Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Паутина судеб Елена Козак
        Предсказание #4
        Красавица, имеющая кучу поклонников и собравшаяся под венец. Побитая пленница обезумевшего мага и обыкновенная служанка. Что между ними общего? Это все одна девушка - Элен... Мирра, Виера - она не помнит, кто она на самом-то деле. Но сделает все, что бы предсказание старой гадалки не сбылось.
        Вот только любовь плевать хотела на чужие желания.
        Паутина судеб
        Елена Козак
        Пролог
        - Сир, к вам Чиерн Ливен, разрешите ему войти?
        Престон устало поднял глаза от стола и множества, раскиданных по нему бумаг, втайне радуясь, что ему предстоит передышка, хотя и сомнительная. Кто такой, Демон его забери этот Чиерн Ливен?! Не иначе, какое-нибудь приближенное лицо. Но их ведь так много, что попробуй всех запомнить!
        - Да, пригласи его.
        Слуга кивнул, скрывая за маской учтивости свое удивление: он в первый раз видел этого Чиерна и не понимал, почему принц принял его... Или не в первый? В любом случае его держали не для того, чтобы интересоваться его собственным мнением.
        Слуга быстро вышел из кабинета. Из-за двери до венценосной особы донеслось:
        - Принц примет вас, прошу.
        Принц... Престон еле слышно скрипнул зубами от досады. Мужчина с детства бредил короной. Порою просто долго смотрел на нее, мечтая о том дне, когда она достанется ему, и даже продумывая планы свержения своего отца с престола. В основном это были детские игры, но порой в них мелькало что-то стоящее. Тогда принц запирался в своей комнате на несколько часов и все обдумывал, а потом шел к отцу, или к главе тайной службы и рассказывал о том, каким путем неведомый злодей может захватить трон.
        Поначалу те морщились и презрительно отмахивались от его речей, но на третий-четвертый раз все как-то забывали, что видят перед собой одиннадцатилетнего ребенка, и охотно прислушивались к юноше.
        Престон хотел обезопасить корону от посягательств к тому времени, когда она достанется ему, а еще показать всем вокруг свою преданность. Ведь о своих самых удачных задумках он не распространялся...
        Когда мальчику исполнилось двенадцать, умерла его мать. Как ни странно, это почти не повлияло на ребенка. Он и до этого редко видел королеву, проводя большую часть времени с учителями, или в одиночестве.
        В первое мгновение, когда ему сообщили о ее смерти, Престон даже не понял, о ком идет речь. Затем немного всплакнул: что бы придворные видели его скорбь. Но плач продлился недолго - очередная прихоть этикета: "свои чувства люди должны хранить глубоко в душе, так, чтобы ни одна живая душа не узнала, не заподозрила даже...".
        Все это произвело прекрасное впечатление. Королевский доктор решил, что у принца шок, даже порадовался, что для него есть работа. Глава тайной службы - Бьен - наоборот предположил, что голубая кровь позволила быстро отойти от впечатлений - хорошее качество для будущего короля.
        Вот только главный зритель - отец мальчика - не мог оценить актерских способностей сына. В замок он вернулся лишь по прошествии нескольких месяцев, когда разыгрывать спектакль было попросту глупо.
        Король по-своему был привязан к жене. Ее смерть оставила в его душе рану. Прошло довольно много времени до того, как он смог взять себя в руки и вернуться в порядком опустевший дом. Это ведь только слова, будто у королей нет души. Душа есть у всех.
        Но за время отсутствия монарха кое-что изменилось. Серженс не мог принять некоторых решений, не смог написать важных писем монарху Зарии - Гедриху V. Нераскрытые, они так и пролежали на столе у монарха. Бьен, предчувствуя что-то, хотел было их просмотреть, но не осмелился.
        Если бы он знал, чем обернется его малодушие!
        Ответа Зария так и не дождалась, а потому посчитала себя оскорбленной. Гедрих V не был глупым человеком, пуще того - глупым монархом. Иначе он не смог бы править государством без малого сорок лет. Но один порок у него все же был - непомерное тщеславие, гордыня, высокомерие. Но только глупец не сумеет превратить недостаток в достоинство.
        ... Ваше молчание красноречивей слов. Я никогда не подумал бы, что вы отблагодарите за мою помощь - никакой помощи Гедрих, понятное дело, Серженсу не оказывал, но в письме можно многое написать: проверять-то никто не будет - такой черной неблагодарностью. И провернете все это в полной тайне, побоявшись написать мне хотя бы пару строк. Итак, война...
        Но, и когда это письмо пришло ко двору, Серженса все еще не было в замке. Официально он находился в Риане по приглашению Университетских магистров (попробовали б они не прислать это приглашение!), на самом же деле проводил время в море на корабле. Бушующие волны, ласковое солнце, всевозможные яства, множество слуг, пытающиеся предугадать желания... Как не забыть о делах государства?
        Но за удовольствия приходится платить.
        Серженс вернулся ко двору в начале лестня32 (погода испортилась, на море штормило, кое-кто из слуг заболел и перестал смотреть на короля с обожанием и готовностью выполнить любой приказ), когда изменить ситуацию стало неимоверно сложно, если не выразиться острее.
        Королевская карета въехала во двор замка по полудни, а уже в шесть вечера король поставил свою подпись под письмом. Всегда аккуратная и выверенная, сейчас она смотрелась едва ли не простой закорючкой. Конечно, в этом тоже можно было усмотреть некое неуважение к адресату, но сейчас выбора не оставалось, как и простого времени: зарийские войска стояли на границе с Киринеей. Пока они не пересекли ее, но, даже напав сейчас, они успевали пройти пол страны, не встретив маломальского сопротивления (крестьяне с пиками против регулярной армии ведь даже не смешно), пока Серженс, а это мог сделать только лично он, собрал бы войска.
        Гонец с письмом на груди помчал быстрее ветра, повторяя про себя: "Только бы успеть!" Ему ведь тоже не хотелось войны. Если она начнется, каждому придется стать под ружье, а за время сытной жизни он уже забыл, что такое солдатская муштра. И вспоминать об этом совершенно не хотелось.
        Приветствую вас, Гедрих - повелитель Зарии, страны восходящего солнца... боюсь, вы неправильно поняли мое молчание. Я глубоко ценю все, что вы для меня делали - читая письмо, Гедрих почти воочию увидел, как Серженс скрипел зубами во время написания этих строк: он ведь ничего для него не сделал, чего ради? - и хотел бы отблагодарить вас за это. Но первое ваше письмо до меня не дошло. К превеликому сожалению при моем дворе оказался человек, который сделал невозможным появления письма у меня. Пока я не могу сообщить вам его имя. Но, наберитесь терпения, дорогой друг - еще один смешок - несколько месяцев и...
        Я устал ждать, - ответ был очень лаконичным. Это повергло монарха в гнев.
        - Вы видите?! Я с самого начала знал, что мое письмо ничего не даст, но вы - Бьен, все же заставили меня его написать! Все эти ненавистные строки. Он хочет войны, он ее получит! Что до вас, то у меня большие сомнения, что после всего этого вы сохраните ваше место за собой.
        - Ваше Величество, войска Гедриха все еще не перешли границу. Если бы он хотел войны, он бы уже напал, - попытался вставить слово Бьен и не прогадал.
        Серженс хотел что-то сказать, но смолчал. Возможно, Бьен был не так уж и не прав. Он просто взмахнул рукой, отсылая его от себя. Монарху нужно было подумать.
        Текли часы. Из покоев короля не доносилось ни звука. Бьен уже не находил себе места от волнения. Руки у него, понятное дело, не дрожали, да и голос не выдавал того, что творилось в душе, но все же.
        Решение короля напрямую касалось его - Бьена. И, отдавая очередной приказ подчиненным, глава тайной службы с ужасом думал, что это, возможно, последнее дело в его жизни.
        Когда на Киринею опустились сумерки, Серженс открыл двери, стремительным жестом (и куда делись все его размеренные движения, в которых никогда не было ни малейших следов спешки? - исчезли), подозвал к себе Бьена, что-то быстро сказал тому, взмахом головы отгоняя возникшие возражения, и вышел во двор.
        Уже через пол часа его видели, несущемся во весь опор, к Зарийской границе...
        С Гедрихом договориться удалось. И вместо войны на земли "дружественных" стран пришел пир. Ненавистный, навязанный пир, и все же не война.
        Спастись от бойни помогла свадьба. Серженс только недавно стал вдовцом, у Гедриха была дочь на выданье - Луатен. Все было бы хорошо, если бы не одно условие, поставленное Зарийским монархом. Впервые услышав его, Серженс едва не расхохотался. Он и подумать не мог, что ему придется его выполнить, но монарх оказался почти что в плену у Гедриха и выбора не было. Наследником Серженса на престоле должен был стать не его первенец Престон, а сын от Луатен, которую король заранее возненавидел.
        А затем грянул пир.
        Престон отвлекся от тягостных воспоминаний, заметив, что рядом с его столом стоит... Как же его... Чиерн! Он не сразу вспомнил это имя, но вот лицо гостя было знакомо. Престон давал этому человеку кое-какое поручение.
        Осознав, что принц заметил его, Чиерн сделал легкий реверанс и льстиво улыбнулся.
        - Приветствую вас, сир. Всегда готов услужить.
        У Престона резко дернулась щека. Чего он не любил, так это пустой лести. Демон! И он еще надеялся на передышку!
        - Оставьте свои витиеватые фразы за порогом этого кабинета! - отрубил первый сын Серженса. - Ближе к делу!
        - Конечно, сир, - Чиерн сделал еще один поклон, - вы приказали мне следить за некоторыми из фамильных драгоценностей из боязни, что именно их посмеют украсть, что они исчезнут...
        Престон прищурил глаза и нетерпеливо провел рукой. Ему не надо было напоминать то, что он приказал Чиерну, как и объяснять, почему он этот сделал. Тем более, в такой нелепый способ, как это делал визитер - лгать, будто бы выгораживая, и делая вид, будто не знаешь правды. А Чиерн знал, Престон был в этом уверен.
        - Охранный перстень пропал, - внезапно сказал Чиерн, прерывая поток всей той бессмыслицы, что он нес до этого.
        - Что? - Престону показалось, что он не расслышал. От его брата не было вестей уже больше трех лет. Принцу даже почти удалось убедить отца в смерти Фредерика. Но кроме него никто не мог призвать кольцо. Магические артефакты пришлого настраивались только на одного владельца. И пока Фредерик был жив, кольцо было настроено на него.
        - Сегодня, три часа назад, кольцо исчезло, - охотно объяснил мужчина.
        Принц резко встал изо стола, положил ладони на бумаги, и в бешенстве посмотрел на Чиерна.
        - Почему об этом я узнаю только сейчас?! Вы должны были сообщить мне об этом в тот же момент, как оно исчезло!
        - Я пытался, - слуга покаянно склонил голову. Впрочем, Престон чувствовал, истинного раскаяния в человеке напротив не было ни капли. - Но мне сообщили, что вы никого не принимаете и не сделаете исключения для простого переводчика, - Чиерн, и в самом деле, был простым переводчикам. Работал в тайной службе королевства: иногда заговорщики, сохранности ради, пытались вести переписку на одном из старых языков. Где им было знать, что на службе у короля есть люди, для которых любой перевод труда не составит?
        И вот - вы уже на ладони. Никто ведь не догадается шифровать и так загадочный язык. Так что, никаких разговоров о "погоде", "здоровье" и других обыденных вещах не будет - голая правда.
        И, само собой, дожидаться пока вы приведете ваш план в исполнение, никто не будет. Кому сразу же достанется пеньковая колода, или пистолет, кого сошлют с каким-нибудь заданием. Что-то вроде: "Если выживешь, считай, родился в рубахе".
        - К тому же, это было к лучшему.
        - Не понимаю, - Престон нахмурился, стараясь понять, уж не сошел ли Чиерн с ума.
        - Спустя час, перстень вернулся.
        - Что? - принц не мог поверить, - вы уверены?
        - Да, но я был уверен, что вы все равно захотите узнать о его исчезновении, - Чиерн сделал еще один поклон.
        - Ты был прав, - Престон быстро открыл один из ящиков в столе и запустил туда руку. В следующий момент он бросил на стол небольшой мешочек. Раздался звон, из тех, что радует скряг - глаза у Чиерна алчно блеснули: он, явно, относился к людям, обладающим подобным пороком. Но Престон первым положил ладонь на мешочек. - Кто-нибудь, кроме тебя заметил исчезновение перстня? Бьен, еще кто-то?
        - Нет, - Чиерн был немногословен. Впрочем, не удивительно, ведь все его внимание сконцентрировалось на руках принца.
        - Я не думаю, что им стоит об этом знать. Это такая мелочь... Впрочем, держи за усердие, - Престон легко перекинул золото в руки слуги.
        Чиерн расплылся в улыбке, отвесил поклон едва не до земли, зазвенев при этом монетами и спиной начал пялиться к выходу. Но дойти до двери он не успел: голос принца остановил его.
        - И все же я думаю, что фамильным драгоценностям все еще угрожает опасность. Продолжай приглядывать за ними.
        - Конечно, сир, - Чиерн коротко кивнул, как видно, подустав от постоянных глубоких поклонов, и вышел за двери.
        Престон медленно сел за стол, но вновь перебирать бумаги не стал. Его мысли были заняты другим. Наконец, он произнес вслух:
        - Значит, Фредерик все еще жив. Демон! - принц смял, подвернувшуюся под руку бумагу, и бросил ее в угол. - Неужели десятка убийц оказалось мало?! - принц снова ругнулся, затем постарался взять себя в руки и вызвал слугу.
        - Позови ко мне одного из наших магов, - бросил Престон, уже начиная обдумывать новый план.
        32. Лестень - ноябрь.
        Глава 31
        Полгода спустя
        - Пожелай мне удачи!
        - Удачи, удачи... - забормотала я, пытаясь вспомнить. В голове стояла такая каша, что даже мое имя припоминалось с трудом. Элен... А, может быть, и не Элен... Ладно, вернемся к удаче... - А, - я щелкнула пальцами, - заклинание Фаргоса. Сейчас, - я закрыла глаза, настраиваясь на чужую ауру и попыталась коснуться ее, усиливая удачливость... Есть!
        Я снова открыла глаза, радуясь, что мне удалось применить это довольно сложное заклинание. Но на лице, стоящей напротив меня, Лиин не было улыбки. Она покачала головой.
        - Элен, просто пожелай мне удачи. Все равно ведь там ни заклинания, ни амулеты не действуют.
        Я хлопнула себя по лбу: вот, что значит, заучилась, потом попыталась улыбнуться.
        - Удачи!
        Лиин тихо хмыкнула, принимая пожелание, и со вздохом зашла в, "гостеприимно" распахнутую, дверь.
        Фред тоже негромко рассмеялся, а, заметив мой злой взгляд, брошенный в его сторону, приобнял за плечи. Я с сожалением убрала его руку и склонилась над книгой. Вряд ли мне удастся выучить что-то путное за десять минут до экзамена, но все же, а вдруг!
        На дворе стояло лето. Душное, жаркое. Но насладиться им в полной мере, по-крайней мере, его началом, не удавалось. В Университет Магии пришли экзамены. Для нас, первокурсников, это были первые экзамены, вот мы и дрожали от страха, стараясь выучить абсолютно все. Пускай это и невозможно!
        Даже Анри в последние дни учебы начал чаще появляться на парах, а если вспомнить какие умиленные взгляды он, то и дело, бросал на преподавателей, можно и вовсе умереть со смеху.
        На первых порах мне действительно было смешно. Потом пришла расплата. Первым у нас стоял экзамен по защитной магии, а ее-то преподавал Алехандро.
        Так что, в первый день каникул (до экзамена оставалась еще целая неделя) вместо того, чтобы пойти на пляж, а потом на вечеринку к Джулин, как поступила половина наших однокурсников (остальных просто не пригласили), я сидела в душной башне, обложившись стопкой книг. А в окно, то и дело, пробивались лучики солнца, выманивая меня на улицу. Они словно шептали мне на ухо: "Экзамены ведь только через неделю, еще есть время отдохнуть!".
        Хорошо хоть пожаловаться на несправедливость судьбы было кому: рядом сидели Фред с Лиин. Они, правда, к концу дня начинали смотреть на меня как убийцы на возможную жертву, но, кому сейчас легко!
        Если бы первый экзамен принимал Дорин, Реанин, Ристер... - да, кто угодно кроме Алехандро, то мы бы все время нежились на пляже, а не занимались - я бросила взгляд на толстенный фолиант, лежащий на коленях, - Демон знает, чем! Но пожилой магистр с первого взгляда ведь невзлюбил нас с Фредом. Как он там говорил во время очередной лекции: "Простолюдинам не место в Университете Магии!" И это вместо того, что бы научить нас базовой защите от некромантии. Ристер еще потом ругался, что мы ничего не умеем.
        К несчастью для нас, идти договариваться с Алехандро Ристер не стал, просто поставил дополнительную пару. Это в сем-то вечера.
        Ладно, разговор-то не о Ристере (готова поспорить, я и этого магистра помяну добрым словом через пару дней, когда пойду сдавать некромантию), об Алехандро. Пожилой магистр, словно настоящая ночная тень, попил кровушки и у меня, и у Фреда. И останавливаться на достигнутом, по видимому, не собирался. Как же, экзамен - прекрасная возможность продолжить экзекуции.
        Лиин же сама по себе боялась магистра, да и Джулин не пригласила ее на вечеринку. Девушки все еще недолюбливали друг друга, хотя на людях могли сыграть вполне убедительный спектакль.
        Я же наоборот неожиданно нашла с Джулин общий язык. Иногда мы даже пытались выручить друг друга, вешая магистрам, или кому-нибудь из однокурсников лапшу на уши.
        - Элен! - из-за двери донесся голос, что прервал мои невеселые мысли.
        Я вздрогнула, отложила книгу в сторону (хоть что-то хорошее, а-то я уже устала ее держать!) и жалобно посмотрела на Фреда. Мужчина оторвался от толстого фолианта, который штудировал уже несколько дней кряду.
        - Удачи! Она тебе понадобится.
        - С Алехан... - начала я, но, бросив взгляд на приоткрытые двери: а вдруг нас подслушивают, поправилась, - с магистром Алехандро одной удачи будет мало.
        Я кивнула Фреду: наверное, взгляд у меня был еще тот: он рассмеялся. Пришлось скорчить рожицу, а потом и вовсе махнуть на все рукой.
        Я быстро зашла в кабинет: "Чему быть...".
        Дверь захлопнулась, отрезая меня от того мира. Здесь царила тишина. Два человека что-то быстро и самозабвенно записывали на белых листках - Лиин и Костас. Фир в углу задумчиво смотрел на перо. Стеан сидел перед магистром Алехандро, что-то быстро рассказывая тому (что именно, я не слышала - вся комната, была накрыта щитом безмолвия - нам об этом рассказывали старшекурсники).
        Магистр Алехандро отвлекся от, увлеченного своей болтовней, студента и бросил неприязненный взгляд на меня.
        - Элен, чего вы стоите?! Берите билет и садитесь!
        Я кивнула, и даже сделала попытку улыбнуться (не уверена, что получилось что-то получше оскала, который, если и приснится темной ночью, то и до заикания может довести), хотя сердце колотилось изо всех сил, и подошла ко второму магистру. Он показал мне на билеты - белые кусочки бумаги без единого опознавательного знака. Я слегка закусила губу, пытаясь выбрать... лучший? Потом все же коснулась рукой одного из них. Магистр кивнул, как мне показалось, несколько устало и тоже взглянул на билет, затем передал его мне.
        - У вас пятнадцать минут, - маг указал мне на стол, на котором уже стояли песочные часы. Песок медленно сквозь маленькое горлышко сыпался вниз. Я быстро села, и только тогда в первый раз взглянула на билет по-настоящему: до этого вопросы плавали в беспроглядном тумане, я не могла понять, знаю, я ответ хоть на что-то, или это мне только кажется.
        Итак, стихийный огненный щит, обманный щит, охранные амулеты и артефакты для простых людей.
        "Какое счастье! - я облегченно вздохнула, - мне не попалось ничего из истории возникновения охранных заклинаний. Впрочем, от Алехандро... - я подавила, возникшее было, желание посмотреть на магистра, - можно ожидать всего".
        Он еще успеет задать мне эти вопросы, проверяя "дополнительные" знания. Я взялась за перо. Хуже всего у меня было с третьим вопросом, первые два-то можно просто показать.
        Последняя пищинка упала вниз - время вышло.
        - Элен, прошу вас, - донеслось от Алехандро.
        Я медленно с сожалением встала. У меня до последнего не было сомнений, кому из двух магистров я буду отвечать, но где-то в глубине души теплилась надежда: "А вдруг все же повезет, ну чего в жизни не бывает?".
        Теперь она растаяла. Я подхватила листочки и отправилась на казнь.
        - Что ж, - Алехандро пробежал глазами билет, - начнем с охранных заклинаний, - я ругнулась про себе, продолжая внешне сохранять вежливую улыбку: магистр просто не мог знать, как я "люблю" теорию. - Это теория, ее должны знать абсолютно все.
        "Даже не маги?" - едва не вырвалось у меня, но я сдержалась. Если мне на экзамен к Алехандро идти не хотелось, то на пересдачу будут силком затаскивать?
        - Вы правы, теория очень важна, чтобы не допустить ошибок. Создавая охранные заклинания, нужно правильно рассчитывать силы, чтобы в последнюю минуту ты не обнаружил, что абсолютно пуст. К несчастью, именно молодые маги совершают ошибки, но с годами приходит опыт. Только тогда...
        Алехандро громко хлопнул рукой по столу.
        - Ближе к делу, и не объясняйте, всем известные истины!
        - Конечно, - я с улыбкой закивала, пытаясь придти в себя и собрать в некую канву все, разлетевшиеся от громкого стука, мысли. - Охранные заклинания создаются магами, как для их собратьев по ремеслу, если у последних не хватает собственных сил, так и для простых людей.
        - Кого вы имеете в виду, говоря "простые люди"? Каких-нибудь крестьян, которые и с магией-то сталкивались только при общении с деревенской знахаркой, или всех этих городских ремесленников и тому подобных, которые все равно не наскребут денег на оплату магических услуг?
        - Я имею в виду людей, лишенных магических сил! - внезапно мне вспомнился разговор с Фредом после одной из пар по магической географии в первые дни учебы, когда я еще делала вид, будто он мне безразличен. - Такие люди ведь часто рождаются, к примеру, на Западе.
        - О, вы имеете в виду этих людей, - Алехандро свысока посмотрел на меня. - Кто они и, кто вы? - магистр едва не хмыкнул.
        Я же впилась ногтями в локоть: "Конечно же, для вас, Алехандро, я в сравнении с ними никто".
        - Но, оставим это, - нетерпеливо провел рукой магистр. - Только лишь на Западе рождаются люди, лишенные магических сил?
        В его вопросе чувствовался подвох, только я не могла понять, в чем он заключался, но за то, что он существовал, я могла ручаться и головой и другими частями тела.
        - Понятное дело, не только на Западе, но и в других частях Киринеи, к примеру, в Центральной части, но здесь...
        Алехандро снова меня прервал:
        - Достаточно. Что на счет Востока? И напомните мне, какие это провинции.
        Экзамен по охранным заклинаниям медленно превращался в экзамен по магической географии. Вот только вести его продолжал Алехандро. К счастью, про Восток я кое-что знала - не худший регион... Впрочем, это как посмотреть.
        - Традиционно восточным регионом называют Элрон. Что до магии, то в прошлом там действительно длительное время проводились кровавые ритуалы, пришедшие с соседних стран, но после войны лилий...
        - Так, куда делись маги? - вкрадчиво спросил Алехандро.
        Демон, да откуда же я могу знать?! Вслух же произнесла:
        - Этого никто не знает.
        - Что?! - все-таки взорвался Алехандро, заставив меня уткнуться взглядом в стол. - Как можно не знать таких элементарных вещей?! Как можно говорить такую ересь?! А вы еще смеете говорить про себя с апломбом. Как же, вы не простой человек, не простая...
        "Если он назовет меня уличной девкой, я плюну ему в лицо, - с неожиданной ясностью подумала я. - Даже если в последствии от меня и останется горстка пепла! - я подняла глаза и встретилась взглядом с магом. - Как же я вас ненавижу! Только попробуйте..."
        - Девушка, - закончил Алехандро. - Не думаю, что вы сегодня получите выше тройки, даже, если на все вопросы ответите без заминки. А теперь перейдем к щитам. Стихийный огненный щит.
        - Стихийные щиты бывают четырех видов, по количеству стихий: огненный, воздушный, водный, земной. Огненный стихийный щит защищает от огня. Не только от магических заклинаний, выбранной стихии, но и от любого природного проявления. Нужно невредимым пройти сквозь огонь, выжить в грозу после удара молнией... - используется этот вид защиты. Конечно, кроме огненного щита в тех же ситуациях можно создать универсальный щит, но на него тратится очень много энергии. У многих просто может не хватить сил.
        - Это все? - Алехандро выразительно поднял брови. - Неужели вам больше нечего сказать? Когда был впервые использован этот щит? Кем? С какой целью? Расскажите историю его создания.
        - Стихийный огненный щит - простейшее заклинание огненной сферы. Он известен уже многие столетий. Его начали использовать еще до того, как в лексикон магов вошли сами названия: стихия, магический щит... Маги интуитивно пользовались этими знаниями, еще не зная, как их правильно назвать.
        Знаний не хватало. Я говорила все, что приходило мне в голову, и...
        - Кто впервые дал этому щиту название, Элен, почему я должен клещами вытягивать из вас ответы?! Мне ведь может надоесть вам помогать!
        ...угадывала!
        Иначе Алехандро уже указал бы мне на ошибки.
        Но последний вопрос... Кто же придумал название тому, что и так было прекрасно известно? Кто-то... находчивый, что ли?
        - О, это достаточно известный в наше время маг, который относительно недавно, - все познается в сравнении, а недавно может быть и двести лет назад.
        Алехандро внезапно скривился и поднял руку, заставляя меня замолчать: видно моя импровизация не пришлась ему по вкусу. Сейчас он вновь разразиться тирадой...
        Но маг молчал, только желваки по лицу и ходили. Я нахмурилась, окончательно переставая что-либо понимать. Алехандро тем временем бросил на меня злой взгляд. У меня даже мороз по коже прошел, затем встал, что-то шепнул второму магистру. Возле того как раз сидела Лиин, и вышел за двери.
        Мой рот сам собой приоткрылся от удивления, да и глаза округлились. Впрочем, не на долго. Маг, а вслед за ним и Лиин поднялись. Только подруга пошла к двери, а магистр ко мне.
        - Что ж, вы говорили о стихийном огненном щите. Продолжайте.
        Я кивнула.
        - Стихийный огненный щит... - конечно же, я начала свой ответ с самого начала, а маг тихо кивал в такт моему голосу.
        - Можете создать сам щит? - внезапно спросил он, прервав меня.
        Я тряхнула головой, убирая с глаз волосы и за несколько секунд создала щит. Это ведь так просто.
        Магистр слегка прищурился, разглядывая мою защиту, впрочем, сейчас она была бесполезна: вокруг ведь нет ни капли (хотя уместно ли говорить именно о капли?) огня, затем взглянул в билет.
        - Хорошо, что представляет собой обманный щит?
        - Это что-то среднее между охранной магией и боевой, просто некая обманка: создаешь щит, а получаешь...
        - Понятно, - снова прервал меня магистр. - Вижу, с теорией у вас все в порядке, - это у меня-то?! - Что, на счет практики? Сейчас я создам заклинание, верните его мне вашим щитом. Не боитесь?
        Я сглотнула, затем взглянула магу в глаза: "А какое имеет значение, боюсь я, или нет, все равно ведь придется что-то делать".
        - Нет!
        Магистр кивнул и рукой разрушил мой предыдущий щит.
        - Итак!
        Что-то вспыхнуло у меня перед глазами, а в следующее мгновение я увидела, летящее ко мне навстречу, заклинание. Руки сами собой перекрутились в замок, губы что-то тихо прошептали.
        Все решали секунды. Только бы успеть!
        Сердце бешено заколотилось и сжалось в комок, только усилием воли я заставила себя держать глаза открытыми. Все равно ведь закрытые, они ни в коей мере не спасли бы меня.
        Только бы...
        Успела! Заклинание вернулось к магу. Магистр в ответ только провел рукой в пространстве. А в мой мозг начала закрадываться мысль... Так и есть - иллюзии, но какие же правдоподобные! И как же я испугалась! Глупо!
        - Третий вопрос: амулеты, заклинания?
        - Я уже отвечала этот вопрос магистру Алехандро. Повторить?
        Маг поморщился.
        - Не нужно! - мужчина бросил еще один взгляд в билет, - четверки достаточно, или... - он прервал сам себя, - какое заклинание я только что использовал?
        - Иллюзии.
        Маг хмыкнул.
        - Заметила... Ладно, идите, - он быстро написал что-то в, появившейся, книжечке и подал ее мне, - первый экзамен вы сдали.
        "Сдала..." - я не могла в это поверить, пока не вышла из кабинета. И только там, когда на мое лицо попал лучик летнего солнца, когда я заметила однокурсников, некоторые из которых все еще продолжали корпеть над книгами, другие занимались чем угодно, помимо учебы, к примеру, в кости резались, или просто громко обсуждали что-то, наконец, осознала, что я победила, или мне просто повезло...
        Первыми ко мне подошли Фред с Лиин, но тут дверь снова приоткрылась и голос, донесшийся оттуда, громко произнес:
        - Фредерик!
        Ми переглянулись и сочувственно пожали плечами.
        - Теперь удачи тебе, - я улыбнулась. - Да, встретимся потом в городе, в том трактире, что всегда.
        - А есть, что отмечать? - Фред улыбнулся мне, а потом, дождавшись моего радостного кивка, зашел в кабинет (испытывать терпение магов не стоило).
        - Ну, как, сдала? - одновременно спросили мы с Лиин друг у друга и, не ответив, покатились со смеху.
        Лиин первая пришла в себя:
        - Да, повезло. Я даже из практических заклинаний почти ничего не успела создать. Только один щит против физической атаки. И хвала Духам, больше сил ни на что бы не хватило. А потом подошел Алехандро и Зистер меня отпустил. Даже удивительно.
        - Зистер? - переспросила я. - А, понятно, так второго магистра звали. Я даже внимание на это не обратила.
        - А должна была, ты же отвечала Алехандро?
        - Мне тоже повезло. Посреди моего ответа он куда-то вышел, а ко мне подошел Зистер. Так что, - я развела руками. - Кстати, Алехандро обещал, что выше тройки я не получу, а Зистер... - я раскрыла небольшую книжку, в которой магистр недавно что-то вывел... - Не может быть! - на меня смотрела чуть скошенная вправо пятерка...
        До трактира я не дошла, долетела. Настроение не испортил даже Анри, наступив мне на подол юбки. Не порвал ведь, а то, что он не извинился, так это и не удивительно!
        Я была так счастлива, что позабыла об этом происшествии почти сразу и продолжила какой-то бессодержательный разговор с Лиин.
        - Да, что ты говоришь?
        - А что он...
        В трактире мы заняли столик возле окна и стали рассматривать прохожих. До следующего экзамена было еще три дня, да и принимал его Ристер.
        Вердана проснулась со, все усиливающейся, головной болью. Так бывало перед видениями. Женщина вздохнула. Она уже несколько месяцев ничего не видела. И в тайне начала думать, что Духи отобрали один из своих даров (сказать по-правде, она об этом совсем не жалела).
        В первый месяц она все еще волновалась: "А вдруг это случится сегодня?", но приходил новый день, а видения все не было. Иногда только просыпалось дурное предчувствие, дескать, не спроста это, но под влиянием ежедневной рутины, оно уходило вглубь души и больше не тревожило Вердану.
        Маг бы совсем забыла о ненависных картинах, что иной раз являлись ей, если бы не постоянные напоминания Дириани. Все остальные магистры под конец умыли руки, справедливо решив, что это не их дело. Но у Дириани были иные мысли, иные планы. Слишком много ведь на свете вещей, которые нельзя предугадать, сложить логическую цепочку от одного события к другому. Только увидеть в видении. Вот только пророческим даром Дириани, в отличие от Верданы, был обделен.
        Но ректор Университета Магии слишком часто хотел знать то, что закрыто от большинства простых людей (да и от магов) паутиной судьбы. Вердана понимала его, но принять не могла. Да и отказаться от видений было вне ее сил, к сожалению... Или, к счастью.
        Теперь видения явились снова. Впрочем, пока еще не видение, а так... - внезапно виски сжало от боли. Вердана через силу подошла к шкафу, полуслепыми от боли глазами начала искать нектар мизаньи33.
        - Есть! - травница схватила флакон, а затем новый приступ боли сотряс ее тело. Пальцы сами собой разжались, выпуская флакон прямо на деревянный пол.
        Раздался звон бьющегося стекла, и по комнате распространился удушающие сладкий, запах. Женщина вдохнула - боль в мгновение ока прошла, но перед глазами что-то ярко вспыхнуло, мысли помутнели. Вердана сделала шаг в сторону и, не удержавшись на ногах, упала на пол в шаге от осколков, только чудом не наколовшись на один из них.
        Перед тем, как закрыться, зеленные глаза пробежали надпись на флаконе, которую сама Вердана когда-то и составляла: "Использовать осторожно, в больших дозах вызывает галлюцинации".
        Глаза закрылись...
        У тебя нет выбора, красавица...- губы Верданы дрогнули: "А у кого он есть?"
        Ночь, такая же темная, как и та, когда впервые проявилась ее сила. Только молний не хватает, но если дело только за этим? - высокая фигура в длинном черном плаще резко взмахнула рукой. Что-то вспыхнуло, раскрасив пространство вокруг в золотисто-алый, а затем снова явился мрак.
        - Неужели, моя дорогая, ты думала, что от меня так просто уйти?
        Презрительный смех, казалось, полоснул неожиданного слушателя по ушам. И смолк, только эхо все еще доносило: "Ха-ха-ха, ха-ха...".
        Снова что-то вспыхнуло и закружилось, с невероятной скоростью, все приближаясь и приближаясь к... Свет.
        Женская фигура медленно шла... в пустоту. Только она этого не видела, не осознавала, что концом ее пути была бездна, пока не осознавала...
        Внезапно небосвод озарился молнией. Двумя, тремя... А затем они вместе ударили в девушку. Та остановилась. Огонь на мгновение озарил ее лицо: невидящие остекленевшие глаза... - где-то Вердана уже видела его, но женщина не успела понять. - Фигура резко отдалилась, а затем и она сама, и все вокруг запылало.
        Будто к листку бумаги поднесли зажженное огниво, и он вспыхнул, загорелся с середины, унося с собой все то, многое, что мог поведать, теперь оставляя позади лишь пепел.
        А затем новый лист, хотя нет - стекло с разводами, за ним алтарь, покрытый едва ли не плесенью. Но, вряд ли, это смущало хозяина: слишком безумный блеск в глазах, слишком стремительны движения, особенно в сравнении с неподвижностью его жертвы. В кроваво-алом платье - и откуда только такая любовь к этому цвету? Только хорошего, что... - расстегнутом и стянутом почти до пояса, оголяя белые шею и грудь, по которым рассыпались темные, почти черные волосы жертвы.
        Но картинка поблекла, сменилась другой. Яркий свет режет глаза. Повсюду блеск и бесполезная мишура. И снежно-белое платье до пола. Но губы все те же - яркие, манящие взгляд.
        И снова прошлая картина - с алтарем. Только в этот раз в его руке кинжал с непонятными надписями, рисунками - нет, только не это, она ошибается, она...- И резкое движение к жертве. Удар. Захлестала кровь по мраморной коже, по платью... - хорошего, что пятна крови не заметны... - по стеклу...
        Бал.
        Две картины. Они сменяли одна другую, накладывались и растворялись. Но победителя в этой схватке не было. Удар молнии и тьма, и львиный трон, и темная фигура в короне. Только зубцов на последней не двенадцать, как принято в Кирине, а три. Или это только кажется?
        Вердана закашлялась и кое-как встала на ноги, держась рукой за пол.
        - А! - рука поехала в сторону, напоровшись на один из осколков. Женщина вскрикнула, заметив на руке кровь, и таки поднявшись на ноги, вновь подошла к злополучному шкафу. Достала еще один флакон, перевязанный на этот раз зеленой лентой, и вылила его содержимое на рану.
        В первое мгновение кожу прожгло с такой силой, что целительница снова едва не вскрикнула, но уже через несколько секунд боль прошла, рубец затянуло. Все было, как прежде.
        Первой из наших знакомых в трактире появилась Джулин. Она подсела к нам, радостно улыбаясь. Вопросы по поводу сдачи защитных заклинаний были излишними.
        - Хорошо, что я еще не написала отцу. Алехандро мне четверку поставил, - радостно заявила она.
        - Может, ты правильно ответила? - тихо предположила Лиин. - А что ты должна написать отцу?
        - Да, где там! - Джулин махнула рукой, не обращая внимания на второй вопрос, а Лиин не стала настаивать на ответе, позволив графине подозвать девушку-разносчицу. - Я же почти ничего не знала. Так некоторые мелочи мне Ри... мне рассказывали, - быстро поправилась она.
        О том, что Джулин встречается с одним из наших магистров, Лиин не знала, а графиня не горела желанием ей об этом сообщать. Да и вообще, мало, кто был в курсе: я, Фред, Костас, который клятвенно пообещал не говорить ни о чем Анри, да еще парочка наших однокурсников.
        Граф Риани был щедр со своей дочерью, но только до тех пор, пока она оставалась невестой Анри и собственно его дочерью. А посещать балы под его кровом нравилось всем.
        Но Джулин все равно не хотела рисковать, и рассказывала правду только тем, кто и сам начинал о чем-то догадываться. А постоянные участники ее балов видели многое, к счастью, об этом предпочитали умалчивать из боязни, что и о их проделках, о которых они сами под влиянием вина забыли, напомнят. Но Лиин слишком редко была у Джулин. Раз, или два - точно не вспомню. А за такое время сложно запомнить что-то по-настоящему интересное и сложить из разрозненных кусочков подлинную картину.
        Разносчица поставила перед нами три бокала с вином, взамен нашего сока. Лиин сразу же нахмурилась, не очень-то желая пить (у нее остался в памяти одна из вечеринок, на которой она забыла об этом правиле, а повторения она не хотела). Так что, подруга уже хотела отказаться от щедрого предложения Джулин (за напитки-то заплатила графиня), но та ее опередила, подняв свой бокал.
        - За первую победу?! Чтобы остальные дались еще легче!
        - Давай, просто легче, - я со смехом поднял и свой бокал, - вторую подготовку длинной в неделю я просто не выдержу. Лиин?
        Девушка тоже подняла руку с напитком.
        - Следующий экзамен должен быть еще сложнее. Некромантия все-таки.
        Мы с Джулин переглянулись и зашлись от хохота.
        - Да, ну, все не так плохо. Мне наоборот кажется, что этот экзамен будет легче легкого, - графиня снова подняла свой бокал.
        - Для кого как, - я подмигнула Джулин.
        Мы чокнулись и выпили. Даже Лиин пригубила. Потом встала, так и оставив почти полный бокал на столе.
        - Я, наверное, уже пойду. Все-таки три ночи не спала. Отдохнуть хочу.
        - Точно? - я заметно огорчилась: Лиин ведь не так часто выходит вместе с нами в город, и уж, тем более, не сидит часами в трактире, обсуждая чье-то платье, или игру, - мы же только что пришли?
        - Все равно. Вот закончатся все экзамены, - Лиин выдержала многозначительную паузу, - вот, тогда-то!
        Подруга еще раз махнула нам рукой и вышла во двор. Я провожала ее взглядом, потом вновь обратила свое внимание на Джулин, которая как раз качала головой.
        - Дам, - глубокомысленно заявила девушка, - вот, кто совсем не умеет развлекаться. Даже жаль как-то.
        - Это точно, - я задумчиво отхлебнула еще немного вина. - Ладно, у меня к тебе вопрос. Мне нужно готовиться к экзамену по некромантии?
        - Ну, ты и нахалка! - Джулин рассмеялась и быстро допила, оставшееся в бокале, вино, затем жестом подозвала девчонку, прося ее налить еще.
        Я хотела отказаться, даже отставила в сторону бокал, но Джулин насмешливо посмотрела мне в глаза.
        - А как же экзамен, некромантия?
        - Шантажистка! - я хмыкнула, - ладно уж, давай! Все равно до завтра готовиться точно не буду, а завтра...
        Разносчица отошла, Джулин подняла второй бокал.
        - А на счет завтра спросишь сама у Ристера. Он как раз должен подойти через минуту-другую.
        - И кто из нас после этого нахалка? - я тряхнула волосами. - Ладно, посмотрим. Кстати, - я щелкнула пальцами. - Ты сегодня вечеринку устраиваешь?
        - Конечно, только позже обычного, - Джулин взглянула на небольшие часики на руке - подарок ее отца. Они были предметом зависти почти всех однокурсниц. Я сама, чего греха таить, поглядывала на них с вожделением. Мало того, что они были безумно красивыми, усыпанные блестящими илламами с самого Элрона, так теперь Джулин еще и не нужно было узнавать время по солнцу. В общем, красота, да и только. - Сегодня вечеринка начнется только в десять. Просто слуги не успевают все сделать вовремя. Будет много сюрпризов, - девушка улыбнулась, вспомнив, как видно, про один из них, - к тому же ведь самое интересное всегда начинается с наступлением темноты.
        - Слышала б тебя Лиин! - я тихо хмыкнула, представив реакцию подруги, Джулин только безразлично повела плечами, затем бросила взгляд во окно и поднялась.
        - Ладно, пойду я.
        - Подожди! - я поднялась вслед за девушкой. - Ты же Ристера ждала, да и мне одной скучно.
        - Почему же одной? - девушка подмигнула мне, - а я Ристера на улице подожду, он почему-то сегодня запаздывает, - она развернулась и, покачивая бедрами, пошла к выходу, потом на мгновение остановилась и обернулась. - Не забудь, в десять.
        Я кивнула и отхлебнула еще один глоточек, глядя на улицу, затем перевела взгляд на появившегося соседа. В его глазах блестели смешинки, когда он преувеличено серьезно спросил:
        - Напиваешься в одиночестве?
        - Конечно же, - я капризно выпятила нижнюю губу, - никто ведь не хочет составить мне компанию.
        Фред засмеялся.
        - Да, задержался немного: вопрос дурацкий попался, пока ответил... Впрочем, это не оправдание.
        - Не оправдание, - я с улыбкой покачала головой. Фред тем временем поднял мою руку и поднес к губам. - Это тоже, - медленно проговорила я, делая еще один глоток, но не вырывая руку.
        - Знаю, но я что-нибудь придумаю, - сказал он ласково-предвкушающим тоном, а затем другим голосом добавил, - тебе что-нибудь еще заказать? Мне ведь тоже есть, что отметить.
        Я перевела взгляд на бокал: вина оставалось только на донышке. Дам... Что-то я сегодня увлеклась, а ведь вечером... Даже скорее, ночью, еще к Джулин идти.
        - А это того стоит? - я как раз решала, чего хочу сама, так что, в моем голосе звучало сомнение.
        Но Фред не дал этому чувству разрасти, искушающее заявив:
        - Конечно.
        И вот передо мной уже стоит третий за этот вечер бокал с, искрящейся от огня свеч, жидкостью. На губах появляется кислинка, и они сами собой расплываются в улыбке.
        - Ну, и что тебе поставил Алехандро? Неужели расщедрился?
        Фред покачал головой.
        - Не Алехандро. Он вышел из аудитории, еще когда ты там сидела, да так и не вернулся. Так что, отвечать пришлось Зистеру. Не представляешь, как я рад!
        - Не меньше меня, - я еще сильнее улыбнулась. - Мне ведь тоже повезло.
        И снова бокалы взмываются в воздух.
        - За удачу?!
        - За нас!
        Алехандро быстро прошел между фигур свих учеников и скрылся в длинном коридоре. Кое-кто посмотрел ему в след, а потом ослеп, озаренный вспышкой открываемого телепорта, другие предпочли не обращать внимания на магистра, продолжая листать многочисленные книги, лежащие возле них.
        Магу не было до них, да и до тех, других - любопытных, никакого дела. Он слишком спешил, хотя в другое время не преминул бы укоротить чей-то длинный и любопытный нос. Но не сейчас. Студентам повезло. Дело в том, что Дириани зачем-то срочно вызвал к себе магистра, а опаздывать на эту встречу Алехандро не собирался. Вот и пришлось уходить с так и незавершенного экзамена, оставив одну из самых ненавистных учениц без заслуженной тройки, или даже двойки, если ему повезет.
        - Магистр Дириани? - Алехандро перенесся к двери кабинета архимага: телепортироваться внутрь ему не хватило силы, да и Дириани это не понравилось бы. Затем постучал и, только лишь дождавшись ответного оклика, вошел.
        В середине уже сидели сам хозяин кабинета, Вердана, Дорин и даже Ристер.
        "Этому-то, что здесь понадобилось?" - с недоумением подумал Алехандро. Он сам, Дорин (как бы это магистра не раздражало) и Вердана были частыми гостями в кабинете архимага, но Ристер?
        Дириани кивнул новоприбывшему магу.
        - Рад, что экзамен в этот раз так рано закончился, и вы здесь.
        - Закончился? - Алехандро в недоумении приподнял брови, - перед аудиторией еще больше половины студентов, но вы сказали, чтобы я срочно пришел сюда.
        - Это не настолько срочно, - Дириани задумчиво прищурился, - кто-то остался продолжать проводить экзамен?
        - Да, Зистер.
        - Но он один провозиться до ночи, - влез Дорин.
        Алехандро хотел сообщить своему коллеге, что он думает о его привычке лезть не в свое дело, в данном случае, в чужой разговор. Пусть и сделать это в самых корректных выражениях (рядом ведь находился Дириани), но архимаг кивнул, соглашаясь с помощником. Так что, Алехандро пришлось держать свои мысли при себе.
        - Думаю, кто-то из ваших коллег смог бы вас заменить, или даже кто-то из аспирантов. Это ведь первый курс? - Алехандро кивнул, хотя его ответ был не нужен: своим вопросом Дириани проявлял банальную вежливость. - Программа там не очень сложная. Так что... Алехандро, кого вы посоветуете?
        - Аспиранта... можно Бристия, к примеру, впрочем, на ваш выбор, магистр.
        Дириани кивнул.
        - Значит, Бристий, - он мысленно передал просьбу-приказ нужному человеку. Тот как раз был на месте - в Университете.
        Архимаг еще немного помолчал, потом все же начал разговор, из-за которого он все это затеял:
        - Вердана, повторите сейчас все то, что вы рассказали мне.
        - Конечно, магистр, - голос целительницы резко изменил тональность. С привычного нежного и мягкого до звонкого, выговаривающего слова с ошеломляющей четкостью. - Сегодня ночью у меня было видение. Дело, по-видимому, касается Элрона. Я видела кровавый ритуал. Вы помните из тех, что проводились во времена войны лилий и задолго до нее? - понятное дело магистры не могли этого помнить: возраст не позволял, разве что Дириани... - Если хотите, могу напомнить, - внезапно все же спохватилась Вердана, - для ритуала нужна молодая девушка до тридцати лет. После этого возраста сила окончательно срастается с человеком, и не может ни возрасти, ни внезапно исчезнуть, перейти к другому носителю. Но обычно используют совсем молоденьких девушек. Часто невинных: считается, что в этом случае у них сил больше, но это не обязательное условие. Так что, жертвой может стать даже блудница. Хотя это и не приветствуется.
        Дириани мягко прервал магистра:
        - Достаточно подробностей. Мне кажется, Ристер сможет объяснить все более... тщательно. Это все же его профиль.
        Молодой маг кивнул, добавив про себя: "Один из".
        Вердана подчинилась, заговорив о другом.
        - Ритуал проводит маг, отбирая силу у жертвы, либо для себя, либо для другого человека. Присутствие обоих людей на обряде обязательно. Но все же последнее (передача сила другому) возможно лишь в теории. Мало кто решается провести ритуал крови: слишком много перепон, слишком велика опасность, как и кара за содеянное - смерть, не смотря на титулы и злотые. Само имя мага предается забвению. А в тех, кто все же решается на ритуал, слишком мало остается человеческого в душе. Он может совершить хладнокровное убийство и упиваться им, но подарить силу другому... О, нет!
        - Что вы видели, Вердана? - прервал целительницу архимаг, посчитав, видимо, что она вновь слишком увлеклась.
        - Я видела жертву на алтаре, видела, как нож с древнеэлронскими надписями на рукоятке, входит в ее тело. Видела, наконец, полоумного мага, решившегося на это, и кровь, море крови, - почти беззвучно закончила Вердана.
        Целительница не могла не знать, как мала граница между жизнью и смертью. Но даже ее, ежегодно видящую десятки видений, проняло до костей.
        - Что за нож, о котором вы сказали? Он обязательный атрибут данного обряда? - спросил Дорин.
        Магистр на минуту замешкалась с ответом, засмотревшись на лицо своего коллеги, попытавшись разгадать его загадку.
        Поначалу в глазах у Дорина мелькало сопереживание рассказчице. Он, будто бы воочию, видел то, что так недавно Высшие силы показывали Вердане. И это не смотря на то, что между магами стоял барьер, а, значит, передача происходила безо всякой магии, на одних эмоциях, человеческих эмоциях... Или нет?
        Правда, когда их глаза пересеклись, на лице у Дорина тотчас появилась полуироничная усмешка. Появилась и тотчас исчезла. А глаза стали спокойными, бесстрастными, будто на них натянули очередную личину. Маска... Но, что из проявленного истинный лик: сочувствие, или безразличие?
        Вердана не доверяла Дрину. Не потому что он боролся за власть с Алехандро, а потому что не верила в саму личность молодого мага. Порой она казалась слишком наигранной, какой-то почти детской забавой, какими некогда ценился бедный студент - сын ремесленников.
        Но это были только предположения, ничем не подкрепленные догадки. Иди с ними к Дириани, было нельзя. Архимаг слишком прикипел к помощнику и не отправил бы того в опалу из-за пустопорожних высказываний целительницы. Да и сама Вердана пока не хотела ни о чем говорить, просто присмотреться внимательнее.
        - И все же, что вы, Вердана, скажите о кинжале? - решил повторить свой вопрос Дорин, видя, что целительница ушла в себя и попросту забыла о его предыдущем вопросе.
        - Это ритуальный кинжал, - Вердана вернулась в бренную реальность, - без него не возможен обряд крови.
        - Но как же, - вмешался Ристер, - для ритуала передачи силы не нужно какое-то особенное орудие. Достаточно, чтобы оно было острым, способным убить жертву, если потребуется, за один удар.
        Вердана поморщилась, едва не сказав: "Довольно подробностей!". Но про себя подумала, что Дириани не зря позвал некроманта. Даже она, целительница, не смогла бы рассуждать о смерти с таким цинизмом. Для Ристера же не существовало табу.
        И все же его слова не могли быть верными. Магистр решила высказаться:
        - В свое время я изучала кровавые ритуалы Элрона. В каждом из них присутствует данный кинжал.
        - Подождите! - Дириани властно поднял руку, - кровавые ритуалы совершались во многих местах, просто Элрон их последнее прибежище. Именно в двенадцатой провинции34 особенностью ритуала стало наличие одного кинжала, сделанного из простой стали, с вкраплениями серебра. По рассказам, а как вы понимаете, найти хроники того времени очень сложно: их мало, да и те, что существуют, тщательно оберегаются, чтобы кто-то ненароком в них не заглянул, не прочел кое-чего из государственных секретов... Данный кинжал начали использовать в пятьсот девятом году, за пять лет до начала войны лилий. За год до этого на нем выжгли надписи на староэлронском языке. В них говорилось о том, как правильно совершать обряд, чтобы будущие поколения не погрязли в невежестве. Главное знание, так сказать, - архимаг поморщился.
        - Неужели за столько лет нож не потерялся? Ведь прошло более пятисот лет, - Дорин прищурил глаза, пытаясь понять, как такое могло произойти.
        Но Алехандро не интересовали причины. Он резко высказался:
        - Дорин, вы не доверяете видением Верданы, или, быть может, ей самой?!
        - Я не недоверяю, я просто пытаюсь понять, - Дорин посмотрел Алехандро в глаза, тот лишь презрительно усмехнулся: "Щенок!".
        - Нож могли спрятать, а сейчас найти, - отмахнулся Дириани. - Не о том вы думаете. Нужно решить, что делать дальше.
        - Ехать в Элрон, проверять, действительно ли там кто-то исчез в последнее время, возможно, таких людей уже больше десятка, - высказался Ристер.
        - У тебя есть какие-то предположения? - архимаг, да и остальные маги в комнате посмотрели на некроманта.
        Тот пожал плечами.
        - Магистр Дириани, вы были правы, когда сказали, что ритуалы крови, или ритуалы силы, как их еще называют, мой профиль. То, о чем рассказала магистр Вердана, - Ристер сделал небольшой кивок в сторону целительницы, - действительно похоже на один из них. Но, дело в том, что существует две разновидности ритуала силы. В одном жертвой должен быть очень сильный маг, девушка, понятное дело. И еще одно - силу она должна отдать добровольно, а, впрочем, и обмануть можно каждую. Такие обряды проводят очень редко. Если все сделать правильно, то магу достанется много, ОЧЕНЬ МНОГО силы. В другом виде ритуалов, количество переходит в качество. Жертвой может стать любая природная ведьма, обладающая даже не силой, а ее зачатками. От нее согласие не требуется, просто смерть. Но в данном случае жрецу достанется немного мощи. Только на первое время и хватит.
        Несколько секунд в комнате царила тишина. Потом Алехандро задал вопрос, который волновал всех:
        - Так все же, какой это из двух обрядов?
        - Откуда же я могу знать? - некромант развел руками. - Хотя... - около минуты он просидел, задумавшись, - я собирался написать книгу о ритуалах силы, подбирал источники. Возможно, есть еще какое-то внешнее различие, которое позволит точно определить, что за ритуал мы, точнее Вердана, видела, а я о нем просто позабыл.
        - Прекрасно! Еще раз изучите все источники и как можно скорее. Как быстро вы сможете справиться? - начал отдавать приказы и одновременно задавать вопросы Дириани.
