Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
За дверью Антон Козлов
        #
        Козлов Антон
        За дверью
        Антон Козлов
        За дверью
        Предуведомления Автора:

1. Данная книга является плодом творческого вымысла.

2. Любые совпадения упоминаемых в книге событий, названий и имен
        собственных с реально существующими являются случайными.

3. Взгляды и высказывания персонажей книги могут не совпадать с
        точкой зрения Автора.
        Глава 1.
        It's my life.
        Прозвенел звонок, и сотни детей с воплями вывалились из дверей школы. Мы выходили медленно и солидно. Как-никак, это было наше последнее первое сентября. Начало последнего учебного года. Выпускной класс московской школы. Вообще-то, три года назад нашу школу переименовали в лицей, но мы, те, кто учился тут с первого класса, продолжали называть ее по-прежнему.
        - Проводишь? - спросила Маришка.
        - Провожу... - я взял ее рюкзак и закинул за спину вместе со своим собственным.
        Честно говоря, на сегодняшний вечер у меня были свои планы, и Маришка в них никак не фигурировала. С Маришкой мы не виделись все лето. За это время многое изменилось. В основном - у нее. Я и не ожидал, что она предложит мне ее проводить.
        Знакомый голос позади меня:
        - Вот козлы, совсем детей замучили! Малыши разбегаются из школы, как тараканы.
        Я обернулся. Это были Витек и Нася. Вообще-то Анастасию следовало бы называть Настей, но буква "т" из ее имени пропала где-то в третьем или четвертом классе.
        - Тихо! - одернула Нася Витька. - Вдруг Гнида Павловна услышит?
        - Да пошла она! - махнул рукой Витек, но на всякий случай оглянулся, проверяя, нет ли поблизости учителей.
        Соболева Ида Павловна - наша классная руководительница. Она появилась в школе два года назад, и директор "подарил" ее нашему классу. Первым делом Ида Павловна заявила: "Я такая строгая и въедливая, что ученики всегда давали мне кличку "Соболь". Уверена, что и вы меня будете так называть." Она ошиблась. Между собой мы стали звать ее "Гнида Павловна". Это намного точнее отражало ее сущность.
        - Мы с вами! - с обычной непосредственностью сказала Нася. Она жила с Маришкой в одном подъезде.
        - Мы поедем на автобусе, - сказала Маришка.
        - Отлично, и мы с вами.
        Мы с Витьком переглянулись и обреченно вздохнули. До дома, где жили девчонки, идти минут десять. А так мы будем пятнадцать минут ждать автобус, чтобы проехать две остановки, а потом пять минут идти в обратную сторону. Но с женщинами в таких вопросах спорить бесполезно. Все равно логическими доводами их не переубедишь. Это мы поняли уже давно.
        - Эй, старики, айда с нами, пивка попьем!
        Это был Толян из нашего класса. Он не пошел на последний урок, но явился к школьным дверям с бутылкой пива в руке и с двумя девчонками из параллельного класса. Все трое курили и старательно демонстрировали, какие они взрослые. Толян мне никогда не нравился. Он жил с дедом и с бабкой родителями умершей матери. Его отец был то ли милиционером, то ли бандитом, жил с новой семьей в другом конце Москвы и общался со своим сыном посредством бумажных конвертов с денежными купюрами зеленого цвета.
        Дед Толяна был упертым "шестидесятником". У него на кухне постоянно собирались такие же пожилые друзья, пили дешевый алкоголь, много курили, бренчали на гитарах. От них Толян набрался многих мерзких словечек и выражений, таких, например, как "старик", "айда" или "в этом я не копенгаген". Мне "шестидесятники" казались какой-то сектой типа "хлыстов" и "трясунов". Такие же далекие от реального мира и с такими же необоснованными претензиями на знание абсолютной истины и на право поучать других людей.
        К сожалению, сам Толян почему-то стремился втянуть меня в свою компанию. Может быть, потому что на уроках истории и философии я всегда выглядел умнее, чем молоденькая учительница Любочка Львовна. Прямолинейный и недалекий, как дед-"шестидесятник", Толян упорно не замечал моего нарочитого пренебрежения к его персоне. Один раз ему удалось затащить меня к себе в гости и познакомить с друзьями деда. Наутро я мучился от тяжелого похмелья, а от моей одежды даже после стирки пахло табаком.
        Обычно я стараюсь не замечать людей, которые мне неприятны. Вот и сейчас я хотел пройти мимо, сделав вид, что не услышал приглашения Толяна. Но Маришка совершенно неожиданно для меня свернула в сторону этой троицы:
        - Привет? Что курите? Угостите меня!
        Вот черт! Маришка закурила! Определенно, это лето изменило ее не в лучшую сторону. Сам я в жизни не выкурил ни одной сигареты и совершенно не собирался этого делать. Вдыхание дыма так же противоестественно, как и поглощение пищи через задний проход.
        Маришка знала о моих взглядах и на Толяна, и на курево. Похоже, она не зря потащила меня за собой. Она хотела мне что-то доказать. Но что? Можно подумать, она не знала, что мне известно о том, как она в июле ездила на море со студентом-второкурсником.
        Толян вытащил из своего рюкзака еще одну бутылку пива, сдернул пробку при помощи пришкольного заборчика и протянул мне:
        - На, старик, освежись после трудового дня.
        - Спасибо, я не пью пива.
        - Ты что, не мужик?
        Возможно, Толян и не хотел меня оскорбить. Но рядом стояли Маришка, Витек с Насей, а также две параллельные девчонки, которые препротивноейше захихикали, давясь клубами сигаретного дыма.
        Но меня так просто не возьмешь. Я спокойно улыбнулся и произнес, словно обращался к неразумному ребенку:
        - Пиво - это напиток для тупого, безмозглого быдла. Культурные и образованные люди вроде меня пиво не употребляют.
        Толян удивился. Никогда до этого я не осаживал его так резко. Да еще при знакомых девчонках.
        - Старик, ты не пра-а-ав! - протянул Толян.
        Я решил раз и навсегда расставить все точки над "и":
        - Я, помнится, уже просил не называть меня "старик". Неужели это так трудно запомнить?
        - А? - быстродействием мозги Толяна не отличались.
        - Обращение "старик" используют исключительно дебилы и дегенераты.
        - А? - до Толяна наконец-то дошло, что теперь он выглядит общим посмешищем. Толян разозлился. Он был на голову выше меня и в плечах пошире. Он считал, что одного этого будет достаточно, чтобы утвердить свою правоту.
        Я не дал возможности Толяну устроить грубую драку по его правилам. Я быстро сунул руку в карман и выхватил свою верную "бабочку" - складной нож, две половинки рукоятки которого скрывали сложенное лезвие. Одно движение кисти, и лезвие оказалось снаружи. Я просунул его между ног Толяна и немного надавил снизу. Толяну пришлось подняться на цыпочки. Это несколько ущемило его духовное достоинство, но зато сохранило в целости достоинство физическое.
        - Если ты еще раз назовешь меня "стариком", то я отрежу тебе яйца и забью их тебе в глотку, - произнес я и улыбнулся так, что мои слова можно было воспринимать либо как угрозу, либо как дружескую шутку. Эту улыбку я специально отрепетировал перед зеркалом для подобных случаев. Теперь от Толяна зависело, какой вариант он предпочтет. Все окружающие замерли...
        Толян, стоя на цыпочках, имел возможность поразмыслить над моими словами. Он несколько натянуто улыбнулся и слегка подсевшим голосом сказал:
        - Да ладно, Фил, не дури...
        Фил - это уже лучше. Так меня звали все друзья и знакомые. Фил - это сокращение от Философа, а не от Филиппа. На самом-то деле у меня совсем другое имя. Оно, если честно признаться, мне не слишком нравится. Поэтому я не стал настаивать, чтобы Толян его называл. Философом меня прозвали года полтора назад, когда я на целый урок развернул доклад об онтологических и методологических особенностях поликвантового типа мышления. Доклад был на девяносто девять процентов откровенным стебом, но Любочка Львовна этого не поняла и поставила мне жирную "пятерку".
        Убедившись, что Толян признал свое поражение и не попытается наброситься на меня с кулаками, я взмахнул рукой, "бабочка" сложилась и исчезла у меня в кармане. Я долго тренировался, так что на приведение ножа в боевое состояние и на его складывание у меня уходило меньше секунды.
        - Псих! - крикнула Маришка и быстро зашагала к автобусной остановке, даже забыв взять сигарету.
        Я поспешил следом. Ведь у меня за спиной находился Маришкин рюкзак. Не бросать же его вслед этой истеричке? Витек и Нася двинулись за нами. Толян и параллельные девчонки остались у школы. Надеюсь, Толян надолго запомнит мой урок.
        На половине пути к остановке Маришка обернулась и бросила мне:
        - Когда же ты, наконец, повзрослеешь?!
        Я пожал плечами. Конечно, до ее студента-второкурсника мне было далеко. Он ездил на собственном "Мерседесе", правда, подержанном и не слишком дорогом, но для девчонки-школьницы и это казалось верхом роскоши. Вообще, о "правильной" жизни Маришка узнавала из многочисленных "девичьих" журналов, которые безоговорочно указывали, что надо одевать, как краситься, какую музыку слушать, какие фильмы смотреть, каких парней любить, как часто и в каких положениях.
        Нам повезло. Нужный автобус стоял на остановке с открытыми дверьми. Увидев такой подарок судьбы, мы бросились вперед, словно сдавали "стометровку" на уроке физкультуры, и вскочили на подножку. Народу в автобусе было довольно много, поэтому протискиваться в глубь салона мы не стали и остались у дверей.
        Тут у Маришки в рюкзаке зазвонил мобильник. Я повернулся боком, чтобы она смогла его достать. Краем глаза посмотрев на телефон, я отметил: "Новый, дорогой, тот самый, который особенно настойчиво рекламируют."
        - Аллё? Да, мама. Да, я еду. Да, на автобусе. Да, помню.
        Закончив говорить, Маришка сунула мобильник обратно в карман рюкзака и пояснила:
        - Ко мне сегодня приходит репетитор по математике. Буду готовиться к поступлению.
        - А мы с Витьком записались на курсы, - сказала Нася.
        Витек кивнул головой. Последние два года они все делали вместе. Мы называли их "идеальной парой". Когда Витек принял решение поступать в Бауманку, Нася последовала за ним. Ей не пришлось отказываться от своих собственных планов. У нее их просто никогда не было. Нася была доброй, верной и надежной подружкой. Если бы в ее хорошенькой головке имелись хотя бы небольшие зачатки интеллекта, то у Витька, возможно, в моем лице появился бы опасный соперник. Но долгого общения с Насей я выдержать не мог. Мне казалось, что я начинаю тупеть примерно на пятой минуте разговора о модных тряпках и косметике.
        - А ты по-прежнему метишь в МГУ? - спросил у меня Витек.
        - Ага.
        - На филфак?
        - Или на истфак. Как получится.
        - Почему не на журналистику? - спросила Нася.
        - Там у тети Вики нет знакомых. Да и журналиста из меня не получится.
        - Почему?
        - Я не подлец и не проститутка. У меня есть такие атавистические чувства, как честь и самоуважение.
        - Зато журналисты зарабатывают кучу денег! - авторитетно заявила Маришка.
        - Они их не зарабатывают, они их отрабатывают, - поправил я.
        - Ты просто завидуешь!
        Я пожал плечами. Хорошо еще, что она не сказала "ревнуешь". Ее студент-второкурсник как раз и учится на журналиста. Правда, не в МГУ, а в каком-то коммерческом ВУЗе имени известной женщины. То есть там, где дипломы выдают не за знания, а за деньги родителей.
        Автобус подъехал к остановке. Народ начал выходить. Мы стояли у дверей, но особенно никому не мешали. То есть, почти никому. Из самой середины салона, расталкивая всех пассажиров, к выходу поперла толстенная тетка с охапкой битком набитых сумок и пакетов.
        Есть такая разновидность теток, которые совершенно не задумываются о тех неудобствах, которые они доставляют окружающим и самим себе. Если этим теткам надо проехать одну-две остановки, то при посадке в автобус они расталкивают других людей; грозно пыхтя и активно работая локтями, пробиваются в середину; шумно плюхаются на свободное место, наваливают свои сумки на колени соседей и на спинки передних сидений. И все это для того, чтобы сидя проехать три минуты. Когда автобус уже остановился на нужной им остановке, тетки вскакивают и бросаются к выходу с такой энергией, как будто боятся, что сейчас их навеки замуруют под толщей камней.
        Когда такая вот тетка протискивалась мимо нас, Нася скорчила страдальческую мину - одна из сумок острым углом уперлась ей в позвоночник.
        - Можно не толкаться? - вежливо поинтересовался у тетки Витек.
        Та проигнорировала его вопрос. Наглые толстые тетки с необъятными сумками всегда уверены, что толкают ИХ.
        Пришлось вмешаться мне:
        - Гражданка не толкается. Просто она испытывает удовольствие, притираясь к мужикам в общественном транспорте.
        В автобусе кто-то хихикнул. Тетка вспыхнула, на носу и на лбу у ее выступили крупные капли пота.
        - Как вам не стыдно! - вмешалась стоявшая рядом женщина бедно-интеллигентного вида. - Она же вам в матери годится!
        - Она нам в матери не годится! - ответил я. - Она годится в матери наркоманам или алкоголикам.
        Толстая тетка вывалилась из автобуса и, вжав голову в плечи, посеменила прочь. Должно быть, я оказался недалек от истины. Двери закрылись, автобус тронулся.
        - Какая жестокая молодежь! - воскликнула бедно-интеллигентная женщина. - Откуда вы только беретесь, такие бездушные?!
        Наверное, она рассчитывала на поддержку других пассажиров. Но все отвели глаза в стороны и сделали вид, что заняты своими делами.
        - Вы же нас такими и сделали, - сказал я. - Что посеяли, то и пожинайте!
        - Неправда! Мы всю жизнь работали, чтобы вы выросли добрыми и честными.
        - Что-то плохо вы работали, и поэтому мало заработали! - усмехнулся я. - У меня одни кроссовки стоят дороже, чем все, что на вас одето, вместе взятое.
        Бедная интеллигентка - судя по бледному внешнему виду, учительница в школе или преподавательница в институте - закрыла лицо ладонями. Ее плечи затряслись.
        - Да что же это вы делаете?! - вскричал какой-то мужик, окатив нас волной застарелого перегара и несвежей чесночной колбасы. - Сейчас я вас!...
        - Что ты нас? - с ледяной улыбкой (той самой, многократно отрепетированной) поинтересовался я. - Мы - школьники, несовершеннолетние. Тронешь хоть пальцем - сядешь на шесть лет. Понял? Или, может быть, ты педофил? Маришка, не этот ли козел приставал к тебе вчера вечером?
        Маришка не пожелала мне подыграть, но этого и не требовалось. Мужик покраснел, его глаза забегали. Он и сам уже был не рад, что привлек к себе общее внимание. Ему повезло, автобус остановился на следующей остановке. Мужик выскочил из открывшихся дверей и рванул за угол.
        Мы тоже вышли. До подъезда Маришки и Наси оставалось всего тридцать шагов.
        - Все, я пошла! - объявила Маришка и сняла с моего плеча свой рюкзак, словно я был вешалкой, а не живым человеком. - Меня дома ждут.
        - Пока, - сказал я.
        - Лечи нервы! - на прощание посоветовала мне Маришка и зашагала к дому.
        - Ну, мы пошли? - вопросительно посмотрел на меня Витек.
        - Пока, - мы пожали друг другу руки.
        Витек с Насей также меня покинули. Я остался один, повернулся на каблуках и пошел домой.
        Вначале я прошел мимо большой песочницы, возле которой на скамейках сидели молодые (и не очень молодые) мамы, обсуждали просмотренные сериалы и рецепты из журналов. Их маленькие дети, предоставленные сами себе, тем временем копошились в песочнице.
        По утрам и вечерам в этой песочнице собачники выгуливали своих питомцев. Точно так же, как сейчас родительницы, они чинно сидели на скамейках, в то время как собаки справляли нужду в песок. По ночам вокруг песочницы собирались алкоголики со всего двора. Пьяные вопли и звон разбитой посуды слышались почти до самого утра, пока их не сменял заливистый собачий лай...
        Но сейчас был погожий солнечный день, и песочница безраздельно принадлежала детям. Они играли в песочнице среди собачьих испражнений, пьяной блевотины и разбитых бутылок, а их счастливые мамаши весело щебетали на скамейках.
        Дальнейший мой путь лежал вдоль высокого решетчатого забора детского сада.
        Малыши под руководством воспитательницы играли в "заложников и террористов". Команда "заложников" сидела на корточках, сбившись в тесную кучку и положив руки на затылки. "Террористы" стояли вокруг и бросали в "заложников" надувной мяч. Если мяч попадал в "заложника", отскакивал, и "террористы" успевали его поймать, то "заложник" считался "убитым", покидал круг и отходил вправо. Если же "заложнику" удавалось перехватить мяч, то он считался "освобожденным" и отходил влево. Когда все "заложники" выбывали из круга, воспитатели считали "убитых" и "освобожденных". Затем команды менялись местами. Побеждала та команда, в которой было меньше "убитых".
        Пока я шел вдоль забора, игра продолжалась.
        Воспитательница азартно кричала:
        - Васечка, ты убит!
        - Леночка, ты освобождена!
        - Маратик, убей Ирочку!
        Несколько раз я ловил себя на мысли, что знаю, кто в кого бросит мяч. Вот сейчас девочка в желтой курточке "убьет" мальчика в клетчатой кепке. А мальчик в длинном голубом шарфе мяч поймает и будет "освобожден". Мои прогнозы оказывались верными почти всегда. Это меня не удивляло. Я уже давно замечал, что могу предсказывать некоторые события. Например, я почти всегда чувствовал, когда начнется дождь. Или когда меня вызовут к доске. Я пользовался этим, но ни с кем не делился своей тайной. Мне казалось, что если я кому-нибудь расскажу о своем необычном таланте, то он исчезнет. А я очень не хотел с ним расставаться.
        Я был уверен, что отличаюсь от своих сверстников. Мне казалось, что я шире мыслю, дальше вижу и глубже размышляю. Я задумывался о таких вещах, которые просто не приходили в голову моим ровесникам. Я без труда находил общий язык с одноклассниками, но более уютно чувствовал себя в обществе взрослых людей. И в то же время я совершал поступки, которые могли считаться "детскими". Точнее, "детскими" они являлись с точки зрения тех, кто сам неоправданно тщился выглядеть "взрослым". Например, Маришка еще весной намекала, что мне пора, как она выражалась, "заняться делом". Что она подразумевала под словом "дело", кажется, не понимала и она сама. Она считала, что тот, кто "занимается делом", имеет возможность ходить в ночные клубы и на дискотеки, ездить на машине, курить, выпивать и со знанием дела рассуждать о том, какую последнюю коллекцию представил в Париже на Неделе высокой моды известный кутюрье Жан-Поль Шмотье.
        Такая "взрослая" жизнь меня не привлекала. Мне, вообще, не нравилось расписанное и предписанное будущее, которое уготовило нам современное общество. В детстве мы должны были смотреть дебильные мультфильмы про покемонов и трансформеров, читать идиотские книжки о Гарри Поттере, пить тошнотворную Кока-Колу и жевать омерзительные шоколадные батончики. В юности нам полагалось смотреть так называемые "молодежные комедии" и боевики, рассчитанные на безмозглых дегенератов, читать тупые "молодежные журналы", пить кисло-вонючее пиво и давиться пересушенными чипсами. В зрелом возрасте предписывалось восхищаться бессмысленными фильмами Феллини и Тарковского (не досмотрев до конца ни одного их фильма), с умным видам признаваться в любви к творчеству Достоевского (не прочитав больше трех страниц из его книг), опять-таки заливать в потолстевшее пузо пиво и заедать его то таблетками от запора, то порошками от диареи. Неужели только выполнив все эти условия, я могу считаться нормальным человеком?...
        Пока моя голова была занята привычно-мрачными размышлениями, ноги сами довели меня до родного подъезда. Я пешком поднялся на третий этаж и ключом отпер замок.
        - Это ты? - тетя Вика выглянула из кухни. Насколько я знаю, ей уже за сорок, но выглядит она гораздо моложе своих лет. Наверное, это благодаря спортивной фигуре и прекрасной коже лица, которая остается гладкой и свежей без всяких масок, кремов и косметики.
        - Я.
        - Обед будет готов через пятнадцать минут.
        - Хорошо.
        Я живу вместе с тетей Викой уже десять лет. Она - сестра моей мамы. Мои родители, как мне объяснили, погибли где-то в Сибири, во время экспедиции. Их я совсем не помню. У нас дома нет ни одной их фотографии. Тетя Вика говорит, что гибель родителей вызвала у меня глубокий психоэмоциональный шок, поэтому я забыл все, что происходило со мной до шестилетнего возраста. Врачи настоятельно не рекомендовали ей держать в доме какие-либо предметы, которые могли бы напоминать мне о потере и этим усугублять психическую травму.
        Я забросил рюкзак в свою комнату и отправился на кухню. Тетя Вика резала салат. Она никогда не пользовалась кухонными комбайнами. Нож в ее руках мелькал так быстро, что, казалось, легко обогнал бы любой электроприбор. Тетя Вика работала в какой-то юридической компании. По крайней мере, так она говорила. На работу она ездила не очень часто, но платили ей неплохо. Если бы она хотела, то давно ездила бы на солидной иномарке. Если бы хотел я, то такая же машина была бы у меня. Но от тети я заразился нелюбовью ко всякой технике. Вот ножи - совсем другое дело. Они для нас были не просто инструментами, а продолжениями рук.
        - Как прошел первый день в школе? - спросила тетя Вика.
        - Как обычно. Первый урок - ложь и лицемерие.
        - То есть?
        - Ну, Гнида Павловна рассказывала нам, в какой замечательной стране мы живем, как повезло нам с правительством и особенно с президентом.
        - И что?
        - Да, ничего. Просто на переменах мы слышим, как учителя чуть ли не нецензурными словами кроют и эту страну, и это правительство, и этого президента за нищенскую зарплату и за постоянно растущие цены.
        - Надеюсь, в школе ты свои взгляды не высказываешь?
        - Я что, идиот? Я росту таким же лживым и лицемерным, как все нормальные люди.
        Тетя Вика сменила тему:
        - Как дела у Маргариты?
        - Нормально. У нее всегда все нормально.
        Маргарита - это Маришка. Просто Маришка не любит, когда ее называют полным именем. Также не нравится ей "Марго", она говорит, что это имя отдает средневековьем. А обращение "Рита" ее просто бесит, она кричит: "Я не дочь пиротехника!" Бедняжку совсем задразнили в детстве.
        - Много уроков задали?
        - Так, ерунда. Надо написать сочинение о том, что хорошего мы видим в возрождении православия в России.
        - Могу себе представить, что ты напишешь, - улыбнулась тетя.
        - Пока что я придумал только название: "Россию хотят поставить на колени перед иконами."
        - Тогда дальше ты можешь ничего не писать. Название полностью раскрывает твое видение темы. Не боишься получить "двойку"?
        - Нет. Меня же тянут на медаль. Поставят "три" за содержание и "пять" за грамотность. В среднем "четыре"-"четыре". До конца четверти я получу столько "пятерок", что в итоге мне все равно поставят "пять".
        - Не будь слишком самоуверенным.
        - Я реалист, - сказал я.
        - Ну-ну, тебе виднее.
        На всякий случай я решил уточнить:
        - А если я даже получу "три" в четверти, меня что, не примут в МГУ?
        - Примут.
        - Тогда в чем проблема?
        - Ты должен научиться не только всем и всегда навязывать свое мнение, но и изредка говорить то, что от тебя хотят услышать другие люди.
        - Я и так делаю это слишком часто.
        В этот момент раздался звонок в дверь.
        - Я открою, - сказал я и направился в коридор.
        - Сначала спроси: "Кто там?" Открывай только знакомым! - крикнула мне вслед тетя Вика.
        Безопасность - один из "пунктиков" моей тети. С самого раннего детства она требует, чтобы я периодически оглядывался на улице и проверял, не следует ли за мной кто-нибудь подозрительный.
        Я посмотрел в дверной глазок и увидел соседку по этажу тетю Дарью. Она была одета в домашний халат и в тапочки. Должно быть, забежала попросить у тети Вики пачку соли или пару яиц.
        Я открыл дверь:
        - Здравствуйте, тетя Дарья. Заходите!
        Я повернулся к соседке спиной и пошел на кухню, вполне логично предполагая, что она последует за мной.
        Тетя Вика выглянула из двери:
        - Кто там?
        В руке она продолжала сжимать большой кухонный нож.
        - Это к тебе тетя Дарья, - ответил я.
        И тут я увидел, как глаза тети Вики округляются от ужаса. Она вскинула руку, и мимо меня со свистом пролетел ее нож. Нож не упал на пол. С чавкающим звуком он вонзился во что-то мягкое. Я понял, во что, или, вернее, в кого попал нож - в тетю Дарью!
        Тетя Вика пробежала мимо меня к входной двери, захлопнула ее и прильнула к дверному глазку.
        - Как ты мог пригласить в дом оборотня?! - вскричала она. - Оборотень не может проникнуть в дом, пока ему не разрешат войти.
        Пребывая в легком шоковом состоянии, я посмотрел на пол. Тетя Дарья уже не была тетей Дарьей! На ее месте лежало белесое существо, лишь очертаниями имевшее сходство с человеком. Вместо лица - как будто спущенный воздушный шарик, с темными провалами вместо глаз и рта. Изо лба торчала рукоятка кухонного ножа. Под головой расплывалась лужа жидкости. Она была красной по краям и голубоватой в центре. То есть вначале из головы существа вытекала человеческая кровь, а потом, после превращения, ее сменила голубоватая полупрозрачная жидкость.
        И еще: в руке лежавшего на полу существа был зажат длинный серебристый клинок с волнистым лезвием, покрытым тонким едва различимым узором. Должно быть, пребывая в облике тети Дарьи, существо прятало его под халатом, а потом достало, когда я повернулся к нему спиной. В таком случае мне становились понятными и испуг тети Вики, и смертоносный бросок ножа. Непонятным было только все остальное.
        Тетя Вика, наконец, оторвалась от дверного глазка и повернулась ко мне:
        - Странно, оборотни обычно никогда не охотятся в одиночку...
        Она посмотрела на мое лицо и только теперь заметила, в каком состоянии я находился:
        - Ты себя хорошо чувствуешь?
        - А как ты сама думаешь? - сказал я.
        - Нам надо поговорить. Пошли в мою комнату. Я буду собирать вещи и рассказывать. Только очень коротко. Надо собираться. Раз нас нашли, то следующего удара долго ждать не придется.
        Я нагнулся и протянул руку к серебристому волнистому клинку. Я хотел получше рассмотреть письмена на его лезвии. Они казались мне странно знакомыми...
        - Не трогай! - резко прикрикнула тетя Вика.
        Она сняла с вешалки свой плащ, накинула на клинок, завернула его и унесла на кухню. Потом вернулась и потянула меня за руку в комнату:
        - Пошли!
        Я позволил усадить себя в кресло под торшером. У меня кружилась голова, а руки и ноги плохо слушались. Тетя Вика распахнула дверцы всех шкафов, вывалила на пол их содержимое, достала большую сумку и начала забрасывать в нее выбранные вещи. При этом она рассказывала мне:
        - Пришла пора сказать тебе всю правду. Начну с главного. Ты не мой племянник. Я была телохранительницей твоей матери. Она доверила мне твою жизнь, когда на нее и на твоего отца напали боблины...
        - Гоблины? - машинально переспросил я, вспомнив прочитанные книги в жанре фэнтези.
        - Нет, не гоблины, а боблины.
        - Типа того, что лежит в коридоре?
        - Нет. Это оборотень. А боблины все время выглядят почти как люди. Они решили захватить Колоссию.
        - Колоссию?
        - Не перебивай! Дай мне рассказать! Колоссия - это одна из стран Изначального мира. Твоя Родина и Родина твоих родителей. Боблины хотели захватить Колоссию уже давно. Сотни лет длилось противостояние людей и боблинов. Но в честных войнах люди всегда одерживали верх. Тогда боблины решили пойти другим путем. Путем обмана и подлости. Они разработали долговременный план. И уничтожение магов Колоссии стало одним из первых пунктов этого плана...
        - Магов? - я решился задать вопрос, так как рассказ тети Вики (которая, как выяснилось, вовсе не была моей тетей), казался мне слишком поверхностным и непонятным.
        - Твои родители были потомственными магами, - тетя Вика прервала свои сборы и посмотрела на меня в упор: - Ты - маг по крови. Родители звали тебя Калки.
        - Калки? - это имя заключало в себе гораздо больше, чем просто набор звуков.
        Любой, кто разбирался в индуистской мифологии (а я в большей или меньшей степени был знаком со всеми основными религиями Земли), знал, что именем Калки звался десятый аватар бога Вишну. Десятый аватар, или земное воплощение божества, должен был появиться в конце железного века Кали-юги - когда преступления смертных существ поколебали бы основы мироздания. Калки должен был стать судьей и палачом, разрушителем старого мира и создателем нового, более чистого и совершенного.
        Правда, индуистские мифы не упоминали о боблинах и об Изначальном мире. Но, прочитав немало фантастических и фэнтезийных книг, я довольно хорошо мог себе представить множество параллельных миров, отражений некоего истинного мира. Конечно, мое настоящее имя могло совершенно случайно совпадать с именем десятого аватара Вишну. Но, в любом случае, оно нравилось мне намного больше, чем то, под которым я жил последние десять лет.
        - Калки - это не просто имя, - сказала тетя Вика, продолжив собирать вещи. - Ты наследник многих поколений магов. Боблины, конечно, знали о том, что тебе удалось спастись из родительского дома. Поэтому-то они продолжали искать тебя все эти годы. По приказу твоей матери, я спрятала тебя тут, на Земле, в одном из отраженных миров. И вот через десять лет, тебя нашли оборотни - союзники боблинов.
        - А мои родители?
        - О них я ничего не знаю. На наш дом напали полчища боблинов. Твои родители и их воины вступили в битву. Твоя мать сунула тебя мне в руки и вытолкала за дверь. За дверь - это на языке магов означает - в другой мир. На разных Отражениях у нее были заготовлены и запасные дома, и местные документы, и дружественные связи. Так мы с тобой стали жить здесь. А о том, чем закончилась битва, я не знаю. Но, судя по тому, что родители за тобой не пришли, я думаю, что не обманывала тебя, говоря, что они погибли.
        - А ты сама не пыталась их отыскать?
        - Как?! - горько воскликнула тетя Вика. - Ведь я не маг, а всего лишь воительница. Я не могу открывать двери и преодолевать границы между мирами.
        - А я?
        - Ты - можешь! Но ты пока этого не умеешь.
        Тетя Вика закончила складывать свои вещи и направилась в мою комнату:
        - Возьмем только самое необходимое. Попробуем добраться до Зайкина.
        - До кого?
        - Василий Макарович Зайкин - один из наших друзей. Он живет в деревне под Москвой. Если мы его застанем дома, то он поможет нам скрыться.
        - Может быть, мы ему позвоним?
        - Он не пользуется мобильным телефоном.
        - А если послать сову?
        Тетя Вика покачала головой:
        - Это не дурацкая сказка о Гарном Потнере или как его там. Это реальная жизнь, причем жизнь жестокая. Кстати, посмотри в окно. Нет ли там чего подозрительного?
        Окна нашей квартиры выходили во двор. Я осторожно отогнул занавеску и выглянул наружу. Вроде, все как обычно. Хотя... Мое внимание привлек большой черный джип с глухо затемненными стеклами. Я присмотрелся... и с криком отпрянул от окна.
        - Что там?! - с тревогой спросила тетя Вика.
        - Джип. Черный. Мне показалось, что внутри...
        Тетя посмотрела в окно:
        - Ну?
        - Внутри такие же оборотни, как и тетя Дарья.
        - Тетя Дарья - не оборотень, - поправила меня тетя Вика. - Оборотень только принял ее облик. Сколько оборотней в машине?
        - Четверо. И у них такие же волнистые клинки.
        - Плохо дело. Клинки волшебные. Они предназначены для уничтожения магов. Твоя кровь тебя не спасет.
        - Моя кровь?
        - Вспомни, много ли травм ты получал в детстве?
        Я припомнил все шишки, ссадины и синяки, которые получал во время детских игр. Их было немало, но они всегда быстро проходили и не причиняли мне особых неудобств. А более серьезных травм я никогда не получал. Даже зубы у меня никогда не болели.
        Тетя Вика внушительно сказала мне:
        - Помни - ты не обычный человек. В чем-то ты гораздо сильнее, но в чем-то более уязвим. Я не слишком-то разбираюсь в магических искусствах, Зайкин объяснил бы тебе это гораздо лучше... Проклятье, джип с оборотнями это очень большая проблема! Как же мы выберемся из дома?
        - Может быть, через чердак? - предложил я.
        - Мысль интересная, но не оригинальная. Могу поспорить, что оборотни устроили засаду и наверху. Они окружили нас и хотят взять измором.
        - Может быть, вызовем милицию? - спросил я и тут же сам понял, насколько глупо прозвучали мои слова.
        Ни один человек в здравом уме не будет искать у милиции защиты от преступников. Это себе же обойдется гораздо дороже.
        - Тетя Вика, а кроме Зайкина других друзей у нас тут нет?
        - Таких, которые справятся с командой оборотней - нет! Нам бы только выбраться из дома... Если начнем пробиваться с боем, то, боюсь, я не смогу тебя защитить от такого большого отряда... Слушай, а как ты узнал, что в джипе находятся четверо оборотней с клинками? Я ничего не разглядела через черные стекла.
        - Я просто присмотрелся... и увидел, - я и сам не смог бы объяснить, как сумел заглянуть внутрь автомобиля.
        Тетя Вика подошла ко мне, положила руки на плечи и заглянула в глаза:
        - Скажи честно, тебе раньше случалось видеть то, что не видели другие люди?
        - Видеть - нет. Но иногда я мог предчувствовать, что произойдет.
        Тетя Вика быстро прижала меня к груди и так же быстро отстранила:
        - Ты становишься настоящим магом!
        - Как это?
        - Ну... - тетя немного смутилась, - магический талант зависит от возраста. Он формируется во время... ну, этого...
        - Полового созревания? - помог я.
        - Точно!
        - И когда он проявится в полную силу?
        - Думаю, не раньше двадцати-двадцати одного года, хотя... - тетя Вика бросилась к книжному шкафу и с верхней полки сняла большой альбом. - Как же я забыла о магических ключах?
        - О чем, о чем?
        Альбом был мне хорошо знаком. Я не раз листал его в детстве и рассматривал картинки на каждой странице. Все они изображали примерно одно: открытые двери, за которыми виднелись различные пейзажи. За одной дверью покосившаяся деревенская избушка. За другой - опушка леса. За третьей каминный зал какого-то рыцарского замка. Имелись и такие картинки, на которых были изображены совершенно нереальные местности, порожденные изощренным и, казалось, не совсем нормальным разумом. Все детали картин, и реальных, и нереальных, были проработаны с необыкновенной тщательностью.
        Тетя Вика быстро пролистала альбом, пока не нашла нужную страницу.
        - Вот! - сунула она мне в руки тяжелую книгу. - Это то, что нам нужно.
        На открытой странице было изображено что-то вроде сада камней: несколько десятков валунов разной формы и разных размеров в продуманно-хаотическом порядке были разложены на низком округлом холме. Разумеется, сад камней находился за прямоугольным дверным проемом, так что невозможно было разглядеть то, что располагалось справа и слева от холма.
        - Что это? - спросил я.
        - Это ключ. Его используют начинающие маги, когда учатся открывать двери.
        - Я не понимаю...
        - Ты - маг по крови. Если ты обладаешь талантом, то сможешь открыть дверь в другой мир. Тебе надо посмотреть на любую дверь и представить, что за ней находится то, что ты видишь на этом рисунке. Этот альбом дала мне твоя мама.
        - Все рисунки - это двери в другие миры? - спросил я. В альбоме было страниц сто, не меньше.
        - Не в другие миры, а в другие МЕСТА, - поправила меня тетя Вика. Несколько МЕСТ могут находиться в одном и том же мире.
        - Теперь понял.
        - Раз понял, то попробуй открыть дверь.
        - Какую?
        - Да хотя бы вот эту, - тетя Вика указала на дверь между моей комнатой и коридором. - Попытайся! Ведь ты же Калки, маг по крови. А я пока соберу продукты.
        Она быстро вышла из комнаты. В коридоре, а потом и на кухне послышался шум и грохот. Должно быть, тетя Вика, как и ранее, вываливала все содержимое шкафов и холодильника на пол. Она действовала быстро и решительно. В отличие от меня. Я просто стоял и смотрел то на картинку в альбоме, то на дверь. Я понятия не имел, что должен сделать для того, чтобы открыть эту чертову дверь в другое место.
        Вначале я попытался представить себе сад камней, который находился бы в коридоре. Но тут я вспомнил, что в коридоре лежит тело оборотня, и едва не выронил альбом. Тогда я закрыл глаза, и в своем воображении нарисовал холм с камнями, стараясь как можно точнее воспроизвести рисунок. Я открыл глаза и убедился, что через дверной проем по-прежнему видна лишь прихожая.
        Может быть, мне еще рано заниматься магией? Да и тетя Вика, когда предлагала мне открыть дверь, не слишком-то надеялась на успех. Что она там говорила про возраст и про половое созревание? Если бы она знала, что мы с Маришкой еще год назад...
        В дверном проеме я увидел холм и камни. Как на картинке. Я остолбенел и даже не смог позвать тетю Вику. Но тут появилась и она сама, уже одетая по-спортивному: в кроссовки, джинсы и легкую куртку. В руках она держала пакет с продуктами и все свои кухонные ножи. Некоторые экземпляры достигали длины локтя. Только теперь я понял, почему тетя Вика всегда так ловко и быстро резала салаты.
        - Что ты так на меня смотришь? - удивилась тетя Вика и обернулась.
        На некоторое время она, как и я, утратила способность говорить. Значит, пейзаж с камнями не был плодом моего воображения. Входя снаружи в комнату, тетя Вика его не видела. Но с этой стороны обратной дороги в коридор не было. Был только сад камней.
        - У тебя получилось! - воскликнула тетя Вика. - Честно говоря, я не верила, что у тебя получится. Ты молодец, Калки!
        Тетя Вика начала выкидывать за дверь сумки и некоторые вещи, которые лежали на полу. Они падали на землю и на короткую, словно подстриженную, траву. Похоже, тетя Вика не столько удивилась моим способностям, сколько обрадовалась. Для нее переход между мирами был делом обыденным. А я просто стоял и смотрел на камни. Мой привычный мир был разрушен до основания. Впрочем, был ли этот мир МОИМ миром? Не потому ли я довольно легко воспринял рассказ тети Вики, что всегда подсознательно считал себя чужим на Земле или, по крайней мере, родившимся не в свое время?
        - Пошли! - взяла меня за локоть тетя Вика.
        Я сделал три шага вперед и ступил на землю. Огляделся. Обернулся. Вокруг нас расстилалась бескрайняя горная страна: утесы и ущелья, пики и пропасти, горы и долины. Мы стояли на небольшой плоской площадке. Перед нами находился сад камней. Слева - скала. Справа - убегающая вниз узкая тропинка. Позади - пропасть. И никакого намека на возможность вернуться в родную московскую квартиру.
        - А где?... - я помахал рукой в воздухе, пытаясь изобразить дверной проем.
        Тетя Вика меня поняла:
        - Дверь закрылась, когда ты прошел через нее. Насколько я знаю, таково свойство магии. Ты создал проход, а за тобой он закрылся сам собой. Оборотни никогда не поймут, куда мы исчезли... Подожди-ка... Если оборотни нашли нас на Земле, то им, наверняка, помогает какой-нибудь маг. А маг может узнать, куда открывалась дверь. Так что собирай вещи и поспешим отсюда!
        Мы собрали разбросанные вещи и запихнули их в сумки. Свои ножи тетя Вика положила сверху, так что могла выхватить их в одно мгновение.
        - Куда мы идем? - спросил я.
        - К одному другу твоих родителей. Его зовут Отшельник. Он нам обязательно поможет.
        Я еще раз осмотрелся и решился на главный вопрос:
        - Мы все еще на Земле?
        Тетя Вика отрицательно покачала головой:
        - Нет. Это Изначальный мир. Но не Колоссия. Там нам появляться опасно, а у Отшельника мы узнаем все последние новости.
        - И про моих родителей?
        Тетя Вика опустила голову:
        - Боюсь, что и про них...
        Мы подняли сумки и зашагали вниз по тропинке.
        Глава 2.
        Дом Отшельника.
        - Тетя Вика, как тебя зовут на самом деле?
        - Виктрикс Валерия.
        - Похоже на латынь.
        - Это и есть латынь. Скоро ты сам увидишь, как много общего между Изначальным миром и Землей.
        - А можно я буду по-прежнему звать тебя тетей Викой?
        - Конечно, можно. А я теперь буду называть тебя Калки. Тебе надо привыкать к настоящему имени.
        - Хорошо.
        Мы начали преодолевать довольно крутой и опасный спуск, поэтому разговоры на некоторое время прекратились. Мелкие камни осыпались под нашим весом, что на узкой тропинке, извивавшейся по крутому склону, было довольно опасно. Правда, горный склон был сплошь покрыт ползучими ветвистыми кустами, так что при падении за них было легко ухватиться. Но все равно срываться вниз никому не хотелось.
        Потом тропинка опять стала немного шире и положе. Я спросил:
        - Тетя Вика, меня и правда приняли бы в Университет?
        - Правда.
        - А дальше?
        - Что дальше?
        - Ну, после окончания Университета. Что бы я делал дальше?
        - В Университете ты получил бы знания по истории, философии, логике. Они помогли бы тебе стать хорошим магом.
        Я фыркнул:
        - Что-то я раньше не слышал, чтобы в МГУ учили волшебству!
        - Там этому и не учат. Ты бы развивался интеллектуально и духовно. Тренировал мозги, короче говоря.
        - А, понятно.
        - После окончания Университета я познакомила бы тебя с Зайкиным. Или даже еще во время обучения.
        - Зайкин - это тот, кто знает о нас правду?
        - Да. У него тоже есть магический талант. Правда, небольшой. Но для жителя Земли вполне приличный.
        - Он что, экстрасенс?
        - Нет, нет! - тетя Вика рассмеялась. - Если ты имеешь в виду, что он дает объявления в газеты: "Сниму порчу, приворожу, помогу в бизнесе," то это все не про него. Он настоящий маг, а не шарлатан, собирающий деньги с легковерных простаков. Его клиенты - люди здравомыслящие. Они могут отличить настоящую магию от дешевых подделок. Кстати, один из клиентов Зайкина декан МГУ.
        - Понял. У вас целая подпольная организация. И каждый подпольщик по мере своих сил и возможностей помогает другим.
        - Ты почти прав. Но мы не подпольщики, а группа единомышленников. Мы стараемся противодействовать злу.
        - Что-то не очень хорошо у вас это получается.
        - Увы! Что толку исправлять Отражение под названием Земля, если в Изначальном мире торжествует несправедливость?
        - А она тут точно торжествует? Мне кажется, что тут очень красиво!
        - Это потому, что в Изначальном мире краски ярче, звуки отчетливее, а запахи острее.
        Тетя Вика была права. Вначале я не обратил внимания на то, что мир вокруг меня немного отличается от Земли. Он был больше похож на яркую открытку или картинку в журнале.
        Но на всякий случай я решил уточнить:
        - Я думал, что тут так красиво из-за того, что после московского смога и пыли мы оказались в местности с чистым горным воздухом.
        - Изначальный мир везде одинаков. Ты скоро привыкнешь к нему, и другие Отражения будут казаться тебе серыми и тусклыми.
        Чем ниже мы спускались в долину, тем шире и удобнее становилась тропа. Вскоре мы уже могли идти рядом, и нам не мешали даже объемистые дорожные сумки. К этому времени мой желудок начал напоминать, что после школы я так и не успел пообедать. Тетя Вика тоже услышала эти сигналы.
        - Подожди немного, - сказала она. - Вскоре мы дойдем до ручья. Там и передохнем.
        - Ты уже бывала здесь раньше?
        - Три раза. Вместе с твоей матерью. Твои родители знали, что скоро придут тяжелые времена, и заранее готовили безопасные базы.
        - Что же они сами не сумели спастись?
        - Вот об этом мы и спросим у Отшельника. Об этом, и о многом другом...
        - А какими были мои родители? - спросил я. Никогда раньше я не задавал тете Вике такого вопроса.
        Она мягко ответила:
        - Не торопись, Калки. Это очень долгий и серьезный разговор. Мы продолжим его в доме Отшельника.
        Некоторое время мы шли молча. Но у меня накопилось столько вопросов, что я не мог держать язык за зубами:
        - Тетя Вика, как ты думаешь, что случилось с тетей Дарьей?
        - Ты хочешь знать, не убили ли ее оборотни? Не знаю. Оборотни совершенно равнодушны к чужой жизни. Могли и убить. Копия Дарьи была очень хорошей. Несомненно, они рассмотрели ее вблизи.
        - Как ты узнала, что это был оборотень?
        - Опыт. Я не раз встречалась с ними ранее. Есть несколько способов узнать, что перед тобой оборотень, принявший чужой облик. Во-первых, глаза. Они неподвижны, как у слепого. Во-вторых, губы. Обычно при разговоре артикуляция не совпадает с произносимыми звуками. И, в-третьих, движения. Они плавные и замедленные. Оборотни боятся резкими движениями разрушить свой облик. Но зато когда они подбираются к тебе на расстояние удара...
        У меня по спине пробежали мурашки. Я вспомнил волнистый клинок, покрытый письменами. Клинок, изготовленный специально для того, чтобы вонзиться в мое тело. .
        - Тетя Вика, а почему оборотень не воспользовался пистолетом? Почему, в конце концов, нас не "заказали" местным бандитам?
        - Понятия не имею. Мысли оборотней непостижимы для людей и даже для боблинов. Так, например, они никогда не войдут в дом, если им не разрешат. С человеческой точки зрения это нонсенс, ведь физически оборотни не встречают никакого сопротивления.
        - А если бы я не пригласил оборотня в дом?
        - Думаю, оборотни попытались бы подобраться к тебе на улице или в школе. Они могли принять облики твоих друзей, Маргариты. Учителей, в конце концов.
        Количество мурашек у меня на спине увеличилось. Я представил, как во время урока меня медленно окружают Гнида Павловна, Любочка Львовна, Маришка, Витек, Нася, Толян - у всех неподвижные глаза и блестящие клинки в руках... Бр-р-р!
        - А вот и ручей! - веселый голос тети Вики рассеял наваждение.
        Мы спустились в долину и оказались на берегу неширокого горного ручья, который весело журчал между камнями. Через ручей был перекинут высокий горбатый мостик, а рядом с тропинкой находилась небольшая полянка, явно специально устроенная для того, чтобы усталый путник мог сделать привал. Мы сели на большие камни и перекусили бутербродами с сыром и колбасой, помидорами и огурцами. Запили водой из ручья. Потом пошли дальше - через мост.
        Тропинка петляла по дну узкой долины. По обеим сторонам ручья росли раскидистые деревья, похожие на земные ивы. Я молчал и переваривал обед. Пешая прогулка и чистейший воздух способствовали хорошему усвоению пищи.
        Перед очередным поворотом тропинки тетя Вика поставила свою сумку на землю и скомандовала:
        - Стой, Калки! Я пойду вперед, посмотрю, нет ли в доме Отшельника кого-нибудь постороннего.
        - То есть, оборотни могут поджидать нас и здесь?
        Тетя Вика не ответила. Она вытащила из сумки два ножа: большой для правой руки и маленький - для левой.
        - Тетя Вика, что мне делать, если ты не вернешься?
        - Типун тебе на язык! Все будет хорошо. - Тетя Вика быстро и совершенно бесшумно заскользила вперед, держась в тени деревьев.
        Я на всякий случай оттащил сумки с тропинки за ближайшее толстое дерево, сел на округлый валун и стал ждать. Лучи солнца просвечивали сквозь листву и казались золотым дождем. Я слышал птичье пение и видел больших бабочек и стрекоз, которые летали между деревьями. Может быть, это не Изначальный мир, а Кавказ или Средиземноморье? Может, я стал жертвой какого-то глупого розыгрыша?... Ага, напомнил я сам себе, и дверь, которую я открыл - тоже розыгрыш!
        Прошло всего несколько часов с того момента, как я вышел из школы. Сегодня вечером я собирался посидеть за компьютером и пройти два-три уровня в довольно сложной "стрелялке". Теперь и школа, и компьютер, и даже мой рюкзак с учебниками и мобильником оказались невообразимо далеко... Хотя... Ведь мне стоило только представить себе свою квартиру и войти в дверь... Я вздрогнул. Пока в коридоре лежит тело оборотня, а во дворе дежурят еще несколько его товарищей, домой я возвращаться не буду.
        Я встал с камня, выхватил из кармана "бабочку", развернул ее и воткнул в ствол дерева. Потом сложил, убрал в карман и вновь выхватил. Я повторил это упражнение раз сорок, прежде чем услышал голос тети Вики:
        - Эй, Калки! Ты где?
        - Здесь! - я спрятал "бабочку" и вышел из-за дерева.
        Тетя Вика была не одна. Ее сопровождал невысокий плотный седовласый старик в сандалиях на босу ногу, джинсах и яркой рубахе навыпуск. Когда они подошли поближе, я понял, что старик на самом деле не человек. Или не совсем человек. Отличия были едва уловимы: уши необычной формы, странный разрез глаз, слишком крупные челюсти. Конечно, он мог казаться человеком, но я почему-то ЗНАЛ, что он не человек.
        - Калки, это Отшельник! - представила мне старика тетя Вика.
        - Ты абсолютно уверена, что это не оборотень? - поинтересовался я, на всякий случай делая шаг назад и засовывая руку в карман, где лежала "бабочка".
        - Абсолютно! Он боблин.
        - Боблин? - я отступил еще дальше. - Но ведь ты же говорила...
        - Мой рассказ был коротким и, возможно, не совсем полным. Боблины такие же разные, как и люди. Одни готовы защитить тебя ценой своей жизни, другие норовят воткнуть нож в спину. Отшельник был самым верным другом твоих родителей.
        - А-а-а, - я остановился.
        - Да, я боблин, - сказал Отшельник и широко улыбнулся. - Я рад видеть тебя, Калки. Я помню тебя еще вот таким.
        Отшельник развел руки в стороны, словно рыбак, показывающий своему товарищу, какого карася он поймал в прошлом году. Улыбка у старого боблина была широкой и доброй. Я отметил, что его резцы и клыки значительно крупнее, чем у обычного человека.
        - Привет, - мрачно сказал я.
        - Калки немного растерян, - извинилась тетя Вика за мою невежливость. Знание пришло к нему слишком рано.
        - Это не помешало ему открыть дверь, - внимательные глаза Отшельника быстро обежали меня. - Он гораздо сильнее, чем его родители в его возрасте. Калки станет величайшим магом.
        Я хмыкнул. Комплимент, произнесенный боблином, ничуть не растопил моего недоверия. Отшельник, похоже, понял это, коротко вздохнул, подхватил наши сумки и зашагал по тропинке. Мы с тетей Викой пошли следом.
        Дом Отшельника предстал передо мной совершенно неожиданно. Он настолько вписывался в окружавший его пейзаж, что казался неотъемлемой составляющей частью природы наравне с горами, деревьями, ручьями, облаками. Дом был одновременно похож на большую деревенскую избу и на традиционное китайское жилище. Толстые бревна сочетались здесь с раздвижными дверями, а высокая крыша имела очертания, схожие с пагодами.
        Внутри дома также наблюдалось смешение разнообразных стилей. Легкие перегородки делили жилище на несколько комнат. Мы оказались в гостиной, где находились большой открытый камин, низкий круглый стол, диван, несколько кресел и шкаф со стеклянными дверцами, полки которого были сплошь уставлены вазочками, расписными пиалами, фигурками людей и животных. Восточный аскетизм общей обстановки входил в контраст с содержимым шкафа. Более естественно и гармонично в нем смотрелись бы пять-шесть крупных предметов, а не три десятка мелких.
        - Присаживайтесь! - Отшельник указал нам на диван.
        Затем он поставил сумки на пол, трижды негромко хлопнул в ладоши и крикнул:
        - Уважаемые домовые, прошу вас, подайте обед нашим гостям!
        Через мгновение дом наполнился шуршанием множества ног, звоном посуды и тоненькими голосками. На столе начали появляться тарелки, чашки, ложки, а также столовые приборы, совмещающие в себе свойства ножа и вилки. С одной стороны у них была режущая кромка, как у ножа, но широкое лезвие расходилось тремя зубчиками, так что ими можно было накалывать пищу.
        Но не необычная посуда занимала мое внимание. Я вертел головой, пытаясь разглядеть хотя бы одного домового, которых, судя по звукам и по быстроте работы, в доме было немало. Но все, что мне удавалось - это заметить бледные тени, проявлявшиеся тогда, когда невидимые существа оказывались между мной и окнами. И большинство этих теней имели совершенно не человеческие очертания.
        Отшельник и тетя Вика, несомненно, заметили мое беспокойство.
        - Не волнуйся, Калки, - сказала тетя Вика, - домовые Отшельника - милые и добрые существа. Они не хотят тебя напугать. Просто стеснительность и природная скромность не позволяют им сразу показаться незнакомым людям.
        - Если ты и в самом деле маг, то можешь увидеть моих помощников, произнес Отшельник.
        Я попробовал сконцентрировать внимание на одном из домовых, передвижение которого выдавали шлепающие звуки, похожие на шаги босых мокрых ног по линолеуму. И я его увидел! Нельзя сказать, что это зрелище доставило мне особое эстетическое наслаждение - домовой был похож на растрепанный сноп сена высотой примерно мне по пояс, с огромными плоскими ступнями и широкими ладонями, без каких-либо признаков головы, глаз и прочих привычных атрибутов живого существа.
        Сообразив, в каком направлении следует двигаться, я сумел рассмотреть и остальных домовых. Действительно, их было не менее двух десятков. Больших и маленьких. Толстых и тонких. Смешных и страшных. Почти человекообразных и совершенно невероятных. Почувствовав на себе мой взгляд, домовые вздрагивали и торопились скрыться в других комнатах. Создавалось впечатление, что они меня боялись. Но почему? Вообще-то, это мне полагалось бы бояться этих существ. Но я испытывал лишь любопытство и... и странное узнавание. Я постарался не нервировать домовых своим пристальным вниманием, так что они вновь стали для меня почти невидимыми.
        Отшельник одобрительно покачал головой:
        - Ты справился. Но это и неудивительно. Маг, сумевший открыть дверь, без труда разглядит невидимое. Я скорее удивился, узнав от Виктрикс, что ты впустил в дом оборотня.
        - Это моя вина! - быстро произнесла тетя Вика. - Я учила Калки быть внимательным и осмотрительным, но никогда не объясняла, КОГО и ЧЕГО он должен опасаться.
        - Теперь он это знает, - сказал Отшельник.
        Тетя Вика посмотрела на меня:
        - Да. Теперь он знает.
        Я не хотел тратить время на долгую словесную игру и спросил у Отшельника напрямую:
        - Что с моими родителями?
        - Я сам много бы отдал, чтобы это узнать.
        - То есть?...
        - Об их судьбе никто не знает. Поверьте, я употребил много сил и времени, чтобы выяснить, что произошло десять лет назад в вашем доме. Но о Сильфите и Люце ничего не известно...
        Сильфита - это моя мама. Люц - отец. Я сразу узнал имена, едва Отшельник их произнес вслух. Но, кроме имен, о родителях я больше ничего не помнил. Ни лиц, ни голосов, ни запахов. Ничего. Пустота...
        А Отшельник продолжал рассказывать:
        - Мне удалось лишь узнать, что все спецназовцы, ворвавшиеся внутрь дома, были уничтожены. В живых остались только те свидетели, что находились снаружи. По некоторым дошедшим до меня слухам, Сильфита и Люц воспользовались боевой магией, которая уничтожила их самих. Но их тел не нашли.
        Я выдохнул воздух и сделал вдох. Я только теперь заметил, что слушал Отшельника, затаив дыхание. Тетя Вика также внимательно слушала рассказ. Более того, я мог бы поклясться, что она исподволь тщательно изучала самого Отшельника. Значит, ее уверения в абсолютной надежности приютившего нас боблина не были правдивыми? Она сомневалась в нем, как и я?
        В рассказе Отшельника меня удивило одно услышанное слово. Поэтому я спросил:
        - Вы сказали, что на дом моих родителей напали спецназовцы? Но тетя Вика говорила мне, что это были боблины.
        Тетя Вика ответила:
        - Среди нападавших были не только боблины, но и люди. Я имела в виду, что нападение было организовано и направлялось боблинами, которые хотели утвердить свою власть в Колоссии. К сожалению, некоторые колосские люди им помогали... да, собственно, и продолжают помогать. Я права?
        Последний вопрос был адресован Отшельнику. Тот кивнул:
        - Увы, Виктрикс. За последние годы ситуация значительно ухудшилась. Я имею в виду ситуацию в Колоссии. Пока мы будем есть, я предлагаю посмотреть телевизор. Вам сразу все станет ясно.
        - Телевизор? - удивился я.
        - Давайте посмотрим! - оживилась тетя Вика.
        К этому времени на столе стали появляться блюда с едой. Хлеб, помидоры и ветчину я узнал сразу, поданные тарелки с супом также казались знакомыми. А вот содержимое некоторых тарелок вызывало сомнения. То ли это были местные раки странной формы, то ли гигантские тараканы.
        - Не забудь помыть руки перед едой! - напомнила мне тетя Вика.
        Рядом с нами появились небольшие ведерки с розоватой жидкостью. Повторяя действия Отшельника и тети Вики, я опустил в свое ведерко кисти рук и прополоскал их. Жидкость была чуть более густой, чем вода, и имела едва уловимый цветочный аромат.
        - Теперь можно поесть? - спросил я.
        - Теперь можно, - разрешила тетя Вика.
        Я взял ложку и принялся энергично поглощать пищу. Я старался не смотреть на раков-тараканов и не задумываться о том, из чего сварен суп.
        Отшельник позвал:
        - Прукс, любезный, принеси, пожалуйста, телевизор!
        Послышались тяжелые шаги, и один из домовых вкатил в гостиную большой плоский предмет на подставке с колесиками. Предмет был накрыт непрозрачной тканью. Когда Прукс снял ткань, я увидел некий аппарат, похожий на круглый выпуклый щит или на большой гонг, подвешенный на П-образной опоре. С краю к ободу щита был приделан блестящий металлический шарик.
        - Прукс, дружище, включай! - распорядился Отшельник.
        Домовой щелкнул по шарику своей клешней (кажется, я забыл сказать, что Прукс был похож на двуного краба с шестью руками-клешнями). Шарик начал кататься по ободу, быстро ускоряясь. Выпуклая сторона щита засветилась зеленоватым светом. Вскоре шарик разогнался до такой скорости, что начал казаться сплошным кольцом, а в щите появились двигавшиеся тени. Еще несколько мгновений, и выпуклый щит превратился в круглый экран. Я был так заинтересован устройством телевизора, что вначале не обратил внимания на саму телепередачу.
        - Тетя Вика, а как эта штука работает?
        - Какая штука?
        - Ну, вот эта, которую вы называете телевизором.
        - Ах, эта! Двигающийся шарик вызывает обновление изображения на экране.
        - Похоже на яблочко, катающееся по тарелочке, - заметил я. - Прямо как в сказках.
        - Яблочко на тарелочке - это самая древнейшая модель телевизора. С тех пор техника в Изначальном мире намного продвинулась вперед.
        - Ты говорила, что этот мир похож на Землю. Но пока я вижу только отличия.
        Отшельник вмешался в наш разговор:
        - Калки, не обращай внимание на внешний вид предметов и живых существ. Проникай мыслью в их суть. Телевизоры на Земле - лишь подобие устройств Изначального мира. Посмотри, насколько лучше работает наш телевизор!
        В этом я не мог с ним не согласиться. Изображение на выпуклой стороне щита было таким четким, что казалось почти осязаемым. Словно я смотрел не на экран, а через большой круглый иллюминатор заглядывал внутрь другого помещения.
        - Моя антенна позволяет принимать телепередачи со всего мира, - с гордостью сказал Отшельник. - Прукс, будь добр, переключи на какой-нибудь колосский телеканал.
        Домовой сделал своей клешней несколько пассов перед экраном, и я увидел помещение, чрезвычайно похожее на студию какого-нибудь ток-шоу. Только вместо людей на небольших трибунах сидели боблины: мужчины и женщины, все очень хорошо одетые и ухоженные. Но я почему-то испытывал к ним почти физическое отвращение, словно видел перед собой омерзительных чудовищ, зачем-то вырядившихся в человеческую одежду. С трудом подавив отвращение, я прислушался к тому, что говорил боблин-ведущий, непринужденно прогуливавшийся по студии с микрофоном в руках.
        Ведущий обращался к телезрителям:
        - Вы смотрите передачу "Свобода боблинского слова". Ее, как обычно, веду я - Сявка Шустрик. Сегодня для обсуждения мы выбрали тему: "Чего больше хотят люди - быть умными или быть счастливыми?" Среди приглашенных гостей в нашей студии присутствует депутат Государственной Мысли Колоссии, очаровательная Ирида Какаморда. Вам слово, Ирида...
        - Спасибо, Сявка, за то, что ты решил обсудить важную и актуальную для жителей Колоссии тему. Долгое время колоссиянам внушали, что они должны быть умными, честными, добрыми, вежливыми, помогать слабым, не унижаться перед сильными. - Голос Какаморды насмешливо зазвенел. - Так говорили им представители Уравнительной церкви, которые семьдесят лет угнетали колоссиян. А в это время люди в Империке и в Еропке жили счастливо и свободно. Они вкусно кушали, хорошо одевались, ездили на роскошных машинах, путешествовали по свободному миру. Теперь, когда власть Уравниловки в Колоссии свергнута, колоссияне также получили возможность стать счастливыми. Но почему-то эту возможность использовали лишь единицы. Подавляющее большинство людей оказалось не готово к переменам, к новому типу мышления. Они по-прежнему считают, что ум, честь и совесть помогут им обрести счастье. Пришла пора раскрыть им глаза на эти многолетние заблуждения...
        Ирида Какаморда продолжала вещать в том же духе, но ее слова пролетали мимо моих ушей.
        - Тетя Вика, тебе все это ничего не напоминает?
        Виктрикс напряженно вглядывалась в экран. Мне пришлось повторить вопрос, чтобы она обратила на меня внимание.
        - Калки, теперь ты понимаешь, что Земля - это отражение Изначального мира? Боблины захватили здесь власть, и во всех остальных Отражениях начались перемены. Причем перемены не в лучшую сторону.
        Я показал пальцем на экран:
        - Я имел в виду, что эти лица мне знакомы. Они похожи на...
        - Знаю, знаю! Ты хочешь сказать, что уже много раз видел их по телевизору. По нашему земному телевизору.
        Я находился в растерянности:
        - Но у нас Сявка Шустрик не боблин. И Ирида Какаморда тоже...
        Отшельник сказал:
        - И в этом мире Ирида Какаморда не боблин. Ее все считают человеком. Ее даже выбрали в Государственную Мысль Колоссии. Но на самом деле она оборотень, принявший облик человека, чтобы одурачивать людей Колоссии, внедрять в их сознание идеи боблинов. Не зря же она все время носит темные очки - ими она скрывает свои неподвижные глаза оборотня. На самом деле Какаморду зовут Черная Пиявка. Она не просто оборотень, а самый страшный из оборотней - оборотень-вампир.
        - А-а-а, - понимающе протянул я, - я слышал, что в нашем мире она тоже заявляла, будто реформы в России идут медленно, потому что их тормозит слишком большое количество пенсионеров. То есть, нужно уничтожить всех стариков - наших бабушек и дедушек - чтобы такие существа, как Ирида Какаморда, чувствовали себя хорошо.
        Тетя Вика с гордостью посмотрела на меня и сказала Отшельнику:
        - Вот видишь, Калки достаточно умен, чтобы все понимать и делать правильные выводы.
        - На самом деле я вообще ничего не понимаю! - воскликнул я. - Объясните мне, как эти боблины и оборотни могут существовать сразу в двух мирах?
        Отшельник ответил:
        - В разных мирах существуют не одни и те же вещи или живые создания. Просто Отражения Изначального мира выглядят примерно так же, как и оригиналы. Но они не полностью идентичны. На Земле живут люди, но их мысли и дела могут быть мыслями и делами боблинов или оборотней.
        - Но как же названия стран? - не мог успокоиться я. - Колоссия, Империка, Еропка - эти названия звучат, как пародии на государства Земли.
        - А для меня земные названия кажутся пародиями на Изначальный мир, усмехнулся Отшельник. - Все зависит от точки зрения. Отражение - не абсолютный дубликат оригинала, а его искаженный образ. Чем дальше Отраженный мир от Изначального, тем меньше он на него похож. Земля довольно близка, поэтому во многом сохранила черты Изначального мира.
        Я вспомнил картинки из альбома. Там были нарисованы совершенно невозможные миры. Неужели, они тоже реально существовали, а не являлись фантазией художника?
        Мне хотелось докопаться до истины:
        - Значит, если я родился в Изначальном мире, то во всех отражениях существуют мои двойники?
        - Это не обязательно. Отражения живых существ могут существовать, а могут и не существовать. И в то же время одно создание может иметь сразу несколько отражений в другом мире. Здесь нет однозначной линейной связи. Все определяют вероятностные искажения и интерпретации. Калки, ты знаком лишь с Землей, но ведь кроме нее существует бесчисленное количество иных Отражений Изначального мира. Там ты можешь встретить обитателей, не имеющих ничего общего с людьми или боблинами.
        Пока мы разговаривали, передача "Свобода боблинского слова" продолжала идти. После Ириды Какаморды выступали другие приглашенные "эксперты". Их лица были мне незнакомы - честно говоря, на Земле я не слишком интересовался политикой - но все говорили примерно об одном: наступили новые времена, в Колоссию пришла долгожданная свобода, люди должны переменить мышление и стать такими же счастливыми, как жители Империки и Еропки. Все "эксперты" были боблинами. Они выглядели очень респектабельно, рассуждали о нуждах людей Колоссии с уверенностью непререкаемых авторитетов.
        Тетя Вика поинтересовалась у Отшельника:
        - Как давно боблины обзавелись собственной программой на Колосском телевидении?
        Тот усмехнулся:
        - Разве ты еще не поняла? Прукс, окажи любезность, переключи на другой канал!
        На круглом экране появилось другое изображение: пожилой боблин с почти облысевшим черепом и кромкой седых волос на затылке сидел за столом, щурил глаза над толстыми линзами очков и говорил прямо в камеру:
        - Долгое время Колоссия претендовала на роль ведущей мировой державы. Авторитарная Уравнительная церковь исповедовала принципы великоколосского шовинизма и национализма. Но теперь времена изменились, и Колоссия должна на равных войти в мировое сообщество. Надо научиться уважать другие точки зрения на жизнь. Надо избавиться от человеческого высокомерия. Когда люди, наконец, всем своим сердцем примут происходящие в стране перемены и вместе с боблинами будут выступать против великоколосского национализма, наступят совсем другие времена.
        После окончания этого монолога по экрану побежали титры. За ними последовала реклама жевательной резинки примерно следующего содержания: "Жуй "Свинорол" и ни о чем не думай! Жуй "Свинорол" и наслаждайся! Жуй "Свинорол", и в жизни ждет тебя успех! Жуй "Свинорол", и ты будешь счастлив!"
        - Жаль, что нам удалось застать только конец этой передачи, - сказал Отшельник. - Боблин Врунер пользуется доверием и уважением некоторого количества людей. Он говорит умно и в меру непонятно. Кроме того, он много лет прожил в Империке. Колосской интеллигенции это очень нравится. Она благоговеет перед всеми идеями, пришедшими с Запада.
        - А я и его тоже знаю! - воскликнул я. - У нас он тоже ведет передачу... Точнее, на нашем главном канале работает его человеческое отражение.
        Тетя Вика совершенно не разделяла мою радость:
        - Отшельник, я раньше и не подозревала, что наше телевидение - всего лишь отражение вашего. Теперь мне многое видится в другом свете. Скажи, а передачи для людей еще остались?
        - Остались... - старый боблин нахмурился. - Но, честно говоря, лучше бы их совсем не было.
        - Почему?
        - Суди сама, Виктрикс. Прукс, не сочти за труд, переключи на "Тупое быдло"!
        - Куда-куда? - хором переспросили мы с тетей.
        - Есть такая передача. Она называется "Тупое быдло". Там людей заставляют не только отвечать на примитивные вопросы, но еще и последовательно изгонять из команды самых умных и способных. Вот, смотрите сами!
        На экране возникло изображение весьма симпатичной боблинки. Ее стройная фигура была затянута в черную кожу. Боблинка-ведущая презрительно оглядывала стоявших перед ней людей-игроков, лениво похлопывала по ладони плеткой-девятихвосткой, напористо и уничижительно вопрошала:
        - Кто из вас недостоин убирать навоз в коровнике? Чей интеллект находится на уровне земляного червяка? Чье место на обочине дороги в сточной канаве? Кто из вас, жалкие людишки, САМОЕ ТУПОЕ БЫДЛО?
        - Ну, у нас такая передача тоже есть, - вспомнил я. - Только называется она по-другому.
        - Калки, разве ты не заметил, что в Изначальном мире ВСЕ выглядит более четким и ясным? Не только предметы, но и мысли, названия, имена.
        - Заметил, - сказал я. - Но почему местные жители этого не видят? Почему они позволяют себя унижать? Почему не возмущаются? Почему не сопротивляются?
        - Они привыкли, - с грустью произнес Отшельник. - Кроме того, они не могут посмотреть на себя со стороны. Они считают, что все так и должно быть. Им кажется, что их жизнь вполне нормальна. Нет тех, кто мог бы раскрыть им глаза.
        - А вы?
        - Да кто же меня пустит на Колосское телевидение?!
        Я едва не сказал: "Вы же сами боблин!", но вовремя одумался. Отшельник был совсем другим боблином. И для него не было места в обществе подобных по виду, но противоположных по взглядам сородичей.
        Тетя Вика выглядела совершенно подавленной:
        - Я и не думала, что в Колоссии все зашло так далеко. Всего десять лет, а боблины полностью завладели умами людей.
        - Вы еще не видели самого мерзкого, - Отшельник сморщился, словно проглотил ложку соли. - Прукс, пожалуйста, включи "Щели"!
        На этот раз домовой не торопился выполнить распоряжение хозяина. Он колебался, как будто боялся, что неправильно расслышал название передачи.
        - Прукс, я не ошибся, - сказал Отшельник. - Я хочу, чтобы ты переключил телевизор на программу "Щели". Ту самую, которую ведет Димитрий Навриев.
        С видимой неохотой домовой щелкнул клешней по телевизору. Я увидел молодого длинноволосого боблина, который вальяжно развалился на диване. Рядом с ним сидела светловолосая девушка-человек и, пряча глаза от направленной прямо на нее телекамеры, рассказывала:
        - Я очень люблю животных. У меня есть собака. Я зову ее Милкой. Три раза в день я выгуливаю Милку в парке...
        - Вы выгуливаете ее одна? - перебил девушку Димитрий Навриев и положил руку ей на плечо.
        Девушка заметно смутилась, но руку боблина не скинула. Слегка дрогнувшим голосом она ответила:
        - Раньше я гуляла одна. Но недавно в парке ко мне подошел очень симпатичный молодой человек...
        - Неужели симпатичнее меня? - Навриев начал весьма откровенно ласкать плечо девушки.
        Та старательно делала вид, что ничего не происходит, и продолжала говорить, как будто читала заученную роль:
        - Молодой человек мне понравился. Мы стали встречаться. Он несколько раз оставался ночевать у меня дома...
        - Как я его понимаю! - воскликнул боблин-ведущий и запустил руку за вырез платья девушки.
        - ...Однажды я вышла в магазин, чтобы купить продукты. А когда вернулась, то увидела, что мой молодой человек и моя Милка...
        - Ну-ну! - подстегнул девушку Навриев.
        - ...В общем, молодой человек на самом деле любил не меня, а мою собаку. И со мной он познакомился только для того, чтобы оказаться с Милкой в одной квартире. Я пришла сюда, чтобы спросить: что мне делать в этой ситуации?
        - А что вас не устраивает? - Навриев приблизил свое лицо к лицу девушки, высунул язык и часто-часто задышал, изображая собаку. - Я и сам люблю иногда побаловаться с животными.
        С языка боблина стекла струйка слюны. Камера крупным планом показала, как жидкость потекла в ложбинку на груди девушки...
        - Прукс, выключи эту гадость! - яростно крикнул Отшельник, но сразу же взял себя в руки: - Извините, не смог сдержаться.
        Домовой с радостью исполнил приказ Отшельника. Бегающий по ободу диска шарик начал быстро замедлять свое движение. Светящийся экран погас.
        Тетя Вика тяжело вздохнула:
        - На Земле происходит примерно то же самое. Из людей вытравливают человечность. Людей изображают скотами и моральными уродами. И самое страшное, когда людям говорят, что именно такими они и должны быть.
        - Вот такая жизнь началась в Колоссии, - подытожил Отшельник. - Прукс, спасибо, достаточно. Убери телевизор!
        Прукс накрыл аппарат тканью и укатил его куда-то в другую комнату.
        - Ужасно! - воскликнула тетя Вика. - Пал последний оплот человечности в Изначальном мире. Теперь необратимые изменения разойдутся по всем Отражениям.
        - Возможно, изменения не такие уж и необратимые, - сказал Отшельник. Есть разумные люди и честные боблины, которые понимают, что происходит в мире. Они готовы бороться.
        - Бороться со всем миром?
        - Если понадобится, то и со всем миром.
        - Среди них есть могущественные маги?
        - Нет. Пока нет. - Отшельник посмотрел на меня. Тетя Вика тоже.
        - Калки еще слишком юн. Он не готов.
        - Он - наша последняя надежда. Он - маг по крови.
        Я решил, что пришла пора вмешаться в разговор, который шел обо мне:
        - Не пора ли вам ответить на мои вопросы? Я посмотрел телевизор и понял, что в этом мире далеко не все в порядке. Но при чем тут я? При чем тут мои родители? Я знаю о том, что происходит на Земле, поэтому могу представить, в каких отношениях находятся Колоссия, Империка и Европка, то есть, Еропка. Но на Земле нет ни магов, ни боблинов, ни, в конце концов, оборотней и домовых. Объясните же, кто я такой? Почему за мной охотятся боблины и оборотни? Почему вы возлагаете на меня какие-то надежды?
        Отшельник и тетя Вика переглянулись.
        - Расскажи ты, - предложила тетя старому боблину. - Мне и самой интересно узнать, что произошло в Изначальном мире за те десять лет, которые мы провели на Земле.
        - Начну издалека. Земля находится довольно близко к Изначальному миру, поэтому ты, Калки, верно подметил, что основные исторические потоки у нас совпадают. Но Изначальный мир не просто более четок, он еще и более многогранен. Его населяют не только люди, но и многие другие существа. Боблины - это одна из ветвей человеческой расы. Люди считают, что боблины это промежуточная стадия между обезьяной и человеком. Боблины же уверены, что люди - дефектное нежизнеспособное звено в цепи эволюции.
        Увидев на моем лице выражение удивления, Отшельник пояснил:
        - Разумеется, такие взгляды не принято высказывать вслух, особенно в обществе представителей другого вида. Взаимная неприязнь существует на бытовом уровне, тогда как внешне на официальном уровне пропагандируется полное равноправие. И еще: я говорю о ПРЕОБЛАДАЮЩИХ взглядах. И среди людей, и среди боблинов есть те, кто искренне считает наши расы равными друг другу. Более того, браки между боблинами и людьми вполне возможны. У них рождаются здоровые дети-полукровки, которые также могут иметь потомство. Другое дело, что такие браки - большая редкость. Люди и боблины предпочитают не смешивать свою кровь и соблюдать, как они это называют, "чистоту расы".
        - А оборотни? - спросил я.
        - Они также родственны людям и боблинам. И среди них встречаются вполне достойные создания. Но все-таки большинство оборотней ступило на путь зла. Возможно, в этом виноваты сами люди. Раньше они охотились на оборотней, уничтожали их. Поэтому оборотни собирались в тайные организации, чтобы бороться за свое место под солнцем. Теперь оборотни тоже имеют равные с людьми и боблинами права, но по-прежнему предпочитают держаться в тени, либо для маскировки действуют в обликах людей.
        - Понятно, - сказал я, подумав про себя, что здесь тоже можно провести некоторые параллели с Землей.
        - Хорошо! - улыбнулся Отшельник. - Теперь немного об истории Изначального мира. В древности все воевали со всеми. Рождались и исчезали страны. Зачастую люди сражались с людьми, а боблины - с боблинами. И те и другие в войнах использовали оборотней. Оборотни, в свою очередь, вели свою тайную игру. Около тысячи лет назад границы государств Еропки и Язвии определились, и с тех пор остаются практически неизменными. Примерно пятьсот лет назад была открыта Империка. Аффига до сих пор пребывает в полудиком-полуцивилизованном состоянии.
        Я кивнул головой, сопоставив историю Изначального мира с историей Земли. В основном, все сходилось.
        Отшельник продолжал рассказ:
        - Так получилось, что государства, созданные людьми на территории Еропки и Империки, быстро набирали силу. Этому способствовало использование нафтелина и теллургия. Теллургий - это металл, из которого изготавливаются различные механизмы и приборы. Нафтелин - жидкое вещество, которое при сгорании выделяет энергию, приводящую в движение машины из теллургия. Люди постоянно совершенствовали теллургические машины, и потому смогли добиться больших успехов в военном деле, в строительстве, в сельском хозяйстве. Люди Еропки подчинили себе практически весь Изначальный мир, разграбили богатства древних государств Язвии и Аффиги, захватили страны боблинов и оборотней.
        Я уже знал, что последует дальше, поэтому слова Отшельника меня не удивили:
        - Но, как я уже говорил, люди воевали не только с боблинами и с оборотнями, но и друг с другом. Причем, чем сильнее становились человеческие государства, тем больше они боялись и ненавидели своих соседей. В Еропке произошло несколько чудовищных войн, которые ослабили человеческую расу. Одновременно с этим боблины из захваченных колоний начали переселяться в Еропку и Империку. Постепенно боблинов становилось все больше и больше. Вначале их принимали только на "черную", непрестижную работу, но вскоре боблины начали проникать в торговлю, в финансовую область. И вскоре людям пришлось считаться с ними. Под давлением боблинских финансово-промышленных корпораций были приняты законы, уравнивавшие в правах людей и боблинов. А еще через некоторое время вдруг выяснилось, что теперь боблины управляют странами Еропки и Империки, а люди являются лишь послушными исполнителями их воли. Но в Еропке и особенно в Северной Империке в настоящее время достигнут определенный баланс между интересами людей и боблинов. И те, и другие живут вполне благополучно. Это объясняется тем, что империканским и еропкейским боблинам
нет необходимости грабить "своих" людей. Им достаточно того, что они занимаются экономическим грабежом Язвии, Аффиги и Южной Империки. И хотя большинство политиков в Империке и странах Еропки - люди, на самом деле они всего лишь выполняют приказы истинных хозяев - боблинов.
        - Расскажи Калки о Колоссии! - подсказала Отшельнику тетя Вика.
        - О, у Колоссии весьма необычная судьба! Она расположена частично в человеческой Еропке, частично - в боблинской Язвии. Люди и боблины издавна жили здесь бок о бок. Ни в одной другой стране нет такого количества полукровок, как в Колоссии. И раньше в этой стране никогда не возникали межрасовые конфликты. Много раз колоссийские люди и боблины плечом к плечу отстаивали свободу своей Родины от вражеских вторжений с Запада и с Востока. Но "беда" Колоссии в том, что на ее территории находятся необъятные запасы теллургия и нафтелина. Эти богатства давно не дают покоя боблинам Еропки и Империки. Много раз они пытались наложить на них свои руки, и много раз получали достойный отпор. Поэтому боблины решили изменить тактику. В начале прошлого века они организовали в Колоссии революцию, рассчитывая этим ослабить страну. К власти в Колоссии пришла Уравнительная церковь, которая пропагандировала идеи всеобщего равенства. Но империканские и еропкейские боблины просчитались - Колоссия под властью Уравниловки только окрепла и стала еще сильнее, чем была прежде. Теперь уже ее враги начали опасаться, что весьма
привлекательные для простого народа идеи равенства распространятся по всему Изначальному миру.
        Чтобы установить свою власть над Колоссией, боблины придумали новый план. Они внедрили в верхушку Уравнительной церкви своих тайных агентов. Те начали разлагать государство изнутри, на фоне общего равноправия демонстративно заниматься личным обогащением, в то время как нормы потребления для народа были значительно снижены. Говорят даже, что некоторые представители Центрального Конклава Уравнительной церкви, их жены и особенно дети на самом деле были подменены оборотнями. Так вражеские агенты подготовили почву для массового народного недовольства. Чтобы хоть как-то стабилизировать положение в Колоссии, Центральный Конклав Уравнительной церкви избрал своим Верховным Жрецом Мафусаила Трепачёва. Худшей кандидатуры невозможно было представить. Трепачёв был безвольным, недалеким человеком, а его жена - полукровкой, которую одинаково не любили и люди, и колосские боблины. Трепачёв довел жителей Колоссии до проявлений открытой ненависти к государству и правительству.
        Все это было на руку тем, кто давно работал на боблинов Империки и Еропки. Под их руководством десять лет назад произошел государственный переворот, в результате которого от Колоссии отделились несколько больших частей. В самой Колоссии к власти пришел Эль-Цзы. Возможно, сам он искренне полагал, что действует во благо колосского народа, но окружавшие его боблины, оборотни и продавшиеся им люди управляли Колоссией от его имени и в своих интересах. Для Колоссии наступили тяжелые времена. Боблины проводили одну реформу за другой, и каждая новая реформа приводила к тому, что честные рабочие люди жили все хуже и хуже. В то же время появилась прослойка богатых боблинов, которые не без помощи своих заморских сородичей прибрали к рукам все заводы и фабрики Колоссии, а особенно добычу и переработку теллургия и нафтелина. То, что раньше принадлежало всему колосскому народу, как-то быстро и незаметно перешло в личную собственность нескольких боблинских кланов. Теперь боблины полностью контролируют торговлю, средства массовой информации, энергетическую сеть страны. Боблины-журналисты формируют общественное
сознание. Люди нищают, боблины богатеют, и при этом все считают, что так и должно быть.
        - Если я не ошибаюсь, Эль-Цзы Колоссией больше не управляет? - спросила тетя Вика. - На Земле к власти пришло другое отражение.
        - Да, ты права. Два года назад Венценосцем Колоссии стал Вессарион Вессарионович Статин.
        - Венценосцем?
        - Да. Теперь правителя Колоссии называют Венценосцем. Этот титул принял еще Эль-Цзы. Его преемнику он тоже очень нравится. Статин пришел к власти под лозунгами защиты людей от произвола боблинов и оборотней. Но в настоящее время разграбление богатств Колоссии продолжается, боблины по-прежнему выкачивают из нее теллургий и нафтелин и проводят новые античеловеческие реформы. Все боблинские средства массовой информации работают для того, чтобы лишить людей остатков самостоятельного мышления и трезвой оценки окружающего мира. То, что происходит сейчас в Колоссии, вы могли видеть по телевизору.
        - Но причем здесь я и мои родители?! - вырвалось у меня.
        - Магия в Изначальном мире издавна соседствовала с наукой и техникой. Но около трехсот лет назад, когда началось широкое использование теллургических машин и нафтелиновой энергии, магия оказалась на задворках прогресса. Маги обладали огромной властью в древности, но в эпоху становления демократических государств они добровольно ушли с исторической сцены. Ушли, но не исчезли. Маги образовали тайный союз, который поставил перед собой цель исправлять несовершенство мира, сдерживать напористых боблинов и поддерживать честных людей. Позже магов обвиняли в том, что они сотрудничали с оборотнями, но это отвратительная клевета. Союзы магов и союзы оборотней издавна враждовали друг с другом. Маги вели Изначальный мир по пути познания и добра, а оборотни стремились столкнуть его в хаос и анархию. Но не оборотни, а захватившие власть в Еропке и Империке боблины стали для магов самыми страшными врагами. Боблины не собирались мириться с силой, которая ограничивала их притязания на мировое господство. Так началась долгая тайная война. Причем война не столько физическая, сколько интеллектуальная. Боблины
объявили магию мифом, вымыслом, детской сказкой. Успехи научно-технического прогресса вроде бы свидетельствовали о справедливости этих утверждений. История Изначального мира была боблинами частично подкорректирована, частично переписана по-новому. Так что сейчас практически все обычные жители Изначального мира - и люди, и боблины, и оборотни - не верят в реальность магии и в существование магов. Я даже скажу больше: о множественности миров, об Отражениях знают лишь единицы. Эта информация строжайше засекречена и доступна только боблинам из высших эшелонов власти.
        - Но почему маги не сопротивлялись?
        - Во-первых, их всегда было очень мало. Постижение магии - долгий и трудный процесс. Не каждый может пройти этот путь до конца. Во-вторых, маги, конечно же, пытались бороться. Но их подвела собственная доброта. Боблины без всяких угрызений совести уничтожали магов, тогда как маги причиняли вред живым существам только в исключительных случаях. Когда маги опомнились, их сопротивление уже было сломлено. Перед ними была поставлена дилемма: либо открыто выступить на последний бой со всем миром, либо скрыться. Они выбрали последнее. Но боблины не прекратили преследования магов. Они отыскивали их по всему миру и уничтожали. Так произошло и с твоей семьей. В правление Уравниловки в Колоссию не могли проникнуть боблинские специальные службы по уничтожению магов. Но во время переворота десять лет назад они нанесли стремительный и жестокий удар. Остальное ты знаешь...
        - Выходит, магия - не такая уж сильная штука, если не может защитить даже самого мага.
        - Это не совсем так. Просто истинный маг скорее допустит, чтобы причинили вред ему, чем сам причинит вред.
        Я хмыкнул:
        - Тогда я не истинный маг!
        Отшельник и тетя Вика внимательно на меня посмотрели.
        Старый боблин осторожно спросил:
        - Скажи, Калки, как ты сможешь себя защитить?
        Я решил произвести впечатление и продемонстрировал свой трюк с "бабочкой": выхватил нож из кармана и одним взмахом развернул лезвие. Но эффект получился совершенно не такой, на какой я рассчитывал. Тетя Вика вскрикнула от ужаса, а Отшельник горестно вздохнул.
        - Калки, зачем ты это сделал? - спросил боблин.
        - Земля - не самое спокойное Отражение, - объяснил я. - У маленького слабого хоббита должны быть острые зубки.
        Отшельник не оценил мою цитату из Толкиена:
        - Ты не должен пользоваться материальным оружием. Ты - маг! Твоя сила в твоем таланте.
        - Но я-то об этом раньше не знал!
        Отшельник осуждающе посмотрел на тетю Вику:
        - Виктрикс, почему ты не заметила, что Калки идет не в ту сторону?
        - Да, я виновата, - опустила глаза тетя Вика. - Я проглядела мальчика. Но Земля, и правда, не лучшее место для спокойной благостной жизни. На ней отразилось все, что происходило в Изначальном мире. На Земле много зла, которое влияет даже на маленьких детей.
        - Это не оправдание! - крикнул Отшельник. - Ты отвечала за Калки, Виктрикс! Тебе доверили не только его жизнь, но и его душу!
        Боблин гневно скалил свои клыки, и во мне внезапно закипел гнев. Как смеет это существо кричать на тетю Вику, которая посвятила мне всю свою жизнь?... Раздался звон разбитого стекла. Я не столько увидел, сколько почувствовал, как домовые бросились врассыпную. Оказалось, что нож вырвался из моей руки и, просвистев возле уха Отшельника, попал в шкаф и вдребезги разнес половину его содержимого.
        В комнате повисла мертвая тишина. Тетя Вика и Отшельник сидели с совершенно белыми лицами. Домовые прятались где-то в дальних комнатах.
        - Извините, - пробормотал я. - Сам не понимаю, что на меня нашло.
        Губы Отшельника дрогнули, шевельнулись, а потом растянулись в широкой улыбке:
        - Виктрикс, я беру все свои слова назад. Калки вырос именно тем, кого мы ждали. Ему еще не хватает выдержки и самоконтроля, но его сила сильна.
        - Я что, рыцарь-"жидай"? - спросил я.
        Но Отшельник опять не понял моей шутки:
        - Ты - маг по крови. Кроме того, ты маг, способный на решительные, подчас жесткие действия. Но тебе нужен достойный учитель. Боюсь, что я тебе помочь не смогу. Я всего лишь маг по обучению.
        - А в чем разница?
        - Маг по крови - это не просто ребенок магов. Это совершенно особый организм, буквально пропитанный магией на генетическом уровне. Маг по крови творит магию естественно и не задумываясь. Маг по обучению - это человек или боблин, который всю свою жизнь потратил на то, чтобы выучить несколько десятков более или менее эффективных заклинаний.
        - То есть, я не совсем человек? - решил уточнить я.
        - Ты человек. Ты уязвим и смертен. Но ты имеешь талант, который делает тебя непохожим на обычное разумное существо.
        - Мне хотелось бы поточнее узнать, на что я способен и что мне угрожает.
        - Увы, я этого не знаю. Обучить тебя может только такой же маг по крови. И я знаю одного такого. Это Вечный Ребенок.
        Тетя Вика открыла рот, как будто хотела что-то сказать, но потом передумала и промолчала. Однако Отшельник заметил ее сомнения:
        - Виктрикс, ты слышала о Вечном Ребенке?
        - Слышала. Я знаю, что он живет в Детском мире.
        - Вот именно! - Отшельник поднял вверх указательный палец. - Туда не смогут проникнуть враги Калки.
        - Ты хочешь послать Калки в Детский мир?
        - Ты можешь предложить что-то получше?
        Тетя Вика грустно вздохнула:
        - Мне будет его не хватать...
        Отшельник успокаивающе произнес:
        - Не переживай, Виктрикс. Думается мне, что обучение Калки продлится недолго.
        - Но зачем мне вообще куда-то идти?! - вскричал я. - Вы ведь тоже могущественный маг. Вон сколько домовых вам подчиняются.
        - Домовые - это всего лишь духи, которые нашли себе последнее убежище в Тассисудуне. Сюда они перебрались из-за того, что теллургические машины и нафтелиновая энергетика наносят вред их полуматериальной сущности.
        - Сейчас мы находимся в местности под названием Тассисудун, - сказала тетя Вика. - На Земле это примерно соответствует Тибету.
        - Я не знал, что мы так далеко от Колоссии, - удивился я.
        - Для магов нет больших расстояний, - наставительно произнес Отшельник. - Ведь ты можешь открыть дверь в любое место.
        - А вы тоже можете?
        - И я могу. Но мне для этого приходится прилагать намного больше сил, чем тебе. Кроме того, выбираться из затерянного в горах Тассисудуна в последнее время становится небезопасно. Боблинские спецназовцы сжимают кольцо вокруг последнего прибежища магии.
        У меня мелькнула догадка:
        - Уж не поэтому ли вы так торопитесь отправить меня в Детский мир? Кстати, что это за место, и почему боблины не смогут меня там достать?
        - Детский мир - это одно из Отражений Изначального мира. Его история несколько отличается от нашей. В последней войне там было использовано биологическое оружие - так называемый "вирус старости". Когда организм зараженного человека выходит из детского возраста, перестает расти и развиваться, его клетки сразу же начинают разрушаться. Так что ни одному обитателю Детского мира не удается перешагнуть восемнадцати-двадцатилетний рубеж. В этом мире, как и на Земле, живут одни лишь люди. Вирус поразил их всех. От него нет защиты. Он в воде, в воздухе и в почве.
        Я не поверил своим ушам:
        - Если там остались одни только дети, то все они должны скоро умереть?
        - Нет. Ведь способность к деторождению появляется раньше, чем организм окончательно взрослеет. Так что обитатели Детского мира продолжают свой род, несмотря на поразившую их болезнь. Среди них живет один из последних магов по крови - Вечный Ребенок. Там он чувствует себя в безопасности, так как агенты боблинов не могут до него добраться. Ты должен разыскать Вечного Ребенка. Он тебе поможет.
        Я сразу почувствовал подвох:
        - Если я попаду в Детский мир, то и сам заражусь "вирусом старости"!
        - Ты опять не прав, Калки. Твоя кровь прирожденного мага защитит тебя от любых болезней. Вечный Ребенок живет в Детском мире уже лет тридцать, и чувствует себя довольно хорошо.
        - А когда я вернусь из Детского мира, то не принесу вирус с собой?
        - Ты предусмотрителен, Калки. Это делает тебе честь. Но ты можешь не беспокоиться. Вирус не повредит тебе, и ты не заразишь им другие Отражения.
        Похоже, на все мои вопросы старый боблин имел ответы. У меня больше не было причин отказываться от путешествия в Детский мир, разве только...
        - Тетя Вика, ведь ты не сможешь пойти со мной?
        Виктрикс вздохнула:
        - Калки, я буду ждать тебя здесь. В Детском мире я не проживу и трех дней. Я и тебе ничем не помогу, и сама погибну. Но я знаю, что в Детском мире тебе грозит меньше опасностей, чем в Изначальном мире или в любом другом его Отражении. Поэтому я за тебя спокойна. Ты даже не простудишься и не заболеешь.
        - Но разве боблины или оборотни для проникновения в Детский мир не могут воспользоваться противогазами и герметическими комбинезонами?
        - Могут, - ответил Отшельник. - Но представь себе длительную военную экспедицию, ни один участник которой не может ни на минуту снять защитный костюм. Стоимость необходимого оборудования, запасов воздуха, воды и пищи несоразмерна возможной удаче. Ведь такая экспедиция привлечет внимание жителей Детского мира, и маг - объект охоты - сто раз успеет скрыться.
        - Тоже верно... - пробормотал я, но тут же спохватился: - А как я сам найду Вечного Ребенка?
        - Уверен, он сам тебя найдет. Когда ты появишься в условленном месте...
        - В условленном месте?
        - Я имел в виду, что ты появишься в месте, которое нарисовано в альбоме для открытия дверей. Вечный Ребенок сразу почувствует, что в Детском мире появился маг, и поспешит к тебе на встречу.
        Крыть эту карту мне было нечем. Отшельник продумал абсолютно все. Моя судьба была определена и расписана гораздо подробнее, чем жизнь на Земле.
        - Калки, ты согласен? - с надеждой посмотрел на меня Отшельник.
        - А разве вы оставили мне выбор?
        Лицо старого боблина просветлело:
        - Калки, твое появление - просто чудо! И сам ты - молодец! Мы на тебя надеемся!
        - Отшельник, дай Калки немного отдохнуть, - вмешалась тетя Вика. Сегодняшний день изменил всю его жизнь. Пусть он переночует здесь, а завтра отправится в Детский мир.
        Пока мы обедали, смотрели телевизор и разговаривали, на улице стемнело. Домовые зажгли несколько ярких ламп, которые хорошо освещали внутреннее пространство дома Отшельника. Лампы были изготовлены из литого металла и полупрозрачной бумаги, внутри них горели живые огоньки, которые давали много света, больше, чем от свечей или керосинок.
        - Пока ты будешь спать, я соберу твои вещи, - сказала мне тетя Вика.
        Я почувствовал, что и в самом деле не прочь прилечь на кровать. Впечатления сегодняшнего дня будоражили мой мозг, но тело требовало отдыха. Отшельник и пара домовых проводили меня в отдельную комнату, где я обнаружил вешалку и низкую кровать.
        - Вот твой нож, - боблин протянул мне мою "бабочку", а я даже не заметил, когда он успел вытащить ее из разбитого шкафа. Впрочем, это могли сделать и домовые, а потом передать ее своему хозяину.
        - Я прошу прощения за свой поступок, - сказал я. - Я не нарочно.
        - Ничего страшного. Такой быстрой телепортации предметов я не видел лет двести.
        - Вам так много лет? - удивился я.
        - Немало, - вздохнул боблин. - Спи, Калки, завтра тебя ждет первое самостоятельное путешествие.
        Он вышел из комнаты, и домовые задвинули за ним створки скользящих по полу дверей. Я разделся и лег на непривычно жесткую кровать с маленькой узкой подушкой. Впрочем, несмотря на неудобства, заснул я почти мгновенно...

