Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Комар Борис: " Странствующий Вулкан " - читать онлайн

Сохранить .
Странствующий вулкан Борис Комар
        # Творчество украинского советского писателя Бориса Комара хорошо известно на Украине. Его произведения для детей и юношества получили признание - в 1984 году Борису Комару присуждена Республиканская литературная премия им. Леси Украинки.
        Борис Комар
        Странствующий вулкан
        Глава первая
        ВЛАДЕНИЯ РОБЕРТА КОНРАДА
        Как только Виктор спустился в подземелье, к нему сбежалась большая толпа. Мужчины и женщины, старики и молодые. Они окружили его плотным кольцом и так заливисто смеялись, что, несмотря на сильнейшую головную боль, он и сам невольно улыбнулся.
        "Они, пожалуй, смеются над тем, что я, не сумел как следует приземлиться,- подумал юноша.- Но что же в этом смешного? На такой каменистой почве я мог ведь и ноги сломать..."
        Высвободился из строп парашюта, снял шлем, не спеша поднялся и спросил недовольно:
        - Ну, чего вы, чего?..
        Но люди хохотали еще пуще. Даже икали, даже за животы хватались, приседали от смеха. А некоторые так прямо на ногах не могли устоять, падали и катались по земле, как маленькие дети.
        - Да полно вам! - рассердился Виктор.- Посмеялись - и будет!..
        Из толпы вышла белокурая девушка, тоже корчившаяся от смеха, и еле выжала из себя:
        - Не... не обращай внимания... зе... земляк. Ха-ха-ха!.. Это... это пройдет... Ха-ха-ха!..
        Он удивленно взглянул на нее. Большие синие глаза девушки были неподвижны, точно неживые... Присмотрелся к остальным - и у них такие же. Виктору стало страшно.
        - Кто вы?.. Где я?..
        - По... потом... у... узнаешь...- проговорила девушка и снова взорвалась смехом, переминаясь с ноги на ногу, точно стояла на раскаленной жаровне.
        - Да хватит тебе, хватит! - схватил ее за руку.- Побереги свое здоровье. Так ведь можно и умереть... Прошу тебя, скажи: куда я попал?
        Она крепко сжала его пальцы и постепенно обмякла, перестала смеяться. Глаза ее ожили.
        - Разве ты не знаешь? Это владения Роберта Конрада... Сейчас за тобой приедут... Дай мне фотоаппарат, я спрячу, чтобы они его у тебя не отобрали...
        - Кто приедет? И почему это у меня должны что-то отобрать? - Я потом все расскажу. Давай быстрее, пока не поздно. Вот они уже мчатся сюда,- показала на вымощенную дорогу, по которой мчался блестящий, напоминающий лодку самоход.
        Виктор снял через голову аппарат и протянул девушке.
        - Только не засвети пленку, - предостерег.
        - Не бойся, не засвечу, - успокоила и смешалась с толпой неистовых смехунов.
        "Может, эти люди больны, и она тоже, а я отдал ей аппарат..." - с опаской подумал Виктор.
        Почти бесшумно подкатил самоход. Толпа притихла, все перестали смеяться и словно окаменели. Из самохода вывалились двое верзил в военной форме, с резиновыми дубинками, один смуглый, скуластый, с приплюснутым носом, другой светлокожий, остроносый.
        - Наш Мудрый Капитан прислал нас за тобой,- прогнусавил скуластый, обращаясь к Виктору. Они ощупали его карманы и повели к самоходу, усадили рядом с водителем. Самоход развернулся, помчал назад. Ехали молча. Виктор осматривался вокруг, пытаясь сообразить, куда же все-таки он попал. По сторонам дороги стояли одноэтажные стеклянные или пластиковые домики - без окон, без крыш, будто аквариумы. За ними тянулись плантации каких-то растений, зеленели сады, поблескивали водные плесы. Все было освещено щедрыми лучами.
        Виктор закинул голову в надежде увидеть над собой голубое безоблачное небо, яркое солнце. Однако ни неба, ни солнца видно не было. Лишь высоко вверху виднелся грозный каменный свод, излучавший какой-то странный, напоминающий дневной, свет.
        Вскоре въехали в пальмовую рощу, в которой высилось причудливое сооружение. Оно напоминало гигантскую раковину, зиявшую своим перламутровым отверстием - входом и, казалось, ловившую, каждый шорох в подземном поселении.
        Самоход остановился.
        - Дворец нашего Мудрого Капитана,- сказал остроносый.
        - Выходи! - дернул Виктора за рукав скуластый.
        Они провели его через извилистые стеклянные коридоры, зеркальный зал с бассейном и цветами в просторный мраморный кабинет. В кабинете за длинным столом сидело несколько пожилых людей, в большинстве военных. Между ними, по-видимому, происходил важный разговор. Говорили они по-испански.
        - Так это ты тот смельчак, что внезапно ворвался в мои владения? - щурясь, взглянул на Виктора плоскогрудый, с тонкими губами и черными усами-щеточками под крючковатым носом Капитан. - Подойди-ка, голубчик, поближе! - поманил пальцем. Виктор подошел к столу, кивнул присутствующим, но на его приветствие никто не ответил. Все были хмурые, чем-то встревоженыe. Капитан, оседлав нос очками в золотой оправе, пристально посмотрел на Виктора и вдруг побледнел. - Откуда ты? - спросил сдавленным голосом.
        - Оттуда,- показал Виктор на потолок.
        - Знаю, что оттуда. Не о том спрашиваю...- заерзал в кресле Капитан.
        Встал, обратился к сидящим за столом: - Господа, можете быть свободны, наша беседа откладывается.
        Все мгновенно удалились. Остался только совсем седой узколобый старикашка, важно восседавший рядом с Капитаном.
        - Вы тоже свободны, подождите с чужестранцем в зале,- еще раз пристально взглянув на Виктора, сказал Капитан скуластомy и остроносому.
        Когда дверь за ними закрылась, старикашка бросился к Капитану:
        - Друг мой, что стряслось? Ты белый, как лист бумаги...
        - Мне показалось... Но нет, быть этого не может! Не может быть! - схватился за голову Капитан.
        - Успокойся, дорогой, и объясни, в чем дело.
        - Этот юноша очень похож на Диего. Такой же круглолицый, черноволосый, такие же серые глаза, такие же губы, нос... Да ты ведь хорошо знаешь этого заклятого нашего врага... Скажи, ведь похож?..
        Старикашка так сморщил узкий лоб, что седая густая шевелюра почти сошлась с лохматыми пепельными бровями, и проронил неуверенно:
        - Угу, как будто бы похож...
        - Лишь только я его увидел, сразу подумал: не сынок ли он Диего? Как ты полагаешь, сколько ему лет?
        - Девятнадцать-двадцать.
        - О-о, и сыну Диего сейчас должно быть столько же!.. Боже мой, около пятнадцати лет уже мы маемся в этом подводном аду, а там, дома, хозяйничают фанатики-марксисты!..
        - Не унывай, друг, скоро кончится их господство и они на коленях будут молить тебя о пощаде.
        - Никакой пощады!.. Всех уничтожу!..- стукнул кулаком по столу Капитан.- А теперь, прошу тебя, займись парнем. Выспроси, выведай у него все. Ты умеешь это делать... А что, если все-таки Диего подослал сюда своего сыночка, чтобы и тут нам напакостить?
        - Ладно, дорогой, я выясню,- пообещал старикашка.- Тебе же советую тем временем успокоиться, отдохнуть.
        Капитан согласно кивнул, шагнул к стене и набрал на подвижном, как в телефонном аппарате, диске цифровой код. Две огромные мраморные плиты раздвинулись, открыв вход в опочивальню. Как только Капитан вошел туда, плиты снова сдвинулись.
        Старикашка выглянул в коридор, вежливо пригласил Виктора в кабинет.
        - Давайте знакомиться,- протянул сухую костлявую руку и назвался: - Советник Мудрого Капитана Роберта Конрада доктор Хуанос Глобалиус.
        - Студент университета Виктор Соколюк.
        - Очень приятно,- усмехнулся советник и подвел его к столу.- Садитесь, пожалуйста.
        Виктор охотно опустился на мягкий стул - он едва держался на ногах от усталости. Хуанос Глобалиус обошел стол и уселся на своем стуле рядом с опустевшим Капитановым креслом.
        - Простите, Соколюк, вы сказали: студент университета. Позвольте уточнить - какого именно?
        - Московского.
        - Значит, ты из Советского Союза? - остановил тяжелый взгляд на лице Виктора Глобалиус. -
        - Да, из Советского Союза,- подтвердил Виктор.
        - А откуда ты знаешь испанский?
        - Я учусь на факультете романо-германской филологии.
        - Вот как?..
        - Да...
        - Ясно... - многозначительно произнес Глобалиус и замолк.
        - Разрешите, теперь я задам вам вопрос, товарищ Глобалиус? - нарушил молчание Виктор.
        Тот скривился, будто раскусил что-то кислое или горькое, и поправил:
        - Не товарищ, а господин.
        - Господин...- машинально шевельнул губами Виктор.
        - Пока что никаких вопросов! - выставил перед собой сухую ладонь Глобалиус,- Сначала я расспрошу тебя о том, что интересует нас.
        - Пожалуйста, спрашивайте,- смутился Виктор.
        - Прежде всего, скажи: кто тебя подослал?
        - Как это "подослал"?
        - Не прикидывайся, дурачком! - строго глянул на него Глобалиус. Сознавайся сразу, чей ты агент.
        - Агент?.. Смехота!.. Да ничей я не агент. И никто меня не подсылал.
        - Тогда объясни, как ты сюда попал,- ехидно прищурил глаз старикашка.
        Виктор, вспомнив, что пришлось ему пережить за последние сутки, тяжело вздохнул. Нелегко, ох как нелегко было ему обо всем этом рассказывать, да еще сейчас, когда он так измучен. И все же собрался с духом и поведал чудаковатому советнику Капитана, как и почему очутился в этом неприветливом и загадочном подземелье.
        В тот день Виктор проснулся, как ему казалось, раньше всех. Но, заглянув в соседнюю комнату, увидел, что отец уже сидел за столом и читал газету, а мама - доносилось из кухни - готовила завтрак. Распахнул балконную дверь. Из-за деревьев светило солнце, небо голубое и чистое-чистое, однако с моря дул довольно сильный прохладный ветер.
        - Видишь, папа, синоптики не ошиблись - прекрасный летний день! - сказал довольно, начиная физзарядку.
        - Не радуйся заранее,- ответил отец, не отрывая от газеты глаз.- В такое время погода очень переменчива..
        В комнату вошла мама и укоризненно заметила:
        - Витя, сколько раз я тебе говорила - делай зарядку на балконе. Или хоть не топай так. Соседи снизу жалуются, что ты проломишь им потолок. Кончай уже, умывайся да будем завтракать.
        Он наскоро размялся и отправился в ванную. Из кухни доносились запахи кофе и жаренной на сале яичницы.
        - Сегодня я сам выведу тебя в полет,- сказал отец, когда сели за стол.
        - Прекрасно! - не сдержал своей радости Виктор.- С тобой я буду чувствовать себя увереннее.
        - Хоть бы за столом о чем-нибудь другом поговорили,- недовольно сказала мама.- Меня так тревожат ваши полеты! А нынче всю ночь не могла уснуть. Вы же совсем обо мне не думаете.
        - И чего тебе, мама, тревожиться? - пожал плечами Виктор.- До сих пор ничего плохого ведь не случалось, и сегодня,- вот увидишь! - все пройдет хорошо!
        Неужели мама предчувствовала, что он попадет в беду? О, вещее материнское сердце!
        Вначале все складывалось отлично. Приехали на аэродром, врач осмотрел Виктора и дал "добро" на полет. Виктор надел на шерстяной спортивный костюм темный меховой комбинезон, унты, кожаный шлем,- наверху ведь всегда холоднее, чем на земле. Потом пристегнул по всем правилам парашют, повесил на плечо фотоаппарат и в сопровождении инструктора аэроклуба направился к взлетной полосе. Подрулил самолет-буксировщик, за штурвалом которого сидел отец. Инструктор прицепил к буксировочному замку капроновый канат от самолета, поднял с земли крыло, чтобы выровнять одноколесный планер, и подал команду:
        - Взлет разрешаю!
        Натужно взревел мотор самолета, аэропоезд тронулся с места и быстро помчался по бетонной взлетной полосе. Когда оторвались от земли и набрали нужную высоту, Виктор потянул за ручку замка - отцепился от буксировочного каната. Самолет развернулся, пошел на посадку к аэродрому, а планер остался в воздухе.
        Трудно найти лучшее место для полета планера, нежели это, у самого моря. Тут восточный ветер, упираясь в склон тянущейся вдоль берега на протяжении восьми километров горы, меняет свое направление и начинает по склону обтекать гору. Если планер попадает в восходящее воздушное течение, его мгновенно подхватывает упругий поток и несет, пока не утихнет ветер. Но ветры в этом краю дуют иногда беспрестанно по неделе и больше.
        Занимаясь в аэроклубе, Виктор уже не раз летал над склонами гор, сначала с инструктором, на двухместном планере, потом самостоятельно на одноместном и, как всякий планерист, получал от этих полетов большое удовольствие.
        Сегодня же у Виктора первый тренировочный полет на цельнометаллическом планере новой конструкции, на котором через месяц он должен принять участие во всесоюзных соревнованиях. Так что нужно привыкнуть к незнакомой модели, а поскольку он сейчас тренируется после длительного перерыва - учеба в университете! - набрать, как говорится, необходимую спортивную форму.
        Планер сразу понравился Виктору. Он послушно подчинялся пилоту, стремительно и легко парил в воздушном потоке. Все приборы работали безукоризненно.
        Удовлетворенно улыбаясь, юноша залюбовался видом, открывшимся перед ним. Вверху - голубое бездонное небо и слепящее июльское солнце. Впереди - длиннющая гора с глубокими ущельями и плоской вершиной, точь-в-точь гигантская плотина. Слева - скалистые отроги давно погасшего вулкана, зеленые холмы и долины, живописные селения. Справа - бескрайнее разбушевавшееся море, над которым от горизонта плыла странная темно-серая туча, похожая на двугорбого верблюда, одиноко шагающего по беспредельной голубой пустыне.
        Рассматривать тучи - давняя страсть Виктора. Он любил подолгу наблюдать, как они кочуют по небу, как меняют свои очертания. Самые интересные фотографировал,- у него был уже целый альбом великолепных снимков. Вот и сейчас не смог удержаться, чтобы не сфотографировать тучу-верблюда.
        Кончился склон горы. Виктор развернул планер, набрал высоту и снова поглядел на тучу. Теперь она словно бы опустилась до самой морской поверхности и стала похожей на огромного тура или зубра, неудержимо мчавшегося по водному простору к берегу.
        Виктор удивился: неужели надвигается гроза? А может, буря?.. Никогда он еще не видел, чтобы туча так быстро разрасталась и так стремительно двигалась. Еще раз сфотографировал ее и стал направлять планер на посадку.
        Когда до аэродрома оставалось не более трех-четырех километров, туча уже подступила к самому берегу и заволокла полнеба. Вдруг в ней вспыхнула яркая молния, оглушительно загремел гром, от которого до боли зазвенело в ушах. А потом невероятной силы вихрь внезапно подхватил планер, как невесомое перышко, и швырнул в самое нутро тучи.
