Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Осенние руны Марина Клингенберг



        Существует легенда, что людская надежда достичь небес разбилась на множество осколков, и тот, кто соберет двенадцать из них, сможет изменить свою судьбу. Жизнь маленького Кая никак нельзя назвать счастливой, его судьба кажется роковой, но он решает пройти этот путь и осуществить свою заветную мечту, какой бы невозможной она ни казалась. Путешествие начинается!

        Марина Клингенберг
        Осенние руны

        Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
        М. Клингенберг
        


        Пролог

        Вид отсюда открывается просто потрясающий. Закатное оранжевое небо с белесыми полосками облаков сверкает в полупрозрачной дымке, оставленной некогда прошедшим, но навеки оставившим свой след ливнем. Бесконечный небесный пейзаж вызывает самые теплые, самые необычные мысли - сокровенные воспоминания, мечты о чем-то далеком, воображаемые путешествия со множеством страшных опасностей и, конечно, хорошим концом. А еще… Еще, пожалуй, желание пройти по облакам и посмотреть, что же там, на краю этого оранжевого неба.
        Такое желание рано или поздно посещает всех, кому довелось побывать на этом утесе. Вид безграничного небесного простора не трогает только совсем черствых людей.
        Но, конечно, для большинства подобные мечты останутся всего лишь мечтами. Мало кто вообще приходит сюда. Еще меньше тех, кто всерьез задумывается о том, чтобы каким-нибудь образом суметь погулять по облакам. Ведь, как ни крути, людям не дозволены такие вещи: то ли в силу логики, которая так любит портить жизнь мечтателям, то ли по неким другим причинам.
        Однако одна легенда рассказывает, что некоторые люди все же способны прогуливаться по небу, словно по твердой земле. Их называют Ангелами. Они редко показываются обычным людям, какими сами были когда-то; у них нет крыльев. Увидев этих Ангелов на земле, их можно и не признать.
        Говорят, Ангелы сами выбирают тех, кто достоин получить право вместе с ними разгуливать по облакам. Почему, каким образом - этого не знает никто. А если и знает, то предпочитает молчать.
        Хоть это и считается легендой, почти для всех она такая же истина, как и то, что на облако невозможно ступить. Почти ничего не зная об Ангелах, люди любят и уважают их. А некоторые и побаиваются. Но не так, как Проклятых.
        К сожалению, Проклятых никак нельзя назвать легендарными созданиями - слишком часты их появления, слишком много людей от них пострадало. Никто не знает, почему у избранных на руке с рождения появляется черный знак в виде запятой, но считается, что он предвещает своему обладателю творение исключительно злых дел. От него невозможно избавиться, и люди считают, что это сам Бог указывает им на темные души.
        Так у самого высокого утеса, окруженного Ангелами, Проклятыми и просто обычными людьми, начинается эта история. История о том, как маленький мальчик, собирая осколки звезд и надежд, пытался изменить предначертанную ему судьбу и добиться права ходить по облакам.



        Начало путешествия

        Чуть вьющиеся русые волосы разметались по жухлой зеленой траве, бледные, болезненно худые руки и ноги были раскинуты в стороны. Прозрачные серые глаза внимательно смотрели прямо перед собой. Еще минуту назад в них стояли слезы, много горячих слез, но теперь они отступили. Только ничтожные остатки влаги все еще придавали этим большим детским глазам блеск, почти такой же, как мерцание призрачной дымки в неописуемо красивом оранжевом небе.
        Вид с утеса был гораздо многообещающей, но отсюда, снизу, и сам утес представлялся таким далеким, таким загадочным и недосягаемым… Но Кай не один раз взбирался на него и знал, что, захоти он, то обязательно доберется туда, несмотря на то, что здесь это кажется таким невозможным.
        Значит, и до края неба при желании можно добраться, даже если это представляется нереальным.
        Кай слабо улыбнулся, обнаружив ошибку в своих рассуждениях. Он сравнил вид недосягаемого утеса с таким же недосягаемым небом, но ведь оно никогда не казалось ему таковым. Каждый раз, когда он взбирался на Высокий утес, то думал, что стоит ему сделать шаг, и белесая дымка, рассекающая небесный свод, окажется зажатой в его пальцах… Но, конечно, так было только в его воображении. На самом деле все обстояло иначе.
        Мерцание нельзя сжать в руке и оставить у себя. Не говоря уже о том, что нельзя ступить на облако, чтобы добраться до этой призрачной дымки.
        - Эй, - раздался удивленный голос рядом.
        Кай услышал, но не отдал себе в этом отчета. Погруженный в свои мысли, он поднял руку вверх, стараясь представить, каково это - коснуться пальцами неба. Пусть сегодня затаенная надежда на успех рассыпалась в прах, это значило только одно…
        - Эй, я к тебе обращаюсь! Ты, на земле!
        .. что нужно сдержать данное себе слово и найти способ встретиться с ними…
        - Эй!
        Сердитое личико с двумя светлыми прядями волос по бокам показалось прямо над Каем. Он от неожиданности вздрогнул и резко сел. Нарушитель спокойствия не успел среагировать, и они стукнулись лбами.
        - Необязательно так резко, - потер ушибленное место незнакомец, на вид ровесник Кая.
        - Извини, - испуганно пролепетал тот, спешно отодвигаясь. - Правда, извини. Я не хотел тебя ударить.
        - Чего шарахаешься? - удивился мальчик. - Бывает. Я просто собирался спросить у тебя кое-что.
        - Что? - Кай сжался, словно больше всего на свете мечтал уменьшиться и таким образом исчезнуть с глаз внезапного встречного.
        Мальчик удивленно посмотрел на него такими же серыми, как у него, глазами. Потом покачал головой, как бы укоряя Кая за непонятную в данном случае нервозность. Но когда он заговорил вновь, в его голосе послышалась неуверенность, будто теперь и у него незнакомый паренек вызывал страх.
        - Я не хотел тебе мешать…
        Этот новый неуверенный тон убедил Кая, что ничего плохого этот мальчик не хотел. Да и, судя по всему, он ничего о нем не знал.
        - Я просто задумался, - сказал Кай. - Ты мне нисколько не помешал, правда, - дружелюбно улыбнулся он. - Так что ты хотел спросить?
        Увидев, что опасаться нечего, незнакомец просиял и сел рядом. По его радостному лицу сразу стало понятно, что он решил расширить рамки предполагаемой беседы.
        - Меня зовут Миро, мне одиннадцать лет! - протараторил он с невероятной скоростью. - А ты кто, откуда? Я тебя здесь раньше не видел!
        Поняв, что мальчик хочет завести знакомство, Кай смутился. Не то чтобы он не хотел ни с кем дружить, просто сомневался, что из этого выйдет что-то хорошее. Но, раз уж в кои-то веки не он проявил инициативу…
        - Я… Я Кай, мне десять. Я из того селения, которое там… На холмах, - он указал в сторону утеса.
        - На холмах?! - поперхнулся Миро. - Но это же так далеко! Что ты здесь делаешь?
        Кай обернулся через плечо и посмотрел на окровавленную траву. Должно быть, подумал он, и волосы у него сейчас не в самом лучшем состоянии.
        Миро проследил за его взглядом, и рот у него удивленно раскрылся.
        - Я просто споткнулся и упал, - поторопился объяснить Кай. - Совсем не больно.
        - Ты уверен? Кажется, ты разбил голову… У тебя волосы в крови…
        - Просто царапина, - смущенно потер затылок Кай. - Совсем не больно, а крови много. Так часто бывает. Сейчас помою.
        - Это верно! - с охотой залопотал Миро. - Я когда-то разбил колено, ранка была совсем маленькой, а кровищи! Хотя мне было жутко больно. Все смеялись, что я верещу, как девчонка, - обиженно надулся он. - Хочешь, я тебе помогу?
        Каю неудобно было утруждать нового знакомого, о чем он ему и сообщил. Но тот с таким воодушевлением начал убеждать его, что будет только рад помочь, что Кай просто не посмел отказать. Кроме того, ему крайне редко выпадал шанс дружески побеседовать с кем-либо, и упускать такую возможность не хотелось.
        Мальчики подошли к самой реке. Кристально чистая вода красиво переливалась на вечернем солнце, и ребята с удовольствием скинули одежду и устроились у берега. Несмотря на то, что близились сумерки, было очень тепло.
        - Тебе точно не больно? - спросил Миро.
        - Точно! - заверил Кай. - Можешь сам посмотреть…
        Миро, встав на колени у него за его спиной, с любопытством и некоторой опаской развел в стороны вьющиеся русые пряди, но, к своему удивлению, и впрямь обнаружил только небольшую ранку с уже подсохшей кровью.
        - Надо же, - удивился он. - Действительно, почти ничего. А трава выглядит так, будто невесть что случилось.
        - Это моя способность, - засмеялся Кай. - Никогда ничего серьезного, а выглядит жутко.
        - Здорово! - восхитился Миро.
        - Не очень…
        - Почему? Очень даже здорово, я бы всегда изображал из себя пережившего смерть, и все считали бы меня героем! - Миро, зачерпывая обеими руками воду, выливал ее на окровавленные волосы Кая. - Так зачем ты здесь один?
        Кай недвижимым взглядом смотрел на воду. Стоило ли рассказывать правду первому встречному? Вроде бы в этом не было ничего страшного. Его планам это помешать не могло - обратно в родное селение ему все равно не вернуться, иначе его там со свету сживут. Так что, даже если весть о беспризорном ребенке станет достоянием взрослых, и те решат отправить его назад… У него был способ избавиться от навязчивых помощников, если таковые найдутся. Достаточно будет сказать каких-нибудь два слова.
        - Я сбежал из дома, - сказал Кай. - Собираюсь найти кое-кого.
        К его удивлению, Миро не издал восхищенного восклицания (ведь все мальчишки мечтают хотя бы ненадолго сбежать из дома на поиски приключений!) и не стал причитать, как порой делают девчонки. Только продолжал с усилием тереть его волосы.
        Кай обернулся, чтобы посмотреть на его лицо, и увидел, что Миро смущенно улыбается.
        - Я так и подумал… На самом деле, я тоже, - признался вдруг он. - Правда, я ушел не так далеко, как ты - мой дом вон в той стороне, рядом совсем… Но я обязательно уйду как можно дальше! - заявил он.
        - Зачем?
        - Я еще не придумал.
        Кай снова уставился на воду. Ему очень хотелось спросить, почему Миро решился на это, но имел ли он право выяснять? Похоже, у него просто было желание убежать, вот он и убежал. Если выяснять о причинах возникновения такого желания, то придется объяснить и свои причины, а этого Кай совсем не хотел.
        - Вполне могу затем же, зачем и ты, - продолжил Миро после небольшой паузы. - Вот ты зачем?
        Кай улыбнулся. Это хороший вопрос! «Зачем» гораздо лучше, чем «почему».
        - Я хочу повстречать кого-нибудь из Ангелов.
        - Ух ты, - восторженно выдохнул Миро.
        Он обошел его и сел напротив, обхватив колени руками и сверля Кая выжидающим взглядом. Тот терпел где-то с минуту, потом шутя брызнул в Миро водой.
        - Хватит! - улыбнулся он. - Мне нечего к этому добавить!
        - Ничего себе нечего! - не согласился Миро. - Кого ты хочешь повстречать, Эделя?
        - Эделя? - удивленно посмотрел на него Кай. - Кто это?
        - Как, ты не знаешь? Это среди них самый главный. У нас в селении все это знают. Девчонки говорят, что он безумно красивый, ну да нам-то что до его красоты! - презрительно фыркнул Миро. - Серебря-а-аны-ые во-о-олосы, зо-олоты-ые глаза-а-а, - он восторженно закатил глаза, передразнивая девушек.
        Кай рассмеялся.
        - Я ничего об этом не знаю, - сказал он. - Ты можешь рассказать подробнее? Мне это очень поможет.
        - Поможет? В чем? - удивился Миро. - Как бы они ни выглядели и что бы они ни умели, все равно они сами выбирают, кому и когда показываться.
        - И все же…
        Но тут, обрывая его фразу, с той стороны, куда совсем недавно указывал Миро, раздался строгий женский крик, зовущий его по имени.
        - Расскажу, если мы сейчас же убежим подальше! - Миро выскочил из воды и бросился к своей одежде, оставленной на траве. - И если дальше пойдем вместе, - добавил он, спешно натягивая штаны. - Мне не очень хочется бежать из дома в одиночку.
        Растерянный Кай последовал его примеру, и вскоре они бросились вперед. Миро бежал гораздо быстрее - видно, ему действительно совсем не хотелось возвращаться к обладательнице строгого голоса. Поэтому направление задавал он, и Каю не оставалось ничего другого, кроме как следовать за ним. Впрочем, он не возражал. За всю свою жизнь он ни разу не заходил дальше Высокого утеса и потому совершенно не знал, в какую сторону требуется бежать, чтобы оказаться подальше от людей. В округе могли встретиться жители деревни Кая, и тогда, если они узнают его, ничего хорошего не выйдет.
        Сначала Миро вел его вдоль реки, потом стал взбираться на крутой зеленый берег, за которым раскинулся лес. Туда мальчишки и побежали, однако защита высоких густых деревьев нового знакомого Кая не удовлетворила. Он лишь немного сбавил шаг.
        - Могут пойти в лес искать, правда, наверное, позже, - объяснял он, тяжело дыша. - В чащу заходить не станут, так что надо быстрее. Пока не стемнело.
        Они шли довольно долго, не разговаривая - трудно было беседовать, шагая с такой скоростью. Но Кай не стал просить Миро идти помедленнее: ему и самому хотелось уйти как можно дальше, дабы были отрезаны все пути к отступлению.
        Пока они преодолевали широкую дорогу, уводящую вглубь темной чащи, Кай как следует разглядел своего случайного попутчика. Прямые светлые волосы такой же длины, как и у него, почти такие же, как у него, серые глаза - только у Миро они были озорными, а у Кая немного печальными. И даже роста они были одинакового. Каю редко доводилось нормально смотреться в зеркало - у него дома был только совсем маленький осколок слабо отражающего стекла, - но все равно он мог с уверенностью сказать, что они с Миро очень похожи. Кая это обрадовало. Он в первый раз встретил кого-то, похожего на него. Пусть и только внешне.
        «Но, наверное, я не хочу встретить точно такого, как я, - думал Кай, исподтишка смотря на Миро. - Не хочу, чтобы кому-нибудь досталось то же, что и мне…»
        Он издал сдавленное «ай», когда, засмотревшись на своего спутника, споткнулся о какой-то корень.
        - Осторожнее, - не преминул дать ценное указание Миро.
        Ровная широкая дорога закончилась. Теперь приходилось пробираться по узеньким тропинкам, а через некоторое время Миро и вовсе свернул в сторону и стал пробираться сквозь густые колючие заросли.
        - Спокойно, я знаю, куда иду, - важно прокомментировал Миро.
        - То есть мы не идем навстречу неизвестности? - улыбнулся Кай, отгибая колючую ветку и проходя следом за ним.
        - Это будет потом. А пока я все знаю, - заявил Миро.
        Каю оставалось только поверить ему на слово. За лесом, очевидно, уже воцарилась ночь, потому что прежний полумрак сменился полной темнотой. Ребята пробирались с большим трудом, постоянно спотыкаясь и царапая кожу ветками и колючками, но не останавливались. Ночной лес наполнился звуками: тут и там раздавались шорохи, жужжание и стрекот. Чем глубже они забирались, тем чаще мелькали между деревьев светлячки, и Кай зачарованно переводил взгляд от одной светящейся точки к другой. Миро тоже наслаждался трудным, но захватывающим путешествием по ночной чаще, однако, преисполнившись важности, старался этого не показывать.
        Но вокруг царила не только обнадеживающая атмосфера умиротворенности. Все чаще слышались громкие шорохи и треск ломающихся ветвей, где-то вдалеке выли не то собаки, не то волки. И когда очередная еле заметная тропинка вывела ребят на полянку, Кай предложил остановиться. Миро в ответ заявил, что ничего не боится и готов продолжать путь.
        - Я не думаю, что ты боишься, - покачал головой Кай. - Я ведь сам тебе предлагаю, - добавил он. - Тяжело идти в такой темноте. И опасно. Лучше утром пойдем.
        - Ладно, - подумав, согласился Миро. - Здесь меня до утра точно не найдут.
        Кай ничего не ответил. Он с восхищенной улыбкой смотрел на множество светлячков, плывущих над поляной.
        - Я в первый раз в таком густом лесу ночью, - сказал Кай. - Здесь очень красиво.
        - Я второй, - гордо вскинул голову Миро. - Но в прошлый раз я был с отцом. Мы пытались поймать сокола.
        Он пустился в длинный эмоциональный рассказ о поимке улетевшей птицы. Кай, собиравший ветки для костра (он избегал обламывать деревья и поднимал сухие сучья с земли), старался как можно чаще кивать в короткие паузы между быстрым говором Миро, показывая, что внимательно слушает. Он и впрямь старался не пропускать ни единого слова, но смысл рассказа долетал до него с трудом.
        Кай был очень рад и немного испуган тем, что все так получилось. Слабо верилось в то, что они с этим мальчиком долго пробудут вместе - скорее всего, тот в скором времени вернется домой, к родителям. Но все равно было очень приятно вот так идти и беседовать с кем-то. А уж сидеть ночью у костра…
        Они и впрямь легко разожгли костер (тут уже Кай продемонстрировал свои умения) и с удовольствием устроились у огня - ночь принесла с собой ощутимую прохладу.
        - Холодно! - поежился Миро. - Ну, будем терпеть, - мужественно добавил он. - Мы ведь уйдем далеко-далеко, и не исключено, что дойдем до Снегов.
        - Это слишком далеко, - засмеялся Кай. - Пока мы пройдем хотя бы половину пути, настанет зима, и будет нам снег.
        - Тоже неплохо, - одобрил Миро. - Чем дольше меня не будет, тем лучше, а то ведь мне никто не поверит, что я пережил массу опасностей. А ты здорово все продумал!
        Кай залился краской.
        - Времени было достаточно… Я давно… А ты… Ты действительно собираешься идти со мной все время?
        - Конечно, - пожал плечами Миро и шикнул на подбирающуюся к костру маленькую дикую кошечку. - Ты вроде нормальный, раз тоже из дома сбежал…
        Кай потупился. Он счел, что лучше не высказывать своего мнения о том, что нормальные дети из дома не убегают. По крайней мере, в его селении все ребята жили вполне себе счастливо, и их «невероятные приключения» ограничивались походами в хилую рощицу на холме.
        - … и, к тому же, ты на меня похож. Мы как братья.
        - Как братья? - вскинул на него удивленный взор Кай.
        Озвучить такую смелую мысль ему и в голову не могло прийти. Он привык, что люди не хотят с ним сближаться.
        - Ну да, - пожал плечами Миро. - Мы внешне похожи. Ты ведь тоже заметил? Вот. А ты не взял с собой какой-нибудь еды? Где твои вещи? - стал озираться он.
        - Я… - Кай замялся. - У меня ничего такого нет… Я думал по пути…
        - Тоже мне, путешественник! - фыркнул Миро. - Ладно, так и быть, я с тобой поделюсь, - он достал из своей небольшой сумки, во время ходьбы перевешенной через плечо, ломоть хлеба. Разделив его, он отдал половину Каю.
        Тот немного помялся, потом тихо поблагодарил и принял угощение. Ему все еще было не по себе: счастье и радость смешивались с тревогой. Кай боялся дружить. С его стороны это казалось не только неправильным, но даже преступным… Как бы ему ни было хорошо, он не мог думать только о себе.
        - Чего такой мрачный? - вопросил Миро с набитым ртом. - Ведь здорово! Мы ушли! И даже не в одиночку. Так гораздо веселее.
        - Я… - Кай сделал над собой усилие. - Я просто не думаю, что это нормально - идти со мной, - он шумно сглотнул.
        - Почему это? - с подозрением уставился на него Миро.
        - Ну… Я… - но у Кая язык не повернулся сказать правду, и он пробормотал: - Я всегда попадаю в неприятности, потому что люди меня не любят.
        - Я всегда подозревал, что на холмах живут какие-то дураки, - авторитетно заявил Миро. - Это я про тех, кто тебя не любит. Мне лучше знать.
        Кай в ответ только слабо улыбнулся и принялся за свою порцию хлеба.
        «Я ничего не могу сделать, он сам хочет, - подумал он. - Миро сказал, что мы как братья. Может, он действительно пойдет со мной».
        Договорившись со своей совестью, Кай перевел тему:
        - Ты сказал, что расскажешь мне об Ангелах.
        - Да-а, - протянул Миро. - Правда, я только про Эделя и знаю. У нас часто о нем говорят.
        - А почему?
        - Ну, наверное, потому, что Высокий утес рядом, - задумчиво проговорил Миро. - Говорят, с него начался путь Ангелов.
        - Да, это я знаю, - Кай несколько раз кивнул. - Я забирался туда несколько раз, - признался он. - Пытался представить, каково это…
        - Ходить по облакам? - рассмеялся Миро.
        - Нуда…
        - Так ты хочешь попросить их, чтобы они взяли тебя с собой? Ты для этого хочешь их найти? - глаза Миро пылали любопытством, но в них скользила незлая насмешка.
        - Не знаю… Как получится… Наверное, - смешался Кай.
        Они немного помолчали, слушая, как в огне потрескивают ветки. Где-то вдалеке снова раздался вой, и Миро опасливо поежился. Кай не обратил внимания. Его мысли переместились к Ангелам.
        Идея найти полулегендарных счастливчиков (а как еще назвать тех, кому дано право гулять по небесам?) посетила его около года назад, после очередной неудачной попытки поподражать Ангелам. Он подумал в отчаянии - кто же, как не они, может помочь ему исполнить заветное желание?
        Постепенно эта безумная мысль стала мечтой. Кай не знал, может ли она стать явью, зато был уверен в том, что нельзя плакать о несбывшейся мечте, даже не попытавшись достичь ее. Дни не приносили ему радости и, когда Кай переживал особенно трудные часы, он представлял, как приходят Ангелы и защищают его, а потом забирают его с собой и учат ходить по облакам… Как было бы здорово! Он совсем ничего не знал об Ангелах, но в фантазиях видел их как прекрасных и добрых воинов.
        Но мечты мечтами, а жизнь жизнью. Кай решился уйти только тогда, когда жизнь для него стала совсем невыносимой. Он начал свой путь вчера, ранним утром, чтобы к закату прийти к любимому утесу, увидеть оранжевое небо и попрощаться с ним перед тем, как отправиться в долгое путешествие.
        Кай мутным взглядом смотрел на огонь. Идя к утесу, он дал себе обещание, что пойдет в неизвестность навстречу своей далекой мечте, если…
        Совсем рядом громко хрустнула ветка. Кай и задремавший Миро от неожиданности вздрогнули и одновременно вскочили на ноги.
        Из гущи леса выскочила давешняя кошка и темным комком метнулась куда-то в сторону. Но не она была источником шума: из глубины чащи продолжали слышаться шорох и хруст, словно кто-то подбирался к поляне.
        - Ч-что это, кто? - враз севшим голосом еле выговорил Миро, тщетно пытаясь не показать, что ему страшно.
        Но Кай и сам был порядком напуган.
        - Надеюсь, что это не те волки, что выли недавно… - тихо проговорил он.
        - Да к черту волков! - Миро придерживался другой точки зрения касательно самых опасных существ.
        Он попятился и, сравнявшись с Каем, лихорадочно прошептал:
        - Говорят, тут в округе есть Проклятые!
        Кай вздрогнул.
        - Правда?
        - Конечно! - снова послышался шорох, и Миро испуганно сжался. - От-тец г-говорил, что н-не таились особо, нападали… Кого-то даже убили! - справившись с заиканием, сгустил краски он. На самом деле, в этом разговоре, подслушанном на собрании взрослых, обсуждалось исчезновение человека, а его смерть была лишь предположением. Но Миро любил преувеличить.
        - Надеюсь, это не они, - испуганно пролепетал Кай, теперь уже боявшийся не столько волков, сколько Проклятых.
        - Зачем мы им?
        - Как будто им нужны причины! - прошипел Миро.
        - Потому они и Проклятые, что творят всякие пакости без разбору, а не то бы их от людей не отделяли!
        Кай хотел что-то сказать, но Миро схватил его за локоть и предложил:
        - Бежим в лес!
        - Ты что! - не согласился Кай. - Тут хотя бы огонь, а если столкнуться с настоящим Проклятым в темноте…
        - У них глаза в темноте светятся, - заявил Миро. - Желтым.
        - Врешь!
        Начинающийся спор прервал тихий шелест, потом какой-то странный звук, смутно напоминающий смех. Миро и Кай испуганно прижались друг к дружке. За деревьями, уже совсем близко, определенно кто-то был.
        Тьма вокруг полянки словно бы сгустилась, каждый звук звенящим эхом отдавался в ушах, воздух наполнился чем-то неприятным и вязким, затрудняющим любое слабое движение. Это был страх.
        Вдруг что-то коснулось ноги Кая, и он отшатнулся. Однако это была всего лишь та самая дикая кошка - обогнув поляну, она подобралась к ребятам сзади. Кай не мог сказать, что ему стало спокойнее. Ведь кошки отличаются известным любопытством, и если зверек не стал проверять, что стало источником шума, то ничего хорошего там уж точно не было.
        Кошка начала тереться о ногу Кая и - о чудо - страх немного отступил.
        - Нашла время, - пробурчал Миро, глядя на лесного жителя.
        - Эй! - крикнул Кай.
        Миро вздрогнул и недоуменно уставился на него. Листва деревьев снова зашуршала. Кай набрал в легкие побольше воздуха и, стараясь, чтобы голос не дрожал, громко продолжил:
        - Или покажись, или уходи!
        Снова послышалось что-то, напоминающее шелестящий смех. Хруст и шорох наполнили загустевшую тишину, но теперь они удалялись.
        - Тут и впрямь кто-то был… - испуганно прошептал Миро.


        - Нет, ну ты только подумай, мы справились с самым настоящим Проклятым! - канючил Миро.
        - Едва ли это был Проклятый, - отвечал Кай уже с некоторым раздражением. - Наверняка кто-то просто решил нас попугать.
        - Проклятый!
        - А-а, да хватит уже об этом! - Кай сжал голову обеими руками, показывая, как ему невыносимо в тысячный раз перетирать маленькое ночное приключение, и оба рассмеялись: Миро уже и сам поймал себя на мысли, что не умолкает ни на минуту с момента пробуждения и говорит все об одном.
        Вскоре после ухода незваного гостя, кем бы он ни был, мальчики немного успокоились и до утра успели подремать несколько часов, после чего отправились в путь. Они нисколько не чувствовали себя сонными - первая прожитая самостоятельно ночь, да еще с таким происшествием, еще долго будоражила их умы. К тому же, «самое настоящее» приключение сплотило их, и общались они много свободнее, чем вчера. Кай стал позволять себе немного осаживать нового друга. А Миро даже заметил, что Кай повел себя храбро, преодолев страх и бросив лесной чаще вызов. Тот на это признался, что благодарить надо кошку, выведшую его из оцепенения.
        Кстати говоря, дикий зверек следовал за ними попятам. Маленькая дикая кошечка причудливой черно-рыжей расцветки, казалось, намертво привязалась к Каю. Миро пытался ее отогнать, но все было безрезультатно.
        - Если выйдет с нами из леса, то не выживет! - предвещал тяжкие беды зверьку Миро.
        Они уже вновь шли по широкой тропе в светлом лесу. Миро утверждал, что довольно скоро они выйдут к какому-то селению.
        - Может, она и не станет выходить из леса, - с любопытством следил за зверьком Кай. - Или вообще не пойдет так далеко.
        Но кошка исправно следовала за ними всю долгую дорогу и, когда ближе к вечеру мальчики вышли к небольшой деревне, без всяких сомнений покинула лес. Она только стала теснее прижиматься к ногам Кая, страшась неизвестной среды, но Каю и самому было не по себе.
        Всю дорогу они с Миро хвалили друг друга - им удалось уйти одним так далеко! Хотя Миро говорил, что был здесь с родителями, а вот Кай за всю свою жизнь никогда не заходил дальше Высокого Утеса.
        - Сейчас будем искать, к кому бы напроситься на ночь! - радостно заявил Миро.
        - Вот так просто? А можно так? - засомневался Кай.
        - Конечно! Обязательно кто-нибудь приютит, особенно если мы расскажем, как сражались с Проклятым!
        - Не сражались, и вряд ли это вообще был Проклятый!
        Круг воспоминаний начался заново, и ребята не обратили внимания на то, что шедшая за ними кошка вдруг рванула вперед, обогнав их на несколько метров.
        В золотистых лучах заходящего солнца среди последних деревьев леса мелькнул невысокий человеческий силуэт. Неизвестный, внимательно посмотрев вслед уходящим Каю и Миро, отчего-то тихо засмеялся странным, шелестящим смехом. Потом взмахнул руками, смешно развернулся, будто выполнил танцевальное движение, и скрылся в лесной чаще.



        Руна первая

        Деревня со странным для этих мест названием Зарасвет раскинулась не так уж и далеко от Высокого Утеса, но Каю и Миро она казалась страшно далекой - ведь, чтобы дойти до нее, им потребовалось идти почти сутки. А Каю и того больше: немногим меньше этого он прошел от своего дома до Утеса. Он знал, что жители его селения нередко забредают в Зарасвет, чтобы заняться торговлей - эта деревня была намного больше скромных поселений у Утеса. Здесь всегда царило веселое оживление, присущее таким местам. Дел у людей было много, и каждый спешил выполнить свое.
        От леса к жилым домам вела неширокая речка, сейчас искрящаяся от солнечного света. Почти такую же картину Кай и Миро наблюдали вчера у Утеса, но здесь все казалось совсем другим, необычным и новым. Поэтому они наперебой восхищались и рекой, и ярким зеленым берегом, и громадами (как казалось) деревянных домов, высившихся дальше.
        - Туда не пойдем пока, - сказал Миро. - Там богатые, они не возьмут. Надо к окраине.
        Кай молча кивнул, предоставляя ему выбирать направление. Он с любопытством оглядывался вокруг, приходя в восторг от всего, что попадалось на глаза - будь то человек с лошадью или пробегающая мимо собака. Он чувствовал себя как никогда хорошо и свободно, в основном потому, что здесь его никто не знал, и взгляды жителей или проходили мимо, или просто смотрели на него с некоторым интересом.
        В какой-то момент Миро повернул в сторону от реки. Они шли, не останавливаясь, до первого жилого квартала, где приступили к поиску ночлега. Каю это было в новинку, и он смущался, стараясь стоять позади Миро и вообще быть понезаметнее.
        Но его опасения были напрасны - никто и не думал обливать их презрением. Совершенно спокойно и даже с некоторым удовольствием ребята обошли несколько дворов. Невысокие заборы заключали в себя две-три одноэтажные приземистые постройки, и заглядывать за ограды было очень интересно - везде бурлила своя жизнь. Где-то люди занимались посадками у дома, где-то разбирали сарай, где-то игрались дети.
        Первая попавшаяся женщина в приюте мягко отказала, за вторым забором совсем маленькие детишки заявили, что родители заняты. Третья хозяйка поинтересовалась, откуда они пришли, и когда Миро, ткнув пальцем в покрасневшего Кая, с радостным видом заявил, что тот пришел из-за Утеса, сказала:
        - Далеко. Если не найдете ночлега, можете прийти ко мне, но сначала зайдите с другой стороны, - она подробно объяснила, к какому дому следует идти, и добавила: - Бреннилвинд обычно оставляет у себя торговцев из твоего селения, - кивнула она Каю. - И вас приютить должен, если дома.
        - Спасибо, - несколько раз кивнул Миро. - Пошли, Кай! Видишь, все просто, - сказал он ему, когда они пошли в указанном направлении.
        - Да, - пробормотал Кай. - Но не мог бы ты не говорить, что я пришел из-за Утеса?..
        - А что в этом такого? Ну, глухота, подумаешь! Многие от вас сюда ходят, и никто не страдает.
        Кай только вздохнул. Улегшееся было волнение вновь стало тревожить его.
        Им пришлось пройти еще немалое расстояние - указанный дом некоего Бреннилвинда находился на самом отшибе, у леса, но не с той стороны, откуда вышли Кай и Миро, а с противоположной.
        - Если откажет или его дома нет, сколько идти обратно! - недовольно поморщился Миро.
        - Да ладно тебе, - улыбнулся Кай, с улыбкой наблюдая за кошечкой: она так и не отстала от них, и теперь будто указывала путь.
        Кошка, как и было нужно, провела их по, должно быть, оживленной днем, но сейчас пустынной главной улице, представляющей собой два длинных торговых ряда. Потом, следуя указаниям доброжелательной хозяйки окраинного дома, несколько раз свернула. И, наконец, снова вывела их к реке - та тихо журчала недалеко от одинокого дома. Он и впрямь стоял почти у самого леса.
        Миро на протяжении всего пути долго рассказывал Каю, как был в Зарасвете с отцом и что делал. Досюда они не доходили, но окружающий пейзаж не слишком интересовал Миро: самое интересное, по его мнению, было там, где толпилось много людей - то есть, в пустующих сейчас торговых рядах. Кай же, напротив, предпочитал гомону тишь, и про себя наслаждался умиротворенным видом окраин.
        - Чего уселся? - недоуменно посмотрел Миро на Кая, который и впрямь присел на корточки и стал играть колоском с дикой кошкой. Та резвилась так, словно давно была приручена, и совсем не думала царапаться или кусаться, хотя два длинных клыка, выступающие с верхней челюсти, выглядели весьма устрашающе.
        - Ну, мы ведь уже пришли, - погладил кошку Кай, когда она вырвала колосок у него из руки.
        - А, - смущенно почесал нос Миро.
        Заговорившись, он не заметил, что они действительно достигли нужного дома. Оставалось только пройти с десяток метров до ограды и позвать хозяина, чтобы спросить разрешения остаться на ночь.
        Но тот их опередил: из низенькой калитки вышел мужчина лет пятидесяти и направился к ним.
        Миро побежал ему навстречу. Кай, взяв кошку на руки (она сама прыгнула в его объятия), поспешил за ним.
        - Здравствуйте! - размахивая руками, радостно приветствовал незнакомца Миро. - Вы - Бреннилвинд?
        Мужчина внимательно посмотрел на него и снисходительно кивнул, потом обратил еще более пристальный взгляд на Кая, который старался скрыться за спиной Миро. Лицо Бреннилвинда сразу посерьезнело; он нахмурился, не отрывая взгляда от мальчика, прижимающего к груди дикую кошку. Кай в ответ посмотрел на него исподлобья - не зло, но смущенно.
        Странность слишком уж внимательного взгляда Бреннилвинда была настолько очевидной, что Миро робко спросил:
        - Вы что, знакомы?
        - Ты…
        Когда Бреннилвинд начал говорить, Кая вдруг прошиб холодный пот. Он понял, что этот человек узнал его. Недаром он принимал у себя людей из его деревни! Или они все рассказали ему, или он просто сам был там и видел…
        Перед глазами Кая пронесся весь их с Миро недолгий путь - как хорошо все началось! Неужели так многообещающе начавшееся путешествие закончится прямо сейчас?
        - Нет! - выкрикнул Кай, зажмурившись и что было сил прижав к себе кошку, словно Бреннилвинд только и думал, что отобрать ее. - Я вас не знаю! Я никогда вас не видел!
        В его громком крике, совсем непонятном в такой ситуации, сквозили отчаяние и мольба.
        - Ты чего это, Кай? - изумился Миро.
        Бреннилвинд только хмыкнул, отвел, наконец, взгляд от Кая и мрачно проговорил:
        - И? Что нужно здесь детям в такой час?
        - А мы не из этого селения! - охотно пояснил Миро. - Мы путешествуем! Можно к вам на ночь?
        - Возвращайтесь домой, - поморщился Бреннилвинд. - Тоже мне, путешественники.
        Сказав это, он повернулся и пошел обратно к дому. Кай был даже рад этому, но тут Миро, сложив руки рупором, грянул:
        - Ну, постойте же! Ну, пожалуйста! А мы вам расскажем, как побили Проклятого в лесу! Самого настоящего Проклятого!
        - Мы его не били, - чуть успокоившись, постучал кулаком по лбу Кай. - И это был даже не Проклятый!
        - А тебе откуда знать!
        - Но ты же не видел ничего!
        - Ну и что! Это значит, что это мог быть кто угодно! И Проклятый тоже!
        Совершенно забыв о Бреннилвинде, они продолжили препираться. Тот, однако, приостановил ход и прислушался к спору. Подумав с минуту, он окликнул их. Миро и Кай умолкли, обернулись, и тут произошла очень странная вещь.
        Из леса раздался пронзительный крик, очень громкий, гортанный, режущий уши. Кошка, сидящая на руках Кая, вдруг с почти точно таким же воплем оттолкнулась от него всеми четырьмя лапами, оставив на шее глубокие царапины, и очертя голову бросилась к реке. Кай вскрикнул от боли.
        - Говорил я тебе, от диких добра не жди! - первым пришел в себя Миро, во время вопля онемевший от страха. - Но что это было? - удивленно похлопал глазами он.
        Кай не обратил на его слова никакого внимания. Он смотрел вслед убежавшей кошке - к его изумлению и тревоге, она бросилась прямо в воду. Звонкий всплеск возвестил о ее погружении в стихию.
        Кай бросился к реке. Это было почти безотчетным поступком. Он достиг берега очень быстро и, не раздумывая, нырнул в воду. Та оказалась неожиданно холодной, видимо, били ключи. Она обожгла свежие царапины и даже почти зажившую рану на голове. Но Кай, сделав над собой усилие, открыл глаза и увидел слабо барахтающуюся кошку.
        Несмотря на свои скромные размеры, здесь река оказалась довольно глубокой, и Кай, загребая потоки воды руками, пожалел, что не набрал побольше воздуха. Но он все же кое-как добрался до дна, хотя совершенно выбился из сил. У Утеса речка была мелкой, и ему никогда не приходилось добираться до такой глубины.
        Пока он хватал и прижимал к себе кошку, его взгляд уловил какое-то свечение на дне - совсем слабое, словно солнечный свет отражался от металлической или стеклянной поверхности. Среди песка и камней что-то лежало.
        Кай с немалым трудом заставил тело принять более или менее вертикальное положение и, оттолкнувшись от дна, рванул вверх. В последний момент он все-таки загреб рукой песок, несколько мелких камешков и непонятную штуковину - он и сам не знал, почему, но уж больно привлекательно она сверкала, как бы сообщая о том, что здесь ей совсем не место.
        Вынырнув на поверхность, Кай с огромным трудом вдохнул воздуха - его запасы в легких иссякли, грудную клетку больно сдавило, и сделать вдох оказалось не так-то просто.
        - Ну ты даешь! - Миро, стоя на четвереньках на берегу, протягивал ему руку. - Бреннилвинд сказал, тут глубоко! Я испугался! Плыви скорей!
        Кай послушался, однако первым делом отдал ему кошку. Та, судя по всему, наглоталась воды, но выглядела вполне живой.
        - Делать тебе нечего! - отчитывал его Миро, помогая выбираться на берег. - Она же тебя и расцарапала, и убежала… Сумасшедшая. В воду бросаться. Они же плавать не умеют.
        - Ну и что… - с трудом отдышался Кай. - Она просто испугалась того крика. Что это было? - несмело поднял он взгляд на Бреннилвинда.
        Тот хотел ответить, но Миро его перебил:
        - Что у тебя в руке?
        Кай разжал пальцы. На траву упали ошметки мокрого песка, пара мелких камешков и вырезанная из чего-то странная поблескивающая фигурка золотистого цвета. Размером с небольшой медальон, она представляла собой извилистую линию, сплетающуюся в таинственный знак.
        - Красиво, - сказал Миро. - Это откуда?
        - На дне лежало.
        Бреннилвинд молча присел рядом с ними, взял фигурку и внимательно рассмотрел ее. На его прежде мрачном и неприветливом лице теперь читалось искреннее удивление и что-то, напоминающее горькую радость.
        - Это ваше? - поинтересовался Кай.
        Бреннилвинд тряхнул головой, выходя из ступора.
        - Нет. Тем не менее, - он подкинул фигурку и вновь поймал ее, - могу я ее забрать?
        - Конечно, если вам так хочется, - улыбнулся Кай, трепля кошку по уху - она окончательно пришла в себя и теперь снова усиленно ласкалась с таким выражением мордашки, будто просила прощения за неожиданное бегство.
        - Взамен я дам вам и ночлег, и еду, - не остался в долгу Бреннилвинд.
        - Ура! - обрадовался Миро. - Молодец, Кай!
        Они вместе пошли к дому Бреннилвинда. Но едва они преодолели калитку и вошли в тесный двор, из леса снова раздался нечеловеческий вопль. На сей раз кошка лишь прижалась к Каю, но так сильно, что царапины на его шее предательски заныли.
        - Так что это? - повторил свой вопрос Кай. В отличие от Миро, этого крика он не боялся, так как злился на него всей душой за то, что из-за него чуть не утонула бедная кошка.
        - Жаворонок, - сказал Бреннилвинд.
        - Птица? - оторопел Миро, следом за ним заходя в дом - простой, но очень просторный. - Да не может такого быть!
        - Может. Соль в том, что кричит этот Жаворонок раз в десять лет, а то и реже. Так что, считайте, вам повезло.
        Миро и Кай изумленно переглянулись и хором вопросили:
        - Соль?
        Бреннилвинд не выдержал и впервые усмехнулся. Ну как тут не умилиться? Мальчики стали свидетелями почти легендарного события, а удивляет и волнует их всего-навсего местное выражение. Что ж, все еще впереди… И Бреннилвинд изо всех сил сжал в ладони маленькую фигурку, найденную на дне реки.
        Как и обещал, он усадил ребят за стол и как следует накормил. Кай молча уплетал еду за обе щеки, а Миро помимо этого еще и успевал рассказывать о «невероятном сражении с самым настоящим Проклятым». Хозяин дома, конечно, его преувеличениям не верил, но отчего-то слушал внимательно, то и дело впадая в задумчивость и качая головой.
        - А вы знаете что-нибудь об Ангелах? - вдруг спросил Миро, утомившись рассказывать в сотый раз о встрече в лесу.
        Бреннилвинд вздрогнул.
        - Почему ты спросил?
        - А Кай решил их встретить! - поделился Миро. - Поэтому мы и идем. Хотим их увидеть. Но ничего толком не знаем, только про Эделя.
        Кай залился краской, когда Бреннилвинд посмотрел на него. Он так и не понял, что тому известно о его месте жительства, а что нет, и потому вообще избегал как-то обнаруживать свое присутствие. Но с Миро разве скроешься!
        - Вот как? - ухмыльнулся Бреннилвинд. - И зачем же тебе понадобилось увидеть Ангелов?
        - Они могут ходить по облакам, - пробормотал Кай.
        - И что с того? Так могут только они. Представь, что увидишь их - а дальше что?
        - Я хочу их найти, - тихо, но на сей раз твердо ответил Кай. - Вот пусть они мне скажут то же, что и вы, тогда я и буду думать, что дальше.
        Бреннилвинд некоторое время молчал. Каю казалось, что он смеется над этой затеей, и действительно - его лицо как-то странно подрагивало, словно он очень хотел улыбнуться, но сдерживал себя.
        - Вам, детям, поразительно везет, - наконец, изрек он.
        - Почему это? - полюбопытствовал Миро.
        Бреннилвинд вновь перевел взгляд на Кая и спросил:
        - Зачем тебе вздумалось ходить по облакам?
        Кай смутился: его никто никогда об этом не спрашивал, и сейчас выразить все свои чувства и мысли по этому поводу казалось невозможным.
        - Высокий Утес… - нерешительно проговорил он. - Там очень красиво. Оранжевое закатное небо, и… Я всегда мечтал ходить по нему, а не по земле. По земле… Это слишком больно, - вдруг признался он.
        Бреннилвинд не стал уточнять, что он имеет в виду.
        - Вот что я вам расскажу, - заговорил он, чему-то улыбаясь теплой улыбкой - чему угодно, но точно не им. - Вы можете знать эту историю от родителей… Впрочем, вряд ли. Это даже не история, а так…
        - Об Ангелах? - засверкали глаза Миро.
        - Почти. Есть такая красивая легенда, - Бреннилвинд снова подкинул и поймал фигурку, которую все это время не выпускал из рук, - что раньше все были просто людьми - ни Ангелов, ни Проклятых. И все они мечтали о том, чтобы подняться в небо. Вот вроде как ты, - кивнул он на Кая.
        - И… и что? - осторожно спросил тот.
        - А то, что потом появились Ангелы - те, кто может ходить по облакам. Никто не знает, как, как неизвестно и то, почему рождаются Проклятые. И тогда люди потеряли надежду достичь небес.
        - Но почему?
        - Потому что сочли, что люди - это люди, а Ангелы - это Ангелы, - сказал Бреннилвинд. - Из одного другим не станешь. И якобы людская надежда достичь неба разбилась на множество осколков, которые рассыпались по земле. Их называют осенними рунами.
        - Я не слышал такого, - зачарованно протянул Миро.
        - Красиво.
        - Вот поэтому вам и везет, - Бреннилвинд вновь подкинул фигурку и в полете плашмя прижал ее к столу, после чего убрал ладонь и сложил руки на груди.
        Миро и Кай снова недоуменно переглянулись.
        - Я не понял, - признался Миро.
        - Похоже на руну, - усмехнулся Бреннилвинд.
        - Это?! - Кай и Миро так резко склонились над столом, что стукнулись лбами.
        Фигурка поблескивала на разбухшей от влаги деревянной столешнице металлическим блеском. Извилистая линия сплеталась с другим своим концом, образовывая треугольник ближе к середине, разветвлялась, снова сплеталась. Она была очень красивой, но все равно это не делало ее похожим на нечто большее, чем обычный, потерянный кем-то медальон.
        - Так выглядит осколок надежды? - робко спросил Кай.
        - Звезды, - поправил Бреннилвинд.
        - Почему звезды? - запутался Миро. - Вы же про надежду рассказывали.
        - В этой легенде человеческая надежда была звездой, - сказал Бреннилвинд и в ответ на оторопелые взгляды пояснил: - Звезда олицетворяла надежду. Но потом она разбилась, и ее осколки упали на землю.
        - Но какой от них толк? - робко спросил Кай, указывая на фигурку.
        - Никакого. Просто предполагаемый кусочек предполагаемой истории, - при этих словах в улыбке Бреннилвинда почему-то проскользнуло некоторое коварство.
        - Очень интересно, но я хочу спать, - признался Миро.
        Кай понимал, что и он должен был безумно устать, но сна, как назло, не было ни в одном глазу. Ему вообще плохо спалось ночью, а за окном, пока суд да дело, уже стемнело.
        Но Бреннилвинд будто бы прекрасно понимал его состояние, потому что вместо того, чтобы пожелать спокойной ночи, указал Миро на жесткую кровать, застланную старым заплатанным пледом, а Кая попросил в чем-то помочь. Миро уже в полусне пробормотал другу слова сочувствия, после чего окончательно отключился. Каю же пришлось покинуть комнату и пройти во двор вместе с Бреннилвиндом.
        Было совсем темно. Огни Зарасвета красиво сияли вдали, несмело разрушая ночной мрак на подходе к реке, но здесь, во дворе, царила полная тьма. Даже когда Бреннилвинд зажег фонарь, мало что изменилось.
        До помощи, в которой якобы нуждался хозяин дома, дело не дошло. Какое-то время он стоял спиной к Каю, созерцая ночной пейзаж, потом обернулся. Черты его лица враз стали жесткими - куда жестче, чем во время разговора на кухне.
        - Итак, мальчик. Я знаю, откуда ты, и я знаю, что ты - Проклятый.
        Кай почувствовал, как у него внутри все оборвалось. Он надеялся, он верил, что его подозрение о знаниях Бреннилвинда было ошибочным, но тщетно! Знает, знает, знает!
        Правая рука Кая сама собой перехватила левую ладонь, в центре которой роковой запятой завивалась черная отметина. Мальчик зажмурился, пытаясь сдержать подступающие слезы.
        - Н-ну… Ну и что, - еле выговорил он. - Я никому ничего плохого не сделал!
        - Это пока что.
        Вот она, неискоренимая человеческая мысль. Кай что было сил сжал кулаки, так, что ногти больно впились в кожу.
        - Но пока я еще ничего плохого не сделал, - голос Кая дрогнул. - Поэтому вам не за что меня ненавидеть.
        Обычно это вполне логичное утверждение люди пропускали мимо ушей. Но лицо Бреннилвинда немного смягчилось, хотя продолжил говорить он все тем же жестким тоном.
        - И, как я понимаю, своему другу ты это сообщить не счел нужным.
        - Я ненавижу врать и скрывать! Но у меня нет выбора, если я скажу, он уйдет… Он сам захотел пойти со мной… - Кай в отчаянии посмотрел на него. - Пожалуйста, не говорите ему…
        - Уже не сказал, - сухо проговорил Бреннилвинд, подходя к нему и садясь рядом на крыльцо. - Но ты вот заявил, что мечтаешь встретить Ангелов.
        - Да, - несмело кивнул Кай.
        - А как насчет того, чтобы достичь своей цели одному, без посторонней помощи?
        - Я и так всегда был один! - вырвалось у Кая. - Я же не просил… Не заставлял… Поэтому, пока он хочет…
        - То есть пока хочет он, а не ты?
        Кай удивленно посмотрел на него, не понимая, зачем уточнять такую очевидную вещь, и молча кивнул.
        - Что ж, хорошо. А что за Проклятый? Он говорил не о тебе?
        - Нет! Просто в лесу кто-то был, подкрадывался, потом смеялся, ушел… Это был не Проклятый. То есть, конечно, я не знаю, кто это был, я ничего не видел. А Миро почему-то в голову взбрело, что это Проклятый…
        Бреннилвинд задумчиво смотрел прямо перед собой. День изобиловал странными событиями. Проклятый мальчик пытается разыскать Ангелов, вокруг бродит еще один Проклятый, дважды раздается вопль Жаворонка, находится осенняя руна… Уж он, Бреннилвинд, точно знает, как они выглядят - сам когда-то владел парой осколков.
        - Вот что, - сказал он. - В ваше селение приходили Проклятые, так? Дважды, как я помню.
        Кай снова молча кивнул. Он не любил вспоминать об этом - он боялся Проклятых ничуть не меньше, чем обычные люди. Ведь Проклятые не так уж и редко прохаживались по селениям, творя все, что им вздумается. Кай не понимал, зачем бесцельно творить зло, и потому, боясь однажды сделать что-то такое (ведь на нем стоит их клеймо!), усиленно боролся с каждой крупицей ненависти, затаившейся в его душе. Впрочем, было их не так уж и много. Кай не любил думать о плохом, и потому почти не злился.
        - И где же ты был, когда они приходили к вам? Ты разговаривал с кем-то из них?
        - Нет… Я спрятался, - признался Кай. - Мне было очень страшно. И я не думаю, что я смог бы кому-нибудь помочь…
        - Я спрашиваю не для того, чтобы упрекнуть тебя в бездействии, - отрезал Бреннилвинд.
        - А почему тогда?
        Бреннилвинд с сомнением посмотрел в его удивленные серые глаза. Мальчик казался очень добрым, и, кажется, далеко незаурядным, раз нашел в себе силы понадеяться, что он, Проклятый, сможет получить право ходить по небу. Но стоит ли ему сообщать все и сразу? Ведь он, Бреннилвинд, останется сидеть на этом крыльце, а Каю придется пройти долгий путь в независимости от того, какую дорогу он выберет в дальнейшем.
        - Проклятые имеют обыкновение собирать себе подобных, - все-таки сказал он. - Так что то, что за тобой может ходить один из них - мысль совсем не глупая.
        - За мной? - похолодел Кай.
        - Да. Не волнуйся, на веревке не потянут, - проворчал Бреннилвинд. - Но и не факт, что сразу успокоятся.
        - И… и что же мне делать? - едва выговорил Кай онемевшими губами.
        Бреннилвинд пожал плечами.
        - Это твое дело. Можешь уйти к ним - это будет лучшим для тебя вариантом. Они тебе плохого не сделают, со своими они добрые. Разве что заставят нападать на людей, воровать, убивать и так далее.
        - Ни за что! - выкрикнул Кай так громко, что какая-то ночная птица в панике взлетела с ветви дерева вверх, обронив на землю ворох листьев. - Я найду Ангелов! Найду! И тогда… Тогда все изменится!
        - Ангелы не всемогущи, - одернул его Бреннилвинд. - Они лишь те, у кого уже есть право подняться ввысь. Так что полагайся только на себя.
        - Значит, я сам добьюсь права стать Ангелом! - яростно тряхнул головой Кай.
        Ссадина на затылке при этом движении отозвалась тупой болью. Кай вспомнил, как всего ночь назад ушел из дома. Это воспоминание омрачило его, и он опустил взгляд, закусив нижнюю губу.
        Бреннилвинд внимательно смотрел на него. Затем хмыкнул, поднялся на ноги и извлек из кармана найденную Каем фигурку. Загадочный знак ярко, неестественно сверкал в темноте.
        - Знаешь что? Я верну ее тебе, - Бреннилвинд бросил руну Каю, и тот, в легкой панике поподбрасывав фигурку на ладонях, все-таки поймал ее. - Из уважения к твоей настойчивости.
        Он взошел на крыльцо и уже в дверях обернулся и сказал:
        - Но помни - это всего лишь осколок надежды. Ему далеко до настоящего желания достигнуть облаков.



        Руна вторая

        Наутро Кай и Миро попрощались с Бреннилвиндом и отправились в дальнейший путь. Они и сами не знали, куда идут, но по общему решению перебрались через реку и пошли в сторону от леса - они опасались, что, заплутав, вновь выйдут к родным местам.
        Конечно, после ночной беседы с Бреннилвиндом Кай радостным выражением лица не отличался. Его мучили совесть и сознание собственной убогости. Он был уверен, что даже если он изо всех сил пытается быть хорошим и не причинять никому и ничему зла, с ним все равно что-то не так. И из-за этого «что-то» люди всегда будут отворачиваться от него.
        Миро, не понимая, в чем тут дело, изо всех сил пытался развеселить товарища, и, наконец, ему это удалось. Тогда Кай, немного оживившись, показал ему осеннюю руну, рассказав, что Бреннилвинд вернул ее.
        - Здорово! - обрадовался Миро. - Можно будет поменять ее на еду.
        - Поменять на еду надежду ходить по облакам? - изумленно уставился на него Кай. - Ну нет!
        - Да я пошутил, успокойся, - хихикнул Миро. - Но если серьезно, об этом тоже надо думать, а то вон, было нас двое, а теперь вот еще привязалась… - он с неодобрением посмотрел на кошку, которая, выспавшись под крыльцом Бреннилвинда, исправно следовала за ними.
        - Она же сама охотится, - напомнил Кай.
        - Это пока что! - не соглашался Миро. - Назовешь ее как-нибудь?
        - Не знаю. Не умею придумывать имена.
        Беседуя, они дошли до огромного поля, заросшего высокими растениями. Побеги превышали Кая и Миро едва ли не вдвое. Ребята с удовольствием ринулись в их гущу. День был солнечный, солнце немного припекало, поэтому мчаться через заросли было много приятнее, чем идти по открытой местности. А еще здесь было самое настоящее раздолье для веселья - можно было обгонять или отставать от товарища, прятаться, а потом с криком выпрыгивать, доводя друг друга чуть ли не до сердечного приступа.
        Увлекшись этой веселой игрой, Миро и Кай совсем потеряли счет времени. Им казалось, что прошло около тридцати минут, но на самом деле минуло целых четыре часа. Об этом они узнали несколько позже, когда выбрались с поля и увидели, как высоко поднялось солнце.
        Кай, позабыв о своих тревогах, несся сквозь высокие побеги, изредка оглядываясь, чтобы посмотреть, не отстала ли кошка. Но та ловкостью во много раз превосходила его и отставала разве что на несколько шагов. А когда возникали препятствия вроде поломанных растений, сплетшихся концами и становящихся серьезной преградой, Кай и его зверек вместе проползали под ними. Было ужасно весело.
        Но через некоторое время с шелестом широких листьев на память вдруг пришел смех незнакомца в ночном лесу.
        Кай замер. Он был уверен, что ему послышалось, но все внутри у него похолодело. Слова Бреннилвинда с небывалой четкостью всплыли в голове и эхом отдавались в ушах. Как назло, он почти одновременно с этим осознал, что уже давно не слышит голоса Миро и не становится жертвой его нападений.
        - Миро! - крикнул он.
        Нет ответа. Кошка, усевшись на землю, вопросительно смотрела на Кая. Тот вспомнил ее реакцию на лесного гостя и уже начал успокаиваться, подумав, что зря он испугался слабых шорохов и тишины. Но вдруг послышался тихий звон. Будто кто-то ударил по металлу.
        - Миро?
        Снова звон. Кай с гулко бьющимся сердцем пошел на звук. В горле у него почему-то пересохло, хотя он уже совсем перестал бояться.
        Резкий порыв ветра наклонил растения в сторону, и на одном побеге под широким листом что-то блеснуло. Раздался давешний шелест и, кажется, топот ног.
        Кай хотел окликнуть Миро, но когда взгляд его упал на блеснувший предмет, готовящийся крик сам собой испарился. На толстом стебле растения красовалась точь-в-точь такая же фигурка, что он нашел на дне реки!
        Открыв от удивления рот, Кай какое-то время недвижимым взором смотрел на символ, впившийся, как ему показалось, в мясистый стебель. Он достал из кармана руну, найденную в реке - так, сказал Бреннилвинд, называются эти фигурки. Да, точно такая же, из такого же материала, с таким же неестественным блеском, но символ немного другой.
        Кай подошел ближе и коснулся фигурки пальцем. Та качнулась, и лишь тогда он заметил тонкий шнурок, исчезающий под листом. Оказывается, руна не держалась на растении неким мистическим образом, как он сначала подумал, а висела на веревочке, продетой сквозь маленький пустующий многоугольник. Кай огляделся. Конечно, рядом никого не было, но, быть может, шорох все-таки был звуком шагов?
        «Но зачем она мне?» - подумал Кай, снимая руну с растения и внимательно разглядывая ее. Он бы хотел оставить ее себе просто потому, что Бреннилвинд сказал, что это - осколок надежды. Было бы здорово иметь в запасе надежду, ведь только она и гонит его вперед. Кай удивлялся такому совпадению - всего за два дня к нему в руки попали две легендарных руны! Они словно поджидали его на заранее проложенном кем-то пути.
        Громко мяукнула кошка. Кай очнулся и напомнил себе, что вторая руна принадлежит не ему. На ней шнурок - значит, кто-то нашел ее раньше. Это совсем не то же самое, что найти ее на дне реки.
        - Эй! - крикнул Кай. - Тут кто-нибудь есть?
        Снова шорох. Кай не успел обернуться, как на него с громким «бу!» набросились сзади.
        Это был Миро.
        - Сколько тебя искал! - попенял он после того, как вволю повеселился над испуганным вскриком Кая.
        - Ты никого не видел?
        - Никого. А должен был? Что это у тебя опять?
        - Тут была вторая… Смотри…
        Кай показал ему фигурки, лежащие на ладонях, и рассказал, как нашлась еще одна. После этого они с Миро еще поблуждали по полю, но никого и ничего не нашли.
        Тогда они решили выйти из зарослей. Кай сначала хотел оставить руну там, где взял, но Миро его отговорил.
        - Сам подумай, как она там оказалась? - убеждал он. - Кто-то ее оставил. А если оставил, то она уже как бы и не его. И вряд ли она вообще была ему нужна, если он ее оставил. Ведь не похоже было, что ее потеряли?
        - Вроде нет, - не слишком уверенно отозвался Кай, вспоминая, как заботливо был перевешен шнурок через сужающийся к основанию широкий лист.
        - Значит, можно взять ее с собой, хотя бы пока ее хозяин не найдется, - рассудил Миро. - Хотя, по-моему, штука бесполезная, зачем кому-то из-за нее беспокоиться? Это же даже не золото!
        - Да, наверное…
        Поле и впрямь оказалось очень большим. Когда они взобрались на попавшийся на пути холм и посмотрели на преодоленный путь, то были потрясены огромным заросшим пространством. Там же они решили сделать привал. Присев на траву, они достали то немногое, что дал им в дорогу Бреннилвинд, и принялись за еду, продолжая обсуждать находку Кая.
        - Может, старик солгал тебе, что это осколки какой-то там звезды, - говорил Миро. - Совсем не похожи. Обычные медальоны.
        - Мне не кажется, что он лгал… - Кай всегда был самого хорошего мнения о людях. - Меня волнует немного другое…
        - Что?
        Кай подумал, прежде чем ответить. Отломив от своей порции обеда небольшой кусочек рыбы, он на ладони протянул его кошке. Та с большим удовольствием начала его есть. Наблюдая за ней, Кай подбирал слова.
        - Если когда-то надежда разбилась на множество осколков, почему они появились здесь и сейчас? Люди должны были бы постоянно их находить… Все это время…
        - Ну, на дне реки никто не нашел, - резонно заметил Миро. - А тут ты сам сказал, что фигурка на шнурке, и что кто-то ее оставил. Значит, нашел раньше.
        - Но зачем оставлять ее в поле?
        - Может, они приносят несчастье! - изрек Миро нарочито устрашающим тоном. - Все, кто держит их в руках, рано или поздно становятся жертвами жестоких проклятий!..
        - Хватит, не пугай меня! - рассмеялся Кай. - Где ты такого набрался?
        - Моя бабушка всегда так говорит, - пожал плечами Миро. - Даже если я нашел всего-навсего лопатку в куче песка.
        Они рассмеялись и, напоследок окинув поле подозрительными взглядами, двинулись дальше. Хоть они и резвились так долго в этих зарослях, у Кая остался неприятный осадок. Когда он вспоминал о том, как бегал по полю, ему казалось, что это было очень страшно. Он и сам не мог объяснить, почему.
        Ближе к вечеру они дошли до еще одной деревни, и там нашли приют у молодой сердобольной женщины, которая все никак не могла понять, как это родители отпустили их одних в такую дальнюю дорогу. Миро украдкой заговорщицки сообщил Каю, что, мол, обычаи тут странноватые. Кай понял, о чем он говорил - у Высокого Утеса бегство детей, бог знает почему, было обычным делом. Считалось, что каждый мальчик хоть раз в жизни, но обязан убежать без спроса.
        Каю все было интересно, и чувствовал он себя куда менее стесненным, чем в Зарасвете, и уж тем более у селения Миро. Здесь встретить кого-либо из тех, кто знал его, было уже совсем маловероятно.
        Весь день было жарко, и ночь тоже выдалась необычайно теплой и даже душной. Мальчики попросили разрешения переночевать на широкой и плоской крыше низкой хозяйственной пристройки, тесно лепившейся к дому, и это было им позволено.
        Ночью Кай лежал рядом с Миро и с кошкой под боком, отчего было еще жарче, и смотрел в небо. Поразительно глубокая синева, белесые волны Млечного Пути, по которым звезды идут, словно по огромной дороге, данной им судьбой… Но судьбой ли?
        Кай подумал и решил, что звезды сами потянулись на это поразительное свечение, и никто не принуждал их к этому. Это был их выбор, они сами выбрали свою судьбу. Каждый имеет право выбирать.
        Кай достал из кармана осенние руны. Они слабо мерцали в темноте. Казалось, это свечение такого же рода, что дарит миру ночное небо. Или та дымка на закате, которую он видел с Высокого Утеса.
        На следующий день Миро и Кай прошли еще не одно поле, правда, растения там были значительно ниже. Эти переходы ничем особенным не ознаменовались, за тем исключением, что ребята жутко устали. Поэтому когда впереди снова замаячил лес, они даже обрадовались - вознамерившись дойти до него до темноты, они решили заночевать там. Миро был очень оживлен и утверждал, что если постоянно останавливаться на ночлег в домах, то это будет не путешествие, а черт знает что.
        - И вообще, я никогда так далеко и надолго не уходил! - просто светился радостью он. - Как хорошо, что мы встретились. Один я бы так далеко не зашел!
        - А тебе не хочется вернуться? - осторожно спросил Кай.
        - Нисколько! - ответил Миро. - А тебе?
        - Я вообще решил никогда не возвращаться, - признался Кай. - Никогда не любил это место. Только сам утес…
        - Значит, и я не вернусь, - беззаботно пожал плечами Миро, будто выбирал, что съесть на завтрак, а не свой дальнейший жизненный путь.
        Кай только улыбнулся. Ему было очень приятно это слышать, хотя он отдавал себе отчет в том, что у Миро, скорее всего, приличная семья, и однажды он непременно вернется к ней. Но пока этот момент казался слишком далеким, даже если Кай представлял, что это случится следующим утром. Поэтому подобные мысли если и огорчали его, то совсем чуть-чуть.
        Когда они дошли до леса, уже смеркалось. Лес оказался странным. В нем царило неуловимое величие - возможно, потому, что это были не дикие заросли, а стройные ряды высоких деревьев. Пока Кай и Миро бродили меж них, выискивая место для ночлега, Миро вспоминал прошлую их остановку в лесу и суммировал все произошедшее.
        - Проклятого, или кого там, встретили, через Зарасвет прошли, нашли две какие-то странные штуковины, - вспоминал Миро. - Поле было, деревня… Мы так много прошли, здорово!
        Кай, соглашаясь с ним, вспоминал слова Бреннилвинда и надеялся, что тот просто ошибся, и что Проклятые не станут их преследовать.
        Кошка в лесу вела себя очень энергично и резво бежала впереди них. По пути она успела поймать двух маленьких грызунов, и пока доедала второго, Миро изъявил желание не искать поляну и не разводить костер, а пристроиться за кустами диких ягод.
        - Все равно жара не спала, - объяснил он. - Опять душно будет.
        Кай согласился. Спать на траве было, конечно, не слишком удобно, но и ничего страшного в этом не было. Оставалось только надеяться, что в лесу нет каких-нибудь диких зверей.
        Очень скоро Миро уснул, а Кай все ворочался с боку на бок. Ему, как уже говорилось, не спалось ночами, а тут еще то звуки леса заставляли беспокойно дергаться, то подавала голос кошка, крутящаяся рядом.
        Через пару часов Кай, наконец, все-таки забылся дремой. Однако когда он уже приготовился полностью отдать себя сну, тишину леса вдруг прорезал вопль. Тот самый, что они слышали у дома Бреннилвинда!
        Кай вскочил, как ужаленный. Кошка бросилась в лесную чащу. Совсем не понимая, что происходит, Кай побежал за ней. Сердце билось так, что, казалось, вот-вот вырвется из груди, в голове мелькали обрывки мыслей. Он волновался за зверька, помня, как после прошлого вопля кошечка очертя голову кинулась в воду и чуть не утонула. Вдруг история повторится, а он, Кай, не успеет ей помочь? Что за вопль, откуда он здесь?
        Черно-рыжий хвостик мелькнул в зарослях ягод. Кай бросился следом, расцарапав кожу в самых разных местах.
        К его облегчению, кошка сидела на широкой лесной тропе, пробегающей за кустами. Она беспокойно дергала хвостом.
        - Глупая, - тихо выдохнул Кай, садясь около на нее на колени. - Ну куда же ты бежишь?
        Кошка, будто понимала вопрос, посмотрела на него и как-то тревожно мяукнула. Кай засмеялся и потрепал ее за ухом, как бы извиняясь за то, что не понимает мудреный кошачий язык. И тут…
        Кай потом долго вспоминал, не было ли слышно каких-нибудь звуков перед тем, как это случилось, не двигался ли кто по лесной тропе. Он смотрел вниз, на кошку, потом у него случайно выпала из кармана одна из рун, и Кай и вовсе зажмурился, потому что во тьме ее свечение казалось неестественно ярким. Каковы же были его изумление и благоговейный ужас, когда он открыл глаза и увидел перед собой их!
        Душа Кая словно превратилась в глыбу льда и просто боялась что-либо ощущать. Долгое время он не мог отвести от незнакомцев широко раскрытых глаз.
        Их было шесть или семь - Кай не мог сказать точно, они стояли слишком тесной группой. Он разглядел рослого широкоплечего человека с топорщащимися во все стороны светлыми волосами, невысокую, очень милую рыжую девушку, молодого темноволосого воина и еще кого-то; все до одного показались Каю невообразимо особенными.
        Но больше всех выделялся тот, кто стоял впереди, прямо перед ним. Высокий красивый юноша с забранными в хвост длинными седыми волосами и угрожающе поблескивающими во тьме неестественными ярко-желтыми глазами. На поясе у него были ножны с мечом.
        «У Проклятых глаза в темноте желтым светятся», - сами собой вспомнились слова Миро, и Кай еще больше похолодел.
        Кошка, сидящая рядом с ним, тоже посмотрела на незнакомцев и громко, вполне дружелюбно мяукнула. А сам Кай впал в ступор от стольких взглядов, устремленных прямо на него.
        - Ну вот, - сказал рослый светловолосый мужчина. - Не стоило тебе беспокоиться об этом, Эдель.
        - Эдель?.. - сами собой выговорили губы Кая, и он воззрился на седовласого юношу.
        Тот в ответ посмотрел на него строгим взглядом - почти таким же одарил его недавно Бреннилвинд.
        - Вы… - глаза Кая пробежали по всем, но он почти никого не увидел, слишком сильно было потрясение. - Так вы… Ангелы?
        Он сам не поверил тому, что сказал, однако в следующую же секунду почувствовал, что лед, заморозивший его душу, был не от дикого ужаса, а от благоговейного страха. От этих людей исходила странная, захватывающая аура. Ангелы! Возможно ли это? Они явились ему? Какие они красивые, как и представлялось! Даже если это просто сон, он должен им сказать, должен, быстрее, пока они не исчезли… Что он их искал… Он мечтает быть с ними… С ними…
        Кай полностью отдался этим мыслям, не сводя с Ангелов потрясенного взгляда. Он почти безотчетно попытался встать на ноги и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но…
        - Ни с места, - Эдель с молниеносной быстротой обнажил меч, и острый клинок уперся прямо в лицо Каю.
        Мальчик испуганно замер, от неожиданности снова впав в ступор, но потом послушно опустился обратно.
        - Да, мы Ангелы, - сказал Эдель суровым, жестким тоном. - И ты, маленький Проклятый, отдашь нам осенние руны, хочешь ты того или нет.
        - Р-руны? - пролепетал Кай, почти ничего не соображая.
        - Именно. Мы знаем, что они у тебя. - Меч приблизился еще на несколько сантиметров.
        - Эдель, перестань, ты его пугаешь! - упрекнула рыжеволосая девушка. - Так нельзя, он же еще совсем маленький. Эй, - с улыбкой наклонилась она к Каю. - Он тебе ничего плохого не сделает, просто скажи, где руны.
        - Еще как сделаю, - с неудовольствием покосился на нее Эдель, так и не убрав меч.
        - Вам нужны те фигурки? Осколки? Руны? - вдруг дошло до Кая. - Конечно, сейчас! Подождите, - он поднял одну фигурку с травы, на которую та упала несколько минут назад, другую стал лихорадочно искать в карманах.
        Наконец, поиски увенчались успехом, и запыхавшийся от волнения Кай с улыбкой протянул Эделю обе фигурки.
        - Значит, они принадлежат вам? - робко спросил он. - Возьмите, я знаю, что это не мое. Я случайно нашел их. Я не знал, что они ваши.
        Эдель, соблюдая осторожность, забрал у него руны, внимательно рассмотрел их и только потом опустил меч.
        - Порядок, - обратился он к остальным. - Можем возвращаться.
        Возвращаться? В голове Кая шумело. Он говорил с самими Ангелами, и сейчас они находились прямо перед ним. Сейчас. Но они собирались уйти… И пусть они так пренебрежительно назвали его Проклятым, он должен попытаться…
        - Подождите! - сжав кулаки, заставил себя крикнуть Кай. - Не уходите!
        Эдель остановился и обернулся.
        - Я хочу… Я хочу не падать… - пролепетал Кай. - Пожалуйста… Я хочу с вами, я хочу ходить по облакам…
        Ангелы уже скрылись, остался только Эдель. Светловолосый мужчина и рыжеволосая девушка, услышав Кая, тоже приостановились. Те, кто успел уйти подальше, стали переглядываться и возвращаться, но Кай их не видел. Было слишком темно.
        - Он хочет ходить по облакам, - сказал Эдель, обернувшись к ним. - Маленький Проклятый хочет ходить по облакам, - он воздел глаза к небу и развел руки в стороны, как бы говоря, что просьба до невозможности глупа и наивна.
        - Пожалуйста! - воскликнул Кай, вскакивая на ноги.
        - Я сделаю все, что угодно… Я буду стараться… Прошу…
        - Забудь об этом, - пожал плечами Эдель.
        Он хотел было уйти, но дорогу ему заслонил другой Ангел.
        - Эдель, в последние дни Жаворонок кричал трижды, - он сделал упор на последнем слове. - А ты так просто отвергаешь просьбу этого мальчика. К тому же, у него было целых две руны. Согласно знакам, надо дать ему шанс.
        - Он Проклятый! - презрительно фыркнул Эдель.
        - А сам-то? - осведомилась рыжеволосая девушка с некоторым ехидством.
        Эдель дернулся. Кай оторопело смотрел на него. Правильно ли он все понял?
        - Эдель… Эдель Проклятый? Ангел Проклятый? - пробормотал он.
        Сообразив, что только что ляпнул, Кай ойкнул и зажал рот ладонями, но было поздно. Эдель впился в него своими ярко-желтыми глазами. Другие Ангелы с улыбками переглянулись.
        - Я не хотел такого говорить! - поспешил оправдаться Кай. - Я… Я хотел сказать, что даже если я Проклятый, я все равно хочу… Неужели Проклятый совсем не может…
        - Каждый волен сам выбирать свою судьбу, - ободрил его светловолосый мужчина. - Верно, Эдель?
        Эдель, нахмурившись, какое-то время стоял молча. Но потом среди Ангелов послышался ропот, раздались восклицания - не агрессивные, но требовательные. «Верни ему руны!» - просили голоса из темноты леса.
        - Хорошо, - наконец, сказал Эдель. - Как твое имя, Проклятый?
        - Я… Я Кай.
        - Кай. Если ты, - Эдель, взяв меч в ножнах, несильно стукнул мальчика по той руке, на которой вырисовывался губительный знак в виде запятой, - пройдешь путь от Зарасвета до Линдена и к осени вернешься к Высокому Утесу, собрав все осенние руны и не потеряв своей надежды, то станешь одним из нас.
        - Вернуться к Утесу? - удивленно пролепетал Кай. - Но я решил никогда не возвращаться, потому что…
        - Не все так просто, - сказал Эдель. - Иногда, чтобы пройти в светлое будущее, приходится возвращаться к темноте прошлого. Другое дело, если такой путь тебе не по силам…
        - Нет! Я пройду, - твердо сказал Кай.
        Эдель бросил ему обе руны. Кай поймал их, и когда он вновь поднял взгляд на Ангелов, тех уже не было.