* * *
        Когда я проснулся, то сперва не понял, что по-прежнему нахожусь в доме Отшельника. Я начал строить в голове планы на сегодняшний день: успеть в школу, сделать уроки. . но потом ощутил под собой непривычно жесткое ложе, и сразу же мои мысли побежали в совершенно другом направлении. Да, вчерашний денек выдался просто изумительным! Наверное, я не сошел с ума только потому, что во мне, и правда, текла кровь магов. Я не только узнал о мире и о себе много нового, но и взвалил на себя груз обязанностей и обещаний. Возможно, уже совсем скоро мне придется пожалеть о том, что я дал себя уговорить. Перспектива путешествия в Детский мир и поиск волшебника с идиотским именем Вечный Ребенок вызывала у меня не слишком большой энтузиазм.
        И еще: я чувствовал, что Отшельник и тетя Вика вчера что-то не договаривали. Речь шла не об истории Изначального мира - тут-то рассказ боблина был честным и, несмотря на вынужденную краткость повествования (попробуйте сами за пару часов пересказать всю историю человеческой цивилизации на Земле!), достаточно емким. Но вот все, что касалось магии, моих родителей и меня самого...
        Отшельник прямо не ответил ни на один мой вопрос, а вместо объяснений торопился выпроводить в Детский мир. С чем это было связано? С тем ли, что он сам, и правда, не мог мне ничем помочь? Или же здесь, в его доме, мне грозила опасность? В любом случае, тетя Вика была согласна с Отшельником, а у меня не было причин перестать ей доверять. Значит, меня ждало первое за десять лет длительное расставание с тетей Викой и путешествие в Детский мир.
        Я потянулся, встал и начал одеваться. Домовые, как будто все время караулили под дверью, тотчас же появились в комнате и начали наводить порядок на кровати: убирать смятое белье и стелить новое. Поняв этот весьма недвусмысленный намек, я вышел из комнаты и направился в гостиную. Там меня уже ждали тетя Вика и Отшельник. Боблин был одет по-домашнему - в длинный халат из блестящей зеленоватой ткани с вышитыми ярко-алыми цветами. Тетя Вика была одета во вчерашний дорожный костюм, как будто совсем не ложилась спать или готовилась к путешествию.
        Я обрадовался было, подумав, что планы изменились и я вместе с тетей Викой отправлюсь куда-нибудь в более гостеприимное место. Но первые же ее слова показали, что все осталось по-прежнему:
        - Доброе утро, Калки! Я собрала твои вещи. Вот посмотри: носки, свитер, теплая куртка...
        Тетя Вика демонстрировала мне содержимое рюкзака, на котором был нанесен характерный рисунок в виде запятой-закорючки и написано: "MIKE". То ли это была местная оригинальная продукция, то ли земная китайская подделка под известную спортивную фирму. Скорее, все-таки первое. Откуда у Отшельника могли оказаться земные предметы? Вчера я пребывал не в том состоянии, чтобы заметить, какие вещи захватила из нашей квартиры тетя Вика, но такого рюкзака у нас точно раньше не было.
        Слушая тетю Вику, я ритмично кивал головой в знак согласия, а сам поглядывал на стол, где домовые расставляли чашки с дымящимся ароматным напитком, напоминающим кофе, и тарелки с горячими булочками.
        Отшельник перехватил мой взгляд и сказал тете Вике:
        - Калки сам разберется со своими вещами. Дай ему спокойно поесть!
        Та запнулась на полуслове, но быстро сообразила, что завтрак остывает.
        - Прошу к столу! - произнес боблин и сделал широкий жест руками.
        Меня долго упрашивать не требовалось. Я схватил теплую булку раньше, чем опустился на стул. Отшельник сел медленно и степенно, как и полагалось хозяину дома. А тетя Вика присела на краешек стула боком, и одной правой рукой стала брать по очереди то чашку, то булку. Ее левая рука была прижата к телу. Кроме того, тетя Вика даже не сняла свою удлиненную куртку. Ее поведение меня удивило. Мне показалось, что у нее болит рука. Я присмотрелся и тут только сообразил, что домовые стараются держаться от тети Вики на некотором удалении. А левой рукой она не действовала потому, что локтем прижимала спрятанный под одеждой довольно тяжелый предмет.
        Я спросил с совершенно невинным видом:
        - Тетя Вика, что ты держишь под курткой?
        Она заметно смутилась, а Отшельник широко улыбнулся:
        - Вот видишь, Виктрикс, я был прав. Калки все заметил. Не стоило садиться за стол с автоматом.
        Я едва не поперхнулся:
        - С автоматом?!
        Тетя Вика, словно пойманная с поличным школьница, списывавшая на контрольной со шпаргалки, приоткрыла полу куртки и продемонстрировала оружие, очень сильно смахивавшее на пистолет-пулемет фирмы "Хеклер и Кох". Но это была не земная модель. Автомат имел короткий ствол с широким кубическим глушителем на конце. Его магазин был прямым и длинным, а приклада не было совсем.
        Извиняющимся тоном тетя Вика произнесла:
        - У Отшельника есть оружие, но не нашлось никакого снаряжения. Я не успела изготовить подвеску под автомат... и пистолеты.
        Она вытащила из карманов куртки и выложила на стол пару изящных блестящих "стволов" тоже неземного производства.
        - Это мне? - спросил я без всякой надежды на положительный ответ.
        - Нет, ЭТО - мне, - внушительно произнесла тетя Вика. - У тебя свое оружие, у меня - свое. А, как известно, за двумя зайцами погонишься...
        - ...Пополам порвешься! - закончил я. - Можно хоть пощупать?
        - Пожалуйста, - тетя Вика быстрыми профессиональными движениями вытащила обойму из пистолета, оттянула затвор, убедилась, что патрона в стволе нет, и только потом протянула оружие мне.
        Пистолет удобно лег в мою ладонь. Он был не тяжелым, а... как бы это поточнее выразить... весомым. С ним бы я чувствовал себя более уверенным, чем с ножом-"бабочкой". Хотя... у огнестрельного оружия есть один серьезный недостаток - слишком быстро заканчиваются патроны. Только в кино и в компьютерных играх их запас безграничен и неисчерпаем.
        Я вернул пистолет тете Вике:
        - Тебе-то это зачем?
        - Я сопоставила события вчерашнего дня. Если оборотни нашли нас в Москве, то они могут найти нас и в Тассисудуне. Тогда одного холодного оружия может оказаться недостаточно.
        - Может быть, я открою дверь в какое-нибудь безопасное место? предложил я.
        Тетя Вика покачала головой:
        - Если оборотни вышли на след, они с него уже не сойдут. Я не сомневаюсь, что боблинам и оборотням помогают маги. По крайней мере, хотя бы один. Так что враги найдут нас в любом Отражении. Встреча с ними - вопрос времени.
        - Тогда, может, я останусь? Все-таки вместе как-то поспокойнее...
        - Нет, Калки, ты должен идти. Мы подождем тебя здесь.
        - Ладно... - я допил кофе и доел свои булочки. - Давайте приступать, пока я не передумал.
        Отшельник, словно давно был готов к этому моменту, щелкнул пальцами, и один из домовых положил на стол альбом с картинками-ключами в другие места и миры. Боблин раскрыл альбом и показал мне нужное изображение:
        - Вот, Калки, это дверь в Детский мир. Открой ее, и окажешься в доме Привратника.
        На картинке была изображена пустая комната. Пыльная, заброшенная, местами затянутая паутиной. Вернее, это была не комната, а высокий чердак на картинке я увидел наклонные балки и часть обрешетки. Лучи солнца освещали помещение, попадая внутрь через высоко расположенное окно.
        - Не слишком-то приятное место, - с сомнением протянул я, разглядывая пустынный чердак.
        - Таковы все каталогизированные места, - Отшельник хлопнул ладонью по альбому. - Для ключевых мест открытия дверей выбираются места уединенные и почти не изменяющиеся с течением времени. Не волнуйся, Калки, это чердак дома, где тебя встретят с радушием и помогут освоиться в Детском мире.
        Я с сомнением пожал плечами, но вынужден был подчиняться Отшельнику и тете Вике. В конце концов, всем нам было одинаково нелегко. Всех нас ждали трудные времена. Оружие в руках тети Вики было лучшим тому подтверждением.
        - И как мне открыть дверь? - мрачно поинтересовался я.
        - Тот кто уже сделал это однажды, не должен задавать подобных вопросов! - наставительно произнес Отшельник.
        Он встал из-за стола, подошел к раздвижным межкомнатным дверям и приоткрыл их ровно настолько, чтобы дверной проем по соотношению высоты и ширины соответствовал картинке в альбоме.
        Тетя Вика подала мне рюкзак и альбом:
        - Возьми это с собой! Назад вернешься через сад камней уже знакомой дорогой. Если за время твоего отсутствия произойдет что-то важное, то мы оставим записку под самым близким к тропинке валуном. Он небольшой, и ты легко его перевернешь. Все понял?
        - Если на вас нападут оборотни или боблины, то как вы успеете написать записку и отнести ее в сад камней?
        Тетя Вика с наигранной веселостью взъерошила мне волосы:
        - Очень просто! Отшельник откроет дверь в сад камней, и мы легко скроемся от врагов, напавших на дом. Привыкай к магическим дорогам, Калки!
        Я понял, что об окружающем мире и о магических возможностях мне еще предстоит очень много. Пожалуй, мне и правда требовалось повидать Вечного Ребенка - такого же, как и я, мага по крови.
        Я закинул за спину рюкзак, взял в руки альбом и посмотрел на изображение чердака. Потом уставился на дверной проем, мысленно рисуя в нем очертания реальных предметов. У меня ничего не получилось.
        Отшельник посоветовал:
        - Не смотри прямо на дверь. Постарайся вначале взглянуть на нее боковым зрением и увидеть общее изображение, как на картинке. Когда контакт станет более четким, поверни голову и дорисуй недостающие детали.
        Я попробовал поступить именно так. И боблин оказался прав! Скосив глаза на дверь, я вместо соседней комнаты увидел в проеме полумрак пыльного чердака. Медленно переводя взгляд, я ощутил, как изображение становится более четким и реальным. Потом я осмелел и посмотрел прямо на дверь. Все было готово к переходу - чердак незнакомого чужого дома находился на расстоянии нескольких шагов.
        - Иди, Калки! - тетя Вика обняла меня, поцеловала в обе щеки, а потом мягко подтолкнула к двери. - Иди!
        - Мы будем ждать тебя! - добавил Отшельник и похлопал меня по плечу. Иди!
        И я пошел...
        Глава 3.
        Детский мир.
        ...Когда я ступил на покрытый пылью пол чердака, то сразу ощутил запах старой прелой древесины. Механизм открытия магических проходов между мирами был мне абсолютно непонятен. Почему я сам, мои вещи и даже другие люди свободно проходили через открытую мною дверь, а вирусы и запахи через нее не распространялись?
        Я чихнул, и никто не пожелал мне: "Будь здоров!" Я обернулся и убедился в том, что дверь между мирами закрыта. Позади меня находилась вполне обычная дощатая дверь, которая, очевидно, вела на нижние этажи здания.
        Стараясь ступать аккуратно, чтобы не поднять с пола пыль, я подошел к двери и подергал металлическую ручку. Дверь не поддалась. Или она перекосилась от времени, или же, вообще, была заперта. Я пригляделся к дверной коробке и понял, что дверь должна открываться внутрь, то есть на меня. Я потянул ручку на себя, постепенно увеличивая усилие.
        За дверью раздался громкий звон колокольчика, и в тот же момент она распахнулась. Я едва устоял на ногах. Посмотрев в открывшийся дверной проем, я увидел крутую деревянную лестницу, уходившую куда-то вниз. Лестница, в отличие от пыльного запущенного чердака, была чистой и казалась недавно изготовленной. Кроме того, я понял, почему дверь сперва не поддалась: к ее ручке с другой стороны была привязана бечевка, протянутая через ролик к медному колокольчику. Чтобы открыть дверь, нужно было порвать бечевку и привести в действие сигнальную систему. Значит, мое появление на чердаке не станет неожиданностью для хозяев дома.
        Я осторожно приблизился к лестнице и заглянул вниз. Но моему взору был доступен лишь небольшой квадрат дощатого пола. Он был довольно хорошо освещен, но совершенно пуст.
        Мне в голову не пришло ничего лучше, чем крикнуть:
        - Эй, тут есть кто-нибудь?
        Мне никто не ответил, но каким-то шестым чувством (возможно, не шестым, а просто магическим), я ощутил внизу присутствие кого-то живого.
        - Эй, я знаю, что вы здесь! - крикнул я. - Ответьте мне!
        Снизу раздался голос невидимого ребенка лет пяти-шести:
        - Сейчас я сбегаю за старшими!
        После чего я услышал удаляющийся топот детских ножек.
        - Вот черт! - пробормотал я, а потом громко произнес, обращаясь к тем, кто, возможно, еще остался внизу: - Я спускаюсь!
        Я засунул альбом в рюкзак, прикрыл дверь на чердак и медленно полез вниз. Едва моя голова оказалась ниже уровня потолка, я огляделся и понял, что попал в небольшую комнатку деревянного дома. Стены, сложенные из толстых древесных стволов, изнутри были ничем не обшиты. Одну стену комнаты занимали стеллажи с полками, на которых были расставлены глиняные горшки, стеклянные банки и пластиковые канистры. Больше в комнате ничего не было, но полуоткрытая дверь, несомненно, вела в другие помещения здания. В большое застекленное окно проникал дневной свет. Мне же, пока я находился на лестнице, были видны только трава, кусты и несколько деревьев.
        Я спустился на пол, посмотрел в окно и увидел голубое небо с редкими облаками, поле с пересекавшей его грунтовой дорогой и далекий лес. В общем, вполне земной, мирный, пасторальный пейзаж. Словно я очутился не в Детском мире, а где-нибудь в Подмосковье. Правда, кусты и деревья возле дома были мне незнакомы. Они скорее походили на южные растения. И еще: несмотря на красоту местной природы, я не мог поставить ее вровень с яркими, сочными красками пейзажей Изначального мира.
        Пока я разглядывал местность за окном, в соседней комнате послышался вполне взрослый мужской голос:
        - Так ты говоришь, к нам явился гость из другого мира?
        - Да, да! - отвечал уже знакомый мне детский голосок. - Сначала я услышал колокольчик, а потом кто-то спросил, есть тут кто-нибудь или нет.
        Уверенные шаги приблизились к двери. Я напрягся. Дверь открылась, и передо мной предстали два человека. Старшему было лет восемнадцать. Он был чуть повыше меня, худощавый, русоволосый, голубоглазый. Второму, как я и предполагал, едва ли исполнилось больше шести лет. Его волосы были еще светлее, а глаза имели зеленовато-серый оттенок. Оба были одеты в куртки и брюки из некрашеного полотна, покроем напоминающие традиционную китайскую одежду. Увидев меня, и старший, и младший обитатели Детского мира застыли. Повисла пауза, в течение которой мы пристально разглядывали друг друга.
        Первым прервал молчание старший:
        - Добро пожаловать! Давно нас не посещали гости, являющиеся в дом через чердак. Последний раз это происходило тогда, когда я сам находился примерно вот в таком же возрасте. - Он показал на младшего. - Так что не обессудь, странник, если наш прием показался тебе не слишком торжественным. Мы уже разучились встречать подобных гостей.
        - Да, ладно, - пожал плечами я. - Я и сам не вполне понимаю, куда и зачем попал.
        На лице старшего отразилось легкое удивление.
        - Ты - маг? - спросил он.
        - Я маг по крови, если тебе это о чем-нибудь говорит.
        - А-а-а! - облегченно вздохнул старший. - Тогда понятно, как ты оказался на чердаке.
        - Здорово, что хоть кто-то что-то понимает!
        - Я забыл представиться, - сказал старший. - Меня зовут Варинамин. А это Сашрин.
        Младший парнишка, когда его назвали, важно кивнул головой.
        - А я... Калки, - первый раз я назвал свое истинное имя.
        Варинамин, похоже, не был знаком с индуистскими мифами, по крайней мере, со списком аватар Вишну.
        Я решил внести уточнения в ситуацию:
        - Меня направил к вам боблин Отшельник. Он сказал, что где-то в вашем мире обитает маг по имени Вечный Ребенок.
        Варинамин задумчиво произнес:
        - Да, мне доводилось слышать об этом маге... Но у нас его чаще называют Маркандеей.
        - Маркандея?! - это имя тоже было мне знакомо. Согласно индуистским мифам, оно принадлежало святому мудрецу, йогу, который достиг просветления и встретился с самим Вишну. Вишну раскрыл Маркандее тайны рождения и гибели мира.
        Варинамин заметил мое волнение:
        - Ты с Маркандеей встречался раньше?
        - Нет. Только слышал о нем... или о его тезке. Думаю, нам с Маркандеей или с Вечным Ребенком есть о чем поговорить. Ты не подскажешь, как его найти?
        Варинамин призадумался, а потом сказал:
        - Я точно не знаю, где он живет. Кажется, где-то на берегу озера Лотосов. Может быть, в заливе Наездников на крокодилах.
        - Это далеко? - спросил я.
        - Порядочно. Пешком дней двадцать.
        - То есть, можно и не пешком?
        Варинамин посмотрел на меня с нескрываемым удивлением:
        - Ты же маг по крови? Так? Разве ты не умеешь летать?
        Теперь пришел черед удивляться мне:
        - Летать? Я?! Никогда даже не думал об этом. О том, что я маг, я узнал только вчера. Собственно, меня и направили к Вечному Ребенку для того, чтобы я набрался у него ума-разума.
        - Понятно, - сказал Варинамин. - Пойдем. Скоро все соберутся на обед. Вместе подумаем, как тебе помочь.
        Маленький Сашрин радостно захлопал в ладоши: "Обед, скоро обед!" и выскочил за дверь.
        - Пойдем, маг, - махнул рукой Варинамин и улыбнулся, - посмотришь, как мы тут живем.
        Соседняя комната была просторной, но уютной. В ней находились четыре широкие кровати и два больших шкафа. Вся мебель была деревянной, надежной, сработанной на долгие годы. Не какая-нибудь современная земная фанерно-картонная подделка.
        Мы прошли через общую спальню и оказались в столовой. Посередине этой комнаты стоял большой стол, рассчитанный на два десятка человек. В нескольких застекленных шкафах были сложены стопки тарелок, блюдец, чашек. На видном месте были выставлены старинные изделия - из тонкого фарфора или стекла, расписанные тонкими узорами. Но большая часть посуды была явно изготовлена недавно, причем детскими руками. Она отличалась простотой и практичностью, так же, как и мебель.
        В столовой было пусто, но из-за следующей двери доносились громкие женские (в смысле - девчоночьи) голоса:
        - Гость?
        - Маг?
        - Как интересно! А как он выглядит? Он взрослый?
        - Ой, девочки, я боюсь входить.
        Варинамин улыбнулся и сказал мне:
        - Видишь, Калки, как давно у нас не было гостей.
        Потом он громко крикнул:
        - Хватит щебетать! Выходите, поздоровайтесь с нашим гостем.
        За дверью на несколько мгновений воцарилась мертвая тишина, которая затем взорвалась дружным смехом. Дверь раскрылась и в комнату, хихикая и толкаясь, ввалились три девчонки - приблизительно десяти, одиннадцати и четырнадцати лет. Увидев меня, они застыли, и только их глаза блестели от неуемного любопытства.
        - Здравствуйте, меня зовут Калки, - сказал я.
        Должно быть, девчонки ожидали увидеть и услышать что-то гораздо более значительное: необыкновенно-волшебное и потрясающе-чудесное. На их лицах отразилось некоторое замешательство и разочарование.
        Варинамин решил взять ситуацию под контроль:
        - Познакомься, Калки, это Гварна, Рамдана и Здария. Сегодня они дежурят на кухне, но, кажется, забыли о своих обязанностях. Я прав?
        Последний вопрос был обращен к девочкам. Задан он был нарочито суровым тоном. Гварна, Рамдана и Здария тотчас же перестали на меня пялиться и по очереди назвали свои имена. Я трижды кивнул головой, что можно было расценить и как поклоны, и как подтверждение принятия информации.
        Когда знакомство состоялось, Варинамин сказал девочкам:
        - С нашим гостем мы подробно поговорим за обедом. А сейчас вам пора накрывать на стол.
        Оглядываясь на меня и постреливая глазками, девочки удалились.
        Варинамин обратился ко мне:
        - Боюсь, что если мы здесь останемся, то обед задержится на полчаса. Давай, выйдем на улицу.
        В столовой было три двери. Через одну мы вошли, за второй слышался возбужденный шепот девчонок, звон посуды, шипение кипящего масла и бульканье кипятка. Оттуда же доносились запахи готовившейся пищи. Несомненно, там располагалась кухня. Третья дверь была выше и шире остальных. Пройдя через нее, мы оказались в небольшой затемненной прихожей, а уже из нее попали на улицу.
        Теперь я смог снаружи рассмотреть дом. Он чем-то был похож на старинную дворянскую усадьбу: массивное двухэтажное центральное здание, сложенное из толстых бревен, и расходящиеся в обе стороны более легкие крылья-пристройки. Мы с Варинамином вышли не из центрального здания, а из боковой пристройки. Чердак, на который я попал через магическую дверь, снаружи не был заметен. Он располагался под высокой двускатной крышей.
        Прямо перед домом был разбит огромный сад, где одновременно цвели несколько видов растений. Это меня несколько удивило, так как на Земле и в Изначальном мире уже явно ощущались все признаки осени. Я сперва решил, что сезоны в разных Отражениях не совпадают, но потом увидел зреющие на отдельных деревьях плоды и понял, что окончательно запутался во временах года.
        - Красиво тут у вас... - издалека начал я подготовку к выяснению своего времени и места пребывания.
        - Да, красиво, - бесхитростно согласился Варинамин, - с любовью и гордостью осматривая окрестности дома. - Я как раз подрезал кусты, когда Сашрин сообщил о твоем появлении.
        - Я что-то не пойму: у вас весна или осень?
        - Что?
        - Ну, я имел в виду, какое у вас время года?
        - Что значит "время года"?
        - Вот смотри: на одном дереве цветут цветы, а рядом - на соседнем висят красные спелые плоды. Так быть не должно!
        Варинамин недоуменно посмотрел на указанные мною деревья:
        - Почему не должно? У нас всегда так - одни растения цветут, другие плодоносят, третьи набираются сил.
        - То есть, у вас на всей планете постоянно тепло?
        - Нет. Просто мы живем в такой климатической зоне. К северу становится холоднее, к югу - жарче. А нам нравится тут.
        - Здорово! - я готов был от души позавидовать местным жителям, если бы постоянно не помнил о том, как недолговечно их пребывание в этом Эдеме. Наверное, от желающих тут поселиться нет отбоя?
        Варинамин пожал плечами:
        - Почему же? Кто-то больше любит жаркий климат, кому-то нравится там, где прохладнее. К сожалению, у нас есть возможность выбора.
        - Почему "к сожалению"?
        - Нас слишком мало, - Варинамин вздохнул, - а мир слишком огромен.
        - Понятно... - я из вежливости немного помолчал, но потом решил продолжить расспросы: - Ты, кажется, сказал, что до меня тут уже бывали маги. Если не секрет, кем они были?
        - Это не секрет, но вряд ли я смогу сообщить что-то для тебя полезное. Сам я видел только одного мага. Вернее, это была девушка. Она долго не задерживалась в нашем доме. Она тоже искала Маркандею и, наверняка, нашла его. По крайней мере, этой дверью между мирами она больше не пользовалась.
        - Как ее звали?
        - Она назвалась Браспастой.
        Я первый раз слышал это имя, и никаких ассоциаций оно у меня не вызывало. Единственное, что я понял - я не единственный маг в мире. По крайней мере, десять лет назад подобных мне существ насчитывалось немало. Но сколько нас осталось нынче?...
        Варинамин прервал мои размышления, радостно воскликнув:
        - А вот и все наши идут!
        За углом здания послышались звонкие голоса, а вскоре показались и те, кому они принадлежали - пять парней и восемь девчонок в возрасте от шести до восемнадцати лет. Все они были похожи, как братья и сестры: светловолосые, худощавые, загорелые, одетые в костюмы и платья из грубого домотканого полотна.
        Из-за густых кустов и ветвей деревьев местные жители заметили меня не сразу. И не удивительно! Из центрального входа в дом выскочили встречающие семь малышей, а сними две нянечки - десятилетние девочки.
        - Мама! Папа! Мама! Папа! - разноголосый детский писк вспугнул всех птиц в саду.
        Широко раскрыв объятия и выкрикивая имена детей, самые старшие ребята побежали к дому. Я замер от изумления. Те, кто выглядел, как мои ровесники, уже успели обзавестись одним-двумя малышами!
        Пока родители обнимали и целовали своих детей, их спутники помладше наконец-то обратили на меня внимание. Они направились к нам с Варинамином. Мальчишки и девчонки с любопытством и без всякого страха или смущения разглядывали меня с ног до головы.
        - Это Калки, наш гость из другого мира, - представил меня Варинамин. Он пришел через чердак и скоро нас покинет. А пока этого не произошло мойте руки и идите в столовую!
        Негромко переговариваясь и оглядываясь на меня, жители Детского мира направились в дом.
        - Пойдем и мы, - сказал мне Варинамин, - наверняка, обед уже готов.
        Мы вернулись в столовую. Действительно, Гварна, Рамдана, Здария, Сашрин и еще двое малышей уже закончили расставлять на столе посуду.
        - Наконец хоть кто-то появился! - воскликнула, увидев нас, Рамдана самая старшая из девочек. - Помогите принести кастрюли с кухни!
        Я не сразу понял, что эти слова адресованы мне и Варинамину. Поэтому скорее автоматически, чем сознательно, я пошел на кухню следом за своим провожатым. Только когда Варинамин взялся за одну ручку большой кастрюли, я сообразил, что вторая ручка предоставлена мне. Ну, что ж... Мы подняли тяжеленную емкость, вынесли в столовую и водрузили на середину стола.
        - Благодарю! - Рамдана присела в шутливом реверансе и одарила меня благодарным взглядом живых озорных глазок.
        Гварна сняла с кастрюли крышку, и по комнате распространился восхитительный аромат, сочетающий в себе цветочные, фруктовые и пряные запахи. Кроме горячего, на столе были выставлены блюда со свежими плодами. Некоторые из них напоминали земные яблоки, манго, дыни и ананасы, но большая часть была мне незнакома.
        Столовая начала быстро заполняться людьми. Народу набилось более тридцати человек - больше, чем было мест за столом. Сюда пришли и самые старшие ребята (у двоих на руках были грудные младенцы), и малыши, и подростки.
        - Вообще-то обычно мы обедаем по очереди в две смены, - сказал мне Варинамин, - но, похоже, никто не смог усидеть в своих комнатах, когда узнал о появлении мага.
        Я не слишком уютно чувствовал себя под пересечением трех десятков пар глаз. Некоторые самые храбрые малыши дошли до того, что начали ощупывать мою одежду и рюкзак. Я улыбался (боюсь, что это выходило довольно натянуто и глупо) вместо того, чтобы шлепнуть им по рукам.
        Варинамин еще раз представил меня, а потом назвал имена всех обитателей дома. Я с первого раза запомнил меньше половины, но переспрашивать из вежливости не стал. Кроме того, я не собирался надолго задерживаться в этом месте, поэтому продолжительного знакомства не планировал.
        - Все вы знаете, - обратился Варинамин к своему народу, - что на нас возложена почетная обязанность - встречать пришельцев из других миров. Последний раз это событие произошло давно, и многие из вас знают о нем только из моих рассказов. Теперь вы своими глазами видите мага Калки, который пришел к нам, чтобы отыскать Маркандею. Мы должны ему помочь. Кроме того, вы, младшие, должны запомнить все происшедшее и передать знания своим детям. Пусть не прервется нить нашей жизни!
        - Пусть не прервется нить нашей жизни! - нестройным хором отозвались все присутствующие в комнате.
        Одна из старших девушек (ее звали Нарастоей, у нее было двое детей одного года и трех лет) сказала:
        - Я хорошо помню Браспасту. Она тоже искала Маркандею. Старшие тогда указали ей дорогу к озеру Лотосов. Браспаста силой своей магии заставила подняться в воздух большую корзину, в которой мы хранили запас орехов. Так в корзине она и улетела.
        Рассказ Нарастои удивил только меня. Все остальные, наверняка, слышали его уже много раз.
        - Калки не просто ищет Маркандею, - сказал Варинамин, - он еще не научился использовать свой магический талант. Я правильно тебя понял, Калки?
        Я кивнул головой:
        - Увы. Все навалилось на меня так неожиданно...
        Почти не желая того, я подробно поведал благодарным слушателям историю о том, как из обычного московского школьника всего за один день превратился в мага Калки, которого враги преследовали по всем Отражениям. Наверное, мне надо было обязательно выговориться, чтобы привести в порядок собственные мысли и впечатления.
        Я почти не удивился, узнав, что обитателям Детского мира было хорошо известно о существовании других обитаемых Отражений. Точнее, они знали, что не одиноки во Вселенной, но понятия не имели о том, что происходит в других мирах. Мой рассказ заинтересовал детей, разжег их любопытство, и мне пришлось ответить на множество вопросов о Земле и об Изначальном мире. Пока мы беседовали, обитатели дома непринужденно брали со стола еду, сидя или стоя жевали свежие и вареные плоды. Я едва успел подключиться к этому процессу, вовремя сообразив, что отдельно потчевать гостя никто из хозяев не собирается.
        Еда закончилась, но разговор продолжался. Старшие ребята рассказали мне о Детском мире. Младшие тоже с удовольствием еще раз повторили неоднократно услышанные истории. Собственно, об истории этой планеты я не узнал почти ничего сверх того, что уже сообщил мне Отшельник. Более шестидесяти лет назад в Детском мире произошла война, в ходе которой был применен "Вирус старости". Так рухнула создаваемая тысячелетиями цивилизация. На ее руинах возникла новая жизнь: юная, светлая, но, к сожалению, недолговечная.
        Впрочем, почему "к сожалению"? Детский мир избавился от многих взрослых качеств, которые и привели людей к гибели. Детям неведомы были жадность, зависть, ревность, тщеславие. Они знали о том, что все равны перед скорой неотвратимой смертью. У них не было нужды копить богатства и обустраивать личное благополучие, так как не было возможности ими воспользоваться. Они не стремились к власти, так как в Детском мире не было правительств и правителей. Наоборот, заботясь о своих младших товарищах, они обретали уверенность в том, что их собственные дети также получат добро, внимание и ласку.
        "Пусть не прервется нить нашей жизни!" - говорили обитатели Детского мира. В этих словах был заключен основной принцип их существования. От старших ребят к младшим передавались знания и умения. Письменность была почти забыта, радио и телевидения не существовало. За шестьдесят с лишним лет сменились несколько поколений, так что довоенная жизнь казалась нынешним обитателям Детского мира чем-то легендарным, примерно как современным землянам - времена фараонов. Дети не представляли себе другой жизни, кроме той, которую вели. У них не было "детства" в привычном земном понимании. Едва войдя в сознательный возраст, они на равных трудились вместе со старшими.
        Почти все обитатели Детского мира жили небольшими общинами численностью от десяти до ста человек. Они в основном питались растительной пищей, но яйца, мясо и рыба также входили в их рацион. Особенно популярным было мясо крокодилов и больших ящериц, которых добывали в южных озерах и болотах. Община, в которой я оказался, получала мясо рептилий в обмен на сушеные фрукты, грибы и орехи (деньги ушли в прошлое наравне с прочими "достижениями" взрослой цивилизации).
        Я подумал, что в Детском мире практически воплотились идеи Дао: "Если не почитать мудрецов, то в народе не будет ссор. Если не ценить редких предметов, то не будет воров среди народа. Если не показывать того, что может вызвать зависть, то не будут волноваться сердца народа. ...Когда будут устранены мудрствование и ученость, народ будет счастливее во сто крат; когда будут устранены человеколюбие и "справедливость", народ возвратится к сыновней почтительности и отцовской любви; когда будут уничтожены хитрость и нажива, исчезнут воры и разбойники. ...Нужно указывать людям, что они должны быть простыми и скромными, уменьшать личные желания и освобождаться от страстей"
        Лао-цзы, наверняка, был бы счастлив, узнав, что по крайней мере в одном из миров кто-то следует его учению, даже не подозревая о существовании книги "Дао-дэ-цзин". Но были две вещи, которые поразили меня больше всего и которые мало соответствовали основным постулатам Даосизма.
        Первое: от детей не скрывали правду об их судьбе. Они знали, что умрут, едва став взрослыми. Первые признаки действия "Вируса старости" проявлялись в виде темных пигментных пятен на коже. Получив такие "черные метки", повзрослевшие дети уходили в старые заброшенные города. Они не хотели причинять своим родственникам и друзьям боль. Города стали своеобразными лепрозориями и кладбищами, где обреченные на смерть люди доживали остатки своих дней. Смерть наступала примерно через два-шесть месяцев после появления первых пигментных пятен на коже. За это время пятна разрастались, покрывая всю поверхность тела. Плоть становилась рыхлой, кости - хрупкими. К счастью, умирающие не чувствовали боли, так как нервные окончания разрушались в первую очередь. Создатели "Вируса старости" некогда цинично называли его "гуманным оружием".
        Меня пробирала дрожь, когда Варинамин спокойно и отрешенно рассказывал о том, что ближайший город-могильник находится всего в двух днях пути от этого дома. Туда ушли его родители и старшая сестра. Туда через год-другой предстояло отправиться и ему. Для младших детей территория городов являлась своеобразным "табу". И дело тут было не в каких-то запретах и наказаниях. Просто дети сами не хотели огорчать своих родителей, присутствуя при их кончине и разрывая их сердца слезами и душевными страданиями.
        Вторым удивительным для меня открытием стало отношение обитателей Детского мира к продолжению рода. Здесь действовал принцип: "Что естественно - то не стыдно". Постоянные пары были большой редкостью, обитатели дома-общины вступали друг с другом в перекрестные связи, но при этом все четко помнили, кто кому каким родственником приходится. Это позволяло избегать рождения детей от близких родственников. Кроме того, и юноши, и девушки практиковали своеобразные секс-туры в соседние поселения, которые способствовали перемешиванию генов.
        Нельзя сказать, что жители Детского мира не ведали любви. Просто их любовь распространялась на всех, а не замыкалась на ком-то конкретном. Общее хозяйство, совместное воспитание детей, родственные связи превращали в единую семью не только одну отдельную общину, но и всех людей в округе.
        И снова я вспомнил слова Лао-цзы: "В древности те, кто следовал Дао, не просвещали народ, а делали его невежественным. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний приносит стране несчастье, а без их помощи приводит страну к счастью. ...Когда в стране существует Дао, лошади унавоживают землю, когда в стране отсутствует Дао, боевые кони пасутся в окрестностях. Нет больше несчастья, чем незнание границы своей страсти, и нет больше опасности, чем стремление к приобретению богатств. Поэтому, кто умеет удовлетворяться, всегда доволен своей жизнью."
        Детский мир был чист и светел, хотя в нем не исчезли болезни и смерть. Но люди были счастливы оттого, что не задумывались о том, счастливы ли они. Идеальное общество, о котором на Земле мечтали многие философы и мыслители, было почти воплощено в Детском мире... Но за это была заплачена очень высокая цена...
        Разобравшись с устройством детского общества, я понял, что путешествие к озеру Лотосов, где, по слухам, обитал Маркандея или Вечный Ребенок, будет безопасным, сравнительно легким, но довольно продолжительным. Если бы я, подобно Браспасте, мог сотворить какой-нибудь летательный аппарат... Но, увы, я понятия не имел, с какой стороны подступиться к этой задаче. Так что приходилось надеяться только на свои ноги.
        Как не приятно мне было находиться в гостеприимной общине, нужно было отправляться в путь. Я сообщил об этом хозяевам дома и начал вежливо прощаться.
        - Куда же ты собираешься идти на ночь глядя? - удивился Варинамин.
        Я посмотрел в окно и убедился в том, что тени деревьев уже смешались с первыми сумерками. Странно, мне показалось, что разговор длился не более одного-двух часов, а, оказалось, уже приближалась ночь.
        - Есть и еще одно незавершенное дело, - сказала Нарастоя. - Калки, ты, наверное, не слышал об этом ранее, но у нас каждый гость оставляет свою кровь. Я имею в виду, каждый гость мужского пола.
        - А?! - я сначала не понял, о чем она говорит.
        Нарастоя и другие старшие девушки (вернее, женщины) заулыбались, а девочки помладше захихикали.
        Варинамин объяснил мне:
        - Мы нуждаемся в притоке свежей крови. Мы были бы очень благодарны тебе, если бы ты счел возможным оставить нам свое потомство.
        Теперь я понял, очень хорошо понял, чего от меня ожидали. Это было настолько неожиданно... Но отказаться я не мог, да, честно говоря, и не хотел. Я пытался что-то сказать, но мое горло пересохло, так что я просто кивнул головой. Вся женская половина общины оживилась.
        Варинамин повернулся к Нарастое:
        - Ты готова?
        Та с сожалением покачала головой:
        - Нет. Боюсь, у меня осталось не так много времени. Я не успею выносить и выкормить ребенка. Скоро я уйду в город.
        Она произнесла это совершенно спокойно, словно говорила не о приближавшейся смерти, а о пригоревшей на плите каше. И никто из членов общины не выразил жалости или сочувствия. Это произвело на меня впечатление еще большее, чем предложение стать отцом. Стойкость и мужество обитателей Детского мира превышали все мыслимые пределы.
        А девушки тем временем решали, кто из них станет моими партнершами. Кормящие матери и те, кто уже ждал ребенка, выбыли автоматически. Многие девочки еще не достигли детородного возраста. В итоге выбор остановился на троих. Двое - Партрана и Карабира - уже имели по одному ребенку и еще до моего появления присматривали себе подходящих партнеров. Третьей стала Рамдана, знакомая мне повариха.
        - И где мы... так сказать... будем продолжать род? - спросил я.
        Я боялся, что члены общины устроят из этого процесса общий ритуал.
        Но Нарастоя меня успокоила:
        - Обычно мы уединяемся в своих комнатах. Партрана и Карабира живут в отдельных комнатах вместе со своими детьми. Детей я возьму к себе, чтобы они вам не мешали. Рамдана до сегодняшнего дня жила в общей спальне с младшими девочками. Теперь и ей пора переселяться в отдельную комнату.
        Приктор, двухлетний сынишка Партраны, подергал меня за рукав, и пролепетал:
        - Сделай мне б'атика или сест'енку!
        - И мне братика! - закричал еще один мальчуган.
        Но Гарана, его мать, ласково взъерошила ему волосы и сказала:
        - Братика ты получишь очень скоро.
        Ее округлившийся живот подтверждал правдивость этого обещания.
        Никому даже не пришло в голову поинтересоваться, имею ли я опыт общения с женщинами. Должно быть, подобные вопросы просто не приходили на ум обитателям Детского мира. Для них отношения между полами являлись такими же естественными, как съедание пищи. К счастью, мы с Маришкой уже изучили азбуку любви, так что я не боялся показаться неграмотным или неумелым.
        Карабира предложила мне:
        - Давай, Калки, пойдем в мою комнату прямо сейчас. Моя Карная привыкла спать вместе со мной в одной кровати. Так что ночь я хотела бы провести с ней, а не с тобой.
        Карная, годовалая дочь Карабиры, в это время сидела у нее на коленях и с любопытством меня рассматривала.
        - Да, да, идите! - сразу подхватила Нарастоя. - До ужина еще есть время. Я пока подготовлю комнату для Рамданы. А на кухне Рамдану заменит Керамана.
        Все произошло естественно и как-то буднично. Вначале мы с Карабирой совершили предварительные гигиенические процедуры (в доме имелись несколько туалетов и ванных комнат; воду вручную заливали в большой бак на крыше, где она нагревалась на солнце и потом самотеком поступала в водопровод). Потом по запутанным коридорам и межкомнатным переходам мы отправились в покои Карабиры. Старшие и младшие члены общины занимались своими хозяйственными делами и совершенно не обращали на нас внимания. Ну, разве только совсем чуть-чуть. Самые младшие с непринужденным любопытством разглядывали мою необычную одежду, а то, что мы собирались уединиться с Карабирой, их совершенно не волновало.
        Комнатка, куда привела меня Карабира, была маленькой и уютной. Из мебели в ней присутствовали только шкаф для одежды и широкая кровать. На этой-то кровати мы с Карабирой и выполнили все действия, необходимые для зачатия ребенка. Карабира была мягкой и податливой, но на мои попытки разнообразить процесс реагировала без особого энтузиазма. Я не стал настаивать, и постарался побыстрее закончить работу.
        Затем мы вновь отправились в ванную, а потом вернулись в столовую, где Здария и Керамана поднесли нам большие стаканы свежевыжатого сока.
        - Спасибо, Калки, я, пожалуй, пойду, уложу спать Карнаю, - сказала Карабира... и ушла.
        Здария, девчушка лет одиннадцати-двенадцати, налила мне еще один стакан сока и, подсев на соседний стул, деловито спросила:
        - Калки, ты придешь к нам еще раз?
        - Еще раз?
        - Ну, года через два. Мне бы тоже хотелось родить от тебя ребенка.
        Я уже почти свыкся с местными нравами, так что допил сок, даже не поперхнувшись. Потом я сказал:
        - Здария, милая, я даже не знаю, где буду находиться и что буду делать завтра вечером! Мне бы хотелось тебя... обнадежить, но, увы, я не могу тебе ничего обещать.
        Девчушка с совершенно серьезным видом произнесла:
        - Ты уж постарайся! Я буду тебя ждать ровно два с половиной года. Если ты не появишься, я пойму, что ждать больше нечего, и рожу ребенка от кого-нибудь другого.
        Из кухни высунулся Сашрин:
        - От меня!
        - Ты не успеешь вырасти!
        - Успею!
        - Не успеешь!
        - Успею!
        Здария вскочила со стула и шутливо погналась за мальчиком:
        - Сейчас я тебе покажу, как ты успеешь!
        Они исчезли на кухне. Оттуда послышался звон посуды и заливистый детский смех. Из-за этих громких звуков я не услышал, как за моей спиной появились Нарастоя и Партрана.
        - Карабира забрала у меня свою дочь, - сказала Нарастоя. - Она сказала, что ей с тобой было хорошо.
        - Мне тоже, - я вопросительно посмотрел на Партрану: - Ты следующая?
        - Наверное, да. Рамдана еще устраивается в своей новой комнате. Она хочет, чтобы все было красиво. Понимаешь, Калки, ты будешь у нее первым.
        Мне еще не доводилось становиться "первооткрывателем". У Маришки я был не первым и, как подозревал, даже не вторым.
        - Я буду осторожен с Рамданой, - пообещал я.
        - Хорошо, - улыбнулась Нарастоя. - Иного ответа я и не ожидала.
        Я посмотрел на свои часы (на самом деле это было бессмысленно, так как они показывали половину третьего, а за окнами дома уже сгущались сумерки) и спросил:
        - Ну что, Партрана, успеем до ужина?
        Та одарила меня многообещающим взглядом и ответила:
        - Не будем торопиться. До ужина осталось слишком мало времени.
        Действительно, работа на кухне была в самом разгаре. Выглянув из двери, Здария распорядилась:
        - Чем без дела сидеть, помогли бы тарелки расставить!
        Не прошло и десяти минут, как стол был накрыт. К этому времени в столовой начали собираться члены общины. Вновь пришли все, кто жил в доме. Никто не хотел пропустить встречу с магом из другого мира, причем, возможно, единственную в их короткой жизни. Я опять отвечал на вопросы о жизни на Земле. Мои истории воспринимались в Детском мире, как сказки о далеких волшебных странах. Керамана ворчала, что ужин готовили на одну смену, а явились сразу обе. Но никто не жаловался на голод или на недостаток пищи.
        Вскоре стемнело настолько, что пришлось зажечь фитильные лампы в бумажных абажурах. Масло для заправки ламп добывали из особых растений. Станок для отжима и перегонки горючей жидкости сохранился еще со старых времен и являлся предметом особенной гордости членов общины.
        Разговоры за столом, наверное, могли бы продолжаться всю ночь, если бы Варинамин не положил им конец:
        - Ладно, пора готовиться ко сну. Завтра у нас много дел. Калки, Партрана, вы можете идти, а мы пока распределим работы на завтрашний день.
        Когда мы выходили из столовой, за спиной я слышал два голоса.
        Варинамин говорил:
        - Давайте решать, кто чем займется. Нужно собрать яблоки, постирать одежду, сходить в лес за грибами, залить воду в водонапорную вышку...
        А маленький Приктор в это время гордо сообщал другим малышам:
        - Ско'о у меня будет маленький б'атик или сест'енка!
        - У тебя общительный сын, - сказал я Партране, чтобы завязать разговор.
        - Да уж, - согласилась она. - Приктор - непоседа и болтун.
        Произнесено это было с такой теплотой и любовью, что моего сердца коснулась волна нежности. Пока я и Партрана шли по безлюдному дому (все его обитатели остались в столовой), мы болтали о всяких забавных пустяках. Комната Партраны находилась в другом крыле дома. В ней сразу ощущалось присутствие двухлетнего мальчишки. Наверное, порядок, который пыталась навести его мать, не мог продержаться дольше получаса. Даже сейчас по полу были разбросаны старые игрушки, а маленькая кроватка Приктора выглядела так, словно по ней промчалось стадо гиппопотамов.
        - Это еще ничего, - с извиняющейся улыбкой произнесла Партрана. - По утрам мне приходится искать рубашку Приктора на шкафу, а штанишки - под кроватью.
        - Здесь очень мило, - сказал я. - Главное, что для нас есть местечко.
        - Тогда не допустим, чтобы оно пустовало! - Партрана сдернула со своей кровати покрывало.
        В отличие от Карабиры, Партрана была игривой и изобретательной. Этим она напомнила мне Маришку, которая также любила поэкспериментировать, вычитав в новом номере какого-нибудь "журнала для девочек" интересные рекомендации.
        - Жалко, что ты завтра уйдешь, - сказала Партрана, когда мы, приятно утомленные, лежали рядом. - Следовало бы повторить зачатие. Вдруг с первого раза не получится?
        - Можно повторить прямо сейчас... То есть, минут через десять.
        Партрана понимающе улыбнулась, но отказалась от моего великодушного предложения:
        - Нет. Тебя ждет Рамдана. Нехорошо получится, если ты не сможешь доставить ей столько же удовольствия, сколько доставил мне.
        - У меня хватит сил и на Рамдану, - не без гордости сказал я.
        Партрана немного поколебалась, но потом с заметным сожалением произнесла:
        - Нет, Калки. У Рамданы это будет в первый раз. Она должна получить от тебя всю возможную ласку и нежность. Так что одевайся и пойдем в столовую. Тебе надо подкрепить силы.
        В доме еще никто не ложился спать. Группками по несколько человек члены общины играли в разнообразные игры, похожие на шашки, нарды и карты. Кто-то читал, кто-то вырезал из дерева фигурки, кто-то разучивал с малышами стишки и песенки. В общем, жизнь обитателей Детского мира с раннего утра и до позднего вечера была заполнена всевозможными делами. Они не скучали, потому что постоянно находили для себя работу по душе и для общей пользы.
        Мы с Партраной приняли душ, а потом через весь дом прошли в столовую. Остатки ужина были убраны, посуда вымыта и убрана в шкафы. Все дежурные по кухне разошлись, осталась только Рамдана, которая ожидала нашего появления. Встретив ее взгляд, я прочитал в нем нескрываемое предвкушение. Она жаждала приобщиться к одному из самых замечательных таинств взрослой жизни. Впрочем, почему именно взрослой? В Детском мире взросление означало конец жизни, а не ее начало.
        Партрана легонько подтолкнула меня к Рамдане:
        - Вот, сестренка, вручаю тебе Калки.
        "Сестренка"? Если Партрана была старшей сестрой Рамданы, то, возможно, этим объяснялись ее особенная забота и внимание. Хотя это могло быть простым обращением к близкой подруге или, скажем, к более дальней родственнице.
        Рамдана робко улыбнулась и привстала со стула:
        - Мы уже идем?
        - Подожди, - движением руки остановила ее Партрана, - Калки надо немного передохнуть.
        - Да я, кажется, уже готов, - сказал я. - Мне бы только еще стаканчик сока...
        Обе девушки мгновенно исчезли на кухне. Не появлялись они довольно долго. Гораздо дольше, чем требовалось для приготовления сока. Я понял, что Партрана делится с Рамданой некоторыми женскими секретами, поэтому не стал им мешать или поторапливать.
        Через некоторое время девушки появились и поставили передо мной полный стакан. Напиток был более густой и ароматный, чем простой сок.
        Отпив половину, я поинтересовался:
        - Из чего это сделано?
        - Это старинный рецепт, - ответила Партрана. - Тебе перечислить все ингредиенты?
        - Да ладно, не надо. Очень вкусно. Спасибо.
        - Мы старались, - игриво сказала Рамдана.
        - Сестренка хотела бы добавить, что надеется на твое ответное старание, - добавила Партрана.
        Рамдана вспыхнула, но не стала оспаривать слова сестры (или подруги). Минут пятнадцать мы перебрасывались шутливыми двусмысленными фразами.
        Потом Партрана махнула на нас обеими руками, словно вспугивала стайку воробьев:
        - Ну, идите!
        Комната Рамданы оказалась недалеко - на втором этаже центрального здания. Она была тщательно прибрана. Сразу было видно, что ее хозяйка поселилась здесь совсем недавно и еще не успела отразить на помещении отпечаток своей индивидуальности. Только на подоконнике стояли горшки с цветами, которые распространяли тонкий, почти неуловимый аромат.
        Рамдана быстро скинула свою одежду и прыгнула на кровать. Обитатели Детского мира не стеснялись и не стыдились своей наготы, они просто не знали, что такое стеснение и стыд. Несмотря на то, что Рамдане еще не было четырнадцати, она была уже вполне сформировавшейся девушкой (все обитатели Детского мира казались мне несколько старше своих лет - и по внешнему виду, и, особенно, по умственному и духовному развитию).
        Я присоединился к Рамдане и мы начали делать то, что должны были сделать. Я старался проявлять максимум такта и осторожности. В ответ на мои ласки девочка вначале нервно хихикала, но вскоре вошла во вкус и начала отвечать мне, вначале робко, а потом все смелее и смелее.
        Когда я непосредственно приступил к выполнению своего долга, Рамдана коротко вскрикнула, но сразу же сама подтолкнула меня к продолжению и шепнула:
        - Ничего, Калки, мне совсем не больно.
        Наши тела начали двигаться в такт. Я предложил Рамдане поменять позицию, но она лишь выдохнула:
        - Дальше, быстрее...
        Я понял, что девочка уже на грани, и сам не стал сдерживаться. Рамдана взлетела в облака экстаза выше меня и парила там намного дольше. Потом ее тело обмякло, а с губ сорвался долгий блаженный стон. Я тоже утомился и с удовольствием положил голову на подушку.
        Однако, не прошло и нескольких минут, как Рамдана попросила:
        - Калки, пожалуйста, еще раз!
        Я хотел было сказать, что придется немного подождать, но внезапно ощутил, что и сам не прочь повторить. И мы повторили. На этот раз мы продержались несколько дольше и смогли лучше познать и прочувствовать друг друга.
        - Спасибо Партране! - воскликнула Рамдана, откинувшись на подушки.
        - За то, что уступила эту ночь тебе?
        - За ее чудесный эликсир. Партрана сказала, что он обладает чудесными свойствами. И я в этом убедилась сама.
        Я погладил растрепавшиеся и спутавшиеся волосы Рамданы:
        - А мне говорили, что на мага по крови не действуют ни яды, ни эликсиры. Так что Партрана тут ни при чем. Это ты сама... Твоя красота и твоя свежесть... Твоя искренность и твоя наивность...
        Рамдана не дала мне продолжить, прильнув своими губами к моим губам. И мы начали третий тайм - самый протяженный и утонченный, растянувшийся, казалось, на целую вечность, по окончании которой мы вместе вознеслись на вершины экстаза и долго с них не спускались. После такого испытания мы были похожи на два выжатых лимона. Ни у кого из нас не осталось сил даже на то, чтобы перевернуться на другой бок. Так мы и заснули - переплетя тела, мысли и чувства.