        - Дня три, как минимум, хотя нет, больше. У меня два экзамена на носу - у первых двух курсов. Буду отвлекаться.
        Найди себе замену, - предложил Алехандро. - Я ведь как-то справился.
        - Но я не вы, магистр, - прищурив глаза, ответил Ристер: магу это предложение не сильно приглянулось. Была одна причина, из-за которой он хотел сам принимать экзамен, по-крайней мере, у первого курса.
        - А, если перенести экзамен, поменять с каким-нибудь другим местами? - снова высказался Алехандро.
        Это ведь только экзамены по его предмету традиционно шли первыми у всех курсов. Сначала студентов нужно было научить защите, а уже потом бросаться на них с атакующими заклинаниями, или отправлять на "переговоры" с зомби.
        - Возможно, но не хотелось бы, - на этот раз ответил ректор. - Ристер, вы точно не успеете?
        - Я не уверен. Просто не хотелось бы сейчас что-то пообещать, а, конец-концом, вас подвести.
        - А, если вам кто-то будет помогать с вашими источниками?
        - Это ускорит дело.
        Дириани секунду помедлил, глядя на собравшихся. Можно было бы, конечно же, доверить эту работу кому-то помимо четверых присутствующих, но архимаг предпочитал ограничивать круг людей, которым доверял ту, или иную информацию. Сейчас он и так превысил лимит на двух человек.
        - Дорин, возможно ты? - наконец, сделал свой выбор архимаг.
        - Вполне. Это ведь только на несколько дней.
        Дириани уже хотел сказать: "Тогда договорились" и отпустить магистров, но выступил Алехандро. Маг был очень недоволен внезапным решением ректора: "И почему снова Дорин?!". Внешне его слова выглядели очень благородно. Бескорыстная помощь... Но всегда есть другая сторона медали.
        - Мне кажется, я тоже смогу оказать помощь магистрам. Не хотелось бы пускать дело о ритуалах крови на самотек.
        У Дорина дернулась щека: как же ему надоели намеки Алехандро на то, что он бездарь! Маг ведь еще с первого курса пытался внушить студенту эту мысль, поэтому так часто и становился объектом его розыгрышей: надо же как-то отыграться.
        - У тебя ведь все эти дни экзамены? - решил вмешаться Дириани, до того, как его помощники устроили словесную дуэль. Хорошо хоть взаправду меряться силами им пока в голову не приходило. Всегда может случиться какая-то неожиданность. Кто-то погибнет, а, кто бы не остался в живых, двое магов все равно лучше одного. Пускай сильнейшего из них.
        - Но мне ведь не сдавать их, а принимать, - не согласился магистр. - А программу за столько лет я выучил досконально. Так что...
        - Хорошо, - Дириани с деланным безразличием пожал плечами, хотя в глубине души был рад, что результаты будут известны так скоро.
        - Магистр Вердана, - внезапно начал Ристер. Он был единственным из присутствующих, кто подумал об еще одной возможности, - а вы уверены, что в вашем видении было будущие, а не прошлое?
        - Да, вполне. Последняя часть, та, в которой был показан сам обряд, точно произойдет в будущем.
        - А вы видели что-то еще? - хором спросили Ристер с Дорином.
        Алехандро обошелся без слов, так ничем и не выразив своего удивления.
        - Остальная часть видения была мало понятной. Гроза, спешащая девушка, смех... Да и к тому же это мог быть только сон. Они часто неотличимы от видений. "А в особенности после целого флакона нектара мизаньи!"
        - Это ничего не дает. Ничего не меняет. Алехандро, Дорин, Ристер, я думаю, вам пора приступить к поискам. Никто знает, сколько у нас времени на самом деле.
        Магистры кивнули. На лице у Ристера, правда, мелькнуло что-то похожее на досаду, но Дириани не очень-то волновали мысли и чувства молодого мага. Из четверки, которая собралась в его кабинете, он был наименее важен. Всего лишь человек, у которого волею случая мог оказаться ключ к разгадке тайны, а мог и не оказаться. Кто знает.
        А вот Вердана видела правду всегда, хотя в последние полгода маг начал в этом сомневаться. Целительница, точнее, ее сила (архимаг не обольщался на счет истинного ее отношения к себе и знал, что, кому-кому, а Вердане доверять во всем нельзя - предаст, если усмотрит выгоду) не подвела.
        Три магистра вышли, а Дириани и Вердана остались одни.
        - Вы не вспомнили чего-то еще? Возможно, у вас есть какое-то предчувствие?
        Вердана медленно покачала головой.
        - Нет, что вы. Я и этим видением удивлена. Думала, больше никогда ничего не увижу.
        В голосе у целительницы сквозила усталость, смертельная усталость. Хотя женщина и выглядела на тридцать с хвостиком, видения постепенно подкашивали ее, пытались сломить. Как морская вода, казалось бы, уступчивая и мягкая, но способная сточить камень, превратить острый край в гладкий бок. Да и не стоило забывать, что на самом деле Вердане было далеко не тридцать. Омолаживающие отвары и магия делали свое дело, латая тело. Но залатать душу было невозможно.
        Дириани бросил короткий взгляд на свою коллегу и отвернулся, боясь, что на его лице отразиться то, что он испытывал к ней: жалость и даже презрение. Целительница в последнее время сильно сдала. Это было видно невооруженным взглядом.
        - Мы все думали, - солгал архимаг. - Ладно, Вердана, идите. Я признателен вам, что вы сразу же все мне рассказали.
        Целительница холодно кивнула, затем, уже пройдя несколько шагов к двери, обернулась, спросила:
        - А существует ли трезубая корона?
        Дириани слегка безразлично пожал плечами.
        - Почему бы и нет. Чего в мире не встретишь. Это ведь только у нашего монарха в короне двенадцать зубцов, - архимаг позволил себе несколько секунд молчания, а потом еще более безразлично спросил, - к чему этот вопрос?
        - Мне казалось, что я недавно видела нечто подобное, или слышала... - Вердана задумалась, прикрыв глаза, затем покачала головой, - сейчас точно не вспомню, где я слышала о чем-то подобном. Возможно, это простое любопытства, - женщина кивнула Дириани и вышла из комнаты. Архимаг не стал препятствовать ей, хотя его холодный взгляд следил за ней, даже после того, как дверь захлопнулась.
        - Так, что ты думаешь, об этих людях?
        - О тех троих в углу? С косматыми бородами?
        Фред легко пожал мне руку в знак согласия. Мы оба знали, что можем разговаривать мысленно, не касаясь друг друга. Но некоторые знания, однозначно, лишние, и о них хочется забыть, сыграть безобидный спектакль.
        - Какие-нибудь наемники, первый раз приехавшие в Риан.
        - А я готов поспорить, они уже бывали здесь не раз.
        До вечеринки у Джулин еще оставалась уйма времени. Возвращаться в Университет не хотелось, как и начинать что-то отмечать прямо сейчас - не дойдем ведь до дома Риани. Я так точно. Была, конечно, мысль, что меня до туда донесут... Но мне же этого Джулин в жизни не забудет!
        Пришлось оставить этот план, и тянуть время по-другому. Вот мы с Фредом развлекали себя тем, что рассматривали завсегдателей трактира, порой начиная спорить, кто есть кто.
        - Спорим? - глаза у Фреда насмешливо заблестели.
        - На то, были ли эти люди раньше в Риане? - я сморщила носик, - неинтересно.
        - На что тогда?
        - Может, они какие-нибудь убийцы. Сейчас в бегах, прячутся. Вот и скрывают лица в бородах.
        - Хочешь на это поставить? - помимо блеска в глазах у него была еще и искушающая улыбка, но я не попалась на уловку. Хотя...
        - Вот еще! - я мысленно возмутилась. - Тебе предлагаю.
        - А на что тогда ты поставишь?
        - На то, что они добропорядочные граждане. Много работают, вот и не успевают, - я залилась хохотом, потом сквозь смех проговорила, - за своей внешностью присмотреть.
        - Идет!
        Мы пожали друг другу руки. И я, наконец, спохватилась:
        - Подожди, а какой приз?
        - Я тебе потом сообщу, - на этот раз Фред решил обойтись от мыслеречи и просто прошептал мне на ухо.
        - А если выиграю я?
        - Любой каприз, но выиграю я!
        - И не надейся! - я насмешливо улыбнулась и разбила рукопожатие.
        Фред встал и сделал шаг в сторону. У меня округлились глаза.
        - Ты куда?
        - Проверять наши догадки.
        - Ты просто подойдешь и спросишь их? И ты рассчитываешь, что они ответят правду?
        - Иногда можно заставить человека сказать правду, - мужчина больше не смеялся, только его и без того темные глаза внезапно потемнели еще сильнее, - особенно, если он не маг.
        - Этот спор... Фред, что ты загадал?
        - Да так... кое-что, - мужчина сделал еще шаг в строну, а я как раз пыталась понять, почему у меня так сильно заколотилось сердце. Даже, если эти люди - маги (что очень маловероятно), они не станут убивать Фреда, а от простого заклинания он защититься. Если же это простые люди... - но додумать я не успела: в трактир зашел наш однокурсник Стеан - сосед Фреда. Он быстро подошел к нам и только после этого заметил кое-что странное:
        - Что случилось? Вы поссорились? Перед вечеринкой?
        - А почему нельзя сориться именно перед вечеринкой? - я нахмурилась.
        - Наоборот, - Стеан хмыкнул, - быстрее найдешь нового друга.
        Я глубокомысленно покачала головой, а Фред легко толкнул Стеана в бок.
        - Просто поспорили!
        - На что?
        - Не важно. Кстати, как там с экзаменом?
        - Пара пустяков, я и ни минуты не волновался, - радостно отмахнулся Стеан, а мы закивали головами, делая вид, что забыли, как он четыре дня перед "казнью" готовился вместе с нами, порой так и засыпая с книгой в обнимку. - Кстати, - внезапно вспомнил Стеан, - почему вы еще не у Джулин. Сегодня будет такая ночь...- однокурсник причмокнул, - надолго не забудем.
        - Вечеринка только в десять.
        - А вы на часы давно смотрели? Уже почти половина. Пока дойдем... Идемте, а-то еще опоздаем! - Стеан, а вслед за ним и мы с Фредом поднялись. Мужчина бросил на стол мелкую монетку для разносчицы.
        Затем мы вышли на улицу, вдохнули чистого воздуха, почувствовав, что вечерняя прохлада приятно ласкает кожу. И углубились в переулки. Чего-чего, а опаздывать не хотелось никому!
        Магистры вышли из кабинета Дириани и медленно пошли длинным, освещенным магическими огнями, коридором.
        - Может, завтра начнем разбираться с данными? - предложил Ристер, - сейчас ведь уже поздно.
        Конечно, оправдание было донельзя глупым, но у некроманта были планы на этот вечер, а свои обещания он привык выполнять.
        - У нас и так мало времени, начнем сейчас, - отказался Алехандро, Дорин просто кивнул, соглашаясь со старшим магом.
        Ристеру пришлось ограничиться вздохом и открыть свой кабинет.
        Некромант подошел к шкафу и начал его открывать, Дорин тем временем предложил:
        - Давайте, разделим данные. Каждый прочтет свою часть, потом обменяемся мнениями.
        Ристер растеряно кивнул. Он сейчас как раз просматривал бумаги в шкафу и с ужасом понимал, что нужных нигде нет. Молодой маг открыл еще один шкаф, перелистал то, что лежало в нем, затем открыл еще один... Занимаясь поисками, он делал вид, будто все в порядке, будто ничего не случилось.
        "Где же они?" - маг замер, даже выпустил из рук одну из бумаг. Он быстро поднял ту, даже не заметив, что на ней. До него только что дошло, ГДЕ он оставил бумаги.
        33. Мизанья - редкая трава, растущая в предгорных районах. В малых дозах используется во многих лекарственных настойках, дает успокаивающий эффект. В больших вызывает галлюцинации.
        34. Двенадцатая провинция - одно из названий Элрона.
        Глава 32
        Дириани отвернулся от двери, устав следить за Верданой. Все равно ведь ничего интересного не происходило. Да и с самого начала было ясно, что банальной слежкой многого не узнаешь, как бы этого не хотелось!
        Архимага интересовали не видения Верданы, о них-то она ему поведала. Умолчав, правда, кое о чем. В последствии-то выяснилось, что она видела не только сам ритуал, но еще несколько картин, к сожалению, малопонятных.
        Вот только, если бы это действительно, по мнению Верданы, было важно, она бы ни за что не проговорилась. Целительница в любой ситуации будет защищать свои интересы до последнего, к счастью, не пытаясь при этом лгать. Так что, все было не так уж и плохо. Архимагу, по крайней мере, не нужно было опасаться ножа, воткнутого в спину.
        Алехндро, Дорин... - те могли бы, но не Вердана.
        Впрочем, то, что сама целительница считала некоторые части своих видений пустопорожним сном, вовсе не означало, что они были им. Целители, особенно с таким провидческим даром, как у Верданы, часто моли прозревать будущие и прошлое, но не видеть того, что находится у них под носом. Конечно, это не касается чьего-то лечения. Там они виртуозы.
        А вот видения... Слишком сложно, непонятно. Не так-то просто разглядеть все эти причины и следствия, которыми полнится будущие. Увидеть события, они увидят, а вот понять... Здесь потребуется кто-то иной!
        Ладно, довольно о пророках! Архимага больше интересовал вопрос о трезубой короне. Почему он возник? И почему Вердана ушла от ответа, да еще и начала юлить?
        Сейчас точно не вспомню, где я слышала о чем-то подобном...
        Такие люди, как Вердана, ничего не забывают. Они слишком хорошо знают, как дорого это может обойтись. Целительница солгала. Почему?
        А почему солгал сам архимаг? Разве так сложно сказать правду? Сложно и... опасно.
        Трезубая корона действительно когда-то существовала. Более того, существует до сих пор. Долговечный символ Элрона. Пусть само королевство стерто с лица земли несколько веков назад, его главный артефакт существует.
        Он лежит в руках, сморщенного от груза прошедших веков, старика. Человека, который должен был превратится в труху - прах и пепел - многие века назад, даже не смотря на свою почти поистине безграничную магию.
        Он все еще был жив и корона была у него.
        ...До того, как Киринея коварно напала на Элрон.
        Без коварства, внезапности и предательства не обходиться ни одна битва. Какими бы красками не описывали ее историки через века, и какими бы лозунгами не прокрывались.
        Вот и эта война не стала исключением.
        Для многих именно ее окончание дало отсчет нового времени: первый год, второй, триста четырнадцатый, триста...
        Но и до этой войны была жизнь. Для Элрона то были лучшие годы.
        Небольшое королевство, условно разделенное на три части: "Эльфийская роза" - северная часть королевства, так поэтично названая из-за близости к Эльте. "Южные когти" - юго-западная граница королевства была невероятно извилиста, особенно, если смотреть на нее с высоты птичьего полета. "Сердце" - центр Элрона, место, где жила правящая линия, наибольшие богачи королевства. Именно туда стремились все. Считалось, что если ты и был кем-то в Элроне, то жил в "Сердце".
        Королевство процветало. Во дворце устраивались постоянные балы. Монарх сорил деньгами, приглашая в свои владения талантливых чужеземцев: магов, колдунов, менестрелей - всех, кто мог внести в их жизнь еще больше праздности, веселья. Да и подданные старались не отстать от своего государя, перещеголять друг друга, как в количестве балов, так и в дороговизне подарков своему монарху.
        Самый щедрый подарок преподнес род Мирра.
        Это случилось более тысячи лет назад. Несколько месяцев в Гореславских ковальных - у подножья гор Ветров, ковали корону, затем ее украсили золотом и илламими, и подарили правителю.
        Трезубая, она символизировала все три части королевства, которые в скором времени должны были стать одним целым. Они и стали, но слишком поздно: началась война.
        Два года длилась бойня. Кто может сказать: много это, или мало? Просто одна из страниц истории, которую рука хрониста вскоре перевернула.
        Элрон проиграл, но не смирился. В душе у людей тлела искра патриотизма, воли, да и влечение к наживе не оставляло. Сейчас ведь приходилось делиться богатством с Киринеей, платить ненавистные налоги людям, которые в недалеком прошлом убивали их сыновей, насиловали дочерей... Чего только не случается во время войны. Грязное время... Насколько интересно слушать рассказы о героических деяниях предков, настолько же страшно самому жить в то время и самому становиться героем этих легенд.
        Элрон исправно платил подати. И ждал удобного случая. Ведь месть - это блюдо, которое подают холодным.
        Потянулось тягостное ожидание. Один век сменял другой. Менялись поколения, люди. Но память, казалось, жила вечно. В конце концов, огонь вспыхнул. Искры выжгли пламя. Людям надоело ждать. Они все чаще начали находить "пустые" породы. Поток илламов в казну уменьшился. Это просто не могло устроить Серженса, и новая война не заставила себя ждать.
        Поначалу маги не принимали участия в битвах, сохраняя красивый нейтралитет. Ведь все преимущества и так были на стороне Киринеи, никто не сомневался в ее победе. Огромное количество людей, большая территория, вековая военная мощь, которой всегда гордилось королевство, и множество восхитительных легенд, что показывали всю Элронскую знать ужасными монстрами. Последнее не мало важно. Это ведь мощный рычаг давления на простых людей. А мятежники, что ж, они были и будут всегда. Корона должна подавить их твердой рукой.
        Но что-то пошло не так...
        Тот вечер Дириани проводил в обществе своей подруги - ведьмы. Ему льстило восхищение в ее глазах, когда он произносил, то или иное заклинание, нравилась ее влюбленность в него, нравилось ее тело. В те годы он был никем. Внебрачный сын эльфийки, которая умерла сразу же после рождения ребенка, и человека. Отец любил его. Дириани был его единственным чадом, а то, что аристократ так и не успел (да и не собирался) жениться на его матери не так уж его и волновало.
        На шестнадцатом году жизни юноша поступил в Магический Университет, с блеском закончил его через пять лет. Даже остался преподавать. Ничего выдающегося в пареньке не было. Силы не больше, чем у других его коллег. Да и с могущественных родственников остался один отец. Но и тому пару лет назад законная жена подарила наследника - поздний сын, но еще более желанный.
        Теперь аристократа больше всего заботила именно его судьба. Он искал лучших учителей, приглашал магов, исполнял любую прихоть. И не только сына, но и своей жены, все же ставшей любимой женщиной.
        Дириани остался один. Без перспектив и надежд на будущие. Пройдет еще год, и еще два... Единственное, что радовало - эльфийское долголетие - последний и единственный подарок матери, кроме, конечно, самой жизни.
        В последнюю весну магу минуло пятьдесят лет, а он все еще выглядел двадцатилетним, и, понятное дел, использовал это.
        Подруга Дириани сидела и расчесывала свои длинные русые волосы. Из открытого окна на них падало сияние луны, отчего они становились почти белыми.
        "Лунная красавица" - именно так порой называл ведьму Дириани. Сейчас она как никогда оправдывала это имя.
        Лицо женщины было умиротворенным, движения неспешны. Она не знала о том, что случится уже через минуту. И не могла ничего изменить. Даже лучшие из гадалок не могут прочесть свою судьбу. Что уж говорить обо всех остальных.
        Дириани растянулся на кровати, покуривая трубку. Его нагое тело было едва прикрыто простыней, глаза следили за неспешными движениями женщины. Ведьма заметила это и улыбнулась ему, аккуратно переложила волосы на другое плечо, осторожно провела рукой по светлым, казалось, напоенными лунным светом, локонам. Еще раз улыбнулась, собираясь продолжить свое занятие. Но не смогла.
        В ее глазах в какой-то миг блеснуло сияние месяца. Женщина вздрогнула. Гребень выпал из ее рук. Глаза остекленели. Срывающимся голосом она заговорила:
        - Музыка, она повсюду, бой барабанов, звон шпаг, крики, удар, еще один, взрыв... - О, Духи, - она быстро посмотрела на любовника. - Заставь их замолчать! Я не могу слышать, не могу чувствовать это... Меч вонзается в горло... Боль, кровь... Много крови, нет спасенья, только сила тает, - женщина протянула вперед руки, - дай мне сил, дай! Я не хочу умирать! Не так... Не сегодня, не...
        - Как же так, почему? Я же обещал...
        - Дорогая мамочка, я вернусь. Пройдет несколько месяцев. Война окончится, мы победим. Я вернусь домой.
        Удар о землю. Нет, не хочу, Жизнь... - смешок, куда уж тебе? - Смерть...
        Дириани уже был готов броситься к ведьме, но ее последующие слова пригвоздили его к месту:
        - Все говорили о том, что эта битва станет последней. Элрон упадет на колени и больше не поднимет головы. Но в паутину судьбы вплелась еще одна нить - лишняя, та, которую никто не мог предвидеть.
        - Вы уверены, что хотите это сделать?- голос ведьмы поменял окраску. Стал ниже, охрип, как от долгого крика.
        - Уверена!
        - Но ведь вы погибните! - в явно мужском голосе звучало отчаянье.
        - Знаю! Но я буду умирать, зная, что мы победим! Зная, что моя смерть не прошла даром! Я буду отомщена! И уже завтра, нет, сегодня, - ее голос дрогнул. - Они ответят за все!- ведьма закашлялась, на миг прижала руку к горлу, но тут же отдернула ее.
        - Вы... Я не могу вас об этом просить, принуждать.
        - Вы и не принуждаете. Это мой, только мой выбор. Ваш выбор только в том, как использовать эту силу.
        - Во благо Элрона!
        - Во благо Элрона.
        - В ночь летнего солнцестояния - в самую короткую ночь в году, - на землях
        Элрона будет впервые за несколько тысячелетий проведен кровавый ритуал. Он поможет выиграть битву, войну. Добровольно отданная сила свершит чудо. Но девушка не знала, какого джина она выпустила из бутылки, согласившись лечь на алтарь, принеся себя в жертву победе. Откуда Габриель Мирра знать, что человека, попробовавшего вкус крови уже не остановить? Он будет купаться в смертях и жить вечно, пока...
        Ведьма снова закашлялась, схватилась за горло и упала на пол. Дириани подскочил к ней.
        - Пока что?
        - Пока еще одна жертва не отправиться добровольно на смерть.
        - Какая жертва. Когда? - выкрикнул маг.
        Но женщина его уже не слышала. Остеклянелые широко открытые глаза, короткая струйка крови, что медленно лилась с алых губ. Ведьма была мертва.
        - Что вы копаетесь, Ристер? - не вытерпел Алехандро, - неужели вы думаете, у нас много времени?
        - Нет, что вы, - Ристер быстро поднялся на ноги. - Я просто забыл, что оставил бумаги в другой башне. Изучал их там перед одной из пар, - решил объяснить он, - вот и не успел забрать. Сейчас я схожу за ними.
        - Вы оставили неизвестно где бумаги? А если бы их прочел кто-то из студентов, кто-то чужой. Да вы хоть понимаете, что натворили?! - еще больше вспылил Алехандро.
        - Вы прекрасно знаете, что в башню некромантии, - Ристер поймал себя на мысли, что едва не сказал "в черную башню" - слишком часто в последнее время он общался с первокурсниками, точнее с одной из них... Не важно! - Посторонние не войдут. Да и ни они, ни студенты не найдут бумаг. Только я знаю, где они, - решительно ответил молодой маг, радуясь, что ему удалось солгать относительно месторасположения фолиантов.
        Если бы Алехандро узнал правду... Нет, Ристеру не хотелось об этом и думать, как и о том, что будет, если в бумаги заглянет кто-то из учеников! Там ведь описывается, как проводить кровавый ритуал и, на что он нужен. Многие не откажутся от подобного лакомого кусочка силы. Тем более, еще ничего толком не понимающие первокурсники! Как же он мог их там забыть?!
        - Сходите за ними, мы подождем вас здесь, или у себя в кабинетах, - предложил Дорин.
        Ристер мгновенно ухватился за эту идею. Эх, если бы еще можно было переговорить с Дорином несколько минут наедине, упросить того потянуть время, пока он сходит за бумагами!
        - Мне кажется, будет лучше, если мы пойдем с вами, - бросив слегка насмешливый взгляд на своего коллегу, заявил Алехандро и первым создал портал - перенесся в соседнюю башню.
        Дорин пожал плечами и хотел последовать за предыдущим магом, но Ристер остановил его:
        - Магистр, постойте. Дело в том, что я забыл бумаги не в башне некромантии.
        - Где же? - Дорин прищурился, уже жалея, что задержался.
        Несколько минут длилось молчание. Ристер придумывал ответ, резонно понимая, что правду лучше не говорить. "Пусть думают, что угодно. Все равно это лучше. Любая ложь...".
        - Вы помните сами, где они? - уточнил Дорин, видя, что его коллега не торопится с ответом.
        - Да, - маг рискнул ответить правду.
        - Что вы хотите от меня?
        - Задержите Алехандро хоть ненадолго.
        - Сколько времени вам нужно? Бумаги вообще в Университете?
        Ристер не хотел отвечать, но понимал, если он выйдет в город, и Алехандро и Дорин заметят это. Лгать было нельзя.
        - Они в городе.
        - Демон вас подери! - тут уже и Дорин вспылил, - вы хоть понимаете, к чему это может привести?! Вы хоть...
        - Магистр, мне нужно всего пол часа. Прошу вас, задержите магистра Алехандро. Я просто... просто... Я оставил их там, где никто кроме меня не найдет. Это невозможно. Бумаги в безопасности, - эх, если бы некромант действительно был уверен в том, что говорил! Ристер попросту блефовал.
        А затем в воздухе начали появляться очертания Алехандро. Магистры переглянулись. Дорин все же сказал:
        - Ладно, попробую вам помочь.
        В следующий миг в комнате стало на одного магистра больше. Хмурый Алехандро вышел из портала.
        - В чем дело? Мы же договорились с вами идти за бумагами. Почему вы остались здесь?!
        - Простите, магистр, - начал Дорин, - это моя вина. Только что пришли письма, касательно нового набора. Они адресованы мне. И я право не знаю, как ответить на одно из них. Оно от барона Ксанского.
        - Но почему они пришли на ваше имя? - на лице у Алехандро появилось удивление. - Я ведь курирую поступающих!
        - Возможно, это ошибка, - безразличным голосом проговорил Дорин.
        Знали бы и Алехандро и, стоящий рядом, Ристер (впрочем, некроманту было не до подобных нюансов) какой борьбы стоил магистру этот тон, эти слова! Алехандро действительно всегда курировал поступающих, но в этот раз Дириани решил кое-что изменить.
        Архимагу не понравилось одно имя в предыдущем списке поступивших. Не понравилось не только потому, что силы в ней было, кот наплакал (это-то можно было сказать еще человек про сорок с набора, если не про большее количество), а потому, что вокруг нее постоянно что-то происходило, потому, что казалось, будто и ей самой эта учеба ничуть не нужна.
        Была и еще одна причина - главная, но о ней архимаг не упоминал, даже вскользь. Дело было в том, что род Риани в свое время его изрядно допек. Можно было отыграться теперь:
        - Простите, но в вашей дочери нет магической силы.
        Архимаг мог отказать графу, не принять в Университет Джулин Риани - это не выглядело бы местью. "Чем же я виноват, что ваша дочь не способна к магии?" А вот, если он потом выгнал бы ее с Университета... О, да! Правда выплыла бы наружу. Приходилось мириться с ненавистью и дальше ждать подходящего случая.
        А ждать полуэльф умел.
        Этих подводных камней Дорин не видел. Он видел только результат: Алехандро теряет свои позиции, его фигура, наоборот, набирает вес. Это был успех. Вот только сейчас магистру пришлось отдать коллеге письмо. Сказать прямо о решении ректора он не мог. Пока Дириани просил Дорина заняться этим неофициально. А, значит, ему нужно было молчать. Приходилось отдавать Алехандро козыри, не проронив ни звука. Ничего другого магистр просто не успел придумать. Алехандро нужно было заинтересовать. А имя барона Ксанского именно это и сделало. Оно ведь в последнее время волновало Алехандро. Дорин как никто другой знал об этом.
        - Что ж, рад, что вы мне сообщили о письме, - Алехандро протянул руку и Дорин вручил ему конверт.
        Пожилой магистр несколько минут смотрел на слегка пожелтевшую бумагу, на герб с лилией и боролся с искушением вскрыть письмо. Его сдерживало только присутствие двух других магистров. Некоторое время Алехандро раздумывал над тем, что для него важнее: письмо, или бумаги по ритуалам крови. Одержал верх таинственный конверт.
        - Ристер, вы уже нашли нужные книги?
        - Нет, но я сейчас... - некромант замолчал, видя, что Алехандро властно поднимает руку.
        - Неужели вы думаете, что у меня найдется время, чтобы подождать, пока вы найдете бумаги?! Что вы о себе возомнили?! Мы займемся бумагами завтра. Надеюсь, к этому времени вы их найдете!
        Ристер молча кивнул, а Алехандро вышел из комнаты, громко стукнув за собой дверью. Дорин остался с Ристером наедине.
        - Итак, где вы оставили фолианты?
        - В городе... В одном месте. Спасибо за помощь.
        - Не за что. Впрочем, есть за что. Где вы оставили бумаги, Ристер?
        - Магистр, понимаете, - начал юлить некромант, - я оставил их у одного человека, просто забыл их там. Думал, позже изучить и забыл. Но я не хочу выдавать его. Он даже не знал, что я что-то забыл у него...
        - Это человек - женщина?
        Ристер молчал. Но его молчание было красноречивей слов.
        - Завтра бумаги должны быть у нас, - сверкнул глазами Дорин, поняв, что некромант больше не произнесет ни слова. Затем распрощался с ним и быстро, как прежде Алехандро, вышел за дверь.
        Да, это было подло - то, что он задумал, но иного пути Дорин не видел. Ристер будет молчать, но ему нужно было точно знать, кто видел, или мог видеть нужные сведенья, хотя бы для того, что стереть сами воспоминания о фолиантах, о содержащихся в них тайнах. Так будет лучше для всех.
        Мы с Фредом и Стеаном подошли к самому началу празднества. До десяти еще было пару минут, а сад уже полнился людьми. У однокурсников было две темы для разговоров: сданный экзамен и последующая вечеринка. О том, что сессия еще не закончена, никто не вспоминал. Мы готовились к празднеству, и Джулин нас не разочаровала.
        Часы на башне - она стояла на площади возле Университета, но была до того высокой, что ее можно было заметить отовсюду в городе, как и услышать - это уже было заслугой магии - пробили десять. С последним ударом замок вспыхнул. Множество огней, цветов, нам даже удалось заметить, что возле самой крыши неведомый скульптор наваял фигуры животных, боюсь, неизвестных ни людям, ни магам.
        С когтистыми лапами, крыльями и наполовину человеческими лицами они выглядели несколько устрашающе. Но времени, чтобы рассмотреть их пристальнее не было: дверь распахнулась, и в сад полилась музыка.
        В дверном проеме показалась Джулин. Зеленное платье, оставляющее открытыми плечи и часть груди, с тонкой кольчатой бахромой на талии и длинным шлейфом. На ее шее, на руках, в ушах сверкали блестящие зеленные илламы. Девушка улыбнулась.
        - Прошу вас, входите.
        Мы потянулись в зал, кто стремительно, найдя время только для того, чтобы кивнуть графине, благодаря за ее гостеприимство, кто оказался многословней.
        Джулин лишь отмахнулась ото всех:
        - Моя скромная обитель не заслуживает таких помпезных слов, - она всегда умела произвести впечатление.
        Поэтому я ограничилась одним словом:
        - Спасибо.
        И зазвучала музыка. Легкая, как полет бабочки, тихая, как ветер в поле.
        Первой на паркет ступила хозяйка дома. Она шла под руку с Анри. Я нахмурилась, не понимая, что произошло. Меньше часу назад Джулин с предвкушением ждала Ристера, даже не думая о бароне, а сейчас...
        Пара как раз проходила возле меня, и я задала Джулин немой вопрос. Девушка на мгновение скривилась и закатила глаза, затем улыбнулась и посмотрела на другого гостя.
        - Не могу же я сидеть без дела, пока этот ... - графиня не нашла слов-мыслей, но суть ее ответа была ясной - Ристер отсутствовал, и Джулин не собиралась скучать.
        Пара закончила танец. Партнеры легко улыбнулись друг другу. Джулин щелкнула пальцами. Музыка на миг исчезла, а затем заиграла с невиданной силой.
        - Это бал, бал нашей победы, - громко с улыбкой произнесла она.
        Десятки башмачков тотчас ступили на паркет, закружились в быстром, бурлящем кровь, танце.
        - Как же я люблю танцевать, - мы двигались по полу в такт музыке. Мое тело совершало все движения, не задумываясь. Фреда тоже больше интересовал разговор, а не, оставленные без присмотра, ноги.
        - Именно этот танец?
        - Любой! - я откинула голову, любуясь сотней свечей на потолке, тем, как они раскачиваются в такт танцу и отражаются в глазах присутствующих. - Скоро в Риане состоится бал. Слышал, через пару недель? Может, даже король приедет.
        - Слышал, конечно, но вряд ли Серженс почтит нас свом присутствием. Обычно он игнорирует подобные развлечения.
        - Обычно это когда? - я быстро перевела взгляд на Фреда, надеясь, что он еще чем-то себя выдаст. Я, к примеру, ничего не знала о привычках монарха.
        - Никогда. Не надейся, - Фред улыбнулся, второй фразой, явно, показывая, что он так просто не раскроет свое инкогнито.
        - Жаль, - я помолчала, - потом снова встретилась взглядом с партнером. - А еще жаль, что мы туда не попадем.
        - Ну, - Фред задумался, затем махнул рукой. - Последнее можно устроить.
        - Как? - мои глаза против воли загорелись. - Туда ведь попадают только самые... - я задумалась, подбирая слова. - Вот Джулин с Анри попадут. А больше даже из наших никто!
        Фред наклонился ко мне и прошептал в самое ухо:
        - Всегда можно что-то придумать, выиграть партию у судьбы.
        - Смошенничать, нарушить закон, - со смехом продолжила я. - Если ты обещаешь, что я не проведу ночь за решеткой, вместо бала, я согласна на все.
        - А как же риск? - Фред придвинулся ко мне ближе (хотя наши тела и без того соприкасались), соблазняя меня принять его предложение, каким бы оно не было.
        - В разумных пределах, - прошептала я ему на ухо, будучи не прочь сыграть в эту увлекательную игру. - Так что?
        - Обещаю...
        Музыка смолкла. По залу начали сновать слуги с подносами в руках. Мы подхватили коктейли в высоких полупрозрачных бокалах. Джулин медленно прошла в центр зала, приковывая к себе все взгляды.
        - За первую победу, - она высоко подняла свой бокал. - Пусть все остальные тоже не заставят себя ждать!
        И началась кутерьма. Звоны бокалов, смех. Особенно сильно досталось Джулин: все стремились чокнуться своим бокалом, о ее. А затем новый танец, прикосновения, легкие касания губ и все новые, новые коктейли.
        Когда музыка в очередной раз смолкла, Фред что-то тихо шепнул мне (из-за гомона, царившего вокруг, я не услышала, что именно) и исчез - буквально растворился в воздухе. Мы стояли посреди зала, и его маневр приковал всеобщее внимание.
        Алкоголь ударил в голову. Люди и сами стали использовать магию: создавали иллюзии, кидались огненными шарами - едва не спалив ковер на стене и до ужаса, напугав не вовремя зашедших служанок. Они едва подносы на пол не уронили от испуга. Нас это не волновало. Мы в шутку накрывались щитами, разбив при этом несколько ваз - кого волнуют подобные мелочи?! Очередное разрушение только забавляло. Мы смеялись и придумывали новые развлечения.
        Внезапно ко мне подошел Анри.
        - Это действительно смешно. Ты настолько скучна, что тебя бросают посреди бала. Хочешь, я развею печаль твоего сердца?
        - Нет! - прилагая огромные усилия, чтобы не отвесить Войскому пощечину, я сжала руки в кулаки. - Ты последний, чьей компании я жажду! - я оттолкнула его в сторону и пошла вперед, резко выпрямив спину.
        По-крайней мере, мне показалось, что я ее выпрямила, но, если учесть, что ноги у меня заплетались, а в голове стоял туман... Я вышла из зала и медленно пошла по длинному коридору. Слова Анри породили злость. И, даже зная, что это не правда, я не могла успокоиться. Просто не могла и точка!
        Я шла все дальше и дальше, рассматривая картины на стенах: пейзажи, чьи-то портреты. За следующим поворотом показалась лестница. От нечего делать, я пошла наверх. Второй этаж тоже был освещен свечами, но сюда почти не доносилась музыка - только ее отголоски. Я шла вперед, минуя одну комнату за другой, когда за приоткрытой дверью увидела Джулин.
        Девушка сидела в кресле, а перед ней на небольшом столике лежала стопка книг, с пожелтевшими от времени, страницами. Она медленно переворачивала одну за другой, иногда прерываясь, чтобы выпить глоток, из, стоящего рядом, бокала.
        - Привет, почему не в зале со всеми? - я медленно зашла в комнату.
        Джулин подняла на меня глаза. Даже приглушенный свет не мог скрыть их красноту. Я подошла ближе к девушке.
        - Что случилось?
        Джулин безразлично повела плечом.
        - Ничего, насколько я знаю. Или внизу уже что-то произошло? Я ведь там давно не появлялась. Книга интересная попалась, - графина провела ладонью по обороту. - А шум мне мешал.
        - Внизу... - я сделала вид, будто замялась. - Надеюсь, ты не будешь очень страдать о вазе на каминной полке, - лицо Джулин не выражало ничего, она, явно, не понимала, какую из ваз я имею в виду. В доме их было такое огромное количество. - Ну, хрустальную, с золотым вкраплениями по бокам. Она еще слегка расширяется к верху.
        - А, нет, не переживай, с кем не бывает. Знала бы ты, сколько я здесь ваз перебила! Никто и не заметит отсутствие одной из них, а слугам, вообще, нет до этого никакого дела, - Джулин вновь посмотрела на книгу.
        - Так, - я присела на соседнее кресло. - Ваза тебя не интересует, ее, кстати, разбила не я. Книга тоже. Что случилось?
        Девушка отбросила фолиант в сторону.
        - А сама не видишь, Ристер не пришел?!
        - Ну и? - я решительно не понимала, в чем дело. - Задержался, не смог. Он ведь магистр.
        - Ну и что? У него сегодня ни экзаменов, ничего. Мы должны были еще в трактире встретиться. Вместо этого я мерзла на улице, ждала его!
        - Сейчас лето. Как ты могла замерзнуть? - я скептически приподняла правую бровь.
        - Я преувеличила, - буркнула Джулин, поднимая с пола книгу, которую только что туда бросила. - Просто... Ну что могло его задержать?! Даже когда в Риане орудовали демоны сна и ночные тени, у него все равно находилось время. А сейчас... Он нашел себе кого-то еще!
        - Прекрати! - я досадливо поморщилась, затем через пару секунд продолжила,- кстати, не знала, что магистры в курсе, что вы с Ристером встречаетесь.
        - С чего ты взяла. Они понятия не имеют...
        - Тогда чего ты переживаешь? Сегодня даже Алехандро с экзамена вызвали. Я как раз отвечала ему. Ты же знаешь, как он ко мне относится. Никогда бы так не поступил, если бы это не было настолько срочно. Вот и Ристера так же вызвали. Уйти, или отказаться он не мог. Ну, как ты себе это представляешь: "Извините, меня ждет девушка, мне нужно идти"?
        Джулин хихикнула.
        - Приблизительно, - графиня немного помолчала. - Не хочешь вина?
        - Ты точно хочешь меня сегодня споить! Ладно, давай! Все равно завтра можно подольше поспать.
        Джулин кивнула, бросила быстрый взгляд на столик, заметив там только один бокал, скривила губы, переложила книгу с колен на стол и поднялась, подошла к бару.
        От любопытства я подняла книгу, посмотрела на переплет. Алые буквы сообщили мне: "Ритуалы". Я быстро перелистала несколько страниц, не вникая в текст, затем подняла глаза на Джулин (девушка как раз вынимала два одинаковых бокала, сделанных из розового стекла на высоких длинных ножках):
        - Что за книга? - я покрутила в руках фолиант, едва не уронив его на пол: толи он действительно был таким тяжелым, толи я уже была изрядно пьяна, а возможно меня просто утомили магические игры с иллюзиями и щитами. Но я ведь вышла победителем из них, а, значит, это стоило того.
        Девушка махнула рукой, легко ударив бокал о стену. К счастью, он не пострадал.
        - Ристер в прошлый раз оставил, - Джулин посмотрела на стопку книг на столике. - Их все. Он здесь их просматривал, говорил, что они ему для работы нужны. Ну, и оставил.
        - А ты решила продолжить его дело? - с иронией в голосе уточнила я.
        - Нет, конечно! Куда уж мне?! - Джулин хохотнула. - Просто сидела, вспоминала, как мы здесь были... Ладно! - девушка беспечно махнула рукой, и разлила вино по бокалам. Мы пригубили. Несколько минут посидели в тишине. Я уже хотела встать и уйти, чтобы не мешать графине, но она меня опередила:
        - Пойду, посмотрю, что там внизу происходит. Какую ты говорила, вазу разбили, с позолотой?
        - Тебя ведь это не интересовало? - втайне я порадовалась, что не сказала Джулин, кто это сделал. Впрочем... Я и сама не знала. Только осколки и заметила.
        - Меня нет, а вот нашего дворецкого, - графиня закатила глаза, - он постоянно действует мне на нервы, да еще и ежечасно ноет, что напишет отцу какие... как же он сказал... "бесчестия" мы здесь творим, ну, или что-то в этом роде. В общем, ваза может быть последней каплей. А у меня нет желания... Ну, ты понимаешь? Впрочем, нет, - внезапно передумала она, - тебя ведь отпустили одну так далеко. Ты не пишешь длинные письма, свободна от...
        - Хватит! - резко прервала я девушку, поставив бокал с вином на стол.
        Джулин все еще хотела вырваться на свободу. А я? Чего хотела я? Прошлым летом, когда я еще не поступила в Университет Магии, больше всего - вернуться домой, где бы он ни был. В клетку, по словам Джулин.
        Но сейчас... сейчас я была счастлива, была влюблена. Весело проводила время, но где-то в глубине души то и дело возникала мысль: "Это не надолго". Скоро все закончится: праздники, веселье, поцелуи. А все из-за моего прошлого. Вот только, из-за того, что его у меня нет, или все же, из-за того, что есть?
        Джулин молчала, потом медленно кивнула мне и вышла в коридор. Я осталась в одиночестве, со всеми своими предчувствиями, о которых хотелось забыть. В руках поблескивал от свеч на стене бокал, переливалось вино. Я залпом выпила все, что осталось, налила себе еще. От нечего делать взяла в руки книгу. Узкий, но разборчивый почерк, аккуратные буквы, переходящие со страницы на страницу. Итак...
        Что такое сила? Это власть, а власти без крови не бывает...
        Старый белый алтарь, в некоторых местах уже успевший порасти мхом, смертельный холод и страх. Но ты все еще жива. Надолго ли? Сомнительно. Старик с бледно-голубыми глазами. Как будто на тебя смотрит сама смерть. И нож. Полосы, знаки создающие текст. Они сжимались и переплетались. Но я не понимала, что это значит. Что-то знакомое и далекое...
        Я отбросила книгу в сторону, быстро налила себе еще один бокал вина, едва не разлив половину жидкости на столик, или на пол - как повезет. Выпила - снова залпом. Только бы не думать, не вспоминать... И еще вина. Мои руки дрожали, когда я вновь потянулась к книге, но остановиться я уже не могла.
        Кровавый ритуал, ритуал крови, ритуал силы... Зачем я взяла в руки эту Джахалову книгу?! Зачем начала ее читать?! Почему тогда - год назад, выбрали меня? Не было ответов. Только воспоминания о тех, кого уже не вернуть, только ненависть, которая рождается, когда смотришь в его безумные глаза. Ни милосердия, ни сожаления, только бесконечная мощь.
        Впрочем, так только казалось. Конец есть у всего...
        Но новая сила вновь и вновь придет к нему, когда нож вонзается в тело несчастной, когда...
        ... В крови начнется бурление силы. Кончиками пальцев пробегут искры. Всесильность, мощь, которой нет равных. Весь мир у твоих ног. А нужно только одно - ее согласие. Но разве это так сложно - заставить невинную душу поверить, будто ее поступок во благо...
        У меня по лицу уже давно текли слезы, руки дрожали. Я даже пролила на ковер немного вина. И снова судорога сводит все тело. От ненависти, от страха, от боли. Я отхлебнула вина, пытаясь сдержаться, не заорать на весь дом. Все, чтобы забыть те страшные часы, когда я считала, будто умерла.
        - Вот ты где, а я никак не мог тебя найти, - позади послышался голос Фреда. Я быстро обернулась. Наши глаза встретились. Шутливый тон мгновенно исчез из его голоса, глаза сверкнули. - Что случилось?
        Ничего не ответила. Только покачала головой, поднялась на ноги и, пошатываясь, приблизилась к Фреду. От выпитого вина ноги заплетались. Я вся дрожала, но продолжала идти, не смотря ни на что. Внезапно левая нога зацепилась за ножку столика. Я вскрикнула и начала падать. Фред подхватил меня, сжал в объятиях, осторожно прикоснулся губами к виску.
        - Что с тобой?
        Я лишь покачала головой. Затем подняла на него глаза.
        - Обними меня, пожалуйста, - с глаз текли слезы, голова кружилась, все тело ломило. - Просто обними.
        Я живая, живая. Там, в лесах призраков, погибла не я. Я жива, я никогда туда не вернусь, никогда... Если бы только я могла в это поверить!
        Фред еще крепче прижал меня к себе, начал нашептывать что-то на ухо. Я не слышала его слов, не понимала. Все было как в тумане. Но этот шепот успокаивал меня. Я больше не была одна. Холод, воспоминания начали отступать.
        Мужчина поднял меня на руки, и сделал несколько шагов, затем поставил на ноги и взял что-то в руки, все еще продолжая меня обнимать. Послышался шелест страниц, а в спину мне уткнулся твердый переплет.
        - Не надо, пожалуйста, - тихо прошептала я, но Фред меня не услышал, или не захотел услышать.
        Он обнимал меня, переворачивая вместе с тем страницы, углубляясь в каждую строчку. И вот я почувствовала, что и его руки начинают дрожать. Мужчина быстро, как прежде я, отбросил книгу.
        - Ты ее читала?
        - Да.
        Он поцеловал меня. Раз, другой, третий. Я тянулась к нему, пыталась прижаться еще сильнее, почувствовать сквозь одежду его тело, поцеловать, почувствовать, что страх смерти отступает.
        - Все хорошо. Ты жива. Это никогда не произойдет. Забудь. Фолиант... Ему пятьсот, тысячу лет. Сейчас невозможно все, что там описано. Это часть древней истории. У каждого в роду свои скелеты. Это было слишком давно, чтобы сейчас иметь значение, чтобы...
        Я оттолкнула Фреда, желая заглянуть в его глаза.
        Ведь это все ложь, это...
        - Это моя история, не древняя - моя! И я не могу забыть лица девушек, которые погибли! Их черты, то, что я видела на этом обряде. Ты знаешь, что значит находиться с жертвой, когда ее убивают?! Чувствовать боль каждой точкой своего тела, понимать, что ты умерла, а затем ожить! - я осознавала, что кричу, но не могла остановиться. Было слишком страшно, больно.
        - О чем ты? - голос Фреда звучал как-то отчужденно, но мне было все равно.
        - Леса Духов. До того, как появились вы с Грегом. Селестин, Шер, Виера... - они все погибли. Пятнадцать девушек были заколоты только для того, чтобы какой-то старик получил лишних пару лет жизни. Это несправедливо, это безумно, это...
        Фред резко отошел от меня. Я чувствовала, что он уходит куда-то, а потом новая дрожь сотрясла мое тело. Я до боли прикусила палец, пытаясь прийти в себе, но не могла. В какой-то момент появился Фред с бокалом в руке.
        - Пей!
        - За сегодняшний день я и так...
        Он прервал меня:
        - Пей!
        Дрожащими руками я схватилась за бокал. Глотнула жидкость. Горло обожгло. Я закашлялась, схватилась руками за шею, чувствуя удушье, затем, наконец, смогла вздохнуть свободно и снова упала Фреду на руки.
        - Успокоилась?
        - Да, почти, - туман в голове усилился, да и в теле чувствовалась подозрительная слабость, но, по крайней мере, исчезли, причиняющие боль, воспоминания. - Что это было?
        - Ром.
        - Никогда раньше не пробовала.
        - Догадался, - Фред легко улыбнулся и поцеловал меня в лоб, но я потянула его губы ниже.
        - Я еще не до конца пришла в себя.
        Наши улыбки встретились и сомкнулись, тела тянулись друг к другу, а руки касались оголенной кожи, продвигаясь все дальше.
        Замок Риани обычно возвышался над улицей темным монстром. Огромный - хотя Риани и считали его небольшим домиком, в котором можно провести день-другой, только если придет острая нужда. В любом другом случае рианского замка для них как будто не существовало. Они не любили его, как, впрочем, и многие горожане.
        Последних он пугал темными окнами, своей излишней громоздкостью и величиной. А в сумерках, вообще, казался притаившемся зверем, который нападет на тебя в любое мгновение.
        Но в этот вечер все изменилось. И, если люди с криками разбегались кто куда, то не от страха тьмой. Скорее были виноваты шутки студентов Университета Магии. Откуда простым прохожим знать, что все те диковинные звери, которые то пропадали, то вновь возникали из ниоткуда - простые иллюзии?
        Их научились создавать все студенты. Проблемы возникали только с долговечностью. Вот зверушки и пропадали, едва ли ни ежесекундно. А юные недоучки спорили, кто из них победил, чье творение долговечней.
        А когда из окон, да и из сада начали доноситься громкие звуки, которые пугали и завораживали одновременно, перехожие стали обходить широким кругом не только эту улицу, но и десяток соседних.
        Жителям ближайших домов скрыться было негде. Только и оставалось, что наглухо закрывать все окна и прятать головы под подушки, надеясь хотя бы так заснуть.
        Магам не было до этого дела, не было дела вообще ни до чего такого. Они праздновали первую победу, и не собирались ограничивать себя ни в чем. А простые люди? Да кого они интересуют?!
        Ристер быстро шел улицами ночного города, ни минуты не сомневаясь, что крики и визг, которые постоянно долетали до него, доносятся из замка Джулин. Только маги-недоучки могли так пренебрегать спокойствием горожан. В столь юном возрасте они не осознавали полностью своих сил и могли... Ох, сколько всего они могли сделать!
        Магистр гнал от себя мысли о том, что вел бы себя так же, если бы сейчас находился в замке Риани. Его присутствие, или же отсутствие совершенно не имело значения. Дети будут веселиться, да и он сам... Ристер ускорил шаг.
        Наконец за очередным поворотом показался замок. Не успев перейти улицу, маг остановился, с восхищением глядя на него. Залитый светом сотни свечей он выглядел великолепно. В небеса взмывались три остроконечные башни, на землю опускались две колоны по обе стороны от парадной лестницы. На втором этаже радовала глаз арка, увитая плюющем, медленно переходящая в небольшую веранду.
        Внезапно позади послышался знакомый голос:
        - Довольно ждать! Я уже понял, где вы оставили книги. Что вы там говорили на счет того, что бумаг никто не найдет, что они в безопасности, в надежном месте?! - голос быстро поменял окраску, стал с насмешливого, злым, наполнился нешуточной яростью. - В этом доме, здесь и сейчас, сотня юных недоучек! В отличие от простых людей сила благоволит им, но что, если они решат, будто ее не достаточно, будто им нужно больше?! Магистр, да вы хоть понимаете, что натворили?!
        Ристер смотрел на землю, даже не пытаясь поднять глаза и встретиться глазами с Дорином. Он понимал, что его ошибка будет дорого стоить. Но откуда же ему был знать, что... что так сложится судьба, что Дириани потребуются бумаги именно сегодня, что Вердану посетит видение именно сейчас, что сегодня первокурсники устроят здесь вечеринку такого размаха, что Дорин проследит за ним?!
        Он не мог знать!
        - Идемте! - резко прервал невеселые мысли своего коллеги Дорин, - возможно, мы еще успеем.
        Магистры перешли улицу, зашли в сад, окружавший дом, затем внутрь. Поначалу их ничего не отвлекало от цели, но всему свое время. Слишком многие в кругу друзей-приятелей Джулин знали Ристера, но не как своего магистра, а как ровню. И, понятное дело, ожидали его сегодня.
        - О, магистр, - пьяно воскликнул один из трех игроков в кости, что развалились на креслах, заблаговременно поставив между ними игральный столик. Сейчас юные аристократы были настолько пьяны, настолько вымотанные от созидание множества иллюзий и других чар, что даже сделать шаг было в тягость, не то, что мебель передвигать (а слуги заперлись на кухне, боясь попасться на глаза недоучкам, и дозваться их не было никакой возможности). Единственное, что оставалось - сыграть.
        - И вы здесь. А наша графиня вас уже заждалась, - Костас пригрозил вошедшему пальцем. Единственное, что утешало некроманта, так это обращение на "вы", а не на панибратское "ты". И, тем не менее, он чувствовал, что список вопросов к нему у Дорина все растет.
        Но ни Костас ни другие игроки не замечали последнего. Анри даже пьяно расхохотался. Барон выпил больше других. Он не видел не то что Дорина, даже Ристера.
        - Джулин? А зачем ей этот... - аристократ развел руки в сторону, не находя нужных слов. - Она ведь вроде бы моя невеста, или нет? - он с сомнением посмотрел вверх и, заметив там горящие свечи, провозгласил, - о, солнышко...
        Ристер уже не находил себе места от стыда. И Дорин его понял без слов. Пускай некромант и был виноват, но не перед учениками. Так что, оскорблять его теперь... К тому, же Дорин сам крепко недолюбливал Анри, а приказ Дириани не ставить ему ниже четырех на экзамене его еще сильнее раздосадовал.
        - Анриан Войский, Фирианисит, Костас Дэрабле, - магистр добавил к своим словам немного магии, - что здесь происходит?!
