Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Контакт Игорь Козлов

        Козлов Игорь
        Контакт



1

        Дом деда Егора Матвеевича стоял на окраине деревни, потому он первый и увидел «пришельца». От станции тянулась тропинка — сначала лесом, потом через кладбище, затем полем — и аккурат к околице. Егор Матвеевич вышел на солнышко погреться, там у него под старой сосной скамеечка оборудована. Сидит он, что-то под нос мурлычет, и вдруг глядь — по тропинке юноша топает. Высокий, белобрысый, в яркой курточке, с мешком за спиной.
        "Мать честная!  — подумал дед.  — Кто такой? Давно в наших краях гостей не было". И позвал внука:
        — Митька! Подь сюды…
        Внук в это время в сарае пытался отремонтировать велосипед фирмы братьев Люфье, который они с приятелем, Колькой Власовым откопали в подвале заброшенного барского имения. Колька заявил:
        — Это барахло, в лучшем случав — можно сдать в металлолом.
        Но деловой Митька поспорил с ним на магнитофонную кассету, что через два дня аппарат будет на ходу. Теперь он, перемазанный машинным маслом, в одних трусах сидел на корточках и пытался натянуть на ржавые «звездочки» отмытую в керосине цепь.
        — Ну чего тебе?  — недовольно отозвался внук.
        — Я кому сказал, подь сюды!  — строго повторил Егор Матвеевич.
        Митька знал: с дедом лучше не связываться, поэтому тяжело вздохнул, провел ладонью под носом, оставив на лице тёмный след, и вышел из своего «ангара».
        — Ну чего?..
        — Видишь?  — Егор Матвеевич указал на приближающуюся фигуру.
        Тут надо сказать, что деревня Лыково, где будут происходить основные события этой истории, располагалась в так называемой глубинке. В лучшие свои годы насчитывала она двадцать четыре двора, из которых ныне действовали только девять. Большая часть была заколочена, и жители их подались в разные края — кто в районный центр, кто в областной, а некоторых волна "новой жизни" занесла даже в столицу. А в Лыкове остались только старики и старушки, да и мудрый предприимчивый мужик Степан Коротков со своей женой Марфой и восемнадцатилетней дочерью — красавицей Варварой. Что касается Митьки и Кольки, то родители сослали их в деревню на каникулы, чему они нисколько не огорчились. В пионерском лагере скукота и почти воинская дисциплина, а здесь — раздолье, полная свобода и масса таинственных мест: сразу за деревней начинался заповедный бор, в котором, по слухам, до сих пор водилась нечистая сила, в роще, на холме, уже упомянутой выше развалины усадьбы, опять же — озеро с золотыми карасями, к тому же прошу учесть малину и землянику… Одним словом, кра-со-та!
        Однако душа людская жаждет общения. Новый человек нечасто забредал в здешний глухой угол. Поэтому Митька обрадовался происшествию и стал с нетерпением ждать, когда подойдёт незнакомец.
        Юноша приблизился, достал из нагрудного кармана очки, водрузил их на свой смешной курносый нос и громко произнёс:
        — Ой, вы гой еси, добры молодцы!
        Дед чуть не упал со скамейки, а Митька сразу сообразил: "Псих. Из дурдома сбежал. Ясное дело, кто же ещё сюда заберётся…"
        Парень заметил их реакцию, усмехнулся и ужи нормальным тоном сказал:
        — Извините. Я пошутил… Здравствуйте.
        Егор Матвеевич и Митька дружно кивнули.
        — Это деревня Лыково?
        — Так точно,  — резво ответил дед.
        — А где здесь изба Фроловых? Я правнук Дарьи Павловны. Емельяном меня зовут…
        Тут Егор Матвеевич пригляделся к пришельцу и уловил в нём знакомые черты. Точно, вылитый Кузьма Фролов! Только долговязый и худой… А так одно лицо: глаза голубые, хитрющие, нос картошкой, соломенный чуб, уши-лопухи…
        — Ох, ты!.. Каким же ветром тебя занесло? Вон ваша хата — уж сколько лет в разоре стоит. Сама-то Дарья жива?
        — Жива-здорова,  — ответствовал Емельян.  — Чего ей сделается? В бассейн ходит, в фольклорном ансамбле — запевала, её пол-Москвы знает.
        — Она сызмальства бедовая была,  — вздохнув, крякнул дед.  — А ты, значит, решил родовое гнездо проведать? Что ж, похвально… Чай, краевед?
        — Нет, дедушка. Я студент, биофизик. Слыхал про такую науку?
        — Дык…  — начал было Егор Матвеевич.
        Но тут в разговор вклинился Митька.
        — Живая природа — зеркало Вселенной,  — солидно заявил он.
        Емельян с удивлением глянул поверх очков. Конечно, стоит перед тобой пацан с голым пузом, рожа чумазая — и вдруг такое.
        — Отменно, молодой человек!  — искренне восхитился студент.
        — Внук,  — с гордостью пояснил Егор Матвеевич.  — Головастый. Рукодел. Рекомендую… Без помощника всё равно в избе порядок не наведёшь.
        Только он произнёс эти слова, как по небу с лёгким шорохом, с севера на юг, оставляя за собой сизое мерцание, проскользнула какая-то штуковина. Не то бочка, не то веретено, не то большая бутылка… Но почудилось Емельяну, что разглядел он в её чреве некую фигуру, вроде даже очертания человека или ещё какого существа.
        — Что?! Что?!  — с полным изумлением воскликнул он.
        — Так это… как его… Нэ-лэ-о.
        — Неопознанный летающий объект,  — расшифровал Митька.  — Они тут часто носятся…