* * *
        Утром меня разбудил мягкий шелест за окном. Я понял, что это дождь стучит по листьям растений. Открыв глаза, я увидел, что до восхода солнца осталось совсем немного времени. Ночная темнота уже сменилась предрассветными сумерками.
        Рамдана еще безмятежно спала. Ее ротик был полуоткрыт, дыхание было ровным и спокойным. Меня пронзило чувство острой глубокой нежности, которой я никогда ранее не испытывал. Но все-таки это не было любовью. Мой разум не позволял чувствам возобладать. Глядя на спящую Рамдану, я ни на секунду не забывал о том, насколько мы чужды друг другу. Даже если бы я изучил все секреты магии и смог излечить Рамдану от "Вируса старости", она никогда не была бы счастлива в тех мирах, которые я считал своими. Точно так же и я не собирался надолго задерживаться в Детском мире, несмотря на все его гостеприимство и привлекательность.
        Вскоре в доме раздалось хлопанье дверей и послышался звук шагов. Члены общины просыпались и готовились встретить новый день. Я постарался высвободиться из объятий Рамданы и потихоньку покинуть комнату. Но она почувствовала первое же мое движение и сквозь сон пробормотала:
        - Еще раз...
        Потом Рамдана открыла глаза и более настойчиво повторила:
        - Калки, пожалуйста, еще разочек.
        - Только самый последний! - шутливо предупредил я.
        Рамдана со вздохом согласилась:
        - Последний, так последний...
        Последний раз был энергичным и бодрящим, он с успехом заменил нам утреннюю зарядку. Раскрасневшиеся и разгоряченные, мы вместе вышли из комнаты, чтобы отправиться в ванную комнату. Первой, кто попался нам на дороге, была Партрана. Наверное, она специально поджидала нас, так как прямой путь из ее комнаты в столовую проходил через другую часть здания. Партрана с видимым удовлетворением осмотрела нас.
        - Я уверена, что у меня будет ребенок! - гордо сообщила Рамдана. - Мы повторили четыре раза, чтобы уж наверняка.
        - Поздравляю! - в голосе Партраны смешались искренняя радость за сестру (или подругу) и легкая "белая" зависть. - Ну, не буду вас задерживать.
        Вскоре мы с Рамданой, вымытые, довольные жизнью и друг другом, присоединились к остальным членам общины, собравшимся в столовой на завтрак. Я не поймал на себе ни одного сального взгляда, ни услышал ни единого похабного замечания. Детский мир нравился мне все больше и больше... Но он не был МОИМ миром. Об этом я и сообщил всем присутствующим, поблагодарил за гостеприимство и пообещал еще раз навестить эту общину при первой же возможности.
        - Не забудь, Калки, через два года! - напомнила Здария.
        Меня накормили завтраком, собрали продукты в дорогу и пожелали счастливого пути. Никто не предпринял попытки отговорить меня от путешествия или подольше задержать в доме. Лишь Варинамин, Рамдана и Здария вышли меня проводить. Остальные начали заниматься делами в соответствии с распределенными вчера вечером обязанностями.
        Мы дошли до полуразвалившегося кирпичного забора, который некогда ограждал дом и сад. Дальше начиналась дорога, по которой, как объяснил Варинамин, я дойду до широкой реки и, двигаясь вдоль нее вниз по течению, доберусь до другой общины.
        Рамдана повисла у меня на шее, расцеловала и наговорила массу благодарностей. Поцелуи Здарии были не такими страстными и умелыми, но девочка была полна энтузиазма и обещала, что к следующему моему появлению постарается соответствовать моему уровню (не знаю, чего уж там порассказали обо мне Партрана и Карабира, возможно, я и правда обогатил их знания).
        Я поправил свой рюкзак за спиной и пошел прочь. Несколько раз я оглядывался и махал провожающим рукой. Но, обернувшись в очередной раз, я увидел, что Варинамин, Рамдана и Здария идут к дому. Прощание в Детском мире было таким же легким и ни к чему не обязывающим, как и встреча.
        Больше я не смотрел назад. Дорога удобно ложилась мне под ноги. Когда-то она была заасфальтированной, но за прошедшие десятилетия без ремонта потрескалась и рассыпалась вдоль обочин. Сквозь трещины пробивалась трава, а кое-где - и юные тонкие деревца. Небольшой дождь, который закончился еще до того, как я вышел из дома, прибил пыль и наполнил утренний воздух свежестью.
        Я шел мерно и ритмично, четыре шага - вдох, четыре шага - выдох. Таким "крейсерским" ходом я без усталости мог идти довольно долго и пройти большое расстояние. Варинамин говорил, что до соседней общины я доберусь к вечеру, даже если днем устрою продолжительный привал. Что ж, прикидывал я, двадцать дней - и я дойду до озера Лотосов. Правда, меня ожидали еще и двадцать ночей... Но я не чувствовал себя слишком утомленным вчерашними вечерними и сегодняшними утренними упражнениями, так что не слишком беспокоился на счет того, что в каждой общине мне придется выполнять "долг гостя".
        В общем, все было замечательно... если бы я мог забыть о тех причинах, которые заставили меня отправиться на поиски Вечного Ребенка или Маркандеи.
        Глава 4.
        Моя судьба.
        Старая асфальтированная дорога вела меня через лес. Тени высоких деревьев защищали меня от горячих лучей поднимавшегося к зениту солнца. Полдень еще не наступил, когда я вышел на берег реки. Она, как и рассказывал Варинамин, была широкой - больше ста шагов от берега до берега.
        К мутной желтоватой воде я приближаться не собирался. Варинамин предупреждал, что крокодилы из озера Лотосов иногда поднимаются довольно высоко по течению, так что их можно встретить и здесь. Дорога шла вдоль берега по высокой насыпи, так что нападения крокодилов я мог не бояться. Опасаться следовало только ядовитых змей, которые, по словам Варинамина, любили по утрам греться на асфальте. Так что я постоянно был начеку, что позволяло мне издалека замечать ярких разноцветных змей и обходить их, соблюдая безопасную дистанцию.
        Вскоре лес закончился, и дорога пошла по открытой местности. По обоим берегам реки расстилались заброшенные и одичавшие поля. Дети из общины, которую я покинул, изредка приходили сюда за созревшими плодами, похожими на початки кукурузы, но сами эти поля не возделывали. Им вполне достаточно было собственного большого сада и тех плантаций, что располагались неподалеку от дома.
        Несколько раз я проходил мимо полуразрушенных строений. Они были необитаемыми. Для обустройства своего быта предыдущие поколения детей вынесли из них все, что представляло для них наибольшую ценность: инструменты, посуду, простейшие машины. Нетронутыми остались картины, скульптуры, деньги - то есть те предметы, которые более всего ценились "взрослой" цивилизацией и стали совершенно бесполезными для Детского мира. Рисовать, лепить и вырезать дети любили сами, и творения их рук нравились им гораздо больше, чем произведения некогда прославленных, а ныне совершенно забытых мастеров.
        Возле некоторых зданий стояли проржавевшие остовы сельскохозяйственных, грузовых и легковых автомобилей. Без бензина (или чем тут заправлялись автомобили?) все они превратились в неподвижные и никому не нужные железки.
        Полуденное солнце начало припекать мне голову, так что я достал из рюкзака кепку, предусмотрительно положенную тетей Викой. Я не знал, убережет ли меня от солнечного удара кровь мага, и рисковать не хотел.
        Река текла прямо, и я понял, что ее берега некогда были искусственно выровнены и выпрямлены. Кое-где еще можно было заметить сглаженные и спланированные низины, оставшиеся от прежнего русла. Должно быть, жившие здесь раньше люди задались целью выжать максимальную прибыль из этой благодатной местности, вовлечь в производство продуктов каждый квадратный метр.
        Легкий ветерок шумел в листве кустов и редких деревьев. Поэтому я не сразу уловил звук, который имел явно искусственное происхождение - кто-то впереди играл на флейте. Мелодия была текучей, переливающейся и невыразимо грустной. Она вполне соответствовала окружающему пейзажу.
        Я невольно ускорил шаг и вскоре увидел мальчика, который сидел на обочине дороги, смотрел на реку и играл на флейте. На нем была одета широкополая соломенная шляпа, просторная рубашка, некогда яркая, а теперь совершенно выцветшая и застиранная, и такие же ветхие штаны. Мальчик не повернул голову при моем приближении, хотя не заметить меня на пустынной дороге было невозможно.
        Что-то подсказало мне, что это не простой местный житель. Я замедлил шаг и огляделся. Рядом не было ни кустов, ни высокой травы, ни зданий - в общем, никакого укрытия, которое могло бы быть использовано для засады. Впрочем, на Земле по телевизору я видел фильмы про спецназовцев, которые могли спрятаться в маленьком окопчике посреди ровной местности. Миновать встречи с мальчиком я не мог. Не обходить же мне его по полю, или не переплывать же реку?
        Подойдя поближе, чтобы мой голос был услышан, я крикнул мальчику:
        - Привет! Как дела?
        Тот опустил флейту, повернул голову и проговорил:
        - Здравствуй, Калки, я ждал тебя.
        Он не повышал голос, но его слова я разобрал совершенно отчетливо, так же, как раньше издалека услышал звук флейты. И этот мальчик знал мое имя! В этом мире, насколько я знал, был только один человек, который имел сверхъестественные способности. Кроме того, тот, кто издали показался мне мальчиком десяти-двенадцати лет, при ближайшем рассмотрении выглядел, как мой ровесник. Просто он был худощавым и низкорослым, его кожа и волосы были темнее, чем у обитателей общины.
        - Это ты - Вечный Ребенок? - издали спросил я, не торопясь приближаться к незнакомцу.
        - Меня называют и так. Но чаще именуют Маркандеей.
        Я колебался. Верить ему или не верить? На самом ли деле передо мной тот самый маг, к которому меня направил Отшельник, или же это хитрый враг, готовящий внезапный удар? Приходилось полагаться на интуицию, так как у меня не было никаких способов проверить правдивость слов мальчика. Интуиция говорила, что мальчик и в самом деле был тем, кого я искал. А то, что я встретил его так быстро и так просто... возможно, на это были свои причины.
        Не вставая, мальчик поманил меня рукой:
        - Не бойся, Калки. Я понимаю, что ты сейчас растерян и смущен, не знаешь, как отличить друга от врага. Но мне, Маркандее, ты можешь верить. Иди ко мне...
        ...Все еще колеблясь, я сделал шаг навстречу магу, затем другой, третий. Маркандея встал и широко улыбнулся:
        - Я рад, что ты сделал правильный выбор. Сейчас мы отправимся на мой остров.
        Он указал рукой, в которой держал флейту, на реку. Я увидел, как из воды неподалеку от берега появился ослепительно-зеленый росток. Он быстро утолщался и вскоре стал похож на нераскрывшийся бутон. Увеличившись до размеров грузовика, бутон распустился, превратившись в переливавшийся алыми и бордовыми красками цветок, окруженный венчиком крупных листьев. Повинуясь движениям руки Маркандеи, один лист оторвался и поплыл к берегу. На ходу он начал слегка загибаться, принимая форму лодки.
        - Пошли, - пригласил меня маг, когда волшебное плавательное средство уткнулось в берег.
        Я последовал за Маркандеей. Мы сели в лодку, и она понесла нас по реке, быстро набирая скорость, хотя у нее не было ни весел, ни парусов, ни мотора. Я не чувствовал встречного ветра, но берега реки превратились в две размытые полосы. Наверняка, лодка из огромного листка двигалась быстрее, чем сверхзвуковой истребитель.
        - Это магия? - повернулся я к Маркандее.
        Тот кивнул головой:
        - Разумеется!
        - Я тоже смогу научиться делать такие штуки?
        - Несомненно!
        - Наверное, на это потребуется довольно много времени?
        - Конечно!
        Последний ответ меня не устраивал, но я постарался скрыть разочарование. Вскоре берега расступились в стороны. Река впадала в огромное озеро. Еще несколько минут высокоскоростного плавания - и лодка из листа замедлила ход. Мы оказались неподалеку от острова. Над ним вздымались высоченные деревья, в тени которых я разглядел каменные постройки, похожие на развалины древнего храма. Берега острова были пологими - наполовину заросшими тростником, наполовину представлявшими собой просторные песчаные пляжи.
        Эти места являлись настоящим раем для крокодилов. Сотни существ вылезли на песчаные пляжи и грелись на солнце. Вообще-то животные, которых местные жители называли "крокодилами", лишь весьма отдаленно напоминали земных рептилий. Они были небольшими - размером со среднюю собаку, и полосатыми серо-желтыми. Но количество крокодилов отбивало всякое желание приближаться к берегу.
        Тем не менее лодка направлялась именно туда. Я промолчал, решив, что Маркандее не обязательно было везти меня так далеко, чтобы скормить крокодилам. Он мог бы разделаться со мной раньше (вернее, ПОПЫТАТЬСЯ разделаться). Вскоре мое беспокойство улеглось - я понял, что Вечный Ребенок ведет лодку к высокой каменной пристани, которая уступами спускалась к воде и с боков была огорожена высокими бортиками, неприступными для крокодилов.
        Лодка плавно причалила к пристани. Мы поднялись по пологой каменной лестнице и оказались в роскошном дворце. Те здания, что издали выглядели развалинами, при ближайшем рассмотрении оказались мощными укреплениями, за которыми располагались богато украшенные залы, ухоженные сады, бассейны с чистой водой.
        - Это мой дом! - широким жестом окинул дворец Маркандея.
        - Красивый... и очень большой.
        Маг понял мой невысказанный вопрос и улыбнулся:
        - Я живу здесь не один. У меня есть множество верных помощников.
        Он трижды хлопнул в ладоши, и через мгновение я ощутил присутствие множества невидимых существ.
        - А-а-а, домовые! - обрадовался я. - У Отшельника тоже их много.
        Чтобы не смущать невидимых созданий, я не стал концентрировать на них свое внимание.
        - Помимо домовых у меня иногда бывают гости, - сказал Маркандея. - Они рассказывают мне о событиях в разных мирах, просят совета или помощи...
        - Собственно, и я явился за тем же самым.
        - Я это знаю, Калки, - кивнул головой Вечный Ребенок, - и с нетерпением жду твоего подробного рассказа.
        Я отбросил все сомнения и поведал Маркандее все, что со мной произошло на Земле и в доме Отшельника. Рассказ получился довольно продолжительным, так что мы успели поесть, прогуляться по дворцу, посидеть на скамейке в саду возле фонтана. Маркандея внимательно слушал меня и изредка задавал уточняющие вопросы.
        Когда я, наконец, выговорился, он задумчиво произнес:
        - Не думал я, что Калки явится в мир так рано.
        - Значит, "Калки" - это не только мое имя, но символ чего-то большего? Неужели на самом деле существует Вишну?
        - Вишну? Что такое Вишну?
        Я был удивлен этим вопросом. Я был уверен, что Вечный Ребенок должен лучше меня разбираться в подобных вещах. Тем не менее я рассказал Маркандее обо всем, что мне было известно об основных действующих лицах и постулатах индуистской мифологии. На это также потребовалось немало времени.
        Вечный Ребенок сопровождал мой рассказ короткими репликами:
        - Похоже на правду...
        - Ничего близкого.
        - Какая чушь!
        День незаметно подошел к концу, и домовые проводили меня в мою комнату.
        На следующий день мои беседы с Маркандеей продолжились. На этот раз говорил маг, а я слушал и старался запоминать. К сожалению, я не узнал от него ничего полезного. Вечный Ребенок рассказал об устройстве многомерного мира, которое довольно близко соответствовало описаниям многих фантастов с Земли, чтобы вызвать мое удивление. Заинтересовало меня лишь то, что Маркандея не считал Изначальный мир по-настоящему первичным миром, от которого произошли все остальные отражения.
        На мой вопрос маг пояснил:
        - Это типичный человеческий и боблинский эгоцентризм. Жители Изначального мира считают его самым главным, хотя на самом деле их мир лишь один из многих. Каждый мир важен. Каждый имеет свои свойства. События в каждом мире одинаково влияют на другие миры. Эту тончайшую взаимосвязь тебе еще предстоит постичь.
        - Но я же сам почувствовал, что Изначальный мир - особенный! Он более яркий и отчетливый!
        - Это просто его свойства. Есть миры еще более контрастные. Из самых ближайших в качестве примера я мог бы назвать Мир Магии. Кстати, тебе обязательно нужно посетить его, чтобы узаконить свое право заниматься магией.
        - Там что, выдают дипломы магов? - усмехнулся я.
        - Не все так просто. В Мире Магии находится гора Меру. Она излучает магическую энергию. Чтобы заявить о себе, как о маге, нужно пролететь над ее вершиной.
        - Пролететь?!!
        - Желательно сделать это на колеснице, запряженной драконами, совершенно невозмутимо добавил Маркандея. - И учти, Калки, хозяева магических энергий не слишком-то обрадуются появлению нового мага по крови. Они постараются помешать тебе добраться до вершины.
        - Стоп, стоп! - я поднял руки вверх. - Я ничего не понял! Нельзя ли объяснить все по порядку?
        - Можно. Только давай вначале я покажу тебе гору Меру...
        Не успел я открыть рот, как маг добавил:
        - Не настоящую, разумеется, а лишь ее изображение.
        На стенах висело множество картин - от вполне реалистичных до невероятно причудливых. Вначале я не придал им значения, посчитав частью роскошного дворцового убранства, но теперь понял, что все они изображали различные миры, подобно ключам-рисункам из моего альбома.
        Вечный Ребенок остановился возле одной из картин и торжественно произнес:
        - Вот она - гора Меру!
        Практически все полотно занимала высоченная гора, вершина которой уходила в облака и потому не была видна. Гора имела форму почти правильного конуса. Вокруг нее был выстроен город. Вернее, художник лишь обозначил его присутствие без прорисовки деталей, поскольку в сравнении с горой Меру окружавшие ее здания казались песчинками. Это человеческое (или нечеловеческое?) поселение выглядело грандиозным, его отдельные кварталы (а, может, это были дворцы или храмы) поднимались к пологому подножию горы. Должно быть, его населяли десятки, а то и сотни миллионов жителей. Чем дольше я разглядывал картину, тем больше проникался мыслью о величии и необъятности мироздания.
        Маркандея тем временем рассказывал:
        - В большинстве миров, населенных людьми или родственными им существами, действуют законы, ограничивающие права магов. Это сделано для того, чтобы неопытные молодые маги своими экспериментами не расшатали и не разрушили основополагающие законы природы... Или чтобы опытные старые маги не начали войну за власть над миром. Если ты хочешь заниматься магическим искусством, нужно открыто заявить об этом на вершине горы Меру. В противном случае к "незарегистрированному" магу могут быть применены серьезные меры.
        - Почему же меня никто об этом не предупредил?
        - Как это никто не предупредил? Я только что сказал тебе об этом!
        - Я имел в виду Отшельника.
        - Отшельник - маг по обучению. Его силы не так велики, чтобы представлять опасность для целых миров. Я же говорю о законе для магов по крови. Отшельник объяснил тебе разницу?
        - В общих чертах.
        - Хорошо. Помни, Калки: за соблюдением законов следят все маги по крови. Против нарушителя объединяются сразу несколько магов, так что его ждут очень крупные неприятности.
        - Почему же маги не объединились против боблинов? Почему они допустили, что погибли мои родители?
        - Потому что боблины не нарушили закон магов. Маги судят магов, а не обычных смертных. Кроме того, Калки, я рассказал тебе то, как ДОЛЖНО исполнять закон, а не как он исполняется на самом деле.
        - То есть и среди магов по крови имеются "паршивые овцы"?
        - К сожалению, это так, - Маркандея тяжело вздохнул. - И хуже всего то, что несколько магов по крови установили свое абсолютное господство в Мире Магии. Они не позволяют новым магам заявлять о себе, и этим препятствуют развитию магических искусств в разных мирах.
        - Ничего не понимаю! - воскликнул я. - Вначале вы говорите о каком-то законе, а потом заявляете, что его никто не исполняет и все нарушают.
        - Закон исполняем МЫ, а нарушают его ОНИ! - с непередаваемой важностью проговорил Маркандея.
        Я едва подавил скептический смешок. Везде одно и то же! Законы не исполняются потому, что следить за их исполнением должны те, кому это совершенно невыгодно. Вот и маги по крови, как следовало из слов Маркандеи, должны были бы сами ограничивать свои желания и возможности. Какой нормальный человек (или, в более широком смысле - какое нормальное существо) будет действовать себе в убыток?
        - А кого сейчас больше, НАС или ИХ? - спросил я у Вечного Ребенка.
        Тот слегка задумался:
        - Трудно сказать. Количество миров бессчетно, маги рождаются и умирают. На протяжении своей жизни они, случается, кардинально меняют свои взгляды... Думаю, следует принять соотношение двух различных позиций как один к одному. В этом и заключается основная причина вечной непрекращающейся борьбы...
        - Между добром и злом?
        - Нет, - покачал головой Маркандея, - между НАМИ и ИМИ.
        - Насколько я понял, в настоящее время в Изначальном мире, на Земле и в Мире Магии ОНИ имеют численное превосходство, - заметил я.
        Вечный Ребенок посмотрел на меня:
        - Вот потому-то, Калки, я давно ждал твоего появления. И многие другие ждали твоего прихода. Ты должен восстановить нарушенное равновесие.
        - Похоже, выбора у меня нет? - сказав это, я почему-то в первую очередь подумал о своих родителях, во вторую - об оборотнях с магическими кинжалами, и только в третью - о самом себе.
        - Выбор есть всегда! - наставительно произнес Маркандея. - Прежде, чем ты решишься ступить на путь магии, я должен еще очень многое тебе рассказать.
        - А я думал, что мы прямо сейчас отправимся в Мир Магии на гору Меру.
        - Ты нетерпелив, Калки. Или ты чувствуешь, что готов к полету на колеснице, запряженной драконами?
        - Нет, не готов, - честно ответил я, еще раз взглянув на картину.
        - Вот видишь! - Вечного Ребенка заметно обрадовал мой ответ. - Тогда слушай...
        И древний маг, выглядевший, как мой ровесник, вновь заговорил о близких и далеких мирах, о населявших их существах, об их внешнем виде, нравах и обычаях Прогуливаясь по дворцу, он показывал мне разные картины, и в нескольких я узнал копии ключей из моего альбома. Теперь чужие и непривычные миры пугали меня не так сильно, как вначале. От Маркандеи я узнал, что кровь магов защитит меня от многих опасностей и болезней. В других мирах жили непохожие на людей, но такие же разумные (или такие же неразумные) существа, с которыми можно было договориться, если, конечно, знать, кому, что и как говорить.
        Вначале я слушал Вечного Ребенка с интересом. Но на сороковом мире я понял, что мои мозги уже не успевают "раскладывать по полочкам" поток информации. На шестидесятом мире я не выдержал:
        - Все это, конечно, очень здорово, но мне хотелось бы знать, нужны ли мне сведения о двоякодышащих двухжелудочных грибах-рептилиях, которые живут в плотной газовой оболочке мира Уульвууля? Едва ли я когда-нибудь окажусь в этом мире, а если даже и окажусь, то без скафандра даже кровь магов позволит мне прожить там всего несколько минут? Мы уже, наверное, неделю беспрерывно обсуждаем далекие миры, даже в туалет некогда сбегать...
        Я осекся. И в самом деле, судя по всему, на острове Маркандеи я провел не меньше недели. По крайней мере, я мог вспомнить, что несколько раз ел и спал. Но во всем огромном роскошном дворце я не видел ни одной туалетной комнаты. Более того, я не испытывал элементарных физиологических потребностей. Что-то здесь было не так!...
        ...Стоило мне об этом подумать, как в ту же секунду мир вокруг меня заколебался, расплылся, и я обнаружил, что стою под палящими лучами солнца на старой асфальтированной дороге, а передо мной на обочине сидит Маркандея с флейтой.
        - Что?... Что это было?!! - воскликнул я.
        Нож-бабочка оказался в моей руке раньше, чем я подумал о возможной опасности.
        Маркандея улыбнулся:
        - Не бойся, Калки, это майя.
        Я знал, что "майя" - это иллюзия реального существования. О ней много говорится в индуистских мифах. Многие восточные мудрецы утверждали, что вся наша жизнь - всего лишь иллюзия. Но одно дело читать о майе в книгах, и совсем другое - испытать это ощущение на себе.
        - А сейчас майя закончилась? - осторожно спросил я, оглядываясь вокруг и проверяя свои ощущения.
        - Ты сам-то как думаешь?
        - Не знаю. Смотря что ВЫ называете майей.
        - Я больше не поддерживаю созданную мной майю. Тебя окружает только та иллюзия, которую обычно именуют "реальностью".
        Я махнул рукой:
        - Об этом я читал! Если нас окружает не реальность, а майя, то должен быть кто-то, кто создает иллюзию для всех людей, для всех живых существ. Скажите, что НА САМОМ ДЕЛЕ скрывается за иллюзией?
        - Если бы я знал... - вздохнул Маркандея. - Если бы хоть кто-нибудь это знал... А ты молодец, Калки. Ты распознал мою майю быстрее, чем все, кто приходил до тебя. Некоторые проживали в майе целую жизнь, и только после того, как я разрушал иллюзию, возвращались к реальности. Вернее, к тому, что привыкли считать реальностью.
        - Меня удивило отсутствие туалетов во дворце. Если бы они были, я никогда не заметил бы подвоха.
        - Трудно учесть все тонкости бытия, - усмехнулся Маркандея. - Это еще раз доказывает невозможность создания майи для всего мира и для ВСЕХ миров. Или же доказывает могущество того, кто создал величайшую иллюзию, в которой все мы живем. . Но довольно об этом! Я не старался ввести тебя в заблуждение, Калки. Просто я хотел за короткий срок рассказать тебе о многих вещах. Без майи наша беседа продлилась бы много дней, а в иллюзорном мире она продолжалась всего несколько минут.
        - Значит, дворца не существует? - разочарованно протянул я.
        - У меня есть небольшой домик на острове, но он не идет ни в какое сравнение с иллюзорным дворцом, - Вечный Ребенок улыбнулся. - Зато там имеется все необходимое для жизни.
        - Мы отправимся туда?
        - Только если ты захочешь стать настоящим магом по крови.
        - Я хочу!
        - Тогда вначале тебе надо пролететь над горой Меру.
        - На колеснице, запряженной драконами?
        - Да.
        - А другого способа стать магом нет?
        - Увы! - Маркандея развел руками. - Я чту древний закон, пусть даже многие маги по крови им и пренебрегают.
        Я колебался. Я всем сердцем желал пойти по пути магии, но понимал, что от сказанного сейчас слова зависит вся моя будущая жизнь... или смерть. Вечный Ребенок, наверняка, почувствовал мои сомнения. Он плавно взмахнул флейтой и произнес:
        - Все могло бы быть и так...
        ...Прозвенел звонок, и сотни детей с воплями вывалились из дверей школы. Мы выходили медленно и солидно. Как-никак, это было наше последнее первое сентября. Начало последнего учебного года. Выпускной класс московской школы. Вообще-то, три года назад нашу школу переименовали в лицей, но мы, те, кто учился тут с первого класса, продолжали называть ее по-прежнему.
        - Проводишь? - спросила Маришка.
        - Провожу... - я взял ее рюкзак и закинул за спину вместе со своим собственным.
        - Ты сердишься на меня из-за того, что я пару раз встретилась с этим студентишкой - маменькиным сынком? - испытующе посмотрела на меня Маришка.
        - Ничего я не сержусь, - буркнул я.
        - Глупенький, - проворковала Маришка и обняла меня одной рукой. - Кроме тебя, мне никто не нужен!
        Эти слова окончательно растопили холодок в моей душе. С этого момента мы с Маришкой были всегда вместе, как Витек и Нася. Мы закончили школу. Я поступил в МГУ, Маришка пошла учиться на дизайнера. Мы сыграли великолепную свадьбу, у нас родились замечательные дети: мальчик и девочка. Мы работали на престижных и высокооплачиваемых должностях. У нас было все, что мы только могли пожелать: огромная квартира в центре, роскошный коттедж, дорогие автомобили. Когда наши дети выросли и вот-вот собирались сделать нас с Маришкой бабушкой и дедушкой, я сказал: "Довольно!"
        Майя рассеялась. Я вновь стоял на раскаленном асфальте перед Маркандеей, а в моей руке все еще находился нож-"бабочка".
        - На этот раз я распознал иллюзию с первых минут, - сказал я, складывая нож и убирая его в карман. - Просто я ждал, когда начнется что-то интересное. Но ничего не произошло. Кстати, в следующий раз имейте в виду, что на Земле техника постоянно развивается. А у вас в майе всю мою иллюзорную "жизнь" по улицам ездили одни и те же автомобили, в домах стояли такие же телевизоры и телефоны.
        - Я взял информацию из твоих же собственных мыслей, - словно оправдываясь, произнес Маркандея.
        - Вы читаете мои мысли?
        - Нет. Я не совсем правильно выразился. Я не читаю чужие мысли, я лишь обращаю их на сознание самого человека. Именно так создается майя - она более чем наполовину состоит из собственных представлений человека о том, что должно было бы быть и о том, как оно должно было бы выглядеть.
        - Наша жизнь с Маришкой получилась слишком похожей на сказку. Красивую, но все-таки сказку. На самом деле так не бывает. На Земле есть и преступления, и болезни, и несчастные случаи. Кстати, как-то раз мы на перемене в школе обсуждали разные ужасные катастрофы. Один говорил, что страшно - это когда ты сидишь дома на своем диване, и в этот момент в твой дом врезается самолет. Другой говорил, что пожар страшнее. Третий считал, что хуже всего землетрясение. Четвертый - падение гигантского метеорита. И тогда я сказал, что на самом деле все это ерунда по сравнению с настоящим ужасом. А ужас заключается в том, что мы вырастем и будем каждый день ходить на работу, в магазины, возвращаться домой, смотреть телевизор и ложиться спать. А наутро все будет повторяться. Работа-дом, работа-дом. И даже развлечения будут казаться нам скучными, а путешествия (кто сумеет заработать на них деньги) - неинтересными. И так всю жизнь. А потом мы состаримся, станем дряхлыми и немощными, а потом умрем. И все. И ничего в нашей жизни не случится. И не упадет на нас метеорит, и нас не завалит обломками после землетрясения.
Все согласились со мной и признали, что, действительно, вот это и есть самое страшное - просто жить. Так что ваша майя не добавила ничего нового к моим собственным взглядам.
        - Откуда ты знаешь, что я хотел сказать этой майей?
        - Догадываюсь... Может быть, многие люди мечтают о такой жизни, какой она могла бы быть у нас с Маришкой. Но, к счастью или к сожалению, эта жизнь была невозможна. Тем более, что пути назад у меня уже нет. Так что незачем тратить время на пустые мечты и воспоминания. Лучше научите меня создавать майю.
        - Вначале тебе придется пролететь над горой Меру...
        - Тьфу-ты, опять!
        - ...Но есть и другой способ.
        - Какой?
        - Подыскать себе другого учителя. Перейти на другую сторону.
        - Что-то оборотни не предлагали мне перейти на их сторону! - усмехнулся я.
        - Видимо, тот, кто их послал, знал, что ты на это не согласишься.
        - Судя по всему, оборотней послал маг? Маг по крови? Кто он?
        - Этого я не знаю. Я давно не покидал Детский мир.
        Я разозлился:
        - Пока вы прячетесь тут, в безопасности, в других мирах власть захватывают чудовища! Что толку сидеть тут, когда страдают люди, когда убили моих родителей?! Чему ВЫ можете меня научить? Управлять колесницей с драконами, чтобы пролететь над горой Меру? Подчиняться дурацкому всеми забытому закону магов? Не сопротивляться злу? Добровольно подставить горло под нож оборотней? Ведь вы же не научите меня сражаться?
        Маркандея терпеливо выслушал мои упреки и ответил:
        - Ты прав только в одном, Калки: сражаться я тебя не научу, так как сам не умею. Но ты ошибаешься, если думаешь, что насилием можно победить насилие. Я помогаю жителям Детского мира - советом, знаниями, добротой. Чистота этого мира уравновешивает тьму, распространяющуюся из других миров. Я сражаюсь не силой, не оружием. Я веду людей к миру и спокойствию.
        - Интересно посмотреть, сколько из них дойдут и не погибнут по дороге, - все еще сердито сказал я. - Или то, что люди в этом мире умирают, не дожив до двадцати лет, и является вашим идеалом?
        - Это необходимость. Я скорблю о том, что жизнь людей коротка, но радуюсь, что она наполнена добротой и любовью. Кто я такой, чтобы судить о том, что лучше, а что хуже?
        Возможно, Маркандея был прав. Мне вновь вспомнились слова Лао-цзы: "Человек высшей учености, узнав о Дао, стремится к его осуществлению. Человек средней учености, узнав о Дао, то соблюдает его, то нарушает. Человек низшей учености, узнав о Дао, подвергает его насмешке. Если оно не подвергалось бы насмешке, не являлось бы Дао. Поэтому существует поговорка: кто узнает Дао, похож на темного; кто проникает в Дао, похож на отступающего; кто на высоте Дао, похож на заблуждающегося; человек высшей добродетели похож на простого; великий просвещенный похож на презираемого; безграничная добродетель похожа на ее недостаток; распространение добродетели похоже на ее расхищение, истинная правда похожа на ее отсутствие."
        Долгая жизнь обитателей Детского мира привела бы к накоплению богатств, к зависти, к раздорам. И тогда они уже ничем не отличались бы от жителей других миров. Может быть, вынести отсюда "вирус старости"?... Я отбросил эту мысль. "Вирус старости" - слишком глобальное и жестокое средство от мирового зла. Иногда последствия применения лекарства бывают страшнее самой болезни.
        Я никак не мог решиться на что-то конкретное и задал уточняющий вопрос:
        - Скажите, Маркандея, если я пролечу над этой проклятой горой Меру, и вы возьметесь обучать меня, то на это, наверное, потребуется много времени? Или вы воспользуетесь майей, как и для рассказа о разных мирах?
        - Кое-что я постараюсь передать тебе при помощи майи, но, разумеется, тебе придется не только слушать меня, но и практиковаться в магическом искусстве. В майе это можно изобразить, но лучше будет, если ты будешь осваивать магию в реальности. Кроме того, не забывай, что ты еще молод, и настоящего магического могущества достигнешь лет через пять. Отшельник тебе объяснил?...
        - Тетя Вика сказала, что это связано с моим физиологическим развитием.
        - Совершенно верно.
        - Значит, у меня еще есть время?
        - Я рад, что ты не так горяч, чтобы пытаться немедленно ринуться в бой. В твоем возрасте подобное благоразумие весьма похвально.
        - Спасибо. Я не герой голливудского боевика, и не персонаж фантастического романа. Я не идиот, чтобы бросать вызов магами, оборотнями и боблинами, не имея ни силы, ни оружия. И я не могу так сразу взять и записаться к вам в ученики на несколько лет. Мне надо подумать, посоветоваться с тетей Викой и Отшельником. По-моему, они не рассчитывали, что я пробуду здесь несколько лет. Может, они уже волнуются, что я долго не возвращаюсь.
        Я немного лукавил. На самом-то деле у меня сложилось впечатление, что тетя Вика и Отшельник как раз и рассчитывали на то, что я проведу в Детском мире как можно больше времени.
        Не знаю, распознал ли Маркандея мои обман, но он довольно легко со мной согласился:
        - Конечно, иди, Калки. Вот, возьми!
        Маг вытащил из-за пазухи и протянул мне небольшой рисунок, размером с открытку. На нем был изображен каменный истукан в окружении поставленных на ребро каменных плит.
        - Это старинное святилище на острове, неподалеку от моего дома, объяснил Маркандея. - Приходи ко мне, когда захочешь. Я буду ждать.
        - Спасибо! - от души поблагодарил я, оценив степень доверия, и сунул рисунок в карман.
        - Чтобы вернуться в Изначальный мир, ты можешь воспользоваться любой из дверей этого дома, - Маркандея указал на ближайшее ветхое строение.
        - Я так и сделаю.
        Мы направились к дому, на ходу продолжая беседу. Вечный Ребенок говорил о законе магов по крови, который позволял мне перемещаться из мира в мир лишь до поры до времени. В конце концов я должен был либо заявить о себе на вершине горы Меру, либо отказаться от использования магии. Это, конечно, в том случае, если я собирался исполнять закон. Я отвечал, что закон я нарушать не собираюсь, как не вижу возможности и смысла возвращаться к обычной жизни.
        Подойдя к дому, мы остановились возле полураскрытой перекошенной двери, которая болталась на одной петле. Я достал из рюкзака свой альбом и раскрыл его на той странице, где был нарисован уже знакомый мне сад камней - вход в Изначальный мир.
        К моему немалому удивлению, стоило мне только бросить один взгляд на дверь, и магический проход открылся.
        - Кажется, мои силы растут! - не без гордости заметил я.
        Маркандея меня отрезвил:
        - Просто ты уже однажды воспользовался этим путем, и он запечатлелся в твоем сознании. Придет время, и ты будешь открывать двери в другие миры без помощи ключей-рисунков.
        - Ну, я пошел, - сказал я.
        - Счастливого пути, Калки. Я верю, что мы расстаемся ненадолго.
        Я шагнул в дверь и оказался на плоской вершине горы.

* * *
        Спуск по узкой тропинке был мне уже знаком, поэтому я преодолел его без особых трудностей. Я так торопился в дом Отшельника, что даже не стал делать привал, хотя в рюкзаке у меня лежали съестные припасы из детской общины, а в желудке ощущалась неприятная пустота.
        - Тетя Вика, Отшельник! Я вернулся! - крикнул я, подойдя к двери дома.
        - Мой мальчик вернулся! - послышался радостный голос тети Вики.
        Дверь распахнулась, и я увидел свою тети и Отшельника.
        - Входи, - широко улыбнулся старый боблин. - Рассказывай, как прошло твое путешествие.
        - И хорошо, и плохо, - ответил я. - Детский мир оказался совершенно неопасным, но вот Вечный Ребенок мне пока никак не помог. Он твердил только, что я обязательно должен пролететь над горой Меру, причем на драконьей колеснице. Представляете?! Вот поэтому-то я и вернулся. Что мне делать? Соглашаться?
        Пока я взахлеб и несколько сбивчиво выкладывал все, что со мной произошло, тетя Вика и Отшельник медленно отступали назад, вглубь дома. Они, казалось, были так удивлены услышанным, что их буквально глаза остекленели. Только оказавшись в центре главной комнаты, я сообразил, что их поведение довольно странное: замедленные плавные движения, застывшие лица, неподвижные губы...
        Это были оборотни! Осознание этого факта ударило меня, словно током. Должно быть, на моем лице отразились мои мысли, потому что тетя Вика с Отшельником одновременно бросились ко мне.
        - Он догадался! - раздался громкий крик.
        Я даже не понял, кто это произнес: оборотень, который изображал тетю Вику, или "дублер" Отшельника. Голос был ни похож ни на кого из них, он был резким, пронзительным, чем-то напоминавшим скрежет железа по стеклу.
        Я не испытывал страха. Все происходящее я воспринимал как бы со стороны, словно являлся не участником событий, а наблюдал за ними из безопасного места.
        Каким-то чудом мне удалось увернуться от оборотней. Повернувшись, я хотел было выбежать из дома, но в открытой двери увидел плотные коренастые фигуры боблинов в военном снаряжении. На них были одеты камуфляжные костюмы, бронежилеты, шлемы. Все были вооружены короткоствольными пистолетами-пулеметами, подобными тому, что я видел у тети Вики.
        - Постарайтесь взять его живым! - послышался голос с улицы.
        Я понял, почему в руках оборотней не было ужасных волнистых клинков. Зачем-то я понадобился живым тем, кто на меня охотился. Правда, настораживало слово "постарайтесь". Можно было сделать неутешительный вывод, что при недостаточном "старании" меня могли бы и убить. И еще я вспомнил о том, что забыл заглянуть под камень на вершине горы, где настоящие тетя Вика и Отшельник должны были оставить мне сообщение в случае опасности. Это воспоминание навело меня на мысль о возможном спасении. Я должен был открыть дверь в другое место - подальше от оборотней и боблинов. Причем сделать я это должен был за отпущенные мне несколько секунд.
        Я выхватил бабочку и взмахнул ею, отогнав оборотней, притворявшихся тетей Викой и Отшельником. Теперь их черты расплылись и смазались от резких движений, они кружили возле меня, готовясь к броску. Топот солдат-боблинов раздался возле порога дома.
        Я обозначил движение в одну сторону, а сам бросился к внутренней двери, отчаянно пытаясь вызвать в памяти сад камней - я уже дважды проходил этой дорогой и полагал, что в третий раз сумею открыть магический путь, не глядя на рисунок в альбоме. И у меня получилось! Правда, за дверью я увидел не сад камней, а... комнату Маришки, которая была мне довольно хорошо знакома.
        Оборотни и боблины, видимо, мгновенно сообразили, каким путем я намерен скрыться. Прозвучала команда:
        - Огонь!
        Но выполнить ее боблины не смогли. Я почувствовал тяжесть на своих плечах и понял, что один из оборотней каким-то чудом сумел ухватиться за мой рюкзак. Это было и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо - потому что солдаты не могли стрелять. Плохо - потому что меня могли поймать.
        Я инстинктивно поддел лезвием "бабочки" лямки рюкзака на груди и освободился. Но секундная задержка привела к тому, что второй оборотень в прыжке сумел дотянуться до моей ноги и обхватил ее двумя руками. Я невероятным усилием рванулся вперед и вместе с оборотнем проскочил дверной проем.
        Я оказался в комнате Маришки, упал, извернулся, и что есть силы вонзил нож в шею оборотня. В мою ладонь ударила плотная струя теплой жидкости. Я отдернул руку, но нож, управляемый моей магией, продолжал наносить удар за ударом, пока захват оборотня не ослабел. То, что меня не вырвало, объяснялось не силой моей воли, а пустотой моего желудка.
        Я отполз от мертвого оборотня и посмотрел на стену, через которую попал в комнату. Дверь в Изначальный мир закрылась, отрезав меня от моих преследователей. Я тяжело вздохнул (или, может быть, всхлипнул) и, опираясь на спинку Маришкиной кровати, поднялся на ватные непослушные ноги. Нож, измазанный в еще теплой липкой жидкости, лег в мою ладонь.
        И только тут я заметил, что комната была не пуста! На кровати лежали Маришка и тот самый студентик-второкурсник. Позы, в которых они замерли, не оставляли никаких сомнений в том, чем они занимались до моего появления. Я похолодел, представляя, какой вопль сейчас раздастся...
        Но Маришка лишь захихикала:
        - Прикинь, Вадик, какие у меня глюки прикольные! Я вижу Фила, который прирезал какого-то белесого прозрачного мужика!
        - И я это вижу! - рассмеялся студент.
        Не переставая глупо хихикать, они продолжили свои забавы, совершенно не обращая на меня внимания. Мое недоумение длилось всего несколько мгновений. Потом я увидел дымящиеся "бычки" в пепельнице и ощутил витающий в комнате сладковатый запах.
        - Дура ты, Маришка. Связалась с наркоманом и сама на "травку" подсела! - сказал я и пошел в ванную отмывать с рук и с ножа голубоватую жидкость - кровь оборотня.
        Само тело отвратительного существа я оставил в комнате Маришки в качестве моего "свадебного" подарка. Я представил себе ее лицо и лицо студента, когда из их мозгов выветрится дурь. Я коротко расхохотался, но не потому, что наглотался дыма в комнате, а потому, что мои нервы были на пределе.
        Успокаиваться я начал только тогда, когда смыл с себя кровь оборотня. Звук льющейся из крана воды приятно услаждал слух своей мирной обыденностью. Решив, что родители Маришки появятся нескоро, я отправился на кухню, достал из холодильника колбасу и масло, отрезал толстый кусок хлеба, вскипятил чай. Я механически заглатывал и пережевывал пищу, а сам тем временем напряженно размышлял над тем, что же мне делать дальше.
        Самым ужасным было то, что мой рюкзак со всеми вещами остался в доме Отшельника. Вместе с ним я лишился альбома с ключами-картинками. У меня оставался лишь ключ на остров Маркандеи, лежавший в кармане. Но возвращаться к древнему юному магу мне не хотелось. Я должен был вначале узнать о судьбе тети Вики и Отшельника.
        Я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов и посмотрел на дверь кухни. Почти сразу же в ней забрезжило изображение сада камней. Я едва не вскрикнул от радости, но тотчас же развеял магический проход. Рано! В моей голове начал созревать план..
        Совсем недавно я заявлял Маркандее, что не настолько глуп, чтобы вступать в бой с врагом, не имея шансов на победу. Но говорил я это ДО ТОГО, как близкие мне люди (и не люди) оказались в беде. Теперь я изменил свое мнение, потому что за последние часы, особенно минуты, изменился сам. Я научился открывать двери в другие миры, я смог управлять ножом одной лишь силой магии. Хватит мне убегать и прятаться! Победа над оборотнем меня окрылила. Я был готов сражаться с целой армией. Оставалось только раздобыть подходящее оружие.
        Я посмотрел на кухонный комбайн. Его дисковый нож был таким острым... Я вытащил отточенный зазубренный диск из корпуса и положил на стол. Затем я постарался представить себе, как нож раскручивается и поднимается в воздух. Меня даже не удивило, что он и в самом деле выполнил мою команду. В конце концов, у меня уже был некоторый опыт в бесконтактном управлении "бабочкой". Нож из комбайна, жужжа, как рассерженный шмель, завис на уровне моих глаз. Я пожелал, и он вонзился в дверной косяк. Отлично! Но для боблинов нужно что-нибудь посерьезнее... например, диск от циркулярной пилы. Только где его взять? Денег у меня при себе не было, ключ от московской квартиры остался в рюкзаке, да и заходить туда было опасно.
        Я вышел в коридор и не без некоторой брезгливости залез в карман куртки Маришкиного студента. Денег у него было немного, меньше, чем я рассчитывал. Значит, все-таки придется заглянуть домой. Я был уверен, что сумею отпереть замок силой магии, ведь я тысячи раз открывал его ключом и знал в нем каждый зубчик. Правда, меня могла поджидать засада, но я, наученный горьким опытом в доме Отшельника, теперь собирался действовать крайне осмотрительно и осторожно.
        Кроме того, я вспомнил слова тети Вики, которая говорила, что оборотень не войдет в помещение, пока его не пригласят. Распространялось ли это правило на пустую квартиру? Что, если кроме оборотней мой дом посетили боблины? И почему оборотень, которого я втащил в комнату Маришки, не спрашивал у меня разрешения? Ответов на эти вопросы у меня не было, так что следовало предусмотреть все варианты развития событий, особенно самые худшие.
        Я не стал заглядывать к комнату Маришки, доносившиеся оттуда стоны и вскрики говорили о том, что мне там делать нечего. Я вышел на улицу и направился к своему дому. На этот раз я не пошел кратчайшей дорогой - вдоль забора детского сада, а сделал большой крюк, обойдя весь двор.
        Я издали осмотрел свой подъезд и не обнаружил никаких следов засады: ни подозрительных людей, ни машин. Я обострил все свои чувства. Медленно, словно беззаботно гуляя, я приблизился к подъезду, вошел в дом, остановился возле почтовых ящиков и прислушался. Ни один посторонний звук не примешивался к обычным шумам. Я не стал вызывать лифт, а поднялся на свой этаж пешком. Более того, я прошел еще пару этажей вверх, чтобы проверить, нет ли там поджидающих меня врагов.
        Убедившись в полной безопасности подъезда, я подошел к своей двери и сделал такое движение, как будто вставлял ключ в замочную скважину. Не знаю почему, но я не сомневался, что это сработает. И у меня получилось. Повернув несуществующий ключ, я услышал металлический щелчок замка. Я медленно раскрыл дверь, готовясь отскочить в сторону при малейшей опасности. Но внутри было пусто. Я это ЧУВСТВОВАЛ. Тем не менее, кто-то побывал в квартире. Это было понятно сразу, так как я не увидев трупа оборотня, который должен был бы лежать возле двери в коридоре.
        Я ворвался в квартиру и тотчас же запер за собой дверь. Теперь моим глазам предстал полнейший разгром, царивший в доме. Все дверцы шкафов были распахнуты, вещи выброшены на пол. И это не было последствиями быстрых сборов тети Вики. Тот, кто унес труп оборотня, тщательно обшарил весь дом. Наверное, это были боблины. Или тот самый неизвестный маг, который руководил всеми действиями?
        Я понимал, что времени у меня мало. Враги могли появиться в любую секунду. Ведь маг мог открыть дверь прямо сюда - в квартиру. Я знал, где тетя Вика хранила деньги, и совершенно не удивился, увидев, что ящик из ее письменного стола валяется на полу, а купюры рассыпаны рядом, как простые бумажки. Тот, кто производил обыск в нашем доме, не нуждался в земных дензнаках.
        Я схватил деньги и распихал их по карманам. Затем подобрал с пола свой школьный рюкзак (все тетради и учебники из него были выброшены неизвестным посетителем) и быстро побросал в него свои вещи, которые раньше не взяла тетя Вика: носки, джинсы, свитер. После этого я покинул квартиру, понимая, что, скорее всего, больше никогда в нее не вернусь.
        Удаляясь от подъезда, я не переставал время от времени оглядываться и осматривать двор. Лишь выйдя на улицу, я немного успокоился. Но сейчас я старался двигаться подальше от проезжей части. Хотя улица была узкой, двухполосной, и движение на ней было не слишком оживленным, я опасался, что вот-вот может появиться черный джип с тонированными стеклами, полный оборотней с волнистыми ножами.
        Внезапно с противоположной стороны улицы послышался крик:
        - Фил! Фил! Привет!
        Это был Серега - мой одноклассник. До отвращения правильный, воспитанный и вежливый. Всегда одетый в костюм с галстуком и лакированные ботинки. Будущий адвокат, как он себя называл. Вот уж с кем мне сейчас не хотелось разговаривать, тем более, что и он мог оказаться оборотнем. Хотя вряд ли - даже оборотню было бы противно оказаться в этом тщательно причесанном и обрызганном туалетной водой теле.
        Серега начал переходить дорогу, стараясь привлечь мое внимание:
        - Привет, Фил! Ты чего в школу не ходишь? Заболел? Я тебе на мобилу звонил, звонил...
        - Черт тебя возьми! - от души пожелал я, делая вид, что спешу по делам и ничего не вижу вокруг. - Нет меня здесь! Меня здесь НЕТ.
        - Фил? - в голосе Сереги послышалось удивление. - Фил, ты где?
        Это прозвучало так искренне, что я остановился и обернулся. Серега стоял в десяти шагах от меня, на тротуаре с моей стороны дороги, озирался вокруг и меня НЕ ВИДЕЛ. Превосходно! Похоже, моя магия крепла день ото дня. Я не знал, получилось ли у меня создать настоящую майю, в которой Серега меня не мог видеть. Но результат был налицо - я смог скрыться незамеченным, не тратя драгоценное время на пустые разговоры и не придумывая на ходу правдоподобные объяснения своему отсутствию в школе.
        Пока я размышлял о том, насколько велико мое воздействие на сознание людей и как этим можно воспользоваться, ноги сами привели меня к намеченному пункту - в магазин строительных и хозяйственных товаров. Я купил три самых дорогих дисковых ножа для циркулярки, убрал их в рюкзак и отправился на ближайший вокзал. Мне было все равно, куда ехать - лишь бы подальше от людских глаз. Я взял билет на электричку и ехал на ней до тех пор, пока не начались достаточно большие лесные массивы.
        В Подмосковье трудно найти место, на котором бы не сказалось присутствие человека. Все окрестные леса давно уже были вытоптаны и замусорены. Мне пришлось идти от станции минут тридцать, прежде чем я убедился, что остался в полном одиночестве. Тогда я достал диск и начал свою тренировку.
        Я заставлял диск крутиться, как на валу электродвигателя. Я гонял его по воздуху в разные стороны. Я намечал ветки деревьев и срезал их своим оружием. От напряжения у меня заболели глаза, а на лбу выступил пот. Тем не менее я продолжал тренироваться с диском, постоянно увеличивая его скорость и точность попадания.
        День близился к концу. Я дошел до какого-то дачного поселка, купил в палатке пачку печенья, пару шоколадок и бутылку воды. Затем, не испытывая ни стыда, ни страха, я забрался в пустующий дом, чтобы поесть и поспать. Открыть незнакомый замок для меня не составило особого труда - обращение с неодушевленными предметами давалось мне все легче и легче. И, конечно, я принял все меры предосторожности, удостоверившись, что никто не видел моего незаконного проникновения в чужое жилище.
        Всю ночь я крепко проспал на большом мягком диване, одев на себя все теплые вещи, что захватил из дома. Разбудили меня яркие солнечные лучи, которые сумели пробиться даже сквозь плотные занавески. Прикончив остатки пищи, я убрал лишнюю одежду в рюкзак, пристроил сверху один диск, а два других взял в руки. После этого я посмотрел на дверь, ведущую в другую комнату и через мгновение увидел за ней сад камней.
        В моей голове крутилась невесть откуда пришедшая фраза: "Я иду во гневе своем!" Она не совсем соответствовала действительности, так как гнева я не чувствовал. Я боялся того, что мог никогда больше не увидеть тетю Вику и Отшельника, я боялся того, что могло произойти со мной, я боялся того, что собирался сделать.
        Тем не менее я шагнул через дверь и уже в третий раз оказался на плоской горной вершине.
        - Я иду во гневе своем!
        То ли я произнес эти слова вслух, то ли кто-то сделал это за меня.
        Глава 5.
        Мастер без Маргариты.
        С замиранием сердца я приподнял ближайший к тропинке камень и вздохнул с облегчением. Там лежал листок бумаги, сложенный и завернутый в полиэтиленовый пакет. Развернув записку, я увидел аккуратный, почти каллиграфический почерк тети Вики. Текст гласил: "Дом Отшельника окружен отрядом истребителей магов. Мы уходим. Воспользуйся ключом на двадцать первой странице." И все.
        Я в который раз обругал себя за глупость и забывчивость. Тетя Вика писала записку, не сомневаясь, что когда я буду ее читать, альбом с ключами-картинками будет при мне. Возможно, она опасалась, что тайник может быть обнаружен нашими врагами, поэтому не стала указывать точный адрес, куда мне следовало отправиться.
        Хорошим во всей сложившейся ситуации можно было считать лишь то, что тетя Вика и Отшельник были живы, здоровы и находились в безопасности. Записка явно писалась не в спешке, значит, у них было время на бегство. Хотя... Я еще раз посмотрел на записку. Почерк-то тети Вики, но не могла ли записка быть подделана? Если оборотни умели копировать внешность, то уж почерк-то подделывать не составило бы им труда. Этим нехитрым искусством владеет любой московский школьник, время от времени расписывающийся за родителей в дневнике, и от их имени составляющий записки классному руководителю с просьбой освободить ребенка от занятий.
        В любом случае я должен был вернуться в дом Отшельника. Только там я мог получить доказательства бегства или пленения тети Вики и старого боблина. Спускаясь по горной тропинке, я подумал о предусмотрительности создателей ключей-картинок, которые выбрали безопасные места для открытия дверей. Сад камней на плоской вершине был настолько далек от дома Отшельника, что враги никогда не смогли бы вычислить точку появления пришельцев из другого мира. Да и на склоне горы устроить засаду было бы невозможно.
        Спустившись в долину, я пошел не по тропинке, а параллельно ей - от одного дерева к другому. Я имел все основания предполагать, что все подходы к дому Отшельника должны каким-то образом контролироваться, поэтому, прежде чем преодолеть очередной участок пути, останавливался и внимательно осматривал окрестности. Кроме обычных человеческих чувств - зрения и слуха я старался задействовать и магию, подобно тому, как сумел рассмотреть оборотней в джипе с затемненными стеклами.
        Вскоре мои опасения подтвердились. Я не столько увидел, сколько почувствовал присутствие посторонних предметов, являвшихся совершенно чуждыми в прекрасном пасторальном Тассисудуне. Это были тонкие прозрачные лески, натянутые на высоте щиколоток поперек тропинки, между деревьями и даже перегораживающие ручей. Я осторожно приблизился и осмотрел охранную систему. Одни концы лесок были прикреплены к веткам или к камням, а другие привязаны к кольцам сигнальных взрывпакетов. То, что это не боевые гранаты, я понял по небольшим пластмассовым корпусам. Значит, меня все еще рассчитывали захватить живым. Ну что же... я приготовил истребителям магов довольно неприятный сюрприз.
        Я осторожно переступил через едва заметные лески и продолжил путь с удвоенной осторожностью. Но, к моему удивлению, больше до самого дома Отшельника мне не встретилось никаких препятствий. Возможно, враги не знали, с какой стороны ждать гостей, поэтому перекрыли все дороги многочисленными и сравнительно дешевыми "растяжками", тогда как ни на одном направлении не установили чего-то более серьезного.
        Наконец, я увидел дом Отшельника. Он выглядел таким же мирным, каким предстал передо мной во время первого посещения. Но теперь это был не гостеприимный дом друга, а вражеская цитадель. Осматривая дом издали, я внезапно увидел, что обращенная ко мне стена как будто становится прозрачной. В открывшейся моему взгляду главной комнате за большим столом сидели пять воинов в шлемах и бронежилетах. Автоматы висели у них за спинами, а сами они с аппетитом уничтожали продуктовые запасы старого боблина. Весь стол был заставлен открытыми банками с компотами и вареньями. Видимо, никто не ожидал, что я рискну появиться здесь снова. В доме оставили лишь сторожей, которые относились к порученному заданию халатно, спустя рукава.
        Присмотревшись повнимательнее, я обнаружил, что мой взгляд может проникать и в другие помещения дома. Врагов больше нигде не было. Но также я не заметил и своих вещей. Неужели я лишился своего альбома и возможности встретиться с тетей Викой и Отшельником?
        Я пошел прямо к входу в дом. Открыв дверь, я сделал два шага внутрь и постарался придать своему облику внушительность и величие. В качестве образцов я вызвал в памяти изображения божеств индуистского пантеона. Не знаю, что из этого вышло, ведь со стороны я себя не видел, но, судя по реакции воинов, мое появление оказалось довольно эффектным.
        Спецназовцы застыли на своих местах с поднесенными ко ртам ложками. Только теперь я заметил, что трое из них были боблины, а двое - люди.
        - Я иду во гневе своем! - мой голос прогремел грозно и сурово.
        Эти слова произвели на боблинов несравнимо более сильное впечатление, чем на людей. Глаза боблинов от ужаса вылезли из орбит, а волосы встали дыбом и приподняли шлемы так, что натянулись ремешки под подбородками. Люди же, наоборот, вышли из оцепенения и потянулись за автоматами. Конечно, слово "потянулись" не совсем верно отражает быстроту движений воинов. Только теперь я увидел, на что способны тренированные истребители магов. Автоматы в их руках оказались быстрее, чем я успел открыть рот и издать хотя бы звук. Я понял, что сейчас мое тело прошьют пули, и закрыл глаза...
        Взглянув в черные дула автоматов, я избавился от страха и сомнений. И глаза я закрыл не из-за ужаса. Местоположение истребителей магов отпечаталось в моем сознании. Раздался резкий хлопок, послышалось несколько коротких вскриков, затем пол под моими ногами слегка дрогнул от одновременного падения тяжелых тел.
        Я открыл глаза и полюбовался делом своих рук, вернее, своей магии. Хлопок издал диск циркулярной пилы, перешедший звуковой барьер. Он описал в комнате полукруг, и от его отточенных зубьев из легированной стали спецназовцев не спасли ни шлемы, не бронежилеты. Всего лишь доля секунды - и истребители магов лишились своих голов. Теперь вокруг стола лежали их бездыханные тела, а вращающийся диск висел справа от меня, готовы исполнить любое мое приказание. Я протянул руку, и диск послушно лег в ладонь. Он даже не был испачкан в крови - настолько быстро все произошло.
        Я отодвинул подальше от стола стул и сел на него, так как мои ноги внезапно ослабели. Я старался смотреть выше лежащих тел, но все равно растекавшиеся лужи крови попадали в мое поле зрения.
        - Уважаемые домовые, мне нужна ваша помощь! - громко позвал я.
        То, что в доме остались его волшебные обитатели, я понял еще тогда, когда осматривал его снаружи. Домовые прятались в дальних углах подвала и чердака. Полуматериальная сущность позволяла им сжиматься до размеров мышей и даже находиться в одном месте нескольким домовым одновременно.
        - Домовые, пожалуйста, не бойтесь! Это же я - Калки, друг Отшельника!
        Первым в комнату проникло небольшое создание, похожее на ушастого и пушистого кролика на шести паучьих лапках. Следом за ним потянулись и остальные.
        - Извините, что я испачкал пол, - сказал я. - Не могли бы вы убрать все ЭТО?
        Домовые с готовностью выполнили мою просьбу. Не прошло из нескольких минут, как тела и головы воинов унесли, а кровавые пятна отмыли (хотя пятна все-таки остались).
        - Расскажите мне, что здесь произошло? Куда ушли Отшельник и тетя Вика? Что здесь делали солдаты?
        Ответы домовых были неразборчивыми и маловразумительными. Эти создания в большинстве своем не владели человеческой речью и общение с ними происходило на уровне эмоций, которые они очень тонко чувствовали. Но имелись и такие домовые, которые односложно сумели ответить на интересующие меня вопросы.
        Я узнал, что спецназовцы - "истребители магов" появились почти сразу же после моего ухода в Детский мир. Они прилетели на нескольких махолетах. К счастью, Отшельник издалека почувствовал приближение теллургических машин, и потому они с тетей Викой сумели скрыться магическим путем. Истребители магов устроили засаду в доме и вокруг него. В состав отряда входили оборотни, люди и боблины. Магов среди них не было. Поэтому, хотя спецназовцы обыскали весь дом, домовых они не обнаружили. Когда я появился в доме Отшельника и, распознав оборотней, сумел убежать, истребители магов улетели, забрав с собой все ценности и мои вещи. Для охраны дома остался экипаж одного махолета - те самые уничтоженные мной люди и боблины.
        - Куда направились Отшельник и тетя Вика? - спросил я.
        Не слишком уверенно домовые ответили:
        - К другу хозяина, к Наулу Назелю.
        Судя по имени, это был боблин.
        - Где он живет?
        - В Мураве.
        - Где-где?
        - В Мураве - столице Колоссии.
        Вот значит как... По созвучию я мог бы и сам догадаться.
        - Точный адрес Наула Назеля кто-нибудь знает? - я с надеждой посмотрел на домовых.
        - Улица Орешниковая, дом шесть, квартира восемнадцать, - четко ответил один из них.
        - Спасибо! - от души поблагодарил я. - А откуда ты знаешь адрес?
        - Хозяин назвал его Валерии Виктрикс перед тем, как они ушли.
        - Отлично... - обрадовался я и тотчас же осекся. Что толку в адресе, если я не могу добраться до столицы Колоссии? Если мы находимся где-то в районе земного Тибета, то нас разделяет почти полмира. Потом мне в голову пришла мысль:
        - Где махолет истребителей магов?
        - Здесь, совсем рядом, - домовые указали мне направление.
        Чтобы проветриться и хорошенько все обдумать, я вышел на улицу и, действительно, с другой стороны дома на ровной поляне увидел летательный аппарат. Он был похож на земной вертолет, но вместо лопастей над его кабиной находились четыре больших крыла, расходившиеся попарно в разные стороны - в точности, как у стрекозы.
        Я подошел поближе и заглянул в кабину. Приборов, кнопок и тумблеров в ней было не меньше, чем в земном вертолете. Значит, я не мог покинуть Тассисудун на махолете - я не то что не поднял бы его в воздух, я даже не сумел бы завести двигатель.
        Домовые держались в отдалении от теллургической машины. Я не знал, почему они так боятся этого металла. Он чем-то напоминал дюралюминий или титан - был легким и прочным. Правда, если верить легендам и мифам Земли, оборотни и вампиры боялись серебра, а эльфы и гномы - железа. Возможно, теллургий каким-то образом воздействовал на волшебную сущность домовых, хотя к другим металлам они были совершенно равнодушны.
        Я вернулся в дом и снова сел на стул. Мой мозг напряженно работал, генерируя идею за идеей. Одна из идей была настолько сумасшедшей, что я решил попытаться воплотить ее в жизнь.
        - Прукс, пожалуйста, принеси телевизор!
        Знакомый мне домовой, который был похож на двуного краба с шестью руками-клешнями, прикатил подставку с подвешенным к ней круглым экраном.
        - Прукс, будь добр, включи какой-нибудь из колосских каналов.
        Шарик начал свое быстрое движение по ободу экрана. Экран засветился, и на нем я увидел судию, оформленную, как медицинский кабинет. За столом сидел пожилой толстый лысый боблин в белоснежном медицинском халате. Корреспондента не было видно, слышался только приятный женский голос, задававший вопросы.
        - Скажите, профессор Мортус, почему, несмотря на некоторую опасность для здоровья, все современные молодые люди обязательно хотя бы раз в жизни попробовали наркотики?
        - Видите ли, таково свойство человеческой натуры. Долгое время наркотики считались прерогативой и составной частью исключительно западной, недоступной колоссиянам культуры. Теперь же, когда наша страна вошла в свободное мировое сообщество, у людей возникло естественное желание приобщиться ко всем доселе недоступным западным ценностям.
        - Но ведь у нас, как и в западных странах, ведется активная борьба с наркоманией.
        - Конечно, борьба ведется. Но учтите, что наши правоохранительные органы слишком слабы, и наркоторговцы ведут свой бизнес совершенно безнаказанно. Наркотики можно купить в любом ночном клубе, на любом вокзале, в любом подземном переходе. Сеть наркокурьеров широка и хорошо организована. Новые синтетические препараты поступают на наш рынок почти одновременно со странами Еропки и Империки.
        - Как же решить эту проблему? Ведь вся продвинутая молодежь хочет быть свободной, раскрепощенной, незакомплексованной.
        - Нужно объяснять молодым людям, что систематическое употребление наркотических препаратов может нанести вред их здоровью. Мы ведем активную пропаганду здорового образа жизни. Правда, молодежь редко прислушивается к советам старших. Вы правильно заметили, что молодые юноши и девушки живут в свободной Колоссии, не то, что их деды и отцы. Если раньше в нашем распоряжении имелись запрещающие репрессивные механизмы, то теперь мы можем воздействовать на граждан лишь убеждением и предупреждением...
        Хотя я попросил включить телевизор совсем с другой целью, эта передача поразила меня настолько, что я не стал переключаться на другой канал. Беседа невидимой корреспондентки и профессора Мортуса на первый взгляд была посвящена борьбе с наркоманией. Но только на первый взгляд. На самом деле построение фраз и выделение ключевых слов - "вся", "продвинутая", "молодежь", "употребляет", "наркотики" - способствовали не борьбе с наркотиками, а их рекламе и пропаганде. Подсознательно зрителям внушалось, что они должны, просто обязаны хотя бы раз попробовать наркотики, чтобы не отстать от моды, чтобы быть современными, раскрепощенными и свободными людьми.
        - Прукс, пожалуйста, переключи на другую программу! - попросил я.
        Весь экран закрыло перекошенное окровавленное лицо с вытекшими глазами. Я невольно вздрогнул.
        Раздался мужественный голос:
        - Умри, мерзкое отродье!
        Лицо исчезло, и на экране возникла фигура мускулистого мужчины в разодранной майке и в светло-голубых джинсах. В обеих руках он держал по автомату, которые непрерывно извергали огонь. Бесконечные очереди косили десятки врагов неопределенной национальности и половой принадлежности. По несовпадению артикуляции губ со звучащими криками я понял, что по телевизору показывают типичный зарубежный боевик, судя по всему, Империканский.
        - Прукс, пожалуйста, давай дальше!
        На следующем канале демонстрировался мультипликационный фильм. Его трудно было назвать "детским", так как на экране под медленную музыку танцевала, вихляя бедрами, вполне человекоподобная белочка. Дело происходило на маленькой сцене в клубе, где за столиками сидели зайцы, еноты, суслики и прочие представители животного царства.
        Когда белочка стала сбрасывать с себя одежду, я сказал:
        - Прукс, будь любезен, переключи!
        Следующий канал, к моему огромному удивлению, не пропагандировал ни наркотиков, ни насилия, ни разврата. На экране я увидел большое здание, размеры и архитектура которого почти в точности повторяли знаменитый Московский Университет. Заунывный голос за кадром вещал:
        - ...В этом гнезде науки он провел свои лучшие годы. Здесь он жил и учился, любил и творил, закладывал основы своей будущей блестящей карьеры...
        Я не стал слушать, о ком шла речь, и постарался выбросить из головы все посторонние мысли. Времени у меня было мало, ведь изображение на экране в любой момент могло поменяться. Пришло время воплотить в жизнь мою сумасшедшую идею. Я внимательно вгляделся в экран, впитывая каждую трещинку в стене здания. Затем я представил себе, что стою между двумя колоннами. Какой вид тогда открывался бы передо мной? Я перевел взгляд на межкомнатный дверной проем и постарался воспроизвести его.
        У меня получилось! План сработал! За дверью я увидел участок стены здания, которое показывали по телевизору.
        - До свидания, дорогие мои домовые! - крикнул я, торопясь проскочить через магический проход, пока он не исчез.
        Я подхватил свой рюкзак и выбежал за дверь...