        Эффект получился потрясающий. Учеников встряхнуло, едва не ударило об стену и повалило на пол. Когда они подняли головы, то были уже почти трезвы и не могли не заметить магистров.
        - Потрудитесь-ка объяснить ваше поведение! - громовым голосом начал Дорин. А магистр потрудился, чтобы заклинание не стерло память ученикам. Иначе слишком уж легко те отделались бы.
        Студенты молчали. Они уже протрезвели и начинали понимать, ЧТО натворили.
        - Простите, магистры, - первым на ноги поднялся Костас, - этого больше не повторится.
        - Не сомневаюсь, но чем вы расплатитесь за этот?
        - Мы в вашей воле, - наконец все трое игроков поднялись и легко поклонились магистрам (наклониться сильнее они не могли: опьянение прошло, и теперь наступила отдача, так что всех троих безумно мутило).
        Магистр помолчал несколько секунд, до предела накаляя обстановку.
        - Завтра я сообщу вам о своем решении, - наконец, все же сказал Дорин и пошел к лестнице, надеясь, что на этот раз архимаг не будет заступаться за Анри, а вместе с ним за остальных. Слишком большой промах допустили аристократы. На такое глаза не закрывают.
        Ристер шел следом за Дорином, и только на втором этаже позволил себе обогнать коллегу, показывая правильный путь. Некромант, к счастью, хорошо запомнил, в какой комнате оставил книги, иначе пришлось бы провести в замке всю ночь, обыскивая все апартаменты. Риани любили гостей, и покоев во всех их замках было предостаточно.
        Маги шли длинным коридором. То и дело до них доносились не совсем приличные звуки из комнат: крики, стоны, пьяный смех. Дорин все больше мрачнел. В свое время он тоже весело проводил время. Наверное, не было в те годы в Университете более веселого студента, который бы ежечасно не придумывал бы новые розыгрыши. Но то, что происходило в доме у Джулин... Это слишком! Или магистру так только казалось из-за пролетевших лет?
        Ристер резко остановился и без стука вошел в одну из дверей. Книги он оставлял в небольшом тайнике за картиной. Ее нужно было слегка отодвинуть в сторону, потом нажать на один из выступов в стене...
        Впрочем, сейчас эти знания магистру оказались ни к чему. Дорогостоящие вековые фолианты валялись разбросанными по комнате: на столе, на полу, в кресле. А в центре комнаты стояла целующаяся парочка, которая явно не собиралась ограничиваться одними поцелуями.
        - Кхм-кхм, - прокашлялся Ристер, но пара его не услышала, тогда Дорин просто ударил кулаком о стену. Целующиеся отпрянули друг от друга и воззрились на вошедших.
        - А, магистр Ристер, вас... - начала было девушка, но парень прервал ее:
        - И Магистр Дорин, мы рады приветствовать вас.
        Магистры смотрели на нас с Фредом очень нехорошим взглядом. У меня даже появилось желание стать невидимой, но, увы! Я пыталась не отвести взгляда, смотреть с искренностью, с невинностью. В конце-то концов, сейчас я точно ни в чем не была виновата! Если только книга...
        Фред сжал мои плечи, заставляя забыть о ней на случай, если моя догадка верна, а магистры читают наши мысли.
        - Что вы здесь делаете? - все же спросил Ристер.
        Я едва не рассмеялась: "Как будто он сам не знает", но в последний момент сдержалась. Не Ристеру мы должны были ответить - Дорину.
        - Нас Джулин пригласила на вечеринку. Но внизу слишком шумно. Захотелось побыть в одиночестве.
        - Почему именно здесь? - не отставал маг.
        Я пожала плечами.
        - Тут была Джулин, я хотела ее поблагодарить за чудесный вечер. Затем она пошла вниз, встречать запоздавших гостей, - я слегка приподняла бровь, намекая, кого именно хотела встретить девушка.
        На намек Ристер не отреагировал, а вот мои слова, что здесь была Джулин, привели его в замешательство. Магистр побледнел и сжал зубы.
        Я перевела взгляд на Дорина и поняла, что маг, как и я, заметил: с некромантом что-то происходит. Дорин быстро обвел комнату взглядом и остановился на книге на полу.
        - Ристер, это ваши книги?
        - Да, - некромант отвел глаза.
        Мы с Фредом молчали, не желая попадать под чужую раздачу. Но Дорин, видимо, решил, что для разговора с Ристером ему свидетели не нужны. Поэтому и сказал нам:
        - Можете спускаться вниз, там уже не так шумно.
        Мы с Фредом понимающе кивнули и пошли к двери, но дойти до нее нам не удалось. Магистр Дорин снова окликнул нас:
        - Вы читали книги?
        Я вздрогнула и медленно начала оборачиваться, думая, как скрыть от магистра правду. Фред казался абсолютно спокойным. Его голос тоже ничем не выдавал ложь:
        - Нет, магистр. Книги нас мало интересовали, - Фред смотрел Дорину прямо в глаза. Со стороны это смотрелось вполне обыденно: честный человек пытается доказать свою невиновность. Вот только Фред лгал, а поединок взглядов между учителем и учеником не мог долго продолжаться.
        Я взглянула на Ристера.
        - Да, мы читали книгу, как и Джулин.
        Некромант побледнел, что-то тихо пробормотал сквозь зубы, и посмотрел на своего коллегу:
        - Думаю, они говорят правду.
        Дорин переводил взгляд с Ристера на Фреда, на меня. Наш заговор, определенно, по душе ему не пришелся.
        - Я очень на это надеюсь! - тихо произнес магистр, нарочно выделив "очень". Несколько секунд он молчал, затем, покачал головой и, повысив голос, продолжил, - идите отсюда, пока я не передумал!
        Мы кивнули и хлопнули дверью. Не сговариваясь, спустились вниз и дальше вышли в сад. Но и здесь не почувствовали себя в безопасности. Окно из комнаты выходило на другую сторону, да и магистров поблизости не было заметно, но все равно вслух обсуждать происшедшее не хватило решимости. Фред быстро создал щит безмолвия.
        - Спасибо за помощь. Но, ты знаешь, что угрожать магистру опасно? - спросил мужчина, а его глаза в этот момент блеснули.
        - Догадываюсь, - я прищурилась, - как и лгать.
        Мы улыбнулись друг другу, затем и вовсе обнялись, как и до этого наверху.
        - Кстати, я не угрожала магистру.
        - А кому? - Фред снова посмотрел мне в глаза.
        Впрочем, отвечать мне не пришлось: на дорожке появилась Джулин.
        Она подходила все ближе к нам, и по мере ее приближения выражение лица девушки становилось все более мрачным.
        - Да что сегодня происходит?! Вы ведь не собираетесь так рано уходить?
        Я нерешительно пожала плечами: после прихода магистров продолжать праздновать не очень-то и хотелось. Да и книга...
        - Что происходит? Только сейчас человек двадцать ушло. Извинились передо мной, дела у них, видите ли. А кое-кто сбежал, даже не прощаясь через черный ход.
        - А у тебя в замке такой есть? - заинтересовалась я.
        - Конечно, куда же без него? - Джулин удивленно пожала плечами и начала загибать пальцы, подсчитывая, - парадный вход, вход для слуг, чтобы они с нами не пересекались и гостям не мешали, и небольшой выход на боковую улочку. Так, на всякий случай. О нем мало кто знает, иначе какой в нем толк?
        - Как же гости через него вышли? Только не говори, что случайно нашли. Сейчас ведь многие своих теней не обнаружат.
        Джулин тихо хихикнула.
        - Да уж, заметила! Анри знал, где он. Он слишком часто у меня бывал, чтобы не узнать о нем. Но почему он сейчас ушел я в толк не возьму! Это бессмысленно!
        - А я, кажется, догадываюсь, - Фред посмотрел куда-то позади меня. Мы с Джулин синхронно обернулись. К нам приближались двое магистров.
        Джулин мгновенно расцвела улыбкой. Она смотрела на Ристера, не замечая никого больше. Я только хотела указать Джулин на Дорина, но девушка уже сорвалась с места.
        - Ристер... - начала она и замолчала, попыталась сделать хоть шаг в сторону, но не смогла сделать ни одного движения. Ноги как будто приросли к земле и отказывались повиноваться. Она еще раз вскрикнула - Ристер!
        Но маг не замечал ничего. Он прошел мимо, глядя сквозь Джулин, сквозь нас троих. Маг не слышал графиню, а она не могла подойти ближе к нему. Я в недоумении посмотрела на Фреда, он только пожал плечами, тихо шепнув мне:
        - Это не мой щит.
        - Магистр Дорин?
        - Или Ристер.
        - Но зачем ему это?!
        - Пути магов неисповедимы, - ответил мужчина известной поговоркой.
        Некромант так и не обернулся, пока совсем не скрылся из виду. Дорин наоборот сделал шаг назад:
        - Праздник окончен!
        Как будто мы сами этого не заметили!
        Магистры уходили, но Джулин продолжала смотреть им вслед. Наконец она обернулась.
        - Джулин, может... - начала я, но девушка, властно подняв руку, прервала меня:
        - Не может, все кончено! - она подняла юбки и направилась к дому. Шлейф стелился у нее за спиной.
        Глава 33
        - Джахал! Видела расписание? - Фред быстро пробегал глазами по висящему на стене стенду.
        - Нет еще, - я нахмурилась. - А что, есть какие-то изменения?
        - Еще и какие! Нам поставили на послезавтра ментальную магию у Дорина.
        - Ну и что? - я решительно не понимала, чем это так плохо. - Мысленные разговоры, чтение мыслей, иллюзии - это ведь так легко. Да и Дорин не Алехандро!
        - А после вчерашнего?
        - Думаешь, он...
        - Он будет злой, как собака, - перебил меня Фред. - Большинству-то все равно: не выгонят.
        - А нас могут, - закончила я за Фреда. - Придется готовиться. Еще два дня штудировать книги. Но, - я провокационно улыбнулась. - Может, обойдется?
        - А если нет? - с долей пессимизма предположил Фред.
        - А если да, но мы потеряем два дня веселой жизни. Жизнь так коротка, - я умоляюще посмотрела на парня.
        Мужчина приобнял меня.
        - Ладно, убедила, но вся вина, если что на тебе.
        - Вот еще! - я насмешливо отмахнулась. - Ты ведь согласилась, да сам этого хочешь! - я легко поцеловала его в щеку. - Пошли на пляж! У меня такая белая кожа... Еще немного и с привидениями будут путать!
        - Тебе это не светит, не надейся! - Фред отошел от меня на несколько шагов, видя, что один из неизвестных нам магистров смотрит с неодобрением. - Но все равно пляж чудесная идея. Кстати, ты плавать-то умеешь?
        - Понятия не имею! - я пожала плечами. - Но думаю, да. Иначе тебе придется меня спасать. Опять, - через секунду-другую с усмешкой закончила я.
        - Мне это пока не надоело, - Фред ответил на улыбку.
        - Не сомневаюсь. Ладно, - я взяла мужчину за руку и сделала шаг к двери. - Пошли уже! А-то на самый солнцепек придем.
        - Это не самое страшное. Будет стимул быстрее собираться, - Фред подмигнул мне, напоминая об одной из вечеринок, на которую я собиралась несколько часов: то платье не так сидит, то волосы запутались, то украшения слишком яркие... И множество других придирок. Кто же их все считает? Хорошо хоть в результате мы не опоздали. Джулин тоже любит повозиться с туалетом. Это только вчера все началось во время. Да не принесло успеха!
        - Для начала надо бы с одеждой разобраться! - на сей раз пессимизм прозвучал в моих словах. Впрочем, я тут же заменила его улыбкой. - Пойдем уже!
        Купальный костюм я недавно приобрела в одной из местных лавок. Но все не было случая его примерить. То экзамены, то просто пары, после которых не было сил никуда идти. Порой казалось, магистры проверяют нас на прочность. Сломаемся, или словно молодые деревья, поначалу склоним ветви, а как ветер переменится, так разогнемся, словно и не было ничего?
        Кое-кто из студентов действительно ломался, другие приспосабливались и жили дальше. Не умирать ведь из-за крика-другого. Лучше уж еще подоводить магистров! Держу пари, наши выходки обходятся магам не дешевле, чем их нам!
        Купальник шел мне. Более того, золотистый цвет ярким пятном выделялся и привлекал к себе, то есть, ко мне, внимание. Порой я чувствовала на себе чужие взгляды. Это льстило и надолго поднимало настроение.
        Еще лет двести назад появится на пляже в купальном костюме, могла только весьма смелая девушка. Да и про подобную особу затем еще несколько недель сплетничал бы весь город.
        А уж чтобы заманить кого-то из этих неженок в воду, нужно было поистине совершить грандиозный поступок. Но время сделало свое дело. Сейчас солнечные ванны и долгие заплывы к самому горизонту не считаются чем-то неприличным. Можно наслаждаться жизнью, не думая о правилах приличий. И это весьма радует!
        Новое расписание экзаменов мы просмотрели еще в десять. Но на пляже оказались гораздо позднее. Пока покинули территорию Университета, пока прошли центральную часть города и часть прибрежной линии (вблизи порта не хотелось плавать никому, да, и запрещено это было, а ну как покалечишься!).
        К сожалению, Лиин не смогла к нам присоединится. К девушке как раз приехал ее дед. И подруга была полностью увлечена разговором с ним. Я едва успела перекинуться с ней парой слов.
        - Извини не могу, - соседка извиняющее улыбнулась, продолжая что-то выискивать на одной из полок. - Джулин пригласите. Ей уж точно будет не до смущения.
        - Не спорю, - я улыбнулась в ответ. В обществе Лиин просто невозможно было долго грустить. - Но она еще от вчерашнего не отошла. Не захочет.
        - Да, точно! - Лиин щелкнула пальцами. И все же подняла на меня глаза. - Совсем забыла спросить, как вчера погуляли? Снова всю ночь веселились?
        Я смутилась и закусила губу.
        - Нет, вечеринка не удалась. Магистры заявились. Я даже натанцеваться не успела.
        - А что им понадобилось? - Лиин недоуменно нахмурилась. - Никогда ведь проблем не возникало. Да и с чего Джулин сильно расстраиваться? Не вышло вчера, выйдет сегодня. Кто ей может помешать?
        - Магистры, - я цокнула языком. - Кто же еще? Вчера прямо кипели от гнева. Еще, наверно, с неделю не отойдут. Я даже начинаю за ментальную магию волноваться. За экзамен, - уточнила через мгновение. - Это я-то! Самой смешно.
        Лиин улыбнулась и погрозила мне пальцем.
        Кому, как не ей было известно о моем мастерском умении увиливать от учебы, конечно, если дело не касалось пар Алехандро.
        - Но на что они разозлились? Алехандро ведь вроде нормально к Джулин относится. И уж точно не станет наказывать. Вспомни все ее выходки у него на паре!
        - Это не Алехандро - Дорин.
        - Как так? - Лиин опешила, с недоумением посмотрела на меня. - Он же никогда...
        - Не выходит из себя? - я хмыкнула. - Все случается... Но на самом деле странно... - Я замолчала, пытаясь восстановить в памяти вчерашнюю ночь.
        Головоломка не складывалась. Дорин определенно был зол. Но на что? Зачем он вообще там появился? Да еще и с Ристером, который просто не мог не знать...
        Может, дело в книгах? Но, если они запрещены, почему были у Джулин? Почему графиня беззаботно листала пожелтевшие страницы, ни на минуту не задумываясь о последствиях?
        Впрочем, откуда мне знать, что она действительно ни о чем не думала? Мысли-то я ее не читала.
        - Элен! Элен!! - Лиин провела ладонью перед моими глазами. - Что с тобой? Ты будто бы не здесь. Совсем меня не слушаешь!
        - Прости. Все о Дорине думала. Не представляю, что с ним вчера произошло. Да и о Ристере...
        - А он тоже был на вечеринке? Ты об этом не говорила.
        - Забыла, наверно, - я с деланным безразличием пожала плечами. Но внутренне была напряжена: "Ненавижу лгать! Но обещала ведь!".
        Впрочем, Лиин ничего не заметила. Она бросила взгляд на массивные часы в углу и поспешила уйти.
        - Ладно, ты мне потом все расскажешь. Я побегу, - соседка кивнула мне на прощание и поспешила в коридор.
        А я осталась стоять, прислонившись к столу, раздумывая обо всех странностях. Ничего путного в голову не приходило. Вино, долгое блуждание городом: кто же ночью впустит учеников в Университет? Это только магам все дозволено. Уж никак не недоучкам. Воспоминания уже почти стерлись из памяти, а я, честно говоря, не хотела, чтобы они вернулись. Без них много проще!
        Солнце стояло высоко в зените. Так что на пляже пришлось почти все время сидеть в тени. Золотистый песок манил, но мы ограничились небольшими креслами, эдакими деревянными чайзам35, что за небольшую плату на день сдавали предприимчивые дельцы. Это было не так уж и плохо. Сидя в тени, можно было не опасаться, что сгоришь. А-то потом пришлось бы бегать по многочисленным лавкам, выискивать зелья, или даже просить помощи у Верданы. Если, конечно, она согласиться ее оказать. В последние дни я несколько раз видела целительницу. Мельком, правда, но это не столь важно. Маг постоянно была чем-то озабочена, и порой даже казалось, не замечала ничего вокруг.
        Что за думы ее беспокоили, я понятное дело, не знала. Виданное ли дело - попытаться прочесть мысли магистра. Затем проблем не оберешься. Пожалуй, даже выгнать могут. И не посмотрят, что это простое любопытство, которое и навредить никому не может.
        К тому же, у меня и своих дел было полно. Так что, я почти сразу забывала о раздумьях Верданы. Экзамены, да и вполне понятное желание повеселиться отбивали охоту выискивать неведомые тайны. Два раза я уже обожглась. Какой смысл вновь искушать судьбу?
        В ночь накануне...
        - Итак, Ристер, что же вы решили? - Дорин прищурил глаза и посмотрел на своего коллегу.
        Магистры уже давно дошли (скорее - перенеслись: Дорину не было ни малейшего дела до того, любит Ристер телепортацию, или нет, молодой магистр за сегодня успел достаточно натворить дел, чтобы о его вкусах забыли надолго) до Университета. Более того, зашли в центральную башню - в кабинет Дорина, и расположились в удобных мягких креслах.
        Впрочем, Ристеру было так же "удобно", как и на каменных плитах! Он прокручивал в голове то, что произошло в эту ночь, пытался продумать линию поведения, а заодно защищал мысли от ментала. Дорину-то ничего не стоило прочесть его. И сил и опыта, определенно, хватит. Даже с лихвой будет!
        Но Ристер не был первокурсником, опыта и ему было не занимать. А значит, некромант мог добиться хотя бы того, чтобы бесцеремонное проникновение в мысли не осталось незамеченным. Нужно было только оставаться начеку.
        - Что я должен решить, магистр? - через несколько секунд, видя, что Дорин не собирается продолжать, уточнил некромант. - Вы не предложили мне никаких вариантов.
        - Здесь и думать нечего! - резко ответствовал Дорин, махнув рукой, будто бы отметая любое непонимание, или даже возражение. - Вы можете рассказать только правду. Просто попытайтесь объяснить то, чему я стал свидетелем!
        - Я оставил бумаги в доме у Риани, - после нескольких минут молчания ответил маг. - Не представляю, как их могли обнаружить. Что до панибратского тона, - голос Ристера стал жестче. - То первокурсники просто напились и не думали, что делают. Это не моя вина!
        - Да неужто? - Дорин на мгновение прищурился. - А как вы объясните реакцию хозяйки дома - Риани. Как же имя этой девушки... - магистр сделал вид, будто задумался, провоцируя коллегу. Но Ристер молчал. Пришлось Дорину самому ответить. - Джулин!
        Ристер на мгновение отвернулся, не желая лгать. Но и говорить правду было никак нельзя.
        Вновь повторялась та же ситуация, что и несколькими часами ранее: лгать рискованно, сказать правду просто невозможно. Дело даже не в том, что Ристера выгнали бы с Университета - год-два, вернется обратно. Дело было в Джулин. В одном единственном слове - репутация, что слишком дорого ценится в нашем черством мире.
        Правда, сокрытая альковом тайны, никого не волнует... До поры до времени. Но если только возникает малейший слух, на человеке, а в особенности на молодой девушке, что еще даже не связана узами брака, на будущем можно было ставить крест.
        - Не смешите, Ристер! - вновь взорвался Дорин. - Ваше молчание ничего не меняет. Думаете, я идиот?! Не понимаю, что к чему! Джулин ваша любовница!
        Ристер сорвался с места. Его лицо пылало жаром, глаза метали молнии, как у простой ведьмы, что бахвалиться своими "невиданными" силами на привале. Правда, Ристер, в отличие от последней, не пытался играть на публику. Чистая сила вырывалась наружу.
        Но громкий окрик Дорина: "Стойте, вы же не хотите ухудшить свое положение?!" заставил Ристера замереть на месте. И даже опуститься назад в кресло.
        Вместо него на ноги поднялся Дорин.
        - Я сказал, у вас есть выбор. Он действительно есть. Итак, - Дорин сделал небольшую паузу, чтобы привлечь внимание собеседника к своим последующим словам. - Вы можете остаться в Университете. Сделать вид, будто ничего не произошло. Но кота в мешке не утаишь. Я бы смог смолчать. Мне ни к чему рассказывать всем и каждому о сегодняшней пирушке. Но студенты, к примеру, барон Войский, - Дорин покачал головой. - Молчать не будут. Он оскорбил магистров: вас, меня. Мы-то с вами понимаем, что гордиться здесь нечем, но Анри - ребенок. Избалованный ребенок! - уточнил маг секундой позднее. - День-два начнет бахвалиться! - Дорин знал, о чем говорил, в свое время он именно так бы и поступил! А за прошедшие годы студенты уж точно не стали щепетильней. Скорее - наоборот! - Все дойдет до Алехандро, а вместе с ним и до Дириани. А если они в придачу узнают о бумагах, земля под ногами завертится со страшной силой. Все пойдет кувырком. Здесь уж будет не до вас, не до меня, и даже не до одной Риани! Я бы может, и хотел все это наблюдать со стороны, - маг насмешливо улыбнулся. - Но уж точно не быть в эпицентре. Такой
ураган поднимется. Кого угодно снесет.
        - Вы сказали о выборе, - перебил Дорина Ристер. - Я все еще его не вижу.
        - Что ж, - магистр хмыкнул, а затем прищурил глаза. - Не забывайте только об одном, все, что я вам сейчас предложу - чистой воды авантюра. Вам нужно время. Оно нужно всем, чтобы остыть. И оправдание не помешает. Какая-никакая заслуга...
        - Ну что, наперегонки? - я подошла к прозрачной воде и обернулась, призывно глядя на Фреда, что все еще стоял возле чайзов.
        Мужчина широко улыбнулся и провел рукой по волосам.
        - Ты ведь даже не знаешь, умеешь ли плавать.
        - Будет замечательный способ проверить, - я пожала плечами и сделала несколько шагов вперед.
        Новый окрик Фреда застал меня в сиге от воды.
        - Значит, на перегонки?
        Ничего не ответила. Только быстро улыбнулась и стрельнула глазами в его сторону. А в следующий миг мужчина уже пронесся мимо меня, "ненароком" обдав водой.
        - Холодно! - я взвизгнула.
        Но, не смотря на свои же слова, тотчас бросилась в море.
        В первое мгновение вода и в правду выдалась едва не ледяной, но уже в следующее я позабыла об этом, с радостным, по-настоящему беззаботным смехом отплатила Фреду его же монетой. Еще минут пять, словно малые дети, мы брызгались водой и смеялись. А затем поплыли вперед, то и дело, обмениваясь улыбками.
        Не думаю, что я когда-то уже плавала. Иначе не забыла бы. Вода дарила невероятное наслаждение, забыть которое было попросту невозможно. Нет, не так: "НЕ-ВО-ЗМО-ЖНО!". Волны легко держали наши тела. Почти и вовсе не нужно было прилагать усилий, чтобы продвигаться вперед. Только слегка шевелить ногами, будто рыба плавником, да и руки не держать на одном месте.
        Вскоре, правда, усталость взяла свое. Мы легли на воду в нескольких десятков сиг от берега, щурили глаза, когда в них попадали лучики солнца и беззаботно болтали, словно стояли на берегу.
        - Нет, ты как хочешь, а я уверена, что Дорин отходчивый человек! Главное - отходчивый магистр!
        - Почему бы и нет!
        - Ты со мной согласен?! - я подплыла ближе к Фреду. - Нет, правда, я просто не верю! Еще недавно ты говорил...
        - Это было давно! - перебил меня Фред и легко поцеловал меня. Я ответила, затем отстранилась, убрав, упавшие на лицо пряди волос.
        - Может, отплывем подальше?
        - Уверена, что достаточно хорошо плаваешь?
        - Нет, - я пожала плечами. - Но я уверена в тебе!
        Когда мы все же выбралась на берег, мои губы были уже синими, все тело била дрожь от холода, прическа растрепалась и длинными мокрыми прядями лежала на плечах, но я ни о чем не жалела. Все это было безумно весело!
        Фред донес меня до чайзы, бережно укрыл сухим полотенцем и легко поцеловал в нос. Затем расположился по соседству.
        - Давно ведь предлагал выходить. Еще немного и в морскую деву превратилась бы.
        - Брось! - я беззаботно болтала босыми ногами по песку, глядя на обнаженный торс Фреда. - Ты ведь не меньше в воде сидел.
        - Но я ведь не дрожу от холода, - мужчина осторожно провел рукой по моему плечу.
        Я только пожала печами, сбрасывая его руку. Затем закрыла глаза, подставляя лицо, да и все тело летнему солнцу.
        Пока мы плавали, день пошел на убыль. Солнце уже давно не стояло в зените. Теперь его лучи были безопасными. Так что, сидеть в тени стало необязательным, чем мы с радостью и воспользовались.
        За несколько месяцев до...
        Молодой мужчина со злостью отбросил письмо в сторону, и устало положил голову на скрещенные в замок руки. Глубоко вздохнул и даже протер глаза, надеясь, что письмо, словно простое видение, исчезнет. Но чуда не произошло. На столе все также лежала белая бумага, в правом углу у которой был расчеркнут золотистый вензель - что-то вроде незаконченного рисунка трезубой короны.
        Но впечатление было обманчивым. Это не брошенный рисунок бездарного художника, совсем наоборот - вытертый наполовину символ, что когда-то был единой властью в этих землях.
        Юноша не застал тех времен. Ему только недавно исполнилось двадцать два года. И о том, что происходило за тысячу лет до его рождения, он мог только догадываться.
        А догадки заведомо отличаются от правды! К сожалению, или к счастью... Кто знает.
        Неслышно отворилась дверь. Послышался шорох от приближающегося платья. Владелица туалета медленно подошла к мужчине и осторожно присела подле него.
        - Тирин, что произошло? - в тихом голосе сквозило участие, нежность.
        Мужчина поднял глаза на гостью, вздохнул.
        - Да так, привычные дела, - человек поменял бумаги, что в страшном беспорядке лежали на столе, местами, будто бы ненароком положив на недавно отброшенное письмо, изрядно потертые листы с какими-то цифрами. - Не волнуйся, он бережно погладил начавший округляться живот собеседницы. - Катрин, сейчас тебе это вредно. Да и не стоит это того.
        - Стоит! Я знаю! - девушка топнула ногой, что еще недавно сотни раз проделывала на балах, желая привлечь к себе внимание. Сейчас это было ей ни к чему. Вот уже почти полгода, как она вышла замуж. Девичьи развлечения остались в прошлом. Катрин Мирра - в девичестве Стефаль, ждала ребенка.
        Еще несколько месяцев назад, до того, как молодые люди поженились, одна гадалка предсказала, что ее первым ребенком будет мальчик. В ту ночь аристократка пришла в бешенство оттого, что колдунья больше ничего ей не сказала. Она едва не начала ее оскорблять. Девушке хотелось знать, с кем она свяжет свою судьбу, а вовсе не пол будущего младенца. Но сейчас именно этот ребенок стал самым главным для нее. И Катрин только и могла удивляться самой себе. До чего же она была слепа!
        - Брось! - Тирин еще пытался возражать.
        Но, если Катрин что-то решала, ей мало кто мог помешать. В этом они были похожи с сестрой самого графа.
        Она поглядела в глаза мужу.
        - Я знаю, что-то происходит. И это началось не сегодня. Если ты действительно хочешь, чтобы я не волновалась, расскажи мне все! Это по-крайней мере, - ее голос на мгновение дрогнул. - Избавит от мучительной неизвестности. Она-то хуже всего!
        Тирин бережно провел ладонью по щеке жены и действительно заговорил:
        - Помнишь мою сестру... Помнишь Элен?
        На земли Риана медленно опускалась тьма. Обычно мир вокруг освещало сияние месяца и звезд. Но в этот раз еще в сумерках небо заволокло тучами. Они и скрыли все. Ни одного лучика надежды в небе и не осталось.
        Город освещала лишь магия - небольшие огоньки, что были раскиданы по всему Риану. Но если в центре на каждой улице было не меньше пяти огоньков, то на окраинах дела обстояли много хуже. Обывателям приходилось плутать в потемках, каждую секунду рискуя сломать шею. Но добрые люди ведь не бродят по ночам. Да еще и в злачных местах. А о безопасности нищих, воров всех мастей и убийц никто не волновался.
        Если бы поутру их всех нашли мертвыми, большинство бы только обрадовалось. Несколько месяцев спокойствия дорого стоит. Это потом-то на место прежних воротил придут новые. Свято место пустым никогда не останется! Да и в любом случае...
        Да и в любом случае, это только мечты. И они не осуществимы!
        Спал Риан, спал Университет Магии: черная башня, белая башня, огненная... Спали все. Быть может только кроме одной целительницы, которой Духи не поскупились на дары. Но порой дары превращаются в проклятия...
        Маг стояла возле окна, подставляя лицо и наполовину обнаженные плечи прохладному ветру. Была уже середина ночи, а Вердане никак не удавалось уснуть. Женщина долго ворочалась в кровати, пытаясь призвать сон. Пить успокоительные зелья ей не хотелось. У нее еще осталось несколько флакончиков, но после того, что ей привиделось после нектара мизаньи, она не хотела искушать судьбу. Уж лучше прободрствовать одну ночь (в конце-то концов, усталость возьмет свое), чем вновь увидеть какое-то видение.
        Но судьбу не перепишешь. Пейзаж перед глазами поблек, отдельные фрагменты наоборот приобрели пугающую яркость. Они завораживали, манили в свой мир. И Вердана попалась на удочку.
        А, возможно, у нее просто не было выбора. Ведь если высшие силы - те, кто управляют нашим миром - бестелесные духи и демоны, Боги... - желают чего-то - луну с небес... - они ее получают. А жизнь человека, пусть целителя, пусть мага - дешевка, разменная карта, которой пожертвуют во имя "великой цели".
        Целительница только и успела дойти до кровати, спиною упасть на белое одеяло, забывая о болях в спине, что в последнее время мучили ее, забывая обо всем на свете.
        А затем мир вокруг изменился.
        Поначалу было трудно понять, что происходит перед глазами. Все помещение полнилось дымом. Он-то и мешал. Но глаза привыкают ко всему. Постепенно начали проявляться очертания людей. Лица, покрытые у большинства слоем грязи, что появляется только после тяжелой ежедневной работы, в которой и не видно просвета. Из отдыха разве что поход в кабак, поближе к горячительным напиткам.
        Одежда тоже не отличалась чистотой, а порой ее и назвать так было сложно - обыкновенные лохмотья, которые пригодятся лишь нищему, что собирает мелкие монеты на паперти.
        Только один человек отличался от всех остальных. Впрочем, человеком он не был...
        Вердана затаила дыхание: сейчас на стуле перед нею сидел Дириани, помолодевший на несколько сот лет.
        - Итак, сколько ставишь? На что? - полный бородач, чье лицо из-за шрамов на лбу и подбородке вызывало отвращение, обратился к соседу - к Дириани.
        - На войну. На эту битву, - Дириани прищурился. - Пятьсот злотых, что у озер победит Элрон.
        - Неожиданно, - бородач тоже прищурился. - Знаешь ставки?
        - Один к тридцати!
        - Верно! Если выиграешь, станешь настоящим богачом.
        - Знаю. Осталось выиграть! - полуэльф бросил на стол мелкую монету за наполовину выпитую кружку пива и поднялся.
        Часы пробили четыре утра. Вердана поднялась на локтях и вздохнула.
        Сегодняшнее видение было коротким, но на диво понятным. Целительница хорошо помнила историю. Она знала - в битве при кровавых озерах победил Элрон. И эта победа была на руку Дириани. Маг выиграл в пари целое состояние. Но неужели он смог повлиять на исход бойни?
        За несколько часов до...
        Джулин хотела спать. У нее просто закрывались глаза. Она боялась, что еще немного и голова, что с каждой секундой становилась все тяжелее, просто упадет на колени. Она пропустит то, чего ждала весь долгий день. Того, кого ждала...
        Но девушке повезло.Упорным всегда везет!
        В момент очередного пробуждения, она увидела мага. На ее лице мгновенно появилась улыбка, в глазах зажглись искорки, а сонливость, как рукой сняло.
        Быстрым шагом графиня направилась к воротам - туда, где уже стоял некромант.
        - Ристер, я... - начала Джулин.
        Но маг даже не повернулся в ее сторону. Просто стоял, будто и не слышал ее, не видел приближения девушки.
        Графиня побледнела. Подошла еще ближе и схватила Ристера за мантию.
        - Что случилось?!
        И вновь магистр не ответил, только лишь повернулся в сторону графини и беззвучно вырвал из ее пальцев свой плащ.
        Джулин никак не ожидала подобного, а потому в первое мгновение не предприняла никаких действий. Стояла окаменев, как ранее магистр. Затем еще раз вздрогнула и тихо повторила:
        - Ристер.
        Маг и плечом не повел, будто Джулин и в природе-то не существовало. Он вскочил на коня, кивнул человеку на воротах и ускакал прочь.
        А у Джулин не осталось сил даже на слезы. Только боль, что со страшной силой щемила грудь, но не могла вырваться наружу.
        Была еще одна мысль. Быть может, глупая, но на диво навязчивая. Все это напоминало ей сцену в спектакле с дрянными актеришками в главных ролях!
        35. Чайзы - нечто вроде наших лежаков, но с приподнятой спинкой.
        Глава 34
        Хлопнула дверь. Небольшая таверна распахнула гостеприимные объятия для двоих усталых путников. На лице трактирщицы сразу появилась доброжелательная улыбка. Это перед местными она могла не притворяться. К чему, если в маленьких городках, а Резвый был именно таковым, все знакомы с детства и, вряд ли, найдется хоть кто-то, кто не заметит приторной слащавости?
        Но парочка, что только что уселась за боковой столик, была никому не известна. Приходилось натягивать маску.
        Владелица махнула рукой девчонке, и та быстрым шагом направилась к гостям.
        - Чего желаете?
        - Два пива, - не сговариваясь, бросили незнакомцы, а один из них сразу кинул серебряную монету подавальщице на поднос.
        На мгновение глаза у девчонки алчно блеснули: не часто ей доводилось видеть серебро. Большинство клиентов отделывались медяшками. Служанка бросила на посетителей более внимательный взгляд. В отличие от владелицы, до этого путники ее не интересовали, как и вся эта работа. Маврите было шестнадцать, и единственное, о чем она волновалась, находилось за пределами этого зала.
        Как там говорят, каждый сам кузнец своему счастью. Так вот девушка уже нашла своего кузнеца. Он вскоре собирался послать к ней сватов, а, значит, окончится эта постылая работа, крики, грубые руки, так и норовившие залезть под передник.
        Но... Счастье всегда можно было отложить на день-два, а сегодня просто поразвлечься, тем более, если за это заплатят звонкой монетой.
        Маврите стрельнула глазами в сторону посетителей и медленно проговорила:
        - Всего одно мгновение, - так всегда говорила ее сменщица. А той ведь удалось подцепить богатого женишка. И он был далеко не кузнецом. Чем она хуже?
        Но гостям было не до ужимок неизвестно что вообразившей девчонки. В обычной жизни они, конечно, могли с ней поразвлечься разок-другой...
        Хотя нет, разка хватило бы!
        Но сейчас оба были слишком усталые, чтобы замечать хоть что-то. Они уже проехали с десяток подобных городков, как Резвый. А сегодня к тому же пришлось заглянуть в леса Духов. Это не могло радовать. Но выбора не было. Хотя...
        - Слушай, никогда не понимал, почему ты поехал со мной. Зачем тебе все это? - мужчина устало облокотился о спинку стула и с сомнением посмотрел на спутника. - Мы не кровные братья, ты и Катрин никогда не жаловал.
        - Она же моя сестра. Будто бы ты всегда поддерживал безумные идеи Кресты, или даже, - мужчина на мгновение замешкался, - Элен.
        Его собеседник не заметил паузы, ему и с собственным ответом пришлось повременить. Девчонка принесла поднос с хмельными напитками, медленно начала ставить кружки на стол, не забывая при этом соблазнительно покачиваться и с деланным смущениям прикрывать ресницами глаза. Но посетителям все еще не было до нее дела. Их мысли были заняты совсем иным...
        За месяц до...
        - Милорд, я получил ваше послание и решил лично приехать с ответом. Ни одно письмо не может выразить всю скорбь, которую я ощущаю. Но, к сожалению, от моей сестры нет вестей. Я, да и не только я, весь наш род бесконечно горд тем, что вы сочли Элен достойной того, чтобы взять себе в жены. И теперь... - ворох пустопорожних фраз, набор слов, которыми всегда мог похвалиться любой этикет.
        Словами жонглировали, переставляли с мета на место, дополняли паузами и интонацией. Сложно поверить, но и презрение, и благоговение, и банальный страх можно было выразить одними словами. Только интонация и имела значение. Она добавляла смысл, суть. Главное - правильно угадать, что скрывается за вежливостью дворянина.
        Потому-то все эти разговоры и напоминали бои на шпагах. Такие же опасные и разящие порой в самое сердце. Только в пылу схватки не всегда можно заметить удар, что уже пронзил сердце. Слишком много обмана, показного изящества.
        Обычно Карл и сам был не прочь сыграть. Вряд ли у кого-нибудь хватило бы опыта и мастерства для того, чтобы соревноваться с пятисотлетним интриганом. Но не сейчас. Вот уже неделю груз прожитых веков как никогда давил на герцога. Потому-то игры с самоуверенным мальчишкой и не входили в его планы.
        Сейчас он даже не мог, как прежде, просто помучить щенка от скуки, забавы ради. Приходилось полагаться только на свою репутацию. И это в прошлом королю, который слишком горд, чтобы блефовать!
        Но обряды крови сорвались. И во второй раз аристократ просто не решил искушать судьбу. Еще один амулет ему не уничтожить. Но кто мог знать, что крестьянка окажется отмеченной силой Богини, кто мог знать, что та - вторая отдаст свою жизнь Моргане, а не ему? Кто мог знать, что и сама Элен свяжется с колдуном? Она должна быть благодарна за то, что он счел ее достойной, а не пытаться улизнуть. Он оказал ей часть, а девчонка посмела отказаться, избавиться от его власти, да еще и забыть о том, кто она: отдаться неизвестно кому!
        Хотя последнее волновало Карла меньше всего. На алтарь можно было положить и блудницу. Это не важно!
        Джензбург так увлекся своими мыслями, что не заметил, как его собеседник умолк. Но вскоре пауза слишком затянулась, к тому же его глаза поймали непонимающий и слегка боязливый взгляд Тирина.
        Герцог усмехнулся.
        - Вы горды своим положением. Думаете Мирра позволено все.
        - Нет, вы неправильно поняли. Я лишь хотел сказать... - тяжелый и хриплый - недостаток сил, идущая по следам старость, но едва ли Тирин мог знать истинную причину - голос Джензбурга заставил ребенка (а кем в сравнении с пятисотлетним демоном мог быть не перешагнувший даже за тридцатилетие мужчина?) вздрогнуть и начать оправдываться.
        - Не важно! - отрезал герцог. - Я прекрасно знаю, что вы имели в виду. Но послушай теперь меня, если до последнего дня лета, вы не отыщете Элен, можете считать, что вашего рода не существует. А ведь, как я слышал, через несколько месяцев у вас должен родиться сын.
        - Вы не... - Тирин с силой сжал зубы, стараясь не вылить весь гнев на собеседника.
        Но Карл лишь рассмеялся.
        - Советую вам вспомнить, с кем вы говорите! И что в моей власти! У вас срок до конца лета.
        Тирин поклонился и вышел с покоев будущего тестя, мечтая о том дне, когда герцога со всеми почестями отправят на тот свет.
        Мужчина и не представлял, насколько близки его мечты, не знал, что с каждым днем сила утекала с немощного тела, а ведь Джензбургу постоянно приходилось держать на себе иллюзию. Тирин не знал, что не получив силу в первый день осени Карл сначала уничтожит весь его род, чтобы добыть хоть каплю магии, а затем погибнет сам, ибо силы окажется недостаточно.
        - Понятное дело, не поддерживал. Они обе дети. Чего стоит затея Элен о бале близ замка Стефана. Ты тогда, кстати, снова мне помог.
        - Не только тебе, - Олин позволил себе легкую улыбку. - Катрин ведь тоже собиралась туда идти, как и еще четверть Элрона.
        - Помню! - Тирин, не смотря на усталость, ответил на улыбку. - Но здесь и сейчас Катрин нет.
        - Я просто хочу помочь тебе... Элен. Или ты не рад моей компании?
        - Определенно рад и благодарен, - Тирин медленно отпил хмельную жидкость, совершенно не ощущая вкуса и стараясь не думать о том, что помочь Элен можно было только не найдя ее.
        Пытаясь забыться, Тирин сделал еще один большой глоток и поднялся.
        - Пойду, поговорю с хозяйкой. Может, она вспомнит Элен.
        - Не хочешь сегодня сходить на вечеринку к Джулин? - спросил Фред, когда мы медленно шли к Университету Магии.
        - Но ведь сегодня Джулин не устраивает вечеринки. После вчерашнего ей на месяц хватит! Довеселились мы все.
        - Джулин без вечеринок? - Фред скептически поднял брови. - Да ее и на неделю не хватит. Пару дней - это все.
        - Но уж точно сегодня она ничего устраивать не будет!
        - Я знаю, - мужчина соблазнительно улыбнулся.
        Я только рассмеялась.
        - Надо подумать. Но две "вечеринки" подряд в преддверии экзамена Лиин не поймет. Ты же сам говорил, нужно учиться. Следи за своими советами.
        - У меня их столько... За всеми не уследишь!
        Так, обмениваясь, намеками мы добрались до ворот. Охранник со скрипом впустил нас, что-то бурча себе под нос о том, что раз уж нам выпала честь здесь учится, надо этим и заниматься, а не бесконечно развлекаться.
        Может, я что-то и ответила бы (он же не маг, а, значит, его можно было позлить), но в нескольких шагах от себя я заметила Джулин со странным выражением лица. Казалось, девушка сейчас заплачет. У нее в глазах была такая боль, растерянность. Риани была похожа на потерянного ребенка, у которого, к тому же, отобрали последнюю игрушку. Я тихо шепнула Фреду: "Встретимся позже" и подошла к Джулин.
        - Что случилось?
        Графиня молчала, но по ее телу прошла судорога, и она прислонила руку ко рту. Я тряхнула Джулин.
        - Что с тобой?!
        - Ристер.
        Дорин задумчиво прикусил кончик пера, собираясь с мыслями. Отвечать желающим поступить в Университет Магии было для него в новинку, и он точно не знал с чего начать. Кому можно, не раздумывая, написать: "Вы приняты, приезжайте в Риан в конце лета", перед кем извиниться за невозможность принять его чада, кого пригласить на экзамен.
        - Джарен, Аквистия - вслух произнес одно из имен и место отправки письма Дорин, не зная, что с ним делать. Род был не на слуху, но Дорин не особо следил за придворными склоками, вот и не мог знать, кто на вершине, а кто в опале. Аквистия находилась слишком близко от королевского двора. Вся знать этой провинции принадлежала двору Серженса. А значит, все решала благосклонность монарха.
        "Да уж, это определенно мне поможет!" - Дорин позволил себе легкую саркастическую улыбку, которая, впрочем, почти сразу сменилась отвращением.
        Все же в возвышении Алехандро была своя прелесть. Можно было проводить эксперименты в сумеречном мире, а не пытаться на свой страх и риск определить к кому благоговеет монарх. Простой-то логикой не отделаешься, тем более, находясь не только от королевского двора, но и от всей Аквистии на добрую тысячу миль.
        Еще несколько раз повертя письмо в руках Дорин отложил его в сторону и даже накрыл бумагами, чтобы не думать о нем. В конце-то концов, Дириани дал ему еще одно задание - помочь Ристеру с бумагами о ритуалах. Так почему бы не заняться ими? Тем более сам некромант на пути на восток, а Алехандро свою часть бумаг так и не получил.
        Маг подошел к шкафу, в котором запер бумаги, провел перед ним рукой, снимая охранное заклинание, а затем достал из кармана ключ и отпер появившийся на гладкой поверхности замок. В Университете, где пребывали одни из самых сильных магов Киринеи, нельзя было рисковать. Да и любопытство студентов (мало ли, что им в голову взбредет, да и найти ящик они смогут - детям часто везет, если, конечно, умение влезать в неприятности считать везением!) ни в коем случае не должно было быть вознаграждено.
        Древние книги охотно дались в руки. Дорин несколько минут постоял в раздумьях: вековых фолиантов было достаточно много, и маг не знал, с чего начать. Наконец он все же взял черную книгу Кренского с выведенной кроваво-красной краской надписью "Ритуалы". Кажется, именно эта книга лежала открытой перед целующейся парочкой в доме графини. Магу нужно было знать, о чем могли прочесть дети.
        "Возможно, здесь одни легенды", - Дорин покачал головой. Он и не заметил, как начал сам себя успокаивать.
        Но слова Ристера о невиновности парочки ничуть не убедили магистра. Кто знает, какие резоны были у некроманта, когда он произносил свою речь. Недавние события хорошо показали: у его коллеги под длинной черной мантией было спрятано чрезмерное количество тайн.
        - Демон! - сутулый человек с бешеным блеском в угольно-черных глазах со злостью разорвал бумагу и отбросил в сторону.
        Вот уже несколько часов он не мог думать о делах. Всегда, даже в минуты фиаско, когда рушились блестящие планы, он оставался спокойным. Но только не сейчас!
        В голове крутился разговор с магами. Бесконечные "прошу прощения", "боюсь, ничем не смог вам помочь", "это оказалось не в моей власти", "я бессилен"... и прочие заверения. Один чародей так и вовсе не явился. Но и всех остальных оказалось превеликое множество. В эту минуту все их пустопорожние заверения, будто бы куча надоедливых жужжащих мух вертелись в голове.
        Престон не понимал, где он ошибся. Он ведь собрал лучших королевских чародеев. Сумел сделать это в обход отца, в обход Бьена. Тот в последнее время сильно сдал, так что, это не оставило труда. А отец всегда доверял своему первенцу.
        Престон уговорил магов, пусть некоторым из них - действительно, лучшим - пришлось пообещать горы золота. Ладно! В сравнении с целым королевством, с властью, что даруется, когда тебе на голову опускается золотая корона, а люди вокруг склоняются, признавая твое величие, эти деньги ничто!
        И все равно поражение. Не исчезни кольцо, Престон бы не сомневался, что тело его брата уже изглодано червями. С тем, с чем не справились наемники, могла справиться сама жизнь вдали от двора. Доверчивость Фредерика порой не знала границ. Так почему бы ему не попасться на уловку мошенников, готовых поживиться злотым-другим?!
        Но кольцо исчезло. А если его брат не погиб в первые четыре года странствий в этом опасном мире, то вряд ли это произойдет сейчас. Фредерик был жив, но кучке магов не хватило силы, или ума... найти его.
        "Что ж, - Престон медленно поднялся с кресла. - Тогда я найду того, кому хватит!"
        - Что Ристер? - я попыталась придать голосу как можно больше участия. У Джулин-то явно началась черная полоса в жизни: сначала испорченный бал, теперь Ристер. Не хватало только проблем с Анри! К чему мне-то усугублять?
        Но графиня удивила меня. Она внезапно выпрямила спину и смахнула с глаз, так и не потекшие слезы.
        - С ним покончено! Я просто...просто, - она на мгновение замолчала. - Хотела выйти в город. Тьма и яркий свет от фонарей, - ее лицо на мгновение затуманилось. - Иллюзии, забытье... развлечения... Составишь мне компанию?
        Я действительно хотела отказаться, но странный блеск, появившийся в глазах Джулин напугал меня. "Лучше уж присмотрю за ней, а-то как бы ничего не случилось!"
        - Давай.
        Джулин кивнула и, чеканя шаг, будто заправский военный, направилась к воротам. Я философски пожала плечами и пошла за ней вслед. Предстоящая ночь не будила во мне никаких желаний.
        Дорин отложил книгу в сторону и с силой ударил по столу. Как он и подозревал, трактат Кренского был опасен. Слишком много подробностей. К тому же автор не просто описывал события, а едва ли не аплодировал смельчаку, решившемуся на ритуал силы. Он ведь приносил власть, а она, на взгляд летописца, стоила больше простой человеческой жизни, которой вполне можно было пожертвовать ради великой цели.
        Магистр поморщился. Его лично никогда не волновала власть. Слишком много ответственности. Он и с Алехандро сцепился только потому, что не видел другого выхода. Старый маг ненавидел молодого колегу и старался унизить его, оскорбить при любом удобном случае. Даже сталь порой не выдерживает. Что уж говорить о простом человеке, пусть и обладающем магией! Вот молодой магистр, хотя в те годы еще только простой студент, и не выдержал.
        Дорин встал изо стола. Захлопнул книгу и положил ее в шкаф. Звякнул замок, когда маг повернул ключ. Когда он накладывал иллюзии, наоборот стояла тишина. Все это Дорин делал почти автоматически. Он думал о книге, жалел, что взял ее в руки... Нет, жалел не о том... Жалел, что она попала в руки двух детей, жалел, что узнал об этом.
        Теперь нужно было что-то предпринять. Не знай он, все было бы проще. Он, Ристер, Алехандро занялись бы поиском ответов. А волновала Дириани не предыстория - ее он знал гораздо лучше их. Волновало будущее, будет ли повторен ритуал крови. И сейчас Дорин мучительно рассуждал, возможно ли, что он будет повторен не из-за тщеславия древних магов, а из-за глупости Ристера и его - Дорина - нерешительности. Новых рек крови магу хотелось меньше всего, но и наказывать детей за невнимательность коллеги было глупо и нечестно!
        Так и не продумав свои действия, Дорин решил выйти в Риан: развеется. Тем более о стольких вещах нужно было подумать. Маг уже сейчас не сомневался: любые принятые решения будут неправильны. Что с этим Джареном с Аквистии, что с Фредом и Элен. Про одного он ничего толком не знает, про других наоборот - знает слишком много...
        Рианские ворота привычно распахнулись, открывая выход в город. Так же через несколько минут распахнулись деревянные двери таверны "Вкуснотище". Дорин кивнул человеку за стойкой и сел за столик возле окна. Почти сразу подошла девушка с подносом в руках.
        - Вам как всегда?
        - Да, - маг рассеяно кивнул, затем обратил внимание девчушку. - Ба, да ты совсем выросла! А расцвела... - Дорин улыбнулся. - Давненько я сюда не захаживал.
        - Уже несколько месяцев. Папа говорит, вы совсем о нас забыли...
        - Сколько раз тебе говорил, - магистр с деланной суровостью потряс пальцем. - Просто "ты". Мы же кузены.
        - Марьша, не заставляй посетителей ждать. Неси уже заказ, - донеслось со стороны стойки.
        Девушка быстро обернулась, затем подмигнула Дорину и медленно степенно направилась в сторону кухни.
        Дорин и сам улыбнулся. В питейной его дяди у мага всегда поднималось настроение. Да и с Марьшей они всегда были хорошими друзьями, особенно, когда девчонка забывала, что он "вселяющий ужас всесильный" магистр.
        Марьша принесла кубок с легкой травяной настойкой, еще раз подмигнула родственнику и отправилась обратно на кухню. Маг пригубил напиток, подумав, что, наконец, избавился от черных мыслей, а принимать решение он будет потом.
        - Дорин! Неужто, ты?
        Магистр обернулся, несколько секунд вглядывался в черты бородача, что обратился к нему. Внезапно его глаза расширились.
        - Замир?! Не верю!
        - Я это, я, не привидение, - бородач подошел и с улыбкой пожал руку Дорину.
        Тот поддержал рукопожатие, не переставая качать головой.
        - Вот уж не думал тебя увидеть. Ты же уже лет пять при короле служишь!
        - Я и подумал, - Замир подмигнул. - Пора отпуск брать.
        Дорин рассмеялся, затем предложил другу стул.
        - Садись, давай, рассказывай. Вижу, решил бороду отрастить. Во время учебы-то ходил гладко выбритый.
        - Так Алехандро же чуть что как коршун бросался. Мстил за наши, - Замир улыбнулся. - Совершенно невинные проделки. Вот и приходилось приспосабливаться.
        - Давай, что ли за встречу вина выпьем. Давно ведь не виделись.
        - После последнего экзамена. Ты сразу на практику уехал. Даже отметить, как следует, не успели. Давай хоть сейчас наверстаем. У тебя, помниться, связи здесь были.
        Дорин кивнул и подозвал Марьшу, улыбаясь, сделал заказ. Молодой маг совершенно не замечал странного блеска в глазах старого друга, змеиной улыбки, на мгновение пробежавшей губами.
        Приспать бдительность Дорина всегда было очень легко. Да и друзьям он верил чрезмерно.
        - Что же вы предлагаете, Дорин?
        - Съездите на восток, Ристер. Если не в сам Элрон, то, хотя бы, в Сиеру, в восточно-северный Дион. В книгах много рассказов о ритуалах. Но они посвящены прошлому. Узнайте, что творится сейчас в реальном мире. Восток Киринеи - последнее прибежище древней кровавой магии. Вот и поиски нужно начать оттуда...
        - Да не, у нас вроде все спокойно. Время мирное, но то, что год назад. Вот тогда, я вам скажу...