2

        Весть о том, что в Лыково вернулся потомок Фроловых, молнией облетела всех жителей деревни. То один, то другой подходил к заброшенному двору, где уже вовсю кипела работа. Емельян с помощью Митьки и Кольки сбил с окон доски, поправил дверь, крыльцо и теперь, засучив рукава, яростно отмывал полы и лавки от вековой пыли. Покончив с этим делом, студент оглядел редкую стайку стариков и старух, весело спросил:
        — А что, уважаемые, лошади у вас водятся? Мне со станции приборы привезти нужно.
        — Подвода только у Коротковых имеется,  — сказала баба Марья, самая любопытная и проворная.  — Они богатые. У них даже телевизор есть.
        — На кой ляд?  — осведомился Емельян.  — Ведь электричества в деревне нет.
        — Так для этого… как его…  — Баба Марья с надеждой посмотрела на Митьку.
        — Для престижу,  — солидно пояснил тот.
        — Вот,  — соглашаясь, кивнула бабка
        Студент хмыкнул, снял с носа очки, протёр их платочком.
        — Ну что ж, ведите к вашему Короткову. Посмотрим на здешнего Журдена.
        А Степан Данилович Коротков в это время осматривал ульи. Пчёлы отработали первоцвет, пора было качать душистый мёд. Трудолюбивые насекомые привыкли к хозяину и безболезненно разрешали ему изучать самые заветные уголки своего сложного хозяйства. Но вообще звери были лютые и чужих жалили нещадно.
        Степей Данилович вынул рамку, полюбовался и, обращаясь к дочери, сказал:
        — Смотри-ка, Варвара, какой радужный сот. Вот оранжевая пыльца — с одуванчика, вот голубая — с васильков, коричневая — с яблони… Будет чем пчелиных деток кормить.
        Варвара поставила у плетня тяпку, она полола в огороде, подошла к отцу. Пчелы ласково загудели, чуть прикасаясь крыльями к ее тугой русой косе. Если Степана Даниловича они терпели, то Варвару просто обожали. Коротков давно заметил: когда дочка появлялась на пасеке, пчелиная производительность заметно увеличивалась.
        Неожиданно с другого конца деревни послышался легкий гомон. Варвара и Степан Данилович оглянулись и увидели странную картину. К их дому приближалась пестрая колонна. Впереди гарцевал Митька, нахальный и дерзкий внук Егора Благоева. За ним шествовал незнакомый долговязый парень, одетый по-городскому, модно и ярко. А далее следовал строй здешних бабушек, нарядившихся по такому случаю во все самое-самое.
        — Подойдя к забору, процессия остановилась.
        — Чего надо?  — хмуро спросил Коротков, не ожидая от этой компании ничего хорошего.
        — Дядя Степан, это Емельян Фролов,  — торопливо произнес Митька и указал на юношу.
        Молодой человек почтительно поклонился.
        — Ну?  — примял и сведению Коротков.
        — Ему подвода нужна, приборы со станции доставить. Он студент, будет опыты делать. Дай, пожалуйста…
        — А на что нам здесь ученые?  — зло огрызнулся Короткое — Они пол России дустом засыпали. Теперь сюда добрались. Не позволю!  — И, обращаясь непосредственно к пришельцу, убежденно добавил: — Я тебе руки-ноги пообломаю, понял? Не посмотрю, что ты наших кровей…
        — Папа, ну разве так можно?  — с укоризной сказала Варвара и залилась нежным румянцем.  — Необходимо помочь молодому человеку. Я уверена, у него самые чистые намерения.
        Фролов с благодарностью посмотрел на девушку и тоже смутился. Потом перевел взгляд на пасеку, о чем-то задумался, достал из кармана компас и решительно заявил:
        — Степан Данилович, у вас неправильно ульи стоят. Нужно вдоль силовых линий…  — Он перемахнул через плетень, подхватил маленький домик и повернул его на девяносто градусов.
        — Ты что?!  — с ужасом воскликнул Коротков, зная строгий нрав своих питомцев.
        Однако встревоженный рой одобрительно загудел, облетел вокруг головы Емельяна и дружно ринулся в поля — собирать прекрасный и, по нынешним временам, достаточно дорогой нектар.
        Коротков был мужиком грубым, угрюмым, но в ясном уме ему никто не мог отказать. Он сразу сообразил, что перед ним человек полезный, и сменил гнев на милость.
        — Значит, говоришь, Емельян Фролов?  — сощурившись, осведомился он. В вашем роду дураков вроде не было… Что ж, прогрессивные методы мы уважаем. Нужно помочь.
        На следующий день, поутру, Степан Данилович сам запряг лошадь. Сказав, что у него на станции тоже есть интерес, поехал вместе с Емельяном. Там они погрузили на подводу ящики: Коротков сбегал, в кооператив и договорился о поставках крупной партии мёда.
        На обратном пути разговорились. Студент поведал труженику села о последних достижениях биофизики. Оказывается, у пчёл от постоянной работы крыльев на теле скапливается положительной заряд.
        — Ну?  — заинтересовался Коротков.
        — А земля — «минус».
        — Это мы понимаем,  — солидно произнёс Степан Данилович.  — Молния… она того.
        — Правильно!..  — обрадовался Емельян.  — Вот и рой постоянно находится под воздействием поля.
        — Не… Они и в сады летают, и в рощу, когда липа цветёт.
        Юноша немного опешил, но потом тактично добавил:
        — Я имею в виду электрическое поле. Оно плохо воздействует на пчёл…
        — Как бороться?  — насторожился Коротков.
        — Нужно экранировать ульи, покрыть их краской, смешанной с алюминиевыми опилками.
        Степан Данилович дёрнул вожжи, пфукнул на лошадь и подвёл итог научной беседе:
        — Плёвое дело. Завтра и оформим…
        Некоторое время ехали молча. Наконец Емельян решил почерпнуть и свою долю информации.
        — Дядя Степан, я заметил, вы человек трезвого ума…
        — Это точно,  — согласился Коротков.  — Только по праздникам себе позволяем.
        — Скажите, вы "летающие тарелки" видели?
        — Ну… тарелки не тарелки… однако, шныряет.
        — Кто? Кто шныряет?  — холодея от восторга, возликовал студент.
        — Чего орёшь?  — грызнулся Коротков, снова обернулся и тихо пояснил: Нечистая сила. Вот кто… То Баба Яга в… ступе, то ведьма на помеле.
        — И давно?  — тоже перешёл на шёпот Емельян.
        — С год как началось. Это всё Матюхинский бор — самое гиблое место. Там, сказывают, их шабаш.  — Коротков пристально посмотрел на Емельяна; студент слушал, затаив дыхание.  — Лет пять тому назад пригнал сюда леспромхоз технику. Хотели делянку заложить. Добрались-таки и до нас… Так веришь, трактора словно кони, на дыбы встали…
        — Как это?  — лязгнув от возбуждения зубами, спросил Фролов.
        — Как… Как…  — недовольно проворчал Коротков.  — А вот как. Стали просеку прорубать. Подошли к поляне. А перейти не могут. Словно стена какая… Трактора с разбегу поехали. И вдруг- брык! На попа!..
        — Ну? А дальше?
        — Что "дальше?" Убегли все! Начальство рабочих уговаривало — те ни в какую. Там и бросили… Объявили, дескать, заповедник. А туда никто ни ногой. Даже наши не ходят… Известное дело. Чего кривишься? Не веришь?
        Емельян еле сдержал улыбку…