* * *
        - Поосторожней! Не толкайся! - раздался голос у меня за спиной.
        Я оглянулся. Широкая площадь вдоль стены здания была запружена народом. Мне повело, что я выбрал место для открытия двери возле самой стены, иначе я возник бы из воздуха прямо посреди толпы. Впрочем, скорее всего, и тогда на мое внезапное появление никто не обратил бы внимания.
        Толпа состояла из одной молодежи. Самым старшим было не более двадцати пяти лет, младшим - около двенадцати. Многие носили на лацканах курток, пиджаков или жакетов большие значки с надписью "Марширующие".
        Внезапно прямо передо мной выросла рослая мясистая девица чуть постарше меня:
        - Ты случайно не Никифор Недозвонов?
        - Нет. Я Калки... То есть Фил... Филипп Калкин.
        - Чего ты стоишь в стороне? Где твоя пятерка?
        - Пятерка? - я растерялся под напористым взглядом девицы. - Не знаю... Я вот пришел...
        - А-а-а, новичок! - девица заметно обрадовалась. - Это хорошо. В моей пятерке как раз одного не хватает. Хочешь, я тебя запишу? Только учти, обещанные деньги на пиво получишь по окончании акции.
        - Записывай, - согласился я. Местные деньги мне бы не помешали. Правда, потратил бы я их не на пиво, а на что-нибудь более полезное.
        Девица достала из кармана блокнот и ручку:
        - Так, записываю. Филипп Калкин, новый член молодежного движения "Марширующие". А я - Прасковья Пубертатная, ответственная за пятерку. Иди за мной.
        Прасковья бесцеремонно ухватила меня за рукав и потащила вглубь толпы. Я не сопротивлялся. Только теперь я заметил, что вся масса молодых людей юношей и девушек, людей и боблинов - была разбита на группы по шесть человек (пятерка плюс ответственный), которые, хотя и общались с соседями, старались не отдаляться от своих товарищей.
        Девица подвела меня к четырем людям - трем парням и одной девушке:
        - Это Филипп Калкин. Он заменит Недозвонова.
        - А где Недозвонов? - весьма миловидная девушка неприязненно посмотрела на меня, словно я был виноват в том, что ее Недозвонов не пришел.
        - Не знаю! - отрезала Прасковья и по очереди показала пальцем на членов своей пятерки, называя мне их имена и фамилии: - Гаврила Пустоглазов, Степан Твердолобов, Никодим Болванкин и Ефросинья Безголовко.
        - Очень приятно, - соврал я, вынужденно пожав протянутые мне руки.
        - Ну вот, вся моя пятерка в сборе, - облегченно вздохнула Прасковья. А то старший сказал, что лишит меня премии, если хотя бы одного не досчитается.
        Честно говоря, мне было неприятно находиться в обществе "Марширующих". Их интеллектуальный уровень был весьма невысок. Происходили они из небогатых семей и вступили в движение только ради денег, которые выплачивали им за участие в мероприятиях. Все разговоры "Марширующих" сводились к одному: сколько денег заплатят за сегодняшнее мероприятие, сколько пива на них можно купить и когда произойдет следующая оплаченная акция.
        Я уж было пожалел, что позволил втянуть себя в эту толпу, так как понял, что придется задержаться тут на довольно продолжительное время. Я-то рассчитывал подзаработать немного денег, чтобы доехать до дома Наула Назеля. Конечно, в моих карманах лежала немалая сумма... но в рублях, а не в местной валюте... Стоп! Зачем мне деньги, если я могу воздействовать на людей? Ведь мне достаточно будет внушить кондуктору или кассиру, что я заплатил им за проезд.
        Я начал медленно отходить от своей пятерки, рассчитывая исчезнуть по-английски, не попрощавшись.
        Остановил меня строгий голос:
        - Не кажется ли вам, что ваше место у Параши?
        Это произнес начальник соседней пятерки. Похоже, у "Марширующих" была строгая внутренняя дисциплина, все следили друг за другом. Не в моих интересах было привлекать к себе внимание, ведь у меня в кармане лежал нож, в рюкзаке - три диска от циркулярки, а документов не было никаких. Поэтому я сделал вид, что увидел вдалеке кого-то знакомого, помахал рукой и вернулся к пятерке Прасковьи Пубертатной.
        Через некоторое время по толпе прошелестела информация:
        - Акивуменко приехал.
        Неподалеку притормозили три больших черных автомобиля. Автомобили в Изначальном мире чем-то напоминали больших жуков, они были круглобокие, обтекаемые, с большими выпуклыми фарами. Из автомобилей вышли молодые люди и боблины в хороших дорогих костюмах. Толпа приветствовала их радостными криками.
        Один из боблинов поднес ко рту мегафон и сказал:
        - Приветствую вас, молодая надежда Колоссии!
        Толпа ответила новыми воплями:
        - Да здравствует Акивуменко! Когда деньги дадут?!
        Молодой боблин оскалил клыки в широкой улыбке:
        - Не волнуйтесь! Каждый из вас будет вознагражден за участие в мероприятии движения "Марширующие". Но сначала о деле. Все вы знаете, зачем мы здесь собрались. Сегодня в Главном Учебном Заведении Колоссии будет выступать знаменитый режиссер Микита Нахалков. Наша задача - выразить свое восхищение его талантом и поддержать его гражданскую позицию. Аплодировать будете по моему приказу. Крики "браво" - по особому распоряжению. Да, и еще одно: все вы знаете, что среди отдельных студентов ГУЗКа имеются недоброжелательные и инакомыслящие элементы, которые не поддерживают курс Колоссии на свободу и счастье. До нас дошли сведения, что эти выродки готовят какую-то провокацию против Микиты Нахалкова. Поэтому будьте особенно внимательными, не покидайте свои пятерки. О любом чужаке немедленно сообщайте своему непосредственному начальнику, и далее - по цепочке. Всем все ясно!?
        - Ясно! Ясно! - завопили люди и болины.
        Я забеспокоился, что Прасковья Пубертатная выдаст меня - самого настоящего инакомыслящего чужака. Но, скорее всего, девица была больше озабочена тем, чтобы собрать пятерку и выполнить распоряжение вышестоящего руководства, так что не собиралась лишаться одного из членов группы.
        - Стройтесь! - скомандовал боблин Акивуменко.
        Его хорошо одетые помощники распределились по толпе, окликая начальников пятерок и отдавая им распоряжения. Толпа быстро принимала организованную форму.
        - Стройтесь по двое! - приказала Прасковья нам, своим подчиненным.
        Подобно остальным "Марширующим", мы встали попарно, причем рядом со мной оказалась Ефросинья Безголовко. Она демонстративно смотрела прямо вперед и не обращала на меня ни малейшего внимания. Помощники Акивуменко быстро прошлись вдоль строя, подсчитывая количество собравшихся. Начальники пятерок заискивающе смотрели на своих начальников и покрикивали на замешкавшихся подчиненных.
        - Пошли! - отдал команду Акивуменко.
        Длинная вереница "Марширующих" потянулась к главному входу в ГУЗК. Так же организованно нас провели через огромный холл, потом мы прошли по длинному коридору и оказались в большом актовом зале. "Марширующие" заняли все первые ряды. Обернувшись, я увидел, что на задних рядах рассаживаются немногочисленные "вольные" зрители - студенты Главного Учебного Заведения.
        Сразу же после нас прибыли телевизионщики и начали устанавливать камеры, прокладывать кабели, проверять микрофоны. Телекамеры представляли собой короткие толстые цилиндры. Мне было интересно, какой принцип используется в их работе - то же "яблочко на блюдечке"? - но спрашивать я, разумеется, не стал. Одна камера была расположена прямо перед сценой, чтобы снимать крупные планы, две другие разместились в зале.
        За порядком в помещении следили охранники в синих форменных костюмах, "вооруженные" резиновыми дубинками и газовыми баллончиками. Охранники распределились по залу, заняв боковые места возле проходов.
        К приезду Микиты Нахалкова все было готово, но известный кинорежиссер, очевидно, задерживался. Акивуменко, сидевший в первом ряду в окружении своих помощников, постоянно перезванивался с кем-то по мобильному телефону. Наконец, руководители "Марширующих" вскочили и быстрым шагом покинули актовый зал. Я не сомневался, то они отправились встречать прибывшего гостя. И действительно, вскоре все вернулись обратно, сопровождая долгожданного кинорежиссера.
        Микита Нахалков был высок, подтянут и, несмотря на давно уже не юношеский возраст, двигался легко и живо. Загорелое лицо и заметные даже под дорогим, идеально сидевшим костюмом, мускулы свидетельствовали о том, что он дружит со спортом и следит за своим здоровьем. Облик преуспевающего мужчины-лидера подчеркивали золотые часы, массивный золотой перстень и золотой зажим для галстука, все выполненные в одном стиле и усыпанные бриллиантами.
        Легко взбежав по ступенькам на сцену, Микита Нахалков одарил зал белозубой улыбкой, сверкнувшей из-под пышных ухоженных усов:
        - Здравствуйте, мои юные друзья и поклонники. Я рад видеть вас в этом зале.
        Один из помощников Акивуменко поднял плакат с надписью "Аплодисменты". "Марширующие" дружно захлопали в ладоши. Бархатные глаза Микиты Нахалкова засияли радостью, как будто он не понимал, что приветствия зрителей оплачиваются и не являются искренними.
        - Спасибо, спасибо! - растроганно проговорил Микита Нахалков.
        Плакат "Аплодисменты" опустили, и хлопки смолкли.
        Кинорежиссер, лучась самодовольством, произнес:
        - Для вас небезынтересно будет узнать, что сегодня утром я имел честь в очередной раз общаться с Венценосцем Колоссии Вессарионом Вессарионовичем Статиным.
        Поднялся плакат с надписью "Овация". Все "Марширующие" захлопали в ладоши с удвоенной энергией, начальники пятерок закричали: "Браво!" и "Слава великому Статину!" Телевизионщики крупным планом снимали особенно восторженные лица.
        После того, как плакат убрали, и шум затих, Микита Нахалков продолжил:
        - Каждая личная встреча с нашим великим Венценосцем вдохновляет меня на новые труды на благо Колосии. Даже видя его по телевизору, я чувствую мощную энергетику, исходящую от его могущественной личности. Никогда еще за всю историю нашей страны у нас не было такого мудрого и справедливого правителя. Я, как патриот Колоссии, каждый день благодарю Бога за то, что он позволил мне жить в это замечательное время, когда гениальный Венценосец Вессарион Вессарионович Статин ведет мою страну и мой народ по пути счастья и процветания.
        По команде боблина Акивуменко "Марширующие" вновь устроили продолжительную овацию с прославлениями Венценосца Колоссии.
        Когда хлопки и крики смолкли, Микита Нахалков патетически воздел руки вверх:
        - Чем мы можем отблагодарить Вессариона Вессарионовича Статина за его заботу о нас, простых смертных? Как мы можем выразить ему нашу любовь, преданность и восхищение? В нашей демократической Конституции записаны лишь требования почитать вставанием такие атрибуты государства, как гимн, флаг и герб. Но ведь Венценосец - это и есть сама Колоссия. Значит, почитать и любить его надо так же, как свою Родину. Поэтому я решил предложить на рассмотрение Государственной Мысли Колоссии следующий законопроект: встречать Венценосца при непосредственном лицезрении преклонением обоих колен, а при созерцании его светлого облика по телевидению - преклонением одного колена! Я уверен, что это мое предложение поддержат все истинные патриоты, беззаветно любящие Колоссию и великого Вессариона Вессарионовича Статина!
        И опять Акивуменко распорядился организовать овацию. Телевизионные камеры старательно фиксировали все происходящее.
        Микита Нахалков оглядел зал:
        - Спасибо, спасибо! Считаю ваши аплодисменты согласием с моими словами. По окончании нашей встречи я предлагаю всем присутствующим поставить свои подписи под обращением к Государственной Мысли Колоссии, чтобы ускорить прохождение столь важного для страны законопроекта...
        В этот момент откуда-то сзади послышался молодой, срывающийся от волнения голосок:
        - Позор предателю колосского народа!
        Вдоль прохода между креслами по направлению к сцене пролетел какой-то предмет. Несмотря на дальность расстояния, бросок оказался точны. Метательный снаряд, оказавшийся яйцом, попал точно в грудь Микиты Нахалкова и растекся по дорогому костюму бело-желтым пятном.
        Я, как и все, кто сидел в первых рядах, быстро обернулся. Охранники уже повисли на худощавом юноше, не давая ему сделать второй бросок. Юноша быстро затих, поняв, что сопротивляться рослым стражам порядка бесполезно.
        Побледневший Акивуменко бросился на сцену и начал своим носовым платком стирать остатки яйца с пиджака кинорежиссера, горестно восклицая:
        - Как же это? Простите, ради Бога, не доглядели! Сейчас я все подчищу!
        Помощники боблина также суетились вокруг Микиты Нахалкова, не столько помогая, сколько мешая друг другу.
        Юношу-яйцеметателя два охранника вели к выходу из зала, завернув руки за спину. Остальные люди в форме, размахивая дубинками, бегали по верхним рядам, должно быть, выискивали сообщников среди студентов.
        Когда юношу проводили мимо сцены, Микита Нахалков вскричал:
        - Ну-ка, подайте его сюда!
        Его лицо, совсем недавно улыбающееся и доброжелательное, теперь было перекошено гримасой безудержной ярости. Кинорежиссер сбежал вниз по ступенькам и с размаха ударил юношу кулаком в живот. Шум в зале моментально стих, все напряженно следили за происходящим. Юноша согнулся от боли, но охранники, завернув ему руки еще сильнее, вновь распрямили его. Микита Нахалков нанес еще несколько ударов по тщедушному беззащитному телу. Делал он это с видимым наслаждением, лицо кинорежиссера раскраснелось от удовольствия.
        - На, получай, получай! - приговаривал он после каждого удара.
        Охранники уже не знали, продолжать ли держать юношу, или защищать его от сыпавшихся ударов. Наконец, в происходящее вмешался Акивуменко со своей командой.
        - Довольно, довольно! - умоляющим тоном обратился боблин к Миките Нахалкову. - Тут же люди, тут же камеры...
        Кинорежиссер прекратил избиение и быстрыми шагами покинул зал. Охранники вынесли за дверь лишившегося чувств юношу.
        Акивуменко быстро крикнул:
        - Объявляется перерыв! Никому не расходиться!
        После чего помчался за Микитой Нахалковым. Его помощники поспешили следом.
        В актовом зале начался шум. Но никто не возмущался подлым поступком известного кинорежиссера, избившим беззащитного человека. Всех интересовало только, когда заплатят деньги. Начальники пятерок успокаивали своих подчиненных, убеждая их, что деньги заплатят после того, как все подпишутся под обращением в Государственную Мысль.
        Я почувствовал, что во мне закипает гнев. Диск от циркулярки в рюкзаке зашевелился, а с языка так и норовили сорваться слова: "Я иду во гневе своем". "Не смей! - приказал я сам себе. - Не здесь, не перед камерами!" Мне еще рано было объявлять войну всему этому подлому, мерзкому, лицемерному миру. Но и оставаться в зале мне было отвратительно. Я встал с кресла и пошел к выходу.
        - Ты куда?! - ухватила меня за рукав Прасковья Пубертатная.
        - В туалет, - бросил я в ответ.
        - Ну, иди, - разрешила начальница пятерки. - Только давай быстро!
        Возвращаться в зал я не собирался. Теперь я не смог бы взять в руки грязные боблинские деньги. Вначале я, действительно, направился в туалет, который находился неподалеку, в конце коридора. Но возле входа в мужское отделение стояли помощники Акивуменко.
        - Сюда нельзя! - остановили они меня. - Не видишь? Занято!
        Я понял, что внутри происходит серьезный разговор между руководителем "Марширующих" и кинорежиссером Микитой Нахалковым. Развернувшись и удаляясь от туалета, я краем уха услышал обрывок разговора помощников Акивуменко:
        - ...А мне Статин напоминает самодовольную крысу, заполучившую в единоличное распоряжение амбар с зерном...
        Гогот людей и боблинов заглушил продолжение фразы. В моей памяти возникли строки из "Дао-дэ-цзин": "Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют его любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те правители, которых народ презирает."
        Свободный туалет я нашел, поднявшись на этаж выше. Там я первым делом старательно вымыл ладони, испачканные рукопожатиями с членами движения "Марширующие". Затем я умылся, так как почти на физическом уровне ощущал на своем лице остатки атмосферы актового зала.
        В Главном Учебном Заведении Колоссии шла обычная студенческая жизнь. Молодые люди бегали по коридорам и по лестницам. Преподаватели вышагивали медленно и степенно. Я подумал, что всего через год мог бы вот так же, как они, учиться в Московском Университете и ни о чем не знать, ни о чем не думать... Но теперь я УЗНАЛ и научился ДУМАТЬ. Поэтому на окружавших меня людей и боблинов я смотрел, как на слепцов. Они суетились, торопились, мельтешили и считали свои мимолетные прихоти важнейшими делами во Вселенной. Но все они были всего лишь пешками в чужих руках. Да что там пешками, они были ничтожнейшими винтиками в глобальной игре правителей этого мира. В игре, которую я собирался прекратить.
        Мне не потребовалось задавать вопросы или использовать магию, чтобы отыскать дорогу к ближайшему буфету. Голод обострил мой нюх, и вскоре я уже стоял в очереди к кассе. Выглядывая через плечи стоявших передо мной людей и боблинов, я убедился, что Колосские деньги мало чем отличались от тех, что лежали у меня в кармане. Они назывались "дурбли" и "тупейки".
        Когда подошла моя очередь, я протянул кассирше самую крупную купюру и попытался внушить: "Это самые настоящие Колосские дурбли. Возьми их без сомнений и не забудь дать сдачу!" Все произошло так, как я и хотел. В результате не совсем законной операции я получил пару булочек с джемом, стакан кофе и полный карман настоящих Колосских денег. Не собираясь испытывать судьбу, я быстро удалился и поел на другом этаже.
        Интересно, думал я, что предпримет кассирша, когда обнаружит в своей дневной выручке купюру из другого мира - не дурблевую, а рублевую? И тут мне в голову пришла мысль, что по этой купюре, если начнется серьезное расследование, враги смогут выйти на мой след. Правда, сразу успокоил я сам себя, на это им потребуется немало времени. Меня уже не будет не только в ГУЗКе, но, скорее всего, и в Изначальном мире. Но на всякий случай я решил в следующий раз, если возникнет потребность в деньгах, использовать листок простой бумаги.
        Мне вспомнился эпизод из романа "Мастер и Маргарита". Я применил "черную магию", правда, без ее последующего разоблачения. Я мог расплачиваться деньгами, которые потом превращались бы в бумагу. Так кто же я - сам Воланд? Мне почему-то больше хотелось быть Мастером. Только был я Мастером без Маргариты. Поэтому, пожалуй, я не могу называться ни человеком, ни Дьяволом, ни Богом. Я - Калки, маг по крови. Я иду во гневе своем, чтобы наказывать зло и искоренять несправедливость!
        С этими решительными мыслями я вышел их ГУЗКа и отправился к другу Отшельника - Наулу Назелю.

* * *
        Мурава в общих чертах очень напоминала Москву, но в то же время я не переставал удивляться отличиям и несоответствиям в деталях. По улицам ездили похожие на жуков автомобили различных моделей и цветов. Привычные цвета светофоров - красный, желтый, зеленый - соответственно поменялись на красный, белый, синий. Расположение улиц и площадей возле ГУЗКа не соответствовало окрестностям МГУ в Москве. Рассчитывая выйти к станции метро "Университет" или ее аналогу в этом мире, я вместо этого оказался в районе высотных, недавно построенных, жилых домов.
        Хлопнув себя по лбу и обругав за несообразительность, я подошел к первому попавшемуся на пути газетному киоску и купил карту Муравы со схемой подземки (так здесь называлось метро).
        - Где тут улица Орешниковая, дом шесть, квартира восемнадцать? некоторое время я стоял и изучал карту, ориентируясь на местности. Потом я вышел на широкий проспект и зашагал по направлению к ближайшей станции подземки.
        Подземка Муравы была такой же красивой, как и московское метро. Мозаичные потолки, мраморные полы и стены, колонны, скульптуры и люстры превращали каждую станцию в огромный подземный дворец. Но этот роскошный фон входил в диссонанс с безликой массой пассажиров подземки: серые или бурые немаркие цвета одежды, осунувшиеся унылые лица, безразличные потухшие взоры.
        В подземке почти невозможно было встретить боблинов. В ГУЗКе соотношение людей и боблинов было примерно один к одному (при том, что боблины составляли около пяти процентов всех жителей Колоссии). На улице в автомобилях я видел почти одних только боблинов, люди владели лишь маленькими или старыми недорогими машинами.
        Поезда в подземке были переполнены, несмотря на то, что сейчас был день, и вроде бы все трудоспособное население должно было находиться на работе. В давке и толчее я проехал несколько остановок, потом пересел на другую линию и, наконец, вышел на нужной станции.
        Наул Назель жил в довольно старом районе Муравы, построенном в самом начале правления Уравнительной церкви, то есть около пятидесяти-шестидесяти лет назад. Семи- и шестиэтажные кирпичные дома стояли вдоль нешироких улочек и бульваров, утопая в зелени кустов и высоких деревьев. Здесь было тихо и спокойно, особенно после суеты ГУЗКа и сутолоки подземки. Старушки сидели на лавочках, дети бегали между деревьями. Машин было мало, и все они, судя по примитивным убогим формам, были местного колосского производства. В общем, это был старый "человеческий" район города, еще не измененный новой "боблинской" цивилизацией с обилием торговых киосков и с яркой безвкусной рекламой.
        Ориентируясь по карте, я без труда нашел нужную улицу и дом. Дальше я двигался осторожно, как тогда, когда пробирался в свою московскую квартиру. Как знать, может быть, враги опередили меня и устроили засаду в доме Наула Назеля? Но все было чисто. Остановившись перед дверью квартиры номер восемнадцать, я напряг свои магические чувства и выяснил, что внутри находится один боблин - мальчик лет девяти.
        Я нажал на кнопку дверного звонка.
        Мальчик подошел к двери и осмотрел меня через глазок:
        - Кто там?
        - Наул Назель здесь проживает? - спросил я.
        - Дедушки нет дома.
        - А где он?
        - На работе.
        - Когда он придет?
        - После восьми.
        - А можно ему позвонить? На работе у него телефон есть?
        Мальчик задумался, а потом ответил:
        - Мне не разрешают давать телефоны незнакомым людям!
        - Это правильно, - одобрил я. - Но у меня особый случай. Я приехал издалека, чтобы встретиться с твоим дедушкой. Он мне очень нужен.
        - Приходите после восьми! - не слишком дружелюбно отрезал маленький боблин.
        Я понял, что разговор с незнакомцем его пугает, и не стал продолжать допрос:
        - Хорошо, я ухожу. Когда твой дедушка придет домой, скажи, что его искал... Впрочем, ладно, я сам приду после восьми.
        Я вышел на улицу. Маленький боблин еще некоторое время смотрел в глазок, как будто боялся, что я вернусь с подкреплением и начну выламывать дверь квартиры.
        Я посмотрел на часы. Свободного времени у меня было более чем в избытке. Конечно, я мог бы заставить мальчика-боблина открыть мне дверь и подождать Наула Назеля внутри, но применять магическое насилие к ребенку посчитал недопустимым и неприемлемым. Кроме того, я хотел лучше узнать Мураву и потому решил совершить прогулку по городу.
        Начал я с центра Муравы: прошел по брусчатке Алой площади и посмотрел на величественную Цитадель - резиденцию Венценосца Колоссии и символ всей страны. Я едва удержался от того, чтобы магическим способом заглянуть за высокие кирпичные стены Цитадели. Мне подумалось, что тут, в средоточии государственной власти, как раз и могут находиться враждебные мне маги, ведущие на меня охоту. Мне не хотелось вступать с ними в борьбу до того, как я обрету достаточно сил и знаний.
        Поэтому я покинул Алую площадь и пошел по Тварьской улице, разглядывая витрины роскошных магазинов и вывески дорогих ресторанов. Посещать подобные заведения могли лишь боблины. Они выходили из огромных шикарных лимузинов в сопровождении телохранителей и, не глядя по сторонам, входили в распахнутые предупредительными швейцарами двери.
        Разрыв между богатыми боблинами, облюбовавшими центр Муравы, и нищими людьми, изгнанными на окраины города, был огромен и непреодолим. Боблины чувствовали себя абсолютными хозяевами страны. Казалось, они не задумывались о том, насколько шатка их власть, держащаяся на лжи и обмане. Они словно стремились и своим ухоженным видом, и дорогой одеждой, и автомобилями, и охраной, и украшениями подчеркнуть свое превосходство над людьми. Люди, которые ходили по Тварьской улице, могли лишь снаружи рассматривать недоступные магазины и рестораны.
        Конечно, справедливости ради надо упомянуть, что я видел и богатых людей, но все равно выглядели они не так важно, солидно и нагло, как боблины. А вот изредка встречавшиеся мне бедные боблины от людей практически ничем не отличались. Видимо, они считались изгоями среди своих преуспевающих сородичей, так как, подобно людям, придерживались устаревших и немодных понятий доброты, честности и порядочности.
        Прогуливаясь по Тварьской улице, я купил несколько газет, сел в сквере на лавочку и начал изучать политическую ситуацию в стране. Нового я узнал немного. Все газеты начинались с прославления мудрых высказываний Венценосца Вессариона Вессарионовича Статина и его великих деяний на благо Колоссии. Потом шли статьи, посвященные экономическим вопросам, в них говорилось о неуклонном росте благосостояния всего колосского народа. Затем следовали новости международной политики. Тут уже наблюдалось некоторое разнообразие во мнениях. Империку можно было либо безудержно хвалить, либо мягко упрекать за невнимание к нуждам Колоссии, то есть за предоставление недостаточно крупных кредитов. О странах Еропки писали и хорошее, и плохое. Про Язвию и Аффигу писали мало, видимо в нынешний момент Колоссия не имела с ними тесных контактов. Заканчивались все газеты одинаково: криминальной хроникой и пошлыми тупыми анекдотами.
        Выбросив просмотренные газеты в урну (где им и было самое место), я продолжил свою пешую прогулку. Я не просто смотрел по сторонам. Я прислушивался к обрывкам разговоров, я впитывал в себя атмосферу города атмосферу не только физическую, но и духовную, мыслительную. Через некоторое время я стал понимать настроения и нужды окружавших меня существ, от богатых боблинов, сидевших за столиками в ресторанах и не подозревавших о моем существовании, и до нищих людей, копошащихся возле мусорных баков тех же самых ресторанов и также не обращавших на меня внимания.
        Я так увлекся прогулкой, что не заметил, как наступил вечер. Центр Муравы осветился множеством огней: рекламными вывесками, подсвеченными витринами, уличными фонарями, фарами автомобилей. Я любовался красотой вечернего города, но при этом помнил, что все это великолепие предназначено лишь для правящей боблинской верхушки. Действительно, вечером на центральных улицах людей почти не осталось. Зато количество нарядно одетых боблинов и их дорогих автомобилей возросло несколько раз. Боблины съезжались в ночные клубы, казино и рестораны, где собирались весело прокутить украденные у людей деньги.
        Посмотрев на часы, я с некоторым удивлением обнаружил, что идет уже десятый час. Наул Назель давно должен был вернуться домой. Я поспешил к ближайшей станции подземки. Выйдя на улицу в нужном мне районе, я поразился контрасту между переливающимся разноцветными огнями центром и непроглядной темнотой жилого района. Уличных фонарей было немного, да то свет давал только один из трех. Лампы в стальных двух отсутствовали или были разбиты. Так что улица освещалась лишь светом из окон домов.
        Не забыв принять все необходимые меры предосторожности, я дошел до двери в квартиру Наула Назеля.
        - Черт! - непроизвольно вырвалось у меня, когда я обнаружил, что нужного мне боблина в квартире нет. Внутри находились лишь уже знакомый мне мальчик и женщина средних лет - очевидно, дочь Наула Назеля и мать мальчика.
        Я позвонил. Шаркая уставшими ногами, женщина подошла к двери и спросила:
        - Кто там?
        - Мне очень нужно встретиться с Наулом Назелем, - ответил я. - Я уже заходил днем.
        - Знаю, Напан мне рассказал. Зачем вам мой отец?
        - К сожалению, я не могу этого сказать. У меня дело исключительно личного характера. Может быть, вы откроете дверь? Я мог бы подождать внутри.
        - Отца сегодня не будет. Прямо с работы он уехал на дачу.
        - На дачу?! Пожалуйста, дайте мне адрес!
        Женщина задумалась, а потом четко и раздельно произнесла:
        - Извините, но адреса я вам не дам! Если бы отец считал нужным, он сам сообщил бы вам его.
        - Но я ведь никогда раньше его не видел! - вырвалось у меня.
        Женщина насторожилась:
        - Тогда зачем вы пришли сюда?
        Я понял, что разговор заходит на второй круг. Мне не хотелось применять силу к этим боблинам, и без того несчастным и запуганным. Поэтому я спросил:
        - Когда ваш отец вернется с дачи?
        - Думаю, завтра вечером, после восьми.
        - А если завтра он опять отправится на дачу?
        - Ничем не могу помочь! - в голосе женщины послышалось нетерпение. Наш разговор ей определенно не доставлял удовольствия.
        - Хорошо, я приду завтра, - вынужден был согласиться я, и начал спускаться по лестнице.
        За дверью мальчик спросил:
        - Мам, кто это был?
        - Не знаю. И тебе об этом думать незачем. Мало ли разных людей ходит вокруг...
        Я вышел на улицу и медленно побрел, куда глаза глядят. Я не знал, куда мне податься. Я, маг по крови, умеющий открывать двери в другие миры, не мог найти места для ночлега. Я мог бы вернуться в московскую квартиру, но это было слишком опасно. Я мог бы подыскать пустующее помещение здесь, в Мураве, и проникнуть в него с помощью магии. В конце концов, я мог воспользоваться ключом на остров Вечного Ребенка, но я не хотел встречаться с чересчур "законопослушным" магом до того, как найду тетю Вику и Отшельника.
        Окна домов постепенно гасли, погружая во тьму пустынные улицы района. Я уже начал прощупывать своим магическим чувством окрестные дома в поисках пустой квартиры, где можно было бы расположиться на ночлег, когда мое внимание привлекли подозрительные звуки. Подумав, что в темноте меня окружают спецназовцы, я выхватил из кармана нож-"бабочку" (на то, чтобы достать из рюкзака диски, времени не было) и приготовился к защите и к контратаке.
        Звуки приближались, и вскоре я выяснил их причину. Ко мне она не имела никакого отношения. Четверо шестнадцати-семнадцатилетних парней гнались за девочкой-боблинкой лет тринадцати.
        Я слышал топот их ног и учащенное дыхание.
        Люди обменивались короткими приглушенными криками:
        - Загоняй ее в тупик!
        - Заходи справа!
        - У восьмого дома мы ее перехватим!
        Девочка бежала молча. Я не знаю, почему она не звала на помощь. Может быть, она была уверена, что ночью в Мураве никто не придет к ней на выручку.
        Я выступил из темноты, когда девочка поравнялась со мной. Она, видимо, подумала, что я один из ее преследователей. Юная боблинка как-то по птичьи взвизгнула, отпрянула в сторону, споткнулась и начала падать на асфальтовую мостовую... Почти не осознавая, что делаю, я ухватил ее за курточку не руками (до девочки дотянуться я бы не успел), а силой магии. Падение прекратилось, и боблинка зависла над мостовой под углов в сорок пять градусов. Затем я потянул курточку вверх и поставил девочку на ноги.
        - Стой на месте! - велел я, хотя боблинка и без того не могла пошевелиться.
        Все это произошло в течение нескольких мгновений. Преследовавшие девочку люди появились спустя несколько секунд. Увидев меня и стоявшую рядом боблинку, они замедлили шаг. Я ощутил исходивший от них омерзительный запах кислого пива и дешевых сигарет.
        - Здорово, что ты ее поймал, - сказал один из парней.
        - Сейчас мы посмотрим, правда ли, что у всех боблинов сзади имеется маленький хвостик, - с мерзкой ухмылкой произнес второй подонок.
        Третий мерзавец обратился прямо к девочки:
        - Ну-ка, сними трусики, покажи нам, что у тебя сзади... и спереди.
        Я выступил вперед, загораживая девочку:
        - Стойте!
        - Чего-чего? - непонимающе переспросил парень, шедший впереди.
        Я сделал сразу несколько вещей: во-первых, изобразил на лице свою "фирменную" улыбку; во-вторых придал своей фигуре устрашающие свойства индуистских богов; в-третьих, выпустил из рук "бабочку", которая, как и подобает одноименному насекомому, запорхала перед лицами подонков, угрожающе выставив лезвие и щелкая друг о друга половинками рукоятки.
        Люди-ублюдки от ужаса застыли на месте с вытаращенными глазами. В этот момент из их голов выветрился не только алкоголь, но и остатки разума.
        - Я иду во гневе своем! - веско сказал я. - Прочь, скоты, пока я не отнял ваши души!
        Парни ринулись прочь, издавая нечленораздельные звуки, похожие на поскуливание или подвывание. Девочка за моей спиной также вскрикнула, но не от страха, а, скорее, от восторга.
        "Бабочка" вернулась в мою ладонь. Я повернулся к юной боблинке и мягко, успокаивающе произнес:
        - Зачем же ты ходишь по улицам так поздно?
        - Я засиделась у подруги... - начала оправдываться девочка, и только потом сообразила, что вообще-то следовало меня поблагодарить: - Спасибо! Огромное спасибо!
        - Да ладно, пустяки, - немного смутился я от взгляда больших сияющих глаз.
        Теперь в скупом свете немногочисленных окон я разглядел, что девочка, несмотря на оттопыренные ушки и увеличенные зубки, довольно миловидна. Возможно, она была не чистой боблинкой, а полукровкой. Чем-то неуловимым она напомнила мне Рамдану.
        - Давай, я провожу тебя до дома, - предложил я.
        - Спасибо, - сразу согласилась девочка. - Я живу тут, совсем рядом.
        - Вот и отлично, - я протянул руку. - Меня зовут Калки.
        Боблинка вздрогнула, но безбоязненно и даже с какой-то непонятной мне гордостью вложила свою ладошку в мою ладонь:
        - А меня зовут Цедария.
        - Вот и познакомились, - подытожил я. - Ну, где ты живешь?
        Цедария, действительно, жила неподалеку, через два дома. Наверное, убегая от подонков, она рассчитывала добежать до квартиры раньше, чем они ее настигнут. У нее могло получиться - ножки у девочки были длинными и проворными... но она могла и не успеть.
        - Калки, ты правда смог бы убить их всех? - наивно и бесхитростно спросила Цедария.
        Не желая врать и лукавить, я честно ответил:
        - Сегодня утром я убил пятерых спецназовцев: двух людей и трех боблинов. Вчера я убил оборотня. Так что этих подонков я уничтожил бы, не колеблясь.
        - Вот здорово! - восхитилась девочка. - Ты обязательно должен зайти ко мне домой.
        - Вот еще... - с неохотой отозвался я.
        - Обязательно-обязательно! - затараторила юная боблинка. - Мой папа будет рад видеть тебя.
        Она потянула меня за руку в подъезд. Я уступил ее напору и позволил довести до двери в квартиру. Девочка открыла замок ключом, распахнула дверь и с порога закричала:
        - Папа, мама, я встретила СУДЬЮ!
        Слово "судья" она произнесла с необыкновенной значительностью. В коридор выскочили родители Цедарии: отец-боблин и мать-человек. Увидев меня, они замерли, а потом пригласили в дом.
        Все еще нерешительно я переступил порог:
        - Извините, это не моя идея...
        - Папа, это самый настоящий СУДЬЯ! - возбужденно говорила девочка. - Он только что спас меня от четверых здоровенных мальчишек! Он владеет разящим мечом! Он поднял меня, не прикасаясь руками! Он сказал СЛОВА! Он сказал ТЕ САМЫЕ СЛОВА!
        - Цедария, я же много раз говорил, что ты не должна обсуждать эти вещи при посторонних! - строго сказал отец.
        - Калки не посторонний! - воскликнула девочка.
        - Калки? - отец внимательно посмотрел на меня. - Молодой человек, откуда вы знаете это имя?
        - Это мое имя, - ответил я.
        - Не может быть! - боблин отступил назад, то ли из страха, то ли желая разглядеть меня получше.
        Я понял, что у меня появился шанс разузнать кое-что важное. Из слов девочки я понял, что ее родители знали нечто такое, что скрывали от обычных людей. Поэтому я повел рукой и заставил подняться в воздух первый попавшийся на глаза предмет - рожок для одевания обуви.
        У боблина и его жены подкосились ноги и остекленели глаза. Наверное, когда тетя Вика убила ножом оборотня, у меня был точно такой же вид.
        - Вот видите! - с гордостью произнесла Цедария. - Что я вам говорила? Это самый настоящий СУДЬЯ!
        - Я иду во гневе своем... - начал было я, но стоило мне только произнести эти слова, как родители девочки без чувств повалились на пол.
        - Прошу прощения! - сказал я, хотя слышала меня одна лишь Цедария.
        Юная боблинка не растерялась, не испугалась и рассердилась.
        - Давай отнесем их в комнату! - обратилась она ко мне.
        Чувствуя свою вину за беспомощное положение родителей девочки, я напрягся, представляя, что тяну вверх их за одежду. Сначала я поднял отца и, сопровождаемый Цедарией, транспортировал его в комнату, чтобы положить на большую двуспальную кровать. Потом я повторил то же самое с ее матерью и разместил женщину на кровати рядом с мужем.
        - Пошли на кухню! - деловито распорядилась девочка.
        Там она налила из-под крана стакан холодной воды.
        - Подожди пока тут! Я подготовлю родителей к встрече с тобой.
        - Ну, подготовь... - согласился я.
        Вскоре из комнаты послышались приглушенные голоса. Я не стал прибегать к магии, чтобы подслушать содержание разговора. Я и без этого знал, что Цедария рассказывает родителям подробности нашей неожиданной встречи. Сам же я в этот момент думал о причудах судьбы, которая не позволила мне встретиться с Наулом Назелем, но зато организовала знакомство с не менее интересной семьей Цедарии. Несомненно, родители девочки были людьми образованными и, наверняка, обладали важными для меня знаниями. Я был бы рад уже тому, если бы они мне объяснили, почему все боблины так реагируют на фразу: "Я иду во гневе своем".
        Глава 6.
        Мифы об истории.
        Квартира, в которой я оказался, была маленькой, небогато обставленной, но зато чистой и уютной. Сидя на кухне, я видел, что почти весь коридор занимают стеллажи с книгами, упирающиеся в потолок. От нечего делать я начал изучать надписи на корешках книг. Вообще, я давно заметил, что количество и подборка книг в доме (а тем более, их отсутствие) очень много могут поведать о хозяевах: об их интересах, образовании, интеллектуальном уровне.
        Подавляющее большинство книг в доме Цедарии было посвящено истории Изначального мира. Здесь имелись и серьезные научные труды, и научно-популярные книги, и даже исторические романы. На отдельных полках располагались издания, посвященные истории религий и мифам разных стран и народов. Судя по всему, исторические исследования во всех формах и направлениях были предметом главного, и, скорее всего, единственного интереса родителей девочки.
        Правда, меня несколько смутила серия книг А. Кунина о приключениях Петра Эрастовича Шпандорина (на корешках было написано: "Пет. Эраст. Шпандорин") и сочинения Джинсии Роуминг о Грабле Пиддере. Присутствие подобных книг на полках свидетельствовало о том, что даже такие образованные и разумные люди, как родители Цедарии, поддаются рекламному внушению и манипулированию сознанием.
        Через некоторое время на кухню вбежала Цедария:
        - Пойдем!
        Я поднялся и пошел в комнату. Родители девочки, до того сидевшие на кровати, встали мне навстречу.
        - У меня нет слов, чтобы выразить всю благодарность за спасение Цедарии! - горячо воскликнул отец, схватил и затряс мою руку.
        Мать сквозь слезы лишь бормотала:
        - Спасибо, спасибо, спасибо...
        Я немного смутился:
        - Да, ладно... чего там...пустяки...
        - Мыстр Умаевич Соображаев, - представился отец Цедарии. - А мою жену зовут Алевтина Иоанновна. Ты можешь звать нас Мыстром и Алевтиной.
        - Хорошо, а я - Калки, - я еще раз назвал свое имя.
        Родители Цедарии уставились на меня, словно ожидали, что я добавлю что-нибудь еще. Но я промолчал, боясь вновь ввергнуть их в бессознательное состояние.
        Неловкую затянувшуюся паузу нарушила Алевтина.
        - Пойду, поставлю чай! - с несколько наигранной беззаботностью произнесла она. - Цедария, пойдем со мной, ты мне поможешь!
        - Мама, я хочу остаться тут! - заявила девочка.
        - Не спорь! Пошли на кухню!
        Они вышли из комнаты, причем Алевтина закрыла за собой дверь.
        Мыстр указал мне на кресло, стоявшее возле кровати:
        - Садись, пожалуйста!
        Я опустился на мягкое сидение и откинулся на спинку. Сам Мыстр сел на кровать, нагнулся ко мне и тихо сказал:
        - Я много раз готов повторять, что моя благодарность тебе не имеет пределов. Но скажи мне, пожалуйста, зачем ты пользуешься этим именем? Конечно, я понимаю, что ты, наверняка, интересовался боблинской мифологией. Я видел, что ты довольно ловко умеешь проделывать разные фокусы. Но есть слова, которые опасно произносить.
        Несомненно, родители Цедарии все еще не понимали, КТО пришел в их дом. Чтобы получить от них нужную мне информацию, я должен был доказать, что на самом деле являюсь тем, кем назвался.
        - Я - Калки, - повторил я.
        Затем я приложил усилие и слегка приподнял кресло, на котором сидел. Это оказалось нетрудно. Для магии вес предметов не имел значения. Правда, долго держать кресло в воздухе я пока не мог. Но, потренировавшись, овладел бы этим искусством и смог бы, подобно Браспасте, создавать летательные аппараты из любых подручных средств.
        Мыстр в изумлении откинулся назад:
        - Как ты это делаешь? Что это за фокус?
        - Это не фокус. Это магия. - Я опустил кресло на пол. - Что еще я должен сделать, чтобы вы мне поверили?
        Боблин обхватил голову обоими руками и закачался из стороны в сторону:
        - Это немыслимо, это невозможно! Это разрушает все, что я знал до сих пор! Это противоречит основам бытия!
        - Мне не хотелось вас расстраивать, - вклинился я в его стенания, - но правда есть правда.
        Мыстр застыл на месте:
        - Ты хоть представляешь, ЧТО я сейчас испытываю?
        - Очень хорошо представляю. Всего неделю назад я сам был вполне обычным человеком. .
        В этот момент в комнату вошли Алевтина и Цедария.
        - Пора пить чай! - объявила хозяйка дома.
        - Спасибо, дорогая, но сейчас мы подошли к самому главному. Садись, послушай нашего гостя.
        В нескольких словах я рассказал о том, что со мной произошло. Многие события я упоминать не стал и не назвал конкретные имена. Но и рассказанного оказалось достаточно для того, чтобы привести Мыстра и Алевтину в состояние, близкое к шоку. Цедария выслушала мое повествование совершенно спокойно, словно речь шла о загородной прогулке. Ее детское восприятие мира было более гибким и восприимчивым, она еще не начала мыслить застывшими шаблонами и догмами.
        - ...Вот потому-то я и оказался вечером возле вашего дома, - закончил я повествование. - Кстати, вы случайно не знакомы с Наулом Назелем?
        - Нет. Почему-то большинство людей уверено, что все боблины знакомы друг с другом, как члены одной семьи.
        - Я так не думаю, - поспешил заверить я. - Просто некоторые ваши слова показали мне, что вы, так же, как и Наул Назель, обладаете некоторыми специфическими знаниями.
        Мыстр пожал плечами:
        - С Наулом Назелем я не знаком, хотя, возможно, у нас нашлось бы много общих интересов. К сожалению, мы не можем открыто искать единомышленников. Наоборот, каждый стремится скрывать свой интерес к некоторым областям знаний.
        - Например, к древней боблинской мифологии? - я постарался перевести разговор на интересующую меня тему.
        - Эта мифология не столько боблинская, сколько очень-очень древняя.
        - Вы мне о ней расскажете? Что связывает меня с древними мифами?
        Наступила тишина. Мыстр переглянулся с женой и проговорил:
        - Мы пока должны осмыслить все услышанное и подготовиться к ответу. Пойдемте, выпьем чаю!
        Мы отправились на кухню, где на столе уже были расставлены заварной чайник, четыре чашки, блюдо с нарезанным белым хлебом, масло и варенье.
        - Извини за небогатое угощение, - смущенно обратилась ко мне Алевтина. - Сейчас я еще раз вскипячу воду.
        Она поставила чайник на плиту, работающую на нафтелине. В Москве, благодаря тете Вике, я лишь из газет и телепрограмм знал, что такое нужда и бедность. Теперь же я оказался в гостях у небогатой, но очень достойной и благородной семьи. Они готовы были поделиться со мной всем, что у них было. Мне очень захотелось сделать этой семье что-нибудь приятное, например, вкусно накормить...
        Свет на кухне мигнул, и через мгновение на столе возник большой торт, украшенный кремовыми цветами и шоколадными фигурками. Я сразу понял, что это не майя. Торт был абсолютно реален, в мои ноздри проник исходивший от него тонкий аппетитный аромат. Я понял, что открыл в себе еще одну магическую способность - создавать предметы силой своего желания.
        Родители Цедарии были на грани обморока. Но сама девочка, казалось, восприняла появление торта как вполне нормальное событие. Она тотчас же отрезала себе кусок, положила на блюдце и воткнула в него ложку.
        Алевтина пришла в себя и сказала дочке:
        - Что нужно сказать?
        Цедария замерла с поднесенной ко рту ложкой:
        - Спасибо!
        После чего отправила в рот кусок торта.
        - Шпашибо, ошень вкушно, - произнесла она через пару секунд.
        - Э-э-это невозможно, - слегка заикаясь, пробормотал Мыстр.
        Тем не менее от также взял кусок торта, положил себе в тарелку и недоверчиво отщипнул ложечкой маленький кусочек, словно боялся, что тот вот-вот исчезнет:
        - И правда, очень вкусно!
        - Это что, чудо? - спросила Алевтина.
        - Это магия, - объяснил я, также пробуя торт. Он, действительно, оказался превосходным.
        По лицам родителей Цедарии я понял, что они до сих пор не могут поверить в происходящее. Они придерживались рационалистического взгляда на окружающий мир и попросту не воспринимали того, что выходило за рамки их представлений. А ведь это были лучшие представители среди боблинов и людей, знающие истинную историю, которую принято было называть мифологией. Что же тогда говорить об остальных жителях Колоссии и всего Изначального мира? Разве готовы они к пониманию правды?
        Во время чаепития мы обменивались короткими, ничего не значащими фразами. Весь торт съесть не удалось, и большую его половину Алевтина убрала в холодильник.
        По окончании ужина мать сказала Цедарии:
        - Помой посуду и ложись спать! А мы с твои отцом поговорим с... с Калки.
        - Я тоже хочу послушать! - надулась девочка.
        - Тебе завтра надо в школу идти.
        - А вам - на работу!
        - Мы - взрослые, а ты еще маленькая. Ты должна соблюдать режим дня и слушаться родителей.
        Я мог бы сказать, что в Детском мире ровесницы Цедарии уже заводили детей, но тактично промолчал.
        Обиженная девочка с нарочитым грохотом собрала чашки и свалила их в раковину. А мы с ее родителями отправились в комнату. Мыстр ненадолго задержался в коридоре, он поднялся на цыпочки и снял с верхнего стеллажа толстую пачку бумажных листов.
        В комнате я вновь уселся в кресло, а Мыстр и Алевтина разместились на кровати. Боблин посмотрел на свою жену и глазами указал ей на пачку бумаги, лежащую на коленях. Алевтина кивнула головой. Я терпеливо ждал, наблюдая за этими безмолвными переговорами.
        Мыстр протянул мне листы бумаги:
        - Вот, Калки, здесь содержаться ответы на многие вопросы.
        Оказалось, что это были ксерокопированные страницы какой-то древней книги. На листах бумаги отпечатались неровные пергаментные страницы, плотно исписанные непонятными письменами. Письмена были непонятными, но не незнакомыми. Точно такие же я видел на волнистых лезвиях ножей, которыми меня стремились проткнуть оборотни.
        Я быстро пролистал пачку листов, но не обнаружил ничего кроме непонятных букв и символов. Я не встретил ни одного рисунка, ни одной схемы, ни одной карты.
        Я вопросительно посмотрел на Мыстра:
        - Что это?
        Тот заметно удивился:
        - Разве ты сам не можешь прочитать текст?
        Я попытался сосредоточить на незнакомых буквах свои магические способности. На мгновение мне показалось, что знаки как будто начали меняться, превращаясь в знакомые мне символы... Но, стоило мне только моргнуть, как они вернулись в исходное состояние. Я попробовал снова сосредоточиться, но больше у меня не возникло даже иллюзии узнавания.
        Мыстр, наверняка, по выражению моего лица догадался, что текст остался для меня непонятен. Мне показалось даже, что боблин испытал от этого некоторое облегчение.
        - Так что же это? - повторил я свой вопрос.
        - Это очень древняя рукопись. Вернее, ее ксерокопия. Сама рукопись хранится в Государственном архиве Колоссии, и очень немногие знают о ее существовании.
        - Эта книга такая засекреченная? - спросил я.
        - Нет. Скорее, наоборот. Никто никогда ею не интересовался. Алевтина одно время работала в архиве и случайно ее обнаружила. Когда она рассказала мне о находке, я сразу понял, что к нам попала бесценная научная информация. Кстати, со своей женой я познакомился в ГУЗКе. Мы вместе учились на историческом факультете. Сейчас я преподаю историю в школе, а Алевтина работает корректором в одном издательстве. Ей пришлось уволиться из Государственного архива, так как там не просто была издевательски мизерная зарплата, но даже ее задерживали на несколько месяцев...
        Алевтина положила руку на плечо мужа:
        - Мыстр, ты сбился с мысли. Так мы и до утра не закончим.
        - Ах, да! - спохватился боблин. - Так вот, в этой книге содержатся пересказы древних мифов и легенд. Она написана на древнетаркасском языке. Я даже не представляю, каким чудом книга оказалась в Колоссии.
        - Что это за язык такой?
        - Таркас - одно из древних боблинских государств, прекратившее свое существование около трех тысяч лет назад. Его захватило, разорило и уничтожило соседнее боблинское государство - Ирсэль. По крайней мере, так записано в древних хрониках. Но хроники имеют всего лишь двухтысячелетнюю давность, так что и они весьма недостоверны. То, что записано в таркасской книге - это пересказ еще более древних, чем сам Таркас, мифов и легенд. Точнее, их называют мифами. А еще точнее, всем очень хотелось бы называть их мифами. Современная наука Изначального мира считает древние мифы собранием сказок. Современные религии в некоторой степени основываются на мифологии, но, естественно, трактуют и переделывают ее в своих собственных целях. То, что ты держишь в руках, Калки, это наиболее древнее и потому наиболее достоверное изложение древнейшей истории Изначального мира. Неизвестный таркасский автор жил в эпоху, когда эти сказания вытеснялись молодыми и агрессивными религиозными течениями. Поэтому он, опасаясь преследований, использовал множество иносказаний и ссылок на другие, недошедшие до нашего времени книги.
Прочтение и расшифровка этого текста - главное дело всей нашей жизни.
        Я сказал:
        - Очень интересно. Но какое отношение все это имеет ко мне?
        Мыстр торжественно произнес:
        - В этой книги рассказывается о временах, когда Изначальным миром правили маги!
        Я почувствовал, что сердце мое забилось от предвкушения.
        Боблин продолжил:
        - Я так долго подходил к самому содержанию книги для того, чтобы ты, Калки, понял, что я не могу гарантировать полную достоверность своего перевода, и уж, конечно, не могу гарантировать достоверность того, что в книге написано. Вообще книга - это собрание отрывочных рассказов о деяниях магов, героев и правителей древних государств. По этим отрывкам я составил более или менее целостную картину древнейшей истории Изначального мира, если, конечно, можно считать мифы отражением реально происходивших событий.
        Видя, что я нетерпеливо заерзал в кресле, Мыстр заговорил чуть быстрее:
        - В древнем Изначальном мире магия была так же естественна, как и современная техника. Но, в отличие от машин, сверхъестественными силами могли пользоваться лишь немногие избранные - то есть, собственно, маги. В древние времена мир был четко разделен на государства боблинов и государства людей. В государствах боблинов власть принадлежала землевладельцам, купцам и магам, то есть эти страны с современной точки зрения являлись республиками. А человеческие государства были монархиями, там единолично правили цари, короли, князья. В одних странах цари были могущественными магами, в других военными предводителями. Как это обычно бывает, в мифах те времена именуют "золотым веком". Правители тогда были мудрыми и справедливыми, подданные честными и трудолюбивыми.
        Я скептически скривил губы. Мыстр кивнул, соглашаясь с моими невысказанными сомнениями:
        - Конечно, это был никакой не "золотой век". Из тех же мифов следует, что в мире существовали и зависть, и злоба, и подлость. Но благородные герои неизменно побеждали своих врагов и всегда восстанавливали порядок и справедливость. Но потом все изменилось. Пока людей и боблинов было мало, земли и пищи хватало всем. Но, когда численность населения стала возрастать, возникли споры и приграничные конфликты. И началась эпоха войн. Сражения следовали одно за другим. Все воевали против всех. Временные союзники норовили воткнуть друг другу нож в спину. Магия превратилась в чудовищное по своей разрушительной силе оружие. Так продолжалось очень долго, пока, очнувшись от безумного смертоубийства, люди и боблины не обнаружили, что в живых их осталось много меньше, чем было во времена "золотого века". А выживших магов, вообще, можно было пересчитать по пальцам. Тогда маги решили, что никогда больше не будут использовать свои силы для войн и для насилия. Они перестали демонстрировать свое могущество обычным смертным, чтобы не распалять в них зависть, страх и злобу.
        Я кивнул головой, обнаружив в рассказе Мыстра некоторые совпадения со словами Маркандеи.
        Боблин продолжал:
        - После эпохи войн много веков ушло на то, чтобы восстановить и воссоздать новый мир. Возникли новые государства, новые правящие династии. Магия и маги превратились в мифы и легенды. Но рассказы о сверхъестественных силах и существах не исчезли бесследно. Они трансформировались в истории о богах и демонах, которые либо помогали, либо вредили людям. Разумеется, "богами" стали те маги, которые некогда сражались на "своей" стороне, а в "демонов", соответственно, превратились маги противников.
        - То есть, "боги" людей - это "демоны" боблинов, и наоборот? - спросил я.
        - Это очень условное обобщение. Ведь в эпоху войн и люди сражались против людей, и боблины - против боблинов. Кроме того, на обломках древних стран возникли смешанные человеческо-боблинские государства, где мифы и легенды, пройдя через века и через уста сотен рассказчиков, стали настолько запутанными и противоречивыми, что совершенно утратили связь с прошлыми реальными событиями. Короче, вместо историй о прошлом возникли мифы и легенды, которые затем начали трансформироваться в религии. Вот именно в это время и были написана таркасская книга мифов. Реальные события прошлых веков в ней уже представлены в виде волшебных историй, со свойственными им преувеличениями, иносказаниями, условностями. Собственно, современная наука и считает эти истории мифами. Пожалуй, я - один из немногих, кто пытался исследовать мифы с точки зрения реконструкции реальных событий. К сожалению, мои теории официальная наука называет полнейшим бредом и мистификацией. Мне не позволили работать в Историческом научно-исследовательском институте, поэтому я вынужден был устроиться в школу обычным учителем.
        Я вспомнил рассказ Отшельника и спросил:
        - А вам никогда не казалось, что "бредом" ваши исследования называют именно те ученые, которые сами верят в реальность магов и магии? Не участвуют ли они в общем заговоре, который утаивает от жителей Изначального мира их истинную историю?
        - Я об этом как-то раньше не думал, - немного растерялся Мыстр. Хотя... подожди. Вполне возможно, что ты прав. Историческим исследованиям в первую очередь противятся и мешают самые высокопоставленные ученые профессора и академики - которые сотрудничают с государственной властью, получают от нее немалые деньги и привилегии.
        Алевтина задумчиво произнесла:
        - Все мы живем в мире лжи и молчания. Нам не позволяют знать свою историю, нам не дают задумываться о настоящем. Все это делается для того, чтобы мы не старались сделать будущее таким, как хочется нам, а не таким, как выгодно нашим правителям.
        - Увы, все это так, - покачал головой Мыстр. - Наши современники - и боблины, и люди - не имеют представления о том мире, в котором живут. Они знают только то, чему их учили в школе. История переписана в интересах правящей верхушки и на девять десятых сфальсифицирована. Современная наука превратилась в неподъемную и неподвижную глыбу, как будто ее усложнили нарочно, чтобы сделать недоступной для понимания и осмысления.
        - Но почему люди и боблины не знают о магии, если среди них всегда жили маги? - спросил я.
        - Мне кажется, что ответ на этот вопрос ты знаешь лучше, чем я. Насколько я понял, маги перестали вмешиваться в дела простых смертных. Хорошо это или плохо - не мне судить. Из мифологизированной истории нашего мира я знаю, что маги были хорошими и плохими. Возможно, недостаток доброй магии - это неизбежная плата за избавления от злой магии.
        Я решил задать не дававший мне покоя вопрос:
        - Тогда почему боблины так реагируют на фразу: "Я иду во гневе своем"?
        Мыстр слегка вздрогнул, но ответил:
        - Есть слова, которые связаны с какими-то очень яркими образами. Можно не верить в силу магии, но сказки, которые всем нам рассказывают в детстве, навсегда запечатлеваются в нашем сознании. Кое-кто из непризнанных ученых утверждает даже, что некоторая часть информации передается на генном уровне. К примеру, подавляющее большинство людей испытывает страх, даже когда видит змею по телевизору. Причем раньше они никогда не сталкивались со змеями в природе и, тем более, никогда не подвергались их нападению. Так почему же при виде змеи на экране у людей учащается пульс и замирает дыхание? Вот примерно то же самое происходит с боблинами, когда они слышать слова: "Я иду..." Ну, в общем, те, которые ты так часто произносишь. Рассказы о магах давно превратились в детские сказки или в религиозные культы. Но их влияние на людей и боблинов не ослабело. Подсознательные воспоминания не смогла вытравить даже современная материалистическая наука, отвергающая все сверхъестественное, а, точнее, все, что не укладывается в ее узкие рамки.
        - Значит, с этими словами связаны какие-то ужасные образы?
        Боблин замялся:
        - Вообще-то это не столько образы, сколько отражение наших потаенных страхов. Я уже говорил, что когда маги сошли с исторической сцены, их место заняли религиозные деятели: всякого рода пророки и проповедники. Древние знания стали основой для новых теологических построений. Возникли религии боблинов и религии людей. Они все больше и больше отличались друг от друга, так как постоянно переделывались и подстраивались под нужды правящих классов. Но в них сохранились и некоторые общие моменты. Так, например, почти в каждом религиозном учении говорится о конечности нашего мира. Утверждается, что мир будет разрушен, когда в нем не останется ни одного праведника. И тогда придет Судья...
        - Судья? - я вспомнил, что именно так представила меня Цедария своим родителям.
        - Да, Судья. На одном из ныне мертвых древнечеловеческих языков это имя звучит как...
        - Калки?
        - Совершенно верно. Но имя Калки ныне мало кому знакомо, тогда как о грядущем приходе Судьи слышали все, даже те, кто не верит ни в мифы, ни в нынешних богов. Судья придет... придет во гневе своем, чтобы наказать тех, кто погряз в грехах.
        - Подождите-ка, - прервал я боблина. - Если в мире не останется НИ ОДНОГО праведника, то, значит, Судья накажет ВСЕХ?
        - Вот тут начинается расхождение между религиями людей и боблинов. Боблинская религия настаивает именно на полном уничтожении всего мира. Люди создали более щадящую версию конца света. Согласно ей, Судья явится, чтобы наказать многих грешников и наградить избранных праведников. Его приход не означает абсолютного конца. Судья очистит мир, чтобы оставшиеся в нем праведники насладились всеми возможными благами и удовольствиями. Причем, разумеется, религиозные деятели утверждают, что спасутся лишь те, кто исповедует их единственно верное учение.
        Алевтина сказала:
        - Люди не так страшатся явления Судьи, потому что в их священном писании сказано: "Тот, кто знает за собой грехи, испытывает ужас, понимая, что пришел их палач. Тот, кто ведет жизнь праведную, радуется, видя, что явился заступник и защитник." А кто же считает себя грешником? Даже воры и убийцы, согласно доктрине человеческой религии, могут получить прощение грехов, если будут жертвовать деньги и ценности на церкви и храмы. Достаточно включить телевизор в какой-нибудь религиозный праздник, и в первых рядах молящихся обязательно увидишь главарей преступных группировок и членов Колосского правительства. Если самые главные преступники не считают себя грешниками, то что тогда говорить о более мелких правонарушителях?
        Мыстр усмехнулся:
        - Да, человеческая религия более терпима и не так бескомпромиссна. Кроме того, люди в большинстве своем далеко не так религиозны, как боблины. А в Колоссии, к тому же, семьдесят лет господства Уравнительной церкви, вообще, извратили понятия "греха" и "праведности".
        - А во что верят оборотни? - спросил я.
        Этот простой вопрос заставил родителей Цедарии заметно побледнеть. Справившись с волнением, Мыстр произнес:
        - Не надо лишний раз упоминать об оборотнях.
        - Но почему? Насколько я знаю, в современном мире оборотни имеют равные права с людьми и боблинами.
        - Да, это так. История людей и боблинов тесно переплетена с историей оборотней. И в мифах они упоминаются довольно часто. Но тем не менее мы не любим о них говорить. Это не страх, это... как бы это назвать...
        - Гадливость, - подсказала Алевтина. - Я бы назвала это гадливостью.
        - Совершенно точное определение! - радостно согласился Мыстр. - Мы очень мало знаем об оборотнях. Долгое время люди и боблины уничтожали оборотней без жалости и сомнений. Оборотней боялись и ненавидели. А с точки зрения существ, называющих себя "разумными", это вполне достаточные основания для преследований и убийств.
        Я подумал, что примерно так же истребители магов относятся ко мне. И оборотни помогают моим врагам, хотя, казалось бы, у нас имеется столько причин для сотрудничества. Но тут я вспомнил белесые трупы оборотней, когда они принимали свой естественный облик, и невольно передернул плечами, избавляясь от холодных мурашек, пробежавших по позвоночнику. Алевтина очень верно назвала это чувство "гадливостью". Я скорее поцеловал бы лягушку из болота, чем вступил бы с оборотнем в разговор. Но имел ли я право на подобное отношение к таким же, как и я, разумным существам? Конечно, они выглядели крайне неприятно и обладали недоступными мне способностями, но и сам я с точки зрения обычных людей и боблинов, скорее всего, казался чудовищем (не зря же это слово происходит от слова "чудо"). Я решил, что мне надо избавиться от многих предубеждений и заблуждений, которые могли помешать мне познать объективную истину.
        Наверное, мою задумчивость Мыстр и Алевтина приняли за дремоту. А, возможно, они сами давно хотели спать и потому искали повод, чтобы закончить затянувшуюся беседу.
        - Уже второй час ночи, - посмотрела на часы Алевтина. - Давайте-ка ложиться спать!
        Я решил, что это вполне недвусмысленный намек, и поднялся с кресла:
        - Да, мне пора.
        - Куда же ты пойдешь?
        - Ну, найду какую-нибудь пустую квартиру...
        Алевтина быстро заговорила, стремясь меня убедить:
        - Нет, мы не можем тебя вот так просто отпустить! Оставайся у нас! Ведь ты говорил, что Наул Назель появится только завтра вечером. Ты мог бы провести этот день у нас. У нас много книг. Я уверена, что они будут тебе очень интересны.
        Мыстр поддержал жену:
        - Конечно, оставайся! Я вспомнил! У меня ведь завтра нет занятий в школе. Я позвоню и отпрошусь. Сколько всего мне еще надо рассказать, сколько узнать!
        Соблазн был очень велик. Я вспомнил про обширную библиотеку семьи Соображаевых и подумал, что смогу отыскать в исторических книгах что-нибудь такое, на что обычно не обращают внимания обычные люди и боблины.
        Но для вида я продолжал колебаться:
        - Мне не хотелось бы вас стеснять. Как мы все тут разместимся?
        - О, с этим проблем не будет! - воскликнул Мыстр. - Обычно, когда у нас на ночь остаются гости, мы отдаем им эту комнату, а сами ложимся на полу в комнате Цедарии.
        Я изобразил смущение:
        - Но ведь Цедария давно спит. Стоит ли ее будить?
        - Спит она, как же! - улыбнулся Мыстр. - Могу поспорить, что она не пропустила ни одного слова из нашего разговора.
        Действительно, так оно и было. Несмотря на закрытую дверь, с помощью магии я давно заметил, что Цедария поставила в коридоре стул и расположилась на нем в пределах слышимости наших голосов. Наверное, она не раз уже следила за разговорами взрослых, раз родители так хорошо изучили ее привычки.
        - Цедария! - крикнула Алевтина. - Готовь матрасы, подушки и одеяла!
        Дверь в комнату распахнулась и на пороге появилась сияющая от радости девочка:
        - А можно, я тоже завтра не пойду в школу?!
        - Нет! - хором ответили Мыстр и Алевтина.
        - Ну и ладно! У нас все равно завтра всего пять уроков, так что к обеду я уже буду дома. Калки, ты еще не уйдешь?
        - Не уйду.
        - Вот и славно! - Цедария с преувеличенной хозяйственностью начала перетаскивать в свою комнату одеяла и подушки с родительской кровати.
        Алевтина тем временем доставала из шкафа чистое постельное белье:
        - Если хочешь, Калки, можешь принять душ.
        Еще бы я не хотел! День был длинным и тяжелым. После душа я с наслаждением вытянулся на широкой кровати. В комнате Цедарии еще слышались приглушенные голоса, а я уже погрузился в сон.

