Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ковшик Павел: " Рассвет Над Балтикой " - читать онлайн

Сохранить .
Рассвет над Балтикой Павел Иванович Ковшик

        Четверо мужчин и подросток, сын одного из друзей, решили провести отпуск на Карибских островах. Подготовив к океанскому переходу небольшую шхуну, построенную своими силами, взяв все необходимые припасы они отправляются в путь. Но совершенно невероятным образом вместо путешествия по морю они перемещаются во времени. 1654 год. Русское царство вступило в войну с Речью Посполитой за земли Украины. Только что закончилась первая Англо-голландская война, и уже зреют планы шведского короля Карла 10 о вторжении в Польшу, что приведет к «Потопу» и выльется в первую Северную войну.
        Что делать, когда вокруг чужой и зачастую недобрый к путешественнику 17 век, под ногами палуба тонущей шхуны, а на горизонте берег Курляндии?

        Павел Ковшик
        Рассвет над Балтикой

        Предисловие

        О чем эта книга? О нашей истории. Об альтернативной истории. Этот жанр научной фантастики имеет свои правила и рамки. Никакой магии и сверх способностей. Никаких роялей в кустах. А если рояль и присутствует, то главный герой вынужден тащить его на своем горбу. Надрываясь и матерясь. Профессиональные историки как правило не берутся за такую работу. Они твердо убеждены, что «история не имеет сослагательного наклонения». Но, иногда, случается, что человек любящий историю увидит в общеизвестных фактах какие-то новые грани, и взглянет на них не беспристрастно, а с интересом. Сможет продлит цепь событий, от какой-то поворотной точки, не туда куда повернула реальная история, а на одну из возможных дорог… альтернативной истории. Взяться за этот роман меня вынудило потрясение. Я был просто ошеломлен одной личностью и удивлен одним событием. Якоб Кетлер герцог Курляндии и Семигалии. Когда латыши хотят что-то сказать о величии своей страны, они вспоминают герцога Якоба. О его заморских колониях, о богатстве его герцогства. Но в остальное время Кетлер для них угнетатель-немец, рабовладелец и человек,
подозреваемый в связях с Москвой. И все это правда. А еще Яков Вильгельмович был весьма образован для своего времени, отличался огромным трудолюбием и если позволите, некоторым авантюрным азартом в жизни. Он сам не сидел без дела, и заставлял работать людей. Строил корабли, организовывал мануфактуры, занимался интенсификацией сельского хозяйства, и торговал. А на заработанные деньги скупал землю, строил новые корабли, организовывал колониальные экспедиции и снова торговал. И все это он ухитрялся делать, когда вокруг, практически постоянно шли войны. Всех со всеми. И при этом нужно знать, что Герцог был не единоличным правителем герцогства… а всего лишь «назначенным руководителем с ограниченными полномочиями». А если учитывать размеры Курляндии - 32 000 км кв. (а это немного больше площади Калужской или Владимирской области), и населением в 200 000 человек и те достижения, к которым Якоб Кетлер пришел к 1658 году - флот более 100 судов, треть из которых были военными кораблями (для сравнения военный флот Англии - 100 кораблей, а Швеции - 40), две колонии - в Африке и на карибском острове Тобаго,
бюджет, примерно в два раза превышающий Шведский,  - то понимаешь, что он был одним из, а возможно и самым выдающимся руководителем 17 века.
        А событие, которое меня удивило - «невзятие» Риги русскими войсками царя Алексея Михайловича Романова в 1656 году. 25 000 армия не смогла взять крепость с гарнизоном 4 000 человек. У всякого военного провала есть масса причин. Если бы царь не жалел людей, если бы была блокада Риги со стороны моря, если бы… если бы… Как бы то ни было Алексей Михайлович, в отличие от своего сына не смог взять Ригу. И результатом этого «невзятия» стало значительное ухудшение военно-стратегической и политической обстановки. Война с Польшей длилась еще 10 лет, произошла «Руина», «Медный бунт», а территории Белоруссии и правобережной Украины практически обезлюдили. А еще, одним из последствий этого «невзятия» был провал планов о торговом и экономическом союзе Курляндского герцогства и Московского княжества и возможном в последствии принятии княжеством вассалитета герцогства. А как следствие - интервенция шведских войск и практически полное разорение Курляндии в 1658 году.
        И царь, и герцог были заинтересованы друг в друге. И по политическим, и по экономическим причинам… Но… Герцог опасался шведской угрозы, да и русских «варваров»… А молодой царь, в то время, еще плохо ориентировался в «европейской политике».
        И если бы только появился человек, который бы просто мог сказать герцогу… то возможно… мир стал бы лучше… В альтернативной истории.

        Пролог

        Кто-то трясет за плечо и выдергивает меня из сна. Какого….
        - Адмирал, с берега идет лодка,  - в сумраке каюты угадываются очертания лица. Заметив, что я открыл глаза, лицо отдаляется, превращаясь в фигуру подростка лет 15…
        «Ага, это Мишка адмирала будит,  - ухмыляюсь про себя,  - ну что ж, между делом займемся педагогикой».
        - Доложите по всей форме.
        - Товарищ Приватир - Адмирал, по Вашему указанию о побудке при важных известиях провожу вашу побудку. От берега идет лодка, с учетом видимости, предположительно лодка наблюдателей. Идет быстро. На море: ветер северо-восточный, два балла, облачность отсутствует. За время вахты происшествий не было. Доложил курсант Микаэль Бэр.
        - Вольно. Совсем другое дело… а теперь слушай приказ - Разбудить боцмана, передать по команде - общий подъем, по местам стоять, с якоря сниматься, вахтенному сигнальщику передать на флотилию: «сниматься с якоря, принять маневр для построения в линию курсом юго-восток». После выстраивания порядка ночной вахте разрешаю отдых.
        - Приказ ясен?
        - Так точно Приватир-Адмирал!  - Мишка подносит два пальца к виску и, развернувшись, вылетает из каюты.
        Натягиваю кожаную куртку, служащую одновременно кителем - на плечах красные погоны со здоровыми золотыми крабами - «Комарад Амираль» - как-никак… У капитанов краб серебряный и меньше моего… поднимаюсь на палубу. По левому борту виднеется остров Руно. Уже достаточно светло, и видны и сам берег, и лодка, подходящая к моей «Чайке». На кормовой банке сидит юнга и, заметив меня, машет рукой на юго-запад. Взмахнул рукой в приветствии, и перехожу к другому борту. Чуть левее и дальше от острова расположилась моя флотилия - семь бригантин и два пузатых флейта. А прямо на востоке из воды Рижского залива и едва угадываемого берега встает Солнце…
        Рассвет над Балтикой… Как тогда…

        Глава 1

        Июнь 2012

        Рассвет над Балтикой… В такую погоду, как сегодня - замечательное зрелище… После свинцовой хмурости начинает проступать бирюза, а затем из моря встает Солнце, заполняя мир яркостью… Где-то там, за нитью горизонта, под встающим светилом Латвия. Северо-западный ветер, не больше 3 метров, позволял нашей «Чайке» - марсельной шхуне, «почти реплике» «настоящего пиратского корабля» уверенно идти к Калининграду. Там подхватим Мишку Криволапого, еще одного одноклассника, и рванем на Карибы. Намечена шикарная культурная программа: Сильвер-банка - дайвинг с элементами подводной рыбалки и кладоискательства (вряд ли что-то найдем), остров Тортуга - историческая экскурсия в самое гнездо французского пиратского братства, и как вишенка на торте - Порт Рояль столица карибского пиратства 17 века… Если получится, то там тоже поныряем… Затопленный город, где даже лошадей подковывали серебряными подковами…Думается мне, на берегу ассортимент пиратских сокровищ «маде ин чина» будет несравненно богаче, но главное ведь сам процесс… А Кириллу так и вообще сказка - на паруснике, да на Карибы искать пиратские сокровища… Да…
В наше время папки в четырнадцать лет таких подарков не делали… Хотя… В то самое наше время и вода была мокрее, и трава зеленее и духмянее… И…
        Глаза уловили какое-то изменение… Все вокруг стало зеленеть, и одновременно замерло. Липкий кислотно-зеленый свет заполнил все видимое пространство, что-то до боли ярко вспыхнуло и … мир… рухнул. Одновременно произошло все и ничего - застрекотали мириады кузнечиков, каждая клеточка тела заныла от боли, корабль вздохнул всем корпусом и скрипнул каждой дощечкой, море гукнуло до самого дна натянутой мембраной и подернулось легкой дымкой. И даже Солнце размазалось по небу широкой дугой, занявшей треть небосвода… Но через один неуловимый миг Солнце оказалось на своем месте, «Чайка» так же неспешно скользила по морской глади, и только мгновение вселенской боли преобразовалось в страх, в ужас заполняющий всю душу, литературно описываемый как «ощущение сопричастности к неведомому». Это самое неведомое, здорово напоминающее повернутый задом наперед корабль «Тысячелетний Сокол» Хана Соло из «Звездных войн» окруженное бледным зеленым сиянием, какими-то совершенно невероятными «стробоскопическими» рывками перемещалось на север. Через пару ударов сердца последовала еще одна вспышка зеленого света и объект
исчез.
        - И что это было?  - из каюты показался Сашка Литвинов,  - я проснулся от жуткого… не пойми, чего, весь в поту, волосы стоят во всех местах и часы электронные встали…
        - Как тебе сказать… «Свет Венеры преломился в облаке болотного газа» …
        - Какой блин свет… какой твою… газ посреди моря…
        - Это он «Людей в черном» цитирует, юморист,  - подключился к обсуждению пережитого Володя Мусаев.
        - Инопланетяне нагрянули что ли?
        - Да вроде того… Стою, вон на восход любуюсь, и вдруг зелень разливается, а потом блямс… ети его через колоду, и все без звука… а потом со звуком накатило… А еще через миг - хлоп … и как шли, так и идем на… ну судя по Солнцу и ветру, куда шли, туда и идем, а судя по компасу на север, о… а сейчас на запад. Похоже компасу ёк…
        - Капитан,  - сказала голова Сережи Шмидта, появившаяся из люка,  - тут эт самое… В трюме слеза давит… Уже ощутимо насочилось. Я как проснулся, то меня такая жуть взяла, что метнулся в трюм… а там… такое впечатление, что доски и не конопатили вовсе… Из всех щелей слеза. И фонарик не светит, надо батарейки поменять. Кстати, а что это было?
        - Судя по тому, как летела тарелка, машинерия братьев по разуму накрылась медным тазом. Так, все слушаем сюда. Тарелка помаячила и свалила, а у нас ЧП. Сейчас мы с Петровичем осмотрим судно, а … Саша, а где Кирилл?
        - Да в койке лежал, когда я выходил.
        - Ладно, тогда Володя осмотри Литвинова младшего, а ты Литвинов старший вставай на штурвал. Курс прежний. Сережа, давай в рубку, и двигло опробируй, на предмет работоспособности. Ну а я на наши «слезы» вблизи взгляну, а потом тоже в рубку… Перегудов достал из кармана зажигалку, пощелкал, и, увидев подрагивающий язычок пламени, удовлетворенно констатировал:
        - О, зажигалка фурычит.
        Через полчаса экипаж в полном составе собрался у штурвала. Последним из рубки вышел Перегудов и увидел следующую картину: Литвинов-старший с каким-то непонятным выражением лица стоял у штурвала, Литвинов-младший сидел, прислонившись к рубке, Володя Мусаев с совершенно невозмутимым видом чистил зубы, а Шмидт сосредоточенно чесал затылок.
        - Ну что у тебя Петрович?
        - Аккумуляторы, похоже, разряжены, двигатель признаков жизни подавать не хочет, и прочее электрооборудование работать отказывается. На бортах слеза.
        - Ну, в рубке та же картина. Где были батарейки, все глухо, а остальное без электричества помалкивает. Но сдается мне, оно и с электричеством не оживет. Компас ведь не просто так взял и размагнитился.
        - Ага,  - подключился к обсуждению Мусаев,  - сотовый тоже накрылся.
        - Кирилл ты как?
        - Да нормально… Только обидно Василий Иванович… Даже из Балтики не вышли… а уже…
        - Так, отставить упаднические настроения!  - Перегудов подтянулся и скомандовал,  - объявляю «Аврал». В связи с поступлением забортной воды в трюм, и отсутствию возможности связаться с берегом - главная задача на текущий момент - спасение жизней, и по возможности судна. Ветер от Готланда, поэтому пойдем к берегу Латвии, хоть до нее и миль на пять дальше. Погода сегодня хорошая, и ветер устойчивый, надеюсь до берега, а здесь миль сорок пять, мы дотянем. В первую очередь меняем курс на восток, и ставим все паруса. Второе. Собираем ручную помпу и проводим осушение трюма. Третье. Спускаем шлюпку, и начинаем собирать ценные вещи. Четвертое. Кирилл с биноклем занимает «воронье гнездо» и докладывает в случае наблюдения берега, или встречного корабля. Пятое. Володя, как будешь свободный, готовь на всех завтрак. Учитывая наши условия, обойдемся консервами. Задачи ясны!
        - Так точно, товарищ капитан,  - нестройно отозвалась корабельная команда.
        - Ничего, я еще сделаю из вас морских волков. По местам стоять…
        Перегудов принял штурвал у Литвинова старшего.
        - Шура, а что у тебя лицо такое, как будто ты съел лимон со вкусом курицы, и не можешь понять, что не так?
        - Да вот запах мне не нравиться… Точнее, наоборот, ветерок теплый, приятный и вроде пахнет морем, но как-то не так. И на небо посмотри - полчаса на палубе, а не увидел ни одной самолетной инверсии. Чуть ли не центр Европы, а ничего.
        - Ладно, с небом и запахами разберемся в процессе, а пока,  - Перегудов повернул штурвал,  - здравствуй Латвия. Надеюсь, младоевропейцы отнесутся к нам как к терпящим бедствие, а не как к посланникам тоталитарного режима…
        Пока Шмидт и отец устанавливали помпу, Кирилл забрался в «воронье гнездо», и постарался устроиться, с максимальными, для создавшегося положения удобствами. Со всех сторон только море. Небо было на удивление ясное и совершенно чистое от облаков. Снизу раздавались досадные или поощрительные возгласы второго родного языка, связывающие процесс сборки помпы и запуска ее в работу. Мусаев свободный от механического конструирования вскрывал консервы и разводил что-то в пятилитровой бутыли воды. Бинокль позволил рассмотреть, что в зеленых пакетиках витаминный напиток из армейских пайков.
        «Странно, вроде и тонем, а совершенно не страшно. Отец рядом… и Перегудов у нас мореман знатный. Сколько лет штурманом на атомной лодке ходил. Как пошутил на сборах Владимир Сергеевич - Чапай со Шмидтом, утонуть не могут, ибо легкими движениями рук надводный корабль превращают в подводный, и идут в таком положении до ближайшего кабака». Тфу…Тфу… Тфу… Кирилл сплюнул через левое плечо, и глаз зацепился за белое пятнышко. В бинокле пятнышко приобрело вид парусника, видимого практически на горизонте.
        - Слева по корме парус.
        - Какой? Приближается или удаляется? Дистанция?  - посыпались вопросы снизу.
        - Я не пойму. Далеко.
        - Кирилл, спускайся вниз и перекуси,  - скомандовал Перегудов,  - Саша, держи штурвал, а я сверху посмотрю на коллег-яхтсменов, хотя толку от них для нас…
        Настроив оптику, капитан стал рассматривать корабль.
        «Ах, белый пароход куда же ты плывёшь… Вот блин, сейчас привяжется. Так… довольно далеко. Вот фок и фок марсель, грот и грот марсель, сзади вроде латинский, хотя непонятно… а это что спереди… фигня какая-то - блинд, что ли… Идет так как мы до поворота, только ближе к Готланду. Далеко. Даже если начнем палить из ракетницы, не увидят. А нехай плывет наш белый пароход. Спускаюсь».
        - Ну что там, Чапай,  - спросил Шмидт, не прекращая качать воду.
        - Нас вряд ли увидят, очень далеко. Больше всего похоже на реплику голландского флейта. По парусному вооружению, вроде флейт… Или фрегат… Такой здоровый блинд на бушприте, даже отсюда видно. Идет на юг. Ракеты считаю смысла портить нет.
        - Кирилл, ты как перекусил?
        - Еще минут пять дай ребенку, а то он с едой в руках на ванты полезет,  - заступился за вскочившего парня отец.
        - Хорошо, ничего существенного за пять минут не произойдет. Вы мужики, давайте тоже перекусите, только по очереди у штурвала, а мы с Мусой изобразим работу команды за живучесть корабля.
        Через два часа «Чайка» все также шла на восток. Кирилл нес вахту впередсмотрящего, двое, сменяясь через четверть часа, качали помпу, из отдыхающей пары один стоял у штурвала, а второй собирал вещи, предназначенные к эвакуации с экипажем. Не смотря на прилагаемые усилия уровень воды в трюме неуклонно повышался.
        - Кирилл, что там впереди по курсу?  - прокричал Перегудов от штурвала.
        - Пока ничего не видно,  - раздалось сверху.
        «Идем хорошо, не смотря на увеличивающуюся осадку, уже должен показаться берег. Глубины здесь небольшие и дно ровное, даже если ляжем километрах в десяти от берега, поднять можно будет. Если мы в нашем здесь и сейчас. А и вправду, инверсий с утра ни одной не видно, или там гула самолетного, встречных поперечных пароходов, или каких прогулочных катерков, да и патрульных местных независимых государств не наблюдается. А должны были поинтересоваться, чего это яхта так резко изменила курс. Да и утреннее светопреставление совершенно незаслуженно оставлено без внимания…»
        - Что это ты Василий Иванович такой насупленный, похоже, тоже размышляешь, чем пахнет местный воздух?
        - Ага, вроде того… По совокупности наблюдаемого, и не происходящего, мой лимон тоже стал приобретать экзотический привкус. Уже должен появиться берег.
        - Петрович, что там, в трюме творится?
        - Да воды уже… В общем еще пару часов такого поступления и привет Нептун.
        - Надеюсь, через пару часов что-нибудь да определится. А то на веслах 10 миль махать - не комильфо…
        - Вижу землю,  - раздался сверху обрадованный крик Кирилла.
        - Петрович замени меня. Кирилл, спускайся.
        «Так, и что мы видим - желтоватая полоска и зеленый фон сзади. Гор не наблюдается. По первому впечатлению мы там, где и должны быть. И зачем поднимался… Вниз и за секстан. Вспомним «учебку»».
        - Кирилл, снова занимай свой пост. Высматривай какие-нибудь приметы на берегу, и не забывай смотреть вокруг.
        Перегудов скрылся в рубке и появился через пару минут с сундучком выполненном в старинном стиле.
        - Во Володя смотри, Чапай достал свой сундук для охмурения туристов,  - заулыбался Шмидт, не отрываясь от ручек помпы.
        - Этот сундучок не какая-то китайская подделка, а кропотливо собранный набор раритетов. А сейчас нам нужен секстан.
        Перегудов начал что-то перекладывать в сундуке шевеля губами. Затем достал угломерный прибор. Направил его на Солнце и стал что-то бормотать.
        - Ага, я в рубку.
        Через пятнадцать минут задумчивый Перегудов появился на палубе.
        - Так, когда я последний раз смотрел по приборам, буквально перед самым светопреставлением они показывали 56 градусов 46 минут северной широты. После мы полчаса шли…эм… предположительно на юг, а затем развернулись примерно на восток. По последнему наблюдению и расчетам получается какая-то фигня. Через час еще раз сделаю повторное наблюдение и еще раз попытаюсь вычислить широту. Как бы то ни было, далеко мы с прежней широты уйти не могли. Где-то в десяти милях к югу, если по берегу, Лиепая, а прямо перед нами должен быть мыс Акменьрага и маяк на нем. Петрович, на Акменьраге маяк еще не снесли?
        - Да нет, в прошлом году стоял. Мы туда даже ходили после рыболовной тусовки. Там смотрителем женщина такая симпатичная, коллекцию янтаря собирает.
        - Ну, даст Бог мы у маяка на песочек и выползем. Должны дотянуть… Что тут осталось - миль 12, полтора, два часа ходу.
        - Парус на юге,  - возвестил голос сверху.
        - Что за судно?
        - Да вроде такое же, что и в прошлый раз. Далеко, и пока ничего не понятно.
        - Хорошо. Наблюдай. Минут через двадцать поменяемся,  - капитан в задумчивости посмотрел на берег и спустился в рубку.
        Через 25 минут Чапай созерцал окрестности с высоты «вороньего гнезда». Берег медленно, но неумолимо приближался. Бинокль позволял различить кое-какие подробности. Прямо впереди, и на всем протяжении справа берег стоит сплошной прямой линией, а километрах в пяти к северу намечался явный поворот на северо-восток.
        «Ага… Стало быть это и есть мыс Акменьрага, и там должен быть маяк. По лоции, 35 метров, два огня, 7,5 секунд. Нет пока не видно. Ладно, а что у нас с парусником? Идет в нашу сторону, ну прямо один в один, что и предыдущий, во… и блинд на месте, даже уже и флажки выделяются. Нет не пойму чей. Спускаюсь. Все уже и с палубы прекрасно видно».
        Еще через пол часа Чапай снова пялился на светило через углоизмерительный прибор. Бормотание его, тем, кому оно было слышно, было совершенно идентично тому, что было произнесено час назад. Вздохнув печальным слоном, Василий Иванович, в полголоса, вероятно, чтобы не учить Кирилла плохому, составил четырехэтажную композицию и скрылся в рубке.
        Через некоторое время капитан появился с тубусом для карт в одной руке и секстаном в другой.
        - Надо вернуть прибор в сундучок. Ценную вещ нельзя подвергать опасности, при выброске на берег. У меня там еще труба подзорная, под старину, с отличной оптикой и хронометр немецкий 43 года. Бешенных денег стоили. И барометр. Этот вообще царских времен. Но показывает исправно. Поменял у одного церковного деятеля как-то…, - Перегудов любовно пристроил секстан в отведенный ему отсек, и закрыл сундучок на ключ.
        - Ты нам зубы не заговаривай… Чего ты там намерил, капитан?  - спросил Шмидт, допив воду из бутылки.
        - Если судить по счислению мы входим в Финский залив. С расчетами что-то не так. Вроде все правильно, выверки секстана сделал, астрономический ежегодник на этот год. Фигня, в общем. Подойдем ближе, будем определяться по береговым ориентирам.
        До берега оставалось миль шесть, когда Перегудов позвал всех на совещание.
        - Петрович, возьми бинокль, и внимательно посмотри на этот мыс, что слева по носу.
        Шмидт минут пять рассматривал берег, и вынес вердикт:
        - Маяка нет. Мыс вроде тот, и скала эта карликовая из песка торчит, а маяка нет. Он здоровый - 35 метров, из красного камня.
        - А в каком году маяк здесь поставлен,  - вкрадчиво спросил Перегудов.
        - Это ты к чему,  - с недоверием посмотрел Шмидт на капитана,  - ну деревянный с 188лохматого года, а этот, на который мы в прошлом годе захаживали вроде с 1926.
        - Да капитан, к чему такие вопросы,  - с интересом спросил Мусаев.
        - Тут такое дело. В виду утреннего светопреставления с инопланетными спецэффектами вырисовывается следующая картина: Погода прекрасная, однако, с утра на небе не наблюдается ни одного самолета, с их инверсионными следами, ни гражданских рейсовых лайнеров, ни военных спешащих засвидетельствовать инопланетное явление; по акватории не проследовал ни один пароход, или хотя бы захудалый кильколов, или прогулочный катер; нами не заинтересовались местные береговые патрули, несмотря на то, что мы резко сменили курс, и на «всех парах» соблюдая радиомолчание чешем к берегу… А вдруг, мы страшные контрабандисты, везущие 10 тонн сигарет? Далее. По последнему достоверному счислению мы подходим к мысу Акменьрага, где по заверениям Петровича, и по всем лоциям и картам стоит 35-метровый маяк. Мыс вроде тот, и берег по очертаниям как бы тоже тот, но маяка нет. По определению широты через склонение Солнца тоже ахинея вышла. Ну и на последок. Утром на западе проходил типичный голландский флейт. И сейчас с юга тоже идет флейт, причем тоже типичный для середины 17 и до середины 18 века - рабочая лошадка морской
торговли. Конечно, можно предположить, что сегодня балтийские страны празднуют день «Средневековой морской торговли», и в море туда-сюда снуют реплики флейтов, как символ этой самой торговли. Но… суммируя все вышесказанное, получается, что эти… тухло-зеленые засланцы… с неисправной тарелки, закинули нас куда-то в прошлое. Флейты начали стругать на голландских верфях с начала 17 века, а от блинда отказались практически повсеместно к концу 18… Ну где-то так…
        - А флаг, какой на этом корабле с юга?  - спросил Литвинов-старший.
        - Я его не узнал. На блиндовом флагштоке красное полотнище, а на грот-мачте вымпел красно-белый, горизонтальные полосы.
        - Скорее всего, это курляндский корабль. На красном фоне еще должен быть черный краб. Эта часть Латвии, к которой мы подходим, как раз Курляндия. И где-то с 1645 по 1700 годы у Курляндии был сравнительно большой флот. Кораблей под сотню, причем треть военные.
        - И что от этих краболюбов ждать, и вообще, что тут творилось в этот период,  - поинтересовался Мусаев.
        - В Курляндии всем заправляют остзейские немцы, потомки рыцарей ливонского ордена. Руководят этой группой помещиков семейство Кетлеров, причем это скорее дворянская республика, а не жесткая монархия, ну и до кучи вассалитет над всем этим имеет польский сейм, с польским же королем в придачу. Сама Курляндия эдакой сужающейся на восток треугольной кишкой протянулась вдоль Западной Двины. На западе Великое княжество литовское, входящее в Речь Посполиту, а на север от Западной Двины и в центральном граде Риге всем заправляют те же остзейские немцы, но уже под властью Шведского королевства. А происходит весь 17 век на этом славном участке суши перманентная резня, начавшаяся с Ливонской войны, еще в 16 веке, и закончившаяся захватом побережья Петром уже в 18. Ну и как следствие - голод, эпидемии и прочие 33 несчастья.
        - К нашим махнем?  - спросил Шмидт.
        - Это в Москву? Не знаю… Все зависит от года. Если «Это» не розыгрыш, или параллельная реальность.
        - Давайте не будем умножать неизвестность…  - возразил Перегудов.  - Пока остановимся на версии провала в 17 век. Если с юга плывут латвийские реконструкторы где-то раздобывшие офигенную сумму зеленых на ничем не примечательный флейт, то вместе с ними похихикаем, и пойдем договариваться поднимать «Чайку». А если это и вправду зеленые на тарелке подкозлили с забросом в прошлое, то мне думается, шведам перед северной войной технологии подкидывать не стоит. Петр Алексеевич и без такой подляны считай 20 лет кровью умывался. Так что там с Москвой?
        - Все зависит от года. Если Петр уже родился, а произошло сие событие в 1672 году, то шанс устроиться там, наверное, есть. А если раньше, то больше шанс попасть на дыбу. Без денег, местных паспортов для иноземцев и связей. Проще, наняться матросами и рвануть на Карибы. Там подняться как-нибудь, да хоть попробовать «серебряную банку» распотрошить, или у испанцев устроить экспроприацию, а уже потом сюда. В Европе в эти времена, тоже практически весь 17 век повсеместная резня, так что туда соваться, однозначно не стоит. Хотя если попали до русско-шведской войны 56 года, то можно опять же, наверное, устроиться у местного курляндского герцога Кетлера. Я про этого товарища даже «курсовик» писал в институте. А пока писал, увлекся этим периодом. У нас считается как - до Петра дремучая Русь, а после - просвещенная почти Европа. А на самом деле и до Петра Алексеевича были деятели. Например, отец Петра, Алексей Михайлович, хоть и имел кличку «Тишайший», а реформы проводил вполне нужные, или старший его сын Федор - тот если бы прожил дольше, то переплюнул бы нашего «прорубателя окон» намного. Да и сам Яков
Кетлер покруче Петра был во многих отношениях. Так что, если до шведской войны, то лучше остаться здесь в Курляндии, если после 80 года, то можно попробовать пробираться к нашим, а если в период 56 -80, то при первой возможности в Америку, хоть центральную, хоть северную. Цивилизация что там, что здесь - без ватерклозета.
        - А наших бросим?  - с какой-то обидой спросил Шмидт.
        - Петрович, для московитов ты немец, смешно коверкающий славный древнерусский язык. С нашим произношением и англицизмами, без выписанного пограничным воеводой паспорта мы злобные немецкие/шведские/польские - нужное подчеркнуть - подсылы. Даже Муса за татарина не сойдет. У местных русских сейчас татарской крови больше, чем у нашего казанца.
        - Эээ… прошу не трогать мои корни. В советском паспорте стояло «русский»,  - засмеялся Мусаев.
        - Вот и я о том же, для местных русских, если мы и вправду в 17 веке, мы все «немцы», а для местных немцев - какие-то забавные не пойми кто.
        - Так, кончай базар,  - поднял руку Перегудов,  - Подводим итог: Если Петр родился и еще не начал бегать от Азова и Нарвы, то пробираемся в Москву к молодому реформатору, если до 56 года, то пробуем пристроиться к местному курляндскому воротиле, а потом легализовавшись, занимаемся … ну так далеко заглядывать не будем. А если в межсезонье, то дуем на Карибы. С голландцами, наверное, проще всего. Возражения, дополнения, предложения?
        - Что будем делать с вещами из будущего, и на что будем жить?  - спросил Шмидт.
        - Глубины в этой местности в районе 21 метра, сейчас кстати промерим после толковища, так что и саму «Чайку» и все что в ней оставим, можно будет поднять, если нормально устроимся… Даже в этом году. С собой возьмем вещи, которые уже есть, или сойдут за местный хайтек. Скажем секстан уже точно был, и часы тоже были… Хотя конечно не такие как у нас, но футуршока не вызовут, ежели увидят. Вот только как с нашими деньгами и паспортами? Сбросим с лодки, когда точно определимся? Или с собой возьмем… Нет сильно сложно… Стой, я их в сундучок мой затолкаю - там второе дно имеется. Значит, что нельзя показывать пакуем в гидромешки и в трюм, нет, наверное, лучше в каюты, в трюме уже не пройти. Какие ликвидные ценности - надеваем и прячем на себе. Кирилл, твой дублон с тобой?
        - Да, в мешочке на шее.
        - Вот на него, наверное, и будим жить первое время. Ты уж извини Кирилл Александрович, но для общего дела придётся пожертвовать. Но если все выгорит, ты представь «Консепсьон», еще не заросла кораллами. Доберемся - там этого добра навалом. Но пока пустим в общий котел с кольцами и цепочками.
        - Да я понимаю…
        - Вот и славно. Далее. Из оружия у нас пара топоров, три пневматических подводных ружья и сигнальная ракетница. Мои декоративные шпага и абордажная сабля, для драки явно не годятся, но на первое время за бутафорию сойдут. По специалистам. Володя - бери все свои медицинские причиндалы. Они тут будут больше чем на вес золота, а ежели чего у вас медиков всегда в снаряге всякие непонятки, отбрешешся новомодным прибамбасами из Парижу, ну или там из Италии. Электрические приборы если есть проверь, не работает - в мешок и в каюту. Сережа, то же самое. Инструменты забирай все, кроме электрических. Я соответственно беру карты, чертежи «Чайки» и штурманские причиндалы вместе с сундучком для туристов. Кстати паспорта, пластик и наличные после совещания прошу сразу сдать мне. Ну а вы Литвиновы будете у нас простыми матросами, на первых порах. И тащить вам провизию и ласты с масками. Сок гевеи в это время уже знали, наверное, если чего скажем - у одного чокнутого ученого купили.
        - Акваланги брать будем?  - Спросил Литвинов старший.
        - Баллоны пустые, где мы их накачаем? Сладится с местными, достанем и придумаем, как подкачать, а не сладится - предки жили, и мы попробуем - возразил Шмидт,  - у меня вот какой вопрос - надо придумать и обговорить легенду, откуда мы тут вообще взялись, и почему «Чайка» на глазах мужиков с «крабоносца» на дно ложится…
        - Да, на счет легенды ты правильно смекнул… Что врать будем господа? Какие предложения, только побыстрее, флейт уже недалече, да и «Чайка» долго ждать не будет - с сожалением констатировал капитан.
        - Я думаю, может, скажем, что ходили по велению царя в славный город Амстердам, прикупить яхту для его царского величества по Ладоге кататься, и прочих диковинок, для поднятия технологического уровня лапотной страны. Да растратились, да обнесли нас в гостинице перед отплытием. Вот у нас вещи, что на борт снесли остались, а денешков совсем нету… И документы все уперли… а после проливов нас какой-то нехороший человек обстрелял, вот мы и тонем средь бела дня,  - лицо Литвинова старшего приобрело выражение завзятого попрошайки, находящегося в «последней стадии нужды». Несмотря на ситуацию, народ дружно заржал.
        - С обстрелом отставить,  - возразил Перегудов,  - Лучше скажем, что ночью напоролись на корпус полузатопленного судна, набор слегка разошелся, и с течью справиться не смогли. Вот и тянули до берега, сколько вышло. И теперь соответственно нам как растратчикам и самотопам у царя лучше не появляться.
        - А гостиница у нас была - «У моста»,  - внес свои пять копеек Мусаев,  - Я как-то жил в такой в Амстердаме. Практически исторический центр. Да и вообще, если в городе есть мост, будет там и гостиница с таким оригинальным названием. А заправляет там пусть Марта Ван-Бастон. Славная я вам скажу женщина, во многих отношениях. Но по нынешним временам, наверное, капитанская вдова.
        - А за сколько яхту купили,  - поинтересовался Шмидт.
        - Да Саша, сколько яхта нашего тоннажа может стоить в 17 веке?
        - Ну, это конечно вопрос,  - Литвинов старший задумчиво почесал затылок,  - А пусть будет 20 тысяч ефимков. Это те же 20 тысяч талеров, но может разниться по весу в ту или другую сторону, опять же отделка на яхте может быть совершенно разная. За эти деньги при удаче можно было слабенький фрегат купить.
        - Ага, если переплатили, подумают - лохов развели, а если недоплатили, решат, что гнильё всучили, а к сирым и убогим относятся со снисхождением,  - заметил Мусаев.
        - Да легенда у нас шита белыми нитками, но на безрыбье и рака схарчим,  - Перегудов обвел всех пристальным взглядом,  - одевайте все флотскую робу, которую заначили на черновые работы, она вполне дерюжно должна смотреться, я напялю костюм пиратского капитана, надеюсь на местного клоуна походить не буду, промеряем, пакуем, сворачиваем, грузимся и … и с Богом!

* * *
        - Да интересную вы историю рассказали капитан Перегудофф. Надеюсь, этот остов, гуляющий по волнам, затонет в ближайший шторм. Спаси нас Господь от подобного.
        - Господь милостив, ибо послал Вас и ваш «Крокодил», как раз тогда, когда помощь была нам столь нужна,  - Чапай склонил в благодарности голову, а сам мысленно вздохнул: «Вот гнутый политес, столько про Бога не говорил даже с нашими попами».
        - Кстати о милости Всевышнего… Слышал, что дела у герцога с морской торговлей обстоят наилучшим образом, и даже голландцы стали опасаться его конкуренции своим предприятиям.
        - Мои походы на Гамбию оказались на удивление прибыльными. И голландские пираты в прошлом году действительно перехватили три наших корабля. Я не одобряю этого… Океан огромен и туземцев хватит на всех торговцев, независимо от флага.
        - Наш негоциант Литвинов в Амстердаме, в разговоре с одним торговцем узнал, что герцог пытается наладить Вест Индийскую торговлю и основать колонию на берегах Карибского моря.
        - В прошлом году, в ноябре, герцог отправил капитана Молленса на Тобаго. Это уже третья колониальная экспедиция. Первые две, к сожалению, оказались неудачными. Тропические болезни и воинственные туземцы были этому причиной. Надеюсь, в этот раз Господь будет милостив к капитану Вилли Молленсу, и его людям. Мы вышли в море через две недели после них, и пока ничего не слышали о той экспедиции,  - Иохим Денигер задумчиво посмотрел на Перегудова,  - скажите, пожалуйста, а эти ружья, что вы несли с собой, что это такое, я подобного раньше не видел.
        «Вот же черт глазастый»,  - подумал Василий Иванович,  - Видите ли, дорогой капитан, это совершенно уникальные вещи - пружинные арбалеты, предназначенные для подводной охоты, ну или рыбалки, учитывая, что объектом охоты является рыба. Их вместе с другими принадлежностями для этого развлечения продал один очень своеобразный, если можно так сказать, ученый по фамилии Ван Хельсинг.
        - Ван Хельсинг? Никогда про такого не слышал. И что вы уже опробовали их в деле?
        - Да капитан. Это очень увлекательное, хотя и не столь прибыльное как при рыбалке сетью дело.
        - Вы знаете Василии, я уже почти двадцать лет хожу по морям, ловил сам, и видел много разной рыбы. Однажды даже охотился на кита. Но никогда этого не делал под водой. И считаю, что если есть такая возможность, ее нельзя упускать… Я был бы вам весьма признателен, если вы позволите мне испытать подобное приключение.
        - Ну, что вы дорогой Иоахим, разве я могу отказать в таком развлечении нашему спасителю. Испытанием этих забавных вещиц больше всех у нас занимался герр Шмидт. И если завтра будет хорошая погода, он, наверное, сможет подобрать подходящее место возле берега, где можно будет устроить охоту. Вы хорошо плаваете в воде капитан?
        - Моя мама говорила, что я делаю это как рыба, упокой Господи ее душу,  - Денигер перекрестился, и посмотрел, как это делает Перегудов.
        - Тогда дело только за погодой…
        - В таком случае давайте выпьем за удачное приключение капитан Перегудофф и закончим наш ужин,  - Прозит!
        - Прозит!  - Чапай допил вино, встал из-за стола и поклонившись распрощался - До завтра капитан.

* * *

        Размеренный разговор о первых впечатлениях, под постукивание вилок и ложек о консервные банки прервал скрип двери.
        - О, Чапай вернулся,  - Петрович приподнял еще неоткрытую банку тушенки,  - Ну и как тебе средневековая кухня, или лучше открыть?
        - Они затарились свежими продуктами в Дании, так что еда была вполне, хоть и средневековая. А испанское вино из личных запасов кэпа Денигера очень приличное,  - Перегудов достал из кармана мешочек и кинул его Литвинову старшему,  - Саша, держи местную валюту. Поменял Кириллов дублон. По поводу Тобаго кэп сказал, что экспедиция Молленса была отправлена в ноябре прошлого года. «Крокодил» ушел на пару недель позже. И о результатах они пока не знают. И еще он упоминал, что Англо-голландская война - вот буквально только что закончилась. Они сильно опасались попасть под раздачу.
        - Ну вот, теперь все и определилось, Литвинов «ушел в себя», механически пытаясь развязать шнурок стянувший горловину на мешочке,  - Значит на дворе лето 1654 от рождества Христова. Богдан Хмельницкий, получивший по сусалам, запросился под царское крыло и весной этого года Москва пошла на Польшу. Пока бои идут вполне успешно. Но как всегда, под лозунгом помощи все решают свои проблемы: Хмельницкий хочет шляхтеческих привилегий, Царь вернуть потерянные после смуты территории и заодно под шумок пробить выход к морю, прихватив всю Литву, Поляки меряются гонором и как всегда желают сменить короля, который как обычно пытается этого не допустить… Литвинов наконец развязал мешочек и высыпал на раскрытую ладонь несколько монет,  - В общем мы попали к самому началу глобальных разборок. Смотрите - новенькие какие. Называется вроде далдер, но по сути тот же талер,  - монетки пошли по рукам.
        - Может тогда сразу на Карибы?  - спросил Мусаев.
        - Нет, это как раз тот случай, когда в мутной воде можно поймать интересные трофеи,  - рассмотрев одну монетку, Александр положил ее обратно в мешочек и затянул шнурок,  - в следующем году царь будет развивать успех, когда в Стокгольме решат закатать у царя губу, и пограбить слабых, попутно приватизировав все польское побережье. Идея фикс у шведов тех, или уже этих времен - сделать Балтику внутренним морем, дабы стричь сливки с континентальной торговли. Двойным ударом из Померании и Риги за полгода они практически захватят всю еще не занятую царем Речь Посполиту. Это так и назовут - Шведский Потоп. При этом поляки сначала массово переходили под руку шведского короля, но с декабря 55 шведы в стремлении пограбить так ухитрились восстановить против себя простое население, что повсюду стали вспыхивать восстания, часто возглавляемые вполне легитимными уездными властями. А к лету 56 шведов уже основательно тузили. Царь, разобиженный на вероломное попрание мечты, тоже включился в процесс, и пошел на шведа. А еще к процессу подключился родственник Кетлера - курфюрст Брандербурга, тоже, кстати, вассал
Польши. У него была сухопутная армия, в отличие от Курляндии, и как это водится своя правда по поводу принадлежности близ лежащих земель. Причем сначала курфюрст воевал с поляками против шведа, затем со шведами против поляков, а под конец, это уже в 57 году сам по себе против шведов. Кстати и Хмельницкий, когда царь воевал в 56 году против шведов, вместе со шведами лупил поляков. А поляки воевали со всеми, и друг с другом в том числе. В общем, бардак и разорение.
        Для нас реально интересный момент - 56 год. Летом русские широким фронтом стали отвоевывать захваченное шведами в начале века. Сам царь сплавился с армией по Двине и взял в осаду Ригу. Но укрепления были мощные, а рижские немцы боялись потерять свои прибыли от посреднической торговли русскими товарами больше шведских налогов, поэтому, город не сдали. Кроме того, царь, как и Петр в первый раз под Азовом, не смог обеспечить блокаду с моря. При артподготовке сжег немерено пороха, но, не проломив стен, Алексей Михайлович людей на штурм не бросил, и отошел в конце октября под Юрьев. А весь следующий год тупо разорял всю Эстонию и Латвию, что была под шведом. От чего случились голод и эпидемия чумы. Причем учитывая уровень местной санитарии, мерли все - русские, немцы, шведы и местные народы.
        А вот тут так сказать мы и можем сыграть свой гамбит. Курляндия практически всю войну была нейтральной. Шведские войска по ней туда-сюда мотались, но не грабили. А в октябре 58 года, поиздержавшиеся за время военных действий, и просто голодные обчистили все. А самого герцога до конца 60 года на кичу закатали. Причем грабанули на сумму равную чуть ли не двум годовым доходам самой Швеции.
        - Это как же Курляндия с таким флотом и так опарафинилась?  - с недоумением спросил Шмидт.
        - Яков просто не слышал очень меткое выражение Александра третьего - что у государства только два союзника - армия и флот. Говорил император это про Россию, но в данном случае тоже очень подходит. Флот был, а армия - 300 человек. Причем курляндцев как наемников чуть не два полка воевало, а вот у самого герцога только охрана замка. Кетлер заключил со всеми договоры о нейтралитете. Но… понимаешь, когда это нужно джентльмен не только дает слово, но и берет его обратно. Вот и шведский король сначала дал слово не нападать, а потом поступил как джентльмен. И если мы сможем как-нибудь уговорить герцога сменить роль жирной овцы, предназначенной на закланье и направить часть денег не на взятки шведам в обеспечение их миролюбивости, а на создание армии, и подготовку флота, то сможем в 56 году изменить ситуацию кардинально. А если герцог поверит, что через пол века вся Ливония на 200 лет станет русской, то может быть и думать начнет не в направлении, как рыбку съесть и руки не испачкать, а в плане, что и как сделать, чтобы получить максимум выгоды из создавшегося положения. И мы пригодимся, и как Шмидт
требует наших не бросим. Ресурсов у герцога более чем достаточно. У него оружейные заводы, флот, и деньги для найма армии. А перекрыв подвоз зерна с континента, заставим гордых норманнов быть гораздо сговорчивее.
        - А не слишком ли ты Саша шашкой размахался?  - спросил Перегудов,  - У шведов был неплохой флот и армия не последняя в Европе.
        - Армия будет рассыпана по гарнизонам и занята в Польше. А флот… Около 60 военных кораблей, причем половина стоит возле проливов, опасаясь реванша датчан за прошлые обиды,  - Литвинов потряс мешочек с монетками,  - Деньги кушать не будешь. Да и не надо нам с флотом стенка на стенку махаться. Крейсерские операции. В крайнем случае, не захватывать, а тупо топить транспорты с зерном. Даже если урежем пайку на треть, шведы будут сговорчивее, при заключении мира.
        - Ладно, это дела пока далекие,  - Чапай посмотрел на стоящее у переборки ружье,  - Капитан Денигер, мужик хороший, но сдается мне, не такой уж и простой. Вытребовал у меня завтра сеанс подводной охоты, если погода позволит. Ну что Петрович, устроишь господину капитану экскурсию в царство Нептуна?
        - Да чего же не устроить, если человек хороший. Только как все это будет смотреться, и как бы клиент на радостях воды не нахлебался.
        - А ты проведи инструктаж, да от корабля на лодке подальше отплыть надо. Авось все пройдет хорошо, и тогда находящегося в радостных чувствах кэпа можно уговорить устроить нам встречу с герцогом. Ну а там Александр Николаевич включит все свое обаяние, и начнет резать правду-матку за жизнь. Потому как, судя по местной истории даже сочинять ничего не надо. Так что, Литвинов, готовь охмурительную речь для Якова, как его по батюшке?
        - Да вроде Вильгельмович.
        - Ну, значится, продумывай программную речь для агитации Якова Вильгельмовича, для нашей пользы.

* * *

        Дворецкий открыл дверь и Иохим Денигер вошел в рабочий кабинет герцога.
        - Ваша Светлость, капитан Денигер.
        - Здравствуйте капитан, как прошло плавание, вы смогли избежать нападения голландских пиратов? Присаживайтесь и расскажите все подробно!  - Кетлер как радушный хозяин встал со своего места и указал на кресло, стоящее слева от рабочего стола.
        - Спасибо Ваша Светлость, грех жаловаться. Провиант и товары доставлены на остров святого Андрея в целости и сохранности, а список туземных товаров приложен к моему отчету, вот он - Денигер встал и положил перед герцогом небольшую тетрадь.
        - Ваш отчет я обязательно изучу, и все же, расскажите своими словами.
        Неспешный и обстоятельный рассказ о прошедшей экспедиции занял у капитана «Крокодила» почти час.
        - Но самое, наверное, примечательное событие произошло уже перед самым приходом в Виндау. У мыса Акменьрага впередсмотрящий заметил странное судно. Меня вызвали из каюты, и я успел увидеть, как на низко сидящей яхте сворачивают паруса, и это примерно в миле от берега, а экипаж грузится в шлюпку. А потом эта яхта у нас на глазах идет на дно. И это в совершенно отличную погоду. Даже облаков на небе не было, и ветер незначительный.
        Мы взяли их на борт, и я пообщался с капитаном Перегудовым. Это московиты, приобретшие яхту для русского царя в Голландии, но волею случая не сумевшие довести её до Ладожского озера. По их словам, ночью они наткнулись на полузатопленный остов корабля, и не смогли справиться с образовавшейся течью. Из-за потери корабля и товаров, которые были на борту, они опасаются возвращаться в Московию. И в связи с этим обстоятельством на второй день они попросили меня о возможности поступить на службу к Вашей Светлости.
        - Вы… гм… присмотрелись к ним?  - Кетлер покрутил рукой в воздухе.
        - Не смотря на то что они явно не те, за кого себя выдают, я приказал команде не трогать их. Как я слышал московиты все ходят с бородами. Эти все бреются, ну кроме мальчика, которому это пока не нужно. Из разговора с их капитаном я понял, что они совершенно не ориентируются в окружающем мире. Они явно все образованны, знают, как минимум по одному языку, кроме родного. Хотя и немецкий, и английский из их уст какой-то неправильный. Держатся независимо, но не чураются общаться с матросами. Сословную принадлежность я определить не смог. И при этом у них есть непонятные вещи и приспособления, которых я ранее нигде не видел, и даже не слышал о таких. Начиная от пружинных арбалетов, с которыми они охотятся на рыбу под водой, и заканчивая яркими цветными короткими штанами, в которых они плавают. В связи с тем, что они изъявили желание поступить к вам, Ваша Светлость, на службу, я решил доставить их в целости и неприкосновенности в Митаву, как можно быстрее. Дабы вы, Ваша Светлость, сами могли с ними определиться. Карета с ними и их вещами должна подъехать примерно через час. В Доблене я пересел на лошадь,
чтобы заранее известить вас, Ваша Светлость.
        Герцог задумался…
        - Московиты, которые не те, за кого себя выдают, с кучей странных вещей, и желающие поступить ко мне на службу… Очень интересно… Ну давайте посмотрим на этих… Недоутонувших.
        Яков Кетлер встал, за ним поднялся капитан и герцог показал ему на выход из кабинета.
        - Пойдемте Иоахим, сейчас Ганс определит вас в гостевую комнату, где вы сможете привести себя в порядок, а я распоряжусь подготовить помещения для этих ваших загадочных путешественников. Кстати сколько их?
        - Пятеро, Ваша Светлость. Четыре взрослых и юноша, сын одного из них.

* * *
        - Князь, разрешите представить Вам путешественников из Московии. Они потерпели крушение у мыса Акменьрага, на обратном пути из Голландии. Откуда кстати вывезли несколько настоящих диковинок. Я как раз шел мимо, когда их яхту поглотила пучина.
        Это капитан Перегудофф, медикус Мусаефф, механикус Шмидт и негоциант Литвинофф с сыном.
        - Приятно познакомится господа. Герр Шмидт, извините мой интерес, но как немец попал в компанию русских.
        - Ваша Светлость, мои предки так долго жили на Руси, что я считаю себя русским. Вы наверно и сами слышите это по моему акценту. Мне уже говорили, что у меня не очень хороший немецкий.
        - Капитан Денигер предупреждал, что вы интересная компания, и теперь я начинаю в этом убеждаться. Немец, считающий себя русским - это уже диковинка. Не сочтите это насмешкой герр Шмидт. Надеюсь, вы расскажите о своем путешествии и необычных вещах, которые вам довилось увидеть,  - продолжил Яков Кетлер, обращаясь уже ко всем,  - я веду активную переписку со многими известными людьми, но всегда полезно послушать рассказы участников событий.
        Литвинов встал из-за стола, за которым они сидели до появления герцога, и поднял предмет, накрытый бархатной тряпицей.
        - Ваша Светлость! Мы хотим поблагодарить Вас за то, что в тяжелый момент испытания, несомненно, по воле Господа, именно ваш корабль «Крокодил», ведомый таким достойным человеком как капитан Денигер, смог спасти нас от неминуемой гибели. В знак признательности разрешите преподнести вам этот оптический прибор,  - Литвинов снял тряпицу, и все увидели большую подзорную трубу, покрытую «золотом». Перегудов почти незаметно вздохнул.
        - Если мы подойдем к окну, то Вы сможете по достоинству оценить его превосходство над обычными подзорными трубами.
        - Вы знаете, господин Литвинов, ваше произношение гораздо лучше, чем у герра Шмидта, я даже понял, что Вы мне льстите,  - Герцог вполне искренне засмеялся,  - это я о неминуемой гибели. Я думаю, ваша лодка легко бы преодолела ту пару миль, что отделяли вас от берега. А еще в пяти милях к северу, находится Сакенгаузен. Так что вашим жизням ничего не угрожало. Но относительно оптического прибора вы меня заинтриговали… Давайте действительно подойдем к окну.
        Окно было распахнуто, и герцог приник к окуляру.
        - Разрешите порекомендовать вам, Ваша Светлость, вращением этого кольца производится настройка ясности видимого.
        Герцог покрутил кольцо и непроизвольно воскликнул в восторге:
        - Изображение не перевернуто, и какое сказочное увеличение. Действительно это настоящая диковинка. Где вы приобрели этот замечательный инструмент?
        - Я обязательно скажу вам в свое время, но хочу заметить, что этот экземпляр обошелся нам неприлично дорого. Однако, как я наслышан, Курляндия славится безбрежными пляжами чистейшего песка и мастерами стекольного дела, изделия которых покоряют Европу, Африку и Вест-Индию. И я уверен, что под вашим чутким руководством, они смогут не только повторить этот оптический прибор, но и превзойти его. А ваш талант как говорят англичане бизнесмена - «человека дела» - превратят обычный песок в золотые слитки.
        - Не стоит мне так льстить, господин Литвинофф,  - герцог снова поднес трубу к глазам, и, не отрываясь от созерцания окрестностей замка, спросил - Вы правда считаете, что мы сможем создать оптическое стекло такого качества. Вы знаете какие-то секреты?
        - Герру Шмидту приходилось заниматься отливкой и шлифовкой линз для телескопа и изготовлением самого прибора. По заверениям знающих людей получившиеся линзы были отменного качества. «Ну не говорить же ему, что Сережа делал свой телескоп в кружке юных техников, и линзы получились с шестой попытки» - подумал Литвинов старший, а сам более вкрадчивым голосом продолжил:
        - И если Вы, Ваша Светлость, с нашей помощью пожелаете заняться этим полезным, и более чем уверен, доходным делом, то хотелось бы, чтобы все подготовительные работы были завершены до октября 1658 года.
        - Да, а почему именно до октября,  - хохотнул князь, убирая трубу от глаз и разворачиваясь к Литвинову,  - И именно до 1658 года,  - уже более серьезно спросил князь, и пристально посмотрел в глаза Александра.
        - По тому, что в конце октября 1658 года шведский генерал Роберт Дуглас ночным штурмом займет Митавский замок, арестует Вас, и вы два года будете в заточении. А за это время шведы полностью разорят Курляндию.
        - Какие страшные вещи вы говорите,  - лицо герцога заметно побледнело,  - кто вы предсказатель, или вас послал царь московитов, чтобы склонить меня на свою сторону?
        - Я и мои товарищи не колдуны, способные заглянуть в будущее, а про свои знания могу сказать, что я изучал их по историческим книгам. Давайте, я покажу вам свой паспорт,  - Литвинов достал из кармана биометрический загранпаспорт,  - надписи на двух языках - русском и английском.
        - Еще одна диковинка,  - герцог положил трубу на подоконник, раскрыл паспорт, повернул его боком и стал рассматривать,  - дата выдачи 2009, год рождения 1975. Где вам нарисовали такую своеобразную книгу?
        - Там же, Ваша Светлость, где изготовлен и этот оптический прибор, который вы только что держали в руках. В городе Санкт-Петербурге, который через 49 лет будет заложен следующим царем российского государства недалеко от впадения Невы в Балтийское море.
        - Нет, нет… Я не хочу, я не могу верить вам. Королева Кристина подписала договор, по которому Курляндия является нейтральной стороной во всех конфликтах.
        - Ваша Светлость, неделю назад мы плыли в увеселительную прогулку на Карибские острова ловить под водой рыбу, а вместо этого оказались на борту «Крокодила» у мыса Акменьрага. Возможно, Господу стало жалко, что в огне войны пропадут усилия, которые Вы прикладываете для процветания этой земли - Курляндии, и людей ее населяющих. И своей волей, и путями неисповедимыми Господь перенес нас сквозь время вспять. Ведь только Всевышний способен на такое, и мы не смогли противиться Его воле.
        Якоб Кетлер переложил паспорт в левую руку, а правой истово перекрестился три раза, шепча какую-то молитву.
        - Мне надо подумать и помолиться господин Литвинов. Я дам распоряжение разместить вас с сыном и товарищами в гостевых комнатах. И завтра мы с вами еще поговорим.
        - Мы в вашей власти герцог. Только убедительная просьба не рассказывать нашей тайны никому. Прошу меня простить, но даже супруге.
        - Да, пожалуй, это будет предусмотрительно. До завтра господин Литвинов. Ваш паспорт я пока оставлю у себя. До завтра…
        Герцог взял трубу с подоконника, и, под недоуменным взглядам Денигера и прислуги быстрым шагом вышел из залы.

* * *

        Два долгих часа провел Яков в часовне замка. Неистовая молитва помогла успокоить смятение и растерянность, но совершенно не сняла вопросы. Герцог встал с колен и в последний раз взглянул на серебряное распятие Христа. В неровном свете свечей, печальное лицо Иисуса улыбнулось. Хотя возможно это всего лишь игра света и тени…
        «Игра света и тени… Как все в этом мире»,  - подумал Кетлер и вышел из молельной комнаты.
        Стоящий в коридоре возле дверей слуга молча поклонился.
        - Ганс, принеси в мой кабинет побольше свечей и бутылку вина. Герцогине скажи, чтобы ложились, у меня важное дело. Гостей, приехавших с Денигером разместили?
        - Да, Ваша Светлость. Они в гостевых комнатах. Все привезенные ими вещи занесли туда же. Еще распоряжения будут?
        - Постарайся, что бы меня не беспокоили. Мне надо подумать.
        Яков удобнее устроился в любимое кресло в рабочем кабинете. Поставив локоть на подлокотник и оперев голову на кулак, он смотрел на игру света в бокале с ярко рубиновым вином, стоящем на столе между двумя подсвечниками с пятью свечами в каждом. Немного правее лежали паспорт и подзорная труба.
        «Что бы зря не мучать голову надо решать вопросы по очереди. Первый вопрос - они проходимцы, или … или те, за кого себя выдают?».
        Взяв паспорт, и в который раз достав из ящика стола лупу, Яков снова стал рассматривать фотографию Литвинова.
        «Нет, совершенно невозможно нарисовать такую миниатюру, без единого заметного мазка краски. Да еще эта смола, покрывающая страницу. Вино ее не растворяет. А водяные знаки, и эти дырочки… Все слишком аккуратное. И сделать такое, чтобы подурачить Курляндского герцога, наверное, все же слишком сложный путь. Да и если бы хотели меня обмануть, писали бы на немецком, а не на этом непонятном языке. Буквы совсем не похоже на те, что есть в единственной печатной русской книге, купленной мной в свою библиотеку. У некоторых букв сходство есть, да и только. И Денигер говорит, у них множество вещей, которых он ранее не видел. М-да…»
        Кетлер положил паспорт, придавив его лупой, и взял бокал. Поболтав вино, посмотрел на свет.
        «Значит они… Гм… Те, за кого себя выдают. И что с этого имеем?»
        Опрокинув в себя содержимое бокала, Яков поставил его на стол и наполнил из бутылки, стоявшей под рукой на полу у кресла. Опустевшая бутылка присоединилась к своей предшественнице. При этом герцог совершенно не смотрелся опьяненным.
        «Лояльные русские мне совершенно не помешают. Хоть они и… гм… не московиты, но общий язык с местными подданными царя найдут. Само по себе это хорошо. Так что на службу берем. Тем более они специалисты. Механик, медик, и капитан корабля. В одном месте. Русские… Хм… это звучит как абсурд. Так что, наверное, все же правда».
        Герцог опять пригубил вино.
        «Тогда получается правда и то что они… гм… из будущего? Мда… Совершенно невероятно… Но… Какие перспективы. Даже в общих чертах знать, что будет через год… Через десять лет… Это же… Господи, они могут знать, когда я умру…»
        Кетлер снова залпом выпил вино, и негромко крикнул:
        - Ганс, принеси еще бутылку.
        Дверь приоткрылась и зашедший дворецкий кивнул головой.
        - Еще чего-нибудь?
        - Нет, пока не надо.
        «Ладно, пусть ее, смерть… Знать дату своей кончины - это грех … Но в остальном… Войны, торговые альянсы, новые технологии… Даже если они помнят хотя бы самые громкие события за эти … 350 лет… Господи… а много я знаю о мире в 1300 году?»
        Герцог снова задумался, подперев голову кулаком, смотря на оплывающие свечи…
        «Да ничего получается интересного или важного не помню… Крестовые походы… Да и то… а не важно. Пока не поговорю подробно с каждым бессмысленно гадать, что они знают и помнят, и что мне пригодится из их знаний…»
        В комнату зашел Ганс и молча поставил уже открытую бутылку вина на стол.
        Яков налил вино в бокал стоящий между подсвечниками… Стал смотреть на игру переливов вина на стенках… и уснул.
        Заглянувший через пол часа дворецкий не стал будить своего герцога, а погасив свечи, отправился спать сам.

* * *
        - Проходите герр Литвинофф,  - Яков посмотрел на стоящего у двери слугу,  - Ганс, никого не пускай в кабинет до обеда.
        Герцог повернулся к попаданцу и требовательно сказал:
        - Садитесь и расскажите мне все!
        - Ваша Светлость, человек не может знать все! Но я постараюсь рассказать то, что помню, и что вам будет интересно. Так получилось, не знаю это проведение Господнее, или просто шутка судьбы, но про вашу жизнь Ваша Светлость, я знаю немного больше, чем о других известных людях этого века.
        - Значит, через 300 лет, обо мне будут помнить?
        - Ваша энергия и талант создали среди лесов и болот процветающую страну, где даже подневольные крестьяне платят подати серебром, как жители вольных городов. Ваше упорство и прозорливость привели к возникновению колоний в двух частях света, приравняв маленькую Курляндию к Великим империям. И в то же время ваше нежелание защищать эти достижения с оружием в руках, или в коалиции с сильными мира сего привело к краху многих начинаний, в том числе и к потере колоний.
        - Вы знаете, когда я умру?  - Герцог дрогнувшей рукой налил себе вино,  - это грех гордыни говорит моими устами, но я ничего не могу сделать с собой.
        - Ваша Светлость, не смотря на все невзгоды и трудности, постигшие Вас и Курляндию в результате шведского вероломства, Вы проживете долгую жизнь и умрете окруженный многочисленными детьми в 1682 году. Это я могу сказать достоверно, так как именно об истории Курляндии писал небольшое историческое исследование, именуемое «Курсовая работа» во время обучения в университете.
        - Меня изучают в университетах?  - улыбнулся Яков.
        - Нет, это была произвольная тема, и выбрал ее как исторический курьез основания колоний микроскопическим государством.
        - Ну вот, герр Литвинов, то вы мне льстите, а теперь оскорбляете мою страну. Хотя конечно в чем-то вы правы. Как вас зовут герр Литвинов?
        - Александр Николаевич, Ваша Светлость, но Вы можете называть меня Александр.
        - Когда я участвовал в мирных переговорах в конце Смоленской кампании, я познакомился с несколькими русскими. Имя отца присоединяется только у людей дворянского сословия. Вы дворянин Александр?
        - Разрешите, я расскажу Вам историю России и вашей страны до моих времен, и вам многое станет понятнее.
        - Конечно, рассказывайте.
        - Экспедиция Молленса на Тобаго закончится успешно, и он заложит форт Якоба и город Якобштадт, на западном побережье острова, на берегу бухты, которую он назовет Большой Курляндской. Торговля будет процветать. Вы будете закладывать новые корабли, и увеличивать объем торговых операций. В следующем году шведы нападут на Польшу, и 5 лет будет продолжаться война. Русские, поляки, шведы, имперцы, датчане, ваш родственник курфюрст Бранденбурга будут вести затяжную и разорительную войну. При этом победителей как таковых не будет. Для вас эта война закончится потерей половины флота и практически всех мануфактур, которые шведы разорят как конкурирующие предприятия. Также вы потеряете колонии, захваченные голландцами, после известий о подчинении Курляндии шведам и вашем заточении в 58 году. В 1660 году будет заключен мир. Вы с присущим вам упорством будите восстанавливать страну и воссоздавать производство. Курляндия снова окрепнет… Но уже никогда не достигнет той вершины, к которой она подошла в 1658 году. Колонии вернуть так и не получится. После вас Курляндией будут править ваши сыновья, но, к сожалению,
ни один из них не унаследовал вашего трудолюбия и упорства.
        В 1700 году разразится новая война. Россия, окрепшая после Смутного времени будет искать удобный выход к морю, для выгодной морской торговли. Молодой царь, которого потомки назовут Великим, будет строить флот, создавать новую армию, и ценой огромных потерь и перенапряжения всей страны, за 20 лет превратит Швецию, или как ее тогда будут называть «Северного льва» в обескровленную доходягу. Россия займет Ливонию и Ингерманландию. Император, как станут называть царя после этой войны, построит новую столицу на берегу Балтики. Тот самый Санкт-Петербург.
        Границы Российской империи за двести лет расширятся от Або и Варшавы на западе, северного побережья Черного и южного побережья Каспийского моря на юге и до Японских островов и западного побережья Северной Америки на востоке. Протяженность империи по континенту составит 8000 миль.
        Курляндия тоже войдет в состав России. Остзейские немцы и их потомки как трудолюбивые и просвещённые люди будут служить России в ее флоте, армии, а самые выдающиеся будут управлять страной как члены правительства.
        В Европе за эти двести лет будут происходить сильные социальные изменения. Идеи меркантилизма, подстегнутые развитием научного и технического прогресса, потребуют целые армии свободных рабочих на мануфактуры и прочие промышленные предприятия. Противоречие между крупными землевладельцами, имеющих крепостные права на людей и классом торговцев и владельцами мануфактур привели к так называемым «буржуазным революциям» - следствием которых явилось свержение королевских особ, и отмена крепостного права во многих странах. В России Императоры, напуганные подобными перспективами, как бы отменили крепостное право, но реформы не были доведены до своего логического завершения, и в виду слабости последнего императора как государя и после двух практически позорно проигранных войн случилась буржуазная революция. Но она не решила накопившихся проблем, и переросла в социалистическую революцию. Это когда за свои интересы борются непосредственно работники мануфактур и крестьяне.
        - Но это же восстание черни… Они не способны управлять государством!  - Яков залпом опустошил бокал, и налил новую порцию.
        - За 200 лет уровень образования очень сильно повысился. Дети многих зажиточных крестьян и рабочих могли получить хорошее образование. Да и даже среди дворян и буржуа имелись сочувствующие этим процессам, так как угнетение работников мануфактур на некоторых предприятиях приближалось к уровню самого откровенного рабства. С этой точки зрение освобождение крестьян Шведскими властями смотрится как прогрессивное и очень дальновидное мероприятие.
        - Да уж. Прости меня, Господи, но как же тогда дальше жить? Если я завтра дам волю крестьянам, они же почти все разбегутся, а кто будет работать? А если им платить деньги как свободным людям, то прибыли резко уменьшатся.
        - Ваша Светлость! Как говорит русская пословица, спешка важна только при ловле блох. Вы не притесняете крестьян, как это делали польские паны на востоке страны, и, в общем, крестьяне довольны своей жизнью. Но в дальнейшем, наверное, стоит подумать о наделении крестьян земельными наделами и превращении их в свободных арендаторов. Свободный человек, для своей выгоды работает в разы интенсивнее. Впрочем, в этих вопросах вы Ваша Светлость знаете больше моего, и я не могу вам что-то порекомендовать. Такие вопросы должны приниматься после долгих раздумий и согласований со всеми заинтересованными сторонами.
        - А что вы хотели пояснить по поводу фамилии отца в вашем имени.
        - Пришедшие к власти в результате социалистической революции декларировали всеобщее социальное равенство. От сюда и пошло наше поименованные по имени-отчеству. Кроме того, для всех стало доступно бесплатное образование, бесплатная медицина, общегосударственное владение землями и недрами страны. Арендные права на обрабатываемые участки земли или недр, или моря передавались рабочим коллективам - артелям. У них были свои названия, но в принципе по сути это артели.
        - То есть хозяина как такового не было,  - Кетлер задумчиво смотрел на вино в бокале.
        - Как Вам сказать? Если во главе артели стоял человек предприимчивый, то хозяйствование велось на высоком уровне. А если в артель собирались ленивые работники, то и дело простаивало.
        - А кто входил в артель управляющую государством?
        - Комплектование этой артели осуществлялось отбором верных политической идеи и хороших хозяйственников. Но, к сожалению, за 80 лет во власти проявились черты семейственности, и отказа от идеалов в среде управляющих высшего и среднего уровня. В конечном итоге это привело к ослаблению страны и буржуазной контрреволюции.
        - Ага!  - Кетлер немного усмехнулся,  - значит, проект черни провалился.
        - Нет, Ваша Светлость. Любой строй, и любая власть имеет свои периоды зарождения, становления, могущества и упадка. Например, замечено, что королевские династии не существуют больше 300 лет. Я считаю, что страны, которые ставят как лозунг идеальные идеи вроде всеобщего равенства, или построения царства божия на земле, могут жить, но только при двух условиях - строгого воспитания членов общины, и отсутствия внешних захватчиков.
        - Вы предлагаете мне начать строить идеальное общество?
        - Нет, Ваша Светлость. Это Ваша страна и все в Вашей власти. Я и мои друзья имеем некоторые знания, которые могут быть Вам полезны. У нас имеются несколько вещей, производство которых, могут принести пользу во многих местах, и иметь коммерческий успех в других странах. Наше затопленное судно тоже является довольно передовым проектом корабля, и вместе с ним утонуло много ценного оборудования. Хотя некоторые вещи мы не сможем починить. Они сделаны узкими специалистами, и наших знаний может не хватить.
        В дверь постучали. Появился Ганс, и громко отрапортовал,  - Обед готов, Ваша Светлость!
        - Ну что же, Александр Николаевитч, пройдемте, подкрепимся. А после обеда, вы с товарищами, если вы будете столь добры, покажете эти интересные диковинки, которые будут полезны во многих местах!  - пошутил герцог, вставая из-за стола.