3

        За неделю старинная изба Фроловых преобразилась в настоящую лабораторию. Митька и Колька — Емельян называл их «ассистентами» — во всем помогали молодому учёному. Конечно, сути предстоящих экспериментов они пока не понимали, но чувствовали — тут дело серьёзное, из-за пустяков такой парень в глушь забираться не станет.
        Посреди горницы на большой металлической треноге они установили огромную колбу, под ней смонтировали газовую горелку — баллоны Емельян привёз с собой. В колбу были искусно вставлены различные датчики.
        Потом в углу из секций собрали блестящий бак с прокладками из различных пористых веществ. И ещё несколько конструкций, назначение которых Митька и Колька даже не могли предположить.
        Наконец, кажется, всё было готово. И удовлетворённый Емельян торжественно произнёс:
        — Ну, мужики, завтра начнем!
        — А что?.. Что будем делать?  — робко спросил Колька.  — Нас за это в милицию не заберут?
        Емельян переглянулся с Митькой, словно тот всё понимал. Хотя, по правде говоря, и Митьку раздирало любопытство, но он держал фасон крепился изо всех сил и, выслушивая указания студента, многозначительно кивал: дескать, ясно, соображаю, не лыком шит…
        — Великое открытие будем делать, мужики,  — задумчиво сказал Емельян.  — Айда во двор, душа простора требует…
        Вышли из дома, уселись на завалинке. Студент облегчённо вздохнул:
        — Господи, хорошо-то как…
        Да, чего-чего, а простора здесь хватало. Солнце садилось за лесом… Ало полыхал закат, окрашивая вершины сосен. Тревожно щебетал соловей ночная птица. А с поля, некошеного, дикого, доносил ветер пряные ароматы трав.
        — Слушайте, мужики. Излагаю основную гипотезу.  — Емельян бросил пламенный взор на своих сподвижников. При этом Колька съёжился от жути, а Митька, наоборот,  — вытянулся, как струнка, тронь умелой рукой — зазвучит, заиграет, запоёт.
        — Живая материя!..  — трепетно сказал Фролов.  — Она — самый смелый, самый уникальный опыт, поставленный природой. Только наблюдай, анализируй, думай… Английский ботаник Роберт Броун поместил в каплю воды цветочную пыльцу и увидел под микроскопом её хаотическое движение. Что это? Чем горячее вода, тем интенсивнее дёргались мелкие частички… Броун не смог объяснить это явление. Но он обратил на него внимание, и другие поняли…
        — Тепловое движение молекул,  — вспомнив физику, воскликнул Митька.
        — Точно!  — подтвердил Емельян.  — Отсюда термодинамика… Паровые котлы… Прогресс… Цивилизация…  — Фролов вскочил, обвёл аудиторию торжествующим взглядом и решительно произнёс: — Случай второй. Итальянский биолог Гальвани. Препарирует лягушку, а рядом случайно его приятель возится с электрической машиной. Знаете, у вас в школе такие есть: два круга вертятся, и на них скапливается статический заряд?
        Ребята дружно кивнули: баловались они с такой, точно…
        — Так вот, вспыхнула искра. Гальвани в это время, повторяю — случайно прикоснулся скальпелем к нерву лягушки. И тут же она, словно живая, подпрыгнула…
        Мальчики смотрели на Емельяна, широко раскрыв глаза.
        — Так впервые проявили себя электромагнитные волны,  — рубанув рукой воздух, пояснил студент.  — А это — радио, телевидение, электроника… Теперь подходим к главному…
        Митька и Колька даже привстали.
        — Сидеть!  — рявкнул Емельян. Друзья так и рухнули на завалинку.
        — Вопрос на засыпон…  — ледяным тоном сказал студент.  — Почему деревья растут вверх?
        Хлопцы переглянулись.
        — Вроде… к солнцу…  — попытался ответить Митька.
        — Мудро!  — похвалил Фролов.  — Усложняем эксперимент… Семечко сажаем в горшок, оно прорастает. В тёмной комнате на пол ставим источник света и над ним переворачиваем горшок… Куда пойдёт растение?
        — Вниз!  — брякнул Колька.
        — Нет, коллега,  — убеждённо произнёс Емельян.  — Оно опять будет расти вверх. Изогнётся и потянется к потолку.
        Митька был потрясён этим фактом.
        — Почему?  — простонал он.
        — Зри в корень!  — многозначительно ответил студент и чётко сформулировал: — Дерево своеобразно воспринимает тяготение. Я думаю, корни концентрируют гравитоны — элементарные частицы поля тяготения. Если мы выделим из них кристаллы неведомых нам микроэлементов, то сможем создать уникальные летательные аппараты. Они будут двигаться по тому же принципу, что и проводник с током в магнитном поле… Поэтому задача номер один: мне нужен корень "медвежьей дудки". У неё из трав самый мощный стебель…
        — Так "медвежья дудка" только в Матюхинском бору растёт,  — с ужасом прошептал Колька.
        — Вот туда завтра утром и пойдём…

