых бровей. На носу у нее росли седые волосы. И вообще было такое впечатление, что она давно не брилась.
        Смотреть на старух было неприятно, и Алексей еще раз оглядел избу.
        Перед телевизорами на этот раз он обратил внимание на панель с кнопками, клавишами и рычагами. В технике будущий выпускник средней школы, несмотря на то, что жил в Академгородке, этом признанном центре науки, силен не был. Так что в сложном агрегате разобраться даже и не пытался, а просто смотрел, запоминая.
        Но привести свои мысли в порядок все-таки следовало, и он постарался сосре доточиться.
        Итак, имеется: Алексей Дмитриевич Трошин, выпускник средней школы города Новосибирска, 17 лет, комсомолец, атеист, материалист и прочее. 25 мая в начале второй половины дня по местному времени забежал в лес нарвать цветов и... Нет, всё, что произошло дальше, не поддавалось никакой логике.
        Хорошо, начнем по-другому. Алексей Трошин заблудился в лесу, недалеко от своей школы. Нет, это же черт знает что получается!
        Алексей разозлился и на себя за свою детскую беспомощность, и на старух, явно знавших что-то такое, что ему знать не положено, и сердито спросил:
        - Может, все-таки, скажете, где я?
        Старухи даже обрадовались. Они сразу засуетились, зашаркали ногами и, под талкивая друг друга, враз заговорили:
        - Добро пожаловать!
        - Место здесь надежное.
        - Будьте как дома. Баньку не желаете с дороги?
        - Покушать изволите? Карась жареный, молоко деревенское.
        - Где я?!- заорал Алексей, теряя терпение, и вскочил с лавки.
        - А ты, милок... - резко сменила тон баба-яга в валенках, - давай поаккурат нее. Не дома. А то ведь и по-другому можно. - И она зачем-то поддернула рукава своего ветхого платья. Руки у нее были крупные, мужские...
        - Надо, надо по-хорошему! - приговаривала между тем вторая старушенция, ста раясь зайти Алексею за спину.
        - А ну вас! - Алексей махнул рукой и повернулся к двери, но дорогу ему заго родила босая баба-яга и, взяв под локоток, ласково подтолкнула к столу, на кото ром, появившись как по волшебству, уже стояли и карась жареный, и горячая кар тошка, и, естественно, молоко.
        Алексею неожиданно стало весело.
        - Ах, так! Тогда валяйте по полной программе. Накормите-напоите, а потом спать уложите. Утро, как говорится, вечера мудренее. Я ничего не пропустил?
        - Будет тебе всё, будет, - приговаривала босая баба-яга, пододвигая блюдце с куском янтарно-желтого со слезой масла. - А вот ночевать, добрый молодец, в другом месте придется.
        Не обращая больше особого внимания на ее воркотню, Алексей навалился на уго щение. Чем-чем, а потерей аппетита он не страдал. Еда отвлекла от грустных мыслей и, как ни странно, успокоила. Так что, запивая картошку холодным молоком, он почти благодушно спросил, куда ему надо идти, чтобы встретиться с телевизионным незнакомцем.
        - Да недалеко, - снова заговорили, перебивая друг друга, старухи.
        - Разом и дойдете.
        - Все лесом, лесом, по тропиночке. Как пойдете налево, так и встретят.
        - Можно и подвезти.
        Это сказала баба-яга с клюкой и торжественно, как на карету, показала на каменную ступу.
        - Этого еще только не хватало, - пробормотал Алексей и вылез из-за стола. - Нет уж, спасибо, я сам. Дорогу только покажите.
        Старухи дружно подхватили его под руки и повлекли из избы. Подталкиваемый бабками, он вновь оказался на знакомой поляне.
        - Значит, так, - говорила старуха в валенках. - Вот тропинка.
        Действительно, за домом была тропа. Как это он ее раньше не заметил?
        - Пойдешь прямо по ней и никуда не сворачивай!
        - Да здесь сворачивать-то некуда, - хихикнула баба-яга с клюкой.
        - Пойдешь - никуда не сворачивай, - строго повторила баба-яга в валенках. - И придешь.
        - Куда же я приду? - заныл было Алексей - К Кощею-бессмертному, что ли?
        - А может, и к Кощею, - рассудительно заметила старуха с клюкой. - Другого- то пути нет.
        Другого пути не было. В этом Алексей убедился скоро. Тропа текла ровно, не петляя.
        Неожиданно резкий и неприятный крик заставил его остановиться. На лохматой ветке лиственницы сидел длиннохвостый попугай. Красный и синий его наряд выг лядел в этом лесу несколько диковато. Пролетающая мимо ворона немедленно среаги ровала на вызывающий вид попугая. Спикировав, она долбанула его клювом, и бедный амазонский ара поспешно юркнул под самую нижнюю ветку.
        "Ну совсем как я в кустах", - пожалел попугая Алексей.
        Солнце начало задевать верхушки деревьев. Сколько времени прошло с возникно вения этого сказочного мира, вернее, появления в нем Алексея, было неизвестно. Часы остались дома, впопыхах забытые на письменном столе.
        Направляясь неизвестно куда, нашему путешественнику впору было бы остано виться и подумать, что ждет его впереди. Но если чему и суждено здесь случиться, размышлял Алексей, то этого, как ни вертись, не миновать. По крайней мере, на месте, где его ждут, должно все выясниться.
        Вспомнились глаза незнакомца, его слова о группе контакта. От собственного неумения разобраться в случившемся Алексей даже кулаком пристукнул по ближайшему стволу.
        Правая кроссовка немилосердно терла. Так-то покупать лишь бы налезало! Алексей присел на корточки, чтобы перешнуровать обувь, и тут что-то холодное и мокрое ткнулось ему в запястье. От неожиданности он покачнулся и сел на хвою, а рядом, повизгивая, уже прыгал Рыжик.
        Алексей и думать забыл про собаку, а ведь это было единственное знакомое ему живое существо в этом страшном лесу.
        - Что, друг? - грустно спросил Алексей. - Влипли мы с тобой. Ну, я-то ладно, а ты зачем здесь понадобился? И где ты шастал? Вон, морда вся в перьях. Кур, что ли, гонял?
        Если бы Рыжик заговорил сейчас человеческим голосом и сознался, мол, да, кур гонял, Алексей, наверное, не слишком бы удивился. Но нормальная собака в этом ненормальном мире устраивала его больше.
        - Вперед, друг! - сказал он, поднимаясь - Вперед! Двое - это уже коллектив, а с коллективом шутки плохи.
        Идти и в самом деле оказалось недалеко. Минут через тридцать тропа плавно повернула, и сразу же взгляду открылась большая поляна, почти площадь, как пока залось сначала.
        Рыжик припустил было вперед, но Алексей строго его окликнул, и тот вернулся.
        Солнце опустилось за горизонт. Исчезли тени, и мир вокруг казался неясным и зыбким. В этом призрачном свете на середине поляны стоял одногорбый верблюд и около него небольшая группа, человек в двенадцать. Все выглядели обыкновенными людьми, только некоторые были странно одеты и почти все отчаянно жестикулировали.
        Если бы не тайга и не приключения последних часов, Алексей наверняка бы подумал, что попал на костюмированный праздник. До него доносились обрывки инос транной речи, фразы на незнакомых языках, вернее, не то, чтобы совсем не знако мых, а воспринимаемых только так, для констатации, что вот это, например, загово рила итальянка, вот послышалась французская речь, вот явно польская и, наконец, полупонятный английский. Английский Алексей учил в школе.
        Были здесь женщины и мужчины, молодые и старые, но женщин поменьше, среди них негритянка, а среди мужчин выделялся смуглый араб, завернутый во что-то белое, вроде простыни, - он держал под уздцы верблюда. Верблюд выделялся из толпы сам по себе.
        Все громко спорили или уже ругались, разобрать издали было трудно. Ясно было одно - понимают люди друг друга плохо.
        Отвлекшись от толпы, чтобы разглядеть как следует поляну, Алексей увидел на ее краю три довольно больших дома и еще какие-то постройки или механизмы.