        Только тогда понял Виктор: с моря налетел ураган... Взвесив неожиданно сложившуюся обстановку, попытался спуститься ниже, к аэродрому. Но неистовый, осатаневший ураган цепко удерживал планер и нес за собой в неизвестность. Теперь у Виктора уже не было иного выхода, как поддаться урагану и терпеливо выжидать, пока тот в конце концов уймется, обессилев, и сам отпустит его, пленника, из плена. Единственное, о чем он молил судьбу, это чтобы не развалился, выдержал жестокое испытание планер.
        Проходил час за часом, закончился день, а ураган не только не унялся, а словно бы набрал еще больше силы. От перенапряжения вибрировали крылья, содрогался фюзеляж. Беспрестанно лил сильный дождь, одна за другой вспыхивали молнии, слепящие глаза,- после их вспышек невозможно было рассмотреть на приборах, с какой скоростью, на какой высоте и в каком направлении - на запад, восток, север или юг - летит плененный планер. И только с наступлением нового дня гроза начала медленно утихать, стал утихомириваться грозный ураган, а потом и совсем утих. Развеялись, растаяли густые тучи, в ясном небе засияло долгожданное солнце. Восходящие воздушные потоки сразу же ослабели, и планер круто пошел на снижение.
        Вздохнув с облегчением, Виктор выглянул из кабины, чтобы выбрать удобное и безопасное место для посадки, и ужаснулся: внизу, сколько видел глаз, бушевало разъяренное море.
        "Все... Конец..." - молнией промелькнула мысль. Планер все снижался и снижался. Чтобы не бултыхнуться вместе с ним в море, отстегнул привязные ремни, приготовился выпрыгнуть на парашюте. И вдруг впереди, среди огромных штормовых волн, точно призрачная тень, вырос каменный конусообразный островок. Развернув планер, сделал над островом один круг, другой. Островок напоминал шахтный террикон. В центре его зияла круглая широкая горловина, ведущая в глубокое подземелье, которое освещалось изнутри белым, словно бы -дневным светом.
        "Чудеса!.. Что это может быть?.." - удивился и в то же время испугался Виктор.
        Планер парил над морем уже слишком низко. До воды оставалось каких-нибудь триста метров. "Пора прыгать! - скомандовал сам себе, схватился за кольцо парашюта и выбросился из кабины. Брошенный на произвол судьбы планер пролетел еще немного, перевернулся несколько раз и погрузился в морскую пучину.. Парашют сперва вяло покачивался в воздухе, потом неторопливо, неохотно, точно боясь разбушевавшихся волн, стал опускаться на загадочный островок. Виктор крепко держался за стропы, направляя полотнище подальше от горловины. Но как только он снизился, горловина втянула, всосала его в себя вместе с парашютом.
        В лицо дохнуло жутью пропасти. Виктор невольно съежился, подогнул ноги и закрыл глаза...
        - Вот так я и попал сюда. А вы допытываетесь, кто меня подослал к вам да чей я агент...- закончил оскорблено свое повествование Виктор.
        - Ну, мы еще проверим, правду ли ты говоришь,- холодно произнес Хуанос Глобалиус. - Пожалуйста, проверяйте, если сомневаетесь. Однако я все же прошу вас ответить мне, что это за селение, что за люди здесь живут и кто такой ваш капитан Роберт Конрад?
        - Запасись терпением, юноша! Еще успеешь узнать. А сейчас тебе, пожалуй, не мешало бы отдохнуть.
        - Да, отдохнуть надо бы, я очень устал.
        Хуанос Глобалиус нажал на кнопку. В кабинет вошли скуластый и остроносый.
        - Устройте его! - распорядился, Они повели Виктора из дворца.
        Когда дверь за ними закрылась, раздвинулись мраморные плиты и в кабинет вошел Роберт Конрад.
        - Напрасно, друг мой, ты волновался! - подбежал к нему Глобалиус.- Он не сын Диего!
        - Я все слышал...- махнул Капитан рукой.- Но сходство удивительное, прямо-таки разительное.
        - Бывает, часто бывает, что люди походят друг на друга...- пробормотал Глобалиус и спросил: - Что будем с ним делать - пришьем "пуговку"?
        - Не спеши. Успеем. Сначала нужно как следует проверить, что он ничей не агент, никем не подослан. А потом еще не забывай: нам ведь крайне необходим связной с материком, чтобы разыскать своих людей и того профессора-археолога Макса Орена.
        - Вряд ли из него выйдет связной. Он, я чувствую, слишком несговорчивый.
        - Зря тебя это волнует. У нас есть способы и немалый опыт, как заставить всякого верно и преданно служить нам. Разве не так?
        - Так, так,- согласился Хуанос Глобалиус.
        - Меня сейчас беспокоит другое,- сказал спустя мгновение Роберт Конрад.- Беспокоит неожиданность появления этого парня... Пожалуй, для безопасности стоит куда-нибудь перебазироваться.
        - Мудро, очень мудро! - похвалил Глобалиус. - Недаром говорится: береженого и бог бережет...
        - Тогда прикажи Минцу, пусть готовится в рейс.
        Глава вторая
        ТАЙНЫ КОЧУЮЩЕГО ВУЛКАНА
        Самоход остановился возле небольшого домика у реки. Домик и впрямь походил на аквариум. Стены стеклянные, двойные, заполненные водой, в которой плавали различные рыбы, росли морские водоросли.
        - Это твое временное жилье,- сказал скуластый.- В нем ты найдешь все необходимое для жизни - пищу, воду, постель.
        - Но запомни,- предостерег остроносый,- что у нас никто никогда не спит, кроме Мудрого Капитана, его советника, коменданта, инженера-штурмана и еще кое-кого. Тебе пока что тоже можно поспать, но будь осторожен, запирай дверь, не то, увидев тебя спящим, санитары подумают, что ты умер и бросят акулам.
        - Если захочешь, можешь искупаться в речке,- добавил скуластый.- В ней течет чистая пресная вода.
        - Откуда же она течет? - полюбопытствовал Виктор.
        - Из моря.
        - А куда впадает?
        - В море.
        - Ничего не понимаю... Течет из моря и впадает в море. А вы говорите, что вода пресная. Как это может быть?
        - У нас стоят большие автоматы, они превращают морскую воду в пресную, потому что нам нужно много воды и для огородов, садов, и для приготовления пищи.
        Они снова уселись в самоход и укатили. Виктор подошел ближе к домику и принялся разглядывать рыб, плававших в его стенах. Вдруг по спине слегка "ударил камешек. Оглянулся. Неподалеку за кустом стояла белокурая девушка, которой он отдал фотоаппарат.
        - Чего бросаешься? - нахмурился.
        - Это ты так сердишься? - подошла к нему девушка.- А ну, еще посердись, земляк! Я хочу вспомнить, как сердятся люди.
        - Почему "вспомнить"? Разве тут никто не сердится?
        - Люди-рыбы уже не умеют ни сердиться, ни радоваться, ни плакать, ни смеяться, ни ненавидеть, ни любить... И я скоро совсем забуду...
        - Как "забуду"? Это таблицу умножения, стихи или песню можно забыть, но не чувства! Их не забывают и не вспоминают, они возникают сами по себе.
        - Так то у обычных людей появляются. А у людей-рыб они исчезают навсегда. И у меня, говорю, скоро их не будет, как только я полностью стану человеком-рыбой...
        - О чем ты говоришь? Каких людей ты называешь рыбами? И почему это ты сама должна стать человеком-рыбой? - никак не мог понять ее Виктор и уже подумывал, что она и в самом деле больна.
        - О-о, так ты, вижу, еще ничего не знаешь! Еще не успели сообщить, куда ты попал и что здесь тебя ждет. Тогда нужно кое-что пояснить...
        - Почему "кое-что"? Рассказывай все! Но сначала скажи, как тебя зовут.
        - Оксана.
        - А меня - Виктор.
        Оксана достала из-под свитера фотоаппарат, протянула ему с обидой:
        - Возьми, чтобы не переживал, будто я засвечу твою пленку... А теперь пойдем в дом, там никто не помешает, и я расскажу все.
        Виктор отворил дверь и остановился в нерешительности на пороге: полы в домике тоже были стеклянными, а под ними плавали в воде рыбы, водоросли.
        - Иди! Не бойся, не провалишься. Они крепкие. Видишь! - топнула Оксана по полу изо всех сил и взяла Виктора за руку. Он вздрогнул. Рука у девушки была холодная как лед.
        - Ты в холодильнике держала ее, что ли?
        - А у тебя горячая-горячая...- просияла Оксана.- От нее струится настоящее человеческое тепло...
        Виктор снял унты, комбинезон и пригласил Оксану присесть на кушетку. На лицо Оксаны легла задумчивость. Девушка что-то долго и мучительно припоминала, прижав горячую руку Виктора к своему холодному лбу, и наконец заговорила:
        - С чего же начинать?
        - Объясни сначала, что это за селение и кто они такие, Роберт Конрад и Хуанос Глобалиус.
        - Хорошо, постараюсь объяснить...
        Почти двадцать лет тому назад научная экспедиция, в состав которой входили ученые Международного института морских ресурсов, а также Института океанографии, под руководством всемирно известного физика академика Луи-Жака Лупье отправилась на специальном корабле в дальнее плавание по Тихому океану. Ученые имели целью исследовать ряд интересных явлений природы, лучше изучить водные глубины и особенно гидрофлору дна.
        Однако вскоре экспедицию постигла неудача: она попала в сильный шторм, и могучие волны прибили ее поврежденный корабль к небольшому скалистому островку, черневшему среди разъяренного океана.
        Экспедиция высадилась на островок и неожиданно обнаружила на нем довольно большое отверстие, ведущее в глубокое освещенное подземелье.
        - Друзья мои, так это же, наверное, кратер погасшего вулкана! - воскликнул Луи-Жак Лупье.- А вот что это за свет изнутри - никак не соображу... Давайте-ка спустимся и посмотрим!
        Ученые установили возле отверстия лебедку с длинным стальным тросом, прицепили к нему контейнер и спустились вниз. Когда ощутили под ногами твердую почву и бросили первый взгляд на исполинское подземелье, были невероятно поражены: там росли необычные деревья и растения, резвились звери, летали птицы, в озерах плавали рыбы.
        Академик молча водил вокруг глазами, как завороженный.
        - Друзья мои,- наконец воскликнул он,- так это же та легендарная земля, что "течет молоком и медом"! Впервые такое вижу!.. А потом - откуда здесь столько света?..
        Экспедиция натолкнулась в подземелье и на человеческие жилища. Осмотрела их, но ни единой души в них не нашла.
        Внимание ученых привлекло напоминавшее гробницу каменное сооружение, на котором возвышалась вытесанная из серого гранита статуя. Она держала в руке золотую плиту-скрижаль. На плите были высечены непонятные знаки.
        - Вы сможете их расшифровать? - обратился Луи-Жак Лупье к молодому археологу Максу Орену, изучавшему письмена древних цивилизаций.
        - Попытаюсь,- неуверенно ответил тот.
        Пока экспедиция продолжала обследовать загадочный вулкан, Макс Орен изучал надпись. Это была длительная и кропотливая работа. Он сопоставлял различные образцы древнего письма, искал сходство знаков-символов с предметами, с живыми существами. Ему также нужно было определить, как читать написанное - слева направо или справа налево, сверху вниз или снизу вверх,и многое, многое другое.
        И вот в один прекрасный день археолог прибежал к академику, восклицая:
        - Эврика!.. Эврика!..
        Луи-Жак Лупье даже выпустил из рук лупу, через которую рассматривал маленькую фиолетовую рыбку, пойманную в подземном озере.
        - Что случилось? - спросил он у Макса Орена.
        - Я расшифровал надпись!.. На плите написано: "В этом сооружении хранятся ключи от нашего подводного кочующего вулкана". Иными словами, в сооружении лежат не кости вождя прежних поселенцев, как мы предполагали, а скорее всего какие-то важные сведения об этом удивительном острове.
        - Превосходно... превосходно...- обрадовался академик.- Только как проникнуть в сооружение - ведь в нем ни дверей, ни окон, одни глухие стены?..
        Однако вход все же нашли. Он начинался метрах в пятидесяти от сооружения и проходил под землей. Ученые вооружились электрическими фонариками, рассчитывая, что попадут в темноту, но ничего подобного не произошло.
        - Не понимаю, нигде ни просвета, а видно как днем,- не переставал удивляться Луи-Жак Лупье.
        Посреди сооружения под светящимся куполом лежали три рукописных фолианта, изготовленных из тончайшей кожи каких-то морских существ или рыб. Узнать, что хранят в себе эти фолианты, стало первоочередной задачей экспедиции.
        Макс Орен корпел над их расшифровкой до умопомрачения. В первом томе сообщалось о том, что вулкан состоит из трех этажей или частей. Верхний этаж предназначен для проживания людей. В среднем находятся различные механизмы для управления вулканом, а также отверстие-шлюз для выхода из него. Нижнее отделение являет собой печь, при помощи которой, как сообщалось в рукописи, можно разбудить вулкан, чтобы он перемещался в морях и океанах. Дальше говорилось о каких-то термических иголках, хранящихся в пещере на среднем этаже, от которых вода в печи превращается в двигательный огонь.
        Со временем Макс Орен расшифровал и второй фолиант. В нем речь шла о том, как нужно обрабатывать морское дно, выращивать на нем различные съедобные растения, как приручать рыб и даже общаться с ними при помощи специальных сигналов. Было детально рассказано и о том, как именно и из чего можно изготовить особый гидрокостюм, защищающий человека на большой глубине от холода и давления воды и обеспечивающий человеческий организм кислородом.
        Наконец ученый принялся за третий фолиант. Но внезапно заболел, и его пришлось отправить с кораблем, требовавшим капитального ремонта, на материк. Макс Орен не хотел расставаться с непрочитанной рукописью и с разрешения руководителя взял ее с собой, чтобы по выздоровлении вернуться в вулкан с уже готовой расшифровкой.
        Когда корабль отплыл, Луи-Жак Лупье попытался связаться по радио с институтом, но оказалось, что радиоволны в вулкан проходят, а из вулкана - нет. Тогда радист с радиопередатчиком поднялся наверх, к кратеру, чтобы наладить передачу оттуда, но вдруг потерял сознание.
        Пока радиста спускали, сердце его перестало биться. К кратеру поднялся его помощник, но и его постигла такая же участь...
        - Друзья мои,- заявил опечаленный академик,- я вижу, что мы стали пленниками вулкана. Выйти из него невозможно. Но почему? Это нам необходимо выяснить незамедлительно.
        - Мне кажется,- сказал заместитель Луи-Жака Лупье профессор Венслав Кручек,- что мы допустили ошибку, отдав третий фолиант Максу Орену. По всей вероятности, именно в нем и шла речь о том, с чем мы сейчас столкнулись.
        - Возможно,- согласился академик.- Но ведь мы сами все равно не смогли бы его расшифровать.
        - Вы правы...- вздохнул профессор.- Что ж, иного выхода, чем ждать возвращения корабля, у нас нет...
        Однако произошло непредвиденное. Ученые решили убедиться, действительно ли такая огромная каменная гора может двигаться. Согласно записанной в первом фолианте инструкции по управлению вулканом, напустили в его нижнее отделение из океана воды и бросили в нее несколько крохотных термических иголочек, хранившихся в серебряных сундуках-контейнерах в пещере на среднем этаже. Вода мгновенно закипела, потом заполыхала. Казалось, возник своеобразный реактор, из которого через открытые искусственные кратеры-люки устремились в океан мощные огненные потоки. Горловина кратера герметически закрылась толстенной гранитной крышкой, гигантское сооружение слегка качнулось, погрузилось в глубину и стронулось с места.