4

        Они приближались к зелёной глыбе леса. Впереди шествовал Емельян. За ним, еле шевеля ногами,  — Колька. Замыкал группу Митька, который буквально подталкивал приятеля в спину.
        Наконец они подошли к старой, заросшей тропинке, уходящей в глубь бора.
        — По ней леспромхозовцы ходили,  — пояснил Митька.
        — Вперёд!  — окликнул молодой учёный.
        — Нет, я не пойду! Боюсь!  — неожиданно заявил Колька.
        — Ты что?  — пристыдил Митька.  — В науке нет широкой столбовой дороги! Правильно я говорю, шеф?
        — Точно!  — одобрил Фролов.  — Если трусишь, ступай назад.
        — Один?  — У Кольки округлились глаза.
        — Как хочешь. Выбирай… Или с нами, или возвращайся.
        — Ладно,  — Колька тяжело вздохнул.  — Лучше гуртом. Вроде не так… Он не успел договорить. С высокой сосны соскочила ведьма на помеле и с диким хохотом, описав круг, умчалась в чащу, скользя над вершинами деревьев.
        — Так…  — сказал Фролов после глубокой, обморочной паузы.  — Ну и что это было?
        — Может, филин,  — неуверенно начал Митька.  — Они здесь, в заповеднике, такие вымахали.
        Емельян посмотрел на него с какой-то жалкой улыбкой и вдруг понял, что Колька исчез.
        — Где?  — заплетающимся языком спросил он.
        Митька огляделся по сторонам.
        — Наверное, назад сиганул. Он с перепугу быстро бегает.
        — Другого объяснения всё равно пока нет,  — сказал Емельян и с опаской глянул в лес.  — Ну ладно, пошли…
        Как только они вступили на тропинку, появилось странное ощущение, будто из-за деревьев кто-то за ними наблюдает. По телу побежали мурашки, казалось, тысячи мелких иголочек впились в руки и ноги.
        — Емельян,  — жалобно прошептал Митька.  — Жуть-то какая. Чуешь?
        — Чую, чую,  — дрогнувшим голосом ответил студент. Всё равно нужно идти. Кольку выручать.
        — Думаешь, он в беду попал?
        — Не знаю. Но что-то здесь нечисто. Какая-то тайна прячется в этом лесу.
        — Ну, дела!  — У Митьки от озноба тряслись плечи и дробно стучали зубы.
        Они вышли на поляну и увидели два ржавых трактора, поставленных могучей силой "на попа", заросших огромными лопухами.
        — И птицы не поют,  — наконец заметил Емельян.
        Действительно, стояла удивительная, гробовая тишина. Не было ветра ни один листик, ни одна былинка не колыхались.
        — Вон она — "медвежья дудка"!  — заметил Митька на краю поляны пышное соцветие.
        Емельян бросился к нему, достал из сумки маленькую острую лопатку. Наклонившись, ловко выкопал корень. Он поднял голову и пошатнулся: из кустов на него в упор смотрели внимательные, «чужие» глаза.
        — А-а-а…  — слабо простонал Фролов.
        Ветки раздвинулись. На поляну вышел человек. На нём был комбинезон защитного цвета. Кожа лица, всклокоченные волосы, густая борода абсолютно зелёные.
        — Это Леший!  — дико заорал Митька.  — Бежим!
        Мужчина поднял руку и громко произнёс:
        — Не надо, Дима. Не бойтесь. Ваш друг нам всё рассказал.  — Он подошёл к Емельяну.  — Я приветствую представителя молодой науки Земли.
        — Здравствуйте,  — еле выдавил из себя Фролов.
        — Вы можете действительно называть меня Лешим. Такую кличку придумали мне ваши далёкие предки. На нашей планете всё равно нет имён. У нас совсем другая система общения. Вам её трудно понять…
        — Так я и знал!  — радостно воскликнул Емельян.  — Вы представитель иной цивилизации?
        — Да,  — кивнул Леший.  — Много лет тому назад наш корабль, пытаясь выйти за пределы галактики, попал в неизвестное нам жёсткое излучение. Оно мгновенно разрушило гравитокристаллы, на которых построена вся наша аппаратура. Мы были вынуждены совершить аварийную посадку. К счастью, на окраине галактики оказалась ваша планета…
        — А что было потом?  — вклинился Митька; он уже пришёл в себя и даже подпрыгивал от любопытства.
        — Мы попытались починить корабль,  — усмехнувшись, сказал Леший.  — Но в природных ресурсах Земли нет гравитокристаллов, а жители вашей планеты ничем не могли нам помочь. Тогда командир экипажа принял решение. Мы окружили корабль защитным силовым полем и погрузились в глубокий анабиоз, надеясь, что в будущем люди смогут найти способ передвижения в космосе. И вот, проснувшись, мы поняли: вы пошли совсем по другому, примитивному пути… Но ваша идея, Емельян, вселяет в нас надежду. Командир хотел бы обсудить ее подробнее.
        — Я готов,  — оживлённо ответил Фролов.
        Леший поставил на пень какую-то пластинку, на краю которой торчал ряд гибких антенн.
        — Это генератор силового защитного поля,  — пояснил он.  — Сейчас включу, и невидимый, непроницаемый колпак снова укроет нас.