* * *
        - Вот, Ваша Светлость, это и есть те вещи, которые могут быть полезны и являются в этом веке во многом недостижимыми образцами науки и технологии,  - Литвинов махнул рукой на стол, с разложенными разнообразными предметами.
        Первыми лежали вещи из сундука Перегудова: хронометр, секстан, барометр, бинокль, циркуль, транспортир, простая и логарифмическая линейка, астрономический атлас, атлас бассейна Атлантического океана, несколько отдельных карт и чертежи «Чайки» в тубусе.
        Отдельно лежала кучка предметов из потайного отделения: командирские часы Перегудова, три связки ключей, заграничные паспорта, деньги бумажные трех стран - рубли, евро и доллары, монеты российские в ассортименте (случайно оставленные в карманах), банковские пластиковые карточки.
        Затем шли вещи Шмидта. Набор плотника, состоящий из топора, пилы, рубанка, двух молотков, трех стамесок, рашпиля, струбцин, линейки с уровнем и коловорота. Инструментальный набор, включающий в себя набор сверл, как по дереву, так и по металлу, гаечные ключи, напильники, запасной круг точильного камня, штангенциркуль, фомку и небольшой мешочек с наиболее ходовыми размерами гаек, болтов и гвоздей. Заключала экспозицию механика инструкция по уходу и ремонту судового дизеля.
        Следующая кучка вещей принадлежала Мусаеву. Стетоскоп, простой прибор для измерения давления, три ртутных градусника, полевой набор для операций в стерилизаторе, пять штук бинтов разной ширины в стерильной упаковке, жгут, набор для переливания крови, пара десятков одноразовых шприцев и россыпь пачек ампул и таблеток. Над всем этим гордо возвышалась полуторалитровая пластиковая бутыль со спиртом. Завершал медицинский набор «Краткий справочник тропических болезней».
        Дальше на столе лежало «оружие» попаданцев - декоративные шпага и абордажная сабля и вполне настоящие пистолет-ракетница, с пачкой сигнальных ракет и три ружья для подводного лова. Там же лежали маски с ластами.
        Заканчивали экспозицию продукты питания. Армейский паек, набор готовых концентратов супов, тушенка, банка рыбных консервов, зеленый горошек в жестяной банке, огурцы, маринованные в стеклянной банке, с закручивающейся крышкой. В дополнение к консервам лежал десяток картошин, головка чеснока, свеклина, пара морковок и луковиц. На сладкое присутствовал пакет с набором шоколадных батончиков, как с орехово-арахисовым, так и с кокосовым содержимым, и жестяная банка монпансье.
        Пока Перегудов при помощи Литвинова старшего объясняли предназначение и примерное устройство навигационных приборов, сильно заинтересовавших герцога, в сторонке стояли Шмитд и Мусаев. Кирилл сидел на стуле у стены зала.
        - Вроде и немного тащили, а как разложишь, так здорово смотрится,  - сказал Шмидт.
        - А я все думаю, если картоху сейчас посадить, клубни успеют вызреть, чтобы на следующий год семена были?  - Мусаев ткнул пальцем в кучку картофеля,  - все же наши сорта, не пример нынешним. Считай 400 лет селекции в плюсе.
        - А черт ее знает. Сажал в конце мая, а копал в сентябре. Сейчас конец июня. Это считай на месяц раньше выкапывать придётся. Хотя если посадить где в теплом закутке, поливать, полоть, подокучивать, в общем, ухаживать как за розами, а не за картошкой, то может и вызреет, да еще и семена в ягодах даст.
        - Петрович, подойди,  - позвал Чапай.
        Шмидт переместился к концу стола где лежали вещи Перегудова.
        - Сережа, их светлость спрашивает сможем ли мы повторить приборы.
        - Секстан, без сомнения, с барометром придётся немного повозится, но тоже вполне выполним. А вот с хронометром дел будет много и долго. Основные проблемы в точности обработки шестеренок, и в заводных пружинах. И если с обработкой деталей что-то можно сделать, то с пружинами я пока даже не представляю.
        - А что с пружинами не так?  - спросил Литвинов, переведя вопрос Якова.
        - Часовые пружины делают из пружинной стали или из медно-никелевого сплава. Со сталью, все сложно, неизвестно сколько лет мы ее будем вымучивать. А с медно-никелевым сплавом загвоздка в никеле. Его тут, наверное, еще и не знают. И хоть мы с Чапаем служили всего в 300 километрах от целого города с названием «Никель», туда наверное сейчас и не доберёшься. Да и нет у нас геологов, чтобы этот никель отличить от гранита, мать его,  - последнюю фразу, уже в пол голоса, добавил Петрович.
        - Никель, никель… Я что-то такое слышал, связанное с медью… Но не помню. Нужно спросить у нашего специалиста по рудам Конрада Либке. Он наверняка знает, если даже я что-то такое помню… а где находится этот ваш город, с названием металла,  - прищурившись, спросил Кетлер.
        - На севере, на берегу Баренцева моря. Сейчас это, наверное, территория Финляндии, хотя я сомневаюсь, что там вообще кто-то живет. Саша, Мурманск уже был в это время?  - спросил Перегудов переводящего Литвинова.
        - Сомневаюсь. Максимум зимовье рыбаков. Кола там, наверное, уже есть. А может, и нет. Дикие места.
        - А еще там что-нибудь кроме этого «никеля» есть,  - продолжил ненавязчивый допрос герцог.
        - В тех местах есть медь, железо, да много еще чего. А вообще, Ваша Светлость, в Финляндии очень много месторождений руд металлов. Вон на южном побережье недалеко от Хельсинки, сейчас это Гельсингфорс, богатейшее месторождение меди. А на самом севере Ботнического залива тоже богатое месторождение железохромовых руд. Это я еще со школы помню,  - и то и это нам бы здорово пригодились,  - улыбнулся Литвинов.
        - Я ничего не слышал, о меди в Финляндии, очень, очень интересно! А хром - это тоже металл на вроде никеля? Хотя не отвечайте, поговорим потом в компании с Либке и более подробно. Но давайте показывайте дальше.
        Герцог с интересом осмотрел все штурманские принадлежности, поохал над морскими картами, и совершенно «завис» над чертежами парусника.
        «А это что», «а это зачем», «а почему так много», «а что вот это такое», «а почему мачты скошены» - десятки вопросов посыпались на Перегудова и Шмидта в переводе Литвинова. Герцог явно был «в теме», и вполне понимал пояснения, которые ему давали строители «Чайки».
        - Да уж, это просто замечательно! Непременно надо показать это Томсену. Я даже предвижу как он начнет подпрыгивать возле стола, когда это увидит,  - Яков заулыбался, и потер руки,  - мой славный голландец всегда хвастает, что у нас самые передовые чертежи. А тут вот это.
        - Ваша Светлость, может быть так сразу не стоит показывать голландцам наши секреты?  - спросил Литвинов.
        - А, не беспокойтесь, господа. Томсен Сивертс работает у меня с 38 года. Главный корабельный мастер уже больше курляндец, чем многие немцы, родившиеся здесь. Но мне кажется предстоит большая дискуссия с его участием, о новых приемах постройки кораблей. Но это все потом, потом, что там у вас еще!
        Следующие предметы, вызвавшие повышенный интерес Герцога были банкноты.
        После объяснения что это, и как оно применяется, герцог явно возбудился.
        - И вот это сто талеров?  - вопрошал Яков тряся банкноту с американским президентом,  - Господи, я чувствую, что этот вопрос необходимо обговорить отдельно. Завтра, нет… послезавтра, Александр, вы обязаны рассказать мне о монетных дворах и банках вашего времени. И какие там еще учреждения занимаются изготовлением подобных денег! Все и насколько можно подробно!
        - Сто талеров!  - Герцог подбросил вверх бумажку и завороженно смотрел как она падает на стол,  - сто талеров. И это даже не вексель… А, … эм… монета. Какая красота!
        После этого, настала очередь вещей Шмидта. Он рассказал о сверлах, о быстрорежущих сталях, о двигателях, паровых и дизельных, о прокате и трубах. Герцог с интересом слушал его и задавал уточняющие вопросы, но время от времени бросал взгляд на зажатую в руке стодолларовую купюру. И губы герцога, при этом, шевелились, как бы произнося - «сто талеров».
        Примерно такой же интерес Якова Кетлера вызвали антибиотики, способные бороться практически со всеми смертельными болезнями. Но заверения Литвинова и Мусаева о невозможности создать подобные препараты в ближайшие 10 -15 лет, вызвали явное огорчение руководителя Курляндии.
        Запрятав зеленую бумажку в карман, герцог подошел к «оружейной выставке».
        - Это же надо, какой маленький пистоль,  - сказал Яков показывая на довольно крупную ракетницу,  - а как он устроен?
        После этого проследовала лекция о развитии огнестрельного оружия, о бездымном порохе и инициирующих взрывчатых веществах, о динамите и тенденции развития боевого судостроения.
        Тут же был распотрошён патрон ракетницы и представлено его содержимое с пояснениями.
        - Давайте побыстрее закончим осмотр и пойдемте во двор, испробуем эту ракетницу, как раз уже начало темнеть.
        - И что у нас здесь?  - герцог смотрел на продуктовый набор,  - это как я понимаю лук и чеснок, а вот это морковка. А остальное что?
        - Вот эти сморщенные клубни - это картофель. После длительного хранения, они уже не имеют того вида, что был при уборке урожая. Но картофель имеет большое значение в питании, в нашем времени. Практически треть рациона человека приходится на картофель, или продукты из него,  - Литвинов сморщил лоб,  - его уже должны были завезти в Европу. «Потато», земляная груша. Его больше из-за цветов пока выращивают.
        - «Потато», что-то такое слышал,  - Яков со скепсисом посмотрел на картошку,  - большое, говорите, значение… а он долежит до следующей весны?
        - Боюсь, что нет, Ваша Светлость,  - заговорил Шмидт,  - мы с Мусаевым уже говорили о нем сегодня. Если вы распорядитесь, то необходимо посадить все растения, не только картофель, но и все остальное, что у нас есть, как можно скорее, и подобрать место наиболее благоприятное для выращивания. Тогда мы сможем размножить эти растения. Надеюсь до заморозков они вызреют.
        - А вы разбираетесь в выращивании картофеля, герр Шмидт? Завтра я пришлю к вам садовника, и вы подберете место, и объясните ему тонкости возделывания этого «потато». В крайнем случае, перед заморозками пересадим все растения в кадки, и занесем в помещения.
        - А что это за предметы, это тоже еда?  - палец герцога указал на консервы.
        Последовала лекция о продуктах длительного хранения, стерилизации и консервации, как процессах создания этих продуктов. Затем прошла вполне закономерная дегустация.
        - Очень даже недурно!  - Яков захрустел каперсом, лично добытым из стеклянной банки,  - хоть и размер огурца вызывает вопросы. А говядина и селедка, да и горох из жестяных банок просто прелесть. Но я вижу сложности с получением железа такой толщины, да еще и лужения его оловом. А в стеклянных банках подобные мясные и рыбные консервы получить можно?
        - Если подобрать сорт стекла, допускающего термическую обработку, стандартизировать размеры самих банок и подобрать материал крышек, создающих наиболее плотную закупорку банок. То вполне можно. Срок хранения будет меньше, чем в паянной банке, но и только,  - подтвердил Мусаев.
        - Замечательно! Однако, я уже весь в нетерпении. Александр возьмите ракетницу и пойдемте все во двор.
        - Банг, шшшш, пуф.
        Перегудов зарядил новый патрон, и протянул ракетницу Якову.
        Но тот смотрел вверх. Три красных огонька медленно летели в вышине. Когда огни погасли герцог оглянулся, взял пистолет, поднял на уровень лица и аккуратно нажал на курок. В небе вновь зажглись огоньки. Проследив за ними, Яков постоял некоторое время задумчиво, затем отдал сигнальное оружие Чапаю и уверенно повернулся к дверям замка.
        - Пойдемте ужинать, господа. Я предвижу что нам понадобится много сил, чтобы сделать, хотя бы малую часть того, что я увидел сегодня…
        - А сделать это надо обязательно!

* * *
        - Герр Шмидт, вас просит к себе их Светлость Герцог,  - в открытой двери стоял мажордом.
        - Хорошо, идем,  - Сергей Петрович встал со стула, одернул робу, в которой они ходили последние две недели, и, выйдя из комнаты, направился вслед за Гансом.
        - Добрый день, герр Шмидт,  - Яков Кетлер указал вошедшему Петровичу на место справа от себя.
        - Знакомьтесь, это Август Адлер,  - герцог указал на человека, сидящего слева,  - он занимается садами и парковым хозяйством в Митаве, и вообще увлеченный подобными вещами человек.
        После взаимных приветствий герцог продолжил:
        - В связи с тем, что у вас имеются новые, и надеюсь перспективные для нашего хозяйства растения, я решил привлечь самого видного в этом вопросе специалиста. А то, как мне представляется, у вас, Сергеи Петровитч, вряд ли будет время ухаживать за этими растениями в Митаве, особенно когда вы будете находиться в Болдене или Виндаве. Поэтому, сейчас Адлер проведет для вас небольшую экскурсию по своему хозяйству. А вы уже там сами договоритесь, что и как делать. А если у Адлера чего-то не будет, обратитесь к Гансу, я приказал ему во всем способствовать этому делу.
        - Ну а после обеда, я снова жду вас герр Шмидт. Поговорим об изготовлении приборов.
        После прогулки по парку и цветникам, устроенным для графини Шмидт и Адлер, завернули в замок, в комнату Перегудова, где находился провиант, ставший вдруг бесценным семенным материалом. Все было аккуратно собранно и отнесено к небольшому флигелю, стоящему в глубине парка, где собственно и располагалась «ставка» главного смотрителя парка и ответственных за черновую работу подшефных Августа.
        - И в чем же ценность этих клубней,  - Август продолжил обсуждение растений, разложенных на столе. Указательный палец показывал на группу картофелин.
        - Я слышал, что при французском дворе вошли в моду цветы Картофеля, но про великую полезность его клубней, как-то ничего не слышал.
        - Тот картофель, что выращивают при французском дворе, только на цветы и годится,  - Петрович улыбаясь взял самый крупный клубень, и потряс им в воздухе,  - а этот сорт способен дать до тысячи пудов клубней, с площади… эээ… в десятину… или…эээ…. 10 000 квадратных саженей, при должном уходе конечно. Кроме того, он способен расти и удовлетворительно плодоносить даже в Финляндии. Ну, само собой не на скалах и не самом севере, где кроме мха и лишайников вообще ничего не растет.
        - Как растут свекла, морковка и чеснок с луком я прекрасно представляю,  - Август также взял один клубень в руку и стал внимательно рассматривать,  - а как это растет?
        - Высаживается рядами на расстоянии…э… примерно одного фута в ряду и одного с половиной или двух футов между рядами. Из вот этих почек на клубне, которые называются «глазки» вырастают и побеги, и корни. Раскидистый куст высотой примерно тот же фут или полтора. Цветы белые или фиолетовые, с группой желтых тычинок, собранных внутри цветка. После цветения иногда завязываются ягодки. Из семян тоже получаются растения, и нам бы, по-хорошему, попробовать получить эти семена. Ну что еще… Когда ростки достигают высоты в треть фута картофель окучивают, чтобы будущие клубни лучше развивались, ну как сказать… нагребают вокруг куста кучку земли высотой с четверть фута. Высаживают в хорошо унавоженную почву, на глубину… э… пятой части фута.
        И еще немаловажная особенность этого растения. Ягоды и позеленевшие на свету клубни содержат несильный яд. Но собственно позеленевшие клубни - отличный семенной материал, их даже специально зеленят перед посадкой.
        - Герр Шмидт, а мы с вами не отравим народ этим «чудо» овощем?  - Адлер аккуратно положил на стол клубень, который до этого держал в руке.
        - Ну… В принципе даже вином можно упиться до смерти… Однако, вряд ли кто-то откажется от его употребления. А с картофелем все просто - не держать клубни долго на свету, и все. Не зелёный картофель совершенно безопасен. Проверено на тысячах людей и долгие года.
        - Хорошо, где вы предлагаете его высадить?  - Август подсчитал количество клубней,  - 24 штуки.
        - Срок посадки обычно - середина, конец мая. Если мы его сегодня посадим в грядку на земле, то, скорее всего, он не вызреет. Как и прочие наши растения. Поэтому, предлагаю посадить в небольшие бочки, чтобы осенью мы могли перевезти их в светлое обогреваемое помещение, или даже создадим к тому времени стеклянную оранжерею. Ну, соответственно бочка должна быть полтора фута в диаметре и примерно два глубиной,  - Сергей Петрович привычно почесал затылок.
        - Почву лучше жирную, унавоженную, и для лучшего развития клубней, добавить туда песок. Речной. Навоз лучше конский, двухлетний. Ну и поливать, когда сухо будет. Вместо окучивания, присыпать почвы горку. И все, пожалуй.
        - Замечательно!  - Адлер еще раз пересчитал клубни, и приступил к подсчету остальных овощей.
        - Только что еще улик бы поставить, чтобы цветы опылялись.
        - Что такое «улик»?  - Август недоуменно оторвался от процесса пересчета чесночных зубчиков.
        - Пчелиный дом, вроде это так по-немецки,  - Петрович вновь почесал затылок.
        - А… а вы считаете, что пчелы кроме сбора меда еще способствуют образованию завязи? Интересно…. Как бы это проверить,  - главный садовод герцога задумался,  - как-нибудь надо будет попробовать это проверить… У меня пчел нет. Но! Они имеются у моего хорошего знакомого, Эверта Брауна. Я думаю, он согласится одолжить мне одну семью пчел.
        - Было бы замечательно,  - Шмидт немного помялся,  - может быть, начнем?
        - Так, так…  - Адлер охватил стол взглядом,  - учитывая чеснок, лук, морковку, свеклу и картофель, у нас получится огромная клумба из кадок. Ну, да нам не привыкать к подобным мероприятиям.
        - Янек,  - слегка прихрамывающий помощник подошёл к столу,  - сходи к Гансу и скажи, что нам понадобятся еще 30 больших кадок.
        - А ты Виг, бери тачку и ступай за навозом к куче за конюшней. Брать только прошлогодний.
        - Так, а ты Агна…
        Петрович смотрел, как Август распоряжается своими помощниками, и внутри него сформировалось уверенность, что он передал семена в надежные руки.

* * *

        После обеда Шмидт снова вошел в кабинет Герцога. Слева от хозяина кабинета, так же, как и утром, находился человек. Ермолка, пейсы и вселенская печаль в глазах приглашенного Яковом специалиста выдавали в нем типичного представителя еврейского народа.
        - Присаживайтесь герр Шмидт,  - Кетлер указал на стул справа от себя.
        - Знакомьтесь - это Авраам Леви, он мои доверенный ювелир, и часто выполняет сложные заказы. Его мастерская лучшая в Курляндии, и надеюсь, совместными усилиями вы сможете наладить производство навигационных приборов,  - Герцог побарабанил пальцами по столу,  - я рассказал Леви о том, что вы с товарищами приехали из далекой страны, но находясь на службе у царя Московии, утопили яхту и теперь опасаетесь возвращаться в Россию. Кроме того, я предупредил Авраама о необходимости сохранять секретность со всем, что касается производства этих приборов, по крайней мере, первое время.
        - Сейчас Сергеи Петровитч, принесите сюда секстан, хронометр и барометр. Вы расскажете об их строении и необходимых материалах для их производства. Ну а послезавтра, наверное, посетите мастерскую Авраама и оцените ее возможности в деле производства. Дом Леви находятся на Добленской улице. Но прежде чем идти за приборами, расскажите, как там дела у Августа.
        - Мы начали высаживать растения в кадки. До обеда нашли половину нужного количества емкостей и заполнили их почвой. Ганс обещал доставить в замок оставшееся количество кадок к вечеру. Адлер и его помощники замечательно справляются с работой по посадке семенного материала, и мое присутствие там не обязательно. Как мне видится, Август прекрасно знает свое дело. Все что нужно я показал и объяснил, а с остальным он и его команда справятся.
        - Ну что же, я рад, что дело налаживается. Несите приборы.
        Когда Шмидт вышел Леви обратился к Герцогу:
        - Прошу прощения у Вашей Светлости, но Вы, таки, полагаете, что изготовление этих морских приборов будет выгодно?
        - Сейчас мы закупаем навигационные приборы в Голландии,  - Кетлер встал и подошел к карте мира висящей на стене,  - и с каждым годом потребность в этих приборах увеличивается. Вы, Авраам, несомненно, знаете о нашей колонии на Африканском континенте на реке Гамбия. А сейчас у меня появилась еще одна колония - на острове Тобаго в Новом Свете.
        - Поздравляю Вас, Ваша Светлость,  - Леви улыбнулся.
        - Спасибо. Так вот колониальная торговля весьма прибыльна, но требует большого количества кораблей. Кроме того, мы регулярно строим как военные, так и торговые суда на продажу. И изготовление навигационных приборов будет являться необходимым мероприятием, как для нашего флота, так и для развития торговли судами. Кроме того, те приборы, которые сейчас принесет герр Шмидт более совершенны, нежели закупаемые нами в Голландии. И они будут успешно конкурировать с изделиями голландских мастеров,  - Герцог повернулся к открываемой двери,  - а вот и Сергеи Петровитч.
        Шмидт аккуратно положил принесенное на стол. Затем достал из кармана две отвертки и плоскогубцы.
        - Это секстан. Он наиболее прост в изготовлении, по сравнению с двумя другими приборами. Состоит из…
        Демонстрация приборов, и их частичная разборка, не повредившая их работоспособности, заняла два часа. В ходе этого действа, были обсуждены потребности в материалах, доступных инструментах и примерный объем выпуска готовых изделий. Обсуждение цен и распределение долей при производстве Герцог предложил перенести на более позднее время, когда собственно все вопросы по комплектующим и материалам, и оборудованию будут определены.
        Когда приборы были собраны, и шло обсуждение необходимости закупки станков в Голландии, в дверь постучали и появившейся мажордом объявил о том, что их милость Мельхиор Фелькерзам ожидает в коридоре.
        - Очень хорошо,  - Герцог обратился к Гансу,  - пусть он еще немного обождет. Уважаемый Леви, на сегодня мы закончили, и послезавтра вы устроите экскурсию герру Шмидту по своей мастерской. Все возникшие после этого вопросы обсудите с Сергеи Петровитчем, а я попытаюсь их решить в рабочем порядке. До свидания Авраам.
        - До свидания, Ваша Светлость,  - ювелир встал с кресла, поклонился и направился к дверям.
        - А вы герр Шмидт отнесите приборы и на сегодня можете быть свободны.

* * *

        Вечером досточтимое семейство митавского ювелира Леви собралось на ужин. Авраам задумчиво глядел, как супруга накладывает еду и когда она села на свое место слева, так же задумчиво обвел взглядом всех членов семьи. Дальше от супруги сидела краса и гордость - 17-ти летняя дочь Далия. Справа располагался сын Ицхак. И хоть имя это означает «смех», подростковый возраст в 14 лет накладывал свой отпечаток - Изя был хмурым и молчаливым. Дальше по правой стороне сидел очень дальний, но все же родственник - Бен Ами Натансон. Соображения сохранения здоровья своего племянника вынудило уважаемого Брестского лавочника Моше Соломона отправить этого самого племянника, в Митаву к мужу своей двоюродной сестры - Аврааму Леви. Молодость и любовь не знают границ. Но польский помещик средней руки, чью дочь Бен Ами обучал латыни и немецкому, имел по этому поводу совершенно другое мнение. Леви пристально посмотрел на приёмного члена семьи. Как оказалось, молодой Натансон совершенно не был способен к работе руками. И помогать в семейном деле ювелира, не мог. Но природный дар или склонность к изучению позволили к 20 годам
знать более-менее хорошо 6 языков. Кроме знания языков он прекрасно писал и считал, и это сделало возможным оставлять его в лавке в качестве приказчика и продавца ювелирных изделий, когда вопросы не касались действительно важных клиентов.
        - Послезавтра к нам домой и в мастерскую придёт один интересный человек,  - Леви закончил трапезу, в течение которой не сказал ни одного слова,  - Герцог собрался изготавливать приборы необходимые для вождения морских судов, и считает это дело более выгодным, нежели ювелирное.
        - Зовут его Сергеи Шмидт. И как мне видится он самый образованный механик, из всех, кого я встречал в жизни. М да…
        - Он немец?  - спросил Натансон.
        - Нет. Не совсем… Если так, можно сказать. Он считает себя московитом. Но еще раз повторю, он очень образован. До того, как Герцог встретился со мной, Шмидт встречался с герцогским садоводом Адлером, и что-то там они делали важное.
        - Но самое интересное, это как Герцог смотрел на этого человека,  - Авраам поводил рукой в воздухе, подбирая слова,  - как умудренный муж смотрит на молодую невесту…
        - Он так хорош собой?  - недоуменно спросила супруга.
        - Нет, Яффочка, ему за тридцать, и он совершенно лыс… а почему ты это спросила?  - Авраам посмотрел на супругу, за тем на покрасневшую дочь и на улыбающегося Бен Ами…
        - Нет, о Господи, совершенно не в том смысле. Он смотрел на него как на источник будущей гордости, совсем как умудренный человек смотрит на жену, которая родит ему сына - наследника и продолжателя его рода и всех дел. Кетлер почему-то сильно заинтересован в этом человеке. Причем так, что он готов купить всю мою мастерскую хоть завтра. И нам придется с ним работать. При этом Сергеи Петровитч, как его называет герцог Яков, простой и общительный человек.
        - Он дворянин?  - спросила Далия.
        - Нет… Но держится этот Шмидт с достоинством равным дворянскому. Иногда даже, кажется, что герцог Яков считает его равным себе. Ну, или он, таким образом, выказывает уважение его знаниям.
        - Как бы то ни было, завтра с утра в доме и мастерской навести порядок, Яффа, приготовь хороший обед, а ты Далечка надень самое красивое платье.
        - Абрам, ты собрался выдать нашу дочь за московита?  - в очередной раз выразила недоумение супруга.
        - Причем старого и лысого,  - добавила дочь.
        - Мы должны произвести на него хорошее впечатление,  - Леви поднял глаза к потолку,  - а там все в руках Господа.

* * *
        - Проходите Александр, присаживайтесь. Представляете, я плохо сплю эти две ночи. Вчера я проворочался на кровати до самого утра. А сегодня мне приснился кошмар. Я обязан вам его рассказать.
        - В начале сна я богат. Причем богат не просто, а сказочно, невообразимо! На свои деньги я скупил половину мира. У меня самая сильная армия во всем свете. Военные флоты других стран - просто карлики, по сравнению только с одной моей эскадрой, а их десяток. И вот в гости ко мне приезжает Крёз,  - ну вы знаете, сказочно богатый древнегреческий царь. Но почему-то в чалме.
        И вот у меня появляется неизбавимое желание похвастаться своими богатствами перед самим Крёзом. И я веду его в сокровищницу. Это целый замок во дворе моего дворца. Мы проходим в огромную комнату, в которой рядами стоят большие сундуки с открытыми крышками. А внутри них ворохом, с горкой, лежат вот такие купюры…  - Яков достал из кармана сто баксов и помахал ими в воздухе.
        - Я правильно назвал слово?
        - Да Ваша Светлость,  - сказал улыбающийся Литвинов.
        - Ну, так вот. Я беру одну такую, в 1000 талеров, с моим портретом, и вручаю Крёзу. Он недоуменно смотрит на нее, трет пальцами, пробует на зуб, кладет на ладонь и … дует. С бумаги купюры как пыль сдувается краска, потом она сама складывается пополам и превращается в белую бабочку. Несколько раз складывает и расправляет крылышки, и вспархивает. И из всех сундуков начинают взлетать бабочки. Тысячи, сотни тысяч белых бабочек. Я недоуменно заглядываю в сундук, а там нет денег. Одни только бабочки. И в другом, и в третьем. Я мечусь между рядами этих треклятых сундуков, а из них все летят и летят эти белые созиданья. И тут Крёз начинает хохотать. Показывает на меня пальцем и хохочет. И я как будто усыхаю, превращаюсь в подобие муравья, а вокруг только громогласный хохот этого сказочного богача, и огромная метель из белых бабочек. И так мне становится обидно, за то, что все мои сокровища улетели, что я начинаю во сне плакать…
        - И просыпаюсь… а по лицу текут слезы. Вот так,  - Герцог печально посмотрел на бумажку с американским президентом, повернул ее другой стороной, затем сложил пополам и засунул в карман.
        - Похоже, ваше сознание, или для простоты назовем душа, взволнованная фантазией о богатстве из нарезанной бумаги, предупреждает вас, Ваша Светлость, что такое богатство может закончиться пшиком. И она совершенна права. Многие государства были соблазнены этим приемом. Выпуская ничем необеспеченные бумаги, руководители разоряли своих граждан, купцов и само государство. Некоторые страны после этого переставали существовать, некоторые попадали в рабскую зависимость от других, более разумных и предприимчивых государств. А иногда такой прием использовали как оружие. Когда одна страна выпускала большое количество поддельных бумажных денег страны конкурента, причем хорошего качества, а потом тайно завозила эти подделки на территорию врага и портила этим всю вражескую экономику.
        Но с другой стороны, если использовать купюры как неименные, но обеспеченные векселя - это очень удобный инструмент торговли и банковского дела. Главное - не перешагнуть грань, когда обеспеченная драгоценными металлами, или другим ценным имуществом «бумажная условно монета» превращается в безусловную цветную бумажку.
        Практически вся экономическая жизнь в моем времени проходит под контролем банков оперирующими этими цветными бумагами. Можно сказать, я живу в век банков и связанных с ними финансовых организаций.
        И даже вся жизнь простых людей в некоторых странах проходит в кредит от банка. Например. Молодая семья прибавилась рождением сына. Сразу нужны большие траты - на кроватку, пеленки, врачей, ну и много еще на что.
        Вот на ребенка берут первый кредит. Потом стоит вопрос об образовании. Чем лучше образование, тем более высокооплачиваемая будет работа. Хорошее образование дорого. Молодой человек берет кредит на образование. С тем условием, что он будет его выплачивать, когда устроится на работу. Получив отличное образование молодой специалист устроился на работу. Заработная плата хорошая, но накопить денег не получается. Он платит кредит за обучение. Ему нужна машина, чтобы добираться до работы. Ну, скажем, если сравнить с этим веком, пока простая рабочая лошадь. Потом человек становится мелким начальником и ему нужна уже породистая лошадь. Для престижа. Она стоит гораздо дороже рабочей. Снова идет в банк. И берет кредит уже под залог этой породистой лошади. А потом этот человек встречает свою будущую супругу и собирается завести семью. Для семьи нужен дом. Он снова идет в банк и берет кредит на покупку дома, с условием его залога. А когда рождается ребенок, все начинается с начала, по тому что родители платят по два или по три кредита.
        - А если что-то случается, и этот человек не сможет работать, тогда как?  - спросил Яков задумчиво смотря в пространство.
        - По большому счету, ему, если он не найдет другую работу, остается только уйти в том, что на нем одето. Все остальное заберет банк. По решению суда. Но я думаю человеку от этого не легче.
        - И что все, вот так добровольно, записывают себя в кабалу к ростовщикам?  - Герцог нахмурился.
        - Это считается нормой жизни. Зачем долго копить на породистую лошадь, когда можно поехать на ней уже завтра? Ну а то, что она не совсем твоя, так это дело временное. Через пять лет будет твоя. И так во всем.
        - Я конечно вижу, что такое ростовщичество прибыльное дело, но как-то это совсем не по-христиански отбирать у людей самое последнее, когда у них случаются трудные времена.
        - Но, когда времена не трудные, ростовщик может быть не просто полезен, но и даже необходим. Допустим купец имеет какой-то товар, но сбывать его за морем гораздо дороже. Ему нужен корабль. Но у него только половина суммы, чтобы заказать строительство этого корабля скажем у вас, Ваша Светлость. Обычно в таких случаях купцы образуют компанию и складываются своими деньгами для приобретения корабля. Но у каждого купца может быть свой товар, и везти его надо в разные места, или допустим купец не хочет делиться прибылью с компаньонами, то же бывает.
        Как ему быть? Не всякий ростовщик даст такую сумму. Нужен крупный банк. Лучше государственный, то есть очень крупный. Купец берет кредит. Заказывает строительство того корабля, который ему нужен. Верфи работают, принося прибыль. Получает корабль и начинает зарабатывать на нем деньги. Пока у купца все хорошо с коммерческими операциями, банк тоже приносит прибыль. Если купец не рассчитал своих сил, корабль достанется банку. Предупреждая ваш вопрос о возможной гибели судна, или другом происшествии, повлекшем потерю товара, скажу, что для таких сделок обязательно нужна страховка. Допустим если купец собрался участвовать в Треугольной торговле. Страховка может быть двух типов. Если корабль купца идет в составе конвоя Вашей Светлости, то сумма страхового взноса меньше, в связи и с меньшим риском от пиратов и ошибок навигации. А если купец решает осуществить такой поход совершенно самостоятельно, то страховой взнос гораздо выше. И страховая компания тоже должна быть значительной, чтобы не разориться в результате нескольких происшествий.
        - Или давайте рассмотрим другой случай. Ваш сосед что-то не рассчитал и весной у него не осталось зерна на посев. И в данный момент у него нет свободных денег. Он приходит в банк Вашей Светлости, берет кредит, закупает зерно у Вашей Светлости, как у самого крупного зернопроизводителя и получает урожай. И возвращает кредит. Деньгами после продажи, или по более дешёвой цене, сразу зерном. И получается все довольны. Сосед вырастил хороший урожай, посеяв отличными семенами, а Ваша Светлость получила прибыль с полей соседа. Ну, а на непредвиденный случай можно подстраховаться, взяв в залог землю соседа. Как бы то ни было, прибыль будет обязательно.
        - Александр, вы опять льстите, не нужно,  - Яков снова достал стодолларовую купюру и повертел ее в руках,  - вы знаете о Фуггерах?
        - Да, конечно. Фуггеры разбогатели на поставках товаров Испании. И рост могущества испанской империи был и рассветом богатства этой семьи из Аусбурга. Можно сказать, что они банкиры эпохи конкистадоров.
        - Шесть лет назад банк Фугеров обанкротился,  - Яков пристально посмотрел на Литвинова.
        - Я даже могу объяснить причину этого, Ваша Светлость, хоть и не знаю, что там было на самом деле, какую причину они назвали сами.
        - Испания захлебнулась серебром и подавилась золотом из Нового Света. Поясняю. Из-за поступления огромного количества денег производить что-либо в самой Испании стало невыгодно. На внутреннем рынке цены на продукты и товары росли. И скоро закупать за границей стало дешевле. Да и зачем работать и зарабатывать, когда можно поехать в Новый свет и завоевать состояние? И огромное количество испанцев уехали. А империи нужны люди, для выращивания урожая, для работы на мануфактурах и рудниках, для производства орудий и оружия, для ведения войн. Когда мирное время все можно купить за золото конкистадоров. И Испания покупала. Зерно у голландцев, скупивших его в Польше. Изделия из металлов в Германии. Шелк и бумажные ткани из Венеции, перекупившей их в арабских странах. И так почти во всем. В это время Фуггеры и разбогатели. Но времена, когда золото текло полноводной рекой, начали проходить, а потребности только увеличивались. И Голландская революция, когда последняя кузница и житница испанской империи захотела жить самостоятельно, и череда войн подкосили финансовое благополучие Испанского колосса. А вместе
с ним и Фуггеров решивших, что вложение денег в империю - беспроигрышный вариант. Но не в этот раз.
        Скажем, если бы они вложили свои миллионы в промышленную и торговую империю голландцев, занявшимся всем остальным, кроме золота Нового Света, то они бы сейчас процветали. Но и время треугольной торговли и освоения мировых рынков эксклюзивных товаров вроде специй, и сахара скоро закончится. И начнется эра Промышленной революции. Голландия сделала первые шаги на этом пути, но и как Испания остановилась у одного дерева дающего дорогие плоды. Хоть они у этих стран были и разные.
        - А вы предлагаете собирать фрукты со всего сада?  - усмехнулся Герцог.
        - Непременно, Ваша Светлость. Не стоит складывать все яйца в одну корзинку. Необходимо развивать и сельское хозяйство, и горное дело, и промышленность, и торговлю, и банковское дело, в конце концов. Кроме того, не забывать об армии и флоте, которые будут все это охранять и оберегать. Иначе лучше не начинать,  - улыбнулся Литвинов.
        - И делать все это надо на новом уровне. Чтобы каждое дело велось образованным специалистом. А для этого нужны школы, ремесленные училища, университеты. Необходимо развивать науки, чтобы преподаватели в этих училищах и университетах занимались не пересказом Ветхого завета на трех языках, а привносили в умы будущих мастеров самые передовые знания.
        - Александр, где же набрать на все это денег и найти столько людей? Мне бы тоже всего этого хотелось, и я даже много делаю в этом направлении, но постоянно не хватает, то денег, то людей,  - усмехнулся Яков.
        - Деньги надо зарабатывать всеми доступными и законными способами, а относительно где взять столько людей… Не надо забывать, что Господь создал нас по образу и подобию своему, и все на этом свете дети Адама. И житель Курляндии и гамбийский чернокожий и московит, и краснокожий житель Нового Света, и пастух, и царь. Разными нас делает жизнь, и возможности получить знания и умения. И многие великие выходили из простолюдинов. А некоторые из благородных не стоят даже упоминания.
        - Конечно не всем дано стать великими, но многие просто и не получают такой возможности в силу рождения, а могли бы. Например, многие женщины в наше время добиваются в некоторых областях гораздо больше мужчин. А в этом веке просто умеющая читать женщина - большая редкость.
        - Ваши предложения звучат как объявление войны всем устоям!  - засмеялся герцог,  - а война это не мой метод. Поэтому, будем вводить изменения постепенно. Чтобы ревнители традиций успевали хоть немного привыкнуть к новшествам. Но вы так ничего не рассказали о монетных дворах вашего времени.
        - Финансовыми вопросами государства занимается Казначейство, или Центральный банк, или Государственное Министерство. В каждой стране свое название. А иногда есть все три учреждения дополняющие друг друга.
        Но вообще структура обычно такая. Государственный Центральный банк. Потом идут отраслевые банки - Внешней торговли, Аграрный, или Земельный, Промышленный и так далее. Эти банки могут быть как государственными, так и частными. Функции ростовщиков обычно выполняют сберегательные банки - работающие на ниве взятия денег в рост и кредитования непосредственно населения.
        - А собственно монетные дворы принадлежат государству. Иногда это частные организации, но находящиеся под контролем государства. И выпускают эти монетные дворы собственно монеты, бумажные деньги и прочие ценные бумаги. Наиболее распространенная ценная бумага - государственное обязательство. Это такой вексель.
        - И, как правило, с таких вот векселей и начинается танец бабочек. Например, богатое государства «А» имеет в хранилище 1000 пудов золота. Оно выпускает государственные обязательства, на определенную сумму, которые как бы обеспечены этим золотом. С небольшой доходностью. Их покупает государство «Б» с целью повысить свою экономическую устойчивость, получить прибыль и иметь обеспечение уже для своих ценных бумаг. Под залог этих национальных векселей государство «Б» берет кредит у коммерческого банка. А коммерческий банк в свою очередь берет кредит в государстве «С» у другого коммерческого банка под залог лежащих у него заложенных государством «Б» национальных векселей.
        Таким образом, 1000 пудов золота, которые предположительно, лежат в хранилище государства «А» превращается, как минимум, в условные 4000 пудов золота, вызывающих вал коммерческой активности по всему миру. И это при условии, что операции проводятся по номиналу. А если предположить, что на каждом этапе производится наценка? Ценные бумаги выпускаются не на 1000, а на 1200 пудов, национальный банк страны «Б» в свою очередь, по ряду причин, выпускает векселя уже на 2000 пудов и так далее. И вот этот бумажный круговорот растет и ширится. Некоторые эксперты считают, что за те 60 лет, что наша мировая экономика отказалась от жесткой привязки денег и как следствие ценных бумаг к золотому эквиваленту, количество условных денег и их бумажных эквивалентов в виде векселей, платежных обязательств и прочих эрзацев, обеспеченных реальными материальными ценностями, не драгоценными металлами, а вообще всего, что можно продать, составляет всего 20 %. А остальные - белые бабочки.
        - Господи, какой кошмар! Но ведь должен быть какой-то контроль.
        - Наверное, должен. Но большие государства не любят, когда им заглядывают в карман. А без этого контролировать очень сложно. Да и правят миром в наше время по большому счету не государства как таковые, а кланы банкиров и промышленников. Более удачливые, чем Фуггеры. Они держали, так сказать, нос по ветру, и вкладывали свои деньги в разные корзинки и ставили на победителя.
        - Допустим, вы Ваша Светлость решили вложить деньги в нейтралитет, заплатив за это всем значимым странам. Но шведский король, после длительных издержек, захотел взять все. А ваш родственник Курфюрст Бранденбурга вложился в армию, и законтрактовал 10 000 войска. Но его это тоже не спасло от Карла Х. Мало вложился, наверное.
        - А вообще, по моему мнению, вкладываться надо в экономику и торговлю, а не политические игрища чужих государств. Тамплиеры, Фугерры и многие другие - яркий пример неразумности кредитования монархов или государств. Но и защита своих вложений должна быть достаточная.
        - Да, да, знать бы только грань, когда она достаточная, а когда нет,  - Герцог снова сложил сто баксов пополам и засунул их в карман,  - а давайте-ка пойдемте, подкрепимся, Александр. А то эти денежно-бумажные страсти распалили во мне изрядный аппетит. Да и Ганс вот-вот зайдет, чтобы доложить о готовности обеда.

* * *
        - До обеда вы настойчиво агитировали меня заняться банковским делом. Давайте поговорим об этом подробнее.
        - Ваша Светлость строит торговую империю. Пока она маленькая, как и Курляндия, по сравнению, допустим с Испанией. Но если мерить уже с двумя колониями, то размер становится более внушительным. А если колоний станет больше, и Вы, к тому же, наладите торговлю колониальными и мануфактурными товарами с Россией, то никто не назовет ваше предприятие маленьким или несерьезным.
        - А для проведения больших финансовых операций необходимо специальное подразделение. А еще лучше сразу запланировать несколько подразделений.
        Первое, главное, наверное, лучше назвать Казначейством. Оно будет вести общий учет денег страны, определять общие правила ведения финансовых операций и осуществлять контроль за другими финансовыми подразделениями. Одна из частей Казначейства - монетный двор и типография ценных бумаг.
        - Теперь подразделения. На начальном этапе, наверное, можно сделать их просто отделениями Бака Курляндии, и потом по мере роста развить в самостоятельные банки, а можно сразу делать полностью самостоятельные учреждения,  - Литвинов на минуту задумался.
        - Продолжайте Александр, я вас внимательно слушаю.
        - Первый банк можно назвать Торговый, или Внешне торговый, или может быть Колониальный, это как вам больше понравится. Его предназначение заниматься финансовым сопровождением торговых операций с колониями и иностранными торговыми агентами. Специфика работы - знание иностранных языков, экономического положения стран - партнеров, соотношения курсов денег различных государств, наличие, потребность и цены на товары в разных странах и колониях.
        - Следующий пусть будет Промышленный, или Мануфактурный, как сейчас называют промышленные предприятия. Его специфика кредитование развития различных мануфактур, рудников, кораблестроения и прочего подобного. Соответственно работники должны разбираться в этих вопросах.
        - Сельскохозяйственный или Земельный. Предназначение - кредитование производства товаров сельского хозяйства и вопросы земельного залога. Ну, тут специфика понятная. Как я знаю, вы регулярно выкупаете земли подиздержавшихся дворян. И возможно позже придётся приобретать и перераспределять гораздо большие земельные угодья в Африке и Новом Свете. А специалисты землемеры и оценщики уже будут готовы, и так сказать набьют глаз и руку на просторах Фатерлянда,  - Литвинов усмехнулся.
        - В этом свете, действительно стоит создать такое подразделение,  - Кетлер задумчиво смотрел на карту Курляндии, висящую на стене.
        - Ну и, наверное, последний - Сберегательный, или Ростовщический, ну или… даже не знаю, как назвать. Специфика - работа с частными клиентами. Выдача ссуд или кредитов под залог имущества, взятие денег в рост, услуга хранения ценных вещей в хранилище.
        - Вы считаете, что в этих вопросах мы сможем составить успешную конкуренцию еврейским ростовщикам,  - засмеялся Яков.
        - Государственный банк солидная организация! Свой клиент у него всегда будет. Если условия будут приемлемые как для дающих в рост, так и для берущих кредит. Но, я думаю, если к этому делу привлечь иудея, которого Ваша Светлость хорошо знает и может ему доверять, то готовый специалист уже будет. По крайней мере, он сможет обучить доверенных людей делу ростовщика. А то я, Ваша Светлость, пока никак не ориентируюсь в процентах ростовщиков вашего времени.
        - А у вас какие были.
        - Ну в последние двадцать лет экономическая ситуация в нашей стране была не очень благоприятная, поэтому ставки на кредит были в районе 20 %, а на рост можно было положить под 12 %, а до этого ставки были в районе 3 -5% годовых. И в других странах со стабильной экономической ситуацией процентные ставки тоже в районе 3 -5% годовых.
        - Интересно. Ну а, как и когда вы предлагаете организовывать эти предприятия.
        - К сожалению, я не являюсь специалистом в бухгалтерском деле. Поэтому как это все организовать, нужно определяться вам, Ваша Светлость и вашим советникам. Но как мне представляется, необходимо подготовить специалистов, которым вы сможете доверить свои финансы. А для их обучения можно пригласить банковских работников, служивших у тех же Фуггеров, или голландских специалистов, или кого-нибудь из предприятий хиреющего Ганзейского союза. Кроме того, наверное, понадобятся специальные преподаватели для различных банковских подразделений. Землемеры, оценщики имущества и ценных предметов, возможно корабельные и горные мастера.
        - Ну, или на начальном этапе назначать этих специалистов на работу, и одновременно учить свои кадры.
        - А вот с вопросом, когда все это начинать, все гораздо проще. Приглашать специалистов-преподавателей нужно уже сейчас, равно как и подбирать им учеников, а вот открытие самих учреждений надо отложить. Как минимум до второй половины 56 года, или первой половины 57, когда уже будет понятно, что и как происходит с Балтийской войной. А чтобы ситуация была для нас благоприятная, необходимо приложить определенные усилия.

* * *
        - Значит, вы предлагаете мне начать войну со Швецией?  - Герцог удобнее устроился в кресле и выжидательно посмотрел на Литвинова старшего.
        - Да Ваша Светлость. Но не сразу и не совсем ту войну, что ведут здесь и сейчас. Возможно, не зная местных реалий, я буду изобретать велосипед…
        - А что такое велосипед?  - заинтересованно спросил герцог.
        - О Господи! Простите, Ваша Светлость, когда я увлечен чем-то, то все время забываю, что сегодня неизвестны некоторые простые вещи. Велосипед это… Это… Это двухколесная телега, приводимая в движение силой ног ездока. Как Вам объяснить… Представьте ножную прялку… Гм… а сегодня уже есть ножные прялки?
        - Да, Александр Николаевич,  - хохотнул Герцог,  - ножные прялки у нас уже есть.
        - Вот. Принцип примерно тот же. Давя по очереди на педали, прикрепленные к крупной зубчатой шестеренке, посредством цепи мы передаем силу на вращение маленькой шестеренке, закрепленной на заднем колесе. А управление направлением движения осуществляется поворотом переднего колеса. Все это закреплено на раме, где нужно жестко, а где необходимо, то с учетом постоянного вращения. Ну и седло сверху, для удобства наездника.
        - Оригинально… Вы с товарищами сделаете мне велосипед?  - в глазах герцога промелькнула некоторая хитринка.
        - Гм… Обязательно, Ваша Светлость… Но, если можно позже, после успешного завершения войны. Велосипед в том виде, что мы сможем сделать сегодня, это не средство передвижения, а скорее забава, для смелых духом, и … гм… неушибимых седалищем. Хотя для опытного всадника, наверное, терпимо. Если Вашей Светлости хочется испытать действительно незабываемые впечатления, и оставить свое имя в веках, проще будет сделать воздушный шар,  - теперь уже Литвинов с хитрецой посмотрел на Якова.
        - А что это за диковинка?  - герцог даже немного наклонился вперед.
        - Это приспособление для полетов в воздухе. Существуют две разновидности собственно шара - тепловой и газовый. Вы замечали, как дым от костра поднимается вверх? Вот, если собрать в достаточно легкую оболочку много теплого воздуха, то он начнет подниматься вверх, и потянет за собой то, что вы прикрепите к шару снизу. Обычно это легкая корзина, где может располагаться человек. Грузоподъемность шара зависит от его размера. Это тепловой воздушный шар. А газовый, использует свойство определенного газа,  - водорода - это один из компонентов воздуха, подниматься вверх за счет своей легкости. Шар с одинаковой подъемной силой, у газового варианта гораздо меньше, чем у теплового, но его оболочка должна быть очень плотной и не пропускать воздух. Простейший демонстрационный образец теплового шара можно сделать из тонкой бумаги. Человека на нем не поднимешь, но спиртовую горелку он поднять сможет, и улетит миль на 10.
        - А что нужно для изготовления шара способного поднять человека?  - Герцог откинулся на спинку кресла.
        - Для этого нужно много плотной, и при этом легкой ткани. Первые шары изготовляли из шелка. И шар должен быть размером примерно 18 кубических аршин. Для изготовления газового шара необходим сок Гевеи - растения произрастающего в Бразилии, и получение водорода.
        - С таким количеством шелка возможны проблемы,  - Герцог снова улыбнулся.
        - Ваша Светлость! Не сочтите меня болтуном, но изготовление воздушного шара - это вполне реальное дело. И в наших условиях изготовление газового варианта возможно даже дешевле, чем закупка такого количества дорогого шелка. Я обсужу эти вещи со Шмидтом. Он в этом лучше меня разбирается, и возможно найдет более приемлемые решения. Но изготовление воздушного шара в современных условиях более чем возможно.
        - Вы меня прямо-таки заинтриговали с этим воздушным шаром,  - Герцог задумчиво уставился в пространство,  - И мы его обязательно сделаем… Но пока давайте о более насущном - как нам воевать со Швецией, и избежать недовольство Польского короля.
        - Если позволите, Ваша Светлость, я немного порассуждаю вслух.
        Герцог молча кивнул.
        - Повару, когда он утром точит нож, необходимо знать, что он будет сегодня готовить - легкий завтрак, или грандиозный пир на ужин, или и то и другое, и еще обед с изысканными яствами. То же самое и с правителем. Он должен точно знать какую армию и флот нужно держать минимально, так сказать для устрашения алчных взоров, и сколько необходимо войск, кораблей и прочего снаряжения для отражения полноценной армии вторжения или ведения наступательной войны на сильного противника.
        Чем характеризуется военная экономика страны?
        Во-первых - финансовыми возможностями. Это выплаты офицерам и солдатам профессиональной армии, возможность приобретения провианта и фуража на месте пребывания войск, способность докупить необходимое вооружение или продовольствие за пределами страны или нанять там же наемные отряды. Один великий император и полководец Франции, который в нашей истории завоевал всю Европу в конце следующего века - Наполеон однажды сказал: «Для войны нужны три вещи: во-первых, деньги, во-вторых, больше денег, в-третьих, ещё больше денег». Где-то он был прав. Пока не напал на Россию.
        Во-вторых - мобилизационный потенциал. Это возможность данной территории предоставить будущих бойцов, способных к обучению ратному делу, и не имеющих важного значения в других направления хозяйства.
        В-третьих - продовольственные запасы и потенциал. Современные войны длятся годами, а армии нужно кормить ежедневно. Поэтому, необходимы как текущие запасы, так и потенциал увеличения производства продовольствия, с учетом отвлечения части тружеников на военные цели.
        В-четвертых - запасы оружия и возможности военной промышленности. Современное оружие дорого. Для уменьшения финансовых затрат страна должна производить его самостоятельно, и для обеспечения текущих нужд армии, и для возможного увеличения количества войск, в случае большой войны. А для этого нужны запасы в арсеналах, и возможности значительно увеличить выпуск военного снаряжения мануфактурами по потребности.
        В-пятых - транспортные возможности, или как их называли в моем времени - логистика. Применительно к нашему вопросу - способность перемещения войск и сопутствующих грузов к месту ведения боевых действий в кратчайшие сроки и с минимальными потерями.
        Все это должно учитываться правителем при создании регулярной армии и флота мирного времени и увеличение военных сил при вооруженном противостоянии с другими государствами. И одновременно такие подсчеты должны проводится относительно стран - потенциальных противников. С целью нахождения наиболее уязвимых мест.
        А для правильности подобных подсчетов и знания реальных сил и устремлений возможного врага нужна полноценная разведывательная сеть. Это постоянные хорошо знающие реалии страны проживания собиратели информации - резиденты, и надежные перевозчики добытой информации - связные. А лучше, если в одной стране действуют две независимые друг от друга сети. Одна, как правило, под видом посольства или торгового представительства, а другая как у нас говорят «глубоко законспирированная». Это когда происхождение и деятельность резидентов никак не связанна со страной работодателем. Вторая сеть нужна для получения правдивой информации в случае провала или подкупа первой, или во время войны, когда посольства и торговые представительства не могут работать.
        - На все это нужны деньги,  - Кетлер достал из кармана новенький далдер и положил его на стол перед собой,  - и мне кажется не такие уж и маленькие, если организовывать эти, как вы говорите «сети» во всех более или менее значимых странах.
        - Иногда демонстрация силы или вовремя переданная взятка конкретному лицу позволяют избежать войны, несущей несравненно большие расходы. Только нужно хорошо знать какая демонстрация силы для данной страны будет являться действенной, и сколько и кому давать, как у нас говорят «на лапу», чтобы решение об отмене воинственных настроений было окончательным и бесповоротным, и не являлось напрасной тратой денег. Кроме того, зная прихоти и слабости «берущего» можно значительно уменьшить «взнос на мирное будущее». Представьте себе гибель в бою двух линейных кораблей. На деньги, потраченные, на их строительство, оснащение, и наем, и подготовку команд, можно организовать разведку во всех странах Европы, и даже, наверное, хватит на часть Азии…
        - Александр Николаевич, в ваших рассуждениях имеется интересная информация, но многое я знаю и так,  - Герцог крутанул далдер на столешнице.
        - Просто я хочу вначале описать картину в целом, в общем, по всем аспектам, а потом определимся с конкретикой в каждых вопросах.
        - Ну, в общем, так в общем… Продолжайте.
        - Есть еще одно направление, где просто необходимо создание подобной сети. Яков Вильгельмович, как Вы смотрите на то, чтобы стать Великим Герцогом Ливонии?
        - Ха, ха, ха…  - Герцог прихлопнул в ладоши,  - а я все ждал, когда же вы предложите мне Луну с неба! Все-таки, вы фантазер, герр Литвинов.
        - Ни коим образам, Ваша будущая Великая Светлость - Литвинов встал и с улыбкой поклонился,  - взятие Ливонии - это необходимый итог войны со Швецией. У русских есть поговорка - «Дорогу осилит идущий», а у китайцев есть поговорка - «Самый длинный путь начинается с первого шага». Да и вся ваша деятельность на посту герцога - яркий пример воплощения желаний в реальности. Главное ставить перед собой реальные цели, а не мечтать о «добыче Луны с неба». Хотя если говорить о Луне, то люди неоднократно бывали на ее поверхности. А впервые это произошло в 1969 году. Кстати, первый человек, посмотревший на Землю со стороны, был русский, а первый ступивший на Луну - американец.
        - А кто такие американцы?  - Герцог снова стал серьезным.
        - Это жители страны, образовавшейся из английских колоний, севернее современных испанских колоний на Вест-Индийском континенте. Сейчас там только несколько голландских факторий. Но в результате уже близкой второй англо-голландской войны они перейдут в ведение англичан, и те начнут интенсивное заселение континента, со временем. Или нет… Как повернется история.
        - Обязательно расскажите мне потом об этой второй англо-голландской войне, и колонизации Вест-Индии подробнее. А на досуге и о Луне поговорим, а пока давайте о Ливонии.
        - Хорошо, Ваша Светлость. Давайте посмотрим, что есть сегодня Ливония с моей точки зрения. Это бывшая датская Эстляндия и Видземе, под управлением Швеции, Латгаллия под прямым управлением Польши, и Курземе, Земгалия и Селия под управлением Вашей Светлости и протекторатом Польши. Но основную массу помещиков-землевладельцев на этих территориях составляют немцы. И в армии Польши, и в армии Швеции существуют пехотные немецкие полки, или просто немцы, служащие офицерами. И давайте, Ваша Светлость, представим, что у остзейских немцев появилась объединяющая идея. Не вздохи о «старых добрых временах», а реальная мечта о немецкой Ливонии, со своей армией, флотом, университетами и ремесленными училищами. О Ливонии служащей торговыми воротами Великой Российской империи. И мечта эта будет подкреплена мудрым руководителем и своевременным советом немецкого дворянского парламента. А если своих сил не будет хватать, то гарантом невмешательства третьих стран станет военная мощь хорошо вооруженных полков нового строя России. И Москва будет относиться к Ливонии не как к стране, откуда надо вывозить зерно, дерево и
деготь как это делает Стокгольм, а как к стране, населенной образованными, трудолюбивыми людьми, заботящимися о преумножении знаний и промышленном совершенствовании производства, великих мореплавателях и торговцах, привозящих драгоценные товары с другого конца света. Как Вам кажется, Ваша Светлость, сможет такая идея объединить остзейских немцев?
        - Да Александр, Вы прямо сказку рассказали… Так бы слушал и слушал,  - Герцог с грустью усмехнулся,  - вы знаете о взаимоотношениях нашей семьи и рижских купцов, и магистрата?
        - Да, Ваша Светлость. И про Вашего деда, и про торговые препоны, которые строят рижские купцы через магистрат и шведскую администрацию. Посредническая торговля русскими товарами сделала немецкое купечество в этом городе заносчивыми и неповоротливыми. Кроме того, Рига - коронный город Шведского королевства. Очень важный транспортный, или как бы сказали в моем времени логистический центр. И я думаю, ни шведы, ни магистрат не сдадут город без боя ни царю, ни вам, Ваша Светлость, даже если царь Вам его отдаст, что маловероятно, но возможно. Купцы и горожане, поверившие в единую Ливонию, под руководством Якова Кетлера, перейдут под вашу руку, а верящие в Швецию, или Рижские стены будут наказаны за неосмотрительность. Причем, как мне кажется, ни один талер этих господ не должен избежать наказания. Потому как война и ее подготовка дело довольно затратное, и оплачивать эти расходы должна проигравшая сторона.
        - И какими силами вы собрались штурмовать Рижские стены?  - лицо и глаза Якова были на удивление серьезны.
        - Русские сейчас воюют с поляками. В этом году они возьмут с боем, или без боя Полоцк, Смоленск и другие меньшие городки. А осенью возьмут Лифляндские города Розиттен, он же Режица, и Люцин он же Лудза или как русские называют Лужа. К середине лета 55 - Вильно, Ковно и Гродно. Тогда же в войну против Польши вступит Швеция, и двойным ударом из Риги и Померании, за полгода, захватит практически всю не занятую русско-казацкими войсками часть Речи Посполитой. Впоследствии это назовут «Шведским потопом». Такой успех Карла Густова объясняется массовым применением кавалерии, и тем, что значительная часть польских и литовских воевод и знати добровольно переходили под его руку. Однако к концу 55 года шведские войска настолько восстановили против себя население грабежами и притеснениями, что практически повсеместно начались народные восстания против шведских интервентов.
        Захватив Жемайтию, шведы разрушили планы царя о выходе к Балтийскому морю. И летом 56 года, когда против шведов воевала практически вся Польша, Москва начала военные действия против шведского королевства. Русские вторглись в Ингерманландию и взяли Нотебург и Ниеншанц. На нашем направлении сам Царь создал флот из лодок и барж и начал продвигаться вниз по Двине, сначала взяв Динамбург, а затем Кокенгаузен. В конце августа двадцати пятитысячная армия с осадными орудиями подошла к Риге. Но, не обеспечив блокаду с моря, и израсходовав практически весь порох в длительной, но безуспешной для целостности стен бомбардировке, армия отошла от города. А в следующем году началось разорение Видземе и Эстляндии.
        - А что Курляндия?  - Герцог сидел, откинувшись на своем стуле.
        - Вы, Ваша Светлость, будете слать письма и посольства с целью заручиться нейтралитетом, со всеми воюющими странами. Причем польский король и московский царь дали свои письменные согласия, а шведский король только устное. Еще помню, что летом 55 года Вы уплатили контрибуцию в пятьдесят тысяч талеров за «мирный» проход шведского корпуса генерала Ливенгаупта в сторону Жемайтии.
        - И что вы предлагаете?  - обычно жизнерадостные глаза Кетлера приобрели устало тоскливое выражение.
        - Всесторонне готовится к войне, Ваша Светлость. Карлу Густаву не нужна Курляндия Якоба Кетлера. У Швеции имеются собственные мануфактуры и коронный город Рига. Шведам нужно продовольствие, и колонии для сбыта товаров. И единственный способ превратить этого агрессивного хищника нападающего на ослабевшие страны в мирную страну, торгующую железом и медью - лишить его пропитания. Поэтому у Швеции необходимо забрать Ливонию. И Померанию. Но это я думаю, не совсем наша забота. Хотя, в свое время необходимо будет донести эту мысль заинтересованным лицам. Возможно подкрепив кредитом, или прямой помощью флотом.
        Наша забота - поддержать Царя деньгами, оружием и продовольствием. А также создать логистические возможности по ускоренному продвижению царских войск к Риге. Обеспечить блокаду города с моря, не допустив или перехватив шведское подкрепление. А затем перенаправить царскую армию на захват Жемайтии. Тогда Царь сможет закрепиться в Литве. И между нами и Польшей будет царство Российское.
        Кроме того, Ваша Светлость, если история будет двигаться по тому же пути, что и в мое время, то у Вас, Ваша Светлость есть еще как минимум год, чтобы все обдумать, и взвесить все «за» и «против». А связи с Россией необходимо всецело развивать. Ведь Царь прислал вам письмо, где объяснял свои планы относительно Польши и необходимости дипломатических отношений между вашими странами?
        - Да, такое письмо приходило. Но все же меня терзают сомнения… Оставить подобные приготовления в тайне будет чрезвычайно сложно. И если Швеция или Польша что-то узнают, они легко разрушат наши планы, и устроят интервенцию.
        - Возможно, я знаю выход. Подобные мероприятия называются «операция прикрытия». Колониальная программа расширяется за счет успеха Молленса на Тобаго. Все приготовления можно проводить под видом усиления колоний. Любому правителю понятно, что дело это затратное, и требует огромных вложений. Как деньгами, так и оружием, и людьми.
        А «треугольная торговля» как раз и позволит заработать необходимые для военных приготовлений средства. И возможно с точки зрения христианской морали и человеколюбия перевоз мавров из Африки в Вест Индию для работ на плантациях и работорговля не является благом. Но это объективная необходимость, в связи с отсутствием устойчивости белых людей ко многим тропическим болезням.
        Таким образом, необходимо в первую очередь начать создание запаса серебра на военные нужды. А для этого увеличить объемы колониальной торговли. Во-вторых - создание шпионской сети внутри будущей Ливонии и в других землях Швеции. И в-третьих - с осени 55 года начать программу по внедрению в умы немецкого дворянства идеи единой Ливонии возглавляемой Вашей Светлостью под протекторатом России.
        А уже с этого года необходимо постараться наладить всесторонние отношения с Москвой, а особенно с дипломатом Ордин-Нащокиным. В основном именно этот псковский дворянин будет заниматься политическими и военными делами на нашем направлении.
        Если Ваша Светлость позволит, то мы с товарищами обсудим наши возможности в деле подготовки военных мероприятий и доложим наши выводы завтра.
        - Хорошо Александр Николаевич, давайте послушаем предложения ваших товарищей и обсудим более детально наши возможности и планы завтра.

* * *
        - Ну, вроде герцог дает «добро»,  - Литвинов старший вошел в зал, где за столом сидели товарищи,  - Теперь весь вопрос, что мы хотим вообще, и как это сделать в частности.
        - Саша, давай, ты сначала как знаток истории выдай свои постулаты, а мы как специалисты дополним их в соответствующих направлениях,  - Перегудов отложил циркуль, которым что-то вымерял на карте, лежащей на столе.
        - Кирилл возьми лист бумаги, будешь записывать - Литвинов старший задумчиво посмотрел в пространство,  - первое, пока не пиши, надо сформулировать все, а потом запишешь кратенько, и так - первое - чтобы жить долго и счастливо в 17 веке, надо быть кем-то с приставкой фон, или князь. Иметь деньги, чтобы содержать тех, кто будет защищать твой покой и процветание. Ага, это получается уже второе. Третье - продолжение второго. Армия и флот должны быть недорогими, как следствие, на сколько можно компактными, но при этом устойчиво победоносными. А как этого достичь? Технологическое превосходство и медицина. Первое сокращает затраты на массовом производстве дорогих в мирное время армейских и флотских игрушек, а второе позволяет сохранять жизни профессионалов, и соответственно снижает затраты на обучение новых. Это получается четвертое и пятое. Да к тому же развитая медицина пригодится нашим потомкам. Вряд ли тарелка еще раз сломается над нашей головой.
        - Ну, медицину мы поднимем - Мусаев ухмыльнулся,  - с нынешнего уровня её поднимет даже простое мытье рук с мылом. Как будем в фон-бароны выбираться? Вряд ли Яков Вильгельмович нам за здорово живёшь по имению подарит…
        - Значит надо сделать Якова человеком способным дарить имения, с возведением в соответствующий титул. Причем и как человека, имеющего на это право, и как человека, имеющего эти имения для раздачи.
        - Точно! Правильно говоришь!  - Шмидт изобразил восторг,  - Прямо сейчас пойдем и заберем пару-тройку имений, а то нынешние хозяева ни сном, ни духом, что они нам понадобились.
        - Не злобствуй, Сережа,  - Василий Иванович задумчиво рассматривал вино в бокале, которое где-то ухитрился раздобыть,  - Пусть Саша огласит костяк, мясо мы навесим. И к тому же дорогу осилит идущий. В нашем положении главное выбрать правильный путь.
        - Спасибо за поддержку «Товарищ Чапай»,  - Литвинов шутливо поклонился,  - предстоящая война дает такие возможности. Но у нас три проблемы - Шведы, Поляки и Русские.
        - Начнем со шведов. Швеция - страна северная с соответствующим климатом, и в основной своей площади пахотными землями не располагает. Практически все зерно закупают в Польше и России или вывозят из захваченных земель - Померании и Ливонии. Надавить на них - как это сделал Петр, и они превратятся в Швецию, которую мы знаем - скромная во всех отношениях страна. Основной способ давления - взять под контроль поставки зерна по морю и лишить собственного. Сбросить с восточного побережья - это наша с Россией задача, и с южного - это пусть родственник Якова - курфюрст Бранденбурга старается. А сам по себе или в ассоциации с поляками, нам собственно фиолетово.
        - Поляки. Если мы будем сидеть тихо, и не повлияем на известную историю, то к лету 56 года Польша как таковая - страна, захваченная интервентами практически полностью, и разоренная. В случае быстрого взятия Риги и пере нацеливания царского войска в направлении Жемайтии и других земель Великого княжества Литовского, до подписания перемирия с поляками - Польша будет практически нейтрализована. А между нами и воинственными панами будет кусок России в виде подвластной оной Литвы.
        - Ну и собственно русские, или как их тут именуют московиты. Нынешний царь к нашему Якову Вильгельмовичу относился более чем лояльно. Но воспитан на принципе - что взял, то мое, а что не мое, то нужно взять. Как, впрочем, и большинство руководителей того/этого времени. Поэтому и на уступки пошел только когда застопорился с Ригой. Самое трудное место во всей нашей авантюре - заключить выгодный и для Курляндии, и для России договор о территориях и привилегиях. Кто за что отвечает и сколько кому за это платит.
        - Я пока совершенно не готов говорить по этому договору - не знаю желаний нашего благодетеля в этом направлении и московских реалий. С Кетлером мы обговорим все возможные варианты и нюансы, а вот с русскими… Вроде Ордин-Нащокин, один из полководцев Царя, мужик толковый. Надо с ним пересечься под видом посольства. Может до чего путного, и договоримся к обоюдной выгоде. Ну а если и для государств будет польза, тогда - совсем хорошо. Наш козырь в переговорах с местными русскими - наличие флота и фуражные запасы, так сказать по месту первой необходимости. Флот - это возможность быстрой переброски войск по морю. Остальные гарнизоны шведов на побережье - по сравнению с Ригой - совершенно незначительные. А если наш герцог соберет тысяч 7 войска, то с этими населенными пунктами мы справимся сами. И будет где имение получить соответственно. Фон Перегудофф - граф Эзельский или фон Шмидт - Барон Ревельский.
        Друзья дружно заулыбались и забалагурили.
        - Ага, Петрович дефис Ревельский - барон,  - Мусаев хлопнул по плечу Шмидта.
        - Фон Муся тоже звучит,  - не остался в долгу Сергей Петрович.
        - Один из главных вопросов всей кампании,  - Литвинов призвал всех к тишине поднятием руки,  - как сделать нашу деятельность безубыточной для герцога в ближайшие 5 лет, и прибыльной для нас. Потому как Яков Вильгельмович хоть человек и просвещённый, и где-то может быть даже альтруист, но талеры считает четко, и захребетников терпеть не будет. К тому же война, не приносящая прибыль - война, проигранная изначально. А как эта прибыль будет получена - непосредственным грабежом и аннексиями или продажей оружия всем сторонам - это уже дело десятое.
        - Мы флотские люди в деле заработка предрасположены к пиратству,  - Перегудов отсалютовал бокалом и допил вино,  - а на государственном уровне этот процесс именуется - «приватирство» или «каперство». Царю понадобятся корабли, а командам нужны деньги. Вот и совместим нужное с полезным. Брать корабли, и продавать их Якову оговорив заранее условия, а тот в свою очередь, будет спекулировать ими собственно с Царем, выменивая на товары и преференции. Думаю, за 25 процентов от стоимости корабля в звонкой монете, наша команда шведов на лоскуты голыми руками порвет. Главное мужиков не обижать и под линейные корабли противника не подставляться. Соответственно нужны эти отчаянные мужики и специализированные корабли. В качестве корабля подойдет пополневшая тонн до 150 -180 «Чайка». А вот где удальцов набрать привычных к морскому разбою и лояльных по отношению к нам - это вопрос.
        Литвинов потер подбородок и задумчиво предположил: - За год, наверное, можно будет стружных казаков законтрактовать с Сечи, или даже лучше с Дона. Яков Вильгельмович надеюсь на это дело кредит выдаст, под будущие прибыли,  - О… Будет чем и о чём с Ордин-Нащокиным совместный гешефт творить. Хороший боярин за откат чего хочешь продаст. А тебе сколько надо?
        - Ну, давай считать. Стопятидесятитонной шхуне собственной команды надо человек 15, это с артиллеристами. Значит, боевое подразделение она может нести человек 120 -150, а если длительно, то с сотню. Допустим, действовать «Чайки» будут двойками. Ну, двоек десять надо на побережье. Но для начала, наверное, и 10 кораблей хватит. Это 150 матросов и 1000 -1200 абордажников, лучше полторы тысячи, с учетом опасности производства.
        - Вася, тысяча человек это ну уж очень здоровая банда. Даже если герцог профинансирует контрактование такой тучи народа, то перемещение этой толпы заинтересует всех и каждого - куда эта стая товарищей путь держит, и где они займутся экспроприацией чужого добра.
        - Ну хорошо, давай так,  - Чапай побарабанил пальцами по столу,  - Выпишем человек 300 донцов, но попросим самых умелых, ходивших в 3 -4 похода. В качестве легенды, кстати, можно сказать, что набираем их в боевое охранение торговых кораблей герцога. Здесь на месте назначим их инструкторами. А в качестве курсантов наберем местных из подневольных. Я думаю, за отпущение на волю, с последующим получением земельного надела, и дополнительную стимуляцию в твердой оплате за трофеи, в абордажники половина мужского населения соберется.
        - Кстати, это мысль. Эдаким способом мы те самые семь тысяч пехоты наберем, а то и десять,  - Литвинов даже потер руки в предвкушении решения сложного вопроса.
        - Думаешь, Кетлер согласится вот так запросто отдавать крестьян с земли, да и еще раздавать им волю?  - Шмидт покачал головой - это же против всех феодальных традиций. Здесь воюют господа и приближенная к ним дворня. А дело пейзан - выгребать навоз из хозяйской конюшни, и удобрять им барскую землю.
        - Непростые времена должны порождать сложные решения, а этих самых господ можно в офицеры, и капитаны кораблей на обучение,  - Литвинов посмотрел на сына - во, а, чтобы не было лишних подозрений набирать будем вьюношей вроде моего, или постарше. А через два года получим вполне себе специалистов.
        Мусаев поднял руку.
        - Я, наверное, тоже в этом ключе выскажусь. Мой вклад в дело заработка на войне. Если подготовить военных медиков, то их, наверное, вполне можно продавать в войска. Лучше в наши. По военному фельдшеру на корабль или роту пехоты. Только медицинские наборы надо будет на всю ораву делать - это Петрович уже к тебе.
        - И секстаны, и оптику, и прочее оснащение для кораблей, да и сами корабли,  - Перегудов подмигнул сидящему рядом Шмидту.
        - Ага, а платить за все будет дядя Яша?  - Шмидт обвел всех взглядом,  - А он не скажет, что у нас запросы на реальные деньги - ого-го, а предстоящие победы над местным гигантом - чисто гипотетические.
        - А мы ему про «Консепсьон» расскажем,  - все повернулись в сторону Кирилла,  - а что, примерное место мы знаем, достать в принципе сможем. Если в будущем году сходим на Сильвер-банку, то денег хватит на десять армий.
        - Да, соблазнить этой грудой драгметаллов можно кого угодно,  - Чапай нагнулся и достал из-под стола бутылку,  - но до успешного окончания войны, я думаю, нам не стоит отлучаться на Карибы. Дел, и я надеюсь, денег хватит и здесь. Но в качестве дополнительной гарантии нашей ценности, обеспеченной знаниями будущего это, наверное, сгодится. А еще в заклад пойдут алмазы южной Африки и селитра в Чили. Ресурсы более чем стратегические, но без нас, и всесторонней подготовки их не добудешь.
        - Кстати,  - Литвинов старший привстал с места, и хлопнул себя по лбу,  - мы сможем сэкономить Якову Вильгельмовичу кучу денег, если отговорим его от «Австралийской экспедиции». Только сейчас вспомнил. Он просто грезил Австралией - далекой неведомой страной полной сокровищ.
        - Не время для Австралии, Родина в опасности,  - Мусаев попытался изобразить плакат «Родина Мать», одновременно пододвигая свой стакан ближе к Перегудову.
        - Согласен,  - Литвинов совершил подобную манипуляцию,  - ЮАР гораздо ближе, и многократно проще. Особенно учитывая, какая опорная база на Гамбии у нас имеется. Насколько помню, до золота и алмазов ошивающиеся сейчас там голландцы и португальцы еще лет 200 не доберутся.
        - Так что, не нужен нам берег Австралии, нам берег роднее в ЮАР,  - Мусаев пододвинул к себе уже наполненный стакан.
        - Итак, подведем итоги, товарищи попаданцы,  - Чапай разлил вино в стаканы Литвинова и Шмидта,  - Стратегические цели. Расширение Курляндии. Кстати Саша, до каких пределов ее можно расширить, чтобы Царя не злить?
        - До границ Ливонии. Это Латвия и Эстония нашего времени. Только Ригу надо будет отдавать - это священная корова, которую должен по ранжиру доить сам «Царь-Амператор». И крупные города по Двине-Даугаве тоже, скорее всего, перейдут в царское подчинение. Но тут уже как договорятся наши высокие договаривающиеся стороны.
        - Ну, значит, во время или после расширения легализуемся как люди первого сорта для данной местности и времени. Получаем дворянские титулы с соответствующими бумагами и наделами земли для кормления потомков.
        Пути достижения - по возможности незаметная подготовка к активным действиям, при создании благоприятной обстановки в 1656 году.
        Направления. Саша Литвинов - подготовка армии. Ты у нас лейтенант запаса, хоть и «пиджак». На тебе также политика и дипломатия.
        На мне флот и все флотское.
        На Володе медицина и фельдшерские курсы. Кстати Саша говорил, что тут чума частый гость. Подготовка и проведение карантинных мероприятий тоже на тебе.
        - А куда же я от этого денусь.
        - Далее, Петрович - на тебе обеспечение снаряжением и оборудованием всего этого… или всей этой компании для проведения кампании «Шведы нах Хоум».
        - Ну а ты Кирилл учи титульный язык, смотри, как отец делает политику, а когда будем набирать кадетов в Приватирский флот, поступишь в мое распоряжение. Будущее за флотом.
        - Капитан, у меня вот какая мысль появилась,  - Шмидт привычно почесал затылок,  - если герцог решил идти «ва банк», то может тренировочные базы организуем в Павилосте, Кетлер его вроде Сакенгаузен назвал. Там речка довольно глубоководная, и Акменьрага, всего в 5 километрах. В наше время - это страшная дыра, а в это время, наверное, вообще Хацепетовка. Зато по морю, что в Вентспилс, что в Лиепаю - полдня - день хода. И до «Чайки» рукой подать. Будем регулярно плавать на рыбалку - за оборудованием.
        - Саша, как на это предложение отреагирует наш дорогой Якоб Вильгельмович.
        - Ну, это можно узнать только у него. Давайте так - каждый сегодня составляет примерные потребности, наверное, пока в объектах, и материалах. Сколько домов нужно для навигаторской школы и военного училища, казарм для абордажников, и прочих учреждений по профилям, сколько чего на корабли и вооружение для всего этого. А завтра в обед порадуем гросс босса перспективным планированием.
        - Хорошо. Тогда работаем и ждем завтра.  - Подвел итог Перегудов.