        Указания

        Трудно было представить, что в таком мрачном месте может кто-нибудь жить. В самой чаще Тысячелетнего леса кроны огромных деревьев сплетались между собой, поэтому сюда даже в самые ясные дни почти не проникал солнечный свет. Угрюмая, устрашающая мрачность создала здесь приют для диких животных, а множество природных препятствий запретили вход обычным людям.
        И все же кто-то тут был. Почти никто, кроме полноправных хозяев этого места, не знал, что за всем этим адом деревья любезно расступаются и окружают плотным кольцом маленький полуразвалившийся замок с чудом сохранившейся ветхой оградой. И сейчас на этой ограде сидел, закинув ногу на ногу, молодой человек с устрашающими желтыми глазами и полностью оголенной правой рукой, покрытой черными узорами. Алиган, как один из помощников главаря Проклятых, просто не мог позволить себе ограничиться одной запятой на ладони.
        Он ждал. Ждал долго и уже начинал терять терпение, когда послышался шорох. К руинам, пританцовывая от одной ему известной радости, выскочил мальчик лет четырнадцати-пятнадцати. Глаза у него были точь-в-точь такие же, как у Алигана, а черные густые волосы обрамляли лицо причудливыми завитушками.
        - При-и-и-иве-е-ет! - протянул он, приветственно поклонившись ему. Не с почтением, но с искренним весельем.
        - Вижу, ты в хорошем настроении, Инкар, - хмыкнул Алиган. - Несмотря на то, что опоздал.
        - Разве ж я виноват? - развел руками Инкар. - Пришлось немного проводить их, чтобы знать, где искать в следующий раз. Пусть отдохнут, а то уже на все окрестности орут, что сражались с Проклятым. И ведь даже не видели меня… Но ты слушай, слушай! - глаза его засветились радостью, и он, с ловкостью кошки забравшись на ограду, придвинулся поближе к Алигану. - Он встретился с Ангелами! Не зря я оставил ему руну!
        - Кому? - наморщил лоб Алиган.
        - Как кому? Каю. Наш маленький родственник из селения за Утесом. Ты же сам сказал привести его потом…
        - Ты отдал ему осеннюю руну?
        - Ну да! - взмахнул руками Инкар. - Я нашел ее не так давно, мне она ни к чему, решил отдать и посмотреть, что будет.
        Лицо Алигана заметно похолодело. Взгляд стал пронзающим. Он просвечивал вновь прибывшего Проклятого около минуты.
        - Где и когда ты взял руну, Инкар?
        - Да говорю же, шел, шел и нашел! - надулся тот. - С неделю назад.
        Терпение Алигана не смогло побить прошлого рекорда, и он, решив не церемониться, схватил мальчишку за ухо.
        - Не шути со мной, Инкар! - прошипел Алиган. - Ты знаешь, когда и почему появляются руны? Нет? Ну так я скажу тебе, что они появляются лишь тогда, когда некто, отчаянно стремясь достичь неба, совершает доброе дело. И что же за доброе дело ты, Проклятый, успел совершить? Не говоря уже о желании достичь неба!
        Инкар какое-то время отчаянно пытался вырваться, сопровождая свои действия бурными комментариями, старательно проклинающими все и вся. Но потом успокоился и, морщась от боли, проворчал:
        - Да сдалось мне их небо! Ничего глупее и придумать нельзя. Я просто шел за ними, а потом там птица какая-то в силки попалась, ну, мне жалко стало…
        - Тебе - стало - жалко? - отрывисто произнес Алиган, еще сильнее выкручивая ему ухо.
        - Ай! Ну хватит, пусти! Жалко, и что? Это же не человек, людей я ненавижу, а птицу жалко… Ай!
        - Как выглядела птица, и когда это было, ты, маленький проходимец?
        - Несколько дней назад, - припомнил Инкар. - А птица такая небольшая, вроде жаворонка, только почему-то ярко-голубая. Красивая…
        Тут лицо его наставника так изменилось, что Инкар, предчувствуя неладное, поторопился вырваться и спрыгнуть на землю. Алиган, однако, тут же оказался около него. Он был вне себя от ярости.
        - Идиот! Ты не представляешь, что ты наделал! Ты спас Жаворонка! Он дал тебе за это осеннюю руну! Какой позор!
        - А что в этом такого? - приложив ладонь к пылающему уху, Инкар отпрыгнул еще дальше.
        - Если бы ты не спас Жаворонка, люди бы убили его, и все пошло своим чередом! - треснул его по затылку Алиган. - Говорят, в этот раз он кричал трижды, значит, этот лишний раз был из-за тебя… Убить тебя мало!
        - Ничего не понимаю! - заявил Инкар. - Или объясни все нормально, или перестань орать. Сейчас весь Тысячелетний лес сбежится.
        Алиган схватил его за волосы и склонился над его лицом. Глаза его сверкали каким-то паническим блеском.
        - Осенние руны собираются уже не первый и не второй раз! Раз в десяток лет или еще реже дважды кричит Жаворонок. По легенде, во время первого крика одна из звезд в небе разбивается на множество осколков, а второй крик возвещает, что двенадцать из них упали на землю. И Ангелы, чтоб ты знал, заботятся о том, чтобы они достались или людям с голубой мечтой оказаться в небе, или никому вообще.
        - Значит… - пролепетал Инкар, изрядно струхнув. - Если бы я не отдал руну…
        - То Ангелы бы отобрали ее у тебя, - оттолкнул его от себя Алиган. - Благодари судьбу, что до этого не дошло. Они с Проклятыми не церемонятся.
        - Да ладно! - Инкар быстро пришел в себя и вновь насмешливо заулыбался. - Забудь - что было, то было. Мне до этих небес-пророчеств дела нет никакого, но тут так интересно получается. Ты послушай, послушай! - затараторил он.
        - Этот Кай хочет стать Ангелом! И мало того, что хочет, он их и встретить успел! Мне удалось подслушать, как он с Эделем каким-то болтал.
        Алигана аж передернуло при упоминании главного из Ангелов. Он хорошо помнил о том, какой переполох случился среди Проклятых, когда Эдель вдруг, несмотря на данное ему с рождения проклятие, взял и стал Ангелом. Они до сих пор так и не поняли, как такое вообще могло произойти.
        - И что же он ему сказал?
        - Что он должен пройти путь от Зарасвета до Линдена, - хорошо запомнил Инкар. - И руны собирать.
        - Хорошо. И когда же ты намерен ввести этого Кая в наш стан? У тебя есть план?
        - Конечно! Они сейчас идут в сторону Энделла. Я буду наблюдать за ними и даже, может, позволю собрать руны. Или нет… Еще не знаю. Одно я знаю точно! - губы Инкара растянулись в коварной улыбке. - Чем чаще он будет падать, тем лучше! И тем быстрее он к нам присоединится.
        - Ладно, не увлекайся там, - сурово проговорил Алиган.
        - Постараюсь. Но, Алиган! - голос Инкара стал по-детски капризным, а улыбка счастливой. - Это такая веселая игра!


        Каю стоило больших трудов убедить Миро, что все, рассказанное им о прошедшей ночи - истинная правда, и что он, Кай, действительно видел самих Ангелов. Миро сначала подумал, что он подшучивает над ним, потом предположил, что друг что-то перепутал или его просто обманули, а потом, наконец, сделал вывод:
        - Ладно, наверное, все и впрямь так и было. Я бы не поверил тебе, если бы ты сказал, что Ангелы бросились к тебе с распростертыми объятиями. Но то, что Эдель замахнулся на тебя мечом… Это так здорово! - Миро аж раскраснелся от возбуждения.
        - Д-да, - Кай все еще не смел поверить своему счастью.
        - Я очень испугался. Он красивый, но выглядит очень грозно… И все же он сказал, что я могу…
        - Не обольщайся! - посоветовал Миро. - Нечему радоваться: судя по твоим словам, они вели себя как заносчивые грубияны.
        - Ну, они все-таки Ангелы, - улыбнулся Кай. - Они так великолепны, что было бы странно, если бы они обращались с людьми на равных…
        - Да, наверное, ты прав, - согласился Миро.
        Подобная фраза далась Каю нелегко. За остаток ночи (он так и не смог уснуть) и все утро он не раз и не два успел подумать о том, обращались ли подобным образом Ангелы с обычными людьми. Ведь они с самого начала знали, что Кай - Проклятый. Кай на них не обижался, да и не представлял себе, как можно обидеться на столь прекрасных созданий, но сильно переживал. А еще постоянно вспоминал Эделя.
        Действительно ли он был Проклятым? Как такое возможно? И, если Миро прав насчет желтых глаз, почему у него, Кая, не такие? Он никогда раньше не видел Проклятых так близко, и потому не мог знать, действительно ли это еще одна их особенность. Может, слух пошел именно из-за Эделя? Говорили же, что у него серебряные волосы, и не так уж и ошиблись…
        Подумав об этом, Кай тихонько улыбнулся самому себе и сжал осенние руны, которые все это время не выпускал из рук. Если Эдель Проклятый, то это значит, что и у него тоже есть шанс получить право ходить по облакам.
        - Так, значит, они сказали тебе идти от Зарасвета до Линдена и находить руны… - вспоминал Миро.
        - Да, - подтвердил Кай. - Я всю ночь об этом думал… Откуда мне узнать точно, как идти? Вернуться в Зарасвет?
        - Зачем? - удивился Миро. - Ты ведь там уже нашел одну руну. И даже вторую по пути.
        - Но в ту ли сторону мы пошли? - не успокоили его слова Кая.
        - Да уж точно в ту, если ты Ангелов встретил! - хихикнул Миро. - Ты что, не знаешь, что путь от Зарасвета до Линдена - это четкий ряд мест? От одного к другому.
        - Не знаю, - встрепенулся Кай. - Правда?
        - Ну да. Правда, я не знаю, какие именно там места, - признался Миро. - Но что-то такое слышал. Это или путь торговый или еще что… Можно будет, наверное, выяснить в следующем селении. К тому же, надо отдохнуть и поесть нормально, а то ты что-то паршиво выглядишь.
        - В самом деле? - удивился Кай.
        - Да, - внимательно всмотрелся в него Миро. - Может, заболел?
        - Вряд ли, - улыбнулся Кай. - Все нормально.
        Он крайне редко болел и потому не сомневался, что с ним действительно все в порядке. Но на самом деле после встречи с Ангелами его как-то странно знобило, и будто бы даже душа дрожала, подбивая своего хозяина ускорить ход. Такая нервозность тоже была вполне объяснима - Кай так мечтал встретиться с Ангелами, и вот он не только их встретил, но и получил от них что-то вроде задания.
        Они с Миро очень долго шли по лесу и, хотя тот не был дремучим, беспокоились, что заблудились. Кошка, исправно следующая за ними, веселилась от души - это тоже настораживало. Было похоже на то, что они все больше углублялись в ее родную среду.
        С каждым пройденным десятком метров Кай чувствовал себя все страннее и страннее. Неприятный холодок бил его изнутри, заставляя покачиваться, лицо раскраснелось. Миро смотрел на него с беспокойством, но Кай заверял, что все хорошо. И все же он был очень рад, когда деревья вдруг расступились, выпуская их к одиноко стоящему деревянному домику.
        - Сейчас заглянем, - воодушевился Миро и первым направился к нему.
        Прежде чем постучать, он с опаской заглянул в окно. Мало ли кто может жить среди леса! Но обстановка внутри страшной ему не показалась, хотя хозяина он не увидел. И Миро забарабанил в дверь.
        Кай мужественно ждал, пока кто-нибудь откроет. За дверью, однако, царила тишина.
        - Как будто бы никого нет, - словно издалека, донесся до него отдающийся эхом голос Миро.
        Кай хотел пробормотать «угу» и, кажется, у него это вполне получилось, но в следующий момент он упал на траву, едва не придавив собой кошку. Мальчик не понимал, что с ним происходит. Разум стал каким-то вязким, в голове мелькали странные и страшные картины, от которых не было никакого спасения. Лишь образы Ангелов спасительным маячком мелькали где-то вдали, но до них было никак не дотянуться…
        Кай смутно ощутил, как Миро взял его за плечи и, сев на траву, положил его голову к себе на колени. Он успокаивающе гладил друга по длинным русым волосам и что-то говорил, но Каю не удалось разобрать ни единого слова.
        Стало очень холодно и мокро, в ушах слышался шелестящий смех, перед глазами мелькало поле с высокими всходами. Потом вдруг раздались голоса, среди которых четко угадывался воодушевленный говор Миро.
        Когда Кай, наконец, очнулся, то, к своему удивлению, увидел Бреннилвинда. Он даже испугался, что все, включая встречу с Ангелами, ему приснилось после разговора в Зарасвете. Однако Миро очень вовремя прокричал откуда-то: «Кай, ура, проснулся! А я рассказал Бреннилвинду о том, как мы встретили Ангелов!»
        Кай привстал и посмотрел в ту сторону, откуда раздавался голос Миро. Оказывается, он лежал у стены на мягком лежбище, Миро сидел в центре просторной комнаты, за столом, и с аппетитом что-то уплетал. Мрачный Бреннилвинд находился рядом с небольшим окошком, по которому нещадно хлестали потоки воды. Снаружи слышался гром.
        - Что случилось? - тихо спросил Кай - громче просто не вышло.
        Разум его вновь стал четко мыслить, осталась только некоторая сонливость. Голова чуть кружилась, но в остальном, казалось, все было хорошо.
        - Я же говорил, что ты заболел, а ты не верил! - заявил Миро.
        - Но я никогда не болел…
        Миро удивленно воззрился на него и, видимо, хотел что-то уточнить, но Бреннилвинд не слишком дружелюбным тоном перебил его:
        - Наверное, сказалась встреча с Ангелами. Я так понимаю, таких радостных потрясений у тебя в жизни еще не было.
        - Это точно… - смущенно почесал затылок Кай.
        - Значит, это от волнения? Я должен быть поспокойнее, - приказал он себе, спуская ноги с кровати. - А что вы здесь делаете?
        - А я так испугался, когда ты упал! - не дал ответить Бреннилвинду Миро.
        Он выхватил из корзинки на столе яблоко и, подбежав к Каю, протянул его ему, не переставая при этом тараторить:
        - А дверь в дом закрыта была, я проверил. Ну, я сел, тебя подтащил, думал, придет хозяин скоро, пустит. Дождь пошел, холодно было! А тут Бреннилвинд приходит! Здорово, правда? Пустил.
        - Куда от вас денешься, - проворчал Бреннилвинд.
        За окном раздался мощный раскат грома. Молния осветила лицо мужчины, и Каю он показался много старше, чем прежде.
        - Извините, - с грустью уставился он на яблоко. - Опять мы вас потревожили.
        - Кто бы мог подумать, что этот дом ваш, и что мы придем к нему почти одновременно! - совсем не унывал Миро.
        - Это и вправду ваш дом, да?
        - Я жил здесь довольно давно, - нехотя ответил Бреннилвинд. - Изредка присматриваю за этим местом.
        Некоторое время они прислушивались к буре. Потом Бреннилвинд угостил их каким-то горячим напитком, от которого Кай почувствовал себя совсем хорошо. По просьбе хозяина дома он подробно рассказал о встрече с Ангелами, а потом и о том, как отыскал на поле вторую руну. Бреннилвинд выпрашивал все до мельчайших подробностей и, когда Кай закончил, впал в глубокую задумчивость.
        Мальчики же, в свою очередь, спросили о пути от Зарасвета до Линдена.
        - Это просто, - сказал Бреннилвинд. - Руну в Зарасвете вы уже нашли. Кто вам даровал вторую - понятия не имею, но появилась она явно не естественным путем. Теперь вам надо пройти своеобразный полукруг до Утеса… Я дам вам карту с указанием нужных мест.
        - Здорово, спасибо! - обрадовались ребята.
        - А… А можно спросить? - робко спросил Кай.
        - Попробуй, - хмыкнул Бреннилвинд.
        Кай с опаской посмотрел на Миро - в своих рассказах о встрече с Ангелами он старательно опускал этот момент. Отчасти потому, что боялся, что ему не поверят, отчасти потому, что знал - это не его дело. Но сейчас любопытство все же взяло верх.
        - А это правда… Правда, что Эдель - Проклятый?
        Миро поперхнулся очередным яблоком.
        - Думай, что говоришь, Кай! - с трудом проглотив кусок, грянул он. - Ты совсем, что ли?
        - Извини, просто… - начал лепетать Кай.
        - Ничего себе «просто»! - бушевал друг. - Да ты его оскорбляешь! Обозвать самого Эделя каким-то жалким, кошмарным Проклятым…
        Кай совсем приуныл от таких эпитетов. Неизвестно, чем бы закончилось дело, но тут в их беседу, если это можно было так назвать, вмешался Бреннилвинд.
        - А с чего ты взял, что я могу знать что-то об Ангелах? - спокойно спросил он.
        - Вы рассказали нам историю о рунах, - сказал Кай.
        - Вы знали, как они выглядят, хотя по вашему рассказу получалось так, что мало кто о них знает. И хотели забрать одну руну…
        Бреннилвинд молчал, внимательно глядя на него. Миро что-то тихо ворчал себе под нос, все еще возмущаясь «оскорбительным» заявлением Кая.
        - Я снова тебя недооценил, пожалуй, - наконец, усмехнулся Бреннилвинд. - Ты сообразителен. Да, Эдель - Проклятый.
        Миро снова подавился, да так, что из глаз брызнули слезы. Кай заботливо похлопал его по спине.
        - Точнее, он был им, - продолжил хозяин дома. - Сейчас он все же в первую очередь Ангел. Ему пришлось нелегко, но, в конце концов, он добился того, чего хотел. Насколько мне известно, сейчас он лидер Ангелов. А когда-то бегал от Проклятых и собирал осенние руны.
        Кай и Миро смотрели на него, раскрыв рты от удивления. Но изумление Миро, конечно, было гораздо больше, чем Кая.
        - Кошмар! - выдавил из себя он. - А я еще его расхваливал!
        - Почему бы и не порасхваливать Проклятого, если он теперь Ангел? - ухмыльнулся Бреннилвинд, покосившись на Кая.
        - Ну… Ну, наверное, его можно, - пробормотал Миро.
        - Все-таки Эдель…
        Кай смотрел прямо перед собой. У него были смешанные чувства. С одной стороны, прошлое загадочного Эделя некоторым образом обнадеживало его. С другой, такая реакция Миро на Проклятых не могла не напугать и не расстроить.
        - А откуда вы знаете про Эделя? - вдруг спросил Миро.
        - Вы с ним знакомы, что ли? - недоверчиво прищурился он.
        - Ага, видел как-то раз, - фыркнул Бреннилвинд так, что нельзя было понять, шутит он или говорит всерьез.
        - А про руны откуда знаете? - не отставал Миро.
        - В молодости нашел две. Правда, только на это моего желания достичь неба и хватило, - усмехнулся он.
        - У меня тоже две, - тихо сказал Кай, сжимая в руках заветные фигурки. - Но я попробую собрать все.
        С позволения Бреннилвинда, оставшийся день и последующую ночь друзья провели у него - погода никак не желала утихомириться. Плохое самочувствие окончательно оставило Кая, и возвращаться вроде бы не собиралось. Возбужденно блестя глазами, мальчик расспрашивал Бреннилвинда об Ангелах и указанном пути.
        Хозяин дома показал ему и Миро карту, на которой был показан путь от Зарасвета до Линдена. Миро оказался прав - это действительно было четко обозначенной дорогой, которой пользовались люди, вынужденные путешествовать по округе. Двенадцать точек - двенадцать областей - соединенные определенными переходами. На карте были показаны и леса, и реки, и даже некоторые тропы. Кай дышать боялся на это сокровище и бурно благодарил Бреннилвинда, подарившего его ему. Но тот только хмыкал в ответ: такую карту можно было дешево купить почти в любом селении.
        А Миро, рассматривая пергамент, поинтересовался:
        - Но если селений двенадцать, то рун тоже двенадцать?
        - Да. Но вы должны понимать, что они не лежат на блюдечке в центре каждого селения. Предполагается, что они могут появиться где-то там. А могут и нет.
        - А как они появляются, почему? - спросил Кай.
        Бреннилвинд пожал плечами.
        Времени было предостаточно, так как выходить на улицу в бушующую грозу было боязно, и Кай успел внимательно изучить дом. Это жилище разительно отличалось от дома Бреннилвинда в Зарасвете. Здесь тоже все было очень просто, но очень уж уютно - чувствовалось, что это место долго обживали. Мягкая кровать, много одеял, цветные покрывала на мебели. Но все старое, проеденное молью. Словно, хоть с тех пор минуло много лет, жизнь когда-то процветала в этом домике. Это было странно, ведь дом стоял в лесу, вдали от людей.
        - Это действительно ваш дом? - робко поинтересовался Кай уже поздним вечером.
        Бреннилвинду этот вопрос не понравился, и он только мрачно бросил «да». У Кая сразу пропала охота расспрашивать. Прошло еще немало времени, прежде чем он узнал тайну Бреннилвинда и этого дома.
        Ночь выдалась холодной. Кай опять не мог уснуть, но на сей раз ворочаться с боку на бок ему не пришлось. Лежать в мягкой кровати под теплым одеялом и слушать шум дождя и грозы было очень приятно. А тут еще и замерзший Миро прижался к нему во сне, и Кай, пригревшись, забылся дремой гораздо раньше обычного.
        На следующее утро погода лишь немного утихомирилась - гроза глухими раскатами слабо отзывалась откуда-то издалека, моросил мелкий дождь. Но Кай и Миро все равно собрались уходить. После Зарасвета вторым пунктом был Энделл, маленький городок за этим лесом, который, как выяснилось, назывался Тысячелетним.
        - На самом деле, он очень велик, - рассказывал Бреннилвинд, показывая на карте, как черная загогулина огибает Зарасвет, граничит с Энделлом, но потом идет дальше и извивается таким образом, что огибает Высокий Утес. - Если заблудитесь, ничего хорошего из этого не выйдет.
        - Заблудиться с картой - это довольно сложно! - важно заявил Миро.
        А Кай сказал с блаженно-отсутствующей улыбкой:
        - Что плохого может быть в лесу, в котором появляются Ангелы.
        - Проклятых тут тоже хватает, - сердито посмотрел на него Бреннилвинд.
        Кай смущенно потупился и пробормотал, что постарается следить за дорогой.
        Они с Миро выразили Бреннилвинду самые теплые благодарности и отправились в путь. И, едва они углубились в лес, к ним присоединилась их старая знакомая - дикая кошка.
        - Надо же, - удивился Миро. - Я думал, она сбежала давно.
        Кай обрадовался возвращению попутчицы, но ничего не сказал, только улыбнулся. Они с Миро сейчас обсуждали куда более животрепещущую тему. Им обоим казалось очень странным то, что Бреннилвинд владеет домом в гуще Тысячелетнего леса. Кому могло прийти в голову строить дом в таком месте? Кроме того, очень уж странным казалось то, что его хозяин так скоро пришел туда, и именно когда они подошли к этому обиталищу. Разница, сказал Миро, составляла примерно час.
        - В высшей степени подозрительно! - заявил он. - Только сумасшедший будет жить среди леса. Видел, какое там все заброшенное? Он там наверняка не был много лет. И пришел только тогда, когда мы…
        - От Зарасвета довольно далеко идти, - задумчиво проговорил Кай. - Но мы долго бегали по тому полю, где руна нашлась.
        - Все равно ему пришлось бы выйти через немногое время после нашего ухода, - пробурчал Миро. - В высшей степени подозрительно.
        - Да, ты уже говорил.
        - Помяни мое слово, он что-то замышляет! - Миро никак не желал снимать подозрения с Бреннилвинда.
        - Может быть. Но мне не кажется, что это «что-то» - плохое, - сказал Кай.
        Ему нравился Бреннилвинд. Было в нем нечто доброе, но неохотное, придавленное печалью. Или, быть может, временем. А еще Кай был очень благодарен ему за то, что он не стал раскрывать Миро его тайну и относиться к нему жестоко. Бреннилвинд был первым человеком, который знал о том, что Кай - Проклятый, но открытой неприязни к нему не питал. Поэтому мальчик просто не мог помыслить о нем чего-нибудь дурного.
        Как оказалось, дорога через лес даже с картой была непростой. Часто приходилось идти наобум и затем возвращаться обратно, бурно спорить о каждом повороте. Большинство пометок на карте оказалось для ребят полной загадкой, и приходилось расшифровывать их на ходу. Так что дорога продвигалась медленно, хотя Кай всегда норовил ускорить ход. Воспоминание о встрече с Ангелами гнало его вперед с поразительной скоростью, но Миро этой активности не разделял. И только благодаря ему друзья не сорвались в овраг, который совершенно неожиданно распахнул перед ними свою почти бездонную пасть.
        - Так что лучше не беги, - мрачно посоветовал Миро. - Все равно свернули не туда. Нам правее.
        - Извини. Больше не буду, - смутился Кай и постарался сбавить ход.
        Вскоре, обойдя злосчастный овраг, они были вынуждены сделать перерыв на ночь. Ночевать в темном лесу было страшновато, особенно после уютного домика Бреннилвинда, но признаваться в своем страхе не хотелось.
        Поэтому, когда из-за деревьев послышался шелестящий смех, и Миро, и Кай решили, что это всего лишь плод разыгравшегося воображения.



        Руна третья

        Дорога в Энделл, такая короткая на карте, заняла целых три дня, и все эти дни прошли в Тысячелетнем лесу. Из троих путников только кошка чувствовала себя замечательно - то была ее родная среда. А вот Миро и Каю было не по себе. Скудные припасы, дарованные Бреннилвиндом (Миро убеждал, что старик их сам ему дал, но Каю казалось, что друг просто стянул еду со стола) иссякли на второй день. Встретившийся родник утолил их жажду, а вот о дальнейшем пропитании пришлось позаботиться самостоятельно. Тогда Миро предложил поохотиться или, лучше, съесть шагающую рядом с ними кошку.
        - Ты что? - Кай пришел в дикий ужас. Он не понимал, шутит Миро или говорит всерьез, однако на всякий случай подхватил зверька на руки. - Не вздумай!
        - Ну ладно, не кошку твою любимую, но что-нибудь найти надо! - стоял на своем Миро. - Птицу какую-нибудь поймать или кролика…
        - Я… Я не смогу убить… - испуганно пролепетал Кай.
        - Как же ты собирался путешествовать один? - наморщил лоб Миро. - Помирать от голода? Если ничего не съедим, через день умрем, так и знай!
        Кай на это ничего не ответил. В родном селении он часто голодал неделями и до сих пор не умер. Но спорить он не решился. Кай знал, что между обычными людьми и Проклятыми есть определенные различия; выживаемость последних почему-то значительно выше, это не было тайной. Возможно, и без еды Проклятые могли обходиться дольше, чем люди.
        Они с Миро некоторое время шли молча и, когда решили сделать привал, проблема разрешилась сама собой. Кошка, давно спущенная на землю, приволокла уже мертвого кролика.
        - Хоть какая-то от нее польза! - очень обрадовался Миро.
        - Кошмар какой, - с болью вздохнул Кай, но погладил кошку, которая, преданно смотря на него, ожидала похвалы. - Хищница… Только за это и прощаю.
        - Слишком ты добрый! - сказал Миро. - Чтобы выжить, приходится уничтожать других. Это все знают.
        - А я не хочу уничтожать, - ответил Кай.
        - Значит, пусть за тебя уничтожают другие? - возмутился Миро.
        - Нет, конечно, нет. Это тоже неправильно. Но просто я бы не смог, - признался Кай.
        За таким вот несколько печальным ужином мальчики обсуждали странную привязанность кошки. Для них оставалось тайной, почему она вдруг пошла за ними, но еще больше поражала забота со стороны животного. Кай предположил, что кошка как-то связана с таинственным Жаворонком, о котором говорил Бреннилвинд. Ведь, когда она впервые убежала от крика птицы, Кай нашел руну, а второй раз и вовсе встретил Ангелов. Но Миро только посмеялся над этой версией, сказав, что Кай приписывает всему окружающему слишком много возвышенности. Что обычному небу, что обычной кошке.
        Этой ночью Кай много думал о сказанном Миро. Он понимал, что слова об уничтожении были обращены к еде, то есть к обычной пищевой цепочке, без которой и в самом деле не обойтись. Но, как Кай ни боролся с собой, в голову приходили мысли о людях.
        Нужно ли людям уничтожать других людей, чтобы выжить? Если нет, то зачем Проклятые тиранят мирных жителей, зачем жители в ответ яростно ненавидят Проклятых?
        С самого детства Кая преследовало множество жестокостей, хотя он никому не давал повода так с собой обращаться. Как-то раз, когда один человек сильно переборщил и сам порядком испугался содеянного, Кай, неспособный даже шевельнуться от боли, спросил, почему он так с ним поступил, почему почти все люди так поступают. Человек ответил, что они просто боятся тех, кто отличается от других… Значит ли это, что они угнетали Кая для того, чтобы выжить? А Проклятые мучают людей, потому что люди не похожи на них, а не наоборот?
        Кай запутался в своих рассуждениях и обхватил голову руками. Одно он знал точно - какими бы ни были причины, люди часто мучают друг друга якобы для того, чтобы выжить. По мнению Кая, это было совершенно неправильно. Но избежать этого казалось невозможным: наверное, так повелось с самого начала. Может, потому все и разделились на тех, кто отличается (Проклятые), тех, кто боится (люди), и тех, кто выше этой бесконечной битвы (Ангелы). Ангелы выше, потому что они могут ходить по облакам. Ходить и не падать. Не падать…
        На этом Кай провалился в сон, пообещав себе подумать обо всем в другой раз. Или подождать до того момента, когда волнующие вопросы бытия можно будет задать Ангелам - Каю казалось, что они знают все на свете. Как ему хотелось снова увидеть их, как хотелось стать «одним из них», как сказал Эдель, хоть это и казалось невозможным…


        Ребята достигли Энделла на четвертый день пути. После такого количества времени, проведенного в лесу, усталые и голодные, они были невообразимо рады увидеть раскинувшийся в низине самый настоящий город, полный домов, людей и веселого шума. Что-то гремело, кто-то кричал, и даже играла музыка. Миро и Кай восторженно переглянулись и наперегонки бросились вниз по склону.
        - Никогда не был в самом настоящем городе! - умудрялся кричать Миро на стремительном бегу.
        - Здесь очень шумно! - поделился первым впечатлением Кай.
        - Так это и здорово!
        Спустившись, они стали торопливо шагать по улицам. Ребята взволнованно озирались. Каю, как и Миро, все было жутко интересно. Хотя он и не любил больших скоплений людей, здесь страха перед ними не было. Если в Зарасвете на юных путешественников мало обращали внимания, что успокаивало Кая, то здесь до них вообще никому не было дела. А еще он успел сильно устать за время путешествия по Тысячелетнему лесу, и потому был рад смене пейзажа. Людской говор убаюкивал встревоженные мысли… Ведь все эти дни Кая не оставляло навязчивое ощущение, что за ними кто-то ходит. Он понимал, что ему, скорее всего, казалось, но слова Бреннилвинда о преследовании Проклятыми никак не желали уходить из его головы и не давали расслабиться.
        Был разгар дня. Энделл встречал своих жителей и гостей прекрасной погодой и донельзя пыльными улицами. Зато прямо по дорогам ездили верхом на лошадях люди в красивых, дорогих одеждах, и это привело Миро и Кая в полный восторг, равно как и потрясающие здания из самого разного камня. Только кошка была не столь довольна жизнью и теперь предпочитала путешествовать на плече Кая.
        - И как же найти руну в таком большом месте… - растерянно проговорил мальчик, придерживая испуганного зверька.
        - Да что руна! Отыщется как-нибудь! - Миро находился в отличном настроении. - Тут так здорово! Сколько людей! А какой дом, смотри!
        Кай посмотрел. Дом и впрямь был красивым, хотя не выглядел очень уж богатым. В три этажа, с квадратными окнами, украшенными яркими резными ставнями и разнообразными цветами. Полукруглый вход под маленьким навесом подпирали две красные стройные колонны, а вокруг раскинулся большой сад, радующий своим видом всех проходящих мимо людей.
        - Так уютно выглядит, - сказал Кай.
        - Конечно, уютно, - вдруг раздался голос совсем рядом.
        Миро и Кай от неожиданности отпрянули. Из пышных, аккуратно подстриженных кустов сирени вдруг выглянул мужчина средних лет с каким-то садовым инструментом в руках.
        - Чего застыли? - недружелюбно поинтересовался он. - Посмотрели - проходите.
        - А мы хотим узнать, кто здесь живет! - нахально заявил Миро.
        - Настоятель, - мрачно бросил человек.
        Кай подумал, что, должно быть, ему совсем не хотелось об этом говорить, но кто-то велел. Слово «настоятель», однако, оставалось для Кая загадкой. Он никогда не слышал такого.
        Зато Миро живо уточнил:
        - Вот прямо здесь? Отлично, мы к нему! Пошли, Кай!
        Он, схватив оторопевшего друга за локоть, потащил его к хрупким воротам в сад, предназначенным скорее для красоты, нежели для защиты.
        - Ты что! - всерьез запаниковал Кай, когда Миро приволок его к самому дому. Человек из сада с громкими ругательствами следовал за ними, но из-за многочисленных посадок не мог двигаться достаточно быстро.
        - Чего-чего, - ворчал Миро. - Это же настоятель! Он когда-то приходил к Утесу. Один раз. Давно. Он обязан всем помогать, ничего не знаю!
        - Обязан, вот как? - послышался голос перед ними, и Миро, засмотревшийся на Кая, чуть не врезался в возникшего на крыльце человека.
        Миро тут же смешался и отбежал назад. Кай посмотрел на очень доброго на вид старика. Он чем-то напоминал Бреннилвинда и вроде бы совсем не собирался их прогонять.
        - Мне так отец говорил, - буркнул Миро из-за спины Кая.
        Старик вместо ответа добродушно ухмыльнулся и, отодвинув полупрозрачную завесу, жестом пригласил их в дом. Кай и Миро изумленно переглянулись, помялись некоторое время, но потом робко прошли внутрь. На улице после дождей снова стояла довольно жаркая погода, а в этом доме было очень свежо и даже прохладно. И повсюду были цветы, такие же, как на окнах - на столах, тумбах, полу…
        - Очень красивые цветы, - сказал Кай с улыбкой.
        - Благодарю. Итак, судя по вашему разговору, вы пожаловали в Энделл от самого Высокого Утеса?
        Настоятель - а это был именно он - пригласил мальчиков сесть за стол и выпить чего-нибудь холодного. В такой теплый день это очень полезно, сказал хозяин уютного дома. Кай было вежливо заявил, что им неловко беспокоить хозяина, но Миро опередил его, выпалив на полдома, что он лучше бы пообедал. Кай разве что не спрятался под стол от смущения, но настоятель не разозлился, а велел кому-то готовить еду. Это вызвало волну признания и дружелюбия у измученных дорогой мальчишек. Поэтому, когда настоятель спросил у них, куда и зачем они держат путь, Кай и Миро рассказали ему все в подробностях - их доброжелателя, казалось, это очень интересует.
        И впрямь, едва речь зашла об осенних рунах, хозяин дома чрезвычайно оживился и попросил их показать необычную находку.
        Кай, немного поколебавшись, выложил фигурки на стол.
        - Очень интересно, - сказал настоятель, беря их и рассматривая. - И обе нашлись в Зарасвете?
        - Одна там, другая по дороге! - радостно доложил Миро. - И еще одна должна быть где-то здесь. Вы не знаете, где?
        - Весьма, весьма интересно, - повторил старик. - Нет, что вы… Руны так просто не найти, - он поймал на себе удивленные взгляды ребят и, отложив фигурки, улыбнулся. - Я знаю эти легенды. И как выглядят руны - тоже. Правда, лишь по описаниям, сейчас я их увидел впервые…
        - Но откуда?.. - начал Кай, но Миро перебил его:
        - Так это же настоятель, он все подобное знает, и помогает всем, обязан, вот! Ну, или нет, - с опаской добавил он, вспомнив, что уже ляпнул это в присутствии самого настоятеля.
        Но тот только рассмеялся.
        - В общем, да. Подобные вопросы находятся, так сказать, в моем распоряжении.
        - А зачем? - спросил Кай, гладя кошку, устроившуюся у него на коленях.
        Настоятель немного смешался.
        - Все эти истории тесно связаны с Проклятыми, знаете ли… Надо же против них как-то бороться, верно?
        - Верно! - горячо поддержал Миро. - Но вы знаете, а нам сказали, что Эдель - Проклятый!
        - Да, это так, - с легким, совершенно непонятным раздражением отозвался старик.
        Миро, не замечая этого, продолжил канючить, какой это кошмар, что прекрасный Ангел вдруг оказался Проклятым. Кай сидел, погруженный в задумчивость. Несмотря на усталость, разум его никак не желал расслабиться. Что-то во всем этом казалось непонятным и подозрительным… Но что? Почему?
        Однако после еды Кая все-таки стало клонить в сон. Интуиция настойчиво требовала от него уйти куда-нибудь подальше от этого дома, но у него просто не было сил спорить, когда настоятель предложил им отдохнуть. Несмотря на его видимое радушие, Кай вежливо отказал в просьбе оставить руны в комнате. Он сказал, что покажет их снова, когда проснется. Настоятель, скрывая досаду, согласился.
        Как только Миро и Кай оказались одни в маленькой комнатке на третьем этаже, Кай без сил плюхнулся на кровать и сразу уснул. Через пару часов Миро попытался разбудить его, чтобы пойти осмотреть окрестности, но Кай не проснулся ни на секунду. Вязкий сон завладел всем его существом, и отпускать так скоро не собирался. Тогда Миро, посетовав немного на нерадивого товарища, побежал на улицу один.
        Едва он скрылся, дверь снова тихонько скрипнула. Кошка, спящая на полу, сразу вспрыгнула на украшенный цветами подоконник и исчезла в листве ближайшего дерева.
        Во сне Кай слышал, как кто-то подходит к кровати, но так и не смог проснуться.
        Стремительно пробегали часы угасающего дня. Голоса снаружи пели причудливую колыбельную, сплетенную из разноголосого говора, крики постепенно смолкали. Детский смех обрывался хлопаньем дверей. В какой-то момент хлопнула и ближайшая - вернулся Миро.
        - Сколько можно спать! - укорил он друга. - Уже ночь почти! А я столько всего видел!
        - Здорово, - сонно улыбнулся Кай и снова отдался дремоте.
        Он не знал, что с ним происходит, и почему помещение окутано сонной дымкой. Наверное, успел он подумать засыпающим разумом, накопилась усталость за полуночные бодрствования. Поэтому он не стал сопротивляться. Все равно уже настала ночь - Миро завалился на соседнюю кровать, пожелал спокойной ночи и тоже уснул. До утра можно было не беспокоиться, можно было отдаться снам… Или…
        - Проклятый, Проклятый… - раздалось в комнате тихое насмешливое пение.
        Кай, хоть еще и не совсем проснулся, похолодел. Руки что было сил сжали край одеяла, глаза сами собой распахнулись. Казалось, что ему снится сон - темная комната, ночная тишь… И чей-то силуэт. Кто-то сидел на подоконнике.
        - Проклятый, Проклятый… - снова пропел незваный гость.
        Кай резко сел в кровати. Сердце его гулко забилось. Силуэт, нахально рассевшийся на окне, помахал шнурком, на конце которого колыхалась в такт его словам небольшая фигурка.
        - Проклятый, Проклятый… - с откровенным удовольствием пел незнакомец и вдруг закончил свою издевательскую песенку громким «Проклятый!», и глаза его сверкнули в темноте желтым отблеском.
        Миро пробормотал что-то во сне и беспокойно заворочался. Кай мыслил очень четко, но голова его казалась совершенно пустой. Душу раздирал дикий страх. В комнате кто-то есть, он знает о нем, Кае, у него желтые глаза, но это явно не Эдель! Миро может проснуться, он услышит, он узнает…
        Собрав всю свою волю в кулак, Кай встал с кровати. Рука его машинально метнулась к карману, и он снова похолодел. Руны пропали!
        Темный силуэт с пронзительными желтыми глазами снова помахал шнурком и засмеялся шелестящим смехом. Кай прекрасно помнил этот смех, но не стал думать о том, что это действительно лесной преследователь - сейчас были важны только Руны!
        - Отдай, - тихим, дрожащим голосом проговорил он.
        Незнакомец вновь засмеялся и, подкинув фигурку вверх, снова поймал и неожиданно бросил ее Каю. Сразу после этого он выпрыгнул в окно.
        У Кая в руках оказалась осенняя руна, но она была одна. Не раздумывая, он бросился за незваным гостем.
        Из головы мальчика совершенно вылетело, что это третий этаж, он не подумал об этом даже тогда, когда полетел вниз. Взгляд его был устремлен на убегающий по дороге сада силуэт. И, едва Кай приземлился (похоже, он повредил что-то, но стерпел боль), он кинулся за ним по лунной ночи, не видя перед собой преград в виде кустов, деревьев, оград… Кай просто бежал и бежал, ни на миг не упуская из виду радостно смеющегося человека. Ему все еще было жутко страшно, но упрямство заставляло его не прекращать преследования. У незнакомца должна быть вторая руна! Без нее не будет пути к Ангелам, а он обещал пройти через все…
        - Стой! - борясь со сбившимся дыханием, выкрикнул на бегу Кай.
        Он замечал громады домов, но теперь перед ним вдруг оказалась довольно пустынная местность, где разливался аромат цветов… Совсем как в саду у настоятеля.
        Беглец неожиданно остановился, и Кай, будто споткнувшись, тоже замер. Их разделяло около пяти метров, и разглядеть лица друг друга не представлялось возможным. Но Кай увидел, что это не взрослый человек - невысокий и стройный силуэт явно принадлежал подростку.
        - Отдай мне руну! - выдавил из себя Кай.
        - Я тебе уже отдал, - в лунном свете было видно, как незнакомец покачал указательным пальцем. Голос его звучал странно, напевно - он явно продолжал забавляться. - Даже дважды подарил.
        - У меня их было две, - продолжал Кай. - Верни вторую, пожалуйста! Она не твоя!
        - Нет у меня второй, - силуэт крутанулся вокруг своей оси. - Одну забрал, одну вернул. У кого же другая? Интересно…
        - Она нужна мне! - в отчаянии крикнул Кай.
        - У меня ее нет, - в доказательство своих слов незнакомец помахал руками. - Хочешь вернуть - проверь настоятеля. Настоятеля проверь!
        - Настоятеля? - удивился Кай.
        - Настоятеля… - пропел желтоглазый силуэт.
        Внезапно ночную тишь прорезал человеческий крик. Кай вздрогнул и обернулся на него, а незнакомец, засмеявшись своим шелестящим смехом, проговорил:
        - Что-то затевается! Будь осторожен, - но в его голосе послышалась скорее угроза, чем желание уберечь мальчика от опасности.
        После этих слов он словно исчез. Кай еще какое-то время растерянно озирался, даже прошел немного дальше, но тщетно: ночной вор испарился. Город снова окутала тишина.
        Чтобы найти обратную дорогу к дому настоятеля, Каю понадобилось довольно много времени. Он почти не помнил, как и куда он бежал, и теперь приходилось идти практически наугад. Но, к счастью, очень скоро Каю вдруг встретилась кошка, которая поприветствовала его виноватым мяуканьем и уверенно повела его за собой. Кай положился на нее и, как ни странно, зверек действительно привел его к нужному дому.
        Но внутрь мальчик не пошел. Он уселся на низкую скамейку в саду и, поглаживая кошку, которая забралась к нему на колени, прошептал:
        - Опять меня ведешь… Откуда же ты взялась?
        Кошка в ответ только громко замурлыкала. Кай углубился в раздумья.
        Сердце после ночного приключения так и не замедлило своего темпа. Кай жутко испугался, когда увидел в комнате незнакомца, называющего его Проклятым, его желтые глаза, руну в его руках. Когда бежал по незнакомому городу. Когда говорил с ним. Но был ли у него выбор? Он преодолел страх и, ни о чем не думая, сделал, что надо. Какое потрясающее ощущение! Кай даже немного испугался собственной храбрости.
        И все же все было очень странно. Осенние руны пропали. Одну забрал Проклятый - ведь его глаза были желтыми! - и по первому же требованию вернул ее обратно, зачем-то убежал, а потом сказал, что второй у него нет… Раздался крик… Вроде бы из этой части городка, но, пока Кай шел, не заметил ничего подозрительного. Все тихо и спокойно, как и должно быть ночью. Опять Жаворонок? Нет, крик был человеческим, но тонким. Наверняка кричала девушка. Что же могло случиться? И странные слова о настоятеле… Конечно, он проявил интерес к рунам, даже просил оставить, но он сам говорил, что занимается всеми этими легендами. Конечно, ему интересно увидеть самые настоящие осенние руны.
        Кай сидел совсем недалеко от входа, и потому вздрогнул от неожиданности, когда дверь тихо скрипнула. На низенькое крылечко кто-то вышел. Кай поспешил отойти в сторону - ему совсем не хотелось быть обнаруженным.
        Полуночник, кем бы он ни был, вернулся в дом буквально через минуту. Кай выждал и тихонько прошел следом. Стараясь не поднимать шума, он в обнимку с кошкой поднялся в комнату. Там ничего не изменилось. Миро крепко спал.
        Кай забрался под одеяло и вскоре беспокойно задремал, сжимая в кулаке руну и просыпаясь каждый раз, когда хватка становилась слабее.
        Наутро поднялся страшный переполох. Оказалось, что прямо под окном комнаты, где спали мальчики, обнаружились пятна крови. Кай, который проснулся оттого, что Миро, высунувшись наружу, громко спрашивал, кто покалечился, исполнился нехороших подозрений и чуть приподнял одеяло. Так и есть! На ногах остались следы страшных ушибов и даже продольный порез, так что простыни тоже перепачкались. Хотя Каю совсем не было больно - все уже почти зажило.
        - Чего смотришь? - вдруг с разбегу прыгнул к нему на кровать Миро.
        - Я… а… э… - только и пролепетал Кай, спешно придумывая, что бы такого сказать.
        Но обмануть Миро было не так-то просто. Заговорщицки подмигнув ему, он бросился к окну и прикрыл его. Потом снова подошел вплотную, сел на пол и, облокотившись на кровать, с довольной улыбкой спросил:
        - Это ведь ты, да?
        - Что я?
        - Ты ведь кровь во дворе оставил? Не смей мне врать! Я помню, как ты хвастался, что у тебя любой пустяк страшным выглядит. Значит, ты не поранился настолько, чтобы так там и остаться. И сквозь сон мне казалось, что ты к окну бросился. Только зачем?
        Кай рассказал ему все от начала до конца. Он был рад, что не нужно ничего скрывать.
        - Очень странно, - сказал Миро, внимательно выслушав его. - Но как ты не испугался за Проклятым побежать?
        - Не знаю… Только о рунах думал, - признался Кай.
        - Потом уже испугался жутко. И, кстати, он ведь сказал кое-что… Я полночи думал…
        - Что?
        - «Я тебе уже отдал, даже дважды подарил», - процитировал Кай въевшиеся в память напевные слова Проклятого.
        - Дважды… Я подумал… Вот эта руна, - он указал на фигурку у себя на шее, - она так странно появилась. И Бреннилвинд говорил, помнишь? Я подумал… Может, это он ее нам оставил? Тогда, на поле.
        - Да брось, - поморщился Миро. - Чтобы руна досталась Проклятому? Если только он ее украл у кого-нибудь. Да и с чего бы ему тогда ее снова красть и снова возвращать. Непонятно! - насупился он.
        - Непонятно, да, - растерянно кивнул Кай. - Но он ведь и на настоятеля указал зачем-то…
        - Может, хотел ему плохо сделать, - пожал плечами Миро. - Хотя он мне не понравился, - понизил голос он. - Я думаю, что он что-то замышляет. Уж больно к нам добр. И руны у тебя просил. А еще вчера, когда ты спал, я слышал, как он с кем-то о рунах говорил.
        - Да? - встрепенулся Кай. - С кем?
        - Не знаю. Случайно из-за кустов услышал, не стал выглядывать.
        - Но все равно… Не мог же он ее просто украсть, - растерялся Кай.
        - Наивный! - вынес ему суровый приговор Миро. - Ладно, вставай, нечего в доме врага о таких важных вещах трепаться.
        Кай улыбнулся и спустил ноги с кровати.
        Приведя себя в порядок, друзья спустились вниз и там застали настоятеля, незнакомого человека и молоденькую кухарку - ее они видели еще вчера. Мужчины о чем-то серьезно переговаривались, но, увидев Миро и Кая, сразу же свернули разговор. Собеседник настоятеля, человек лет тридцати с копной густых темно-русых волос, сразу же с интересом посмотрел на них.
        - Тревога ложная! - заявил Миро ни с того ни с сего, чем жутко перепугал Кая. - Это Кай решил полюбоваться звездами и случайно упал.
        Кухарка испуганно охнула, настоятель, приоткрыв от удивления рот, сверху вниз осмотрел Кая, а его гость удрученно покачал головой:
        - Надо быть осторожнее. И все же, как это произошло и как тебе удалось остаться невредимым после такого падения? - внимательно посмотрел он на покрасневшего до корней волос Кая, но тут же спохватился: - Ах, нет. Без повреждений не обошлось. Что же вы не прикажете оказать ему помощь, настоятель?
        Через пару минут Кай был усажен на кушетку и смущенно взирал на то, как Агнесс, молоденькая кухарка, смывает засохшую кровь с его ног. Он убеждал, что ничего страшного, порывался сделать все сам, так как не привык, чтобы о нем заботились, но его возражения никто не слушал. Каю оставалось только смириться, однако ему было не по себе. За ним почему-то внимательно наблюдали все, кроме Миро, который, воспользовавшись случаем, налег на стоящее на столе молоко.
        - Неужели он ничего не сломал? - осведомился гость настоятеля. - Высота приличная.
        Агнесс смыла всю кровь и, не обнаружив ничего страшнее будто бы сто лет назад полученных ушибов, удивленно подняла взгляд на Кая. Воображение уже рисовало ему страшные картины, как его, в лучшем случае, гонят прочь, а в худшем пытаются убить.
        Но Агнесс, все-таки оборачивая бинтом почти незаметный порез, сказала только:
        - Удачно упал - совсем немного поранился.
        - Что ж, замечательно, - сказал гость настоятеля, и у Кая отлегло от сердца. - Как тебя зовут, мальчик?
        - Кай.
        - Настоятель сказал, что вы только вчера сюда прибыли, Кай, - продолжал гость. - Я - Лон, глава Энделла. И как раз прошлой ночью у нас произошло несчастье. Я уж грешным делом подумал, что многоуважаемый настоятель имеет к этому какое-то отношение, раз во дворе у него живописной лужей кровь. Но, как выяснилось, виной этому ты. Поэтому, раз уж тебя угораздило выпасть из окна именно этой ночью, не мог бы ты рассказать, что ты увидел и услышал, пока падал?
        Кай был поражен этой речью - конечно, Энделл был городом, а не деревней, и тут все было по-другому, но чтобы так красиво говорить! Такими мудреными словами, так вежливо и все же со слабо уловимой насмешкой.
        - Ну? - поторопил Лон.
        Кай тряхнул головой, сбрасывая с себя восторженное оцепенение, но сказать ничего не успел. Миро, уплетающий что-то, сказал:
        - У него украли руны.
        Кай похолодел и бросил в его сторону панический взгляд. Но Миро подмигнул и ему и кивнул - мол, я все продумал, расскажи все как есть.
        Настоятель заметно напрягся. Лон впился в Кая испытывающим взглядом.
        Мальчик помялся немного, но все же поведал, как ночью бросился за незнакомцем. Умолчал лишь о том, что тот советовал обратить внимание на настоятеля - не станешь же говорить при нем! Кроме того, Каю совсем не хотелось кого-либо обвинять, пусть даже с чужих слов.
        - Вот оно как, - выслушав, сказал Лон. - Что ж, ничего особенно нового… Крик многие слышали.
        - Так что случилось? - живо поинтересовался Миро.
        - Не детское дело! - заявил Лон. - Что ж, позвольте откланяться.
        И он, напоследок кивнув настоятелю, покинул дом. Миро еще долго бурчал о том, какой он плохой, раз отказался сообщать что-то после того, как ему все добровольно рассказали. Настоятель на это только хмыкал, подозрительно косясь на Кая. Тот долго терпел, но потом не выдержал пристального взгляда и спросил:
        - Что?
        - Тот вор украл твои руны?
        - Одну забрал, одну вернул, - грустно потупился Кай. - Не знаю, где вторая.
        - Наверняка у него, - сказал настоятель. - Этой ночью пропала дочь одного важного человека. Раз здесь был Проклятый, то это наверняка сделал он.
        Кай хотел уточнить, как это пропала - ему такие дела были в новинку. Но Миро перебил его:
        - Так ведь пока она кричала, Кай с этим Проклятым говорил!
        Настоятель пожал плечами.
        Кай и Миро некоторое время молча питались предложенной едой и изредка переглядываясь. Но их усиленные взгляды не могли сказать ничего толкового. В конце концов, Кай глубоко вздохнул и решился задать давно мучающий его вопрос. Он забыл спросить об этом у Бреннилвинда.
        - Настоятель, извините, а… А почему у Проклятых желтые глаза? Они у всех такие?
        Старик вздрогнул от неожиданности. Было видно, что Кай вырвал его из глубокой задумчивости.
        - Кто знает, - ответил он. - Ведь и знак на руке появляется непонятно откуда.
        Кай сквозь толстое стекло стакана тоскливо посмотрел на запятую на своей ладони, но робко продолжил:
        - Они у них с рождения такие?
        - Насколько я знаю, нет. Позже, может, при взрослении… Во всяком случае, мне приходилось видеть Проклятого младенца. Знак на руке имелся, но глаза были вполне себе людскими.
        Кай поблагодарил его за полученную информацию и вновь с грустью посмотрел на стакан. Тот явил ему его отражение. Кай подумал о том, что если он доживет до взрослых лет, его серые глаза будут пугать всех пронзительным желтым цветом… Интересно, когда это произойдет? Наверное, это станет конечной точкой на пути любой надежды найти хоть какое-нибудь пристанище, кроме обители Проклятых.
        При этой мысли в Кае вскипела кровь. Чего бы ему это ни стоило, он должен вернуть пропавшую руну! И найти еще одну, затерянную где-то на улицах Энделла.
        - Пойдем, Миро, - твердо сказал он. - Мы должны найти руны.
        Миро послушно встал из-за стола.
        - Вы покидаете Энделл? - настоятель почему-то заметно встревожился.
        - Нет, - сказал Кай. - Мы пробудем здесь еще немного.
        - Тогда обязательно возвращайтесь сюда, - улыбнулся старик. - Не ночевать же вам под открытым небом, верно?
        - Конечно. Огромное спасибо! - коротко кивнул Кай и, схватив Миро за локоть, пулей покинул жилище настоятеля.
        Он не остановился даже когда они уже шли по городским улочкам, полным людей. Все были заняты своими делами и не обращали внимания на двух мальчишек, один из которых нещадно ругался, требуя отпустить его.
        Наконец, Кай послушался и извинился за столь внезапное поведение, объяснив, что перед настоятелем ему было не по себе.
        - Да, мне тоже, - сказал Миро. - Он явно что-то задумал. И поэтому хочет, чтобы мы вернулись. Наверное, ему нужна вторая руна… Только зачем? Ангелы такого старого не возьмут. А что мы теперь будем делать?
        Кай растерялся. У него не было никаких идей, и вперед его подтолкнуло только желание хоть что-нибудь сделать. На самом деле он понятия не имел, где следует искать руну, кроме как у настоятеля, на которого указал ночной вор. Но даже если она у него, не вернет же он ее просто так, да и вообще вряд ли признается в краже.
        - Я вчера тут один бродил, - сказал Миро. - И видел вот этого самого Лона. Он действительно городом занимается. Может, расскажем ему подробнее? Я имею в виду, скажем про настоятеля.
        - Это будет еще хуже, чем если мы лично заявим настоятелю, что подозреваем его, - возразил Кай. - Это донос. Это плохо.
        - Ну, тогда сам думай, - насупился Миро.
        За разговором они подошли к фонтанчику, установленному посреди небольшой площади. Чудо привело их в дикий восторг, и ненадолго они совсем забыли о своих тревогах, радостно плескаясь друг в друга водой. Но немного позже, уже почти насквозь промокшие, они вернулись к волнующей теме, причем весьма неожиданным образом.
        Со смехом уворачиваясь от очередного потока воды, Кай случайно глянул в сторону толпы, кишащей вокруг площади. И ему показалось, что из нее по нему скользнули яркие желтые глаза! Кай машинально бросился туда, не обращая внимания на крик Миро. Наваждение исчезло или, быть может, просто отвернулось; невысокий стройный человек в темной одежде вдруг бросился бежать… Кай собрался преследовать его хоть до края света, но погоня прекратилась буквально через несколько секунд: на пути неожиданно возник человек, в которого Кай благополучно врезался.
        Он слышал смех Миро, думал о ночном воре и рунах, ничего не понимал, но все же с извинениями поднял взгляд на так внезапно возникшее препятствие.
        Это был Лон.
        - Вот так встреча, - совсем не разозлился тот. - Незачем так носиться по переполненным улицам, молодой человек, это вам не деревня.
        - Извините, но там Проклятый, и…
        - Что?! - хором воскликнули Миро и Лон.
        Каю стало смешно: так забавно было увидеть совершенно одинаковых сейчас говорливого Миро и важного градоначальника.
        Но тем было не до веселья. Лон схватил Кая за плечо и буквально потащил за собой. Миро, взволнованно озираясь, шел за ними.
        Они отошли чуть поодаль, где народ не сопровождал главу города значительными взглядами. Лон отпустил Кая на совсем маленькой пустынной площади, украшенной лишь парой палисадников. Он извинился за «столь внезапное поведение» и попросил его рассказать, что случилось. Кай честно сказал, что, кажется, видел ночного вора, но упустил его.
        - Вот оно как, - лицо Лона разочарованно вытянулось. - Да, некстати я на пути возник… Впрочем, - спохватился он, - это к лучшему. Не устраивайте охоту на Проклятых, пусть даже юных. Я вообще удивлен, как ты, Кай, остался живым после ночной встречи с ним.
        Каю захотелось сказать, что не все Проклятые плохие, но он оборвал себя на полуслове. Что греха таить, он сам до жути боялся своих невольных собратьев. Лишь Эдель был для него образцом доброго защитника, несмотря на то, что встретил его мечом.
        - Так что у вас случилось? - наседал тем временем Миро. - Это нечестно, мы вам все рассказываем! И у нас тоже беда! Нам руны нужны!
        - Я так и не понял, что это за руны и зачем они вам, - признался Лон. - Но, раз это связано с тем Проклятым, вам лучше рассказать…
        - Только если вы нам тоже все расскажете, - поставил жесткое условие Миро.
        Лон только руками развел. Однако, как потом с важностью заявлял Миро, «сделка состоялась». Вскоре мальчики, смущенно озираясь, сидели за деревянным столом в каком-то заведении и угощались кофейным напитком. Они честно рассказали Лону все, что знали, умолчав только о встрече с Ангелами - все равно тот в них не слишком верил. Сказано было и про слова ночного вора о настоятеле. Кай, правда, до последнего старался этому помешать. Ему казалось, что крайне подло жаловаться на человека таким образом.
        - Вот оно что. Не волнуйся так, - уловил Лон настроение Кая. - Я за ним давно уже присматриваю. Вроде как и выполняет свою работу хорошо, и помогает всем, да слухи ходят, что он имеет дела с Проклятыми.
        - Что?! - ребята от удивления поперхнулись.
        - Да, так что вы начеку будьте.
        - А что у вас случилось, кто кричал? - ночное происшествие не давало Миро покоя. - Настоятель сказал, какую-то девчонку украли. Зачем?
        Лон неодобрительно поморщился, про себя пообещав прочесть настоятелю пару-другую лекций о выдаче информации чужеземцам, пусть они и всего лишь дети. Но, сдержав обещание, скучающим тоном изложил в общих чертах суть трагедии. Ночью пропала юная дочь местного богача, некоторые жители слышали крик, больше ничего не известно. Многие говорили о появлении в Энделле Проклятого, так что первым подозреваемым в похищении является он.
        - А почему именно в похищении? - поинтересовался Миро. - Может, он убил ее? Проклятые, они такие, они могут!
        - Хватит, Миро, - Кая передернуло.
        - Да нет, он прав, - сказал Лон. - Мы тоже сначала так думали. Но кто-то подкинул записку с сообщением, что девочку вернут в обмен на что-то… На что, правда, еще не сообщили. Наверняка деньги или драгоценности.
        - Как плохо, - помрачнел Кай. - Почему люди так глупо поступают?
        - А ты бы так не поступил, если бы это, скажем, вернуло тебе эти твои руны? - поинтересовался Лон.
        - Нет, - отрезал Кай.
        - Что ж, значит, ты хороший человек, - сделал вывод Лон. - Или просто маленький еще. Но люди бывают разные. Что ж, мне пора, - он поднялся на ноги и положил на стол монеты за напитки. - Мой вам совет - не связывайтесь особо с настоятелем.
        - Спасибо вам, - сказал Кай. - Надеюсь, вы найдете ту девочку, и с ней ничего не случится.
        - Если узнаете про руны, скажите нам! - потребовал Миро.
        Лон снисходительно улыбнулся, и на этом они простились.
        - Руны не вернули, зато выпили бесплатно вот эту вкуснятину, - подвел итоги недолгих поисков Миро.
        Весь оставшийся день они бродили по Энделлу, изредка восхищаясь его красотами и непрерывно размышляя о рунах. Путь был один - к настоятелю, но до него не доберешься, блуждая по улицам. А возвращаться в, как говорил Миро, «логово врага» после предупреждения Лона было боязно. Но Кай все-таки решился.
        - Ты можешь отыскать Лона и попроситься к нему, - сказал он. - Но я вернусь к настоятелю.
        - Еще чего! - возмутился Миро. - Это чтобы ты один потом героем слыл? Нет уж, я с тобой!
        И они пошли вместе. По дороге Кай полюбопытствовал, почему Миро так часто говорит о героизме, на что тот ответил, что всегда мечтал стать героем.
        - Это же здорово! - говорил он с сияющими глазами. - Ты великий, все тебя любят и возносят. А потом ты становишься главным, в случае чего все просят о помощи тебя, и ты помогаешь… Надеюсь, когда-нибудь я убью Проклятого или двух, а, может, и всех десятерых, и стану героем!
        - Вот как… - грустно качнул головой Кай. - А для этого обязательно кого-то убивать?
        - Ну так я же буду Проклятых убивать, а не людей, - Миро выразительно постучал по голове.
        Кай только вымученно улыбнулся.
        У дома настоятеля все было точно так же, как и вчера - сад радовал своим цветущим видом и головокружительными ароматами, среди ветвей мелькал сердитый садовник. Кошка, заслышав приближение Кая, радостно рванула из-под крылечка ему навстречу.
        - Ждала. Как знала, что вернемся, - проворчал Миро.
        Кай не ответил. У него чуть кружилась голова. Аромат цветов очень напоминал тот, что посетил его во время разговора с Проклятым. Ему хотелось найти то место, но, сколько они с Миро не ходили, не нашли ничего похожего. Да и как найти? Ориентиром служил только запах цветов.
        Настоятель очень обрадовался приходу ребят и окружил их заботой. Но предупрежденные Миро и Кай, сговорившись, решили не спускать с него глаз и не спать всю ночь. Миро предлагал поискать под покровом темноты руну, но Кай спорил, что шарить по чужому дому нельзя, да и ничтожен шанс найти маленькую фигурку в таком большом жилище. Впрочем, Миро тоже сомневался в успехе, и потому не настаивал.
        Однако планы мальчиков немного изменились. Они поужинали, рассказывая о своих похождениях (настоятель ни разу не заикнулся о рунах), а потом, сославшись на усталость, поднялись наверх. Время было уже позднее, и никто ничего не заподозрил.
        Увидев кровать, Кай сразу сделал шаг к ней. Как и вчера, его с чудовищной силой клонило в сон. Но на этот раз Миро решительно преградил ему дорогу.
        - Спятил? Не вздумай! Мы же договорились не спать!
        - Прости, - пролепетал Кай. - Очень спать хочется, правда…
        - Терпи! - был неумолим Миро. - Или тебе охота, чтобы и вторую руну украли?
        Кай сразу встряхнулся и чуть не до крови закусил нижнюю губу. Борьба со сном была делом ох каким непростым, но не невозможным. И он терпел.
        Окно предусмотрительно распахнули, дверь оставалась незапертой. Минул час, два… Дом тонул в тишине. Все уже легли. Миро совсем не клонило в сон, а Кай чувствовал себя на последнем издыхании и недоумевал, почему же его стала так часто посещать чудовищная усталость. Но он яростно сражался с сонливостью, сжимая в руке руну и вспоминая Эделя.
        - Кай, - словно подслушал его мысли Миро. - А почему ты так рьяно стремишься к Ангелам? Они ведь не оказали тебе особых любезностей. Даже наоборот.
        - Да, - улыбнулся Кай. - Но я ими восхищаюсь и очень, очень хочу, чтобы у них не было причин так со мной обращаться… Стать одним из них…
        - М-м, - промычал Миро. - А кто там еще, ты говорил, кроме Эделя?
        Кай уже открыл рот, чтобы в сотый раз рассказать в общих чертах об остальных, но Миро вдруг прижал палец к губам и плюхнулся на кровать. Кай на всякий случай последовал его примеру. Этого делать не следовало - едва его голова оказалась на мягкой подушке, как желание уснуть стало практически непреодолимым. Уже сквозь сон он слышал скрип открывающейся двери…
        - Кай, просыпайся! Да просыпайся же! - шипел ему на ухо Миро. - Господи, да как же тебя разбудить… Руны! Эдель!
        Кай тут же сел, да так резко, что Миро опять получил по лбу.
        - Вот это да, - потер он ушибленное место.
        - Что такое? - Кай проснулся только в этот момент - вскочил он чисто машинально.
        - Кто-то заходил, - глаза Миро лихорадочно блестели. - Наверняка проверял, уснули мы или нет, - затараторил он шепотом, - но я очень не вовремя дернулся, и он ушел.
        - Настоятель?
        - Не знаю, не видел…
        Громко скрипнула дверь. Миро и Кай подскочили от неожиданности и разве что не бросились друг другу в объятия от ужаса. Дверь, однако, оставалась в прежнем положении, и они сообразили, что скрип раздался с улицы - кто-то вышел из дома.
        «Тогда ведь тоже кто-то выходил», - вспомнил Кай свою ночную прогулку.
        Миро на цыпочках подошел к окну и осторожно выглянул наружу. Простояв так некоторое время, он отошел и поманил Кая пальцем.
        - Что там? - прошептал Кай.
        - Кто-то вышел из дома. Вроде бы настоятель. Проверим, что ему ночью понадобилось?
        - Ты что! - ужаснулся Кай. - Ночью выходить…
        - А в окно кто сигал? - фыркнул Миро.
        - Тогда была такая ситуация, а сейчас…
        - Пошли-пошли! В конце концов, мы не его дети - люди свободные, где хотим, там и ходим. Пошли. И хватит уже спать! - шикнул он, приоткрывая дверь.
        - Извини, - встряхнулся Кай, которого и впрямь вырубало на ходу.
        Как могли тихо, они спустились вниз по лестнице. В доме по-прежнему царили темнота и тишина, нарушаемая только скрипом половиц. Кое-как ребята добрались до входной двери и выскользнули на улицу.
        Настоятель, конечно, уже давно скрылся из вида, так что Миро и Кай, особо не таясь, рванули вперед. Они перемахнули через низкую ограду и увидели в лунном свете удаляющуюся спину старика. Он шел быстрым шагом, освещая себе путь фонарем.
        Друзья переглянулись и уже собирались пуститься в погоню, как вдруг никем не замеченная кошка, которая, оказывается, выбежала за ними, кинулась под ноги Миро. Тот этого не ожидал, покачнулся и с шипением повалился в близлежащий куст. Раздался треск.
        Кай испуганно зажал рот обеими ладонями. Он был уверен, что настоятель их услышал. Миро подумал о том же, и потому, не спеша вставать на ноги, прополз вперед и выглянул из-под куста на улицу. Полежав так с минуту, он поднялся и шепнул Каю:
        - Чертова кошка! Можем идти. Он оглянулся, посмотрел, но не заметил ничего и теперь снова идет.
        Желание Кая идти за настоятелем упало еще на один градус. Но он тут же напомнил себе о рунах и, действительно, довольно подозрительной ночной вылазке. Так что Кай не сказал ни слова и неслышными шагами пошел следом за Миро.
        Хоть лунный свет снова дарил себя темной ночи, этого было слишком мало, чтобы быть уверенными в направлении настоятеля. Он шел вроде бы знакомой дорогой, но что именно это за дорога, Кай вспомнить не мог. Правда, судя по тому, как подмигивал ему Миро, им доводилось быть здесь прежде. Но сколько улиц они исходили за прошедший день!
        Путь настоятеля длился около пятнадцати минут. По обе стороны дороги высились дома, среди них старик и остановился. Рядом с ним замаячил еще один фонарь.
        - Встречается с кем-то, - прошептал Миро в самое ухо Каю. - Да еще ночью! Надо поближе подобраться, пойдем!
        Кай послушался и следом за ним стал медленно идти вдоль темной стены. Это удавалось ему с большим трудом - его пошатывало. Ужасно хотелось спать, а сильный аромат цветов, не оставивший его после ухода из сада настоятеля, вызывал тошноту. Сквозь накатывающую сонную дымку Кай подумал о том, что, быть может, где-то рядом то самое место, где он говорил с ночным вором…
        Миро пихнул его локтем. Кай встрепенулся и ускорил шаг. Вскоре они уже выглядывали из-за угла.
        Два фонаря выхватывали из тьмы своих хозяев. Одним из них был, конечно, настоятель, а вот его собеседника ребята не знали.
        - Принес? - спросил он низким, хриплым голосом.
        - Да. Пока одно - второе чуть позже. Но почему сумму уменьшили? - недовольно проговорил настоятель.
        - Откуда мне знать? Я просто посыльный. Давай сюда.
        Настоятель что-то передал ему. Взамен он тоже получил некий сверток и поспешил спрятать его под мантией.
        - Все? - настоятель явно нервничал.
        - Да. Хотя…
        Миро заметно напрягся. На протяжении всего этого короткого разговора ему казалось, что их умудрились заметить. В любом случае, настоятель наверняка вернется этой же дорогой, поэтому следовало отступать. Именно это Миро и хотел сделать, но когда он сделал шаг назад, Кай не среагировал и остался стоять столбом, преграждая ему дорогу. Миро оглянулся через плечо, намереваясь наградить друга подстегивающим взглядом, но ему уже оставалось только испуганно отпрянуть: Кай вдруг покачнулся и плашмя вывалился прямо на улицу.
        Настоятель и его собеседник вздрогнули и обернулись. Конечно, они не могли не заметить упавшего Кая, тем более что тот не спешил подниматься.
        - Это еще что такое? - заволновался настоятель, подходя к ним.
        Миро в нерешительности замер. Он еще мог убежать, но Кай так и не встал… Он продолжал лежать на земле лицом вниз. Что же случилось?
        - Вы! - настоятель аж охрип от ярости, когда свет фонаря явил ему двух знакомых мальчишек. - Так я и думал…
        - Ты их знаешь? - подошел к ним второй ночной путник.
        Миро, злобно щурясь, отступил на шаг назад.
        - Немного. Надо же, дошел! - настоятель ударил ногой лежащего на земле Кая. - Надо было ему больше снотворного влить.
        - А ну не трогай его! - рявкнул Миро, усилием воли прирастив себя к месту.
        - Молчи, - прошипел настоятель.
        Он хотел добавить еще что-то не слишком вежливое, но тут его собеседник подошел почти вплотную.
        - Не иначе как хозяева этих железок? - он бесцеремонно схватил Кая за волосы.
        Ночной делец уже хотел приподнять спящего мальчика, но тут вдруг Миро бросился на него и вцепился зубами в его руку. Мужчина взвыл и отпрянул в сторону. Настоятель поспешил ему на помощь, но в тот момент, когда они почти полностью обездвижили Миро, улица внезапно озарилась яркими огнями. Настоятель и его спутник одновременно разжали руки, и Миро рванул в сторону.
        Однако убежать далеко он не смог - путь ему преградила небольшая группа людей. Миро стало по-настоящему страшно. Но…
        - Уважаемый настоятель, разве ваша работа - не добрые дела людям делать? - раздался знакомый голос, и от группы отделился человек, целиком и полностью сосредоточенный на взрослых.
        - Слушайте, слушайте! - замахал руками Миро, узнав Лона. - Они что-то с Каем сделали, они наши руны забрали, а настоятелю вроде бы денег дали!
        Собеседник настоятеля развернулся и бросился бежать, но люди Лона бросились за ним и почти сразу настигли его. Двое держали настоятеля, еще трое - только что пойманного торговца.
        - Вот как, - удручающе покачал головой Лон. - Что ж…
        Он стал отдавать приказания, суть которых сводилась к тому, чтобы как следует сторожить задержанных. А еще он велел кому-то осмотреть Кая. Миро изумленно поморгал глазами - это оказалась Агнесс, служанка настоятеля.
        - Ничего страшного, - вынесла вердикт она, поднося к губам Кая мех с каким-то напитком. - Просто снотворное…
        - А вы разве не заодно со стариком? - подозрительно покосился на нее Миро.
        Агнесс не успела ответить. Кай открыл глаза и возвел на них недоуменный взгляд.
        - Надо же, - подивилась служанка. - Какой у тебя сильный организм.
        - Все проспал! - укорил Миро. - Чуть не убили обоих из-за тебя! - впрочем, голос его звучал радостно - он был рад счастливо окончившемуся приключению.
        Кай пробормотал извинения, озираясь вокруг и пытаясь понять, что происходит. Это было несложно. Фонари, принесенные людьми, по-прежнему ярко освещали ночную улицу, а заодно и настоятеля со скованными руками. Все вели громкие переговоры, но через пару минут Лон подошел прямо к Каю и, наклонившись, протянул ему что-то на ладони.
        - Не твое?
        - Руна! - радостно вскрикнул Кай и, получив одобрительный кивок, протянул руки. В них тут же упала заветная фигурка.
        - Насколько мне известно, никакой особой ценности она не представляет, - сказал Лон. - Тем не менее, настоятель едва не продал ее за очень большие деньги. Это очень странно. Тот человек всего лишь посыльный и отказывается сообщать, кто приказал ему забрать эту вашу руну. Мы, конечно, его допросим, но пока это остается тайной…
        - Но если вы считаете, что руна это ничто, почему за ним следили? - вопрошал Миро с горящими глазами.
        - Мы подозреваем, что он все же связан с Проклятыми, - пожал плечами Лон. - Я говорил вам об этом. Мы думали, что эта сделка заключается именно с ними. И, похоже, не ошиблись.
        - Но зачем Проклятым руны… - пробормотал Кай, прижимая к груди обе фигурки. - Да еще за деньги.
        - Причем тут деньги, - поморщился Миро. - Старику просто заплатили, чтобы он руну достал. А чтобы ее достать, он дважды опоил тебя какой-то дрянью.
        Лон рассмеялся.
        - Верно, верно. Что поделаешь, миром правят деньги… Косвенным образом из-за них вы и попали в такую беду. Скажите спасибо Агнесс, которая сообщила мне о ночных похождениях настоятеля.
        - Спасибо, - нестройным хором поблагодарили мальчики - Кай с особой сердечностью.
        - Однако версия о причастности его к похищению девочки, похоже, не оправдалась, - тяжело вздохнул Лон. - Жаль.
        - И это тоже из-за денег? - робко полюбопытствовал Кай.
        - Должно быть.
        - Глупо как, - и на лице у Кая воцарилось такое недоуменно-презрительное выражение, что все рассмеялись.
        И без того беспокойная ночь завершилась еще беспокойнее, чем можно было предположить. Провинившихся в преступной сделке быстро увели - Лон сказал, что их будут тщательно допрашивать на предмет связи с Проклятыми. Однако расспрашивали и Миро, и Кая, а тем временем на улицу стали забредать жители окрестных домов, и всем надо было что-то знать, что-то говорить…
        На рассвете Кай и Миро больше всего мечтали о том, чтобы завалиться в кровать и отдохнуть от бессонной ночи и всех волнений («У меня даже нет сил рассказывать тебе, как я тебя спас», - с трагическим видом признался Миро). Правда, они очень некстати вспомнили о том, что им теперь некуда идти, но, к счастью, Агнесс, спросив разрешения у Лона, приютила их в доме настоятеля. Владелец дома все равно не мог скоро вернуться в свое жилище, ведь его ждало тюремное заключение.
        Наутро, все еще лежа в постелях, Миро и Кай поведали друг другу о своих впечатлениях. Миро был жутко рад произошедшему и расхваливал себя без умолку, а Кай с улыбкой сказал только, что ему было сонно и страшно. Но он был счастлив, что вернул назад руну. Теперь он ни на минуту не спускал глаз с фигурок.
        - Куда пойдем дальше? - спросил его Миро.
        - А куда идти? - погрустнел Кай. - Мы вернули руны, но не нашли новую… Ведь в Энделле должна найтись еще одна.
        Холодный утренний ветер распахнул чуть прикрытые оконные створки. Кай поплотнее закутался в одеяло.
        Ему было грустно. Нет, он по-прежнему был готов отдать всего себя на поиски осенних рун, но ему не хотелось задерживаться в Энделле. Шумный и пыльный городок, чтящий деньги, не удивляющийся предательствам и похищениям… Здесь было серо и тяжело. Каю не давали покоя настоятель, пропавшая девочка, человек, заплативший за руны, и, наконец, Проклятый, который чуть было не забрал у него одну из фигурок. Но уходить было нельзя. Надо продолжать бродить по городу, надо искать…
        Агнесс поприветствовала их, накормила и рассказала последние новости. Оказывается, настоятеля не смогли задержать по делу о краже и продаже руны, так как все равно та, по мнению людей, ничего особенного собой не представляла. Зато все еще проверялись его предполагаемые связи с Проклятыми.
        - Тот, кто хотел забрать вашу фигурку, сбежал, - сказала Агнесс, и мальчики стали испуганно озираться, словно думали, что враг непременно придет за ними. - Поэтому настоятель со злости, наверное, что-то рассказал.
        - Как же он сбежал? - совсем не понравился такой поворот Миро.
        Агнесс только пожала плечами.
        После завтрака они все вместе вышли в сад. У Кая закружилась голова.
        - Ты чего это опять? - покосился на него Миро.
        - Цветы эти, - вздохнул Кай.
        - Эти? - указала на ярко-красные бутоны Агнесс. - Из них как раз сонный настой и делаем, - виновато улыбнулась она. - Он безвреден. Настоятель пил его в малых дозах, чтобы хорошо спать.
        - То-то мне от них плохо становится, - скривился Кай.