        Более или менее привычный вид строений успокаивал. Чертями, лешими, русал ками и водяными здесь и не пахло, и Алексей решился подойти ближе.
        Почти одновременно с первым его шагом над поляной вспыхнул яркий синеватый свет, хотя его источников нигде не было видно. Верблюд дернулся, и заорал. Араб изо всех сил натянул повод, толпа бросилась врассыпную, а из бокового - левого - здания вышли на поляну трое мужчин в зеленых комбинезонах и уверенно направились к беснующемуся верблюду и скалящему в крике зубы арабу.
        Остальные участники этого представления разбежались, как игроки по футболь ному полю, и замерли, словно в ожидании свистка арбитра.
        Шедший впереди мужчина, не тот, которого Алексей видел по телевизору, а другой - светловолосый - поднял руку.
        Алексей сначала подумал, что это приветствие, но, глядя на его парящую ладонь, как оркестранты на палочку дирижера, разбежавшиеся было люди начали воз вращаться в центр поляны, верблюд разом успокоился и умолк, а Алешины ноги, словно сами по себе, понесли его вперед.
        Произошло это очень быстро, времени осмыслить и что-либо понять не было сов сем. Алексей и сам не заметил, как оказался плечом к плечу с английским полицей ским в полной форме, как бы сошедшим с показа телехроники о разгоне очередной демонстрации бастующих, другим плечом он упирался в мягкий и теплый живот верб люда.
        Так они и стояли на залитой ровным светом поляне: беспорядочная кучка пестро одетых людей с нелепым верблюдом в середине и трое уверенных мужчин в зеленых комбинезонах.
        Фантастику Алексей, конечно, читал. Кто ее не читает в наше время? Но любил не очень. И тем более не нравились ему модные в последние годы разговоры о при шельцах, "летающих тарелках" и прочей ерунде. И обычно, когда его верный друг Ленька Рыбаков, начитавшийся той самой фантастики до одури, начинал излагать что-то вроде гипотезы внеземного происхождения человечества, Алексей, поморщив шись, частенько говорил: "Не сотрясай воздух!". На этом, как правило, научная лекция заканчивалась.
        Сейчас же, порядочно растерявшись, Алексей завертел головой, пытаясь понять, как отнесутся к появлению незнакомцев, судя по всему - хозяев этих лесных домов, остальные. Из-за верблюда, несмотря на свой приличный рост, он ничего не видел, а справа стояли лишь полицейский да милая загорелая девушка в шортах и майке. Все их внимание было сейчас сосредоточено на подошедших мужчинах.
        Напряженное молчание явно затягивалось. Еще недавно пытавшиеся перекричать друг друга люди теперь как воды в рот набрали.
        "Так, встретились... - думал про себя Алексей. Он стоял набычившись, сунув руки в карманы. - Для чего мы им нужны? Что сейчас будет? Может, сразу, не давая опомниться, навалиться всей толпой? - Он покосился на полицейского и на его кобуру с торчащей наружу ручкой пистолета. - И кто это такие? Неужели пришельцы?

        "Чепуха! - тут же опроверг он самого себя. - Навалиться... Когда мы и друг друга-то толком не знаем. К тому же, похоже здесь одни иностранцы, если это не какой-нибудь дурацкий маскарад. Ладно, пусть будут пришельцы, - и Алексей еще раз внимательно оглядел мужчин в зеленом. - Как же, пришельцы, - снова хмыкнул он про себя. - Вон тот, слева, вылитый наш физик Михаил Афанасьевич, уже и брюшко обозначилось. А этот, светловолосый... Совсем молодой и тоже на кого-то похож, не могу вспомнить. Вот сейчас возьму и спрошу - по какому праву и..."
        Но тут похожий на школьного физика, нарушив наконец общее оцепенение, сделал несколько шагов вперед и начал все так же молча раздавать круглые металлические жетончики с застежкой, как у значков. Потом он жестом показал, что их надо прик репить к одежде.
        Покорно, как будто и не он минуту назад бунтовал против происходящего, Алексей пристегнул круглую бляшку к свитеру. Оглядевшись, он увидел, что и остальные сделали то же самое. "Физик", убедившись, что все идет, как надо, отошел в сторону.
        - Земляне! - Светловолосый вновь поднял руку. Звонкий его голос разнесся над поляной, и по спине Алексея прошел озноб.
        - Мы, - разрезали плотную тишину четкие слова, - по поручению Звездной Феде рации открываем сегодня программу "Контакт".
        "Все-таки пришельцы", - не особенно уже удивляясь, отметил Алексей.
        - Конкретное участие кого-либо из вас в операции "Контакт" нами не предус матривалось. Все вы собрались здесь случайно, и тем не менее представляете сейчас человечество Земли. Именно вам выпала честь вступить в непосредственный контакт со Звездной Федерацией.
        У нас очень мало времени. Пока я скажу самое главное, но перед этим прошу нас извинить за то, каким образом мы вас здесь собрали. Для некоторых потрясение оказалось слишком сильным. Признаться, мы рассчитывали, что все пройдет более спокойно. Но главное сейчас внести ясность.
        Прежде всего, хочу объяснить, что встретившаяся вам, как вы ее называете, "нечистая сила", всего лишь белковые автоматы, работающие по определенной прог рамме.
        "Ври больше, - успел подумать Алексей. - Меня эти автоматы так встретили..." - Он вспомнил небритую физиономию бабы-яги в валенках и передернулся.
        - Мы надеемся, - продолжал пришелец, - что роботы не причинили вам особен ного беспокойства. Встретить вас лично мы не могли, так как время контакта сильно ограничено, а у нас много работы на станции.
        При этих словах гортанно закричал араб. Он кричал, тыча пальцем то в себя, то в верблюда. Верблюд задергал головой, и Алексей начал протискиваться от него подальше, стараясь поменяться с полицейским местами.
        - Зачем верблюда пугать! - орал араб (и Алексей, к своему изумлению, обнару жил, что понимает каждое слово!). - Если верблюд бешеный станет, твоя Федерация платить будет?
        Араб кричал долго, и выяснилось, что ехал он знойной аравийской пустыней в Эль-Мурут и вдруг со своим одногорбым другом оказался в тайге. Араб и леса раньше никогда не видел, а верблюд - тем более. Встретил их у озера не то леший, не то водяной (Алексей не понял), ну, а дальше по знакомой программе. Короче, верблюда еле отходили, а тут яркий свет на поляне - и опять все по новой.
        Первый контакт рисковал превратиться в балаган.
        Поднятая вверх ладонь вновь успокоила толпу, и после короткой паузы предста витель Федерации заговорил снова:
        - Мы понимаем, что поступили не совсем верно. Но другого выхода у нас не было. Вопрос стоял так - быть ли контакту вообще, и мы пошли на риск.
        С самого начала мы знали, что трудности будут. Но уровень вашей цивилизации позволял надеяться, что сейчас вы полностью, или почти полностью, избавлены от суеверных страхов.
        Далее он заговорил об истории возникновения наблюдательных станций на Земле, и Алексей забыл обо всем.
        Оказывается, впервые пришельцы посетили нашу планету где-то в начале новой эры. Тогда это была просто разведывательная экспедиция, но данные, которые она привезла, были настолько интересными, что Совет Звездной Федерации постановил оборудовать на Земле стационарные станции наблюдения.
        Вначале станции преследовали только чисто исследовательские цели и занима лись сбором фактического материала. Но позже, используя суеверные представления землян, решено было пойти на скрытый контакт. Так появились на планете вполне осязаемые ведьмы, русалки, гномы и так далее.
        В каждой стране использовались белковые автоматы, рассчитанные на наци ональные особенности коренного населения. Пришельцы сами не придумывали ничего. Они брали за исходную модель лишь то, что и без них было придумано людьми, и давали им, если можно так сказать, плоть и кровь.