* * *
        - Вот зашел на ночь глядя,  - Литвинов присел на край кровати,  - сегодня утром, когда говорил с Яковом Вильгельмовичем о большом и важном, речь зашла о воздушном шаре…
        - А про слонов у вас речь не заходила?  - хмыкнул Шмидт.
        - Про слонов… Слушай, а это идея! Построим зоопарк, первый в Европе! Корабли ходят и в Африку, и в Америку, навезти можно кучу всего и всякого. А смотрителями индейцев и мавров поставить, в качестве дополнительного экспоната.
        - Ты мне тут вместо колыбельной зоологические лекции собрался рассказывать? У меня и так голова пухнет, дождёшься, что я тебе шар из трех пальцев сконфигурирую…
        - Ну ладно, ладно… Смотри. Воздушный шар - это прорыв в сознании. Братьев Монгольфье будут помнить века. А если шар соорудит… гм… герцог Яков, и первым облетает его, как ты думаешь, наш авторитет в его глазах приобретет достаточную высоту, чтобы все прочие наши начинания получали зеленый свет? А то пока мы только «диковинки» показываем, да разговоры разговариваем.
        - Ну, ежели под этим углом, то конечно без шара нам никак,  - засмеялся Шмидт,  - ну ладно, давай посмотрим, что нам для этого нужно…
        - Я Якову рассказал про монгольфьеры и газовые шары. Но для первых нужен шелк, который сейчас стоит практически на вес золота, а для вторых водород и плотная оболочка. А без резины такую оболочку не сделаешь,  - протараторил Александр, пока Сергей морщил лоб.
        - Первый шар мы сможем сделать сразу, как только доберемся до «Чайки»,  - Петрович привычно почесал затылок,  - смотри - паруса у нас «дарконовые», а это считай готовая оболочка. Сшить и проклеить швы. Горелку сделаем из паяльной лампы, ну, по крайней мере, модернизируем ее по возможности. Бензин в трюме в канистрах был. Если его не унесло, то на пару полетов хватит. Весь вопрос, где взять столько клея, чтобы швы проклеить на оболочке. Можно конечно и смолой сосновой промазать, но все же лучше что-нибудь на резиновой основе.
        - Вроде одуванчик среднеазиатский «Кок сагыз» дает каучук. Его даже промышленно культивировать собирались, пока синтетика не поперла.
        - Нет, это не вариант. До Бразилии быстрее получится. Нужно что-то здесь и сейчас. Может с простым одуванчиком похимичить?
        - Слушай, а тебе гуттаперча не пойдет?  - Литвинов с надеждой посмотрел на Шмидта.
        - Гуттаперча? Вещь для клея отличная. Из нее даже изоляцию для глубоководных кабелей делают. Но ее ведь тоже из тропических растений получают… Или и здесь что-то растет? Только учти, что нужно килограмма 2 -3. А если получится использовать, то добывать придётся вообще в промышленных масштабах.
        - Ну не знаю, на сколько можно создать промышленные объемы добычи, но эту самую гуттаперчу можно получить из Бересклета.
        - Это декоративный куст с красными ягодками, что ли?  - Шмидт с недоверием покосился на Литвинова.
        - Ну, извиняй, что читал, то и говорю. Получали раньше эту субстанцию из коры корней и листьев. А как - это не ко мне.
        - Надо к этому разговору Мусу подключить, он с химией всякой экстракционной больше нашего знаком,  - Петрович снова почесал затылок,  - может, заманишь его к нам на огонек?
        - Да я по пути к тебе заглядывал в его комнату, нет его у себя.
        - Да? Ну ладно. Вопрос, в принципе решаемый, было бы из чего, а как уже придумаем.
        - Подведем кратенький итог,  - Александр начал загибать пальцы,  - материал для оболочки возьмем с парусов, горелку сделаем из паяльной лампы, горючее на первое время имеется, а потом Муса наготовит, он что-то говорил о светлом будущем торфохимии в отдельно взятом колхозе, с клеем определимся по ходу дела, корзину и сеть с канатами смастрячат местные умельцы. В общем, дело за малым - добраться до «Чайки», и заняться добычей нужного и полезного.
        - Как-то надо высчитать объем шара, для определенной нагрузки. Я эти формулы может и знал, когда, но однозначно не вспомню. Нужны опыты. Ты все это затеял, вот тебе и лепить летающую модель из бумаги,  - Шмидт захихикал,  - а, чтобы лавры первооткрывателя и естествоиспытателя были заслуженными, придётся подключить к этому делу Якова Вильгельмовича…
        - Да, Герцог конечно уже давно не мальчик, но ему, наверное, и самому будет интересно, тем более, если в итоге он полетит на настоящем,  - Литвинов вскочил и заходил по комнате,  - слушай, здорово! А то я шелк, каучук из Бразилии… Лепетал как малолетка перед герцогом, а ты раз, два и все за пять минут продумал.
        - Ну, это-то ерунда. Из местных материалов шар будет делать гораздо сложнее. Хотя если твой бересклет сойдет за источник гуттаперчи, то пропитку для оболочек сделаем, а водород Муса нахимичит.
        Шмидт зевнул, и посмотрел в окно,  - слушай Александр Николаевич, а давай ка спать, пока тебе в голову, еще какая гениальная хрень не пришла?
        - Ну ладно, ладно,  - Литвинов подошел к двери и взялся за ручку,  - дрыхни, господин почти Монгольфье…
        - Иди уже, острица средневекового прогресса,  - Шмидт потянулся и погасил свечу, стоящую на столе у кровати.

* * *

        Рано утром Литвинов зашел в комнату Перегудова.
        - Вася, ты Шмидта не видел?
        - Да нет еще, я из комнаты даже и не выходил, как встал, а что такое?
        - Вчера помнишь, говорили о вербовке крестьян в армию и флот? Шмидт еще возражал, что никто рабочую силу отдавать не будет. Как засыпал, подумал, а не провести ли нам в связи с этим сельскохозяйственную революцию путем внедрения механизации аграрного труда.
        - Ты трактора, что ли собрался руками Петровича клепать? Он и без того будет занят выше крыши…
        - Нет, просто внедрить сеялку, косилку и жатку на конной тяге, а если фантазия позволит, то и молотилку на тока. А так получится, что мы безболезненно изымем из сельхоз производства до трети самых боеспособных мужиков, практически без ущерба для урожая.
        - Мне кажется, что ты от Сережи слишком много хочешь. Хотя может и выйдет чего. Я так понимаю механика там не сложная. Но это, конечно, только он может сказать.
        В это время открылась дверь и в комнату вошли Мусаев и Шмидт. Последний улыбался во весь рот и косился на Мусаева, имевшего совершенно неопределяемое выражение лица.
        - А… Саша ты здесь… Ты не мог бы одолжить мне далдер?…
        При этих словах Мусаева Шмидт заржал во весь голос и схватился за живот.
        - Осталось всего три, а герцог на кошт нас еще не поставил, зачем тебе?
        Шмидт покраснел и сложился пополам.
        - Помнишь вчера приходил этот долговязый Ганс - мажордом…
        - Ну да после обеда, ты вышел, а потом за Сережей вернулся.
        - Вот. Там девушка Грета, из служанок, ухитрилась вывихнуть коленную чашечку. Колено распухло, и, я так понимаю, здорово болело. Мало того, что девица не могла выполнять свои должностные обязанности,  - Шмидт упал в кресло и захрюкал от смеха,  - так она еще и изводила всех своими стонами. А местный костоправ убыл в соседний замок на родовспоможение, и ожидается назад минимум через три дня. Вот меня как ближайшего специалиста и пригласили. Накапал ей общей анестезии 100 грамм местной огненной воды, вправил чашечку и наложил тугую повязку. Вечером пошел снять повязку и посмотреть, как там все обстоит, но осмотр перешел… эм… в «Corpus simbioticum».
        - Куда перешел?  - спросил Чапай, при этом Шмидт начал сползать с кресла, издавая нечленораздельные звуки.
        - В «дружбу организмами», это с латыни… Ага, а утром Гретхен стала что-то лопотать, нежно, но весьма настойчиво. И даже не поленилась сходить за Сережей.
        - И чего она хотела?
        - Це… це… цел… ковый - раздалось от кресла.
        - Ну, Володя, это она должна была тебе заплатить за лечение.
        - Как перевел Петрович, она и заплатила тем единственным, чем может отплатить девушка в подобной ситуации. Но! Цитирую: «В связи с тем, что господин воспользовался правом первой ночи, он должен оставить девушке подарок, в размере одного далдера, а иначе она будет апеллировать к своему господину - Герцогу».
        - Это она тебя шантажирует что ли,  - спросил Перегудов, при этом от кресла снова раздалось хрюканье, но стало понятно, что Шмидт уже выдыхается.
        - Сережа спросил ее в лоб - а не запросит ли она еще после получения «подарка», под страхом разглашения произошедшего. На что Грета, ответила, что она девушка честная, а нарушителя традиций ждет понижение статуса, порка и перевод на черновые работы.
        - А после этого она подошла к нашему «Казанове»,  - Шмидт снова сел в кресло, утирая слезы,  - и поцеловала его со словами, что он самый нежный и добрый на всем свете доктор. И, что она верит, что он настоящий рыцарь. И пошла по своим делам, а мы пошли сюда.
        Литвинов и Перегудов взглянули друг на друга с некоторым обалдением от услышанного.
        - Саша надо выдать денежную единицу в поддержание традиций, и укрепления взаимопонимания трудящихся масс,  - все четверо засмеялись, и новенький далдер перекочевал в руку улыбающегося, но по-прежнему находящегося в состоянии тихого ошаления доктора.
        - Слушай Сергей Петрович,  - Литвинов старший обратился к отдышавшемуся после гогота Шмидту,  - я тут ночью чего подумал - надо сделать косилку и сеялку на конной тяге.
        - Саша, может попросить герцога, чтобы он тебя запер где-нибудь в подвале, для всеобщего спокойствия. А то только про шар нагородил, теперь сеялку ему конструируй. Я еще не определился из чего пружины для хронометра делать, а ему уже сельхоз технику подавай. Так дело не пойдет. Надо составить приоритетный список. И пусть Герцог решает, что ему и всем нам надо в первую очередь, а что подождет, гм… до конца войнухи. Вот лучше нашего Казанову Бересклетом озадачь.
        - Какой бересклет?  - недоуменно оторвался от мечтательного разглядывания далдера Мусаев.
        - А, это мы вчера вечером с Сашкой шар воздушный сооружали…
        - Вот как,  - Перегудов усмехнулся,  - пока я, напрягая все извилины и полушария сочинял «Военно-морской устав», эти граждане в облаках витали.
        - Надо Якову Вильгельмовичу чудо явить офигенное,  - Литвинов взмахнул рукой, описывая размеры чуда,  - и ему слава в веках, и нам бонусный уровень.
        - Ага, понятно. И из чего вы его ваять собрались, чудотворцы?
        - Из парусов, паяльной лампы на горелку и бензина из канистры на горючее.
        - Это самое,  - взволнованно дернулся Перегудов,  - может, мои паруса трогать не будете? Трубу забрали, теперь вообще на святое покушаетесь…
        - Ладно Чапай,  - Шмидт усмехнулся на проявление собственничества капитана,  - не крохоборствуй. Все равно серийные корабли нужно делать полностью из местных материалов. А флагманом потом себе посудину пошустрее отберёшь, и все дела. Да и куда ты паруса с «Чайки» цеплять собрался? Размерности будут совершенно другие.
        - Ну ладно, ладно экспроприаторы,  - Василий Иванович шутливо поднял руки,  - что вы там, кусты какие-то обсуждать намеривались?
        - Да, вот понимаешь, вроде нашли заменитель каучука для проклейки швов на шаре. Александр наш свет Николаевич утверждает, что в этом Бересклете наличествует гуттаперча. Если ее растворить в бензине, то получится отличный резиновый клей.
        - Да?  - Мусаев нахмурил лоб,  - первый раз слышу, что резина есть в декоративном кусте. Про какой-то одуванчик что-то такое слышал, а про бересклет - ничего. Но если оно там есть, и растворяется в бензине, то им и экстрагируем. Излишки отгоним, а остальное и будет соответственно резиновым клеем. Наверное, …
        - Только этих Бересклетов штук 30 произрастает, гуттаперча во всех видах содержится?  - Мусаев посмотрел на Шмидта, а тот в свою очередь на Литвинова.
        - Вот чего не знаю, того не знаю. Было написано, что в европейской части страны растет повсеместно. Надо, пожалуй, разные виды попробовать, хотя по мне, все они на одно лицо - кусты и кусты с красными ягодками.
        - А меня вот что в ваших прениях настораживает,  - Перегудов обвел всех взглядом,  - вы и в горелке собрались бензин жечь, и экстракцию резины бензином делать. На все это, как я понимаю не один десяток литров надо. А нефти ближе Готланда или Румынии нет, да и ту в наших условиях или не добудешь, или не привезёшь в нужных объемах. И какого… гм… вы тут планы разводите?
        - А…  - Мусаев спрятал далдер в карман,  - я тут Сашке говорил уже о светлом и неизбежном для нас будущем торфохимии. Теперь, наверное, подробнее надо осветить сей момент. Мой дедушка, по материнской линии, Евграф Апполинариевич,  - Володя усмехнулся,  - бывало, как подвыпьет, начинал вспоминать не Великую Отечественную войну, про которую не любил говорить, а про захиревшие перспективы торфохимии. Он все детство провел на торфоразработках, а после войны работал на торфохимическом предприятии. И мог рассказывать часами, как такое золотое дело загубила нефтяная труба.
        - Разве из торфа что-то делают, кроме грунтов и торфяных горшочков?  - Перегудов усмехнулся,  - помнится, моя бывшая любила в этих горшочках ботву всякую выращивать, пока к такому же ботанику со всей своей зеленью не сбежала…
        - Ну, сам торф используют еще как подстилку для скота и в печах жгут, на местных котельных. А еще тем же бензином из торфа воск можно экстрагировать. Герцог вроде свечками торгует, кроме всего прочего, ему это дело должно понравиться. Но как говаривал дедуся, назидательно поднимая палец, сразу после того как закусывал где-то третью порцию огненной воды: «Ежели нагреть торф без доступа кислорода, то из него начинает выходить сплошная польза. И стоимость этой пользы в 20 раз больше, чем стоимость самого торфа». После этого дед Евграф принимал еще одну дозу жидкой пищи, и начинал перечислять. В то время для меня это была абракадабра, но сами названия запомнились: бензол, фенол, толуол, аммиак, сульфат аммония, метан, водород и еще целая куча всякого полезного добра. Все это конечно сильно смешанно, но есть способы выделить отдельные компоненты, которые можно и нужно использовать. А в остатке образуется полукокс, который как горючее лучше, чем тот древесный уголь, что местные пережигают из древесины. Собственно, в результате коксования торфа образуются четыре фракции: полукокс, смола, пирогенетическая
вода и газ. Смола содержит углеводороды различного состава. Если перегнать смолу в интервале температур от 80 до 250 градусов, то получим жидкость, которую можно смело называть бензином.
        - И много его можно получить, скажем, из тонны торфа?  - заинтересованно спросил Шмидт.
        - Я потом смотрел справочники по этому делу. Из тонны выходит килограммов пять. Оно вроде немного, но если учесть, сколько топлива надо для плавки руды в домне, а если в нескольких домнах, то с десяток бочек в месяц будет выходить. Ну, а попозже, бензин можно будет получать из синтез-газа. Это если полукокс нагревать с водяным паром, то кислород из воды реагирует с углеродом, и в результате получается смесь водорода и угарного с углекислым газом. Если эту смесь прогнать через определенные катализаторы, то можно получить синтетический бензин. Немцы во вторую мировую таким способом его много получали. Оно конечно дороже, чем прямой перегонкой из нефти, но на первых порах сгодится.
        - А что ты там про толуол говорил,  - не менее заинтересованно спросил Перегудов.
        - Толуола выходит немного, и его сложно будет выделить в чистом виде, не зная схем очищения от других компонентов. Я их не помню. Но так думаю - в связи с тем, что дело важное и нужное, надо создавать химическую лабораторию. И подучить лаборантов, которые денно и ночно будут грызть гранит торфохимии. Тогда через годик мы научимся разделять смолу и другие фракции на чистые компоненты, и соответственно получим относительно чистый толуол.
        - А азотную кислоту из аммиака?  - также выразил живой интерес Литвинов.
        - Без платины не получится. Но предупреждая ваши вопросы, концентрированную азотную кислоту для нитрования толуола и целлюлозы можно получить из селитры и серной кислоты. А аммиак можно использовать для получения соды из поваренной соли. Тоже нужный продукт, если будем стекло массово варить.
        - Слушай Петрович,  - Перегудов с озабоченностью посмотрел на Шмидта,  - если ты не хочешь разорваться на тысячу маленьких инженеров, то тебе срочно необходимо обзавестись десятком, а то и сотней помощников и учеников. Кроме всего прочего тебе, похоже, еще торфоперерабатывающее предприятие мастерить.
        - Да уж, ёлы-палы. И ведь засада какая, все надо, и надо срочно. Ну, только что Сашкины косилки с сеялками подождут.
        - А я еще тут думал как-то,  - снова заговорил Мусаев,  - если сильно постараться, то можно будет получить из бензола простейший антибиотик - стрептоцид. Схема получения там не сложная, но в целом дело все равно не быстрое. Пока необходимые компоненты достанешь, пока отработаешь всю цепочку реакций, пока нужную чистоту готового препарата получишь. Придётся повозиться, в общем. Но я думаю, быстрее, чем с плесенями получится. Там заморочек гораздо больше.
        - Стрептоцид же вроде только наружно применяется?  - возразил Литвинов.
        - Ну, когда чума начнется, он даже в неочищенном виде внутривенно сгодится. Главное получить. Но под это дело тоже нужны лабораторные мощности. И ученики, и последователи, в общем, будущие специалисты, потому что я, как и Петрович не смогу на сотню маленьких медиков разорваться.
        - Ты хочешь сказать, что стрептоцидом можно победить чуму? А другие заразы он лечить будет?  - поинтересовался Перегудов.
        - Микробные заболевания вроде холеры, чумы и дизентерии брать будет, да и многие другие тоже, но учитывая качество препарата, полученного в наших условиях, заразу мы вылечим, но общее здоровье подпортим,  - усмехнулся Мусаев,  - сульфаниламиды имеют широкий спектр действия.
        - Ну, я думаю, когда вопрос стоит о жизни и смерти, человек выбор сделает быстро,  - Литвинов посмотрел на Перегудова,  - что Василий Иванович Якову Вильгельмовичу про все это будем рассказывать, или скажем, только когда будут результаты.
        - Как я понимаю химическая лаборатория вещь дорогая во все времена. А она нам нужна ну просто огромная, да Володя?
        - Лучше, наверное, сразу делать три: торфохимическую, антибиотиков и взрывчатых веществ. А при них еще и мастерскую по химическим приборам, где будут делать всякую стеклянную посуду, градусники и прочую необходимую утварь. Потому как если делать все в одном месте, то зараз можно потерять и лабораторию, и всех специалистов. Был у нас случай на кафедре химии. Чего-то накосячили, и звездануло так, что лаборант в окно вылетел, аки агнец в белом халатике, с подкопчённой спинкой.
        - Ну вот, собирались сегодня говорить с герцогом о перспективном планировании, а еще целую химическую промышленность, сочинили,  - Литвинов с сомнением посмотрел на Мусаева,  - так будем говорить, или все же сами потихоньку, пока положительные результаты не появятся?
        - Если со стрептоцидом получится, а надо постараться чтобы получилось, то думается мне, герцог простит нам все грехи на сто лет вперед. А, воспитаем специалистов медиков и фармацевтов, то со временем и до пенициллина с полусинтетикой доберемся,  - Мусаев посмотрел на друзей,  - сказать надо сейчас. А уж Яков пусть решает, на что ему денег не жалко в срочном порядке, а что может и подождать. Только получается мои и Петровича запросы на оборудование, помещения и помощников резко увеличиваются и видоизменяются.
        - Да уж, похоже, вместо навигаторской учебки с приданным ей полком морпехов, придётся создавать целый военно-технический университет,  - Литвинов вздохну,  - да еще и секретный.

* * *
        - Так, господа, я изучу ваши работы,  - Герцог посмотрел на исписанные листы, и углядев русские буквы, заметил,  - с помощью Александра.
        - Но кроме уже обозначенного военного направления куда вы предлагаете еще обратить внимание?
        - Ну, я тогда в качестве основного объекта приложения сил на ближайшее будущее обозначу добычу и переработку торфа. И ехать никуда не надо, и продукт в деле прогресса не заменимый,  - Литвинов посмотрел на всех и увидел общее одобрение.
        - Это тот торф, который находится на болотах, собственно болотная земля?  - уточнил герцог.
        - Именно он, Ваша Светлость. Сам торф, можно использовать как улучшитель почвы для повышения плодородия, сухой - как подстилка скоту вместо соломы, и кроме того, он может гореть. Также из торфа путем несложных операций можно получить воск. Очень похожий на пчелиный. Только темно коричневого цвета. Из ста пудов сухого торфа выходит около пуда этого минерального воска.
        - Очень интересно, воск имеет хорошую цену,  - Герцог заинтересованно задумался,  - а торфяных болот, доступных к осушению у нас много.
        - Но самое ценное в торфе скрыто. Если его нагреть в перегонном аппарате, то из него начинают выделятся различные очень полезные вещества, которые можно использовать в производстве других полезных веществ. Например, выделяется газ аммиак. Вы его знаете, Ваша Светлость, этим газом пахнет разлагающаяся моча. Так вот используя этот аммиак, простую соль и известь, без применения печей можно получать соду. Причем она будет значительно дешевле, чем при изготовлении известным сегодня способом спекания.
        - Нам нужно много соды, для стекольного производства,  - кивая головой заметил Кетлер.
        - Кроме этого полезного газа в процессе нагрева торфа конденсируется смола. Это смесь большого количества полезных и не очень веществ. Повторно перегнав смолу, мы получим бензин - жидкость на которой работают двигатели. Мы много о них рассказывали, когда показывали вам приборы.
        - Да, да, я помню.
        - Этим же бензином и можно вымывать из торфа воск. А выделив из бензина отдельные полезные компоненты мы сможем получить путем их химического преобразования взрывчатые вещества гораздо большей силы чем порох, химические, так называемые «анилиновые» краски, изобретение которых привело в нашей истории к революции в деле окрашивания тканей, ну и как одно из самых важных - простейший, но действенный антибиотик.
        - Вы же вдвоем с герром Мусаевым заверяли меня, что для разработки действенного лекарства потребуется как минимум десяток лет,  - нахмурился Яков.
        - Мы не отказываемся от этих слов, Ваша Светлость. Для получения сильного антибиотика времени понадобится даже больше. Просто это вещество, называемое стрептоцид, в наше время из-за малой эффективности и побочных действий практически не применяется. Но оно позволяет успешно бороться с чумой, дизентерией, холерой и некоторыми другими заразными болезнями.
        - Что нужно, и как быстро вы сможете изготовить этот… эм… стрептоцид?  - высказал заинтересованность герцог.
        - Как раз мы собирались обсудить с вами этот вопрос. Для создания химической промышленности, а это ваша светлость общее название совокупности мануфактур, производящих продукты путем химического преобразования веществ, необходимо провести ряд подготовительных мероприятий. Наладить заготовку торфа. Изготовить крупную установку коксования - это установка безвоздушного нагревания торфа. Кстати, в качестве отхода после выделения полезных для нас смолы и газов из торфа получается торфяной кокс, это практически тот же древесный уголь. Его так же можно применять в процессах получения и переработки железа. Ну и необходимо создать химические лаборатории, которые будут заниматься выделением полезных компонентов из смолы, и созданием технологий получения нужных нам продуктов. К сожалению, Ваша Светлость, среди нас нет специалистов, досконально помнящих все эти технологии. Их придётся воссоздавать заново. Но общие направления нам известны и путь к результату будет намного короче, чем это было в свое время.
        - К вопросу применения торфяного кокса,  - Шмидт воспользовался паузой в монологе Литвинова,  - все производства желательно строить в одном месте, чтобы получился комбинат. Лучше всего возле очень крупного торфяного месторождения, чтобы не таскать его сотнями или даже тысячами тонн, до места переработки.
        - Что такое «тонна»,  - тут же спросил Кетлер.
        - Это примерно пол ласта по массе, или 62 с половиной пуда,  - быстро сориентировался Шмидт.
        - Так вот, и в проектировании этого комбината сразу необходимо ориентироваться на комплексное использование побочных продуктов одного производства в качестве сырья второго, и полупродукта третьего, и чтобы основное производство было непрерывным, и обеспечивало технологическую рециркуляцию тепла и рабочих полупродуктов.
        - Вроде бы вы, Сергей Петрович и по-немецки говорили, но я понял только три или четыре слова,  - герцог посмотрел на Литвинова,  - Александр поясните по проще.
        - Гм, Шмидт сказал, что если все предприятия, а я так понимаю там будет торфококсующая печь, установка перегонки смолы, содовое производство,  - что еще Сережа?
        - По, хорошему туда еще три-четыре домны воткнуть и конвертер. А если это все увяжется, то тут же и цех проката придётся ставить,  - сказал Петрович по-русски.
        - Вот, Ваша Светлость, еще производство чугуна, стали и изготовления металлоизделий. И все это будет взаимосвязано. И затраты на производство конечных продуктов за счет отсутствия транспортных расходов и повторного использования тепла от одного производства в другом гораздо меньше, чем в отдельных производствах.
        - Относительно производства стали,  - Яков Вильгельмович заинтересованно наклонился вперед,  - у вас имеется какая-то технология? Сейчас этот процесс длительный и затратный. И сталь получается варить только из хорошей норвежской руды.
        - Сталь относительно хорошего качества, ну по современным меркам конечно, можно получить практически из любого чугуна в конвертере,  - Шмидт, немного задумался,  - можно внедрить этот способ уже сейчас на действующих домнах. Там всего сложностей - сделать конвертер, а это опрокидывающийся котел, выложенный известняковыми кирпичами. Примерно на три-четыре тонны чугуна и обеспечить дутьё воздуха в расплав. В результате вредные примеси и избыток углерода выгорают. На начальном этапе компрессор для дутья, это Ваша Светлость, такие мощные меха, можно на водяной тяге устроить, но потом, учитывая запасы торфа, или паровики типа локомобиль будем ставить, или паровые же турбины.
        - Теперь из ваших слов я понял, что сталь, хорошего качества можно получать на современном производстве, даже у меня в Болдоне, практически без затрат, всего лишь продув горячий чугун воздухом?  - недоверчиво спросил Герцог.
        - Так и есть. Но здраво рассудив, Ваша Светлость, для того чтобы заработал тот комбинат, о котором я говорил ранее придётся сначала наладить выпуск паровых машин, которые будут осуществлять работу всех насосов и транспортеров необходимых для функционирования производств.
        - Для отработки технологий и получения продуктов для изучения уже сейчас необходимо сделать небольшие, можно сказать экспериментальные производства. Обязательно коксования торфа. Перегонки торфяной смолы. Ну и может быть содовое производство.
        - Ребята,  - Мусаев, как и Перегудов молчащий до этого, заговорил по-русски,  - прозвучали слова перегонка и сода, и я вспомнил, что в принципе этиловый спирт можно получать и из того же торфа, или соломы. С опилками сложнее, но главное начать. А из торфа и соломы - вообще не проблема. Варим тот же верховой торф в растворе соды с известью, в результате чего из целлюлозы образуются простейшие сахара. А уже из них обычными дрожжами получаем брагу. Ну а дальше чистить получше и будем иметь отличный продукт.
        Герцог с интересом прослушал русскую речь, и посмотрел на Литвинова.
        - Владимир Сергеевич сказал, что если сварить торф или обычную солому в растворе соды с известью, а потом сбраживать как для получения пива, и перегнать - то после очищения получим обычную водку,  - перевел Литвинов старший.
        - Вы хотите сказать, что можно получать спирт из соломы, вообще не используя зерно?  - неверяще спросил герцог.
        - Совершенно верно, Ваша Светлость. Получать можно даже из обычных опилок. Но там технология немного сложнее,  - ответил Шмидт.
        - Да это просто праздник какой-то,  - Кетлер встал и заходил вдоль стола,  - дешевая сталь из нашей, прямо скажем плохонькой руды, воск и водка из болотной земли, сравнительно дешевая сода, и все это практически можно получить в ближайшее время?
        Литвинов перевел друзьям вопрос герцога, и Мусаев переглянувшись со Шмидтом утвердительно кивнул.
        - Так точно, Ваша Светлость. Механической частью может заняться Шмидт, а химическими процессами у нас занимается Мусаев.
        - Я понимаю, что любое новое дело требует затрат, но тут вероятно придётся вложиться как следует… Составьте примерную потребность в материалах и предметах на проекты по получению этого как вы говорите простейшего «антибиотика», устройства по получению стали из чугуна, устройство для нагрева торфа и содового производства. А я с казначеем подсчитаем сколько это будет стоить.
        - Но я надеюсь изготовленное лекарство «от всех зараз», окупится многократно,  - герцог задумчиво побарабанил пальцами по столу,  - и хотелось бы держать такую разработку в секрете, по крайней мере первые лет пять.
        - Нам тоже, Ваша Светлость, и кроме того получение взрывчатых веществ повышенной мощности тоже желательно сделать тайной. На как можно долгий период времени.
        - Ваша Светлость, имеется еще одна технология, позволяющая принести значительную прибыль. Это косилка, жатка и сеялка на конной тяге.
        От этих слов Литвинова лицо Шмидта перекосило как от зубной боли.
        - А это что такое?  - заинтересовался Кетлер.
        - Косилкой можно косить траву, жаткой скашивают зерновые культуры, а сеялкой проводят точный высев семян тех же зерновых культур в почву. И все это производится в несколько раз быстрее, по тому, что за человека все операции делает лошадь, запряженная в механические устройства. Нет управляет то всем человек, но вот силы и выносливости у лошади гораздо больше, чем у одного человека. А механическое устройство вообще не устает, при должном уходе.
        - Ваша Светлость, у меня просто не будет времени еще и на внедрение механических устройств в сельском хозяйстве. Производство навигационных и медицинских приборов, изготовление торфоперерабатывающего аппарата, и проектирование других устройств и так отнимут практически все время.
        - Пожалуй вы правы герр Шмидт. Давайте сделаем так. Завтра вы подойдете ко мне…, пожалуй, лучше всего после обеда, и мы попробуем подобрать вам еще помощников по разным направлениям.
        - А с утра, после завтрака, вы Александр подойдете с герром Мусаевым, и проведем предметную беседу о привлечении помощников в области медицины и химии.
        - Ну а пока я, с вами Александр, пойду изучать в свой рабочий кабинет те материалы, которые вы сегодня принесли,  - Герцог встал, и взял бумаги по организации Навигаторского училища и прочие уже записанные предложения и сметы.

* * *

        Литвинов сидел справа, а Мусаев слева от Кетлера, в рабочем кабинете герцога. Приятное чувство сытости после завтрака не настраивала на рабочий тон, но именно этим и предстояло заняться.
        - Если со Шмидтом и его помощниками в некоторых направлениях мы более-менее определились, и уже кое-что делаем, то кого приставить в качестве сподвижников для герра Мусаева, я не вполне понимаю,  - Яков посмотрел по очереди на Александра и Владимира,  - собрать молодых докторов и аптекарей со всей Литвы, и Ливонии? Или сразу приглашать преподавателей медицины и их студентов из ведущих университетов Германских княжеств?
        - Лучше всего для нашего дела подошли бы алхимики со стажем. Но, тут тоже имеются свои препятствия,  - Литвинов замолчал, подбирая слова,  - с одной стороны они все желают получить «философский камень», чтобы с его помощью добывать золото из… навоза, или «эликсир жизни», чтобы соответственно вечно жить, с другой они как люди науки сформировались под действием существующих сегодня научных парадигм вроде «флогистона» и прочей ереси. И переучивать их на те знания, которыми обладаем мы, и пере нацеливать на наши цели и задачи будет достаточно сложно. Проще действительно набирать каких-нибудь юношей, стремящихся к знаниям и обучать их с нуля. И теоретически, и практически.
        - О чем речь?  - спросил Мусаев.
        Пришлось переводить на русский разговор.
        - Подвижник, знающий современную химическую технику и техпроцессы, или как оно все сегодня выглядит, нам тоже понадобится,  - Владимир смотрел на Литвинова,  - но я хоть убей, ни одной фамилии из этого века не знаю. В том плане, может, кого знаю, но из 17 он или из 18 - не скажу.
        Теперь Литвинов переводил на немецкий.
        - Значит философский камень и трансмутация элементов - это выдумки?  - Герцог подпер голову рукой и задумчиво смотрел куда-то в пространство.
        - Философский камень,  - однозначно, и трансмутация в том виде, в каком ее представляют - тоже. Возобладала теория древнегреческого философа Демокрита об атомах, хотя ее сильно углубили и видоизменили. Да и если честно сказать и трансмутация со временем стала доступна. Но как всегда имеются некоторые, прямо скажем огромные как океан препятствия. Золото получить можно. Но чтобы получить, скажем, золотой дукат придётся потратить количества денег, ну… размером с галеон, на то же золото,  - Литвинов снова замолчал,  - а вот с «элексиром жизни» все не так сложно. Ученые нашли в природе, и смогли выделить много соединений веществ, способствующих улучшению качества жизни. Те же антибиотики, или, например, витамины и другие препараты, помогающие при определенных недугах.
        - Погодите, погодите, Александр…  - Яков вынырнул из созерцательного состояния,  - что-то такое я слышал. «Чудесная соль», sal mirabile - которая реально помогает здоровью… Из минеральных источников. И выделил ее то ли Гаубер… То ли Гунебер…
        - Может быть Глаубер, Ваша Светлость?  - Литвинов улыбнулся и начал быстро говорить Мусаеву.
        - Вроде Их Светлость вспомнил Глаубера. Подойдет нам или так себе?
        - Глаубер, Глаубер,  - Мусаев наморщил лоб. Сульфат натрия - глауберова соль. Вроде бы он еще там соляную и азотную кислоту выделил из солей. Подойти должен. Особенно учитывая, сколько нам с азоткой работать. А где его искать? И сколько ему сейчас лет, или вообще он еще живой?
        - Мусаев говорит, что Глаубер вполне подойдет, и, наверное, намного лучше других, по тому, что он выделил соляную и азотную кислоты, очень важные для химических процессов вещества, а именно с ними нам и предстоит работать,  - Литвинов посмотрел на Мусаева,  - только Владимир Сергеевич спрашивает, не умер ли он еще, и где его искать, если живой.
        Кетлер побарабанил по столу рукой.
        - Когда я слышал про эту «волшебную соль» и ее изучение, то этот Глаубер был живой, и как я понимаю в полном расцвете сил, так как стариком его не называли. А вот жив он сейчас или нет, не знаю. И где его искать, тоже не знаю. Но мы можем написать знающим людям. В 1623 году я полгода обучался в Лейпцигском университете. Попутно состоя «Почетным Ректором» этого учебного заведения. Правда ректор там меняется каждые полгода… мда, но не в этом суть. Я завел тогда вполне интересные и нужные для просвещенного человека знакомства. С некоторыми я до сих пор переписываюсь. Один из них - Джовани Микаэлиус сейчас декан медицинского факультета. Он же время от времени имеет честь возглавлять это учебное заведение в качестве ректора. Вот его и попросим навести справки. Я думаю, он не откажет в такой малости, как узнать у своих подчиненных, и коллег из других университетов о герре Глаубере.
        - Заодно предлагаю попросить его подыскать для нас толковых выпускников медицинского факультета, понимающих в аптекарском деле, и склонных к … химии?  - Яков вопросительно посмотрел на Мусаева и Литвинова.
        - Их Светлость говорит, что наведет справки по Глауберу, и спрашивает, нужны нам выпускники медфака Лейпцигского универа рубящие в аптекарском деле?
        - Кашу маслом не испортишь, если мы будем налаживать настоящий химпром. А если совершенно негодные будут, то тоже куда-нибудь пристроим, хоть в те же фельдшера, абордажников лечить,  - Мусаев махнул рукой,  - берем. Кстати, о фельдшерах. Нужно набирать молодых людей, желательно грамотных, ну, по крайней мере, способных писать и читать и имеющих склонность к медицине и военной службе. Буду их смотреть и натаскивать, а если попадутся таланты, то и отберем из них в лаборатории учениками.
        - Ага,  - Литвинов улыбнулся,  - сейчас я донесу до Их Светлости.
        - Мусаев говорит,  - Александр продолжил уже на немецком,  - что необходимо нанимать молодых сообразительных, желательно грамотных людей для формирования медицинской компании, которые будут обучаться под его началом. Военной медицине.
        - Вы считаете, такой военный отряд нам необходим?  - Герцог снова задумался.
        - Эти фельдшера будут обеспечивать карантин, в случае если эпидемия чумы, которая сейчас свирепствует в Москве, дойдет до Курляндии, и работать врачами в войсках Вашей Светлости, как в мирное, так и военное время. А если кто-то из них выделится талантом на этом поприще, то его можно будет перевести на наше химическое производство, и обучать уже более важным вещам.
        - Компания, это почти 100 человек,  - снова задумался Герцог,  - мда… это придётся перебрать почти всех выпускников наших школ, за несколько последних лет. И далеко не все согласятся пойти в такие войска. С другой стороны, это довольно перспективно для простого человека получить ещё и медицинские знания… Как мне думается… Но затраты… Затраты возместятся сторицей, если чуму одолеем,  - Кетлер пристукнул рукой по столу,  - Решено! Собираем вашу медицинскую компанию. Я дам распоряжение, чтобы по Митаве оповестили о наборе молодых людей для подобной службы. И поговорю с ректорами наших школ по этому поводу. Где мы будем их обучать?
        - Неверное там же, где и абордажников для приватирского флота. Все же это войска, хоть и со специфическим уклоном. И обучать мы их будем, не так как обучают сейчас. И, пожалуй, их нужно будет на длительный контракт нанимать, чтобы не ушли наши знания, и методы подготовки раньше времени.
        - Хорошо, Александр и Владимир,  - так мы и сделаем!  - Герцог встал,  - давайте пойдем подкрепимся… а после обеда у меня встреча со Шмидтом.

* * *
        - А это, я так понимаю, сверлильный станок?  - Шмидт обошел аппарат сбоку и заглянул снизу,  - ага, с ножным приводом. Чудесно. И что вы на нем сверлите?
        - В основном жемчужины. Иногда другие камни. Но сами понимаете, по сравнению с жемчугом, все остальные гораздо тверже. Сверлить приходится долго, и ломается много сверл,  - Абрам Леви сокрушенно вздохнул.
        - Нужно помудрить с закалкой,  - Петрович привычно почесал плешь.
        - Герр Шмидт, вчера, когда вы разбирали… э… секстан, я обратил внимание на два зеркала, входящие в это устройство. Зеркала совершенно плоские, и… э… обладают почти идеальным отражением, не привнося в цвет разные оттенки желтого. Как в других зеркалах, что мне доводилось видеть. Они были также хороши, как зеркало, изготовленное Венецианскими мастерами, с острова Мурано, которое я видел у Цива Яффе из Вильно.
        - Дорогой Абрам, наш Герцог первым делом, когда рассмотрел эти зеркала, также задал вопрос, сможем ли мы сделать зеркала большого размера, с таким же качеством. Я как человек, разбирающийся и в этом вопросе, заверил его, что это возможно,  - Петрович встал и отперевшись на сверлильный станок улыбнулся ювелиру.
        - Секрет Венецианских мастеров не велик. Они всего лишь 100 лет кропотливо отрабатывают технологию получения листового стекла отличного качества. Подобрали состав шихты, дающий прозрачное стекло, научились его варить, исключив огрехи и включения, и раскатывать в листы. Для чего применяют полированные медные столы. Затем само стекло несколько раз полируют. Отражающую поверхность наносят амальгамой олова. В связи с чем производство зеркал довольно вредно, из-за ядовитости паров ртути.
        - И обладая такими знаниями вы… Э… Зеркала отличного качества, дороги, я таки, сказал бы, что они очень, очень дороги!  - Леви экспансивно взмахнул рукой.
        - Всех денег мира не заработаешь, дорогой Леви. А я все же механик, и связывать всю свою жизнь с изготовлением зеркал, создавая конкуренцию мастерам с Мурано, не имею никакого желания. К тому же, рано или поздно, но секреты воруют. А зеркала делают не только в Венеции. Из очень дорогого товара зеркало со временем превратится в доступный. Так что пусть этим занимаются мастера стекольного дела нашего Герцога. К тому же, если честно, я думаю, массовое изготовление простого и дешёвого оконного стекла гораздо выгоднее, учитывая гигантский объем возможных покупателей.
        - Но все же, таки, пока зеркала столь дороги… С другой стороны, вы правы. Герцог Яков успешно управляет своей землей, и удачно ведет торговлю. Надеюсь Господь наш, не оставит, таки, его на этом пути.
        - Я тоже на это искренне надеюсь, а со своей стороны, буду всецело способствовать и помогать,  - Шмидт положил руку на плечо Леви,  - наша с вами задача наладить изготовление этих приборов. А учитывая потребность в них, ваш стол никогда не оскудеет, и надеюсь внуки и правнуки будут гордится семейным делом.
        - Надеюсь Господь слышит ваши слова, герр Шмидт! И у него сегодня хорошее настроение. Кстати о столе. Приглашаю вас отобедать в кругу моей семьи. Я не потерплю отказа, и это, таки, будет большая честь для нас.
        - Спасибо, господин Леви.

* * *

        Проводив взглядом карету, Авраам Леви вернулся в дом. Пройдя в обеденную залу, он сел за стол. Все домочадцы сидели на своих местах. На противоположном от главы семейства конце стола стояла пустая тарелка.
        - Ну и что вы думаете о нашем госте?  - Авраам посмотрел на свою супругу.
        - Ну, таки моя стряпня ему понравилась, и отсутствием аппетита он не страдает. Но он постоянно чешет свою голову,  - Яффа посмотрела на Натансона,  - Бен Ами, ты не заметил, у него там нет лишая?
        - Не заметил,  - улыбаясь ответил приемный член семьи.
        - Это не самая вредная привычка, что я видел у людей,  - старший Леви с осуждением посмотрел на супругу,  - он чешет голову, в состоянии задумчивости. И делал это даже у герцога в кабинете. Так что мы простим ему эту слабость.
        - Бен Ами,  - Авраам вопросительно посмотрел на молодого человека.
        - Он не немец. Произношение у него явно славянское. Слишком мягкое и э… округлое что ли. Хотя безусловно очень образован. Некоторых слов я никогда не слышал и не знаю их значение. Может быть это ваши цеховые термины?  - Натансон посмотрел на главу семейства.
        - Многих слов и я не знаю. Но Сергеи Петрович всегда поясняет, если видит непонимание. Техника быстро развивается, и соответственно появляется много новых терминов и понятий, гм…, - Авраам посмотрел на дочь.
        - Ну а что ты думаешь о нашем госте?  - взгляды всех присутствующих сосредоточились на Далиле.
        Столь пристальное внимание вызвало легкий румянец на лице девушки.
        - Ну… Лысина его совершенно не портит, а… делает лицо даже… мужественнее? Цимес, который я сделала, ему явно понравился. А в ваших делах по мастерской я мало что понимаю,  - дочь вопросительно посмотрела на отца.
        - Доченька, отец на самом деле, хотел спросить тебя, не противен ли тебе этот русский с немецкой фамилией как человек, и ничего больше. Учитывая сколько мы потратили на этот цимес, он бы понравился даже человеку без языка,  - Яффа пристально смотрела на дочь.
        Румянец стал еще более выразителен.
        - Мама, я видела его сегодня первый раз, и все общение свелось к - «Далия, передайте пожалуйста хлеб», «Очень вкусно», и «Как это называется?». Ну и он уже далеко не юноша. Если бы я с ним подольше пообщалась, я бы смогла сказать что-то более вразумительное. Но в принципе, он нормальный.
        Супруги многозначительно переглянулись.
        - А мне дядька понравился,  - внес свою лепту в обсуждение Ицхак.
        - Да?  - Абрам улыбнулся,  - это не так важно, но тоже хорошо. А то, что ты с ним мало общалась, Далечка, я думаю это дело поправимое. Гостить он у нас будет довольно часто. Хотя возможно и не так часто, как хотелось бы. У герцога, я так понимаю, на него большие планы.

* * *

        «У меня «дежавю»,  - подумал Петрович, проходя к столу в рабочем кабинете Герцога, и присаживаясь на стул, справа от хозяина,  - позавчера то же, там же и тогда же».
        - Это герр Шмидт Сергеи Петровитч. Он механик и вам с ним придётся много работать, как по механическим изобретениям, которые помогут подъему нашего хозяйства на новый уровень, так и по новым технологиям железоделательного производства, и прочим связанного с этим, вещами.
        - Ну а это,  - Яков показал на сидящего слева человека,  - Бенгт Стрем. Он Инспектор наших железоделательных предприятий. Так же в его ведомстве находятся литейные и прочие предприятия так или иначе обрабатывающие металлы. Он урожденный швед, но всецело предан нашему Герцогству.
        - Хоть как я понимаю вам и не очень хочется заниматься косилкой и жаткой,  - Кетлер улыбаясь смотрел на недовольно сморщившееся лицо Шмидта,  - но производство зерна составляет большую долю во всем хозяйстве герцогства. А своевременная уборка, в как можно более сжатые сроки позволяет получать зерно отличного качества. А не проросшее или прелое, как иногда случается при затягивании сроков уборки из-за дождей. Тем более учитывая, что в последнее время мы укрупняем наши пахотные угодья, подобные аппараты нам необходимы.
        - Я понял, Ваша Светлость,  - Петрович привычно почесал лысину,  - механизация там не сложная, и вся завязана на колесо. Правда, учитывая, что подобные вещи мне не приходилось делать, я не уверен, что мы изготовим удовлетворительно работающий аппарат до уборочной страды этого года.
        - Это не важно,  - Герцог улыбнулся,  - наша задача - создать это направление механического конструирования и найти ответственных и понимающих людей, которые собственно и будут непосредственно заниматься конкретным делом. Кого лучше привлечь для производства косилок на конной тяге?
        - Наиболее близко к этому направлению каретные мастерские,  - Шмидт снова почесал лысину,  - а изготовление непосредственно механической части вполне освоит грамотный кузнец. Желательно тоже знакомый с каретным делом.
        - Бенгт, у нас есть такой кузнец?  - Яков посмотрел на Инспектора предприятий.
        - Несомненно, Ваша Светлость…
        После обсуждения сельхоз механизации, разговор перешел на изготовление стали из курляндского чугуна, и применении торфяного полукокса для нужд железоделательного производства. Как собственно и получение торфа в огромных для этого времени объемах.
        Продолжались эти жизненно важные для технологического развития промышленности герцогства посиделки далеко за полночь.

        Глава 2

* * *
        - «О, Калифорния - Рай, мы встретились в субботу, и черный добрый сутенер оформил на работу…»
        - Во ё, моё!  - Мусаев сел в кровати и удивленно почесал затылок. В голове крутилась песня Агузаровой,  - спасибо тебе Жанна Хасановна, за подсказку!
        Герцог, со своим семейством и приближенной челядью завтракали в обеденной зале, как было заведено уже много лет.
        Попаданцы собирались на завтрак в малой гостиной. Как правило, им накрывали стол, и оставляли предоставленных самим себе. Прислуга уходила обслуживать завтрак герцога.
        - Ребята, ни за что не поверите, что мне под утро приснилось!  - Владимир Сергеевич разбил вареное яйцо и начал отчищать скорлупу.
        - Надеюсь, в этот раз обойдется без далдера?  - хмыкнув, спросил Василий Иванович.
        - Вот, не надо! Я тут понимаешь, об общем благе, может быть забочусь, а мне финансовые претензии выставляют… В общем приснилась мне Агузарова.
        - Это что же тебе вчера навеяло, что так во сне забористо заколбасило,  - поддержал настроение общего подшучивания Шмидт.
        - Да ладно, я серьезно. Собственно, и сна как такового не было. Просто проснулся я, а в голове крутится песня - «О, Калифорния рай…». Вот я и подумал. Если и есть на земле Рай, то в этом веке, это не Краснодарский край, а именно Калифорнийская долина.
        - Там испанцы все плотно пасут, уже почитай век,  - Чапай задумался и посмотрел на Литвинова старшего,  - или нет, Саша? Ну ка, напряги жевательный отросток.
        - У меня этот отросток, как ты говоришь, отдыхает только тогда, когда я жую, все остальное время как раз его и мучаю на предмет вспомнить «что, где, когда и как». Если честно, скоро мозги из ушей полезут. Что там - Калифорния? Что там было в этом веке не знаю. Наши вроде с 1800-х годов американское побережье на предмет пушного зверя осваивали. А форт Росс основали в 1812, но до долины вроде не дошли. Золотая лихорадка в Сан Франциско началась в 1849. И потом переползла вдоль по берегу на Аляску. Ну и вроде нефть в Лос-Анджелесе нашли, ближе к концу девятнадцатого века. Все, так на вскидку, больше ничего не вспомню.
        - Мой сосед по подъезду, Петя Кацман, подвязался в свое время на ниве программирования, и утек в сторону Силиконовой долины. Благо пейсы с мозгами позволяли. Я с ним время от времени переписывался по мылу,  - Мусаев с довольным видом жевал уже почищенное яйцо.
        - Ну и?  - выразил общий вопрос Литвинов старший.
        - И, никого окромя индейцев, счастливо прибывающих на границе бронзового и железного века, и занимающихся в основном собирательством, там сейчас нет. И испанцы, и англичане считают Калифорнию никчемным островом, покрытым горами и пустынями. С испанского, кстати, слово «калифорния» - значит «жаркая печка». И еще, почитай сто лет так все и будет. Вот так, господа-товарищи.
        - Иметь базу в Сан Франциско, это значит иметь все западное побережье северной Америки, уж больно там гавань удобная, и сам пролив Золотые Ворота даже из современных пушек будет простреливаться,  - Чапай задумчиво уставился в точку на столе,  - а если как следует подумать, то иметь будем и все Тихоокеанское побережье в северном полушарии. Потому, как и флот можно строить, причем на дизельном ходу, если нефть в Лос-Анжелесе, и припасов вырастить на пять Алясок и Камчаток хватит. Да еще и золотишко там, на все капризы намоем. Правильно я рассуждаю ребята?
        Все задумались. Интенсивный мыслительный процесс сопровождался вялым пережевыванием пищи. Только Кирилл с интересом смотрел с одного лица на другое. Мусаев улыбался. Казалось, что с его стороны проблем нет, и он хоть сейчас готов отправиться в «Калифорнию-Рай». Отец что-то выводил пальцем на столешнице, и бормотал в пол голоса, не забывая жевать. Шмидт ел овсяную кашу, а концом ложки вазюкал в тарелке, то же вероятно проводя какие-то подсчеты. Чапай подперев голову рукой равномерно пережевывал хлеб, уставившись куда-то в пространство.
        - Как не крути, с наскока такую задачу не возьмёшь,  - первым высказался Литвинов старший,  - плыть очень далеко, считай через пол мира, народу надо сразу много закинуть, причем всякого разного, и воинов, и пахарей, и специалистов, чтобы закрепиться. Потому как испанцы слабую колонию могут и того. Без пыли и шума.
        - Опять же с чем туда плыть?  - продолжил Шмидт,  - если рвануть в ближайшее время, то будем там жить как те же индейцы. Надо здесь сначала технологическую базу создать. Прокат, там, штамповка с точным литьем, да и станки нужно соорудить, а то какие нафиг дизеля?
        - В Раю конечно и в шалаше комфортно, но органический синтез все же проще на торфохимии мастрячить,  - все так же улыбаясь сказал Мусаев,  - нужно создать школу и техпроцессы, а потом можно и в калифорнийский рай, с мешком антибиотиков и ящиком глистогонного.
        - Да получается, что пока никак…  - Василий Иванович немного встрепенулся,  - но мы туда ближе к пенсии давайте переберемся - что нужно человеку в старости? Домик у теплого моря и хорошее вино с фруктами. А, как вам такой план?
        Такое впечатление, что все облегченно выдохнули. И в комнате как будто стало светлее от улыбок.
        В этот самый момент в комнату зашел Кетлер.
        - Чему вы так радуетесь, господа?
        - Мы, Ваша Светлость, нашли идеальное место, где провести старость. И зимой тепло, и от начальства далеко,  - сказал Литвинов старший по-немецки и продублировал это по-русски. Что вызвало новые улыбки со стороны попаданцев.
        - И где же это, как я понимаю, почти райское место,  - поддавшись всеобщему веселью, спросил герцог.
        - Есть такая местность на западном побережье северной части Нового света, пока еще неисследованная. Там средиземноморский климат, и большая плодородная долина между гор, с обилием рек. И, очень удобная, глубоководная гавань,  - сказал Мусаев по-английски.
        - И самое главное, европейцев в Калифорнийской долине не будет еще сто лет,  - сразу же добавил он.
        - А как туда плыть? Через южную оконечность южного континента Нового света, или имеется северный проход, у Гренландии?  - заинтересованно спросил герцог, присаживаясь на свободный стул.
        - Северный проход недоступен, пока не появятся огромные корабли-ледоколы, способные проламывать метровые льды. А плыть придётся, огибая южный континент. Практически через пол мира. Поэтому мы и шутим, что это место, куда отправимся в старости, когда здесь уже все наладится, и мы обрастем нужными для переезда вещами,  - ответил Литвинов.
        - Раз уж мы заговорили о неизвестных землях расскажите мне про Австралию. Она существует?  - герцог заинтересованно наклонился вперед.
        Попаданцы услышав слово Австралия из уст Якова снова дружно заулыбались.
        - Я рассказывал уже друзьям о вашей, Ваша Светлость, большой заинтересованности Австралией. Но боюсь мой рассказ вряд ли вас порадует. Австралия небольшой континент, или огромный остров. Значительно больше Гренландии. Но в отличие от Гренландии это не ледяная пустыня, а просто пустыня. Четыре шестых этого континента занимает пустынное плато. Одну шестую часть - горы, и только в оставшейся части можно нормально жить. На весь континент одна крупная река. И самое главное и эта река, и вся благоприятная для жизни местность находится на дальнем от Африки конце континента. И плыть туда почти столько же как до Калифорнии, только в другую сторону. Сначала до Гамбии, затем примерно столько же до Кейптауна у мыса Доброй надежды, и еще столько на восток, причем через открытый океан. Есть место и поинтереснее, и главное на треть ближе, и во много тысяч раз богаче. Ну как мне кажется,  - Литвинов перешел на русский,  - сейчас я герцогу про ЮАР вещать начну.
        Это вызвало новую волну улыбок.
        - Ну вот вы опять улыбаетесь, и я не понимаю почему. Хотя рассказ про Австралию меня немного расстроил. Так что это за место, что во много раз богаче?
        - Мои друзья как раз и заулыбались, когда я сказал про это место. Мы называем его ЮАР. Южно-Африканская Республика. Это, Ваша Светлость, вся южная четверть Африки. Как раз тот самый Кейптаун. Голландцы недавно, не помню точно, но кажется, в 1652 году основали город у мыса Доброй надежды и назвали Капштад. И используют как опорную базу кораблей Ост-индийской компании для торговых караванов в Индию, на острова пряностей и дальше в Китай. И местность в этой части Африки в общем напоминает Австралию. Отличные условия для жизни только на южном побережье. Тонкая полоса плодородной земли, с обилием мелких рек, между горами и океаном. Там также круглый год тепло как в Греции, или на юге Италии. А вот дальше на север идут горы и высокогорные плато. Где почти нет воды, и жить практически невозможно. Через всю южную Африку, примерно посредине, с востока на запад течет несудоходная река Оранжевая. На север от этой реки по западному побережью простирается великая пустыня Намиб, известная так же как Берег скелетов. А на восточном побережье местность более или менее пригодная к жизни.
        И на южном и на восточном побережье, и на плато, где имеется вода, в основном река Оранжевая и ее притоки живут довольно воинственные племена чернокожих. Занимающихся, в основном, скотоводством.
        Голландцы там еще не освоились, и дальше порта Капштада пока не высовываются. Поэтому, не знают, где находятся. А находятся они, Ваша Светлость, у замочной скважины самой большой сокровищницы на свете. В верховьях притока Оранжевой, реки Вааль расположен горный хребет, который, ну если грубо сказать, практически весь из золота. А в месте слияния Вааль и Оранжевой находятся самые богатые месторождения алмазов на планете. И практически все русло Оранжевой и морское дно у устья забито алмазами. Скажем так, их там очень много. Кроме этого в этих неприветливых местах находятся богатейшие месторождения угля, железа, меди и многих других ценных металлов. По своей ценности возможно больше чем цена всего золота.
        - Вот такая, Ваша Светлость, интересная страна. И на сколько мне известно, золото с алмазами не найдут еще 200 лет. Португальцы, голландцы, и присоединившиеся к этому направлению англичане, плавают за своими сокровищами в Индию и на Молуккские острова,  - улыбаясь закончил Александр Николаевич.
        Все смотрели на герцога. Тот в ходе разговора начал ерзать, а после того как Литвинов закончил свою лекцию о географии ЮАР, поднялся со стула, и с озабоченным видом стал ходить вдоль стола.
        - Воевать с голландцами категорически невозможно!  - Кетлер остановился и упер руки в крышку стола,  - как быть?
        Литвинов перевел, и так, в общем то, понятные слова герцога своим товарищам, что вызвало очередную волну улыбок.
        - Торопится пока некуда, Ваша Светлость. Тайное останется тайным, и никуда не денется со своих мест. Кроме того, у нас гораздо более насущная проблема в виде Балтийской войны в ближайшей перспективе. И если мы её не осилим, или переживем, но Курляндия будет разорена, как было у нас, то даже сказочные колонии окажутся непосильной ношей, и их заберут более шустрые страны.
        Герцог сел обратно на свой стул.
        - Мой Бог, как это не прискорбно, но вы правы Александр. Сказочные страны пока подождут…, а все же какие еще есть интересные места, в плане сокровищ, или других ценных ресурсов пригодных для коммерческих предприятий.
        - Ребята, герцог спрашивает, какие еще чудеса можно использовать для коммерции. Что сказать?
        - Кривой Рог с Донбасом, вот где для нас чудесное место, в плане промышленности,  - Шмидт привычно почесал затылок,  - и не далеко, и очень нужно, и более-менее реально.
        - Нефть Залива, да и на Тринидаде тоже нефть. А она нам скоро понадобится, я так понимаю. И если до Персидского Залива, нам как до Луны, раком, то до Тринидада, с Табаго двадцать миль,  - Перегудов внес свое предложение.
        - А мне как чудо Чилийская селитра нравится, особенно ее количество,  - Мусаев улыбнулся,  - там правда испанцы сидят плотно, но учитывая сколько ее там, может договоримся. А так она и на химию пойдет, и на удобрения для Калифорнии.
        - А я на «Консепсьон» хочу посмотреть. С пользой для себя, и общего дела,  - напомнил о своей мечте Кирилл.
        - Вот с неё, наверное, и начну?  - Литвинов осмотрел друзей и заметил одобрительные кивки.
        - В 1641 году очередной испанский серебряный флот, везущий серебро, золото и другие ценные товары из колоний Нового Света в Испанию, вышел с Кубы. И через неделю плавания конвой попал в сильный шторм. Перегруженный флагманский галеон «Нуэстра Сеньора де ла Пура и Ламлиа Консепсьон» плохо слушался руля и в результате навигационной ошибки наткнулся на риф в месте, которое называется с тех пор «Сильвер банка». Это примерно в тридцати милях от северо-восточной оконечности Эспаньолы. Корабль разломился пополам и затонул. Не смотря, на то что выжившие свидетели примерно показывали место катастрофы, найти и поднять сокровища не получилось. Хотя испанцы предпринимали 3 или 4 попытки обнаружить останки галеона. А везла «Консепсьон» 250 тонн, что-то около 15 500 пудов серебра и другие ценные товары, в том числе и с манильских галеонов. В 1687 году английский охотник за кладами Уильям Филле, наняв индейцев ныряльщиков за жемчугом, смог найти место крушения, и применив водолазный колокол поднять с глубины 30 тонн серебра в слитках и монетах, это Ваша Светлость около 1900 пудов. Причем он нашел только носовую
часть судна. Точное место нахождения корабля он оставил в тайне. Но в 1977 другой охотник за сокровищами Берт Уэббер смог найти еще 32 тонны, это соответственно 2000 пудов. Имеющееся на нашей «Чайке» оборудование, и знание примерного расположения, позволят найти и поднять эти ценности. Мы обсуждали вопрос подъема сокровищ в деле подготовки к войне со Швецией. Но пришли к мнению, что скрыть доставку такого количества серебра будет невозможно, и это послужит дополнительным поводом для нападения шведских войск. Поэтому желательно отложить подъем до лучших времен. И использовать потом эти деньги для развития промышленности и колониальных программ.
        - Пожалуй, да. Денег конечно много не бывает, но быка лучше не дразнить красной тряпкой… а еще подобные клады вам известны?  - герцог с интересом оглядел товарищей.
        - Есть еще большие клады. Например, еще не разграбленные гробницы фараонов в Египте, сокровища махараджей в Индии. Или тот же «золотой» галеон «Аточа» затонувший в 1622 году у берегов Флориды. Но к сожалению, мы не знаем их точного расположения, и они находятся в сложно доступных, по разным причинам, местностях.
        - Но есть сравнительно доступные ресурсы, пригодные для коммерческого использования. Например, недалеко от Запорожской Сечи, в 60 верстах на запад имеются богатейшие по запасам залежи железной руды. Они сейчас неизвестны. Хотя скифы, которые жили там полторы тысячи лет назад это железо добывали. Но из руды без угля железо не получишь. Так вот в трёхстах верстах на восток находятся очень богатые и по качеству, и по запасам месторождения каменного угля. Который, для доменного процесса, даже лучше применяемого вами древесного.
        - Насколько я понимаю это практически на границе с Крымским ханством, вассалом Османской империи. Вам не кажется, что это несколько неудобное соседство, для развития коммерческого предприятия?  - улыбка Якова получилась кривоватая.
        - Чем больше риск, тем больше прибыль,  - пошутил Александр,  - а если серьезно, в выдавливании османов с севера черноморского побережья и устранении набегов крымских татар заинтересованы все страны региона. И Польша, и Россия, и Австрийские Габсбурги. Причем наибольше всех этот вопрос важен России. И при правильном планировании эта проблема решаема, Ваша Светлость. Но, конечно, реализовать эти планы можно только после завершения Балтийской войны.
        - Да, это было бы интересно. А еще что-нибудь эдакое? Только желательно без предварительных войн и интриг.
        - Совсем без интриг, наверное, не получиться. Василий Иванович предложил рассказать о нефти. Это вещество имеет много названий - земляное масло, нафта. Та смола, что получается при коксовании торфа, по своему составу очень похоже на нефть. Есть много мест на планете, где имеются залежи этого земляного масла. Она есть даже на территории Курляндии. Только у добычи есть две большие трудности - глубина залегания и объемы запасов. И в Курляндии, и на Готланде она залегает очень глубоко. Самые большие запасы, при самой маленькой глубине залегания находятся в районе Персидского залива. Это сейчас территории Османской империи и Персии. На берегу Каспийского моря тоже есть выходы нефти на поверхность, где она, испаряясь со временем образует так называемые асфальтовые озера. И если мы наладим контакты с Россией можно будет добывать нефть в том районе. Но самое большое асфальтовое озеро в мире находится на острове Тринидад.
        - Это же соседний с Тобаго остров. Значит, так понимаю нефть эта, там залегает не глубоко. А какие запасы?  - во взгляде Кетлера снова появилась заинтересованность.
        - Народ, герцог спрашивает про запасы нефти на Тринидаде, кто знает?  - обратился Литвинов к попаданцам.
        - Один специалист рассказывал мне, что запасы там большие, хоть и нефть тяжелая, он много чего рассказывал про Венесуэлу и Кубу, пока мы его на лодке доставляли, так сказать без таможенного досмотра,  - поделился Чапай.
        - Потом по подробнее расскажешь,  - сказал по-русски Александр и по-немецки обратился к Кетлеру:
        - Василий Иванович говорит, что запасы большие. А еще с Испанской империей связаны залежи другого интересного ресурса. Причем залежи гигантские, и в этом веке неизвестные. Почти вдоль всего побережья Тихого океана южноамериканского континента, практически от Магеланова пролива и до двадцатого градуса южной широты простирается пустыня. В которой почти не бывает дождей. Холодное течение, идущее вдоль берега, изобилует рыбой. На которую охотятся разнообразные птицы. И вот за несколько тысяч лет гуано птиц ветром и редкими дождями переносилось во впадины и превратилось в залежи селитры.
        - Это та селитра, что мы применяем для производства пороха?  - удивился Яков.
        - Для получения отличной селитры для пороха, чилийскую селитру надо перекристаллизовать с поташом. А так, это та же самая селитра.
        - Для меня это представляется самым коммерчески выгодным ресурсом. Но опять плыть на другой конец света, и вы говорите, воды там нет. А еще испанские власти, когда узнают, что мы там добываем, начнут активно препятствовать. Им она тоже очень нужна. Да, Господи, селитра всем нужна. И если ее можно просто копать, а не получать в кучах де… кх… селитряницах, то, не смотря на удаленность, туда будут отправлять целые конвои. И нам придётся опять воевать. Нужно что-то придумать.
        - Кроме как для производства пороха, селитру можно применять в химии, а если ее будет очень много, то и как отличное удобрение для сельскохозяйственных культур. В наше время подобное удобрение применяется повсеместно, и прекрасно окупается прибавками урожая.
        - Очень интересно! Надо будет попробовать, так сказать для эксперимента,  - герцог задумался, на минуту.
        - Но все же, как вы и говорили, все эти ресурсы и сокровища - задел на будущее,  - Яков встал, и заходил вдоль стола,  - сейчас перед нами стоит насущная проблема Балтийской войны. Давайте будем решать проблемы, так сказать, по мере возможности их выполнения. А на повестке дня у нас Виндава и Сакенгаузен.

* * *
        - Дорогой, вы опять не спите. Так нельзя. Что с Вами происходит?
        Якоб Кетлер сел на край кровати со стороны жены, и положил руку на уже заметно округлившейся живот беременной супруги.
        - Эти московиты рассказывают странные вещи, моя дорогая Луиза. Они поведали мне … о… о далеких странах, где одни кареты могут двигаться без лошадей, а другие вообще летают по воздуху. Причем расстояние как от Митавы до Берлина они преодолевают за два часа.
        - Мой милый Якоб, и вы верите в эти сказки? Они уже потребовали денег на дорогу до этих «волшебных» стран? Вы мой дорогой муж слушаете всяких проходимцев, а потом они исчезают с вашими деньгами, и еще смеются, какой Якоб Кетлер доверчивый человек! Повозки, которые летают быстрее птиц. Фи! Когда я была маленькая, наш пастор всегда говорил, что, если бы Бог хотел, чтобы человек летал, он бы наделил его крыльями, как птиц или ангелов. Однако Всевышний дал человеку руки, чтобы тот трудом праведным мостил путь в царствие Божие.
        - Да дорогая, вы как всегда правы. Все эти россказни, конечно же, сказки. А знаете, моя дорогая, самую занимательную сказку, героем которой я почувствовал себя сам, в шутку рассказал этот немец, который считает себя русским. Давай я расскажу ее.
        - В одной из стран востока, где правят мусульманские короли, именуемые «падишах» один правитель возомнил, что ему подвластны судьбы людей. Эдакий деспот. И вот этот падишах, ослепленный своим могуществом и пребывая от вседозволенности в некоторой скуке, решил развлечься. Он объявил, что женится на той женщине, которая за одну ночь расскажет ему интересную историю. А если рассказ не понравится самодержцу, то утром ее обезглавят.
        - Какое варварство! Спаси Господи их заблудшие души!  - Луиза Шарлотта перекрестилась.
        - Да дорогая, на востоке жизнь совершенно не ценится…. Так вот, когда уже перестали находиться желающие стать супругой падишаха, стражники стали приводить первую попавшуюся женщину.
        - Якоб, дорогой, зачем ты рассказываешь мне кошмар на ночь? И где в этих ужасах ты заметил себя?
        - Не торопись моя дорогая, у этой сказки счастливый конец, и ты еще увидишь некоторую похожесть.
        - Вполне справедливо опасаясь за свои жизни, все женщины города попросили дочь визиря известную своим умом, а визирь, моя дорогая, это примерно, как наш канцлер… Так вот, эти женщины попросили дочь визиря, попробовать приложить свой ум и талант рассказчицы к спасению женского населения. Эта девушка, а звали ее Шахерезада, рассказывала одну целую и половину новой истории до восхода Солнца. Причем заканчивала повествование на самом интересном месте, так что правитель не мог не дослушать историю на следующую ночь. А умная Шахерезада начинала новую историю, рассказывая ее опять до середины. Так она рассказывала истории тысячу ночей, а на тысячу первую ночь падишах женился на ней, так как уже не мог без нее жить.
        - Вот и я чувствую себя подобным падишахом, когда герр Литвинов рассказывает свои истории о… эм… далеких странах.
        - Дорогой, не хочешь же ты сказать, что эта группа бродячих сказочников задержится у нас на два с половиной года?
        - Конечно, нет, о моя Шахерезада, они уедут уже послезавтра. Несмотря на свои сказки, они высказали несколько интересных предложений, и я хочу их проверить.
        - Надеюсь, вы не будите давать им деньги и корабли, как получилось с этим голландским прохвостом Яковом де Муленом.
        - Нет, нет о мой рыцарь, защищающий казну замка. Я найму их в качестве учителей для навигаторской школы в Виндау. Ты же знаешь моя дорогая, как тяжело найти честного капитана. А если мы будем учить преданных нам людей этой профессии, то мы сможем больше на них рассчитывать. И доверять корабли и деньги.
        - Вам виднее, супруг мой, но лучше бы их не было… По мне все московиты - варвары. И вы желаете, чтобы эти люди учили наших капитанов? На мой взгляд - это недальновидно.
        - Нет, дорогая, пообщавшись с ними, я могу заверить вас, что эти люди не варвары. Ведь они рассказывают такие замечательные сказки…  - Герцог тихо засмеялся и, наклонившись, поцеловал супругу.
        - Давайте попробуем создать эту навигаторскую школу. В конце концов, если они не справятся, их всегда можно выгнать, и поставить на их место опытных капитанов, уже показавших себя. Например, того же Денигера.
        - А почему сразу не поставить этого Денигера?
        - Ну, дорогая, Иоахим мне нужен там, где он есть - на борту «Крокодила». А господа Литвинов и компания убедили меня, что у них есть некоторый опыт создания подобных учреждений. Кроме того, они заверили меня, что подготовят штурманов за три года, а не за 7 -8 лет, сколько сейчас учатся этому ремеслу.
        - Давайте спать мой милый друг. Завтра нас ждет новый день, и новые труды во славу Господа!

* * *
        - Саш, я к тебе что зашел, на ночь глядя,  - Шмидт присел на стул в комнате Литвинова,  - Яков Вильгельмович сосватал мне местного ювелира, в плане специалиста способного изготовить навигационные приборы. Вчера утром я был у них. Мастерская кстати вполне на уровне, ну по крайней мере, для здесь и сейчас. Я к чему это - после экскурсии по мастерской Абрам Леви пригласил меня отобедать, так сказать в кругу семьи.
        - Евреи?  - Литвинов зевнул.
        - Они. Так вот семья у него не большая. Жена, дочка, кстати симпатичная, сын подросток и толи племянник, толи еще какой дальний родственник Бен Ами Натансон.
        - Веня значится,  - снова зевнул Александр.
        - Ага. Так вот, этот Вениамин уникум, ну или по крайней мере талант. В свои 20 он говорит на шести языках. Я подумал, что для наших дел такой человек нужен, гораздо больше, чем в ювелирной лавке.
        - Богато живут евреи в Митаве?  - Литвинов перестал зевать.
        - Ну для ювелира, дом и обстановка довольно скромные. Ну и опять же, как я могу судить?  - Шмидт задумался,  - сережки и кулон на цепочке были только у Далии. А так добротная мебель… В общем по богатству и роскоши я не спец. Меня больше мастерская интересовала, чем обстановка в доме и что на ком одето.
        - Ага, значит, что на этой Далии было надето ты все же рассмотрел?  - на лице Александра появилась ироничная улыбка.
        - Я же говорю, симпатичная девушка, и фигура у неё такая, э… симпатичная,  - Сергей Петрович почесал затылок.
        - Девица, наверное, на выданье? Лет 16 -19? И платье пойди надели самое лучшее, чтобы выгодно подчеркнуть симпатичность фигуры,  - уже откровенно смеялся Литвинов,  - смотри, а то пейсы с твоей лысиной не совсем будут сочетаться.
        - Саша, я к тебе с серьезным делом, нужного человека нашел, а ты все ржёшь,  - изобразил обиду Шмидт.
        - Ладно, я услышал тебя. Еврейский вопрос - это вопрос! Надо это дело обмозговать. Переводчик дело нужное, но кроме того, тут так сказать, проблема большая, широкая, и э… многогранная. Все, давай баиньки, завтра нужно быть со светлыми головами.

* * *
        - Ваша Светлость, герр Литвинов просил передать просьбу об аудиенции, сразу после завтрака,  - негромко сказал Ганс, склонившись к голове своего герцога.
        - Да? Проводи его в мой кабинет, все равно я уже закончил,  - Кетлер выпил остатки вина из бокала и вытер рот салфеткой,  - дорогая извини, но у меня похоже образовалось срочное дело.
        - Якоб, вы, нянчитесь с этими русским, как с новой любимой игрушкой. Надеюсь, знаете, что делаете. Вы помните, муж мой, что обещали отправить их в Виндау?  - герцогиня, слегка отстраняясь от стола, погладила рукой выпирающий живот.
        - Милая Луи, не беспокойтесь. Я все понимаю, и помню. Все будет хорошо,  - герцог встал и бодрой походкой направился к дверям.