5

        Их вёл "волшебный клубок". Он катился впереди, подпрыгивая на кочках, оставляя на траве тёплый розовый след. И, повинуясь исходящему из его недр сиянию, деревья расступались и тут же, за их спинами, снова смыкались.
        Наконец очутились на лужайке. На ней стояла высокая сверкающая пирамида на ажурных сваях.
        — Избушка на курьих ножках,  — догадался Емельян.
        Леший поднял руку. Раздался короткий, булькающие звук — и пирамида повернулась вокруг своей оси. Одна её грань опустилась. Это был вход.
        — Ну, дела,  — прошептал Митька.  — К лесу задом, ко мне — передом…
        — Прошу вас, входите,  — предложил Леший.
        Они поднялись по лесенке, пересекли неширокий холл. Дверь сама распахнулась, из неё выскочил сияющий Колька.
        — Ребята, ребята!  — радостно закричал он.  — Не бойтесь! Они хорошие. Они из космоса…
        Колька потащил товарищей в просторный зал. Здесь в кресле сидела девушка. У неё тоже была зелёная кожа, изумрудные пышные волосы, огромные глаза цвета морской волны.
        — Это моя жена,  — представил Леший.  — Зовите её Кикимора. Слово «ведьма» ей не очень нравится… Сейчас выйдет наш руководитель. Рассказ вашего друга так потряс его, что он сразу же решил проверить гипотезу Емельяна. А пока отведайте наших яств…
        Кикимора поколдовала у пульта, и откуда-то снизу появился стол, уставленный невиданными фруктами.
        Емельян и Митька с пониманием переглянулись: скатерть-самобранка.
        — Вот эти попробуйте,  — посоветовал Колька, указав на ярко-оранжевый плод, формой похожий на огурец.  — Что-то среднее между бананом и ананасом. Я уже пять штук слопал.
        Уговаривать никого не пришлось.
        Через полчаса люк на стене мягко отошёл в сторону. В зал, прихрамывая, вошла… Наверное, старуха? Длинные седые космы спадали на плечи, нос горбинкой, узкие лиловые губы, тяжёлые веки.
        Старуха стремительно бросилась к Фролову, скрипучим голосом сказала:
        — Поздравляю, молодой человек! Ваша версия блестяще подтвердилась! В корнях растений действительно скапливаются элементы гравитокристаллов. Это открытие спасёт нашу экспедицию. Генератор основной установки уже заработал.
        — Скажите… э-э-э…  — неуверенно начал Емельян.
        — Можете ко мне обращаться Баба-Яга,  — усмехнулся руководитель экспедиции.  — Хотя на самом деле — Дед-Яг.  — Просто я существо первого поколения и старше Лешего и Кикиморы на несколько тысяч лет. В нашей цивилизации принято так формировать экипажи космических кораблей. Командир — всегда существо первого поколения, более мудрое, более спокойное, более опытное.
        — А нога у вас действительно костяная?  — не утерпел Митька.
        — Это протез,  — горько усмехнулся Дед-Яг.  — Аварийная посадка была слишком сложной…  — Он снова с восхищением посмотрел на Емельяна и спросил: — Как же вам пришла в голову такая замечательная идея?
        Студент скромно потупился и сказал:
        — Человечество в своём стремлении лететь всегда обращало взор к птицам, а я обратил внимание на деревья…  — И в свою очередь поинтересовался: — Скажите а вот эти летательные приборы?
        — "Ступа", "метла",  — лукаво улыбнулся Дед-Яг.  — Да. Из осколков гравитокристаллов нам удалось сделать простые установки. С их помощью мы передвигались, исследуя Землю. Хотите попробовать?
        — Конечно!  — воскликнул Емельян. Они вышли на лужайку. Леший нажал кнопку грузового отсека. Из него опустилась «ступа» — удобные кресла располагались в небольшой овальной кабинке, сзади неё торчала метёлка упругих проводков.
        — Это излучатели гравитонов,  — пояснил Дед-Яг.  — Перед вами на панели рычаг. Управление самое простое. Вправо, влево, вверх, вниз — аппарат повторяет все ваши приказы. Эта клавиша — «пуск». Ну что, полетели?
        Емельян, Митька и Колька забрались в ступу.
        — Теперь мы называем её "летающая тарелка",  — сказал Фролов.
        — У ваших предков тогда ещё не было тарелок,  — улыбнулся Леший и сел в кресло пилота.
        Ступа легко, беззвучно поднялась вверх и зависла над поляной.
        И тут раздался страшный грохот. Из чащи на лужайку выскочило какое-то чудище и бросилось к кораблю.
        — Проклятье!  — отчаянно воскликнул Леший.  — Спасайтесь! Он всё-таки выжил!
        Дед-Яг и Кикимора еле успели взобраться в "избушку на курьих ножках" и захлопнуть шлюз. Чудище подбежало к кораблю и стало трясти его ажурные сваи.
        — Кто это?  — с ужасом прошептал Колька.
        — Наш робот сопровождения,  — ответил Леший.  — У него тоже поплыли кристаллы, и он взбесился. Все вложенные в него программы изменились на противоположные. Вместо доброты — появилась злость, вместо осторожности агрессивность и грубость. Он всё ломает, всё крушит на своём пути… Сразу после аварийного приземления, когда мы были без сознания, робот вырвался из грузового отсека. Но самое страшное — в нём возникли хитрость и коварство. Он унес ключ управления и где-то его спрятал. Теперь мы бессильны что-либо с ним сделать. Это очень прочная конструкция.
        В этот момент робот, поняв тщетность своих усилий поломать корабль, поднял голову и увидел ступу. Он вскинул свою металлическую клешню — из неё полыхнула молния. Леший дёрнул рычаг, еле успел увильнуть от этой вспышки.
        — Нужно улетать,  — печально сказал Леший.  — Иначе он не успокоится.
        Ступа понеслась в сторону деревни и приземлилась на околице, в роще.
        — Что же делать?  — сокрушался Леший.  — Откуда этот болван взялся?
        — А где он раньше был?  — спросил Митька, старательно морща лоб. Казалось, мальчик мучительно пытался что-то вспомнить.
        — Тогда, сразу после посадки, робот натворил много бед. Здесь тоже было поселение. Он поломал избы, пожёг посевы… Но один смелый парень, его звали Кудря, вступил с ним в бой. Кудря дрался с роботом огромной дубиной, ловко уклоняясь от его молний-стрел. Но, конечно, силы были неравные. Как рассказали нам потом местные жители, Кудря побежал в лес, робот — за ним… Больше их никто не видел. Что произошло, не знаем. И вот это чудовище снова откуда-то возникло…
        — А если Кудря нашёл спрятанный роботом ключ управления? предположил Емельян.
        — Это невозможно,  — печально произнёс Леший.  — Но даже если такое произошло, он всё равно не смог бы им воспользоваться. Люди того времени не имели никакого понятия о технике.
        — Что собой представлял этот "ключ"?  — взволнованно спросил Митька.
        — Небольшой дистанционный пульт в виде коробочки, из которой выдвигалась короткая тонкая антенна.
        — Вроде иглы?  — Митька аж подпрыгнул.
        — Ну, можно, конечно, сравнить ее с иглой.  — Леший удивлённо посмотрел на мальчика.
        — Колька, ты понял? Емельян, ты понял?
        Те недоуменно пожали плечами.
        — Ёлки-палки! Это же Кащей Бессмертный! А если эту иглу сломать?
        Леший почесал клочковатую бороду, что-то прикинул, сказал:
        — Да, импульсы настройки исчезнут. Это может парализовать робота. Сейчас заработал генератор нашей основной установки. Робот уловил гравитомагнитные колебания и снова ожил. Но если человек прикоснётся к мощному потоку гравитонов, это изменит всю структуру его тканей. Тело станет словно каменное.
        — Так оно и было!  — воскликнул Митька и обратился к Кольке: Помнишь, дед рассказывал, на том берегу барского озера стоит огромная вековая сосна, а под ней — гранитная фигура, старинное изваяние…
        — Ну?
        — Это и есть бедный Кудря, который ценой жизни спас свой род от Кащея Бессмертного.
        — Летим туда,  — решительно сказал Фролов.