        А тем временем на другом конце города Инкар расхаживал взад-вперед нетерпеливой походкой. Все бы у него было хорошо! Перед маленьким Проклятым покрасовался? Не один раз! Себя открыл? Ничего подобного. На настоятеля указал? Указал, явнее уж нельзя было! Но кто же мог подумать, что настоятель затеет какие-то свои темные дела, о которых и не подумает поделиться с Инкаром?
        - Все интереснее и интереснее, - бормотал Проклятый, продолжая ходить туда-сюда. Все шло как по маслу, события развивались совсем не скучно и даже гораздо веселее, чем он предполагал. Но ждать ему уже надоело.
        Наконец-то! Впереди замаячил высокий силуэт. Вскоре запыхавшийся мужчина в черных лохмотьях подбежал к Инкару.
        - Опаздываешь! - капризно протянул тот.
        - Извините, они поймали нас с настоятелем, - быстро, недовольным тоном выпалил мужчина. - И деньги забрали…
        Выглядело это очень забавно - взрослый человек, так уважительно обращающийся к нахальному худенькому подростку.
        - Да что мне эти ваши деньги! - фыркнул Инкар. - Тут такое затевается, а вы с каким-то железом носитесь.
        - Как и вы!
        - Мы? О нет, осенние руны это тебе не просто железо. То есть, по-моему, в осколках звезды, или как там это еще называют, ничего особенного нет, но за них некоторые получают гораздо большее, нежели за… За это.
        Инкар с картинным вздохом извлек на свет тяжелый мешочек, туго набитый монетами. Глаза мужчины тут же загорелись.
        - Итак, - протянул Инкар скучающим тоном. - Мне, да не заклюет меня дурацкий Жаворонок, страсть как интересно, кто у нас еще вознамерился собрать надежду подняться в небо. Ты говоришь, для кого ты пытался выкупить руну, а я отдаю тебе вот это, - он потряс мешочком. - Все просто.
        - Я… я не могу сказать, - выдавил из себя делец. - Под страхом смерти говорить запрещено…
        - Да? Интересно, кто это у нас такой видный. Ну, раз так, то забудь, - Инкар сделал вид, что собирается спрятать деньги.
        - Я могу отвести вас к нему! - поспешил придумать альтернативу мужчина. - А дальше вы уж как-нибудь сами.
        - Другой разговор, - кивнул Инкар. - И первое, что я спрошу - зачем кому-то заниматься подобной чепухой. Хотя стой, - он остановился и оглянулся на Энделл. - За что, говоришь, поймали настоятеля?
        - Не знаю. Слухи ходят, что он как-то связан с похищением, которое устроили Проклятые. Денег требуют…
        Инкар громко расхохотался.
        - Люди! - сверкнул он своими желтыми глазами так, что мужчина с опаской отступил - Проклятых опасались вне зависимости от пола и возраста. - Чуть что, сразу Проклятые. Да разве нужна Проклятым эта дрянь?! - он кинул мешок с деньгами своему спутнику. - Какими бы темными ни были наши дела, мы боремся за жизнь, а не за наживу. Куда катится мир! - вовсю веселился юноша. - Люди тиранят друг друга из-за денег, а отвергнутый всеми маленький Проклятый собирает осколки надежды, чтобы сбежать из этого сумасшедшего дома… Послушай меня, человек! В чем-то, быть может, вам, людям, стоило бы поучиться у Проклятых! - и смех Инкара вновь пронесся над холмом. - До встречи, Энделл! Чем чаще мы видимся, тем больше ты погружаешься в грязь!


        - И снова ничего, - Миро вышел к Каю, разведя руками.
        Они уже битый час бродили по городу, показывая людям руны и спрашивая, не встречалось ли им такого. Но никто не мог сказать ничего дельного. Все отправляли их в некий ювелирный магазин, но туда мальчики зашли еще утром. На полках было множество красивых блестящих камней и украшений, но они были так далеки от рун! После этого зрелища Миро и Кай долго обсуждали, зачем людям столько лишнего. У них в селениях не привыкли к подобному, и, размышляли ребята, едва ли захотели бы приобрести нечто подобное.
        - Так блестит любой камень с нашей речки, если его обделать как следует, - сказал Миро. - Уж лучше литрами пить кофейный напиток.
        - Это верно, - согласился Кай. - Скорее бы найти руну. Мне здесь не очень нравится…
        Но день уже клонился к закату, а ничего похожего на руну так и не обнаружилось. Миро от безысходности предложил перерыть сад настоятеля, сказав, что, раз одна руна была на дне реки, другая вполне может найтись в земле. Кай на это с улыбкой возразил, что тогда Агнесс ни на минуту не позволит им задержаться в доме настоятеля.
        Они в тесной компании с кошкой возвращались к нужной улице. Весь день ребята надеялись если не найти руну, то хотя бы увидеть Лона. Им почему-то казалось, что он сможет помочь в поисках словом. Но градоначальник им так и не встретился.
        - Миро, а тебя не утомляет искать руны? - спросил вдруг Кай уже на подходе к дому настоятеля. - Ведь это вроде как только мне надо…
        - Не-а! - потянулся Миро. - Я когда решил убежать, все ломал голову, чем заняться. А тут и придумывать не пришлось, все само собой получилось. И веселого столько!
        Кай не считал ночные события такими уж веселыми, но возражать не стал. Он уже привык к тому, что Миро воспринимает все происходящее как захватывающее приключение. К тому же, он тоже был рад, что все так сложилось.
        Но руна в Энделле так и не нашлась…
        - Слушай, - сказал Миро, заметив, что Кай приуныл. - Эдель тебе сказал вернуться к Утесу к осени?
        - Да…
        - Так еще сколько времени! Может, тут надо месяц прожить, чтобы эту руну найти? Хотя… Хотя да, путь-то не близкий… - призадумался Миро. - Но неделя все равно не такое уж большое упущение.
        - Наверное. - Кай немного приободрился.
        Ему действительно не хотелось здесь задерживаться, но, в конце концов, это было своеобразным испытанием. А Кай, чтобы быть принятым Ангелами, поклялся выдержать все, что угодно. Так стоило ли переживать из-за такого пустяка, как не слишком приятное место!
        Мальчики подошли к дому. Их не встретил недовольным лицом садовник - после заключения настоятеля он испарился в неизвестном направлении. Вообще, приветливая обитель как-то потускнела в глазах ребят, хотя все так же сияли чистотой стены, все так же красивые цветы украшали окна и сад. Но дом потемнел, и уже не казалось, что здесь будет оказан добрый приют.
        - Может, не пойдем пока? - робко попросил Кай.
        - Ага, - Миро испытывал схожие чувства. - Да и рано еще, - посмотрел он на чуть потемневшее небо. - Давай вокруг, что ли, пройдемся.
        - Давай, - улыбнулся Кай. - Хотя вряд ли руна лежит себе под забором у настоятеля.
        Они вновь прошли через сад и, выйдя на улицу, стали обходить дом с другой стороны. Им никогда не приходило в голову пройти по задворкам, и Миро и Кай были неприятно удивлены творящимся там бардаком. На задней стороне улицы валялись кучи мусора, красивые заборчики у окрестных зданий были во многих местах проломаны и наспех забиты фанерами.
        - Ужас какой, - скривился Миро.
        - Некрасиво, да.
        - Даже не поймешь, где дом настоятельский, - ворчал Миро. - А, вон, вижу. Агнесс с кем-то стоит…
        - Нет, это соседний дом, - возразил Кай, вставая на цыпочки и пытаясь рассмотреть маячившую за высокими пышными кустами голову служанки.
        С кем говорила Агнесс, было не видно, но по приглушенному низкому голосу сразу стало понятно, что это мужчина. Беседа их явно была не слишком дружелюбной - она выливалась за пределы двора подобно злобному стрекотанию агрессивно настроенных насекомых.
        - С кем это она ругается, - растерялся Кай, до этого момента неспособный даже представить, что милая и добросердечная девушка может говорить таким тоном.
        - Кай, твоя кошка забежала к ним во двор, - указал на дыру в заборе Миро.
        - Как так? - заметался Кай. - Надо пройти и попросить вернуть!
        - Не лучший момент, - прислушался Миро. - Давай пролезем тихо и заберем, дел-то.
        - Но это же чужой двор…
        - А вдруг тут в кустиках руны! - выдал замечательную версию Миро и первым пролез в пролом в заборе.
        Кай только успел испуганным шепотом вскрикнуть «Миро!», но друг уже исчез в давно не стриженых зарослях, и ему ничего не оставалось, как последовать за ним.
        Сад на заднем дворе соседа настоятеля оказался настоящими джунглями. Неухоженные растения разрослись и переплелись между собой, создавая непроходимые заросли. Но Миро и Кай ловко пробирались между колючими ветками, царапая кожу и поминутно отцепляя волосы от загребущих лап кустов.
        - Миро! Да подожди же ты! - шепотом позвал Кай не в меру ретивого друга.
        Миро послушно приостановил ход, замерев в причудливой позе между кустами роз. Когда Кай подобрался к нему, он прижал палец к губам, показал вперед и продолжил путь. Каю хотелось верить, что он обнаружил кошку, но, увы, куда вероятнее было то, что впереди Агнесс, и Миро просто интересно подслушать разговор.
        Кай не ошибся. Говор становился все ближе, уже можно было различить слова. Миро замер и прислушался.
        - То, что настоятеля нет, совсем не значит, что все закончилось! - настаивала Агнесс - судя по тону, уже очень долго.
        - Я не собираюсь ждать, когда и меня поймают! - отвечал ей мужской голос.
        - Его поймали за какие-то железки, которые он взял у мальчишек! Причем тут это! - негодовала девушка.
        - Я тебе уже сказал - слухи ходят, и не к месту тут та сделка. Кому нужны какие-то мальчишки! Как хочешь, еще два дня, а потом или ты ее забираешь, или я от нее избавлюсь.
        - Черт с тобой. Ладно, держи. На два дня точно хватит, а с остальным делай, что хочешь. Считай бесплатным приложением.
        Миро тронул Кая за плечо. Кай, невольно увлекшийся разговором так, что сидел ни жив ни мертв (что-то подсказывало ему - все очень серьезно!), вздрогнул от неожиданности. Миро указывал вперед. Чуть поодаль через просвет в кустах были видны ноги говорящих, и около них примостилась кошка - она смирно сидела, словно тоже слушала. Но пробраться к ней сейчас и остаться незамеченными не было никакой возможности.
        - Не нужно, - тем временем отказался от неведомого дара мужчина. - Лишнее подозрение, да и там еще растут, прямо около дома. На месте все и сделаем.
        На этом собеседники разошлись. Недовольная Агнесс, пыхтя, стала пробираться через заросший сад соседа, чтобы обойти дом. А хозяин участка, постояв еще какое-то время у заднего крыльца, вернулся к себе.
        Едва это произошло, Кай, стремительно пробравшись вперед, схватил кошку. Она здорово дернулась от испуга, будто и в самом деле настолько задумалась об услышанном, что даже не заметила окончания разговора.
        Укорив шепотом зверька, Кай уже собирался ретироваться, но не выдержал и глянул в просвет. Однако ничего интересного у заднего крыльца, где беседовали двое, не обнаружилось. Только примятая сорная трава да почти мертвый цветок поверх нее.
        Мальчики выбрались наружу и, на ходу выпутывая из волос листочки, ветки и пауков, поспешили вернуться на главную улицу. Им совсем не хотелось, чтобы Агнесс или ее собеседник догадались о том, что они подслушивали.
        - Находишь ты время, - Кай потрепал кошку за ухо. - Ну вот ни разу не убегала просто так, чтобы не вляпаться во что-нибудь…
        Кошка в ответ довольно мурлыкнула.
        - Нет, что-то они замышляют, ты слышал? - голос Миро был насквозь пропитан подозрением. - Задержание настоятеля обсуждали. Дело какое-то проворачивают. Лону надо все рассказать.
        - Надо, наверное, - согласился Кай. - Но неужели Агнесс способна на что-то плохое?
        - Наивный! - в очередной раз поставил ему диагноз Миро. - Да я не удивлюсь, если они Проклятые, ну или даже хуже них, если такое бывает. Слышал? Избавляться от кого-то собираются. Передают что-то. Интересно, что?
        Кай молча шел рядом с Миро, прижимая кошку к груди. Они почти машинально открыли калитку и вошли в сад. Каю ударил в нос знакомый тошнотворно-сладкий запах, и он вдруг замер на месте. А Миро, не замечая этого, продолжал идти вперед, говоря:
        - Ну, не будем же здесь это обсуждать… Завтра утром к Лону пойдем, расскажем на всякий случай, а потом и уходить надо, а то вдруг настоятель вернется и захочет опять руны забрать - он же говорил, что позже принесет, а человек тот сбежал… Кай? - он остановился и обернулся. - Ты чего застыл?
        Кай не услышал его. Ему вспоминался цветок, лежащий в заросшем дворе. Сейчас, почуяв знакомый аромат и увидев красные бутоны, которых осталось очень мало, он окончательно уверился - там лежал именно такой цветок. Может ли быть, что Агнесс передавала соседу цветы? Но тогда почему тот отказался?
        «Из них как раз сонный настой и делаем», - эхом прозвучали у Кая в голове слова кухарки. Его словно ударило! Мужчина отказался принять дар, сказав, что «там» еще растет. Да, наверняка речь шла о цветах. Но ведь получается, как раз это место Кай пытался найти после встречи с ночным вором. Проклятый завел его туда во тьме ночи, и там разливался аромат цветов. Кай подумал тогда, что это очень похоже на сад. Но где это место? Кай лихорадочно перебирал в памяти улицы Энделла. У него было такое чувство, что ответ на какой-то важный вопрос находится совсем рядом.
        - Ты чего завис? - толкнул его Миро.
        - А? - встряхнулся Кай. - Я ничего, пойдем…
        Он сделал два шага в сторону дома, но снова остановился и тряхнул головой.
        - Я не могу, надо проверить! Пойдем, Миро! - Кай спустил кошку на землю, схватил Миро за руку и потащил за собой.
        - Эй, ты куда? - упирался Миро. - Поздно уже, я есть хочу…
        Но Кай, не слушая его, продолжал целеустремленно идти вперед. Когда они с Миро веселились у фонтана, Кай увидел того же самого Проклятого. Тот очень быстро растворился в толпе, но что если его появление не было простым совпадением? Ведь он специально указал им на настоятеля, и оказался прав. Потом Кай столкнулся с Лоном. Градоначальник очень удивился тому, что мальчики увидели Проклятого, и повел их на улицу, которая отличалась ото всех остальных только палисадниками. Палисадниками…
        - Да куда же ты меня тащишь?! - грянул Миро так, что из окон домов стали выглядывать люди.
        Кай отпустил его и, как мог, изложил свои соображения. Гнев Миро тут же прошел, и глаза его загорелись.
        - Гениально, Кай! Помнишь, она сказала, что на два дня чего-то там хватит? Вот точно хотели этого зелья сделать, которым и тебя пичкали! Только зачем им столько?
        - Я все о той пропавшей девочке думаю, - понизив голос, признался Кай. - Которая той ночью кричала. Может, они ее где-то держат и поят этим? О других делах плохих не слышно было, но даже если это не то… Нельзя же не проверить…
        - Точно, нельзя! - охотно согласился Миро. - Может, сообщника настоятеля какого-нибудь поймаем и тогда уже прославимся. А то этот Лон даже награды никакой не предложил…
        - Он спас нас и вернул руны, - возразил Кай. - Скорее, это мы должны его отблагодарить.
        - А я спас тебя! - напомнил Миро.
        Кай рассмеялся.
        - Проси, чего хочешь.
        - Да ладно, - вдруг смутился Миро. - Я ж не за этим, да и нет у тебя ничего… - пробурчал он.
        Кай улыбнулся и, вернувшись к своим мыслям, ускорил шаг. Он не понимал, почему его сердце так колотится и почему его прямо-таки тянет к той улице. Все могло быть простым совпадением, ведь не может милая и добрая Агнесс заниматься плохими делами. Или во всем вообще виновато воображение, которым Кай явно заразился от Миро.
        И все же мальчики не замедляли хода. Когда они достигли площади с фонтаном и стали искать улицу, небо уже тронули сумерки. Но даже в такое время здесь было много людей, правда, все они выглядели угрюмо и мрачно. Среди них было очень мало женщин и уж тем более детей. Все взгляды, как показалось Миро и Каю, сразу устремились на них, и ребятам стало не по себе. Так что они решили побыстрее справиться с поисками.
        Задача оказалась непростой: никто не помнил, в какую сторону повел Кая Лон. Зато Миро прекрасно запомнил дорогу от того места до трактира, где отведал столь чудесный кофейный напиток. В конце концов, Миро храбро подошел к первой попавшейся женщине и выяснил, где находится заведение, а уже оттуда уверенно повел Кая к нужной улице.
        Становилось все темнее. Дорога просматривалась еще легко, но уже зажглись фонари, подчеркивая теплую, но напряженную вечернюю пору.
        - Скорее бы вернуться, - шепотом проговорил Кай. - Тревожно как-то…
        - Ты по сторонам смотри, - посоветовал Миро.
        - Ни к чему, - покачал головой Кай. - Это здесь.
        Он остановился и указал на два длинных палисадника. Подойдя ближе, Миро и Кай увидели, что все цветы срезаны и осталась лишь трава, но над ней все еще витал приторный запах.
        - Похоже, ты был прав, - шумно втянул носом воздух Миро.
        - Но что дальше? - растерялся Кай. - Даже если тут что-то плохое затевается, то как мы…
        Миро толкнул его и, заговорщицки подмигнув, указал на дома, к которым прилегали палисадники. Между ними была арка, ведущая во двор.
        С некоторой опаской мальчики прошли внутрь. Там оказалось темно и пусто. Двор был маленьким и закрытым. Единственный тусклый фонарь находился над аркой. Еще один, совсем слабый огонек слабо давал знать о своем существовании где-то справа.
        Миро и Кай, крадясь, обошли весь дворик. Они обнаружили вход в один из домов - крепкую дубовую дверь. Миро подергал ее, но, конечно, она была заперта. Под маленьким фонариком красовался колокольчик, однако дела это особо не меняло. Не станешь же звонить на ночь глядя в незнакомый, предположительно преступный дом, и спрашивать о цветах.
        - Ладно, пойдем, - наконец, признал бесполезность пребывания в темном дворе Миро.
        - Подожди, - Кай заметил, что кошка, все это время за компанию с ними добросовестно изучающая двор, засела у стены и усиленно пытается поймать лапой что-то невидимое.
        Наученный опытом, Кай присел около нее в надежде обнаружить нечто из ряда вон выходящее. Но то была просто веревочка, торчащая из стены.
        Он собрался оттащить кошку и уже положил на нее руки, но тут рядом присел Миро и стал как-то странно водить руками по стене.
        - Что ты делаешь? - прошептал Кай.
        - Да тут дверь. Видишь? - Миро указал на кончик веревки, выбившийся из тесной щели. - Подвал.
        Кай присмотрелся и различил во мраке тонкую линию. Это и впрямь была совсем маленькая дверца.
        - Не открывается, - разочарованно выдохнул Миро.
        - Тут окна есть, - Кай на четвереньках прополз подальше.
        В доме и впрямь были редкие узенькие оконца, находившиеся почти у самой земли. Но стекла их были такими грязными, что рассмотреть что-либо не представлялось возможным.
        Кай все-таки попытался потереть одно из них ладонью. Маленький участок стал чуть светлее.
        - Ты потише, - счел своим долгом предупредить Миро. - А то вдруг в подвале кто-то сидит. Да и не вернулся тот еще…
        Он хотел напомнить, что мужчина, замешанный в этом, мог не опередить их и только сейчас вернуться к этому дому, если именно о нем шла речь в разговоре. Но прервал себя на полуслове и вместе с Каем отшатнулся, едва подавив испуганный вопль - в стекло с другой стороны стукнула чья-то ладонь!
        - Бежим! - взвился на ноги Миро.
        - Подожди! - Кай, хоть и тоже порядком перепугался, схватил его за край одежды. - Слышишь?
        Мальчики с трудом отдышались и, набравшись храбрости, склонились к оконцу. Из-за него до них донеслось слабое «выпустите».
        - Здесь действительно кого-то держат, - прошептал Кай.
        - Надо рассказать Лону, пойдем, - потянул его за ворот Миро, которому не терпелось покинуть темный двор.
        Кай хотел подчиниться, но увидел, как рука в странном, молитвенном жесте поскребла по стеклу.
        - Я останусь, - шепнул он. - Ей или ему, наверное, страшно. А ты беги искать Лона.
        - Ты уверен? - в сомнении спросил Миро.
        - Да, - ободряюще улыбнулся Кай. - Только беги скорее, ладно?
        - Можешь на меня положиться! - гордо вскинул голову Миро. - Если я погибну во время выполнения этого важного задания, то знай - ты был мне хорошим другом и я сделал все, что смог, чтобы известить Лона, - и он, не оставив времени на ответ, бросился к арке.
        Кай тихо рассмеялся. Он был уверен, что Миро уж точно ничего не грозит. Теперь предстояло подумать о себе.
        Он попробовал разбить окно, но сил у него не хватало. Бледная и на вид такая слабая рука, словно желая ответить, сжалась в кулак и тоже стала стучать по стеклу…
        Кай стал озираться в поисках камней или еще чего-нибудь тяжелого, и в этот момент услышал шаги. В тиши окончательно вступившей в свои права ночи они слышались особенно четко. Тяжелые, неторопливые. Вряд ли это могли быть Миро или Лон.
        Каю очень захотелось броситься к арке и пронестись мимо пришедшего. Или затаиться во тьме двора. Сделать что угодно, лишь бы его не заметили.
        Но вместо этого он, с трудом поборов себя, вновь повернулся к окошку и громко постучал по нему. Одновременно с этим он почти выкрикнул:
        - Кто там? Сейчас я тебя выпущу!
        Шаги резко ускорились. Кто-то бежал от арки прямо к Каю и, едва мальчик успел встать на ноги, его крепко схватили.
        Это был тот самый мужчина, что сговаривался с Агнесс.
        - Какого черта ты здесь делаешь?! - едва не задохнулся он от паники и ярости.
        - Я гулял. А кого вы заперли в подвале? - снова преодолев страх, постарался как можно наглее произнести Кай. - Выпустите немедленно.
        - Глупый мальчишка! - прошипел мужчина.
        Крепко держа Кая, он воровато огляделся, чтобы убедиться, что никто не стал свидетелем его крика.
        - У меня нет выбора… - злобно пробормотал Похититель, как мысленно назвал его Кай.
        Он догадался, что мужчине пришла в голову мысль об убийстве. По его паническому виду сразу становилось понятно, что он настолько боится быть пойманным, что готов на все - подтверждением этому были и слова, сказанные им Агнесс. Но, к счастью для Кая, Похититель решил не делать этого здесь и сейчас.
        Мужчина подволок Кая к двери в подвал (впрочем, тот и не сопротивлялся). Он достал небольшой ключ, отпер дверцу и с силой бросил Кая за порог. За ним оказалась лестница, и мальчик, споткнувшись, полетел вниз.
        - Жди своего часа, щенок!
        С этим злобным комментарием Похититель захлопнул дверь. Кая окружили темнота и тишина. Он больно приземлился на каменный пол, но не поранился.
        Его затея удалась. Торжества, однако, не чувствовалось. Ему по-прежнему было страшновато, хотя он оказывался запертым в подвале далеко не первый раз.
        - Тут кто-нибудь есть? - сев, нерешительно спросил Кай.
        - Да, - почти сразу ответил ему слабый голос. - Сюда…
        Найти пленника, или, точнее, пленницу, оказалось несложно. Помещение было небольшим, и, так как оконце, с которым воевал Кай, располагалось рядом с дверью, особого выбора в направлении не было. Он медленно пополз, надеясь, что ни на кого не наткнется - мышиный писк свидетельствовал о том, что в маленьком подвале бурлит жизнь.
        Наконец Кай добрался до стены. На его плечо тут же легла рука, осторожно указывая ему, куда следует сесть.
        - Зачем ты так громко говорил? Ты мог убежать, - очень слабым голосом проговорила пленница - похоже, у нее совсем не было сил.
        - Но тебе же тут страшно одной? - спросил Кай. - Мне показалось, что ты не хочешь, чтобы мы уходили.
        - И поэтому ты позволил себя схватить?
        - А что такого? - простодушно удивился Кай. - Все равно мой друг побежал за помощью. Скоро нас освободят.
        - А если и его поймают?
        - Не поймают, он справится! Ой, что это там?
        Кай заметил, что напротив него, чуть подальше, что-то блестит.
        - Не знаю, - пленница еле ворочала языком.
        Кай пополз на слабое свечение. Колени и ладони ощущали шершавый каменный пол, на котором было множество мелких колючих камней. Но, добравшись до цели, Кай ничуть не пожалел о маленьком путешествии и даже вскрикнул от радости: на полу лежала руна!
        С гулко бьющимся сердцем он достал две своих прошлых находки. Так и есть, третья! Он нашел!
        Все три фигурки слабо мерцали, освещая непроглядную тьму. И, когда Кай вернулся на свое место, их свет позволил ему разглядеть невольницу. Это была девушка лет шестнадцати, белокурая и совершенно изможденная.
        Из уважения к чужому горю, Кай быстро справился с радостью и попытался разговорить свою сокамерницу.
        Белла и впрямь оказалась похищенной дочерью богатого человека. На нее кто-то напал ночью и привез сюда. Дальше, говорила она, все как в тумане - ее чем-то поили, и у Кая не было никаких сомнений в том, что это был за напиток.
        Кай, в свою очередь, поведал Белле о том, как они с Миро нашли ее.
        - Да… - пробормотала девушка. - Эта кухарка настоятеля… Это она просила меня выйти из дома…
        - Агнесс? - Кай удивился и расстроился. - Разве может она делать такие ужасные вещи?
        - Как видишь, - невесело усмехнулась Белла. - Людям вообще не стоит доверять… - и она, уткнувшись лицом в колени, устало прикрыла глаза.
        - И все равно не все люди плохие, - сказал себе Кай.
        Ему было горько от всего произошедшего. Люди только начали делать добро для него, и эти же люди почти сразу стали творить зло.
        - Кто-то скребется, - сказала вдруг Белла.
        Кай прислушался и тоже уловил тихий звук.
        - Наверное, кошка скребется. Она осталась снаружи.
        - Твоя?
        - Не то чтобы моя. Но она почему-то за мной ходит, - объяснил Кай.
        - А как ее зовут? - спросила Белла.
        - Не знаю.
        - Ты не назвал ее? Почему?
        Кай подумал, прежде чем ответить. Некоторое время он молча любовался осенними рунами, дарующими слабый, но все же свет в этой непроглядной подвальной тьме.
        - Ну… Это неправильно как-то, - наконец, несмело заговорил Кай. - А вдруг я не угадаю? Мне бы не понравилось, если бы меня называли как-нибудь… - он немного погрустнел, вспомнив, что люди в родном селении именовали его не иначе как «Проклятым». - Не моим именем.
        Белла слабо рассмеялась.
        - Смешной ты, - сказала она.
        Неожиданно послышался тихий скрежет, потом скрип. Мышиный писк и шорох подсказали пленникам, что грызуны разбегаются в сторону.
        Белла вцепилась в плечо Кая.
        - Кто-то идет, - прошептала она.
        Кай встревожился. Это не могли быть Миро и Лон - слишком уж тихое и четкое проникновение! Ни тебе возни с замком, ни осторожных шагов… В подвале эхом отдавалась уверенная поступь. Значит, Похититель вернулся раньше. Не исключено, что затем, чтобы убить их обоих.
        Кай шумно сглотнул и прополз немного вперед. Он приготовился любыми способами тянуть время до прихода помощи, но…
        Бамс! Остаток лестницы Похититель явно преодолел кубарем. Вслед за этим снаружи послышались голоса, и самый громкий из них приказал:
        - Не двигаться! Именем главы Энделла, вы взяты под стражу.
        - Спасены! - счастливо улыбнулся Кай.


        После тревог и поисков, встречи с Похитителем и спасения похищенной девушки Миро и Кай были жутко измотаны, но очень счастливы. Едва Кай выбрался из подвала, Миро набросился на него с упреками: мол, так подставляться - не лучший способ стать героем.
        Пока Лон со своими людьми выводил Беллуи Похитителя, мальчики наперебой восторгались всем произошедшим. Кай был очень рад тому, что удалось найти и спасти Беллу (она почти не пострадала, просто слишком измоталась от отсутствия пищи и борьбы со сном). Миро же взахлеб рассказывал, как он бегал чуть ли не по всему Энделлу в безуспешных поисках градоначальника и, в конце концов, в отчаянии постучался в первую попавшуюся дверь. Хозяин жилища окрестил ночного гостя всеми дурными словами, которые только смог вспомнить, но объяснил, как добраться до обители Лона. Привести его тоже оказалось делом непростым - градоначальник спросонья никак не хотел понимать, о чем речь.
        - Но все-таки вовремя успели! - закончил свою историю Миро. - И хорошо! А то вдруг бы он вас убил. Но как руна оказалась в подвале?
        - Не знаю, - покачал головой Кай. - Но здорово, что все хорошо закончилось, - он погладил безымянную кошку, с громким мяуканьем трущуюся об его ноги.
        Как и при задержании настоятеля, ночь закончилась очень нескоро. Почти бессознательную Беллу в карете отвезли домой, дабы осчастливить ее родителей и, главное, ее саму. Похитителя допросили прямо на месте, и он почти сразу признался, что похищение было задумано им, Агнесс и еще парой человек, взятых во все том же доме. Настоятель за плату снабжал их снотворным, потому как держать на нем пленницу было очень удобно - не ела, не кричала, не пыталась выбраться.
        На рассвете, когда Кай и Миро уже дремали, присев на ограду палисадника, Лон, наконец, подошел к ним. Он поблагодарил их за помощь, потому как без их указания они бы или нашли Беллу много позже, или не нашли вообще - оказывается, никому и в голову не приходило искать девушку в подобном месте. Миро немедленно потребовал возвести их в статус героев, но Лон, рассмеявшись, сказал, что не имеет на то полномочий. Миро страшно обиделся. Однако в ответ на предложение градоначальника отведать кофейного напитка и отдохнуть в его доме откликнулся с большой охотой.
        Так мальчики оказались в роскошном жилище Лона, где смогли как следует выспаться и отдохнуть. К вечеру туда зашла хорошенькая Белла - она поблагодарила ребят за помощь, особенно Кая. Но тот так смутился, что не смог сказать в ответ ни слова.
        А солнечным утром следующего дня Миро и Кай покинули Энделл. Когда они взобрались на ближайший холм, Кай оглянулся на раскинувшиеся внизу узоры домов и удрученно покачал головой. Ему даже не захотелось попрощаться с этим местом: слишком много горькой истины о реальной жизни было узнано здесь. Кай пытался, но так и не смог понять, как могли эти люди променять бесконечные небеса на тесные тюрьмы земных ценностей…



        Руна четвертая

        Инкар со скучающим видом шел за своим проводником. Оказалось, путь надо держать аж в следующее поселение, и потому на дорогу ушло довольно много времени. Инкар не тревожился об этом - он знал, что скоро сюда придет маленький Проклятый со своим другом. Если, конечно, им удастся найти руну в Энделле.
        - Вы выглядите невесело, - позволил себе заметить мужчина.
        - Конечно! - Инкар фыркнул и заложил руки за голову. - Так и не узнаю, чем закончилась заварушка с настоятелем. А я так старался, чтобы ткнуть этому Каю на останки вашей банды! - с досадой добавил он.
        Его собеседнику совсем не понравилось, что подросток-Проклятый косвенным образом уничтожает «останки» его былой компании. Но решимости сделать упрек у него не хватило. Он и так взвешивал каждое свое слово, чтобы, не дай бог, не разозлить опасное создание.
        Так что он спросил только:
        - Зачем вам все это? Какой толк от пленения настоятеля и других людей?
        - Да не в людях дело. Весело же! - Инкар удивился непонятливости своего спутника.
        - Весело? - поперхнулся мужчина.
        - Ну да-а-а, - протянул Инкар с мечтательной улыбкой и зажмурился от удовольствия. - Маленький Проклятый пытается собрать руны, но его судьба контролируется мной. Весьма хорошая судьба! Ведь он так хочет их достать.
        - Значит, вы пытаетесь помочь ему в этом?
        - Да! - кивнул Инкар. - Ведь тогда, - он открыл глаза, - падать ему будет в сотни раз больнее.
        Мужчина поежился. Он не слишком понимал, что задумал этот мальчишка, но решил не уточнять - себе дороже. Ясно одно: как и у любого Проклятого, у него не было ни одного чистого помысла.
        Вскоре он остановился у очень широкой и высокой ограды, украшенной красивыми узорами. Должно быть, она окаймляла собой большой и богатый двор, но ничего не было видно - так высока была стена.
        - Мы пришли, - проводник указал на ворота.
        - Отлично! - удовлетворенно кивнул Инкар. - Забирай свои железки, и чтобы я тебя больше не видел.
        - Но… а-а… вход, - оторопел мужчина.
        Он хотел объяснить Инкару, что так просто сюда не войти - крепко запертые ворота, многочисленная охрана, проверяющая всех и каждого. Однако прежде чем он успел вымолвить хоть слово, Инкар птицей взвился на высоченную стену и, помахав своему спутнику на прощание, со смехом исчез за оградой. Мужчина так и остался стоять, хлопая глазами от удивления.
        Инкар потратил некоторое время на то, чтобы побегать от вооруженной охраны, которая обещала убить его с особой жестокостью, но он только смеялся. Инкар получал невообразимое удовольствие от этой смешной беготни.
        Ему удалось достичь дома, но двери решительно загородила новая группа стражей. Тогда Инкар, решив, что ему уже наскучила игра в догонялки, продемонстрировал охранникам распахнутую ладонь. Те, увидев черный знак и обратив внимание на его желтые глаза, в ужасе отступили.
        - Разговор к вашему хозяину, - зло улыбнулся Инкар.
        Один из людей тут же побежал в дом, другой, дав какую-то команду запыхавшейся гвардии охранников, знаком приказал Инкару следовать за ним. Тот, сменив злую улыбку на милую, повиновался с самым безобидным видом.
        Дом за оградой, как и ожидалось, был воистину роскошен. Сразу становилось понятно, что это обитель ну очень богатого человека. Внутреннее убранство тоже потрясло бы кого угодно, но только не Инкара. Он вообще не любил стены, будь они хоть из чистого золота. Его стезей были свобода и веселье этого мира, а не скучное томление взаперти.
        Инкара долго вели по широкому коридору, уставленному красивыми каменными статуями. Юный Проклятый заметил среди этого однообразного разнообразия фигуру ангела - самого настоящего ангела, имеющего белые одежды и крылья. Инкар нахмурился, смерив эту статую неодобрительным взглядом.
        Стены расступились уже в самой глубине дома, выведя незваного гостя в просторный круглый зал. В центре его одиноко стояло высокое кресло. В нем кто-то сидел, однако в зале не было окон, и никто не думал о том, чтобы зажечь свечи. Так что за этим полумраком Инкар не смог как следует разглядеть хозяина дома. Впрочем, он не особо и пытался.
        - Что тебе здесь надо? - с неудовольствием проговорил сидящий в кресле.
        - Тон смени, - посоветовал Инкар. - Я Проклятый.
        - Я вижу, - был ему ответом совершенно спокойный голос.
        Инкар обиженно надулся. Он не любил производить впечатление со второго раза.
        - Ну ладно, ладно, - развел он руками. - Смени свой тон, ибо Алиган мой добрый наставник. Так лучше?
        Повисла пауза, и Инкар ухмыльнулся. Хозяин дома явно сумел оценить масштабы приема. Похоже, он быстро смекнул, что за худеньким игривым юношей стоит целая ватага Проклятых, ведь Алиган - известный приближенный их главаря. Кроме того, получалось, что этот человек не раз и не два встречался с Проклятыми. В высшей степени интересно.
        - И что же тебе от меня понадобилось? - чуть смягчился голос богача.
        - Я слышал, ты осенние руны собираешь, - объяснил Инкар. - Причем не столько собираешь, сколько выкупаешь… - хихикнул он. - Кто ты вообще такой?
        - Тебе зачем? - ответили ему вопросом на вопрос. - Можешь предложить мне что-то?
        - Именно, - живо откликнулся Инкар. - Как насчет тех рун, что ты не смог достать через настоятеля?
        Хозяин дома помолчал. Потом уже более дружелюбно сказал:
        - Я, лорд Вирд, готов дать тебе огромную награду в обмен на осенние руны.
        - Ты о деньгах? - уточнил Инкар. - Оставь себе, мне оно даром не нужно. Я запросто принесу тебе руны, - лукаво улыбнулся он, - если ты просто расскажешь мне, зачем они тебе нужны.
        Инкар почувствовал на себе сердитый взгляд лорда и сменил лукавую улыбку на жутко довольную собой.
        - Что же заставляет тебя делать мне такое щедрое предложение? - с подозрением осведомился лорд Вирд.
        - Эти руны у маленького Проклятого, - протянул Инкар. - Мне велено ввести его в наш стан, а он к этим рунам прилип. Вот я с ним и забавляюсь.
        Вирда такое объяснение явно удовлетворило, потому что он поднялся на ноги и, жестом пригласив Инкара следовать за собой, направился прочь из зала. Инкар проворчал что-то про лабиринты «чертового дома», но, ведомый любопытством, пошел за ним.
        Впрочем, шли они совсем недолго. Очень скоро Вирд привел Инкара в красивую комнату - всю в тяжелых бардовых занавесях, со множеством статуй и украшений. Конечно, это все не вызывало восторга у незваного гостя, но зато здесь он сумел, наконец, как следует разглядеть лорда Вирда.
        Это оказался молодой человек лет двадцати пяти. С совсем короткими светлыми волосами, из которых выделялись две длинные кудрявые пряди, с каким-то капризным взглядом водянисто-зеленых глаз. Своим видом он создавал впечатление успешного человека, знающего свое дело и стоящего гораздо выше других. Таким, судя по всему, лорд Вирд и был.
        - И зачем мы сюда заявились? - нахально вопросил Инкар.
        Вирд молча извлек из-под занавеси красивую шкатулку, украшенную драгоценными камнями, поставил ее на стол и, развернув к Инкару, открыл.
        На темно-синем шелку лежали две осенние руны.
        - Выкупил все-таки? - хмыкнул Инкар.
        - Одна руна принадлежит мне по праву, - резко ответил Вирд. - И, насколько я знаю, я не сильно отстал от того мальчишки. Поиски только начались.
        - О-о, - протянул Инкар.
        Ему очень захотелось спросить, какое такое благое дело умудрился свершить лорд Вирд, что ему явилась одна из рун. Но он удержался. Ведь не было известно, как много этот богач знает о рунах. У Инкара была своя игра, и услужливо все разъяснять очередному страждущему собрать фигурки в его планы не входило.
        - И зачем оно тебе надо? - спросил он вместо этого.
        Вирд нахмурился и закрыл шкатулку, но, помня об уговоре, сказал:
        - Получив ее, я долго не мог понять, что это такое. Но, в конце концов, нашел упоминание об осенних рунах в одной из старинных книг. Там говорится, что руны достаются тому, кто хочет достичь небес. Что ж, у меня, определенно, есть желание стать Ангелом.
        - У тебя? - изумился Инкар. Очень уж не вязался холодный лорд, запертый в стенах огромного дома, с маленьким мальчиком, восторженным взглядом созерцающим облака.
        - Да, - подтвердил Вирд с легким раздражением. - Но, поскольку рун мне больше не попадалось, а бросить все свои дела и поочередно обыскивать другие города несколько проблематично, я решил приобрести их у других.
        Инкар про себя довольно улыбнулся. Что ж, Вирд не знал ни о пути до Линдена, ни о том, почему появляются руны, ни о том, что Ангелы сами выбирают достойного. Это делало все происходящее еще более интересным.
        - Так ты достанешь мне руны того мальчишки?
        - Разумеется, милорд, - Инкар отвесил ему шутливый поклон. - Легче не придумаешь!
        Сделка состоялась, и он поспешил покинуть тесные для него стены. Вирд остался доволен, а вот отличного настроения Инкара хватило только на полтора часа. Все это время он шел в сторону леса медленным, но нарочито широким печатным шагом. Ему волей-неволей пришлось задуматься о случившемся.
        Итак, у Вирда есть одна руна, но где он ее нашел? Судя по тому, что здесь его поместье, именно в этом селении. Значит, когда сюда придут Кай и Миро, им уже не найти заветной фигурки? Или Вирд соврал и на самом деле сначала прочел о рунах в своей книге, и только потом выкупил их? Что ж, в любом случае, ему не позавидуешь. Рано или поздно Ангелы научат его уму-разуму… Если, конечно, не выберут его своим новым союзником.
        Чтобы дело не застопорилось, придется выбирать: или Вирд, или маленький Проклятый. Украсть или у одного, или у другого…
        - Вирд - Проклятый… Вирд - Проклятый… - бубнил Инкар себе под нос, ступая уже по лесу. - Проклятый, Проклятый, Проклятый, - вспомнилась ему любимая песенка, и он было расплылся в улыбке, но снова помрачнел: - Лорд, лорд, лорд… Да что же выбрать?
        Инкар в негодовании топнул ногой. Его одинаково искушали оба варианта. При любом из этих раскладов игра обещала стать ну очень интересной! Но все могло застопориться на месте, как случилось бы в Энделле, не укажи он на настоятеля. Поэтому нужно было выбирать.
        Инкар чувствовал себя воистину великим - он решает, где кругу замкнуться, а где разомкнуться вновь. Не зря, не зря он вызвался привести маленького Проклятого!
        - Вирд - Проклятый, Вирд - Проклятый… - снова забормотал Инкар, углубляясь в лесную чащу.
        Он решил, что поразмыслит об этом в тени какого-нибудь дерева. А потом надо будет проведать маленьких путешественников и узнать, чем все обернулось в Энделле.
        - Вирд - Проклятый, Вирд - Проклятый…


        Миро и Кай тем временем были на полпути к следующему селению, носившему название Филд. Они не переставали говорить о приключениях в Энделле, особенно, конечно, Миро. Он считал себя настоящим героем, потому как, если бы он не привел вовремя Лона, Кай и Белла могли погибнуть.
        - Но этот Лон - жадина, - сделал вывод из своей очередной речи Миро. - Мог бы и медаль какую-нибудь вручить… Или хотя бы рассказать о нас всему городу. Кай, ты чего не ешь?
        Ребята сделали привал у очередного холма. В этот раз у них не было недостатка в еде, и на траве лежало много вкуснятины: градоначальник Энделла позволил им взять в дорогу все, что глянется на кухне. Кай, слушая Миро, вот уже пять минут тупо взирал на бутерброд, из которого кошка пыталась вытащить кусок мяса.
        - А? - словно очнулся он. - Извини, я задумался…
        - Вспоминал, как я вас с той девчонкой спас? - гордо вскинул голову Миро.
        Кай рассмеялся.
        - Это здорово, что Беллу спасли. И руна нашлась. Но столько плохого случилось…
        - А ты думал! - друг был очень этим доволен. - Эдель тебе сказал путь какой-то там пройти, так неужели он должен быть простым?
        - Нет… Конечно, нет, - тряхнул головой Кай. - Просто… Я могу понять, когда люди плохо обращаются с Проклятыми, но за что они так друг с другом?
        - Философ, - фыркнул Миро. - Какая разница? Перестанут скоро. Потому что долго не протянут. Рано или поздно Ангелы во главе с Эделем спустятся со своих небес и надают всем по мозгам.
        - Думаешь?
        - Уверен! Мой отец говорит, что каждый получит то, что заслужил. Ангелы заслужили право ходить по облакам, а люди пока ничего хорошего заслужить не могут.
        - Хорошо бы они одумались, - сказал Кай.
        - Хорошо бы, - согласился Миро.
        Они собрали оставшуюся еду и продолжили путь. Миро теперь говорил с куда меньшим энтузиазмом - ему было не до этого. Дорога до Филда была непростой. Стоит хоть один раз свернуть куда-нибудь не туда, и запросто угодишь в болото. Поэтому ребята шли очень осторожно, постоянно сверяясь с картой.
        - Мы так далеко от дома, - задумчиво проговорил Миро, решив не отставать от Кая в философских рассуждениях. - Не скучаешь по своим?
        - На самом деле, у меня никого нет, - признался Кай. - Я жил один.
        - Правда?! - изумился Миро. - И ты молчал?! Ничего себе! Вот так здорово!
        - Не очень, - покачал головой Кай. - Одному тоскливо… Но я скучаю по небу, - он посмотрел вверх, но увидел только смыкающиеся кроны могучих деревьев. - Там, с Высокого Утеса, можно было увидеть только небо и ничего больше…
        - Ну, небо всегда над тобой, - возразил Миро.
        - Я знаю. Но все равно иногда вспоминается.
        После этого всю оставшуюся дорогу до Филда Миро расспрашивал Кая о том, каково это - жить одному без необходимости слушаться родителей. Но Кай быстро разочаровал его. Он рассказал, что, несмотря на отсутствие запретов родителей, ему почти все запрещали жители его селения. По мнению Кая, слушаться родителей было бы куда лучше. Миро в ответ на это принялся горячо возражать и излагать свои самые трагичные ссоры с отцом и матерью. Таким образом они узнали немного больше о жизнях друг друга.
        Довольно скоро мальчики достигли Филда, и там попросили ночлега у первого попавшегося человека. Старая женщина возилась во дворе и пообещала им приют, если они помогут ей с огородом. Миро заявил, что это «плевое дело», и, толком не отдохнув с дороги, они с Каем принялись за дело.
        - Удивительно, сколько всего может расти на таком маленьком участке земли, - поделился Кай, осторожно приподнимая пока еще зеленую клубнику.
        - Да у вас-то там, за Утесом, такого и нет, надо думать, - сказала старуха, очень бодро для своего возраста орудуя тяпкой. - А Филд только этим и живет.
        - А почему так? - спросил Миро. - Скучно же, когда все одним и тем же занимаются.
        - Скучно-то скучно, да тут чем ни займись, все правлению уходит. А так хоть еда себе остается.
        - Правлению? - не понял Кай.
        - Это когда люди вырученные деньги главе селения отдают, - пояснил Миро.
        - Верно, - подтвердила старуха. - И ваши родители так, надо думать, делают, только мы здесь почти все отдаем. Правитель-то наш - лорд Вирд. Слыхали?
        - Нет, - хором ответили мальчики.
        - И не слышали бы, - проворчала хозяйка дома. - Ни разу его не видела, правда, но тут все по его указам делается. Выше всех он тут.
        - Ну, это ничего! - подбодрил Миро. - Хоть и тяжело, зато делом хорошим занимаетесь. А в Энделле - представляете? - украшения из камней делают и за большие деньги всем продают. Смешно, правда?
        Работа в огороде продлилась до самого вечера, и Кай и Миро совсем вымотались. Но Каю очень понравилось копаться в земле. Он стремился сделать порученную ему работу как можно лучше и, несмотря на обыденность занятия, ему казалось, что он делает невесть какое хорошее и полезное дело. Это было просто потрясающее чувство, и Кай никак не мог понять, чем оно вызвано.
        Однако в самый разгар работы старуха подошла проверить его и сразу же велела отойти в сторону.
        - Почему? - Кай испугался, что делает что-то не так.
        - Вон, гляди, - она указала ему и подбежавшему Миро на близлежащие заросли малины, рядом с которыми шевельнулось что-то длинное и как будто склизкое. - Из леса заползла. Очень ядовитая.
        Кай пригляделся и увидел змею, лениво тащившую свое тело по траве.
        - Ужас какой! - скривился Миро. - Надо убрать.
        - Опасно - броситься может, - стала наставлять его старуха. - Было уже такое. Нельзя самим. Надо позвать кого-нибудь…
        - Не надо. Я сам, - вызвался Кай.
        Прежде чем кто-то успел сказать хоть слово, он, как был, на четвереньках бросился вперед и ловко схватил змею. Старуха испуганно ахнула, Миро, напротив, онемел от ужаса и восторга. Но Кай знал, что делает. Змеи иногда заползали и в его селение, и, так как помощи от местных ждать не приходилось, он научился хватать их так, что они не успевали ужалить. Пару раз, правда, все же досталось, но вот чудеса - то ли змеи попадались совсем не ядовитые, то ли яд категорически отказывался действовать на Кая. Так или иначе, мальчик опасных существ не боялся.
        - Ну ты даешь! - восхитился Миро, увидев змею, плотно зажатую в руках Кая. - Так, чем бы ее прибить, - завертел он головой.
        - Не надо убивать, - покачал головой Кай. - В лес отнесу, тут же рядом.
        Он, держа пойманную змею в вытянутых руках, убежал со двора. Хозяйка дома так и продолжала смотреть ему вслед с раскрытым ртом.
        - Он… Его, наверное, отец научил? - еле выговорила она.
        - Ага, - охотно подтвердил Миро. - Он у него охотник на змей. Однажды во-о-от такую поймал!
        Пока он в мельчайших подробностях рассказывал, как и чем занимается Кай со своим отцом, сам Кай, не подозревая о своем новом воображаемом родителе, бежал к лесу. Он достиг его очень быстро и, забежав подальше, с размаху забросил змею в кусты.
        Убедившись, что опасное создание поспешило спастись от неожиданно ретивого человечка, Кай облегченно вздохнул и отряхнул руки. Потом повернулся, чтобы уйти, но громкий шорох привлек его внимание.
        Он обернулся и успел увидеть качающиеся ветви кустарника. Потом услышал чей-то бег, сопровождаемый знакомым шелестящим смехом.
        Кая прошиб холодный пот. Неужели неизвестный преследователь все это время шел за ними?
        Решив, что надо непременно рассказать об этом Миро, Кай бросился обратно. Ему было не по себе. Хоть незнакомец и не сделал им ничего плохого, должны же быть причины, по которым он преследует их. И кто знает, что ему нужно!
        Кай вернулся к дому и увидел, что Миро со старухой все еще возятся во дворе. Он открыл калитку и хотел сразу присоединиться к ним, но увидел краем глаза, как в кустах, у самого забора, что-то блеснуло. Он наклонился и развел траву руками.
        На земле лежала руна.