        Ученые не знали, как остановить вулкан, и он поплыл неведомо куда. Странствуя вот так под водой, они не раз слышали по радио обращения, пересылавшиеся к ним сначала лишь с их корабля, а потом и с других кораблей, с самолетов, но откликнуться, сообщить что-либо о себе, к сожалению, не могли.
        "Печь" горела и двигала каменную громаду почти пять лет. За это время люди из экспедиции научились добывать себе пищу - собирали с деревьев фрукты, выращивали овощи, ловили в озерах рыбу, охотились на дичь, а также проводили в оборудованных под лаборатории жилищах прежних поселенцев научную работу. Научились они в конце концов и управлять вулканом. Когда его наконец остановили и он выплыл из глубин на поверхность, изготовили по рецептам той же памятки несколько гидрокостюмов. Водолазы надели их и выбрались в океан через специальный шлюз. Гидрокостюмы оказались просто чудесными: они согревали на глубине человеческий организм, полностью обеспечивали его кислородом и надежно защищали от давления воды.
        Обследуя дно вокруг вулкана, водолазы наткнулись на затонувшую подводную лодку. Навигационные приборы на ней не были повреждены. Демонтировав их вместе с другим оборудованием, экспедиция определила свое местонахождение. Вулкан остановился вблизи берегов Южной Америки.
        "Но как дать знать о себе человечеству?" - встал теперь неотложный вопрос.
        - Друзья мои, пожалуй, нам придется воспользоваться древ-ним-предревним способом, к которому обращались отважные мореплаватели,- сказал Луи-Жак Лупье.
        - Вы предлагаете послать сообщение в бутылке? - спросил профессор Венслав Кручек.
        - Да, именно так, профессор! Одна только небольшая, но существенная поправка: не в бутылке, а в бутылках...
        Написали десятка три писем, запечатали их в бутылки, оставшиеся от разных напитков и препаратов, и выбросили в океан. Были убеждены: рано или поздно рыболовы или моряки выловят хоть одну из них, и таким образом необходимая связь будет налажена.
        Однако проходил месяц за месяцем, но никто не являлся.
        - По-видимому, наши бутылки попали в течение, занесшее их в такую глушь, куда ни корабли, ни рыбацкие суда не заплывают,- печалился Луи-Жак Лупье.
        Написали новые письма, пустили бутылки в океан и снова стали ожидать своих спасителей. И снова напрасно. Прошел почти целый год, а они так и не появлялись.
        Но вот в вулкан неожиданно ворвался довольно большой вооруженный отряд во главе с Робертом Конрадом.
        Луи-Жак Лупье, не подозревая ничего дурного, очень обрадовался "гостям" и любезно пригласил Роберта Конрада и его советника Хуаноса Глобалиуса в свой кабинет-лабораторию.
        - Наконец-то, наконец явились наши спасители! - как мальчик, восклицал старый академик, бегая по кабинету.- Но почему вы вооружены?
        Хуанос Глобалиус, усмехнувшись, ответил:
        - Не могли же мы предположить, что тут живут такие благотворители... А если бы оказалось обратное?
        - Конечно, конечно,- согласился Луи-Жак Лупье.- Мы искренне благодарны вам! Ведь теперь мы сможем все наши богатства передать человечеству!
        Роберт Конрад до этого момента молчал, оценивая ситуацию. Но когда услышал от руководителя экспедиции эти слова, не сдержался и спросил:
        - О каких богатствах вы говорите? У вас есть золото или иные драгоценности?
        - Многоуважаемый, наши богатства ценнее золота,- загадочно ответил академик.- Но об этом потом, потом... А сейчас приглашаю вас к товарищескому столу. Вы не представляете себе, какая радость охватит моих коллег при встрече с такими гостями!
        Луи-Жак Лупье вышел из кабинета, отдал распоряжение накрыть стол и созвать всех членов экспедиции.
        Роберт Конрад нагнулся к своему советнику и тяжело прохрипел ему в лицо:
        - Может, нам сразу послать их на тот свет и забрать все, что тут есть?
        - Ни в коем случае! - забубнил Хуанос Глобалиус. - Мы должны быть осторожны. Надо выведать все, а тогда уж... А что, если здесь охрана? Ведь ценности не могут быть без охраны!
        Ученые от радости чувствовали себя на седьмом небе. Они без конца жали руки прибывшим, знакомились.
        - Я - заместитель руководителя экспедиции,- отрекомендовался профессор Венслав Кручек.
        - А я советник Роберта Конрада! Доктор медицины! - горделиво представился Хуанос Глобалиус.
        - Я инженер-строитель, у меня есть изобретения и печатные труды,похвастал Генрих Минц.
        - А я агроном, имею награды за селекционную работу,- похвалился Джон Чомберг.
        - Так вы все - наши коллеги! - не мог нарадоваться Луи-Жак Лупье.
        Когда после дружеского застолья ученые разошлись по рабочим местам, Роберт Конрад провел краткий инструктаж. Он приказал своим воякам разведать, сколько в вулкане людей и что это за люди, есть ли у них оружие, чем они занимаются и где спрятаны их сокровища.
        Хуанос Глобалиус вошел в кабинет академика, присел напротив него к столу и вкрадчиво спросил:
        - Дорогой коллега, о каком богатстве вы говорили, что оно дороже золота? Это весьма меня заинтриговало.
        Луи-Жаку Лупье стало не по себе. Если бы он счел нужным, то сам начал бы об этом разговор. Но что поделаешь - чрезмерное человеческое любопытство всегда опережает события...
        - Неужели вы не догадываетесь, достопочтенный, что наше богатство - это научные открытия,- степенно разъяснил академик.- И пусть не оскорбляет вас то, что я сейчас не могу вам о них поведать. Не все сразу... Тем более, что у меня к вам большая просьба: привезти сюда кого-нибудь из моего института, а также археолога и лингвиста Макса Орена, у которого находится научный документ важнейшего значения. И еще: не помогли бы вы нам связаться с семьями? Мы так по ним истосковались!
        Хуанос Глобалиус отвел глаза:
        - Дорогой коллега, я пойду посоветуюсь с шефом, как это сделать. Мы непременно постараемся вам помочь.
        Вскоре к Луи-Жаку Лупье прибежал растерянный Венслав Кручек.
        - Ничего не могу понять! - воскликнул он.- Кажется, мы попали в беду! Подите взгляните, что там творится. Наши "гости" шарят по всем жилищам, лабораториям...
        Академик выскочил из-за стола и бросился к двери, но его не выпустили. В сопровождении охраны в кабинет ворвались Роберт Конрад, Хуанос Глобалиус, Генрих Минц, Джон Чомберг и начали допрос.
        Луи-Жак Лупье возмутился:
        - Мы совершили открытие, благодаря которому человечество не будет больше ощущать нехватки энергии, и за это оно нас возблагодарит. А вы учиняете расправу. Это безобразие!..
        Глаза Роберта Конрада налились кровью:
        - Ваши открытия вы отдадите мне, а не человечеству! Мне нужна сила, такая сила, которая уничтожила бы моих врагов! Ясно?
        - Не совсем,- покачал головой Луи-Жак Лупье.- Не понятно, кого вы считаете своими врагами.
        - Всех тех негодяев, которые не признают моей власти.
        - А если и мы против нее?
        - Значит, и вас уничтожим! - бросил на него полный ярости взгляд Роберт Конрад.
        - А чтобы этого не произошло,- вмешался в разговор Хуанос Глобалиус, предлагаем передать нам все ваши открытия добровольно.
        - Этого не будет! - сказал Луи-Жак Лупье.
        - Будет! - ударил кулаком по столу Роберт Конрад.
        - Нет, не будет! - решительно возразил академик.
        - Тогда ты и все твои подчиненные арестованы! Эй, вы! - обратился Роберт Конрад к воякам, стоявшим у дверей. - Тут есть какая-нибудь тюрьма?
        - Нет.
        - Немедленно построить! Срубите те деревья, что растут у дороги, постройте из них барак, поставьте вышку для пулемета!
        Луи-Жак Лупье побледнел:
        - Вы срубите эти деревья?! Опомнитесь! Ведь подобных нет больше нигде на свете! Они необыкновенные, реликтовые!..
        - Чепуха! Нам сейчас нужна тюрьма, а не какие-то там реликты! И вообще ты меня удивляешь, господин Лупье - скривился насмешливо Роберт Конрад. Такой образованный, культурный - и не построил здесь тюрьму, не завел охрану! Нет, что ни говори, а это твой большой просчет!
        Под руководством Генриха Минца вояки наскоро поставили большой деревянный барак, загнали туда экспедицию, а потом начались беспрерывные допросы и пытки. Роберт Конрад и его приспешники прибегали к всевозможным хитростям, запугиваниям, издевательствам, чтобы заставить ученых работать на них. Луи-Жак Лупье верил: ученые выстоят, не станут сотрудничать с ними. Однако его очень тревожило, что в руки авантюристов попали термические иголки. Ведь эти авантюристы, вынашивая свой маниакальный план порабощения людей, могут использовать иголки как грозное дьявольское оружие.
        Долго думал академик и наконец во время очередного допроса заявил:
        - Не надо меня больше пытать. Я взвесил все обстоятельства и пришел к выводу: иного выхода, чем помириться с вами, у нас нет.
        - Прекрасно! Мудро! - воскликнул Роберт Конрад.- Так бы сразу!
        - А чем вы, дорогой коллега, сможете доказать, что ваше решение искренне, что вы не обманете нас? - спросил недоверчивый Хуанос Глобалиус. - Ну, хотя бы тем, что я открою вам секрет управления вулканом.
        - О-о, это для нас очень важно! - довольно воскликнул Генрих Минц.
        - Когда же? - не терпелось Роберту Конраду.
        - Хоть сейчас. Давайте спустимся на второй этаж, и я расскажу и покажу, как управлять вулканом.
        В сопровождении охраны они спустились по длинным и крутым лестницам в среднюю часть вулкана, где находился пульт управления. Луи-Жак Лупье подошел к мраморной доске, на которой было много рубильников, выключателей, кнопок, вытер платком вспотевший лоб, обвел презрительным взглядом присутствующих и изрек:
        - Пусть лучше погибнем мы, чем погибнет человечество! - И нажал на кнопку, включающую привод, который открывал люк к "печи" на нижнем этаже. Через люк должна была ринуться огненная жидкость и уничтожить, испепелить все живое в вулкане.
        Роберт Конрад выхватил пистолет и направил на академика. Но его руку спокойно отвел Генрих Минц:
        - Не надо. Я все предвидел... Провода от пульта отсоединены...- И захихикал самодовольно, победно.
        Услышав это, Луи-Жак Лупье схватился за сердце.
        - Ну, что ж,- выдохнул тяжело,- я вам тоже преподнесу сюрприз... расскажу одну достаточно неприятную вещь...
        - Только не пугай, мы уже пуганы! - буркнул Роберт Конрад.
        - Когда-то давно,- начал спокойно академик,- какие-то неведомые мастера высокоразвитой цивилизации, а может, то были даже инопланетяне, создали это чудо света, которое назвали кочующим вулканом. Как именно они его создали, остается для нас загадкой. Одно ясно: те мастера много лет назад вымерли, оставив после себя лишь ценные записи, которые расшифровал наш полиглот-археолог. Из них мы узнали, для чего сделаны в нижнем этаже искусственные кратеры, как они открываются и закрываются, что такое термические иголки и как их изготовлять...
        - Очень интересно,- кивнул головой Хуанос Глобалиус.- Но вы обещали сообщить что-то неприятное.
        - Говори по существу! - прикрикнул Роберт Конрад.
        - Не торопите, я все скажу...- Луи-Жак Лупье посмотрел на часы и продолжал: - Так вот, те загадочные мастера изобрели и удивительную световую краску, которой выкрашено подземелье. Анализ света, излучаемого ею, показал, что гамма его лучей значительно шире, нежели солнечный спектр. В нем мы открыли такие лучи, которые своеобразно действуют на организм человека, а также не выпускают из вулкана радиоволн, потому, собственно, мы и отрезаны от окружающего мира. Но через краску хорошо проходят радиосигналы сюда, в вулкан. Следовательно, мы слышим все, а передать не можем ничего...
        - И как же эти лучи влияют на организм человека? - прервал его Хуанос Глобалиус.
        Луи-Жак Лупье взглянул еще раз на часы и усмехнулся:
        - А так, что тот, кто пробудет под действием этих лучей тысячу часов, уже не сможет жить выше уровня моря. Он там сразу гибнет в тяжких муках. Вот, господа, и пробила ваша роковая минута! Теперь вы никогда больше не сможете выбраться отсюда!
        Последние слова академик произнес так, будто прочитал смертный приговор своим врагам.
        Конрад, Глобалиус, Минц и их охранники, внимательно слушавшие академика, стояли оглушенные, растерянные. Наконец Роберт Конрад опомнился, подошел вплотную к Луи-Жаку Лупье и процедил сквозь зубы:
        - А почему же ты, старый осел, не сказал нам этого раньше?
        - Если бы вы были порядочными людьми, я непременно бы сказал. А так язык не поворачивался...
        Роберт Конрад побагровел, выхватил из кобуры пистолет и выстрелил в академика. Один из охранников стал всхлипывать от ужаса и тоже получил пулю. Хуанос Глобалиус подбежал, обнял Конрада за плечи:
        - Довольно, друг мой! Успокойся!.. Что ж, может, и в самом деле мы попали в западню, но ничего, нет худа без добра. Зато мы теперь полновластные хозяева этого могучего и волшебного вулкана, теперь в наших руках огонь и вода. А вода сильнее суши, воды на свете больше, чем суши. Значит, мы не имеем права складывать оружие! Мы еще поборемся с врагами и непременно их победим!
        - Верно говоришь,- кашлянул Роберт Конрад.- Значит, отныне я - Капитан вулкана! А ты мой первый помощник!
        После убийства Луи-Жака Лупье некоторые малодушные ученые, изверившись и не выдержав пыток, выдали захватчикам секрет управления вулканом. Однако большинство членов экспедиции все же не покорилось или только делало вид, что покорилось, и тайно готовило восстание. Но Роберт Конрад каким-то образом узнал о заговоре, созвал своих ближайших помощников и сказал:
        - Господа, как мне стало известно, против нас затевается бунт. И самое обидное, что зачинщикам удалось переманить на свою сторону нескольких наших людей. А это уже опасно. Поэтому нам необходимо максимум бдительности и постоянной готовности!.
        Мы, конечно, подавим бунт в зародыше и жестоко накажем непокорных и предателей. Но, чтобы подобное никогда больше не повторялось, нужно придумать нечто такое, чтобы всех, кто здесь находится, навсегда привязать к себе, к вулкану, к воде...
        - Я уже давно размышляю над этим, и, кажется, нам скоро удастся решить этот вопрос,- многозначительно заявил Гло-балиус.