6

        Роботу надоело возиться с кораблём. Его металлические клешни нагрелись от натуги, скрежетали по обшивке, не оставляя на ней даже царапин.
        "Ну ладно!  — зло подумал Кащей.  — Я вам покажу. Вы у меня в этой избушке век сидеть будете…"
        Он стал с корнями вырывать могучие дубы и заваливать ими корабль. Когда работа была закончена, Кащей с удовлетворением посмотрел на ее результат. Теперь посреди поляны возвышалась огромная гора бревен, гигантский завал, выбраться из-под которого было совершенно невозможно.
        Робот присел отдохнуть, но тут в его искорёженных гравитонных мозгах шевельнулось какое-то воспоминание. Там, на юге, раньше была деревня, там жил его враг. Кащей встал и, ломая на своём пути деревья, направился туда, куда вела его жажда мести. Неожиданно нога ударилась о невидимую преграду. Что это? Робот отошёл на несколько шагов и снова с разбегу ринулся вперёд. И опять неведомая стена отбросила его прочь.
        Сначала закипела злоба. Но потом шевельнулись элементы памяти, и Кащей понял: силовой барьер. Он развернул локатор и быстро нашёл источник. "Волшебный гребень" стоял на пне. Робот отключил прибор и с яростью забросил его далеко в кусты.
        Теперь путь свободен. Кащей вышел из леса и направился по тропинке к деревне. Вот уже показался крайний дом. А рядом с ним, за изгородью, стояло множество маленьких аккуратных домиков. От них исходил сладкий, ароматный запах.
        Что такое? Робот подошел и сильным ударом сбил крышу с одного из строений, запустил внутрь клешню.
        — Это кто же тут разбойничает?  — послышался громкий, возмущённый голос.
        Кащей обернулся. Перед ним стоял разъярённый мужик, с крылечка спускалась очаровательная девушка с длинной, толстой косой.
        — Вот какие опыты твой Емелька делает!  — закричал Коротков, обращаясь к дочери.  — Вона какую чучелу на мою пасеку науськал. Ну, я ему… Степан Данилович схватил оглоблю и бросился на Кащея.
        От неожиданности робот даже отпрянул. Но быстро пришёл в себя полыхнуло пламя, оглобля в руках Короткова вспыхнула, словно спичка.
        — Хыр-хыр-хыр!  — заревел Кащей, поднял улей и трахнул его оземь.
        — Ах ты, гад!  — взвыл Степан Данилович, мотнулся в сарай и выскочил оттуда с охотничьим, ружьем.  — Получай, зараза!
        Грянул дуплетом выстрел. Дробь с грохотом отскочила от груди робота.
        Кащей медленно приблизился к Короткову, ударом клешни повалил его.
        — Помогите! Помогите!  — отчаянно закричала Варвара.
        Робот повернул голову, с изумлением уставился на неё. Красота девушки поразила Кащея, отголоски каких-то былых программ шевельнулись в его башке. Он сразу забыл про Короткова, стремительно подошел к Варваре, схватил ее в охапку и побежал прочь…