        Ристер задумчиво прикусил верхнюю губу. Ему уже не в первый раз в этом захолустье рассказывали о прошлых годах. До этого он махал рукой: ему-то нужно было настоящее, а не старые легенды времен прадеда короля. Но, когда тридцатилетний парень говорит о прошлом годе, к этому стоило прислушаться.
        - Расскажите поподробнее, - попросил Ристер, надеясь, что не потеряет зря время. Не для того он перенесся на тысячи миль, в самое сердце Сиеры, в маленький городок Резвый, что лежал возле самой опушки лесов Духов, едва не потратив на это все свои силы, чтобы выслушивать чушь.
        - О, это холодеющая дух история, - начал рассказчик. - Хорошо хоть приезжие помогли. Богиня за что-то ополчилась на нас...
        - Выпьете? - какой-то незнакомец поставил возле Джулин кружку с вином.
        - С удовольствием! - подружка поднесла вино к губам, одарив многообещающей улыбкой неожиданного дарителя. - Это именно то, что мне нужно!
        - Несомненно, - мужчина расплылся в улыбке и поднял руку, собираясь, по-видимому, заказать еще напиток.
        Но я опередила его, отобрав кружку у Джулин.
        - Может, достаточно на сегодня?
        Джулин зло прищурилась.
        - Ты обещала развлечься вместе со мной. А вместо этого... Если тебе самой не весело. Хотя бы не мешай мне!
        - Вот-вот! - даритель напитков уже начал осторожно перемещать свою ладонь на спину Джулин. - Если тебе не повезло, не мешай подруге.
        Я окинула его насмешливым взглядом.
        - Да что ты знаешь о везении?
        - Предостаточно. Сегодня мне повезло вдвойне. Сначала выигрыш в карты, теперь с тобой, - незнакомец потряс у меня перед носом колодой карт и перевел взгляд на Джулин.
        - Может кидалы? Вот на крючок тебя и сажают... до следующей игры. Там и отыграются.
        - Ни демона ты не понимаешь! - сказал незнакомец уже с большой озлобленностью, но меня было не остановить.
        Еще до его прихода мы с Джулин уже успели выпить вина. Сейчас оно давало о себе знать.
        Одним движением я схватила колоду из его рук и показала несколько фокусов. "Лесенка" получилась без осечек, а вот с "Розочкой" начались проблемы. Одна из карт выпала из колоды и полетела на пол. Впрочем, я накрыла ее невидимостью, а от отсутствия одной карты колода не стала тоньше на вид. Так что, впечатление я произвела.
        - Вижу, ты что-то в этом понимаешь, - задумчиво протянул незнакомец. Когда я, незаметно подняв упавшую карту, отдала ему всю колоду.
        - Немного, но порой этого хватает.
        - Не сомневаюсь... - задумчиво протянул незнакомец, окидывая меня тем же взглядом, что несколько минут ранее достался Джулин. - Почему бы вам обеим не сыграть со мной? Это было бы забавно.
        - Боюсь... - вежливо начала я, но Джулин меня перебила:
        - Мы согласны! Найдите столик.
        Мужчина улыбнулся.
        - Разве я могу противиться желаниям прелестных дам? Прошу, - он указал рукой куда-то вглубь зала.
        Джулин поставила бокал на стойку и встала на ноги. Затем сделала шаг вперед, рывком поднимая со стула и меня.
        - Ты вообще умеешь играть, - мысленно спросила я у графини.
        - Нет. Я даже правил не знаю. Но я выбрала и завтра... - девушка внезапно замолчала. Мне даже показалось, ей не хватает сил продолжить. Но вот тихий голос вновь возник в моей голове. - Не важно, что будет завтра! Я Риани! Денег у меня полно. Вот только больше ничего и нет! А деньги - ничто! Почему бы их не потратить?!
        Джулин отодвинула стул и села за стол. Мне не осталось ничего другого, как присесть рядом.
        - Ты, кажется, говорила что-то об удаче, девочка? - несколько фамильярно обратился ко мне противник, поглаживая спинку моего стула. - Она вам понадобится!
        Карты рубашкой к низу упали на стол. Мне не осталось ничего другого, как поднять ту, что лежала ближе ко мне. Противники повторили незамысловатый жест.
        Игра началась.
        С первых слов крестьянина о гневе Богини, Ристер понял, что история не стоит и медянки. Но маг заставил себя ее выслушать, даже не пытаясь прервать собеседника. Не то, чтобы он ожидал услышать нечто полезное, просто думал, о чем бы еще спросить.
        Наконец крестьянин замолчал. Дорин, воспользовавшись неожиданной паузой, спросил:
        - А маги не беспокоят? Колдуны, шарлатаны всякие?
        - Да, нет, если только эта полоумная...
        - Какая полоумная? - заинтересовался некромант.
        - Почитай год назад, как раз денька через два после той истории с Морганой, девочка на окраине города появилась. Главное стоит, трусится, а сказать ни слова не может. Бабы по ягоды ходили, вот и привили ее с собой. Худющая, страх как была и лицо черное, будто бы в саже. А глаза так и бегают. Чушь какую-то болтала про амулет, других девок, да ритуал странный. Наших мужиков подбивала в леса Духов, но те после того случая дальше опушки ни ногой. Баба Нюра ее вроде как пожалела, к себе в дом взяла, вымыла девчонку, накормила. Так ниче, вроде, успокоилась. Знахаркой оказалась. Знай себе травы собирает, да хвори у скотины лечит, а иногда и люди к ней ходят, девчонки за зельями всякими приворотными. Так-то и живем, - неожиданно закончил мужик.
        - А где ее найти? - мельком спросил Ристер, настороженный словами крестьянина о ритуале.
        - Недалеко тут, - мужчина вышел на середину улицы. - По этой улице до трактира, потом направо сверните и так до пустошей и идите. Вам предпоследний дом нужен. Нюрка-то давно померла, а девчонка эта в ее доме осталась.
        - А зовут ее как? - уточнил Ристер.
        - Кто ее знает. Наши по-простому знахаркой кликают. А раньше малохольной, или полоумной звали.
        Ристер благодарно кивнул и направился в указанном направлении. Быстро дошел до трактира, свернул на маленькую улочку и дошел до пустошей.
        Домик у знахарки оказался небольшим, уютным. Да цветов в огороде было превеликое множество. А вот животинки не было, даже кошки и той не сыскалось.
        Ристер осторожно зашел во двор и постучал в деревянную дверь.
        - Открыто! - крикнул звонкий девичий голос.
        Ристер отворил двери и зашел внутрь. За столом сидела худенькая миловидная девочка лет двадцати. Тонкие белесые пальцы что-то быстро перемешивали в желтой с яркими маками на боках миске, непокорная золотистая прядь выбилась из прически и так и норовила залезть в глаза. Девочка, то и дело, поправляла ее локтем.
        - Ой! - знахарка перевела взгляд на гостя. - Я думала, это Мирана. Подождите немного.
        Девушка встала и перенесла миску со стола на полку, подошла к ведру в углу, быстро вымыла руки, взяла с полки кувшин и отлила в чашку немного жидкости оттуда. Подошла к гостю.
        - Держите. Вы с дороги. Устали, как видно.
        - С чего ты взяла? - Ристер прищурился, но все же взял чашку и поднес ко рту: отравы в ней не было, это он, как некромант, чувствовал.
        - Всех местных я знаю, - простодушно ответила девушка. - Да и одеты вы по-другому. Садитесь, - гостеприимно предложила она. - Вы по какому делу? Скотина заболела, или человек какой?
        - Я хотел задать вам несколько вопросов, - маг сел на предложенный стул и отпил воды. Она оказалось холодной и на удивление чистой - видно из родника какого. Подождал, пока девушка не присядет напротив него, и начал разговор. - Это касается вашего появления здесь. Мне рассказывали, вы были напуганы.
        - Напугана? - знахарка удивленно подняла брови. - Я думала, вам скажут, что я была не в себе. Рассудок на какое-то время помутился, - девушка помолчала, затем, опустив глаза, продолжила. - Да я была напугана.
        - Чем? Расскажите, - Ристер сложил руки в замок. - Меня особо интересует ритуал, о котором вы упоминали.
        Знахарка вздрогнула и поднялась на ноги, быстро подошла к стене и начала рыться на полках.
        - А, кто вы? Почему это вас интересует? - долетел до некроманта ее дрожащий голосок.
        - У одной целительницы было видение, что здесь творится что-то неладное, - слегка покривил душой маг.
        На пол внезапно упала тарелка. Девчонка нагнулась и начала собирать отвалившиеся кусочки.
        - Опоздала ваша целительница. На целый год опоздала, больше даже, - девушка украдкой вытерла лицо. - Какой теперь смысл говорить?
        - Она видела не прошлое, будущее, - Ристер подошел к девушке и поднял один из осколков, который она не заметила. - Чего вы боитесь? Расскажите, что с вами тогда произошло, чтобы оно еще с кем не приключилось.
        Девушка села. Отпила немного воды с кружки, заправила локон за ухо.
        - Это долгая, мутная история. До сих пор не верю, что осталась жива. Как вспоминаю, так удивляюсь. Может, и впрямь, рассудок на время помутился. Такое бывает, я знаю. Вот и привиделось мне.
        - Давайте я сам решу, а там и ваши подозрения развею. Рассказывайте, хуже не будет.
        - С чего начать не знаю, - девочка прикусила нижнюю губу. - Не хочется снова все это пережить.
        - Вы должны. Это важно. Начните со своего имени. Не полоумной же мне вас называть, - Ристер улыбнулся.
        - Значит, не про то, что я напугана была, вам рассказали, - знахарка ответила на улыбку. - А зовут меня Селестин...
        Протяжность Киринеи с востока на запад равняется ровно десяти тысячам миль. Впрочем, редкий путник проделывал такой путь. И не только потому, что мало кому хватало сил на это, главным образом потому, что жители крайних провинций относились друг к другу с большим подозрением, порой даже ненавистью.
        Но бывают ситуации, когда приходится забывать про старые распри, про море лжи, произнесенное ораторами в преддверии очередной битвы, про собственную гордыню и еще недавно казавшиеся нерушимыми принципы.
        В старом элронском замке встретились носители древней крови. Дорого заплатила бы, и тайная служба королевства, и маги, чтобы узнать, какие причины побудили двух непримиримых врагов встретиться, что бы услышать их разговор.
        Но каменные стены молчат, а слуги: и дворецкий, и доверенный слуга, и садовник и даже повариха... - единственные уши, которые знали эти стены, на целый день были высланы с замка. Мариусу удалось только заметить черный плащ гостя. А больше ничего: ни лица, ни имени, ни титула...
        А затем кованые железом решетки на воротах захлопнулись, отрезая замок от всего мира.
        - Не думал, что когда-нибудь увижу здесь кого-то из вас. Вы не робкого десятка.
        - Отчаянные времена требуют отчаянных решений.
        - Заговорили цитатами, - раздался тихий смешок. - Виаран ливес черс эндар мире k'эcт.
        - Я думаю, нас двое! И мы вполне можем договориться.
        - Знаете элронский... Что ж, я вновь впечатлен... Чего вы хотите? - без перехода спросил аристократ.
        - Вы даже не предложите мне вина?
        - Не боитесь, что отравлено? - мужчина взмахнул рукой. На столе отчетливо проявились очертания двух черных бокалов. - Прошу, если так.
        - Вам нет нужды меня убивать. Мое предложение невероятно щедро. У вас на кону Элрон. Такого вам никто не предложит. А всего-то и нужно убить одного щенка.
        - Кто он?
        - У вас на кону Элрон. У меня Киринея.
        - Значит, ваш брат. Наслышан, - мужчина сделал глоток из бокала. - А прежде найти его. Ведь правда?
        - Будь все иначе, цена не была бы столь высока.
        - Будь все иначе, сделки бы не было.
        - А так?
        - Предложение принято.
        А затем звон бокалов и холодные, словно шпаги, взгляды.
        Первый договор между двумя будущими монархами был заключен. Но сможет ли быть долговечным мир, заключенный на крови?
        Кто знает?
        Он вздохнул полной грудью и на мгновение закрыл глаза, когда оказался по ту сторону от ворот. Разговор потребовал недюжинной силы, да и нервы все еще были напряжены, словно натянутые стрелы. А потом, сама атмосфера старого замка. Затхлость. Увядание. Смертельный ужас, будто бы от могильных плит на старом кладбище.
        Жизнь обмануть можно. Смерть - никогда.
        Но договор был заключен. Если кому-то и хватит сил найти принца, то этот кто-то определенно Джензбург. А все остальное не имеет ровно никакого значения.
        Смерть мальчишки, так и не ставшего королем, как и судьба всей Киринеи, наконец-то была предрешена!
        Герцог устало опустился на мягкое сидение. Его руки дрожали, будто бы в ознобе, а порой и по всему телу проходила дрожь. Бокал вина не слишком-то помог. Вот уже второй день Карла мучила жажда. Но утолить ее, что водой, что вином было невозможно.
        Зараза, день и ночь снедавшая ночных теней - немертвых - перешла на аристократа.
        - Но я ведь еще жив! - мужчина со злостью ударил кулаком по столу.
        Был ли по-настоящему жив герцог в свои пятьсот с лишним лет, или нет, а непреодолимую вампирью жажду крови и силы Элен Мирра он ощущал. Будто бы Духи соединили их невидимой нитью, пружиной, которая все сжималась и сжималась.
        Карл усмехнулся: этому мальчишке даже в голову не могло прийти, что "его союзнику" сейчас не хватает сил даже на себя, не то, что на поиски еще одного неведомого юнца.
        Но вот если он найдет Элен... Тогда это станет сущим пустяком!
        - Поднимаю! - на середину стола упало пять злотых.
        Джулин кивнула и тоже бросила на стол монеты. Я перевела взгляд на карты: Богиня любви, перевертыш злата... У меня был второй выигрыш. Если у соперников не первый, я выиграла. Один шанс на миллион, что первый выигрыш на руках, но денег поднять ставку у меня не было. Рука в кармане нащупывала пустоту. Последнюю монету я отдала на предыдущем круге: не очень много у меня их и было. Это для Джулин-то, деньги - песок под ногами. Но не для меня!
        - Пас, - я отбросила карты в сторону. - Я выхожу из игры.
        - Так быстро? - мужчина обнажил зубы в улыбке, становясь похожим на хорька. - А как же твои рассуждения об удаче, которая скоро меня покинет?
        - Кажется, я говорила, что твоя удача лишь часть чьей-то игры. Посмотрим, как через неделю-другую ты будешь вспоминать сегодняшнюю удачу, - я помолчала. - К тому же ты еще не победил.
        - Если я не победил, отчего ты вышла с игры?
        - Злотые закончились.
        - Всего-то, - насмешливо протянул собеседник. - Что я за кавалер, если не пойду на уступку даме. Откроемся сейчас... Взамен на уступку с твоей стороны.
        - Что за уступка? - я прищурилась.
        - Еще одна игра. Открываемся! - не дав мне согласиться, или хотя бы подумать над его предложением, бросил противник.
        Я перевернула карты, Джулин осторожно выложила свои. Я мельком посмотрела на них: дама любви, менестрель злата и две восьмерки: боли и любви - ничего особенного. Теперь мы ждали только третьего игрока. Он улыбнулся и эффектно бросил на стол веер карт.
        - Первый выигрыш.
        - Поздравляю. Но мне больше нечем ставить, а играть за просто так ты не захочешь. Так что, нам пора, - я потянула Джулин за руку.
        - Но ты же хотела остаться, - мужчина мягко коснулся губами тыльной стороны ладони Джулин.
        - Я и остаюсь, - Джулин подняла карты и начала медленно их тасовать.
        - Джулин! - я едва не сорвалась на крик.
        Девушка повернула ко мне голову.
        - Иди. Я же говорила, что хочу развлечься, - Джулин повернулась к соседу. - И я развлекусь!
        - Рад помочь. Может, и ты останешься? - мужчина посмотрел на меня.
        Я скрипнула зубами. Но все же вернулась на свое место.
        Хочешь сыграть, изволь! Мошенничать я, конечно, не умею, но иллюзии создам с легкостью!
        - Джулин, одолжи несколько монет для ставки.
        Графиня потянулась за деньгами, но наш противник перехватил ее руку.
        - Каждый играет сам за себя.
        - И что же мне тогда поставить?
        - Тебе давно следовало укротить язык. Станешь ... моей рабой
        - Джулин, сдавай карты! - резко сказала я: "Кажется, кто-то перегнул палку!"
        - Ты уверена? - рука девушки нерешительно потянулась к колоде.
        - Абсолютно! У тебя хватит денег на такую же ставку, как сделал наш противник? - я кивнула на стол, где лежал весь предыдущий выигрыш.
        - Конечно, - Джулин достала деньги и раздала карты.
        Я подняла свои и улыбнулась, даже не замечая, что попало ко мне в руки. Какая разница?! Ведь в глубине души уже рождалась магия, готовая заменить любую масть любой карты.
        Эту партию мне не проиграть!
        - Неужели он с ними в кости играет? С такими-то цыпочками, - внезапно произнесли за моей спиной.
        Я обернулась.
        Дорин и Замир медленно шли от питейной к Университету. То и дело доносилось: "А ты помнишь?!", "Никогда не забуду выражение его лица!", "Нет, подожди, а тогда на экзамене: "Милостивый господин, позвольте..." - Алехандро едва в осадок не впал. Веселые все-таки были деньки!"...
        - Зачем в Риане? Поручение какое-то? - отсмеявшись, спросил Дорин.
        - Да, не особо. Мальца одного поручили найти по слепку ауры, будто бы портретов с него никогда не писали. Да не получается никак. Толи сил не хватает, толи в земле давно малец лежит. Вот и решил отдохнуть немного, все равно дело с мертвой точки не сдвигается. Главное, почти уверен, мертв он!
        - Ну, с этим могу помочь. Не сложно определить по ауре, мертв ли человек. Нашему некроманту это всегда удается.
        - Я об этом даже и не подумал. А тебе не сложно будет его попросить?
        - Нет, конечно, тем более, должен он мне за... Демон! - внезапно ругнулся Дорин. - Его же сейчас нет в Университете. Не знаю даже, когда вернется. А, справится ли кто-то другой, не уверен. Может, вдвоем живого мальца попробуем поискать.
        - Бесполезно! - Замир разочаровано покачал головой. - Мы даже втроем с другими магами объединялись: мертв он. Просто его отец не верит в очевидное.
        - Тогда подожди приезда Ристера. Может, он за пару дней все успеет. Вернется в Риан. Ты же хотел отдохнуть. Вот и будет время.
        - Это точно. Посмотрю, как Университет изменился. Ты же не против устроить мне экскурсию?
        - Туда тебя и веду. У меня переночуешь. А завтра займемся воспоминаниями.
        - Может, давай сегодня? Вспомним студенческое время, бессонные ночи.
        - Давай! Все равно лето на дворе. У меня ни пар завтра, ни экзаменов. Потом отоспимся!
        Маги зашли в Университет. Одна алея сменяла другую, да и истории не заканчивались. Постепенно начинало светать. Небосвод порозовел. Сквозь ветки даже начали проглядывать первые лучи солнца. Оживились птицы и затянули свою трель. Дорин с Замиром все чаще зевали, да и языки от непрекращающегося ни на минуту разговора заплетались.
        Друзья уже решили пойти в башню, но внезапно на Дорина налетела какая-то тень.
        - Вердана?! - маг отодвинул от себя целительницу, собираясь привычно раскланяться с ней.
        Они ведь друг друга не сильно жаловали, обычно едва обменивались двумя-тремя короткими фразами. Но сегодня у Верданы были другие планы.
        - Мне нужно с вами поговорить, - заявила она Дорину, не замечая Замира. - Мне было видение.
        - Второе видение за два дня? - Дорин удивленно поднял брови. - Но, какое я имею к этому отношение? Видения волнуют Дириани.
        - Но не это! - отрезала целительница. - Он знает, что произошло, лучше меня. Ведь именно его я видела.
        - Тем более, если есть способ изменить будущее. Но сейчас уже поздно, - Дорин бросил взгляд на восток. - Точнее, рано. Утром Дириани с удовольствием выслушает вас. А сейчас успокойтесь... Да у меня же и нужное зелье есть, - магистр порылся в карманах. - Вот возьмите. Оно поможет вам успокоиться.
        - Принимаешь меня за сумасшедшую? - Вердана выпрямилась и прищурила глаза.
        - Нет, что вы?! - Дорин очень решительно покачал головой, про себя подумав, что видения, и впрямь, очень часто сводят в могилу. - Кстати, - решил он отвлечь целительницу. - Вы помните Замира? Еще недавно мы вместе у вас учились.
        - Возможно... - Вердана бросила короткий взгляд на Замира. - Но вы правы, Дорин. Утром я поговорю с архимагом. А сейчас мне нужно вернуться к себе.
        - Рад, что помог... Вердана, - окликнул Дорин целительницу. - Возьмите же зелье!
        Маг хмыкнула, но все же подошла ближе и взяла с рук Дорина флакончик.
        - Благодарю вас, - тихо произнесла она и исчезла за ближайшими деревьями.
        Когда шаги женщины окончательно стихли, Замир спросил:
        - Что за зелье ты ей хотя бы дал?
        - Да, обыкновенное снотворное. Пусть выспится, в себя, может, придет, - он хлопнул друга по плечу. - Пошли и мы вздремнем. Уже светает.
        Вердана открыла дверь своей комнаты, подошла к шкафу и закинула на одну из полок Дорино зелье. Затем медленно разделась и легла в кровать.
        Это видение совсем свело ее с ума. Как можно было бросаться за помощью?! Да и кому сейчас нужна была помощь? Все увиденное происходило много веков назад. Конечно, Дириани не может остаться безнаказанным, но, если он убегал от кары почти пять веков, несколько дней роли не сыграют. Главное не наломать дров, как сегодня, не начать рассказывать то, что было тайной несколько столетий, первому встречному. Этому, как его... - Вердана задумалась - Замиру. Целительница едва не открыла незнакомцу всей правды. Хорошо хоть Дорин ее остановил. Иногда и от него бывает польза.
        Но больше она такой ошибки не совершит!
        Целительница закрыла глаза, обдумывая увиденное, едва ли не впервые надеясь, что Духи пошлют ей еще какой-то знак. Потому что пока головоломка не складывалась. Слишком многое было покрыто альковом тайны.
        Ристер вышел от Селестин со смешанными чувствами. С одной стороны, задание Дорина он выполнил. За год, конечно, многое могло измениться. Но, вряд ли, ритуалы, не умершие за несколько столетий, исчезнут за год.
        Видение Верданы подтвердилось.
        Но... Лучше бы целительница ошиблась! Ведь за ее словами стояла одна смерть. Точнее, десятки, сотни смертей.
        Что бы полностью убедить в этом и Дорина, и Алехандро, и Дириани Ристер попросил Селестин поехать с ним в Риан. Девушка долго молчала, затем нерешительно кивнула, спросив только, когда они выезжают.
        Дорин и сам не знал. Он чувствовал, что еще не все выяснил, потому-то и ответил:
        - Через несколько дней. У тебя как раз будет время закончить свои дела.
        Знахарка кивнула, а Ристер вышел из маленького домика, думая, какие улики ему бы еще не помешали.
        Было бы неплохо найти доказательства того, что девушки продолжают исчезать и по сей день. Это вместе с рассказом Селестин было бы железным аргументом.
        Ристер немного подумал над тем, где бы разжиться необходимыми сведеньями. Не приставать же к людям на улице с расспросами. На дворе стояла середина дня36 и все были в работе.
        Внезапно на горизонте появился трактир. Ристер направился к нему: "Почему бы не совместить приятное с полезным!".
        Он присел у стойки и заказал кружку пива, сделал глоток, затем приступил к расспросам:
        - Давно здесь работаете?
        Клиянна положила руки на бока.
        - Работаю? Да это мое заведение. А вам-то что?
        - Хотел расспросить об исчезновениях... Даже не знаю, как спросить, - замялся Ристер. - Об исчезновениях девушек...
        - Вы тоже сестру ищите? - перебила трактирщица мага.
        Ристер нахмурился.
        - Не совсем. А что, у кого-то пропала сестра?
        - Да вон, - Клиянна показала на боковой столик. - Те двое только утром расспрашивали. Много же у девчонки родственничков!
        Ристер благодарно кивнул трактирщице и бросил ей серебряную монету. Сам же поднялся и пошел к названному столику.
        - Здесь свободно? - осведомился он у будущих соседей.
        Один из них покачал головой. Другой ответил:
        - Нет. Поищите себе другой столик, - мужчина окинул взглядом зал. - Здесь таких полно!
        - Возможно, - Ристер не обратил внимания на протест мужчин и присел на свободный стул. - Я слышал, вы ищите сестру. Это так?
        - Вы что-то знаете об Элен? - напряглись незнакомцы.
        - Не совсем, - Ристер немного помолчал, раздумывая над тем, что сказать, затем начал разговор. - Я знаю, что в этих краях порой пропадают девушки. Молодые, незамужние. Ваша сестра, вероятно, одна из них.
        - Но мы не с этих краев, мы с Элрона.
        Ристер прищурился: это было плохим знаком. Двенадцатая провинция была не тем местом, где следовало искать свидетелей, но, пожалуй, выбора у мага не было.
        - Элрон близок к лесам Духов. Все идет оттуда.
        - Мы прочесали эти леса насквозь, - один из мужчин пожал плечами. - Там ничего нет.
        - Если в дело вступает магия, следы можно скрыть в мановение ока, не согласился с мнением собеседников магистр.
        - Откуда вы знаете? - незнакомцы напряглись.
        - Я и сам маг, - Ристер поднял руку, и тотчас на ладони загорелось черное пламя. - Общая магия не мой конек, - скривился некромант. Он затушил шар, что должен был получится огнем. - Но архимаг отлично справляется со всем.
        - Если вы маг, помогите найти мою сестру! - лицо у одного из мужчин посветлело, и он с мольбой глянул на Ристера.
        - Я некромант, - развел руками в стороны Ристер. - Я смогу ее найти, только если она мертва. Вы этого хотите? Пока-то у вас еще есть надежда.
        Ристер не солгал. Если бы он мог помочь, так бы так и поступил, не смотря на то, что Дорину требовались свидетели. Но магистр мог осуществлять поиск живых только на площади в несколько тысяч сиг, не больше, как он и делал во время нашествия на Риан ночных теней. Искал тезку пропавшей элронской Элен. Понятное дело, сейчас такого расстояния не хватило бы. Да и слишком много на подобный поиск тратилось магических сил.
        - Что же вы предлагаете?
        - Я еду в Риан. Предлагаю вам поехать со мной. Расскажите тамошним магам свою историю. Они помогут вам в поисках. Если, конечно, ваша Элен еще жива.
        - Зачем это вам?
        - Хочу узнать, что здесь происходит. Мне уже рассказали леденящую кровь историю. Хочу проверить, правдива ли она. Итак, вы едите?
        Мужчины переглянулись, затем синхронно кивнули.
        - А неплохо мы сегодня сыграли, - мужчина подкинул небольшой мешочек. В воздухе приятно зазвенели злотые, наочно подтверждая мысль игрока.
        - Карта шла. Такое везение не всегда бывает, - Фред немного философски пожал плечами.
        - Да брось ты! - его спутник презрительно махнул рукой. - Те трое, явно, были полными профанами... Рха'л, - неожиданно закончил мужчина, не успевая поймать, летящие на землю, деньги.
        Мешочек упал. Ленточка развязалась, злотые покатились по мостовой.
        Мужчина еще раз ругнулся и кинулся поднимать монеты, затем под светом магического огня попытался подсчитать их количество. Фред уже собрался двигаться дальше, но его спутник властно поднял руку.
        - Стой, пяти злотых не хватает, - мужчина нагнулся, но мостовая была пуста. Ни низин, ни пригорков не наблюдалось. До самого горизонта тянулась ровная, освещенная магическими огнями, дорога.
        - Пусто.
        - Подожди-ка... Каренс монеты взял, а я все думал, куда он руку тянет. Пошли, в трактир вернемся. Ты свидетелем будешь.
        - Свидетелем чего? - Фред поморщился: он терпеть не мог тех, кто возвращается и пытается стребовать свои деньги еще с тех пор, как путешествовал с Грегом. - Я же ничего не видел.
        - И что? Мне поможешь. Пошли! - мужчина развернулся и направился назад. Фред ругнулся, но все же догнал компаньона.
        В таверне, как обычно, стоял шум. Кто-то кричал что-то подавальщице, кто-то громко смеялся, обсуждая чью-то историю, или с кружкой в руках провозглашал новый тост.
        Вошедшие подошли к стойке и кликнули хозяина:
        - Эй, Каренса не видел?
        - Да был он здесь, - трактирщик задумчиво почесал лысину на затылке. - Тут две богачки сидели, деньгами сорили. Он к ним и подкатил
        - Каренс своего не упустит, - игрок слегка презрительно усмехнулся и подкинул трактирщику медную монету. - Где они сейчас?
        Трактирщик кивнул куда-то вправо.
        - Да вон, в углу сидят.
        Протиснувшись между двумя столиками, мужчины прошли в нужный угол. Теперь и насмешливое лицо Каренса и спины его соседок были видны.
        - Неужели он с ними в кости играет? - удивленно протянул спутник Фреда. - С такими-то цыпочками.
        Одна из девушек обернулась.
        Два удивленных возгласа слились в один:
        - Элен?!
        - Фред?!
        - Что ты здесь делаешь? - Фред нахмурился. Я лишь пожала плечами, но ответить не успела: Джулин меня опередила:
        - Всего лишь весело проводим время. А ты?
        - Тоже, - Фред наклонился и заглянул в мои карты. - И с этим ты собираешься выиграть?
        Я провела над картами рукой, накладывая иллюзии.
        - Да.
        - С ума сошла?!
        - С чего бы? Разве ты так не делаешь?
        - Нет!
        - Как делаешь? - внезапно заинтересовался спутник Фреда, но я лишь пожала плечами. - Не твое дело!
        Отреагировать он не успел: снова влезла Джулин.
        - Не знала, что ты умеешь играть в карты. Да еще и правила знаешь! Чего тогда с Анри не сыграешь? Сейчас-то он чувствует себя победителем. Отхватил у отца какой-то паршивый амулет, после того, как проиграл горы злотых - Костас рассказывал - вот теперь и выигрывает, отыгрывается, точнее. Нашим сил не хватает перебить его. У тебя, пожалуй, хватило бы. Если уж после ночных теней выжил, то такая мелочь...
        - О чем это она? - в мужском голосе появилась сталь.
        Почувствовав: "Что-то неладно", я быстро накрылась щитом. Затем встретилась глазами с Фредом. Мужчина еле заметно кивнул и накрыл щитами себя и Джулин.
        Вовремя. Спутник Фреда молниеносным жестом вытянул нож и приставил к моей шее.
        - Итак, о чем вы втроем говорили?
        - Тебе не понять, - насмешливо протянула я.
        Его ножа я не боялась. Щит надежно защищал меня и от более серьезной угрозы.
        - Замолчи хоть на секунду! - пронеслось в моей голове.
        Я сжала зубы от внезапно нахлынувшей злости и посмотрела на Фреда. Будущий маг тем временем пытался решить дело "миром":
        - Отпусти ее! Тебе нужен я.
        - А по мне эта девка отличная мишень, раз она тебе так дорога.
        Злость снова ударила мне в голову, но на сей раз я не стала с ней бороться. В глазах вспыхнули искры. В голове едва слышно пронеслось: "не смей!", но это только раззадорило меня. На ладони зажглось пламя.
        - Уверен? - я оттолкнула его руку, почувствовав, как ломается нож, встречаясь со щитом, и поднялась на ноги.
        Но страх не успел появится в глазах этого невежи. Я почувствовала, как меня накрыло иллюзией. Никто не видел горящего на моей ладони шара. Никто, кроме меня и Фреда. А тягаться с ним силой не хотелось.
        Какой смысл? Только вымотаются оба.
        Я затушила шарик и посмотрела в его глаза.
        - Знаешь, я думала, ты будешь на моей стороне.
        Фред молчал, даже слова-мысли до меня не долетали.
        Я развернулась и пошла к выходу, спиной чувствуя неуверенность, сквозившую в душах игроков. Огня на моей руке они благодаря Фреду не заметили, но сломанный нож был хорошим доказательством того, что со мной лучше не связываться.
        - Что это было? - Каренс ошеломленно смотрел девчонке вслед, да и его бывший противник выглядел шокированным, переводя взгляд то на удаляющуюся спину, то на свой нож.
        - Не твое дело! Это касается только меня и Элен! - отрезал Фред.
        - Да неужто? - протянул Каренс. - Твоя подружка мне взятку задолжала. Обещала стать моей рабой. Из нее бы хорошая получилась...
        Фред резко ударил Каренса по лицу и, двигаясь к выходу, бросил компаньону:
        - Разбирайся со своими злотыми сам!
        Джулин подкинула одну из монет в воздух, вздохнула и поднялась на ноги.
        - Веселье закончилось, - меланхолично произнесла она. - Счастливо оставаться.
        Каренс быстро сунув шесть монет (те, что стянул после предыдущей партии, да проценты) в руки, лишившегося этим вечером ножа, игрока, и перехватил руку графини.
        - Веселье еще не закончено. Мы так и не доиграли партию. Я попрошу принести еще вина. Вечер долог, да и ночь... Оставайся!
        Джулин долго смотрела ему в глаза, затем вновь присела и произнесла деревянным голосом:
        - Давай, развлечемся!
        Мерзкое солнце совершенно не давало спать. То один лучик нахально слепит глаза, то другой. А третий так вообще, норовит залезть в нос! Барон чихнул.
        Никакого покоя!
        Внезапно лучи исчезли.
        "Туча, видно какая на небе", - отстраненно подумал Анри, собираясь вновь предаться благотворному сну.
        Но барону не дали: раздался громкий стук в дверь, затем еще один и еще. Непрошенный гость совершенно не собирался убираться восвояси.
        - Да кого там еще принесло?! - Анри с сожалением поднялся с кровати, убрав со своей груди руку какой-то брюнетки. Как же там ее звали? Вчера, их, кажется, представляли друг другу...
        Да, Демон с ней!
        Нащупав на спинке стула халат, Анри накинул его на голое тело, быстро затянул пояс и направился к двери, краем глаза замечая, что "ночная подруга" с его уходом перевернулась на другой бок и сладко посапывает.
        - Джулин?! - Анри без смущения отворил настежь двери, но, заметив, кого именно принесла к нему нелегкая, быстро притворил ее за своей спиной. - Чему обязан такой чести?
        - Я хочу, чтобы наша свадьба прошла как можно скорее, - у Джулин был холодный, прямо ледяной голос, да и глаза уж больно колючи.
        Анри удивленно приподнял брови.
        - Я думал, она отложена года на четыре. До окончания Университета Магии.
        - Вот я и хочу это изменить. На что магия владельцам наибольшего порта в стране? А потребуется, наймем кого-то. Среди магов ведь полно бедняков, для которых злотый-другой - целое состояние. Такие есть даже среди наших однокурсников.
        - Зачем тебе это? Разве ты не хотела, - Анри с любопытством окинул фигуру невесты. - Развлечься?
        - Я передумала! - Джулин уставилась в какую-то точку за спиной Анри. Тот обернулся, надеясь, что от сквозняка не открылась дверь, и его суженая не заметила слишком многое. Но все было в порядке.
        Тем временем Джулин вновь посмотрела Анри в глаза и продолжила.
        - К тому же я слышала у тебя проблемы. Проигрался недавно вчистую. Встреча с отцом будет кстати.
        - С чего это тебя волнуют мои проблемы. Они не по твой умишко!
        - Готовлюсь стать хорошей женой. Забочусь о муже, - скрыть насмешливую улыбку со своих губ Джулин и не пыталась.
        - Полезное качество, - Анри помолчал. - Что на счет следующего месяца. Числа десятого-двадцатого. Обручены мы давно. Проблем возникнуть не должно.
        - Договорились. Я напишу отцу, - Джулин медленно повернулась, сохраняя свою королевскую осанку, и сделала шаг.
        - Как на счет прощального поцелуя? - долетело до графини от Анри.
        - Наши судьбы свяжут навек. О каком прощании может идти речь?! - девушка так и не обернулась.
        Меня разбудил крик Лиин:
        - Элен, к тебе Фред. Вставай, давай!
        Я поднялась, затем тщательно вымыла лицо, расчесала волосы. Вчерашнее платье так и осталось висеть на стуле. Так что, я быстро надела его и вышла в коридор.
        - Ну, привет.
        - Привет, - Фред окинул меня насмешливым взглядом. - Долго же тебя ждать.
        - Какая есть!
        - Что это вчера было? - мужчина прищурился.
        - Ты об игре? - я пожала плечами. - Захотела развлечься. Не все ж тебе.
        - И ставка под стать, - "охотно" согласился Фред.
        - Я бы выиграла! - я со злостью сжала зубы. - И ты об этом знаешь. Если бы я захотела, то и твою иллюзию перебила бы.
        - Сомневаюсь!
        - Я нет! Но знаешь, я уступила. Для тебя ведь важнее друзья-приятели, не знающие о твоих способностях, а я не люблю быть на втором месте.
        - Как и я. Когда минутная прихоть развлечься, ответить на ставку, сыграть еще один круг пересиливает чувства. Что-то я сомневаюсь, что они вообще есть.
        - Значит, мы поняли друг друга.
        - Без сомнений! - Фред развернулся и быстро пошел к лестнице. Я вошла к себе и с силой захлопнула за спиной дверь, а затем опустилась на пол, размазывая по лицу слезы, зажимая рот рукой, чтобы не зарыдать.
        Обратно в Риан пришлось добираться верхом. Сил, чтобы перенести четырех человек, включая себя у Ристера просто не было. К тому же Риан был надежно защищен от телепортации. В ту же Сиеру некромант перенесся с маленького поселка, что находился вблизи от магической столицы. Теперь сил не хватало даже на перенос туда.
        Впрочем, Ристер вполне мог потерять несколько дней на дорогу. Спешить особо было некуда. Вот путники и наслаждались неспешной рысцой. К тому же за время путешествия странники сблизились, узнали имена друг у друга. Селестин так вообще почти все время проводила с Олином, иногда что-то весело рассказывая ему, иногда внимательно слушая.
        Часто на небе уже появлялись звезды, а эти двое продолжали болтать, сидя возле костра.
        - Ты всегда такой грустный. Не нужно. Уверена, твоя подруга жива.
        - Если бы я мог в это поверить! - Олин осторожно бросил в костер маленькую веточку. - Нет, я хочу верить, но иногда накатывает отчаяние, приходят мысли, что она давно предана земле.
        - Любишь ты ее сильно, вот и мысли приходят такие невеселые.
        - А что ты посоветуешь? - Олин улыбнулся. - Отворотное зелье какое? Ты ведь в этом мастерица.
        - Отворотные зелья помогают при желании, не при любви, - Селестин вздохнула. - Если видишь ты ее постоянно, говоришь с ней наяву. Но, если она приходит к тебе в снах, тут ничего не поможет.
        - У тебя тоже такая история есть? - Олин приобнял девушку. - Думаешь о ком-то? Поэтому также грустишь, как и я?
        - Был один человек, - Селестин покачала головой. - Но дело не в нем. Я уже почти забыла его. Я думаю о том, что осталась жива. Ты ведь знаешь мою историю?
        Олин кивнул.
        - Так вот, я жива. А те девушки погибли. Если бы я не оказалась такой трусихой, они бы спаслись. Но я предпочла спасти свою шкуру. Амулет этот, - Селестин поднесла к глазам маленький черно-белый кулон. - Он вернулся ко мне уже к концу того дня. Чтобы вечно напоминать... Я помню, как у меня был выбор - одно желание. Я могла уничтожить полоумного мага - силы бы в амулете хватило, я знаю, я могла спасти девушек. Но я выбрала бегство. Просто исчезнуть с той пещеры, оставить их погибать. Никогда себе не прощу!
        Селестин заплакала и уткнулась Олину в грудь. Он начал нежно гладить девушку по волосам, тихо шепча на ухо:
        - Ты не виновата. Ни в чем не виновата...
        - Зачем вы пожаловали в Риан, - задал Трин привычный для него вопрос.
        Он задавал его множеству путников, что решились посетить Риан. Но в этот раз вопрос остался без ответа. Из-под темного плаща странника показались глаза незнакомца. Его рука быстро начертила в воздухе неведомый Рианскому стражнику знак.
        Трин безвольно кивнул.
        - Добро пожаловать в город.
        Незнакомец благосклонно улыбнулся и пришпорил коня. Еще мгновение, и он был по эту сторону ворот магической столицы.
        С каждым шагом, который приближал его к Элен, Карл чувствовал, что силы возвращаются к нему. Сейчас он был куда сильнее, чем в последние месяцы. А куда легкой защитной магии города было тягаться с его древней, замешанной на крови, силе? Пусть она и была крохами былого могущества!
        Ничего, есть способ вернуть свое. А количество, пролитой ради этого крови, герцога не волнует!
        Ристер с попутчиками поздно ночью въехали в город. За весь день они устали, так что, сообщить Дорину о прибытии не было сил. Некромант просто снял на ночь несколько комнат в трактире. Усталые путники быстро уснули. Никто из них не слышал стон, что раздался из амулета Селестин, никто не видел странного свечения и глубокой трещины, что на миг прорезала гладкую поверхность, а потом исчезла. Никто, даже его владелица...
        - Осторожно! Тебе что, неймется?!
        - А ты что думаешь?! До конца дежурства полчаса. А какому-то идиоту мертвые тела мерещатся.
        - Лучше уж так, чем найти его разложившемся недельки через две. Тогда такой аромат будет стоять!
        - Если оно еще есть тут. Сотый раз уже крюк опускаю, и ничего.
        Внезапно на поверхности показались светлые волосы.
        - Что там еще? - стражник усилил напор. С воды вынырнуло тело.
        - Демон! А паренек-то прав был, - мужчина потянул за собой крюк и крикнул напарнику. - Эй, помоги! А-то ненароком лицо "красавице" испорчу. Хотя какая ей теперь разница?
        Через несколько минут тело девушки было вытащено из воды.
        - А ты гляди, и впрямь, красавица. Видно, не долго тело-то плавало, - стражник убрал с лица светлые кудрявые волосы и коротко хохотнул. - Да не помогло это ей... Демон! Теперь тащить его в участок.
        - А ее тебе совсем не жаль?
        - Утопленницу? Ничуть. Сама виновата. Сначала собой кончают, а ты их потом жалей!
        Второй стражник присел и убрал волосы с шеи девушки. Затем, мгновение поколебавшись, расстегнул крючок на лифе и обнажил грудь.
        - Думаешь?
        Его напарник громко ругнулся, увидев колотую рану на шее, шрамы и порезы, испещрявшие тело.
        - Знал-то ты откуда? - с неким уважением спросил он.
        - Это уже пятая девушка за последнее время. И, боюсь, не последняя.
        36. В Сиере и в Риане довольно велика разница в часах, из-за огромного количества магии в последнем.
        Глава 35
        Дорин медленно шел по извилистым улочкам Риана. В последние дни он был безумно занят. С одной стороны Замир и его постоянные предложения поразвлечься. Его друг заявлял, что раз он устроил себе отпуск, то Дорину необходимо сделать то же самое.
        Магистр не хотел обижать друга, да и когда еще выдастся время побездельничать?! Но и совсем забрасывать работу было нельзя. Едва не ежедневно он принимал экзамены. У первого, второго, третьего, четвертого, пятого курсов. И конца этому в ближайшие дни не предвиделось.
        А тут еще Ристер начинал действовать на нервы постоянными призывами. Дорин не верил, что некромант так быстро смог разгадать кровавые ритуалы, найти правду о них. Простые люди редко замечают что-то путное. Скорее пугаются собственной тени, да древних легенд, а не настоящей некромантии. Вот обычно и не сообщают ничего важного. Потому-то Дорин постоянно и откладывал встречу с некромантом.
        Но больше тянуть было нельзя.
        Маг безошибочным чутьем ощущал: еще немного и Ристер пойдет в Университет. Вот только не для разговора с ним. Некроманта больше интересовала его ученица. Не раз магистр с удивлением качал головой, поражаясь, как это Ристера угораздило в нее влюбится! Это казалось непостежимым. Ну, и глупым к тому же. Но факт оставался фактом.
        "Ристер и Джулин, Джулин и Ристер - прокручивал в голове маг и не мог найти разумного объяснения. - Вряд ли Ристеру нужны деньги Риани. Есть более простые пути заработать оные. Риани всегда отличались завидной мстительностью, а про старого графа тайком поговаривали, что он съехал с катушек еще после смерти горячо любимой жены. Теперь мстит за любой промах, даже за несколько украденных колосков с его полей". Что уж говорить про тысячи злотых, оставленные в приданное Джулин!
        Вот и пришлось магистру выйти в Риан, поговорить с Ристером. Встретиться договорились в трактире "Ваэлье". Дорин уже прошел полпути, когда заметил двух стражников, тащащих куда-то, завернутое в покрывало, тело.
        - Приказываю, остановится! - громко сказал Дорин.
        - Кого там еще... А это вы, магистр, - поспешно поправился стражник, увидев мантию Дорина, и даже снял шляпу в знак уважения. - Да вот, - он быстрым жестом развернул покрывало. - Утопленницу нашли. Почитай несколько часов в воде пробыла.
        Маг бросил немного безразличный взгляд на тело.
        - Расследовать будете, или сама она?
        - Да кто ее знает. Может, сама по бабьей дурости в воду полезет, а может, помогли. Как капитан решит.
        - Только это не первый случай, - внезапно добавил второй стражник.
        - Молчи! Что ты городишь?! Да еще и перед магистром! - заорал на него напарник.
        Но Дорин уже напал на след. Теперь магистра было не остановить. Он ненавидел недомолвки и всегда пытался выяснить правду, даже если она ему ничуть не нужна.
        - Продолжай, раз начал, - маг вгляделся в лицо более молодого стражника. - Не первое убийство, говоришь?
        - Позавчера снова моя смена была. Мы с Рованом патрулировали. Так двух девчонок нашли. Одна со вспоротым брюхом. Зрелище еще то, скажу вам! - стражник поморщился от неприятных воспоминаний. - У второй просто тело изрезано. Обе недалеко от самой Рианской стены лежали. На Западной окраине, недалеко от причала. Видно, хотели в воду выкинуть да не успели.
        - Жаль, что не успели. Меньше мороки было бы, - еле слышно пробормотал второй стражник, пытаясь не рассердить мага.
        - Да и до этого несколько случаев было, - не обращая внимание на недовольство напарника, закончил молодой стражник.
        - Ладно, благодарю, - маг бросил разговорчивому юнцу мелкую монету. - Будем надеяться, это последнее убийство. Причин для вмешательства магов я пока не вижу.
        Дорин кивнул сам себе и продолжил свой путь, пытаясь выбросить из головы в недалеком прошлом прекрасное лицо убитой. Сейчас слишком много всего происходило в самом Университете, чтобы маги обратили внимания на, особо ничем не примечательные, убийства в Риане.
        В них же ничего особенного. Хотя попробуй это скажи родным убитых! Заклюют. Дорин покачал головой и завернул за угол, пропадая с поля зрения стражников.
        На Риан медленно опускались сумерки.
        Бария устало складывала товары с прилавков в большую сумку. Торговля сегодня прошла не слишком удачно. Всего-то пару серебрушек и удалось выручить. Покупателей не было, а те, что все же подходили к небольшому прилавку со всякими безделицами, уходили с пустыми руками. Только и заставляли Барию бесконечно перекладывать товар с места на место.
        Под конец дня торговка порядочно устала. Впрочем, как всегда. Но нужно было еще дойти до дома, покормить сынишку. Явно, ведь дочь не сподобится. Та еще лентяйка! Как ее Бария розгами не била, у девчонки все равно одни развлечения с мальчишками на уме. А ведь взрослая, должна понимать.
        Бария медленно шла в тени огромных деревьев. Из-за них торговке проходилось делать порядочный крюк. Вот женщина почти ежедневно и ругала их про себя.
        - Чтоб вас всех! - Бария зацепилась за какой-то корень и, не сдержавшись, произнесла вслух несколько крепких словечек. - Понасаживали гигантов всяких. Магия эта, чтобы ее!
        Торговка была безграмотной. Вот понятия и не имела, что магия не имеет к росту деревьев никакого отношения. Лавандры37 и без магии могли расти несколько тысячелетий. И за это время, понятное дело, успевали достичь и тридцати, и сорока сиг в высоту. Те ливандры, что попадались на пути Барии, едва достигли возраста в пятьсот лет. Но вырасти на десять сиг, они уже успели.
        Женщина дошла до поворота, осторожно переложила сумку с правого, на менее усталое, левое плечо, затем вздохнула и хотела продолжить свой путь, но дорогу загородила какая-то тень. Торговка подняла глаза, готовая обругать нежданного путника, и едва не подавилась собственными речами.
        Перед ней стояла девушка в ярко красном платье. Ее кожа была бела, словно первый снег, что выпадал в начале зимы в этих краях.
        Не это напугало Барию. Глаза...
        -А-а! - заорала торговка, тщетно пытаясь огреть незнакомку сумкой. - Катись отсюда Демонское отродье!
        Глаз у девчонки не было. Пустые глазницы, с которых смотрела сама бездна, обитель Демонов.
        Бария замахнулась раз-другой. Но все было без толку. Сумка не причиняла ни малейшего вреда девушке. Та даже с места не сдвинулась. Так и стояла, глядя на Барию. А, когда женщина, отбросив, оказавшуюся бесполезной, сумку в сторону, ударила ту ногой, усмехнулась.
        Грязная, с прилипшей к колену от пота после дневной жары юбкой, нога прошла сквозь тело незнакомки, не встретив преграды. Не ожидая ничего подобного, Бария упала на землю. Подняться она не успела: незрячая склонилась над ней и, словно гадюка, прошипела:
        - Отомсти! Пусть рука палача свершит дело. Смерть за смерть. Грех за грех. А если нет, придем мы... - она неестественно выгнула шею и прокричала. - Моргана, твой дар принят!
        А затем исчезла, будто и не было ее вовсе. На память о страхе лишь две поломанные безделушки на самом дне сумке Барии и остались. Но об этом женщина пока не знала. Она, тяжело дыша, лежала на земле, боясь подняться на ноги.
        Дорин дошел до трактира, когда на небе уже взошла луна. Быстро зашел в середину и сел за угловой столик, где его уже дожидался Ристер.
        - Итак, что у вас? Вы так быстро нашли ответы?
        - Сам не верю. Но в первом же городке, с которого я начал поиски, мне улыбнулась удача. Либо дела хуже, чем мы думали. И прямо под нашим носом уже давно неладно. Либо мне просто повезло.
        - Что же вы нашли? Очевидцев? Бумаги? Или, быть может, видели сам ритуал? - голос у Дорина был скептичен. Маг склонялся ко второму предложенному варианту. Думал, что Ристер нашел очередные книги, или хуже того, выдал и без того имеющиеся в его расположении фолианты за находку.
        - Очевидицу, - на удивление Дорина ответил Ристер. - Девушку, которой довелось пережить кровавый ритуал.
        - Как? - от удивления только и смог вымолвить Дорин.
        - Как мне удалось найти ее, или ей - выжить?
        - Вы сами сказали, что вам повезло. Меня интересует, как она выжила.
        - Она поведала занятную историю, - начал рассказ некромант...
        От постоянного сидения страшно болели ноги. Да и все тело, казалось, онемело. Поэтому, когда ее выволокли наружу - в большую пещеру, и положили на камень, Селестин почувствовала облегчение. Страх на какое-то мгновение исчез. Накрыло странное безразличие и к своей судьбе, и к тем, кто остался там - в маленькой пещерке.
        Селестин вздрогнула. Нет, она не может забыть о тех людях! Пускай она умрет, пусть...
        Она отомстит, во что бы то ни стало. Заберет с собой в могилу этого полоумного колдуна, спасет...
        Но почему умирать должна именно она? Почему те двое спасутся, а она... Почему?! Это ведь нечестно!
        "Я не должна так думать, - убеждала себя Селестин. - Они поступили бы также. Я уверена, уверена..."
        Девушка схватила амулет, висящий среди других кулонов на шее, и начала произносить, пришедшие во сне слова:
        Призываю тебя, о Моргана
        Здесь и сейчас ты долгожданна
        Приди!
        Ответь на отчаянные мольбы!
        Мой амулет - твоя суть
        Моя душа - твой путь
        Приди!
        И жизнь мою смертную забери!
        Моргана не откликнулась.
        Нежели Богам нет дела до смертных?! - по щекам Селестин покатились слезы. - Нет, не верю! Но почему же. Почему ничего не происходит?!
        Все та же тишина. Мнимый покой. Только туман вокруг уплотнился, стал густым, как дым...
        А затем показались его глаза... глаза убийцы!
        Селестин завертелась, попыталась закрыть глаза, чтобы не видеть их. Но они стояли перед ней, а затем сверкнуло лезвие ножа.
        - Спаси! Молю! - ни к кому конкретно не обращаясь, простонала Селестин, но пришедшая Моргана ее все же услышала.
        Все завертелось перед глазами, стало на мгновение золотым, а затем поблекло.
        Последнее, что почувствовала девушка перед тем, как провалится в небытие, был нестерпимый жар кулона. Селестин вскрикнула и отбросила его подальше в угол.
        - Она до сих пор винит себя в смерти подруг, - продолжил Ристер. - Всю дорогу до Риана пришлось успокаивать. Как думаете, пойдет такая свидетельница Совету?
        - Не думаю, что Дириани решиться рассказать все Совету. А если бы и решился, - Дорин задумчиво покачал головой. - Нет! Особенно, если найдутся приверженцы Восточных территорий. Они мигом объявят эту Селестин сумасшедшей. И только посмеются над ней. Слишком уж повезло девчонке с этим амулетом. Не поверят, что рассказ правдив, - маг помолчал, затем на его губах появилось подобие улыбки. - Но для Дириани этого, скорее всего, хватит!
        - Я также привез двоих, которые утверждают, что пропала их сестра. Хотя нет, сестра она только одному. Второму - невеста. Думаю, таких пропаж в тех местах можно еще с сотню найти. Просто не хотелось возиться с таким количеством людей. Но девушки там точно пропадают.
