Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Новый мир. Трилогия Александр Михайлович Кондратов
        Далеко не всегда человек сам решает свою судьбу. Незримые силы порой берут в руки карты и разыгрывают партию, имя которой судьба. Так случилось с обычным парнем, по чьей-то воле оказавшимся в совершенно незнакомом мире. Ему придется долго бороться, чтобы сохранить свою жизнь. Бескрайние просторы мятежных земель. Огромная территория, некогда бывшая процветающим королевством, а ныне расколотая на сотни и даже тысячи мелких кусков, воюющих друг с другом.
        
        Человек. Такое привычное понятие. Но что делать, если в далеком мире люди - не более, чем легенда? Что делать, если твое происхождение может принести лишь проблемы? К сожалению, проблемы валятся сплошной чередой. Глебу - единственному человеку в далеком мире Лайдайе, придется выживать в совершенно непривычной обстановке, придется бороться за свою жизнь, искать союзников и по мере сил избегать врагов. Но жизнь его уже не станет прежней
        Кондратов Александр Андреевич
        Александр Кондратов
        НОВЫЙ МИР. ПРАВИЛА ЖИЗНИ
        ПРОЛОГ.
        - Господин Кирва! - высокий велич, закованный в мощную броню, отливающую синеватым магическим блеском, вошел в кабинет мага. Он припал на одно колено и, склонив голову, стал ждать разрешения господина.
        - Говори, - усталый маг лет пятидесяти с легкой щетиной, перемежаемой частыми седыми волосками, разрешающе махнул рукой своему подчиненному.
        - Зафиксирован сильнейший одномоментный всплеск магической энергии, - сказал велич четким голосом.
        - Подробности! - потребовал маг, резко подойдя к своему подчиненному.
        - Предварительной информации о готовившемся обряде не поступало, - немного испугавшись резкой реакции мага, ответил велич, - предварительных магических колебаний зафиксировано не было. Всплеск произошел в районе деревни Рикавис - пограничной заставы гномов.
        - Гномов? - удивился маг, - Это интересно. Какова мощность выброса?
        - Четырнадцать тысяч по красной шкале, - ответил подчиненный, заставив своего господина внутренне похолодеть. Четырнадцать тысяч по красной шкале... да одной сотни по этой шкале достаточно, чтобы разнести с десяток гор в песок. А тут... - предположительно, была активация телепорта в одностороннем порядке. Активирован был на прием.
        - Телепорт? Для какого телепорта могло понадобиться столько энергии? - спросил маг, уже догадываясь о назначении телепорта. Но Кирва до последнего надеялся, что его предположения окажутся ошибочны.
        - Предположительно, был межмировой прокол, - сказал начальник разведслужбы Архимага Кирвы, - совместимость с проектом 'Союз' девяносто три процента.
        - О Господи, - осунувшийся маг сел, будто упал, на свое кресло, закрыв голову руками. Неужели... снова открылся портал с Земли? Архимаг уже пятнадцатый год жаждал открыть этот портал, но... кто мог прийти оттуда? Опасен ли он? Что от него ожидать?
        Архимаг был абсолютно уверен, что пришел в этот мир живой человек. Скорее всего, один. А еще Архимаг знал, какую мощь может обрести человек в этом мире. И его пугало то, что пришелец может оказаться далеко не самым лучшим гостем. Поэтому Кирва приказал своему подчиненному:
        - Мобилизовать третий корпус. Доступ к ресурсам третьего уровня, в критической ситуации разрешен доступ к хранилищу четвертого уровня. Установить за объектом наблюдение, не вмешиваться ни при каких обстоятельствах. Исключения - объект на грани смерти. При этом оказать скрытную помощь для спасения жизни. Выполнять!
        Подчиненного как ветром сдуло. Он не ожидал, что реакция Архимага будет такой резкой. Особенно удивил велича приказ Архимага. Ведь третий корпус - это элитный отряд разведчиков, которые могут без проблем оказаться в любой точке континента, при этом остаться незамеченными. А ресурсы третьего уровня... словно бы война началась. Потому что эти ресурсы - почти безграничная магическая энергия и доступ к мощным артефактам. Но самым странным было то, что приказали лишь наблюдать и в крайней ситуации сохранить жизнь объекту. А ведь Архимаг знал, что через телепорт в этот мир пришел живой объект.
        - Третий корпус! - велич использовал амулет связи, - Мобилизация!
        ЧАСТЬ 1.
        ЧЕРЕДА.
        ГЛАВА 1.
        Ох, как же болит голова. Это когда же я успел так набраться, что в голове целый собор с колокольней оказался и теперь трезвонит насколько можно громко. Я даже не помню, когда так плохо было. Ох, во рту как будто кошки нагадили! В теле такая слабость, как будто я всю ночь вагоны разгружал!
        Что же было-то, что мне так плохо? Кошмар... Нужно хоть что-то вспомнить, может, пойму, где так набрался. А ведь мне еще только сегодня, или уже вчера... короче, мне зарплату выдали, мог ведь все деньги пропить. А это будет очень плохо. Хотя я вроде не пьяница, но уж больно ощущения сейчас характерные.
        Что я помню? Совсем немного. Помню, как шел из тренажерного зала, где я занимаюсь уже довольно долгое время. Шел по улице, вдоль дороги. Был вечер, машин на улицах города было полно, прохожих тоже предостаточно. Вот я иду по улице... а потом как отрубило. Ничего не помню. Хотя нет, тогда как будто голова закружилась, но могло показаться. Это я что, сознание просто потерял?
        Так, а я вообще где? Чисто по запаху чувствуется, что не в городе. Такого свежего воздуха я не чувствовал с лета, когда выбрался с друзьями на шашлыки в лес. Так, нужно открыть глаза. Вот только как же это тяжело! Все тело будто свинцом налилось, и голова болит сильно! Ну, с головой понятно, ударился о дорогу, наверняка.
        С трудом распахнув глаза, я увидел темный бревенчатый потолок. Хм, странно, неужели в городе остались подобные типы отделки? Потолок вроде не оштукатурен, ни чем не покрыт и не поклеен - просто дерево. Интересно, похоже, я действительно далеко за городом. Но как я там, точнее, тут, оказался? Похитили что-ли? Ради чего? У меня ничего нет, живу на копеечную зарплату, снимаю комнату в разбитой коммуналке. У меня ничего нет. Так зачем похищать и куда-то вывозить? Ни семьи, ни близких друзей у меня нет, шантажировать некого.
        Повернув голову, я тяжело выдохнул. Все тело ужасно болело, было ватным. Один лишь поворот головы практически исчерпал силы, но зато дал мне возможность частично осмотреть ту комнату, где я был.
        Ну что сказать, обстановка была спартанская. Маленькая комнатка была абсолютно глухой, без окон, свет распространялся от небольшой лампы вроде керосинки.
        Керосинка стояла на массивном столе, на котором тут же стояла большая глубокая миска. Что в ней было, я не смог увидеть. Эх, что же так плохо-то? Мало того, что все болит, так еще и голод зверский мучает. И ужасно хочется пить. Так, пока силы восстанавливаются, подумаю, за что еще можно зацепиться взглядом, чтобы хоть что-то понять.
        Лежало мое больное тело на кровати, не очень жесткой, но и не мягкой. Укрыто было легкой простыней, практически не греющей, хотя в помещении итак было тепло.
        От скуки и невозможности хотя бы примерно предположить, что же со мной произошло, пробовал привести тело в порядок. Я довольно крепкого телосложения, уже восьмой год каждую неделю два раза посещал тренажерный зал, привык переносить сильную усталость легко, поэтому должен был быстро восстановиться. Тело нужно было попытаться привести в порядок, 'оживить' затекшие мышцы. Поэтому приходилось понемногу двигать пальцами рук и ног, потом аккуратно сгибать и разгибать руки и ноги.
        Понемногу я приходил в себя. Уже мог аккуратно двигать руками и ногами, да и, в общем, стало намного легче. Голова не так болела. Поэтому я решил попробовать подняться, все равно уже полчаса ничего не менялось, меня никто так и не посетил, ничего не прояснил.
        Простое действие - сесть на кровати, и то далось мне с трудом! Голова закружилась, перед глазами заплясали разноцветные круги, но цели я добился - я сидел. Кровать была довольно низкой, сидя на ней, я будто сидел на детском стуле, на колени можно было спокойно голову положить. Да и по длине кровать была небольшой, как мне кажется. Ну ладно, а что там на столе? Ура, Вода!
        Я, забыв, что тело едва меня слушается, рванул к столу и на одном запале выхлебал всю миску, довольно объемную, стоит сказать. Стало легче. Я глубоко задышал, чувствуя, как по телу разливается животворящая жидкость. Как же может быть приятна простая вода! Хотелось попить еще, а в идеале поесть чего-нибудь, но ничего не было.
        Уже битый час я бродил по комнате взад-вперед. Из нее куда-то вела лишь одна дверь, массивности и внушительности которой позавидовал бы любой банк. Что за ней было, я не знал, но мне ужасно надоело сидеть в это комнате, хотелось выйти на простор, вытянуться во весь рост, расслабиться.
        Сама комната была будто для карликов, мне приходилось пригибаться, чтобы не ударяться о потолок головой, про маленькую мебель я и не говорю. При своем довольно немалом росте в метр девяносто шесть я едва помещался по габаритам в этой комнатушке.
        Наконец, когда терпение было ни исходе, я со всей силы ударил в дверь. Гулкое эхо разлетелось за ней, вскоре затихнув. Похоже, там коридор или длинная комната. За дверью кто-то завозился, послышалось неразборчивое бурчание. А потом, буквально после еще одного удара в дверь, за ней послышались частые шаги и выкрики.
        Прождав минут пять и, послушав неразборчивые разговоры за дверью, я удовлетворенно услышал, как загремели засовы. Ничего себе меня упрятали! Как будто у меня тут бомба, в самом деле. И вот массивная дверь без скрипа распахнулась, явив моему взору... гномов! Самых настоящих, низкорослых, едва мне по грудь, бородатых и широкоплечих.
        За дверью, в небольшом коридоре стояло сразу три гнома, держащих наготове внушительные топоры на коротком древке. И эти секиры, вроде бы так они называются, были угрожающе направлены в мою сторону. Гномы, закованные в массивные латы, не шевелились, вероятно, ожидая что-то от меня.
        Все было настолько необычным, что для того, чтобы устоять на ногах и не упасть от удивления, я присел на стол, который был просто как высокий стул для меня. Гномы не шелохнулись, просто невероятная выдержка! Вот только мне очень не нравится повисшая тягостная пауза. Я сам даже не пытался строить предположений по поводу происходящего - все было настолько фантастично, что в голове не было ни одной адекватной мысли. Один сплошной кавардак.
        К счастью, все начало меняться, причем, в мирном направлении. Я услышал несколько странных слов, совсем непонятных, а гномы расступились, пропуская вперед еще одного гнома, но немного отличающегося от других. Во-первых, он был одет не в доспехи, а в простую, если так можно сказать про старинного вида одежду. Во-вторых, у него секира была заткнута за пояс на боку, а не наставлена в мою сторону, а в руке был непонятный небольшой узорчатый шар на веревке, которую гном намотал на руку.
        Гном выглядел лет на пятьдесят. Волевое лица, суровый взгляд и крепкое телосложение выдавали в нем серьезного человека. Или лучше сказать - разумного? Он напряженно посмотрел на меня, а потом на чистейшем русском языке спросил:
        - Кто ты такой? Зачем ты прибыл сюда? - эти глупые, на первый взгляд, вопросы требовали правильного ответа, а то порубят в фарш и не заметят, по крайней мере мне так кажется. Хотя я уже перестал что-то понимать.
        - Меня зовут Глеб Калинин. Как прибыл сюда, - развел руками, - не знаю. Я ничего не помню. Потерял сознание на улице и очнулся тут.
        - Хм, - неопределенно хмыкнул гном, достав из кармана странный кругляш на веревке. Он бликанул синим цветом и погас.
        - Ты не врешь, - задумчиво сказал гном, а потом, после долгой паузы, задал вопрос, поставивший меня в тупик, - что ты знаешь о нашем мире?
        - О каком мире? О Земле? - переспросил я, не поняв вопроса.
        - Нет, не о Земле, - последнее слово гном едва выговорил, - о нашем мире, о Лайдайе. Где живем мы - гномы, и остальные расы. Что ты знаешь о нас, человек?
        - Ничего, - честно и ошарашенно ответил я, а кругляш в руке гнома бликанул синим, - у нас вообще не верят в параллельные миры, в гномов и все такое. Все это для нас сказки.
        - Люди в нашем мире тоже легенда, в которую практически никто не верит, - задумчиво сказал гном, - то есть, твои сородичи не знают о нас?
        - Может, и знают, мне это не ведомо, - пожал плечами я, - а теперь можете ответить на мой вопрос? Как я вообще здесь оказался? Что вообще произошло?
        - Думаю, стоит поговорить немного в другой обстановке, - сказал гном, мельком глянув на стоявших за ним воинов, а потом строго посмотрел мне в глаза, перейдя на официальный тон, - надеюсь, вы не будете делать глупостей?
        Я усмехнулся, оценив секиры воинов. Я при всех своих габаритах и силе вряд ли бы смог что-то противопоставить хоть одному из них. В этой обстановке, да и вообще в какой-либо другой. Эти... гномы наверняка владеют оружием превосходно, тогда как я из оружия пользовался только ножом.
        - Не волнуйтесь, я вам проблем не доставлю, - хмыкнул я и встал, сгорбившись. Потолок был очень низок, даже гномы спокойно могли достать до него рукой, если встанут на мыски.
        Гном, разговаривавший со мной, шел впереди, за ним, громыхая тяжелыми пластинчатыми доспехами, шел другой гном. Потом шел я, а колонну замыкали оставшиеся два гнома. Как будто преступника какого ведут! Даже страшновато стало.
        Хотя, если подумать, как они еще должны ко мне относиться? Допустим, что это не обман, и все происходит на самом деле в каком-то чёртовом параллельном мире. И вот, местные жители сидят, никого не трогают. И тут появляется чёрте кто, чёрте откуда, да еще не совсем привычной для местных расы. И лежит перед ними тело непонятно кого и совсем непонятно, что от этого самого тела ожидать. Вполне понятно, что они отнеслись ко мне с недоверием и опаской, держа, как преступника, но при этом стараясь вести себя вежливо. Что говорить, этот гном, говоривший со мной, производил приятное впечатление разумного... существа. Вот только ощущение беспомощности было неприятным.
        Коридор был не особо длинным. Мы прошли мимо еще нескольких железных дверей, вероятно, таких же камер, как та, в которой я сидел. Я оказался прав - это местная тюрьма. Каменные стены выглядели внушительно, а мельком оцененная на выходе из камеры толщина заставляла уважать местных строителей.
        Коридор закончился перед массивной кованой решеткой, за которой виднелась лестница наверх. Гном отпер замок решетки и начал подниматься, за ним двинулись мы. Тут уже мне пришлось согнуться в три погибели, и то один раз головой ударился о потолок. Не сдержавшись, выдал трехэтажную тираду. Гном, шедший впереди, прыснул в кулак, видимо, поняв смысл сказанного. Ну да, он же как-то меня понимает.
        - Веди себя тихо, - сказал он, - не создавай проблем.
        - Да я как-то и не собирался, - пожал плечами я.
        И вот лестница кончилась, а конвой, преодолев еще одну преграду в виде двери, оказался в очередном коридоре. Но теперь вокруг было светло не от керосинки, а от солнечного света, лившегося из маленьких, но частых окошек. Больше лестниц наверх не было видно, хотя не факт, что тут нет второго этажа.
        Мы остановились около одной двери, на этот раз не железной, но массивной, деревянной, украшенной красивой резьбой. Похоже, дорогая дверь, другие двери были простые, хоть и тоже с виду крепкие. Интересно, а какую должность занимает этот гном? Я, конечно, не особо разбираюсь в средневековой иерархии, но хоть примерно представить смог бы, с насколько важным господином беседовал. Тьфу ты, слова какие в голову лезут! Никогда не отличался интеллигентным и высокопарным общением.
        Гном вошел в комнату, потом шагнул я, а замыкающим вошел еще один гном. Другие два гном остались снаружи. Опасается меня, смотри ты! И чего бояться? Да, я высокого роста, но у них топоры! Да и сомневаюсь, что таких высоких нет в этом мире. Или я не прав, а гномы по местным меркам совсем не низкие? Ладно, придется расспросить вот этого вот 'сказочного персонажа'.
        - Садись, - кивнул гном на массивный стул, стоящий рядом с не менее массивным столом. Хм, думаю, стоит описать обстановку этого кабинета.
        Просторное помещение было заставлено минимальным количеством мебели. На стене, в которой располагалась дверь, висели разнообразные щиты всех возможных форм и расцветок. Размеры так же поражали, некоторыми я мог полностью закрыться, если согнуться в позу эмбриона. Значит, тут есть лю... то есть, разумные примерно моего роста. Вот только не знаю, плохо это или хорошо.
        На противоположной стене, где так же было несколько маленьких оконец, висел меч. Стоит сказать, довольно красивый меч. Сделанный под гномью руку, он был не очень длинным, но широким. Заточен до самой рукояти, без обуха. Заточка двусторонняя. По всей длине лезвия красивейший узор, перетекающий и на рукоять.
        - Нравится? - усмехнулся гном. Потом решил меня просветить по поводу этого меча, - Это Кириг. Статусное оружие. Выдается гному, занимающему руководящий военный пост. Чем выше звание, тем красивее и дороже Кириг.
        - Это у вас вроде удостоверения? - уточнил я, забыв, что гном может быть не в курсе некоторых изысков нашего мира, включая бюрократические.
        - Нет, - поморщился гном, - с этими бумажками пусть эльфы носятся. А у нас, гномов, все понятно. Каждому воину свой Кириг, уникальный. На него наносятся древние руны, которыми пишется имя гнома, получившего Кириг.
        - Вот вы сказали, что этот Кириг выдается военнослужащим. А остальные как? Тоже что-то такое получают? - решил поддержать я разговор. Понятное дело, что нужно было немного присмотреться друг к другу, прежде чем переходить к серьезному разговору.
        - Конечно, с этим у нас все четко! - гному, похоже, начало нравится посвящать меня в тонкости местного управления. Да и мне это было интересно, тем более с каждой минутой я все больше убеждался в реальности происходящего. Ну и узнать о местном ведении дел тоже не помешает, - Вот, например, гномы, занимающие руководящие должности в городах, получают Ларгет - статусный щит. На нем помимо имени и чина указывается еще и клан, к которому принадлежит гном.
        - А на Кириге не указывается? - спросил я.
        - Нет, армия подчиняется лишь верховному Старейшине и Совету Старейшин. Если разные чиновники действуют с оглядкой на свой клан, то нам приказать что-то могут только верховные иерархи, - с некоторой гордостью сказал гном, - а у вас иначе?
        - У нас настолько все запутано, что простым людям в это лучше вообще не лезть, - хмыкнул я, - расскажите мне про кланы и старейшин. Я что-то запутался, что они вообще из себя представляют.
        - Кланы - это великие рода гномов, берущие свое начало с самых истоков нашего государства. Есть младшие рода, но они особых привилегий не имеют. А вот старейшие рода, или, как мы их называем - Древние Кланы, являются верховными правящими династиями. Главы кланов, которыми практически всегда становятся гномы в преклонном возрасте, потому как только умудренные опытом гномы могут принять разумные и правильные решения, входят в состав Совета Старейшин. Всего Старейшин несколько, по числу Древних Кланов. Из всех этих гномов выбирается гном, который возглавит Совет Старейшин. Он имеет звание Верховного Старейшины. А еще в основном, к Древним кланам принадлежат все высокопоставленные гномы.
        - Понятно, - хмыкнул я, - элита.
        - Грубо говоря, да, - согласился гном, - но есть еще и Гильдия Мастеров. Она практически автономна и имеет большой вес и влияние. Как на Древние Кланы, так и на Совет Старейшин. В нее входят лучшие мастера гномов, от кузнецов до инженеров. Гильдия занимается совершенствованием технологий, ведь мы, гномы, к сожалению, не владеем магией, в отличие от других.
        - Стоп, магией?! - удивился я, невольно подавшись вперед, - У вас что, есть магия?!
        Гном с топором, из охраны, шагнул в мою сторону, но остановился от жеста главного гнома, который как ни в чем не бывало, продолжил.
        - Ну да, все расы, кроме гномов владеют магией, - охотно начал пояснять он, - причем, только той магией, которая свойственная их расе. У эльфов - магия природы, у орков - магия крови, у темных эльфов - магия смерти. В общем, там много всего. И только гномы не владеют магией, поэтому великие мастера древности создали Гильдию Мастеров, чтобы талантливые гномы помогали создавать то, что уравняет шансы гномов бою с другими.
        - То есть, все остальные расы поголовно владеют магией? - удивился я. Я представил миллион ушастых эльфов, каждый из которых бросает так любимый фантастами и режиссерами голливудских фильмов огненный шар. Лавина огня, сносящая все на своем пути. Кошмар!
        - Да, вот только лишь один из тысячи может контролировать свои способности. Причем, мало контролировать, способности к магии еще должны быть достаточными, иначе смысла нет. Вот и получается, что хоть что-то из себя представляющих магов не так много, - пояснил гном, морщась при каждом упоминании, как других рас, так и магии. Похоже, это для него больная тема, - а чего ты удивился?
        - Просто люди магией не владеют, - ответил я.
        - Не может быть! - уверенно заявил гном, - Во всех легендах говорится о великом мастерстве как людских мастеров, так и магов! Да и не имей ты магических способностей, амулеты бы на тебя не сработали.
        - Амулеты? Это те штуки, что ты в руках держишь? - уточнил я.
        - Да. Один дает возможность нам с тобой понимать друг друга, а другой отличает правду ото лжи. И работают они только с теми, кто имеет способности к магии.
        - И зачем эти амулеты гномам? - спросил я, - Допрашивать кого?
        - Не без этого, но больше потому, что мы сейчас на границе. А на нашу заставу очень часто нападают разные личности. Вот и скопились трофеи. Нам они без надобности, потому как тех, с кем работает амулет, очень мало, но запас карман не тянет, верно?
        - Верно, - я задумался.
        Что-то слишком много всего для одного дня. Сначала очнулся непонятно где, а потом еще начал узнавать подробности, одна сказочней другой. Ладно - гномы, ладно - другой мир. Но чтобы я владел магией?! Это никак не укладывается в моей больной голове! Черт, мне сейчас очень хочется сделать то, на что я сетовал с самого своего пробуждения. Короче, хочу напиться. Не привычен я к таким потрясениям.
        - Слушай, - я перешел к гному на 'ты', случайно, но не обратил на это внимание, - есть у тебя выпить? А то голова кругом.
        - Сначала давай кое-что решим, а потом уже выпьем, - гном стал предельно серьезным. Я подобрался, поудобнее устроившись на стуле, - раз ты сам не знаешь, как сюда попал, да еще оказывается, люди считают нас сказками, то вариант с вторжением людей в Лайдайу можно отмести, по крайней мере, на это хочется надеяться. Но вот ты здесь, и, судя по тому, что не знаешь о магии, домой тебе не попасть. Поэтому тебе придется приспосабливаться к жизни в нашем мире. Это тебе понятно?
        - В полной мере, - ответил я, внимательно вслушиваясь в слова гнома.
        - Вся крепость уже гудит о том, кто решил нас 'посетить'. Это значит, что скоро об этом могут узнать не только другие гномы, но и разведчики от других государств. И если гномы предоставят защиту тебе практически наверняка, так как люди всегда были почитаемы гномами, то те же эльфы захотят разобрать тебя на части. Поэтому тебе выгодно и жизненно важно слушаться меня, хоть немного.
        - Я все понимаю.
        - Тогда слушай правила, - гном стал загибать пальцы, - нахлебники нам не нужны, поэтому найдем тебе работу, чтобы ты сам оплачивал крышу над головой и еду. Во-вторых, тебя нужно будет вооружить. Тут уже я помогу, оплачу работу кузнеца. Он сделает для тебя подходящий меч...
        - Есть одна проблема, - прервал я гнома, - я совершенно не владею ни мечами, ни чем-либо еще из холодного оружия. Разве что ножами немного.
        - Это как?! - опешил гном.
        - У нас совершенно другое оружие, да и не разрешают его носить гражданским. Так что мечом я смогу орудовать только как дубинкой, - пояснил я.
        - Ладно, с этим потом разберемся, в любом случае меч ты получишь, завтра с утра зайдешь к кузнецу, чтобы он взял нужные параметры с тебя. Еще я дам прямо сейчас тебе три золотых серебром, их ты отработаешь позже. Ах да, забыл. Деньги у нас считают так - один золотой равен двадцати серебра или двум тысячам меди. Потом сам разберешься. Вот, - гном достал из ящика стола туго набитый мешочек и протянул мне, - одежду купишь сам, какая подойдет. Вот, возьми плащ. А то ты в какой-то уж очень тонкой и короткой одежде, замерзнешь, уже осень.
        После недолгих размышлений решил сразу накинуть плащ, чтобы хоть немного привыкнуть к местной одежде. Он был неказист на первый взгляд, но довольно удобен, хоть и был немного коротковат, для меня как кожаная куртка. Плащ отличный, удобный, с капюшоном, который я, к сожалению, не смог натянуть на голову. Ладно, с одеждой разберусь, а в шортах и футболке, которые имел в виду гном под 'короткой одеждой', я был только потому, что шел с тренировки, когда меня сюда занесло. Так-то у меня в сумке...
        - А где моя сумка? - спросил я, вспомнив о ней.
        - Здесь, - сказал гном, указав на большой железный глухой шкаф, - в ней нет ничего опасного?
        - Нет, только немного одежды и еще по мелочи, - ответил я.
        Покосившись на меня, гном подошел к шкафу и отпер его массивным ключом, достал оттуда большую спортивную сумку. В ней было немного: ветровка, джинсы, сменная пара обуви, перчатки для тренировок и бутылка с водой, и еще по мелочи. Вот и весь набор. Теплую одежду я надену чуть позже, сейчас дослушаю гнома.