        Контакт был обоюдно полезным. Люди получали от "нечистой силы" недостающие им знания, а пришельцы - необходимую им информацию. Случалось, они пытались использовать роботов при ситуациях, близких к критическим, например, для предот вращения военных столкновений. Иногда это удавалось.
        Между тем, гномы указывали людям залежи полезных ископаемых, домовые помо гали вести хозяйство, черт был универсален. И, кроме того, любой из автоматов мог тем или иным способом помочь обращающемуся к нему за советом.
        Но вот пришла машинная цивилизация.
        В важнейших отраслях науки были сделаны фундаментальные открытия. Во всем мире повысился интерес к знаниям. Над суевериями начали смеяться. Отмечались случаи издевательств по отношению к белковым роботам. Вреда они людям, в силу заложенной в них программы, принести не могли, а инстинкта самосохранения иногда было просто недостаточно, чтобы уцелеть.
        Тогда наблюдатели демонтировали часть автоматов, а оставшихся рассредоточили в наиболее глухих и отсталых местах планеты.
        Ко времени начала непосредственного контакта, то есть к сегодняшнему дню, все наблюдательные станции были пришельцами уничтожены. Эта станция - последняя. Она расположена в неосвоенной части сибирской тайги, вдали от населенных пунктов и авиационных трасс, надежно защищена, и обнаружить ее пока земная техника просто не в состоянии. Местоположением станции объясняется и чисто русский набор "нечистой силы", через которую начал осуществляться контакт. Произойди встреча, скажем, в Британии, прибывающих гостей встречали бы макбетовские ведьмы, приви дения и прочая английская нежить.
        После этих слов вновь произошел инцидент.
        Полицейский, который стоял рядом с Алексеем, закричал что-то. Видимо, единс твенное, что он понял, было то, что он в сибирской тайге, дальнейшая его судьба неизвестна и потому ужасна.
        В руке его неожиданно оказался большой черный пистолет, и над поляной прог ремел выстрел.
        Пришельцы, стоящие не дальше чем в пяти шагах, даже не сделали попытки укло ниться. Полицейский ожесточенно продолжал нажимать на курок, но больше выстрелов не последовало. Боёк глухо щелкал по гильзе. Бесконечно долго одна осечка следо вала за другой.
        Знакомый Алексею по телевизору мужчина, "диктор", как он стал называть его про себя, молча подошел к полицейскому и взял у него из рук пистолет. Именно взял, а не выхватил с силой, хотя, казалось, отдавать оружие тот не собирался. Потом пришелец так же молча вернулся к товарищам.
        Полицейский схватился за голову и побрел, покачиваясь, прочь в сторону от домов, к лесу. Его никто не останавливал, не велел вернуться.
        Снова над поляной повисла тишина.
        Продолжать встречу после только что прозвучавшего выстрела, как будто ничего не случилось, было невозможно. Это понимал и Алексей, и стоящие рядом с ним люди, и внешне спокойные пришельцы.
        Светловолосый не стал на этот раз поднимать руку. Он только полуобернулся к своим спутникам и, словно получив на что-то согласие, кивнул в ответ и сказал:
        - Того, что мы вам сейчас сообщили, думаем, пока достаточно. Всем необходим отдых. Никому из вас здесь ничто не угрожает. Хотим, чтобы вы поверили в это и отнеслись к нам с доверием.
        Дома, что вы видите на поляне, в полном вашем распоряжении. В комнатах есть все, что может вам понадобиться. Центральное здание это, собственно, и есть станция. Там находятся приборы, лаборатории, нужная для работы аппаратура, все открыто для вас, секретов у нас нет. Если появятся вопросы, обращайтесь к любому из нас.
        Вы можете разговаривать и между собой. У каждого на груди электронный пере водчик. Вы поймете друг друга так же легко, как понимаете меня.
        И еще. Вы пробудете здесь до завтра. Утром программа контакта возобновится, а потом вы все вернетесь домой. Сейчас на станции сосредоточено много белковых автоматов, о которых я вам рассказывал. Ночью они будут работать. Не обращайте на них внимания и не пугайтесь. Мы демонтируем последнюю наблюдательную станцию на Земле, поэтому у всех нас много дел.
        Пришельцы уже почти вошли в здание станции, неотличимое, на первый взгляд, от двух остальных - серый бетонный параллелепипед с невысокой полукруглой кры шей, - когда все задвигались и заговорили, словно прошло оцепенение и был снят негласный запрет.
        Алексей неожиданно для себя обнаружил, что крепко держит за локоть невысо кого толстячка в синей рубашке, неизвестно когда очутившегося рядом с ним. С виноватой улыбкой он отпустил чужой локоть.
        - Пустяки! - перехватив его взгляд, толстяк энергично пожал плечами. Достал затем из кармана брюк носовой платок и вытер лысину. - Я, признаться, и сам рас терялся. - Он быстро взглянул снизу вверх на Алексея. - Вы что-нибудь понимаете?
        Какие пришельцы? Какая тайга? Станция! Роботы!
        - Плохо, - Алексей покачал головой. - Но что же это такое тогда? И потом, я понимаю все, что вы говорите, а до этого не понимал ни слова. Машинка-то рабо тает! - И он постучал ногтем по металлическому значку.
        - М-да, - задумался на миг толстяк. - Ладно, - решительно сказал он и сунул Алексею мягкую потную ладошку. - Пауль Корн, владелец автомастерской.
        - Алеша. То есть Алексей Трошин.
        - Ну-ну, - оценивающе пробурчал Корн. - Славянин?
        - Русский.
        - А я немец, из Аргентины.
        Вокруг меж тем уже бушевали страсти.
        Громко причитала немолодая женщина в глухом черном платье. Как стало понятно из ее рыданий, итальянская крестьянка. Связно говорить она не могла, и вместе со всхлипами слышалось одно и то же: муж, маслины, черти. Ее пытались успокоить негритянка и симпатичная девушка в шортах.
        Сухощавый мужчина в коричневом костюме пытался как-то организовать толпу, но его никто не слушал.
        Алексею и так было не по себе. Он в который раз пытался разобраться в собы тиях сегодняшнего дня, начавшегося так безмятежно и счастливо, но ничего утеши тельного у него не получалось. А тут еще паника среди этих взрослых людей, от которых он вправе был сам ждать помощи и объяснений.
        Неожиданно для самого себя Алексей вложил пальцы в рот и свистнул, как зап равский голубятник. И вдруг стало тихо. Слышны были только негромкие теперь всх липы итальянки да нервное бормотание араба.
        Алексей оглядел толпу с высоты своего роста и увидел обращенные к нему рас терянные лица с немым вопросом в глазах. С вопросом, на который он все равно не смог бы ответить.
        Смутившись от общего внимания и наступившей тишины. Алексей неуверенно сказал:
        - Что толку кричать? Давайте попробуем разобраться. Мы что, в плену? Отсюда можно уйти?
        - Мы пытались, - отозвался мужчина в коричневом костюме. - Еще до того, как пришли эти, в зеленом. Но тропинки исчезли. Мы вот тут с Чжаньфу, - он показал на худенького китайца с желтыми, как у кошки, глазами, - два раза всю поляну обошли. Везде заросли, не продерешься.
        - А потом эти вышли, нечистая сила! - заплакала снова крестьянка.
        - Ясное дело. Похищение века! - встрял в разговор Корн. - Потом они погрузят нас в корабль и - фью... - Он выразительно показал на небо, на котором бледно засветились первые звезды.
        Ответом на его слова был яростный вопль араба, прижавшегося к своему верб люду, как ребенок к любимой игрушке.
        - Друзья! - сказал мужчина в коричневом. - Пустые разговоры не внесут ясности. Надо осмотреться, понять. Быть может, все, что нам говорили, правда. Тогда подумайте - это ведь величайшее счастье участвовать в первом контакте с представителями иных миров. Давайте пока спокойно разойдемся отдыхать. Ведь при шельцы, - тут он немного помолчал, как бы взвешивая произнесенное слово, - ведь пришельцы говорили, что не причинят нам вреда. А потом, скажем, часа через два, встретимся здесь снова. Ведь вряд ли кто уснет в такую ночь.