7

        Ступа летела над полем. Промелькнули развалины усадьбы, и вот уже плещется внизу озеро.
        — Где же эта сосна?  — спросил Леший, пристально всматриваясь в противоположный приближающийся берег.
        — Вон она!  — указал Митька на огромное кряжистое дерево, стоящее на высоком утёсе.
        Ступа сделала разворот и опустилась на небольшой площадке, нависшей над обрывом. Все вышли из кабины и увидели у подножия могучего ствола каменную фигуру. Ветры и дожди сгладили очертания лица, в некоторых местах глыба треснула.
        Леший поднял осколок, тщательно изучил его и, вздохнув, сказал:
        — Да, несомненно. Это воздействие на живую ткань мощного потока гравитации.
        — А нельзя его обратно оживить?  — жалостливо спросил Колька.
        — Увы, мой друг…  — печально произнёс Леший.  — Этот процесс необратим.
        — Раз это Кудря, то тогда где-то тут, у его ног, должен валяться ключ управления роботом,  — возбуждённо сказал Митька.
        Емельян поднял голову и заметил у самой вершины сосны большое дупло.
        — Потрясающе!  — воскликнул он.  — Значит, здесь и прятал Кащей свою «смерть»!
        Студент достал из сумки лопатку и стал быстро копать. Вскоре звякнул металл…
        — Разрешите теперь мне,  — заволновался Леший.
        Он осторожно разгрёб ладонями землю, поднял небольшую коробочку. Сдул с неё остатки почвы. Включил какой-то тумблер. Сбоку вспыхнула красная лампочка.
        — Ключ надо ремонтировать.  — сказал Леший.  — Возвращаемся на корабль. Надеюсь робот уже оставил его в покое и сейчас рыщет где-нибудь в лесу.
        И снова стремительный полёт в ступе. Когда из-за рощи появилась деревня, стало ясно: там что-то произошло! Жители Лыково окружили дом Короткова, валялись разбитые ульи, дымился обгоревший плетень…
        — Иду на посадку!  — взволнованно крикнул Леший.  — Мне кажется, это проделки Кащея.
        Ступа с легким свистом, разогнав стайку стариков и старух, приземлилась у крыльца.
        Коротков, увидев Емельяна, бросился на него с кулаками:
        — Где? Где моя дочка? Где Варварушка?  — Но, заметив Лешего, отпрянул и еще громче заголосил: — Нехристь! Связался с нечистой силой! Чур меня! Чур!
        — Прекратите Степан Данилович!  — резко одернул его студент.  — Лучше толком расскажите, что случилось?
        — Говорите, дядя Стёпа,  — вторил Митька.  — Не бойтесь. Это космонавты…
        — Хороши космонавты!  — вопил Коротков.  — Космонавты в орденах. Они офицеры… А этот с зелёной рожей…
        — Он с другой планеты,  — пытался втолковать Колька.
        Кое-как общими усилиями Степана Даниловича удалось успокоить и прояснить картину.
        — Куда он её потащил?  — срывающимся голосом спросил Фролов.
        — Туда, к старым каменоломням!  — указал Коротков.  — Емелюшка, голубчик, спаси доченьку! Ты бы видел, какое это чудище! И ничто его не берёт. Точно ты говоришь, Кашей Бессмертный, он и есть…
        Фролов пристально посмотрел на Лешего.
        — Что будем делать? Тот пожал плечами.
        — Нужно ремонтировать ключ. Без него мы бессильны.
        — Пока вы будете ремонтировать, он её на куски разорвёт!  — возмущённо крикнул Митька.  — Бежим, Емельян, в каменоломню! Кудря Кащея не боялся, и мы не струсим!
        — Да, пожалуй, так,  — сказал студент.  — Вы летите на корабль. А мы постараемся найти робота, отвлечь его. Может, Варвара ещё жива…
        — Какие же вы отважные существа!  — искрение восхитился Леший.  — Если вы так решили, тогда вот.  — Он подошёл к ступе и достал из-под сиденья серебристый прут с ручкой на конце.  — Это запасной штырь гравитонной антенны. С его помощью можно нейтрализовать вспышки, которые излучает робот. Держитесь! Я скоро приду на помощь…  — С этими словами Леший прыгнул в ступу и взмыл в небо.
        Когда Варвара пришла в себя, она увидела прямо перед собой то самое чудовище, которое неожиданно ворвалось в деревню и разорило их пасеку. Теперь оно стояло мирно и смотрело на неё с некоторым умилением.
        Варвара огляделась по сторонам. Она находилась в просторной пещере.
        — Кто ты?  — смело спросила девушка.  — Что тебе надо?
        — Люди называли меня Кащей Бессмертный,  — вспыхнув зелёными глазами, прохрипело чудище.
        — Отпусти меня,  — попросила Варвара.
        — Нет,  — Кащей зловеще щёлкнул клешнями.  — Когда я вижу тебя, во мне затихает злоба. Я начинаю вспоминать, что я робот сопровождения космического корабля и должен помогать своим хозяевам осваивать трудные планеты. Со мной что-то случилось… Я болен…
        Варвара была начитанной девушкой и сразу многое поняла.
        — Нам нужно найти твоих друзей. Они помогут тебе. Давай выйдем отсюда…
        — Нет,  — упрямо повторил Кащей.  — Сиди. Мне так хорошо. Так покойно…
        — И долго я буду так сидеть?
        — Все время. Перед нами — вечность.  — Зачем торопиться?
        — Но я умру от голода!  — возмутилась девушка.
        — Я не знаю, что такое смерть. Я не знаю, что такое голод,  — спокойно заявил робот.
        — Какой ты глупый!  — Варвара встала и пошла к выходу.
        — Не зли меня!  — взревел робот и легким ударом отбросил ее на место.
        Девушка села на камень и заплакала.
        Неожиданно у входа в пещеру послышался шорох гальки и раздался звонкий голос Мити Благоева:
        — Емельян! Колька! Сюда! Вот его следы! Варвара, ты здесь?
        — Здесь! Здесь!  — закричала девушка.  — Он меня не пускает!
        — Замолчи!  — угрожающе зарычал Кащей.  — Кто нарушил мой покой? Сейчас разорву на мелкие кусочки! Затопчу ногами!
        — Не больно-то грозись, ржавая консервная банка!  — дерзко воскликнул Митька.  — Выходи на смертный бой! Мы тебе сейчас чайник помнем!
        Робот аж подпрыгнул от ярости:
        — Ну, погоди! Сейчас я тебе поджарю пятки!
        Кащей выскочил из пещеры. И тут же на него обрушился град булыжников. Они с грохотом ударялись о его мощный, непроницаемый корпус.
        — Ха-ха-ха!  — засмеялся робот.  — Ну, уморили! Ну, бойцы!  — Он увидел на пригорке двух взъерошенных мальчишек и юношу с серебристым прутом в руке, который был чем-то похож на Кудрю — того ловкого, отважного парня, который все-таки перехитрил его тогда. Кудря сказал, что знает, где лежит «смерть» Кащея и побежал в лес. Робот испугался и решил перепрятать ключ управления. А Кудря, оказывается, следил за ним, узнал его тайну, взобрался на сосну и достал ключ. И хотя Кащей кричал: "Не прикасайся, иначе превратишься а камень!"  — Кудря всё-таки сломал антенну и вывел его из строя. Последнее, что смутно помнил Кащей: он кубарем катился по откосу, плюхнулся в воду. Потом всё — абсолютный мрак, видимо, он много лет пролежал на дне. И вот какая-то неведомая сипа снова включила его бессмертное сердце.
        Что ж, теперь ключ управления бесследно исчез. Наверно, беспощадное время занесло его землей или потоки воды смыли в озеро. Теперь ему никто не страшен! Он расквитается с этими наглецами, отомстит за то былое поражение!
        Кащей схватил тяжелый валун и бросил его в противников…
        Леший подлетел к поляне, на которой стоял корабль, и увидел, что на месте сверкающей пирамиды высится огромный завал из бревен. Это странное переплетение напоминало большой муравейник. Леший достал "волшебный клубок", включил его и бросил в самую гущу. И сразу куча зашевелилась, ожила, словно гигантская мощная ладонь стала разгребать в ней проход. Наконец Леший смог подойти к шлюзу.
        В центральном отсеке, пригорюнившись, сидели Дед-Яг и Кикимора. Они с радостью бросились к Лешему.
        — Ну, наконец-то!  — воскликнул руководитель экспедиции.  — Мы тут торчим замурованные! Связи никакой нет! Гравитокристаллов первой, опытной, партии хватило только для ремонта генератора. Что там произошло?
        Леший коротко пересказал последние события.
        — Нужно срочно чинить ключ управления! Наши юные друзья сейчас бьются с роботом! Ещё неизвестно, чем всё это кончится…
        — Быстро неси корни "медвежьей дудки",  — приказал Дед-Яг.  — В них самый большой процент содержания гравитокристаллов. Кикимора, готовь фильтровальную установку! И скорее, скорее! Дорога каждая минута!..
        Второй час длилось сражение. Кащей разворотил всю каменоломню. Его страшные молнии летели в Емельяна одна за другой. И если бы не «меч-кладенец», подаренный Лешим, студенту пришлось бы туго.
        В самом начале боя Емельян отвлёк внимание робота, велел Митьке и Кольке прошмыгнуть за его спиной к Варваре, чтобы успокоить девушку, укрыться от разящих вспышек и, если уж дело совсем худо обернётся, завалить вход в пещеру и держаться до последнего.
        У Фролова подкашивались ноги от усталости. Кащей чувствовал, противник измотан, и подступал всё ближе и ближе. Робот понимал: нужно вырвать из рук юноши этот тонкий серебристый прут. И тогда враг станет беззащитным. Можно сделать с ним всё, что угодно. Кащей уже представлял, как схватит этого хилого червяка, потащит на озеро и утопит в том самом месте, откуда он сам недавно выбрался, где пролежал сотни лет.
        Емельян оступился, «меч-кладенец» выскользнул из его кулака. Робот ловко подцепил его и забросил далеко в глубь карьера.
        — Ха-ха-ха!  — радостно зарокотал Кащей.  — Ну всё, Кудря! Теперь ты получишь сполна! Думал, от меня так легко избавиться? Нет! Зло бессмертно!
        — Я не Кудря,  — хрипло сказал студент, пятясь назад.  — Неужели ты так ничего и не понял? Сейчас совсем другое время. Другая эпоха. А ты… ты просто взбесившийся механизм. Скоро здесь появятся твои хозяева. Они отключат тебя. В их руках твоя «смерть». Потом, когда тебе "вправят мозги", самому будет стыдно. Лучше покорись, сдайся добровольно…
        — Кому ты это предлагаешь?  — завопил Кащей.  — Я всех этих «хозяев» тоже порву на мелкие кусочки. И стану один править на этой планете! Всю жизнь мне давали команды, но теперь я заведу здесь свои порядки. И все вы будете у меня как роботы. Каждый будет выполнять любой мой приказ, любую прихоть. Но сначала я должен разделаться с тобой…
        Робот протянул к Емельяну свою ужасную клешню. И вдруг заметил в небе маленькую чёрную точку. Она стремительно приближалась, росла.
        — Что это?  — испуганно проскрипел Кащей.
        — Это летит твоя "смерть",  — уверенно сказал Фролов.
        Ступа приземлилась на краю каменоломни. Из неё выскочил Леший.
        — Держись, Емельян!  — крикнул он.
        — Нет! Так просто не дамся!  — взревел Кащей. Он поднял большой корявый камень, замахнулся. Но было уже поздно. Леший выдвинул антенну управления и нажал кнопку. Робот дёрнулся, рухнул на землю…

