Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Город Смерти Александр Васильевич Князев


        Воскрешение из мертвых — реальность или миф? Может ли человек, используя науку, превратить мертвого в живого? Деятельность таинственной секты. Трупы людей, у которых невозможно определить причины смерти. Загадочные убийства людей, знающих правду. Вот с чем придется столкнуться главным героям романа «Город Смерти», в своем опасном расследовании.

        Александр Князев
        Город Смерти

        «И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными
        пеленами, и лицо его было обвязано платком»
Евангелие от Иоанна. Гл. 11, Ст. 44

        «Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам
        не останется здесь камня на камне; все будет разрушено»
Евангелие от Матфея. Гл. 24, Ст. 2

        Глава 1

        Спасаясь от страшной смерти, он бежал по темному лесу, при свете яркой луны, которая освещала верхушки высоких и густых деревьев. Чувствуя, как силы покидают его тело, он слышал позади себя, треск старых сухих веток под ногами преследователей. От страха ноги становились ватными, а загнанное сердце готово было выпрыгнуть из груди.
        Вокруг было темно, и он постоянно натыкался на высокие кусты и толстые стволы деревьев, которые были покрыты сырым мхом. Они гнались вслед за ним, и были уже довольно близко. Он слышал позади себя их злобные яростные и грозные выкрики, но все равно продолжал бежать вперед.
        Наскочив на ухаб, и вывернув ногу, он упал на сырую землю, в последний момент, успев выставить вперед руки. Часто дыша и издавая болезненные стоны, он с трудом поднялся на ноги и бросился дальше. Преследователи настигали его. Они ни за что не успокоятся, пока не поймают его. Это было очевидно. Сейчас он, мог думать только о том, как бы спасти себя от этих монстров.
        И зачем только он связался с ними? Ходил на собрания этой проклятой секты. Хотел быть одним из избранных. Он и не мог, тогда, даже догадываться, как все это может обернуться. Но в этом виноват только он сам и никто другой.
        Они забрали у него самое дорогое — его душу. А ведь он делал это ради нее. Он хотел исправиться. Изменится. Потому что он любил ее, и до сих пор любит. Он не может ее потерять. Ведь его чувства к ней — это то единственное живое, что осталось в нем. Как жаль, что он так поздно это понял, осознал.
        Теперь он был, всего лишь ходячим мертвецом, безвольным, послушным слугой дьявола. Он не мог думать, размышлять, он только бежал вперед, поддаваясь защитным рефлексам.
        — Антон, остановись!  — раздался за спиной властный голос.  — Мы не причиним тебе зла. Ты останешься с нами, и мы навсегда забудем то, что произошло.
        — Я никогда больше не пойду туда,  — шептал он пересохшими губами, словно отвечая на их призывы.  — Я никогда больше не пойду к ним. Никогда, никогда…
        Выскочив из леса, он заметил на краю поляны деревянный дом, огороженный со всех сторон сплошным дощатым забором. В окнах было темно. Жильцы спали.
        Антон пересек пустырь и подбежал к забору. Подпрыгнув вверх, и ухватившись за доску, он перелез через него и спрыгнул на землю уже во дворе. Тут же, где-то рядом залаяла собака.
        Он пригнулся к земле, схватил попавшуюся под руки палку, и начал пятиться назад к забору. Собака не переставала лаять, чувствуя присутствие чужого человека у себя во дворе.
        Двигаясь назад, он уткнулся спиной в забор и тут же остановился. Внезапно, чьи-то цепкие руки, с другой стороны забора, схватили его за шею и принялись душить.
        — Хотел убежать от нас?!  — прозвучал зловещий голос, того, кого он боялся больше всего на свете.  — Ты думаешь, мы, не нашли бы тебя? Ты даже представить себе не можешь, что теперь тебя ожидает!
        От неожиданности и ужаса, пробиравшего его до самых костей, Антон издал истошный вопль, и, взмахнув палкой над своей головой, ударил, того, кто его душил. Там, на другой стороне забора, кто-то болезненно взвыл и ослабил хватку.
        Освободившись от рук, преследователей, Парень, откинув палку в сторону, бросился к двери. Он не смог добежать до порога. Ватные ноги подкосились, и он упал на землю возле лестницы. За спиной послышался скрип открывающейся калитки. Они вошли во двор и, осторожно двигаясь по мокрой траве, направились в его сторону. Антон пополз по ступенькам. Он, добрался до двери, и уже почти дотянулся до звонка, как вдруг…

* * *

        Рука дотянулась до лампы, раздался характерный щелчок и комнату осветил слабый и тусклый свет. Не вставая с постели, Алексей приподнялся, и протер глаза. Прислушался. Ночь была тихая. С улицы не доносилось никаких звуков, но ведь что-то его все же разбудило. Может, это был чей-то крик во дворе? Возможно. Но сейчас, когда он уже не спал и лежал в своей постели с открытыми глазами, было тихо. От этой тишины у него зашумело в голове, и он прилег. Постепенно шум прекратился. Нарушив тишину, во дворе вдруг протяжно заскулила собака, потом резко прервалась.
        Алексей понял окончательно, что заснуть ему уже, не удастся. Он встал с постели, включил комнатный свет, и посмотрел на настенные часы. Было уже два часа ночи.
        Снова во дворе протяжно завыла собака.
        Алексей принялся одеваться.
        Внезапно прозвенел дверной звонок.
        «Кто бы это мог быть?»  — подумал он, недовольно морщась, и застегивая пуговицы на рубашке.  — «Кому это я мог понадобиться в такое время? Два часа ночи, а людям не спится». Закончив одеваться, он направился к двери.
        Звонок снова прозвенел. На этот раз дольше, чем в первый раз и даже как-то настойчиво.
        Алексей вышел в коридор и включил свет. Подойдя к входной двери, он словно почувствовал чье-то присутствие за порогом, хотя за дверью была тишина. Не было слышно ни шороха, никакого другого звука. Словно там и не было никого. Но, какое-то странное чувство присутствия еще кого-то, там, на улице не покидало его. Не спеша открывать дверь, он громко проговорил:
        — Кто там?
        Ответа не последовало. Все что он слышал, было лишь стрекотание кузнечиков на улице и слабое дуновение ночного ветра. Вся эта ситуация заставила его напрячься. «Что это может быть? Чьи-то хулиганские выходки? Или это связано с его негласным расследованием загадочных смертей в городе?»
        — Я спрашиваю кто там? Что надо?!! Заняться нечем, так я сейчас придумаю занятие. У меня нервы не железные. Я терпеть это не собираюсь!!!
        Внезапно за дверью послышались шорохи. И какой-то странный жуткий хрип. Так словно там за дверью кого-то душили. Хрип был каким-то неестественным, нечеловеческим. Так хрипит собака, когда ее шею сдавливают ошейником.
        Алексея передернуло. Не в силах больше выдержать этого он принялся открывать дверной замок. Снова за дверью кто-то захрипел. Потом раздался такой звук, словно, что-то упало на деревянный порог. Раздался шорох и снова чье-то хрипение. После раздался какой-то странный скрежет. Кто-то скребся в дверь.
        «Так скребутся только кошки»,  — подумал Алексей. Он был сильно взволнован и оттого не смог быстро открыть дверной замок. Пальцы дрожали, и он все никак не мог повернуть засов. Наконец у него это получилось.
        Он распахнул дверь и…
        К его великому удивлению за дверью никого не оказалось. Словно там и вовсе не было никого. Кто же тогда звонил? Не мог же ему послышаться этот жуткий хрип и чьи-то шорохи? Да и к тому же человек не смог бы так быстро спрятаться. Да и прятаться у Алексея во дворе особо некуда было. Если только в траве.
        — Эй, кто здесь?!  — окликнул он неизвестно кого,  — Я спрашиваю: кто здесь?! Если это шутки такие, так мне сейчас не до шуток! Может, хватит прятаться?!
        Ответом на его слова было лишь все тоже несмолкаемое стрекотание кузнечиков на улице и слабое дуновение теплого летнего ветерка. Происходящее начинало его раздражать. Минуту назад, кто-то так настойчиво звонил к нему в дом, а теперь исчез, как будто его тут и не было вовсе.
        Алексей вышел на улицу и вдохнул свежий ночной воздух. Жил он за городом, временно снимая здесь частный дом под видом заезжего предпринимателя из столицы. Здесь он не привлекал к себе особого внимания и был в курсе тех событий, которые происходили в городе, получая информацию от соседей и случайных знакомых. Да и собаке, которую он привез с собой из Москвы, здесь было намного лучше, нежели где-нибудь в квартире. Ей нравился свежий воздух, как впрочем, и ему самому. Здесь он мог расслабиться и спокойно заниматься расследованием.
        Но этот странный и неожиданный звонок посреди ночи, отчего-то взволновал его. «Быть может, это просто балуются соседские дети? Хотя никаких детей раньше он тут не замечал?»
        При свете уличного фонаря, который висел над входной дверью, он заметил, что калитка во дворе была открыта, а трава у забора, как-то странно помята. Словно на ней валялся кто-то.
        Внезапно где-то позади дома послышался чей-то слабый стон. Алексей прислушался, и с трудом различил слова.
        — Помогите!!! Я здесь!
        Недолго думая, он бросился к тому месту, откуда исходил голос, на ходу упрекая себя за то, что не взял с собой пистолет. За домом было темно, поэтому он не смог различить в темноте кого-либо. Вспомнив, что в кармане у него лежит зажигалка, он достал ее и зажег огонь. Никого не было. Даже трава не помята. Он походил вокруг, осмотрел это место. Было тихо.
        Потушив пламя, Алексей собрался с мыслями. Версия о детском хулиганстве отпадала, так как голос был явно недетским. «Что здесь происходит? Что за ерунда? Кто это и что ему здесь надо?» На мгновение он прислушался. Даже перестал дышать. Удары сердца глухими стуками отдавались у него в голове.
        Вокруг была тишина.
        Больше всего удивило Алексей, то, что собака, которая несколько минут назад завывала так, словно ее кто-то резал, сейчас молчала. Если бы на территории находился кто-нибудь чужой, она непременно бы дала об этом знать. Почему она молчит? Не издает ни малейшего шума.
        Он посвистел. Собака молчала.
        Тогда он тихо поманил ее по имени, но ответа так же не последовало. В будке было тихо. Никаких шорохов. Словно ее там и не было вовсе.
        Внезапно раздался чей-то истошный вопль. Алексей даже вздрогнул, от неожиданности.
        На этот раз голос прозвучал на другой стороне двора. Где-то у дровяных сараев. Как показалось Алексею, принадлежал он мужчине. Может быть даже молодому юноше. Он бросился к сараям, стоявшим вдоль забора. Зажег зажигалку и заметил, как дверь одного из них тут же захлопнулась.
        Внезапно, за спиной раздались какие-то шорохи. Алексей обернулся, и заметил, как закрылась деревянная калитка во дворе. Антон выбежал со двора и бросился по улице в сторону города. Он смог перехитрить этих монстров, они подумали, что он прячется в сарае, а он в это время сидел за углом и ждал.
        Теперь же он бежал со всех ног по узкой улочке и благодарил хозяина дома, за то, что тот не дал им схватить его. Он думал лишь об одном. Бежать. Бежать, не останавливаясь. Домой и только домой. Дома он будет в безопасности. Дома они не найдут его. Дома отец и мать. Они помогут. Они непременно помогут ему.
        Пробегая по дороге, он чуть не наскочил на незнакомую фигуру странного человека, стоявшего в темноте, возле дерева, рядом с домом. Лицо его было скрыто за капюшоном. Он просто стоял у дороги и наблюдал.
        Антон отскочил от него и побежал дальше.
        Незнакомец остался стоять на том же месте, где и стоял.
        Тем временем, Алексей оторвал взгляд от калитки и неуверенно шагнул к двери дровяного сарая. В ту же секунду, дверь распахнулась, и рука незнакомца изо всех сил ударила его поленом по голове. Он болезненно выдохнул и зашатался.
        Из сарая выскочили двое и, схватив его за руки, втащили внутрь.
        Он почувствовал, что теряет сознание. Затолкав его в сарай, двое незнакомых мужчин бросили его на пол, и Алексей отключился. К нему подошел третий и склонился над его телом. Подняв его голову за волосы и посмотрев на его лицо, он воскликнул:
        — Это же Меньшов!
        — Это его дом. Он здесь живет.
        — Кто бы мог подумать…
        Вскоре Алексей очнулся, и почувствовал, что его руки связаны за спиной, а сам он лежит на животе, где-то в темноте, лицом вниз.
        — Ну, что, где Антон?
        — Убежал!
        Далее послышались чьи-то матерные ругательства.
        — Ты посмотри, какое совпадение,  — проговорил один из незнакомцев,  — парень прибежал именно к нему. Как будто чувствовал, кто может помочь ему в этом городе.
        — Он здесь не один такой?
        — Пока не один. Но скоро все изменится.
        — Кто вы такие?  — проговорил Алексей, лежа на животе, на полу своего дровяного сарая, придавленный чьей-то тяжелой ногой, и, не видя тех, кому принадлежали эти голоса.  — Что вам от меня нужно?
        — Нам, нужно, что бы ты убрался отсюда. Убрался из этого города.
        — Почему я должен уезжать?
        — Не прикидывайся дурачком. Мы все о тебе знаем.
        — Может быть, вы меня с кем-то спутали?
        — Да ни с кем мы тебя не спутали. Тебя хотят убрать, вот поэтому ты здесь. Лучше уезжай отсюда поскорей и бросай это дело. Мы дадим тебе шанс. Просто, ты в этой игре оказался козлом отпущения. Понимаешь, тебя подставили.
        — Что?!!
        — Уезжай из города и держись подальше…
        — От кого???
        Незнакомец загадочно усмехнулся.
        — Лучше бы тебе не знать.
        — Не знать чего?
        — Ничего не знать.
        Внезапно дверь сарая заскрипела, и кто-то убрал ногу с его спины.
        — Мы тебя предупредили. Решение за тобой.
        На этом дверь захлопнулась. Три незнакомые фигуры вышли во двор и спешно направились к выходу. Через некоторое время скрипнула деревянная калитка. И — все. Алексей понял, что напавшие на него незнакомцы ушли прочь, и опять провалился в темную яму забытья, потеряв сознание уже во второй раз. Очнулся он, нескоро. Но на улице все еще была ночь. Жутко болела голова. Он перевернулся на спину и сев на колени, попробовал развязать веревки, которыми были связаны его руки. Ничего не получалось, так как в сарае было довольно темно, и он никак не мог распутать крепкие и замысловатые узлы. Морща лоб от боли, он встал на ноги и толкнул дверь ногой.
        Выйдя на улицу, он осмотрелся вокруг и прислушался, но ничего не услышав, решил пойти в дом. Найдя на кухне столовый нож, он перерезал веревки на руках и, откинув их в сторону, сел на стул. Призадумался.

* * *

        На утро он позвонил своему шефу, Майору Иванову Александру Ивановичу. По всей видимости, майор был чем-то очень занят, так как не сразу смог сообразить, кто ему звонит. Голос у него был усталый и раздраженный. Как понял Алексей, времени на разговоры у него не было совсем.
        — Александр Иванович,  — Алесей собрался с мыслями, которые из-за головной боли никак не хотели собираться, и проговорил — мне кажется что, кто-то здесь знает о цели моего приезда в этот город. Но я пока не знаю кто.
        — Кто знает? Что знает?  — Иванов не сразу понял, о чем говорит Алексей.
        — Знает кто я, и, зачем я здесь. Кроме того, мое присутствие кому-то доставляет неудобства. Я одного не могу понять: каким образом они узнали обо мне? Они знают все. После того, что случилось вчера, я теперь уверен в этом на все сто процентов.
        — А что случилось?
        — Вчера на меня напали, прямо во дворе, какие-то неизвестные личности и сказали, что все про меня знают.
        — Этого не может быть!  — Алексей почувствовал, что майор крайне удивлен.  — Об этой операции знаю только я, ты и наши ребята. Может это простое совпадение?
        — Ни о каком совпадении и речи быть не может,  — Алексей начинал сердиться,  — я же вам говорю, обо мне кто-то знает. Вчера ночью мне серьезно досталось. Они пытались меня запугать. Сказали, что не хотят мне плохого и, что для моего же блага будет лучше, если я отсюда свалю. И еще сказали, что меня подставили. Как вам это? И еще мне кажется, они за кем-то гнались, но так и не поймали его. Видимо, я им помешал. Я думаю, все это как-то связано с местной сатанинской сектой.
        — Я понятия не имею, откуда в городе могли о тебе узнать. Если это так, то это произошло не по нашей вине. Вспомни, может быть, ты допустил какую-нибудь ошибку?
        — Вы, за кого меня принимаете?  — Алексея явно задели последние слова шефа.  — Я уже десять лет работаю в отделе. Десять лет — это не один год. За это время у меня появился немалый опыт в оперативной работе.
        — Вот ты и разберись.
        — В чем???
        — Во всем. Твое задание: выяснить, отчего гибнуть люди? Почему причины смерти до сих пор неизвестны? Кто в этом виноват? И есть ли в этом что-то сверхъестественное?
        — А я чем занимаюсь?!!
        — Не знаю, время идет, а ты все на том же месте, крутишься.
        — Что?!!
        — Ну, ладно, не кипятись. Разберись во всем. Помни, что задание ты должен выполнить. Я на тебя надеюсь. Действуй осторожно, пока не прибегай к крайним мерам. Постарайся, что бы тебя, не вычислили менты, и высшее руководство о тебе не узнало. У меня есть подозрение, что и там не все чисто. Пока просто присматривайся к людям. Попробуй понять, кто есть кто в этом городе.
        — Вообще то я и пытаюсь это делать. Только кто-то хочет мне помешать. И вообще знаете, с таким я еще не сталкивался. Было всякое, но такое… В этом городе, твориться что странное. Здесь что-то происходит, и я не знаю что, но чувствую — что-то нехорошее. Это не поддается здравому смыслу.
        — Я знаю,  — усмехнулся Иванов,  — Если бы там ничего такого не происходило, наш отдел не стал бы заниматься этим делом. Ты же знаешь. Вся надежда у меня на тебя Лешка. Выясни все, а потом мы подумаем, что делать.
        — Я, естественно, буду делать все, что от меня требуется, но я не уверен, что доведу это до конца. Не знаю, но у меня такое предчувствие, что это мое последнее дело.
        — Что???
        — Последнее мое дело,  — печально повторил Меньшов.
        — В каком смысле?  — недоуменно проговорил Иванов.
        — У меня такое чувство, что живым из этого города я не вернусь.
        — Что за ерунду ты несешь?!  — зло прокричал майор.  — С чего это ты взял? Тебя, что кто-то убить пытался?
        — Пока нет,  — Алексей на некоторое время призадумался.  — Но я уверен в том, что это рано или поздно произойдет.
        — Не говори ерунды!  — выпалил майор.  — А то я и в правду буду считать тебя дилетантом. Сделай так, что б тебя не убили. Это приказ. Понял? Ладно, на этом пока закончим. У меня на сегодня много дел. Мне пора идти. Звони как можно чаще. Докладывай о любой мелочи. И помни, родина по достоинству оценит твои заслуги,  — с веселой иронией усмехнулся майор,  — Все пока.
        После этих слов Иванов повесил трубку. Алексей даже не успел ему что-либо возразить.



        Глава 2

        Сам не свой от гнева, Олег открыл дверь и вошел в квартиру. На пороге его встретила жена. Увидев ее, он побагровел от ярости, и ничего не сказав, принялся снимать ботинки. Для себя он уже твердо решил, что сделает это сегодня — он убьет ее сам, как и обещал.
        Жена Анна была молодой привлекательной женщиной, на несколько лет моложе его, стройная и высокая. Не так давно Олег любил ее, но с тех пор, когда ему открыли глаза, (кстати, это произошло совсем недавно), чувства к ней совершенно изменились. Теперь он ее откровенно ненавидел.
        — Ты опять туда ходил?  — обеспокоено проговорила она,  — Ты опять был там? Да? Зачем ты этим занимаешься?  — Анне было достаточно взглянуть на него, что бы понять, где он был. Она давно следила за ним, и за теми, с кем он проводил свободное время. Это просто ужас то, что они совершают с людьми! Она непременно должна вытащить его из этой секты и рассказать обо всем, что видела тогда в подвале.
        — Ты опять был там?  — это прозвучало скорее как утверждение.
        — Не твое дело!  — огрызнулся Олег, продолжая снимать обувь.
        — Как это не мое дело?! Я беспокоюсь. Ты ходишь неизвестно куда. Ты стал, каким-то другим, ты изменился. Раньше с тобой такого не было. Чем ты занимаешься, Олег скажи мне? Я же не чужой человек. Я не могу спокойно смотреть на все это!
        «Строит из себя заботливую и верную жену. Стерва! Да, у нее это хорошо получается!»  — со злостью подумал он.  — «А на самом деле, ей и дела до меня нет. Она думает, я не вижу. Она думает, я ничего не знаю! А я знаю! Водит меня за нос. Но ничего у нее не получится. Я верю теперь только Обществу Избранных и больше никому. Зачем мне терпеть ее присутствие в своем доме?!! Ведь я ее ненавижу, она делает мою жизнь невыносимой. Великий учитель Аамон говорит, что Жизнь есть величайшая милость, а смерть — величайшая немилость. И, посему, надо прожить большую часть жизни — здесь и сейчас. Так как желаешь, не считаясь ни с кем! Вот она истина!»
        Олег познакомился с ними не так давно. С самого первого знакомства с Учителем он стал чувствовать себя по-другому. Не то, что бы лучше. Может быть, даже и не лучше. Точнее он стал чувствовать себя чище.
        Он вдруг ощутил, что очищается душой. Становится другим, более чувствительным, ко всем проявлениям несправедливости, предательства, лжи, обмана. Он стал чувствовать, что его окружают, исключительно корыстные люди. Они улыбались ему, но он перестал им верить. Они говорили ему приятные слова, от которых его теперь просто тошнило.
        Учитель открыл ему глаза, он научил его многим вещам. И не только его. Всех кто участвовал в священной миссии. Теперь Олег знает, что первый сын божий — Люцифер олицетворяет милость к тем, кто ее заслужил, вместо любви, потраченной на льстецов! Он олицетворяет месть, а не подставляет после удара другую щеку!
        Учитель научит его многому, если только он сделает, то, что должен.
        И теперь Олег мысленно готовил себя к тому, что предстояло ему совершить.
        — Ну, что ты молчишь?  — Анна была в отчаянии. Вот уже месяц она не могла понять, что же происходит с ее мужем. Вместе они были не так давно, но для нее уже стало ясно, что дальше так жить было невозможно. Надо было предпринимать какие-то меры.
        — Ты опять лезешь не в свое дело!  — с отвращением процедил он.
        — Почему ты так со мной?
        — Заткнись, ясно. Мне незачем оправдываться!!!
        Сняв ботинки, и повесив куртку на вешалку, он молча проследовал в комнату, даже не взглянул на жену, словно ее здесь и не было вовсе. Включив телевизор, он прилег на диван и тупо уставился на экран. Там шла какая-то передача.
        Олега совершенно не интересовало то, что там делалось и о чем там говорили. Ему просто надо было отвлечься. На некоторое время не думать об этом. Не думать о жене и ее предательстве. Просто не думать и все.
        — Ты есть будешь?  — проговорила Анна, войдя следом за мужем.
        — Я не хочу,  — сухо ответил он.  — И вообще отстань от меня. Можно мне хотя бы несколько минут побыть одному!
        — Но ты только пришел… Мы целый день не виделись…
        — Отстань от меня, слышишь!!!  — от переполнившей его ярости голос Олега задрожал. Как показалось Анне, его даже передернуло.  — Не доставай меня, поняла?!! Не доставай. Я хочу побыть один. Я имею на это право? День это — не год. Ничего страшного не случиться, если ты меня день не увидишь.
        — Хорошо,  — с обидой ответила она,  — не буду тебе мешать.
        И вышла из комнаты.
        «Сделала вид, что обиделась, но я то знаю, что это не так. Она только и знает, что врать, и врать. А хочет она только одного, принести как можно больше вреда Обществу, а значит и мне. Но она не догадывается, с кем имеет дело. Ладно, хватит, пора делать то, что должен. Скорее избавиться от нее и все. Он станет полноценным членом общества, его наконец-таки примут, и, пройдя весь ритуал, он станет таким же, как они».
        Олег встал с дивана, и подошел к телевизору. В это время началась реклама, и он прибавил громкость. Следовало обезопасить себя от лишних подозрений со стороны соседей. Они ничего не должны были услышать.
        Посмотрев на часы, он направился на кухню. Еще по дороге домой у него уже созрел план убийства. Он сделает это дома, любым доступным способом без свидетелей, в спокойной обстановке, пока она ничего не ожидает. Она не будет готова к этому.
        А ночью, когда все будут спать, он вывезет труп за город. Ну, а через три дня, как и положено, объявит в розыск. Все получиться, главное — не боятся, и быть уверенным в своих силах. Никто и не узнает, что это именно он убил ее. Никто и не догадается.
        Анна сидела на кухне за столом и пила чай. Как только Олег показался на пороге, она повернула голову в его сторону. Но ничего, не сказав, она тут же отвернулась. Как показалось Олегу, на глазах у нее были слезы.
        — Почему ты так со мной?  — проговорила она, смотря прямо перед собой.
        — Ты сама все прекрасно, знаешь,  — ответил он, переступив через порог,  — И не надо претворяться. Я про тебя все знаю. Я теперь про всех все знаю. Меня не проведешь. Я знаю кто ты. Я знаю кто они.
        — О чем ты?  — с глубоким удивлением в голосе проговорила Анна, пристально посмотрев ему в глаза.  — Что ты можешь про меня знать? Мне нечего скрывать от тебя.
        — Ну, все, хватить! Я не такой уж и дурак, как ты думаешь!
        С этими словами он направился к полке с ножами.
        Анна сидела к нему боком, поэтому не могла видеть, что он делает. Олег же тем временем, достал нож среднего размера. Такой, что бы легко можно было спрятать его в рукаве своей рубашки.
        Доставая нож с полки, он случайно задел пустой граненый стакан. Упав на бок, тот покатился в сторону. Олег с большим трудом поймал его в руки, прежде чем тот успел упасть на пол.
        Анна все-таки услышала эти странные звуки позади себя, и обернулась. Олег не был готов к этому.
        — Что ты делаешь?  — спросила она, увидев в его руках сверкающее лезвие.
        — Просто хочу сделать себе бутерброд,  — ответил Олег первое, что пришло ему на ум.
        — Бутерброд?
        — Да.
        — И для этого тебе понадобился такой большой ножик?
        — Не доставай меня!  — злобно процедил он.
        — Я же просто спросила…
        Неожиданно, раздался дверной звонок.
        — Я открою,  — проговорила Анна, вставая со стула.
        Олег мысленно выругался, и отложил нож в сторону.
        «Кто бы это мог быть?»  — подумал он, садясь на стул.  — «Кого опять занесло в такое время? Такое чувство, что кто-то намеренно хочет помешать ему, убить свою жену. Надо сделать это как можно быстрее, пока еще не поздно. Ведь он дал им слово и теперь обязан был сдержать его, потому, что они верят в него и надеются. Он непременно должен это сделать, а иначе они просто не будут доверять ему. А это значит, что он больше никогда не сможет участвовать в их священном деле и стать одним из тех избранных, которым будет дарована вечная жизнь. Они не смогут принять его к себе, а это будет равносильно смерти».
        Раздался скрежет дверного замка. Анна открыла дверь, и в тот час же раздался знакомый Олегу возглас этой мерзкой старухи, соседки по этажу, Людмилы.
        — Здравствуй Оленька, это я. Я не поздно?
        — Да нет, все нормально,  — ответила Анна.  — Проходите.

* * *

        Людмила Васильевна была пожилой женщиной шестидесяти лет. Она всегда была очень добра и отзывчива. Олега порой раздражало, как она доброжелательно относилась к людям. Он открыто считал ее дурой и, в отличие от супруги, страшно ее не любил. Порой даже ненавидел. Анна не могла понять, почему он к ней так относится.
        — Нет, нет, нет,  — воскликнула женщина звонким голосом,  — я только на пару минут. Я пришла спросить у вас программу передач, на следующую неделю. Я посмотрю, а потом отдам. У вас, надеюсь, она есть?
        — Конечно,  — улыбнулась Анна,  — сейчас я принесу. Она направилась в комнату за журналом. Людмила перешла через порог и закрыла дверь. Встав у порога в ожидании, она скрестила на груди руки и прикусила нижнюю губу.
        Олег тем временем сидел на кухне и с недовольным выражением лица смотрел в окно. В глазах у него была пустота, и думал он сейчас только об одном. «Скоро она уйдет и тогда я смогу сделать это. Еще несколько минут и можно будет приступать к тому, что он должен сделать. Она не задержится. Вот только нож не подойдет. Будет много крови, и останутся следы. Лучше всего воспользоваться веревкой, и задушить ее».
        Найти веревку на кухне не составило для него большого труда. Положив ее к себе в карман брюк, Олег снова уселся на стул, и принялся ждать.
        Не прошло и минуты, как Анна вышла в коридор, неся в руке журнал. Увидев ее, Людмила Васильевна оживилась:
        — Ой, Аннушка, большое спасибо тебе. Ты просто меня выручила.
        Анна протянула Журнал.
        — А что такая, грустная?  — проговорила пожилая женщина, пристально вглядываясь в ее печальные глаза.  — Что-то случилось?
        — Да нет, все в порядке…
        — Ты уверена?
        — Да, спасибо.
        — А где же супруг? Еще не пришел?
        — Да нет, он дома, на кухне сидит…
        — Ну, хорошо, я пойду, тогда — с пониманием и сочувствием проговорила Людмила,  — Я почитаю, и через часик занесу. Хорошо?
        — Да, да. Можете не беспокоиться по этому поводу.
        Еще раз, поблагодарив молодую соседку за журнал, Людмила Васильевна вышла из квартиры и направилась к двери своей квартиры. После чего Анна закрыла за ней дверь, и призадумалась.
        Хорошая женщина, добрая. Такие люди, как она никогда не оставит человека в беде. Да и к тому же, на нее всегда можно положиться. Она никогда лишнего не скажет, не обидит, не осудит. Как жаль, что она одинока. Ведь ей же временами бывает даже не с кем поговорить. А это очень тяжело.
        Вспомнив о недопитом чае, Анна направилась на кухню. Встав у порога, она остановилась и взглянула на Олега. Тот сидел к ней спиной и все так же безмолвно смотрел в окно, за которым уже давно было темно.
        — Зачем эта стерва приходила?!  — с ненавистью проговорил он.
        — Она не стерва!  — возразила девушка и медленно покачала головой,  — Почему ты так ее не любишь?
        — Не твое дело!  — огрызнулся Олег.  — Я знаю, ты с ней за одно. Я ненавижу ее. И ты такая же, как и она. Ты такая же подлая и лживая.
        — Как ты можешь так говорить!!!
        Голос ее задрожал, на глазах снова появились слезы.
        — А, что такое?  — злобно усмехнулся Олег, повернувшись в ее сторону. Глаза его вдруг помутнели, он был вне себя от ярости. Как показалось Анне, у него даже задрожали руки.
        — Ну, как ты не понимаешь?  — с трудом сдерживая слезы, проговорила его жена,  — Ты никогда раньше так себя не вел. Я не могу так дальше жить! Что с тобой случилось? Ты стал совсем другим. Ты не тот, что был раньше. Ты нашел кого-то еще? Да? Ты нашел другую женщину?
        — Не говори ерунды. При чем здесь какая-то женщина?!  — возмутился Олег.  — Ты, что думаешь, я про тебя ничего не знаю? Вы все и твоя семья, и ты, и все мои друзья — вы все против меня. Вы все за одно. Но у вас ничего не выйдет. Ясно?!
        — Боже, что ты говоришь, ты сошел с ума.  — Анна закрыла лицо руками.  — Это все твое Общество. Это оно во всем виновато. Что они с тобой сделали? Ты совсем изменился. Я ведь вижу, ты ненавидишь меня. Почему? Почему так происходит? Я ведь все еще люблю тебя, Олег. Неужели ты не можешь это понять?!!
        — Ты все время лгала мне. Ты все время обманывала меня! Ты даже сейчас нагло врешь! Раньше я этого не понимал. Но не так давно они открыли мне глаза. Я вижу тебя насквозь.
        — Послушай меня Олег, я говорю правду. Я люблю тебя. Я не знаю, в чем ты меня там подозреваешь, но я все время была верна тебе. Я никогда тебя не обманывала.
        — Ты опять врешь мне!  — яростно взвыл Олег.
        Вскочив со стула, он злобно сверкнул глазами и изо всех сил ударил ее по лицу. От неожиданности Анна вскрикнула, и пошатнулась. Она никак не ожидала такого поворота событий. Не в силах устоять на ногах она упала на пол.
        Ну, вот наконец-то он решился. Сделал первый шаг.
        — Ну что, может это тебя образумит?!!  — яростно прохрипел он, доставая из кармана, приготовленную заранее веревку.  — Теперь-то ты не станешь мне лгать. Ты, наконец, за все ответишь. За все свои дела, дорогая!
        — Что ты делаешь?  — взмолилась Анна, сидя на полу.  — Ты ненормальный. Зачем ты ударил меня?!
        — Нет, я то, как раз нормальный. Я самый нормальный из всех вас. Я вижу вас насквозь. Я вижу, что вы замышляете. Но я это так не оставлю. Вы все за это заплатите.
        — Боже, о чем ты говоришь?  — не в силах сдержать слезы от обиды и боли Анна зарыдала.  — Ты сошел с ума, Олег. Ты ненормальный.
        В этот момент она поняла, что находится с ним рядом небезопасно. Неизвестно, что от него можно было ожидать. Похоже, он совсем потерял рассудок. Он уже не понимает, что делает. Надо бежать. Надо звать кого-то на помощь. Надо, что-то делать!
        — Я не сошел с ума,  — спокойно проговорил он.  — Я просто стал умней. Я теперь многое понимаю. Многое вижу. Я уже не тот, что был раньше. Непривычно видеть меня в таком облике, да, любимая?
        Это странное спокойствие в его голосе, начинало пугать ее. И она уже поняла, что объяснять ему что-либо, не имеет никакого смысла. С ним бесполезно было разговаривать и что-либо объяснять. Он был уже не властен над своим разумом и это его состояние больше всего пугало Анну. Раньше, он никогда себе такого не позволил бы.
        Она попыталась подняться.
        Увидев это, Олег ударил ее по ногам.
        От пронзившей и невыносимой, боли девушка вскрикнула и растянулась на полу, вывернув руку.
        — Что, испугалась?  — засмеялся он.  — Стало страшно? Никуда ты не денешься. Ясно? Можешь считать, что твоя жизнь на этом закончилась!
        Леденящий душу смех прокатился по квартире.
        Не теряя времени, он намотал на свои руки веревку, и подойдя к ней, нагнулся. Анна, лежа на полу в беспомощном состоянии, с ужасом посмотрела на него. Она уже ничего не понимала. Она готова была закричать, но, от парализовавшего ее страха, она даже не смогла открыть рот. Анна все никак не могла поверить в происходящее. Ей казалась, что она спит, и видит сон, и все никак не может проснуться.
        — Не бойся дорогая,  — улыбаясь, прошептал Олег.  — Это недолго. Ты ничего не почувствуешь. С начала будет больно, но потом все пройдет.
        Повернув жену к себе спиной, он накинул ей на шею веревку и изо всех сил, сдавил ее обеими руками. От недостатка воздуха Анна захрипела. В глазах стало темнеть, и закружилась голова. Она попыталась схватиться за веревку обеими руками, но на это просто не хватило сил. Она сопротивлялась, как могла, но все это было бесполезно. От страх и удушья силы начинали оставлять ее.
        Она почувствовала, что теряет сознание.
        — Успокойся милая,  — прошептал Олег зловещим голосом,  — скоро все закончится.
        В последний момент она вспомнила, что на плите, рядом с которой они находились, прямо над головой Олега стоит сковорода с едой. Можно попробовать дотянуться до нее. Это единственное, что могло ей помочь в этот момент.
        Собрав последние силы, девушка протянула руку вверх. К счастью для нее, Олег этого не заметил. Он все сильней и сильней сдавливал веревку у нее на шее.
        Схватив с плиты сковородку, она изо всех сил ударила его по голове. От полученного удара Олег взвыл, и, выпустив веревку из рук, схватился за голову. Теперь у нее наконец-то появился шанс к спасению. Она была просто в ужасе, ведь только, что она была на волосок от смерти. Промедлив даже несколько секунд, она была бы уже на том свете. Она не могла поверить в происходящее.
        Быстро освободившись от веревки, Анна принялась кашлять, жадно вдыхая воздух в легкие. В глазах у нее снова потемнело, и к горлу подкатил рвотный комок.
        — Ах, ты стерва!  — закричал Олег,  — Тебе это так просто с рук не сойдет.
        Не теряя времени, она вскочила на ноги, и бросилась к выходу из кухни.
        Не в силах устоять на ногах Олег упал и растянулся на полу. Болезненно морщась и рыча от ярости, он ощупал ушибленное место, и, почувствовав, что волосы стали липкими, посмотрел на свою ладонь. Она вся была в крови. Рана была достаточно глубокая.
        И тогда он закричал вне себя от ярости:
        — Я убью тебя! Слышишь! Я убью тебя!!!
        Теперь она уже нисколько не сомневалась в том, что ее муж сошел с ума. Он действительно хотел ее убить. Олег уже не мог в полной мере осознавать характер своих действий, и, попросту говоря, находился в невменяемом состоянии.
        Она, тем временем, выбежала в коридор и бросилась к входной двери. При этом она случайно задела деревянную фигурку, стоявшую на полке возле зеркала, которая с грохотом упала на пол. Сил совсем не было. Анна еле держалась на ногах. С большим трудом она сумела отворить дверь и выбежать на лестничную площадку. Там никого не было.
        Нажав на кнопку дверного звонка, она с опасением оглянулась назад. Олега пока не было видно. Она нажала еще раз.
        За дверью послышался встревоженный голос Людмилы Васильевны:
        — Кто там?
        — Это я Людмила Васильевна!!!  — задыхаясь, прокричала Анна.  — Откройте, пожалуйста! Мне нужна ваша помощь! Мой муж, Олег, он хочет меня убить!

* * *

        Вот уже несколько дней подряд его мучил один и тот же кошмар. Каждый раз во сне он снова и снова оказывался в этом лесу. Он никуда не бежал, просто сидел на сырой земле, прислонившись к старому дереву. Весь лес был окутан мраком. Мысль о том, что ночь никогда не кончится и он теперь ни за что не найдет дорогу к дому, словно парализовала его.
        Старые дряхлые ноги совсем не хотели его слушаться. Он пытался встать, но все попытки это сделать оказались безрезультатными. Дальше происходило все самое страшное. Эта картина постоянно всплывала у него в сознании. Он чувствовал, что они где-то рядом. Он с ужасом осознавал, что они висят на деревьях и смотрят на него. Но пока их было не видно.
        Внезапно верхушки деревьев стали освещаться странным зеленоватым светом, таким как от того подземного камня в их лаборатории. Не в силах оторваться от этого зрелища он каким-то образом вставал на свои старые дряхлые ноги и подходил ближе к этому месту. Свет с каждой секундой становился все ярче и ярче. Уже можно было различить их фигуры.
        Он с ужасом смотрел на это.
        На деревьях висели мертвецы. Их тела излучали яркий зеленый свет, который освещал все вокруг. Но самое жуткое было то, что они улыбались. Их губы шевелились, словно они хотели, что-то сказать ему. Он уже не в силах был смотреть на это.
        Из груди вырвался жуткий крик, и он бросился бежать. Бежать быстрей от этого места. Но их голоса преследовали его. Белый халат, на его плечах развивался на ветру и цеплялся за ветки невысоких деревьев и густых кустов. Мертвецы гнались за ним по пятам. Он чувствовал на своих плечах их холодные и цепкие руки. Они желали отмщения, за их исковерканные судьбы и ужасные мучительные смерти, виновником которых он являлся.
        — Отпустите меня!!!  — в ужасе кричал он,  — Что вам от меня надо. Отпустите! Отпустите!
        Внезапно, нога его цеплялась за что-то твердое, и не в силах удержаться, он падал на землю.
        И просыпался…
        Этот сон повторялся уже много раз, но с каждым разом он был все отчетливее и реальнее. Как раз это больше всего и пугало его.
        В полумраке раздался телефонный звонок. Дряхлая старческая рука, не спеша, подняла трубку, и медленно поднесла ее к уху. Звонивший был явно чем-то взволнован.
        — Добрый вечер. Я звоню по поводу нашего нового ученика Олега Ветрова. Вы же знаете, мы ведем за ним наблюдение, и прослушиваем все его разговоры. Короче говоря, он не справился. У него ничего не вышло. Что прикажете делать?
        — Ты не помнишь, что мы делаем в таких случаях?
        — Я помню.
        — Он не смог ее убить?
        — Нет.
        — Она знает о его намерениях?
        — Да, знает, и винит во всем нас.
        — Тогда все ясно. Ее необходимо убрать и как можно быстрее. Его тоже нельзя оставлять в живых. Он не справился, а наказание за это у нас одно, и ты знаешь какое. Все выполняй.
        — Слушаюсь, Хозяин.



        Глава 3

        Подходя к своему дому, Ольга заметила у его подъезда открытую машину скорой помощи. Зайдя в подъезд, она услышала жуткий, леденящий душу крик. Он исходил из соседней квартиры, в которой жила знакомая ей уже долгое время семья Федоровых.
        Жена Елена Сергеевна, муж Михаил Васильевич, и их двадцатипятилетний сын Антон, бывший наркоман, который уже долгое время беспробудно пил и вел такой образ жизни, который с трудом можно было бы назвать здоровым, да еще и участвовал в каком-то сомнительном обществе или секте.
        Как только она поднялась на лестничную площадку, дверь внезапно отворилась и из знакомой ей квартиры вышли двое мужчин в медицинских халатах, крепко держащих за руки Антона. Правая рука у него была крепко перебинтована, почти вся марля была пропитана кровью. Обезумевший парень кричал во все горло, и пытался вырваться из объятий санитаров.
        «Что это с ним происходит?»,  — удивилась Ольга, испуганно смотря на него.  — «Такого с ним еще никогда не было. Похоже что-то с нервами». Взглянув на его лицо, она ужаснулась. Весь рот Антона был в крови, а выкатившиеся из орбит глаза были полны такого ужаса, что ей самой стало не по себе.
        — Что с ним?  — спросила она у одного из санитаров.
        — А разве не видно?  — усмехнулся тот.  — Временное психическое расстройство. Это все алкоголь или наркотики. Ничего, полежит недельку другую — поправится. У нас много таких товарищей.
        Антон, увидев, Ольгу закричал:
        — Это не я, понимаешь? Это уже не я! Я не хотел! Они заставляли меня! Их было много! Они хотели забрать меня с собой! Они говорили, что у меня нет выхода! Я убежал!!! Убежал, но они все равно, найдут меня. Я слышу их голоса!
        — Кто — «они»?  — недоуменно спросила Ольга.
        — Они. Они. Это были они. Они убили Олега и его жену Анну. Они всех убили. Я теперь многое вижу. Закрываю глаза и вижу. Все вижу. А они знают об этом. Они убили их вместе с бабкой.
        — С какой бабкой???
        — Бабка. Она заходила к ним за газетой. Они и ее убили. Я видел это сам. Я видел это у себя в голове. Закрывал глаза и видел. Это были они. Точно они.
        — Кто они?
        — Их всего тринадцать. Десять подчиняются двум. Ко мне приходили только трое. Аамон, Лорей, Форо… они лишь слуги, исполнители. Я знаю, это были они. Но тринадцатый… я никогда его не видел. Его никто не видел. Он никогда не показывает своего настоящего лица. Скажите ей…скажите ей, что я люблю ее!!!
        — Ну, вот видишь?  — усмехнулся санитар.  — Несет какую-то ерунду. Мать говорит, его уже так целый час ломает. Руку себе прокусил, вон рот весь в крови. Ничего удивительного. Наркотики и спиртное до добра не доведут. Завязывать надо с этим пока окончательно не определили.
        — Я впервые его таким вижу,  — пожала плечами Ольга.
        — Все когда-нибудь происходит впервые.
        Обхватив за руки содрогающегося в исступлении Антона, санитары поспешно повели его к выходу. Ольга сделала шаг в их сторону.
        — А куда вы его везете?
        — Сейчас к врачу. А там видно будет.

* * *

        Ольгу очень заинтересовал этот случай с Антоном, и она, решив разобраться во всем, зашла к его родителям через некоторое время, после того как его увезли. На пороге ее встретила мать Антона — Елена, средних лет женщина с большими грустными глазами.
        — Привет, Оленька, заходи.
        Ольга сразу заметила, что она была очень расстроена.
        — Заходи, присаживайся.
        Сняв обувь, Ольга проследовала вслед за Еленой в гостиную, где у телевизора сидел отец Антона — Михаил.
        — Ты знаешь, Оленька, ведь у нас опять неспокойно?
        — Я уже все знаю. Именно поэтому я и зашла. В бреду, Антон говорил, что кого-то убили. Может это и бред, но понимаете, я должна проверить? Как-никак служба обязывает.
        — Да, да. Я понимаю. Чем я могу помочь тебе?
        — Елена Сергеевна, расскажите, подробно, как все было?
        — Ну, как все было? Ну, я пришла домой первая и застала его в ванной,  — дрожащим голосом начала женщина.  — У меня даже ноги подкосились, когда я его увидела. Он лежал на полу и грыз себе руку. Ты представляешь, он же до крови ее прогрыз? Лежал на полу и все твердил про какой-то речной дом.
        — А что за дом?
        — Не знаю. Он говорил, что никогда больше не вернется в речной дом. Прямо так и твердил. «Я никогда больше не вернусь в речной дом. Честное слово я больше никогда не вернусь туда».
        — Речным домом, насколько я знаю, у нас называют старый заброшенный завод на берегу реки,  — задумчиво произнесла Ольга.
        — Он, все время обращался, к какому-то человеку, называя его по имени,  — продолжала Елена Сергеевна.  — У меня даже появилось такое чувство, как будто кто-то невидимый находился рядом.
        — Какое имя он называл?
        — Да вот я не помню. Какое-то нерусское имя. Я вообще впервые такое слышала. Какое-то оно, что ли итальянское…
        — Итальянское?
        — Ну, да. Или латинское…
        — Ага. Понятно.
        — А какое именно? Вы не помните?
        — К сожалению, нет.
        — Да, все это очень странно.
        — Ничего удивительного,  — проговорил Отец,  — сколько раз я ему говорил, что это до добра не доведет. Предупреждал ведь его. А ему все равно. Ведь он уже немаленький. Двадцать пять лет. Что толку ему говорить. Сам должен понимать, что ему хорошо, а что нет.
        — Но ведь он не всегда был таким,  — мать смахнула со щеки слезу,  — Ведь у него была девушка. Они любили друг друга. Она пыталась вытащить его из этой ямы. Помочь ему.
        — А он?
        — Не знаю, мне кажется, ему уже никто не мог помочь. Потом они расстались. Точнее это он решил разорвать отношения с ней, объяснив, это тем, что ей лучше не связывать свою судьбу с таким как он.
        — Он кричал, что-то, такое, когда его увозили…  — вспомнила Ольга.
        — Обкурился, крыша съехала, вот и понес всякую ерунду,  — объяснил отец, тяжело вздохнув и нахмурив брови.
        — Ерунду?  — Ольга призадумалась.  — А может и не ерунду.
        — Ты о чем?  — недоуменно спросила Елена Сергеевна.
        — Когда его выводили, он назвал три нерусских имени. Он увлекается вообще какими-нибудь науками?
        — Какими науками?  — усмехнулся Михаил.  — Последнюю книжку он прочитал еще, наверное, в классе пятом. Он даже газеты и журналы не читает.
        — А может, он общался с людьми, которые интересуются какими-нибудь неестественными, оккультными науками?
        — Да ну что ты??? Знаешь, какие у него друзья? Такие же как он, а то и хуже. Половина уже отсидела, вторая готовится. Какие там науки. Выпить, травы покурить — одна у них наука.
        — Интересно,  — Ольга призадумалась,  — откуда же он тогда взял эти три имени?
        — А что за имена?
        — Аамон, Лорей и Форо,  — задумчиво произнесла Ольга,  — Кажется, так. Я слышала, как он выкрикивал их, когда его увозили.
        — А кто это такие?  — усмехнулся отец Антона.
        — Я сама не знаю, но где-то я о них читала. Вот только не помню, где именно, и с чем они могут быть связаны.
        — Может, он просто сам, что-то придумал?
        — Да нет. Придумать он не мог. Вы извините меня, Елена Сергеевна, я пойду,  — Ольга встала и направилась к выходу,  — Мне надо кое-что проверить. Здесь есть, что-то странное. И вообще, мне кажется, вся эта история не имеет простого объяснения.
        — Почему ты так думаешь?  — крайне взволнованно проговорила женщина.  — С моим сыном, что-то должно случиться?
        — Вполне возможно, хотя я в этом и не уверена. Мне не дают покоя эти три нерусских имени, а еще этот речной дом. Я думаю, это не бред — здесь нечто иное. Я думаю, мне стоит проверить.
        — А с чего ты так решила, что моему сыну, что-то угрожает?
        Ольга вдруг призадумалась.
        — Я, кажется, вспомнила, что это за имена. Точно. Так и есть. Это они. Простите, Елена Сергеевна, я побежала, я должна кое-что проверить. Библиотека пока еще открыта?
        Ольга посмотрела на часы.
        — Я должна успеть.
        — Библиотека?  — недоуменно воскликнула Елена Сергеевна. Зачем тебе в библиотеку?
        — Надо!  — заторопилась девушка.  — Я пошла. Я буду держать вас в курсе всех дел. Если, будет что-то важное — я позвоню.
        — Хорошо, Оленька, спасибо тебе,  — вздохнула женщина, и закрыла за ней дверь.

* * *

        Выйдя из дома, Ольга сразу же направилась в областную библиотеку. Посетителей здесь было не так много как днем; к вечеру начинали все расходиться. Войдя в просторный вестибюль, Ольга сразу направилась в справочный отдел. Там за столом сидела пожилая женщина в очках и читала книгу.
        — Здравствуйте,  — проговорила Ольга запыхаясь.
        — Здравствуйте,  — приветливо ответила женщина в очках, отложив книгу в сторону,  — вы что-то хотели?
        — Да, мне нужна полка с литературой по оккультным наукам.
        — Да? Ну что ж…  — недоуменно протянула женщина.  — Пойдемте, я вам покажу.
        Она привела Ольгу, к стеллажу в самом конце коридора. Вверху над стеллажом, была вывешена табличка с надписью: «Наука и религия».
        — Вот. Пожалуйста. Выбирайте, что вам надо.
        — Хорошо спасибо,  — поблагодарила ее Ольга, и принялась искать, одну старую книгу, которую она, когда-то давно перечитывала. Это было так давно, что она даже не могла вспомнить, как она выглядит.
        Постояв немного рядом, женщина ушла обратно к себе. Ольга принялась пересматривать все книги. Наконец она нашла ее. Достав книгу со стеллажа, она вслух прочитала название:
        — «Трон Люцифера».
        Вверху, мелкими красными буквами, как буду-то кровью, была выведена надпись. «Если ты не придешь к сатане, он сам придет к тебе, и встанет у твоего порога. Он найдет тебя, где бы ты, ни находился». Вот то, что ей было нужно. Именно здесь находится ответ.
        Внезапно позади, послышались шаги. Ольга резко обернулась. Прямо перед ней, в проходе между книжными полками, стоял высокий и незнакомый ей мужчина. Лицо его было бледным и мрачным. Он смотрел ей прямо в глаза, и молчал.
        Девушка захотела что-то сказать, но язык ее словно парализовало, и она так и осталась стоять на своем месте, в безмолвии смотря на него и выжидая, что же будет дальше.
        Мужчина, ничего не сказав, лишь только посмотрев на нее холодным проницательным взглядом, повернулся к ней спиной и медленно пошел прочь. Ольга некоторое время стояла в недоумении и смотрела ему вслед.
        Когда он ушел, она открыла книгу и задумчиво произнесла:
        — И так, Аамон, Лорей, Форо. Глава первая — Что есть Люцифер? Глава вторая — Святая ложь. Третья — Слуги Люцифера. Так, ну-ка, а что здесь? Ага. Вот оно — Аамон, Лорей Форо, Вольт, Шига. Ну, и кто они это такие?
        Ольга принялась водить пальцем по странице.
        — Ага, вот здесь. «Аамон, Лорей, Форо»… так ну-ка дальше… «тринадцать помощников дьявола… тринадцать верных слуг?» Так, а дальше что?… «преданные слуги его… генералы…Вольт, Шига, Орто…так вот в чем дело!»
        Ольга захлопнула книгу, и призадумалась.
        — Тринадцать помощников дьявола,  — проговорила она вслух и погрузилась в свои мысли.  — Антон назвал только три имени. Он еще сказал, что они подчиняются двум другим, и одного из них он никогда не видел. Странно откуда он мог все это знать, если, по словам его отца; последнюю книжку он прочитал в пятом классе? Да и друзей у него таких нет. Нет здесь что-то не так!.
        Ольга поставила книгу обратно.
        Интересно, а что сам Антон? Пришел ли он в себя? Может он уже в состоянии что-либо объяснить? Тогда надо найти его и обо всем расспросить.
        Ольга достала мобильный телефон и набрала номер квартиры Федоровых.
        — Здравствуйте, Елена Сергеевна, это опять я,  — проговорила она в трубку.  — Я вот что хочу спросить: Вы не знаете, в какой больнице находится Антон?
        — …
        Нет, ничего не случилось, просто я хочу кое-что выяснить. Мне бы хотелось его повидать.
        — …
        Нет, все в порядке. Я Просто задам ему несколько вопросов.
        — …
        Так…так…ага…хорошо, спасибо.
        — …
        — Да нет, ничего особенного, я пока не узнала. До свиданья.

* * *

        В больнице она в первую очередь встретилась с дежурной медсестрой, которая с равнодушным видом встретила ее у входа. Она была полной, невзрачной женщиной с мрачным лицом и неприятным голосом.
        — Ну, да, конечно, я его помню,  — недовольно проговорила она.  — Молодой человек двадцати пяти лет, Маковский Антон Михайлович. Состояние нестабильное. Поступил он к нам где-то в половине второго.
        — А вы не скажите что с ним?
        Женщина захохотала.
        — А вы сами, что не понимаете? Он же наркоман. А такое с ними не редкость.
        — Не знаю,  — пожала плечами Ольга,  — Родители говорят: такое с ним впервые. Да и как-то странно все это. Был вроде нормальный. А тут вдруг раз, и такое.
        — Знаете, что милочка; поработали бы вы здесь с мое, вы бы и не такое увидели. Я здесь видела таких товарищей, что вам и во сне не приснятся. Всякое бывает. Это вам не книжки читать.
        — Я вообще-то с прокуратуры.  — Ольга достала удостоверение и продемонстрировала ее медсестре.  — Мне тоже приходилось многое видеть. И поверьте, мне: порой вещи, с которыми я сталкиваюсь, бывают куда ужасней, чем у вас в больнице.
        — Верю вам. Верю,  — кивнула та.
        — С ним вообще можно поговорить?
        — Поговорить???  — женщина снова засмеялась, да так громко, что Ольга даже вздрогнула,  — попробуйте. Я вот, сколько не пыталась с ним заговорить, все никак не получалось. Может быть, у вас и получиться. Ну, пойдемте, я вас к нему проведу.
        Женщина нехотя встала со своего места и повела Ольгу за собой.
        — Мы его накололи, так он теперь спокойный. Можете не бояться. Сидит, молчит, да только в окно смотрит. Ничего, парень молодой, я думаю, он скоро восстановится.
        Она подвела девушку к палате с узкой железной дверью, которая была выкрашена в белую краску и закрыта на двойной замок. На двери, примерно на уровне лица находилось маленькое смотровое окошко с небольшой дверцей, через которое была видна вся палата.
        — Вон, он там сидит,  — кивнула женщина,  — заходите, не бойтесь. Он безопасен. Пока реакция у него отсутствует, он вам ничего не сделает. Препарат действует безотказно.
        Она отворила дверь, и Ольга вошла в палату.
        — Если, что — стучите. Зовите нас. Здесь рядом санитар дежурит.
        — Хорошо,  — ответила Ольга.
        — Ну, все, я вас оставляю,  — проговорила женщина.
        Дверь захлопнулась, а медсестра, оставив ее одну в палате, наедине с пациентом, медленно зашагала по коридору в обратном направлении, все так же продолжая неприятно шаркать ногами по стертому полу.
        Ольга медленно подошла к Антону, сидящему на койке, и смотрящему прямо перед собой в открытое окно. Она села рядом с ним, на стул и осторожно взглянула на него.
        Вид у него был подавленный. В глазах пустота. Он, никак не отреагировал на ее появление, все так же продолжая смотреть в окно. Все тело его было сковано. Он совсем не шевелился.
        — Привет,  — тихо проговорила Ольга,  — ты меня узнаешь?
        Антон молчал, продолжая находиться в неподвижном состоянии.
        — Посмотри на меня.
        Никакой реакции.
        — Это я. Не бойся.
        Он даже не пошевелился.
        — Слушай, давай поговорим.
        Похоже, медсестра была права. С ним бесполезно было говорить. Он мог только молчать.
        — Антон?  — Ольга повысила голос.  — Ты назвал три имени. Аамон, Лорей и Форо. Откуда ты их знаешь?
        Антон вдруг вздрогнул, и резко повернулся в ее сторону.
        Ольга испугалась.
        Глаза его горели, на лице появилась ярость. Но он все так же продолжал молчать. Он смотрел на нее исподлобья, стиснув зубы и, застыв в неестественной позе, словно его мгновенно заморозили. По телу пробежала мелкая дрожь.
        Ольга осторожно повторила.
        — Откуда ты их знаешь?
        Антон посмотрел на нее с такой злостью, что ей стало не по себе, и она рефлекторно отстранилась от него, продолжая смотреть в его засверкавшие глаза. Он все так же молчал и был неподвижен. Ольга заметила, что правая рука его задрожала. Очевидно, эта реакция была спровоцирована, упоминанием этих трех нерусских имен, которые вызвали в нем, неприятные воспоминания.
        — Кто они?  — снова повторила она свой вопрос,  — откуда ты их знаешь?
        — Они приказали мне убить тебя,  — внезапно проговорил он, холодным зловещим голосом.
        Девушка от неожиданности даже вздрогнула.
        «Что это с ним такое?!!»  — в недоумении подумала она, испуганно смотря на него.  — «Почему он вдруг заговорил? Он же только что сидел и молчал как рыба. Из него и слова было не вытащить. А тут на тебе. Да и взгляд у него какой-то совсем уж недобрый».
        Внезапно Антон встал.
        Ольга соскочила со стула, и испуганно посмотрела на него.
        — Они приказали мне убить тебя,  — повторил он,  — И я это сделаю.
        Широко расставив руки, он решительно двинулся в ее сторону.
        Теперь она не на шутку перепугалась.
        Подбежав к двери, она принялась стучать по ней кулаком.
        — Откройте!  — закричала она,  — Откройте! Он сейчас меня убьет! Эй, слышите меня?!! Хоть, кто-нибудь?!! Помогите!!!
        Где-то в конце коридора послышался топот, чьих то ног и тревожные возгласы.
        Ольга обернулась назад.
        Антон двигался в ее сторону.
        Его цепкие костлявые руки потянулись к ней. Он твердил, какие то непонятные слова, не на русском языке. Сверкающие глаза его вдруг застыли. Лицо было бледное как простыня. Не отрывая от нее взгляда, он надвигался на нее и пристально смотрел ей в глаза.