* * *
        - Александр, вы хотели меня видеть?
        - Да, Ваша Светлость, и надеюсь с хорошими известиями и идеями. Вчера вечером говорил с Шмидтом, и он рассказал, что у ювелира Леви, работает племянник, и что у этого юноши талант к изучению иностранных языков. Мы пришли к выводу, что такой человек, в виду наших больших планов, на службе у Вашей Светлости будет более необходим, нежели в ювелирной лавке.
        - Нужно на него посмотреть… И если он действительно так хорош, то обязательно возьмем,  - герцог с усмешкой посмотрел на ерзающего на стуле Литвинова,  - что еще вас беспокоит?
        - Еврейский вопрос меня беспокоит, Ваша Светлость!  - Александр прихлопнул ладонью по столу,  - по тому как вопрос очень сложный, но сулящий большие перспективы и прибыли, но только в случае его правильного принятия и решения. В противном случае, можно все дело испортить. Всю ночь проворочался, обдумывая это.
        - Очень интересно!  - Яков достал из кармана полюбившуюся ему купюру в сто долларов, положил ее на стол, и с усмешкой воззрился на своего собеседника,  - перспективы и прибыли, гхм…, ну рассказывайте, что вы там за ночь надумали.
        - Если разрешите, то начну издалека. По образованию, я учитель истории, и это у меня профессиональная привычка - приводить исторические сведения, для лучшего понимания текущего вопроса.
        - Очень хороший и правильный подход, Александр, а мы никуда не торопимся,  - продолжайте!
        - По преданию Моисей вывел еврейские племена из Египта, и поселил в местности, между средним течением Ефрата и Средиземным морем. Завоевания еврейских царств, сначала ассирийцами, затем Вавилоном, и затем персами порождали волны миграции по торговым путям древнего Востока и Средиземья. Так постепенно образовалась еврейская диаспора во многих крупных торговых городах древности. Наибольшее расселение этого народа было осуществлено в Римской империи. Как ответ на частые восстания, евреев насильно переселяли на северо-западные границы империи - это земли современной Франции и Германских княжеств. Но фактически еврейские диаспоры были по всей территории Римской империи. После ее распада, жизнь еврейского народа не стала проще. Завоевание Палестины арабами привело к практически полному уничтожению еврейского населения на историческом месте обитания. Христианские правители также часто изгоняли этот народ из своих земель. Основной предлог - отказ от принятия крещения. Причем процесс этот зависел от жадности правителя. Иногда люди уходили с носимым имуществом и деньгами, вырученными от продажи домов, а
иногда и без всего этого. В 13 веке евреев изгоняют из Англии, в 14 - из Крыма, Венгрии и Франции, в 15 - из Испании, Португалии, Прованса, Силезии и Ливонии, в 16 - из Туниса, некоторых германских княжеств, Папской области и Неаполитанского королевства. Терпимо, или даже благоприятно к этому народу относились и относятся сейчас в Османской империи, Польше и Голландии.
        - С тех пор, как после Ливонской войны, мы стали вассалами Речи Посполитой, евреи стали селится в наших краях. Хотя здесь все зависит от владельца земли. Кто-то считает этих людей полезными в хозяйстве, например, я, а кто-то видит в них конкурентов - как купцы Риги. Хотя посещать Ригу евреям можно, при определенных условиях, но селиться там им категорически запрещено,  - герцог немного задумался,  - в Митаве еврейская община живет в основном на Долбленской улице. А самая большая диаспора Курляндии проживает в бывшем Пилтенском епископстве. Которое я который год никак не могу присоединить к своим землям,  - Яков расстроенно нахмурился, подобрал со стола сто баксов, и засунул их в карман.
        - Возможно, мы сможем найти еще больше пользы от этих людей в вашем хозяйстве, Ваша Светлость. Учитывая такую историю, евреи - это люди твердо, или даже фанатично исповедующие свою религию и также придерживающиеся своих культурных традиций. Активно поддерживают родственные связи и браки стараются заключать с единоверцами. Всех прочих, не евреев, называют гоями. В основной своей массе это люди, как-либо связанные с торговлей. От мелких лавочников, в том числе продающих изделия своего ремесла, до крупных ростовщиков и банкиров. К чему я это все говорю - вряд ли нам получится сделать евреев патриотами Курляндии и проводниками Ваших идей среди своего народа. Но пользуясь информацией о военных действиях на территории Великого княжества Литовского следующим летом, мы можем предложить переселиться на территорию Ваших земель наиболее вменяемых, и состоятельных семей Литвы. Гарантируя защиту жизни и состояния этих людей, мы можем привлечь их капиталы в финансовый оборот герцогства. На взаимовыгодных и для них, и для нас условиях. Ну и возможно, среди них найдутся специалисты способные обучать будущих наших
банкиров и аудиторов, да и собственно организовать начало создания Государственного банка Вашей Светлости.
        - Сама эта идея не вызывает у меня отторжения. И в свете направления развития боевых действий весьма актуальна. Только, что вы подразумеваете под фразой «взаимовыгодное привлечение еврейских капиталов»?
        - Я опять начну издалека,  - Литвинов старший задумался.
        - Всякий человек смотрит на мир по мере широты своего образования и профессиональных интересов. Назовем это кругозором. Самый широкой кругозор должен быть у руководителя государства. Знание географии, истории, права и политики, математики, торгового дела и финансов, основ военного дела, основ сельского хозяйства и медицины, основ промышленного производства. Как всякий руководитель он должен уметь подбирать себе толковых советников, помощников и заместителей. Он должен заботиться о просвещении и образовании своих граждан, по тому, что без образованных людей невозможно развитие. И если обладающий таким кругозором самодержец претворяет свои знания и умения в жизнь, его государство не может быть нищим и несчастным. По тому, что он заботится о защите государства, о процветании торговли, о развитии сельского хозяйства, медицины и промышленности, что в конечном итоге ведет как к процветанию самого государства, так и простых жителей.
        - И, если правитель желает добра своим потомкам, он должен иметь широкий кругозор. Чтобы передать страну потомкам процветающей. Он должен хорошо воспитать и дать отличное образование своим детям, чтобы они в свою очередь заботились о стране, и затем уже передали ее своим детям. Кроме, того он должен обучить, и воспитать советников, которые в свое время будут помогать его приемникам. А еще вырастить ученых, полководцев, инженеров и прочих специалистов, которые будут развивать страну при его потомках. Поддерживая и развивая своими знаниями и умениями уже их кругозор.
        - А теперь рассмотрим кругозор ростовщика. Еврейского ростовщика, как наиболее яркого представителя. Культурные и религиозные правила не позволяют наживаться, давая деньги в рост своим единоверцам. В то время как всем прочим людям, не евреям, разрешено выдавать деньги под проценты. Причем чем возможно выше процент, тем лучше. Деньги для ростовщика и средство производства, и инструмент, и конечная цель. Ростовщик не привязан к земле, о которой нужно заботится - вносить удобрения, чтобы избежать истощения, бороться с сорняками, вредителями и засухой, чтобы получить урожай, большая часть которого пойдет на пропитание, а часть на продажу, для последующей закупки необходимых предметов быта или орудий труда. Пропитание ростовщик купит за деньги. Ему не нужно защищать свое государство содержа конюшни кавалерии, пушечные мастерские и тренируя солдат. Охрану он купит за деньги. В крайнем случае он заплатит за переезд в другую страну. Где все нужное тоже можно купить. Кругозор ростовщика ограничен одним вопросом - «сколько это стоит?». Причем люди для него - всего лишь объекты по получению прибыли. Как
всякий человек ростовщик пытается сделать окружающий мир удобным для себя. И пока этот финансовый деятель находится на уровне денежного менялы, или уличного или даже городского ростовщика, все еще терпимо. Хотя, например, что происходит, когда город оккупируют финансовые махинаторы, считающие себя торговцами, а в принципе являющиеся теми же ростовщиками - мы видим на примере Риги. Денежные мешки фактически купили всю власть, и устанавливают нужные именно им законы. А если такие ростовщики вырастают до уровня крупных банкиров, способных подкупить правителя, или даже свергнуть его, и нет силы способной обуздать их, то целое государство превращается в инструмент по выкачиванию денег. А когда такое государство становится неспособно удовлетворять все возрастающие аппетиты этих «гросс ростовщиков», они его покидают, вывозя свой капитал, и обрекая целое государство на полный крах. Государство ростовщиков обречено на провал. Именно по тому, что только деньги для этих людей мерило всего. Что-то подобное произошло с Византийской империей.
        - Ага, Александр, и вы активно призываете меня развивать банковское дело,  - засмеялся Кетлер.
        - Именно Вас, Ваша Светлость. По тому, что только правитель, с таким широким кругозором как у Вас, способен создать систему, сдерживающую ростовщиков в рамках полезности для государства. А не сделать государство, полезным ростовщикам,  - Литвинов встал и шутливо поклонился.
        - Ага, я так понимаю, обязательно с вашей, Александр помощью?  - поддержал шутливый тон Яков Вильгельмович.
        - Боюсь моих советов будет для такого важного дела сильно недостаточно,  - уже серьезно ответил попаданец,  - но с чего-то ведь нужно начинать. И одним из инструментов привлечения капиталов вновь прибывающих в герцогство финансовых деятелей еврейского происхождения могли бы выступать именные векселя герцога Курляндского. С небольшой, но привлекательной для получателя этой бумаги ставкой ежегодных начислений. Выдаваемые на период, пока не вступит в строй Государственный банк Курляндии. Ну или его профильные подразделения.
        - По моим размышлениям, применив такой финансовый инструмент, мы привлечем деньги в экономику герцогства, и одновременно исключим конкурирующую финансовую активность еврейских профессионалов кредитного дела на наших просторах.
        - Оригинально вы загнули, про «конкурирующих профессионалов»,  - герцог побарабанил пальцами по столу,  - нужно над этим поразмышлять. Я имею ввиду над тем, как забрать деньги у еврея, чтобы он остался доволен. Это невероятно сложная задача! Но поговорить с племянником Леви и им самим о возможном переезде его соотечественников на нашу землю можно уже сегодня. Пожалуй, пока можете быть свободны, а я распоряжусь, что бы кого-нибудь послали в лавку нашего доверенного ювелира. После обеда жду вас здесь, Александр.

* * *
        - Авраам Леви,  - доложился Ганс пропуская в рабочий кабинет ювелира и молодого Натансона.
        - Присаживайтесь - рука герцога указала на стулья слева.
        После того как гости сели Кетлер познакомил собравшихся.
        - Это - Александр Литвинов. Он мой советник и товарищ герра Шмидта,  - рука герцога указала на Александра,  - а это ювелир Авраам Леви, и как я понимаю его племянник Бен Ами Натансон.
        Бен Ами встал и сильно смущаясь поклонился сначала герцогу, а затем Литвинову.
        - Ну вот, а теперь можно перейти и к делу. Сегодня с утра герр Литвинов озадачил меня несколькими вопросами, обсуждение которых потребовало вашего присутствия. Первый вопрос наиболее простой, но, как я думаю, для одного из нас чрезвычайно важный. Герр Шмидт сказал Александру, что Бен Ами владеет по крайней мере шестью языками, кроме родного. В свете, так сказать столь замечательных возможностей в изучении языков, и потребности нашего герцогства в подобных специалистах Мы призываем Бен Ами Натансона на службу.
        Племянник растерянно посмотрел на Леви и увидев легкий кивок, встал и поклонился герцогу.
        - Это честь для меня, Ваша Светлость,  - после поклона новый переводчик герцога сел на свое место.
        - Какими языками вы владеете?
        - Немецким, польским, испанским, греческим, латынью, и армянским. Немного татарским,  - молодой человек смутился,  - и посредственно турецкий и чешский.
        - Не стоит смущаться, вы еще молоды и сможете, так сказать подтянуть свои знания. И в первую очередь вам необходимо будет это сделать в изучении русского и шведского языков. У нас на службе имеются шведы, например, Бенг Стрем, и русские - это Александр и его товарищи. Так что у вас будет возможность изучать эти языки, не покидая Герцогства, а то и вообще Митавы, или даже моего замка.
        - Хорошо, Ваша Светлость,  - Натансон стал предельно внимателен.
        - Вопросы оплаты и прочего, мы обсудим позже. А теперь более сложное дело. Александр, вам слово.
        - Москва начала войну с Польшей, поддержав восстание казаков. И выдвигает свои армии сразу по нескольким направлениям. Основные - южное в районе Киева, и северное в землях Княжества литовского на Смоленск и далее. Некоторые города сдаются, например, Полоцк, некоторые взяты в осаду. И вероятнее всего будут в свое время взяты - это Смоленск и Витебск. Царь настроен решительно и в следующем году возможно продвижение московских армий вглубь Княжества Литовского. Логичным завершением этого продвижения будет взятие столицы ВКЛ - Вильно. А также других крупных городов - Ковно, Гродно и Бреста. Штурм города может привести к смерти и разорению жителей. А иногда и к полному сожжению города. В этом свете Герцогство Курляндское, получив письменные гарантии нейтралитета от русского царя и польского короля, является безопасным местом, которое не будет задето военными действиями,  - Литвинов замолчал.
        - Вы, таки, уверены в возможности русских армий взять Смоленск и продолжить наступление в следующем году?  - лицо Леви было абсолютно спокойно.
        - Как говориться, люди предполагают, а Господь располагает,  - Александр улыбнулся,  - но польский Сейм уже три месяца не способен принять решение о созыве Посполитного Рушения. Кроме того, существующие трения между Польшей и Княжеством Литовским, не гарантируют направление польских полков на север. Скорее всего они будут направлены в сторону Киева. А про продолжение наступления в следующем году… Москва закупила оружие в Голландии и Швеции и пригласила на службу европейских военных специалистов. Которые, можно сказать, создали новую русскую армию. Следует также учесть, что одной из целей этой кампании является получение выхода к Балтийскому морю. Поэтому русские обязательно постараются взять, и возьмут Вильно. С падением столицы Великого Княжества Литовского, вопрос о подчинении самого княжества на переговорах с Польшей будет решен гораздо быстрее. В общем и целом, вероятность удачного наступления русских в следующем 1655 году велика. Со всеми последствиями, так сказать,  - Литвинов снова замолчал.
        - Через три года Мы намерены создать банк,  - Кетлер выделил «мы» интонацией,  - и нам потребуются специалисты, и так сказать наполнение этого банка. Развивающаяся колониальная программа приносит достаточно средств, но как вы, Авраам понимаете, в таких вопросах денег никогда не бывает много. В свете военных действий на территории Литвы, мое герцогство могло бы послужить эдакой тихой гаванью, как для ваших состоятельных соотечественников, так и для их капиталов. Ну и безусловно мне нужны лояльные подданные, надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю, Леви.
        - Я прекрасно понимаю, Ваша Светлость, о чем вы говорите, и могу со всей ответственностью заверить, что мои соотечественники, проживающие под властью Вашей Светлости всецело преданы Вам. И если я смогу найти пару добрых слов о евреях Вильно и Ковно, многие из которых являются патриотами Княжества Литовского, в котором проживают, то относительно моих Брестских соотечественников, я, таки, воздержусь. Кагал Бреста Литовского выражает интересы Польши.
        - Хорошо,  - Герцог ненадолго задумался,  - тогда Брест не будем рассматривать. Вы бы не могли взять на себя дело донести наше предложение о протекторате на территории Герцогства Курляндского до своих единоверцев, проживающих в Вильно и Ковно?
        - Если Ваша Светлость считает это необходимым, то я готов взять на себя вопрос подобных переговоров,  - Авраам поднялся и поклонился герцогу.
        - Я знал, что могу рассчитывать на вас Авраам,  - Кетлер побарабанил пальцами по столу,  - ваше путешествие мы организуем под видом закупок оборудования для расширения вашей мастерской. И учитывая боевые действия на востоке княжества, обеспечим вооруженную охрану. Надеюсь вы понимаете, что наше предложение, это исключительно конфиденциальная информация, и должна быть доведена только до лиц, вызывающих у вас доверие?
        - Я все понимаю, Ваша Светлость. Когда мне собираться в дорогу?
        Герцог снова побарабанил по столу.
        - Мы завтра отправляемся в большую инспекцию по моим предприятиям, практически по всему герцогству. И уйдет у нас на это дело около месяца. А вот по приезду из этой инспекции мы и сможем определиться по вашей поездке.
        - На этом мы, пожалуй, закончим.

* * *
        - Чапай, смотри какой здоровяк,  - сказал Петрович, и взмахнул рукой, призывая Мусаева поставить на землю сундук,  - может, наймем его себе в ординарцы, этот чертов ларчик таскать?
        - Вроде не кисейная барышня, а стонешь,  - ухмыльнулся Перегудов и уставился в сторону разгружаемой барки.
        Большой мужчина, выше двух метров ростом, и не меньше полутора метров в плечах тащил под мышками два бочонка. Сходни при этом прогибались и скрипели. Сзади два мужичка обычного вида, на чем-то вроде носилок, держали подобный бочонок, ожидая пока гигант, спустится на берег.
        - Эдакий экземпляр и самого Чапая вместе с сундуком унесет и не вспотеет,  - заметил Мусаев, также уставившись на это чудо природы.
        Пока товарищи, разинув рты, смотрели на биндюжника, тот, протопав по сходням, направился к трем подводам. Первая уже была загружена подобными бочонками. Подойдя к средней гигант аккуратно положил свою ношу и пошел обратно на корабль.
        Стоявший рядом с телегой мужчина, явно начальственного вида крикнул ему в спину:
        - Давай шевелись Удо, разгрузите до полдня, получишь кружечку пива.
        Человек встал, повернулся, почесал репу и махнул в сторону двух мужичков с бочонком бредущих на полусогнутых к телеге.
        - Эвон их шевели, ежели смогёшь, а я и так неплохо,  - названный Удо развернулся и потопал на барку.
        - Петрович, чего они там наобщались?  - спросил Мусаев, потому что разговор происходил на каком-то непонятном языке.
        - Этот начальничек вроде сказал, что если поторопятся, то на обед здоровяку светит пиво, а что этот «ребенок» сказал я и не понял, хотя вроде немецкий. Наверное, какой-то диалект.
        - Почему ребенок,  - Мусаев пристально посмотрел на стоящего на палубе человека,  - половозрелость явно выражена.
        - А…, «Удо» переводится как «ребенок»,  - Шмидт засмеялся,  - да уж, пока мы были в пути, этот ребенок явно успел подрасти.
        - Слушай Сережа, а расспроси-ка этого босса, что сие за чудо в человеческом обличие, и можно ли его рекрутировать на нужды будущего Навигаторского Училища,  - Перегудов тоже засмеялся,  - сделаем из него сержанта, как в американских фильмах, и будем кадетов пугать: «А вот кто не будет слушать добрых наставников, к тому придёт сержант Бабайка, и колыбельную споет».
        - Нет, я категорически против такого использования данного индивида,  - возразил ухмыляющийся Мусаев,  - потому, что как врач предвижу вспышку хронического энуреза у большинства воспитанников учебного заведения. Ты же не хочешь подмочить репутацию будущих капитанов, так сказать на начальном этапе карьеры?
        - Я не думаю, что современная молодёжь такая хлипкая, но действительно, во избежание конфуза, лучше не проверять. Но, по крайней мере, абордажников этот обломей гонять будет как котят, а это автоматически снимет половину вопросов с дисциплиной. А курсантам мы его издалека показывать будем,  - Чапай дружески подтолкнул Шмидта в сторону человека у телеги,  - давай Петрович, наведи справки.
        - Это Сашкина работа языком чесать, да и эти говорят не пойми на каком наречии,  - Сергей Петрович не поддавался на посылы капитана,  - мое дело механика.
        - А где ты видишь Литвинова?  - Перегудов снова начал направлять старого друга в сторону человека, следящего за разгрузкой,  - пока они с герцогом и прочими сопровождающими лицами сюда заявятся, этот ребенок может утопать играть в какую-нибудь песочницу, с девками и пивом, и ищи его потом. Во, а если тебе нужна механика, то телегу попутно можешь рассмотреть.
        Мусаев и Василий Иванович заржали в голос.
        - Телега тоже механизм,  - буркнул Петрович, направляясь к человеку, стоящему у подвод.
        - Здравствуйте, почтенный, не подскажите где капитан этой барки,  - Шмидт кивнул в сторону судна, по скрипящим сходням с которого снова топал Удо.
        - Вы меня еще адмиралом назовите,  - ухмыльнулся человек,  - капитаны у нас ходят в море, а для этого речного… гм… судна, достаточно меня - шкипера Симониса Далеса. Впрочем, я горжусь своей работой. Река не море - здесь свои сложности и каверзы. И хороший шкипер всегда найдет работу. И мой дед, и отец перевозили товары по Дюне и Ае…И сын у меня подрастает, и я надеюсь он тоже будет шкипером.
        - А вы те пассажиры, что пойдут вниз с Герцогом?  - Далес посмотрел на Мусаева и Перегудова, и проследил за их взглядами.
        - Да, вот принесли свои вещи, будем дожидаться еще одного своего товарища и герцога здесь,  - Сергей Петрович тоже смотрел на подходящего силача.
        Удо положил один бочонок на вторую телегу, а со вторым направился к ним, чтобы положить его на третью.
        - Борги наша достопримечательность - улыбаясь, сказал шкипер,  - и папаша его покойный, и сам Удо всегда притягивали взгляды.
        - Одно плохо,  - нарочито громко заговорил Далес,  - нельзя его палкой отлупить, чтобы быстрей шевелился, сломается палка, то…
        - Я маме обещалси на этой неделе никого не трогать, но для своего шкипера могу сделать исключение,  - улыбаясь, пробасил здоровяк, кладя бочонок на телегу и снова направляясь к реке.
        Видя, что завязался разговор подошли капитан с медиком.
        - Ну что Петрович,  - по-русски спросил Перегудов,  - нанять его можно, сколько хочет?
        - Пойди ваш товарищ спрашивает можно ли нанять Борга на службу?  - ухмыляясь, сказал шкипер.
        - Да, а как вы… Вы знаете русский?  - Шмидт дал знак Чапаю, что пока не до него.
        - Нет, русский я не понимаю, хотя узнаю на слух, ну и знаю 3 -4 простых слова, все проще. Обычно, когда у нас появляется чужой рекрутер, он всегда за Удо ходит, пока тот его не побьет. Свои - то знают, что после гибели отца на войне, малыша в армию не заманишь.
        - Ну, у нас не совсем армия… Герцог решил организовать навигаторское училище, и капитан Перегудов назначен управляющим этого училища. И увидев вашего здоровяка Василий Иванович решил, что это самая подходящая кандидатура на звание сержанта, следящего за дисциплиной у курсантов.
        - Училище, это хорошо,  - шкипер немного задумался,  - но, Удо у нас человек свободный, договаривайтесь с ним сами.
        - Борг, тут господа с тобой поговорить хотят, на счет службы.
        - Симонис, ты же знаешь, что я не пойду в армию,  - парень положил бочонки в телегу и подошел к разговаривающим.
        - Да ты их послушай, воевать не придётся.
        - Петрович, скажи, что будем платить талер в месяц, и еда, и одежда, и жилье предоставляются,  - торопил коней Чапай.
        - Да погоди капитан, мы еще до этого не дошли,  - Шмидт повернулся к Удо и по-немецки начал говорить, то что хотел Чапай, добавив то, что только что объяснял Далесу.
        - А что делать надо будет,  - сказал «малыш», скрестив руки на груди.
        - Вася, он спрашивает, что делать надо будет.
        Мусаев и Далес поворачивали головы в порядке вопросов и их переводов по треугольнику Борг - Шмидт - Перегудов.
        - А скажи, что будет раздавать подзатыльники нерадивым немецким оболтусам,  - ухмыльнулся Чапай.
        - А как я тебе это переведу,  - Петрович привычно почесал затылок, сняв предварительно шляпу,  - ладно…
        - Твоя работа будет в том, чтобы бить по головам глупых и нерасторопных немецких парней, для порядка - произнеся фразу, Петрович опять почесал лысину.
        Удо стоял и молчал. Постепенно его лицо начало краснеть. Когда оно приобрело ярко красный цвет, великан не сдержался, и начал громогласно ржать, вытирая брызнувшие из глаз слезы.
        - И… и…. и за это… Вы будете платить деньги? Ах… ха… ха… Бить немцев по головам… За деньги… Еще и кормить будут. Ах… ха… ха…
        - Это не совсем то, для чего я создаю навигаторское училище,  - все повернулись к незаметно подошедшему Якову Кетлеру,  - но, несомненно, маленький Борг справится с этой задачей отлично.

* * *

        Барка шла по течению Аи. Литвинов старший что-то обсуждал с Герцогом в каюте, находящейся в кормовой надстройке, а остальные друзья расположились на носу.
        - Слушай Петрович, ты у нас за немца, и шастал по этой Латвии, может, объяснишь мне темному, почему уже третья встреченная река называется Аа?  - Перегудов оторвался от процесса полировки недавно перекованной шпаги и посмотрел на Шмидта.
        - Аа - по нижне немецкому - значит река. Поэтому, когда немцы приватизировали данную местность, они особо не заморачивались, и называли - река барона Такого-то. Местные названия рек у новых хозяев видать не везде прижились. Бароны менялись, а безымянное состояние рек осталось - Аа та, Аа эта. Конкретно эта Аа - Курляндская Аа, а в наше время ее зовут Лиелупе. Мне это ребята на рыбалке рассказывали, когда я задал точно такой же вопрос.
        - М-да? Ладно, хрен с ней, с этой Аалупой,  - капитан задумчиво уставился на бочку, стоящую у мачты,  - колокол водолазный мудрить будем, или так попробуем обойтись?
        - Делать, наверное, все же придётся,  - инженер привычно почесал затылок,  - 15 метров донырнуть можно и с маской, но кто его знает, как «Чайка» легла, опять же течение может быть. Надо делать. И потом, сейчас руку набьем, на подъеме с «Чайки», на Карибах будет гораздо легче, когда мы туда доберемся.
        - На Карибах ты мне должен полноценные акваланги предоставить,  - Перегудов недовольно поморщился,  - там все надо будет делать быстро и незаметно, а с колоколом тот еще цирк «Шапито» получится.
        - Нормально все будет. И вообще, сначала надо компрессор поднять и бензин к нему, а потом уже видно будет, брать с собой на юга колокол или нет. В данном случае одно другому не мешает, а помогает и способствует. Потому как к тому моменту неизвестно, сколько аквалангов будут работоспособны, и нормальный колокол значительно ускорит подъем ништяков. Скажем, с аквалангом ищем, а пакуем и поднимаем в масках из колокола. Ну как мне видится. А сам колокол можно сделать разборным, что бы он пол палубы не загромождал. И ближе к месту собрать, прямо на подходе, или пока галеон искать будем собирать… а не найдем, так и из трюма доставать не надо…
        - Ты мне такие разговоры брось - не найдем,  - Чапай в сердцах плюнул за борт,  - Тут такие планы, …. «едрит-мадрит», я уже, понимаешь, «Военно-Морской Устав» дописываю, а ты, … «селедочный остаток», не найдем. И с «Чайки», все до последнего линя обдерем, и «даму испанскую» до последнего реала обчистим. И повторяй как мантру - «Товарищ капитан, задание по подъему материальных ценностей будет выполнено в срок, и в полном соответствии с приказом»!
        - Так точно товарищ кэптан! И в срок, и в соответствии!  - Шмидт положил одну руку на лысину, а второй отдал честь,  - особливо с вашей помощью.
        - Ну, понырять, я думаю, нам всем придётся, мало не покажется,  - Перегудов снова взялся за шпагу,  - по-хорошему бы ее приподнять и к берегу вытащить, а то и вообще на берег. Петрович как кумекаешь - сможем?
        - Тут хоть думай, хоть кумекай,  - рука Шмидта снова потянулась к макушке, но чесать голову не стала,  - сначала нужно достать компрессор и бензин в канистрах и акваланги с баллонами. Потом я буду танцевать с бубном вокруг этих девайсов. И ежели удастся запустить компрессор, то тогда и сообразим, чего и как с подъемом самого судна. А нет так и …
        - … Твою же маму!  - Чапай снова оторвался от медитативного протирания лезвия шпаги,  - … за ногу… в уши… не слышал больше такого! Ты мне … инженер, или хрен в стакане? Или думаешь, тут все как герцог тебе благоволить будут? Шведы припрутся, и как при Петре будут пленных на копье по четыре человека насаживать. Или разбойнички какие подловят и сдохнешь избитый и раздетый на морозе.
        - Капитан, ты что-то совсем разошелся,  - Мусаев протянул ему бутылку, уже с вынутой пробкой,  - с утра же вроде нормально все было?
        - Спасибо Володя,  - Перегудов отпил изрядный глоток, и отдал бутылку обратно,  - вот полирую этот свинорез, и с каждой минутой мне как лосю из анекдота, все фиговее и фиговее… Ну как я с ним буду обращаться, если дело какое случится? Оно с туристом рядом хорошо фотографироваться, а блин горелый, пока я эту шпагу из ножен достану, меня местный греховодник уже пять раз проткнет! А огнестрел тутошний! … Это же … одна сплошная кучерявая песня! Пока его перезарядишь, тебя не то, что пристрелят или заколют, тебя уже оберут и разденут до исподнего. Вот так и понимаешь суровую прозу полководца, что «пуля дура, а штык молодец» … В общем, чего-то мне взгрустнулось. А тут ещё…
        Бухх…  - раздалось с левого берега где-то немного ниже по течению. Все повернулись в ту сторону. Сначала ничего не происходило, затем из леса появился человек и побежал к воде. Заметив барку, он поднял руку и запрыгал на обрывистом берегу, что-то крича.
        Бухх…  - раздалось уже ближе, и из леса, откуда недавно выбежал человек закурился дымок выстрела. Одновременно с этим, подпрыгивающий парень как будто получив волшебного пенделя, пролетел пару метров повернувшись в воздухе и спиной плюхнулся в воду.
        - Ты смотри, что творится,  - Чапай быстро скинул ботинки, расстегнул портупею и нырнул с носа. Из-под воды он появился почти у берега.
        Из каюты вышли Кетлер и Литвинов.
        - Что такое?  - спросил Яков у старшего охранника, стоявшего у каюты.
        - Из леса выбежал парень, по виду из крестьян, по нему два раза стреляли из мушкета. Один из русских прыгнул в воду. Вон он, уже вышел на берег, Ваша Светлость,  - отрапортовал сержант.
        Все снова повернулись и стали смотреть, как Перегудов немного пригибаясь, бежит по песку к тому месту, где в воде виднелось тело человека.
        Герцог повернулся к шкиперу - Симонис, ты у нас здесь вроде всё и всех знаешь, что там за лесочком?
        - Хутор там, Ваша Светлость. Гуго Беспалого. Он козий сыр замечательный делает, этим и живет в основном. Ему еще в начале той войны пальцы на правой руке посекло, вот он сюда и перебрался. Женился на куршке, сын и четыре дочери. Старшая уже на выданье. Вот, похоже, сынка то его и подстрелили, сам бы он так не полетал - грузный стал.
        - Надо разобраться,  - Яков осмотрел подобравшихся бойцов охраны, затем его взгляд окинул гребцов и остановился на сундуке у ног Шмидта.
        - Александр, зарядите пистолеты, останетесь со мной.
        - Ян,  - обратился Кетлер к сержанту своего воинства, сейчас высадитесь на берег, и посмотрите, что там делается. Если окажут сопротивление, убейте всех, к чертовой матери. Да простит меня Господь! Средь белого дня кто-то стреляет в моих крестьян, это непорядок!
        - Далес, правь к берегу, вон туда, где Перегудоф парня вытащил, потом организуй команду в помощь моим ребятам, они идут первыми, твои за ними.
        - Ваша Светлость, я знаю, как к хутору подобраться незаметно, и где в ограде лаз есть,  - сказал подошедший белобрысый парень.
        - Это кто?  - Спросил герцог шкипера, смотря на подошедшего.
        - Наш балабол, по кличке Гусь. Он у нас тот еще ходок. Знает, наверное, все подходы к хуторам, но только к тем, где девки на выданье. Пять или шесть человек уже обещали свернуть ему по этому поводу шею.
        - Ян, вот тебе и проводник,  - сказал Яков, повернувшись к сержанту Брандту, затем снова посмотрел на белобрысого,  - первым делом расспросите этого парня, которого наш славный русский капитан вытащил на берег, вроде он там шевелится. Потом отведёшь солдат к хутору. И будьте внимательны. Хватит мне на сегодня подстреленных парней.
        - Вам ясно? Под пули не лезть, но никого не упустите!  - Герцог посмотрел на свое воинство, приготовившееся к выгрузке.
        - Так точно Ваша Светлость,  - гаркнули бойцы, одновременно с этим барка носом наползла на песок берега, и солдаты начали спрыгивать в воду, не дожидаясь, когда положат сходни. Гусь, первым спрыгнувший с носа, уже бежал к сидящему возле подстреленного Перегудову.
        Матросы сбросили сходни, и тут же по ним сбежал Брандт, а следом нестройная толпа вооруженных веслами и баграми гребцов.
        - Сергей, скажи нашему «Гераклу» чтобы принес сюда пацана, только аккуратненько, а я тут пока место расчищу для осмотра.  - Мусаев задумчиво смотрел на загромождённую различными тюками и бочками палубу.
        Шмидт ткнул в поясницу стоящего рядом Удо, потом показал на лежащего на песке парня и изобразив пантомиму переноски человека на руках сказал - Нежно.
        - Угу,  - буркнул человек-гора и потопал к сходням.
        После того как гигант занес подстреленного на барку, и следом забежал по сходням Чапай, на берегу никого не осталось. Первыми в лесу скрылись Гусь и солдаты во главе со своим сержантом, затем туда же удалилась и «вспомогательная» команда.
        - Блин, Муса, я не знаю, что с ним,  - Чапай подошел к импровизированному госпиталю,  - вроде целый, а кровью кашляет.
        - Посмотрим, пощупаем, в общем, поможем, если сможем,  - Мусаев уже разрезал рубаху,  - вот что народ, вы бы разошлись, что ли, здесь не цирк, и свет загораживаете.
        Шмидт продублировал пожелание на немецком, и народ стал расходиться.
        - Александр, Василии, пройдемте в каюту,  - Герцог повернулся и пошел на корму, за ним пошлепал голыми ногами Чапай, и рядом с ним Литвинов, что-то молча пытающийся показать на пальцах хмурому капитану.
        - Герр Перегудоф, я очень рассержен!  - Кетлер стоял, смотря на поникшего Чапая,  - вы четверо стоите, наверное, половину золота Курляндии, и я не намерен терять из-за глупости одну восьмою моего капитала! Благородные порывы оставьте юношам, ничего не понимающим в жизни. Это не игра, и мы с вами не группа приятелей на охоте,  - Герцог подошел вплотную к Василию и твердым шепотом продолжил,  - вопрос стоит не обо мне, не о вас, не о наших делах и деньгах, вопрос стоит о тысячах жизней, о земле, которую я люблю, и которую я должен процветающей передать своим детям, и детям их детей. И я приказываю вам держать себя в руках, и думать о возможных последствиях ваших поступков.
        - Я постараюсь Ваше…
        - Не надо стараться!  - закричал Яков, отойдя от Перегудова,  - я должен быть уверен в человеке, которому я собираюсь доверить боевой корабль, и будущее своего флота!
        Перегудов покраснел, сжал кулаки, затем подобрался, и встав, по стойке «смирно» четко сказал:
        - Подобное не повторится, Ваша Светлость. Я оправдаю ваше доверие.
        - Замечательно!  - Герцог немного улыбнулся, посмотрев на лужицу, натекшую с одежды Чапая,  - во всем должен быть порядок! Крестьянами должен заниматься гауптман, бандитов должны ловить солдаты, а капитаны и адмиралы должны водить корабли и флоты. А глупые порывы оставим дурачкам, желающим умереть молодыми. Идите и переоденьтесь, Василии Ивановитч, мне нужен здоровый капитан!
        - Ваша Светлость,  - раздался с палубы голос шкипера,  - Гусь бежит.
        Выйдя на палубу, Перегудов пошел на нос, где стояли сундуки с вещами, а Кетлер с Литвиновым подошли к сходням, по которым уже забегал изрядно запыхавшийся ходок по чужим хуторам.
        - Что там,  - все взгляды сосредоточились на парне.
        - Ваш… Ваша Светлость,  - Гусь, наконец, отдышался и встал более-менее ровно,  - пришлые разбойники, двенадцать человек, точнее уже десять. Когда мы подошли двое пытались ускакать на лошадях, но солдаты их застрелили. Остальные закрылись в доме, и говорят, что просто так не сдадутся.
        - А что с хуторянами?  - герцог положил руку на плечо вздрогнувшего и посеревшего парня.
        - Они все за сараем мертвые лежат,  - по щекам Гуся потекли слезы,  - Иоган сказал, что их главарь, какой-то приятель отца, еще с войны, и они на хуторе уже четыре дня пьянствуют. А позавчера этот приятель поссорился с Беспалым и убил его, а Иогана связали и держали в сарае. А девчонок и матушку его… Я на сосну залазил посмотреть, а они там за сараем лежат… и Марта тоже… голая… в крови вся…
        - Держись,  - Герцог встряхнул Гуся за плечо,  - надо снова сбегать на хутор. Передай Брандту, пусть сжигают разбойников в доме. Тех, кто выберется, стрелять. Да простит нас Господь.
        Отпустив парня Яков перекрестился. Гусь, как и все стоящие рядом тоже перекрестился, а затем развернулся и побежал на берег.
        - Война, будь она неладна, плодит всякую мразь,  - Герцог повернулся в сторону, где лежал выживший хуторянин.
        - Что с ним, герр Мусаеф?  - спросил Кетлер медика по-английски.
        - Скорее всего, Ваша Светлость, сломано ребро. Что интересно, кожа даже не пробита, хотя синяк огромный. Сейчас туго перетянем, и если кровь остановится, и ему будет лучше, то так и оставим. А если кровь и дальше будет идти, то значит, ребро глубоко прокололо легкое. Тогда можно будет попробовать разрезать и достать осколки, скрепив ребро, но мне кажется, лучше умереть не мучаясь.
        - Ты жить хочешь,  - спросил Мусаев у парня по латыни.
        - Да,  - ответил тот на немецком.
        - Во! Пациент жить хочет, поэтому предлагаю не мешать ему в этом праведном стремлении,  - Мусаев встал и сказал, смотря на парня,  - все нормально. Поест, успокоится, а ребро потом само срастется. Парень молодой, заживет все как на собаке.
        - Ну и славно,  - Кетлер посмотрел сначала на лежащего, затем на Мусаева, и подойдя к Литвинову тихо сказал,  - знаете, что Александр, а берите его к себе. Похоже, дома у него уже нет. И прочие обстоятельства. Да еще и медик ваш за ним присмотрит.
        - Хорошо, Ваша Светлость.
        Герцог удалился в каюту. Литвинов осмотрел своих друзей и сына, затем посмотрел на Удо и раненного парня и сказал по-русски:
        - Ну вот, нашего полку прибыло, товарищи. Давай Володя, лечи пацана как следует, будет тебе помощник.

* * *
        - Здравствуйте Ваша Светлость - поприветствовал представительный мужчина среднего возраста, возглавляющий группу встречающих.
        - Здравствуй Томсен!  - герцог подошел к кланяющемуся главному мастеру Виндавских верфей,  - вот внеплановый объезд моих предприятий привел меня к тебе.
        - Желаете отдохнуть с дороги? Я распорядился…
        - Мы только два часа как с постоялого двора. Так что отдыхать будем потом. А сейчас посмотрим на верфь. Эти господа со мной - Кетлер показал на собравшихся у него за спиной попаданцев. Все, в том числе и Кирилл были одеты в простую дорожную одежду, принятую в этом веке для людей среднего достатка. Чапай выделялся длинным кожаным чехлом, в котором носят карты или чертежи. Внутри находился тубус с чертежами «Чайки», которые, Василий Иванович категорически отказался выпускать из рук.
        - Томсен, давайте с вами проведем экскурсию для моих друзей,  - герцог показал на попаданцев,  - двое из них, можно сказать, своими руками сделали небольшую яхту, и им интересно будет посмотреть, как тут у нас все устроено. А остальных встречающих, пожалуй, отправьте на рабочие места.
        - Как вам будет угодно, Ваша Светлость,  - Сивертс повернулся к сопровождающей его группе и начал выдавать распоряжения.
        - Пойдемте господа,  - Яков махнул рукой, подождав, когда к ним присоединится Главный мастер,  - сегодня верфь Виндау - моя гордость. Выше по течению Венты, в Голдингене, раньше строили небольшие купеческие суда. Сейчас у нас там тоже вполне солидная верфь, где мы строим торговые суда. В основном флейты.
        - А здесь 16 лет назад вообще ничего не было,  - Кетлер широко махнул рукой,  - место это называлось Патскульской излученой - это рукав реки Камарцэ при ее впадении в Венту. Мы здесь все расчистили, расширили, дно углубили, а берега, как самой излучины, так и Венты до устья укрепили. Потом возвели стапели, эллинги, сухие доки, вон там у нас мастерские, а вон те здания - склады. Ближе к морю расположены бассейны для вымачивания древесины, куда мы подаем морскую воду. А вон там рабочий поселок.
        Вся группа подошла к первому стапелю. Строящееся судно только начинало свой путь обретения формы. За лесами просматривался киль, форштевень, ахтерштевень и несколько шпангоутов. Непосредственно сейчас несколько рабочих блоками устанавливали один из центральных шпангоутов левого борта.
        - Так Томсен, что здесь у нас?  - Герцог показал на стапель,  - давайте расскажите моим спутникам, так сказать, по существу.
        - Это наш самый крупный стапель,  - Сивертс встал боком, чтобы видеть и свиту герцога и показывать на строящийся корабль,  - он освободился в январе, когда мы спустили на воду «Герцогиню Курляндскую». После этого мы провели некоторое расширение стапеля, для постройки несколько большего судна. А в марте заложили киль двухдечного 46 пушечного фрегата. Сейчас, как вы видите, устанавливаются шпангоуты. Спуск на воду - весной 56 года. Пройдемте дальше.
        Следующий стапель был пуст, но несколько человек проводили какие-то ремонтные работы.
        - Месяц назад мы спустили на воду 30 пушечный фрегат, которому Ваша Светлость,  - Главный мастер верфи поклонился Якову Кетлеру,  - дали имя «Умеренность». Сейчас она достраивается на воде, и мы на неё еще посмотрим. Стапель ремонтируется, и в ближайшее время будет заложен киль 40 пушечного двухдечного фрегата.
        Третий стапель занимал уже наполовину построенный корабль. Из голого каркаса «скелета» корабля торчали такие же голые мачты.
        - Этот корабль мы намерены достроить к началу 55 года. Это тоже будет двухдечный фрегат. Материалы поступают вовремя, и количество работников соответствует проводимым операциям. Так что надеюсь, задержки не будет.
        - Я собирался посылать через неделю известие о необходимости подготовки очередной торжественной церемонии,  - Томсен подвел экскурсию к четвертому стапелю, по размеру, примерно на треть меньше предыдущих,  - 24 пушечный корвет практически готов встретиться с водной стихией. Я думаю, среда через неделю будет самый правильный день.
        - Хорошо,  - Яков радостно улыбался,  - я распоряжусь обо всем необходимом.
        - Ну а это наш последний крупный стапель,  - Сивертс махнул рукой дальше на виднеющиеся более мелкие стапеля и эллинг,  - там мы строим галеры и подсобные суда. А это у нас будет галиот. В основном торговые суда у нас выпускает Голденгенская верфь. Но самых крупных грузовозов и промысловиков мы строим на этом стапеле.
        Пройдя дальше по территории, экскурсия подошла к пирсу, ведущему к плавучему эллингу. Опутанный лесами на воде стоял крупный фрегат. Как птицы рассевшиеся на ветках дерева, на его мачтах работали люди.
        - А вот и наша красавица «Умеренность». Работники заканчивают с такелажем. Думаю, через неделю начнем загрузку орудий.
        - А вон там еще дальше, у нас два сухих дока,  - Томсен показал на два каменных сооружения стоящих у воды,  - один сейчас не занят, а во второй мы готовимся принять «Крокодила», пришедшего с Гамбии. Будем чистить ему брюхо, и проводить текущий ремонт.
        - Ну. На этом краткую экскурсию по нашей Главной верфи мы и закончим,  - Герцог показал на небольшое здание невдалеке,  - пройдемте в управление.
        - Знаешь Томсен,  - Яков взял Сивертса под руку и зашагал в сторону указанного ранее здания,  - у меня для тебя удивительный сюрприз!
        - Какой, Ваша Светлость?
        - Доберемся до стола, и ты все увидишь…
        Шмидт, в свою очередь, точно также взял под руку Перегудова.
        - Вася смотри, что я думаю. На первом и третьем стапелях строят типичные фрегаты 17 века, хоть и можно сказать достойные встать в «линию». Которые, однако, с нашим появлением морально устарели. А для дела против шведов нам понадобятся как минимум броненосцы.
        - Думаешь, с учетом увиденного на железодельных… гм… предприятиях Герцога, промышленность потянет прокат броневых листов?  - лицо Чапая выражало скепсис.
        - Нет, до железной брони, да и просто до проката нам еще трудится и трудится. Я имею в виду деревянный «эрзац» броненосец,  - Петрович почесал голову,  - несколько слоев обшивки бортов из дубовых досок, расположенных под разным углом друг к другу. К концу 18 века обшивка бортов достигала 60 и больше сантиметров. Сделаем толстокожий фрегат на полтора века пораньше.
        - Дороже будет, дуб гораздо тверже, и пилить его значительно тяжелее,  - Перегудов задумчиво нахмурился,  - с другой стороны непробиваемый девайс нам пригодится. А если ему в трюма натолкать пустых закупоренных бочек, то мы получим еще и неутопляемый девайс. А применим снаряды с чем-нибудь более серьезным, чем черный порох, то получим вообще вундерваффе. Правда, боюсь, применять сии чудо фрегаты мы сможем не долго. Их или постараются сжечь, или взять на абордаж.
        - А нам много и часто не нужно. Поможем Датчанам утопить пару наиболее крупных кораблей во флоте Шведов в генеральной баталии, а там они и сами справятся. А потом,  - Сергей Петрович обратился к впереди идущему Литвинову,  - Саша притормози. Когда в мире намечается большое морское противостояние, после этой Балтийской войны?
        - Да прямо сейчас идут Война за Крит между турками и Венецией, Голландцы с Португальцами, у Бразилии и в Индийском океане борются. Французы вон с испанцами по мере сил на море друг друга щемят. Только у французов сейчас кораблей с Гулькин нос. Пиратствуют в основном в Карибском море. А действительно крупная война на море, будет только в 1665 году - вторая Англо-голландская. Вот там будет бойня ого-го.
        - Во, вот там мы наши Страх и Ужас и выпустим,  - удовлетворенно кивнул Шмидт,  - если они протянут столько.
        - По-гречески «страх» и «ужас» - «фобос» и «деймос»,  - Литвинов старший заинтересованно смотрел на идущих под руки Чапая и Петровича,  - а кого и чем вы собрались пугать эдакими названиями.
        - Сюрприз будет,  - усмехнулся Василий Иванович,  - после основного доклада.
        Как и предсказывал Герцог, после того как увидел чертежи «Чайки», Томсен Сивертс подпрыгивал возле стола. На самом деле он неосознанно переступал с ноги на ногу, находясь в состоянии сильного волнения. Но со стороны это смотрелось, как будто взрослый дядечка подпрыгивает в восхищении, и вот-вот захлопает в ладоши. Герцог смотрел на это с умилением, а Кирилл, как всегда сидящий в стороне на стуле тихонько хихикал, отвернувшись в сторону. Взрослые попаданцы старались держать лицо.
        После длительных ответов на многочисленные «что», «как», «почему» и «зачем» и обсуждении общей концепции и преимуществ данного типа корпуса и такелажа представленного в проекте «Чайки», встал вопрос «как быть и что делать». Перегудов перешел к подготовленному докладу «Будущее Курляндского судостроения».
        - Каким должно быть идеальное грузовое судно?  - задал вопрос Чапай, и сам же начал на него отвечать,  - если не брать в расчет возможность войны и пиратского нападения, то это судно должно быть недорогим в изготовлении, надежным при дальних переходах по океану и дешевым при использовании.
        - Как этого добиться? Строить корабли серийно. Это значит они должны быть однотипные, со стандартным строением корпуса, с упрощенным такелажем. С минимумом украшений.
        - Надежность такого судна определяется прочностью корпуса, продуманной системой закрепления груза и уменьшенным количеством различных люков и портов. Возможно даже совсем без пушечных портов. Все равно такие корабли нужно будет водить конвоями.
        - И наконец, чем определяется дешевизна использования или эксплуатации грузового судна? В нашем случае это расходы на оплату матросам и приобретения припасов для команды. Чем меньше команда, тем экономичнее эксплуатация. Наименьшее количество команды для постановки и обслуживания имеет косое парусное вооружение. Кроме того, оно позволяет ходить круто к ветру, что тоже немаловажно для транспортного судна. Но если на судне только косое вооружение оно может рыскать при боковом ветре. Избежать этого позволяет прямое парусное вооружение на фок мачте. Португальская каравелла - пример такого экономичного судна для длительных маршрутов. Другой пример - бригантина. Сравнительно быстроходное и хорошо управляемое судно. Поэтому, одним из идеальных вариантов для трансокеанского грузового судна будет являться «Джекасс» - трехмачтовое судно с косым парусным вооружением и наличием прямых парусов на фок мачте. Или по-другому - трехмачтовая марсельная шхуна.
        - Теперь рассмотрим военное судно. В свете большой колониальной программы нам необходим корабль для океанских походов, способный конвоировать торговые караваны, совершать длительное патрулирование и рейдерские операции. Он должен быть хорошо вооружен, что подразумевает большое количество пушек и канониров, иметь хорошую скорость, чтобы догнать или в крайнем случае убежать от противника. Значит он должен нести развитое парусное вооружение. Самые быстроходные суда - корабли с полным прямым парусным вооружением. Несущее три или четыре яруса парусов. Но военное судно должно быть еще и маневренным. Это подразумевает наличие косых парусов. Кливера на бушприте, триселя на трисель мачтах и стаксели бегущего такелажа между мачтами.
        - Вот, я тут изобразил,  - Василий Иванович достал из тубуса карту и перевернул ее вниз изображением. На обратной стороне бумаги было схематично изображено полное парусное вооружение фрегата начала 19 века.
        - Для увеличения площади прямых парусов при попутном ветре также можно использовать лиселя - их ставят по сторонам основных прямых парусов на лисель-спиртах, выдвигаемых с реев.
        - Обслуживание всех этих парусов потребует большой и грамотной команды матросов. Кроме того, такой корабль должен нести противоабордажный отряд, состоящий из опытных стрелков. Чтобы разместить всю артиллерию, команду, припасы воды, еды и боезапас рассчитанный на несколько месяцев, корабль должен иметь соответствующие палубы, трюмы и помещения. Как для этого военного, так и грузовых кораблей я предлагаю использовать однотипный корпус, представленный в проекте нашей «Чайки» и ограничиться размерностями в 1000 тонн водоизмещением,  - Чапай посмотрел на Кетлера, а затем на Литвинова,  - 500 ласт водоизмещения?
        Кетлер в свою очередь посмотрел на Сивертса. Тот кивнул.
        - Мы поняли, Василии Ивановитч.
        - Как я представляю, это соответствует 60 пушечному двухдечному линейному фрегату. При этом считаю необходимым увеличить основной калибр как минимум до 24-фунтов и сократить общее количество орудий.
        - Развитие колониальных программ потребует разработки других специализированных судов - пассажирских и грузовых для перевозки животных.
        - Учитывая необходимость скорейшей доставки как пассажиров, так и скота при длительном маршруте необходимо скоростное судно. Для удешевления разработки и строительства этих кораблей предлагаю использовать проект военного корабля. Для пассажирского варианта - замена орудийных палуб пассажирскими, разбивка этих палуб на каюты, наличие обслуживающего пассажиров персонала.
        - Для скотовоза те же изменения, как и для пассажирского, но с усилением вентиляции, приспособлений для удаления навоза и наличие бортового порта для выгрузки скота своим ходом по трапу.
        - Ну Василий Иванович, я сомневаюсь, что нам придётся сотнями голов перевозить скот через океан,  - улыбнулся Герцог.
        - Если не понадобится нам, то мы сможем предоставлять услуги по перевозке породистого скота в колонии Нового света. Специализированное судно позволит сократить падеж дорогих животных, а значит принесет прибыль как заказчику, так и перевозчику, Ваша Светлость. Учитывая, что Англия, Франция, Голландия, да и другие страны с каждым годом увеличивают свои колониальные приобретения такое судно будет востребовано.
        - К тому же, если перевозку войск можно осуществлять пассажирским вариантом судна, то кавалерийские полки потребуют именно такого скотовоза. Если есть колонии, будет стоять и вопрос их защиты. А кавалерия является и в ближайшем будущем будет оставаться самым оперативным видом войск.
        - Хорошо Василии Ивановитч, мы согласны. Сделаем парочку скотовозов. В крайнем случае будем использовать их как разъездной зверинец - зоопарк,  - Яков улыбнулся,  - каким вы видите линейный корабль.
        - Линейный корабль характеризуется огромным количеством мощной артиллерии и большой командой. Это инструмент военной политики европейских держав и действуют такие корабли в Средиземном, Северном, Балтийском море и прибрежных водах Атлантического океана. Фактически не отходя от мест базирования,  - Чапай задумался,  - это связанно с дороговизной эксплуатации. Кроме того, сами эти суда очень дороги в изготовлении. В виду того, что в ближайшее время появятся снаряды повышенного могущества, и в перспективе движители альтернативные парусу, я не вижу необходимости строить деревянные парусные линейные корабли.
        - О каком это альтернативном парусе движителе он говорит?  - спросил полушепотом Сивертс наклонившись к Кетлеру.
        - Поднимем их яхту, и ты сможешь посмотреть в натуре, что это такое, а если получится все на ней починить, то и опробовать в движении,  - так же ответил Герцог.
        - Гм… Ну хорошо, нам понятна ваша позиция, хотя она и несколько… неожиданная,  - Яков побарабанил пальцами по столу,  - что вы рекомендуете заложить в первую очередь?
        - В первую очередь мы предлагаем изменить проекты двухдечных фрегатов, заложенных на первом и третьем стапелях. Внешне они должны смотреться как обычные корабли такого класса, но мы усилим обшивку бортов в местах наиболее вероятного попадания ядер дубовыми досками до толщины… э… два, два с половиной фута. Уменьшим для облегчения потяжелевших кораблей количество орудий, оставив несколько наиболее крупных. И естественно оставим все противоабордажные орудия. А трюмы заполним пустыми закупоренными бочками для создания положительной плавучести, при неоднократном пробитии борта ниже ватерлинии. К сожалению эти «броненосцы» смогут действовать только недалеко от портов базирования, но в условиях Балтийского моря, или боевых действий в районе северо-запада Европы, или даже Средиземном море, при наличие дружественных портов, это не будет являться непреодолимым препятствием.
        Это предложение вызвало волну вопросов и последующую дискуссию. Итогом прений стало принятие названия будущих «эрзац» броненосцев - «Фобос» и «Деймос».
        - Ну а что вы думаете о закладке новых кораблей,  - напомнил Герцог Яков.
        - В ближайшее время нам понадобятся несколько скоростных и маневренных судов. Поэтому я предлагаю заложить серию из 5 шхун по проекту нашей «Чайки» размерностью в 150 тонн. Если в ходе строительства и последующего использования проявятся какие-то недочеты, то их можно будет устранить при строительстве следующей серии таких же судов, или кораблей размерности 1000 тонн, о которых мы говорили ранее.
        - Вы предлагаете совершенно отказаться от проектов флейта и фрегата?  - недовольно буркнул Сивертс.
        - Коммерческое кораблестроение считаю делом важным. Поэтому строительство для продажи востребованных на европейском рынке типов судов необходимо. Но, по крайней мере в ближайшие 5, а возможно и 10 лет, корабли с новым типом корпуса я предлагаю строить только на нужды Герцогства. А чтобы затруднить копирование этого корпуса, а также для упрощения наших расчетов при подготовке чертежей и собственно строительстве кораблей различных размерностей предлагаю перейти на наши единицы измерения.

* * *

        Июль 1654
        - Придумал! Придумал! Я придумал!!!  - крик Литвинова раздался как выстрел пушки.
        Мерный скрип блоков и прочей оснастки этой странной конструкции, состоящей из двух, до предела нагруженных небольших флейтов, соединенных между собой четырьмя связками длинных бревен, и торчащими между ними мачтами и едва видимой палубой «Чайки», воспринимался как привычный фон. Практически как тишина. И тут такие вопли… Да еще на русском.
        - О, Сашка опять чего-то придумал,  - усмехнулся Чапай, наблюдая как с носа соседнего флейта в сторону кормы быстрым шагом перемещается Литвинов.
        - Да ну его к лешему,  - Шмидт проверил натяжение одного из канатов, на которых висела «Чайка»,  - у меня от его придумок уже вся плешь в кровь расчесана.
        - А ты ее соленой водичкой почаще протирай - быстрее заживет,  - Чапай усмехнулся и неспешно пошел на корму,  - схожу к господам, послушаю, чем осенило нашего Архи… эм… меда.
        - Ага, сходи, но помни, что место юмористической острицы уже занято Сашкой,  - вдогонку крикнул ему Шмидт.
        - Давайте скинем еще ласт балласта,  - сказал он по-немецки стоящему рядом помощнику. И уже громко, на другой флейт:
        - Еще один ласт.
        Чернорабочие, сдернутые с верфей на эту операцию по подъему судна, нехотя встали и потянулись к большому люку в центре палубы, чтобы поднять грузовой стрелой очередной поддон, с мешками, наполненными песком, а затем опорожнить их за борт. Подобное шевеление наблюдалось и на соседнем корабле.
        Чапай тем временем дошел до последней, кормовой перемычки между флейтами.
        «Эдакая фигня»,  - подумал Перегудов, еще раз оценив систему крепления, и сами поперечные балки, роль которых выполняли связанные бревна, по которым, собственно, он и переходил на соседний корабль.
        «Целую неделю ждали погоды, чтобы эти сопли не порвало волнами… Эх грехи наши тяжкие» - с последним мысленным вздохом Василий Иванович спрыгнул на палубу и направился в кормовую надстройку, где находилась каюта Герцога, лично захотевшего принять участие в этой корабле-подъёмной операции.
        Еще не дойдя до каюты, Чапай услышал оживленный, судя по интонациям, разговор Литвинова и Кетлера. К сожалению, понимал он только каждое десятое слово, так как разговор проходил на немецком, и явно не на морскую тему.
        Перегудов постучал и зашел в каюту.
        - Вот стало интересно, чего Александр так громко кричал,  - обратился Василий Иванович к Якову Вильгельмовичу по-английски.
        - Заходите герр Перегудов. Ваш, или лучше сказать наш дорогой друг,  - ответил Кетлер по-английски,  - придумал где взять две тысячи немецких солдат, которые как сиротки прибегут к нам и попросят взять к себе вместе с полковником, и всей полковой амуницией.
        - Да, Александр?  - обратился Яков к краснеющему Сашке.
        - Ваша Светлость, разрешите я объясню ему,  - и, не дожидаясь одобряющего кивка герцога начал пояснять.
        - Понимаешь Вася, в чем дело,  - в запале Литвинов стал размахивать руками.  - Вот прямо сейчас Царь ведет осаду Смоленска. Начал он это мероприятие в июне, а закончит, считай, к 20-м числам сентября. Там было два, или три неудачных штурма. Но за два с половиной месяца осады народ в городе просто взбунтовался и сам открыл ворота. А оборонявшие город войска хоть были потрепанные, но вполне боеспособные. И царь разрешил им с оружием и знаменами покинуть город. Там конечно раненых было много, и численный состав по понятным причинам, не соответствовал изначальному… Но! Самое интересное, что этих ребят, защищавших Смоленск, что поляков, что немецкую пехоту полковника Корфа, не внесли в реестр литовских войск на кампанию 1654 года. Списки, из-за вечного шляхтеческого бардака, утвердили уже после начала осады Смоленска. И этих воинов, по-простому говоря, списали в утиль. На этом можно сыграть и перетащить этот полк на нашу сторону. Ты только прикинь, Вась, почти две тысячи уже обстрелянных бойцов, да еще и с опытным полковником.
        - А Герцог чего?  - спросил Чапай.
        - А … а Их Светлость критикует.  - Литвинов заметно сник.
        - Да, да именно критикует,  - усмехнулся герцог, угадав звучание слова «критикует» произнесенное по-русски - вы расскажите Василию Ивановичу, в чем именно.
        - Понимаешь, Чапай, даже если получится настроить этого полковника и его людей против Радзивила, главнокомандующего литовским войском, что в общем-то нетрудно сделать, просто донеся сведения о прозорливом решении литовского руководства, заживо списавшего народ, да и еще герцог говорит у полковника Корфа родственники в Курляндии…
        - Имение Траккен, Ваша Светлость?
        - Да, Корфы из Траккена,  - подтвердил герцог.
        - Ага, вот, если полковник разобидится и перейдет к герцогу, то на этот год полк мы получим бесплатно. Ну, относительно конечно. Постой, довольствие, пополнение личным составом и обмундированием. А вот на следующий 1655 год, необходимо будет заплатить исходя из расчета четыре талера в месяц на рядового бойца, а на год это считай, будет 96 тысяч. А еще всякие капралы, сержанты, капитаны и сам полковник, а они получают значительно больше рядового. И хоть Яков Вильгельмович сказал, что сумму можно уменьшить вдвое, так как войско как правило нанимают только на 6 весенне-летне-осенних месяцев, все равно сумма выходит больше 60 тысяч талеров. Тогда как, если нанимать полки из подневольных, то можно уложиться в 20 тысяч, с учетом своего, в смысле герцогского, вооружения, обмундирования и оплаты офицеров.
        - Ну качество солдат у смоленских сидельцев будет несравненно выше, чем у вчерашних свинопасов,  - возразил Чапай.
        - Да я, то же самое и сказал герцогу, а он говорит, что такой придумщик и рассказчик как я, за год сообразит, как воодушевить и натренировать крестьян от сохи до состояния непобедимых героев.
        - Я, я, из ит хероез, натюрлих дие хельден,  - засмеялся Кетлер.
        Перегудов искренне поддержал смехом герцога.
        - Панг-хлюп…  - раздалось снаружи.
        - Твою маму, опять канат лопнул,  - Перегудов повернулся и выбежал из каюты.
        - Ваша Светлость,  - Литвинов встал.
        - Как мне видится, еще один порвавшийся канат, не испортит нам всей операции, поэтому я останусь здесь. И хоть воспитание героев дело важное и нужное, но опытные люди нам тоже понадобятся. Я серьезно подумаю над вашим предложением. Идите, Александр.

* * *

        Август 1654
        - Проходите, присаживайтесь, господа,  - герцог поприветствовал Литвинова, Шмидта и Мусаева и махнул рукой на стулья, стоящие справа от его кресла.
        - Наконец то я смог собрать всех вместе. У нас остался неразрешенным вопрос новых металлов, столь необходимых для улучшения нашего производства. Мой штатный рудознатец Конрад Либке прибыл из поездки в Норвегию, где он инспектировал приобретенный мной железный рудник. Как только он приехал в Митаву, я послал за вами. Вчера он отчитался о своей поездке, а сегодня я пригласил его для этой беседы. Либке подойдет примерно через час, и пока его нет, давайте определимся чего и сколько нам надо, так сказать для начала,  - Яков обвел взглядом товарищей.
        - Легирующие добавки нам нужны для быстрорежущей стали, и для часовых пружин. Для стали соответственно нужны в первую очередь вольфрам, хром, ванадий, молибден и кобальт. Для часовых пружин на основе медных сплавов нужен бериллий, никель, марганец и хром,  - Шмидт посмотрел на Мусаева и Литвинова,  - что из этого у нас здесь известно и доступно?
        Литвинов посмотрел на Мусаева.
        - Володя, давай что по истории химии помнишь.
        - Я неорганику только на первом курсе проходил, это кроме того, что в школе мы все изучали. Все что нам нужно, насколько помню, кроме железа и меди еще не определили. Вроде как фосфор из мочи в этом веке получили. А все остальные элементы только в следующем восемнадцатом и позже. Никель у нас вон возле Мурманска есть, говорили о нем, и хром на самом севере Ботнического залива. Недавно вспомнил - город Марганец возле Днепропетровска, тоже не просто так назван. Ну это скорее если связку с Кривым Рогом делать. И еще, про марганец. Когда были на экскурсии на стекольном предприятии Вашей Светлости,  - Володя кивнул герцогу,  - нам показывали компоненты, применяемые для придания стеклу различного цвета. Так вот, для осветления стекла вашими мастерами используется черная магнезия. Я почти уверен, что это оксид марганца. Тот же самый, который в наших батарейках применяется. Что еще по элементам? Про ванадий слышал, что он, как и германий, любит в углях и битумах накапливаться. Но где и в каких, и как его выделять, не представляю. Все же я не геолог. Бериллий вроде связан с изумрудами. Соответственно где
изумруды, там и он. А это Бразилия и Урал. Без конкретного места добычи. Про вольфрам, кобальт и молибден ничего сказать не могу,  - Владимир задумался,  - будут кислоты и минералы, выделить отдельные металлы сможем. Главное точно знать, чего мы выделили. А то никель обзовём кобальтом, а кобальт - молибденом. Вот потеха будет.
        Литвинов старательно переводил затянувшейся монолог Мусаева герцогу.
        - Ага, значит мы знаем еще одно замечательное место с названием металла - Марганец,  - Кетлер улыбнулся,  - какая у нас с вами занимательная география получается. Найди нужное место - найдёшь нужный металл. И новое вещество из мочи, это… как бы сказать… весьма забавно.
        - Если будем двигаться в этом направлении, то может быть, все-таки, и до золота из фекалий дойдем?  - герцог засмеялся.
        - Я объясню ребятам,  - Александр перевел шуточный вопрос герцога.
        - А почему бы и нет,  - усмехаясь ответил Шмидт,  - возле Намибии, это так называемый «Берег скелетов» на юге Африки, есть небольшой островок - Ичабо. Там за сотни лет морские птицы навалили несколько метров этих самых… фекалий. Ну конкретно птичье… оно - «гуано» называется. И когда европейцы в середине 19 века об этом узнали, вывезли с острова больше трехсот тысяч тонн этого самого удобрения,  - Сергей Петрович посмотрел на герцога, почесал затылок и добавил,  - это почти девятнадцать миллионов пудов, Ваша Светлость. Учитывая, что везли в Европу практически через пол света, значит цена у товара была немаленькая. Вполне себе пример получения золота из… этого самого, в общем. Искал как-то по применению птичьего помета как удобрения, для картошки и наткнулся на эдакий прикол.
        - Герр Шмидт, обязательно поделитесь опытом о применении птичьего и прочего… помета с Августом Адлером, попробуем тоже получить золото таким способом,  - смеясь сказал Яков, послушав пояснительный перевод в исполнении Литвинова,  - ну да ладно… Александр, что вы как историк можете сказать по интересующим нас металлам?
        - Рудное дело развито в Германии с незапамятных времен. Сначала кремень добывали, в бронзовом веке начали получать медь. Затем пришла очередь железа. Особенно сильное развитие горное дело получило с обнаружением серебряных руд в 11 веке в горах Гарца, и затем в Рудных горах. Так что специалисты есть, различные руды добываются. Может быть все нужное нам и там найдется. Вопрос как это сюда доставить в необходимом количестве, и как отличить одно от другого.
        Как будто по заказу именно в этот момент раздался стук в дверь, и вошел мажордом.
        - Конрад Либке, Ваша Светлость - Ганс посторонился, пропуская в кабинет сухопарого мужчину среднего роста с начинающими седеть коротко подстриженными на голове волосами.
        - Конрад, садитесь сюда,  - герцог махнул рукой на стул стоящий слева от себя.
        Кетлер подождал, пока пришедший устроиться и продолжил:
        - Давайте, я быстренько представлю вам моих советников, и мы начнем то, для чего все здесь сегодня собрались. Дальний от меня Сергеи Шмидт. Он отвечает за механические приспособления и технологические усовершенствования. Второй Владимир Мусаев. Он советник по медицине. Ну и рядом со мной Александр Литвинов, который занимается политическими вопросами, и выполняет роль переводчика, потому, что они русские. Они служат мне и герцогству, и Мы им всецело доверяем. Так, с этим покончили,  - Яков привычно побарабанил пальцами по столу.
        - Конрад вы довольны своей службой у меня, и своим жалованием?
        - Ваша Светлость,  - Либке встал и смотря в глаза герцога продолжил,  - я безусловно рад что состою на службе у Вашей Светлости, и более чем удовлетворен положенным мне жалованием. Как мне видится я хорошо исполняю свою работу по поискам месторождений болотного железа, или инспекции рудников, как в прошлой поездке в Норвегию. И я некоторым образом не понимаю…
        - Садитесь Конрад, я должен был задать вам этот вопрос,  - герцог снова побарабанил пальцами по столу,  - ни я, не мои советники не обладаем достаточными знаниями в горном деле. И мы призвали вас прояснить некоторые вопросы. Какими бы странными они вам, дорогой Конрад, не казались. Кроме того, я требую, чтобы детали этого разговора оставались в тайне.
        - Гм… Я внимательно слушаю вас, Ваша Светлость, и постараюсь ответить на все вопросы, ну конечно, если я знаю на них ответы. Обещаю хранить этот разговор в тайне.
        - С чего начнем?  - Кетлер посмотрел на русских.
        - Конрад, если вас не затруднит, перечислите все известные металлы,  - сказал Литвинов.
        - Да… Ну что сказать. Золото известно со стародавних времен. Наверное, потому, что оно встречается в самородном виде. И сам по себе металл довольно мягкий и легкий в обработке. Потом, скорее всего, были найдены самородные же медь и серебро. Ну а после, когда люди научились плавить руды они узнали, ртуть, свинец, олово, цинк и железо,  - Либке посмотрел сначала на Литвинова, а затем на герцога, как бы спрашивая «я ответил на ваш странный вопрос?».
        - Слово «Никель» вам знакомо?  - спросил Шмидт.
        - Это злой дух гор. Он часто шутит над горняками, подменяя руды на обманки, из которых невозможно выплавить металл.
        - Я смутно помню, что слышал название минерала с участием слова «никель»,  - Яков с улыбкой смотрел на штатного рудознатца.
        - Ну да, Ваша Светлость, одна из самых распространенных обманок медной руды - купферникель, этот минерал используют стекловары для окраски стекла в зеленый цвет. В Рудных горах, и вообще в Саксонии этот минерал довольно часто встречается.
        - Замечательно,  - лицо герцога просто засияло от радостной улыбки,  - Сергей что у нас дальше по важности?
        - Вольфрам,  - Шмидт тоже улыбался.
        - Это «волчья пена»?  - Либке слегка недоуменно посмотрел на своего работодателя.
        Яков прищурив глаза молча кивнул, не переставая улыбаться.
        - На латыни этот минерал именуется Spuma lupi, что тоже означает «волчья пена». Хотя шведские горняки именуют его tung sten - «тяжелый камень». Встречается вместе с оловянными рудами и может испортить всю плавку, переведя металл в пену шлаков. Тоже довольно часто встречается в оловянных рудниках Саксонии и Швеции.
        - Молибден,  - продолжил опрос Сергей Петрович.
        - Есть такой минерал - молибденит, схожий со свинцовым блеском. Он довольно часто встречается, причем как я знаю различают легкую и тяжелую разновидности.
        - Сергеи, нам какой нужен, легкий или тяжелый?  - спросил герцог у советника по механике.
        - Даже не представляю, Ваша Светлость. Нужно смотреть что там они из себя представляют, хотя, наверное, все же тяжелая разновидность,  - Шмидт почесал фирменным движением затылок.
        - Кобальт.
        - Похоже, Ваша Светлость, ваши советники решили опросить меня по всем сказкам и мифам, бытующим у немецких горняков,  - теперь уже заулыбался Либке,  - этот злой дух не только обманывал горняков, подсовывая им пустые руды, но еще и убивал их при выплавке металла если в плавку попадали эти минералы вместо настоящих серебряных руд. Кобальтовы руды встречаются и в серебряных и в медных месторождениях Рудных гор. Я не возьмусь их различить, но там есть специалисты, которые их знают.
        - Кобальт окрашивает стекло в интенсивный синий цвет,  - добавил Литвинов,  - в Ассирии и Вавилоне находили изделия из такого стекла.
        - К сожалению, я ничего такого не слышал, герр Литвинов,  - задумавшись ответил Конрад.
        - Марганец, черная магнезия,  - продолжил свой опрос Петрович.
        - Манганерц - немагнитный магнитный железняк,  - улыбнулся Конрад,  - стекольщики применяют его для осветления стекла. Кажется, в Рудных горах черная магнезия тоже встречается, но я ей как-то никогда не интересовался. Я больше по железным рудам работаю.
        - Хром.
        - Ничего такого, сразу в голову не приходит,  - Либке задумался,  - «хрома» с греческого значит цветной. Многие минералы, особенно минералы свинцовых руд обладают яркими цветами. Но ничего конкретного, как с никелем или кобальтом, я назвать не могу.
        Возникла пауза.
        - Сергеи, еще что ни будь?  - герцог посмотрел на Шмидта и его товарищей.
        - Скажите, Конрад, а в Империи где-нибудь существуют месторождения изумрудов?
        - Изумруды раньше добывались под Зальцбургом. Но я слышал те копи практически истощились. Сейчас изумруды завозят из Бразилии. Но это лучше у знающего ювелира спросить.
        - Архиепископство Зальцбург, почти на юге Австрии,  - подсказал герцог, смотря на переглядывания русских.
        - В перспективе руда из отвалов изумрудных копей нам пригодится, но пока обойдемся без бериллия. Главные для нас вольфрам и никель. И как я понял все это есть сравнительно рядом - в Рудных горах,  - подумав ответил Шмидт.
        - Значит Саксония. Конрад, как вы думаете, где в Рудных горах мы можем найти опытных рудознатцев по минералам вольфрама и никеля.
        - Столица горного дела Рудных гор - Фрайберг. Там точно знают где живут опытные горняки, знающие все по конкретным рудникам и минералам в этих рудах.
        - Так. С этим определились. Фрайберг,  - герцог задумался, барабаня пальцами по столу,  - для обнаружения месторождений нужных нам минералов в диких местах, нам понадобятся не дряхлые рудознатцы, а молодые и полные сил и знаний люди. На сколько я знаю горных академий или училищ пока нет.
        - Нет, Ваша Светлость. Знания передаются от отца к сыну, или внутри цеха горных мастеров,  - подтвердил Либке.
        - Курфюрст Саксонии сейчас Иоган Георг. И хоть в 30 летней войне Саксония сильно пострадала от воюющих армий, я думаю он будет заинтересован в развитии горного дела, от которого курфюршество получает значительную долю дохода. Основной вопрос, что будет дешевле сделать - отдельную горную академию, в том же Фрайберге, или создать горный факультет в университете Лейпцига. Ну мое дело предложить, и оплатить обучение своих студиозусов, а организационные вопросы пусть решает Иоган Георг. Я напишу ему письмо с развернутыми предложениями по этому поводу. Там же я попрошу у него разрешения для вас, Конрад, посетить месторождения Рудных гор, для поиска минералов или приобретения их для коллекции. Ну а ваша задача будет в том, чтобы найти на местах специалистов способных различить минералы вольфрама, никеля, кобальта, что у нас еще?  - герцог посмотрел на Шмидта.
        - Марганца и молибдена, так понимаю с хромом у нас в Рудных горах не выходит сходу определиться,  - вздохнул Сергей Петрович.
        - Вот, найти знатоков по этим минералам, и договориться о их отдельной добыче. Попутно соберёте образцы этих и прочих интересных минералов для моей будущей коллекции. И присмотрите молодых людей, которые пожелают учиться для нас горному делу. Пожалуй, Конрад я составлю инструкции что и как собирать немного позже. А также определюсь сколько на это выделить денег, и сколько человек охраны вам предоставить в сопровождение.
        - Как-то вот так, получается…Сразу после Норвегии поедите в Саксонию. Вы готовы к новой экспедиции?  - Яков посмотрел на Либке.
        - Я рад служить Вашей Светлости, но мне хотелось бы посмотреть, как обстоят дела на наших болотных рудниках, и побыть с семьей, хотя бы месяц,  - ответил Либке.
        - Я думаю, до морозов вы можете заниматься делами в Курляндии. Но когда наши болота замерзнут, я направлю вас в Рудные горы. Хорошо. Инструкции и письмо к курфюрсту Саксонии я вручу вам перед поездкой,  - Кетлер окинул всех взглядом,  - ну что господа, на этом можно считать наше минераловедческое заседание законченным?
        Все присутствующие встали, и поклонившись герцогу направились на выход из рабочего кабинета.