        - Так, ладно, с этим разобрались. Что еще? - гном почесал макушку, - Ах да, на нашу деревню часто нападают все, кому не лень. Обычно разная шелуха, но бывают и подготовленные диверсанты. В общем, если услышишь звон колокола, то не высовывайся и не выходи на улицу. Нельзя, чтобы о тебе узнали возможные враги.
        - Ясно, - кивнул я, - это все?
        - Пока да. Кстати, мое имя Доринер. Я сотник и по совместительству комендант деревни Рикавис. А тебя, если я правильно понял, Глебкалинин?
        - Глеб - это имя, а Калинин - фамилия. Ну, вроде принадлежности к роду, - пояснил я.
        - Понятно, значит, Глеб, - кивнул Доринер, - не буду тебя утомлять всем остальным, и так вижу, что хочешь отдохнуть. Да и поесть тебе не помешает.
        На слова о еде мой желудок немедленно откликнулся требовательным урчанием. Да и вспомнилось, что пить тоже хочется. За разговором я старался особо не обращать на жажду внимания, но теперь стало довольно неприятно от ощущения голода.
        - Доринер, а какую работу ты хочешь мне дать?
        - Пока не знаю, тут надо с остальными посоветоваться. Я, честно говоря, не рассчитывал на то, что нам удастся договориться. Кто знает, что у человека в голове твориться, вдруг бы ты стал нас пытаться убить? Вот и не стал загадывать.
        - Ясно, - хмыкнул я, - так что, куда мне идти-то? Я же у вас совсем не ориентируюсь.
        - Не волнуйся, тебя проводят до трактира, - ответил гном, а потом повернулся к так и стоявшему неподалеку гному, - Гринор, сопроводи нашего гостя. В трактире тоже ему помоги, а то с непривычки растеряется, - гном усмехнулся.
        - Хорошо, - немного дрожащим и довольно молодым голосом ответил закованный в латы гном. Я удивился, каким образом его понял, но заметил у него на шее амулет, такой же, что и у Доринера.
        - Доспехи можешь снять, они уже ни к чему, - великодушно разрешил Доринер, - а теперь ступайте, мне еще кое-какие дела нужно решить.
        Гном по имени Гринор, что-то сказал мне, а потом махнул мне рукой и пошел к двери. Теперь понятно, зачем он вообще мне нужен. Я же даже на пальцах ни с кем объясниться не смогу, уж слишком гномы другие и вряд ли поймут моих жестов.
        Я молча побрел за гномом. Вот сколько читал книг про попаданцев, всё не любил, когда главному герою сразу все по полочкам раскладывают, говорят, какой он уникальный и все такое. Вот только теперь все это смотрелось в другом свете. Мне, возможно, очень повезло оказаться у гномов. Если верить Доринеру, другие, вроде эльфов, меня на запчасти бы разобрали, а он, такой хороший, не только не убил, но и разъяснил все и понятно намекнул, что лучше мне не выпендриваться и слушаться добрых и хороших гномов. Ох, дела...
        Жаль, что в этом мире нет людей. Так бы я мог хоть попытаться затеряться среди них, а тут я как яркий вымпел - сразу видно издалека, что идет ЧЕЛОВЕК. Интересно будет еще узнать, какими тут людей знают. А то вдруг они вообще по легенде младенцев ели, а тут я такой красивый появился! Вот и отыграются. Точно нужно выпить чего-нибудь градусов под сорок, желательно, литр.
        Гномы за дверью дернулись было, когда мы вышли, но мой 'конвоир' на них рявкнул, и они успокоились. Гном дальше повел меня в 'большой мир'. Он подошел к большой двери и толкнул ее, выходя наружу. В глаза ударил яркий свет закатного солнца, на мгновение ослепив. Но вот глаза снова видят, а я получил возможность осмотреть место, куда я попал.
        Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)
        ОСТУПЛЕНИЕ.
        СРАЗУ ПОСЛЕ ВЫШЕОПИСАННОГО.
        Доринер смотрел стеклянным взглядом прямо перед собой. За этот бесконечно долгий день, пока гном ждал прихода человека в сознание, пока говорил с ним, он ужасно устал. Сотник даже и припомнить не мог, когда последний раз так волновался.
        - Господин сотник, можно? - на пороге показался крепкий гном. Это был заместитель Доринера, по совместительству его добрый друг.
        - Шинд, что ты как у чужого? - обиделся сотник на такое обращение друга, - Уже вечер, можно все эти формальности отбросить.
        - Как скажешь, Доринер, - усмехнулся гном, присев на стул напротив коменданта, - ну что, как все прошло?
        - Вроде бы нормально, - ответил сотник, - человек понимающий и разумный. Если не начнет чудить, то, возможно, все обойдется нормально.
        - Ты так в это веришь? - скептически усмехнулся собеседник, - Ты же сам понимаешь - старейшины, едва узнают о человеке, сразу его прикончат. Не хотят они, чтобы что-то меняло сложившийся порядок вещей. И плевать они хотели, человек он или нет. Ему не выжить.
        - Думаешь, я сам не понимаю? - огрызнулся Доринер, - Но это... неправильно. Чем этот человек заслужил смерти?
        - Пока что ничем, - согласился Шинд, - честно говоря, лучше бы он ее чем-то заслужил. Так бы проблем меньше стало.
        - Кровожадный ты, - покачал головой Доринер, - веришь, нет, но я действительно хочу помочь этому человеку.
        - Я так понимаю, что тебя уже ничем не переубедить? - задал риторический вопрос Шинд, - Ладно, выкладывай свой гениальный план.
        - Гринор наверняка напьется, - начал сотник, - проверим реакцию человека на это. Что он будет делать. Еще поговори с Торклу Меем.
        - С этим старым грибом? - усмехнулся Шинд, - Поговорю. Даже знаю, о чем именно с ним говорить.
        Доринер мысленно усмехнулся. Они понимали друг друга с полуслова. Гном был рад, что его друг поддержал стремление сотника помочь человеку. А еще эти три золотых, что сотник дал человеку... мелочь, но можно проверить, как человек будет распоряжаться деньгами. И как он будет работать.
        - Доринер, а что насчет коня? - спросил Шинд.
        - Того самого? Думаешь, он дастся человеку? Эту зверину мы всей сотней унять не могли, - с сомнением покачал головой Доринер, хотя мысленно лишь усмехнулся своему актерскому таланту.
        - Я чую, что этот конь не прост. Да ты и сам видел - огромный, черный, как смоль, мускулистый. Таких я не встречал, хотя повидал много.
        - В любом случае, попытка не пытка, - заключил гном.
        КОНЕЦ ОСТУПЛЕНИЯ.
        Дом, в котором я только что был, стоял на холме. Ниже находились разнообразные каменные дома. Крыши у них были черепичными. Все дома были приземистыми, маленькими, с узкими оконцами, как бойницы. Всего домов было десятка два, не больше. С одной стороны деревни поднимался черный дым, там, видимо, кузница.
        Всю деревню опоясывала высокая каменная стена, на которой стояли небольшие фигурки, закованные латы. Коротышки, особенно издалека были похожи на пивные бочонки - низкие и крупные. Все вокруг было настолько реальным, что даже опешил. В голове никак не укладывалось, что я не в своем городе, не в своей стране и не на своей планете.
        По улицам деревни шатались гномы. Их было немного и практически все закованы в латы. У всех гномов, в том числе и у тех, кто меня вел из тюрьмы, латы были абсолютно одинаковыми. И если следовать логике, то все эти гномы - солдаты. У каждого из них было по два коротких топора на поясе, плюс длинная алебарда в руках. Вот это я понимаю - воины! Даже близко не похожи на голливудских рыцарей - никаких лишних и глупых деталей, все выглядит внушительно и грозно, а отполированное до зеркального блеска оружие даже близко не напоминает игрушку.
        Я так и не переоделся, решив сделать это уже там, где буду спать. Поэтому сейчас я выглядел весьма комично - ноги в кедах, выше короткие шорты, на торсе плащ, который явно мал. Хорошо хоть на голову ничего не прицепил. Вообще, я контрастировал на фоне гномов только благодаря своей комплекции, если не считать одежду. Имея от природы высокий рост, я еще обладал и широкими плечами. А регулярные занятия в тренажерном зале сделали из меня внушительного на вид мужчину, хотя лицо у меня молодое. Но это только я такой. А ведь современное поколение ничего тяжелее телефонов в руках не держало.
        Вообще, сейчас молодое поколение, на мой взгляд, самое позорное. Одни курят, другие пьют, третьи постоянно в интернете сидят. И пусть любовь к спорту начала расти, но это настолько незаметно, что современные дети кажутся все, как на подбор, слабыми и изнеженными благами цивилизации. А уж воспитание на глупом телевидении и лживой пропаганде соцсетей просто добило бедных детей.
        К чему это я? А к тому, что возьми какого-нибудь парня моего возраста сюда - он бы казался просто высоким задохликом. И пусть он был бы выше местных, но было бы это единственным преимуществом. И у него не было бы шансов приспособиться к местной жизни - тут нужно иметь силу, решимость и готовность убить при необходимости. По крайней мере, я так представляю средневековый мир. Лично я вполне имею шансы начать тут новую жизнь - ведь там, на родине, я просто детдомовец, живущий на копейки, переживший столько, что в этом мире будет легко освоиться. Я надеюсь.
        Ладно, отбросим грустные мысли! Мне еще хоть немного освоиться здесь нужно, да и изучение языка никто не отменял. Не у всех же есть 'понималки' как у Доринера. Кстати, он же говорил, что они работают только с теми, кто владеет магией. Но как тогда он сам смог ее использовать, если по его же словам гномы не владеют магией? Или нужно, чтобы только один собеседник обладал способностями? Хрен его знает.
        Мой сопровождающий гордо шел впереди, одаривая прохожим такими взглядами, будто он президента сопровождает. А те, в свою очередь, его даже не видели, смотря только на меня. Я был как диковинная зверушка, о которой все слышали, но никто не видел. Честно говоря, было жутко непривычно и неприятно. Ну, хоть пальцем не тыкали, и на том спасибо.
        Но что меня больше всего радовало, так это тишина. Нет, гномы тут галдели наперебой, но в сравнении с вечным гулом города, это была тишь да благодать. А запахи природы витали вокруг, радуя меня своей чистотой и реальностью. Он были сильны, ведь деревня стояла посреди большого поля, окруженного лесом.
        Но вот короткая прогулка по широкой улице, похоже, единственной в деревне, подошла к концу. Гринор остановился около выделяющегося на фоне остальных домов трехэтажного каменного здания, стоящего на большой огороженной территории. С одной стороны этой территории стояла длинная конюшня, рядом с которой находились разнообразные фургоны. Точно - трактир.
        Гном уверенно пошел к парадному входу, я за ним. Немного боялся, ведь если в трактире много народу, то наверняка они начнут на меня глазеть. А это неприятно. Да и выгляжу я не очень, и если местные выглядят довольно опрятно и... правильно, что ли, то я похож на оборванца. Ладно, может, завтра поговорю с Доринером, чтобы он помог мне разобраться с местными реалиями, а конкретно с одеждой.
        Едва я перешагнул порог трактира, как меня накрыла мощная звуковая волна. В очень просторном зале с высоким, до самой крыши, потолком сидело с сотню глоток, активно переговаривающихся между собой. Стоило мне войти, как по залу пошла цепная реакция. Первыми замолчали ближайшие ко входу столы, а сидевшие за ними гномы разинули рты. Потом пошли следующие по отдаленности столы, пока не замолчали самые дальние.
        Я замер, напряженно оглядывая местных. В основном были гномы, многие из которых были при оружии, пусть и не в латах, но кольчуги были у всех. Но в зале присутствовали не только коротышки. За одним из столов у стены я приметил довольно крупных парней, всматривавшихся в меня, словно в кусок мяса. Они были одеты в минимум одежды, а оголенные участки кожи казались мне зелеными. Хотя почему казались - они и были зеленоватыми.
        У этих странных существ был довольно приличный рост, это видно даже когда они сидели. Внушительные габариты и угрожающие клыки, видневшиеся из-под нижней губы, делали этих существ пугающими на вид. К счастью, зал снова оживился - а меня теперь лишь косились, занимаясь своими делами.
        - Что это за существа? - спросил я у гнома.
        - Это орки! - пояснил с большой долей презрения тот, проследив за мои взглядом, - Лучше с ними не пересекаться. Агрессивные и злобные, а драку любят, как гномы механизмы.
        - Понятно, - кивнул я.
        Гринор повел меня куда-то к углу, лавируя между лавками и столами. Я брел за ним, вслушиваясь в разговоры оживившейся толпы.
        И вот Гринор усадил меня за угловой стол, а сам подозвал девушку гномку с подносом и стал ей быстро что-то говорить, я особо не вслушивался. Та что-то черкала в небольшом блокноте с желтоватыми страницами (у них есть бумага, вот радость!), при этом разглядывая меня исподтишка. Заметив мой взгляд, она отвернулась, густо покраснев. Ни хрена себе, это что такого могли про меня напридумывать, что от одного моего взгляда молодая девчонка так покраснела? Ох уж эти деревни, слухи расползаются со скоростью света, при этом сильно изменяясь.
        Я оперся спиной о стену, позволив себе расслабиться. Прикрыв глаза, я стал слушать общий гвалт зала, и мне даже на миг показалось, что я вернулся обратно на Землю. Но нет, вокруг все так же были вооруженные гномы, что-то яростно обсуждавшие друг с другом.
        Язык гномов был довольно грубым по звучанию, точно подходит под бас самих гномов. У меня голос был мягче - баритон. Причем, голос был певучим, да и слух у меня присутствовал, хотя я никогда не занимался вокалом - только игрой на гитаре. И сейчас, сидя за столом с закрытыми глазами, я вдруг почувствовал непреодолимое желание спеть что-то подходящее настроению.
        На ум пришла одна красивая песенка из одного русского мультфильма. Очень красивая песня, она мне показалась подходящей под ситуацию. И я запел. Голос был поначалу хриплый, но потом быстро пришел в норму, тихие слова полились над столом, слышимые лишь одному мне. Красивая песня, называется 'Перышко'.
        Я забылся. Мне всегда нравились только русские песни, не современные, а старые. У них всегда был глубокий смысл, а красивые, чувственные голоса исполнителей с не менее красивой музыкой пробуждали в душе странное чувство - одновременно хотелось плакать, смеяться и молчать, замереть и двигаться. И при этом ничего не замечал вокруг, целиком и полностью поглощался песней. Это, возможно, было единственное время, когда я не предавался своей извечной паранойе.
        И вот последние слова песни слетели с моих уст. На душе стало легко. Но только еще больше захотелось выпить. Да и поскорее разобраться с возникшей ситуацией. Не люблю неопределенности.
        Я открыл глаза и удивленно посмотрел на Гринора и разносчицу. И если гном смотрел на меня с восхищением, то девушка вытирала краешком одежды блестящие слезы. Она поставила поднос со снедью на стол и быстро убежала. Гном заговорил на чистом русском, спасибо амулету:
        - Это была очень красивая песня! - пораженно сказал гном.
        - Неужели? - усмехнулся я, - Прям-таки и красивая? Простая песня.
        - Главное - не песня, а ее исполнение! - важно заявил гном, - Ты же эмоциями так ударил, всех в зале зацепило! Они просто не поняли, откуда такие эмоции, а так бы тоже сейчас к тебе приставали.
        - В смысле, эмоциями? - не понял я.
        - Ну как же! Эмоциями! Ты пел и так живо и чувственно представлял все, что всех достало! Наши-то менестрели ни голоса не имеют, ни петь нормально не могут!
        - Да объясни ты, наконец, что ты имеешь в виду? - я поторопил гнома, хотя настроение было отличное.
        - А у вас что, не так поют? - удивился гном. Он хотел еще что-то спросить, но под моим взглядом решил пояснить, - Хотя, что же я, у вас там все по-другому! Так вот, когда ты поешь, то внутри испытываешь эмоции от песни. И ими ты как бы делишься с другими, вкладывая их в каждое слово! И если ты умеешь петь так, что в слушателях просыпается то же чувство, что и в тебе, то и голос не нужен. Вот ты сейчас и пел красиво, и эмоциями так делился, что вон, Мирту аж прослезиться заставил!
        - Хм, - я пытался переварить необычное представление местных о песнях, - то есть, если бы я спел что-то о войне, то вы бы за оружие схватились?
        - Смотря, какая песня, - Гринор задумался, - кто-то вспомнил бы свое боевое прошлое, кто-то бы драться захотел, а кто-то бы потрясал оружием в знак одобрения, тебя как принято у воинов. Но у орков лучше такого не петь, а то проблем не оберешься!
        Гринор засмеялся своей незатейливой шутке, я из вежливости тоже изобразил смех. А сам заинтересовался идеей. А что? Устроиться местным артистом, песен я много знаю! Греб деньги бы лопатой и в ус не дул, хех! Но вообще идею стоит обдумать, мало ли что в жизни бывает?
        Так, а что это я не ем? Непорядок! Нужно срочно исправлять это недоразумение, иначе меня свой же желудок проклянет! Я осмотрел принесенную еду взглядом голодного волка. Рот машинально заполнился слюной, а руки схватили первую миску. На подносе стояло полно глубоких мисок с разными яствами - мясной похлебкой, отбивной, картошкой с тушеным с овощами мясом. И во сколько же это все обошлось? У нас одна отбивная стоила бы в половину моей зарплаты, это точно.
        - Гринор, и дорого все это дело стоит? - я окинул рукой поднос, обеспокоившись дороговизной ужина.
        - Да нет, - махнул рукой гном, - пятнадцать медяков, и восемь еще за пиво.
        Так, посчитаю. Если мне дали три золотых на первое время чтобы освоиться, то у меня, если я правильно запомнил, шесть тысяч медных монет. Скажем, один обед будет стоить двадцать медяков. Если есть так три раза в день целый месяц, то потрачу только тысячу восемьсот монет. Это хорошо! Значит, денег мне на пропитание дали достаточно! Хотя стоит узнать, сколько стоит проживание в этом месте. Почем местные халупы со всеми удобствами? А вот сейчас и спрошу!
        - Гринор, - позвал я увлеченно жующего гнома. Он, похоже, давно не ел. Пока с другими гномами меня караулил, не поел? Зря! Но вот он отвлекся от бесспорно важного дела, взял переводилку и вопросительно посмотрел на меня, - сколько тут стоят комнаты? Хотя бы самые простые.
        - Не дорого. Самая дешевая - это маленькая коморка с одной кроватью и стулом - пять медяков в сутки. Самая дорогая, со всеми удобствами - три серебряных в сутки. Обычная комната, чтобы просто в ней жить - двадцать медяков в сутки.
        - Ясно, - я прикинул расходы и задал последний волнующий меня финансовый вопрос, - Гринор, вот ваш сотник пообещал мне работу, чтобы отработать три золотых и просто заработать себе на жизнь. Что он может мне подобрать, и сколько примерно я заработаю?
        - Это вопрос не простой, - гном задумался, даже ложку отложил, - скорее всего он предложит тебе просто физическую работу, причем, на виду, уж извини за честность. Может на склад отправить, там ты за десятицу точно серебряных восемь-десять заработаешь. Может еще к кузнецу или плотнику нашим, им постоянно помощь нужна. Там примерно столько же денег.
        - А десятица - это десять дней, я так понимаю? - уточнил я и получил утвердительный кивок. Потом задумался.
        То, что меня будут держать на виду - так кто в этом сомневался? А вот то, что за десять дней я заработаю, округлю, десять серебряных, а за целый месяц выйдет полторы золотых монеты, меня не особо радует. В месяц, при стабильном питании и проживании в средней комнате я потрачу две с половиной тысячи меди с мелкими допущениями. Это на золотой и пять серебряных монет получается. Значит, чистыми у меня на руках будут пятнадцать серебряных монет - не очень много, стоит сказать. Но хоть с голода не помру, и то хлеб. Хотя, что за поспешные выводы, вдруг пятнадцать серебряных монет - это много? Ладно, со временем разберусь, лишь бы только проблем больше никаких не было.
        Попросив Гринора, чтобы он заказал чего-нибудь сильно крепче пива, я принялся планомерно уничтожать ужин. Ох, давно я так вкусно и много не ел! Гринор заказал довольно много, видимо, брал, исходя из моих размеров. Радует, что, возможно, придется меньше тратить на еду, раз за относительно небольшие деньги приносят много еды. Потолстею!
        В общем, наелся я до отвала, а когда та же разносчица принесла объемный кувшин, или как там эта хрень называется, я еще и выпил неплохо. Сагитировав Гринора на пару стопок, я разлил на глаз по пятьдесят грамм каждому, а потом мы выпили.
        Это была водка в чистом виде. Интересно. А еще больше интересно то, что Гринор выпил эти пятьдесят грамм с большой натугой, а потом еще пытался нащупать закуску. Похоже, ошиблись наши фантасты насчет алкоголизма гномов и их невосприимчивости к крепким напиткам. Похоже, главным алкоголиком выступаю я, хотя реально выпить нужно, чтобы не свихнуться. Поэтому я сунул в руку зажмурившегося гнома вместо закуски очередную стопку, а сам выпил после стандартной фразы о перерыве между первыми двумя стопками.
        Гном после второй едва ли не падал. Глаза его выпучились, грозя выпасть из орбит, сам он едва дышал. Смилостивившись над гномом, сунул ему в руку кусок копченой колбасы, так же оказавшейся среди еды. Он закусил, потом посмотрел на меня, как на врага народа и сказал:
        - Я, конечно, понимаю, что ты тут недавно, но зачем же с убийства бедного гнома начинать! - в его голосе было столько обвинений и обиды, что я невольно представил подростка или даже ребенка.
        - Да ладно, немного же выпили, - хмыкнул я, - не бойся, больше пить не будем, хватит.
        - Вот ты мне скажи, - через полчаса изрядно захмелевший гном, все-таки прикончивший бутылку, решил поговорить со мной, что называется, 'по душам', - ты говоришь, у вас там совсем с ума сошли. То мяса не едят, то спят с кем не надо! А ведь у нас тоже такие не умные есть! Вон, эльфы те же. Мало того, что у них мужики на баб похожи, так еще и ведут себя как бабы! Вот ты представь! Был у нас как-то караван эльфийский, торгуем мы с ними. Так вот, были там два воина. Ну, думал - мужики! И мечи что надо, и доспехи! А потом как-то случайно увидел - так они в бане миловались! Мужики!
        - И у вас такая зараза распространилась, - заключил я, потягивая пиво, - хорошо нам в страну их стараются не пускать, хотя этих развелось столько, что страшно становится, что и друзья твои окажутся... кхм... этими! Ох, расстрелять бы их...
        - Расстрелять? - переспросил гном.
        - Ну да. Поставить их всех к стенке и из автоматов... э... арбалетов! Щелк, и нет проблемы! Чтоб прямо, совсем не осталось! - закончил я, хлопнув кулаком по столу.
        - Во! - показал мне гном большой палец и отключился, стукнувшись головой о столешницу.
        За эти полчаса мы с гномом успели сдружиться, поделиться разными байками, обсудили политику и все такое. Что ни говори, а пьянки сближают лю... разумных. Только теперь что мне с этим товарищем делать? Я ж не знаю, где он живет, а таскаться с пьяной в дрова тушей ох как не хочется!
        Подумав, я взял ту переводилку, с помощью которой мы и общались. Она вроде работала, только вот как ей пользоваться? Шарик, как шарик. Металлический, немного теплый, небольшого размера. Я плотно сжал его ради эксперимента, как вдруг в голове что-то щелкнуло. Все разговоры вокруг вдруг стали понятными, а я от неожиданности даже выронил амулет.
        Второй раз я больше его не ронял. Вот только очень непривычно было, когда все понятно. К счастью, пусть я уже тоже изрядно выпил, но еще более или менее соображал, поэтому решил сразу разобраться и с гномом, и с комнатой. Поэтому я подозвал ту разносчицу, что приносила еду.
        - К-красавица, - подозвал я ее, - слушай, сделай м-милость. Скажи, где мой товарищ... живет?
        - Ой! - она снова покраснела, - Вы говорите на нашем языке?
        - Нет, это... вот эта вот... как ее... амулет, во! - я показал переводилку, - Так п-подскажешь, куда мне моего друга отнести?
        - А? Да, конечно! сейчас, - она куда-то убежала, а я стал сгребать в кучу гнома. Он довольно громко храпел, при этом довольно нелестно ругаясь сквозь зубы. Я кое-как нацелил на его голову шлем и начал решать трудную задачу - как взвалить на плечо гнома, чтобы его шлем не падал. В итоге просто взял шлем под мышку, а гнома на плечо.
        Разносчица выбежала, оказавшись уже в другой одежде. Она что, отпросилась с работы, чтобы меня проводить? Интересно. Ладно, это все равно не мое дело, главное, чтобы довела до нужного места. А обратно я уж сам дойду. Ну или доползу, если на свежем воздухе не протрезвею.
        И вот мы покинули трактир. На улице уже стемнело, воздух был удивительно свеж, я с наслаждением вдохнул его полной грудью. В груди приятно зажгло льдом, в голове немного прояснилось. Это жару я плохо переношу, а вот с холодом все наоборот, очень даже люблю! Поэтому я чувствовал себя прекрасно!
        - Сюда, - махнула рукой гномка, довольно прытко уходя по дороге.
        Идти было недалеко, что не мудрено при небольших размерах деревни. Гномка подвела меня к приземистому и длинному дому, расположенному близко к дому сотника. Удивительно было то, что дом, к которому меня привела девушка, очень сильно напоминал казарму. Как оказалось, это и была казарма.
        - Вот тут он живет, с остальными солдатами, - сказала девушка, - постучите.
        Я последовал совету и от всей души постучал в дверь. Дверь была очень крепкая, к слову сказать. В принципе, в этой деревне не было чего-то хрупкого. Все было сделано на совесть, сразу видно, что на деревню часто нападают и местные хотят максимально обезопасить себя. Интересно, а как вообще происходят местные сражения? Мне почему-то захотелось на них посмотреть, похоже, алкоголь еще довольно сильно на мою голову влияет, если подталкивает в бой.