        Руна пятая

        Кай и Миро, наслаждаясь заслуженным отдыхом, лежали в кровати и сквозь распахнутое окно смотрели на темное небо. Ночь была теплой и необычайно звездной. Но, хоть в глазах Кая и отражались далекие звезды, он не мог их разглядеть.
        - Что с тобой? - спросил Миро. - Все о Проклятом думаешь?
        - Угу, - односложно ответил Кай. Он при первой же возможности рассказал другу о новом появлении незнакомца.
        - Да пусть ходит, если ему так нравится! - храбро заявил Миро. - Давай веселее, ты же руну свою нашел!
        - Да…
        Кай разложил на простыни все четыре фигурки. Ему казалось, что они складываются в неведомые письмена, которые могут прочитать разве что сами Ангелы.
        - Так странно. Почему они появляются именно в тех местах, куда мы рано или поздно попадаем? - задумчиво проговорил Кай.
        - Какая разница! - не брал лишнего в голову Миро. - Хорошо же! Осталось всего восемь!
        - Да, хорошо…
        Кай снова поднял глаза к небу и, наконец, увидел звезды. Слишком уж их мерцание было похоже на мерцание осенних рун. Но ведь не зря же их называют осколками звезды… Интересно, подумал Кай, а почему они все же осенние, и что должно произойти осенью? Ведь Эдель сказал вернуться к Утесу именно осенью. Успеет ли он, сможет ли? Если да, то что будет дальше? Что станет с этими осколками великой надежды? Судя по тому, что сказал Бреннилвинд, рано или поздно они должны будут снова рассыпаться по земле, давая людям возможность достичь небес…
        В подобных сладко-тревожных думах Кай провалился в сон. Завтра утром они с Миро отправятся в следующий город, на поиски остальных осколков.


        Инкар с большим воодушевлением поедал персики. Здесь их было хоть отбавляй - стоило одной корзиночке закончиться, слуги, опасливо косясь на Проклятого, тут же приносили еще. Он так этим увлекся, что совсем забыл, где и зачем находится. Поэтому, когда двери распахнулись, и в зал вошел лорд Вирд, Инкар от неожиданности поперхнулся и поспешил придвинуть к себе корзинку с оставшимися персиками. Хозяин дома был так потрясен этим, что не смог даже презрительно фыркнуть. Думать, что он, самый богатый из богатых и самый великий из великих, будет пытаться отобрать у подростка какие-то фрукты? Немыслимо!
        - Руны достал? - справившись с собой, коротко поинтересовался Вирд.
        - Не-а, - беззаботно откликнулся Инкар. - Эй, не делай такое лицо, мне есть, что тебе рассказать. О рунах, конечно же.
        Вирд сел напротив и, закинув ногу на ногу, впился в него выжидающим взглядом.
        Инкар немного помедлил - нужно было тщательно подбирать слова, чтобы не сболтнуть лишнего и заставить лорда следовать своим правилам.
        - Где ты нашел свою руну? - спросил Инкар.
        Вирд подумал над вопросом и решил, что пользы из ответа извлечь будет нельзя. Он спокойно ответил:
        - Очень далеко отсюда. На подступах к Снегам.
        - Далеко так далеко, - сказал Инкар. - Маленький Проклятый нашел еще одну руну. Четвертую. Здесь, в Филде. Штука в том, что все руны находятся обязательно в разных местах.
        - С чего ты взял? - навострил уши Вирд.
        - Алиган знает, - соврал Инкар, не моргнув глазом. - В общем, если хочешь достать свои руны, надо идти дальше. Всех владельцев не найдешь, у всех не выкрадешь.
        - Не слишком похоже на правду, - засомневался Вирд. - И ты обещал забрать руны у маленького Проклятого.
        - Заберу, просто пока не вышло, - пожал плечами Инкар. - Попробую сделать это чуть позже. Твое дело, верить мне или нет.
        Лорд Вирд некоторое время думал. Потом медленно проговорил:
        - Что ж, у меня есть резиденция в соседнем городе, все равно следует ее навестить.
        Инкар довольно улыбнулся и вернулся к персикам.


        - В земле снегов лишь бель и холод, - напевал Миро, плескаясь в теплой воде маленького озерца, на которое набрели они с Каем. - И там, потерянный во снах, спит снежный замок королевны…
        Солнце поднялось не столь давно, но уже припекало. Последние дни выдались на удивление жаркими, и, хотя ничто не предвещало близкую бурю, ребята частенько смотрели на небо с подозрением. Им казалось, что дождь у небесной канцелярии давно готов, но посылать его на землю почему-то не спешат. Они долго бродили по равнинам, не имея возможности спрятаться в тени деревьев, и дождь грезился им самым желанным на свете.
        Если верить карте, следующей их остановкой должен стать город Кретен - второй из трех городов на их пути. Но Миро и Кай шли уже очень долго, равнины сменялись равнинами, а Кретена все не было. И только теперь их встретило некоторое разнообразие: среди нескольких, давным-давно рухнувших деревьев спряталось озеро. Конечно, ребята сразу бросились купаться. Дно оказалось илистым, но это не помешало Миро в процессе купания обшарить большую его половину. Кай, смеясь, просил его перестать, но друг заявлял, что еще какая-нибудь руна наверняка лежит на дне водоема - ведь там сложнее всего найти!
        - … чей воин таится в облаках, - Миро закончил песню невнятным бурчанием.
        - Громче! - попросил с берега Кай, выжимая вновь отмытые от ила волосы. - О чем поешь?
        - Ни о чем, - проворчал Миро.
        Кай посмотрел в его сторону. Миро держал в руках что-то черное и внимательно изучал эту непонятную вещицу.
        - Что это? - Кай подполз поближе.
        - Понятия не имею, - Миро опустил покрытый илом предмет под воду и стал тереть. - На руну твою вроде похоже.
        Но это оказалась не руна. Когда ил, наконец, сошел, Миро и Кай увидели маленькую фигурку. Она действительно чем-то напоминала те, что хранились у Кая, но сделана была из мутного, зеленоватого кристалла.
        - Красиво, - сказал Кай.
        - Не знаю, - скривился Миро. - Если чтобы стать Ангелом, нужно собирать осенние руны, то, может, эти штуки надо собирать, чтобы стать Проклятым? Летние руны какие-нибудь. Ну его! Ненавижу Проклятых.
        - Проклятыми рождаются, - Кай понимающе улыбнулся. - Тебе нечего бояться.
        - Тогда оставлю, - быстро успокоился Миро.
        Вскоре они возобновили прерванный путь. Хоть и было жарко, по равнинам хорошо идти хотя бы потому, что нельзя не заметить слежки. Теперь можно было смело заявить, что за ними никто не идет, а это, как оказалось, очень приятно.
        Минула еще пара дней, прежде чем на пути замаячили первые дома Кретена. Они оказались заброшенными, но дальше блуждали люди, и раздавался многоголосый говор. Город был впереди.
        - Отлично, и ночлега клянчить не придется! - Миро очень обрадовался наличию заброшенных домов. - Пойдем сразу осматривать все! Подумать только, мы добрались до самого Кретена! Да в нем даже мои родители не были!
        Кай, припомнив Энделл, несколько приуныл. Ему совсем не хотелось вновь окунаться в беспорядочный гам, полный жестокостей. Но следовало справиться с собой - что бы ни случилось, надо собрать все осенние руны.
        Напомнив себе об этом, Кай с готовностью сказал «конечно, пойдем» и первым направился вперед.
        В отличие от Энделла, раскинувшегося в низине, по Кретену идти было гораздо приятнее. Ни пыли, ни загроможденных улиц - ровная чистая тропа, шагать по которой одно удовольствие. Ездоков почти не наблюдалось, а те, что имели счастье кататься на лошадях, держались очень достойно - куда там сорвиголовам Энделла!
        Однако чем дальше уходила проложенная дорога, тем мощнее и красивее становились улицы. У Кая окончательно пропало ощущение, что он идет по обычному, хоть и очень большому селению, когда его взору явились самые настоящие дворцы из светлого серого камня. Конечно, эти строения не были дворцами в полном смысле этого слова, но большие дома, украшенные башенками, в первую очередь напоминали именно их.
        - Как красиво! - вырвалось у Кая.
        - Ага, - восторженно протянул Миро. - Жаль, подойти нельзя.
        Действительно, дома, собравшись в группу, отгородились от мира высокой каменной стеной. Местные жители ходили мимо нее с видимым равнодушием или неодобрением, а некоторые гости города, подобно Каю и Миро, в удивлении и восхищении любовались красивыми строениями. Кое-кто даже пытался карабкаться на деревья, чтобы заглянуть за стену, однако все нижние ветви растущих вблизи лип были предусмотрительно спилены.
        - Богачи жуткие, - определил Миро.
        Они подошли ближе и неспешным шагом двинулись вдоль стены темно-красного камня. Было решено пройти до ворот и там сделать небольшой привал, чтобы вместе с другими любопытствующими поглазеть на красоту сооружения.
        Дорогой они обсуждали, где живут Ангелы - Миро был уверен, что где-то у них обязательно есть такие же замки. А Кай надеялся, что если у ходящих по облакам и есть подобное жилище, то оно сделано, конечно, из облаков, а никак не из камня с кучей украшений. На это Миро закатил глаза и заявил, что Кай уже слишком взрослый для сказок, и что подобное наука отрицает.
        - А как наука объясняет осколки надежды? - заспорил Кай, демонстрируя одну из рун.
        - А чего тут объяснять? - удивился Миро. - Все и так ясно. Надежда разбилась на осколки, и все тут. А облака как строительный материал - это уже что-то не то.
        Видя, что Кай не убежден, он хотел добавить, что такое крайне трудно объяснить даже «со сказочной точки зрения», но тут разговор прервался самым неожиданным образом.
        - Отдай немедленно! - прорезал приглушенный людской гомон басовитый крик.
        Кай вздрогнул, когда у него из рук вырвали руну. Он резко обернулся, чтобы остановить похитителя, однако нерешительно замер: тот не спешил убегать.
        Прямо перед ними стоял упитанный мальчик лет шести, держа в обеих руках вырванную у Кая руну и сверля ее глазами, полными слез.
        - А ну верни, мелочь! - возмутился Миро, делая шаг к нему. - Совсем ребятье обнаглело!
        - Миро! - одернул его Кай. Он ясно видел, что мальчик вот-вот заплачет.
        Тот поднял на него взгляд и тут же отвел его в сторону. Совсем не испугавшись Миро, чье присутствие было попросту проигнорировано, он сделал шаг к Каю, протянул ему руну и хмуро сказал:
        - Извини. Я обознался.
        И мальчик со всех ног бросился прочь. Миро и Кай так и приросли к месту, смотря ему вслед изумленными взглядами.
        - Что это с ним? - проворчал Миро. - Дурак какой-то. Даже красть как следует не умеет.
        - Наверное, потерял что-то, - предположил Кай. - Подумал, что я взял…
        - Это каким надо быть дураком, чтобы что-то там с руной спутать! - не сдавался Миро, страшно обиженный на такое непочтительное обращение.
        - Она же маленькая и блестит, с чем угодно спутаешь, - улыбнулся Кай. - Ладно, пойдем дальше?
        Они возобновили прерванный путь и вскоре совсем забыли об этом странном эпизоде. Все их внимание было приковано к окружающей их бурлящей жизни: напротив нескончаемой стены между липами вились узкие каменные аллеи, украшенные низенькими статуями и фонтанчиками. Люди, избегая жаркого солнца, прятались на этих тенистых дорожках и плескались друг в друга водой.
        - Я тоже хочу! - загорелись глаза Миро. - Жара жуткая!
        - Держись, договорились же до ворот дойти, - засмеялся Кай. - Но если это только двор, где всем можно гулять, страшно подумать, что внутри.
        - Король там какой-нибудь местный, - не было никаких сомнений у Миро.
        По мере приближения к цели на стене стали появляться красивые, но малопонятные узоры. Они были выполнены красной, зеленой и синей краской, и Каю подумалось, что Миро прав - обычные люди в таком роскошном месте наверняка не живут.
        - Ворота! - завидев караул, радостно провозгласил Миро. - Наконец-то фонтаны! Я уже замучился ждать… Ой!
        Кай вдруг схватил его за руку и вместе с ним отпрянул в сторону. Там, где они только что неспешно вышагивали, с невероятной скоростью пронеслась карета, запряженная двумя лошадьми.
        - Вот наглые! - Миро с трудом обрел дар речи.
        - Хозяин, наверное, - всмотрелся вперед Кай.
        Люди в парке тоже обратили любопытные взгляды к воротам. Те раскрылись, караул почетно расступился, но карета не стала заезжать внутрь. Из нее выпрыгнул кто-то в длинном одеянии с капюшоном, скрывающим лицо, и смешной, печатающей шаг походкой направился внутрь. Следом за ним с куда большей величественностью выбрался высокий светловолосый человек в богатых одеждах. Вид у него был очень высокомерный.
        Кай и Миро, находящиеся довольно близко от него, невольно отступили подальше и опустили глаза, опасаясь, что им влетит за глазенье на столь величественного господина. Ведь, хотя люди смотрели на него, но смотрели тайком, стараясь показать, что у них достает приличия сознавать разницу между положениями и вести себя соответствующе. Особенно если вспомнить то, что они проводили время на территории хозяина роскошных домов.
        Учитывая все это, нетрудно представить, какие изумление и ужас поразили всех присутствующих, когда с громким воплем «вор!!!» прямо на величественного господина бросился маленький мальчик с палкой в руках. Тот самый ребенок, который с полчаса назад ненадолго завладел руной Кая.
        Человек в капюшоне, приехавший с важным господином, остановился и с интересом оглянулся. Караул, сначала опешивший, бросился на помощь хозяину, который ногой пытался отбиться от разгневанного мальчика. Бедному ребенку досталось по несколько жестоких ударов от стражников, но он, сжав зубы, продолжал кричать и размахивать палкой, стремясь во что бы то ни стало добраться до богача. Тот, презрительно фыркнув и последний раз отмахнувшись от него, поспешил войти в ворота, прихватив с собой своего спутника. Стражники продолжали удерживать маленького нападающего, однако на вид неповоротливый мальчишка отличился недюжинной ловкостью, и через минуту уже во весь опор мчался за удаляющимся приезжим. Рассекла воздух зажатая в его руках палка, но прежде чем она опустилась на величественного господина, алебарда одного из стражников откинула мальчика в сторону. Он больно упал на каменную дорогу и вновь поднялся на ноги, принимая на себя удары, хотя ворота уже закрылись.
        - Пустите меня к нему, пустите! - орал он.
        - Отойди, не то убью! - пригрозил ему стражник, вновь взмахивая алебардой.
        Но Кай уже достаточно насмотрелся на побои и поспешил оттащить мальчика подальше. Это стоило ему немалых усилий: тот продолжал изо всех сил вырываться и требовать, чтобы его пустили за ворота. Миро пришел на помощь другу, и вдвоем они с трудом оттащили ребенка на безопасное расстояние.
        - Сил в тебе! - выдохнул Миро. - В мирное русло бы! Нашел, с кем драться!
        - Не твое дело! - выкрикнул мальчик, кипя от ярости.
        Однако вырваться он уже не пытался. Увидев, что ворота закрыты, он в сердцах ударил ногой по стене. Потом, не удовлетворившись этим, стал бросать в нее камни потяжелее.
        Стражники у ворот стали о чем-то переговариваться.
        - Давай отведем его куда-нибудь подальше, - сказал Кай. - А то они его и вправду убьют.
        Они объединенными усилиями потащили сопротивляющегося мальчишку под липы, чтобы остудить бурный пыл водой из фонтана. Люди, все это время жадно следящие за развитием событий, но не вмешивающиеся, стали шепотом обсуждать произошедшее. При этом на самих ребят они почти не обращали внимания: их мысли, судя по всему, занимал только владелец домов.
        На возмутителя спокойствия было вылито не меньше десяти горстей воды. Лишь после этого он с трудом отдышался и уделил внимание ранам, которые получил в бою со стражниками. Закатав рукава, он рассматривал свои руки, и, помимо совсем свежих ранений, Кай заметил множество едва заживших синяков и царапин.
        - Кто же тебя так? - тихо спросил он.
        Мальчик недоверчиво покосился на него, буркнул «они же» и продолжил промывать ранки водой.
        - И ты до сих пор к ним лезешь? - изумился Миро. - Ну и дурак! Зачем?
        - Не твое дело! - вспылил мальчик. - Будешь обзываться - и ты получишь!
        - Ой, как страшно, - закатил глаза Миро, уверенный, что если он и не справится с Проклятым, то запросто одолеет такого маленького обидчика.
        - Не надо ругаться, - вмешался Кай. - Как тебя зовут?
        Мальчик посмотрел на него исподлобья, но мрачно бросил:
        - Дан.
        Кай наклонился и, сорвав лист подорожника, который очень уютно прижился у подножия фонтана, протянул его Дану. Он посоветовал приложить его к особо кровоточащим ссадинам, но в ответ получил только подозрительные взгляды обоих ребят. Пришлось объяснять целебные свойства этого растения и убеждать, что это никакой не розыгрыш и больнее не станет. Сам Кай узнал об этом в родном селении, случайно подслушав разговор двух женщин, и уже не раз убедился в действенности этого простого способа остановить кровь и заживить раны.
        Когда сомнения испарились, Дан стал куда спокойнее и дружелюбнее. Обложившись чудодейственными листьями, он неспешно загребал пухлой ладошкой воду из фонтана и отвечал на вопросы, которые в основном сводились к тому, зачем ему бросаться на столь важного человека. Но ответы Дана были туманны.
        - Может, тебя домой проводить? - наконец, спросил Кай.
        - Нет! - Дан тут же утратил спокойствие и в ярости ударил кулаком по воде. Пара листков подорожника, испачканных в крови, упала в фонтан и корабликами поплыла по встревоженной глади, оставляя после себя красноватые разводы. - Я должен пробраться за ограду и проучить его!
        - Слушай, ну зачем тебе это? - не выдержал Миро. - Вот привязался, а. Что бы там тебе от него ни было нужно, он тебя одной левой!
        - Ну и что! - крикнул Дан. - Он вор! Он украл мою вещь, и я не успокоюсь, пока не верну ее!
        - Украл? У тебя? - Миро залился смехом. - Да у него есть все, что нам и присниться не может. Что же он у тебя украл? Или твои родители богачи? - оглядел он мальчика скептическим взором. - Не похоже что-то.
        В глазах Дана появились злые слезы. Кай уже собирался как-нибудь успокоить его, когда мальчик вдруг резко повернулся к нему и схватил его за локоть.
        - Ты! - воскликнул он. - Ты знаешь, покажи ему! У тебя ведь тоже есть такая фигурка!
        - Что? - Кай удивленно посмотрел на него. - Ты имеешь в виду руну?
        - Покажи же! - потребовал Дан.
        Кай достал из кармана сразу все фигурки. Дан, враз забыв о слезах, зачарованно уставился на них и выдохнул:
        - Ничего себе, целых четыре!
        - И что с того? - не понимал Миро. - Мы с Каем их тысячу раз видели. Ну, то есть, у нас их только четыре, но Кай на них постоянно таращится, поэтому видели много.
        - У тебя тоже есть руны, Дан? - изумился Кай.
        Дан, снова помрачнев, пнул подножие фонтана. Солнце, все это время щедро льющее свои лучи на мальчиков сквозь листву деревьев, вдруг словно бы решило разделить его скверное настроение и спряталось за тучи. Вокруг резко потемнело.
        - Была одна, - сказал Дан голосом, дрогнувшим от злости. - Этот лорд Вирд украл ее у меня!
        - Украл руну? - оторопели Миро и Кай.
        - Именно! - закивал Дан. - И я не оставлю его в покое, пока он не вернет! Мне все равно, пусть хоть всю армию против меня выпускает, раз такой трус!
        Подул сильный ветер, зашуршали деревья. Затем все разом как-то стихло; люди стали торопливо расходиться. Стало яснее ясного, что дождь, а, может, и гроза - это вопрос ближайшего времени.
        Миро и Кай недоуменно переглядывались. Следовало поискать убежище, но теперь-то они точно не могли оставить Дана. Шутка ли, заявлять, что могущественный лорд выкрал у маленького мальчонки руну, которая и даром почти никому не нужна! В это можно было поверить лишь с большим трудом.
        - Ты знаешь, что такое осенние руны? - осторожно спросил Кай.
        - Нет. Это называется рунами? - переспросил Дан. - Ничего я не знаю, но чувствую, что это нечто очень важное. Я обязательно верну ее!
        - Давайте-ка лучше спрячемся где-нибудь, - буркнул Миро. - Под крышей и поговорим.
        Дан, подумав, согласился - подозрительности к новым знакомым у него заметно поубавилось.
        Все вместе они двинулись прочь от владений лорда. Миро предлагал зайти в один из заброшенных домов, которые встретились им на окраине, но Дан сказал, что это слишком далеко, и потому они могут пойти к нему. На робкий вопрос Кая, не будут ли против родители, мальчик недовольно проворчал, что они вернутся лишь глубокой ночью.
        Ребята как раз успели дойти до нужного дома. Едва они переступили порог, как грянул гром и хлынул ливень. Желая полюбоваться неистовствующей стихией, Кай, Миро и Дан устроились около дома под большим навесом. Там Дан и начал свой рассказ.
        Он поведал друзьям, что как-то раз, играя у дома, он увидел в траве странное сияние. Это произошло почти сразу после того, как он вышел от соседей - с гулко бьющимся сердцем он рассказывал им, что их ближайший родственник затевает против них что-то дурное. Информация дошла до него через совершенно случайно подслушанный разговор, и Дан долго колебался, опасаясь, поверят ли ему - ведь в случае неудачи злоумышленник наверняка примется за него.
        Наконец, он решился. Ему поверили сразу, и мальчик вышел во двор обнадеженным. Тут-то его взгляд и зацепился за свечение. Обрадованный тем, что сделал нечто полезное, он был готов свершить новый подвиг - найти драгоценность и вернуть ее законным хозяевам. Этой драгоценностью оказалась руна, однако ее никто не желал признавать.
        Тогда Дан оставил ее у себя. А немногим позже он ранним утром вышел из дома и в мутной серой дымке еще не проснувшегося мира увидел за оградой человеческий силуэт. Гость явно раздумывал, войти ему во двор или все-таки не стоит.
        - Я подумал, что это хозяин этой вещицы, и он вернулся за ней, - рассказывал Дан. - Я подбежал к ограде и закричал ему, его ли это. Но когда он увидел эту руну, то сказал, чтобы я оставил ее себе, и что она теперь принадлежит только мне.
        Кай после этих слов услышал свое собственное сердцебиение. Может ли быть, что к дому Дана подошел один из Ангелов? Может, сам Эдель?
        - А лорд-то что вытворил? - не терпелось узнать главное Миро.
        Дан враз помрачнел и продолжил свое повествование. Он поведал, что в тот раз лорд Вирд лично выходил на площадь перед всем городом и говорил «дурацкие пафосные слова», из которых лично Дан ничего не понял. Зато он хорошо запомнил внешность местного авторитета. Тогда они даже встретились взглядами. Лишь потом Дан осознал, почему - тот наверняка приметил руну, которую он в то время носил на шее как медальон.
        После выступления лорда Дан гулял до самого вечера - он хотел дождаться, когда освободятся родители и встретить их по дороге домой. В их ожидании мальчик задремал недалеко от площади и проснулся от того, что шнурок, висящий у него на шее, в какой-то миг больно врезался в кожу. Ему казалось, что он мгновенно проснулся, но когда он распахнул глаза, то увидел уже удаляющегося лорда Вирда. В руке его была зажата руна; концы порванного шнурка легонько трепал вечерний ветер.
        - Я закричал ему и побежал за ним, - закончил свой невеселый рассказ Дан. - Но он пошел быстрее и подошел к своим… этим… стражникам. Они откинули меня и ушли.
        - И все равно не понимаю! - заявил Миро. - Ты, случаем, не врешь? Зачем лорду руна? Она даже мне не нужна особо, это так, ради Кая.
        - Миро! - залился краской Кай.
        А Дан вспылил:
        - Если бы я врал, стал бы я бросаться на него, прекрасно зная, что меня и убить могут!
        - Может, тебе приснилось, а лорд просто мимо прошел, - не сдавался Миро.
        - Стал бы он тогда так себя вести! - выкрикнул Дан. - Вы же сами видели! Я кричал, что он вор! Была бы это ложь, он бы тут же приказал меня убить или арестовать! А он отбивается и уходит!
        Миро было снова полез с возражением, но тут вмешался Кай.
        - Миро, ты же помнишь настоятеля… Он передавал кому-то руны за большие деньги. Значит, кому-то они все-таки нужны.
        - Но он, - обвиняющий перст Миро уперся в Дана, - говорил, что никто не признавал руну своей! Да если бы она столько стоила, за ней бы очередь выстроилась на весь город!
        - Господин Лон отдал ее нам, - напомнил Кай. - А те люди хотели передать ее кому-то другому… Раз этот кто-то дает такие большие деньги за руны, они наверняка нужны ему не ради них же.
        - То есть ты думаешь, что они зачем-то нужны этому лорду? - подозрительно посмотрел на него Миро.
        Кай неопределенно повел головой. Ему по-прежнему не хотелось никого обвинять.
        - Дан, - обратился он мальчику. - А ты можешь рассказать, как выглядел человек, который сказал, что руна принадлежит тебе?
        - Туман был, я плохо видел, - сказал Дан. - Но он был очень высоким. И волосы у него были смешно встрепаны, в разные стороны торчали.
        Кай почувствовал, как сердце его почти выпрыгнуло из груди. Ангел! Тот самый, который говорил Эделю о Жаворонке! Значит, Дан действительно говорил чистую правду. У него была руна, а теперь ее отобрал могущественный лорд…
        - Это, наверное, тот, о котором бабуля из Филда говорила, - очень кстати вспомнил Миро. - Который все забирает и жить никому нормально не дает. Кай, ты думаешь о том же, что и я?
        - О чем? - затравленно посмотрел на него Кай. Нетрудно было догадаться, что придумал друг. Глаза его так и сияли лихорадочным блеском - его тянуло на новые геройские подвиги.
        - Мы должны выкрасть у него руну! - подтвердил его догадки Миро. - Ну или руны, вдруг у него их много.
        - Красть - это плохо! - возразил Кай. - Так нельзя!
        - Можно, он же плохой человек и сам вор! - убеждал Миро. - Тебе нужны руны или нет?
        - Нужны, но…
        - А зачем они тебе нужны? - вдруг спросил Дан. - Они же не твои, которые у лорда.
        Кай смутился. Он не знал, вправе ли он рассказывать мальчику о таком предмете, как осенние руны.
        - Дай поесть, тогда Кай расскажет, - сориентировался голодный Миро.
        Дан пожал плечами и сказал, что в доме полным-полно никому не нужной еды. Ребята пробежали под все еще бушующим ливнем на крыльцо и, переступив порог, под предводительством Дана отправились на кухню. Она оказалась совсем крохотной, но там действительно было столько еды, что у мальчиков глаза разбежались. Видя, что Миро готов наброситься на все и сразу, Кай поинтересовался, что из этого можно взять. Однако ответ получил тот же - все, что угодно. Дан пояснил, что вечно пропадающие на заработках родители пытаются «откупиться» от него едой и оставляют ее в таких количествах, что в него при всем желании не влезает и половины. Так что друзья, хоть и посочувствовали маленькому и, похоже, одинокому Дану, с охотой принялись за еду.
        После этого Кай, как и было обещано, рассказал сначала легенду об осенних рунах, услышанную от Бреннилвинда, а потом Миро взахлеб поведал о встрече с Ангелами. Правда, у него получилось так, что Ангелы встретили их с Каем чуть ли не как королей небес, одарили их всевозможными почестями и поручили крайне важную для всего мира миссию. В общем, Каю пришлось внести существенные поправки в его рассказ. И он также сказал, что человек, которого видел Дан, наверняка был Ангелом.
        Эта новость привела мальчика в полный восторг; он жутко разволновался.
        - Надо же! Значит, это Ангелы руны дают? Но почему мне? Я не помню, чтобы мечтал о небе… Конечно, это было бы здорово - походить по облакам, как самый настоящий Ангел, но я о таком никогда прежде не думал.
        - Наверное, мечта была под-соз-на-тель-ной, - с умным видом заключил Миро. - Итак, будем красть руны?
        - Красть - это… - снова начал Кай, но Миро его перебил:
        - Эдель сказал тебе пройти путь и собрать все руны! И что, оставишь ее лорду, который, к тому же, подлым образом спер ее? Хорош путь испытаний, ничего не скажешь!
        - Но разве это хорошо, получать руны преступным путем? - заспорил Кай. - А красть - преступно!
        - Зато справедливо! - вдруг рявкнул Дан. - Это же не его!
        Кай задумался. В словах Дана и Миро, безусловно, была истина. Но даже если и так - стоит лишь вспомнить, где и под какой охраной проводит время лорд Вирд, и мысли о краже сами собой исчезают. О чем Кай и сказал ребятам.
        - Будем думать! - не растерялся Миро. - Втроем что-нибудь да сделаем. Все лучше чем, как кое-кто, в открытую бросаться на вооруженных стражников.
        Дан надулся, однако в глубине души очень обрадовался, что у него появились помощники в нелегком деле. И, хотя Каю самому были нужны руны, мальчик надеялся, что они как-нибудь договорятся. Или, быть может, он просто схватит свою фигурку первым и тогда уж точно никому ее не отдаст…
        Весь оставшийся день ребята провели в сосредоточенных размышлениях. Время от времени кто-то из них делился мыслями - как же можно подобраться к этому лорду? Стена высокая, просто так не перелезть, через ворота не прошмыгнешь - они почти всегда заперты. Да и в огромных домах едва ли сыщешь одну-единственную крохотную фигурку.
        Наконец, когда были подсчитаны возможности на успех, Дан не выдержал и едва выговорил:
        - Бесполезно…
        Каю стало жаль его. Кроме того, его не оставляла мысль о том, что Миро прав - он должен пройти сложный путь, чтобы доказать свое право присоединиться к Ангелам. Он не может бояться!
        Подумав об этом, Кай, сам удивляясь себе, запинающимся голосом заговорил о том, что блуждало в его голове как фантастическая история, но никак не реальный план.
        - Я… Я подумал… - бормотал он.
        - Что? - с тоской посмотрел на него Дан.
        - Ну… - Кай сделал над собой усилие, вскинул голову и твердо сказал: - Мы можем просто войти к нему, это несложно. Если не пустят всех, то меня одного точно.
        - Как это? - не поверил Миро.
        Кай хитро улыбнулся:
        - Ну, если ему нужны руны…
        - Гениально, Кай! - закричал Миро. - Отлично! Можем идти прямо сейчас!
        - О чем вы? - не понял Дан.
        - Кай пойдет и скажет, что желает видеть лорда Вирда по вопросу продажи рун, - принялся растолковывать ему Миро.
        - Ты собрался продать ему руны?! - воскликнул Дан в праведном гневе.
        - Ни за что! - яростно замотал головой Кай и с тоской добавил: - Так что придется немного обмануть. Правда, войти-то войдем, а что дальше делать?
        - Один проходит с рунами и отвлекает внимание, двое тайком следуют за ним и ищут руну, - уже вовсю строил планы Миро.
        - Один, - поправил Кай. - Дан не сможет пойти. Его сразу узнают… Для него это особенно опасно.
        - Я пойду! - заявил Дан. - Все равно тайком придется пролезать, так какая разница!
        - Большая, - Миро согласился с Каем. - Увидев меня, они просто надают мне и выгонят, а вот если тебя схватят, то сразу поймут, зачем мы все явились.
        - И все равно надают и выгонят, - мрачно проговорил Дан.
        Миро озадаченно почесал затылок. Мальчик был прав - как ни крути, попадаться было нежелательно, а итог в случае неудачи будет один.
        До глубокой ночи ребята ломали головы, как же им вернуть руну. Бурные споры не умолкали ни на минуту. Хотя идея Кая и пришлась всем по душе, по-прежнему было неясно, где именно искать фигурку - ведь за высоченной стеной находится столько всего!
        - Окажемся там, тогда и будем думать, - предложил Миро.
        Но Каю и Дану такой ход представлялся сомнительным. А кроме этого еще возник вопрос, кому именно притвориться хозяином рун. Кай честно сказал, что ему страшновато, но он все равно готов на это. Зато Миро возмутился - как это так, такой шанс проявить героизм, а ему достается роль какого-то там разведчика!
        - В краже не может быть героизма, - возразил Кай.
        - Еще как может! - пылко ответил Миро. - Давай сюда свои руны!
        Однако Кай не только не хотел расставаться с заветными фигурками, но и боялся за друга. Они заспорили и, в конце концов, решили, что будь что будет - сориентируются как-нибудь на подходе к цели. То же касалось и поисков. Ничего большего, признали ребята, они все равно не придумают, так что стоит положиться на случай и действовать по обстоятельствам.
        Вставать ранним утром после такой плодотворной ночи оказалось делом непростым. Но было постановлено, что вылазку лучше устроить пораньше, пока в парке не слишком много народу.
        Мальчики нешуточными усилиями воли подняли себя с кровати, на которую они завалились все трое. Каю показалось странным, что родители Дана так и не пришли домой. Он спросил об этом юного хозяина дома, но тот буркнул, что это нормально, и что они могут прийти и через два дня, и через три.
        Быстро собравшись (то есть, основательно поев), Кай, Миро и Дан с самым решительным видом направились к обители лорда Вирда. На этот раз они шли через парк, где таким ранним утром никого не было: им нужна была возможность спрятаться в максимальной близости от ворот, чтобы посовещаться перед самым вторжением.
        Но чем ближе становились ворота, тем меньше твердости было в шагах Миро и Кая. Только маленький Дан уверенно шагал вперед, и глаза его горели яростным огнем. Он вознамерился во что бы то ни стало вернуть принадлежащую ему по праву вещь!
        Кай, глядя на него, снова вспомнил свою встречу с Ангелами и преисполнился тех же чувств. Он всеми силами постарается вернуть руну и ни за что не повернет назад!
        - Хватит уже, - остановило их почти у самых ворот бурчание Миро. - Не на войну собрались. Сейчас нас заметят.
        - Ой, да! - спохватился Кай и первым присел за аккуратно подстриженной живой изгородью.
        Ничего не подозревающие охранники со скучающим видом стояли у ворот. Они были уверены, что в такую рань работы для них не найдется.
        - Ну, что делать будем? - прошептал Кай.
        - Ты хотел идти, ну так иди, отвлекай, - сориентировался Миро. - А мы с Даном проберемся и поищем.
        - Ты же собирался идти вместо него! - напомнил Дан.
        - А я бегаю быстрее, я лучше справлюсь со скрытым проникновением, - пояснил Миро.
        - Когда это мы устраивали состязания по бегу? - немного возмутился Кай.
        - Было дело! - сказал Миро и вытолкнул его из-за живой изгороди.
        В Кая сразу же впились строгие взгляды стражников, и ему ничего не оставалось, кроме как, немного помявшись, все-таки пойти им навстречу. Сердце его громко стучало, в голове витали обрывки беззлобных ругательств, адресованных коварному другу. Нельзя же вот так сразу толкать на столь отчаянный поступок!
        Но все же он продолжал идти к воротам. Немыслимым трудом вспомнилась ему его недавняя уверенность.
        - Мне нужно к лорду, - выговорил он.
        - А больше ничего? - хмуро вопросил один из охранников. - А ну пошел вон отсюда! Хватит здесь шляться!
        Для убедительности он замахнулся алебардой. Но Кай, хоть и испугался, внешне не дрогнул. Вчера они пришли к выводу, что единственный способ добиться свидания с лордом - вести себя как взрослые, то есть с холодной убедительностью.
        - Передайте, пожалуйста, что у меня к нему дело, - проговорил он. - Думаю, он меня примет. Скажите ему, что у меня есть то, что ему нужно.
        Стражники хмуро переглянулись. Они бы, безусловно, немедленно прогнали прочь одного из этих надоедливых детей, коих в последнее время развелось множество (им, конечно, припомнился Дан). Однако было одно но. По слухам, не так давно паренек постарше вопиющим образом вломился в главную резиденцию лорда Вирда и с тех пор - подумать только! - постоянно проводил время рядом с ним. Они, охранники, по приезде своего господина видели этого мальчишку своими собственными глазами. Может, и у этого какой-нибудь особенный статус?
        - Что у тебя есть для лорда? - спросил стражник.
        - Он знает, - сказал Кай. - Просто передайте ему, что у меня есть то, что ему нужно, - повторил он - случайно вырвавшаяся фраза показалась ему очень весомой.
        Стражники вновь хмуро переглянулись.
        - Иди ты, - кивнул своему коллеге один. - А я покараулю.
        Кай заволновался. Ему почему-то казалось, что оба охранника сразу поведут его к лорду, а Миро и Дан в это время проберутся за стену. Но теперь он понял, что рассчитывать на это было просто глупо. Наверняка и к лорду его поведет кто-то один, если они вообще не ошиблись, и тот и впрямь интересовался рунами.
        «Нужно что-то придумать», - в легкой панике подумал Кай, глядя растерянным взглядом, как один из стражников стучит по воротам особым, мудреным стуком.
        Прошло больше двух минут, прежде чем тяжелые двери, наконец, приоткрылись. Кай успел увидеть огромное пространство, длиннющие ступени вдали и, что немаловажно, стройно стоящих вдоль них стражей.
        «Не пробраться!» - понял Кай. Следовало предупредить об этом Миро и Дана, но как? Охранник смотрел на него таким подозрительным взглядом! Просто убежать? Но тогда можно навсегда забыть об украденной руне…
        Кай сжал кулаки. Нет, он останется и сделает все, что может.
        Снова заскрипели ворота. Вид вернувшегося охранника был растерянным и настороженным. Кай невольно отступил, но второй страж тоже обратил внимание на выражение лица товарища и предусмотрительно заступил мальчику дорогу.
        - Ну что? - спросил он.
        - Руки покажи, - вернувшийся стражник сверлил Кая пристальным взглядом.
        Кай ответил ему удивленным взором, но послушно протянул вперед руки, показывая, что ничего не прячет. Однако, как оказалось, стражам нужно было совсем другое.
        - Вот так-так, - протянул первый охранник заметно севшим голосом.
        - Пойдем, - буркнул второй, указывая Каю на ворота.
        Огромные створки после его стука вновь распахнулись. Страж, оставшийся у ворот, снова стал внимательно следить за окрестностями.
        В голове у Кая, которого вводили на территорию лорда, одна мысль с диким темпом сменялась другой. Почему его пропустили? Увидели знак на ладони и поняли, что он - Проклятый? Но как лорд мог такое предположить? Может ли быть, что он только с ними и имеет дело? Тогда он, Кай, вполне мог попасть в западню. Что, испуганно думал мальчик, если этот Вирд и сам Проклятый? Ведь Бреннилвинд говорил, что он, Кай, нужен им…
        Но эти тревожные мысли немного отступили, когда Кай, уже ступая по широкой, выложенной светлым камнем дороге, вдруг вспомнил о том, что Миро и Дан не смогут пробраться сюда. Весь их план сорвется, если сейчас же что-нибудь не сделать.
        Послышался скрип - створки закрывал стоящий во дворе привратник. В этот момент Кай специально споткнулся и с тихим восклицанием грохнулся наземь. Он постарался как можно сильнее приложиться лбом об каменную кладку, чтобы было чем привлечь внимание охранников.
        - Тоже мне, Проклятый! - строго выговорил ему сопровождающий стражник, и Кай до смерти перепугался, что это услышат Дан или Миро - вдруг они уже близко. - Ходить даже не умеешь как следует! Споткнуться на ровной дороге! Думаешь, лорду Вирду твою окровавленную физиономию приятно лицезреть будет, так, что ли?
        - Что там? - услышав про кровь, с любопытством заглянул во все еще открытые ворота второй охранник.
        Привратник тоже с интересом посмотрел на Кая. А тот с самым невинным видом стоял посреди дороги, отирая ссадину на лбу.
        - Сейчас заживет, - сказал он. - Смотрите.
        Все трое и впрямь жадно впились в Кая любопытными взглядами. Страж за воротами даже вошел во двор. Они краем уха слышали о поразительной жизненной силе Проклятых, но никому из них не доводилось лично наблюдать ее действие. И, разумеется, такой случай никто упускать не хотел - ведь его с лихвой хватит на целые годы рассказов в трактирах.
        Кай, отбросив за плечи длинные волосы, с самым безучастным видом позволил стражникам увидеть, как сами собой затянулись тонкие царапины - след остался, но без крови никому бы и в голову не пришло, что ей было, откуда вытечь. Да и белесые линии, он знал, совсем скоро исчезнут.
        Это никогда не доставляло Каю особенной радости, ведь у остальных все было по-другому, зато теперь проклятье очень пригодилось. Пока стражи любовались исчезающей ссадиной, Миро и Дан незамеченными проскользнули на территорию лорда Вирда и укрылись в близлежащих кустах.
        - Так, утирайся и пойдем, - первым пришел в себя страж-проводник.
        - Ага, - Кай, еле сдерживая победоносную улыбку - мельком он увидел друзей - наспех вытер лицо краем своей рубашки.
        Охранник пробурчал что-то неодобрительное. Привратник, впавший в задумчивость, вернулся на место. Ворота закрылись. Кая повели к лорду Вирду, и теперь мальчик должен был подумать о себе.
        Чем ближе становился огромный дом, тем страшнее ему было. Он до боли в пальцах сжимал в руках руны, без конца повторяя про себя, что ни за что их не отдаст. Но если их захотят просто отнять? Что он сделает против стольких стражников? Они стройным рядом стоят у дома (и непонятно, как Миро и Дану удастся мимо них проскочить), наверняка готовые мгновенно подчиниться любому приказу своего лорда.
        Но вот пройден и путь до дома, и лестница. Внутри, как и ожидалось, все оказалось очень роскошно. Кай на какое-то время обо всем забыл - только восхищенно вздыхал, глядя на бархатные занавеси, пушистые ковры и золотые и серебряные статуи. Он подумал, что мог бы вечно ходить по таким коридорам, и все равно не удалось бы как следует свыкнуться с подобным убранством. Но был и неприятный осадок. Каю вспомнился ювелирный магазин в Энделле, и ему показалось, что от всего этого убранства веет неестественностью…
        Вдруг стены совершенно неожиданно расступились, выводя его и стражника в большой зал. Это было самое большое помещение, в котором Каю когда-либо приходилось бывать. В нем царил полумрак, и потому нельзя было разглядеть почти ничего, кроме того, что у дальней стены кто-то сидел за небольшим столом на выгнутых ножках.
        Страж подтолкнул Кая вперед. Мальчик, кое-как преодолев оцепенение, послушно зашагал вперед, хотя больше всего на свете ему хотелось броситься бежать. Но куда? Залюбовавшись статуями, он совсем забыл о том, что хорошо бы запомнить дорогу обратно… Не останавливаясь, Кай обернулся через плечо. Страж стоял в проходе, заслоняя выход. Нечего и думать, он не пропустит его.
        - Быстрее! - вдруг раздался резкий приказ. - У меня мало времени.
        Кай сначала вздрогнул, но потом, к своему удивлению, почувствовал облегчение. Фраза, хоть и суровая, заставила его вновь преисполниться некоторой уверенности. Пути назад нет! Поэтому нет смысла медлить, нужно побыстрее разобраться с этим. Ведь если Миро и Дан не смогут пробраться внутрь, значит он, Кай, здесь не для того, чтобы отвлечь внимание. Он пришел, потому что нужно вернуть украденную руну!
        Мальчик быстрым шагом прошел к столу. За ним сидел светловолосый молодой человек - тот самый, на которого вчера бросался Дан. Вид у него был самый холодный, но Кай заметил, что он впился в него пытливым взглядом. Лорд Вирд знал, что у него есть осенние руны, и они действительно нужны ему - другого объяснения этому выражению лица быть не могло. И Кай запоздало пожалел о том, что не оставил руны дома у Дана.
        - Ну? - сухо спросил лорд Вирд.
        - Я знаю, что у вас есть руна, - смело сказал Кай. - Она принадлежит не вам. Отдайте ее мне, пожалуйста.
        Вирд хмыкнул, поразившись такой наивности. Впрочем, чему удивляться - не далее как вчера шестилетний Дан снова бросался на него при всем честном народе.
        - Мой ответ «нет», - безучастно проговорил Вирд, сплетя между собой пальцы рук. - Еще что-нибудь?
        Взгляд его скользнул мимо Кая, и тот понял, что лорд готов приказать охраннику задержать его и, наверное, забрать заветные фигурки.
        Как часто бывает в безвыходные моменты, Кая осенило.
        - Тогда продайте мне ее! - сказал он. - Это же вы пытались выкупить руны у настоятеля?
        Лорд Вирд немного напрягся. Его совсем не устраивало, что какой-то мальчишка знает о его происках.
        - Вот именно, Проклятый, - резко сказал он. - Я покупал, а не продавал.
        - Если вам нужны руны, почему вы не ищете их сами? - задал вопрос Кай. - Легкими путями до небес наверняка не дойти.
        - Небеса могут понадобиться только ребенку вроде тебя, - сказал Вирд со злобной ухмылкой. - Твои облака мне задаром не нужны.
        У Кая аж сердце замерло от такого высказывания, но он справился с собой.
        - Зачем тогда вам руны?
        - Чтобы стать Ангелом, - алчно улыбнулся лорд. - Это будет неплохим дополнением к моему статусу.
        Кай потрясенно молчал. Он не слишком поверил в то, что услышал. У него просто не укладывалось в голове, что могут существовать такие люди. Поэтому Кай, не дрогнув, спросил:
        - Значит, вы тоже Проклятый?
        Глаза Вирда злобно сощурились. Он, наверное, ударил бы Кая, если бы не держал себя с Проклятыми чуть вежливее, чем с обычными людьми. Все же за ними стояла огромная сила, и, хотя этот мальчик, по словам Инкара, не примкнул к ним, они в нем нуждались. Соответственно, когда это произойдет, он сможет ему отомстить.
        - К счастью, нет. У тебя все? Если да, то, будь добр, отдай мне свои руны и убирайся отсюда.


        Пока проходил этот малоприятный для обоих собеседников разговор, Миро и Дан сидели в аккуратно подстриженных кустах почти у самого дома, куда увели Кая. Они решили, что Вирд там, а украденную руну он обязательно держит при себе. Но пройти туда не представлялось возможным - по периметру выстроились вооруженные стражи, словно заранее знали, что обязательно будет вторжение.
        - Делать им нечего, что ли, - ворчал Миро.
        - А с Каем все нормально будет? - спросил Дан.
        - Нормально или нет, а забрать его оттуда надо, - Миро глубоко задумался. - Только вот как - непонятно. Мимо этих точно не пройти. Может, ты их отвлечешь?
        - Я? - перепугался Дан. - Ты же тут якобы герой! Все уши мне этим прожужжал. Вот и иди, геройствуй!
        - На этом этапе мне геройски гибнуть смысла не имеет!
        - А мне, значит, имеет?!
        - Ну ладно, ладно, не психуй, - проворчал Миро. - Сейчас что-нибудь придумаем.
        Однако придумать что-либо в такой ситуации было бы сложно и бывалому шпиону. Стражи зорко стреляли взглядами тут и там, реагируя на малейшее движение - ребят уже чуть не засекли из-за ничтожного шороха.
        - Бесполезно, - наконец, сдался Миро. - Остается только бежать напролом, но нас, скорее всего, покалечат прежде, чем мы прорвемся.
        - Надо по-другому! - не согласился Дан. - Что же Ангелы нам не помогут! - горестно прошептал он. - Мы ведь делаем благое дело.
        И тут, словно его молитва была услышана, произошло нечто совершенно неожиданное. Раздался громкий треск - так ломается особо толстая ветвь дерева, - вслед за чем мимо с поразительной скоростью промчался какой-то черноволосый паренек. За ним гнался один страж, впрочем, весьма упитанный. Догнать беглеца у него не было никаких шансов, и большая часть охранников дома, прокричав «тревога!», бросилась ему на помощь.
        - Это наш шанс, Дан! - вскочил на ноги Миро. - Бежим!
        Они резко рванули в сторону дома. Один из стражников их заметил, но в общей суматохе его криков никто не расслышал, а сам он, видимо, не мог оставить свой пост без более веской причины.
        Миро и Дан поторопились вбежать в дом через первую попавшуюся дверь - она находилась на значительном отдалении от главного входа. К их огромному облегчению, за ними никто не погнался, и внутри никого не оказалось. Они попали в маленькую пустую комнатку, из которой вел вперед длинный, извилистый коридор.
        - Пойдем! - велел Миро с возбужденно горящими глазами.
        - Но кто это был? - беспокоился Дан. - Почему он убегал?
        - Не Кай и ладно, - простодушно бросил Миро. - Может, попросил кого-нибудь их отвлечь… Ну, что застыл? Вперед, за руной!
        Они с Даном понеслись по длинному, узкому коридору.


        - Вперед, за руной, - едва слышно повторил Инкар, прислонившийся к двери почти тотчас после того, как она захлопнулась. - Поразительная самонадеянность! - он воздел глаза к потолку. - И никакой благодарности.
        - Позвольте! - тяжело дыша, почти подполз к нему один из стражников. - Как вы могли не предупредить сразу о том, кто вы такой!
        - Сами виноваты, - безразлично пожал плечами Инкар. - Не узнать моей великолепной внешности! - он сверкнул желтыми глазами, и охранник отступил на шаг.
        - Но мы видели вас только в накидке с капюшоном, как мы могли узнать! - принялся оправдываться он. - И кто мог подумать, что вам взбредет в голову носиться по двору, словно вы преступник и находитесь здесь незаконно!
        - Я юный мальчик, мне положено носиться, - авторитетно заявил Инкар. - Все, закрыли тему. Иди, отрабатывай ошибку своих стражей. А то лорду вашему не понравится, что вы с оружием бегали за его почетным гостем.
        Страж опешил от такой наглости, но возражений у него не нашлось. Раздосадованный, он поплелся на свой пост.
        Инкар, прислушавшись и убедившись, что Миро и Дан ушли, призадумался. Утро он провел на высоченной стене (куда более приятное место для дремы, чем кровать), и очень удачно углядел маленького Проклятого. Подслушанные разговоры двух его дружков дали понять Инкару, что якобы найденную руну Вирд на самом деле украл. Это его не удивило, но, глядя на маленьких вершителей справедливости, Инкар очень заинтересовался происходящим и решил сдвинуть дело с мертвой точки. День обещал быть весьма веселым! Да и недавнее послание его наставника Алигана решило проблему выбора - забрать руны у Кая или же у Вирда.
        Разве что не подпрыгнув от радости, Инкар помчался к главному входу, чтобы знакомым путем пройти в покои лорда, где наверняка находился Кай.
        Он действительно оказался там. Инкар подбегал к залу, когда до него донеслись злобные ругательства и грохот. Он едва успел отпрянуть в сторону и прижаться к стене, чтобы его не сбил с ног несущийся со всех ног маленький Проклятый. Следом пронесся лорд Вирд, а за ним - несколько перекошенный охранник.
        Инкар посмотрел им вслед, рассмеялся и, гадая, удалось ли Вирду забрать у Кая хотя бы одну руну, бегом продолжил свой путь.
        Но здесь стоит вернуться немного назад и пояснить, почему беседа Кая и лорда Вирда обернулась такой бурной сценой. Дело в том, что хозяин владений на самом деле побаивался иметь дела с Проклятыми и потому предпочитал, чтобы кражей рун занимался Инкар, и лучше бы тайком, а не в открытую. Но все перевернулось с ног на голову из-за того, что мальчишка лично пришел к нему торговаться. Вирд решил больше не медлить и приказать охраннику сделать свое дело, а если понадобится, то и хорошенько огреть Проклятого, да так, чтобы он потом и не вспомнил ни о каких рунах.
        Приказ был дан загодя и исполнен сразу же после требования Вирда о том, чтобы Кай отдал ему фигурки. Злая задумка, безусловно, удалась бы, и, скорее всего, закончилась плачевно - что там голова десятилетнего мальчика против тяжеленного древка алебарды! Да только Кай, словно почувствовав что-то, вдруг вздрогнул, обернулся и в самый последний момент отшатнулся в сторону. Грозное оружие рассекло воздух и с жутким грохотом сокрушило стол лорда, едва не попав по нему самому. Но он вовремя отъехал на своем кресле назад, поливая стража нещадными ругательствами.
        Кай кое-как пришел в себя и решил, что с него хватит. Он и так более чем выполнил свою миссию! Ворота открыл, лорда отвлек и даже про руны спросил.
        Круто развернувшись, Кай собрался как можно скорее покинуть негостеприимный дом. Но под ноги ему очень некстати попался маленький свиток, откатившийся, видно, от кучи хлама, которую теперь представлял собой некогда аккуратный стол. Кай наступил на него и упал. Судя по звукам, раздававшимся за его спиной, Вирд и охранник тоже отошли от шока и пытались выбраться из-за разрухи, чтобы пуститься в погоню… Кай вскочил на ноги, безотчетно схватил свиток - причину своего падения - и со всех ног бросился бежать.
        К своему ужасу, выбегая в коридор, он услышал, что за ним все-таки гонятся. Мальчик, зажмурившись, собрался бежать так быстро, как только может, и в случае чего сбить все и всех на своем пути.
        Тем временем Миро и Дан осторожно пробирались по бесконечным вестибюлям дома. Им приходилось быть начеку - охрана и слуги здесь были тут и там. Мальчиков спасало только то, что они бродили по «черной» территории, то есть там, куда сам лорд никогда не заходил. Охрана здесь была менее бдительна, местами же и вовсе отсутствовала. Увы, было очевидно, что в таком месте лорд Вирд не станет держать драгоценную руну.
        - Надо пробраться в его комнаты, - прошептал Миро, с опаской выглядывая из-за угла - они приблизились к центру здания, где народу было много больше.
        - Безнадежно! - зашипел Дан. - Посмотри, сколько тут слуг и стражей ходит!
        - Может, вырубим кого-нибудь, оденем их одежду и будем притворяться слугами? - предложил Миро. - Во всяких там историях постоянно так делают.
        - Тебе лет сколько? - Дан покрутил пальцем у виска. - Утонешь в их тряпках!
        - А, да, - смущенно почесал нос Миро. - Тогда не знаю.
        Их короткий разговор привлек внимание одного из стражей. Подозрительно стрельнув взглядом в их сторону, он таки успел заметить мальчишек, в темпе ретировавшихся обратно за угол, и быстрым шагом направился к ним.
        - Пропали! - испуганно прошептал Миро. - К черту, бежим!
        Он, схватив Дана за руку, рванул… вперед. Страж к этому моменту приблизился к ним почти вплотную и, когда прямо на него выпрыгнули двое ребят, от неожиданности отшатнулся в сторону. Миро и Дан, не теряя времени, бросились напролом. Правда, Дан, увлекаемый своим старшим товарищем, не переставал громко вопрошать, в своем ли тот уме и не лучше было бы бежать назад.
        - Тебе нужна руна или нет?! - наконец, рявкнул Миро.
        Дан сразу же умолк, вырвал руку и побежал сам. Однако бегство продолжалось недолго. Их очень скоро нагнали и обступили со всех сторон. Двое охранников замахивались на них оружием, а еще несколько человек сбежались из любопытства.
        - Какого черта вы здесь делаете? - спросил кто-то.
        - Живем! - не растерялся Миро.
        Законные обитатели дома оторопели от такой наглости и даже, кажется, засомневались в лживости слов мальчика. Один награждал другого подозрительным взглядом, по кругу людей пробежал шепоток. Пока длились эти секунды замешательства, Миро в поисках выхода из ситуации стрелял взглядом куда только возможно. Глянул и наверх тоже - оказалось, что поверху идет нечто вроде второго этажа или просто балкона; золотистые перила полукругом шли по небольшому выступу. На этих перилах в нахальной позе восседала фигура, скрываемая накидкой с капюшоном.
        Миро показалось, что человек махнул ему. В следующий момент он увидел, как что-то летит вниз… Бац и небольшой предмет угодил ему прямо в лоб.
        - Ай! Больно же! - мальчик потер лоб и, с самым сердитым видом наклонившись (все вокруг засмеялись, и даже Дан не сдержал улыбки) поднял с пола… осеннюю руну.
        Времени размышлять Миро себе не оставил. Снова схватив Дана за руку, он побежал вперед, легко расталкивая расслабившийся народ. Охранники, конечно, тут же кинулись за ними, но были задержаны любопытными слугами - те, опешив от такого быстрого развития событий, замерли на месте и невольно преградили им путь.
        - Что такое? - на бегу крикнул Дан.
        - Руна! Она у меня… Надо Кая найти и…
        Он хотел добавить, что после этого нужно немедленно убегать не только из владений лорда, но и из города, однако был вынужден замолчать и остановиться. Дальше ход был только в одну сторону - в широкий коридор. И, к великому сожалению, вбежать туда не представлялось возможным: двое охранников будто заранее поджидали их.
        - Попались! - подбежавшие сзади давешние стражи схватили обоих беглецов. - А ну показывай, что украл! - один из них как следует тряхнул Миро.
        - Ничего, - тоненько пискнул тот. - Мы просто так бегали.
        - Я видел, тебе что-то передали! - не удалось провести блюстителя порядка. - Возвращай, если не хочешь лишиться головы!
        Он больно заломил Миро руку, пытаясь разжать его пальцы. Но на самом деле мальчик сжимал руну в другой ладони. И был благодарен чудесному совпадению - навстречу им из коридора, проскочив мимо оторопевших стражей, выбежал Кай!
        - Кай, лови! - крикнул Миро и, размахнувшись, бросил ему руну. Каю удалось на бегу ее поймать, и Миро и Дан радостно вскрикнули, но их восклицание тут же сменилось паническим криком - они увидели, что и за Каем была погоня, и нешуточная! Сам лорд Вирд с искаженным от ярости лицом, четверо огромных стражей, размахивающих алебардами и копьями. Сам Кай ужасно запыхался, и по его лицу казалось, что еще немного - и он упадет.
        Но Кай не падал, а, не снижая скорости, несся прямо на друзей и их тюремщиков. Те в этот миг совершили чудовищную ошибку - увидев своего лорда, они вытянулись по струнке и отсалютовали. Миро и Дан тут же этим воспользовались, и все трое рванули в обратном направлении.
        - Кошмар! - не останавливаясь, простонал Кай. - Я сейчас умру.
        - Потом умрешь, когда выбежим! - Миро, и впрямь бегающий быстрее всех, на всякий случай схватил его за плечо.
        Помощь подоспела внезапно и незаметно для беглецов. Едва они столкнулись с самым опасным этапом побега - выходом - на пути преследователей возник Инкар. Он скинул капюшон и все, даже лорд Вирд, резко остановились, с ожиданием и некоторым испугом взирая на внезапную преграду, угрожающе сверкающую желтыми глазами.
        - Что тебе нужно?! - окончательно вышедший из себя лорд Вирд разрушил тяжелую паузу визгливым криком.
        - Мне? - изумился Инкар. - Я думал, это вам что-то нужно, встали чего-то, - он с озадаченным видом почесал щеку и, пожав плечами, спокойно прошел мимо пораженного народа.
        Лорд Вирд побелел от ярости. Через распахнутые двери он мог видеть, как мальчики выбежали в почему-то открытые настежь ворота, а стражи растерянно переминались на месте, кидая неуверенные взгляды то на них, то на своего лорда. Те, кто был рядом, не решались без приказа оставить его, те, кто стоял снаружи, были изумлены тем, что в дом пробрались чужаки. Все с замиранием сердца ожидали реакции правителя на происходящее.
        Но тот, не говоря ни слова, круто повернулся и направился обратно вглубь дома. Его вид не предвещал ничего хорошего ни слугам, ни Инкару, который уже подумывал о том, что пора убираться подальше отсюда. В конце концов, размышлял он, Алиган прав - так безопаснее для него, да и все интересности тут явно подошли к концу. Осталась лишь невеселая развязка, и становиться ее участником Инкару совсем не хотелось. Жаль только, он не мог позволить себе предупредить об этом самого Вирда - зря, что ли, он утащил у него только одну руну!..
        Инкар тихо рассмеялся и выпрыгнул в ближайшее окно.