        - Там, это где? Все пропажи близ Резвого? В Сиере?
        - Пропажи близ Лесов Духов. В Сиере, Ниане... Элроне, - совсем тихо произнес Ристер.
        Но Дорин все равно услышал, насторожился:
        - При чем здесь Элрон? Их дела нас не касаются.
        Ристер молчал.
        - Договаривайте, раз начали, - медленно произнес маг. - Что вам до Элрона?
        - Те двое ищущих, что приехали со мной, оттуда.
        - Великолепно! Вы не перестаете меня удивлять, Ристер. Ну, как вам могло прийти в голову... - внезапно Дорин замолчал, что-то подсчитывая в уме, затем медленно продолжил. - Вы приехали в Риан три дня назад, не так ли?
        Ристер осторожно кивнул.
        - Да, третьего вечером.
        - А на следующий день в городе начались убийства, - закончил Дорин.
        - Но вы же не думаете... Какое это вообще имеет отношение к...
        - Вы же знаете, как здесь любят элронцев. Вы ведь, наверняка, оставляли их хоть на минуту наедине. Их могут обвинить в этих убийствах, а вместе с ними вас, за то, что привезли их сюда. Демон! - магистр ударил кулаком по столу. - С каждым мгновением ситуация становится все хуже.
        За столом воцарилось молчание. Затем Дорин медленно поднялся.
        - Я попробую что-то решить. А вы сидите тихо. Особенно это касается наших элронских "друзей". Пусть ни одна собака не заметит их присутствия в этом городе! Иначе вам, да и мне... конец!
        Вердану что-то беспокоило. Какая-та навязчивая мысль, увиденная картина, лицо... то и дело возникало в голове. Но, как ни пыталась целительница поймать ее, та постоянно выскальзывала с пальцев. Будь Вердана немного младше, она бы расплакалась от отчаяния.
        Лет в двадцать она плакала после каждого видения и молила Духов забрать назад ненавистный дар. Она рыдала, когда чувствовала боль, свою, чужую - не важно, рыдала, когда не могла справиться с недугом, и ее беспомощность отправляла несчастного на встречу с Морганой.
        Сейчас слезы высохли. Даже в уголках миндалевидных глаз не было ни капли. Сердце огрубело и больше не истекало кровью.
        Слез не было, но и сон не шел. Вердана уже несколько часов ворочалась в кровати, а все не могла уснуть. Такое бывало, когда ждешь видений, или, просто когда день выдался неспокойным, когда в мозгу крутится шальная мысль. И в этот раз Высшие силы явно испытывали терпение целительницы. Час сплывал за часом, а изменений не было.
        В конце концов, это безумно надоело Вердане. Она подошла к шкафу, выискивая успокоительные травы, но на верхней полке лежал только один желтый флакончик, переданный Дорином несколько дней назад - в ту ночь, когда она увидела часть прошлого Дириани.
        Вердана хлопнула себя по лбу, с опозданием вспоминая, что забыла пополнить запасы своих трав. Тогда целительница осторожно взяла в руки дар Дорина. Вряд ли магистр задумал ее отравить, несмотря нам неприязнь между ними. Дорин не настолько глуп! Дураки не забираются так высоко, не имея в подспорье голубой крови. А Дорин забрался! Как только остальные не понимают его скрытых мотивов?! Разве только Алехандро...
        Вердана отмахнулась от навязчивых мыслей и вновь посмотрела на зелье.
        Что там говорил магистр? - целительница задумалась. - Успокоительное зелье. Что ж, - Вердана, поддавшись минутному желанию, вытащила пробку. - Поверим!
        Густая светло розовая жидкость полилась в горло. Вердана ощутила на языке сладковатый вкус грешны38 и небольшую кислинку от микосты39.
        А затем, и впрямь, пришел долгожданный покой.
        Экзамены пролетали, не успеешь и обернуться, словно дикие птицы, что внезапно обрели свободу. Казалось, только сегодня я создавала иллюзии перед Дорином и рассказывала Вердане о свойствах бельвацера, а сейчас пришел черед последнего экзамена. Некромантия...
        Древние толстые фолианты лежали везде: на широком подоконнике, на стульях, на кровати... Они были повсюду. Еще один был у меня на руках. Я медленно переворачивала страницу за страницей.
        - Итак, зомби... Поднятие тела требует огромных затрат силы. Нужно пропустить через себя тьму, изгнать из тела жизнь. Стать одной из них. Пусть на короткий, неуловимый миг...
        - Элен? Элен?! Да убери ты книгу. Скоро, не на мгновение - навсегда, зомби станешь!
        - Для этого надо умереть, а потом еще под руку некроманту попасться. Так что, сомневаюсь, - отмахнулась я от Лиин и перевернула очередную страничку.
        Средства устрашения зомби можно разделить на два класса: магические и немагическим. Среди немагических известен только один - огонь. Больше ничего не спасет, ни молитвы Духам, ни призывы к Демонам...
        - Да что с тобой?! - Лиин подошла и отобрала у меня книгу. - Ты и так все знаешь, а не знаешь, простым огнем ударишь. Сил-то тебе, наверняка, хватит.
        - Думаешь, Ристер такой дурак? Он барьер поставит. Так что, не выйдет, - я попыталась забрать у соседки книгу. - Дай сюда! Мне еще столько всего учить.
        - Ты просто пытаешься себя отвлечь, - покачала головой Лиин. - От Фреда. Из-за чего вы расстались?
        - Да так, - я опустила глаза, - ерунда. Не сошлись во мнениях. И ты не права, это не из-за Фреда.
        - Из-за чего тогда? Еще пару недель назад ты сама говорила, что этот экзамен будет легче легкого.
        - За пару недель многое изменилось, - я бросила прищуренный взгляд на соседку и, поняв, что книгу без боя, или хотя бы устного порицания она не отдаст, взяла с подоконника другую.
        В чем-то Лиин была права. Я действительно многое знала. А самое главное - знала, что у меня хватит сил воспользоваться своими знаниями. А то, чего не знала... вряд ли успею выучить. И, если Ристер захочет меня завалить, он это сделает. Мои знания - не знания будут не при чем!
        - Эй! Ты смеешься надо мной? - Лиин потянулась за другой книгой. - Это не поможет. Отвлечешься на день-два. Когда там у нас экзамен? - она на мгновение задумалась. - Послезавтра. Значит на два.
        Несколько минут я молчала, раздумывая над тем, кто быстрее отправит меня навстречу к Духам: Риани, когда я выдам тайну Джулин, или Ристер, когда явлюсь не подготовленной навстречу к зомби и другим "друзьям" некромантов? Затем поднялась, отбросив очередную книгу в сторону.
        - Мы расстались. Возможно, мне не хватает Фреда. Его насмешливо взгляда, который меня так часто раздражал, теплых рук, мягких губ... - я запнулась, понимая, что повела разговор немного не туда, затем продолжила. - Я справлюсь. Он был не прав, и... Дело не во Фреде, дело в Ристере. Сейчас он не тот человек, который закроет глаза на мой промах, забудет о нем. Сейчас у него нет слабости, на которую можно нажать.
        - Ты собиралась шантажировать магистра? - у Лиин от удивления приоткрылся рот, и она с жадностью стала ждать моего ответа.
        - Не стоит это так воспринимать, - отмахнулась я. - Мы бы заключили сотрудничество, выгодное обеим сторонам. Он бы не был в обиде. Да и не шантаж это вовсе.
        - Давай я сама решу! - Лиин все еще выглядела удивленной, но постепенно девушка брала себя в руки. - В чем его слабость?
        - Ее больше нет. А что это была за слабость? - я устало покачала головой. - Это не моя тайна. Извини.
        Я медленно вышла из комнаты и направилась к лестнице. Все же я выбрала Риани. Больше шансов, что меня пожалеет Ристер, а не эти, закованные в железные латы, люди, у которых вместо сердца кусок гранита. Видела я их во время приезда в Риан. В самом деле, королевского приезда. Те еще скорпионы. Не удивительно, что они одни из самых богатых людей в Терре, если не во всей Кирине. У таких глупо просить пощады. У них ее просто нет.
        Да и Джулин было искренне жаль.
        Барон Войский и граф Риани въехали в Риан в один день - через двадцать дней после того, как дети написали им, моля о скорой свадьбе. Ни один, ни второй не знали, что было причиной такой поспешности. Это-то после обоюдного желания чад повеселится. Но оба аристократа были рады этому решению.
        А причины? Позвольте умолчать о них...
        Барон с графом встретились еще возле Рианских ворот. Риани подъехал немного позднее и услышал, как Войский отчитывает стражников за то, что его не встретили "хлебом и солью". Он, дескать, им писал и рассчитывал именно на такой прием.
        После щедрой порции золота стражники были готовы слушать его причитания хоть целые сутки, поэтому молча внимали "раздосадованному" аристократу.
        Только приезд Риани остановил поток слов, выливавшийся изо рта барона. Аристократы решили въехать в город вместе, в одной карете, в которой можно было обсудить предстоящую церемонию.
        Гостей с Терры ждали. Точнее... ждали одного из них. Письмо Войского до магической столицы не дошло, зато письмо Риани прибыло в срок.
        Давно город не видел ничего подобного. Риани встречали с размахом: с диковинными цветами, магическими огнями в руках его слуг. Кое-где даже поблескивали илламы, добавляя работы ворам, что неплохо поживились в тот день.
        Но для Риани репутация значила много больше, чем пара тройка сверкающих камней. Деньги мало, что значили для аристократа, в отличие от чести и репутации. Именно поэтому Джулин все еще оставалась его дочерью. Риани надеялся, что ее тайна... его тайна никогда не будет раскрыта.
        - Я хочу с тобой поговорить, - Джулин перехватила меня, когда я спускалась с лестницы и потащила к себе.
        После смерти Милины у Джулин не было соседки. Риани часто позволяли то, что было строжайше запрещено всем остальным. Впрочем, ее имя помогало не только в этом, но и во многом другом. Жаль только Джулин его не особо жаловала и с радостью поменяла бы на другое - понезначительней.
        Графиня закрыла дверь. Теперь мы могли спокойно говорить, не беспокоясь о сторонних слушателях, которые могут не вовремя заглянуть.
        - О чем? - я облокотилась о дверь, не желая заходить в середину комнаты и терять на это время.
        - Я хочу, чтобы ты мне помогла, - быстро произнесла графиня.
        - Я?! Тебе?! - я и в правду была шокирована: Чем я вообще могла помочь графине?
        - Одни восклицательные знаки, - девушка цокнула языком. - Что тебя так удивило в моем предложении? Разве мы не подруги и ты не можешь оказать мне услугу?
        - Я просто удивилась... С чем я могу тебе помочь? С Ристером - сомнительно, с Анри - тем более. Мы ведь с ним ненавидим друг друга. С родными, если тебе вообще нужна помощь с ними... - глупо. Кто я вообще такая? Вот мне о ничего и не приходит в голову. Да и ты никогда не просила о помощи. Я и удивилась.
        - Ты можешь мне помочь! - Джулин отвернулась и подошла к окну. - Я должна выйти замуж за Анри. И я не буду с этим бороться. Раньше могла. Было ради кого. Теперь нет. Значит, это случится. Не настояла бы я на свадьбе сейчас, она бы произошла через год, через два. Все то же самое, только время другое. Пока Анри ничего не стоит, как маг. Он не причинит мне боль магически. Но через год он смог бы овладеть подобными умениями. Я не хочу жить на пороховой бочке, поэтому до нашей свадьбы меньше месяца. Это пока он такой обходительный, - Джулин, опережая мой возглас, подняла руку. - Я имею в виду со мной. С другими-то он и сейчас не больно соблюдает маломальские приличия, распускает руки. Я не хочу оказаться на их... на вашем, - поправилась девушка, - месте.
        - При чем здесь я?
        - Я к этому веду, - графиня помолчала. - Он мог чему-то научиться. Какой-то малости... опасной малости, которая поставит меня на колони. Я слишком горда для этого, да и жить в вечном страхе не хочу. Помоги мне! Научи хоть чему-то, из того, что я должна была выучить за этот год! Защитной магии, боевой, любым фокусам... Просто, чтобы напугать его раз-другой. Сил у меня должно хватить. Мне часто во время объяснений магистров казалось: я справлю! Я смогу! Но мне это было ни к чему. Я и не пробовала. Сейчас смысл есть!
        - Неожиданное предложение, - Джулин снова удалось меня удивить. - Можно попробовать. Не хочешь начать с некроман... - я зажала рот рукой, осознав, что это последнее, чего хочет графиня. - Тогда с охранной магии, - я сокрушенно вздохнула, второй раз за день отметая мысли о скором экзамене и мести Ристера. Джулин в случае неудачи придется гораздо хуже, чем мне. Ей и так досталось - провести жизнь с мерзкой гадюкой... Без противоядия от ее яда не выжить. - Попробуй вот этот щит.
        В этот день Вердана проснулась достаточно поздно. Солнце уже давно встало, луна, наоборот, спряталась за горизонт, а целительница все еще пребывала в царстве Морфея. Но ничто не длиться вечно. Зеленные глаза открылись, на щеках появился румянец, а во взгляде решимость. Духи прислали целительнице ответ на, мучавшую ее, головоломку. Теперь она знала, кто рассказал Дириани об исходе кровавой битвы. Сам бывший король Элрона, представитель одного из кровавых родов и прочее, прочее, прочее... - Карл Джензбург. Это его лицо преследовало Вердану уже несколько дней кряду. Оно являлось ей в кошмарах, оно пришло и в видении, наступившем после отвара Дорина.
        Она - Вердана с самого начала была права: Дорин не тот за кого себя выдает. Личина веселого, способного на сочувствие, порой излишне доброго мага была всего лишь личиной. Зелье его выдало. Но, с другой стороны, слишком многое сейчас на весах. Дорину можно, нет, нужно было рискнуть!
        Маг встала. Она должна была рассказать коллеге все, что знала. Теперь она не сомневалась, он с радостью свергнет Дириани. А маска была создана для того, чтобы пудрить архимагу мозги в ожидании своего часа.
        Еще вечером Дорин узнал, кого Ристер привез в город. Сейчас за окном была середина следующего дня, а он так и не придумал, что делать дальше. Вывезти элронцев, а вдруг убийства прекратятся? На что это будет похожим? На заметание следов, вот на что!
        А оставишь здесь... Если убийства прекратятся, да и не так много их и было, может, вообще, все это совпадение, скажут за гостями теперь хорошо следят, или монстры насытились. Если преступления продолжаться, скажут, плохо следят, или хорошо, но у монстров есть сообщник.
        Выдумать можно много чего, особенно, если изнутри подогревает ненависть к чужакам с Востока. А она была у многих. Дорин и сам относился к элронцам с подозрительностью. Не считал, конечно, что всю двенадцатую провинцию следует вырезать под корень, но и доверять им считал излишним.
        Что делать, маг не представлял. Нет, в голове крутились десятки разных планов. Но они все казались ненадежными и очень рискованными.
        Ристер медленно подходил к своему кабинету, почти решившись на один из планов - привезти к Дириани одну лишь Селестин, а тех двоих еще на время оставить в трактире. Проследить за ними день-другой, но только тайно, будто бы предоставляя им свободу действий.
        Маг уже открывал кабинет, когда его окликнули. Магистр обернулся и заметил Вердану, что приближалась к нему с видом довольной кошки, только что объевшейся сметаны.
        - Мне нужно с вами поговорить, - протянула целительница своим мелодичным голосом.
        Дорин открыл двери и сделал приглашающий жест, мельком заметив насколько сильно отличается сейчас голос Верданы, да и весь ее вид от того, что он видел ночью несколько недель назад.
        Тогда-то Вердана казалась почти сумасшедшей. Сейчас это едва ли могло прийти в голову.
        - Я внимательно вас слушаю.
        Вердана несколько секунд молчала, затем подошла к столику в середине комнаты и поставила на него небольшой желтый флакончик и снова отошла в сторону, будто все уже сказала.
        Глаза у Дорина округлились. Маг понял, что поторопился с выводом, будто с целительницей все в порядке.
        Ничего было не в порядке!
        - Что это? - решил начать разговор Дорин, кивнув на флакончик.
        - Неужели не помните? - в глазах у Верданы промелькнула насмешка. - Вы же сами дали мне его пару неделей назад. Вы, вероятно, думали, что я воспользуюсь им сразу, но я решила подождать.
        - Ах, да! - Дорин хлопнул себя по лбу. - Благодарю, что вернули мне зелье. Хотя я, признаться, уже совсем позабыл о нем, - маг подошел к столу, взял флакон и закинул его в один из карманов своей мантии.
        - Хватит играть Дорин! - внезапно сказала Вердана. - Я видела то, что вы хотели мне показать. Не знаю, ваше ли зелье разбудило дар, не знаю, как это вышло. Но теперь я точно осознала, что среди нас предатель, человек, который уже долгое время находится в сговоре с элронцами. Осталось отправить его на плаху. Я помогу вам сделать это!
        Пока Вердана говорила, Дорин пытался понять, как она узнала о Ристере? Неужели некромант не выполнил его указаний, явился в Университет, поведал все целительнице. Но зачем?
        "Хотя нет - сам себя прервал магистр. - Она что-то сказала о видении. Она видела его встречу с Ристера, слышала разговор, возможно, видела элронцев..."
        - Вам не кажется, что вы слегка преувеличиваете? - начал маг. - Выдаете желаемое за действительное...
        - О чем вы? Я никогда не желала ему неприятностей. Знаю, как это опасно. Но сейчас он переступил границу. Точнее, он сделал это давно. Просто я только сейчас об этом узнала.
        "Неужели она знает про Джулин? - пронеслось в мыслях у Дорина. - Все это плохо, очень плохо..."
        - Я не думаю, что это то, что вам кажется. Может же быть сотни объяснений, а не только предательство.
        - Каких? Не смешите! Да и для вас все складывается удачно. Может, его место займете.
        - О чем вы говорите? - Дорин едва не покрутил пальцем у виска, но вовремя сдержался, опасаясь обидеть Вердану. У него никогда не было способностей к некромантии, да и на что она ему? Жизнь всегда влекла магистра, а не Смерть. - У меня силы не те.
        - Хватит притворяться, Дорин! Это ваш шанс подняться.
        "За счет Ристера, которому я обещал помочь? За счет элронцев, которых некромант привес в город в угоду моим желаниям? Не совсем в угоду, но выполняя одно из..."
        - Вердана, я не с вами, - только и сказал Дорин, а затем быстро вышел из кабинета, опасаясь, что целительна будет настойчивей и сможет его переубедить. Становиться предателем Дорин не желал. Но и терять всего, чего он добился, было безумно жаль.
        - Давай, мы почти пришли.
        - Думаешь, здесь получится лучше? - Джулин с сомнением оглядела, открывшуюся перед нами, поляну.
        - Конечно! Здесь ты никакой книги не спалишь. Как тебя только в комнате угораздило?
        - Это была некромантия, - сказала Джулин таким тоном, будто это все объясняет.
        - Все равно магам возвращать, - не согласилась я. - А они не любят испорченные вещи. Даже если им двух минут хватит, чтобы вернуть книге первозданный вид. Это же не древние фолианты, на которые не действует магия.
        - Элен, - Джулин с насмешкой покачала головой. - Ты все время забываешь, что я -Риани. Это самое важное. Я хотела бы отомстить Ристеру за все то, что он говорил. За всю ту ложь... - у нее на глазах выступили слезы. - Но я не могу. Он гораздо сильнее меня. Не выйдет отыграться на нем. Жаль... Так пусть хоть его книга пострадает! А маги не будут мстить. Слишком большой будет цена, если они поддадутся чувствам. Они знают об этом, вот и не рискнут.
        - Ты так уверена?
        Джулин улыбнулась. Только ее глаза остались холодными.
        Да, она была уверена! Джулин было лет семь, когда ее отец схватился с Дириани. Но она помнила тот день, будто он был вчера...
        - Алиас, где моя лошадь, - маленькая девочка быстро сбежала вниз по лестнице и достигла конюшни. - Давай же! Вчера у меня почти получилось допрыгнуть. Сегодня точно получится! Папа будет гордиться мной.
        Конюх отложил, скрученную из листьев ливандра папироску и поднялся. Подошел к одному из коней - Вереску, и взял того за поводья, довел до хозяйской дочери и помог той сесть верхом. Легонько хлопнул Вереска по крупу. Джулин взвизгнула, когда лошадь пошла вскачь. Конюх на мгновение подобрался, но, заметив хитрый взгляд девчонки, сплюнул в сторону.
        Молодая графиня уже сейчас была прекрасной наездницей, но порой любила попугать своих учителей, хотела привлечь внимание. Правда, ее в основном волновали не конюхи, да остальные слуги, а собственный отец. Но он по большей части не обращал на нее внимания и предоставлял дочери полную свободу. Те же скачки. Порой даже конюхам приходило в голову, что девочка может погибнуть (но Джулин всегда везло), а ее собственному отцу, казалось, было все равно.
        Он разрешал ей почти все, давал едва ли не абсолютную свободу. Либо любил так сильно - порой украдкой шептались слуги - либо дело тут не чисто!
        Но это были лишь перешепки. Точно никто ничего не знал. Все это просто было. Потому-то и сейчас конюх спокойно отдал девочке коня и забыл о ней. Не в первый ведь раз!
        Джулин быстро ехала в сторону леса. Девочка очень хотела впечатлить отца, вот и хотела научиться прыгать через барьеры.
        "Я ему покажу! Он будет гордиться мною", - звучало в ее мыслях, пока Джулин приближалась к опушке.
        Девочка уже две недели пыталась научиться "брать барьеры" - как говорили ее старшие братья. И сегодня она решила испытать себя: "Сейчас, или никогда!"
        Итак, заблаговременно натянутая веревка. Джулин провела по гриве коня, шепнув ему: "Давай!" и стиснула колени, посылая Вереска вскачь.
        Двенадцать сиг, Десять... Джулин прекрасно знала, какое расстояние ей нужно преодолеть. Семь. Шесть... Еще немного и... Веревка исчезла.
        От неожиданности девочка едва не упала на землю, но успела придержать коня. А из-за деревьев выехал мужчина.
        - Кто вы? Что вам здесь нужно? Зачем вы помешали мне?! - забросала графиня вопросами незнакомца.
        - Сколько вопросов сразу? - мужчина улыбнулся. - Я спас тебе жизнь. Тут кто-то натянул веревку. Ты бы расшиблась, может, погибла.
        - Нет! Не погибла бы! Как вы смеете смеяться надо мной?! Вы знаете, кто мой отец?!
        - А что, от того, кто твой отец, зависит, погибла б ты, или нет?
        - Конечно! Я ведь Риани. Эту веревку сама натянула. Я учусь брать барьеры. А вы мне мешаете!
        - Что ж, отведи меня к своему отцу. У меня к нему разговор. Кстати, он знает, чем ты здесь занимаешься?
        - Я хочу сделать сюрприз. Он обрадуется! Обязательно обрадуется! - на мгновение глаза у Джулин заблестели. - Хорошо, я отведу вас к нему. Только не говорите ему ничего. А-то он поймет, что пока у меня ничего не выходит. А все из-за вас! Теперь нужно новую веревку натягивать.
        - Отведи меня к отцу. Может и не понадобится заново натягивать.
        Девочка вздернула подбородок.
        - Это я уже сама решу!
        Уже через какие-то полчаса мужчина встретился с графом Риани, а еще через несколько минут незнакомец выехал из замка с пылающим лицом.
        Джулин тихо хохотнула, когда увидела это, и поспешила к отцу.
        - Па, а чего он хотел?
        - Маг, - граф хохотнул, наливая себе в бокал вино. - Думает, что таким, как он позволено все. Хотел, чтобы часть товаров шла не через наш порт, а через Рианский. Денег решил подзаработать. Но я ему не дался. Обещал королю пожаловаться. Пусть только попробует!
        - А больше он ничего не говорил? - Джулин затаила дыхание.
        - Да твою смелость порицал. Запомни, - граф внимательно посмотрел на дочь. - Риани не такие, как все. Мы можем и делаем то, о чем большинство людей только мечтает. Не забывай об этом. Мы выше всех остальных. И так должно остаться, - он сделал глоток из высокого вокала и бросил дочери. - Оставь меня.
        Девочка кивнула и выбежала из кабинета. Она не видела, как ее отец залпом осушил оставшееся вино в бокале, потом налил еще один бокал, снова выпил. Не слышала мыслей, что пронеслись в голове: "Ах ты, бестия, вздумал учить меня! Сначала деньги отобрать, а потом и в семью залезьте. А если я хочу, чтобы она подохла! Ничего, найдется на тебя управа..."
        Джулин и вовсе забыла бы о странном госте. Но... вначале девочка и, вправду, упала с коня - после того, как второй раз натянула веревку - ударилась, не на смерть, конечно, но коленки расшибла. Прав был гость. Больно было. Затем полдня старалась не расплакаться.
        А потом и от короля пришло письмо. Серженс стал на сторону Риани.
        Маг проиграл. Маг... В те годы Джулин не знала его имени. Сейчас, спустя больше, чем десять лет, оно ей открылось: Дириани - ректор Университета Магии.
        Наверное, он думал, она его не узнала. Но у Джулин всегда была хорошая память на лица. Единственное, она так и не поблагодарила его за заботу о ней. И жалела об этом, но найти слов благодарности никак не могла.
        Отец давал ей свободу не потому, что любил, а потому, что ненавидел. Просто восьмилетняя девочка этого не знала. В те годы, она просто радовалась этой свободе, сейчас - скорее печалилась...
        - Я знаю, о чем говорю! - Джулин разметала по плечам свои длинные волосы, избавляясь от воспоминаний. - Давай продолжим занятие.
        - Все так же, взаперти?! Сколько вы еще собираетесь нас так держать?! - в голосе, что разносился на всю комнату, чувствовалась нешуточная ярость. - Вы хоть понимаете, кто мы?!
        - К сожалению, да, - Ристер со смешком отошел от двери и сел в кресло.
        Некромант и сам был не рад решению, принятому Дорином, тем более, ему и самому приходилось сидеть взаперти, чтобы кто-то из его подопечных не сбежал.
        Он ведь хотел встретиться с Джулин, объяснить графине свое проведение, узнать, как она. Но в ближайшее время путь в Университет Магии ему был заказан. За то, что он самолично привез смерть в город магов, по головке его не погладят. В сравнении с этим происшествие в замке Риани выглядит мелочью, на которую можно поглядеть сквозь пальцы.
        - Что вы имеете в виду? - от слов Ристера Олин на мгновение потерял дар речи, поэтому спрашивать пришлось флегматичному Тирину.
        - Вы элронцы. А, значит, в глазах магов - убийцы.
        - А они, в наших глазах - безмозглые идиоты! - вскричал Олин.
        - Не советую повторять это при других магах. У них может быть меньше выдержки, чем у меня.
        - Но, неужели вы и вправду думаете, будто мы убийцы? - задала вопрос, молчавшая до этого Селестин.
        - На вас никто не подумает. Вы не элронка. Женщина, к тому же. Да и магии в вас не очень много, только для целителя из маленького городка и хватит. Спросят с них, - некромант кивнул на Олина и Тирина.
        - Но вы ведь все время были рядом с нами. Как мы могли кого-то убить?! - снова поднял голос Олин.
        - Были моменты, когда я не видел вас. Это сейчас я слежу за вами, но раньше вы были предоставлены самим себе. Поверьте, тому же Алехандро этого хватит!
        Ристер покачал и тяжко вздохнул. В глубине души он не верил, что эти двое способны на убийство...
        - Попытайся совместить огонь с воздухом, - я прошептала несколько слов и взмахнула рукой - знаю, что это не обязательно, но такие жесты помогают концентрироваться. Вокруг меня вспыхнул огненный щит, о нем в свое время я рассказывала Алехадро. - Давай, попробуй.
        Джулин нелепо взмахнула рукой, повторяя мой жест. Я едва не расхохоталась и перехватила ее руку.
        - Нет, не так. Не думай о движениях, не думай ни о чем. Представь, что внутри тебя огонь и повсюду огонь. И попробуй их отделить один от одного. Создай между ними преграду, барьер.
        - Не получается! Не знаю, как! - графиня ударила кулаком в ни в чем не повинное дерево. - Не могу я! Давай что-то другое. Огни-то у меня получались!
        - Ты в суженного своего собралась огнями кидать? А, если переборщишь? Ты ведь не убить его хочешь, только защитится.
        - Ну, не получается у меня!
        - Попробуй еще раз. Принцип я тебе объяснила. Осталось только захотеть. Ты просто не хочешь. Знаешь, - я улыбнулась. - А ведь я знаю, как заставить тебя, - я зажгла на руке огонек. - Отбей его!
        Я бросила огонек в Джулин.
        - Что? Да как ты...
        Джулин резко выбросила руку вперед. Огонек не долетел до ее фигуры какую-то сигу, натолкнулся на невидимую стену и рассыпался на искры.
        Где-то совсем рядом раздались хлопки. Я обернулась и столкнулась взглядом с Фредом. Он стоял в шаге от меня (и как это я не заметила его приближения?!) - возле микосты.
        Мужчина подмигнул мне.
        - Браво! Из тебя вышел бы хороший учитель. Вот только ученика в один прекрасный день пришлось бы собирать с веником с пола. Пепел ведь там остается? - насмешливо спросил он.
        - Если я надумаю кого-то превратить в пепел, это будешь ты! - я чувствовала, как на моих губах появляется улыбка, а руки начинают дрожать от его близости.
        - Думаешь, получится? - Фред подмигнул мне, приводя меня в бешенство.
        - А ты так жаждешь проверить. Можем попробовать устроить. Я-то в своих силах уверена!
        - От чего тогда только попробовать, а, Элен? - глаза у Фреда блеснули. - Нужно не пробовать, нужно делать.
        Я ненавидела его! Ненавидела насмешку на его наглых губах, ненавидела его тело, когда оно приводило меня в экстаз, ненавидела... Ненавидела уже потому, что поняла, как сильно мне его не хватало! Несколько дней мы не пересекались в коридорах, не болтали о всяких пустяках, не касались друг друга...
        Я безумно скучала, но побери меня Демоны, если я в этом признаюсь!
        - Нет проблем, давай завтра? - предложила я.
        - Нет уж! - решительно отмела мое предложение Джулин. - Вы мне оба пока нужны. Я вам говорила, что вы оба приглашены на мою свадьбу? А мертвые мне на церемонии не нужны. Отец не поймет выбора гостей. Так что, давайте я выйду сначала замуж, а потом вы проверите шкуру друг у друга на прочность?
        - Желание дамы - закон, - протянул Фред.
        - Тогда, исполни еще и мое, - насмешливо протянула я. - Не мешай нам заниматься. Я думаю, тебя давно ждет карточный стол. Как же там все без тебя произойдет? Поди дождались уже друзья.
        - Не сомневаюсь в этом! - Фред махнул нам рукой и пошел по дорожке.
        - Я тоже, - тихо проронила я и повернулась к Джулин, попыталась улыбнуться. - Продолжим?
        - Почему ты его не догонишь? Ты ведь этого хочешь.
        - Вы с Лиин как сговорились, - всплеснула я руками. - Я сама знаю, чего хочу - тебе помочь! Так что, замолчи, и продолжим!
        - Глупо, - Джулин покачала головой, затем прищурилась - Кидай свой шарик. Кажется, у меня получилось. Проверим еще раз.
        Вердана смотрела уходящему Дорину вслед. И после каждого шага надеялась, что он остановится, оглянется и, наконец, покажет свое настоящее я. Но ничего не происходило.
        "Вот сейчас он оберется, прищурит глаза..." - но Дорин не обернулся. Вместо этого магистр открыл двери и вышел из кабинета. Только стихавшие шаги в коридоре напоминали о недавнем разговоре. Но вскоре исчезли и они. Целительница глубоко вздохнула и последовала за магистром.
        Целительницу обуревала нешуточная злость: "Чего же ты хочешь, Дорин?!"
        Впрочем, вскоре злость ушла. Осталась только жажда мести. До этого целительница сомневалась, стоит ли идти к Алехандро. Тот всегда поддерживал Дириани. Мог и сейчас остаться на его стороне. Но тут роль играл Дорин, точнее ненависть, которую к нему испытывал Алехандро. Магистр ведь пойдет на все, чтобы уничтожить того. Если он получит власть, то сможет это сделать!
        Вердана медленно шла по восточному коридору башни, а в ее голове рождался план: "Если правильно разложить карты, все получится!"
        До кабинета Алехандро она не дошла: заметила магистра возле лестницы и поспешила к нему.
        - Магистр, я хотела бы с вами поговорить. Это очень, - она специально подчеркнула это слово. - Важно.
        - Давно мы с вами не беседовали. Думаете, мысль удачная? - Алехандро скептически поднял брови. Еще с тех пор, как полгода назад целительница вместе с Дорином покинули Университет в ту ночь, когда Демоны Снов забрали очередную жертву, отношения между магистрами подпортились. Старый союз затрещал по швам.
        - Уверена! Она на руку нам обоим.
        - Что ж, тогда прошу в мой кабинет, - Алехандро сделал приглашающий жест.
        Вердана не мешкая, пошла вперед.
        - Итак, о чем вы хотели со мной поговорить? - магистры зашли в кабинет и присели на, имеющихся в нем, креслах. Алехандро всегда превыше всего любил комфорт, роскошь. Поэтому и кабинет свой обставил со вкусом.
        - О Дириани. Несколько недель назад мне было видение. Старая история времен Войны Лилий. Дириани тогда поставил все свое тогдашнее состояние на победу Элрона у Кровавых озер. И Элрон победил. Я все думала, как он узнал о грядущем... поражении наших солдат. Ведь у Дириани нет дара предвиденья. И сегодня мне было второе видение. Ему рассказал Карл Джензбург. Я видела их встречу, будто бы сама присутствовала там. Помните это имя, Алехандро?
        - Помню, - маг прищурился. Да и вся его поза давно перестала быть расслабленной. Маг подобрался, будто бы решаясь на прыжок. - Чего вы хотите?
        - Справедливости. Наказания за его грехи. Нет, - Вердана улыбнулась одними губами, - не для себя. Для Дириани. Почему бы не сейчас?
        - Действительно, почему? - послышался незнакомый голос.
        Магистры повернули головы, готовясь к худшему, к тому, что здесь и сейчас появится Дириани... Но возле двери всего лишь стоял ухмыляющийся граф Риани.
        Свыше десяти лет назад Дириани и Риани начали схватку за доступ к торговым путям, за доступ товаров в Рианский порт. Начало этой схватки когда-то видела Джулин. Но, чем она закончилась, девочка не знала. Она видела только первую схватку. О продолжении битвы даже не представляла. А знать было о чем. Раунд за раундом выигрывал Риани. У него были связи при дворе. Он знал, как заключить новые.
        У Дириани была лишь магия. Больше ему никто не мог помочь. Даже у Верданы никогда не было видений о конце этой схватки, да целительница о ней и не подозревала. Никто не знал. Никто из магов и не узнал о ее окончании.
        Риани выиграл, но ненависть к Дириани у него осталась.
        - Напишите королю, оповестите Совет о поступке Дириани. Только втайне и побыстрее. Хоть это вы можете? Будьте уверены, ему не выкарабкаться. А я помогу вам закопать Дириани поглубже!
        Тирин и Дорин уже давно спали, а Олин все продолжал бесконечно ворочаться в кровати. В мозгу, то и дело, проносились мысли, что Элен прямо сейчас угрожает опасность, а он здесь протирает штаны!
        Наконец мужчина встал и подошел к окну. Долго стоял и смотрел на спящий город.
        - Я найду тебя! Я клянусь, найду! - тихо прошептал он в пустоту.
        Внезапно мягкая рука легла к нему на плечо.
        - Конечно, найдешь. Сыграете свадьбу, детишки будут.
        Олин улыбнулся и поцеловал руку девушке.
        - Свадьба, дети - это все потом. Главное, чтобы она была жива. Но... спасибо, что помогаешь мне. Не знаю, что бы я делал без тебя. Ты самая добрая из тех, кого я встречал в своей жизни.
        - А как же Элен?
        - Она самая яркая, самая веселая, самая беззаботная из тех, кого я знаю. Я люблю ее... Но даже она никогда не делала для меня всего того, что делаешь ты.
        37. Ливандр - высокое вечнозеленое дерево. В жаркую пору на ветках появляются сначала цветы, а потом и зеленные листочки. В холодную же пору и столб и ветви покрывались небольшими, но невероятно острыми сине-зеленными иголками.
        38. Грешна - трава со сладким соком, растущая в землях лучезарных.
        39. Микоста - небольшая ягода, спеющая в начале лета. Имеет очень кислый вкус.
        Глава 36
        Когда в замке Риани мы с Фредом столкнулись с Дорином, я думала хуже быть не может. Когда я учила Джулин защите от Анри, вместо того, чтобы готовится к некромантии, тоже думала, это самое худшее.
        Я ошибалась. И в первый раз, и во второй. Самое худшее время настало сейчас, когда Алехандро получил в свои сморщенные пальцы почти безграничную власть. Все изменилось за какие-то сутки. Я даже обернуться не успела, как все случилось. Впрочем, куда уж мне, простой студентке.
        Сначала я увидела, скачущих во весь опор, стражников. Их было человек тридцать. Высоких, статных. Никаких привычных в городе толстяков в узких кольчугах, никаких безусых юнцов. Опытные, побывавшие в боях воины. Казалось, они составляют единое целое с лошадьми. Еще увидев их, я почувствовала, как что-то кольнуло в сердце.
        "Беда" - пронеслось, в уже охваченном паникой, мозгу.
        Я сжала кулаки, стараясь успокоиться.
        И чего я вообще разволновалась? - Непонятно. Глупость какая-то!
        А затем голоса:
        - Смотри, куда идешь! - раздался из-за кустов знакомый баритон.
        "Да уж, - подумала я. - Анри вежливости не научится никогда! Разве что после замужества. Не зря же Джулин начала упражняться в магии. Может, чего и получится у нее".
        Впрочем, услышав второй голос, я поняла, что Анри ... мгм... представилась "уникальная" возможность научится чему-то прямо сейчас.
        - Ага, делать мне больше нечего. Не стой столбом, не будешь по шее получать.
        Барона-то явно простой вежливостью не научишь. Только грубой силой. Так что, Фред выбрал правильную стратегию.
        - Еще пару дней, и ты у меня так получишь!
        - Ты сначала проживи эти дни-то.
        Голоса затихли. Я ухмыльнулась и продолжила создавать щит, от которого меня отвлекли сначала неожиданные всадники, а потом перепалка.
        Щит тьмы не был заклинанием охранной магии. Он принадлежал некромантии. И для его создания требовалась чистая тьма и маленькая толика света. Или же его можно было заплести на магию огня.
        Поскольку Джулин сейчас была занята с отцом. Он увел ее с Университета в город. Хотел что-то обсудить. Я так и не поняла, зачем для этого выходить в Риан. Но возражать, понятное дело, не стала. Мало того, что мое мнение мало кого волновало, так уход подруги был мне даже на руку. Можно было хоть немного подготовиться к экзамену.
        - Создать образ огня, не давая ему жизни, а затем окружить тьмой. Один слой, второй, - тихо шептала я сама себе, пока в голове создавались необходимые образы. - Итак...
        - Что ты тут делаешь? - знакомый голос отвлек меня в самый ответственный момент.
        Я на мгновение растерялась и утратила нужную концентрацию. Сила ушла в пустоту.
        - Демон! - выругалась я и посмотрела на Фреда. - Из-за тебя я силу потеряла. Не мог молча постоять пару минут, раз уж так хотелось меня увидеть?
        - Делать мне больше нечего. У меня совершенно другие желания. Не выдавай желаемое за действительное.
        - Тогда иди, куда шел. А-то еще один щит мне испортишь. Не сильно-то мне хочется терять из-за тебя силу!
        - Боишься, ни капли не останется? - насмешливо спросил он.
        - Вот еще! Скорее, с тебя чуток вытяну. У меня, помниться, получалась с полгодика назад. Хорошее умение! Так что, практика в нем не помешает!
        - Не думаешь, что это запрещено? За монстра какого тебя примут? - Фред отодвинул одну из веток и приблизился ко мне. - Как наших многоликих, помнишь? Им ни деньги, ни титулы не помогли. А у тебя ни того, ни того нет.
        - А ты заяви на меня, раз боишься. Тот же Алехандро с удовольствием тебя выслушает, похвалит за старательность, может, грамотку какую выдаст.
        - Боюсь, говоришь? - его губы расплылись в улыбке, а глаза опасно блеснули. - Ну, давай, попробуй, если сама не боишься.
        Я потянула Фреда за руку и прищурилась.
        - С удовольствием...
        Я понятия не имела, как вытягивать силу. Тогда получилось само собой: слишком слабой была, но сейчас отступать не хотелось.
        Мои глаза закрылись. В прошлый раз были цвета: желтый, красный. Из них медленно создавалась картина. Будто бы простой узор, что выходил из рук мастерицы. Сейчас цветов не было. Только тепло его рук, а еще сила...
        Я чувствовала его приближение, чувствовала, как его руки медленно обхватывают меня за талию, как его губы приближаются к моим губам...
        - Ну, и где твоя хваленная сила? - тихо прошептал Фред мне на ухо, едва касаясь губами мочки моего уха.
        - Со мной! - я открыла глаза. Хотела сбросить его руки, но вместо этого прижалась еще сильнее.
        Я чувствовала жар, его губы были так близко... А затем что-то грохотнуло, и воздухе появился холод. Я задрожала и глубоко вдохнула. Тотчас настигла боль.
        Сквозь одежду я почувствовала, как внезапно задрожало тело Фреда. Он прошипел что-то сквозь зубы. И внезапно я поняла: сила... Ее было так много, что она уничтожала нас. Воздух был пронизан магией так, что становилось тяжело дышать.
        Внезапно комар впился в мою кожу на шее. Я повернула голову, чтобы убить его, и замерла. Все небо было алым, а верхушки у нескольких деревьев горели.
        - Что это? - я не могла оторвать от этого пламени глаз. Оно манило меня, звало к себе.
        Фред что-то тихо сказал, но я не услышала. Я растворялась в этом пламени, ставала его частью... или оно ставало частью меня...
        По наитию я подняла руки и почувствовала, как приближается жар. Он опалил меня, взял в свой кокон и вошел меня.
        Я вздохнула и, наконец, смогла разглядеть, что происходит вокруг. Пожар уже потух, да и зарево погасло. Но теперь повсюду доносились какие-то крики. Я стряхнула с себя оцепенение, пришедшее вместе с пожаром, с магией, и посмотрела на Фреда.
        - Я же говорила, что у меня получится вытянуть силу!
        - Лучше бы ты ошиблась, - мужчина резко притянул меня к себе. - И, знаешь, для твоего же блага, помалкивай о том, что здесь произошло!
        - А то, что? - захотелось мне подразнить его.
        - Всего ничего. На одного человека в этом мире станет меньше, - Фред махнул мне рукой. - Нужно узнать у магов, что произошло. Но лучше бы им не знать, что произошло здесь!
        В свое время, перерывая сотни книг в библиотеке, Фред все-таки нашел ответ на вопрос о том, кто мог поглощать силу и делиться своей. И этот ответ ему совершенно не понравился!
        В тот день я так и не узнала, что произошло. Ни одного мага в поле зрения не наблюдалось. Коридоры башен были пусты. А однокурсники знали не больше моего. Кое-кто из них, как и мы с Фредом, видел зарево. Кто-то слышал крики и призывы о помощи. Но точно никто ничего не знал, и уже к вечеру все произошедшее обросло такими слухами, что можно было начинать смеяться.
        - Это нападение. Элрон решил отыграться за прошлое поражение. Всем магам наказали взяться за работу. Теперь их перебросили к границе, и они там сражаются с порождением черной магии. А некромантов всех перебили. Они ведь с самого начала переметнулись на сторону Элрона, - с умным видом разглагольствовал Фир.
        Джонс сказывал, что лучезарные сошли с ума пошли на нас бойней. А Костасу по душе была байка о том, маги задумали заговор против короля и сейчас приводят свой план в исполнение. В конце-концов, мне надоела вся эта неизвестность, и я легла спать.
        Утром все решилось. Наш Университет лишился своего ректора. В словах Костаса оказалась толика правды. Магистры рассказали нам о том, что произошло...
        За спинами других магов Дириани договорился с Карлом Джензбургом, желая уничтожить наше королевство. Последнего теперь усиленно искали, но безуспешно. Герцог, предчувствуя беду, удрал со своего замка еще несколько недель назад. Да и Дириани подготовился. Потребовалось несколько десятков магов, чтобы его успокоить, отрезать от собственных сил. Именно во время этой бойни возникло зарево, которое мы видели. Дириани пытался вырваться, защититься. Но даже древняя элронская магия не помогла. Полуэльф был повержен. Тут и солдаты понадобились.
        Я не знала, что из рассказанного - правда. Могло быть, что и ничего. Маги не первый раз лгали, да и отсутствие в Университете Джулин с Анри удивляло. Откуда они могли узнать о том, что произойдет?
        А их действия говорили о том, что они-то знали!
        Не было ответа. Но он был мне и не особо нужен. До Элрона было далеко, да и вообще... Единственное, что имело значение, так это то, что новым ректором Университета Магии стал Алехандро.
        Риан не был похож на другие города. Это все-таки была магическая столица. В ее стенах было столько магии, что большинство городов могли только чернеть от зависти. Впрочем, они и так чернели. По стенах тянулись трещины, часовые на воротах спали, постоянно что-то выходило из строя. Не миновала эта горесть и родной город Анри - Говерлиц, расположенный в самой южной точке Терры.
        Впрочем, молодой барон уже довольно давно покинул родное гнездо и не особо задумывался о Говерлице. Сейчас, к примеру, они вместе с отцом сидели в небольшой пивнушке в Риане и ожидали заказ.
        - Демон, какая грязь! - внезапно выругался молодой барон. - Неужели мы не могли найти места почище?!
        - Заткнись! - сквозь зубы проронил его отец.
        Старику, а Войский уже сейчас, в сорок лет, выглядел стариком, тоже было гадко. Но в последние дни дела шли так ужасно, что надеяться на что-то лучше грязной обшарпанной пивнушки он не мог. Едва ли не последние деньги были потрачены, чтобы пустить пыль в глаза Риани - заплатить стражникам на Рианских воротах, дескать, он слал письмо в Риан.
        Кому, интересно? Кто мог устроить ему королевский въезд, такой, как был у Риани? Нет, людей найти можно было. Но, где взять злотые на все это? Хорошо хоть на стражников хватило! Пусть они и пожадничали! Но вовсе без этого было нельзя. Барон шел по очень узкой дорожке. Шаг в сторону - пропасть.
        Единственный шанс для спасения - брак его сына с дочерью Риани. Главное, чтобы ее отец раньше времени не узнал о бедственном положении их семьи. После свадьбы-то уже все равно. За графиню было обещано хорошее приданое, оно достанется ее мужу, а также тестю. А, если девка начнет перечить, на нее легко найдется управа - его сын! Анри всегда умел подчинять людей, если не уговорами и хитростью, то силой.
        Сейчас это было ой как на руку!
        Когда-то Войские имели столько же денег, как Риани. А кроме них, еще и плодоносные земли, великолепные заливные луга, вышколенных слуг, что повиновались каждому слову... Где это все? Куда делось?
        В отличие от своего отца, который приумножал состояние их рода, от своего собственного компаньона - Риани, Войский не обладал деловой хваткой и часто тратил деньги впустую. К тому же, аристократ не мог жить без азартных игр. Спускал на них кучу денег. Да и развлекаться любил, прихвастнуть своим богатством.
        Долго это продолжаться не могло. Последнее происшествие случилось чуть больше полугода назад. Это окончательно забило гвозди в гроб Войского. На одном из кораблей, что плыл к ним в порт, охрана нашла пыльцу солнца40, привезенную с Вахты41 - последнее увлечение старика.
        Сволочь-капитан назвал его имя. Охрана и пришла к барону. Хитрые псы (Риани всегда подбирали помощников себе под стать), служили графу, а не ему - барону. Пришлось Войскому отстегивать им за молчание. И не малую суму! Но узнай Риани, было бы хуже - пропала бы надежда на брак их детей, на приданое Джулин.
        Пока-то Риани верит ему. Даже сообщил о том, что будет происходить сегодня в Университете - маленький переворот, как говорят шахматисты, с поля уберут лишнюю фигуру. Впрочем, Дириани стал "лишним" недавно. И, как это случилось, Войский не знал. Не подозревал он и о том, откуда сам граф узнал о предстоящем. Но это не особо удивляло Войского: Риани всегда удавалось узнавать все важное в срок. Важнее то, что аристократ дал возможность увести его сынка от греха подальше. Кто знает, как там дело повернется. Может, останься Анри в Университете, уже завтра Джулин было бы не за кого выходить замуж. Это было бы катастрофой!
        Барон пригубил вино, которое девчонка в грязном замызганном переднике все же соизволила принести.
        Все же Анри прав, это место просто кошмарное!
        - Итак, как продвигается дело? - сделав пару глотков, барон завязал разговор, ради которого они явился в это Духами забытое место.
        - Ты был прав, мою удачливость в игре записали на твой амулет. Никому и невдомек, что это пустышка, а дело в опыте, да наколотой колоде!
        - Плевать мне на эти медяки! - барон звонко поставил кружку на стол. - Как на счет товара? Хорошо пошла новая партия?
        - Ах, ты об этом, - Анри растянул губы в улыбке. - Все просто отлично! Безнаказанность обрадовала клиентов. Спрос с каждым днем продолжает расти.
        Очередной экзамен. Те же лица, что я видела ежедневно, а еще десятки старых книг. Ну, подумаешь, некромантия, могло быть и хуже! К примеру, некромантия у Алехандро, или экзамен по ненавистной магической географии... - убеждала я себя, бормоча под нос всевозможные аргументы.
        Аутотренинг не удался. Заходить в черную дверь по-прежнему не хотелось. А ведь могла уже сейчас быть свободной!
        Ристер не составлял списки входящих. Мы сами занимали очередь, могли войти хоть первыми, хоть последними. Я не особо рвалась вперед, но и засиживаться надолго не хотелось. Сегодня Джулин не устраивала вечеринок. Присутствие ее отца, да двух старших братьев в Риане отбивало у девушки всякую охоту повеселится. Даже перед свадьбой.
        Неожиданно для себя самой я поднялась и пошла к двери. Оттуда как раз вышел, покачивавшийся от недостатка сил, Фир. Других желающих не наблюдалось, поэтому я осторожно потянула на себя толстую дверь, а затем зашла внутрь.
        Некромантию у нас принимал один магистр - Ристер. Ходили слухи, что недавно он покинул Университет, даже с Риана исчез. Но к нашему экзамену явился.
        К сожалению!
        Привычные белые листы на столе - билеты. Я потянулась к одному из них, но Ристер перехватил мою руку.
        - Вы уже вытянули билет, - он показал мне одну из бумажек. - Задание идеально вам подходит. Вы же любите загадки? Разгадайте эту - победите неизвестного противника. Но не в этом зале, - Ристер подкинул в воздух, непонятно как, появившийся в его руке светящийся шар. - В сумеречном. Магистр Дорин создал его специально для вас. Он, знаете ли, тоже считает, что за чтение древних книг. И за угрозы магистрам, - тихо пронеслось у меня в голове. - Должна быть соответствующая плата.
        Магистр резко бросил шар мне под ноги. От неожиданности я чихнула, на мгновение прикрыв глаза рукой. А затем в меня посыпались заклятия.
        - Не может быть, контур исчез! - раздался донельзя удивленный голос Тирина.
        - О чем ты? - спросил его друг, зевая.
        Перед своим уходом Ристер наложил небольшое заклинание на Олина (он показался некроманту гораздо более опасным, чем Тирин), так что, тому безумно хотелось спать.
        - Ну, не знаю, какое заклятие этот маг наложил. Помнишь, я вчера пытался выйти из комнаты, так у меня не вышло? Дверь-то открылась, а выйти самому не получилось.
        - Ну, да, и что? - все-таки оторвал голову от подушки Олин.
        - А то, что сейчас все в порядке. Мы можем, - Тирин переступил через порог комнаты, - выйти.
        - Чудесно, - вяло протянул Олин, затем махнул головой и встал на ноги. - Да, что это я? Это просто великолепно! Выйдем, наконец, на волю, город глянем.
        Мужчина сделал шаг к двери, затем обратил внимание на Селестин, что тоже поднялась с кресла.
        - Тебе лучше остаться. Пусть, если что, только нас наказывают.
        - Но я не хочу... - договорить девушка не успела. К ней приблизился Олин и легко подтолкнул назад в кресло.
        - Поверь, так будет лучше. Не хочу втравлять тебя в очередные неприятности, - он осторожно поцеловал девушку в лоб. - Тебе и так от жизни досталось!
        Аристократ подхватил свою сумку с несколькими злотыми и вышел за другом. Селестин молча, с непонятной тоской в глазах смотрела ему вслед, затем медленно поднялась и подошла к окну. Вечер обещал быть долгим.
        Я уже устала отражать атаки. На смену щиту тьмы пришел общемагический щит, затем я попыталась пойти в контрнаступление. Черное копье, заплетенное на огне (огонь у меня всегда выходил лучше чистого света: видно, последнего во мне ни капли нет, вот и не получается создавать). Но противник с легкостью отбил его и послал свое заклинание. Оно ударилось в мой щит и рассыпалось на искры.
        Жаль, только и сам щит не устоял. Я спряталась за какую-то кучу мусора, создавая новый. Из горла вырывалось заклятие пополам с руганью. Мне ведь так и не удалось вычислить противника. Я бросала в него все общенекромантские заклятия, которые знала, вместо того, чтобы использовать узкоспецифическое, направленное на конкретного противника.
        Враг все время исчезал из-под моего взгляда, да и под градом, ссыпающихся заклятий было не до игры в гляделки. Единственное, что я заметила - длинная мантия, такая же, как у меня (пришлось надеть перед экзаменом - традиция).
        Мне нужно было время. И неожиданно я его получила (летящие навстречу заклятия прекратились). Еще миг и щит надо мной был сплетен. Противник затаился. Я отдышалась и быстро сплела двойника. Вблизи он напоминал тупого зомби (отличие некроманской проекции от обычных иллюзий). Но издалека мог обмануть противника. Да и не знает ведь он меня. Правда же?