        Глава 4

        С того дня, когда на Алексея напали во дворе его собственного дома, больше ничего не происходило. Голова уже не болела. Перестали, даже беспокоить те кошмары, которые одолевали его с того момента, как он сюда приехал.
        Рано утром он позвонил майору. Сообщение о том, что он так ничего и не разведал, Иванова, конечно же, не обрадовало. По его мнению, за это время, что он находился в городе, уже можно было что-то узнать.
        — Хватит дома сидеть!  — с укором проговорил тот.  — Походи по городу, осмотрись, может, чего и найдешь. С людьми пообщайся. Найди друзей. Не сиди на одном месте.
        — А я и не сижу,  — оправдывался Алексей.  — Вчера, например, был в речном доме.
        — Это, что за дом такой?  — с недоумением проговорил майор.
        — Здесь в городе так называют старый заброшенный завод, в котором по рассказам местных жителей водится всякая нечисть.
        — Какая еще нечисть?  — усмехнулся Иванов.  — Ты чем там вообще занимаешься???
        — Подождите смеяться, Александр Иванович,  — серьезным тоном проговорил Алексей,  — Мне тоже с начало было смешно. Но вот потом, было совсем не до смеха.
        — А что такое?
        — Дело в том, что у этого завода интересная история. Как мне рассказал один знакомый, здесь в послевоенные годы производили какое-то секретное оружие. Ставили опыты на людях.
        — Что, даже так?
        — А что в этом странного? Сталин тогда мог на все пойти лишь бы военный потенциал страны не уступал другой стране. Короче говоря, происходило там, что-то совсем невероятное. Ставились опыты, гибли люди, но что самое интересное в конце 40-х годов завод прикрыли.
        — А почему?
        — А Неизвестно. Но он говорит, что последняя группа рабочих пропала.
        — Как пропала?
        — Просто пропала. В тот же день приехали военные и все здесь подчистили. Все помещения были забетонированы наглухо. Как он говорит, там целую неделю работала группа людей специально для того, что бы все перекрыть. Потом на военных машинах вывозили какие-то металлические контейнеры.
        — Ну, а что дальше?
        — Потом, когда завод уже не работал, долгое время здесь происходили какие-то аномалии. По рассказам очевидцев, здесь чего только не было.
        — Ну, это все ерунда. Это все не так важно.
        — Нет подождите. После смерти Сталина, завод решили открыть снова. По рассказам старожил, опять приехали военные, опять, что-то там сооружали, что-то строили, и по прошествии нескольких недель завод снова заработал. Но самое интересно, что через некоторое время, после его открытия, рабочие, которые там работали, погибли все до одного.
        — Как погибли?
        — Их нашли мертвыми. Причины смерти так и не смогли определить. И завод снова прикрыли. На этот раз здесь не стали ничего выяснять. Просто оставили, все как было. Говорили, что там произошла утечка какого-то опасного и неизвестного науке вируса, что даже сами ученые бояться туда входить, из-за происходивших там аномалий. Но через год опять приехали военные, и завод снова был наглухо забетонирован.
        — Ну, так сходил бы посмотрел, что там такое.
        — Я был там. Но дело в том, что главный бункер, в котором как раз и производили это оружие, находится где-то под землей. Вход в него забетонирован. Вообще по рассказам местных жителей, открывать его нельзя, потому как там все заражено.
        — Чем заражено?
        — Вот этого я не знаю.
        — Да…  — задумчиво протянул майор, переваривая, все рассказанное Алексеем.  — Ну, хоть какая-то информация. Впрочем, я не думаю, что это так важно. Хотя, кто знает, может быть, нынешние смерти, как-то с этим связаны с этим заводом. Знаешь, что?
        Иванов на некоторое время замолчал.
        — Ты сходи-ка в местную администрацию и расспроси там про этот завод. Спроси, можно ли открыть вход, если нет, то почему? Спроси, кому он в данный момент принадлежит? Если он не работает, и находится на территории администрации, то и принадлежит он, скорее всего администрации. А это уже совсем другое дело. Представишься предпринимателем, скажешь, что нужно помещение. В общем, выясни все. Не сиди на месте. Понял?
        — Так точно.
        — Ну, все давай. Удачи тебе.
        — Спасибо.
        На этом майор повесил трубку.
        Алексей призадумался. Он и не думал сидеть на месте. Только вот не знал он с чего начинать. С чего? Ходить по городу и расспрашивать всех — это будет слишком подозрительно выглядеть и тогда, его быстро вычислят. Наладить контакт с местными правоохранительными органами тоже не получится. Во-первых, люди, которые там работают, могут быть во всем этом замешаны. А сразу, человека, который не принимает в этом участие, не встретишь. Надо чаще присматриваться к людям, и искать среди них того, кто смог бы ему помочь.
        Идея Иванова о нанесении визита в орган местного самоуправления в целом была неплоха. Действительно, почему бы ему, просто не пойти к чиновникам, и не представится заезжим предпринимателем, который собирается открыть здесь свое дело. На следующий день он так и сделал.

* * *

        Двое санитаров ворвались в палату, в тот момент, когда Антон в припадке пытался задушить Ольгу. Он вцепился в ее шею обеими руками мертвой хваткой. Ольга била его кулаками по голове, по рукам, по лицу, пыталась вырваться, но все это не помогало; им, словно овладела, какая-то неимоверная дьявольская сила.
        — Отпусти ее!  — закричал один из санитаров, отдергивая Антона от девушки.  — Слышишь, отпусти.
        Сразу же к нему подключился и второй. Вдвоем они, освободили ее от Антона, и поволокли его к кровати. Тот сопротивлялся, как только мог. Он кричал, махал руками, пытался вырваться. Силой, усадив его на кровать, они принялись надевать на него смирительную рубашку.
        — Отпустите, суки!  — яростно закричал Антон.  — Отпустите. Я должен убить ее. Я должен сделать это. Неужели вы не понимаете, что я должен. Если я этого не сделаю — сделают другие. Вы что так ничего и не поняли?!!
        Ольга стояла у входа в палату и растирала шею руками. Она была в шоке оттого, что с ней что произошло. Он чуть не задушил ее. Если бы санитары не успели вовремя подоспеть ей на помощь, то она была бы уже на том свете. Как такое могло произойти, ведь он был спокоен, когда она вошла в палату? Что с ним произошло? Почему на него так подействовали ее слова?
        Закончив разбираться с Антоном, санитары вывели Ольгу из палаты. Она не могла самостоятельно передвигаться, без посторонней помощи. Ноги, были, словно, ватные, совсем не слушались ее. Посадив ее на кушетку, один из санитаров, спросил:
        — Ну, как вы? С вами все в порядке?
        — Спасибо,  — ответила она, с трудом приходя в себя,  — уже лучше. Я вот только не могу понять, что с ним произошло? Ведь в начале нашего разговора он был абсолютно спокоен.
        — От таких пациентов как он, надо держаться подальше,  — проговорил он, с беспокойством смотря на нее.  — Никогда не знаешь, что у них на уме. Вам может дать таблетку?
        — Да нет, спасибо, я еще немного посижу и пойду. Со мной все в порядке.
        — Точно?
        — Да. Мне уже лучше.
        Через некоторое время она вышла на улицу. Свежий воздух благоприятно подействовал на нее, и вскоре она уже совсем успокоилась. Ну, и дела. Он чуть не убил ее. Странно?! Ведь был таким спокойным. Да и медсестра сказала, что его можно не опасаться, потому как его чем-то там таким накололи. Что-то плохо накололи, раз он так бросается на людей!
        Ольга поняла, что такую реакцию у парня вызвало напоминание о тех трех слугах сатаны, имена которых он выкрикивал еще тогда, на лестничной площадке своего дома, когда его увозили в больницу. Ведь до этого он спокойно сидел на кровати и смотрел в окно. Но стоило только Ольге назвать эти три имени, его словно подменили.
        Здесь, что-то не так. Почему на него это так подействовало? А еще он сказал, что должен ее убить, и если это не сделает, то за него сделают другие. Интересно, кто это так хочет ее смерти? В этот раз он ничего не упоминал о речном доме. Туда стоило сходить, но она решила отложить это на другой день.
        Поймав такси, Ольга поехала домой. Хватит с нее этих приключений. Пора и о себе подумать. Время уже позднее, а на старый завод у реки, она и завтра сходит.
        Утром ее разбудил настойчивый телефонный звонок. Звонил начальник следственного отдела районной прокуратуры — Данилов Василий Петрович.
        — Так Ольга Сергеевна, давай-ка на работу. Тут дело одно важное. Надо бы принять к производству.
        — Что на этот раз?
        — Да ничего хорошего,  — тяжело вздохнул он.
        — Я так чувствую, что дело это, одно из тех, что лежат у нас на красной полке?
        — Я думаю, да.
        — Ага. Понятно.  — Ольга сразу изменилась в лице.  — Сейчас приеду.
        Положив трубку, она спешно принялась одеваться.
        Итак, еще одно дело из серии тех, где у найденных трупов невозможно было выяснить причины смерти. С чем же на этот раз ей придется столкнуться? Неужели опять кого-то убили, и опять неизвестно, каким способом? И, почему начальник был так встревожен? Похоже, загадочные убийства в этом городе так и не прекратятся. С этим надо что-то делать, надо как-то остановить! Вот только как, и каким образом это сделать? Ольга, к сожалению, не знала, и чувствовала на своих плечах тяжелый груз ответственности.
        Закончив одеваться, и собрав свои вещи, она вышла из дома.
        Закрыв за собой входную дверь, она так и не услышала, как прозвенел телефон уже в пустой квартире.



        Глава 5

        Данилов встретил Ольгу на выходе из здания прокуратуры. Поприветствовав его, она сразу же принялась расспрашивать, что произошло на этот раз.
        — Дело поступило ко мне вчера,  — спешно проговорил Василий Петрович.  — Три трупа. Муж, жена, и какая-то бабка. Материалы у тебя на столе. Посмотришь. Мне надо бежать.
        Данилов явно, куда-то торопился.
        — А что собственно в нем такого необычного?  — Ольга не хотела отпускать его просто так, без объяснений.  — Вы что-то знаете?
        — Я уже говорил тебе по телефону. Оно одно из тех…
        — Что, опять не известны причины смерти?
        — Да, как и в прошлый раз. Оно соединено с теми другими. Все можешь приступать к работе. Я пойду, у меня еще много других дел.
        Он направился к выходу. Проводив его взглядом, полным недоумения, Ольга направилась к себе в кабинет. Присев за свой рабочий стол, она принялась изучать материалы поступившего к ней дела. Она сразу же обратила внимание на постановление прокурора о соединении дел, в котором он объяснял причины объединения этого дела с другими, находившимися у них в производстве:


        «Считаю, что для соединения уголовного дела N 984/06/10 с делами 980-983 имеются достаточные основания»,  — писал прокурор района.  — «Полагаю, что преступления, которые имели место быть, совершены одним и тем же лицом или группой лиц. Так как и в четырех остальных случаях неизвестны мотивы преступления и, что самое важное — неизвестны причины смерти потерпевших. У найденных трупов отсутствуют следы физического насилия, а так же признаки отравления, поэтому, руководствуясь п. 2. ст. 153 УПК соединить уголовное дело N 066/598/897-44 с делами 45-48».

        Ольга открыла протокол осмотра трупов экспертом. Там было написано всего три слова: причины смерти неизвестны.
        «Ну, что ж, еще одно безнадежное дело. Причины смерти неизвестны, неизвестны мотивы. С чего начинать? С кем работать?» Ольга устало вздохнула и покачала головой. Открыв протокол осмотра места происшествия, она принялась читать.
        Там было написано, что в квартире 19 дома номер 25, был обнаружен труп гражданина Ветрова Олега Викторовича. А так же в этом доме и на этом же этаже, в соседней квартире под номером 18 был обнаружен труп молодой женщины — Ветровой Анны Алексеевны, которая была женой Ветрова Олега Викторовича. А так же труп пожилой женщины шестидесяти лет — Федоровой Людмилы Васильевны?
        «Произведен осмотр трупов. Есть основания полагать, что смерть у всех троих наступила практически одновременно. Причины смерти неизвестны. Трупы обнаружил гражданин Михайлов, Николай Федорович, который проходил в это время мимо дома, где проживали потерпевшие».
        В своем сообщении он рассказал, что в тот вечер слышал какие-то неестественные крики, доносившиеся из подъезда. Позже, через какое-то время, он решил подняться и посмотреть в чем там дело. Дверь в квартиру 19 была открыта. Он зашел внутрь и обнаружил гражданина Ветрова Олега Викторовича, лежащим в коридоре, без признаков жизни. В руке у него, была какая-то веревка.
        После этого свидетель позвонил в милицию. Два других женских трупа в квартире 18 обнаружили случайно сотрудники милиции, когда совершали обход по дому в поисках свидетелей. Еще одно важное обстоятельство это то, что дверь в квартиру 18 была закрыта изнутри. Сотрудникам милиции, что бы проникнуть внутрь пришлось взламывать ее.
        «Совершенно непонятно каким образом были убиты жена Ветрова Анна и их соседка, Федорова Людмила Васильевна?»  — Ольга на некоторое время оторвалась от протокола и задумалась.  — «Ведь квартира, в которой обнаружили их трупы, находилась на четвертом этаже. Так написано в протоколе осмотра. Как же тогда убийца смог пробраться в квартиру к Федоровой? Да и вообще, был ли он там? И кто он этот загадочный человек? А может это и не человек? Кто же тогда, приведение? Да нет, этого не может быть! Приведений не бывает. Бывают хитрые и умные люди».
        Посмотрев в окно, Ольга закрыла папку.
        «Интересно, почему этот Михайлов сразу не поднялся наверх, как услышал крики? Или что, он просто испугался? А еще очень странно, то, что труп молодой жены гражданина Ветрова — Анны был обнаружен в другой соседней квартире, в которой жила старушка. Да и, почему дверь в квартиру 19 была открыта? Туда, что кто-то заходил? Да вопросов много»,  — покачала головой Ольга,  — «вот только как найти на них ответы?»
        «В первую очередь следует допросить свидетеля Михайлова, и еще раз осмотреть место происшествия». Ольга хотела увидеть все своими глазами. «Что касается трупов надо назначить судебно-медицинскую экспертизу. Может все-таки на этот раз судебный эксперт — профессор Мельников найдет причины смерти».

* * *

        Алексей вышел из дома рано утром. До города он решил добраться пешком. Не такое уж и большое расстояние предстояло ему преодолеть. Через некоторое время он был уже в самом центре. Здесь уже было многолюдно и шумно. Ему не составило большого труда узнать, где находится здание районной администрации. Первый же встречный прохожий назвал ему адрес, и подробно объяснил, как туда пройти.
        — Это не так далеко отсюда,  — проговорил низкорослый мужчина в потрепанной серой куртке.  — Вон там, на перекрестке повернете налево,  — он показал рукой, за каким перекрестком надо было повернуть налево,  — потом пойдете прямо. Дойдете до памятника Одинокой собаке, а напротив памятника как раз и будет администрация. Все понятно?
        — Налево, а потом до памятника. Все я понял. Спасибо,  — поблагодарил Алексей прохожего, и направился по указанному направлению.
        «Что ж это за памятник такой?»  — заинтересовался Меньшов, проходя мимо старых домов, ступая по сколотому тротуару.  — «Памятник Одинокой собаке. Что он интересно обозначает? Да и, зачем ставить памятник в центре города какой-то собаке? Раньше, еще в советское время памятника ставили вождям или другим известным партийным деятелям. А тут на тебе — собаке памятник поставили! Ну, и город. Какие еще сюрпризы он приготовил?»
        Вскоре Алексей дошел до перекрестка и повернул налево. Он оказался на узкой старой улочке, по обеим сторонам которой нагромоздились старинные обветшалые дома с маленькими серыми оконцами.
        Как ни странно, но улица была почти пуста. Лишь несколько редких прохожих спешили в разные стороны. Алексей двинулся прямо по улице и через некоторое время дошел до другого перекрестка. Здесь улица заканчивалась. Он посмотрел на таблички с названиями улиц. И действительно, на этом перекрестке улица упиралась в тупик.
        «Что за ерунда?!»  — возмутился он.  — «Где же этот чертов памятник?» Повернувшись, он двинулся назад. Шел он медленно, внимательно разглядывая улицу. Дойдя до другого перекрестка, он так и не заметил никакого памятника.
        «Что за черт, неужели тот мужик обманул его? А может, просто ошибся?» Алексей пошел обратно и, дойдя почти до середины улицы, остановился, и призадумался. «Что ж теперь делать?»
        Навстречу ему устремилась какая-то старушка невысоко роста с сумкой. Она так быстро бежала, что Алексей с трудом смог привлечь к себе ее внимание.
        — Извините!  — прокричал он.  — Вы можете мне помочь?
        Старушка пробежала мимо него, даже не повернув головы в его сторону.
        — Скажите, пожалуйста,  — прокричал Алексей ей вслед.  — Где находится памятник Одинокой собаке?
        — У тебя за спиной!  — не останавливаясь, злобно бросила старушка.
        Не поверив ее словам, он все же обернулся.
        И действительно, небольшая скульптура, стояла всего в нескольких метрах от него, притаившись за кустами сирени, неподалеку от старого парка.
        «Что за чертовщина?!! Почему он раньше не замечал ее? Здесь же не было никакого памятника. Он проходил это место несколько раз. А может, он просто не обращал внимания? Да нет же, точно, он осматривал это место, когда первый раз шел по этой улице. Но здесь его не было. Или был? Да, наверное, такое бывает, когда оказываешься в чужом незнакомом городе».
        Он осмотрел памятник. Ничего необычного он собой не представлял. Невысокий пьедестал, на котором в сидячей позе была запечатлена маленькая безпородистая собачка. Памятник находился рядом с небольшим парком, в котором стояло две скамейке. Они были настолько ветхими и старыми, что уже начинали гнить и разваливаться. Но Алексея не интересовал ни странный памятник, ни заброшенный парк, ни полуразрушенные скамейки,  — ему нужно было попасть в администрацию.
        Напротив памятника он заметил старинное трехэтажное здание, немного отличавшееся своим внешним видом от других стоявших рядом. Вот оно. По всей видимости, здание администрации было недавно отреставрировано, и выглядело как новое. Этим-то оно и отличалось от других. Почему он сразу не заметил его? «Прямо таки какой-то город призрак»,  — подумал Алексей.
        Не теряя времени, он направился к зданию, и, перейдя улицу, оказался у дверей районной администрации. Войдя в здание, он оказался в просторном холле, где было так темно, что он с трудом смог различить фигуру охранника стоявшего перед входом в коридор. Заметив Алексея, тот сразу же устремился к нему.
        — Вы что-то хотели?  — проговорил он грубоватым голосом.
        — Дело в том, что, я предприниматель,  — начал Алексей.  — Я приехал сюда с другого города. Меня интересует кое-какая собственность, на территории вашего района. Я хотел бы ее купить.
        — А что за собственность?
        — Старый завод у реки. Мне как раз нужно такое здание для моего дела.
        Охранник, почему-то сразу переменился в лице.
        — С кем я могу переговорить по этому поводу?  — продолжил Алексей.  — Может, вы мне поможете, я ведь здесь никого не знаю, я недавно…
        — Стойте здесь,  — неожиданно резко прервал его охранник, показывая на то место, где ему следует его дожидаться, и направился к лестнице, ведущей на второй этаж.  — Я доложу о вас.
        Он ушел, а Алексей остался ждать.
        «Интересно, к чему такая строгость? Прямо как в секретной военной части». Охранник, что каждый раз докладывает, когда кто-то приходит, наводил его на определенные подозрения.
        Алексей простоял уже, где-то, минут десять, но охранника все еще не было видно. Терпение его подходило к концу.
        Внезапно входные двери резко открылись и в холл быстро забежали трое мужчин в черной униформе и с масками, скрывающими их лица.
        Алесей не сразу понял что происходит.
        В одно мгновение они схватили его за руки, и потащили к выходу.
        — Вы что делаете?!  — закричал он.  — Эй, отпустите, меня!
        Его быстро вытащили из здания, и потащили к небольшому микроавтобусу припаркованному у дверей администрации. Алексей точно, помнил, что когда он заходил сюда, этой машины здесь не было. Значит, она подъехала недавно. Задние двери его уже были открыты. Из него выглядывал еще один такой же здоровяк в черной униформе и с маской на голове.
        — Давайте, его сюда,  — прокричал он.  — Быстрее. Быстрее.
        На Алексея спешно надели наручники, и, натянув на голову мешок, затолкали в машину. Теперь он уже ничего не видел. Он сопротивлялся, как мог, но силы этих троих значительно превосходили его. Один он не смог ничего сделать против них.
        Трое крепких мужчин, усадили его на пол, запрыгнули в микроавтобус и, захлопнув за собой задние дверцы, сели рядом с ним, крепко обхватив его за руки. Алексей услышал какой-то странный стук. Так словно кто-то постучал кулаком по металлической стенке кабины микроавтобуса. После чего заревел двигатель, и машина стронулась с места.
        — Сиди смирно!  — услышал он рядом с собой чей-то грубый и недовольный голос.  — А то будет очень больно. Я всегда предупреждаю только один раз.

* * *

        Сняв с его головы мешок, но, оставив на руках наручники, Алексея бросили, в какую-то темную комнату и закрыли за ним дверь. Он огляделся по сторонам, но было так темно, что он ничего не мог разглядеть. На ощупь он пробрался к ближайшей стене, и уселся на пол, прислонившись к ней спиной.
        Через какое-то время за дверью послышались шаги. Затрещал дверной замок, дверь отворилась, и в лицо ему ударил яркий луч света. Алексею пришлось зажмурить глаза. В комнату вошел незнакомый человек. Меньшов попытался разглядеть его лицо, но яркий свет не давал ему это сделать.
        Единственное, что он разглядел, то, что это был мужчина довольно высокого роста. И, кроме того, как показалось Алексею, в руке у него был пистолет.
        — Добрый день,  — спокойно проговорил он.
        Этот холодный мужской голос показался капитану Меньшову, до боли знакомым. Где-то он его уже слышал. Вот только где и когда, он все никак не мог вспомнить.
        — Для кого и добрый, а для кого и нет,  — пожаловался Алексей.
        — Вам не стоит злиться,  — проговорил незнакомец, внимательно разглядывая Алексея сидящего перед ним в небольшой темной комнате.  — Это все для вашего же блага. Я хочу предложить вам сделку: Вы не мешаете мне, а оставляю вас в покое.
        — Вы ответите за это! Я вам это обещаю!  — процедил Меньшов, сощурив глаза от невыносимо яркого света.
        — Довольно, оставим эти пустые разговоры,  — раздражительно проговорил незнакомец и подошел, ближе к Алексею, но все еще оставаясь в тени.  — Меня интересует лишь одно: зачем вам понадобился этот старый завод у реки?
        — Откуда вы знаете?  — недоуменно протянул Алексей.  — Я ведь сказал об этом только охраннику.
        — Отвечайте на вопрос!
        — Я частный предприниматель и мне необходимо найти помещение, а этот завод как раз то, что мне нужно. Я, собственно говоря, и пришел в администрацию, что бы узнать: кому он на данный момент принадлежит.
        — А чем вы собираетесь заняться?
        — Я бы хотел оставить это в тайне.
        — Значит так,  — решительно проговорил незнакомец,  — если вам дорога ваша жизнь, уезжайте из этого города. Вам здесь делать нечего. Найдите любой другой город, там и открывайте свое дело. В этом городе я повторяю вам делать нечего.
        — Я отсюда никуда не уеду!  — возмутился Алексей.  — Почему я должен уезжать? Я свободный человек, живу в свободной стране. Я никуда не уеду отсюда!
        — Тогда вы поплатитесь своей жизнью. Я даю вам неделю на то чтобы уладить все свои дела и уехать из нашего города. В противном случае вас рано или поздно убьют.
        С этими словами незнакомец решительно вышел из комнаты.
        — Выводите его,  — приказал он кому-то.
        В комнату вошли трое мужчин. Снова ему на голову надели мешок, и повели на выход. Посадив его, по-видимому, опять в тот же микроавтобус, его опять куда-то повезли. На этот раз машина ехала дольше, чем в первый раз. Он так и не мог понять, куда же его везут. Но вскоре, по затихающему уличному шуму Алексей понял, что везут его, куда-то за город. Интересно только куда и зачем? Они, что решили убить его сразу?
        Вскоре автомобиль остановился. С его затекших рук сняли наручники, а с головы стянули мешок. Алексей посмотрел на людей сидящих вместе с ним в салоне. На лицах у них, как и прежде, были черные маски с вырезами для глаз и носа. Внезапно задние двери автомобиля отворились.
        — Ну что сидишь? Выходи!
        Алексей вылез, из машины и осмотрелся вокруг. От изумления он даже рот открыл. Его привезли, не куда-нибудь, а прямо к его собственному дому, и высадили возле деревянной калитки, ведущей во двор. Он и представить себе не мог, что они привезут его именно сюда — к нему домой. Но как они догадались, где он живет? Каким образом им стало это известно, и кто они вообще такие? Какое-то тревожное и вместе с тем загадочное чувство любопытства охватило капитана Меньшова.
        Он повернулся, что бы задать вопрос, но не успел это сделать.
        Глухо взревев двигателем, машина рванула с места, и укатила в обратном направлении, оставив после себя, густую тучу пыли. Алексей в недоумении посмотрел ей вслед. Да, похоже, он проиграл. Они знают, где он живет, кроме этого они вряд ли поверили в то, что он простой заезжий предприниматель.



        Глава 6

        — Ну что на этот раз?  — недовольно пробурчал майор в трубку.
        — Александр Иванович,  — в волнении проговорил Алексей.  — Плохи наши дела.
        — Что случилось на этот раз?
        Меньшов, ничего не утаивая, рассказал ему все, что с ним недавно произошло.
        — Ну, что ж,  — решительно проговорил Иванов.  — Настало время, обратится в органы за помощью. Отправляйся в прокуратуру.
        — Зачем?
        — Пусть они выполняют половину твоей работы. А ты наблюдай.
        — Да они даже и проверять не станут, не говоря уже о ментах.
        — Ничего. Ты иди, и все выложи. Пусть посуетятся.
        — Нельзя же это просто так оставить. Человека похищают, угрожают убийством!
        — Я боюсь, что меня скоро на улице грохнут.
        — С каких это пор, ты стал, чего-то боятся.
        — Это все этот чертов город.
        — В общем, так,  — сухо подытожил майор,  — если ничего не выйдет, то вали из этого города, пока еще живой. Будем думать, что делать дальше. Тебя уже знают, поэтому придется, внедрять кого-то другого. Ты пока здесь, поработаешь,  — на этом он повесил трубку.

* * *

        В коридоре, на втором этаже прокуратуры, Алексей наткнулся на незнакомого мужчину, в сером потертом плаще. На вид, ему было, лет сорок пять. Он недовольно взглянул на Алексея, и ничего не сказав, принялся спускаться по ступенькам. Что-то в его взгляде было такое, что заставило Алексея лучше присмотреться к нему.
        — Извините,  — проговорил Меньшов, ему вслед.  — Вы бы не могли мне помочь? Я ищу…
        Незнакомец на секунду остановился, и обернулся.
        — Вы знаете, у меня совсем нет времени,  — быстро проговорил он, и двинулся дальше.
        Алексей просто оцепенел. Этот голос! Он совсем недавно его, где-то уже слышал. Вот только, что это за человек? Это лицо Алексей видел впервые. На голос был ему хорошо знаком. Кто же это, черт возьми? Где он мог его видеть? И ведь это было не так давно. Это было здесь, это было в этом городе. Он слышал этот голос. Сомнений в этом не было. Но, это лицо, он видел впервые. Как такое может быть? Что же это за человек?
        Проводив загадочным взглядом мужчину в сером плаще, Меньшов повернулся, и двинулся вверх по лестнице. И в ту же секунду столкнулся лицом к лицу с незнакомой девушкой. Она быстро спускалась вниз.
        — Извините,  — проговорила Ольга, даже не посмотрев в его сторону, и поспешила дальше.
        «Что же здесь за люди такие? Все куда-то спешат. Все куда-то торопятся. Точно как у нас в отделе»,  — подумал Алексей,  — «Не с кем и поговорить. На тебя никто не обращает внимания. Делай тут, что хочешь. Нет, так дело не пойдет».
        — Простите!  — настойчиво позвал он Ольгу,  — можно с вами поговорить? Это очень важно!
        — У меня совсем нет времени,  — проговорила она, продолжая идти по направлению к выходу.
        — Мне нужен следователь,  — продолжал Алексей,  — дело очень важное. Это по поводу завода. Тот, что находится у речки. Я понимаю, что у вас нет времени, но дело в том, что моей жизни…
        — Что???
        Ольгу словно поразило электрическим разрядом. Она мгновенно остановилась, и обернулась. Алексею показалось это очень странным. Такой реакции он конечно не ожидал. Но, то, что на него наконец-то хоть кто-то обратил внимание, было, безусловно, великим достижением.
        — Как вы сказали?
        Ольга подошла к нему.
        — Вы сказали завод у реки? Что вам известно?!
        — Это долгий разговор,  — улыбаясь, ответил Алексей.
        — Ну, что ж,  — взволнованно проговорила девушка, с нескрываемым интересом смотря на Алексея,  — тогда пройдемте в мой кабинет. Поговорим там.

* * *

        — Так вы говорите, что вы частный предприниматель?  — проговорила она, когда Алексей уселся в кресло, стоявшее прямо напротив нее.
        — Совершенно верно,  — кивнул головой Меньшов.
        — И откуда же вы приехали?
        — А откуда вы знаете, что я неместный?  — изумился он.
        — Вы просто не похожи на них,  — улыбнулась Ольга,  — Ну, что ж, рассказывайте, что с вами произошло, и какое к вам отношение имеет этот старый заброшенный завод?
        Рассказав ей все, что с ним произошло, Алексей откинулся на спинку кресла, и призадумался. Ольга тоже о чем-то думала, положив руки на стол и повернув голову в другую сторону. Она сидела молча и смотрела в окно. Алексей, попытался вспомнить, все ли он ей рассказал, и не сболтнул ли чего лишнего.
        Внезапно в памяти возникло лицо того незнакомца в потертом плаще, на которого он наткнулся в коридорах прокуратуры, и его как будто бы знакомый голос. Голос! Где же он мог слышать этот сухой скрипучий, голос?
        — Знаете, что? Я ничем не смогу вам помочь,  — прервала его размышления Ольга.  — Извините, но у меня и так много работы.
        — Это как так?!  — недоуменно воскликнул Алексей.
        — Ну, вас же отпустили. И ничего не сделали.
        — Мне угрожали!  — чуть ли не закричал Меньшов.  — Вы это понимаете? Если я не уеду отсюда, они меня убьют. Они угрожали мне. Это была угроза.
        — Кто вам угрожал?
        — Откуда я знаю.
        — Идите в милицию, в дознание, Они там этим занимаются. Некогда мне ерундой заниматься. Поймали, пригрозили. А что вы хотели, предпринимательская деятельность, это вам не с детишками нянчиться.
        — Что?!!  — вскипел Алексей,  — Я это так не оставлю. Я… да, я…Кто ваш начальник? Я буду жаловаться на вас! Что вы за люди такие?.. Я смотрю вы все здесь, какие-то занятые!
        И тут он вспомнил…
        Не сумев сдержать, нахлынувших на него эмоций он, громко воскликнул:
        — Черт, вот это кто?
        Ольга посмотрела на него в крайнем изумлении.
        — О чем это вы?
        — Да так, ни о чем.  — Алексей сделал вид, что ничего не произошло, и проговорил: — А вы не знаете, того человека, который проходил по коридору, до того как я столкнулся с вами? Он был в таком сером потертом плаще. И лицо у него такое сморщенное, как будто он чем-то недоволен. Я так понял, он тоже здесь работает?
        — Конечно, знаю,  — ответила Ольга, смотря на него как на сумасшедшего.  — А в чем, собственно, дело?
        — И кто это?  — Алексей посмотрел на нее с таким выражением лица, словно, она знала все секреты мироздания.  — Кто он такой? Вы мне не скажете?
        — Ольга, хитро улыбнулась.
        — А зачем вам это?
        — Вы мне скажете кто он такой?  — Алексей настойчиво повторил вопрос.  — Кто он? Скажите! Хоть в этом вы мне можете помочь?
        — Давай те так,  — проговорила Ольга,  — я скажу вам кто это, а вы скажете мне, что вы знаете? Договорились?
        Алексей призадумался.
        — Хорошо. Я согласен.
        — Ну, что ж,  — решительно проговорила Ольга,  — это как раз и есть мой непосредственный начальник. Ему можете жаловаться сколько угодно. Только, он сейчас ушел. Ну, что ж теперь вы…
        Алексей вскочил, с места и бросился к выходу.
        — Куда же вы? Постойте, эй! Вы же так и не сказали мне, что вы знаете?!
        — Ничего. Ничего я не знаю,  — на ходу прокричал он, выбегая из кабинета следователя.  — Совершенно ничего не знаю!
        Девушка изумленно посмотрела на дверь, за которой только что скрылся Алексей, и в недоумении пожала плечами. С грустью выглянула в окно, за которым раздавался гул оживающего города.

* * *

        На этот раз майор ждал его звонка.
        — Ну, как у тебя дела, капитан?
        — Александр Иванович,  — проговорил взволнованно Алексей,  — я только что с прокуратуры. Я выложил им все. Ну, не совсем все, конечно. Они там посоветовали мне обратиться в милицию. Сказали, что это все ерунда, и заниматься этим, у них нет времени. Но это не самое главное.
        — А что же?
        — Вы были правы,  — вздохнул Алексей,  — органы тоже замешаны. Помните, я рассказывал вам, про так, как меня похитили, и там я встретил одного человека. Я не видел его лица. Но слышал его голос. Он пригрозил мне смертью, если я не уеду отсюда. Так вот, я узнал кто этот человек.
        — Ну, и кто же?
        — Начальник следственного отдела районной прокуратуры.
        — Это ты по голосу понял?
        — Да, это был его голос.
        — Ну, ты мог и ошибиться.
        — Нет!  — прокричал Алексей,  — я не ошибся. Этот голос трудно не узнать. И это был он. Это он приходил ко мне в камеру, это он грозился меня убить. Он замешен в этом деле. И в этом у меня нет никаких сомнений, Александр Иванович!
        — Да? Ну, что ж,  — майор призадумался.  — Как ты догадался, что это был он?
        — Я столкнулся с ним лицом к лицу в прокуратуре. И, похоже, он узнал меня. Так, что теперь у меня есть реальная возможность отправиться на тот свет.
        — Ты кому-нибудь говорил об этом?
        — Нет, только вам.
        — Ну, что ж, это хорошо. И что ты намерен делать теперь?
        — Давайте договоримся так, Александр Иванович: Я должен здесь еще кое-что выяснить. Я собираюсь попасть на собрание той самой сатанинской секты, которая существует здесь довольно давно, и пользуется большой популярностью среди местных жителей. Говорят их настоятель, может воскрешать из мертвых, и делает это у всех на глазах с помощью какого-то чудодейственного эликсира на каждом собрании секты. Мне, как и большинству здравомыслящих жителей этого города, кажется, что все это шарлатанство, но я бы непременно хотел на это посмотреть.
        — Ну, посмотри. Только, какой толк от этого?
        — Мне кажется, разгадку все этой истории надо искать именно там. А вот что касается того старого завода, я думаю, он как-то тоже в этом деле замешан. Пока я не буду прибегать к активным действиям. Но на всякий случай, давайте сделаем так: если в условленное время я не выхожу на связь, считайте это моим сигналом о помощи.
        — Ну, что ж, если так, тогда будь осторожен,  — взволнованно проговорил майор,  — я на тебя надеюсь,  — тяжело вздохнув, он повесил трубку. На этом разговор был закончен.

* * *

        Гражданин Михайлов, был единственным свидетелем по делу об убийстве супругов Ветровых и их соседки Людмилы Васильевны. Он пришел на допрос, точно в то время, которое было указано в повестке следователя.
        Оторвав взгляд от документов, Ольга пристально взглянула на него, и пригласила сесть за стол. Михайлов был высоким и коренастым мужчиной; одет он был в какие-то старые потертые джинсы, и зеленую спортивную куртку.
        Ольга обратила внимание на одну странность. Его старая грязная одежда, никак не сочеталась с его представительным и важным лицом. Ко всему прочему он был еще и в очках. Если бы ни его одежда, Ольга не поверила бы в то, что он был простым рабочим.
        — Николай Федорович,  — обратилась к нему Ольга, когда он уселся за стол,  — вы, наверное, уже догадываетесь, зачем я вас вызвала? Не надо вам напоминать, про то убийство?
        — Да, я все понимаю. Я свидетель.
        — Ну, что ж тогда, я начну допрос,  — Ольга не спеша, достала бланк протокола допроса свидетеля и щелкнула ручкой,  — Предупреждаю вас об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ. Вы, я думаю, понимаете, что говорить надо правду?
        — Конечно.
        — Хорошо тогда приступим к простым формальностям.
        Ольга принялась заполнять протокол. Михайлов спокойно отвечал на простые вопросы, которые она ему задавала, не отрываясь от документов. Фамилия, имя, отчество, адрес, семейное положение, образование, место работы. Все то, что не имело большой важности.
        — И давно вы работаете в Строй-сервисе?  — проговорила она, когда пустые графы были заполнены.
        — Не так давно. Всего год.
        Ольга раскрыла дело, и, прочитав первую страницу протокола допроса, с интересом взглянула на Михайлова.
        — На первом допросе, вы сказали, что в ту ночь, когда произошло убийство, вы услышали какие-то неестественные крики, доносившиеся из подъезда. Что значит: «неестественные»?
        Михайлов призадумался.
        — Ну, вот, например, бывает так, когда человек кричит, громко разговаривая, а здесь были просто какие-то нечленораздельные крики, даже какие-то нечеловеческие.
        — Ну, хорошо, вот дальше вы говорите, что после того, как услышали крики, через несколько минут, вы решили подняться, и посмотреть, в чем там дело. А почему же вы тогда, сразу не поднялись, и не посмотрели?
        Михайлов, посмотрел на нее с тревогой.
        — А вы что меня в чем-то подозреваете? В таком случае, я воспользуюсь статьей 51 Конституции, и не буду отвечать на этот вопрос.
        Ольга недоуменно взглянула на него.
        — Ну, что вы? У меня и в мыслях не было этого. Я вас ни в чем не подозреваю и не обвиняю. Я просто задаю вопросы, которые меня интересуют, вот и все. Ну, хорошо, если не хотите, можете не отвечать. Это ваше право.
        Ольга сделала пометку в протоколе, и продолжила допрос.
        — И так, давайте дальше, вы поднялись на верх; дверь в квартиру Ветровых была приоткрыта, вы зашли в квартиру. А, что было потом? Что вы увидели, когда вошли в квартиру? Что привлекло ваше внимание? Может что-то особенное?
        — На полу в коридоре, я заметил…
        — Что вы заметили?
        — Ну, это может и не так важно.
        — Это очень важно. Что вы заметили?
        — На полу валялась такая странная фигурка.
        — Какая фигурка?
        — Деревянная такая, знаете ли, когда берут какой-нибудь кривой необычной формы древесный сук обрезают его и получается что такое непонятное, но красивое как в кабинете у главы…  — он вдруг осекся и замолчал.
        — У какого главы?  — подозрительно посмотрела на него Ольга.  — У главы районной администрации Филиппова, вы хотели сказать? Я не ошибаюсь?
        Михайлов молчал.
        — Что вы молчите? Где вы видели эту фигурку? В кабинете у главы администрации?  — настойчиво повторила она.
        — Да,  — признался Михайлов.
        — Тогда, другой вопрос, что вы простой рабочий, сварщик делали в кабинете у главы администрации Филиппова?
        — Я?…
        — Да, вы.
        Михайлов заерзал на стуле, не зная, что ответить.
        — Ну….наша фирма…. как-то ремонтировала трубопровод в здании администрации. Я варил трубы, и Михаил Викторович увидел меня, и пригласил к себе в кабинет. Мы разговорились. Он неплохой человек, очень общительный. Оказывается он, занимается резьбой по дереву, и сам делает такие вот невероятные фигурки. Да, хороший человек. Очень.
        — Ремонт трубопровода, говорите?  — Ольга пристально посмотрела на него.  — А когда это было?
        — Что было?
        — Когда вы делали ремонт в администрации?
        — Этой весной.
        Ольга задала ему еще несколько вопросов. Ничего нового он так и не рассказал. Отвечал на вопросы, так же как и на первом допросе. Показания почти полностью сходились.
        — Ну, что ж спасибо,  — проговорила она, и протянула ему протокол допроса,  — можете ознакомиться, и подписать.
        Михайлов не стал читать. Взял ручку и сразу же подписал.
        — Я могу идти?
        — Да, вы свободны, только ответьте мне на последний вопрос.
        — На какой?
        — Но это не для протокола, просто мне самой интересно.
        — Пожалуйста, спрашивайте.
        — Что это за фигурка?
        — Не понимаю?  — Михайлов изобразил на лице крайнее изумление.
        — В форме чего или кого она была выполнена?
        Михайлов некоторое время помялся, потом с неохотой ответил:
        — В форме собаки.
        — Собаки?
        Когда он вышел из кабинета, Ольга набрала номер фирмы, где работал Михайлов ОАО «Строй-сервис». В трубке раздался приятный женский голосок.
        — Алло.
        — Здравствуйте, я из прокуратуры, мне нужен директор. ОАО «Строй сервис». Могу я его услышать?
        — Василий Сергеевич? Сейчас я его позову.
        Через несколько секунд, в трубке раздался грубоватый мужской бас. Это, очевидно, и был генеральный директор фирмы ОАО «строй-сервис».
        — Василий Сергеевич. Это следователь Васильева. Прокуратура. Ответьте мне на такой вопрос, только, пожалуйста, точно. Ваша фирма осуществляла ремонт трубопровода в здании администрации этой весной.
        — Нет.
        — Вы в этом уверены?
        — Абсолютно.
        — А в какое либо другое время?
        — Нет.
        — Вы точно уверены в этом?
        — Я же вам уже сказал. Наша фирма не делала никакого ремонта в здании администрации. Я в этом уверен на все сто процентов. Если не верите, можете приехать и проверить все документы, но я вам говорю, что этого не было.
        — Хорошо, спасибо, тогда другой вопрос, Гражданин Михайлов Николай Федорович, работает в вашей фирме?
        — Да работает. Он сварщик. А что?
        — Да нет ничего, спасибо, до свидания.
        Ольга призадумалась, действительно в протоколе осмотра места происшествия упоминается эта деревянная фигурка в форме собаки. Видимо, кто-то из супругов Ветровых занимался резьбой по дереву. Но, не в этом загадка. Кто такой Михайлов, вот в чем главный вопрос. Он сам сказал что, видел эту фигурку у главы администрации в кабинете. Но никакого ремонта фирма, в которой он работает, там не производила. Тогда по какому делу и с какой целью он был у главы администрации в кабинете? Что он там делал, простой рабочий? Да его бы туда и не пустили. Да, что-то уж много загадок. «Неплохо было бы нанести визит в администрацию, и все там разузнать»,  — решила Ольга,  — «но не сейчас. Сейчас надо разобраться с трупами».



        Глава 7

        Она позвонила профессору Мельникову Виктору Алексеевичу — судебному эксперту, проводившему вскрытие трупов, супругов Ветровых и их соседки Людмилы.
        — Здравствуй, Ольга,  — заскрипел старичок своим сухим голосом,  — заключение будет готово через два дня. Сейчас, я тебе могу сказать только то, что потерпевшие умерли в результате воздействия одного очень интересного вещества на нервную систему. Я обнаружил это вещество в головном мозге у одного из них. Сейчас, я не буду описывать его структуру, подробное описание я дам позже, в своем заключении.
        — И что вы можете сказать для начала?
        — Это вещество это или газ, или что-то более легкое. Дело в том, что оно очень сильно воздействовало на мозг потерпевших. Вероятно, в малых количествах, как я думаю, оно вызывает галлюцинации, видения, я вполне уверен, что оно очень сильно влияет на психику, вот только как, этого я пока не могу сказать. А вот в большом количестве, и при взаимодействии с неизвестным мне элементом оно просто убивает человека. Но я обнаружил и еще кое-что. Пока не могу дать этому объяснение. Требуется более детальное изучение. Мне нужно время.
        — А каким образом это вещество попало в тела умерших, Алексей Викторович?  — Ольге хотелось выяснить как можно больше. Но старый профессор был скуп на предположения. Он всегда любил давать только точные, лишенные каких-либо сомнений заключения.
        — Хороший вопрос. Но я, кажется, знаю на него ответ,  — неуверенно проговорил в трубку Мельников.  — Скажем так: я догадываюсь — каким образом оно попало в организм трупов.
        — Скажите, каким?!  — с нетерпением выкрикнула Ольга.
        — Не спешите. Сейчас я вам этого не скажу. Дело в том, что, обнаруженное мной вещество, поможет вам добраться до истины в отношении и других убийств, с неизвестными причинами смерти. Я думаю это так. Я еще не закончил. Мне надо кое-что выяснить, и проверить. Только после этого я смогу, быть уверенным в своем открытии. И тогда дам заключение.
        — Я, не понимаю, почему вы так говорите?
        — Потому, что преждевременные выводы, могут вам помешать. Если мое предположение окажется верным, то я думаю, вы поймете, в чем загадка этих смертей и кто в этом повинен.
        — Скажите, мне это сейчас!  — Ольга перешла на крик.
        — Нет. Сейчас я вам этого сказать не могу. Завтра я кое-куда должен съездить, и проверить, верно, ли мое открытие или нет. Меня не будет на работе целый день. А вот на следующий день, я дам вам полное заключение. И вы сможете уверенно работать, опираясь на твердые факты, а не на преждевременные выводы. Если мое открытие подтвердиться, то вы, скорее всего, не поверите в это. Именно поэтому я должен все тщательно проверить. Ну, что ж до свиданья, Ольга Сергеевна и прошу вас, пожалуйста, никому не говорите, о нашем разговоре. Этого никто не должен знать.

* * *

        Через два дня после этого разговора Ольга не стала ждать, когда профессор Мельников пришлет ей заключение, и позвонила ему сама. Трубку взяла, какая-то девушка.
        — Виктора Алексеевича, я могу услышать.
        — Боюсь, что нет,  — как-то вяло и очень грустно проговорила она.
        — А в чем дело?
        — А кто это?
        — С прокуратуры. Следователь Васильева.
        — Дело в том, что Виктор Алексеевич умер.
        — Как умер?  — Ольга не поверила своим ушам.  — Когда?
        — Это было вчера. Он был на работе, и отравился чем-то у себя в лаборатории. Мы и сами до сих пор не можем в это поверить. Ведь он всегда был такой аккуратный.
        — Этого не может быть! Вы точно уверены в том, что вчера он был на работе. Он сказал, что вчера, т. е. в среду на работе он не появится, а куда-то поедет.
        — Я не могу сказать с уверенностью. Его нашли сегодня утром.
        — Кто нашел?
        — Наш прозектор, Якушев, пришел сегодня утром на работу, зашел в кабинет Виктора Алексеевича, и увидел его там мертвого, сидящего за своим рабочим столом. У его ног лежала, какая то странная разбитая ампула. Врачи, которые приехали с милицией, сказали, что смерть наступила, вчера. То есть, вечером, в среду.
        — Но ведь он сказал, что не пойдет на работу в среду???
        — Вы знаете, он мне тоже так сказал, еще за день до этого. Сказал, что плохо себя чувствует, и, что полежит день дома, и даже ключи свои отдал вахтеру.
        — Как же он оказался у себя в кабинете?
        — Я и сама не знаю,  — недоуменно проговорила девушка.  — Вахтер говорит, что в тот день его самого не видел, и, что ключи он никому не отдавал. Но дверь то почему-то была открыта. А, что вы кого-то уже подозреваете?
        — Как я могу кого-то подозревать, если, я только что узнала об этом?!  — недовольно проговорила Ольга,  — Да…кто бы мог подумать…спасибо, извините,  — На этом Ольга повесила трубку.
        Такого поворота событий она не ожидала. Это просто невероятно. Умер. Отравился. Да не может этого быть! Как он мог отравиться, он же не один год работает экспертом? Достаточно опытный специалист, профессор. Не мог он просто отравиться. Да и как он оказался у себя в кабинете? Ведь в этот день он собирался куда-то ехать. Интересно куда и за чем? Может это все связано с экспертизой? Тогда это не несчастный случай. Вероятно, к этому кто-то приложил руку. Но кто? Кто мог узнать о том, что он проводил экспертизу? И что Мельников нашел в этих трупах? Вот в чем загадка. Да, похоже, здесь не все так просто.
        — Бедный профессор,  — с горечью произнесла Ольга, прикусив верхнюю губу,  — «Ну, что же, с этим еще предстоит разобраться, а сейчас не мешало бы отправиться в администрацию и разузнать там про Михайлова. Что-то здесь тоже не все сходится. Еще надо выяснить про этого заезжего предпринимателя, которого похитили, после того как он изъявил желание выкупить старый завод у реки».
        Убрав документы в сейф, она вышла из кабинета.

* * *

        Алексей вышел из дома и направился к своему знакомому соседу, старику Никифорову, с которым, он не так давно познакомился. Это он рассказывал ему о тайнах старого города, и о своей жене, которая отвернулась от бога, и вступила в эту чертову сатанинскую секту, которую он терпеть не мог. Он пытался переубедить супругу, но это было бесполезно. Она твердо стояла на своем.
        Алексей шел к нему с одной целью: познакомиться с ней поближе, войти в доверие и проникнуть в секту, с ее помощью. Для этого всего-навсего, надо было прикинуться убежденным атеистом, и ярым безбожником. Он надеялся, что у него это получиться.
        Алексей встретил Никифорова Андрея Павловича у калитки его же собственного дома, который стоял по соседству с домом Алексея. По всей видимости, старик, только что откуда-то вернулся, потому, как на плече у него висел, старый потертый рюкзак, и лицо у него было какое-то усталое и даже немного грустное. «Скорей всего дед ходил в лес по грибы или по ягоды»,  — подумал Алексей, и поспешил его окликнуть, прежде чем тот зашел в дом.
        — Андрей Павлович, можно с вами поговорить?
        Старик резко обернулся, и, увидев Алексея, широко заулыбался. Вероятно, он был очень рад его видеть, поскольку глаза его весело засветились, а старое морщинистое лицо тут же преобразилось. С кем еще здесь можно было поговорить, по душам? Да и Алексей человек, новый в этом месте, «свежий», и с ним всегда было интересно общаться на разные темы, не связанные с политикой. Но не это привлекало его в нем. Совсем не это.
        — А! Алексей это ты?!  — радостно воскликнул Никифоров, устало вздыхая.  — Хочешь поговорить, конечно, сейчас поговорим, я только рюкзак скину, да молока выпью. Хочешь, пойдем и тебя накормлю?
        — Да нет, я только что поел.
        — Ну, тогда иди в сад, посиди пока там, я подойду.
        Старик зашел в дом, а Алексей направился в сад. Присев на скамейку, стоявшую в тени возле ветвистой яблони он закурил. Вскоре появился и сам Никифоров.
        — Ну, так о чем ты хотел поговорить?  — спросил он, присаживаясь рядом с ним.  — С тобой беда произошла, какая?
        — Да нет, я хотел бы поговорить о вашей жене.
        Старик напрягся.
        — А что говорить?
        — Она состоит в этой секте…
        — Она отвернулась от бога. Ее душа во власти дьявола.
        — Я серьезно.
        — Я тоже вполне серьезно.  — Старичок нахмурился.  — Не я, не вы не можем ей помочь. Ей помочь может только она сама. Будем надеяться на милость божью.
        — Вы что верите во всю эту ерунду,  — Алексей посмотрел ему в глаза.  — В дьявола, в колдовство в темные силы. Ведь этого нет. Это все выдумано.
        — Я вообще, Алексей, верю в бога. И во все эту нечисть не верил до определенного момента. Но после того как в нашем доме начали происходить непонятные моему разуму вещи, я начал задумываться о существовании этих самых темных сил.
        — И что же такое с вами произошло?
        Никифоров закинул ногу на ногу и призадумался.
        — Это было не так давно,  — начал он, и Алексей с интересом принялся слушать его рассказ.  — Этой весной, месяцем раньше, в мае или в начале июня, точно не могу сказать. В общем, где-то так. Бабка моя уже в этой чертовой секте состояла. Она ходила на собрания, и раз в неделю приносила какие-то маленькие бутылочки с красной жидкостью. Что там было, я не знаю. Да и не хочу знать. Приносила она это зелье чертово, понятно откуда. Явно не с аптеки. Она и сейчас приносит. Она мне тогда говорила, что это какая-то чудодейственная вода. Помогает от всех болезней. И что самое главное молодит. Даже воскрешать может, представляешь? Она растирала ей больные места, ноги спину, говорила, что помогает. Мне предлагала. Но я отказался.
        — А что испугались?  — усмехнулся Алексей.
        — Да не в этом дело. Я привык к своим лекарствам — народным. Как меня бабка моя учила. Я ими только и пользуюсь. А к этой бесовщине я не притронусь. Так, не сбивай меня,  — заворчал старик,  — Это еще не все. Был у нас пес старый, Шариком его звали. Долго с нами жил. Любил я его. Он мне как родной был. И вот однажды сбило моего Шарика машиной,  — старик печально сморщился,  — Насмерть сбило. Нашел я его на дороге. Лежал с раздавленной головой. Жуткое было зрелище. Подобрал я его тогда, и домой принес, положил возле дерева и в дом зашел. А бабка моя только-только с этого собрания пришла. Я ей и говорю: «Горе бабка, горе, Шарика сбили насмерть». Она усмехнулась, и достала такую вот бутылочку с красной жидкостью. «Где он?», говорит. «Покажи мне его». «Да во дворе лежит», говорю, «там я его у дерева положил». «А что ты собираешься делать?» Не сказала она мне ничего, вышла из дома, а через несколько минут обратно пришла, и улыбается. «Что ж ты врешь?» говорит, «Живой твой шарик, вон по улице бегает». И такая меня злость взяла. «Ты что?», говорю, «шутить вздумала?! Дохлый он, я его на дороге нашел,
голова у него раздроблена была. Какой же он живой?». «Ну, выйди сам посмотри», говорит она, «выйди на улицу». На подкашивающихся ногах вышел я на улицу, дверь открыл, и увидел я это чудо. Не помню, как в себя пришел. Долго мне бабка, что-то в ухо кричала. Короче говоря, Шарик мой, которого, я только что дохлого домой притащил, бегал теперь живой вокруг дома, как ни в чем не бывало. Мне тогда даже плохо стало. Вспомнил я про красную бутылочку. «Не гневи господа бабка»,  — говорю я ей,  — «Так не должно быть». А она дурочкой прикинулась, будто бы и не понимает, о чем я. Но это еще не самое страшное. Шли дни, а шарик жил и начал я замечать, что он меняется.
        — Как это меняется?  — не понял Алексей.
        — Бесом он становится начал.
        — Не понимаю.
        — А чего тут непонятно. Рога у него расти начали и копыта, и пасть изменилась, А глаза, ты бы видел эти глаза. Сверкают огнем. А вместо зубов, клыки огромные торчат.
        — Да, не может этого быть,  — покачал головой Алексей и недоверчиво усмехнулся.  — Не верю, я что-то.
        — Да как не может?!  — вскипел Никифоров,  — Я же тебе говорю, все так и было, превратился мой Шарик в черта. Зачем я тебя обманывать буду, я ж сам все это видел?
        — А, что жена ваша?
        — Бабка-то?  — старик недовольно наморщил лоб,  — сказала, что это он заразился чем-то. Но я к ней и не приставал. Я ей даже слова не сказал, что Шарик наш бесом становится начал.
        — Ну, и что дальше было?
        — Да, ничего,  — хмыкнул Никифоров,  — застрелил я Шарика. А, если бы не застрелил, то был бы уже давно на том свете. Набросился он на меня. Глотку хотел перегрызть. Это было как раз в тот день, когда Бабка моя на собрание своей дурацкой секты ушла. Выхожу я на улицу и смотрю, Шарик прямо напротив меня стоит и пасть скалит. Да и не Шарик это уже был. Чудище какое-то. Я только дернулся, а он на меня. С трудом, я тогда отбился. Побежал в дом за ружьем. А он за мной, гад. Успел я все-таки ружье схватить. Хорошо оно заряжено было. Обернулся я назад, и смотрю, он стоит и не дергается. Я ружье вскинул, прицелился, и выстрелил. Такого крика я и в жизни не слышал. Он рычал так, как медведь подстреленный. Собаки так не кричат, это уж точно. В общем, положил я его в мешок, и отнес в лес, за ручей. Там и похоронил его. Закопал этого беса, и на душе легче стало. Там до сих пор могилка стоит. Если не веришь мне, старому, можешь сам сходить и посмотреть, только осторожней будь, вдруг зараза, какая, осталась еще.
        — Не знаю, что и сказать,  — пожал плечами Алексей,  — этот все очень странно. А где сейчас, Вера Сергеевна?
        — Дома. А что ты хотел?
        — Мне надо попасть на собрание секты,  — не стал выкручиваться Алексей и сказал все как есть.  — Может быть, она мне поможет?
        Старик недовольно хмыкнул.
        — Значит, и ты с ними за одно?!!
        — Да нет же, я просто хочу во всем разобраться.
        — А, что тут разбираться?!
        — Может я чем-то смогу помочь.
        — Чем ты сможешь помочь?  — воскликнул Никифоров,  — ей уже никто не поможет, я же говорю. А теперь и ты туда лезешь. Станешь таким же, как они!
        — Я не стану таким же, это уж точно,  — отрицательно покачав головой, твердо проговорил Алексей,  — об этом можете, не беспокоится. Мне надо кое-что выяснить. Вот и все. А, вы просто единственный человек, кто может мне помочь. Познакомьте меня с Верой Сергеевной.
        — Ну, что ж парень, предупреждаю тебя: зря ты во все это влезаешь. Ничем хорошим для тебя, это не закончиться. Ладно, пойдем в дом, познакомлю тебя с женой.