        - Ну! Кто там еще на ночь глядя?! - проворчали из-за двери. Дверь открылась, а на пороге оказался широкоплечий гном лет пятидесяти, как Доринер, с привычными уже топорами на поясе и с желанием в глазах набить кому-то лицо, - Тебе чего надо?
        - Да вот, вашего одного принес. Он немного перебрал, - с этим словами я скинул с плеч Гринора.
        - Вот балбес! - от всего сердца гном отвесил спящему гному затрещину, хотя тот даже не пошевелился, - не умеешь пить - зачем лезть? Вот я ему завтра устрою! С самого утра будет вокруг деревни круги наворачивать, даже воды не дам!
        - Ну, зачем же так строго-то, - я сглотнул, представив муки гнома, - он же не специально.
        - Какая разница?! Устав есть устав! Вот взял бы увольнительное и пил, сколько влезет! А пока на службе, чтоб даже в мыслях не было напиться! Вот ты служил? - неожиданно спросил он меня.
        - Было дело, - кивнул я.
        - Вот! Сам должен понимать, что дисциплина должна соблюдаться беспрекословно! Иначе в случае сражения войско потерпит поражение! Поэтому и в мирное время, и на войне дисциплина должна быть строгой! Ясно тебе?
        - Ясно, - ответил я, немного опешив от такого напора. Господи, как будто это я напился на службе? - Только вы все это лучше бы солдатам своим говорили, а не мне. Я-то служить не особо рвусь.
        - Конечно, вам бы отсиживаться за стенами, пока вояки кровь проливают, - гном смерил меня таким взглядом, будто я последняя крыса и дезертир и предал лично этого гнома, - крови не видели, а уже бахвалятся, мол, вояки!
        - Боюсь, вы меня не поняли! - алкоголь в моей крови разыгрался не на шутку, - Я не собираюсь служить в армии, но и не отказываюсь воевать, если это необходимо! Я в любом случае взялся бы за оружие, вот только выслуживаться перед чинами, чтобы подняться по службе я не намерен!
        Гном смерил меня тяжелым взглядом и молча захлопнул дверь, предварительно перетащив через порог гнома, не забыв и про шлем, что я бросил на порог. Я еще несколько секунд смотрел в дверь злобным взглядом, а потом развернулся и зашагал к таверне. Я помнил, где она была, поэтому шел уверенно. Амулет у меня есть, сам смогу поговорить и арендовать комнату. Черт, точно, я ж амулет Гринору не вернул, это ведь его! Ну и ладно, возвращаться я не намерен. Нужно будет - сам заберет.
        - Зря вы так, - подала голос молчавшая до сего момента гномка, - Фагрон очень хороший гном. Просто он не любит тех, кто боится служить в армии. И принял вас за такового.
        - Он меня оскорбил, - ответил я раздраженно, - поэтому и получил такой грубый ответ. Не люблю тех, кто называет меня трусом.
        Гномка ничего не ответила. Мы молча дошли до таверны, где я арендовал обычную комнату за двадцать меди и заплатил за неделю вперед, чтобы больше не думать об этом. Гномка ушла, а я собрался было подняться к себе в комнату, благо мне объяснили, как ориентироваться в таверне и как разобрать номера, но тут в зале стало шумно. И не просто шумно.
        Не знаю, в какой момент началась масштабная драка. Просто неожиданно по залу стали летать стулья, гномы увлеченно набивали друг другу морды, да и остальные не отставали. Самыми ярыми драчунами оказались орки. Почти десяток зеленокожих уверенно дубасили всех, кого не лень, при этом почти не получая в ответ, хоть и дрались в основном с пьяными в хлам. Здоровенные, мускулистые существа одного за другим вырубали гномов, при этом отпуская в их адрес весьма нелестные эпитеты.
        Мне это не понравилось. Возможно, мне не стоило вмешиваться, но я все еще был, что называется, навеселе, да и злость после разговора с этим самым Фагроном гномом нужно было спустить. Поэтому я быстрым шагом подошел к одному из орков. Тот заметил меня и замахнулся для нанесения очень сильного удара, но я не собирался так просто дать ему меня избить.
        Я рванул вперед, нанося сокрушающий удар в солнечное сплетение, так сказать, на опережение. Орк выдохнул от неожиданности, но не упал, а лишь отшатнулся. Его глаза налились кровью, он взревел от ярости и рванулся на меня, собираясь снести с ног. Но мало иметь силу, нужно ей распоряжаться. Я немного умел драться, поэтому просто ударил ногой орка. Главное было - устоять. Я едва не упал, но удар, да еще скорость орка сделали свое дело. Он упал на пол, хватая ртом воздух. Я попал ему в живот. Ишь ты, не слабит пока алкоголь!
        Вдруг кто-то захватил меня сзади, ухватив руками за шею. Очередной орк был очень сильным и практически без проблем перекинул меня через себя, ударив о стол. В глазах потемнело, я лишь чудом смог уклониться от удара кулаком. Пнул ногой практически вслепую, надеясь попасть орку в колено. Попал вскользь, заставив орка лишь едва пошатнуться, но хоть что-то!
        В глазах прояснилось резко, рывком. Я увидел, как орк поднял над головой здоровенную лавку и приготовился огреть ею меня. Я отпрыгнул так, как никогда бы не прыгнул в другой ситуации. Вот что экстрим с людьми делает, жилы рвать заставляет! Поднявшись на ноги, я хотел было броситься в атаку, но орк опередил меня, ударив кулаком мне в грудь. Воздух вышибло из легких, я опрокинулся на спину, пытался подняться, но от могучего удара едва дышал, не то что шевелился!
        Орк неумолимо надвигался на меня, тогда как я сам едва мог встать. Попытавшись подняться, я удостоился сильного удара ногой по ребрам. Вот тут уже подняться было совсем невозможно, боль была невыносимой! Орк ухмылялся, его клыки угрожающе подрагивали при движении челюстей. Я приготовился получить изрядную долю побоев, но тут лицо орка исказила гримаса удивления и боли. Тяжелая зеленая туша повалилась прямо передо мной, перестав двигаться.
        Я увидел гнома, держащего в руках обломок от табуретки. Остальные детали этой, как оказалось, весьма полезной мебели валялись вокруг упавшего орка. Он подрагивал, но уже был выведен из строя окончательно. Выдохнув, я поднялся и протянул руку гному для рукопожатия. Я не сразу сообразил, что в этом мире, возможно, этот жест значит нечто другое, чем у нас, но гном вполне спокойно пожал руку, сказав весело:
        - Молодец, парень! - гном ощутимо хлопнул меня по плечу, - Орка уложил! Да и второго почти!
        - Ага, чуть калекой не остался! - улыбнулся я, кивая на лежащего гнома, - Если бы не ты, то точно не поздоровилось бы.
        - Короче, оба мы молодцы! - загоготал гном. Я поддержал его веселье, засмеявшись.
        Драка вокруг только разгоралась, несмотря на то, что уже с десяток тел валялись где попало. Мебель тут летала повсюду, только успевай уклоняться. На удивление, гном не стал больше никого бить, а просто стоял. Вокруг нас, кстати говоря, образовалась небольшая безопасная зона, куда никто не заходил. Может, это делали тела орков, которые даже в бессознательном состоянии выглядели весьма угрожающе. А может то, что всех, до кого мы могли дотянуться, мы одаривали сильными пинками.
        - Слушай, друг, а как тебя зовут? - спросил я.
        - Дрик, - ответил гном, - а тебя, парень?
        - Глеб, - мы снова пожали друг другу руки, но уже в знак знакомства.
        - Ты не лезь пока, сейчас уже должна стража подоспеть, - предупредил Дрик, - все как всегда! И лучше нам пока не ввязываться никуда. Это вначале можно кулаками помахать. Но каждый раз все одно и тоже, уже надоело вконец!
        - И часто тут такие вот развлечения устраивают? - ухмыльнулся я, в очередной раз отвесив пинка одному пьяному гному, рванувшемуся было на нас.
        - Ровно раз в месяц, седьмого числа, , - пояснил гном, отвесив подзатыльник очередному гному, - в этот день выдают получку солдатам, и те, кому повезло не попасть в патруль или в караул, начинают отмечать. А еще в этом сезоне караваны торговые часто приходят, так хоть веселее становится, народу больше.
        - А ты здесь живешь, или тоже с караваном? - поинтересовался я.
        - Я вообще не отсюда, - почесал затылок Дрик, - я с севера, только последние лет пять на наймах с караванами по континенту катаюсь. Вот, недавно сюда приехал, месяца полтора здесь уже живу. Хотел отдохнуть дней десять еще и с караваном уйти куда-нибудь.
        - Понятно, - хмыкнул я, - кстати, а вот и стража.
        В зал ворвались закованные в латы гномы, тут же начавшие успокаивать драчунов. Орков, никак не пожелавших униматься, вырубили ударами секир плашмя. Дрик осмотрелся и заговорщицким шепотом сказал:
        - Валить пора. Сейчас начнут стрясать со всех штраф за разгром.
        - Нас не остановят? - засомневался я, поглядывая в сторону лестницы наверх, где были комнаты. Чтобы до нее добраться, нужно было просочиться через большую толпу.
        - Да ладно тебе, Глеб! - Дрик хлопнул меня по плечу, - Прорвемся! Ты только пригнись, чтобы не заметно было.
        Я последовал совету гнома, пригнувшись, став вровень с гномами. Со стороны это, возможно, выглядело забавно, но видеть меня могли только те, кого я расталкивал. Зал показался неимоверно длинным. Каждый метр приходилось преодолевать, расталкивая замерших в ожидании гномов, кстати, довольно сильных, что делало мой путь еще труднее, учитывая мое не самое удобное положение.
        Но вот мы добрались до лестницы. По ней, кстати говоря, уже поднималось несколько гномов. Дрик пулей взлетел наверх, я лишь немногим позже так же оказался наверху. На втором этаже были простые номера, самые дешевые. Мне нужно было подняться на этаж выше, а вот гном остановился.
        - Ну что, друг, славно сегодня отдохнули! - мы крепко пожали друг другу руки, - Эх, жаль, что скоро уезжаю, так бы еще кому лицо подровнял! Удачи тебе, Глеб! До встречи!
        - До встречи, Дрик, - в свою очередь попрощался я с гномом и побрел наверх. Я умудрился во время драки немного порвать сумку, но ничего серьезного, вполне можно подшить. Деньги, слава Богу, есть. Правда, еще не известно, во что мне выльется этот 'займ' у гнома. Может, заставят батрачить за три копейки, пока не отработаю, или вообще сделают подопытного кролика.
        Кстати, интересно, что практически никто не обращал внимания на мою расу. Может, просто не замечали, а может еще что. Хотя странно - сотник меня даже в тюрьму пихнул, на всякий случай, а простые разумные и ухом не повели при встрече со мной, разве что та гномка постоянно смущалась, но это далеко не показатель.
        Но что-то я устал. Нужно поспать - завтра трудный день. Завтра и на работу пристроят, и к портному нужно сходить, и еще много всего, что может быть. Что интересно - я совсем не жалею о том, что покинул свой родной мир. Разве что немного жаль, что не прихватил парочку чертежей - как создать огнестрельное оружие, например. Очень пригодилось бы - вдруг пойдут на меня орды супостатов, а я тут с новеньким РПК наперевес! Хех, мечты! Хотя, если подумать, то вполне можно что-то подобное соорудить. По крайней мере, порох я, возможно, смогу сделать, а уж его применение станет делом техники. Так, что-то меня на какие-то глобальные мысли занесло. С имеющимися проблемами еще нужно как-то разобраться.
        Комнату свою нашел быстро, спасибо номерам на дверях. За добротной дверью оказалась довольно просторная комната. По размерам, примерно, пять на семь метров, то есть даже больше, чем моя съемная комната. Раза в четыре больше. И все это за горсть маленьких монеток! Мне тут все больше начинает нравиться.
        Обстановка комнаты была довольно уютной. Из небольшого окна, застекленного, к слову сказать, лился мягкий свет уже поднимавшихся... двух лун. Как-нибудь позже расскажу про местные светила и про небо вообще. Это стоит отдельного времени для рассказа. А сейчас - комната!
        В углу стояла большая кровать, несравнимая с кроватью в тюрьме. Объемный матрас, подушка и одеяло навевали мысли о деревенских кроватях. Если кто был в глубинке нашей страны в гостях у каких-нибудь стариков - тот поймет, о чем я. На такой кровати выспаться - как нечего делать. Очень уж удобная кровать, тут и говорить не о чем!
        В другом углу комнаты стоял массивный стол, у которого стоял не менее массивный стул. За таким столом мне спокойно можно было есть, без стеснения. Видно, делали все здесь с расчетом на таких 'великанов', как я, о чем еще красноречиво говорили потолки под два с половиной метра. Толстые стены и дверь отсекали все посторонние шумы, оставляя в комнате умиротворяющую тишину. Как же приятно!
        У стены, рядом со столом, стоял массивный шкаф. В него можно было и одежду повесить на уже имеющиеся в нем вешалки, и обувь сложить. В общем, жить в комнате было одно удовольствие, все есть для комфортной жизни! Единственный, но довольно неприятный минус - отсутствие туалета и душа. Ну, это как раз понятно, учитывая местный уровень развития.
        Во дворе был туалет и приземистое деревянное строение - наверняка, баня. Можно было узнать об этом подробнее, но сейчас я очень хотел спать. Поэтому просто бросил сумку у шкафа и побрел к кровати по мягкому ковру, на ходу скидывая свою скудную одежду.
        Едва голова коснулась подушки, как все мысли в голове исчезли, уступив место сладкому сну. Было так хорошо лежать в кровати, что я уснул практически моментально, ощущая, казалось, давно позабытое чувство уюта.
        ГЛАВА 2.
        Проснулся на удивление бодрым и выспавшимся. На дворе еще была ночь, хотя до утра явно было не далеко. Я еще полежал в кровати, наслаждаясь непередаваемым ощущением уюта. Когда открыл глаза, показалось, будто я в каком-то отеле. Ну не может быть такой мягкой жесткая кровать в моей комнате, да и не было такой чистоты там. Только когда сон стал отступать, я вспомнил, что был далеко не в своей крохотной комнатушке на окраине.
        Что сказать, во мне проснулся азарт. Мне было очень интересно, что мне приготовил сегодняшний день. Такого чувства во мне давно не было! Вот только все портило ощущение похмелья. Не такого жестокого, как могло быть, но и далекого от нормального состояния. Во рту как будто кошки нагадили, голова трещала. Опохмелиться бы, да вставать неохота. Но придется оторвать свою ленивую пятую точку от мягкой перины! Зарядку никто не отменял, да и все равно нужно поправить здоровье парой глотков крепкого напитка. Как бы в алкоголизм все это не переросло...
        Поднявшись, я стал медленно искать и надевать одежду, стараясь не делать резких движений. Кое-как мне удалось привести себя в одетое состояние. Несмотря на то, что снаружи уже осень и довольно прохладно, я решил спуститься вниз в одной футболке и шортах. Холод немного приведет меня в сознание, да и взбодрит перед новым днем.
        Когда я спустился в обеденный зал, то был немного шокирован. Хотя как немного, нормально так охренел! Так, что даже глаза из орбит полезли, а челюсть со стуком ударилась о деревянный пол.
        В зале была чистота! Ровные ряды столов и лавок стояли, будто и не было вчера драки. Не было ни сломанной мебели, ни какого-либо мусора. Это как же все смогли привести в такой порядок? Неужели всех драчунов привлекли к восстановлению? Если так, то я очень вовремя вчера сбежал!
        За стойкой, несмотря на раннее время, уже был гном. Он зевал так, что я невольно стал повторять его действие. Обрадовавшись встрече и возможности что-нибудь вызнать, я подошел к гному и поздоровался, не забыв включить амулет-переводчик, который вчера так бессовестно спер:
        - Доброго утра, уважаемый, - голос я не напрягал особо, и так в горле пустыня.
        - И тебе, - кивнул гном. Ему на вид было лет шестьдесят, о чем говорили частые седые волосы в темных волосах и такие же глубокие борозды на лице, - кажись, перебрал вчера?
        - Ага, - согласился я, - есть выпить что-нибудь?
        - Есть, как же не найдется! - гном всплеснул руками и быстро выудил откуда-то пузатую запотевшую бутыль с темно-красным содержимым. При этом гном опасливо оглядывался, - Вот, вещь! Сам гоню, на рябине! Иди сюда, паря, присядь! Всяко сподручнее будет.
        Я, удивленный таким добродушием и открытостью гнома, зашел за стойку и присел на стул. Гном ловко разлил настойку по неизвестно откуда выуженным стаканам, протянув один мне.
        - Ну что, парень, за вас! За людей! - несмотря на довольно необычный тост, я без задержки осушил стакан. По телу разлилось приятное тепло, в голове прояснилось. Я вздохнул от удовольствия - настойка оказалась добротной! Не очень крепкой, с приятным вкусом. Гном потянулся было к тарелке с огурцами, припрятанной в неприметной полочке, но я, сам удивляясь подобной наглости, остановил его:
        - Между первой и второй, перерывчик небольшой!
        - Хорошие слова! - сказал гном. Мы опрокинули еще по одной. Я решил больше не напиваться, а то так и спиться недалеко. Поэтому, закусив свежим огурчиком, я спросил у гнома:
        - Слушай, а почему почти никто не обращал особого внимания на мою расу? Даже дружелюбно относились, - меня волновал этот вопрос, мало ли что.
        - Ну а чего ты ожидал? - сказал гном, будто это прописная истина, - Главное - что ты не хочешь причинить нам вред. Больше ничего и не надо. Ты такой же разумный, как и мы. Вот только предки твои очень среди нас уважаемы, поэтому и дружелюбны мы.
        - Предки? - заинтересовался я.
        - Ну да, когда-то люди тоже жили среди нас, - ответил старик, - они были лучшими созданиями богов. Очень многие из людей владели магией, причем, любой - хоть природной, хоть огненной, хоть темной. Те, кто не имел магических способностей, становились непревзойденными инженерами. Вот скажи мне, парень, в легендах говорят, что люди могли летать. Правда, али глупости? - гном вопросительно посмотрел на меня. Я не стал задерживаться с ответом.
        - Сами люди летать не могут, но в моем мире люди создали летательные аппараты, - пояснил я, - некоторые настолько быстры, что обгоняют звук.
        - Да ну?! - гном едва не подавился огурцом, - Это как?
        - Не знаю, я в этом не специалист, - развел я руками, - просто знаю.
        - С ума сойти! - воскликнул гном, - Я уже не удивлюсь, если правда и то, что у людей есть самоходные телеги, без грана магии.
        - И такое есть, - кивнул я. Гном даже чуть со стула не свалился. М-да, поберечь бы психику аборигенов нужно, меньше рассказывать про всякие 'чудеса'.
        - Ох, парень, ну ты меня удивил! Больше ничего такого спрашивать не буду, а то совсем разочаруюсь в наших гильдиях и мастерах! - гном засмеялся, я поддержал его веселье, - Слушай, а какое у вас оружие? Наверняка какое-нибудь безумное и мощное!
        - Ну, у нас оружие огнестрельное, - увидев непонимающий взгляд гнома, я постарался объяснить понятнее, - ну, представь небольшую металлическую трубу с ручкой. Так вот, внутри трубы особый механизм, который работает при нажимании небольшого крючка. Как только нажимаешь крючок - из трубы вылетает маленький кусок металла с огромной скоростью, который прошибает разумного в доспехах насквозь, и при этом еще летит дальше. Но есть и такие снаряды, которые взрываются, разрушая целые дома. Даже придумали оружие, которое может уничтожить целые страны, но его использование не приветствуется.
        - Очень интересно! Эх, увидеть бы такое оружие в действии! Ладно, не слушай старика, - гном махнул рукой и опрокинул еще одну стопку.
        - Знаешь, как по мне, так лучше бы не оружие развивали, а технологии, - сказал я, - медицину, например. Да вообще много всего можно подобрать из направлений, развитие которых принесет для населения только счастье. А тратить деньги на убийство себе подобных по меньшей мере глупо, - я вздохнул, на миг представив себе тот идеальный мир, где все хорошо, а войны лишь в прошлом.
        - Да, это было бы хорошо, - мечтательно сказал гном, - но, сам понимаешь, разумный всегда ищет выгоду. Кузнец лучше создаст более дорогостоящее оружие, чем будет за копейки ремонтировать инструменты или еще что. Строители живут на богатых заказах на постройку крепостных стен, инженеры создают осадное оружие. Война - самая дорогостоящая игра власть имущих, а мы лишь разменные фигуры. Простой народ никогда не был оберегаем монархами. Приходится нам выкручиваться, подстраиваться под правила этой игры, чтобы добиться хотя бы подобия спокойной жизни.
        Мы помолчали, погруженные в грустные мысли. Вот так люди, имеющие хоть малейшее представление о политике, и прожигают свою жизнь в недостижимых мечтах об утопическом будущем. К сожалению, человеческая натура, да и натура любого разумного, такова, что в погоне за личной выгодой они, сами того не осознавая, создают мир, в котором простому народу нет жизни. Никогда честные люди не жили хорошо.
        Бизнесмены, если бы исправно платили налоги, дальше копеечного дохода не продвинулись бы. Финансисты живут за счет манипуляций с деньгами, по сути ничего не делая, зарабатывают неплохие деньги. А что делать простому мужику, трудящемуся на заводе? Он сжигает себя, стараясь прокормить свою семью и дать детям тот старт в жизни, который позволит им подняться по социальной лестнице. А любое продвижение сопровождается кучей интриг, ложью и подставами, с которыми очень тяжело справиться или хотя бы устоять под их натиском.
        В последнее время стали очень хорошо жить компании, получающие военные заказы от государств. Что стоит устроить своего человека в редакцию совсем не последнего СМИ, 'дать на лапу' главному редактору и пустить в народ идею о возможном агрессоре? Народ очень подвержен пропаганде, поэтому начнет волноваться. Правительство тоже обеспокоится, начнет финансировать военные проекты. Люди приходят и уходят, только вот их сиюминутная выгода порой тянет за собой множество неприятностей.
        - Вот скажи мне, парень, как тебя зовут? - неожиданно спросил гном.
        - Глеб. А тебя? - представившись, поинтересовался в ответ я.
        - Меня зовут Торклу Мей, хотя кроме как старым пнем меня никто и не зовет, - засмеялся гном, но его глаза не смеялись. Притворная улыбка не смогла скрыть той грусти в глазах, всегда выдающих истинные чувства человека.
        - У тебя довольно необычное имя. Все встреченные мной гномы имели немного другие имена, - обратил я внимание на эту деталь.
        - Я всю жизнь провел в путешествиях по миру. Но не потому, что так хотел, а потому, что у меня не было дома. Еще младенцем меня нашли торговцы из каравана дворфов. Среди гномов они далеко не почитаемы, считаются варварами. Но я тебе скажу так - истинного лица какой-либо расы или народа не узнать, пока не проживешь в их среде хотя бы год. Так я и прожил большую часть своей жизни в их караване. Они дали мне имя и воспитывали, как родного. Мне очень повезло - это были торговцы. Крестьяне, доросшие до самостоятельной торговли. И эти дворфы, которые знают жизнь такой, какая она есть на самом деле, полюбили меня как родного. Пусть я был гном по роду, но никто на это не обращал внимания. Они стали моей семьей.
        Бывал я во многих странах, изъездил почти весь континент. Я видел, как живут разные народы. У многих своеобразная культура, сильно отличающаяся от других. Но каждый народ, будь то орки или эльфы, уникален и неповторим. И пусть в последние годы государства очень накалили отношения друг с другом, но простой народ не виноват в этом!
        Слушал монолог старого гнома со всем вниманием. И пусть его повествование часто срывалось на посторонние темы, но гном заслужил возможность выговориться только тем, что может не предвзято смотреть на вещи. Не часто можно услышать мысли, не сбитые навязанным мнением. Я бы даже сказал - практически никогда.
        И мне повезло, что в чуждом мире мне встретился такой светлый человек. Он ничем мне не обязан, я для него чужак, но он отнесся ко мне со всей теплотой свой чистой души. Другие гномы тоже отнеслись ко мне очень хорошо, но про Торклу Мея могу сказать с уверенностью - он искренне добр ко мне. Для коменданта я проблема, для Дрика просто новый знакомый, а для Торклу Мея - человек, с которым можно поговорить. С которым можно не опасаться сказать лишнего или услышать слова осуждения. Как жаль, что таких людей на Земле не было мной встречено. Да, думаю, такие люди мало кому вообще встретились.
        - Глеб, ты же еще мало знаешь о нашем мире? - неожиданно спросил гном, окончив свой длинный рассказ о жизни в караване. Я согласно кивнул, - Так вот, расскажу тебе немного о живущих здесь расах и их менталитете. Я затрону только самых влиятельных и многочисленных, так как с ними встретиться у тебя шансов очень много. Начну с орков. Ты уже вчера успел с некоторыми представителями данной расы немного... пообщаться. Так что запомни - орки уважают лишь силу. Они не будут слушать совета разумного, не имеющего за собой силу и длинный список умерщвленных противников. Они вполне спокойно могут на пустом месте затеять драку, лишь для того, чтобы проверить силу разумного. Но у орков есть одно табу, за нарушение которого - смертная казнь. Они не имеют права поднимать руку на женщину или ребенка. При всей своей ярости и силе - дети и женщины для них святое!
        - Знаешь, кажется, я понял, почему орки такие агрессивные, - задумчиво сказал я гному, - они уважают сильных мужчин за то, что те смогут защитить свою семью. И сами постоянно ищут драки, чтобы становиться сильнее. Чтобы стать более надежными защитниками, чем прежде.
        - Ты бесконечно прав, мой юный друг, - гном печально вздохнул, подняв глаза к потолку, - эти варвары по сути самые честные разумные из всех. И в них нет той червоточины, что есть у других разумных. Они выбирают семью один раз и до конца жизни. Они растят своих детей воинами, чтобы те смогли жить свободно. В общем, ты меня понял. Встречаясь с орком или заключая с ним какие-то договоренности, будь готов доказать свою силу! Они тебя уважать за это будут, что позволит достигнуть много большего.