        - Нет, я боюсь оставаться одна! - крикнула девушка в шортах.
        - Чего уж тут бояться, - мрачно хмыкнул Корн. - Лучше пойдем в дом. Все уже продрогли. Холодно.
        Вечер и впрямь становился холодным. Солнце село, и на траву упала ледяная роса.
        За всеми волнениями Алексей не думал о погоде, а сейчас почувствовал и влажное прикосновение ночного воздуха, и колючий ветерок из тайги. Почти все одеты были легко.
        В это время заговорил молодой человек, по-спортивному подтянутый: высокий и светлоглазый. До этого он хмуро молчал.
        - Нет! Я так не согласен! Хватают, как кур из курятника, волокут неизвестно куда и говорят - давайте знакомиться Я полагаю так. Надо пойти к ним и потребо вать нас отпустить. Немедленно.
        Он неторопливо всех оглядел.
        - Кто со мной?
        Вперед шагнула одна итальянка. Потом отступила обратно.
        - Хорошо, - сказал молодой человек. - Тогда я сам, - и пошел к дому, в котором скрылись пришельцы.
        - Ну, а я пошел осматривать дом, - тихо, как бы про себя, сказал Алексей и тоже двинулся вперед, но к другому зданию. Он твердо решил - останусь. Что бы тут ни было, а все надо узнать до конца. Разобраться.
        В чем разобраться, он и сам еще не знал, но покидать станцию наблюдения считал не вправе, зная, что не простит себе этого никогда.
        "Такого шанса, - думал он, шагая по траве, - может, и не будет больше. Ни для кого Может быть, от того, как мы сейчас поведем себя, зависит будущее всей цивилизации. Нет, бежать нельзя".
        Рыжик трусил за ним следом. Нашел хозяина. Ну, ничего. Вдвоем спокойнее.
        Второй раз в этот день Алексей подходил к незнакомому дому, не зная, что ждет его за чужими стенами.
        Вблизи здание выглядело почти обычным. Почти, потому что ни окон, ни дверей видно не было, как, впрочем, и куриной ноги.
        - И на том спасибо, - хмыкнул Алексей.
        Хотя стена казалась серой и ровной, что-то похожее на вход в центре все же виднелось.
        Темный прямоугольник на серой стене.
        Алексей пошарил по нему рукой, ища, за что можно ухватиться, но рука, не натолкнувшись на преграду, как бы окунулась в теплый воздух. Алексей еще дальше вытянул руку - она пропала в прямоугольнике по локоть.
        - Понятно, - сказал он, - читали, - и шагнул вперед.
        Он оказался в длинном и широком коридоре.
        "Как в общежитии, - сравнил Алексей, - или как на корабле".
        По всему коридору разливался мягкий успокаивающий свет.
        Неожиданно справа краем глаза он уловил тихое движение и резко обернулся.
        Навстречу шел лохматый человечек в бесформенной рубахе почти до колен и таких же бесформенных штанах. Он ласково улыбался и потирал крохотные ручки.
        - Алексей Дмитриевич, - негромко и приветливо сказал человечек Просим, про сим. Вы, как первый гость, можете выбирать любую комнату.
        - Домовой? - полуутвердительно спросил Алексей.
        - Домовой, домовой. Раньше Хрипуном звали. А теперь вот на базу вернулся, вылечили. Ну, что, пойдем комнаты смотреть?
        - На базу... - задумчиво повторил Алексей. - А сам-то откуда?
        - А с Песково. Есть такое село на реке Черемшане. Волга недалеко.
        - А сюда вызвали? - не унимался Алексей.
        - Ага, вызвали, - словоохотливо подтвердил домовой. - Два дня назад вызвали. Ну, я ить сам себе не хозяин. Прибыл, стало быть.
        - Ох, и говоришь ты, - покрутил головой Алексей и передразнил: "ить", "стало быть". В рифму шпаришь.
        Хрипун обиженно замолчал, а Алексей наклонился и быстро пощупал его плечо. Плечо было мягким, теплым, человеческим.
        - Чего хватаисси! - еще больше обиделся домовой. - Большой вырос и хвата исси. Чуть что, так все хватаются, а то еще поленом норовят, поленом. А того понятия нету, что зашибить могут.
        - Так как тебе там жилось, в Песково? - продолжал Алексей свой допрос, не обращая внимания на причитания домового. - Хорошо?
        - Было и хорошо, - Хрипун еще не отошел, смотрел насупясь. Хозяйства теперь крепкие, живи да радуйся. А вот надо же!
        - Чего так? - удивился Алексей.
        - Как чего! - возмутился его непониманием домовой. - Раньше ведь как было? - Он важно помолчал и выдержал паузу. - Досуг, общение, значит. Все друг с дружкой разговаривали и, стало быть, понимали. А теперь все с телевизорами. Я эти теле визоры видеть не могу. Я их и раньше терпеть не мог, а уж как у людей появились. .
        Хрипун воодушевился и даже размахивал маленькими ручками. - Вот, бывало, стемнеет, хозяин покурить на крылечко выйдет, я к нему. Поговорим потихоньку, ладком, про хозяйство, про корову. Да мало ли про что. А счас и скотины, почи тай, нету. Вся на фермах. А мне что теперь, с телевизором разговаривать, что ли, или на ферму идти, дояркам помогать? Плохо стало. Пора на покой, - и он совсем по-детски шмыгнул носом.
        - Не унывай, друг! - Алексей хотел было хлопнуть Хрипуна по плечу, но вов ремя остановил руку и сделал вид, что поправляет значок. - Ты и сейчас молодец! Пойдем комнаты смотреть.
        - Пещера Аладина! - восхитился Алексей, когда Хрипун открыл первую дверь. - Сказка Шахерезады! Вы что думаете, я здесь жить буду? Пойдем дальше.
        Следующая комната утопала в зелени мягких диванов, посередине журчал фонтан чик.
        - А что-нибудь для нормальных людей есть? - спросил Алексей.
        - Не нравится, - вздохнул домовой... - Я говорил, только разве они послу шают. Вот эта как?
        Комната была ничего. Еще бы и окно, конечно, но так, вроде, подходящая.
        Алексей прошелся по синтетическому паласу, осмотрелся.
        Хорошая комната. Стол, стул, кресло, телевизор. Впрочем, телевизоры и в других комнатах были. Торшер. Вот еще одна дверь. Куда? В ванную. Отлично!
        - Я здесь пока побуду, - сказал Алексей. - Вроде, неплохо. Еще бы и одеться во что, если на улицу...
        - Вот в этом шкафчике, - показал Хрипун, распахивая дверцы. - А я пойду. Кажется, еще кто-то пришел.
        В шкафчике аккуратно, по-домашнему, на плечиках висело несколько отутюженных сорочек, кожаная куртка с меховым воротником и зеленый комбинезон, как у при шельцев. На полочке лежала ровно сложенная пижама. Внизу стояла обувь.
        - Да-а, подготовились, - Алексей внимательно оглядел одежду. - На все случаи жизни. Интересно, они знали, какую комнату я выберу, или этот джентльменский набор во всех шкафах?
        В ванной с той же тщательностью были расставлены флаконы и флакончики, зубные щетки всех форм и цветов, висели полотенца, блестел кафель, сияла хроми ровка. Алексей не удержался, повернул кран, вода с мягким плеском ударила в дно ванны.
        В комнате Алексей по очереди перепробовал все выключатели и выдвинул все ящики в столе и в тумбочке. Везде царил порядок, ни пылинки. Он уже подошел было к телевизору, но включать не стал. Черт его знает, кто там сейчас глянет с экрана. Снова открыл шкафчик с одеждой. Потянулся к зеленому комбинезону, пощупал ткань. Она была мягкой и приятной, грела ладонь.
        Алексей взял комбинезон в руки - было такое впечатление, будто он держит упругий комок теплого воздуха.