* * *

        Вера Сергеевна, оказалась женщиной вовсе незлой, как в начале думал Алексей. Он наконец-то с ней познакомился, и она, по всей видимости, не была против этого знакомства. Они долго разговаривали в тот вечер.
        Алексею удалось войти к ней в доверие. Для этого пришлось изображать из себя ярого атеиста и богоненавистника. Хорошо, что муж ее Андрей Павлович, не слышал этого разговора. Все шло, как он и задумал; Вера Сергеевна согласилась взять его с собой на собрание секты.
        — Конечно, ты можешь сходить, если у тебя такие взгляды, ты имеешь полно право состоять в нашем Обществе.  — Воскликнула она,  — Я помогу тебе. И ты станешь полноправным членом, нашей семьи. Я вижу: ты хочешь этого.
        — Да, вы правы,  — кивнул головой Алексей,  — Я давно об этом мечтал. Вот только не знал к кому подойти. У меня ведь в этом городе пока нет хороших знакомых. Извиняюсь,  — виновато улыбнулся он,  — теперь уже есть.
        — Ну, что ж,  — радостно проговорила старушка, тогда 19 числа мы встречаемся и идем на собрание.
        — Только, большая просьба, Вера Сергеевна, не упоминайте пока обо мне, никому.
        — Ну, хорошо, не буду.
        Алексей вышел из дома старушки, когда на улице было уже темно, и направился к себе. У калитки своего двора радостным лаем его встретил пес и весело завилял хвостом. Алексей завел его в дом, накормил, а сам переоделся и вышел на улицу. Спать он не собирался. Постояв во дворе и выкурив сигарету, он направился в старый сарай, который служил складским помещением для разных инструментов. Где-то там, в сарае, он нашел лопату, которую заприметил еще, тогда, когда только вселялся в этот дом.
        — Посмотрим, где собака зарыта, с рогами и копытами,  — усмехнулся он, и двинулся в лес, к тому месту, где по рассказу старика был закопан, застреленный им пес, похожий на черта

* * *

        С самого утра, как только рассвело, Алексей позвонил, своему начальнику. Тот сразу снял трубку, и капитан Меньшов без лишних слов проговорил:
        — Я, кажется, начинаю понимать, в чем тут дело.
        — Ну, и в чем же?
        — Мне кажется, кто-то намеренно вводит меня в заблуждение.
        — Не понял?
        — Помните, я рассказывал вам про старика, моего соседа, Никифорова Андрея Павловича? Он рассказал мне занимательную историю про свою собаку. Она в черта превратилась, после чего он ее застрелил, и закопал. Я раскопал эту могилу, и там вообще ничего не было. Понимаете?
        — То есть как это ничего?
        — А вот так.
        — А куда же пропала мертвая собака? Он же ее застрелил.
        — Ни в кого он не стрелял. И никого не закапывал.
        — Это как так?
        — А вот так.
        — А как же собака?
        — Не было вообще никакой собаки.
        — В кого же он тогда стрелял?
        — Ни в кого не стрелял.
        — А могила?
        — Там никого нет, и не было. Она пуста и все время была пуста. В этом-то все и дело. Он думал я испугаюсь, того, что она может быть заражена.
        — Что-то я тебя не пониманию.
        — Ничего скоро поймете. Завтра я иду с этой бабкой на собрание секты. Правда я не совсем уверен в том, что она простая бабка, да и вообще что она его жена. Занимательные у меня соседи.
        — В смысле?
        — Да какие-то они ненастоящие.
        — Из воска что ли?
        — Да нет.
        — От них может исходить угроза?
        — В том то и дело, что нет. Никакой угрозы я не чувствую. Но я уверен в том, что соседство мое с ними, отнюдь неслучайно.
        — А что с сектой?
        Попробую, что-нибудь выяснить. По ее словам, там творятся чудеса. Она говорит, что там мертвецы оживают. Но, я то, думаю, что все это цирк.
        — В любом случае, будь осторожен,  — предостерег его майор.
        — Да, если, я не позвоню в условленное время,  — проговорил Алексей,  — то вы знаете что надо делать, Возможно, это наш последний разговор.
        — Хорошо, я понял,  — сухо ответил Иванов и повесил трубку.

* * *

        Войдя в здание администрации, Ольга сразу же наткнулась на дежурившего там охранника. Увидев ее, он быстро встал из-за стола, и вежливо поинтересовался:
        — Здравствуйте, вы к кому?
        Ольга показала ему удостоверение, и спокойно проговорила:
        — Я хотела бы поговорить с Михаилом Викторовичем. Я надеюсь, он сейчас здесь?
        — Да он у себя в кабинете, но вам придется подождать. У него сейчас встреча с одним человеком. Пройдите пока в приемную, на второй этаж. Он скоро освободится, и тогда вы сможете с ним поговорить.
        Поблагодарив охранника, Ольга направилась в приемную главы администрации района. Оказавшись в приемной, она уселась в кресло, стоявшее в самом дальнем углу как можно дальше от двери, так что бы, не привлекать к себе внимания. Взяв со столика газету, она принялась читать.
        Вскоре у двери послышались голоса. Один из них принадлежал главе района Филиппову. Ольга сразу же узнала его. Второй Ольге тоже показался знаком. Где-то она его уже слышала. И не так давно. Кто же это мог быть? Она попыталась вспомнить…
        В этот момент дверь отворилась и из кабинета вышли двое; Филиппов Михаил Викторович глава администрации и… Ольга не поверила свои глазам. Вместе с Филипповым из кабинета вышел тот самый Михайлов, который был у нее на допросе. Тот самый рабочий из строительной фирмы.
        Но сейчас он не был похож на простого рабочего. Одет он был в темный дорогой костюм, с галстуком, гладко выбрит и аккуратно причесан. Ольга даже подумала, что это совсем другой человек, очень похожий на него, и, что она просто обозналась. Но, разглядев его внимательней, она поняла, что он был более чем похож на него. Это он и был. Теперь она уже была уверена в этом.
        Девушка склонила голову, и закрыла лицо рукой.
        — …а это очень важно?  — проговорил Филиппов,  — пойдем, поговорим в другом месте. Сам понимаешь…
        Закрыв за собой дверь, они вышли из приемной.
        Ольга убрала руку от лица и встала. Вроде не узнали. Это уже радует. Но что этот Михайлов здесь делает? И, почему он так одет? У него, что раздвоение личности? Сегодня он рабочий строитель, завтра, предприниматель или кто там еще? Кто он вообще такой? Чем он занимается?
        Ольга не спеша, последовала за ними.
        Они были так увлечены разговором, что даже не заметили слежки. Подождав, когда они зайдут в мужской туалет, Ольга подошла к соседней двери и, не раздумывая, зашла внутрь. За левой стенкой, которая служила перегородкой, и отделяла две небольшие туалетные комнаты друг от друга, слышались приглушенные мужские голоса. Ольга с трудом смогла разобрать некоторые слова, из разговора этих двух собеседников, которые были явно чем-то взволнованы. Кажется, они говорили, о каком-то убийстве. Больше она ничего не могла понять.
        Девушка подняла голову, и осмотрела стену. Прямо над ней, чуть выше, располагалось небольшое окошко вентиляционного канала. Оно было наглухо закрыто металлической решеткой. «Что ж»,  — подумала Ольга,  — «это может помочь».
        Она вытянулась на цыпочках и ухватилась пальцами за крышку окна, изо всех сил дернула ее на себя. Крышка предательски заскрежетала, но осталась на своем месте. Тогда Ольга повторила попытку еще раз. Собрав все силы, которые у нее были, она с невероятным усилием дернула крышку на себя.
        Последняя попытка, наконец-то увенчалась успехом. Окно было открыто. Посмотрев вокруг, она увидела деревянный ящик, стоявший у двери. Подтащив его вплотную к стене, она встала на него. Теперь ее голова была на уровне вентиляционного окна, и каждое слово произнесенной Филипповым и его загадочным другом, было ей слышно.
        Ольга затаила дыхание, и принялась слушать.
        — Я же говорю: этот лжепредприниматель представляет для нас большую опасность,  — испуганно говорил Филиппов,  — я знаю, он не тот за кого себя выдает. Он здесь не просто так.
        — Я на это не пойду!  — твердо ответил, Михайлов.  — Все хватит с меня. Я и так уже под подозрением.
        — Ты должен это сделать! Ты должен убрать этого Меньшова.
        — Я не собираюсь этого делать!
        — Мы уже почти сделали это, осталось еще немного и тогда… ты знаешь, великое будущее ожидает нас. ЭТО случится со дня на день. Нам недолго осталось ждать. ОН непременно нас отблагодарит, нельзя отступать, Эта кровь, она должна пролиться здесь и сейчас. Реки крови…это истина.
        «Ерунда, какая то,  — усмехнулась Ольга.  — Что за чушь они несут? При чем здесь реки крови, и кто их должен отблагодарить? Какая-то бессмыслица».
        — Нам придется пройти через это,  — продолжал Михайлов.  — Да будет очень много крови, Но ты должен сделать это. Потому что, это нужно не только мне и ЕМУ, но это нужно и тебе и всем нам. Ты сам это понимаешь. Именно поэтому ты должен их убить.
        «Так! Вот это уже совсем другой разговор»,  — подумала Ольга,  — «с этого места поподробнее, пожалуйста. Кого вы собираетесь убить?».
        — Я все понимаю…  — неуверенно проговорил Михайлов. Я должен подумать.
        — Нет. Ты делаешь это и все.
        — Я неуверен…
        — Так! Пойдем отсюда,  — прервал его Филиппов,  — я, кажется, что-то заметил. Пойдем, пойдем скорей.
        — Что?
        — Ничего, пойдем.
        Голоса стихли. Ольга слезла с ящика и призадумалась. «Что же его спугнуло?»,  — не могла понять она, приводя себя в порядок. «Что он такое заметил»? Поправив волосы, она вышла из туалета.
        И чуть не вскрикнула от неожиданности. Прямо перед ней стоял Филиппов. Он стоял ровно, вытянувшись во весь рост и с интересом смотрел на нее, позади него стоял взволнованный Михайлов.
        Ольга виновато посмотрела на него. Так, словно ее в чем-то уличили. В чем-то нехорошем.
        — Очень интересно,  — улыбаясь, проговорил Филиппов.  — Прокуратура заинтересовалась муниципальной властью. С чего бы это? Да и заинтересовалась похоже не на шутку, раз сами следователи, ведут слежку, и подслушивают разговоры муниципальных чиновников прямо в туалете.
        — Да нет,  — смущаясь, проговорила Ольга,  — у меня просто дела были в администрации. А сейчас я ухожу.
        — Дела?  — усмехнулся Михайлов,  — Никуда ты не пойдешь!
        Девушка хотела развернуться и пойти прочь, но тут же была остановлена главой администрации Филипповым. Он крепко схватил ее за руку и остановил.
        — Что вы себе позволяете?!  — тревожно воскликнула Ольга, пытаясь выхватить руку.  — Вы знаете, кто я такая, и какие у вас потом будут проблемы?!!
        — Мы знаем о тебе все,  — надменно усмехнулся Филиппов.  — И поверь, у нас не будет никаких проблем.
        — Отпустите меня!!!
        Она все же сумела вырваться, и, выхватив руку, быстро развернулась и зашагала по коридору к выходу из здания. Она шла вперед, не оглядываясь, и чувствовала на себе их грозные взгляды.
        Внезапно из-за угла выскочил охранник.
        Ольга вздрогнула от неожиданности и, испуганно посмотрев ему в глаза, попыталась пройти мимо него. Но парень встал у нее на пути и, преградив ей дорогу к выходу, вопросительно посмотрел на главу. Филиппов утвердительно кивнул ему в ответ и повернулся в сторону Михайлова. Тот пожал плечами.
        — Останови ее!  — приказал Филиппов, решив, что отпускать ее нельзя.  — И отведи в мой кабинет.
        Охранник послушно кивнул и схватил Ольгу за руки.
        Она испуганно вскрикнула и принялась отбиваться от него как могла, при этом, пытаясь ударить его по лицу. Но бороться с девяностокилограммовым молодцом с горой мышц и крепкой хваткой было ей не под силу.
        — Убери свои грязные лапы!  — в ужасе и негодовании воскликнула девушка, пытаясь вырваться из его объятий.  — Отпусти меня! Слышишь, ты урод, отпусти, я сказала!!! Ты пожалеешь об этом!
        Охранник только усмехнулся ей в ответ и, ничего не сказав, потащил ее на второй этаж в кабинет Филиппова. Тот вместе с Михайловым, поспешил за ним следом. Вскоре Ольга сидела на полу в закрытой комнате, прикованная, наручниками к водопроводной трубе и с ужасом дожидалась своей участи.



        Глава 8

        В просторном зале городского кинотеатра было шумно. Присутствующие здесь члены секты, сидя в своих креслах, оживленно переговаривались между собой. Кто-то стоял у входных дверей, не успев занять место в зале, кто-то по той же причине сидел на ручках кресел в проходах между рядами.
        — Предупреждаю,  — сказала старушку, прежде чем, они с Алексеем переступили порог кинозала,  — сегодня ты увидишь такое, чего в жизни своей никогда раньше не видел, поэтому будь готов.
        — К чему?
        — Увидишь — узнаешь.
        Алексей с Верой Сергеевной, успев прорваться в зал в числе первых посетителей, теперь сидел в третьем ряду, в самом центре зала. Старушка пожаловалась на то, что она плохо видит, и, поэтому ей надо сесть поближе к сцене, что бы ни пропустить, что-то очень важное. И теперь занимала место в первых рядах у самой сцены.
        «Интересно, что же такое здесь должно произойти, чего она никак не могла пропустить, и чего он никогда не видел в своей жизни?»,  — задумался Алексей,  — «Как вообще можно воспринимать все это всерьез?»
        Внезапно погас свет, и публика замерла в ожидании. На сцену ударил ярко-красный луч света, и зазвучала тихая томная музыка. Через некоторое время на сцену вышел высокий мужчина в черном фраке и белой рубашке. Он медленно и загадочно, совсем как-то неестественно проговорил:
        — Я рад вас видеть друзья мои. Здравствуйте. Ваш покорный слуга Аамон приветствует вас.
        Он поклонился. В ответ зал зашумел. Голос его показался Алексею знакомым. Возможно, он где-то его уже слышал. Мужчина все таким же неестественно спокойным и таинственным голосом продолжил:
        — Ночи Древних ныне соединены, с нашими Днями… Их дни стали нашей Ночью, и Их Ночь пусть станет нашим Днём! И Ночи и Дни же эти да не будут сочтены и до окончания Времён! Да здравствует Великий Повелитель!
        — Да здравствует повелитель!  — хором отозвался зал.
        — Слава Древним Демонам! Слава Их потомкам и Их Крови! Слава Королю Ада! Врата открыты!
        Слова эти на первый взгляд вызывали отторжение и резали слух, вызывая в сознание, какие-то нехорошие образы. Алексею захотелось закрыть уши и не слушать, эту бессмыслицу.
        — Слава Демонам, слава Королю ада!  — послушно повторял зал.
        — Выйдете же, Великие воины и пусть Адские полчища присоединятся к Нам!  — уверенно продолжал учитель.  — Явитесь, Повелители страстей, и разделите с нами Праздник Весны и пробуждения! Принесите мудрость Бездны, и возобладайте плотью!
        Алексей сидел молча и смотрел на всех этих людей, с каким-то странным выражением лица. Ему было одновременно смешно смотреть на то, как взрослые, казалось бы, разумные люди, участвуют в этом нелепом театрализованном представлении. И в то же время ему было страшно оттого, насколько незащищены эти самые разумные люди, когда попадают под влияние таких вот красноречивых безумцев.
        Они по чистой случайности подверглись этому влиянию, и теперь они стали неотъемлемой частью этой безумной вакханалии. Их воля сломлена. Они уже не хозяева себе. Его поражало то, как легко человек идет на обман.
        Тем временем учитель продолжал свою страстную речь.
        — Вдохните в мой разум, полноту вашей силы и живите сознанием. Живите этой силой! И будьте гостями! И будьте хозяевами! Будьте с нами! Во имя Древней Крови!
        — Во имя древней крови!  — возбужденно отозвался зал.
        — Слава Древним!
        — Слава Древним!  — хором отозвалась публика.
        — Слава Повелителю!
        — Слава Повелителю!
        Напряжение росло. Зрители уже полностью были во власти этого странного человека во фраке. «В такие моменты, этой толпой можно управлять как угодно»,  — подумал Алексей.
        — И так, что мы знаем о девяти заповедях нашего великого учителя Роберта Ла-Вея? Заповедь первая: Сатана олицетворяет потворство, а не воздержание. Потворство. Потворство, а не воздержание.
        — Потворство, а не воздержание!  — отозвался зал.
        После нескольких минут подобного общения с залом мужчина внезапно затих и опустил голову. Глаза его были закрыты. Публика в зале тоже приутихла. Все с интересом устремили взоры на него.
        Внезапно рука его взметнулась вверх. Голова поднялась, словно чья-то невидимая рука схватила его за волосы, против его воли. Мужчина раскинул руки и медленно вытянул их кверху.
        — Вы слышите?  — зловеще прошептал он в микрофон,  — Я слышу его дыхание. Хозяин ты с нами?!!  — прокричал он, так, что даже у Алексея по спине поползли мурашки. Публика испуганно отозвалась на его страстные выкрики.  — Я слышу, ты здесь!!!
        Алексей внимательно смотрел на сцену. Но никого не видел.
        Мужчина тем временем продолжал громким леденящим голосом:
        — Великий Учитель твои преданные слуги, готовы на все ради тебя. Ты наш повелитель. Мы взываем к тебе.
        Зал восторженно зашумел.
        Внезапно мужчина резким жестом руки заставил замолчать возбужденную публику и таким же холодным леденящим душу голосом проговорил:
        — Тихо все!  — На какое время он замолчал, словно прислушиваясь к чему-то такому, чего не мог услышать простой смертный, после снова продолжил: — Хозяин тьмы желает подарить сегодня одному из нас великую силу. Он сделает его одним из своих преданных учеников!!! Он подарит ему вечную жизнь!
        Зал с восторгом отозвался на его слова.
        Мужчина подошел к краю сцены.
        — Но в обмен на это,  — продолжил он,  — повелитель заберет его немощную и мирскую душу. Кто?!!  — прокричал настоятель,  — Кто готов пойти за Учителем? За хозяином Тьмы. Кто решиться стать образом и подобием, великого нашего императора? Кто я вас спрашиваю?!!
        Руки присутствующих в зале людей в туже секунду взметнулись вверх. Зал торжествовал. Среди возбужденных возгласов и общего шума можно было слышать некоторые обрывки фраз.
        — Я!!!
        — Пожалуйста, возьми меня!!!
        — Я хочу!!!
        Кто-то плакал. Кто-то бился в истерике. Некоторые вскакивали со своих кресел, рыдая, и крича во все горло, что они готовы пойти на любые жертвы, лишь бы только Повелитель взял их собой.
        Некоторые из посетителей в приступах невиданной эйфории рвали на себе одежду, хватались за волосы. Некоторые женщины падали в истерике, снова вскакивали и продолжали безумно кричать и махать руками.
        Алексей смотрел на все это, открыв рот.
        Внезапно мужчина распростер перед изнывающей публикой руку и зал затих.
        — Стоите, стоите,  — прокричал он,  — повелитель решил сам сделать выбор. Он выбирает…  — мужчина во фраке окинул пристальным взором всех присутствующих и указал рукой на сидящую в первых рядах молодую женщину в белом вечернем платье с глубоким вырезом на груди.
        Девушка радостно закричал, и вскочила с кресла.
        Зал восторженно заликовал.
        Мужчина помог ей подняться по ступенькам, галантно предложив ей свою руку. Она же, вся не своя от радости, забежала на сцену и встала рядом с микрофоном.
        — Итак, это вы — указав на нее рукой, проговорил он,  — вы согласны стать одним из помощников Великого Господина?!!
        — Да, да,  — закивала головой девушка.  — Я хочу этого всем сердцем! Спасибо вам.
        — Благодарите хозяина, а, не меня,  — широко улыбнулся мужчина.
        — И, так вы готовы?!  — леденящим голосом произнес он.
        Девушка восторженно закивала головой, и ее темные густые волосы упали ей на плечи. Она поправила их и с радостью выкрикнула.  — Да!!! Да!!! Да!!!
        — Тогда, пожалуйста, отойдите вон туда,  — незнакомец указал ей на место, куда ей следовало отойти. Она сделала несколько шагов назад.  — Повернитесь ко мне.
        Девушка послушно, исполнила его приказание.
        Внезапно мужчина выхватил блестящий револьвер из внутреннего кармана своего фрака.
        Алексей, следуя своему профессиональному рефлексу, дернулся за своим пистолетом, и уже почти вытащил его, но потом сам себя остановил. «Что это я, в самом деле? Это всего лишь шоу, не так ли? Ведь он же не будет ее убивать по настоящему, на глазах у такого количества свидетелей?». Он убрал пистолет во внутреннюю кобуру и вытащил руку из-под куртки.
        В это время мужчина на сцене направил пистолет на девушку. Зал притих в ожидании. Алексей внимательно смотрел на все это, и что-то ему здесь не нравилось. Было заметно, как девушка слегка напряглась. Ее красивое личико побледнело. Она зажмурила глаза. «Странно,  — подумал Алексей,  — если она его ассистентка, как обычно бывает в подобных цирковых номерах, то почему она так боится? Или это всего лишь актерская игра? Черт их разберет этих полоумных! Но надо отдать ей должное в образ она отлично вошла».
        В тот же миг мужчина прицелился и нажал на курок.
        Прогрохотал выстрел.
        Пуля пробила грудную клетку женщины, оставив после себя огромную кровавую дырку, вышла наружу, разбив при этом один из осветительных приборов на стене. Сразу же ударила струя крови, которая испачкала бело платье.
        Девушка, болезненно вскрикнув, отлетела на несколько метров назад, и ее безжизненное тело с грохотом упало на сцену.
        В зале послышались испуганные возгласы.
        Происходящее на сцене выглядело настолько естественно, и по настоящему, что некоторые из присутствующих попадали в обморок. Алексей хотел, было вскочить со своего места.
        Но мужчина на сцене, откинув пистолет в сторону, выкрикнул:
        — Да здравствует великий учитель!!! Хозяин тьмы и повелитель ночи! Мы с тобой, о Великий. А, теперь, обрати свою рабу в образ и подобие свое.
        Он выхватил из кармана своей белой рубашки какой-то пузырек с зеленой жидкостью и в ту же секунду подбежал к безжизненному телу молодой женщины. Зубами он открыл пробку, и залил в рот ей эту жидкость.
        После чего он поднялся с колен, и отошел на несколько шагов от ее трупа. Зал замер в ожидании. Алексей тоже. Рука его сжимала пистолет под курткой. Взоры всех присутствующих устремились на мертвое тело девушки, в белом испачканном кровью платье.
        Внезапно рука ее содрогнулась.
        В ответ публика восторженно ахнула.
        Рука начала шевелиться.
        — Откройте очи свои!  — прокричал мужчина со сцены.  — Увидьте воскрешение. Великое чудо. О, хозяин, спасибо тебе!!! Благодарим тебя, за милость твою!!!
        Мертвая девушка пошевелила ногой. Лежа на сцене, она медленно подняла голову и посмотрела на дырку у себя в груди, из которой все еще текла кровь, потом подняла туловище, и так же медленно встала на ноги. Она начала покачиваться из стороны в сторону, и казалось, что сейчас вот-вот упадет.
        Ее бледное, неживое лицо наполовину скрывали сухие черные волосы. В глазах была лишь пустота. Синие губы, слегка шевелились, словно она пыталась, что-то сказать, но не могла. Холодный застывший взор, напрочь лишенный всякого смысла, был направлен куда-то вдаль.
        Покачиваясь на ногах, она страшно сутулилась. Ее тело била мелкая дрожь. Она вытягивала шею, словно пытаясь сбросить свою голову. Мужчина во фраке, подскочил к ней и схватил за руку.
        — Смотрите! Смотрите!  — прокричал он.  — Вы все видели это!!! Это великое чудо. Она спасена. Он спас ее жизнь. И сделал бессмертной. О, Великий Повелитель. Слава тебе!!!
        Внезапно, воскресшая девушка, с силой оттолкнула его рукой от себя, и, покачиваясь из стороны в сторону, как-то не естественно вывернув голову, со зловещим видом, направилась к микрофону. Подойдя к нему, она издала такой пронзительный и леденящий душу вопль, что казалось ее слышно, было даже на улице.
        Мужчина во фраке спешно подбежал к ней, и, схватив за руку, вывел со сцены за кулисы. Когда он вернулся, публика галдела так, что он с трудом смог ее перекричать в микрофон.
        — Вы все свидетели! Вы все это видели. А теперь давайте поблагодарим, нашего великого Учителя.  — Он повысил голос и уже почти крича, продолжил — Слава тебе о, Великий!!!
        — Слава тебе!!!  — отозвался зал.
        И так продолжалось еще долгое время. Алексей не знал, что и думать. «Ну и фокусы у них»,  — выдохнул он,  — «А может и не фокусы? А что тогда? Воскрешение мертвых? Но ведь этого не может быть. Во всяком случае, дырка от пули у нее в груди выглядела очень даже естественно. А ведь арестовать-то его не за что. Девчонка то жива осталась. Правда, вид у нее неважный был. А может так все и задумано? Позакрывать бы эти все секты к чертовой матери. Дурят людям головы».
        Внезапно, чья-то рука с заднего ряда коснулась плеча Алексея, и сразу же кто-то зашептал ему на ухо:
        — Не бойся, мне тоже ее жалко. Красивая женщина… Была. Ты не такой как они все. Ты здесь по своей воле, не как это стадо баранов. ОНИ не заполучили тебя и меня тоже. Только тихо не оборачивайся. Не надо привлекать к себе особого внимания.
        — Кто ты?  — проговорил Алексей, прислушиваясь к загадочному голосу у себя за спиной.
        — Неважно. Я знаю кто они. Я знаю правду. Я могу помочь тебе. Ты ведь за этим сюда пришел?
        — Не понимаю о чем ты?
        — Я знаю,  — усмехнулся незнакомец.  — На тебя напали. Они держали тебя в сарае. Их было трое. Я знаю. Я много чего знаю.
        — Откуда? Кто ты, черт возьми?  — Алексей хотел, было повернуться, но незнакомец не дал ему это сделать.
        — Пойдем, я кое-что покажу. Только тихо.
        Он бесшумно встал со своего места.
        — Следуй за мной.
        Алексей осторожно встал с кресла и повернулся к загадочному человеку, который был ниже его ростом и слегка сутулился. В полумраке его лицо невозможно было разглядеть. Да и к тому же он скрывал его под капюшоном своего черного балахона. Парень вышел в проход, и, увлекая Алексея за собой, едва заметным движением руки, принялся спускаться вниз по лестнице.
        Алексей в растерянности последовал за ним, стараясь не привлекать к себе внимания, слушателей, сидящих в своих креслах, по обеим сторонам от него.
        — Ты, может быть, объяснишь мне, что тут происходит?
        — Ответ ты найдешь в девятой заповеди.
        — В какой девятой заповеди, черт тебя дери?  — выругался Алексей, идя следом, как он думал, за таким же сумасшедшим, как и остальные присутствующие в этом зале,  — ты мне загадки предлагаешь? Какая еще девятая заповедь?
        — Девятая заповедь сатаны.
        — Я не понимаю, о чем ты говоришь,  — с негодованием проговорил Алексей.  — Я вообще ничего не понимаю. И этот фокус с воскресающей женщиной…
        Незнакомец резко остановился.
        — А, кто тебе сказал, что это был фокус? Ладно, пойдем за мной. Только тихо. Скоро сам все увидишь.
        Они спустились вниз и оказались у самой сцены, на которой мужчина во фраке продолжал выкрикивать свои тирады. Парень в балахоне двигался дальше.
        Раздвинув высокие шторы, он отворил дверь, скрывающуюся за ними, и оказался в темном мрачном коридоре кинотеатра. Алексей неотступно следовал за ним. Он чувствовал, что разгадка, где-то совсем близко. И этот странный человек поможет ему в поиске истины. Вот только, какое-то странное чувство тревоги не давало ему покоя. Заставляло волноваться и это ему не нравилось.
        — Я, кажется, задал, тебе вопрос,  — проговорил Алексей, хватая его за рукав балахона,  — Что за девять заповедей?
        Незнакомец, недовольно фыркнув, остановился и решительно повернулся к Алексею.
        — Потом объясню,  — проговорил он, и обернулся назад, по его учащенному дыханию Алексей понял, что тот чем-то взволнован,  — Ты должен кое-что увидеть. Вероятно, ты не поверишь своим глазам. Я многое знаю. Я расскажу тебе все. Так, дальше я пойду один, а ты постой здесь и подожди пару минут, я вернусь за тобой, ничего не говори, просто пойми, так надо.
        — Как тебя зовут?
        — Виктор, но это мое ненастоящее имя — произнес странный парень и с этими слова он скрылся в полумраке, мрачного коридора кинотеатра.
        Алексей, постояв еще некоторое время у того места, где его оставил незнакомец, украдкой посмотрев по сторонам, осторожно двинулся вперед. Было темно. Но вдали коридора, был виден слабый луч света. Алексей направился прямо к нему.
        Подойдя ближе, он уже смог различить очертания дверного проема, открытой комнаты, в которой и горел тот самый свет. Далее коридор поворачивал направо. Там было темно.
        Алексей остановился в ожидании. Глубоко вздохнув, от напряжения и вытерев со лба пот, он прислонился к стенке. Переждав некоторое время, он, осторожно ступая по кафельному полу, двинулся к дверному проему, откуда исходил слабый луч света. Достав пистолет, он бесшумно снял его с предохранителя.
        И в тот же миг в комнате раздался страшный грохот, а после чей-то душераздирающий крик вырвался в коридор. Алексей, выставив пистолет перед собой, бросился в дверной проем.
        Он оказался в небольшой комнате, вдоль стен которой, стояли металлические стеллажи. Прямо перед ним была запертая дверь с двойным оконцем, через стекла которого, лился уже достаточно яркий луч света. Именно оттуда доносился тот самый крик.
        Алексей схватился за ручку двери и дернул на себе, потом от себя. Бесполезно. Дверь была заперта изнутри. Внезапно крик повторился. На этот раз он был похож на предсмертный животный вопль. И внезапно стих. Алексей, держа пистолет перед собой, ударил по двери ногой.
        Крепкая дверь, слегка затрещала, но осталась на своем месте.
        Тогда он нанес второй сокрушительный удар, и дверь с жутким треском сорвалась с петель. Поднимая густой столб пыли, она с грохотом приземлилась на пол.
        Алексей вбежал в комнату, которую освещала одна единственная лампочка, без плафона. По обеим сторонам от него так же громоздились огромные стеллажи с какими-то коробками. В мрачной комнате было много водопроводных труб разного размера и толщины. Трубы тянулись отовсюду, и на одной из них под потолком висел удавленный в петле тот самый парень в балахоне — Виктор. Тело его раскачивалось на веревке, и Алексей понял, что повесили его совсем недавно, пару секунд назад.
        Он с опаской огляделся по сторонам. Никого, не заметив, он выстрелил по веревке, в то место, где она была привязана к трубе, и тело Виктора рухнуло на пол.
        Алексей подбежал к нему и сел на корточки, что бы проверить пульс. Пульса, кажется, не было, или же он был настолько слаб, что его просто невозможно было прочувствовать. Алексей откинул капюшон и посмотрел на лицо покойного. Оно не было ему знакомо до этого дня. Кто он? Откуда он знал, про него? Почему его пытались убить? Что он собирался ему показать?
        Алексей с чувством досады дотронулся до своего лба, и, не отрывая взгляда от мертвого парня, встал на ноги. Виктор лежал прямо перед ним, не подавая никаких признаков жизни.
        Внезапно позади него раздался грохот захлопнувшейся двери. Алексей бросился к выходу, миновал первый дверной проем, дверь которого он вынес и оказался прямо у металлической двери выходящей в коридор. Он дернул за ручку. Но, как и следовало, ожидать, дверь была заперта на замок, с другой стороны. Ее просто так ногой не вынесешь. Алексей сразу это понял и сокрушенно выдохнув, опустил голову. В ту же секунду в затылок ему уткнулось что-то холодное и твердое. Это был пистолет.
        Внезапно позади него раздался насмешливый голос:
        — Ну, вот и все господин Меньшов. Вот и закончилось ваше расследование. В голове у Алексея успела промелькнуть всего одна мысль, «Откуда он знает мою настоящую фамилию?!!». Он резко повернулся. И в тот же миг на его голову обрушился сокрушительный удар. Теряя сознание и падая на пол, он услышал, металлический скрип открывающейся двери и чьи-то тяжелые шаги. И все — темнота.

* * *

        Очнулся он нескоро. Должно, быть, прошло много времени, прежде чем Алексей смог открыть глаза. Запястья его рук пронзала ужаснейшая боль. И вскоре он понял почему.
        Алексей висел на вытянутых руках, прикованный наручниками к водопроводной трубе. Его вытянутые ноги едва доставали до пола. Вокруг никого не было, и это показалось ему странным. Тело Виктора, которое, лежало в этом помещении несколько минут назад, теперь куда-то загадочно исчезло.
        Внезапно из темноты вышла фигура.
        — Ну, как вам в новом обличье?
        Алексей испуганно задергался.
        Человек, которому принадлежали эти слова, вышел на свет и Алексей узнал его лицо. Этот был тот самый мужчина во фраке, который стрелял в девушку на сцене и служил настоятелем в этой сатанинской церкви.
        — Да не пугайтесь вы так!  — улыбаясь, проговорил он.  — Вы пока еще не совсем обратились. Но мы можем ускорить процесс.
        — Кто вы, что вам надо?  — процедил Алексей.
        — Я тот, кто может вам помочь.
        — Точно так, как вы помогли ей,  — Алексей сделал характерный кивок головой, напоминая ему о недавних событиях, когда вызванная на сцену молодая девушка сначала была убита этим человеком из пистолета, а потом, воскрешена с помощью какого-то чудодейственного препарата.
        — Ну, вообще то я не об этом. Хотя если вы так хотите — могу устроить.
        — Нет уж спасибо,  — фыркнул Алексей, болтаясь на трубе, прикованный к ней наручниками.
        — Ну, как скажете. Хотя рано или поздно, вы меня сами об этом попросите.
        — Ты, что возомнил себя богом?!!  — вскипел Алексей.
        — Богом? А вы верите в бога?
        — Пошел к черту!
        — Собственно говоря, мне и идти никуда не надо,  — надменно усмехнулся настоятель и загадочно посмотрел на Меньшова.
        — Откуда вы знаете мою настоящую фамилию?
        — Какую фамилию?
        — Ту, о которой никто не знает?
        Мужчина во фраке сделал изумленный вид.
        — Не понимаю, о чем вы.
        — Перед тем, как меня ударили по голове, кто-то произнес мою настоящую фамилию. А я знаю, что все вы здесь за одно. У вас здесь что-то вроде какой-то тайной организации. И вы что-то затеяли. И поэтому я спрашиваю тебя урод, откуда ты и твои дружки знаете мою настоящую фамилию?!!
        — Да вы бредите молодой человек,  — мужчина во фраке изобразил на лице волнение.  — Похоже у вас не все дома. Вам нужна медицинская помощь. Я вижу вы не в себе. Вам что-то мерещится. Какая то тайная организация. Вы именно поэтому убили этого парня?
        — Какого, еще, парня?!!
        — Виктора,  — проговорил спокойно незнакомец,  — Вы задушили его веревкой. Мы нашли его в этом помещении уже мертвым. Ни в чем неповинный молодой человек, а вы так безжалостно его убили. Мне интересно, за что?
        — Я никого не убивал!  — закричал Алексей.
        — А вот у нас есть свидетели, которые видели, как вы завели его в эту комнату, а потом убили.
        — Да?!!  — зло усмехнулся Меньшов.  — Ну, тогда, я требую себе адвоката, один телефонный звонок и чашечку кофе!
        — Зря вы так,  — с серьезным видом проговорил человек во фраке,  — у вас сейчас незавидное положение.
        — Оно у вас тоже будет такое, когда я доберусь до вас.
        — Я бы на вашем месте, не стал угрожать мне.
        — А то что?!!
        — Просто, предупредил.
        — Ничего, рано или поздно я вас всех выведу на чистую воду,  — пригрозил он.  — Слово даю!
        — Возможно,  — пожал плечами незнакомец,  — но это только после того, как отсидите положенный срок, за убийства молодого человека. Милиция и следователь уже едут.
        Внезапно позади него послышался скрип открывающейся двери.
        Мужчина во фраке оглянулся.
        — Кажется, приехали,  — проговорил он и направился к выходу. За стеллажами он свернул, и прошел через дверной проем. Там его уже ждала фигура человека в плаще. Алексей пригляделся и остолбенел.
        Он узнал его. Это был он. Человек с прокуратуры. Начальник следственного отдела — Данилов. Это был он, сомнений не могло быть. Теперь все ясно. От правоохранительных органов помощи можно было не ждать. Они тут все повязаны. Вот только какой у них интерес? Алексей мог только догадываться. Очевидно, было только одно. Его теперь обвинят в убийстве, которое он не совершал.
        Мужчина во фраке и Начальник следственного отдела о чем-то беседовали. До Алексея долетали только некоторые обрывки фраз.
        — …как и она тоже? И что же теперь?
        — Ее мы спрятали,  — произнес мужчина в плаще,  — Остается выяснить, что она знает. Может, кому-то рассказала. Сначала мы выясним все, а потом убьем ее. Я думаю, она не примет нашу сторону. А с такими людьми, ты знаешь, как мы поступаем.
        — Старик, будет против этого. И я то же.
        — А он и не узнает.
        — Он этого так не оставит. Ты же знаешь, кем она ему приходится?
        — Мне наплевать на него. Он занят лишь своими опытами.
        — А ты не боишься?
        — Мы с Михайловым сделаем все так, что никто и не догадается.
        — А с ним, что делать?
        — Его фотографии завтра же будут расклеены на всех постах. Так, что он далеко не уйдет. Рано или поздно его задержат. Но лучше будет его убрать. Тем более что кое-кто не возражал против этого.
        — А как же его начальство? Ведь его будут искать.
        — Какое начальство?!!  — засмеялся его собеседник.  — Ну, ты скажешь тоже!!!
        — Не нравиться мне все это…
        И тут вдруг Алексей осознал, что они говорят о нем. Это был как гром среди ясного неба. Его собирались убить. Что же делать? Нельзя же просто так висеть на этой водопроводной трубе и дожидаться когда его подвесят за шею как того парня в балахоне, а потом зароют, где-нибудь в лесу. Да так, что никто и не узнает, что же на самом деле произошло.
        Он осмотрелся вокруг. И вдруг его взор привлекла одна интереснейшая деталь. Труба, на которой он висел, была вмонтирована в коллектор, который уходил в бетонную стенную. В месте крепежа была только одна гайка. Остальные пять болтов отсутствовали. А что если попытаться? Попробовать открутить ее? Тогда он сможет выбраться.
        Алексей, не теряя времени, подтянулся, закинул ноги на трубу, и осторожно пополз к коллектору. Он слышал их голоса, в соседней комнате. С минуты на минуту, они вот-вот должны были вернуться к нему и сделать то, о чем договорились. Он спешил. От цели его отделяло довольно большое расстояние, в несколько метров.
        Мужчина во фраке, говоря что-то своему собеседнику, внезапно остановился, услышав слабый шум у себя за спиной. Человек в сером плаще посмотрел на него.
        — Ты оставил его там?
        — Он не убежит. Мы приковали его наручниками к трубе.
        — Ну, все пора с ним кончать.
        — А что с телом?
        — Избавимся. От мертвого толку мало.
        — Но мы могли бы привлечь его к нашему общему делу.
        — Сомневаюсь.
        — Почему?
        — Мы еще не достигли того уровня…
        — Понимаю,  — вздохнул настоятель.  — Что бы мы ни делали, он все равно останется собой. Но я не могу пойти против старика.
        — Ты боишься его???
        — Нет, просто, я не могу его предать.
        — Да ведь это не предательство, это помощь.
        — Не знаю,  — настоятель вздохнул и в сомнении посмотрел на Данилова,  — Но ведь Олег Ветров, тот, самый, которому было поручено убить свою жену, он ведь стал одним из… этих… ну, ты понимаешь, о чем я?
        — Да действительно эксперимент с ним удался. Но, ты ведь, помнишь, что случилось с его женой. И все работу за него пришлось выполнять, Форо.
        — Да, действительно,  — кивнул головой собеседник,  — лучше не рисковать.
        Алексей заторопился. Он пополз по трубе, как кошки лазают по деревьям, спасаясь от собак. Превозмогая боль, он двигался дальше и дальше и вскоре оказался у самого основания коллектора. До него уже можно было достать рукой.
        Но внезапно его нога соскользнула с трубы, и он беспомощно повис в воздухе, болтаясь на одной цепи от наручников. Раздался характерный шум. Алексей бросил тревожный взгляд в ту сторону, откуда доносились голоса настоятеля секты и начальника следственного отдела. Раздался грохот, приближающихся шагов.
        — Вот черт!  — выругался он.  — Кажется, они идут сюда!
        Начальник следственного отдела Данилов и мужчина во фраке, достав пистолеты, направились в помещение, где находился Алексей, который тем временем, пытался, снова вскарабкаться на трубу, по которой до этого полз к коллектору.
        — Тело положим в багажник,  — проговорил Настоятель,  — А потом вы отвезете его сами. Спрячете так, что бы ни одна собака его не нашла.
        — Хорошо. Только дай, я прикончу его сам.
        — А в чем дело?
        — Ну, на то есть особые причины.
        — Я все же не понимаю, какие…
        — Я потом объясню.
        Алексей, услышав эту фразу, не на шутку разволновался. Схватившись одной рукой за трубу, он подтянулся, и попытался закинуть на нее правую ногу. Не получалось. Силы покидали его. Он тяжело дышал. Сердце грозилось вот-вот выпрыгнуть из груди.
        Наконец у него получилось зацепиться за трубу ногой. После чего он закинул на нее и вторую ногу. Бросив короткий взгляд на дверной проем, он быстро пополз к коллектору. За какие-то доли секунды он достиг его основания и принялся дрожащими пальцами откручивать заржавевшую гайку.
        К его счастью, она без особого труда крутилась по резьбе.
        Шаги приближались.
        Алексей выкручивал гайку из коллектора, не оборачиваясь назад, но, внимательно прислушиваясь к звукам, которые доносились из соседнего помещения. Они были уже совсем близко. Наконец резьба закончилась, гайка с грохотом упала на кафельный пол и откатилась куда-то в сторону.
        Алексей изо всех сил ударил по трубе кулаком.
        Раздался противный скрежет металла, труба оторвалась от коллектора, и под тяжестью его тела, переломилась в том месте, где было еще одно соединение. Алексей вместе с трубой упал на пол. Последовал, довольно характерный грохот. Быстро вскочив с пола и встав на колени, капитан Меньшов вытащил цепь от наручников через тот конец трубы, который он оторвал от коллектора и обернулся назад.
        Настоятель секты и начальник следственного отдела бросились к дверному проему.
        — Где он?!!  — заорал Данилов,  — я пристрелю его!
        Алексей вскочил на ноги.
        Двое мужчин с пистолетами ворвались в помещение.
        Капитан Меньшов бросился в противоположную сторону туда, где стояли стеллажи с коробками. В ту же секунду человек во фраке, выкинул вперед руку с пистолетом и выстрелил в него несколько раз. Пули одна за другой просвистели в нескольких сантиметрах от ноги Алексея.
        Данилов направил на него свой пистолет и принялся нещадно палить по нему, вместе с настоятелем.
        Меньшов все же успел отпрыгнуть в сторону, уклоняясь от пуль, и упал на живот прямо за стеллажом, на полках которого стояли огромные картонные коробки.
        Мужчины начали стрелять по стеллажу. Грохот стоял ужасающий. Пули врезались в бетонную стену, насквозь пробивали коробки, откалывая от них куски картона, выбивали яркие снопы искр из металлических конструкций стеллажа.
        Алексей осторожно поднял голову, осмотрелся и, не вставая с пола, быстро пополз по проходу, между стеллажами, что бы как можно скорее покинуть это небезопасное место. Пули звенели где-то совсем рядом. Казалось, еще чуть-чуть, и они заденут его, вонзятся в руки, в плечи, в спину. Но он продолжал ползти все дальше и дальше, быстро передвигая руками и ногами, вобрав голову в плечи и прижимаясь к полу всем телом. Остановиться означало — умереть.
        — Эй, тебе некуда бежать!  — выкрикнул мужчина во фраке.  — Мы рано или поздно найдем тебя. Отсюда только два выхода. Либо к нам, либо на тот свет.
        «Лучше уж на тот свет»,  — подумал Алексей, на четвереньках двигаясь по кафельному полу, пробираясь мимо металлических стеллажей, в глубь слабоосвещенного помещения.
        Данилов подбежал к стеллажам, которые тянулись в два длинных ряда вдоль бетонных стен этого старого неэксплуатируемого помещения, и вставил в пистолет новую обойму. Мужчина во фраке, перезарядив свой пистолет, встал рядом с ним. На какое-то время они остановились и прислушались, стараясь по звукам определить, где же сейчас находиться Алексей. Данилов осмотрелся вокруг. Бегло пробежался внимательным взглядом по комнате и проговорил:
        — Надо окружить его. Ты иди справа, я пойду слева.
        — Понял.
        — Из этого помещения есть еще выход?
        — Там дальше была старая дверь, но она давно заколочена. Вряд ли он через нее выберется.
        — Хорошо, давай разделимся.
        Они разошлись в разные стороны.
        Человек во фраке спешно двинулся в проход между стеллажами, и бетонной стеной, которая была покрыта, старой и ветхой штукатуркой.
        — Будь осторожен,  — предупредил его Данилов,  — Этот парень выдает себя не за того, кем он является на самом деле.
        — Я уже осведомлен,  — кивнул головой его товарищ, и двинулся вперед по узкому проходу, держа на вытянутой руке заряженный пистолет. Пройдя несколько метров, он остановился и прислушался. Он слышал лишь шаги Данилова, который двигался по другую сторону от него.
        Внезапно раздался металлический скрежет. На пол упала коробка, и из темноты выпрыгнул Алексей.
        Мужчина во фраке вздрогнул и обернулся.
        Алексей в прыжке ударил его по плечу.
        Вместе они упали на пол.
        Алексей вскочил первым. Он размахнулся ногой и ударил соперника в живот. Но тот, успев среагировать раньше, схватил его за ногу и толкнул в сторону.
        Алексей, потеряв равновесие, кубарем покатился по полу.
        Мужчина во фраке вскочил на ноги подбежал к нему.
        Алексей попытался встать.
        Но тот направил на него пистолет.
        — Ну, что добегался?  — злорадно проговорил настоятель.
        Изловчившись, Алексей ударил его ногой и выбил из его руки пистолет, прежде чем соперник успел нажать на курок. Вторым ударом ноги в лицо он сбил его с ног и тут же вскочил с холодного пола. Мужчина во фраке, вскрикнул от боли и, потеряв равновесие, ударился о металлический стеллаж. Не сумев устоять на ногах, он повалился на пол, увлекая его за собой. Раздался страшный грохот, когда металлическая конструкция упала рядом с ним, заваливая его картонными коробками.
        Алексей бросился за его пистолетом. Подняв его с пола, он побежал дальше по проходу.
        Тем временем Данилов, выскочив из-за угла, увидел его удаляющуюся фигуру и выстрелил по ней несколько раз из своего пистолета. Пули пролетели мимо цели, а одна из них выбила сноп ярких искр из металлического бруса. Данилов бросился догонять Алексея, мчась следом за ним по узкому проходу. На ходу он стрелял из пистолета, по тем местам, где мелькала его фигура.
        Меньшов остановился и принялся стрелять в ответ.
        Данилов тут же нагнулся, и пули прошли мимо него.
        Алексей, не теряя времени и экономя патроны, бросился дальше.
        Начальник следственного отдела, выстрелил ему в след и на этот раз, кажется, попал в цель. Пробегая мимо деревянного ящика, стоявшего на поддоне возле стены, Алексей болезненно вскрикнул и схватился за руку. Нога его зацепилась за край ящика, и он повалился на пол.

* * *

        Пуля, пройдя насквозь, пробила руку между локтем и плечевым суставом. Кажется ничего серьезного, но кровь текла ручьем. Меньшов быстро прополз на четвереньках, и спрятался за высоким деревянным ящиком, стоявшим на поддоне. Он сел на пол, прислоняясь спиной к бетонной стене, осмотрел рану. Кровь надо, было как-то остановить. Нестерпимая боль пронзала руку.
        Алексей осмотрелся и заметил, что наверху, на самом ящике, за которым он спрятался, стояла картонная коробка, обмотанная черным скотчем. Он сбил ее ногой и, схватив ее в руки, принялся разматывать скотч, положив пистолет на пол рядом с ногой, так, что бы до него в любую секунду можно было дотянуться.
        Данилов, потеряв его из виду, подбежал к мужчине во фраке. Тот, откидывая в стороны коробки, ругался и выкрикивал во все горло злобные ругательства. Данилов, подав ему руку, помог подняться.
        — Ну, как ты?
        — Завалю этого урода!!!
        — Я же тебе говорил: он проворный малый. Но, я, кажется, его подстрелил. Попал, в него. Так что далеко он не уйдет.
        — Теперь у него мой пистолет!
        — Ладно, давай поднимайся.
        Данилов достал из внутреннего кармана своего плаща еще один пистолет и протянул его настоятелю.
        — Держи, только не потеряй.
        — Вот отлично,  — воскликнул тот, снимая его с предохранителя.
        — Пойдем.
        Они двинулись вдоль стеллажей.
        Алексей тем временем заканчивал перевязывать простреленную руку скотчем. «Вот так то лучше»  — подумал он,  — «По крайней мере, не сдохну, от потери крови. Этим уродам придется повозиться, со мной. Так просто я им не сдамся». И действительно капитан Меньшов, был не из тех, кто сдается без боя. Такие ранения как это только лишь подстегивали его. Выжить и победить — вот его цель. И так было всегда.
        Замотав рану скотчем, он осторожно высунулся из-за своего укрытия. Там вдалеке он заметил две фигуры, пробиравшиеся мимо стеллажей к нему. Он снова сел на пол. Схватил пистолет. Проверив патроны, он убрал магазин обратно в пистолет и щелкнул затвором. Внезапно раздался голос. Это был начальник следственного отдела Данилов:
        — Послушай, мы ведь давали тебе шанс уехать из города. Ты ведь к нам так и не прислушался. Если ты сдашься сейчас, мы дадим тебе второй шанс. Ты уедешь отсюда, и мы навсегда забудем о том, что здесь произошло.
        — Вы может, и забудете, а я нет!  — прокричал Алексей в ответ из своего укрытия.
        — Мы сохраним тебе жизнь.
        — А если я не уеду?
        — Тогда мы убьем тебя. Третьего шанса уже не будет. Не забывай, что теперь ты преступник. За тобой будет охотиться вся милиция нашего города. Ты ведь убил человека.
        — Это вы его убили!
        Данилов и его товарищ с пистолетами в руках медленно подходили к деревянному ящику, за которым прятался Алексей. Он ждал. Они подходили все ближе и ближе, и напряжение их росло с каждым шагом.
        — Отдай оружие! И выходи!  — Данилов старался говорить мягким, внушающим доверие голосом.  — Мы пожмем, друг другу руки и распрощаемся навсегда.
        — Не выйдет!  — решительно прокричал Алексей и с этими слова выскочил из своего укрытия. Он открыл огонь по своим преследователям, которые, очевидно, ожидали его выпада, и поэтому вовремя успели укрыться. Пистолет загрохотал в его руке. Пули одна за другой засвистели мимо его врагов.
        Они, укрываясь от огня, бросились за стеллажи, и, прижимаясь к полу, принялись стрелять в ответ. Алексей, оставив свое укрытие, бросился убегать, прижимаясь вплотную к стене, так что бы пули неприятелей не смогли его задеть.
        Минуя огромную кучу всякого разного хлама, вскоре он подбежал к старой деревянной двери. Схватился за ее ручку и попытался открыть. Дверь наглухо была заперта. А точнее она была наглухо заколочена досками, и, по всей видимости, с обеих сторон.
        Алексей ударил по ней ногой. Но это было бесполезно.
        Он ударил еще.
        И еще раз.
        Все попытки оказались тщетными.
        Он бегло осмотрелся вокруг, поднял голову вверх и заметил решетку вентиляционного канала, не слишком большого, но достаточно широкого, что бы по нему можно было пролезть человеку не слишком толстому.
        Тогда он вскинул руку с пистолетом и выстрелил несколько раз по металлической решетке. Искры, выбиваемые каждым выстрелом, посыпались в разные стороны. Решетка с грохотом упала на пол. Тогда он подпрыгнул и уцепился обеими руками за край отверстия вентиляционного канала. Подтянулся.
        Тем временем Данилов поднялся на ноги, помог подняться своему товарищу. Отряхнулся от пыли.
        — Давай вставай!  — недовольно проговорил он.
        Тот встал на ноги.
        — Дальше ему некуда идти,  — усмехнулся мужчина во фраке,  — та дверь закрыта.
        — Ну, тогда пойдем и возьмем его.
        Вдвоем они выскочили из-за стеллажей, и, держа перед собой пистолеты на вытянутой руке, двинулись дальше. Пробравшись мимо кучи строительного мусора, мешков с цементом и деревянных отходов, оставшихся здесь после ремонта, они выскочили к двери.
        — Вон он!  — закричал Данилов,  — указывая рукой наверх.
        В то же мгновение нога капитана Меньшова исчезла в отверстии вентиляционного канала. Он уже был внутри. Там было темно и дальше Алексею пришлось пробираться на ощупь.
        Данилов принялся стрелять из пистолета по отверстию, в которое только что влез Алексей. Пули загрохотали по металлическому основанию, выбивая из него яркие снопы искр. Мужчина во фраке присоединился к нему.
        Меньшов тем временем быстро ускользал все дальше и дальше, ползя как мышь по узкому тоннелю. Вскоре он уже был на безопасном расстоянии от преследователей. И почувствовав это, он остановился, лег на живот и некоторое время, лежал не шевелясь, что бы перевести дух. Сердце билось так быстро и громко, что казалось его удары, отдавались по металлическим стенкам вентиляционного канала.
        Он отдышался и посмотрел назад. Погони не было. Вероятно, они решили, что лезть за ним следом, будет не совсем безопасно. «Что ж, это уже радует. Остается, только одно, найти выход из этой чертовой трубы, а потом выбраться из здания. Интересно куда выходит эта вентиляция? Ничего, скоро узнаем…»
        Выждав несколько секунд, капитан Меньшов пополз дальше.