        И это не были легкомысленно брошенные слова. Хуанос Глобалиус в первый же день вторжения в вулкан обратил внимание на маленьких фиолетовых рыбок, плававших в шарообразном аквариуме в кабинете-лаборатории Луи-Жака Лупьё. Сначала подумал: руководитель экспедиции держит у себя экзотических рыбок просто так, для развлечения. Но потом, узнав, что ученый-физик увлекается еще и ихтиологией, понял: рыбки эти подопытные. Когда же Глобалиус прибрал к рукам научные материалы и бумаги академика, он нашел среди них любопытную запись: "Эта рыбка чудодейственна! Такая крохотная, а кусается. Укусив, выделяет яд. Микроскопические дозы его очень полезны. Они быстро излечивают различные недуги, восстанавливают утраченную энергию, дают такую бодрость и силу, подобных которым я даже в молодости не ощущал. Это настоящий эликсир жизни и здоровья!.. Как я рад, что наконец после долголетних поисков мы сможем сделать прекрасный подарок человечеству, медицине! Однако следует знать: увеличенные дозы этого яда очень опасны, они перерождают нервную систему живого организма, меняют его поведение. Следовало бы полнее изучить,
как влияет рыбка на человека. Она, например, может жить в желудке животного, не поддаваясь процессу пищеварения. А что будет, если она попадет в организм человека? К сожалению, ввести себе рыбку мне не позволяют коллеги. Проводить опыты на них я не позволяю себе сам. Что касается иных свойств фиолетовой рыбки, нужно сказать, что она чрезвычайно чувствительна к изменениям в атмосфере и воде, может предупреждать об опасности, о том, что делается в вулкане, может заменять ряд навигационных приборов... Одним словом, при всех обстоятельствах я жду от этого маленького существа большой пользы..."
        То была последняя запись Луи-Жака Лупье. Именно за нее и ухватился Хуанос Глобалиус. Он начал проводить опыты на живых людях и открыл, что присутствие фиолетовой рыбки в организме человека приводит к тому, что человек почти теряет все свои умственные способности, у него сначала притупляются, а потом и вовсе исчезают чувства, пропадает сон, даже глаза человека со временем превращаются в рыбьи...
        ...- Когда тебе придется быть у Конрада или Глобалиуса,- сказала Оксана,- обрати внимание на аквариумы в их кабинетах. В них плавают эти рыбки. Они очень напоминают маленькие перламутровые пуговки. Мы так их и называем - пуговки. Фиолетовые рыбки выбрасывают такую мелкую икру, что ее видно лишь под микроскопом. Если икринку ввести в организм человека, из нее со временем рождается рыбинка и живет там, прилепившись к какому-нибудь внутреннему органу, как моллюск к днищу корабля. Кроме того, что я тебе рассказала, проклятая рыбка еще часто подает какие-то сигналы, шевелится, мечется внутри, от чего страшно щекотно, и человек заливается неестественным смехом, захлебывается им, как водой, давится, как дымом. . Такое произошло и тогда, когда ты впервые появился тут. "Пуговки" сразу почувствовали присутствие в вулкане постороннего и буйствовали в нас, пока не приехали надсмотрщики и не забрали тебя... Теперь понял, кого мы называем людьми-рыбами?
        - Понял...- тяжело вздохнул Виктор.
        - Ты присмотрись ко мне внимательнее. Я тоже наполовину рыба. Во мне каждое мгновение борются рыба и человек, человек и рыба... Последняя побеждает... С каждым днем я теряю человеческие чувства, их становится во мне все меньше и меньше... Я уже почти не знаю, что такое печаль и жалость, что такое настроение, не умею веселиться, радоваться, горевать... А скоро и совсем распрощаюсь даже с теми остатками человеческих чувств, которые во мне еще тлеют, чуть угадываются, и я стану холоднокровным земноводным существом...
        Оксана не жаловалась на свою судьбу, потому что уже и не осознавала как следует, что с нею происходит. Зато на Виктора услышанное подействовало ужасающе.
        - А откуда ты знаешь все, что поведала мне? - спросил он.
        - Венслав Кручек, заместитель Луи-Жака Лупье, рассказал. Когда я сюда попала, он тоже был еще полурыбой. Я долго не отдавала его фиолетовой рыбке, боролась с нею..
        - Боролась? Как боролась?
        - О, об этом даже Глобалиус не догадывается!..
        Оказывается, рыбка не любит, боится человеческого тепла. А у меня руки тогда, как вот и у тебя сейчас, были еще горячими, вот я и согревала Кручеку лоб... Я тебе покажу его. У него большой шрам на левой щеке. Конрад во время допроса пистолетом ударил...
        - Негодяй!..- возмутился Виктор.
        - Не только негодяй, а настоящий преступник! Палач! - поправила Оксана.- Когда-то он вместе со своими дружками организовал военный путч в одной небольшой латиноамериканской стране и замучил тысячи невинных людей. Но военная хунта долго у власти не продержалась. Под давлением восставшего народа, возглавленного отважным революционером Диего Гонсалесом, диктатура рухнула. Авантюристы получили по зубам и потерпели крах. После позорного провала Роберт Конрад с недобитыми "министрами" бежал от наказания и укрылся в джунглях на океанском побережье. И вот однажды, пролетая на вертолете над океаном, путчисты заметили маленький каменный островок с горловиной, ведущей в освещенное подземелье. Они осторожно обследовали островок, обнаружили в подземелье поселение людей, ворвались и захватили его. С тех пор и стали властителями этого вулкана. Теперь плавают по океанам и морям, нападают, как пираты, на корабли и подводные лодки, топят их, забирают с них все ценное, а также людей, оставшихся в живых, чтобы превратить их в покорных рабов, в людей-рыб... А замышляют они нечто еще более ужасное. Знают, что сами
обречены жить только под водой, и хотят, чтобы никто не жил на суше. Вот поэтому-то и собираются при помощи термических иголок растопить льды Арктики, Гренландии, чтобы вода залила все континенты и все острова...
        - Мы не должны допустить этого! - воскликнул Виктор.- Нужно сообщить человечеству об опасности, нависшей над ним!
        - Отсюда бежать невозможно.
        - Тогда надо уничтожить те иголки. Ты знаешь, где они находятся?
        - Об этом знают лишь Конрад, Глобалиус, Минц, Чомберг и еще кое-кто из путчистов. Когда-то профессор Кручек знал, но теперь он почти полностью человек-рыба и, пожалуй, не вспомнит...
        В это время раздался подземный грохот, задрожал, качнулся домик. Рыбы в стенах-аквариумах сразу же заволновались под полом и опустились на дно.
        - Что это?..- встревожился Виктор.
        - Вулкан погрузился в воду. Наверное, тронемся в путь,- предположила Оксана.
        - А где мы сейчас, ты не знаешь?
        - Нет. Об этом знают лишь Конрад да ближайшие его приспешники, которым он доверяет.
        Вдруг девушка побледнела, установилась на Виктора равнодушными, пустыми глазами.
        - Что с тобой? - поразился он.- Тебе дурно?
        Девушка скривилась и схватилась за грудь.
        - Рыбка вот здесь мечется... Мне щекотно и больно... А еще - сознание туманится... Ой, ой!.. Ха-ха-ха!..
        Виктор испугался, взял ее за руку:
        - Чем тебе помочь?
        - А что такое - "помочь"? И потом, кто ты такой? Ха-ха!..
        У Виктора волосы встали дыбом. Но вскоре Оксане как будто полегчало. Она уже осмысленно взглянула на него:
        - Ты тот, что упал в вулкан на парашюте?
        - Тот, тот! - закивал Виктор.
        - Пожалуйста, держи меня за руку. Я чувствую: в меня вливается твое тепло. Оно отнимает меня у рыбы... Тепло сильнее холода... Правда, тепло сильнее холода?
        - Правда...
        Постепенно лицо ее прояснилось. Оксана будто заново ожила, сказала:
        - Ты такой добрый... и ласковый... Спасибо тебе,- и прижалась к его плечу. Виктор смутился, застеснялся, но не отстранился от девушки. Они помолчали немного, потом он спросил: - Откуда ты, Оксана?
        - Из Одессы... - вздохнула. - На Молдаванке жила. Может, слышал?
        - Конечно, слышал. А как ты тут очутилась?
        - Работала библиотекарем рыболовецкой флотилии. Эти гады напали на наше судно и потопили его... Вся команда погибла, только меня в бессознательном состоянии затащили сюда...
        - И что, сразу же приживили фиолетовую рыбку?
        - Нет, не сразу. Сначала, пока я убирала в лабораториях, меня не трогали. Потом, на мою беду, меня увидел Конрад и захотел забрать к себе, чтобы я во всем ему прислуживала, понимаешь, во всем... Я ужасно возмутилась, обозвала его наглецом, развратником, зверем... Ну он, конечно, не мог этого стерпеть, разъярился, приказал "пришить пуговку" и отправить на работу в подводное хозяйство...
        Затем Оксана поведала, как тяжело живется в вулкане порабощенным людям, как издеваются над ними путчисты. Рассказала также про дрессированных рыб, про акулятник, про какое-то страшное морское чудовище, любимца Роберта Конрада, которое он называет Морской Красавицей, а люди-рыбы - Паскудой и Обжорой.
        Оксана говорила быстро, комкала, глотала слова, будто куда-то спешила. Но Виктор уже почти не слушал девушку. От большого переутомления, от пережитых волнений его стало клонить в сон. Выпустил ее руку, зевнул.
        - Для чего это ты раскрываешь рот?
        - Что ты говоришь? - встрепенулся Виктор.
        - Для чего, спрашиваю, ты раскрываешь рот?
        - А-а... Это я просто зеваю. Ну, значит, спать хочу.
        Оксана долго силилась понять, что такое "зеваю", но когда увидела, как он снова раскрыл рот, вскочила с дивана и приняла воинственную позу.
        - Не делай больше так, потому что я могу на тебя напасть. Я не буду ждать, пока ты меня съешь!
        Виктор понял, что это в ней снова "заговорила" рыба. Однако со сном бороться больше не мог. Глаза слипались сами по себе, тело деревенело, все вокруг расплывалось и исчезало, как в мутной воде.
        - Ты умираешь? - сделала вывод девушка.
        - Да нет... я просто засыпаю... я очень устал... ужасно устал... У меня уже нет сил даже разговаривать...
        - Не делай так, потому что каждого умершего тут отдают акулам... Акулы очень это любят...
        Но Виктор уже ничего не слышал. Оксана потянула его за нос, ущипнула за ухо. Он не просыпался.
        - Все... Умер...- проговорила она, выбежала из домика и громко захохотала. Услышав ее хохот, люди-рыбы сбежались в комнату, увидели на кушетке спящего Виктора и тоже стали хохотать, подпрыгивать. От хохота дрожали стены аквариума, испуганно суетились рыбы.
        А вскоре появились два "санитара" с носилками, уложили на них Виктора и понесли к озеру. Вслед за ними двинулась вся толпа.
        Оксана несколько раз хлопнула в ладоши. Это был сигнал для акул - они сразу же подплыли к берегу. Но как только "санитары" приготовились бросить Виктора хищникам, он проснулся, скатился с носилок, обвел всех полусонным взглядом, увидел в воде зубастые морды огромных акул и закричал в испуге:
        - Вы что, с ума сошли?..
        Толпа поначалу притихла, онемела, а потом стала разбегаться кто куда. Исчезла и Оксана. У озера остались обескураженные "санитары" и Виктор. Он плюнул в сердцах и побрел устало к своему домику. Запер изнутри дверь и, не раздеваясь, упал на кушетку...
        Глава третья
        ХУАНОС ГЛОБАЛИУС УГРОЖАЕТ
        Трудно сказать, как долго спал Виктор, потому что ни дня, ни ночи в вулкане не существовало, часов и календаря тоже. О том, какой нынче год и месяц, какой день, который час, знали лишь путчисты, слушавшие радиопередачи со всех концов света.
        Умывшись, Виктор взял фотоаппарат и вышел из домика. Складывалось впечатление, что наступило утро, и утренняя прохлада бодрила. Странно было осознавать, что это происходит в самих глубинах моря, в каменном сооружении, плывущем, как гигантский обломок неведомого континента.
        B голове сновали тревожные мысли и без конца возникали вопросы, на которые он не мог найти ответа.
        Пройдя с полкилометра, он увидел аквариум величиной с двухэтажный дом. Возле него топтались несколько человек-рыб, глядели на химерическое чудище с огромной лягушачьей головой, крабьими клешнями и хвостом ящерицы. Оно надувало выпученные глаза и огромный зоб, разевало пасть, мутило воду. Виктор догадался, что это и есть любимое чудовище Роберта Конрада, та самая Морская Красавица, о которой рассказывала Оксана, и достал из-за пазухи фотоаппарат.
        Люди-рыбы были так увлечены чудовищем, что не заметили, как он сфотографировал морское страшилище, а заодно и их. Увидели, лишь когда он обратился к ним с вопросом:
        - Скажите, пожалуйста, где я мог бы найти Оксану?
        - А что это такое?
        - Оксана... молодая девушка, живущая среди вас.
        - А-а...- протянул светловолосый, высокого роста человек-рыба, у которого чернел шрам на левой щеке.- Она работает на огороде.
        "Так это же и есть, наверное, тот Венслав Кручек, заместитель руководителя экспедиции Луи-Жака Лупье", - подумал Виктор.
        - И долго она там пробудет?
        - А что такое "долго"? - спросил Кручек.
        Правду говорила девушка: фиолетовая рыбка совсем помрачила память профессору, если он не способен понять значение простого слова.
        - Скажите, вас зовут Венслав Кручек? - схватил его за локоть.
        Человек-рыба рывком выдернул руку и повернулся к Виктору спиной.
        - Вы - Кручек? - еще раз спросил Виктор и сделал резкое движение, чтобы схватить посильнее. Это движение люди-рыбы восприняли как нечто угрожающее, опасное и разбежались в разные стороны. Убежал и Венслав Кручек. Чудовище сердито разинуло пасть и словно бы застонало. Виктору стало жутко, и он отправился дальше. Переходя дорогу, наткнулся на группу старых людей-рыб. Сгорбленные костлявые фигуры окружили его и стали разглядывать, точно какую-то диковину. Держались пугливо. Стоило Виктору открыть рот, чтобы что-то сказать, все отбегали, а потом робко, опасливо возвращались и начинали его обнюхивать, ощупывать. Один старичок даже языком лизнул.
        - Не понимаю...- развел руками Виктор.- Вы что-то хотели?
        - А что такое "хотели"?
        Разговаривать с ними было просто невозможно. Те, кто еще кое-что помнил, на вопросы отвечали вопросами, а у остальных вообще ничего, кроме двух-трех слов, в памяти не осталось.
        Подошла какая-то старушка, приложила ледяную руку к его лбу и неловко погладила. Неизвестно, что проснулось, зашевелилось на дне ее души. Может, там, дома, на земле, у нее остались дети или внуки... Но как только Виктор мигнул, она испугалась, отскочила в сторону. Постояла немного, успокоилась и снова подошла к нему. Кто знает, чем бы все это кончилось, если бы не появились скуластый и остроносый. Увидев Виктора в окружении старых людей-рыб, надсмотрщики вынули из кожаных чехлов на поясе резиновые дубинки и принялись дубасить всех подряд. Старушка, которая только что гладила Виктора, упала. Надсмотрщики сразу же схватили ее и потащили к аквариуму, где жило чудовище. Старушка даже не вскрикнула, даже не сделала попытки защищаться.
        - Куда вы ее тянете? Отпустите! - забежал им наперерез Виктор.
        - Отдадим Морской Красавице! - равнодушно ответил остроносый.
        - Зачем?.. За что такое наказание?..
        - Она ведь стара, от нее уже никакой пользы,- сказал скуластый.
        - Но ведь женщина в этом не виновата! Она ничего дурного не совершила...