* * *
        - Здравствуйте Август!  - Шмидт подошел к столу, возле которого стоял, задумавшись, главный садовник герцога. Стол был вынесен из флигеля и на нем располагался какой-то рисунок.
        - Здравствуйте герр Шмидт! Рад вас видеть,  - Адлер отвлекся от созерцания, как уже понял Петрович, плана парковых насаждений,  - пришли посмотреть на ваших питомцев?
        - Да. По делам сейчас практически все время нахожусь или в Балдоне, или в Голдингене, или в Виндау. А сегодня Герцог вызвал на совещание. И вот, как освободился, пришел посмотреть, как у вас идут дела.
        - Пойдёмте, Сергеи. Я нашел для наших растений совершенно замечательное место. Угол между зданием и забором создает затишек от ветра. И Солнце там практически с рассвета и до заката.
        Через десять минут Сергей Петрович наблюдал вполне идиллическую, и радующую его взгляд картину. Целый огород в кадках. Картошка вовсю цвела. Ряд кадок с чесноком бодро зеленел побегами, а две кадки в которых рос лук, сверху украшались шарами соцветий. Единственная кадка с морковью, которая стояла с самого края, очень живописно кудрявилась листьями. Последнюю нотку счастья в эту картину добавляли пчелы, деловито гудевшие между цветами.
        Находясь в полном умилении от созерцаемого, Петрович проследил взглядом за полетом пчелы. Маленькая труженица, взлетев с лукового соцветия, пролетела несколько метров и села на натуральный пень, водруженный на перевернутую старую бочку. Немного посидев, пчела нырнула в небольшую щель.
        - Мёду бы колоду, колоду бы мёду,  - весьма озадаченно, и по-русски пробормотал Шмидт. Его рука автоматически начала чесать лысину.
        - Что вы говорите?  - озабоченно спросил Адлер, видя резкую смену настроения своего «коллеги».
        - А вот этот огрызок дерева и есть «пчелиный дом»?  - палец Петровича был направлен на колоду.
        - Ну да,  - непонимающе ответил Август,  - причем Эверт сказал, что это его самая крепкая пчелиная семья.
        - Ага… Ну что, я могу однозначно сказать, что «улик», это не совсем то же, что вы понимаете под словом «пчелиный дом». Адлер, друг мой, а вы сможете пригласить этого Эверта,  - Шмидт наморщил лоб,  - запамятовал его фамилию…
        - Браун. Эверт Браун, он живет в своей усадьбе в 10 лигах от Митавы.
        - Вот, вы бы не могли, пригласит его завтра с утра к Герцогу?  - Петрович опять почесал затылок,  - сегодня уже поздно, а вот завтра с утра герцог Яков однозначно выделит время для нашего «пчелиного» совещания.

* * *

        Утром в кабинете герцога собралось внеплановое заседание, которому ухмыляющийся Петрович в мыслях дал кодовое название «Вжу, вжу, вжу или деньги не пахнут». Присутствовали: Герцог, Литвинов, как незаменимый советник и переводчик с его, Шмидта немецкого, на общепонятный немецкий, а также приглашенные специалисты Эверт Браун и Август Адлер.
        - Господа, вчера ко мне подошел герр Шмидт, и настоятельно рекомендовал собрать утром совещание именно в таком составе. Его фраза о том, что он поможет сделать нашу жизнь слаще и богаче меня заинтриговала,  - Яков сел в свое кресло,  - прошу Сергей Петрович.
        - Вот,  - Главный механик герцогства Курляндского подал Якову Кетлеру три листка с рисунками и чертежами.
        - Сам я пчеловодством не занимался, но еще когда был мальчиком, мой дедушка водил меня на экскурсию к своему другу на…  - Шмидт почесал затылок и спросил по-русски,  - Саша как «пасека»?
        - А…  - Литвинов задумался,  - точно не помню, вроде «пчелиный городок» - «Bienenstand».
        - А «пасека»,  - пчелиный городок был большой, около сотни «ульев» - пчелиных домов, соответственно.
        Герцог тем временем рассмотрел рисунки и чертежи и передал их заинтересованным Брауну и Адлеру.
        - Все ульи там были из досок, как я нарисовал на рисунке, и показал на схематическом чертеже…
        - Примерном чертеже,  - привычно до перевёл Литвинов.
        - Кроме того я помню, что там был еще «дымарь», работавший на кизяках…
        - «Курительная машина», работающая на коровьих лепешках,  - пояснял Литвинов, сходу сочиняя названия.
        - Которым пчеловод отпугивал пчел, по потребности, медогонка…  - Петрович опять вопросительно посмотрел на Александра.
        - «Медовая машина», которой из сот…эм… «медовых ячеек» можно быстро получить мед, кажется за счет вращения…
        - Все верно. А еще там был «омшанник» - большая землянка для зимнего хранения пчелиных домов,  - уже сам пояснил Шмидт.
        - Наладив выпуск ульев в комплекте, а также сопутствующего, в общем, то не сложного, но все же технологичного инвентаря мы можем вполне серьезно заработать. Как на продаже самих ульев и пчеловодческого инвентаря, так и на продаже пчелосемей в ульях и собственно на продуктах пчеловодства - меде и воске. Причем, получаемых не допотопным методом в одноразовых колодах, а практически промышленным, или мануфактурным способом. Ведь разведение пчел в «ульях» позволяет контролировать процесс роения и состав пчелосемей, вывозить ульи в места максимального цветения растений. Например, весной к липовым аллеям, а летом к гречишным полям или на цветущие луга. Что позволяет получать гораздо больше меда.
        - Ну и так как идея, не совсем моя, но в Курляндии совершенно не реализованная, предлагаю «Патент на изобретение» «улья разборного с рамками», «дымаря» и «медогонки», зарегистрировать на меня, и господ Брауна и Адлера,  - закончив речь Шмид сел на стул.
        - А Якова Кетлера вы не желаете включить в эти патенты?  - спросил Герцог.
        - Ваша Светлость…  - Шмидт начал вставать.
        - Я пошутил, Сергей Петрович,  - герцог искренне засмеялся,  - ну что господа как вам видятся перспективы, озвученные герром Шмидтом, они воплотимы в жизнь в наших условиях?
        Адлер посмотрел на Брауна и кивнул ему.
        - Для зимнего хранения я переношу пчелиные дома в подвал своего поместья. В этом плане, ничего нового я не узнал. И у меня возникают сомнения, что пчелиный рой сам будет селиться в этот… «улей». Хотя если герр Шмидт говорит, что он видел около сотни таких пчелиных домов, то значит, этот вопрос как-то решен. В таком случае разборный пчелиный дом мне представляется весьма перспективным делом. Изымать медовые ячейки не разбивая колоду, и не нарушая жизнь пчелиной семьи - это просто замечательное… изобретение. На этом фоне механизация извлечения меда - полезное, но совершенно небольшое усовершенствование,  - Эверт немного подумал,  - в общем, нужно попробовать.
        - Эверт, вы сможете по представленным чертежам сами сделать этот «улик», или нам привлечь столяров с верфи?  - Яков Кетлер смотрел на пчеловода- любителя.
        - Если вы позволите, Ваша Светлость, я попытаюсь сделать первый в нашем герцогстве «улик» сам. Я еще все хорошо рассмотрю, но у меня уже возник вопрос к герру Шмидту,  - Браун поднял один из листочков,  - что это за продольные линии на рисунке рамки.
        - Это стяжки из проволоки. Они служат для придания прочности рамки и для наращивания на них вощи… ны,  - Петрович замер с открытым ртом.
        - Господи, я совершенно забыл про вощину. Хотя сейчас отчетливо вспоминаю, как дядька ее наващивал на пустую рамку… Вощина - это восковый лист с пропечатанным на него рисунком сот. Герр Браун, мы, наверное, сможем обсудить тонкости этого дела в отдельной беседе. Может быть я еще что-то вспомню.
        - Хорошо, герр Шмидт. Надо нам с вами встретиться и все обсудить. Ну и если получится переселить из колоды пчелиную семью, и она приживется до холодов в этом разборном пчелином доме, то и я и мы все, таким образом, утвердимся в жизнеспособности этой идеи. Тогда, наверное, можно будет подумать о создании настоящей мануфактуры, для массового производства «ульев». Для начала для переселения моих семей, а затем уже и для продажи всем заинтересованным людям. Как мне кажется в случае удачной проверки, спрос на ульи будет значительным.
        - Вот и замечательно, господа,  - Герцог встал, и за ним поднялись все участники совещания,  - ждем результатов проверки этой идеи от Эверта Брауна. До свиданья.
        - До свиданья Ваша Светлость.

* * *

        10 августа 1654 года два всадника остановились возле ратуши города Китциген, и один из них, соскочив с лошади, зашел внутрь. Через полчаса он появился радостно улыбаясь.
        - Вроде добрались, только как-то бургомистр скривился при его имени,  - человек махнул рукой на север,  - на окраине, большой дом с пристройкой.
        Еще через 20 минут они подъехали к дому, описанному помощником бургомистра.
        После настойчивых ударов в створку ворот, они приоткрылись, и появился человек, с раздражением смотрящий на нарушителей спокойствия.
        - Глаубер Иоган Рудольф здесь проживает?
        Видя явно не тех, кто мог бы находиться за воротами, что отразилось сменой нескольких выражений на лице слуги открывшем ворота, он произнес:
        - Кто спрашивает, и зачем?
        - Особый посланник Его Светлости Герцога Курляндского Якова Кетлера сержант Ян Брандт с товарищем Куртом Хартманом, с поручением от Герцога Курляндии Якова Кетлера лично к Иогану Рудольфу Глауберу.
        На лице «привратника» снова сменилось несколько выражений, последним застыла робкая улыбка, полная надежды, и слуга начал открывать ворота.
        - Проезжайте во двор, господа, хозяин сейчас в мастерской, но я его немедленно позову.
        Привязав лошадей к коновязи, установленной во дворе, посланники приступили к выбиванию пыли из одежды, дабы предстать перед получателем послания герцога, в более или менее благообразном, с учетом проделанной дороги, виде.
        Из дверей дома появился мужчина, на ходу снимающий кожаный фартук.
        - Господа, я Иоган Глаубер,  - мужчина передал фартук идущему за ним слуге,  - у вас дело ко мне?
        - У нас послание от Герцога Курляндии Якова Кетлера,  - Брандт открыл кожаный футляр и извлек свиток, скрепленный сургучной печатью,  - вот оно.
        - Нам необходимо получить ответ,  - Ян немного задумался,  - чтобы доставить это послание мы преодолели более тысячи четырехсот верст. Вы не подскажете постоялый двор, где бы мы могли привести себя в порядок, ожидая ответ?
        - У меня большой дом, и найдется комната на пару дней, Дитрих вас проводит и обеспечит всем необходимым. И позаботится о лошадях.
        Придя в свой кабинет Глаубер сел в кресло и срезал печать.
        «Приветствия!
        Милостивый господин Иоган Рудольф Глаубер. Вы посвятили свою жизнь познанию окружающего мира и раскрытию его тайн для получения лекарственных веществ. Открытие мирабилита - это выдающееся достижение! И хоть, как мой советник по науке говорит, получение универсального «эликсира жизни» невозможно, имеются методы получения лекарств, способных бороться практически со всеми известными заразными заболеваниями и веществ, способных продлевать жизнь в значительных пределах и бороться со старческими болезнями. Нам видится это гораздо более важным делом, нежели поиски пресловутого способа получения золота путем трансмутации или прочие фантастические способы разбогатеть.
        Иоган Глаубер!
        Вы, ваш опыт, ваша лаборатория и ученики нужны Мне и моему Герцогству. Для работы вам будет предоставлено большое, или несколько больших помещений под лаборатории, вам будет выделен дом для проживания и наделы земли для проведения опытов с удобрениями, в ваше распоряжение будут представлены стеклодувные мастерские и мастера для получения специальной посуды и экспериментов со стеклом. По возможности все необходимые для работы вещества будут добыты на территории Герцогства или закуплены в местах, где их можно получить или купить. Кроме того, в Моем Герцогстве введено правило оплаты за изобретение - «Авторское право». Вы будете получать процент от продаж, со всех препаратов, изготовленных по рецепту, зарегистрированному на ваше имя.
        Гарантирую оплату вам и вашим ученикам согласно положению придворного врача и его учеников соответственно.
        К данному письму приложены проездные документы на Ваше имя, и незакрытые документы для десяти учеников.
        Сержант Ян Брандт имеет необходимые инструкции и средства для осуществления вашего переезда в Герцогство Курляндское.
        Имперский Князь Яков Кетлер, герцог Курляндии.
        PS. Мне настоятельно рекомендуют передать вам, что пары ртути, сурьмы и мышьяка, а также их соли ядовиты и способны накапливаться внутри тела, вызывая неизлечимые болезни. В ближайшее время воздержитесь от работы с этими веществами.
        PS. PS. Ян Брандт имеет инструкцию сжечь это послание после его прочтения Вами. Прошу не препятствовать ему в этом».
        «Почему этот Кетлер не прислал свое письмо двадцать лет назад… Хотя и сейчас оно весьма кстати… Как будто он знал про травлю устроенную этими идиотами. А, впрочем, это всего лишь природа людская. Зависть зачастую вызывает самые низкие поступки».
        Перечитав письмо пять раз, Иоган вызвал Дитриха.
        - Позови Брандта.
        - Герр Глаубер,  - Брандт смотрел на химика, как человек верящий в Судьбу, и всеобщую предрасположенность… Ну и еще как чертовски уставший человек.
        - Сержант, вы знаете, что в этом письме?
        - Нет. Но исходя из полученных мной инструкций, предложение найма на службу к Герцогу Курляндскому.
        - А если я откажусь?
        - Во время передачи мне инструкций герцог задал этот вопрос советнику Александру Литвинову. Александр сказал, что существуют предложения, от которых невозможно отказаться. А потом он добавил фразу, из-за которой герцог засмеялся, а я думал всю дорогу - «у каждого осла есть своя морковка, у Вас, Ваша Светлость, одна, у Глаубера другая».
        - А какая морковка у вас, Брандт?  - спросил Глаубер, протягивая письмо сержанту, и показывая на горящую свечу и пустой камин.
        Ян взял письмо, поджог его и, подойдя к камину, держал на весу, пока оно почти полностью не сгорело. Пепел положил в камин и растолок кочергой стоявшей рядом.
        - Моя дорога еще не окончена, герр Глаубер. Я все еще думаю над этим вопросом. Сколько времени вам понадобится на сборы?
        - За неделю, надеюсь, мы соберемся.

* * *
        - Здравствуйте Ваша Светлость,  - Отец и сын Фелькерзам, чинно поклонились Якову Кетлеру встречающему гостей в холе.
        - Здравствуйте Мильхеор и Иоганн Вальтер, я пригласил вас для важного разговора,  - герцог указал рукой в сторону большой обеденной залы,  - но пока предлагаю отобедать, по тому, что обсуждения могут и затянуться.
        Обед прошел в теплой и дружественной обстановке. Между делом старшим поколением были обсуждены здоровье супруг и детей, текущие дела в спорах и недоразумениях между рыцарскими фамилиями, актуальная политическая обстановка. Заметив, как Иоганн Вальтер провожает взглядом симпатичную служанку, отцы обсудили и возможные для него партии, вогнав молодого человека в краску. Изрядно повеселив этим матримониальных планировщиков. После обеда хозяин и гости проследовали в рабочий кабинет герцога.
        - Видели те барон, сегодня я пригласил вас не как канцлера и мое доверенное лицо, сегодня мне нужен совет друга. А ваш сын достиг того возраста, и состояния ума, когда наступает время не только смотреть на юбки,  - фраза вызвала улыбки отцов и очередное смущение сына,  - но и учиться применять понятие «Большая Политика» не как описание существования далеких государств, но и по отношению к окружающему тебя миру.
        - Возможно, этот наш разговор сильно изменит наши жизни, и жизни всех жителей Курляндии, и старой Ливонии, повлияет на ситуацию в балтийском регионе, и даже скажется на всем мире… Поэтому я хочу, чтобы вы оба отнеслись к этому разговору с предельным вниманием и серьезностью,  - Яков посмотрел на обоих Фелькерзамов и дождался от них согласного кивка.
        - Давайте рассмотрим положение Курляндии в мире и отношения к ней соседних стран. В свете действующих и возможных политических, экономических и военных воздействий этих стран с нами. Назовем это военно-политической экономикой.
        - С какой страны начнем, Иоганн Вальтер?  - спросил Кетлер.
        - Давайте начнем с Речи Посполитой, Ваша Светлость,  - сказал младший Фелькерзам, посмотрев на отца.
        - Польша, наш Сюзерен. Богатая страна. Благодаря торговли зерном многие магнаты богаче половины единоличных правителей в европейских странах. По этому, способна вооружить и содержать значительные армии. Наш вассалитет Речи Посполитой необременителен, и польский круль не диктует нам свою волю. Это положительные качества.
        А теперь рассмотрим отрицательные. Папские клирики постоянно пытаются насаждать католицизм. Это вызывает возмущение, как у нас - немцев - протестантов, так и в княжестве Литовском и на восточных окраинах, где исповедуют православие. Подобное возмущение, как одна из составляющих, приводит к возникновению бунтов, и даже переросло в открытую войну между коронными войсками и восставшими казаками под предводительством пана Хмельницкого.
        Следующая проблема Польши - это Шляхта. При смене династий польские дворяне истово желают Короля, а когда они находят себе достойного правителя, все время правления ущемляют его в правах, доказывая свою независимость и значимость.
        А право Libertum Veto, дающее возможность распускать парламент при наличие несогласных, делает работу сейма практически невозможной по каким-либо значимым вопросам. Что приводит к незначительной продуктивности центральной власти для жизни страны, причем, как парламентской, так и королевской.
        И наконец, сам польский круль Ян Казимир Ваза. За время правления он не смог подчинить себе сейм и ввести более строгие законы в отношении вольностей дворянства. Для нас это может быть и хорошо, но для страны это очень плохо. Кроме того, неопределенность с престолонаследием, из-за отсутствия у короля детей, порождает раздел своевольной шляхты на политические партии, видящие своё будущее с различными монархами, и даже странами - это и царь Московский и король Шведский и даже наш дорогой курфюрст Бранденбургский. А если будет выбран один из этих вариантов, то проигравшая партия будет саботировать решения Сейма, и все вернется на тот же путь, по которому Речь Посполита идет сейчас. И этот путь - раздел страны, скорее всего на части по религиозному признаку. Католическая часть отойдет Австрийским Габсбургам, православная - Московским царям, а протестантская Бранденбургу, или вероятнее всего Швеции.
        - Теперь давайте рассмотрим Швецию. Блистательное и щедрое правление королевы Кристины привело к полному опустошению казны. Дочь с размахом и шиком профукала все, что ее отец награбил в результате русской и польской компаний и в ходе 30-летней войны в немецких землях. А также раздала в виде привилегий или просто распродала шведским дворянским семьям практически все коронные земли вместе с крестьянами. Помещики вводят необоснованные налоги и поборы, ущемляют права крестьян, имеющих в Швеции значительные свободы. Что приводит к возмущению и бунтам. Последние в Смоланде и Нерке были жестоко подавлены не далее, как год назад. Что тоже сильно сказалось на наполнении казны государства, причем в отрицательную сторону.
        Закрепощение крестьян привело к недостатку работников на государственных шахтах и мануфактурах. И шведский Риксдаг уже четыре года пытается ввести Редукцию - обратное возвращение крестьян и земель в ведение короны из частных рук. Что в свою очередь вызывает активное противодействие этому решению среди дворян.
        - Что еще имеет Швеция кроме пустой казны? Армию. Самая боеспособная армия нашего региона, а возможно и всей Европы нашего времени, простаивает уже 6 лет. Лучший военный флот Балтики, около 40 кораблей и около 30 галер также простаивают.
        - 39 кораблей ваша светлость,  - Фелькерзам старший задумчиво уточнил,  - три сквада по 13 кораблей. Из них 9 больше 44 пушек. Всего около 1400 орудий разного калибра, 3800 матросов и 1600 морских пехотинцев. Это по флоту Большого моря. Островной или архипелажный, как они его называют флот представлен галерами, оставшимися от флота Густова-Адольфа, и используется в основном для плавания вдоль финского побережья и охраны портов.
        - Спасибо, Мельхиор. И во главе этой мощи в этом году в результате отречения от престола королевы Кристины встал пфальцграф Пфальц-Клебургский, принявший имя Карла Х Густава. Один из лучших полководцев 30-летней войны.
        - Иоганн Вальтер, что бы Вы сделали на месте шведского короля, если бы у Вас была опытная армия, мощный флот, отличный полководец и совершенно пустая казна, а рядом находилась богатая страна, раздираемая длительной, но не всеобъемлющей гражданской войной и столкновениями с другой сильной страной на тех же дальних окраинах? Да в придачу, возглавляемой королем, слабо контролирующим ситуацию, из-за постоянного противодействия парламента. Да еще и регулярно предлагающего отдать ему контрибуцию, из-за каких-то практически мифических претензий на шведский престол?
        - Ну, если бы я был на месте шведского короля, и в этих условиях, я бы напал на Польшу, тем более что в результате прошлых кампаний были приобретены удобные плацдармы, для дальнейшего захвата польских земель.
        - Совершенно верно, молодой человек. Кроме того, Карл Х осуществит вторжение, чтобы завершить воплощение давней шведской мечты о «Внутреннем озере Балтика».
        По результатам Столбовского мира Швеция приобрела часть Карелии и Ингерманландию с рекой Невой.
        По результатам Штурмсдорского мира приобретены Лифляндия с Ригой, на устье Дюны.
        По результатам Вестфальского мира шведы приобрели в Германии обширные территории - западную часть герцогства Померанского с островом Рюген, а также земли бывших епископств Бремен и Верден и установили, таким образом, свой контроль над устьями и таможенными пунктами крупнейших после Рейна немецких рек - Одера, Эльбы и Везера.
        Неохваченной теплой заботой шведских мытарей осталось только устье Вислы и порт Данциг, который поляки именуют Гданьском - ворота главного хлебного пути Европы.
        И мне кажется, что племянник не упустит возможность закончить дело, начатое своим дядей - Густавом Адольфом, попутно пополнив казну трофейными деньгами, и расширив территорию страны.
        Кроме того, русские активно взялись за вопрос возврата потерянного в период междуцарствия, как они его называют «Смутного времени». И привели довольно современную армию, вооруженную голландским оружием и возглавляемую опытными иностранными командирами. А наш сюзерен Ян Казимир в результате извечного шляхтеческого самодурства два месяца не может собрать Посполитное Рушение и отряды магнатерии.
        - Мельхиор, давайте предположим, когда Карл Х начнет свою игру на Польских просторах?
        - В этом году пока никаких заметных действий в этом направлении не наблюдается. Да и Риксрод пока не выносил решения о проведении военного вторжения,  - Фелькерзам старший задумался,  - Значит не ранее следующего июня. Пока корабли после зимовки приведут в порядок, загрузят припасами, ну и собственно перебросят армию из Швеции в Померанию, или Ригу, смотря, откуда будет наноситься удар. Хотя если подумать, то удар нанесут с двух сторон одновременно. Со стороны Померании на Коренную Польшу и для захвата Данцига и из Риги на нас, Жемайтию и Пруссию. Таким образом, они оккупируют все побережье с устьями Вислы, Венты и Немана. Хотя может быть, перенесут всю операцию на 1656 год. Смотря, как успешно будет развиваться наступление Московитов.
        Кетлер кивал головой на каждое предложение, озвученное Мельхиором.
        - Еще год они ждать не будут. Карл Густов продемонстрировал свою решительность и военные таланты в 30-летней войне. И терпеть целый год пустую казну, имея возможность ее пополнить, это со всех точек зрения - неправильно. И опять же, если русские проявят настойчивость, то к Варшаве можно и не успеть…  - Яков усмехнулся,  - Тогда воевать придётся сразу с русскими, да еще и на опустошённой территории. Никакого удовольствия в виде грабежей и легкой прогулки по беззащитным городам и поветам.
        Относительно Венты и Немана Вы тоже правы. Вента как торговый маршрут важна несравненно меньше, нежели Дюна, но вот Курляндия, для которой Вента главная водная дорога, с точки зрения присвоения, или просто разорения представляет для Швеции весьма лакомый кусочек. Но о нашей стране мы поговорим позже.
        - Дания. 50 лет назад Дания была тем, чем сейчас стала Швеция. Взимание Зундской пошлины и захватническая политика вызвали всеобщую нелюбовь не только торгового сообщества балтийского региона. Как закономерность - череда войн, которые и привели Данию к современному состоянию. Мощные крепости, относительно сильный флот, и полное отсутствие казны поддерживать этот флот и содержать значительную армию. Датчане до сих пор не восстановились после тридцатилетней войны и последовавшей практически сразу после этого войны со Швецией. С военной точки зрения для нас они не представляют угрозы, но могут рассматриваться как значительный союзник против Швеции.
        - Немецкие княжества. Наши родичи, что протестанты, что католики после 30-летней войны и недальновидной политики удельных князей превратили Священную Римскую Империю Германской Нации в огромное лоскутное одеяло. Где каждое княжество отгорожено от соседних таможенными постами, торговыми запретами, оригинальными налогами и прочей ерундой.
        Сила каждого княжества заключается в представительстве в Рейхстаге империи, и на этом и заканчивается.
        Из немецких княжеств на балтийскую политику сколько-нибудь значительное влияние оказывают только Бранденбург, мы - Курляндия и собственно Император, опирающийся на Австрию, и имеющий поддержку Ватикана и Испании.
        У нас имеется сильный флот, третий по численности в Балтийском море, но совершенно нет армии для самостоятельной политики. А у Бранденбурга хоть и есть армия, около 10 тысяч, но нет флота. Что делает его уязвимым в вопросе защиты портов.
        Кроме того, и мы и Бранденбург с Пруссией являемся вассалами Речи Посполитой, и это вынуждает нас всех вместе и каждого по отдельности реагировать на сложившуюся политическую ситуацию.
        Что касается Императора, то мне кажется, пока ситуация не станет критической, и силы противников Польши не истощатся, Австрия не будет вступать в войну. По той же причине что и прочие княжества - незначительные резервы казны для продолжительных военных действий.
        Испания, Англия и Франция непосредственного влияния на нашу ситуацию оказать не могут. Голландия, возможно, будет поддерживать свою торговлю, например, послав конвойную эскадру в Данциг, но в прямое столкновение со Швецией вступать не будет, из-за нежелания возобновить только что закончившуюся войну с Англией, открыто симпатизирующей Швеции.
        - Вы так говорите, как будто вступление шведов эту войну уже решено,  - сказал Фелькерзам младший, которого этот вопрос, похоже, уже давно распирал изнутри.
        - Я более чем уверен,  - Кетлер грустно ухмыльнулся,  - что в голове Карла Густова все уже решено. Слава и методы действия дяди Густова Адольфа и пустая казна, не дают ему другого пути.
        - Давайте рассмотрим еще Ганзейский союз. Когда-то могущественная торговая империя, диктовавшая свои правила на балтийских просторах, в результате столетнего противодействия со стороны Дании, а затем и Швеции потеряла свое значение. Из всех городов Ганзы вольным сегодня является только Любек. Остальные попали в зависимость от удельных князей, или Шведского королевства. Я думаю Ганзу можно учитывать в торговых операциях внутри балтийского региона, но как политическая сила этот торговый союз перестал существовать.
        - Обратим свои взгляды на юго-восток. Османская империя и ее вассал Крымское ханство. Уже практически сто лет власть в Порте принадлежит султаншам. Даже нынешний султан Мехмет 4 предпочитает проводить время на охоте, а не заниматься государственными делами. Да и походы собственно турецких войск на север никогда не были успешными. Кроме того, сейчас Османы ведут войну с Венецией, для которой мы весьма прибыльно строим галеры. Поэтому, непосредственно от Османской империи для нас угроз не наблюдается.
        - Совершенно другое дело Крымское ханство. Война и взятие рабов для дальнейшей продажи в империю - основной способ заработка татар. С июня этого года в Бахчисарае новый старый хан - Мехмет 4 Герай. Армия татар представлена в основном легкой кавалерией, но собрав отряды подвластных народов, может выставить до 80 000 воинов. И хоть Москва выработала некоторые приемы борьбы с татарами, крымские орды являются грозной силой, и способны в короткие сроки разорить значительные территории. Предыдущий хан участвовал на стороне бунтовщиков Хмельницкого против Речи Посполитой. Как поведет себя Мехмед 4, в условиях наступления Московитов мы увидим в ближайшее время.
        - Ну и последняя крупная фигура на нашей шахматной доске. Российское царство или Московия. По площади сегодня уступает только Османской империи. Но в результате неудачной для Москвы Ливонской войны, а также последующего периода междуцарствия, потеряла Смоленское и Киевское княжества. Все это привело к потери торговых путей по Днепру и Дюне. Еще одна неудачная смоленская кампания, спровоцировала нападение шведов и привела к потере Ингрии и Карелы. Таким образом, Москва потеряла выход к Балтийскому морю. Второй выход к Черному морю, через реку Дон и Азовское море закрыт турецкой крепостью Азов. В распоряжении Москвы остались только Волжский путь в Персию, и торговый порт Архангельск на Северной Двине.
        В результате прекращения самостоятельной торговли с европейскими купцами прибыльность и объёмы торговых операций русских купцов значительно снизились. Само государство недополучает таможенные сборы и пошлины и налоги с купцов. Все это привело к дороговизне монетного серебра и дешевизне различных товаров на внутреннем рынке, по сравнению с нашими ценами, не говоря уже о ценах на те же товары в центральных странах Европы.
        Несмотря на эти трудности, Царь собрал армию, ввел полки нового строя, по примеру голландских пехотных и рейтарских полков. Закупил вооружение в Голландии и Швеции. И начал эту войну с Речью Посполитой.
        Причем основной удар нанесли не в районе Киева, где происходят главные события восстания пана Хмельницкого, а именно здесь в великом Княжестве Литовском, на Смоленско-Витебском направлении. Царь и его бояре мечтают разблокировать торговый путь Днепр-Дюна. А в будущем, возможно, полностью восстановить древний путь из Варяг в Греки, и соединить его с Волжским торговым путем.
        И мне кажется, что русские цари с завидным упорством, будут пробивать себе торговую дорогу к Балтийскому и Чёрному морям, потому, что это жизненно необходимо для такого огромного государства.
        - Письмо, пришедшее от Московского царя Алексея Михайловича этой весной, я давал вам его читать Мельхиор,  - Яков посмотрел на старшего из Фелькерзамов.
        Мельхиор кивну.
        - Внушает нам некоторую надежду на сохранение нашего Фатерлянда от разорения московскими войсками. Но, исходя из истинной цели со стороны царя в этой войне - возврат торговых путей на Балтику, при вступлении в войну Швеции, основной удар царских армий будет пере нацелен на взятие лифляндских городов на Дюне, и Ригу как главного порта восточного берега Балтийского моря. При худшем развитии событий мы получим вторую Ливонскую войну. Со всеми вытекающими последствиями. Мы окажемся между наковальней в виде Польши и двумя молотами - русские и шведские армии. И как мне теперь видится, сохранять нейтралитет несколько лет, когда вокруг будет идти война на истощение между тремя крупными державами, нам не удастся. Рано или поздно кто-нибудь соблазниться нашими продовольственными запасами и торговыми доходами. Вы согласны со мной господа?
        - Как это не прискорбно осознавать, но скорее всего, вы правы, Ваша Светлость,  - Мельхиор задумчиво смотрел на карту, висящую на стене.
        - А не лучше ли тогда примкнуть к одной из наступающих сил?  - немного нерешительно спросил Иоганн Вальтер,  - предпочтительно к Швеции, на мой взгляд. Хотя конечно лучший выбор в наших условиях - это полная независимость.
        - К сожалению, этот вариант, по ряду причин, сейчас совершенно невозможен,  - Яков тоже взглянул на карту,  - Относительно смены вассалитета с польского на шведский, существует неопределенность в том, кто выйдет победителем в этой новой Великой Балтийской войне.
        При вступлении в войну Швеции Речь Посполита будет бороться не за сохранение окраин, а за сохранение себя как государства вообще. Швеция пойдет на все для ограбления Польши и подчинение себе всех торговых путей балтийского региона. В том числе и наших торговых предприятий, и колоний.
        А Московия будет воевать, пока не вернет потерянные земли и открытые порты на Балтике, что означает войну на истощение со Швецией.
        Судьба нашей страны решается здесь и сейчас. Потому что, хоть сегодня ситуация и не кажется такой катастрофической, но существующие предпосылки, и те выводы, которые мы сегодня рассмотрели, заставляют меня сделать выбор единственного пути, и идти по нему до победного конца.
        - Господа, я требую, чтобы Вы дали клятву на Библии, вашей Честью и Жизнью, что услышанное сейчас не покинет этой комнаты до момента, когда эти планы станут свершившейся реальностью.
        Фелькерзамы переглянулись друг с другом, и по очереди дали клятву, текст которой был вложен в томик Библии, лежащий на столе.
        Прослушав клятвы, Кетлер подошел к двери и позвал:
        - Александр, проходите.
        - Это Александр Литвинов. Он русский, но гм… не из Московии. Скажем так, он является моим тайным советником,  - Яков сел на свое место, и сказал,  - прошу герр Литвинов.
        Литвинов подошел к концу стола, противоположному от Кетлера и находящегося ближе к карте. Развязал папку, достал из неё несколько листов бумаги, и начал:
        - Ваша Светлость, Ваши Милости, разрешите представить вам план, и возможные пути достижения…

* * *

        Когда Солнце уже поднималось над крышами Митавы, из ворот замка выехала карета. Два уставших человека сидели друг перед другом и молчали.
        - Отец,  - заговорил один из них,  - мне кажется все это полным безумием.
        Второй некоторое время молчал, задумчиво глядя в окно кареты.
        - Увлечение Герцога кораблями тоже когда-то смотрелось безумием. Над ним потешались и рыцари, и купцы. Как же… Герцог торговец-мореплаватель. Да и строительство кораблей, практически на пустом месте требовало огромных вложений. Которые «нормальные»,  - человек выделил это слово голосом,  - люди используют для «нужных и правильных»,  - снова выделил голосом,  - вещей. Флот герцога по силе и численности в десятке флотов мира. Мы строим корабли для Англии, Франции и Венеции. Колониальные товары и деньги от их продажи текут рекой. Сегодня никто не смеётся над «безумием» герцога Якова.
        Человек снова замолчал, глядя в окно. Потом повернул голову и взглянул в глаза собеседника.
        - Вероятно, пришло время и нам вспомнить, что наши предки занимались не только торговлей с дикими балтами, но и мечом и молитвой отвоевали эту землю для нас. И наша задача сделать все, чтобы наши потомки знали, что мы были настоящими немцами, и гордились нами.

* * *
        - Александр, я сегодня опять,  - герцог смущенно засмеялся,  - наверное уже в сотый раз рассматривал «ваши» деньги, и обратил внимание на эту монету.
        Кетлер передал через стол предмет своего интереса.
        - Это, Ваша Светлость, памятная, или юбилейная монета достоинством два рубля. Посвящена городу герою Туле, и выпушена к 55-летию победы в Великой Отечественной Войне. Изготовлена из того же медно-никелевого сплава, и в той же размерности, что и разменные монеты такого достоинства, регулярного выпуска.
        - Вообще-то собирательством монет у нас Мусаев занимался, но он вчера уехал в Виндаву,  - Литвинов улыбнулся,  - но я и сам, Ваша Светлость, в этом вопросе немного разбираюсь. А если нужно будет выяснить какие-то определенные тонкости вопроса нумизматики, как у нас называют дело собирания монет, которых я не знаю, всегда можно спросить Владимира.
        - Ну для начала расскажите, что изображено на этой монете,  - герцог указал пальцем на двухрублевую монету.
        - Это пушка, Ваша Светлость. Судя по крюку крана, и одежде людей, это орудие, которое собирают рабочие на оружейной фабрике. Скорее всего, если судить по внешнему виду, это ЗИС-3. 76 мм пушка, одна из самых лучших, той 2 Мировой войны, частью которой и была наша Великая Отечественная.
        - 76 миллиметров, это сколько?
        - Три дюйма, Ваша Светлость,  - ответил Александр.
        Герцог развел пальцы, визуально показывая три дюйма.
        - Такой незначительный калибр, и у самого лучшего вашего орудия?  - недоумение прямо сквозило в вопросе.
        - Полевая пушка - это всегда компромисс, между легкостью перемещения орудия силами расчета и калибра, от величины которого и зависит масса пушки. У ЗИС-3 это сочетание было практически предельное, для возможности расчета переместить пушку во время боя. А применение в снарядах взрывчатых веществ гораздо более сильных, чем черный порох, делало такой калибр приемлемым практически на всем протяжении той войны.
        - А что это за набалдашник на конце ствола,  - снова полюбопытствовал Яков.
        - Это дульный тормоз. Но сразу хочу предупредить, Вашу Светлость, о всех технических решениях в этой пушке лучше поговорить со Шмидтом. Заодно он вам расскажет почему все, или почти все эти технические приспособления невозможно применить на современных пушках,  - немного грустно улыбнулся Александр.
        - А вообще город Тула славится своими оружейными заводами. Когда там появились первые мастера, не знаю, но для империи, которую из Московского царства и присоединенных земель образовал Петр 1, сын нынешнего правителя, в 1721 году, это была основная оружейная мастерская.
        - Да? Ну оружейные мастерские есть и у меня. И если все получится, то может быть Шрунден станет оружейной кузницей империи,  - Яков засмеялся.
        - Но, давайте снова о монетном деле. Вы говорили, что эти памятные монеты той же размерности что и разменные. Бывают других?  - герцог ухмыльнулся,  - мы печатаем монеты на заказ, для некоторых немецких княжеств, и других заказчиков. И я слышал Московский царь тоже проводит денежную реформу. И начал печать полновесного рубля, вместо того недоразумения, что ходило в Московском царстве до этого. Получить большой заказ, скажем на печать разменной монеты, было бы весьма заманчиво. Да и просто как-то заработать на уже налаженном производстве, используя ваши знания было бы со всех сторон правильно.
        - Я, как-то даже не думал об этом, Ваша Светлость,  - «тайный советник» снова взял двухрублевик в руки и повернул его между пальцами.
        - Как всякое увлечение собирание монет тоже имеет своих любителей и ценителей. На монетах регулярного выпуска, как правило указывается год печати. Вот и с собирания разменной монеты по годам и начинаются большинство нумизматических коллекций. Вообще эти коллекции можно грубо разделить на три основных вида. Исторические, когда собирают монеты представляющие историческую ценность. Страноведческие, когда собирают монеты различных стран. Допустим в наше время на планете существовало около двухсот стран. С каждой страны по разменной монетке - уже значительное собрание. Тематические, это в основном коллекционирование памятных, или юбилейных монет, или я бы даже назвал их коллекционными монетами, так как их выпускают зачастую только для собирателей и ограниченными тиражами, что придает таким монетам дополнительную ценность. Темы могут быть совершенно разные. От собирания монет из одного металла, или сплава, но разных стран, или допустим монет разной формы, до собирания по историческим или культурным событиям. Тут может быть все что угодно. Видные деятели. Большие религиозные или народные праздники.
Исторические сражения. Значимые события в жизни страны. Некоторые отмечают историческое значение какого-либо корабля, внесшего вклад в историю страны. Стран много, кораблей много - уже коллекция. Собирание монет довольно дорогое занятие, и подборка монет в собрании зависит исключительно от толщены кошелька собирающего и его фантазии,  - Александр собрался продолжить, но его опередил Яков Вильгельмович.
        - Вот, вот то самое, что я от вас ждал! Выпуск этих коллекционных монет мне видится довольно перспективным занятием! Коронация правителя, рождение наследника династии, большие и значимые сражения, заключение мирных договоров, после больших войн,  - герцог в воодушевлении потер руки,  - тут можно сказать поле непаханое. А только слегка взрыхленное памятными медалями. Но медаль, это не то, и против систематического подхода не конкурент. А когда введем моду на этот вид денег, можно будет и корабли печатать, и праздники. Замечательно! Обязательно обсужу тонкости этого дела с герром Мусаевым. Что вы можете сказать о перспективах поучаствовать в печати монеты для Москвы?
        - Тут все неоднозначно. Перспективы замечательные, но при условии устранения некоторых, возможно непреодолимых препятствий. Действительно в этом году в России стали делать полновесный рубль. Но летом в Москве разразилась эпидемия чумы. Вымерло практически треть населения, а в некоторых районах и больше половины. Монетный двор прекратил работу до лета 1655 года.
        - Кстати говоря, Ваша Светлость, этот рубль имеет большую ценность в наше время. Из-за эпидемии и смерти мастеров, изготовлявших формы для чеканки до нашего времени, дошли единичные монеты. Но в связи с боевыми действиями потребность в серебренной монете талерного типа была высокая, и было решено на имеющихся в казне талерах проводить надчеканку - дату 1655 и штемпель копейки - «всадник на коне». Такой эрзац рубль назывался «Ефимок с признаком».
        - Какое смешное название,  - Кетлер улыбнулся,  - а почему именно так?
        - От названия первых монет талерного типа - Йохимсталер. Выговорить это было сложно и народ сократил до «ефимка». В связи с военными расходами и необходимостью расплачиваться подобными ефимками, встал опрос о пополнении казны. Решено было выпустить медную полтину - монета достоинством в пол рубля. Жалование выдавалось медными деньгами, а налоги собирались серебряными. И если бы война закончилась в 56, или 57 году, то возможно эта реформа прижилась бы в стране. Но война продолжалась до 1667 года. Медные деньги печатались сразу на трех монетных дворах в Москве, в Новгороде и Пскове, и следил за этим делом наставник царя Борис Морозов, который уже был замечен в махинациях еще в 1648 году во время событий «Соляного бунта». Своим привычкам он не изменял, и проводил монетную реформу, не забывая собственную персону. Кроме того, широкое распространение получило фальшивомонетничество. Доверие населения к медным деньгам падало, и к лету 1662 году за один рубль серебром давали 17 рублей медными деньгами. Все это привело к «Медному бунту» в августе 1662 года.
        - Таким образом для получения заказа на печать монеты для Российского царства мы имеем следующие препятствия: проводимая сейчас царем денежная реформа в силу ряда объективных и субъективных причин нежизнеспособна; система монетных дворов и контроля выпуска денег в Московском княжестве несовершенна и требует кардинального изменения; необходима новая денежная система, учитывающая как европейские традиции, так и московские реалии - это полновесный рубль талерного типа, и наличие очень мелкой разменной монеты, удовлетворяющее потребности российского рынка. Но никакие реформы не пройдут, пока основным советником и проводником воли Царя выступает Морозов, и поддерживающий его клан Милославских.
        - Александр, пока у нас нет рычагов влияния в царском окружении, поэтому вопрос боярина Морозова оставим на более позднее время,  - Герцог достал из кармана свою любимую купюру в 100 баксов, и повертев ее в руках, продолжил,  - если, или лучше сказать когда все наши планы исполнятся, так или иначе, необходимо будет внедрять эту самую монетную систему, послевоенного времени… или лучше назвать ее «имперскую»? Какой вы ее видите?
        - Ваша Светлость, мне нужно подумать по этому вопросу,  - Литвинов положил монетку на стол,  - может быть, завтра с утра?
        - У меня с утра назначена важная встреча. Давайте не торопясь, прямо сейчас и попробуем… как бы лучше сказать? Осуществить.
        Тайный советник герцога задумался.
        - Это должна быть система, во-первых, имеющая исторические корни, и понятная простому, так сказать потребителю, во-вторых она должна быть современной и рассчитанной по крайней мере на век или даже два века использования. Например, переход на десятичную систему. В-третьих, учитывая, что возможно монета этой системы станет торговой, монета не должна иметь символов, вызывающих неприятие в разных сторонах света. Например, известный левендаальдер на аверсе имеет изображение геральдического льва, а в странах востока его воспринимаю как изображение собаки. Также в мусульманских странах любое портретное изображение человека находится под запретом. Поэтому монеты с бюстом правителя, там вряд ли получат широкое распространение. В-четвертых, желательно, что бы она несла не только финансовую функцию. Например, если мы перейдем на нашу систему измерения, то наименьшую монету можно выпустить массой ровно 1 грамм. Таким образом эти монеты можно будет использовать как некий эталон массы, при взвешивании. Ну и самое главное, в-пятых, это должна быть устойчивая система, изначально честная и рассчитанная исходя из
соотношения цен металлов, применяемых для печати монеты.
        - Серебряная новгородская гривна, вполне узнаваемая денежная единица как у нас в России, так и в германских княжествах, особенно в бывших членах ганзейского союза. Давайте, Ваша Светлость, я сразу буду говорить в граммах, чтобы не возникало путаницы с различными мерами весов. Новгородская гривна 204 грамма серебра. Рубим ее на 10 частей получаем 10 «рублей» массой 20,4 грамма чистого металла. Если мы будем выпускать наше изделие из чистого металла, то, во-первых, монета получится очень маленькая, по сравнению с имеющимися в ходу монетами талерного типа, во-вторых ее будут изымать из оборота с целью переплавить на изделия. Оптимальный выход - приравнять по массе к тому же левендаальдеру - 25 грамм. Из них 20.4 грамма - серебро, и остальное медь. Считаю обязательным указать на монете массу основного металла с его условным обозначение Ag 20,4 г. Соответственно пол рубля, имеющие название «полтина» приравняем к 50 копейкам, при массе 12,5 грамм соответственно Ag 10,2 г и мелкая серебряная монета в 10 копеек достоинством - 2,5 грамма, из них Ag 2 г.
        - Теперь переходим к медной монете. Сейчас медь не такая востребованная, как было в мое время. Соотношение на российском рынке серебро/медь 1 к 60. Соответственно один рубль серебра по массе соответствует - 1224 граммам меди. Учитывая, что цена меди будет расти, волевым решением приравниваем цену одного рубля к цене одного килограмма меди. Делим на 1000 частей и получаем 1000 монет по 1 грамм меди. Историческое название подобной мелкой монеты - «Пуло». Символ на аверсе всадник с луком, или просто лук со стрелой. Как и на серебряной монете ставим обозначение меди - Сu, и массу 1 грамм. Следующая по размерности монета - 5 грамм. Историческое название «Деньга». Символ всадник с саблей. Ну и собственно «Копейка», масса 10 грамм меди и символ - всадник с копьем.
        - С разменной монетой мне все понятно, но вот боюсь с перерасчетами золото/серебро я не справлюсь. Во времена Ганзы - это соотношение равнялось 1 к 12.5. А сейчас я так понимаю соотношение совершенно иное, да и в каждой стране свое?  - Литвинов смущенно посмотрел на Якова Кетлера.
        - А по чему, как вы думаете, процветают еврейские менялы?  - засмеялся герцог,  - если посмотреть соотношение по Турскому ливру и серебряному экю, то получим 1к 13,4. Если по голландской монете, то имеем соотношение 1 к 13,6. Основная торговая империя сейчас - Голландия. Да и вы сами хотели приравнять свой рубль к левендаальдеру. Так что лучше не мудрить, и обозначить один ваш серебряный рубль равным одному дукату. А то что в этом дукате золота не столько как во флорине, а на треть меньше, так это все так делают.
        - Если так подходить, то крупная монета у нас получается, если разрешите, Ваша Светлость,  - Александр показал на бумагу и перо, стоящее в чернильнице, и дождавшись утвердительного кивка, взял листок и перо, и начал вычисления,  - золотая монета массой 14 грамм и достоинством в 10 рублей, с содержанием Аu 10 грамм, она же гривна серебром соответственно 204 грамма. И вполовину меньшая монета достоинством в 5 рублей, соответственно 7 и 5 Аu. Только так получается соотношение вообще 1 к 20, - советник герцога курляндского озадаченно зачесал затылок,  - с одной стороны, такую монету не будут изымать из обращения, с другой стороны, мы сами отступаем от декларированного соотношения цена металла - цена монеты.
        - В данном случае, мне кажется,  - Яков улыбнулся,  - содержание золота, на монете лучше не указывать. Другой, очень важный вопрос, где вы, ну или мы возьмем столько золота, чтобы обеспечить им печать такого количества монет, чтобы его хватило на всю Россию и Прибалтику, да и еще для торговли по всему свету.
        - В Москве, даже сейчас золота много, но оно лежит мертвым грузом. Обязательно нужен банк, чтобы использовать простаивающие ресурсы. Есть и большие месторождения этого металла, на Урале и дальше на восток… Но нам самим туда лезть не стоит. У меня имеются некоторые планы по контактам с определенными людьми, способными решить этот вопрос. Но пока рано о них думать,  - Литвинов замолчал на время,  - как бы то ни было, все это еще нужно будет как следует обдумать.
        - Безусловно. И возможно обсудить в более широком кругу, скажем с нашим канцлером и казначеем,  - герцог постучал пальцами по подлокотнику кресла,  - какой символ вы представляете в качестве обозначения империи?
        - Московское княжество приняло в качестве герба символ Византийской империи - двуглавый орел. Одна голова которого смотрит на запад, другая на восток. Если Курляндия войдет в состав Империи, то автоматически добавляются колония в Африке и Новом Свете. Четырехглавый орел, это будет перебор!  - пошутил Литвинов.
        - Да, уж,  - засмеялся герцог Яков,  - а учитывая размер этих колоний головы должны быть очень маленькими.
        - Поэтому, мне кажется, наиболее уместным символом для отображения нашей империи будет являться геральдическое изображение восьми лучевой «Розы ветров»,  - Александр выжидательно посмотрел на Кетлера.
        - Ха, ха,  - герцог засмеялся,  - в свете количества голов, вы явно выбрали символ с запасом! Ну а если серьезно, то мне нравится! «Роза ветров» в геральдике символ всесторонней деятельности и стремления к совершенству. Кто-то конечно скажет, что она ещё и символ авантюризма, но какие открытия или завоевания проходили без этой человеческой черты? Не знаю, как вы будете уговаривать Царя, а я согласен! Так что, давайте на после завтра назначим совещание с нашим главным монетным мастером и его подручным художником, где и разработаем вид будущих денег. А затем выпустим пробную партию. И когда вы попадете к царю, а рано или поздно вы к нему обязательно попадете, у вас будет аргумент в пользу агитации Курляндии в качестве главной монетной мастерской империи. Ну и заодно новый символ презентуете.
        - Ха, ха,  - Яков искренье засмеялся,  - а то царь еще и не знает, что стал императором, а тут уже и символы, и деньги готовы. А славно мы с вами, Александр сегодня пофантазировали. У меня, прямо-таки, поднялось настроение.
        - А на мой взгляд,  - Литвинов улыбнулся,  - вполне плодотворно поработали.

* * *

        Сентябрь 1654
        - Господа, я получил письмо от Брандта, которого посылал за герром Глаубером. Он извещает, что мастер, с учениками и оборудованием будут в Митаве не позднее конца месяца. В связи с этим я прошу вас оценить три имения, на предмет наибольшего благоприятсвия в размещении ваших… э…, - герцог наморщил лоб вспоминая термин,  - химических лабораторий, и дома для проживания Глаубера с учениками. Мы ему еще вроде наделы земли обещали, для опытов с удобрениями. Тоже посмотрите, чтобы имелась подходящая почва.
        - По этому вопросу все, господа.

* * *

        Сергей Петрович отвернулся от окна кареты, в которой они с Мусаевым и Гансом Шнитке - мажордомом, приписанным к этой экспедиции как специалист по хозяйственной части, ехали от второго имения к третьему. Первые два не совсем соответствовали желаниям, или требовали большой строительной программы, чтобы соответствовать. Но по заверениям Ганса, третье должно было подойти, хоть и располагалось в 40 верстах от Митавы. С другой стороны, оно находилось недалеко от дороги на Голдинген, где располагались стекольные и бумажные мастерские. Что в свою очередь было удобнее в плане доставки стеклянного оборудования.
        - Чего такой задумчивый, Володя?  - спросил Петрович у «ушедшего в себя» сидящего напротив доктора.
        - Да вот, все пытаюсь придумать, как будет проще всего Глауберу объяснить наше представление о строении вещества. Так чтобы и понятно, и без долгих мудрствований,  - Мусаев, совсем как Шмидт, почесал затылок,  - проще всего, наверное, будет молекулярные модели налепить. Нужен пластилин и палочки на вроде спичек. Палочки настругаем, дело нехитрое, а вот из чего пластилин делают, не знаешь?
        - Ну по консистенции пластилин, та же оконная замазка, на сколько помню. Что-то подобное я тут видел,  - Петрович посмотрел на сидящего рядом Шнитке,  - у нас рядом спец по домоводству, его и спросим.
        - Ганс, скажите, из чего у вас делают оконную замазку,  - обратился Сергей Петрович к соседу по-немецки.
        - Как правило из глины, с добавлением сосновой смолы или воска, герр Шмидт, иногда для мягкости добавляют немного свиного сала,  - мажордом вопросительно посмотрел на Мусаева,  - вам понадобилась оконная замазка? И сколько?
        - Петрович, переведи Гансу,  - Владимир Сергеевич собрался с мыслью,  - древнегреческий мыслитель Демокрит, предположил, что все окружающее нас состоит из мельчайших неделимых частиц - атомов. При этом этих атомов несколько видов. И собираясь в огромные группы в разном составе, они создают разные вещества. И вот чтобы наглядно это объяснить герру Глауберу, мне и нужно что-то вроде сравнительно мягкой оконной замазки нескольких цветов. Причем красители желательно не ядовитые.
        - Понятно,  - Шнитке ненадолго задумался, прослушав перевод с русского в исполнении главного механика герцогства,  - недалеко от Митавы имеется месторождение белой глины. Воск и лярд у меня имеются, ну конечно в разумных пределах. А вот что касается нескольких цветов. Можно попробовать покрасить глину в цвета, которыми красят ткани. Если получиться, то фиолетовый - можно получить из ягод черники. Синий из лепестков василька. Красный из ягод бузины. Зеленый из листьев той же бузины. Желтый у нас из коры березы или барбариса. Коричневый - дуб или шелуха лука. Я думаю эти красители должны подойти. Ну или если не подойдут эти, то можно будет узнать у Марты. Она в разных красках больше моего разбирается.
        - Это получается шесть цветов, и некрашеный белый, всего значит семь,  - Петрович посмотрел на Мусаева,  - если у нас красители не ядовитые, то можем сделать подарочный набор пластилина дочке Якова Вильгельмовича. Ей 8 лет, самое то глиняной скульптурой заниматься! А как тебе идея?
        - Идея замечательная,  - доктор хмыкнул,  - а зная нашего дорогого герцога, он на этом деле ещё и бизнес сделает.
        - Ага, сейчас я Ганса озадачу, хотя погоди, тебе сколько всего этого пластилина понадобится?
        - Ну… для начала, наверное, белого фунта три и цветного по фунту каждого. А потом, наверное, еще нужно будет.
        - Герр Шнитке, тут вот какие нюансы открылись. У нас такая разноцветная замазка, называется «пластилин». И используется в основном как игрушка для детей. Сама глина и воск совершенно не ядовиты, и, если ребенок этот пластилин съест, ему ничего плохого не будет. Хотя конечно лучше присматривать, чтобы не ели. А если и красители безвредны, то это получится очень хорошая игрушка. Он почти не пачкается, как например глина, и то что есть сразу несколько цветов, делает игру увлекательнее. Как сейчас помню, в набор еще кладут маленький деревянный ножик, или лопаточку, чтобы удобнее было кусочки от бруска отрезать. Это я к чему все это говорю. Если мы сделаем такой набор из разноцветного пластилина, то первый можно подарить дочери нашего герцога - Луизе Елизавете. Она достаточно взрослая, и ей такое развлечение должно понравиться. Ну а потом, такие наборы для детского творчества можно будет и продавать. Я так понимаю, спрос будет. Особенно, после такой рекламы, что дети самого герцога играют «пластилином». Ну а собственно Мусаеву нужно три фунта белого, и по фунту других цветов.
        - Давайте сделаем так, господа,  - мажордом подумал и продолжил,  - как основной потребитель и знаток этого «пластилина», подбором состава из имеющихся компонентов будет заниматься герр Мусаев. Я предоставлю ему 5 фунтов воска, фунт свиного жира, и распоряжусь, чтобы в замок доставили пуд самой белой глины, которой можно наколупать в глиняной яме. И предоставлю ему в распоряжение Марту, как специалиста по красителям. А когда пробная партия уже окрашенного «шедевра» будет готова, покажем ее на экзамен нашему Герцогу.
        - Это хороший план работ, герр Шнитке,  - ответил Мусаев по-немецки, напрягая все познания в этом языке.

* * *
        - Где они решили устроить резиденцию нашего алхимика, Ганс?  - герцог стоял у окна.
        - Имение Бурхардов, Ваша Светлость. Им понравилось качество дворовых построек и в особенности просторный амбар. Но как они говорят, в целях безопасности необходимо будет незначительно перестроить все здания, где герр Глаубер будет работать. А также построить несколько печей для алхимических работ. Но это уже лучше делать, когда Глаубер сам осмотрит место. Земли там достаточно, и она подходящая для их опытов. Как сказал герр Шмидт, она достаточно бедная, для того чтобы быть отзывчивой на удобрения, и в то же время, не истощена до состояния песка.
        - Ну что же, замечательно, одной проблемой будет меньше. Распорядись, чтобы обоз с вещами Глаубера и его учеников сразу завернули… в имение Глаубера?  - герцог засмеялся,  - подготовь там дом к проживанию.
        - Я уже распорядился на счет дома, и пошлю гонца по поводу обоза,  - Шнитке выдержал паузу,  - Ваша Светлость, герр Мусаеве затребовал пуд белой глины, пять фунтов воска и фунт лярда для производства цветного «пластилина». Это что-то на вроде оконной замазки, из которой как я понял, герр Мусаев будет делать объёмные модели. Чтобы объяснить герру Глауберу строение мира. Как мне пояснил герр Шмидт.
        - Подобные запросы можешь исполнять и без моего разрешения, Ганс, ну конечно, если они в разумных пределах,  - герцог повернулся к мажордому,  - кажется я тебе это уже говорил.
        - Так точно, Ваша Светлость. Но герр Шмидт высказал предположение, что подобные наборы цветного пластилина будут иметь коммерческий успех, как игрушка для детей от 5 до 10 лет. И первый такой набор он рекомендует презентовать вашей старшей дочери - Луизе Елизавете. Поэтому я и решил донести до вас, Ваша Светлость, эту информацию. Я также осмелился настоять, чтобы Ваша Светлость оценил качество и безопасность этой игрушки, когда герр Мусаев сможет предоставить этот «шедевр» на экзамен, Вашей Светлости.
        - И когда нам ждать этот… э… пластилин?
        - Все необходимые компоненты основного состава уже у Мусаева. Сейчас он и привлеченная к этому делу Марта решают вопрос с окраской. Думаю, после завтра пробная партия будет готова, Ваша Светлость.
        - Коммерческих успех… Сомневаюсь… Хотя Шмидт обычно трезво смотрит на вещи. И знает, о чем говорит. Если эта игрушка понравится нашей маленькой Луизе, уже будет хорошо. Что же, с нетерпением жду!

* * *
        - Александр вы представляете?  - в комнату стремительно вбежал чем-то сильно рассерженный герцог,  - мало того, что этот мерзавец отказался принять руководство колонией, так он еще и сбежал с моими деньгами!
        - Вы о ком, Ваша Светлость?  - Литвинов оторвался от раздумий над листом бумаги.
        - Датский полковник Зейц. Я нанял его для руководства гарнизоном форта острова Святого Андрея на Гамбии, а он, кроме того, что отказался возглавить колонию, так еще и сбежал на обратном пути в Гамбурге, украв у меня 15 000 талеров! Каков подлец… Мало мне было проходимца Мулена, а теперь вот Зейц…  - Яков вышагивал по комнате, размахивая руками.
        - Александр! Почему вы не появились раньше? Я несу из-за неизвестности такие расходы. Кого мне теперь назначить губернатором Гамбии?  - Кетлер остановился возле стола, уперся руками в крышку и полушёпотом спросил,  - Вы не помните хороших губернаторов?
        - Капитан Отто фон Штиль довольно успешно руководил колонией и даже опираясь на местных царьков в 1659 году отбил два голландских и английское нападение на форт. В первый раз голландцы его даже взяли в плен, и увезли в Амстердам, но он вернулся и отвоевал колонию. Правда под конец англичане пришли на 5 военных судах, с тремя тысячами солдат и вынудили его подписать договор о совместном использовании колонии, а после этого выслали в Курляндию. И больше не пускали туда ваши корабли. Я только не помню в каком году вы, Ваша Светлость, направили фон Штиля в Африку, в этом или следующем.
        - Да Отто смелый и ответственный человек. Так тому и быть!  - Яков посмотрел на лист бумаги лежащий перед Литвиновым,  - а чем вы занимаетесь, Александр?
        - Пытаюсь вспомнить в подробностях события истории на ближайшие пять лет, Ваша Светлость.
        - Конечно это дело необходимое, но давайте поговорим о колониях,  - герцог взял стул и пододвинув его к столу, сел.
        - Что вы можете посоветовать мне, в плане развития доходности колоний?
        - Конкретно этих двух - Гамбии и Тобаго, или еще не существующих с огромными запасами драгоценных металлов?  - усмехнулся Литвинов.
        - Александр не дразните меня!  - герцог почесал затылок,  - пока конкретно этих двух. Мы же с вами договорились, что пока идут боевые действия вокруг Курляндии новые колониальные проекты не начинать.
        - Ну непосредственно не начинать, но подготавливать уже можно сейчас. Например, возьмем того же героического губернатора Гамбии фон Штиля. В отстаивании интересов Вашей Светлости на Африканском континенте ему активно помогали союзные племена туземцев. Почему? Потому что в лице вашего губернатора они увидели кроме выгодного коммерческого партнера, еще и человеческое отношение. Ни одна колония не устоит против боевой эскадры с сильным десантом. Тем более такая слабая как на Гамбии. А вот против вооруженных регулярных сил страны не всякую эскадру можно выставить, и чтобы перевезти десант способный воевать с десятью тысячами войска, необходимо иметь просто сказочную цель, чтобы оправдать затраты на его переброску. Мы не можем позволить держать в каждой колонии по 10 000 регулярного войска. Однако мы можем позволить иметь лояльного союзника. О чем мечтает всякий правитель, в том числе и туземный царек? О расширении своей державы, об отличном вооружении для своего войска, о роскошных товарах для своего двора. Мудрый правитель еще желает, чтобы его трон наследовал умный, всесторонне образованный
наследник. Все это мы можем дать нашим союзным царям на Гамбии. Ну только что наследников пусть они делают сами, хотя и в этом плане можно поспособствовать, поставив царю какую-нибудь белокурую красавицу, от которой он сойдет с ума, или женить его сына на такой,  - Литвинов усмехнулся, и Кетлер поддержал его в этом.
        - С внедрением штыков,  - продолжил Литвинов-старший, пикинерские роты отойдут в прошлое. Точно так же, как и шпаги, и кремневые ружья после внедрения капсюля. И все это можно поставлять в Африку. Сначала пики. Кроме того, Гамбия большая река. Как и Сенегал. И государство просто обязано иметь военный флот, представленный судами речного и прибрежного действия для патрулирования своих границ. Какие-нибудь шебеки или малые галеры - скампавеи в количестве 5-10 штук - вот сила достаточная, и для поддержания окрестных племен в подчинении, и для защиты нашей колонии от 3 -4 пиратских фрегатов, одновременно.
        - Помилуй Бог, Александр, да как же можно доверить дикарю галеру?  - Яков нахмурился,  - не всякий капитан парусного судна, много ходивший по морям способен ею управлять, а тут дикие мавры.
        - На примере монголов, мы видим, что если дикарей правильно организовать, то они могут захватить пол мира! А в Африке дела в этом веке обстоят так, что кто раньше начнет распространять свое влияние на территории, тот и будет ими владеть. Если рассмотреть аналогию с карибскими островами - золото быстро закончилось, а выращивать и поставлять в Европу сахар, ваниль, какао и прочие колониальные продукты будут те, кто захватит сами земли. Земля - это ресурс, который не утечет сквозь пальцы, как золотой песок.
        - Поэтому, если гамбийские царьки лояльны к нам, надо пойти дальше и сделать их влиятельными союзниками.
        - Да уж Александр, замашки у вас имперские,  - герцог засмеялся,  - но это то мне и нравится. А на так сказать более приземленном уровне мысли имеются?
        - На приземленном… Пожалуйста. Хоть вы и говорили, что по словам капитанов земли там бедные, но в любом жарком климате при наличие водных ресурсов, и правильном их применении, богатые урожаи можно получать практически на песке. И в условиях центральной Африки как минимум два раза в год. Создав оросительную систему с регулируемым уровнем воды, мы сможем получать в два или даже три раза больше, допустим, зерна, а учитывая, что снимаем два урожая, то в 4 или 6 раз больше, чем мы смогли бы получить с равного по площади надела земли в Курляндии. Возможно завозить продовольственное зерно из Гамбии на восточный берег Балтики очень дорого, но это и не необходимо. Зерно потребуется для обеспечения провиантом трансатлантических экспедиций, походов на юг Африки, торговли с транзитными судами, и наконец для прокорма регулярной армии союзных племен.
        - Кроме того большое значение в питании имеет разнообразие продуктов. Считается, что из всего многообразия продуктов не приедается только хлеб. Но как говорится, не хлебом единым живет человек. Поэтому необходимо разнообразие. Допустим тот же арахис. Когда вы рассказывали нам о Гамбии, вы говорили, что местные выращивают земляной орех. Который завезли туда португальцы из Бразилии век назад. Мы называем его арахисом. Как пища - он очень полезен. И кроме того из него можно получить замечательное растительное масло. Он отлично хранится, и поэтому его можно использовать в дальних походах. Что немаловажно - свиньи прекрасно откармливаются, поедая эти земляные орехи. И наконец еще одно важное значение. На сколько я помню, арахис - бобовое растение. Это значит, что у него на корнях, как и у гороха, развиваются своеобразные клубеньки, которые после уборки урожая выступают как удобрения. Допустим выращивание пшеницы после гороха позволяет повысить урожай как минимум на 30 процентов, по сравнению с выращиванием пшеницы после пшеницы. Не применяя каких-либо других мероприятий. Такое грамотное чередование
полевых культур называется севооборот. Кроме того, чередование различных видов растений препятствует накоплению на поле вредителей и болезней. Это тоже способствует в конечном итоге повышению урожайности.
        - Ну и еще одно, что позволяет повысить урожай - селекция. Это отбор наиболее продуктивных и устойчивых к болезням и неблагоприятным погодным условиям растений, и выведение на их основе высокопродуктивных сортов. Допустим вы, Ваша Светлость, закупили хорошую породу свиней в Англии. Но они такие замечательные были не всегда. Они были получены или по-другому сказать секционированы путем скрещивания каких-нибудь хрюшек, завезенных еще римскими легионерами, с местными видами и длительного отбора по необходимым признакам. Просто крестьяне этот отбор проводят веками, а специалист селекционер способен провести эту работу в течении 3 -5 лет. Ну, по крайней мере, на начальном этапе отбора наиболее продуктивных растений из представленного многообразия.
        - Если мы пошлем на Гамбию специалиста по мелиорации, это человек решающий вопросы орошения или осушения, и грамотного агронома, это специалист по выращиванию разнообразных культур, и дадим им в обеспечение современную технику в виде плугов и прочего сельхоз инвентаря, разнообразные семена, для обеспечения исследований пригодности выращивания, то мне видится, процесс повышения урожая разнообразных продовольственных культур, для снабжения всех наших экспедиций, значительно упростится. После того как они воспитают себе приемников из местных, они смогут вернуться на родину. Кроме того, местные тоже смогут поднять культуру земледелия, что также скажется на валовом сборе урожая.
        - Ну и как мне кажется специалист по использованию европейского оружия и тактике ведения войны на современном уровне тоже будет не лишний в этой компании…
        - Ну и если Василий Иванович поведет свой курс штурманов в большое практическое путешествие по маршруту треугольной торговли, я думаю принятие новых курсантов в виде 5 -7 детей вождей или влиятельных лиц союзных племен будет только на пользу, как нам, так и им.
        - Есть еще один момент как улучшить жизнь колоний на бытовом уровне. Это борьба с некоторыми болезнями вызываемыми комарами - желтая лихорадка и малярия. Нефтевание водоемов. Но о правилах этого мероприятия лучше узнать у Мусаева. Он это учил в тонкостях, а не как я понаслышке.
        - Удачно я к вам заглянул Александр!  - Яков улыбнулся, но тут его лицо скривилось,  - если бы еще не этот мерзавец Зейц…, впрочем, я надеюсь ему приготовят горяченькое место в аду!
        - Я прошу вас составить развернутые рекомендации по политическим аспектам взаимодействия с Гамбийскими племенными вождями, а также рекомендации по сельскому хозяйству как для Курляндии, так и для колоний, как одной, так и другой. Ну и представить это для моего рассмотрения и обсуждения с моими советниками. За три дня, я надеюсь, вы управитесь?
        - Гм… Я постараюсь, Ваша Светлость…
        - Вот и замечательно!  - улыбнулся герцог, явно в приподнятом настроении встал со стула, и бодрой походкой вышел из комнаты.

* * *

        На следующий день, после обеда, карета герцога выехала из Митавы. Проехав около пяти верст, она остановилась возле поля. Урожай гороха был собран еще в самом начале сентября, но поле не было вспахано, и благодаря теплой погоде почва ещё не замерзла.
        Из кареты вышли герцог, канцлер и еще два человека, по внешнему виду не принадлежащих к рыцарскому сословию. Кучер, вооруженный лопатой, начал выкапывать комья земли и подносить к дороге, где их с интересом рассматривали приехавшие. Они разламывали комья руками, отделяли корни гороха от почвы, что-то там высматривали и долго о чем-то говорили. Разговор зачастую сопровождался экспрессивными взмахами рук и крестными знамениями. Под конец разговора один из участников демонстративно плюнул на бывшее гороховое поле и пешком отправился в сторону города. Оставшиеся, с помощью кучера помыли руки, и затем разместились в карете. Которая, развернувшись, также отправилась в Митаву, подобрав по пути чем-то расстроенного четвертого участника выездного совещания.