        Глава 9

        — Ну, и что теперь делать?  — зло проговорил Данилов, стоя возле отверстия вентиляционной трубы, в котором исчез Меньшов.  — Где теперь его искать?
        — Не беспокойся,  — усмехнулся настоятель секты, убирая пистолет за пояс брюк.  — Я знаю, куда выходит вентиляция. Он сам загнал себя в ловушку.
        — И, что дальше?  — недовольно пробурчал Данилов.
        — Пойдем.
        Они направился к выходу.
        — Ты ведь приехал не один?
        — Со мной еще трое. Они ждут на улице.
        — Вот и отлично.
        Они ускорили шаг. На ходу Данилов проговорил:
        — Надо было, тогда его прикончить.
        — У нас не было причин. А сейчас мы имеем полное право.
        — Я ведь его предупреждал.
        — Ты думаешь, он испугался?
        — Я ведь ему тогда чуть не проговорился. Хотел как лучше. Лишь бы он уехал отсюда. А теперь он портит нам нервы.
        — Он здесь не один такой.
        — Это уж точно.
        — Надо здесь прибраться, а Виктора доставить в лабораторию. Его родной папочка, уже, наверное, локти кусает.
        — Да уж… сыночек! Он ведь нас мог выдать со всеми потрохами.
        — Ты меня понял?
        — Понял, сделаем.
        Они вышли в коридор.
        Алексей, тем временем превозмогая боль, быстро полз по вентиляционной трубе неизвестно куда. Здесь было довольно тесно и темно. Он едва смог бы встать на четвереньки, поэтому приходилось ползти, практически, на животе.
        Щуря глаза и пытаясь разглядеть что-то в темноте, он вспомнил, что где-то в кармане брюк, должна, бать зажигалка, если, конечно, ее не вытащи, при обыске, вместе с пистолетом. Он пошарил по карманам. Она оказался на месте. Алексей достал ее и щелкнул кремниевым колесиком. Яркая вспышка огня осветила его тревожное лицо, и ровные стенки вентиляционного канала. Он разглядел его. Ничего необычно — металлические стенки из мягкого железа. Впереди была лишь тьма.
        Он выключил зажигалку и пополз дальше.
        Вскоре его рука уперлось во что-то твердое.
        Он осветил это место и увидел перед собой металлическую решетку, такую как у входа в вентиляционный канал. Она закрывала трубу и не давала проползти дальше. Водя зажигалкой в разные стороны, Алексей попробовал осветить то, что скрывалось за решеткой. Он едва смог различить очертания, какого-то объемного отсека. Это, по-видимому, была вентиляционная камера.
        Из нее уж точно можно было найти выход. Оставалось лишь только пробраться внутрь. Только бы не попасть в ловушку. Может быть, там, снаружи его уже ждут, мелькнула в голове у Алексея такая мысль. Они же лучше его знают здесь все ходы и выходы. Вероятно, все так и обстояло, поскольку погони за ним не было. Значит, они ждут его где-то у выхода из вентиляционного канала.
        Он оглянулся назад.
        Ни звуков, ни света от фонариков.
        Они будут ждать его снаружи. Это очевидно. Но идти назад, тоже не имело смысла, к тому же это было небезопасно. И он решил ползти дальше.
        Вытащив пистолет из-за пояса брюк, он ударил им по решетке.
        Она тут же сорвалась с креплений и с грохотом рухнула в вентиляционную шахту. Алексей прополз подальше и щелкнул зажигалкой. Шахта была достаточно глубока, а он оказался как раз на самом ее дне.
        Меньшов вылез из трубы, сел на металлический пол шахты и прислонился спиной к стене. Он осмотрел раненную руку. Старый скотч держался плохо и поэтому, кровь все равно просачивалась между его складками. Алексей перемотал раненную руку еще раз, подсвечивая себе зажигалкой.
        «Вот так то лучше»,  — подумал он, и осмотрелся. На одной из стен он заметил, металлические штыри в форме ручек, вмонтированные прямо в стену. Они, по-видимому, служили лестницей, для того, что бы можно было спуститься в шахту, или подняться наверх, если возникнет такая необходимость.
        Убрав зажигалку в карман, и засунув за пояс брюк пистолет, так что бы тот не выпал, Алексей, кряхтя и охая от боли, пронзавшей левую руку, встал на ноги. Дотронулся до железного штыря. «Выдержит»,  — подумал он.  — «Вот только забраться наверх с пораненной рукой, будет не так то уж и просто. Но деваться некуда. Придется лезть. Не оставаться же здесь до конца своих дней».
        Согнув в локте, больную руку, он пополз верх по лестнице, хватаясь за прямоугольные ручки одной рукой, плотнее прижимаясь к стене грудью, так что бы сохранять равновесие и не упасть вниз. Высота шахты равнялась, примерно, трем-четырем метрам.
        Небольшое расстояние. Но преодолеть его, используя при этом только одну руку, оказалось не так то просто. Капитан Меньшов, превозмогая боль в руке, лез все выше и выше. Сначала он ставил одну ногу на штыри, поднимался сам, потом хватался здоровой рукой за ручку, прижимался к лестнице, потом, ставил вторую ногу. И так шаг за шагом, он, наконец, добрался до самого верха.
        Вытащив из кармана зажигалку, он осветил шахту. Она была закрыта круглой, стальной решеткой, через прутья которой, Алексей смог разглядеть звездное небо. Значит, шахта выходила на крышу. На улице было уже темно, ярко светила луна, и сюда, во внутрь проникал прохладный летний ветерок.
        Вероятно, он долго был без сознания. Прошло не менее пяти часов, с того момент, как его оглушили, чем-то тяжелым и твердым, когда он нашел труп парня в балахоне.
        Меньшов прислушался.
        На крыше было тихо, и он решил переждать некоторое время.
        «Интересно, что же этот парень хотел показать ему? Что он такое мог знать? И вообще кто он такой? Какой у него интерес во всем этом деле? Его убили за то, что он много знал, или по какой-то другой причине?» Алексею оставалось только догадываться. Ему почему-то казалось, что его смерть отбросила его от разгадки на несколько шагов назад. А ведь он был уже так близко. Но самое главное, что пугало его больше всего это то, что они знали его настоящую фамилию. Меньшов. Капитан Меньшов. Но — откуда? Откуда им это известно. Могучая организация запустила свои корни и в правительственные круги? Тогда возникает вопрос, если они знают его настоящую фамилию, значит, возможно, знают и кто он есть на самом деле и то ради чего он здесь. Если так, тогда ему придется нелегко.
        Внезапно на улице где-то внизу раздался крик:
        — Ну, что там?!  — он принадлежал тому мужчине во фраке.
        Второй голос прозвучал, где-то поблизости. В нескольких метрах от Алексея. Он даже вздрогнул от неожиданности.
        — Да нет тут никого,  — прокричал в ответ незнакомый голос.
        — Ищите лучше! Там должен быть люк.
        — Шеф, но здесь нет никакого люка.
        — Смотрите лучше. Он спрятался где-то там. Больше ему некуда идти. Стреляйте, сразу, этот парень очень опасен!
        — Так точно!
        Алексей понял, что надо было как можно скорей выбираться из вентиляционной шахты, пока его не нашли эти люди.
        Он дотронулся рукой до металлической крышки, закрывавшей шахту, и попытался сдвинуть ее. Внезапно, ему в глаза ударил луч от фонарика. Алексей отбросил руку и нагнулся. Прислушался.
        — Что там?  — с опаской произнес один из голосов.
        — Не знаю, мне показалось, там, что-то было.
        — Где?
        — Да вон там. Видишь? Решетка.
        — Это люк!
        — Быстрей! Он там!
        Внезапно Алексей услышал топот ног тех, кому принадлежали эти голоса. В то же мгновенье он вытащил пистолет из-за пояса брюк. Раздался скрежет открывающейся решетки и один из мужчин, достав пистолет, прокричал.
        — Давай отодвигай крышку, я прикончу этого гада.
        В одно мгновение решетка слетела со своего места.
        Он подбежал к отверстию вентиляционной шахты.
        Из темноты раздался выстрел.
        Почувствовав, что пуля пролетела где-то рядом, Алексей нажал на курок.
        Незнакомец вскрикнул и отлетел назад.
        Второй нападавший подбежал к шахте и принялся стрелять в темноту. Туда где прятался Меньшов.
        Алексей в туже секунду направил на него пистолет и выстрелил.
        Раздался грохот.
        Парень дернулся и повалился на крышу.
        Внизу на земле послышались чьи-то испуганные возгласы.
        — Ну, что там у вас?! Что происходит?! Вы нашли его?
        Голос Данилова был явно чем-то взволнован.
        — Эй, где вы? Что случилось?!
        Алексей, не теряя времени, выскочил из вентиляционной шахты и побежал по крыше. Достигнув края, он упал на живот и посмотрел вниз. Там на земле Данилов, мужчина во фраке и еще двое парней в милицейской форме, бежали к пожарной лестнице, которая выходила на крышу, в нескольких метрах от того места, где лежал Алексей.
        Он отпрянул от края и бросился назад к другому краю. Пересек крышу и упал на живот. Внизу на расстоянии трех метров он заметил крышу, стоявшего рядом автобуса. «Придется прыгать»,  — подумал Алексей.  — «Они с минуты на минуту будут уже здесь». Другого выхода у него просто не было.
        Он поднялся на ноги, разбежался и прыгнул.
        С грохотом приземлился на автобус.
        С другой стороны послышались крики.
        — Он спрыгнул, давайте в обход.
        Алексей поднялся, быстро осмотрелся по сторонам. В нескольких метрах от здания кинотеатра находились кирпичные постройки. Это были гаражи. Позади них рос высокий кустарник.
        Спрыгнув с автобуса, Алексей бросился к гаражам.
        В это время из-за угла кинотеатра, высочили двое преследователей. За ними бежал и Данилов. Увидев бегущего к гаражам Алексея, они принялись стрелять по нему из пистолетов.
        — Вон он!  — закричал Данилов во все горло.
        Пули защелкали по бетонной площадке.
        Алексей, не оборачиваясь, бежал вперед.
        Позади, слышался топот ног преследователей.
        Завернув за гараж, он на секунду остановился, отдышался, держась рукой за живот, и побежал дальше. Повернув еще раз, он оказался в самом начале узкого прохода между двумя гаражами. Не раздумывая, он бросился туда.
        Быстро пройдя боком, вдоль стены, он выскочил на открытое пространство в самом центре одноэтажных строений. Осмотрелся. За спиной были слышны их грозные крики.
        — Не дайте ему уйти через пустырь!
        — Он не уйдет шеф! Я возьму его!
        — Давайте быстрей!
        Алексей бросился к кустарнику, который разросся густой стеной в стороне от гаражей. Это был единственный путь к его спасению. Он бежал вдоль кирпичных одноэтажных боксов, держа пистолет в правой руке и постоянно оглядываясь назад.
        Внезапно из-за угла одного из гаражей на него кто-то выскочил, и в туже секунду сбил его с ног. Алексей, потеряв равновесие, полетел на землю, так и не успев разглядеть его лица. Пистолет выскочил у него из руки.
        Он услышал над собой чей-то знакомый голос.
        — Далеко собрался?!
        Рука потянулась за пистолетом.
        Нога незнакомца тут же отшвырнула пистолет Алексея в сторону.
        Он отлетел далеко в кусты.
        Меньшов, корчась от боли, попытался вскочить на ноги, и в тот же миг, холодное дуло уперлось ему в голову, а чей-то знакомый мужской голос тот час же предостерег:
        — Лучше не дергайся! Если бы я хотел тебя убить, то давно бы сделал это. Но пока ты живой. Это тебе ни о чем не говорит?
        Меньшов медленно повернул голову и увидел того, кто держал его на мушке. Это был глава муниципального образования Филиппов Михаил Викторович, лицо его показалось ему знакомым. Он широко улыбался и держал пистолет на вытянутой руке. Алексей в недоумении смотрел на него. Где же он еще слышал, этот до боли знакомый, голос?

* * *

        В комнате для допросов, в местном отделении милиции было довольно душно. Ни окон, ни кондиционеров, ничего такого не было, только голые прямые стены, выкрашенные в голубовато-зеленый цвет. И еще было зеркало. Вероятнее всего это было смотровое окно, через которое наблюдали за допрашиваемыми преступниками, по ту сторону стены.
        Алексей, закованный в наручники, сидел за столом на металлическом стуле, который был надежно вмонтирован в пол. С белого, потолка свисала тусклая лампа, в плафоне из металлических прутьев. Рядом стоял стол, так же вмонтированный в пол. Напротив находилась узкая металлическая дверь с небольшим окошком.
        Внезапно это окошко отворилось, и в его отверстии показались чьи-то глаза. Алексей заметно напрягся. Заскрежетал замок, и дверь со скрипом отворилась. В комнату вошел Филиппов. На лице у него была довольная ухмылка.
        Меньшов исподлобья посмотрел на него.
        Филиппов, подмигнув ему одним глазом, подошел к столу и сел напротив него, вольготно развалившись на стуле. Молча закурил. Пододвинул к себе пепельницу и положил рядом с собой зажигалку с сигаретами.
        — Жарковато здесь,  — проговорил он, ослабляя на шее галстук, и расстегивая верхнюю пуговицу своей белоснежной рубашки.  — Может сигарету?
        Алексей недовольно покачал головой.
        Филиппов окинул взором комнату для допросов и продолжил:
        — Вы наверно хотите знать, почему вас оставили в живых?
        Алексей некоторое время молчал, потом язвительно процедил:
        — У вас патроны кончились?
        — Капитан, не надо изображать из себя героя!  — воскликнул Филиппов,  — Хотите, я прямо сейчас отдам приказ, и вас больше не станет. Всего одно мое слово и вы покойник.
        — А так вы умеете убивать словами?  — Алексей искоса бросил на него злобный взгляд, и насмешливо добавил: — Вы думаете, я перейду на вашу сторону?
        Филиппов громко засмеялся.
        — Оказываете, вы совсем ничего не знаете?
        — А что, я должен знать?
        Филиппов молчал. Он лишь загадочно прищурил глаза и, сцепив пальцы обеих рук, некоторое время думал о чем-то, потом внезапно проговорил:
        — А вы верите в бога, капитан?
        — А вы?  — насмешливо переспросил его Алексей.
        — Я вас первым спросил!
        — Я верю, в человека. В человека, который, распустит вашу секту ко всем чертям и упрячет вас всех за решетку. Вот в него я верю.
        Филиппов снова засмеялся.
        — Секту?  — он выпучил глаза.
        — Да вашу сатанинскую секту!
        Улыбка не слезала с его лица, помолчав некоторое время, он продолжил:
        — Секта это лишь первая ступень. Как бы вам объяснить — это, так сказать ручеек, который впадает в огромную реку, а та в свою очередь в бесконечный океан. Вы даже не представляете себе, куда вы влезли. И чем все это может закончиться для вас.
        — И чем же?
        — У вас два пути: либо принять то, что есть — либо вас постигнут страшные муки. Вы когда-нибудь были в аду, капитан?
        — Я то не был, а вот вы то, как раз туда и попадете.
        — Не думаю,  — покачал головой Филиппов.  — Я купил себе счастливый билет.
        — Да?! А вы его уже съели?!!  — бросил Алексей.
        — Напрасно вы так, я хочу спасти вас. Вы способный человек, капитан. Такие, как вы, нам нужны. Было бы жалко лишить вас жизни, просто так.
        — Откуда ты сволочь знаешь, мое звание?!!  — внезапно вспыхнул Алексей.
        — Я знаю о тебе все,  — непроницаемый Филиппов продолжал радушно улыбаться.  — Даже, то, что ты, когда-то, был пожарным, и по твоей вине погибли три человека.
        Алексей побагровел от ярости. Он попытался вскочить со стула, что бы набросится на этого самодовольного ублюдка, и сломать ему шею. Но наручники на его руках, надежно удерживали его на своем месте. Он задергался, пытаясь освободиться.
        — Мразь!  — заскрипел зубами Алексей.  — Да ты просто подонок, каких свет не видывал! Ты ни черта не знаешь! Ты не знаешь, что там было. Ясно тебе?!! Ублюдок?!!
        Видно, было, что слова Филиппова, очень сильно задели капитана Меньшова. Он не мог успокоиться. «Как? Откуда он мог знать такие подробности его жизни? Ведь об этом не знал никто, кроме него самого. Ну, или почти никто. Но они знали все. И его прошлую жизнь и то кем он стал. Чем он занимался раньше и чем занимается сейчас. Его настоящую фамилию и звание. Кто они такие?» Засел в голове у Алексея один и тот же вопрос.
        — Я не виноват в их гибели! Там все было совсем не так!  — продолжал орать он во все горло.  — А ты, мразь, даже, не смей мне напоминать об этом! Ты там не был, и не тебе судить. Ясно?!!
        — Хорошо, больше не буду,  — спокойно проговорил Филиппов,  — но вот там,  — он поднял руку вверх,  — там тебе припомнят все. И даже как ты развелся с женой из-за любовницы, и как потом она умерла от рака. Там вспомнят все. Не беспокойся.
        Алексей покраснел так, что казалось, он сейчас взорвется.
        Вне себя от гнева он процедил:
        — Откуда?!!
        — Что?  — Филиппов сощурился, так, словно не расслышал его вопроса.
        — Откуда?
        — А ты спрашиваешь, откуда мне все это известно? Ну, скажем так, есть нечто… Нечто такое, что дает мне такую возможность. Я могу, сказать тебе, кем была твоя мать, и отчего умер твой отец. Сколько лет твоему сыну. Я знаю о тебе все. Хотя познакомились мы, кажется, два дня назад. Да? Кажется так. А ты до сих пор не знаешь моего настоящего имени, и кто я есть на самом деле. Ты можешь стать одним из нас? У тебя есть выбор и надеюсь, что ты сделаешь его правильно.
        — Да я сделаю!  — выпалил Алексей.  — Я сделаю этот выбор!
        — Ну, и какие же будут твои дальнейшие действия?  — Филиппов откинулся на спинку кресла.
        — Выбраться отсюда и прикончить тебя первым же делом, а потом и всех остальных.
        — Ну, что ж это неправильный выбор.
        Улыбка исчезла с лица главы муниципального образования. Он медленно встал из-за стола, забрал сигареты и зажигалку. Убрав их в карман, он бросил на Алексея недовольный взгляд и быстро направился к двери. Подойдя к ней, он постучал, она со скрипом открылась, и он обернулся к Алексею.
        — Я надеюсь, ты передумаешь.
        — Иди к черту!  — бросил Меньшов ему в след.  — Вместе со своей шайкой!
        Дверь закрылась.
        Алексей сидел на стуле, учащенно дыша, и смотрел по сторонам, словно ища выход к спасению. Постепенно, через некоторое время он пришел в себя и собрался с мыслями.
        Прикусив, нижнюю губу он задумался. Да, пока он проигрывал. Они были на несколько шагов впереди него, и, по всей видимости, знали о нем все?
        Очевидно, им было известно и даже то, с какой целью, он приехал в этот город. Но кто мог выдать его с потрохами? Старичок сосед или его жена, с которой он пришел на собрание этой чертовой секты? Нет, вряд ли. Они слишком мало знали и могли лишь догадываться. Возможно ли такое, что кто-то в Центре, мог проговориться о его тайном расследовании в этом городе? Да нет, это было бы уже слишком.
        Или среди них завелся наглый предатель? Нет, это тоже маловероятно. Майор Иванов надежно позаботился, о его конспирации и вряд ли здесь была утечка. Да и факты из его личной жизни, которые упомянул Филиппов, мог знать только Алексей и некоторые близкие люди из его окружения, которым он мог доверять. О них могли узнать, только, в том случае если бы следили за ним всю жизнь. Даже сложно было представить, каким образом этим людям из секты стала известна эта информация.
        «Кому понадобилось следить за мной всю жизнь?»  — усмехнулся он,  — «Нет, это бред. Полная чушь. Здесь, что-то другое». Да и к тому же кое-что, о чем упомянул Филиппов, было не совсем правдой. У него были ошибочные сведения относительно его сына. Алексею было тяжело это вспоминать.
        Сына у него не было, он умер на восьмом месяце своей недолгой младенческой жизни. А Филиппов сказал, что знает, сколько лет его сыну. Значит, он знает не все. И вероятно не такой уж он могущественный, каким хочет казаться. Но кто он на самом деле и кто эти люди, что его окружают? Об этом оставалось только догадываться.
        Внезапно дверное окошко снова отворилась. В комнату заглянули. Алексей приподнял голову, пытаясь рассмотреть лицо, того, кто был там за дверью. В ту же секунду окошко захлопнулось, дверь резко отворилась, в комнату вбежали трое мужчин в милицейской форме.
        Алексей тревожно заерзал на стуле.
        Один из гостей ударил его по лицу дубинкой.
        От такого мощного удара голова его откинулась назад.
        — Вы за это ответите!  — в ярости процедил он.  — Я запомню вас. Я найду вас. Клянусь, я найду вас и перебью, всех до одного!
        — Не распускал бы ты язык, красавчик,  — проговорил один из милиционеров, и вставил ему в рот кляп, смотанный из белой тряпки, и заклеил его черным скотчем. Капитан Меньшов яростно замычал и принялся дергаться в разные стороны.
        Второй мужчина накинул ему на голову черный мешок и связал его у шеи. Алексей, продолжая вырываться, мычал в их адрес злобные ругательства. Он яростно заерзал на стуле, так, что казалось, сейчас оторвет его от пола.
        — Какой-то он буйный,  — проговорил один из мужчин в милицейской форме, доставая из кармана шприц с какой-то странной жидкостью зеленого цвета, при этом загадочно переглядываясь со своими товарищами.
        — Да, это точно. Буйный,  — подвел итог другой.
        — Ну, ничего сейчас я его успокою.
        Он вонзил шприц прямо в грудь Алексея. Игла вошла в тело рядом с ключицей. Алексей задергался на стуле словно ошпаренный. Вскоре он затих. Руки и ноги словно залило свинцом. Голова опускалась все ниже и ниже, и вскоре его тело обмякло на стуле.
        Щелкнули замки на наручниках.
        — Ну, что потащили?
        — Давай!
        Его схватили за ноги и за руки и вынесли из комнаты для допросов. Дверь захлопнулась. Там на стене висело зеркало. И это было не просто зеркало. Действительно, там за ним, в другой комнате, стоял человек и смотрел на пустую комнату, из которой только что вынесли тело Алексея. Он был одет в строгий черный костюм. Черные брюки. Черный галстук. Его морщинистое лицо, было непроницаемо, но даже через эту холодную маску бесчувственности и хладнокровия, можно было заметить, что он чем-то недоволен.
        Он взмахнул рукой и в комнате для допросов погас свет.
        Мужчина в черном костюме сухо произнес:
        — Кто бы мог подумать?  — он повторил эту фразу еще раз и вышел.

* * *

        — Стоять!  — раздался чей-то крик.  — Куда?
        — Везем еще одного.
        — Кого?
        — Да, мужика этого.
        — Это что бы ей там нескучно было?
        — Ага,  — засмеялся в ответ собеседник.
        — Чей приказ?
        — Главного.
        — Что-то я не слышал???
        — Да все нормально!
        — А куда вы так спешите?  — загадочно проговорил голос.
        — Ну, если не веришь, можешь сам ему позвонить. Только тебе придется выслушать всю эту хрень по поводу недоверия в наших кругах. А после этого мы поедем дальше.
        — Ну, хорошо, проезжайте,  — недовольно бросил невидимый собеседник.  — Только будьте осторожны. Там за мостом дорога просела. Так, что особо не гоните.
        — Спасибо, мы поняли.
        Двигатель заурчал, и машина двинулась дальше.
        — Идиот!  — проговорил кто-то в кабине, когда они уже отъехали на приличное расстояние.
        — Молодой еще,  — раздался второй голос.
        — Наберут дебилов в милицию после армии. А потом жалуются, почему органы так плохо работают.
        — Это точно,  — раздался хохот невидимого собеседника.
        Машина двигалась по неровной дороге, то и дело, проваливаясь в ямы и выбоины. Снаружи доносился шум гравия и скрежет подвески. Дорога была долгой.
        — А вот и мост,  — раздался чей-то, предупреждающий голос.
        — Я вижу.
        — Смотри, там, в конце, действительно, большая яма.
        — Да вижу я!!!
        — Я просто предупредил.
        Машина сбавила скорость. Передние колеса уперлись во что-то твердое и круглое. Перескочили это препятствие и загрохотали по деревянному мосту. Внизу слышалось журчание реки. Автомобиль медленно катился по круглым скрипучим бревнам, а пассажиры, затаив дыхание, молча сидели в кабине, с нетерпением дожидаясь, когда же, наконец, кончиться этот опасный участок дороги. Раздавался весьма характерный стук деревянных бревен.
        Вскоре он стих. Мост закончился. Машина снова выехала на гравийную дорогу, а водитель облегченно вздохнув, прибавил газу и включил вторую передачу. Тут же мелкие камушки застучали по днищу автомобиля.
        — Ты только посмотри!  — прозвучал голос.  — Вот это яма.
        — Что уже в штаны наделал?
        Водитель нажал на тормоз. Машина замедлила скорость. Покачиваясь из стороны в сторону, она проехала какое-то препятствие, поднялась на подъеме и помчалась дальше. Кто-то из присутствующих в кабине облегченно выдохнул.
        — Да еще бы пару сантиметров и мы бы оказались в воде.
        — Да успокойся ты. Все нормально.
        — В следующий раз я поведу.
        — Посмотрим.
        — А почему, все время ты водишь?
        — Да заткнись ты!
        Алексей постепенно приходил в сознание. Он слышал голоса, но не мог понять, о чем они говорят. Сознание его было затуманено и все еще находилось под действием какого-то странного препарата, который вкололи ему в комнате для допросов. Он не мог пошевелиться. Тело его онемело. В голове была одна пустота.
        Где-то на подсознательном уровне он понимал, что находится в машине, и его куда-то везут. На его голове был накинут черный полиэтиленовый мешок, и поэтому он не видел, куда и кто его везет.
        Внезапно машина остановилась. Да так резко, что, Алексей, не усидев на месте, отлетел в сторону и ударился головой обо что-то твердое. Он застонал от боли и попытался приподняться.
        Хлопнули дверцы.
        Послышались шаги.
        Заскрежетал замок, и тут же его схватили за руки и куда-то повели. Он чувствовал, как его ноги волочатся по песку, то и дело, ударяясь о камни.
        — Ну, как ты, красавец, очухался уже?  — поинтересовался у Алексея насмешливый голос.  — Что думаешь: ты уже на том свете? Э, нет, друг, ты пока еще на нашей бренной земле.
        — Пошли, хвати болтать!  — приказал другой властный голос.
        — Слушай, чего ты все командуешь?
        — Должен же хоть кто-то над тобой командовать.
        — А надо мной не надо командовать.
        — Хорошо, не буду.
        Алексея вели по каким-то помещениям, спускали по крутой лестнице. Снова куда то вели. Слышались скрежет металлических дверей, грохот ботинок, завывание ветра, пахло сыростью и каким-то затхлым противным воздухом. Там куда он попал, было очень влажно. И еще — очень холодно. Алексей даже поежился. На какой-то момент ему показалось, что его бросят в огромный рефрижератор и заморозят до смерти.
        Внезапно его конвоиры остановились. Раздался грохот открываемого засова. Заскрежетала металлическая дверь, и Алексей услышал, как где-то рядом заплакала женщина.
        — Что вам опять надо?!  — кричала она сквозь слезы. Ее голос, кажется, был знаком Алексею. Но сейчас, пока голова его была во власти наркотика, он не мог вспомнить, кому он принадлежал.
        — Не бойся, милая, мы привели тебе друга,  — раздался насмешливый голос конвоира,  — с ним тебе не будет скучно.
        С головы Алексея сняли мешок, а самого его бросили в камеру. Дверь захлопнулась в ту же секунду. Алексей упал на бетонный пол животом и, издав болезненный стон, попытался подняться. Где-то в стороне он слышал женские всхлипывания, и какой-то странный шорох. Превозмогая боль, он медленно перевернулся на спину, поднял голову и открыл глаза.



        Глава 10

        Прямо перед ним, прижимаясь к бетонной стене спиной, в наручниках, сидела Ольга,  — следователь районной прокуратуры. Она испуганно смотрела на него и тихо плакала. Он сразу же узнал ее. Но не в силах больше держать голову приподнятой, обмяк на полу и провалился в темную пустоту.
        Через некоторое время он пришел в сознание. Разум его практически полностью прояснился. Оставалось лишь, какое-то странное ощущение, алкогольного опьянения и неестественная слабость во всем теле. Он открыл глаза. Отполз чуть в сторону, прислонился к стене и посмотрел на пленницу. Она уже не плакала. С недоумением смотрела на него. Некоторое время они молчали. Потом Алексей насмешливо проговорил:
        — А! Мадам следователь?!! Вот уж кого и ожидал увидеть в этой темнице, но только не вас,  — он усмехнулся, и, скрестив ноги на полу, принялся осматривать свою рану на предплечье.
        Мешали наручники.
        — А что это вы здесь делаете?  — ухмыляясь, проговорил он, снимая с пояса ремень.  — Что не на тот след напали? Да? Ха-ха! Понимаю!
        Ольга некоторое время молчала, не зная, что ответить этому наглому и самоуверенному типу, но потом вдруг неожиданно для себя самой зло выкрикнула:
        — Не твое дело, придурок!!!
        Алексей, вытаращив глаза, в недоумении посмотрел на нее.
        — А у вас в прокуратуре все такие вежливые?
        Ольга молчала.
        Алексей вытащил ремень из петлиц.
        — Нет, я все-таки не понимаю,  — проговорил он,  — вас ко мне специально подсадили? Так сказать оперативное внедрение? У вас в прокуратуре это практикуется? Да?
        Ольга смотрела в сторону, ей был противен его насмешливый тон. Алексей напротив заинтересовался сокамерницей. Как же так получилось, что следователь прокуратуры, оказалась вместе с ним в одной лодке? Встала у кого-то на пути и ее решили упрятать куда подальше? А может быть все совсем не так? Можно ли ей было доверять? Кто ее знает. Она, возможно на их стороне. Ведь он совсем ее не знал.
        — Вам что язык отрезали, что бы вы ни дай бог не взболтнули чего лишнего?  — Алексей вытащил из пряжки своего ремня скрепку и принялся ковырять ею в наручниках. Через пару секунд раздался характерный щелчок, и браслеты свалились на пол. Меньшов потер затекшие запястья, вдел ремень обратно в петлицы своих брюк и застегнул пряжку на поясе.
        — Ну вот, так то лучше,  — произнес он, снимая куртку.
        Ольга в недоумении смотрела на него.
        Не похож он был на частного предпринимателя. Он так профессионально снял наручники, словно занимался этим всю свою жизнь. Кто он такой? Почему он оказался здесь?
        Она отвела от него взгляд в сторону.
        Нет, пока она будет молчать. Неизвестно чего можно было ожидать от этого незнакомца. Лучше держаться от него подальше. Это будет благоразумнее.
        Она посмотрела на свои руки.
        Наручники крепко сдавливали ее хрупкие запястья. Она слегка пошевелила рукой и тут же скорчилась от невыносимой боли, пронзившей всю ее руку.
        Алексей заметил это.
        — Что больно?  — дружелюбным тоном проговорил он, с некоторой иронией в голосе.  — Давайте я сниму эти оковы с вас.
        Он встал, что бы подойти к ней.
        Но Ольга тут же остановила его решительным жестом руки и зло прокричала:
        — Не надо с меня, их снимать! Оставайтесь лучше на своем месте!!!
        Алексей от неожиданности даже поперхнулся.
        Он сел обратно на бетонный пол, и разводя руками, проговорил:
        — Ну, как хотите. Я лишь хотел помочь.
        — Мне не нужна помощь! Тем более от вас!
        — Зря вы так. Мы ведь с вами, можно сказать, занимаемся одним делом.
        — Да?! Это, каким же?!  — недоверчиво буркнула Ольга.
        — Я тоже работаю в органах. Борьба со злом — это тоже моя работа. Только не с тем злом, с которым сталкиваетесь вы на своем поприще. У меня все гораздо серьезней.
        — Да?!! Я что, похожа на дурочку?!! Думаете, я поверю в эти сказки?!!
        — А это не сказки,  — отрицательно покачал головой Алексей.
        Ольга продолжала искоса смотреть на него.
        — Я думал вы знаете,  — он сделал недовольный вид, потом продолжил,  — здесь уже все знают, кто я такой, каждая собака. Как я не пытался держать все в тайне, меня все равно раскрыли. Ума не приложу, как они это сделали?
        — Кто они?  — в недоумении проговорила Ольга.
        — Они?!!  — Алексей пожал плечами.  — Я сам не знаю кто они? Но, по всей видимости, очень могущественная организация. Вы то должны их знать. Это ваши земляки. Господин Филиппов — глава местной администрации, начальник ваш, не знаю, как его зовут.
        — При чем здесь мой начальник?!!  — в крайнем изумлении проговорила Ольга.
        — Что б ему пусто было!  — Алексей скорчил гримасу.  — Он тоже в этом замешан.
        — Он ни в чем не замешен,  — недовольно возразила девушка.  — Он кристально честный и добропорядочный человек.
        — Но это не мешает ему убивать людей и участвовать в сговорах с темными силами.
        — Вы наверно бредите…  — Ольга посмотрела на него как на сумасшедшего.  — Если бы Василий Петрович знал, где я нахожусь, он бы непременно вытащил меня отсюда.
        — А то думаете, он не знает,  — с легкой иронией усмехнулся Алексей,  — Это по его милости я оказался здесь. Хотите — верьте, хотите — нет, но он не такой, каким вы его представляете. Это мерзкий, хладнокровный тип. Он сотрудничает с вашим главой. Они вместе пытались меня убить. И они вместе были на собрании секты.
        — Я вам не верю!  — Ольга сама не заметила, как перешла на крик.
        — Так вы не на их стороне?  — Алексей подозрительно прищурился, смотря прямо в глаза своей собеседнице.
        — Если бы я была на их стороне, то не сидела бы сейчас здесь,  — недовольно бросила девушка.  — Неужели, не понятно! Или мужчины все такие тупые?
        Алексей усмехнулся.
        — Ну, к сожалению, мы не все такие умные как вы, женщины — с легкой иронией в голосе проговорил он и замолчал.
        Ольга решила пойти дальше.
        — И кто же вы на самом деле?
        — Я работаю на правительство.
        — Я тоже.
        — Наша служба засекречена, поэтому, я не могу вам рассказать больше.
        — А может вы просто псих?
        Алексей, немного помолчав, недовольно проговорил:
        — А может и так.
        С этими словами он отвернулся к стенке и закрыл глаза.
        Ольга насмешливо проговорила:
        — Вы что обиделись? Ну, ладно, хватит дуться. Просто, я по долгу службы сталкивалась с такими людьми, которые заявляли, что они иностранные шпионы, пришельцы с других планет, убийцы Кеннеди, а в реальности оказывались, пациентами психиатрических больниц. Ладно, не сердитесь, я не хотела вас обидеть. Снимите с меня эти наручники?
        — Что?!!  — Алексей повернулся в ее сторону.
        — Снимите с меня наручники, пожалуйста,  — повторила она,  — руки очень болят.
        — Руки болят?!
        — Да, ну, помогите же мне!  — Она протянула к нему руки, скованные наручниками.
        — Нет. Не выйдет.
        — Это еще почему?!
        — Вы же не помогли мне тогда. Послали неизвестно куда. В дознание, какое-то.
        — Да вы сами убежали, и слова не сказав,  — недовольно возразила Ольга.  — А я здесь из-за вас, оказалась. Кстати, если бы не пошла тогда, проверять, то сидела бы сейчас дома, а не в этой дыре!
        — А, так это я во всем виноват?!!
        — Да!
        — Ну, и отлично!
        — В каком смысле?
        Алексей отвернулся от нее и укутался в куртку.
        — Вы меня слышите?!!
        — Нет.
        — Вы можешь мне помочь?
        — Нет.
        — Ну и не надо, ясно!  — бросила Ольга.  — Сама справлюсь!
        — Вот и я так думаю.
        Алексей закрыл глаза.
        Ольга по детски надула губы и отвернулась от него.
        Через некоторое время она закрыла глаза и должно быть уснула. Алексею, после наркотического забытья, спать не хотелось, и он принялся разглядывать ее. Довольно симпатичная девушка, отметил он, про себя, любуясь ее локонами, ниспадающими на хрупкие плечи. Мягкие черты лица. Вздернутый носик. Привлекательная фигурка, стройные ножки, выглядывающие из-под юбки. В общем, было на что посмотреть. Ольга, кажется, заметила его пристальный взгляд на себе и открыла глаза. Алексей тут же отвел взгляд в сторону. Немного смутился.
        — Что вы смотрите?  — недовольно проговорила Ольга.
        — Я не смотрю.
        — Я видела, как вы смотрели на меня.
        — Вам это показалось.
        — Не надо только врать мне.
        — Было бы на что смотреть.
        Девушка в негодовании бросила в его сторону испепеляющий взгляд, и Алексею даже стало как-то не по себе, при этом он поспешил добавить:
        — Такие как вы, не в моем вкусе.
        — Вот и отлично. Я о вас такого же мнения.

* * *

        Она закрыла глаза.
        Меньшов отвернулся от нее и принялся разглядывать помещение, в котором они находились. Может и зря он с ней так грубо. Хотя она уже не девочка, да и работа у нее такая, что приходится общаться с всякими отморозками на допросах. Она, наверное, в свой адрес слышала и не такое.
        Алексей продолжил рассматривать их тюремную камеру.
        Она была похожа на средневековую темницу, стены которой были выложены из старого, красного кирпича, и выглядели довольно удручающе. На протекавшем потолке висела густая паутина. Пол был бетонный и неровный. Кое-где на нем образовались небольшие лужицы. В камере была всего одна металлическая дверь, покрытая многолетней ржавчиной с маленьким окошечком по середине. Но привлекло внимание Алексея не это, а свисающий с потолка металлический крюк, на котором, по-видимому, когда-то давно висел светильник.
        Кроме этого на одной из стен, практически, у самого потолка Алексей заметил крохотное окошко, в которое была вмонтирована металлическая решетка из толстых железных прутьев. Через окно в темницу попадал прохладный летний ветерок.
        Ольга не могла спать. Сильно болели руки, да и нервное напряжение было достаточно велико, что бы просто взять и уснуть неизвестно где. Она никогда не могла заснуть на новом месте. Особенно, если это место, не имело хоть каких-то удобств, таких, как, например кровать, или хотя бы кресло.
        Она открыла глаза и поежилась. Прижала плотнее руки друг к другу, так что бы наручники как можно меньше сдавливали запястья. Было больно. И зачем она только назвала его тупым? Вероятно, это вырвалось само по себе, она была просто очень испуганна.
        Внезапно Алексей молча подошел к ней и сел рядом. Она немного испугалась и даже попятилась в сторону, но он аккуратно взяв ее за руку, проговорил:
        — Больно?
        Она молча кивнула головой.
        — Тихо, только не дергайтесь, а то они сомкнуться еще плотнее.
        С этими словами он достал скрепку из кармана и принялся с особой осторожностью возиться с наручниками на Ольгиных руках. Вскоре она была освобождена от оков, а Алексей, убрав скрепку в карман, вернулся на свое место.

* * *

        — Откуда такие познания?  — поинтересовалась девушка, разминая затекшие запястья.
        — Я же говорил, что работаю в одной секретной службе. Снять наручники, для меня не составляет большого труда. Но это не все, что я умею.
        — Снять наручники, может каждый уголовник.
        — Не каждый.
        — Ну, хорошо, допустим, я вам поверю, и что вы тогда делаете в нашем городе?
        — Поступила информация…
        — Какая еще информация?
        Алексей на некоторое время погрузился в раздумья. Он не знал, говорить ей или нет, все, что он знает. Он не мог довериться, ей так сразу, и поэтому решил пока не открывать все карты.
        — Какая информация?  — повторила вопрос Ольга.
        — О том, что в вашем городе происходит нечто такое, что заслуживает нашего внимания.
        — Да, и что же?
        Алексей снова задумался. «До чего же она любопытная».
        — А понимаю,  — иронично воскликнула Ольга,  — вам нельзя об этом говорить.  — Хорошо, больше не буду задавать таких вопросов.
        — Вы говорите, что попали сюда из-за меня?  — спросил Алексей, решив выяснить, как она оказалась в заточение вместе с ним в этом неизвестном месте.  — Как это произошло?
        Девушка на какое-то время призадумалась, вспоминая подробности, того, что с ней произошло.
        — Мне надо было кое-что проверить по одному делу, которое, находиться у меня в производстве, и я отправилась в районную администрацию. Там я совершенно случайно подслушала, как Филиппов и один из свидетелей, проходящих по делу, говорили о том, что ему надо убить какого то человека.
        — Какого человека?  — Алексей внимательно смотрел на нее.
        — Я не помню, какого-то предпринимателя,  — Ольга на некоторое время призадумалась, вспоминая подробности того разговора.  — Но, они сказали, что он не тот за кого себя выдает. Филиппов назвал его фамилию. Не помню, толи Меньшиков, толи Мышкин, кажется…
        — Меньшов,  — подсказал Алексей и усмехнулся.
        — Да, точно, а вы откуда знаете?  — Ольга смотрела на него требовательно.
        — Это я,  — широко улыбаясь, Алексей похлопал себя по груди.
        — Вы?  — Ольга в недоумении прищурилась.  — С чего вы это так решили?
        — Я предприниматель. Я не тот за кого себя выдаю. Меня хотят убить. И фамилия моя Меньшов. Этого достаточно?
        — Ничего не понимаю.  — Девушка смотрела на него, широко открыв глаза.  — Вы наверно, что-то путаете.
        — Да ничего я не путаю,  — Алексей привстал и склонил голову, задумался.  — Я не могу понять, если Филиппов, приказал меня убрать, то почему он сам не убил меня, когда, я попался ему в лапы? Ведь у него была такая возможность. Да, странно.
        Алексей сел на место.
        Все последующее время они провели в молчании. Каждый думал о своем. Алексей пытался разгадать планы своих врагов. Ольга, не знала, как к нему относиться. Она не могла доверять ему, ведь она совсем его не знала. В то, что он говорил, было сложно поверить, но говорил он так убедительно, что ей стало, как-то не по себе. Что если все именно так, как он говорит? И никому нельзя доверять…
        Она поежилась. Не столько от холода, сколько от страха.
        — Это что, правда?
        Алексей в недоумении посмотрел на нее.
        — Что именно?  — уточнил он.
        — То, что вы рассказали мне о моем начальнике и все остальное.
        — Могу поклясться чем угодно.
        — А почему, я должна вам верить?
        — А кто вам сказал, что вы должны,  — усмехнулся Алексей.  — Такова реальность. Как видите, сидим мы с вами в неволе, и что будет дальше одному богу известно.
        — Вы думаете, нас убьют?  — тревожно проговорила Ольга.
        — Я думаю, нет. Они сделают из нас покорных слуг. Вытащат из нас душу. И мы как послушные зомби будем работать на них.
        — О чем это вы?
        Алексей рассказал ей то, что он видел на собрании секты. Она долго не могла поверить в то, что он говорил, но когда он описывал лицо той воскресшей женщины, в которую стрелял настоятель секты, прямо на сцене, Ольга, вдруг кое-что вспомнила.
        — Постойте,  — резко проговорила она.  — Тот парень Антон, сын моей соседки, наркоман. Его поведение было точно таким, как вы описываете. Я долго не могла понять, что это? Он не был похож на простого сумасшедшего. Он как будто был неживой.
        — Да они превращают людей в таких вот ходячих мертвецов, а потом те работают на них.
        Ольга с некоторой долей скептицизма посмотрела на Алексея и, ничего не ответив ему на это, продолжила:
        — Он все твердил какую-то чушь из оккультных книг. И еще про какой-то речной дом. Я так подозреваю что это старый завод. В припадке он твердил, что ни за что больше не вернется туда. Вероятно, он был там. И там с ним, что-то сделали.
        — Вполне возможно,  — кивнул головой Алексей,  — после войны там ставили опыты на людях. Он был засекречен.
        — А вы откуда знаете?
        Алексей многозначительно улыбнулся и промолчал.
        — Надо проникнуть туда и все выяснить!
        — Бесполезно,  — сжал губы Меньшов,  — я пытался. Я был там. Старое крепкое здание. А под ним, в земле бетонные плиты толщиной в несколько метров. Там должен быть бункер. Но в него никак не попасть. И, даже если и попытаться взорвать стены самой мощной бомбой в мире, все равно ничего не выйдет.
        — Значит, вход должен быть где-то в другом месте.
        — Я тоже об этом думал. Осматривал все окрестности. Ничего. Никакого входа я так и не нашел.
        — А ведь, наверняка, он есть,  — задумчиво проговорила Ольга,  — просто он тщательно спрятан, замаскирован.
        — Поговорить бы с этим парнем…Антоном.
        — Бесполезно, я уже пробовала.
        — Да?  — Алексей в изумлении посмотрел на нее,  — А как вы до него добрались?
        — Очень просто,  — пожала плечами Ольга, не понимая важности его вопроса,  — просто пришла к нему в палату. Он наблюдается в психиатрической лечебнице. А почему вы так удивлены?
        — Он единственный кто мог бы пролить свет на все происходящее. Если бы его оттуда выкрасть и провести анализы. Мы могли бы выяснить, каким образом они делают из нормальных людей таких вот живых мертвецов? Где находиться вход в бункер? И вообще, зачем им все это надо? Там в кинотеатре, настоятель секты воскресил убитую им же женщину, с помощью какой-то странной жидкости.
        — А вы не думаете, что это был просто фокус, и никаких воскрешений не было. Людей просто-напросто вводят в транс или гипнотизируют?
        — Я уже не знаю, во что верить и кому,  — тяжело вздохнул Алексей, нервно ерзая на своем месте.  — А еще один мой знакомый сосед, старик по фамилии Никифоров, рассказывал мне, как воскресла его мертвая собака. Рассказывал, достаточно убедительно, словно это было на самом деле. Но мне кажется, что он лгал. И делал это преднамеренно.
        Внезапно Ольга воскликнула.
        — Я вспомнила, наш судебный эксперт — профессор Мельников при обследовании трупов, рассказал мне, что обнаружил в их телах, какой-то странный препарат. Может быть, это как раз то, о чем вы говорите?
        — Не знаю. А что еще он вам рассказывал? Он давал какое-либо заключение?
        — Больше ничего. Он не успел.
        — Почему?
        — Он умер.
        — Вот как?!  — возбужденно вскрикнул Алексей.  — Умер? А может, быть его убили?!
        — Я не буду отрицать.
        — Так и есть! Он что-то нашел. И поэтому его убили.
        Ольга задумалась.
        — В кабинете, у профессора, который находиться в городском морге, есть потайной сейф,  — шепотом проговорила она, так, словно их подслушивали.  — Возможно, там он спрятал какую-то информацию. Если бы я только могла отсюда выбраться…
        Алексей с загадочной улыбкой посмотрел на нее. Он как-то так странно сощурил глаза, что Ольга начала тревожиться.
        — Предположим, я смогу это устроить, тогда вы поможете мне?
        — В чем?
        — Во всем.
        — Если только буду уверена, что вы мне не врете.
        — Я вам докажу.
        — Ну, хорошо,  — кивнула она головой,  — и как вы собираетесь отсюда сбежать?
        — Есть одна идея,  — он с загадочной улыбкой посмотрел на крюк, торчащий с потолка. Девушка тоже обратила на него внимание, но так ничего и, не поняв, повернулась к нему, и в недоумении покачав головой, с нескрываемым интересом проговорила:
        — Что за идея?
        Внезапно Алексей привстал, прислонив указательный палец к сомкнутым губам, прислушался и тревожно проговорил:
        — Тихо! Кажется, кто-то идет.
        Ольга услышала, как за дверью послышались шаги, и притихла в тревожном ожидании. Алексей сел на место и враждебно уставился на дверь их темницы. Вскоре заскрежетали старые, ржавые замки, и дверь отворилась.

* * *

        В камеру вошел охранник в черной униформе. В одной руке он держал пистолет, во второй какой-то пакет. Он пристально посмотрел на них, и, бросив пакет на пол, коротко проговорил:
        — Угощайтесь.
        Он вышел из камеры, и дверь тут же захлопнулась.
        Ольга бросилась к пакету, развернула его и вытащила оттуда черствый батон и бутылку с водой. Жутко хотелось есть. И поэтому она не раздумывая, надломила кусок и уже была готова отправить его в рот, как вдруг Алексей вовремя предостерег ее:
        — Я бы не стал, это есть.
        — Почему?
        — Возможно, они добавили туда эту гадость.
        — Да я как-то не подумала…
        Она убрала еду обратно в пакет.
        — Мне кажется, я сейчас умру с голода.
        — Лучше потерпеть. Когда выберемся отсюда — тогда и поедим.
        — Как мы отсюда выберемся?
        — Сколько вы видели здесь охранников?
        — По-моему, их тут всего двое.
        — Отлично.
        — Но у них есть оружие!
        — Очень хорошо.
        — Чего ж тут хорошего?!
        — Вы пистолетом пользоваться умеете?
        — Я?!!  — Ольга даже побагровела от злости.  — Я на областных соревнованиях заняла первое место по стрельбе и даже когда…
        — Ну, все-все, я понял,  — Алексей поднял руку, успокаивая ее.  — Тогда выбраться отсюда нам не составит большого труда. В должны мне помочь.
        — Как?
        — Слушайте внимательно.
        Алексей подвинулся к Ольге поближе и принялся рассказывать ей о тонкостях своего плана. Она внимательно слушала его, и часто отрицательно крутила головой. По-видимому, ей не совсем нравился его хитрый замысел.



        Глава 11

        Двое охранников в черной униформе сидели за круглым деревянным столом в небольшой грязной комнате, неподалеку от камеры, где сидели в заточении Алексей и Ольга. Охранники молча играли в карты, иногда перекидывались парой слов.
        В свете одной тусклой лампы, одиноко свисавшей с потолка, их лица выглядели совсем как-то неестественно. Один из них был постарше, с редкой сединой на волосах и маленькой козлиной бородкой. Второй — молодой, с коротко-стриженными волосами и с тупым волчьим взглядом. Он был невысокого роста, но крепкого телосложения.
        — Виктор Михайлович,  — обратился он, к старшему охраннику,  — вот мы здесь сидим, людей удерживаем в неволе. А вы не задумывались, что это незаконно?
        — Я - нет!  — коротко пробасил пожилой охранник Петров. Видно было, что его раздражают подобные разговоры молодого подчиненного. Он еще слишком глуп, что бы все понимать.
        — А вам неинтересно, чем там они занимаются? Ну, я имею в виду, тех, кто нас нанял. Может быть чем-то плохим?
        — Послушай,  — грубо проговорил его собеседник,  — мне за мою работу платят хорошие деньги, мне этого достаточно, что бы ее выполнять и не задавать лишних вопросов. Меня совершенно не волнует, чем там они занимаются. Это их проблемы. Давай, ходи!
        Молодой охранник, которого звали Федор, кинул карту на стол и задумчиво почесал затылок.
        — Говорят, они проводят какие-то страшные опыты над людьми,  — проговорил он, глядя в свои карты.
        — Полная чушь!  — зло воскликнул Петров, изо всех сил швырнув карту на стол.  — Кто говорит? Бабки на лавочках? Придурки, разные? Ты сам видел? У тебя есть доказательства? Факты? Нет! Вот именно! Поэтому не слушай никого, выполняй свою работу и не задавай лишних вопросов. И тогда, всю будет хорошо.  — Последние слова Петрова прозвучали, как угроза.
        Федор бросил на него испуганный взгляд и решил больше не задавать ему никаких вопросов. По-видимому, он и сам толком ничего не знает. Да и не хочет знать, следуя, старинной русской поговорке: меньше знаешь — крепче спишь.
        Все остальное время они играли молча. Иногда только слышались названия карт. И возбужденные возгласы. На столе в грязной круглой пепельнице, дымилась сигарета Петрова. Он изредка поднимал ее, подносил ко рту, жадно, глубоко затягивался.
        Тишину прервал истошный женский крик.
        — Помогите!!!
        Это кричала Ольга.
        Охранники вскочили на ноги.
        Ее отчаянный вопль разнесся по всем помещениям ангара. Казалось, его было слышно даже на улице.
        — Слышите?!  — испуганно пролепетал Федор,  — Что это?
        — Да девка это орет!  — зло бросил Петров и поспешил в коридор, махнув рукой Федору, приказывая ему идти следом.  — Давай за мной! Быстрей. Что там у них, черт возьми?!
        Выскочив в коридор, они вытащили пистолеты, сняли их с предохранителей.
        Ольга продолжала кричать.
        — Помогите! Быстрей! Он повесился!
        Петров подбежал к металлической двери и открыл окошко.
        — Что там?  — тут же проговорил Федор, выглядывая из-за его плеча.
        Петров, злобно матерясь, принялся открывать замки.
        Они ворвались в камеру. Ольга, закрывая глаза рукой, сидела на полу и испуганно кричала, переводя взгляд с охранников на Алексея, подвешенного за шею. Голова его была в петле. Он повесился на своем кожаном ремне, привязав один его конец к свисающему с потолка металлическому крюку. Язык вывалился наружу. Он издавал страшные предсмертные хрипы. Девушка кричала и заливалась слезами.
        — Я спала….потом проснулась….а он уже там…болтается!  — Кричала она сквозь слезы.
        Петров, убрав пистолет обратно в кобуру, бросился к Алексею.
        — Давай, Федор, поможешь мне!  — прокричал он, хватая Меньшова за ноги, и пытаясь поднять его тело так, что бы петля ни сдавливала ему шею. Федор, убрав пистолет, бросился ему на помощь.
        Внезапно Алексей ожил.
        Ольга тут же затихла.
        Алексей ловко схватил пожилого охранника ногами за шею, повернув его, отшвырнул в сторону. Тот, пролетев несколько метров, ударился головой о каменную стену и отключился. Федор попятился назад, но в ту же секунду, Ольга вытащила пистолет из его кобуры и, щелкнув затвором, приставила железное дуло к его затылку. Охранник застыл на месте.
        — Лучше не двигайся!  — предостерегла она его.
        Алексей, высвободившись из импровизированной петли, спрыгнул на пол и подошел к лежащему, без сознания, на бетонном полу охраннику Петрову. Отобрав у него пистолет, он подбежал к Федору. Ольга все это время держала его на прицеле.
        Федор рассмеялся.
        — Ловко вы нас разыграли,  — хмыкнул он.
        — Ну, да,  — улыбнулся ему в ответ Алексей, протянув девушке наручники,  — Руки за спину протяни.
        Федор послушно заложил руки за спину.
        — И что теперь?
        Ольга надела на них наручники.
        — Теперь вы посидите тут вместо нас.
        Алексей, взяв его за рукав, отвел в угол и посадил на пол.
        Ольга продолжала в него целиться.
        Подойдя к Петрову, Алексей повернул его на живот, свел руки за спиной и застегнул на них браслеты.
        Ольга бросила им пакет с едой.
        — Угощайтесь,  — проговорила она, и вместе с Алексеем они выскочили из камеры.
        Алексей захлопнул дверь на засов и, осмотревшись вокруг, бросился вперед по коридору. Ольга бежала следом. Пробежав несколько метров по бетонному полу, они свернули в сторону и оказались в темном сыром помещении, в дальнем углу которого находилась узкая винтовая лестница, ведущая наверх.

* * *

        Держа Ольгу за руку, Алексей быстро поднимался по лестнице, взбираясь по старым скользким ступенькам. Преодолев еще несколько метров, они оказались на широкой лестничной площадке, в конце которой, были установлены железные двухстворчатые ворота. Это был выход на улицу.
        — Ты точно знаешь, куда мы идем?  — взволнованно спросила Ольга, дернув его за руку.
        — Я запомнил путь, когда меня вели сюда.
        Он бросился к воротам, которые были заперты на замок.
        — Не догадался взять у них ключи,  — с досадой произнес Алексей и вытащил пистолет из-за пояса.  — Отойди в сторону.
        Ольга попятилась назад. Раздалось несколько выстрелов, и замок свалился на пол. Девушка испуганно озиралась по сторонам. Алексей изо всех сил ударил по воротам ногой, которые с грохотом распахнулись наружу, и в глаза ему ударил яркий дневной свет. Он повернулся к Ольге и протянул ей руку.
        — Давай, надо бежать!
        Она двинулась в его сторону.
        И в туже секунду из темноты выскочила фигура. Это был мужчина в униформе — один из охранников, он прятался где-то неподалеку, выжидая удобного случая.
        Он набросился на Ольгу сзади и обхватил ее за талию своими огромными крепкими руками. Почувствовав опасность, она не успела даже повернуться.
        Охранник приставил к ее шее длинное сверкающее лезвие, охотничьего ножа. Девушка испуганно вскрикнула. Алексей бросился к ней на помощь, но тут же был остановлен.
        Охранник надавил острым краем лезвия на ее шею и прокричал:
        — Стоять!!!
        Крепко сжимая пистолет в руке, и не выпуская обезумевшего охранника из виду, Алексей остановился.
        — Стой, где стоишь!!!  — приказал тот.
        Смотря ему прямо в глаза, и словно читая его мысли, Алексей, осторожно двигаясь в их сторону, направил на него пистолет.
        — Бросай оружие!!!  — приказал незнакомец.  — Иначе она умрет! Я не шучу! Давай, я не собираюсь тебя уговаривать!  — он был взволнован и напуган. Глаза его выкатились из орбит, и казалось, сейчас вываляться наружу. Руки слегка дрожали.
        Испепеляя его зорким взглядом, Алексей продолжал целиться в него. Он был тверд и уверен в том, что делает. В таких случаях, главное — не терять самообладание, и удача будет на твоей стороне. Так его учили, и так он всегда поступал.
        Ольга испуганно кричала.
        — Давай, бросай, а не то я перережу ей горло!  — парень в черной униформе, кричал нервным истерическим голосом.
        — Нет!!!  — закричала девушка.  — Отпусти, мне больно!
        Охранник надавил на ее шею железным острием. Девушка испуганно вскрикнула. И из ранки по бледной коже поползла маленькая струйка крови. Алексей продолжал целиться ему в голову, даже и не думая выпускать пистолет из своих рук.
        Прижимая девушку, к себе одной рукой, разъяренный и напуганный охранник медленно, попятился назад по лестничной площадке. До ее края оставалась всего несколько шагов. Там, рядом с лестницей, не было перил и можно было упасть вниз.
        Алексей заметил это, но пистолет по-прежнему оставался в его руке. Он крепко сжимал его и ждал. Ждал, когда же, наконец, противник допустит ошибку.
        Ольга, пытаясь вырваться, обернулась назад и заметила, как они приближаются к самому краю площадки. И тут ей стало не по себе. Она в ужасе представила, как падает вниз, на неровный бетонный пол с высоты трехэтажного здания. Почувствовав опасность, охранник тоже повернул голову. Незаметно для себя, он ослабил хватку, и, сам того не подозревая, дал девушке возможность отстраниться от него.
        Ольга, воспользовавшись этим, ударила его по руке и дернулась в сторону. Большой охотничий нож, выскользнул у него из рук, и, упав на пол, откатился в сторону. Алексей тут же нажал на курок.
        Пуля попала в голову. Кровь брызнула девушке в лицо.
        Не издав ни малейшего звука, Охранник сорвался вниз.
        В последнюю секунду, он все же успел задеть Ольгу рукой, и она, потеряв равновесие начала балансировать на самом краю лестничной площадки. Она судорожно взмахивала руками, словно пытаясь схватиться за воздух. Внизу раздался грохот упавшего на пол мертвого тела. Алексей подоспел вовремя. Опоздай он хоть на секунду — она упала бы вниз следом за охранником.
        В одном прыжке он оказался рядом с ней, и крепко схватив ее за руку, оттащил от края. Как только опасность миновала, она отдернула его руку и, сделав несколько шагов к центру площадки, обернулась назад. Посмотрела на него с такой злостью, что Алексею стало как-то не по себе.
        — Спасибо, что не дал мне умереть!  — зло бросила девушка, переводя дух.  — А если бы он меня зарезал?!!
        — Я хорошо стреляю,  — принялся оправдываться Алексей, и это прозвучало достаточно убедительно.  — Мне просто надо было дождаться подходящего момента.
        — Я могла бы упасть вниз!  — Ольга не унималась.  — А ты мог бы так и не дождаться своего момента!!!
        — Но не упала же,  — подойдя к ней, он аккуратно вытер кровь с ее лица и поправил волосы.  — Все закончилось.
        — Моя смерть была бы на твоей совести!  — Она бросила в его сторону взгляд полный обиды и злости и отвернулась.  — От тебя лучше держаться подальше. А если бы ты попал в меня?!!
        Алексей решил извиниться.
        — Ну, хорошо, прости, может быть, я поступил очень рискованно, но все могло бы кончиться куда хуже, чем вышло.
        Ничего, не сказав ему в ответ, она направилась к выходу. Алексей догнал ее у ворот. Убрав пистолет за пояс брюк, он вышел первый. Ольга переступив, через порог, оказалась рядом с ним.
        У выхода из ангара стояли круглые металлические бочки, красного цвета. Совсем неподалеку был припаркован большой черный внедорожник, на котором Алексея привезли в это место. Заметив пустой автомобиль, они двинулись в его сторону, ступая ногами по вязкому белому песку.
        Внезапно раздались выстрелы. Стреляли из автомата.
        Пули одна за другой впивались в песок рядом с ними, издавая глухие хлопки. Ольга испуганно вскрикнула. Поддаваясь защитным рефлексам, они упали на землю и пригнули головы. Алексей, понимая, что оставаться здесь нельзя, тут же вскочил на ноги и, схватив девушку за руку, бросился назад.
        — Давай быстрей!  — выкрикнул он,  — спрячемся за бочками!
        Пробегая под градом пуль, они в сотые доли секунды преодолели расстояние, отделяющее их от бочек, которые были расставлены у входа в несколько рядов. Бросаясь в укрытие, Алексей в последний момент успел повернуть голову и заметил стрелявшего. Это был еще один охранник в черной униформе и с автоматом в руках.
        Он прятался за разрушенным кирпичным строением, которое находилось в нескольких метрах от ангара. Автомат в его руках выпускал длинные очереди свинцового града пуль.
        Укрываясь от огня, Алексей и Ольга упали на песок, за красными бочками, которые послужили довольно неплохим укрытием. Пули не могли пробить их насквозь, только барабанили по металлической основе, выбивая яркие снопы искр.
        — Я видел его!  — прокричал Алексей,  — он прячется там, за стеной.
        — И что теперь делать?!!  — Ольга тряслась от страха. Нервы не выдерживали всего происходящего. Алексей почувствовал, что у нее сейчас вот-вот начнется истерика. Он схватил ее за плечи и, смотря прямо в глаза, попытался успокоить:
        — Успокойся, слышишь меня, сейчас главное, это — спокойствие.
        Он слегка встряхнул ее. Но девушка его не слышала.
        — Мы умрем,  — голос ее задрожал.  — Они нас все равно убьют.
        — Никто нас не убьет. Слышишь.  — Алексей уже кричал.  — Сиди здесь! Сейчас у него кончиться рожок и он будет его менять. Я успею его прикончить, прежде чем он нажмет на курок.
        — Нет!  — Ольга схватилась в него мертвой хваткой.
        Алексей отстранился от нее.
        — Не надо!!!
        Внезапно автоматная очередь стихла.
        И тогда он выскочил из укрытия, упал на живот и прицелился.
        Автоматчик, лишь успел бросить в его сторону короткий взгляд и, вставив рожок в автомат, передернул затвор. В тот же миг Алексей принялся расстреливать его из пистолета.
        Пули одна за другой пробивали насквозь его тело.
        Охранник задергался и попытался вскочить на ноги. Так и не успев нажать на курок, он выронил автомат из рук и вывалился из своего укрытия. Алексей быстро подбежал к нему, продолжая целиться из пистолета, на тот случай если, он вдруг неожиданно для него оживет. Но мужчина в черной униформе был уже мертв.
        Его израненное тело неуклюже распласталось на белом песке. Алексей потрогал пульс, убедившись в том, что тот уже никогда больше не встанет, обыскал его одежду и вытащил из-за пояса запасной магазин к пистолету, перезарядил свой и встал на ноги.
        Тем временем, Ольга, почувствовав, что опасность миновала, вышла из своего укрытия и, болезненно держась за голову, подошла к Алексею. Тот, не отрывая взгляда, смотрел на труп охранника.
        — Он мертв?  — спросила девушка, дрожащим голосом.
        — Как видишь.
        — Откуда он здесь?
        — Не знаю. Возможно, он охранял ангар снаружи.
        — Мне кажется, нам надо поскорей отсюда уходить. Может быть, он здесь не один.  — Ольга постепенно начинала приходить в себя. Стоя рядом она, старалась не смотреть на труп, вытирала слезы и поправляла спутавшиеся волосы.