        Кай, Миро и Дан неслись со всех ног, пока не грохнулись без сил на траву во дворе дома Дана, где им навстречу сразу же радостно бросилась дикая кошка. Они еще долго беспокойно выглядывали за ограду, подозревая преследование, но все было спокойно - только редкие жители города проходили мимо.
        Ликованию не было предела. Страх отступил, и взамен ему пришел сначала нервный смех, а потом бурные обсуждения. Каждый рассказывал, как все произошло с его точки зрения. Наибольший успех имел рассказ Кая о том, как на него бросился стражник с алебардой.
        И, конечно же, все зачарованно смотрели на добытую руну. Только взгляд Дана все еще был отчаянным. Он понимал, что его новым друзьям тоже нужна его фигурка, и они вполне заслужили право забрать ее, ведь именно благодаря им она оказалась выцарапана у лорда Вирда.
        - А может и нет, - сказал Миро, когда Дан робко забормотал благодарности. - Мы бы ее вовек не нашли, но нам ее кто-то бросил.
        Он рассказал Каю, как было дело. Того это удивило и встревожило.
        - Это ведь наверняка тот, кто забрал мою руну, когда я был у настоятеля… Он все еще ходит за нами!
        - Ну и что! - беззаботно отмахнулся Миро. - Подумаешь. Он же ту вернул, и эту для нас достал, значит, не такой уж плохой.
        - Ох, ну он же Проклятый… - едва слышно выговорил Кай, поглаживая кошку - она с блаженным мурчанием забралась к нему на колени.
        - Шутишь! - взвился на ноги Миро. - Совершенно разные лица! Проклятый бы ни за что не помог людям!
        Кай, закусив губу, покраснел и опустил взгляд. Но не мог же он раскрыть страшную тайну!
        - Может, и разные, - глухо проговорил он.
        Дан слушал их вполуха, не понимая, о чем речь. Его грустный взгляд был прикован к руне, лежащей в ладони Кая. Мальчик это заметил и так же грустно улыбнулся. Он уже давно вел с собой внутреннюю борьбу. И теперь, наконец, все для себя решил.
        - Держи, - он протянул руну Дану.
        Дан взял ее и вопросительно посмотрел на Кая.
        - Она твоя, - снова улыбнулся тот.
        - Кай! - потрясенно выдохнул Миро. - Ты чего это? Ангелы же сказали тебе собрать все руны!
        - Пройти путь - значит, пройти его достойно, - вздохнул Кай. - Я не смогу отдать им руну, которую прежде нашел другой. Это обычное воровство.
        - Но тогда Эдель не примет тебя в Ангелы! - пригрозил Миро, всей душой чтивший самого известного из Ангелов. - Он сказал тебе собрать все руны! Понимаешь, все! И без нас, между прочим, она бы так и осталась у этого Вирда!
        - Руну надо заслужить, и Дан заслужил ее раньше, чем я, - печально улыбнулся Кай. - Может, они поймут. Все равно с этим ничего не поделаешь. Отправимся искать другие.
        Миро все неодобрительно качал головой, а Дан, прижимая к груди вернувшуюся к нему фигурку, еще долго потрясенно благодарил Кая за помощь и щедрость. Кай от многочисленных похвал смущался и, так как Миро непрестанно подпихивал его локтем, напоминал, что без Миро руны бы им не видать. Так что часть благодарностей досталась и ему тоже.
        Всеобщее торжество длилось еще несколько часов, а потом потихоньку пошло на убыль. До ребят вдруг дошло, что именно им удалось сделать, и в их души стал медленно пробираться неприятный холодок. Что, если лорд пошлет за ними стражу? Велит поймать их, убить, да мало ли что, и забрать руны?
        Миро предложил Каю немедленно убираться подобру-поздорову, раз в Кретене все равно больше нечего делать. Тот бы с радостью согласился - после того, как он отдал руну Дану, ему не терпелось восполнить этот пробел и найти остальные. Но в глазах младшего мальчика мелькала опаска. Дан побаивался, что Вирд вернется и застанет его одного. И Кай уговорил Миро передохнуть здесь хотя бы до утра.
        Они мирно провели остаток трудного дня, покой которого нарушался только особо громкими криками с улицы и поминутным выглядыванием в окно. Но тревога каждый раз оказывалась ложной - Вирд явно не спешил посылать за ними погоню, ведь для могущественного лорда не было ничего проще, чем узнать, где живет Дан.
        - А все-таки мы молодцы! - заявил Миро под вечер, уничтожая съестные запасы. - Пробраться в такую крепость! Теперь нам с тобой, Кай, все нипочем.
        - Не хотелось бы повторять этот подвиг, - содрогнулся Кай, вспоминая, как за ними гналась толпа вооруженных стражников.
        Время шло. На Кретен медленно опускалась ночь, и постепенно громкий уличный говор, пугающий мальчиков, окончательно стих. Над городом воцарилась тишина. Кай, Миро и Дан хотели было посидеть на крыльце, чтобы насладиться видом звезд (а заодно поболтать об Ангелах), но очень скоро замерзли.
        - Давайте вернемся в дом, - зябко поеживаясь, предложил Миро. - Холодно. И ходят тут всякие.
        Действительно, к ограде дома приближались два темных силуэта. Сначала друзья приняли их за случайных прохожих и не сказали друг другу ни слова, чтобы не выказать страха; но стоило Миро указать на них, как последние сомнения испарились. Двое взрослых шли именно в этот дом!
        - Запремся! - первым взвился на ноги Миро. - Я не боюсь, но мало ли что, - спешно добавил он, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. - Ну пошли же!
        Кай нерешительно поднялся на ноги. Ему было жутковато, но не более того. Ведь эти силуэты, по крайней мере, не были вооружены алебардами и вообще на стражников не походили.
        - Нет, стойте! - вдруг остановил их крик Дана - люди уже со скрипом отворили калитку и вошли во двор. - Мама! Папа! - он бросился навстречу пришедшим.
        Кай и Миро переглянулись. Кай улыбнулся, обрадованный тем, что родители Дана наконец вернулись.
        - Завтра сможем отправиться в путь с чистой совестью, - сказал он. - Дан будет не один.
        А Миро только мрачно буркнул:
        - И вовсе я не испугался.
        К радости всех троих, мать и отец Дана нисколько не разозлились, застав у себя дома двух незнакомых ребят - наоборот, обрадовались, что сын был не один. Они только пожурили их немного, узнав, что те сбежали из дома, и строго наказали им возвращаться к родителям как можно скорее. Миро и Кай, не став вдаваться в подробности, весело перемигнулись и обещали именно так и сделать.
        - Завтра же пойдем обратно, - с невинным видом сообщил Миро, хотя на самом деле утром их пути предстояло лежать не к родным местам, а к большой деревне с заманчивым названием Свирель.
        Им поверили на слово и уже собирались уложить спать, когда из какой-то случайной фразы выяснилась весьма любопытная вещь: лорд Вирд собирается завтра же оставить Кретен. Именно поэтому родители Дана вернулись домой пораньше. После этого известия сон слетел с Миро и Кая, и они то и дело обменивались тревожными взглядами. Уж не собирается ли лорд преследовать их?
        Уже лежа в кровати, они продолжали беспокойно шептаться и сумели заснуть лишь с немалым трудом. Завтра, они знали, им предстоит нелегкий переход.
        Утро наступило, пожалуй, слишком уж быстро. Миро и Кай не стали задерживаться. Они быстро собрались, с благодарностью приняли от родителей Дана еды на дорогу, пообещали самому Дану, что еще непременно встретятся и, попрощавшись, отправились в путь.
        Солнце ярко светило, но не пекло, и в душе Кая все радостно пело. Он чувствовал себя полным сил и решимости собрать руны. Идти и идти, вперед и вперед! Как ни жаль расставаться с маленьким Даном, ему не терпелось поскорее оставить красивый Кретен позади, а вместе с ним и воспоминания о владениях лорда Вирда. Страх преследования не оставлял, но почему-то в Кае зрела уверенность, что в его истории перевернулась еще одна страница, и все начнется заново, совсем по-другому…
        Но прежде, чем начались поиски шестой руны, им пришлось еще разок ненадолго оглянуться на прошедшее. Их с криками догонял Дан.
        Миро и Кай остановились, и вскоре запыхавшийся мальчик подбежал к ним.
        - Что такое? - встревожился Кай. - Что-то случилось?
        - Нет… Я просто… - Дан с трудом отдышался и протянул ему руну. - Вот, возьми!
        - Что? - удивился Кай.
        - Мне все равно не добраться до облаков, я пока еще хочу остаться у себя дома, - заулыбался Дан. - Я подумал, что если вы сейчас уйдете, я постоянно буду думать о том, что не отдал… Бери! Тебе она нужнее, да и ты ее честно заслужил. А я соберу руны как-нибудь в другой раз.
        Кай некоторое время молчал, глядя на руну. Потом посмотрел Дану в глаза и серьезно спросил:
        - Ты уверен?
        Дан кивнул.
        - После того, что вы сделали, она больше ваша, чем моя.
        Кай, нерешительно протянув руку, взял заветную фигурку. Пятая руна теперь по праву принадлежала ему.
        - Большое спасибо, Дан!
        И Кай и Миро, радостно рассмеявшись, со всех ног побежали прочь, ощущая прилив неописуемой радости. А Дан еще долго стоял на месте и, расплывшись в улыбке, махал им рукой, пока они окончательно не скрылись из вида.



        Руна шестая

        Далеко-далеко внизу простирались долины, на которых раскинулись деревни и города, но отсюда их совсем не было видно. Горы Миражей слыли самыми высокими в мире, их заснеженные вершины утопали в облаках. Едва ли кому-нибудь удалось бы забраться на такую высоту. Даже если забыть о трудностях подъема, вышло так, что ход людям сюда был закрыт: с незапамятных времен блуждали легенды о том, что здесь обитают высшие силы - оттого и назвали эти горы горами Миражей. Когда еще люди захаживали сюда, им непременно являлись какие-нибудь видения и, должно быть, не всегда радостные, раз в конце концов даже намеки на мысль пойти в горы попросту перестали появляться в головах окрестных жителей.
        Надо сказать, легенды не лгали. Здесь действительно частенько происходили странные вещи, и свидетелями этому были единственные гости этих мест - Ангелы. Но их не беспокоили видения, да и вообще зачастую это просто облака принимали странную форму. Дух витающей повсюду силы лишь успокаивал избранных счастливцев, коим было дано право прогуливаться по небу. Поэтому здесь они чувствовали себя куда лучше, чем где-либо на земле - спокойно, прохладно, людей наверняка не встретится, да и отправиться отсюда можно в любую точку мира, все дороги будут коротки.
        Но в этот день ветра особенно неистовствовали, гоняя по вершинам снежные вихри. Стоящий среди снегов Ангел Эдель, однако же, не обращал на них ровным счетом никакого внимания. Его взгляд был устремлен вниз. Вскоре ему предстояло спуститься на землю.
        Очередной порыв ветра подхватил его серебристые волосы, забранные в хвост, и долгое время перебирал длинные пряди. Погода ухудшалась, но Эделя беспокоило совсем другое.
        Кто-то - он ясно это почувствовал - появился совсем рядом с ним… На всякий случай Эдель взялся за меч, готовый в любой момент покарать дерзнувшего посетить вершины гор Миражей.
        - Совсем нервы сдали? - участливо осведомился у него за спиной знакомый голос.
        Эдель обернулся и увидел Альдора, удручающе покачивающего головой.
        - Времена особые, - мрачно отвечал Эдель. - Не удивлюсь, если сюда и люди забредут.
        - А если и забредут, то что с того? Уложишь одним ударом? - картинно вздохнул Ангел, приглаживая светлые волосы, и без яростного ветра всегда торчащие во все стороны.
        Эдель не ответил. Нет, конечно, он не причинил бы вреда незнакомым путникам. Но Альдор был прав - настроение у него было крайне скверным, и непонятно, что тому причиной.
        - Тебе следует быть у Кретена как можно скорее, - наконец, доложил о главном вновь прибывший.
        - Надо было сказать сразу, - коротко бросил Эдель.
        - Успеешь. А куда же ты направишься потом?
        - Неважно.
        - Уж не в Снега ли? - раздался вдруг воодушевленный крик, и к беседующим подбежала рыжая девушка.
        - Ты тут зачем, Юна? - беззлобно огрызнулся Эдель. - Не твое дело.
        - Точно, в Снега, - окончательно уверилась девушка.
        - Привет королевне! - хохотнул Альдор.
        - Впрочем, и о руне не забудь, - добавила Юна. - Я здесь, кстати, затем, чтобы ты поспешил. А то придется бегом бежать, что Ангелу не пристало.
        Они с Альдором рассмеялись, а несколько смутившийся Эдель поспешил покинуть горы Миражей. Он просто прыгнул вниз, в белую дымку облаков, но не пролетел сквозь нее, как случилось бы с обычным человеком. Ангел легко понесся по ней, время от времени спускаясь ниже, словно по лестнице.
        Его путь был не так уж и долог. Вскоре окраины Кретена замелькали внизу.
        Как раз примерно в это же время из ворот роскошной резиденции лорда Вирда спешно выехал экипаж, запряженный шестеркой лошадей. Кучер изо всех сил гнал их вперед - лордом был дан приказ как можно скорее вернуться в Филд. Правитель был очень раздражен последними событиями, и потому все старались ему угодить, но Вирда это не успокаивало.
        Проклятый предал его - иначе, почему он испарился сразу же после бегства мальчишек! И одна из рун пропала явно не без его помощи. Оставалось непонятным, почему Инкар не взял сразу две, если он на стороне маленького Проклятого.
        Вирд был вне себя от такой череды неудач. И его настроение не улучшилось, когда карета вдруг, напоровшись на особо крупный камень, сильно затряслась, дернулась и остановилась. Вирд уже собрался злобно окрикнуть кучера, чтобы спросить, что случилось, но не успел. Лошади испугано заржали и рванули вперед. Раздался грохот.
        Только чудом лорд Вирд смог выскочить наружу прежде, чем карета перевернулась. Он больно упал на землю, массивная конструкция глубоко оцарапала ему ногу, но на этом его неприятности, казалось, кончились. Кучеру повезло меньше - он лежал без сознания. Последняя из лошадей скрывалась на глазах. И никакой видимой причины, по которой могло произойти подобное происшествие.
        Оторопевший после такой неожиданной аварии Вирд успел позабыть о своих прошлых бедах. Для начала он попытался подняться на ноги. Ему это почти удалось, да только внезапный звук шагов заставил его прекратить нехитрое действие. Предчувствуя неладное, он вздрогнул и поднял глаза…
        Перед ним стоял не кто иной, как Эдель. В руках его сверкал обнаженный меч.
        - Думаю, мне не имеет смысла представляться: ты успел выкопать достаточно информации обо мне, - проговорил Ангел ледяным тоном, приставляя клинок к горлу насмерть перепуганного Вирда. - Впрочем, неважно. Отдай мне руну.
        Лорд на несколько секунд потерял дар речи, глядя прямо в ярко-желтые глаза Эделя. Затем, вновь кое-как обретя способность говорить, возразил:
        - Нет! - голос его сорвался на визг. - Она принадлежит мне! Она явилась мне!
        - Ложь, - холодно оборвал его Эдель.
        - Это не ложь! - яро возражал Вирд, впрочем, так и не решившись подняться на ноги: он по-прежнему сидел на земле. - На севере, в Снегах, я спас правительницу тех мест!
        - Это она спасла тебя, глупый человек. Руна явилась ей, не тебе: ты никогда не хотел достичь небес. Так что спаси хоть весь мир - тебе не будет принадлежать ни одна из осенних рун. Отдай ее мне или я заберу ее силой.
        Вирд вел борьбу с собой. Но всего один взмах меча заставил его разом отбросить сомнения.
        Он кинул руну Эделю. Тот ловко поймал ее, убедился в ее подлинности и, вогнав меч в ножны, презрительно бросил:
        - Твое счастье, что тебя лишили намеренно украденной руны. Иначе ты бы понес куда большие потери.
        И, развернувшись, Эдель словно растворился в воздухе.


        Миро, Кай и постоянно сопровождающая их дикая кошка, даже не подозревая об этих событиях, шли к следующему пункту назначения. Дорога растянулась на целую неделю, несколько раз приходилось останавливаться из-за сильнейших дождей. Укрываясь, где придется - то в чужом сарае, то под деревом, то под мостом, - мальчики сетовали, что чем дальше они уходят, тем неприятнее обстоят дела с погодой.
        - Ничего удивительного, - важно высказывался по этому поводу Миро. - Ты представляешь, как далеко мы ушли от Утеса? Между прочим, Кристаллион, который на карте где-то совсем на севере, вообще в Снегах. Нам придется через него идти, чтобы пройти этот твой путь до Линдена. Наверное, там жутко холодно.
        Кай был уверен, что так и есть, но это логичное объяснение никак не меняло дела. Холодные дожди постоянно заставали их врасплох, ребята промокали насквозь. Кай готов был все стерпеть, он и не подумал бы проклинать несчастную судьбу, но на середине пути Миро стал болтать значительно реже - стало побаливать горло. А еще через пару дней он стал похож на приведение, еле волочил ноги, непрестанно чихал и кашлял.
        Миро с видом идущего на смерть героя мужественно терпел простуду и отказывался от продолжительных остановок, говоря, что до Свирели осталось совсем немного, и уж там они как следует отдохнут. Но когда Каю пришлось уже буквально тащить его на себе, мальчик решил переступить через себя и попросить у кого-нибудь приюта. Требовать у Миро выполнить эту задачу за него было бы просто бесчеловечно. Он почти лежал на плече Кая и что-то сонно бормотал о великих подвигах. Вдобавок ко всему, снова начался дождь. Ничего нельзя было разглядеть даже в двух шагах. Каю только и оставалось, что положиться на кошку, которая снова вела их по одной ей известной дороге.
        Он с немалым трудом прорвался сквозь мутную пелену непогоды к первому попавшемуся дому. Большая деревня была уже близко, и, должно быть, она была очень богатой, потому как даже на подступах к ней встречались очень нарядные особнячки. Оставалось загадкой, почему люди решили жить так далеко от центра селения, но в данном случае Каю и Миро эта причуда была на руку. К тому же, дверь дома была распахнута настежь. Кай споткнулся на пороге, и они с Миро ввалились в прихожую, оповещая шумом хозяев особнячка.
        - Ты чего буянишь, - пробормотал Миро, с трудом разлепляя глаза.
        - Извини, - смущенно проговорил Кай, поднимаясь на ноги и увлекая его за собой.
        - Пусти меня на пол, я спать хочу! - вяло сопротивлялся Миро. - И я замерз.
        - Подожди еще минуточку, Миро, - увещевал Кай, всем сердцем надеясь, что хозяин дома не прогонит их на холодную улицу, где выли ветра и шел ледяной дождь.
        Тот как раз сам вышел в переднюю, хотя доме наверняка имелись слуги. Невысокий пожилой человек в длинных светлых одеяниях чем-то напоминал настоятеля из Энделла. Но неприятное воспоминание Кая отступило на задний план под давлением обстоятельств - Миро лихорадило, ему нужно было помочь.
        - Извините, дверь была не заперта, - пролепетал Кай, с трудом удерживая друга. - Пожалуйста, можно нам переждать дождь?..
        Взгляд старика скользнул вниз.
        - Ты что-то уронил, - сказал он.
        Кай опустил взгляд. Да, когда он упал на пол, то у него из кармана выпали одна из рун и маленький свиток, который случайно попался ему при бегстве из обители лорда Вирда. Но если он сейчас наклонится, то наверняка уронит Миро, а это куда серьезнее, тому и так плохо.
        - Да, спасибо… Так можно ли нам…
        Человек, словно бы еще не до конца решив, медленно повел головой из стороны в сторону. Кай похолодел. Он может и не дотащить Миро до следующего дома!
        - Пожалуйста, - взмолился он. - Мы не займем много места и не потревожим…
        - Здесь часто останавливаются на пути в Свирель, - отвечал человек. - Но если хотите получить даже самый ничтожный приют, придется заплатить.
        - Заплатить? - растерялся Кай. - У нас нет денег… - сказал он дрогнувшим голосом.
        - В таком случае, вам придется покинуть этот дом, - не менял тона старик. - Если же вы мне заплатите, то для вас найдутся и еда, и постель, и лекарства, - он посмотрел на Миро. - Твоему другу они, безусловно, необходимы.
        - Но… но… - Кай совсем потерялся. - Можно ли как-нибудь обойтись без денег? Я готов сделать любую работу!
        Хозяин дома, казалось, задумался. Кай не сводил с него умоляющего взгляда, Миро то и дело норовил грохнуться на пол, а за порогом по-прежнему бушевала непогода.
        - Мне ничего не нужно, - наконец, сказал он. - Впрочем, если ты отдашь мне эту фигурку, - он указал на лежащую на полу руну, - то я окажу вам наилучший приют.
        Кай в отчаянии смотрел то на старика, то на руну. Если он откажется, то вдруг Миро совсем замерзнет на улице, вдруг умрет?
        - Твоему другу плохо, - словно подслушал его мысли хозяин дома. - Ему нужна помощь. Неужели какая-то драгоценность тебе важнее друга?
        - Нет! - выкрикнул Кай. - Но это не драгоценность, это другое, это…
        Дыхание Миро стало совсем тяжелым, он качнулся и упал. Каю тоже пришлось опуститься на пол, чтобы его товарищ не получил еще и травму из-за такого неважного приземления.
        - Хорошо, - глухо проговорил Кай, глотая слезы. - Заберите руну, только помогите ему, пожалуйста!
        Не говоря ни слова, старик вышел из передней. Но спустя минуту к Каю подошли люди, видимо, слуги; они помогли Миро подняться и отвели их вглубь дома, где Миро сразу же уложили в чистую постель и заботливо укрыли целой горой одеял. У мальчика был жуткий жар, он нес полную околесицу и изредка звал маму, чем заставлял Кая чувствовать нешуточные угрызения совести. Ведь если бы он не пошел на Утес именно в тот день, Миро бы не смог уйти так далеко от родного дома… Действительно ли он так уж этого хотел и ни разу не пожалел о своем уходе? В отличие от Кая, у него были родители, которые заботились о нем, и по которым он, наверное, очень скучал.
        Видимо, все чувства отразились у мальчика на лице, потому что слуги, напоив чем-то Миро, заверили Кая, что все будет хорошо, и он обязательно поправится.
        Вскоре они покинули комнату. Кай, отказавшись от отдыха и только завернувшись в предложенное полотенце, сидел рядом с кроватью и неотрывно смотрел на Миро.
        Он нисколько не жалел, что пожертвовал руной. Но отсутствие сожаления не умаляло печали. Кай смирился с тем, что одна из рун принадлежит Дану и отдал ее, но вот она снова у него, и радости не было предела. А теперь он был вынужден отдать свою. Если ему удастся еще раз увидеть Эделя, что он скажет? Начнет лепетать, что один осколок надежды вроде как и не его, другой пришлось отдать за правое дело, а третий, четвертый и так далее… Потерпит ли Ангел такие оправдания, станет ли слушать! Едва ли. Кай снова и снова вспоминал свою встречу с Эделем, вспоминал его нежелание давать ему шанс. После такого следовало выполнить данную им миссию идеально, но увы…
        Миро что-то пробормотал и с сонной улыбкой завернулся в одеяла, наслаждаясь долгожданным теплом. Он уже не выглядел бледным и изнуренным. Было заметно, что ему здорово полегчало.
        «Зато когда он проснется, всыплет мне по первое число», - подумалось Каю. Миро, конечно, станет героически утверждать, что руна того не стоила, и он, Кай, дурак, что так легко отдал ее. Но Миро же не видел себя со стороны! Как стало страшно, когда он перестал держаться на ногах.
        Ветер и дождь завывали до самого вечера, а в комнате так ничего и не поменялось. Все так же спал Миро, все так же рядом сидел Кай. Он понимал, что хорошо бы тоже вздремнуть, пока есть возможность провести время в тепле и уюте, но никак не мог заставить себя прилечь. На душе было тяжело.
        Кай подошел к окну. Пейзаж слился в нечто невообразимое. Деревья качались из стороны в сторону - того и гляди сломаются. Ветер неистово воет, так, что странно, как кто-то вообще может уснуть. Вдобавок к этому, вдалеке сверкали молнии. Как хорошо находиться в такую погоду под крышей, в тепле!
        Но Кай не мог найти себе места. Ему было тревожно и грустно, небеса, пусть даже разгневанные и мрачные, манили его. Однако он отдал руну, и с этим уже ничего не поделать… Он не сможет выкрасть ее, не сможет попросить обратно, ведь это будет нечестно. И какой же теперь толк продолжать путь, если в конце все усилия окажутся тщетными?
        Мальчик еще постоял у окна. Потом бросил полный отчаяния взгляд на Миро, скинул с себя насквозь промокшее полотенце, повернулся и вышел из комнаты. Быстрым шагом он направился по коридору, мимо комнаты, из которой слышались голоса и смех. Дошел до входной двери и взялся за ручку.
        - Куда же ты? - раздался за его спиной знакомый голос.
        Кай даже не стал оборачиваться - он и так узнал хозяина дома.
        - Эта фигурка, что я вам отдал, очень важна для меня, - тихо сказал он. - Раз так получилось, я должен как можно скорее найти другую. Тогда, может быть, в конце останется время и удастся все поправить… Присмотрите за Миро, пожалуйста! - и Кай, распахнув дверь, бросился в бушующую непогоду.
        Старик с минуту смотрел ему вслед, затем, отступив назад, случайно задел что-то ногой. Кай подобрал упавшую руну и отдал ему, но всеми забытый свиток лорда Вирда так и остался лежать на полу. Хозяин дома поднял его и, не колеблясь, развернул. Он пробежал глазами несколько строк, брови его удивленно поднялись…
        Но в следующий момент старик уже спокойно закрывал дверь. На его губах теперь играла недобрая ухмылка.


        Кай потерял счет времени, продираясь сквозь толщу ливня, льющего сплошной стеной. Словно этого было недостаточно, с неба повалил град, мальчику было холодно и больно - крохотные кусочки льда царапали кожу. Но он продолжал идти вперед, не обращая внимания на невзгоды и изо всех сил напрягая зрение.
        Кай понимал, что осенняя руна не может появиться просто так, в угоду случайному путнику. Брести через бурю, сквозь которую почти ничего не разглядеть - какие тут шансы? И все равно он надеялся на чудо, и шел, шел, шел… Очень скоро тело онемело от холода, уши заложило от громкого свиста ветра и раскатов грома.
        По его ощущениям, прошло не менее часа пути. Кай подумал, что, должно быть, осталось совсем немного, и он дойдет до деревни Свирель. Только что там делать, он совершенно не представлял. Ему оставалось только оглядываться в поисках знакомого сияния и понимать, что все его надежды тщетны, а поступок - броситься в непроглядную бурю - просто глуп.
        «Все равно я не смог бы сидеть в доме, зная, что потерял руну», - сказал себе Кай в ответ на свои рассуждения и упрямо продолжил путь. Ветер несколько поутих, и стало немного, но все же легче. По крайней мере, худо-бедно проглядывалась дорога. Впереди что-то темнело большой громадой… Каю подумалось, что это наверняка первые дома Свирели. Но это оказалось совсем не так.
        Еще долго он шел под проливным дождем, намереваясь достигнуть размытого силуэта. И когда цель была уже близко, он вдруг увидел, что это совсем не дома, а маленькая рощица деревьев, похожих на клены.
        Кай в нерешительности замер и стал оглядываться. Непогода постепенно сходила на нет, и, обернувшись, мальчик кое-как разглядел селение. Оно находилось очень далеко, его было едва заметно.
        «Неужели это Свирель?» - в ужасе подумал он. Получалось, он здорово сбился с пути, но оно и немудрено, когда почти ничего не видно. Каю стало не по себе. Он мог и не найти дороги обратно, да и где он сейчас, куда забрел? Роща выглядела так странно - она стояла одиноким особняком на равнине. Кай раздумывал, не дойти ли ему до деревни и уже оттуда поискать дом старца. Получится очень долго, но зато не безнадежно.
        «Некогда рассиживаться», - решил Кай, хотя ему очень хотелось зайти в рощу и немного отдохнуть. Он вспоминал о руне и думал, что посреди безлюдной, продрогшей от дождя и далекой от указанного на карте селения местности ему вряд ли удастся найти фигурку.
        Однако в тот момент, когда он принял решение, его вдруг несильно царапнули по ноге. Кай вздрогнул, опустил взгляд и едва не вскрикнул: рядом сидела вездесущая кошка! Оказывается, все это время она добросовестно шла за ним, а он, поглощенный борьбой с бурей, этого и не заметил.
        - Глупая! - улыбнулся он, присаживаясь и гладя верную спутницу. - Нужно было остаться в доме и греть Миро.
        Кошка в ответ громко мяукнула, задрала хвост и уверенной походкой зашагала к рощице. Кай, на этот раз не колеблясь, пошел следом. Однажды кошка уже привела его к Ангелам, кто знает, может, приведет снова? В любом случае, размышлял мальчик, она знает, что делает.
        Углубившись в эти мысли, Кай и не заметил, как подошел к роще. От дождя осталась лишь морось, но и это было неприятно, так что Кай был очень рад приблизиться к деревьям. Он плюхнулся на траву и облокотился на ствол могучего древа, несколько раз глубоко вдохнул пропитанный влагой воздух. После дождя стало очень холодно и свежо, но, в отличие от Миро, он не мог так просто заболеть. Иногда он чувствовал себя нехорошо, и ему казалось, что его атакуют все существующие на свете болезни (так было, например, во время свирепой эпидемии в его родном селении, унесшей множество жизней), но у него все всегда заканчивалось мирным исходом.
        Кай вздохнул, подумав о Миро. Словно почувствовав его беспокойство о друге, кошка забралась к нему на колени и замурчала. Стало немного теплее.
        Лениво думая о том, что вскоре нужно отправиться на поиски обратной дороги, Кай одной рукой гладил кошку, а другой перебирал лежащие рядом с ним листья, упавшие с дерева. Роща все еще казалась ему странным, заколдованным местом, но он никак не мог понять, почему. Ведь, по сути, не было ничего загадочного в том, что среди равнины обосновалась такая вот роща.
        И вдруг ресницы его удивленно взлетели вверх. До него дошло, что он вертит в руках багрово-оранжевый лист. Но ведь еще было лето!
        Забывшись, Кай вскочил на ноги, так что кошке пришлось спрыгнуть на землю. Мальчик отбежал подальше. Так и есть! Вот почему это место показалось ему таким странным! Все деревья, несмотря на то, что до осени оставалось еще порядочно времени, были покрыты золотистой листвой.
        Кай растерялся. На какой-то момент ему даже стало страшно. Ведь Эдель сказал ему вернуться к Утесу до осени! А что, если он совсем потерял счет времени, и осень уже началась? Но ведь на протяжении всего пути ни одно дерево так не выглядело, все растения приветливо зеленели… Или это от дома, где Кай оставил Миро, он шел так долго, что лето успело закончиться?
        Сумбур в голове мальчика царил еще некоторое время, но потом он приказал себе успокоиться и оглядеться. На равнине не было ни одной жухлой травинки. Вдали, там, откуда он пришел, немыми стражами высились зеленые тополя. Так что лето и впрямь не могло так быстро закончиться. Может, причиной золотистого цвета рощи было колдовство или просто близкий конец ее жизни, хотя Каю такая мысль пришлась совсем не по душе. Он быстро отбросил ее в сторону - деревья, несмотря на плотный слой опавших листьев под их пышными кронами, совсем не выглядели больными. Дело было в чем-то другом.
        Кай вновь устремил на них внимательный и восторженный взгляд, но как следует полюбоваться необычным явлением ему не удалось. Вдали раздался раскат грома. Буря могла вернуться, нужно было возвращаться назад.
        Подумав так, Кай подошел поближе к дереву, под которым сидел пять минут назад. Ему захотелось взять один из листьев, чтобы показать Миро (если он, конечно, найдет дорогу обратно). Кай наклонился, взял опавший листок и чуть не вскрикнул… Под ним лежала осенняя руна. Самая настоящая, ошибиться было невозможно - она сверкала даже при свете дня. Он смог, он нашел!
        Кай опустился на колени и прижал фигурку к груди. Он чуть не расплакался от радости. Из блаженного забвения его вывела кошка, требовательно ткнув в него лапой. Кай кое-как встряхнулся и поднялся на ноги. Взгляд его снова упал на дерево, и вдруг он заметил что-то странное на его стволе. Это не было похоже на естественные углубления. Будто некто вырезал на коре надпись.
        Он подошел ближе. Его ждал новый прилив изумления. На стволе были вырезаны осенние руны.
        Сначала Кай подумал, что ошибся. Он достал все свои фигурки. Из двенадцати пять, что были у него, совпадали со знаками. Ту, что досталась хозяину дома за оплату жилья - Кай помнил ее очень хорошо - тоже удалось обнаружить, в самом конце неведомой надписи. И, хотя это были всего лишь начертанные знаки, Кая пробрала холодящая дрожь, словно перед ним вдруг появились сразу все руны.
        Кошка в очередной раз громко мяукнула и даже больно укусила его. Раздался еще один раскат грома, гораздо ближе, чем прежде. Моросящий дождь грозился опять перейти в ливень. Кошка рванула вперед, и Кай, с трудом оторвавшись от заветного дерева, бросился за ней. Он знал, что кошка приведет его куда надо, но тщательно запоминал дорогу - ему очень, очень хотелось вернуться сюда и обязательно узнать, в какую надпись складываются осенние руны.


        Кай не ошибся. Кошка действительно привела его обратно к нужному дому. К тому времени непогода вернулась, и Кай ввалился в дом совсем замерзший. Ему оставалось только надеяться, что хозяин не скажет, что срок действия платы истек и не потребует еще чего-нибудь.
        В доме было тихо, только сверху доносились приглушенные голоса - на втором этаже явно затеяли бурную беседу, полную жарких споров. Кай решил в виде исключения не тревожить хозяев таким пустяком, как его возвращение. На цыпочках он пробрался в ту комнату, куда уложили Миро. Его друг до сих пор спал, но выглядел много лучше, чем прежде.
        Ноги Кая почти не двигались от усталости и холода. Он в обнимку с кошкой осторожно прилег на край кровати. Ему очень хотелось укрыться одеялом, но он боялся, что потревожит Миро - среди такого теплого сна под кипой покрывал самый настоящий кусок льда в постели! Так что Кай решил потерпеть. Это было несложно - совершенно измученный после путешествия в бурю, он почти моментально уснул.
        Ему долго снились далекие земли Снегов, среди которых высилась прекрасная заколдованная роща. У ее порога стоял Эдель и вырезал своим мечом знаки на самом большом и красивом дереве… Он шептал слова, которые, должно быть, таились в рунах, но Кай никак не мог его расслышать. Он пытался подойти ближе, но появлялись остальные Ангелы и строго говорили ему, что Проклятые не могут войти в эту прекрасную рощу. Каю от этого стало невыносимо тоскливо и грустно, так, что он почти заплакал. Ему очень, очень хотелось подойти к дереву. В Снегах было безумно холодно, а роща озарялась непередаваемо теплым солнечным светом… И вдруг его лучи как будто упали на него - стало теплее.
        Тут Кай проснулся и понял, что это Миро укрыл его всеми своими одеялами и прижался к нему, стараясь согреть. Но на большее Кая не хватило. Он сонно пробормотал что-то, пытаясь поблагодарить друга, и снова провалился в сон.


        Каю казалось, что он проспал целую вечность. Но когда его осторожно начала будить какая-то девушка (позже Кай узнал в ней служанку, которая привела их в эту комнату), оказалось, что Миро и кошка все еще крепко спят. «Значит, прошло не так уж много времени», - подумал Кай, послушно спуская ноги с кровати. Он чувствовал себя очень хорошо, даже, пожалуй, замечательно: после вязкого сна, полного видений, ясность разума доставляла удовольствие.
        - Господин Гарольд хочет тебя видеть, - сказала служанка шепотом, чтобы не разбудить Миро.
        - Кто? - удивился Кай.
        - Хозяин дома. Ты хорошо себя чувствуешь? Тогда пойдем.
        Кай двинулся следом за ней. Ему стало тревожно. Зачем тому строгому старцу видеть его? Снова пойдут разговоры об оплате? Или он, Кай, сделал что-то не так во время своего побега к Свирели? Мыслей было много, одна хуже другой, и все они заставляли сердце колотиться все быстрее.
        Девушка сначала подвела его к зеркалу и зачем-то тщательно расчесала его длинные волосы. Хотя, пожалуй, это было совсем нелишне - Кай лег спать с мокрыми волосами, и теперь они были дико спутаны и встрепаны. Но служанка это исправила, после чего повела его на второй этаж. Он оказался не слишком большим, на площадке было всего три двери. Из-за одной из них все еще доносился бурный говор. Кай впал в ступор. Получается, и в самом деле прошло не так уж много времени. Не могли же неизвестные спорить целый день кряду.
        Служанка постучала именно в эту дверь. Голоса смолкли. Донеслось воодушевленное «входите!» Девушка открыла дверь, легонько толкнула Кая и, убедившись, что он переступил порог, поторопилась скрыться.
        Комната была небольшой, но очень тесно заставленной. Стены скрывались за книжными полками, высившимися до самого потолка, тут и там стояли тумбы, из приоткрытых дверок и ящиков которых выглядывали большие и маленькие рулоны пожелтевшей от времени бумаги. Большой стол, кое-как втиснутый на средину помещения, тоже был ими завален. Вместе с тем там громоздились пустые и полные тарелки и кружки, многочисленные подсвечники и странного вида осколки стекол.
        В этой удивительной комнате находились двое - знакомый Каю старец и человек лет тридцати. Они оба впились взглядами в мальчика, и у последнего глаза засверкали лихорадочным блеском, совсем как у Миро.
        - Здравствуйте, - пролепетал порядком напуганный Кай.
        - Здравствуй, здравствуй, - нетерпеливо проговорил молодой человек. - Ну-ка, подойди! Ответь нам поскорее на один-единственный вопрос, а потом мы уж рассыплемся в поверхностных любезностях. Откуда у тебя взялось это?. - и он тряхнул развернутым свитком, который держал в руке.
        Кай удивленно моргнул. Бумага, исписанная мелким почерком, показалась ему абсолютно незнакомой. О чем он и сообщил.
        - Когда ты пришел в этот дом, ты уронил фигурку, которую я забрал у тебя в качестве оплаты, - сказал Гарольд.
        - И вот этот свиток.
        - А! - вспомнил Кай и смутился. - Это не мое… Я… я его случайно подобрал…
        - Да хоть стащил во время вооруженного нападения! - почему-то очень разозлился энергичный молодой человек.
        - У кого? Вот что нас интересует!
        - У лорда Вирда, - Кай испугался еще больше.
        Но мужчины не стали его ругать или обвинять в воровстве, как он предполагал. Их реакция вообще была очень неожиданной.
        Молодой человек прищелкнул пальцами и громко рассмеялся, а Гарольд, ухмыльнувшись, торжествующе заявил: «Я же говорил!» Кай наблюдал за ними в совершеннейшем недоумении.
        Но, как ни странно, после этого оба стали куда добрее и участливее. Они предложили Каю присесть, дали ему еды и питья и стали расспрашивать о самочувствии после прогулки в такую жуткую погоду. Удивленный Кай благодарил их заботу и отвечал, что с ним все нормально.
        - А руну-то нашел? - спросил молодой человек.
        Кай поперхнулся компотом.
        - От… Откуда вы знаете? - с трудом выговорил он, кое-как откашлявшись.
        - Про это-то? - Гарольд с усмешкой показал зажатую между большим и указательным пальцем руну, которую Кай отдал ему за приют. - Мы знаем о них побольше тебя, малыш. Во всем мире, должно быть, больше нас знает только старик Бреннилвинд и, конечно, сами Ангелы.
        - Что? - Каю показалось, что он потерял способность дышать - так резко ухнул обратно вырвавшийся было изумленный выдох. - Вы… вы и Бреннилвинда знаете?
        - Будем говорить по порядку, - сказал Гарольд. - И начнем с того, что явно не касается ушей твоего друга. Мы удивлены, что на поиски осенних рун пустился Проклятый.
        Кай снова подавился и испуганно отпрянул. Но собеседник Гарольда усадил его обратно и даже ободряюще похлопал по плечу.
        - Не хочешь - никому не расскажем, - сказал он. - Нам, в общем, без разницы, просто лично для нас это факт интересный и стоящий внимания.
        - Но кто вы такие? - совсем растерялся Кай.
        - Я - настоятель Свирели, - сказал Гарольд. - А это - Арорвет, мой единственный, к сожалению, наследник.
        - Чем старик вечно недоволен, - вставил Арорвет и уточнил: - Я его племянник.
        - Вы знаете о рунах, потому что вы - настоятель? - совсем не понравилось это известие Каю - он хорошо помнил, чего они натерпелись из-за духовного наставника Энделла. - Всем настоятелям нужны руны?
        Гарольд и Арорвет одновременно усмехнулись.
        - Лично нам Руны не нужны, - сказал Гарольд. - Нам просто интересно. Мы давно изучаем это, с позволения сказать, явление. Так что можешь забрать свою руну обратно. Я Эделя, конечно, давненько не видел, но при таких обстоятельствах встречи с ним не хочу.
        - Забрать руну? Вы видели Эделя? - залепетал Кай, совсем сбитый с толку.
        - Ты по порядку обещал, - вмешался Арорвет. - Позвать второго парнишку?
        - Зови, если пришел в себя, - пожал плечами Гарольд.
        Арорвет приоткрыл дверь из комнаты, крикнул что-то служанке и вернулся на свое место. Повисла короткая пауза.
        - А зачем вам изучать руны? - робко задал вопрос Кай.
        - И… я правда могу ее забрать?
        - Да ради бога, - придвинул к нему фигурку Гарольд.
        Едва руна оказалась у Кая в руках, она слабо засияла, словно обрадовалась воссоединению с ним. Мальчик, не веря своему внезапному счастью, крепко сжал ее в пальцах и тихо, тепло поблагодарил старика. Но тот только мрачно хмыкнул и сказал:
        - Взамен этого в качестве оплаты будешь нам рассказывать, что вы там натворили у Вирда. Как мы уже говорили, нам просто интересен этот предмет. И как в него затесался этот, простите за выражение, лорд.
        В этот момент в комнату вошел Миро, завернутый в одеяло. Следом за ним, громко мяукая, вбежала кошка.
        - Убрать животное! - вскинулся Арорвет. - У нас тут жизненно важные документы! - при этом он не слишком ловко повернулся, задел кружку с кофейным напитком, и стопка «жизненно важных документов» оказалась затоплена темной жижей.
        - Снаружи жди, никуда твой Кай не денется, - буркнул Миро, ногой отпихивая кошку за порог. - Здрасьте! - покончив с этим, лучезарно улыбнулся он присутствующим. - А вы кто?
        Вскоре все процедуры знакомств и учтивостей были второпях преодолены, подробности происшедшего за последние двое суток (оказалось, Кай проспал целый день) вкратце поведаны, Кай публично отруган («как ты мог пожертвовать руной ради такого пустяка, как моя простуда!»), и все уселись за заваленный стол пить кофейный напиток. Миро все еще чувствовал себя не слишком здоровым и зябко кутался в одеяло, но, конечно, его нынешнее состояние не шло ни в какое сравнение с тем, что было два дня назад.
        Теперь, когда все недоразумения более или менее уладились и Миро убедили, что не каждый настоятель - отпетый негодяй, беседа продолжилась.
        Кай и Миро по просьбе Гарольда и Арорвета рассказали, как так получилось, что они смогли пробраться в обитель лорда Вирда. Рассказ их повеселил хозяев дома - видно было, что они не слишком хорошо относятся к лорду. А Миро, убедившись, что выговора за вынужденное воровство не будет, с удовольствием обрисовал эту историю многочисленными подробностями, в правдивости большинства которых Кай, надо сказать, сильно сомневался.
        - Значит, кто-то отдал вам руну, - задумчиво проговорил Арорвет. - Да уж, не захотел, видно, с Ангелами встречаться.
        - Извините, - неуверенно заговорил Кай, - вы уже второй раз это упоминаете… А как связаны руны и встречи с Ангелами? То есть я думал, что чтобы их увидеть, надо все собрать…
        - Не совсем так, - сказал Гарольд. - Если человеку очень хочется увидеть Ангела, то лучшего способа, чем присвоить чужую руну, просто не придумаешь. Ангелы следят за тем, кому достаются осколки надежды. И горе тому, кто с преступным умыслом завладеет чужим.
        - Правильно! - удовлетворенно кивнул головой Миро.
        - Нечего тут.
        - А как же Дан? - растерялся Кай. - Это была его руна, а теперь она у меня…
        - Судя по тому, что ты нам рассказал, мальчик отдал ее тебе добровольно, - пояснил Арорвет. - Если это действительно так, тебе нечего бояться. К осени все руны достанутся одному-единственному человеку.
        - А если бы Дан не отдал Каю руну? - полюбопытствовал Миро. - Тогда бы она принадлежала ему по праву, а Каю по праву принадлежали бы другие.
        - Вопрос интересный, - одобрительно кивнул Арорвет.
        - Тут мы не совсем уверены в том, что может происходить в таком случае. Либо руна сама собой испарится и появится, где надо, либо Ангелы попросят ее вернуть и как-нибудь передадут избранному до окончания пути.
        Кай приуныл. Он не знал, что за руны ведется такая борьба. И совсем не был уверен, что однажды сможет стать этим самым избранным.
        - Но даже собери он все осколки, далеко не факт, что он станет Ангелом, - продолжал тем временем Арорвет.
        - А что еще нужно? - поднял на него взгляд Кай.
        - Много чего, - ответил Гарольд вместо племянника.
        - Дойти до Высокого Утеса к осени. Не зачернить себя во время пути. Угодить самим Ангелам, в конце концов.
        - А как? - совсем расстроился Кай.
        - Нашел о чем спрашивать, - хмыкнул Гарольд. - Если бы люди знали их предпочтения, жизнь страждущих добраться до небес была бы куда проще.
        - А компания Ангелов была бы подобна шайке бандитов, - подхватил Арорвет.
        Миро хихикнул, представив себе подобное устройство мира, а Кай тут же решил:
        - Тогда лучше самому.
        Ему стало лучше: он снова понемногу преисполнялся уверенности пройти свой путь, как бы тяжело ни пришлось, и, собрав все осколки надежды, достичь облаков. Ведь он смог сам, без посторонней помощи дойти до золотой рощи и найти шестую руну…
        Внезапно Кай вспомнил и обратился к Гарольду:
        - Вы сказали, что когда-то видели Эделя…
        - Что?! - вскричал Миро и закашлялся.
        Гарольд ответил не сразу. Длинной серебряной ложечкой он в задумчивости размешивал сахар в своем стакане. И тогда голос подал Арорвет:
        - Видел! Да он его, можно сказать, растил!
        Кай и Миро раскрыли рты от удивления, но Гарольд поспешил их разуверить:
        - Еще чего выдумал. Дал по шее разок, только его и видели.
        Мальчики изумленно переглянулись. Потом Миро выговорил таким тоном, будто разговаривал с сумасшедшим:
        - То есть… Вы… Вы хотите сказать, что ударили самого Эделя?
        - Вроде того, - пожал плечами Гарольд.
        - Как так? - возмутился Миро. - И это Ангел? А Кай говорил, у него во-о-от такой меч был! - для убедительности он развел руки в стороны так широко, как только мог, хотя Кай меньше всего хотел вспоминать это грозное оружие, и потому в такие подробные описания никогда не вдавался.
        - Ты видел Эделя? - Арорвет стрельнул любопытным взглядом в сторону Кая.
        Кай, еще не пришедший в себя после такого известия, пробормотал:
        - Да… Видел.
        - Ну, так, - внезапно нахмурившись, хлопнул по столу Гарольд. - Мы совсем друг друга запутали. Давайте по порядку.
        - Так и собирался, - проворчал Арорвет. - И сам черт знает куда нас завел.
        Старик, словно не слыша его, потребовал, чтобы Миро и Кай рассказали им все с самого начала. Ребята вновь переглянулись и после негласного согласия поведали настоятелю Свирели и его племяннику все - как случайно встретились и нашли руны, как познакомились с Бреннилвиндом, который рассказал им легенду об осколках звезды, как были преследуемы Проклятым и обмануты настоятелем Энделла. Гарольд и Арорвет, к огромному удовольствию Миро, оказались впечатлены их историей.
        Кай и Миро, в свою очередь, попросили поведать об Эделе, и Гарольд не замедлил с рассказом:
        - Вы, наверное, вообразили, что Эдель родился распрекрасным Ангелом с мечом на поясе? Вовсе нет. Вам известно, что он Проклятый? - дождавшись положительного ответа, Гарольд удовлетворенно кивнул. - Хотя бы это вы знаете. Несложно догадаться, что после своего рождения он довольно долго был здесь, на земле. В сущности, он был обычным маленьким мальчиком, довольно вспыльчивым и своевольным, но очень добрым, хотя и скрывал это всеми силами. Тогда, много лет назад, он проходил свой путь до Линдена - уж не знаю, кто его на это надоумил, наверное, сам Бреннилвинд. Ему как-то раз, я знаю, достались руны - не то одна, не то две. Должно быть, он отдал их Эделю. И вот во время своего путешествия маленький сорванец полез таскать персики из моего сада. Разумеется, ему слегка досталось от меня, и, в общем, это была наша первая и последняя встреча. Только потом сюда пришел Бреннилвинд - искал его. Тогда я и узнал, что это был маленький Проклятый. Мы тогда и не думали, что пройдет всего несколько лет, и он прослывет предводителем Ангелов…
        - А зачем Бреннилвинду было искать Эделя? - удивился Кай. - Если он был… ну… - он смутился и не закончил вопроса, но на помощь ему пришел Миро, пробурчавший недовольным тоном:
        - Простым Проклятым. Кому они вообще нужны.
        Арорвет с интересом покосился на Кая. Тот постарался выдавить из себя беспечную улыбку, но это вышло у него неважно. А Гарольд сказал:
        - О, вы и этого не знаете. Впрочем, да, Бреннилвинд не станет без особой нужды об этом распространяться.
        - Так почему? - вскинул на него глаза Кай.
        Через несколько секунд его более или менее спокойное состояние безнадежно обратилось в руины. Он еще несколько дней не мог прийти в себя после того, как Арорвет, явно стремясь опередить Гарольда, выпалил:
        - Так ведь Бреннилвинд - отец Эделя!



        Руна седьмая

        Каю показалось, что пол ушел у него из-под ног, а сердце остановилось - так он был потрясен. А Гарольд, не давая ему и Миро прийти в себя, беспощадно продолжал:
        - Вы же рассказывали, что были в том доме в лесу. Конечно, когда выяснилось, что сын Бреннилвинда - Проклятый, ему пришлось от всего отказаться и жить вдали от людей. Жители не потерпели бы рядом с собой Проклятого. Но бросить Эделя Бреннилвинд не захотел, хотя, безусловно, выбор в подобной ситуации очень тяжел. Там, в лесу, им и пришлось жить. Потом началась эта история с рунами… За Эделем начали охотиться другие Проклятые, и он сбежал. Отчасти потому, что не хотел подвергать опасности Бреннилвинда, отчасти потому, что решил во что бы то ни стало дойти до Линдена и получить право ходить по облакам. Ну, как видите, он более чем справился со своей задачей, несмотря на то, что он - Проклятый. Удивительная история, не так ли?
        - Да уж! - выкрикнул Миро. - Я бы никогда не подумал!.. Но он же все равно остался Проклятым.
        - И при этом никому не причинил вреда, а даже наоборот, - задумчиво проговорил Арорвет и прищелкнул пальцами. - Вот же удивительная штука, - и он снова с интересом посмотрел на Кая.
        А Кай продолжал сидеть, словно громом пораженный. Он никак не мог, как ни пытался, свыкнуться с мыслью, что Бреннилвинд - отец Эделя, и, к тому же, что он всем пожертвовал ради него. Это было действительно очень удивительно, очень странно… Человек смог смириться с тем, что его сын - Проклятый! А тот, в свою очередь, смог избежать своих кровожадных собратьев и достичь неба. Сможет ли он, Кай, тоже пройти его путем? Это казалось таким невероятным, ведь Эдель был и остается особенным… У него даже был поддерживающий его отец.
        «А у меня есть Миро», - подбодрил себя Кай.
        Друг, будто подслушав его мысли, пихнул его локтем в бок.
        - Ты чего такой мрачный? Удивляться надо!
        - Удивляюсь, конечно, - встряхнулся Кай.
        - А мне опять спать охота! - заявил Миро. - Можно я по-быстрому кое-что спрошу и пойду лягу?
        - Спрашивай, - разрешил Арорвет.
        - А что у вас с тем лордом? - хищно стрельнул в него глазками Миро.
        - Вы читали свиток, который утащили? - спросил Гарольд.
        - Это Кай утащил, я о нем не знал даже!
        - А я сразу забыл… - признался Кай. - Случайно как-то вышло. Мы его и не открывали.
        Гарольд взял со стола ленту бумаги, кою представлял собой свиток в развернутом виде, и с нарочито скучающим видом проговорил:
        - Да уж. Может, и зря. Ведь тут вся информация об Эделе, которая только известна грешным смертным.
        - Что?! - разом выкрикнули Кай и Миро и, стремясь разглядеть написанное, уже по традиции одновременно подались вперед и стукнулись лбами.
        - Старина Вирд явно хотел ангельский статус вдобавок к тому, что у него есть - а есть у него, грубо говоря, все, - пояснил Арорвет. - Не знаем, правда, зачем он собирал сведения именно об Эделе. Но что собирал - знаем. Он и к нам приходил, как к ценнейшему источнику информации. Только вот… - он взял у Гарольда свиток и пробежал его глазами. - Ни слова о том, что Эдель причастен к краже наших персиков. Видать, пафос нашего лорда этого известия не выдержал. А ведь старик все так подробно описал!
        Миро и Кай не удержались и тихо хихикнули.
        - А все же я хочу спать, - вдруг сонно промямлил Миро.
        Выглядел он и впрямь неважно. Гарольд велел служанке принести еще лекарства, после чего Миро отправили спать. У Кая еще оставались вопросы, но он был так потрясен свалившейся на голову информацией, что предпочел пойти вместе с другом вниз. Ему пришел в голову вопрос об оплате. Руну ему вернули, так зачем же ее было забирать? Просто рассмотреть, изучить? Но ведь можно было просто попросить, разумеется, Кай бы уступил… Здесь явно крылась какая-то загадка. И про золотую рощу Кай ничего не успел узнать. Впрочем, пока их отсюда не выгоняли, и это было очень кстати - за окном опять лил дождь и гремел гром. Значит, еще будет время для вопросов.
        Миро сразу лег в постель. Кай подошел к окну. Какая свирепая разыгралась непогода! Теперь Кай уже сам не верил в собственную смелость и думал, что путешествие в бурю, должно быть, произошло с кем-то другим.
        Вдруг ему показалось, что в темнеющем саду (близилась ночь) кто-то стоит. Силуэт почему-то вызывал страх. Каю стало не по себе. Что, если это преследующий их Проклятый?
        - Кай? - донесся до него сонный голос Миро.
        Кай обернулся. Миро лежал в кровати с закрытыми глазами.
        - Спасибо, что отдал за меня руну, Кай. Ты меня просто спас! Но хорошо, что тебе ее вернули. Жаль только, что мы из-за меня медлим. Лето скоро закончится.
        Кай улыбнулся и пожелал Миро скорейшего выздоровления. Но тот уже спал. Кай лег рядом и, постаравшись избавиться от неприятных мыслей о Проклятых, тоже забылся сном.
        Яростные дожди продолжались всю следующую неделю, так что ни у кого и мысли не было отправиться в Свирель. Впрочем, Кай не сильно рвался туда. Ведь он уже нашел руну.
        Миро усиленно выздоравливал. Ему стало намного лучше, и только больное горло изредка напоминало ему о болезни. Он чувствовал себя виноватым, потому что так «не геройски» свалился от обычной простуды, и очень тревожился из-за предполагаемого окончания лета. Его страх в конце концов передался Каю. И раньше ему казалось, что после их входа в Тысячелетний лес и встречи с Бреннилвиндом прошла целая вечность!
        Мальчики сунулись с этим вопросом к Арорвету. Тот на это без обиняков покрутил пальцем возле виска и сказал, что до осени еще добрых полтора месяца.
        - А почему тогда погода такая? - не поверил Миро.
        - Так вы думайте, куда идете, - покачал головой племянник настоятеля. - Тут всегда не слишком солнечно.
        После этого ребята немного успокоились и даже обрадовались. Им совсем не хотелось так скоро покидать этот приют. Тепло, уютно, а рядом - ценнейший источник знаний в лице хозяев! Правда, источник постоянно переругивающийся меж двумя своими составляющими. Гарольд и Арорвет, судя по всему, жить не могли без споров.
        Долгие три дня после их первого разговора Кай мучился бессонницей. Миро крепко спал, но к Каю сон приходить никак не хотел. Он то бесцельно смотрел в стену, ожидая, когда его, наконец, сморит, то крутился с боку на бок, вспоминая рассказ об Эделе и Бреннилвинде. Так короталось время до утра - в вязкой дреме, которую лишь с большой натяжкой можно было назвать сном. Мысли не давали Каю покоя, и уже ближе к утру четвертого дня он, совсем отчаявшись уснуть, сел на кровати и прислушался.
        Ветер пел себе свои жуткие серенады, дождь надоевшей дробью стучал в окно. Поскрипывали не то двери, не то ставни. Или, быть может, ступени?
        Понадеявшись, что хоть кто-то в этом доме тоже не спит, Кай, стараясь не шуметь, вышел из комнаты. Здесь ветер был гораздо слышнее, но раз! Все тот же скрип преградил дорогу звуку стихии.
        Послышались шаги, по полу пополз отсвет фонаря. Вскоре яркий свет ударил по глазам Кая, и он зажмурился.
        - Чего не спишь? - мрачно спросил Гарольд.
        - Никак не выходит, - виновато проговорил Кай, открывая глаза.
        - Бывает. Обычное дело для таких, как ты.
        - Правда? - Кай понял, что Гарольд имеет в виду то, что он - Проклятый.
        - Да. Вам почему-то ночью не спится. Иди за мной.
        Старик развернулся и направился вглубь дома. Кай послушно пошел за ним. Ему было неприятно, что его частая тревожность по ночам - следствие, как выражался Миро, «проклятости». Он подумал - а спят ли Ангелы? Если да, то неужели и Эделю бывает сложно уснуть?
        Каю вспомнилась девушка, так добродушно обратившаяся к нему с просьбой отдать руны. Как она говорила с Эделем, как делали это остальные! Они не презирали его за то, что он Проклятый, а словно… Смеялись?
        Гарольд тем временем привел Кая в комнату на втором этаже, где они вели беседу в прошлый раз. По пути им никто не встретился - все обитатели дома крепко спали.
        - О чем задумался? - спросил старик, зажигая свечи и усаживаясь за стол.
        Кай поделился своими мыслями. Гарольд внимательно выслушал, но неодобрительно покачал головой.
        - У Ангелов свой взгляд на вещи. Послушай, что я тебе скажу: ты Проклятый. И хотя пока тебе более или менее везло, так не будет продолжаться вечно. Ты еще мал и можешь скрывать свою сущность, но ведь это ненадолго. Ты должен знать, как люди ненавидят Проклятых. Тебе ведь нелегко жилось в родном селении? Ну вот. Настоятель Энделла и Вирд имели дела с Проклятыми, но они для них всего лишь средство наживы, хоть и весьма опасное. Чего им бояться маленького мальчика, который еще даже не примкнул к своим! Считай это исключениями, как и нас с Арорветом.
        Мы знаем о рунах, я помню об Эделе и Бреннилвинде. Мы верим в твое желание изменить свою судьбу и получить право ходить по облакам - иначе откуда бы у тебя взялось столько осенних рун? Но большинство не знает о них или просто не верит. А то и посмеется над подобными намерениями. Для людей Ангелы - красивая, недосягаемая история, нет, скорее даже легенда. Они ни за что не поверят, что кто-то из них был обычным человеком, хотя людьми были все. И уж тем более никто не станет верить в то, что Эдель - Проклятый. Поверь, они в любом случае найдут ему оправдание. Но тебе придется сложнее.
        Помни - люди, как это ни горько, ненавидят тебя. И это ждет тебя со стороны каждого, быть может, даже со стороны твоего друга. Будь к этому готов и не строй себе обманчивых иллюзий только потому, что кто-то обошелся с тобой по-доброму, несмотря на то, что ты Проклятый.
        Мальчик был огорошен словами Гарольда, но ему удалось довольно быстро взять себя в руки. Нетрудно было понять, что настоятель целиком и полностью прав. Куда труднее принять это после того, как, действительно, все стало так хорошо. Кай успел забыть, что это все только потому, что он скрывает, кто он на самом деле. Ведь и Лон, Белла и Дан не знали…
        - Я понимаю, - сжав кулаки, выдавил из себя он. - Спасибо. Я буду помнить об этом.
        Гарольд удовлетворенно кивнул. Ему нравилась горькая решимость, застывшая в глазах этого маленького, но такого сильного ребенка.
        Они немного помолчали. Затем, словно извиняясь за то, что ему пришлось высказать неутешительную истину, Гарольд налил Каю кофейного напитка и угостил его огромным куском торта. Кремовые украшения стоящего на столе пирога с самого начала бросились в глаза мальчику, и он с радостью принял угощение.
        С помощью такого роскошного подарка Кай окончательно справился с собой и, отдав торту должное, попросил разрешения задать два вопроса. Гарольд сказал, что готов выслушать, и Кай заговорил о том, что тревожило его в последние дни.
        - Зачем вы забрали у меня руну, если с самого начала собирались ее вернуть?
        - Вот чего ты с таким подозрением на меня смотришь, - усмехнулся Гарольд. - Да, это, пожалуй, было резко и жестоко, ведь на самом деле я крайне редко беру плату за приют. Все же я настоятель и должен помогать людям.
        - Это потому, что я Проклятый? - тихо спросил Кай.
        - Вовсе нет. Помнишь, Арорвет спросил, нашел ли ты руну? - дождавшись кивка, Гарольд продолжил: - Никто не знает, где, как и почему появится руна в следующий раз. Но мы, уж конечно, не раз размышляли на этот счет. Я не мог знать, что произойдет, если я заберу ее у тебя. Размышления, опыт… Я должен извиниться за это, но, с другой стороны, я не ошибся - тебе удалось найти руну.
        - Я не понимаю… - растерялся Кай.
        - Видишь ли, похоже на то, что чаще всего руны появляются, когда ты свершаешь нечто особенное. Нечто… Нечто достойное и хорошее. Ты был готов пожертвовать самым дорогим ради друга - и вот, еще одна руна у тебя.
        - Она досталась мне, потому что я отдал другую? - изумился Кай.
        - Получается, так. Впрочем, это всего лишь предположение. Ты много делал хорошего на своем пути?
        - Да вроде… Да вроде вообще ничего, - признался Кай.
        Гарольд рассмеялся, чем смутил его еще больше. Из их с Миро рассказа он понял, что ребята успели немало натворить. Только вот у Кая никак не получалось придавать своим действиям ценности, хотя у его друга дела обстояли в точности наоборот.
        - Какой же второй вопрос? - спросил старик.
        Кай долго собирался с мыслями, прежде чем ответить. Ему казалось невозможным передать все, что творилось у него в душе при мыслях об этом. Но все же он сумел кое-как подобрать слова и долго, горячо рассказывал о золотой роще. Как-то так вышло, что он стал рассказывать и о том, что Эдель вырезал знаки на дереве, потом спохватился и спешно объяснил, что это было всего лишь сном. Он говорил о том, как внезапно обнаружилась странность чудесного, убаюкивающего места, как остались загадкой таинственные знаки, будто бы сложенные в слова… Он все говорил и говорил, и никак не мог заставить себя остановиться.
        Гарольд внимательно его слушал, а когда Кай, наконец, закончил, сказал:
        - К сожалению, я не могу сказать тебе, что означает надпись. Мы с Арорветом тоже уверены, что руны складываются в слова. Но выяснить, в какие именно, нам, увы, не удалось. Думаю, об этом могут рассказать только сами Ангелы. А если не они, то уж никто.
        - Но откуда взялись знаки на дереве? - в волнении спрашивал Кай.
        - Ну, твой сон не далек от реальности - ходит легенда, что руны на дереве действительно вырезал Ангел. Но едва ли это сделал Эдель. Видишь ли, когда он еще был здесь, среди простых смертных, знаки уже были там… И роща, - Гарольд смотрел в сторону залитого дождем окна задумчивым взглядом. - Золотая роща, как ее и называют в Свирели, была золотой столько, сколько я себя помню. С деревьев там не опадают листья зимой и не зеленеют летом; они вечно осенние. Никто не знает, почему. Многие уверены, что это как раз из-за знаков, которые некогда оставили там Ангелы.
        Слушая его, Кай снова любовался прекрасной рощей - она сама собой возникла перед его глазами. Горели ярким огнем золотистые листья, ветер осторожно обрывал их и неспешно опускал на землю…
        - Но все равно они недоумевают, - завершил свой рассказ Гарольд. - Ничего удивительного: мало кто знает об осенних рунах.
        - А почему они именно осенние? - силой вырвав себя из плена видения, вдруг поинтересовался Кай.
        Старик пожал плечами.
        - Эдель сказал мне вернуться к Утесу к осени, - хорошо помнил слова Ангела Кай. - Поэтому?
        Но Гарольд снова ничего не ответил. Он не брался что-либо утверждать, и Кай понял, что он боится ошибиться в суждении. Видимо, таких вещей и впрямь не знал никто, кроме самих Ангелов.
        Еще несколько минут настоятель неотрывно смотрел в окно, не произнося ни слова. Кай уже собирался поблагодарить его и попрощаться - все-таки, на дворе ночь, и так долго тревожить хозяина было нехорошо. Но едва он поднялся на ноги, Гарольд вдруг тихо и серьезно проговорил:
        - Будь осторожен в дальнейшем. До меня дошли слухи, что поблизости бродит Проклятый.