        Поколебавшись минуту, он повесил комбинезон на место и снял с плечиков кожаную куртку. Куртка пришлась впору.
        "Как на заказ", - отметил он, сунул руки в карманы и толкнул плечом дверь.
        В коридоре на сей раз не было ни души.
        "Где же Хрипун?" - подумал Алексей, но тут услышал голоса в соседней ком нате. Постояв немного в раздумье, он постучал.
        - Войдите, - послышалось из комнаты.
        Открыв дверь, Алексей увидел сидящих в креслах мужчину в коричневом, Чжаньфу и девушку в шортах. В углу комнаты, переминаясь с ноги на ногу, стоял Хрипун.
        Вопросительные взгляды сидящих смутили Алексея, ему показалось, что он прервал оживленный разговор.
        - Не помешал? - спросил он, не решаясь еще войти. - Как там, на поляне?
        - Садитесь, - мужчина показал на свободное кресло. - Мы только что зашли. Вот, привыкаем к обстановке.
        Комната-гостиная, в которой они находились, была уютно обставлена мягкой мебелью, на круглом столике в центре горела настольная лампа, посверкивали позо лотой багеты картин. Было по-домашнему тихо, и это помещение совсем не походило на жилище пришельцев из других миров. Алексей даже головой мотнул, словно пытаясь избавиться от наваждения.
        - Так как же, на поляне? - снова спросил он. Потом повернулся к Хрипуну. - А чаю или еще чего горяченького здесь получить можно?
        - Отчего нельзя, - отозвался домовой. - Прикажете принести?
        - Мне кофе, если есть, - попросил мужчина.
        Девушка в шортах тоже попросила кофе, а Чжаньфу - чай.
        - Можно и кофе, - согласился Хрипун и вышел.
        - Так где остальные? - поинтересовался Алексей.
        - Кто где, - развел руками Чжаньфу и тряхнул черным, будто лакированным чуб чиком. - Давайте сначала знакомиться.
        - Да, действительно, - спохватился мужчина и нервно провел рукой по лицу. Затем повернулся к девушке и, улыбнувшись, отчего у глаз побежали лучики морщин, сказал, - Вот это Нэнси. Она из Австралии. Ехала из города к родителям на ферму. Машина сломалась. Нэнси вышла на дорогу и оказалась здесь. Чжаньфу, - он положил руку на плечо желтоглазого китайца. - Мы познакомились на поляне давно, часа полтора назад. Правильно? - переспросил он Чжаньфу. - Потом искали тропинку, чтобы уйти, но не получилось. Чжаньфу работает сборщиком на заводе тракторных двигателей. Пошел вечером в кино... и прямо посреди сеанса...
        - Да-да, - быстро закивал китаец. - Сначала погас свет, я подумал - вот фильмы начали делать, прямо всё чувствуешь. А потом выскочила молодая чертовка и потащила сюда, на поляну.
        Все рассмеялись.
        - Меня зовут Анджей Раковский, - продолжил мужчина. - Поляк. Что я могу ска зать? Утром пошел на работу. Спустился в подземный переход, там было что-то неважно с электричеством. И вот я здесь, в тайге, в гостях у пришельцев. - Он нервно пошевелил пальцами. - А что расскажете вы?
        - Наверное, ничего нового или интересного. Алексей Трошин. Ученик. То есть выпускник, в этом году заканчиваю десятый класс. Через несколько дней экзамены. В лесу перепутал тропинки, и вот чем это кончилось.
        Алексей внимательно посмотрел на своих новых товарищей, словно ожидая услы шать от них совет.
        - Это все страшно интересно и загадочно. Я просто сгораю от любопытства. - Нэнси поднялась с кресла и, не переставая говорить, стала ходить по комнате. - Я сначала испугалась ужасно, и все боялась и боялась, пока эти пришельцы не пред ложили отправить всех домой.
        - Домой? - удивился Алексей. - Как - домой? А контакт?
        - В том-то и дело, - нахмурился Раковский. - Да, вы же ушли и ничего не зна ете... Так вот, тот самый молодой человек, он оказался известный лыжник, швед... Простите, фамилию забыл. Он пошел требовать, чтобы нас отпустили...
        - Ну и...
        - И отпустили. Вышел один из них и сказал, что против воли здесь никого не держат, и если кому-то необходимо вернуться или кто-то просто не желает оста ваться, то тех они могут отправить домой.
        - И все согласились, - почти уверенно сказал Алексей.
        - Как видите, не все. Согласилась итальянка. Та, что плакала. Потом араб с верблюдом и еще старичок из Непала. Они их отвели к себе, а остальные сейчас - кто еще на поляне, кто пошел в дома. Мы вот, например, сюда.
        - А полицейский?
        - Полицейский отказался. - Чжаньфу пожал плечами. - Его специально спраши вали, он отказался. Говорит: "Хочу посмотреть, чем дело кончится".
        Раздался вежливый стук в дверь, и на пороге возник Хрипун, толкая перед собой тележку с чашками и тарелками с бутербродами. Подкатив тележку поближе, домовой кивнул, как вышколенный дворецкий, так что его борода уперлась ему в грудь и рассыпалась по ней веником.
        - Если понадобится что-нибудь еще, - сказал он, - обращайтесь ко мне в любое время.
        - А если вы будете спать? - спросил воспитанный Раковский.
        - Я никогда не сплю, - с достоинством ответил Хрипун. - У меня бессонница.
        Чашка крепкого индийского чая пришлась как нельзя кстати. На некоторое время все замолчали, только Анджей, спросив у Нэнси разрешения, щелкнул зажигалкой и закурил. Алексей хотел попросить сигарету, но, вспомнив свое обещание маме, сдержался.
        Он поднялся из кресла:
        - Не знаю, что решили вы, а я думаю пройтись, оглядеться. Не спать же сейчас ложиться. Вы потом, если захотите, тоже выходите. Посмотрим, что делают остальные.
        Алексею теперь некоторое время хотелось побыть одному. Поэтому, не дожидаясь ответа, он знакомым уже коридором снова вышел на поляну. Никого из людей здесь не было. Зато какие-то заросшие с ног до головы густой шерстью существа стаски вали к дому пришельцев здоровые, как сундуки, ящики.
        "Хороши работнички, - отметил про себя не заробевший на сей раз Алексей. - Лешие, что ли?"
        Из-за угла дома выбежал Рыжик, прижался к ноге. Ему заметно здесь не нрави лось. Пес повизгивал, словно просил увести его отсюда.
        - Ничего не поделаешь, - потрепал его по спине Алексей. - Терпи.
        Он постоял еще недолго, раздумывая, куда пойти, потом, свистнув собаке, нап равился вдоль кромки леса.
        Поляну окружал живой непроходимый забор. Сразу за кустами второй непреодо лимой преградой поднимались деревья.
        "Как в крепости, - отметил Алексей. - И где же хоть одна тропа?"
        Сзади, метрах в двадцати, раздался сильный шум, и Алексей буквально подп рыгнул на месте. А когда обернулся, из тайги, через непроходимые, как он отметил минуту назад, кусты на поляну выскочил кенгуру, а следом показалась знакомая баба-яга в валенках.
        - Совсем замотала, тварь окаянная! - приговаривала старуха. - Хуже козы. Я ее туда - она сюда, я ее сюда - она обратно!
        Алексей рассмеялся.
        - И-эх! - сердито сказала старуха. - Добрый молодец! Чем зубы скалить, помог бы лучше. Это ведь блоха, а не животная. Почитай целый вечер гоняю.
        - А куда ее, бабушка?
        - Бабушка... - ворчливо передразнила баба-яга. - Скажи еще старушка. - Но было видно, что Алешино обращение ей понравилось. - Вон туда ее надо, прокляту щую, - и она подняла хворостину.
        Кенгуру бестолково запрыгал по поляне. Алексей с бабой-ягой и азартно лающим Рыжиком побежали следом.
        - Оттель, оттель заходи, - кричала баба-яга, пытаясь огладить кенгуру прутом по боку. - Да заворачивай!