* * *
        Весь следующий день я провел в квартире семьи Соображаевых. Алевтина ушла на работу, Цедария отправилась в школу, а я занялся изучением библиотеки. Мыстр все время находился рядом, он подсказывал, в какой книге содержаться действительно интересные сведения, а в каких лишь пересказываются всем известные факты. Кроме того, он коротко пересказывал мне содержание книг, на прочтение которых потребовалось бы значительное время. С помощью боблина я довольно быстро изучил историю Изначального мира. Вернее, я ее не изучил, а углубил и расширил свои знания, ведь Отшельник уже вкратце ввел меня в курс дела.
        В истории Изначального мира было много почти точных совпадений с историей Земли. Причем совпадали не только факты, но и те домыслы и искажения, которые потом замещали истину в массовом сознании. Приведу один простой пример. Из исторических книг можно было узнать, что первое поселение на месте нынешней Муравы было основано боярином по имени Горка. Князь Юрий Загребущий, объезжая со своей дружиной свои владения, по достоинству оценил удачное расположение поселения. Он потребовал от своего боярина, чтобы тот уступил ему эти земли. Горка отказал. Тогда князь попросту велел казнить боярина в самом центре Муравы и присвоил себе все его владения. Место казни с тех пор называлось Алой площадью по цвету пролитой на ней крови. Таков исторический факт. Но в общественном сознании именно князь Юрий Загребущий считался основателем Муравы. Прогуливаясь по Тварьской улице, я видел его конную статую. Из убийцы и похитителя чужой собственности Юрий Загребущий превратился в благородного и дальновидного правителя.
        Все государства были построены на насилии и лжи. При помощи насилия алчные и жестокие князья захватывали власть над землями и народами, устанавливали свои законы и таким образом образовывали государства. Затем наступал черед лжи. С ее помощью потомки облагораживали деяния своих предков, превращали их в национальных героев и отцов-основателей.
        Еще на Земле я был знаком с сочинениями Маккиавелли про якобы заключенный "общественный договор" между народом и правителем. Это был типичный пример "промывки мозгов" с целью оправдания и доказательства необходимости государственной власти. В Изначальном мире также в избытке имелись подобные псевдонаучные, псевдоисторические и псевдофилософские книги. Их я просто пролистывал, не читая. В первую очередь меня интересовали сведения о древней истории. К сожалению, я не нашел ничего, кроме пересказов мифов и легенд разных народов. Да и то, все они были сокращены, урезаны и превращены в детскую сказочную литературу.
        Современная колосская наука (и, вообще, наука Изначального мира) изучала лишь так называемый "исторический период", то есть последние три-четыре тысячи лет. Никто не предпринимал попыток отыскать следы исчезнувших цивилизаций в отдаленном прошлом. А если такие попытки и делались, то не на научной, доказательной базе, а исключительно в виде фантастических гипотез. Мне даже показалось, что подобные псевдоисторические изыскания преподносились в заведомо искаженном и нарочито нелогичном виде. Возможно, это специально делалось для того, чтобы объявить ВСЕ исследования древней истории Изначального мира профанацией и лженаукой.
        Мало что дало мне и знакомство с современными религиозными представлениями Изначального мира. Все религии и церкви, при всем их многообразии, имели в своем основании человеческие или боблинские мировоззрения. Боблинские религии были более древними, но менее распространенными. Человеческие религии оформились в законченные вероучения позднее, но имели гораздо больше последователей. Во-первых, людей в изначальном мире было гораздо больше, чем боблинов. Во-вторых, человеческие религии были менее требовательны к ритуалам и к самоограничениям, что делало их более привлекательными. В-третьих, последние полторы тысячи лет люди насаждали свою религию во всех странах и на всех континентах силой оружия и массового террора.
        Я с некоторым удивлением узнал, что все человеческие религии происходили от веры в единого бога, посланцем, пророком и духовным сыном которого выступал боблин Изус Хруст. Почему люди считали своим богом боблина? Но потом я вспомнил, что и на Земле славян огнем и мечом вынудили отказаться от своих древних богов и принять чужеродную веру. Прошли века, и вот уже потомки славян - русские люди - не мыслили своей культуры и своего государства без насильственно установленного христианства. Как и в случае образования государства, прошлое насилие было задрапировано красивой ложью.
        Так же, как и на Земле, в Изначальном мире хрустианство разделилось на несколько направлений. Последователи этих направлении объявили всех иных людей и боблинов еретиками и безбожниками. Люди-хрустиане резали глотки людям-хрустианам и при этом славили своего доброго и милосердного бога и его обожествленного сына-боблина. Во имя Изуса Хруста уничтожались нации и стирались с лица земли древние человеческие и боблинские государства Язвии, Аффиги и Империки. И все это делалось под молитвы и песнопения о благом и всепрощающем боге.
        Но постепенно человеческое и боблинское сознание очищалось от религиозного дурмана. Могущество хрустианских церквей слабело. Верховная власть от патриархов и верховных жрецов переходила к королям и царям. По времени это совпало с открытием теллургия и нафтелина. Началось развитие промышленности и массового производства. Теперь войны между государствами стали вестись не за веру, а за полезные ископаемые.
        Чтобы заполнить пустоту в умах людей и боблинов, образовавшуюся после развенчания религиозных учений, возникли философские учения, так или иначе объяснявшие причины появления разумных существ и обосновывавшие правомерность их действий по переустройству природы. Одни пытались встроить богов в новый миропорядок, превращая их в символы добра, любви и всепрощения. Другие вообще отказывались признавать наличие сверхъестественных сил, рассматривая и объясняя все происходящие в природе процессы с точки зрения твердого материализма. Были и такие учения (точнее, секты), которые противопоставили современному научному знанию фанатичную веру в богов и жесткое исполнение древних ритуалов.
        Так к настоящему времени сформировалось общественное сознание жителей Изначального мира - крайне запутанное и противоречивое. С одной стороны, большинство людей и боблинов признавало авторитет материалистической науки ведь на ее достижениях была построена вся современная цивилизация с ее автомобилями, махолетами, телевизорами. С другой стороны, многие люди и боблины верили (или им казалось, что они верили) в богов и по мере возможностей исполняли религиозные ритуалы. Кроме того, на границе сознания и подсознания пребывали ощущения того, что помимо науки и религии существует еще что-то необъяснимое, невысказанное и недоказанное, что обычно именовалось магией, но к истинной магии не имело никакого отношения. Веру в приметы, в сглаз и в заклинания не смогли вытравить ни хрустианская религия, ни материалистическая наука.
        В Колоссии, помимо всего перечисленного, до сих пор было велико влияние Уравнительной церкви. Несмотря на то, что церковь была отстранена от власти, ее лозунги о всеобщем равенстве были довольно популярны, особенно среди людей, которые больше всего пострадали от реформ, проводимых в интересах "новых боблинов". Почти семьдесят лет Уравнительная церковь безраздельно управляла Колоссией. Под воздействием ее учения выросло несколько поколений. Правда, если в начале энергичные "уравнители" вели Колоссию от победы к победе, не считаясь с жертвами и потерями, то к закату своего владычества они превратились в закосневших бюрократов, погрязших в бессмысленных ритуалах. Их слабость и нерешительности сделали возможным переход власти к боблинским ставленникам.
        Нынешний Центральный Конклав Уравнительной церкви и Верховный Жрец Зюзюзюков вовсе не собирались использовать свои возможности для возвращения к власти. На словах оставаясь приверженцами всеобщего равенства, на деле главные "уравнители" очень хорошо вписались в современную боблинскую Колоссию, обзавелись дорогими автомобилями, роскошными апартаментами в центре Муравы, шикарными особняками за городом и даже приобрели земли и дворцы в других странах. О колосском народе они вспоминали лишь перед очередными выборами, когда начинали усиленно критиковать антинародное марионеточное боблинское правительство. Но на самом деле эта критика нужна была "уравнителям" не для победы, а для торга с властью, для шантажа и вымогательства денег.
        Высокопоставленные "уравнители" прекрасно знали, что система выборов в Колоссии всегда приведет к победе того, кто нужен боблинам, а не того, за кого проголосует большинство избирателей. Настоящее, а не театральное противостояние власти было слишком опасным. Тем более что, в отличие от аскетичных и фанатичных "уравнителей" прошлых лет, нынешним руководителям Уравнительной церкви было что терять. К сожалению, большинство рядовых "уравнителей" не понимало того, что Центральный Конклав давно предал их интересы и очень выгодно продался боблинам. Люди привычно продолжали ходить на ритуальные "уравнительные" митинги и демонстрации - жалкие подобия славной истории борьбы за свои права.
        Я так увлекся книгами, что не заметил, как пролетел целый день. Цедария вернулась из школы и время от времени пыталась привлечь мое внимание, но каждый раз Мыстр отгонял дочь:
        - Подожди, милая. Пойди, лучше, займись уроками!
        Мне он извиняющимся тоном говорил:
        - Мы с женой читали дочке древние истории на ночь вместо обычных детских сказок. Потом она сама перечитала все книги из нашей библиотеки. Оттого-то Цедария так хорошо знакома с мифами, даже с теми, которые не полагается знать ребенку ее лет.
        Кажется, Цедария обиделась, поняв, что я не расположен переносить на нее свое внимание. Возможно, она ожидала от меня чего-то важного, каких-то слов, действий или хотя бы взглядов. Но я был твердо уверен, что квартира Соображаевых - это не община в Детском мире. То, что было возможно и вполне оправданно там, не могло произойти здесь.
        Алевтина пришла с работы и приготовила ужин. Мы поели молча. Цедария уткнулась носом в свою тарелку и не поднимала на меня глаз. Мыстр и Алевтина, казалось, ждали от меня новых чудес. Однако, на мой взгляд, остатков вчерашнего торта, которые пошли на десерт, было вполне достаточно, чтобы напомнить о том, что я не обманщик и не плод общей галлюцинации.
        Посмотрев на часы, я начал прощаться. Цедария предприняла последнюю попытку:
        - Калки, я тебя провожу!
        - Нет! Ты что? Ведь это может быть опасно!
        Упоминание об опасности подстегнуло родителей девочки. Они наперебой начали объяснять ей, почему меня нельзя провожать к дому Наула Назеля. Я увидел, что губки Цедарии задрожали, а на глаза навернулись слезы.
        Пришлось нарушить данное самому себе слово и пообещать:
        - Я обязательно загляну к вам, когда более или менее разберусь со своими делами.
        Девочка тотчас же весело запрыгала на одном месте и захлопала в ладоши, словно я предложил ей руку и сердце. Ее родители были более сдержанны и менее оптимистичны. Это я прочел в их взглядах. Но на словах они пожелали мне удачи и успехов. На этом мы и расстались.
        Я направился к Назелю, надеясь, что уж сегодня-то он окажется дома. Вскоре я уже стоял возле квартиры восемнадцать в доме шесть на улице Орешниковой. Но моя рука застыла на полпути к дверному звонку...
        Глава 7.
        Прошлое, настоящее, будущее.
        Оборотней я распознал сразу. Их было трое: один изображал пожилого боблина, несомненно, самого Наула Назеля, второй выглядел, как его дочь, третий, соответственно, имитировал маленького Напана. Я замер на месте. Странно, что вокруг дома не было засады. Или засада была, но я ее не заметил?
        Конечно, я мог бы проникнуть в какую-нибудь другую квартиру и открыть там дверь в другое место, подальше отсюда... Но куда я мог бы бежать? В сад камней возле дома Отшельника? На остров Маркандеи? В комнату Маришки? Нет! Я должен был остаться в Мураве и довести до конца поиск тети Вики и Отшельника.
        Я вышел на улицу, приведя все свои органы чувств - и человеческие, и магические - в состояние повышенной готовности. Но истребителей магов я не видел и не ощущал. По улице передвигались лишь обычные прохожие, возвращавшиеся с работы. Это было странно... и вдвойне подозрительно. Пожалуй, я был бы более спокоен, если бы обнаружил, что весь район оцеплен спецназом.
        Вначале я направился к дому Соображаевых, но потом свернул в другую сторону, решив, что за мной может быть установлена невидимая мне слежка. В таком случае не следовало подставлять под удар Цедарию и ее родителей.
        Я завернул за угол и увидел стоявшую у тротуара машину с характерной окраской и с "мигалкой" на крыше. Это был патруль полиционеров - колосских стражей порядка. Два полиционера сидели на передних сидениях автомобиля, оживленно что-то обсуждали и, казалось, совершенно не обращали внимания на проходящих мимо людей. Я решил, что никакой опасности полиционеры не представляют, и но на всякий случай решил при помощи магии прослушать их разговор.
        Один полиционер говорил по рации дежурному оператору:
        - Почему ты ничего не отвечаешь? Неужели так сложно найти адрес Пафнутия Слабакова?
        Женский голос из динамика отвечал:
        - Я тут одна. Дневная смена разошлась по домам. Чего вы от меня хотите? Я работаю, как могу.
        Второй полиционер сказал напарнику:
        - Да забудь ты этого Слабакова! Брось! Поехали лучше к метро, отловим пару пьяных, вытрясем из них деньги себе на пиво. Не забудь, утром мы должны отчитаться перед майором двумя тысячами дурблей.
        - Деньги натрясти мы еще успеем! А вот Слабаков - это дело принципа! Сегодня в школе его сын не дал списать моему сыну задачу по математике. Я не собираюсь прощать подобное оскорбление. Сейчас мы заберем папашу в управление, и я с помощью резиновой дубинки научу его уважать нас, полиционеров, и наших детей! Пусть он передаст эту науку своему сыну!
        Услышанное еще раз подтвердило сходство Изначального мира и Земли. И там, и тут торжествовали подлость, низость и мерзость.
        Я хотел было пройти мимо полиционерского автомобиля, но тут у меня возник план. Такой же безумный, как и все планы, которые я создавал на лету. Такой же безумный, как и все планы, которые до сих пор блестяще выполнялись и позволяли мне до сих пор остаться в живых.
        Я открыл заднюю дверь полиционерской машины и устроился на сидении.
        - Поехали в управление! - приказал я, подкрепив слова магическим внушением.
        Водитель беспрекословно завел мотор автомобиля, и мы поехали по вечерним улицам Муравы. Поездка была недолгой, и вскоре машина остановилась возле отдельно стоящего трехэтажного дома - районного полиционерского управления.
        Я держал ситуацию под контролем. Когда мы вышли из автомобиля, я сказал:
        - А теперь, господа, вы проводите меня в информационный центр, или что тут у вас есть.
        - В информационный центр посторонних не пускают, - извиняющимся тоном произнес один из полиционеров.
        - Это не страшно! - успокоил я его. - Я подожду в приемной для посетителей, а вы тем временем выясните адрес дачи некоего Наула Назеля. Его отчества я, к сожалению, не знаю. Он проживает по адресу: город Мурава, улица Орешниковая, дом шесть, квартира восемнадцать.
        - Задача непростая, - второй полиционер сдвинул фуражку на лоб и почесал в затылке.
        - Вы с ней справитесь! - я усилил внушение и заставил его отбросить сомнения. - И помните: дело это очень срочное. Если вы его выполните, вас наградят орденами, повысят в звании, выплатят премии, дадут новую патрульную машину и... и исполнят все, чего вы сами пожелаете.
        Мы вошли в полиционерское управление. Внутри было малолюдно. Дежурный у входа проводил нас равнодушным взором. Два сотрудника, сопровождавшие молодого человека, не вызвали у него подозрений. По лестнице мы поднялись на второй этаж и оказались в длинном коридоре, вдоль которого были расположены кабинеты сотрудников и различные технические службы. Большинство помещений сейчас пустовали, так как рабочий день уже закончился, и в здании остались только ночные дежурные.
        - Я подожду вас вот здесь, - сказал я своим полиционерам и указал на скамейку, стоявшую возле стены между двумя дверями. - Поторопитесь, ведь вас могут опередить, и тогда вы лишитесь всех обещанных наград.
        Полиционеры энергично зашагали по коридору в сторону информационного центра. Я сел и постарался стать совершенно незаметным. Кажется, это у меня получилось. Незнакомые полиционеры проходили взад и вперед по коридору, не обращая на меня внимания и не задавая мне никаких вопросов. Время тянулось медленно. Я сердился на себя из-за того, что раньше не догадался воспользоваться помощью органов государственной безопасности, пусть даже против их воли.
        Я подошел к информационному центру, приоткрыл дверь и заглянул внутрь Молодая женщина сидела за клавиатурой перед большим круглым экраном, по которому быстро бежали строки текста, перемежаемы фотографиями. Мои полиционеры честно отрабатывали обещанную награду, они стояли с двух сторон от женщины и наперебой советовали:
        - Обратись к базе данных Центрального Земельного комитета!
        - Поищи среди плательщиков Областного Налогового Бюро!
        Женщина беззлобно отмахивалась:
        - Сама знаю, где искать!
        Ее пальцы быстро порхали по клавишам, открывая все новые и новые файлы.
        - Ты что тут делаешь?! - раздался грозный окрик у меня над ухом.
        Я так увлекся процессом поиска информации, что забыл поддерживать майю невидимости. Этим воспользовался невысокий плотный полиционер, который, казалось, перекрыл своей фигурой весь коридор.
        - Меня тут НЕТ! - сказал я.
        - Ну, нет так нет, - легко согласился полиционер и отправился по своим делам.
        Я вновь присел на скамейку, решив, что мое вмешательство никак не ускорит поиск дачи Наула Назеля. Опять поползли минуты, казавшиеся часами.
        Внезапно на улице послышался скрип тормозов. Затем внизу, у входа, раздались громкие голоса. Я понял, что происходит что-то важное, но не стал терять время на выяснения. Вместо этого я вошел в информационный центр. Там все было по-прежнему. Молодая женщина работала на колосском компьютере, мои полиционеры стояли рядом, нетерпеливо ее поторапливая.
        Тем временем голоса быстро приближались. Я выглянул в коридор и увидел вооруженных людей в форме истребителей магов.
        "Бежать!" - мелькнула у меня мысль. Но я заставил себя остаться на месте. Истребители магов не торопились. Они выбивали все двери по дороге, осматривали помещения и только потом двигались дальше. Спецназовцы методично, но быстро и слаженно осматривали все здание.
        - Ничего не происходит! - внушил я своим полиционерам и молодой женщине. - Работайте спокойно.
        Истребители магов приближались.
        - Еще чуть-чуть... - шептал я, глядя на экран компьютера.
        Но, увы, дверь в информационный центр распахнулась, и на пороге возникли фигуры в шлемах и бронежилетах, поводя стволами автоматов из стороны в сторону.
        - Меня здесь НЕТ! - мысленно закричал я.
        Спецназовцы меня не заметили. Они бросились к моим полиционарам, оттащили их от компьютера, повалили на пол. Так же обошлись и с молодой женщиной.
        Теперь, когда мое внушение было разрушено столь грубым образом, полиционеры и женщина наконец-то заметили присутствие людей в боевой экипировке.
        - Что случилось? В чем дело? - закричали они.
        - Лежать! Не разговаривать! - рявкнули истребители магов.
        Они рассредоточились по всей комнате, но меня по-прежнему не замечали. Я ждал развития событий, рассчитывая узнать что-нибудь важное. Я был уверен, что в любое мгновение смогу сбежать, использовав дверь в информационный центр для создания магического прохода.
        Вскоре в коридоре послышались быстрые шаги, и в комнату вошли человек и два боблина. Человек был одет в форму истребителей магов, но шлема не носил. Его голова была обмотана бинтом, сквозь который на лбу проступала кровь. Боблины носили неприметные гражданские костюмы - брюки, пиджаки, галстуки но сразу было видно, что приказы здесь отдают именно они.
        Не тратя слов, один из боблинов жестом показал, чтобы пленных подняли на ноги и поставили перед ним. Спецназовцы так и поступили. Первый боблин внимательно вгляделся в лица полиционеров и молодой женщины:
        - Кто из вас разыскивал адрес деревенского дома гражданина Назеля?
        Вот, значит, что привело истребителей магов в полиционерское управление. Они отследили поиск в базах данных различных организаций. И, как оказалось, у Назеля была не дача, а дом в деревне. Возможно, именно из-за этого мы его так и не смогли найти.
        Полиционеры и женщина, казалось, не поняли обращенного к ним вопроса. Тогда человек с перевязанной головой выхватил из кобуры пистолет и затряс им перед побледневшими лицами пленников:
        - Отвечайте!
        Второй боблин положил руку на плечо разбушевавшегося вояки:
        - Успокойтесь, полковник Треск. Эти люди - такие же жертвы магии, как и ваши солдаты.
        Полковник опустил руку с пистолетом, но не убрал его в кобуру.
        - Эти люди живы, - сквозь зубы процедил он, - а я вчера в доме Назеля потерял половину своих ребят. А ведь это вы, полковник Цельс, обещали мне, что операция пройдет без единого выстрела.
        - Провал операции - это ваша собственная неудача. С нашей стороны все было подготовлено: Назель сообщил нам о прибытии объектов. Вам оставалось только пойти и захватить их. Но вы вместо тихой секретной акции развернули целую войсковую операцию.
        Полковник Треск вскричал:
        - А почему объекты были предупреждены о нашей операции? Кто это сделал, уж не ваш ли Назель?
        - С Назелем мы разберемся сами. А вот за бегство объектов вы еще ответите перед нашим общим начальством.
        - Отвечу, отвечу! - зловеще пообещал Треск. - Не думайте, полковник Цельс, что вам удастся свалить на меня все свои просчеты!
        Тут подал голос второй боблин:
        - Успокойтесь, вы, оба! Наши вопросы мы решим после. А сейчас у нас есть более срочное дело.
        Он вновь спросил у полиционеров:
        - Так кому же понадобился адрес гражданина Назеля?
        - Н-н-не знаю, - с трудом выдавил из себя один из полиционеров.
        Полковник Цельс сказал:
        - Их надо доставить в психолабораторию. Пусть специалисты поработают над их мозгами.
        - А я желаю получить ответ прямо сейчас! - воскликнул полковник Треск и вынул из кармана пачку фотографий: - Напрягите головы, пока они еще находятся у вас на плечах! Это место вам знакомо? А это?! А это?!!!
        - Что это? - спросил совершенно растерявшийся полиционер.
        - Это тот самый проклятый дом проклятого Назеля. Вы его видели раньше? Кто-нибудь в течение последних суток показывал вам его?
        - Нет! - хором ответили пленники.
        - Уведите их! - распорядился боблин, имени и звания которого я так и не узнал.
        - Немедленно в психолабораторию! - добавил полковник Цельс.
        Спецназовцы толчками автоматных стволов погнали перед собой пленников. Я понял, что в моем распоряжении имеются несколько мгновений и один ничтожный шанс. Если истребители магов находились ЗДЕСЬ, значит, их не было в деревенском доме Назеля. Мне надо было срочно попасть туда, где тетя Вика и Отшельник могли оставить мне какое-нибудь сообщение.
        Я осторожно приблизился к полковнику Треску, примерился и... вырвал фотографии из его руки. От неожиданности полковник вскрикнул и отпрянул назад. Я всмотрелся в первую попавшуюся фотографию. На ней был изображен старый дом из толстых бревен со слегка покосившейся крышей и с маленькими мутными окошками.
        "Ничего себе, "дача"", - подумал я, переводя взгляд на дверь информационного центра. За дверью забрезжило нужное мне изображение...
        Открытие магического прохода помешало мне поддерживать майю невидимости. Краем глаза я увидел, как истребители магов в недоумении таращатся на мою проявляющуюся фигуру, как боблины бледнеют, а полковник Треск краснеет.
        - Это ОН! - заорал Треск. - Это ОН чуть не прикончил меня в доме Назеля! Огонь!
        - Отставить! - хором рявкнули боблины. - Взять живым!
        Мгновения, пока солдаты колебались, не зная, чьи приказы выполнять, помогли мне сделать изображение за дверью ясным и отчетливым. Я рванул туда, что было сил, и..
        понял, что бегу по жесткой свежескошенной траве. Я обернулся на бегу и увидел позади несколько домиков, просторные поля и полоску леса. А прямо передо мной находился дом Наула Назеля.

* * *
        Убедившись, что опасность миновала, я пошел медленно и осторожно. Я находился посреди большой лужайки, то есть на виду у всей округи, и потому начал оглядываться по сторонам в поисках подходящего укрытия. Идти сразу в дом мне казалось верхом неблагоразумия. Ведь там могли находиться истребители магов, оставленные в засаде.
        Внезапно дверь дома распахнулась, и на крыльце появилась тетя Вика.
        - Калки! - закричала она. - Наконец-то!
        Тетя Вика побежала мне навстречу, и я понял, что это не оборотень. Слезы радости навернулись мне на глаза, когда я оказался в крепких тетиных объятиях.
        - Калки, как ты оказался здесь, посреди поля? Мы ждали тебя на ключевом месте - возле печки.
        - Это долгая история, - ответил я.
        - Ну, тогда пошли в дом, ты нам все расскажешь!
        Я посмотрел на крыльцо. Там появились еще две фигуры: Отшельник и пожилой боблин, в котором я сразу признал Наула Назеля (в его городской квартире я видел изображавшего его оборотня).
        - Назель предатель! - закричал я. - Это он привел сюда истребителей магов!
        Наступила тишина. Все смотрели на меня: Отшельник - с недоверием, тетя Вика - с удивлением, Назель - с ужасом.
        - Наул - мой старый друг, - прервал затянувшееся молчание Отшельник. Калки, почему ты решил, что он нас предал?
        - И о каких истребителях магов ты говоришь? - спросила тетя Вика. - Мы отделались от них в Тассисудуне.
        Я насторожился и еще раз проверил своих друзей при помощи магии. Нет, это были не оборотни. Рядом со мной стояли самые настоящие тетя Вика и Отшельник. И Наул Назель был самым натуральным боблином, правда, дрожащим от страха и не смеющим поднять на меня взор.
        - Давайте, войдем в дом и спокойно во всем разберемся! - предложил Отшельник.
        Первым делом внутри дома я увидел огромную старинную печь, занимавшую едва ли не половину внутреннего пространства. Создавалось впечатление, что она намного старше деревянного дома, словно он был возведен вокруг печки в более поздние времена, взамен прежнего более крупного строения, разобранного или разрушенного. Все остальные предметы мебели - стол, стулья, несколько кроватей - рядом с печкой казались маленькими.
        Мы расположились за столом, который стоял возле окна так, что с любого места можно было видеть подход к дверям дома. Наул Назель сел на самый краешек стула. Мне казалось, что он готов при первом подходящем моменте пуститься в бегство, и только страх передо мной удерживает его на месте. Его поведение, наконец, заметили и Отшельник с тетей Викой.
        Отшельник положил руку на плечо Назеля:
        - Не обижайся на Калки, старый друг. Он еще молод и несдержан. Кроме того, он много испытал и стал излишне подозрительным...
        Я не дал Отшельнику договорить:
        - Пусть лучше ваш друг расскажет, что его связывает с полковником Цельсом?
        Назель стал бледен, как лист мелованной бумаги. Отшельник убрал руку с его плеча и спросил:
        - Как понимать твои слова, Калки?
        - Я только что стал свидетелем одного важного разговора. Полковник Цельс совершенно недвусмысленно сказал о том, что Наул Назель предупредил истребителей магов о том, что мы находимся в его доме... - я немного заколебался. - Правда, в том же самом разговоре полковник Треск, командир отряда спецназа, сказал, что он попытался захватить нас в этом доме, но мы перебили его солдат и скрылись... И полковник Треск узнал меня, хотя я сам видел его первый раз в жизни. Вот, я выхватил у него фотографии и с их помощью попал сюда.
        Я начал перелистывать пачку фотографий:
        - Ничего не понимаю...
        Верхние фотографии в пачке запечатлели дом Наула Назеля в том виде, в котором он предстал передо мной. Но на других фотографиях я увидел тот же самый дом, наполовину сожженный, наполовину разрушенный.
        - Что это? - я протянул фотографии тете Вики и Отшельнику.
        - Похоже, дом обстреляли из гранатометов, - профессионально определила тетя Вика.
        Отшельник побледнел точно так же, как и Назель. Непослушными трясущимися губами он прошептал:
        - Когда это произошло, Калки? Когда ты видел полковника? Когда слышал его слова? Когда раздобыл фотографии?
        - Да только что! - я посмотрел на часы. - Не понял... Что это со стрелками?...
        Стрелки моих часов быстро вращались в обратную сторону.
        Отшельник вскочил со стула, схватил мою руку и уставился на часы.
        - Беги отсюда, Калки! - голос старого боблина почти сорвался на визг.
        Тетя Вика, решив, что мне угрожает опасность, выхватила автомат, до того спрятанный под курткой.
        - Куда бежать? Зачем? - не понял я.
        Отшельник отчаянно жестикулировал, словно не мог подобрать нужных слов. Наконец, он на одном дыхании прокричал:
        - Быстрее открой дверь в другой мир! Куда угодно! Только исчезни из Изначального мира! Немедленно! Где твой альбом?!
        - У меня его нет... Я объясню...
        - Все объяснения потом! Немедленно уйди отсюда ХОТЬ КУДА-НИБУДЬ!!! Точнее, не куда-нибудь, а в любой другой мир!
        - Да в чем дело-то?
        - Ты открыл ДВЕРЬ ВО ВРЕМЕНИ! Ты вернулся назад - в свое прошлое!
        Осознание этого ошеломило меня, но зато расставило по местам события последнего часа. Только теперь я сообразил, что в полиционерское управление я вошел поздним вечером, а сейчас, судя по всему, была первая половина дня. От яркого освещения в управлении было светло, как днем, потому-то я раньше не обратил внимания на несоответствие времени суток.
        Значит, сейчас было начало того дня, когда отряд полковника Треска попытался захватить нас в доме Назеля. Этим вечером я встретил раненого Треска, который узнал меня, потому, что мы должны были скоро встретиться. Я воспользовался верхней фотографией из пачки, на которой был изображен дом Назеля ДО нападения истребителей магов, и потому попал в прошлое. Ведь в том времени, которое я покинул, дом имел уже совершенно другой вид.
        Я почувствовал, что мое тело покрывается противными холодными мурашками. В данный момент я должен был находиться в квартире Соображаевых. То есть в Изначальном мире сейчас одновременно присутствовали два Калки: один - в Мураве, другой - неподалеку от города в какой-то деревушке. Я не знал, насколько опасен такой временной парадокс, но, судя по нервному виду Отшельника, следовало ожидать каких-то крупных неприятностей.
        - Что же ты стоишь?! - закричал на меня Отшельник. - Ты что, не понимаешь, что нарушена стабильность пространства-времени?
        - У меня есть ключ на остров Вечного Ребенка, - вспомнил я и вытащил из внутреннего кармана подаренный магом рисунок.
        - Так воспользуйся им немедленно!
        - А как же вы? Назель вас предал. Вскоре здесь появятся истребители магов. А в Детский мир вы со мной пройти не можете. Почему бы вам, Отшельник, самому не открыть дверь в другой мир? Мы уйдем все вместе...
        Старый боблин меня прервал:
        - Я же не маг по крови! Чтобы открыть дверь, мне нужно провести определенный ритуал.
        - Так дайте мне свой ключ!
        - Да нет у меня никаких ключей! Моя магия совсем другого рода.
        - Как все сложно...
        У Отшельника был такой вид, словно он готов упасть передо мной на колени. В его голосе зазвучали умоляющие нотки:
        - Калки, да исчезнешь ли ты, наконец? Мы уйдем следом за тобой. Я найду способ связаться с Вечным Ребенком. Оставайся у него и жди.
        - А если вы не успеете открыть дверь, и сюда явятся солдаты?
        - С солдатами мы разберемся сами. Сейчас гораздо опаснее временной коллапс. Беги же, Калки!
        Тетя Вика подсказала мне хорошую мысль:
        - Возьми у Вечного Ребенка ключ в какой-нибудь другой мир! Тогда ты вытащишь нас отсюда.
        Вот на таких условиях я был готов покинуть своих друзей. Это уже называлось не "бегством", а "тактическим отступлением".
        Но Отшельник опять был недоволен:
        - Виктрикс, ты что, не понимаешь, что Калки вновь окажется в своем прошлом?
        - А ты разве не понимаешь, что иначе он вообще отсюда не уйдет?
        Я решил, что больше не стоит терять время. Я поднял ключ на уровень глаз и примерился к входной двери. Почти сразу же за ней появились каменный истукан и окружавшие его каменные плиты.
        - Я скоро вернусь! - пообещал я, бросив прощальный взгляд на решительную и находчивую тетю Вику, на подпрыгивающего на месте от нетерпения Отшельника, на раздавленного и напуганного до смерти Наула Назеля. Потом я вышел за дверь... И оказался в Детском мире.

* * *
        Маркандея меня не обманул. Каменный истукан находился на самом высоком месте острова, откуда я мог хорошо рассмотреть окрестности. Деревья вокруг древнего святилища не росли и не мешали обзору. Лес начинался ниже и простирался почти до самого побережья. Береговая линия выглядела точно так же, как и в продемонстрированной мне майе: песчаные пляжи и тростниковые заросли на отмелях. Но вместо громадного дворца я разглядел лишь двухэтажный каменный дом, выстроенный на склоне холма. От святилища вниз к дому вела узкая тропинка. По ней я и побежал к жилищу Вечного Ребенка.
        Маркандея, несомненно, сразу почувствовал, что на его острове появился маг по крови. Издалека я увидел маленькую, как будто детскую фигурку, вышедшую из дома мне навстречу.
        Когда я приблизился, Вечный Ребенок сделал приглашающий жест:
        - Я не сомневался, Калки, что ты вскоре появишься здесь. Входи в дом!
        - У меня очень мало времени! - не тратя времени на долгие приветствия, сказал я. - Отшельнику и тете Вике грозит опасность. На них вот-вот нападут истребители магов. Дайте мне ключ в какой-нибудь безопасный мир, чтобы я мог их спасти!
        - Что случилось?
        - Я каким-то образом открыл дверь не в пространстве, а во времени. Вечером я узнал, что нам удалось скрыться от отряда истребителей магов, а потом перенесся в утро перед нападением.
        От спокойного радушия Маркандеи не осталось и следа:
        - Ты открыл дверь во времени?
        - Да! Отшельник, когда понял это, тотчас же отправил меня к вам.
        - Он поступил очень мудро!
        - Возможно. Но сам он с тетей Викой остался в доме, который вот-вот будет атакован.
        Вечный Ребенок поспешил в свой дом.
        - Значит, врагам не удалось никого захватить или убить? - услышал я его голос.
        Я зашел в дом и остановился посередине просторной прихожей. Маркандеи не было видно, я лишь ощущал его присутствие в дальней комнате.
        - Истребители магов потерпели поражение! - крикнул я, чтобы Вечный Ребенок меня услышал.
        - Очень хорошо! - Маркандея вышел из комнаты и протянул мне яркую открытку. - Это ключ в Мир Магии. Воспользуйся им, чтобы спасти друзей. Но это последняя моя услуга, если ты не станешь исполнять закон магов по крови.
        - Значит, именно поэтому вы даете ключ именно в Мир Магии? Это намек на необходимость пролететь над горой Меру?
        - Да.
        - А если бы я сказал, что нападение истребителей магов прошло успешно?
        Вечный Ребенок помолчал, а потом медленно, будто нехотя, ответил:
        - То, что произошло, не может и не должно быть изменено.
        - Я так и думал, что вы это скажете.
        - Иди, Калки. Я буду ждать тебя и твоих друзей в Мире Магии.
        - Мы прибудем через несколько минут.
        - Не уверен. Из твоих слов следует, что ты переместился во времени назад на полдня. Значит, сейчас ты можешь попасть в любое время в этом промежутке. То есть ты откроешь дверь не в то настоящее, которое было прошлым и которое ты только что покинул. Ты окажешься в будущем, которое уже было твоим прошлым. Потому-то я прибуду в Мир Магии раньше тебя. Ведь я отправлюсь в него прямо сейчас, а ты - из моего будущего.
        Я мало что понял из этого объяснения. Ясно было только одно - каждая минута промедления могла стоить жизни моим друзьям. Вдруг будущее можно изменить, попав в прошлое? Вдруг истребители магов одержат верх?
        Я вытащил из рюкзака два диска от циркулярки.
        - Что это? - спросил Маркандея.
        - Вернусь - объясню! - коротко бросил я. - Пожалуй, все лишнее я оставлю у вас.
        Не дожидаясь согласий или возражений Вечного Ребенка, я сбросил на пол рюкзак, который стеснял бы мои движения. Я достал уже проверенную фотографию, с помощью которой попал в прошлое. На ней был изображен целый дом, поэтому я имел все основания полагать, что снова окажусь не только в нужном месте, но и в нужное время.
        Я постарался выбросить из головы вид разрушенного здания, каким я видел его на других снимках, и сосредоточился на фотографии в руках. Почти сразу же за входной дверью я увидел отчетливое изображение целого дома Наула Назеля.
        - Ну, я пошел! - объявил я и перешагнул через порог.

* * *
        Как ни старался я открыть дверь во времени до нападения истребителей магов, я все-таки продвинулся по времени вперед. Я попал в самый центр боевых действий. Солдаты в камуфляжной форме стягивали кольцо вокруг дома Назеля, продвигаясь к нему короткими перебежками. Вдали я увидел шесть махолетов, на которых прилетели спецназовцы. Выстрелы были редкими. Должно быть, время решительного штурма еще не настало, истребители магов пока занимали места перед атакой.
        Я постарался превратить свой голос в громовые раскаты:
        - Я иду во гневе своем!
        Меня заметили.
        - Ребенок на линии огня! - крикнул кто-то из людей.
        Боблины-то сразу поняли, ЧТО означают эти слова. Но, скорее всего, они решили, что я блефую.
        Послышался крик:
        - Это один из террористов!
        Вот, значит, как нас называли боблинские прислужники...
        В мою сторону повернулись стволы автоматов. Я создал майю, которая должна была изобразить меня стоящим в десяти шагах от того места, где я на самом деле находился. Пули пролетели мимо меня и вспороли воздух в районе ложной цели.
        Я выпустил из рук первый диск. Он зигзагами заметался вокруг дома Назеля, калеча и убивая истребителей магов. Я не испытывал жалости. Даже крики боли не поколебали моей решимости и не остановили стремительный полет смертоносного диска. Люди и боблины знали, на что шли, когда вступали в это боевое подразделение. Кроме того, я не желал убивать ВСЕХ. Я всего лишь расчистил себе проход к дверям. Краем глаза я увидел, что от махолетов к дому бегут новые солдаты. Они, наверное, решили, что по отряду ведут огонь защитники дома.
        Я не собирался дожидаться подхода подкреплений и даже не стал возвращать использованный диск. Я бросился к дверям дома, размахивая руками и крича:
        - Тетя Вика, это я!
        Внутри дома послышался грохот отодвигаемой мебели, затем дверь распахнулась перед моим носом. Сильные тетины руки втянули меня внутрь.
        - Калки, ты цел?!
        - Цел! Сколько меня не было?
        - Почти два часа.
        А ведь на острове Вечного Ребенка я провел не более сорока минут. Значит, Маркандея оказался прав. Я переместился вперед во времени, как бы компенсируя свой скачок на полдня в прошлое. К счастью, я успел вовремя. Тетя Вика короткими очередями сдерживала атаку истребителей магов, а Отшельник еще не открыл свой магический проход. Я увидел начертанные мелом на полу геометрические фигуры и расставленные на них зажженные свечи.
        - Я думал, что вы будете действовать быстрее, - заметил я.
        Отшельник промолчал. Он выплеснул на пол содержимое нескольких бутылок и стал какой-то тряпкой стирать линии и дуги, образующие причудливый узор.
        - А это-то зачем? - удивился я.
        - Чтобы никто не знал, куда я собирался открыть дверь, - не разгибаясь, ответил Отшельник.
        Я удивился, увидев в доме Наула Назеля, тем более, живого и невредимого. Сам же боблин при моем появлении повалился на колени и плаксивым голосом завыл:
        - Пощади меня, Судья! Я поддался искушению! Я всю жизнь провел в бедности и хотел достать денег для своей семьи! Моя дочь трудится с утра до ночи! Мой внук должен получить хорошее образование! Нам так нужны деньги! Отшельник, скажи ему!...
        Назель на коленях пополз к своему преданному (в смысле - проданному) другу. Должно быть, Отшельник и тетя Вика уже не в первый раз слышали эти стенания, поскольку никак на них не прореагировали. Они вообще старались не смотреть в сторону Наула Назеля.
        Лишь когда предатель слишком близко подобрался к Отшельнику, тот резко прикрикнул:
        - Довольно! Я бы мог превратить тебя в крысу, но ты и так в душе крыса.
        Наул Назель забился в угол и начал слабо поскуливать. Мне судьба предателя была безразлична. Я объявил:
        - Сейчас я открою дверь! Приготовьтесь!
        Тетя Вика ударом ноги распахнула входную дверь. Воины, бегущие к дому, сразу же залегли, наверное, решив, что мы собираемся пойти в контрнаступление.
        Я посмотрел на рисунок, который дал мне Маркандея. На нем было изображено огромное дерево, вернее, нижняя часть его ствола, так как все оно на рисунке не поместилось. Между корнями виднелась большая трещина, в которую мог бы свободно войти человек.
        Я сосредоточился на рисунке и уже через несколько секунд увидел дерево в дверном проеме.
        - Быстрее, за дверь!
        Тетя Вика и Отшельник подхватили с пола сумки и выскочили в Мир Магии. Я собрался было последовать за ними, но вдруг вспомнил, что с наружной стороны двери находятся истребители магов. Интересно, понимают ли они, ЧТО происходит? И вообще, что они видят? Ведь их взорам недоступен открытый магический проход. Может быть, спецназовцы могут наблюдать, как появляющиеся в дверном проеме фигуры тают в воздухе?
        Стоило мне только задуматься над этими вопросами, как дерево в Мире Магии стало как будто полупрозрачным. Сквозь него я увидел то, что происходило за дверью дома Назеля в Изначальном мире. И увиденное мне не понравилось. В десяти шагах прямо передо мной находился полковник Треск собственной персоной. Командир отряда истребителей как раз в этот момент вскидывал свой автомат.
        Инстинктивно я выпустил свой второй диск. Разумеется, я опередил полковника. Ведь его действия подчинялись обычным физическим законам, тогда как моя магия свершалась со скоростью мысли.
        Диск вонзился в каску Треска. "Не убивать! - напомнил я себе. - Нельзя менять известное мне будущее!" И без того сильнейший удар сбил полковника с ног и отбросил назад. Я увидел за его спиной подбегавших солдат и, сосредоточившись, вновь сделал четким и реальным дерево в Мире Магии. Я шагнул вперед и покинул Изначальный мир.