        Когда Миро окончательно поправился, а очередное утро выдалось хоть и холодным, но не дождливым, ребята решили возобновить свое путешествие. Тяжело было уходить из большого теплого дома на холодную улицу, но Миро и Кай преодолели нежелание покидать настоятеля Свирели. Кроме того, Кай был уверен, что задерживаться дольше не просто губительно для замысла собрать все осенние руны в срок, но и попросту невежливо. Он не раз заикался о какой-либо оплате, например, помощи по дому. Однако Гарольд только хмыкал, а Арорвет заявлял, что ему «глубоко наплевать», кто «шляется» по дому со своим «глупым животным». (Тут следует уточнить, что быть невежливым с юными гостями у Арорвета намерений не было. Просто не более чем за час до этого кошка Кая забралась в их с Гарольдом кабинет и как следует навела там порядок. По своему, конечно, усмотрению.)
        Так или иначе, одним ясным холодным утром Миро и Кай собрались в дорогу. Они чувствовали себя обнадеженными. Хмурое небо не предвещало сильного дождя, сумка Миро была полна еды, а плечи мальчиков теперь покрывали длинные плащи с капюшонами - настоятель попросил служанку сшить их специально для них.
        - Ваш путь лежит еще севернее, - объяснил он ребятам. - Было бы очень печально, если бы вы по своей беспечности замерзли насмерть.
        Каю очень хотелось еще разок взглянуть на Золотую рощу и показать ее Миро, но друг уговорил его пойти прямо через Свирель. Настоятель поддержал его, сказав, что они потеряют время, проходя через рощу, а в такую погоду это небезопасно. Он посоветовал им как можно скорее пройти к следующему населенному пункту.
        Кай немного расстроился, но согласился. Миро тоже пришлось поступить вразрез со своими желаниями. Он был не прочь задержаться в Свирели, в этом огромном селении с множеством интереснейших, по его мнению, особенностей. Однако пришлось миновать его как можно быстрее. Но все равно Миро успел вдоволь повосхищаться большими домами, мрачной заводью и огромным количеством птиц, за которыми с огромным удовольствием гонялась кошка.
        Свирель оказалась действительно большой деревней. Миро и Кай дошли до ее окраины через добрых полдня непрерывной ходьбы. Здесь-то и раскинулась глубокая заводь, от которой веяло сыростью и холодом. Миро не удержался, потребовал сделать привал и стал кидать в воду камни. С мрачным плюханьем они опускались на дно, доставляя мальчику неподдельную радость. А Кай сидел на поникшей от холода траве, смотрел на то и дело появляющиеся круги на поверхности заводи и думал…
        Эти мысли не оставляли его с того памятного разговора с Гарольдом. Сейчас, глядя на мрачную водную гладь, весь его путь внезапно показался дурным сном или, еще хуже, дорогой, ведущей во тьму, к Проклятым. Темный силуэт за окном тревожил его в ночных видениях куда чаще, чем Эдель и прекрасная роща. Каю было страшно. Теперь он не сомневался в том, что их преследует Проклятый. Сколько еще он будет скрываться? Почему он медлит, чего ждет? И неужели не сегодня-завтра его, Кая, могут насильно утащить в логово Проклятых?
        Перед уходом Гарольд еще раз тихо напомнил Каю, чтобы он был осторожен. Проклятым, сказал он, не важны помыслы своих собратьев, они берут числом и не упустят шанса его увеличить. Еще он сказал, что для Проклятых очень легко сломать в душе «своего» все внутренние преграды, все мысли о хорошем и надежды на светлое будущее. Они могут убедить в потребности насилия и в безнадежности попыток избежать своей судьбы.
        Очередной камень с тяжелым звуком ударился о воду. Миро рассмеялся, но теперь его смех резал уши Кая и даже раздражал его - немыслимое, не знакомое ранее чувство!
        Кай схватился за голову и зажмурился. Ему было страшно.
        - Кай? - окликнул Миро. - Эй, чего расселся? Пойдем уже!
        Кай молча поднялся на ноги. Он огляделся перед тем, как идти, но ничего особенного не заметил. Только какие-то люди с корзинами в руках стояли чуть поодаль и громко переговаривались.
        Друзья пошли дальше. Очень скоро они покинули Свирель, но им все еще часто попадались люди и низкие, грубые постройки, явно не предназначающиеся для жилья. Миро предположил, что люди тут работают. Кай протянул только «м-м». Он все еще был погружен в свои мысли, и с каждым новым шагом только изнурял себя тревогами.
        Ему стало казаться, что он зря потратил силы, что, уж конечно, он нисколько не похож на красивого и воинственного Эделя, и Ангелы никогда не примут его, даже если он соберет все-все руны, которые когда-либо падали на землю. Он невольно вовлек в это Миро, и теперь, если Проклятые сделают с ним что-то, в этом будет виноват только он, Кай.
        «Хотя, скорее всего, это мне будет худо, а он пойдет себе дальше», - пронеслось у него в голове. Да, Миро легче, его бы наверняка приняли в Ангелы без всяких вопросов. Может, так оно и случится, когда Проклятые утащат Кая к себе и заставят его творить зло.
        За этими грустными мыслями Кай совершенно не обращал внимания на дорогу. Миро больше не делал попыток завязать разговор, только подозрительно поглядывал на него, но и этого Кай не замечал.
        А они тем временем проходили мимо особо длинного дощатого здания, рядом с которым стояли небольшие клетки. В них были заперты разные зверьки, выловленные в близлежащем лесу, через который предстояло держать путь ребятам. Кошка, обогнав их, давно уже браталась со своими дальними родственниками: в одной из клеток были заперты рыжие котята, испещренные черными полосками, от которых рябило в глазах. Кошка, привязавшаяся к Каю, лапой била по решетке, играя, а котята тянулись к ней и громко не то мяукали, не то выли.
        Миро побежал посмотреть на зверей. Тут обнаружились и зайцы, и странного вида грызуны, и даже птицы. Все животные были совсем маленькими и наперебой голосили каждый на своем языке. Больше всего это напоминало детский сад, за тем только исключением, что воспитатели не сажают детей в клетки.
        - Вот бы и мне такого! - хищно воззрился на крохотного лисенка Миро, просовывая пальцы сквозь прутья решетки и стараясь щелкнуть зверька по носу. Но тот, хоть и любопытствовал, успевал отпрянуть подальше.
        Кай, ничего не видя и не слыша, продолжал брести вперед. Ему было страшно озираться. В голове прочно воцарилась мысль, что Гарольд и Арорвет далеко и не помогут, приюта больше нет, никто не защитит, а Проклятый наверняка только того и ждал…Кай приказывал себе не бояться и идти вперед, вспоминая Эделя, но вместе с этим ему вспоминались и слова Ангела о том, что Проклятым нельзя давать шанса собрать руны…
        Вдруг под ногами Кая совершенно неожиданно возник камень. Мальчик, конечно, не заметил его, споткнулся и полетел вниз.
        Раздался чудовищный грохот - он рухнул прямо на клетки, поставленные друг на друга. Миро отскочил в сторону. Не слишком прочные конструкции сломались одна за другой. Где-то вылетели прутья, где-то отпали наспех прибитые доски. Все зверье, неожиданно оказавшись на свободе, дружно бросилось в сторону леса.
        - Ну ты даешь! - Миро, судя по всему, не знал, смеяться ему или ругаться.
        Кай, не совсем понимая, что произошло, сидел на земле среди досок и железных прутьев. Он уставился в одну точку и будто бы даже не заметил, что получил довольно много царапин и ушибов.
        - Да что с тобой такое! - возмутился Миро.
        Он сделал было шаг вперед, чтобы помочь ему подняться. Но Кай вдруг расплакался. Расплакался громко и отчаянно, и никак не мог остановиться.
        Миро растерянно замер, не понимая, в чем дело. Не было похоже, что Кай сильно ушибся, да и вообще, что бы ни случалось, он никогда не срывался подобным образом. А ведь случалось много всего!
        - Кай… - нерешительно начал Миро. Он наклонился и положил руку другу на плечо. - Кай, ну ты чего, в самом деле! Ну, успокойся! Что такое? Больно?
        Кай отрицательно покачал головой - он даже выговорить толком ничего не мог. Слезы душили его, а мысли сплелись во что-то совершенно невообразимое.
        - Ну что тогда? Что случилось? - не отставал Миро, начиная всерьез тревожиться за него.
        А Кай еле-еле выговорил:
        - П… Проклятые… - и только.
        - Что Проклятые?
        - Они… они ходят за нами, за мной, настоятель сказал, они заберут меня, обязательно заберут, я таким же стану…
        - Каю в какой-то момент показалось, что он и про себя ненароком сболтнул, и в страхе уставился на Миро, ожидая его реакции. Но тот в недоумении встретил полный слез взгляд и ободряюще проговорил:
        - Еще чего выдумал! Зачем ты им сдался? Ну ходят и ходят, может и так, я сам из окна видел кого-то. Ну и что! Пусть только сунутся. Да ты же вообще Ангелом стать собрался, причем тут Проклятые. Мы их как в прошлый раз, в лесу!
        Кай снова покачал головой. У него никак не получалось справиться со слезами.
        - Не выйдет ничего… Заберут руны… - кое-как пробормотал он.
        - Ну и заберут! И получат от твоего любимого Эделя! - решительно проговорил Миро. - Сам старика слышал, они такой несправедливости не допускают. Вот и получат дважды! Сначала от нас, потом от Ангелов, - он присел и успокаивающе обнял Кая за плечи. - Кай, ну ты чего раскис, не получится, тоже мне! Сколько собрали всего, и ты сам в роще вон чего учудил. Все получится, никуда руны твои не денутся! Вот увидишь, лето закончится, и пойдешь гулять по своим облакам. И вообще, Ангелы Проклятых не боятся, так что не будь ребенком, а то не возьмут. Даже я перестал от них шарахаться. Ненавижу - это да, но не боюсь почти… Наверное.
        Кай улыбнулся сквозь слезы. Ему стало намного спокойнее, и он уже не понимал, чего это на него нашло. Хоть Миро и преувеличил про победу над Проклятым, в конце концов, с ними действительно много чего произошло. Даже стражу лорда Вирда удалось перехитрить. Может, и тут все обойдется… В любом случае, следует быть твердым и не терять присутствия духа. Только так можно пройти указанный Эделем путь.
        - Извини, не знаю, что это вдруг со мной, - сказал Кай, все еще всхлипывая, но вытирая слезы.
        - Бывает! - покровительственно сказал Миро. - Вставай! Нужно идти. А то из-за тебя тут все звери разбежались, и хозяину этого добра это явно не понравится.
        Кай, смахнув с глаз последние слезы, с беспомощным видом оглядел безнадежно разломанные клетки. Да уж, хоть и плохо зверей держать в неволе, а хозяину это действительно не понравится.
        - Ух ты, Кай, смотри, - сказал Миро и откинул в сторону одну из многочисленных деревяшек.
        На траве лежала руна.
        Кай растерянно проверил карманы, думая, что он выронил одну при падении. Но нет. Нашлась седьмая!
        - Вот видишь, нарыдал тут на целую руну! - удовлетворенно сказал Миро и, смеясь, отскочил в сторону, когда Кай покраснел и сердито замахнулся на него.
        - Эй, что вы натворили?! - раздался вдруг мужской ор.
        Ребята обернулись и увидели мчащегося к ним разъяренного мужчину, явно жаждущего расплаты за сломанные клетки и сбежавших зверей. Но Миро и Кай не стали его дожидаться и, не сговариваясь, рванули в сторону леса.



        Руна восьмая

        Робкие солнечные лучи с трудом пробивались сквозь невероятную путаницу жестких листьев и игл. Это только в начале леса Дир, чье название так странно сочеталось с певучим именем деревни Свирель, росли приунывшие от холода чахлые деревца. Но по мере углубления в них идти становилось все труднее и труднее.
        В отличие от Тысячелетнего леса у Зарасвета, здесь было не так много колючих кустарников, непроходимых зарослей и уж тем более оврагов. Зато встречались довольно низкие деревья, у которых вместо листьев были самые настоящие иглы с легким синеватым оттенком. Иногда они росли очень тесно и оставляли на память о себе царапины. Даже Миро на этот раз старался не строить из себя героя и избегать их - Гарольд предупреждал, что некоторые такие деревья ядовиты.
        Помимо этого, заметно похолодало. Часто по утрам местность заволакивал туман, а на плотном слое опавших игл обнаруживался иней. Днем было намного теплее, но все равно Миро и Кай изумлялись такому холодному лету. У Высокого Утеса всегда царила теплая и даже жаркая погода, поэтому подобное было в новинку ребятам.
        Однажды Кай проснулся ранним-ранним утром на подмерзшем ковре из игл и поуютнее завернулся в свой плащ. Миро спал рядом, от холода свернувшись калачиком подобно лежащей рядом кошке.
        Как ни старались друзья последовать советам Гарольда и Арорвета и как можно быстрее достичь следующей деревни, у них ничего не вышло. Они с энтузиазмом отнеслись к путешествию по лесу, смеясь над его видимой безобидностью, и очень скоро сбились с дороги. Их куда больше занимали разговоры о рунах, Ангелах и Проклятых, поэтому дороге уделялось совсем немного внимания. Да и какая дорога, когда для обсуждения подготовилось столько всего интересного!
        Миро, конечно, постоянно тараторил о Проклятом. Тот, мол, бродит рядом и нужно готовиться к бою. Кай на такие речи реагировал довольно спокойно. Пережив порыв дикого страха и отчаяния, ему стало легче думать об этом. Он только настораживался и чутко прислушивался к лесным звукам. Первое время ему совершенно четко слышался шорох шагов, и он до боли в пальцах сжимал руны, но преследователь, если он был, больше ничем себя не проявлял.
        На третий день, когда мальчики все еще блуждали по лесу, напряженность Кая неожиданно улетучилась, и он вздохнул посвободнее. Шорохов не было, да и вообще ощущение опасности куда-то испарилось. Миро, который изредка нет-нет да и кричал в чащу срывающимся от испуга голосом какие-нибудь глупости вроде «а ну выходи, посмотрим, кто кого!», тоже успокоился. Переговорив, ребята решили, что если есть слежка, то ее участники отстали. Не зря же так резко утихли шорохи и, особенно, пугающий их шелестящий смех.
        Миро и Кай уже три дня блуждали по лесу Дир, стараясь выйти на верную тропу. Думая об этом, Кай с грустью созерцал все еще дремлющую природу. Он уже начинал опасаться, что они вскоре действительно замерзнут насмерть. Передвигались они все медленнее, не могли нормально питаться, и с каждым новым днем утро выдавалось холоднее предыдущего.
        - Мам, мне опять дали холодное одеяло… - вдруг сердито пробурчал во сне Миро, сворачиваясь еще сильнее.
        Кай тут же снял плащ и как следует укрыл им Миро. Он знал, что ему не так уж необходимы такие удобства - его сущность Проклятого все равно не даст ему так быстро заболеть или умереть от холода.
        Так что Кай с почти спокойной душой прислонился к дереву, у которого они заночевали, и обхватил колени руками. Ему было холодно, но он более или менее привык к этому. Ведь и зимы у Высокого Утеса не выдавались для него особенно теплыми. Селение заваливало снегом, а он, почти бездомный, был вынужден мечтать об огне, ютясь в полуразрушенном доме. Иногда, конечно, он рисковал разжигать костер, но если его случайно замечали местные, то они тушили этот единственный источник тепла, а виновного в его появлении награждали побоями и руганью. По их мнению, он специально пытался спалить всю деревню…
        Вспомнив эти невеселые времена, Кай еще теснее прижал к себе колени. Когда в голову лезли такие мысли, сердце наполнялось горечью, и ему казалось, что он готов выдержать все, что угодно, лишь бы не возвращаться к Высокому Утесу, лишь бы не быть подвергнутым риску встретить кого-то из родной деревни.
        Да уж, задали Ангелы задачу! Знали, чем испытать, - улыбался про себя Кай. Перед такой миссией не меркло только преследование Проклятых, но ради права ходить по облакам он был готов и на это. Ему так ярко вспоминался Утес, пылающее закатное небо и белесая дымка, вьющаяся меж перистых облаков… Сколько раз он был готов ступить вперед и схватить ее! Пару раз даже пытался. Но усвоил только то, что ходить по облакам могут лишь Ангелы, а все прочие падают на землю. А падать - это очень больно.
        Тут Кай невольно вспомнил то, о чем меньше всего любил вспоминать - вечер, когда его встретил Миро, и они вместе отправились в путь. Перед тем, как покинуть эти места, Кай решил в последний раз попытаться исполнить свое желание. Он пришел на Утес, нерешительно глянул вниз с головокружительной высоты. А потом забыл обо всем. Он устремил взгляд в небо, набрал в легкие побольше воздуха и сделал шаг вперед…
        Кай не задержался в небе ни на миг, он сразу рухнул вниз. Его падение длилось, должно быть, всего несколько мгновений, но для него эти мгновения растянулись в полную боли вечность. Потом боль пришла не только в душу. Обычный человек непременно разбился бы насмерть, однако Кай, как и в прошлый раз, на который он решился с два года назад, лишь претерпел дикую боль, со слезами глядя в не пускающее его небо. А немногим позже снова ощутил себя вполне здоровым, несмотря на то, что вокруг его головы живописной лужицей растеклась устрашающая лужа крови.
        Тогда его и увидел Миро. Приди он пораньше, он бы стал свидетелем его падения и заподозрил, что обычному человеку нипочем не выжить после такого.
        Став жертвой собственных воспоминаний, Кай с трудом взял себя в руки. Гарольд был прав. Не стоило забывать о людской ненависти к Проклятым, иначе потом все может обернуться слишком большим потрясением.
        Кай вздохнул и потряс Миро за плечо.
        - Вставай. Пора идти, а то замерзнем.
        - И замерзнешь, - сонно пробормотал Миро, приоткрывая глаза. - Без плаща ведь сидишь… Эй, ты что, сдурел?! - мигом вскочил он.
        Миро сбросил с себя плащ Кая и на целых пять минут пустился в лекции о том, чего стоит и не стоит делать для спасения окружающих. По его словам выходило так, что делать что-то в ущерб себе, когда положение не катастрофично, а хорошего поступка никто не видит, глупо и абсолютно бесполезно.
        Ругая бестолкового друга, Миро натянул на него плащ, сунул ему в руки сонную кошку («пусть греет!») и потребовал немедленно идти, чтобы согреться. Кай все больше молчал, и только когда они отправились искать тропу, нерешительно заговорил:
        - А ты не скучаешь по родителям, Миро?
        - Не-а! - живо откликнулся друг, бодро шагая по застывшей траве. - Ну, только если немножко. Ну их! Ругаются. Потом вернусь, и ладно, а пока не хочется вообще, - в голосе его, однако, не слышалось присущей ему уверенности.
        - Слушай, а вот Эделю-то, наверное, повезло как! Отец, Бреннилвинд то есть, аж до самой Свирели за ним дошел. А мои - э-эх! - небось, сидят себе и не думают искать.
        Они с Миро, казалось, шли строго по прямой, но вновь вышли к дереву, у которого провели ночь.
        - Чертов лес! - вспылил Миро. - Сколько можно тут ходить! Почему всегда возвращаемся! Да мы тут от холода и голода умрем! - бушевал мальчик. - Почему твоя чертова кошка дорогу опять не покажет?!
        - Миро, успокойся, - попросил Кай, хотя и сам порядком перепугался.
        Лес словно почувствовал их испуг и еще больше сгустил свои тени. Мощные стволы и мерзлые ветви, скрестившиеся меж собой, вдруг показались друзьям тюрьмой.
        - Довольно! - Миро плюхнулся на землю и скрестил руки на груди. - Какой смысл куда-то идти, если мы ходим кругами.
        - Но надо идти! Иначе мы замерзнем!
        - И замерзнем!
        Миро отвернулся, давая понять, что разговор окончен. Его жгла нестерпимая обида. Столько пройдено, и все зря, только больше заплутали!
        Довольно долго ребята сидели молча. Миро продолжал дуться на злую судьбу, Кай веточкой играл с кошкой, которой тоже хотелось согреться. Он надеялся, что друг снова придет в себя и будет готов поискать тропу. Но негодование Миро длилось долго. Кошка успела убежать на поиски пропитания, а друзья так и не сдвинулись с места.
        Солнце тем временем поднималось все выше, хотя в таком лесу это было слабо заметно. Кай от нечего делать разложил на земле свои руны, слабо надеясь, что они дадут ему какой-нибудь совет. Но те только мерцали и не спешили наставлять его на путь истинный.
        Миро через некоторое время заскучал и стал украдкой коситься на Кая. Потом, не желая уступать в небесполезном проведении времени, извлек на свет фигурку, которую когда-то нашел в озерце близ Филда. Но мутный зеленый кристалл выглядел очень мрачным на фоне золотистых, сверкающих осенних рун. Так что очень скоро Миро досадливо фыркнул, размахнулся и в сердцах бросил давнюю находку вперед. Кай с грустью проследил за этим явно раздраженным действом и…
        - Миро! - вскрикнул он и, подскочив к другу, потряс его за плечо. - Миро, смотри!
        - Чего? - Миро с великой неохотой обернулся, но тут же взвился на ноги.
        Его фигурка принимала на себя прошедший сквозь густые ветви солнечный луч и идеально ровной линией отбрасывала его вперед! Яркая ниточка света уверенно мчалась в чащу, проходя меж деревьев и исчезая вдали.
        - Ух ты! - Миро тут же позабыл обо всех невзгодах. - Волшебство! Пойдем скорее, Кай!
        Он мигом оказался возле фигурки, подхватил ее и хотел уже кинуться по путеводной ниточке, но не тут-то было. Едва кристалл оказался у него в руках, луч света исчез.
        - Как так! - разочаровался Миро.
        Кристалл снова упал на землю. Луч вновь появился.
        - Что же, придется оставить его тут? - был озадачен Кай.
        - Нет, - уже все понял Миро. - Смотри!
        Он взял фигурку в руки. Свет исчез, но мальчик поднял кристалл повыше, стараясь поймать отражение просвета между ветвями. Не сразу, но ему это удалось. Солнечный луч упал на кристалл, и ровная ниточка света поползла в лес. Миро и Кай, не сговариваясь, бросились вперед.
        Воодушевленные ребята не переставали восхищаться неожиданным свойством кристальной фигурки, однако скоро им пришлось столкнуться с новыми трудностями. Ловить солнечный луч было очень тяжело, лес Дир был слишком густ. Воспылавшие надеждой, замерзшие и голодные Миро и Кай неслись со всех ног, следуя световому указателю. Теперь им казалось, что если они не выберутся из леса этим же днем, то действительно не выживут - такой неприятный оттенок давала возникшая вдруг надежда на спасение.
        Поэтому они не сделали ни единой остановки с тех пор, как оставили свою стоянку. И, как ни удивительно, больше они к ней не вернулись. Лес все еще выглядел совершенно одинаковым в любом месте, и все же что-то подсказывало друзьям, что они идут правильной дорогой.
        Но с каждым часом завладеть лучом становилось все труднее и труднее. Солнце безжалостно заходило за горизонт.
        - Совсем не выходит? - приуныл Кай уже вечером: Миро так и сяк наклонял кристалл уже с четверть часа.
        - Подожди ты, - пробурчал Миро. Несмотря на холод, он весь взмок от напряжения. - Ну, еще чуть-чуть…
        Ему таки удалось поймать последний луч заходящего солнца, каким-то чудом проскользнувший в лес. Но с этим польза от кристалла сошла на нет. На округу опускалась ночь.
        - Не успели! - Миро в сердцах пнул ближайшее дерево. - И что теперь? Я так надеялся, что мы выйдем отсюда и хотя бы поедим…
        - Ничего не поделаешь, - сказал Кай. - Но завтра, как только рассветет, мы обязательно выберемся, вот увидишь. Как хорошо, что ты тогда нашел эту фигурку!
        Миро немного успокоили его слова. Он, не прогнозируя больше неизбежной смерти, поплотнее закутался в плащ и сел на землю. Кай взялся развести огонь. Он не придал особенного значения тому, что кошка с жалобным мяуканьем прижалась к его ногам - зверек частенько искал у него теплоты.
        - Потерпи, пожалуйста, - сказал он. - Скоро будет теплее.
        Но кошка продолжала прижиматься к нему что есть сил. Потом она зашипела в сторону леса. Каю послышался шорох… Он обернулся.
        Как раз в этот момент под его руками вспыхнуло пламя, и Кай готов был поклясться, что увидел человека, торопливо скрывшегося за деревьями.
        - Эй, кто там?! - грянул Миро. - Стойте! - он рванул вперед.
        Кай обомлел. Миро наверняка подумал, что это случайный прохожий, способный указать путь из леса, но ведь это мог быть и их преследователь! Скорее всего, это он и был, ведь кошка не шипела на кого попало.
        Кай со всех ног бросился за другом. К счастью, он совсем скоро нагнал его.
        - Миро, куда же ты! Это ведь наверняка…
        - Ну и пусть! Что он за нами ходит! - Миро с видимым бесстрашием продолжал рваться вперед.
        Совсем близко послышался знакомый обоим шелестящий смех, затем шорох опавших игл. Неизвестный убегал. Миро почему-то упорно несся за ним. Каю ничего не оставалось, кроме как не отставать, но ему приходилось туго. Сердце тяжело билось, а в плечо, когда он пробирался меж деревьями, впилось что-то острое. Но он не мог допустить, чтобы в этом лесу они с Миро потеряли друг друга.
        Он уже был далеко впереди, но Кай смог услышать его ликующий крик. Обломав впившуюся в плечо ветку, мальчик со всей возможной скоростью рванул вперед.
        - Кай! Скорее сюда!
        - Где ты?
        В лесу уже совсем стемнело, ничего нельзя было разглядеть даже в двух шагах. Но, перекрикиваясь, они все же нашли друг друга.
        Едва увидев Кая, Миро схватил его за руку и потащил вперед. Он был очень радостен, глаза его сверкали, щеки раскраснелись. Вскоре Кай понял, почему - они вышли из леса! Ребята миновали последние деревья и выбрели на холм. В низине перед ними раскинулась большая деревня, полная приветливых огней.
        - Как же это? - изумился Кай.
        - Я просто бежал за ним, сам не знаю, почему. От злости, наверное! - затараторил Миро. - А потом я подумал, вдруг он знает, как выйти отсюда! Вот он сюда выбежал и вниз понесся! Я его и не разглядел.
        - То есть он в этой деревне? А если это…
        - Да какая разница! - Миро вновь схватил его за руку и понесся вниз - ему не терпелось поесть и погреться в теплом доме.
        Добежав до деревни, он забарабанил в первую попавшуюся дверь. Та распахнулась, и после недолгих переговоров мальчиков вместе с кошкой впустили внутрь.
        Молодая семейная пара, жившая в этом доме, была поражена тем, что заплутавшие аж у Свирели дети смогли выбраться из леса Дир. Оказывается, это было не под силу и многим взрослым. Миро хотел рассказать про свой чудесный кристалл, но тут им дали еды, и повествование отступило на второй план.
        Как хорошо было лежать в теплой постели после скитаний по холодному лесу! Миро уснул, едва его голова коснулась подушки, и даже Кай довольно быстро провалился в сон. В разуме его было мутно. Сквозь сон он слышал, как тихо беседуют добрые хозяева дома, как приподнимают одеяло и как касаются его расцарапанного плеча… Каю очень хотелось проснуться и сказать, что все в порядке, но все это так и осталось за дымкой сонливости.
        Утром он проснулся позже Миро. Его друг уже сидел за столом и оживленно рассказывал об их приключениях в лесу Лиане и Арнею - так звали хозяев дома. Как раз когда Кай встал с кровати и неуверенно приблизился к столу, Арней положил зеленую кристальную фигурку на стол и сказал:
        - Это очень редкий кристалл. Ничего волшебного в нем нет, люди его используют для выяснения направления. Он специально огранен так, чтобы направлять луч строго прямо… Он стоит огромных денег. Откуда это у вас?
        - Я нашел в озере! - гордо вскинул голову Миро. Он весь светился от счастья. - Кай, слышал? Я богач! Самый настоящий! Ой, что с тобой?
        - Со мной? Ничего, - немного удивился Кай.
        - Глаза какие-то не такие, - вынес вердикт Миро. - Не выспался? Сколько можно спать.
        - Пойдем, я дам тебе воды, - позвала Лиана.
        Кай в легком недоумении пошел за ней. Он с благодарностью принял от молодой женщины таз с водой и облил лицо прохладной влагой, и впрямь немного освежившись после продолжительного сна. Когда он отнял от лица полотенце, взгляд его упал на стоящее перед ним зеркало…
        Полотенце упало на пол. Сердце забилось где-то в горле. Кай испуганно отступил от собственного отражения.
        Его глаза, прежде серые и такие ясные, теперь отдавали желтизной. Она была не очень заметна. Скорее, это можно было принять за неопределенный цвет глаз, но никак не за глаза Проклятого. Но ведь Миро увидел перемену! А что, если следующим утром они пожелтеют еще больше?
        Кай онемел от страха. Он долго стоял перед зеркалом и не смел пошевелиться. Ему казалось, что мир вот-вот рухнет… Что ворвутся люди, отберут заветные руны, утащат его обратно к Утесу… Что им еще остается? Они бы с удовольствием скинули его вниз, но им известно не меньше, чем ему: Проклятого так просто не убить.
        - Кай, где ты там застрял? - послышался из комнаты крик Миро.
        Еще с минуту Кай награждал свое чуть изменившееся отражение горьким и ненавидящим взглядом. Потом поднял полотенце, положил его рядом с зеркалом и уверенно направился обратно. «У Эделя такие же глаза, как и у всех Проклятых, - говорил он себе. - Мне нечего стыдиться… Я тоже могу…»
        Да, за ним - немало преодоленных преград, при нем - восемь из двенадцати осенних рун, рядом с ним - Миро. До поры до времени он, Кай, сумеет скрыть свою сущность. А потом… Может быть, Миро поймет и примет его таким, какой он есть.
        - Извините, - беззаботно улыбнулся всем Кай. - Я и впрямь не совсем проснулся.
        - Садись, - сказала Лиана. - Выпей горячего молока.
        Во время завтрака Кай просил прощения за то, что они с Миро свалились на голову, и предлагал какую-нибудь оплату (Миро при этих словах насупился и прижал к груди зеленый кристалл). Но хозяева утверждали, что рады видеть детей в своем доме и готовы предоставить им приют еще на некоторое время.
        - Тем более что вы столько всего перенесли, - завершил свою речь Арней. - Мы просто обязаны вам помочь. Это же надо, прийти от самого Утеса! Никто из нашего селения никогда там и не был.
        - А мы и в Энделле были, и в Кретене! - хвастливо отозвался Миро.
        - Зато Арней был в Кристаллионе, - вступилась за честь селения Лиана.
        - Мы тоже туда собираемся, - обиженно пробубнил Миро, поняв, что конкуренция здесь нешуточная: у Утеса маленькое королевство Кристаллион, находящееся глубоко в Снегах, вообще считалось почти легендарным. - А как там? - его глаза хищно блеснули.
        - Снежно, - засмеялся Арней. - Впрочем, я только приблизился к его границе, туда так просто не пускают. Удалось увидеть только лес и белый замок вдали. Очень красиво.
        - Опять лес, - с досадой проговорил Миро.
        А Кай растерялся:
        - Не пускают? Как так? Но нам обязательно нужно туда!
        - Не вздумайте, - покачал головой Арней. - Туда и дойти непросто. Заблудитесь в лесу и замерзнете. А на границе вам даже погреться не дадут, сразу отправят восвояси.
        Кай хотел что-то сказать, но в последний момент передумал. Видимо, все его чувства отразились у него на лице, потому что Миро воодушевленно проговорил:
        - Да не волнуйся ты, уговорим или тайком пробежим! А то, может, нам туда и не надо, - он разложил на столе карту, данную Бреннилвиндом.
        Они с Каем склонились над ней. Арней тоже с любопытством посмотрел на карту. Он указал мальчикам на точку с надписью «Глефид» - селение, в котором они сейчас находились. Оказалось, Миро и Кай каким-то чудом вышли из самой середины леса точнехонько к деревне. Сам лес Дир продолжался вплоть до Кристаллиона и окружал плотной чащей немногочисленные деревеньки, среди которых были Глефид и Верлия. Верлия тоже числилась обязательным пунктом пути до Линдена.
        - Что за глупости! - вознегодовал Миро, когда Арней сказал ему об этом. - Эта Верлия прямо напротив вашего Глефида! Какой смысл сначала доходить досюда, а потом просто переходить на другую сторону леса! Не путь, а лабиринт.
        - Дело в том, что к Кристаллиону можно подойти только с другой стороны, - пояснил Арней. - Видишь? После Верлии, дальше по долине, есть еще совсем маленькая деревенька Крипт. Дальше идет Кристаллион, но он очень далеко, в Снегах, - его палец переместился на самый верх карты. - Уже от него идут Ардения и Невер, потом Линден… Сразу за ним находится Тысячелетний Лес.
        - Ага, - внимательно следил за указаниями Миро. - Только вошли мы в него с одной стороны, а выйдем к Утесу совсем с другой. Все верно!
        - От Крипта до Кристаллиона путь сложный, - продолжал рассказывать Арней. - Так что, хоть он и входит в известный «путь от Зарасвета до Линдена», туда мало кто заходит. Уже много лет люди сокращают путь. Идут из Крипта по пустоши и выходят сразу к Ардении. Так что если вам просто взбрело в голову пройти этот путь, то давайте-ка сразу в Ардению.
        - Но я должен пройти все, - заволновался Кай.
        - Я тоже хочу в Кристаллион! - поддержал Миро. - Хотя там наверняка жутко холодно…
        - Холоднее некуда, - подтвердил Арней. - А зачем вам вообще это путешествие?
        Кай, все это время отчаянно пытающийся удержать в голове все указания и советы, невнятно пробормотал «мы кое-что ищем», но его заглушило громкое и отчетливое восклицание Миро.
        - Мы ищем руны! - торжественно провозгласил он.
        Каю подумалось, что теперь им придется, как всегда, рассказывать все остальное - легенду об осколках надежды, встречу с Бреннилвиндом и прочие приключения. Но он ошибся.
        Арней и Лиана удивленно переглянулись.
        - Вы имеете в виду осенние руны? - уточнила женщина.
        - Вы знаете о них? - поднял на нее взгляд Кай.
        - Разумеется, - никак не мог прийти в себя от изумления Арней. - Это нам впору удивляться! Мы думали, за пределами леса Дир это всего лишь легенда.
        - А здесь? - полюбопытствовал Миро.
        - А здесь это реальность. Глефид с давних пор хранит у себя осенние руны.
        На этот раз изумленно переглянулись Миро и Кай: они не поверили своим ушам.


        Инкар был зол. Ему порядком надоело таскаться за своим подопечным по испепеляющей жаре, потом под холодными ливнями и, наконец, по непроходимым лесам. Он уже потерял всякую осторожность и не раз подумывал попросту напасть на мальчишек, пока они спали. Его останавливали только масштабы его собственной игры. Сколько он всего уже сделал, сколько прошел! Разве можно так просто сорваться и повернуть обратно?
        Но доводы доводами, а в лесу Дир было жутко холодно. Инкар привык плутать по лесам и потому замечательно ориентировался. Расположение деревьев, различные шорохи и едва уловимые звуки всегда ясно указывали ему, куда следует идти. Поэтому его жутко раздражало, когда Миро и Кай, по его собственному выражению, «тупили» и ходили кругами. Под конец он уже просто не выдержал (злость зрела в нем еще с ливней Свирели, под которыми он насквозь вымок и провел в продрогшем состоянии чуть ли не целую неделю) и показался им на глаза, чтобы вывести к Глефиду. Рискованно, конечно, но затея удалась! Теперь все должно было пойти как по маслу. Приближался разгар веселья, но, главное, будет много теплее, чем раньше. По крайней мере, Инкар очень надеялся на это: в отличие от Миро и Кая, при нем и плаща не было. Дернул его черт оставить свою накидку у Вирда!
        Впрочем, надежды его были небезосновательны. Еще у Свирели один из местных Проклятых через сотые, должно быть, руки передал Инкару очередное послание от Алигана. Наставник Инкара нещадно ругал его за чрезвычайно медлительное выполнение задания, а нерадивый подопечный воспользовался случаем и отправил ему в ответ письмо, полное мольбы прислать кого-нибудь в Глефид. Иначе, мол, он за себя не ручается и придушит и Проклятого, и его друга. Возможно, Алиган не стал лишний раз злиться и исполнил его просьбу, хотя Инкар даже не предполагал, что по лесу Дир придется таскаться столько времени. Неизвестно, дождался ли его посыльный.
        И вот очередной удар по нервной системе! Стоило всем троим выйти из леса, как Миро и Кай нашли себе тепленький приют в доме, а ему, Инкару, пришлось ютиться где-то на заднем дворе и использовать сарай как преграду от ночного ветра. Как унизительно и, главное, как холодно!
        «Ничего, - со злобой подумал Инкар утром, подслушав под окном замечание Миро о глазах Кая. - Через пару-другую лет совсем пожелтеют, будешь знать! Никуда сунуться не посмеешь!»
        Он с тихим стоном выбрался со двора и пошел по селению. Пока никто толком не проснулся, и люди не могли заметить его.
        Инкару было холодно и голодно. Когда на пути замаячил высокий человеческий силуэт, он раздраженно подумал: если этот человек обратит на него внимание, ему конец! И все равно, что поднимется паника.
        Похоже, неизвестный и впрямь спешил расстаться с жизнью. Он не только не торопился идти своей дорогой, но и повернулся прямо к Инкару. Юноша, плотно сжав губы, уверенно шел ему навстречу. Незнакомец чуть сдвинул капюшон накидки, и на его лоб упали волосы пшеничного цвета… Инкар в растерянности остановился, не поверив своим глазам.
        - Алиган? - прошептал он.
        Помощник главаря Проклятых мрачно хмыкнул, намереваясь с должным пафосом поприветствовать своего младшего собрата. Но он был вынужден сменить заготовленные слова приглушенной руганью: Инкар с воплем «Алиган, ты пришел за мной!» чуть не со слезами бросился на шею своего наставника.
        - Прочь, глупый мальчишка! Да отпусти же! - Алиган тщетно пытался высвободиться из его объятий. - Хочешь, чтобы сюда сбежался весь Глефид?
        - Но, но, Алиган! Я так устал, я так замерз! Что я пережил! Я был в лесу Дир аж три дня - представляешь?
        - По собственной глупости, - проворчал Алиган, с силой расцепив его руки. - Узнал бы Главный, упал бы в обморок при всей своей крепости…
        - Но, но…
        - Помолчи, - сердито оборвал его Алиган. - Ты и так устроил достаточно представлений. Иди за мной.
        - Но ты ведь накормишь меня, прежде чем ругать, правда?
        Алиган пробормотал что-то похожее на «сокруши тебя Ангел, кретин», но кинул ему внушительный ломоть хлеба. Пожалеть о своей щедрости ему не пришлось - по крайней мере, Инкар прекратил жаловаться и надолго умолк.
        Они шли близко к лесу, огибая селение по краю. В такое холодное утро жители не спешили выходить на улицу, и это было на руку Проклятым.
        В какой-то момент, окинув взглядом пустынную главную дорогу, Алиган повел Инкара по ней. Быстрыми шагами они прошли почти через все селение и, наконец, приблизились к очень красивому и очень старому деревянному зданию.
        - Зачем мы здесь? - спросил Инкар. - Непохоже, что здесь можно погреться.
        - Мы здесь не за этим, - раздраженно откликнулся Алиган. - Подожди, сейчас все увидишь. И учти: я делаю это только из-за твоей хронической зависимости от издевательств над людьми.
        - Спасибо, - польщено зарделся Инкар - вот уж небывалая похвала для Проклятого!
        Они с Алиганом зашли в дом. Внутри оказалось очень просторно и холодно. Мебели не было совсем; это место казалось нежилым уже многие годы. Инкар хотел сказать об этом, но Алиган, ни слова не говоря, направился вглубь дома.
        Инкар последовал за ним. Очень скоро он заметил какое-то сияние и ускорил шаг. Когда он поравнялся со своим наставником, у него вырвалось удивленное восклицание:
        - Руна!
        Да, это действительно была она. Золотистая фигурка была заботливо уложена на пьедестал, сделанный, как видно, специально для нее.
        - Что это значит? - не понимал Инкар. - Алиган, ты тоже заслужил руну? Ну вот, а меня ругал!
        Алиган, не церемонясь, треснул его по голове, и, когда сдавленное «ай!» стихло под сводами высокого потолка, заговорил:
        - Слушай внимательно. Эта руна принадлежит Глефиду. Ее заслужил какой-то житель - едва ли сейчас кто вспомнит, какой именно. Так происходит время от времени. Эти люди, живущие здесь, слегка с приветом. Но при этом почти каждый поиск находят руну, - Проклятый хмыкнул.
        - Бережно хранят ее в этом здании и просто купаются в сознании того, что у них есть что-то ангельское. Потом, правда, они исправно отдают ее тому, кто, по их мнению, заслуживает наибольшей чести.
        - То есть они тут все шибко добрые? - уточнил Инкар.
        - Раз постоянно руны находят.
        - Доброта - понятие растяжимое, - сказал Алиган.
        - Скоро ты сам увидишь, о чем я. Как тебе известно, мы, Проклятые, ненавидим и презираем доброту, однако порой… Порой наша ненависть, как это ни прискорбно признавать, оправдана. А это куда лучше неоправданной ненависти.
        - Как так?
        - Скоро увидишь, - мрачно повторил Алиган. - Я знаю, ты одержим идеей помочь маленькому Проклятому собрать все руны, и лишь потом обрушить на него страшный приговор. Мне нравится эта идея. Ты далеко продвинулся, однако пока из-за твоих действий пострадал лишь лорд Вирд.
        - Я не зря оставил ему одну руну? За ним все-таки пришли Ангелы? - жадно сверкнул глазами Инкар.
        - Эдель собственной персоной, - хмыкнул Алиган, и его подопечный издал ликующий клич. - Но это пока единственное, чем ты можешь гордиться. Тобой не слишком довольны, Инкар. Все идет медленно, слишком медленно, и выглядит так, будто ты сносишь страдания ради целей маленького Проклятого.
        - Это не так! - в гневе воскликнул Инкар.
        - Понимаю. Но понимаю потому, что слишком хорошо тебя знаю, - подчеркнул Алиган. - Остальные, видишь ли, своего мнения о твоих похождениях.
        Инкар некоторое время молчал, закусив от обиды губу. Потом в сердцах пнул деревянный пьедестал с такой силой, что тот угрожающе закачался.
        - Не могу же я свернуть на полдороге! Я столько всего сделал!
        - Я знаю. И именно поэтому иду тебе навстречу и показываю эту руну, - Алиган указал на фигурку. - Тебе решать, как поворачивать ход событий. Можешь продолжать свои игры. Но! - угрожающе посмотрел он на Инкара. - Дело должно продвигаться быстрее. И жестче. Не давай неприятностям обходить маленького Проклятого, и поскорее приводи его в Тысячелетний лес.
        - Если тебе жизненно необходимо, чтобы я сделал гадость, могу сделать хоть сейчас, - хихикнул Инкар. - Но если честно, спасибо, Алиган. И за идею спасибо.
        - За какую еще идею? - наморщил лоб наставник.
        - Пока не скажу, пошлю тебе письмо потом, когда все случится. А то неинтересно будет.
        - Смотри, чтобы твои идеи не растянулись на неделю, - предостерег Алиган.
        - Ни в коем случае, - пообещал Инкар. - Значит, говоришь, руну отдадут тому, кто заслужит?
        - По их мнению, - Алиган усмехнулся. - Заслужить - это для них такое же расплывчатое понятие, как доброта.
        - Замечательно! - хлопнул в ладоши Инкар. - Я не совсем понимаю, на что ты намекаешь, но ладно. Сегодня же приступлю и посмотрю, что выйдет. А теперь могу я все-таки где-нибудь погреться?
        - Пойдем, - смилостивился Алиган. - Один человек примет тебя у себя - не забудь только припугнуть его хорошенько. Ну а я заключу с ним очередной договор и отправлюсь в обратный путь.
        - Ладно. А что за договор? Опять что-то связанное с этими глупыми деньгами?
        Беседуя, они вышли на улицу и едва успели завернуть за угол - на дороге показались Миро и Кай.
        - Чуть не попались, - тихо засмеялся Инкар.
        - Это и есть наш будущий союзник? - спросил Алиган.
        - Да, тот, что справа.
        И, Инкар, не удержавшись, выглянул из-за угла и пропел свое любимое «Про-о-оклятый, Про-о-оклятый…» С видимым удовольствием он увидел, что Кай услышал его, ощутимо вздрогнул и стал испуганно оглядываться. Удовлетворенный этим, Инкар ухмыльнулся и, догнав Алигана, зашагал рядом с ним.
        - Кто там еще? Мне про Проклятого послышалось, - завертел головой и Миро.
        - Да, мне тоже, - промямлил Кай.
        - Может, тот еще ходит за нами? Вот же упрямый! Вышел бы да сразился, - пробурчал Миро. - Ладно, где твоя руна?
        Как им и говорили Лиана и Арней, найти нужный дом оказалось очень легко. Он единственный стоял в самом конце центральной улицы и показался друзьям очень красивым. Переглянувшись, они зашли внутрь и, действительно, обнаружили в нем осеннюю руну. Кай разволновался, и оттого, что он не имел на эту руну никакого права, сердце билось еще сильнее, чем обычно при виде фигурок.
        - Во охрана! - восторженно протянул Миро. - Бери - не хочу. Хватай и уходим.
        - Ты что! - перепугался Кай.
        - Да пошутил я, - успокоил его Миро. - Уж рисковать, так отдохнув как следует после этого леса. Или договоримся как-нибудь. Просто мне пока не хочется опять в лес бежать. А нам ведь в следующее селение надо, в Верлию. Нас там мигом заметут!
        - Я не собираюсь красть, Миро!
        - Это я так, просто размышляю, - проговорил Миро с важным видом. - Ладно, насмотрелся? Пойдем?
        - Так скоро? - погрустнел Кай.
        - А что тут делать, - не понимал Миро. - От того, что ты будешь целый день тут стоять и глазеть, руна твоей не сделается.
        Кай еще с минуту смотрел на поблескивавшую фигурку. Потом тяжело вздохнул.
        - Ладно, ты прав…
        Они вышли на улицу. Народ потихоньку начинал выходить на дорогу, все занялись своими делами. Взрослые оживленно переговаривались друг с другом, дети выбежали гулять. Глефид наполнился разговорами и шумом, но все равно радостный гомон был словно притуплён прохладой.
        - И то хорошо, - говорил Миро, с интересом оглядываясь. - А то я уж подумал, что тут и нет никого… Слушай-ка, Кай, - вдруг произнес он с некоторым смущением. - А что у тебя с плечом?
        - А что с ним не так? - удивился Кай.
        - Ну, оно расцарапано было, разодрано даже, - пробормотал Миро. - Это в лесу?
        - Да, - вспомнил Кай. - Я и забыл уже. Поцарапался немного, когда за тобой побежал. Уже все прошло. А почему ты спрашиваешь?
        Миро помолчал, опустив голову и замедлив шаг. Затем признался:
        - Я испугался. Как-то не подумал об этом, а Лиана ночью хотела перевязать и нашла там иглу от того дерева… Помнишь, старик говорил нам, что они очень ядовиты? Она сказала, что, может, это просто похоже… Потому что ты вроде в порядке, а от тех быстро… Эти… симптомы. Ну… Вот так, в общем.
        - Спасибо, что беспокоишься, Миро, - был тронут Кай. - Но, наверное, и впрямь просто похожие. Я отлично себя чувствую, правда.
        - Ну, тогда хорошо! - приободрился Миро. - А то напугали тут с утра пораньше! - возмутился он.
        Кай улыбнулся и ничего не сказал. На самом деле, он был уверен, что в его рану попали именно те самые ядовитые иглы - не зря же он так тяжело спал. Но он был Проклятым, и этот, смертельно опасный для обычных людей яд, для него не более чем легкая простуда. Однако не расскажешь же об этом Миро.
        Они прошли мимо импровизированной детской площадки у небольшого домика. Там маленькие дети, судя по крикам, играли в Ангелов и Проклятых - «Ангелы» нещадно издевались над «Проклятыми».
        - А мы так не играли! - не замечая настроения Кая, предался воспоминаниям Миро. - Мы просто представляли, что сражаемся с Проклятыми, как люди, только воины. Об Ангелах знали мало совсем. А сколько я теперь о них знаю! Больше всех на свете, наверное!
        - Да, - задумчиво проговорил Кай. - Странное место. У Утеса мало говорили об этом… А здесь Ангелы - это как… Как будто они иногда появляются среди людей, и все их знают, - сделал он вывод, прислушиваясь к крику с площадки - какой-то мальчик кричал «теперь я буду Эделем!»
        - Делать Ангелам нечего, к фанатикам соваться, - не поверил Миро.
        - Это ты про детей? - рассмеялся Кай.
        - Ну и что, что дети. Эдель бы эту малышню так, и вот так! - он сделал несколько выпадов, будто держал в руке меч.
        Кай не переставал смеяться. Миро выглядел так же, как малыши на игровой площадке, разница была только в росте.
        Ребята вернулись к дому Лианы и Арнея, где отчитались о походе в храм - так здешние называли дом, где хранилась руна. Миро выразил удивление, что она так просто лежит: у всех на виду, и взять ее может любой. Арней на это сказал:
        - Ну и что же? Возьмет, и падет на него гнев Ангелов.
        - Да, старик что-то такое говорил, - припомнил Миро.
        - Кай - не повезло.
        - Да не собирался я красть! - уже устал оправдываться Кай. - А можно как-нибудь честно заполучить руну? - на всякий случай спросил он.
        - На все воля судьбы, - туманно ответил Арней и вернулся к своим делам.
        До самого вечера Миро и Кай просидели в доме, кутаясь в одеяла и обсуждая, как можно добыть руну. Но им не придумалось ничего путного, хотя Миро то и дело предлагал «подстроить» плохое дело и «подстроить» же спасение чего-то или кого-то. Но Кай наотрез отказывался.
        Его немного встревожило, когда Лиана завела речь о его ранении. Он честно признался, что с ним все хорошо, но это, похоже, вызвало у женщины подозрения. Каю стало немного не по себе, и он надеялся, что жители неспособны точно определить, к какому растению принадлежит изъятая из его раны игла. Если они все же могут это, вряд ли им подойдет заявление о железном здоровье.
        После этого Каю почудилось неясное напряжение в доме, и он был рад, когда их уложили спать.
        Он тесно прижался к стене, вновь и вновь думая о том, как же ему повернуть судьбу таким образом, чтобы заслужить руну. Как тяжело было сидеть на месте, зная, что где-то там, в храме, заветная фигурка ждет своего будущего хозяина.
        «Но никто не говорил, что ее будущий хозяин - я», - с грустью думал Кай.
        На этой невеселой мысли он забылся тревожной дремой. Мог ли он знать, что эта ночь будет последней, о которой он вспомнит как о счастливом времени своего путешествия…