        - Понял, - серьезно кивнул я, обдумывая слова гнома. Едва знания об орках уложились в моей голове, я задал вопрос, - я знаю, что еще есть эльфы. Ты можешь мне о них рассказать?
        - С эльфами все намного сложнее, - гном задумался, подбирая слова, - это раса аристократов. Их не так много, население эльфийского государства не велико, но есть некоторые особенности, затирающие их численность, как важный фактор. Эльфы - долгожители. В среднем они живут до двухсот лет, при этом сохраняют свой разум чистым и не замутненным. Эльфы живут очень хорошо. Они владеют огромной территорией, втрое превышающей территорию гномов. Владеют обширной равниной, покрытой вековыми лесами. Каждый эльф имеет за душой немалую территорию с просторными жилищами из живых деревьев. Ещё эльфы - прирождённые диверсанты. Они держат свою территорию независимой благодаря тысячам отрядам егерей. Их егеря - превосходные лучники, по лесу идущие, как по широкой мощеной дороге. Тысячные армии гибнут в считанные часы, даже не поняв, когда началось сражение, стоит им вторгнуться на территорию эльфийского эльфа. Но у эльфов не все так просто и замечательно.
        Эльфы - самые высокомерные разумные в мире! Они считают остальных разумных животными, по ошибке имеющими свободу. Огромнейшее презрение к другим вытекает в постоянные конфликты. Относительно недавно наступило затишье, сражений особых не происходило, но это вряд ли долго продлится. Так вот, эти эльфы - самые изощренные извращенцы. Это проявляется во всем. Например, ни один воин не позволит эльфу взять себя в плен, потому что знает, что его будут ждать самые ужасные и продолжительные пытки, не только физические. Да еще эльфы, кто достаточно обеспечен, развлекаются мужеложством и тому подобным сумасшествием, устраивают для себя 'забавы' в виде гладиаторских боев или просто препарируют живых разумных ради интереса. Страшно представить, на что они способны, а те, кого удавалось спасти из плена, рассказывали такие ужасы, что невольно хотелось всех эльфов перебить.
        - Ужас, - пробормотал я, вспоминая слова сотника.
        Он говорил, что мне ужасно повезло оказаться среди гномов, а не эльфов. И еще говорил, что те наверняка мной заинтересуются и захотят разобрать на части. Нужно срочно учиться владеть холодным оружием, или в краткие сроки собрать станковый пулемет и запереться в бункере. Как очевидно, возможен лишь первый вариант.
        - Как вы только их терпите!
        - Так я же говорил, что практически невозможно пройти через их леса даже до ближайшего города, - с сожалением ответил старик, - с продовольствием у эльфов проблем нет, они управляют растениями, как опытный воин мечом. Творят, что захотят. Раньше пробовали блокировать эльфов в лесах в надежде ослабить, что, как ни странно, никаким образом не сказывалось на их благополучии, - гном грустно вздохнул, видимо, что-то вспомнив. Я молчал, не желая бередить его старые раны. В молчании мы просидели недолго.
        Дверь таверны распахнулась, а в нее вошел молодой паренек. Естественно, гном. Он, погруженный в свои мысли, пошел к стойке, где мы сидели, не обращая внимания на окружающую обстановку. Торклу Мей заметил его и споро убрал бутылку с настойкой и нехитрую закусь в небольшой мешок. Потом поднялся и, когда задумчивый паренек подошел уже в упор к стойке, громко поздоровался:
        - Доброе утро, Летир! - гном вздрогнул и поднял полные удивления глаза на гнома. Потом заметил меня, и его глаза еще больше округлились.
        - И вам, господин Торклу Мей, - паренек поклонился гному, а я, удивленный таким отношением парня, посмотрел на гнома. Тот увидел мой взгляд, подмигнул, а потом повернулся к замершему в ожидании парню и весело сказал:
        - Давай бегом на кухню, скоро завтрак подавать, а у нас еще ничего даже не началось готовиться!
        - Понял! - вытянулся в струнку парень и скрылся за неприметной дверью, где, видимо, находилась кухня.
        - Извини за нескромный вопрос, Торклу Мей, - сказал я, - а ты вообще кем в таверне работаешь, что тебя так молодежь боится?
        - Так хозяин я таверны, - усмехнулся гном, закидывая себе на спину мешок со снедью, - только скучно мне, вот и сижу по утрам здесь, гоняю подчиненных, чтоб не расслаблялись! Слушай, Глеб, слыхал я, что сотнику нашему ты три золотых должен отработать. Так вот, хочу предложить тебе работу. Парень ты не глупый, крепкий, а работы у нас много. Как насчет двенадцати серебряных в седмицу?
        - Это было бы просто замечательно! - я прикинул варианты, которые мне расписывал Гринор и понял, что Торклу Мей предлагает мне поистине хлебную работу. Только вот что она из себя представляет? Это я не преминул спросить у гнома.
        - Да ничего сложного. Сейчас уже осень, скоро должны привезти дерево для печей, которое я не так давно заказал. Вот, нужно будет бревна на дрова порубить. Там работы предостаточно. Ну, еще на кухне побегать по поручениям, но это не очень часто. Может даже, если руки из того места у тебя растут, крышу нашу подлатать. Скоро дожди начнутся, а у нас не крыша, а сито какое-то! Но это с доплатой, потому как дополнительно у основной работе. В принципе, все.
        - Всего-то? - удивился я, представив объем работ и получаемые деньги.
        - Не скажи! - усмехнулся гном, - Хотя, если работать тебе не в первой, то неплохо справишься. Тем более, что пять седмиц ты денег не будешь получать, потому как они будут отходить нашему сотнику. Скажи-ка, Глеб, а больше тебе ничего сотник наш не обещал в качестве помощи предоставить? А то он у нас жадный слишком, вполне может припомнить.
        - Говорил, что меч для меня ваш кузнец сделает бесплатно, - вспомнил я.
        - Так, ясно, - почесал бороду гном, - тут ты попал, парень. Ох, аукнется тебе этот меч! Хотя, если на нас очередные разбойники нападут, то сможешь трофеями сотнику за меч отдать. И тогда точно никому должен не будешь. Ну что, ты согласен работать у меня?
        - Да, - кивнул я утвердительно.
        - Ну что же, тогда прямо сейчас можешь приступать. Пока еще рано, час у тебя свободный есть. А потом подходи на кухню, там тебе скажут, что делать. До встречи, Глеб.
        - До встречи, Торклу Мей, - пожал я руку гному.
        Торклу Мей ушел, а я решил заняться тем, чем хотел с самого начала. Я пошел во внутренний двор таверны. Вообще, интересно таверна построена. Само трехэтажное здание, длинное, огораживает практически весь участок от улицы, оставляя лишь место для стоянки повозок. Но это только малая часть территории.
        Таверну по всему периметру огибает двухметровая каменная стена с кованными кольями по верху. Стена эта огораживает три стороны участка, а вот четвертой стороной является основная стена поселка. Я уже говорил, что поселок не очень большой, поэтому так и получается, что основная стена почти всех участков касается. Ладно, вернусь к таверне.
        К стене примыкает несколько строений, в том числе и склад с баней. Склад оказался массивным крепким каменным сооружением, впрочем, хлипких построений я пока у гномов не видел. Все сделано на совесть.
        А вот весь остальной внутренний двор таверны используется, судя по колеям, для разгрузки транспорта. Еще по центру двора стоял широкий колодец. Ведро уже было привязано веревкой, поэтому нигде его брать не приходилось, если нужно было набрать воды.
        Подошел к колодцу прямо в той легкой одежде, в которой и был. Быстро наполнив ведро кристально чистой водой, я снял футболку и, выдохнув, опрокинул ведро на себя. Откуда-то сбоку раздался сдавленный вскрик. Удивленно обернувшись, я встретился взглядом с тем парнем, который недавно пришел. Он смотрел на меня выпученными глазами, как на какое-то невиданное явление природы.
        Пожав плечами, я набрал еще воды, чтобы попить, уж больно хороша - чистая настоящая, не испорченная цивилизацией, вода. Потом взял футболку и пошел босиком в свою комнату. Обувь я тоже снял, чтобы не мочить, не пачкать. Дойдя до комнаты, откопал в закромах сумки полотенце, которым растер себя докрасна. Потом оделся в нормальную одежду и уселся на стул. Ну что же, утро началось с очень приятного знакомства! Торклу Мей был хорошим че..., тьфу, гномом! Никак не привыкну, что тут не люди, а разумные.
        Так вот, Торклу Мей оказался очень хорошим собеседником. Была бы возможность, я бы целый день с ним разговаривал, да и не до конца он мне все рассказал о расах. Ну ладно, все еще успеется. Мне теперь спешить некуда. Эх, как же оказывается хорошо вот так, просто оказаться в другом мире. Если забыть, что меня вполне могли разобрать на части, то вообще красота!
        Чистый средневековый мир, где есть очень честные разумные. Тут не нужно думать, где бы заработать на неправдоподобно дорогую комнату в коммуналке. Здесь легко можно найти работу, дающую возможность быть сытым и при хорошем жилье. Нет, если задумываться о семье, то наверняка нужно много денег на жилье и обеспечение. Но если жить в свое удовольствие, то становится просто прекрасно! Денег на все хватает! Мясо тут идет не на вес золота, поэтому можно питаться очень сытно и дешево. Денег у меня сейчас достаточно, правда, я еще не знаю, во сколько мне обойдется местная одежда, но не думаю, что дорого.
        Для начала я решил провести полную ревизию имеющегося имущества и посмотреть, что мне нужно в первую очередь и сколько у меня для этого средств. На стол я положил кошель с деньгами. Там были пять монет достоинством десять серебряных, восемь монет по одному серебряному и шесть монет по десять меди.
        Дальше на столе оказался сложенный плащ, подаренный Доринером. Две пары обуви - кеды и шлепанцы. Легкая куртка, такие же легкие джинсы. Спортивные перчатки тоже легли на стол. Пластиковая бутылка с водой. Плюс еще одежда на мне - футболка и шорты. Вот и весь нехитрый набор.
        Так, насколько я знаю, сейчас осень и близится зима. Значит, мне нужен комплект теплой одежды. Ботинки, штаны и куртка. Еще нижнее белье, но это уже не так важно. Потом еще оружие. Как понятно, я сейчас не в самом безопасном месте, поэтому, помимо меча, мне нужны ножи.
        Это единственное холодное оружие, которым я владею на пристойном уровне. Я не профи, но вполне могу даже не сбалансированным ножом поразить цель размером с яблоко на дистанции до пяти метров. Думаю, здесь этот навык будет очень полезен. Значит, нужно еще узнать цены на оружие и подобрать себе пару метательных ножей и один для ближнего боя.
        Чуть не забыл. Амулет-переводчик. Нужно будет узнать, насколько его еще хватит, а так же узнать цену этой 'игрушки', или, если такое возможно, цену на перезарядку. Очень уж эта штука для меня важна. Без нее не смогу ни с кем в этом мире поговорить.
        Кстати, что там говорили про способности к магии? Что, мол, я могу магией заниматься? А что, неплохо было бы! Научусь одним 'трах-тиби-дохом' горы с морями местами менять и заживу счастливо! Ну а если серьезно, то магия может оказаться неплохим подспорьем в приспосабливании к жизни в этом мире.
        Значит, план на день. Купить одежду, а для начала выяснить, где это вообще можно сделать. Еще нужно зайти к кузнецу, чтобы он снял мерки. Это понятно, меч, если создается специально для меня, должен идеально ложиться в руку, а так же подходить по росту. А то дадут мне топор гномов, который хоть и внушителен, но для меня явно маловат.
        За пять недель я полностью отработаю эти три золотых. А дальше что мне делать? Тут уже я не знаю. Скорее всего, если ничего не произойдет, то останусь в этой деревне, чтобы как можно лучше освоиться, да и денег подзаработать не лишним будет. Решено! Сегодня разберусь с оружием и одеждой, а потом буду планомерно возвращать долг сотнику.
        Так, пока есть время, прогуляюсь по деревне. Посмотрю, где что находится, да и в кузницу зайду, вдруг кузнец начинает работать с утра пораньше? Одевшись в относительно теплую одежду, я взял с собой на всякий случай десяток серебряных монет и покинул комнату. Быстро спустившись по лестнице, я оказался в обеденном зале, по которому уже ходила гномка-разносчица. Та самая, с которой я вчера по пьяни не очень хорошо расстался. Надо бы извиниться.
        - Привет, - поздоровался я с гномкой. Та вздрогнула, обернулась и еще больше удивилась, увидев меня.
        - Доброе утро, - быстро нашлась она, старательно пряча глаза.
        - Слушай, ты извини меня за вчерашнее поведение, - сразу решил извиниться я, - мне не стоило вчера грубить ни тому гному, ни тебе.
        - Ничего страшного, - гномка оживилась, хотя по щекам гулял румянец, - вы только перед Фагроном извинитесь. Он очень хороший, но временами вспыльчивый.
        - Обязательно, - серьезно кивнул я, - ладно, да встречи.
        Я покинул таверну и стал прогуливаться по деревне неспешным шагом. Воздух был влажным и холодным, я невольно поежился. Закалка закалкой, но было откровенно холодно. Одно дело закаляться, а другое дело просто ходить по холоду. Нужно как можно быстрее решить проблему с одеждой, а то так и простудиться недолго.
        В деревне было на удивление тихо. Эта тишина была настолько необычной для человека нашего времени, что я невольно зажмурил глаза, наслаждаясь ней. Как же все-таки хорошо! Вот нисколько я не жалею, что попал сюда. Я бы больше жалел, если бы меня неожиданно обратно закинуло. Интересно, а что вообще послужило причиной моего попадания сюда? Ох, чувствую, придется мне еще побегать.
        Кузницу нашел быстро, что не удивительно в такой 'огромной' деревне. Это было приземистое одноэтажное здание с большой трубой. Окна были маленькими и частыми, наверное, больше служащими для вентиляции, чем для освещения. Благодаря этим окнам я услышал приглушенную возню в кузнице. Ага, мне повезло. Кузнец казался здесь. Ну что же, не буду терять времени!
        Подойдя к двери, постучал в нее. Возня не затихла, точнее, звуки ударов сменились глухим ворчанием. За дверью раздались гулкие шаги, кто-то загремел засовами, и вот дверь распахнулась. За ней стоял крепкий и достаточно высокий, почти мне по грудь, гном. Он не имел бороды. Был довольно плечист. Гном смерил меня оценивающим взглядом, потом, видимо, в его голове сложились какие-то факты, и он спросил:
        - Это тебе, что ли, меч нужен? Мне сотник сказал.
        - Мне, - согласился я.
        - Проходи, - гном посторонился, пропуская меня внутрь.
        Что сказать, кузница впечатляла. Не было каких-либо дополнительных стен внутри, кроме внешних - одно единственное помещение. Вокруг в беспорядке, а на самом деле в четком, известном лишь кузнецу, порядке, лежали разные инструменты и заготовки. Но больше всего меня впечатлила печь. Большое каменное сооружение с темным зевом горна внушительно пристроилась у стены, полыхала багровым пламенем, пугая и завораживая своим величием и мощью! Рядом с ней стояла бочка с водой, закопанная практически на две трети.
        Так же была массивная наковальня, на которой, видимо, и создавал изделия кузнец. На горне, на специальных крюках, висели инструменты. На наковальне, кстати говоря, лежали клещи и молот. Насколько я знаю, эти три предмета, включая наковальню, называются 'три руки'. Вроде бы у древних кузнецов это нечто вроде реликвий.
        Кстати, на горне, над зевом печи, был приделан странный предмет. Он представлял собой подкову, пересеченную длинным мечом. Это вроде местного символа кузнецов? Интересно. Еще были массивные меха, приводимые в движение вручную. Вот только как один кузнец может делать все одновременно - и работать с металлом, и раскочегаривать печь? Помощники, видимо, присутствуют.
        - Давай сразу все решим, - кузнец, усевшись на стул, заговорил, - никаких установок мне не дали, только сказали обеспечить тебя боевым мечом. Поэтому давай сразу обсудим, какой меч тебе лучше. Тебе какой длины нужен?
        - Скорее всего, длинный, полуторный, - немного подумав, ответил я.
        Ну а что, огромных двуручников мне не надо, там необходимо мастерство, да и служат они лишь для пролома строя противника в битвах, а мне биться не с руки. Аналогично с короткими, плюс, с короткими лучше быть ловким и быстрым, что ко мне не особо применительно. Поэтому меч-полуторник будет идеальным вариантом для меня.
        - Ага, понятно, - с серьезным и задумчивым видом кивнул кузнец, - тебе изогнутый нужен или прямой?
        - Скорее всего, изогнутый, примерно как ятаган, - попытался своими не особо объемными знаниями объяснить, что именно нужно. Я, как и любой нормальный мужчина, интересуюсь оружием, в том числе и холодным, поэтому немного знаю и о средневековых клинках. Надеюсь, я не выгляжу полным идиотом в глазах кузнеца.
        - Правильный выбор, - одобрил кузнец, - заточку, я так понимаю, одностороннюю. А там по-другому и не получится никак.
        - Ну да. И, если можно, пусть он будет железным. Чтобы не особо дорогим, - добавил я.
        - Не хочешь в долгах у нашего сотника ходить? - понимающе усмехнулся кузнец, - Понимаю. Хотя, тут можно подумать. Тот меч, который ты хочешь, железный будет стоить девять золотых. Немало, да? А если делать меч сварным, то есть не таким уж и затратным на сталь и более долговечным, то восемнадцать золотых. Разница двукратная. По твоим глазам вижу, что с местными ценами ты успел ознакомиться. Так вот, есть такой вариант. Нравишься ты мне парень, уж не знаю почему, но чувствую, что и кузнице ты приглянулся. Не делай такие глаза, у нашего брата особое чутье. Так вот, хочу тебе помочь. Сотник обдерет тебя, как липку, если я тебе прямо сейчас предоставлю то оружие, которое ты хочешь. Но можно сделать по-другому. Прямо сейчас я со склада тебе выдаю булаву. Она, конечно, для тебя будет оружием не основным, тебе нужно что по длиннее, но для начала вполне сойдет, по крайней мере, сможешь за себя постоять. Стоит она всего полтора золотых, это ты потянешь. А потом, если будешь помогать нашей страже деревню защищать, то будешь иметь полное право собрать трофеи с убитых тобой врагов. А там даже простое оружие
позволит тебе накопить быстро на меч. Фух, все сказал! Ну как?
        - Идея неплохая, - одобрил я, - только, боюсь, прирежут меня быстро, в случае нападения. Уж не владею я таким оружием. А вот с ножами еще смогу что-то показать. Давай ты мне вместо булавы дашь пару метательных ножей, да кинжал.
        - Хм, соображаешь, - задумался кузнец, - по цене немногим дороже будет, золотой и семнадцать серебряных. А пользоваться хоть можешь?
        - Метательными ножами да, - кивнул я, - кинжалом на уровне самоучки.
        - Ну, ка, - кузнец отошел к дальнему верстаку, точнее, к столу с тисками, взял нож и 'нарисовал' им на стене небольшой, сантиметров пятнадцать в диаметре да с точкой в центре, круг, потом подошел ко мне. Дал мне в руки нож и сказал, - видишь, там, на стене круг? Попади в него отсюда.
        Я прикинул. Небольшой, очень хорошо сбалансированный нож, удобный. До стены метров шесть-семь. Наверняка попаду. Ухватив нож за лезвие, сомкнув два пальца точно на центре тяжести, я замахнулся и отработанным движением кисти отправил нож в полет. В центр круга не попал, но оказался достаточно близок к нему. Кузнец посмотрел на все это дело и сказал:
        - Да, с ножами тебе сподручнее будет. Сейчас, - кузнец ненадолго отошел, а потом принес мне два метательных ножа, включая тот, что я бросил, и прямой кинжал, - вот твое оружие. С ножнами сам разберешься, я не кожевник. Все, бывай, парень.
        Поблагодарив кузнеца, я покинул кузницу, внутренне ликуя. Все складывалось как нельзя лучше. И стоимость меча узнал, который куплю у кузнеца, как деньги появятся. Эх, непривычно как-то. Гномы, мечи, убийства. Хотя я пока никого не убивал, но это 'пока' вряд ли надолго, по крайней мере, мне так кажется. Знал бы я, насколько буду прав...
        Так, вернусь в таверну, может, у кого узнаю, где можно купить одежду. М-да, не очень приятно, что я совсем ничего не понимаю. Со временем, конечно, освоюсь, но сейчас еще ни черта не понимаю. Что ни говори, а у развитой цивилизации есть свои плюсы. Например, удобная и понятная инфраструктура. А в этом мире хрен поймешь, куда идти и зачем.
        Кстати, что там кузнец говорил про кожевника? Ножны мне нужны, а то с оружием наголо ходить совсем не комильфо. Интересно будет посмотреть, как я выгляжу в местной одежде да еще с оружием? Есть тут зеркала? Наверное, есть, хотя я в этом не уверен.
        Так, пойду в таверну. Солнце уже выглядывает из-за горизонта, а я до сих пор не сделал зарядки. Непорядок! От тренировок меня никто не освобождал, разве что обстановка немного изменилась, но физкультура поблажек не знает.
        До таверны я дошел неспешно, прогулочным шагом. С непривычки к местным постройкам, я с любопытством разглядывал их, да и далекие горы, и равнину, раскинувшуюся за стенами деревни. Эх, как же все-таки красив, этот мир! Надеюсь, он везде так прекрасен, как его часть, которую я успел рассмотреть.
        В таверне я прошел мимо стойки, за которой стоял незнакомый мне паренек. Он проводил меня удивленным, уже порядком раздражающим взглядом, от которого я быстро скрылся. Поднявшись к себе, разложил приобретенное оружие на столе, чтоб не мешалось.
        Потом, скинув с себя часть одежды, стал делать зарядку. Сначала разминка, потом упражнения на разогрев мышц в виде сотни приседаний и отжиманий, которые я сделал практически без проблем. Следом более тяжелые упражнения, вроде 'пистолетика' и отжиманий на одной руке. К сожалению, гантель не было, так бы еще лучше разогрелся.
        Вся зарядка отняла у меня от силы полчаса. Так, стоп! У меня же где-то в сумке часы были, специально на тренировку носил, чтобы время между подходами замерять! Бросился к лежавшей у кровати сумке, начав перерывать ее. Когда я уже отчаялся найти часы, рука вдруг нырнула в дыру в подкладке. Вот же черт, как я ее раньше не заметил?! Видать, вчера порвал.
        Рука сгребла целый ворох мусора. Пара конфет, рублевая мелочевка, которую я бережно, как память, убрал в небольшой кармашек в сумке, закрывающийся на молнию. И, о чудо, в руке оказались часы! Дорогие и качественные, которые я никогда не мог себе позволить. Но у меня были хорошие знакомые, не пожалевшие денег на качественный подарок.
        Часам уже четвертый год пошел, но надежный механизм не сбился ни на секунду. На часах сейчас было двадцать минут третьего по московскому времени. Не знаю почему, но я не стал перенастраивать их. Память и ностальгия были сильны в моей душе, может, когда-нибудь потом переделаю.
        Что сказать, часы очень качественные. Водонепроницаемые, ударопрочные, с надежным замком на браслете. Я ненадолго задумался, стоит ли надевать их, тем самым показав их наличие местным, но потом решительно застегнул их на запястье.
        Ну что, пора мне вниз. Одевшись, я спустился в зал и направился на кухню. Там работа кипела, активно кашеварили четверо гномов. Готовили они в огромных чанах, в каждый из которых можно было засунуть гнома при полном вооружении целиком. По кухне витал умопомрачительный запах тушеного мяса и овощей. Я невольно сглотнул слюну.
        - О, помощничек явился! - ко мне подошла дородная гномка со здоровым половником наперевес. Пробежалась по мне оценивающим взглядом опытного прапора, она сказала, - Крепкий парень, работать много сможешь! Но это потом! А пока посиди, поешь! Через полчаса за работу примешься!
        Тетка усадила меня за небольшой стол в углу. Не успел опомниться, как на столе оказалась большая тарелка с ароматным содержимым и большая кружка ягодного компота. Вот это дело! Это же можно на завтраках экономить, если меня тут каждый день будут кормить! Да и такое вкусное питание, особенно порадовал компот, явно пойдет мне на пользу.
        Несмотря на то, что старался я кушать медленно и аккуратно, опустошил тарелку за три минуты. Потом лишь расслабленно хлебал холодный ягодный напиток, с удовлетворением отмечая вкус привычной мне малины. Похоже, в этом мире флора и фауна такая же, как и на Земле. По крайней мере, мне хотелось на это надеяться.
        Тарелку я сам отнес и помыл в специальной бочке для грязной посуды. Потом, немного отдохнув, отправился работать:
        - Значит так, - тетка уверенно давала указания, - видишь, две бочки пустые стоят у стены? Их нужно наполнить водой. Еще держи ключ от склада, принеси оттуда два ящика моркови, мешок картошки, четыре банки варенья... - я слушал список всего, молча охреневая. Нет, работать мне не в тягость, но на самом деле много всего нужно сделать до обеда! Ладно, сам подписался на работу, поэтому вперед и с песней!
        Воду таскал в ведрах, напевая веселенькую песню. Я помнил про очень необычное свойство песен в этом мире, поэтому старался особо не увлекаться. Хотя за монотонной работой невольно проваливался в свои мысли, не замечая, как пел все громче и душевнее.
        Во время работы я успел узнать у местных поваров, где бы прикупить одежды. Мне тут же охотно рассказали, что у местного спекулянта (на деле перекупщика) ничего нельзя брать, так как обдерет как липку. И тут же стали советовать наперебой торговцев из вставшего не так давно на постой каравана, которые могут продать мне хорошую одежду не слишком дорого. В итоге я договорился, чтобы меня на обеденном перерыве проводили хоть до какого торговца, лишь бы продал нормальную одежду.
        Так, за беготней пролетела первая половина дня. В принципе, ничего интересного не произошло. Никого из новых знакомых я не встретил, так как почти не был в общем зале, где собиралась основная масса народа.