        Немного спустя к погоне присоединились лешие. Громко ухая и растопыривая мохнатые ручищи, они наконец загнали кенгуру в дом пришельцев.
        - Ну и дела, - запыхавшийся Алексей посмотрел на бабу-ягу. Кенгуру-то здесь как оказался?
        - Как и ты, милок, - усмехнулась вредная старуха. - Точь-в-точь, как ты. Понимаешь?
        - Еще бы! - Алексей решил, что с загадками пора кончать, и шагнул в дверной проем вслед за кенгуру.
        Никакого коридора за "дверью" не было и в помине. Алексей оказался в абсо лютно круглой комнате, врезанной, очевидно, точно в центр здания. Противоположный входу полукруг был целиком занят пультом. Около него, спиной к Алексею, стояли два пришельца.
        Один из них, тот, что был похож на школьного физика, подталкивал упирающе гося кенгуру к нише в панели управления, второй светловолосый - стоял, положив руки на клавиши. На Алексея они не обратили никакого внимания.
        Раздраженный погоней, а теперь еще и возней в комнате, кенгуру отчаянно "боксировал" передними лапами так, что "физик" вынужден был прикрывать лицо.
        Быстро оценив обстановку, Алексей подошел к кенгуру и наступил на длинный толстый хвост. Кенгуру прыгнул в нишу, светловолосый мгновенно щелкнул клавишей, и животное исчезло.
        - Спасибо, - сказал "физик", вытирая руки о комбинезон. - Еле справились. Надо было роботов позвать, да кто же думал...
        - И куда вы его? - Алексей кивнул в сторону ниши, в которой исчез кенгуру.
        - Домой, в Австралию. Куда же еще? - улыбнулся светловолосый. Откуда взяли.
        - Очень интересно, - Алексей оценивающе посмотрел на клавиатуру. - Взяли в Австралии, а засунули сюда. Щелк - и нету.
        - Щелк - и нету, - довольно повторил "физик".
        - Да вы не переживайте, - сказал светловолосый. - Сейчас все объясню. Но для начала давайте представимся все-таки, а то как-то невежливо получается. Что касается вас, - тут светловолосый весело посмотрел на Алексея, - то мы кое-что знаем: Алексей Трошин. Выпускник средней школы. 17 лет. Успевает по всем предме там. Интересы... Так, интересы весьма немногочисленны. Современная музыка, нем ного спорта, что еще... Чтение. Цели в жизни весьма неконкретны. Будущая профес сия? Пока неясно.
        - Вы что, гадалка? - Все, что сказал светловолосый, не очень понравилось Алексею. - Насчет себя я и так все знаю. А вот кто вы, если не секрет?
        - Простите, - огорчился светловолосый. - Я не подумал, что мои слова будут вам неприятны. А на ваш вопрос я уже ответил два часа назад. Могу к этому доба вить, что наша планета похожа на Землю, но находится так далеко, что вы вряд ли сможете такое расстояние себе представить. По профессии я лингвист, несколько лет проработал здесь, хорошо знаком с обстановкой, поэтому мне и было поручено открыть контакт. Отсечем от названия моей профессии "хвост" - получается Линг. Так и можете меня называть. Для вас это будет удобнее.
        Моего товарища, - Линг положил руку на плечо "физика", - если захотите, можете называть Михаилом Афанасьевичем. Так вы, кажется, назвали его, когда уви дели в первый раз? Он - роботехник.
        Алексей смутился.
        - Вы, что же, и мысли читать умеете?
        - Умеем, - Линг покачал головой. - Это не то, пожалуй, слово. Мы же вот не задаем вам вопрос - умеете ли вы слышать? Неумение слышать - это глухота. Инва лидность. От этого лечат. Способность общаться мысленно, телепатически, у нас врожденная. Так же, как слух и зрение. И ничего сверхъестественного здесь нет. У нас ведь есть еще и речь в том смысле, как вы ее понимаете. Я сейчас говорю, и вы видите, что я двигаю губами, артикулирую, а не пытаюсь проникнуть к вам в мысли, так сказать, с черного хода. Но и заткнуть уши, простите, мозг, не всегда удается. Хотя это и невежливо по отношению к вам, но все равно что-то проходит.
        - Ну-ну... - Алексей постарался сосредоточиться на нише, чтобы не думать больше ни о чем другом, рассердился на себя за это (все равно получается плохо), покраснел и сказал:
        - Так кенгуру куда ускакал?
        - Домой. В Австралию, - вступил в разговор роботехник. - Это ведь нуль- транспортировочная кабина. Читали, наверное. Мгновенно пересылает предмет или живое существо в нужное место.
        - И человека?
        - И человека. Вы-то таким же путем сюда попали. Сейчас я вам все расскажу.
        Роботехник шагнул в сторону, и Алексей невольно шагнул за ним. Линг отвер нулся к пульту и занялся своим делом. Видимо, времени у пришельцев, и правда, было маловато.
        - Начнем с того, - говорил роботехник, - что нам надо было собрать здесь группу для контакта. Причем, группу, в которой никто между собой не знаком, желательно - представителей разных частей света и разных рас. Это условие было обговорено Советом по контактам. Проще было бы, скажем прямо, доставить сюда людей, известных в планетном масштабе: крупных ученых, политических деятелей. Но нам этого сделать не позволили. Поэтому мы были вынуждены раскидать наши нуль- ловушки буквально где придется. Естественно, что через них сюда могли попасть любые живые организмы: животные, птицы, насекомые. Что и произошло. Но после того, как через ловушку проходил человек, она прекращала работу.
        - Как на зайцев, - не удержался Алексей. - Расставили силки по всему свету.
        - Ничего обидного здесь нет, - возразил роботехник. - Наоборот, нам кажется, что всем, кто попал в ловушку, повезло. Еще бы. Первый контакт!
        - И откуда вы на нашу голову свалились! - Алексей раздраженно сунул руки в карманы. - Сидели бы себе тихо, как сидели, а лучше бы отправлялись домой. Нап лодили тут чертей всяких. Ну, что нам от этого контакта? Обмен знаниями? Абсурд! Мы вам ничего нового не расскажем. Или вы решили нас облагодетельствовать? Поде литься щедро с младшими братьями по разуму? Это все равно, что подарить малышу взрослую книжку с картинками. Вот тебе книжечка - смотри картинки, а на буквы не обращай внимания, потом читать научишься. Это ведь обидно. Унизительно, наконец!
        - А почему, собственно говоря, - рассердился в свою очередь роботехник, - вы берете на себя ответственность решать за всё человечество? У вас на Земле что, всеобщее изобилие, рай небесный? У нас, мол, все есть - нам ничего не надо. Эдакая гордость нищих. Но если некоторые нищие с голоду не умирают, то другие гибнут. Гибнут миллионами.
        - Да вы что, агитируете меня, что ли! - вспылил Алексей. - Мы, наша страна, делаем все для того, чтобы несправедливости в мире не было. Поможете делать добро - спасибо большое, не хотите - скатертью дорога! Нам нужны союзники, а не наблюдатели.
        - Так. Хорошо. Союзники. Вы это как понимаете? Эх, Алексей Дмитриевич... В вашем мире, к сожалению, существуют разные социальные системы. К тому же, Земля - ваш дом, вам здесь все и решать. Помочь одним - значит, стать врагами другим. Не имеем мы на это права. Не имеем. Не нам брать на себя эту ответственность. Хотя, если честно, очень хотелось бы помочь.
        - Так чего же вы от нас хотите?
        - Мы? От вас? - переспросил роботехник и, взяв Алексея под руку, подвел его к одному из экранов. - Ничего особенного не хотим. Вот, не желаете взглянуть?
        Он нажал кнопку. Шла телевизионная программа, которую, наверное, можно уви деть в любой день в хронике мировых событий. Полицейские били дубинками длинново лосого юношу, пинали ногами. Разгон демонстрации.
        Роботехник переключил канал. На этот раз замелькали кадры художественного фильма. Звероподобный детина с искаженным лицом душил свою жертву. Жертва пус кала кровавые пузыри, глаза вылезали из орбит.