        Следующим утром ребята проснулись от взволнованных голосов, наполняющих дом. Сначала они звучали у крыльца, потом переместились в комнату. Это была самая большая комната дома, и именно в ней Миро и Каю была выделена постель. Разумеется, они тут же вскочили, чтобы выяснить, в чем дело.
        В комнате, помимо Арнея и Лианы, был еще какой-то человек. Он рвал и метал.
        - Вы не понимаете! - надрывался человек. - Я его видел! Я говорю вам, Йорн привел его к себе в дом! Это точно Проклятый, он даже и не думал скрывать… Он…
        - Успокойся, - перебил его Арней. - Неужели Йорн мог так поступить, не подумав о Глефиде? Я так не думаю. Он достойный человек.
        - Достойный - не значит храбрый! Он говорит, ему угрожал чуть ли не предводитель Проклятых. Большего я из него не вытянул, он заперся у себя дома и наотрез отказывается отвечать! Надо сжечь его дом вместе с ним! Он предал всех нас.
        - Проклятый с ним, в доме? - спросил Арней. Он был бледен.
        - Если бы! - выкрикнул гость. - О чем я вам и толкую! Я видел его, видел! Когда я заметил желтые глаза, я закричал… Рядом с домом Йорна играли дети, перепугались, а он рассмеялся и схватил дочку Лотты!
        Лиана испуганно вскрикнула. Арней едва выговорил:
        - Он… Он убил ее? Она же совсем ребенок…
        - Как будто Проклятым есть до этого дело! Он не убил, но каким-то образом затащил ее на самый верх илового дерева. Несчастная Лотта проливает слезы под ним, но сделать ничего не может. Да и никто не сможет! Все попрятались по домам…
        - Все равно ни у кого нет шанса, - прошептал Арней. - Яд игл парализует почти сразу. Никто не успеет добраться до верха… Если только ни разу не уколовшись… Но это невозможно. Как Проклятый сумел затащить ее туда?
        - На Проклятых яд не действует! - пробормотала Лиана. По ее щекам катились слезы, и Арней, прижав жену к себе, успокаивающе гладил ее по голове. - Это ужасно… Бедный ребенок будет вынужден сидеть там, пока не умрет от голода… Или от яда! - и она разрыдалась.
        Миро и Кай испуганно переглянулись. Им, конечно, было безумно жаль маленькую девочку, но как же их напугало известие о Проклятом! Ведь они подозревали, что он шел за ними по лесу Дир. Получается, это они привели его сюда!
        - Нужно что-то придумать, - твердо сказал Арней спустя немного времени.
        - Нужно! - продолжал неистовствовать вестник. - Но я уже предложил людям, - чуть успокоился он. - Возможно, пришло время найти обладателя осенней руны. Ведь середина лета уже миновала. Расскажите всем, кого увидите - кто убьет Проклятого, получит руну! Впрочем, вам, как и остальным, лучше не выходить на улицу, это опасно.
        Миро пихнул Кая локтем.
        - Повезло! - зашептал он ему на ухо. - Ну что, хватит храбрости выйти на улицу и сразиться с Проклятым ради руны?
        - Но постойте… - растерялся Кай, лишь краем разума отреагировав на его слова. Сейчас его волновало совсем другое. - Постойте! - повторил он громко, и все обернулись на его голос. - Но если убить Проклятого, то как это поможет той девочке?
        - Никак, - ответил гость. - Ребенка, конечно, уже не спасти. Арней, кто эти дети?
        - Они пришли от Утеса, заблудились в лесу Дир, - ответил хозяин дома. - Мы приютили их.
        - Вот как! Что ж, в таком случае не лезьте в дела взрослых, а сидите здесь и не высовывайте носа. Дети, которые плохо себя ведут, попадают в лапы Проклятых! - пригрозил он.
        Высказав это, гость с чувством выполненного долга повернулся к Арнею и Лиане и продолжил беседу. Но ничего нового он не сказал и вскоре засобирался оповещать других жителей Глефида. А хозяева дома будто и не заметили его ухода, они продолжали тихо и встревожено переговариваться между собой.
        Миро поманил Кая пальцем. Ребята вышли в коридор.
        - Так что, рискнем? - спросил Миро с видом человека, решающегося на самоубийство. - Если мы убьем этого Проклятого, ты получишь руну, и мы оба станем героями! Если он действительно ходил за нами, то тем более нужно от него избавиться. Давно нужно было!
        - Я не смогу убить, - прошептал Кай. - И не буду пытаться. Не буду, слышишь!
        - Ну и не получишь своей руны! - вспылил Миро. - А вот я бы сейчас вышел и сделал доброе дело. И стал бы героем, - добавил он.
        - Тогда пойдем, Миро, - взял его за руку Кай. - Пойдем, сделаем доброе дело. И ты станешь героем.
        Он повел удивленного Миро к выходу из дома.
        Они взяли свои плащи и потихоньку выбрались на улицу. Арней и Лиана, погруженные в невеселый разговор, не заметили их ухода.
        В Глефиде было пусто. Жители и впрямь заперлись в своих домах, ветер с тоскливым свистом носился по пустым дорогам. Только откуда-то издалека эхом отзывался женский крик, полный печали и боли.
        - Жутко как-то, - поежился Миро. - Как в страшной сказке. Но я не боюсь!
        - Пойдем, - потянул его за руку Кай.
        Под его предводительством они обогнули соседей Лианы и Арнея и направились прямо к лесу Дир.
        - Ты что! - стал сопротивляться Миро. - Нельзя так бежать! Не хочу я обратно в этот дурацкий лес! Мы даже не поели!
        - Мы не бежим, - обернулся Кай. - Ив лес мы не пойдем.
        Дойдя до лесной полосы, ребята пошли вдоль нее, в ту сторону, откуда они пришли в Глефид. Чем дальше они шли, тем громче становился женский крик. Кай знал, что это кричит несчастная Лотта. Через некоторое время стало можно различить и детский плач.
        - Кай, ты что? - вдруг стал догадываться Миро. - А как же Проклятый?
        - Нет ничего хорошего в убийстве, даже если это убийство Проклятого, - отрезал Кай. - А вот спасти бедную девочку, на которой все поставили крест…
        - Но тут же и впрямь ничего нельзя сделать, Кай! Ты даже не получишь за это руну. И Проклятых убивать - так есть, за что!
        - Никто и не пытался спасти девочку, все просто сбежали! - с усилием проговорил Кай. - Все сразу сказали, что это невозможно, и забыли. А убивать Проклятых… - он ненадолго умолк, но справился с чувствами и решительно сказал: - Если бы люди вот так убивали Проклятых, никогда бы не существовало такого Ангела, как Эдель!
        Он побежал вперед. Миро замер на несколько мгновений, но потом бросился за ним с криком «подожди, здесь же совсем другой Проклятый!»
        К тому времени, как они снова шли рядом, женские крики и детский плач резали им уши и заставляли сердца ныть от жалости. Но они никак не могли найти несчастных. Лес неожиданно прекратился, открыв взору высокий обрыв.
        - Ух ты! - воскликнул Миро, подходя к краю и осторожно заглядывая вниз. - Почти как наш Утес! Только там что-то белое, даже не разглядеть, что внизу.
        - Туман, - определил Кай. - Но здесь их точно быть не может… Где они? Почему больше не кричат?
        Ребята отошли от края обрыва и огляделись. Здесь были лишь небольшой простор и широкая тропа, ведущая к Глефиду. Справа лес, слева тоже лес, выводящий неосторожных путников в зияющую пустоту, сзади - все тот же обрыв.
        Но вот совсем рядом послышался всхлип. Кай тут же побежал на него. Миро - за ним.
        Нужное место оказалось в каких-то десяти метрах от обрыва. Под одним из иглистых деревьев сидела молодая женщина. Она безуспешно пыталась вытереть слезы. Кай задрал голову и посмотрел наверх. Девочку было совсем не видно, но едва слышные всхлипы давали понять, что она где-то там, среди ужасающего букета ядовитых игл.
        - И что делать? - пробурчал Миро.
        Лотта, которая сначала даже не заметила их прихода, вскинула на них удивленные, заплаканные глаза. Кай улыбнулся ей виноватой улыбкой.
        - Я просто залезу туда, и все, - сказал он. - Извините, не могли бы вы отойти?
        У женщины, казалось, пропал дар речи. А Миро решительно заслонил другу дорогу.
        - Да ты же поцарапаешься только один разок и умрешь, дурак! Мало я из-за твоей прошлой царапины переживал!
        - Я не поцарапаюсь, Миро, - уверенно сказал Кай. - Вот увидишь, - он накинул на голову капюшон плаща. - Завернусь как следует, иглы не порвут его.
        - А руками ты будешь хвататься за ветки! - не сдавался Миро. - И поцарапаешься!
        - Не поцарапаюсь. Я буду очень осторожен, правда.
        И столько уверенности выражало его лицо, что Миро с досадой проговорил:
        - Ну и как это сделает меня героем, если ты ее спасешь! Давай лучше я.
        - Ты хорошо лазаешь по деревьям? - спросил перепугавшийся Кай - он знал, что для него царапина будет ничем, но для Миро - верной смертью.
        К его облегчению, друг смутился, и Кай поспешил сказать:
        - Ну вот, а я это отлично умею. И если у меня все получится, то мы скажем, что это была твоя идея. А если нет, все равно скажем.
        Кай сделал шаг к дереву. Изумленная Лотта поднялась на ноги и схватила его за плечо.
        - Не вздумай! - вскрикнула она. - Детские глупости! Ты погибнешь! Где твои родители? - она завертела головой.
        - Их нет, - просто ответил Кай, мягко освобождаясь из ее хватки. - Миро, дашь мне свой плащ? Спасибо, - он накинул плащ друга поверх своего. - Подсади меня?
        Миро, опасливо обступив Лотту, послушно подставил плечи и пробурчал:
        - Только попробуй поцарапаться, дурак.
        Кай только улыбнулся. С трудом дотянувшись до первой ветки, он обхватил лишенный игл участок у самого ствола, подтянулся. Потребовалось совсем немного времени, чтобы он, тщательно завернувшись в оба плаща, исчез в иглистых лапах. Лазил по деревьям он и впрямь неплохо.
        Прорываясь вперед, вновь и вновь напрягая все силы, чтобы перелезть на следующую «ступень», Кай удивлялся тому, почему никто не отважился залезть на это дерево. Когда он решился на это, то был уверен: его спасет только то, что он - Проклятый, яд на него действует плохо. Он думал, что получит кучу царапин, скроет их плащом от любопытных глаз и скажет, что чудом избежал ранений. Миро, конечно, потом заметит это… Тогда, пожалуй, придется раскрыть страшную тайну. Но размышления об этом Кай отложил на потом. Ему было слишком тяжело думать об этом.
        Так или иначе, он удивлялся. Иглы ни разу не оцарапали ему кожу. Огромные иглистые лапы создавали множество пустот, которыми мог воспользоваться и взрослый, а хвататься можно было за основания ветвей. Конечно, не задеть смертельно опасные иголки было нельзя, но они просто легонько царапали плащ и летели вниз. Если бы взрослый воспользовался такой одеждой и защитил бы ей руки, то смог бы спасти ребенка почти без риска для себя.
        Но карабкаться было тяжело, особенно стараясь избегать царапин. И далеко не часто представлялась возможность спокойно отдохнуть, стоя на ветках. Они были не такими уж толстыми и запросто могли сломаться. У Кая очень скоро сбилось дыхание, и заныли руки. Но он упрямо лез наверх, поминутно отвечая на крики Миро уверенным «все в порядке!»
        Наконец, через, как ему показалось, целый час, Кай увидел сидящую на ветке маленькую девочку лет четырех. Она обхватывала ручками толстый ствол дерева и испуганно жалась к нему как к последней надежде на спасение. Видно было, что ей страшно сдвинуться даже на миллиметр - ведь она сидела буквально на иглах, и ее спасало только то, что ни одна из них не была направлена строго вверх, все они лежали ровным полотном. Присмотревшись, Кай подумал, что они, должно быть, мертвые. Впрочем, это не означало, что они безопасны.
        Увидев его, заплаканная пленница удивленно раскрыла рот. А когда Кай чудовищным усилием воли заставил усталые руки сделать последний рывок и встал на ветку чуть ниже той, на которой сидела девочка, та от изумления и вовсе едва не отпустила ствол.
        - Тише, не двигайся! - воскликнул Кай. - Сейчас будем спускаться. Делай, как я скажу, ладно?
        Девочка кивнула. Лицо ее было мокро от слез, но она не плакала.
        Кай снял с себя плащ Миро и накинул его на нее. Потом, надеясь, что сил ему хватит, снял девочку с ветки, попросив, чтобы она обхватила его за шею. Неустойчиво покачиваясь на ветке, Кай как мог быстро убедился, что руки девочки скрыты его плащом, а все остальное защищено накидкой Миро.
        - Отлично, - сказал он. - А теперь держись что есть сил, хорошо? Ни в коем случае не отпускай. Я не смогу тебя придерживать.
        - Хорошо, - пробормотала девочка, прижавшись к его груди.
        Кай глубоко вздохнул и пустился в обратный путь.
        Спускаться оказалось несравненно тяжелее, чем подниматься. Кай и без того устал, а тут еще ему приходилось держать на себе четырехлетнего ребенка, хотя он сам был не намного больше его. Но он напрягал все свои силы, чтобы завершить начатое: теперь он был в ответе не только за свою жизнь.
        Ветка за веткой, он опускался все ниже и ниже. Несмотря на то, что на словах он отказался поддерживать девочку, на деле он, конечно, старался оберегать ее, так что порой ему приходилось хвататься за ветку одной рукой. Это выматывало еще больше.
        В какой-то момент одна из веток обломилась. Девочка вскрикнула, у Кая перехватило дыхание: он полетел вниз. Лишь чудом во время этого краткого полета ему удалось зацепиться обеими руками за другую ветвь. Ценой этого стали многочисленные царапины на руках. Было очень горячо и больно, но Кай стиснул зубы и не отпустил спасительную ветку.
        - Кай, что там? - раздался снизу крик Миро - уже не так далеко.
        - Немного упали! - чуть дрожащим голосом откликнулся он, находя ногами опору. - Все… Все нормально… Ты не поцарапалась? - спросил он у девочки.
        Малышка - он почувствовал - отрицательно покачала головой. Она тесно прижималась к нему и, к счастью, не заметила его ран.
        Кай облегченно вздохнул и продолжил спускаться. Он уже не сомневался в том, что они успешно достигнут земли. Но ветка снова обломилась, и на этот раз Кай не пытался схватиться за другую. Он покрепче обнял девочку, на всякий случай закрывая ее и своим плащом тоже, и вскоре они упали на землю. Оказалось, до нее оставалось совсем немного - Кай лишь немного ушибся. Но все равно он почувствовал чудовищное облегчение, ощутив под собой твердую почву. А уж как хорошо стало рукам при сознании, что им в ближайшее время совсем не обязательно двигаться!
        Не успел Кай прийти в себя, как кто-то вырвал девочку у него из рук. Он чуть приподнялся и увидел, как Лотта, обняв дочь, безудержно рыдает. А к Каю подскочил Миро.
        - Кай, ты как? Как? - потряс он его за плечи.
        - Все нормально, - устало сказал он.
        - Не поцарапался?
        - Нет, - Кай держал ноющие, окровавленные руки под плащом. - На самом деле, любой мог бы залезть, если только как следует укрыться… Но я так устал! - и он вновь обессилено рухнул на землю.
        - Устал он! - навис над ним Миро и рассмеялся. - Да ты сделал то, чего никто в этом Глефиде не смог. Ну ты даешь! Пусть только попробуют руну не дать.
        - Надо было просто попробовать, - улыбнулся Кай. - Ох… Руки отваливаются. Теперь меня месяца два на деревья не загонишь.
        Пока таким образом рушились в пух и прах труды Инкара, который в попытке возвысить себя в глазах Алигана с огромным удовольствием затащил маленькую девочку на иловое дерево, сам виновник чуть было не случившейся трагедии занимался не менее важным делом. Стремясь угодить своей проклятой натуре, он дождался, когда Миро и Кай пойдут на поиски приключений (как предсказуемо!), и стал высматривать новую жертву. Он уже выбрал ее, оставалось только эту самую жертву подкараулить в одиночестве. Но из-за посеянной паники это было совсем непросто: ведь все сидели в своих домах, и мало кто отваживался выходить на улицу. Храбрецы, мечтающие получить осеннюю руну и признание всего Глефида, еще только собирали по своим обиталищам крупицы смелости и искали оружие. Не выйдешь же на Проклятого с голыми руками!
        Вот уже полчаса Инкар стоял перед домом, в котором временно поселились Миро и Кай. Его жгло нетерпение. Да и попадаться на глаза вооруженным жителям селения, если они все-таки выйдут, ему совсем не хотелось. Жители Глефида сильно отличались от других людей. Алиган не зря предупреждал Инкара, что у них свои понятия относительно многих вещей. Вот и сейчас вместо того, чтобы дрожать от страха, они запросто могут воспылать гневом. И тогда у него, Инкара, появятся если не серьезные проблемы, то мелкие неприятности, а этого ему тоже совсем не хотелось.
        Однако судьба была к нему благосклонна. Минут через сорок из дома решительной поступью вышел Арней. Беспокойно оглядываясь, он поспешил покинуть родной двор. В руках у него был небольшой нож - единственное подобие оружия, которое удалось найти. Наверняка он направился не на борьбу с Проклятым, а по каким-то своим делам.
        Инкар дождался, пока Арней скроется с глаз, потом обошел дом и, тихонько сломав хлипкую защелку на задней двери, прокрался внутрь. В доме было темно и тихо. Все говорило о том, что здесь был только один человек - тот, что неспешно шагает по комнате.
        Ничего не подозревающая Лиана складывала в аккуратную стопку одеяла, под которыми спали Миро и Кай. Она даже не услышала, как Инкар вошел в комнату, и чуть не сошла с ума от страха, когда ее вдруг крепко обхватили сзади и зажали ей рот.
        Онемевшие от ужаса пальцы выпустили одеяло, и оно со зловещим шорохом упало на пол. Инкар, убедившись, что жертва слишком напугана, чтобы сопротивляться, схватил Лиану за плечи и развернул к себе. Он знал, что его глаза приведут ее в еще больший ужас, и он, конечно, оказался прав.
        - Слушай внимательно, - Инкар зло улыбнулся насмерть перепуганной женщине, - и останешься жива. Мне нет до тебя дела, я пришел к своему приятелю-Проклятому. Ты случаем не знаешь, где он? Не здесь ли?
        Лиана не могла ни слова выговорить от страха, но Инкар своим видом ясно дал понять, что недоволен промедлением. Поэтому хозяйка дома сделала над собой усилие и кое-как вымолвила:
        - Н… не знаю. Проклятый… Он… Где-то в селении, все его ищут… Здесь его не было.
        - Неужели? - Инкар отпустил ее и состроил озадаченное личико. - Хм, так маленького Кая не было здесь? Мне кажется, ты меня обманываешь.
        - Кай? Но… - Лиана побледнела.
        - Так он был здесь? Что же ты сразу не сказала? - Инкар изобразил оживление и рассмеялся. - Неужто ты думала, что он не Проклятый? До чего же люди наивны! Что ж, пока он так юн, ему легко это скрывать.
        - Так он все же Проклятый! - вскрикнула Лиана. - Я знала, что тот яд…
        - Да, яд ваших дурацких деревьев на нас почти не действует, - услужливо пояснил Инкар. - Ну да ладно. Раз его здесь нет, я покину Глефид без него. Счастливо оставаться, - со зловещей улыбкой он отвесил Лиане поклон и неспешно вышел из дома.
        Ошарашенная женщина опустилась на пол, тяжело дыша. Ей трудно было поверить, что она пережила встречу с Проклятым и осталась невредима, но еще труднее поверить в то, что Проклятый столько времени жил под крышей ее дома. У нее были смутные подозрения, однако она уверила себя, что все это ошибка. Но теперь жители Глефида могут решить, что и они с Арнеем - предатели, и сжечь их дом так же, как дом Йорна! А ведь они понятия не имели, что такой милый мальчик на деле может оказаться самым настоящим Проклятым. Неудивительно, что он удрал, едва услышав о приходе своего приятеля.
        Лиану словно что-то ударило. Вломившийся к ней Проклятый сказал, что покинет Глефид один. Значит ли это, что он и был тем, кто так жестоко поступил с дочкой Лотты? Если да, то теперь улицы селения более или менее безопасны. Не считая, конечно, Кая.
        На борьбу с собой ушло совсем немного времени. Лиана сумела набраться храбрости и со всех ног выбежала из дома. Нужно было срочно рассказать всем о случившемся.


        - Ладно, Кай, вставай, - сказал Миро. - Тут же все еще ходит Проклятый, а ты тут разлегся! Ты сильно ударился? Тебе помочь? - спрашивал он, жалея о том, что сам не полез на дерево. Слава достанется не ему. Оставалось только надеяться, что друг сдержит обещание и уделит ему место в этой истории.
        - Нет, спасибо, - улыбнулся Кай, поднимаясь на ноги и не забывая прятать руки под плащом. - Я в порядке, просто устал. Наверное, надо проводить их домой? - растерянно обернулся он к Лотте и ее маленькой дочери.
        Девочка все еще была в материнских объятиях, а сама Лотта продолжала плакать. Через несколько минут она сумела справиться с собой, встала и взяла дочку на руки - измученный ребенок тут же задремал.
        Убедившись, что можно идти, Кай и Миро первыми медленно двинулись вперед, оживленно обсуждая произошедшее. Миро во всех красках описывал, с какими чувствами они с Лоттой следили за деревом, как переживали, когда ветви его вдруг угрожающе задрожали, как оторопели, когда Кай упал наземь. А Кай, по обыкновению, стеснялся слишком уж вдаваться в подробности и все больше молчал, улыбаясь и слушая друга. Не забывали они и оглядываться на Лотту. Но та исправно шла за ними, неся на руках дочь, все еще закутанную в плащ Миро (Миро с героическим видом позволил использовать его вплоть до нужного дома).
        - Представляю, как все удивятся! - говорил мальчик.
        - Теперь убить Проклятого - и порядок, Глефид спасен.
        - А разве тебе совсем не страшно, Миро? - Кай беспокойно оглядывался. Уж ему-то совсем не хотелось встретиться с Проклятым. Особенно если этот тот самый, что преследовал их от самого Зарасвета.
        - Страшновато, конечно, ну это только пока! - жизнерадостно ответил Миро. Его все еще не оставила эйфория после спасения обреченного на смерть ребенка.
        Зато у Кая было совсем другое настроение. Радость его притупилась почти сразу после падения - боль в руках и усталость заглушали ее. Теперь же она вовсе испарилась, и на ее место пришла тревога. Кай слышал хор голосов…
        Он первым увидел бежавшую им навстречу толпу - человек двадцать, а, может, и больше.
        - Чего это они? - тоже заметил их Миро.
        Миро, Кай и Лотта одновременно оглянулись, опасаясь увидеть позади себя нечто страшное. Но все было тихо и спокойно. За ними были деревья, слишком далекие, чтобы опасаться внезапного нападения, а чуть правее - обрыв.
        - Решили все же спасти девчонку! - догадался Миро.
        - Ха, да только долго собирались!
        - Но они вооружены… - Каю стало еще больше не по себе.
        Неистовствующая толпа приближалась к ним. Кай, Миро и Лотта замерли в нерешительности, не зная, куда деваться. Не к обрыву же! Оставалось только надеяться, что люди заметят их и не сметут ненароком. Они были уже совсем близко, прежде нечеткие крики теперь слышались более чем хорошо. Но из вороха разъяренных голосов можно было выхватить только одно слово - «Проклятый».
        Миро, Кай и Лотта порядком перепугались. Жители Глефида остановились прямо перед ними и продолжать свой путь явно не собирались.
        Крики стихли. Теперь холодный ветер со свистом подхватывал приглушенный ропот.
        - Вы чего? - первым подал голос Миро.
        Вместо ответа от толпы отделился молодой человек. Он с видимой опаской приблизился к ним, схватил Лотту за руку и поскорее оттащил ее к людям.
        И тут сознание Кая ледяной иглой пронзила страшная догадка. Как много устремлено на него взглядов! Взглядов, полных ненависти, страха и отвращения. Взглядов, которые он успел позабыть после того, как сбежал из родного селения.
        Его сердце замерло от ужаса, дыхание наотрез отказывалось подчиняться. Невольно он сделал шаг назад, и это стало сигналом для людей.
        - Проклятый! - выкрикнул Арней в ярости.
        - Что? Где? - изумился Миро. По его тону легко можно было понять, что он уверен - эти вновь прибывшие сумасшедшие, все до единого. Иначе, почему они остановились здесь с оружием и орут в пустоту о Проклятом?
        Каю показалось, что земля уходит у него из-под ног. Нетвердые шаги отнесли его еще дальше от людей.
        - Прямо рядом с тобой! - рявкнул тот, что утром принес Арнею и Лиане печальные вести. - И если он обманул тебя так же, как обманул нас, то отойди в сторону!
        Миро огляделся. Его взгляд, конечно, не нашел рядом никого, кроме Кая. Тот испуганным, недвижимым взглядом смотрел на него. Миро ответил ему недоуменной улыбкой.
        - Я сказал: отойди от него, если ты не такой же! - вновь вскричал человек.
        - Вы что, действительно о Кае? - подозрительно покосился на него Миро и храбро заявил: - Да вы спятили! Ищите своего Проклятого, а нас оставьте в покое!
        Стремясь поддержать друга, в невиновности которого он был уверен, Миро подошел к Каю и ободряюще сжал его руку. Но пальцы, коснувшиеся еще не засохшей крови, заставили его опустить взгляд, и ладонь Кая сама собой выскользнула из руки Миро.
        - Ты сказал, что не поранился… - прошептал Миро. Его глаза испуганно расширились. - Ты… - он встретил взгляд Кая и, к своему ужасу, вспомнил вчерашнее утро, когда обнаружил перемену в друге. - Не может быть…
        - Убить Проклятого! - вдруг закричали сразу несколько человек.
        Кто-то вышел вперед, но Кай не видел их. Он никак не мог отвести глаз от Миро, немо, в отчаянии прося прощения за скрытую тайну.
        - Не трогайте его! - раздался женский крик - это была Лотта. - Кто бы он ни был, он спас мою дочь, рискуя своей жизнью!
        - Если и так, он ничем не рисковал! - грянул Арней. - На Проклятых не действует яд иловых деревьев! На них вообще почти ничего не действует! Их раны заживают в десятки раз быстрее человеческих. Не давай себя обманывать, Лотта! Это отродье умудрилось пробраться к нам в дом, мы и подумать не могли… Он обманул тебя так же, как обманул нас!
        - Я… Я не обманывал… - пробормотал Кай едва слышно. - Я не хотел обманывать… Миро…
        Но Миро отступил от него.
        - Ты… тогда… Ты упал с Высокого Утеса! - вдруг понял он. - Ты действительно Проклятый… Ты… Я все это время был с… - и тут, разрушив последний огонек надежды в душе Кая, лицо Миро выразило крайнее отвращение.
        - Убить Проклятого! - вновь прокатился по округе боевой клич.
        Люди двинулись вперед.
        Кай все еще не мог заставить себя ни что-либо сказать, ни броситься бежать. Ему казалось, что он от всего происходящего просто разваливается по частям, что его уже не существует в этом мире - ведь такое не снилось ему даже в самых страшных кошмарах. Он почти не видел несущихся на него людей и не мог сказать, как близко они подбежали; он просто машинально сделал еще несколько шагов назад.
        Вдруг Кай почувствовал под собой пустоту. Неведомая сила потянула его назад…
        Он падал с обрыва.
        - Кай! - закричал Миро.
        Не думая о том, что и зачем делает, он бросился вперед. Почти на лету Миро упал на самый край обрыва, одновременно с этим вытягивая руку. Каким-то чудом ему удалось схватить ладонь Кая и удержать ее в своей.
        Кай испытал счастливый шок, когда так быстро ему пришлось осознать свою скорую гибель и ее внезапное отступление. Сейчас он не был властен над своей судьбой, твердая земля снова так близка, но недоступна, под ним - пугающая пустота, в глубине которой клубится туман… Но его крепко держал за руку его единственный друг.
        - Миро… - сквозь слезы Кай улыбнулся.
        Тут Миро внезапно понял, что он сделал - тело его двигалось само по себе, но, услышав свое имя, он будто очнулся. Взгляд его наполнился горечью, неверием и борьбой с собой.
        - Убей Проклятого! - раздался позади него новый хор голосов - куда громче всех предыдущих. - Убей!
        Люди продолжали кричать, требуя правосудия. Кай почти не слышал их - его разум был совершенно пуст, так сильно сковали его страх и отчаяние. Миро держал его между жизнью и смертью, мучительным, не знающим покоя взглядом смотря на того, кого он все это время считал своим верным другом…
        И неожиданно, зажмурившись, с новым приливом людского крика «убей Проклятого!» Миро разжал пальцы. Лицо Кая дрогнуло, и он, не успев окончательно поверить в произошедшее, рухнул вниз.


        Ветра, как ни в чем не бывало, продолжали со свистом носиться по окраине Глефида. В остальном здесь некоторое время царила полная тишина - так, во всяком случае, думали свидетели трагедии. Никто из них не услышал, как отделившийся от толпы Инкар, с самого начала действа тщательно прятавшийся под длинным плащом, пробормотал ставшие теперь ясными слова Алигана:
        - Доброта - понятие растяжимое.
        Мрачно хмыкнув, Инкар неспешно направился прочь. Затевая все это, он не мог предвидеть концовку представления и не думал, что Кай упадет так скоро - не только в переносном, но и в самом прямом смысле. Это не радовало его. Сердце Инкара лишь наполнилось еще большим презрением к людям Глефида, которые не только ополчились против беспомощного ребенка, но и переложили свой черный замысел на его друга - такого же беспомощного ребенка. Скрываясь в лесу Дир, Инкар с усмешкой думал о том, что сейчас обычные люди, в восторге замирающие перед Ангелами, поступили ничуть не лучше Проклятых.
        Словно подтверждая его мысли, толпа вдруг взревела торжествующим ревом.
        - Он убил Проклятого! - кричали люди. - Маленький мальчик убил Проклятого!
        Жители Глефида бросились к Миро. Тот никак не мог прийти в себя и воспринимал все как в тумане. Люди тормошили его, кто-то его обнимал, кто-то жал ему руку… Его повели обратно в селение, навстречу ему выбегали дети, из уст уста передавалось одно и то же - «он убил Проклятого!»
        А Миро все никак не мог выйти из прострации и вернуться в реальность. Он ничего не говорил, не улыбался. Он просто шел, потому что так хотели люди, радостно разносившие весть по всему селению. Они чуть ли не с благоговением называли его имя, считая его самым настоящим героем; кто-то потребовал, чтобы ему немедленно выдали осеннюю руну как знак признательности и благодарности Глефида.
        Его подвели к храму, и Миро вскинул затуманенный взгляд на красивый деревянный дом. Оттуда вышел важного вида человек, неся на вытянутых руках руну. Со всей торжественностью он вручил ее Миро. Толпа разразилась бурными, одобрительными криками и потребовала немедленного праздника в честь замечательного события.
        Таким образом давняя мечта Миро - стать героем - была исполнена. Но мог ли он когда-нибудь подумать, что придется заплатить такую цену? В его горле стоял ком. Миро старался не думать о том моменте, когда его рука отпустила руку Кая, старался и не мог забыть это, старался и не мог подавить сожаления и горя.
        Он был не рад всему, что его окружало. При первой же возможности ноги привели его обратно на обрыв. В полном одиночестве Миро долго стоял на краю, глядя, как осенняя руна сияет в его ладони. Он чувствовал - им совершена ужасная, непростительная и непоправимая ошибка, о которой он никогда не сможет забыть. Только сейчас в его голове сами собой всплыли многочисленные воспоминания; только сейчас совесть говорила ему, что кем бы ни был Кай, за весь путь он не сделал ему ничего плохого. Он творил только хорошее даже когда в этом не было необходимости. Он собирал осенние руны для себя, но при этом думал только о других. Он не хотел быть Проклятым, он тоже боялся их. Он хотел стать Ангелом.
        Миро что было сил стиснул в кулаке руну и, размахнувшись, с криком бессильного отчаяния бросил ее вперед. По его щекам катились слезы. Маленькая золотистая фигурка, на прощание сверкнув на фоне уже потемневшего неба, безвозвратно упала вниз.
        Но Миро ни на секунду не пожалел об этом. Ему не нужна была руна, не нужна была свалившаяся на него слава. Ему нужно было вернуть тот момент, когда его рука сжимала руку Кая.



        Руна девятая

        Несмотря на то, что царило позднее лето, все деревья и тропы здесь были занесены снегом. Он красиво серебрился в ночной тьме, делая все вокруг похожим на сказку. Сказку, которую нельзя увидеть нигде, кроме маленького королевства Кристаллион. Шагая по чудесному, но очень холодному заснеженному лесу, Эдель в сотый раз думал о том, насколько эта вечная зима не похожа на прочие зимы. Здесь правила благоговейная тишина, изредка прерываемая мелодичным звоном - это сталкивались друг с другом ледяные колокольчики, тут и там навешанные на ветви деревьев. Здесь нарушение мира и покоя представлялось чем-то немыслимым, здесь все спало бесконечным зимним сном. Только лунный свет словно бы зажигал огни в этой серебристой сказочной ночи.
        Эдель остановился и поднял взгляд вверх. Совсем недалеко призывно маячили огни ослепительно белого замка. Он пришел сюда гораздо позже, чем планировал, но верил, что его все еще ждали.
        И это действительно оказалось так. Даже с такого расстояния зоркие глаза Эделя увидели, как на тропе замаячил человеческий силуэт. Другой на его месте не смог бы этого различить - рассмотреть королевну Кристаллиона на фоне белоснежной стены замка было непросто.
        Она была одета в длинное белое платье и белую же накидку, защищающую ее от холода. Густые волосы, волнами падающие на ее плечи, тоже были совершенно белыми, хотя королевна была очень молода и сказочно хороша собой - под стать своим чудесным владениям.
        Она приблизилась к Эделю неспешными шагами, остановилась прямо перед ним и ласково улыбнулась. Ангел ответил ей теплой улыбкой.
        - Ты заставил жителей Кристаллиона усомниться в слухах, что сам Эдель почитает нас своим присутствием, - сказала королевна, не переставая улыбаться.
        - Я был с Бреннилвиндом. Но, боюсь, слухи не появятся вновь.
        - Ты собираешься так скоро уйти? - печально спросила королевна.
        - Да, - сказал Эдель. - Мы непременно увидимся вновь, однако сейчас я должен отдать тебе кое-что и поспешить к горам Миражей.
        Он протянул ей руку. В его ладони что-то блеснуло.
        - Я вернул твою руну.
        Королевна взяла маленькую фигурку и прижала ее к груди.
        - Я очень рада этому. Тому человеку не стоило так подло поступать… Впрочем, вскоре и мне придется с ней расстаться, не так ли?
        - Это твой выбор, - сказал Эдель. - Руна явилась тебе, и это значит, что ты можешь завладеть и остальными.
        Правительница Кристаллиона, закрыв глаза, с минуту молчала. Затем покачала головой и проговорила:
        - Ты знаешь, что это не так. Руна явилась мне не потому, что я хочу заслужить право ходить по облакам, и не потому, что готова собрать воедино все осколки давно забытой надежды. - Она открыла глаза. - Это все потому, что я хотела остаться с тобой - это единственная причина, по которой мне хотелось бы стать Ангелом, и только поэтому эта руна принадлежит мне. Но с таким желанием я не смогу собрать остальные. Так что для нее найдется более достойный хозяин.
        Эдель согласно кивнул, довольный правильностью ее рассуждения.
        - В таком случае, я хочу попросить тебя об одной просьбе.
        - Разве можно отказать Ангелу? - королевна тихонько рассмеялась. - Чего же ты хочешь?
        В пальцах Эделя сверкнула еще одна руна.
        - Я забрал ее из Линдена. К сожалению, ее хозяин проявил себя крайне… Впрочем, он уже наказан за свое злодеяние простыми смертными. Эта руна должна достаться достойному, и я уверен, что тот, кого ты выберешь как хозяина своей руны, будет таковым. Ты передашь ее?
        - Конечно, я с удовольствием это сделаю. Это будет несложно. Ни один из ищущих не сможет пройти через Кристаллион без моего ведома… Как и любой другой человек.
        Они какое-то время помолчали, неотрывно глядя друг на друга. За эти минуты ярко светившая луна скрылась за темными тучами.
        - Что ж, - Эдель легонько коснулся щеки королевны. - Мне пора.
        Он повернулся, чтобы уйти, но королевна, дрогнув, сделала странный, нерешительный жест, словно бы пыталась задержать его. Ангел заметил это, обернулся и увидел в ее глазах волнение и тоску.
        Эдель сделал шаг вперед, взял руки королевны в свои, и, склонившись, поцеловал ее. Как раз в этот момент подул ветер, и ледяные колокольчики заиграли свою переливчатую мелодию. Порыв поддерживал их некоторое время, но когда звон смолк, Эдель и королевна отстранились друг от друга.
        Луна снова осветила окрестности замка, однако ее свет не нашел ни Ангела, ни королевны Кристаллиона. Лишь заснеженные деревья мирно спали во тьме, да слабо покачивался то один, то другой ледяной колокольчик.


        Пробуждение пришло к Каю с дикой болью во всем теле. Он далеко не сразу понял, где он, что произошло и почему он так скверно себя чувствует. Ему казалось, что голова раскалывается от боли, онемевшие руки и ноги никогда не будут двигаться вновь, дыхание не сможет стать прежним, безболезненным.
        Если бы только Кай знал, что последует дальше, он бы так и остался лежать, не предприняв ни одной попытки спасти свое существование. Но мальчик ничего толком не помнил, и потому послушался разума, который нашептал ему о том, что он находится в большой опасности и надо действовать. Надо!
        Тогда Кай, собрав все ничтожные силы, чуть повернул голову, подставив щеку тяжелым каплям ледяного дождя.
        Он лежал в луже крови. В луже своей собственной крови.
        На минуту ему подумалось, что над ним возвышается Утес: попытка походить по облакам снова была неудачной, он упал и ему привиделся длинный-длинный сон… Но нет. Вокруг так холодно и мрачно, под спиной не мягкий ковер травы, а жесткая земля. Наверху туман. А над ним, конечно, Глефид.
        Воспоминания проносились перед взором Кая одно за другим. Миро узнает страшную правду, люди бросаются к ним, он, Кай, оступается, дух захватывает… Он падает, но Миро спасает его. Спасает и…
        Кай сжался в комок от боли и заплакал. Он плакал долго, мучительно, захлебываясь слезами. Ему ничего не хотелось в этой жизни, он искренне жалел, что не умер. Он больше не сделает ни одного шага вперед, он продолжит лежать здесь, один в целом мире. Все его ненавидят, никто не потерпит его рядом с собой. Все хотят его смерти, даже Миро.
        Эти мысли были невыносимы, они доставляли адские мучения. Тело отказывалось двигаться от холода и боли. Это был конец. Больше ни шага. Никому больше не врать, никого не разочаровывать, никого не пугать. Просто остаться здесь.
        Продолжая плакать, Кай потерял сознание. После он не мог вспомнить, сколько времени пролежал, безвольно бормоча какой-то бред, страдая от душевной и физической боли, разбавляя кровь нескончаемыми потоками слез.
        Кай вновь более или менее очнулся, когда в щеку ему ткнулось что-то мягкое и пушистое. Нехотя, с трудом он поднял отяжелевшие веки и увидел перед собой знакомую дикую кошку.
        Та громко мяукнула, и Кай слабо улыбнулся. Как она умудрилась найти его! Еще осталось на этом свете существо, которому он не противен.
        Будто бы подтверждая эту мысль, кошка замурчала и снова потерлась об его щеку. Потом легла рядом, тесно прижалась к нему и задремала. Ей тоже было очень холодно, но теперь обоим стало немного теплее.
        Так прошло около двух дней. Холодный дождь продолжал равнодушно бить израненного мальчика, прикрывающего кошку от ледяных капель. Кай то терял сознание, то снова приходил в себя, но не мог и подумать о том, чтобы встать. Любое движение давалось неимоверным трудом и отзывалось ужасной болью.
        На третий день в череде беспорядочных воспоминаний всплыла встреча с Ангелами. Это произошло, когда Кай с тоской подумал, что из-за этого проклятого тумана он даже не может увидеть небес… Ему вдруг так захотелось снова подняться наверх, чтобы увидеть небо, увидеть облака, протянуть к ним руку.
        Ему вспомнились Ангелы. Девушка дружелюбно спрашивала его, отдаст ли он руну, Эдель отказывался дать ему шанс. Высокий Ангел с растрепанными светлыми волосами настаивал на том, чтобы Каю позволили пройти путь, и остальные поддержали его. «Верни ему Руны!» - говорили они. И Эдель сказал, что он, Кай, станет одним из них, если сможет пройти путь от Зарасвета до Линдена и не потеряет своей надежды… А что произошло сейчас? Он потерял ее? У него больше не было сил идти вперед? Значит, Эдель был прав, когда пытался забрать у него осенние руны.
        Кай стиснул зубы, напряг все свои силы и сел. Было очень больно, но уже не так, как когда он очнулся впервые. Он чувствовал себя опустошенным, исстрадавшимся и лишенным даже самой малой толики надежды закончить начатое в одиночку. Но Кай понимал, что ничего не изменится, если он продолжит лежать здесь. Нужно идти… До самого конца… Каким бы он ни был, этот конец.
        Кошка замяукала. Кай повернулся к ней, чуть улыбнулся, благодаря за поддержку, и тут увидел знакомый блеск. На земле, поодаль, лежала осенняя руна.
        Кай не меньше тысячи раз рассматривал заветные фигурки, поэтому сразу понял, что это не его руна. Он узнал в ней сокровище Глефида. Как она могла оказаться здесь, чья она?
        Кай, часто останавливаясь и глотая слезы боли, пополз вперед. Его сильно тошнило, очень болела голова, но зато руки и ноги кое-как могли двигаться.
        Ничтожное расстояние он преодолел минут за пять. Вот руна блестит в его руках… Что ж, раз здесь нет ее хозяина, я могу взять ее, - решил Кай. Если потом ему придется отвечать за это, совесть его будет чиста. Если найдется хозяин и попросит вернуть ее - он, конечно, вернет. А пока она будет при нем.
        - Пойдем? - спросил он кошку.
        Кошка в ответ замурлыкала. Кай понимал, что «пойдем» - это сильно сказано, но ему хотелось поскорее оставить это мрачное и горькое место.
        Он последний раз посмотрел наверх и шепотом пожелал Миро удачи и благополучного возвращения домой. Потом положил руну в карман и пополз вперед.
        Это был самый мучительный путь, который ему когда-либо приходилось переживать. Иногда Каю удавалось вставать на колени и продвигаться на четвереньках, но это все еще было слишком больно. Часто он останавливался и лежал, тяжело дыша и собирая силы. При таком холоде это было особенно трудно - промокший насквозь плащ совсем не спасал. Но Кай упрямо, хотя и безвольно продвигался вперед. Он ни о чем думал, просто недвижимым взглядом смотрел на ровную каменистую местность. Потом на высокие деревья - он попал в небольшой лесок. Там кошка принесла ему кролика, но у Кая не было никаких сил на то, чтобы справиться с такой едой. Голодный и холодный, он продолжал ползти.
        Однажды ночью, когда Кай отдыхал под большим деревом, ему под руки попалась длинная ветвь. Он обломал ее и смог использовать как опору. С того дня он ходил на ногах, опираясь на этот самодельный посох - состояние его улучшилось, боль отступала. Кошка исправно следовала за ним.
        Карта, подаренная Бреннилвиндом, была при Кае, но он ни разу не взглянул на нее. Ему казалось, что он забредает в беспросветную чащу леса, где совсем ослабнет от холода и голода. Поэтому он очень удивился, когда повстречал на тропе человека средних лет. Тот нес на плече вязанку дров.
        - Святые Небеса! - при виде Кая он уронил свой груз на землю. - Откуда ты? Что с тобой случилось?
        Кай опустил взгляд и только сейчас понял, что вся его одежда, как и он сам, в крови. Это было логично и естественно, но раньше он просто не обращал внимания.
        - Я иду из Глефида, - сказал Кай и сам удивился, какой у него стал тихий и безразличный ко всему голос. - Я упал с обрыва.
        - С какого обрыва? Неужели с обрыва Дир? - путник ошалело покачал головой, сам не веря такому предположению.
        - Рядом с лесом? - уточнил он.
        Кай молча кивнул.
        - Но это невозможно! - обомлел мужчина. - Как ты мог выжить?
        - Это потому, что я Проклятый, - сказал Кай.
        Человек оторопело уставился на него. В его глазах мелькнул страх, но почти тут же он сменился настороженностью.
        - Ты очень юн, - сказал он, внимательно глядя на Кая.
        - И, конечно, в ужасном состоянии: ты ничего не сможешь мне сделать. Зачем же ты говоришь мне об этом? Твои глаза еще не выдают тебя, ты мог промолчать.
        - Я понял, что от того, что я молчу, ничего не изменится. Я все равно останусь таким, - пробормотал Кай.
        Мужчина по-прежнему пристально смотрел на него.
        - Послушай-ка, а тебе, случаем, не помогли упасть?
        - Если только немножко, - сказал Кай, чувствуя, как к глазам опять подступают слезы.
        - Понятно. Что же ты такого сделал?
        - Родился, наверное…
        Путник молча склонился над вязанкой дров, помедлил, потом закинул ее на плечи.
        - И куда ты идешь? - спросил он.
        - Прохожу путь от Зарасвета до Линдена, - равнодушно проговорил Кай. - Я собираю осенние руны. Ангелы позволили мне это сделать.
        Все случившееся тяжело ранило его, а сложная дорога, боль и голод взрастили его страдания. Он даже не думал о том, кому и о чем говорит. Но ему было хорошо от сознания того, что он говорит правду. И безразлично, чем это кончится. Путь продолжается - и ладно…
        - Иди за мной, - сказал мужчина и пошел вперед.
        Кай двинулся следом. Его ослабевший разум все еще наотрез отказывались посещать хоть какие-то мысли. Руки и ноги дрожали от усталости, он шел очень медленно. Но путник часто останавливался, скидывал с себя вязанку дров и отдыхал, поджидая Кая.
        Вскоре они вышли из леса, а к позднему вечеру дошли до деревни. Было уже совсем темно, улицы пустовали, в домах уютно горели огни. После изнурительного путешествия Каю такая картина показалась нереальной.
        Он на минуту представил себя в таком вот теплом и уютном доме и тут же пожалел об этом. Нет, нельзя! Эти дома такие же, как дома в Глефиде или в любом другом селении. В них живут люди, которые ненавидят Проклятых. Он, Кай, не имеет права вторгаться к ним, обманывать, заставлять страшиться за свою жизнь…
        Неожиданный спутник Кая остановился перед маленьким домиком и с облегчением бросил дрова на землю.
        - Заходи, - сказал он удивленному Каю, видя, что тот не решается подойти. - Можешь отдохнуть у меня, пока не поправишься. В обмен, разумеется, на полную безопасность всех обитателей этого дома. Если причинишь нам вред - пожалеешь.
        - Я не умею причинять вред, - прошептал Кай. - И не хочу уметь.
        Мужчина хмыкнул, открыл дверь и пригласил его войти.
        - А можно с кошкой? - спросил Кай - его верная спутница крутилась у его ног.
        - Я все удивляюсь, как она за тобой идет, - подивился хозяин дома. - Говоришь, от самого Тысячелетнего леса следует? Вот же привязалась. Ладно, так и быть, пусть с кошкой.
        Зверек, словно поняв, тут же юркнул в дом. Кай кое-как прошел следом.
        Совершенно вымотанный, он еле-еле подкрепился предложенной едой (хозяин, не выдержав душераздирающего зрелища, даже помог ему держать ложку). Затем провалился в тяжелый сон. Его благодетель изначально думал уложить его на полу, так как помнил, что имеет дело с Проклятым, пусть и маленьким. Но его сердце просто не позволило ему исполнить свои намерения, и он уложил его на старую лежанку, накрыв одеялом. Так что Кай, наконец, заснул в тепле.
        Долгих семь дней Кай провел в этом доме. На следующее утро после его прихода вернулась откуда-то жена хозяина, и тот честно рассказал ей, кто и почему оказался в их доме. Но если ей и не понравилось что-то, она ничем этого не показала. Испуганной женщина тоже не выглядела. Молча, без каких-либо эмоций она следила за ранениями Кая и помогала ему перевязывать особо серьезные повреждения. Мальчик поправлялся с поразительной быстротой и, чем мог, помогал хозяевам по дому. За стараниями Кая внимательно наблюдали, и вскоре его труды были вознаграждены.
        На третий день Кай узнал, что находится в Верлии. Он достал карту. Это селение входило в путь, который ему надлежало пройти. Значит, где-то здесь должна появиться руна. Кай уже мог нормально ходить, хотя это все еще причиняло ему боль. Он собрался ненадолго покинуть приют, однако хозяин решительно заступил Каю дорогу.
        - Ты никуда не пойдешь, - сказал он в ответ на вопросительный взгляд. - По крайней мере, пока не поправишься настолько, чтобы уйти из Верлии. Не далее как вчера сюда пришли двое путников из Глефида. Наша деревня наполнилась слухами об убийстве Проклятого.
        - Понятно, - пробормотал Кай. - Извините, что причиняю столько проблем. Я не пойду, пока не поправлюсь… Хорошо.
        Он, понурив голову, вернулся к лежанке и сел на нее. Кошка тут же запрыгнула ему на колени и стала тереться об его руки.
        Хозяин заметил его грусть. У него не было желания расстраивать мальчика, который и без того выглядел настолько исстрадавшимся, что мужчина постоянно ломал себе голову, что же такого могло произойти в Глефиде. Поэтому он, стараясь утешить своего гостя, спросил:
        - Послушай, а что тебе понадобилось на улице? Просто подышать свежим воздухом можно и на заднем дворе.
        - Я хотел поискать осеннюю руну.
        - Это те фигурки, на которые молится Глефид?
        Кай вскинул на хозяина удивленный, печальный взгляд. Тот сел на стул напротив него и пояснил:
        - Жители Верлии этого не одобряют. Люди Глефида часто перебарщивают в своих стремлениях, и ты - типичное тому подтверждение. Проклятый ты или нет, ты все еще ребенок. Прогнать они тебя могли, их право, но чтобы так… Я не верю, что у них была хоть одна причина так с тобой поступать. Значит, все из-за этих фигурок?
        - Мы… Я пришел в Глефид из-за них, - тихо проговорил Кай. - Я думал, как мне заслужить ту, что у них. Но не смог ничего сделать… Прежде они узнали, что я Проклятый.
        - Понимаю. Но зачем они тебе нужны, эти фигурки?
        - Я хочу ходить по облакам, - сказал Кай с грустной улыбкой. - Сколько раз я ни пытался, я всегда падаю… Надо собрать осколки надежды… Так сказал Бреннилвинд.
        После падения с обрыва Дир мысли Кая все еще путались, и он зачастую говорил почти против своей воли.
        Но хозяин дома понимал его состояние и не стал ничего уточнять. Он только попросил рассказать ему подробнее об осенних рунах.
        Кай рассказал все, что знал. Мужчина слушал очень внимательно, а когда Кай закончил, он положил на стол слабо поблескивающую фигурку.
        - Ч… Что? - обомлел Кай.
        Он снял с колен кошку, встал и нетвердым шагом подошел к столу, взволнованно вглядываясь в фигурку. Сомнений быть не могло. Это была осенняя руна.
        Хозяин пожал плечами.
        - Я увидел ее на земле, когда поднимал дрова. После нашего короткого разговора. Я думал, что это ценная вещица, которую кто-то потерял… Она не твоя? Я видел, у тебя их много.
        - Нет! Мои все при мне, - пролепетал Кай. - Но как вы… Я не заметил…
        - Конечно, нет. Да ты еле на ногах держался! И опять же, ты мог сказать, что это ты потерял ее. Впрочем, ладно. Забирай.
        Кай тупо посмотрел на фигурку, потом на хозяина.
        - Но она ваша, - сказал он.
        - Не так уж часто я думаю о небе, - хмыкнул мужчина. - Оно красиво, глядя на него, приятно помечтать, но я далеко не часто этим занимаюсь. Если эти руны появляются как награда, то это явно дар за то, что я собрался тебя приютить. Косвенным образом, но она твоя.
        - Вы уверены? - Кай не смел поверить в такую удачу.
        - Полностью, - сказал хозяин. - Я вообще первый раз что-то такое увидел, да и услышал легенду в более или менее полном объеме тоже первый раз. Мне это без пользы. Особенно, - добавил он, - учитывая, что у тебя их большинство. Какая это?
        - Девятая, - улыбнулся Кай.
        - Вот и замечательно. Но все равно ты отправишься на поиски остальных не раньше, чем поправишься… И не раньше, чем уйдут люди из Глефида. Так что набирайся сил.
        С этими словами хозяин кивнул ему и вышел из комнаты.
        Кай почувствовал, как у него снова кружится голова. Он лег, сжимая в руках еще одну руну. Засыпая тяжелым сном, мальчик мог только молиться о том, чтобы когда он проснулся, все не оказалось наваждением, и он все еще был в этом доме, с руной в руках… А не лежал под холодным дождем у обрыва Дир.