        - Как ничего? Она стара, ни на что не годна! А согласно приказу Мудрого Капитана, все старые люди-рыбы подлежат уничтожению. Весь этот табун пойдет на корм Морской Красавице и другим редкостным существам, живущим в аквариумах.
        - Это бессердечно! Преступно!
        Скуластый взглянул на остроносого:
        - Ты что-нибудь понимаешь?
        - Ничегошеньки! - тряхнул тот головой, и они потащили несчастную старушку дальше. Увиденное и услышанное потрясло Виктора, и он в полной прострации, как сомнамбула, поплелся назад, к своему домику. Однако вскорости его догнали надсмотрщики:
        - Верный помощник Мудрого Капитана господин доктор велели привести тебя к нему.
        Хуанос Глобалиус встретил Виктора приветливо. Усадил на стул. Сам сел напротив.
        - Ну, как, отдохнул?
        - Отдохнул...- буркнул Виктор.
        - Ты что, обижаешься на меня?
        Виктор не ответил.
        - Я думаю, обижаться нет оснований. Может, сердишься, что я немного на тебя накричал? Так прости меня за это. Сам понимаешь: прилетел ты к нам неожиданно, непрошенно, и о тебе можно было всяко подумать... О, тебе еще повезло! Ты понравился нашему Властителю, и он заботится о тебе. Правда, была маленькая оплошность, когда санитары чуть не бросили тебя акулам.
        - Я сам в этом виноват. Меня же предупредили, чтобы не спал.
        - Ничего, теперь мы приставим к тебе кого-нибудь для охраны, пока привыкнешь.
        - Не надо. Я не хочу привыкать. Лучше, если вы будете так добры и отпустите меня отсюда. Прошу, очень прошу вас: отпустите!
        Глобалиус холодно посмотрел на Виктора:
        - Вот этого-то мы сделать и не можем. Кто сюда попадает, тот остается здесь пожизненно. Забудь, юноша, навсегда мир, ио которого ты пришел. Уже никогда ты в него не вернешься. Возьми в толк: никогда! И связи с ним никакой у тебя не будет!
        - А как же мама... отец... друзья... университет?..
        - Считай, что их у тебя больше нет!
        - Это жестоко! Слишком жестоко!..- прошептал Виктор.
        - Может, и жестоко, но мы вынуждены так поступать. Понимаешь: вынуждены! И давай условимся не вести больше об этом разговоров. Я хочу кое-что тебе сказать. У нас заведено, что никто не сидит без дела. У каждого есть свой участок работы. Подумали мы и о тебе, какую подобрать работу, чтобы она и по нраву тебе пришлась, и не утомляла тебя. И придумали! Ты, как видно, парень отважный, сообразительный, сильный, наверное, любишь военное дело. То есть стрелять. Ведь любишь? Все парни в твоем возрасте это любят.
        - Куда? В кого стрелять? - насторожился Виктор.
        - Не спеши! Все объясню. Дело вот в чем. Мы сами хорошо справляемся с подводным флотом, а что касается поверхности,- поднял вверх палец Глобалиус, - там появляться мы, по некоторым соображениям, не можем. Вот в этом ты нам и поможешь. Оденем тебя в специальный гидрокостюм, в котором ты почувствуешь себя, как рыба, дадим автомат, заряженный термическими патронами, и выпустим из вулкана. Ты подплываешь к какому-нибудь кораблю, из тех, которые снуют по морю, и -стреляешь в него. Работа не такая уж сложная и трудная, но сколько в ней романтики! Прицелился: бах! бах! - корабль на дно, только пузыри от него пошли, а ты, победитель, герой, возвращаешься живым и невредимым домой, в вулкан...
        - А зачем вам топить корабли? Потом - там ведь люди! Они же погибнут!..
        - Не все. Некоторых выловим. Нам и то, что в кораблях, нужно, и люди нужны.
        - Нет, этого делать я не стану,- покачал головой Виктор.- Я ведь не бандит какой-нибудь и не бездумный и покорный человек-рыба!
        - Да, еще не рыба, но можешь ею стать, если не послушаешь нас,- сказал, нахмурясь, Глобалиус. Виктора бросило в жар. Не мог себе даже представить, что у него, как и у несчастных людей-рыб, глаза станут стеклянными, остынет кровь, затуманится разум, и он забудет все, даже как его зовут...
        - Вы не посмеете, не имеете права! - крикнул возмущенно.
        - Превратиться в человека-рыбу действительно страшно. А особенно тебе, такому молодому и красивому,- спокойно продолжал Глобалиус.- Но имей в виду: останешься обычным человеком лишь в том случае, если подчинишься нам и будешь точно выполнять наши распоряжения.
        - Нет, нет! На такое я не способен! Дайте мне какое-нибудь другое задание!
        - Другого задания для тебя нет,- твердо сказал Глобалиус.- Поэтому выбирай одно из двух. Но я тебе советую, искренне советую принять наше предложение. Не каждому мы такое доверяем...
        - Можно, я подумаю? - уже тихо произнес Виктор, у него от волнения разболелась голова, он почувствовал себя дурно.
        - О, это уже другой разговор! - усмехнулся Глобалиус.- А чего же, подумай, подумай. Но не забывай: если откажешься, придется сделать из тебя человека-рыбу или же отдать Морской Красавице, она с удовольствием проглотит такого молодца...
        Виктор вспомнил историю со старушкой, и у него пересохло во рту, больно застучало в висках. Он стремительно вскочил, выбежал из кабинета и помчался к своему домику, к единственному уютному уголку, где он мог побыть хоть в относительном одиночестве.
        Вбежал в комнату, запер дверь и обессиленно упал на кушетку. Закинув руки за голову, уставился в потолок-аквариум. Там спокойно плавали разные экзотические рыбы, а в душе у юноши бушевала буря.
        "Хотя бы Оксана появилась,- подумал.- С ней еще можно как-то поговорить. Может, она посоветовала бы что-то, помогла. К счастью, в ней еще много человеческого, и именно это, человеческое, нужно незамедлительно использовать, не то поздно будет.. "
        Неизвестно, сколько времени пролежал Виктор на кушетке, лихорадочно соображая, как все же увернуться от убийц и заговорщиков, которые пожелали сделать его таким же преступником, как они сами. От перенапряжения раскалывалась голова, но придумать он ничего не мог.
        Вдруг кто-то настойчиво и сильно застучал в дверь. "Может, Оксана?.." - Виктор бросился открывать. Перед ним стояли скуластый и остроносый.
        - Наш Мудрый Капитан и его верный помощник господин доктор велели узнать, что ты решил по поводу их предложения? - спросил остроносый. Виктор презрительно глянул на них и сердито бросил: - Передайте вашему Капитану и его помощнику, что я еще ничего не решил, что я думаю... Пусть подождут.
        - Лучше уж мы сами подождем,- буркнул скуластый. Они вышли из домика и стали у двери, как два столба. "Что делать?.. Что делать?.." - бегал Виктор из угла в угол, пугая рыб в стенах и под прозрачным полом.
        Вскоре надсмотрщики снова появились на пороге.
        - Наш Мудрый Капитан и его верный помощник господин доктор велели узнать, что ты решил...- монотонным голосом затянул остроносый. Виктор остановился, покраснел, глаза вспыхнули злым огнем.
        - Передайте Капитану и его помощнику, что я отказываюсь стрелять в корабли, что я не бандит, а честный человек. Понятно?
        - Так, понятно,- кивнул одновременно надсмотрщики и помаршировали к самоходу. Через несколько минут они вернулись.
        - Наш Мудрый Капитан и его верный помощник господин доктор велели нам привести тебя к аквариуму Морской Красавицы,- сказал остроносый.
        - Никуда я отсюда не пойду! Ни-ку-да!
        Тогда надсмотрщики схватили Виктора за руки и потащили к аквариуму. Там их ждали Роберт Конрад, Хуанос Глобалиус и еще несколько человек. Все были хмурые.
        - Ну, что ж,- пренебрежительно глянул на Виктора Глобалиус,- раз ты такой трус и не хочешь нам помочь, мы вынуждены прочитать тебе наш приговор... Прошу, господин комендант!
        Толстопузый человек с узкими злыми глазами развернул лист бумаги:
        - Учитывая то, что Виктор Соколюк заброшен нашими врагами во владения Роберта Конрада с целью шпионажа и диверсий, большой суд вулкана решил отдать его Морской Красавице. Решение окончательное. Отменить его может один лишь всемогущественный Мудрый Капитан, а более никто.
        Виктор посмотрел на чудовище, которое разинуло свою огромную черную пасть, намереваясь полакомиться им, и закричал отчаянно:
        - Вы не имеете права меня судить!
        Комендант поднял руку:
        - Не имеем права?.. Ха!. Уже то, что ты залетел сюда без нашего разрешения, дает нам все основания считать тебя шпионом и врагом... Если хочешь что-то сказать или просить о помиловании у Капитана, пожалуйста...
        Виктор еще раз взглянул на морское чудовище, все еще державшее пасть открытой, на его огромное омерзительное брюхо, в котором, наверное, было погребено столько людей, как на кладбище, и в глазах у него потемнело, он зашатался...
        - Не отдавайте меня этому чудовищу... Я сделаю, что вы хотите...
        Роберт Конрад удовлетворенно осклабился и повернул голову к коменданту:
        - Если так, тогда именем моей щедрой доброты и безграничного великодушия я отменяю приговор! - Потом, указав пальцем на Виктора, добавил: - Научите его стрелять в корабли! Из него должен выйти хороший снайпер.
        - Я тоже так думаю,- сказал Хуанос Глобалиус и вытер платком вспотевший лоб.
        Скуластый и остроносый подошли к Виктору и предложили следовать за ними.
        Глава четвертая
        ГЛУХОЙ КАРЦЕР
        Виктора начали тренировать в большом глубоком бассейне. Прежде всего учили плавать и ходить по дну. Ноги и руки юноши были открыты, а туловище и лицо плотно обтягивал особый гидрокостюм, сшитый из какого-то странного тонкого материала. В воде материал приобретал чудодейственное свойство защищать организм от давления на глубинах и помогал дышать, получая кислород из воды. Сначала Виктор, вылезая из бассейна, чувствовал себя нехорошо, кружилась голова, заплетались ноги. Но постепенно привык.
        Закончив подготовку, вместе со скуластым и остроносым вышел на прогулку в море. Вулкан имел большое подводное хозяйство, начало которому было положено еще учеными под руководством Луи-Жака Лупье. Заплыли, в подводный сад. Необычайное зрелище! На водорослях-деревьях цвели круглые, как подсолнухи, ярко-красные цветы. Они выглядели еще сказочнее от электрического освещения, хотя свет здесь не рассеивался, как в атмосфере или по крайней мере в верхних слоях воды. Длиннющие листья водорослей походили на темно-коричневые вареные макароны, они свисали со стеблей и покачивались. На некоторых водорослях-деревьях уже зрели плоды, похожие на бананы, ананасы, маслины, орехи. Хоть подавай к столу!
        Скуластый и остроносый нарвали полные сумки орехов, после чего все трое поплыли в сторону огородов.
        Обработка морского дна проводилась преимущественно вручную. Небольшие участки обрабатывались людьми-рыбами. Среди них Виктор увидел Оксану. Он махнул ей рукой, но девушка на него даже не взглянула. Защемило сердце: было жаль ее и всех этих людей, невольников морского дна.
        Затем втроем заглянули в акулятник. В огромной проволочной клетке зловеще ходили стаи грозных хищников. Их тут сызмалу учили охранять вулкан, не допускать к нему чужого водолаза или аквалангиста.
        Через некоторое время Роберт Конрад вызвал к себе Виктора.
        - Вот и настал час,- кашлянул важно,- когда ты должен будешь приступить к делу, показать свою ловкость и снайперское мастерство - потопить корабль если не с первого выстрела, то хотя бы со второго. Ты готов к этому?
        - Готов,- глухо ответил юноша.
        Роберт Конрад и Хуанос Глобалиус радовались своей победе. После страшной сцены у аквариума Морской Красавицы Виктор переменился. Они лелеяли надежду, что скоро можно будет полностью полагаться на строптивого юношу, сделать из него связного с континентом, где, хорошо замаскировавшись, оставались некоторые из их сообщников. Связаться с ними стало неотложной потребностью, ибо только они смогут разыскать археолога и лингвиста Маркса Орена и вырвать у него тайну третьего фолианта.
        - Во время первого испытания тебя привяжут за ногу прочнейшей капроновой лесой, конец которой будут держать твои надсмотрщики,- пояснил Хуанос Глобалиус.- Мы поступаем так со всеми новичками-снайперами, поэтому не обижайся. Леса очень крепкая, не бойся, что оборвется.
        - Я вытащил ею Морскую Красавицу! - похвастался Роберт Конрад.
        Виктор уже знал, что Конрад любил охотиться в море и что инженер-штурман Генрих Минц изготовил для своего шефа специальную пушку-спиннинг. Конрад увлекался пушкой-спиннингом, как мальчишка. Он закидывал ею километров на десять причудливые блесны и ловил всевозможных рыб и морских чудовищ. Однажды, охотясь, подцепил пятнадцатиметровую акулу. Она и поныне живет в акулятнике. Но были не только удачи. Недавно он заарканил на блесну и притащил... небольшую подводную лодку! Однако в последнюю минуту лодка сорвалась с крючка и ушла. Роберт Конрад и поныне не может себе простить такого промаха. Ведь все оборудование кораблей и лодок, попадавшее в вулкан, в значительной мере повреждено взрывами, а тут целехонькая подлодка с командой!.. Бывали и смертельно опасные случаи. Долго морочились Конрад и Глобалиус, подцепив однажды, как им показалось, большую рыбину. Тянули, тянули, и отпускали, и снова нажимали на лебедку, и наконец притащили. Но не успели посмотреть, что это такое, как "рыбина" взорвалась с такой страшной силой, что от вулкана откололся изрядный обломок и при этом безнадежно запутал несколько
километров драгоценной лесы. После этого происшествия Конрад стал осторожнее относиться к своему промыслу.
        И вот Виктор в сопровождении скуластого и остроносого отправился выполнять задание Конрада. Широко взмахивая руками, точно раздвигая ими густые, нетронутые лозы, он всплывал все выше и выше к поверхности моря, где вольно гуляют волны и ветры, звенит над головой голубой кристально чистый простор неба и кричат, стонут чайки.
        Виктор все время ощущал, как дергают за лесу надсмотрщики. Каждый такой сигнал должен был напоминать, чтобы он не отвлекался от основного задания. Надсмотрщики плыли под ним, почти вертикально поднимаясь в верхние слои воды. Они чувствовали себя в море, как настоящие рыбы. А еще ниже шел целый табун людей-рыб, а за ними - дрессированные акулы. Вся эта армада двигалась за Виктором. Он должен был сегодня продемонстрировать свое мастерство: расстрелять первый встречный корабль из автомата, врученного ему комендантом вулкана. Мощность каждой небольшой пули автомата равнялась пушечному снаряду или мине большой разрушительной силы. Люди-рыбы должны были забрать с потопленного корабля оборудование, все ценности, а также захватить пленных, чтобы обратить их в людей-рыб. Акулы плыли, преследуя лишь одну цель - охранять и оберегать нападающих.
        Виктор энергично всплывал все выше и выше. Прижав к груди оружие, думал лишь об одном: как вырваться из когтей Роберта Конрада и вернуться на Родину, чтобы потом освободить несчастных людей-рыб из неволи и по заслугам отплатить палачам.