9

        Они сидели на поляне перед космическим кораблём. Все тревоги были уже позади. Аппаратуру удалось починить. Роботу поменяли "блок анализа", и он превратился в милое, послушное создание, готовое каждому угодить и услужить,  — этакий миляга-парень! Он быстро подружился с Митькой и Колькой и теперь под их руководством своими лёгкими молниями-вспышками жарил шашлыки и угощал ими всех присутствовавших.
        — А вот свеженький! Емельян, с пылу с жару не желаете?
        Студент после перенесённых волнений всё еще с опаской относился к Кащею. Осторожно, не подходя близко, он взял из его клешни шампур и сдержанно поблагодарил:
        — Спасибо.
        — Не надо на меня сердиться, товарищ Фролов,  — заискивающе сказал робот.  — Я ведь теперь совсем другой. Осознал свои ошибки, исправился… И он, хитро полыхнув глазами, побежал к ребятам.
        Дед-Яг, Кикимора и Леший, наблюдавшие эту сценку, расхохотались. И только Варвара понимала своего избавителя, она тоже натерпелась страху.
        — Зря смеётесь,  — хмуро пробурчал студент.  — Вас не пугает, что эта конструкция так быстро меняет направление своей деятельности? Попадает в жёсткое излучение, расплавляется всего один кристаллик — и всё… Добро становится злом. В вашем роботе нет гарантии нравственной надёжности. Это действительно жутко. Поэтому я ему до сих пор не доверяю…
        Дед-Яг внимательно выслушал Емельяна.
        — Да, пожалуй, ты прав,  — озабоченно ответил он.  — Видишь ли, наша цивилизация давно занимается робототехникой. Схема «Кащея» отразила в себе ход общей эволюции общества. Не всегда это осознаёшь. Должно произойти какое-то незаурядное событие, чтобы вскрылось противоречие. Вот оно и случилось… Но, я повторяю, ты прав. Есть о чём задуматься… Только и на Земле не всё в порядке. Согласен?
        Емельян понял, куда клонит Дед-Яг.
        — Вы собираетесь улетать?  — с сожалением спросил он.
        — Да,  — твердо сказал руководитель экспедиции.
        — И не хотите вступить в широкий контакт с человечеством?
        Дед-Яг окинул взглядом всех членов экипажа и, словно получив от них молчаливое согласие, произнёс:
        — Мы посоветовались. Считаем, это преждевременно. Народы Земли слишком разобщены. Одни живут богато, другие влачат нищенское существование… И никто не хочет помогать другому бескорыстно. Боюсь, если мы объявимся, каждый начнёт тянуть нас в свою сторону.
        — Но, может, вы скажете, как нам жить. И люди послушают вас,  — с надеждой предложив Емельян.
        — Нет,  — решительно ответил Дед-Яг.  — Наш опыт общения с цивилизациями вашего типа показал: проповедью ничего не изменишь. Вы должны сами через боль ошибок и заблуждений пробиться к истине. Нам, конечно, было проще. На нашей планете мы с самого начала развивались как единый народ. Мы не знали границ, у нас был общий язык… Видимо, вы тоже придёте к этому. А пока мы будем только мешать.
        Подошёл Леший, положил руку на плечо Фролова.
        — Правда, мы решили: если захочешь, возьмём тебя с собой. Твой парадоксальный, гибкий ум готов к восприятию достижений нашей науки. И потом, вернувшись на Землю через сотни лет, ты смог бы передать эти знания своей обновлённой родине.
        Емельян вскинул голову. Он увидел, как вспыхнула тоска в глазах Варвары. Митька и Колька, оставив робота, внимательно смотрели на «шефа» ждали, что он ответит.
        — Спасибо за предложение,  — спокойно сказал Фролов.  — Но я не могу его принять. Мои корни здесь, на Земле. А в них, как вы теперь знаете, вся сила.
        — Мы так и думали,  — улыбнувшись, произнес Дед-Яг и грустно добавил: — Ну что ж, тогда давайте прощаться…
        Они вышли из леса и остановились на пригорке.
        — Смотрите!  — воскликнул Митька, он был самый глазастый.
        Рядом с вершинами деревьев, появился острый шпиль пирамиды. Космический корабль медленно, величественно поднялся над Матюхинским бором. На какую-то секунду он замер, сверкнув гранями, словно послал последний привет своим друзьям, а затем мгновенно исчез в синеве неба.
        — Они уже на окраине Солнечной системы,  — печально сказал Емельян.
        Из сообщений газет.


        "Поступили сведения о том, что жители деревни Лыково вступили в контакт с экипажем НЛО. Их рассказы изобилуют множеством подробностей, однако доверия не вызывают. Постоянные ссылки очевидцев на героев русского фольклора показывают, что мы имеем дело либо с ловкой мистификацией, либо с массовым гипнозом, природу которого установить пока не представляется возможным".


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к