* * *

        Убрав пистолет за пояс брюк, Алексей развернулся и быстро направился к машине.
        — Поехали отсюда,  — коротко бросил он.
        Девушка спешно последовала за ним.
        Двери оказались не запертыми. Они запрыгнули в кабину, и Алексей принялся возиться с проводами от замка зажигания. Ольга села на переднее кресло рядом с ним и принялась разглядывать себя в зеркальце заднего вида. Вскоре, после непродолжительных манипуляций с проводами, стартер внедорожника нехотя закряхтел и, сделав несколько тяжелых оборотов, запустил двигатель.
        — Пристегнись,  — проговорил Алексей, включая первую передачу и выжимая сцепление, надавил на газ. Ольга только успела застегнуть ремень безопасности и машина, пробуксовывая колесами по вязкому и сухому песку, рванула с места и покатилась к выезду из площадки, оставляя за собой густой столб пыли.
        Внедорожник резво выскочил на узкую гравийную дорожку, и злобно взревев двигателем, понесся вперед, подпрыгивая на кочках и ухабах, унося их вдвоем, как можно дальше от этого места.
        Ольга испуганно вжалась в кресло.
        — А можно, не так быстро?  — нервно произнесла она, когда машина, пронеслась в нескольких сантиметрах от дерева, стоявшего у самого края дороги.  — Просто не хочется погибнуть нелепой смертью в аварии, после того как мы выжили под автоматной очередью.
        Алексей немного сбавил скорость.
        — Я просто боюсь, что о нашем побеге уже стало известно всем нашим врагам,  — проговорил он, выкручивая руль на крутом повороте.  — Я хочу въехать в город, прежде чем за нами начнется погоня. Тогда будет легче скрыться.
        — Скрыться?  — в недоумении произнесла Ольга.
        — Да. Остаться незамеченными. Тогда мы выиграем время.
        — И какие у тебя планы?
        — Я хочу повидать этого парня в психбольнице. Возможно он, что-то сможет нам рассказать, о том, как он попал в бункер, или показать, где находиться вход.
        — Это будет нелегко.
        — Но попробовать стоит.
        — А может быть просто, сообщить в вышестоящие инстанции, связаться с твоим начальством?..
        — Нет смысла,  — возразил Алексей,  — ну, приедет сюда группа спецназовцев во главе с какой-нибудь крупной шишкой из органов, покрутятся они здесь и ничего не найдут. У нас нет улик. Нет доказательств. Только лишь предположения. Возможно, придется воспользоваться помощью, извне, но не сейчас. Пока еще рано.
        — Главное, чтобы не было поздно,  — недовольно бросила Ольга и отвернулась от него, принялась осматривать местность, по которой они проезжали. Эта дорога не была ей знакома.
        Машина неслась вдоль просторных, бескрайних полей, тянувшихся по обеим сторонам от старой гравийной дороги. Иногда поля сменялись лесным массивом и за окнами начинали мелькать хвойные и ольховые деревья, иногда попадались невысокие березки. Вид этих мест, говорил о том, что они находятся далеко за городом.
        Когда машина подъехала к незнакомой развилке, где одна дорога разделялась на две, Алексей многозначительно произнес:
        — Ну, и куда теперь?
        Не проронив ни слова, Ольга в недоумении посмотрела на него.
        В ответ он кивнул на разделяющуюся дорогу.
        — Когда меня сюда везли, я почти всю дорогу пролежал без сознания, и не мог видеть, куда мы ехали,  — пояснил он.  — Но ехали мы долго. Помню, что, сначала, мы ехали по твердому покрытию, видимо по асфальту, а позже свернули на гравийную дорогу, потом был еще поворот, или два, точно не помню, я постоянно отключался.
        — А когда меня сюда везли, я можно, подумать все дорогу любовалась этими бескрайними просторами!  — воскликнула девушка.  — Я вообще очнулась уже в камере, незадолго до того, как они подбросили ко мне тебя.
        — Но ты ведь знаешь, где мы находимся?
        — Понятия не имею!
        — Это же твоя малая родина,  — хмыкнул Алексей.  — Или ты всю жизнь просидела в городе и ни разу не взглянула на карту своего родного района?
        — Это не моя родина!  — зло бросила Ольга.  — Я, вообще, не здесь родилась и живу здесь только второй год. Ясно?!
        — Так ты некоренной житель этого города?  — весело воскликнул Алексей.  — Надо же, какая неожиданность. Значит, у нас с тобой есть кое-что общее. Ты родилась не здесь?
        — Нет, я приехала сюда после окончания института и устроилась на работу в прокуратуру. А воспитывалась я в детском доме, совсем в другом городе. Я не знаю кто мои родители и живы ли они вообще.
        Ольга грустно вздохнула.
        — Прости, я не знал.
        — Можешь не извиняться. Я не обиделась.  — После недолгой паузы она воскликнула: — Так что, можешь так на меня не смотреть. Я, как и ты впервые в этих местах. Карту района я изучала, но здесь я, пока не вижу, никаких ориентиров.
        — Ну, вот отлично!  — Алексей в негодовании ударил кулаками по рулю,  — И, что теперь будем считалочкой определять, по какой дороге нам ехать?
        — Может они что-то говорили, пока тебя сюда везли?
        — Говорили,  — кивнул головой Алексей,  — только всякую ерунду. Ничего такого, что бы помогло нам определить маршрут, по которому тогда ехали. Хотя, постой…
        Он вдруг сощурил глаза, так словно, вспомнил, что-то важное.
        — Кажется, кое-что было.
        — И что же?
        — Они говори про, какой-то мост и обрыв. Один из них боялся, что машина свалится в воду. И мост был деревянный, бревенчатый. Точно — бревенчатый. Помню, как меня трясло, когда мы по нему проезжали. Длинный мост.
        — В воду?  — Ольга задумалась,  — я знаю точно, что в этих местах протекает только одна река и течет она с востока на запад, выходя за границы района.  — Подумав еще некоторое время, она осмотрела окрестности через окно автомобиля и уверенно произнесла,  — Главная траса находится на севере. Значит нам туда.
        Она указала рукой на правый поворот.
        Алексей доверился ее вычислениям, хотя, был не совсем уверен в правильности ее выбора, но, не став спорить, включил первую скорость и повернул на право. Женская интуиция иногда творит чудеса.
        Ольга оказалась права: через некоторое время они подъехали к старому бревенчатому мосту, который соединял один берег реки с другим. Высокое массивное строение, возвышалась на нескольких деревянных сваях, которые были выполнены из толстых крупных бревен, уходящих глубоко под воду.
        Там внизу, на расстоянии нескольких метров, шумно бурлила река. Течение было довольно сильным. На ее поверхности то и дело появлялись вьюны-воронки, закручивая в свой водоворот опавшие листья, траву и другой речной мусор.
        Сам мост выглядел ненадежно. По всей видимости, его давно не ремонтировали, уповая на то, что пока он стоит, держится, ездить по нему, кое-как можно, и лучше его пока не трогать. А вот когда он рухнет, тогда и построим новый.
        Подъехав к его краю, Алексей остановил машину.
        Ольга, нажав на кнопку стеклоподъемника, высунула голову из окна и скептически осмотрела мост.
        — Да, жутковато выглядит,  — с тревогой произнесла она, сев обратно в кресло, и тяжело вздохнув, посмотрела на Алексея.
        Он уставился прямо перед собой. Смотрел на мост через лобовое стекло, не поворачиваясь в ее сторону, словно ее и не было рядом. Он не хотел показывать, что тоже обеспокоен и взволнован.
        — Ничего, проедем,  — уверенно произнес он и воткнул рычаг коробки передач в положение первой скорости.
        Аккуратно объехав, крутой обрыв, он завел автомобиль на бревенчатую основу моста и медленно поехал по ней, внимательно смотря по сторонам. Сухие и старые бревна, заскрипели под колесами внедорожника.
        Ольга испуганно вжалась в кресло. Иногда, она на некоторое время поднимала голову, что бы посмотреть, долго ли еще ехать до другого берега. Она слышала, как в низу угрожающе шипит река, волны которой с шумом ударялись о бревенчатые сваи моста.
        Алексей старался проехать это расстояние как можно аккуратнее.
        Машина ехала медленно, но и это Ольгу не успокаивало. От такого неровного, волнистого покрытия автомобиль то и дело трясло и покачивало из стороны в сторону, при этом раздавались какие-то неприятные глухие стуки. Это гремели старые бревна под колесами внедорожника.
        Через некоторое время, машина пересекла реку, и они оказались на другом берегу. Ольга облегченно выдохнула. Алексей тоже заметно расслабился, вытерев пот со лба, он надавил на газ, и автомобиль снова понесся по гравийной дороге с неимоверной скоростью.
        — Теперь можно с уверенностью сказать, что мы на верном пути,  — подытожил он, выкручивая руль на крутом повороте.  — А ты неплохо ориентируешься на местности. Не все женщины это умеют.
        — Да?!  — Ольга улыбнулась, и, повернув голову, оценивающе посмотрела на него.  — Это не единственное мое достоинство. Хотя какое тебе дело до этого,  — произнесла она насмешливым тоном.  — Ведь, такие как я, не в твоем в кусе,  — и отвернулась.
        Алексей бросил в ее сторону, короткий, недоуменный взгляд и пробурчал что-то нечленораздельное. Дальше ехали молча.
        Дорога становилась все лучше и ровнее. Глубокие ямы, практически, уже не попадались на их пути, повороты были не такими крутыми, и можно было ехать быстрей. Вскоре машина подъехала к перекрестку, и они оказались у выезда на трассу, покрытую свежим ровным асфальтом.
        Ольга не раздумывая, указала рукой на левый поворот, и с железной уверенностью в голосе произнесла:
        — Туда.
        Алексей, молча вывернул руль, и машина выехала на асфальтовое покрытие, ехать по которому было одно удовольствие. Но оно было недолгим, участок дороги с новым, недавно уложенным асфальтом, вскоре закончился и их начало трясти на ямах и ухабах. По-видимому, дорожно-ремонтная служба, покрывала только те участки дороги, которые совсем уже не были пригодны для езды, таким образом, экономя на безопасности движения.
        — Долго еще?  — произнес Алексей, когда по встречной полосе пронесся грузовик с включенными фарами.  — Уже темнеет.
        — Да нет,  — Ольга поежилась в кресле, закрывая боковое стекло,  — еще минут двадцать.
        Алексей включил дальний свет и откинулся на подголовник.
        Через некоторое время за окнами машины стало совсем темно.
        Указатели, висевшие на столбах, вдоль дороги, говорили о том, что они уже подъезжали к городу. Внимательно смотря на дорогу, капитан Меньшов сбавил скорость.



        Глава 12

        И вдруг фары внедорожника осветили фигуру патрульного милиционера. Он стоял прямо на разделительной полосе с вытянутой рукой, в которой был зажат полосатый жезл, указывающий прямо на их машину. Его патрульная десятка, с синими полосами на кузове стояла несколько в стороне, на обочине, с включенными габаритными огнями и с работающим двигателем.
        Ольга тревожно воскликнула.
        — Он работает на них. Это точно. Ему уже сообщили.
        — Так спокойно, только без паники,  — твердо произнес Алексей, замедляя скорость, готовясь к тому, что бы остановиться.  — Полезай на заднее сиденье, спрячешься в проеме между спинкой и креслом. Стекла тонированные, он тебя не заметит. Меня он видит впервые. Представлюсь одним из них.
        — У нас ничего не получится!  — взмолилась девушка.
        — Все получится. Давай прячься. Пока он тебя не заметил.
        Ольга поспешно залезла назад и спряталась между креслами.
        Алексей, подчиняясь жестам постового, съехал с трассы на обочину и остановился. Открыл боковое стекло, оставаясь сидеть, за рулем. Двигатель, который был заведен им с помощью двух проводков, выключить он не мог, так как попросту отсутствовал ключ зажигания. Да и копаться под панелью, когда к тебе подходит сотрудник ДПС, было бы не совсем разумно.
        Постовой, держа одну руку на кобуре, в которой был пистолет, медленно подошел к открытому окошку. Внимательно осмотрел Алексея. Не назвав ни имени, ни звания, он злобно бросил:
        — Ты кто?
        — А привет!  — Алексей весело протянул ему руку для рукопожатия, но тот остался стоять на своем месте, так и не пожав ее.  — Ты меня не знаешь. Я новенький. Недавно работаю на них.  — Сделав весьма характерное ударение на последнем слове, он многозначительно кивнул головой в сторону, тем самым, показывая, что постовой должен знать о ком идет речь. Голос его звучал довольно убедительно.
        — На кого — «на них»?!!  — постовой не меняя тон, недоверчиво смотрел на него.
        — А на кого я еще могу работать? Ну, что мы как дети?
        — На Данилова?
        — И на него тоже?
        — А где Федор и Петров?  — не унимался милиционер, но по тону его голоса, Алексей почувствовал, что тот вроде как начинает ему верить.  — Это же их машина?
        — Ну, да их,  — кивнул головой Алексей,  — только они остались там, в ангарах, охраняют тех двоих, которых вчера взяли. А я еду по поручению Филиппова в город. Пока еще сам не знаю зачем.
        — Странно мне не поступала никакая информация.
        — Ну, может, просто забыли сообщить.
        — Да, скорей всего,  — постовой сменил гнев на милость и даже немного улыбнулся.  — Я как всегда узнаю, обо всем самый последний. Столько лет на них работаю, а уважения никакого.
        — Главное деньги платят,  — усмехнулся Алексей.
        — Да это уж точно,  — в согласии кивнул молодой сотрудник ДПС.  — Так ты к Филиппову значит едешь?
        — Ну, да.
        — Так он сейчас, вроде как в лаборатории, проверяет новую партию свеженьких покойников.
        — Ну, вот и меня зачем-то вызвал,  — пожал плечами Алексей.
        У Ольги, вдруг, появилось безумное желание, вылезти из машины, представиться следователем прокуратуры и, показав свое удостоверение, подробно расспросить о какой партии свежих покойников идет речь. Но она решила, что этот поступок был бы не очень благоразумен.
        — Так ты на базу, значит?  — утвердительно кивнул сержант.
        — Ну, да.
        — На ночь глядя?!!
        — Ага.
        — Да, не позавидуешь тебе.
        — Это уж точно.
        Постовой, сморщив лицо, засмеялся и повернул голову в сторону. Алексей тоже усмехнулся и уже готов был с ним попрощаться, как вдруг, милиционер резко обернулся и наставил на него пистолет.
        — Вылезай из машины!!!  — закричал он, уткнув его дуло в висок Алексея.  — И давай, без глупостей! Понял?!!
        — Да в чем дело-то?!  — тот изобразил на лице крайнее изумление.
        — Я сказал: вылезай!!!

* * *

        Ольга, прячась от глаз сотрудника ДПС на заднем сиденье, почувствовала, как по спине, пробежал неприятный холодок. Она нервно выдохнула и зажмурила глаза. Этого еще не хватало. Он все-таки раскусил Алексея, не поверив его легенде. И что теперь делать? Она нащупала пистолет у себя в кармане и решила ждать, что же будет дальше.
        Алексей, сидя на водительском сиденье, тяжело вздохнул и посмотрел на постового, который держал пистолет, направленный прямо на него. Милиционер угрожающе щелкнул предохранителем.
        — Послушай,  — начал капитан Меньшов спокойным и твердым голосом, делая вид, как будто бы ничего и не произошло,  — здесь, наверное, какая-то ошибка. Я еду по заданию Филиппова. Он приказал, что бы я немедленно приехал к нему. Я не знаю, почему так, вышло, что еду не по тому маршруту, но я действительно, работаю на него и подчиняюсь только его приказам.
        Милиционер грозно и испытующе смотрел на него. Прямо ему в глаза. Он изучал Алексея пронзительным, испепеляющим взглядом.
        — И ты думаешь, я в это поверю?!! База, на которую ты едешь, находится совсем в другой стороне. Едешь ты в город. Отсюда вывод: Ты не знаешь где она находиться и где находиться сам Филиппов. Так что не надо считать меня идиотом. Давай вылезай. Я знаю, что ты не тот за кого себя выдаешь.
        Сколько раз Алексею приходилось слышать эти слова в свой адрес? У него, что лицо такое подозрительно? Или в чем тут дело? Может, они знают то, чего не знает он?
        Постовой угрожающе ткнул пистолетом в висок Меньшова.
        — Быстро из машины!  — приказал он.
        Алексей выпрямился.
        Молодой парень сержант тут же вздрогнул и крикнул в ответ.
        — Руки на руле держи! Вот так! Что бы я их видел! Не вздумай глупить! У меня реакция хорошая. Не успеешь и глазом моргнуть, как снесу тебе голову!
        Алексей судорожно сглотнул.
        — Так теперь вылезай!  — приказал постовой.  — Руки подними, держи их так, что бы я видел. Медленно. Медленно. Вот так.
        Алексей, стараясь не производить резких движение, не спеша, убрал руки с руля, и поднял их на уровне груди.
        — Так хорошо. Теперь вылезай.  — Сотрудник ДПС, продолжая держать под прицелом Алексея, сделал шаг назад, так что бы тот смог открыть дверь и вылезти из машины.
        Алексей открыл дверь. Его нога осторожно ступила на твердый асфальт. Держа руки поднятыми, он медленно выбрался из внедорожника и захлопнул за собой дверцу. Машина продолжала работать. Включился вентилятор охлаждения.
        Постовой тут же подскочил к Меньшову, и, схватив за руку, развернул к себе спиной, и толкнул на машину. Алексей ударился лицом о стекло передней дверцы. Милиционер, завел его руки за спину, ботинком раздвинул ноги по сторонам. Продолжая держать пистолет на уровне головы Алексея, принялся обыскивать его одежду свободной левой рукой. За поясом он наткнулся на пистолет и вытащил его наружу. Отошел в сторону и Алексей развернулся.
        — А это что?  — постовой продемонстрировал Меньшову чужой пистолет.
        Тот попытался дать разумное объяснение.
        — Так это ствол Федора, он мне его на время отдал.
        — На время отдал?!!  — усмехнулся сержант.  — А может, ты у него отобрал его? А? Откуда мне знать? Я тебя впервые вижу. А ты хочешь, что бы я тебе вот так сразу и поверил?
        — Зря ты все это затеял, друг,  — Алексей отрицательно покрутил головой, показывая, что он очень расстроен.  — По твоей глупости, я подставлю хозяина, и мне придется, все ему рассказать.
        Сотрудник ДПС оставался непоколебим.
        Он отбросил пистолет Алексея в сторону своей машины, так, что бы тот все время был на виду. Оружие, освещаемое светом фар патрульной десятки, с грохотом откатилось в сторону и ударилось о переднее колесо.
        — С тобой еще кто-то есть?  — он подозрительно взглянул на него,  — Я так подозреваю, что ты едешь не один. Кто у тебя там в машине?
        — Нет никого. Я один.
        Последние слова капитана Меньшова прозвучали, как-то совсем неубедительно. Он даже сам себя мысленно отругал за это. По-видимому, молодой сержант, почувствовал, как дрогнул его голос и поэтому он, верно, решил, что парень лжет.
        — Открывай дверь!  — заорал он.
        Ольга, тем временем, притаившись в машине, вжалась в пространство между передним и задним креслами, накинув на себя чужую куртку, которая лежала рядом. Она сжимала в ладони пистолет, забранный у охранников в ангаре, и в ужасе ждала, что же будет дальше.
        — Что?  — Алексей сделал изумленный вид.
        — Я сказал: дверь открой!  — повторил свой приказ сержант, угрожающе наставляя на него дуло пистолета.  — Давай, открывай!
        — Какую дверь?
        — Ты, что, совсем идиот?! Не выводи меня из себя! Ты откроешь заднюю дверь, или мне придется всадить тебе пулю в лоб!!!
        Алексей остался стоять на месте, словно не слыша его слов.
        Тогда милиционер резко опустил руку и нажал на курок.
        Раздался выстрел.
        Ольга в ужасе, прикрыла рот рукой, а из груди, вырвался чуть слышный стон. Она рефлекторно дернулась и готова была уже закричать от панического страха, пронзившего все ее тело, но, сумев справиться с собой, все же осталась сидеть на своем месте, не выдавая никаких признаков своего присутствия в машине.
        Пуля ударилась об асфальт, в каких-то миллиметрах от правого ботинка Алексея, и, выбив сноп искр, срикошетила в сторону, просвистев рядом с его головой. Он отскочил назад к машине.
        — Я же сказал, открывай дверь!  — постовой был настроен решительно.  — Только, помни, что твоя жизнь, сейчас в моих руках.  — Он поднял руку с пистолетом и направил его дуло на Меньшова.
        Алексей повернулся в бок и, держа руки на виду, сделал несколько шагов к задней дверце внедорожника. Он судорожно, прогонял в голове всевозможные варианты своего дальнейшего поведения. «Что же делать дальше? Если открыть дверь, он увидит Ольгу, и что тогда? Я закрою ее собой, он не сможет в нее выстрелить. Но что будет потом?» Он даже не мог предположить.
        Постовой внимательно следил за каждым его движением.
        — Ты можешь, делать все это быстрей!  — выкрикнул он, двигаясь в его сторону.  — Давай открывай!!!
        Алексей, схватился за ручку, щелкнул дверной замок, и он потянул дверь на себя. Медленно, так что бы самому сначала увидеть, в каком состоянии находиться сейчас Ольга, он начал открывать заднюю дверцу автомобиля. Только бы она не выстрелила в него по ошибке,  — тревожно подумал он.
        Меньшов открыл дверь и быстро осмотрел салон. Ольги нигде не было. Он заметил лишь старую брезентовую куртку, забытую, по-видимому, здесь одним из охранников, которая скрывала девушку между креслами. Он понял, что она прячется под ней.
        Постовой, тем временем, подошел ближе, посмотрел в салон через плечо Алексея и недоверчиво сморщил лицо.
        — Ну, что, там?!  — недовольно прорычал он.
        — Как видишь — ничего.
        — Ну-ка, отойди!
        Алексей отошел от дверного проема.
        Сотрудник ДПС еще раз осмотрел салон иномарки.
        — Никого здесь нет. Я один!  — выкрикнул Алексей.
        — Да?! А это, что за куртка?!
        — Какая куртка?
        — Вот эта!
        Алексей в недоумении пожал плечами.
        — Не знаю, может, Федор оставил. Или Петров.
        Парень не выдержал, нервно, вздернув голову, бросился к салону. Подскочив к двери, он в ту же секунду сдернул куртку и увидел напуганную до ужаса Ольгу, пытающуюся достать пистолет.
        Дрожащая рука, не желала ей подчиняться. Она попыталась схватить оружие за рукоятку, но у нее ничего не получилось. Она выронила пистолет на пол автомобиля и поняла, что обречена.
        — А ты еще кто?
        Сержант только это и успел сказать. Алексей в ту же секунду набросился на него с боку. Постовой попытался выстрелить в девушку. Он нажал на курок. Прогрохотал выстрел. Но перед этим Ольга с большим трудом успела увернуться. А вот второй выстрел, уже вполне мог достичь своей цели.
        Не дожидаясь, когда постовой выстрелит еще раз, Алексей схватил его за руку, в которой, разъяренный милиционер сжимал пистолет и резко отвел ее в сторону. Прогрохотал еще один выстрел. Пуля пробила кузов внедорожника, оставив в задней ее части огромную дырку. Девушка испуганно вскрикнула.
        Меньшов, ударил его по руке. Постовой, сам того не желая, по инерции развернулся в сторону и нажал на курок.
        Тут же раздался еще один выстрел.
        На этот раз, пуля продырявила переднее крыло его патрульной машины. Раздался хлопок. И тут же с шипением, из машины повалил густой белый дым. По-видимому, пуля повредила радиатор. Увидев это, милиционер, яростно взревев, бросился на Алексея. Тем временем, Ольга, нащупала, упавший на пол пистолет и уже готова была взять его в руки, как, вдруг сержант, ударив Алексея в лицо, бросился в ее сторону, безумно хрипя от злости.
        Ольга потянулась вниз. Дотронулась до рукоятки пистолета, попыталась поднять его с пола, но оружие предательски выскочило у нее из рук и упало на асфальт, прямо под машину.
        Увидев это, Алексей попытался, его остановить.
        Постовой направил на девушку пистолет.
        Но Алексей обхватил его рукой за шею и отдернул в сторону. Тот сопротивлялся, как мог, крутя головой в разные стороны. Он еще раз нажал на курок, пуля на этот раз отлетела в сторону и с треском врезалась в придорожное дерево, где-то во тьме.
        Алексей попытался выбить пистолет из его руки.
        Но ему не удалось это сделать.
        Очевидно, молодой сержант был достаточно крепок физически и имел неплохую подготовку.
        Тогда Меньшов попытался обхватить его за туловище. Он обхватил его обеими руками и, подставив ногу, попытался завалить его на землю. И здесь, он допустил ошибку.
        Постовой тут же нанес ему оглушительный удар локтем в лицо.
        Алексей никак не мог ожидать такого удара.
        Он дернулся и отстранился в сторону.
        В ту же секунду сержант ударил его еще раз локтем.
        Второй удар был гораздо сильней, чем первый.
        Было очень больно.
        У Алексея потемнело в глазах, и на какое-то мгновение он ослабил хватку. Голова закружилась, в ушах раздался пронзительный звон, и он понял, что теряет контроль над обстановкой.
        Противник, воспользовавшись этим, развернулся, к нему боком и нанес последний, сокрушительный удар по голове.
        Алексей, болезненно выдохнув, повалился на асфальт. На какое-то время, он даже отключился. Но это были лишь доли-секунды.
        Постовой, почувствовав, что опасность миновала, вспомнил о девушке с пистолетом в салоне автомобиля. Он, бросил в сторону Алексея молниеносный взгляд, и, убедившись в том, что тот, пока не представляет для него никакой опасности, двинулся к машине. Он подбежал к задней дверце автомобиля, схватился за дверную ручку и распахнул дверь.
        В ту же секунду, Ольга изо всех сил ударила его ногами в живот.
        Милиционер отлетел в сторону, на несколько метров, и беспомощно упал на спину, прямо на проезжей части. Пистолет вывалился из его руки и упал на асфальт где-то в темноте.
        Ольга выскочила из машины и подбежала к Алексею. Он тем временем приходил в себя и пытался подняться на ноги, она помогла ему, сделать это, схватив за руку.
        — Как ты?
        — В порядке,  — проговорил он, тряся головой в разные стороны.
        Постовой, тем временем, заметил, что пистолет, выскочивший из его рук, отлетел, куда-то в неосвещенное место, и найти его сразу, не представляется возможным. Тогда он схватил карманную рацию и включил кнопку вызова.
        — Это 13-ый! Я на 8-м километре!  — закричал он, приставляя ее к уху, лежа на асфальте.  — На меня напали! Их двое! Парень и Женщина! Это ваши клиенты! Мне нужна помощь!
        — Хорошо, я понял, мы скоро будем — Алексей услышал в динамике знакомый голос, но вот кому он принадлежал, он не мог так быстро вспомнить, тем более в такой суматохе, когда каждая секунда была дорога. Ольге голос тоже показался знакомым, но она решила не отвлекаться сейчас на это.
        Алексей, схватив девушку за руку, бросился к машине.
        — Давай залезай!  — крикнул он, открывая переднюю дверцу и пропуская ее вперед.
        Ольга в ту же секунду запрыгнула в кабину через дверь водителя и оказалась на соседнем кресле. Капитан Меньшов, не теряя времени, запрыгнул следом за ней и захлопнул дверцу.
        — Пристегнись,  — Алексей, воткнул рычаг коробки передач в положение первой скорости и с визгом рванул с места. Машина выскочила на трассу и понеслась по асфальту с безумной скоростью.
        Тем временем, постовой, придя в себя, вскочил на ноги, подбежал к своей машине, и, подняв пистолет Алексея, упал на живот. Некоторое время он целился, потом принялся расстреливать, уносившуюся с этого места машину беглецов.
        Пули, одна за другой, со страшным грохотом пробивали, кузов автомобиля. Раздавались жуткие хлопки и скрежет металла. Треснуло заднее стекло. Машина подскочила на выбоине, и оно тут же рассыпалось на мелкие кусочки от следующего выстрела.
        Алексей надавил на педаль акселератора.
        — Пригнись!  — закричал он, разгоняя автомобиль, и щелкая рычагом коробки передач.  — Пригни голову! Осталось совсем немного!!!
        Ольга испуганно вжалась в кресло.
        В это время, лежащий на асфальте постовой, выстрелил еще раз, и пуля продырявила заднее колесо внедорожника, которой с бешеной скоростью летел по проселочной дороге. Раздался громкий хлопок. Тут же загрохотал по асфальту литой диск. Машину резко развернуло и подкинуло. Алексей вывернул руль. Автомобиль по инерции дернулся в другую сторону, но и тут капитан Меньшов сумел удержать его на колесах, не дав выскочить с трассы.
        Постовой продолжал стрелять по ним, лежа на асфальте.
        Он нажал на курок еще несколько раз.
        Но в ту же секунду, машина Алексея влетела в крутой поворот и скрылась из виду. Постовой чертыхнулся и отбросил пистолет в сторону. Он встал и отряхнулся. Похрамывая, на одну ногу, он поспешно побрел назад к своей десятке.
        Подойдя к патрульной машине, которая все еще продолжала дымить, он попробовал завести двигатель, но ничего не получилось. Достав автомобильную рацию, он принялся сообщать о том, что произошло, но на этот раз уже не своим тайным покровителям, а в районный отдел милиции.

* * *

        Внедорожник кидало из стороны в сторону на неровном дорожном покрытии. Алексей, крепко сжав руль, и утопив педаль газа в пол, пытался, как мог, удержать его на дороге. Пробитое колесо, то и дело уводило их вправо. Автомобиль, грозно рыча двигателем, и виляя из стороны в сторону, с трудом входил в крутые и опасные повороты. Иногда их подкидывало на ямах и неровностях старой асфальтной дороги.
        Ольга, в ужасе закрыв глаза рукой, только испуганно вскрикивала, когда они, уже в который раз, уходили от прямого столкновения с придорожными деревьями.
        Внезапно, когда они пролетали мимо узкого поворота, откуда-то с боку раздались выстрелы из автоматов. В ту же секунду, в них ударил яркий луч света от автомобильных фар, и в ту же секунду, из темноты на трассу выскочила машина с мигалками, и включенной сиреной. Алексей бросил в ее сторону короткий взгляд и, вывернув руль, надавил на газ.
        — Кто это?!!  — испуганно закричала Ольга.
        Патрульная машина, взревев двигателем, рванула за ними.
        Справой ее стороны открылось стекло, а из кабины высунулась рука с автоматом. Невидимый стрелок начал поливать их короткими очередями из своего оружия, и пули несмолкаемым градом застрекотали по металлическому кузову внедорожника.
        — Пригнись!  — закричал Алексей.
        Уходя от погони, он, не став скидывать скорость, просто влетел в следующий поворот. Машина вошла в крен, и Ольга почувствовала, как колеса с ее стороны оторвались от асфальта. Еще чуть-чуть и они могли бы перевернуться.
        В конце поворота автомобиль выровнялся и опустился на асфальт всеми четырьмя колесами. Гнавшийся за ними патрульный джип, немного сбавив скорость, ловко влетел в поворот, продолжая преследование. Но он все же отстал от машины Алексея, и расстояние отделявшие их друг от друга, немного увеличилось.
        Теперь пули грохотали по кузову, не так часто.
        — Они едут за нами?!  — отчаянные слова Ольги прозвучали, более как утверждение, нежели чем вопрос.
        — А за кем же еще?
        — Почему они в нас стреляют?
        — А это у них игра такая.
        Ольга недовольно воскликнула.
        — И как ты можешь в такой ситуации, еще и шутить?! Нас же могут убить!!!
        — Могут.
        — И ты так спокойно говоришь?
        — А что еще остается? Испугаться и дальше ехать с закрытыми глазами?
        Ольга бросила на него обиженный взгляд и замолчала.
        Алексей, завидев вдалеке еще один крутой поворот, на этот раз решил не рисковать и слегка отпустил ногу с педали газа. Стоявший в нескольких метрах предупредительный знак с красными треугольными полосками, говорил о том, что поворот будет далеко небезопасным. Посмотрев в зеркало заднего вида, он немного скинул скорость, нажав на педаль тормоза. Преследователи упорно не желали от них отставать.
        Меньшов, выкрутив руль, выскочил на полосу встречного движения и принялся вводить машину в крутой поворот. Заскрежетали покрышки. Машина с трудом удержалась на дороге. Ольга испуганно стонала в кресле. Она оторвала руки от лица, впилась глазами в дорогу, но когда перед капотом промелькнул крутой, и довольно глубокий обрыв, снова зажмурила их, потому что не могла спокойно смотреть на это безумие.
        — Ты как?  — произнес Алексей, в последний момент, успев выкрутить руль, и проскочить этот опасный участок.
        — Нормально,  — только и успела произнести она.
        Машина выскочила на прямую дорогу и понеслась дальше.
        Преследователи не отставали от них. Расстояние постепенно начинало сокращаться. Внезапно патрульный джип настиг их с левой стороны и принялся обгонять.
        Мчась на безумной скорости, он поравнялся с внедорожником.
        Из открытого окна вылезла рука с автоматом.
        Алексей, схватив Ольгу за плечи, вдавил ее к полу и пригнулся сам. Автоматчик, злобно сверкнув глазами, передернул затвор.
        В ту же секунду прогрохотала короткая очередь.
        Правое дверное стекло треснуло и рассыпалось на мелкие осколки, которые брызнули в лицо Алексея и рассыпали по салону. Ольга в ужасе закричала и еще сильней прижалась к полу. Ей казалось, что она сейчас умрет от страха. Сердце, бешено колотилось в груди, словно отбойный молоток.
        Алексей выкрутил руль влево, пытаясь вытолкнуть машину преследователей с дороги. Но ее водитель ловко успел увернуться и остался на трассе. Автоматчик в открытом окне продолжал стрелять.
        — Я не понимаю,  — закричала Ольга,  — это же милиция! Почему они в нас стреляют? Мы же не преступники?!
        — Для них преступники.
        — Что мы сделали?
        — А им не важно.
        — Почему?
        — Они просто выполняют приказ, того на кого они работают.
        — Явно не на органы правопорядка?
        — Я в этом и не сомневался. Дело в том, что мы слишком много знаем, что бы отпустить нас живыми.
        — Но на самом деле, мы не знаем толком ничего.
        — Это верно.
        Внезапно выстрелы прекратились.
        Алексей высунул голову и бросил короткий взгляд на преследовавшую их машину.
        Автоматчик тем временем перезаряжал оружие.
        Откинув старый рожок, он полез в карман за другим.
        Меньшов успел среагировать в какие-то доли секунды.
        Он выкинул руку с пистолетом и выстрелил в парня с автоматом.
        Тот выронил автомат из рук и упал на заднее кресло, машины преследователей.
        Внезапно Ольга в ужасе закричала.
        В ту же секунду раздался пронзительный гудок.
        Алексей успел лишь повернуть голову в его сторону и увидел, как прямо на них с угрожающей скоростью несся, вылетевший из-за поворота милицейский микроавтобус, водитель которого, безуспешно пытался затормозить. На этот раз Ольга даже не успела прикрыть глаза рукой. Водитель патрульного джипа, так же увидел микроавтобус, но было уже поздно.
        Алексей резко повернул руль вправо.
        В последнюю секунду его нога надавила на педаль тормоза. Завизжали тормозные диски, и внедорожник развернуло боком, но столкновения избежать не удалось. Они врезались в переднее крыло наскочившего на них микроавтобуса. Раздался жуткий грохот и скрежет металла. Тела Алексея и Ольги по инерции рвануло вперед с неимоверной силой. К счастью ремни безопасности удержали их в креслах, не дав разбить головы о лобовое стекло.
        — Тормози!  — закричала Ольга.
        Их машина, протаранив микроавтобус, выскочила на обочину.
        Микроавтобус в ту же секунду врезался в патрульный джип, который мчался по встречной полосе, и вместе их вынесло за пределы дороги недалеко от лесного массива.
        Машину, в которой сидели Алексей и Ольга, бросило в сторону.
        Перед глазами промелькнула придорожная канава, и громадные стволы деревьев. Автомобиль пронесся по кустам, острые грубые ветки которых загрохотали по лобовому стеклу. Казалось, что сейчас, они пробью его и вонзятся в голову или в грудь.
        Подскочив на горке, они врезались в небольшое дерево, мгновенно промелькнувшее перед глазами. Треснуло лобовое стекло. От прямого столкновения с деревом автомобиль слегка подбросило и опрокинуло на правый бок. Все произошло так быстро, что Алексей даже не успел опомниться. Снова их спасли ремни безопасности, благодаря которым они остались живы и не получили тяжелых травм и ранений. Теперь их изрядно потрепанный внедорожник лежал на правом боку с заглохшим двигателем и с включенными габаритными огнями и фарами дальнего света. Капитан Меньшов, удерживаемый ремнем безопасности, повис над Ольгой.
        — Как ты?!  — тут же произнес он.
        В ответ раздалось тяжелые вздохи и болезненный стон.
        — Да вроде жива,  — ответила она, превозмогая боли в ноге,  — только нога ужасно болит.
        Алексей, держась за руль одной рукой, второй отстегнул ремень и, надавив на дверную ручку, вытолкнул дверь наверх. Она с грохотом распахнулась наружу и ударилась о боковое крыло. После чего Алексей подтянулся, залез на дверной проем и протянул Ольге руку.
        Освободившись от ремня безопасности, она сидела на коленях на дверном стекле и держалась одной рукой за спинку кресла.
        — Давай руку,  — проговорил он, оглядываясь.
        — Я не могу встать,  — простонала девушка,  — у меня, кажется, сломана нога.
        — Этого еще не хватало!
        В свете автомобильных фар он заметил, как сотрудники милиции, потирая ушибленные места, вылезали из своих покореженных машин, доставая с собой автоматы, осматривали место аварии. Кажется, один из них заметил машину беглецов и бросился на трассу.
        — Вон они!!!  — закричал милиционер.
        За ним последовали и остальные.

* * *

        Продолжая удерживаться на раме внедорожника, Алексей лег животом на заднюю дверь, и протянул Ольге обе руки через дверной проем. Схватив ее под руки, он попытался вытащить девушку наверх. Она тут же болезненно вскрикнула, и ему пришлось отпустить ее, что бы ни причинять ей еще большие страдания.
        — В чем дело?!
        — Не знаю,  — в отчаянии проговорила девушка, обливаясь, слезами, и морщась от нестерпимой боли,  — кажется, нога, где-то застряла.
        Разъяренные милиционеры, тем временем, уже пересекли трассу и бросились в лесной массив, перепрыгивая через канаву.
        Алексей, не теряя времени, спрыгнул с машины на землю, обогнул ее и подбежал к лобовому стеклу с правой стороны, там где, находилась Ольга. Он заглянул внутрь.
        Ее права нога застряла в проеме между креслом и боковой дверью, которая после аварии, довольно сильно деформировалась и намертво придавила Ольгину ступню, не давая выбраться из салона.
        Девушка пыталась вытащить ногу сама. Но ничего не выходило.
        Милиционеры, громко крича и выстреливая из своих автоматов, перепрыгнув через кювет, бросились в их сторону со всех ног, огибая высокие кусты и неровности лесного ландшафта.
        Алексей отскочил в сторону. Он бросил короткий взгляд на бегущих к ним сотрудников милиции. Они были уже рядом. Смачно матерясь, и перепрыгивая через препятствия, они пробирались сквозь кусты к их опрокинутой машине.
        Меньшов оглянулся и заметил неподалеку небольшой ствол дерева, в который они врезались на безумной скорости. Березовый ствол, толщиной в несколько сантиметров, был перерублен пополам.
        Не теряя времени, Алексей схватил его в руки и бросился к Ольге.
        В ту же секунду по кузову автомобиля загрохотали пули.
        Подбежав к машине, он просунул разрубленное дерево через, разбитое лобовое стекло, между креслом и боковой дверью. Таким образом, соорудив некое подобие рычага.
        — Я сейчас надавлю,  — быстро проговорил он,  — а ты постараешься вытащить ногу.
        — Хорошо, я попробую,  — тут же отозвалась Ольга.
        Крики преследователей были слышны уже где-то рядом. Автоматные выстрелы становились все громче и громче. Нельзя было терять ни секунды.
        — Ты готова?
        — Да.
        Алексей надавил на деревянный рычаг. Раздался скрежет металла. Ольга выдернула ногу и тут же закричала, от острой, пронзившей ее боли. Не теряя времени, она встала на здоровую ногу и подтянулась.
        Меньшов обогнул машину спереди, подбежав с другой стороны. Он привстал, поставил ногу на патрубок глушителя. Подтянулся и, протянув руки, помог девушке выбраться. Ольга вылезла наверх, но, не сумев удержаться, рухнула вниз. Алексей в последний момент успел поймать ее на руки.
        — Ну, как ты?  — произнес он.
        — В порядке.
        В тот же миг пули загрохотали по машине.
        Меньшов держа, Ольгу на руках бросился в лес.
        Преодолев несколько метров, он побежал к широким кустам, за которыми можно было скрыться от преследователей. Повернув, за массивной сосной, он оказался у небольшого оврага, на склонах которого росли редкие, но довольно, густые деревья. За спиной послышались выстрелы.
        От такого рывка у Алексея чуть не выскочило сердце, и теперь он едва стоял на ногах, с большим трудом удерживая на руках Ольгу.
        — Поставь меня,  — проговорила она,  — я попробую бежать сама.
        Он аккуратно поставил ее на ноги, но тут же девушка, издав болезненный вопль, упала на землю и схватилась за ногу. Алексей склонился над ней.
        — В чем дело?!
        — Кажется, я вывихнула лодыжку. Ступня болит, не могу идти.
        Алексей попытался снова схватить ее на руки, но Ольга отстранилась. Отведя его руки в стороны, она продолжала сидеть на сырой земле, и вяло смотреть на него.
        — Нет!
        — Что «нет»?!!
        — Беги! Вдвоем мы не сможем от них уйти!
        — Ты с ума сошла!!!  — в негодовании бросил Алексей.
        — Они не станут меня убивать. Я ведь следователь. А за это знаешь, что может быть. Они ведь не такие дураки.
        — Ты забыла, как они в нас стреляли?!  — Алексей закричал так, что его эхо разлетелось по всему темному лесу.
        — Они стреляли в тебя. А меня они не убьют. Давай, уходи! Я задержу их! А ты доберешься до Антона, он в больнице, это на улице Октябрьской. Он поможет тебе найти вход в бункер или лабораторию и во всем разобраться. А потом ты поможешь мне.
        Голос Ольги был немного грустным, казалось, она сама не хотела этого. Говорила, она это, только, потому, что иного выхода из сложившейся ситуации просто видела. Она не могла допустить, что бы из-за нее они погибли.
        — Давай, беги,  — решительно проговорила она, положив руку на плечо Алексею,  — я собью их с пути, а ты выиграешь время.
        Меньшов отдернул ее руку в сторону, и насильно поднял на руки.
        — Я тебя здесь не оставлю,  — проговорил он, поднимая ее с земли.
        Крепко держа девушку на руках, он бросился к оврагу.
        — Я же сказала, оставь меня,  — не унималась Ольга.  — Мы так пропадем. Они нас догонят.
        — И думать забудь!!!  — неся ее на руках, он спустился в овраг и побежал вниз по склону. Яркая полная луна освещала его путь и помогала ориентироваться на местности.  — Я никогда себе этого не прощу, если оставлю тебя здесь.
        — Со мной ничего не произойдет.
        — Ты можешь замолчать!!!  — снова закричал Алексей, пробегая мимо деревьев и огибая высокие кусты.  — Либо я оставляю тебя здесь и остаюсь в месте с тобой, либо мы бежим дальше, пока у меня не кончаться силы.
        Ольга ничего не ответила. Она лишь взглянула ему в глаза и почувствовала, что просто безумно рада. Она не хотела оказаться в лапах у этих зверей и еще больше она не хотела с ним расставаться.
        Там, за их спинами, слышались хлопки из пистолетов, злобные мужские выкрики, и пронзительные автоматные очереди, нарушавшие тишину ночного леса. Преследователи настойчиво гнались за ними, не желая сдаваться. У некоторых из них в руках мелькали фонарики.

* * *

        Крепко держа Ольгу на руках, Алексей ловко перепрыгнул через старый гнилой ствол упавшего дерева, который неожиданно оказался на его пути. Он пробежал еще несколько метров. Остановился, что бы перевести дух, и набраться сил.
        Гнавшиеся за ними сотрудники милиции, неумолимо настигали их в этой безумной гонке. Свет фонариков мелькал за высокими стволами частых деревьев, на склоне пологой горы в самом начале оврага, там, где несколько секунд назад пробегал Алексей.
        — Я же сказала: ничего у нас не выйдет,  — тяжело вздохнула Ольга и отвела взгляд в сторону.  — Они догонят нас, рано или поздно.
        — Пускай попробуют,  — с вызовом проговорил Алексей и бросился дальше,  — Я хорошо бегаю. Да и ты очень легкая. Прямо, как пушинка.
        Он бежал все дальше и дальше, пока еще оставались силы. Но мышцы в руках начинали предательски ныть и отекать. В этот момент он думал лишь о том, как бы скрыться от погони и не подставить под пули себя и девушку.
        — А ты всегда такой упрямый?
        — Не всегда, но сейчас особый случай.
        — Почему?
        — Давай не будем разговаривать.
        — Хорошо.
        Внезапно за спиной раздался выстрел. Тут же рядом в нескольких сантиметрах от них треснула и осыпалась древесная кора. Ольга тихо вскрикнула. Пуля попала в дерево, мимо которого пробегал Алексей. Он дернулся в сторону.
        И в то же мгновение, его нога, потеряв опору, заскользила по сырой и скользкой траве. Рефлекторно он подался назад, выпустив Ольгу из рук. И вместе они рухнули в какую-то глубокую и темную яму, скрывающуюся за травой и старыми сухими ветками.
        Очевидно, это была какая-то старая ловушка для животных.
        Ольга, выставив вперед руки, упала на грудь, тут же поднялась на колени и отползла к земляной стенке, где можно было сесть подальше от воды. Алексей упал на бок и ударился лицом о твердую землю, в мгновение ока вскочил на ноги и принялся осматривать это странное место. В полумраке он смог различить лишь некоторые очертания ямы, которая с самого верху зарастала травой и была достаточно глубока.
        — Где, мы?  — тревожно спросила Ольга, вглядываясь в темноту.
        — С тобой все в порядке, не ушиблась?
        — Да, вроде, нет.
        — Что это?
        — Это какая то ловушка.
        — Ловушка???
        — Успокойся. Это не для нас.
        Он осмотрелся вокруг и в лучах холодного лунного света заметил, что у ямы были прямые края, высотой она была около полутора метров и с верху была надежно замаскирована травой и старыми ветками. Земляные стены, на полу огромная и глубокая лужа посередине. Пахло сырой землей и еще чем-то очень мерзким.
        — Такие ямы роют охотники,  — пояснил Алексей,  — нам нечего опасаться. Если будем сидеть тихо, они нас не заметят.
        — А если они тоже попадут в нее?  — взволновано проговорила Ольга,  — Что тогда?
        — Не попадут.
        Алексей, схватив толстую трухлявую палку, подпрыгнул вверх и изо всех сил, с размаху бросил ее в сторону. Где в стороне от ямы раздался треск веток и глухой стук. В ту же секунду, в нескольких сантиметрах от них, раздались мужские крики:
        — Да вон они!!!
        — Где?!!
        — Да вон, там!!! Я видел!!! Они пробегали!!!
        — Давайте, все туда!!!
        — Быстрей!!! Не дайте им уйти!!!
        Над головами прятавшихся в яме беглецов прогрохотали несколько пар мужских ног, и несколько выстрелов из пистолетов. Крики постепенно начинали удаляться. Вскоре, Алексей уже с трудом, мог различить, о чем они кричат, и тогда он облегченно вздохнув, опустил голову и проговорил:
        — Кажется, ушли. Ну, вот видишь, я же говорил, что у нас все получится.
        — А если они, поймут, что мы их обманули и вернутся?
        — Если они побегут прямо, то упрутся в трассу, а мы пойдем до города через лес. Прямо сейчас.
        — Через лес?
        — Да. Нам надо идти на северо-восток, тогда мы прямиком к нему выйдем. Если верить моим расчетам будем там, через полчаса. К тому же идти-то всего ничего. Каких-то пять, шесть километров.  — Алексей на некоторое время замолчал, потом, озабоченно посмотрев на девушку, проговорил.  — Как твоя нога?
        Ольга, сидя на краю ямы, аккуратно пошевелила ступней. И тут же ее лицо пронзила болезненная гримаса.
        — Все еще болит,  — сокрушенно вздохнула она.
        — Я посмотрю?  — эти слова прозвучали как-то неуверенно, но в то же время, довольно-таки настойчиво.  — Если ты не возражаешь?
        Алексей подсел к ней.
        Она, ничего не говоря, поправила юбку и протянула ему больную ногу. В этот момент он, почему-то не мог, поднять глаза и посмотреть на нее. Как будто его что-то смущало.
        Алексей аккуратно снял туфлю, нежно дотронулся до ступни.
        Ольга болезненно вздохнула.
        — Очень больно?
        — Нет,  — соврала она, украдкой переводя взгляд с Алексея, на его крепкие мужские руки, которые нежно поглаживали ее хрупкую и больную ножку.
        — Так и есть,  — вынес свой вердикт он,  — это вывих.
        — И что теперь делать?
        — Выпрямлять.
        В ту же секунду раздался хруст костей. Алексей успел закрыть ладонью Ольгин рот, прежде чем она закричала бы во все горло от жуткой непереносимой боли.
        Она задергалась из стороны в сторону.
        Когда он почувствовал, что она уже не будет кричать, тогда отпустил руку, и Ольга в ярости вскочила на ноги. Ее негодованию не было предела.
        — Ты просто зверь!!!  — прокричала она шепотом, понимая, что нельзя орать на весь лес.  — Извращенец!!! Знаешь, как больно?!! Ты мне чуть ногу не оторвал!
        — Но не оторвал же,  — Алексей довольно ухмыльнулся,  — посмотри, она у тебя на месте и ты стоишь на ней и даже не падаешь.
        Девушка перевела взгляд на некогда больную ступню и посмотрела на нее так, словно она у нее только что выросла взамен той старой, которая минуту назад, нестерпимо болела и не давала на себя опереться. Боль куда-то исчезла. Ольга даже не поверила своим ощущениям. Она в недоумении пошевелила ступней и недовольно процедила:
        — Мне все равно больно!
        — Теперь уже не так как раньше. По крайней мере, сможешь идти сама без моей помощи. А это уже большой плюс. Тебе самой не надоело, что я таскаю тебя на руках.
        Ольге хотелось сказать что «нет», что раньше на руках ее никто, и никогда не носил, что ей это очень понравилось, даже, не смотря на то, что за ними гналась целая банда разъяренных милиционеров но, в место этого, она недовольно проворчала:
        — А меня и не надо таскать. Я всегда хожу сама,  — помолчав немного, она добавила.  — Мог бы и предупредить!
        Алексей встал на ноги и расчистил проход наверху.
        — Я вылезу первым и подам тебе руку,  — проговорил он, хватаясь за корни деревьев, торчащие из земли у самого края ямы.  — Оставайся на месте, я тебя вытащу.
        — Только будь осторожен.
        — Хорошо.
        — Они могут ждать на верху.
        — Это вряд ли. Я слышал, как их голоса стихли в лесу.
        — И все-таки, может лучше подождать?
        — Некогда нам ждать.
        С этими словами он подтянулся и перелез через край ямы. Осмотрелся вокруг. Везде было тихо. В лесу никого не было. Только луна источала холодный голубоватый свет, освещая густые ветви, окружавших яму деревьев, и помятую сырую траву.
        Алексей вылез наверх, встал на ноги и еще раз внимательно осмотрел лес вокруг себя. Никого. Тогда он сел на колени и склонился над краем ямы, постоянно оглядываясь по сторонам. Ольга подошла к проему.
        — Ну, как?  — тревожно спросила она.
        — Все тихо. Никого нет.
        Он протянул ей руки.
        — Хватайся и попробуй опереться ногой о стенку.
        Девушка схватила его за руки, и сделала так, как он сказал. Вскоре она уже была на поверхности, рядом с ним. Как только она встала на ноги, Алексей уверенно проговорил, показывая рукой в сторону леса, прямо противоположную той, где ярко светила луна:
        — Пойдем туда,  — он взял ее за руку и окинул оценивающим взглядом,  — Идти сможешь?
        Она лишь кивнула головой.
        — Дорога предстоит нелегкая.
        Ольга, ничего не говоря, хромая на правую ногу, двинулась следом за ним. Они шли долго. Молча пробирались сквозь непролазную чащу леса, помогая друг другу, преодолевать различные препятствия в виде ям, кочек, обрушенных деревьев и густых кустов, попадавшихся на пути. Они оба то и дело прислушивались к посторонним звукам оживленного ночного леса. Иногда трещал под ногами старый сухой хворост. Иногда какие-то птицы шумно взлетали со своих веток и улетали куда-то в темноту. Алексей останавливался, приседал, осматривал лес. Никого, не замечая, они двигались дальше. Луна, своим ярким серебристым светом освещала их долгий и нелегкий путь.
        Вскоре они вышли на лесную тропинку. Пройдя еще с полсотни метров, они оказались на лужайке, на краю которой, был выстроен деревянный одноэтажный дом, одиноко стоявший на окраине леса. В окнах света не было. По-видимому, жильцы еще спали.
        Проходя мимо забора, они с опаской посмотрели на окна.
        Внезапно залаяла собака.
        Алексей схватил Ольгу за руку.
        — Мамочки!  — прошептала она.
        — Быстрей!!!
        — Только бы они не проснулись.
        Они рванули вперед по тропинке, быстро пробежали вдоль забора, за которым послышались чьи-то голоса.
        — Тихо! Тихо! Что такое?!! Чего ты лаешь?!!  — раздался мужской старческий голос.  — Кто здесь?!!
        Хозяин проснувшейся собаки побрел к калитке, и в ту же секунду Алексей с Ольгой успели юркнуть в небольшой лесок, оказавшийся прямо на их пути.
        — Главное, что бы он не вызвал милицию,  — прошептал Алексей. Тогда они поймут, где мы находимся.
        Открыв дверцу, хозяин собаки осмотрел лужайку, но, не заметив ничего подозрительного, вернулся обратно.
        — Никого нет. А ты гавкаешь. Давай на место!
        Пес не унимался.
        Хозяин орал на него матом, но домой уходить не хотел.
        Тем временем Алексей, увлекая Ольгу за собой, рванул по тропинке в противоположную от дома сторону то и дело, оглядываясь назад. Только бы хозяин не спустил собаку. Они пересекли небольшие лесные насаждение и выскочили на гравийную дорогу, которая поворачивала резко вправо.
        Перебежав ее поперек, и перепрыгнув через невысокие кусты, они оказались перед деревянным забором частного сектора. Дома здесь стояли, кирпичные, иногда двухэтажные, ровные. Рядом с каждым, были разбиты маленькие огородики с ровными грядками и небольшими теплицами.
        — Куда теперь?  — испуганно смотря на высокий забор, спросила девушка, когда они оказались у его подножия.
        — Пошли!
        Алексей повел Ольгу вдоль забора. Они шли быстро, постоянно озираясь по сторонам. Прислушивались к посторонним звукам. Погони не было, но все равно, на душе было как-то тревожно.
        Вскоре забор кончился, и они повернули на очень узкую асфальтовую дорожку, тянувшуюся вдоль частных домов. Преодолев еще с полсотни метров, они оказались во дворе пятиэтажного многоквартирного дома, за которым стояло еще несколько таких же кирпичных пятиэтажек. Вдалеке Алексей заметил, как мигает светофор.
        — Ну, вот мы уже и в городе,  — облегченно вздохнул он и остановился,  — придется идти дворами. На улицах нас могут заметить. Не исключено, что город патрулируют люди Данилова вместе с милицией и другими «добровольцами».
        — Я устала,  — проговорила Ольга, и остановилась позади него.
        — Хорошо давай отдохнем.
        — Где???
        Держась за руки, они проследовали к разрисованным гаражам, которые, были выстроены, вдоль многоэтажных домов из белого кирпича; зашли за один из них и остановились. Обнаружив небольшой пенек, стоявший здесь же рядом, Ольга села на него и набрала воздух в легкие. Сердце выбивало безумный ритм. Да и отдышка не давала покоя. За последние лет десять она уставал так, только на уроке физкультуры, когда приходилось бегать на длинные дистанции на первых курсах университета. Алексей тоже заметно подустал. Он стоял тут же, рядом, облокотившись спиной о кирпичную стену гаража, и переводил дух, тревожно поглядывая по сторонам и прислушиваясь к подозрительным звукам.