        Снова щелчок - и другая программа. Налет авиации, сброшенные бомбы. Взрывы в жилых кварталах.
        - Еще посмотрим? - мягко спросил пришелец.
        - Нет, - помотал головой Алексей. - Достаточно. Так что же делать? - Он снова посмотрел на роботехника.
        - Бороться, Алеша. Бороться. Ведь вы - люди!
        "Вот и поговорили... - Алексей посмотрел на высокое майское небо, светлое от звезд, и вздохнул. - Во всем разобрался... Странная встреча двух цивилизаций получается. Ведь как, по идее, должно быть: братья по разуму, безумно счастли вые, что они не одиноки во Вселенной, кидаются друг другу в объятия. Восторженный обмен знаниями. Счастливые улыбки, цветы, музыка. На Земле наступает золотой век. Или наоборот, как у Уэллса, - война миров. А что на деле? Одни сидят две тысячи лет наблюдают Другие - ни сном, ни духом о том не ведают. Потом встреча ются, вежливо здороваются и расходятся в разные стороны".
        Алексей посмотрел по сторонам. Рыжик куда-то исчез. Лешие натаскали кучу ящиков и составили их правильным кубом у стены. Сейчас они сидели рядом с домом прямо на траве и мирно беседовали. Потом, словно повинуясь неслышной команде, разом поднялись и направились гуськом в лес.
        "Роботехник новое задание выдал, - догадался Алексей. - Сейчас пойду к ребя там, - подумал он, - и все им расскажу".
        Но тут он увидел, что Раковский и Чжаньфу сами идут сюда.
        - А где Нэнси? - крикнул Алексей, делая шаг навстречу.
        - У себя в комнате, - отозвался Раковский. - От телевизора не оторвешь. Там идет очередная серия страшенного детектива. Нэнси, похоже, больше ничего не надо.
        - Вы оттуда? - Чжаньфу показал на станцию.
        - Оттуда! Рассказать?
        - Нет. Мы решили сами посмотреть, что да как. Не опасно?
        - Нисколько! Ладно, я пока схожу к соседям. - Алексей махнул рукой в сторону второго дома, где, очевидно, собрались остальные. - Зайдете потом туда?
        - Обязательно, - кивнул Чжаньфу и скрылся с Раковским в дверном проеме.
        "Хорошо, пусть сами побеседуют", - подумал Алексей и пошел к боковому зданию.
        На первый взгляд, коридоры ничем не отличались. Тот же успокаивающий свет и ряд дверей.
        Алексей поискал глазами Хрипуна или того, кто должен быть вместо него, но никого не увидел и подумал, что домовой наверняка занят гостями.
        Из-за третьей от входа двери раздавались громкие голоса, и Алексей реши тельно постучал. Его стука никто не услышал.
        Так и не дождавшись ответа, он толкнул дверь и от неожиданности застыл на пороге. В большой прокуренной комнате с бильярдом посередине топтались и громко кричали семь-восемь мужчин. Председательствовал полицейский.
        Взобравшись на бильярд, он размахивал обломком кия, как дубинкой. Вокруг валялись в беспорядке перевернутые стулья. Полицейский орал:
        - Им нас не одурачить! Эта провокация им даром не пройдет! Хотят уничтожить нас поодиночке. Вместе держаться, ребята, вместе! Их же всего трое!
        - Троих мы только видели, - резонно заметил темнокожий парень с тонкой щеточкой усиков. - А еще роботы.
        - Роботы не помеха! Вон один валяется. Я же его одним ударом.
        Алексей посмотрел в угол, куда полицейский ткнул кием, и увидел лежащего ничком домового. Груда серого тряпья, залитая кровью.
        - Раз, и нету! - напирал оратор. - И с теми так же!
        "Надо бежать на станцию, предупредить", - успел подумать Алексей, но почему-то вместо этого тонким, срывающимся от волнения, голосом закричал:
        - Вы что наделали! Вы понимаете, что вы наделали!
        - Это еще кто такой? - полицейский спрыгнул со стола. - Что наделали... - передразнил он. - Сторожа шлепнули, чтобы не болтал лишнего. Вот что!
        Он подошел к Алексею. Ростом, они были почти одинаковы, но весил полицейский килограммов на двадцать побольше.
        - Ты что, не понял еще ничего? - спросил он и, обернувшись, словно ища под держки у остальных, поучительно продолжил: - Нас всех схватили красные. Какие же это пришельцы? - Он презрительно плюнул на пол. Нас похитили, понимаешь? И сейчас их надо... - полицейский выразительно провел ребром ладони по горлу.
        - А что, парень здоровый, - оценил рост Алексея темнокожий. Очень даже может пригодиться.
        Алексей и слова вставить не успел, как, чертиком из табакерки, выскочил вперед толстячок Корн.
        - Да это же русский! - толкая Алексея в грудь ладонями, почти завизжал он. - Он с теми! Разве не видите - это шпион!
        - Понятно, - тут же среагировал полицейский и резко дернул Алексея за руку.
        Тот покачнулся, на миг потеряв равновесие, и попытался схватиться за край бильярда, но тренированным движением полицейский перехватил его вторую руку в воздухе и, сжав Алешины запястья, звонко защелкнул на них наручники.
        - Готово, - сказал он, любуясь своей работой.
        Алексей оторопело смотрел то на свои скованные руки, то на стоящих рядом людей, силясь что-то понять, в который раз за сегодняшний день, и не понимал ничего. Отказывался понимать.
        - Какие же вы глупцы, - медленно, словно слова давались ему с трудом, заго ворил он. - Какие глупцы! Вы же ничего не поняли! Я только что со станции. Сейчас я вам все расскажу...
        И на этот раз полицейский среагировал молниеносно Он коротко, без замаха, ударил Алексея в солнечное сплетение. На миг тому показалось, что воздух пробкой застрял в горле и он никогда больше не сможет вдохнуть. Переломившись пополам, как тряпичная кукла, беззвучно шевеля открытым ртом, Алексей упал под бильярд.
        - Вот так мы сделаем и с теми! - рявкнул полицейский и сел на стол. Снизу Алексею были видны его ноги. Черные башмаки, подбитые подковками.
        "Этого не может быть, - думал Алексей, лежа на боку и рассматривая хромиро ванную сталь наручников. - Это бред, просто бред - и все. Что они хотят сделать? Зачем все это? Эта истерика, нет, истерия, - нашел он правильное слово. - Это же почти война. Зачем?"
        В комнате гудели громкие голоса. Полицейский сколачивал ударный отряд.
        - Ребята, - басил он. - Настоящих бойцов у нас мало. Только я да вот Сингх. Он наделал в свое время переполоху в Дели. Сингх, иди сюда. Террорист, но парень надежный.
        К столу подошел Сингх. Им оказался темнокожий парень с усиками. Алексей узнал его по белым брюкам.
        - Сделаем так, - продолжал командовать бобби. - Разделимся сейчас на две группы. Двое пойдут со мной. Вот ты и ты! Остальные - с Сингхом. Будете отвле кать внимание. Громите роботов, механизмы, что попадет под руку. Главное, наде лать побольше шума. Когда выйдут эти, в зеленом, постарайтесь завязать с ними спор или драку. Но лучше просто орите. А я вместе с ребятами в это время ворвусь на станцию. Жаль, нет больше пистолета. Но там у них наверняка есть оружие. Мне бы до него только добраться. Ну, а дальше - тра-та-та... И все!
        - А потом что будем делать? - спросил чей-то робкий голос.
        - Потом видно будет, - отрезал Сингх. - Нам только все время надо держаться вместе. Вы видели, что они увели шведа и тех, кто пошел с ним? Где они? На стан ции? Дома, куда их обещали отправить? Как бы не так! Их, конечно, убили. И нас всех убьют, если каждый будет сам по себе. Вместе - мы сила!