        Уже вошел в прозрачную зелень воды, близкую к поверхности моря. Скуластый и остроносый и люди-рыбы остались где-то внизу, в синеве воды, предусмотрительно остановившись перед той межой, которую не могли переступить, ибо дальше их ждала неминуемая смерть.
        Наконец до Виктора долетел приглушенный шум винтов корабля - все громче и громче, все ближе и ближе.
        Какая-то магическая, непреодолимая сила тащила юношу на поверхность воды, хотелось поскорее вынырнуть и взглянуть на мир, в котором он когда-то жил, ощутить прикосновение воздуха, которым он когда-то дышал.
        И вот голова показалась над водой... Он открыл на шлеме прозрачный клапан, закрывавший лицо. Свежая струя воздуха сразу опьянила, затуманила сознание, а настоящий калейдоскоп переливчатых красок окружающего мира - светящиеся блики поверхности моря, солнца, которое сквозь мириады брызг вспыхивало на ресницах и колыхалось радужной дугой,- так переполнил сердце внезапными пронзительными чувствами, что он даже забыл, зачем он здесь и что ему надлежит делать. Об этом напомнило сердитое подергиванье. Тонкая леса потащила юношу назад в воду, подержала немного и снова отпустила: мол, готовься к бою!..
        На этот раз Виктор рванулся вверх изо всех сил. Он выскочил на поверхность, как пробка из бутылки шампанского, на самом гребне крутой волны. Она какое-то мгновение подержала его на своей острой спине, а потом стряхнула вниз, точно в пропасть. Там налетел другой водяной вал, подхватил и понес дальше.
        Только теперь он увидел перед собой пароход, белевший на воде, точно огромный диво-лебедь. Над пароходом кружили чайки, садились на корму, на широкую палубу.
        Виктор, увидев пароход, сначала обрадовался, а потом перепугался. А что, если там не заметят его и не спасут?..
        На палубе поднялась суматоха. В воду бубличным дождем полетели спасательные круги. Но только Виктор собрался схватиться за спасательный круг, как крепкая леса потащила его на глубину. Он снял с шеи ненавистный автомат и оттолкнул от себя, как ненужный хлам. Оружие пошло на дно. Потом он вынул из-за пазухи острый нож и стал резать лесу, но тщетно.
        Незримые пружины воды снова вытолкнули его на поверхность. На этот раз он крепко ухватился за спасательный круг и замер. До парохода было не более ста метров. Но не успел он и крикнуть, как перед самым носом вынырнула дрессированная акула. Она высунула морду из воды, держа в зубах автомат.
        Виктор забрал автомат и не раздумывая выстрелил в хищника. Взрыв подбросил его вместе с водой и оборвал проклятую лесу. Наконец-то юноша почувствовал себя свободным и быстро поплыл к пароходу.
        Оттуда спустили спасательную лодку с матросами.
        - Держись, друг! Держись! Сейчас мы тебя вытащим!- кричали они на родном языке. Матросы уже протянули руки, чтобы втащить его в лодку, как вдруг из моря вынырнула новая акула. Грозно ощерив зубы, она хлопнула по воде хвостом, схватила Виктора за ногу и потащила вниз...
        Виктор стоял перед разъяренным Конрадом и его помощником Хуаносом Глобалиусом, съежившись, точно на морозе. Он дрожал от холода и от страха.
        - Почему ты не стрелял? Почему бросил оружие? - допытывался Конрад, глядя на Виктора, как удав на кролика.
        - Что случилось? - верещал Глобалиус. - Как ты посмел?..
        - Я не мог, не мог стрелять...- наконец ответил Виктор.- То был мирный пароход!
        Конрада от этих слов затрясло, он налился кровью и заскрежетал зубами:
        - Тем более надо было стрелять! Там было много людей, а нам люди нужны! Не-ет, я все равно заставлю тебя стрелять! Заставлю! Слышишь?.. А сейчас немедленно в глухой карцер! В глухой карцер!
        Скуластый и остроносый схватили Виктора и потащили по ступенькам к внутреннему кратеру. Там грубо втолкнули в небольшую квадратную камеру, сделанную из толстенного стекла, герметически закрыли дверь и исчезли.
        Вскоре камера зашаталась, запрыгала и плюхнулась в воду. "Вот он какой, этот глухой карцер! Меня просто швырнули в море..." - пронеслось в голове. За стеклом мелькали перепуганные стайки рыб, маячили каменные вершины подводных скал, между ними чернели глубокие расщелины, заполненные мрачной, неподвижной водой.
        Наконец коробка обо что-то ударилась и повисла на краю обрыва. Виктор лежал, закрыв глаза, уже ничего не ожидая от жизни. Да и чего можно было ждать в этом стеклянном гробу, кроме смерти? Купить жизнь ценой предательства? Превратиться в морского пирата и топить корабли? Помогать преступникам залить земной шар водой, а людей превратить в рыб? Нет! Нет!..
        Полная тишина, темень и одиночество мучили юношу, угнетали волю. Вдохнул на полную грудь душного воздуха и крикнул, но и сам испугался собственного голоса, таким он показался ему диким и чужим.
        Но вот вокруг замелькали живые огоньки - желто-зеленые, бледно-сиреневые, оранжевые. Завороженный необычным зрелищем, Виктор вспомнил, как когда-то на уроке учительница рассказывала, что железы некоторых морских рыб могут выбрасывать целые облака светящихся бактерий. А еще есть такие рыбы, что могут вырабатывать электрический ток и светить, как фонари.
        Молчаливые рыбы все проплывали и проплывали перед глазами. "Чем не похоронная процессия? - почему-то подумал.- Может, рыбы хоронят меня, воздают последние почести?.." В эту минуту отчаянья ему показалось, будто бы кто-то постучал по корпусу карцера. Стекло глухо загудело, звук тревожно завибрировал и погас. Виктор повернул голову в одну сторону, в другую, вглядываясь в серо-синюю монотонность воды, и заметил человека-рыбу, который, точно призрак, скользил возле карцера. Вот он подплыл ближе к той стене, к которой Виктор прижался лицом, и на миг снял маску.
        - Оксана! - вырвалось из груди, и он изо всех сил забарабанил кулаком в стекло.
        Оксана пристально поглядела на него, сделала еще несколько кругов и нырнула в глубину, махнув на прощанье черными ластами.
        "Неужели не узнала меня?.." Однако появление девушки пробудило его к жизни. Стоял, тревожно уставившись в морскую глубь, и ждал, не вынырнет ли она снова. И дождался. На этот раз она приплыла в сопровождении голубых тунцов и каких-то трехметровых серовато-зеленых рыб, похожих на судаков. Оксана приветливо помахала рукой, потом подплыла близко и поцеловала стекло, к которому Виктор прижался щекой. Он сразу ощутил, как перестала кружиться голова, как проснулись в нем жажда жизни и сознание, что он еще нужен друзьям. Наблюдал, как Оксана забавлялась с любимыми рыбами. То садилась на них верхом, как на коня, то ложилась, как на живой плот, то падала вниз и скрывалась в причудливых водорослях. Было видно, что рыбы любили, понимали и слушались ее. Они обнимали ее красивыми радужными плавниками, прижимались к ней серебристыми боками, нежно касались носами, точно маленькие дети.
        Наконец Оксана и ее друзья-рыбы, притомившись, повисли в воде, чтобы отдохнуть. Никто им тут не стлал никаких постелей, не подкладывал под головы подушек, не укрывал одеялом. Странно было смотреть, как рыбы отдыхают.
        Оксана легла на верхнюю стену стеклянного карцера и замерла. Неизвестно, могла ли она спать тут, в воде, но вот морские хищники, пожалуй, никогда не дремлют... В поисках легкой добычи, чтобы унять свой вечный голод, на скалу влез огромный кальмар и своим длиннющим щупальцем потянулся к девушке.
        Виктор испуганно закричал и заколотил кулаками в стекло. Оксана раскрыла глаза, увидела перед собой прожорливого коварного хищника и молниеносно, с ловкостью настоящей рыбы, нырнула в глубь моря. За нею, мелькнув радужными хвостами, словно провалились и ее друзья.
        Разгневанный кальмар долго смотрел на Виктора, испортившего ему всю трапезу, а потом схватил стеклянную коробку и швырнул ее со скалы.
        В лаборатории Хуаноса Глобалиуса пронзительно зазвенел звонок, на табло несколько раз мигнула красным глазом лампочка.
        - Кто звонит? - вскочил Роберт Конрад, сидевший там и ждавший результатов нового опыта. - Надсмотрщики. Говорят, что-то случилось с карцером.
        - Пусть вытащат! - приказал Конрад.
        Вскорости карцер вытащили из моря. Когда открыли люк, из него пошатываясь вышел Виктор.
        Его привели в лабораторию. Он весь дрожал и смотрел на стол, на котором стоял сифон с водой.
        - Дайте ему! - велел Конрад.
        Глобалиус поднес стакан воды. И как ни омерзительно было Виктору брать из его рук воду, он не выдержал... Вода вернула частицу утраченных сил.
        - Садись! - проворчал Глобалиус.- Ну, видишь, голубчик, что мы с тобой не шутим?.. У нас разговор короткий... Теперь будешь выполнять наши приказы?
        Виктор молчал.
        - Господин доктор, сколько уже часов он находится в нашем вулкане? - спросил Роберт Конрад.
        - Девятьсот девяносто два.
        Виктор задрожал... Дальше отступать было некуда. Через восемь часов он станет невольником вулкана! Не сможет никогда больше подняться на родную землю, взлететь в воздух! Летать выше облаков... Он вынужден будет жить в подземелье, в норе... жалким земноводным существом...
        - Ты, наверное, догадываешься, что все это означает? - спросил Глобалиус.- Действие лучей солнечной краски неумолимо... Мы тоже стали ее жертвами... А у тебя такие возможности...
        Виктор молчал.
        - В твоем распоряжении восемь часов! - воскликнул Конрад.- У тебя еще есть возможность доказать верность нашему делу... Ты можешь еще успеть потопить корабль... Тогда мы, не теряя ни минуты, отправим тебя на материк, для связи. Ты получишь все, что захочешь... деньги, золото...
        - С кем для связи? - спросил Виктор.
        - С нашими друзьями...
        У него вдруг вспыхнула надежда... "А может, и впрямь согласиться?.. Вернусь на материк, встречусь с родными, с товарищами, опять заживу полноценной жизнью, обрету радость, силу!.. Но за это придется потопить невинных людей, бросить их в волны, на дно... Стать соучастником Конрада, Глобалиуса... О, нет! Лучше самому погибнуть..."
        - Ну, что ты там думаешь? - потерял терпение Глобалиус.- Время ведь не ждет! Дорога каждая минута! Мы еще никогда никого так долго не уговаривали и столько им не обещали...
        - Почему ты молчишь? Почему молчишь? - задергался в кресле Роберт Конрад.
        Виктор резко ответил:
        - Я не могу...
        Эти три слова ударили Роберта Конрада как обухом по голове. Он выхватил из кобуры пистолет. Всегда так поступал, когда им овладевала ярость.
        - Тогда ты мне не нужен! - закричал и невольно встретился взглядом с юношей.
        Во взгляде Виктора не было страха, а только непреклонная решимость, ненависть и осуждение. Зато страх и растерянность охватили Роберта Конрада. Капитану снова показалось, что на него победоносно и презрительно смотрит Диего, его самый большой и самый заклятый враг.
        "О, это сходство! Обыкновенная случайность, а что делает со мной..." - подумал озадаченно и бессильно опустил пистолет.
        - Прочь с моих глаз! - процеди я сквозь зубы.- Я с тобой еще поговорю...
        Глава пятая
        ЗАГАДОЧНЫЕ ТАБЛЕТКИ
        Виктор осознавал, что теперь он уже никогда не сможет жить там, где живут его родители, друзья, знакомые, что дорога туда для него навеки отрезана, и все, к чему он стремился, о чем когда-то мечтал, сгинуло, развеялось как дым...
        Возвращался к своему домику обессиленный, разбитый. Болела голова, темнело в глазах. Прилег на кушетку, уткнулся лицом в подушку. От безнадежности, отчаянья хотелось разрыдаться, но даже для этого не было сил, не было слез...
        Вдруг он почувствовал, как над ним кто-то склонился, и поднял тяжелую голову.
        Возле кушетки стояла Оксана. Девушку было не узнать. Наверное, сказалось длительное пребывание в воде... Синие потрескавшиеся губы дрожали, глаза были затуманены и почти неподвижны.
        - Что с тобой? Ты больна? - вскочил с кушетки Виктор.
        - А что такое "больна"? - еле выговорила.
        Не стал объяснять, взял за руку, усадил на стул, приложил горячие ладони сначала к ее холодному лбу, потом к щекам. Постепенно с лица Оксаны исчезла тень моря, замигали, заблестели глаза.
        - Ты что-то мне говорил? - спросила слабым голосом.
        - Я сказал: как это хорошо, что ты навестила меня... Хотелось на прощанье тебя увидеть...
        - А почему "на прощанье"? Разве ты умираешь?...
        - Наверное, умру... уничтожат меня Конрад и Глобалиус...
        - А почему ты так боишься смерти? Смерть - это не страшно. Страшно, когда "пришьют пуговицу"!..
        Виктор глубоко вздохнул, понурился. Долго молчал, думал, думал... И вдруг будто проснулся от сна, встряхнул головой, проникновенно и нежно посмотрел на Оксану, стал ее умолять:
        - Прошу тебя, сосредоточься, выслушай меня внимательно!
        - Хорошо, хорошо,- закивала она.- Я постараюсь... Только держи меня, крепко держи мою руку... Ага, вот так... Теперь говори.
        - Я уверен: Конрад и Глобалиус жестоко отомстят мне за то, что я не послушался. Они либо замучат меня, либо превратят в человека-рыбу. Пока этого еще не произошло, я хочу причинить им какой-нибудь огромный, непоправимый вред. Я только что вспомнил: ты говорила, якобы Венслав Кручек знает, где спрятаны термические иголки, которыми эти негодяи собираются растопить ледяную Арктику и Гренландию...
        - Когда-то знал, а теперь, верно, забыл, потому что он уже человек-рыба.
        - А может, все-таки вспомнит, может, тепло рук и в нем пробудит память.
        - Может...
        - Пожалуйста, приведи его сюда.
        - Ладно, если он согласится, приведу,- заторопилась к выходу Оксана.
        Виктор с нетерпением ждал ее, но девушка долго не возвращалась. Он уже потерял было надежду, что ей удастся уговорить ученого, как вдруг дверь распахнулась и Оксана ввела Кручека в комнату.
        Венслав Кручек поглядел на Виктора, как на какую-нибудь неживую будничную вещь, скользнул равнодушными, точно замороженными, глазами по стенам-аквариумам, кашлянул.
        - Садитесь, пожалуйста,- вежливо подвинул ему стул Виктор.
        Но гость отступил от стула в сторону. - Люди-рыбы не знают, для чего стулья, они давно о них забыли, пояснила Оксана. Тогда Виктор попытался отвести его к кушетке, но гость принял такую воинственную позу, что юноша даже испугался - еще драться начнет!.. Выручила Оксана. Она взяла их правые руки и соединила для дружеского пожатия. Виктор, пожав гостю холоднющую руку, придержал ее. Венслав Кручек задергал плечами, завертел головой, затоптался на месте, однако руки своей не отнимал. И произошло чудо... Медленно ожили его глаза, зашевелились губы, и он... заговорил! Неторопливо, глухо, но разборчиво и четко. Назвал свое имя, поблагодарил Виктора, а потом подошел к стулу и сел, как настоящий человек.