* * *
        Я оказался в чудесном лесу, состоявшем из множества однородных деревьев. То дерево, которое служило ключом в Мир Магии, было одним из самых маленьких. Остальные имели не менее десяти метров в диаметре у земли. Несмотря на невероятную толщину стволов, деревья были невысоки, не выше обычной земной сосны. Их кроны были густыми и раскидистыми, почти полностью закрывали небо и создавали внизу приятную тень. Деревья росли редко, примерно в пятидесяти-шестидесяти метрах друг от друга. Почва, на которой я стоял, была сухая и каменистая. Ни травы, ни кустов в лесу не было, должно быть, им не позволял развиваться недостаток освещения.
        Краски Мира Магии были еще более яркими и насыщенными, чем цвета Изначального мира. На мгновение мне даже показалось, что я покинул свое физическое тело я попал в какой-то рисованный мультфильм. Но потом я понял, что нахожусь в совершенно материальном и реально существующем мире. В лесу раздавали крики неведомых птиц и животных, лицо мне обдувал легкий ветерок, доносивший необычные запахи местных растений.
        - Почему ты задержался? - обеспокоено спросила у меня тетя Вика.
        - Увидел одного знакомого полковника и передал ему привет.
        За моей спиной послышался голос Маркандеи:
        - Вот видишь, Калки, я прибыл сюда раньше вашей компании.
        Я обернулся. Маг протягивал мне мой рюкзак:
        - Где же те зазубренные диски, которые ты взял с собой?
        - Я оставил их по ту сторону двери. Это было мое оружие.
        - Оружие?
        Я вынул из рюкзака третий диск и закрутил его в воздухе на одном месте. Теперь я почти не тратил на это мысленных усилий. Диск стал продолжением моих рук. Подобно тому, как, сгибая палец, я не задумывался о том, какие мышцы приходят при этом в движение, я научился управлять диском, не контролируя частоту оборотов или угол наклона. Я просто указывал место, где диск должен был находиться или куда он должен был попасть.
        Тетя Вика смотрела на меня с восхищением, Отшельник - со страхом. Лицо Маркандеи не отражало никаких эмоций. Я на всякий случай проверил его и убедился, что он не оборотень. Просто он научился скрывать свои мысли и контролировать чувства. Надо бы и мне освоить это искусство.
        - Чему еще ты научился? - спокойно спросил Вечный Ребенок.
        Я вернул диск в рюкзак и начал загибать пальцы:
        - Я могу перемещать предметы, открывать любые замки. Летать на каких-нибудь вещах я пока не пробовал, но, думаю, если немного потренируюсь, то у меня получится. Еще я научился становиться невидимым для людей и для боблинов, заставлять их выполнять мои желания посредством внушения, смотреть сквозь стены домов. Да, и еще один раз мне удалось создать торт...
        - Торт? - удивилась тетя Вика. - Ты был голоден?
        - Я-то нет, но... - я замялся. - В общем, это долгая история.
        - По-моему, сейчас самое время ее рассказать, - сказал Маркандея.
        - Здесь, в лесу?
        - Этот лес - самое спокойное место в Мире Магии. По крайней мере, в настоящее время. Я тут кое-что узнал у Фабуна и Ивии...
        - Они все еще живут вместе? - удивленно воскликнул Отшельник.
        Вечный Ребенок вряд ли был доволен тем, что его оборвали на полуслове, но вежливо ответил:
        - Да, они весьма счастливы. Но разговор не о них. Вернее, все-таки немного и о них. Поджидая вас, я заглянул к Фабуну и Ивии, чтобы договориться о приюте и ночлеге. Они с радостью дали свое согласие, а заодно кратко поведали мне последние новости. Эти новости очень важны, но рассказ Калки кажется мне несоизмеримо интереснее. Скажу только, что этот рассказ разумно выслушать именно тут, в лесу, где его не услышат чужие уши. К сожалению, обстоятельства складываются таким образом, что даже в доме сатира и нимфы мы не сможем говорить свободно...
        - Фабун и Ивия - это сатир и нимфа? - уточнил я.
        - Да.
        Ответ меня не удивил. Лес, в котором мы находились, мог быть населен только такими волшебными существами.
        Маркандея улыбнулся мне:
        - Итак, Калки, мы тебя внимательно слушаем.
        И я начал рассказывать о своих приключениях с того момента, когда в первый раз попал в Детский мир, то есть когда расстался с тетей Викой и Отшельником. Маркандея уже знал эту часть истории, поэтому под его бесстрастным видом я ощущал любопытство и нетерпение. Желая его немного поддразнить, я немного затянул повествование, подробно пересказывая тете Вике и Отшельнику разговор с Вечным Ребенком. Я несколько раз повторил, что на любой мой вопрос старый-юный маг неизменно отвечал: "Вначале пролети над горой Меру". Маркандея согласно кивал головой, подтверждая правдивость моего рассказа.
        Затем я перешел к той части истории, которая пока никому не была известна. Я честно признался в своей глупости, когда едва не попал в руки к оборотням и лишился своего альбома. Затем я рассказал о том, как быстро стала расти во мне магическая сила, как я начал использовать ее в самых разных ситуациях - когда целенаправленно, а когда и неосознанно. Когда я дошел до пересказа древней истории Изначального мира, реконструированной Мыстром Соображаевым, Маркандея как-то странно, едва заметно заулыбался.
        - Что-то не так? - спросил я. - Мыстр ошибался?
        Вечный Ребенок посерьезнел и ответил уклончиво:
        - И да, и нет. Все гораздо проще и гораздо сложнее. Продолжай свой рассказ и не обращай на меня внимания.
        Дальше пошли те события, о которых уже знали и в которых так или иначе участвовали мои друзья. Я еще раз повторил рассказ о том, как я открыл дверь во времени и как все мы оказались в Мире Магии.
        - Теперь у меня есть вопрос к вам, - обратился я к Маркандее. - На самом ли деле я тот самый Судья из мифов?
        - Это очень сложный вопрос, и я не смогу на него ответить, пока...
        - Пока я не пролечу над горой Меру! - закончил я за него.
        Тетя Вика улыбнулась, Отшельник нахмурился, Вечный Ребенок остался бесстрастен и невозмутим.
        Я торжественно объявил:
        - Если все дело во мне, то я готов. Я сделаю это и ради самого себя то есть ради обогащения собственных знаний, и ради всех обманутых, ограбленный и униженных созданий из всех известных мне миров.
        Повисла пауза. Видимо, мою пафосную речь каждый из слушателей истолковал по-своему.
        Первым нарушил молчание Отшельник. Он сказал Маркандее:
        - Но все-таки Калки должен узнать, где он оказался и что ты от него хочешь. Кстати, и мы с Виктрикс в Мире Магии раньше никогда не бывали.
        - Это справедливо, - согласился маг. - Итак, слушайте: Мир Магии возник очень давно. Первоначально его населяли драконы, которые черпали энергию для жизни из горы Меру. Затем сюда начали переселяться существа из других миров. Они построили города, распахали поля, обустроили пастбища. Конечно, иногда возникали войны между переселенцами и драконами, между самими переселенцами... Но какая история обходится без войн? В целом же Мир Магии развивался, подобно многим другим мирам. Разница заключалась лишь в том, что, в отличие от Изначального мира и Земли здесь главным источником энергии были не химические реакции, а магия, излучаемая горой Меру.
        - И этой энергии хватало на всех? - спросил я.
        - Конечно. Более того, чем больше существ населяло Мир Магии, тем более мощным потоком излучалась энергия. На этот счет есть несколько теорий, которые я расскажу тебе, Калки, когда...
        - Знаю, знаю!
        - Кстати, сам закон об объявлении нового мага по крови возник именно здесь, в Мире Магии. Первоначально маги прибывали сюда, чтобы усилить свои способности. Потом это стало традицией, потом - правилом, потом было вменено в обязанность.
        - Может быть, пора нарушить этот закон? - спросил я. - Однажды его придумали, но ведь может прийти момент, когда его лучше будет отменить?
        - Этот момент еще не пришел, - ответил Маркандея. - Пока закон действует, я не нарушу его и не позволю никому другому его нарушать.
        - Это неразумно!
        - Не спорь, Калки, - сказал Отшельник. - Вечный Ребенок желает тебе только добра.
        - Ну, ладно, - нехотя согласился я. - Так как мне пролететь над вершиной горы Меру?
        Маркандея ответил:
        - Как я уже говорил, сделать это будет непросто. Более того, узнав последние новости, я должен честно предупредить, что это может быть опасно.
        - А поконкретнее?
        - Начну издалека. Ты помнишь, я показывал тебе картину с городом вокруг горы Меру?
        Я согласно кивнул.
        Маркандея продолжил:
        - Так вот. Этот город возник очень-очень давно. В нем живут представители несчетного числа разумных и не очень разумных существ. Когда-то часть горожан научилась контролировать распределение магической энергии, излучаемой горой Меру.
        - Это были маги? - быстро спросил я.
        - Ну, в основном, да. Хотя среди них были и люди, и драконы, и прочие существа. Так вот, все они стали называть себя хозяевами магических энергий. Они установили вокруг вершины горы особые устройства, которые позволили им регулировать магическое излучение. Они начали выдавать большее энергии тем, кто их поддерживал, и лишать энергии тех, кто был с ними не согласен.
        - Так возникла государственная власть, - констатировал я.
        - Совершенно верно. Возможно, по своей форме государственная власть в Мире Магии и не очень похожа на формы правления в Изначальном мире или на Земле, но по сути они совершенно одинаковы. Кучка обладающих силой и властью существ диктует свои законы всем остальным созданиям.
        - И никто не пробовал свергнуть хозяев магических энергий?
        - Пробовали, и неоднократно. Более того, многие государственные перевороты заканчивались победой повстанцев, но...
        - Что "но"? - спросил я, хотя уже заранее знал ответ.
        - ...Но очень быстро захватившие власть повстанцы сами становились новыми хозяевами магических энергий. Они, как и их предшественники, в первую очередь начинали использовать энергию горы Меру для построения роскошных дворцов, для ублажения своих тел, для собственной приятной и беззаботной жизни. Новые хозяева магических энергий создавали армии для охраны своих богатств. Эти армии, разумеется, снабжались дополнительной энергией, тогда как прочие жители Мира Магии вынуждены были испытывать нужду и лишения. Вот так развивалась история Мира Магии. В ней были взлеты и падения. Одни династии хозяев магических энергий сменялись другими. Кто-то из них был лучше, кто-то хуже... Но сейчас к власти пришли одни из самых жадных и жестоких хозяев магических энергий. Они не просто ограничили распространение энергии горы Меру по всему Миру Магии, они вообще прекратили подачу энергии в некоторые районы. Новые хозяева говорят, что энергия горы слабеет, но сами они при этом живут в невероятной, запредельной роскоши, тогда как остальные обитатели Мира Магии находятся на грани выживания.
        Отшельник воскликнул:
        - Это отражение событий, происходящих в Изначальном мире!
        Маркандея улыбнулся:
        - Сейчас не время возобновлять наш старый спор. Ты считаешь свой мир самым главным, я утверждаю, что все миры одинаковы - не в этом дело. Главное заключается в том, что Калки должен пролететь над горой Меру и этим заявить о появлении нового мага по крови. Мой план таков: мы переночуем в доме Фабуна и Ивии, а завтра встретимся с драконом Иплотегром. Он поможет нам с созданием драконьей колесницы. Возможно, он сам согласится пронести Калки над горой Меру.
        Упоминание о драконе несколько поубавило моей решимости. Но я постарался взять себя в руки и нарочито беззаботным тоном спросил:
        - Так что же мы тут стоим?
        Маркандея оглядел всю компанию:
        - Если других предложений нет, то мы отправимся в дорогу.
        Никто не издал ни звука.
        Древний юный маг легко подхватил тяжеленную сумку с вещами (и, наверняка, с оружием) тети Вики:
        - Ну, пошли.
        Подобрав остальные сумки, мы пошли по лесу. Идти было недалеко. Уже через несколько сотен метров я увидел огромное дерево, которое превосходило по толщине ствола все остальные деревья в лесу. Подойдя поближе, я почти без удивления разглядел в стволе дверь и несколько застекленных окон на разной высоте. Несмотря на выдолбленное жилище, дерево не погибло и не засохло, его пышная крона светилась свежей зеленью.
        Дверь в дом-дерево была не заперта. Маркандея открыл ее и крикнул:
        - Фабун, Ивия, мы пришли!
        Послышался цокот копыт. На пороге появился лохматый кривоногий сатир с закрученными рожками на вполне человекоподобной голове. Он был одет в яркую парчовую безрукавку и некое подобие шотландского килта.
        - Приветствую вас, друзья! - немного нараспев произнес сатир.
        Мы нестройно поздоровались.
        - Что же вы стоите? Прошу вас, заходите в дом! Для нас большая честь видеть вас в нашем доме!
        Мы переступили через порог и попали в просторную прихожую, выдолбленную в стволе дерева. Стены и потолок были закруглены, вместо мебели использовались ниши-шкафы и ниши-полки.
        - Проходите в столовую! - пригласил сатир. - Когда Вечный Ребенок сообщил нам о скором прибытии гостей, мы решили приготовить вам небольшое угощение.
        В столовую вел округлый коридор, по спирали поднимавшийся вверх. Пройдя по нему, мы очутились на втором этаже дерева-дома. Столовая была еще больше, чем прихожая. Посередине стоял стол, являвшийся частью дерева, и стулья, также сработанные одновременно со строительством (или, вернее, с выдалбливанием) дома. Очага на кухне не было, из чего я вполне логично предположил, что нам будет предложена растительная и сырая пища. Я не ошибся. На блюдах, выставленных на стол, были разложены всевозможные плоды, а в прозрачных кувшинах налиты разноцветные соки.
        Нас встретила хозяйка дома - тоненькая и изящная нимфа с бледно-зеленой кожей, длинными зелеными волосами и огромными выразительными глазами. На ней было одето длинное полупрозрачное платье, которое позволяло разглядеть, что тело нимфы имеет много общего с человеческим.
        Крепкий, коренастый сатир и нежная нимфа, действительно, представляли собой весьма странную пару. Но по их взглядам и едва уловимым движениям я понял, что они по-настоящему любят друг друга.
        - Прошу вас подкрепиться после дальней дороги! - мелодично пропела Ивия.
        - Да, да, пришло время поесть и поговорить! - вторил ей сатир.
        Мы вымыли руки в нише, где постоянно текла тонкая струйка воды. Должно быть, дерево вытягивало воду из земли и перегоняло ее по своим каналам. Затем мы расселись вокруг стола. Маркандея представил хозяевам дома меня и тетю Вику (ее он назвал Виктрикс Валерией). О цели нашего появления в Мире Магии не было сказано ни слова.
        Все принялись за еду. Я попробовал было проверить с помощью магии безопасность предложенных блюд, но Вечный Ребенок сделал мне недвусмысленный предостерегающий жест. Я понял, что мне не следует открыто демонстрировать свои способности. Возможно, наши враги в этом мире (а в том, что они тут есть, я был уверен) могли издали обнаружить мое присутствие и помешать нам исполнить задуманное.
        За окнами и в доме темнело.
        Маркандея сказал Фабуну и Ивии:
        - Мы переночуем у вас, как мы и договаривались. А завтра утром мы отправимся к Иплотегру. Уверен, он не откажется донести нас до горы Меру.
        - Отказаться-то он, может быть, и не откажется, - задумчиво произнес сатир, - но вот сильно сомневаюсь я, что Иплотегр сумеет подняться в воздух.
        - Разве он заболел?
        - Да кто из его рода сейчас чувствует себя здоровым? Разве только те, кто засел наверху?...
        - Ты хочешь сказать, что хозяева магических энергий дошли до того, что урезали квоты даже драконам?
        - Урезали, урезали.
        Ивия горестно пропела:
        - Вы видите, мы не имеем возможности подогреть пищу и осветить дом!
        Теперь я понял, что сырую пищу мы ели не из-за особой диеты хозяев, а по необходимости. Новые хозяева горы Меру почти полностью перекрыли поток магической энергии и лишили обитателей Мира Магии возможности использовать ее для хозяйственных нужд.
        Фабун не слишком певуче проворчал:
        - Все наши беды из-за проклятого Вихляйса!
        - Кто такой Вихляйс? - заинтересовался Маркандея. - Ты мне про него не рассказывал.
        - Оранжевый дракон Вихляйс - один из хозяев магических энергий. Именно он регулирует и распределяет магическое излучение горы Меру. Это по его вине дома миллионов обитателей Мира Магии остались без тепла и света.
        Ивия поддержала своего мужа:
        - В нашем мире наступили трудные времена. Впервые за всю историю новые хозяева горы Меру совершенно перекрыли поток магической энергии. Они утверждают, что энергии на всех не хватает. Но всем хорошо известно, что гора Меру не оскудела и даже, наоборот, излучает все больше и больше энергии.
        - Почему же тогда никто не пытается восстановить справедливое распределение энергии? - спросил Отшельник.
        Фабун усмехнулся:
        - Вот этот вопрос задайте завтра дракону Иплотегру. Если уж драконы смирились с нынешним положением дел, то что тогда говорить о нас, простых фавнах и нимфах? А сейчас давайте устраиваться на ночь, пока совсем не стемнело.
        Жилые комнаты располагались над столовой, по обеим сторонам от спиралью поднимавшегося вверх коридора. Они были небольшими, но вполне пригодными для удобного ночлега. Мебели в комнатах не было. Имелись только ниши-лежанки и ниши-шкафы для одежды. Каждому из гостей была отведена отдельная комнатка.
        Я расположился в нише на мягком матрасе, но сон ко мне не шел, несмотря усталость от бурных событий прошедшего дня. Меня мучила одна мысль, которая вертелась в голове, но все никак не желала принимать логически законченную форму. И вот тогда, когда я уже пребывал на грани сна и бодрствования, мысль внезапно оформилось в невероятно простую и совершенно невозможную идею. Я встал и пошел в комнату тети Вики. Стоило мне только приоткрыть дверь, я увидел направленный на меня ствол пистолета. Опытная воительница всегда была настороже и наготове.
        - Уф, Калки, никогда так больше не делай! - выдохнула тетя Вика, убирая пистолет под подушку. - Чего ты ходишь по ночам?
        - У меня к тебе всего один вопрос.
        - Какой? Стоило из-за него будить меня среди ночи?
        - Ты рассказывала, что вынесла меня из комнаты, где мои родители собирались вступить в последний бой с боблинским спецназом.
        - Ну, рассказывала, - согласилась тетя Вика и с трудом подавила зевок. - Дальше что?
        - Ты могла бы нарисовать эту комнату? Я имею в виду, могла бы ты нарисовать то, что видела и запомнила, со всеми подробностями?
        - Ну, могла бы, - сонно согласилась тетя Вика.
        Однако через мгновение она подскочила на кровати и воззрилась на меня горящими глазами:
        - Калки, я тебя правильно поняла?!!
        - Правильно, - кивнул я.
        - Это невозможно! Это невероятно!
        - Я уже один раз сделал это. Почему бы не сделать снова?
        - Калки, ты не понимаешь, о чем говоришь! Я немедленно разбужу Отшельника и Маркандею!
        - Пусть спят. Я же не собираюсь делать ЭТО прямо сейчас. Дело-то важное, я должен к нему хорошенько подготовиться. Это произойдет не сейчас, не завтра и, может быть, даже не через год. Ведь теперь время не имеет для меня значения. Я хотел лишь спросить у тебя: ты можешь сделать нужный КЛЮЧ?
        - Могу! - твердо ответила тетя Вика. - Тот день навсегда запечатлелся у меня в памяти. Я буду стараться изо всех сил.
        - Вот и отлично, - сказал я. - Пожалуйста, пока не говори никому о том, что я задумал.
        - Отшельник и Маркандея не вчера родились. Они догадаются и без меня.
        - Пусть догадываются. Остановить меня они все равно не смогут. Я сделаю ЭТО без них или даже вопреки им. Мне нужна только ТВОЯ помощь.
        - Я сделаю все, что смогу. Я уверена, что у нас получится. Калки, теперь я не смогу заснуть до утра!
        - Ну, как хочешь. А я, пожалуй, пойду спать.
        Я дошел до своей кровати, лег и моментально погрузился в сон.
        Глава 8.
        Драконья колесница.
        Утром мы покинули гостеприимный, но лишенный магической энергии дом Фабуна и Ивии. Вновь наш путь лежал через лес. Идти было легко, так как каменистая почва была ровной и твердой, как мостовая. Нам не мешали ни трава, ни кусты, но приходилось двигаться по сложной волнистой линии, обходя толстенные стволы деревьев.
        Я не знал, каким образом Вечный Ребенок находил нужную дорогу среди однообразных деревьев, но шел он быстро и уверенно. По дороге мы говорили о разных пустяках: обсуждали погоду, рассматривали ярких птиц, живущих в кронах деревьев. О моем путешествии во времени как будто забыли, о моем предстоящем полете над горой Меру старались не упоминать. Поэтому мне поневоле приходилось держать в себе множество накопившихся вопросов.
        Прошло несколько часов, прежде чем я увидел впереди за деревьями пологий, но довольно высокий холм. Он поднимался над вершинами самых высоких деревьев, а на нем самом деревья не росли. Зато вершину холма покрывал сплошной травяной ковер, похожий на стрижку "ежик".
        Мы начали огибать холм против часовой стрелки, и через некоторое время нам открылся большой темный вход в пещеру. Маркандея уверенно направился внутрь, и мы последовали за ним. Я, признаться, испытывал страх, первый раз в жизни входя в логово дракона.
        - Может быть, нам надо предупредить хозяина? - спросила тетя Вика. Вдруг он не обрадуется нашему вторжению?
        Тетя Вика так же, как и я, впервые оказалась в Мире Магии и тоже чувствовала себя здесь несколько неуютно. Всю дорогу от дома Фабуна и Ивии до драконьего логова она держала автомат наготове, перекинув перевязь через плечо поверх куртки. Теперь же тетя Вика положила палец на спусковой крючок, хотя затвор не передергивала.
        По мере продвижения вглубь пещеры я заметил, что с каждым шагом становится все светлее и светлее. Я не знал, помогает ли мне в темноте видеть мое сверхъестественное чувство, либо внутри имеется какой-нибудь источник света. Задать вопрос вслух я не решился, так как не хотел нарушить общее напряженное молчание.
        Вскоре впереди я услышал странные звуки: глухой мерный рокот и неясное бормотание. Я напряженно вглядывался и вслушивался, но сознательно не использовал магию для обследования окружающего пространства. Поэтому я едва не пропустил тот момент, когда коридор вывел нас в огромную внутреннюю полость холма. Моим глазам открылось столь невероятное зрелище, что я застыл на месте. Впрочем, точно так же поступили и тетя Вика с Отшельником. Даже Маркандея, не раз посещавший дракона Иплотегра, невольно замедлил шаг.
        Огромный округлый зал освещался слабо мерцающим шаром размером с человеческую голову, который был установлен в центре на постаменте высотой примерно мне по грудь. Кроме света, именно от шара исходило ранее услышанное мною бормотание. Но не этот предмет привлек мое внимание. В неровном мерцающем свете я увидел дракона Иплотегра, вернее поначалу я разглядел лишь огромное, покрытое чешуей тело, которое занимало примерно половину зала. Истинные размеры и форму тела я определить не мог, так как оно скрывалось в тени.
        Голова дракона была повернута к нам, но, похоже, нас он не видел. Взгляд Иплотегра был прикован к светящемуся и бормочущему шару. Рот дракона был приоткрыт и оттуда раздавался мерный рокот. То ли Иплотегр спал с открытыми глазами и мирно похрапывал, то ли рычал на нас, то ли просто это был звук его дыхания.
        Наше оцепенение и общее молчание прервал Маркандея:
        - Здравствуй, старый друг Иплотегр!
        Дракон, не отрывая глаз от шара, хрипло произнес:
        - Здравствуй и ты, Маркандея, Вечный Ребенок. Подойди поближе, посмотри, что творится в мире!
        Маркандея сделал нам знак рукой, и мы подошли к светящемуся шару. Это перемещение одновременно приблизило нас и к голове дракона, особенно к его пасти. Я прикинул, что, слегка пригнувшись, вполне смог бы войти в открытый рот Иплотегра. Белоснежные треугольные зубы, каждый размером с мою ладонь, порождали в моем воображении самые пессимистические картины.
        Однако дракон при нашем приближении даже не пошевелился. Он по-прежнему неотрывно вглядывался в светящийся шар, и я невольно сделал то же самое.
        Внутри шара я увидел трехмерное изображение невероятно красивой молодой женщины, которая сидела за резным дубовым столом и говорила, то обращаясь к зрителям, то поглядывая на лежащий перед ней лист бумаги:
        - ...Последствия прорыва энергопотока были своевременно ликвидированы бригадой специалистов из Службы Чрезвычайных Происшествий. И о последних событиях: сегодня в семь пятнадцать утра на площади Веселья был выпущен джинн из бутылки. Район был немедленно оцеплен, начата эвакуация населения. В настоящее время поймать и обуздать джинна пока не удалось. Однако сотрудники Службы Чрезвычайных Происшествий заверили нас, что это произойдет в самое ближайшее время. Через десять минут на связь с нами выйдет корреспондент с места происшествия, а пока посмотрите рекламу.
        Изображение женщины сменилось типичным рекламным роликом - ярким, динамичным, сопровождающимся громкой музыкой и навязчивым голосом:
        - С сегодняшнего дня наступает новая эра удовольствия и наслаждения! В сети ресторанов Дак-Вонялс появились в продаже новые пирожки с крыльями летучих мышей и с ножками жаб! Спешите в ближайший ресторан Дак-Вонялс и отведайте новое блюдо, специально приготовленное для вас!
        Я понял, что шар на постаменте является аналогом телевизора в Мире Магии. Интересно, как он был устроен? Мы смотрели на шар с разных сторон, но, судя по всему, видели одно и то же изображение.
        Отшельник с досадой махнул рукой:
        - И здесь реклама победила разум!
        Иплотегр наконец-то оторвался от просмотра телевизора и оглядел нашу компанию:
        - Здравствуйте, двуногие! Добро пожаловать в мое скромное пристанище. Не взыщите, если оно покажется вам тесным и убогим.
        - Почему здесь так темно? - спросил Маркандея.
        - Согласно законам нынешних хозяев магических энергий нам, драконам, предоставляется лишь три с четвертью уатта магии в сутки.
        Я не знал, много это или мало. Но Маркандея, разумеется, хорошо разбирался в мерах и измерениях Мира Магии. Он воскликнул:
        - Этого не хватит даже для полета к горе Меру!
        - Конечно, не хватит, - печально согласился Иплотегр. - Приходится экономить на всем.
        - Кроме телевизора? - спросил Вечный Ребенок.
        Лучше бы он этого не спрашивал. Иплотегр вновь уставился на шар. Наверное, его заинтересовала реклама геля для придания блеска драконьей чешуе.
        Посмотрев на Маркандею, я наконец-то увидел на его лице явно выраженное чувство. Чувство растерянности. Но маг быстро справился с собой и с несколько наигранной энергичностью заявил:
        - Попробуем навести тут порядок! Вначале я включу свет!
        В то же мгновение пещера дракона ярко осветилась. Я невольно сделал шаг назад, только теперь осознав, насколько огромен лежавший перед нами Иплотегр. Честно говоря, я всегда чувствовал себя несколько неуютно рядом с животными крупнее и тяжелее человека. Если мне случалось встретить где-нибудь в парке наездников (чаще - наездниц) на лошадях, то я старался обойти их по большой дуге. Размеры же дракона были не просто велики, они были запредельны и попросту не укладывались в представления о живом существе. Поэтому, к моему удивлению, мой страх быстро улетучился, уступив место любопытству. Дело в том, что я разглядел несколько округлых предметов, которые находились под складками сложенных драконьих крыльев. Они очень походили на яйца. Маркандея также их заметил.
        - Иплотегр, ты что, растишь потомство? - спросил Вечный Ребенок.
        - А? - дракон с трудом отвлекся от просмотра рекламы. - Потомство? Какое потомство? А-а-а! Потомство! Да, Зарбалина оставила мне наш выводок.
        Решив, что этой информации вполне достаточно, Иплотегр вновь уставился в телевизор.
        Повернувшись к нам и увидев наши недоуменные лица, Маркандея объяснил:
        - Драконы не живут постоянными семьями. Драконы женского пола откладывают яйца и передают их драконам-самцам. Те дожидаются появления потомства. Затем они делят детей или по очереди растят и воспитывают свой выводок.
        Тетя Вика хмыкнула, наверное, у нее возникли какие-то собственные соображения по поводу семейной жизни драконов.
        Маркандея внимательно посмотрел на яйца, укрытые крыльями Иплотегра:
        - Жаль, что этот выводок не скоро увидит свет!
        - Почему? - вырвалось у меня.
        - Долго объяснять... - Вечный Ребенок взглянул в остекленевшие драконьи глаза, устремленные на телевизор, и поправился: - Впрочем, чего-чего, а времени у нас достаточно. Нам придется подождать, пока Иплотегр не сможет с нами поговорить.
        Отшельник с сомнением произнес:
        - Может быть, у тебя найдется еще один знакомый дракон? Мне кажется, что тут мы понапрасну потеряем время.
        - Лучше Иплотегра дракона нет! - отрезал Маркандея. - Разве вы не понимаете, что мой друг попал в беду? Я должен ему помочь! Я должен поддержать его своей магией.
        - Хорошо, хорошо! - сказал Отшельник. - Но тебе придется многое нам объяснить. Я раньше слышал о Мире Магии, но никогда здесь не бывал. Я всего лишь маг по обучению и о физиологии драконов ничего не знаю. Как мы поможем Иплотегру, если, как мне кажется, он сам не слишком-то ждет от нас помощи?
        Маркандея согласно кивнул головой:
        - Хорошо, я начну с самых азов. Как я уже говорил, в Мире Магии все основано на энергии, излучаемой горой Меру. Драконы, рожденные в этом мире, используют ее для поддержания своих жизненных функций. Они почти не нуждаются в пище и воде. Магия горы Меру напрямую заряжает энергией их тела. Другие существа, позже поселившиеся в Мире Магии, также в большей или меньшей степени адаптировались к местным условиям и научились использовать магическую энергию, излучаемою горой. Конечно, до уровня приспособленности драконов так никто и не поднялся. Однако, как все мы можем видеть, зависимость драконов от магии имеет и оборотную сторону. Когда энергия горы Меру свободно разливалась по всему Миру Магии, драконы были сильными и свободными. Но стоило только ограничить им доступ к магии, как они стали слабыми, вялыми и безвольными.
        Иплотегр издал короткий возмущенный рык. Но он относился не к словам Маркандеи, а к демонстрируемой телепередаче. Рекламный блок закончился, и вновь включилась информационная программа. Как и обещала красивая дикторша, по телевизору показывали репортаж с места события. Выпущенного из бутылки джинна удалось обуздать и нейтрализовать, но он успел натворить много бед. В светящемся шаре возникали изображения обожженных стен домов с выбитыми стеклами, развороченной мостовой, залитой кровью и усыпанной остатками тел разных существ. Последствия катастрофы ликвидировали люди, сатиры и крылатые создания, похожие на помесь птиц и насекомых. Они были одеты в темно-синюю форму с яркими оранжевыми полосами. Судя по всему, это были сотрудники Службы Чрезвычайных Происшествий. Действовали они умело, слаженно и даже, я бы сказал, буднично. Сразу было видно, что им не в первый раз приходится собирать трупы после террористических актов. Должно быть, подобные происшествия в Мире Магии были не редки.
        Затем в телевизоре появилось изображение толстощекого существа с пятачком вместо носа, с большими ушами и с тонкими, загнутыми назад рожками. Бегущая строка сообщила нам, что это один из хозяев магических энергий, начальник Департамента пятого сектора Подножия горы Меру.
        Начальник Департамента заговорил срывающимся на визг голосом, забавно шевеля пятачком:
        - Враги свободы и демократии вновь попытались дестабилизировать обстановку, но слаженные действия всех служб способствовали предотвращению их противоправной деятельности. Мы не допустим, чтобы кто-то в отдельных секторах Подножия безнаказанно совершал подобные преступные и, я не побоюсь этого слова, наглые деяния. Мы все должны объединиться и сплотиться, чтобы дать решительный отпор террористам, нарушающим мирный покой Подножия...
        Дракон снова коротко прорычал, а затем пробормотал, не столько обращаясь к нам, сколько разговаривая сам с собой:
        - Бесы-чиновники ищут любой повод, чтобы появиться в телевизоре. Даже во время конца света они будут рвать микрофон друг у друга из копыт. Их волнует не борьба с терроризмом, а размер выделяемой на это магической энергии.
        Маркандея, словно не слыша слов Иплотегра, продолжил беседу с нами:
        - Когда драконы испытывают недостаток в магической энергии, они впадают в апатию. Их жизненные процессы замедляются. Именно поэтому я и сказал, что выводок Иплотегра вылупится еще очень нескоро. Если вообще вылупится...
        - Как это? - спросила тетя Вика.
        - Драконы не могут вечно пребывать внутри яиц. На все отводится свой срок. Если магической энергии не хватит для роста и развития зародыша, то он, скорее всего, погибнет.
        Тетя Вика повысила голос:
        - То есть ты хочешь сказать, что Иплотегр лежит и пялится в телевизор, тогда как его дети могут погибнуть от недостатка энергии? Почему он не сражается с хозяевами горы Меру?
        Ко всеобщему удивлению, ответил сам Иплотегр. Вернее, он задал вопрос:
        - Ты предлагаешь мне стать террористом?
        - При чем здесь терроризм? Борьба за свои законные права - это не терроризм! У меня есть сильные подозрения, что террористические провокации в Мире Магии организуют сами же хозяева магических энергий. Это дает им повод объявить ВСЕХ инакомыслящих террористами. Возможно, я ошибаюсь, но именно так поступают все преступные правители, узурпировавшие власть. А в том, что нынешние хозяева магических энергий самые настоящие преступники, я не сомневаюсь!
        - Я и сам это знаю, - сказал Иплотегр. - Но у меня нет сил даже на то, чтобы осветить свою пещеру. Как же я вступлю в бой с засевшими на вершине Меру хозяевами магических энергий? В таком же положении находятся почти все честные драконы. Зато те негодяи, которые поддерживают нынешних хозяев, невероятно сильны и быстры. Уж им-то энергию выделяют с избытком!
        Маркандея встал между драконом и телевизором, чтобы не позволить Иплотегру вновь погрузиться в просмотр телепередач. Убедившись, что взгляд дракона направлен на него, Вечный Ребенок сказал:
        - Я дам тебе силы, если ты поможешь мне собрать драконью колесницу.
        Иплотегр заинтересовался:
        - Неужели ты собираешься объявить о новом маге по крови? Кто он? Я его знаю?
        - Он перед тобой! - торжественно объявил Маркандея и указал на меня. Его зовут Калки.
        - Калки? Это имя ко многому обязывает. - Иплотегр перевел на меня свой взгляд. - Я чувствую энергию, исходящую от этого двуногого. Мне кажется, что она придает мне сил.
        - Калки еще не умеет контролировать свою собственную энергию. Ты можешь пользоваться ей так же, как и моей собственной.
        Я решил вмешаться:
        - Не могли бы вы объяснить, о чем это вы тут говорите? Какую энергию я излучаю?
        Маркандея повернулся ко мне, но не покинул своей позиции между драконом и телевизором:
        - Маги по крови не нуждаются в каких-то внешних источниках энергии. Наоборот, подобно горе Меру, они сами вырабатывают собственную магию. Именно эта сила делает нас теми, кем мы являемся - магами по крови. Вот, к примеру, я осветил дом Иплотегра. Для этого я не обращался к энергии горы Меру. Я использовал часть собственной магии. Эту же магию я могу направить на Иплотегра и вернуть ему былую силу. Я как бы заменю для него гору Меру, стану его персональным источником. Ты же, Калки, пока не умеешь четко и целенаправленно использовать собственную магию. Все те магические вещи, которым ты научился самостоятельно - лишь малая толика того, на что ты способен. Пока что магия исходит от тебя и рассеивается в пространстве. Обычные существа этого не видят. Но драконы Мира Магии могут воспользоваться твоей энергией безо всякого вредя для тебя и с огромной пользой для себя.
        - Ладно, пользуйтесь, - разрешил я. - Но почему я не вижу исходящей от меня магии? Как она выглядит?
        Маркандея слегка улыбнулся:
        - Ответ на этот вопрос тебе хорошо известен.
        - Вначале я должен пролететь над горой Меру?
        - Вот именно!
        - Тогда я готов отдать Иплотегру столько магии, сколько ему понадобится для полета.
        - Ты щедр, - сказал дракон и внимательно ко мне присмотрелся. - Однако даже такой расход магии не будет для тебя слишком обременительным. Не обижайся, Вечный Ребенок, но этот юный двуногий Калки намного тебя превосходит. Даже сейчас.
        - Я знаю, - спокойно подтвердил Маркандея. - Именно поэтому я так тороплюсь сделать его ЗАКОННЫМ магом по крови.
        - Я помогу вам! - заявил Иплотегр.
        На телевизор он больше не смотрел. Я решил, что магия Маркандеи и мои скромные силы зарядили дракона энергией быстрее, чем поначалу рассчитывал Вечный Ребенок. Из безвольного созерцателя движущихся картинок Иплотегр на глазах превращался в деятельное и решительное существо.
        - Я верил в тебя, старый друг! - прочувствованно произнес Маркандея. Кого еще ты можешь порекомендовать для драконьей колесницы?
        - Даже не знаю... Я давно потерял связь со своими друзьями и родственниками. Даже с Зарбалиной я не виделся лет шесть...
        - Шесть лет?! - воскликнул Вечный Ребенок. - Значит, ваш выводок находится на грани?...
        - Увы. Хозяева магических энергий лишили меня возможности вырастить потомство. Взамен отобранной у драконов магии они раздали нам телевизоры чтобы мы влачили жалкое существование, пропитывались их ложью и теряли остатки свободной воли. Но теперь все это в прошлом!
        Иплотегр взмахнул крылом, светящийся шар слетел с постамента и разбился об пол. Затем дракон бережно сложил яйца в одну кучку. Яиц было совсем не так много, как мне показалось вначале - всего семь штук.
        Дракон нежно потерся щекой о скорлупу своих невылупившихся детей:
        - Я скоро вернусь! Я вернусь с победой!
        Я смотрел на эту трогательную сцену прощания и чувствовал, что на глаза наворачиваются слезы. Почти не осознавая того, что делаю, я мысленно приказал яйцам: "Растите! Развивайтесь! Растите и развивайтесь! Немедленно!"
        Свет в пещере погас. Иплотегр и Маркандея хором вскрикнули. Правда голос Вечного Ребенка почти не был слышен за драконьим рыком. Затем свет снова осветил всю пещеру. На месте яиц я увидел обломки скорлупы и семерых маленьких розовых дракончиков величиной с кошек. Через несколько мгновений они выросли до размеров крупных собак, их чешуя потемнела и окрепла. Дракончики продолжали быстро расти и вскоре сравнялись по размерам с лошадьми.
        - Калки, ПРЕКРАТИ НЕМЕДЛЕННО! - закричал Маркандея. - Мы здесь все просто не поместимся!
        - Стойте! - крикнул я дракончикам, не зная, как иначе прекратить их рост.
        Похоже, моя команда все-таки прервала передачу магической энергии. Драконы перестали увеличиваться в размерах.
        - Наружу! Все наружу! - скомандовал Маркандея и, подавая пример, помчался к выходу.
        Должно быть, он не слишком надеялся на то, что мне удастся надолго справиться со своими собственными силами.
        Мы побежали следом. Сзади нас пыхтел Иплотегр, передними лапами и головой выталкивая в проход свое столь неожиданно появившееся потомство. Оказавшись возле выходя из пещеры, мы отошли подальше, освобождая место для драконьего выводка. Новорожденные дракончики щурились от дневного света и с любопытством оглядывались по сторонам. Выбравшийся следом за ними Иплотегр расправил свои крылья и издал ликующий рев, от которого у меня заложило уши.
        Затем дракон обратился к Вечному Ребенку:
        - Калки сильнее всех магов по крови, которых я встречал ранее. Как ты думаешь, Маркандея?
        - Я думаю, что теперь об этом знаем не только мы, но и хозяева магических энергий. Такой всплеск магии они не могли не заметить.
        - Это не страшно! - махнул крылом дракон. - Хозяева успешно борются только с теми врагами, которых сами придумывают и создают. Если мы будем действовать быстро, то они еще не успеют понять, что происходит, а Калки уже окажется на вершине горы Меру. Поэтому я предлагаю не искать других драконов для образования колесницы, а обратиться к моему выводку.
        - Но они же еще очень маленькие! - запротестовал Маркандея.
        Иплотегр кивнул на меня:
        - С помощью магии Калки они смогут еще чуть-чуть подрасти. Но сначала надо дать им имена.
        Юные дракончики вели себя, как послушные дети. Они крутили шеями и таращили глаза во все стороны, рассматривая нас, холм, деревья, небо, друг друга. Я чувствовал, как хочется им сорваться с места. Но дракончики смирно стояли на месте и ожидали распоряжений старших.
        Иплотегр сказал мне:
        - Калки, благодаря тебе мой выводок появился на свет. Поэтому именно ты должен дать имена моим потомкам.
        - Это большая честь, Калки! - воскликнул Маркандея.
        - Спасибо, - я несколько растерялся, - Но как же я могу придумать имена драконам?
        - Очень просто!
        - Просто... Я даже не знаю, мальчики они или девочки.
        Иплотегр развел крылья в стороны:
        - Пусть мальчики встанут возле моего правого крыла, а девочки - возле левого.
        Юные дракончики, резво перебирая еще не совсем окрепшими лапками, быстро исполнили родительское приказание. Пять мальчиков и две девочки повернулись ко мне и замерли в ожидании
        - Они что, все понимают? - спросил я.
        - Они понимают то, что доступно их пониманию на нынешнем уровне развития, - объяснил Маркандея. - Драконов не надо учить ходить, летать или разговаривать. Эти знания находятся в их генной памяти и проявляются в сознании по мере роста. Если ты снабдишь новорожденных драконов достаточным количеством магической энергии, то они повзрослеют и поумнеют в течение нескольких секунд. Правда, слишком быстрое взросление имеет и отрицательный результат. Драконы будут обладать знаниями предков, но их собственная личность не сформируется полноценно и разносторонне из-за отсутствия собственного опыта. Сейчас потомки Иплотегра физически находятся примерно на уровне развития двух- трехлетнего человеческого ребенка. По уровню знаний им сейчас лет семь. А по шкале личного опыта они еще пребывают на нулевой отметке.
        - Почему же дракончики ничего не говорят?
        Иплотегр издал рык, похожий на смех:
        - А о чем им говорить? Вот сейчас ты дашь им имена, и они наконец-то смогут общаться со мной и друг с другом.
        Я понял, что выяснять особенности развития, воспитания и поведения драконов можно очень долго, уж очень сильно отличались они от привычных человеческих понятий. Вначале следовало постичь драконью логику, способ их мышления, а на такие глобальные изыскания ни у кого из нас не было времени. Следовательно, я должен был принимать все, как есть, и побыстрее придумать имена выводку Иплотегра.
        При дневном свете я увидел, что все драконы различаются по цвету чешуи. У Иплотегра чешуя была свинцово-серая, тускло поблескивающая. У юных дракончиков краски были более яркими и свежими. Ближайший ко мне мальчик-дракон переливался всеми цветами радуги: хвост у него был перламутрово-зеленым, тело - голубым, лапы - фиолетовыми, шея и голова золотистыми, крылья - наполовину сиреневыми, наполовину - медно-красными.
        Я не знал, как полагается присваивать новорожденным дракона имена. Поэтому я вытянул руку в сторону ярко окрашенного мальчика и сказал:
        - Ты будешь зваться... Версаче.
        Произнеся это, я замер и затаил дыхание. Как отнесутся к этому имени Иплотегр и мои спутники? Повисла пауза. Тетя Вика издала звук, который был похож на тщательно заглушенный смешок. Из всех присутствующих только она одна могла по достоинству оценить имя, данное мной потомку Иплотегра.
        Названный дракончик расправил крылья, гордо изогнул шею и радостно выкрикнул:
        - Меня зовут Версаче!
        Иплотегр восторженно выдохнул:
        - Как это красиво звучит - ВЕРСАЧЕ!
        Другие дракончики от нетерпения начали подпрыгивать на месте, тянуть ко мне шеи и глядеть умоляющими взорами. Я понял, что все они торопятся поскорее получить от меня такие же красивые и звучные имена.
        Следующий мальчик был не таким пестрым, как Версаче. Его тело и крылья были темно-серебристыми, а голова, окантовка крыльев, лапы и кончик хвоста светло-серебристыми.
        - Ты будешь зваться... Труссарди, - решил я.
        Дракончик завопил от радости.
        Дальше дело пошло быстрее. Темно-серый с металлическим блеском дракончик стал именоваться Армани, небесно-голубой с синими крыльями и лапами - Черрути, зеленовато-золотистый - Гальяно. Черненькая изящная девочка получил имя Шанель, а более крупная перламутрово-розовая с пурпурной окантовкой крыльев - Эскада.
        Не в силах устоять на месте, дракончики начали бегать вокруг нас, весело окликать друг друга по именам и радостно отзываться. От их топота задрожала земля. Но, как ни странно, я совершенно не испытывал страха, когда в двух шагах от меня проносились существа величиной со скакунов, к тому же обладающие острыми когтями и зубами.
        Иплотегр скомандовал:
        - Ну-ка, дети, хватит баловаться. Встаньте рядом со мной, чтобы Калки смог направить на вас силу своей магии.
        Драконы сбились в одну кучку и внимательно уставились на меня.
        Я постарался еще раз направить на выводок Иплотегра свою энергию. Для этого я вытянул вперед руки и представил себе, что из моих пальцев исходят яркие лучи. Дракончики зашумели и начали толкаться. Сперва я хотел сказать Иплотегру, чтобы он заставил своих детей стоять смирно, потому что их шум мешал мне сосредоточиться. Но потом я понял, что дракончики просто очень быстро растут, и потому им становится тесно вблизи друг друга.
        - Достаточно, Калки! - сказал Иплотегр, когда дракончики достигли примерно одной трети его собственного размера.
        Я опустил руки и почти физически почувствовал, как оборвались магические нити, связывавшие меня с выводком Иплотегра. Теперь дракончики достигли подросткового или, наверное, даже юношеского возраста. В их глазах я увидел искорки той древней мудрости, которая светилась во взгляде Иплотегра.
        Маркандея довольно потер руки:
        - Половина дела сделана: драконы для колесницы имеются. Осталось только создать саму колесницу.
        Он огляделся и остановил взгляд на одном из деревьев. Спустя несколько мгновений земля возле дерева вспучилась, из-под нее показались светлые переплетенные побеги.
        - Корни крепче, чем ветви и стволы, - пояснил Маркандея, не отрывая глаз от быстро создаваемой колесницы.
        Корни дерева не просто переплетались, они сливались друг с другом, утолщались, растягивались или распластывались. Таким образом формировались разные детали колесницы: высокие борта, две оси, четыре колеса.
        Я вспомнил, как Маркандея создал лодку для того, чтобы отвезти меня на свой остров (пусть даже это и происходило в майе). Тогда он воспользовался листом огромного цветка. Видимо, Вечный Ребенок в качестве исходных материалов предпочитал использовать растения. Силой своей магии он трансформировал их и придавал им желаемую форму. В доме семьи Соображаевых я создал торт одним лишь своим желанием. Если бы я, подобно Маркандее, тщательно рассчитывал размер, форму и химический состав торта, а также всех его отдельных частей - коржей, крема, шоколадных фигурок, то, несомненно, никогда не добился бы желаемого результата.
        Я ожидал, что Маркандея создаст длинные дышла с кольцами на концах, в которые могли бы пролезть драконьи шеи, но он закончил работу, не приделав к колеснице никакой упряжи. Маг поманил пальцем, и колесница подкатилась к нам, слегка поскрипывая на своих четырех колесах. Честно говоря, я ожидал чего-то более красивого и изящного. Тетя Вика и Отшельник, судя по выражениям их лиц, тоже были несколько разочарованы.
        Колесница Маркандеи представляла собой деревянный помост примерно два на два метра в основании, окруженный метровым бортиком. У меня возникло подозрение, что Маркандея не способен создавать слишком сложные предметы, так как даже самый мощный интеллект и самая совершенная магия не могли нужным образом трансформировать и преобразовывать природные исходные материалы. Чтобы сотворить что-то по-настоящему сложное, нужно было отказаться от детальной проработки всех частей желаемого предмета и сосредоточиться на своем ЖЕЛАНИИ его получить... Это была очень интересная мысль, я решил запомнить ее, чтобы обдумать в более спокойной обстановке.
        Вечный Ребенок подошел к своему творению и постучал согнутым пальцем по бортику. Звук получился ясный и громкий, словно исходил от корпуса музыкального инструмента - гитары или скрипки.
        Иплотегр объявил:
        - Труссарди, Черрути и Гальяно, вы понесете колесницу.
        Названные драконы выступили вперед и повернулись спинами к изделию Маркандеи. Должно быть, знания предков указывали им, что нужно делать. Я же, не имея предков-драконов, пребывал в недоумении.
        - Мы полетим все вместе? - спросил Отшельник.
        - Вначале - да, - ответил Вечный Ребенок. - Мы проводим Калки до Подножия, дальше он должен лететь один. Точнее, не один, а с драконами.
        - И я, и весь мой выводок всегда будет рядом, - подхватил Иплотегр. Вместе мы преодолеем любые препятствия.
        - Что за препятствия? - насторожилась тетя Вика. - Если это опасно, то я полечу вместе с Калки.
        - Исключено! - отрезал Маркандея. - Это испытание для одного только Калки. Не будем медлить! Забирайтесь в колесницу!
        Сказать это было проще, чем сделать. В колеснице не было предусмотрено никаких дверей, лестниц или ступенек для входа и выхода. Тетя Вика легко вспрыгнула на колесо, а с него перебралась в кузов.
        - Калки, давай сюда Отшельника! - сказала она.
        Я сперва подумал, что тетя Вика хочет, чтобы я подсадил старого боблина на колесо, а она втянула бы его в кузов. Но потом я понял, что все ждут, когда я воспользуюсь своей магической силой. Мне стало немного неловко оттого, что сам я забыл о тех своих способностях, которыми недавно хвастался перед своими товарищами. Я мысленно потянул Отшельника вверх и увидел, что ноги боблина оторвались от земли. Я аккуратно перенес его в кузов колесницы, где его подхватила тетя Вика.
        Затем я вопросительно посмотрел на Маркандею, но тот забрался в колесницу самостоятельно, не используя магию, а повторив путь тети Вики. Я поступил точно так же. Теперь осталось главное - каким-то образом присоединить драконов к колеснице.
        Вечный Ребенок как будто прочитал мои мысли (впрочем, он не мог не знать, что я понятия не имею, как поднять в воздух колесницу). Он объяснил:
        - Драконы повлекут колесницу за магические нити, которыми ты их привяжешь. Вот, смотри, как это делается!
        Маркандея сделал такие жесты, словно набрасывал на Труссарди, Черрути и Гальяно невидимые арканы. Я попытался разглядеть магические привязи, но ничего не увидел. Однако, стоило только драконам слегка пошевелиться, как колесница задрожала.
        Маркандея сделал резкое движение кистями рук, словно сбрасывал напряжение или стряхивал капельки воды. Дрожание колесницы мгновенно прекратилось.
        Вечный Ребенок сказал мне:
        - Теперь ты попробуй создать магическую связь. Это похоже на то, как ты передавал энергию для роста выводку Иплотегра. Только теперь не просто излучай энергию, но используй ее, как упругий канат. Не жесткий, а именно упругий. Не стремись создать привязь фиксированной длины, иначе движение колесницы получится неравномерным. Колесница будет двигаться рывками и дергаться от каждого взмаха драконьих крыльев. Привязь должна быть мягкой и пружинистой. Установи согласие и между тремя драконами и колесницей. Уравновесь все силы и создай плавность и естественность.
        Я попытался воплотить все то, что мне посоветовал Маркандея. Физически я не увидел созданных магических привязей, но колесница вновь задрожала от драконьих движений.
        - Калки все схватывает на лету! - произнес Иплотегр. - Я имею в виду, что, поднявшись в воздух, он сам разберется, как "уравновесить силы и создать естественность".
        Последние слова дракон произнес с явной иронией, добродушно пародируя манеру Маркандеи.
        Не дожидаясь моего сообщения о готовности, Труссарди, Черрути и Гальяно взмахнули крыльями и сразу же, без разбега, взмыли в воздух. Колесница так же резко рванулась с места, ее колеса всего несколько метров прокатились по земле, а потом потеряли опору. От неожиданности я вскрикнул, но магическая привязь держалась крепко. Даже слишком крепко. Я немного ослабил привязь, и полет сразу же стал более плавным.
        Мы быстро набирали высоту. Труссарди, Черрути и Гальяно тянули колесницу вверх, стремясь подняться над вершинами деревьев. Для этого им пришлось сделать несколько кругов над холмом, под которым располагалась пещера Иплотегра. Остальные драконы следили за нами с земли. Когда же мы наконец оказались в чистом небе, они быстро поднялись вверх и пристроились рядом.
        Версаче, Армани, Шанель и Эскада летели то перед колесницей, то сбоку, то снизу, то сверху. Несмотря на то, что это был их первый полет, в воздухе все юные драконы держались очень уверенно. Наверное, в этом им опять-таки помогали знания предков. Сам Иплотегр пристроился позади колесницы, что было очень разумно, так как его голова находилась рядом с нами, и мы могли спокойно, почти не повышая голоса, разговаривать.
        Я сразу понял, куда мы направляемся. Далеко впереди я увидел гору Меру, основание которой было закрыто от взора сплошным зеленым морем высоких деревьев, а вершина уходила в облака. Город у Подножия на таком расстоянии разглядеть было невозможно. Я обернулся. Позади нас расстилался океан зелени.
        Маркандея перехватил мой взгляд и сказал:
        - Мир Магии - это не шарообразная планета в обычном понимании. Это просто МЕСТО во Вселенной со своими физическими законами. Больше всего оно похоже на кнопку, острием которой является гора Меру, а плоской частью - все окрестные земли. На краях этой "кнопки" мир закругляется, но радиус закругления так велик, что, путешествуя по земле, ты вряд ли его заметишь. Вот сверху, с высоты драконьего полета - совсем другое дело.
        Иплотегр гордо добавил:
        - Я как-то раз отлетел от боковой грани так далеко, что Мир Магии стал казаться мне тонкой полоской. Так я узнал, что высота горы Меру примерно равна толщине основания.
        Под днищем колесницы проносились кроны деревьев, изредка лесной массив прорезался узкими или широкими реками. Мы летели очень быстро, но гора Меру, которая вначале показалась мне не такой уж и далекой, никак не желала приближаться. Зато вскоре над лесом появилась темная точка, которая направилась нам наперерез.
        Я собрался было обратить внимание всех присутствующих на это явление, но Иплотегр меня опередил:
        - А вот и один из прислужников хозяев магических энергий!
        Действительно, темная точка, приблизившись, обрела очертания летящего дракона. Еще через несколько минут я смог его хорошо рассмотреть. Дракон был огромным, пожалуй, даже больше, чем Иплотегр. Его чешуя переливалась маслянисто-зеленым цветом. В правой передней лапе дракон держал здоровенную - метра четыре в длину - дубинку. Дубинка была усажена острыми шипами и раскрашена черно-белыми поперечными полосками.
        Поравнявшись с нами, дракон полетел параллельным курсом и замахал своей дубинкой:
        - Водитель воздушного транспортного средства, приказываю приземлиться!
        Водителем, судя по всему, бы я. Я спросил у Маркандеи:
        - Что мне делать?
        - Снижайся, - ответил тот. - Подыщи подходящее место для посадки и садись.
        Я пожал плечами, но спорить не стал. Пристегнутые к колеснице и свободно летящие драконы пошли на посадку. Колесница приземлилась на просторной отмели, образованной изгибом реки. Драконы, которым не хватило места на суше, опустились прямо на мелководье, от взмахов их крыльев в воздух поднялась туча водяных брызг.
        Дракон с полосатой дубинкой сел рядом с колесницей. Он внимательно оглядел всю нашу компанию, задержав взгляд на мне. Я без страха смотрел в глаза дракона, рассчитывая и на свою магию, и на поддержку выводка Иплотегра.
        - Инспектор воздушного движения Вракула! - представился дракон с дубинкой. - Предъявите документы на право управления воздушным транспортным средством!
        За меня ответил Маркандея:
        - Разве кровь мага - недостаточное свидетельство о правах этого юноши?
        Вракула хмыкнул:
        - Согласно правилам воздушного движения запрещено управление воздушным транспортным средством лицам, не имеющим соответствующего разрешения Управления воздушного движения.
        - Эти правила установили нынешние хозяева магических энергий? - спросил Маркандея.
        - Так точно!
        - Но разве они не знают о том, что небо Мира Магии - это общее владение? Каждый, кто имеет способность к полету, вправе передвигаться по воздуху!
        Вракула раскатисто расхохотался:
        - Эх, маг, ты бы еще вспомнил о тех временах, когда и энергия горы Меру считалась общей!... Кстати, с учетом нынешнего дефицита энергии мы, драконы, постоянно испытываем недостаток сил.
        Иплотегр скептически хмыкнул.
        Вракула, не поворачивая головы в его сторону, добавил:
        - Про драконов, которые поступили на государственную службу, ходит много самых разных легенд. Будто бы мы купаемся в роскоши и достатке. На самом деле это совсем не так. Ради крупиц магической энергии мы с утра до ночи трудимся, не жалея сил, на благо народа. И, что самое обидное, никто не ценит нашего самоотверженного труда, никто не поделится с нами магической энергией...
        Я понял, к чему клонит Вракула. Судя по всему, инспектор воздушного движения ничем не отличался от своих коллег в других мирах.
        - Сколько энергии вам надо, чтобы вы смогли продолжить свою работу... где-нибудь в другом месте?
        Вракула оценивающе посмотрел на меня:
        - Ну, скажем, за сотню уаттов я готов разрешить вам проследовать дальше.
        Я тихо спроси у Маркандеи:
        - Сотня уаттов - это сколько?
        Тот так же тихо ответил:
        - Направь на него свою магию. Я скажу, когда будет достаточно.
        Я так и поступил. Получив взятку магической энергией, Вракула расправил крылья и взмыл в воздух.
        Когда он удалился на достаточное расстояние, Иплотегр возмущенно прорычал:
        - И этому вымогателю еще хватает наглости жаловаться на свое бедственное положение! Да он на взятках имеет энергии в сто раз больше, чем ему отпускают хозяева горы Меру. А ведь нынешние правители оплачивают своих прислужников очень даже неплохо. Я едва сдержался, чтобы не сказать Вракуле все, что я о нем думаю!
        - Может быть, сдерживаться-то и не стоило? - спросила тетя Вика.
        Чтобы скрыть свое смущение, Иплотегр громко скомандовал:
        - Поднимаемся!
        Драконы взлетели и повлекли за собой колесницу. Мы продолжили путь к горе Меру.
        - Ты выглядишь задумчивым, Калки, - сказал мне Маркандея.
        - Я думаю о том, что бороться с преступным государственным режимом можно его же оружием. Чиновники-казнокрады и взяточники сами жаждут продаться тому, кто заплатит больше. Если власть в стране основана на страхе, то можно напугать трусов сильнее, и они поменяют своих хозяев. Если государство держится на лжи, то можно изобрести еще большую ложь и переманить легковерных и доверчивых на свою сторону. Меня смущает только одно...
        - Что же?
        - Если использовать эти способы, то можно стать таким же, как и те, против кого борешься.
        - Я рад, что ты это понимаешь.
        - Но, с другой стороны, если не бороться со злом, оно одержит верх. А любая борьба - это насилие и хитрость.
        - Сопротивляться злу можно не только силой.
        - Я помню. Мы уже это обсуждали. Но я не могу так, как вы, тихо жить в спокойном Детском мире, когда вокруг столько несправедливости.
        - Твои слова, Калки, свидетельствуют о благородстве твоей души...
        - Спасибо.
        - ...Но вместе с тем они беспокоят меня чрезмерной бескомпромиссностью.
        - Это не бескомпромиссность. Это... - я задумался, подбирая более подходящее слово, - ...это справедливость. Зло должно быть наказано.
        - Отлично сказано! - воскликнула тетя Вика.
        Маркандея, Отшельник и летевший рядом Иплотегр промолчали.
        Гора Меру постепенно приближалась, разрастаясь в ширину и в высоту. Я по-прежнему не мог увидеть ее вершины, скрытой облаками, но зато получил возможность разглядеть гигантское поселение, раскинувшееся вокруг подножия. Так как в Мире Магии жили самые разные существа, в городе смешались стили и архитектура многих стран, эпох и народов. Даже издали я отчетливо увидел высоченные прямоугольные небоскребы и еще более высокие острые шпили дворцовых башен. В то же время огромные пространства предстали передо мной в виде слившейся в единое целое буро-серой массы. Я понял, что это кварталы одноэтажных трущоб, равные по площади целой Москве.
        Там, где склон горы становился слишком крутым, районы плотной застройки заканчивались. Само же густонаселенное Подножие окружали необъятные поля, сады и огороды, на которых выращивались продукты для тех обитателей Мира Магии, которые, помимо самой магической энергии, нуждались в физической пище.
        Когда под днищем колесницы замелькали небольшие разрозненные пригородные постройки, откуда-то сбоку появился дракон с полосатым жезлом в руках. Он был значительно упитаннее Иплотегра и Вракулы, его чешуя цвета хорошо прожаренной курицы блестела, словно смазанная жиром. Повинуясь приказам толстого дракона, наша компания снизилась и приземлилась на большом невспаханном поле.
        - Инспектор воздушного движения Жракула! - произнес толстяк, тяжело дыша и отдуваясь. - Почему вы нарушаете правила воздушного движения? Почему вынуждаете представителя власти подниматься в воздух?
        - Мы ничего не нарушали! - сказал Маркандея.
        - Как это "не нарушали"? Разве вы не пролетели над жилыми строениями? Разве не создали угрозу безопасности проживающих там граждан? Предъявите ваши документы!
        Последняя фраза была адресована мне, но ответил на нее Маркандея:
        - Согласно древним незыблемым законам, маг по крови имеет право пролететь над горой Меру для объявления о своих правах на занятия магическим искусством. Для этого не нужны никакие документы!
        - Что-то не слышал я о таком законе, - покачал головой Жракула. - Зато мне хорошо известно постановление хозяев магических энергий за номером три тысячи семьсот двадцать восемь, запрещающее пролет посторонним лицам над жилыми районами Подножия и самой горой Меру.
        - Это я-то и мой выводок посторонние?! - возмутился Иплотегр. - С каких это пор я стал посторонним в своем собственном мире?
        Юные драконы поддержали родителя громкими возмущенными возгласами.
        - Я не с вами разговариваю! - прикрикнул Жракула, и огромный сильный Иплотегр втянул шею в плечи и потупил взор.
        - Где мы можем оформить разрешение на пролет над горой Меру? подчеркнуто вежливо спросил Маркандея.
        - Разрешение на посещение воздушного пространства над горой Меру и прилегающими территориями можно получить в Главном департаменте воздушного движения.
        - Тогда мы немедленно отправляемся туда!
        - Можете не торопиться, - усмехнулся Жракула. - На заполнение и оформление всех необходимых документов вам потребуется не менее месяца. Еще столько же вы потратите на получение подписей и разрешающих резолюций чиновников Главного департамента.
        - А можно как-нибудь ускорить этот процесс?
        - Вообще-то неразрешимых проблем не существует... - Жракула хитро прищурился.
        - Хорошо... - понимающе вздохнул Маркандея. - Сколько?
        - Пятьсот уаттов с каждого, кто желает пролететь над горой Меру, и я сразу же выдам вам заранее оформленное разрешение со всеми требуемыми подписями и печатями.
        Маркандея показал на меня:
        - Разрешение нужно для Калки, мага по крови, и для сопровождающих его драконов: Иплотегра, Версаче, Черрути, Труссарди, Шанель, Гальяно, Эскады и Армани.
        Жракула с нескрываемым разочарованием посмотрел на Маркандею, Отшельника и тетю Вику:
        - А вы разве не полетите?
        - Нет! - твердо произнес Маркандея.
        Поняв, что лишних полторы тысячи уаттов заполучить не удастся, Жракула со вздохов выудил откуда-то из-под крыла кожаную папку для документов, достал из нее чистый незаполненный бланк с проставленными подписями и печатями и вписал в него названные имена.
        - Вот! - помахал он в воздухе готовым документом. - Извольте получить! С вас четыре с половиной тысячи уаттов.
        - Нам придется поработать вдвоем, - сказал мне Маркандея. - Сумма не маленькая.
        По правде сказать, особой убыли своей магии я не ощутил. Однако бока Жракулы заметно раздулись, а чешуя заблестела еще ярче.
        Дракон-инспектор благодушно икнул и протянул мне документ:
        - Ну, счастливого пути!
        После этого он несколько раз взмахнул крыльями, не без труда поднялся в воздух и тяжело полетел прочь, волоча отяжелевшее брюхо.
        Я посмотрел на цветной бланк документа и спросил у Маркандеи:
        - Ну и что мне с ним делать?
        - Спрячь подальше! Не думаю, что он тебе пригодится.
        - Мне тоже так кажется. Может быть, мне его сразу выкинуть?
        - Оставь на всякий случай. Хотя следующем инспектору, наверняка, все равно придется давать взятку независимо от того, есть у нас разрешение или нет.
        - Куда катится наш мир?! - горестно вздохнул Иплотегр.
        Маркандея огляделся вокруг:
        - Я вижу небольшой ресторанчик вон там, неподалеку. В нем мы вас и подождем.
        Он указал рукой на группу построек, до которой было не меньше пяти километров.
        - Вы уверены, что там есть ресторан? - спросил я.
        - Конечно. Ведь я прекрасно вижу вывеску над входом. Присмотрись получше, Калки!
        Я вгляделся вдаль и внезапно мне показалось, что к моим глазам поднесли мощный бинокль. Изображение резко увеличилось и, действительно, я хорошо разглядел большой дом-дворец с многочисленными пристройками. Некоторые из пристроек были так велики, что там с комфортом смог бы расположиться крупный дракон. Рядом с домами располагались просторные площадки, бассейны, сады и стоянки для транспорта. В качестве наземного транспорта в Мире Магии использовались кареты и колесницы, запряженные лошадьми или большими нелетающими птицами типа страусов.
        Комплекс зданий окружала глухая высокая стена из кирпича, над единственными воротами висела яркая вывеска: "Загородный клуб-ресторан "Безграничное удовольствие"". Сейчас в клубе-ресторане посетителей было немного. Я заметил лишь нескольких существ - рогатых бесов, волосатых сатиров, прекрасных нимф и обычных людей - которые неторопливо прогуливались по дорожкам или сидели в шезлонгах возле бассейнов.
        Стоило мне моргнуть, как изображение отдалилось и вернулось на свое место.
        - Неплохое местечко, - сказал я. - Я бы сам не отказался там перекусить.
        Маркандея слегка улыбнулся:
        - Тогда у тебя имеется дополнительный стимул для того, чтобы побыстрее выполнить свое дело и присоединиться к нам. В "Безграничном удовольствии" мы все вместе отпразднуем появление нового законного мага по крови.
        Вечный Ребенок легко выпрыгнул из колесницы.
        - Подождите, давайте мы вас подвезем ко входу! - предложил я.
        - Зачем зря терять время? - Маркандея описал рукой в воздухе прямоугольник, и прямо перед ним, посреди чистого поля, образовалась магическая дверь. За дверью всего в нескольких шагах находился увиденный мной издали вход в клуб-ресторан.
        - Значит, физические двери для создания проходов не обязательны? понял я.
        - Конечно. Они нужны лишь новичкам, которые недостаточно хорошо могут сконцентрировать внимание и четко представить себе место, в которое хотят попасть. Совсем скоро, Калки, ты также сможешь обходиться без физических дверей.
        Тетя Вика обняла меня:
        - Ну, Калки, действуй! Я в тебя верю!
        Отшельник пожал мне руку:
        - Сегодня один из самых ответственных моментов в твоей жизни!
        После этого они покинули колесницу и присоединились к Маркандее. Я остался в кузове один.
        - Что же ты не летишь? - спросил Маркандея.
        - Чего-то не хватает... Вы не будете возражать, если я внесу в конструкцию колесницы некоторые дополнения?
        - Дополнения? Ну, если ты считаешь это важным...
        Я закрыл глаза и сосредоточился на том, что мне хотелось бы получить... Раздался скрип и скрежет дерева. Потом послышались удивленные возгласы моих спутников. Я открыл глаза и убедился, что все получилось, как нельзя лучше. Передо мной в колесницу был вмонтирован проигрыватель компакт-дисков, а в боковых бортах - мощные колонки.
        - Вот так будет повеселее! - сказал я и нажал на кнопку "Воспроизведение".
        Зазвучали первые вступительные аккорды мелодии.
        Тетя Вика удивилась:
        - Я думала, что ты выберешь что-нибудь из этого... как его... Раммштекса?
        Я отрицательно покачал головой:
        - Не сейчас. Для торжественного случая годится только бессмертная классика!
        В подтверждение моих слов музыка зазвучала громче и энергичнее. Окружающее пространство наполнили суровые и захватывающие дух звуки "Полета валькирий" Вагнера.
        Я обратился к драконам, впряженным в колесницу:
        - Вы готовы?
        Труссарди, Черрути и Гальяно согласно закивали головами. У них это вышло синхронно, в такт музыке.
        - Тогда поехали!
        Даже шум драконьих крыльев не заглушил рвущейся из динамиков музыки. Моя колесница взмыла в воздух и полетела к горе Меру над городом у Подножия. Мы сразу набрали приличную высоту, и потому дома внизу походили на детали детского конструктора, разбросанные по полу. Склон горы Меру вначале был довольно пологим, а потом круто взмывал вверх.
        - Будем подниматься по спирали! - объявил Иплотегр.
        Драконы дружно свернули направо, очевидно, намереваясь начать облет горы против часовой стрелки. Вскоре мы достигли уровня плотных облаков. Фигуры юных драконов превратились в едва различимые тени. Иплотегр по-прежнему держался позади колесницы, так что я видел его голову довольно хорошо.
        - Вершина горы Меру тоже покрыта облаками? - спросил я у дракона.
        - Нет. Облака скрывают вершины власти от глаз обычных граждан.
        - Так значит, эти облака созданы при помощи магии? Я сразу почувствовал, что в них есть что-то неестественное.
        - Хозяева магических энергий имеют в своем распоряжении достаточно сил, чтобы управлять погодой и атмосферными явлениями.
        - Маркандея говорил мне, что хозяева будут пытаться помешать мне подняться на вершину. Чего нам следует опасаться?
        - Пока не знаю. Я надеюсь на то, что они до сих пор не успели согласовать свои усилия и договориться о совместных действиях. Нынешние хозяева магических энергий слишком долго жили в роскоши и безопасности. Они разленились и изнежились. Вряд ли они сами рискнут выступить против нас. Ну, а с их продажными прислужниками ты уже познакомился. Едва ли они опаснее хозяев.
        Я мог бы сказать Иплотегру, что и сам он не проявил особенной храбрости при общении с представителями власти, однако посчитал, что лучше оставить сомнения при себе, но подготовиться к любым неожиданностям.
        Облака закончились так резко и внезапно, что я невольно зажмурил глаза, ослепленные невыносимо сияющим солнцем. Когда же я приспособился к яркому свету, моему взору предстала вершина горы Меру. Мы еще не поднялись достаточно высоко, поэтому на вершину я смотрел сбоку, и сперва мне показалось, что это жерло вулкана. Но, когда мы взлетели повыше, я увидел, что вершина горы Меру представляет собой довольно обширную почти плоскую территорию, на которой располагались дворцы, поля, сады, водоемы. Юные драконы, наверное, так же, как и я, были поражены открывшимся видом. Мне показалось, что мы зависли в воздухе на одном месте и обратились в зрение.
        Вершина горы Меру, поднимавшаяся над плотным слоем облаков, была похожа на залитый солнцем остров. Хозяева магических энергий, как и полагалось небожителям, не только были недосягаемы для взоров простых смертных, но и сами не могли видеть того, что происходило у Подножия. (Впрочем, судя по всему, жизнь обычных граждан Мира Магии едва ли их волновала и интересовала).
        Обжитая и населенная территория на вершине горы Меру только на первый взгляд выглядела, как естественный природный ландшафт. Присмотревшись повнимательнее, я увидел, что один из ближайших ко мне дворцов был засыпан снегом, а рядом с ним находился высокий холм, по которому съезжали на лыжах человекообразные существа. Соседний же дворец окружали открытые бассейны, в которых плескались обнаженные мужчины и женщины. Другие дворцы также имели не только различную архитектуру, но и климат возле них варьировался согласно пожеланиям владельцев.
        - Какой чудовищный расход магической энергии! - возмущенно зарычал Иплотегр. - И это в то время, когда у честных драконов нет средств даже на то, чтобы вырастить выводок!
        - Это и есть хозяева магических энергий? - спросил я, приглядываясь к фигуркам возле дворцов.
        - На вершине горы Меру живут не только сами хозяева магических энергий, но и их многочисленные родственники, друзья, прислужники и прихлебатели, ответил Иплотегр.
        - Понятно. Я вижу бесов, сатиров и людей, и они совсем не похожи на магов, которые управляют всем этим миром.
        - Калки, обрати внимание на устройства, которые препятствуют свободному распространению магии.
        - Где они?
        - Это неприметные домики на краю вершины.
        По сравнению с роскошными дворцами эти постройки казались не крупнее собачьей конуры. Между ними было около ста шагов, и друг с другом их соединяли натянутые провода. Они окружали всю вершину горы Меру.
        Я недоверчиво спросил Иплотегра:
        - Неужели эти маленькие домишки контролируют энергию во всем Мире Магии?
        - Эти устройства - всего лишь инструмент. Они могут рассеивать энергию равномерно по всему миру, а могут направить весь поток на одну лишь вершину. Хозяева горы Меру решают, снабдить ли энергией всех, или оставить ее в своем единоличном распоряжении. Ты сам можешь видеть, что выбрали нынешние хозяева.
        - А если убрать эти устройства?
        - Тогда хозяева горы Меру не смогут контролировать распространение магической энергии... Я понимаю, Калки, на что ты намекаешь. Думаешь, до тебя никто не пытался разрушить устройства контроля над энергией? Но хозяева восстановят их снова.
        - А если честные существа... ну, к примеру вы и ваш выводок, займут вершину и не позволят хозяевам вновь захватить власть над магией?
        Иплотегр презрительно фыркнул:
        - Честные драконы никогда не согласятся стать хозяевами магических энергий!
        - Тогда... Я давно хотел спросить у вас. Что вы будете делать после того, как все закончится? После того, как я пролечу над вершиной? Вы вновь вернетесь в свою пещеру к своему телевизору? Вы вновь будете довольствоваться тремя с четвертью уаттами магии в сутки?
        Каждый мой вопрос заставлял Иплотегра вжимать голову в плечи. Длина его шеи сократилась почти в два раза. Я понял, что дракон ничего не может мне ответить. При всей своей величине и устрашающем виде Иплотегр был робок и нерешителен. Он мог пролететь над горой Меру, так как считал это неотъемлемым правом любого дракона, но не был готов к борьбе за свободу и за справедливость во всем своем мире.
        Юркая черная Шанель нетерпеливо воскликнула:
        - Так мы летим вперед или нет?!
        - Летим! - ответил Иплотегр.
        Драконы и колесница взяли курс прямо на центр горы Меру. Когда мы пересекли край вершины и, соответственно, линию контролирующих магию устройств, я почувствовал, как моя кожа покрылась мурашками, а сердце учащенно застучало.
        - Мы вошли в зону магического излучения! - прокричал Иплотегр. - Вот она - энергия горы Меру!
        Драконы энергичнее замахали крыльями и увеличили скорость. Обитатели роскошных дворцов внизу не обращали на нас никакого внимания. Должно быть, они считали, что над горой пролетает кто-то из хозяев магических энергий. Впрочем, очень скоро я перестал смотреть вниз. Мое сознание захлестнуло упоительное чувство бьющей через край силы.
        Теперь я был благодарен Маркандее за то, что он так твердо настаивал на моем пролете над горой Меру. Я не знал точно, какие процессы происходили в моем организме, но, определенно, кровь мага каким-то образом вступила во взаимодействие с энергией горы Меру. Это не было похоже на опьянение или на наркотический экстаз. Наоборот, вместо отупения или галлюцинаций я ощущал необыкновенную ясность мыслей.
        Эффект "бинокля", то есть возможность видеть далекие объекты, теперь казался мне детской забавой. Со своей колеснице я обозревал не только всю вершину горы Меру, но и весь Мир Магии. Стоило только мне пожелать, и мой взгляд проникал в любое место, даже в закрытые дома или пещеры. Я видел жителей дворцов и трущобу Подножия. Я видел нимф и сатиров, живущих в стволах деревьев в гигантском бескрайнем лесу. Я видел и хозяев магических энергий: бесов, драконов, людей, прочих существ. Их было немного - не больше сотни - а магов, равных по силам Маркандее - меньше десятка. Одни вознеслись на вершину власти путем долгих интриг, другие получили свое высокое положение по наследству, третьи оказались здесь волею случая.
        Маги - хозяева магических энергии также узнали обо мне. Энергия горы Меру не только питала меня силой, она протекала через меня и рассеивалась в пространстве, разнося информацию о моей сущности - сущности нового мага по крови. Обычные существа ничего не почувствовали, но маги пристально вгляделись в меня. Они не были испуганы или возмущены. Их интерес был холодным и расчетливым. Контакт между моим и их сознаниями получился двусторонним. Хозяева магических энергий оказались существами довольно ограниченными, круг их интересов сводился к удержанию имеющейся власти. Вот и сейчас, рассматривая меня, они гадали, не потребую ли я для себя место на вершине горы Меру.
        Внезапно я сообразил, что устройства для контроля над магией не позволяют прошедшей через меня и преобразованной энергии распространиться по всему миру. Почти не осознавая того, что делаю, я устремил взгляд к Подножию. Плотный слой облаков больше не являлся для меня помехой. Отчетливо, словно кружил в десятке метров над их головами, я увидел Маркандею, тетю Вику и Отшельника. Они сидели за столиком на открытой террасе. Перед ними были выставлены блюда с фруктами и бокалы с соками, но никто не притрагивался к пище. Все напряженно смотрели на вершину горы Меру. Мы почти встретились глазами, хотя я их видел, а они меня, скорее всего, нет.
        - Маркандея! - позвал я. - Слышишь ли ты меня?
        Древний маг, к моей огромной радости, ответил:
        - Не только слышу, Калки, но и чувствую, что ты на верном пути.
        - Достаточно ли одних хозяев магических энергий для того, чтобы признать меня законным магом по крови?
        - Вообще-то этого достаточно... для обычного мага по крови.
        - А для меня?
        - Калки, ты сам должен принять решение.
        - Хорошо, я понял.
        Я разорвал контакт и вновь осмотрел вершину горы Меру. Сконцентрированная магия клокотала здесь, едва сдерживаемая контролирующими устройствами. Я разглядел несколько тоненьких энерговодов, по которым магия дозированными ручейками подавалась в Мир Магии.
        Хозяева магических энергий, окруженные толпами прихлебателей и лизоблюдов, отвыкли от борьбы, обленились и утратили чувство самосохранения. Они считали меня, таким же, как и они сами, жаждущим власти и богатства человеком. Они были уверены, что со мной легко будет договориться, соблазнить, купить.
        Я усмехнулся. Надеюсь, Маркандея ожидал от меня именно того поступка, который я собирался совершить. Я включил музыку Вагнера на полную мощь и использовал свою новообретенную силу для того, чтобы сконцентрировать энергию горы Меру вокруг себя. Хозяева магических энергий по-прежнему не подозревали об опасности.
        Колесница уже миновала центр горы, поэтому действовать нужно было быстро, не раздумывая и не тратя время на подготовку. Я полагался на свою кровь мага и на удачу, которая пока что меня не подводила.
        - Я иду во гневе своем! - прокричал я.
        Только теперь хозяева магических энергий заволновались в своих роскошных дворцах. Только теперь они поняли, что не все в мире идет по намеченному ими плану. Но было уже поздно.
        Энергия горы Меру, повинуясь моей воле, закипела, заклубилась, забурлила. Кольцо контролирующих устройств напряженно завибрировало. Критическое равновесие длилось всего несколько мгновений, которые показались мне вечностью. Затем все сдерживающие барьеры рухнули. Магическая энергия рванулась наружу мощным потоком.
        Хозяева магических энергий хором завопили от ужаса. Их прислужники метались, не зная, что предпринимать: разбегаться и прятаться или объединяться и защищаться. Но мелкие страсти мелких правителей меня больше не волновали.
        Я утратил связь с реальным миром. Мое сознание одновременно расширилось до размера Вселенной и одновременно сжалось в точку. Мне казалось, что вот-вот, возможно, уже в следующее мгновение, в мне откроется что-то очень важное. Я находился на грани некоего великого откровения, но никак не мог осознать его.
        Крик Иплотегра едва достиг моих ушей:
        - Калки, ты теряешь привязи!
        "Какие еще привязи?" - подумал я, недовольный тем, что дракон отвлекает меня от важнейшего открытия в моей жизни.
        - Калки, привязи!!! - в голосе Иплотегра смешались ужас и отчаяние.
        Я попытался вернуться в реальность и обнаружил, что поверхность вершины горы Меру стремительно несется мне навстречу. За долю мгновения мне стали понятны слова дракона. Оказалось, что я разорвал магические привязи, прикреплявшие мою колесницу к Труссарди, Черрути и Гальяно. Теперь все драконы остались где-то наверху, а я стремительно приближался к земле.
        Я попытался воздействовать своей магией на саму колесницу, чтобы удержать ее в воздухе. Это получилось с огромным трудом, так как энергия горы Меру, выплеснувшись наружу, перестала заряжать меня дополнительной силой, а мои собственные силы заметно поубавились от усталости и напряжения. Колесница замедлила падение, но продолжала опускаться вниз.
        Над моей головой захлопали крылья. Это оказалась самая маленькая, но самая шустрая Шанель. Она приблизилась к колеснице и крикнула:
        - Хватайся за мою шею, дядя Калки!
        Я едва не рассмеялся истерическим смехом. "Дядей" меня называло существо размером с нескольких слонов! Тем не менее я уцепился за вытянутую шею Шанель. Мои ноги потеряли опору, но легкий толчок драконьей лапы в место пониже спины закинул меня наверх. Больше не управляемая мной колесница полетела вниз, а Шанель и я устремились наверх. Драконы приветствовали мое спасение дружным радостным ревом.
        - Дело сделано! - объявил Иплотегр. - Возвращаемся к Подножию! Мне не терпится посмотреть на Мир Магии, вновь наполненный энергией!
        Когда мы пересекли границу плоской вершины, я увидел, что облака быстро редеют, и сквозь них уже можно разглядеть город у Подножия. Роскошные дворцы за моей спиной посерели и потускнели, лишившись мощной энергетической подпитки. Толпы самых разных существ метались по садам и паркам. Их поливали дожди, их засыпали снегопады, их жгли палящие лучи солнца. Вышедшая из-под контроля погода как будто мстила своим бывшим поработителям.
        Я не знал, сколько времени понадобится хозяевам магических энергий на то, чтобы восстановить контроль над излучением горы Меру. Но я верил в то, что полученного урока не забудут ни они, ни остальные жители Мира Магии. Власть не вечна и не незыблема. На силу всегда найдется сила еще большая. Справедливость восторжествует, а зло будет наказано. Об этом позабочусь я, Калки, законный маг по крови.
        Глава 9.
        Магия вероятностей.
        Всего через полчаса я сидел за столом в клубе-ресторане "Безграничное удовольствие" вместе с тетей Викой, Маркандеей, Отшельником и всеми драконами. Вернее, за столом сидели антропоморфные существа, а Иплотегр и его выводок расположились рядом, на специальной площадке, предназначенной для драконьих застолий.
        Теперь, когда дело было закончено, я испытывал какую-то внутреннюю душевную опустошенность, и меня не радовал даже вкус экзотических фруктов и соков. Единственным свидетельством моего успеха были счастливые лица окружавших меня друзей и ошарашенные физиономии служителей ресторана, которые с величайшим почтением обслуживали нашу компанию.
        - Так выпьем за Калки, нового законного мага по крови! - провозгласил Маркандея, поднимая бокал с рубиново-красным напитком и чокаясь с тетей Викой и Отшельником.
        Драконы также сдвинули свои огромные чаши. Я, стараясь не разочаровывать друзей, изобразил радость и присоединил звон своего бокала к общей праздничной музыке.
        - Калки, ты, наверное, очень устал? - заботливо спросила тетя Вика.
        - Это не усталость. Я чувствую себя... каким-то другим. Маркандея, что сделала со мной магия горы Меру?
        - Ты бы лучше спросил не что она сделала с тобой, а что ты сделал с ней! Магия горы Меру не могла тебя изменить. Она лишь усилила твои качества. Это одно из свойств вершины горы Меру. Храбреца она делает храбрее, труса трусливее. Лжец начинает лгать более вдохновенно и изощренно, правдолюбец открыто говорит то, что думает, не смотря на возможные неприятности. Так что, Калки, ты сам должен разобраться, что дал тебе полет над вершиной горы Меру.
        - А как же хозяева магических энергий? - обеспокоено спросил Отшельник. - Не захотят ли они отомстить Калки за разрушение устройство контроля?
        - Не думаю, - покачал головой Маркандея. - Я уверен, что сейчас на вершине горы Меру царят паника и неразбериха. Хозяева убедились в силе Калки и теперь боятся высунуть носы из своих апартаментов. Наверняка, они сейчас пытаются предугадать, каковы будут следующие действия нового мага по крови. Не захочет ли он сам занять вершину власти или посадить туда своих сторонников?
        - Да, именно так они и думают, - подтвердил я. - Они просто помыслить не могут, что кто-то вступил с ними в борьбу не за власть, а за справедливость.
        - А что по этому поводу говорят по телевизору? - спросил Иплотегр.
        По приказу Маркандеи служители ресторана водрузили на наш стол светящийся шар. По всем программам обсуждалась одна-единственная тема высвобождение энергии горы Меру и ее свободное распространение по всему миру. Тематика репортажей была самой разной. На одних каналах кликуши-журналисты вопили об очередной атаке террористов. На других каналах более сдержанно сообщали об аварии нескольких энерговодов и о неконтролируемой утечке магии. Солидные рассудительные эксперты призывали население не беспокоиться и заверяли, что аварийные бригады Службы Чрезвычайных Происшествий уже прибыли на место происшествия и начали ремонтно-восстановительные работы. Третьи каналы призывали народ запасаться дармовой магической энергией впрок. В общем, хозяева магических энергий утратили контроль не только над излучением горы Меру, но и над средствами массовой информации.
        Иплотегр спросил у меня:
        - Не жалеешь, Калки, что ни в одной передаче не упоминается твое имя? Не хочешь ли ты объявить себя истинным героем сегодняшних новостей?
        - Вот только этого мне и не хватало... - вздохнул я. - Я тоже мог бы повторить вопрос, который уже вам задавал: не хотите ли вы подняться на вершину горы Меру, чтобы править этим миром честно и справедливо?
        - На твой повторный вопрос я дам повторный ответ: нет, нет и еще раз нет.
        - Но почему?
        - Как ты думаешь, почему тебе так легко удалось совершить то, что ты совершил?
        Я задумался. В словах Иплотегра была скрыта правда, о которой я раньше не задумывался.
        Подтверждая мои догадки, дракон продолжил:
        - Должен тебя огорчить, Калки. Твоя сегодняшняя победа ничего не изменит в Мире Магии. Контроль над излучением горы Меру скоро восстановят, и жизнь пойдет по-прежнему. Так было до тебя, так будет и впредь. Этим миром правят не отдельные личности, этим миром правит СИСТЕМА. Тот, кто приходит на вершину власти, становится таким же, как и те, кто правил до него. Сколько гражданских войн, революций и переворотов знал Мир Магии! Нет им числа! И что же? Вершина горы Меру осталась вершиной, а Подножие Подножием. Так было и так будет. Одни правят и диктуют свои законы, другие приспосабливаются к ним в меру своей совести.
        - Почему бы вам не попытаться изменить хоть что-нибудь? Хотя бы свою собственную судьбу?
        - Самому стать хозяином магических энергий? - Иплотегр издал хриплый рык, похожий на невеселый смех. - Я боюсь того, что через десяток лет я стану таким же, как и те, кого ты сегодня видел на вершине.
        - Вы не доверяете самому себе?
        - Дело не в этом. Я, Иплотегр, таков, каков я есть. Если я займу не предназначенное для меня место и начну заниматься не свойственными мне делами, то я перестану быть тем Иплотегром, которого ты знаешь. Я стану другим, потому что окажусь в других обстоятельствах. И я боюсь того, в кого могу превратиться.
        - То есть, вы добровольно отказываетесь от возможности изменить этот мир к лучшему?
        - Кто может заранее предвидеть, к лучшему или к худшему происходят те или иные изменения?
        - Но вы же помогли мне стать законным магом по крови!
        - Я сделал то, что считал правильным. Ты имел право пролететь над вершиной горы Меру, и ты это право осуществил. А становиться одним из хозяев магических энергий я считаю для себя неприемлемым и невозможным. Давным-давно я был немного знаком с оранжевым драконом Вихляйсом. Он, не в обиду будь тебе сказано, Калки, чем-то был похож на тебя. Он тоже не желал довольствоваться тем, что имел, и хотел изменить мир, переделать его согласно собственным представлениям о порядке и справедливости. Потом наши дороги разошлись, и в следующий раз я увидел Вихляйса уже по телевизору, когда он стал одним из хозяев магических энергий. Он говорил тогда и продолжает повторять теперь: "Кто-то же должен контролировать излучение горы Меру? Кто-то ведь должен распределять его между потребителями? Никто, кроме меня, не желал браться за эту трудную и неблагодарную работу. А вот я взял на себя всю ответственность!" Но ведь энергия горы Меру принадлежит ВСЕМ! Ее нельзя делить, нельзя распределять, нельзя превращать ее в личную собственность. Или Вихляйс на самом деле этого не понимает, или преднамеренно вводит всех в
заблуждение. Мне бы хотелось верить в первое, но, увы, думаю, что более вероятно второе. Ведь контроль над излучением горы Меру сделал оранжевого дракона Вихляйса одним из самых могущественных и богатых хозяев магических энергий.
        - Да, я его видел на вершине, - вспомнил я.
        - Неужели ты хочешь, чтобы и я превратился в чудовище?
        Наверное, по понятиям драконьей логики Иплотегр был прав. Он считал, что может либо властвовать, либо бездействовать. Среднего пути он для себя не видел. Я не разделял его точку зрения, но понимал, что не смогу его переубедить. Однако я использовал последнюю возможность:
        - Хорошо. Сами вы готовы вернуться в свою темную пещеру и бездумно смотреть телевизор. Но что делать вашему выводку?
        Иплотегр раскрыл крылья, как бы обнимая юных драконов :
        - Мудрость предков подскажет им правильное решение. Я приму его, каким бы оно ни было.
        Маркандея едва заметно кивнул головой. Он был доволен словами своего друга-дракона. Тетя Вика скептически кривила губы, не скрывая своего неприятия теории "непротивления злу насилием". Отшельник глубоко задумался, очевидно, мысленно взвешивая и сравнивая аргументы "за" и "против". Свою же позицию я определил уже давно и еще раз подтвердил ее на вершине горы Меру.
        Несколько минут мы поглощали пищу в тишине. Внезапно неподалеку от нашего стола в воздухе образовался ярко сияющий белый прямоугольник размером с дверь. Из прямоугольника вывалилось лохматое существо с выпуклыми фасеточными глазами. Затем прямоугольник исчез. Не прошло и секунды, как в руках у тети Вики оказался автомат, а я поднял в воздух и раскрутил диск от циркулярки.
        - Стойте! - крикнул Маркандея. - Это свои!
        Существо схватилось за шерсть на своей голове, потянуло ее вверх... и стало видно, что это не голова, а большая шапка. Следом за шапкой незнакомец снял с лица очки, которые я принял за фасеточные глаза, и открыл свое лицо. Незнакомец оказался незнакомкой - молодой женщиной лет двадцати пяти-тридцати.
        Тетя Вика дрогнувшей рукой положила автомата на стол, привстала и спросила, словно не веря своим глазам:
        - Браспаста?!
        - Виктрикс! - обрадовано вскрикнула пришелица.
        Обе женщины бросились навстречу друг другу, крепко обнялись и многократно расцеловались. Все присутствующие, кроме Маркандеи и Иплотегра, наблюдали за этой сценой в немом изумлении.
        - Ну, давай, раздевайся! - скомандовала тетя Вика. - Здесь жарко.
        Она помогла Браспасте снять шубу из шкуры неизвестного мне животного. Под шубой на Браспасте была одета довольно странная одежда. Все ее тело до самого подбородка, ноги до щиколоток и руки до запястий закрывала гибкая броня из маленьких прямоугольных пластинок. Броня плотно прилегала к телу и не стесняла движений. На ногах у Браспасты были ботинки на толстой подошве, а руки закрывали перчатки из такой же гибкой брони, но состоящей из еще более мелких пластинок.
        Стянув с рук перчатки, Браспаста устало опустилась на стул и оглядела всю нашу компанию. Ее взгляд задержался на мне:
        - Здравствуй, Калки. Я, как узнала о твоем возвращении, сразу же начала разыскивать Маркандею. Я была уверена, что найду вас обоих в одном месте, и, как вижу, не ошиблась. А уж встреча с Викстрикс стала для меня особенно дорогим сюрпризом.
        Тетя Вика, не отрывая сияющих глаз от Браспасты, сказала:
        - Сильфита и Люц поручили мне беречь Калки до того времени, когда начнет проявляться его магическая сила. Но получилась так, что оборотни нашли нас раньше. Пришлось защищаться... а иногда и нападать.
        - Тогда мне многое становится понятным, - кивнула головой Браспаста. А то я очень удивилась тому, что на вершину горы Меру поднялся столь юный маг по крови.
        Я решил, что пора и мне вмешаться в разговор:
        - Я рад, что вам все понятно. Мне бы тоже очень хотелось сказать о себе то же самое. Кстати, это не вы та самая Браспаста, что десять лет назад попала в Детский мир через чердак в общине Варинамина и Нарастои?
        Браспаста печально улыбнулась:
        - Детский мир... Как давно это было... Да, я попала туда через чердак в одном из домов. Тогда старшими в общине были Баладара и Каруфин. Как ты сказал, Калки? Варинамин и Нарастоя? Нет, я их не помню. Тогда они были слишком маленькими, я лично с ними не разговаривала.
        - Я помог Браспасте попасть в Мир Магии и пролететь над горой Меру, сказал Маркандея.
        Женщина усмехнулась:
        - Только я, в отличие от тебя, Калки, не заявляла о себе столь эффектно. Правда, и необходимости тогда в этом не было. Драконы еще свободно летали по небу этого мира.
        - Да, славные были времена... - вздохнул Иплотегр. - Почему ты тогда не обратился ко мне, Маркандея.
        - Ты был где-то на другой стороне плоскости. Поднять колесницу я попросил Калбара, Баурута и Увура.
        Я понял, что сейчас начнутся воспоминания о прошлых деяниях, а мне в первую очередь хотелось бы получше разобраться с тем, почему тетя Вика знакома с Браспастой и как с ними связаны я и мои родители.
        - Нельзя ли объяснить мне все по порядку? - попросил я, обращаясь не к кому-то конкретному, а как бы одновременно ко всем сидящим за столом. Я не знал, кто пожелает ответить на мой вопрос.
        Слово взял Маркандея:
        - Ты, наверное, уже понял, Калки, что вокруг тебя сплелись судьбы обитателей разных миров. Виктрикс Валерия - двоюродная сестра Браспасты. Они родились в мире, который называется Дублем. Помнишь, я тебе про него рассказывал?
        Я вспомнил майю, созданную для меня Маркандеей в Детском мире. Тогда во дворце он показывал мне картины на стенах и рассказывал о самых разных мирах. Насколько я помнил, Дублем назывался мир, состоящий из двух равных по размерам планет, которые вращались вокруг своего солнца по одной орбите. Эти планеты населяли не только люди, но и другие виды разумных существ. Между планетами существовала какая-то связь, которая позволяла их обитателям свободно перемещаться с одной планеты на другую. Там возникла странная и причудливая цивилизация, отличавшаяся от Изначального мира и от Земли еще больше, чем Мир Магии... А я и не знал, что тетя Вика родилась так далеко!
        Маркандея продолжил:
        - Виктрикс Валерия не обладала магическим талантом, поэтому она поступила в Корпус Самообороны. А Браспаста несла в себе кровь магов, так что пошла по своему пути.
        Тетя Вика кивнула головой, подтверждая слова Вечного Ребенка. Затем заговорила она сама:
        - Командование Корпуса Самообороны поручило мне охранять Сильфиту, которая вышла замуж за Люца, мага из Изначального мира.
        - Понятно, - сказал я, складывая в единое целое кусочки информационной мозаики. - Значит, мои родители принадлежали к разным мирам. Как же они познакомились?
        - Ну, это очень долгая история, - тетя Вика вопросительно посмотрела на Маркандею. - Может быть, ты расскажешь? Ведь это ты организовал пересечение их судеб.
        - Расскажу... попозже, - ответил Маркандея. - Сейчас же мне хотелось бы сообщить Калки более важные сведения. Как вы понимаете, сделать я это должен с глаза на глаз. Это касается только магов по крови. Ты же, Браспаста, и так все знаешь. Мы с Калки отправимся в Детский мир. А тебя, Браспаста, я попрошу забрать с собой Виктрикс и Отшельника. Не думаю, что им стоит оставаться здесь, в Мире Магии.
        - У нас теперь тоже не сладко, - произнесла Браспаста. - Религионеры перешли в наступление по всем фронтам.
        - Религионеры? - переспросил я, услышав странное слово.
        - Вот именно. Они пришли к власти в Центральном Иерархате. Теперь пост Высшего Иерарха совмещен со званием Всеприсущего Религионера.
        - Я ничего не понимаю! - воскликнул я.
        Тетя Вика добавила:
        - Я ему еще ничего не успела рассказать о Дубле. Времени не было. А о победах религионеров я сама только что услышала. Неужели все так плохо?
        - Ситуация не критическая, но довольно серьезная. Для всех, кто не в курсе, объясняю: религионеры - это религиозно-политический орден, возглавляемый магами по крови. На Дубле о множественности миров также знают лишь избранные. Большинство жителей абсолютно уверено в единственности и уникальности своей цивилизации. Религионеры этим пользуются. Они утверждают, что весь мир создан неким единым и единственным богом. Вся жизнь - от бога, вся магия - от бога, а религионеры - его верные слуги, исполнители его воли. На основании этой лжи они требуют от людей абсолютного, беспрекословного повиновения. А тот, кто пытается сопротивляться или хотя бы сомневаться и мыслить самостоятельно, безжалостно уничтожается. Самое мощное государство Дубля - Центральный Иерархат - теперь полностью подчинено религионерам. Но им этого мало. Они хотят установить свою власть над всем Дублем. Мы, свободные маги по крови, уже несколько лет ведем с религионерами войну, защищая свободу и независимость.
        - Это все отражение того, что происходит в Изначальном мире, - вставил Отшельник. - Во всех мирах зло обретает власть, и власть становится злом. Сопротивляться этому злу - долг всех честных созданий.
        Маркандея тихо произнес, как бы обращаясь не к нам, а к самому себе:
        - Я уверен, что Изначальный мир - не самое главное Отражение во множественной Вселенной. И зло нельзя победить в сражении. Впрочем, я допускаю, что могут существовать и другие взгляды.
        Затем Вечный Ребенок повернулся ко мне:
        - Калки, нам пора! Хозяева магических энергий восстановили контроль над излучением горы Меру. Видишь, за нами следят жар-птицы?
        Он показал наверх. Высоко в небе над нами описывали круги какие-то большие крылатые существа. Присмотревшись и приблизив их изображения, я увидел окрашенных в синие и белые цвета птиц, над головами которых ярко светились и мигали синие и красные хохолки. Из раскрытых птичьих клювов время от времени раздавались звуки, похожие на сирены.
        Пока птицы только наблюдали и не приближались к нашей компании. Однако к ним постоянно прибывали подкрепления. Конечно, даже один юный дракон, поднявшись в небо, легко разогнал бы всю эту команду... Но я не был уверен, что драконы на это пойдут. Ведь подобные действия означали бы открытое сопротивление представителям власти.
        - Я с превеликим удовольствием возьму Виктрикс и Отшельника с собой, Браспаста небрежно взмахнула рукой, и рядом с ней открылся магический проход.
        Теперь я мог разглядеть, что яркий белый свет излучал чистейший снег, покрывавший необъятную бескрайнюю равнину. Еще одним движением руки Браспаста создала два комплекта теплой одежды и пару очков. Пока она, тетя Вика и Отшельник одевали шубы и шапки, Маркандея также открыл дверь, за которой я увидел его жилище на острове в Детском мире.
        Юные драконы переводили взгляды с одной двери на другую. Наконец, Версаче не выдержал:
        - А можно и нам с вами?
        Маркандея покачал головой:
        - С нами нельзя. Тот мир не для драконов.
        - А вот я не откажусь от сильных и смелых соратников! - с радостью произнесла Браспаста. - На Дубле достаточно рассеянной магической энергии, чтобы поддерживать жизнедеятельность драконов.
        - А они не замерзнут? - обеспокоено спросил я.
        - Драконы не мерзнут и не обжигаются, - заметил Иплотегр.
        Браспаста расширила проход так, чтобы в него смогли протиснуться юные драконы.
        - Сделай его еще пошире! - попросил Иплотегр. - Я не оставлю свой выводок без присмотра.
        Маркандея промолчал, но посмотрел на своего старого друга так, словно увидел его первый раз в жизни, или будто бы вообще впервые увидел живого говорящего дракона.
        - Как же я вас найду?! - спохватился я. - Я ведь не знаю ни одного прохода на Дубль!
        - А где же твой альбом для начинающих магов? - спросила Браспаста.
        - Ну... - я замялся, - долго объяснять...
        Тетя Вика пришла мне на помощь:
        - Я же говорила, что Калки пришлось раньше времени вступить на путь магического искусства. Своего альбома он лишился не по своей вине. Счастье, что сам он остался жив.
        - Что же, придется рискнуть... - Браспаста запустила руку в длинный густой мех своей шубы (несомненно, там скрывалось немало карманов) и вынула оттуда небольшую цветную карточку. - Держи, Калки! Это ключ в безопасное место, где я тебя встречу. Не потеряй его и никогда не показывай посторонним. Ключи надо беречь, как свои собственные глаза. Как ты думаешь, почему я открываю дверь не из своего дома, а со снежной равнины? Для того, чтобы никто не узнал, откуда я пришла и куда ухожу. Ясно?
        - Ясно, - смущенно сказал я, бросил короткий взгляд на ключ-картинку и сразу же убрал его в карман, где хранился ключ на остров Маркандеи и фотографии дома Наула Назеля. - Ошибки я не повторяю.
        Тетя Вика обняла меня:
        - До скорой встречи, Калки!
        - Не забывай, ЧТО ты мне обещала, - напомнил я.
        - Я думаю об этом каждую минуту. Я сделаю все, что нужно, как только у меня в руках окажется лист бумаги и краски.
        - О чем это вы? - заинтересовалась Браспаста.
        - Расскажу попозже, - улыбнулась тетя Вика. - Калки, я тебя жду!
        На этом мы и расстались. Маркандея жестом указал мне на созданную им дверь. Перед тем, как сделать последний шаг в Мире Магии, я обернулся. Тетя Вика и Отшельник уже перешли на Дубль. Драконы по очереди проходили через магическую дверь. Браспаста, замыкавшая процессию, помахала мне рукой. Я ответил ей коротким кивком и шагнул вперед - в Детский мир, к дому Маркандеи.

* * *
        - Сначала тебе надо выспаться и отдохнуть, а потом уже займемся делами, - сказал Маркандея, открывая передо мной дверь своего дома.
        - Я не устал, - заявил я, хотя чувствовал, что мои веки отяжелели. - И разве вы не используете майю для дальнейшего обучения?
        Маркандея загадочно улыбнулся:
        - Как говорится, утро вечера мудренее. Я приготовил для тебя комнату еще после первой нашей встречи на дороге. Я был уверен, что она скоро пригодится.
        Я позволил уговорить себя отправиться спать. Ведь в Детском мире солнце клонилось к заходу, и небо быстро темнело. Да и сам я с каждой минутой чувствовал все большую и большую усталость. Слишком много я пережил в последние часы, слишком многое совершил...
        Когда я проснулся, в окна светило яркое дневное солнце. Откуда-то издалека доносилась едва слышимая музыка, исполняемая на флейте. Я сразу понял, что по этим звукам легко найду Маркандею. Я вышел из дома и направился к берегу. Шел я осторожно, опасаясь того, что крокодилы в поисках пищи могут удаляться от воды и забредать вглубь острова.
        И, действительно, вскоре я увидел крокодилов. Однако они не представляли никакой опасности. Маркандея сидел на поваленном древесном стволе, а несколько десятков полосатых серо-желтых существ неуклюже ползали перед ним, образуя живой конвейер между водой и сушей. Из воды крокодилы выносили зажатые в зубах раковины, складывали их в кучку у ног Маркандеи, а затем возвращались в озеро.
        Я остановился, боясь, что мое появление разрушит магию Маркандеи и освободит крокодилов от его чар. Однако Вечный Ребенок почувствовал мое присутствие. Он прекратил играть на флейте, и пребывавшие на суше крокодилы дружно метнулись к воде.
        - Вот и наш завтрак! - Маркандея указал на кучу раковин.
        Завтрак, на мой взгляд, выглядел не слишком-то аппетитно.
        - А где же ваши домовые? - спросил я. - Может быть, им стоило поручить приготовление пищи?
        - У меня нет домовых.
        - Нет? Но ведь в майе в вашем дворце домовых имелось в избытке.
        - Та майя во многом основывалась на твоих представлениях о жилище мага. Ты видел домовых в доме Отшельника, потому-то они появились и в моем дворце, который возник в твоем воображении.
        - Понятно. А я думал, что не видел в вашем доме домовых потому, что они попрятались от меня. Значит, вы вот так и живете здесь - совсем один?
        - На самом деле я редко бываю в этом уединенном доме на острове. Почти все время я путешествую по Детскому миру, помогаю его жителям. Поэтому мне хотелось бы побыстрее закончить твое обучение и вернуться к привычному образу жизни.
        - Мне бы тоже этого хотелось.
        - Тогда давай соберем раковины и отнесем их в дом!
        В качестве корзин мы использовали большие листья. Вернувшись в дом, мы отнесли раковины на маленькую кухоньку и вывалили их в наполненную водой кастрюлю. Маркандея поставил кастрюлю на плиту и добавил в воду несколько щепоток разных приправ из стеклянных банок. Плита, разумеется, была не газовой и не электрической. Она топилась самыми обычными дровами, небольшой запас которых был сложен в специальном ящике.
        Маркандея дунул в печку, и дрова внутри дружно заполыхали. Я хмыкнул.
        - Удивлен, что я только сейчас применил магию? - повернулся ко мне Маркандея.
        - Завтрак в доме великого мага я представлял себе немного по-другому.
        - Тогда пришла пора начать твое обучение. Я имею в виду, НАСТОЯЩЕЕ обучение. Я помню, Калки, что ты задавал мне много вопросов, на которые я не хотел отвечать, пока ты не стал законным магом по крови. Теперь, после того, как ты побывал на вершине горы Меру, желаешь ли ты задать их снова?
        - Конечно, желаю, - я задумался, - только теперь я уже плохо помню, о чем спрашивал. Столько всего произошло за это время...
        - Тогда поступим следующим образом. Сначала я расскажу тебе все то, что считаю нужным рассказать, а потом ты задашь мне вопросы, старые или новые. Согласен?
        - Согласен.
        - Тогда начнем с самого главного. Признайся, Калки, колесница, которую я создал для твоего полета над горой Меру, показалась тебе убогой и неказистой?
        Я согласно кивнул головой, не собираясь отрицать очевидного.
        Маркандея взял со стола вилку и поднял ее на уровень глаз на раскрытой ладони:
        - Как ты думаешь, Калки, какова вероятность того, что эта вилка превратится... ну, допустим, в кролика?
        - Эта вероятность равна нулю.
        - Не одна вероятность не равна нулю.
        В ту же секунду на ладони Маркандеи появилось живое существо размером с белку, с большими округлыми ушами, с кудрявым сероватым мехом, с острой мордочкой.
        - Хорошая магия, - я протянул руку и погладил животное, чтобы убедиться, что это не майя и не ловкий фокус.
        Существо, которое Маркандея назвал "кроликом", было самым настоящим и, несомненно, созданным из вилки.
        Вечный Ребенок нагнулся и опустил кролика на пол:
        - Беги, малыш!
        Кролик секунду посидел на его ладони, а потом быстрыми скачками помчался прочь из дома.
        - Кажется, вы лишились столового прибора, - заметил я.
        - Это не беда! - Маркандея взял со стола ложку. - Как ты думаешь, какова вероятность того, что эта ложка превратится в вилку?
        - Эта вероятность намного больше, чем превращение вилки в кролика.
        - Совершенно верно. Ведь превратить ложку в вилку может не только маг, но и любой человек... разумеется, если он умеет хоть что-то делать своими руками. Ложка и вилка изготовлены из одного металла. Ложку можно нагреть до температуры плавления и выковать из нее вилку... А можно поступить и так.
        На этот раз я ожидал превращения и не упустил тот момент, когда Маркандея трансформировал ложку в вилку.
        - Кажется, я начинаю понимать, что вы имеете в виду, - сказал я. - Весь мир - это вероятностные преобразования одних веществ в другие вещества, одних предметов - в другие предметы. Некоторые преобразования происходят без участия человека, например, окисление или фотосинтез. Другие преобразования осуществляют люди и другие разумные существа. Из металла они могут выковать ложку или вилку. Но есть такие преобразования, вероятность которых ничтожно мала, так как затрагивает некоторые ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ свойства веществ и предметов. В нормальных условиях металлическая вилка не может превратиться в живое существо. Эту трансформацию может выполнить лишь магическая сила.
        - Не только, - покачал головой Маркандея. - Живая материя постоянно превращается в неживую, а неживая - в живую. Это всемирный круговорот жизни и смерти. Мы же говорим не о естественных превращениях, а о превращениях искусственных. Ты сказал, что "в НОРМАЛЬНЫХ условиях" металлическая вилка не может превратиться в живое существо. А какие условия ты считаешь НОРМАЛЬНЫМИ? Те, к которым ты привык? Те, в которых ты находишься в данный момент? Но существует множество миров, где законы физики значительно отличаются от тех, которые тебе известны.
        Я вспомнил картинки в своем альбоме, картины в иллюзорном дворце Маркандеи и понимающе кивнул головой:
        - Нечто подобное нам рассказывали в школе на уроках физики. Любое вещество состоит из атомов. Пока что физика Земли различает атомы разных веществ: кислорода, железа, золота. Но ученые предполагают, что и сам атом состоит из более мелких элементов. Причем эти элементы совершенно одинаковы. Лишь от их количества и взаиморасположения зависит тип атома. Если элементы перегруппировать и перераспределить, то атом одного вещества превратится в атом другого вещества. Раньше алхимики искали секрет философского камня, который мог бы превращать свинец в золото. Теперь я понимаю, что дело не в камне...
        - Ты все понял сам, Калки, - улыбнулся Маркандея. - Дело не в камне, дело - в магии! Магия - это управление материей и энергией посредством ВОЛИ и ЖЕЛАНИЯ. Более того, весь видимый мир - всего лишь иллюзия. Размеры атомов очень малы по сравнению с расстояниями, их разделяющими.
        - Это мы тоже проходили! - воскликнул я. - На самом деле нет никакой ложки. Есть только группа атомов, которую наше сознание воспринимает, как твердый предмет. Если бы не силы связи внутри атомов, мы могли бы взять ложку и легко пронести ее сквозь руку. В одном месте пространства могут одновременно находиться миллиарды предметов... если бы этому не препятствовали внутриатомные силы. Значит, с помощью магии я могу управлять атомами?
        - С помощью магии ты управляешь миром, - торжественно произнес Маркандея. - Если ты будешь переставлять с места на место каждый атом, то за тысячу лет не сумеешь трансформировать булавочную головку в острие. Но ты маг по крови. Ты находишься в постоянной взаимосвязи с пронизывающей весь мир магической энергией. Эта энергия доносит до каждой мельчайшей частички материи твою ВОЛЮ и ЖЕЛАНИЕ. Это великая ответственность, Калки. Мир основан на некоторых физических законах. Каждый раз, когда твое вмешательство нарушает эти законы, материя теряет устойчивость. Поэтому всегда старайся следовать по пути наименьшего сопротивления. Не используй магию там, где можно обойтись без нее. Если же ты воспользовался своей силой, то употреби ее разумно, не превышай меры естественной вероятности.
        - Потому-то вы сделали такую простую колесницу из дерева?
        - Да. Я не употребил своей магии больше, чем это было нужно. Хоть сколько-нибудь умелый столяр смог бы из древесных корней сработать примерно такую же колесницу. Я мог бы сделать колесницу из золота и драгоценных камней, но трансформация одних веществ в другие нарушила бы существующие физические законы. Я же воспользовался самой большой вероятностью: дерево осталось деревом, хотя и претерпело незначительные внешние изменения. И закон наибольшей вероятности применим не только к материальным трансформациям. Он распространяется и на энергию, и на отношения между живыми разумными существами, и на время. Особенно на время. Если в природе так или иначе, рано или поздно одни вещества трансформируются в другие вещества естественным образом, то время всегда движется в одну сторону. Любое нарушение этого основополагающего закона может вызвать самые чудовищные катастрофы.
        - Я помню, как все перепугались, когда я открыл дверь во времени. Но ведь ничего страшного не произошло?
        - Ты говоришь об этом слишком легкомысленно, Калки. Ты уже осознал свою силу и свои возможности, но еще не понял, что они могут обернуться против тебя. Природа порождает ответную реакцию на нарушение естественных вероятностей.
        - А какова вероятность того, что все, что я делаю, само по себе не является высшей степенью вероятности?
        Маркандея посмотрел на меня с уважением:
        - Это очень хороший вопрос. Все маги задают его. Я много раз задавал его сам себе. На него нет ответа. Мы не можем определить, являются ли наши поступки следствием наших желаний, или же мы, сами того не осознавая, следуем некоему высшему предопределению. Нельзя быть частью системы и одновременно с этим наблюдать всю систему извне.
        - Это приводит нас к поиску некоей стоящей над всеми нами разумной субстанции. Я вспомнил, что уже задавал вам вопрос о существовании богов.
        - И я на него не ответил?
        - Конечно. Вы сказали, что вначале я должен побывать на вершине горы Меру.
        - Вот именно. А теперь сам ответь мне, Калки, что испытал ты на вершине горы Меру? Не возникло ли у тебя такое чувство, будто ты общаешься с некоей высшей силой?
        Я попытался во всех подробностях восстановить свои вчерашние впечатления. Но теперь полет на драконьей колеснице казался мне каким-то далеким и не вполне реальным событием. Все произошедшее на вершине горы Меру представлялось мне скорее сном, чем былью. Я довольно хорошо помнил основные события, но оттенки моих собственных чувств и мыслей потеряли четкость и определенность.
        Я не слишком уверенно произнес:
        - Я помню только, что на долю мгновения ощутил связь со всем миром, вернее, даже со всеми мирами. Я не могу выразить это словами. Я не мог осознать этого вчера, а сегодня, тем более, с трудом вспоминаю. А потом разорвались магические привязи драконов и мне пришлось поддерживать полет колесницы. Хорошо, что Шанель успела меня вытащить...
        - Значит, на вершине горы Меру с богами или с богом ты не общался?
        - Не знаю. Хотя, скорее нет, чем да... Погодите! Это и есть ответ на мой вопрос?
        Маркандея грустно улыбнулся:
        - Я должен открыть тебе одну из самых главных тайн магов по крови. Многие считают, что нам открыты все тайны бытия. Но на самом деле мы так же мало знаем о мире, как самый последний неуч. Мы можем лишь постоянно искать ответы на свои вопросы... Искать и не находить единственного ответа.
        - Я не понял, - честно признался я.
        - Я сам много раз пытался обнаружить некую высшую разумную силу, то есть бога. Я несколько раз поднимался на вершину горы Меру. Бывало, мне казалось, что я беседую с богом. Бывало, я обнаруживал лишь пустоту. Из этого я заключил, что боги присутствуют лишь в нашем сознании. Если мы хотим, чтобы они были - они есть. Если мы считаем, что их нет - их не существует.
        - Ничего не понимаю.
        - А ты не торопись понять все и сразу. Мир намного проще, чем нам кажется, и намного сложнее, чем выглядит. Пройдет время, и ты поймешь, о чем я говорю... Да, кстати, о времени... Я имею все основания полагать, что ты попытаешься спасти своих родителей. Ведь ты считаешь, что сможешь открыть дверь во времени на десять лет назад.
        Я молча кивнул. Я был уверен, что тетя Вика никому не выдавала моих планов. Вечный Ребенок, без сомнения, сам сумел их предугадать.
        Маркандея тяжело вздохнул:
        - Мне тяжело об этом говорить, Калки, но я должен тебя предостеречь.
        - Знаю, знаю. Нарушение течения времени может вызвать катастрофу.
        - Нет. Я хотел сказать тебе о другом. Я очень хорошо знал твоих родителей, Люца и Сильфиту. Я уверен, что они не согласятся последовать за тобой, если ты откроешь перед ними дверь в будущее.
        - Как?! - я был потрясен. О такой возможности я даже не задумывался.
        - Да, да, да, - покивал головой Маркандея. - Они слишком хорошо понимают, к чему может привести подобное превышение степени вероятности. Те, кого считают мертвыми, не должны возвращаться в мир тех, кто считает себя живыми.
        - Я тоже думал об этом! - горячо заговорил я. - Насколько я знаю, никто не видел моих родителей мертвыми. Произошел взрыв, который уничтожил весь дом. Может быть, взрыв произошел ПОСЛЕ того, как мои родители исчезли? Ведь бывает же так, что люди долгое время прячутся, скрываются, а через много лет вновь возвращаются? Почему бы не представить, что мои родители не погибли, а спрятались на десять лет? Ведь подобная вероятность достаточно высока!
        - Это довольно шаткие аргументы. Я разговаривал на эту тему с Отшельником. Он сказал, что так и не смог добыть отчеты истребителей магов, штурмовавших дом твоих родителей. Если окажется, что смерть Люца и Сильфии была настоящей, что существуют их... прости, Калки... останки... Тогда, Калки, может произойти нечто совершенно чудовищное. Изначальный мир может коллапсировать и превратиться в "черную дыру". Более того, нарушение хода времени затронет и другие миры. Хорошо, если возмущения пространства постепенно будут затухать. А если они покатятся во все стороны, как снежная лавина?...
        - И все это из-за двух человек?
        - Если бы речь шла о людях, я бы не описывал такие масштабные разрушения. Но не забудь, Калки, ведь Люц и Сильфия - маги по крови. Через них протекают мировые магические энергии. Если вероятности будут недопустимо превышены, а энергии - искажены или разорваны, весь мир не выдержит напряжения и развеется в прах.
        Я сжал зубы. Если Маркандея прав, а в том, что он меня не обманывает, я был уверен, то попытка спасти родителей могла привести к самым непредсказуемым последствиям. И тем не менее я не собирался полностью отказываться от своих планов. Я и до этого разговора не хотел торопиться, и, тем более, не стал бы спешить теперь. Вначале я должен был подробно выяснить все, что произошло десять лет назад. И только после этого я принял бы окончательное решение.
        - А вот и раковины сварились! - с преувеличенной жизнерадостностью объявил Маркандея.
        Он снял кастрюлю с плиты и большой ложкой начал доставать сваренных моллюсков. Теперь их створки были приоткрыты, и оставалось лишь просунуть вилку в щель, чтобы, как рычагом, разломить раковины на две половинки. Выложив моллюсков на большое блюдо, Вечный Ребенок водрузил его на центр обеденного стола. Вначале я отнесся к доставленной крокодилами пище с большим подозрением. Но она оказалась довольно вкусной и сытной.
        - Неплохо! - заметил я, когда кучка пустых раковин возле меня стала больше горки оставшихся целых моллюсков.
        - Молодость отличается отменным аппетитом, - произнес Маркандея.
        Довольно странно было слышать это из уст человека, который по виду казался моим ровесником.
        - Итак, - сказал Вечный Ребенок по окончании приема пищи. - О вероятностях мы поговорили, о богах тоже. Что еще ты хотел бы узнать, Калки?
        - Я хотел бы побольше узнать о себе самом. Почему меня назвали Калки? На одном из древних языков Изначального мира это имя означает "Судья". Тот ли я Судья, прихода которого ждут и боятся? Я должен стать Судьей Изначального мира, или моя миссия, скажем так, несколько глобальнее?
        - Очень многие существа, которые называют себя "разумными", слишком большое значение придают именам, числам, предсказаниям и предзнаменованиям. И эти имена, числа, предсказания и предзнаменования, сами по себе ничего не значащие, обретают великую власть над судьбами миров.
        - То есть, как существование богов, силу и власть моего имени надо искать в сознании, а не в материальном мире?
        - А ты, Калки, можешь провести четкую границу между сознанием и материальными миром? Я, например, не могу.
        - Это мы тоже в школе проходили. Если идеи овладевают массами, они обретают материальную силу. На Земле тысячи философов до сих пор спорят, что первично: наши мысли или же материальные причины, порождающие эти мысли. Я и сам не определился, какую точку зрения принять. Если, например, мне хочется съесть бутерброд с колбасой, то непонятно, что первично. То ли первично это мое желание, то ли оно всего лишь является физиологической реакцией на существование этого бутерброда или на возможность его сделать.
        Маркандея улыбнулся:
        - Мне кажется, ты еще не скоро выберешь какую-то определенную точку зрения. Следовательно, ты постоянно будешь сомневаться, тот ли ты Калки, которому суждено стать Судьей, или же имеет место случайное совпадение имен.
        - И вы мне не поможете?
        - В этом - нет.
        - А мои родители случайно не говорили вам, почему они выбрали для меня это имя?
        - Нет, не говорили. Наверное, у них были на это причины. Я могу лишь предполагать, что они видели усиление зла в Изначальном мире и в других мирах. Они понимали, что маятник качнулся на темную сторону. И они знали, что рано или поздно должна появиться сила, которая двинет маятник в обратную сторону.
        - Эта сила - я?
        - Я этого не утверждаю. Я всего лишь излагаю предполагаемый ход мыслей твоих родителей. Имя "Калки" имеет власть, не зависящую от его носителя. Это имя многое позволяет, но и ко многому обязывает.
        - Вы сказали, что мое имя много позволяет. Я помню, вы говорили мне, что к магам по крови, нарушающим некие неписаные законы, другие маги по крови могут применить меры обуздания и наказания. Распространяется ли это правило на меня?
        Маркандея промолчал, но отрицательно покачал головой.
        Я решил настаивать:
        - Мне бы хотелось услышать более определенный ответ.
        Маркандея посмотрел мне прямо в глаза:
        - Если ты захочешь разрушить целый мир, я не буду тебя останавливать.
        - Значит, вы верите в мое предназначение?
        - Неважно, во что я верю, а во что не верю. Важно, во что веришь ты сам.
        - В настоящее время я не верю ни во что. Честно говоря, я даже не верю вам. Мне постоянно кажется, что вы от меня что-то скрываете и что-то недоговариваете.
        - Молодым всегда кажется, что старшие от них что-то скрывают. Поверь, Калки, это не так. Просто я на самом деле не знаю ответа на твои вопросы. Чтобы ты понял меня, тебе надо обрести не только силу, но и мудрость.
        - Кажется, именно за этим я к вам и пришел.
        - Я имел в виду не мои скромные познания. Я имел в виду всю накопленную мудрость разумных существ во всех мирах.
        - Это значит...
        - Это значит, что я больше ничему не смогу тебя научить, Калки. Уже сейчас сила твоей магии превышает мою, и со временем продолжит возрастать. Ты маг по крови, и тебе не нужно разучивать множество обрядов и заклинаний, как другим существам, желающим воздействовать на мир магическим искусством. Я рассказал тебе о необходимости соблюдать законы вероятности событий. Если ты будешь следовать этому закону, твой путь будет успешным. Если ты начнешь его нарушать, то на твоем пути начнут возникать препятствия, одно серьезнее другого. Мера закона - ты сам. Обычные люди называют эту меру "совестью".
        - Что-то это слово в последнее время люди редко употребляют, - заметил я.
        - И это свидетельствует о том, что люди идут по неправильному пути. Но это не значит, что у них нет совести. Просто они сумели подавить ее, заглушить так называемыми "разумными доводами": "Чем я хуже других?", "Почему им можно, а мне нельзя?", "Раз все так поступают, то и я буду поступать так же."
        Я усмехнулся:
        - Вот уж к чему я никогда не стремился, так это быть таким, как все. Это кровь магов так воздействовала на меня?
        - Ты еще встретишь людей, драконов, боблинов и других существ, которые живут по собственным моральным законам, а не по правилам большинства. Не все они маги по крови, многие из них вообще понятия не имеют о магии. Но зато они хорошо представляют себе, что правильно, а что неправильно; что можно, а что нельзя; что честно, а что подло. Отыскивай этих достойных созданий, общайся с ними. От них ты почерпнешь нужные тебе знания. От них ты получишь помощь и поддержку. И с ними же ты поделишься своим знаниями и своей силой. Я бы на твоем месте отправился к Браспасте. Она научит тебя тому, чего не умею я.
        - Сражаться? Вы сами подталкиваете меня к войне?
        - Я много размышлял в последнее время, и наш сегодняшний разговор почти убедил меня в том, что ты - ответная реакция природы на власть лжи и насилия.
        - То есть, я все-таки тот самый Калки-Судья?
        - Это покажет будущее. И я никогда ни в чем не уверен. Так же, как и ты сам. Так же, как и любое мыслящее существо... А сейчас, извини, Калки, мне пора идти. Я чувствую, что многие обитатели Детского мира нуждаются в моей помощи. Одним нужен совет, другим - лечение. А ты, Калки, можешь прекрасно справиться со всем сам. Если же ты захочешь со мной поговорить - у тебя есть ключ. Я всегда буду рад тебя видеть.
        - Ну... тогда... до свидания? - неуверенно спросил я.
        - До новой встречи, Калки! - сердечно произнес Маркандея и протянул мне руки.
        Четыре наших ладони сомкнулись в крепкий, тугой узел. Это было больше, чем простое рукопожатие или объятия. Это был символ взаимного уважения и взаимного доверия двух магов по крови.
        Затем я представил свою комнату в московской квартире. Я помнил в ней каждую мелочь, и мог бы без труда ориентироваться внутри даже с закрытыми глазами. Так что мне не потребовались никакие ключи-картинки. Дверь возникла передо мной прямо в воздухе.
        - Это Земля, - сказал я Маркандее. - Хочу прогуляться по знакомым улицам...
        Я не стал добавлять: "...Возможно, в последний раз."
        Наверное, Маркандея меня понял. Он молча кивнул головой. Я пошел вперед...