        И вот, когда наступил долгожданный отдых, меня повел один паренек из помощников на кухне к торговцу. Пошли мы прямиком к повозкам, что стояли рядами.
        Вообще интересно местные караваны устроены. Они везут разнообразный товар, который собираются в конечном пункте продать оптом, но не пренебрегают розницей. Сами тоже могут что-то купить, если их заинтересует. Рассказали, что есть караваны, просто путешествующие по городам и продающие товар, который купили в таком же городе, только удаленном, где такой товар стоит сильно дешевле. В итоге они не останавливаются, постоянно торгуя. Может мне купцом местного пошиба заделаться, а?
        И вот я подхожу к одному торговцу. Он не был гномом, о чем красноречиво говорил высокий рост и довольно хлипкое телосложение. Я сперва подумал, что это человек, даже удивиться успел. Но тут торговец обернулся, заслышав мои шаги. Меня едва Кондратий не хватил, честное слово!
        Черт, самый натуральный! Вот на кой черт я чертыхался так часто? Доигрался, нашлось тут чудо рогатое. Выпирающие небольшие рожки на голове, прищуренные желтые глаза с вертикальным зрачком, да заметные в улыбке торговца клыки - вылитый черт, лишь пятачка не хватает! Я невольно сжал кулаки, приготовившись врезать данному представителю рогатых промеж этих самых рогов, как черт заговорил, а 'переводчик' уверенно начал переводить его слова мне в голову:
        - О, кого я вижу! Неужели вы таки решили посетить скромного Силю? Ай, как я счастлив! Таки вы сделали правильный выбор, у Сили самые лучшие цены на самые лучшие товары! Вам, как первому человеку, посетившему скромного меня, я таки сделаю дополнительную скидку! - Господи, черт говорит с явным одесским акцентом! Мало того, что он на самом деле говорил на своем языке, а переводчик переводил с акцентом, так еще выглядел черт как еврей! Я точно свихнусь в этом безумном мире.
        - Добрый день, - начал я неуверенно, стараясь переварить эту сюрреалистичную картину, - мне нужна...
        - Таки я знаю, что вам нужно! И вы таки обратились по адресу! Силя вас оденет как графа, а денег возьмет совсем чуть-чуть! Да что там оденет, вы посмотрите-таки на эти замечательные сабли! Таких сабель вы найдете только у дворян или у Сили в фургоне! А вы взгляните на эти чудные сапоги! Ой, таких сапог вы таки никогда не видели... - черт все больше заговаривал меня. Он был явно из Одессы, иначе я не могу понять, как он практически уболтал меня! Знаю такой трюк - завалить потенциального покупателя такой массой слов, что тот купит что угодно!
        - Уважаемый Силя, а вы случаем не из Одессы? - неуверенно улыбнувшись, спросил я. Ответ меня убил:
        - О, вы таки были в Атессе! Таки это замечательный город! Если будете-таки в Атессе, обязательно навестите мою Тетю Зару! Она таки примет вас как родного, а за постой возьмет совсем немного...
        - Спасибо, обязательно воспользуюсь вашим предложением! - поспешил я прервать рогатого еврея, пока он меня совсем с ума не свел, - Может, вы все-таки поможете мне подобрать одежду?
        - Силя только рад будет помочь! - и тут понеслось...
        Самым трудным было не выбирать одежду, а отказываться от предлагаемых Силей разных ненужных товаров, не обязательно являющихся одеждой. Господи, да этот еврей и мертвого заставит купить тапочки! Но, что ни говори, если отмести навязываемые варианты, то Силя подбирал для меня поистине качественную и удобную одежду. Сначала он снял с меня джинсы, оценив их беглым взглядом, потом надел дубленые кожаные штаны, не широкие, но и не сдавливающие ничего. Идеальный вариант для охоты или рыбалки, по бездорожью бродить - одно удовольствие. Ах да, обувь мне тоже обновили!
        Сначала Силя надел на меня ботинки с меховой подкладкой, с высоким голенищем, тоже меховым. С виду очень теплые, а когда надел - вообще ощутил невиданный кайф! Мои кеды были холодными и не с самой мягкой подкладкой, да еще и мозоли на их твердой подошве натер, а эти ботинки были идеальными! Кстати, Силя всегда с первого раза давал вещи моего размера, правда, приходилось этого первого раза ждать, отнекиваясь от бесполезных вещей.
        - Да у вас глаз-алмаз, уважаемый Силя! - оценил я, любуясь преображенными ногами.
        - Какое хорошее выражение, мой юный друг! Скажу вам, что оно таки правильное! - скромность Силе была явно не знакома. Он окинул меня оценивающим взглядом, а потом сказал, - С этим пока все. Теперь подберем верх. Кстати, у Сили таки есть очень хороший пояс...
        В общем, опять началось преображение бедного Глеба. Безжалостно сняв с меня футболку, Силя аккуратно сложил ее на лавке в фургоне, где мы были, потрясенным взглядом рассматривая рисунок на футболке. Но торговец в Силе был сильнее, чем любопытство, поэтому он тут же стал примерять на меня местные элементы одежды.
        Моих скромных знаний хватило на то, чтобы понять, насколько же смешались разные эпохи во времени этого мира. Типы одежды, вроде рубахи, которую на меня надели, были уже во времена огнестрельного оружия, а тут до сих пор уделяется повышенное внимание доспехам и холодному оружию, значит, огнестрельного оружия нет.
        Поверх рубахи Силя надел на меня кожаный жакет. Удобный, что сказать, да еще смотрелся он на диво уместно. В итоге, после недолгих споров, был дополнительно собран комплект рабочей и простой одежды, которую не жалко. Это была рубаха, штаны, жилет, опускающийся ниже пояса, собственно, сам пояс. Еще мне Силя дал сапоги с высоким голенищем. Все было очень удобно, а главное - просто.
        Так, теплая и рабочая одежда у меня была. Никакой нарядной одежды для гостей или чего-то еще я решил даже не рассматривать. Не дело мне заниматься всякими глупостями! Да и денег не так уж и много, еще неизвестно, во сколько мне обойдется все этой чудо местных трикотажников. Да, еще я отложил себе предложенный местный вариант куртки. Названия такой одежды я не знаю, но это была одежда вроде пальто, только из плотной ткани с широким воротом. Низ этой одежды опускался до колен, спереди был широкий разрез, на поясе приталена. Удобная и, главное, теплая одежда.
        И, под конец, я взял себе плащ. Хотя, больше похоже на мантию. Одежда с застежками спереди, с широким и глубоким капюшоном, полы опускаются ниже колена. У Сили в фургоне оказалось большое зеркало, в которое я смотрелся все время, оценивая преображающийся внешний вид. Что говорить - эта одежда мне очень шла. Смотрелось дюже гармонично и правильно, было очень удобно. Но самым интересным был момент, когда я в плаще посмотрелся в зеркало. Отражение мое в зеркале было очень уж необычным. Кроме роста и размаха плеч я ничего не мог о себе сказать по нему. Разве что видно ботинки, да выглядывающие при движении ноги, а так ничего не видно.
        Эдак мне и до рыцарей местных недалеко! А что, одежда есть, меч тоже скоро будет. Осталось еще вороного коня купить и ездить на нем, надев плащ. Получится эдакий таинственный всадник, рубящий тучи врагов и похищающий сердца всяких принцесс, не меньше! Ладно, хватит мечтать. Пора бы узнать стоимость всего этого счастья.
        - О, друг мой! За эту замечательную одежду я возьму с вас сущие гроши! Всего лишь пятьдесят серебра для бедного демона будет хорошей ценой!
        - Хм! Ого!
        Отойдя от удивления от названной цены, я начал торговаться, вспоминая все свои походы на рынок, где вполне можно было скинуть цену на разные товары до половины и все буду в плюсе. Здесь это тоже оказалось действенным.
        Не буду описывать весь торг, затянувшийся на довольно долгое время. Черт использовал все свои еврейские трюки, чтобы цена оставалась непоколебимой, а я включил все свое мастерство торговаться, постепенно сбивая цену, медяк за медяком, серебряный за серебряным.
        - Разорите вы меня, мой жадный друг! - усталый, но довольный черт махнул рукой, - Двадцать три серебра и вся ваша прежняя одежда будут отличной ценой!
        М-да, заинтересовался черт моей необычной для местных одеждой. Особенно его интересовала футболка с нарисованным танком и ветровка с молнией. Было очень жаль отдавать свою одежду, но я был все равно в плюсе, а старые тряпки пусть забирает! Моя одежда не предназначена для местных условий, пришлось бы ее убрать, а то и вовсе выкинуть, а тут я благодаря ей сбил еще немного цену на действительно хорошую одежду.
        - Силя, а у вас не найдется парочки ножен для метательных ножей и кинжала?
        - Как же, как же! У Сили найдется все, что только можно найти!
        В общем, расстались мы с чертом чуть ли не друзьями. Я пообещал навестить его как-нибудь в будущем, в Атессе, а черт обещал оказать мне теплый прием, да еще за гроши. Все-таки евреи - они и в этом мире евреи, за все.
        Я быстро сбегал в свою комнату, оставив там часть одежды, которая пока не нужна. Немного подумав, решил взять с собой кинжал, повесив его вместе в ножнах на пояс. Метательные ножи я тоже прицепил в специальных ножнах. Вообще, как поведал мне Силя, самое идеальное место для метательных ножей - в скрытых ножнах в наплечниках. Но и просто прицепленные ремешками под жилет ножи отлично расположились.
        На кухне меня встретили одобряющими взглядами. Всем понравился мой новый вид. Что говорить, мне и самому он нравился. Но работу никто не отменял, так что за дело!
        Как я узнал - бревна для дров привезут уже послезавтра. А до этого времени нужно подготовить для них сарай. Дрова должны храниться в отдельном небольшом сарайчике, который не использовался с прошлой весны и успел немного попортиться. Нужно было подлатать крышу, забрать у кузнеца петли и повесить новую дверь, стены укрепить. Про починку крыши еще и на таверне никто не забывал.
        В общем, до самого вечера я был занят. Как оказалось, больше не было никого, кто бы выполнял ту же работу, что и я. У Торклу Мея были проблемы с такими рабочими, так что я подвернулся ему очень кстати. Не сказать, что было тяжело, просто было очень много разной работы, которую нужно успеть выполнить.
        Уже вечером, когда весь мусор был в выгребной яме, когда крыша сарая была починена с особой аккуратностью, а сам сарай красовался новой дверью, за мной пришли. Гном при полном вооружении подошел к отдыхающему мне и сказал, что сотник хочет видеть меня. Пожав плечами, я встал и побрел к местному 'сельсовету'.
        Я реально устал, хотелось спать, а тут еще сотник нарисовался. Надеюсь, ничего серьезного или долгого. Гном, сопровождающий меня, ничего не говорил, а на мои вопросы о причинах желания сотника лицезреть меня, он лишь пожимал плечами и говорил, что совершенно не в курсе.
        - Войдите! - раздался голос сотника из-за двери, когда я постучал.
        - Добрый день, господин Доринер, - слава Богу, имя не забыл. А то ведь мог, - вы хотели меня видеть?
        - Да, Глеб, проходи, - сотник кивнул на стул, почти не поднимая головы, и продолжил что-то вычитывать в бумагах. Когда я сел, он поднял на меня усталые глаза и начал разговор, - ну что же, давай обсудим твой первый день в Рикависе. Должен признаться, ты меня удивил.
        - Это чем же? - спросил я.
        - Ты успел за вчерашний вечер подружиться с несколькими гномами, споить мне солдата и поругаться с офицером. Да еще набил морду оркам! Это понятно, можно списать на эмоции. А вот то, что произошло уже сегодня, совсем для меня удивительно. Мало того, что ты нашел общий язык с Торклу Меем, что само по себе чудо! Так умудрился подружиться с ним так, что он сам пришел ко мне по поводу твоего долга! - (гном, естественно, не упомянул, что сам 'попросил' Торклу Мея помочь, но Глебу это знать незачем), - Потом умудрился договориться с нашим кузнецом. Да, кстати, ты не забыл, что амулет-переводчик - это имущество казенное? Ладно, забудь, все равно тебе без него никуда. И одеждой обзавелся, я смотрю, неплохой.
        - Ну, что сказали сделать - я сделал. И одежду купил, и работой обзавелся, - пожал я плечами.
        - Да, с этим не поспоришь, - усмехнулся сотник, а потом посмотрел на меня предельно серьезными глазами, - а сейчас поговорим о главном. Я подготовил отчет о твоем прибытии, который собираюсь отправить в Совет Старейшин, где уже и примут решение, что с тобой делать. Гонец будет идти с письмом две седмицы, плюс минус два дня. Потом принятие решения, которое затянется еще дня на три. Потом уже ответ через две седмицы. Короче говоря, у тебя есть один месяц спокойной жизни.
        - Зачем вы все это мне говорите? - спросил я, пристально посмотрев гному в глаза.
        - Потому что я не знаю, что делать, - сознался Доринер, - отчет я составил официальный, только с указанием о твоем прибытии. Но, хочу тебе сказать, что ты очень сильно взволнуешь Старейшин. И я хочу спросить - ты желаешь от себя что-то сказать старейшинам в качестве подкрепления для моего отчета?
        - Я даже не знаю, что и сказать, - потерянно пробормотал я, поглощенный мыслями. Нужно ли мне что-то от старейшин? Я не знаю, я еще очень мало знаю о местном устройстве и могу сглупить. И мне нечего предложить им, - Доринер, к сожалению, мне абсолютно нечего сказать Старейшинам. О том, чтобы что-то им предложить, речи тоже не идет.
        - Хм, это отчасти подтверждает то, что ты сюда не специально прибыл, - тихо, едва слышно пробормотал гном, - это плохо, что тебе нечего предложить им или сказать. Честно скажу, несмотря на то, что люди очень почитаемы среди гномов, наши Старейшины могут принять решение, очень плохое для тебя. В нашем государстве давно установилось равновесие, все налажено и непреклонно. А твое появление может уничтожить или просто пошатнуть этот баланс. Этого Старейшины не захотят, несмотря на мудрость, к старости лет они стали ярыми консерваторами, поэтому не будут заинтересованы в твоем существовании.
        - Вот же черт! - в сердцах воскликнул я, - Я уж было поверил гостеприимству гномов! А в итоге меня просто убьют!
        - Успокойся, - Доринер усталым голосом попросил меня. Шумно выдохнув, я замолчал, - мне самому это жутко не нравится. Не смотри на меня так, или ты считаешь меня совсем уж бессердечным? Понятно, уже слухов обо мне наслушался. Ладно, не в этом дело. Понимаешь, у тебя есть ровно пять седмиц мирной жизни, пока не придет ответное послание от совета или сразу не явится гвардия. За это время тебе нужно как можно больше освоиться, заработать денег и уходить. Мы на границе, поэтому побег не составит проблем. Скроешься у зверолюдов.
        - Почему ты так обо мне заботишься? - я скептически усмехнулся, глядя Доринеру в глаза, - Ведь, кто я тебе? Просто проблема.
        - Знаешь, Глеб, я тебя понимаю, - успокаивающе сказал гном, - твое недоверие и опасение. Но тебе придется поверить мне - у тебя просто нет выбора. Кроме гномов тебе никто не поможет, не даст необходимые знания и умения, - Доринер вздохнул, тоскливо посмотрев на свои бумаги, - я тебя не держу. Ты можешь покинуть деревню в любой момент, но для тебя же лучше будет прожить здесь как можно больше.
        - Знаешь, Доринер, а ведь я тебе смогу долг отдать ровно через пять седмиц, - грустно усмехнулся я, - в итоге мне придется бежать с минимумом денег, что останутся к тому времени, если вообще что-то останется.
        - Тебе никто не мешает взяться за вторую работу, тем самым увеличив прибыль, да и с работы Торклу Мея ты неплохо берешь денег. Кстати, я тебе подобрал одну работу, она не должна тебя сильно отяготить, - вдруг сказал гном, посмотрел на меня внимательно.
        - Что за работа? - заинтересовался я. Отдать быстрее долг, да еще и заработать я сейчас очень хотел.
        - Ничего сложного, просто помогать мне, разбирать отчеты солдат. Работа не трудная, но кропотливая. Ты вполне можешь приходить, скажем, на полтора часа утром и вечером. От твоей текущей работы это не сильно отвлечет, а вот заработать, да еще подучить наш язык поможет.
        - А как я вообще разберусь с отчетами? - спросил я, - Я же, как ты сам понимаешь, хоть и могу говорить на вашем языке с помощью амулета, но читать не могу.
        - Это не такая уж и проблема. Тебе просто нужно вслух прочитать слова, и тогда амулет сам будет переводить тебе тексты. Заряд тебе можно не опасаться растратить.
        - Почему? - удивился я.
        - Посмотри на цвет амулета. Видишь, он блестит серебристым цветом без единого налета и пятен. Это значит, что амулет заполнен под завязку. А с учетом времени твоего пользования этим амулетом, да еще изначальный заряд, я могу сделать вывод - амулет подзаряжается от твоей ауры, - пояснил гном.
        - Это как? - не понял я, удивленно посмотрев на гнома. Какая к черту аура? Что это вообще значит?
        - Я не силен в магических делах, но попытаюсь объяснить, - гном ненадолго замолчал, подбирая слова, а потом заговорил, - видишь ли, у каждого живого существа есть особая... энергия. Она у каждого разная. Это и есть аура. Ее могут видеть маги, у которых были изначальные способности к развитию и контролю этой самой энергии. Опущу ненужные подробности и скажу сразу - у тебя, как я уже говорил, есть магические способности. А амулет так устроен, что сам питается энергией от существа с развитой аурой. Энергии много ему не надо, но если бы он пытался впитать энергию из гнома или неодаренного существа, то просто убил бы такового, поскольку аура простого разумного не способна продуцировать достаточное количество энергии.
        - Кхм, в принципе понятно. Этот амулет питается от меня, поскольку у меня есть способности к магии. И мне можно не беспокоиться о его разрядке, - повторил я.
        - Точно так, - согласно кивнул Доринер.
        - Удобно, нечего сказать, - я уже по-другому посмотрел на блестящий шарик в моей руке, - ну что же, я согласен на работу у тебя. Объясни, что конкретно мне нужно делать и с чем.
        Доринер быстро рассказал мне мои обязанности. Короче, я был кем-то вроде завхоза. Я должен был фиксировать прием и возврат казенного имущества, рассматривать запросы и рапорты насчет тех же вещей. Работа не особо сложная, но тоже со своими заморочками. Хоть я и не бухгалтер, но разобраться попробую. Все равно хуже не будет.
        В общем, покинул я сотника в смешанных чувствах. С одной стороны стало яснее, что меня ждет в обозримом будущем. А с другой, это самое будущее мало меня радовало. Уходить из гостеприимной деревни неизвестно куда - это, по меньшей мере, непросто. Хотя почему неизвестно куда, понятно же сказали - к зверолюдам. По- нашему разумению, к оборотням меня посылают. Я выдавил из гнома описание данных существ.
        Человекоподобные, я бы даже сказал - люди. Рост оборотней как у обычных людей. Похожи они на гибриды человека с животными. Хвосты, уши, шерсть. Но это все можно было бы пережить, если бы не одно 'но' - зверолюды могут полностью превращаться в тех животных, на которых похожи. Короче, лучше не над кем там не шутить, а то вместо улыбчивого паренька увижу какого-нибудь льва! Причем, разглядывать я его буду изнутри. Ох, жизнь моя - копейка медная...
        ГЛАВА 3.
        Последние удары молотка вгоняли гвоздь в доску. Довольно качественные гвозди пробивали свежее дерево, намертво прикрепляя стройматериал к балкам. К счастью, это был последний день, когда я работал плотником. Крыша была полностью починена, старался на совесть, каждый день уделял этой ненавистной работе минимум два часа! В итоге за десятицу полностью починил крышу.
        Да, я уже в этом мире больше десяти дней! И за это время успел привыкнуть к некоторым особенностям этого мира. Я уже вполне спокойно, через амулет, общался с разными разумными, без проблем ориентировался по деревне, немного подучил язык гномов. Нет, слов то я знаю теперь предостаточно, только основная их часть - ругательства, так любезно подсказанные Дриком. Этот гном, к слову говоря, оказался неплохим мужиком. Мы с ним хорошо общались, а потом, когда он уже отправлялся в дорогу, расстались хорошими знакомыми, если не друзьями.
        Больше всего я общался именно с этим гномом. Он оказался не просто наемником - у гнома обнаружился талант. Причем, талант далеко не простой. Он умел писать стихи. Если кто-то сейчас фыркнул и сказал, что подобрать рифму легко, то я с ним соглашусь. Рифму подобрать и в самом деле легко, но вот написать настоящий стих - это, увы, простым обывателям не дано. Настоящие поэты пишут свои стихи в те редкие моменты, когда их посещает муза. В эти моменты сердце начинает бешено колотиться, все мысли уходят из головы, а в голове уже есть целостная картина стиха, первые строчки которому уже положены. И дай бог оказаться под рукой бумаге с ручкой.
        Так вот, талант Дрика не вызывал сомнений. Я случайно узнал о его таланте, когда мы разговорились за кружкой пива одним вечером. Такие разговоры, неформальные и без обязательств, часто начинают искать продолжение в совершенно новых темах. И так наши разговоры зашли о литературе.
        Честно скажу - моему удивлению не было границ. В этом мире, имея печатные станки и возможность издавать огромные по меркам средневековья тиражи книг, эти самые книги не были популярны. Я вам больше скажу - художественная литература, да и научная с документальной, возводилась в ранг артефактов. Точнее говоря, подобные книги, да и любые другие, были огромной редкостью, имеющиеся лишь в домах богатых и высокопоставленных лиц. В том смысле, что все о них знают, но никто ни разу не прикасался.
        Более того, менестрели, писатели и поэты считались в этом мире равными бродягам и нищим. Их искусство презиралось! И это меня поразило до глубины души! Я, слава богу, раньше жил рядом с библиотекой и частенько брал оттуда разные романы, в том числе и классику. К сожалению, на покупку книг денег у меня не было, но я находил возможность читать и читал! Мне это нравилось! Нравился сам процесс. Поэтому меня, частого члена районной библиотеки, которого библиотекари знают в лицо и частенько угощают чайком, ситуация поразила до глубины души!
        И Дрик, так же не нашедший свободы творчеству, тем не менее, писал. Его стихи были очень красивы. Они были пусть и не всегда ритмичны и рифмованы, но в них было столько души и чувств, что мелкие недостатки просто затирались! И вот гном прочитал мне одно из своих стихотворений, которые записывал в потрепанную книженцию:
        Наш мир стал немощным и падким,
        Погряз во лжи и наслаждении.
        Правда мрет под ложью сладкой,
        Не видно миру уж спасенья.
        Возвысились те пожеланья,
        Что низменны. Ужасны. Гадки.
        И скрыли мира увяданье,
        Блеск злата, подлые подкладки.
        Давно уж в мире не в чести,
        Без денег встать за отчий дом.
        Приходится простым нести
        Бремя, чтоб накрыт был стол.
        Ведь как живется беднякам?
        Так, как желают богачи.
        Трудом живут по медякам.
        А те лишь златом за 'молчи'.
        Продаться можно за гроши,
        Врагу. За то, что друг дал меньше,
        И правят миром богачи,
        Живут судьбой противной, грешной...
        Естественно, я слушал далеко не рифмованный русский перевод амулета. Но я специально попросил Дрика заново прочитать этот стих, который, к слову, гном не закончил, но на этот раз я отложил переводилку в сторону. И должен сказать, что стих все равно затронул душу, пусть я и не понимал слов. Жаль, такого таланта у меня нет. Хотя, может и есть, да нет возможности ему раскрыться.
        Я в меру своих способностей перевел этот стих вместе с рифмой и ритмом на великий и могучий. Как же хорошо, что проблем с бумагой и пишущими приборами вроде очень популярных здесь карандашей, здесь нет. Да, тут уже есть довольно приличные карандаши, качеством намного выше тех, к которым я привык пользоваться на Земле. Они практически не портятся в воде, их тяжело сломать, одного хватит на довольно длительный срок. К сожалению, стирать карандашные записи нет возможности, да это уж не такая проблема, чтобы из-за нее беспокоиться.
        У меня тоже была книжка. Ну как книжка - это были чистейшие листы бумаги в твердой обложке. При желании, можно было написать все что угодно, не беспокоясь о пропаже или порче записей - делали книги гномы на совесть. И в эту книжку, на первой же странице, я сделал запись: '12 июля 2014 года в 10:43 по московскому времени я, разговаривая с гномом по имени Дрик, услышал красивый стих из его уст. Впредь постараюсь собрать как можно больше произведений местных писателей, так как в этом мире не просто с литературой'.
        Ну что же, не будем о думать грустном! Поэтому перейдем к приятному - выплата долга сотнику ускорилась. За первую седмицу я заработал восемнадцать серебряных, что вместе с двенадцатью серебряными от Торклу Мея покрыли ровно половину долга. Этот факт настолько меня обрадовал, что я решил его отметить. Несмотря на то, что в таверне народа был минимум, да и у большинства не было лишних денег, я устроил грандиозную попойку. Подоспевшую стражу тоже умудрился споить, так как во всю глотку орал 'Ой, мороз...', распространяя по таверне собственные эмоции и настрой. А настрой у меня был соответствующий.
        Честно говоря, алкоголь был мне необходим. Я незримо тосковал по родине. Не по политикам, не по машинам, не по городам, не по высокотехнологичным товарам - я тосковал по России. Я вспоминал березы, виденные мною в лесу. Вспоминал красивую рощицу, в которой был не менее красивый пруд с чистой ключевой водой, вспоминал, как в этом самом пруду ловил рыбу. В общем, ностальгия грызла меня. А объемная работа и небольшие дозы алкоголя помогали мне избавиться от боли в душе, пусть и даря взамен боль в теле и отнимая здоровье.
        Надеюсь, эта боль в дальнейшем исчезнет, иначе я могу спиться. А это в моем положении крайне нежелательно. Ладно, что там я еще успел натворить?
        В принципе, ничего особого. Деньги я экономил, еду имел каждый день бесплатно, разве что на алкоголь тратился, да на комнату, но это были копейки.