* * *
        - Явился по вашему приказу, Ваша Светлость,  - сержант вытянулся по стойке «смирно», в рабочем кабинете, не доходя четырех шагов до стола герцога.
        Кетлер взял бумагу, лежащую под рукой, встал со своего кресла, и, подойдя вплотную сказал:
        - Ян Бранд. Ты давно и верно служишь мне и Курляндии. Ты блестяще справился с моим последним поручением по поиску и доставке герра Глаубера в наше герцогство. За эти заслуги я награждаю тебя патентом лейтенанта.
        - Рад служить Вашей Светлости,  - суровое лицо новоиспеченного лейтенанта тронула легкая улыбка.
        - Как это принято повсеместно, с новым званием добавляются новые обязанности. Отныне твоей задачей будет не только организация охраны моей особы и покоя моей семьи. Добавляется задача охраны персоналий, принятых на нашу службу русских - Литвинова с сыном, капитана Перегудова, Мусаева и Шмидта. Подбери для этого самых ответственных и преданных мне людей. За герром Литвиновым ты будешь присматривать лично. Он… эм… не знает некоторых наших реалий и может по невежеству впутаться в какую-нибудь историю. В случае если назревает что-то подобное, не стесняйся предупредить его или даже удержать. При этом не мешай ему выполнять мои поручения, какими бы странными они тебе не казались. Я предупрежу его, что отныне у него появилась персональная нянька. Он человек с понятием, и я думаю, вы сможете найти… э… способы совместного существования, для… э… моей пользы и процветания Герцогства. Да именно так, Ян! Их жизни важны мне, наверное, только чуть меньше моей!
        - Приложу все силы, Ваша Светлость!
        - Я очень надеюсь на это. Далее. Мы начинаем новое строительство. На хуторе Варве, это в пяти верстах вверх по течению Венты от наших верфей Виндау, мы намерены разместить целый комплекс мануфактур и предприятий. Где-то там же, но ближе к верфям будет располагаться наше военно-морское учебное заведение. Сначала там мы будем обучать штурманов и капитанов кораблей. Потом начнем тренировать морских пехотинцев, а потом и обучать матросов на суда. В этом году мы определимся с началом строительства и распланируем земли под будущие постройки. Твоя задача найти людей, которые будут способны определить, как это все охранять. Строится все это будет не один год. Но территория будет огромная. Поэтому ищи и подбирай толковых помощников или заместителей для этого дела. Основная задача охраны - предотвращение воровства секретов с наших предприятий, как в виде изделий, так и в виде носителей знания. Пусть они продумают все и подготовят предложения.
        - Что мне обещать людям, какие должности, и какая оплата?  - Брандт преданно глядел в глаза начальства.
        - Сержантская должность для руководителя всего этого, должна подойти для начала. Оплата соответственная. Мы туда выдвинемся послезавтра, и на месте посмотришь примерный объем работ. Там и определишься с количеством помощников. Пока там только хутор. С этим все.
        - Но первейшая твоя задача, найти заместителей по охране моей персоны, и моих русских подданных, о которых я говорил. Вам все ясно лейтенант Брандт?  - Яков передал патент в руки подчиненного.
        - Так точно, Ваша Светлость. Разрешите идти?
        - Идите, лейтенант.

* * *
        - Ну как, перекусил?  - в малую гостиную почти забежал Литвинов старший.
        - Мв… мм…вму…, дай хоть дожую, ёлы-палы,  - Перегудов поглощал поздний завтрак, специально для него накрытый. Час назад Василий Иванович приехал из Виндавы.
        - Да, ладно, ешь,  - Литвинов сел на стул, стоящий напротив,  - еще минут десять есть.
        - А чего такая срочность?  - запивая еду, спросил Чапай.
        - Сегодня у герцога большое собрание, считай через час начнется. Будут совещаться по колониям и производственным вопросам с этим делом связанным. А до этого Яков Вильгельмович пожелал с тобой переговорить и после представить тебя своим набольшим, так сказать вывести в свет.
        - Ну, вроде все,  - Перегудов встал, вытирая руки полотенцем,  - я готов.
        - Пойдем.
        Зайдя в рабочий кабинет герцога, друзья увидели Кетлера стоящим перед картой мира. Ну или изображением того, что сейчас было известно о географии планеты.
        - А, Василии Ивановитч, присаживайтесь, и давайте без церемоний,  - Яков махнул в сторону стола, и сам сел в свое кресло.
        - Ваша Светлость,  - кивнул головой Чапай и сел на указанное место.
        - Мы тут с Александром долго совещались, и я решил,  - Яков улыбнулся,  - назначить вас Инспектором колоний.
        Перегудов удивленно посмотрел сначала на Кетлера, а потом и на широко улыбающегося Литвинова.
        - Возможно вы с вашим свежим взглядом на наше дело сможете заметить и добавить что-то важное, или исправить то, что нам кажется правильным и обычным, но является неверным. Ну и сделаете по пути массу нужных дел.
        - Начну с полномочий,  - герцог взял бумагу сверху лежащей перед ним стопки,  - это ваш патент на должность. Там прописаны ваши полномочия и права. Обязанность у вас одна - выполнить, и по возможности перевыполнить наши пожелания. Вот они,  - Яков взял несколько сшитых листов бумаги и передал в руки Чапая.
        - Пожелания писал по-русски Александр, с моих слов. Поэтому вы все поймете. Там много чего, и все это необходимо изучить в свободное время по пути в Амстердам. Вот письмо моему представителю в Амстердаме Генриху Момберу. Он введет вас в курс дела относительно голландской торговли и всячески поспособствует в городе. А там согласно списков и взаимодействуя с приданными вам специалистами осуществите закупки. Вот списки на двух языках, они одинаковые,  - Кетлер передал еще две тетради.
        - Следующее. Деньги,  - герцог положил на стол небольшой замшевый мешочек.
        - Здесь драгоценный камень. Который является ценностью московской короны. Поэтому продавать вы его не будете. А заложите на пять лет у голландских ювелиров. С ювелирным домом вас сведет Сесилио Марселис, мой давний торговый партнер. Вот письмо для него. Камень оценен в 40 000 талеров, но после заклада у вас будет максимум 30 000. Из них пять тысяч передадите Момберу для организации Курляндской Торговой Компании. Остальное тратьте для закупок. Если посчитаете необходимым что-то приобрести помимо внесенного в списки, приобретайте, но в разумных пределах. Все свои наблюдения отображайте в журнале, там же отмечайте приобретения и произведенные траты,  - в этот раз проследовала не тетрадь, а целый гроссбух,  - остаток денег передадите канцлеру Фелькерзаму, который также придёт с нашим торговым караваном, для ведения переговоров, сначала в Голландии, а потом в Дании. Постарайтесь не растратить все деньги, Мельхиору они еще понадобятся,  - Герцог снова улыбнулся.
        Друзья улыбнулись в ответ, вполне оценив шутку.
        - Далее. На вас возлагается обязанность, и это отображено в наших пожеланиях, наладить добрососедские, а по возможности и союзнические отношения с представителями местных властей как на Гамбии, так и на Карибских островах. Для этого вам будет выдано несколько наборов подарочного оружия, и в основном для гамбийских вождей, два бочонка водки. Если найдете что-то интересное в Амстердаме, что может пригодится в качестве подарка туземным вождям, тоже возьмите. Только помните, что они там совершеннейшие дикари. А поэтому, не переплачивайте.
        - Ну и, наверное, последнее. В качестве начальника Навигаторского училища, вы со своими воспитанниками поступаете на фрегат «Умеренность». Капитан корабля Отто фон Штиль. Но по приходу на Гамбию Отто принимает должность губернатора нашей колонии. А вы ко всему прочему становитесь еще и капитаном «Умеренности». Вот соответствующие бумаги,  - Кетлер передал еще одну пачку перевязанных лентой бумаг.
        - Посмотрите, что на корабле необходимо перестроить или доделать, чтобы он мог использоваться не только как конвойный фрегат, но и как … плавучее училище?  - Яков посмотрел на Чапая,  - как у вас подобное называется?
        - Учебный корабль, Ваша Светлость.
        - Вот. С корабельными плотниками с верфей, я думаю вас знакомить не надо. Так что…
        Раздался стук в дверь, она открылась и появился мажордом.
        - Ваша Светлость, господа собрались в большой гостиной и ожидают Вас.
        - Хорошо Ганс, мы идем,  - герцог встал, и взяв в руки еще одну стопку бумаг показал Литвинову на соседнюю,  - Александр, прихватите эти тоже.
        - Остальное, Василии Ивановитч вы услышите на совещании, пойдемте.
        Пройдя по коридорам замка, они вошли в большое помещение. За длинным столом уже сидели десять человек. Пока Яков подходил к столу все встали и поклонились.
        - Здравствуйте Ваша Светлость,  - раздалось бодрое приветствие от вставших.
        - Здравствуйте,  - ответил герцог, подходя к креслу.
        Кетлер сел во главе стола, а Перегудова мажордом усадил на противоположный конец. Оставив бумаги на столе перед герцогом Литвинов сел за стол рядом с Чапаем.
        - Я собрал вас чтобы обсудить планы по развитию колоний. Да! Кроме предприятия на Гамбии нам удалось закрепиться на острове Табаго. На недели мне пришло письмо из Голландии о том, что экспедиция Молленса благополучно устроилась на этом острове.
        - А что, правда об этом письмо пришло,  - наклонившись к Литвинову шёпотом спросил Перегудов.
        - Не совсем,  - так же тихо ответил ему Александр.
        - В связи с этим наша работа по колониальным предприятиям резко увеличивается,  - продолжал вещать Герцог.
        - Благоприятный климат карибских островов позволяет выращивать многие ценные культуры, из которых можно получить дорогие колониальные товары. Сахарный тростник, имбирь, ваниль, кофе, какао, хлопок, красильные растения и другие. Соответственно необходимо закладывать плантации этих культур и разрабатывать приемы их правильного и наиболее продуктивного выращивания.
        - Август Адлер согласился принять должность главного агронома острова Тобаго.
        Представительный мужчина средних лет встал и обозначил поклон сидящим за столом.
        - Мы подготовили для вас инструкции,  - Яков поднял одну из папок и вручил стоящему рядом мажордому,  - Ганс передай.
        - Для обеспечения работы плантаций на Тобаго необходимы чернокожие невольники, о них мы еще поговорим. Но для обеспечения транспортировки этой рабочей силы, и вообще для обеспечения продовольствием транс атлантических экспедиций нам необходимо изрядно расширить посевные площади в гамбийской колонии. Там прекрасно растет земляной орех, или арахис, рис, сорго. Необходимо попытаться вырастить другие культуры - пшеницу, рожь, кукурузу, возможно, там приживутся колониальные культуры.
        - Для обеспечения исследования вопроса посадки на Гамбии новых культур, и увеличения общего объема продовольствия в эту колонию направляется Эверт Браун.
        Сидящий рядом с Адлером встал и также кивнул присутствующим.
        - Ганс, это инструкции для Брауна,  - герцог передал еще одну папку.
        - Для обеспечения прибыльности как самих колоний, так и увеличения торгового оборота с колониальных товаров, а также общей координации всех коммерческих вопросов мы назначили Главного Торгового Агента - Якоба Райзена. Все вы, наверное, знаете этого митавского купца.
        Мужчина в богатой одежде встал и также поклонился.
        - Кроме того Якоб решил вложить в наше колониальное предприятие свои деньги.
        - Ганс, это для Райзена,  - Кетлер передал очередную папку.
        - Мной принято решение расширить взаимодействие с племенными вождями Гамбии. Это позволит нам защитить африканскую колонию в случае обострения конкурентной борьбы между государствами. И если коммерческими вопросами этого взаимодействия займется Яков Райзен здесь в Митаве, и его подчиненные факторы в колониях, то в качестве военного инструктора согласился поработать Хельмут Мюллер.
        Мужчина в военном камзоле также представился, встав и кивнув головой.
        - Ганс,  - Кетлер снова передал папку.
        - Его старший брат Ганс Мюллер назначается инструктором военного дела, в наше Навигаторское училище. Которое в составе конвоя торгового каравана также уходит в поход по колониям.
        Сидящий рядом с Хельмутом, и очень похожий, но более седой, Ганс встал и кивну головой.
        - Так теперь, то что касается людей. Мельхиор,  - герцог посмотрел на сидящего по правую руку канцлера,  - перевозка невольников новое для нас дело. Надобно где-то найти специалиста по этому вопросу. И второе, усильте агитационную работу по набору крестьян в колонию на Тобаго. До отплытия еще два месяца, сколько-то людей мы наберем.
        - Хорошо, Ваша Светлость.
        - Также на Гамбию направляется Мартин Вагар.
        Сравнительно молодой и сильно смущающийся человек также встал и поклонился герцогу и сидящим.
        - Мартин у нас мастер по строительству лодок и небольших судов. Его задача изучить возможность и подготовить место, при наличие таких возможностей под верфи. А также провести строительство причалов для ускоренного обслуживания кораблей на Гамбии.
        - Это инструкции для Вагара,  - Яков протянул Гансу очередную папку.
        - С такой же целью, только уже на Тобаго отправляется Андрис Яунарайс, Герцог протянул очередную папку подошедшему мажордому,  - передай Андрису.
        - Теперь к вопросу общего обеспечения. На эти два месяца все наше производство, ориентируется на подготовку и снабжение экспедиции. Прочитав инструкции, вы найдете примерные потребности в материалах и орудиях труда. Или товарах. Все что могут произвести наши мануфактуры, должно быть закуплено внутри страны. По этим вопросам обращайтесь к инспектору предприятий Бенгту Стрему и нашему казначею Людвигу Вольфу. Они уже получили соответствующие инструкции.
        - То, что касается закупок в Голландии, будет оплачиваться из отдельного источника.
        - Ну и наконец последние назначения.
        - Капитан Отто фон Штиль назначается губернатором колонии Гамбия,  - герцог захлопал в ладоши вставшему Штилю, и его поддержали все сидящие.
        - После этого совещания я поговорю с вами отдельно, Отто. И передам соответствующие документы и инструкции.
        - Василий Перегудов, кроме того, что является руководителем Навигаторского училища, назначается Инспектором колоний.
        Чапай поддержал традиционное вставание с кивком головы.
        - Надеюсь он свежим взглядом посмотрит на работу наших предприятий, и сможет порекомендовать, а в случае необходимости и потребовать провести какие-либо изменения. Соответствующие полномочия и инструкции он уже получил.
        - На этом наше совещание можно закончить. Изучайте инструкции, ищите помощников. Записывайте возникающие вопросы и пожелания. Ровно через месяц встречаемся здесь же для обсуждения выполненных работ и урегулирования возникших трудностей.
        Герцог встал с кресла.
        - До свиданья.
        - До свиданья, Ваша Светлость.

        Глава 3

* * *
        - Привет Ганс,  - Иоганн Вальтер Фелькерзам вошел в холл Митавского замка, где его встречал мажордом,  - где сейчас герцог?
        - Здравствуйте, Иоганн Вальтер. Их Светлость и его милость Ваш Батюшка в рабочем кабинете. Его Светлость уже два раза спрашивала о Вас. Разрешите я доложу…
        - Да пойдем. С этой грязью, непременно надо что-то делать. Лошадь чуть не упала на повороте к замку.
        Поднявшись на второй этаж и пройдя недлинным коридором Ганс постучал, а затем зашел в одну из дверей.
        - Ваша Светлость, Иоган Фелькерзам.
        - Да, да, пускай заходит.
        - Здравствуйте Ваша Светлость, здравствуйте Батюшка.
        - Садись Иоганн Вальтер. У меня есть для тебя поручение. В свете, так сказать наших больших планов.
        - Завтра ты отправляешься в Виндау. Посетишь наши верфи и передашь главному мастеру Томсену Сиверсу письмо. Вот оно. Держи,  - Яков Кетлер передал письмо, лежащее сверху на стопке других, на столе перед герцогом.
        - В письме просьба отпустить с тобой Юриса Стрикки. Это корабельный мастер, который занимается галерами. Вместе со Стрикки вы поедите в гавань. Там найдете гукор «Лань» купца Иогана Дональдсона. Он предупрежден, и возьмет вас с собой в Выборг. Отплываете, как закончат погрузку. Дональдсон везет на продажу пшеницу и рожь, по 10 ласт. Они уже грузятся. Так что, когда приедете, долго ждать не придётся.
        - В Выборге первым делом посетишь коменданта. Вот для него письмо,  - герцог передал второе письмо из стопки,  - а на столе ящик. Там мушкет в подарок. Все вручишь коменданту. И расскажешь о нашем Навигаторском училище. И что для нужд училища герцог заказал две малых галеры - скампавеи. Без вооружения. Если спросит почему не строим сами, скажи, что все эллинги заняты. Поэтому герцог просит разрешения по возможности купить, или заказать строительство этих судов. Инструкции по тому какие суда нам нужны - вот здесь,  - из рук в руки проследовало третье письмо,  - обсудишь его с Юрисом, по пути в Выборг.
        - Дальше посетите верфь и посмотрите, что там есть. Если будет что-то похожее, и отменного качества, приценитесь, и скажете, что весной придём с деньгами и командами. Если не будет, закажите строительство двух штук. В качестве залога внесёте необходимые суммы. Деньги на это возьмете у Дональдсона.
        - Теперь главное. Твоя задача познакомиться с выборгскими немцами. Как я слышал существование немецкой диаспоры связанно с Немецким Приходом. Поэтому посетишь кирху и сделаешь пожертвование. Думаю, пятьдесят далдеров обратят на тебя внимание. Постарайся завести знакомства и посетить наиболее значимые семьи. Расскажи о нашем училище, о большом учебном походе, по колониям Африки и Нового Света, в который уходят курсанты через месяц. Если будут желающие юноши 15 -17 лет, можешь взять с собой. Вы как раз успеете вернуться. Условия поступления описаны тут,  - последнее письмо покинуло место на столе у герцога и пополнило стопку рядом с Фелькерзамом младшим.
        - Узнай, чем живут немцы, насколько довольны шведской администрацией, хотели бы они что-то изменить. При случае, если зайдет разговор, напомни о старой Ливонии, о временах рассвета и могущества Ганзы. Посмотри какая будет реакция. Но не более того. Больше слушай и запоминай. Если понадобиться делай небольшие подарки.
        - Ну и последнее. Перед отплытием домой посетишь рабский рынок и приобретёшь 2 -3 финнов. Будут шведы, тоже возьми. Но финнов обязательно. Лучше молодых парней. Если они будут еще и мастеровые, то вообще хорошо. Спросят зачем - скажешь на галеры. Или если будет финская семья с молодым парнем, то тоже бери. Про этих скажешь, что берёшь в услужение. Вот тебе на все расходы 50 далдеров и 400 дукатов.
        Герцог достал из ящика и поставил на стол два равных по объему кожаных мешочка.
        - Ты все понял, Иоган?  - и герцог и канцлер с вниманием смотрели на молодого «творца Большой политики».
        - Да, Ваша Светлость.
        - Чуть не забыл. С тобой поедет гм… переводчик. Шведский он знает пока довольно посредственно, а финский вообще не знает. Ему нужна практика. Не считай его обузой, а скорее своим будущим помощником, в качестве переводчика. У него талант к языкам и его необходимо использовать. Он, гхм… еврей, но мы ему доверяем. Так что надеюсь вы найдете общий язык. Завтра перед отъездом он будет в замке.
        - Пока отдохни с дороги, отец с тобой еще поговорит. Нам с ним еще кое-что надо обсудить.
        Кетлер позвонил в колокольчик. Открылась дверь и вошел мажордом.
        - Ганс. Отведите Иоганна в гостевую комнату, и приготовьте ему покушать. Я буду занят еще около часа. И еще, Ганс, отнесите этот ящик в ту же гостевую комнату,  - Яков показал на подарочное оружие.
        - Хорошо, Ваша Светлость.

* * *

        Октябрь 1654
        - Виипуре,  - Дональдсон показал на появляющуюся из-за лесистого берега крепость на удаленном острове.
        - Что вы сказали, Иоган?  - младший Фелькерзам стоял рядом с Натансоном и смотрел на пока еще далекий замок.
        - Виипуре, это по-фински, Ваша Милость. Виборг - по-шведски, и Вибург по-немецки. Хоть шведы здесь уже три века стоят, а торговлей как с местными, так и с русскими все равно немцы занимаются. Не лежит у шведов видать душа к этому делу,  - Дональдсон усмехнулся,  - зато нам прибыток.
        - Зерном здесь торговать - милое дело. Хоть покупают и не так уж много, зато цена хорошая. И товар на обратный путь всегда есть. Продадим зерно, загрузимся дегтем, на сколько денег хватит.
        - Герцог предупреждал вас…  - барон немного запнулся.
        - Я и говорю, Ваша Милость, на сколько денег хватит,  - снова улыбнулся, обычно неулыбчивый капитан.
        - В первую очередь мне к коменданту нужно попасть.
        - Это мы зайдем в гавань, там спустим паруса, и бросим якорь. Считай, что сразу к нам подойдет таможня. В лице Тощего Юхе. Вроде и место сытное, а за десять лет на посту никак не растолстеет,  - Иоган почесал свою шкиперскую бороду,  - он стрясет с меня пошлину за зерно. Вот через него вы, Ваша Милость, и запросите встречу с комендантом. Талер, я думаю, добавит скорости делу. Потом к нам подвалит катер, и отбуксирует к причалу. И вы сойдете на берег. Вам лучше сразу поселиться в гостинице «Старая башня». Наши, по делам сюда приезжающие, всегда там останавливаются. Туда с посыльным и пришлют известие, когда в замок идти. А если по городу провожатый нужен будет, то там же в гостинице и наймете. Молодой племянник хозяина хорошо знает город.
        - А…  - Фелькерзам не успел задать вопрос.
        - Коменданту и без племянника, все равно доложат, где вы были и что делали. А так, все удобства в одном месте,  - капитан снова улыбнулся.
        - Я вижу Дональдсон, вы здесь, как рыба в воде!  - улыбнулся в ответ Фелькерзам.
        - Уже 15 лет вожу сюда зерно, и прочие товары. Хочешь, не хочешь, а все увидишь и всех узнаешь. Хоть Выборг и второй по размеру город Финляндии, а все едино большая деревня. Ага, и горит как деревня. Два года назад считай почти весь выгорел. Зато сейчас дома понастроили как по ниточке.
        - Так господа, прошу прощения, но мне пора заняться этими лоботрясами, которых кто-то по ошибке назвал матросами,  - Дональдсон громко крикнул,  - эй на баке, …

* * *

        Со стороны соседней койки раздался тихий вздох.
        - Что, Бен Ами, не спится?  - Иоган Фелькерзам улыбаясь смотрел в темный потолок комнаты гостиницы.
        - Да вот мысли всякие крутятся,  - Натансон снова вздохнул.
        - Ну так, что надумал, покупаем?  - никому невидимая улыбка на лице младшего Филькерзама приобрела черты безудержного веселья.
        - Я… мне… Ваша Милость, наверное, все же не стоит. Что я… и такие деньги.
        - Значит лично для себя брать не будешь?  - сочувственно-участливым тоном спросил молодой барон.
        - Нет, Иоган, лично для себя не буду,  - более твердо ответил Бен Ами.
        - Молодец, ты прошел испытание гордынею,  - Фелькерзам повернулся лицом в сторону кровати своего переводчика.
        - 5 лет назад отец тоже привел меня к такому торговцу «движимым имуществом». Вечером, накануне ему сказали, что кто-то заложил каменщика и плотника. А тогда нам как раз были нужны эти работники. И мы пошли их выкупить. Как сейчас помню, торговец подмигнул и сказал, что для молодого борона у него есть отличный товар. А затем вывел из задней комнаты девушку. Симпатичную. Даже красивую. Она стоила как пять плотников. Отец сказал, что мы подумаем, и когда вышли от ростовщика, он предложил добавить мне денег как подарок ко дню рождения. И тогда я смогу купить эту девушку в свое личное полное использование. Понимаешь, Бен Ами, и в городском доме, и в имении у нас есть вполне симпатичные и добрые девушки - горничные, и прочая прислуга. Но вот чтобы в «личное полное использование» самому купить человека… Ростовщик дал нам на раздумья три дня. Я думаю отец с ним договорился на такой срок. И три ночи мне снились кошмары. Как будто сам дьявол нашёптывал мне, как я могу осуществлять эту власть над девушкой. Если честно, я чуть не сошел с ума. Утром четвертого дня сказал батюшке, что лично для себя покупать её
не буду.
        - Отец тоже сказал мне молодец. Вот такие экзамены на искушение властью.
        - А что стало с той девушкой,  - заинтересованно спросил Бен Ами.
        - Что стало с той, не знаю, а эту девицу с семьёй, мы обязательно выкупим. Парня одного брать нельзя. Хоть он и довольно самостоятельный и шустрый, в свои 14 лет, но с матерью и старшей сестрой, мы его привяжем к нам сильнее. Будешь в финском на них практиковаться. И тех парней, из шведской Нерке, тоже возьмем. Собственно, шведов им любить после подавления восстания не за что, вот и послужат нам как надо. А тебе еще два языка для изучения - и шведский, и датский.
        - Завтра с утра выкупаем этих пятерых и сразу везем их на «Лань», трое будущих курсантов подъедут к обеду. Ночуем на судне, и с рассветом уходим в Виндаву. На этом наша финская эпопея закончится. Ну по крайней мере, в этом году,  - Фелькерзам повернулся на спину и закрыл глаза.
        - Хороших снов, Ваша Милость,  - Натансон тоже закрыл глаза, и уснул с миром в душе.

* * *
        - Если мы активизируем вопрос взятия Динамбурга, и решим его в первой половине 55 года, то мы сильно повлияем на ход истории. И что меня больше всего смущает, Ваша Светлость, это момент прохождения шведских армий через территорию герцогства. В нашей истории лифляндская шведская армия разделилась на два отряда. Один был направлен на взятие Кокенгаузена и Динамбурга. А второй на Митаву. Теперь, если мы поспособствуем переходу двинских городов в подчинение Москвы, вся армия пойдет мимо вашей столицы, Ваша Светлость, на Жемайтию. Поэтому первый проход армии Ливенгаупта в конце июля 1655 года самый опасный. Все же более 12 тысяч войска сметут вашу гвардию совершенно незаметно. Если вы, Ваша Светлость не договоритесь с Делагарди за 50 тысяч талеров.
        - Вы думаете Александр, что если мы усилим гарнизон Митавы, это послужит препятствием шведам, или умерит аппетиты Магнуса Делагарди? Кстати вы уверены, что именно его назначат губернатором Лифляндии?
        - Да, Ваша Светлость, совершенно уверен в назначении Делагарди. А относительно увеличения гарнизона… Если вы не сможете договорится с Делагарди и Ливенгауптом, то вряд ли. Но бой с хорошо вооруженным городом и бой с тремястами гвардейцами - это все же совершенно разные вещи. И шведы не пойдут на штурм, если его можно избежать - у них много дел в Литве. Им надо успеть захватить литовские города раньше русских.
        - А нам бы желательно перекупить все немецкие отряды Литовской армии, пока это не сделали шведы. Все равно у Радзивила к лету 55 и деньги закончатся и репутация, в связи с потерей столицы княжества - Вильно, и переходом в шведское подданство.
        - Ну вот, Александр, ваши аппетиты растут!  - Кетлер иронично нахмурился и пригрозил пальцем,  - сначала речь шла об отряде Корфа из Смоленска, теперь же вы хотите все немецкие отряды.
        - Ваша Светлость…
        - Я пошутил, Александр. Сколько я не думал обо всем этом, но тоже прихожу к мнению, что придётся изрядно потратиться на наем готовых войск. Тем более, как вы правильно заметили, они могут перейти на шведскую службу. И после этого, их переход к нам будет связан с нарушением присяги, а это неправильно. А чтобы знать примерные затраты, давайте позовем полковника Иогана Любека, он сведущ в вопросе где и как служат немцы.
        - Ганс!
        - Да, Ваша Светлость?  - в дверях появился мажордом.
        - Позовите полковника Любека. И за одно принеси пива, и на закуску чего-нибудь… Лучше Ганс, скажи Марте, пусть приготовит капусту и пожарит колбаски и накрывает в гостиной, похоже беседа будет долгой.
        К моменту, когда полковник появился в малой гостиной герцога, куда Кетлер и Литвинов переместились из рабочего кабинета, на столе уже было накрыто три места. Пиво пенилось в кружках, а аромат поджаренных колбасок, отвлекал от любых мыслей. Поэтому, после приветствий, поступило предложение герцога осуществить наступательную операцию на содержимое тарелок и кружек, а уже после победы, перейти к более содержательному разговору. Предложение было единогласно поддержано.
        - Иоганн, у нас сегодня зашел разговор, о численности немецких отрядов в армии княжества Литовского. Просветите нас по этому поводу.
        - Охотно, Ваша Светлость,  - Любек откинулся на спинку стула и вытер платком рот.
        - Среди гусарских, казацких и татарских хоругвий немцев нет. Зато рейтары практически полностью из немцев. Полк Януша Радзивила численностью 660 человек состоит из четырех хоругвий под управлением полковника Эрнеста Сакена. Имеются еще три отряда Теодора Тизенгауза, Теодора Шварцкофа и Эрнеста Яна Корфа по 120 человек в каждом.
        - Также много немцев в драгунских отрядах. Полком Януша Радзивила численностью 600 человек управляет Герман Ганзкопф. Полком Богуслава Радзивила, такой же численности, Эбергард Путткамер. Отдельный полк Ернеста Яна Корфа, также в 600 человек. И отряды по 100 человек Сакена и Эрнеста Нодле.
        - Традиционно наши люди нанимаются в пехоту, которую так и называют «немецкая». Хотя это не значит, что она состоит исключительно из немцев, или компаниями командует немецкий офицер. В Литовской армии служат отряды Яна Оттенгауза, 200 человек, Самуила Анджея Абрамовича, это родственник Тизенгаузов, 170 человек, и Теофила Болта, 120 человек. Болт стоит в охране Динамбурга.
        - Иоганн, как вы думаете, если дела для Януша Радзивили пойдут совсем плохо, мы сможем перекупить эти немецкие отряды, и во что это нам обойдется,  - спросил герцог, взглянув на Литвинова.
        - Ага, Ваша Светлость, вняли голосу разума и решили увеличить количество моих подчиненных,  - усмехнулся Любек, также с интересом посмотрев на Литвинова.
        - Расценки и условия найма известны. Наем производится на весь отряд. Срок службы - 6 теплых месяцев, но оплата производится поквартально. Рейтар - 20 талеров, драгун - 15, на человека и коня, и пехотинец - 12.
        - Простите, Иоганн, а в других войсках Литовского княжества сколько стоит найм,  - поинтересовался Александр.
        - Гусар - 17, казак он же «панцерный» - 12, татары и валахи - 10 и венгерская пехота, или гайдуки - те же 12 талеров, как и у «немецкой» пехоты.
        - А офицерский состав какой оклад имеет.
        - В «немецкой» пехоте капрал получает 12 талеров, сержант - 17, хорунжий - 50, лейтенант - 75, капитан - 200. Полковник получает 400 талеров, и имеет всю судебную власть в своем полку и распоряжается всеми подчиненными. Кроме того, зачастую, имеет место практика найма отряда целиком, когда оплата идет только по количеству нанятых воинов. А вознаграждение командного состава производится из общей суммы найма. Соответственно рядовой пехотинец вместо 12 талеров получает только 6, за квартал.
        - И какова возможность перекупить отряды немцев служащие в Литовском войске,  - напомнил герцог.
        - В каждом случае надо говорить с командиром отряда. Это от многого зависит. Кто будет нанимателем, на сколько щедрой будет оплата, и прочие условия службы.
        - Полковник Любек,  - серьезным голосом продолжил Яков, от этих слов Иоганн поднялся и приосанился,  - я возлагаю на вас новую обязанность. Довести гарнизон Митавы до 2 500 человек к лету следующего года. Для пополнения гарнизона использовать немецкие отряды Литовского княжества. Пушками и мушкетами мы обеспечим своими.
        - Разрешите начать рекрутирование солдат в землях нашего княжества, Ваша Светлость?
        - Мы не собираемся воевать, полковник. Просто наступают сложные времена, и мы должны быть уверены в защите нашей столицы. И мне нужны опытные и уже, так сказать, обстрелянные воины. Встретьтесь на днях с нашим канцлером, и он подскажет, к кому из родственников наших славных немецких воинов на службе Литовского княжества лучше обратиться за рекомендательными письмами, или какие иные доводы могут пригодиться в деле их найма. Первостепенное внимание обратите на отряды Вильгельма Корфа и Николая Тизенгаузена, удачно выдержавших осаду Смоленска. Мне видится, что к сдаче города они не имеют ни малейшего отношения. Я передам Фелькерзаму свои пожелания по этому поводу. И распоряжусь о выделении помещений под расположение вновь прибывших.
        - Я все понял, Ваша Светлость, разрешите идти?
        - Идите полковник.
        Подождав, пока за полковником закроется дверь, Кетлер повернулся к Литвинову.
        - Ну как Александр,  - герцог задумчиво посмотрел на своего «тайного советника»,  - я преодолел ваши смущения?
        - Соотношение один к шести, при поддержке крепостной артиллерии, мне нравится гораздо больше, чем соотношении один к сорока шести,  - Литвинов улыбнулся,  - и думаю шведы тоже примерно так посчитают.
        - Ваша Светлость, разрешите мне отлучится в Виндау. Скоро Перегудов уходит с конвоем в вояж по колониям, и забирает Кирилла, мы с товарищами хотели бы попрощаться с ними перед дальней дорогой.
        - Конечно отправляйтесь, Александр. Я тоже подъеду к самому отплытию экспедиции. Но,  - Кетлер встал со своего места,  - не забывайте, что вам скоро надлежит отправляться к этому… как вы его назвали?
        - Ордин-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич, Ваша Светлость.
        - Вот к Ор… К нему в общем.
        - Я думаю об этом днем и ночью, Ваша Светлость.
        - Ну что же, на этом, пожалуй, с вами мы и закончим, ступайте Александр. Мне еще сегодня с нашими купцами встречаться.

* * *
        - Ваша Светлость, господа,  - в фразе мажордома присутствовала какая-то незаконченность. Ганс отодвинулся, пропуская в малую гостиную группу людей.
        - Здравствует, признаться, я всегда рад вас видеть, но совершенно неожиданно встретить всех в одном месте - герцог встал со своего кресла и жестом пригласил всех рассаживаться,  - присаживайтесь. Судя по наличию молодых людей, я предполагаю, о чем пойдет речь, но хотелось бы убедиться в моих догадках. И узнать секрет, как вы все собрались в эту компанию.
        - Никакого секрета тут нет, Ваша Светлость,  - начал речь Райзен посмотрев на пришедших и получив от них утвердительные кивки выступать от всего «коллектива»,  - мы встретились у Перегудова. Он и направил нас к вам, дабы получить разрешение, так сказать, от вышестоящего начальника. В связи с тем, что наши кандидаты в Навигаторское училище не совсем удовлетворяют требованиям, озвученным вами, Ваша Светлость.
        - Как понимаю ваше основное беспокойство вызывает пункт о принадлежности к дворянскому сословью?  - герцог улыбнулся,  - профессии штурмана и капитана корабля требуют больших знаний в математике, географии, астрономии и других наук. Соответственно кандидат в училище должен как минимум уметь читать, писать и считать. Просто в этом году, на первый курс, пока не набран полный штат преподавателей, мы решили, так сказать, упростит себе задачу по отбору претендентов, ограничившись дворянами. Как правило они образованны. Хотя конечно и среди дворян до сих пор можно встретить людей, ювелирно владеющих мечем, но не способных написать пару предложений без ошибок. А кроме того, первый выпуск нашего училища с большой вероятностью пойдет в военный флот. Так что дворянское воспитание будет большим плюсом для будущего капитана военного корабля. А что по этому поводу сказал руководитель училища?
        - Василий Перегудов сказал, что если кандидат твердо уверен в своем желании стать капитаном корабля и упорен в усвоении морской науки, то ему ничто не помешает в достижении этого желания, и происхождение не имеет значения,  - Райзен улыбнулся,  - а потом добавил, что пусть на кандидатов посмотрит герцог.
        - Василии Ивановитч практически выразил мои мысли, ну а посмотреть на будущую гордость моего флота мне и самому интересно! А теперь пусть молодые люди представятся,  - герцог поощрительно улыбнулся и посмотрел на юношу, сидящего рядом с Яковом Райзеном.
        - Ян Нильсен, Ваша Светлость. Я племянник господина Райзена,  - молодой человек замялся и начал краснеть.
        - Не стоит волноваться юноша,  - герцог с улыбкой смотрел на будущего курсанта,  - капитан должен быть уверен в своих словах. Ну, а, чтобы было проще, давайте для всех установим порядок ответов: имя, возраст, где живете, чему учились, какие языки знаете, и почему желаете поступить в Навигаторское училище.
        - Ян Нильсен, Ваша Светлость. 15 лет. Живу в Аренсбурге на Эзеле. Читаю и пишу на немецком и датском, изучал арифметику, географию, слово Божие. Говорю на немецком, датском и немного на шведском. Все Нильсены так или иначе связаны с морем, и когда дядя Яков приехал и рассказал отцу об Навигаторском училище, отец решил, что такое образование будет хорошим началом для взрослой жизни. Я согласен с отцом.
        - Замечательно,  - Яков Кетлер перевел взгляд на соседа Нильсена,  - ваша очередь.
        - Александр фон Беллинсгаузен, Ваша Светлость. 15 лет. Третий сын Иоанна-Эбергардта фон-Беллингсгаузена, полковника от кавалерии. Проживаем в местечке под Аренсбургом на Эзеле. Мы друзья с Яном и учимся в одних классах. Говорю на немецком и на шведском. Я хочу увидеть мир и всегда мечтал совершить кругосветное путешествие, как Магеллан. Когда господин Райзен приехал к Нильсенам, я гостил у них. Отец сказал, что адмирал нам в роду не помешает, и благословил меня на обучение в вашем, Ваша Светлость, училище.
        - Похвально молодой человек,  - Яков искренне улыбался,  - с тех пор как Магеллан обогнул земной шар, наука мореплавания сильно шагнула вперед. Поэтому, я надеюсь, ваше путешествие вокруг света будет более счастливое нежели это было у Фернандо Магеллана.
        - Ваша очередь, юноша,  - герцог посмотрел на другую сторону стола, на молодого человека, сидящего рядом с купцом Дональдсоном.
        - Питер Дональдсон, Ваша Светлость. 18 лет. Живем в Виндау. Грамоте и арифметике обучен. Говорю на немецком и английском. Я с детства ходил с отцом на торговых судах и мне нравится эта работа.
        - Коротко и ясно. Я думаю продолжение дела отцов - это богоугодное занятие,  - герцог посмотрел на дальний конец стола, где сидел Далес.
        - Симонис, ты решил изменить судьбу и вместо того, чтобы сделать из сына отличного речного шкипера, воспитать из него морского волка?  - глаза Якова удивленно расширились, а затем герцог засмеялся, смотря как его давний знакомый краснеет.
        - Ваша Светлость, еще пара лет и Ансельм сам сможет водить барки и по Ае, и по Дюне. Так что, если ему не понравится в теплых морях, он всегда сможет вернуться на родные речные просторы.
        - И ты не боишься отдавать своего единственного сына под начало капитана Перегудова, который, по слухам, утопил свою яхту ясным днем и в чистом море, у Акменьраги?  - герцог снова сделал удивленные глаза.
        - Гхм…  - шкипер покраснел еще больше,  - я навел справки у Томсена по поводу Перегудова и их судна. Мастер Сивертс заверил меня, что капитан более чем компетентен, не только в кораблевождении, но и в кораблестроительстве. А яхта «Чайка», которой управлял Перегудов, по непонятным причинам представляла из себя по внешнему виду рассохшуюся бочку, и соответственно, в виду многочисленных и невозможных к устранению течей, затонула.
        - Ваша очередь настала,  - Кетлер посмотрел на сына Далеса.
        - Ансельм Далес, Ваша Светлость. 17 лет. Дом у нас в Митаве. Грамоте и арифметике обучен. Говорю на немецком, польском и немного на шведском. Ну а про училище уже вроде как выяснили,  - сын покраснел так же, как недавно его отец.
        - Садитесь Ансельм,  - герцог побарабанил пальцами по столу,  - молодые люди меня откровенно порадовали. Поэтому, я не вижу причин, чтобы не включить их в состав курсантов нашего навигаторского училища. Мной будет дано распоряжение об увеличении комплектов необходимого снаряжения и формы для еще 4 курсантов. А места на «Умеренности» хватит.
        - Так что, молодые люди,  - герцог поднялся со своего кресла, что вызвало вставание всех участников совещания,  - поздравляю вас с зачислением в Навигаторское училище!

* * *
        - Вчера встретил Сашку, и знаешь, чего он сказал?
        - Ну, и? Сашка много чего может… сказать.
        - Да не, он говорил про новых курсантов в Васькином училище. Так вот у нас теперь будут свои Нельсон и Беллинсгаузен!
        - Да ладно! Беллинсгаузен то вроде из Эстляндии был, но Нельсон то у нас откуда?
        - Ну не совсем Нельсон, а Нильсен, и не Горацио а Ян, но все равно прикольно. А молодой Беллинсгаузен мечтает о кругосветке.
        - Во, заслать его вокруг Южного полюса! И кругосветка, хоть и в варианте «лайт», и приоритет фамилии поддержит!
        - Ага, надо будет Чапаю сказать!

* * *
        - Надо что-то делать с королем шведским Карлом Х Густавом,  - Литвинов отпил изрядный глоток из кружки, и задумчиво посмотрев на банный веник, лежащий перед ним, убрал его со стола,  - этому волчаре все мало. Сколько он немцев убил да обездолил в 30-летнию войну, а теперь еще собрался пол Польши разорить и примучить и до кучи вассальных полякам немцев обчистить, а несогласных загнобить. А там, где война, там голод и чума. Это считай, вместо привычного русско-польского междусобойчика он ухитрился ввергнуть в войну весь балтийский регион,  - Литвинов сделал еще глоток, явно решив продолжить исторический экскурс.
        - Вот считай: поляки с русскими бодались из-за Малороссии, хохлы, кстати, в этот раз были стабильно против панов, после, уже почуяв слабину и тех, и других встрял Карл Густав, возбудившись от перспектив то ли присоединить, то ли со страху, что обездолят, в войну вступил Бранденбург, потом до массы включилась Дания, Валахия и под самый конец Имперцы пожаловали. И все это маневрировало, объедало мирное население, грабило, насиловало и мешало просто жить. То поля потопчут, то парней рекрутируют… Да чего там говорить - война она и в Африке война. А каков итог? Простудился Карл Густав в 60 годе и помер. И все - конец войнам, и все возвращается к довоенным раскладам. Только сотни тысяч людей в могилах, да шведы, поменявшие жизни своих солдат на польское золото, награбленное пропивают. А не встрянь шведский бугор в расклады - ну потолкались бы русские с поляками, пока татары, как обычно, не полезли коренную Польшу чистить, потом как при Петре сели бы на переговоры, и передали «Киев с городками» в Россию.
        - Травануть его аспида, и всех делов. Я если напрягусь вполне гадость, какую ядреную сварганю,  - предложил Мусаев.
        - Нет, яд - это не наш метод. Этим пусть итальянцы балуются,  - Шмидт задумчиво приложился к уже наполовину пустой кружке пива.
        - Снайпер в местных раскладах дело сильно рискованное,  - Перегудов тоже отхлебнул, посмаковал и продолжил,  - надо постоянно находиться где-то поблизости, и стрелок должен быть уникальный, потому как местный «карамультук», даже в нарезном варианте, скорее пушка, чем снайперское ружье. Со всеми вытекающими проблемами и последствиями.
        Перегудов снова приложился к кружке, давая возможность высказаться Литвинову старшему.
        - У нас существовала вполне действенная практика подрыва императоров и прочих высокопоставленных особ. Александра второго взорвали в карете, а потом вообще крыло Зимнего дворца. Правда, не столь удачно. Николая Второго в тот момент там не было.
        - Ну…  - протянул Чапай,  - если заряд будет достаточно крупный, и с массой поражающих элементов, то вплотную можно и не подносить. А то, как сказал Шура, Карл у нас боец опытный, и охраной должен быть окруженный. А в суматохе можно и снайпером добить ежели чего, или там, какого генерала оприходовать к королю в попутчики.
        - А как будем внедрять диверсантов?  - спросил Шмидт доливая кружку из бочонка.
        - А вот здесь как раз, на мой взгляд, проблем не предвидится,  - ответил Литвинов старший,  - курфюрст Бранденбурга нашему Якову Вильгельмовичу - шурин. То есть брат жены. А этот курфюрст, тот еще жук. Все время что-то выкручивал, и при этом сухим выходил из воды. То он с Карлом воюет, то они вместе поляков лупят, то у них вооруженный нейтралитет. В общем если выбрать момент, когда у бранденбуржцев со шведами любовь против поляков, можно организовать свою компанию, это вроде нашей роты, и влиться в тесные германские ряды. Был там один бой. Сразу после того, как шведы с бранденбуржцами, в очередной раз взяли и разграбили Варшаву. Я его, почему запомнил и даже знаю некоторые подробности. Представьте - пятьдесят тысяч человек мордуют друг друга три дня… Проявляя смекалку и героизм… Совокупные боевые потери за три дня составили три тысячи человек - две тысячи у поляков и тысяча у шведов с бранденбуржцами.
        - Да уж, прямо второй Сталинград,  - хмыкнул Шмидт.
        - Нет, Володя ты постой,  - Литвинов опять приложился к кружке,  - я про смекалку и героизм не зря говорю. Кажется, во второй день один польский витязь, не помню, как его звали, ухитрился прорваться до ставки и ранил Карла. Не смертельно, но сам факт.
        - Ты предлагаешь воспользоваться сумятицей при ранении главнокомандующего и подорвать Карлушу?  - задумчиво спросил Перегудов.
        - Война в Крыму, все в дыму, случайная граната рвет Карла на мандаты - зарифмовал Мусаев.
        - Гы… Гы… Гы…
        - На мандаты вряд ли, но килограммов 25 пороха поляну метров в 30 -40 зачистит, или, по крайней мере, вызовет смертельное отравление организма картечью,  - Перегудов отсалютовал пивной кружкой,  - а если еще страховку из снайперов поставить, то тогда, совсем хорошо будет. Ты Петрович вроде у нас с минами работал?
        - С морскими,  - возмутился Шмидт.
        - А кому в этом времени легко?  - расплылся в улыбке Мусаев,  - ты пробовал довести до местных поваров необходимость мыть руки перед готовкой? Или переубедить местных «светил» медицины что мозг - это генератор мыслей, а не железа, выделяющая сопли?
        - Вот, правильно Владимир Сергеевич говорит, времена нынче тяжелые, и мы должны сплотить ряды, и единым строем показать шведскому империализму Кузькину мать,  - Чапай долил в кружку пиво, поколыхал уже изрядно опустевшим бочонком и продолжил,  - Поэтому ты как наиболее близкий по специфике и образованию конструируешь «адскую машину».
        - А вы наш медицинско просвещенный друг,  - Перегудов долил остатки пива в вовремя подставленную кружку Мусаева,  - вступаете с господином инженером в коалицию самостийных диверсантов, и как охотник со стажем придумываешь снайперскую винтовку на основе имеющихся в обиходе образцов. Помним про секретность, и не производим громких опытов в населенных местах.
        - Ну а я, через три дня ухожу в Большой Треугольный Поход, так сказать Инспектировать колонии Курляндии и натаскивать молодёжь на будущие рабочие маршруты. И Кирилла с собой забираю. Уходим караваном на Гамбию, и затем на Тобаго. Ну а по пути и нашими делами займусь. А Александра Герцог назначил послом.
        - И далеко послал?  - ухмыльнулся Шмидт.
        - Пока в Илукст. А там попробую к Ордин-Нащокину зимующему в Режице, который Резекне, пробиться. Толковый мужик. Если получится контакт, считай, с Москвой подружимся. А если не получится, то все будет гораздо более кисло. Придётся ехать в Псков и с тамошним воеводой по паспорту сношаться. Прошлый посол Якова проторчал там три месяца, и вернулся обратно.
        - Ага, из него сделали пряный посол, а потом перевели в третью стадию - нафиг посол,  - скаламбурил Мусаев.
        - Ничего, Володя, ты выдашь нашему Чрезвычайному Послу Александру пару-тройку кусков мыла, из той партии, что сами варили, и без побед не будем принимать его обратно - Перегудов встал, и торжественно произнес,  - следующий бочонок потребим в том же составе, и с хорошими известиями, прозит товарищи!
        - Прозит,  - по-прежнему нестройно, но с изрядным воодушевлением отозвались друзья.

* * *

        «Умеренность» уже неделю стояла на рейде Амстердама. И всю неделю Перегудов, Штиль, Мюллер, Адлер и Браун, возглавляемые Момбером, все вместе, или группами по интересам проводили набеги на торговые места основной Голландской столицы. Одно из самых впечатляющих мероприятий оказалось получение денег за заложенную драгоценность. Не смотря, на договоренность получить половину суммы золотом, а половину серебром, на перенос наличности пришлось отрядить треть команды. Еще одна треть выступала вооруженной охраной. Из 480 килограмм 160 сразу были переданы Генриху Момберу для организации Курляндской Торговой Компании. За столь громким названием скрывалась попытка страховки снабжения колоний припасами и товарами, при неблагоприятном развитии событий в Курляндии. Остальные 320 килограмма серебряной и 52 килограмма золотой монеты были доставлены на флагман. И хоть в течении трех дней половина серебра была потрачена на закупки различных товаров по спискам Литвинова старшего, с добавлениями заинтересованных лиц, все золото и десять пудов серебра находились в сундуках в каюте Перегудова. И это внесло в жизнь
Чапая некоторый диссонанс. Василий Иванович практически в прямом смысле слова спал на золоте. Но все когда-нибудь заканчивается. Вчера пришел курляндский торговый караван из шести кораблей. Сегодня они догружались свежей водой и продуктами, а завтра «Умеренность» вместе с пятью кораблями уходила дальше на Гамбию. Седьмой, 40 пушечный фрегат «Герб Курляндии на щите Рыцаря», как натужившись, перевел название «Das Wappen von Churlandt und des eysernen Mannes» Инспектор колоний, оставался на некоторое время в Амстердаме. Мельхиор Фелькерзам, подкрепленный всем золотом и большей частью оставшегося серебра осуществлял сначала в Голландии, а затем в Дании дипломатические миссии. Кроме того, пока Канцлер занимался важными государственными делами, Момбер проводил закупки товаров, инструментов, станков и прочего необходимого уже для нужд самого герцогства.
        - Что Кирюша, симпатичная девица?  - спросил Перегудов по-русски у Литвинова младшего, уставившегося вслед девушки с корзинкой, идущей куда-то по своим делам.
        - А? Что Василий Иванович, вы сказали?
        - Говорю, ворон не лови, ты на территории условно дружественного государства,  - ответил Чапай.
        «Ах, если б молодость знала, если б старость могла» - ухмыльнувшись, подумал про себя Василий Иванович.
        Группа курляндцев подошла к последнему запланированному на сегодня пункту закупок. Скобяная лавка, совмещенная с магазином изделий металлообработки и сельхоз инвентаря.
        Вид матросов нагруженных ручной кладью явно вселила оптимизм в душу торговца. А когда Перегудов, при помощи Мюллера стали оглашать список и количество потребных товаров, лицо торговца просто расплылось в улыбке.
        - Куда прикажете доставить товар?  - торговец, также улыбаясь, не забывал составлять свой список, и проводить калькуляцию отпускаемого товара.
        - Фрегат «Умеренность», его светлости герцога Курляндии Якова.
        Уже начав разворачиваться Василий Иванович увидел Кирилла и остановился.
        - Пожалуй я приобрету еще 30 слитков железа. И три десятка вот таких ножей,  - Чапай показал на столовый нож с деревянной ручкой.
        - Боюсь господин, у меня сейчас не будет трех десятков,  - торговец чуть виновато развел руками.
        - Я оставлю задаток, а к вечеру, когда будете доставлять нам на борт все закупленные товары, вы уже найдете необходимое мне количество?
        - Несомненно. К вечеру и слитки, и ножи и весь прочий заказанный вами товар будут доставлены на фрегат «Умеренность».
        - Вот и договорились,  - Перегудов оставил на прилавке мешок с двумя сотням гульденов,  - почтенный, а вы не подскажете, где здесь поблизости продают хорошие ткани?
        - На соседней улице лавка Ван Димена, я могу дать вам мальчишку в качестве провожатого.
        - Это было бы замечательно.
        Через десять минут Чапай, Кирилл и Мюллер стояли в лавке, торгующей тканями. Матросы, нагруженные небольшими тюками и свертками, были оставлены на улице.
        - Что угодно господам?  - слегка полный уже седеющий хозяин магазина стоял за прилавком.
        - Мне необходимо приобрести ткань… э… для женского платья, чтобы ходить в нем в… э… жаркой стране. Наверное, бумажная ткань предпочтительнее.
        - Господин собирается заняться торговлей с туземцами, или это будет подарок близкому человеку?
        - Скорее второе.
        - Тогда могу предложить эту отличную венецианскую бумазею из египетского хлопка,  - продавец показал на стопку разноцветных тканей,  - какая расцветка вас интересует.
        - А сколько есть?  - Чапай задумчиво погладил подбородок.
        - Кроме белого, пять цветов.
        - Вот, тогда давайте по шесть отрезов каждого цвета, кроме белого, с учетом, что девушка будет…  - Перегудов посмотрел сначала на Кирилла, а затем на Мюллера,  - вот такого размера,  - и показал на Гансе,  - возьмем с запасом.
        - Кхм… Значит, вам необходимы по шесть отрезов бумазеи пяти расцветок?
        - Именно.
        - Один момент.
        Продавец позвал двух девушек, и они сначала замерили Мюллера, а затем начали отмерять отрезы ткани.
        - Вы бы не могли аккуратно запаковать мою покупку, нам еще предстоит долгое путешествие на корабле.
        После того, как отрезы были упакованы в плотную грубую ткань, на прилавке лежал тюк средних размеров.
        Расплатившись с продавцом, Василий Иванович показал пальцем на тюк:
        - Вот Кирилл и для тебя ноша. Давай, бери, потом еще спасибо скажешь,  - чему-то засмеялся Чапай.

* * *
        - Да я тебя на дыбу! Да ты у меня под веничком все порасскажешь, провидец тут нашелся,  - Ордин-Нащокин вскочил из-за стола и ткнул пальцем в Литвинова.
        - А давай, боярин на дыбу, давай… а я «Слово и Дело» крикну. Да и расскажу, как сынишка твой Воин, сызмальства злоумышляет супротив Государя, мечтая к полякам с казной утечь. Меня, конечно, замучают, но и тебе после этого жизнь медом не покажется.
        - Да быть такого не может, чтобы сынок мой…  - Афанасий бухнулся на стул, в ужасе прикрыв рот рукой.
        - А нечего воспитывать из него испанского принца, что он от родных сиволапых рыл морду воротит. Бог терпел и нам велел.
        Афанасий встал, поставил опрокинутые кубки и разлил из бутылки остатки вина. Опустевшую тару поставил к очереди предшественниц.
        - Так ты говоришь, в середине лета будущего, и попрет швед на поляка,  - как будто и не было ничего, продолжил Ордин-Нащокин.
        - Вот, другое дело, а то подвешу на дыбу, натяну на глыбу,  - Александр протянул руку и взял кубок.
        - Ты говори, говори, да не заговаривайся, тоже мне, ботало скоморошье,  - Ордин отпил из бокала и уставился на рубин, лежащий на блюде посреди стола,  - что там со шведами.
        - А что со шведами? Радзивил до земли поклонится и скажет: «Не хочу Вазу, хочу с Карлом и сразу». Ему то терять нечего, кроме своих штанов, после того как царь Вильно возьмет. Вот шведы о двуконь и поскачут польское добро с городами прихватывать. И Динамбург сходу займут, который вы так и не взяли.
        - Говорил я Царю-Батюшке, надоть его брать прямо сейчас… а я и сам! Да у меня войск шесть тысяч…, да я этот Динамбург…
        - Ага, шапками закидаем! Много вы тут за это лето навоевали Аники-воины? Лужу взяли и радости полные портки. А ты Ригу видел? Под нее хоть десять туменов подгони, пока до верха стены курган из тел не наложишь, хрен ты в город залезешь. А ты у нас не Бату хан, чтобы тумены навозной кучей складывать. А сядете в длительную осаду, так место там гнилое, болота кругом, зараза, какая начнется. Сами свое войско и положите без штурма.
        Афанасий Лаврентьевич вновь задумался. Подперев голову кулаком, уставился на поблескивающий в неровном свете свечи камень.
        Литвинов ухмыльнулся, и тоже посмотрел на драгоценность. Изображение расфокусировалось, и мерцающий ярко-красный рубин превратился в поблескивающее кровавое облако. Представив сколько этой самой крови, будет пролито при его непосредственном участии, и постоянно терзающий вопрос о цене, оправдывающей достижение цели, привели к тому, что в груди защемило и резко ухудшилось настроение. Свело плечи, и откуда-то из глубины души полилась песня:
        - Черный воооорон, что ты вьёооооошься над моеееееею головоооооой…
        Афанасий встрепенулся, отпил из кубка и подхватил:
        - Ты добыыыычи не дождёоооошся, чёрный воооорон я не твоооой…

* * *
        - Егорка, это с кем там Афанасий Лаврентьевич эдак песню тянет?
        - Тссс, Федот. Тише, голова ты стоеросовая. Никак господин услышит. Запорет ведь,  - Постельничий Егор Емелин прикрыл дверь, и отвел своего давнего товарища конюшенного Федота Кривулю в дальний от двери угол.
        - Не поверишь с немцем этим, что давеча приехал, Александром Сакенгаузеном.
        - Ну и фамилиё, прости Господи. А как же это немец по-русски петь может? Может и не немец он вовсе?  - Федот с прищуром посмотрел на приятеля.
        - Вот я, сколько тебя знаю, столько и удивляюсь… Языку твоему неуёмному. Не простому человеку служим. Раз сказано немец - значит немец. А скажут самоед - будет самоед, хоть и мавром окажется. Твое дело сторона.
        Бухх-дзанг…
        - Егорка шельма, где ты шляешься,  - раздалось из трапезной,  - Тащи вина…
        - О…. Смотри эдак они все припасы за ночь выхлестают… И с чего они так…  - Емелин достал нужный ключ и собрался бежать в кладовую,  - постой у двери, ежели опять чего кричать будут, прибежишь, скажешь.

* * *
        - Ну и как тогда быть, провидец ты наш,  - Афанасий вопросительно уставился на Литвинова.
        - Надо договариваться и думать, потом снова думать и снова договариваться. Кровь лить дело не хитрое, или вон серебро с хлебом шведу за своих же людей отдавать…
        - Это ты мне попрекаешь…  - снова начал привставать Ордин-Нащокин.
        - Ой,  - раздалось от двери. Афанасий замер, и его лицо резко изменило гневливое выражение на вопросительно-встревоженное. Поднеся палец к губам в призыве соблюдать тишину, хозяин подошел к двери и резко пнул. Раздался звук удара, сопровождаемый громким вскриком и звуком падения. Выхватив здоровущий нож, висевший в ножнах на поясе, Ордин-Нащокин метнулся в соседнюю комнату, но практически тут же вернулся, волоча за волосы подвывающего мужика, с разбитым в кровь ухом. Оставив трофей посреди трапезной, Афанасий сел на свое место.
        - Дожился, перепроверенные люди наушничают.
        - Смилуйся господин, не собирался я ничего такого, это Егорка сказал, мол, послушай, ежели чего надобного кричать будут, то мне скажешь.
        В этот же момент в открытую дверь вбежал упомянутый Емелин, прижимающий бутылки с вином к груди. Видя, что его товарищ, мимоходом приписывает ему несуществующие грехи, Егор рухнул на колени рядом со своим нестойким на язык другом.
        - Афанасий Лаврентьевич, я же за вином побег, а ентот…
        - Ладно, молчите олухи,  - хозяин махнул рукой в сторону бутылок,  - ставь на стол, да идите отсель, и смотрите мне! Завтра с утреца, всыпьте друг другу, по-братски, по десять плетей, для вразумления. Тоже мне парочка - баран да ярочка.
        Мужики, задком отступили к двери и исчезли. Через секунду дверь снова приоткрылась, и появилась голова Егора.
        - Афанасий Лаврентьевич, это последнее вино, нетути более.
        - Сгинь аспид.
        Александр подошел к двери и заглянул за нее. В соседней комнате уже никого не было.
        - Они будут молчать?
        - Не бери в голову. Они все время как два скомороха скачут. Сызмальства при мне. Надежные людишки, и дело своё знают.
        Откупорив бутылку, Александр разлил вино.
        - Так, я, стало быть, продолжу. В Ливонии что под шведом, что под поляком живут немцы. Вот с ними и надо договариваться. Все под Царем ходим, но так и ему нравится, когда город хлебом-солью встречает. В осаде, конечно, сидеть дело не хитрое, но один только прокорм войска на территории врага, сколько денег забирает. А ведь их можно и по-другому использовать. Как говорил Цезарь - «осел с золотом возьмет любую крепость».
        - Да где ж на все крепости столько злата набрать то?  - Афанасий пристукнул ладонью по столу.
        - А может в этой крепости и не нужно то золото?  - Александр пальцем показал на рубин,  - может они сами хотят одарить, а ты их в осаду и пушками.
        - Вот весь вечер в уши мед льёшь, а сдается, мякину жуёшь,  - насупился Ордин-Нащокин.
        - Мне Герцог Яков список дел и поручений с твою ногу длинной написал. Значит, есть у него интерес в Москве. А еще у него есть оружие и деньги и продовольствие армию прокормить. И порты есть и корабли военные и торговые, что ходят за тридевять земель. И немцы за него курляндские стоят. Только сколько тех немцев - с Гулькин нос. И против Рижских шведов ему не тягаться. А пока Царь с полками да пушками с обозом придёт, шведы не только Курляндию они всю Польшу по три раза пере захватят. Это я к чему говорю…
        Александр подошел к двери и заглянул в соседнюю комнату. Там никого не было.
        - Это я к тому,  - уже полушёпотом и присев рядом с Афанасием,  - что нужны ему все немцы Ливонские, и свои, и шведские, и польские, и земли их с городами и людьми.
        - Эко ты загнул… Все земли с городками да людишками… А Царю что и боярам? Это ты значится, предлагаешь нам их взять, а потом герцогу твоему отдать? За спасибо?
        - Без флота ты Ригу не возьмёшь, хоть за «спасибо», хоть за «пожалуйста». Но и мы без большой своей армии ее тоже не возьмем, а с наемниками не удержим. Вот и надо договариваться. А царю добавка к титулу «Владетель земель Ливонских», и серебро с налогов и таможенных сборов. Лояльные порты и флот на море. А боярам прибыль с торговли. Герцог все купит, за серебро. А для Руси - немцы. Они грамотные, у них мануфактуры железные, бумажные, стекольные, оружейные, науки разные и прочее, и прочее, да ты и сам знаешь. Яков считай один сидя на песке и болоте с лесами столько денег заработал, сколько Москве за год не пропить. А у нас на Руси что? Просторы немереные, и руды несметные, а мужики еще 200 лет считай в лаптях ходить будут… Потому как с умными людьми договариваться надо, а не щиты на пепелище прибивать. Русский немцем управлять не сможет, без его на то желания. Вот они и сопротивляются, сколько могут. Это вон белорусы городские ворота сами открывают, потому как люди наши, хоть и от литвинов с поляками поднабрались. А немец - это немец. Ему головой немец стоять должен. Для порядка.
        - А дело значит за малым - Ригу взять, да герцогу твоему подарить. Да за это не то, что на дыбу, на кол посадят, пикнуть не успеешь.
        - А вот, чтобы и здоровье не пострадало, и свой интерес соблюсти, я и приехал. Что Герцог хочет, я знаю, и могу среди ночи как «Отче наш» рассказать. А вот его желания с Царскими да боярскими хотениями увязать, да так, чтобы об этом шведы и поляки не пронюхали - это уже твоя дипломатическая обязанность Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин.
        - А это,  - палец Литвинова ткнул в рубин,  - залог нашей серьезности и стимул для размышлений о большом и государственном.
        - Да… Задачку ты мне задал. Её и за год, наверное, не решишь,  - Ордин поднял камень, и посмотрел сквозь него на свечу.
        - А никто тебя в этом вопросе пока не торопит,  - Александр откинулся на стуле и скрестил руки на груди,  - Есть у нас с герцогом еще одна маленькая потребность. Мне под это дело отдельная деньга дадена.
        - Ага, вот это серебришко то, мне в глотку и зальют,  - Афанасий перекрестился,  - ладно говори, что за дело.
        - На курляндские корабли нападают морские разбойники - пираты. Вот чтобы эти корабли с товарами оборонять, нам нужны не менее лихие, но верные люди. И подумал я, что можно под это дело стружных донских казаков нанять. Опытных, ходивших на турка. Я даже слышал, что есть такие братья - Иван и Степан Разины. Вот их бы, и еще человек 300. Если по три талера за месяц на одного, то это 5 400 на полгода, за всех. Мне на это выделено 7 000 золотом. С учетом усушки и утруски, так сказать.
        - Ну, ежели с учетом того и этого, то давай завтра, как выспимся, так и поговорим. Ежели деньга есть, то и казак найдется,  - Ордин-Нащокин ухмыльнулся и поднял кубок,  - А давай ка, Александр, еще споем?
        Дипломаты осушили кубки, а сидящий уже за двумя дверями Егор услышал:
        - Черный воооорон, что ты вьёооооошься…
        Только в этот раз тональность исполнения была более мажорной.

* * *

        «Не смотря на количество выпитого, голова почти и не болит!» - с удовлетворением подумал Александр, ныне Сакенгаузен, вставая с того, что заменяло здесь кровать.
        Вероятно, заслышав скрип половиц, в дверях появился личный ординарец, надсмотрщик и охранник - три в одном - Ян Брандт.
        - О, Ян, что там наш гостеприимный хозяин проснулся?  - спросил Литвинов, натягивая сапоги.
        - Никак нет, герр Литвинов. Приходил этот шустрый малый Эмелин, принес чашку капусты с рассолом. Сказал что-то вроде - «с утыриса душе на опокмел»,  - Брандт задумчиво проговорил фразу еще раз полушепотом, вероятно пытаясь разгадать смысл, и продолжил,  - И передал, что его Господин ждет вас только к обеду.
        Водные процедуры, и легкий завтрак, состоящий из двух вареных куриных яиц и презентованной капусты, не создали ощущения гармонии в организме. А пол литра сбитня подвели Литвинова к стойкому убеждению, что добавлять сегодня противопоказанно.
        Впрочем, Ордин-Нащокин вид имел ещё более потрепанный. Всклоченная борода прикрывала большую часть лица, но остальная, неприкрытая растительностью, символизировала картину жуткого похмелья. Жирные мазки к общей картине добавляли негромкие стоны при резких движениях. Однако глаза, не смотря на красноту белков, говорили о неплохом настроении хозяина.
        - Здравствуй Александр. Садись вот сюда,  - Афанасий Лаврентьевич махнул рукой, что сразу отразилось в виде недовольной гримасы на лице.
        - Ох, грехи наши тяжкие… Егорка, хватит скакать аки блоха, поставь блюдо и ступай. Позову, ежели понадобишься. Да смотри, чтобы уши лишние не мельтешили, а то, как вчера не отделаешься!
        - Да что Вы барин, ни в коем разе,  - Емелин пододвинул блюдо с жареной курицей ближе к центру стола, и отступил к двери.
        - Давай, Александр угощайся, чем Бог послал,  - Ордин достал свой «фундаментальный» нож и распластал курицу на две сравнительно одинаковые части. Одну половину положил себе, а на вторую махнул Литвинову.
        - Мда… Гхм…  - славно мы вчера посидели… А… гм… и попели душевно.
        Александр переложил курицу к себе на тарелку и приступил к трапезе. Некоторое время в комнате наблюдалась определенная тишина, характерная для вдумчивого поглощения пищи. Афанасий, освободив очередную кость от мяса, продолжил разговор.
        - Так что ты говорил вчера про казачков?
        Литвинов встал, протер руки лежащим рядом рушником, и прошел в соседнюю комнату.
        Приоткрыв дверь, увидел Брандта, сидящего на лавке с видом скучающего охранника.
        - Заноси.
        Ян подхватил две седельные сумки и зашел в трапезную.
        - Куда?  - спросил он по-немецки, окидывая взглядом помещение.
        - А на край стола и клади, а потом иди к себе,  - Литвинов опять устроился на свое место, и продолжил процесс поглощения курицы.
        Бух… дз… Раздались звуки от сумок. Брандт повернулся и молча вышел из комнаты.
        Ордин-Нащокин подошел к сумкам и, вытерев руки прямо о халат, открыл одну. Затем достал кожаный мешочек и, развязав шнурок на горловине, вытряхнул несколько монет на ладонь. Маленькие кружочки блеснули рыжим.
        - Семь тысяч золотом, почти полтора пуда, по-вашему,  - Литвинов улыбаясь, смотрел, как Афанасий полез на дно сумки, чтобы достать еще один мешочек.
        - Не сомневайся. Все без обмана. Уж что-что, а немцы считать умеют. Но и товар за свои деньги требуют отличный.
        - Да… Гм… Не померещилось значит,  - Ордин положил неоткрытый второй мешочек, и стал собирать монетки и завязывать первый. Закинув его обратно в сумку, он перекрестился, и вернулся на свое место. Подперев голову рукой, Афанасий задумчиво уставился на занятый конец стола.
        - Разин… Гхм… Разин… Вроде слышал, что есть такой атаман Иван Разин, воюет поляка где-то на юге. Этого то из войска никто не отпустит. А про второго, как там его?
        - Степан,  - Александр положил последнюю куриную кость и, вытерев руки, запил квасом.
        - А что тебе именно этих надо? Там есть и другие атаманы. Вон как они Азов держали. И на море часто ходят турка имать,  - Ордин-Нащокин уставился на Литвинова,  - и откуда про них знаешь, или тоже «предвидел» чего?
        - Да вроде того… Нужны опытные атаманы и простые казаки, ходившие по морям и воевавшие на кораблях. Степан Разин - младший брат того Ивана. Его бы тоже надо.
        - Есть по этому делу еще один вопрос,  - Александр тоже посмотрел на упакованное золото.
        - Османы, считай, уже пять лет бодаются с Венецией за большой остров Крит. Причем, конца этому делу не видно. И венецианцы заказывают у Герцога Якова постройку боевых галер. А он их как пирожки печет. Потому как дело это выгодное. И думается мне на войну с османами тоже можно казачков нанять. Только платить будут уже Дожи. А так вроде и Царь не при чем, и казачки своего в Средиземном море не упустят. Города там не беднее черноморских, да и купцы жирные попадаются. Так смотри, можно прямо с верфи грузиться на галеру, и в Венецию. А там пошалить в меру сил и способностей, и на трофейном купце с добычей обратно.
        - Эко, у тебя все легко получается!  - Афанасий резко махнул рукой, что тут же отразилось на его лице в виде болезненной гримасы,  - туда сходи, да обратно с хабаром. Тут три раза помолишься, да пять раз перекрестишься, а и то боязно под пульки лезть. А оне, на этих челнах утлых… Нет, конечно, галера она поболее струга будет, но все же, как там в море то… да еще и воевать. Хотя, оно известно, что казак саблей свое счастье добывает.
        - Это Афанасий Лаврентьевич не наше дело. Наше дело договориться, и деньги распределить правильно. А всякий пусть зарабатывает, как умеет. Умеет Герцог корабли и галеры строить - хорошо. Умеет казак саблей махать - отлично. Мешают Царю Османы, а воевать с ними нельзя, поставим умельцев венецианцам. Все довольны и нам копеечка.
        - Так-то оно, так. Но все же турка воевать, хоть и хитрым таким способом, это надо от Царя-батюшки благословение получить, а может и долю выделить. А то не отпустит он служивых казачков за тридевять земель.
        - Ну, так в этих вопросах нам торопиться пока некуда,  - Литвинов пододвинул к себе расстегай,  - пока герцог спишется с Дожами о возможности найма Венецией донцов на их корабли, пока придёт ответ, мы уже всё по пять раз продумаем и обсудим. И еще одно дело…
        - Прости, Господи, соблазнитель то какой, что не слово, то соблазн,  - перекрестился, улыбаясь Ордин-Нащокин.
        - Нет, Афанасий Лаврентьевич, в этот раз никаких соблазнов. Просто если с ливонскими планами дело выгорит, то нужны будут переводчики с немецкого на русский, и много. Это почитай в каждый город, а то и по два, и по три. А если Кетлер начнет сейчас своих русскому учить, то шведы могут задуматься, не к месту. А так собрать пацанов посмышленей, да дьяка из посольского приказа им в наставники поставить, да у купцов поискать приказчиков в языках хорошо понимающих.
        - А ктож их кормить и одевать будет?  - Афанасий обтер руку и почесал затылок,  - хотя дело конечно зело нужное. Может у Царя денег… Хотя на свой кошт оно проще будет. А если еще и у приказа Посольского денег на это дело выкрутить получится, то совсем хорошо. Подумаю, в общем, что да как.
        Некоторое время в комнате снова было тихо. После того, как с расстегаем было покончено, Литвинов молча попивал квас, ожидая завершения приема пищи своим сотрапезником.
        - Ну и в конце нашего делового обеда, хочу поговорить о нужном и сложном. Не позднее, чем через месяц после Крещения, необходимо взять Динамбург.
        - Это ты загнул,  - аж крякнул Ордин-Нащокин,  - это же как…
        - Извини, что перебиваю, Афанасий Лаврентьевич, но взять их надо обязательно по снегу, и не так как вы тут до этого воевали. Надо чтобы и волки были сыты, и овцы целы. И чтоб шведы и поляки не сильно сомневались. Надо договариваться и с нашими немцами, и с Царем. А сильно несогласных поляков при штурме можно и со стены уронить. Только немцы захотят вольностей и привилегий. И этот вопрос тебе с Царем оговаривать, как и сами зимние штурмы городов.
        - А давай ка, Афанасий Лаврентьевич, я со своими набольшими эти вопросы порешаю, и через месяц к тебе подъеду на вечер хорового пения. Там и определимся, чем и как нам ослика зарядить, чтобы он крепостную стену проломил.
        - Хоровым пением осла заряжать, чтоб стены ломать,  - Афанасий засмеялся, и, встав, протянул руку,  - А давай! Иисусу не зазорно было на осле в Иерусалим въезжать, и мы в Динамбург попробуем!