        Виктор, просияв от радости, присел напротив на кушетке и рассказал о себе, кто он, как попал в вулкан, какая беда обрушилась тут на него.
        Венслав Кручек молча слушал, все время пристально рассматривая его руки. Когда Виктор закончил, он сказал сочувственно:
        - Понимаю, тяжело тебе, очень тяжело... Конрад и Глобалиус пытались превратить тебя в своего верного приспешника, но не удалось... О, воображаю, как они неистовствуют от ярости! В них теперь на полную силу заговорило самолюбие бандитов, а самолюбие бандита - это ад в аду! И они не остановятся ни перед чем, чтобы только подавить твою волю или даже уничтожить тебя физически, поскольку ты и в образе человека-рыбы будешь напоминать им об их позорном поражении, об их бессилии и обреченности. Молодец! Я восхищен твоей стойкостью, юноша!
        - Сам удивляюсь, откуда взялась у меня выдержка,- смутился Виктор.- Уже словно бы и смерть не страшна, но одно все-таки пугает... Что мы погибнем здесь, это уже ясно, но ведь эти сумасшедшие готовятся поработить, а то и совсем погубить все человечество!
        - Они не должны осуществить своих черных намерений!- уверенно сказал Кручек.- Мир как-то узнает о них и схватит за кровавые лапы.
        - Нам надо сообщить людям, но как? - развел руками Виктор.- Мы бессильны... Разве что сотворить злодеям какую-нибудь большую беду? Оксана говорила, будто вы знаете, где хранятся термические иголки. Нельзя ли их уничтожить?
        - Где хранятся, я знаю, однако туда попасть мы не сможем. Они спрятаны в каменной пещере, которая постоянно охраняется.
        Виктор опустил голову. Венслав Кручек долго о чем-то думал, что-то вспоминал, наморщив лоб, наконец спросил:
        - Тебе еще не "пришили пуговку"?
        - Еще нет.
        - А ты хотел бы бежать отсюда?
        - Уже пытался. Не вышло...
        - Я знаю потайной ход, по которому можно незаметно выбраться из вулкана.
        - Поздно мне бежать. Мой организм принял дозу солнечной краски, которая не позволяет жить выше уровня моря, и...
        - Погоди, я все тебе объясню,- прервал его Кручек.- Ты, спасибо тебе, восстановил мне память, и я вспомнил такую вещь-Перед тем, как эти негодяи захватили вулкан, мы нашли замурованную в древнем храме небольшую золотую шкатулку с какими-то желтыми прозрачными шариками. Когда их начали исследовать, оказалось, что это необычайные лекарственные таблетки.
        Если живое существо, облученное солнечной краской, проглотит таблетку, оно уже не погибнет на поверхности. Но как оно себя там будет чувствовать, неизвестно, так как мы не успели это испытать. То, что у нас были эти чудодейственные лекарства, мы от захватчиков утаили, надеялись, что сможем сами воспользоваться ими. Однако так и не пришлось... Одних путчисты сразу убили, других замучили пытками на допросах, а остальных, как вот и меня, превратили в бездумных и бессловесных людей-рыб...
        - А куда же девались те таблетки? - поинтересовался Виктор.- Пропали?
        - Нет, не пропали. Мы с Луи-Жаком Лупье закопали их под деревом, но под каким именно, припомнить я уже не могу. - Жаль!..- сокрушенно прошептал Виктор.
        - Не печалься,- сказал Венслав Кручек.- Одну я приберег на всякий случай... Вот она у меня...
        Он распорол потайной карманчик на внутренней стороне брючного пояса, вынул из него маленький шарик, похожий на янтарную бусинку, и протянул Виктору.
        - Возьми. Эта таблетка мне уже ни к чему, а тебе пригодится, если отважишься бежать.
        - Благодарю вас, от всего сердца благодарю! - пожал ему руку Виктор, взяв таблетку.
        - Это тебе за то, что не стал на колени перед душегубами,- сказал Венслав Кручек. Виктор бережно завернул таблетку в носовой платок, спрятал в карман и спросил:
        - Теперь скажите, пожалуйста, о каком потайном ходе вы говорили?
        - Я имел в виду электронный лабиринт, соединяющий верхний этаж вулкана со средним.
        - Впервые слышу о нем,- пожал плечами Виктор.
        - О, это сложное сооружение и, конечно же, не имеет ничего общего с тем мифическим лабиринтом, который когда-то построил на острове Крит великий зодчий Эллады Дедал для легендарного быка Минотавра. Спроектировал и соорудил лабиринт инженер Минц вскоре после того, как путчисты захватили вулкан. Он ведет с верхнего, жилого, этажа на второй, на котором разместились машинные отделения, пульты управления, радиостанция, различная электронная вычислительная аппаратура, а также механическое отверстие-шлюз, через который можно выплыть из вулкана и вплыть в него. Назначение лабиринта - закрыть свободный доступ с этажа на этаж, чтобы никто, кроме доверенных лиц Роберта Конрада, не мог проникнуть ни туда, ни оттуда. . Я, когда был еще нормальным человеком, долго докапывался до секретов лабиринта и наконец изготовил его план. Однако мне не повезло... Преданные слуги Конрада случайно обнаружили у меня этот план, и тогда Хуанос Глобалиус постарался как можно скорее "пришить пуговку" и мне, чтобы фиолетовая рыбка забрала мой рассудок и обратила меня в беспамятного и бессловесного человека-рыбу.
        - Ну, пусть вы поможете мне выбраться из вулкана, но как же я потом доберусь до материка? - спросил Виктор, выслушав Венслава Кручека.
        - Дальше тебе поможет Оксана. Она дружит с тунцами, которые понимают, слушаются ее. Прикажет рыбам - и те доставят тебя к берегу или какому-нибудь судну.
        - Это правда, Оксаночка? Сможешь?
        Девушка утвердительно кивнула головой.
        - Только предупреждаю еще раз,- поднял палец Венслав Кручек.- Проглотив таблетку, ты останешься в живых, но как себя почувствуешь выше уровня моря - неизвестно.
        - Пусть! - махнул рукой Виктор.- Мне лишь бы добратьсядомой и рассказать всем об этом проклятом вулкане, а там будь что будет...
        - Не вулкан, голубчик, проклятый, а те, кто им сейчас владеет,- заметил профессор.
        - Да, конечно,- согласился Виктор,- вулкан тут ни при чем.
        - Так когда провести тебя через лабиринт?
        - Хоть сейчас, потому что меня в любую минуту могут забрать.
        - Тогда выходи. Жди нас за рощей у ручья. Оксане нужно взять гидрокостюм и упряжь для тунцов. Да, еще одно. Хорошо, что вспомнил... Если у тебя есть бумага и чем писать, возьми с собой. Непременно возьми, а я потом скажу тебе зачем.
        Только они вышли из домика, как на пороге появились надсмотрщики. "Все пропало..." - похолодело у Виктора внутри.
        - Верный помощник Мудрого Капитана досточтимый господин доктор повелел привести тебя к нему! - загнусил скуластый.
        - Скажите ему, что я... что я очень-очень болен...- сказал первое, что пришло в голову.
        - А что такое "болен"? - переспросил остроносый.
        - Ну, значит, не могу к нему прийти. Скажите, пусть пришлет за мной попозже. Понятно?
        - Понятно,- одновременно кивнули надсмотрщики, крутнулись на месте, как заводные игрушечные солдатики, и потопали к самоходу.
        Виктору прямо не верилось, что они его послушали. Быстро связал в простыню свой гидрокостюм, ласты, маску, фотоаппарат, положил в карман шариковую ручку, блокнот. Потом подошел к двери, выглянул. Вокруг никого. Выскочил из домика, вбежал в кустарник и пригибаясь помчался к роще.
        Глава шестая
        ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛАБИРИНТ
        Венслав Кручек и Оксана были уже у ручья.
        - Все в порядке? Вас никто не видел? - спросил Виктор, переводя дыхание после быстрого бега.
        - Нет,- ответила Оксана.- А что?
        - Нам нужно спешить, так как за мной уже приходили те придурковатые надсмотрщики.
        - Куда спешить? - уставился на него посоловевшими глазами Венслав Кручек.
        - Да в лабиринт!
        - Какой лабиринт?
        - Тот, по которому вы обещали провести меня на нижний этаж к шлюзу.
        - Не знаю... ничего не знаю...
        Виктор удивленно посмотрел на Оксану.
        - Это в нем перестает действовать твое тепло и вновь начинает побеждать рыбка,- пояснила девушка.- Возьми его покрепче за руку.
        Юноша взял Кручека за руку, подержал. Вскоре у того восстановилась память и он как ни в чем не бывало сказал:
        - Ну, так трогаем? Ага, вот дорожка... Вишь, уже заросла травой... По ней и пойдем.
        Дорожка довела до каменной стены и уперлась в железные ворота, возле которых в стене светилось несколько десятков разноцветных слюдяных глазков.
        - Отсюда и начинается электронный лабиринт, - сообщил Венслав Кручек.
        Он подошел к глазкам, помахал перед ними ладонью, как это делают в цирке фокусники-иллюзионисты, и тяжелые ворота медленно раздвинулись.
        - Не подумайте, что я делаю чудеса,- сказал ученый.- Я просто пересек ладонью лучи света, падающие от глазков на фотоэлементы, которые расположены в противоположной стене и связаны с электронным реле. Теперь, пожалуйста, приглашаю вас во владения господина инженера Минца! - поклонился, пропуская вперед Оксану и Виктора.
        Они вошли в довольно просторный, освещенный солнечной краской зал, из которого нырял в глубину ступенчатый полутемный тоннель.
        Виктор в одной руке нес узел, а другой сжимал руку Венсла-ва Кручека, боясь утратить с ним биологический контакт, как он называл это про себя.
        Когда ступили в тоннель, внизу перед ними вдруг стали расползаться, проваливаться ступеньки. Виктора бросило в холод, и он испуганно подался назад, потянув за собой поводыря.
        Кручек нервно дернул рукой:
        - У тебя ладонь... похолодела... Я ухожу отсюда... Я не соображаю...
        - Погодите! Погодите!
        Но профессор уже ничего не понимал. Быстро отскочив в сторону, он взглянул на Виктора, как на пустое место, и побежал к выходу.
        - Да погодите же! - в отчаянье закричал Виктор и бросился вдогонку.
        "Вот горе! Оказывается; мне нельзя ни волноваться, ни трусить, потому что тогда холодеют мои руки, а дьявольской рыбке только того и надо. Но ведь я же не деревянный, чтобы на все глядеть равнодушно и ничего не принимать близко к сердцу. ."
        От большого возбуждения его бросило уже не в холод, а в жар. Догнав Кручека, Виктор крепко схватил его за руку:
        - Не пущу!..
        Кручек остановился. Какой-то внутренний луч осветил осунувшееся, изможденное лицо. Контакт снова был восстановлен.
        - Вы помните, куда мы шли?
        - Помню,- кивнул. Потом подумал немного и спросил: - А чего ты так испугался, что у тебя похолодели руки?
        - Каждый испугается, если у него под ногами станут проваливаться ступеньки...
        - Это тебе показалось. То лишь световой эффект... Ну, ладно, пойдем.
        Только теперь следи, чтобы руки у тебя не остывали. "Хорошо ему говорить, а я ведь не печь, куда можно подкладывать дрова и постоянно поддерживать тепло..." Спустились в подземелье. Дальше шли узкими ходами, которые то упирались в поперечные мрачные коридоры, извилистые переходы, то заводили в тупики. Часто приходилось возвращаться назад, поворачивать то вправо, то влево, топтаться подолгу на месте, пока Венслав Кручек не припомнит, в какой коридор или проход следует входить.
        У одного из отверстий Виктор увидел скелет человека и отвернулся.
        - Это скелет члена нашей экспедиции, который хотел пройти через лабиринт на второй этаж,- сокрушенно сообщил Венслав Кручек. "Вот так, может, и наши тут останутся...
        подумал Виктор и спохватился:
        - Но нет, не надо об этом думать, не то снова похолодеют руки, и рыбка снова победит ученого, и мы все тогда здесь погибнем".
        Остановились на небольшой площадке. Там было целых пять разных по ширине и высоте входов. Венслав Кручек шагнул к самому широкому.
        - Запомните этот вход. Сюда мы и пойдем.
        За входом оказался узкий круглый коридор. Прошли по нему раз, другой, третий... Однако не было видно ни выхода, ни входа.
        - Не понимаю,- встревожился Виктор,- куда же девался тот вход, через который мы вошли? Уже делаем, пожалуй, десятый круг! Так можно крутиться без конца!
        - Мы в ловушке,- пояснил Венслав Кручек.- Но ты молодец! Хорошо, что точно подсчитал, какой, круг мы сделали. Значит, еще осталось пять кругов, потом остановимся и подождем. Вход должен появиться автоматически. Но, если мы ошиблись, его не будет.
        Они прошли еще пять раз по коридору и стали ждать. Вход не появлялся.
        - Вот видишь, ты сам сбился со счета и меня сбил,- упрекнул Виктора Венслав Кручек.- Когда человек считает, нельзя отвлекать его разговорами.
        - Что же теперь будет? - растерянно спросила Оксана.
        - Нужно внимательно осмотреть эту стену и найти в ней голубой камешек. Ищите!
        Вскоре они нашли тот голубой камешек. Венслав Кручек нажал на него ладонью, стена задрожала, двинулась вниз, и перед ними открылся вход в комнату, в которой стояли стол, стулья и диван, обитый кожей какого-то морского существа.
        - Это половина пройденного пути,- сказал Венслав Кручек.- Присядем тут, отдохнем и тем временем напишем послание на землю. Ты взял бумагу и чем писать? - спросил у Виктора.
        Виктор вынул из кармана блокнот и ручку.
        - Вот и хорошо. Пиши.
        И он продиктовал обращение к правительствам всех стран. В нем рассказал о неудаче, постигшей научную экспедицию под руководством директора Международного института морских ресурсов академика Луи-Жака Лупье, о странствующем вулкане, в котором сначала жили ученые и в который потом ворвались маньяки-фашисты. Вот уже столько лет они зверски издеваются над людьми, уничтожают в морях и океанах корабли и подводные лодки, берут в плен матросов и пассажиров и еще готовят страшное преступление против всего человечества - затопление всех материков и островов. От имени порабощенных Венслав Кручек призывал правительства приложить все усилия, чтобы как можно скорее разыскать вулкан, освободить пленников и покарать преступников.
        - А теперь положи наше послание в полиэтиленовый пакет и спрячь за пазуху,- сказал Венслав Кручек Виктору.- О, подожди! Напиши еще на отдельном листке свою фамилию, имя, адрес и тоже положи в пакет. Если с тобой что-нибудь произойдет, люди будут знать, кто ты и откуда. Ясно?
        - Ясно...
        - Тогда пошли дальше.
        Они прошли еще несколько тоннелей и коридоров, как вдруг позади кто-то жалобно-жалобно заплакал. Виктор и Оксана насторожились:
        - Слышите? Наверное, кто-то заблудился!
        - Это не человек,- ответил Венслав Кручек.
        - А кто же?
        - Специальные репродукторы, в которых время от времени звучит человеческий плач. Инженер Минц нарочно замуровал их в лабиринте, чтобы такие жалостливые, как вы, бросились искать несчастного и заблудились.