        - А с русским что будем делать? - спросил настырный Корн и заглянул под стол. Вслед за ним склонился и Сингх. Алексей встретился взглядом с его немига ющими глазами и заскреб ногами, стараясь откатиться подальше.
        - Дай ему еще раз, - посоветовал полицейский Сингху. - И пусть пока валяется.
        Алексей словно вынырнул из темноты на свет. Он лежал ничего не соображая, тупо глядя на заплеванный пол и раздавленные окурки. Память возвращалась посте пенно. Почему-то сначала вспомнились бабы-яги, поляна, выстрел.
        Он застонал от сильной боли в голове, скосил глаза и увидел яркую струйку крови.
        "Это ведь моя кровь, - удивился Алексей и попытался сесть. Здорово он меня".
        В комнате царил разгром. Валялись покореженные стулья (очевидно, выламывали металлические ножки), обломки бильярдных киев, костяные шары.
        В сознании, как раздраженный нерв в больном зубе, пульсировала одна мысль - остановить.
        "Что они там сейчас делают?" - подумал Алексей и застонал не столько от боли, сколько от своей беспомощности.
        - Линг, роботехник, - прошептал он плохо слушающимися губами.
        Встать оказалось еще труднее, чем сесть, - мешали скованные руки. Кое-как, цепляясь за ножку бильярда, Алексей поднялся. Стараясь не смотреть на неподвижно лежащего в углу домового, вышел в коридор.
        До выхода было метров десять, но они показались Алексею километрами. Он брел, то и дело приваливаясь плечом к стене, и буквально выпал из дверного проема на поляну.
        Дальше все замелькало перед его глазами, как убыстренные кадры в кино.
        Визгливым лаем заливался Рыжик. Почти в центре поляны возилась куча-мала. Клубок тел вдруг распался, и Алексей увидел, что два здоровенных леших держат за руки Сингха, а тот отчаянно лягается, стараясь попасть им по ногам. Сценка была скорее забавной, чем трагической, но Алексею было не до смеха.
        Он посмотрел на станцию. У самого входа стояли Раковский и Чжаньфу, а перед ними дылда-полицейский и еще двое. Никого из пришельцев на поляне видно не было.
        Алексей закричал и пошел спотыкаясь, бежать не было сил, по направлению к станции. Но там уже началось.
        Полицейский взмахнул обломком кия. Чжаньфу, как-то неторопливо даже, отс тупил и расчетливо, как на тренировке по каратэ, ударил нападавшего ногой в грудь. Широко раскинув руки, полицейский начал валиться на руки стоящих за ним парней, но те испуганно отпрянули в сторону, и он упал на траву.
        И тут раздался резкий вой сирены Свет над поляной то вспыхивал, то гас, и в этом прерывистом, как на дискотеке, свете в нелепых позах застыли люди.
        Из станции вышли трое в зеленых комбинезонах. Вой сирены прекратился.
        Медленно шли пришельцы по поляне, вглядываясь в лица людей, словно пытаясь понять что-то для них необъяснимое и потому страшное.
        К Алексею подошел Линг, взял за руки. Наручники распались, и он брезгливо бросил их в сторону. Потом положил ладонь на Алешин затылок, и тот почувствовал, как уходит боль и проясняется сознание.
        - Тибетская медицина? - попытался пошутить он, с трудом выговаривая слова.
        - Да-да, - успокаивающе отозвался Линг. - Она самая.
        Как и несколько часов назад, стояли на поляне трое в зеленом. Только нап ротив была уже не беспорядочная толпа землян, а две группки настороженно глядящих друг на друга людей.
        Вперед вышел пришелец, говоривший с Алексеем по телевизору. Он помолчал некоторое время и, тщательно подбирая слова, медленно заговорил:
        - Я командир последней станции наблюдения на Земле. Инициатива по проведению контакта принадлежит мне. Должен сказать, что Совет по контактам был категори чески против. Но я настоял на своем, - тут он нахмурил брови и после недолгой паузы продолжил:
        - Считаю программу "Контакт" исчерпанной. Не скрою, мы ожидали других результатов. Собственно, контакт следовало прекратить после первого выстрела, но мы еще надеялись на лучшее.
        Здесь командир не выдержал больше бесстрастного тона и заговорил горячо и ожесточенно.
        - Вы не люди, - он в упор посмотрел на полицейского и Сингха - Вы хуже зве рей, потому что наделены разумом.
        Совет по контактам предупреждал, что такая ситуация может возникнуть, но я не верил. Не хотел верить!
        Вы, все вы, стоите на краю пропасти. Планете грозит катастрофа. Мы долго наблюдали за вами и не вмешивались Но сейчас нас отзывают обратно, потому что вместе с самоубийцами могут погибнуть и наблюдатели.
        Вы спросите, почему мы собрали вас здесь, вместо того, чтобы обратиться к человечеству через радио, телевидение. Скажу, что, при существующей сейчас поли тической ситуации, это неизбежно привело бы к войне.
        Мы можем уничтожить все ваше оружие, но вы будете драться руками и палками, как неандертальцы, как только что дрались сейчас.
        Вы ищете братьев по разуму в космосе, но ни одна звездная цивилизация не протянет вам руки, пока живы будут на Земле ненависть и злоба, пока вы будете грызть друг другу горло, боясь сильных и уничтожая слабых.
        Программа "Контакт" закрыта. Сейчас вас отправят домой. Мы прощаемся с вами. От имени Звездной Федерации я вновь обращаюсь к землянам - берегите мир, сохра ните свою планету, свою цивилизацию, и мы снова придем к вам!
        Потом, повернувшись к своим товарищам, командир сказал, указывая на полицей ского и Сингха:
        - Этих отправить в первую очередь.
        У входа в дом Раковский, Чжаньфу и Алексей встретили Нэнси. Она только что вышла на свежий воздух и стояла поеживаясь. Нэнси переоделась во что-то розовое и пушистое, голубые, глаза восторженно сияли.
        - Эх, мальчики, - затараторила она. - Какой детектив пропустили. Комиссар был бесподобен. Сначала он пристрелил этого громилу Мэллора, а потом... - Нэнси замолчала, почувствовав неладное.
        - А вы что такие мрачные? Случилось что?
        - Случилось, - угрюмо сказал Алексей. - Собираемся домой.
        - Нет, правда. Что произошло?
        - Вот, Чжаньфу расскажет.
        Говорить Алексею не хотелось. На ходу снимая кожаную куртку, он вошел в дом и направился к своей комнате.
        "Умыться бы еще не мешало", - думал он, идя по коридору.
        У дверей комнаты стоял Хрипун Голова опущена, спина сгорбилась. Алексею показалось, что тот вытирает слезы.
        - Ты что, Хрипун? - остановился рядом с ним Алексей. - Плачешь?
        - Седого убили, - всхлипнул Хрипун. - Друга моего.
        - Убили. Но что же теперь сделаешь...
        Алексею до того было жалко домового, что он готов был присесть на корточки и прижать его к себе, как ребенка.
        - Убили, - повторил он. - Но нам сказали, что вы роботы. Правда?
        - Правда, - помолчав, ответил Хрипун. - Но и мы все чувствуем. Мы ведь не простые роботы.
        - Знаю, - грустно улыбнулся Алексей - Сказочные. Но ведь и вы не вечные. Придет время, и вас... - он поискал слово, - остановят.
        - Да, конечно, - согласился домовой. - Но только после того, как мы выполним свою программу. Когда сделаем все. А он не успел.
        - Передаем последние известия.
        По сообщениям телеграфного агентства...
        Алексей отложил надкушенный бутерброд и прибавил громкость.
        - Как уже сообщалось вчера, экстремистами был взорван пассажирский самолет компании...
        Из прихожей раздался резкий телефонный звонок.
        - Ты почему вчера не пришел? - услышал Алексей раздраженный Ленин голос. - Ты что, Алешка, думаешь...
        - Лена, извини, так получилось...
        - Что это у тебя так гремит? Ты что делаешь?
        - Слушаю последние известия.
        - Чего-чего?
        - Последние известия. Слышишь, опять передают о взрыве.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к