* * *
        - Из письма мне понятна просьба нашего дорогого друга герцога Якова. Мы постараемся донести озабоченность владетеля Курляндии и Семигалии через нашу Августейшую сестру и надежных людей из партии «оранжистов» до Великого пенсионария. Учитывая, что еще весной я дал свое согласие на подтверждение прав данных моим отцом герцогу курляндскому, на владение островом Тобаго, мне не составит труда донести эту информацию до нынешнего руководителя Соединенных провинций. У нас довольно напряженные отношения, но все же де Витт заинтересован в нашей партии. Я думаю, в этом вопросе не будет каких-либо препон.
        - Премного благодарен Ваше Величество. Разрешите передать Вам небольшой подарок от герцога Якова - 1000 гульденов,  - Фелькерзам с поклоном передал Карлу 2 вексель,  - обозначенную сумму можно получить у Генриха Момбера в Курляндской Торговой Компании.
        - Передайте моему другу Якову Кетлеру благодарность за письмо. Можете быть свободны, посол.
        Мельхиор вышел из особняка, который занимал король Англии в изгнании. После неудачной попытки вернуть себе трон отца, казненного в 1649 году, принц Уэльский находился при французском дворе. Но политические интриги вынудили его покинуть Францию и переехать в Соединенные провинции. Фелькерзаму из Амстердама пришлось ехать в Гаагу, где проживал в это время Карл 2 увлеченный очередной пассией Элизабет Киллигрю. Здесь же в Гааге находился руководящий орган Республики соединенных нидерландских провинций - Генеральные штаты.
        Возле кареты фон Фелькерзама ждали опрятно одетые гвардейцы курляндского полка, отряженные в эту поездку в качестве телохранителей и почетного сопровождения для подобных случаев.
        - В гостиницу,  - курляндский канцлер и по совместительству чрезвычайный посол сел в карету.
        «Благодарен он за письмо. Целую неделю оббивал порог этого «короля - изгнанника». Сколько «их величество» должен нашему герцогу, то это он должен мне кланяться при встрече, а не я. Два раза платить за этот кусочек земли в океане, да еще и не известно приживутся колонисты в этот раз на Тобаго или нет. А ведь это уже четвертая экспедиция на этот островок. Колонисты первой вымерла от болезней, а вторую и третью выгнали разбушевавшиеся аборигены. Хотя Александр заверил, что в этот раз все будет хорошо. Мда… Но действительно через английского короля надавить на великого пенсионария будет дешевле, нежели нести взятку самому де Витту. Вот уж у кого аппетит безразмерный. С другой стороны, как ему быть умеренным, когда в Амстердаме крутятся такие деньги. Господи, с такими деньжищами можно купить пол мира. Ага, и продать. Чем голландцы и занимаются. Нет, наш герцог Яков правильно делает, что вкладывает деньги в землю и корабли. Деньги должны быть инструментом для приобретения земли, а не самоцелью. Земля нас кормит и защищает. А золото… или незаметно утечет сквозь пальцы или свихнёшься, трясясь над
сундуками, сначала стремясь преумножить, а потом сохранить» - курляндский канцлер задумчиво смотрел в окно кареты.
        «Но, однако эту неделю я хоть отдохнул от суеты. Потому что всю прошлую провел на ногах и в разъездах. Ага, спасибо нашему герцогу и его «тайным советникам». Столько сомнительных заведений я не посетил, наверное, за всю жизнь, сколько за ту неделю. Аптекари, алхимики… Ха. Каждому второму, если не всем на лоб можно ставить клеймо - «мошенник». А цены! Купоросное масло продают как раствор золота. А прочие… э… реактивы. В следующий раз нужно взять сюда опытного еврея. Пусть он торгуется. У меня сердце кровью обливается от этих цен. А станки. Такое впечатление что эти станки продают ученики алхимиков. Одно во всем этом хорошо - герцог и советники составили полный список с развернутыми пояснениями, что нужно, и как искать. Если бы я не знал, как это важно, плюнул бы на все. М-да уж. Устал от этой суеты. А тут еще это «недо-король» взял трехлетний доход среднего баронства с таким лицом, как будто я ему дохлую крысу принес. Надеюсь великий пенсионарий более прагматичен и не столь спесив как Карл 2. Да, уж, иногда лучше общаться с откровенным торгашом, а не королем без королевства, мнящим себя
императором. Впрочем, надеюсь де Витт не будет выдерживать меня до приема, пока мой корабль не прирастёт ко дну… А еще осталось докупать вещи по этому списку «пожеланий». Зато потом домой!» - Мельхиор улыбнулся… но почти сразу на лице появилась озабоченность.
        «Зундская пошлина. Надеюсь датский король не на столько беден, чтобы принимать золото с брезгливым выражением на лице. Надеюсь, что в Дании все будет проще. Посмотрим. А потом еще в Стокгольм. Ну, там я думаю все будет как Александр говорил - много пообещают, но договор «О нейтралитете Курляндии» не подпишут»,  - карета остановилась возле гостиницы и выйдя из неё, Фелькерзам посмотрел на одного из сопровождающих военных.
        - Хартман, сейчас я напишу письмо, и вы отвезете его в Генеральные штаты и передадите секретарю великого пенсионария. Ответ ждать не нужно.

* * *

        Встреча с руководителем Голландии состоялась через 4 дня. Что уже уставший торчать без дела в Гааге Мельхиор посчитал очень быстрым решением вопроса.
        - Вы нашли интересный способ донести до меня озабоченность по поводу острова Тобаго,  - Ян де Витт смотрел на сидящего напротив Фелькерзама,  - я более чем уверен, что вы прекрасно знаете о том напряжении, что существует между Генеральными штатами, которые я возглавляю и сторонниками Оранских, от которых ко мне и поступила просьба рассмотреть ваше дело. Изложите мне суть проблемы.
        - Остров был открыт еще Христофором Колумбом. Однако в связи с отсутствием на острове месторождений золота испанцы не стали его колонизировать. В 1596 году лейтенант Лоренс Кеймис из английской экспедиции Уолтера Рэйли побывал на Тобаго и повторно нашел его необитаемым. После возвращения этой экспедиции, король Англии Яков I, провозгласил остров английской колонией. В 1639 году права на остров были переданы Карлом I, в то время еще курляндскому принцу, Якову фон Кеттлеру. Весной этого года права на владение Тобаго герцогом Курляндии Яковом Кетлером были подтверждены как Кромвелем, так и Карлом 2.
        - Я немного поинтересовался вопросом по этому острову, и хочу заметить, что граждане Соединенных провинций, возглавляемые Корнелиусом де Мором в 1628 основали там поселение Ниув-Валхерен. Кроме поселения голландцы построили Форт Флиссинген.
        - Которые в свою очередь разрушила военная экспедиция испанцев с Тринидада в 1637 году. И после этого имели место попытки основать колонию на этом острове как нашим герцогом, так и англичанами, так и голландцами. Но из-за болезней и агрессивных туземцев все они были неудачные.
        - А в этот раз вы считаете, что попытка закрепиться на острове будет успешная, и ваша колония будет развиваться,  - Ян де Витт улыбнулся.
        - Именно так господин Великий пенсионарий,  - посол курляндского герцога улыбнулся в ответ,  - наша колония на реке Гамбия в Африке успешно развивается, и мы приобрели некоторый опыт в общении с аборигенами и бережении от заразных болезней. И самое главное, у нас появились определенные перспективы наладить торговлю колониальными товарами на востоке - в Московском княжестве. Избегая тем самым конкуренции с торговцами схожих товаров из Соединенных провинций на территории европейских стран. У меня имеются все необходимые документы подтверждающие права на владение островом Тобаго герцогом Курляндским.
        Фелькерзам положил перед де Виттом пачку документов. Сверху лежал вексель на 1000 гульденов Курляндской Торговой Компании.
        - Также хочу вас заверить, что если на нашем острове появятся мирные колонисты из Соединенных провинций, или других стран, то мы не станем их насильно изгонять или как-то притеснять их существование. Но нам необходимо иметь юридическое подтверждение со стороны Генеральных штатов прав герцога Курляндского Кетлера на остров Тобаго.
        Внимательно просмотрев все документы, де Витт задумчиво уставился на курляндского посла. Затем сложив вексель пристроил его в карман. И вызвал, позвенев в колокольчик, секретаря.
        - Сделайте копии с этих документов. Срочно.
        Подождав, пока секретарь выйдет Великий пенсионарий обратился к Фелькерзаму:
        - В свете открывшихся подробностей, я не вижу причин препятствовать вам. Через три дня вы получите соответствующие бумаги подтверждающие права на остров со стороны Генеральных штатов. Но мне интересны несколько вопросов. Первый из них - как вы решите вопрос провоза дорогих товаров через Зунд. Второй - на сколько реальны перспективы устойчивой торговли с Московией. Торговля через Архангельск практически не приносит прибыли. И третий - не будет ли эта торговля с Московией конкурировать на рынке зерна с голландскими купцами.
        - Если разрешите, я начну отвечать с третьего вопроса. Пока не понятно, чем и как закончится противостояние Речи Посполитой и Московского княжества за земли Украины и Литовского княжества. И говорить в свете ведения боевых действий о рынке зерна пока преждевременно. Но я думаю всегда можно договориться на взаимовыгодных условиях, в случае перехода земель, производящих зерно из рук Польши в руки Москвы. Относительно перспектив торговли с востоком. В этом году граница Московского княжества вплотную подошла к границе нашего герцогства. И Московский Великий князь, ровно, как и Король Речи Посполитой, дали нам письменные гарантии о нейтралитете с Курляндией. Москва не располагает портами на Балтийском море и торговым флотом. По крайней мере, пока. А Рига предпочитает драть с московитов три шкуры, и не допускать русских к общению с западными купцами. В этом свете перспективы у нашего герцога на нормальный и взаимовыгодный торговый договор с Москвой весьма велики.
        - Единственный неопределенный фактор способный повлиять на торговлю в балтийском регионе - король Шведский Карл 10 вступивший на престол в этом году. Пока он себя никак не проявил, но мне видится, что такой деятельный молодой человек не будет сидеть сложа руки перед пустой казной,  - Фелькерзам немного наклонился вперед, и слегка понизил голос,  - я думаю, при создании угрозы свободной торговли в балтийском регионе, все заинтересованные страны должны придерживаться определенной и согласованной позиции. И как я думаю, как минимум до середины зимы, когда в Швеции происходит ежегодное заседание Риксрода мы не услышим тревожных известий.
        Де Витт задумчиво посмотрел на курляндского посла и молча кивнул.
        - Ну и относительно Зундской пошлины. Герцог намерен внести пошлину авансом за десять лет,  - фон Фелькерзам улыбнулся.
        - Вы меня право удивили, барон,  - де Витт с восхищением посмотрел на курляндского посла,  - это ведь огромная сумма, неужели ваш герцог ей располагает?
        - Нет конечно, часть мы внесем деньгами, а остальное товарами и услугами,  - герцог Кетлер предпочитает решать вопросы мирным способом, и ищет для этого различные пути.
        В этот момент открылась дверь, и вошел секретарь. Он положил оригиналы курляндских бумаг на стол, и поклонившись, вышел.
        - Ну что же, мне нравится подход Якова Кетлера к решению сложных вопросов. Надеюсь он не изменится в дальнейшем. Через три дня приходите за документами по Тобаго. Возьмете их у секретаря. Приятно было с вами пообщаться господин посол.
        - Надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество господин Великий пенсионарий,  - Мельхиор взял бумаги, поклонился и вышел из кабинета.

* * *

        Ноябрь1654

        Шмидт задумчиво и немного волнуясь ходил по гостиной своего дома. Был один из тех редких случаев, когда он мог провести дома несколько дней. Но сегодня ему еще и удалось доставить к себе Мусаева. Тот тоже был постоянно занят, причем в нескольких разных местах, и их маршруты обычно не совпадали.
        Со второго этажа спустился Владимир Сергеевич.
        - Ну что?
        Доктор молча подошел к столу, на котором стоял тазик, над которым он мыл руки перед осмотром и кувшин с водой.
        - Полей, руки нужно мыть не только до, но и после!  - хорошо помыв руки с дегтярным мылом, к началу производства которого Мусаев имел непосредственное отношение, и явно выдержав театральную паузу, он наконец сдался,  - поздравляю, Сергей Петрович! Вы будете отцом!
        - А то я об этом и так не догадывался,  - лицо Петрович все равно радостно расплылось в улыбке,  - как там все обстоит?
        - Ну ты даешь, Серега!  - Владимир засмеялся,  - если так интересно, сам посмотри. Жена твоя, собственно.
        - Ну ты же специалист, ёлы-палы, ты должен знать, что и как!  - возмутился главный механик герцогства.
        - Даже у нас, на втором месяце я вряд ли сказал бы тебе что-то кроме того, что ты станешь отцом. Далия выглядит нормально, все симптомы для этого состояния - типичные. Здоровое питание, и прогулки на свежем воздухе. А все остальное, как говорят местные, в руках Господа.
        - Ты же понимаешь, чего я опасаюсь. Все-таки почти десять лет возле реактора на лодке околачивался,  - Петрович привычно поскреб плешь.
        - Волка бояться в лес не ходить. Или как говорили латиняне - Alea iacta est что означает - «жребий брошен». Ежели оно там завелось, и дожило до двух месяцев, то значит все нормально. Мы считай полгода на экологически чистом питании и занимаемся физическим трудом на свежем воздухе. Так что зря себе не накручивай, и все пусть идет своим путем. Надзор врача я вам обеспечу, практически лучший во всем мире. Жена у тебя молодая, справная, наследственность у неё замечательная…  - Мусаев снова начал смеяться, смотря как Шмидт краснеет с его шуток.
        - Хлопнем по рюмашке, за ради этого дела?  - Мусаев подмигнул Шмидту.
        - В обязательном порядке!

* * *
        - Посол герцога Кетлера Курляндского, Мельхиор фон Фелькерзам просит быть принят Вашим Величеством по поводу уплаты Зундской пошлины,  - советник вопросительно посмотрел на своего короля.
        - Герцог хочет преференций?  - Его Величество Фредерик 3 недовольно сморщился.
        - Напротив, Фелькерзам говорил о возможности внесения пошлины вперед, за десять лет. Наличными. А еще он просил аудиенции у Вашего Величества, для … гм… цитирую: «обсуждения вопросов Балтийской политики, строго конфиденциально».
        - Ха, ха…, пожалуй, я попрошу тебя каждое утро говорить мне, что кто-то просит внести пошлину за десять лет, и обязательно наличными. Это просто, таки, поднимает настроение. Хотя таким нехитрым способом Курляндский герцог явно хочет каких-то привилегий. С другой стороны, деньги все равно будут в казне, а привилегии дело такое…, - король, улыбаясь, побарабанил пальцами по подлокотнику кресла,  - давай так, сначала примем его в узком кругу, и послушаем, чего там этот герцог придумал эдакого, а потом, устроим официальный прием, где собственно и озвучим уплату Зундской пошлины на десять лет вперед, … ха, ха, … наличными… Такой вопрос не скроешь от всей просвещенной Европы, и тем более от наших заклятых друзей - шведов. Когда у меня свободное время для этого дела?
        - Я решил, что этот вопрос заинтересует Ваше Величество, и рекомендовал Фелькерзаму с утра быть во дворце,  - советник поклонился.
        - Ну и сколько ты с него стряс, за такое, практически моментальное решение о назначении аудиенции?  - Король прищурившись посмотрел на своего верного слугу.
        - Ваше Величество, мной двигала исключительно забота о нашем Государстве,  - советник преданно смотрел в глаза своего повелителя.
        - Сколько?  - король заинтересованно наклонился вперед.
        - Всего десять талеров, курляндской чеканки, они называют их далдеры,  - советник так же преданно смотрел в глаза.
        - Ну десять, это действительно забота о государстве, а не попытка обобрать очередного просителя…, - владетель Дании задумчиво нахмурился,  - зови его в этот кабинет через час, мне надо подумать.

* * *

        После произнесения всех приличествующих при подобной встречи слов и заверений настала пауза.
        - А теперь давайте перейдем к вопросу… э… Олли?  - король посмотрел на советника.
        - Обсуждения Балтийской политики, строго конфиденциально,  - напомнил советник.
        - Именно…
        - Ваше Величество, устремления моего герцога всецело направлены на увеличение торговли. В том числе и колониальными товарами. В данный момент Курляндия располагает двумя колониями - на африканском побережье на реке Гамбия и в Новом Свете на острове Тобаго. И прохождение Зундского пролива без задержек и проволочек, положительно скажется на обороте торговли,  - Фелькерзам посмотрел сначала на Короля, а затем на помощника, и снова вопросительно на короля.
        - Всё хорошо, посол, продолжайте,  - успокоил его самодержец.
        - Только что закончилась Англо-голландская война, которая хоть косвенно, но задела и Королевство Вашего Величества. Любая война, это стеснение торговли, и увеличение рисков для торговых кораблей, в том числе и судов нейтральных стран.
        - Сейчас, если Ваше Величество позволит, я выскажу ряд предположений, знание которых возможно будут полезно Датскому королевству,  - Мельхиор вопросительно посмотрел на Короля.
        Король молча кивнул.
        - Мечта Густова-Адольфа сделать Балтику внутренним морем, в основном для взимания торговых пошлин в крупных портах расположенных на устьях рек, осталась неосуществленной, или правильнее сказать недоосуществленной. По тому как порт Данциг на Висле принадлежит польской короне. И пошлины с огромного количества зерна, проходящего через этот порт, и с других товаров как вывозимых, так и ввозимых Речью Посполитой через Гданьск, как они его называют, проходят, так сказать, мимо шведской казны. Которую, в свою очередь растратила своим «блестящим правлением» королева Кристина. Отрекшаяся этим летом от престола.
        Перед молодым королем Карлом 10 Густавом стоит немаловажный вопрос пополнения казны, в том числе и для выплаты жалования солдатам и офицерам простаивающей армии, и морякам, и капитанам находящегося в таком же положении боевого флота.
        Речь Посполита - идеальный кандидат для удовлетворения всех шведских желаний. Во-первых, не закончившееся восстание восточных окраин Польши, переросло в войну с Московией, за принадлежность этих окраин. Оттянув все войска на восток страны. Во-вторых, взятие Данцига завершит исполнение мечты шведов о внутреннем море, и взимании пошлин со всех торговых путей прибалтийских стран. В-третьих, Польша, не смотря на частые бунты окраин, все еще очень богатая страна. В отличие от России или Немецких княжеств, разоренных 30 летней войной. Ну и в-четвертых, практически абсурдные притязания польского короля Яна Казимира на Шведский трон вызывают возмущение и желание наказать наглеца со стороны Карла 10.
        - Мы даже можем предположить, когда Швеция вступит в войну. В этом году активных приготовлений не наблюдается и Риксрод не вынес решение о подготовке к войне. Но если наступление русских, в следующем году будет хотя бы на половину так же успешно, как и в этом, то вопрос объявления войны Швецией может отпасть естественным путем, в виду так сказать, отсутствия Польши как субъекта политики. Флот после зимовки необходимо привести в порядок. Это сужает временные рамки - конец мая-июнь.
        Речь Посполитая большая страна, и шведы вынуждены будут рассыпать большую часть своей армии по гарнизонам. Приоритетом будет занять всю пока незахваченную русскими прибрежную часть страны.
        Относительно взятия Данцига. Голландия, которая является основным покупателем польского зерна, вряд ли согласится без боя платить пошлину Швеции. Как и сами поляки, пока не падет страна не согласятся отдать Данциг.
        В свою очередь такое поведение Карла 10 вряд ли оставит равнодушным московского царя, мечтающего о портах на Балтике.
        Все вышесказанное, Ваше Величество, исключительно умозаключения, и только Господь Бог знает, как все произойдет на самом деле.
        Но как сказал один мудрец - «предупрежден - значит вооружен». А ждать зимнего заседания Шведского Риксрода осталось недолго.
        - Дорогой посол, на сколько помню Курляндия является вассалом Польши, а до столицы вашего Герцогства… э…
        - Митавы, Ваше Величество,  - охотно подсказал Фелькерзам.
        - От коронного города Швеции Риги, до Митавы что-то около трех - четырех десятков миль,  - король скептически посмотрел на Курляндского посла.
        - Курляндия мирная страна, и постарается всеми возможными способами как можно дольше сохранять нейтралитет в этой сложной ситуации. От царя Московии и короля Речи Посполитой мы смогли получить письменные гарантии о нейтралитете.
        - Курляндии и герцогу Кетлеру нужна СВОБОДНАЯ торговля на Балтийском море. И если вопрос с Зундской пошлиной мы, надеюсь Ваше Величество, решим в ближайшее время, то остальные вопросы необходимо будет решать при создании благоприятных условий,  - фон Фелькерзам замолчал, как бы предлагая задать вопрос, о сроках и условиях.
        - И когда создадутся эти самые, благоприятные условия?  - не заставил себя ждать Датский король.
        - Я думаю у нас еще будет время поговорить о балтийской политике, Ваше Величество. И о подготовке благоприятных условий, в том числе. Пока повторю, что все сказанное есть только умозаключения и они требуют подтверждения. И сохранения самих этих умозаключений в тайне. До момента, пока они не станут подтвердившимся фактом.
        - Мы услышали вас, посол фон Фелькерзам,  - король задумчиво постучал пальцами по подлокотнику,  - как там сказал ваш мудрец … «предупрежден - значит вооружен»? Очень… э… емкая и … правильная присказка. И внесение пошлины в этом свете выглядит вдвойне необходимым. Сколько вы собираетесь заплатить Нам за прохождение Зунда вашими кораблями?
        - В этот раз я готов оплатить 15 000 талеров золотом, Ваше Величество,  - Фелькерзам немного подумал,  - схожая, или большая сумма будет выделена позже, в течение года, перед созданием тех самых благоприятных условий. Остальную сумму мы обязуемся внести при создании на Балтике условий свободной торговли.
        - Олли, когда у нас ближайший торжественный прием?  - король обратился к своему советнику.
        - После завтра, Ваше Величество,  - напомнил тот.
        - Посол Мельхиор фон Фелькерзам, Мы ждем вас послезавтра, на торжественном рауте, где примем послание герцога Курляндии и вручим вам ответ, по вопросу уплаты Зундской пошлины. Подробности обсудите позже с Олли. Надеюсь при следующей нашей встрече, вы сможете порадовать меня не меньше, чем сегодня. Сумма конечно небольшая, но в свете … э… высказанных умозаключений, своевременная. Вы свободны посол.
        Фон Фелькерзам поклонился, и сопровождаемый советником Датского короля покинул кабинет.

* * *
        - Что ты обо всем этом думаешь, Олли?  - сидящий в кресле человек держал в руке бокал.
        - После завтра золото будет в казне Вашего Величества, и это я считаю главное,  - советник задумался,  - если Риксрод действительно примет решение о нападении на Польшу, то это мы сможем узнать в кратчайшие сроки. А подготовиться к тому, пока мифическому «благоприятному моменту» мы успеем. У нас будет как минимум год. Самое сложное будет договориться с Государственным советом.
        - Но ты считаешь все эти, гм… умозаключения возможными?  - спрашивающий отпил из бокала.
        - Как сказал посол, Риксрод покажет, насколько эти домыслы являются вымыслами, или насколько, продуманными мыслями,  - советник снова задумался,  - Карл Густав показал себя решительным полководцем в конце 30 летней войны, да и в Ганнибаловой войне успешно командовал своими войсками. К нашему сожалению. И я думаю, для такой авантюры, как ограбление Польши, с его точки зрения, создаются очень «благоприятные условия».

* * *
        - Александр, я хотел с вами посоветоваться,  - герцог вошел в комнату к Литвинову, только что вернувшемуся от Ордина-Нащокина.
        - Ваша Светлость, я только с дороги, и не готов сразу предоставить отчет о поездке,  - ответил «тайный советник».
        - По поездке вы мне доложите завтра, после обеда,  - Яков немного смущённо замолчал, подбирая слова,  - у нас с герром Шмидтом возникли разногласия. Я хочу сразу полететь на большом воздушном шаре, а Сергей Петрович, рекомендует, э… сначала показать летающую модель, потом закрепить приоритет, а уже потом лететь самому.
        - А что шар уже готов?  - удивился Литвинов,  - меня не было всего две недели.
        - Вы знаете, Александр, с тех пор как я увидел, как стрелка весов поползла в сторону, показывая, что бумажный куб становится легче на… как его назвал Шмидт, экспериментальном стенде, я буквально потерял покой. С вашим появлением в моей жизни я и так стал меньше спать, а после этого вообще потерял сон! Снаряжение колониальной экспедиции отнимало много времени, но после того как мы отправили корабли, я практически все время занят этим проектом. И все стараются мне помочь. Мы уже поднимали на привязи на несколько аршин бумажную модель. И Шмидт докладывает, что большой шар практически готов,  - Яков с гордостью и надеждой посмотрел на своего советника.
        - Не хотелось бы вас огорчать, Ваша Светлость, но я вынужден поддержать Сергея Петровича. Первый полет, он может произойти тихо и незаметно, в узком кругу, в качестве эксперимента. А вот первый Официальный полет,  - это знаковое событие, и он должен быть обставлен, со всей возможной помпой, о нем должны быть оповещены как можно более широкий круг заинтересованных лиц. А для этого нужна соответствующая реклама. И полет бумажной модели как раз послужит такой рекламой, и определит отношение людей к самому вопросу возможности полета человека в «небо». Ну и заодно начнем приучать церковников к этой мысли,  - усмехнулся Александр.
        - И конечно приоритет необходимо закрепить,  - Литвинов задумался,  - нужно послать описание работы по взвешиванию бумажного куба в научные академии. Английская и французская будут наиболее приемлемы в этом плане. Но французская вроде в 70-е основана. А вот Английское королевское научное общество где-то как раз в это время.
        - Нет, я бы об этом знал,  - Герцог задумался,  - Академия «Рысьеглазых» в Риме, как я слышал, прекратила свою работу. Как шутку слышал, что в городе Швайнфурте Лорен Йохан Бауш организовал «Академию природных курьёзов». А вообще, наверное, лучше всего послать описание этого опыта моему знакомому - Микаэлису в Лейпцигский университета. А уж там они своей ученой братией перемелют мне все кости по поводу аэростата. Ха, ха… не хотел бы я при этом присутствовать. Особенно учитывая, что последний год на посту ректора у них теологи. К тому же Джовани ведет широкую переписку среди заинтересованных наукой людей. Я попрошу его разослать описание нашего опыта товарищам по цеху. А еще напишу письмо Отто фон Герике. Его «магдебургские полушария» наделали много шума. И в свободное от дел магистрата время он активно занимается научными экспериментами. Так что, надеюсь, информация о наших свершениях широко разойдется.
        - А когда появятся желающие повторить Ваш, Ваша Светлость опыт, до них как раз дойдет известие о полете шара с человеком на борту в Курляндии, и это будет наиболее правильно, на мой взгляд,  - усмехнулся Литвинов,  - и если неверующие обратятся к знающим людям, то получат подтверждение - герцог Кетлер первооткрыватель подъемной силы теплого воздуха.

* * *
        - Господа, сегодня я желаю продемонстрировать вам интересную научную игрушку, которую я назвал «аэростат»,  - герцог Яков просто лучился энергией.
        - Все вы видели, как дым от костра поднимается вверх, при этом горячий воздух может увлечь за собой частички пепла, которые затем выпав из теплого потока, опускаются на землю. И я задался вопросом - «А насколько велика это сила?» - Кетлер улыбнулся и продолжил,  - но это был только первый вопрос! Как и чем измерить воздух в воздухе, чем и как измерить степень нагрева воздуха - эти и масса других вопросов встали на моем пути.
        - Если что-то легче чего-то, то это можно взвесить весами, решил я. Склеив из плотной бумаги куб с ребром в немецкий аршин, если можно так сказать, без дна, я подвесил его на одно из плеч весов. Затем я уравновесил весы и поставил под этот куб подсвечник с пятью свечами. Теплый воздух поднимался и задерживался в этом кубе. Можно сказать, что я его поймал. И через некоторое время весы отклонились, показывая, что теплый воздух в кубе, легче того, что находился в комнате.
        - Господа,  - Герцог обвел всех взглядом, продолжая улыбаться,  - и тут меня охватил азарт. А не смогу ли я использовать эту силу себе во благо? Сила ветра при помощи парусов движет корабли, сила воды вращает колеса мельниц, а сила теплого воздуха смогла поднять этот куб из бумаги.
        - В результате нескольких взвешиваний, мне удалось установить, что, как я ее назвал «подъёмная сила» моего бумажного куба равна массе около 1 марки. Причем каждый раз вес немного отличался. Почему?  - герцог снова посмотрел на присутствующих, как бы желая услышать от них ответ на этот вопрос,  - я не мог найти ответа, пока не поговорил с нашим выдающимся, не побоюсь этого слова, естествоиспытателем Иоганом Глаубером!
        - Иоган Рудольф предположил, что разница в весе образуется из-за разницы в температуре воздуха как внутри куба, так и снаружи куба при разных измерениях. И дабы выяснить действительность своих слов, презентовал мне свое изобретение - «термометр», позволяющий измерять температуру. Не вдаваясь в долгие объяснения, хочу сказать, что теперь я умею высчитывать массу, поднимаемую определенным объемом теплого воздуха - подъёмную силу, сравнительно точно.
        - Теперь передо мной встал вопрос, как именно эту силу использовать?  - Яков снова обвел слушателей взглядом, опять желая услышать от них ответ,  - Господь не наделил человека крыльями, что бы он мог летать. Но рождаясь нагим человек своим трудом, показывает, что он не животное. Он делает одежду, чтобы не мерзнуть зимой, изобрел плуг, чтобы пахать землю, и увеличивать этим урожай, придумал ветряные и водяные мельницы, чтобы молоть зерно, и научился строить корабли, чтобы плавать по морям. И если есть сила, которая позволяет подняться вверх, в воздух, то почему бы и не воспользоваться ей!  - герцог махнул рукой, и слуги сняли ткань закрывающую от зрителей большой бумажный шар с горловиной снизу, к которой была прикреплена спиртовая горелка. На обращенной к зрителям стороне шара был изображен герб Курляндии.
        - Сейчас я продемонстрирую его возможности,  - Кетлер подошёл к шару, и вовремя поданными слугой ножницами, перерезал веревочку, удерживающую аэростат.
        В совершенной тишине «научная игрушка» герцога Якова стала неспешно подниматься ввысь.
        Кетлер первый захлопал в ладоши, и его поддержали все присутствующие.
        Аэростат тем временем поднялся на высоту вдвое выше крон деревьев, и подхваченный ветром полетел на запад, продолжая подниматься вверх.
        - Этот аэростат из тонкой бумаги был изготовлен для демонстрации возможностей полета. Через месяц, в начале декабря, я приглашаю всех желающих посмотреть на аэростат, на котором человек впервые поднимется в небо.

* * *
        - Что вы думаете, об этом очередном чудачестве нашего дорогого герцога?  - граф Шлипенбах, посланник Шведского короля при дворе польского короля, аккуратно отрезал кусочек мяса от окорока.
        - Вот именно, что чудачество,  - его товарищ, только посланник Австрийского императора, Франц фон Лизола, налил вино в бокалы,  - воздушный корабль из бумаги. Это просто какое-то недоразумение. Пока вас не было, я позволил себе немного заняться математическими упражнениями. Смотрите, если его куб объемом аршин поднимает марку веса, то какой должен быть объем для поднятия человека? Скажем средний человек весит четыре пуда. Если мы четыре пуда пересчитаем на марки - это выйдет около 300 марок. То есть 300 кубических аршин. Это приблизительно куб со стороной в 7 аршин. Из бумаги. Он сам по себе будет весить с пуд. Это значит, что этот бумажный монстр должен быть еще больше, чтобы поднять и свой вес, и вес человека. А если дождь? А если огонь с горелки попадет на эту бумагу? Она же мгновенно сгорит. Так что герцог Яков опять придумал очередную ерунду.
        - Но все же он обещал через месяц показать полет человека на этом… аэростате,  - возразил шведский посланник.
        - Мне кажется герцог сядет в лужу, с этим бумажным шаром,  - австрийский посланник немного подумал и продолжил,  - а не заключить ли нам пари по этому поводу?
        - Хоть я, как и вы не совсем верю в возможности этой игрушки поднять человека, но, так сказать, ради интереса, пожалуй, поставлю талер за то, что Якову Кетлеру удастся подняться на его бумажном шарике,  - Шлиппенбах приподнял бокал вина.
        - Ну а я значит за то, что у него это не получится!  - фон Лизотта чокнулся о бокал Шлиппенбаха.
        - По крайней мере, с курляндским герцогом не скучно,  - продолжил швед,  - что вы слышали о переговорах, проходящих в Бахчисарае? Кого поддержит Мехмед 4 Герей этим летом, и против кого он соответственно выступит?
        Послы еще долго обменивались последними слухами. Но на следующее утро они оба написали подробные письма своим повелителям об «игрушке герцога Курляндского», и об его обещании «полететь в небо», через месяц.

* * *
        - Ну что, мужики, мне нужна бомба, желательно мощная, и не позднее чем через пару месяцев - Литвинов стоял во главе стола, находящегося в одном из помещений административного здания комплекса военно-морской академии.
        Это строение, как и все прочие здания академии было свеже построенное. В комнате пахло смолой. А через незастекленное окно доносились звуки строительства. Рабочие накрывали крышу второй казармы.
        - Что Карл ожидается в Риге, в ближайшее время?  - Шмидт удивленно уставился на Александра.
        - Надо подорвать ворота Динамбурга, до Карла пока далеко.
        - А…эт самое…, - Мусаев откинулся на спинку стула,  - вроде же договаривались не отсвечивать до лета 56 года, а тут город брать собрался.
        - Понимаешь Володя, мы все равно уже изменили все своим появлением, и тем, что герцог принял наши планы. И если все пойдет наперекосяк, сильно до того боя, о котором мы в бане толковали, то лучше иметь выгодные позиции для начала своей игры. А на Динамбург завязана вся логистика в вопросе переброски войск в район Риги и их снабжения. К тому же этот город является столицей Латгалии или Инфлянтов - как поляки называют эту часть бывшей Ливонии. Да и как не крути, что для литовцев, что для поляков, это район фактически окруженный и оккупированный. Ни денег, ни войск отсюда они не получают и не получат. Так что, так уж кардинально, мы общую картину не сломаем. Возникает опасность, что шведов через Курляндию пойдет больше, чем в наше время. Но мы с герцогом подстраховались немного, договорившись увеличить гарнизон Митавы. А по Динамбургу,  - Ордин-Нащокин в реале пытался его взять, но с этими скоростями перемещения и ведения осадных работ, что бытует в это время, дождался подкрепления городу со стороны Литвы, и снял осаду. Вот я и хочу просто слегонца подправить скорости. Вместо того, чтобы телиться
полгода, оприходовать его за пару недель. Это вместе с перемещением отрядов Ордина-Нащокина с зимних квартир в Режице до Динамбурга. А чтобы русские по привычке не перекрошили немцев пол города, дабы не обижать соотечественников, Яков пообещал поспособствовать в вопросе немецкого нейтралитета. Наша задача - вскрыть ворота, охраняемые польскими частями, и придать полку Афанасия Лаврентьевича должное ускорение, чтобы он зашел в ворота раньше, чем их по новой забетонируют.
        - Ты похоже уже все решил и продумал?  - Шмидт привычно почесал лысину,  - какая мощность заряда тебе нужна, какое будет средство доставки и способ подрыва?
        - Это просто песня!  - Литвинов заходил по комнате,  - возвращались с Брандтом от Ордина, и решили проехать через Динамбург. И километра за 3 до города повстречали телегу со здоровенной бочкой. О ее назначении мы догадались метров за 20, по непревзойденному фану, причем одновременно услышали и вопли возницы. До изумления пьяный золотарь возвращался после опорожнения своего дерьмовоза на местном селитряном предприятии, оглашая местность похабной песней.
        - Мы даже поговорили с этим специалистом. Потомственны золотарь Дитрих Фурце, уж не знаю кличка это, или фамилия.
        - Для золотаря подходяще,  - засмеялся Шмидт.
        - А в чем прикол?  - спросил Мусаев.
        - Я тебе потом объясню,  - Петрович опять засмеялся,  - да и вообще Володя учи немецкий. Тут каждый второй полиглот, а ты со своей латынью и английским выглядишь бледненько.
        - Да ну тебя, Серега, учу, я, учу. Саша, что там твой Дитрих?
        - Ну не такой уж и мой. Но я думаю при встрече обрадуется - я ему на опохмел талер дал, после плодотворного общенья. Так вот, сей труженик санитарного фронта со сранья, так сказать, собирает гуано, и прочие производственные компоненты по всему городу, и с открытием ворот отправляется к селитряным ямам. Располагающимся по понятным причинам сильно на отшибе. И после обеда возвращается в город. И так каждый день. Единственный непостоянный фактор - степень опьянения. От слегка поддатый, до невменяемый. Как он сам сказал пару раз его довозил до дома глухонемой слуга трактирщика. Мы даже вернулись в трактир посмотреть на этого слугу. Ничего примечательного.
        - Угу, значит со средством доставки разобрались. Как будем рвать и сколько в тротиловом эквиваленте нужно?  - Шмидт задумчиво смотрел на Литвинова.
        - Заряд нужен такой, чтобы сами каменные ворота не развалились, но всю охрану поглушило, и желательно поломало все механизмы - ну там подъем моста, сами ворота, решетка, она там тоже есть.
        - Три кило должно хватить…, - почесав затылок сказал Петрович,  - что, Володя, сваяешь?
        - Вот, наконец дошли до меня. А то все думаю, чем они взрывать то будут, да еще и в тротиловом эквиваленте,  - Мусаев усмехнулся,  - глицерина у меня уже две бочки стоит. Двести литров. Забираю у мыловаров про запас. А вот с остальным негусто. И пока не начались централизованные поставки из Европы серной кислоты, называемой здесь «Купоросное масло», можно рассчитывать только на 5 литров, которые нашлись в закромах Якова. Причем половина уйдет на получение концентрированной азотки. Так что, если все срастется… эм…, туда, сюда,  - 300 грамм тринитроглицерина я синтезирую. Стабилизируем магнезией, я ее тут у стекольщиков видел, и все… Вряд ли за пару месяцев еще кислоты привезут. Пока Чапай дойдет до Амстердама, пока закупят, пока привезут… Дело долгое.
        - Постой,  - Литвинов махнул рукой, как бы отгоняя неправильные мысли,  - у герцога полно серы. Почему нельзя сделать серную кислоту из неё?
        - Не все так просто, друг Горацио!  - Мусаев усмехнулся,  - непосредственно из серы можно получить сернистую кислоту. Это прекрасное средство для отбеливания тканей. Кстати, скажи Якову Вильгельмовичу, при случае. А вот для получения серной кислоты нужен еще и катализатор. Платина, которой нет, или оксид ванадия, тоже в обозримом будущем недоступный, ну или насколько помню, один из оксидов железа. Но там с этим железом такие сложности, что это все надо проверять экспериментально. А у меня оборудования пока нет.
        - Значит черный порох…  - Шмидт опять почесал затылок,  - ну примерно 20 килограмм хватит. Как подрывать? Уже третий раз спрашиваю.
        - Я всю ночь думал… Без смертника никак. Фитиль, как и часовой механизм, если бы он у нас был, не позволяют провести подрыв в нужном месте. Вдруг задержка, проверка, или еще чего. Радио взрывателя еще лет 50, если не 150, не ожидается. Нужен человек. Посмотреть у Ордина в воинстве какого сильно болезного. В этом веке, что воспаление легких, что туберкулез, да и просто сильный грипп - считай приговор. Подобрать хоть слегка похожего на глухонемого трактирного слугу, и… гм… на подвиг.
        - Да блин, и чего нас не в светлое будущее закинуло. Ну да ладно. Инициируем заряд пороха патроном сигнальной ракеты. А лучше двумя, для подстраховки. Их еще с десяток осталось. Капсюли наколем гвоздями. А бить по ним будет какая-нибудь подпружиненная железяка. Удерживаемая во взведенном состоянии предохранительным штырем. Дерни за веревочку, штырь отпускает било, капсюль накалывается, ракета зажигает порох. Сделаю за неделю. А кто в бочку золотаря полезет… Хотя, чего спрашиваю…  - сказал Шмидт, глядя на заулыбавшиеся физиономии друзей.
        - Операцию назовём «Астра»,  - засмеялся Мусаев.
        - Почему,  - спросил Литвинов.
        - Потому, что «Астра» - ассенизатор,  - вздохнул Петрович,  - хотя в прошлом был разведкорабль. Угадал?
        - «Через тернии к звездам»…  - Литвинов снова улыбнулся,  - подходяще… Твою мать, Вова, я тут человека на смерть посылать собрался, а ты ржёшь.
        - В общим так, поедем все вместе. Петрович устанавливает заряд в… эм… средство доставки и налаживает механизм, Сергеич подбирает гарантированного кандидата, а на мне общая координация всего и вся. И будет это все ближе к концу января,  - Александр хмыкнул и спросил:
        - Слушай Петрович, а как там у тебя с Далей дела…

* * *
        - Здравствуй, Александр, здравствуй гость дорогой!  - Ордин-Нащокин встречал приехавших стоя на крыльце дома - с вестями хорошими, али еще каких гостинцев привез в седельных сумках?
        - Кто же так гостей встречает?  - отшутился Литвинов,  - ты сначала отогрей, потом накорми, опосля напои, ну а уже потом можно и о вестях потолковать.
        Литвинов, Брандт и четыре драгуна из гвардии герцога спешились, и отдав коней Федоту Кривуле с его дворовыми помощниками, прошли в дом. Брандта с подчиненными перехватил Емелин, а Литвинов прошел за Ордином в комнату, служащую кабинетом.
        - Вот давай, с дороги для сугреву, хлебного вина чарку,  - Афанасий Лаврентьевич налил в уже знакомый кубок грамм 100 водки и сняв полотенце, накрывавшее миску с огурцами, пододвинул её поближе к Литвинову,  - закусывай.
        - Благодарю,  - Литвинов опрокинул, и закусил хрустящим огурцом.
        - Вести я привез хорошие. Герцог через своих людей смог договориться с динамбургскими набольшими. У них здесь кругом родственники. Взять тех же Тизенгаузенов. И в Динамбурге Тизенгаузены, и в Бауске Тизенгаузены, и в Дерпте Тизенгаузы,  - это те же Тизенгаузены, только на польский манер.
        Вот Герцог Бауского Тизенгаузена и послал по-родственному к Динамбургскому. Да и сами немцы в городе понимают, что после Смоленска, Витебска и Полоцка следующая очередь у них. И в принципе, если после взятия города Царь гарантирует сохранение городу названия, свободы вероисповедания и дворянских привилегий, а в управлении оставит основы Магдебургского права, то они согласны перейти под руку царя. Так что, если город возьмёшь, немцы обороняться не будут. И присягу как бы не нарушат - дабы избежать кровопролития, сдадутся победителю.
        - Ага, ага, дело за малым - начать и кончить,  - хмыкнул Афанасий.
        - Именно!  - Литвинов показал пальцем на чарку, а Ордин понятливо кивнул, и стал наливать водку уже в два кубка.
        - Ворота мы с товарищами тебе откроем. А точнее взорвем. Применив хитрость. Твоя задача - сделать так, чтобы мы подготовили эту хитрость в полной тайне от жителей, и взять город в течение получаса, пока пыль от взрыва не осядет.
        - Эвон оно как… а как я свое воинство к городу подведу, чтобы жители не проведали? Ну ладноть, конники могут быстро пройти, а обоз с пушками и стрельцы?
        - Если все получится, ты пушки с обозом после приведёшь. А пехоту и прочие штурмовые снасти надо грузить на сани и со скоростью конницы переместиться к Динамбургу.
        - Афанасий Лаврентьевич, у тебя татары есть? Уж очень они шустры в деле людей перехватывать. Пошлем вперед по дорогам, чтобы всех подряд ловили, и в город вести о войске раньше времени не дошли. И чтобы мы хитрость свою спокойно сделали.
        - Не, у меня басурмане не служат, а у Василия Петровича Шереметьева имеются, пять или шесть сотен. Если так уж надо, могу сотню попросить, до ледохода. Всяко войско на зимних квартирах. Только повеления то не было город брать. Надобно к царю гонца с прошением и резонами отправить. Царь нынче в Вязьме зимует.
        - Мудрая поговорка гласит: «Хочешь что-то сделать хорошо - делай сам». И что бы дело наше не зависело от царского настроения или лошади гонца, советую тебе Афанасий Лаврентьевич самолично отправиться к Алексею Михайловичу, самодержцу всея Руси. Да заодно рубин пристроишь в хозяйские руки. А то пойди спать, то мешает?
        - Вот вроде серьезный муж, а порой как ботало скоморошье,  - «трень-брень, трень-брень»,  - Ордин нахмурился,  - за отлучение из войска можно и по шапке получить, но с таким гостинцем, я думаю, помилуют.
        - Если бы мне кто в клювике принес сто тысяч талеров, я бы тоже не сильно ругался,  - Литвинов посмотрел на еще более нахмурившегося Афанасия, и продолжил,  - да ладно тебе.
        - О чем ты с ним будешь говорить, это дело не мое, но про шведов скажи, что ходят слухи среди немцев, что Риксрод собирается одобрить войну с Речью Посполитой. Но пока еще ничего толком не известно. И что Герцог Яков хочет нейтралитета, потому что войск у него своих нет, а до Вильно недалече, и Рига шведская под боком. А когда не будет угрозы от поляков и шведов, то и дело будет совсем другое. А там и торговать можно, и корабли в пользование за деньги предоставить, ну и прочее всякое. Только хотят немцы жить своим обычаем, и веру свою исповедовать.
        В этот момент раздался стук в дверь, она приотворилась, и в комнату зашел Емелин.
        - Афанасий Лаврентьевич, Марфа повечерять сготовила, прикажете накрывать?
        - Давай неси. Да немцев накормите, и комнаты им выдели на ночь.
        - Немцы служилые, со старшим своим, ужо вечеряют. А по комнатам я их зараз развел.
        - Хорошо, ступай. Ну что Александр, потрапезничаем, чем Бог послал?
        - На Бога надейся, но сам не плошай,  - Литвинов ухмыльнулся,  - у моего коня в сумках четыре бутылки испанского вина. У Герцога свое вино тоже есть, но слишком уж кислое. Вот и взял испанское. Оно поприятнее будет. А то мы в тот раз все твои запасы уговорили, на сколько помню.
        - Да уж, знатно посидели. Ага. И с делом. По казачкам я человека послал уже в приказ. Думный дьяк сейчас при царе. Сам поеду, посмотрю, что там и как сложилось. А поеду, пожалуй, на недели. Надо дела уладить и в дорогу.
        В этот момент открылась дверь, и в комнату зашел Емелин, сопровождаемый двумя мужиками с блюдами.
        - Егорка, там, у кавалера Александра в седельной сумке вино. Тащи сюда.
        Подождав пока еду расставят, и слуги выйдут Ордин продолжил.
        - До Вязьмы почитай верст пятьсот будет,  - разговаривая, Афанасий приступил к еде, взмахом руки пожелав присоединиться Литвинову - Это почитай десять дён. Да там неделю, а то и две. Да обратно те же десять. Это значится через месяц снова здесь буду. Да на подготовку неделя. Это что… Это вокурат, через неделю после Крещенья… Как ты и говорил. О как!
        Зашел Емелин, и поставил бутылки на стол.
        - Егорка, три оставь, а одну заначь, на завтра. Для поправки здоровья, стало быть. Ну, все, иди ужо. Да смотри там.
        Одна бутыль исчезла со стола, и Емелин поклонившись, молча вышел.
        - И как это у тебя получилось?
        - Математический подсчет, и никаких чудес,  - Литвинов запил еду квасом.
        - Смотри, например, месяц назад мой товарищ - Перегудов, вместе с моим сыном Кириллом, ушли с караваном кораблей в колонии Герцога. До Амстердама голландского около 2400 верст. Значит они там уже 10 дней. А скорее всего уже пару дней как прошли Английским каналом и подходят к испанским землям. Так как стоять должны были не больше недели. До африканской колонии на большой реке Гамбии от Амстердама 6000 верст. Это два месяца. В среднем. Когда ветер попутный, идут быстрее, а бывает ветра вообще нет. И корабли стоят. Но в среднем - два месяца. Там они простоят месяц. Починятся, разгрузятся, загрузятся. Отдохнут и припасами затарятся. Оттуда они выходят на другую колонию герцога. Остров Тобаго, уже в Новом свете. 4 200 верст. Но там ветра все время попутные, дойдут быстро. Ну, скажем за полтора месяца. Это значит туда они придут в апреле, до середины. Там то же самое - починка, разгрузка, загрузка и прочие дела. И уйти надо до июля, так как там шторма сильные могут начаться. Значит постоят до середины июня. И в Курляндию. 11 тысяч верст. Три с половиной - четыре месяца. В Амстердаме может еще неделю
простоят. Вот и получается, что числа 10 октября мне надо выезжать из Митавы в Виндау, сына встречать.
        - Эвон оно как, цельный год, почитай, в море. И не боязно же им, над пучиной в скорлупках этих деревянных столько мотаться, прости Господи,  - Ордин-Нащокин задумчиво перекрестился, и протянул руку, чтобы взять бутылку.
        - Океанское судно, это тебе, не баржа речная. А герцог строит хорошие корабли. И если бы не пираты, он бы ни одного не потерял. Но на конвой не нападут. А то, что долго. Так вон, казачки сибирские, уже в такие дали забрались, что туда от Москвы тоже по году добираться. До Байкала допустим, или еще дальше.
        - А откуда про Байкал знаешь?
        - А ладно, кто захочет, тот знает, то же мне тайна. Год - это еще не много. Голландцы сейчас в Индию часто ходят, и Англичане туда тоже собираются. Богато там на пряности. И стоят они там не то, что дешево, но и не дорого. А привезут их в Европу и стоят они в 30, а то и 50 раз дороже. По тому, что, чтобы привезти их, надо в обе стороны пройти 42 000 верст. Со стоянками, это самое малое полтора года. А вот скажем из Астрахани, по морю 1000 верст, потом через горы до Тегерана 150 верст, и до залива Персидского еще 700. Это по суху, меньше чем от Москвы до Киева, если по прямой. А там по морю 2 700 верст до того же Бомбея, куда голландцы плавают. Это получается, что от Астрахани в 5 раз ближе чем от Амстердама. А вы с Персией вроде дружите.
        - Ну до Астрахани тоже плыть дай Бог!  - Афанасий сидел, сжав бороду рукой.
        - По реке, без великих штормов, штилей, когда всегда можно достать и воду, и еду. Нет, это две огромные разницы.
        - А вот смотри - Китай. Ежели до Байкала, а там, через Монголию, до их столицы Пекина - 7500 верст. А тем же голландцам до южного Китая плыть 26 000 тысяч верст, а до Пекина все 30 000. А потом еще и обратно, мимо Индии и вокруг Африки.
        - 7 500 верст, это тоже, не к соседу на посиделки,  - Ордин отпустил бороду, но теперь чесал затылок,  - там, в Сибири и дорог то нет. Ты попробуй, без дороги, да пройди тыщу верст. А ещё народцы разбойные, и припасы с собой тащить. Эдак окажется, что на корабле то и быстрее.
        - Ну, так когда-то русскому человеку было и до Астрахани не добраться. А сейчас, купцы в Персию как к себе домой шастают. И обратно с товаром, на многие тысячи. А в Китае товары побогаче встречаются.
        - Встречаются, ему там побогаче товары,  - заворчал Афанасий, откупоривая вторую бутылку,  - и откуда ты только цифирь всю эту знаешь, до куда сколько верст?
        - Когда готовили экспедицию, по треугольному маршруту, это в Африку, в Новый свет и в Курляндию, я считай неделю возле карт просидел. Ну и для себя замерил, что интересно было.
        - И на сколько у тебя точная карта, ежели ты почитай вокруг всех земель намерил?  - прищурился Ордин.
        - Да не сильно точная, Афанасий Лаврентьевич. Но позволяет получить представление, где что находится, и сколько примерно до туда. Ну а ошибёшься на сто верст, пройдя три тысячи, это считай в точку. А ежели чего, язык до Киева доведет.
        - Да уж языком ты горазд болтать. Эвон я как заслушался. Ночь уже на дворе, а я ни в одном глазу,  - усмехнулся хозяин,  - давай по последней, и на боковую. Утро вечера мудренее.

* * *

        Завтрак проходил в уже привычной комнате, и в том же составе. Можно сказать, по-семейному. А учитывая, что вчера были уговорены только две бутылки хорошего вина, то и без похмельных последствий.
        - Александр, что ты все елозишь, как будто репей в седалище?  - Ордин - Нащокин запивал квасом пареную репу,  - али приболел?
        - Упаси Господи,  - Литвинов перекрестился, и затем осторожно сплюнул три раза через плечо.
        - Вчера как ложился спать, вспомнил, что говорили про Китай. И кое-чего припомнил. И вот теперь и не знаю, как сказать…
        - Как чего брякнуть, так это он зараз, а тут посмотрите - мнется как девка красная, перед рублем,  - Афанасий усмехнулся,  - как есть, так и говори.
        - Понимаешь, если ты знаешь об этом, то одно, а если не знаешь, то придётся долго рассказывать. Ну да ладно… Что ты знаешь про Нерчинский острог?
        - Да ничего я про него не знаю. А это где?
        - Значит, придётся долго рассказывать. Смотри,  - Литвинов встал и начал сдвигать блюда, тарелки и прочие столовые предметы в сторону.
        - Это Байкал,  - продолговатое блюдо было помещено в центр стола,  - до него путь уже проторен, и казаки там уже во всю хозяйничают. С востока в Байкал впадает крупная река Селенга. Которая течет с юга. Это почитай основная река, на которой живут монголы. Местность там, на вроде приволжских степей или Дикого поля, и вода - основа всей степной жизни. Вот и если Селенга с притоками течет с юга на север, то другая река Керулен, в тех же засушливых степях течет с запада на восток. И впадает в большое озеро Далайнор. Оно конечно поменьше Байкала, но тоже большое. Вот где-то у этого озера и жили татары, которых Бату хан и привел с набегом на Русь.
        - Откуда знаешь, что оттуда Батый?  - Ордин сидел, широко раскрыв глаза. Судя по положению бороды рот, тоже был раскрыт.
        - Вот поэтому я и елозил, что не знаю, как тебе рассказать, чтобы о деле поговорить, а не до дыбы довести… Тебе по делу, или дальше пытать будешь, что и откуда?
        - Вот же, ети его,  - Афанасий Лаврентьевич встал и переставил два кубка с другого конца стола, куда их недавно сдвинул Литвинов. Откупорил бутылку и налил вино,  - Ладно, давай по делу!
        - Во как раз,  - Александр отпил глоток и макнул пальцем в вино начал чертить на столешнице,  - вот Селенга с притоками, вот тут примерно Керулен, впадающий в Далайнор,  - маленький горшочек с хреном стал монгольским озером,  - а вот тут протекает Аргунь. В неё из озера ручей впадает. И течет она на северо-восток, пока не соединиться с другой речкой - Шилкой. А Шилка эта имеет исток - вот здесь, практически недалеко от низовья Селенги.
        Литвинов старательно выводил вином мокрые полоски.
        - И где-то посередине течения в Шилку слева, с севера, впадает небольшая речка Нерча. Вот там, на устье Нерчи и должен быть Нерчинский острог.
        - Ну и чего в этом остроге такого?  - Ордин-Нащокин стоял рядом с «винным» художником и смотрел на «карту».
        - В самом остроге практически ничего. Торг небольшой. Только к востоку от него верстах в десяти руды серебряные, богатые. Пока неизведанные.
        - Эвон оно как… а откуда знаешь?  - Афанасий пристально уставился на Литвинова.
        - От верблюда, откуда.
        «Интересно как ему рассказать, что верблюдом выступал одногруппник приехавший из Тынды на десять лет выпуска, и целую неделю просвещавший меня на предмет приамурской истории, эдакий местечковый подвижник. И ведь вспомнилась же ночью эта бодяга»,  - подумал про себя Литвинов.
        - Слушай дальше сказку. Места там дикие и пустынные. Окромя ржи ярицы почитай ничего не растет, да и та не каждый год родит, и земли там пахотной с Гулькин нос. Горки каменистые на сотни верст. Но смотри сюда,  - свеже намоченный в вине палец вернулся к точке слияния Шилки и Аргуни,  - отсюда начинается великая река Амур.
        - Про Амур-реку я слыхал чего-то,  - Ордин почесал затылок,  - вроде казаки там воевали с кем-то.
        - Казаков только пусти, они навоюют, с три короба,  - Литвинов отпил из бокала и снова смочил палец,  - течет Амур - вот примерно так - сначала на восток, затем берет к югу, а вот тут, от места впадения Сунгари, течет практически на север и впадает в море Охотское, возле северного конца длинного острова Сахалин. А там к востоку,  - Александр показал за край стола,  - Тихий океан.
        - Давай дорисуем еще притоки, и картина будет полная,  - долив вино, Литвинов продолжил художества.
        - Вот тут течет Зея, практически рядом с Амуром и впадает вот здесь. Вот Селемджа, которая впадает в Зею, примерно посередине течения. А вот так течет Сунгари, здесь она вот так разделяется.
        - Вот здесь проходит хребет Большого Хингана,  - двойной след обозначил горы,  - а вот тут и тут пустыни. А теперь самое интересное,  - Литвинов взял отрезанный кусок хлеба, и, отрывая от него кусочки, начал выкладывать линию,  - это Великая Китайская стена. Видишь, как далеко.
        - Ну и что?  - Афанасий нахмурено созерцал получившуюся картину.
        - А то, что от места впадения Зеи в Амур, и по всему течению Сунгари есть плодородные земли и тепло там летом. Но и это не самое важное. А главное здесь то, что эти земли сейчас практически без охраны. Самая большая сила в этих местах - Маньчжуры, подчинив практически все местные племена и договорившись с некоторыми монгольскими ханами, увели десять лет назад все войска на завоевание Китая. И застряли там, считай, на 50 лет. Остались крепостицы местных князьков - данников маньчжурских, которые казаки наши уже брали и крепость Гирин в верховьях Сунгари. Тоже далеко не Рижского размера укрепление.
        - Про Нерчинск я уже говорил, а теперь смотри, вот здесь,  - мокрый палец Литвинова ткнул в середину северного участка Амура в верхнем течении,  - Албазинский острог. Казачки его отвоевали у местного князя Албаза. И в ста верстах на северо-восток от него,  - мокрое пятно охватило верховья Зеи,  - и вот здесь,  - такое же пятно охватило практически все течение Селемджи,  - есть золото. И много. Но про это тоже пока никто не знает.
        - Эвон оно как,  - Ордин-Нащокин перекрестился,  - злато с серебром. Это ж, какой казне прибыток. А твой то резон какой мне все это говорить?
        - А мне от царя привилегии для других дел понадобятся, в свое время… Может это серебро с золотом и поспособствуют.
        - А еще резон в том, что в 58 году маньчжуры поскребут по сусекам и наберут что-то около 7 000 войска. И осадят Албазин. И казачки, что-то около 400 человек с крестьянами, будут сидеть почти год, пока не расстреляют весь порох, и не съедят все припасы. А потом маньчжуры сожгут острог. И наши не закрепятся на Амуре. Хотя была возможность взять все эти места. С золотом и плодородными землями. А через тридцать лет начнут возвращаться маньчжурские войска, усиленные китайскими полками. И давить русских, везде, где найдут. Вот такая, понимаешь сказка. Хочешь, верь, хочешь, поверь,  - усмехнулся Литвинов и осушил кубок.
        - Да уж сказочка… Теперь и я, наверное, как в зад, ужаленный елозить начну. Вот что ты за человек, Александр?  - Афанасий горестно вздохнул и сев на стул опрокинул в себя вино,  - то камень подсунешь, что спать невозможно, то злата навалишь, что, покоя нету, а теперь вот сказку рассказал. То мне забот с поляками и шведами мало, а теперь вот это. И ведь не рассказать царю нельзя, и рассказывать боязно. А вдруг что не так. И как быть?
        - Это, как бы, не твоя обязанность, а Сибирского приказа дела. И тебя к этому делу не припрягут. Так что мне думается рассказать надо. Но не сейчас. А после того как возьмем Динамбург. Тебя может, наградят чем, и глядишь, приблизит к себе Царь-батюшка. Как бы то ни было доверять будут больше. Вот тогда и можно сказочку поведать. Мол, был казак, рассказал на смертном одре про серебро и золото забайкальское. Ну, или еще чего придумать. Как тебе такой план?
        - Во грех вводишь, Александр. Хуже змея-искусителя, вот ей Богу!  - Афанасий перекрестился,  - ну да ладно. Подумаю, что и как. Давай доедим, что ли…
        Литвинов сел, и стал подбирать хлебные кусочки от «китайской стены», закидывая их в рот.
        Смотря на это Ордин поперхнулся.
        - Вот, что дорогой мой человек. Сейчас, опосля трапезы, ты мне зарисуешь все эти художества чернилами на бумаге, да по подробнее. А то, это так не пойдет, как шустро стену склевал… Ети твою, понимаешь.
        - Сам же сказал,  - «Давай доедим»,  - засмеялся Литвинов.
        Александр встал из-за стола и замер.
        - Вот голова дырявая, чуть не забыл. Афанасий Лаврентьевич, ты мне русской одежды зимней не найдешь на четырех человек. Мне моим товарищам и Брандту. Я ж для этого как раз двух драгун отобрал, чтоб они размером с моих друзей были. А то приедем к тебе в войско во всем немецком, и слухи поползут раньше времени. Сюда то понятно - послы всякие наезжают и все такое. А в войске, когда мои товарищи будут готовить нашу хитрость, нам бы лучше не выделяться.
        - Ну, четыре зипуна с колпаками то мы найдем, не сумлевайся,  - Ордин, собрался уже крикнуть Емелина, но его прервал Литвинов.
        - И еще одно. Я тут понимаешь стараюсь, с немцами вот договорился, и ворота города мы обязательно вскроем, но и ты о своем обещании не забудь.
        - Это что я обещал,  - настороженно спросил воевода.
        - Как Иисус в Иерусалим, в Динамбург на осле въехать, если все получится!  - не дожидаясь, пока опешивший Ордин-Нащокин придёт в себя, Литвинов выскочил за дверь.
        - Егорка, подь сюды,  - раздался рев из покинутой Александром комнаты.

* * *

        Равномерный скрип такелажа. Почти неслышимый шепот теплого ветра в канатах. И все эти звуки столь привычные, что воспринимаются как тишина.
        Молодой человек сидел на фор-марса-рее, придерживаясь правой рукой за фок мачту. Сверху лениво плескался полосатый красно белый курляндский вымпел, под ногами упруго пружинил фор марсель - второй снизу парус на фок мачте, внизу, на расстоянии 30 метров, была кажущаяся с высоты двенадцатиэтажного дома очень узкой, палуба. А вокруг был океан. И небо над океаном. Темно голубое, над пронзительно синим.
        «Сколько раз уже смотрю, а никак не могу привыкнуть к тому как завораживает это величие» - мысли текли равномерно и не спешно. В полной гармонии с открывавшимся видом.
        «Где-то там слева по борту вчера остались Геркулесовы столбы, а сейчас уже проходим Африку. И будем идти вдоль ее берега с месяц. Мда… неспешно в этом веке все происходит. Но какое-то здесь все настоящее. Вещи, сделанные руками мастеров, без рекламы, бутафории и ненужной мишуры. Крепкие, добротные… настоящие. И люди такие же. Настоящие»,  - Кирилл вздохнул.
        «Чертовски не хватает любимых вещей: телевизора, компьютера, горячей воды из-под крана. Черт побери, туалетной бумаги»,  - младший Литвинов хмыкну,  - «хотя Петрович обещал к нашему приходу организовать этот девайс на вполне приемлемом уровне. Интересно получиться?».
        «Скучаю по родным. Мама, бабушка с дедом, и дедом. Друзья-однокашники. Хотя и здесь уже есть друзья. С Ансельмом вполне хорошо общаемся, и от наездов этих придурашистых снобов-дворянчиков отбиваемся. Василий Иванович говорит, что со временем пройдут у них эти заходы, и еще будем «не разлей вода». Но, когда это наступит?»,  - Кирилл почесал голову.
        «А с другой стороны - настоящее приключение, в настоящей жизни. Что там было - школа, дом, магазин, дом, школа. Максимум на неделю на теплое море, раз в году. Да летом на рыбалку, или в поход куда. А здесь каждый день, как на Эверест, как в поход на выживание. Работа, до мозолей. И виды - аж мурашки по спине. Сколько не смотри, не насмотришься. Учиться и здесь приходиться, но с моим багажом знаний, прямо скажем… халява. Особенно по сравнению с некоторыми… тупнями. Гы.».
        Снизу раздался звон склянок.
        - Что-то я совсем здесь размечтался,  - окинув напоследок бесконечное темно синее, под ярко голубым, Кирилл с сожалением вздохнул. Отстегнул страховочный фал, и начал спускаться на палубу,  - новый день новой жизни ждет тебя, Кирилл Александрович! Вперед… э… вниз и с песней!

* * *

        Декабрь 1654
        - Ты опять уходишь в море,  - фраза звучит как тяжкое обвинение из уст прокурора.
        - Ну Леночка, ты же знаешь, внеплановые учения, у всех отозвали отпуска,  - бочком продвигаюсь в сторону прихожей.
        - Мне нет никакого дела до твоих учений! Я уже год не видела маму! И два года не была в нормальном театре!  - продолжая кричать супруга идет за мной по пятам. Хватаю куртку и выхожу из квартиры.
        - Ты меня совсем не любишь!  - вдогонку кричит жена и громко хлопает дверью.
        Открываю глаза. Низкий деревянный потолок. Уже привычные звуки характерные для парусного корабля.
        - Вот же, … и здесь достала, …, - Перегудов встал, и начал одеваться,  - вот ничего другого не могло присниться. Твою маму…
        Голова болела. После ночной вахты выспаться не удалось, но приснившийся скандал напрочь отбил желание спать. Поднимаюсь на ют.
        В кресле сидит фон Штиль и пьет кофе. Аромат чувствуется за несколько метров. На столике перед ним стояла парящая турка.
        - Василий, что вы так рано,  - он машет вестовому,  - ещё один стул, и принеси чашку для кофе.
        - Добрый день Отто. Приснился кошмар,  - Перегудов осмотрелся. Паруса на реях висели мятыми тряпками. Поверхность океана практически ровная. С палубы раздавался неравномерный металлический лязг и отрывистые команды. Подойдя к ограждению Василий Иванович увидел занятие курсантов по фехтованию. Разбившись на пары, два десятка курсантов выполняли какие-то движения по команде Ганса Мюллера.
        - Присаживайтесь, Василий,  - матрос поставил второе кресло, а вестовой протягивал чашку с кофе.
        - Штиль, Отто?  - Перегудов показал пальцем на паруса.
        - Два часа назад ветер начал слабеть, а час назад полностью стих. Я успел дать сигнал на корабли, так что мы собрались относительно компактной группой,  - капитан отпил из чашки,  - я думаю, к вечеру ветер будет. В прошлом году примерно в это же время простояли где-то здесь двое суток. Штиль - самое скучное время плавания. Но я предпочитаю скучать, нежели бороться со штормами.
        - А мы не будем скучать!  - Чапай задорно усмехнулся,  - у нас есть курсанты! Сейчас они закончат с Гансом, и за них возьмусь я. Как вы смотрите на то чтобы поставить пару монет на победителя в соревновании лодочных команд?
        - Вы знаете Василий, исключительно положительно!  - засмеялся фон Штиль.
        Через час Чапай стоял перед строем курсантов.
        - Курсанты Литвинов и Далес отдыхают после ночной вахты. Курсант Меерфельд приболел. Мается желудком. Доложил исполняющий обязанности старшего помощника Ральф Галау.
        «Так трое отсутствуют, Галау четвертый, значит в строю 21 человек. Оптимально, шесть на весла, один на руль»,  - Василий Иванович обвел взглядом строй,  - Галау встаньте рядом со мной.
        - Курсанты! Сегодня мы попали в штиль. Это природное явление, характеризуемое чрезвычайно слабым ветром или полным его отсутствием. Наиболее часто штили случаются между 30 и 35 градусами как северной, так и южной широты. Эти полосы получили название «Конские широты».
        В строю курсантов появилось шевеление и раздался смех.
        - На самом деле причина такого названия не очень смешная,  - Чапай обвел взглядом строй, и смешки утихли,  - Штиль может длиться от нескольких часов, до нескольких дней и даже недель. На кораблях везущих коней в Новый свет заканчивалась вода, которую лошади потребляют в гораздо большем количестве, нежели люди. Чтобы не умереть от жажды команда была вынуждена выбрасывать коней за борт.
        В отличие от сравнительно крупных гребных судов, таких как галеры и галеасы и сравнительно некрупных парусных, но приспособленных к передвижению на веслах, таких как шебека или фелюга, крупные парусные суда в штиль полностью теряют свою подвижность. Однако в некоторых случаях подвижность судна важна для жизни судна и его экипажа соответственно. Рассмотрим такой вариант. Во время штиля корабль попал в течение и его несет на рифы. Галау ваши действия в таком случае?  - Перегудов посмотрел на стоящего рядом курсанта.
        - А… э… Попытаться отбуксировать корабль лодками с опасного направления?  - спросил Ральф.
        - Все правильно курсант. Буксировка корабля в данном случае может помочь спасти ваши жизни. Другой пример. Штиль случился во время боя. Вы и ваш противник встали под неудобными углами для обстрела. Опять же ваши жизни спасет быстрый разворот бортом к противнику. Если вы побеждаете. Или же буксировка вашего корабля на безопасное расстояние, или неудобный для обстрела угол, в случае, если Фортуна в этот день смотрит на вас косо. Еще один пример, когда вам может понадобиться несколько команд гребцов. Вы победили противника, и он выкинул белый флаг. Но его корабль поврежден и в ближайшие несколько часов пойдет ко дну. И чем быстрее ваши лодочные команды успеют подойти к борту того корабля, тем больше полезных вещей вы спасете у пучины!  - строй снова загомонил.
        - Курсанты, на первый-второй-третий рассчитайсь,  - Чапай подождал, когда расчет закончится,  - Первые номера берут шлюпку номер один, вторые и третьи соответственно. Спустить шлюпки на воду, и выстроить вдоль правого борта. Ваша задача как можно быстрее дойти до «Цветочного горшка», при этом рулевой должен хлопнуть рукой по борту, и так же быстро вернуться обратно. Члены команды, подошедшие к нашему борту первыми, получат по дальдеру. Сигнал к началу движения - выстрел из пистолета. Курсанты, вам все понятно?  - Василий Иванович смотрел на воодушевившиеся лица курсантов.
        - Так, точно, товарищ начальник училища,  - дружно гаркнули молодые голоса.
        - Исполнять!
        - Не слишком ли дорого, семь талеров за небольшое соревнование? - спросил подошедший фон Штиль.
        - Надо прививать правильные привычки ребятам,  - наклонившись к уху Отто сказал Чапай,  - когда случиться важное дело, они будут помнить, что хорошая скорость имеет хорошее вознаграждение.
        - Забавно, вы рассуждаете Василий,  - Штиль взяв Чапая под руку, подошел к правому борту,  - На кого будете ставить?