* * *
        Я сразу определил, что в квартиру никто не заходил с тех пор, как я последний раз здесь побывал. Я принял душ, переоделся, потом включил телевизор и бездумно понажимал кнопки переключения каналов. Мои мысли были далеки от реального мира. Я все еще находился под впечатлением от разговора с Маркандеей и пытался осмыслить услышанное.
        Чем дольше я размышлял, тем больше у меня возникало вопросов. Конечно, я мог бы открыть дверь обратно - на остров в Детском мире. Но я понимал, что это будет поступком неразумным и бессмысленным. У Вечного Ребенка своя жизнь, у меня - своя. Он занимается своими делами, я - своими. Наши дороги пересеклись и, наверняка, еще не раз пересекутся снова. Но сейчас я в первую очередь должен был рассчитывать на себя. Добро пожаловать во взрослую жизнь!
        Я достал ключ, который дала мне Браспаста. На картинке был изображен большой металлический ящик, сплошь покрытый тонким геометрическим орнаментом. Ящик был изготовлен то ли из золота, то ли из меди и начищен до зеркального блеска. Он стоял на небольшом возвышении в нише с колоннами. Сверху и с боков ящик освещали лучи света. Их источники находились за пределами изображения, поэтому я не мог понять, имеют они естественное или искусственное происхождение.
        Я повертел картинку в руках и... убрал обратно в карман.
        - Не сейчас, - сказал я сам себе. - Сначала надо раздать долги.
        Долгов у меня накопилось немало. Кто-то был виновен в смерти моих родителей. Кто-то охотился на меня и на моих друзей. Кто-то изготовил волнистые клинки. Кто-то завладел моим альбомом. Прежде чем восстанавливать справедливость во всех мирах, я должен был разобраться с личными делами. Вполне возможно, одно являлось частью другого.
        Я выглянул в окно. На улице шел осенний московский дождь. Я поудобнее переложил вещи в своем рюкзаке, взял зонт и вышел из дома. Разумеется, я ни на мгновение не забывал о возможной засаде. Но, видимо, мои преследователи не могли или не считали нужным следить за пустой квартирой. Чем дальше я отходил от дома, тем меньше опасений вызывали у меня встречные пешеходы и проезжавшие по улице автомобили.
        Я прошел мимо своей школы. Сейчас была вторая половина дня, и занятия в старших классах уже закончились. Мои одноклассники во время дождя, скорее всего, сидели по домам. Кто-то делал уроки, кто-то занимался с репетиторами, кто-то готовился к ночной дискотеке. Сколько же времени прошло с тех пор, как я распрощался с обычной человеческой жизнью? Три недели? Месяц? Я несколько раз перемещался из одного мира в другой и даже возвращался назад во времени. Меры времени в разных мирах были различны, и я совершенно потерял счет дням.
        Я подошел к газетному киоску. На сегодняшних номерах была проставлена дата: 12 сентября. На Земле не прошло и двух недель... Кто-то даже не заметил, как промелькнули эти двенадцать дней. Я же за это время прожил почти целую жизнь. Впрочем, почему "прожил"? Моя жизнь только начиналась. А можно ли называть жизнью суетное, но однообразное существование обычных людей? Вот спешат они по своим делам, обходя или перепрыгивая лужи. Куда? Зачем? Неужели их дела так важны, что выгнали их из домов под дождь, на мокрые мостовые? Задумываются ли эти торопящиеся люди о судьбах миров, как я? Вряд ли... Цены на продукты в магазинах, успехи или неудачи любимой команды, курсы валют, мода на тряпки и косметику - вот пределы их интересов...
        Скрип тормозов прервал мои размышления. Одна из машин, ехавшая по противоположной стороне дороги, резко развернулась, пересекла две сплошные линии, подрезала встречные автомобили и остановилась метрах в десяти передо мной. Теперь я обладал достаточным опытом и выдержкой, чтобы не удариться в панику. Едва заметив подозрительные маневры автомобиля, я первым делом проверил его водителя и пассажиров. Это были не оборотни и не истребители магов. За рулем находился настоящий Толян, а возле него и на заднем сидении располагались две девчонки: грубо накрашенные, нелепо одетые, выглядевшие, как дешевые привокзальные потаскушки. Между сидениями на полу стоял ящик пива. Все трое - и Толян, и потаскушки - уже успели изрядно им нагрузиться.
        Я продолжал спокойно идти вперед и поравнялся с остановившейся машиной. Кстати, это была весьма подержанная иномарка, цена которой была вдвое ниже стоимости нового отечественного автомобиля.
        Правая дверца автомобиля распахнулась, и я увидел лучившегося самодовольством Толяна, который бесцеремонно навалился на колени сидевшей рядом девушки.
        - Привет, старик!
        - Кажется, я уже просил не называть меня "стариком"! - ледяным тоном произнес я.
        - Да ладно, старик, кончай выделываться! - (Толян употребил более грубое выражение). - Смотри, какую тачку мне отец дал погонять. Поехали, оттянемся по-взрослому!
        Чтобы продемонстрировать, что в его представлении означает "оттянуться по-взрослому", Толян грубо облапил свою спутницу, чмокнул ее в губы, затем вырвал из ее рук открытую бутылку пива и сделал большой глоток. Потаскушка вульгарно захихикала, видимо, весьма довольная таким вниманием к своей персоне.
        Я вспомнил, что отец Толяна был то ли бандитом, то ли милиционером. Скорее всего, все-таки милиционером. Бандиты и их родственники не нарушают правила дорожного движения так демонстративно.
        - Ну что, старик, едем?! - ухмыльнулся Толян, оторвавшись от горлышка пивной бутылки. - Когда еще ты покатаешься на крутой тачке?
        - Да, я все больше летаю на драконах.
        - Чего-чего?
        Я преодолел искушение вызвать на Землю драконью колесницу. Вероятность такого события была ничтожно мала, а последствия оказались бы совершенно непредсказуемыми. Зато в моем распоряжении имелись другие способы наказания наглецов.
        - Видишь вон тот роскошный "Бентли"?
        Я вытянул руку и указал пальцем на автомобиль, припаркованный в ста метрах впереди возле входа в банк.
        Толян уставился в лобовое стекло, потом опять повернулся ко мне:
        - Ну и что?
        - Этот "Бентли" принадлежит одному крупному государственному чиновнику, который одновременно с этим возглавляет преступную группировку.
        - Ну и что?
        - У тебя и твоего отца будут большие проблемы, если ты со всей дури въедешь в багажник этого "Бентли".
        Толян промолчал, его нетрезвые мозги с трудом переваривали услышанное.
        - Девки, брысь из машины! - коротко приказал я.
        Потаскушки выскочили под дождь, словно я бросил внутрь машины клубок змей.
        - А ты, Толян, хорошенько пристегнись! Потом вдави до упора педаль газа, отпусти тормоз и рули, рули, рули...
        Машина Толяна сорвалась с места и через несколько секунд врезалась в "Бентли". Она снесла ему половину багажника и очень удачно промяла весь бок до самого переднего бампера. Истерично заверещала автосигнализация "Бентли". Благодаря моему магическому контролю Толян остался цел и невредим. Точнее, он не пострадал физически. А состояние его психики меня больше не интересовало. Я свернул на боковую улицу и пошел по тротуару спокойным прогулочным шагом.
        Теперь от размышлений о глобальных судьбах разумных существ я перешел к раздумьям о несовершенстве отдельных их представителей. Так я дошел до следующего перекрестка и остановился перед наземным переходом. Дождь закончился и я, ожидая, пока загорится зеленый сигнал светофора, начал складывать свой зонт. Делал я это неторопливо, поэтому слегка замешкался и пропустил тот момент, когда включился разрешающий сигнал. Стоявшие впереди меня люди начали переходить дорогу. В этот момент через перекресток на красный свет пронесся "БМВ" с наглухо тонированными стеклами. Автомобиль даже не попытался остановиться, хотя у него для этого были и время, и возможность. Должно быть, водитель такой престижной иномарки считал ниже своего достоинства уступать дорогу каким-то жалким пешеходам.
        Хотя дождь кончился, на проезжей части еще оставались большие лужи. Проскочив между двумя группами людей, переходящих улицу с разных сторон, "БМВ" окатил и тех, и других потоками грязной воды.
        - Сволочь! Мерзавец! Подонок! - завизжали женщины.
        Мужчины только молча сжали кулаки в бессильной ненависти.
        Я задумался, насколько велика вероятность того, что под одной из луж в асфальте скрывается глубокая выбоина... Через мгновение "БМВ" уткнулся бампером в мостовую, перекувырнулся через капот, лег на крышу, вмял ее в салон, и потом еще метров сто по инерции прополз вперед, рассыпая снопы искр по мокрому асфальту.
        Казалось, время остановилось. Люди и автомобили замерли на перекрестке, не обращая внимания на переключившийся светофор. Едва перевернутый "БМВ" замер на месте, из-под него поползли струйки дыма. А потом раздался глухой взрыв, и машина скрылась в языках пламени и клубах дыма. Теперь водителя не спасли бы никакие подушки безопасности.
        Я спокойно направился дальше, оставив позади себя вопли людей, сигналы автомобилей и вой пожарных сирен. Я не испытывал ни малейших мук совести. Я знал, что водитель "БМВ", бандит, убийца, насильник, начальник охраны крупной нефтяной компании, давно заслуживал подобного наказания.
        Теперь ход моих мыслей изменился от рассмотрения недостатков отдельных разумных существ к обоснованию необходимости эти недостатки искоренять. Тем временем дорога вывела меня на набережную. Я вспомнил, что неосознанно повторил маршрут прогулок, которые в прошлом году совершал вместе с Маришкой. Набережная неширокой московской речушки была одним из наших самых любимых мест. Особенно вон та скамейка слева...
        Я повернул направо и пошел вдоль реки. Впереди двигалась шумная группа мальчишек лет двенадцати, одетых в одинаковую форму. Несомненно, это были воспитанники какого-нибудь военного училища. Каждый держал в руке по бутылке пива, к которой периодически прикладывался. Этим и объяснялись чрезмерный смех и громкие выкрики. Мальчишек сопровождал офицер-преподаватель, такой же веселый и нетрезвый. Я пошел медленнее, рассчитывая обогнать эту жизнерадостную толпу в более широком месте.
        Но офицер и мальчишки внезапно остановились. Сперва я не понял, что привлекло их внимание. Затем я увидел, что мальчишки повисли на решетчатом ограждении набережной и стали бросать бутылки в воду. Точнее, не в воду, а в уток, которые плавали в реке.
        Офицер-преподаватель азартно побуждал и подстрекал своих подопечных:
        - В голову! Цельтесь в голову!
        К счастью, нетвердые руки нетрезвых мальчишек не нанесли уткам серьезного ущерба. Напуганные птицы бросились в разные стороны, размахивая крыльями и топая по воде перепончатыми лапами.
        - Бей! Бей! - заорал офицер. - Если не одну не собьете, всех отправлю в карцер! Вы мужики, а не бабы! Научитесь Родину защищать!
        Есть такие люди, которые абсолютно уверены в том, что настоящим "мужиком" может быть только алкоголик и садист. Будущие защитники Родины раскачивались на ограждении, вопили во весь голос и бросали вслед взлетающим уткам последние бутылки. Вероятность того, что металлическое ограждение не выдержит нагрузки, была так велика, что мне почти не пришлось дополнять ее силой своей магии. Офицер и все мальчишки, которые навалились на ограждение, рухнули в воду вместе со сломанной секцией. На берегу остались всего три паренька. Они стояли в задних рядах и не принимали участие в жестокой забаве.
        Речка, закованная в бетон и гранит, не желала выпускать свою добычу. Без посторонней помощи упавшие в воду люди взобраться по отвесным стенам набережной не могли. Мальчишки орали от ужаса, офицер-преподаватель беспомощно матерился.
        Я поравнялся с теми тремя мальчишками, которые остались на берегу. Они пребывали в шоке, ошарашенные неожиданной катастрофой. На ходу я бросил им:
        - Свяжите свои ремни!
        Не замедляя шага, я пошел дальше. Мне не надо было оборачиваться, чтобы своими глазами увидеть, как выполняется мой совет. Об этом мне сообщила моя магия. Дети не пострадали, только вымокли в холодной осенней воде. Едва ли они поняли, что наказание последовало сразу же за их преступлением. К сожалению, они не поняли бы этого даже в том случае, если бы я попытался им все объяснить. Офицеру-преподавателю я "подарил" застуженные почки и печень. Теперь употребление алкоголя стало для него равносильно принятию яда. Врачи ему об этом сообщат. Интересно, сумеет ли он отказаться от пагубных пристрастий? О том, чтобы он переосмыслил свою жизнь и пересмотрел свои взгляды, я даже не мечтал...
        Мои мысли замкнули круг. От необходимости наказания отдельных разумных существ за совершенные преступления я вернулся к рассуждениям об обществе в целом. Если государства строились на насилии и лжи, если они не только попустительствовали порокам, но, наоборот, поощряли их, то стоило ли упрекать отдельные личности за то, что они исковерканы и изуродованы? Наказывать следовало целые страны или даже миры. Но как быть с теми, кто жил по законам чести и совести, несмотря на общую вакханалию подлости?
        Я утратил интерес к прогулке по Москве. Мне стало скучно ходить по улицам и судить отдельных людей. Я должен был найти своих смертельных врагов. Не исполнителей - оборотней и истребителей магов, а их хозяев и начальников. У меня были все основания предполагать, что они находятся в Изначальном мире. У меня даже появились первые наброска плана, как заставить тайных врагов проявить себя. План еще требовал проработки, но в любом случае мне пришло время отправляться в Изначальный мир.
        Я мог попасть туда через сад камней неподалеку от дома Отшельника, затем, как уже проделал однажды, воспользоваться телевизором, чтобы открыть дверь в Мураву. Но существовал и другой путь, более короткий. Я достаточно хорошо помнил кухню в квартире Соображаевых, где дожидался, пока Цедария приводила в чувство своих родителей. Мне не составило особого труда представить дверь, которая открывалась бы в это место. Магический проход возник прямо передо мной. Торопясь покинуть Землю, чтобы никакой случайный прохожий не заметил моего сверхъестественного перемещения, я быстро шагнул за дверь...
        Глава 10.
        Колосская интеллигенция.
        - Калки-и-и-и!
        Меня оглушил радостный визг Цедарии. Я едва успел осмотреться на кухне, как девочка чуть не сбила меня с ног, подпрыгнув и обхватив руками мою шею, а ногами - бедра. Честно говоря, подобная близость показалась мне излишней. Я даже заподозрил, что под обликом Цедарии скрывается оборотень... Девочка не заметила, как, повинуясь моей воле, пришли в боевую готовность попавшие в мое поле зрения режущие и колющие кухонные предметы: ножи и вилки. Они поднялись в воздух и нацелились в спину Цедарии... Но я сразу же вернул их на исходные места. Магическая проверка показала, что Цедария была самой настоящей.
        Расширив зону осмотра до всей квартиры, я обнаружил в большой комнате множество людей и боблинов. Но это были не спецназовцы - истребители магов, а обычные мирные жители Изначального мира. Похоже, у Соображаевых собрались гости. Цедария находилась на кухне потому, что доставала из холодильника салаты и заблаговременно порезанные колбасы.
        В коридоре послышались торопливые шаги, и я применил магическую силу, чтобы оторвать от себя Цедарию и поставить ее на пол. Мне бы не хотелось, чтобы нас застали в столь двусмысленной позе.
        - Что за крик?... - входя на кухню, спросила Алевтина, мать Цедарии.
        Увидев меня, она застыла на месте и неуверенно произнесла:
        - Калки? Как ты сюда...?
        Алевтина не закончила вопрос. Она знала, кто я и на что способен.
        Я сделал полшага назад, отстраняясь от замершей в восторге Цедарии:
        - Извините, если помешал. Кажется, у вас гости?
        Алевтина, мысли которой витали где-то далеко, автоматически ответила:
        - Да, у Мыстра сегодня день рождения.
        - Тогда я, пожалуй, пойду...
        Цедария вытянула руки и мертвой хваткой вцепилась в мои рукава:
        - Еще чего! Только появился, и сразу хочешь опять убежать? Мама, жалко, что ты не видела, как Калки вошел - прямо через стену! Калки, ты откуда? Мне показалось, что за твоей спиной я видела дома?...
        - Я из параллельного мира, - честно ответил я. - Мне нужно было какое-то знакомое место в Мураве, куда я мог бы открыть дверь для перемещения между мирами. Вот я и выбрал вашу кухню...
        Женщина и девочка открыли рты от изумления. Алевтина первая пришла в себя и, скрывая растерянность за преувеличенным радушием, сказала:
        - Вот и отлично, что ты пришел к нам в гости! Цедария права, мы никуда тебя не отпустим, пока ты не посидишь с нами за столом!
        - А как же гости? - спросил я. - Мне бы не хотелось говорить обо всем при всех... Ну, вы понимаете...
        - Мы о тебе НИКОМУ НИЧЕГО не рассказывали, - значительно произнесла Алевтина.
        Я облегченно вздохнул:
        - Вот и хорошо!
        Я беспокоился не столько о сохранении своей тайны, сколько о безопасности семьи Соображаевых. Если бы кому-нибудь стало известно о том, что я побывал в их квартире, то их ждало бы неприятное знакомство с оборотнями и с истребителями магов.
        - Калки, пойдем в комнату! - сделала приглашающий жест Алевтина.
        - Пойдем, пойдем! - горячо поддержала ее Цедария.
        Я пошел вперед, а Алевтина и Цедария взяли салаты с колбасами и отправились следом.
        На пороге комнаты я остановился и оглядел всех собравшихся обычным человеческим взором. В комнате расположились полтора десятка людей и боблинов, мужчин и женщин, несомненно, официальных или неофициальных супругов. Почти все они были примерно одного возраста с родителелями Цедарии, и только сама Цедария и один мальчик-человек лет семи-восьми представляли молодое поколение. Гости никак не отреагировали на мое появление. Чествование Мыстра было в самом разгаре. В комнате витали ароматы кушаний, алкогольных напитков и сигаретного дыма. На мгновение я пожалел, что не открыл дверь в какое-нибудь другое место. Но теперь отступать было поздно.
        Алевтина объявила из-за моей спины:
        - А у нас еще один гость!
        Общее внимание обратилось на меня. Мыстр округлил глаза, но промолчал.
        Кто-то из гостей спросил:
        - Ну-с, и как зовут молодого человека?
        Я быстро ответил, опережая Цедарию и ее родителей:
        - Фил!
        - Это мой друг! - гордо произнесла девочка.
        - Насколько близкий? - уточнил наиболее подвыпивший человек.
        Его супруга отвесила ему шутливый, но весьма чувствительный подзатыльник:
        - Ах ты, старый пошляк!
        Посуда на столе зазвенела от дружного громкого хохота. Щеки Цедарии слегка порозовели. Девочка бросила на меня мимолетный светящейся обожанием взгляд. Вот только этого мне не хватало!
        - Добро пожаловать... Фил! - сердечно произнес Мыстр.
        - Я оказался у вас случайно. Я не знал, что у вас сегодня день рождения. Извините, что без подарка.
        - Да о чем ты говоришь?! Твой приход - лучший для меня подарок... Ну, если захочешь, ты мне все расскажешь попозже. А сейчас я должен познакомить тебя со своими друзьями...
        - Только побыстрее! - закричали гости. - У всех уже налито! И давай без официоза!
        - Хорошо, - согласился Мыстр и представил мне всех гостей по кругу.
        Он назвал мне имена собравшихся в его доме людей и боблинов и коротко рассказал, когда и как они познакомились. Среди гостей были и школьные друзья Мыстра, и товарищи по институту, и коллеги по работе.
        Алевтина усадила меня на свободное место, Цедария, естественно, устроилась рядом.
        - А употребляет ли спиртные напитки друг Цедарии? - обратился ко мне толстенький веселый человек Анисим Коловоротов, тот самый, что интересовался степенью нашей близости.
        Я пожал плечами:
        - Давайте вино, что ли...
        Я был уверен, что кровь магов, защитившая меня от "вируса старости" в Детском мире, предохранит также от опьянения при любой дозе алкоголя. Но прозрачная жидкость, по-видимому, аналогичная земной водке, которую употребляли все мужчины и большинство женщин, слишком резко и неприятно пахла, чтобы я мог получить от ее поглощения хоть какое-нибудь удовольствие.
        Налив мне в рюмку вина, Анисим Коловоротов обратился к Мыстру:
        - Вот и выросла твоя дочка! Чувствую, что скоро придется тебе нянчить внуков!...
        Пульхерия, жена Анисима, дернула его за полу пиджака.
        Поняв намек, тот неуклюже сменил тему:
        - Вообще-то я хотел сказать, чтобы ты, Мыстр, никогда не старел... несмотря ни на что!...
        Гости начали быстро чокаться, не дожидаясь окончания тоста, если, конечно, оно существовало. После опорожнения рюмок и закусывания гости перестали обращать на меня внимание и вернулись к прерванным разговорам.
        Кондрат Полуухов, один из школьных друзей Мыстра, работающий инженером-наладчиком колбасно-изготовительных автоматических линий, рассказывал:
        - Вот нам все средства массовой информации постоянно внушают, как хорошо стало жить при демократии, когда Уравниловка уже не душит свободу. Возможно, у нас, в Мураве, жизнь и поменялась в лучшую сторону. Но мне приходится много ездить по всей Колоссии, и я вижу, что в провинции ровным счетом ничего не изменилось. Более того, жизнь там стала беднее и тяжелее. Приведу один пример. Последняя командировка у меня была в Самовару. Остановился я, разумеется, в гостинице, но директор завода пригласил меня вечером к себе домой...
        - Пожалуйста, покороче! - попросил Анисим Коловоротов, разливая по рюмкам напитки.
        - Так вот. У этого директора свой дом на окраине Самовары. Ну, вы понимаете, что у директора дом далеко не маленький и совсем не скромный. И вот сидим мы, выпиваем, закусываем. Жена директора тоже, конечно, с нами. А сын директора, парнишка лет десяти, как призрак, ходит по дому и все косо на нас поглядывает. Я спрашиваю у директора: "Чего это вы с сыном не разговариваете, наказали его за что-то?" "Да нет" - отвечает директор, "Просто сын мой очень расстроен, потому и к нам не подходит. Переживает" "А что случилось?" - забеспокоился я. А директор мне и говорит: "Собаку у нас два дня назад съели..."
        - Как съели? - ахнула Цедария.
        Кондрат Полуухов поднял вверх указательный палец:
        - Вот и я спросил то же самое. Директор мне объяснил, что у них в Самоваре безработных - чуть ли не треть города. Еще треть получает в месяц по семьсот-восемьсот дурблей. И это при том, что ежемесячная квартплата полторы тысячи. Народ голодает. Так что в Самоваре на улицах вы не увидите не голубей, ни ворон, ни бродячих собак. И ловят их не какие-нибудь опустившиеся алкоголики, а вполне приличные люди: врачи, учителя, инженеры. Жить-то им как-то надо. А когда они приходят домой и смотрят в глаза своим голодным детям... Ну, вы понимаете. Правда, домашних собак раньше не ловили. Это началось только в последнее время. Директор и его семья думали, что уж их-то беда не коснется, вот и отпускали свою собаку бегать ночью по участку вокруг дома. Забор-то у них капитальный - кирпичный, выше роста. А утром хватились - собаки нет. Значит, ночью ее кто-то отловил. Ну, а зачем отловил - понятно.
        - Может быть, похитители за собаку решили выкуп потребовать? предположил один из гостей.
        - Нет. Директор объявления по всему району расклеил, мол, верните собаку за вознаграждение. Но, похоже, ее съели в ту же ночь. Может, похитители потом и пожалели, что не догадались вернуть ее за деньги... Но, когда дело сделано, потом-то кто признается?
        Матрена Лопухаева, учительница математики в той школе, где работал Мыстр, задумчиво проговорила:
        - А вот у нас в Мураве обратная проблема: бродячие собаки расплодились сверх всякой меры. Вечером страшно пройти по скверу. Там постоянно обитает стая из восьми или десяти здоровенных собак.
        Анисим Коловоротов рассмеялся:
        - Вот поэтому нас, муравцев, так не любят во всей остальной Колоссии. Когда провинция голодает, у нас пища свободно бегает по улицам.
        Демьян Фиолетов, друг Мыстра и Алевтины по институту, невесело усмехнулся:
        - Когда из Колоссии вывезут последний килограмм теллургия и последний литр нафтелина, через Мураву перестанут проходить денежные потоки. Тогда и нам придется собак жрать. Ведь у нас в Мураве три четверти продуктов привезено из-за границы. Когда продавать нам будет нечего, то и продукты ни на что не купим. На первое время, конечно, на продовольствие введут карточки, как во времена Уравниловки, а потом...
        От этого мрачного прогноза все гости притихли. Даже вилки и ножи перестали стучать по тарелкам.
        Лишь жизнерадостный Анисим Коловоротов поднял свою рюмку и провозгласил:
        - Будем надеяться, что это время никогда не наступит. Демьян, ты еще двадцать лет назад, когда мы учились в институте, говорил, что мир катится в пропасть. А мы все живем. И, надо признаться, живем неплохо! Так выпьем за то, чтобы жить с каждым годом все лучше и лучше!
        Гости оживились и стали дружно чокаться. Когда все начали закусывать, и в разговоре возникла пауза, я спросил у Кондрата Полуухова:
        - Если в Самоваре есть нечего, то тогда для кого строится завод по производству колбас?
        Тот непонимающе посмотрел на меня:
        - Если девять десятых жителей голодают, то оставшиеся десять процентов живут вполне сносно. А местные царьки - губернатор, бизнесмены, бандиты так и вообще распрекрасно. Именно для них и будут выпускаться самые разные деликатесы.
        - Неужели царьки не боятся, что когда в Самоваре закончатся собаки, голодающие примутся за них самих? Я, конечно, имею в виду грабежи, а не каннибализм.
        - Да кто же осмелится тронуть хозяев города?
        - Но ведь собаку у директора завода похитили? Может быть, в следующий раз заберутся прямо к нему в дом?
        - Тогда это уже будет преступление!
        - А морить людей голодом - не преступление?
        Мой последний вопрос заставил собравшихся задуматься.
        - Отчаяние может толкнуть людей на любое преступление, - сказал Мыстр.
        - Для того-то и существуют полиционеры, чтобы защищать честных граждан от преступников, - сказала Устинья, жена Кондрата Полуухова.
        - Остается только выяснить, кто в Колоссии преступник, а кто - честный гражданин, - заметил Демьян Фиолетов.
        Боблин Шемар Курасин, сотрудник Государственного Колосского института изучения проблем истории, произнес:
        - В Мураве теперь жить тоже не очень-то приятно. Помните, какой у нас был район - тихий, зеленый? А теперь прямо напротив нашего дома построили магазин.
        - Да-да! - подхватила боблинка Зоара, его жена. - Это просто ужас какой-то! Магазин круглосуточный, так что мы теперь совершенно не можем спать по ночам!
        - Так радоваться надо, в нашем-то возрасте... - хихикнул Анисим Коловоротов, за что немедленно получил от своей супруги толчок локтем в бок.
        - Да нет, я серьезно! - повысила голос Зоара, видимо, эта проблема задевала ее до глубины души. - Я говорю не просто об обычном шуме. Но ведь возле магазина постоянно собираются все местные алкоголики. С вечера и до самого утра - нецензурные вопли, ругань, драки. Вокруг магазина и дома грязь. А то еще ночью подъедет пьяная компания на автомобиле, поставит его прямо возле дома, откроет все двери, включит музыку на полную громкость тут не только не заснешь, тут с ума можно сойти!
        - А вы пробовали писать жалобы? - спросила Алевтина Соображаева.
        - Мы их писали, когда магазин только строился. Ведь его построили против всех санитарных норм - в пяти шагах от дома. Да что толку... Говорят, этот магазин принадлежит какой-то преступной группировке. Бандиты-то все необходимые разрешения получили без труда. Кто же осмелится им отказать?
        Шемар Курасин тяжело вздохнул:
        - Иногда думаешь: сгорел бы этот магазин!
        - Так в чем же дело? - спросил я.
        - В смысле?... - боблин посмотрел на меня.
        - Все очень просто, - я показал на одну из бутылок, стоявших на столе. - Алкоголь, конечно, горит плохо. Но ведь бутылку можно наполнить чем-то более горючим.
        - Вы что же, молодой человек, предлагаете мне совершить поджог? Ведь это уголовно наказуемое деяние!
        - А как же покой и здоровый сон жителей целого дома? - парировал я. Почему страдать должны ВЫ, а не те, кто причиняет вам неудобства? Первыми нарушили закон они. Вы всего лишь восстановите справедливость. Кроме того, если подойти к делу разумно, вас никогда не вычислят и не арестуют.
        - Нет! - покачал головой Шемар. - Я никогда не смогу совершить преступление. И вообще, я думаю, что твои слова - всего лишь шутка. Ты же не всерьез предлагаешь мне поджечь магазин?
        - Конечно, не всерьез! - улыбнулся я. - Я всего лишь хотел узнать, готовы ли вы отстаивать свою честь и достоинство, или можете только терпеть и жаловаться.
        Шемар открыл было рот, чтобы произнести что-то резкое, но, посмотрев мне в глаза, осекся и потупился. Видимо, он почувствовал во мне силу, которой не было в нем самом. И это была даже не сила магии, а всего лишь сила духа.
        - И все-таки закон нарушать нельзя! - заявил Кондрат Полуухов.
        Я повернулся к нему:
        - А что вы считаете законом?
        Кондрат слегка замялся:
        - Ну... Это всем известно. Закон - это свод установленных государством правил... Конституция, например...
        - Вот именно! - подхватил я. - Государство диктует свой закон с позиции силы. А что первым делом записано в любом законе любого государства?
        - Там записано, что существующий государственный строй не может быть изменен, - ответил Демьян Фиолетов. - А в уголовном кодексе указано, что попытки изменить государственный строй наказываются значительно суровее, чем преступления против граждан: убийства, разбои и изнасилования. Государство в первую очередь заботится о себе самом, и только потом - о своих гражданах.
        - Однако ни одно государство не вечно, - сказал я. - Большинство из вас, насколько я знаю, историки по образованию. Поэтому вы должны понимать это лучше, чем другие. Вспомните: племена великоколоссов силой оружия подчинили себе окрестные земли и образовали государство Колоссию. Когда государство было сильным, оно захватывало все новые и новые земли, пока не столкнулось с другими не менее сильными соседями: аллеманами на западе, торкестанцами на юге, ктойтойцами на востоке. Спрашивал при этом кто-нибудь согласия у захваченных и насильно включенных в государство племен и народов? Что-то я этого не помню. Когда среди людей и боблинов насаждалась хрустианская религия, а древние храмы и молельни разорялись и сжигались, кто-нибудь говорил о терпимости и свободе вероисповедания? Что-то я об этом не слышал. Восемьдесят лет назад, когда власть царей Колоссии деградировала и иссякла, Уравнительная церковь организовала переворот и силой захватила власть. Кто-нибудь при этом вспоминал про законы? Нет. Уравнители уничтожили хрустианцев точно так же, как те ранее истребили предыдущих правителей. И преступления
одних ни чуть не больше и не меньше, чем преступления других. А двенадцать лет назад Уравнителей заменили нынешние правители, именующие себя "демократами". Опирались ли они при этом на законы Уравнителей? Нет. Какой из всего этого напрашивается вывод? Нет никаких законов! Есть только право сильного. По этому праву сильный диктует свою волю тем, кто слабее него и готов безропотно повиноваться. Вот это право сильного и именуется "законом".
        Я замолчал и перевел дух. Говорил я настолько горячо, что никто не решился меня прервать. Зато теперь заговорили все одновременно:
        - А ведь он прав!
        - Да ничего он не прав! С такими рассуждениями мы скатимся в анархию и экстремизм.
        - Но ведь историческая научная объективность...
        - Ох, коллега, вам ли говорить об исторической науке? Можно подумать, вы не знаете, что история постоянно переписывается и подправляется в угоду новым правителям.
        - И тем не менее это не доказывает...
        - Как раз это и доказывает, что все в мире относительно, особенно государственные законы.
        - А что удерживает нас от преступлений?
        - Как что? Разумеется, страх перед наказанием.
        - А как же честь и совесть?
        - Честь и совесть - это такие же страхи. Страх перед обществом и страх перед богом, то есть страх перед наказанием в этой жизни или в жизни загробной. Не зря же о совестливом человеке говорят: "Он имеет страх божий". Для того все религии и придуманы: держать свою паству в страхе и повиновении.
        Несмотря на оживленность споров, люди и боблины не прекращали пить и есть. Их дискуссия носила исключительно умозрительный, интеллектуальный характер и не затрагивала глубины души.
        Боблин Ипсах Занкин, друг Мыстра по институту, сказал мне:
        - Вы так решительно выступаете против законов, молодой человек, но ведь большинство жителей Колоссии вряд ли разделяют ваши взгляды. Я даже не уверен, что они вообще способны их понять. Кондрат прав: Мурава - это еще не вся Колоссия. Попробуйте втолковать какому-нибудь крестьянину из Тумповской губернии, что он свободная и независимая личность, а не винтик в государстве. Людям проще жить, когда за них все решает правительство или начальник. Они сами не захотят жить без законов, без приказов, без надзора.
        - Вы не слишком-то высокого мнения о колосском народе, - ответил я. - А вы сами пробовали хоть что-нибудь объяснить этому крестьянину? Вы вообще-то хоть раз с ним разговаривали?
        - Это не важно...
        - Как раз именно это и важно. В течение многих поколений колосским жителям внушали, что сами по себе они - ничтожны, что только сильное и могучее государство дает делает их самих сильными. Людей превращали в безликую серую массу. При царях они были бесправными рабами, во времена Уравниловки - боевыми или трудовыми единицами, сейчас они - наемные работники и, изредка, избиратели. Вся мощь государственной пропаганды направлена на то, чтобы отучить людей мыслить самостоятельно. А теперь, с развитием средств массовой информации, из них вытравливают остатки личности и индивидуальности. Включите телевизор и посмотрите: идет целенаправленное превращение людей в безмозглых скотов. Реклама указывает людям, что надо есть, что пить, какие фильмы смотреть, за каких политиков голосовать, чем восхищаться, а что ненавидеть. Если вы, немногие разумные люди и боблины, не противитесь массовой обработке народного сознания, то не удивительно, что простые жители Колоссии вас не понимают. Вы просто говорите на разных языках.
        - Что же нам, свою телепрограмму организовать? Кто же нам позволит? Да у нас и денег-то таких нет.
        - Ну почему же сразу телепрограмму? Можно выпускать газеты и журналы, книги. В конце концов, существуют компьютерные сети, где можно свободно... пока еще свободно высказывать свои мысли.
        - Да кто же о нас узнает?
        - Не беспокойтесь, узнают. Сначала одни, потом - другие. На фоне откровенно лживой государственной пропаганды ваша правда привлечет людей и боблинов, как огонь костра в ночи привлекает заблудившегося путника. Что происходит сейчас? Холуи учат честности, подлецы рассуждают о благородстве, предатели разглагольствуют о верности. Причем все знают, что вот этот кинорежиссер, рассуждающий о любви к Родине - лизоблюд и хам; вот этот певец, исполняющий патриотические песни - посредник между бандитами и государственными чиновниками. Людей приучают мириться с подлостью и лицемерием. Более того - их уверяют, что преступники - это образцы для подражания. Кто живет в Колосии лучше всех? У кого роскошные особняки, машины, яхты, самолеты? У казнокрадов, взяточников и коррупционеров. А кто живет в нищете? Честные люди, не пошедшие на сделку со своей совестью!
        - Вот, вот! - подхватил Демьян Фиолетов. - Я все никак не могу понять, каким образом вышло, что все фабрики и заводы, которые строили несколько поколений колосских граждан, вдруг в одно мгновение стали личной собственностью нескольких Воровковских? Как общенародное достояние полезные ископаемые, леса, железные дороги, энергетическая сеть - вдруг перестали принадлежать всем гражданам, а превратились в источник сверхобогащения десятка непонятно откуда взявшихся "бизнесменов"?
        Я уже знал, что "Воровковские" - это не имя собственное, а собирательное обозначение. Так называли тех боблинов, которые прибрали к рукам самые крупные и самые доходные Колосские предприятия и отрасли. Имя "Воровковские", как все имена и названия в Изначальном мире, четко и ярко характеризовало сущность явления и даже национальную (боблинскую) принадлежность новых хозяев Колоссии.
        Я ответил:
        - Вас грабят, обманывают и унижают ровно настолько, насколько вы это позволяете. Разве не вы позволили Воровковским прийти к власти?
        - Но десять лет назад мы все были уверены, что свобода и демократия лучше, чем Уравнительная церковь...
        - Так и есть! - вставил Кондрат Полуухов. - Теперь каждый может свободно заниматься любым делом и зарабатывать деньги в меру своих способностей.
        - Каждый ли? - хитро прищурился Демьян Фиолетов. - Почему же ты не владеешь нафтелиновой компанией? Или интеллектуальные способности какого-нибудь Воровковского в миллиард раз выше твоих? Ведь именно в таком соотношении находятся ваши доходы?
        - Ну-у-у, - смущенно протянул Полуухов. - Надо было оказаться в нужное время в нужном месте...
        Фиолетов обрадованно воскликнул:
        - Вот именно! Общенародная собственность перешла в руки тех, кто хитрее и изворотливее. Если в государстве воровство и обман считаются достоинствами, то самые ловкие воры и лжецы занимают самые высокие посты и должности. Вот этот молодой человек прав: мы сами допустили, что к власти пришли не самые честные и достойные, а самые подлые и лицемерные! И теперь никто не знает, как от них избавиться.
        - Но ведь особенно-то никто и не хочет от них избавляться, - произнес Шемар Курасин. - Люди и боблины Колоссии вполне довольны своей жизнью. Несколько тысяч фанатиков-уравнителей и сепаратистов-экстремистов, разумеется, не в счет.
        - Народ не доволен своей жизнью. Просто у него не хватает силы духа и смелости, чтобы изменить эту жизнь к лучшему, чтобы отстоять свои права на достойную и благополучную жизнь. Вот потому-то в Колоссии и процветают Воровковские.
        - Во всем виноваты журналюги! - авторитетно заявил уже изрядно захмелевший Анисим Коловоротов (во время дискуссии он успел пропустить еще пару рюмок, не дожидаясь общих тостов). - Это они манипулируют нашим сознанием и заставляют нас действовать против нашей воли! Вот я, например, каюсь, на последних выборах сам проголосовал за Венценосца Статина. До сих пор этого себе простить не могу. Как будто на меня какое-то затмение нашло. И, главное, сам знаю, что Статина нам подсунули те же Воровковские, чтобы за ним, как за ширмой, продолжать разграбление Колоссии. И вот, на тебе, пошел и проголосовал за него.
        - Да ты и на следующих выборах опять за него проголосуешь! - сказал Демьян Фиолетов. - Тебя ВЫНУДЯТ проголосовать за него. Выставят против него какого-нибудь страхолюдного Уравнителя типа Верховного Жреца Зюзюзюкова или словоблуда-либерала вроде Мудофанова. Вот и выбирай между ними!
        - Да, политтехнологи не зря едят свой хлеб с черной икрой! - заметил Мыстр. - Главный специалист по оболваниванию народа Подловский обязательно придумает какую-нибудь гадость, чтобы заставить народ проголосовать за нужного Воровковским Венценосца.
        - Значит, народ БУДЕТ ЗАСЛУЖИВАТЬ этого Венценосца. Раз верховная власть в стране принадлежит марионетке Воровковских, то пусть никто не жалуется на свою плохую жизнь!
        - А что народ может? - воскликнул Демьян Фиолетов. - Что МЫ можем? Выйти на улицы и строить баррикады?
        - А почему бы и нет? - тихо спросил я.
        - Ну, это уж вообще ни в какие ворота не лезет! - развел руками Шемар Курасин. - Это что же, надо начинать гражданскую войну?
        - Но ведь наказание преступников не называют "гражданской войной"? - я повернулся к нему. - А ведь в тюрьмах и лагерях Колоссии сейчас находится почти три процента населения. И наказание они несут за мелкие кражи и грабежи, на которые их вынудили пойти голод, нищета и недостаток воспитания. Между тем преступники, ворующие целыми поездами и танкерами, считаются в современном обществе уважаемыми бизнесменами. И наказание этих воров-бизнесменов почему-то называют началом "гражданской войны". Почему?
        - Потому, что таковы нынешние законы Колоссии, - сказал Мыстр. - Но мы подчиняемся им, потому что законы поддерживают полиционерская правоохранительная система и армия.
        - А почему полиционеры и солдаты защищают воров от народа, а не народ от воров?
        - Потому что... Потому что... Таковы законы...
        Я довольно улыбнулся:
        - Вот мы и вернулись к началу разговора. Если вы сами ничего не делаете для того, чтобы изменить жизнь к лучшему, то никто за вас это не сделает. Не герой, не царь и даже не бог.
        При слове "бог" Мыстр и Алевтина вздрогнули и испуганно посмотрели на меня.
        Я продолжил:
        - Никто не требует от вас сражаться за справедливость с оружием в руках. Я понимаю - вы не герои. Но вы можете, по крайней мере, честно говорить о том, что думаете. И говорить не здесь - в узком кругу за закрытыми дверями. Вы можете и должны открывать глаза на правду тем людям и боблинам, которые одурачены и оболванены рекламой и пропагандой.
        - Ха! - усмехнулся Шемар Курасин, - Это легко сказать, да трудно сделать! Кто нас будет слушать? И кто позволит нам открыто говорить правду?
        - Я не призываю вас выходить на митинги и демонстрации. Но каждый день, в любом разговоре вы можете называть вора - вором, казнокрада - казнокрадом, взяточника - взяточником.
        - Вы думаете, молодой человек, что от этого что-нибудь изменится? спросил Демьян Фиолетов.
        - Если и это не поможет, то... - я бросил быстрый взгляд на Мыстра и Алевтину, - . .То, боюсь, скоро этот мир окажется в большой беде.
        Соображаевы заметно побледнели.
        - Если сейчас жизнь кажется вам вполне сносной и терпимой, - продолжил я, - то подумайте о том, что произойдет черед десять, двадцать, пятьдесят лет. Что станет с Колоссией, когда закончатся все полезные ископаемые? В каком мире будут жить ваши дети?
        Повисла пауза.
        Молчавшая до этого момента Фёкла Уманцева, жена одного из друзей Мыстра, произнесла:
        - Меня вот вчера в школу вызывали. Из-за сына. - Она погладила по голове мальчика, сидевшего за столом и внимательно слушавшего все наши разговоры. - Представляете, учительница спрашивала на уроке, кто кем хочет стать, когда вырастет. И знаете, что ответил мой Гришенька?
        Вопрос был риторическим, поэтому никто не стал на него отвечать.
        Фёкла снова погладила сына по голове:
        - Ну-ка, скажи сам!
        Мальчик обвел всех собравшихся не по-детски умными глазами и тонким звенящим голоском проговорил:
        - Я сказал, что неважно КЕМ я стану, а важно, КАКИМ я стану. Училка тогда спросила: "И каким же ты станешь?" А я ответил: "Когда я вырасту, я стану либо негодяем, либо неудачником". Она спросила: "Почему ты так говоришь?" А я сказал: "Потому что такова наша жизнь".
        Фёкла взлохматила волосы на голове сына:
        - Вот за это меня и вызвали в школу. Мне сказали, что мой сын плохо воспитан - он вслух говорит то, о чем все знают, но молчат.
        Я посмотрел на мальчика, и он выдержал мой взгляд. Он не был магом, он просто был ребенком, еще не научившимся лгать и бояться. Я сказал ему:
        - Пока ты говоришь то, что думаешь, этот мир будет жить.
        Мыстр и Алевтина облегченно вздохнули.
        Я добавил, обращаясь уже ко всем:
        - Но это не значит, что все могут чувствовать себя в безопасности. Вырастая, дети превращаются в лицемерных взрослых. Я не могу с уважением относиться к тем, кто боится открыто говорить правду.
        Кондрат Полуухов покраснел от возмущения и сказал мне:
        - Ты еще слишком молод, чтобы судить нас, взрослых!
        Я улыбнулся своей "фирменной" улыбкой, сочетающей в себе насмешку и угрозу, и жестко произнес:
        - Да, я молод. Я не успел совершить столько ошибок, сколько совершили вы. Я сделал ближним своим меньше подлостей и гадостей. Я не предавал и не продавался. Я не раболепствовал и не подлизывался. Я честнее и чище вас. И поэтому Я буду судить ВАС, а не ВЫ - МЕНЯ!
        Услышав слово "судить", Мыстр и Алевтина пришли в ужас. Чтобы их успокоить, я заговорил не так резко, но все же достаточно внушительно:
        - Почему вы, люди и боблины, считающие себя интеллигентами, мыслящими существами, гражданами Колоссии, привыкли смиряться с существованием лжи, подлости, лицемерия? Почему вы допускаете, чтобы вами правили преступники? Я не предъявлял бы вам этих обвинений, если бы вы действительно НЕ ОСОЗНАВАЛИ того, что происходит в Колосии и во всем мире. Но ведь вы же все видите и понимаете! Почему же вы НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТЕ?
        - Да кто ты такой, что смеешь нас обвинять? - вскипел Анисим Коловоротов.
        - Я - Калки, маг и Судья! - объявил я.
        За доли секунды я создал майю для всех присутствующих. Я показал им, как пролетел над горой Меру в колеснице, запряженной драконами. Я рассказал об истребителях магов, с которыми мне уже пришлось не раз сражаться. Я дал прочувствовать силу своей магии. Для Мыстра мгновенная иллюзия заменила долгий рассказ о том, где я был и что делал. Также я объяснил гостям Мыстра, что в их интересах никому не рассказывать о нашей сегодняшней встрече, чтобы не попасть в руки оборотней и спецназовцев.
        Пока люди и боблины пребывали в майе, я встал из-за стола и покинул квартиру Соображаевых. Когда я закрывал за собой дверь, из комнаты послышались громкие возгласы и всхлипы. Я не знал, как поведут себя обычные обитатели Изначального мира, когда иллюзия рассеется, и они вернутся в реальный мир. Я не хотел слышать восторженного писка Цедарии и не желал видеть перекошенных от ужаса лиц взрослых. Я явил им свою сущность, и этого было достаточно. Мне не нужны были ни почитание, ни преклонение, ни мольбы. Меня ждали другие, более неотложные дела.
        У меня окончательно сформировался план борьбы с моими врагами, и я намеревался воплотить его в жизнь. План был достаточно прост. Он назывался: "Ловля на живца". Приманкой, разумеется, являлся я сам. У меня имелись все основания полагать, что против меня действуют не могущественные маги, а какая-то полувоенная боблинско-оборотническая организация. Теперь я знал, на что способны настоящие маги, тем более - маги по крови. Они бы давно выследили меня, а не устраивали засады наудачу. Что же касается появления оборотней на Земле, то, возможно, спецназовцы подарили жизнь какому-нибудь слабенькому магу с условием, что он будет открывать для них нужные двери.
        Таким образом, я рассчитывал, что противостоять мне будут самые обычные люди, боблины и оборотни, не обладающие сверхъестественными способностями. Следовательно, у меня перед ними имелось значительное преимущество. Более того, до сих пор истребители магов встречались с магами-пацифистами, не оказывающими сопротивления. Поэтому они еще не знали всех возможностей боевой магии. Ножи-"бабочки" и летающие диски от циркулярной пилы теперь, после пролета над горой Меру, казались мне детскими игрушками.
        Оставалось совсем немного - забросить наживку. Для этого я отправился в главный телецентр Муравы и Колоссии - в Трупкино. Телевидение, на мой взгляд, было самым главным оружием того зла, которое захватило власть в Изначальном мире. Теперь же я намеревался обернуть это оружие против своих врагов.
        Глава 11.
        Фабрика лжи.
        Когда я вышел на улицу, было около восьми вечера. Мне следовало поторопиться, если я хотел уже сегодня начать исполнение своего плана. Я знал, как добраться до телецентра. Он находился примерно на том же месте, где и его московское отражение. Еще во время своей прошлой прогулки по Мураве я издалека видел высоченную Трупкинскую телебашню. Именно она и интересовала меня в первую очередь.
        Несмотря на всю мощь своей магии, я не был всесилен. Я не мог воздействовать на предметы и энергии издалека. Если я хотел выйти в эфир, мне нужно было как можно ближе подобраться к передатчикам, расположенным на Трупкинской телебашне. Я доехал на подземке до нужной станции, а потом на автобусе добрался до телецентра.
        На протяжении всего пути я вглядывался в лица многих людей и тех немногих боблинов, которых можно было встретить в общественном транспорте. Я видел усталые, опустошенные глаза неимущих граждан Колоссии среднего и старшего возраста. И неважно было - ехали они в одиночестве или в компании, читали или разговаривали, грустили или веселились. А глаза абсолютного большинства молодых людей и боблинов были пусты и бездумны. Но все же изредка я встречал взгляды, в которых светились искорки свободного, самостоятельного мышления. Их было очень мало, но мне хотелось верить в то, что даже у попавших под влияние рекламы и государственной пропаганды людей еще можно восстановить личности и индивидуальности.
        Мне так много хотелось сказать жителям Колоссии и всего Изначального мира! По дороге к Трупкинскому телецентру в моей голове складывалась длинная речь, построенная по всем правилам ораторского искусства. Однако, когда я приблизился к телебашне, все ранее заготовленные фразы были мною решительно отвергнуты.
        В Мураве было около девяти часов - самое лучшее для меня время. Большинство жителей города уже собралось возле телеэкранов. Я чувствовал мощный поток энергии, исходившей от Трупкинской телебашни. И это были не только радиоволны разных частот. Из передатчиков на Мураву, а следом за ней и на всю Колоссию, изливались темные потоки рекламного дурмана.
        Я не стал вникать в тонкости частотных характеристик радиоволн, мне не нужно было разбираться в способах кодирования и декодирования радио- и телевизионных сигналов. Я просто направил на передающие устройства Трупкинской телебашни свою магическую силу.
        Транслируемые программы прервались, зрители всех телеканалов и слушатели всех радиостанций услышали мое обращение: "Я иду во гневе своем!" Разумеется, я не демонстрировал по телевизору свое собственное лицо. Я изобразил на экранах переливавшийся всеми цветами круг, который должен был символизировать вторжение в обычную жизнь людей и боблинов Колоссии сверхъестественных сил.
        Сказав то главное, что хотел сообщить жителям Муравы, я "отключился" от передатчиков. Теле- и радиовещание продолжилось в обычном режиме. Я посмотрел на окружавших меня людей. Они находились на улице и еще не знали о том, что произошло. Но вскоре они окажутся в своих домах, их родные и друзья расскажут им о небывалом и необъяснимом явлении.
        Конечно, кроме Муравы существовала и вся Колоссия, огромная страна, расположенная в нескольких часовых поясах. Большая часть жителей Колоссии не увидела и не услышала моего обращения, так как сигналы в отдаленные районы передавались через систему спутников, которые находились вне зоны моей досягаемости. Возможно, в будущем, когда мои магические силы возрастут, я смогу контролировать всю энергию Изначального мира... Но пока мне вполне хватало тех сил, которые имелись в моем распоряжении. Для выполнения моего плана этого было достаточно.
        Если я все рассчитал правильно, в самое ближайшее время к Трупкинской телебашне должны были примчаться истребители магов. Если мне повезет, я встречу "старых знакомых": полковников Треска и Цельса. Проследив за ними (или за любыми другими начальниками истребителей магов), я отыщу и их вышестоящих руководителей. Причем слежку я могу вести не только на физическом уровне, но и на уровне магическом - прослушивая телефонные переговоры. Так я буду подниматься от одного уровня управления до другого, пока не найду того (или тех), кто стоит во главе всей этой тайной организации. Таков был мой план - гениальный по замыслу и по простоте исполнения. Оставалось только дождаться прибытия спецназовцев.
        Я отошел подальше от Трупкинской телебашни и остановился неподалеку от входа в телецентр. Здесь было многолюдно (точнее, если так можно выразиться, "многобоблинно", поскольку большинство сотрудников и посетителей телецентра принадлежало именно к этой нации). Я постарался раствориться в толпе и издалека вел наблюдение за телебашней. Внезапно мне пришла в голову мысль, что я с таким же успехом могу подождать истребителей магов и внутри телецентра.
        Без особого труда я прошел и через внешнюю - полиционерскую - охрану телецентра, и через внутреннюю зону контроля и досмотра. Являясь магом по крови, я был подвержен многим человеческим слабостям, например, любопытству. Именно оно заставило меня покинуть огромное фойе с гардеробом и направиться на осмотр телецентра. Я даже перестал следить за телебашней, вполне логично рассудив, что всегда успею привлечь к себе внимание истребителей магов, а знакомство с телецентром - главной Колосской "фабрикой лжи" - могло бы оказаться весьма полезным и интересным. Более того, мне в голову пришла мысль, что если я с помощью слежки за спецназовцами сумею выйти на "тактическое" руководство истребителями магов, то по уровням распространения информации смогу добраться до руководства "стратегического".
        Конечно, абсолютное большинство телепередач транслировалось в записи, так что в вечернее время в Трупкинском телецентре я не мог встретить значительных правительственных чиновников, политиков и бизнесменов, которые переместились в клубы, казино, рестораны и публичные дома - отдыхать после нелегких трудов по разграблению Колоссии. Зато в телестудиях и коридорах я обнаружил множество представителей так называемых "творческих профессий" певцов, актеров, музыкантов, режиссеров. Здесь же обретались и политики невысокого ранга из незначительны, далеких от власти партий и организаций.
        Все эти боблины и люди использовали любую возможность, для того, чтобы лишний раз появиться на телеэкране. В этом заключался весь смысл их жизни "звезды" эстрады, кино и политики могли считаться популярными, известными и модными лишь тогда, когда постоянно мелькали перед глазами зрителей, так как никакими, даже самыми ничтожными талантами, они не обладали. Ради того, чтобы лишний раз оказаться перед объективами телекамер, "звезды" были готовы платить деньги, клянчить, унижаться. И их сделки с совестью, как правило, приносили плоды - на автостоянке перед Трупкинским телецентром я видел длинные ряды дорогих иностранных автомобилей, да и сами "звезды" были одеты вызывающе роскошно, что особенно бросилось мне в глаза после того, как я проехал в общественном транспорте вместе с нищим, ограбленным и обманутым Колосским народом.
        К моему большому удивлению, ни в одном из отделов телецентра я не заметил беспокойства, вызванного моим обращением к жителям Колоссии. Неужели у меня ничего не получилось? Неужели мне не удалось воздействовать на передающие устройства Трупкинской телебашни?
        Я заглянул в одно из технических помещений, в котором находилось множество круглых телеэкранов и столов-пультов с кнопками. Обслуживавшие всю эту сложную аппаратуру инженеры и специалисты (в большинстве своем - люди) занимались чем угодно, но только не своими прямыми обязанностями. Они курили, пили кофе, играли в карты, рассказывали друг другу анекдоты. В дальнем углу, почти полностью затянутом сизым сигаретным дымом, на сдвинутых стульях кто-то развлекался с повизгивавшими девицами (у входа в телецентр я видел целую толпу таких вульгарно одетых и накрашенных созданий, готовых на все, лишь бы оказаться внутри здания и приблизиться к своим кумирам "звездам" массовой культуры).
        Технический персонал Трупкинского телецентра почти демонстративно пренебрегал своими обязанностями. Заработная плата специалистов-людей была в сотни, а то и в тысячи раз меньше, чем доходы боблинов - раскрученных телеведущих и журналистов. Так что от работы люди стремились получить все возможные чувственные удовольствия, раз уж были лишены материального достатка. Руководство телецентра вынуждено было мириться с разгильдяйством своих сотрудников. Созданная еще при Уравнительной церкви теле- и радиоаппаратура была весьма ненадежной, и поддерживать ее в рабочем состоянии могли только опытные умельцы, изучившие в ней буквально каждый винтик и проводок.
        В общем, Трупкинский телецентр являлся миниатюрной копией всего Колосского государства. Власть и богатства в нем принадлежали дельцам "Воровковским", прикарманившим бывшее общенародное достояние. Вокруг "Воровковских" постоянно вертелась толпа холуев и лакеев, так называемая "творческая интеллигенция", стремившаяся выслужиться, польстить, понравиться хозяевам и получить от них "косточку послаще". А обслуживали всю эту массу трутней равнодушные, смирившиеся со своим нищим и бесправным положением люди, которые на своем уровне стремились отхватить от жизни немногие доступные удовольствия.
        Связующими звеньями между "верхами" и "низами" в Трупкинском телецентре являлись редакторы и их помощники. Эти молодые боблины и люди без устали бегали взад и вперед по длинным запутанным коридорам, встречали посетителей у входа и разводили по студиям. Они же прямо на ходу подготавливали к съемкам своих подопечных.
        Много раз я становился невольным слушателем любопытных диалогов. К примеру, возле двери студии, над которой находилась вывеска "Грандиозная уборка", очень симпатичная девушка совала в руки пожилому холеному мужчине (судя по всему, актеру или режиссеру) мятые листочки и тараторила:
        - ...Вы выйдите на сцену сразу после того, как ведущий Малахольнов объявит: "У нас еще один гость - знаменитый сердцевед и женолюб!" На забывайте постоянно улыбаться! Время от времени бросайте в камеру свои знаменитые "бархатные" взгляды. Наши зрители - домохозяйки, они от этого млеют, а наш рейтинг растет.
        Мужчина, лениво пробегая глазами строчки текста, механически кивал головой:
        - Да, да, да... все это я знаю... не в первый раз.
        Девушка протянула еще один листок:
        - Обратите внимание, вот это - ваши сегодняшние экспромты, шутки и остроты.
        - Старо, старо! - скривился мужчина. - Эти "экспромты" я читал в газетах еще месяц назад.
        - Все экспромты утверждены редакционным советом! - с легким нажимом отрезала девушка. - А вот здесь, обратите ОСОБОЕ внимание - ваш ответ на вопрос ведущего, почему вы восхищаетесь Венценосцем Статиным.
        - Я сто раз повторял это во всех передачах!
        - Нет, не повторяли! Разные чувства распределены между соответствующими передачами и телеведущими. У Врунера вы рассказывали, за что УВАЖАЕТЕ Статина, у Кащеевой и Хамки вы признавались, за что его ЛЮБИТЕ, у Сявки Шустрика объясняли, за что его ЦЕНИТЕ...
        Мужчина подхватил:
        - В программе Трёпы Канделябры я рассказывал, за что ОБОЖАЮ Статина, а в передаче Вонядзе - почему я перед ним ПРЕКЛОНЯСЬ.
        - Ну, вот видите! - девушка настойчиво впихнула в руки мужчины очередной листок с текстом. - А у Малахольнова вы должны рассказать, почему ВОСХИЩАЕТЕСЬ Венценосцем.
        Мужчина склонился к девушке и тихо спросил:
        - А что, мы все еще восхищаемся именно Статиным?
        Та понимающе улыбнулась:
        - Пока что других распоряжений не поступало. Когда придет соответствующий приказ, мы немедленно начнем восхищаться другим Венценосцем.
        Я решил вмешаться в диалог и погрузил обоих собеседников в созданную для них майю. Я не мог (или пока не мог) читать мысли людей, боблинов и прочих разумных существ. Но зато я имел возможность, по примеру Маркандеи, "разговорить" их с помощью майи, обратив порождения их мыслей и чувств на них самих.
        - И кто же способен издать такой приказ? - спросил я у девушки устами мужчины.
        - Наш главный редактор, - бесхитростно ответила она, поддавшись моим чарам.
        - А кто приказывает ему самому?
        - Откуда же я-то знаю? Это уже высокая политика. Мне до этого уровня еще отдаваться и отдаваться...
        - Где я могу найти главного редактора? Как его зовут?
        - Врай Хлестобабов, наверняка, уже гуляет в каком-нибудь пафосном клубе вместе с фотомоделями-проститутками! - девушка недовольно скривила губки, явно завидуя своим более удачливым соперницам. - А вечерний эфир курирует заместитель главного редактора - Прогнутий Проскочеев. Кабинет номер сто сорок семь. Прямо по коридору, потом вверх по лестнице и направо.
        - Спасибо за информацию, - вежливо поблагодарил я и прервал майю.
        Иллюзия длилась менее трех секунд объективного времени. Девушка и мужчина вздрогнули и начали недоуменно озираться вокруг. Они не могли понять, что с ними произошло. Меня они не видели, а окружавшие нас люди и боблины продолжали движение по коридору, как ни в чем не бывало.
        Девушка пришла в себя первая.
        - Пойдемте в студию! - она сделала правой рукой приглашающий жест, а левой указала на синюю лампу, горевшую над дверью. - Скоро начнется запись нового блока, и вход запретят.
        Мужчина прошел вперед, открыл дверь и галантно придержал ее, пропуская вперед девушку. За толстой, звуконепроницаемой дверью я увидел большую ярко освещенную студию, пестрые декорации, зрителей - людей и боблинов, которые сидели на небольших трибунах.
        Я не смог удержаться от искушения, и проскользнул за дверь следом за мужчиной и девушкой, чтобы изнутри посмотреть на процесс создания телепередачи. Сейчас был перерыв. Зрители на трибунах переговаривались друг с другом, отчего в студии стоял гул, словно от пчелиного роя. Техники и операторы деловито передвигали и настраивали свое оборудование. На невысокой сцене, в перекрестии лучей прожекторов, под прицелами телекамер и звукозаписывающих микрофонов, были установлены несколько кресел. В настоящее время кресла пустовали. Ведущий и герои его телепередачи находились за декорациями. Оттуда слышались негромкие голоса, и именно туда направились мои "провожатые" - девушка-редактор и мужчина-гость программы.
        Последовав за ними, я оказался с другой стороны декораций. Ярко раскрашенные занавеси и фигуры с этой точки зрения являли свою истинную сущность. Они были изготовлены из старых тряпок, картона и фанеры. Примерно то же можно было сказать и о теледеятелях. Моему взору предстали утомленные, измотанные люди и боблины, одни из которых лениво курили, другие потягивали кофе из маленьких чашек или воду из бутылок. Между ними сновали гримеры, снимая салфетками с лиц капли пота и нанося пудру мягкими пушистыми кисточками. Сразу было видно, что запись телепередачи длится уже много часов. За один съемочный день снимались сразу несколько программ. Этим объяснялась частая смена приглашенных гостей. Однако, не все они были одинаково хорошо подготовлены.
        Я заметил группу людей и боблинов, которые явно нервничали и постепенно переходили к разговору на повышенных тонах.
        - Это невозможно слушать! - внезапно воскликнул один человек из этой группы, одетый в джинсы и пестрый красно-синий свитер. - Сколько же раз можно повторять одно и то же?!
        - Сколько нужно, столько и будем повторять! - твердо заявил его собеседник - коренастый плотный боблин в толстой золотой цепью на шее и с огромным перстнем на указательном пальце правой руки.
        - Эй, Авдей! - позвал человек в пестром свитере. - Ты слышал? Мы сейчас опять будем писать по словам!
        Откуда-то сбоку выскочил человек, которого я без колебаний идентифицировал, как ведущего Малахольнова. Он выглядел, как пожилой подросток с ужимками обезьяны, которую кусают блохи одновременно во многих местах.
        - Это немыслимо! - взвизгнул Авдей Малахольнов, дергаясь всем телом. Сегодня мы уже пятерых писали по словам! Да мы тут застрянем на всю ночь!
        Человек в свитере отступил в сторону, открывая взгляду Малохольнова (и моему тоже) юную девушку в таком минималистском наряде, что, пожалуй, даже на пляже ее арестовали бы за оскорбление общественной нравственности.
        - Вот, сам послушай! - сказал человек Малахольнову и обратился к девушке: - Давай еще раз, Мимоза! Попробуй произнести фразу: "В свободное время больше всего я люблю читать саркастические детективы Дурьи Тупцовой".
        Девушка поднесла к глазам лист бумаги и начала читать:
        - В свободное время больше всего я люблю читать сакарстические... сакрастические дефективы... тедективы...
        - О-о-о! - взвыл человек в свитере, которому, наверняка, уже не в первый раз приходилось выслушивать нечто подобное.
        Малахольнов обреченно вздохнул и умоляюще посмотрел на девушку:
        - Насколько я знаю, вы - восходящая звезда нашей эстрады, всеми любимая певица Мимоза?
        Девушка сложила губы в заученной механической улыбке.
        Затем взгляд телеведущего переместился на коренастого боблина:
        - А вы, соответственно, ее продюсер?
        - Я не продюсер. Я - менеджер. Сам продюсер слишком занят, чтобы с каждой из своих певиц ездить по всяким там передачам.
        - Понятно, - поник Малахольнов. - Песни на студии, значит, вы тоже пишете по словам?
        - А как же! - самодовольно ухмыльнулся боблин. - Мы что, хуже других? Не можем нанять хороших звукорежиссеров?
        - А что, если мы запишем Мимозу завтра? - робко поинтересовался человек в свитере, видимо, редактор телепередачи.
        - Никак невозможно! - отрезал боблин. - Завтра она улетает на гастроли. Лучше уберите рекламу книг Дурьи Тупцовой.
        - Увы, это тоже невозможно, - тяжело вздохнул редактор. - У нас контракт с издательством. Да вы же сами его подписывали, как третья сторона.
        - Продюсер подписывал. А мы исполнять будем. - В голосе боблина прозвучало непоколебимое упорство.
        Малахольнов махнул рукой:
        - Ладно... Тогда Мимозу будем записывать первой. Посмотрим, сколько после нее останется времени. Может быть, перенесем остальных на завтра...
        Прочие гости недовольно зароптали. Но, очевидно, у них не было столь влиятельных продюсеров и таких настойчивых менеджеров, так что возмущение потухло, так и не разгоревшись.
        Мужчина-редактор в пестром свитере захлопал в ладоши:
        - Так, перерыв закончен! Начинаем запись! Поехали!
        Люди и боблины начали тушить сигареты, и отставлять в сторону напитки. Я поспешил оказаться с "парадной" стороны оформления студии и занял место с краю на трибуне.
        Малахольнов, дергаясь всем телом и гримасничая лицом, выскочил на сцену и радостно произнес:
        - Здравствуйте, дорогие мои телезрители и уважаемые гости в студии! Сейчас пять часов, и, значит, наступило время вашей любимой передачи "Грандиозная уборка"! Тема нашей передачи: "И в кого я такой умный?" Нам предстоят встречи с умнейшими и образованнейшими собеседниками - интересными мужчинами и обворожительными девушками. А вести передачу, как всегда, буду я - Авдей Малахольнов!
        Один из редакторов, находившийся перед сценой, хорошо видимый зрителям в студии, но не попадавший в фокусы телекамер, поднял над головой табличку: "Аплодисменты". Зрители на трибунах послушно захлопали в ладоши. Было видно, что за целый съемочный день они отработали это действие практически до автоматизма.
        Малахольнов выдержал четко отмеренную паузу, а затем продолжил:
        - И первой я приглашаю в студию самую восхитительную певицу современности, молодую, но невероятно талантливую девушку, звезду колосской и мировой эстрады. Итак, встречайте неподражаемую Мимозу!
        Подчиняясь команде редактора, зрители вновь зааплодировали. Зазвучала фонограмма песни, и на сцене появилась Мимоза. Все ее движения были тщательно выверены и заучены. Улыбка в половину лица, широко открытые сияющие глаза, как будто небрежно отброшенные на бок волосы, легкое покачивание бедер, уверенная поступь - все говорило о том, что над девушкой хорошо поработали стилисты, визажисты, хореографы и прочие нанятые продюсером специалисты. Но купить можно лишь внешность и рекламное время в телепередаче. Интеллект и душу нельзя приобрести ни за какие деньги. Даже созданный самыми искусными мастерами манекен все равно останется манекеном. Это показал дальнейший диалог между Малахольновым и Мимозой.
        - Здравствуй, Мимоза!
        - Здравствуй, Авдей!
        - Я очень благодарен тебе за то, что сразу же после гастролей решила принять участие в нашей передаче "Грандиозная уборка". Откуда ты прилетела?
        - Я только сегодня утром прилетела из Астархамска...
        - Стоп, камеры! - улыбка сползла с лица Малахольнова. - Ты что говоришь, милая? Не из Астархамска, а из Ас-тра-хам-ска! Нам что, придется писать по словам каждую твою фразу?
        Девушка заученно улыбалась, но молчала. Этот вопрос не был предусмотрен сценарием, и ответа на него она не знала. Из-за декораций послышался голос боблина-менеджера:
        - Раз надо, будем писать.
        - Проклятье. Ладно. Пишем первую половину твоей фразы. - Малахольнов перевернул страничку в своем блокноте, где были записаны все его вопросы и ответы гостей. - Включить камеры. Давай, Мимоза! Повторяй за мной: "Я только сегодня утром прилетела"!
        Словно механическая кукла, девушка проговорила:
        - Я только сегодня утром прилетела.
        - Очень хорошо. Теперь сложное слово. Повторяй: "Из Астрахамска"!
        - Из Астрахамска.
        - Отлично! Идем дальше. Тебе, наверное, не давали прохода толпы поклонников?
        - Да, меня очень любят. Меня заметательно пернимали...
        - Стоп! Пишем по словам. Первая часть: "Да, меня очень любят."
        - Да, меня очень любят.
        - Дальше: "Меня замечательно"
        - Меня замечательно.
        - Принимали.
        - Принимали.
        - Восторженные.
        - Восторженные.
        - Зрители.
        - Зрители.
        - Мой следующий вопрос: "Как тебе удается сочетать ум и талант с такой восхитительной внешностью?"
        - Я с детства отличалась от своих сестриков.
        - Сверстников!
        - Сверстников. Я чувствовала, что мне перстоит...
        - Предстоит.
        - Предстоит сделать в жизни что-то заначтельное...
        - Значительное.
        - Значительное...
        Я потихоньку покинул студию, где снималась телепередача "Грандиозная уборка". Меня не удивило, что в мире, где царят деньги, ложь и лицемерие, известную певицу можно сделать из недалекой косноязычной девушки, чья красота пришлась по вкусу богатому влиятельному продюсеру. Меня возмутило то, что абсолютно ВСЕ относились к этому, как к чему-то совершенно естественному. Причем не только редакторы и ведущий, которые получали деньги за рекламу и пропаганду пошлости. Зрители на трибунах готовы были целый день сидеть в студии и лицезреть тупость и убожество сотворенных продюсерами кумиров массовой культуры. И этих существ я хотел спасти от духовного гнета и интеллектуального невежества?!
        Я в задумчивости шел по коридору вдоль ряда дверей, каждая из которых вела в отдельную студию, где даже сейчас, поздним вечером, продолжалась работа по оболваниваю жителей Колоссии. Большинство телепередач относилось к развлекательному жанру и предназначалось для отвлечения людей от их реального нищенского существования. Но имелись передачи и "политические", призванные формировать массовое сознание и влиять на общественное мнение.
        Я заглянул в студию, над которой увидел табличку с надписью: "Добей оппонента!". Внутри я увидел трибуны со зрителями (непременный атрибут любого телевизионного шоу) и круглый подиум, где в креслах друг напротив друга сидели пожилая полная боблинка со всклокоченными седыми волосами и худой человек в строгом сером костюме. Вокруг кресел неторопливо прохаживался ведущий программы, похожий на дрессировщика, который вывел на арену своих зверушек.
        Запись передачи была в самом разгаре. Боблинка произносила свою речь:
        - ...Когда я слышу разглагольствования о "социальной справедливости", о "народном счастье" или о "всеобщем равенстве", то меня до глубины души оскорбляют эти засохшие отростки проклятой уравнительной морали. Их давно уже пора вырезать стальной пилой демократического сознания. Долой мертворожденные и нежизнеспособные заблуждения! Долой гнусные измышления уравнителей!
        Человек в сером костюме открыл рот, как будто собирался что-то возразить, но боблинка, заметив это, заговорила быстрее, громче и напористей:
        - Да вы-то уж лучше помолчите! Вы угнетали Колоссию столько лет, что теперь вам надо сидеть тихо и смирно! Вы ввергли народ в голод и нищету! Из-за воплощения в жизнь ваших кровожадных теорий миллионы погибли миллионы граждан Колоссии!
        Ведущий со снисходительной улыбкой обратился к человеку в сером костюме:
        - Мне кажется, что уважаемая Холерия Стародомская в пух и прах развеяла все нагромождение ваших аргументов. Найдутся ли у вас хоть какие-нибудь новые доводы?
        Тот негромко произнес:
        - За время правления Уравнительной церкви Колоссия из отсталой аграрной страны превратилась в ведущую индустриальную державу. Не забудьте, что нынешняя так называемая демократия не создала и не построила ничего нового. Заводы, фабрики, дома, дороги - все это создано под руководством Уравнительной церкви. Нынешние демократы проклинают и охаивают нашу организацию, но сами живут исключительно за счет накопленного нами наследства...
        - Врете! - вскричала Холерия Стародомская. - Строили заводы не вы, а народ! Вы же, гнусные уравнители, паразитировали на Колоссии, а не руководили ею! Ваша тоталитарная секта давила и душила все проявления свободы и демократии! Все вы - палачи и убийцы!!!
        - Спокойно, спокойно! - примиряющим тоном сказал ведущий.
        Но боблинку уже трудно было остановить:
        - Как я могу быть спокойной, когда рядом со мной сидит мерзкий уравнитель?! Тьфу на вас, трижды тьфу на вас, проклятый выродок, отрыжка истории, выкидыш кровавой тоталитарной секты!!!...
        Внезапно послышался громкий голос:
        - Стоп, камеры!
        Холерия Стародомская тотчас же замолчала. На подиум быстрым шагом вышел седоватый, но молодящийся боблин. К нему подскочил ведущий и угодливо спросил:
        - Что-то не так?
        Боблин, не обращая на него внимания, обратился к Стародомской:
        - Холерия, вы должны произносить слова более энергично, я бы даже сказал - истерично.
        Та робко и заискивающе улыбнулась:
        - Мне показалось, что господин банкир недоволен моими излишне резкими выражениями. .
        - Ничего страшного, - тихо произнес человек в сером костюме. - Мы с вами, Холерия, не первый год знаем друг друга. И не первый раз разыгрываем подобные сценки.
        - Но на этот-то раз вы собираетесь баллотироваться в Государственную Мысль Колоссии. Мне, признаться, даже как-то неловко осыпать вас обычной бранью.
        - Все наоборот! - воскликнул седоватый боблин. - Стратегия избирательной компании строится на стабильности и уверенности нашего кандидата, противопоставленной демократической истерии. Наши потенциальные избиратели - люди старшего возраста, по-прежнему истово исповедующие Уравнительную религию. Кроме того, в Колоссии симпатии традиционно находятся на стороне тех, кого обижают, гонят и оскорбляют. Так что, прошу вас, уважаемая Холерия, не стесняйтесь в выражениях. Работайте с максимальной отдачей!
        - Хорошо! - многообещающе ухмыльнулась боблинка. - Вы, господин банкир и кандидат в депутаты, сейчас услышите о себе и об уравнителях много интересного. Только, пожалуйста, без обид!
        - С нетерпением ожидаю возможности насладиться вашим всегдашним красноречием, - коротко кивнул головой человек в сером костюме. - И заверяю вас, что оплачено оно будет выше вашего обычного тарифа за участие в подобных спектаклях.
        Седоватый боблин широко улыбнулся:
        - Ну, раз всем ясны их роли, то продолжим съемку. Пожалуйста, Холерия, с последней фразы...
        Он покинул подиум, а политические актеры и ведущий телепередачи приготовились к съемке нового дубля...
        Я вышел из студии, поняв, что едва ли услышу здесь еще что-нибудь интересное или полезное для себя. Больше в студии я не заглядывал и без остановок прошел по длинному коридору Трупкинского телецентра. В конце коридора находилась широкая лестница, перед которой располагался еще один пост охраны. Наверх пропускали только тех сотрудников телецентра, которые предъявляли специальные пропуска.
        Мне, разумеется, никакого документа не требовалось. Я поднялся на один этаж вверх и оказался в просторном вестибюле, от которого в четыре стороны расходились коридоры, устланные мягкими ковровыми дорожками. По ним бесшумными тенями передвигались немногочисленные люди и боблины с кожаными портфелями в руках и с чрезвычайно важными и значительными выражениями на лицах.
        Я не стал обращаться за помощью и сам без особого труда отыскал кабинет под номером сто сорок семь. Деревянная дверь была заперта. Но я знал, что в кабинете в данный момент находятся три человека - один мужчина лет тридцати-тридцати пяти и две молодые женщины лет двадцати. Мужчиной, без всякого сомнения, являлся Прогнутий Проскочеев, а женщины были либо его секретаршами, либо младшими редакторами. Я пришел вовремя - Прогнутий уже перестал заниматься с женщинами тем, чем обычно занимается мужчина-руководитель со своими молодыми сотрудницами. Все трое надевали одежду, женщины приводили в порядок прически и макияж.
        Я открыл дверь в кабинет и сразу же создал майю, вырвав Прогнутия Проскочеева и его любовниц из реальности. Женщины меня не интересовали, поэтому я затормозил их субъективное время. А вот восприятие Проскочеева я ускорил, чтобы уложить предстоящий разговор в несколько секунд. В майе я поместил его в центр бескрайней пылающей равнины, а себя изобразил в виде человекообразного сгустка пламени. Я рассчитывал но то, что Проскочеев придет в ужас, но его реакция оказалась какой-то вялой и почти равнодушной.
        Объяснение этому я получил из первой же произнесенной Проскочеевым фразы:
        - Ну вот, бабы и наркотики меня все-таки доконали...
        Обострив свое магическое восприятие, я обнаружил на столе, на воротнике и на ноздрях Проскочеева мельчайшие крупинки белого порошка. Женщины также нанюхались этой дряни, потому-то для создания и поддержания майи мне почти не приходилось прикладывать усилий - сознание людей и без того было ослаблено и замутнено.
        - Это ад? - спросил у меня (вернее, у моего огненного образа) Проскочеев.
        - Это хуже, чем ад, - грозно произнес я.
        - Все правильно, - поник головой Проскочеев. - Я его заслужил.
        - Ты признаешься в этом так легко?
        - Я смелый человек и привык открыто смотреть в лицо правды. Я жил так, как будто ада нет. Если же он есть... Что же, тем хуже для меня.
        - У тебя еще есть шанс получить прощение. Расскажи мне все, покайся, и твое наказание будет значительно смягчено.
        Проскочеев хмыкнул:
        - Как будто ты сам не знаешь все мои грехи.
        - Одно дело знать, другое - услышать твое покаяние. Ответь мне, что ТЫ САМ считаешь своими грехами?
        - Я не собираюсь оправдываться и молить о прощении. Я сознательно совершал все свои поступки и готов понести за них наказание.
        - Ты слишком горд. Но здесь не то место, где ты можешь демонстрировать свою храбрость! - В подтверждение своих слов я взметнул языки пламени вокруг Проскочеева и заставил его почувствовать их испепеляющий жар. - Говори и не заставляй меня дважды повторять приказы!
        - Ну, хорошо, хорошо! - за несколько мгновений Прогнутий из самоуверенного гордеца преобразился в угодливого приспособленца. Сразу было видно, что подобные превращение он проделывал не раз. - С чего начинать?
        - Начни с того времени, когда ты сознательно начал совершать греховные деяния.
        - Это значит - с самого детства?
        - Давай с детства! - разрешил я и, подумав, быстро добавил: - Только коротко!
        - Не в порядке оправдания, а только для объяснения побудительных причин моего грехопадения я считаю нужным напомнить, что я родился в маленьком провинциальном городке в семье самых обычных колоссиян. Мой отец был простым мелким служащим, мать - врачом. Денег в семье постоянно не хватало. Не могу сказать, что жили мы в нищете, но, в сравнении с другими моими сверстниками, я постоянно чувствовал себя ущербным и обделенным. Дети артистов становились артистами, дети писателей - писателями, дети политиков - политиками. Я же родился на таком социальном уровне, откуда практически невозможно было пробиться наверх. Ведь там, наверху, все места уже были заняты или заранее распределены между детьми высокопоставленных чиновников и известных деятелей. Какая же судьба была уготована талантливым людям вроде меня, не имевшим ни родственных связей в верхах, ни влиятельных знакомых? Прозябать в безвестности? Спиваться? Довольствоваться крохами объедков с барских столов? Я не желал с этим мириться! Возможность чего-то достичь в этой жизни существовала. Но для этого надо было выдавить из себя совесть, честь и
достоинство.
        - Я понял тебя. Ты рано начал понимать, насколько этот мир несправедлив, и у тебя было два пути: либо сражаться с этим миром, либо бороться за высокое положение в этом мире. И ты выбрал второе.
        - Да, таков был мой выбор. Я решил, что не стоит прогибаться под этот проклятый мир, пусть лучше он прогнется под меня. В довольно юном возрасте я понял, что честность и порядочность не приносят ни дохода, ни уважения. Но в то же время я видел, что наибольшим почетом пользуются те, кто лжет, предает и прокладывает дорогу наверх по чужим трупам. И я сознательно выбрал для себя этот путь. Сразу по окончании школы я отправился в столицу - в Мураву. Благодаря своим способностям я без особых усилий поступил в один из технических институтов. Но не образование было моей целью! В Мураве я искал способы познакомиться с теми, кем мог воспользоваться для достижения своих целей: с детьми обличенных властью политиков и деятелей искусства. Моя юность пришлась на последние годы правления Уравнительной церкви - время всеобщего дефицита. И я занялся мелкими спекуляциями. У иностранцев на колосские сувениры я выменивал жевательную резинку, тряпки и напитки. Затем импортные товары я продавал колоссцам, которые были без ума от всего заграничного и готовы были выложить последние дурбли за какую-нибудь дрянь в яркой
упаковке с иностранными буквами. Я завел полезные знакомства и в гостиницах, и на рынках, и в криминальном мире. Я познал всю тайную ночную столичную жизнь. Из институтского общежития я переехал в квартиру в центре Муравы. Правда, квартира была съемная, но в нее я мог приглашать своих клиентов по обменно-торговым операциям. Среди моих знакомых появились дети режиссеров, художников, писателей. Моя квартира стала чем-то вроде модного клуба, где можно было встретиться, поболтать о моде, посмотреть официально запрещенный фильм, выпить хренцузского шампуньского или империканского вписки. Мои дела уверенно шли в гору... Но... Я упустил из вида, что в Колоссии есть организация, которой известно все обо всех. И вот в один прекрасный вечер - почему прекрасный, вы, конечно, знаете - прямо возле подъезда моего дома ко мне подошли двое людей в штатском и усадили в черную машину.
        - Это были сотрудники НКВД? - на всякий случай уточнил я, почти не сомневаясь, что речь идет не об истребителях магов, а о Национальной Колосской Внутренней Дружине.
        - А кто же еще? - криво усмехнулся Прогнутий Проскочеев. - Но все оказалось совсем не так, как мне представлялось в первые часы ареста. Потому-то тот вечер я назвал не "ужасным", а "прекрасным". Мне предложили стать осведомителем. И я с радостью согласился. А кто бы на моем месте не согласился? Ведь я не только сохранил все, что имел: квартиру, знакомства, деньги, но и получил кое-что дополнительно. Защиту НКВД и... наркотики.
        - Расскажи об этом поподробнее! - приказал я.
        - А что тут рассказывать? - пожал плечами Проскочеев. - В НКВД уже в то время готовились к тому, что власть Уравнительной церкви вот-вот рухнет. Они, в отличие от старых правителей-уравнителей, знали о настоящем положении дел в Колоссии. Знали... или сами его создавали. Так вот, в НКВД был разработан долговременный план по сохранению своего влияния в стране. В то время, как религиозная диктатура уравнителей слабела, Внутренняя Дружина подчиняла себе политических и культурных деятелей посредством наркотиков. Конечно, это влияние было не явным и не тупо-прямолинейным. Все делалось тонко, но эффективно. Наркотики в первую очередь распространялись среди детей элиты, среди так называемой "золотой молодежи". Именно из родителей наркоманов Внутренняя Дружина готовила новых правителей Колоссии - зависимых и управляемых.
        - И об этом тебе рассказали в НКВД при первой же встрече?
        - Разумеется, нет. Все это я понял гораздо позднее. А тогда сотрудники Внутренней Дружины всего лишь дали мне небольшой запас наркотиков и приказали распространить их среди моих клиентов. Они сказали мне, что это развяжет моим гостям языки и позволит мне вызнать их потаенные мысли. Разумеется, дружинники утверждали, что все это делается на благо Колоссии дескать, так можно выявить и заранее обезвредить врагов государства. Вот так я и стал не только спекулянтом, но и наркоторговцем, и доносчиком. Причем, должен заметить, среди моих клиентов также имелись информаторы НКВД. Это я понял потому, что иногда дружинники задавали мне вопросы по поводу тех бесед, о которых я не упоминал в своих еженедельных отчетах. Впрочем, вы-то знаете обо всем лучше, чем я...
        - Сейчас мы ведем речь о тебе! - строго напомнил я.
        - Хорошо. Итак, Уравнительная церковь утратила власть над Колоссией, и страна по уши увязла в демократии и рыночных отношениях. Появился новый класс бизнесменов: бывших спекулянтов, воров и государственных чиновников. Как же мне хотелось оказаться там, где крутились огромные, невообразимо огромные деньги! Но у НКВД на мой счет были другие планы. Я остался в среде творческих работников. Поначалу меня совершенно не устраивало мое положение... Но прошло два-три года, и я, почти незаметно сам для себя, очутился на телевидении, где возможностей сколотить состояние было не меньше, чем в торговом бизнесе. Я стал продюсером, а затем и заместителем главного редактора центрального телеканала. Теперь у меня есть и деньги, и власть... Наверное, я неправильно выразился: не "есть", а "были"?
        - Человеческие понятия меня не интересуют! - ответил я. - Говори по существу!
        - Да мне, пожалуй, нечего больше сказать. Последние годы я вел жизнь, которую принято называть "богемной": встречи с многими влиятельными и известными деятелями; переговоры, договора и контракты; ночные клубы, рестораны и казино; шикарные квартиры и загородные особняки; дорогие машины и доступные красотки; поездки по странам запада и востока. В общем, я достиг почти всего, о чем мечтал в детстве...
        - Ты был счастлив?
        - Нет! - из горла Проскочеева вырвался всхлип. - Я не знал, что за все это мне придется расплачиваться. И я даже не говорю о наказании после смерти. Я говорю о том унижении, которое мне много раз приходилось испытывать в НКВД. Я был хозяином над очень многими, но и надо мной стояли хладнокровные и жестокие хозяева.
        - Кто они? - спросил я.
        - Разве ЭТО вам не известно? - в словах Проскочеева я услышал нотки сомнения и подозрения. Он был очень умен, жизнь научила его никому и никогда не верить - даже после смерти.
        - МНЕ известно все! - значительно произнес я. - Но я хочу, чтобы ты сам назвал имена тех, кто содействовал твоему грехопадению.
        - Вы чем-то напоминаете мне моих хозяев, - грустно улыбнулся Проскочеев. - Неужели и на том, и на этом свете все одинаково? Всем нужны имена, фамилии, должности...
        - Отвечай! - я вновь прибег к "огненному" методу убеждения.
        - Ладно, ладно! - заторопился Прогнутий. - Раз я умер, мне уже ничего не повредит. Я отчитывался и получал инструкции от генерала...
        Внезапно Проскочеев захрипел и схватился обеими руками за горло. Его выпученные глаза уставились на меня со смесью удивления и осуждения. Затем его рот широко распахнулся, и из него хлынула черная жидкость. Все это произошло так быстро и неожиданно, что я растерялся, прервал майю и отскочил назад. Прогнутий рухнул передо мной на пол кабинета лицом вниз. По ковру стало медленно расползаться черное мокрое пятно. Проскочеев был мертв. Обе женщины, также вышедшие из-под моего контроля, хором завизжали.
        Я не придумал ничего лучшего, чем выскочить из кабинета и запереть за собой дверь. Затем я быстро зашагал прочь, постоянно озираясь по сторонам. Кто убил Прогнутия Проскочеева в тот миг, когда он собирался назвать мне своих хозяев? Неужели где-то в Трупкинском телецентре находился маг, присутствия которого я не ощущал?
        Вскоре я убедился, что никто из боблинов и людей в коридорах не обращает на меня внимания. Я немного успокоился и пошел медленнее. Тем не менее я направился к выходу из телецентра. Возвращаться прежней дорогой я не стал, опасаясь, что там меня может поджидать засада. К счастью, по Трупкинскому телецентру можно было попасть в любую точку несколькими путями. А к центральному выходу их вело так много, что для полной блокировки здания потребовалось бы не менее трех сотен солдат.
        Когда я увидел свободный (то есть охраняемый обычными полиционерами) выход из телецентра, мне в голову пришла довольно простая и ясная мысль. Я вспомнил, что еще на Земле слышал о способах психологического контроля, которые спецслужбы применяли к своим агентам. Под гипнозом им внушались определенные кодовые слова и фразы. Услышав эти коды, агенты помимо своей воли должны были выполнять определенные действия. Так, например, в случае провала и ареста агенты должны были самоликвидироваться при попытке раскрыть государственные секреты. Конечно, достоверных доказательств подобной практики не существовало, но средства массовой информации не раз связывали самоубийства высокопоставленных чиновников с соответствующими командами спецслужб.
        Похоже, нечто подобное произошло и с Прогнутием Проскочеевым. Не зря же он сказал: "Раз я умер, мне уже ничего не повредит". Теперь я понял смысл этой фразы. Проскочеев был уверен, что умер, поэтому не боялся, что произнесенное вслух имя генерала НКВД запустит "процесс самоуничтожения". Но на самом-то деле Прогнутий был жив, и внушенный ему приказ умереть сработал, несмотря на мою майю.
        Я понял, что мое магическое искусство еще недостаточно совершенно, чтобы соперничать с психотехниками колосских спецслужб. Хотя, с другой стороны, в случае с Проскочеевым я потерпел неудачу потому, что не был готов к возможности его самоликвидации. Если бы я заранее знал о находящемся в его подсознании приказе, я бы постарался его отменить или обойти с помощью своего магического воздействия.
        Прогнутий, без сомнения, был не просто информатором и агентом влияния. Возможно, он на самом деле знал гораздо больше, чем казалось ему самому. Безымянный генерал НКВД, наверняка, мог бы многое мне поведать, доберись я до него. Скорее всего, истребители магов и Внутренняя Дружина были как-то связаны между собой. По крайней мере, располагали внедренными друг к другу агентами. Насколько совпадали интересы этих организаций? Обменивались ли они информацией?
        Истребители магов, судя по всему, являлись некоей транснациональной тайной организацией, призванной утверждать и поддерживать боблинский мировой порядок. НКВД была создана еще в первые годы власти Уравнительной церкви для выслеживания и истребления еретического инакомыслия в Колоссии, но очень скоро стала преследовать собственные интересы, зачастую не совпадавшие с интересами уравнителей.
        Кто был моим врагом? Кто мог бы стать моим союзником?...
        Я вышел из здания Трупкинского телецентра и остановился. Никаких признаков присутствия истребителей магов я не ощущал. Ни вокруг телебашни, ни возле телецентра я не заметил подозрительных передвижений людей или техники. Кажется, мое обращение к Колоссии было проигнорировано. Ну что же... Значит, следовало его повторить.
        Я зашагал к телебашне, чтобы мое воздействие на передатчики было максимально эффективным, и вдруг почувствовал легкий укол в основание шеи между воротником и волосами. Я инстинктивно начал поднимать руку, чтобы дотронуться до места укола, но мускулы отказались мне повиноваться. Моя рука бессильно обвисла, не дойдя даже до уровня плеч. Еще через миг мои ноги ослабли и подкосились. Я упал бы на асфальт, если бы с двух сторон меня не подхватили сильные руки.
        Я попытался повернуть голову или хотя бы скосить глаза, чтобы разглядеть тех, кто меня поддерживал, но не смог сделать даже этого. Однако я еще расслышал слова, произнесенные тихим вкрадчивым голосом:
        - Мы хотим тебе помочь. Доверься нам и не сопротивляйся.
        А затем мое сознание отключилось от всех органов чувств - и человеческих, и магических...
        Глава 12.
        Планы на будущее.
        Мурава горела. Издалека она была похожа на ту пылающую равнину, которую я создал в майе для Прогнутия Проскочеева. Я приблизился к городу, и передо мной предстали отдельные горящие дома и развалины уже уничтоженных пламенем зданий.
        По широким проспектам двигались плотные толпы людей и боблинов. Они носили с собой плакаты, на которых были написаны самые разные лозунги: "Смерть великоколосским свиньям!", "Бей боблинов - спасай Колоссию!", "Врагов славословного хрустианства - на костер!", "Все, как один, умрем за Уравнительную церковь!", "Долой тиранию государства!", "Анархизм не пройдет!"
        Когда толпы сталкивались, я слышал крики и видел, как мелькают кулаки, обрезки труб и прутья арматуры. Затем толпы откатывались назад и расходились в разные стороны, чтобы продолжить свое бессмысленное перемещение по улицам горящего города. Лишь на асфальтовых мостовых оставались неподвижно лежать скрюченные и изломанные тела жертв столкновений...