        Глава 13

        — Как пробраться к психиатрической лечебнице?  — спросил Алексей, когда у Ольги восстановилось дыхание, и утихла дрожь в ногах.  — Это далеко отсюда? Ты должна знать.
        — Ты хочешь увидеть Антона?  — она скептически окинула его усталым взглядом.  — Сейчас около четырех часов утра. Кто нас впустит туда, да еще и в таком виде?
        — У тебя же есть удостоверение следователя. Можешь сослаться на прокурорскую проверку. Скажешь, что жизни этого пациента угрожает опасность. Только перед этим, нам, конечно, надо привести себя в порядок, так как нам попросту могут не поверить.
        Ольга осмотрела свою грязную и помятую одежду, перевела взгляд на Алексея, который тоже выглядел не лучше. Испачканные лесной грязью джинсы, местами порванная куртка и грязное исцарапанное лицо. Вдвоем, они были похожи на подзаборных бомжей, только без запахов изо рта и нестерпимой вони.
        — Ты, действительно хочешь его увидеть?
        — Не просто увидеть, я хочу с ним поговорить.
        — Дело в том, что я пыталась это сделать,  — Ольга вытерла грязь со своего лица, отчистила волосы от травы и листьев.  — Когда пришла к нему в палату, он все время молчал. Ничего не говорил. Как я только не пыталась, с ним заговорить. Ничего не получалось. Пока я не упомянула имена этих трех слуг дьявола из книги оккультных наук. Его как будто бы переменили. Он понес, какой-то бред, накинулся на меня и начал душить! Санитары подоспели как раз вовремя. А то я, была бы уже на том свете.
        — Бред говоришь???  — Алексей ненадолго задумался.  — А что именно он говорил такого бредового?
        — Точно не помню. Кажется, что-то вроде того, что «они» придут за мной. Они никого не пожалеют. Что я стану одной из них. Никого уже не спасешь и т. д. И он постоянно упоминал имена дьявольских слуг из сатанинской библии.
        — Возможно, это не просто бред.
        — Может быть. До того как его положили в больницу, мать его говорила мне о том, что в нервном припадке он клялся, что никогда больше не пойдет в речной дом.
        — Это тот самый заброшенный завод, под которым находится бункер, в который мы не можем найти вход?!!
        — Он самый.
        — Но если, он говорил, что больше никогда туда не пойдет, значит, он там уже был?
        — Не исключено.
        — Тогда он точно знает, как туда попасть. И что скрывается за толстыми блоками его подземного мира.
        — Знать то он может и знает. Может быть, даже и видел и помнит. Только вот как вытянуть из него то, что он знает?
        Алексей внезапно щелкнул пальцем.
        — Я знаю, как!
        — И как же???  — Ольга с недоумением уставилась на него.
        — Есть специальные приемы, помогающие вытащить из человека нужную тебе информацию.
        — Может, объяснишь?
        — Это очень долго.
        — А понятно, профессиональные секреты.
        — Да не такие уж и профессиональные. Если ты хочешь, разговорить человека, не надо задавать ему лишних вопросов. Он должен сам захотеть рассказать тебе все, то, что тебя интересует. А потом еще и добавит к этому много чего интересного.
        — Но как можно разговорить сумасшедшего, у которого на уме одни слуги дьявола и вся эта ерунда?
        — Вот как раз с помощью этой ерунды и можно.
        — Сомневаюсь.
        — Но попробовать стоит.
        Алексей отошел от Ольги к краю гаража, выглянул на улицу. Там было пусто. Ни одной живой души. Одиноко горели фонари, освещая серые стены домов и зеркальный асфальт. Чуть в стороне, у одинокого густого дерева, Алексей заметил питьевую колонку.
        Вернувшись к Ольге, он проговорил:
        — Пойдем, там можно умыться и привести себя в божеский вид.
        Ольга нехотя встала и последовала за ним. Подойдя к дереву, они встали у колонки так, что бы их потрепанные фигуры не бросались в глаза случайным прохожим и принялись умываться холодной водой, приводить себя в порядок, отряхиваться от лесной грязи.
        Алексей то и дело озирался по сторонам, вытягивал вверх шею, прислушиваясь к подозрительным звукам на улице. Где-то вдалеке слышался гул машин. Город постепенно начинал просыпаться.
        — Пойдем,  — Алексей дернул Ольгу за руку, когда мимо проходил, толстенький старичок и подозрительно разглядывал их своими маленькими хитрыми глазками.  — Кажется, мы привлекаем чье-то внимание.
        Ольга направилась следом за ним. Вместе они перепрыгнули через низкую металлическую ограду и оказались на мокром от утренней росы газоне детской площадки. Пересекли поле и вылезли с другой стороны. Алексей осмотрелся. Они оказались на узкой асфальтовой дорожке, ведущей вдоль деревянных построек старых заброшенных гаражей, окруженных высохшими кустами сирени.
        Держа друг друга за руки, и постоянно озираясь по сторонам, они пошли по ней прямо пока не уперлись в стену многоэтажного панельного дома. За ним доносился гул автомобилей, иногда звучали предупредительные сигналы водителей.
        — Куда теперь?  — спросил Алексей, выглядывая на оживленную улицу, и стараясь не привлекать к себе особого внимания.
        — Нам придется перейти на ту сторону,  — Ольгу указала рукой на дорогу, по которой уже во всю сновали прохожие и непрерывно проносились автомобили и маршрутные автобусы.
        — Тогда, пойдем до перекрестка и перейдем по пешеходному переходу, когда у светофора наберется достаточно народа, что бы можно было затеряться в толпе.
        Ольга утвердительно кивнула головой.
        Они так и сделали. Когда на светофоре загорелся красный свет, пешеходы, один за другим начинали подходить к краю проезжей части. Выждав момент, когда на тротуаре появилось несколько прохожих, Алексей с Ольгой выскочили из-за дома и, сбавив скорость, пошли рядом с ними, как ни в чем не бывало.
        — Не крути головой,  — предостерег ее Алексей, когда Ольга бросала испуганный взгляд в разные стороны,  — со стороны это выглядит неестественно и привлекает внимание. Лучше смотри под ноги.
        — Так и в столб врезаться недолго.
        Благополучно дойдя до перекрестка, они остановились рядом с другими прохожими, ожидающими разрешающего сигнала светофора у самого бордюра.
        Позади к ним присоединилось еще несколько людей. Какая-то незнакомая женщина оживленно разговаривала по мобильному телефону. Ольга почему-то захотела повернуться в ее сторону, но Алексей во время схватил ее за руку. В ту же секунду к перекрестку подошел сотрудник милиции в служебной форме и сонными глазами уставился на светофор.
        Ольга с Алексеем отвернули от него головы.
        Загорелся зеленый свет.
        Толпа двинулась вперед.
        Стараясь, спрятаться за фигурами прохожих, проходивших по пешеходному переходу, они пересекли дорогу и оказались на другой стороне улицы.
        — Теперь прямо,  — Ольга кивнула на узкую улочку, которая вся была загромождена, стоявшими на ней автомобилями.
        Алексей, посмотрев в след уходящему в другую сторону милиционеру, повел Ольгу к самому краю ближайшего к ним дома. Пройдя мимо припаркованных у края дороги машин, они оказались на тротуаре, который проходил вдоль высоких жилых домов.
        Ольга двинулась вперед, и тут же Алексей схватил ее за руку.
        — Стой!  — тревожно проговорил он.
        Как раз в это время из двора одного из домов выскочила милицейская машина. Увидев ее, они бросились за угол. Патрульная девятка поехала за ними. Алексей, схватив Ольгу за рукав куртки, бросился в другую сторону.
        — Обойдем, дом вокруг,  — проговорил он на ходу.
        Ольга, не отставая, спешила следом за ним.
        Как только они дошли до арки, позади них выскочила та самая девятка. Сидящий рядом с водителем милиционер, указал на них рукой и что-то прокричал своему товарищу.
        Алексей на мгновение обернулся назад и заметил как машина, прибавив скорость, помчалась за ними.
        — Сюда, быстрей!  — прокричал он и, свернув в арку, они бросились во двор многоэтажного дома. Двор-колодец со всех сторон был закрыт бетонными стенами многоэтажных домов. Только в самом его конце, между их стыками Алексей заметил небольшой проход.
        — Туда!  — прокричал он, и они побежали по узкой выложенной декоративной плиткой дорожке, вдоль ровно выстриженного газона, мимо лавочек и старых деревьев. Когда они пересекли двор и оказались у стены противоположного дома, во двор заехала милицейская машина и остановилась перед плитами, преградившими ей дорогу. Из нее выскочили двое сотрудников милиции, и побежали в их сторону.
        В ту же секунду Алексей бросился в проход между домами. Ольга прыгнула за ним следом и сразу же остановилась. Он стоял как вкопанный и смотрел прямо перед собой. Она подняла голову и тут же замерла в ужасе. Они оказались в тупике. Проход был заколочен высоким дощатым забором. Рядом валялись какие-то старые деревянные ящики. Дальше бежать было некуда.
        — И куда теперь?!!  — Ольга тревожно обернулась назад.
        Алексей, ничего не говоря, принялся складывать ящики вдоль забора, ставя их один на другой.
        Позади уже слышались крики преследователей.
        Не теряя времени, Алексей вскарабкался на нижний ящик, подал Девушке руку и помог залезть наверх.
        Голоса милиционеров были слышны уже совсем близко.
        Алексей залез на верхний ящик.
        Ольга последовала за ним.
        Топот ног преследователей, становился все отчетливее и звучал как-то угрожающе. Были слышны их грозные и недовольные крики. Казалось, они вот-вот появится в проходе между домами, и схватят их, прежде чем те успеют скрыться за забором. Ольга замерла в ожидании.
        Алексей в одно мгновение перепрыгнул через забор, встал на землю возле тротуара, вытянулся вверх и протянул перед девушкой свои руки.
        — Давай прыгай!  — прокричал он, когда она уже была готова провалиться сквозь землю.
        — Я не могу,  — жалобно взмолилась она.  — Тут слишком высоко.
        — Я тебя поймаю!  — уже почти закричал он.  — Давай прыгай!
        Подойдя к краю забора, Ольга неуверенно подняла ногу и поставила ее на перекладину. В тот же момент в проход ворвались два патрульных милиционеров с пистолетами.
        — Стоять!!!  — выкрикнул один из них.
        Девушка резка повернула голову в их сторону и потеряла равновесие. Она зашаталась на перекладине, пытаясь удержаться на ногах. Внезапно один из патрульных выкинул вперед руку с пистолетом и нажал на курок.
        По счастливой случайности Ольга в ту же секунду рухнула вниз. Алексей поймал ее на руки.
        Прогрохотал выстрел.
        Не устояв на ногах, он, продолжая удерживать ее, повалился на асфальт. За забором послышались разъяренные крики и какая-то возня. Преследователи пытались залезть на ящики.
        — Давай за ними, далеко они не уйду!!!  — закричал один из них.
        Ольга с Алексеем в одно мгновение вскочили на ноги и, не обращая внимания на боль в ушибленных местах, бросились убегать с этого места. К их счастью, в нескольких метрах от забора, рядом с автобусной остановкой, стояло незанятое такси.
        Алексей, схватив девушку за руку, бросился к машине.
        — Давай, быстрей. Видишь машина? Они скоро будут здесь!
        Он оглянулся и бросил тревожный взгляд на забор. За перекладиной показалась милицейская фуражка.
        Люди, стоявшие на автобусной остановке, услышав выстрел, и увидев бегущую к ним парочку, бросились убегать в разные стороны. Женщины испугано кричали, мужчины склонив головы, бежали к стенам домов и приседали к земле.
        Алексей вовремя подскочил к такси. Водитель, почуяв, что на улице происходит что-то нехорошее, включил двигатель и готов был уже рвануть с места, как вдруг задняя дверь его машины резко распахнулась и парень с девушкой просто влетели на заднее сиденье его автомобиля.
        Машина рванула с места.
        — Давай, жми!!!  — прокричал Алексей, оглядываясь назад.
        Тем временем, преследовавшие их патрульные уже перепрыгнули через забор. Размахивая руками, они бросились за машиной, которая стремительно уносилась прочь. Один из них прицелился. Но второй вовремя ударил своего напарника по руке, предотвратив тем самым опасный выстрел.
        Они остановились.
        — Ты что, свихнулся?!  — разразился он.  — На улице же люди!
        — Но нам же приказали не выпускать их!
        — Мы их и не упустим. Пошли.
        Бросив грозный взгляд вслед уносящейся машины, они двинулись в обратную сторону.
        Тем временем, сидевший за рулем водитель жалобно простонал:
        — Ребята только не убивайте меня,  — он испуганно смотрел в зеркало заднего вида на Ольгу с Алексеем.  — Можете машину забрать. Деньги у меня есть. Только не убивайте! У меня жена, дети в школу ходят…
        — Смотри за дорогой,  — зло произнес Алексей,  — убивать мы тебя не собираемся. Мы не из тех.
        — Да?! А почему, за вами тогда менты охотятся?
        — Это не менты.
        — Но на них же была форма.
        — Ну и что?
        — Они что, переодетые бандиты?
        — Да нет!  — Алексея начинал раздражать этот нервный и любопытный толстяк.  — Они настоящие менты. Только прислуживают они не государству, а сатане. Оборотни в погонах, короче говоря. Слышал о таких!!?
        — Слышал. Только что-то не вериться.
        — А я тебя и не собираюсь убеждать,  — проговорил Алексей.  — Ты давай веди аккуратно и внимания к себе не привлекай. Это, кстати и в твоих интересах тоже.
        — Да, да, конечно,  — таксист сбавил скорость, но все равно продолжал подозрительно смотреть в зеркальце заднего вида на странную парочку.
        Переведя дух и уняв дрожь в теле, Ольга проговорила:
        — Они открыли стрельбу прямо на улице.
        — А это говорит о том, что им приказано, устранить нас любой ценой.  — Алексей внимательно смотрел на дорогу и постоянно оглядывался назад, что бы убедиться — нет ли за ними погони.  — Поэтому, они и не боятся стрелять на улицах. В прессе потом напишут, что при задержании особо-опасных преступников, пришлось применить оружие, так как они оказали сопротивление и представляли собой большую общественную опасность для окружающих.
        — Ты думаешь, что и пресса в нашем городе, куплена?  — Ольга в недоумении пожала плечами.
        — Я думаю, что эти люди проникли, куда только можно.
        Внезапно водитель такси прервал их разговор и весело проговорил:
        — Ребята, я извинюсь, я сразу не понял, что я участвую в каком то реалити-шоу. Скрытая камера? Да? Ведь так? А я то думал! Кто вы такие? И что я должен теперь делать? Вы мне хотя бы намекните.
        — Следи за дорогой!  — недовольно буркнул Алексей.  — А то будет тебе реалити-шоу, со сломанными позвоночниками и вынесенными мозгами.
        На какое-то время в машине воцарилась тишина.
        Улыбка исчезла с лица водителя.
        — Кто вы такие?  — серьезно проговорил он, когда понял, что все довольно серьезно.
        — Неважно.
        — А почему за вами охотятся?
        — А потому что мы много знаем,  — иронично усмехнулся Алексей.  — Так что если будешь задавать нам много вопросов, охотиться будут и за тобой. Понял?
        — А про каких людей вы говорили?  — Водитель такси все никак не унимался.  — Вы сказали, что эти люди проникли, куда только можно. Это вы бандитов имели в виду?
        — Да нет!  — усмехнулся Алексей,  — эти люди куда страшней, чем какие-то бандиты. Ладно, слушай: хватит болтать, отвези-ка нас лучше в одно место. Только окольными путями, так что бы нас не смогли догнать. Ну, сам понимаешь?
        — Улица Октябрьская дом 2, Нам туда надо,  — добавила Ольга, которая все это время сидела в молчании.
        — В психиатрическую больницу???  — запинаясь, пролепетал водитель такси.
        — Да, именно туда.
        — Понятно. А вы меня потом отпустите?
        — Конечно.
        Алексей кивнул головой и улыбнулся. Вскоре, они уже были в названном месте. Когда машина повернула на перекрестке, Ольга попросила остановить.
        — Вот здесь нас высадите.
        — Пожалуйста. Вот,  — услужливо проговорил мужчина, аккуратно свернув с дороги.  — Теперь вы меня отпустите?
        Машина остановилась возле старых гаражей в самом безлюдном месте на этой улице. Девушка вылезла из машины и захлопнула дверцу. Осмотрелась. Свободная дорога, редкие прохожие, на другой стороне был парк. Все было спокойно.
        Алексей потянулся к водителю и прошептал ему на ухо.
        — Если ты подумаешь заявить на нас, то это будет большей ошибкой с твоей стороны. Всех кто с нами сотрудничал, они убивали рано или поздно, и для тебя они не сделают исключение. Так что выбирай сам. Молчать — и остаться в живых или сдать нас — и быть мертвым.
        С этими словами он вылез из машины и, громко хлопнув дверцей, подошел Ольге, которая дожидалась его на улице. Таксист рванул с места как ошпаренный. Его желтая волга, испуганно взревев двигателем, скрылась за следующим поворотом.



        Глава 14

        — Мы на месте?  — вопросительно проговорил Алексей, осматривая серые стены окрестных домов.  — Что-то я не вижу здесь ни одного здания, напоминающего мне психбольницу.
        — Я специально попросила его остановиться здесь, что бы он не смог догадаться, куда мы пойдем.
        — Разумно. Я тоже думал об этом. Но мы ведь ненадолго. Заберем парня и уедем.
        Внимательно смотря по сторонам, они медленно пошли по старому сколотому тротуару, вдоль бетонного забора, за которым слышались детские голоса. Дойдя, до его конца они оказали у пересечения проезжих частей. Перед ними возник небольшой перекресток, без светофоров и линий разметки. Прямо напротив стоял, старый деревянный дом, который давно уже пора было снести, но он все еще омрачал своим видом здешние окрестности.
        Ольга переступила через бордюр и двинулась дальше по тротуару. Алексей шел рядом. Он был встревожен, но внешне сохранял спокойствие. Ольга, пытаясь унять нервную дрожь, сжала руки в кулаки, держа их в карманах своей потрепанной куртки.
        Она пересекла дорогу и, подойдя к старому дому, готова была уже повернуть, как вдруг, Алексей вовремя отдернул ее за руку. Вдвоем они бросились за угол и скрылись за мусорным баком, стоявшим у кирпичной стены одного из домов. Как раз в это время мимо них медленно проехала патрульная милицейская машина. Сидящие в ней лица, очевидно, высматривали кого-то на улицах города.
        — Такое чувство, что за нами охотится вся милиция города,  — прошептал Алексей, сидя на корточках рядом с девушкой, возле контейнеров с мусором.
        — И не только милиция.
        — Это точно.
        — Тихо, кажется, машина остановилась.
        Ольга прислушалась. Алексей затаил дыхание.
        Раздался хлопок, закрывающейся дверцы автомобиля. Потом еще один. Послышались шаги.
        — Тебе наверно показалось,  — насмешливо проговорил незнакомый мужской голос в нескольких шагах, от того места, где они прятались.
        — Я видел, как, они бросились в этот проход.
        — А может это не они?
        — Может и не они. Но проверить мы обязаны.
        Шаги приближались. Алексей в одно мгновение окинул пристальным взором окрестности того места, где они оказались.
        По обеим сторонам от них стояли высокие многоэтажные дома. Между ними, в парке была выстроена кирпичная башня, в которой находились электрические трансформаторы. Нижнее окошко в этой башне было проломлено.
        Алексей указал рукой на башню.
        — Бежим туда!
        Они с Ольгой, не раздумывая, бросились по вытоптанной тропинке к спасительному укрытию. Преодолев расстояние в несколько метров, они оказались у башни. Алексей проломил окошко ногой и присел на корточки. Осмотрел помещение и пролез внутрь. Помог забраться Ольге.
        Они сели на бетонный пол и прислушались.
        Сквозь монотонный гул трансформаторов они услышали голоса преследователей, которые в это время выскочили из-за угла.
        — Ну, вот, видишь? Никого нет. Я же говорил: показалось,  — проговорил кто-то невидимый на улице.
        — Странно, но я же видел, как кто-то бежал в эту сторону.
        — Ну, может, это была собака.
        — Ладно, пойдем отсюда.
        Через какое-то время Алексей с Ольгой услышали, как хлопнули дверцы патрульной машины. Завелся двигатель, и преследователи уехали с этого места. Ольга облегченно выдохнула.
        — Неужели, уехали?
        Она дернулась к окошку, но Алексей ее остановил.
        — Постой,  — он аккуратно высунул голову на улицу и осмотрелся, через некоторое время, утвердительно кивнув головой, проговорил: — Уехали. Теперь можешь вылезать.
        Ольга вылезла первой, он последовал за ней.
        Убедившись в том, что опасность миновала, они направились к психиатрической больнице. Вскоре они уже были на месте.
        Перед ними предстало широкое двухэтажное здание с высокой оградой по периметру и стальными решетками на окнах, выкрашенных в белый цвет. Все напоминало о том, что это заведение закрытое и убежать из него просто так не удастся.
        Ольга остановилась возле, небольшого кирпичного домика, с широким окном, за которым была видна фигура охранника. Он сидел возле пульта, с помощью которого, по-видимому, поддерживалась связь с «внешним миром» и открывались ворота, за которыми тянулась дорога к самому зданию.
        Ольга, достав из кармана удостоверение следователя, направилась к сторожке. Охранник, отпив из чашки, утренний кофе, спокойно повернулся к окошку и открыл вмонтированную в нее дверцу.
        Алексей, осматривая все вокруг, подошел к домику вместе с девушкой. Ольга раскрыла удостоверение и представилась. Охранником оказался седой старик с густой пепельной бородой. Он слегка улыбнулся, и, щуря глаза, принялся рассматривать раскрытое удостоверение следователя районной прокуратуры. Алексей внимательно изучал его сухое морщинистое лицо. Старик был абсолютно спокоен, но что-то в нем ему не нравилось. Что-то вызывало тревогу. Быть может его глаза?
        — А так вы следователь?!  — воскликнул, наконец, пожилой охранник своим старым скрипучим голоском.  — Из прокуратуры, значит? Так вы проходите, проходите. Я сейчас ворота открою.
        Он повернулся к пульту, нажал на какую-то кнопку и высокие металлические ворота начали раздвигаться в разные стороны.
        — Проходите,  — кивнул головой старик и сел на стул.
        Ольга прошла первой, за ней проследовал Алексей.
        Охранник, сидя в сторожке, проводил их загадочным взглядом и вернулся к своему кофе. Они направились к двухэтажному зданию, по засыпанной щебнем дорожке, которая тянулась между старыми деревьями и аккуратно подстриженными кустами.
        Они пересекли парк и оказались возле входа. Ольга тут же взбежала вверх по ступенькам и подошла к двери. Алексей последовал за ней. Девушка открыла дверь и вошла в коридор.
        Вдвоем они бросились к стойке дежурной медсестры.
        Внезапно к ним навстречу выскочил огромный детина санитар с волосатыми руками и с короткой стрижкой на голове. Он перегородил им проход, скрестив на груди руки. Ольга чуть не врезалась в него.
        — Вы куда?!  — пробасил он неприветливым голосом.
        — Я из прокуратуры,  — она показала ему удостоверение.
        Он прочитал и нехотя отошел в сторону, пропуская их вперед.
        Тем временем, дежурная медсестра, встала из-за стола и медленно пошла в их сторону, взволнованно шаркая ногами по стертому полу. Алексей с Ольгой подбежали к ней. Она вспомнила Ольгу и приветливо улыбнулась, показывая тем, что она рада ее видеть.
        — Здравствуйте, чем я могу вам помочь?
        — Помните, я приходила к вам на прошлой недели,  — начала девушка,  — посмотреть на мальчика в пятой палате? Его зовут Антон. У него был припадок. Он тогда пытался меня задушить.
        — Да конечно,  — кивнула головой женщина в белом халате и сразу изменилась в лице.
        — Дело в том, что я должна его забрать для проведения неотложных следственных действий.
        Медсестра некоторое время молчала, потом, кивнув головой в сторону Алексея, строго проговорила:
        — А это кто?
        — А это мой помощник,  — тут же нашлась Ольга,  — Он помогает мне в расследовании дела. Он из оперативного отдела. Поэтому и не в форме. Работа у него такая.
        — Да,  — многозначительно усмехнулась женщина, рассматривая помятую одежду Алексея,  — я вижу, что он не в форме. Всю ночь не спал, за преступниками гонялся, наверно, да и вы как я погляжу тоже, не в лучшем виде.
        — Не обращайте внимания,  — бросила Ольга,  — такое, с нами часто бывает. Ну, так, что вы позволите мне забрать Антона.
        — Нет,  — сухо проговорила медсестра и потупила взгляд.
        — Почему?  — голос Ольги слегка задрожал.
        — Дело в том…  — женщина тяжело вздохнула и продолжила,  — дело в том, что он сбежал. Вчера ночью.
        — Что?! Как сбежал?!!  — Ольга не верила своим ушам.
        — А вот так,  — усмехнулась женщина.  — Взял, да сбежал.
        — Но как он мог сбежать отсюда?
        — Он выломал дверь и сбежал из палаты. Володя наш санитар выскочил ему навстречу, но тот оттолкнул его и выскочил на улицу. Сама не понимаю, откуда у такого слабого паренька появились такие силы. Он как будто с цепи сорвался.
        Санитар по имени Володя подошел к ним.
        — Да он совсем взбесился,  — проговорил он, дополняя рассказ женщины медсестры в белом халате.  — Так меня толкнул, что я чуть, кубарем не покатился. Я и сам не понял, как так получилось.
        Ольга недоверчиво взглянула на него, потом перевела взгляд на медсестру. Алексей, стоявший все это время в молчании, подключился к разговору:
        — Ну, вы же погнались за ним?
        — Конечно,  — пробасил Володя, потирая свои могучие кулаки,  — Только он оказался быстрей меня. Добежал до ограды, перескочил через нее и был таков.
        — И часто у вас так сбегают?  — ехидно усмехнулся Алексей, переглядываясь с Ольгой.
        Медсестра всплеснула руками и проговорила:
        — Ну, если не верите, пойдемте, я сама вам все покажу.
        Она двинулась вперед, увлекая Алексея и Ольгу за собой. Они пошли по длинному коридору, по обеим сторонам которого, находились палаты с номерными табличками на дверях и с узкими смотровыми окошками. Санитар по имени Володя послушно топал следом за ними.
        — Вот, полюбуйтесь,  — проговорила женщина, когда они остановились возле сломанной двери с табличкой номер 5.  — Посмотрите, что он наделал.
        Дверь действительно была выбита. На месте замка, деревянная обшивка двери, была характерно распорота. Так же были трещины на вертикальной планке наличника дверной коробке. Щепки и отколовшаяся краска, валялись на кафельном полу, в самой палате.
        Ольга с досадой посмотрела на дверь и опустила голову.
        — Да я сама тоже не поверила, пока не увидела это,  — медсестра положила ей руку на плечо.  — Но не расстраивайтесь, я думаю, он скоро найдется. Далеко он не убежит в больничной пижаме.
        Алексей, не обращая на нее никакого внимания, внезапно подошел к двери и принялся ее разглядывать. Кажется, что-то привлекло его внимание. Он долго осматривал следы сколов и трещин и при этом слегка улыбался. Медсестра заметила это и недовольно уставилась на него. Он дотронулся до двери рукой и провел пальцем по царапине. Тут же она заорала на него во все горло.
        — Не трогайте!!!
        Ольга даже вздрогнула.
        Алексей как ошпаренный отскочил от двери.
        — А в чем дело?!!  — Ольга устремила на нее взгляд полный недоумения.  — Почему вы так кричите?!
        — Да потому что!  — в негодовании бросила женщина и оттолкнула их от двери своей внушительной фигурой.  — Давайте идите. Не надо здесь ничего трогать. Отпечатки оставлять. Мне приказали ничего не трогать до приезда милиции. А вы тут распустили руки! А потом мне за вас влетит. Так что пойдемте, я вам все показала.
        Она толкала их по коридору своим телом, уводя от взломанной двери. Алексей нехотя шел впереди нее. Ольга шла рядом.
        — Вы что вызвали милицию?  — встревожено проговорила она.
        — Да. А что мне еще оставалось делать? Они должны приехать с минуты на минуту.
        — Послушайте, но я ведь не из какой-то частной конторы. Я же следователь!  — обиженно проговорила Ольга.
        — Милиция скоро приедет, и будет разбираться, а пока извините.
        Алексей схватил Ольгу за руку и поспешил к выходу.
        — До свидания,  — проговорила женщина, когда они уже выходили за порог больницы.  — Извините.
        Проводив их долгим, испепеляющим взглядом до самой двери, она вернулась к своему столику, сняла телефонную трубку с аппарата и набрала номер.

* * *

        Как только они оказались на улице, Алексей обернулся назад, убедился в том, что за ними нет погони и тихо прошептал Ольге на ухо, так словно их кто-то мог подслушивать:
        — Они вызвали милицию, нам надо поскорей убираться отсюда!
        Он ускорил темп, почти перейдя на бег.
        — Ничего не понимаю,  — пожала плечами Ольга, и последовала за ним вдогонку.  — Почему она так неадекватно среагировала, когда ты дотронулся до двери?
        — Она испугалась.
        — Чего???
        — Того, что я замечу.
        — Ты что-то заметил?!!  — Ольга даже остановилась.  — Что именно?
        — Пойдем,  — он схватил ее за руку, и они бросились к воротам.
        — Что ты заметил?  — повторила вопрос девушка.
        — Дверь была взломана.
        — Да?! Я тоже это заметила,  — недовольно проговорила она.
        — Все правильно,  — усмехнулся Алексей,  — только она была взломана не изнутри.
        — Я что-то не понимаю…
        — Дверь была взломана снаружи,  — по слогам проговорил Алексей,  — Понимаешь? Я определил это по царапинам на планке дверной коробки. Ее взламывали со стороны коридора, а не из палаты.
        — Выходит, они соврали нам?
        — Я уверен в этом.
        — Но куда, тогда исчез Антон, и почему взломана дверь?
        — Дверь могли взломать, для того, что бы инсценировать побег, понимаешь? А вот куда пропал парень, я не знаю? Возможно, его уже нет в живых. И это печально. Скорее всего, его убрали, как ненужного свидетеля. А может, и оставили в живых. Мне кажется он — результат этих безумных опытов с воскрешением.
        — Ты так считаешь?
        — Это всего лишь догадки.
        — Все это очень странно. И непонятно.
        Алексей тяжело вздохнул.
        — Одно, я знаю наверняка, парень не сбежал, его, забрали из больницы. Вот только кто и с какой целью? Это мне не понятно.
        Они подбежали к воротам. Старик охранник, смотрел на них загадочным взглядом, некоторое время, он о чем-то думал, потом все же нажал на заветную кнопку. Ворота расползлись в разные стороны. Ольга с Алексеем выскочили с закрытой территории психбольницы. Они уже готовы, были броситься вперед по улице, как вдруг старик окликнул их странным взволнованным голосом.
        — Постойте,  — проговорил он, и махнул рукой.  — Подойдите сюда.
        Они повернулись и остановились. Подозрительно смотря на него, медленно двинулись в его сторону.
        Алексей, закрывая собой Ольгу, первым подошел к окошку. Ольга догнала его и устремила свой взгляд на охранника. Старик некоторое время разглядывал их долгим испытующим взглядом.
        — Вы приходили за Антоном?  — наконец проговорил он.
        Ольга от неожиданности даже закашлялась.
        — Откуда вы знаете?  — требовательно спросила она.
        — Дело в том, что я кое-что видел.
        Старик тревожно осмотрелся по сторонам.
        — Я знаю, вы не из тех!  — прошептал он.
        — Из каких — тех?  — воскликнула Ольга.
        — Тех, чьи руки по локоть в крови,  — старик выпучил глаза и втянул голову в плечи.
        — Послушайте, хватит морочить нам голову!  — сердито проговорила девушка.  — Что вы знаете?
        — Понимаете, я давно знаю этого мальчика — Антона. Я долгое время дружил с его родителями. Я опасаюсь за него. Я бы хотел ему помочь, но дело в том, что я бессилен. Когда он попал сюда, я был уверен, что здесь ему ничто не будет угрожать.
        — А вы знаете о том, что он сбежал?
        — Нет! Нет! Нет!  — старик выкрикнул эти слова, голосом, полным отчаяния.  — Он не сбежал! Это все ложь! Он бы не смог!
        — Но так нам сказали в больнице,  — спокойно возразил Алексей, ожидая, какая последует реакция.
        — Они солгали вам. Они боятся.  — Старик продолжал шептать тревожным голосом.  — Они все боятся. Они надеются на то, что их спасут. Но их души давно уже проданы.
        Внезапно где-то на другой улице раздался вой сирены. Ольга вспомнила, что скоро сюда должна приехать милиция и сделала вид, что собирается уходить.
        — Послушайте, если вам больше нечего сказать, то мы пойдем, у нас и так очень много дел.
        — Постойте!  — охранник подскочил к окну.  — Вы должны помочь Антону!!!  — Его лицо побледнело. Глаза вывалились из орбит.
        — Мы обязательно ему поможем,  — Ольга испытующе посмотрела на него.  — Только для этого вы должны помочь нам. Если вы что-то знаете, не бойтесь, говорите.
        — Я знаю кто забрал парня.
        — И кто же?
        Старик судорожно сглотнул и замолчал.
        Алексей решил помочь ему и проговорил:
        — Это был ваш глава администрации Филиппов? Или человек из прокуратуры в черном плаще, по фамилии Данилов?
        Старик отрицательно покрутил головой.
        — Нет! Нет! Нет!  — выпалил он.  — Этих людей я не знаю. А человек, который забрал Антона мне хорошо известен.
        — И кто же он?  — с нетерпением бросила Ольга.
        — Это профессор Мельников Алексей Викторович. Он работает врачом патологоанатомом в нашем морге. Я хорошо его знаю. Мы когда-то были знакомы.
        — Что?!!  — Ольга даже вскрикнула от неожиданности.  — Мельников Алексей Викторович?!! Наш эксперт?!!
        — Да,  — покачал головой старик.  — Именно он.
        — Этого не может быть,  — Ольга скептически посмотрела на него.  — Алексей Викторович погиб. Он умер, когда проводил вскрытие супругов Ветровых по одному из уголовных дел. Его труп нашли в его же кабинете. Это было, на прошлой неделе.
        — Вы, наверное, что-то путаете,  — смутился старик,  — Он не умер.
        — Это вы путаете!  — выпалила Ольга.  — Я отчетливо помню как его ассистентка, сообщила мне о его смерти. Он готовил для меня заключение, но так и не успел его закончить.
        — Но я видел его своими собственными глазами.  — Старик посмотрел на Ольгу как на сумасшедшую. Он был живехонький, вот прям как вы. Прошел мимо меня с палочкой, все так же похрамывая.
        Ольга, нахмурив брови, замолчала. Она вспомнила, что профессор действительно хромал на одну ногу и ходил с палочкой.
        Старик продолжил:
        — Он вывел Антона из больницы и прошел мимо меня вот здесь. Я спросил: куда вы его ведете? А он ответил мне, что заберет его к себе, так как ему угрожает опасность. Я тогда сразу не догадался в чем дело, а теперь мне кажется, что зря их выпустил.
        — Он был один?
        — Кто?
        — Профессор Мельников.
        — Не знаю, мне кажется что да,  — старик пожал плечами.  — Когда он выходил, у входа их уже поджидало такси. Но в нем кроме водителя был еще кто-то.
        — Кто?
        — Я не знаю.
        — Они с парнем сели в машину и уехали.
        Ольга на некоторое время задумалась. Она никак не могла поверить в рассказ старика.
        — Он сказал, что возьмет мальчика к себе. То есть к себе домой?
        — Возможно,  — старик растерянно пожал плечами.  — Я не знаю.
        Внезапно в конце улице, появилась милицейская машина. Алексей, заметив ее, схватил Ольгу за руку и отдернул от окна.
        — Пойдем, нам пора!  — тревожно проговорил он.
        Увидев милицейскую машину, Ольга повернулась к старику и взволнованно проговорила:
        — Нам надо иди. До свиданья.
        Они бросились на тротуар и, ускоряя шаг, направились к ближайшему перекрестку.
        Старик вылез из окошка и закричал им в след.
        — Пожалуйста, помогите парню. Я надеюсь на вас. Вы должны ему помочь.

* * *

        Ольга с Алексеем, не оглядываясь, шли вперед. Охранник крикнул им вслед еще, что-то, но они не расслышали. Ольга на секунду остановилась и обернулась. Ей хотелось задать старику еще несколько вопросов и выяснить, что он еще знает.
        — Пойдем,  — Алексей схватил ее за руку,  — нам нельзя тут оставаться.
        Они выскочили на перекресток и свернули на старую узкую улочку, по обеим сторонам которой стояли ветхие деревянные дома. В некоторых из них совсем не было стекол, и они не были пригодными для жилья. Вдоль тротуара, тянулся низкий бетонный забор.
        Они побежали вперед, не обращая внимания на редких прохожих.
        Внезапно из поворота выскочила машина. Это была темная иномарка с тонированными стеклами. Сидящих в ней пассажиров невозможно было увидеть. Но по тому, как взревел мотор, Алексей догадался, что настроены они крайне недоброжелательно.
        Машина рванула прямо на них.
        Алексей, схватив Ольгу за руку, перепрыгнул через забор.
        Прыгая за ним следом, девушка зацепилась ногой за неровный край бетонного ограждения и, упав на землю, болезненно застонала. Алексей тут же поднял ее на ноги и, крепко схватив за руку, бросился к одному из нежилых домов.
        Иномарка выскочила на тротуар и остановилась перед препятствием. Из нее быстро выбежали два парня в черной униформе, в такой же самой, которая была и на охранниках, которые охраняли их в старом ангаре за городом.
        — Стоять!  — закричал во все горло один из них.
        Ольга на секунду обернулась.
        Из машины вылезло еще двое парней.
        — Спрячемся там,  — Алексей бросился в проем между домами.  — Как ты? Сильно ударилась?
        — Да ничего страшного,  — махнула рукой девушка, пробегая вслед за ним, по скользкой земле, усыпанной обломками кирпичей, стеклами, и другим строительным мусором.
        Преследователи, не обращая никакого внимания на прохожих, проходящих по тротуару, перемахнули через бетонное ограждение, и бросились за ними в погоню. Один из них достал пистолет. Они проворно пробирались через завалы мусора, по очереди следуя друг за другом.
        Обогнув большой старый дом, Алексей с Ольгой оказались у высокого деревянного забора, в котором была небольшая щель между досками.
        — Давай сюда!  — прокричал Алексей.
        Проскочив через нее, они оказались на участке огороженным со всех сторон высоким дощатым заборам. Здесь росла трава, и стояли неухоженные деревья. На краю, была возведена, какая-то необычная постройка из кирпича. Это был небольшой и недостроенный двухэтажный домик, одиноко стоявший на заброшенном участке между жилыми домами. Окна были без стекол, а крыша и вовсе отсутствовала. Рядом с ним было много строительных отходов, которые были разбросаны по всей прилегающей к нему территории. В стене находился дверной проем, но двери в нем не было. По-видимому, ее еще не успели достроить.
        — Спрячемся там!
        Пробегая мимо деревьев, Алексей с Ольгой бросились к недостроенному дому. Прыгнув в дверной проем, они оказались в грязном помещении, пол которого был усыпан, песком, осколками кирпичей и старой штукатуркой.
        В это время из-за дома выскочили преследователи. Они растерянно озирались по сторонам и искали глазами беглецов. Один из них указал рукой на дом, и они бросились к проему, за которым секунду назад скрылись те, за кем они гнались.
        — Пойдем за мной,  — Алексей двинулся дальше, уводя Ольгу в какое-то темное помещение.
        — Здесь темно,  — тревожно прошептала девушка.
        — Нам как раз это и надо.
        Выставив вперед руки, они прошли в соседнее помещение и оказались на деревянном полу. Доски предательски заскрипели под их ногами. Сделав шаг вперед, Алексей почувствовал, что теряет равновесие. В ту же секунду раздался скрип и они, не сумев устоять на ногах, провалились в темный подвал.
        — Где мы?  — испуганно проговорила девушка, отрываясь от сырой земли и вставая на ноги.
        — В подвале.
        Алексей оттащил ее к стене и присел на корточки.
        — Ты в порядке.
        — Да.
        — Мы провалились вниз. Тихо, только не шуми.
        Внезапно на верху послышались голоса.
        — Где они?  — злобно прокричал, один из преследователей.
        — Не знаю, кажется, они бежали сюда.
        Алексей замер в темноте. Ольга даже перестала дышать.
        — Ты видел их?  — послышалось с верху.
        — Нет,  — раздался виноватый голос.  — Но я подумал, что они побегут сюда.
        — Но ты видишь, здесь никого нет.
        — Вижу.
        — Сходи в ту комнату, может они там.
        Внезапно над головами заскрипели доски. Алексей с Ольгой отпрянули от стены, и в туже секунду на дно подвала ударил яркий луч света от карманного фонарика. Они вжались в угол и почти легли на землю.
        — Да нет здесь никого,  — раздался недовольный голос.  — Здесь какая-то дырка в подвале, но там никого нет.
        — Ты уверен в этом?
        — Конечно! Я же не слепой!
        — Тогда пойдем отсюда,  — приказал один из преследователей,  — значит, они перелезли через забор, сразу напротив дома. Давайте быстрей, надо догнать их пока еще есть такая возможность.
        Луч от фонарика погас. Преследователи двинулись к выходу, и как только их шаги стихли, Алексей облегченно выдохнул и встал на ноги. Ольга прислушалась.
        — Кажется, они ушли.
        — Нам повезло.
        — На этот раз — да.



        Глава 15

        Просидев еще с получаса в сыром подвале, они услышали как на дороге, за домом, хлопнули автомобильные дверцы, и черная тонированная иномарка укатила в неизвестном направлении.
        — Они уехали.
        Алексей встал на ноги, подошел к дыре в потолке, подпрыгнул и, зацепившись руками за доску, вылез наверх. Протянув Ольге руки, помог вылезти ей из подвала.
        Найдя на полу деревянный ящик, они уселись на него и прислонились к стене спиной. В помещении пахло сыростью, и было довольно прохладно. Ольга даже поежилась.
        — Все это очень странно,  — проговорила она после недолгого молчания.  — Знаешь, что мне не дает покоя? Охранник сказал, что профессор прошел мимо него, с палочкой, как всегда похрамывая.
        — Ну,  — Алексей, с интересом уставился на нее.
        — Вот это как раз и наталкивает меня на определенные подозрения. Все верно у профессора после перелома ноги внутри был вставлен металлический выпрямитель, который помогал срастись костям, и защищал от повторного перелома. Да он действительно хромал и ходил с тростью. Но за неделю до его смерти доктора вытащили его, и профессор перестал хромать и оставил трость. Он сам мне рассказывал об этом и даже показывал ногу.
        — Выходит, охранник лгал и профессор действительно мертв?
        — Я не знаю.
        Ольга пожала плечами и задумалась.
        — Возможно, он вообще не видел Мельникова,  — наконец проговорила она.
        — Но зачем, тогда он упомянул именно его? И кто на самом деле похитил парня из психбольницы?
        — Понятия не имею.
        — Ну, что ж,  — Алексей встал на ноги и повернулся к Ольге,  — вернемся к нему и расспросим.
        — Хорошо, пойдем, только, я боюсь, он не расскажет нам правду.
        — Когда я прижму его к стенке, он расскажет нам все что знает.
        — Только не убивай его. Мне кажется он хороший, только, чем-то напуган.
        — А я так не считаю,  — Алексей отряхнулся от грязи и направился к выходу,  — глаза мне его не понравились. Что-то в них было нехорошее. А глаза, как правило, не обманывают.
        Они вышли из укрытия и осмотрелись. Вокруг было тихо, и ничто не напоминало об опасности. Осторожно пройдя по участку, они повернули за угол, и двинулись в сторону бетонного забора. Машины преследователей уже не было. Но Алексей все равно мучило чувство тревоги.
        Когда они оказались возле домика охранника, то вокруг уже никого не было. Все вокруг, было как-то подозрительно тихо и спокойно. Изредка проезжали машины, иногда проходили редкие пешеходы. Ольга с Алексеем выглянули из-за угла многоэтажного дома, и, убедившись в том, что опасность миновала, двинулись в сторону высоких металлических ворот.
        Подойдя к окнам дома охранника, Алексей заметил, что старик сидит в кресле, возле пульта, как-то неестественно откинув голову, и смотрит куда-то вверх.
        — Посмотри, что это с ним?
        — Может, он спит,  — предположила Ольга.
        — Сейчас узнаем,  — Алексей решительно направился к двери.
        Ольга последовала за ним.
        Когда он дернул за ручку, дверь отворилась, и они зашли внутрь. Старик, никак не отреагировал на их появление. Он все так же продолжал сидеть в своем кресле к ним спиной и смотреть куда-то вверх. В одну точку.
        — Эй,  — тихо произнесла Ольга.
        Старик не откликнулся.
        Тогда Алексей подошел к нему и повернул кресло в свою сторону. Голова старика, тут же запрокинулась назад. Из круглой дырки во лбу вытекала красно-бурая кровь. Лицо покрылось синевой. Ольга от неожиданности даже вскрикнула и сразу же прикрыла рот ладонью.
        — Он что мертв?!  — в ужасе проговорила она.
        — Как видишь.
        Алексей потрогал пульс.
        — Мертвее не бывает.
        — Его что убили?
        — Но не сам же он в себя выстрелил. Я не вижу нигде пистолета.
        — Но кто мог его убить?
        — Тот, кто хочет убить и нас.
        Ольга тяжело вздохнула.
        — Теперь мы не узнаем, говорил ли он правду или нет? Жив ли профессор? Кто похитил парня?
        — Да…  — многозначительно произнес Алексей.  — От него теперь точно ничего не узнаем.
        Внезапно, что-то привлекло его внимание. Он повернулся к окну, которое выходило на территорию больницы, и увидел как двое мужчин в милицейской форме и еще один гражданский быстро бегут по асфальтовой дорожке от здания лечебницы прямо к домику охранника.
        — Пора уходить отсюда!
        Алексей бросился к двери, Ольга, увидев в окне фигуры трех приближающихся к ним мужчин, последовала за ним. Сотрудники милиции, заметив какое-то движение внутри дома охранника, ускорили шаг и бросились в его сторону со всех ног. Тот, что был постарше, выкрикнул, что-то своим подчиненным, показывая рукой на высокие металлические ворота.
        Выскочив на улицу, Алексей бросился к перекрестку. Ольга старалась не отставать. Когда они добежали до пересечения проезжих частей, и повернули на другую улицу, он заметил машину такси, стаявшую, неподалеку, от автобусной остановки.
        Не раздумывая, они бросились прямо к ней. Как только они запрыгнули на заднее сиденье, тонированной иномарки, Алексей скомандовал оторопевшему водителю.
        — Ну, поехали, чего стоишь, мы время теряем!
        Машина стронулась с места и поехала прямо по улице. Вскоре перед ними возник еще один перекресток со светофорами.
        — Здесь повернешь налево,  — приказал Алексей.
        И водитель, не дожидаясь разрешающего сигнала, свернул на другую улицу. После, этого ему приходилось, еще несколько раз сворачивать на перекрестках, и ехать по непонятному ему маршруту. Как только Алексей убедился, в том, что погони за ними не было, спокойно проговорил:
        — Теперь можешь ехать, прямо.
        — Но прямо будет тупик.
        — Значит, повернешь налево, а потом будешь ехать прямо.
        — Хорошо,  — пролепетал водитель такси, и повел машину так, как ему было приказано.
        Ольга выглянула в окно и проговорила.
        — Отвезите нас на улицу Герцена. К торговому центру.
        — Хорошо,  — замотал головой таксист.  — Отвезу.
        — Какой еще торговый центр?!!  — нахмурился Алексей.
        — Там рядом живет профессор Мельников. Там находится его квартира. По словам охранника, он увез парня к себе домой. Значит, он должен быть там. Мы просто обязаны ее проверить.
        Алексей утвердительно кивнул головой и откинулся на заднем сиденье просторного салона иномарки. Ольга, тяжело вздохнув, принялась рассматривать оживленные улочки старого города, через заднее стекло автомобиля, резво проносившегося мимо многочисленных домов, магазинов, и автобусных остановок.

* * *

        Вскоре они уже стояли перед дверью квартиры профессора. На двери висела табличка с номером Р915ЕВ.
        — Какой странный номер,  — усмехнулся Меньшов, отпирая старый нехитрый замок отмычкой.  — В этом доме не будет девятьсот пятнадцать квартир.
        Ольга пожала плечами.
        — Да, профессор имел свои маленькие тайны.
        — Похоже не только профессор…
        В доме Виктора Алексеевича Мельникова было пусто. Все напоминало о том, что хозяин квартиры не появлялся здесь уже много времени. Алексей с Ольгой, минуя длинный и мрачный коридор, прошли в гостиную.
        — Ты только посмотри на это!  — воскликнула девушка, когда они отворили дверь и оказались в огромной комнате.
        Здесь все было перевернуто вверх дном. На полу валялись вытащенные из шкафов ящики. Повсюду были разбросаны какие-то бумаги, газеты, одежда и еще много всяких разных вещей. Перевернутый диван, письменный стол, раскрытые створки шкафов — все говорило о том, что в квартире у профессора проводили тщательный обыск.
        — По-видимому, здесь что-то искали.  — Алексей окинул комнату пристальным взглядом, поднял с пола перевернутый стул и поставил его на место.  — И это был явно не профессор.
        — Они искали документы.  — Ольга прошла в комнату.  — Они не знают про тайник.
        — А что за тайник?
        — Виктор Алексеевич, хранил в нем важную информацию.
        — И где он находится?
        — Здесь его нет.
        — Здесь это где?
        — В квартире.
        — Ну, а где тогда?
        — Тайник находится в его кабинете, в здании морга.
        — Выходит, они не нашли, то, что искали?
        — Возможно.
        Алексей, поставил диван на пол и почувствовал, как сильно закружилась голова. Плечевое ранение, давало о себе знать. Рука ныла не переставая. В глазах потемнело. Он попытался пройти к окну, что бы открыть форточку и подышать свежим воздухом, но его тут же зашатало и, он, хватаясь рукой за шкаф, с большим трудом смог удержатся на ногах. Опустив голову, он прикрыл глаза, и, набрав воздуха в легкие, остался стоять на месте. Ольга заметив, что ему плохо, подскочила к нему и усадила на диван.
        — Что такое?  — взволнованно проговорила она, расстегивая его куртку.  — Тебе плохо?
        — Рука,  — Алексей откинулся на спинку дивана.  — Данилов подстрелил меня в кинотеатре. Наверно, много крови потерял. Голова кружится. И болит сильно.
        Ольга посмотрела на руку, перемотанную скотчем поверх рукава куртки.
        — И ты забинтовал ее скотчем,  — возмутилась она,  — А ничего другого ты не мог придумать?!
        — На тот момент нет. А позже у меня времени не было. Сама знаешь.
        Она принялась разматывать скотч, сняла с него куртку. Рукав его рубашки, сразу же начал краснеть и пропитываться кровью от кровоточащей раны на предплечье.
        — Держи вот здесь,  — она приложила его ладонь к тому месту, откуда сочилась кровь,  — я сейчас.
        С этими словами она выбежала из комнаты, а Алексей остался сидеть на диване, весь бледный как простыня. Вскоре она вернулась с медицинской аптечкой и бутылкой вина.
        — Все, что нашла у профессора,  — пояснила она и принялась снимать с него рубашку.  — На, вот выпей, это поможет.
        Алексей открыл зубами пробку и отхлебнул вино из горлышка бутылки. Сразу стало легче. Пропала тошнота. Ольга принялась обрабатывать рану йодом, не обращая внимания на его рычания и тяжелые стоны.
        — Ничего, терпи.
        Алексей заметил, как у нее из открытого воротника блузки выскользнул странный медальон, который она носила на серебряной цепочке под одеждой. На нем была изображена латинская буква V или цифра пять.
        — Что это?!!
        — Я не знаю. Мне говорили, что он остался от моих родителей.
        Она спрятала его под одежду.
        — Это единственное, что у меня осталась от них.
        Перебинтовав руку чистым бинтом, она вытащила из аптечки какие-то таблетки и протянула их Алексею.
        — Это антибиотики. Прими их, что бы воспаления не было.
        Он проглотил их залпом и запил вином, тяжело вздохнув, откинулся на спинку дивана. Ольга снова, куда то убежала, через пару минут вернулась с бутербродами, коробкой молока и со свежей рубашкой в руках. Протянула ее Алексею.
        — Возьми это, переоденься. Я нашла поесть. Что-то ты совсем бледен.
        — Ничего, пройдет.
        Она села на диван рядом с ним. А Алексей принялся уплетать бутерброды, запивая их вином.
        — Похоже, твой профессор не жил в своей квартире,  — проговорил он, влезая в просторную рубашку профессора и застегивая на ней пуговицы.  — Кто он вообще такой?
        — Он работал у нас судмедэкспертом,  — проговорила Ольга, запивая бутерброды молоком.  — Он проводил вскрытие Супругов Ветровых, по одному из уголовных дел в моем производстве.
        — А кто они такие?
        — Их убили вместе с одной женщиной — их соседкой по этажу, я работала по этому делу. Мы не могли установить причины их смерти, а Виктор Алексеевич, кажется, что-то нашел и сказал, что даст подробный отчет в своем заключении.
        — А потом, вдруг неожиданно умер.
        — Теперь я уверена в том, что его убили.
        — Так он жив или мертв?  — с легкой иронией в голосе спросил Алексей.
        — До недавнего времени я думала, что он погиб, но охранник в психбольнице говорил так убедительно, что теперь у меня появились сомнения.
        — А оттуда ты узнала о его смерти?
        — Его нашли мертвым у себя в кабинете.
        — Ты сама это видела?
        — Нет.
        — А кто тебе сообщил?
        — Какая-то его новая сотрудница. Я позвонила профессору, что бы узнать результаты вскрытия, но трубку взяла она и сообщила мне, что профессор был найден мертвым у себя в кабинете.
        — Новая???
        — Да, она так сказала.
        — А тебе самой не кажется это странным?
        — Думаешь это все подстроили, и он жив?
        — Не знаю. А где еще может быть твой профессор?
        — Только в морге. У него там рабочий кабинет.
        — Значит, поедем в морг?
        — Да, но только не сейчас, тебе надо отдохнуть.
        — Я не устал.
        Алексей попытался встать на ноги, но у него ничего не получилось; выпитое вино и общее истощение организма давало о себе знать. Он упал на диван и недовольно фыркнул.
        — Ну, что, поедем???  — ехидно улыбнулась Ольга.
        — Ладно,  — согласился он,  — останемся здесь и немного отдохнем. Дождемся, когда стемнеет. Днем по улицам перемещаться небезопасно. Это я уже понял.
        — Вот и хорошо.
        — Но, как только стемнеет, мы сразу же отправимся туда.
        — Несомненно,  — кивнула она головой,  — я хочу открыть тайник и взглянуть на его записи. Может быть, они прольют свет на происходящее. И возможно мы еще что-то найдем.
        — А ты знаешь, как он открывается?
        — Я знаю, где он хранит ключ.
        — Это хорошо.
        Алексей закрыл глаза, и устало вздохнул. Он и сам не заметил, как провалился в глубокий и тяжелый сон. Ему снились какие-то кошмары. Как он лежит в стерильной комнате, с белыми гладкими стенами на операционном столе. В глаза бьет яркий холодный свет. Из-за него он никак не может разглядеть тех, кто склонился над ним. Кажется, эти люди одеты в белые халаты, и лица их на половину скрыты медицинскими повязками. В руках у них блестящие хирургические инструменты, которые они держат над его телом. Они молчат и смотрят на него.
        Внезапно один из них, поднимает с пола огромный камень и кладет его на грудь Алексею. Камень сдавливает грудную клетку, из-за чего становится очень тяжело дышать. Его охватывает паническое чувство страха, и он начинает задыхаться.



        Глава 16

        На этом Алексей проснулся. Он еще не мог открыть глаза, но все еще чувствовал, тяжесть в области груди, возле правого плеча. Он открыл глаза и увидел, уснувшую рядом с ним Ольгу, которая сейчас тихо спала, сложив голову ему на грудь. Он слегка пошевелился. И она тут же проснулась.
        — Прости,  — проговорила она, отстраняясь от него,  — сама не заметила, как уснула.
        Алексей смущенно покосился на нее и промычал, что-то невнятное. Потом встал и подошел к окну. На улице была уже ночь. Ольга, сладко зевнула, потянулась, и, встав с дивана, посмотрела на часы, весившие на стене. Было ровно 12 часов ночи.
        — Нам пора,  — проговорил Алексей, отрываясь от окна.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Как новенький.
        — А рука?
        — Не болит.
        — А голова не кружится?
        — Да все со мной нормально,  — недовольно, буркнул он,  — все, что мне нужно было это хорошо поспать.
        Ольгу это даже слегка обидело, но она промолчала. Выключив в комнатах свет и закрыв квартиру, они спустились по ступенькам вниз. Алексей осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу. Ничего подозрительного на улице он не заметил, и вышел из дома. Ольга последовала за ним.
        Неподалеку стояли две машины такси. Когда они вдвоем забрались на заднее сиденье одной из них, Ольга назвала адрес, и водитель, выкинув сигарету в окошко, стронулся с места. Машина, повернув на перекрестке, помчалась по узкой улице.
        И тут же, стоявшая за углом иномарка, с тонированными стеклами осторожно поехала за ними следом. Не заметив слежки, они удобно устроились на заднем сиденье такси, и все дорогу от дома профессора провели в молчании.
        Вскоре, они добрались до здания городского морга. Водитель остановился, выжидающе посмотрел на пассажиров в зеркальце заднего вида. Алексей не торопился вылезать. Он пристальным взглядом осмотрел улицу. Никого, не заметив, они поблагодарили таксиста и вылезли из салона.
        Машина уехала. Ольга, увлекая Алексея за собой, направилась к металлическим двухстворчатым воротам, которые, были закрыты на замок. Само здание морга было огорожено, высоким бетонным забором. Он скрывал первые этажи многоэтажного и довольно мрачного строения, напоминавшего старый заброшенный дом с почерневшими стенами и серыми окнами. Подойдя к воротам, Ольга потрогала замок и повернулась к Алексею.
        — Закрыто,  — утвердительно проговорила она.  — На ночь они всегда закрывают. И как теперь мы попадем внутрь?
        — Очень просто,  — Алексей, достал из кармана изогнутую отмычку, и начал ковыряться, ею в замочной скважине,  — получилось с наручниками, получится и с замком. А ты следи за дорогой, смотри, что бы нас никто не заметил.
        Ольга отошла в сторону и повернулась лицом к улице.
        Внезапно, из-за угла выскочила темная машина и понеслась в их сторону. Услышав это, Алексей, оторвался от замка, повернулся к дороге, и, подбежав к девушке, закрыл ее собой от проносившегося мимо них автомобиля. Ольга в страхе схватила его за руку. Прятаться было некуда.
        Иномарка, набирая скорость, пронеслась мимо них и через некоторое время скрылась за следующим поворотом. Ольга, отпустив Алексея, облегченно вздохнула, а он принялся дальше взламывать навесной замок.
        Вскоре, поверженный замок, уже болтался на петлицах. А они, отворив ворота, осторожно вошли на закрытую территорию. Вокруг было тихо. Девушка, осторожно ступая по асфальтовой площадке, двинулась к входным дверям, а Алексей, закрыв за собой ворота, осмотрелся по сторонам и последовал следом за ней.
        Ольга, поднимаясь, по ступенькам, то и дело прислушивалась, иногда останавливалась. Подойдя к деревянным, двухстворчатым дверям, она подергала за ручку.
        — Закрыто.
        — Ну, а ты как хотела?  — Алексей осмотрел врезанный замок.  — Да, тут все гораздо серьезнее.
        — Ты их так же будешь открывать?
        — Нет. Слишком долго. Есть другой способ.
        — Какой способ?
        Меньшов со всего размаха ударил по деревянным створкам ногой. Они, с треском распахнулись внутрь.
        — Примерно, такой.
        Он прошел в коридор. Ольга зашла следом.
        — А по-другому нельзя было?  — сердито бросила она,  — Нас же могут услышать.
        — Боишься покойников разбудить?  — усмехнулся Алексей и нашел на стене выключатель.  — Свет можно включить. С улицы его будет не видно. Забор высокий.
        Раздался щелчок. И на потолке засверкали лампы дневного света, которые осветили мрачный широкий коридор, выложенный блестящим кафелем и сверкающий стерильной чистотой. По обеим сторонам его было несколько дверей, которые были заперты на простые навесные замки и окрашены в белую краску. В конце длинного коридора, находилась решетчатая металлическая дверь, за которой была лестница, ведущая на второй этаж.
        Ольга указала на нее рукой.
        — Кабинет профессора находится на четвертом этаже.
        — А что он так высоко забрался? Подальше от покойников?
        — На втором у него лаборатория.  — Ольга направилась в конец коридора, увлекая Алексея за собой.  — Трупы хранятся на первом.
        Вдвоем они подошли к решетке. Она была закрыта изнутри сразу на три замка. Дальнейший путь наверх был отрезан. Алексей в недоумении посмотрел на Ольгу и дотронулся до металлического бруса решетчатой двери.
        — Замки закрыты с той стороны! Там что, кто-то есть? Кто-то пришел сюда и запер дверь изнутри?
        — Да нет,  — возразила девушка.  — Профессор, часто так делал. Он закрывал дверь, а сам выходил через хранилище. Он редко пользовался этой дверью.
        — Через какое хранилище?  — Алексей уставился на Ольгу, недоумевающим взглядом.
        — Там где хранятся трупы.
        — Отлично!  — недовольно усмехнулся он и повернулся к лестнице спиной,  — И где находится это хранилище?
        Ольга протянула руку, указывая на металлическую блестящую дверь в стене коридора.
        — Это там.
        Алексей нехотя двинулся следом за ней. Подойдя к двери, девушка пропустила его вперед.
        Меньшов дернул за ручку, не ожидая, что дверь откроется, просто так и даже поперхнулся. К их великому удивлению, она была не заперта. Раздался металлический щелчок, и дверь отворилась.