        Самое главное, что я успел сделать - это получить знания. У сотника, во время работы, я обнаружил карту континента. Правда, только политическую, без указаний элементов рельефа. По словам сотника, которого я и расспросил об этом, картографов в мире крайне мало, да и те составляют в основном карту владений для каких-нибудь баронов. Уж очень не престижна работа. Поэтому доподлинно известны были только общие границы континента и окружающих островов, да границы государств.
        Да, теперь я точно знал, где какие страны находятся и кто их населяет. И вот какая картина получается:
        Во-первых, государство гномов находится на большом полуострове на северо-востоке континента. Является самой холодной страной, так как ближе к северу. В качестве границы (это я узнал со слов сотника) использует огромную горную гряду, полностью ограждающую широкую долину гномьего государства от внешнего мира. В итоге гномы имели огромные запасы руд в горах, которые (горы) ни одна армия мира не возьмет, пока там яростные гномы. И у гномов были в распоряжении огромные территории лесов и степей.
        Мне было сложно оценить весь размах государства, я приблизительно прикинул по имеющимся местным мерам длины, в которых черт ногу сломит. Переведя площадь гномьего государства на привычные километры, я, в силу своего не особо обширного владения географией сравнил страну гномов с Америкой.
        Размеры примерно одинаковые. И тогда, рассмотрев всю карту в целом, я был шокирован еще больше. Континент был намного больше Евразии. По размерам, где-то в полтора раза больше. Представили? Так вот - континент этот по некоторым данным занимает поверхность планеты настолько, насколько занимает Африка на Земле. И тогда меня еще больше поразили размеры планеты. Правда, местные не заглядывали за свой континент, лишь гномы обошли всю планету на кораблях, примерно узнав размеры планеты.
        Ладно, отставим в сторону эти географические измерения и вернемся к странам. Помимо горной гряды государство гномов с непроизносимым названием отделяется от остального мира обширными территориями зверолюдов. Довольно развитых разумных, тесно сотрудничающих с гномами. Ну, по местным понятиям тесно. В переводе на наш язык - вряд ли предадут, но не больше. А так живут обособленно.
        Территории оборотней вдвое просторнее территорий гномов. Очень развиты города. Развито мореплавание. Но сама страна и не страна вовсе - это союз семи крупных графств, по своей сути являющихся самостоятельными государствами. Вообще, политические образования этого мира очень интересны - огромные страны представляют собой содружества нескольких мелких стран, основанных на общности расы. Проще говоря - континент делят несколько могущественных конфедераций.
        И вот, двигаясь дальше на юго-запад, мы попадаем в бескрайние леса эльфов. Очередная конфедерация, состоящая из владений нескольких родов эльфов. Этих остроухих никто не любит, я бы даже сказал - их все люто ненавидят. Почему? Да потому что эльфы то и дело устроят геноцид какой-нибудь деревни или города соседей, испытывая новый магический вирус или же реакцию каких-либо разумных на новые заклинания. Хотя за разумных эльфы принимают только друг друга. Эти обнаглевшие самолюбцы контролируют огромное, вдвое большее владений оборотней пространство, от западного моря, до восточного океана.
        А дальше уже пошли другие страны. Едва превышающее владения гномов государство их ярых противников - дворфов. Эти существа очень похожи на гномов, только вот их деятельность в корне отличается. Они владеют магией земли, поэтому развитие техники им ни к чему. Считают гномов недодворфами, подлежащими уничтожению. Были прецеденты, когда эти самые дворфы пытались уничтожить гномов. Имея возможность атаковать только с моря, так как сухопутный путь отрезан эльфами, они собрали огромную армаду кораблей и отправили на войну.
        А вот тут началось избиение. Дворфы - не строители и не механики. Их корабли в сравнении с кораблями гномов, как весельная галера в сравнении с вооруженным сотней пушек линкором. Конечно, у гномов не было пушек, но их кораблям это и не особо нужно было. Они просто пользовались своим преимуществом в маневренности и силе. Крушили врага тараном, поливали во все сторону горящей нефтью, которую добывали не так долго и не нашли ей достойного применения, кроме такого вот способа. В итоге с минимальными потерями гномы вернулись домой, а дворфы потеряли практически половину боеспособных соединений армии и огромные средства.
        Но не будем больше о дворфах, а заглянем в распростершуюся от севера до юга степь. Огромная степь, сравнений которой не найти, делится между двумя расами. Расой орков, о которых я уже немного знал, и расой темных эльфов. Темные эльфы - крайне агрессивный народ, государство которых не допускает содружества какого-либо рода с остальными. Их можно было бы сравнить с простыми эльфами и назвать высокомерными, но... как я узнал, полтора столетия назад был устроен массовый геноцид этой расы. В ней приняли участия практически все. Доринер сказал, что причины этого ему неведомы. Но итог один - эльфы заперлись в своей стране, уничтожая любого чужеземца, пересекшего границу.
        И вот мы дошли до западной части огромного континента. Эта часть - по большей части горный массив с редкими проблесками равнин и лесов. Есть у этой части на севере ветвистый полуостров, который контролирует раса демонов, которых я уже окрестил евреями. Развитая, как ни странно страна, живущая за счет торговли.
        А дальше на запад идет просторная территория и огромный полуостров, по форме напоминающий Камчатку. Малую часть этого полуострова вместе с большой территорией на восточнее занимают... ничейные земли. Да, и такое бывает. На деле же это просто огромное количество мелких территорий, некоторые из которых вообще состоят из одной деревни. И эти территории постоянно воюют между собой.
        Я узнавал, почему эти территории не захватила какая-нибудь страна. Оказалось, что степнякам плоскогорье даром не нужно, а демоны не заинтересованы в горах без намека на залежи полезных ископаемых. Как со смешком заметил Доринер - полезные ископаемые-то есть, да вот у демонов нет рудознатцев с головой на плечах, чтобы эти самые полезные ископаемые найти. Да и не любят воевать демоны.
        Так вот, а сам полуостров контролируют... драконы. Да, чтоб их! Настоящие огромные летающие ящеры, равных которым не найти на всем континенте. На счастье разумных жителей континента, драконы как жили тысячелетиями в своих горах, так и живут. При желании драконы могли бы уничтожить всех разумных на континенте, но эти существа не хотят касаться того, что им не нужно. Они просто не хотят что-либо менять, вот и все!
        Фух, вроде все! Повествование о континенте немного затянулось, но я просто обязан был рассказать о каждой особенности государств, чтобы в будущем не возникло вопросов. Кстати, во всех государствах единая, неколебимая денежная единица. Те самые золотые, серебряные и медные монеты. Это, к слову сказать, здорово упрощало товарооборот в мире.
        Больше со мной ничего не произошло. Правда, я не знал, как долго продлится затишье. Вот как чуял я, что со мной что-то серьезное случится! И ведь как в воду глядел, правда, во время не успел понять!
        Начну по порядку...
        Крыша починена! Я эту заразу, наконец, доделал! И теперь могу получить обещанные деньги, причем, немалые. Двадцать пять серебряных! Столько много еще потому, что я починил сарай с дровами. Не просто подлатал, а капитально укрепил стены и крышу, повесил новую дверь и починил полы. В общем, деньги я заслужил!
        Что радовало - деньги погасят почти весь оставшийся долг. А это значит, что уже на следующей получке я пополню собственный карман, в котором, что печалит, осталась только половина от изначальных денег.
        Спустившись с крыши, я направился к колодцу. Начерпав в ведро холодной чистой воды, я взял за ранее приготовленную объемную кружку, которой зачерпнул воды и с жадностью стал пить ее. Погода портилась, становилось холоднее, но я все равно с наслаждением пил ледяную жидкость. Хорошо!
        Убрав остатки стройматериалов вместе с инструментами в сарай, я потопал в трактир. Уже наступал вечер, а в животе с утра маковой росинки не было! Есть хотелось неимоверно, правда, я волевым усилием остановил себя на полпути к желанной таверне и развернулся в сторону бани, где я хотел сейчас смыть с себя всю пыль и усталость, накопившиеся за день. Знатная здесь баня, хочу я вам сказать!
        В ней я начистил свое тело до состояния блеска, не забыв тщательно промыть голову и все остальное необычным настоем, который был тут вместо мыла. Настой из трав освежал и отлично чистил тело. А главное - был дешев и доступен!
        И вот, уже чистый, я поднялся к себе в комнату, переоделся в свежую одежду и отправился ужинать. Народу было немного - караваны уже отправились в путь, получка у служивых не скоро. Так что всего в зале было около двух десятков разумных.
        - Что будешь? - подбежала ко мне разносчица по имени Канла. С персоналом я успел подружиться, поэтому и разговоры были неформальные.
        - Неси две порции ужина и кувшин пива, - попросил я.
        - Скоро будет, - подмигнула она и ушла.
        Я лишь покачал головой. Девчонки тут были в основном очень молодые, шестнадцать или семнадцать лет. По местным меркам уже давно должные выйти замуж. Вот они и строили активно мне глазки, будто других мужиков нет! А я никак не желал переступить через себя. Мало того, что дети, так еще и гномки. В общем, я держал оборону, не отступая ни на шаг, хотя воздерживался от непотребств уже недели две, с учетом времени и на Земле. Неприятно, хочу сказать!
        - Здравствуй, Глеб! - услышал я сзади знакомый голос. Обернувшись, я сразу пожал руку гному в доспехах.
        - И тебе не хворать, Гринор! - хлопнул я по спине гнома и приглашающим жестом позвал присесть, - Что-то тебя вчера видно не было.
        - Да опять десятник рвал и метал! А уж после того, как ты второй раз приволок меня пьяного, да еще раз поругался с ним, он вообще взъярился. Представляешь, заставил сортиры чистить! - гном возмущенно посмотрел на смеющегося меня. Да, было дело, приносил я парня пьяного в дрова. И опять поругался с десятником, на этот раз по поводу тунеядства. Не буду углубляться в историю нашего спора, так как итог все равно на лицо - возмущенный гном, чистивший туалеты.
        - Да ладно тебе, он бы и так заставил тебя чистить их! - сквозь смех сказал я, - Ведь не кто иной, как ты ему подложил в кровать испорченные яйца! Он так орал, что я чуть с кровати не навернулся посреди ночи! Так что не надо все валить на меня!
        - А ты за словом в карман не полезешь, я смотрю, - исподлобья сказал гном, хотя сам уже вовсю скалился, - хрен с тобой, давай выпьем.
        Мы посидели немного, выпили пива. Потом принялись усиленно работать ртом, поглощая вкуснейшую отбивную в соусе. Местных поваров можно спокойно ставить в шефы в любой ресторан - накормят так, что в жизнь не забудешь! В хорошем смысле этой фразы.
        - Слушай, Глеб! - когда ужин был уничтожен, гном заговорил, - А помнишь, в первую нашу встречу ты песню спел? А спой еще что-нибудь! Такое, боевое что-нибудь, у тебя потрясающе получается!
        - А легко! - решительно сказал я, прочищая горло.
        Прокашлявшись, я стал петь. Голос был немного хриплый, но от этого песня звучала не менее красиво. А пел я 'Катюшу'. Мне кажется, она как нельзя подходила для сегодняшнего вечера.
        По залу стали распространяться мои эмоции. Многие стали танцевать, возбужденно потрясая оружием. Кто-то с места подбадривал танцующих, поднимая вверх полные кружки. Зал сразу ожил. Все изменения произошли после первого припева. И я уже пел второй куплет, как обстановка резко изменилась в худшую сторону.
        Раздался звук переворачиваемой мебели. И буквально спустя мгновение после этого мимо меня просвистела стрела, оцарапав щеку. Ее оперение задрожало, когда стрела вонзилась в грудь Гринора. Гном удивленно посмотрел на нее, еще не осознав случившегося. Потом из его рта пошла кровь, он одарил меня взглядом, от которого меня еще долго будет бросать в дрожь. Гном закашлялся и упал, истекая кровью.
        Вскочив, я рывком перевернул соседний стол, находившийся точно между мной и неизвестным стрелком. Сделал это я как нельзя вовремя. В толстую столешницу со стуком вонзилось стразу две стрелы. В зале начался бой. Ошалевшие гномы не успели понять, откуда идет угроза, поэтому один за другим падали навзничь, пораженные стрелами. Некоторые из гномов, кто уже был на ногах после танца, успел схватить щиты и встать спиной к спине друг к другу, избегая угрозы. А вот на мне не было ни одного мало-мальски годного доспеха, да и оружие было в виде кинжала, да двух ножей.
        Схватив левой рукой кинжал, а правой метательный нож, я осторожно выглянул из-за стола. И смог увидеть неизвестных врагов. К счастью, я был в углу зала и избежал окружения, потому что нападавших было десятка два, и они заполонили весь зал. Разогнанное адреналином восприятие позволило мне разглядеть вставших у окон-бойниц врагов, а так же идущих в мою сторону с мечами наперевес... эльфов. Эти ушастые скоты, практически перебившие всех оставшихся гномов, шли в мою сторону, а на их лицах была гнусная усмешка охотников, загнавших дичь в тупик.
        Загрохотал тревожный колокол. Его звук был настолько громким, что даже заложило уши. Так, скоро здесь должно оказаться полно солдат, осталось лишь продержаться.
        Прячась за столешницей, я старался успокоить бешеное сердце и дыхание. Это отчасти удавалось. Прислушавшись, я понял, что подошли ко мне на расстояние метров пяти, не больше Самое то!
        Я рывком поднялся и метнул нож в сторону врагов. Без прицеливания, на удачу. Но капризная дама была сегодня ко мне благосклонна - нож попал точно в слабозащищенное горло эльфа! Второй эльф рванулся в мою сторону, явно намереваясь разрубить мое тело своим изогнутым мечом.
        - Получи, фашист, гранату! - крикнул я, ударом ноги отправив несчастный стол в короткий полет до эльфа. Перевернувшийся стол врезался врагу в ноги, заставив того опрокинуться и упасть точно к моим ногам. Без тени сожаления я вогнал острый кинжал ему между лопаток.
        И тут же пришлось отпрыгнуть назад, опрокидывая свой стол. Застучали врезавшиеся в дерево стрелы, одна даже попала в цель. Смертоносный снаряд угодил мне в бедро, пройдя пусть и по касательной, но знатно поранив. Боюсь, как бы артерию не зацепило, вона как кровь хлещет. На боль я старался не обращать внимания, да и адреналин, бушующий в крови, приглушал боль.
        Откинувшись к стене, благо широкий стол прикрывал меня надежно, я посмотрел на лежавшего рядом со мной Гринора. Он смотрел в потолок остекленевшим взором, мне даже показалось, что взглядом он смотрит точно в чертоги богов. Туда, куда попадает тот, кто прожил достойную жизнь и умер достойной смертью.
        Только руки гнома еще сжимали стрелу, глубоко вошедшую в его грудь и, похоже, пробившую сердце. Темная лужа расползалась под Гринором, но кровь уже практически не шла. Сердце не билось.
        - Прощай, друг, - сдерживая рвущиеся наружу слезы, сказал я, закрывая глаза Гринору. Совсем молодой гном, с которым я не так долго знаком, но с которым успел подружиться, лежит бездыханно на полу захваченной неизвестными таверны. Разве он заслужил этой смерти? Однозначно, нет! - Я отомщу за тебя, друг!
        Взяв последний метательный нож и вздохнув, я вынул из пояса друга секиру. Ну что же, я еще покажу вам, сволочи, что значит ярость русского человека! Мне на ум пришла одна из песен, которая мне очень нравится и, почему-то, показавшаяся мне подходящей. Я, слушая осторожные приближающиеся шаги, запел:
        - Ну что, братан! Давай закурим!.. - запев, я сжал в руках секиру, приготовившись атаковать.
        Слова песни поднимали во мне ярость. И когда гнусные эльфы уже приблизились вплотную, я начал громко петь строки припева. С силой толкнув стол вперед, рванулся следом и сильнейшим своим ударом секиры раскроил покрытую одним лишь капюшоном голову эльфа. Зря, что ли стол толкал? Сработала тактика! Безотказно!
        Но на этот раз эльфов оказалось больше. Я, будучи раненым, им сильно уступал в скорости и умении, но вот ярости и готовности во мне было много больше, чем во всех остроухих вместе взятых!
        Мы стояли друг напротив друга - я с окровавленной секирой и песней на устах и они, полтора десятка оставшихся в живых эльфов, нацеливших на меня свои луки. Они приготовились стрелять, я приготовился продать свою жизнь подороже!
        - В бой! - неожиданно раздался громкий крик, а потом рев десятка глоток на миг оглушил меня. Эльфы ошеломленно повернулись к двери таверны, в которую вломились вооруженные, закрывшиеся ростовыми щитами, гномы.
        Из-за щитов выглянули пяток арбалетов, мгновенно выстрелившие и поразившие болтами часть эльфов. Три эльфа с криками упали, а остальные, забыв обо мне, стали поливать стрелами плотный строй гномов. Зря они про меня забыли!
        Оттолкнувшись здоровой ногой, я рывком оказался рядом с эльфами, очень глупо поступившими по отношению ко мне! Секира вонзилась в спину впередистоящего эльфа, а нож, не отставая, вошел под ребро другому. Остроухие стали оборачиваться, но недостаточно быстро, чтобы остановить геноцид!
        Расставив руки в стороны, я закрутился вокруг своей оси. Конечно, это далеко не настоящее боевое действие, подсмотренное в голливудских блокбастерах, не могло принести весомого результата, но это случилось! Топор рассек одному эльфу лицо, при этом слегка оцарапав второго, а нож полоснул по горлу еще одного эльфа. Вот зачем они все вместе плотно построились? Хотели меня расстрелять? Да еще и караулы сняли с окон, благодаря чему проморгали контратаку!
        Каким-то шестым чувством, а может быть просто от здравого смысла, через боль я отпрыгнул назад, покидая прореженную толпу эльфов. Не знаю, насколько это было правильное действие, так как в пути я был настигнут тремя стрелами. Одна пробила мне бок, вторая плечо, а третья знатно рассекла грудь. Хорошо хоть лицо не задели, еще один шрам мне ни к чему!
        От сильнейшей боли я не смог и пошевелиться, сквозь зубы стонал, даже не пытаясь подняться. Звуки битвы доносились до меня как сквозь вату - невероятная боль поглотила мое сознание. К счастью, спасительная темнота пришла мне на помощь, оградив от невозможных мучений. И все-таки я смог отомстить за тебя, Гринор...
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        ЗА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ДО ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО.
        Великий патриарх Ленириан ждал доклада своего главы службы разведки. То, что произошло совсем недавно, просто поразило его до глубины души. Межмировой переход! Огромное количество энергии и такие колебания в магической картине мира, что на несколько минут все магические амулеты эльфов, особенно чувствительные к магии, просто отказали!
        Это было еще полбеды. Но оказалось, что переход совершил человек! Неслыханное дело! Существо из легенд оказалось в этом мире! Естественно, тут же был созван Совет. Великой мудрости и опыта доставало патриарху, чтобы никоим образом не показать своего волнения или опасений.
        В огромном светлом зале, созданном исключительно из живых деревьев, причудливо переплетенных между собой, собралась вся верхушка власти эльфийского рода. За огромным круглым столом, занимая все имевшиеся стулья, в разнообразных, но исключительно дорогих одеждах, сидели серьезные эльфы. Они тихо переговаривались между собой, пытаясь хотя бы приблизительно угадать причину созыва Совета, когда огромные ворота распахнулись, а торжественный голос объявил:
        - Великий Патриарх Ленириан... - еще куча различных титулов, имена предков вплоть до динозавров, еще какие-то имена и достижения. Наконец, голос прервался, а в помещение царственно вошел высокий статный мужчина с молодым волевым лицом. Он был высок и очень красив, но в его холодных глазах плескалась жестокость и опыт, накопленный за столетия жизни.
        - Неужели нельзя без всего этого фарса? - поморщившись, спросил эльф, особенно выделявшийся среди остальных. Его одежда пусть и была дорогой, но цена была оправдана качеством и практичностью. Это была походная одежда, лишь с трудом тянувшая на костюм для торжеств или посиделок с верховными лицами эльфийского рода.
        - Томилен, ты все так же ворчлив, - обозначив улыбку, сказал патриарх, подходя к своему месту, больше похожему на богатый трон, стоявший во главе стола, - и так не научился уважать старших.
        - На этот пафос мы только тратим время, - поморщился Томилен, - что за срочность? У меня смотр войск проходил, как я получил экстренный сигнал немедленно прибыть сюда! И уже бытый час просто просиживаю задницу!
        - Уйми свой пыл, Генерал! - строго, повысив голос, сказал патриарх. Слова сказаны были так, что даже у не имевших никакого отношения к словам Генерала эльфов затряслись поджилки, - Не забывай, с кем говоришь! Твои заслуги не дают право рушить многовековые традиции нашего народа! Поэтому будь добр - сядь и заткнись!
        Генерал зароптал, но приказ верховного исполнил. А что ему оставалось? Как-никак, а патриарх повелевает всем, в том числе и армией. И он спокойно мог одним своим повелением снести голову наглому Генералу. Но патриарх этого не сделает, потому, как Томилен тель Кассиан очень ценен.
        Мало того, что он просто гениальный полководец, так он еще заслужил уважение очень большой части эльфийского народа, так что его смерть повлечет за собой непредсказуемые последствия. И он не боится высказать патриарху все, что думает, при этом выдает вполне разумную критику. Оппозиция важна любой власти, иначе будет застой.
        - Ну что же, господа, приступим, - степенно сказал патриарх, - не так давно был зафиксирован очень мощный всплеск магической энергии, о чем вы наверняка знаете и без меня. Вот только причина этого всплеска - межмировой переход.
        Патриарх выждал паузу, давая Совету время осознать слова верховного и обсудить их, ведь до этого в курсе этого дела был лишь патриарх и маги, давшие определение источнику всплеска. Естественно, информация сразу была засекречена, а маги... впрочем, об их судьбе лучше сейчас не думать. Когда разговоры стихли, и все в ожидании посмотрели на патриарха, тот продолжил:
        - Переход осуществил человек, - и снова загалдели пораженные такой информацией эльфы. Лишь только Генерал молчал, обдумывая слова патриарха и просчитывая последствия, - в данный момент он находится в приграничной деревне гномов под названием Рикавис. Активности не проявляет. Томилен, раз уж вы так торопитесь, то можете первым высказаться.
        - А что тут говорить? - хмуро сказал эльф, посмотрев в глаза патриарху, - Мы уже потеряли предостаточно времени и не можем позволить себе пустые разговоры. Нужно немедленно выслать ближайший егерский отряд на захват человека. Его нужно очень тщательно допросить, а дальше действовать по ситуации. Но сейчас главное - не упустить его. Гномы могут уже сейчас взять человека под мощную охрану, тогда его захват возможен лишь при полномасштабной операции.
        - Думаю, все согласны со словами Генерала? - спросил патриарх. Все согласно кивнули, так как генерал был единственным из присутствующих, кто имел право единогласно высказывать все предложения, касающиеся военных операций. Остальные присутствующие были в основном только министрами (если по-нашему). Проще говоря, военных людей просто не было.
        - Прошу прощения, - вдруг поднял руку один из глав родов, по совместительству глава внешней политической разведки. Это был глава второй по значимости семьи, после семьи патриарха, - но, насколько мне известно, ближайший к обозначенному месту отряд - это отряд Особого Состава. Проще говоря - это не боевое соединение из детей высокородных эльфов. Разве они в силах выполнить данное задание?
        - Что ты имеешь против наших детей? - зароптали остальные. Лишь только патриарх и Томилен молчали.
        - Они не приспособлены к ведению боевых действий, - настойчивее повторил уважаемый эльф, - их и отправили на восток только лишь для того, чтобы они были в безопасности. Гномы за свои границы не лезут, а зверолюдам и своих проблем хватает. Отряд не вел боевых действий и не проходил в полной мере все этапы воинской подготовки. Их могут убить.
        - К сожалению, выбора у нас нет, - покачал головой Томилен, - мы не успеем отправить достаточно подготовленное соединение, тем более для этого придется активировать телепорт, о чем сразу узнают. Даже отряды новобранцев, что сейчас на северных границах, не успеет прибыть раньше, чем через четыре дня. С учетом времени и высоких затрат на такой дальний переход. А эти отряды успеют прибыть на место своим ходом в течение суток.
        - К сожалению, это так, - согласился со словами Генерала Патриарх. Он сам волновался, его сын служил как раз в таких отрядах. А еще именно отряд его сына был ближе всего к требуемой деревне. Идеальная память патриарха позволяла помнить и это. Но он был уверен в своем сыне, тот воин первоклассный - Ленириан самолично готовил его, - решено! Господа! Готовьте все необходимое для операции! Дополнительный приказ - по разведканалам не проявлять активности. Нельзя дать недоразумным повода забеспокоиться.
        Вскоре все необходимое, а именно документы, были готовы. Приказ составлен лично Томиленом и отправлен командиру отряда, которому предстояло выполнить беспрецедентное задание.
        - Что?! - удивился капитан мобилизованного отряда, стоявшего у восточной границы Леса, когда получил задание, - Человек? С ума все сошли, что ли!?
        А волноваться было от чего. Мало того, что целью отряда был захват, смешно сказать, человека! Так вся соль была в том, что отряд был из детей высокородных! Проще говоря, этот отряд был сформирован не для боевых действий, а для того, чтобы сынки аристократов могли кичиться своими 'боевыми заслугами' и тому подобным. Какие из них бойцы?!
        Только капитан отряда, ветеран многих войн, мог представить собой сильного воина. Ну и сын патриарха, что 'тайно' служил в этом отряде. А остальные... хотя, против гномов, этих низкорослых недоразумных, даже изнеженных эльфийских сынков хватит!
        Отряд подошел к границе графства зверолюдов, а потом и к самой деревне меньше чем за сутки. Деревня Рикавис была видна как на ладони. Глаза эльфа оглядывали часовых, мгновенно оценив их вооружение и слабые места, а так же запомнив время между сменой караулов.