* * *
        ...Я вырвался из бреда. Я лежал внутри тесной серебряной клетки с такими частыми прутьями, что через них едва ли удалось бы просунуть кончик мизинца. Немного расширив свое магическое сверхвосприятие (оно вернулось ко мне вместе с остальными чувствами), я узнал, что моя клетка установлена в автофургоне. С двух сторон от клетки сидели два незнакомых мне человека. Еще двое находились впереди: водитель-боблин и сидевший рядом с ним человек. Я попытался расширить зону магического видения, чтобы узнать, по какой дороге и в какую сторону едет автомобиль, но тотчас же ощутил укол в открытое запястье. Я успел заметить длинный щуп с иглой на конце, который один из охранников просунул сквозь прутья решетки, а потом вновь потерял сознание...

* * *
        ...На этот раз я обозревал всю планету, которую называли Изначальным миром. Как я мог видеть круглый предмет сразу со всех сторон? Не знаю. Но я наблюдал за агонией человеческо-боблинской цивилизации. Я видел вспышки ядерных взрывов и облака отравляющих газов, пустыни на месте бывших океанов и гигантские волны, сметающие остатки городов. Но вместе с тем я видел детей людей и боблинов, которые, обнявшись друг с другом, тряслись от ужаса и холода в глубоких сырых шахтах и пещерах...

* * *
        Я снова вернулся в реальность (или в то, что я считал реальностью). Я по-прежнему был помещен в серебряную клетку. Но находился уже не в автомобиле, а на тележке. Те же самые люди, что захватили меня и охраняли в автомобиле, теперь катили тележку по ярко освещенному коридору, который сперва показался мне бесконечным. Их было трое: один сзади и двое по бокам.
        Каким-то образом определив, что я очнулся, один из охранников попытался сделать мне новый укол. Но на этот раз мой инстинкт самосохранения среагировал быстрее, чем сознание выработало план спасения. Сила моей магии вырвала длинный щуп-шприц из руки охранника и воткнула в ногу человека с другой стороны клетки. Менее, чем через миг, верхняя часть клетки оторвалась и всеми своими острыми обломками прутьев припечатала к стене неудачливого "иглоукалывателя".
        Человек, толкавший тележку сзади, отскочил назад и попытался выхватить пистолет из плечевой кобуры. Я не мог ему это позволить. Я поступил жестоко, но эффективно - силой магии так сдавил браслет часов на запястье человека, что кисть руки оказалась почти отрезана. Но мой противник, надо отдать ему должное, не собирался сдаваться так просто. Он бросился на меня, рассчитывая сбить с ног всей своей массой. Теперь я имел возможность разглядеть его немалые габариты, оценить быстроту движений и потому не испытывал желания вступать с ним в рукопашную схватку. Я подвесил человека в воздухе, лишив его точки опоры. Тогда мой противник здоровой левой рукой выхватил из ножен на щиколотке нож. Прежде, чем он его метнул, я превратил лезвие в пыль. Пистолет я выдернул из кобуры и отбросил далеко в сторону.
        Вся эта схватка длилась не более трех секунд. Человек дергался в воздухе, безуспешно пытаясь дотянуться до пола, до стен или до потолка, но и он, и я уже знали, что победа осталась за мной. Я сбросил на пол нижнюю часть клетки и сел на тележку. Тело все еще плохо меня слушалось. А когда я посмотрел на того охранника, который получил мой укол, то увидел, как человеческое тело растекается, как будто помещенное в кислоту. Какая же мерзость находилась в шприце? Какое еще оружие могли использовать мои враги? И были ли эти люди моими врагами? Помнится, кто-то из них сказал мне, что они собираются мне помочь. Хороша помощь - запереть меня в клетку и вколоть отраву!
        Я вгляделся в искаженное болью, страхом и яростью лицо человека, который висел в воздухе в трех шагах передо мной:
        - Поговорим?
        - Я ничего не скажу! - прохрипел человек.
        - Скажешь, скажешь! - я не без труда сложил непослушные губы в свою любимую насмешливо-угрожающую улыбку.
        Я задумался, пытаясь придумать способ отыскать и отменить установку на самоуничтожение, которая могла скрываться в глубинах подсознания моего пленника. В это время в дальнем конце коридора, с той стороны, откуда меня везли, показались несколько человеческих фигур. Несомненно, новые участники событий хорошо видели и меня, и висящего в воздухе человека, и тела двух других. Тем не менее, незнакомцы не ускорили шаг и не повернули обратно. Они приближались медленно и неотвратимо.
        Я попытался расширить свое магическое восприятие, чтобы узнать, где я нахожусь, и куда ведет длинный коридор, в котором не было ни единой двери. Оказалось, что коридор был прорублен в толще земли на такой глубине, что я, как ни старался, не мог добраться до поверхности. По-видимому, меня опустили сюда на каком-нибудь лифте или подъемнике. Коридор, который ранее представлялся бесконечным, тянулся метров на сто в обе стороны от моего местоположения. С одной стороны путь мне преграждали новые потенциальные противники, с другой я видел какое-то подобие двустворчатой двери.
        Тем временем фигуры приблизились настолько, что я смог разглядеть их блестящие серебряные герметичные комбинезоны, глухие шлемы с зеркальными забралами и длинные пики с цилиндрическими утолщениями вместо наконечников. Шестое (а, может седьмое или восьмое) чувство подсказало мне, что с этими противниками мне лучше не встречаться. Я попытался с помощью магии выяснить, кто скрывается под защитными костюмами: люди, боблины или оборотни, но, к немалому своему удивлению, обнаружил, что не могу заглянуть внутрь одежды.
        Я решил, что всему виной моя слабость, вызванная ядовитыми уколами. Тело все еще плохо меня слушалось, голова кружилась. Схватку с людьми, которые захватили меня в плен, я выиграл только благодаря невероятной удаче, эффекту неожиданности и использованию своих последних внутренних резервов. Теперь мои силы были на исходе, и на бой с существами в серебряных комбинезонах их бы не хватило.
        Прежде, чем я принял решение отступить, из утолщений на концах пик медленно надвигавшихся фигур брызнули тонкие струйки какой-то прозрачной жидкости. Я понял, что это не пики, а штанги с распылителями, похожие на те, которые используют садоводы в борьбе с вредителями, разбрызгивая ядохимикаты. Спустя несколько мгновений я ощутил острую нехватку воздуха. Подвешенный мною в воздухе человек схватился левой рукой за горло, выпучил глаза и забился в судорогах. Я аккуратно опустил его на пол, но он умер, едва коснувшись твердой поверхности.
        Кровь мага пока защищала меня от смертоносного яда, но приступы удушья становились все сильнее. Я начал отступать от надвигавшихся на меня фигур в серебряных комбинезонах. Мне очень хотелось открыть магическую дверь куда-нибудь подальше отсюда. Хлопнув себя ладонью по карману, я убедился, что все ключи-картинки находятся на месте. Но я ими не воспользовался. Я знал, что никогда не смогу найти обратную дорогу в этот подземный коридор, который, в этом не было никаких сомнений, мог привести меня к разгадке многих тайн. Поэтому я решил рискнуть и продолжить свою смертельно опасную игру.
        Так быстро, как только были способны передвигаться мои ослабевшие ноги, я направился к двустворчатой двери в конце коридора. Створки разошлись в стороны, когда я приблизился к ним на пять шагов. За ними я увидел маленькое абсолютно пустое помещение. С противоположной стороны от входа имелась еще одна дверь, сейчас закрытая. Передо мной находился либо шлюз, либо кабина лифта. Похоже, кто-то недвусмысленно намекал мне, что я должен войти в это помещение. И я в него вошел.
        Двери за моей спиной немедленно закрылись, послышался тонкий свист, который мог издавать входящий или выходящий из помещения воздух. На всякий случай я мысленно нарисовал в воображении сад камней - самое памятное место, в которое я уже неоднократно открывал магические двери. Теперь для создания сверхъестественного прохода мне не требовались двери обычные - я мог сбежать откуда угодно, даже из этой маленькой комнатки. Но спасаться бегством я не торопился. Со мной не происходило ничего опасного, наоборот, приступы удушья прекратились. Должно быть, я все-таки находился в шлюзе, который защищал некое подземное помещение от проникновения ядовитого воздуха из коридора.
        Примерно через две минуты вторая дверь открылась, и я получил убедительное подтверждение своим предположениям. Я увидел еще один длинный коридор, но теперь по обе стороны от него за прозрачными стенами располагались лаборатории со сложным и разнообразным оборудованием. Одни приборы напоминали стоматологические кресла, другие - спортивные тренажеры, третьи - деревообрабатывающие станки. О предназначении приборов я мог только догадываться, и эти догадки были весьма пессимистичны. Ни в одной из лабораторий я не заметил ни одного разумного живого существа (белые крысы, разумеется, не в счет). Однако у меня не было никаких сомнений, что всего несколько минут назад здесь кипела работа. Об этом я мог судить и без помощи магии, достаточно было обратить внимание на оставленные второпях чашки с недопитыми напитками, над которыми поднимался пар.
        Я сделал пару шагов вперед, и дверь шлюза закрылась за моей спиной. Кто-то наблюдал за каждым моим перемещением. Я видел камеры слежения в коридоре и в лабораториях, но слабость не позволяла мне проследить до конца за тянущимися куда-то вдаль проводами. Кроме того, исследовать окружающее пространство с помощью магии мне мешали многочисленные серебряные зеркальные экраны, развешанные на стенах. Вернее, "серебряными" они казались только на первый взгляд. На самом же деле эти зеркала, как и защитные костюмы людей (или не людей) в коридоре, были изготовлены из неизвестного мне металла, обладающего, если так можно выразиться, отталкивающим "антимагическим" свойством.
        Я вспомнил о ножах с письменами, которыми уже неоднократно меня пытались прикончить оборотни, и мысленно отругал себя за то, что совершенно забыл расспросить Маркандею об оружии, способном причинять вред магам по крови.
        Человеческие и магические чувства одновременно сообщили мне, что в дальнем конце коридора открылась дверь, и из нее вышел человек. На вид ему было лет пятьдесят, но двигался он легкой уверенной походкой, которая сделала бы честь и двадцатилетнему. Он был одет в респектабельный деловой костюм, как преуспевающий бизнесмен, однако под его пиджаком скрывалась кобура. Пустая. Должно быть, свое оружие человек оставил в другом помещении. Руки он держал перед собой, демонстрируя мне свои пустые ладони.
        Я неподвижно стоял на месте. Я не стал создавать майю, так как был уверен, что за нашей встречей наблюдает множество глаз. Попытка магического воздействия с моей стороны могла быть воспринята, как агрессия, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А я не собирался упускать шанс побеседовать с человеком, который мог сообщить мне ценную информацию.
        Приблизившись ко мне на десять шагов, человек остановился и произнес:
        - Я сожалею, что наша встреча началась с небольшого неприятного инцидента. Поверьте, я ни в коем случае не желал бы применять к вам насилие, зная, что это вызовет ответную реакцию с вашей стороны. Но вы сами поставили нас в безвыходное положение. Ваше теле- и радиообращение заставили нас действовать быстро и не слишком стесняться в средствах. Я приношу вам свои извинения. Вы согласны перейти к мирным переговорам?
        - Кто вы? - спросил я.
        - Меня зовут Савелий Савельевич Савельев.
        - Я не это имел в виду. Вы - истребитель магов?
        - Не-е-ет! - покачал головой Савельев и улыбнулся. - Мне жаль, что вы могли подумать обо мне так плохо. Я представляю некоторую внеправительственную и внегосударственную организацию, которая в этой стране действует под названием КОЛО - Колосское объединение локальных организаций.
        - Чем вы занимаетесь?
        - Сфера интересов нашей организации очень широка. Наша цель стабильное движение цивилизации по пути процветания.
        - Ну да! - недоверчиво хмыкнул я. - Какое у вас звание?
        - Я не состою на военной или какой-нибудь иной службе. Я скорее ученый.
        - А пистолет?
        - Пистолет? Ах да, вы, конечно, не могли не заметить кобуру. Я отдал оружие своему помощнику. Кобуру снять не успел - так торопился вам навстречу. Оружие - это не обязательно принадлежность военного. Его может носить с собой тот, кто по роду деятельности вынужден сталкиваться с опасностями и при неблагоприятных обстоятельствах иметь возможность защищаться. Кстати не желаете ли вы продолжить наш разговор в моем кабинете? Смею предположить, что беседа окажется весьма длительной.
        Я согласился без лишних колебаний:
        - Хорошо! Идите передо мной.
        Савельев снова улыбнулся:
        - Я должен заранее предупредить, что весь персонал из лаборатории эвакуирован в административный блок. Вы увидите их за следующей дверью. Я говорю это для того, чтобы вы не сочли этих людей опасными для себя.
        - Не сочту! - коротко ответил я. - Я тоже должен предупредить, что готов к любым неожиданностям.
        - Мы знаем, на что мы способны. Вы тоже имели возможность убедиться, что мы располагаем кое-какими возможностями. Мы находимся примерно в равном положении. Так что нам лучше мирно договориться.
        - Согласен. Ведите меня в свой кабинет!
        Савельев повернулся ко мне спиной и зашагал по коридору. Я последовал за ним, напряженно ожидая какой-нибудь ловушки. Мои человеческие и магические чувства обнаруживали и фиксировали все потенциальные источники угрозы: закрытые двери, шкафы в лабораториях, даже широкие воздуховоды под потолком.
        - Как мне следует вас называть? - не оборачиваясь, спросил Савельев.
        - Калки.
        - Так я и думал.
        Дверь перед нами раскрылась, и мы вдвоем вошли в шлюз, точно такой же, как и тот, через который я уже проходил. Но на этот раз следующая дверь открылась почти мгновенно, ведь сейчас не было необходимости откачивать ядовитый воздух.
        За дверью я увидел еще один коридор. Только теперь с левой его стороны находились непрозрачные закрытые двери, а с правой - большой зал за толстым стеклом. Видимо, это зал предназначался для общих собраний или конференций. В нем имелись трибуна, большой круглый телеэкран на стене и несколько десятков рядов удобных кресел.
        Сейчас зал был переполнен. В нем собрался весь персонал эвакуированных лабораторий: мужчины и женщины, люди и боблины. У дальней стены я обнаружил даже трех оборотней, принявших человеческий вид. Это заставило меня насторожиться, но я почувствовал, что оборотни взволнованы и напуганы так же, как и остальные сотрудники подземных лабораторий. Это были не мои враги - это были просто разумные создания отличного от моего вида.
        На всякий случай я спросил у Савельева:
        - Вы знаете, что у вас работают оборотни?
        - Да, семеро. Трое сейчас должны находиться в зале совещаний. Они там?
        - Там.
        - Отдаю дань уважения вашим талантам.
        Я пожалел, что задал вопрос, который выдал мои возможности. Неизвестно, какими сведениями о способностях магов по крови располагали сотрудники КОЛО. Не стоило заранее раскрывать все свои карты. Игра только начиналась.
        Савельев открыл одну из дверей с левой стороны коридора:
        - Прошу вас, Калки, входите!
        Я остановился в трех шагах:
        - Только после вас.
        В кабинете никого не было, но я решил изобразить недоверие, чтобы убедить Савельева в том, что не могу видеть сквозь стены. Не знаю, получилось это у меня или нет. Как бы то ни было, я вошел в кабинет следом за Савельевым и демонстративно осмотрелся.
        - Прошу, располагайтесь, где вам будет удобно! - радушно предложил Савельев.
        Выбор был невелик. В кабинете имелся всего один стол, вокруг которого были расставлены пять высоких стульев. На небольшой тумбочке в углу примостился компьютер. Компьютер был включен, но пребывал в "спящем режиме", то есть его круглый экран был погашен. Все остальные стены занимали стеллажи с книгами, папками и стопками бумаг. Я сел за стол с противоположной от двери стороны, чтобы иметь возможность видеть всех входящих.
        Савельев никак не прокомментировал мой выбор. Нажав на кнопку небольшого переговорного устройства, стоявшего посередине стола, он отчетливо произнес:
        - Принесите нам, пожалуйста, чай! Спасибо!
        Затем Савельев сел напротив меня и доброжелательно улыбнулся:
        - Честно говоря, я даже не знаю, с чего начать. Я всю жизнь мечтал об этой встрече, а вот теперь, когда она воплотилась в действительность, не нахожу нужных слов.
        - Тогда начните с рассказа о своей организации, - подсказал я.
        - Может быть, сначала ВЫ скажете, что знаете о нас, чтобы мне не пришлось повторять то, что вам уже известно?
        - О вас я не знаю абсолютно ничего.
        Савельев испытующе посмотрел на меня:
        - Правда?... Да, странно, вы говорите правду... Кстати, вы, конечно, обратили внимание, что и я не обманываю вас?
        - Обратил и ценю вашу открытость, - ответил я.
        Про себя же я подумал, что Савельев, наверно, считает, будто я могу читать его мысли или чувствовать неправду подобно "детектору лжи". Я этого не умел, но преувеличенное представление о моих способностях было мне на руку. Если я хотел победить, то должен был демонстрировать силу там, где ее нет, и скрывать там, где она есть.
        - Итак, - начал Савельев, - наша организация не имеет какого-нибудь единого названия или общего руководящего центра. Собственно, и организацией-то мы называем ее только из-за сходства некоторых функций с правительственными и иными структурами. Скорее мы - общество. Общество единомышленников.
        - И чем же вы занимаетесь?
        - Мы обмениваемся информацией.
        - Хм...
        - Это самое короткое описание того, что мы делаем...
        Из переговорного устройства на столе раздался приятный женский голос:
        - Савелий Савельевич, я несу вам чай.
        Мой собеседник наклонился вперед и ответил:
        - Отлично! Благодарю, Варваренька.
        Затем он обратился ко мне:
        - Сейчас в кабинет войдет моя секретарша.
        Я кивнул головой. Мой организм постепенно справлялся с последствиями отравления. Я уже смог распространить свое магическое сверхчувствование на административный блок и на часть соседних подземных модулей. Я знал, что персонал из зала совещаний вернулся на свои рабочие места в лаборатории и сейчас спешно готовит оборудование к экспериментам. У меня имелись все основания полагать, что объектом экспериментов должен был стать я. Ведь в коридоре административного блока заняли боевые позиции люди и боблины в серебряных защитных комбинезонах. Распылители яда они заменили на тонкие длинные шприцы, которыми меня лишали сознания.
        Длинноногую секретаршу в деловом костюме до самых дверей кабинета Савельева сопровождали трое охранников. Один из них постучал в дверь. Савельев вопросительно посмотрел на меня. Я снова согласно кивнул головой. Затем для меня был разыгран маленький спектакль: секретарша Варваренька одной рукой держала поднос, а другой открыла дверь. Это должно было убедить меня, что в коридоре кроме нее никого нет. Я сделал вывод, что сотрудники КОЛО очень мало знают о магах по крови. Они считали меня способным читать чужие мысли, но в то же время не подозревали о том, что я могу контролировать пространство за пределами кабинета.
        Секретарша поставила передо мной и перед Савельевым чашки, налила в них чай из чайника, расставила на столе блюдца с маленькими булочками, печеньем и конфетами.
        - Благодарю, Варваренька, - произнес Савельев. - Ты свободна.
        Секретарша вышла за дверь, прошла по коридору несколько шагов, а потом прислонилась спиной к стене и истерично, взахлеб зарыдала. Должно быть, краткое пребывание в одной комнате с магом по крови ввергло ее в состояние крайнего ужаса. Двое охранников подхватили Варвареньку под руки и повели в другой подземный блок.
        - Прошу вас, Калки, угощайтесь! - Савельев легким жестом указал мне на блюдца с едой.
        Я не помнил, когда последний раз принимал пищу, однако сильного голода не испытывал. Может быть я, подобно драконам Мира Магии, получал необходимую энергию из окружающего пространства?
        Увидев, что я не тороплюсь приступить к трапезе, Савельев успокаивающе произнес:
        - Не волнуйтесь, в продуктах не содержится никаких препаратов. Вот, видите, я ем их совершенно спокойно.
        Подтверждая свои слова, он по очереди положил в рот еду с разных блюдец. Я знал, что еда не отравлена, но не стал сообщать об этом Савельеву. Я откусил печенье и сделал несколько глотков крепкого ароматного чая.
        Савельев удовлетворенно кивнул и сказал:
        - Мы прервали беседу на том, что я кратко охарактеризовал основное направление деятельности нашего общества. Обмен информацией - это самое главное достижение нашей цивилизации. Но речь сейчас не о нем... Хотя, пожалуй, стоит привести несколько примеров, которые продемонстрируют вам наши возможности и намерения. Вам, наверняка, знакома история создания атомной бомбы?
        Я сделал неопределенное движение плечами, которое мой собеседник мог истолковать как угодно.
        Савельев так и сделал. Он продолжил:
        - Общеизвестно, что атомное оружие первым изобрел империканский физик Презерворд. Пропаганда Уравнительной церкви утверждала, что в Колоссии это открытие почти одновременно повторил профессор Цукеров. Сейчас принято считать, что разведка Колоссии выкрала секрет создания атомной бомбы и передала его ученым в готовом виде, так что никаких особых заслуг у колосской науки нет. Но и это неверно. На самом деле и Презерворд, и Цукеров получили чертежи и описание атомного проекта от нашего общества. Мы вынуждены были пойти на этот шаг, так как Империка и Колоссия готовы были начать войну друг против друга, и только угроза полного взаимного уничтожения атомным оружием позволила завершить эпоху глобальных мировых войн.
        Я удивленно поднял брови. Если Савельев говорил правду (а в этом я не сомневался), то КОЛО обладала довольно значительной властью в этом мире.
        Тем временем мой собеседник увлеченно говорил:
        - ...Мы создали телевидение, мобильную телефонную связь, микроволновые печи. И изобретение компьютеров - тоже наша заслуга!
        - ВАША?!
        - Ну, конечно, не лично моя. Я имел в виду деятельность всего нашего общества.
        - Так кто же вы такие? - спросил я.
        - Мы - люди, боблины и оборотни из разных стран. Для нас не существует государственных границ, мы - граждане всего мира. Мы - ученые, исследователи, наблюдатели, мыслители...
        - ...И очень богатые люди, раз вам принадлежат патенты на все современные технологии, - добавил я.
        - Мы не стремимся к богатству и славе. Как я уже говорил, наша основная задача - сделать мир лучше, а его обитателей - счастливее. То, что мы зарабатываем, в первую очередь тратится на новые исследования, на приборы и оборудование.
        - Только не говорите мне, что про ваше общество не знают ни колосское НКВД, ни спецслужбы других стран.
        - Разумеется, им известно о нашем существовании. Но в свободных странах победившей демократии мы пользуемся достаточным уважением и влиянием. К сожалению, не все разделяют наши взгляды. В некоторых государствах наша деятельность невозможна по причине враждебности или алчности местных властей. Да и в Колоссии мы получили возможность работать только после падения тирании Уравнительной церкви...
        - ...Как и истребители магов, - вставил я.
        - Да, мы знаем о существовании этой радикальной организации. Вообще-то она называется ОЕП - Общество Естественного Прогресса. Но мы принципиально расходимся во взглядах. Они уничтожают все, что считают опасным для современной цивилизации. Мы же в первую очередь стремимся изучить, всесторонне исследовать любое явление и попытаться использовать его на общее благо.
        - А если это ЯВЛЕНИЕ имеет собственное мнение, отличное от вашего?
        Савельев понимающе улыбнулся:
        - Все-таки я надеюсь, что мы сумеем договориться. Ведь мы с вами в чем-то похожи. Двадцать пять лет назад, сразу по окончании ГУЗКа, я был энергичным молодым ученым-физиком. Результаты некоторых экспериментов заставили меня по-новому взглянуть на вопросы атомной физики. Я предположил наличие некоторых действующих во Вселенной сил, которые назвал "сверхъестественными". Однако предложенные мною на рассмотрение известных ученых гипотезы были объявлены антинаучными и еретическими. Во времена правления Уравнительной церкви все теории, не укладывавшиеся в узкие рамки государственной религии, считались вредными и опасными. Так из перспективного ученого я превратился в гонимого отщепенца. В конце концов, меня вынудили покинуть Колоссию и уехать в Империку. Там меня приняли с радостью и предоставили все необходимое оборудование для работы над подтверждением или опровержением моих гипотез. Собственно, именно так я вошел в мировое содружество ученых, работающих на переднем крае новых научных знаний. Только после победы демократии в Колоссии я смог вернуться на Родину и продолжить свои исследования здесь.
        - Зачем же вы вернулись? Почему не остались в Империке?
        - В Колоссии я получил возможность набрать в свою команду талантливых единомышленников. И не просто талантливых, а жадных до знаний и до работы. Во времена правления уравнителей эти ученые не были востребованы. Теперь они стараются наверстать упущенное - воплотить в жизнь свои идеи.
        - Насколько я понимаю, вы занимаетесь исследованиями магии?
        - Мы предпочитаем называть это паранормальными явлениями.
        - И что же служит материалом для ваших экспериментов? Или, может быть, не ЧТО, а КТО?
        - Я не собираюсь скрывать от вас правду. Да, в первую очередь нас интересуют разумные существа, обладающие сверхъестественными способностями. К сожалению, в настоящее время их число ничтожно мало. В Империке лишь один человек или боблин из десяти миллионов обладает некоторыми нетипичными способностями. В Еропке, Язвии и Аффиге - один из трех миллионов. А вот в Колоссии - примерно один из миллиона.
        - Тогда понятно, почему вы предпочитаете проводить свои исследования здесь, несмотря на затраты. Должно быть, строительство и оборудование подземной лаборатории обошлось недешево?
        Савельев сделал рукой широкий жест:
        - Мы находимся внутри бункера, который во времена уравнителей начали строить для штаба ракетных войск Колоссии. Начали строить, но не успели закончить. Так что нам оставалось только довести до конца земляные работы, установить современные лифты, системы связи и вентиляции. А все научное оборудование изобреталось и создавалось на месте. Ему нет аналогов в мире.
        - Наверное, мы где-то недалеко от Муравы?
        - Всего каких-то полчаса езды на автомобиле. Над нами расположен ничем не примечательный дом отдыха. Таких домов отдыха вокруг Муравы - несколько сотен.
        - И под каждым скрываются тайные подземные лаборатории?
        Савельев рассмеялся:
        - Очень в этом сомневаюсь! Но наше общество ведет исследования по многим направлениям, так что, несомненно, кое-где на территории Колоссии имеются и другие наши объекты.
        У меня в голове в единое целое начали складываться кусочки мозаики. Не зная того, Савельев ответил на многие вопросы. Однако я решил уточнить:
        - Вам случайно не приходилось слышать об опытах, которые позволяли бы создавать проходы в параллельные миры?
        - Да, я знаю, что Джопанское отделение нашей организации работает в этом направлении.
        Я усмехнулся:
        - Можете поздравить своих коллег. Их работа увенчалась успехом. Им удалось отправить группу оборотней - истребителей магов в параллельный мир. Местные жители называют этот мир Землей.
        - Откуда вам это известно?... - удивился Савельев и тут же осекся: Э-э-э... Правильно ли я вас понял? Вам приходилось бывать в других мирах?
        Теперь рассмеялся я:
        - А что вы, вообще, обо мне знаете, господин Савельев?
        - Я знаю, что вы обладаете исключительными паранормальными способностями. Но, должен с сожалением констатировать, до сих пор вы использовали их во вред нашей цивилизации.
        - Я? Во вред?!! Кто вам это сказал?
        - Э-э-э... Наши коллеги. Из ОЕП.
        - Истребители магов? Вы уже сообщили им, что я здесь?
        - Как я уже говорил, мы периодически обмениваемся информацией по ряду вопросов. Но о том, что вы находитесь у нас, мы не сообщали. Сотрудники ОЕП настроены по отношению к вам... как бы это повежливее выразиться... настроены довольно решительно. И я, честно говоря, отчасти могу их понять. Я видел на что вы способны. Я видел, что вы сделали с нашими агентами в коридоре.
        - А что ОНИ сделали со мной?
        - Я уже принес извинения за излишнюю резкость с нашей стороны. Если бы вы не обратились к народу Колоссии, мы бы избрали более мирный способ пригласить вас для беседы. Кстати, считаю нужным предупредить вас, что ваше обращение уже нейтрализовано.
        - Как это?
        - Наши коллеги с телевидения превратили его в рекламу. Ваше обращение: "Я иду во гневе своем!" стало как бы первой частью. Вторая часть рекламы, которую сейчас демонстрируют по всем телеканалам, звучит так: "Я иду во гневе своем! Почему вы до сих пор не попробовали новую Геро-Колу с ванильно-лимонным вкусом?" Конечно, это не самый лучший способ нейтрализации. Возможно, эту рекламу будут упрекать в излишней напористости и агрессивности. Но, главное, мы своего добились - спокойствие общества не поколебалось.
        - Под спокойствием общества вы подразумеваете тупое невежество? Вы скрываете от народа правду об окружающем мире.
        - А вы хотите новых глобальных потрясений? Новых кровавых революций и войн? Что произойдет с обществом, когда все люди, боблины и оборотни узнают о множественности миров и о существовании сверхъестественных сил? Наступят времена ужаса и хаоса!
        - Но ведь раньше об этом знали ВСЕ! Несколько тысяч лет назад маги, люди, боблины и оборотни жили вместе. И ничего страшного в этом не было. Почему вы так стараетесь уничтожить всю информацию об истинной истории? Почему скрываете правду? Чего ВЫ боитесь?
        - Вы хотите знать, чего мы боимся? Чего Я боюсь? Хорошо, я отвечу. Но, пожалуйста, не обижайтесь на правду.
        - Я вас внимательно слушаю, - сказал я, заинтригованный вступлением к рассказу.
        - Среди моих коллег есть немало ученых, которые занимаются исследованием древней истории нашего мира. Они убедительно и неоспоримо, с научной точностью доказали, что времена правления магов были жестокими и несправедливыми в гораздо большей степени, чем современная эпоха демократии. Маги обладали ничем не ограниченным самовластием. Они по собственной прихоти играли судьбами бесправных людей и боблинов. Маги затевали друг с другом войны из-за мелочных обид или из-за неуемной жажды всевластия, а в чудовищных битвах гибли обычные солдаты. Как вы думаете, откуда появилась раса оборотней? Они были созданы магами! Созданы для разведки, слежки, тайных убийств. Стоит ли вам удивляться, что оборотни до сих пор боятся и ненавидят своих бывших хозяев-мучителей? И не только они. В глубине души каждого нормального существа, будь он человеком, боблином или оборотнем, гнездится ужас перед сверхъестественными силами. Этот ужас порожден тысячелетиями бесправия и беспомощности, сотнями поколениями рабства под гнетом обладающих магией правителей.
        Я вспомнил Мыстра Соображаева. В его изложении древняя история Изначального мира выглядела иначе. Может быть, именно поэтому его взгляды не нашли поддержки, и потому-то он не работал на КОЛО, а был изгнан из научного сообщества. Получалось, что Савельев меня обманывал? Вряд ли. Скорее всего, он искренне верил в то, что мне рассказывал.
        Савельев тем временем говорил:
        - Спросите у любого человека или боблина на улице, хочет ли он возвращения в наш мир сверхъестественных сил и существ, неизмеримо превосходящих его по способностям. Ответ будет однозначным - НЕТ! Ведь это непременно приведет к новому порабощению, к непреодолимому расслоению общества на всемогущих магов и всех прочих обычных и бесправных существ. Я говорил, что наше общество не одобряет методы работы ОЕП. Но, раз уж вы хотите услышать от меня всю правду, то я должен заявить, что В ОБЩЕМ наши взгляды совпадают. В современном демократическом обществе, в мире научно-технического прогресса нет места сверхъестественным силам. Но, на НАШ взгляд, это не означает полного уничтожения существ, обладающих магическими талантами. Мы предлагаем таким, как вы, взаимное сотрудничество на благо всей цивилизации. Возможно, со временем, с вашей помощью наука сумеет разгадать тайну возникновения магических талантов. Тогда сверхъестественные способности станут доступными для всех, как телевидение или компьютеры...
        - А до той поры я буду вашей подопытной крысой, - вставил я.
        - Ну зачем же так пессимистично! - с некоторой обидой воскликнул Савельев. - Если вы примите наши условия, то мы, со своей стороны, гарантируем вам достаточную свободу. Нам известно, что вы, существа, называющие себя магами, стремитесь к власти и к могуществу. Это неотъемлемая часть вашей психологии. Поэтому мы можем направить ваши таланты в полезное для общества русло. Хотите стать политиком - пожалуйста! Хотите стать певцом или музыкантом - нет проблем!
        Я усмехнулся:
        - К сожалению, я не умею ни петь, ни играть на музыкальных инструментах.
        - Это не важно! В современном демократическом обществе для того, чтобы стать известным музыкантом, не нужно обладать ни слухом, ни голосом. Достаточно лишь иметь возможности для рекламной раскрутки. А эти возможности мы вам предоставим, стоит вам только дать согласие на сотрудничество.
        - И после этого вы утверждаете, что современная цивилизация лучше прежней, основанной на магии? Разве сейчас нет точно таких же непреодолимых границ между правителями и народом, между обладающими властью и бесправными?
        - Конечно, нет. Любой гражданин свободной демократической страны при желании может стать богатым, известным и счастливым.
        - Богатым и известным - возможно. Но вот насчет счастья... Я совсем недавно разговаривал с неким Прогнутием Проскочеевым... ныне покойным. Хотите узнать содержание нашей беседы?
        Я создал майю и в течение одной секунды продемонстрировал Савельеву весь разговор с Проскочеевым, до самого его смертельного исхода.
        Затем я сказал:
        - Вот типичный представитель того общества, которое вы построили. Чем он лучше древних магов, которых вы обвиняете в алчности и жестокости? Да, я согласен, что технический прогресс - великое достижение цивилизации. Вы по праву можете им гордиться. Но разве самые важные научные открытия сделали людей, боблинов и оборотней добрее, честнее, справедливее? Наоборот! Созданное на основе научных достижений общество потребления поощряет самые худшие чувства: зависть, жадность, подлость. Что сейчас ценится, что вызывает уважение у окружающих? Дорогая машина, большая квартира, модная одежда, престижная работа! Кто обращает внимание на честь и достоинство, на правдивость и благородство? Эти качества объявляются устаревшими, бесполезными и чуть ли не позорными для современного молодого человека или боблина.
        Савельев неодобрительно покачал головой:
        - Уверяю вас, вы составили неверное представление о современном обществе.
        - А мне кажется, что вы слишком много времени провели в подземной лаборатории и утратили связь с реальным миром. Конечно, если наблюдать за жизнью по телевизору, может показаться, что после демократических реформ народ стал жить лучше и счастливее. Это же вы будете думать, проезжая по городским улицам на автомобиле с мигалкой и полиционерским сопровождением. А вы спуститесь в подземку и посмотрите на настоящую жизнь! Послушайте разговоры людей, которым не хватает денег, чтобы купить детям фруктов или конфет. А ведь их - большинство.
        - Это большинство не является достаточно влиятельной силой, способной влиять на мировую политику.
        - А если найдется кто-нибудь, кто сумеет их объединить и повести за собой?
        - Для того и существуют спецслужбы, чтобы... - Савельев осекся, взглянул на меня, и в его глазах я увидел страх. - Вы хотите сказать, что собираетесь...
        - ...Я пока ничего не собираюсь делать. ПОКА. Вначале я хочу отыскать тех, кто виновен в смерти моих родителей.
        - В смерти ваших родителей? - эхом произнес Савелев. - Я должен был догадаться... Значит, это вы - ребенок Люца и Сильфиты?
        - А раньше кем вы меня считали?
        - Это неважно. Кое-кто ответит мне за то, что не предоставил полную информацию.
        Я предложил:
        - Назовите мне этого "кое-кого", и он ответит передо МНОЙ.
        Савельев на несколько секунд застыл в раздумье, потом сделал отрицающий жест рукой:
        - Нет. Простите. Но я могу предложить вам кое-что получше. Я прямо сейчас свяжусь с одной очень высокопоставленной особой. Она координирует деятельность КОЛО и ОЕП в разных регионах.
        - Она?
        - Да, ее зовут Гандолиза Лайс. Я лично знаком с ней еще со времен своей работы в Империке. Я могу обращаться к ней напрямую.
        У меня замерло сердце. О такой удаче я не мог и мечтать. Я и раньше не сомневался, что распространение боблинского мирового порядка происходило из Империки. Теперь я получил возможность выйти на самый высший уровень управления истребителями магов.
        Стараясь скрыть нетерпение, я нарочито равнодушно сказал Савельеву:
        - Ну, что же, звоните! Хотя я не представляю, что это может изменить в моем отношении к вашему обществу.
        Савельев вынул из внутреннего кармана пиджака свой мобильный телефон и тонким проводом подключил его к переговорному устройству на столе. Затем он по памяти набрал на телефоне длинный международный номер. Три гудка показались мне тремя часами ожидания.
        Потом из трубки послышался женский голос:
        - Алло. Господин Савельев, это вы?
        Разумеется, Гандолиза Лайс говорила по-империкански. Но я понимал все ее слова. Должно быть, мои магические способности простирались в самые разные области. Ведь и в Мире магии я разговаривал с драконами, не нуждаясь в переводчиках.
        - Это я, госпожа Лайс, - также по-империкански ответил Савельев. - У меня к вам срочное и важное дело.
        После секундной паузы Гандолиза коротко спросила:
        - Какое?
        Савельев выдохнул:
        - ОН у меня!
        - О чем вы? Я не понимаю.
        - ОН у меня. ОН сидит рядом со мной. Мы в моей лаборатории.
        - ОН?... Кто такой ОН?... Боже! Уж не хотите ли вы сказать, что?...
        - Вот именно! - победно воскликнул Савельев.
        - Вы уверены? Вы АБСОЛЮТНО уверены?
        - У меня нет никаких сомнений. Мне неудобно говорить при нем о тех испытаниях, которым мы были вынуждены его подвергнуть. И еще он ликвидировал трех наших лучших полевых агентов.
        Я показал два пальца.
        - Что такое? - спросил у меня Савельев.
        - Я ликвидировал только двоих. Третьего вы сами отравили.
        - Это не важно! Госпожа Лайс, я могу передать ему трубку.
        - Мы поступим лучше. Настройте свой компьютер на передачу изображения. Я сейчас нахожусь в своем офисе. Ведь у нас самый разгар рабочего дня.
        - Отлично!
        Савельев вскочил со стула и подбежал к компьютеру. Маленький шарик начал свое движение вокруг экрана, и вскоре я увидел изображение темнокожей боблинки. Она сидела за письменным столом в кожаном кресле с высокой спинкой. Компьютер с видеокамерой, скорее всего, располагался непосредственно перед ней, так как спинка кресла занимала весь экран и не позволяла мне рассмотреть кабинет. Жаль. Я не мог открыть магическую дверь прямо туда - в сердце боблинского штаба истребителей магов.
        Гандолиза Лайс рассматривала меня с нескрываемым интересом.
        - Так вот вы какой, господин Калки, - наконец, выговорила она. - Вы говорите по-империкански? Я правильно вас называю - Калки?
        Я кивнул головой:
        - Все правильно.
        Произнесенные мной слова Гандолиза Лайс, видимо, восприняла на своем родном языке.
        Савельев произнес:
        - Госпожа Лайс, я уже изложил Калки наши взгляды на развитие цивилизации. К сожалению, он придерживается другого мнения. Впрочем, именно это мы и предполагали.
        Я решил взять инициативу в свои руки:
        - Я хочу знать, кто виновен в смерти моих родителей!
        - Это непростой вопрос, - сказала Гандолиза Лайс. - Решение о ликвидации было принято без моего ведома, на уровне руководства колосским региональным управлением ОЕП. Сейчас этих сотрудников нет в живых. Извините...
        У меня в глазах потемнело. Слова Гандолизы Лайс одним махом перечеркнули все, к чему я стремился. Я не сомневался в том, что она сказала правду. Но потом я воспрянул духом - ведь было еще кое-что важное, что мне предстояло выяснить.
        - Госпожа Лайс, мне бы хотелось получить все документы, касающиеся смерти моих родителей.
        - Зачем это вам? - насторожилась боблинка.
        - Надо! - отрезал я.
        - Эти документы являются государственной тайной Империки. Они затрагивают стратегические интересы нашего государства... Но я могу их вам предоставить в обмен на ваше согласие сотрудничать с нами.
        - А как же истребители магов?
        - То есть сотрудники Общества Естественного Прогресса? Я прикажу им оставить вас в покое.
        - Не уверен, что полковник Треск выполнит этот приказ.
        - Если он откажется подчиняться, то будет ликвидирован.
        - А если я откажусь с вами сотрудничать?
        - Ответ очевиден.
        Я решил схитрить:
        - Вначале я хотел бы убедиться, что нужные мне документы все еще существуют, что вы не попытаетесь предложить мне подделку. Передайте мне документы, а потом я дам ответ на ваше предложение.
        Гандолиза Лайс твердо сказала:
        - Для нас эти условия неприемлемы!
        - Тогда я достану документы сам. Если вы уничтожите документы, я все равно узнаю правду. Я - маг по крови. Вы, видимо, еще не поняли, с кем имеете дело!
        - Вы не первый маг, который отказывается с нами сотрудничать, - ядовито улыбнулась Гандолиза Лайс. - И вы знаете, что происходит с теми, кто вторгается в сферу интересов Империки.
        - Ваша сфера интересов - весь ваш Изначальный мир?
        - Ну почему же только один мир? Наши ученые уже научились создавать проходы в другие миры. Уж вам-то должно быть об этом хорошо известно. Как видите, ваше сотрудничество или отказ от него ничего не решают. Наука даст нам то, в чем отказали маги - власть над всеми мирами!
        - Интересно посмотреть, как вы будете экспортировать свою "демократию" в Мир Магии...
        Я сказал это и тотчас же прикусил язык. Я внезапно понял, что боблины Изначального мира легко найдут общий язык с хозяевами магических энергий. Ведь цели-то у них общие: власть, нажива, присвоение чужого труда и общих богатств.
        Я обратился к Савельеву:
        - Вы обвиняли магов в стремлении к безраздельному владычеству. Но разве сами вы не участвуете в порабощении народа?
        - Это не порабощение, это прогресс! - ответил человек, но в его глазах промелькнула легкая тень сомнения.
        Гандолиза Лайс отчеканила:
        - Господин Савельев, вы должны немедленно ликвидировать Калки! Он представляет угрозу интересам Империки и всей нашей цивилизации.
        Я широко улыбнулся:
        - И как же вы собираетесь меня ликвидировать?!
        Савельев быстро протянул руку к переговорному устройству и нажал на одну из кнопок. Потом он нажал на нее еще раз, потом еще и еще.
        - Не трудитесь! - сказал я. - Ваши охранники в коридоре не могут сдвинуться с места. Подошвы их комбинезонов слились с полом в одно целое. Им не скоро удастся выбраться из своих скафандров.
        В глазах Савельева я увидел ужас... Ужас, смешанный с уважением.
        Гандолиза Лайс, считающая, что находится в безопасности на другой стороне планеты, крикнула:
        - Все равно ты не сможешь выйти из подземного бункера!
        Я ответил ей своей замечательной насмешливо-угрожающей улыбкой и открыл магическую дверь на хорошо знакомую мне набережную в Москве. Я не собирался указывать моим противникам, в какой мир на самом деле намеревался отправиться. Москва служила лишь пересадочной станцией.
        Савельев и Гандолиза Лайс в оцепенении глядели на дверь, за которой виднелись металлическая ограда, река, дома на другой стороне.
        На прощание я сказал:
        - Разговор с вами многому меня научил. Я понял, что бессмысленно сражаться с отдельными людьми, боблинами или оборотнями. Я объявляю войну всей вашей системе лжи, несправедливости и подавления личности. Либо вы измените свои планы, либо я разрушу все, к чему вы стремитесь. Я ИДУ ВО ГНЕВЕ СВОЕМ!
        Я вышел за дверь и покинул Изначальный мир.
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

* * *
        Постуведомление Автора:
        События, составляющие основу сюжета второй части, еще не произошли, поэтому написать продолжение книги в ближайшее время не представляется возможным.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к