* * *

        — Открыто!!!  — Алексей в недоумении посмотрел на Ольгу.
        Она тревожно пожала плечами.
        — Думаешь, здесь кто-то есть?
        — Кто ж тогда открыл дверь?
        — А может, профессор все-таки жив?  — предположил Алексей, не спеша заходить в хранилище.
        — В окнах его кабинета, было темно. Я заметила это еще на улице, когда мы вылезли из машины.
        — Это еще ни о чем не говорит.
        — Может быть дверь, просто забыли закрыть.
        — Забыли???  — Алексей недоверчиво посмотрел на нее.
        — А что?
        — Не знаю, не нравится мне все это. Ладно, пойдем,  — он повернулся к двери и, открыв ее полностью, вошел в темноту. Ольга зашла следом. Здесь было холодно и абсолютно темно. В нос ударил неприятный запах, разлагающихся человеческих тел.
        Меньшов нашел выключатель и включил свет.
        Так же как и в коридоре, на потолке загорелись светильники с люминесцентными лампами, освещая просторный зал холодным лунным светом.
        — Да. Неприятный запах,  — поморщила нос Ольга.
        — А ты думала, покойники пахнут цветами и французским парфюмом?
        — Твои шутки совсем не к месту.
        Ольга ступила на кафельный пол.
        В помещении для хранения трупов, совсем не было окон. Вдоль стен стояли, огромные шкафы-холодильники, похожие на старые вокзальные камеры хранения. Только они были больше и выглядели, как-то жутко и мрачно. В самом центре на кафельном полу стояло несколько столов-каталок, на которых под простынями лежали тела мертвых людей. Ольга с отвращением посмотрела на них и перевела взгляд на противоположную стену, в которой была железная дверь с квадратным окошечком в верхней ее части.
        — Нам нуда?  — Алексей кивнул в сторону двери и вопросительно посмотрел на девушку, которая в оцепенении застыла позади него со сморщенным лицом.
        — Да,  — чуть слышно проговорила Ольга, не отрывая взгляда от покойников, лежащих, под простынями на металлических столах. Заметив это, Алексей, взял ее за руку и повлек за собой.
        — Не бойся их, они уже мертвы. Боятся, надо живых, а не мертвых. Пойдем.
        Они направились к двери, осторожно, ступая по кафельному полу, проходя мимо устрашающих столов с трупами. Держа, ее за руку, Алексей шел вперед, стараясь пролезть между ними, ведя Ольгу за собой. Внезапно молния его куртки зацепилась за край белой простыни, и она соскользнула на пол, открывая голову покойного. Ольга невольно бросила взгляд на его лицо и вскрикнула.
        — О боже!!!  — воскликнула она.
        — Что такое???
        Алексей обернулся в ее сторону и тревожно посмотрел на нее.
        Девушка, стояла словно парализованная, и смотрела на труп мужчины, широко вытаращив глаза и прикрыв рукой рот.
        — Господи!!! Этого не может быть!!!
        — В чем дело?
        — Посмотри на его лицо.
        Меньшов посмотрел на труп.
        — Это же Данилов,  — заикаясь, проговорила Ольга.
        — Кто???  — Алексей устремил свой взор на лицо покойного и сразу же узнал его.  — Не может быть. Это что, и, правда, он?
        — Это точно он.
        — Не понимаю.
        — Это Данилов. Здесь не может быть сомнений.
        — Тогда, что он делает здесь?
        — Не знаю.
        Ольга, заметила на затылке крохотное пулевое отверстие.
        — Вот, посмотри,  — проговорила она, указывая на него пальцем,  — Его убили.
        — Убили???  — Алексей в недоумении даже открыл рот.  — Кто его убил?
        — Ты так спрашиваешь, как будто я видела это,  — нервно проговорила девушка.  — Я сама ничего не понимаю.
        — Вот это номер!!!  — Алексей даже присвистнул.  — Кому понадобилось убивать, этого человека?
        — А может, кроме, нас у него еще были какие то враги в городе?
        — Маловероятно. В любом случае, нам остается только догадываться. И мне, почему-то кажется, что он здесь не одинок.
        Алексей осмотрел столы, которые стояли рядом с трупом Данилова. Их было всего два, и они находились рядом с ним, так словно их специально поставили в этот угол вместе с тем с толом, на котором лежало тело начальника следственного отдела.
        — Ты, что задумал?  — встревожилась Ольга.
        Он решительно бросился к одному из них и сорвал простыню с тела.
        — Ну, вот полюбуйся!  — усмехнулся он, открывая лицо покойного.
        Ольга не могла вымолвить ни слова. На стерильном металлическом столе, лежал труп главы администрации Филиппова.
        — Узнаешь?  — Алексей подбежал к третьему столу.
        Она просто не верила своим глазам.
        — Так, а это кто?  — Алексей сдернул простыню и в недоумении уставился на труп мужчины средних лет.  — Странно!!!  — пожал он плечами,  — Его я не знаю.
        Ольга взглянула на лицо покойника и сразу же узнала его.
        — Это Михайлов,  — медленно проговорила она,  — из-за него меня схватили тогда в администрации. Он из этой же компании. Он сотрудничал с Филипповым и с моим бывшим начальником.
        Алексей поспешил закрыть трупы простынями.
        — Выходит, все наши враги мертвы,  — пожал он плечами.  — Неожиданный поворот событий. Кто же тогда за нами охотится? Кто выкрал парня из больницы? И кто убил охранника? Если они мертвы, тогда, кто всем заправляет?
        — Значит кто другой. Тот, кого мы не знаем.
        — Знаешь, что!  — Алексей на время призадумался,  — здесь не хватает еще одного.
        — Кого?
        — Настоятеля секты. Этого фокусника, который, вместе с твоим шефом пытался застрелить меня в кинотеатре.
        — Я его не знаю,  — покрутила головой Ольга.
        — Мерзкий тип,  — Алексей противно поморщился,  — Застрелил девушку прямо на сцене. А потом воскресил ее с помощью какой-то жидкости. До сих пор не могу в это поверить.
        — А может он здесь?  — Ольга кивнула на остальные столы.
        Алексей нехотя посмотрел на них, но все же пошел проверять.
        — Нет, его здесь,  — проговорил он, когда уже все трупы были проверены.  — Значит, он жив. Интересно, почему же он своих друзей не воскресил?
        — Ты, что действительно в это веришь?
        — После всех этих событий, я уже не знаю, во что верить.
        — Ничего не понимаю.  — Ольга пожала плечами и окинула помещение тревожным взглядом.
        Внезапно на улице раздался какой-то грохот. Как будто кто-то захлопнул металлическую дверь. Потом все стихло. Слышно было только, как гудит вентиляция.
        — Что это?!!
        — Не знаю, может ветер. Ладно, пойдем быстрей,  — Алексей взял ее за руку и повел к двери,  — Надеюсь, ты сможешь открыть тайник профессора, и его бумаги прольют свет на происходящее в этом странном городе.
        Подойдя к двери, они заметили, что она была приоткрыта.
        — Ты думаешь, там кто-то есть?
        Ольга дернула его за руку и остановилась.
        Алексей толкнул дверь и, ничего не говоря, вышел на лестничную площадку. Девушке ничего не оставалось, как последовать за ним. Там было темно. В полумраке, они принялись подниматься по лестнице, то и дело, останавливаясь и прислушиваясь.
        Вскоре они оказались на четвертом этаже. Перед ними выросла массивная двухстворчатая дверь с застекленными окошками. В кабинете профессора, как и в самом здании, была тишина. Эта тишина пугала их обоих.
        — Это здесь,  — шепотом произнесла Ольга.
        Посмотрев в дверное окошко, Алексей аккуратно приоткрыл дверь и загляну в образовавшуюся щель. В кабинете было темно, но свет от уличных фонарей, все же освещал, некоторую его часть.
        — Ну, что там?  — дрожащим голосом спросила девушка.
        — Да вроде, нет никого.
        Меньшов толкнул дверь и вошел внутрь. Ольга нашла выключатель и включила свет. Кабинет профессора предстал перед ними в таком же состоянии, как и его квартира. Здесь тоже проводили обыск. Сдвинутые картины на стенах, перевернутый стол, открытые ящики, разбросанные по всему полу бумаги. Кроме этого, ставни одного окна были приоткрыты.
        — Они и здесь побывали.  — Алексей прошел к окну и осторожно выглянул на улицу, не заметив ничего подозрительного, повернулся к Ольге.  — Ну, что где, твой тайник? Они его нашли?
        — Нет,  — произнесла девушка, садясь за письменный стол и отодвигая его в сторону. Под его ножкой, оказалась, крохотная кнопка. Ольга нажала на нее, и за ее спиной раздался какой-то звук. Она повернулась к картине, криво висящей на стене, сняла ее с гвоздика и положила на стол. Под картиной оказалась металлическая дверца тайника.
        — Хитрец, ваш профессор,  — усмехнулся Алексей, подходя к Ольге и рассматривая дверцу, с замочной скважиной.  — А ключ? К этой дверце, нужен ключ.
        — Есть,  — Ольга выкрутила ножку стола, перевернула ее и потрясла над ладонью, в которую выпала связка из трех небольших ключей. Поставив, ножку на место, она встала из-за стола и открыла встроенный в стену сейф.  — До него они не добрались.
        Открыв дверцу, она извлекла из тайника два металлических контейнера, величиной с небольшую книгу. Каждая такая коробочка была закрыта на замок и помечена разными номерами. На одной был N 5803721936, на второй N АС0836336.



        Глава 17

        Алексей, не отрывая глаз, наблюдал за ней.
        Ольга вставила ключ в замочную скважину и открыла первый контейнер. На стол выпала маленькая бумажка, исписанная шариковой ручкой. Она быстро взяла ее в руки и принялась рассматривать надписи.
        — Что там?  — с нетерпением произнес Алексей, заглядывая через ее плечо и, всматриваясь в непонятные каракули профессора Мельникова.  — Что там написано?
        Ольга в недоумении пожала плечами.
        — Я не понимаю, тут какие-то адреса, телефоны…
        Она засунула записку обратно в контейнер, закрыла дверцу и отдала его Алексею. Он спрятал его во внутренний карман куртки и выжидающе посмотрел на нее. Ольга вытащила второй ключ.
        — Я думаю это не так важно,  — проговорила она и взяла в руки второй, такой же металлический контейнер, вытащенный из тайника профессора. Быстро открыв его, она вытряхнула на стол целую стопку, документов, и маленькую пластиковую коробочку.  — Так, а это уже интересно…
        — Что, это?  — проговорил Алексей, беря в руки и рассматривая странный предмет, извлеченный из металлического контейнера. Ольга взяла его в руки и открыла крышку. В коробочке, в поролоновую основу, были вставлены две крохотные ампулы, в одной из которых находилась какая то странная жидкость зеленого, цвета. Во второй — красного.
        — Не знаю, надо посмотреть в документах.  — Убрав ампулы в коробку, она аккуратно закрыла ее и убрала в металлический контейнер.  — Профессор не стал бы хранить какую-то жидкость в тайнике, если бы она не представляла для него никакого интереса.
        Перелистывая бумаги, она быстро перечитывала случайные обрывки фраз, которые попадались ей на глаза. Внезапно она остановилась на одном тетрадном листке, который так же был исписан шариковой ручкой.
        — Вот!  — ткнула она пальцем в листок, отодвинув другие документы в сторону.  — Это здесь. Послушай, что он пишет,  — и принялась вслух перечитывать текст в записке.  — «Установить причины смерти супругов Ветровых, сразу не удалось. Обследование внутренних органов трупов, как и прежде не дало никаких результатов. Но при вскрытии черепной коробки, мне удалось обнаружить в голове у одного из них, одно очень странное вещество, оно находилось в затылочной части головного мозга. Это была жидкость зеленого цвета, и она не имела запаха. К сожалению, у меня не было необходимого оборудования для проведения экспертизы данного вещества. Поэтому, его природу и его свойства я не мог выяснить и объяснить. Но для меня, очевидно, то, что я с ним прежде уже сталкивался. Именно такое вещество, я находил в мозгу у тех, кто погиб на раскопках, весной семьдесят пятого…»
        — На каких раскопках???  — не выдержав, прервал Ольгу Алексей.
        — Не знаю, тут ничего не сказано,  — она пожала плечами и продолжила.  — «Тогда мне не дали произвести полный анализ этого вещества, которое, очевидно, и повлияло, на смерть потерпевших, как тогда — в далеком семьдесят пятом, так и сейчас — в наши дни. Надеюсь, на этот раз я раскрою тайну. Отец Федор — вот кто может помочь мне…»
        Ольга замолчала.
        — Это все,  — проговорила она, рассматривая записку со всех сторон.
        — Как все?  — воскликнул Алексей.
        — Здесь больше ничего нет.
        — Что, совсем?
        — Да, на этом текст обрывается.
        — Интересно,  — Алексей, вырвал из ее рук записку и быстро пробежался по ней глазами.  — А кто такой, этот отец Федор? Он, пишет здесь про какого-то отца Федора. Кто он такой? И почему он должен ему помочь?
        — Странно,  — Ольга, после недолгого молчания, смущенно посмотрела на Алексея.  — Я его знаю.
        — Кого???
        — Отца Федора.
        — И кто он такой?
        — Он…, - она не знала, как это сказать,  — он мой бывший…он мой бывший знакомый.
        — Ты хотела сказать: бывший парень?
        Девушка решила промолчать.
        — Понятно,  — Алексей бросил записку на стол,  — Ну, хорошо, а при чем здесь он? Какое отношение он имеет к делу? Чем он мог помочь профессору?
        — Я не знаю…
        — Ну, как же, ты должна знать,  — ехидно усмехнулся он.
        — Я не знаю!  — повторила она.
        — Странно,  — Алексей склонил голову на бок, и загадочно прищуриваясь, посмотрел на Ольгу,  — Может, ты просто не хочешь, говорить? Сколько ему лет, вообще?
        — Ему?  — она на какое-то время призадумалась,  — сейчас, должно быть около двадцати девяти. Но я, правда, не знаю, каким образом, он связан с профессором. Я ведь не так долго, его знала. Знаю, только, что он сам и его отец, приехали в наш город, еще до меня. Ничего такого, он не рассказывал. Я знаю, что, когда-то давно, он интересовался…
        Внезапно позади них раздался какой-то скрип.
        — Чем интересовался?
        — Оккультными науками.
        В тот час же у стены кабинета, раздался какой-то грохот.
        — Что это?!!  — в страхе зашептала она.
        — Не знаю,  — прошептал в ответ Меньшов.  — Убирай бумаги!
        Ольга принялась убирать документы обратно в контейнер. Алексей повернулся в сторону звука. Девушка, закрыв дверцу на ключ, протянула, металлический контейнер ему в руки.
        — Возьми!  — она повернулась к стене лицом,  — спрячь. Там, возможно, есть еще что-то. Он должен был написать заключение. Я еще не все просмотрела.
        Алексей засунул контейнер за пазуху.
        И в тот же миг, двери, металлического шкафа, стоявшего у противоположной стены распахнулись и в кабинет, выскочил парень в балахоне. Это был Виктор. Тот самый молодой человек, который водил, Алексея по коридорам кинотеатра, и которого тот позже обнаружил мертвым, повешенным в петле, в одном из старых помещений того здания. Тогда он хотел, ему что-то показать, но не успел. Его убили прежде.

* * *

        Виктор принялся метаться по комнате. Его глаза были безумны, а на шее проглядывался след от странгуляционной борозды. Изо рта вылетали лишь сдавленные стоны. Он пытался что-то сказать, но не мог. Алексей узнал его и не поверил своим глазам. «Как такое возможно? Ведь он же видел его мертвым, болтающимся на веревке, и подвешенным за шею. Вот и след у него на шее. Ведь он был уже мертв. А теперь что с ним???»
        — Виктор!  — позвал он парня,  — что с тобой? Это ты???
        — Кто это?  — испуганно проговорила Ольга, пятясь назад, к столу — откуда ты его знаешь?
        — Я видел его мертвым,  — Алексей подбежал к нему и схватил за руки,  — Он хотел мне что-то показать. Что ты хотел мне показать. Ты меня помнишь???  — заорал он ему на ухо, тряся его из стороны в сторону и, пытаясь привести в чувства.  — Как ты здесь оказался?!!
        Парень застонал.
        — Профессор…профессор…он помог бы мне,  — надрывно проговорил Виктор, сверкая безумными глазами.  — Но уже поздно! Уже слишком поздно! Даже мой отец предал меня. Эти монстры — они на все способны! Уходите, уходите отсюда! Это ловушка!!! Они все подстроили. Нет!!!
        — Послушай, тебя же убили тогда в кинотеатре?  — Алексей схватился в него обеими руками.
        — Нет. Нет. Нет. Тогда меня не убивали.  — Виктор в отчаянии замотал головой.  — Меня убили с самого моего рождения. Тогда, когда я родился в семье, этих безжалостных демонов.
        Изо рта парня вырвался истошный вопль, он ударил Алексей по рукам и оттолкнул в сторону, сам бросился к противоположной стене, где было два широких окна. Меньшов, выпустил его из рук, но остался стоять на ногах.
        Ольга в страхе сжалась у стола.
        Виктор, продолжая выкрикивать на ходу, непонятные обрывки фраз и издавать леденящие душу стоны, бросился к окну, распахнул ставни и быстро вскарабкался на подоконник. Алексей поспешил ему на помощь. Ольга, застыла у входной двери. Парень, сделал шаг вперед, посмотрел в темноту, туда, куда он собирался прыгнуть. На какое то мгновение он остановился, в последний раз решаясь на этот безрассудный поступок, который, по его мнению, помог бы спасти его душу.
        Алексей проскочил мимо двух письменных столов.
        Пробегая мимо них, он опрокинул стул, и сам едва не оказался на полу. С трудом устояв на ногах, он, продолжал пробираться к парню, стоявшему на подоконнике. Его от Виктора отделяло всего несколько метров.
        — Остановись!  — закричал Алексей,  — Мы поможем тебе. Не делай этого.
        Но Виктор уже не слышал его. Держась за оконную раму и пошатываясь, он ступил одной ногой на карниз. На секунду остановился. Оглянулся назад. Взгляд у него был пустой, стеклянные глаза выражали полное безразличие и апатию. Он еще раз окинул бессмысленным взором кабинет профессора, словно, прощаясь с земной жизнью, и повернулся к окну.
        Алексей перепрыгнул еще через один письменный стол, смел с него целый ворох документов и разных канцелярских принадлежностей. На пол посыпались, карандаши, ручки, упала, клавиатура от компьютера.
        Виктор выставил ногу вперед и в туже секунду, с улицы раздался выстрел. Парень вздрогнул, болезненно выдохнул и качнулся в сторону улицы. Алексей выскочил к окну.
        Раздался еще один выстрел.
        Алексей прыгнул к окну, выставив вперед руки.
        Но было уже поздно.
        Раздался еще один выстрел и парень сорвался с карниза.
        Меньшов в прыжке успел схватить его за ногу. Уперся о край подоконника. Нога выскользнула у него из рук и уже мертвое тело парня, полетело вниз. Через секунду раздался неприятный хлопок. Виктор упал на асфальт, возле здания морга.
        Алексей с досадой ударил кулаком по подоконнику.
        И внезапно, за спиной раздался Ольгин крик.
        Он резко обернулся назад.
        Ольга кричала и извивалась. Стоя у входной двери, она не заметила, как этот человек подкрался сзади и схватил ее за шею. Меньшов сразу узнал его. Это был настоятель секты, по имени Аамон, но на этот раз он был не во фраке, как на собрании секты, а в обычном деловом костюме. Это он стрелял в женщину, тогда на сцене и пытался убить Алексея, вместе с Даниловым. Он помнил его наглый и насмешливо спокойный голос.
        Одной рукой настоятель удерживал, вырывавшуюся Ольгу, второй рукой приставил к ее голове пистолет.
        — Тихо, тихо,  — спокойно и хладнокровно проговорил он, обращаясь к девушке,  — лучше бы ты не дергалась, а то ведь я могу и на курок нажать, случайно.
        — Это ты?!!  — закричал Алексей и бросился к нему.
        — Стоять!!!  — заорал Аамон, угрожающе тыча дулом пистолета Ольге в висок. Алексей тут же остановился. Он чувствовал и знал, что шутить с этим парнем не стоит. Он вполне уверенный и хладнокровный человек. Не задумываясь, убьет любого, кто станет на его пути.
        Настоятель секты подтолкнул Ольгу вперед и сам сделал шаг к Алексею навстречу.
        — Оставайся на месте,  — приказал он ему,  — если хочешь, что бы твоя подружка осталась жива, делай все, как я говорю.
        — Кто вы?!!  — закричала Ольга.  — Что вам надо?!! Отпустите меня!!!
        — Я отпущу,  — злобно процедил он, сверкая красными глазами,  — только после того, как он отдаст мне бумаги профессора.
        — Какие бумаги?  — голос Ольги зазвенел.
        — Я слышал, как вы говорили о контейнере с документами, так что не прикидывайся дурочкой. Я знаю он у него.  — Аамон кивнул на Алексея.  — Давай мне его!!! Я второй раз просить не собираюсь.
        Алексей, не отрывая от него глаз, нехотя полез во внутренний карман своей куртки. Медленно достал из запазухи металлический контейнер, толщиной с небольшую книгу.
        — Кидай его мне!  — приказал настоятель секты, показывая взглядом на то место на полу, куда по его требованию Меньшов должен был кинуть контейнер.
        — Сначала отпусти ее.  — Алексей тревожно посмотрел на Ольгу.
        — Не надо, не отдавай его,  — взмолилась она.  — Ведь там, то, что мы искали!
        — Наплевать на это!  — бросил Меньшов.  — Пускай он отпустит тебя.
        Он застыл с контейнером в руке.
        — Выбирай,  — решительно произнес Аамон,  — или ты оставляешь, себе бумаги и получаешь свою подругу с простреленной головой. Или же отдаешь их мне, и она остается жива.
        Палец напрягся на спусковом крючке. Ольга зажмурилась.
        — Ну, все ладно!  — закричал Алексей,  — убери пистолет. Вот твои бумаги.  — Он подбросил металлический контейнер в воздух и тот с грохотом приземлился на пол возле ног настоятеля секты.
        — Вот так то лучше,  — хитро улыбаясь, проговорил он, продолжая удерживать Ольгу в своих объятьях.  — Я так и знал, что ты это сделаешь. Ты скорее сам встанешь под пули, чем дашь ее убить. Правильно? Я же вижу.
        — Теперь отпусти ее,  — Алексей сделал шаг в его сторону,  — мы же договорились.
        — Я с тобой ни о чем не договаривался.
        С этими словами он нагнулся, что бы подобрать контейнер с пола и в ту же секунду Ольга, ударила его локтем в живот. Она дернулась в сторону. Аамон болезненно взвыл, но из рук ее не выпустил. Ольга нанесла ему еще один удар, но все было бесполезно.
        Алексей бросился в их сторону.
        Аамон выпрямился и наставил на него пистолет.
        Меньшов прыгнул прямо на него.
        Ольга дернулась вправо.
        Настоятель нажал на курок.
        Прогрохотал выстрел. И одновременно с ним какой-то странный металлический звон.
        Алексей, болезненно вскрикнув, отскочил в сторону и упал на пол.
        Тело его силой выстрела откинуло на стол. Он перекатился через его поверхность и свалился на пол.
        Ольга в ужасе закричала. Все произошло так быстро и неожиданно, что она просто не могла поверить своим глазам. Такого поворота событий она никак не ожидала.
        — Нет!!! Что ты наделал?!!  — она забилась в истерике, в железных объятиях настоятеля.  — Ты же убил его!!! За что?!!
        — А он мне давно не нравился,  — засмеялся он и поднял с пола контейнер с бумагами профессора.  — Вечно путался под ногами.
        Ольга, сжав кулаки, принялась молотить его по груди.
        Аамон, крепко схватив ее за плечи, вытащил за дверь и потащил вниз по лестницы. Она рыдала и билась в слезах, пытаясь освободиться.
        — Скажи спасибо, что сама осталась жива,  — проговорил он, спускаясь по ступенькам,  — впрочем, я бы все равно, тебя не убил. Приказано тебя доставить живой.
        — Кто вы?!! Что вам нужно?!!
        — Ты разве еще не поняла?
        — Вы просто мерзкие твари!!!  — воскликнула девушка.
        — Да, мы специально заманили вас сюда. Мы следили за вами уже сутки. Мы знали, что у профессора где-то в тайнике хранятся бумаги, которые нужно уничтожить. Вот только где именно не знали. Мы хотели найти тайник и поймать вас.
        — Значит, это вы были у профессора дома?!!
        — Ну, лично я не был. Обыском занимались другие.
        — Что вы сделали с Антоном? Вы тоже убили его?  — всхлипывая, проговорила девушка.
        — Нет, мы просто забрали его себе. Он принадлежит нам. Ему нечего делать в психушке. Кстати и ты тоже принадлежишь нам. А вот капитан Меньшов, он чужой, у него был шанс, уехать из города, но он его не использовал, за что и поплатился. Жизнью.
        — Подонки!  — произнесла она сквозь слезы и горько вздохнув, зажмурила глаза.  — Будьте вы прокляты!
        Настоятель, ничего не ответив, лишь усмехнулся и, толкнув входную дверь ногой, вывел ее на улицу. Там его уже ждали двое парней в черной униформе. Рядом стоял грузовик с крытым фургоном. Нижний его борт был опущен.
        — Ну, что вы стоите?!!  — недовольно прокричал парням настоятель, таща Ольгу к машине.  — Давайте грузите трупы в фургон и поедем. У нас нет времени.
        Его подчиненные послушно бросились к дверям морга. Он подвел Ольгу к машине и затащил в кабину. Девушка повернула к нему голову с заплаканными глазами.
        — Ради чего?.. Ради чего все это???
        — Ты скоро узнаешь,  — кивнул он головой.
        — Столько смертей… и все они на вашей совести.
        — Это жертвы, принесенные нами в дар нашему повелителю.
        — А трупы, Филиппова и Данилова? Почему они мертвы? Они же, тоже работали на вашего повелителя.
        — Такова его воля. Эти люди не справились с заданием, за что и были наказаны. Это пока все, что я могу тебе сказать, красавица, не сопротивляйся нам, а то можешь оказаться на их месте.
        С этими словами он достал из кармана шприц и воткнул иглу Ольге в плечо. Она не успела даже дернуться. Введенная жидкость подействовала на нее моментально. В глазах все поплыло, тело стало ватным, голова закружилась. Она попыталась что-то проговорить, но в ту же секунду обмякла на переднем сиденье грузовика и провалилась в темную яму забытья. Настоятель захлопнул дверцу кабины и повернулся к дверям морга.

* * *

        Алексей очнулся от жуткой боли, пронзившей всю его грудь. Он приподнял голову, с трудом расстегнул молнию на куртке и осмотрел то место, куда выстрелил настоятель. Вытащив из внутреннего кармана, металлический контейнер, одна стенка которого была пробита пулей, он хотел, было расцеловать его, как спасительный талисман, но со злостью отшвырнул в сторону.
        Издавая болезненные стоны, поднялся на ноги. Пошатываясь и спотыкаясь, он подбежал к окну и осторожно посмотрел на улицу. Там возле ворот стоял грузовик, на переднем сиденье которого он увидел, лежащую без сознания Ольгу.
        Превозмогая боль, он схватил контейнер, который чудесным образом спас ему жизнь и бросился к лестнице, пряча его обратно во внутренний карман своей куртки.
        Распахнув двухстворчатые двери, он высочил на лестничную площадку и бросился вниз по лестнице. Ноги то и дело соскальзывали со ступенек, но, хватаясь за перила, Алексей, продолжал бежать, оставаясь на ногах, спускался все ниже и ниже.
        На улице, тем временем, двое парней в униформе заканчивали загружать каталки с трупами в грузовик. Настоятель поторапливал их, стоя в стороне и куря сигарету.
        Как только двери фургона закрылись, двое парней бросились в кабину, а сам он сел за руль и завел двигатель. Машина стронулась с места и выехала за ворота.
        — Закрывать не будем?  — посмотрев на них, спросил парень.
        — Некогда, нам,  — недовольно проговорил Аамон, выкручивая руль на повороте.  — Кто-нибудь другой закроет.
        Алексей, миновав хранилище для трупов, выскочил в коридор. Распахнув входные двери, одним ударом ноги, он выбежал на улицу и осмотрелся. Грузовик, скрылся за поворотом. Не раздумывая, он бросился за ним следом. Выскочив за ворота, он повернул в ту же сторону и побежал за ним по улице. Машина, тем временем, набирала скорость.
        Алексей успел догнать ее и прыгнул вперед, выставляя перед собой руки. Он чудом, сумел зацепиться за задний бампер. Подтянулся, вверх, схватился за дверную ручку, уперся коленом и встал на ноги.
        Грузовик увеличил скорость, а Алексей с трудом, удержался на месте, когда они влетели в поворот, и помчались по безлюдной улице. Все это время он оставался незамеченным. Стоять на узком бампере, держась одной рукой за дверную ручку, было довольно тяжело. Он чувствовал, что не сможет так долго продержаться. Рука его начинала твердеть, и казалось, пальцы вот-вот соскользнут с ручки и он сорвется с фургона.
        Машина, миновав несколько перекрестков, повернула направо и, набирая обороты, рванула вперед. Алексей вцепился в ручку второй рукой. На следующем перекресте, грузовик, резко свернул влево и, подскочив на выбоине, скинул Алексея с себя.
        Меньшов покатился по неровному асфальту в сторону тротуара. Перекатываясь через искусственное возвышение, он ударился головой о выступающий кирпич и свалился в канаву.
        Теряя сознание, он успел заметить, как грузовик остановился возле, знакомого ему здания, а из его кабины выскочили трое мужчин во главе с настоятелем. Знакомым зданием оказался городской кинотеатр, в котором проводились собрания секты. Двое молодых парней вытащили тело Ольги из кабины и потащили ее к двери черного входа. Аамон, вскоре догнал их и, схватив девушку за плечи, отстранил парней в сторону.
        — Все, теперь можете ехать,  — приказал он,  — я займусь ей, а вы везите тела в Центр. Там в лаборатории вас будут ждать.
        — Хорошо,  — закивали головами молодые люди и запрыгнули в кабину грузовика. Настоятель, держа Ольгу, под руки, открыл входную дверь и затащил ее в здание кинотеатра. Машина, тяжело урча двигателем, выехала на дорогу, и, повернув на повороте, скрылась из виду. На этом Алексей потерял сознание.



        Глава 18

        — Сынок, что с тобой, может, скорую вызвать?  — услышал он над собой скрипучий женский голос.  — Что-то ты совсем плох. И голова вся в крови. Давай я вызову?
        Капитан Меньшов, лежа на земле, рядом асфальтовой дорожкой тротуара, медленно открыл глаза и, морщась от боли, поднял голову. Рядом на тротуаре стояла напуганная старушка и смотрела на него, вытаращив глаза и открыв рот. На улице было уже светло. Раннее утро. Мимо проходили люди, спеша по своим делам, и не обращая на него никакого внимания.
        — Да нет, спасибо, все в порядке,  — он поднялся и побрел к скамейке,  — со мной все хорошо. Не надо скорую вызывать. Спасибо.
        — Ну, как, хочешь,  — проворчала пожилая женщина, и побрела дальше. Алексей вытер со лба запекшуюся кровь. Прощупал голову пальцами. Она страшно болела и кружилась. К горлу подкатил комок рвотных спазмов. Он закашлялся.
        Как ни странно, но больше никто из прохожих, так к нему и не подошел. Взрослые мужчины и женщины, молодые люди и девушки они, не останавливаясь, пробегали мимо, только слегка кося взгляд в его сторону, делая вид, что ничего не замечают.
        Алексей посмотрел на часы. Было уже девять утра. Вероятно, он провалялся в канаве целую ночь. Что могло произойти за это время? Он вспомнил, как сорвался с грузовика, и катился по дороге. Вспомнил, как Ольгу, которая была без сознания, заводили в здание кинотеатра. Но почему, именно туда? Почему именно в кинотеатр, да еще и глубокой ночью?
        Он поднял голову, и осмотрел здание, стоявшее в нескольких метрах от него. Дверь черного хода была закрыта. Мрачные окна были задернуты шторами.
        Превозмогая боль, он с трудом встал на ноги и, пошатываясь, побрел к знакомому зданию. Подойдя к двери, он дернул ее за ручку, дверь, как ни странно, оказалась открытой. Он вошел в коридор и аккуратно закрыл ее за собой. Повернулся.
        Внезапно за углом послышались чьи-то, приближающиеся голоса.
        — Ты закрыл дверь?
        — Кажется, закрыл…
        — Кажется, или закрыл?!!
        — Сейчас проверю.
        Шаги приближались.
        Алексей мгновенно окинул взглядом коридор и заметил в нескольких метрах от себя деревянную дверь. Она была слегка приоткрыта. Он, не раздумывая, бросился к ней. Нырнув в темное помещение старой кладовой, прислушался.
        Двое незнакомых мужчин, прошли мимо.
        Раздался щелчок.
        — Ну, что?!!  — грозно проговорил незнакомый голос.
        — Забыл,  — виновато, произнес его товарищ.
        — Ну, вот, а если бы кто-то прошел!!!
        — Но ведь никто не прошел.
        — Ну, ладно, пойдем, в лабораторию. Настоятель, сказал, что ему понадобится наша помощь. Он собирается резать эту девчонку. Надо приготовить все к его приходу.
        — А кто она такая?
        — Не знаю, он сам вчера ее привез. Ночью. Сказал, что бы никто кроме него к ней не прикасался.
        Шаги незнакомцев застучали по кафельному полу, и они направились в другую сторону. Алексей выглянул из-за двери и заметил как они, о чем-то беседуя, повернули за угол. Не теряя времени, он выскочил из своего укрытия.
        Прильнув к стене, и стараясь не создавать лишнего шума, он побрел за ними по темному коридору. Двое незнакомых мужчин были одеты в белые халаты. Осторожно шагая следом, он продолжал следить за ними, не отставая от них ни на шаг.
        Вскоре они подошли к решетчатой двери в конце коридора, и, открыв решетку, прошли внутрь какого-то небольшого помещения. Алексей подбежал к краю стены и выглянул за угол. Он увидел как двое мужчин, непринужденно переговариваясь между собой, вошли в лифт, и, нажав на кнопку, повернулись к нему спиной. Лифт поехал вниз. Прямо под землю.
        Алексея вдруг пронзила, ясная и отчетливая мысль. «Так вот что хотел показать мне Виктор, когда вел меня по длинным коридорам этого кинотеатра. Он знал, об этом лифте, он знал, что находиться под землей, и хотел показать это мне. Идеально замаскированное место. Кто сможет догадаться, что в подвале, кинотеатра, существует скрытый подземный бункер? Интересно, чем они там занимаются?» Он не выяснил это тогда, но выяснит сейчас.
        Алексей вошел в помещение, и подошел к закрытым дверям шахты лифта. Поднес палец к кнопке вызова. Но внезапно, до того, как он успел на нее нажать, внизу раздались какие-то щелчки, и лифт начал подниматься вверх.
        Он бросился обратно, выскочил в коридор и спрятался за углом. Лифт остановился. Раздался звон, и двери расползлись в разные стороны. Из лифта вышел охранник. Непринужденной походкой он прошел мимо Алексея, повернув в другую сторону. Подождав, когда он скроется из виду, Меньшов быстро забежал в лифт и нажал на кнопку со стрелкой, которая указывала вниз. Двери закрылись, и лифт, тяжело урча, начал спускаться под землю.
        Когда он остановился, Алексей вышел из него и оказался в глухом, довольно узком помещении с массивными стенами и низким потолком, с которого свисал одинокий светильник с тусклой лампочкой. В стороне он заметил дверной проем. Оттуда доносились звуки работающего телевизора. Он выглянул из-за угла и заметил двух охранников сидящих у его экрана, возле широкого стола с компьютером.
        Меньшов опустился на колени и пополз мимо них. Они были так заинтересованы, какой-то развлекательной телевизионной передачей, что даже не заметили, как он дополз до двери и нажал на ручку. Дверь отворилась. Алексей осторожно пролез в дверной проем и закрыл ее за собой. Неожиданно раздался щелчок дверного замка. Один из охранников отвел глаза от телевизора и бросил взгляд на дверь, за которой только что исчез Алексей.
        — Вы слышали?  — обратился он к товарищам, сидящим рядом с ним на диване.  — Кажется, дверь, скрипнула.
        — Да это у тебя в башке скрипнуло,  — засмеялся его товарищ, не отводя взгляда от экрана. Охранник, пожав плечами, и шмыгнув носом, повернулся обратно к телевизору.
        Следующее помещение, было гораздо больше первого. Высокий потолок, широкие стены, кафельный пол, яркое освещение. Но первое, что бросилось в глаза Алексею, это тюремные камеры. Они были закрыты металлическими решетками, за которыми находились люди. Только они не были похожи на нормальных людей. Скорее на животных, сидящих в клетке, как в зоопарке. Они никак не отреагировали на его появление. Каждый был занят собой. Кто-то, смотрел в потолок, бессмысленными глазами. Кто-то бубнил себе поднос что-то нечленораздельное. Кто-то, просто сидел на полу и покачивался из стороны в сторону. Все они были похожи на пациентов психиатрических больниц. Отрешенные взгляды, бессмысленные движения, невнятные и неестественные голоса.
        «Кто эти люди? Зачем их здесь содержат? Видимо, Виктор, знал, о существовании этой странной тюрьмы, и он хотел показать ему все это, когда вел его по темному коридору. Возможно, он знал, для какой цели их здесь держат в заточении, и почему они такие. Может быть, это участники секты?».
        Увидев дверь в конце помещения, Алексей, прошел мимо камер, и заметил, что две из них были пусты. Но в них, находились чьи-то вещи: разбросанная по полу одежда и некоторая посуда. На полках лежали книги.
        Он осторожно отворил дверь и оказался в мрачной стерильной комнате, с зелеными стенами и блестящим кафельным полом. Здесь, по всей видимости, находилась операционная. Вдоль стен стояли, какие-то медицинские приборы, посередине операционный стол, на котором, в одной больничной пижаме лежала Ольга. Она была привязана к столу, за ноги и за руки, кожаными ремнями и не шевелилась.
        Алексей тут же бросился к ней и схватил за руку. Она с трудом открыла глаза и посмотрела на него. Взгляд был мутный, но все же нелишенный смысла, как у тех людей в камерах.

* * *

        — Боже, ты живой!  — Ольга от волнения задрожала и, не в силах сдержать слезы радости, тихо заплакала.  — Я думала, что тебя уже нет в живых. Я думала, что потеряла тебя.
        — Не потеряла.
        Алексей достал из кармана куртки, контейнер, который спас его от пули настоятеля и продемонстрировал его девушке.
        — Благодаря этой штуке я остался жив. Но грудь болит, так, как будто по мне проехались танком.
        Он был рад, что нашел ее и поэтому говорил быстро и улыбался.
        Внезапно, какой-то странный предмет, лежавший на полу возле стола привлек его внимание. Это был Ольгин медальон с латинской буквой V или цифрой пять на цепочке. Он аккуратно поднял его c пола и одел его ей на шею. Убрал с лица спутанные пряди волос, и взял за руку. Все это время она смотрела ему в глаза и молчала.
        — Кажется, это твое?
        — Да. Спасибо.  — Она взяла медальон в руки и, посмотрев на загадочную букву V, перевела взгляд на Алексея.
        — Последнее, что я видела, это как в тебя стреляли, а потом Настоятель потащил меня вниз к своей машине. Он сделал мне укол из шприца и больше я ничего не помню. Как ты здесь оказался?  — она говорила медленно и почти шепотом. По-видимому, сказывалось действие, какого-то наркотика или сильного снотворного.
        — Это долгая история. Я теперь понимаю, куда и зачем вел меня Виктор. Ну, тот парень в балахоне, которого, застрелили в морге, помнишь? Он знал об этом месте. Он хотел, показать, мне его. И этих людей, которых, содержат в камерах. Кто они такие?
        — Это живой материал. Их здесь готовят к опытам.
        — Откуда ты знаешь?
        — Я слышала разговоры.
        Алексей тревожно оглянулся назад. Посмотрел на дверь, повернулся обратно к столу. Решив не терять время, схватился за ремень и попытался освободить Ольгину руку. Это было не так то просто сделать. Узлы были довольно крепкими.
        — Нам надо уходить отсюда!!!
        — Нет, послушай меня, ты все равно мне ничем не поможешь!  — Она приподняла голову и взяла его за руку.  — Они скоро придут и убьют тебя. А меня они пока убивать не собираются. У них здесь, что-то вроде распределителя. Эти люди в камерах. Они стали такими после операций. Это бывшие участники секты. Двоих они уже увезли. Я слышала, что скоро они увезут всех в какой-то Центр. Где он расположен, они не говорят. Но я подозреваю, что именно там находиться их логово. Здесь, в этом бункере, кроме двух врачей и нескольких охранников никого нет. Меня, как и остальных скоро увезут в этот Центр, ты должен выбраться отсюда и найти отца Федора, которого упоминал профессор.
        — Я никуда без тебя не пойду!
        — Пожалуйста, выслушай меня. Возможно он, что-то знает и сможет тебе помочь. Расскажи ему о девятой заповеди. Он служит в Святотроицком соборе нашего города. Найди его, я ему доверяю. Тебе лучше уходить отсюда, пока не поздно.
        Внезапно за дверью операционной, послышался грохот, прибывающего лифта. Раздались чьи-то приглушенные голоса. Алексей принялся освобождать Ольгу от ремней, которыми она была привязана к столу.
        — Они идут!  — тревожно проговорила Она,  — Уходи, Оставь меня!
        — И не подумаю,  — он освободил ее руку, дрожащими руками принялся снимать и другие ремни.  — Я лучше, встану под пули, чем оставлю тебя здесь с этими извергами.
        — Уходи, уходи,  — Ольга едва шевелила губами.  — Они тебя убьют.
        — Пусть лучше убьют.
        Он сорвал последний ремень и помог ей подняться.
        Голоса незнакомцев послышались за дверью. Шаги приближались. Они вот-вот должны были зайти в операционную. Алексей залез на стол и выбил вентиляционную решетку.
        — Залезай, я тебе помогу,  — он повернулся к девушке и помог подняться. Ольга кое-как залезла в вентиляционный канал и медленно поползла дальше. Алексей залез за ней следом и закрыл за собой решетку. В ту же секунду, в пустую операционную вошли двое мужчин в белых медицинских халатах и один охранник с оружием в руках. Один из них подошел к столу, к которому до этого была привязана Ольга. Посмотрел на него, осмотрелся по сторонам.
        — Странно,  — проговорил он,  — А где девчонка?!
        — Не знаю,  — она была здесь, когда я уходил,  — она была привязана.
        — Звони Настоятелю, она сбежала!  — тревожно прокричал охранник и бросился к вентиляционной решетке.  — Она пролезла здесь! Должно, быть, она все еще в здании. Давай быстрей. Нам надо ее остановить!
        Втроем они выскочили из операционной.
        А Алексей, тем временем, держа Ольгу за руку, полз вместе с ней все дальше и дальше по вентиляционному каналу, оставляя позади себя это мрачное и вместе с тем жуткое помещение.
        Внезапно она остановилась, и тяжело вздохнув, легла на живот, опустив голову вниз.
        — В чем дело?  — тревожно проговорил он.
        — Все, я не могу,  — устало произнесла она, не в силах, больше бороться со слабостью.
        — Нет, только не сейчас!  — Он встряхнул ее за плечи, пытаясь привести ее в чувства.  — Слышишь? Нельзя сдаваться. Только не сейчас.
        Судорожно вобрав в легкие воздух, Ольга медленно поползла дальше. Он помогал ей продвигаться вперед, крепко держа ее за руку, при этом постоянно оглядывался назад и тревожно прислушивался, опасаясь того, что кто-то из охранников полезет за ними следом. Вскоре они оказались у закрытой металлической решетки со стальными прутьями, за которой были видны тросы подъемного механизма лифта. Алексей выбил ее ногой. Она без особого сопротивления выскочила из своих креплений и с грохотом упала на дно шахты. Он осторожно высунул голову из вентиляционного канала и посмотрел вниз, потом наверх. Лифт находился наверху, и стоял без движения.
        В одной из стен шахты, из которой выходил вентиляционный канал, была небольшая вертикальная ниша, в которой находилась узкая металлическая лестница, тянувшаяся снизу вверх. По ней можно было подняться наверх. И даже если бы лифт, поехал вниз, то они вдвоем могли бы беспрепятственно укрыться в нише, которая представляла собой искусственное углубление в стене шахты, и не опасаться того, что они могут быть задавлены лифтом, в случае его неожиданного перемещения. Места там хватало обоим.
        Меньшов не раздумывая, вылез из вентиляции, укрепился на лестничной перекладине и помог Ольге вылезти наружу. Держа ее за руку, он полез вверх по лестнице. Девушка, собрав последние силы, медленно передвигалась вместе с ним, с трудом переставляя онемевшие ноги. Они с трудом поднимались по лестнице, как вдруг, раздался щелчок, и загудели электродвигатели подъемного механизма. Лифт начал опускаться вниз. Он быстро надвигался на них сверху и Алексей, закрыв собой Ольгу, вплотную прижался к лестнице, так что бы тот не смог его задеть.
        В это время внизу, на самом дне шахты, раздалось несколько звонких ударов, так словно кто-то бил ногой по ее металлической обшивке. Решетка другого вентиляционного канала, слетела со своих креплений, и в квадратном освещенном отверстии на самом дне шахты показалась фигура пролезающего внутрь охранника.
        Как только он оказался на ногах и поднял голову, то сразу заметил, наверху двух беглецов, на которых сверху надвигался лифт. Достав пистолет, он прицелился.
        — Я их вижу!  — заорал он во все горло.  — Они здесь. На лестнице.
        Прогрохотал один выстрел. Его шум эхом прокатился по шахте. Пуля просвистела в нескольких сантиметрах, от уха Алексея и со звоном срикошетила от лестничной перекладины.
        — Девчонку не убей!  — послышался крик другого охранника, который лез следом за своим товарищем.  — Она нужна нам живой!
        — Я знаю!  — закричал в ответ второй, и Алексей понял, что следующий его выстрел может оказаться более точным. Но в это время, к его счастью, опускающийся вниз лифт закрыл его от огня противника. Охранник выстрелил, еще несколько раз, но пули попали в металлическую обшивку лифта.
        — Вот черт!  — с досадой выругался он, быстро подбежав к лестнице, и вжался в нишу, испуганно смотря на приближающийся сверху лифт.  — Я ничего не вижу.
        — Давай наверх!  — его товарищ последовал следом за ним.  — Поднимайся!  — Спрятав оружие за пояс брюк, вдвоем они принялись карабкаться по лестнице друг за другом, то и дело, поднимая головы и пытаясь разглядеть беглецов в узком проеме между движущимся лифтом и лестницей.
        Лифт миновал Ольгу с Алексеем, и они поползли дальше.
        — Давай быстрей!  — тревожно проговорил Меньшов, пытаясь разглядеть фигуры охранников.  — Мы должны успеть подняться до того, как лифт проедет мимо них.  — Он бросил взгляд на лифт, и понял, что времени у них не так много и вскоре они окажутся открытыми для преследователей. Лифт опускался довольно быстро.
        Они двинулись дальше.
        Вскоре, Алексей достиг потолка шахты, в котором было закрытое квадратное оконце. Он выбил металлическую решетку в нем, и осторожно высунул голову на поверхность. В полумраке небольшого технического помещения он никого не заметил.
        На секунду он отпустил Ольгу и второй свободной рукой ухватился за край люка. Внезапно, чьи-то крепкие руки подхватили его и потащили наверх.
        Ольга, подняла голову, и увидела в квадратном отверстии силуэты двух мужских фигур. Одного из них она узнала. Это был настоятель секты — Аамон и еще один неизвестный ей мужчина, в черной униформе, по-видимому, охранник. Крепко схватив Алексея под руки, вдвоем они вытащили его из шахты на поверхность.
        Потеряв поддержку, Ольга непроизвольно подалась назад, и нога ее, соскользнула с перекладины. Сил уже совсем не оставалось. Пальцы предательски разжались, и она сорвалась с лестницы.
        Алексей краем глаза успел заметить, как ее рука исчезла в темноте.
        Он хотел, было броситься, туда вниз, за ней, но крепкие объятья настоятеля, не давали ему это сделать. Он зарычал от ярости и бессилия и попытался вырваться.
        Тем временем Ольга, со страшным грохотом упала на крышу лифта, который, миновал двух охранников и остановился. Они, тот час же запрыгнули на него и подбежали к ней.
        Ну, как она?  — взволнованно проговорил один из них, склоняясь вместе со своим товарищем над телом девушки, лежавшим на полу в неестественной позе, с откинутой назад головой и растрепанными волосами. На первый взгляд она не подавала никаких признаков жизни. Но в полумраке шахты можно было и ошибиться.
        — Она жива,  — произнес второй, прикоснувшись двумя пальцами к ее шее и проверив пульс,  — Дышит. Наверно ноги сломала. Я слышал, как, что-то хрустнуло.
        — Вот черт, ну, ладно, давай вытащим ее отсюда и заберем остальных. Надо увезти их из города. И чем быстрее — тем лучше. Старик уже распорядился.
        Вместе они вытащили пребывающую в бессознательном состоянии Ольгу, из шахты лифта и скрылись в коридорах бункера.
        А на верху, тем временем, верзила охранник, вывернув руки Алексею за его спиной, двигаясь назад, оттащил его от люка шахты к противоположной стене и остановился. Настоятель, подошел к нему с боку и, вытащив из-за пояса пистолет, приставил холодное дуло к его виску. Алексей, извивался в объятиях здоровяка, как пойманная в сети рыба, пытаясь вырваться.
        — А ты все никак не успокоишься?  — проговорил настоятель, все тем же мерзким насмешливым голосом. Охранник, отстранился назад, что бы тот случаем ни задел его при выстреле, и незаметно для себя ослабил хватку.
        Этим-то и воспользовался Меньшов. Он всегда чувствовал, когда противник ошибался, и знал, что даже самый опытный и обученный, специалист рано или поздно, допустит какую-нибудь оплошность. Почувствовав, что правая рука его, более или менее свободна, он ударил охранника локтем в живот.
        Тот болезненно выдохнул.
        Алексей нанес еще один удар.
        Настоятель дернулся, сжимая пистолет в руке.
        Меньшов, резко повернулся, толкнул здоровяка на него, закрываясь от выстрела, и изо всех сил ударил его по лицу кулаком. Охранник столкнулся с настоятелем. Тот, случайно нажал на курок, и пуля вошла в его тело со спины и застряла где-то в грудной клетке. Он упал на пол, лицом вниз и захрипел. Из открытого рта побежала тонкая струйка крови.
        Настоятель, вскинул руку с пистолетом, но Алексей ударил по ней ногой и пистолет упал на пол. Он попытался поднять его и наклонился. Тогда Меньшов, ударил его в лицо, носком ботинка. Тот болезненно вскрикнув, отпрянул назад.
        — Я успокоюсь, только тогда — когда все вы будете, гнить в земле!
        Он хотел, было подобрать пистолет, но настоятель, схватив с пола металлическую трубу, размахнувшись, ударил его по голове. Удар получился не сильным, так как Аамон в последний момент, слегка поскользнулся. Но Алексей, все же не смог устоять на ногах, и, выронив из рук оружие, упал на живот.
        Настоятель, откинув в сторону трубу, подбежал к нему и поднял с пола свой пистолет. Он бросил тревожный взгляд на своего умирающего товарища, который, стонал на полу, прижимая к груди руку и сверкнув яростными глазами, двинулся на Алексея.
        — Я успокою тебя раньше,  — усмехнулся настоятель.
        Меньшов попытался подняться с пола, и встал на колени. Аамон, почувствовав, что инициатива перешла в его руки, с довольной ухмылкой подошел сзади и, крепко схватив его за туловище, приставил к его виску дуло пистолета. Указательный палец коснулся спускового крючка.
        — Пора заканчивать с тобой!  — решительно проговорил он.
        — Не так быстро!
        С этими словами Алексей ударил его локтем в живот и резко обернулся назад. Настоятель отскочил в сторону и машинально нажал на курок.
        Раздался выстрел. Пуля пролетела в нескольких миллиметрах от головы капитана Меньшова. Он едва успел увернуться и вскочил на ноги. Аамон наставил на него пистолет.
        Алексей в ту же секунду подпрыгнул и попытался ногой выбить его из рук противника. Настоятель отскочил назад, продолжая крепко сжимать оружие в руках.
        Прежде чем он смог нажать на курок, Меньшов набросился на него и повалил на пол, пытаясь выхватить пистолет из его рук. По-звериному рыча, и извергая друг на друга кучу грязных ругательств, они принялись кататься по скользкому полу.
        Алексей, попытался, схватить руку настоятеля, в которой было зажато оружие, и развернуть его дуло ему в лицо. Аамон сопротивлялся. Он был достаточно крепок, и не собирался сдаваться, просто так. Грозно рыча, он перевернул Меньшова на спину и тоже попытался наставить на него пистолет.

* * *

        В это время, в подземном бункере, кинотеатра четверо охранников выводили из камер подопытных, и вели их по узкому коридору на улицу. Ольгу, пребывающую в бессознательном состоянии, вынесли на носилках. Вскоре к зданию кинотеатра подкатили два грузовика, и охранники поспешно принялись заводить людей в фургоны.

* * *

        Настоятелю все-таки удалось выхватить руку, и он наставил пистолет на Меньшова. Нажал на курок. Алексей в последний момент успел отдернуть голову.
        Пуля пролетела мимо него и застряла в полу.
        В тот же миг он изо всех сил ударил настоятеля локтем прямо в лицо, опрокинул его на спину, с трудом наставил на него оружие. В ответ Аамон ударил его коленом в живот. Алексей выпустил его и скатился в сторону.
        Настоятель вскочил на ноги, и нанес удар ногой по лицу Меньшова. Тот распластался на полу и попытался перевернуться. Аамон наставил на его тело пистолет, нажал на курок.
        Алексей все же чудом успел увернуться от пули.
        Прогрохотал выстрел.
        Лежа на полу, он резко перевернулся на бок, и ударил настоятеля по ногам. Тот подкосился и упал на колени, выронив из рук пистолет, который отлетел к Меньшову.
        Алексей размахнулся и ударил его ногой в лицо. Настоятель болезненно вскрикнул и, скользя по полу на спине, откатился в сторону, прямо к окну, единственному в этом помещении. Но тут же оправившись от удара, он поднял голову и заметил рядом с собой металлическую трубу, которой он не так давно ударил его по голове. Подобрав ее с пола, он вскочил на ноги.
        Меньшов потянулся к пистолету настоятеля.
        Крепко сжимая в руках железный брусок, Аамон бросился на него.
        Алексей протянул руку к оружию. От пистолета его отделяло всего несколько сантиметров.
        Настоятель был уже рядом.
        Алексей подался вперед.
        Настоятель, сверкая грозными глазами, сделал замах.
        В ту же секунду капитан Меньшов схватил пистолет с пола, взмахнул рукой и разрядил в настоятеля полную обойму. Аамон, под градом пуль выбил своим телом окно в стене, и вывалился на улицу.
        — Я же сказал: не успокоюсь.
        Теперь можно было вздохнуть с облегчением. Схватка закончилась победой. Переводя дух, Алексей встал на ноги, подошел к охраннику, лежащему на полу в неестественной позе и склонился над его телом. Тот уже не дышал, и не подавал никаких признаков жизни. Меньшов обыскал его одежду и вытащил из кармана еще один пистолет. Проверив обойму, он засунул, оружие себе за пояс и вышел в коридор.


        Когда он спустился в бункер, там уже никого не было. Алексей пробежался по всем его помещениям, заглянул в операционную, вернулся обратно. В камерах, где до этого находились подопытные люди, царил хаос и беспорядок. Разбросанная по полу одежда, книги, и другие вещи — все указывало на то, что их обитатели в спешке покидали это место. Он все же надеялся найти здесь Ольгу, но она в это время была уже далеко за городом.
        Все, что у него осталось, это металлический контейнер, который чудесным образом спас ему жизнь, тогда в морге. Он извлек из него записку профессора Мельникова и нашел среди адресов неизвестных ему людей имя отца Федора. Оно было обведено кругом.