        На их пути встретилось еще много всяческих ловушек, хитроумных неожиданностей, но Венслав Кручек успешно разгадывал их и наконец вывел из лабиринта.
        - Неужели и путчисты добираются сюда этим столь сложным путем?
        - Нет, у них есть служебный, тоже секретный, ход из дворца Роберта Конрада. А это запасной, на случай непредвиденной ситуации, ну, к примеру, бунта или нападения. Потому что, хотя путчисты и обладают новейшим оружием, страх перед настоящим человеком у них велик. Не зря же они превращают почти каждого пленника в человека-рыбу... Но довольно об этом. Приготовьтесь - подходим к шлюзу! - предупредил Венслав Кручек.
        Оксана и Виктор надели гидрокостюмы, взяли в руки ласты и шлемы. Шлюз, через который можно выплыть из вулкана, был поблизости. Камера для воды накрыта толстой гранитной плитой. Рядом стояла железная будка - пульт управления.
        Венслав Кручек подошел к будке, поводил ладонью перед такими же, как и у входных ворот лабиринта, разноцветными слюдяными глазками, и дверь сама раздвинулась. Он вошел внутрь, включил на щите рубильник - толстые стальные тросы подняли кверху тяжелую крышку.
        - Спускайтесь в камеру! - махнул Оксане и Виктору.- Удачи вам! Счастливого пути!
        И в это время на этаже оглушительно зазвучала сирена. Кручек схватился за грудь и дико захохотал:
        - Ха-ха-ха!.. Электрический сторож... Ха-ха-ха!.. Они примчатся сюда!..
        Ха-ха-ха!.. - Рыбка... Опять рыбка... Чтоб ты сдохла! - вырвалось у Оксаны, и ее лицо также перекосилось.
        - Я... ха-ха-ха!.. я сейчас... ха-ха-ха!.. успокоюсь...- стиснув зубы и делая нечеловеческие усилия, чтобы перебороть неистовую щекотку рыбки, разъяренно метавшейся под грудью, простонал Кручек.
        А сирена не унималась, выла и выла... Наконец Кручек перестал хохотать, снова махнул рукою Оксане и Виктору, чтобы они немедленно спускались в камеру, и вошли в будку.
        - Спасибо! - сказал ему на прощанье Виктор и потащил девушку к шлюзу.
        Уже стоя на дне камеры, Оксана словно бы сонными глазами посмотрела на Виктора и спросила:
        - Зачем ты держишь меня за руку?..Что тебе нужно?..
        - Разве ты забыла, Оксаночка? Успокойся и вспомни! Ну, вспомни! Ты же обещала помочь мне добраться до берега или судна. Говорила, что твои любимые тунцы доставят меня куда следует.
        - Значит, ты хочешь, чтобы мы с тобой больше никогда не встретились?
        - Почему же никогда? Если все будет хорошо и я сообщу на землю про вулкан, люди найдут его и освободят от путчистов. Потом вылечат всех, и мы с тобой непременно встретимся!
        На лице Оксаны засветилась радостная улыбка.
        - Правда?.. Хорошо, тогда я помогу тебе. Но нельзя медлить, потому что "пуговка", как бешеная, все время подает какие-то сигналы. Она, наверное, хочет совсем отобрать у меня разум...
        Гранитная плита стала медленно опускаться над камерой. Виктор проглотил таблетку, надел на голову шлем, снова взял девушку за руку. Когда покрышка плотно прикрыла камеру, сбоку открылся люк и через него ударила сильная струя воды. После того, как камера заполнилась водой, Виктор и Оксана выплыли в море.
        Два больших голубых тунца словно бы загодя знали, что их любимица именно в это время появится у шлюза, и поджидали ее. Увидев девушку, бросились к ней, стали ластиться, совсем как домашние животные.
        Оксана нежно погладила обоих, накинула им на головы шелковистые "уздечки" с длинными капроновыми поводками. Потом, подозвав Виктора, передала ему поводки, прижалась на миг щекой к его щеке, кивнула на прощанье и показала что-то жестами рыбам.
        Тунцы как по команде, встрепенулись, махнули хвостами и стремительно помчались вместе с Виктором к морской поверхности, откуда сквозь водную толщу сочился мерцающий солнечный свет.
        Глава седьмая
        СНОВА РОДНАЯ ЗЕМЛЯ
        На приморском пляже, где под ласковыми лучами утреннего августовского солнца нежились на золотом песке взрослые и дети, у самого берега сидел черноволосый юноша в синем спортивном костюме. Рядом лежали водолазный костюм, шлем, ласты и фотоаппарат, заботливо завернутый в прозрачный водонепроницаемый мешочек.
        Юноша был измучен, истощен, но его бледное, осунувшееся лицо светилось радостью. Закинув голову, он смотрел на голубое безоблачное небо, на солнце и счастливо улыбался.
        К нему подошла голубоглазая девочка с цветастым ведерком и зеленым пластмассовым совочком и спросила:
        - Ты водолаз?
        Юноша даже не шевельнулся. Тогда девочка подошла ближе, почти вплотную и спросила снова:
        - Ты водолаз?
        Он скользнул по ней отсутствующим взглядом.
        - Что ты говоришь?
        - Я спрашиваю: ты водолаз?
        - Угу, водолаз...- кивнул равнодушно и снова загляделся на небо, на солнце. Девочка обиделась, что он не пожелал с ней разговаривать, недовольно надула губки и пошла к матери.
        - Мама! Мама! - прозвучал ее звонкий голосок. - Иди быстренько сюда! Тут столько плавает рыбок, столько рыбок!..
        Юноша, услышав это, вздрогнул, настороженно осмотрелся вокруг. Увидел свое морское снаряжение, фотоаппарат и нахмурился, съежился. Потом тряхнул головой, точно хотел отогнать от себя какие-то неприятные мысли, встал, сделал шаг, другой... зашатался и упал на мягкий песок.
        Его сразу же окружила толпа. Перенесли в тень, приложили ко лбу намоченный платок, стали делать искусственное дыхание. Однако ничто не помогало - в сознание он не приходил.
        Позвонили на медпункт. Примчалась машина "скорой помощи". Немолодой уже врач осмотрел больного и приказал двум санитарам забрать его в машину. Те бережно положили юношу и его вещи на брезентовые носилки и понесли.
        Юноша пришел в себя только на третий день. Раскрыл глаза, тяжело вздохнул, точно после длительного кошмарного сна, и долго смотрел в потолок. Потом, медленно поворачивая голову, принялся разглядывать больничную палату.
        Вдруг его слабый, пригасший взгляд встретился с двумя другими, пристальными и тревожными. Один из них принадлежал заплаканной опечаленной женщине, другой - сдержанному мужчине, сидевшим у его кровати.
        Женщина вскочила со стула, взяла юношу за руку:
        - Витя, родной, ты узнаешь меня?
        Он свел брови, пытался что-то припомнить, но так и не вспомнил.
        Отрицательно покачал головой.
        - Не знаю...
        - А меня, сынок, узнаешь? - нагнулся над ним мужчина.
        - Не знаю...
        Женщина застонала в отчаяньи, упала мужчине на грудь. Юноша равнодушно отвернулся от них и уставился в широкое светлое окно, за которым голубело ласковое небо, лучилось яр: кое солнце, катило к берегам волны бескрайнее море.
        В сопровождении медсестры в палату вошел врач-психиатр, подвижной седоусый старичок.
        - О, видите! Не я ли говорил, что сын ваш придет в себя?- сказал он радостно, взглянув на больного. - Поздравляю тебя, парень! Молодчина! Хвалю!
        Но тот, словно бы обращались не к нему, все так же недвижно смотрел в окно.
        - Прострация... Элементарная прострация...- молвил старичок.Волноваться нет причин. Такое иногда бывает после глубокого нервного потрясения. Потом психика постепенно стабилизируется и больной выздоравливает.
        Врач велел сестре остаться в палате возле Виктора, а сам вместе с его родителями вышел в коридор.
        - Теперь, уважаемые, прошу к главврачу. Он хочет с вами повидаться.
        В кабинете главного врача больницы сидели на диване, обтянутое льняным чехлом, двое пожилых мужчин. Один в белом медицинском халате, другой в обычной будничной одежде - сером шерстяном костюме, салатовой рубахе и бордовом с черными полосками галстуке. Они рассматривали разложенные на продолговатом журнальном столике какие-то снимки. Увидев вошедших, оба поднялись с дивана.
        - Родители Виктора Соколюка, - доложил старичок-психиатр.
        - Присаживайтесь,- показал на кресла возле журнального столика мужчина в халате, судя по всему - главврач больницы.
        Отец и мать устало, словно после долгой ходьбы, опустились в мягкие кресла.
        - Уже навестили сына? - спросил их главврач.
        - Навестили...- ответил отец, тяжело вздохнув.
        - Да вы не расстраивайтесь. Надеемся, все закончится благополучно...Однако вы должны нам кое-что помочь прояснить...
        - Говорите, мы готовы помочь.
        Главрач прошелся по кабинету, остановился возле письменного стола, заваленного бумагами, папками.
        - Во-первых, скажите, чем болел ваш сын раньше?
        - Кроме простуды, ничем,- молвила опечаленная мать.
        - И в тот день, когда вылетел на планере, он тоже был здоров?
        - Вполне здоров,- сказал отец.- Иначе ему не разрешили бы полет.
        - Когда это случилось? - спросил мужчина в сером костюме.- Какого числа он вылетел?
        - Двенадцатого июля. Ровно два месяца тому назад.
        - И ни разу после этого не сообщил вам о себе?
        - Ни разу...
        - А не помните, что он брал с собой в полет?
        - Почему же не помню? Взял фотоаппарат.
        - И больше ничего?
        - Больше ничего.
        - Посмотрите, пожалуйста, на эти фотографии,- незнакомец показал на снимки, разложенные на журнальном столике.- Может, вы подскажете нам, где он мог такое заснять?
        Отец с матерью наклонились над столиком, долго и пристально рассматривали снимки. На первых двух была снята туча, похожая на верблюда. Это любимое занятие сына - фотографировать причудливые тучи. Потом - толпа хохочущих людей, какая-то красивая девушка, пожилой мужчина со шрамом через всю левую щеку. Дальше - омерзительное чудовище в гигантском аквариуме, огромное строение, похожее на морскую раковину, гробница необычной архитектуры, на которой высилась статуя. На других снимках - странные деревья и растения, река, озеро...
        Оба они, отец и мать, чувствовали: сын побывал где-то в необычном и опасном месте. Но где именно, им неизвестно, даже догадаться трудно.
        - Еще у Виктора за пазухой в полиэтиленовом пакете нашли вместе с вашим адресом непонятное обращение каких-то несчастных пленников к правительствам всех стран, в котором они умоляют освободить их от поработителей, а также предостерегают от непонятной угрозы, нависшей над человечеством. Что бы это значило? Какая-то мальчишеская выходка, игра или, может, что-то серьезное?
        И на этот вопрос они ничего не могли ответить.
        - Санитары рассказывали, что при сыне якобы был и необычный водолазный костюм, шлем и ласты. Говорят: подобного никогда не видели. Это правда? - спросил отец.
        - Правда,- ответил мужчина в сером костюме.- Этим уже заинтересовались компетентные люди.
        - Но что, что могло с ним случится? - всхлипнула мать.- Где он был целых два месяца?..
        - Потерпите, потерпите, уважаемые! - успокаивал главврач.- Об этом вам в скором времени расскажет он сам. Так что советую не убиваться, не горевать, а возвратиться домой и спокойно ждать его выздоровления.
        Он пожал им на прощанье руки, пожелал счастливого пути, и они улетели, обнадеженные, в родной город.
        Однако проходили день за днем, неделя за неделей, а состояние здоровья Виктора не улучшалось. Напротив, ему стало хуже. Он совсем перестал отвечать на вопросы, забыл даже свое "не знаю". Ко всем и ко всему был равнодушен, с утра до ночи неподвижно молча лежал на кровати или сидел на стуле у окна, неотрывно глядя на небо, на море...
        Созвали консилиум известнейших специалистов. Они обследовали Виктора, долго советовались и наконец пришли к единодушному мнению: больной Соколюк Виктор по неизвестным причинам утратил память, чтобы восстановить ее, нужны годы, а может, она и вовсе не восстановится, ибо случай уникальный.
        Почти через месяц, предварительно позвонив, к Соколюкам домой пришел вместе с морщинистым, сутулым стариком мужчина в сером костюме, тот, с которым они виделись и разговаривали в кабинете главного врача больницы.
        - Макс Орен, австрийский археолог,- представил его знакомый мужчина в сером и сказал: - Должен вас, дорогие, несколько опечалить: историю вашего сына разгадать до конца пока не удалось. Но кое-что, благодаря уважаемому гостю, прояснилось. Пожалуйста, расскажите обо всем,- обратился он к ученому.
        Макс Орен снял очки, протер носовым платком запотевшие выпуклые стекла, снова оседлал ими нос и не спеша заговорил:
        - История вашего сына связана с событием двадцатилетней давности, о котором уже почти забыли...
        Он рассказал о том, как экспедиция Международного института морских ресурсов под руководством Луи-Жака Лупье попала в погасший вулкан, который когда-то неведомые мастера-изобретатели или даже инопланетяне приспособили себе для плавучего подводного жилья, о том, какие чудеса экспедиция там увидела, а еще как ученые нашли в каменном сооружении со статуей три бесценных фолианта, два из которых Макс Орен расшифровал, будучи в вулкане, а третий взял для прочтения с собой, когда, заболев, поплыл на корабле на родину лечиться. Когда же он вернулся с расшифрованным третьим фолиантом, ни вулкана, ни экспедиции в том месте уже не было. Долго велись поиски, но вулкан исчез бесследно. Наконец решили, что и удивительный плавучий вулкан, и экспедиция Луи-Жака Лупье погибли в океане вследствие стихийного бедствия.
        - Однако неожиданная история с вашим сыном засвидетельствовала: нет, вулкан не погиб! Что же касается экспедиции, то тут еще не все ясно...закончил свое повествование Макс Орен.
        - Значит, вы думаете, что Виктор был в этом вулкане? - спросил отец.
        - Несомненно. Это подтверждают прежде всего его снимки. Я узнал на них заместителя Луи-Жака Лупье - профессора Вен-слава Кручека, а также сооружение, в котором мы нашли фолианты, необычные деревья и растения, подобных которым нет нигде в мире. А еще это обращение... Одно лишь удивляет меня. Во втором фолианте написано: "Тот, кто пробудет длительное время под действием лучей солнечной краски, уже не сможет жить выше уровня моря". А ваш сын живет!
        - Разве это жизнь? - вздохнула мать.
        - Да, потерять память и речь - страшно! - согласился ученый.- Но не падайте духом. Еще есть надежда вылечить его. Ведь в третьем фолианте сказано, что жители вулкана, хоть и слишком поздно, но нашли способ бороться с болезнью. В экваториальной части океана цветет, как там сказано, "любимый цветок дельфина", сок которого снимает пагубное влияние лучей солнечной краски. Я долго искал этот цветок и наконец нашел у берегов острова Суматра. Поэтому, надеюсь, медики в скором времени вернут вашему сыну память, и он сам обо всем расскажет. И его рассказ, несомненно, поможет нам отыскать это чудо из чудес - странствующий вулкан, вызволить невольников и по заслугам воздать палачам...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к