        Руна десятая

        Кай был очень рад тому, что действительность не покинула его. Следующие дни он провел в Верлии, быстро идя на поправку и стараясь, чем можно, отплатить хозяевам за доброту. Он старался не вспоминать о том, что произошло в Глефиде, но мир нет-нет да и стремился напомнить ему об этом. Не раз и не два хозяин и его жена приглушенными голосами обсуждали путников из Глефида. Они продолжали разносить по Верлии разные слухи.
        Однако на седьмой день разговоры сменились тревожными - кто-то заметил в окрестностях Проклятого.
        - Это не мог быть Кай, - говорил хозяин. - Все это время он не выходил, а если бы и вышел, ни о каких окрестностях не может быть и речи. Кроме того, заметь они ребенка - упомянули бы.
        - Он совсем не похож на Проклятого, - согласилась с ним жена.
        - Да. И если бы его узнали люди из Глефида, то слухами бы дело не ограничилось, и… Чего тебе? - хозяин заметил, что из-за дверного косяка с опаской выглядывает подавленный Кай. Впрочем, таким он выглядел с того самого момента, как покинул территорию Глефида, и хозяевам не показалось это странным.
        - Простите, я случайно услышал ваш разговор, - пробормотал он. - Я… Я уже совсем в порядке и уйду сейчас же.
        - Тебя никто не выгонял, - сказал хозяин. - Мы просто обсуждали слухи. Ты ведь не выходил из дома?
        Кай помедлил. Он был уверен, что вызвавший слухи Проклятый - тот самый, что преследовал их с Миро в Тысячелетнем Лесу, Энделле, лесу Дир и вообще на протяжении всего пути от Зарасвета. И хотя раньше он почти не проявлял себя, в Глефиде все обернулось очень серьезно: могла погибнуть маленькая девочка. Но стоило ли зря пугать мирных жителей? У Кая были все основания полагать, что если он уйдет, Проклятый уйдет вслед за ним.
        - Я не выходил, - наконец, решился он. - Но в Глефиде… Там был еще Проклятый, кроме меня.
        Кай вкратце поведал о том, что, возможно, кто-то из Проклятых следил за ним все это время.
        - Я не хотел, чтобы так получилось, - сказал он в завершение своего невеселого рассказа. - Но он почти никогда не приближался ко мне… И часто исчезал на долгое время… Я даже не знаю, как он выглядит. Я не подумал, что это может причинить вред вашему селению… - Кай понурился. - Я сейчас же уйду. Мне надо в Кристаллион.
        Некоторое время в доме царила тишина, нарушаемая лишь шорохами с пола - это кошка поймала очередную мышь. Потом хозяин мрачно бросил:
        - Пойдешь завтра утром. Но неужели ты не знаешь? В Кристаллион невозможно попасть, если не имеешь веских политических оснований.
        - Знаю, - слабо улыбнулся Кай. - И все же я должен попробовать.
        Эту ночь он спал неспокойно. Его и так постоянно мучили кошмары о падении с обрыва Дир, где его преследовал взгляд Миро, полный ненависти. Теперь к ним добавился Проклятый. Ведь отныне и до конца Кай будет совсем один. Никто не услышит шелеста листвы и не предупредит об опасности, никто не возьмет за руку, чтобы помочь как можно быстрее убежать от преследователя…
        Кошка запрыгнула на лежанку и улеглась где-то в ногах. Ноющее сердце чуть успокоилось. Кай сказал себе: ты и так получил много больше, чем рассчитывал. Нет смысла роптать на жестокую судьбу.
        На этой мысли Кай провалился в сон.
        Утро наступило для него очень рано. Поблагодарив хозяев за приют и, конечно, за осеннюю руну, Кай вышел на улицу на рассвете. Он чувствовал себя много лучше, чем прежде. Тело его оправилось от ран, жена хозяина выстирала его одежду, и та теперь не пугала прохожих огромными кровавыми пятнами. Единственное, что омрачало путь - воспоминания. Но они, Кай знал, так просто не уйдут.
        У него не было ни одной причины оставаться на месте. До конца лета оставалось совсем чуть-чуть.
        Верлия осталась позади очень быстро. Кай был рад этому. Здесь все было похоже на Глефид, такое же маленькое, холодное и ветреное селение. Дома, полные людей, все равно выглядели мрачными, сырыми и заброшенными. Поломанные, потемневшие от дождя ограды почему-то никто не собирался чинить. Промозглый ветер с тихим свистом рассекал почти пустые улицы, и в целом небольшую равнину прятало под собой плотное облако тоски. Покидая это унылое место, Кай гадал, уйдет ли вслед за ним Проклятый, и что тогда будет дальше.
        Час был очень ранним, так что Кай не встретил ни одного жителя. Кошка радостно бежала впереди него, гоняясь за какими-то ей одной видимыми насекомыми. День обещал быть холодным и ясным.
        Кай шел, почти не останавливаясь, до самого вечера. Всякий признак цивилизации давно остался позади, пустынная, вымерзшая местность казалась бесконечной. Слева, правда, сплошной полосой тянулся лес Дир, но Кай и не думал туда входить. Он не понаслышке знал, что заблудиться там легче легкого, а ему предстояло достичь маленькой деревеньки Крипт, прежде чем скитаться в поисках далекого и загадочного Кристаллиона.
        Идти было тяжело, холодно и одиноко. Однако чем чаще Кай спотыкался от усталости, тем больше зрели в нем решимость и упрямство. Он вспоминал, как лежал, плача, у обрыва, весь израненный и не в силах подняться. Хорош бы он был, если бы Ангелы увидели его в таком состоянии! Ведь он тогда почти потерял свою надежду. Но теперь он снова идет, готовый встретить любые испытания.
        Перед взором Кая снова возник Миро, и мальчик перешел на бег. Вспоминать о навсегда потерянном друге было слишком больно.
        Когда стемнело и дороги стало совсем не видно, Кай все-таки приблизился к лесу и сел под одно из деревьев. Это было очень страшно - сидеть одному, когда впереди темная пустота, а за спиной огромный дремучий лес.
        Кошка почти сразу забралась к Каю на колени, и он сказал ей:
        - Совсем не страшно.
        Но Кай был уверен, что зверек ему не поверил, да и сам он сомневался в правдивости сказанного.
        Весь следующий день прошел ровно так же, как и предыдущий. Кай почти не спал ночью и возобновил прерванный путь еще до рассвета. Должно быть, поэтому на него напала странная нервозность, заставляющая ежеминутно сверяться с картой. Кай всерьез испугался, что заблудится. Но к ночи он вышел прямиком к Крипту.
        Возможно, тьма сыграла свое дело, однако Каю это место показалось куда угрюмее Глефида и Верлии. По пути через деревню ему встретилось несколько поздних прохожих. Они смерили юного путника неодобрительными, мрачными взглядами, а один высокий мужчина и вовсе бесцеремонно отшвырнул его в сторону, не собираясь ждать, пока ему уступят дорогу добровольно. Кай упал и, поднимаясь с холодной земли, с грустью думал о том, что тут ему друзей уж точно не найти.
        После такого единодушного приема Кай не стал стучаться в дома и просить о ночлеге. Он просто выбрал особо яркий двор, два домика в котором уж очень призывно светились, и тихонько перелез через низкий забор. Одно из строений, судя по всему, было кузницей - там ярко плясало пламя, искры подлетали аж к распахнутой двери. Раздавались равномерные удары молотка.
        Как раз когда Кай проходил мимо дверного проема, в нем показался огромного роста мужчина. Он заметил непрошеного гостя и так злобно посмотрел на него, что Кай попятился.
        - Уходи, пока цел, - не стал выяснять причины появления чужака великан.
        Кай собрался последовать его совету, но вдруг остановился. Здесь не могут знать, что он Проклятый. Он должен попытаться, иначе совсем ослабнет от холода - едва ли где поблизости можно будет найти такой теплый ночлег на улице. Здесь хотя бы будет греть исходящий от домика жар.
        - Можно я останусь здесь?.. - начал было Кай, но его перебили все там же грубым тоном:
        - Нет. Впрочем, если сейчас же не исчезнешь, останешься здесь навсегда, - голос мужчины стал угрожающим.
        Кай вздохнул и послушно направился назад. Но ему все равно не хотелось уходить далеко от приветливо горящих окон, и он устроился под забором, завернувшись в плащ, прижимая к груди кошку и надеясь, что не пойдет дождь. Надежды его не то чтобы полностью оправдались, но произошедшее даже обрадовало Кая.
        Примерно через час после того, как он погрузился в жалкое подобие дремы, с неба стали медленно опускаться снежинки. Последние зимы у Высокого Утеса выдавались совсем не снежные, и Кай на несколько минут замер от восторга.
        Он поднялся на ноги и выставил вперед руки, позволяя снежинкам опускаться на ладони. Замерзшие капельки дождя будто бы светились в ночной темноте.
        - Совсем как руны, - сказал Кай, улыбаясь. - Красиво, да?
        Кошка в ответ на это жалобно мяукнула и попросилась на руки. Она, как и Кай, пришла издалека и совсем не была готова встретить такой холод поздним летом. Кай хотел погреть ее, но прежде, чем успел наклониться, его окликнули из-за ограды.
        - С кем ты разговариваешь? - с прежней грубостью осведомился кузнец - увидев, что мальчик не удалился, он подошел к забору. В его руке угрожающе поблескивал какой-то металлический предмет.
        - С кошкой.
        - С кошкой?
        - Ну да, - Кай поднял зверька на руки. - Здесь же больше никого нет.
        - Ты не из Крипта?
        - Нет.
        - Хм-м… Ты все еще хочешь здесь переночевать?
        - А можно? - робко поинтересовался Кай.
        Мужчина с видимым усилием выдавил на лице некое подобие улыбки.
        - Да-а, - протянул он. - Почему бы и нет… Заходи.
        - Спасибо, - от души поблагодарил Кай и, видя, что через калитку его запускать все равно не собираются, снова перелез через ограду.
        Кузнец молча направился обратно. Кай пошел за ним и пристроился у открытой двери - оттуда тянуло светом и теплом. А вот в большом доме рядом все огни давно погасли.
        Кай покрепче прижал кошку к себе, и они вместе уснули под мерный стук молотка. Мальчика все еще тревожили плохие сны, но видения становились все призрачнее, все незаметнее. И вдруг их затмила совершенно иная иллюзия.
        Каю приснилось, что Эдель учит его читать знаки, вырезанные на дереве в Золотой роще. Какой невозможный, но какой чудесный сон! - подумал Кай, все еще стоя рядом с Эделем, и от этого проснулся. Обнаружив себя темной ночью в чужом дворе далекого северного селения, он попенял на себя за то, что не сумел отнестись к видению с большим доверием.
        Кай зевнул и потянулся. Удивительно, но он согрелся настолько, что ему стало даже жарко. Правда, беспокоиться об этом не приходилось - с неба все еще падал снег. Из открытых дверей тянуло жаром, но пламя там стало значительно тусклее, и стука больше не раздавалось. Кай было задался вопросом, ушел ли кузнец спать, но тут понял, что кошки рядом нет. Он вынужденно встал на ноги и, прижимаясь к стене, осторожно заглянул в домик. Это действительно была мастерская с очагом, чем-то вроде кровати у дальней стены и множеством непонятных Каю вещей. Никого и ничего живого там, однако, не наблюдалось. Никем не поддерживаемый огонь мирно догорал.
        Громкий шорох отвлек Кая от созерцания пустого помещения. Он обернулся и заметил кошку: та притаилась чуть поодаль, она охотилась на какого-то мелкого грызуна.
        Снова шорох. Кай вздрогнул. Ему стало ясно, что он ошибся - когда кошка охотится, она не издает ни малейшего звука. Вот почему тихий шорох так напугал его. Это был звук шагов!
        Кай с замиранием сердца оглянулся на забор. Он был уверен, что увидит сверкающие во тьме глаза Проклятого… Нет. За оградой действительно кто-то стоял, но этот темный силуэт совсем не был похож на тот, что Кай увидел в Энделле. Вдобавок к этому, от большого дома тоже отделилась темная тень. Кай на всякий случай тихонько присел на прежнее место.
        Расстояние было довольно большим, и все же он узнал того, кто вышел из дома - это был кузнец. Он подошел к ограде и начал беседу с неизвестным. Ночь была тихая, но до Кая все же долетели две странные фразы. «Никто не узнает» и «никаких подозрений». Но куда удивительнее было то, что кузнецу ответил явно детский голосок. А после этого низенький и хрупкий силуэт с потрясающей скоростью умчался прочь. Кузнец тоже торопливо вернулся обратно в домик и закрыл за собой дверь.
        Кай устроился поудобнее и снова закрыл глаза. Остаток ночи обещал быть куда холоднее прежнего, и ему хотелось, чтобы быстрее настало утро.
        Его желание исполнилось сполна, крепкий сон был нарушен уже ближе к полудню. Над Криптом слабо светило солнце, с трудом прорываясь сквозь дымку серых облаков. Земля была мокрой от растаявшего ночного снега.
        Самое неприятное заключалось в том, что Кай узнал это не по редким лужицам или сверкающей жухлой траве. Его разбудили жуткие крики, и, не успел он толком проснуться, как кто-то схватил его за плечо и буквально бросил лицом в землю. Впрочем, Кая во сне снова преследовали кошмары, и потому он никак не отреагировал на это обидное действие: ни словом, ни делом. Он целую минуту был уверен, что просто находится в родном селении.
        - А ну вставай! - гремел чей-то голос.
        Кай послушно встал на ноги и оторопел. Вокруг было полно народу! Кузнец стоял рядом, важного вида люди выстроились во дворе, здесь же неистовствовали ухоженного вида дети, за оградой стояли, стремясь лучше рассмотреть происходящее, самые разные жители Крипта. Все взгляды были устремлены на Кая. Мальчик недоумевал. Он мог с уверенностью сказать, что дело тут не в том, что он Проклятый - ведь в глазах людей не было ни страха, ни ненависти. Только возмущение и раздражение.
        - Откуда ты? - сверля его как раз таким взглядом, резко спросил мужчина, стоящий ближе всех остальных. Судя по тому, как подобострастно покосились на него остальные, в этой ситуации у него была самая главная роль.
        - С Высокого Утеса, - само собой сорвалось с губ у Кая. А как могло быть иначе, когда столько людей собралось вокруг? Только половина правды, то есть «из Верлии», показалась ему страшным враньем и прозвучала бы соответствующее.
        Толпа опешила. Пользуясь этим, Кай быстро огляделся, но так ничего и не понял. Неужели такой шум из-за того, что он переночевал в чужом дворе, да еще и с разрешения кузнеца? Зачем здесь все эти люди? Кай пробежался взглядом по тем, кто стоял за оградой, но и они, конечно, не дали ему никакого ответа. Ему только приглянулась девочка его лет - она отчего-то выглядела жутко взволнованной и разве что не переваливалась за забор. Казалось, еще чуть-чуть - и упадет в чужой двор.
        - Лжец! - во всеуслышание заявил кузнец. - Конечно, он врет. Вот и делайте выводы, господин Миллард.
        - Помолчи, - одернул его важный мужчина. - Что ты делаешь у моего дома? - злобно зыркнул он на Кая.
        - Я просто спал, - ответил Кай. - Мне разрешили остаться… - он вопросительно посмотрел на кузнеца.
        Тот едва заметно дернулся. Все взгляды тут же устремились на него.
        - Я не позволял, - уверенно сказал кузнец. - Я прогнал его. Я не знал, что он снова вернулся.
        Кай онемел. Окончательно подтверждая одну из страшных догадок, голос подал наглого вида подросток:
        - Подозрительное совпадение! - громко заявил он. - У моего отца, - он указал на Милларда, - как раз сегодня ночью пропало много денег!
        - Немного, - сказал Миллард. - Но достаточно для того, чтобы как следует наказать виновного.
        - Но если бы я украл, - наконец, прорезался голос у Кая, - стал бы я спать здесь, дожидаясь, пока вы меня найдете?
        На этот раз онемела толпа: найдя незнакомого и явно нуждающегося в благах мальчика, они с удовольствием возложили всю вину на него, не подумав даже о том, что, действительно, и самый глупый грабитель не станет ложиться спать рядом с местом преступления.
        - Он соврал уже один раз, - первым нашелся кузнец. - Соврал и второй.
        - Сейчас он не врал, - одернул своего работника Миллард. - А просто задал вопрос. Что ж, - вновь перевел он взгляд на Кая. - А если это было случайностью? Обыскать его!
        Прежде чем к нему кинулись два рослых человека, Кай успел вытащить и крепко сжать в пальцах осенние руны. Его буквально вытрясли, но, конечно, не нашли никаких денег. Когда же Миллард потребовал, чтобы Кай показал, что у него в руках (все были свято уверены, что в них украденное золото), мальчик дрожащим голосом проговорил:
        - Я… Я покажу, посмотрите, только… Только не трогайте.
        Он разжал пальцы. Кто-то издал ликующий крик, увидев золотистый отблеск. Но Миллард оборвал начавшееся было торжество раздраженной репликой:
        - Это не деньги.
        - Забери это у него! - потребовал все тот же подросток.
        Но отец несильно огрел его тростью, буркнув:
        - Мне ни к чему чужие безделушки. Достаточно того, что это не мои деньги.
        - Он мог их спрятать, - снова вмещался кузнец.
        - И потом лечь спать здесь же? Очень умно, - проворчал еще один человек. Кай узнал в нем вчерашнего незнакомца, который сбил его с ног.
        Толпа за забором оживилась и приглушенно зашумела - люди обсуждали случившееся. Кай посмотрел в их сторону и снова наткнулся взглядом на свою сверстницу. Та, пользуясь тем, что все внимание достается ему, отчаянно подавала какие-то знаки, чуть не плача при этом. Кай обернулся. Тем, кто кроме него мог это заметить, был кузнец. Но он нарочито отводил взгляд в сторону.
        Тогда Кай вдруг понял, что именно эта девочка приходила сюда сегодня ночью, а кузнец выходил к ней из дома. Безусловно, если и был вор, то этим вором был кузнец. И те странные реплики полностью подтверждали это, как бы Кай ни ненавидел обвинять кого-либо в злодеяниях.
        Но, похоже, не ему одному пришло это в голову. Миллард теперь с подозрением косился на кузнеца.
        - Что ж, возможно, мальчик оказался здесь случайно, Геннар, - обратился он к нему. - Но ведь это далеко не первая кража за последнее время, хоть и самая крупная. Полагаю, мы имеем полное право подозревать и тебя, не так ли?
        Кузнец стиснул зубы и посмотрел на него нарочито холодным взглядом. Толпа за оградой зашумела куда оживленней прежнего.
        - Раз никто не хочет признаваться, общий суд решит, кто виноват, - прошипел Миллард. - Виновного, конечно же, ждет не меньшая кара, чем изгнание… Надеюсь, это все же был не ты, Геннар. Поверь, после твоего изгнания твоей семье тоже не поздоровится.
        Кузнец снова болезненно дернулся. Кай перевел беспокойный взгляд с него на толпу и подумал, что девочка, не находящая себе места, наверняка и есть дочь Геннара. После слов Милларда на нее было жалко смотреть. Она смертельно побледнела и, похоже, даже качнулась.
        Ее состояние заметили стоящие рядом люди. Девочку начали успокаивать, послышались громкие крики негодования в адрес нерадивого отца-кузнеца. Кто-то подлил масла в огонь, проорав, что именно сегодня девочка от имени Геннара вернула один из многочисленных долгов.
        - Помолчите! - рявкнул Миллард, обернувшись в их сторону. - Это касается только меня и моей семьи.
        Народ немного поутих, но от ограды не отошел. А хозяин дома снова обратил свой взор на подозреваемых и проскрипел:
        - Что ж, суд…
        - Не надо! - само собой вырвалось у Кая.
        Миллард сумрачно уставился на него. Кай выглядел испуганным. Его сердце все еще гулко билось, но теперь он и сам не понимал, почему. Сначала ему стало страшно, что он не сумеет оправдать себя. Однако сейчас он словно бы свысока взглянул на ситуацию, на всю ее неправильность и безвыходность. Если виновным признают кузнеца, его выгонят из Крипта, и его семью ждут не самые лучшие времена. А ему, Каю, все равно не придется здесь задерживаться… И, хотя одна из рун должна появиться здесь…
        - Это я украл, - наконец, решился он.
        - Ты? - вскричал сын Милларда. - Я же говорил!
        - И потом прилег отдохнуть? - с мрачным ехидством осведомился тот, что вчера сбил Кая с ног.
        - Я… - Кай вдруг почувствовал, что в горле у него пересохло - собственная ложь теперь казалась ему донельзя нелепой. - Я отдал деньги ей, - он указал на девочку у ограды. - Она… Она не знала… А мне… Мне просто стало плохо.
        Толпа оживленно зашумела. С той же радостью, с какой она набросилась было на кузнеца, люди теперь накинулись на Кая. Только девочка молчала, да и кузнец потерял дар речи.
        Миллард сделал шаг к Каю. Только тут мальчик осознал, что взял на себя серьезное преступление, и неизвестно, что с ним могут сделать. Ведь он даже не житель селения, и наказание вполне может быть более суровым, чем просто изгнание.
        Кай со всех ног бросился вперед. Он слышал за спиной резкие крики, но не остановился и не обернулся. Ему не доставало храбрости бросить вызов целой толпе.
        Когда перед ним возникла ограда дома, ведущая в другой двор, он перемахнул через нее, сам удивившись неизвестно откуда взявшейся прыти. Тут же его обогнала дикая кошка. Теперь она неслась впереди него, и Кай, ни о чем не думая, бежал за ней.
        Они перебрались через одну изгородь, другую, побежали по широкой дороге, чуть не налетая на удивленных жителей, прорвались сквозь колючие кусты и, наконец, вывалились в лес.
        Кай упал на колени и, тяжело дыша, уперся руками в землю. Кошка тоже остановилась. Криков больше не слышалось.
        Кое-как отдышавшись, Кай с опаской выглянул из-за диких зарослей. Оказывается, они выбежали за пределы селения. Погони не наблюдалось.
        - Серьезные неприятности, - понурился Кай.
        Он поудобнее сел на земле, прижав колени к груди, и грустно посмотрел на умывающуюся кошку.
        - Сегодня снова будем мерзнуть, - тихо проговорил он и почесал зверька за ухом. - Нам пока нельзя отсюда уходить.
        Понаблюдав еще немного за кошкой, Кай погрузился в невеселые размышления. В конце концов, он решил, что, как ни плохи его дела, он поступил правильно. Не сбеги он с места преступления (неважно, чьего), жители бы начали разбирательство, и неизвестно, насколько бы это затянулось и чем закончилось. Возможно, куда скорее он найдет руну и уйдет. Но как ее найти, если к Крипту теперь не подобраться?
        Кай тяжело вздохнул. Да, Эдель не зря уточнил цели этого тяжелого пути. Потерять надежду здесь ничего не стоило… Особенно теперь, когда он один.
        Жесткие заросли вдруг зашуршали. Кай вздрогнул и вскинул голову, но ничего не увидел. Это могло быть что угодно, но кошка прижалась к его ногам и жалобно замяукала. Каю стало страшно.
        Он был почти уверен, что услышал за кустами шелестящий смех. Пытаясь справиться со страхом, он зажмурился… И сам не заметил, как провалился в сон.
        Когда Кай открыл глаза, ему показалось, что он проспал не больше пяти минут. Но на самом деле день уже клонился к вечеру - в лес заползали широкие багровые лучи заходящего солнца. Впрочем, думать об этом у него не было времени: прямо перед ним сидела, с любопытством вглядываясь в его лицо, та самая девочка, что стояла у ограды злополучного дома!
        Не сообразив спросонья, что к чему, Кай подумал только о том, что его обнаружили. Он взвился на ноги и собрался бежать, но девочка схватила его за край плаща, и он снова упал наземь.
        - Тихо, не убегай! - взволнованно пролепетала она. - Я тебя не выдам, ты же нам помог… Ты нас спас…
        Кай послушался и новых попыток к бегству не предпринял. Все-таки за девочкой не принеслись разгневанные жители, да и кошка доверчиво терлась о ее ноги - хороший знак.
        С минуту они сидели молча. Потом одновременно заговорили и снова замолчали. Никто из них толком не знал, с чего начать.
        - Я - Гита, - наконец, тихонько проговорила девочка. - А тебя как зовут?
        - Я Кай, - пробормотал Кай.
        Гита немного приободрилась и перешла на более деловитый тон:
        - Ты, наверное, голодный? Я принесла еды, - она одним движением расстелила на земле платок и вытащила из своего узелка хлеб, кусок сладкого пирога и несколько небольших яблок.
        Кай был очень голоден и сразу взял яблоко, но на полпути ко рту опустил руку.
        - Разве вы не голодаете? - спросил он.
        Гита смутилась и отрицательно покачала головой.
        - Нет… - отводя взгляд в сторону, отвечала девочка. - Те деньги… Это немного из-за другого. Ты ешь!
        Кай поблагодарил ее и в считанные минуты смел все предложенное. Он и впрямь успел сильно проголодаться, да и немудрено: скромные припасы из Верлии закончились еще в лесу, а с той поры минуло уже больше суток.
        - Послушай… - начала, запинаясь, Гита, когда он закончил. - Ты ведь не крал… Зачем сказал, что ты?
        - Ну, хозяин дома сказал, что кузнеца выгонят, а его семье придется плохо, - сказал он. - А я все равно тут ненадолго…
        - Мой отец очень жестоко с тобой поступил, - решительно проговорила Гита. - Когда я ночью приходила к дому, мне и в голову прийти не могло, что он сделает что-то подобное. То есть, я знала, что он тайком берет у господина Милларда его деньги… Но чтобы свалить все на другого! Да еще на ребенка.
        - Ему бы просто не стоило брать чужого, - улыбнулся Кай.
        - Конечно, - пробормотала Гита. - У нас такой крик из-за этого дома стоит. Каждый раз. Но он все равно продолжает, хотя господин Миллард его подозревает. Моя мама, она очень больна, и из-за лекарств мы в долгах… Как бы отец ни старался, он не может заработать столько, чтобы на все хватило. Но он хочет только хорошего!
        - Вот как… Я понимаю, - сказал Кай. - Тяжело… Но закончиться это может куда хуже…
        - Мы изо всех сил уговариваем его так не делать! - заявила Гита. - Честно, изо всех сил! Прости, что так получилось. Мы тебе очень благодарны, правда.
        Но Каю было неловко выслушивать теплые слова благодарности, и он поторопился перевести разговор на другую тему. Ему было очень приятно беседовать с этой девочкой - она напомнила ему, что он все еще может хорошо общаться с другими людьми… С другой стороны, ведь она не знала что он - Проклятый.
        Кай и Гита проговорили до самого вечера. Отвечая на вопросы, Кай кое-как поведал ей свою историю, рассказал, откуда пришел в Крипт, и что вскоре должен направиться в Кристаллион. Рассказал и о том, что ищет осеннюю руну, но не коснулся легенды, просто показал свои фигурки.
        - Жаль, что они так странно появляются, - сказала Гита, впечатленная его рассказом. - Я бы с удовольствием нашла ее за тебя… Но вдруг все же найду! Было бы здорово. Тебе опасно заходить в Крипт, - виновато добавила она. - Миллард постановил, что тебя нужно изгнать - ну, так как ты убежал, не впускать просто…
        - Хорошо хоть не поймать и убить, - вздохнул Кай.
        Солнце к тому времени почти опустилось. В лесу это особенно чувствовалось. Сильно потемнело, стало еще холоднее, чем раньше. Гита сказала, что ей пора уходить.
        - Но как же ты тут один в темном лесу, - проговорила она, сочувственно глядя на Кая. - Может, мы сумеем незаметно пробраться ко мне домой? Тут недалеко.
        Но Кай отрицательно покачал головой.
        - Мне может по-настоящему понадобиться в Крипт. Холодная ночь совсем не повод лишать себя такого шанса, - с горечью произнес он. - Если меня увидят, то второй раз точно уже не пробраться… Кстати, как ты меня нашла? Я и сам не вспомнил бы, какой дорогой бежал.
        - Какой там дорогой! - воскликнула Гита. - Несся, как оглашенный. Я случайно заметила. Часто тут прячусь.
        Кай огляделся. Место и впрямь было очень удобно для укрытия - естественная живая изгородь плотно отгораживала их от внешнего мира. Сверху нависали ветви деревьев, самые нижние из них даже плотно застряли в колючих кустах. Позади этой плотной стены причудливой клеткой высилось несколько таких же деревьев, а дальше простиралась лесная чаща.
        - Но вообще, ты прав… - печально склонила голову Гита. - Как же скверно все получилось. Но я принесла тебе одеяло! - она стала вытягивать из своей котомки сложенную во много раз шерстистую материю. - Оно тонкое, но теплое. И огонь можно развести! Только не здесь, а там, дальше, поляна есть, - и девочка заботливо укутала Кая и впрямь теплым одеяльцем.
        - Спасибо тебе, - тихо проговорил Кай.
        - Это тебе спасибо! Ну, я побежала, - засуетилась девочка. - Завтра утром прибегу, принесу еще еды. Не замерзай!
        Она умчалась, с поистине мальчишеской прытью перебравшись через живую изгородь. Кай опять остался наедине с кошкой, мирно дремлющей под деревом, но ему здорово полегчало.
        Вскоре совсем стемнело. Кай не стал отходить от колючей изгороди и разводить огонь. Завернувшись в одеяло, он от нечего делать рассматривал место, в котором оказался. Одно дерево, другое… Кривой ствол, жесткие листья. Темная зелень, сливающаяся с темнотой. Изредка желтеющие блеклые пятна…
        Кай встал на ноги и подошел к одному из деревьев. Да, на нем действительно было два-три жухлых листочка. До наступления осени осталось совсем немного. Успеет ли он вернуться к Утесу в срок? Впереди еще такой непомерный путь.
        Со вздохом Кай вернулся на землю, на шуршащий ворох опавших листьев и колючек. Ему совсем не хотелось спать. Он продолжил рассеянным взглядом изучать свое пристанище. Это становилось все сложнее - свет уже не попадал в этот закуток.
        И все равно кое-что бросилось Каю в глаза. На участке земли в самом центре почему-то не росла трава. Не было там и листвы. Комья жесткой земли были тщательно вдавлены в некогда выкопанную ямку, но они так и не смешались меж собой - тонкие линии явно указывали на чей-то тайничок.
        Кай улыбнулся, дотронувшись места пальцами. Может, это просто Гита утрамбовала вывернутую землю?
        На лес налетел порыв ветра. Листья зашелестели. Вдали послышался чей-то победный клич… Совсем рядом прозвучал шелестящий смех. В последнем свету за деревьями мелькнул человеческий силуэт. Кошка проснулась и зашипела.
        Кай, не отдавая себе отчета в том, что делает, пальцами стал разрывать землю. Его взгляд не отрывался от собственной руки. Он был готов заниматься чем угодно, лишь бы его сознание улетучилось куда-нибудь подальше, чтобы он не мог слышать этого смеха, не мог видеть скользящих ночных теней…
        - Проклятый, Проклятый…
        Сердце Кая забилось как сумасшедшее. Пальцы что было сил впились в землю. Это был он. Проклятый, преследующий его все это время. Неужели он, наконец, открыто покажется ему? Как же было страшно думать об этом.
        - Проклятый, Проклятый…
        Полная удовольствия песенка удалялась вместе с шорохом листвы. Побледневший, перепуганный Кай продолжал машинально разрывать землю, не сводя остекленевшего взгляда с испачканных пальцев.
        Слова неизвестного затихали вдали. Он уходил.
        Неожиданный блеск заставил Кая отрешиться от созерцания ладони и вздрогнуть. В разрытой им ямке лежала руна!
        Кай с минуту, не мигая, смотрел на внезапную находку. Потом медленно взял ее в руки. Радости на этот раз он почему-то не чувствовал. Кошка рядом с ним тоже продолжала изводиться.
        Гита ничего не знала о рунах. Она обманула его? Но если бы эта руна принадлежала ей, стала бы она зарывать ее в землю? Кай решил, что, конечно, нет. Ни один человек не додумался бы до такого.
        На всякий случай он еще немного разрыл углубление. Пальцы зацепили ровную твердую поверхность, но это явно была не руна.
        Вдруг стало довольно светло. Кай, увлеченный поисками, даже не обратил внимания на это странное явление. Он с любопытством взглянул на обнаруженный предмет. Причудливая роспись вилась по потемневшему от сырости дереву. Похоже, это была крышка шкатулки.
        - Кай? Кай! - вдруг раздался прямо за его спиной панический шепот.
        Кай даже подпрыгнул от неожиданности - первой его мыслью был его преследователь. Но оказалось, что это Гита.
        - Что ты здесь делаешь в такое время? - растерялся Кай. - Что… Что случилось? - взгляд его упал на просвет в изгороди. В прежде темном Крипте ярко горели огни.
        - Тебе нужно уходить! Скорее! - Гита схватила его за руку. - Кто-то рассказал, что ты здесь. Не я, клянусь! У нас такой переполох. Говорят, у Крипта бродит Проклятый!
        - Что? - обомлел Кай.
        - Эти дураки считают, что ты якобы проклятья всякие навел, и поэтому сразу после тебя пришел Проклятый, - торопливо объяснила девочка и в сердцах топнула ногой. - Пошли, скорее! Если заметят, что я сбежала… Что это ты тут делал? - вдруг опустила она глаза на разрытую землю.
        - Я… Так получилось, - пробормотал Кай.
        Гита залилась краской, бросилась к ямке и торопливо забросала ее землей, потом как следует попрыгала на ней, утрамбовывая непослушные комья.
        - Ты ничего не брал? - волком воззрилась она на Кая.
        - Руна, - показал фигурку Кай. - Я… Я просто разрыл немного и нашел…
        - Руну? - изумилась Гита. - Эту свою штучку? Что она там делала?
        - Не знаю… Я думал, ты спрятала…
        - Если бы я захотела ее спрятать, я бы положила ее в шкатулку! Ладно, - засуетилась она. - Значит, теперь ты можешь уйти… Пойдем, скорее!
        Она вновь вцепилась в его руку и потащила сквозь заросли в самые дебри леса. Позади эхом отдавались пока еще далекие крики. Кай ничего не понимал.
        Он гадал, что он снова сделал не так. Как люди могли связать настолько разные события? И ведь им, как казалось, и в голову не пришло, что Проклятый - это он и есть! Почему же они ополчились против него? Он находился за пределами их селения, что им еще нужно?
        Не переставая следовать за Гитой, Кай вдруг все понял. Проклятый! Может ли быть, что это он показался в Крипте и невольно подбросил им эту мысль? Или он сделал это специально? Ведь неспроста переполох в Глефиде, Верлии и Крипте начался так быстро, и везде ходили слухи о появлении Проклятого.
        Кай закусил губу от бессильного отчаяния. Чего он добивается, этот преследователь? Чтобы он не смог собрать руны? Но в Энделле он сам отдал ему одну. Да и куда проще было бы просто отобрать, чем действовать издалека.
        Они с Гитой продолжали прорываться сквозь густой лес. Вокруг ничего не было видно, ветки деревьев хлестали Кая по лицу и рукам.
        - Куда мы идем? - кое-как выговорил он.
        - Я отведу тебя на дорогу в Кристаллион! - обернувшись, прошептала Гита. - Тебе ведь туда надо? Тут недалеко, нужно просто зайти немного с другой стороны. Ой, тише!
        Она впихнула Кая в кустистые заросли и юркнула туда следом за ним. Почти тут же к ним приблизились голоса. Судя по всему, люди остановились и огляделись - Кай видел, как по земле скользнул отсвет факела.
        - Умные очень! - прошипела ему на ухо Гита. - Еще и лес спалят.
        Кай чуть было не засмеялся, но вовремя сдержал себя. Свет исчез, но голоса не спешили удаляться настолько, чтобы было безопасно покинуть укрытие.
        - Подождем немного, - прошептала Гита.
        - Тебе сильно попадет за то, что ты помогла мне, - тихо проговорил Кай.
        - А никто не узнает, - категорично заявила девочка. - Думают, что дети спят.
        Они немного помолчали. Потом Кай, не выдержав, полюбопытствовал:
        - А что в той шкатулке? Которая в земле…
        Гита, должно быть, посмотрела на него, но Кай не мог этого увидеть, только почувствовать: он боялся обернуться и тем самым выдать их укрытие. Рыщущие вокруг люди наверняка заметят качающиеся ветви.
        - Просто разные вещи, - смущенно пробормотала Гита. - Очень важные.
        Кай из вежливости не стал спрашивать дальше, хотя ему было очень интересно. Но Гита продолжила сама:
        - Например… Например осколок синего стекла. Это странно?
        - Совсем нет, - искренне ответил Кай. - Я бы тоже сохранил такое, если бы нашел.
        - Зачем?
        - Если посмотреть сквозь него, все вокруг станет синим, - сказал Кай. - Совсем как небо.
        - Действительно, я об этом не думала… Мне оно просто показалось очень красивым.
        - Зато теперь ты можешь попробовать посмотреть сквозь него, - улыбнулся Кай. - И тогда красивым станет все.
        - Раз так, то ты, когда пойдешь обратно, заходи обязательно, - решила Гита. - Я подарю его тебе. А если не зайдешь, останется на память о тебе… Странно, да? Вещь не твоя, а на память о тебе.
        - Немного странно, - согласился Кай.
        Но ему было очень приятно, что кто-то будет вспоминать о нем, глядя на крохотный осколок неба. Будто бы он действительно стал Ангелом…
        - Пойдем! - Гита первой заметила, что путь чист.
        Они с трудом выбрались из кустов и быстрым шагом пошли по темной дороге. Вдалеке мерцали огоньки, но Гита заверила Кая, что жители Крипта как раз там, где надо, чтобы не увидеть, как беглецы выбираются на дорогу к Кристаллиону.
        Каю оставалось только догадываться, как Гита различает путь в почти полной темноте, да еще и постоянно сходя с тропинок. Но вскоре они действительно вышли на небольшую, пустынную дорожку.
        - Ну вот, - отдышалась Гита. - Кай, ты послушай! Кристаллион очень далеко. И там жутко холодно. И мне отец говорил, что туда никого не пускают.
        - Да, мне все так говорят… - вздохнул Кай. - Но мне все равно нужно туда.
        - Тогда иди по этой дороге, - сказала Гита. - Честно говоря, я не знаю, как и что, но у нас все говорят, что она ведет в Кристаллион. Туда мало кто ходит. Все равно не пускают, так что можно и насмерть замерзнуть.
        - Понятно… Спасибо тебе за все, - Кай сдернул с плеч одеяло, которое так и было при нем, и протянул его Гите. Та, однако, отрицательно покачала головой.
        - Тебе нужнее, - сказала она. - А то точно замерзнешь! И это тебе спасибо. Вот, возьми, я же принесла тебе еду…
        Девочка, воровато оглядываясь, передала ему небольшой сверток. В ночной чаще снова зазвучали людские голоса.
        - Иди! - прошептала Гита.
        Кай еще раз шепотом поблагодарил ее за все, повернулся и побежал в темноту. Верная кошка неслась следом.
        Каю не хотелось так скоро уходить от нового друга, не хотелось бежать навстречу поджидающему его Проклятому. Но у него не было выбора. Вперед и только вперед. Лето заканчивалось, осталось совсем немного времени. Ему предстоит найти две последние осенние руны и вернуться к Высокому Утесу. Тогда, быть может, заветная мечта исполнится, и все страдания останутся позади. Он снова увидит пылающий закат… Он снова попытается пройти по облакам.



        Кристаллион

        Заснеженный лес простирался вокруг белым, диким лабиринтом, преследующим лишь одну цель: загнать путника в самую свою гущу, туда, где нет спасения, где только снег и холод. В этой части леса Дир было не просто холодно. Настоящий мороз жадно высасывал жизнь из любого живого создания, имеющего неосторожность оказаться в такой глуши. Будь то растение, животное или человек - все подвергалось этому жестокому наказанию. Подвергся ему и Кай, за последние дни далеко продвинувшийся в своем путешествии.
        Оставив далеко за собой маленький Крипт, он бесконечно долго, почти без отдыха шел по указанной Гитой дороге. Он помнил первую радость, когда тропа завела его на заснеженную поляну, помнил сказочную красоту зимнего леса. Но как скоро испарились эти чувства, буквально выдавленные из него нечеловеческим холодом.
        Ему казалось, что еще немного, и он достигнет Кристаллиона. Однако пришлось идти в два или три раза дольше того пути, что он прошел от Крипта. Это было жутко холодное, изматывающее, голодное и невообразимо страшное путешествие. Кай уже не боялся Проклятого - он так и не встретил ни одного намека на его присутствие и решил, что тот не стал рисковать собой и правильно сделал. Кай начинал подумывать, что скоро погибнет в этом пустом ледяном лесу. Иногда ему вспоминалось, как они с Миро боялись замерзнуть… Если бы только они могли представить, какой на свете существует холод, тысячами игл впивающийся в кожу! Те скитания показались бы им тропическим лесом.
        И все же, в какое бы отчаяние ни впадал Кай, главное испытание было еще впереди.
        В тот день - он уже не мог сказать, какой по счету - он прорывался сквозь снегопад. Его ноги по колено утопали в сугробах и очень скоро онемели от холода. Но все равно он, собрав все свои силы, шаг за шагом пробирался вперед. На плечах у него были плащ и одеяло Гиты, под ними мальчик прижимал к груди кошку, которая, конечно, не могла передвигаться в таких условиях. Порывы ветра со снегом ударяли его по лицу.
        В какой-то момент Каю подумалось, что это конец. Вот-вот он упадет, ослабший от холода и голода (ведь он не ел уже с три дня), навеки погребенный несчетными миллиардами снежинок… Ведь здесь даже негде укрыться от стихии. Иловые деревья остались далеко позади, не говоря уже о такой желанной сейчас вещи, как листья. Здесь равнодушными смотрителями вздымались вверх абсолютно голые стволы, иногда с треском ломающиеся от тяжести снега.
        Уже слабо соображая, в чем дело, Кай поднял голову как раз на такой треск. Только что в нескольких метрах от него упало старое дерево. С маленьким огоньком надежды в душе он направился туда.
        Дерево и впрямь упало очень удачно: оно задело верхушкой своего собрата, пребывающего в столь же плачевном состоянии, и образовало собой нечто вроде пещерки, куда вполне мог втиснуться ребенок. Благодаря судьбу за внезапный приют, Кай из последних сил выгреб, сколько мог, снега, и заполз под дерево. Ветер завыл с утроенной силой.
        - Дойду ли я? - еле выговорил Кай совсем онемевшими губами. Кристаллион представлялся ему нереальнее, чем когда-либо. Нет, не может нигде быть такого чудного места, как поселение людей. Везде только губительный снежный лес, из которого нет выхода.
        И тут сердце Кая ощутимо дрогнуло от страшной догадки. Конечно, он не ожидал, что кто-нибудь ему ответит. Но если подумать, как долго он пробирается сквозь снежную бурю, не ощущая ни малейшего движения в своих руках… И не чувствуя даже ничтожной искорки тепла.
        Кай не мог сказать, не двигаются его руки от холода или же от ужаса. Чудовищным усилием воли он заставил себя вынуть кошку из-под одежды.
        Она не дышала.
        Долгое время Кай, не мигая, смотрел на свою верную спутницу, понимая и не признавая произошедшее. Обледеневшая шерсть зверька так и не оттаяла. Но глаза были закрыты, и казалось, что кошка просто спит.
        - Эй, - Кай почему-то улыбнулся и почесал ее за ухом.
        Никакой реакции. Только безжизненная лапка скользнула вниз, когда Кай поднял руку.
        На упавшее дерево налетел очередной порыв снежного вихря. Кошка не издала жалобного мяуканья, не попыталась прижаться поближе к Каю, как бывало раньше. Глупо было надеяться на чудо.
        Кай прижал умершую кошку к груди и заплакал. Он не хотел верить в случившееся и клял себя последними словами, ведь зверек пошел за ним, и это только его вина, это он, Кай, привел ее к верной гибели. Как ему хотелось умереть прямо здесь, тут же, чтобы не чувствовать этой уничтожающей вины, чтобы хоть как-то искупить содеянное. Но он знал, что этого не произойдет. Он Проклятый, и для него не будет все кончено так быстро. Ему оставалось только плакать, с трудом выговаривая слова, тщетно пытающиеся связаться в мольбу о прощении.
        В невыносимом страдании подошел к концу этот день. Буря улеглась, но для Кая это было слабым утешением. Ему предстояло найти в себе силы заставить себя двигаться дальше. Теперь, когда он совсем-совсем один среди воинственно настроенного снежного леса.
        Не потерять надежду, не потерять надежду, - вертелись у него в голове одни и те же слова. Если он ее потеряет, то все будет зря…
        Кай онемевшими пальцами сжал осенние руны. Не потерять надежду…
        С трудом глотая слезы, мальчик начал разгребать снег. Руки не слушались его, они страшно болели при любом движении. Несмотря на это, Кай продолжал бесстрашно погружать ладони в ледяной снег и откидывать его в сторону. Одна горсть, вторая, десятая, двадцатая, сотая… Разум наотрез отказался подчиняться почти убитой горем душе, и Кай потерял счет как своих движений, так и времени вообще.
        Он смутно помнил, как сорвал с плеч отданное Гитой одеяло и завернул в него кошку. Ему было все равно, что теперь его ждет еще более холодное и жестокое путешествие - он считал, что заслужил это, как никто другой. Тупо посмотрев некоторое время на вырытую яму, он снял с себя и плащ. Кай выстелил им могилку, и только потом положил в нее кошку, завернутую в одеяло. Слезы уже не текли по его щекам - они замерзли, и, когда Кай отер щеки, на одеяло упали крохотные льдинки.
        Не найдя в себе сил смотреть на то, что он делает, шепча обрывочные слова прощания, Кай сгреб горку снега обратно.
        Выбравшись из укрытия, раскачиваясь из стороны в сторону и не разбирая дороги, он побрел вперед. Снег не шел, но суровый ветер трепал его волосы и гнал на него вихри уже лежащего жесткого снега, царапая оголенные теперь руки и лицо.
        Однако Кай уже почти не обращал на это внимания. Он просто шел, шел и шел. Как будто то была бессмысленная, бесконечная и полная боли дорога, лишенная эмоций и соображений. Дорога, которую он уже однажды прошел от обрыва Дир до Верлии.


        Очередная черная ночь спускалась на заснеженный лес вместе с надвигающейся бурей. И сама ночь, и грозно притихшее небо уже не имели для кого-либо числа или значения. Единственный путник в этих краях, такой маленький среди бесконечных сугробов, давно потерял счет времени и не пытался его возобновить. Он почти ни о чем не думал, каждый шаг был для него последним. Из таких вот последних шагов и состояло сейчас его путешествие. В обессилевшем разуме воцарилась одна-единственная мысль: руны. Не потерять надежду. Путь не будет пройден зря… Или все-таки…
        Кай сам не заметил, как повсюду начал раздаваться мелодичный звон, а впереди замаячили человеческие фигуры. Он почему-то ничуть не удивился этому, словно так и должно быть. Будто он с самого начала знал, что увидит их здесь, хотя на деле понятия не имел, кто они такие и откуда взялись.
        Незнакомцы все приближались, но это Кай шел к ним, а не они к нему. Он уже даже не замечал, что вообще идет. Холод окончательно сковал все его чувства и мысли.
        - Стой!
        Кай остановился, когда прямо перед ним возникла рука, преграждающая ему путь. Мальчик медленно, с трудом поднял абсолютно пустой взгляд на неожиданное препятствие. Это был один из трех мужчин, стоящих в ровном ряду. Все они были очень высокими и рослыми, на них была теплая одежда с мехом. На поясах угрожающе поблескивали оголенные мечи.
        - Это граница Кристаллиона, - сурово сказал стражник. - Дальше пути нет.
        Кай не отходил и долго смотрел на него, будто бы не понимал, что тот пытается ему сказать. Потом кое-как выговорил:
        - Мне… нужно… в Кристаллион.
        - Дальше пути нет, - безжалостно проговорил стражник.
        Кай продолжал стоять, глядя на него.
        Охранник занервничал. Вид замерзшего ребенка, лишенного даже верхней одежды, его покрытые инеем кожа и волосы, пустой взгляд - все это вызвало в нем такой прилив человеческой жалости, что он с трудом подавил желание провести его в теплый дом. Но долг службы звал его, и он просто смягчил свой тон, когда заговорил снова.
        - Послушай, чтобы попасть в Кристаллион, нужно иметь очень веские причины. Тебе не пройти, поэтому поторопись поискать убежище где-нибудь в другом месте.
        Кай, наконец, отвел от него взгляд и посмотрел вперед. Там виднелась снежная пустошь, а дальше… Дома, чудесные белые дома… Огромная белая стена где-то далеко-далеко…
        - Руны… - прошептал он. - Руны…
        - Что тут у тебя? - к стражнику подошел еще один.
        Первый охранник только пожал плечами, с жалостью глядя на Кая. Между товарищами завязалась приглушенная беседа. Кай не слушал, просто глядел вперед, ничего не понимая и не замечая.
        Он не знал, сколько прошло времени. В обрывочных воспоминаниях запечатлелось только, что через темноту к нему протянулась рука и взяла его за локоть. Кай это увидел, но не почувствовал. Его куда-то потянули, он не знал, куда. Перед глазами, как и прежде, был только снег, снег и снег. В обессилевшем разуме все смешалось: Высокий Утес, Эдель, Миро, Гита, Проклятый, дикая кошка… Самые разные видения замелькали перед взором, разбавляя скучную белую пустыню, и остаток пути Кай проделал в почти бессознательном состоянии.
        Он пришел в себя от того, что ему было тепло. Это показалось таким удивительным! Он чувствовал руки и ноги, они сильно болели, но он чувствовал!
        Не понимая, что происходит, Кай приоткрыл глаза. Веки послушались с большим трудом, и первым, на что упал взгляд, было одеяло. Теплое пуховое одеяло, в которое был завернут Кай.
        Удивленный, Кай выпрямился (он полулежал в глубоком кресле) и обнаружил себя в незнакомой комнате. Она была маленькой, но очень красивой. Вся в теплых бордовых тонах, с бесчисленными узорами на стенах и мебели, она не позволяла даже думать о том, что на земле существует такая вещь, как холод.
        Но ужасные воспоминания все еще были слишком свежими. Кай знал, что он долго, бесконечно долго шел по лесу Дир. Там оставил его последний верный товарищ, дикая кошка, шедшая из Тысячелетнего леса. Там он бессчетное число раз чувствовал уверенность, что останется в Снегах навсегда. Там он набрел на границу Кристаллиона и замечательно помнил, что ему отказали в проходе. Это воспоминание было последним. Как же он оказался здесь?
        Ему очень не хотелось выбираться из такого мягкого и теплого одеяла, однако тревога не оставляла его. Он уже почти решил встать и найти кого-нибудь, но тут скрипнула дверь, избавив его от этой необходимости.
        В комнату вошла какая-то девушка. Она остановилась прямо перед Каем и посмотрела на него с некоторой опаской. Мальчик из вежливости все же попытался встать (тело отозвалось тупой болью, будто вчера он пробежал не один километр), но девушка вдруг засуетилась, поставила принесенный поднос на стол, опять подбежала к Каю и вдавила его обратно в кресло.
        - Сидите, сидите, не двигайтесь… - бормотала она. - Больно? Ну вот, надо сидеть еще некоторое время. Немного. Давно проснулись? Ну и отлично. Вы страшно замерзли.
        - А где… Где я? - выдавил из себя Кай, порядком перепугавшись от того, что к нему обращаются на «вы».
        - Во дворце Кристаллиона.
        Кристаллион! Сердце Кая радостно екнуло, но тут же упало. Как он здесь очутился? Что он такого сделал, что его отвели во дворец? Не из-за того ли это, что он так рьяно рвался переступить границу? Хотя рьяно - сильно сказано, ему помнилось, он едва стоял на ногах.
        Девушка тем временем с великой осторожностью поднесла к его губам большую чашу и, к полной его неожиданности, вдруг буквально влила в него что-то страшно горячее. Каю показалось, что его горло обречено на гибель, но девушка чашку не убрала, так что ему пришлось терпеть. Впрочем, вскоре питье уже не казалось обжигающим, можно было различить вкус, который был весьма приятен. Когда чашку, наконец, убрали, Кай с робкой надеждой глянул на принесенный поднос - нет ли там добавки.
        - Сейчас принесу, - прочувствовала ситуацию девушка.
        Не успел Кай воскликнуть, что не стоит беспокоиться, она унеслась. Мальчик совсем растерялся.
        Вторую и третью порцию бульона он выпил самостоятельно. Окончательно насытившись, он почувствовал себя в сотни раз лучше и решительно выбрался из одеяла.
        Девушка, принесшая ему еду, снова убежала, поэтому Кай решил предпринять вылазку. В противном случае, он чувствовал, совсем изведется. Что же все-таки произошло на границе? Почему он во дворце, если даже в сам город никого не пускают? Эти вопросы не давали Каю покоя, и возможные ответы очень пугали его.
        Он с опаской приоткрыл высокую дверь и выглянул в узкий коридор. Тот, в отличие от комнаты, был целиком серебристый. Кай зачарованно коснулся одной из стен, но не понял, из чего могло быть сделано такое чудо.
        Медленно, постоянно оглядываясь, он пошел дальше. Очень скоро коридор вывел его к лестнице, ведущей вниз. Там Кай нос к носу столкнулся аж с тремя стражниками, очень похожими на тех, кого он встретил на границе.
        - Чего шарахаешься, - миролюбиво приветствовал его один из них: Кай сперва в испуге отшатнулся. - Куда идешь?
        - Я… Я не знаю, - пробормотал Кай. - Я просто проснулся и…
        - Его три дня назад привели по личному приказу королевны, - вставил другой.
        - Вот как, - протянул другой. - Ну, раз ты в курсе, сходи к ней и спроси.
        Стражник кивнул и поспешно удалился. Двое оставшихся с любопытством посмотрели на Кая, у которого сердце вновь забилось так, что уже начинало беспокоить своего обладателя. Королевна! Кай уверился в том, что сделал нечто ужасное, и от страха у него даже закружилась голова. Вдруг она знает, что он - Проклятый? Если так, понятно, почему девушка смотрела на него с затаенным испугом. Но зачем тогда его заботливо отогрели? Кай терялся в догадках.
        Видимо, все эмоции отражались у него на лице, потому что стражники вдруг начали наперебой расхваливать свою королевну. Они утверждали, что она молода и потрясающе красива, что всегда руководствуется справедливостью, даже если это идет вразрез с законами Кристаллиона, что в первую очередь она думает о людях и в последнюю - о себе. Стражники говорили так горячо, с таким восторгом, что и впрямь немного успокоили Кая. Ему все еще было страшновато, но в голове воцарился образ прекрасной правительницы Кристаллиона, на который он зачарованно любовался, слушая рассказы стражников.
        Пока они говорили, вернулся их товарищ. Он заявил, что королевна велит Каю немедленно предстать перед ней. Кай этого никак не ожидал. Труды стражников пошли насмарку - прекрасный образ в сознании мальчика обогатился неоспоримым величием, и в душе у него все похолодело. Но делать нечего, и он послушно пошел за стражником, который вызвался его проводить.
        Они спустились по прекрасной серебристой лестнице - ее перила состояли из бесчисленного количества завитков. Все коридоры были украшены схожим образом, и, вдобавок к этому, стены и пол причудливо блестели, будто бы на них и в самом деле лежал снег. Убранство дворца как нельзя лучше подходило к такому месту, как Кристаллион. Но, в отличие от того, что творилось снаружи, здесь было очень тепло.
        - Вот и все, - проводник Кая остановился перед огромными дверьми. - Дальше пойдешь один.
        Кай молча кивнул - слова застревали в горле. Стражник приоткрыл двери, и он шагнул внутрь.
        Кай растерялся. Вокруг было очень темно, но чувствовался небывалый простор. Когда глаза чуть привыкли к темноте, он разглядел мощные колонны. Ни о чем больше не думая, Кай пошел вперед. Его шаги эхом отдавались в темноте, которая постепенно рассеивалась - вдалеке маячило слабое свечение. По каким-то причинам освещалась только та часть огромного зала, где на троне восседала королевна.
        Кай остановился. Она действительно была прекрасна, эта молодая женщина. Серебристо-белые одеяния, длинные белые же волосы и серебряная диадема делали ее настоящей снежной королевой. Кай зачарованно смотрел на нее. Он бы ни за что не сказал, что она обычный человек. Она казалась ему Ангелом или даже богиней. На целую минуту его сковало точь-в-точь такое же благоговение, какое он некогда испытал в Тысячелетнем лесу, увидев Ангелов.
        - Ну же, подойди! - вдруг заговорила королевна. Ее голос звучал совсем не властно, а мягко и ласково. - Подойди ко мне, маленький Проклятый.
        Кай вздрогнул. Знает!
        - Не удивляйся темноте. Я не люблю яркий свет… Ну же, подойди.
        Помедлив, он все-таки направился вперед и остановился посередине зала. Но правительница Кристаллиона повторила свою просьбу, он прошел еще немного и встал прямо перед троном, где от великолепия королевны у него захватило дух. Но та все подгоняла его, и, в конце концов, Кай приблизился вплотную к ней.
        Королевна, к вящему изумлению мальчика, вдруг обхватила его за талию и легко посадила себе на колени. Кай потерял дар речи, но в следующий момент неожиданно почувствовал себя очень спокойно. Все страхи и тревоги разом улетучились, душу наполнило тепло, словно рядом сидел близкий, родной человек.
        - Как твое имя, маленький Проклятый? - улыбаясь, спросила королевна.
        Кай тихо назвал свое имя.
        - И что же ты делаешь в моем королевстве, Кай?
        - Я пришел сюда за осенними рунами, - еще тише признался Кай.
        - Говори громче, тебе нечего бояться, - ободрила королевна. - Ты, конечно, многое испытал, и жизнь обошлась с тобой очень жестоко. Заставить ребенка плутать в этих холодных краях! Представляю, что ты подумал о Кристаллионе, когда тебя отказались впустить.
        - А я ничего не подумал, - смущенно улыбнулся Кай. - Я замерз очень.
        Королевна тихо рассмеялась и погладила его по голове.
        - Хорошо, что стражи догадались сказать об этом мне. Я не знаю, сколько жестокостей ждет тебя дальше на твоем пути, но обещаю: в окрестностях Кристаллиона ты больше никогда не будешь чувствовать холод. Впрочем, вернемся к нашей прежней теме! Сколько рун ты собрал, маленький Кай?
        Кай хотел ответить, но вдруг испугался. Сколько раз на него накатывало забвение! Кто знает, может, фигурки успели потеряться?
        Он торопливо вытащил из кармана руны и пересчитал их.
        - Десять, - с облегчением ответил Кай и, перехватив взгляд ничуть не удивившейся королевны, спросил: - Откуда вы знаете?
        - Потому что ко мне приходил Ангел, - глаза королевны подернулись мечтательной пеленой, и она посмотрела куда-то вдаль.
        - Ангел приходил к вам? Правда? - Кай ни на секунду не усомнился в правдивости слов правительницы Кристаллиона, но очень захотел послушать об Ангелах.
        - Правда, - улыбнулась ему королевна. - Послушай меня, Кай. Когда-то в земли Кристаллиона пришел один злой человек. И хотя он был злым, влияние его было так велико, что дорога открылась ему даже сюда. Он не знал об осенних рунах; не знала о них и я. Но мы понимали: нужно было совершить нечто значимое, чтобы удостоиться чести завладеть подобным предметом. О значимом у нас были разные понятия, а осенняя руна появилась прямо между нами. И он забрал ее.
        - Но он же не мог наверняка знать, что она принадлежит ему! - воскликнул Кай.
        - Он был уверен, - улыбнулась королевна. - Этого ему казалось достаточным. Но пришло время, и она вернулась к своему владельцу - то есть ко мне.
        - Вам удалось вернуть ее? - обрадовался Кай.
        - Ангел вернул ее. И попросил позаботиться о еще одной, которой пришлось искать нового владельца.
        В руке королевны словно из ниоткуда появись две руны. Две последних осенних руны - два заключительных знака, завершающих неведомую надпись на дереве в Золотой роще…
        Кай затаил дыхание. Королевна с минуту молча смотрела на него.
        - На этом твой поиск заканчивается, Кай, - наконец, сказала она. - Я отдаю эти руны тебе. Теперь у тебя все двенадцать, - и королевна положила фигурки в ладони Кая.
        Мальчик совсем растерялся и жутко разволновался. Все происходящее казалось сном, и на этот раз сном хорошим, сказочным, но в который так страшно поверить. Вдруг через секунду наваждение развеется, и он, Кай, очнется у обрыва или в промерзшем зимнем лесу?
        - Но почему… Почему именно мне? - выговорил он непослушными губами.
        - Потому что таково мое решение. Собрать столько рун, будучи Проклятым, упрямо идти против предначертанной злой судьбы - так может далеко не каждый, - королевна не переставала тепло улыбаться. - Но послушай меня снова, Кай. На этом заканчивается твой поиск, но не путь. Лето тоже подходит к концу, но ты должен вернуться к Высокому Утесу. Возможно, это будет еще труднее, чем все твое предыдущее путешествие, поэтому тебе предстоит набраться сил. Помни: до самого конца ты должен ни в коем случае не потерять своей надежды и не позволить ее осколкам снова упасть.
        - Но если лето заканчивается… Вдруг я не успею? - прошептал Кай.
        - Разве Эдель не говорил тебе, что ты должен вернуться к осени? - мягко возразила королевна. - Осень не начинается в один день, маленький Проклятый. Листья постепенно желтеют и начинают падать… Но ни один человек на земле не скажет тебе, когда именно начинается осень.



        Конец пути

        Кай бросил прощальный взгляд на Невер - совсем маленькую деревеньку, всю заросшую высокой травой. Он считал, что достаточно отдохнул в этих зарослях, хотя на деле его привал длился всего несколько часов. Но в этот день люди селения прощались с летом, и Кай просто не мог оставаться на месте.
        С деревьев все чаще срывались желтые листья. Осень неспешно, но все же вступала в свои права. Кай пронесся через Кристаллион к большой, прохладной Ардении с такой скоростью, что когда пришло время прощаться с проводником, посланным специально для него доброй королевной, тот облегченно вздохнул. Он сказал, что еще никогда ему не приходилось идти сюда столь быстрым шагом. Еще он посоветовал Каю хорошенько отдохнуть и даже указал пригодный для этого дом - здесь, вблизи от Снегов, были люди, чтившие королевну, будто то была и их правительница. Кай поблагодарил его, но задержался в гостеприимном доме только на одну ночь, а потом снова двинулся в путь.
        Вдобавок ко всем волнениям, едва Кай покинул Ардению, он вновь заметил преследующий его силуэт. Был ли это тот самый Проклятый? Каю вспоминались слова королевны о трудности пути, и он до боли в пальцах сжимал руны, клянясь про себя, что никогда и ни за что не отпустит их. Пусть даже Проклятые нападут гурьбой - он умрет, но не отпустит. Надежда с ним. Все будет хорошо… Так убеждал себя Кай.
        Невер вскоре тоже остался далеко позади. Следующим был город Линден, последняя точка на карте, данной Бреннилвиндом. После него впереди должен замаячить Тысячелетний лес, а за ним - Высокий Утес, от которого Кай ушел в самом начале лета. Казалось, прошла целая вечность с того момента, и Кай успел жутко соскучиться по Утесу. Да, сначала у него были твердые намерения не возвращаться в это место, причинившее ему столько боли, но теперь все изменилось. Кай понял, что в тот или иной момент боль настигнет в любом месте мира, и бежать от нее - не такой уж правильный выбор. Убежав от одной, запросто можно столкнуться с другой, еще более жестокой. И пусть Утес находился рядом с его родным селением, маленьким адом за чахлой рощицей, куда меньше всего хотелось возвращаться, все равно в этом месте было нечто особенное. Кай исходил множество дорог, но нигде он не видел такого неба, как здесь, ниоткуда не открывался такой вид, как с Высокого Утеса. Только там белесая дымка блестящей полосой вилась по потрясающей оранжевой глади закатных небес.
        Эти воспоминания прибавили Каю сил, и он побежал. Сзади слышался хруст веток - это преследователь побоялся его упустить. Кай предпочитал не обращать на него внимания. Он надеялся, что случится чудо, и все закончится прежде, чем ему придется столкнуться лицом к лицу с Проклятым… Но его надежды не оправдались.
        Кай достиг Линдена через пару дней. Он почти не останавливался и так устал, что когда оказался на больших и шумных улицах, чем-то напоминающих Энделл, у него закружилась голова.
        С трудом заставляя глаза не закрываться, он медленно побрел обратно, к окраине. Там Кай забрался в первый попавшийся сарай при невзрачном бедном доме и, упав на сложенные мешки, уснул как убитый. Ему снились сны - сны о Миро, Бреннилвинде, дикой кошке, похищенной Белле, о Дане, о Гарольде и Арорвете, Гите и королевне Кристаллиона. Все эти видения были наполнены небывалой теплотой, и Кай с удовольствием погрузился в нее. Там было здорово, не хватало только одного: неба. Но вот он взял у Гиты синее стекло, и все вокруг стало небесным…
        - Эй, проснись!
        Кай приоткрыл глаза. Он чувствовал себя так, словно заново родился - силы вернулись к нему, спать совсем не хотелось.
        Рядом с ним сидела на корточках совсем маленькая девочка и с опаской смотрела на него.
        - Почему ты здесь спишь? - спросила она с подозрением.
        - Пришел издалека и устал, - улыбнулся Кай. - Я уже ухожу.
        Он поднялся на ноги и направился к выходу, напряженно размышляя о том, сколько же он проспал. День и ночь? Или больше? На улице ярко светило солнце - было позднее утро.
        - Эй! - басом закричала ему вслед девочка. - А заплатить?
        Кай удивленно обернулся и рассмеялся - так забавен был грозный вид маленькой хозяйки.
        - Сейчас, - сказал он. - Подойди!
        Девочка, не сводя с него подозрительного взгляда, осторожно подошла. Кай с улыбкой накинул на нее белую меховую накидку, которую дала ему королевна Кристаллиона, чтобы уберечь его от холода по дороге через Снега. Здесь было много теплее, и все это время Кай нес ее через плечо.
        - Ты что? - перепугалась девочка.
        - Это тебе, вместо оплаты, - сказал Кай. - Пойдет?
        - Я же пошутила! - пролепетала малышка. - Эй, ты куда!
        Но Кай только помахал ей рукой и вышел на улицу. Он знал, что девочке это нужнее, чем ему. Ведь скоро настанет зима.
        Быстрым шагом он направился к центру города - ему хотелось как можно скорее покинуть Линден. Хотя, оглядываясь, Кай с удивлением замечал, что здесь, в отличие от Кретена и Энделла, было много спокойнее. Возможно, так казалось потому, что Кай знал, как близко город подступает к лесу, и предвкушал достижение своей цели. А, может, люди в этот день были особенно улыбчивы и неторопливы. Или просто солнце золотыми потоками так щедро поливало каменные улицы, что хорошим настроением были обеспечены все и каждый - и жители, и странники, и даже сам город.
        Кай довольно быстро миновал оживленный центр Линдена, где его угостили хлебом с медом - какой-то веселый мужчина на площади торговал и тем, и другим, а тем, кто не мог купить, раздавал просто так. Кай был удивлен и так обрадован, что даже решил задержаться на этой веселой площади, полной людского говора и смеха.
        Но вскоре он увидел в толпе жителя своего селения. К несчастью, они встретились взглядами. Кай не успел понять, узнал ли тот его, однако все равно торопливо опустил голову и бросился бежать.
        Добежав почти до самой окраины, Кай только там замедлил шаг и с большим облегчением увидел впереди полосу леса. Прогулка по городу выдалась долгой - время близилось к вечеру, хотя солнце еще не спешило скрыться за горизонтом. Кай решил успеть достигнуть Тысячелетнего леса до ночи и устроиться на ночлег уже в нем. Но когда он проходил мимо последних домов и решил напоследок взглянуть на Линден, ему в глаза бросилась фигура в темной накидке с капюшоном. Заметив, что Кай остановился, неизвестный торопливо метнулся в сторону.
        Кай почувствовал, как по телу пробежала дрожь. Он коснулся пальцами рун и крепко стиснул их в ладони. Не отпустить… Не потерять. Когда же раскроет себя его преследователь? Вряд ли он сделает это в городе. Выйдет ли он в Тысячелетнем лесу или у самого Утеса? Кай представил, как будет коротать полную напряжения и страха ночь в густой чаще, и решил не торопиться. Путешествие по лесу можно начать завтра утром.
        Однако планы его снова поменялись, когда он вышел из города и остановился, не в силах сдвинуться с места. Только первый ряд деревьев имел хоть какую-то зелень. Все, что были дальше, покрылись желтыми и оранжевыми листьями - и, как видно, довольно давно. Между крайними могучими стволами, как сквозь гигантские врата, виднелся дождь из золотых листьев. Кружась в теплом воздухе, они падали, падали, падали…
        Кай понял, что сильно ошибался в своих ощущениях. В Снегах нельзя было уловить никаких различий между летом и осенью. Чем дальше он уходил от Кристаллиона, тем чаще встречались деревья и зелень, но Кай совсем не делал скидку на то, что все равно эти земли много севернее, и там растения куда терпимее, чем здесь. Выходило, осень уже давно наступила, хотя было еще очень, очень тепло. Возможно, что он, Кай, еще не опоздал.
        Забыв об отдыхе, мальчик двинулся в путь. Он знал, что все могло быть кончено еще много дней назад. Как и говорила королевна, никто не знает, когда начинается осень - быть может, лето закончилось еще неделю назад. Также он знал, что за ним попятам идет Проклятый. Но пока был хоть малейший шанс…
        Кай шел весь вечер, не остановился и ночью. Карта помогала ему не сбиться с дороги, а когда стало совсем темно, он осторожно зажег ветку и освещал перед собой лесную тропу. Та поражала своей широтой, и Кай мог не бояться, что сожжет деревья. Потом снова настало утро, и сквозь пожелтевшие ветки хлынули солнечные лучи. А Кай, не останавливаясь, все продолжал и продолжал путь. Он слышал сзади шорохи, шаги и иногда шелестящий смех, сопровождающий его с самого начала, но не оглядывался. Ноги здорово устали и грозились подогнуться и бросить своего хозяина наземь, но Кай, стиснув зубы, продолжал идти.
        «Времени почти не осталось», - говорил он себе и вновь и вновь вспоминал Ангелов, вспоминал Эделя, давшего ему право попытаться собрать осенние руны. Он встретил их именно здесь, в Тысячелетнем лесу… «Проклятых тут тоже хватает», - сказал когда-то Бреннилвинд…
        Кай остановился и вздрогнул.
        Шорох раздался сзади, но тут же пошевелились деревья впереди. Там тоже кто-то был. С замиранием сердца Кай обернулся - за спиной никого не оказалось, но справа и слева одновременно раздались шорохи.
        До темноты было еще далеко, но неспешное начало вечера уже ознаменовали золотые полосы в воздухе. В сочетании с багровыми листьями, падающими с деревьев и пополняющими уже плотный лиственный ковер на земле, это было потрясающе красиво и своими тонами напоминало открывавшееся с Высокого Утеса небо. Но на этот раз Каю было не до природных красот. Он чувствовал - рядом кто-то есть. Кто-то опасный. Кто-то, кто не станет долго скрывать свое лицо.
        Сглотнув, Кай в тысячный раз посмотрел на карту. Судя по всему, до Утеса осталось совсем немного. За минувшие ночь и день он прошел очень большое расстояние.
        - Руны… - пропел приглушенный голос за спиной.
        Кай резко обернулся, но никого не увидел. Зато услышал за деревьями смех. Заросли вокруг, словно сговорившись, зашевелились и зашуршали, будто вдруг подул порыв ветра. Где-то меж ними мелькнул желтый отблеск: глаза Проклятого.
        «Все кончено», - в ужасе подумал Кай. Проклятые все-таки решили выйти к нему! Наверняка их много, они повсюду, они знают, что у него все осенние руны, и, конечно, заберут их у него.
        В мгновение ока все фигурки оказались стиснуты в его руках. Кай сорвался с места и бросился бежать. Ему слышалась погоня, но он не оборачивался. Сердце оглушительно билось, дыхания не хватало. Не потерять надежду, - крутилось у него в голове. Не упустить руны!
        Лес впереди становился все гуще. Линден находился с противоположной от Энделла стороны, тропы расходились в разные стороны, и дороги подступали к Утесу с разных сторон, уже потом сливаясь в одну. Но Каю показалось, что эти места знакомы ему, что где-то здесь бродили они с Миро, когда ему, Каю, встретились Ангелы… Однако вскоре он, на бегу оглядевшись, понял, что сильно ошибся: все оказалось знакомо потому, что в самом начале путешествия они проходили здесь, уходя все дальше от Высокого Утеса. Вот и небольшая поляна, вот и…
        Кай в ужасе остановился. Дорогу кто-то заступал. Высокий человек с желтыми глазами, с покрытой черными узорами рукой. Он жестоко ухмылялся. Не было никакой возможности пройти мимо него.
        Золотые лучи солнца исчезли. За Тысячелетним лесом, не так уж далеко отсюда, они все еще падали на землю, но в лесном полумраке у них больше не было шанса выжить. Заметно потемнело. Шорохи становились все громче… Позади раздался шелестящий смех. Кай, медленно отступая от Проклятого, обернулся.
        - Ну вот и здравствуй, наконец! - Инкар отвесил ему шутливый поклон.
        Кай, дрожа, попятился, и в результате остановился в центре поляны. Ведь сзади по-прежнему стоял другой Проклятый. Да и из-за деревьев стали появляться темные силуэты. Кай даже не пытался их разглядеть, все и так было яснее ясного: его окружили.
        - Мог бы и поблагодарить меня, - заявил Инкар. - Ты хоть знаешь, сколько я за тобой приглядывал?
        Каю потребовалось несколько секунд, чтобы справиться со страхом и взять себя в руки. Он не сдастся.
        - Знаю, - сказал он деревянным голосом. - Долго. С самого начала.
        - Очень хорошо, - остался доволен его осведомленностью Инкар. - Ну разве что в Кристаллион я предпочел не соваться. Да ты посмотри, сколько народу пришло тебя встретить, - при этих словах несколько Проклятых засмеялись угрожающим смехом. - Ну как же, почтить собирателя рун!
        Кай побледнел, посильнее сжимая заветные фигурки. Это не укрылось от внимания Инкара. Еще больше стемнело… Солнце медленно опускалось.
        - Да что же ты их прячешь! - протянул Инкар. - Покажи нам всем. Мы не отберем. Зачем? Собери хоть все руны, когда-либо появляющиеся в этом мире! Кто же сделает Ангелом Проклятого!
        Кай дрогнул. Ночные кошмары, один за другим, пронеслись перед его глазами.
        - Они… Они дали мне шанс, - прошептал он непослушными губами.
        - Они просто решили посмеяться над тобой. Проклятый, Проклятый! - запел свою любимую песенку Инкар. - Да что там говорить об Ангелах! Как бы ты ни был добр, тебя всегда все ненавидели…
        Жители селения, воскреснув из глубин памяти, вновь набрасывались на Кая с ругательствами и ударами, желая ему смерти. Кай тряхнул головой, стараясь избавиться от наваждения. Все хорошо, это просто слова, - говорил он себе, но сам себя не слышал. Его окружили, но время еще есть. Помощи ждать неоткуда, надо бежать… Но как?
        - Проклятый, Проклятый, - продолжал свое Инкар, с видимым удовольствием дирижируя себе рукой. - Чем тебя еще подбодрить? Ах да, тебя даже единственный друг рядом не выдержал. А все потому, что ты Проклятый, Проклятый…
        Боль кинжалом полоснула сердце Кая. Миро держал его за руку, Миро хотел спасти его, но ненависть взяла верх… Он отпустил его. Он не хотел, чтобы он оставался живым. Зачем, зачем этот юный Проклятый говорил ему это? Зачем терзал и без того исстрадавшуюся душу?
        Кай зажмурился. Его руки дрожали, руны то и дело норовили выпасть из ослабших пальцев, но он изо всех сил боролся с собой. А Инкар тем временем безжалостно продолжал:
        - Да брось же эти штучки, или ты хочешь услышать личное мнение Эделя о тебе? - Инкар довольно хихикнул. - Глупый маленький Проклятый. Тебя простые смертные рядом терпеть не могут - что говорить об Ангелах! Это только мы, такие добрые, делаем тебе одолжение. Ну же, бросай, пойдем с нами. Ты же прекрасно знаешь, что если не пойдешь, то уронишь свои руны принудительно.
        - Давно пора, - проворчал за спиной Кая Алиган.
        - Ну зачем же применять силу! - Инкар с укором покачал пальцем из стороны в сторону. Кай вскинул на него застывший взгляд и встретил в упор роковую фразу: - Он ведь даже умереть как следует не может.
        Страшные видения, одно за другим, пронеслись перед глазами Кая. Дважды он упал с Высокого Утеса. Он рухнул вниз с обрыва Дир. И даже тогда, когда большая часть его существа как никогда желала избавить мир от своего присутствия, которое порождало во всех только ненависть, он действительно не смог умереть.
        Ради чего все это? Всем все равно. Вокруг одни Проклятые, они не отпустят его. Он не сможет добежать до Высокого Утеса. Да и осень, наверное, давно наступила. А в довершение всего - действительно, собери он хоть все руны мира, никто и никогда не позволит ему ходить по облакам. Ведь он просто маленький Проклятый.
        Взгляд Кая совсем опустел. Свет вокруг окончательно погас. Пальцы разжались. Руны упали на землю и затерялись в осенней листве. Следом за ними, совсем обессилев от свалившейся на него тяжести, рухнул на колени и Кай. Он потерял надежду. Весь его путь с самого начала вел в никуда. И теперь он был совсем один среди того, чего боялся больше всего… Совсем один, без единого осколка надежды.
        Проклятые довольно захохотали.
        - Вот так-то лучше! - Инкар весело кивнул и направился к Каю. Мальчик сидел на земле, не двигаясь и глядя в одну точку. Для него все было кончено. Он не смог.
        Внезапно лесной полумрак прорезал яркий свет. Инкар, так и не дойдя до Кая, с громким восклицанием отшатнулся в сторону, пытаясь заслониться от свечения рукой. Проклятые сначала кинулись туда - потом, поняв, что происходит, с воплями страха и ужаса бросились в лесную чащу.
        Прямо перед Каем стояли Ангелы. Их было шесть и, конечно, впереди всех стоял сам Эдель. Только теперь клинок его меча был направлен не на Кая, а на Инкара.
        Проклятый, онемев от страха, попятился. Его готовящаяся дерзкая речь так и застряла в горле, он споткнулся и упал на землю. Эдель сделал шаг к нему, и острое лезвие угрожающе уперлось Инкару в шею.
        - Вижу, ты здорово научился решать все за нас, - проговорил Эдель, с гневом глядя на Инкара. - Значит, ты знаешь, что теперь тебя ждет?
        - Я… Я… - кое-как промямлил Инкар. - Нет… Не… - дальше слова не пожелали повиноваться ему, и он замер, в ужасе глядя на Эделя.
        - А остальные сбежали, - сказал Альдор. - Вот это сплоченность!
        Ангелы засмеялись. Эдель обернулся на их смех, и в этот момент Инкар вдруг прямо на четвереньках рванул в сторону. Уже потом он вскочил и со всех ног бросился прочь. Еще долго слышались громкие шорохи - юный Проклятый так боялся попасть в руки Ангелов, что бежал, не останавливаясь и продираясь сквозь самые густые заросли.
        - Тем лучше для него, - Эдель с равнодушным видом вернул меч в ножны.
        Он посмотрел на Кая. Тот все это время продолжал сидеть на земле, глядя на все вокруг пустым взглядом, но теперь до него вдруг дошло, что он снова видит перед собой Ангелов. Волнение и трепет разом поднялись в нем горячий волной, смывая груз безысходности, возникший из-за речей Инкара.
        Кай стал торопливо перебирать плотный ковер золотистых листьев. Пусть он и упустил свою надежду, ему так хотелось показать Ангелам, что он хоть чего-то достиг.
        - Послушай, - Эдель присел перед ним на одно колено.
        - Руны! - Кай не смел поднять на него глаза и продолжал водить руками по земле. - Они были здесь, я собрал… Правда… Они… Они были здесь…
        - Ты не найдешь их, - спокойно сказал один из Ангелов.
        Кай перевел испуганный, полный отчаяния взгляд сначала на него, затем на Эделя. Тот взял его за руки и, оторвав их от земли, сложил вместе, словно хотел дать мальчику какой-то подарок. Но вместо этого он положил в его ладони горсть осенних листьев.
        - Да вот же они, Кай. Вот твои руны.
        Кай воззрился на золотистые листочки с такой надеждой, будто верил, что они вот-вот обернутся фигурками. Ведь не может Эдель обманывать!
        Ангел продолжил:
        - Каждый год они опускаются на землю - и очень редко, когда кому-то удается найти их до наступления осени. А потом они исчезают и возвращаются не раньше следующего года. Человек не может найти осенние листья летом. Это невозможно так же, как и, например, ходить по облакам.
        Кай вскинул на него удивленный, все еще несчастный взгляд. Эдель улыбнулся и потрепал его по волосам.
        - Но ведь есть на земле вечно осенняя роща, в которой и летом падают осенние листья? В мире нет невозможного, Кай. Есть только сложное. Об этом нам и напоминает каждый раз крик Жаворонка. Именно это написано на дереве в Золотой роще.
        После этих слов он поднялся на ноги и протянул мальчику руку. Кай поколебался, не веря в происходящее, но потом с его помощью поднялся на ноги. Ему показалось, что Тысячелетний лес заволакивает вековая, нет, именно тысячелетняя тишина… Но это ощущение разбилось радостным, полным энергии восклицанием Альдора:
        - Ну, а теперь пора к Утесу!
        И они все, как один, с довольными улыбками посмотрели вперед, туда, где за тонкой полосой леса возвышался Высокий Утес.
        Кай не чувствовал себя и смутно помнил, как они все вышли из леса и пошли дальше - вдоль реки, где когда-то купались они с Миро, по зеленому пологому склону, мимо мирных селений. Им не встретилось ни одного человека - а, может, и встретилось, но Кай совсем ничего не видел и не слышал. Ему казалось, что ему снится сон. Он и сам еще не знал, хороший или плохой. Все разъяснится, когда они достигнут Утеса.
        Вот и знакомый обрыв. Кай словно очнулся. Его глаза наполнились слезами радости - наконец-то он снова видел его, видел оранжевое закатное небо с белесой дымкой. Вокруг не было ничего, кроме него - все страдания и страхи остались где-то там, далеко-далеко внизу.
        Кай боялся обернуться. Вдруг Ангелы привиделись ему и не стоят сейчас за его спиной? Нет, они рядом, он слышит, как их голоса нарушают тишину, но не может и не пытается разобрать слов.
        Внезапно Кай почувствовал, как его несильно толкнули. Он стоял на самом краю, и этого было достаточно, чтобы он не удержался - как не удержался и тогда, когда в первый раз ему взбрело в голову попытать счастья прогуляться по так любимому им небу.
        У Кая перехватило дыхание. Падения были неизменными спутниками его жизни, но какую боль причиняло каждое из них!
        Он ни о чем не думал. Из него на мгновение исчезли и страх, и отчаяние, и счастье встречи с Ангелами - все это просто испарилось. Всего на секунду, до того момента, когда он услышал позади себя веселые голоса.
        Кай открыл глаза и не поверил увиденному. Перед ним расстилался небесный простор.
        Он шел по облакам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к