        Глава 19

        Алексей без особого труда нашел главный православный храм в городе. Это было старинное величественное здание, сохранившееся еще со средневековых времен. Взбежав по мраморной лестнице, он прошел в основной зал богослужений. В этом огромном и просторном помещении находилось довольно много верующих прихожан. Кто-то стоял рядом с иконами, крестился, произносил молитву, кто-то просто стоял у иконостаса, ставил свечки в подсвечники. Люди приходили и уходили.
        Среди прихожан Алексей заметил молодого священника, облаченного в черную длинную рясу. Это был молодой парень с короткой бородкой и редкими усиками. Он пробегал мимо Алексея, держа в руках маленький томик библии, когда тот схватил его за руку и остановил.
        — Извините,  — проговорил он, дрожащим голосом,  — где я могу найти отца Федора?
        Молодой священник окинул его тревожным взглядом и попытался освободиться от крепкой хватки Алексея. Меньшов отпустил руку и извинился. Священник после недолгого молчания заговорил.
        — Отца Федора?
        — Да. Я ищу отца Федора.
        — Это я.
        — Вы???
        — Да. Чем могу помочь вам?
        — Вы знаете девушку, она работала в прокуратуре…
        Священник не дал ему договорить.
        — Ольгу.
        — Да.
        — Я ее знаю. Почему вы говорите о ней в прошедшем времени?
        — Дело в том, что с ней произошла беда.
        — Что с ней случилось?  — в голосе священнослужителя прозвучала неподдельная тревога.  — Она в порядке?!!
        — Не совсем,  — Алексей тяжело вздохнул,  — мне нужна ваша помощь. Она сказала, мне, что бы я разыскал вас, и что вам можно доверять. Я не знаю, так ли это. Но у меня нет выбора.
        — Пойдемте со мной,  — произнес священник тревожным голосом. Было заметно, что его очень сильно взволновали слова Алексея.  — Поговорим у меня в кабинете.
        С этими словами отец Федор повел его по длинным коридорам православного храма. Когда они оказались у старой дубовой двери, он открыл ее ключом и пригласил Меньшова пройти за ним. Включив свет в кабинете, он усадил Алексея в кресло, а сам сел рядом на деревянный стул, ручной работы.
        — Я вас слушаю.
        Алексей рассказал об Ольге.
        Отец Федор внимательно слушал его, часто тяжело вздыхая. Вид его становился все мрачней и мрачней. Наконец он проговорил:
        — Вы правильно сделали, что пришли ко мне. Действительно я много знаю о сатанинском учении. Потому как в борьбе со злом, необходимы знания. Нельзя недооценивать тех против кого ты борешься.  — Священник на некоторое время призадумался, после чего продолжил:
        — Сатана — дьявол, один из самых сильных демонов, на протяжении всей истории человечества. Упоминается во множестве старых священных писаний. Великий мастер иллюзий. Он способен принимать любую форму. Как ни странно, но в книге Иова он назван первым в числе сынов Божьих. Да, в действительности это так и есть. Сторонники его утверждают, что он может предводительствовать народами, и низводить огонь на Землю. А также, управлять атмосферными явлениями, давать богатство и насылать болезни. Преданные ему люди утверждают, что Сатана это божество,  — демон, ведающий дождем, богатством и удачей. Насколько мне известно, греки, обладающие обширными знаниями в метафизике сразу опознали в сатане — дьявола, лукавого клеветника, и великого искусителя.
        — А причем здесь девятая заповедь?  — спросил его Алексей, когда священник прекратил свой долгий рассказ, который был ему совсем неинтересен.
        — Девятая заповедь гласит, что Сатана был лучшим другом церкви во все ее времена. Но не надо понимать это буквально. В данном случае я могу сделать предположение, что церковь каким-то образом связана с этими людьми, которые поклоняются Сатане и которые похитили Ольгу.
        — И каким же?
        — Я теряюсь в догадках…
        — Тот парень в балахоне Виктор, которого убили в кинотеатре, а потом я видел его в морге воскресшим, он видимо, что-то знал. Но прямо сказать боялся. И тогда он намекнул мне на девятую заповедь. Он был чем-то напуган, и не хотел привлекать к себе внимания…
        — Вы что, серьезно считаете, что он воскрес???
        — Не знаю, но я видел его мертвое тело в одном из залов кинотеатра, а потом он появился в морге и был похож на ожившего мертвеца. Прямо как зомби. А еще один мой знакомый сосед, старик Никифоров, рассказывал мне, как воскресла его мертвая собака.
        Священник вдруг подозрительно нахмурился и прервал Алексея.
        — Как вы говорите, Никифоров?
        — Да, дедушка-пенсионер, мой сосед.
        — Никифоров?  — задумчиво произнес отец Федор.  — Не тот ли, что Андрей Павлович?
        — Да,  — в недоумении ответил Алексей.  — А откуда вы знаете???
        — Никакой он не пенсионер!  — возразил священник.  — Никифоров Андрей Павлович — ученый биолог, старый знакомый моего отца. Он первоклассный специалист, и знаток своего дела.
        — Странно, но мне он ничего не говорил об этом.  — Алексей удивленно пожал плечами.
        — Ничего удивительно, он человек скрытный. Я сам знаю о нем только со слов моего покойного отца. А он мало, что рассказывал о своих знакомых. Но его я запомнил. Человек образованный, имеющий ученую степень, и вряд ли он мог, говорить вам о воскрешении из мертвых, потому, как это идет в разрез с наукой.  — Священник на некоторое время замолчал.  — А что тот парень, как вы сказали, Виктор? Кто он такой?
        — Не знаю, его убили, прежде чем я смог вытащить из него какую либо информацию. При чем это произошло во второй раз. Он хотел мне намекнуть, что искать надо в церкви.
        — Но вряд ли в обычной церкви вы что-то найдете.
        — Что же он имел в виду?
        Отец Федор задумался. Алексей не сводил с него пристального взгляда. Священник сцепив, пальцы рук, напряженно думал над его словами. После долгой паузы он, наконец, заговорил:
        — Я не знаю, может это не имеет отношение к делу? Это было очень давно. Около двадцати лет назад археологи обнаружили в лесу за городом какую-то странную церковь. Она напоминала старинный христианский средневековый храм. Раскопки прекратились сразу, после того как, на их месте стали умирать люди. Епархия тогда решила не восстанавливать церковь, объяснив это тем, что место проклятое и видимо сам бог не хочет, что бы она была восстановлена.
        — Где находиться, эта церковь?
        Священник усмехнулся и задумчиво сжал губы.
        — Ее не так-то просто найти.
        — Вы можете показать?
        Святой отец снова задумался.
        — Я не могу туда ехать,  — произнес он, отводя глаза в сторону,  — но я вам нарисую.
        Он достал из стола белый лист бумаги и шариковую ручку.
        — Вот,  — проговорил он, рисуя на листе круг,  — это наш город.
        Алексей склонился над столом и кивнул головой.
        — Из города существует четыре выезда. Четыре дороги.  — Он провел четыре полоски от круга.  — Юг, Север, Северо-запад, и Восточная дорога.
        Над каждой чертой священник нарисовал заглавные буквы, указывающие на направление этих дорог, и провел еще одну черту.
        — Вот это — река.
        — Понятно,  — Алексей ткнул пальцем на черту, которая указывала на Северо-западное направление.  — Это здесь. За рекой. Я там был. Там находятся какие-то старые ангары. Они держали нас там, пока мы не сбежали.
        — Нет, это не то,  — отец Федор покачал головой,  — Эти ангары скупил наш глава администрации Филиппов, якобы, для развития сельского хозяйства.
        — Да? Но теперь они ему не понадобятся,  — усмехнулся Алексей.
        Священник испытующе посмотрел на Меньшова и ничего, не сказав, продолжил:
        — Церковь находиться совсем в другой стороне. На востоке. Девяносто седьмое шоссе. Это вот здесь. На седьмом километре, дороги, будет поворот. Вот тут,  — он провел короткую линию на белом листе.  — Дальше дорога пойдет через лес. По ней вы проедете около десяти километров и упретесь в гору. За горой находиться глубокий овраг. Внизу будет церковь…
        — Постойте-ка!!!  — Внезапно Алексей прервал священника,  — Речной дом. Старый заброшенный завод. Это ведь рядом? Вот здесь?  — Он указал пальцем на то место, где, по его мнению, должен был находиться завод.
        — Да,  — кивнул головой, отец Федор,  — примерно так.
        — Точно! Вот значит, где вход!
        — Церковь???
        — Именно! Я должен попасть туда!
        — Дело в том, что место раскопок и само сооружение, огорожено по периметру высокой металлической оградой, через которую не так то просто будет пробраться.
        — Ничего, я проберусь,  — уверенно проговорил Меньшов.
        — Это все, что мне известно,  — пожал плечами отец Федор, вставая из-за стола, и протягивая ему, листок с набросками.  — Больше я ничем не могу вам помочь.
        Алексей, взяв, у него, бумажку, положил ее во внутренний карман своей куртки и протянул руку для рукопожатия.
        — Мне этого достаточно, спасибо вам.
        — Да не за что.
        Молодой священник повел его к выходу.
        — Вы доедете, до этого места за двадцать минут. Дороги там хорошие.
        Он открыл дверь и пропустил Меньшова вперед.
        — Вот только мне не на чем ехать,  — Алексей на время остановился, задумчиво посмотрел в сторону, потом, махнув рукой, вышел из кабинета.  — Ладно, придумаю, что-нибудь.
        Отец Федор, выключил свет и закрыл дверь на ключ. Алексей, поблагодарив его еще раз, пошел в противоположную сторону, к выходу. Внезапно священник окликнул его и догнал, когда тот уже собирался открыть дверь.
        — Постойте,  — он отвел взгляд в сторону и замолчал. На лице его была тревога, но он не знал, как об этом сказать.  — Ей, действительно, что-то угрожает? Это все серьезно?
        — Боюсь, что да,  — Алексей тяжело вздохнул и посмотрел ему прямо в глаза.  — Каждая минута дорога. Я должен спешить.
        — Но она ведь, жива?
        — Я надеюсь на это.
        — Вы поможете ей?
        — Я сделаю все возможное, что бы спасти ее.
        — Возьмите,  — священник дрожащей рукой протянул ему связку ключей с брелком.
        — Что это?
        — Ключи. Ведь вам нужна машина. Возьмите мою. Она стоит на стоянке.
        Алексей не стал протягивать руку.
        — А если с ней что-то случиться?
        — С кем с машиной?!! Да и черт с ней! Ведь это ржавый кусок железа. Он ничего не стоит по сравнению с человеческой жизнью. Возьмите и не надо спорить. Только спасите ее. Прошу…
        — Спасибо,  — быстро проговорил Алексей, схватив у него брелок с ключами, и побежал к выходу.

* * *

        Нажав на кнопку открытия центрального замка, он нашел на стоянке машину священника по характерному звуковому сигналу и периодическим включениям фар и аварийной световой сигнализации. Это были Жигули пятнадцатой модели.
        Алексей запрыгнул в машину и завел двигатель.
        Выехав со стоянки, он поехал, к выезду из города.
        Когда его огни остались позади, он облегченно вздохнул и откинулся на спинку кресла. Проехав семь километров по асфальтной дороге, Меньшов свернул на повороте, следуя советам отца Федора. Заметив на приборной панели мобильный телефон священника, он решил, что сейчас, самое время попросить помощи. Набрав, выученный наизусть номер своего шефа, он приложил трубку к уху, и, не отрывая зоркого взгляда от дороги, принялся ждать когда, тот подойдет к телефону. Майор не отвечал. Алексей долго слушал длинные гудки и уже был готов нажать на кнопку отбоя, как вдруг раздался треск, и знакомый голос Иванова недовольно пробурчал:
        — Что?!
        — Александр Иванович это я!
        — Кто — я?
        — Меньшов.
        — Лешка, это ты?!!  — возбужденно выпалил майор в трубку, узнав его голос.  — С тобой все в порядке?! Почему так долго не звонил?! Что-то случилось?!!
        — Да. Я сейчас нахожусь за городом. Мне нужна ваша помощь!
        — Где ты?!!
        — В машине еду.
        — Я понимаю, а куда именно?
        — Еду на восток.
        — Куда???
        — Это долгая история. Послушайте, я попал в беду. А точнее не я а одна девушка. Я должен спасти ее. Мне нужна ваша помощь. За последнее время здесь произошло такое, вы мне просто не поверите.
        — Ты сам в порядке?!
        — Я да, но вот Ольга…
        — Послушай меня,  — майор Иванов перешел на крик,  — ты не должен никуда ехать! Слышишь?!!
        — Почему???
        — Скажи мне, где ты находишься?!
        — Я…я не знаю. А в чем дело?!
        Иванов вдруг замолчал. И не ответив на его вопрос, продолжил, уже более спокойным тоном.
        — Я волновался; ты так долго не выходил на связь. Мы уже собираем группу. Через час я буду в городе. Не предпринимай пока никаких мер. Дождись меня.
        — Я не могу. Я должен найти ее. Ей угрожает опасность.
        — Нет. Ты не должен…
        Внезапно голос Иванова оборвался. Телефон как-то странно и неожиданно затих у него в руке. Алексей в недоумении посмотрел на светящийся дисплей. Связь отсутствовала. Он уже находился вне зоны действия сети и поэтому никак не мог продолжить разговор со своим начальником. За окнами автомобиля начинало смеркаться.
        Когда он оказался на месте, было уже совсем темно. Прямо перед ним, возвышалась, величественная гора, которую он обогнул с правой стороны и оказался перед высокой оградой из толстой проволочной сетки.
        Железные ворота были заперты на автоматический замок, который очевидно открывался с помощью дистанционного пульта управления. На них висела табличка, которая предупреждала о том, что сетчатая ограда находится под высоким напряжением.
        Алексей, остановился, потушил фары и выключил двигатель. Вокруг было тихо, и лишь стрекотание кузнечиков нарушало эту спокойную ночную тишину. Он вышел из машины и подошел к воротам. Прочитав еще раз предупреждающую надпись на табличке, на которой был нарисован череп с костями, он решил проверить ее правдивость.
        Подняв с земли сухую палку, он, размахнувшись, бросил ее на ограду. Выбив сноп ярких искр, палка с треском отлетела от наэлектризованной сетки и упала где-то в густой траве. В воздухе запахло горелой древесиной и электричеством. Ну, что ж, отец Федор был прав, когда говорил ему о том, что пробраться на территорию старой церкви будет не так-то просто.
        Но в голове Алексея уже созрел план выхода из этого положения.
        Он решительно сел в кабину автомобиля, запустив двигатель, сдал назад и остановился. Периодически нажимая на педаль газа, он некоторое время смотрел на металлическую ограду, как на своего злейшего противника, словно желая испепелить ее своим грозным взглядом. Открыв левую дверь, он вдавил в пол педаль акселератора и машина, яростно взревев двигателем, сорвалась с места.
        Разогнав автомобиль до приличной скорости, он выскочил из кабины, и, откатившись в сторону, упал на живот. Тут же перевернулся и встал на ноги.
        Раздался электрический, треск посыпались искры.
        Машина, смяв под собой проволочную сетку, протаранила металлическую ограду и врезалась в дерево. Двигатель тут же заглох. Путь был свободен.
        Достав пистолет из-за пояса, Алексей двинулся вперед, и прошел через образовавшуюся в заборе брешь. Ограда все еще искрила. Миновав ограждение, он пошел по накатанной колее, которая вскоре исчезла за пологим обрывом.
        Меньшов осторожно подошел к краю обрыва и остановился.
        На дне оврага он увидел церковь. Это было старинное полуразрушенное строение из красного камня. У входа, над огромными дубовыми воротами висел фонарь, освещая широкую каменную лестницу с кривыми ступенями. Тут же рядом, стоял внедорожник с включенными габаритными огнями. Внизу Алексей заметил, сидевшего на лестнице охранника в черной униформе, и, обогнув церковь, принялся бесшумно спускаться на дно оврага, оставаясь незамеченным.
        Положив на ступеньки автомат, парень спокойно курил и крутил головой в разные стороны. На лице у него была усталость и скука. Он то и дело зевал, закрывал глаза, шмыгал носом. Докурив сигарету почти до самого фильтра, он сделал последние две глубоких затяжки и выкинул окурок на землю. Встал на ноги.
        Внезапно где-то в стороне раздался шорох.
        — Эй, кто здесь?!
        Охранник, насторожился, и, схватив автомат, принялся спускаться вниз по лестнице. Когда он оказался у подножия, то сразу остановился и прислушался. Вокруг было тихо. Он осмотрел площадку возле церкви, прошелся вокруг машины, заглянул в салон. Не заметив ничего подозрительного, он решил, что ему это показалось, и двинулся назад к лестнице.
        Как только он поставил ногу на ступень, за спиной раздался странный шорох. Он резко обернулся. Алексей в ту же секунду подскочил к нему сзади и нанес удар. После удара в шею парень тут же отключился и осел на землю. Меньшов схватил его за руки и, оттащив в сторону, спрятал в кустах его обездвиженное тело.
        — Отдыхай,  — проговорил он и вернулся к лестнице.
        Подняв с земли, выпавший из рук охранника автомат, он быстро взбежал по кривым ступеням вверх, и оказался перед массивными дубовыми воротами. Прислушался. Как на улице, так и внутри церкви было тихо.

* * *

        Алексей дернул за круглую дверную ручку, и старые ворота, издав характерный скрип, отворились наружу. Он вошел внутрь и закрыл их за собой. Внимательно осмотрелся. Помещение, в котором он оказался, больше всего напоминало огромный старый склеп. Неровный каменный пол, высокий полуразрушенный потолок, с которого капала вода, мрачные и сырые стены, без окон, на одной из которых висел яркий фонарь. Его свет отражался в многочисленных лужицах на каменном полу.
        В конце огромного зала, Алексей заметил, старую массивную дверь, верхние края, которой были округлыми. Топая по лужам, он подбежал к ней и дернул за ручку. Дверь открылась и перед ним предстала, широкая бетонная лестница, которая вела вниз, на освещенную площадку.
        Когда, он спустился по ней и оказался внизу, то его удивлению не было предела. Следующее помещение походило на станцию метрополитена. Здесь была широкая платформа с железным полотном внизу. Высокие круглые колонны, которые упирались в потолок, были расставлены по все платформе. Железнодорожные рельсы, скрывались в темноте тоннеля, который отходил от станции и поворачивал в сторону.
        Меньшов подошел к самому краю платформы и заглянул в тоннель. Там было темно и тихо; дул сухой ветер. Внезапно, раздался нарастающий гул и, вскоре, в лицо ему ударил яркий луч света от мощного прожектора. Из-за поворота тоннеля стремительно выскочил электропоезд.
        Алексей в ту же секунду отпрянул от края платформы и бросился в сторону. Он спрятался за дальней колонной, так, что бы его нельзя было увидеть, и осторожно высунул голову.
        Поезд, состоявший всего из одного небольшого вагона, прибыл на станцию и, заскрежетав колесами, остановился, прямо перед той колонной, за которой прятался Алексей. Раздался звук, отрывающихся дверей и чьи-то голоса.
        — Ужас, как не люблю кататься по этим тоннелям. Постоянно уши закладывает.
        — Не знаю, а я уже привык.
        На перрон вышли несколько человек. Среди них были трое охранников с короткими автоматами, на плечах и двое немолодых мужчин в белых халатах.
        Охранники, внимательно осмотрелись по сторонам и молча двинулись к лестнице. За ними последовали и те двое довольно пожилых мужчин, которые вели оживленную беседу, и сыпали научными терминами, которые были понятны только им самим. Но все же, по некоторым, фразам, Алексей смог определить, что они были учеными биологами.
        Через какое-то время, вся эта компания из пяти человек поднялась наверх и скрылась из виду. Алексей понимал, что оставаться здесь было нельзя, потому как, на выходе они обнаружат пропажу охранника, который охранял вход в церковь и, скорее всего, вернуться обратно, на станцию, что бы схватить чужака.
        Он запрыгнул в вагон и бросился в кабину управления. Здесь была нехитрая приборная панель, на которой было всего несколько кнопок и один рычаг со стрелками, которые указывали вверх и вниз. На одной из кнопок, был нарисован красный ключ. Алексей нажал на нее и услышал, как загудели электродвигатели. Тогда он, переместил рычаг в верхнее положение, и поезд поехал вперед, обратно в тоннель.
        Вскоре он разогнался до приличной скорости и летел по тоннелю, словно реактивный самолет, унося капитана Меньшова глубоко под землю. Через некоторое время, луч от прожектора, осветил висевшую наверху табличку, которая указывала на то, что он приближается к тупику. Сразу за ней, промелькнули красные огни, и показался край освещенной платформы.
        Алексей переключил рычаг в нейтральное положение и нажал на кнопку отключения двигателей. Поезд остановился на конечной станции, и капитан Меньшов осторожно вылез на платформу, с опаской озираясь по сторонам. Она была точно такая, как и та, что находилась под церковью. Здесь было довольно светло и чисто.
        Тишина, царившая вокруг пугала его.
        Прямо напротив поезда, он увидел широкую лестницу, которая поднималась на площадку. Далее следовал просторный, и хорошо освещенный длинный коридор, стерильно чистые стены в котором, были выкрашены в белую краску.
        Меньшов быстро пересек платформу и бросился вверх по сверкающей лестнице, предварительно вытащив из-за пояса своих брюк пистолет, который достался ему после схватки с настоятелем секты в кинотеатре.
        Не успел он, и подняться на площадку, как вдруг, за спиной, раздался чей-то грозный крик. Голос не был ему знаком.
        — Эй! Ты кто?!! Ну-ка остановись!!!  — охранник, стоявший внизу, возле поезда, наставил на него автомат.  — Как сюда попал?!!
        Продолжая сжимать пистолет в правой руке, Алексей, медленно повернулся назад. Парень, одетый в черную униформу, грозно смотрел на него и ждал объяснений.
        — Так я…это…я здесь работаю,  — не придумав ничего лучше, ответил Меньшов.
        — Что-то я тебя здесь раньше не видел???
        — Это потому, что я новенький.
        — Новенький, говоришь!?  — недоверчиво воскликнул охранник,  — бросай пистолет! И руки подними!!!
        — А, что мне сначала делать, пистолет бросать или руки поднимать?  — проговорил Меньшов с серьезным видом.
        Охранник взорвался.
        — Ты за кого меня принимаешь?!!  — он двинулся в его сторону.  — Пистолет бросай: я сказал!!!
        В тот же миг Алексей выкинул вперед руку и нажал на курок. Прогрохотал выстрел. Охранник, не успев выстрелить, вздрогнул и, повалился на пол. Пуля попала ему прямо в голову.
        Меньшов, быстро сбежал вниз по лестнице и, засунув свой пистолет себе за пояс, вытащил у него из рук короткоствольный автомат. Внезапно, за его спиной, где-то в глубине коридора, послышались тревожные крики и топот чих-то ног.
        Алексей в одно мгновение поднялся наверх.
        По коридору бежали еще два охранника. Увидев его, они открыли по нему огонь из своих автоматов. Пули, короткими очередями застрекотали рядом с Меньшовым.
        Он бросился за угол и, прижимаясь к стене, сел на корточки. Охранники бежали в его сторону, поливая угол коридора, за которым он прятался короткими и длинными очередями. Выждав, когда у них закончатся патроны, он выскочил из своего укрытия и расстрелял их из своего автомата.
        Не успев поменять пустые рожки на полные, противники, подкосились и рухнули на кафельный пол. Алексей быстро вскочил на ноги и бросился прямо по коридору.
        Перепрыгнув через их тела, он миновал, несколько дверей по краям коридора и побежал к его выходу. Внезапно из-за угла выскочила фигура человека в белом халате. Меньшов не хотел стрелять в безоружного человека, но незнакомец, увидев его незнакомое лицо, полез в карман своего халата.
        — Подними руки!  — приказал Алексей.  — Я не буду тебя убивать. Я не за этим сюда пришел.
        Вопреки его словам, мужчина все же выдернул пистолет из своего кармана и попытался направить его на Алексея. Но Меньшов, в ту же секунду выпустил в него короткую очередь. Пули, одна за другой пронзили его тело, и противник упал на пол. Его пистолет отлетел в сторону и ударился о стену.
        Алексей бросился к выходу из коридора.
        Внезапно за его спиной раздался грозный крик:
        — Стоять!!! Подними руки!
        Ему пришлось остановиться.
        Знакомый колос! Меньшов сразу понял, кому он принадлежит, но не мог в это поверить. Он резко обернулся и застыл в глубоком недоумении. Прямо перед ним, у открытой двери, с пистолетом на вытянутой руке, стоял его начальник, майор Иванов, с которым он несколько минут назад разговаривал по мобильному телефону, когда ехал сюда на машине отца Федора. Он никак не ожидал увидеть его так быстро, да еще и в этом месте.
        — Александр…Иванович?..  — запинаясь, проговорил он.
        — Здравствуй, Алексей.

* * *

        Майор Иванов, как и прежде, был одет в черный строгий костюм с галстуком, коротко выстрижен и гладко выбрит. Он стоял, в нескольких метрах от него и крепко сжимал пистолет в правой руке. Как и прежде, лицо его было серьезным и непроницаемым. Только вот смотрел он на Алексея, не тем старым дружелюбным взглядом, как раньше, а воинственно настроенным, и даже враждебным взором хищника, готового к нападению.
        — Вы уже здесь??? Не ожидал вас увидеть так скоро,  — глубокому удивлению Алексея не было предела, он судорожно пытался осмыслить все происходящее сейчас с ним и не находил ответа.  — Может, уберете пистолет?
        — Не могу,  — покачав головой, ответил майор, продолжая держать его на прицеле.
        — Почему???
        — По определенным причинам…
        Меньшов стоял прямо напротив него и не верил своим глазам. Но, кажется, он уже начинал понимать, в чем тут дело.
        — Как вы оказались здесь так быстро???
        Иванов вздохнул и слегка улыбнулся.
        — Я уже давно в этом городе.
        — Зачем вы в меня целитесь???
        — А ты сам как думаешь?
        И тут Меньшов взорвался.
        — Так вы с ними за одно?!!  — он в ярости посмотрел на своего начальника, как на самого последнего предателя,  — Продажная тварь, вот ты кто!!! И за сколько же они тебя купили?!!
        — Меня никто не покупал,  — спокойно проговорил Иванов,  — Я давно знаком с этими людьми. Я знал их еще да того, как ты появился на свет. Я часть всего этого. Я один из них. Понимаешь?
        — Так вот откуда они узнали обо мне и моем прошлом,  — Меньшов, тяжело вздохнув, с ненавистью посмотрел на своего начальника.  — Значит, с самого начала не было никакой секретной операции и этого тайного расследования, которым я занимался в этом городе. Тогда какого черта, вы поручили мне это задние?!!
        — Как это ни прискорбно звучит, но мне просто надо было от тебя избавиться. Другого варианта я не видел.
        — И для этого вы отправили меня, в этот чертов городишко?!!
        — Ты один из лучших, может быть даже самый лучший, ты бы рано или поздно меня раскусил, возникли бы подозрения. А так, на лицо вполне естественная смерть при выполнении задания.
        — Зачем ВАМ все это?  — сокрушенно проговорил Алексей.
        — Ты даже не представляешь, какую силу мы будем иметь, какую власть над людьми…
        — И вы в это верите?
        — Ну, конечно,  — майор загадочно улыбнулся и на секунду задумался.  — Это смысл всей моей жизни. Это сложно объяснить…
        — И как ты во все это ввязался?
        — Долгая история. Я как-нибудь потом тебе расскажу. А сейчас бросай автомат!
        Алексей стоял на месте, продолжая держать оружие в руках.
        — Не вздумай делать глупости,  — предупредил его майор.  — Если ты не остановишься сейчас, они просто убьют ее. Ты понимаешь, о ком я говорю? Я думаю, понимаешь. Все зависит от тебя. Ее жизнь сейчас в твоих руках. У тебя есть два варианта: либо, ты бросаешь автомат, и она остается в живых, либо ты убиваешь меня, и тогда она умирает вместе со мной. Выбор за тобой.
        Автомат Алексея с грохотом упал на пол.
        — Ну, вот и славно,  — проговорил Майор, снимая пистолет с предохранителя, и подходя к нему.
        — Где она?!  — зло проговорил Меньшов.
        — Это уже не важно.
        — В смысле?
        — Для тебя это уже не важно.
        — Постойте, но как же…
        — Прощай…
        Его указательный палец лег на спусковой крючок. Алексей зажмурил глаза.
        Тут же раздался оглушительный выстрел.
        «Ну, вот и все»,  — пронеслось у него в голове,  — «Это конец. Как странно, он выстрелил в меня, а боли совсем нет. Так, наверно, и должно быть. Пуля попала в голову, и вышибла мне мозги, именно поэтому я ничего не чувствую. Какая легкая и безболезненная смерть. Вот только совсем не вовремя».
        Внезапно что-то тяжелое упало на пол.
        Алексей открыл глаза и увидел перед собой, тело мертвого майора. Он лежал на полу, с дыркой в голове, из которой сочилась красная и густая кровь. Прямо перед ним, стоял его сосед — старик Никифоров с дымящимся пистолетом, на вытянутой руке. Он был одет в белый халат, и широко улыбался.



        Глава 20

        Старик засунул за пояс свой пистолет и, подойдя к нему, похлопал его по плечу. Алексей, стоял, словно парализованный. Он судорожно сглотнул и перевел взгляд с тела мертвого майора на Никифорова, который минуту назад спас ему жизнь.
        — Ну, ладно, расслабься,  — проговорил Андрей Павлович и, взяв его за руку, повел к выходу из коридора.  — Все уже позади. Он мертв. И тебе больше ничто не угрожает. А все-таки, мерзкий тип, твой начальник. Ведь он с самого начала все знал.
        — А вы-то как здесь оказались???  — Алексей остановился и посмотрел на Никифорова испытующим взглядом.
        — Ладно, ладно успокойся, я пришел, что бы спасти тебя.
        — Что-то не верится…
        — Я не желаю тебе зла. Я хочу, что бы мы остались друзьями. Я знаю, за чем ты пришел. Пойдем.  — Он повел его к лифту, который оказался в конце коридора.  — Раз уж ты проник сюда, я должен тебе кое-что показать. Более того, я расскажу тебе, все, что тебя интересует, дабы между нами не было недоверия.
        Они остановились возле дверей лифта. Никифоров нажал на кнопку вызова, и Алексей искоса посмотрел на него.
        — Я все не могу понять: как мне к вам относиться? Как к другу, или как к врагу?  — искренне проговорил он, смотря прямо ему в глаза.
        — А это уже тебе самому решать,  — старик зашел в лифт, и протянул ему руку, приглашая его войти вместе с ним.  — Давай заходи. Поедем, прокатимся. Скоро ты сам все узнаешь и поймешь.
        Недоверчиво посмотрев на него, Алексей медленно зашел в лифт.
        Никифоров повернулся к нему спиной, нажал на кнопку с цифрой «1», и они поехали вниз.
        — Ты не ожидал увидеть меня здесь. Это и понятно. Ведь я не тот за кого себя выдавал, как впрочем, и ты. Ты, наверное, уже понял, где мы находимся. Это и есть центр. Головной мозг, всей организации.
        — Я понял,  — кивнул головой Меньшов.  — Я так же понял, что и вы тоже имеете к нему отношение.
        Старик улыбнулся ему в ответ и промолчал.
        Вскоре лифт остановился.
        — Ну, вот мы и на месте,  — проговорил Никифоров, дожидаясь, когда откроются двери.  — Дальше пойдем пешком.
        Они вышли из лифта и оказались в начале длинного и довольно просторного коридора с белыми стенами и кафельным полом. Взяв Алексея за руку, старик, медленно повел его за собой.
        Не успели они сделать и двух шагов, как вдруг из-за угла выскочил охранник в черной униформе. В руках у него был автомат. Он передернул затвор и угрожающе бросился на Алексея. Меньшов, понял, что тот сейчас начнет стрелять, тревожно напрягся и отстранился назад.
        Внезапно старик Никифоров вышел вперед, и, заслоняя своим телом Алексея, остановил разъяренного охранника, выставляя вперед поднятую руку.
        — Не надо, Сергей, опусти автомат!  — проговорил он, покачав головой,  — Он со мной. Все в порядке.
        Охранник, возбужденно дыша, злобно смотрел на Алексея и не желал отступать.
        — Он убил наших людей, Андрей Павлович, он должен за это ответить! Дайте я его прикончу!
        — Нет, Сергей оставь его!  — внушительно проговорил Никифоров, опуская его автомат.  — Я сам с этим разберусь. Ты можешь идти. Это мое дело и я сам решу как мне поступить.
        Охранник, с досадой покачав головой, и бросив в сторону Алексея яростный взгляд, опустил автомат и недовольно зашагал прочь от них, в сторону лифта. Алексей с тревогой посмотрел ему в след и повернулся к старику.
        Никифоров взял его за руку и повел дальше.
        — Не бойся,  — проговорил он,  — пока ты у меня в гостях и я отвечаю за твою безопасность.
        Они медленно пошли по длинному коридору, и старик продолжил:
        — Ну, что ж, начну с самого начала, когда ты попал в наш город, то некоторые люди уже знали, кто ты на самом деле и с какой целью ты сюда приехал. Они решили дать тебе шанс, но в результате, поплатились за это жизнью. Впрочем, некоторые из них сами в этом виноваты.
        — Постойте, но ведь я не убивал Филиппова и Данилова,  — воскликнул Алексей.  — Мы нашли их тела в морге вместе с трупом Михайлова. Почему они мертвы? Они ведь, тоже работали на вас, не так ли? Или я не прав?
        — Все верно. Эти люди не справились с заданием, за что и были наказаны. К тому же они затеяли небольшой заговор за моей спиной. И подвергли опасности Ольгу.
        — А что это вы о ней так беспокоитесь???
        — На то есть, свои причины…
        — Какие причины???
        — Неважно. Теперь пятеро из тринадцати верных слуг мертвы. Это конечно, невосполнимая потеря. Но я ни о чем не жалею.
        — Какие еще тринадцать слуг?
        — Аамон — настоятель нашей секты. Лорей,  — глава местной администрации Филиппов. Форо — археолог Михайлов. Шига,  — руководитель следственного отдела Данилов. Вольт — твой непосредственный начальник. И еще — Тадебо, Итчи, Морф, Орто, Крао, Амрон и Кридо — это все наши сотрудники. В том числе и моя ненастоящая жена, которая помогла завлечь тебя на собрание секты. Она — превосходный биолог и неплохо разбирается в генетике.
        — Но вы назвали только двенадцать???
        — Правильно.
        — А тринадцатый?
        — Тринадцатый — это я. Да я являюсь хозяином всего этого, на протяжении уже нескольких десятилетий. Когда мы познакомились с тобой, я захотел, что бы ты стал одним из нас, поэтому, и сделал так, что бы ты попал на собрание секты. Но после того как ты встретился в кинотеатре с Виктором, с этим безумцем в черном балахоне, который решил уничтожить нас с твоей помощью, я понял, что ты уже не будешь на нашей стороне. Но я не знал, что майор хочет от тебя избавиться. Я так же не знал, что и Данилов с Филипповым в тайне от меня, договорились тебя убить и подвергли большой опасности Ольгу, чего я никак не мог им простить. Их тела вы нашли в морге, вместе с трупом Михайлова, когда искали тайник профессора. Это сделал Аамон, мой верный друг и соратник, которого ты позже убил в кинотеатре. Теперь он мертв. И еще один наш выдающийся ученый. И в этом конечно твоя вина.
        — Но вам же ничего не стоит вернуть их к жизни.
        — Это не так,  — покачал головой старик.
        — А как же воскрешение девушки в кинотеатре? Я видел, как ваш настоятель выстрелил ей в грудь, а потом воскресил ее с помощью какого-то чудодейственного эликсира.
        — Это всего лишь искусный трюк, придуманный Аамоном. Он неплохо смотрелся в роли настоятеля секты, не правда ли? На самом деле он врач психиатр, а точнее был им, и знал множество психологических приемов, как сделать людей послушными. Он заставлял их поверить в чудо и получить от них все, что мы хотели. Они убивали, они находили для нас деньги, и все с помощью его хитроумных психологических штучек.
        — А как же Виктор? Его убили в кинотеатре. Я сам видел, как он болтался в петле.
        — У страха глаза велики. Михайлов хотел инсценировать его самоубийство, но ты вовремя его спас. Ты выстрелил по веревке, и он не успел задохнуться. Он тогда не умер, а просто потерял сознание. В своем роде Виктор, есть иуда. Он предатель. Его настоящее имя Орто, и он сын нашего биолога Вольнова. Именно поэтому мы не могли убить его, но он все время мешал нам. При раскопках старой церкви он был вместе с нами, еще совсем ребенком. Ему тогда было всего три-четыре года. При посвящении мы нарекли его Орто, десятым слугой дьявола. Но, повзрослев, он понял, что наши опыты не совсем гуманны и однажды заявил, что не желает принимать в этом участие.
        — Почему он намекал мне именно на девятую заповедь?
        — Как бы тебе объяснить,  — старик слегка улыбнулся,  — Девятая заповедь, есть основа всего. Во всяком случае, для меня.
        — Всего?
        — Да всего.  — Никифоров на какое-то время задумался, подыскивая нужные слова.  — Она говорит о том, что вы христиане блуждаете в темноте и сами не подозреваете, что черное это белое, а белое это черное. Сатана был лучшим другом церкви во все ее времена,  — гласит девятая заповедь. Понимаете Алексей, что бы верить в бога совсем не обязательно ходить в церковь и кланяться там перед иконами. Бог у каждого у нас в нутрии, в душе. Вот здесь,  — старик положил руку себе на грудь.  — Пусть даже у каждого он свой, у вас один у меня другой. И для меня истинно верующий человек, не тот, что ходит в церковь, что бы отчиститься от грехов и идти дальше грешить, а потом опять идти за прощением, а тот, который имеет совесть и чувствует свою вину не только перед богом, а перед живыми людьми. Даже многие представители вашего христианского учения утверждают, что церковь, это не то место, где нужно общаться с богом. Если бог, каким бы он ни был, не живет в человеке так незачем и в церковь ходить. Я всегда утверждал это, и буду утверждать.
        — По мне так пусть лучше люди ходят в церковь, нежели на собрания всяких сект, которые только разрушают их психику.
        — Вот и Виктор так считал. Он хотел разоблачить нас. Он следил за тобой, мы знаем, что он был у твоего дома, он знал, что увидит тебя на собрании секты, и тогда он решил встретиться с тобой и все рассказать. И не только рассказать. Он повел тебя по коридорам кинотеатра, что бы показать помещение, скрытое под землей, которое служило своего рода питомником для изучения и распределения живых особей. Но мы вовремя спохватились, и он не успел показать тебе вход в бункер. Впрочем, позже ты и сам его нашел, когда проник в кинотеатр через черный вход.
        — Идея создания секты принадлежит вам?
        — Для проведения опытов, нам нужен был живой материал. А именно, люди. И тогда мы решили основать секту.
        — Почему именно сатанинскую?
        — Учение сатаны, было ближе мне всегда, нежели какое-либо другое. Вспомни, его третью заповедь. «Жизнь есть величайшая милость, смерть — величайшая немилость. И, посему, надо прожить большую часть жизни — здесь и сейчас. Так как желаешь, не считаясь ни с кем!» Разве не так мы живем? Разве не так нужно жить? Ведь это же очевидно.
        — Просто вы боитесь смерти.
        — Смерти боятся все. Люди, верующие в бога, обманывают себя мыслями о том, что жизнь для них не закончиться, и они непременно попадут в рай, которого на самом деле не существует. Впрочем, я не собираюсь тебя разубеждать.  — Никифоров, вздохнул и продолжил свой рассказ: — При раскопках мы наткнулись на неизвестный доселе элемент. Это был камень, который излучал сильную электромагнитную энергию. А еще в пещерах мы нашли старую книгу. Это было послание древних. Там говорилось о священном бессмертии, и о тринадцати помощниках дьявола. Как ни странно, но в нашей группе, учувствовавшей в раскопках, было как раз тринадцать человек, включая и малыша Виктора.
        — И вы в это поверили?
        — Конечно. Ведь все мы тогда были атеистами, и поэтому нам сразу приглянулась новая, близкая по духу нам, религия и вероучение, которое было альтернативой другим.
        — А что за элемент?
        — Его свойства просто ошеломили нас. Попадая под его излучение мертвые растения, начинали оживать. Тогда как живые погибали. Но самое невероятное событие произошло, когда при раскопках сбили собаку Михайлова. Он постоянно таскал пса с собой, и вот однажды произошло несчастье. Он отнес его в пещеры и решил похоронить его там. Он положил его на землю и ушел за лопатой, а когда вернулся обратно, пес уже был живой. Воскресшая собака стала для нас символом бессмертия. Ее деревянные фигурки есть у каждого нашего сотрудника.
        — Постойте, а как же секретный военный завод? Какое он к вам имеет отношение?
        — Никакого. Да действительно военные в конце сороковых годов обнаружили большое скопление энергии в этих местах, проводили опыты, исследования, но найти источник им так и не удалось. Секретный завод, который был построен на берегу реки, постигла печальная участь. Люди, работавшие там, часто умирали не своей смертью, и никто не мог объяснить почему. Наука тогда была еще не том уровне, на котором она находится сейчас.
        — А памятник собаке в центре города?
        — Ха! Это Филиппов постарался. Он как-никак, хозяин города, вот и поставил памятник.
        — А может, собака и не умирала?
        — Я лично держал на руках ее труп,  — улыбнулся старик, и после некоторого молчания продолжил: — Естественно нам нужно было проводить опыты, тогда-то мы и основали секту. Завлекая людей, мы делали, так что бы они сами хотели идти на смерть. Ты же помнишь, как кричал зал в кинотеатре? Они ложились под нож и говорили нам спасибо. Они верили, что действительно обретут бессмертие и станут богами. Жалкие людишки! Они подписывали любые бумаги, совершали самоубийства, нередко и сами шли на преступления, ради нас, как например Олег Ветров. Наверно, Ольга рассказывала тебе о нем. Он должен был убить свою жену, она знала, что он участвует в нашей секте, беспокоилась за него и следила за ним. Однажды во время очередной своей слежки, она каким-то образом увидела, как мы уводим живых людей в подвал кинотеатра, и рассказала об этом своей соседке. Возможно, она была и в самом бункере. Мы не могли допустить, что бы она начала действовать. Тогда мы приказали Олегу убить свою жену и соседку, но он не справился. И тогда все работу за него пришлось выполнять Михайлову и убрать его самого.
        Внезапно Никифоров перестал говорить. Он остановился и наклонился вниз, что бы завязать шнурки на правом ботинке. И вдруг из кармана его халата выскочил пистолет и с грохотом упал на пол, прямо у его ног.
        Алексей заметил это, и старик тут же бросился к пистолету.
        Капитан дернулся в его сторону, но, глядя на его реакцию, остановился.
        — Не бойся,  — проговорил Никифоров, спокойно подбирая пистолет с пола, и убирая его обратно в карман,  — Это для самообороны. Пока ты со мной тебе ничто не угрожает.
        Меньшов вернулся на свое место и недоверчиво взглянул на старика:
        — Ну, а зачем вы убили профессора?
        — Профессор, в конце концов, догадался обо всем. В своих бумагах он все и описал. Прежде, при вскрытии первых трупов он не мог найти причины смерти. Но, наконец, он смог это сделать. Он нашел, частицы этого вещества, которое мы вводили мозг живым людям. Смерть наступала не сразу, но выглядело все довольно естественно. Профессор, все такие догадался, в чем дело и тогда он вспомнил о Сталинском заводе и еще о том, как когда-то давно, около 20 лет назад, нашли захоронения старинной церкви. Он знал, что при ее раскопках находили мертвых людей, и, так же как и в его случае, причины смерти, невозможно было объяснить. Он знал, что больше всего о раскопах, знает Отец Федор, служитель Святотроицкого собора. Но он лишь упомянул его в своих записях, так как молодой священник знал об археологической находке от своего отца, который тогда помогал нам, но в самих раскопках не участвовал. Профессор решил не создавать лишнего шума и сам отправился прямиком на место раскопок. Он проник в церковь и попал в первый бункер, под старым заводом. Там мы храним трупы, приготовленные к захоронению. Тогда-то он и догадался в
чем дело. Он смог выкрасть образцы вещества, которые спрятал у себя в тайнике. Когда он выходил, то столкнулся со мной, и я попытался его остановить, но профессор оказался проворнее. Сбил меня с ног и был таков. Он вернулся к себе в кабинет, и принялся проводить исследование препарата, но так и не закончил его. Нам пришлось убить профессора, ведь мы были на грани провала, нас могли вычислить. Особенно был опасен ты со своим безудержным желанием все выяснить и во всем разобраться. Мы догадывались, что Иванов — твой начальник, и в свою очередь наш верный соратник хочет от тебя избавиться. Мы решили дать тебе шанс уехать из города, при чем не один. Помнишь? Мы даже думали привлечь тебя к нам. Нам нужен был человек с таким опытом и связями. С тобой бы наша организация обрела новую силу. Но ты оказался довольно упертым и решил действовать по-своему. Вот что из этого вышло.
        — А зачем вы выкрали Антона из психбольницы?
        — Этот парень — это единственный удавшийся эксперимент. Он был уже на волосок от гибели, когда мы нашли его. Вещество странным образом начало восстанавливать его иммунную систему, и он стал поправляться. Да еще и сам бросил употреблять наркотики, без всякой посторонней помощи. К тому же, у него стали открываться телепатические способности, он мог видеть, на расстоянии, мог угадывать мысли. Это было невероятно, мы не могли потерять такое редкий экземпляр. Он давал нам надежду и вселял уверенность в нашем деле. С него-то все и началось. Помнишь, как на тебя напали возле твоего дома?
        — Да, меня тогда саданули поленом по голове.
        — Так вот это были наши люди,  — улыбнулся старик,  — они гнались за ним. Он тогда по странному совпадению выбежал именно к твоему дому. Ты помешал им поймать его. Он убежал, а позже попал в психбольницу. Тогда мы выкрали его и пригрозили тамошнему персоналу. Они инсценировали побег. А вот старик охранник помог нам заманить вас в морг и найти для нас компрометирующие записи профессора и образцы нашего препарата. Что вы и сделали. Вы с Ольгой поехали на квартиру Мельникова. Там ничего не нашли, так же как и мы. И тогда Ольга вспомнила о тайнике, который находился в морге, я правильно говорю?
        — Да,  — сухо ответил Алексей, шагая по кафельному полу вместе с Никифоровым.
        — И тогда вы поехали в морг. Мы следили за вами от самой психбольницы. Ну, что ж, вот мы и пришли,  — проговорил старик, подходя к широкой металлической двери в конце коридора. Он открыл ее, и вместе с Алексеем они вошли внутрь помещения, с прозрачными стенами из толстого стекла.
        Над полом возвышалась приборная панель с многочисленными кнопками, какими-то датчиками, жидкокристаллическими дисплеями и многочисленными проводами. Посередине находился длинный рычаг, с красной и синей полоской. Никифоров подвел Алексея к стеклу и торжественным голосом произнес:
        — Вот оно!
        За прозрачной стеной находилось помещение, похожее на огромный широкий колодец, высотой с трехэтажный дом. На дне его, находился металлический саркофаг, от которого исходило слабое зеленоватое свечение. Он был весь опутан какими-то шлангами и длинными проводами, которые тянулись к верху и скрывались за металлической стеной.
        — Это наше творение,  — с нескрываемой гордостью, проговорил Никифоров, глядя через толстое стекло, на свое детище.  — Вот оно, восьмое чудо света. Это великое научное открытие, которое перевернет все мироустройство.
        Алексей с нескрываемым раздражением отстранился от стекла.
        — Зачем вы забрали Ольгу?
        — Она нужна мне,  — твердо ответил старик.
        — Для чего?
        — Я не могу сказать.
        — Почему именно она?
        — Потому что, так надо.  — Никифоров отошел от стекла и нажал на какую-то кнопку.  — Тебе незачем знать. Я отпущу тебя, а ты оставишь меня в покое. Я даже закрою глаза на то, что ты убил охранников, и одного нашего ученого. Я отпущу тебя. Взамен я дам тебе слово, что с ней все будет в порядке. Она останется, жива, если ты покинешь этот город, и больше никогда не будешь мешать нам, заниматься тем, чем мы занимаемся. Можешь поверить мне — я слов на ветер не бросаю.
        Внезапно дверь в другом конце помещения отворилась, и в комнату вошли три охранника с автоматами. Они тут же подскочили к Алексею и, схватив его за руки, повели к выходу.
        Никифоров пошел следом за ними, у двери они остановились.
        — Они выведут тебя отсюда,  — проговорил он.  — Надеюсь, мы больше никогда не встретимся. И помни — ее жизнь теперь в твоих руках. Я надеюсь, ты никому не расскажешь, о том, что здесь видел, ведь ты же не хочешь, что бы она пострадала. Верно?
        — Постойте!!!  — закричал Алексей.
        — Все. Прощай.
        Охранники вывели его из помещения и потащили вверх по лестнице. Старик закрыл за ними дверь и вернулся к пульту. Вскоре, Алексей в сопровождении высокорослых парней в черной униформе, оказался в узком тоннеле, который поднимался все выше и выше. Пытаться вырваться было бесполезно. Он уже не дергался. Послушно шагал по сырому полу, и думал о том, что же делать дальше.

* * *

        Вскоре охранники остановились возле узкой металлической двери, и, выпустив его из рук, направили на него автоматы. Меньшов, отскочил в сторону и, с опаской посмотрев на них, застыл в тревожном ожидании.
        — Все, дальше ты пойдешь сам,  — проговорил, один из них,  — За этой дверью будет коридор, он выведет тебя к лестнице. По ней поднимешься наверх. Там есть выход, ты найдешь его без особого труда. Все — иди.
        С этими словами он отворил дверь наружу и, встав на пороге, пропустил Алексея вперед. Меньшов, прошел, мимо него и взялся за дверную ручку. Охранник не заметил этого. Двое, остальных, так же потеряв бдительность, смотрели по сторонам. Внезапно, Алексей остановился сразу за порогом, продолжая держаться за дверную ручку, и повернулся назад.
        — Ну, в чем дело?!  — зло проговорил парень, стоявший рядом с ним.
        В ту же секунду Алексей с размаху ударил его дверью.
        Охранник, болезненно вскрикнул, и, выронив автомат из рук, упал на пол, прямо в дверном проеме. Не теряя времени, Меньшов, подскочил к нему, быстро схватив его автомат, отпрянул в сторону и укрылся за дверью. Двое других парней в черной униформе, тревожно задергались, и попытались открыть по нему огонь.
        Но было уже поздно.
        Алексей в ту же секунду расстрелял их из своего автомата. Выронив оружие из рук, они оба рухнули на пол. Грохот от выстрелов, эхом прокатился по коридору. Вероятно, его слышали и другие обитатели подземного логова.
        Алексей перешагнул через мертвые тела, и бросился обратно.
        Пробежав по тоннелю несколько метров, он внезапно остановился. На встречу ему выскочили еще два охранника. Они сразу же заметили его и, застыв на месте, открыли по нему огонь.
        Он упал на пол и выпустил в одного из них короткую очередь.
        Парень содрогнулся и, вскрикнув от пронзившей его боли, упал замертво. Второй, заметив, это, отскочил в сторону и продолжил стрелять. Автомат, не переставая, грохотал у него в руках.
        Алексей выстрелил в ответ.
        Охранник упал и выронил оружие на пол.
        В тоннеле повисла тишина.
        Меньшов, вскочил на ноги и бросился дальше. Окинув мертвые тела охранников быстрым взглядом, и убедившись, в том, что никакой опасности для него они больше не представляют, он принялся спускаться вниз по лестнице.
        Когда он оказался внизу, то заметил, что дверная ручка медленно опускается вниз. Кто-то намеревался выйти наружу. Раздался характерный скрип, и когда дверь слегка приоткрылась, Алексей изо всех сил ударил по ней ногой.
        Никифоров, который находился в это время за дверью, отлетел в сторону и упал на пол, выронив при этом свой пистолет. Меньшов перескочил через порог и, подбежав к нему, наставил на него автомат. Кроме него в комнате, больше никого не было. Остальные охранники, в это время, бежали по коридорам обители, на помощь своему хозяину.
        — Где она?!!  — зло проговорил Алексей, угрожая ему автоматом.  — Лучше будет, если вы сразу скажете мне правду. Я не стану вас убивать, просто заберу ее, и мы уйдем.
        — Процесс уже начался,  — проговорил старик, морщась от боли.  — Ты ей уже ничем не поможешь.
        — Какой еще процесс?!!
        Никифоров попытался подняться с пола.
        — После которого, она уже не будет той, что прежде, и вряд ли сможет вспомнить тебя.
        — Остановите это.
        — Я не могу.
        — Почему???
        — Уже слишком поздно.
        — Почему вы ее удерживаете? Какое, отношение она имеет к вам?
        — Она…  — в задумчивости проговорил Никифоров, усевшись на пол.  — Если тебя это так интересует, я расскажу. Она, наверное, говорила тебе, что у нее не было родителей, и воспитывалась она в детском доме? Так вот у нее все-таки есть родители. Она моя дочь.
        — Что???  — воскликнул Алексей и в недоумении посмотрел на старика, тот утвердительно кивнул головой.
        — Просто не могу в это поверить…
        — Может быть, ты видел медальон у нее на шее? Там изображена латинская буква V. Он достался ей от меня. Ее мать была одной из первых подопытных. Однажды я ввел ей препарат. Она умерла при родах и на свет появилась девочка. Я следил за ней всю жизнь. Я специально сделал так, что бы она попала именно в этот город. Я не могу отдать ее тебе, понимаешь? Она не изучена. Мне еще многое предстоит сделать.
        — Вы что собираетесь ставить опыты над своей собственной дочерью???
        — Наука требует жертв мой мальчик. Поэтому я никак не могу остановить процесс трансформации.
        — Трансформации?
        — Да. Это очень сложный…
        — Хорошо, тогда я остановлю его сам!  — Алексей схватился за рычаг, с синей и красной полоской. Он заметил, его еще тогда, когда впервые оказался у пульта управления, возле смотрового окна. Он обернулся и посмотрел на Никифорова.  — Что это?
        — Только не трогай!  — завопил старик,  — Не смей! Ты не знаешь, что может случиться!!!
        — Сейчас я это выясню.
        С этими словами Алексей переключил рычаг в положение красной метки и выдрал его вместе с проводами из защитной коробки. Внезапно, раздался какой-то странный гул, после чего что-то щелкнуло и на дисплее, который висел над пультом управления, засветились цифры 1:00. Моргнув три раза, они изменились на число 59, и начался обратный отсчет. Холодный женский голос из динамиков, возвестил об опасности:
        — «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось пятьдесят девять секунд».
        — Что ж ты натворил?!!  — старик схватился за голову, и в отчаянии вскочил на ноги. Алексей ударил его в живот и наставил на него дуло автомата. Никифоров распластался на полу.
        — Охлаждение!!!  — закричал он.  — Надо включить охлаждение, естественное охлаждение, возможно, это поможет,  — бормотал он про себя, словно сумасшедший.
        — Где она?  — повторил Меньшов свой вопрос, пригрозив ему автоматом — Отвечай!
        — Третий блок, это на третьем этаже,  — ответил стрик, смотря не на Алексея, а на пульт управления.  — Иди-иди туда!!! Только ты ничего не сможешь сделать. Ты и так уже все сделал. Как теперь все это исправить?!!
        Алексей выскочил из комнаты и бросился по пустому белому коридору в сторону лифта. Старик вскочил на ноги, и, подбежав к пульту управления, принялся с остервенением стучать по клавишам на клавиатуре, вводя информацию в главный компьютер.
        — «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось сорок девять секунд»  — возвестил голос в динамиках.
        Алексей выскочил из комнаты и побежал по длинному коридору в сторону лифта, на котором они вместе со стариком несколько минут назад спустились вниз.
        Внезапно он поскользнулся на скользком кафельном полу и упал на спину, при этом выронив автомат из своих дрожащих рук. Выругался и снова вскочил на ноги. Схватив оружие, он бросился дальше. В коридоре пока никого не было. Слышались только, какие-то странные хлопки и пронзительные звуки аварийной сигнализации.
        Меньшов подбежал к дверям лифта. Они были закрыты. Он ударил по кнопке вызова, и где-то наверху что-то загрохотало. Лифт поехал вниз. Снова прозвучал холодной голос в динамиках.
        — «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось тридцать девять секунд».
        Старик Никифоров, тем временем, пытался исправить положение. Сидя за пультом управления, он неистово стучал по клавиатуре, вводя информацию в главный компьютер, на дисплее, которого высвечивалась всего одна надпись:


        «Высокая температура. Состояние критическое».

        — Что же делать?  — в ужасе бормотал он.  — Что же делать? Ведь, должен же быть какой-то выход.
        Внезапно он остановился, как будто что-то вспомнил, и ударил себя ладонью по лбу.
        — Точно! Как же я сразу не догадался?!!  — он принялся снова что-то печатать.  — Вода, вот наше спасение. Затопить все, это единственный выход. Только бы успеть.
        Тем временем, где-то в дальних тоннелях бункера, заскрипели металлические ворота, и огромный шквал воды хлынул в открытые шлюзы. Вода с огромной скоростью, заполняла подземные коридоры бункера и поднималась все выше и выше, сметая на своем пути все, что попадалось ей навстречу.

* * *

        «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось двадцать девять секунд» Алексей бросил тревожный взгляд на динамики, которые были развешаны по всему третьему блоку. Времени оставалось мало. Он бросился вперед, по длинному коридору. Внезапно навстречу ему выскочил охранник.
        Меньшов наставил на него оружие и нажал на курок.
        Прозвучало всего несколько выстрелов, и автомат предательски затих у него в руках. Закончились патроны. Но все же те, что были выпущены до этого, достигли своей цели. Охранник, вскрикнув от боли, подкосился и упал на пол. Алексей, откинув автомат в сторону, побежал дальше по коридору.
        «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось девятнадцать секунд»  — предупредил холодный голос.
        Меньшов добежал до конца коридора, и оказался возле двери, пожарного выхода. Об этом говорила табличка, на стене. Напротив аварийного выхода была еще одна дверь. Не раздумывая, он дернул ее за ручку, дверь распахнулась и его смело мощным потоком нахлынувшей воды.
        «Внимание, угроза детонации. До полного уничтожения осталось девять секунд».
        Это было последнее, что он услышал. Вода стремительно подхватила его и отбросила к аварийной двери. Дверь распахнулась, и Алексей влетел в дверной проем, едва успев задержать дыхание, что бы ни захлебнуться.
        Мощной волной его вынесло наверх, и он оказался в огромной металлической трубе. Он попытался ухватиться руками за края небольшого выступа, но ничего не получилось. Вода просто смела его, и он сорвался вниз. Течение понесло его по трубе с огромной скоростью. Под водой его кидало из стороны в сторону, и переворачивало так, словно он находился в невесомости. Мощный напор воды уносил его все дальше и дальше, и он ничего не мог с этим поделать.
        Тем временем старик Никифоров, обреченно, уронил голову на пульт управления и зарыдал.
        — За что?! За что?! За что?!  — в ужасе твердил он, предчувствуя скорую смерть.  — Чем я не угодил тебе, мой повелитель. Ведь я делал все правильно. Я делал все так, как приказывал мне ты!!!
        А между тем голос из динамиков насмешливо отсчитывал время.
        — «Восемь секунд».
        — «Семь секунд».
        — «Шесть секунд».
        — «Пять секунд».
        — «Четыре».
        — «Три».
        — «Два».
        — «Один».
        На дисплее засверкала цифра 0. И все стихло.
        Огромный поток воды вынес Алексея из трубы, и он оказался в воздухе над рекой, которая протекала возле старого заброшенного завода. С огромной высоты он упал в воду и пошел ко дну. Взрыв был настолько сильным, что он даже под водой почувствовал, как содрогнулась земля. Вскоре он выплыл на поверхность и жадно набрал в легкие воздух. Старое здание завода полыхало в огне, а в воздухе кружился черный и едкий дым, который густым облаком расстилался над огромной территорией вдали от ночного города.



        Эпилог

        Спасатели МЧС и специалисты спелеологи проводили раскопки взорванных тоннелей. Исследовали пещеры. Искали людей, которые возможно могли уцелеть после взрыва, уничтожившего почти все подземные сооружения. Надежды было мало. Но Алексей все же с нетерпением ждал вестей у себя в кабинете.
        Он не мог находиться на том месте и в том городе, где он потерял Ольгу. Надо было чем-то отвлечь себя. Мрачные мысли то и дело лезли ему в голову.
        Внезапно раздался телефонный звонок. Звонил Виктор Старостин, его старый знакомый. Он руководил спасательной операцией на месте взрыва.
        — Кажется, мы кое-что нашли,  — проговорил он, взволнованным голосом.
        — Что именно?!!  — Алексей прильнул к трубке, затаив дыхание.
        — Мы добрались до бункера, где содержали подопытных людей.
        — Живые есть?  — дрожащим голосом проговорил Меньшов.
        — Нет. Дело в том, что здесь никого нет.
        — Что значит: никого???
        — Ни живых, ни мертвых. Камеры открыты, но в них пусто.
        — То есть, возможно, они уцелели?  — с надеждой воскликнул он.
        — Не буду исключать и этот вариант.
        — И где же они?
        — Я не знаю. Но в одном из тоннелей мы наткнулись на останки людей, погибших от взрыва. Может быть это люди из числа подопытных, а может — и нет. Не могу точно сказать. После такого мощного взрыва остались лишь одни кости.
        Меньшов тяжело вздохнул.
        — Да и еще, кое-что. Может быть, это не так важно…
        — Что именно?!!
        Старостин на некоторое время призадумался и после некоторого молчания заговорил:
        — В одной из камер мы нашли цепочку с медальоном. На ней изображена латинская буква V или это цифра пять, точно не могу сказать. В самой камере пусто, но остались кое-какие личные вещи и верхняя женская одежда. Не знаю, окажется ли полезной для тебя эта информация, но на этом пока все.
        Конец


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к