        - Развлечемся! - мечтательно сказал один из 'воинов', - Мне как-то папа один раз устроил представление! Гномов заставил драться с орками! Так весело было!
        - Это еще что! - возразил другой, - Я как-то сам лично препарировал оборотня! Вот это было интересно! Эти животные такие смешные! Что-то пытаются из себя представить и даже не догадываются, что нам перебить их, как мух!
        - Капитан, что скажете? - поинтересовался третий эльф, - Успеем к ночи домой вернуться?
        - Я не знаю, - сухо ответил капитан.
        Ему были противны слова подчиненных. Кто как не он знал, что гномы, орки, оборотни и остальные - это такие же разумные, как эльфы? Он точно так же живут, создают семьи, воюют. Эльфы лишь только живут дольше, и это единственное преимущество! Гномы намного умнее эльфов, о чем красноречиво говорят их всевозможные изобретения. Стыдно сказать, они благодаря своим самострелам могут поражать врага точнее и дальше, чем эльфы из своих луков!
        И капитан был настороже. Он не сомневался в успехе операции, но он опасался жертв. Даже если какого-нибудь из этих лишь ранит слегка, то капитану устроят такое, от чего жутко станет любому. А уж смерть... проще самому вскрыть себе горло.
        - Капитан, пора выдвигаться, - сказал эльф, что был сыном Патриарха. Имени его никто не знал, кроме самого патриарха. Конечно, псевдоним он имел, но использовать его капитан не желал, - гномы только сменились.
        - Вижу. Идем!
        Эльфы выдвинулись к высоким стенам крепости. Ее преодолели практически без проблем, разобравшись с парой караульных, отряд из двух десятков диверсантов двинулся к нужному зданию.
        Пришлось убить одного так неудачно прошедшего мимо эльфов стражника. Тот уже практически успел забить тревогу, но из его горла вырвался лишь хрип. Стрела с белым оперением торчала из его глотки, пробив кольчугу и угодив точно в позвоночник. Стражнику повезло - смерть моментальная и безболезненная. Да примут боги его жалкую душу, как подумал только что капитан.
        И вот отряд подошел к таверне. Они изготовились к атаке, заняв позиции у двери и стен. Но неожиданно по ним был нанесен жесточайший ментальный удар! А удар был жесток потому, что был соткан из чистых эмоций. Эти эмоции не знают ни малейшей преграды или щита, они проникают в самые глубины разума! А эти эмоции были настолько сильными, что не умеющие их контролировать молодые эльфы вдруг рванулись в таверну, не послушав приказа контролировавшего себя капитана отряда.
        - Идиоты! - прошипел капитан, натянув стрелу и пустив ее в окно, точно прицелившись в одного гнома, точнее, в его сердце.
        Почти всех, кто находился в зале, эльфы перебили. Осталось несколько гномов, прикрывшихся щитами, но долго они не протянут. Но вот другое дело заинтересовало капитана.
        В самом углу перевернулся стол. За ним мелькнула чья-то голова, а в столешницу врезалось сразу две стрелы, пущенные с небольшим запозданием. Два неудавшихся стрелка, отложив луки, направились к этому столу. Они жаждали крови и наверняка ее получат.
        Капитан про себя отметил, что именно в ту сторону выстрелил. Уже через секунду он оказался в помещении но понял, что второй, сидевший рядом с гномом, не был убит, как ожидал капитан.
        Неожиданно, когда эльфы, решившие отомстить за свои промахи, были в пяти шагах от стола, из-за него показался высокий, мускулистый мужчина, быстрым движением бросивший метательный нож в эльфов. Их не спасла ни реакция, ни скорость - нож угодил одному точно в горло. Второй в ярости рванулся на человека, а это был точно он, но тот с силой ударил в стол ногой. Стол отлетел, будто был легким, как воздух. Он врезался в ноги второму эльфу и тому, упавшему под ноги человеку, осталось лишь вскрикнуть от врезавшегося между лопаток ножа.
        Капитан закричал от бессильной ярости, собираясь пустить стрелу в человека, но мешал приказ захватить того живым, и маячившие впереди разыгравшиеся эльфы. Сразу две жертвы! Ему за это голову снимут, причем, так, что капитан еще жив останется и будет ощущать момент отрубания головы долго и во всех красках. Отчаявшийся воин увидел, как человек раскроил секирой голову еще одному эльфу. Да что же это делается?! Все оставшиеся эльфы изготовили к стрельбе луки, готовясь поразить наглого врага, но не успели сделать и выстрела.
        В зал ворвалось десятка два закованных в латы гномов. Они заорали. Из щелей между щитами выглянули арбалеты. Последнее, что увидел капитан, это нацеленный на его грудь арбалет. Потом вспышка боли.
        Неожиданно эльф понял, что еще в силах соображать, пусть это и давалось с трудом. Он открыл глаза и с удивлением огляделся. Капитан стоял в странной, покрытой сотней рун, пентаграмме, а вокруг него были напряженно смотревшие на него эльфы. В одном неимоверно уставший и хотевший спать капитан узнал Патриарха! Он хотел было склонить голову, но понял, что едва в силах просто двинуться. А еще он не чувствовал тела.
        - Я погиб? - тихо спросил он, догадавшись о причинах подобного состояния.
        - Погиб, - кивнул Патриарх, - А теперь, капитан, объясни. Каким образом ты погиб? И что, боги меня раздери, случилось с отрядом?!
        - Человек, - собрав последние силы, ответил призрак эльфа, - он оказался... опасным. Убил троих. Потом... гномы... я больше... не видел. Погиб. Вероятно... погибли... все.
        Патриарх молча переглянулся с остальными эльфами. Те понуро опустили головы. Новости, мягко говоря, ужасные. Но больше всех страдал патриарх. Именно он потерял сына, и именно ему нельзя проявить и толики своих эмоций. Он не может терять самообладания, но лишь богам ведомо, какая ярость клокотала в его душе! Он был готов уничтожить все государства, чтобы отомстить за сына!
        - Созвать Совет, - приказал он, - немедленно!
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        Последующее время я помню очень плохо. Как позже узнаю, около двенадцати дней я был в беспамятстве. Описать то, что со мной творилось, крайне непросто. Меня то бросало в жар, то сковывало холодом. Часто сознание озарялось вспышками боли, но потом снова угасало. И все время перед глазами мелькали бредовые образы. То мне мерещилась Россия, в которой летают драконы, то Рикавис, по которому рассекали орки на мопедах, то еще какой-то бред. В общем, я был совсем плох. Но меня вытащили с того света.
        Впервые в сознание я пришел ненадолго. Я просто открыл слипшиеся глаза, едва преодолев тяжесть свинцовых век. Успел отметить, что лежу в своей комнате, причем, далеко не один. В комнате было несколько гномов. Я успел увидеть лишь размытые образы, прежде чем снова отключился. Но на этот раз лежать в бессознательном состоянии оказалось гораздо легче и спокойней, словно бы я спал.
        И вот я снова очнулся. На этот раз, несмотря на полную разбитость, я смог удержать себя в сознании на длительный срок. И осмотрелся, насколько смог.
        Лежал у себя в комнате, о чем красноречиво говорили знакомая обстановка и мои вещи, разбросанные по всей комнате. Только теперь еще на столе лежала куча разных предметов, которые я не имел возможности разглядеть и описать. За столом сидел гном в доспехах, спящий, оперший голову на локоть. Улыбнулся, невольно поморщившись. Губы пересохли, а улыбка заставила их треснуть. Кровь тоненькой струйкой потекла по щеке, раздражая неприятной щекоткой.
        Так, нужно что-то сделать, а то я ужасно хочу пить и долго так не вынесу. Поэтому, собрав все силы, я тихо, хриплым голосом позвал гнома, после чего закашлялся, сплевывая сгустки крови. Гном вздрогнул, огляделся и с раскрытым ртом уставился на меня, будто я оживший мертвец. Потом, собравшись, он крикнул в сторону коридора что-то, заставив меня поморщиться от громкого звука. Я не разобрал слов. Амулет, что ли разрядился? Черт, у меня же нет с собой амулета.
        Буквально спустя пару минут, в комнате собралось с десяток гномов. Двое были в доспехах, некоторые в белых одеждах, и еще несколько гномов в простой одежде. В одном из гномов в простых одеждах я распознал Доринера. Он, заметив мой взгляд, ободряюще подмигнул. Хех, ну ладно, попробую пока не помирать!
        Гномы в белых одеждах, после короткого совещания, решили дать мне, наконец, воды. Не прошло и пятилетки, черт бы вас побрал! Один осторожно приподнял мне голову, при этом аккуратно вытерев кровь с щеки. Второй поднес к губам небольшой стакан, полный живительной влаги. Я выпил его моментально и захотел, было, еще, но мне жестами показали, мол, пока не стоит. Тяжело вздохнув, я откинулся на подушке и прислушался к себе.
        Все болело ужасно. Особенно ныли нога, бок и левое плечо, видимо, после стрел. Нормально я так поужинал, ничего не скажешь! Я не мог позволить себе пошевелиться, из-за вспышек боли. Поэтому, все, что мне оставалось, это медленно поворачивать голову и тихо отвечать на вопросы. Точнее, вести диалог. Медленный, так как на большее я был не способен.
        - Оставьте нас, - попросил Доринер остальных. Я правильно разобрал его слова, так как все покинули комнату, оставив меня наедине с гномом.
        Доринер вздохнул, достал из-за пазухи мой амулет-переводчик, и протянул его мне, но под моим ироничным взглядом хлопнул себя по лбу и сам, очень аккуратно повесил его мне на шею, сжав, активируя. По телу прошла дрожь, указывая на срабатывание амулета.
        - Ну что, Глеб, напугал ты нас! - вздохнул гном, сказав так, будто я был в этом виноват!
        Я обратил внимание, что сотник выглядел уставшим и даже... постаревшим. Точно, на его голове виднелись несколько белых волосков. Бедный гном, натерпелся немало. Похоже, - эта атака была слишком неожиданной и ошеломляющей для него.
        - Все было проделано очень грамотно, - вздохнул гном. Его голос был полон жалости, видимо, из-за погибших, - ты хочешь услышать подробности?
        - Буду премного благодарен, - хрипло ответил я, изображая учтивость.
        - Ну, слушай, - начал гном, поудобнее устроившись на стуле, - на Рикавис напал боевой отряд егерей. Так вот, это на самом деле оказалось не диверсионное объединение, почему именно их отправили в атаку - для нас загадка. Но итог один. Ушастые убили двух часовых, одного патрулирующего стражника и восемнадцать гномов в таверне, в том числе и девушку-разносчицу. Вообще, если бы их что-то не заставило сорваться в атаку, мы бы с тобой не разговаривали. Так вот, потом по сигналу тревоги был мобилизован наш атакующий корпус, который, понеся потери в виде двух гномов, уничтожил нападавших. В плен мы взяли двух эльфов. Как-то так, - гном вытер пот со лба. Пусть рассказ был короткий и больше похожий на рапорт, без лишних деталей, но он утомил гнома. Похоже, придется мне подать голос.
        - Мне очень жаль, Доринер, - сказал я, закашлявшись. Гном помолчал, потом, будто между делом, сообщил:
        - Да, кстати, ты получишь деньги за убитых врагов, - усталый гном тем не менее не забыл о деньгах, - ты убил, получается, шестерых эльфов. Это, скажу тебе, очень помогло нам. За каждого эльфа, как полагается за рядовых солдат, тебе по сорок пять медных монет. Плюс еще положенные тебе трофеи. Я не стал их пока брать в уплату долга. Она сейчас сложены здесь. Тебе не видно, но они тут, в свертке в шкафу. Потом сам все рассмотришь.
        - И что, много трофеев? - криво усмехнувшись, спросил я. Посмотрим, сколько стоит оказаться на грани смерти! Каков нынче курс?
        - Ну, сам считай, - гном начал загибать пальцы, - шесть луков, около пятидесяти стальных стрел, Шесть комплектов легкой брони разной степени целости и шесть мечей. Ах да, еще шесть кинжалов и вдвое больше метательных ножей. В общем, теперь у тебя неплохой запас! Продав все эти вещи, ты сможешь много заработать.
        - Понятно, - задумавшись о количестве возможного золота, я вдруг вспомнил про пленных, - Доринер, а пленные еще живы?
        - Живы, что с ними сделается. Я, конечно, хотел их сразу убить, но потом решил оставить на суд. Пусть с они понесут заслуженное наказание в соответствии с нашими законами, - вздохнул гном, но в голосе была злоба.
        - А можно я с ними... пообщаюсь? - спросил я, представив, как буду бить этих уродов. Безжалостно, как они убивали гномов в таверне! Как убили Гринора!
        - Нет, к пленным тебя я не допущу, - покачал головой Доринер, - дело даже не в том, что ты их убьешь. Уставом запрещено допускать посторонние лица до пленных. Так что, Глеб, тебе теперь остается только выздоравливать. Да, кстати, времени у тебя осталось не больше двух седмиц. За это время ты должен успеть покинуть нашу деревню.
        - Я понял, - серьезно кивнул я. Черт, усталость начала брать надо мной верх, я чувствовал, что скоро отключусь. Итак, все слова гнома приходилось слушать через силу. Ладно, последний вопрос и спать, - Доринер, как ты считаешь, есть у меня возможность приобрести лошадь? Чтобы быстрее добраться до обжитых мест зверолюдов.
        - Они, конечно, не дешевые, но ты вполне себе можешь позволить за часть трофеев выкупить коня у нас, - задумчиво сказал гном. Мне показалось, что у него есть уже варианты. И я не ошибся, - остались у нас, как-то после очередных разбойников, несколько коней, хотели продать, да пока никто не брал. Если будешь брать, то скажи, я уже сейчас начну готовить все необходимое. Есть на примете у меня один конь...
        - Хорошо, готовь, - кивнул я, погружаясь в сладкий сон. Это был крепкий, оздоровительный сон. Честно сказать, я давно так не высыпался!
        Проснулся я, когда за окном уже вовсю палило солнце. На этот раз точно так же в комнате обнаружился стражник, но уже не спящий, а смотрящий бессмысленным взглядом в стенку. Я, превозмогая сухость в горле, подозвал его. Тот, быстро ретировался из комнаты. Но уже вскоре по комнате загулял умопомрачительный запах свежей еды.
        В комнату пришли две девушки, принесшие еду и решившие помочь мне поесть. Я почувствовал себя немощным, что очень плохо сказалось на моем самолюбии, поэтому попытался встать сам. Естественно, у меня не получилось. С первого раза. Я больше не опирался на обе руки, а использовал одну здоровую руку, хоть это и было тяжело. Да и поднимался осторожно, стараясь не тревожить раненый бок или ногу.
        И вот я сижу. А дальше как? А вот тут пришлось воспользоваться помощью девушек, сочувствующе смотревших на мои потуги. Они укрыли мне ноги толстым полотенцем и поставили по моей просьбе на здоровую ногу миску с картофельным пюре, щедро разбавленным мясным соусом. К слову сказать, полотенце выполняло сразу две функции, ведь помимо тонкого покрывала, которым я был укрыт, на мне ничего не было. Но мне было глубоко плевать на это, потому как мои мысли целиком и полностью заняла еда!
        Здоровой рукой я взял ложки и стал стремительно поглощать обед, предварительно вволю напившись живительной воды. Даже не заметил, как вся еда кончилась, настолько оказался голоден! Впрочем, я бы не отказался от добавки. Поэтому, залпом осушив большую кружку с водой, я попросил ожидавших окончания моего 'перекуса' девушек добавки. Те переглянулись, улыбнувшись, унесли тарелки с кружкой. Чтобы вскоре прийти снова.
        После добавки я понял, что счастлив. Плевать на раны, плевать на боль! Чувства сытости и расслабления после долгой вынужденной голодовки были сродни высшему наслаждению! Конечно, воспоминания, то и дело встававшие перед глазами, серьезно портили настроение, но, в общем, я был в порядке.
        Организм восстанавливался очень быстро, при этом расходуя все имеющиеся ресурсы. Поэтому я ел за четверых, да и спал не меньше, восстанавливая мой бедный организм. Впрочем, уже через два дня я смог встать на ноги. Не в том смысле, что выздоровел, а в том, что смог, наконец, самостоятельно добрести до туалета. А то до этого было жутко неудобно пользоваться помощью девушек, которых, видимо, Доринер приставил ко мне!
        Время утекало сквозь пальцы, все меньше дней оставалось на то, чтобы покинуть деревню. Я не знаю, что будет к концу отведенного срока - может, в деревню прибудет военный отряд, может, просто ответное письмо. В любом случае, лучше не рисковать и уходить. Паранойя, до этого взявшая отпуск, снова разгорелась во мне.
        В скором времени я уже самостоятельно передвигался по деревне, хотя отощавший организм и одеревеневшие за долгое время бездействия мышцы не позволяли долго ходить, да и раны часто беспокоили. Но выбора не оставалось - я должен уходить сразу, как позволит здоровье. А для этого все должно быть готово заранее!
        Заказать меч я уже не мог, потому, как не успевал. Его создание слишком много отнимает времени, поэтому я лишь продал кузнецу большую часть трофеев. Я продал практически все, оставив себе лишь пару кинжалов, пяток метательных ножей и один лук с двумя десятками стрел. Учиться пользоваться оружием мне очень нужно, поэтому я решил оставить себе лук. Хотя пользоваться я им умею на уровне, близком к нулю. Ну и на всякий случай попросил кузнеца написать все параметры меча, чтобы потом у другого кузнеца, к которому я наверняка загляну, не возникло проблем и задержек.
        Одежду пришлось так же покупать. Если походная одежда у меня еще оставалась, то повседневная и более или менее приличная безвозвратно попортилась в недавнем сражении. Но, учитывая ту сумму, которая была в моем кошельке после продажи трофеев и уплаты всех долгов, я мог себе позволить многое. Да что там, я мог себе позволить все в этой деревне! Из товаров, разумеется.
        Да, денег я получил от кузнеца много. Пусть в местных реалиях я пока мало разбираюсь, поэтому вопросов у меня особо не возникает. Ну, есть у кузнеца золото, с которым он почти без проблем расстается, так мне то что? Надул меня, так и пусть радуется! После долгого и упорного торга я получил от кузнеца сумму, которая после уплаты всех долгов лишь немного уменьшилась до ста девятнадцати золотых! Впечатляет, не правда ли? Правда, деньги достались мне с большим трудом и с серьезными жертвами, но что поделать - такова жизнь. Либо убей, либо умри. Третьего не дано.
        Ладно, не будем о грустном! Что еще стоит упомянуть? Точно, я же не рассказал о коне! О том самом коне, которого мне подготовил Доринер. Что сказать, красавец! Я в конях мало разбираюсь, поэтому оперирую имеющейся информацией и описаниями незнайки в моем лице.
        Так вот, конь у меня молодой, но сильный! Выносливый, как заверил меня Доринер, быстрый, но слишком большого груза не потянет, потому как скороход, а не тяжеловоз. Впрочем, и у меня нет большого количества вещей. Так вот, конь вороного цвета, причем, насыщенного. Такого ночью не заметить, если специально не искать.
        Что интересно, конь оказался довольно покладистого характера. То ли я ему понравился, то ли сам по себе такой, но конь, когда я заходил к нему и изучал, даже не думал брыкаться или лягаться. Хотя, если бы он меня лягнул, то я бы уже вряд ли встал. Зверюга таких размеров, что диву даешься!
        Пришлось еще мне учиться управляться с конем и со всеми принадлежностями к нему. Учился седлать коня, садиться на него, правильно закрепляться в стременах, управлять им. Это я делал, правда, в самые крайние сроки, когда здоровье позволило двигаться со средней скоростью. В принципе, у меня получалось управлять конем, даже научился передвигаться на нем рысцой, при этом умудряясь не вывалиться из седла и не потерять управления. Только задница болела так, будто меня всей крепостью пинали целый день!
        И вот, к исходу одиннадцатого дня моего выздоровления, я решил, что пора. Мышцы окрепли, раны достаточно затянулись, чтобы я мог отправиться в путь. Деньги были надежно припрятаны в самых разных местах - в кошеле на поясе мелочевка, в узелке за пазухой основная сумма и еще кое-где, не скажу где.
        Ладно, скажу! Еще часть денег, так сказать НЗ, были спрятаны в моей спортивной, так и не проданной сумке, под подкладкой. Много я нервов потратил, пока их там прятал, ведь еще нужно было их закрепить надежно, чтобы не гремели при тряске и не вываливались.
        С самого утра, когда небо лишь только начинало сереть, а предрассветная дымка только начала рассеиваться, я вышел из таверны во двор. Мой конь, которому я пока не придумал имени, стоял в конюшне в таверне. Быстро умывшись и размявшись, я взял все свои скудные пожитки, распиханные по сумкам, побрел к коню.
        В силу своего небогатого опыта, я потратил на седлание слишком много времени, но зато сделал все аккуратно и надежно, по крайней мере, я на это надеюсь. Сумки, свою и купленную, я перекинул через круп коня, надежно закрепив их. Вещей немного: немного одежды да припасов на неделю - они весили немного, так что проблем не должно возникнуть. Ах да, еще не забыл прихватить оружие.
        В прикрепленных к седлу ножнах висел кинжал, на случай неожиданного сражения. Так же к седлу был прикреплен специальный колчан, из которого во время скачки стрелы не выпадут. Для неожиданного сражения мало подходит, но и за спиной колчан мне носить не с руки.
        Отправлялся в дорогу я инкогнито, насколько это возможно. О моем уходе знал только Доринер и пара стражников, которые открыли мне ворота. На мне был надет мой походный плащ с широким капюшоном. Он практически полностью скрывал меня, не охватывая лишь ноги и часть корпуса. Но главным было то, что моего лица никто бы не увидел.
        Так вот, в этом плаще очень неудобно носить колчан. Хоть на спине у меня были специальные перевязи для него, в которые при желании и меч можно пихнуть, но они сейчас не востребованы. Единственным оружием, которое я носил на себе, были метательные ножи. Вот их я мог прямо на скаку выхватить и бросить в противника, хотя опыта в подобном метании у меня никакого, но сама возможность-то есть!
        Меч я тоже приторочил к седлу. Правда, эта эльфийская зараза частенько била меня по ноге, но плотные штаны сглаживали удар. В общем, я был вооружен и опасен! Итак, таинственно и незаметно, я покинул Рикавис - гостеприимную деревню, где я сделал первые шаги в освоении этого мира. А теперь мне пора покинуть эти 'ясли' и отправиться в большой мир. Мир, где меня ждет очень много хорошего и плохого. Мир, где мне, вероятно, придется убивать. Но я надеюсь, что в будущем этот мир станет для меня настоящим домом.
        Едва выйдя за ворота, пришпорил коня, заставив его перейти в галоп. Я, конечно, не собирался все время скакать галопом. Моей целью был темнеющий вдалеке лес, в который убегала дорога. К счастью, никаких пограничников мне не должно было встретиться. Только заставы вроде Рикависа.
        - Ну что, друг ты мой вороной, как бы мне тебя назвать? - спросил я коня после того, как притормозил его. Долина оказалась за спиной, по бокам сомкнулся темный лес. Впрочем, дорога была широкой и ровной, так что двигался я спокойно, размеренно и не спеша.
        Мой вопрос остался без ответа, только конь смерил меня взглядом, вроде 'Сам чего-нибудь придумай, а мне до лампочки'. М-да, на редкость флегматичный конь мне достался. Ну что же, будешь Вороном, под стать окрасу!
        Двигаться было скучно, несмотря на то, что было немного любопытно изучать окружающий мир. Он не сильно отличался от привычной Земли, разве что лес тут был настоящим лесом, из могучих вековых деревьев с широкими стволами и пышной кроной, а не как у нас - не лес, а сборище чахлых деревьев!
        От скуки я даже разговаривал с конем. Не волнуйтесь, я не свихнулся! Просто было реально скучно, а конь был единственным живым существом в округе! Да и говорил я с ним на великом и могучем, уж очень не хотелось забывать родную речь! А то от амулета переводчика в голове уже каша, даже акцент начал появляться. Непорядок!
        Первый привал был ближе к полудню, когда солнце в зените, несмотря на осень, не слабо припекало. Разглядев небольшую полянку у дороги, я свернул к ней, где и встал на привал. Спрыгнув с Ворона, с наслаждением размял затекшие суставы. Потом стреножил его, как учили меня в Рикависе, оставив его под раскидистым деревом, своей кроной создававшим прохладную тень. Потом и сам улегся под этим деревом.
        Интересно, а какие они, эти зверолюды? Со слов Доринера я представлял каких-то мутантов, непонятно как живущих нормальной цивилизованной жизнью. А ведь наверняка они в жизни совсем другие.
        Да и еще я не продумал свое будущее. Чем я собираюсь заниматься? Деньги имеют свойство неожиданно заканчиваться, так что работать необходимо. А как мне работать где-то, при этом, не раскрывая своей сути? Проблема. Ладно, пока мне денег хватит надолго, при экономном расходе средств минимум на год, если цены у оборотней адекватные. За это время можно много успеть!
        Да, вот еще важный вопрос - к чему я стремлюсь? Что мне нужно в этом мире? Полная свобода действий и так будоражит сознание, но все ли это? Ради одной свободы жить? Как-то не очень похоже на цель в жизни. Скорее всего, я просто хочу в этом мире спокойной жизни. Заработать денег, построить уютный домик у озера и жить с семьей? Думаю, это достойная цель. Хочу ли я в этом мире что-либо изменить? Думаю, это не по силам одному человеку, особенно такому, как мне - беспомощному в этом безумном мире, едва способному защитить себя. Так, пока что первоочередная цель - освоиться у зверолюдов, а остальным голову забивать не стоит!
        И вот я снова в пути. День сменяется ночью, ясная погода сменяется дождливой, пустая дорога сменяется оживленной. А я все еду вперед, постепенно привыкая к передвижению верхом. Да и на привалах стараюсь времени зря не терять. Бывает, остановлюсь на широкой поляне и, немного передохнув после утомительной дороги, пробую стрелять из лука. Тетиву оттягивать не так уж и сложно, моей силы вполне хватает. А вот стрелять из лука оказалось еще сложнее, чем я думал.