* * *
        - Ну как у тебя дела?  - спросил Шмидт у Мусаева.
        - «Кино и немцы», вот ей Богу, Сережа. Нужен мне был кадавр, ну то есть труп для наглядного пособия в анатомичку. А сам понимаешь церковники на потрошение смотрят косо. Это если мягко сказать. Вот я последние два месяца и озабочен этим вопросом. Какие только варианты не рассматривали. В смысле во время дискуссии со священнослужителями о возможности, использования, так сказать. По тому как потихоньку выкопать какого товарища, который без присмотра, как собственно в этом веке делали нуждающиеся - это одно, а на законных основаниях,  - это совсем другое. Самоубийцы, ведьмы, приговоренные к смерти, вероотступники, иноверцы. И мнения,  - от «все мы сыны Божия, и сие невозможно», до - «в исключительных случаях во благо христиан».
        - Ну и чего порешали.
        - Сошлись во мнении, что ежели не христианин, любого толка, то можно. И я как заправский маньяк, вооруженный лопатой и бочкой со спиртом, целый месяц сидел на низком старте, ожидая, где поблизости нехристьянин представиться, причем без роду и племени. Как будто у меня забот больше нет.
        - Да уж… гм… проблемы не детские,  - Владимир Сергеевич поскреб лысину «фирменным» движением руки,  - ну и как?
        - А… Обошлось без лопаты. Подстрелили одного бандита на дороге недалеко от Голдингена. Спасибо Фелькерзаму, он знал о моем затруднении, и быстро оповестил, что и где. Как говорили римляне - Bis dat qit cito dat - «дважды дает тот, кто дает скоро». Так что мы его, бандюка этого из татар, уже на следующий день с Ёганом приняли. Промыли от гм… излишков, прямо в лесочке, и в лучшем виде в бочку определили.
        И вот последние две недели вмести со всеми нашими студентами потрошу. Выклянчил у Якова Вильгельмовича художника хорошего и краснодеревщика. Сейчас они на пару готовят наглядные пособия. Художник для атласа рисунки набирает, а краснодеревщик соответственно манекен из дерева изготовляет. В общем пытаюсь использовать бедолагу кадавра по максимуму, чтобы больше не приходилось за мертвяками бегать.
        - Ты даешь парням резать своего бесценного, гм… кадавра?  - удивился Шмидт.
        - Нет, они только смотрят. Ёган ассистирует, когда нужно. А вообще толковый парнишка оказался. Соображалка работает, не лодырь, и к знаниям тянется. А парни у меня свиней режут. Так сказать, и в прямом и в анатомическом смысле. На кормежку строителям всей нашей военно-морской академии и прочих нужных зданий мясной провиант поставляется своим ходом. И по пути на кухню поступает в руки моих вивисекторов. Свинья, Сережа, по своему внутреннему строению практически как человек. Вот пусть на них и тренируются. Пока вопрос с получением, так сказать, в промышленном объеме, более наглядного материала не решен. Я художника и на свинью поставил рисунки делать. Ветеринаров тоже на чём-то учить нужно будет.
        - Ну и как творческие труженики кисти и резца смотрят на твои заказы?  - ухмыльнулся Петрович.
        - Яков Вильгельмович отобрал самых стойких, и настроил их твердо на дело,  - Владимир Сергеевич тоже усмехнулся,  - хотя по первости обоих подпаивал, для акклиматизации к условиям работы, так сказать. Мы на этих наглядных пособиях еще и деньгу поднимем, точно тебе говорю. С атласом анатомическим сложнее, в плане издания, а вот макет кадавра из дерева с руками отрывать будут. Нам главное первый качественно изготовить, а потом корабельные краснодеревщики откопируют в промышленном объеме. С Кетлером мы это уже обсудили…, и он помню похихикал, типа на чем только зарабатывать не приходиться.
        - Да уж действительно «кино и немцы»,  - Шмидт отодвинул пустую тарелку и взял кружку с пивом,  - у меня все прозаичнее. Решаем текущие рабочие моменты. Сейчас с конвертером маемся. Ну как маемся… Не получается здесь как в светлом будущем. У нас как делали? Трубу, через которую воздух в чугун вдувают сразу в этот самый конвертер толкали. А у нас так не выходит. Точнее получается, но труба расплавляется раньше, чем мы получаем сталь приемлемого качества. А сам понимаешь трубы километрами мы прямо сейчас изготовлять пока не способны. Пробуем делать конвертер с нижним дутьем, но тут тоже свои сложности - чтобы пробулькать чугун снизу дуть нужно сильно и равномерно. Но это так сказать и есть текущий рабочий момент.
        В малую обеденную залу, где ужинали товарищи, зашла Гретхен.
        - Добрый вечер герр Шмидт,  - сказала служанка по-немецки и сделав книксен, подошла к столу,  - Володиа я могу унести тарелки?
        - Конечно, моя жемчужинка,  - при этих словах Мусаева девушка немного покраснела и быстро собрав посуду вышла.
        - Живете вместе?  - проследив за девушкой взглядом спросил Петрович.
        - Да. Как здесь говорят, живем «во грехе» … Когда выдается такая возможность. Опять же как говорили мои любимые латиняне - Dum vivimus vivamus - «пока живётся, будем жить». Так то в основном в нашей академии будущей приходиться прибывать. Ну и с Глаубером часто дела делаем. Для этого сюда приезжаю. Или он ко мне. Уже набил рабочую мозоль от седла.
        - Да уж, и у меня там скоро все дубленое будет. Тоже как белка между заводами мечусь. А что, Гретту к себе в помощницы брать не будешь?
        - Да как тебе сказать. Характер у неё замечательный. Но… не то чтобы она глупая. Скорее просто продукт своего века. Иногда мне кажется, что лозунг «Кайзер. Кирха. Киндер.» с неё писали. Читает она по слогам, что в принципе для этого времени почти выдающееся для ее происхождения достижение. Но как-то выходить за рамки своего положения и обязанностей категорически не хочет. Да и куда ее брать? Студенты у меня все поголовно молодые жеребцы. А у тебя как на этом фронте складывается,  - Мусаев допил пиво и поставил пустую кружку.
        - Да я уже рассказывал Сашке, как мама Леви хотела мне обрезание кухонным ножом устроить. Дабы законно ввести в семью. Но папа Абрам отстоял мое естество. Сделал золотую копию моего крестика, и Далечка у меня ныне условно православная. А в связи с отсутствием возможности посетить православный храм, живем как есть. В общем тоже «Кино и… евреи» в данном случае.
        - Раз уж собрались сегодня и время есть, давай поиграем в «Цивилизацию»?  - ухмыльнулся Шмидт.
        - В каком смысле?  - Мусаев удивленно приподнял бровь.
        - Обсудим технологическое развитие человеческой цивилизации,  - Петрович улыбнулся.
        - Вот так, сразу и цивилизации?  - лицо Владимира выразило скепсис.
        - Понимаешь, в последнее время, меня все время преследует мысль, что мы втроем, придёт Чапай, то и вчетвером являемся… локомотивом научного развития. Куда мы зададим основной вектор развития, там и будет происходить основная масса научных открытий и технологические прорывы, даже после нашей смерти. Просто Сашка больше политикой занят, что безусловно важно в конкретном здесь и сейчас, а Вася на год выпал из жизни. А мы с тобой получается и есть те два простых парня, что будут решать, как все пойдет в ближайшем и отдаленном будущем в научном и технологическом плане,  - Шмидт замолчал и почесал лысину.
        - Обычно у нас Литвинов с таким замахом выступает,  - Мусаев тоже почесал голову и задумался,  - с другой стороны время есть, почему бы и не прикинуть на какой путь стрелку перевести. Ну или вектор нацелить. Что ты уже надумал?
        - Мне все не дает покоя глобальное потепление, что мы оставили в там и тогда. Население за три века с неполного миллиарда выросло до семи с половиной. И всю эту ораву обслуживала угольно-нефтяная энергетика, и двигатели внутреннего сгорания, работающие по большому счету на той же нефти. Отсюда нарастающий вал парниковых газов и прочих загрязнителей. Один тетраэтилсвинец несколько поколений отравил. Опять же сталелитейная промышленность. Огромные выбросы оксида углерода и прочих вредных газов. При том что пластики могут заменить до трети, если не половину изделий из стали. При этом расходы энергии на их синтез меньше, а вредных выбросов при производстве на порядок меньше. А в некоторых случаях пластики и предпочтительнее железа, или даже алюминия. Тот же карбон возьмем. То есть как минимум у нас вырисовываются два вектора. Первый - это само собой «изобретение» электричества, как прямое продолжение - низковольтная энергетика, основанная на кремнии. И второй вектор развития - пластики.
        - С пластиками согласен, хоть завтра можно фенолформальдегидные смолы мутить. И дальше на сколько фантазии хватит. Только с этими пластиками тоже засада. Полиэтилен считай десятками лет может лежать не разлагаясь. Без надлежащей утилизации загадим планету. А вот с кремнием ты, по-моему, замахнулся рановато!  - Владимир Сергеевич сцепил руки в замок на столе и положил на них голову.
        - Ну, значит необходимо и в плане переработки отходов направление выделить. Только все же это более отдаленный по времени вопрос, нежели синтез пластиков, и введение электричества. Еще древние греки имели понятие о статическом электричестве,  - Петрович в запале встал и начал ходить вдоль стола,  - а соорудить вольтов столб и лейденскую банку может и Глаубер, или кто из его или твоих учеников. Да хоть тот же Ёган. Главное, что будет дан толчок, и задан вектор. А там и до фотоэффекта не далеко. И соответственно до солнечных панелей, светодиодов и плоских светодиодных же мониторов. Ну и само собой транзисторы. А это, во-первых, практически на 200 лет ускорит развитие, и во-вторых, сразу перейдем к низковольтной природосберегающей энергетике!
        Открылась дверь и в залу вошла Гретта.
        - Володиа ты еще долго?
        - Гретхен, солнышко, у нас с герром Шмидтом интересный разговор, и я думаю мы еще здесь пообщаемся, но, если ты хочешь, можешь посидеть рядом,  - Мусаев похлопал по соседнему стулу.
        - Хорошо, я только унесу оставшуюся посуду,  - девушка подхватила пивные кружки, посмотрела на догорающие свечи в подсвечнике и степенно вышла за дверь.
        - С пластиками и кремнием понятно, куда еще предлагаешь вектор направить?  - спросил доктор.
        - Модульная архитектура. Обязательно рассчитанная на возможность модернизации. Те же корпуса судов могут служить по пятьдесят лет. А техническое оборудование за это время может сменить два, а то и три поколения. Или те же танки взять. Т-34 за войну считай три раза модернизировали. Меняли орудия, башни и прочее. А если бы изначально на гусеничную платформу был заложен модернизацонный потенциал на основе модульности, то и процесс самой модернизации танка, и создание самоходных артиллерийских установок, зенитных установок и различных ремонтно-эвакуационных машин и прочего полезного проходил бы на порядок проще. Да модульная платформа изначально дороже так сказать одноразового изделия. Зато окупается во время длительной эксплуатации, и позволяет экономить на выпуске совершенно новых машин, несущих по сравнению с первоначальным вариантом незначительное усовершенствование.
        Снова открылась дверь и зашла Грета. Она заменила прогоревшие свечи и села рядом с Мусаевым. Выпрямив спину и руки сложив на коленях. Владимир взял правую руку девушки в свою и нежно сжал.
        - О чем вы говорите?  - полушепотом спросила она у своего «рыцаря».
        - О механических приспособлениях и способах их изготовления,  - по-немецки сказал Мусаев, погладив руку девушки,  - вполне согласен. Вложив больше на треть в изначальный проект, получим выгоду как минимум вдвое при длительной эксплуатации. Но опять же принцип модульной архитектуры не применим ко многим вещам.
        - Но к по-настоящему дорогим и длительным проектам только так и нужно подходить,  - Шмидт привычно почесал затылок,  - смотрел как-то передачу про телескоп «Хабл». Здоровенная и дорогущая дура, как и все орбитальные телескопы. Его ремонтировали и попутно модернизировали 6 раз. И каждый раз на это дело отправляли «Шатл». Меняли гироскопы, аккумуляторы, главную фото матрицу и прочее. То есть изначально была заложена возможность такой модернизации. А скажем у других телескопов такой возможности нет. Сели аккумуляторы, вышли из строя приборы ориентации, закончился газ охладитель или топливо - все. Несколько сотен лямов зеленых и тысячи человеко-часов болтаются в космосе загромождая орбиту куском мертвого железа. А была бы платформа с модульной архитектурой? Ее, во-первых, можно было бы выпускать серийно под разные задачи, от спутника зондирования земли, до поиска угрожающих планете астероидов. Во-вторых, выводить и собирать на орбите по частям, что в принципе удешевило целый аппарат. В-третьих, проводить плановый ремонт, и в том числе заправку расходников. И в-четвертых, проводить модернизацию, вплоть
до полного перепрофилирования назначения.
        - Это ты просто про «Хабл», или с намеком, что в космос нужно пошустрее лыжи мазать?  - с ухмылкой осведомился доктор.
        - С одной стороны, космос очень дорогая игрушка. С другой, это связь, навигация, и дистанционное зондирование. А если мы раскинем свои колонии по всей планете, то все это нам понадобится, ну вот прям завтра. Так что вектор зарядить нужно.
        - Что с атомным проектом?  - Мусаев повернулся к Гретхен и улыбнулся.
        - Думал я про это дело. Если честно, этого джина лучше не выпускать из бутылки. Если будем развивать аккумуляторы, то и сверхмощные энергетические установки могут не понадобиться. А ядрёную бомбу вполне заменит мощный заряд объемного взрыва. И радиации никакой и стоит на несколько порядков дешевле, учитывая разработку всего добывающего и обогатительного комплекса. А если мы будем интенсивно развивать низковольтную энергетику, то атомные станции будут не нужны. Обойдемся солнечными, гидро, ветро, и газовыми тепло станциями,  - сказав это Шмидт замолчал.
        - В общем и целом со всем согласен,  - доктор тоже задумался,  - у меня предложения не столь глобальные. Обработка стекла у герцога развита, и просто нужно расширять это дело до точных оптических приборов. Торфохимией мы тоже уже плотно занимаемся, а это считай сырье практически для любого синтеза в органической химии. Маленький векторок забить на бутадиеновый каучук, который наши отечественные творцы начинали изготовлять из спирта. А то меня эти вязочки и подвязки повсеместно уже достали. Вектор на переработку древесины в целлюлозу. Потому как хлопка мы столько не вырастим, чтобы покрыть все потребности, с учетом как мирного, так и военного направления. А из целлюлозы у нас и целлулоид, и ацетатное с медноаммиачным волокном. И прочие мелкие бытовые радости вроде газет и туалетной бумаги. Надо, наверное, все это будет как-то записать. Verba volant, scripta manent - «слова улетают, написанное остаётся». А то в голове носить сложно, особенно учитывая, что и текущих дел громадье.
        - Это надо,  - Шмидт почесал плешь,  - давай Сашку запряжем, как втроем встретимся. Ему футуристические прожекты писать рука уже набита, а мы делами заняты!
        - Ну и договорились!  - Мусаев повернулся к девушке и перешел на немецкий язык,  - мы закончили нашу беседу, пойдем моя жемчужинка.

* * *

        Герцог стоял у окна смотря на Луну, поднимающуюся над голыми макушками деревьев. Открылась дверь и послышались знакомые шаги.
        - Ваша Светлость, какие будут распоряжения?
        - Нет Ганс, никаких распоряжений не будет. Уже давно пора спать, но, почему-то не хочется. Что в замке?  - Кетлер отвернулся от окна.
        - Ваша супруга и дети спят. Кухонные только что отправились к себе, после мытья посуды от позднего ужина. Герр Шмидт и герр Мусаев до сих пор о чем-то беседуют в малой гостиной. Гретхен попросила разрешение взять свечи туда.
        «Пойти к ним?»- Якоб задумчиво провел рукой по подбородку,  - «Ага, и Шмидт попытается перевести мне с русского суть разговора применяя свои цеховые термины и заумные слова. А потом, до самого утра, разъясняя что он мне только что говорил. Нет лучше подожду Александра, и он мне все расскажет простым немецким языком».
        - Ганс, проводи меня в спальню. Надо попытаться уснуть. Завтра еще много дел,  - герцог чему-то усмехнулся и уверено вышел из кабинета.

* * *

        Тишина. Волшебная, всеобъемлющая, и при этом совершенно не тревожная. Герцог закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на этом ощущении.
        - Якоб, спасибо, что взяли меня с собой.
        - Ну что вы, Иоган, вы же знаете, что за это нужно благодарить наших русских товарищей.
        - Я уверен, что без вашей энергии и упорства все это не смогло бы состояться.
        - Спасибо герр Глаубер. Это самая хорошая похвала моему труду. Но стоит мне немного отвлечься от этой тишины, как я слышу в своей голове слова Александра - «первый официальный полет - это рекламная акция». Он серьезный человек, но иногда ухитряется превратить все в форменный балаган.
        - И вы ничего не можете возразить, по тому-что - «у каждого осла своя морковка»?
        - Ах, ха, ха,  - герцог искренне засмеялся,  - только никому больше не говорите этой шутки. Она подпортит мое доброе имя. А где вы ее услышали? Кажется, мы с Александром были тогда вдвоем.
        - Мне рассказал ее Ян Брандт, когда я отдавал ему письмо о вашем приглашении меня на службу. В тот момент эта шутка звучала как сокровенная истина.
        - Точно. Ян иногда умеет стать невидимкой,  - герцог махнул рукой, обводя горизонт,  - ну не такие уж мы с вами и ослы. Моя морковка даёт ошеломляющие плоды, а не маячат недостижимой мечтой перед носом! Да и ваша, я слышал обильно плодоносит. Недавно вы нехило бабахнули, этой штуковиной… э…
        - Пикриновая кислота, Ваша Светлость. Да, довольно впечатляющие результаты, всего лишь для одного фунта. Откуда они, Ваша Светлость?
        - Никто из них вам не сказал?  - Яков улыбнулся,  - когда Литвинов понарассказывает мне своих сказок, я перестаю спать. От этого у меня чудовищно болит голова. В такие моменты я однозначно уверен, что они посланцы Дьявола. А когда Шмидт легкими движениями рук делает простым то, над чем наши предки бились всю жизнь, я уверываю, что их принесли на своих руках ангелы Господние.
        - Знаете Иоган, в разное время я расспрашивал их по отдельности откуда они и как попали сюда. И мой вывод - они сами считают процесс появления у нас чем-то сродни сказки… э… фантастико… кажется такой термин они употребляли. Поэтому, считайте их волшебниками, пришедшими из сказки. Эта версия ничем не хуже других. А, пожалуй, во многом и лучше,  - герцог снова засмеялся.
        - Они хоть из доброй сказки?  - Иоган Рудольф тоже улыбнулся.
        - Даже в самой светлой сказке есть свои темные углы. Они обычные люди, только из своей сказки случайно попали в нашу. И чтобы выжить, они выращивают морковку. Время от времени развешивая ее перед удивлёнными лицами.
        Два великих человека замолчали. На их лицах блуждали улыбки. А глаза смотрели на мир с высоты птичьего полета. В совершенной тишине первый воздушный шар уносил свой экипаж в вечность.

* * *
        - Государь, спасибо, что позволил сыграть в шахматы.
        - Полноте, Афанасий Лаврентьевич, ясно, что хотел ты в тишине поговорить. Однако в шахматы, давай тоже поиграем, между делом,  - Алексей Михайлович передвинул пешку с Е2 на Е4.
        Ордин-Нащокин достал из рукава кафтана бархатный мешочек, развязал ремешок стягивающий горловину и вытряхнул на ладонь крупный рубин. Взял его двумя пальцами левой руки и положил на Д4. Затем передвинул свою пешку на Е5.
        Царь взял камень и посмотрел его на просвет.
        - И что это?
        - Этот лал поляки уперли из Кремля во времена смутные. А герцог Курляндский Яков Кетлер перекупил, в свое время. И значит, с тайным своим советником Александром Сакегаузеном передал через меня Вашему Величеству. Ювелиры голландские оценили этот камень в сто тысяч талеров.
        - О как. Сто тыщ…  - царь с удивлением подкинул рубин на ладони и отложил его в сторону, с интересом уставившись на своего противника по игре.
        - И чего они хотят, если с таким гостинцем тебя послали?
        - Опасается герцог разорения земель своих и порушения дел больших от вероломства шведского.
        - Мы же обсказали все в письме… Погоди, как от шведского?  - царь совершенно неприличным образом раззявил рот, уставившись на Ордина-Нащокина.
        - Да вот, советник сей тайный герцогский, Александр, сказывал, что летом года, грядущего, шведы с двух сторон в Польшу вторгнуться и, почитай, за пяток месяцев всю захватят.
        - Афанасий Лаврентьевич, а ты случаем умом не послаб, что байки немчика этого решил мне пересказывать?  - лицо русского самодержца явственно покраснело.
        - Великий Государь, не изволь гневаться. Я ведь по первости, собирался Александра на дыбу взнуздать, не смотря на посольские его регалии, до того он меня, из себя, речами своими, вывел. Да вот, только убедил он меня, что не сказки рассказывает. Много знающий сей муж. И о былых делах, и о настоящих, и о том, что может быть. И говорил он, что в декабре совет королевский, что при шведском правителе находится, одобрит планы на войну с Польшей. И покуда поляки с нами на востоке сцепились, оне, значится, чуть ли не одвуконь всю коренную Польшу и поимеют. И чтобы не попасть впросак, со столь стремительным шведом, собирается герцог курляндский нам помогать, по возможности, тайно. И в нужный момент, пойти под руку Вашего Величества. Но, как полагается, на определенных условиях.
        - Это получается, медведь еще жир не нагулял, а герцог этот уже шкуру у берлоги делит,  - царь почесал пальцем бороду,  - какие там еще условия?
        - Александр сказал, решение Риксрода дождаться нужно, а потом и Динамбург взять. А уже после и о союзе тайном, между Россией и Курляндией договариваться.
        - Резоны конечно есть в этом. Надобно в Стекольну человека ловкого с купцами заслать срочно. Ну да это не твоя забота. Твоего войска на Динамбург то хватит?
        - Александр заверил меня, что немцы динамбургские сопротивляться при штурме не будут, и перейдут под руку царя русского. Только хотят они веры своей, и сохранения названия города и магдебургского права в управлении. Ну а с поляками, что стены охраняют, мы с Божьей помощью справимся.
        Шахматисты дружно перекрестились.
        - Кто он таков, Александр этот?  - царь взял рубин и положил на шахматную доску.
        - Рижские купцы с торговыми людьми герцога сильно не дружат. Вот я и послал в Митаву одного нашего псковского гостя разузнать про товары курляндские и заодно проведать, что там и как. Отдельно наказал, про Сашку все, что можно узнать. Только не вернулся он пока. От себя сказать могу, что не немец он вовсе. По тому как, ежели бы немец столько выпил, сколько мы с ним приняли в первую встречу, то помер бы прямо за столом, а мы с ним еще «Черного ворона», чуть ли не до утра горланили. Прости Господи, за грехи мои тяжкие.
        Собеседники снова перекрестились.
        - И знает он разного много. Про торговлю голландцев в Китае, и о том, что там, в этом самом Китае, правящая династия сменилась, но не устоялась, про то откуда именно хан Батый пришел, про море Байкал знает. А вот откуда все это ведает, о чем простым людям знать не должно, молчит, или отнекивается. Однако крещен, и крестик на нем православный. Но сдается мне, раз герцог Яков приблизил его, и сделал советником своим тайным, значит доверяет. И в охрану ему целого лейтенанта определил.
        - Да уж… Интересно мы с тобой, Афанасий Лаврентьевич, пешками подвигали,  - царь аккуратно повернул рубин на доске,  - много, говоришь, знает. А в шахматы играет? А то я бы тоже поговорил, с человеком знающим. Посольство то наше, со стольником Байковым, уже почитай три месяца в этот Китай идет, а там такая замятня. Как бы не случилось разору, делу столь важному. Или погодить все же до вестей из Стекольны? А то окажется все звоном пустым. Ты, уж тогда не серчай, Афанасий, выпорю тебя прилюдно.
        - Государь, был бы я в сомнениях, не предстал бы пред твои очи. Верю я ему. А прав он или нет, по крайней мере со шведами, мы узнаем через время недалекое. А пока мне Динамбург взять надобно.
        - Хорошо, воевода,  - царь встал, и подал руку для поцелуя,  - возьмешь город, приезжай, еще в шахматы поиграем.

* * *

        Январь 1655
        - Ну как?  - Мусаев посмотрел в глаза подошедшего Литвинова.
        - Согласился. Попросил за женой с дочкой присмотреть… Апосля. Марфа и Ульяна. В псковском посаде изба Глеба Посохи, на озерном конце. Как-то все это…
        - Не терзайся. Его даже у нас бы вряд ли вытянули. Слишком все запущенно. Так что вкачу ему антибиотик и завтра-послезавтра ему полегчает, до состояния вразумительной деятельности. А перед самым делом еще и кофеина вколю. Для общей стимуляции. При штурме, по любому, как минимум, человек сто погибнет. Просто Глеб будет знать точно, а остальные нет,  - как смог успокоил своего друга медик.
        - Да всё Володя я понимаю, но тошно на душе. Первый раз человека на смерть отправляю,  - Литвинов старший внутренне собрался,  - ладно, сначала дело, а терзаниями после победы займемся. Пойду доложусь начальству.

* * *

        Короткий зимний день уже прошел свою половину. Корчмарь задумчиво смотрел в зал. Кроме недавно пришедшего со своего хутора соседа - бондаря по кличке Кадушка никого не было. Ожидался где-то через час пьянчуга золотарь.
        Во дворе раздался шум. Лай и практически сразу последовавший визг собаки. Открылась дверь и шумно ввалилась группа вооруженных людей. Первый из вошедших выхватил саблю и приставив к горлу корчмарю что-то спросил.
        Кадушка, который понимал русский, помог своему другу:
        - Пан спрашивает - где немой слуга.
        - На конюшне,  - еле выдавил Ян - корчмарь.
        Двое из вошедших кинулись во двор. Русский снова что-то заговорил.
        - Пан говорит первач давай,  - снова перевел бондарь.
        Привычным движением Ян достал штоф и налил в стакан самогон.
        Русский убрал саблю, хекнул, и выпил. Затем посмотрел на Кадушку и разразился целой тирадой.
        - Говорит давай три бутылки, и жди гостей. Нагрей бадью воды. Путнику с дороги помыться. Еще сказал, чтобы сидели тихо и никуда не ходили. На дороге и в лесу татары. Кого не поймают - пристрелят.
        Забрав три бутылки русские вышли. Сунувшийся к двери корчмарь уже никого не увидел. Но почти сразу во двор въехали воины в красных кафтанах и с пиками наперевес. Они по-хозяйски привязали коней к коновязи и разошлись по двору. Двое встали у ворот.
        - Что этот сказал, бадью воды нагреть?  - растерянно спросил корчмарь у своего друга.

* * *

        Литвинов и Ордин-Нащокин стояли невдалеке от бочки золотаря, выбрав место, чтобы запах сносило ветром в сторону. Из бочки кроме звука забиваемых гвоздей слышался нескончаемый поток ругани.
        - А силен твой товарищ лаяться. Уже почитай час без перерыва сквернословит.
        - Ты Афанасий Лаврентьевич на его месте, тоже, наверное, не молитвы бы читал?  - усмехнулся Александр.
        Над краем бочки появилась голова Шмидта.
        - Ну ка, Глеб, попробуй теперь.
        Посоха дернул за веревку и в бочка раздался звонкий щелчок.
        - Всё. Взвожу, ставлю патроны, и в бой,  - Сергей Петрович снова опустился в бочку.
        - Федот, как там золотарь?  - крикнул в сторону кружка гомонящих стрельцов Ордин-Нащокин.
        Из центра круга протиснулся Кривуля.
        - Готов золотарь. Два бутыля выжрал, шельма, пока не спекся,  - Федот посмотрел на бочку,  - тащить в телегу?
        - Погоди. Зови отца Лукерия. Хоть и лютеранин, а всё Божья душа. Да и нам причастится не помешает.
        Из бочки снова высунулся Шмидт.
        - Егор, давай попону и сено тащи.
        Через пол часа приняв исповедь у Глеба и отдельно прочитав молитву над пьяным золотарём, святой отец прошел вдоль русского войска благословляя на ратный подвиг. А еще через пол часа мимо корчмы привычно проехала бочка Дитриха Фурце, под управлением глухонемого слуги из этой самой корчмы, везя в Динамбург своего бесчувственного хозяина.

* * *
        - Бога душу, твою мать! Примерзла… Примерзла окаянная! - мужик истово дергал за веревку.
        - О, немой заговорил… по-русски… Матка Боска, это русский - хватайте его! Збышек держи его!
        Мнимый немой уперся ногой в телегу, напрягся всем телом и резко дернул, а затем упал на задницу. В руках его была полностью вырванная из бочки веревка.
        Последнее, что видел Збышек Янковский в этой жизни - это глаза русского. Вместо лихорадочного блеска, вызванного болезнью, но который поручик посчитал последствием пьянства с Дитрихом, голубые, и совершенно бездонные глаза. Взгляд человека, разговаривающего со Всевышним.
        На месте повозки золотаря вспух огромный огненный цветок. Он расширялся, приобретая объем и сметая все на своем пути. Опаляя и сдавливая. Кроша камень, и разбрасывая тряпичными куклами тела лошадей и людей. А затем по городу разнесся страшный грохот. Сопровождаемый звоном лопающегося стекла и снежно-пыльной бурей пронесшейся по улочкам Динамбурга.

* * *
        - Господи, прими душу раба твоего Глеба!  - батюшка перекрестился и поклонился в сторону города.
        Ордин-Нащокин тоже перекрестился и махнул рукой. Повинуясь его жесту, рейтары рванули в сторону застланных дымом городских ворот. Туда же устремилась поместная конница. Побежали и стрельцы, в одних руках держа пищали, а в других бердыши. Промеж них бежали даточные мужики со штурмовыми лестницами.
        Через два часа Афанасий Лаврентьевич подъезжал к городу на раздобытом где-то осле. Черные от копоти, местами потрескавшиеся, но выстоявшие надвратные башни встречали полководца немым укором. Ордин-Нащокин перекрестился, и, пришпорив длинноухого скакуна, поторопился в город. В ратуше его ждал бургомистр и представители сословий города, для проведения переговоров об условиях дальнейшей жизни.

* * *

        Усталый человек сидел в кресле у камина и задумчиво глядел на огонь. День полный суеты и переживаний подходил к концу.
        «Вот вроде и не мальчик, а все равно волновался. Сможем подойти не замеченные, али нет. Взорвется ли эта хитрая бомба в бочке, не развалятся ли ворота, успеют поляки закрыть проход, сдадутся ли немцы… Но слава Господу, все сладилось… И Александр должон подъехать. Что-то долго его нет. А интересно откудова он все знает. Неужто с нечистым сношается. Прости Господи…» - Афанасий перекрестился, и даже пробубнил про себя молитву, наверное, на всякий случай.
        «С другой стороны, Отец Лукерий его перекрестил и «святой» водой обрызгал. Нечистого бы корежило от такого. И город взяли почитай без потерь. Глеб, храни Господь его душу»,  - Афанасий опять перекрестился,  - «два рейтара, пять стрельцов и четыре даточных мужика, это не потери при штурме такого города. Оно от болезней в месяц больше мрет народа. Значит угодно сие дело Господу. Но откудова он столько знает, то? А начни его ломать… Обозлится, и немцы отвернутся. А так то, хорошо. Не хлебом солью и с ключами от ворот город встретил, но и грех жаловаться - бегом взяли. Это бы каждую крепость бегом брать, эдак мы бы ужо в Царьград бы прибежали»,  - Ордин встал, и троекратно перекрестившись на икону, временно поставленную на каминную полку, заходил по залу.
        Особняк, находящийся рядом с казармами, в полное его распоряжение выдал Магистрат. Раньше здесь проживал польский подполковник, с семьей. Но при штурме поляка убили, и его семья, получив от города компенсацию, в срочном порядке съехала к родне.
        «Богато живут немцы с поляками»,  - Афанасий остановился у стола, на котором горели пять свечей в причудливо сделанном медном подсвечнике. Также на столе стояли его походные кубки, и бутылка вина, которую расторопный Емелин обнаружил в кладовой. Тут же находилась миска с найденными в подвале поздними яблоками.
        «Ну, ежели ломать нельзя, то надобно его по-хорошему расспросить, может еще чего важного скажет. Ага, ты его про погоду спросишь, а он тебе еще какую сказочку наплетет, что сто раз пожалеешь, что спросил. Вот же ети. Прости Господи! Но, всяко, лучше знать лишнего, чем ходить впотьмах…»
        - Приехал,  - в комнату заглянул Емелин.
        - Ну, дак, веди сюда! Чего он там…
        - Афанасий Лаврентьевич, разрешите выразить вам мои поздравления в связи со взятием, столицы польских Инфлянтов, города-крепости Динамбурга!
        - Ну, спасибо, проходи, садись за стол,  - взмахом руки Ордин-Нащокин показал на свободный стул у стола. Но Литвинов остался там же где и стоял - в двух шагах от двери.
        - А также выразить восхищение мудростью полководца, разработавшего план, позволивший, без единого выстрела одолеть крепостную стену, стойкости духа стрельцов, недельным перегаром валивших полчища неприятеля и беспримерный подвиг даточных мужиков, лестницами забивших хоругвию польских драгун.
        Афанасий некоторое время оторопело открывал и закрывал рот, а потом не сдержался и грохнул по столу рукой.
        - Вот дождёшься, что я тебе на Масленицу скомороший колпак надену!  - Афанасий засмеялся,  - и скакать заставлю, вот тогда вся твоя «трень-брень» наружу, то и выйдет.
        Литвинов смеясь, прошел к столу и сел на указанный ранее стул.
        - А кто же тебе все это то понарассказал, что ты тут эдакое сочинил.
        - Тизенгаузен гонца к Герцогу послал, вот мы его у переправы на зимнике через Дюну и встретили. Он с моими товарищами и драгунами охраны, поехал дальше, а я вот к Вам, ваша Милость покоритель Динамбурга.
        - Да хватит тебе ужо измываться. Давай о делах поговорим.
        Ордин откупорил бутылку и разлил вино по кубкам.
        - Ну, вот теперь можно и о делах,  - Литвинов пригубил вино.
        - Многое, что вы в этом году навоевали в следующем будет потеряно повальным предательством литовских дворян. Радзивил, который Януш на их фоне еще честным парнем окажется. А Богуслав Радзивил, и Сапега Павел будут весь год кланяться и Царю и Крулю Вазе, да еще и с Карлом Шведским заигрывать. И если царь хочет остаться царем, а не превратиться в польского круля по сути, то ему нужно вести себя как Царю, лучше так, как вел себя Иван 4, прозванный иноземцами «Грозным». Не заигрывать с панами, а завоевывать землю. Паны, литовские, а уж тем более польские, что те волки - сколько не корми, все в лес утечь норовят. И если их сразу к ногтю не прижать, они еще с десяток лет будут выбирать, с кем им жить приятственнее.
        - Сдается мне, Александр напраслину ты наводишь, на дворян Литовских. Они Царю присягу дали и на Библии клялись,  - Афанасий сидел с полным кубком, нахохлившись как воробей.
        - Весна покажет, кто, что зимой надумал,  - усмехнулся Литвинов.
        - Как бы то ни было, Вильно и Гродно вы возьмете, и в связи с наступлением Шведов, поляки запросят переговоров. И перемирия, на время.
        Литвинов допил вино, долил новую порцию и поставил кубок на стол.
        - Только не спрашивай, откуда знаю. Все равно не скажу, а скажу, не поверишь. Так вот. На переговоры не позовут казаков. Они затаят обиду, а потом еще поляки будут их подначивать, что Царь их «кинул». Разменял на Литву. И пока будет замирение с поляками против шведа, Хмельницкий запьет сильно и помрет. А казачки, как водится, начнут делить власть, да и передерутся. Кто за русских, кто за поляков, а некоторым, вообще к османам захотелось.
        Ордин опрокинул в себя вино, поставил кубок и начал креститься,  - Господи, да что же ты такое говоришь, да быть такого не может.
        - Еще как может. Когда из грязи да в князи, то, как только люди чудить не начинают. А тут булава по рукам пошла. Сейчас то Богдан этих деятелей в узде держит. А вот не будет твердой руки, они как тараканы во все стороны и побегут. И не просто так, а власть делить. Да гордыней меряться. Чтобы паны польские завидовали.
        - Человека быстро не исправишь. А казака тем более не перевоспитаешь. Но можно немного выправить ситуацию в нашу пользу.
        Литвинов взял кубок со стола и отпил половину.
        - У нас один мудрец, как-то сказал - «Грязь - это хорошая вещ не на своем месте». Весной крестьянину грязь - за благо. «Сей в грязь - будешь князь» - слыхал?
        - А то,  - Афанасий, кивая головой, долил остатки из бутылки в свой кубок.
        - Вот, и нам нужно пристроить то, что здесь является грязью в место, где оно принесет много пользы. Когда поляки запросятся на переговоры, надо всю верхушку казацкую собрать у царя. И в переговорах поучаствуют, и от грязи отмоем. Да и сынок Богдана Хмельницкого царю присягу принесет. А лучше его при царе и оставить. И ума при дворе наберется, и заложником поработает.
        - А может, этого, того… Не наше это дело, а, Александр. Влезу в эти дела, и того, можно ведь и голову потерять. Царь то может не поверить и вспылить. Сомнения у меня.
        - Если я начну Алексею Михайловичу такие сказки рассказывать, то меня сожгут на костре, в ту же ночь. А ты, вроде, у нас по посольским делам мастер и переговоры ведёшь хорошо. Вот и придумай, как все устроить. Или ты думаешь, город взял, и теперь можно на печи бока отлеживать? Все интересное только начинается.
        - Вот знал, я, что тебя только попроси по делам поговорить, и жалеть буду горько. А ты еще горше все выдал,  - Ордин допил вино, и поставил пустой кубок на стол. Но звать Емелина, чтобы послать его за добавкой, не стал.
        - Глаза боятся, руки делают. У меня времени мало, с поляками и казаками десять лет сюсюкать, у меня других дел полно. И всякие войны, и разборки с применением кавалерии, и артиллерии мне не нужны. А поэтому, надо все быстренько закончить, к вящей пользе Царя и Отечества, и заниматься более интересными делами.
        - А какими?  - Афанасий заинтересованно наклонился вперед.
        - Вот с поляками, шведами, казаками и османами разберемся, я тебя возьму в долю, а если захочешь, то и места покажу райские,  - Литвинов усмехнулся,  - но только опосля.
        - Так ты и с османами воевать удумал,  - Афанасий сидел, широко раскрыв глаза.
        - Море снова должно стать «Русским». А Дикое поле - цветущим. И будет тогда всем счастье.
        - Но пока стоит вопрос о переговорах с поляками, о разделе земель и казацких старшинах. Знаешь, Афанасий Лаврентьевич, сколько я на польскую карту не смотрел, но самая красивая граница проходит, как Хмельницкий хочет - по Висле. Потом по Сану и по Днестру. От моря, до моря.
        - Это же, сколько еще воевать то придётся? Это еще года два, а то и три.
        - Шведы всю Польшу и пол Литвы за полгода захватят. Вот у них и надобно учиться. А учитывая, что Богуслав Радзивил и Паша Сапега со своими армиями царю в конечном итоге кукиш покажут, а не присягу, вотчины их надобно взять и разорить до перемирия. Иначе они будут с них деньги получать и новые войска нанимать. А так эти деньги и царю неплохо послужат. Казна то чай не бездонная.
        - Ты, для пользы дела, про казну царскую, не выступай. Что там с казаками.
        - Всех злодеев против царя я не знаю. Выговский много на старался, Дорошенко и Многогрешный - эти точно. Каждый по-своему хорош и все вместе, и каждый по отдельности много наворотили. Так что, дабы зря столько сил не пропадало, рекомендую их послать в Албазинский острог, Родину защищать, на далеких пределах. Там они свою деятельную натуру проявят во всей красе, и соблазнов глупых не будет, между поляками и татарами политику устраивать.
        - А ежели откажутся, тогда как?
        - Лучше нарыв вскрыть, когда ты сам все делаешь, а не ждать, пока нога отгниет. Пойдут сейчас против Царя - изменники и враги. А с врагами разговор короткий - предателя на кол.
        - Царь Батюшка смертную казнь отменил. Уже годик, почитай,  - Афанасий задумчиво почесал голову.
        - А я и забыл. Вот блин. Это получается, войска на войну повел, а убивать им нельзя? Они, вроде как, по приказу людей мертвыми делают. То есть осуществляют казнь. Это как-то непоследовательно.
        - Да получается… непорядок,  - Ордин взял яблоко и откусил.
        - Ну, если сочтёшь нужным, и этот вопрос перед Царем подними, может, кто из панов и передумает присягу нарушать, под страхом казни. А Юрия Хмельницкого Царь после присяги пусть у себя оставит. При дворе, государственному делу учиться. Со всех сторон польза будет.
        - А вот ежели они вообще откажутся к царю приезжать, тогда как?  - Ордин задумчиво пережевывал яблоко.
        - А тогда царю решать, как это дело обставить, чтобы потом тысячи казаков и русских войск в междоусобной войне не потерять, на радость врагам.
        - Да не уж то тысячи?
        - Стал бы я, ради мелочи суетится. Город взять - это мелочь. Ежели все спланировать правильно. А у нас планов - громадье, а тут понимаешь, поляки со шведами под ногами болтаются. Но как тут все переплелось… За одну змею в клубке потянешь, две другие тебя цапнуть норовят. Только этим головешки открутишь, еще с десяток на тебя зарятся. Поэтому надо заранее, пока змеи в яйцах, кладку разорить, а дальше все обычным путем разрешится. Твоя забота - донести до царя слова, что полякам и литвинам верить нельзя, особенно магнатам, и давить их на переговорах надо, пока из них сок не пойдет. И казацкую верхушку надо в узду одеть, иначе они потом такого натворят, что лучше бы они на стороне Польши выступали. А эту троицу, о которых я говорил, надо отсюда убрать. Так или иначе. Это конечно не гарантирует, что другие деятели не появятся, но, по крайней мере, с этими потом не разбираться.
        - Я хотел про золото и серебро забайкальское поговорить, а ты на меня такое вывалил. Прости Господи,  - Афанасий перекрестился, повернувшись к иконе.
        - Ну что, по тем местам. Наверное, лучше сказать, что беглый казак хотел продать этот секрет Якову Кетлеру, да уже больной сильно был, когда пришел, и помер у герцога. Но перед смертью все рассказал, что там, где и как. Ну а я уже с его слов я и нарисовал карту, и тебе передал тайно, как знак великого расположения герцога к царю. И в надежде на милость его в решении вопроса Остзейского края.
        - Эко ты загнул. Ладно, как казачка то звали.
        - Ну, пусть будет Емельян, по кличке Ноздря. Вполне сойдет за казацкую кличку.
        - За разбойную тоже сойдет. Но так оно и лучше. А еще чего присоветуешь.
        - Да я бы, Афанасий Лаврентьевич много присоветовал. Но кто же это делать будет? Рудознатец нужен. Чтобы и золото найти мог, и руду серебряную определить. Рыбак с сетями нужен, чтобы мог из реки рыбу добывать. Рыбы там много, а ловить ее сложно. Умелец нужен. Соли надо много, припасы делать. Провизии и пороха со свинцом туда на несколько лет, если в осаду садиться. Корабела бы с инструментами. Пушек и ружей больше. Ну и воинов еще человек пятьсот, для начала. Трех кандидатов я тебе нашел, и пока они все туда доберутся и освоятся, как раз и маньчжуры припрутся.
        - Кстати! Кроме этих маньчжуров, которые воюют на конях, там еще пехота будет корейская. Вроде наших стрельцов. Вот их бы поймать. И придержать лет пять. Корейцы - это данники маньчжурские. Живут у моря на полуострове. У них там государство, уже довольно древнее. Потом, если на Амуре закрепимся, к ним посольство надо будет послать, и договориться против маньчжуров. Пойдут под руку царя - хорошо, а не пойдут - будем просто дружить против бритолобых.
        - Каких бритолобых?
        - Это маньчжуры. Они выбривают лоб, а на затылке у них коса, как у бабы.
        - Вот же, прости Господи, и чего только на свете не бывает. И все то ты знаешь. Откуда?  - Ордин усмехнулся, прищурив глаза.
        - Много будешь знать скоро состаришься, а нам еще две войны выиграть надо, по-быстрому,  - в ответ усмехнулся Литвинов.
        - Да кстати, чуть не забыл! Ты осла куда дел?
        - Да там, на заднем дворе в конюшне топчется, а что?
        - С него же мерки нужно снять. Чтобы, когда тебя в бронзе отливать будут, все пропорции были соблюдены!
        - Ну, вот что ты за человек, Александр…

* * *

        Ордин сидел в том же кресле что и вечером, но уже за столом, и задумчиво смотрел, как Емелин расставляет блюда с едой на завтрак.
        - Что там Александр?
        - Умывается, скоро будет.
        - Ну, ты давай расставляй быстрее, да ступай немцев его накорми. И лошадей их пусть Федот обиходит, уезжают оне седни, опосля завтрака, к себе в Митаву. И никого сюда не пускай! Ну, разве что от царя гонец будет. Но предупреди по первой.
        - Все сделаю, не извольте беспокоиться Афанасий Лаврентьевич.
        Послышались шаги, и в гостиную вошел Литвинов.
        - Ну, все, Егорка, ступай, дальше мы ужо сами. Присаживайся, Александр, угощайся, чем Бог послал, да и поговорить нам надобно.
        - Здравствуй воевода,  - усмехнулся Литвинов, ныне Сакаенгаузен,  - Бог милостив, и отказываться от его даров - грех. Ну а поговорить, с хорошим человеком, это я завсегда. Особенно если по делу.
        - Всю ночь провозился на ложе, все думал о вчерашних твоих речах,  - Ордин отрезал внушительный кусок мяса от свиного окорока своим ножом и плюхнул его на блюдо перед Литвиновым.
        - Что же мне царю то говорить про все это,  - еще один шмат мяса расположился на тарелке возле кресла самого Афанасия.
        - И про измену литовских дворян, и про казацких старшин, что от царя отвернуться, власть, деля…  - проговаривая это Ордин нарезал мясо на приемлемые для употребления кусочки.
        Литвинов также пошинковав мясной кус приступил к трапезе, между делом поддерживая разговор.
        - А что сказать? Как есть, так и говори. Они конечно не все изменники, но многие. И держаться с ними нужно осторожно. А уж магнаты - те поголовно. А все по тому, что они сами себе цари. И еще одного царя над собой не потерпят. Ведь Король в Речи Посполитой и Царь самодержец на Руси, это две совершенно разные вещи. Они привыкли, что им все можно, и Круль им не указ, а Сеймом они как хочешь вертеть могут, а если кто против, так мошной своей любую оппозицию задавят. Привилегии на самовластие магнатам никто при царе-батюшке не позволит. Вот они, присягу давая, кукиш в кармане и держат. Так что чем богаче шляхтич, тем больше в нем спеси, и тем больше он будет врать и выкручиваться, стремясь блюсти свои интересы. А интерес у них у всех один - отстоять свою хоть и маленькую, но власть. И пока будут деньги, они будут за нее бороться - нанимать войска, и открыто воевать, или другими способами чинить препоны. И единственный способ их победить - лишить источника доходов. А это значит забрать земли и разорить их города. По тому, как у магнатов в поместье целый город. Например, Кейданы у Яна Радзивила, Слуцк у
Богуслава Радзивила, Старый Быхов у Сапеги.
        - Ага, ага, про магнатов это и так понятно. И ежели они такие, то и разговаривать с ними резону нет.
        - Ты может, Александр, подскажешь, как дальше воевать? А то вон Смоленск 3 месяца осаждали, а с Динамбургом то оно гораздо веселее получилось!
        - Понимаешь, Афанасий Лаврентьевич,  - Литвинов задумался, подбирая слова,  - я кое-что знаю, даже о будущем, но настоящим провидцем не являюсь… И полководец из меня аховый, ну никакой практически. Вон и на лошади, ели держусь, а уж саблей на ней махать, или там драгунов в бой вести, это явно не моё дело. Поэтому, кому и как воевать царю и полководцам его виднее. Одно могу сказать - надо все делать быстрее. Ведь смогут же как-то Шведы за два месяца от Штетина, до Варшавы с боями пройти, и саму польскую столицу взять. Вот и нашим надо быстрее собираться и воевать. А уж советы как это делать, я давать не буду…
        Александр снова задумался.
        - В феврале литовцы соберут большое войско и осадят Могилев. Но не смогут его взять, простояв у города аж до мая. Пока с зимних квартир не подойдут царские войска. Можно, неверное, намекнуть Алексею Михайловичу, чтобы туда еще войск с провиантом привел. А потом как с Могилевом разберетесь, нужно под Старый Быхов осадную артиллерию с полком охраны перебросить. А то Золотаренко в том году его впустую осаждал, и в этом взять не сможет. А будет у осаждающих пара-тройка стенобитных пушек, они эту занозу и выковыряют. А потом эти же пушки и к Слуцку подкатить. Для вразумления тамошних сидельцев.
        - Ну а по остальным местам, с Божьей помощью, и без моих наущений справятся,  - Литвинов усмехнулся.
        Ордин-Нащокин сидел, сжав бороду кулаком, и задумчиво смотрел куда-то в пространство.
        - А шведы не пойдут на нас, пока мы с литвинов юшку выбиваем? А то вон в Смоленскую замятню они какую шкоду учинили - Карелу с Ингрией захапали. И договор кабальный подписать заставили. И сейчас вон в Ригу войска собирают. Царь зело этого опасается. На две стороны мы воевать не потянем. А уж ежели и татарва крымская на огонек пожалует, то опять как при Иване Васильевиче нас заклюют со всех сторон.
        - Швед нынче не тот, Афанасий Лаврентьевич. Они бы конечно хотели и поляков ограбить, и забрать у них все Поморье, и Ливонию с Пруссией, и царю хотелки на Литву и выход к морю обрезать. А все это чтобы сесть на всех реках своими таможнями и стричь налоги с торговли по всему Балтийскому морю. Сейчас они так Москву и западных немцев в нищету вгоняют, а хотят еще и датчан с поляками, да курфюрста Фридриха Вильгельма с Бранденбургом и Пруссией и герцога Якова с Курляндией в такое нагнутое положение поставить. Да еще и голландцев подоить, которые, считай, польским зерном с половиной Европы торгуют. А тем со шведами или воевать, или на поклон идти, чтобы совсем уж пошлинами не удавили.
        - Бог велел делиться, а шведы, похоже, забыли эти золотые слова. И поэтому, в этой войне союзников, или помощи деньгами и войсками они ни от кого не получат. И даже больше… Как только они покажут свою слабость, и датчане и немцы что бременские, что бранденбуржские, с удовольствием вспомнят старые обиды, и постараются вернуть отобранное шведами. А если получится, то и чужого прихватить, на сколько сил хватит.
        Но, даже не смотря на пустую казну шведской короны, и внутренние проблемы, сил у шведа много. Пока они не рассыпались по всей Польше.
        А нападут они именно не неё. По тому, как там есть, чем поживиться, и Вислу им таможнями перекрыть требуется. И вассальные Польше земли - Пруссию и Курляндию себе отписать. А с Москвой сейчас воевать невыгодно. Они что хотели в прошлую войну захапали.
        Поэтому надо дать шведам с панами сцепиться, и пусть они годик друг дружку режут.
        А потом быстренько всем миром навалиться. Датчане будут им флотом грозить, и перевозки по морю перекрывать. Да Готланд обратно взять попытаются. Курфюрст в Померанию полезет, и польские познаньские и калишские воеводства возжелает. Да и герцог Яков устал от каждого чиха со стороны Риги вздрагивать. И если с ним полюбовно договориться, то он свой флот что военный, что грузовой для перевозки войск выделит. Датчане сюда с флотом все равно не пойдут - им столицу и проливы сторожить от шведского флота надо.
        А чтобы всем ясно было, что пора Северного льва за вымя схватить, да надавить пока не запищит, нужно нам большое и важное дело совершить. Например - Ригу взять. Событие будет знаковое и показательное. Все же второй коронный город Швеции. Прямо скажем, один из двух.
        - Крепость то там, сам знаешь - знатная,  - Ордин вздохнул, почесав затылок.
        - Это не важно!  - Литвинов в азарте махнул ножом, которым разрезал мясо,  - войск там будет мало, да и штурмовать город не обязательно. Рига не Быхов. Это город, а не крепость, куда припасов на 5 лет завезли. И если его осадить до начала уборки урожая, то его измором за месяц взять можно. Бюргеры привыкли хорошо питаться, и ворота быстро откроют. Тем более, если осаждать будут не только русские, но и немцы Якова. А флотом на море блокаду устроим, чтобы ни одна шаланда не прошмыгнула.
        - Ригу взять - это мелочь…
        - Ну, ты Александр могёш, понимаешь, размеры приуменьшать!  - крякнул Афанасий.
        - А ежели швед по морю, эту…  - Ордин поводил пальцем в воздухе,  - а, «ескадру» с войском и припасами пришлют, сдюжит твой Яков? Против шведского то флоту?
        - Есть у нас пара хитростей, поэтому о флоте не беспокойся. А вот если Карл по суше поведет большую подмогу, то мы с Герцогом ему противостоять не сможем. И поэтому нужно иметь крепость на пути из Польши, где царские полки в случае чего оборону от большой шведской армии держать будут.
        Вот Динамбург. Отличная опорная база. Ну, то есть место, защищенное крепостью, где можно поставить на постой солидное войско, складировать пропитание и воинские припасы, как на зиму, так на случай осады, так и для большой армии, готовящейся к наступлению. И до Риги в случае чего недалеко. И такую же базу нужно в Бресте литовском сделать. На развилке всех дорог. И оттуда и до Варшавы недалеко, и, если шведы на Ригу соберутся, Брест за спиной оставить не смогут - будут штурмовать. А пока там притормозят, Царь армию на встречу выставить сильную сможет.
        - Вот смотри,  - Литвинов снова начал размахивать ножом,  - шведы попрут на Польшу в середине лета, и до октября считай до Бреста не доберутся. Вот и надо к морозам его взять, и успеть там устроиться. Чтобы и припасов навезти, и недовольных за стены вытурить, и сами стены укрепить, где надо.
        - Да из Бреста то до Варшавы всего ничего, верст двести, наверное,  - Лаврентий опять сидел, сжав бороду кулаком.
        - А вот теперь, дорогой мой воевода, мы и подходим к основной проблеме!  - Литвинов встал и начал ходить вдоль стола.
        - И основная эта проблема - жадность правителей до чужой земли! Поляки со шведами почему договориться не смогут, даже в такой ситуации, когда Царь всю Украину и практически всю Литву займет?
        - Из-за неуемной жадности шведов, возжелавших себе кроме всего, что Поляки скрепя и ругаясь могли бы отдать, еще и Данциг, он же Гданьск. А это ворота «великого хлебного пути» всех магнатов Польши. Можно сказать, это крышка от всех сундуков со злотыми, по всей Речи Посполитой. И паны на это никогда не согласятся. А Карлу проще всю Польшу завоевать, чем Данциг польским оставить. Он на это тоже не пойдет.
        - Так вот, о жадности,  - Литвинов взял свой стул и поставил его рядом с креслом Ордина-Нащокина, и сев тихо продолжил - у Царя и его советников тоже приступ жадности разыгрался…
        - Да ты…  - начал возмущаться Ордин.
        - Погоди, послушай сначала. То, что Украйну православную, от гнета панов и клириков католических освободили со всех сторон правильно, ибо пошла Русь православная из Киева. То, что Смоленск с белорусскими землями, где православный каждый третий, если не второй, обратно вернули, тоже одобряю. Но царь то хочет всю Литву, а то и вообще всю Речь Посполиту под себя подмять. А вот это уже у него никак не получится. И в худшем случае будет как у Ивана 4 в Ливонской войне. Сначала пока запал был, земли вроде к рукам прибрали, а потом оказалось, что ручонки то коротки, чужих людей в узде держать. И пошли со всех сторон католики и лютеране схизматиков выгонять. И здесь так же получится, может. Поэтому, нужно ясно представлять границу, до которой можно земли панские оккупировать, и как так устроить, чтобы недовольство властью Москвы свести к минимуму.
        - Ага, опять пойди, скажешь герцогу твоему все отдать?  - насуплено сказал Афанасий.
        - В корень зришь, дорогой мой дипломат!  - Литвинов заулыбался,  - хоть Яков сам и лютеранин, но к различным другим конфессиям относится терпимо. У него и католики, и иудеи, и прочие лютеране разных течений на земле живут и, в общем-то, не бедствуют. И уважают его как правителя. И если встанет вопрос, под чью руку идти, православного русского Царя, или лютеранского немца Герцога, то и литвины, что католики, что лютеране, и немцы эстляндскии и ливонские и прусские, что лютеране, и что католики все, ну или почти все скажут - к герцогу Якову пойдем. Если у них не будет другого выбора. Самые упертые конечно вообще уедут. В основном католики. Ну, так их на тех землях, что я в сторону царя нарезал не так и много. Вот смотри - если границу пустить по Сану от истока, до впадения в Вислу, и затем по Висле до устья, то, во-первых, получим надежную, и четко определенную границу, во-вторых такую реку армией быстро не преодолеешь, что тоже плюс, и в-третьих поделимся с поляками удобной дорогой к морю. И вроде как их не обездолим в этом вопросе, а что не так, то можно и пушки на берегу поставить.
        А чтобы недовольных было, как можно меньше, все земли с преобладающим лютеранским и католическим населением передать под управление Якову Вильгельмовичу. Разрешив ему оставить уклад в тех местах привычный и вводить определенные послабления, для уменьшения недовольства, принадлежности этих земель Москве. Ну, как-то так. Что скажешь?
        - Ох хо хонюшки, Александр. Твои бы речи да Господу в уши,  - Афанасий Лаврентьевич перекрестился,  - все ты правильно вроде сказал, да как же до царя это все донести!
        - А всему свое время. Вот ближе к осени посмотрим, как оно все получится, так и начнёшь государя правильными речами настраивать на путь в светлое будущее. А я по мере сил, тебе в этом словом и по возможности делом помогать буду.
        - Ну, ежели так, то тогда конечно, да!  - Ордин потянулся к бутылке с водкой,  - давай, что ли выпьем по маленькой, тебе на посошок?

* * *

        Февраль 1655 года
        - Ну, стало быть, за День защитника Отечества! - Литвинов встал, и поднял стакан зеленоватого стекла. Рядом поднялись Мусаев и Шмидт, подняв свои порции хлебного вина. Раздался звук соприкосновения стеклянной посуды, и товарищи опрокинули содержимое внутрь.
        - А вот, ты скажи мне Саша, как мы будем защищать Отечество от зарождающейся Английской империи, над которой в ближайшие 300 лет, Солнце не заходило?  - Владимир Сергеевич положил небольшой груздь на кусочек черного хлеба, и отправил эту гастрономическую композицию в рот.
        - Особенно учитывая, что Отечество мы собираемся расширить на самые вкусные места планеты,  - немного прожевав, добавил доктор.
        - Тебе больше думать нечего, что собрался мировые проблемы обсуждать,  - Петрович отодвинул отчищенный от мяса скелет салаки,  - вот лично меня как запрягли, с лета, так и вздохнуть некогда.
        - И то верно, вроде же договорились, сегодня о работе не говорить?  - Литвинов, тоже занимался салакой,  - А по сему, предлагаю - за встречу!
        Незатейливый ритуал был повторен.
        - Как доктору, поверьте, дорогие мои,  - лучший отдых - это смена вида деятельности. А для нас, абстрактные рассуждения, особливо под водочку, да с хорошей закуской, о правильном мироустройстве - самое оно. Это считай весь Союз, в свое время, на кухнях так расслаблялся. Вот и нам не грех. А что касается Великобритании. Мы тут понимаешь, жилы рвем, готовя плацдарм для колониальных программ. Зашлём туда сливки общества, только-только соберем промышленную партию алмазов, например, а тут приплывут лихие просвещенные мореплаватели, и устроят нашему светлому начинанию вторую Ямайку. Если не Карфаген.
        - Ну, для кого отдых, а мне считай такие размышления - чуть ли не каждодневный труд,  - Александр встал, и начал разливать из бутыли водку.
        - С другой стороны, если имеются вопросы, их надобно разрешить,  - поставив бутыль, официальный «тайный советник герцога курляндского» поднял стакан,  - но сначала предлагаю выпить за тех, кто в море. Прозит!
        - Да минуют их шторма,  - добавил Шмидт.
        Наскоро закусив соленым огурцом, Литвинов положил на свою тарелку кусок жареного мяса, и стал аккуратно разрезать его ножом, придерживая вилкой.
        - Великобритании, а тем более Британской империи, еще нет, и в ближайшие годы не предвидится. Ну а если точнее, объединение Англии и Шотландии в юридически единое государство произойдет в самом начале будущего века. Ну и собственно обрастание колониями и как следствие - процветание страны. Все будет позже.
        - А сегодня Англия - страна, недавно закончившая гражданскую войну, в ходе которой к власти пришел небезызвестный Кромвель. Хоть и из простых помещиков, но мужчина деятельный, и государственник. Подробности всех перипетий революции и гражданской нам сейчас не интересны, а интересно, что Кромвель, сотоварищи, активно взялся за протекционистские меры в деле торговли. Принял Навигационный акт, который позволяет ввозить и вывозить товары на территорию Англии только английским кораблям. А это считай плевок в карман голландских купцов. Которые практически живут тем, что продают всё, и всем. Не получая с этого сверх прибыли, как например с торговли колониальными товарами, но учитывая объемы и ширину ассортимента товаров, не бедствовали. А тут рынок ушел. И голландцы решили военным способом повозмущаться. Окончание первой англо-голландской войны, которая длилась два года, произошло как раз перед нашим, так сказать, приходом сюда. Навигационный акт так и не отменили. Хотя война здорово подточила и так не богатую английскую казну. И наш деятельный мужчина, заручившись напутствиями толстеющих английских
торговцев, отправляет простаивающий флот грабить Испанскую империю. Вот прямо сейчас и направляет. Выгребли со всей Англии преступный элемент, посадили на транспорты и с охраной боевых кораблей послали на Карибы. Вот собственно с этого момента и можно отсчитывать золотое время английского пиратства.
        - Погоди, так англичане уже взяли Ямайку, или еще нет?  - Мусаев также, под разговор употреблял мясную нарезку.
        - К лету отожмут. Но на самом деле, прибыли от пиратства, не столь и велики. Они позволили накопить только некоторый стартовый капитал торговцам, так или иначе связанным с морем и поставкам товаров в колонии и из них соответственно. Треугольная торговля. В Африку галантерея и железо, оттуда рабов на карибские острова, как на свои - Барбадос и Ямайку, так и по контракту с испанцами, так называемая Асиенда, но это по позже - в испанские колонии. Ну, а оттуда, везли уже колониальные товары - сахар, ром, табак, и прочее. И почитай на каждом этапе удачливые торговцы имели 100 % прибыли. За рейс - 300 %.
        - А раньше всем этим голландцы занимались. Поэтому, будет еще и вторая, и третья англо-голландские войны. Где голландцы не преуспеют, по различным причинам.
        - Но это пока не суть. Суть в том, что Англия, как империя, поднялась на четырех вещах:
        - торговля рабами на маршруте «треугольной торговли» в 17 веке, а началось все это интенсивно именно после захвата Ямайки;
        - индустриализация, за счет "огораживания", это когда крестьян-арендаторов сгоняли с земли, передавая землю под пастбища для овец, а освободившихся людей, практически за еду устраивали на мануфактуры. А тех, кто не хотел, объявляли бродягами, и отправляли на виселицу;
        - наличие своей железной руды и угля, что позволило получать железо, которым они потом и торговали, и воевали и собственно, помогло провести техническую революцию «стали и пара». Да и сам уголь длительно выступал как товар - тот самый кардиф для всех флотов, эпохи броненосцев;
        - ну и грабеж колоний, вишенкой на торте этого процесса является ограбление Индии, в том числе не малое значение для развития империи имел массовый вывоз индийской калийной селитры.
        Литвинов старший встал и снова начал разливать содержимое бутыли по стаканам.
        - Предлагаю выпить за науку историю. Ибо знание исторических процессов позволит нам гнуть свою линию. Ну, по крайней мере, в обозримом будущем.
        - Вздрогнули!
        - Гм… мм… Ага, ну значит, продолжу.
        - Испанцы пытались вернут Ямайку практически 15 лет. Особо интенсивно в первое время. Но не хватило им организационного момента.
        - Если у нас такой момент образуется, и мы захватим Ямайку, для испанцев, то мы, во-первых, сильно сократим пиратскую вольницу, и соответственно первоначальное накопление капитала английскими «треугольными» торговцами. А во-вторых, с учетом становления мощной колонии Курляндии на Гамбии, с организацией союзных туземных милицейских сил, которые, я надеюсь, не потерпят конкуренции в деле окучивания африканских просторов прочими негоциантами, мы значительно, если не в разы перекроем всем подряд, и англичанам в частности, ресурсы работорговли.
        - А перекрываем им сверхприбыльный «треугольный» маршрут,  - индустриализация забуксует из-за банальной недостачи свободных финансовых ресурсов, грабеж Индии отодвинется на неопределенный срок, без индийской селитры - пороховой голод. А это значит, что они не смогут развивать экономику, и повоевать, как следует, не смогут, потому, как военные авантюры будут непозволительно дороги.
        - Кроме того, без свободных денег, век Английского просвещения под затянется, и научно-техническая революция, и индустриализация, пройдут где-то в другом месте. Надо, чтобы у нас.
        - Ну и если надавим на исторический источник английских доходов, выкинув на рынок дешевую хлопчатобумажную ткань… то…Лорды и пэры сами перережут всех овец, а рабочие с мануфактур пойдут пахать землю. Вот и не будет Империи… Так Англия и останется маленьким островным государством, немногим лучше современной Швеции или Норвегии.
        - А как ты собираешься творить нужный «организационный момент» в колониях Испании? На сколько я помню, испанцы во все времена иностранцев в своих колониях на дух не переносили, не то, что совместные операции проводить,  - Петрович тоже занялся мясом.
        - Это пока вопрос!  - Александр снова принялся разливать,  - но есть у меня одна задумка, которую я проработаю основательно с герцогом. А если кратенько, то есть один Хуан…
        - Ну, хорошо, что не Педро,  - вставил, засмеявшись, Мусаев.
        - Не, точно Хуан, так сказать, ярко выраженный,  - поддержал шутку Литвинов,  - бастард нынешнего Императора Испанской империи.
        С самим императором договорится практически невозможно. Филип 4 закоренелый бабник, и сифилитик со стажем. И Империя его интересует по стольку, поскольку. С вицекоролями Нового света или губернаторами островов все будет гораздо сложнее, и радикально дороже. Если мы не сможем закорефаниться с этим Хуаном, и протолкнуть его на должность главного организатора в Карибский регион.
        - Вот слушаешь, тебя Шура, и все время ощущение, что ты безграничный фантазер - Петрович задумчиво покачивал жидкость в стакане,  - где мы, а кто сынок императора, хоть и левый?
        - Есть возможность. Законных наследников у императора сейчас вроде нет, и наш Хуан, который имеет полное погоняло Хуан Хосе Австрийский Младший, мечтает стать правопреемником. Но старичок через пару лет устроит финт, женится на своей племяннице и обзаведется законным наследником. Который будет являться хрестоматийным примером близкородственных связей - Карл 2 Зачарованный.
        - Даже я про этого бедного ублюдка помню. Болел всеми возможными болезнями, включая эпилепсию, хотя прожил сравнительно долго для такого наследования, что-то около 40 лет, кажется,  - Мусаев задумчиво почесал затылок.
        - Не суть. Необходимо подвести к мысли нашего Хуанито, что ему не обломится трон в метрополии, но зато в колонии он сможет, причем вполне заслуженно, стать главным руководителем. И для общей пользы дружить с нами. Создавая вовремя нужные организационные моменты. Ну, как-то так.
        - Ну, пока даже звучит как-то никак. Но, как ты сам всегда говоришь, «дорогу осилит идущий»,  - Шмидт встал, и поднял стакан,  - За труды и свершения!
        - Хорошо, с Англией немного разобрались,  - Владимир Сергеевич вновь составил композицию из хлеба и соленого груздя,  - но, если угнетем этих, вполне могут всплыть другие. Та же Франция или Голландия, или вон Германцы соорганизуются, тогда как?
        - Основная песня 17 века, в котором мы с вами очутились - передел земель католической церкви под лозунгами протестантского движения. Под это дело прошла масса войн, в том числе и гражданских, с неоднозначными результатами. Ну и до кучи, все кто мог и хотел, пытались откусить от гниющей Испанской империи. Но в связи с тем, что Испания гнила медленно, у кусающих зубы стирались быстрее, чем они могли оторвать лакомый кусок в виде земель или контрибуций.
        Голландская революция - Голландия под флагом протестантов ушла от Испании. Практически сразу 30 летняя война. Немецкие княжества под тем же флагом воевали с Австрийскими Габсбургами - католиками. Разорили до состояния пустыни практически всю северную Европу.
        Южная Европа тоже не скучает. Сейчас Франция бьётся на смерть с Испанией на суше. Флота у них нет. А до этого во Франции была гражданская война, где католики практически удавили протестантское движение.
        - Это та, где Д’Артаньян со товарищи воевал?  - хмыкнул Петрович.
        - Она самая. Так что пока во Франции делами не займется видный государственник Кольбер, это страна агрессор, которую в непрекращающиеся военные авантюры бросает Император «максималист» - Людовик 14, которого, кстати, этим летом и короновали. А деньги для войн король сдирал со своего постоянно нищавшего населения. А вот Кольбер упорядочил налоги, в том числе борясь с казнокрадством на местах, способствовал развитию торговли, строил флот, как торговый, так и военный, выкупил колонии у частных владельцев, брал внешние займы, которые не всегда возвращал. В общем, крутился, как мог на благо страны. Что и как с ним делать, и нужно ли что-то делать, я не знаю. По тому, как Франция в лице Людовика постоянно кошмарила Голландию. А Голландия как не крути самый наипервейший наш конкурент.
        - Прямо гамбит,  - Петрович показал на полупустую бутыль,  - еще по одной?
        - Давай,  - Литвинов снова начал разливать.
        - Задача сложная. Вот смотрим. Весь 17 век Англия была банкротом. Не постоянно, но каждые 10 -15 лет, по итогам очередной войны. И выезжала только за счет грабежа Испанских и Голландских торговых конвоев. При этом, как я недавно выяснил у нашего герцога, флот Англии после завершившейся первой Англо-Голландской войны составляет около 100 военных и 600 торговых судов…
        - А флоты Голландии 12 000 торговых и около 150 военно-торговых.
        - Как бы трудно нагнуть голландцев… на море. А вот на суше их постоянно щемили французы. Которые таким способом тоже пытались пополнить бюджет. И к концу этого века они совместно с англами додавят этого торгового монстра. Ну, я думаю, у нас еще будет время подумать и по Франции, и по Голландии.
        - Ближайшая задача на этом поприще - Дон Хуан и Ямайка. Но это само собой, только после усмирения шведской интервенции и решения польского вопроса. Как раз у нас и боевой флот высвободится, и у нас самих время появится, для так сказать большой европейской политики.
        - Как-то все это сложно и зыбко,  - Мусаев встал,  - давайте выпьем за герцога Якова! Гаранта наших дел и светлого будущего. Ура товарищи!
        - Ура!
        - Насчет зыбкости,  - Литвинов доедал мясо,  - смотри сюда. Черчилль, который Уинстон, как-то сказал - «За каждым конфликтом ищите бифштекс …». Что это значит? То, что за всякой политикой стоит чей-то экономический интерес. А война и флотские маневры - это только есть крайнее проявление торговой конкуренции… Все эти, кто кого и как нагнул - это только финал торговых желаний денежных мешков. Надавить мешкам на вымя - и до постройки флота и контрактования армии и дело не дойдет. Главное чувствовать момент, и оперативно реагировать на спрос и предложение, в мировом масштабе. Ну и золото ЮАР прихватить понадежнее… Шоб було… На что проводить контроль спроса и предложения. Или самим его создавать.
        - Ежели самим, да на золото, то может быть,  - Шмидт почесал голову своим фирменным движением,  - Ну что мужики по последней, и расходимся? А то я обещал Дале вернутся еще сегодня…
        - Тогда тост - за женщин! За верных подруг и жен! Желательно тоже верных,  - засмеялся Ливинов.
        - За женщин,  - подхватили друзья.

* * *

        Двое мужчин играли в шахматы. И хоть партия находилась в самом «разгаре», гораздо сильнее игроков занимал разговор.
        - В этот раз подарочков не привез?  - спросил младший игрок у старшего.
        - Каменьев и злата не привез, зато столько сказок порассказал, что я, без сомнения все дела оставил на воеводу Кондырева и одвуконь сюда кинулся. Город и без меня удержат ежели что, а вот что в Литве затевается…
        - Это ты про то, что литвинское войско во главе с Янушем Радзевилом, зимой в наступление выдвинулось?
        - Это войско, как говорит наш гость, сядет на Могилеве в осаду и проторчит там до мая, в безуспешных приступах.
        - А не много ли он говорит то, гость твой много знающий?  - молодой игрок решительно передвинул коня, атакуя ферзя более опытного шахматиста,  - удалось разузнать кто оне и откудова?
        - Рассказал мне наш псковский гость Васька Русов, который дела ведет с митавским купчиной Райзеном, историю. Что баяли эти «пришлые русские» сказку немцам о том, что послал их московский царь в Голландию купить большой челн, именуемый «яхта», для того чтобы на нем по Ладоге плавать. Да, мол, утопили они его по пути, со всеми прочими товарами казенными. И опосля такой оказии, крепко опасаются в Москву возвращается.
        - Не посылали мы никого в том году за этой яхтой…
        - Так я и говорю - для простых немцев эта сказка. Но думаю герцогу, то Якову, они все как есть рассказали. Потому как стал он их привечать, как никого до этого, и к себе приблизил. И охрану к каждому приставил, это уже я сам видел. Александра целый лейтенант охраняет, по фамилии Брандт, который раньше самого герцога охранял.
        - Про этого ты уже говорил, что там с остальными.
        - Старшего их, по фамилии Перегудов, Герцог назначил смотрителем колоний, и послал по своим заморским землям. И вместе с ним уплыли два десятка новиков дворянских морскому делу учиться.
        - Второй вроде розмысла. Всякие премудрости у герцога мастерит. Возле верфей Виндавских, они с осени строят школу для капитанов морских кораблей. Там же собираются устроить полк морской пехоты, это вроде стрельцов, только на кораблях. И где-то там же большую мануфактуру ладят, где, по россказням делать будут чуть ли не все - от бумаги и до пушек. И что примечательно, розмысел этот немчинскую фамилию Шмидт имеет, по-нашему «кузнец» будет. А когда он бомбу пороховую делал, которой мы ворота Динамбурга подорвали, самолично в поганую бочку лазил, и все там мастрячил. И вроде как, не считал это зазорным, когда для большого общего дела делается эдакое.
        - Третий у них медик. И фамилия у него Мусаев, так понимаю из татарвы вышел. Он то стрельца болезного, на подвиг и определил, сказав, что жить ему с неделю осталось. Прими Господи душу раба твоего Глеба,  - игроки синхронно перекрестились.
        - Ну а сам Александр у них вроде как по посольскому приказу. Природная фамилия у него Литвинов, но Герцог Яков, ему деревеньку выдал, в поместье. И стал Александр называться Сакенгаузен, по имени той деревеньки на речке Саке.
        - Вот же названия, прости Господи, у немчинов срамные,  - заметил, перекрестившись молодой игрок.
        - Что есть, то есть, какие и не выговоришь, сколько не пытайся, а некоторые вслух и произнести срамно.
        - Ты говорил пятый там еще был.
        - То сынишка Александра. Отрок 14 годов. Он со старшим их капитаном морским и прочими новиками немецкими уплыли осенью с торговым караваном в колонии курляндские.
        - А что за сказки, что заставили тебя одвуконь ко мне спешить?  - задел вопрос молодой игрок, передвигая пешку, чтобы защитить коня.
        - Во-первых,  - второй игрок собрался с мыслями,  - о делах Литвы…

* * *

        Следующий день немного отличался от уже ставшим обыденным распорядка дня ставки царя при войске, находящемся на зимних квартирах.
        После заутренней и завтрака, царь сел играть в шахматы. До обеда. Что несказанно удивило ближних и не очень ближних царедворцев. После обеда были призваны все наличествующие воеводы на совет.
        А уже на следующий день, еще затемно, во все стороны из ставки царя поскакали гонцы, дабы оповестить войсковых начальников о начале весенне-летней кампании 1655 года.
        Над Балтикой начинался новый рассвет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к