        Есть! Двойник появился на дороге. Я ждала, откуда ударит противник, но он не спешил.
        - Чего же ты ждешь? - теряя терпение прошипела я, на мгновение забывая, что у мертвяков преотличниший слух.
        Секунда, и это пронеслось в моей голове. Я вскочила и поставила щит на отражение42. Справа ударило заклятие. В моего противника - в черную фигуру с лицом, то бишь мордой, которую мне до сих пор не удалось полностью рассмотреть, полетела сила. Впрочем, не впервые за этот поединок. Он должен был ее отбить.
        Я усмехнулась, кровоточащей после последнего, зацепившего меня удара, губой. И сплела особое заклятие. Смесь Смерти и Жизни, как бы я ненавидела использовать последнюю. Сил обычно не хватало, но на такой подлый удар...
        Тучи мух взвились в воздух. На мгновение они исчезли, покрытые невидимостью, а в следующее - пронзили цель, обхватили ее словно кокон и... В глазах потемнело. Шею пронзила адская боль. Из последних сил я повернула голову и увидела свою собственную, только что сотворенную проекцию. Жесткие пальцы сдавливали мне шею изо всех своих сил... изо всех моих сил...
        Я в последний раз вздохнула и...
        - Браво! Необычные решения. Что эти смертоносные насекомые - созидательная некромантия, что подчинение чужой проекции. Интересно, но вы настолько увлеклись нападением, что забыли о защите. Так что, в реальной жизни, погибли бы оба, - наставительно комментировал наши с Фредом действия Ристер.
        Я молча внимала ему, продолжая массировать пострадавшую шею рукой. Фред - мой недавний противник (кто бы мог подумать!) тоже не прерывал магистра. Только, когда он закончил, спросил.
        - Так, когда нам на пересдачу?
        - Никогда, - магистр потряс нашими книжками с поставленными балами. - Экзамен вы сдали. Но если еще раз прикоснетесь к книгам по древней некромантии, так легко вы не отделаетесь!
        Дорога до жилой башни была недолгой, но запоминающейся. Каждый комар так и норовил укусить мою, и без того истерзанную, шею. А, когда мы дошли до ливандра, листья которого, по непонятной до конца причине, всегда привлекали этих кровопийц, стало хуже всего.
        - Дай, посмотрю, - Фред остановился и потянулся убрать волосы с моей шеи.
        Я перехватила его руку.
        - Не нужно! Сама справлюсь. Тебя тоже мухи потрепали. Так что, следи за собой!
        - Как знаешь, - Фред прощально махнул рукой. - Раз справишься сама, мне пора.
        Я не стала смотреть ему вслед. Развернулась и пошла к себе. Шея продолжала ныть, а, дойдя до своей комнаты и поглядев в зеркало, я заметила широкую красную полосу от уха до уха.
        Вот же повезло, так повезло!
        - Итак, принципы поисков мертвецов по слепку ауры, отвечайте, Джонс.
        Студент начал что-то говорить, явно волнуясь. Некромант кивал в нужных местах, не особо вникая в суть. Все равно этот студент должен сдать экзамен. По-другому и быть не может. Сейчас нужно только сделать вид, будто этот экзамен не простой фарс.
        Настоящие испытания сегодня ждали только пятерых: тройка парней, что оскорбили их с магистром Дорином у Риани, а также двое любителей почитать старинные фолианты, или попросту сующие свои любопытные носы, куда не нужно. Трое уже ответили: Фир, Элен, Фред. Осталось двое: Анри и Костас.
        - Магистр, мне отвечать следующий вопрос? - внезапно долетел до Ристера вопрос Джонса.
        - Нет. Вижу, что знаете, - магистр быстро написал что-то в книжке студента. - Пригласите следующего.
        Джонс кивнул и вышел из кабинета, оставляя Ристера наедине с его мыслями.
        Фреда и Элен можно было бы оставить в покое. Ристер сам виноват, что оставил книги у Джулин. Кто угодно мог найти их. Не говоря уже о том, что графиня и без того знала, где они. Но Дорин хотел проверить не нашли ли дети в книги нечто такое, что в критический момент могут использовать - проклятую магию крови. К всеобщему счастью, студенты обошлись своими силами.
        Да и не один Дорин хотел этого боя. Неожиданно просьбу младшего коллеги поддержал Алехандро. Правда, по совершенно иной причине. После отстранения Дириани именно Алехандро стал Ректором Университета Магии, и сейчас ему не нужны были простые убийства, нужно было...
        Внезапно дверь отворилась, и в аудиторию зашел новый студент. Все мысли Ристера тотчас вылетели с головы.
        Перед ним стояла Джулин.
        Фред вышел за территорию Университета, и только сейчас обнаружил, что наступил вечер. На Риан медленно опускались сумерки. Уличные огни еще не зажгли, поэтому казалось, что скоро наступит ночь. Фред дошел до одного бара, заказал стакан виски, слегка поморщившись, выпил.
        Подготовка к экзамену заняла несколько дней, так что, хотелось отдохнуть, выпить, тем более, и до подготовки несколько дней нельзя было покидать территорию Университетов. Хотя после последнего экзамена и прошло почти десять дней (некромантию несколько раз переносили из-за дрязг волшебников). Среди магов ведь разгорелась настоящая бойня за теплое местечко. К сожалению, основные силы были на стороне Алехандро, так что вскоре он надел на палец зеленное кольцо.
        Символ магической власти на вид был достаточно простеньким, но внешность обманчива. Фред не раз в этом убеждался. Перстень обладал властью и силой... Почти, как мое кольцо, - мужчина усмехнулся и заказал еще горячительного напитка, вспоминая перстень рода, который последний раз видел с полгода назад.
        Тело слегка чесалось после поединка с Элен и ее мух. Фред как-то не предположил, что противница создаст нечто подобное, как-то сразу настоился на то, что ему придется сражаться с существом, пробужденным от смерти некромантией Ристера. А они ведь не способны ничего создавать (проекцию он вообще вначале принял за второго противника!). Потому и не смог защититься.
        Фред хотел заказать еще виски, но при взгляде на весьма колоритную парочку передумал. Двое парней его возраста, что во все глаза рассматривали зал.
        Нет, поглядеть, и впрямь, было на что. Трактирщик не поскупился на убранство зала и прикупил у магов некоторые магические штучки. Так что, под потолком летали золотистые мотыльки, а на стенах горели огни в воздушных сферах. Пол частично был покрыт преломляющей иллюзией.
        В общем, определенно в зале было на что посмотреть. Просто Фред так часто был здесь, что перестал замечать магию. Да ему ее и в Университете хватало!
        А вот незнакомцы стояли, открыв рты.
        "Чужаки, видно", - подумал Фред, приближаясь к их столику, на который только что сели парни. Из всей Киринеи только в Риане магию могли тратить с таким расточительством (ну, исключая, пожалуй, только сам королевский дворец). Рианцев же давно перестала удивлять магия. Они привыкли к ней и не стояли бы, с выпученными глазами глядя на, в общем-то, обыденные для них вещи.
        А парни были поглощены залом. Этим можно было воспользоваться!
        - Здесь свободно? - с улыбкой спросил Фред, подойдя к столику незнакомцев.
        Парни переглянулись, будто бы его слова навеяли им неприятные воспоминания, но трактир, и впрямь, был переполнен, в чем незнакомцы смогли убедиться, обведя глазами зал. Так что, одному из них пришлось кивнуть.
        Фред присел и заказал себе выпить, затем попытался завязать разговор.
        - Недавно в Риане?
        - Так заметно? - один из мужчин - более высокий и плотный с голубыми пронзительными глазами, досадливо поморщился.
        - Есть немного. Да и я здешних хорошо знаю, - покривил душой Фред.
        - Даже магов?
        - Не имел особой чести, да и желания, если честно, - привычно солгал будущий маг (если, конечно, он еще им станет!). Фред делал это так часто (лгал), что почти не задумывался над тем, о чем он говорил. Просто в какой-то момент ложь стала частью правды.
        Ответ Фреда пришелся по душе соседям, они взглянули на него с большим удовольствием. А тут и разносчица принесла напитки, причем всем троим.
        Мужчины чокнулись.
        - За встречу!
        Спиртное полилось в горло, затем Фред достал из кармана карты и начал их тасовать.
        - Зачем в Риане? - безо всякого интереса спросил он.
        - По делам, - голубоглазый слегка вздрогнул от вопроса, давая понять, что дело не чисто.
        Этот ответ, в общем-то, не интересовал Фреда. Он снова поиграл колодой. Его сосед - второй, тот, что посмуглее, да с опасным блеском в глазах и не выдержал:
        - А сыграть не хочешь? Все лучше, чем пустая беседа.
        - Почему бы и нет, - будущий маг привычно раздал карты.
        На мошенников Фред нарваться не боялся. Те очень не любили играть чужими колодами. В крайнем случае, просили новую у трактирщика (не было случая, чтобы у того ее не оказалось). Да и по виду ребята совсем не смахивали на ловцов удачи. Не в том дело, что мошенники выглядят, как мошенники. Но свои своих всегда видят!
        Впрочем, сегодня у Фреда не было никакого желания мошенничать. Хотелось проверить свою удачу, да отвлечься от Университета. Что поможет, как ни риск? Да и слова Элен, после которых они поссорились, о том, чтобы смошенничать с помощью магии, не лезли из головы, и были достаточно оскорбительны!
        Игра... Три мелкие монеты довольно быстро сменились десятью, затем несколькими злотыми. По мере того, как поднималась ставка, Фред начал понимать, что перед ним не простые наемники (на крестьян, или купцов, простите, ребята совсем не смахивали). Слишком просто они вытягивали очередную монету из кармана. Будто пустышку какую!
        Первый раунд был за голубоглазым, второй за Фредом. Более смуглый противник пока проигрывал. Но карта пошла и ему. Богиня злато, менестрель боли, перевертыш...
        - Еще меняю одну, - сказал он.
        Фред бросил ему одну из карт и заглянул в свои. Карты, прямо скажем, были не очень. Все какая-то мелочь попадалась. Не его сегодня день, не иначе! Может бросить гиблое дело? - мужчина отмахнулся от своих мыслей, стараясь, как бы противники ничего не почувствовали.
        - А зовут-то вас как? Уже почти час играем, а так и не познакомились.
        - Ол...- начал голубоглазый, но закашлялся, затем закончил. - Олсен.
        - Джон, - представился второй противник. - Наемники с Диона. Обещали нам хорошие деньги здесь. Купец один. А сейчас пропал он.
        - Жаль. Но, если человек хорош, еще объявится, - Фред поменял одну карту, подумав про себя, что противники держат его за идиота. Из другого теста обычно наемники сделаны, да и лгут поудачнее!
        - Третий выигрыш, - внезапно бросил тот, кто назвался Джоном.
        Фред цокнул языком и отбросил карты. У него даже до десятого не дотягивало, да и у Олсена на руках оказалась мелочь.
        За три круга Фред уже порядком проиграл. Бывает же, что карта не идет. Если так пойдет дальше, то злотых на следующий вечер не останется. Не бездонные у него же карманы. Но вставать не хотелось.
        - Как на счет еще одной партии? - предложил, порядком повеселевший после выигрыша, Джон.
        - Давай!
        И снова карты упали рубашками на стол. Очередная партия началась.
        "Есть!" - у Фреда заблестели глаза. Ему уже с первыми картами пришел первый выигрыш. Теперь главным было не показать свою радость.
        Противники два раза поменяли карты. Фред покачал головой в ответ на немой вопрос. Затем, сделав сначала вид, будто сомневается, поднял ставку. Противники повторили, затем еще раз. Игра набирала оборотов.
        - Нет, выхожу, - Джон потянул руку в карман, затем одернул ее и отбросил карты. - Я в не игры.
        Глаза Олсена и Фреда встретились. Оба подняли, затем еще раз. Открыли только на восьмом круге. У обоих уже ни медянке в кармане не осталось. Рискнули всем.
        - Демонское отродье! - заметив карты противника, крепко ругнулся Олсен. Затем тряхнул волосами, немного успокаиваясь. - Что ж, поздравляю. Были рады сыграть.
        Олсен с Джоном поднялись, но отойти от стола не успели. К ним уже приближалась разносчица.
        - Дэнги заплать, - на ломаном киринейском сказала она. По виду в девушке было намешано порядочное количество крови. И заостренные ушки от лучезарных, и широкий тролий нос и смуглость кожи, привезенная откуда-то с юга - поэтому ее ломаный язык никого не удивил. - Трий медяка.
        Олсен полез в карман, затем с видимым неудовольствие развел руками, Джон повторил его жест. В "Ваэлье", где "наемники" остановились, денег, понятно, было еще вдосталь. Но с собой ни медянки.
        Фред кинул девчонке требуемые монеты и объяснил бывшим противникам:
        - Я сегодня достаточно выиграл. Медянки - мелочь.
        Девчонка юркнула обратно за стойку. А парни остановились.
        - Мы тебе обязаны, - тихо проговорил Джон.
        - Бросьте, чепуха, - попытался отмахнуться Фред, уже зная, что ни к чему это не приведет.
        - И все же, - мужчины прощально приподняли шляпы, и вышли из трактира.
        Простые наемники?! - Забавно. Фред едва не рассмеялся. А он еще удивлялся, как Элен вычислила, что он аристократ. На лбу это не написано, но в манерах ой как проскальзывает!
        - Довольно часто в обрядах некромантии используются амулеты. В них может храниться огромная сила и довольно длительное время. Когда нужно ее использовать: поднять зомби, уничтожить ночную тень, создать проекцию...
        - Джулин...
        - Создать проекцию, щит тьмы, сплести Свет и Тьму... их разбивают и выпускают силу...
        - Джулин...
        - Я прекрасно знаю, как меня зовут! Вовсе не обязательно каждый раз повторять одно и то же! Иногда амулет не уничтожается. Некромант может вытянуть из него силу, не уничтожая оболочку, но у остальных магов не получится...
        - Я скучал...
        - Что бы ты, вы...- сбилась девушка. - Не важно. Амулеты - это...
        - К Демону амулеты! Я просто хотел объяснить...
        - Замолчите! Не хочу слышать! Это не имеет значения, - только сейчас Джулин осмелилась поднять глаза на Ристера. - Через неделю у меня свадьба. Вы не приглашены. Все кончено!
        - Так скоро... свадьба?
        - Да! Это мое решение. Только попробуйте сказать что-то отцу. Он убьет... тебя. Амулеты - это...
        Больше Ристер не проронил ни слова. Быстро расписался в книжке у Джулин и отвернулся. Графиня выпрямилась и пошла к двери. У нее на глазах стояли слезы, губы тряслись от внутренних рыданий.
        Только ничего не говори! Молчи... Молчи, прошу тебя.
        Ристер молчал. Джулин открыла дверь и вышла наружу.
        Маг в бешенстве сбросил со стола какие-то бумаги, потоптался на них, спалил одну. Ярость требовала выхода, но в двери кабинета уже стучался очередной студент. Анри...
        - А этот бокал мы поднимаем за человека, который первый разглядел червоточину в Дириани. Граф Риани. За вас! - бокалы чокнулись. Присутствующие сделали несколько глотков, не особо, впрочем, налегая на вино. Потерять голову не хотелось никому.
        Когда главой Университета был Дириани, всем все было понятно. Роли, посты уже давно были распределены. Теперь все изменилось. Никто не знал, что будет завтра.
        Вердана первой отставила кубок в сторону и отошла к стене. Если кто первым и разглядел в Дириани червоточину, то этим человеком определенно была она. Но Алехандро захотелось польстить Риани, и вот этот тост, да и весь этот вечер в целом.
        Все маги были приглашены, Разве что Дорин не явился. Впрочем, ничего удивительного. Его и не пригласили-то. Хотя... Вердана внезапно вспомнила, что Алехандро приглашал Дорина. Зачем он это сделал, она особо не задумывалась. Но все равно запомнила.
        "Так, где же Дорин?" - Вердана покачала головой. С каждым прожитым днем она все меньше и меньше понимала молодого магистра. И это совершенно не радовало! Вердана никогда не жаждала узнать все, но это знание было необходимостью!
        В какой-то момент целительница задремала, уйдя с головой в свои мысли. Последние дни совершенно вымотали мага. А в особенности - неизвестность, которая не могла не пугать. Так и вышло, что Вердана пропустила приход Дорина. Целительницу с дремы вывел только громкий смех.
        - И что? Мало ли чего кому почудилось. Да и люди испокон веков мерли, как мухи. Какой смысл поднимать панику?!
        - А если в этот раз все серьезней? - голос Дорина, и впрямь, не подразумевал ничего смешного, зато Алехандро отдувался за двоих.
        - Докажите! Пока я вижу только слова нескольких помешанных. И где вы их выкопали?
        - Я просто, в отличие от вас, частенько бываю в Риане и слышу, о чем люди говорят.
        - Готов поспорить, они утверждают, что на них напали Демоны, не иначе! - голос Алехандро становился все громче. И сейчас за перебранкой магистров наблюдали все присутствующие.
        - Они мертвы и не могут ничего утверждать. Все остальные просто напуганы.
        - Вот и разберитесь сами! Чему-то вы ведь должны были научиться! Если вам кажется, - магистр коротко хохотнул, - будто что-то не так. Действуйте! Лично вас, Дорин, Дириани разбаловал. Но теперь вам придется работать со мной. А я подобного не потерплю!
        Дорин молча отвесил магистру поклон и пошел к двери. Вердана глядела ему вслед, раздумывая над тем, сколько правды было в словах мага. Она не видела в видениях того, что происходит в Риане. Но в последние дни целительница была слишком увлечена Дириани. Могла и не почувствовать новой силы.
        Было и другое объяснение - Дорин солгал. Причину найти не сложно. Та же власть, к примеру. Убийствами можно было попытаться отвлечь Алехандро на день-другой, а там и привести в исполнение другой план - по захвату перстня.
        Какая из версий правдива, целительница не знала. Только Риан мог дать правдивые ответы. Нужно было появиться в городе во что бы то ни стало!
        Алехандро, как обычно, сделал выводы, не подумав прислушаться к тому, что ему говорят. Дорин ударил ни в чем не повинное дерево. А в Риане-то действительно творились странные вещи. Алехандро прав, убийства - дело привычное, а вот призраки, бормочущие что-то про Богиню - это, и впрямь, нечто новенькое!
        Дорин сам не видел "девок с пустыми глазищами", но слышал о них предостоточно! Сначала одна торговка в панике прибежала к капитану, потом еще двое матросов. Правда, от последних весьма ощутимо попахивало алкоголем. Но они и не отрицали, что "приняли чуток для храбрости. А то после такого мерцом себя начинаешь чувствовать".
        От этих трех свидетелей можно было отмахнуться, как и от троих ребятишек, что уцепились в мантию Дорина, как только он покинул участок. А вот от одного из стражников отмахнуться было куда как сложнее. Парень признал в одной из "слепух", как окрестили их люди, убитую накануне девушку. А это уже попахивало серьезными неприятностями.
        Дорину нужна была помощь. О Дириани можно было забыть, а Алехандро упивался новым постом, мечтая только о том, чтобы удержать его до конца своих дней. Все остальные слишком боялись последовать за Дириани и молча шли за новым лидером. Хотя, как это все?! - Дорин даже остановился от внезапно нахлынувшей мысли. Ристер пока оставался в стороне.
        Следуя приказу Дорина некромант ни на минуту не оставлял элронских гостей, а если и уходил куда, то ставил запрет на выход. Правда сил на это тратилось уймы, как и внимания - ни на минуту не отвлечься - Дорин по себе знал. Так что, Ристер предпочитал проводить все свое время в трактире, наблюдая за происходящем лично.
        В принципе, слежку можно было оставить. В городе произошло два новых убийства. За элронцами в это время следили. Так что, они были не виновны.
        Дорин прибавил шаг, покидая Университет и приближаясь к "Ваэлье". Он только что нашел человека, который поможет ему разобраться с призраками. Ристер был не в том положении, чтобы отказываться.
        Глупый, глупый Дорин! Он так и не понял, что люди лгут. Солгал и Ристер. В ночь, когда были совершены убийства, за его подопечными никто не наблюдал. Сначала Ристер отвлекся на экзамен. А после разговора с Джулин магу хотелось одного - забыться. Ближайшая пивнушка помогла сделать это. В себя он пришел только утром, так и не заметив, что элронцы на время покинули уютный трактир.
        Наконец по-настоящему настало лето. Мы вместе с Лиин лежали на пляже и пытались впитать в себя солнечные лучи. Хотя нет, Лиин уже сейчас спряталась в тенек, боясь, что ее светлая кожа покраснеет от солнца. Как-никак она в первый раз в этом году появилась на пляже. До этого все время отнимала подготовка к экзаменам. Но сейчас мы, наконец, стали свободными. Ненадолго, конечно, скоро придет черед практики. Лиин уже сейчас предупредила, что ее на это время забирает дед. Он нашел "работу для мага" и сразу подумал о своей внучке.
        В принципе, приблизительно так поступило большинство наших однокурсников. Для них практика будет заключаться в том, чтобы посетить родителей на каникулах.
        Я в это большинство не попала и сейчас раздумывала над тем, куда меня отправят. Хотя нет, в данную минуту больше раздумывала над тем, покупаться мне сейчас, или на десять минут позже.
        Холодная вода победила. Я махнула рукой Лиин и припустилась в воду.
        Вода, возлагаемые на нее, надежды, оправдала. Хотя далеко я не заплывала. Особо рисковать не хотелось. В прошлый раз меня ведь страховал Фред. А сейчас... Впрочем, о Фреде думать тоже не хотелось. Я поплескалась возле бережка и вышла обратно на берег.
        - Не хочешь тоже искупаться? - предложила я Лиин.
        - Нет, я совсем не умею плавать. Да и воды боюсь. Тетя за то время, что я жила у нее, успела привить мне страх к воде. Она сама боялась эту стихию, вот и не хотела, чтобы я однажды уплыла от нее.
        - Но в воде ведь ничего страшного. Давай я научу тебя плавать?
        - Разве не ты говорила, что сама не умеешь? Как же меня будешь учить? Мне и тут хорошо. А если скучно, надо было Джулин пригласить. Она бы точно не отказалась от купания.
        - Ты так говоришь, будто в купание есть что-то дурное. Но это ведь прекрасное занятие, - я легла на свободную чайзу и прикрыла, недавно купленной в лавке, шляпой глаза от солнца. - Джулин занята. Ты же сама знаешь, у нее свадьба. Всего несколько дней и осталось до церемонии. А она еще до сих пор не выбрала цветы, не поговорила со священником... Еще там чего-то не сделала... А, - я махнула рукой. - Бегает, будто белка в колесе. Хочет самую роскошную свадьбу в городе. Чтобы хоть как-то уравновесить. Жених-то ей достался самый худший...
        - Это ты так думаешь, или она сказала? - поинтересовалась Лиин.
        - Джулин, конечно. Не в таких, правда, выражениях. Но это пустяк. Или ты не согласна с нашим общим мнением об Анри?
        Подружка ничего не ответила, только на мгновение прикрыла свои голубые глаза ресницами.
        - Лиин?
        - Что, - девушка вздрогнула. - Ах, да, Анри... Конечно, думаю. Тут и думать нечего! Мерзавец, каких мало.
        - Ты еще не забыла о том случае?
        - Издеваешься? - соседка даже привстала. - Да, если бы не ты, он бы убил меня. До сих пор не понимаю, что его так взбесило?
        - А, не бери в голову, - попыталась я отвлечь Лиин от тягостных воспоминаний. - Давай лучше отвлечемся. В чем ты, к примеру, на свадьбу пойдешь?
        - Перед вами тело, Ристер. Что вы можете сказать?
        - Пока ничего, - некромант дотронулся до лица девушки. - Сейчас прочитаю заклятие, и увижу ее прошлое. Быть может, убийцу. Но шанс небольшой. Если проводилось что-то вроде ритуалов крови, не увижу ничего.
        Ристер прошептал заклятие и склонился над телом. Его глаза затуманились. Вот сейчас... Но ничего не произошло. Девушка так и лежала, не двигаясь с места. Даже туман не заклубился. А хоть что-то должно было произойти! Но нет.
        - Не вышло! - заявил Ристер после нескольких минут молчания.
        - Что это значит? Магия крови? Но вы ведь уверяли, что постоянно следите за элронцами.
        - Слежу. Даже сейчас, - Ристер осторожно проверил щит в "Ваэлье". Он был на месте. Рисковать, как в день экзаменов у мага не было ни малейшего желания. Он так и не узнал, покидали ли его подопечные комнату. И, пожалуй, не хотел этого знать. - Но причина может быть иной. К примеру, связанная с этими призраками. Я никогда не сталкивался с подобным. Или же, если вам нравится версия о кровавых ритуалах, то провести их мог кто-то другой. Но, давайте я попробую с другими жертвами. А вдруг получится! А мы уже догадки строим.
        Когда Ристер сказал, что кровавый ритуал могли провести не только элронцы, Дорин бросил на некроманта злой взгляд. Магистр ни на мгновение не забывал, что двое его студентов прочли древний фолиант со страшными знаниями. Фред и Элен. В день их принятия в Университет Дорин и подумать не мог, что с этой парочкой будет связано столько проблем (знал бы, не стал связываться с Алехандро!). Сначала многоликие, затем Демоны снов и Ночные тени. Они, казалось, притягивают неприятности. Теперь еще и кровавые ритуалы. На экзамене студенты, по словам Ристера, ими не воспользовались. Но дети могли оказаться умнее, чем о них думали магистры, и просто не стали кичиться новыми умениями.
        Дорин зло прищурился, а затем снова поглядел на действия некроманта. Сейчас-то маг понял, не о Ристере говорила Вердана несколько дней назад. Она ничего о нем не знала. О Дириани. Но... даже если тогда Дорин понял, о ком целительница, он бы все равно не стал бы ей помогать. В Дорине не было ни капли древней крови, но предателей он, тем не менее, люто ненавидел.
        Еще одна девушка, как и предыдущая, после заклинания Ристера так и осталась лежать, ничего не прояснив, а вот третья...
        Ристер внезапно отшатнулся и тяжело задышал.
        - Вы что-то видели?
        - Видел! - со злостью сказал маг и едва не пнул тело ногой. - Ритуалы здесь не при чем. Видел я лицо убийцы. С девчонкой просто развлекались. Весьма специфическим образом, надо сказать.
        - То есть? - недоуменно нахмурился Дорин.
        - Помните, давно еще, лет десять назад в замке некоторых дворян, того же Саада были распространены весьма специфические забавы? И я говорю не о вызовах Демонов, тоже весьма кровавых. О том, как развлекались некоторые аристократы с подвернувшимися девушками, порой с детьми.
        - Слышал что-то...
        - Вам повезло, что не видели. Та еще мерзость! - Ристер сделал шаг в сторону. - Пойду хоть воды выпью. - Но лицо этого ублюдка я запомнил. Как увижу... Не долго ему жить, в общем, осталось! Это я вам обещаю.
        Дорин стоял и с удивлением смотрел на коллегу.
        - Это настолько ужасно? - спросил он, когда Ристер справился с эмоциями и выпил в ближайшем трактире кружку пива.
        - Просто мерзко. Никогда не понимал убийств ради развлечения!
        - Я тоже, - Дорин заказал и себе кружку со светло-желтым хмельным напитком. - Вы говорили о Сааде? Что-то я о нем слышал совсем недавно.
        - Вполне возможно. О нем любят поговорить. Кое-кто вспоминает времена существования его замка с улыбкой. Считает, то были лучшие годы.
        - А ведь вы правы, - Дорин как-то странно покосился на Ристера. - Я вспомнил. О замке Саада говорили в связи с пирушками у Джулин. Мы ведь с вами побывали на одной из них.
        - Джулин здесь ни при чем! - резко ударил некромант кулаком о стол. - Дети не знают, о чем говорят!
        - Возможно, - недоверчиво протянул Дорин. - Возможно.
        - Ну, как тебе платье? Я же говорила, что оно лучше того, что ты себе подобрала. Погляди, как блестит лиф. Ни у кого такого не будет! - несколько дней назад с Терры приехала подруга детства Джулин Виаска. Сейчас девушки ходили по лавкам, готовились к свадьбе.
        - Подумаешь! - Джулин пренебрежительно махнула головой и провела над лифом рукой. Материя тотчас засверкала еще сильнее. - Магия может и не такое. Никаким камням и не снилось!
        - Почему же ты не сделала так раньше? - Виаска удивленно подняла брови. - Так же намного лучше.
        - Какая разница? Меня и так все устраивает.
        - Можно подумать, ты свадьбе не рада. Ты же год назад мечтала об этом дне. И об Анри, - подруга подмигнула. - Что же сейчас случилось? Или переживаешь перед первой брачной ночью-то?
        - Я просто... - Джулин быстро поправила выбившуюся прядь. - Я рада. Волнуюсь немного. Но рада. Это будет самый счастливый день в моей жизни. Поскорей бы!
        - Вот такой настрой мне нравится! - поддержала Виаска подругу. - А-то я уж думала Анри что-то не так сделал.
        - Анри... - медленно протянула графиня. Анри сделал все не так! Но год назад она его совсем не знала. Так, видела пару раз в год. Вот и влюбилась в саму тайну. Столько потом глупостей наделала! Но Виаске об этом знать вовсе не обязательно. - Его ни в чем нельзя упрекнуть. Я так счастлива, что стану его женой. Просто... жаль покидать школу. Мы же больше не вернемся. Так и останемся недоучками. А так, в целом, все просто отлично! И, пожалуй, я последую твоему совету - одену это платье!
        Это случилось на пятый день после того, как Ристер прочел память убитой. Некромант увидел подонка. Надо бы, конечно, сразу с ним покончить. Но, а вдруг, с другими девчонками развлекался другая сволочь? Больше убийств в Риане не происходило, так что прочитать память очередной жертвы не представлялось возможным. А вот призраки вновь и вновь появлялись на улицах города, даже после того, как несчастных предали земле. Они молили о мести, звали Моргану и просто пугали прохожих. В их поведении и была странность. Так что, нужно было все выяснить до конца.
        - Вот мы и встретились! - Ристер с легкость перенесся в карету, в которую только что уселся убийца и зажег на ладони черное пламя. - Давно хотел с вами увидиться.
        - Кто вы?! - словно испуганное животное, которого ведут на бойню, завизжал убийца. - Что вам нужно?!
        - Остановите карету! Вы обвиняетесь в убийстве человека.
        - В каком убийстве? Вы полоумный! - завопил мужчина. - Никого я не убивал!
        - Неужто? - Ристер криво усмехнулся и создал шар, в котором лежала жертва. - Ее тоже?
        - Разве ж это человек? - мужчина вытаращил глаза. - И ради этого вы на меня набросились?! Она ведь раба. Моя собственность. Что хочу, то и делаю.
        - Раба? В Риане отменено рабство.
        - Это здесь-то, - проворчал "рабовладелец", начиная успокаиваться. - В Зарии разрешено. Мне ее оттуда и доставили. Так что, выметайтесь с моей кареты!
        "В Зарии рабство тоже запрещено", - про себя подумал Ристер, а вслух спросил:
        - Кто ж продал вам такое сокровище?
        - Да есть тут один. Правда, имечко я его подзабыл.
        - Обойдемся без имени! - взгляды мужчин встретились. - Сам все узнаю.
        Имя магу не понадобилось. Он и лицо, выплывшее из памяти первым, знал прекрасно.
        - Но ведь это невозможно! Просто не мыслимо! - через минуту растерянно протянул маг, падая на роскошные сидения кареты. - Или возможно?
        40. Пыльца солнца - очень дорогой и очень сильный наркотик.
        41. Вахта - страна, граничащая с Киринеей через Белое море.
        42. Щит на отражение - щит, возвращающий заклятия, которые в него посылают, иногда трансформирует полученную силу, создавая более мощное заклятие.
        Глава 37
        Свадьба... Сколько всего в этом слове. Мечта каждой девушки, порой недостижимая, лучший день на всю жизнь.
        - Я его ненавижу! - тихо, чтобы не услышала Виаска, прошептала Джулин, поправляя сетку для волос, украшенную иламами.
        - Тогда откажись. Расскажи все отцу, - также тихо предложила я.
        - Что рассказать-то? - Джулин коротко хохотнула. - Что я его ненавижу. Что он само зло, которое до сих пор ходит по земле только лишь из-за странного попустительства Духов?
        - Может из-за благосклонности Демонов? - предположила я, одергивая лиф платья подруги.
        Как ни странно, но Джулин давно стала моей подругой. Сказал бы мне это кто-то с полгода назад, я рассмеялась бы в лицо. Причем, совершенно искренне. А сейчас...
        - Это многое меняет! - фыркнула графиня. - Да только я заикнусь о подобном, меня отец сам придушит!
        - За что? Что-нибудь случилось? - из соседней комнаты выглянуло любопытное лицо Виаски. Точнее, не все лицо, а лишь маленький курносый носик с веснушками на нем, да левый голубой глаз (надо отметить, правый глаз у Виаски тоже был голубым, но сейчас он не попадал в поле нашего зрения).
        - Нет, я просто продолжаю волноваться. Буду ведь вспоминать об этом дне всю свою жизнь. Вот и хочу, чтобы все было идеально, - ответила Джулин, бросив на меня предостерегающий взгляд.
        Как Джулин скрывала от большинства свои чувства к Ристеру, так сейчас скрывала свои чувства к Анри. Но я даже не пыталась поколебать ее решение. Это ведь была ее жизнь, и только графиня могла решать, что с ней делать.
        - Я тебе даже немного завидую, - Виаска снова исчезла с нашего поля зрения. До нас доносился только ее высокий (на мой взгляд, даже чересчур) голос. - До моей-то свадьбы еще долго. Папа все никак не может решить вопрос о моем приданом. Вот и мучаюсь. А ведь могла бы уже год, как выйти замуж!
        - Сочувствую, - насмешливо протянула Джулин, не сумев скрыть свое истинное отношения к этому бракосочетанию, затем исправилась. Ее, внезапно прорезавшийся, веселый голос удивил даже меня. - Но, надеюсь, когда этот день настанет, ты пригласишь меня подружкой невесты?
        - Конечно! Ты же про меня не забыла!
        Джулин еще раз поглядела в зеркало, горделиво выпрямила спину и по-королевски улыбнулась, тряхнула сережками, одаривая комнату веселым звоном и схватилась за мою руку.
        - Ты уверена, что хочешь это сделать? - попыталась, как можно мягче, спросить я.
        - Уверена... что не хочу. Но должна! И, Элен, - Джулин посмотрела на меня холодным взглядом. - Не спрашивай меня больше о таком, вообще, не напоминай, что у меня был выбор. Я приняла решение. Да и на самом деле, - ее губы затряслись. - У меня не было выбора!
        Церемония шла с поистине королевским размахом. Кортеж проезжал улица за улицей, а всевозможные зеваки высунулись из окон домов, чтобы поглазеть на это. Бедняки, да всякие предприимчивые людишки тоже не оставили свадьбу без присмотра. Карета ведь неслась, осыпая улицу за спиной не только лепестками роз, но и мелкими монетами, порой мелькало даже серебро.
        Правда, так делали только люди Риани. Войские отделывались одними лепестками. Да и с теми порой халтурили.
        К храму Митоски - понятное дело, самому роскошному в городе, кареты приехали одновременно. Войский с улыбкой кивнул Риани.
        - Брак-то значит будет удачным!
        - А разве могло быть иначе? - не дожидаясь ответа будущего свекра, Риани подошел к карете и подал руку дочери - что поделаешь, традиция. Граф должен был делать все точно по обычаям, не давая никому понять, какие чувства его обуревают.
        За почти год, который аристократ не видел "дочь", ненависть к ней не прошла, скорее, увеличилась. Граф по минутам считал время, когда избавится от нее навсегда. А нет-нет, что-то вновь кололо в сердце, заставляя думать, будто долгожданный миг никогда не наступит.
        Собор был весь в цветах, да сверкающих камнях на шеях гостей. Маги тоже не поскупились на дары. Вокруг что-то сверкало, и переливалось всеми цветами радуги, заставляя глаза невесты слезиться. На невысоком помосте стояли музыканты и играли положенную случаем мелодию. Что-то невыносимо прекрасное. Именно, что невыносимо!
        Джулин медленно шла к священнику, к Анри, который уже поджидал ее там.
        "Будто паук, что вот-вот утянет в свое логово", - подумала девушка, продолжая через силу улыбаться. Позади нее шла Виаска - подружка невесты, держа в руках букет цветов невероятной величины.
        Зал полнился гостями: родственниками, что ее, что Анри, магистрами с Университета ("интересно, Ристер здесь? - пронеслось в мыслях Джулин. - Только бы он не сделал глупости! Только бы он ее сделал..."), уже бывшие однокурсники. Еще какие-то люди.
        Казалось, такая толпа поможет, а в действительности огромное полчище людей лишь заставляло нервничать Джулин и улыбаться. Все время улыбаться.
        Скоро ее губы онемеют, а чувства притупятся настолько, что поцелуй с Анри не вызовет никаких эмоций. Холод и влажные губы... Нет, не думать! До ночи еще так долго. Первая брачная ночь... Зря Виаска напомнила ей об этом!
        - Дети мои... - начал священник.
        "Улыбайся, просто улыбайся! - приказывала себе Джулин, даже не пытаясь вслушаться в то, что говорил священник. Сначала все равно до нее донесется голос Анри. Только потом придет черед ее согласия, начала ее смерти... - Улыбайся!"
        А затем внезапно дверь распахнулась.
        - Да, есть! - прозвучал неестественно громкий голос. - Я готов возразить!
        А больше девушка ничего не слышала. Осталась одна радость, что он пришел. Только несколько минут назад она молила Духов, чтобы его здесь не было. Но высшие силы знают желания смертных лучше их самих.
        - Как это Джулин не сделала тебя подружкой невесты? - тихо прошептал мне на ухо Костас.
        - Переживаешь, что Анри не сделал тебя своим "другом", а выбрал графа Мериконе? - вопросом на вопрос ответила я.
        - Всего лишь пекусь о тебе. Ты ведь мне как сестра, порой неразумная... - пакостно заявил однокурсник. - А с Мери мы старые друзья!
        - Неужели? - я скептически подняла брови. - И вам не мешает то, что вы живете в разных частях Киринеи?
        - С чего бы это? Быстрых скакунов у нас достаточно, как и свободного времени. Это ведь только у бедняков нелады и с тем, и с другим.
        - И кто к кому приезжал? Ты к Мериконе, или он к тебе?
        - Да, бывало по-разному. В последний раз, как раз перед моим поступлением, помню, он заехал. Мы хорошо повеселились, в картишки тогда еще перекинулись. Веселое было время!
        - Забавно, - насмешливо протянула я. - А, на сколько я знаю, Мериконе впервые покинул свое поместье. Он ведь страшный домосед. Неужели ты никогда не слышал об этом?
        - Да, что ты вообще знаешь?! - лицо Ксавиана перекосилось от гнева, что я, будто несмышленыша, провела его, и, если бы не люди вокруг, он бы, пожалуй, даже зарычал. - Кто я и кто ты?! Это просто смешно! Твое место на полу, где-то там в грязи!
        - Хочешь проверить, кто там окажется первым? - я про себя проговорила одно заклятие. Снова ненавистная смесь магии Жизни и магии Смерти. Но для демонстрации своих сил это заклятие подходило великолепно!
        Моя кожа на мгновение покрылась иголками, будто была сделана из коры ливандра. Костас вскрикнул и одернул руку.
        - Думаешь, мир клином сошелся на магии? Когда-нибудь ты истратишь все свои силы и тогда...
        - И тогда ты встретишься со мной, - с нешуточной угрозой в голосе проговорил, подошедший Фред. - Можем хоть сейчас это проверить. И не обязательно сыпать заклятиями. В этом-то случае ты, наверняка, проиграешь. Можно и на мечах.
        Костас сверкнул глазами и сжал от злости зубы. Но ни я, ни Фред не превратились в пыль, что упала бы к нему под ноги. Будущему магу пришлось уйти, не солоно хлебавши.
        - Неужто, Костас решил занять место Анри? - предположил Фред. - А я-то надеялся хоть на месяц спокойствия!
        - Зря! Свято место пустым не бывает, - я повернулась к Фреду спиной. - И ты зря пришел меня спасать. Сама бы справилась!
        - Костас прав, магия когда-нибудь может быть недоступной.
        - А меча и вовсе никогда нет под рукой, - я пожала плечами. - Кстати, не знала, что ты умеешь фехтовать.
        - Ты многого обо мне не знала.
        - Я не уверена, что хочу знать! Какой смысл ограничиваться полумерами? Всего-то ты мне не скажешь, - я помолчала. - Зачем подошел?
        - Может, просто хотел тебя увидеть? Соскучился. Ты так не думаешь?
        - Я не знаю, о чем мне думать. Вообще. Сейчас вот смотрю на брачующихся... Эта свадьба, - я помолчала. - Джулин ведь любит другого, а от Анри мечтает избавиться больше всего на свете. Да и Анри Джулин не интересует. Абсурд какой-то! Чем закончится такой союз? Смертью? Только не, как там говорит священник: "Пусть и смерть вас не разлучит". Глупость! Если оставить двух пауков в банке, кто-то один из них обязательно погибнет. Но только один.
        - Считаешь Джулин пауком?
        - Нет. Но загнанный в угол человек ведет себя так же, как любители паутины.
        - Если в этом зале у кого-то есть возражения против данного союза, - долетел до нас, усиленный магией, голос священника. - Скажите их сейчас, а коль нет, храните до самой смерти.
        - Кто ж возразит? - мой вопрос потонул во всеобщем шуме.
        Резко отворилась дверь и в храм проникли возгласы толпы с улицы, а на пороге храма появился Ристер.
        - Да, есть! - прозвучал неестественно громкий голос. - Я готов возразить! Барон Анриан Войский обвиняется в нарушении законов Киринеи, что карается смертной казнью. Перед вами убийца.
        На мгновение зал окутала тишина. Джулин, как прежде, стояла неестественно выпрямив спину. Только ее улыбка слегка померкла, а в глазах отражалась не сталь, а простая печаль. Расталкивая гостей, к Ристеру приближался Дорин. Он что-то тихо сказал магистру на ухо. Мы с Фредом, не сговариваясь, переплели пальцы и прошептали заклинание, многократно усиливающее слуг.
        Слов Дорина мы так и не услышали, а вот речи Ристера прозвучали ясно.
        - Вы приказывали мне найти убийцу. Я его нашел. Анри продавал убитых девушек, как рабынь для развлечений.
        - Вы знаете, кто такой Войский, кто такой Риани? - устало спросил Дорин.
        - А вы знаете, сколько убитых? Знаете, сколько девушек стали призраками после смерти? Знаете, сколько их еще может быть?
        - Знаю!
        Магистры молчали. Так и не дождавшись продолжения, священник проговорил.
        - Дочь моя, готова ли ты связать судьбу с человеком, над которым висит страшное обвинение? Знай, Духи не скупятся на дары для тех, кто принимает правильные решения.
        - Я знаю об этом, отец, - отрезала девушка. - И я знаю, что мое решение правильно!
        Графиня вырвала свою руку из рук Анри и пошла прочь.
        - Джулин, остановись! - на весь зал крикнул ее отец. - Эти обвинения абсурдны. Я принял решение вверить заботу о тебе Анри. Ты должна подчинится!
        - Но не подчинюсь! - Джулин так и не обернулась. Дойдя до конца зала, она взяла Ристера за руку.
        - Вы справитесь без меня, Дорин? - долетел до нас с Фредом вопрос Ристера.
        - Я и вместе с тобой не справлюсь! - зло прошипел маг. - Но лучше убирайся отсюда. Меньше всего мне хочется отвечать за твою смерть... Убирайтесь оба!
        Анри со злостью смотрел на исчезающую спину невесты. Какая же Джулин дрянь! Как и ее любовник! Барон давно знал о связи графини с магистром. Ему рассказала об этом Милина за день до того, как погибла, еще до того, как об этом "по секрету" поведал Костас. Но Анри мало волновало, с кем проводит ночи Джулин. Ему нужны были деньги Риани, а избавиться от жены всегда можно с легкостью!
        Но как же они узнали о его делишках? Кто мог рассказать? Анри незаметно переводил взгляд с Костаса на Бриана. Только они знали о рабынях. Кто же из них проговорился?
        Девушек с Горлица (их отправлял старший Войский), да и самого Ролерна доставляли в Риан. Красотки быстро покупались на россказни о красивой жизни, о любви барона - самого Анри, о будущем браке после знакомства с отцом Анри.
        Казалось бы, только полная дура может поверить в это. Но таких, на удивление, было не мало. Чем Анри с удовольствием пользовался! А смерти дурех его не волновали!
        Друзья, судя по выпяченным глазам, были ошарашены не меньше Анри. Кто же? Внезапно Анри вспомнил, как один из разговоров подслушала эта Лиин. Он тогда едва не убил ее от злости, что она все узнала. Пусть, еще тогда-то клиенты не могли безнаказанно убивать рабынь. Но начало работорговли, безусловно, было положено!
        "Где же эта маленькая болтушка? - Анри обвел глазами храм. - Есть! Взгляд зацепился за невысокую светловолосую фигуру. Она и ответит!"
        Не слушая дальнейшие разглагольствования священника, шепот своего отца, возгласы гостей и оправдания Дорина, барон двинулся к девушке. Он не уничтожил ее тогда, подарил полгода жизни. Зря! Сейчас она ответит!
        Девушка не слышала его приближения, и вовсе не видела Анри, но почувствовала, когда он схватил ее за руку.
        - Больно? - злорадно зашептал он. - Сейчас будет еще больнее!
        Но водворить свою угрозу в жизнь не удалось. Кто-то сильный перехватил его руку и сжал. Анри вскрикнул и поднял глаза на силача.
        - Что вы себе позволяете? - завопил он.
        - Это вы возьмите себя в руки и держитесь подальше от моей внучки!
        - Из-за этой дряни, - начал Анри, но лорд Бианим заставил его замолчать, ударив по лицу.
        - А вот за это вы ответите!
        Зарождающуюся схватку прервал возглас старшего Войсского.
        - Как вы смеете поднимать руку на моего сына?!
        - Он смел поднять руку на мою внучку, - веско ответил лорд.
        - Потому что она оболгала меня. Сегодняшнее обвинение - ее вина! - закричал Анри.
        - Я клянусь, я ничего подобного не делала, - со слезами на глазах залепетала девушка.
        - Вот видите, она уже оправдывается. Я был прав, - только лишь услышав голос Лиин, победно заорал Анри. - Она оболгала меня. И должна ответить!
        - Я поддерживаю моего сына, - бросил Войский.
        - Я тоже на вашей стороне, - веско уронил Риани, стараясь не думать о сомнениях, закрадывающихся в сердце. - И дочь моя одумается. Это я вам обещаю!
        Свадьба представителей родов Риани и Войских взбудоражила весь город. Особенно ее финал. Еще, наверное, с неделю, после того, как Джулин вышла из церкви, кумушки обмусовывали события в храме Митоски. Потом это, правда, всем поднадоело. Джулин с Ристером оставили в покое. А вот Анри все еще оставался в центре внимания. На сей раз вместе с Лиин. Барон Войский против лорда Бианима. Риани-то, не смотря на свое обещание, был слишком занят поисками Джулин, чтобы отвлечься на помощь Войским. Но Джулин, как сквозь землю провалилась! Что не могло не беспокоить ее отца. Нашла время в прятки играть!
        Я не знала, где Джулин, но почему-то не волновалась за нее. Ристер ведь тоже пропал. А некромант может и за себя, и за любимую постоять. Получается, подруга была в безопасности.
        О ком я волновалась, так это о Лиин. Род Бианимов был гораздо слабее рода Войских. И гораздо беднее. Странно, что их схватка длится так долго. Если честно, никто из наших однокурсников не думал, что она так затянется. Мы были уверены, день-два Бианим признает поражение, но вместо этого он упрямо продолжал бороться.
        По Университету даже поползли слухи, что с Войским что-то случилось, он потерял свое влияние, деньги. Но день-другой слухи замолкали. Алехандро давил всех недовольных.
        Впрочем, вскоре все это отошло для меня на второй план. Несколько дней назад я встретила в городе Джулин. Графиня выглядела абсолютно счастливой. Вот, по ее словам, решила поделиться этим самым счастьем со мной.
        - Держи, - Джулин протянула мне какую-то картонку.
        Я с сомнением взяла ее, повертела в руках, затем вчиталась в золотые буквы и радостно вскрикнула.
        - Неужели, это... это...
        - Да, это приглашение на бал. Мне сейчас туда путь заказан (отец чего доброго найдет, а я пока не готова к разговору с ним), а ты давно об этом мечтала. Так что, бери, пока я не передумала! Здесь ведь имя приглашенного не указано.
        - Спасибо. Я, в самом деле так хотела туда попасть. Но как же я пойду одна?
        - Ничего. Найдешь там себе кого-нибудь. И еще, - Джулин уже хотела попрощаться, но внезапно остановилась. - Платье возьмешь в моей комнате. И украшения тоже. Специально для этого бала покупала. Держи, - девушка протянула мне ключ. Соседей у меня нет, так что, вопросов никто задавать не будет.
        - Не нужно. У меня есть злотые. Подберу себе что-нибудь.
        - У тебя есть тысяча злотых? - ухмыльнулась Риани. - Мое платье ведь столько и стоит. Если твой наряд не будет стоить, по крайней мере, пятьсот злотых, тебя, даже не смотря на приглашение, на бал не пустят. Так что, бери, - Джулин все-таки всунула мне ключ. - Платье из красной чейдены - знаешь ведь, эту ткань лучезарные в своих лесах делают, обшитое мелкими иламами. Да, у него очень глубокий вырез, захвати и шаль, чтобы не замерзнуть. Весело проведи время!
        - Ты тоже. Как ты вообще?
        - Жалею... - видя, как округляются от удивления мои глаза, Джулин рассмеялась. - Жалею, что не ушла раньше. Это стоит того, какую бы цену не пришлось бы мне платить!
        Платье я достала без особых проблем, как и шаль. И вот теперь принаряжалась, стоя у зеркала и слушая восторженные восклицания Лиин.
        - Великолепно! Изумительно! Роскошно!
        - Хватит уже! А-то захвалишь! А уже сейчас почти чувствую себя неземным существом.
        - Толи еще будет! - подмигнула мне подруга. - Но я не лукавлю, да и зеркало не умеет лгать. Ты потрясающе выглядишь.
        Пожалуй, Лиин была права. Да, что это я?! Она определенно была права! Платье смотрелось божественно. Красная - как там сказала Джулин - чайдена, сидела на мне будто была второй кожей. Загорелое до шоколадного цвета тело плавно переходило в красный цвет платья. Золотые иламы на корсаже и юбке переливались в глазах, когда я делала шаг. В уши были вдеты огромные красно-золотые серьги. На шее сверкало колье. Шаль, подумав, я решила не брать. Я редко мерзну, а потому, посчитала ее излишней.
        - Мне пора! - я кивнула соседке на прощание и вышла из комнаты. Платье было довольно тяжелым, а потому путь мне предстоял длинный. В Риане я хотела нанять карету - только на это лично моих злотых и хватило. Но ведь до ворот нужно было еще дойти.
        Бал... Самый большой Рианский бал. Я едва не подпрыгнула в предвкушении. Я все-таки попаду на него!
        Этот рассвет целительница встретила не в своих покоях, а на обширных просторах Рианского кладбища. По традиции магов хоронили отдельно от простых жителей. Всегда находилось место рядом с могилой какого-то аристократа: не то графа, не то барона, или лорда.
        Но Дириани не повезло. Его соседями оказались простые крестьяне. Вердана пробежалась взглядом по соседним надгробным плитам: Паст Диронский, да Костль Беручи.
        Имена ничего не сказали женщины. А вот сам вид их могил показывал многое. Простой камень, с еле видимыми надписями на нем. Пару лет и от них не останется ни следа. Видно, монет, чтобы заплатить магу, не хватило, а вырезбленные ножом имена на камне недолговечны и совсем ненадежны.
        Архимагу довелось попасть в их компанию. Величайший волшебник в прошлом, после смерти он не удостоился даже малого. Одно слово, предатель.
        Вердана покачала головой и тяжело вздохнула, ведь, если бы не она, Дириани остался бы жив. Две недели назад ее переполняло чувство справедливости, мести. Вердана едва не вообразила себя Богиней мести, самой Морганой. А теперь экстаз прошел. Она сделала выбор, и все вокруг изменилось. Алехандро - новый ректор Университета Магии. Само по себе это было не так уж и плохо. После свержения Дириани отношения между магами потеплели. Но положение Риани Вердану откровенно бесило.
        Иногда появлялось нерадостное чувство, что главой Университета стал не Алехандро, а Риани. Вот это-то и было проблемой. И как ее решить целительница не знала. А решить хотелось до ломоты в зубах. Риани стоял Вердане, как кость в горле, да и не только ей.
        Целительница положила на могилу цветы. Недорогой букет (обыкновенные полевые цветы) - всего-то за пару медяшек у уличной торговки и купила. Но Вердане казалось, что нужно сделать хоть что-то, отдать дань уважения полуэльфу, которого она знала много лет.
        Слез не было, как всегда. Так точно, как и простых слов. Вердана молча просидела у могилы, а затем медленно поднялась и пошла к выходу. Возле ограды она обернулась, но могилу Дириани уже давно заслонили другие. Жаль, она хотела бросить на нее последний взгляд. Но, наверное, так даже лучше.
        За два квартала от Университета Вердана встретила Дорина. "Мальчишка" как обычно спешил, потому едва раскланялся с целительницей. Но Вердана своими цепкими пальцами схватила его за локоть.
        - Мне нужно с вами поговорить.
        - Уже не в первый раз. Вы знаете, Вердана, - Дорин слегка насмешливо улыбнулся. - В последнее время мы говорили больше, чем за весь предыдущий год.
        Целительница не обратила внимания на усмешку на его лице, поблескивающие глаза.
        - Вы ведь знаете, где Ристер? - просто спросила она его.
        - Нет! - коротко отрезал Дорин.
        - А я думаю, что знаете. И поверьте, я не одна такая.
        - Простите, - Дорин попытался вырваться из цепких пальцев Верданы. - У вас все?
        - Откройте, где Ристер, где Джулин. Риани уедут обратно в свое поместье, прихватив с собой заодно и Войских. Нужно исправлять свои ошибки.
        - Мои ошибки? - переспросил молодой маг. - Это ведь вы понеслись докладывать все Алехандро, а вместе с ним и Риани!
        - Сначала, как вы помните, я пришла к вам. И что же вы мне ответили: "Я не предатель!" Если уж всунули мне зелье, вызывающее видение, будьте добры быть готовыми отвечать за столь щедрый подарок. Или вы хотели, чтобы я закрыла глаза на проступок Дириани? Не знаю, что обещал ему Джензбург за предательство. Может поделиться знаниями, силой от кровавых ритуалов. Ведь Дириани, как и Карл, определенно владеет элронской магией. Помните, как архимаг поглотил силу. Нет, признаю, он сделал доброе дело. Не то наши ученики погибли бы. Слишком много силы убивают, уж лучше б ее вообще не было ни капли в воздухе. Не то студенты могут просто захлебнуться. И Дириани раскрылся.
        - О каком зелье вы говорите?! Вызывающее видения? Я о таком даже не слышал, что же вы его не пили в те месяцы, когда не видели будущего?
        - Видения - не дар, а проклятие, на что мне кликать беду? - поразилась Вердана. - А на счет того, будто вы мне ничего не давали, то вспомните желтый флакон. В прошлый раз вы тоже долго прикидывались.
        - Не мудрено забыть. Это простое сонное зелье. Вам должны были сниться сны, а не являться видения.
        - Ты ври, но не завирайся, мальчик!
        - Ну, я ведь не называю вас старухой! - вспылили маг. - Я сказал правду, а верить, или не верить - это ваше дело! А если хотите, проверите, держите вот снова зелье, - Дорин, точно так же, как недели назад достал из-под полы плаща зелье и вручил его целительнице.
        Затем маг быстро, опасаясь новых возражений коллеги, щелкнул пальцами и исчез, а Вердана смотрела на то место, где он еще недавно стоял, и раздумывала над тем, можно ли так убедительно лгать?
        - Ваше приглашение.
        Я дала приглашение стоящему возле кованой решетки стражнику, подождала, пока он ее поднял, и зашла в середину.
        Первое, что я услышала, была чарующая музыка. Нежная, невыносимо прекрасная. А еще блеск - сотни платьев, что в свете магических огней, раскиданных по всему небу, переливались подобно настоящей радуге. И стук туфелек по полу. Я стояла зачарованная, пока новые гости не оттеснили меня в сторону в самый угол. Оттуда я и наблюдала за танцем. Кусала губы и чувствовала, как ноги сами собой начинают танцевать
        Если бы я знала здесь хоть кого-то... Если бы меня хоть кто-нибудь знал, я бы не стояла здесь никому не нужная. И зачем я вообще пришла?
        Внезапно музыка оборвалась, пары раскланялись друг другу и разошлись в стороны. А затем новая музыка. Внезапно кто-то приблизился ко мне.
        - Позвольте пригласить вас на танец?
        Я улыбнулась, ничего не ответив, и подала незнакомцу руку.
        Новая музыка, блеск в глазах темноволосого кавалера и растворяющиеся в музыке движения.
        - Позвольте представиться, - внезапно сказал мой кавалер. - Барон Гастон.
        - Позволяю, - я тихо рассмеялась. - А я Элен. Просто Элен, - опережая его следующий вопрос уточнила я.
        - Я никогда не слышал о вас. Кто вы?
        - А это так важно? Я - Золушка. Только лишь пробьет двенадцать ударов, исчезну.
        - И никаких подсказок, чтобы я вас нашел? - он улыбнулся, воспринимая мои слова в шутку.
        - А вы уверены, что хотите этого? - я флиртовала, одни Духи знают, зачем, затем смеялась и делала новое па.
        А затем музыка стихла, но обратно в угол я не вернулась. Новый кавалер, новый танец, новое знакомство, слова...
        И снова:
        - Позвольте пригласить вас на танец? - голос за спиной показался мне отдаленно знакомым. Я обернулась и... Этого просто не может быть!
        Селестин медленно шла по сумрачным улицам города. Кое-где путь освещали огни, в других местах приходилось ориентироваться исключительно на слух. Но провести еще одну ночь в трактире девушка не могла. Олин и Тирин в очередной раз ушли, бросив ее в одиночестве. В Риане проводился большой бал. Олин и Тирин решили его посетить. Приглашения у них были, чай не простые крестьяне с пустыми карманами. Вот парни и подумали - довольно затворничества!
        Маг, что еще недавно ни на шаг не выпускал их с трактира, в последнее время не появлялся, а его барьер, толи был снят, толи потерял силу. Вот друзья и решили пройтись. Селестин осталась одна. Перед своим уходом Олин уже привычно поцеловал ее в щеку, но с ними развеяться не взял, и Селестин не знала, что и думать.
        К тому же что-то тянуло ее за ним. Девушке казалось, будто именно на балу она узнает, поймет нечто важное. В конце концов, она не выдержала, одела платье поприличней и вышла во двор, медленно пошла туда, куда направлялись все встречные кареты.
        Предчувствия не обманули сельскую знахарку. Вот и кованные ворота, и стражники и сотни блестящих, баснословно дорогих платьев. Никогда у нее не будет ничего такого, никогда она не попадет на подобный бал. Нечего было и мечтать, такой долгий путь делать.
        На глаза Селестин накатились слезы. Но девушка не обращала на них внимания. Она просто стояла и смотрела, как через решетку проходят все новые пары.
        - Эй, чего здесь стоишь? - внезапно окликнул Селестин незнакомый голос.
        Девушка ничего не ответила, только по щекам с глаз потекли слезы. Голос незнакомки, что окликнула ее, смягчился, даже глаза как-то подобрели.
        - Хочешь на бал попасть, или хоть глазочком глянуть?
        - Да, больше всего на свете. Но это...
        - Невозможно? - предположила незнакомка. - А вот и нет! Пошли, покажу. Внутрь я не проведу, но одним глазком увидеть получится!
        - Спасибо, - Селестин несмело подошла к незнакомке. - А вы точно можете?
        - Пошли. Меня кстати Риана зовут, я служанка у графини Мадейской. А ты кто такая будешь?
        - Селестин.
        - Приятно. Да, иди ты сюда, не бойся, - Риана провела Селестин к деревьям и показала на решетку. - На балу нам не побывать, но хоть, как господа веселятся, заметим.
        Знахарка прильнула к решетке, пытаясь за яркими одеяниями рассмотреть Олина и Тирина. Вот они! Девушка смотрела на знакомую фигуру, на ставшее за прожитие дни родным лицо и улыбалась. А затем она заметила его взгляд. Олин с восхищением смотрел на фигуру в ярком платье. Селестин никогда не видела этой девушки, но подсознательно узнала ее - та, кого разыскивали аристократы - сестра Тирина и любимая Олина - Элен. Сердце защемило. Никогда и никто не смотрел на нее так, никогда и никто не любил ее так сильно. Она увидела, что любимая Олина поворачивает голову, даря возможность Селестин рассмотреть свое лицо, и отвернулась. Она не могла сейчас видеть лик незнакомки, отобравшей у нее надежду.
        Олин никогда не говорил Селестин ничего такого, не признавался в любви, не говорил, что ради нее он может забыть свою Элен, но Селестин все равно верила в это. Воображала - вот она кто! Простая воображала! Селестин отвернулась и отошла от решетки. Она и так увидела больше, чем хотела!
        - Фред?! Что ты здесь делаешь?
        - Приглашаю тебя на танец, - мужчина не дал мне возразить и повел на паркет, на танец.
        - Но откуда у тебя приглашение? Я, конечно, помню, ты говорил, что сюда можно проникнуть. Но... ты здесь, как кто? Под чьей маской прячешься?
        - Под своей, - он улыбнулся. - Мне дал приглашение Ристер. Мы встретились в городе.
        - А откуда он у него?
        - Все маги получают приглашения. Но не все ими пользуются.
        - Так значит... - я замолчала. - Джулин! Это она все подстроила!
        - Возможно. Тебя это так беспокоит?
        - Но мы ведь еще не помирились. Я еще не простила тебя, - я уже даже забыла, из-за чего мы поссорились, но так просто соглашаться с Фредом не хотелось. - Но я подумаю над этим, - тихо соблазнительно прошептала я ему на ухо. И закрутилась в одном из па, не слыша ответа.
        Музыка не успела стихнуть. Кто-то положил руку мне на плечо и едва слышно прошептал.
        - Элен...
        Я обернулась и увидела двух парней с полудикими взглядами.
        - Простите, мы знакомы? - я в недоумении прикусила нижнюю губу.
        - Ты смеешься? - едва ли не начал заикаться парень, что положил мне руку на плечо. - Мы не просто знакомы. Мы ищем тебя вот уже больше года. Но и подумать не могли, что ты здесь.
        - Зачем вы ее ищете? - внезапно спросил Фред.
        Незнакомцы подняли на него свои взгляды.
        - Это вы?! Но что вы здесь делаете?! Неужели вы знакомы?
        - Мы-то знакомы. Но вот кто вы такие? - я выразительно подняла брови. - Может, представитесь?
        - Элен, неужели ты не узнаешь меня? - высокий голубоглазый блондин посмотрел на меня с каким-то странным исступлением. Его глаза лихорадочно блестели, но губы не дрожали, были упрямо сжаты.
        - Я... - внезапно перед глазами потемнело. Я крепче схватилась за сильную руку Фреда и мелко задрожала. Казалось, сознание покидает меня. Перед глазами все крутилось, и со всех сторон обступала тьма. А затем воспоминания. Они явились из небытия...
        - Олин, я обещала Катрин, что ничего тебе не скажу, но это выше моих сил, понимаешь. Я беспокоюсь за нее, волнуюсь. Но, нет, я обещала, а потому не могу...
        - Да, что случилось, Элен, не молчи! - Олин со всей силы тормошит меня. И я сдаюсь. - Ладно, только не говори ей, что это я проговорилась. Катрин собирается сбежать с Джианом, выйти за него замуж. Она влюблена в него и не хочет слышать доводов разума. Но я, правда, беспокоюсь за нее. И не думаю, что это лучший выход. Вот я и говорю. Ты ведь позаботишься о ней? Они собираются сбежать следующей ночью. Пообещай, что остановишь ее, хотя бы поговоришь...
        - Конечно, я рад, что у Катрин такая замечательная подруга, как ты, которая заботится о ней, не побоялась рассказать мне. И я рад... что ты и мой друг. Надеюсь, для меня ты тоже сделаешь что-то подобное, поможешь мне.
        - Ты больше, чем друг. Поверь, будь моя воля... - и снова показное смущение, фривольные разговоры на грани фола и ложь.
        - Элен, ты скоро?! - брат ворвался в комнату. - Давай быстрее, все уже одеты. Карета не будет ждать!
        - Да подожди! Как же ты не понимаешь! - я едва не плачу. - Сегодня мой первый бал. Все должно быть идеально. А эти сережки, они ведь не идут к этому платью! Зеленый вообще не мой цвет, толи дело алый, - в голосе появляется мечтательность. - И почему сейчас в моде именно зеленый?! Нежно голубой с прошлого сезона мне нравился гораздо больше! И почему мне не разрешили выйти в свет еще тогда?! Я бы не волновалась так сейчас!
        - Так может, останешься дома? - в голосе Тирина отчетливо проскальзывает ехидство. - И волноваться не придется. Мне идти к отцу, сказать, что ты остаешься? - брат делает шаг к двери.
        - Нет! - молниеносным жестом я хватаю сережки и кое-как вставляю их в уши, еле слышно вскрикиваю, когда случайно колю мочку уха швензой, и вскакиваю с кресла. - Я готова!
        - Это было нечто потрясающее, волшебное, великолепное...
        - Да, хватит тебе! - прерывает мои восклицания брат. - Обыкновенный бал. Хотя, надо признать, ты была в центре внимания. Вокруг тебя вились все кавалеры. Пожалела бы Клавдию. У нее ведь тоже сегодня был первый бал.
        - Клавдию? Это кого? - я недоуменно хмурю брови. - А, ту невысокую брюнетку, которая все болтала о том, как хочет выйти замуж. Глупышка! Она только всех отпугивала своими разговорами. Даже тот голубоглазый блондин не выдержал, бросил ее, едва ли не посреди танца.
        - А по мне, он бросил ее, потому что моя сестричка строила ему глазки. Скажешь, неправда?
        - Ну, я всего и не упомню, - отмахиваюсь я. - Может, и делала я чего такого. А-то как же, такой красавчик и не со мной?!
        - Собственница! - хихикает Тирин. - Ну, да, может, оно и хорошо, быстрее мужа себе найдешь.
        - Какого-нибудь красавца, - поддержала я. - И умного, а не как тот Михель, что все смеялся, да руки ко мне тянул, а еще лакал вино, не останавливаясь. Может, даже того блондина - Олин, кажется, красавчик...
        Вердана долго смотрела на желтый флакончик. Дорин мог солгать, на этот раз действительно вручить ей простое сонное зелье, но тогда она вообще переставала понимать мотивы его поступков. А вот если это с самого начала было сонным зельем... Хотя нет, все равно не сходится! Вердана ведь пришла к нему и назвала имя Дириани. Магистр в любом случае должен был ее выслушать, а не убраться восвояси.
        Целительница задумалась. В мыслях даже промелькнуло, а называла ли она на самом деле имя архимага, может, забыла, понадеялась, что Дорин и так поймет, о ком она. Как бы там ни было, память спрятала подробности этого разговора. Понять хоть что-то, можно было лишь выпив зелья.
        А стоит ли?
        Целительница покачала головой, открыла флакон, поднесла ко рту уже привычное кисло-сладкое зелье. Что ж, по крайней мере, вкус был похожим. Затем отставила флакон в сторону и легла на кровать.
        Определенно стоит!
        - Элен, неужели ты меня не узнаешь? - снова повторил Олин.
        - Узнаю, - мои губы задрожали. - Теперь узнаю, - повторила я уже тише и вырвала свою руку из рук Фреда.
        - Что случилось? - он хотел приобнять меня, но я вырвалась из его объятий.
        - Теперь все хорошо! Уходи, пожалуйста.
        - Что ты имеешь в виду? Что случилось? Неужели ты...
        Олин не дал Фреду договорить.
        - Вы же слышали, что она сказала. Уходите. Простому игроку в карты, мошеннику, к тому же не гоже танцевать, да даже стоять рядом с аристократкой!
        - С чего вы взяли, что я мошенничал при нашей с вами игре? И с кем мне не гоже рядом стоять?
        Отвечать на первый поставленный вопрос ни Олин, ни Тирин не пожелали, а вот на второй...
        - С Элен Мирра!
        Фред даже не пошевелился, не отшатнулся, с испугом глядя на меня, только крепче сжал зубы.
        - А это уже мне решать!
        - Нет, мне! Знаешь. Я удивленна, что с твоим знанием языков, истории, географии ты еще не понял. Джензбург, Мирра, Элрон, кровавые рода. А еще та Джахалова книга в доме у Риани, угораздило же Дорина с Ристером тогда зайти! Поразмышляй на досуге, может, поймешь, что и как. Я вот уже поняла. Ученик победил учителя. Смешно, я ведь не хотела этой победы, чтобы я там не говорила, - по моему лицу покатились слезы.
        Фред потянулся вытереть их, но я снова его оттолкнула.
        - Это конец, и, если пораскинешь мозгами, поймешь почему! - я отошла от Фреда и приблизилась к Олину и Тирину. - Я рада, что вы меня нашли. Но мне расхотелось танцевать. Пойдемте отсюда!
        Я знала, что он смотрит мне вслед, знала, что должна быть сильной, что не должна плакать. Жаль, что Фред не понял, кто такие Мирра - те, кто проводили кровавые ритуалы, те, кто, возможно, проводят их и по сей день. Пускай, я не разу не видела ничего подобного пока жила в нашем замке. Была ребенком, которого интересовали только балы и украшения, поклонники и признания в любви.
        Если бы он понял, было бы легче проститься, а не отталкивать его изо всех сил, когда хотелось прижаться к груди. Меньше всего я хотела увидеть презрение в его глазах, ненависть. Жаль, что Олин вообще проговорился, кто я. Жаль, что я тянула с примерением, Жаль...
        - Тебе холодно? - внезапно спросил Олин, укрывая меня своим плащом. - Ты вся дрожишь.
        Сказать правду?
        - Да, вечер холодный. Спасибо тебе, - я с благодарностью посмотрела на парня. - Это именно то, что мне нужно.
        Уж лучше солгать.
        Селестин рыдала, горько, навзрыд, как в далеком детстве. Только вот теперь никто не мог ее утешить. Вокруг попросту не было ни одной живой души. А ведь раньше всегда рядом была мать, которая обнимет, скажет, что все будет хорошо. Солжет.
        Девушка уже давно поняла: в мире гораздо больше зла, несправедливости, жестокости чем добра, всепрощения, любви. Впрочем, нет, любовь есть. Только безответная, горько-сладкая. Но сладость быстро уходит, а горечь остается, да и куда ей деться, если в очередной раз выбирают не тебя! Что с нею такое? Чем она хуже этой Элен?
        Селестин глубоко вздохнула и вытерла слезы с лица, но не встала. Так и сидела возле поваленного дерева, сквозь зеленую листву глядя на звезды. Сил, чтобы встать и идти, не было. Да и куда ей идти? За комнату в трактире уже давно платил не Ристер, а Олин с Тирином, а жить за их счет девушке не хотелось. Раньше-то она думала...
        Дурой была, вот и мечтала о несбыточном! Теперь будет умнее.
        Знахарка уже хотела подняться, но внезапно за деревьями послышался разговор.
        - Не думал, вас здесь встретить.
        - Взаимно. Неожиданная встреча.
        - Это уж точно! Помните о нашем уговоре?
        - Вам голову брата на блюде, мне Элрон. Как же забыть об этом? - в тихом голосе послышался смешок.
        - Тогда что вы здесь делаете? Неужто, мой брат в Риане, под самым носом у магов? - во втором голосе появились донельзя скептические нотки.
        - Не сомневайтесь. Меня привела сюда сила. - Селестин не знала, о ком говорили незнакомцы, не знала, кто они. Но девушке показалось, что обладатель тихого голоса лжет.
        - Вы еще скажите, что он на этом балу! - хохотнул незнакомец. - Меня отец попросил на нем поприсутствовать. Так, может, мы вообще с ним столкнемся нос к носу, как с вами сейчас. Я надеюсь, вы не пойдете на бал?
        - Меня забыли пригласить, - человек рассмеялся. - Как, впрочем, всегда. Представителей родов Мирра, Стефаль, Заиров, Эсперансей - те, которые, как и мой род называли кровавым, пригласили. Для Джензбурга приглашения не нашлось.
        - Вам в любом случае, не стоит там появляться, даже если бы приглашение лежало бы у вас в камзоле. Но, если там Фредерик, я сам его найду. А, впрочем, это можно проверить и сейчас.
        Селестин видела, как две тени прошли мимо нее и приблизились к ограде.
        - Ну, и где... - начал один из голосов и замолчал. - А ведь вы были правы. Вот он!
        Второй голос молчал. Селестин не могла видеть, на что он смотрит, но углядела, как он вздрогнул и тихо прошептал.
        - Элен Мирра.
        "Снова, снова эта Элен Мирра!" - Селестин едва не закричала. Она уже ненавидела это имя, девушку, носившую его. Она скрипнула зубами и бросилась прочь.
        Темные фигуры ее шагов так и не услышали. Один из них во все глаза смотрел на своего брата - наследного принца Киринеи Фредерика Серженского, второй на свою невесту, чья смерть была ему необходима для собственной жизни - Элен Мирра.
        - Что ж, - Престон наконец отвел взгляд от фигуры брата. - Теперь осталось только упокоить его.
        Джензбург промолчал, добавив про себя: "И ее".
        Глава 38
        Раннее утро постепенно начало предъявлять свои права на землю Киринеи. По одному гасли магические огни. Но на смену им являлось солнце. Яркое, слепящее глаза. Неизменный вестник, что несет новый день, а вместе с ним добро, новые столкновения с судьбой, новые победы...
        И поражения...
        Вердана глубоко вздохнула, стоя на балконе. Ее лица касались горячие лучи солнца. Они грели замершую, как у любых стариков, кожу.
        "И поражения, - целительница вздохнула. - Да, она проиграла. Проиграла Дорину".
        Настойка ничего не дала. Видения не было. Но, это не означало, что целительница поняла, что произошло в прошлый раз. Дорин мог солгать, дать другую настойку с тем же запахом и вкусом, или же дело было не в настойке. В прошлый раз сами Духи послали ей видения. Вполне вероятно.
        Но...
        Действительно, было одно "но". После сонных зелий редко бывают видения. А значит, в прошлый раз она видела не видение, а простой сон. Нелепо? Невозможно?
        К сожалению, это единственная возможность, если в оба раза Вердана пила сонное зелье. Дириани пострадал зря. Погиб зря. Или не зря? Целительница сама видела, как он использовал элронскую магию. Впрочем, нет, не видела. Она видела лишь ее последствия. Но кто, кроме него мог ею воспользоваться? Да кто угодно! У Дириани столько же шансов, как у остальных. Ни больше, ни меньше.
        Вердана вздохнула. Дириани мог погибнуть из-за ее глупости, будучи при этом невиновным... Нет, она не будет об этом думать, винить себя. Что сделано, то сделано. Теперь бы разобраться с последствиями. Она поступила так, как должна была. И хватит об этом!
        Я лежала, будто бы спала, но сквозь опущенные ресницы глядела на Тирина. Он должен был охранять мой сон, следить, чтобы меня вновь не похитили. Мужчины думали, я не слышала, как они договаривались о почетном карауле. Глупые. Я бы и раньше нашла возможность узнать, что они скрывают (а как еще назвать тихие перешепки, то и дело, возникавшие между ними?). Правда, раньше я бы выведала все у Олина. Он никогда не умел хранить секреты. Не то, что Тирин. К тому же братишка никогда не попадался на мои уловки: слезы, мнимый страх, печаль. Олина же ничего не стоит провести.
        Конечно, он мог измениться, наконец-то увидеть меня настоящую. Но, не все ли равно? Магия. Она позволяла узнать то, что простым смертным не ведано. А Тирин с Олином ни о чем не догадаются. Не верят они в магию. Думают, нет ее вовсе. Я и сама раньше так думала. В Элроне-то ее нет. Сейчас-то я понимаю: возможно, она и есть, но под строжайшим запретом, невидима тем, кто не хочет видеть.
        Итак, разговор...
        - Надо бы узнать, что с ней приключилось. Почему она нас не узнала, почему...
        - Тирин, да какое это имеет значение? Элен вернулась. Все остальное не важно! - громкий голос Олина долетел бы до меня, даже если бы я не воспользовалась магией.
        - Как же, не важно! А вдруг она снова исчезнет? - в том, что брат умеет здраво мыслить, я никогда не сомневалась. И там, где Олину будет достаточно взмаха ресниц, Тирину потребуется много больше.
        - О, Духи! Я и предположить не мог... - "ты никогда не мог видеть дальше своего носа!" - Тогда надо узнать, расспросить ее. Но Элен сейчас в таком состоянии... Разве ты не видишь? - конечно, брат не видел. Тем более, со мной было все в порядке! А то, что я несколько раз припала к "надежному" плечу Олину, покраснела в ответ на его расспросы и даже расплакалась - мелочи. Притворство и только. Но граф хотел увидеть от меня именно это. Зачем разочаровывать человека, который "спас мне жизнь"?
        - Вижу, вижу, - тихо хмыкнул Тирин. - Мы будем ее охранять. Я ночью глаз не сомкну. А ты будь в соседней комнате, если что, я тебя позову. Будь начеку!
        Как же, не заснул Тирин! Глаза его были закрыты, до меня доносилось тихое сопение родственника. Я расслабилась. Во всю ширь открыла глаза и поглядела на солнце за окном. Красивое. Но обычно у меня нет времени, чтобы наблюдать за небесным огнем. Столько дел.
        Сейчас время появилось. Теперь у меня его будет много. А что еще делать в Элроне? Раньше-то я думала, дел много, но сейчас понимаю, все это пустота. Каждый день одно и тоже. Может, просто выросла я из всего этого. Балы больше не горячат кровь. Смешно, мне ведь всего семнадцать, а рассуждаю, как древняя старуха!
        Слишком многое произошло за прошедший год и сделать вид, будто я просто отлучилась с Элрона на месяц-другой (в гости к кузине наведалась, или побывала на королевском дворе - многое можно придумать, да матушка так и поступит), не получится.
        Я вздохнула.
        - Проснулась? - вопрос брата, уже открывшего глаза, застал меня врасплох.
        - Да... Пожалуй - смущение, неуверенность, по-детски наивный взгляд - вся та призма чувств, которую я демонстрировала вчера. - Я так и не поблагодарила вас с Олином, что вы спасли мне жизнь. Я... я даже словами не могу выразить, насколько я вам обоим благодарна.
        - Хватит! - Олин резко повел в воздухе рукой. - Не пытайся меня обмануть. Вчера ты не больно была рада, так что, оставь восторженные восклицания, вкупе с наивными глазами для Олина. Поговорим серьезно!
        - Ну, давай серьезно, - я села на кровать, с прищуром глядя на брата. - О чем поговорим?
        - Для начала о твоем исчезновении. Что произошло?
        - Меня похитили, - пожала плечами я.
        - Вот так просто: подошли и...
        - Прежде, чем я отвечу, - я задумалась, подбирая слова. - Тирин, расскажи, что ты знаешь о кровавых ритуалах.
        - О чем?! - брат подавился воздухом. - Ты смеешься надо мной?! Тебя всего год не было в Элроне, а ты уже начала верить во всякие глупости.
        - В какие именно?
        - В кровавые ритуалы, в то, что наши рода прокляты, в то, что мы предатели, в то, что королевская лилия святые. Ты еще скажи, что магия существует!
        - А разве нет? - я зажгла на ладони огненный шар. - Скажешь, это обман зрения?
        Тирин вздрогнул, с диким выражением, долго не сходившим с лица, смотрел на меня, потом прищурился.
        - Иллюзия!
        - Да, нет, это настоящий огонь, - я щелкнула пальцами, заставляя огонь пропасть. Кстати, ты знаешь, что иллюзии - это тоже магия?
        - Это ложь, обман, дешевые деревенские фокусы, что показывают фокусники!
        - То, действительно обман. Но то, что я делаю сейчас - реальность. Я могу спрыгнуть с сотого этажа и не пострадать, могу стать невидимой, могу выжить после удара кинжалом. Впрочем, последнее не всегда. Только если подготовлюсь к нему, охранный щит создам. Магия существует, Тирин, что бы ты о ней не думал! Поэтому расскажи все, что ты знаешь о кровавых ритуалах, а я расскажу, как меня похитили.
        - Ты ответишь на все мои вопросы, - не согласился Тирин. - А у меня их много накопилось.
        - Согласна, - а про себя подумала, в отличие от меня, ты не можешь читать мысли (правда, если перед тобою не маг, с которым ты просто мысленно общаешься, это отнимает много сил, но я готова в случае чего их потратить), а, значит, не сможешь отличить правду от лжи.
        - Значит кровавые ритуалы, - заметив мой кивок, Тирин продолжил. - Когда на нас напала королевская лилия, они обвинила нас в том, что мы пользовались кровавыми ритуалами, уничтожали деревню за деревней. Вот они и решили спасти несчастных. Глупость все это! Король просто нашел повод на нас напасть. А потом...
        - Меня не интересуют дела пятисотлетней давности! - отмахнулась от рассказа
        Тирина я. - Я хочу знать, что происходит сейчас.
        - А что происходит? Элен, пойми, чем бы тебе здесь не задурили голову, кровавых ритуалов не существует. Мы никогда ни пятьсот лет назад, ни сейчас не занимались ничем подобным!
        - Меня похитили, чтобы принести в жертву, воспроизвести этот Джахалов кровавый ритуал. Ты можешь верить в то, что кровавых жертв никто не приносит, можешь верить в то, что этого никогда и не было. Я никогда не забуду ту пещеру, безразличие в глазах тюремщиков и обреченность, что сквозила в сердцах их жертв. Не забуду лицо полоумного мага, старика, что решил поживиться силой. Я выжила, но, знаешь, я никогда не забуду те недели, когда моя жизнь висела на волоске, когда один неверный шаг в сторону мог отправить меня в бездну. Часть моей души осталась в том мраке, кажется, я еще целую вечность после этого ритуала, после того, как спаслась от него, не могла смеяться. Больно было, какой уж тут смех?!
        - Твоя история напоминает мне историю той девчонки, что прибыла с нами в Риан. И, знаешь, Олин ей поверил. Я нет. Твоя история годится для брата Катрин, но не для меня.
        - Другой правды у меня для тебя нет. Можешь верить в то, что хочешь. Но, сам подумай, зачем мне исчезать? У меня было все, о чем я мечтала.
        - А как же женитьба? Джензбург? Я думал, ты не хочешь выходить за него замуж, боишься его, вот и сбежала.
        - Джензбург Карл... - это имя, его владелец казались выходцами из иного мира. Я вовсе позабыла его. И не вспомнила бы сейчас, если бы не Тирин... - Я не выйду за него замуж, - просто ответила я.
        - И что же тебе помешает? Это твой долг. К тому же, если ты боишься, что тебя снова похитят, пойми, он единственный, кто сможет тебя защитить!
        - Теперь я и сама смогу защитится, - на сей раз я создала черный вихрь - иллюзию. Настоящий черный вихрь создавать нас пока не научили.
        - Элен, ты обязана. Это он отправил меня на твои поиски. Ты должна через это пройти.
        - Я никому ничего не должна. Только пару дней назад я видела как двое, что не любят друг друга, пуще того - ненавидят, посетили храм Митоски. Я видела, чем закончилась эта свадьба - ничем. Так будет и с моей. Год назад я не сбежала со свадьбы. Да, я не любила Джензбурга. В конце-то-концов, смогла бы выйти за кого-то другого, - я подняла руку, видя, что Тирин собирается возразить. - Вышла бы. Если бы вы мне не позволили, вышла бы тайно. К примеру, за Олина.
        Тирин долго со странной смесью жалости и отчаяния смотрел на меня, а потом проговорил:
        - Ты могла б выйти за Олина. Он тебя спас и...
        - И он не Джензбург, будет любить меня, пылинки с меня сдувать...
        - Элен!
        - Хватит! Я уже семнадцать лет Элен. Но я уже не твоя маленькая сестренка. И мне все равно поднимешь ли ты на меня голос, или нет, выдашь ли матери, или застанешь с очередным поклонником в укромном уголку сада!
        - Неужели?
        Я не ответила, поднялась с кровати и бросила Тирину:
        - Выйди. Я хочу одеться.
        - Чтобы ты снова пропала?
        - И чем же ты мне можешь помешать? - я щелкнула пальцами, накладывая на себя иллюзию пустоты. - Думаешь, если я захочу исчезнуть, не исчезну? - я снова щелкнула пальцами, появляясь с другой стороны от Тирина. - Успокойся! Сегодня я не намерена исчезать.
        Тирин покачал головой, но все же вышел в коридор. Я медленно надела платье - все то же, что и вчера, красная чайдена. И украшения. Для студентки Университета Магии девушки без рода-племени эта одежда была недозволенной роскошью, но для элронской аристократки Элен Мирра - в самый раз. Что Олин, что Тирин удивились бы много больше, если бы увидели меня в привычном для Университета Магии одеянии.
        В зеркале на стене отразилась красивая девушка с грустным выражением лица. А как я могу веселиться? Если Тирин думал, что меня обрадует возможность выйти замуж за Олина, он ошибся. Ошибся на целый год!
        Я вышла из комнаты, спустилась в холл и подошла к центральному столику, за которым сидели мои "спасатели".
        - Олин, я так рада видеть вас. Вчера мне так и не удалось вдоволь насладиться твоим обществом.
        - Элен, - он поднялся, медленно поцеловал мне руку. - Я и не надеялся...
        - Ты спас мне жизнь. Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.
        А затем разговоры, взгляды, полные надежды, насмешливая улыбка Тирина и злость на саму себя, что медленно росла в сердце. Зачем я лгу? Все равно ничего хорошего из этого не выйдет, да и обманывать человека, что вознес тебя на пьедестал, как какую-то Богиню, не хорошо. Что я там говорила о браках без любви? Я не любила Олина, да и он любил не меня, а того человека, что создал в своем сознании. Веселую, легкомысленную, всегда нарядно одетую хохотушку, со сверкающими толи от гнева, толи от насмешки глазами. Вот только Олин не знал причину этого блеска. Думал, истинные чувства, что я вынуждена скрывать, томить в клетке своей души. Он ведь поет в душе.
        - Олин, мне кажется, что с тобой что-то не в порядке.
        - Ты права, я просто волнуюсь за девушку, что приехала с нами в Риан. Она пропала.
        - Да, Тирин мне что-то о ней рассказывал, - безразлично сказала я. - Что с ней может случиться?
        - Сам не знаю. Потому и переживаю! Может, ее магистр забрал?
        - Магистр? - все же заинтересовалась я. - Какой магистр?
        - Вместе с ним мы приехали в Риан. Подумать только, если бы не он, мы бы не встретились! - он снова посмотрел на меня с безграничным восторгом в глазах. Я еле удержалась, чтобы не одернуть руку. Да что это со мной? Раньше ведь это мне нравилось, иначе Олин еще года два назад женился бы на Клавдии Шлиан. Его мать так ждала этого события. Но Олин ее неизменно разочаровывал.
        - Как его имя?
        - Ристер, кажется, - бросил Тирин. - А зачем тебе?
        - Любопытство. Нужно же знать, кто способствовал моему спасению. Хотя главный герой, разумеется, не он, - я снова посмотрела на Олина. - А как получилось, что вы встретились?
        - Мы в трактире сидели, он к нам и подошел. Рассказал, что в округе часто девушки пропадают, предположил, что ты одна из них.
        - Правильно предположил, - еле слышно произнесла я, не желая пугать Олина. Брата-то так просто не напугаешь. - Но неужели магистр приехал с самого Университета из-за пропажи нескольких девушек? - уже громче спросила я.
        - Он сказал, что их целительница видела в своих видениях нечто ужасное. И это ужасное происходит в Лесах Духов.
        - Леса Духов, - я глубоко вздохнула, отмахиваясь от страшных воспоминаний. Затем выскользнула изо стола. - Простите, мне что-то не очень хорошо. Я зайду на несколько минут к себе.
        Я заспешила по лестнице, не слушая возражений мужчин, затем отперла дверь в комнату и зашла в середину, захлопнула за своей спиной дверь, и облокотилось о стену. Нужно было успокоиться. Но мне не дали!
        - Долго же тебя ждать, - со стула поднялся Фред.
        - Мог бы не ждать. Кажется, вчера я обо всем тебе сказала.
        - До меня долго доходит, - он приблизился ко мне.
        Я выставила вперед руку, создавая на его пути щит.
        - Хватит! Уходи. Уже ничего изменить нельзя. Завтра я уеду. Далеко уеду... - мои глаза затуманились. На память пришло воспоминание о родном крае, старом замке, величественной матери, задорной улыбке Катрин, с которой мы вместе готовили очередной розыгрыш, а потом изо всех сил боролись за нового поклонника. Мы постоянно выбирали одних и тех же. Одна разница, за ней увивался мой брат, а за мной - ее.
        Я не видела, как он подошел, мгновенно преодолев мой щит. Все же он был гораздо лучшим магом, чем я. Почувствовала только прикосновение его тела к моему.
        - Прекрати!
        - Зачем? Ты же хочешь, чтобы я остался.
        - Откуда тебе знать мои желания? - спросила я с насмешкой, с вызовом.
        Вот только Фред не Тирин, не Олин. Так просто от него не избавиться. К сожалению... Или, к счастью...
        - Я просто знаю тебя, - он нежно провел тыльной стороной ладони по моей щеке. Я увернулась от его ласки.
        - Ничего ты не знаешь! Ни кто я, ни мои желания, ни мысли. Я, конечно, не ты, но тоже кое-чего смыслю в магии! А закрыть свои мысли не так сложно.
        - Они написаны у тебя на лице. А насчет того, кто ты. То ты ведь уже рассказала, не так ли, - его лицо приблизилось, а мягкие так часто дарящие наслаждение губы тихо прошептали на ухо. - Элен Мирра. Ты еще сказала о том, что ученик превзошел мастера. Только вот этих слов я и не понял.
        - Ты - учитель, я - ученица, - я отстранилась, заглянула ему глаза в глаза. - Но, если ты не понял, в чем я превзошла тебя, то и не понял, кто я.
        - Элронская аристократка, что ж тут не понять?
        - И ты не боишься? Не ненавидишь меня? - я и впрямь не понимала. Элронцы - монстры, наихудшие из проклятых, а в глазах у Фреда между тем стояла насмешка.
        - За что? - он опешил. - То, что ты с Элрона я уже давно догадался.
        - Откуда?
        - Потом скажу, - его губы снова приблизились ко мне. Сильные руки обвились вокруг моей талии. Накатила слабость, а еще желание прижаться к нему покрепче, губами, языком почувствовать вкус его тела.
        - Сейчас! - я повысила голос и снова оттолкнула его от себя. Но добавить что-то еще не успела. В двери постучали, а затем, не дожидаясь моего приглашения, зашли внутрь. Тирин и Олин.
        - Что вы здесь делаете?! - разом бросили они Фреду.
        - Я пришел не к вам.
        - И все же ответьте!
        - Делать мне больше нечего, - он снова повернулся ко мне. - Хочешь ответ?
        - Хочу!
        - В полночь на пляже возле пирса.
        - Идет!
        Он исчез. Щелкнул пальцами для большего эффекта (не на меня, на Олина с Тирином). Я-то знаю его способности, всю эту силу и заклятие, с помощью которого он перенесся.
        - Какой ответ ты хочешь получить? - вопрос Тирина помог мне вернуться в реальность - перестать рассматривать стену, что напротив меня.
        - Когда он наконец-то уберется, оставит меня в покое.
        - А он преследует тебя? Чего хочет? - забросал меня вопросами Олин.
        - Не важно. Тебе с ним не справится. Он сильный маг.
        - А ты сама? - я нахмурилась, не понимая, чего Тирин хочет. - Сможешь с ним справиться?
        - Нет. Он сильнее меня, - дорого бы дал Фред, чтобы услышать эти слова. В глубине души я признавала он сильнее магически, нежели я. Возможно, даже не сильнее, просто опытнее, умнее, отдает магии всего себя. А я просто забавляюсь. Но никогда я не признаюсь в этом Фреду. Не дождется!
        - Но, подожди. Мы уже встречались с ним как-то, - начал Олин. - Он сказал, что терпеть не может магов.
        - Солгал. Он часто лжет.
        - Ты так хорошо его знаешь? - глаза у Тирина насмешливо и опасно блеснули.
        - Слышала от других. Мир тесен. В Риане у всех есть общие знакомые. И хватит о нем! Фред в прошлом. Для меня, по крайней мере. Советую последовать моему примеру. Забыть о нем. Навсегда!
        Полуденное солнце грело во всю. Люди пытались укрыться в тени деревьев, даже не помышляли о том, чтобы пойти на пляж. Солнце нестерпимо жарило. Немудрено, что многие уже получили ожоги.
        Старики даже поговаривали, такого жаркого лета уже лет пятьдесят не было. Так может, Демоны за грехи тяжкие их покарали, наслали засуху, жару, с которой даже маги не справятся. Впрочем, мало ли о чем вековые старцы болтают. Кто их слушает. Молодым, с бурлящей кровью в жилах не до них.
        Каждый был занят своим делом. Анри торопливо раздевал очередную подружку. Отец попросил его удержаться в ближайшее время от развлечений, но "что он понимает! Чего ждать-то?".
        Ристер перебирал бумаги, надеясь вскоре увидеть Дорина с сообщением, что все благополучно разрешилось, а еще удивлялся про себя, что его бывший учитель стал почтовым. Раньше ведь как было, это он добывал для Дорина информацию. Та же поездка к лесам духов это подтверждает. А сейчас все было наоборот.
        Впрочем, это не единственные перемены. Джулин выскользнула из небольшой кухоньки.
        - Да, хватит тебе читать! Весь вечер, да все утро читаешь. Только проснулся и сразу к бумагам. Что в них такого интересного? Не понимаю. Держи лучше чай, я сделала. Впервые, между прочим. Раньше все служанки, поварихи. Так что, только попробуй сказать, что он плохой!
        - Не скажу, не скажу, - Ристер с улыбкой поднял глаза от бумаг. - Я уже сейчас понимаю, что он прелестный...
        Отец Войского бегал по ростовщикам, пытался одолжить пару монет. Да только "честному" слову аристократа плохо верили. А чего-то повесомее у него не было. Не на земли свои ведь купчую писать, а ну, как и впрямь лишится.
        Лорд Бианим пытался защитить свою дочь, поднял все свои связи. Многие, конечно, отказались выступать против Войского. К некоторым даже в дом не пустили. Но парочка его приняла. Двое из них даже нашептало несколько любопытных слов о Войском. Даже очень любопытных...
        Элен же ждала, упрямо ждала ночи и не могла думать ни о чем ином. Она говорила сама себе, что не пойдет на встречу, что все напрасно. Бессмысленно ходила из угла в угол. А потом садилась на кушетку и упрямо глядела на стену. Тирин уже не раз порывался спросить, что с ней. Хотя, был ли в этом смысл? Он и так знал ответ, даже если бы сестра все не прояснила бы. А она бы не стала этого делать.
        Дело было в этом парне. Тирин забыл его имя. Но виноват определенно он. С его уходом с Элен и начало все происходить. Будь здесь Олин, даже он понял бы, что с его возлюбленной (Тирин никогда не был настолько слепым, чтобы не замечать очевидного) не все в порядке. Но друг пошел искать Селестин. И куда она запропастилась?
        Нашелся вечный рыцарь.
        - Может, хватит! - все не выдержал брат Элен. - Ты меня выводишь из себя!
        - Выйди из комнаты. Посиди в зале, может, еще с каким мошенником в картишки перекинешься?
        - То есть, ты признаешь, что твой друг мошенник?
        - Он мне не друг. И я этого никогда не отрицала.
        - А кто же он? Мы заходим, а вы здесь. Ты вообще помнишь о том, кто ты?
        - К сожалению, помню. Не помнила бы, осталась бы здесь, в Риане, а не ехала бы через всю страну, не выходила бы замуж, - я поднялась. - Мне нужно пройтись. Я выйду. Хочу побыть в одиночестве.
        - Сиди! - Тирин властно поднял руку. - Я сам схожу, прогуляюсь. А ты оставайся. Скоро Олин придет. И не смей думать об этом парне, кем бы он ни был!
        У всех были дела. Только Вердана не знала, что ей делать. Сегодня она проснулась рано, а за всеми своими волнениями, подозрениями на счет Дорина, Дириани совсем выбилась из сил. Потому-то и решила днем подремать.
        Глупая это была идея! И как она сразу об этом не догадалась?!
        Обычно видения приходят с наступлением сумерек, редко являются днем. Так было и в этот день. Видения не было. Пришел простой сон. Впрочем, так целительница думала поначалу. Потом-то поняла, а сон-то с червоточиной. Лицо. Страшное лицо. Оно уже являлось ей однажды. И сейчас, сейчас этот лик преследовал ее. Появлялся снова и снова. Нет! Только не это!
        Вердана тяжело дыша, подняла голову от подушки. Целительница никак не могла прийти в себя после кошмара. Отдышаться, успокоится. Она так и поднялась на ноги, все еще не зная до конца, в каком мире находится. Зато Судьба, наконец-то, послала ей ответ на мучавший женщину вопрос. Дорин не солгал. В прошлый раз целительница видела сон, хотя и приняла его за видение.
        Но не это было самым главным открытием. Вердана поняла, почему в прошлом сне видела Карла Джензбурга. Почему видела его сегодня. Дело было не в сделке, что много веков назад заключили Джензбург и Дириани. Эту сделку придумало ее воображение.
        Дело было в том, что Вердана совсем недавно видела мятежного герцога. Видела точно таким, как на пятисотлетних портретах. Но видела не в какой-то книге, а в городе, в Риане. Глазами отметила, но не вдумалась, хорошо хоть эти сны-подсказки явились. Без них присутствие Джензбурга в магической столице осталось бы тайной.
        Его нужно было остановить. Здесь и сейчас. Вот только сама она не справится. Целительница задумалась. К Алехандрро идти было нельзя. У магистра связаны руки. Правду говоря, покончить с герцогом можно было много веков назад, но договор, заключенный после войны лилий сковывал руки. Никаких претензий к предкам. Король тогда проиграл и был вынужден идти на уступки.
        Сейчас Алехандро стал ректором. От его шагов зависит репутация Университета. Он не пойдет на подобную авантюру. Тем более, это не надо Риани. Холодный делец, меньше всего он захочет связываться с магом, посвященным в тайну ритуалов крови. А в том, что Джензбург посвящен в эту тайну не было сомнений. Иначе бы сто раз умер бы за прошедшее с войны лилий время. Больше того, превратился бы в труху. Он ведь простой человек, не обладающий эльфийским долголетием.
        К Алехандро идти было нельзя. Значит, оставался один только Дорин. Он единственный, обладающий силами все изменить. Да и извиниться перед магистром за свою недоверчивость было бы не лишним.
        Приближался вечер, а Олин все никак не мог отыскать Селестин, казалось, он побывал везде, а никакого намека на девушку не появлялось. Где же она? Почему исчезла? Олин, вообще, любил задавать вопросы. Вот только не всегда на них удавалось найти ответ. Так и сейчас. Где же ты?
        - Катись отсюда, попрошайка! Не дам я тебе ни одного злотого!
        - Не думайте, я не попрошайка. Я... - такой знакомый голос. Олин вздрогнул и забежал за переулок, в котором услышал голос Селестин.
        - Ты?! - он подбежал к девушке, порывисто обнял ее, не думая, что делает. - Почему ты исчезла?
        - Это ваша знакомая? - снова завопила женщина неопределенного возраста, что до того кричала на Селестин. Только на этот раз объектом ее крика была не деревенская знахарка, а граф.
        - Моя! - Олин обнял Селестин и, не обращая больше внимания на возгласы незнакомки, вывел девушку из переулка. - Что случилось? Куда ты исчезла? Зачем?
        - Дело, дело в Элен...
        Дорин медленно шел по извилистым улочкам магической столицы. Было столько дел, и он просто не знал, с чего начать. Нужно было помочь Ристеру с Джулин. Какими бы словами не костерил Дорин некроманта (да и графине доставалось не меньше: испокон веков аристократы выходили замуж без любви, порой даже в глаза не видя будущего супруга, но как же Риани это не по душе, она должна выделится!), но своих маги никогда не бросают. А значит, бывшему ученику нужно помочь!
        Был бы жив Дириани, все было бы проще! Но он был мертв, и это было еще одной проблемой. Алехандро, который спал и видел Дорина, если не мертвым, то лишенным магических сил и положения в обществе, которому эти силы способствовали. Вердана, с ее не то видениями, не то медленным помешательством. Целительница набросилась на него с совершенно безумными претензиями. Чего она вообще хотела?!
        Что еще? Элронцы, которых так и не выпроводили с Риана, обвинение Войского в убийстве, требование Бианима защитить его дочь (а лорд пошел с этим не к Алехандро, знал, видимо, что ректор сейчас не человек - кукла, которую дергают за веревочки, он пошел к Дорину).
        А в придачу призраки, что так и не исчезли с улиц Риана. Больше их, к счастью, не становилось. Убийства окончились. Больше стража не находила красавиц, измученных до смерти. Но и старые призраки доставляли не мало хлопот. Наученные горьким опытом люди, бросались наутек, едва завидев пышные юбки. Иногда они даже принимали за призраков живых людей. У страха, поистине, велики глаза.
        Дорину хотелось отдохнуть. Пообщаться с Замиром, который в ближайшее время, собирался вернуться ко двору. Как в университетские годы отдаться беззаботному веселью, что всегда владело им в каникулы. Особенно, в летние. Солнце, пляж, розыгрыши с магией... - что может быть лучше? Уж точно не все эти многочисленные проблемы, что сейчас, будто ушат помоев, свалились на голову!
        - Дорин, как я рада, что встретила вас, - маг за раздумьями пропустил момент, когда за очередным переулком показалась фигура Верданы. - У меня к вам срочное дело.
        - Опять? - горестно вздохнул Дорин.
        - И оно будет появляться постоянно до тех пор, пока мы с ним не разберемся.
        - Я вас слушаю. Но надеюсь, оно не связано с той, "настойкой для видений", что будто бы я вам дал.
        - Связано. Косвенно.
        - Вердана, - Дорин устало покачал головой. - Я ведь уже говорил вам...
        - И я тебе услышала, будь уверен, - перебила целительница коллегу. - Я знаю, что это было простое сонное зелье, но ведь еще вчера я думала совсем иначе. Оттого-то и беды все. Но это слишком серьезный разговор, чтобы вести его в переулке. Пойдем где-то посидим, поговорим.
        - Я надеюсь, это того стоит!
        На мгновение лицо Верданы осветила насмешливая улыбка.
        - О, поверь мне, стоит.
        Я лежала и смотрела в одну точку - на затылок Тирина. Братец не двигался, не перекачивался с бока на бок. До меня доносилось только его тихое дыхание.
        Спит, или нет?
        Я слегка приподнялась, затем даже села на кровать. Ничего. В смысле, ничего не изменилось. Я решила рискнуть. Когда-нибудь же надо было начинать. Поднялась с кровати, затем начала быстро одевать одежду. Джулинино платье было искренне жаль. Его покупали только для одного вечера, а я носила уже два дня кряду. Но больше надеть было нечего. Не голой же мне ходить.
        Я затянула шнуровку, еще раз взглянула на брата и вышла из комнаты, медленно спустилась по скрипящей от каждого моего шага лестнице и вышла из трактира. На улице пришлось прибавить шаг. До полуночи оставалось мало времени, а путь был неблизким.
        Тирин открыл глаза и долго смотрел на захлопнувшуюся дверь, скрипнул зубами и поднялся на ноги. На ночь он не раздевался. Подозревал, что придется быстро собираться, каждая минута будет на счету. Так и оказалось. Интуиция в который раз не обманула. Тирин скрипнул зубами, припоминая тот день, когда не прислушался к кричащему внутри него голосу. Сидел в каком-то баре...
        - Эй, плесни мне еще! Хорошая в этом году смородиновка. Но такую только здесь подают!
        - Для вас, господин, и стараемся, - девчонка в переднике угодливо улыбнулась, за что удостоилась шлепка по мягкому месту.
        - А ведь ты права, душа моя. Может, с нами сядешь, выпьешь, на игру посмотришь, может, мне подскажешь чего.
        - Я бы рада, господин, - подавальщица легко увернулась от рук клиента. - Но правил-то я совсем не знаю, да и работать мне нужно.
        - Да, оставь ее, Тирин! - подал голос бородач, сидевший в углу. - Бабы только несчастья приносят. Давай, лучше откроемся!
        - Изволь, - Тирин перевернул карты рубашками кверху. - Что ты там о несчастьях болтал? Мне девчонка эта удачу принесла. Первый выигрыш.
        Бородач сокрушенно поцокал языком, завистливо поглядел, как Тирин сгребает весь кон себе, и неожиданно предложил:
        - А давай еще, отыграться хочу?
        На мгновение в голове у Тирина прозвучал голос: "Не делай этого! Иди домой". Но граф отмахнулся от напутствия. Удача ему улыбалась, зачем оставлять ее, не воспользовавшись ее дарами по полной?
        Воспользовался, как же! В следующей игре противник выиграл, затем еще раз и еще. Денег становилось все меньше. Но не может же он - Мирра, остановится! Никогда!
        - Еще!
        В ту ночь он проиграл последний злотый, даже остался должен. Пришлось писать расписку, и это в их, бедственном положении. Но есть долг чести и слово дворянина. Тирин не забыл об этом и спустя год после той игры. Точнее, не то, чтобы забыл - снова повторил свою ошибку. Сказал, что обязан тому игроку. Фреду, или как его там. Но ведь он не знал, что это знакомый сестры, не знал, что они так скоро после злополучной игры ее отыщут.
        Тирин запер за собой дверь и пошел по лестнице вслед за Элен. Интуиция... В ту ночь он не просто проиграл последний грош, в ту ночь исчезла сестра. Пришел бы он во время домой, помешал бы ее исчезновению.
        Но прошлое не перепишешь, а будущее - можно. Потому-то сейчас Тирин и крался вслед за "горячо любимой" сестрицей.
        - Нет, вот ты скажи, маги - нормальные люди? - монотонно бубнил себе под нос полноватый стражник, поминутно сплевывая в сторону. - Отдохнуть ни дня не дадут.
        - Лучше, чтобы в нашем городе мразь какая появилась? - все же услышал причитание стражника его напарник.
        - Не лучше, но с их-то силой можно самим все сделать, а не нас припрягать!
        - С их силой можно и твои причитания услышать. Не больно-то в голосе у тебя почтения. А они этого, знаешь, страх, как не любят. Так что, заткнись!
        - Да прав ты, прав, но все равно чудно это как-то. По прошлому разу, с полгода назад это было. Да ты, наверно, не помнишь, не служил еще у нас. Молодой слишком.
        - Я уже год эти улочки патрулирую. Помню ту паутинку, как они ее называли, как все огни в городе погасли, помню. А чего сейчас так не сделали, да откуда мне знать? Может, слишком крупная рыба в сети должна попасть. Много магии на нее надо угробить.
        - А мы значит пышечное мясо?! - разъярился полноватый стражник. - Коли помрем, не страшно!
        - Да может, еще другая причина есть. Был я у капитана, когда к нему этот маг пожаловал. Молодой еще. Видел я его пару раз в городе, в таверну "Вкуснотище" он часто заглядывает. Подавальщица тамошняя - Марьша, вроде, говорила он ее родственник. Так вот, может, маг этот просто козырь хотел себе заработать. Слышал, что люди поговаривают, в Университете этом в последнее время странные дела творятся?
        - Да люди всегда о чем-то бают.
        - Не скажи, - человек заспорил. - Сейчас совсем что-то странное. Вот и нет между магистрами веры, грызутся они. Маг этот и пришел к нашему капитану, а не к своим. Не доверяет, значит. Просил он найти еще какого-то мага. Кто знает зачем. Какое же у имя, у того, кого нам искать? Джасс? Джесбург? Не вспомнить. Ну да ладно, думаю ничего особенного. Одна бессонная ночь нам, да остальным ребятам, которых город патрулировать послали, а потом и премиальные будут.
        - Ага, жди от них. Еще и ворота невесть зачем приказали закрыть. Ни въехать в Риан, ни выехать. Ладно, выбора-то нет, против магов не попрешь, пошли патрулировать!
        - Привет!
        Я не ответила. Слова ведь только мешали. Да и не было на них времени. Не важно, что хотел мне сказать Фред. Слова ничего не изменят. Я уеду уже завтра. Просто сегодня ночью хотелось его увидеть, быть с ним, принадлежать ему до конца.
        Прочь слезы, мысли, чувства. Только безумное наслаждение, горячая волна, что поднималась с глубины души, его губы на моем теле, опасное безумие, страсть, руки, что бережно и крепко прижимали меня к себе. Шум прибоя, что заглушал мой стон и горячий песок, на который мы опустились.
        Я чувствовала, что он хочет что-то сказать, но не давала ему это сделать, закрывала его губы своими губами. Тихо шептала: "Молчи!" и "Я люблю тебя", а потом уткнулась носом ему в шею, в который раз за этот нестерпимо долгий день делая вид, будто заснула.
        Вставало солнце. Оно делало это сотни раз до этого дня, я и не обращала на него внимание. Просто медленно встала, снова завязала шнуровку на платье, последний раз взглянула на спящее, умиротворенное лицо Фреда, вытерла, неизвестно откуда взявшуюся на лице слезу и медленно пошла вперед.
        Еще долго за моей спиной слышался шум прибоя, впереди же царило безмолвие, да и пейзаж был обыденным - песок, и начавшие появляться на горизонте одноэтажные строения. Пригород Риана не отличался изяществом, роскошью, обыкновенные лачуги, в которые еще год назад я бы побрезговала зайти.
        Чуть слева виднелось высокое, ветвистое дерево. Я глядела на его листья, стараясь утонуть в их зелени, не позволяя себе обернуться и насладиться более приятным пейзажем. Морем, чайками, а еще телом Фреда, с которым я больше никогда не увижусь. Он и был той причиной, по которой мне так нестерпимо хотелось обернуться, а вовсе не голый песок и вода, как ни убеждала я себя!
        Но оборачиваться нельзя, не уйду ведь потом. А вернуться в трактир надо до того, как проснется Тирин, как заметит мое отсутствие. Брат не тот человек, что поверит в мои отговорки, будто я просто пошла прогуляться!
        - Интересное ты себе нашла занятие на ночь! - внезапно от ствола дерева отклонилась высокая фигура.
        - Ты тоже, - я кивнула Тирину. - Не думала, что ты такой любопытный. Ведь матушка меня всегда наказывала за чрезмерное любопытство. А ты не удел.
        - Мое любопытство оправдано! - он попытался схватить меня за руку, но я успела создать щит. Не то, чтобы я до смерти боялась брата, но и выносить рукоприкладство, чтобы доказать, как там писали в романе, что я читала как раз перед своим исчезновением с Элрона (название фолианта, не смотря на возвратившиеся воспоминания, я так и не вспомнила), силу своего духа, не собиралась.
        - Пусть так. То, что ты увидел... то, что увидел, что-то меняет? Удовлетвори мое любопытство, скажи, что?
        Он долго смотрел на меня тем взглядом, которого за время нашего пребывания в Риане я уже не раз удостаивалась. Потом с грустью произнес:
        - Иногда мне кажется, что ты не моя сестра. Моя Элен умерла больше года назад - в ту ночь, когда исчезла.
        - Она и впрямь умерла. Не знаю, в ту ли ночь, или на следующую, когда моя душа соединилась с очередной жертвой безумного колдуна, или, когда пришли за мной. Не знаю. Но ответь мне на один вопрос, такая Элен тебе нужна?
        - Она нужна мне! - прерывая голос Тирина, произнес незнакомец за моей спиной. Или... Я обернулась, чтобы подтвердить свою догадку. Черные волосы, костлявое лицо. Это был он и не он одновременно. Как будто два человека стали одним. Мой жених элронский аристократ Карл Джензбург и старик с полубезумным взглядом, что отнимал самое дорогое - жизнь.
        Я попыталась выставить щит, переместиться, но не успела. Его рука, не встретив ни малейшего сопротивления от моего щита, схватила мою руку. Дернула на себя. А затем свет померк.
        - Нет! Только не это! Я не верю! - Тирин бил по дереву кулаком, пока не стесал до крови костяшки. Он нашел Элен. Только Демоны знают, сколь сил на это потребовалось. Он нашел ее! Не для того, чтобы выдать за Джензбурга, не для того, чтобы выдать за Олина. Она была его сестрой. Веселой, смешной, подчас отчаянной, или бесстрашной. Это все не имело значения. Она была его сестрой. Он должен был ее уберечь! А вместо этого...
        Когда она год назад исчезла, он места себе не находил. Был злой, на всех срывался. Катрин, пожалуй, была единственной, кто его успокаивал. Главная соперница его сестры, та, кого Катрин сто раз клялась сжить со свету, или просто подставляла самому Тирину, всему высшему обществу Элрона. Теперь ей стало скучно.
        Не поклонники волновали младшую Стефаль - соперничество, победы и поражения... Но победы все же больше! Куда ж без них? Элен говорила, что все это: танцы, признания в любви (каждый день от новых кавалеров), игривый смех, обмахивание веерами, и сплетни, слухи, которые от скуки придумывает кто-то из завсегдателей балов. Ты знаешь, что они - глупость, но должна им верить.
        Тирин не удивился, когда об этом сказала сестра, когда попыталась стать выше этого. Год назад точно об этом говорила Катрин. У них даже слова были схожи, только жена не бахвалилась магией. Да, тогда, в конце прошлого лета, уже никто не сомневался, что их свадьба дело решенное. Никто только не думал, что они поженятся тайно.
        Но Катрин захотела загадок, некого ореола таинственности, почему бы ей их не получить? Тирин был не против такой уступки. Да и разве ж это уступка? Ему и самому не хотелось роскошей. Род Мирра обеднел. Еще, когда Элен была рядом, в упадке никто не сомневался, а уж потом...
        Хотел, или нет Тирин найти сестру (зачем, чтобы она досталась Джензбургу?), Нелин Мирра требовалось ее возвращение. Она и потратила на это тысячи злотых, но не добилась ничего. Ее дочь растворилась в воздухе. Когда те, кого Нелин отправила на поиски, вернулись ни с чем, Тирин возблагодарил Духов. Он-то думал, что Элен сбежала сама. Вот и радовался ее победе, даже не смотря, что на бесплотные поиски ушли горы золота... последнего золота, что было у их рода.
        Но Стефали все равно были рады браку их дочери с Тирином. Деньги у них были. Чего не было, так это такой длинной, как у Мирра, родословной. Тем более, тогда все еще верили, что Элен найдется, что выйдет замуж за Карла. А породниться с Джензбургами стоит много больше того, что Катрин дали в приданое. И не важно умрет, или исчезнет Элен во время первой брачной ночи, как делали предыдущие жены герцога. Кровная связь между родами не исчезнет.
        Но Элен так и не появилась, а потом Джензбург приказал найти ее, угрожал Тирину смертью сына, и, в конце-концов, сам пришел за девушкой, когда она была у Тирина в руках. Да, граф узнал его, не смотря на усилившуюся с их встречи худобу, злой блеск в глазах и магию, которой у Карла просто не могло быть, как и у всех живущих в Элроне. Но сначала магом оказалась Элен. Теперь Тирина уже ничего не могло удивить.
        Он снова ударил по ничем не повинному дереву.
        - Она была у меня в руках. Но, Джахал, почему я снова ее потерял?
        - Тирин! Тирин! Вот ты где! - внезапно послышался голос Олина. - Куда это вы с Элен запропастились?! Нам нужно сказать тебе нечто важное. Элен волновать нельзя, но ты...
        Тирин позволил себе саркастическую улыбку. Ну, вот опять! Олин думает, будто Элен несмышленый котенок, который не может о себе позаботиться. Когда уже он поймет? Верно, никогда. Элен и до своего исчезновения не была беззащитной, а уж теперь...
        - О чем ты?
        - Селестин кое-что услышала. Но почему-то боялась рассказать, не хотела рассказывать. Весь вечер пытался у тебя выспросить, а ты умалчивала! - Олин повернулся к Селестин. - Сначала сбежала, а потом...
        - Я не сбежала, - девушка разглядывала свою юбку, боясь поднять на Тирина глаза. - Просто на бал хотела посмотреть, вот и ушла из трактира. Там я и услышала. Кто-то искал эту Элен Мирра. Высокий, темноволосый, роскошно одетый. Я видела его всего ничего, но он успел напугать меня. Какой-то силой, блеском в глазах.
        - Видишь, это он! - Олин и сам с полубезумным блеском в глазах посмотрел на Тирина. Мы должны спешить. Если тот, о ком мы оба думаем...
        - Под это описание подходит еще сотня людей, - Тирин рукой отвел возражения Олина. - Но ты прав. Это Карл. Вот только ты опоздал. Элен уже у него.
        - У кого Элен? - в разговор вмешался четвертый, до толи молчавший, но внимательно слушавший участник. - Где она?
        - А тебе какое дело? - взорвался Олин. - Она ведь просила оставить ее в покое!
        - Не просила. Делала вид. Маги, знаешь ли, умеют разговаривать мысленно.
        - Договариваются о встречах? - Тирин с насмешкой поглядел на Фреда.
        - О них тоже. Скажите мне, где Элен. У меня больше шансов спасти ее. Только ведь я могу применить столь ненавистную вами магию!
        - Мы ее не ненавидим. Мы в нее не верим, - Олин ругнулся про себя, видя, как на ладони у Фреда зажегся огонь. - Не верили до того, как приехали в Риан, до того, как в одном селении встретили того магистра. Ристера, кажется. Но мы все равно не знаем, где Элен! Тирин?
        Тирин долго смотрел на Фреда. Он не знал, где его сестра, но знал, с кем она.
        - Ее похитил Карл Джензбург. Она его невеста. Год назад должна была состояться их свадьба.
        - Где она? Я не могу ее почувствовать, как раньше.
        Тирин скрипнул зубами, "понимая", на что намекает Фред.
        - Не знаю я! Мы стояли здесь, затем появился он и унес ее куда-то. Я и подумать не мог, что он маг!
        - А следовало думать! Вас сотни раз предупреждали об этом. Но вы на него едва не молились. Ладно, к Демонам все! Надеюсь, этот ваш Джензбург и впрямь перенес ее отсюда, а не накрыл иллюзией пустоты. Попробую поймать след.
        Он замолчал. Три взгляда, что впились в него, выражали разные чувства. Глаза Тирина холодную злость, Олина - недоверие, Селестин... Она надеялась. В эту ночь, поднося к губам очередную кружку с вином, что заказал ей Олин, она поняла, что не сможет жить, если из-за нее погибнет незнакомка. Слишком высокая эта цена за собственное счастье, которого она, все равно, может не получить.
        Фред исчез.
        - Дорин, может, хоть ты мне объяснишь, что происходит?! - магистр поднял усталые глаза на, казалось, появившегося из ниоткуда, собеседника.
        - А, это ты, Замир. В чем дело?
        - В чем дело?! Меня не выпускают из Риана. Говорят твой приказ. Мне надоело здесь сидеть. Твой некромант не появляется, а затянувшиеся каникулы мне надоели! Пойми, мне нужно уехать! На кой Демон ты дал этот приказ стражникам?
        - Садись, объясню, - Дорин кивнул на свободный стул, напротив себя. Затем пригубил вина. - Дело слишком серьезное, ну, или у кого-то начался маразм.
        - У кого-то, это у Верданы? Дириани вы уже лишились. Она следующая?
        - Если бы! - Дорин хохотнул. - Она пришла ко мне с сообщением, что в городе Карл Джензбург. Приснился он ей, видите ли. Помнишь ведь это имя? Как бы глупо не звучало, не отреагировать я не могу. Слишком большая за ним стоит сила. Да и подозрений море. Особенно в связи с ее видениями.
        - Бред! - коротко отрезал Замир. - Ладно. Это все твое дело. Выпусти меня из Риана. Мне во дворец нужно. Некромант ведь твой не появится. Доходили до меня слухи о нем.
        - Что я могу поделать, любовь. Да и тебя выпустить не против, жаль только, что не помог. Давай хоть я посмотрю, кого ты ищешь, может, знаю его, или видел когда. Портрета, ты говорил, его не существует. Ауру покажи. Большого круга не обещаю, но Риан захвачу.
        - Попробуй. Я сам уже сотни раз пытался, но ты же вроде сильнее всегда меня был. Дерзай!
        Дорин закрыл глаза, погружаясь в память Замира. Поиск произвести не успел, как есть, замер.
        - А ведь я его знаю, аура уж больно знакомая!
        Как когда-то я лежала на холодном камне, на алтаре. Только страха в этот раз не было. Была холодная ненависть. Умереть, но не отдать ему силу, сделать все, чтобы помешать древнему как мир (впрочем, преувеличиваю, как всегда) старику еще раз вступить на дорогу убийств.
        - Элен, - он приблизился, окинул меня предвкушающим взглядом. - Я бы хотел, чтобы все сталось по-другому.
        - Что бы я осталась жива?
        - Нет, - он провел ладонью по моему лбу. - Это было предрешено задолго до твоего рождения. Сила... Силу, которую у Элрона отобрали, которую хотели уничтожить. Они ошиблись в расчетах. Остался я. И раз в поколение рождается девушка, в которой сосредотачивается та сила, что могли бы получить сотни людей. В этом поколении эта девушка ты. В прошлом Валин.
        - Твоя предыдущая жена. Ты убил ее!
        - Она сама отдала мне свою силу. Во благо Элрона. Не помнишь. Я расскажу тебе занятную историю. Она произошла много-много лет назад в разгар войны лилий. Мы проигрывали. Сторонников короля было слишком много. Они хотели уничтожить нас всех. Мы не могли защищаться. И тогда ко мне пришла твоя прародительница. Габриель... Она добровольно отдала мне свою силу, чтобы спасти наши земли. Теперь твоя очередь. Новая война не за горами. Король не успокоится, до того, как сотрет нас в порошок. Если ты сейчас не отдашь силу, вырежут весь Элрон. И тебя в том числе, - он снова провел морщинистой рукой по моему лбу. - Бедное дитя. Но ты должна. Это твоя судьба. Поверь, я не хотел проводить ритуал в спешке. Ты достойна большего. Но...
        - Я не отдам силу, какой бы чушью ты не заговаривал мне зубы!
        Он встал.
        - А ты сильнее предыдущих жертв. Знаешь, я рад. Так надоело довольствоваться малым. Что от предыдущих жен. Толку от их сил! Что от ведьм. Последнее даже не сила - ее обрывки! Но ты... Честно говоря твое согласие сейчас не так уж и важно. Ты уже согласилась. Помнишь:
        Виаран ливес черс эндар мире k'эcт
        Есть раб, есть господин
        Эндер мирем. Эн эмбер джест
        Отдам все, что бы будущему послужить...
        Не зря я внушил тебе прочесть ту книгу. Теперь ты все равно моя!
        - Если она твоя, то заканчивай с ней! - прозвучал хриплый голос позади Джензбурга. - Мне надоело ждать!
        - Мне тоже, - Карл отошел от меня. - Осталось сделать последние приготовления.
        Ждать, снова ждать! Теперь смерти. Я злилась, не на то, что жду, на то, что не могу вырваться. Джензбург застал меня врасплох. Если бы не это, так просто я бы не далась! Я едва не заорала от отчаянья, но внезапно в сиге от меня начала проявляться фигура Фреда.
        - Ты здесь! Хвала Духам! - он бросился ко мне. - Что происходит?
        - Джензбург, кровавый ритуал... Освободи меня!
        - Как интересно, - недалеко от меня прозвучал голос Джензбурга. - Знакомый колдун. Ты вечно мне мешаешь!
        Карл поднял руки, но Фред оказался быстрее: нас накрыл щит.
        - Он не колдун, - в хриплом голосе незнакомца прозвучала ненависть. - Это Фредерик. Он твоя цель!
        - Престон?! - Фред, как на видение, смотрел на незнакомого мне человека.
        - А кто же еще, братишка?
        - Тогда совместим приятное с полезным! - Джензбург усмехнулся, поднял руки и ударил по щиту. Раз, другой. Фред еле слышно скрипнул зубами от боли.
        - Уменьши щит и бери мою силу! - я протянула Фреду руку.
        - Не могу, что-то глушит силы, боюсь, и второй щит не создам, и контроль над этим потеряю.
        - Все равно бери мою силу, может, получится! Бери, не хватит тебе сил, мне все одно умирать!
        Наши пальцы сомкнулись. Усталость... Фреду и впрямь приходилось тяжело, если на меня навалилась Такая усталость. Я впивалась зубами в губы, чтобы не потерять сознание. А потом в уголку губ Фреда появилась струйка крови. Он все-таки щадил меня. А Джензбург, казалось, не терял силу. Наоборот, он выпрямил плечи, стал выше.
        И новый удар.
        Я застонала, а затем последним, полуобморочным взглядом окинула комнату, в которой находилась. Взгляд зацепился за... нож!
        ...В крови начнется бурление силы. Кончиками пальцев пробегут искры. Всесильность, мощь, которой нет равных. Весь мир у твоих ног. А нужно только одно - ее согласие...
        Мне все равно умирать! Пусть хоть он выживет. Я выдернула руку из руки Фреда и призвала нож. На телепортацию предмета силы требовалось ничтожно мало. Она еще у меня осталась.
        Есть! Нож возник в мох руках. Красивый... Я едва удержалась, чтобы не рассмотреть надписи, выкарбленные на нем. Нет времени!
        - Фред, нам не хватит силы.
        - Предлагаешь сдаться? - он криво улыбнулся.
        - Нет. Пожертвовать малым - мной.
        Он скосил взгляд на нож в моей руке.
        - Нет!
        - Это единственный выход. Это мой выбор. Я добровольно отдаю силу... тебе, - я вдавила нож в ладонь...
        Я не видела, что было дальше. Только слышала голос, слова, что напугали меня год назад. Они звучали ото всюду:
        Ты просишь рассказать о судьбе,
        Что ж, поведаю тебе.
        Поклонники, встречи, балы...
        Ты забудешь кто ты.
        Он начнет с насилия, обмана,
        Но имеешь ли ты право
        Осуждать его за этот шаг?
        Ведь он твой враг.
        Поцелуи, боль и стоны.
        Маг отведает твоей крови.
        И ты навсегда потеряешь покой,
        Но некому будет крикнуть: "Стой!"
        Тогда сила твоя проявится,
        И, быть может, душа живой останется.
        Но подожди, подумай об одном:
        Не лучше ли, если это все будет сном?
        Вот только... будущие предрешено:
        Чудовище ожило.
        В его сердце одна месть,
        Для тебя же: белое - весть
        Красное - твой крест...
        - Зачем ты ему все рассказал? - Олин набросился на Тирина. - Какой в этом смысл?
        - Он может ее спасти, он хотя бы попытается!
        - А потом Элен придется спасать уже от него?
        Тирин скосил на Олина взгляд: "Дурачок!" Но облечь свои мысли в слова не успел. Селестин застонала. Упала на землю. Кулон на ее груди загорелся, а затем исчез. Землю на мгновение озарила вспышка. Раздался раскат грома.
        А потом белый свет, и платья, множество платьев. Алое, голубое, с золотистым отливом. Меня окружали призраки, раздался крик, и сила полилась назад в тело.
        - Элен!
        - А предсказание-то сбылось. Все от первого до последнего слова!
        Эпилог
        Несколько дней спустя...
        Прекрасной музыка была...
        Еще душа душой не искушалась,
        Слова, как храмов купола,
        Над сердцем детским гордо возвышались.
        Святая музыка плыла.
        Держась за вечные канаты,
        Все били мы в колокола
        Своих восторженных понятий.
        Попробуй нас останови!
        Полутонов еще не различая,
        Стучал ты в колокол Любви,
        И лишь Любовь, одна Любовь звучала.
        Ударишь в боль - взрезала боль
        До сумасшествия, до корчи,
        И робко бился над судьбой
        Надежды хрупкий колокольчик.
        Казалось, нет вокруг беды,
        И фальши нет вокруг ни на полтона,
        Вся жажда жизни и мечты
        В твоей душе гудела многотонно43...
        Тихо в углу зала над гитарой склонился мальчишка. Еще совсем ребенок, а голос вон какой звучный. Монеты, в лежащую рядом с ним шапку так и сыпались. Трактирщик тоже радостно поглядывал на мальчишку. Его выступление собрало много народу. А под красивую песню не грех и чарку вина выпить, а-то, и еще парочку заказать.
        Только один стол - в самом углу зала и обходился без выпивки. На него трактирщик поглядывал без удовольствия. Порой на гладком, не смотря на пятидесятилетний возраст, лбу пробегали морщины. Просто так сидеть, ни в одной пивнушки было не принято. Вот только для магов законы не писаны, а кого они притаскивают с собой, только их дела.
        Менестрель уже давно затянул новую песню, и еще одну, а стол так и не освободили. Маги сидели насупленные, словно сычи. Ни одного слова до, проходящих мимо их столика, девчонок не долетало. А трактирщик пытался полюбопытствовать.
        Ладно, дела магов его совершенно не касаются. Лучше музыку послушать. Бед, знамо, будет меньше.
        Любовь стараясь удержать,
        Как саблю тянем мы ее:
        Один - к себе - за рукоять,
        Другой - к себе - за острие44...
        - Значит, говоришь, эти двое искали тебя? - Дорин с прищуром глядел на меня.
        - Да, - я не видела причин, чтобы скрывать правду. Впрочем, нет, причины у меня были. Хоть список составляй. Но Дорин знал правду и без меня (сама удивляюсь, что до сих пор за решетку не бросили). А все эти вопросы-ответы нужны не более, чем для отчетности.
        - Элен Мирра?
        Я кивнула.
        - Тогда какого... - магистр резко повысил тон и, если бы, не щит безмолвия, что окружал нас, его голос бы разнесся по всему залу. А так никто, даже девчонка, что как раз проходила мимо нашего стола, ничего не услышала. - Какого ты поступила в этот Университет?
        - А вы представьте, что значит оказаться одной в целом мире?! - взорвалась я. -Потерять все воспоминания, не помнить даже собственного имени. Вы представьте, что значит оказаться запертой в неведомом подвале, среди еще десятки девушек. Таких же обреченных, как и ты сама. И каждый день читать Духам молитвы, что сегодня пришли не за тобой?! Вы не знаете, вы этого не переживали. Для вас кровавые ритуалы навсегда останутся записями в вековых книгах с пожелтевшими от времени страницами. Мало ли чего происходило в прошлом. Слишком много пролилось крови с тех пор, как род людской появился на наших землях, с тех пор, как маги впервые осознали свои силы. Кого волнуют несколько убитых девушек?! Счет уже давно идет на тысячи, не на десятки!
        Я отвернулась от Дорина, не желая, чтобы он видел слезы, мгновенно покатившиеся по моим щекам. Год... прошел целый год, а мне до сих пор больно вспоминать леса Духов. Такое не возможно забыть, остаться такой, какой была прежде.
        - Вы так и не ответили на мой вопрос, - снова начал Дорин.
        Но ответить я не успела. Фред успокаивающе положил руку на мое плечо.
        - Да хватит вам ее изводить! - на мгновение их с магистром глаза встретились. У обоих на лице была написана решимость, готовность идти до конца. Еще один маг, которого прежде я не встречала ни в Университете, ни в Риане, - Замир, кажется (нас представлял друг другу Дорин), прервал молчание, настойчиво поглядев на Дорина.
        - Хватит!
        - Ты прав, - Дорин зло усмехнулся. - Я забыл, с кем разговариваю. Но разве меня можно судить? Я ведь только недавно услышал один занимательный факт из вашей биографии, - он кивнул Фреду.
        - Я же просил! - однокурсник посмотрел на Замира.
        - Вы просили об отце. Но не могу же я допустить, чтобы здесь остались в неведенье. Теперь я отвечаю за вас головой. И я не позволю, чтобы с этой головы упал хотя бы волос!
        - Я сам могу о себе позаботиться!
        - Кольца на вас нет. Значит, не можете! - его слова породили в моей душе воспоминания. Я попыталась ухватится за них, но они, словно вода, вытекли сквозь пальцы. Не осталось ничего, только разочарование.
        - Я четыре года заботился о себе сам. Разве этого не достаточно?! - тем временем продолжал настаивать Фред.
        - Для человека вашего положения нет! - отрезал Замир. - Ко многому вы не готовы. К примеру, к встрече с братом, с его посланниками. Он ведь не найти вас хотел.
        - Я догадался. С этой целью он вас всех и рассылал. Но на моего отца работать выгодней, не так ли? Я не запомнил, как вас зовут. Да и плевать я хотел на ваше имя. Я не интересуюсь перебежчиками, что меняют стороны, быстрее, чем сменится ветер.
        - Не быстрее. Они меняются вместе с ним. Держат нос по ветру. Но я не из таких. С самого начала работаю на Бьена. Надеюсь, это имя вы не забыли?
        - Не забыл. Пожалуй, я ошибся. Но и вы не правы. Я встречался с братом. Его прах лежит в земле.
        - Не боитесь признаться в этом?
        - Мои руки чисты, - отрезал Фред.
        - И я могу подтвердить это, - влезла я. - На нас налетели какие-то тени, призраки. Я даже не знала, что такое существует. Что это вообще было?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Замир, хотел добавить что-то еще, но Дорин его опередил.
        - У меня есть кое-какие подозрение, но я предпочту их сначала проверить.
        - Я так понимаю, здесь мы, - я показала на себя и Фреда, - ни при чем?
        - Он в любом случае ни при чем, - Замир сложил руки в замок и кивнул на Фреда. - Но вот вы...
        - Прекратите! - Фред сильнее сжал мое плечо.
        - Но вот я, - повторила, ожидая продолжения, я.
        Новая борьба взглядов длилась недолго. Замир расплылся в улыбке.
        - Вы тоже ни при чем, раз будущий повелитель этих земель так желает.
        - Будущий повелитель? - я нахмурилась. - Но ведь Риан не может принадлежать ни одному землевладельцу. Он принадлежит только...
        - Его Величеству Серженсу. Королю всея Киринеи. Или в вашем, Фредерик, случае, будущему королю. Но вы ведь все равно будете им, смените, как принято, при коронации имя и станете очередным Серженсом
        На мгновение над столиком воцарилась тишина, я отбросила руку Фреда, что вольготно расположилась на моем плече, поспешно встала и, не говоря ни слова, отошла от стола. Проходя мимо мальчишки-певчего, кинула тому монету. Красиво ведь поет, соловей прям! А затем вышла из трактира. На мгновение сжала кулаки, не владея своими чувствами, а затем бросилась бежать.
        - Вот видите, Ваше Величество, - Замир сделал глоток из только что заказанного кубка с вином. - Одну вашу проблему я уже решил. Не гоже королю знаться с Мирра. Но ничего, скоро эта история забудется. Про смерть Джензбурга сложат легенду, от которой в жилах будет стыть кровь. Вашему бегству из дворца найдут причину.
        - Я по горло сыт вашей помощью! Не лезьте больше в мои дела. Я надеюсь, хоть ваше обещание вы сдержите! - Фред встал и вышел вслед за Элен, кивнув на прощание Дорину. На магистра студент (впрочем, зачем лгать, бывший студент, ведь как не повернется дело, студентом Университета Магии ему больше не быть!) не держал зла. Узнать, что тебя год водили за нос, при чем человек, которому ты помогал, дорого стоит. А Дорин даже в зубы ему не врезал.
        Магам не лгут. Дорого обходится. Даже если сразу на лжи не поймают, потом отомстят. Впрочем, это смотря кому. Королям позволено все!
        - Ты действительно не сообщил его отцу? - спросил Дорин, не глядя на друга, делая вид, будто и ответ его не интересует.
        Бывший однокурсник усмехнулся. Он слишком хорошо знал, что кроется за безразличием магистра.
        - Не будь идиотом! Сообщил в тот же день. Завтра король будет в Риане, - Замир осушил до дна кубок, поднялся, бросив на стол монету и дошел до конца щита, когда до него долетели слова Дорина:
        - А ты изменился.
        Замир хмыкнул, хотел продолжить путь, но все же обернулся уже после того, как занес ногу для нового шага.
        - А ты нет. Все такой же идеалист, каким был раньше. Да только мир изменился, нужно было под него подстраиваться.
        Дорин остался в одиночестве. Затем поднялся, разрушил уже не нужный щит и тихо прошептал себе под нос:
        - Ничто не меняется без причины. Мир не изменился. Его изменили. Мы.
        - Что у тебя с лицом? - кто-то схватил меня за руку и задал совершенно идиотский вопрос, если учесть, что я только что услышала. Я подумала, это Фред. Резко повернулась, чтобы сказать все, что я думаю о нем, о его лжи... И встретилась взглядом с Джулин. - Так, - задумчиво протянула она, не дождавшись моей реакции. - Все еще хуже, чем я думала. Что произошло?
        Я молчала.
        - Все равно ведь скажешь! - она упрямо дернула меня за руку. Затем на ее лице появилось понимание. - Ладно. Судя по твоему взгляду, что-то совсем из ряда вон выходящее, а я на улице тебя расспрашиваю. Пойдем в дом, я недалеко здесь живу.
        Я махнула головой, не говоря ни "да", ни "нет". Но графиню мой ответ не интересовал. Для себя она уже все решила. Потому-то и потащила меня вперед.
        Переулки. Мы сворачивали, то в одном месте, то в другом. Я уже успела запутаться, даже не понимала, в какой части Риана нахожусь, но Джулин просто великолепно знала дорогу. Внезапно она все же остановилась перед небольшим, но чистым и светлым домиком. Построенный из белого кирпича и покрытый золотистой крошкой, весело поблескивающей на солнце, он не имел ничего общего с замком рода Риани. Никакой вычурности, подчеркнутого богатства.
        Джулин быстро отперла дверь ключом и пригласила меня в середину. Завела на кухню, споро, видно, с помощью уже на память выученных жестов, поставила на печку чайник и посмотрела на меня. Кивнула на стул.
        - Садись, поговорим. Спорю, тебе есть что рассказать!
        - Да тебе тоже, - я кивнула на чайник. - Не ожидала от тебя.
        - Представь, я сама была удивлена. Раньше-то я к кухне даже подходить не осмеливалась.
        - Нужды не было, - вставила я.
        - Это точно. Ну, что ж, нужда появилась. Но это все мелочи. Ты меня с мысли не собьешь, даже у Ристера не выходит! Так что, рассказывай, что там у тебя происходит.
        - Не самая удачная идея. После моего рассказа ты меня выпрешь взашей, а-то и Ристера кликнешь.
        - Ты кого-то убила? - поинтересовалась графиня.
        - Своими руками нет.
        - Тогда все в порядке, рассказывай, давай.
        - Ладно, я предупреждала, - сдаваясь, я подняла руки. - Все началось год назад, впрочем, нет, раньше. Все началось семнадцать лет назад, в день моего рождения. Меня обручили.
        - Знакомая история, - меня тоже обручили с Анри в день моего рождения. Кстати, извини, что перебиваю, просто забыла сообщить тебе благую весть: Войские нищие. У них почти ничего за душой не осталось. Это дед Лиин раскопал. Кто-то из его должников поведал эту занятную историю. В счет долга. Но теперь Лиин спасена, а вместе с ней и я. До моего отца слухи уже дошли. Теперь он счастлив, что я не вышла за Анри. На меня ему наплевать, но выйди я за Войского, это нанесло бы урон престижу рода.
        - Но почему ты думаешь, что ты настолько безразлична отцу? Неужели ты сделала нечто такое...
        - Я родилась, - Джулин встала, налила в чашки кипяток из успевшего закипеть чайника, добавила заварки. - Я не Риани, кстати, ты вторая, кому я об этом говорю. Не смей кому еще рассказывать! Моя мать изменяла моему отца. Я не Риани, не графиня. Я никто! Ну, что, - она глотнула чаю, мгновенно обожгла горло и язык, но даже не вскрикнула. Истинная аристократка, что бы там Джулин не говорила. - Твоя правда шокирует больше моей?
        - Мое настоящее имя Элен Мирра. Уже год я должна быть замужем за Карлом Джензбургом.
        - И что здесь такого, - Джулин округлила глаза, - страшного? Я вот тоже сбежала из-под венца.
        - Наши рода: Джензбурги, Мирра, - пояснила я.
        - Это должно мне о чем-то сказать? - Джулин скептически подняла брови.
        - Нам рассказывали об этих родах на истории, не помнишь? - удивилась я.
        - Нет, конечно! - фыркнула Джулин. - Когда это я слушала магистров? Ладно, я поняла, что ты, ну, или твои предки (порой это одно и тоже), знаменита, дальше-то что? Кстати, мне казалось, ты поступила благодаря своим силам. Или ты не рассказывала, кто ты?
        - Я сама не знала. Год назад меня похитили. Не знаю, толи слишком сильно приложили по голове, толи магию, какую наложили. Я забыла все: кто я, откуда. Только сейчас вспомнила. Мой брат и Олин приехали в Риан, нашли меня. Нашли совершенно случайно на Рианском балу.
        - Значит, ты не зря туда пошла. Кстати, ты вроде говорила, что твоего жениха Карлом зовут, а не Олином?
        - Тебе ли не знать! - я подмигнула Джулин. - Обручена я была с одним, а встречалась с половиной графства.
        - Ну, не ждать же принца на белом коне! - согласилась Джулин. - А чем так знамениты твой род и род твоего жениха? Джензбург, кажется? - она вопросительно на меня посмотрела.
        - В войне лилий мы были не на стороне короля. Точнее, - я вспомнила, чему меня учили в детстве. - Официально король не учувствовал в той войне, даже в последствии предал рода лилий анафеме.
        - Разве? - Джулин нахмурила брови. - Мне казалось, они весьма почитаемы.
        - Сейчас. Прошло пятьсот лет. Историю переписать не сложно.
        - Возможно, не хочу думать об этом, - отмахнулась Джулин. - Твой род известен только благодаря этой войне?
        - Говорят, Мирра проводят ритуалы крови. Но это только слухи, - поспешила опровергнуть свои же слова я, - предания старины. Я никогда не участвовала ни в чем подобном, не слышала даже ни о чем таком, пока не попала в Университет.
        - Да верю я тебе, успокойся, - Джулин махнула рукой. - Давай лучше чай пить. Ты, вижу, еще ни глотка не сделала.
        - Ждала, пока остынет, - я глотнула душистый напиток, пытаясь забыть обо всем. Главного-то, что меня беспокоило, я Джулин не рассказала. С мыслями, кто я такая, я уже примирилась. Но никак не с мыслями, кто такой Фред.
        Дальше разговор не выходил за пределы этикета. Просьбы подать печенья, благодарности за чай. Только возле двери Джулин спросила:
        - Ну, и что ты будешь делать дальше?
        - Еще не решила. Время пока не вышло, - я лгала. Решение-то я приняла, гораздо сложнее было смириться с ним. - А ты?
        - Сейчас самое время поговорить с отцом.
        Замир ошибся, полагая, что завтра в Риан прибудет Его Величество король Серженс. Монарх прибыл уже сегодня. В этом месяце магической столице везло (или наоборот, не везло - это уж как посмотреть!) на могущественных гостей. Впрочем, последний гость не шел ни в какое сравнение с первыми двумя. Ведь нет в этом мире никого, равного королю.
        Алехандро был, мягко говоря, удивлен визиту монарха. Ни Дорин, ни Замир не потрудились предупредить ректора. У обоих были к Алехандро старые счеты, а маги всегда отдают долги.
        Так и вышло, что оба, как Алехандро, так и Серженс остались недовольны встречей. Поначалу маг даже не понял, чего монарх от него хочет. Но вот когда понял, когда в полной мере осознал, кто под маской сына простого Рианского ремесленника цельный год проучился в Университете Магии... В тот момент многим захотелось поглядеть на отвисшую челюсть Алехандро. Но встреча проходила наедине. Даже Риани на нее не попал. Впрочем, граф на нее особо не стремился. Это в Терре, да в Ролерне его род был популярен, но не при дворе.
        Замир, и тот, остался перед ректорским кабинетом, а Дорина в то время даже не было в Университете. Маг знал, что король, а пуще того, тайная служба, ее глава Бьен захотят полного отчета о том, что случилось с Джензбургом, со вторым сыном Серженса. Фред с Элен (хотя второй лучше было бы вообще на глаза монарху не показываться) могли красочно описать все, что видели, но не объяснить, как это все произошло, почему. Студенты сами терялись в догадках.
        Догадки теперь не могли помочь. Некоторые люди должны знать правду. Пускай, для простого народа сочинят бесхитростную сказочку. Сегодняшним Рианским визитерам нужна не она, нужна истина.
        Дорин постучал в дубовую дверь, увидев на пороге мужчину, спросил:
        - Я могу поговорить с Селестин?
        Я поднесла руку к двери. Хотела постучать, но замерла. Из глубины души пришел вопрос: "А правильно ли я поступаю?". Я ведь лишаю себя пути назад, но... Я сжала зубы и все же коснулась костяшками дубовой двери.
        - Можно войти?
        - Заходите, - знакомый голос. Только не Тириа с Олином. Додумать я не успела. Вместо этого открыла двери.
        - Магистр Дорин?
        - Он самый, не стойте на пороге, заходите. Я хочу, чтобы вы кое-кого увидели.
        Спросить кого, я не увидела. Лишь только за моей спиной захлопнулась дверь, я увидела...
        - Не может быть! Ты ведь призрак, правда?
        Серженсу хотелось кого-то убить. Лучше всего этого идиота Алехандро. И кто позволил ему занять пост ректора? Какой-то недалекий кретин, не иначе!
        - Как можно не признать в своем студенте принца? - еле слышно прошептал он.
        - Но я и подумать не мог... - передразнил монарх мага. - А о чем ты вообще думаешь?!
        Нет, судьба Алехандро была решена. Ректором ему не быть.
        На пороге он столкнулся еще с кем-то, хотел наорать на не вовремя появившееся существо, но оно и так отскочило в сторону, отвесило поклон.
        - Повелитель, я безумно счастлив нашей встрече. И подумать не мог, что простой визит к дочери, подарит мне возможность лицезреть вашу особу...
        Лесть... Серженс не особо любил льстецов. Но встреча с этим человеком в данный момент была даром. Аристократ, склонившийся перед ним, по крайней мере, не был таким глупцом, каким был Алехандро.
        - Что ж, вам повезло. А кто ваша дочь? Возможно, она знакома с моим сыном. Он одарен поистине безграничным даром.
        На мгновение в глазах собеседника проскользнуло непонимание, но тотчас исчезло. Как уже успел догадоться Серженс, граф Риани был не глуп. Он знал, когда следует сделать умное лицо.
        - Вполне допускаю. Моя дочь ни за что не упустила бы возможность, познакомиться с принцем.
        - С крон-принцем, - уточнил Серженс.
        - Именно, - Риани отвесил еще один поклон, пытаясь скрыть все возрастающее удивление.
        - Тогда, возможно, она знает, где он сейчас. А-то нынешний ректор не знает ничего!
        - На меня он тоже произвел неблагоприятное впечатление, - угодливо заявил Риани, скрывая то, что самолично сделал из Алехандро ректора. - Но моя дочь... - граф, хотел сказать, что понятия не имеет, где девчонка, что он ищет ее уже несколько недель.
        Слова не потребовались.
        Из-за поворота показалась знакомая фигура.
        - Отец, нам нужно поговорить, - быстро произнесла Джулин.
        - Значит, вы знакомы, - резюмировал Дорин, - но обе делали вид, что единственные выжившие после того обряда. Если это не так, возможно, то были вовсе не кровавые ритуалы?
        - Мы, вместе, с непонятно каким чудом (поведать свою историю она мне не успела), выжившей Селестин, со злостью посмотрели на Дорина. Он лишь поморщился.
        - Да, я помню вашу, Элен, тираду, о том, что вам довелось пережить. Но вам могло почудиться.
        - Вы смеетесь? Я ведь рассказала вам, как выжила.
        - Да и я, - Селестин поднесла руку к груди, но тотчас опустила ее. - С помощью амулета. Вы ведь видели его. Только сейчас его нет. Он исчез, хотя я не знаю, почему.
        - Зато знаю я! - отрезал Дорин. - Но неужели вы не понимаете, что я пытаюсь помочь вам выбраться из этой истории с найменьшими потерями?! Для вас всех было бы лучше, если бы кровавые ритуалы остались в прошлом.
        - Они и так в прошлом. Джензбург мертв. А ведь это был именно он, что в лесах Духов, что здесь, прямо под боком у магов. Я узнала его.
        - Вы думаете, это исправит ситуацию? Усугубит, особенно, если учесть, кто его убил!
        - Я? - внезапно в сиге от меня засветились огни - верный признак заклятия-телепортации, а еще через мгновение появился Фред.
        Я впилась ногтями в кожу ладони и отвернулась, вот и заметила отрицательное качание головы Дорина.
        - Нет. Его убила Селестин, - вслух произнес Дорин, видя, что его кивок заметила только я. Все остальные таращились на Фреда. - Кстати, впредь не подслушивайте чужих разговоров.
        Фред кивнул. Впрочем, не больно-то в его жесте было покорности.
        - Я? Да я даже в глаза не видела этого вашего Джензбурга! - вскричала Селестин.
        Олин мгновенно приблизился к девушке, успокаивающе приобнял ее.
        - Потрудитесь-ка объяснить ваше обвинение? Я слышал, что маги защищают своих до конца, но не думал, что на этом пути они пожертвуют невинным человеком.
        - Знаете, будь на моем месте Алехандро, после вашей тирады от вас бы и горстки пепла не осталось, - спокойно ответствовал Дорин. - Вам повезло, что здесь я. Ладно, признаю, Джензбурга убила не она, ее амулет. Моргана - Богиня мести. Она никогда не оставляет преступника безнаказанным, а убиенных неотомщенными. Так и сейчас. В последнее время в городе была совершенна серия зверских убийств.
        - В этом еще обвинили Анри, - влезла я.
        - Обвинил Ристер, - кивнул Дорин. - Но дело в том, что Анри убивал девушек не своими руками. Это делали разные люди. Но первопричиной был Анри. Он продавал богачам красавиц для забав. Вот только забавы выходили кровавыми. Не знаю, зачем ему это было нужно.
        - Деньги, наверное. Войские разорены, - подсказала я.
        - Это все объясняет. Деньги... - Дорин ударил кулаком по столу. - Мразь! Как бы то ни было, - продолжил он, пытаясь успокоиться, - призраки не знали, кому мстить: Анри, или тому, кто перерезал им горла. А сил хватило бы только на одно убийство. А потом появился Джензбург. Он уже давно убегал от Морганы, руки его по локоть в крови, а он до сих пор безнаказанный. Вот ваш амулет и показал призракам цель. Но он смог это сделать только после того, как ритуал начали воспроизводить. Призраки отомстили, но не за себя. За девушек, который убили в лесах Духов. И Моргана отпустила их души, сама ненадолго ушла из нашего мира. Потому-то амулет к вам не вернулся.
        - Значит, я не виновата? - пролепетала Селестин.
        - Нет.
        - Тогда зачем вы ее пугали, пугали всех нас?! - вскричал Олин.
        - Потому что в эту правду никто не поверит! Ваш род Стефалей никогда не был близок к Джензбургам, а вот Мирра, Эсперансы, Заиры. Им по душе будет версия, что с их сиром разобрался король.
        - Но это ведь глупо, Тирин? - Олин посмотрел на моего брата, на меня.
        Мы молчали. Я не полезу никого обвинять, это понятно. Знаю ведь правду. Но наша с Тирином мать, отец Лисы Эсперансы. Они так и поступят, а за ними последуют и другие. Людям всегда нужно за кем-то следовать. Сложно только сделать первый шаг, дальше все просто. С гор полетят камни, уламки которых зацепят и нас.
        - Вот видите, Олин, - Дорин показал на нас с братом. - Они понимают, что я прав. А Киринее не нужна новая гражданская война.
        - Но ведь есть очевидцы, - внезапно сказал Тирин. - Моя сестра и...
        - Неужто вы еще не знаете? - Дорин хмыкнул. - Я-то думал, все давно в курсе. Перед вами крон-принц Фредерик Серженский.
        В одно мгновение Олин и Тирин оцепенели. Затем брат посмотрел мне в глаза. Не спросил, всего лишь подумал: "Ты знала?". Я и не стала отвечать, просто отвела взгляд.
        - Рад, что теперь все осознали всю серьезность дела. Нужно решить, что произошло несколько дней назад. - продолжил Дорин.
        - Значит, больше всего будут недовольны Мирра? - внезапно спросил Фред.
        Мы кивнули. На лице у Фреда появилась улыбка.
        - Дорин, обвините во всем меня.
        - Ты с ума сошел? - раздалось несколько громких восклицаний. - Хочешь войны. Ты так уверен, что одержишь победу?
        - Нет. Один кровавый ритуал, и в руках огромная сила. Возможно ведь, что в их тайну был посвящен не один Джензбург.
        - Да среди нас и магов нет. Джензбург был последним, а Элен, - Тирин бросил на меня косой взгляд. - Исключение!
        - Об этом знаете вы, - Фред хитро прищурился. - Знаю я. Но не мой отец. Дорин, обвините во всем меня. У меня возник один план. Войны не будет, клянусь вам.
        За дверью раздалось:
        - Его величество...
        - Хорошо бы ты был прав, - прошептал Дорин. - Если все сорвется...
        Двери распахнулись. Голоса за дверью не солгали. Нас почтил своим присутствием отец Фреда. А еще Замир, граф Риани, Джулин, несколько незнакомых мне толстяков и с десяток солдат.
        Не зря мы штудировали этикет с самого детства. Головы всех присутствующих мгновенно опустились вниз. Только Селестин немного замешкалась. Но ее ведь в детстве не били розгами за медлительность при поклоне.
        - Сын мой, - долетело до нас.
        И еще одно:
        - Отец.
        Потом, подчиняясь злому взгляду Фреда, Дорин проговорил:
        - Сир, дозволено ли мне сказать, что Фредерик одержал славетную победу над монстром, что уже несколько столетий убивал ни в чем не повинных людей. Я говорю о элронском герцоге Карле Джензбурге.
        Серженс замер.
        - Он мертв? - спросил он упавшим до шепота голосом.
        - Да. Но чудовище едва не погубило нас всех. Меня, наших магов и собственных вассалов. Отец, - Фред поднялся и предложил мне руку. - Позволь представить тебе одну из его жертв Элен Мирра...
        А затем разговоры. Бесконечные вопросы, поклоны, от которых начинало ломить спину, мысленные разговоры:
        - Неужели нельзя было меня предупредить?!
        И балы. Неужели я действительно говорила, что люблю танцевать? Лгала. От вечной пляски, новых знакомств, встреч со "старыми друзьями", которых на самом деле я видела впервые, тихому шепоту за твой спиной... хотелось сбежать даже в бездну.
        Дни превратились в туман. Были расписаны по часам. Я медленно сходила с ума. А ведь это было тем, о чем еще недавно я мечтала. Серженс нашел один единственный способ избежать "проигрышной" войны (представляю, какими красками Фред расписал отцу кровавые ритуалы). Я выходила замуж.
        - Элен, ты не должна выходить за него только из боязни войны, - Олин все же нашел возможность поговорить со мной.
        - Прости, я должна была сказать тебе об этом давно. В тот день я пришла, чтобы объяснится: я люблю его. Это правда. Я никогда тебя не любила, а ты никогда не любил меня. Молчи! - я приложила руку к его губам. - Ты совсем меня не знал. Думал, что знаешь, но не знал. Ты обязательно найдешь кого-то, кого полюбишь. Ты поймешь ее, будешь принимать, такой, какой она есть. Или уже нашел?
        - Селестин...
        Пригласительную открытку на свадьбу мне прислали через два месяца...
        - Вот видишь, а ты страдала, из-за того, что ты Мирра! Все получилось как нельзя лучше, хотя, когда мне впервые сообщили, что Фред - крон-принц, я подумала, что схожу с ума!
        - А я совсем не удивилась. Не знаю почему, - я подмигнула Джулин. - Но не только ведь у меня все хорошо. Ты выходишь замуж за Ристера. Отец не отрекается от тебя.
        - Я ведь целый год проучилась вместе с будущим королем и королевой Киринеи. Мой отец знает, когда нужно отступить. Я теперь хожу в его любимицах.
        - А что там, в Университете?
        - Прознав, кто там целый год учился, все Киринейские аристократы решили отправить туда своих чад. Так что, Университет с лихвой возместит потерю в пять учеников: Фреда, тебя, меня (ну, не может же одна из студенток выйти замуж за преподавателя), Лиин (она все-таки уговорила деда ее оттуда забрать, все равно говорит, нет в ней магии, а становится целителем она не хочет), Анри. По поводу последнего Дорин просто счастлив. Да, Дорин стал новым ректором. Алехандро решил отправиться в путешествие в Зарию. Ристер говорит, он не скоро вернется, если вообще вернется. Дорин и вышиб Анри из Университета. За решетку барона не бросили, но кое-кто узнал, что он мошенничал в карты. В одну из ночей его не стало. Аристократы не прощают мошенников, что надувают их. Имя Дириани предано анафеме. Его признали преступником, который угрожал королевской семье. Ристер мне рассказывал, - Джулин на мгновение замолчала. - Дириани ведь не владел элронской магией, это была ты?
        - Но никто не обвинит в чем-то запрещенном будущую королеву, - я с грустью кивнула. - Если бы он был жив! Но он мертв. Родственников у него не было. Историю все время переписывают. Когда-нибудь из него сделают героя.
        - Но не сейчас.
        - Ты вся светишься от радости, - мать не преминула испортить мне настроение. - Влюблена, видно с первого взгляда. Но помни, для него это только способ избежать войны.
        - Ты многого не знаешь, не видишь...
        - Я вижу там, где ты слепа. Он убийца!
        А затем священник. Вечный вопрос: "Согласна ли ты..." и безлунная ночь...
        - Выпьешь вина? - Фред подал мне бокал с темно-красной жидкостью.
        - С удовольствием.
        Мы чокнулись и выпили по глотку.
        - Итак, твой план был в том, чтобы напугать отца?
        - Признай, он удался, - Фред подмигнул мне. - Я во всех подробностях описал кровавые ритуалы, намекнул, что Джензбург оставил приемника. Но если этот приемник не получит поддержку Мирра, то останется ни с чем, не будет подбивать народ на восстание. В общем, как и мои предки, придумал несколько легенд об Элронцах. Только выдумки Серженса II закончились войной, мои же - миром.
        - Политика. Как сказала моя мать, очередной брак по расчету.
        - Конечно, - легко согласился Фреда, целуя меня за ухом. - Я люблю тебя, вот и рассчитал все так, чтобы заполучить тебя в свои руки.
        - Напоминай мне об этом почаще, - я коснулась его губ своими губами. - Я ведь Мирра. Все мои предки выходили замуж по расчету. Красное, кровь всегда будет моим крестом.
        - Не понимаю, - Фред посмотрел мне в глаза.
        Я улыбнулась, немного грустно, затем сделала шаг в сторону, отворила двери на балкон и почувствовала ночную прохладу, а вмести с ней горячие руки Фреда на своих плечах.
        - Однажды гадалка предсказала мою судьбу. Помню, я испугалась. Попыталась убежать от судьбы. Не вышло.
        - Что же такого она сказала?
        - Правду, только правду.
        Ты просишь рассказать о судьбе,
        Что ж, поведаю тебе.
        Поклонники, встречи, балы...
        Ты забудешь кто ты.
        Я действительно забыла, кто я...
        Он начнет с насилия, обмана,
        Но имеешь ли ты право
        Осуждать его за этот шаг?
        Ведь он твой враг.
        При нашем знакомстве мы часто сорились, ты мне даже угрожал. Но разве я могу тебя винить? Наши рода, как и говорила гадалка, враждовали испокон веков.
        Поцелуи, боль и стоны.
        Скажешь, не было?
        Маг отведает твоей крови.
        Тогда во время ритуала крови я пролила свою кровь, отдала тебе часть своей силы. Ты, можно сказать, попробовал ее на вкус.
        И ты навсегда потеряешь покой,
        Теряла... от любви...
        Но некому будет крикнуть: "Стой!"
        Ты кричал, говорил, чтобы я не делала этого. Но никого другого не было.
        Тогда сила твоя проявится,
        Сила, которая должна была достаться всему моему поколению, а досталась мне одной. Эту силу, что я тебе добровольно отдавала, амулет Селестин и почуял.
        И, быть может, душа живой останется.
        Но подожди, подумай об одном:
        Не лучше ли, если это все будет сном?
        Вот уж точно, подумала. Нет, не хочу!
        Вот только... будущие предрешено:
        Чудовище ожило.
        Джензбург...
        В его сердце одна месть,
        Для тебя же: белое - весть
        Свадьба. Я вышла за тебя замуж, предотвратила войну. Какая я молодец. Но...
        Красное - твой крест.
        ...Я навсегда останусь Мирра. Плоть от плоти, кровь от крови.
        - Считаешь, я об этом не знаю? - он снова меня поцеловал.
        - Знаешь, мы оба об этом знаем. Я рассказала об этом лишь затем, чтобы сказать, я больше не буду бежать от судьбы, боятся неизбежного. Я не хочу знать своего будущего. Я хочу жить настоящим. Быть настоящей с тобой.
        - Замечательный план, - Фред повернул мое лицо к своему. - Меня он вполне устраивает!
        43. Сергей Минин Романс ЗВОНАРЬ
        44. Евгений Агранович САБЛЯ - ЛЮБОВЬ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к