        Сначала я кое-как разобрался, как правильно держать лук и накладывать стрелу. А потом началась комедия. Первый выстрел ознаменовался громкими ругательствами, настолько замысловатыми, что был бы рядом какой-нибудь прапор или бригадир, то непременно позавидовал такому красноречию и взял бы пару уроков. А все дело в том, что тетива пребольно ударила меня по руке! Зараза! Почему я сразу не сообразил надеть перчатки?
        Раненое плечо, конечно, не позволяло долго тренироваться с луком, зато почти никак не мешало тренироваться с ножами! Эльфийские метательные ножи оказались отлично сбалансированными и очень острыми. Для проверки я кидал их в небольшое дерево со стволом сантиметров двадцати в диаметре, с гладкой корой.
        Уверенно попадал примерно в одно и то же место с трех-четырех шагов, с пяти до восьми уже небольшой разброс был, а на пятнадцати метрах в дерево попадал один нож из трех, но зато гарантированно вонзался лезвием в древесину, довольно глубоко входя в нее. Отличные клинки!
        А вот потом я решил пробовать метать ножи на скаку. Если бы Ворон умел говорить, то непременно высказал в мою сторону парочку едких комментариев. Потому как выглядели мои попытки весьма комично. Сначала все было вполне нормально. Ворон неспешно шел мимо страдального дерева, а я кидал ножи. Потом все стало совсем плохо, когда я ускорил шаг коня.
        Попал только один раз. Все остальные попытки оканчивались или улетевшими в кусты ножами, и упавшим мной. Много раз я повисал на стременах, даже сам не понимаю, как умудрялся так вывалиться, благо, конь в такие моменты благосклонно останавливался, позволяя неразумному человеку оправиться и встать на ноги. В итоге мне надоело потешать комаров и коня вдобавок, я собрал ножи и отправился в путь.
        И вот впереди первый населенный пункт. Впервые после почти целой недели путешествия, я достиг поселения. Когда лес расступился, а впереди увидел на холме длинную каменную стену, в которую ныряла дорога, то не смог сдержать эмоций и громко крикнул 'Ура!', перепугав Ворона и озадачив редких всадников, проезжавших мимо. Дело уже шло к вечеру, поэтому особого столпотворения не было, чему я был несказанно рад. Уж очень не хотелось кому-либо попадаться на глаза.
        Успел неслабо обрасти щетиной за эту неделю, превратившейся в небольшую бородку. Жаль, зеркала нет, а то бы оценил изменения во внешности! Вдруг, да идет мне? Самым неприятным, правда, было то, что я жутко провонял. Одежду я не менял вовсе, ибо не на что, поэтому неслабо пах своим и конским потом. Хотелось нормально помыться, поспать в мягкой кровати, а не на лежанке из еловых веток. Хотелось поесть нормальной еды вроде супа или отбивной, а не тем подобием нормальной еды, которым я в дороге питался. Нет, печеная картошка вкусная вещь, да и хлебные лепешки тоже неплохи, вот только без соли, да в течение недели они жутко надоедают!
        Честно сказать, я волновался, подъезжая к воротам. Кто его знает, что может случиться? Но я постарался не показать своего волнения, при этом еще скрыв лицо за плащом. Хоть бы получилось!
        У ворот невысокой стены стояли два стражника. В легкой кожаной броне, с луками за спинами и изогнутыми короткими клинками на поясах. Понятно, значит, в случае чего, от этих не убежать. Один махнул мне рукой, приказывая остановиться. Я успокоил себя тем, что так делали с каждым приезжим, насколько успел увидеть. Вспомнив про амулет, я взял его в руку и активировал.
        - С какой целью ты прибыл в наш город? - спросил стражник повседневным голосом.
        Стоит сказать, что поначалу я оторопел. Потому что с виду стражники - люди! Самые обычные! Только когда один из стражников подошел ко мне, я различил легкую серую шерстку на лице, слегка светящиеся желтые глаза как у кошек, с вертикальным зрачком. И длинный хвост за спиной.
        - Путешествую, - сказал я, сделав свой голос максимально уверенным и спокойным.
        - Странный ты какой-то, - пробормотал стражник, переглянувшись со своим товарищем. Я оторопел, почувствовал небывалый страх, - скрытный, темный. А вдруг разбойник? Что же нам с тобой делать? Нет, я, конечно, мог бы тебя пропустить, но...
        Без труда поняв намек, я быстрым движением руки выудил из кошеля серебряную монетку и кинул ее стражнику. Тот ловко поймал ее когтистой лапой и неуловимым движением пихнул за пазуху. Я даже и не понял, как он это сделал. Даже подумал, что и не кидал деньгу вовсе! Но стражник вытянулся и сказал громко:
        - Добро пожаловать в графство Честрик, господин! Можете двигаться дальше!
        Хмыкнув, я направил Ворона внутрь. Ну, стоит описать поселение зверолюдов. Стена несколько ниже, чем у гномов, а само поселение напротив, намного больше. По размерам как крупная деревня. Тракт, по которому я прибыл, был не единственной улицей. Он пересекал всю деревню, перекрещиваясь в центре с менее широкой дорогой.
        Дома в поселении были каменные, но значительно больших размеров, нежели постройки гномов. На ум пришло сравнение с таверной в Рикависе. Пожалуй, та таверна строилась по тому же типу. Тут дома, что стояли у стены, были двухэтажные. Первый этаж сложен из массивных камней, а второй этаж из досок и брусьев. Крыши черепичные.
        Уже ближе к центру поселения дома становились больше, а вокруг центральной площади дома и вовсе оказались огромными, относительно других, конечно! Таверна, правда, мало отличалась от той, что была в Рикависе. Разве что территория внутреннего двора больше раза в два.
        Когда я въехал во двор таверны, ко мне сразу подбежал паренек лет четырнадцати, с кошачьими ушами и лицом. А главное - все смотрелось гармонично, в том числе и пушистый хвост, который, правда, сейчас был весь свалян в грязи. Спрыгнув с Ворона, я подхватил свои вещи и, бросив парню монетку в пятьдесят медяков номиналом, сказал:
        - Накорми и почисть коня. С седлами и всем остальным осторожно, - я подмигнул пареньку, улыбающемуся во все свои ... кхм... клыки.
        Его улыбка понятна, насколько я знаю, на такой работе обычно больше пары медяков не получить. А я сразу столько дал! Нет, я не стал вдруг щедрым. Просто хотелось, чтобы с Вороном обошлись по высшему разряду. Еще неизвестно, насколько я здесь задержусь, поэтому стоит сразу обеспечить коню лучшие условия для проживания. Вот, клянусь чем угодно, Ворон мне благодарно подмигнул! Ох...
        Стараясь не подавать виду, что после долгой езды все жутко болит, я потопал в таверну. Внутри было многолюдно, или как лучше сказать по отношению к оборотням? Короче, народа было очень много. Я не без труда отыскал свободный стол, стоявший у стены. С наслаждением сбросил все свои вещи на лавку, куда и сам примостился, расслабленно вытянув ноги. Можно было, конечно, оставить вещи на коне, а мне бы потом их принесли в комнату, но я решил не рисковать. Кто его знает, что у местных на уме, а мне не хочется потом искать воров.
        Из-за забывчивости, с непривычки я едва не скинул с головы капюшон, благо, вовремя одернул себя. Я не у гномов, где обо мне все были в курсе! Тут нужно держать ухо востро. К счастью, как я заметил, многие зверолюды внешне мало отличаются от людей. Вот только у всех, как на подбор, были звериные уши и хвосты. У кого-то ярко выраженные признаки зверей, у кого-то наоборот. В общем, главное - не открыть головы, показав, что я не отношусь никак к зверям. А из-под капюшона видно максимум мой рот и бородку, с натяжкой могущую сойти за шерсть.
        - Добрый вечер, - раздался совсем рядом девичий голос, - что будете ужинать?
        Выглянув из-под капюшона, я окинул взглядом девушку разносчицу. Что сказать, она была намного привлекательнее гномок. Те хоть и были в большинстве своем красивы, но их рост сильно напрягал. А тут девушка нормального роста, с привлекательной стройной фигуркой. Ее лицо, усталое, но доброжелательное, было миловидным, я бы даже сказал - симпатичным, особенно учитывая светлую шерстку и кошачьи уши. Эх, не было бы необходимости скрывать личность - познакомился бы поближе!
        - Принеси мне мяса и побольше! - сказал я, улыбнувшись, хотя мою улыбку вряд ли она разглядела, - И пива.
        - Хорошо, - кивнула девушка и быстро скрылась вреди столов.
        Я сидел, расслабленно откинувшись к стене. И все бы ничего, да, похоже, мне стало сильно везти на 'веселые' вчера в тавернах. Особенно когда я первый раз в таверне. Так вот, я сидел расслабленно, когда услышал резкий близкий удар о дерево и громкий, похожий на рык, голос:
        - Эй ты, урод! Это мое место!
        Открыв глаза, я увидел склонившегося над столом оборотня. Он был здоровый, мускулистый. По оголенным рукам и на оскаленном в жуткой клыкастой ухмылке лице темнела шерсть. Голова у незнакомца была квадратная, вытянутая, как у медведя. Он смотрел на меня с неприязнью, перерастающим в злобу.
        - С чего это я должен уйти? - спросил я спокойно, хотя сам уже незаметно под плащом потянулся к кинжалу. Конечно, лучше бы вообще не затевать конфликта, но я так устал за день, что совершенно не был расположен на диалог, - Я сюда сел, тут и буду сидеть.
        - Тебе что, жить надоело?! - взревел оборотень, - Я тебя, муху, прихлопну!
        Если драка неизбежна - бить надо первым. Я знал это правило, а еще знал, что этот тип не успокоится, на это рассчитывать не приходится. Поэтому я схватил левой рукой его за длинные волосы, а правой с размаху ударил в челюсть. Оборотень отшатнулся, а потом, оглядев меня налитым кровью и яростью взглядом, взревел и ринулся на меня.
        Вскочив с лавки, я быстро уперся в нее руками, развернувшись спиной к оборотню, и стремительно выгнул тело дугой, выпрямляя ноги. Тяжелые сапоги врезались прямо в грудь оборотню, опрокинув того и выбив из груди воздух. Я встал и подошел к лежащему и хватающему воздух ртом оборотню. Он смерил меня яростным взглядом, но я не стал его добивать а, приподняв за ворот, сказал жестким голосом прямо в ухо:
        - Я не хочу драки. Если бы ты попросил, я бы разрешил тебе сесть рядом. Но ты решил драться. Знай, в следующий раз я тебя просто убью, - сам удивляясь своим словам, я отпустил оборотня, вернулся к себе за стол.
        Из-под еще капюшона я видел, как с окружающих столиков внимательно и с удивлением смотрели за дракой, так стремительно окончившейся. И если меня больше сверлили удивленными взглядами, то на оборотня смотрели откровенно злорадно и насмешливо. Похоже, этот оборотень довольно знаком местным жителям. Ну что же, он сам создал себе такую репутацию. Это не мои проблемы и мне на них плевать. Сам оборотень, одарив меня взглядом, полным ненавистью, быстро ушел, грубо расталкивая попавших под руку отдыхавших.
        К счастью, все быстро забыли про этот инцидент и потеряли интерес ко мне. Мне вскоре принесли ужин, который я с огромным наслаждением съел. Потом, выпив довольно неплохое пиво, я побрел к стойке, где снял комнату на два дня. Потом, если надо будет, продлю. Еще попросил принести мне в комнату кадку с горячей водой. Баню топить не охота, да и обычно в бане группами моются, а мне одному не с руки оплачивать ее в одиночку.
        В комнате, оказавшейся довольно просторной, но похожей по обстановке на комнату у гномов, я сбросил под стол все свои сумки. Потом уселся за стол и стал ожидать воду. А пока ждал, достал книжку в крепкой обложке и открыл ее. Были записи со стихами гнома, еще несколько записей о быте и устройстве жизни гномов.
        Немного пролистнув дальше, оставив несколько чистых листов, я сделал новую запись 'Оборотни'. И изложил свои наблюдения и информацию. Немного, но я и старался выделить главное. Закончил писать тогда, когда несколько молодых парней принесли объемную высокую бочку, от которой шел пар. Они ушли, оставив большой кусок мыла и узнав, когда можно забрать бочку.
        И вот, заперев дверь и занавесив широкие окна плотнее, я с неимоверным наслаждением стянул с себя пропахшую потом одежду и аккуратно снял с ран повязки, пропитавшиеся свежей кровью. Раны частенько открывались, но уже не так сильно беспокоили, как всего неделю назад.
        Жаль, нет запасного плаща, придется одевать этот. Но хоть остальную одежду сменю. Когда придут за бочкой, заодно возьмут в стирку и грязную одежду, главное, попросить.
        Я медленно погрузился в горячую бочку. Ах! Вот это вода! Горячая, чистая и расслабляющая! По телу пробежала волна наслаждения, ударив в мозг дурманящей волной. Зажмурив глаза, я окунулся с головой, смывая с себя пыль и пот. Понежившись минут двадцать в воде, я стал тщательно отмывать каждый участок своего тела, натирая его душистым мылом. И вот, спустя сорок минут, я стоял посреди комнаты в свежем белье, улыбаясь. Было очень хорошо! Даже раны, медленно затягивающиеся, не болели, словно горячая вода была обезболивающим средством! Вспомнив, что уже скоро должны прийти за бочкой, я споро набросил на себя плащ и сел за стол.
        Чтобы как-то скоротать время, я стал перебирать свое оружие. Разложил на столе вместе с купленными ножнами свои метательные ножи, пару кинжалов, меч, лук и стрелы. М-да, целый арсенал. По местным меркам это мало, но для меня, человека из двадцать первого века, когда и охотничий нож кажется большим и опасным, это был арсенал. Хищные лезвия, острейшие клинки, наверняка видевшие немало крови.
        Я так увлекся рассматриванием смертельных игрушек, что едва не пропустил момент прихода прислуги. Все-таки хорошо, что часы есть, можно время контролировать. Я все-таки настроил их ход на местное время. Как ни странно, в этом мире сутки были идентичны земным. И вот по ним я отследил момент прихода прислуги и открыл дверь.
        И вот, когда бочка и грязные вещи были унесены, я запер комнату, скинул плащ и расслабленно лег на кровать. Господи, как же хорошо! Я лежал на мягкой перине, наслаждаясь каждым мгновением этого дивного момента. Все-таки не привычен я к местной жизни, вон как недельная дорога утомила! А ведь местные путешествуют месяцами!
        Уснул я быстро. Спал как младенец, даже сны не снились. А проснулся уже, когда солнце высоко поднялось над горизонтом. На часах еще утро, но до полудня не так далеко. Так, нужно делать зарядку! И так мышцы атрофировались, а если еще и не делать зарядку, то вообще ходить разучусь! Поэтому я стал выполнять разные упражнения, правда, делая поправку на раны.
        Эти заразы очень медленно восстанавливались. Как сказал Доринер, стрелы были отравлены сильным паралитиком, поэтому мне еще пускали плохую кровь, увеличивая разрез, да и обрабатывали растворами, сделанными гномьими кудесниками, что не только боролись с заразой, но и знатно портили мое тело. В общем, потрепало меня тогда не слабо!
        Но я все равно с радостью замечал, как мышцы работают все лучше, хромота вообще практически исчезла, а левая рука двигается все более уверенно и ловко. Думаю, в городе нужно пробыть до тех пор, пока окончательно не окрепну. И так пришлось бежать из Рикависа побитым, так что, думаю, я заслужил отдых!
        Вниз спускался, предварительно закутавшись в плащ. Все-таки ужасно неудобно так ходить все время. Нет, плащ очень удобный, но вот постоянно ходить в нем, пряча лицо от любого разумного - это очень тяжело и утомительно! И пусть я так ходил всего ничего - вчера вечером, да еще сейчас, но уже порядком подустал.
        Итак, чем бы мне заняться сегодня? Придется идти к кузнецу, чтобы заказать меч, который я так и не смог получить в Рикависе. Кузнец посоветовал приобрести качественный меч, не железный, какой изначально планировалось. Ладно, деньги есть, куплю.
        Итак, нужно найти кузницу. Узнав дорогу у девушки-лисы за стойкой, я покинул таверну. Немного подумав, решил заглянуть к Ворону, проверить его. Лучше мне как можно дольше с конем быть, чтобы он привык и привязался.
        Конь был размещен со всеми удобствами в отдельном стойле. Он покосился на меня черным глазом и приветственно топнул ногой. Почему приветственно? Мне так показалось, да и на самом деле конь подошел ко мне и легонько боднул в плечо, будто поздоровался. Я улыбнулся, потрепал его по холке и сказал:
        - Ну что, дружище, долго тебе еще тут прозябать. Ничего, как только чуть окрепну, сразу двинемся в путь!
        Конь понимающе боднул в плечо. Ну что же, хороший мне конь достался, ничего не скажешь! Потрепав его по холке еще раз, я покинул конюшню и направился прямиком в кузницу. Долго топать не пришлось, массивное здание, из которого доносился частый звон металла, а из большой трубы в крыше валил густой черный дым, уносимый ветром за пределы города, оказалось не так далеко от таверны.
        Подойдя к массивной двери, я с силой постучал в нее. Изнутри раздалось недовольное ворчание, потом приближающиеся гулкие шаги. Дверь распахнулась, и передо мной предстал кузнец. М-да, как же такого откормили? Огромная туша на голову меня выше, с широченными плечами и перевитым толстыми канатами мышц телом. Голова кузнеца напоминала тыкву, как по размерам, так и по форме. Больше чем уверен, что этот здоровяк превращается в медведя-переростка. Потому как не может заяц быть размером с легковой автомобиль!
        - Чего надо? - прорычал кузнец раздраженно.
        - Меч заказать, - сказал я, едва скрывая дрожь в голосе.
        - А! - протянул кузнец, лицо его смягчилось, взгляд перестал быть по-звериному злобным. Я даже легче себя почувствовал, - Так чего на пороге стоишь? Проходи!
        Кузнец посторонился. Словно огромный валун он открыл мне путь внутрь кузницы, соответствующей кузнецу. Обустроена кузница просто и сильно. Огромная печь и здоровенная наковальня никак не могли быть сопоставимы с теми же вещами у гномьего кузнеца. Один только кузнечный молот, что сейчас лежал на наковальне, можно использовать для разрушения стен! Ох, хорошо, что этот оборотень кузнец. Не хотел бы я такого противника воина!
        - Ну что, парень, какой меч тебе нужен? - спросил кузнец, достав из здоровенной бочки заготовку и отложив ее в сторону.
        - Вот, - я достал записку и передал кузнецу. Тот внимательно ее изучил, что-то прикинул в голове и сказал:
        - В принципе, работа не сложна. Я так понимаю, тебе нужен долговечный меч? Сделаю за четыре дня, только, смотрю я на тебя и думаю - подойдет ли?
        - А что не так? - спросил я удивленно.
        - Понимаешь, меч для воина - это как частица души! - начал пояснять кузнец самозабвенно, - Глядя на один лишь меч можно понять самого воина! И тот меч, который ты хочешь, тебе явно не подходит. Нет, общая конструкция меча вполне подходящая, но вот несколько деталей я бы подправил. Например...
        Обсуждали детали меча мы около часа. Кузнец оказался очень опытным и сведущим как в воинском деле, так и в кузнечном. Я без сомнений окрестил его мастером. Он умудрился изменить общую конструкцию совсем немного, но при этом, в общем, сам меч изменился кардинально. Длина немного сократилась, а вот само лезвие стало шире. На конце появился новый изгиб, оканчивающийся острым шипом.
        Вот только цена немного напрягла. Двадцать семь золотых - это очень много! Хотя мне было ничуть не жаль этих денег. Для меча ножны не предполагались как раз из-за изгибов, поэтому носить я его буду в перевязи. В общем, поход к кузнецу оказался очень продуктивным. Отдав тому десять золотых в качестве аванса, со спокойной душой и облегченным кошельком отправился восвояси.
        Ну что, а теперь я пойду на площадь! Что-то там сегодня городили, стояло много различных повозок и фургонов. Интересно, что сейчас там? Обсуждали с кузнецом детали мы довольно долго, так что на площади уже должны были что-то соорудить.
        Еще на подходе я заметил столпотворение. А когда я уже был на площади, то увидел потрясающую картину - ярмарку! Это было очень необычно и красочно, при средних размерах площади на ней смогли уместиться очень много фургонов и лавок! Отовсюду слышались призывные крики, у нескольких фургонов народу было особенно много и часто с той стороны слышались восклицания, в основном, разочарованные.
        Движимый любопытством, я пошел вдоль фургонов, рассматривая. Где-то продавали оружие, где-то одежду, а у одной телеги сидел старичок, торговавший, как я понял, плодами своих трудов на грядках.
        Задержавшись около старика, сидевшего на старенькой телеге, я начал разглядывать его товар. В основном были обычные овощи, но взгляд выцепил банки с темным содержимым, очень похожим на... варенье!
        - Уважаемый, а что в этих банках? - спросил я у старика. Тот поднял голову, посмотрев на меня полными усталостью глазами, и ответил.
        - Да, внучок, тут у меня вишневое, тут земляничное, а тут смородиновое. Варенье все!
        Ого! Да, как я погляжу, в этом мире флора точно ничуть не отличается! Разве что все продукты точно натуральные на двести процентов. Я испытывал некоторую слабость к вареньям. Особенно любил разбавлять варенье водой и пить вкусный сок. Поэтому я сказал:
        - Я возьму по паре банок каждого варенья.
        Старик оживился. Видно, не часто у него покупали что-то. Странно, насколько я помню, натуральные продукты на ярмарках уходили влет. Разве что в этом мире ситуация несколько иная. Или, скорее всего, натуральные продукты тут уже приелись.
        - Внучок, - сказал дед, замявшись. Я как раз уже собрался уходить, уместив все банки в мешке, но остановился, - а тебе книжка не нужна? Почти за даром отдам!
        - А что за книжка? - заинтересовался я.
        Честно сказать, это был единственный случай за все время моего пребывания на Лайдайе, когда мне предлагали книги. Да что там, я книг вообще до этого не видел! Записные книжки не в счет.
        - Хорошая книга! Вот, большое собрание мифов и легенд со всего континента! - дед выудил из пыльного мешка объемную книгу. Честно сказать, этот фолиант меня впечатлил. Книга в темной невзрачной обложке с металлической рамкой, на обложке короткая запись, которую я в силу почти полного незнания языка не смог прочитать. Объемная, под тысячу страниц, не меньше!
        Дед бережно положил книгу на колени, почему-то оглядываясь и прикрывая ее руками, и так же бережно раскрыл ее. Большие страницы были сплошь усеяны различными записями и картинками, сделанными очень аккуратно и красочно. Страницы были плотными, и даже при этом книга была точно в тысячу страниц.
        - Вот, старик, держи, - я вложил в ладонь старика золотую монету и аккуратно взял книгу в руки. Увесистый томик радовал приятной тяжестью. Ну что же, читать мне эту книгу долго, даже с учетом немного выученного алфавита гномов, если книга на нем написана. А то возникнет проблемка. Отнесу-ка я пока книгу к себе в комнату...
        - Постой, внучок! - вдруг окликнул меня дед, быстро догнав, - Ты, видно, ошибся! Какую деньгу большую мне дал! Поди с медяком перепутал!
        - Нет, все правильно. Я дал ровно столько, сколько стоит эта книга, - сказал я ошалевшему старику и быстро покинул площадь.
        Уже у себя в комнате я, не удержавшись, положил книгу на стол и раскрыл ее на первой странице. На большом листе был карандашный портрет довольно молодого мужчины с короткой бородой и светлыми волосами, с обветренным лицом и удивительно тоскливыми и усталыми глазами. Я даже не смог определить, какой он расы, но очень похож на человека. Вообще интересно, как гномы сразу опознали во мне человека? Нужно будет как-то прояснить это.
        На первых страницах шел сплошной текст, написанный очень аккуратным разборчивым почерком, даже я мог различать отдельные буквы. К счастью, у меня есть алфавит гномьего языка, на котором, как оказалось, была написана книга. Эх, жаль, что в этом мире нет общего языка, как обычно бывает в книгах про попаданцев! Только разных наречий гномьего языка около тридцати, это ж голову можно сломать!
        Было огромное желание начать читать книгу прямо сейчас. Но я пересилил себя и, отложив книгу, пошел к двери. Хотелось еще посмотреть, что на ярмарке есть. Вдруг еще что-нибудь интересное обнаружу?
        А интересное там было. Когда я вернулся на площадь, то понял, что народу стало намного больше. И еще произошли некоторые изменения. Посреди площади возникло огороженное низкой бревенчатой оградой пространство. И посреди этого пространства стоял наряженный мужчина, вроде ведущего, с упоением что-то говорящим окружающим. Заинтересовавшись, я подошел ближе и прислушался:
        - ... только сегодня! Я повторю, только сегодня на нашей арене произойдут нешуточные кулачные бои! Так же, как я уже говорил, любой желающий может попробовать сразиться с нашим чемпионом! С Черным Когтем! Если вы сможете спустя драки три минуты устоять на своих ногах, то получите пятьдесят золотых! Повторяю... - и он начал говорить все снова. А я заинтересовался. Нет, драться я не собирался ни при каких условиях, конечно.
        Заинтересовался самим представлением. Уж очень было интересно посмотреть, как будут махать кулаками те, кому заняться нечем или охота кулаки почесать. Да и на этого самого Черного Когтя интересно посмотреть, чем же он так знаменит. Ну а пока похожу, все одно этот 'ведущий' еще болтать будет незнамо сколько.
        Как выяснилось, у некоторых фургонов были подобия аттракционов. Например, в одном нужно было маленькими металлическими шариками сбить деревянные фигурки. Всего пять шариков, столько же и фигурок. Собьешь все - получишь красивую резную фигурку или, если сможешь три раза подряд выиграть, можно получить холст с изображением большого озера в закате. Я очень удивился, причем приятно, что в этом мире есть такие замечательные художники, что рисуют такие замечательные картины! Я ради интереса поиграл. Попал, к своему стыду, всего два раза!
        Зато был еще аттракцион. Там нужно было показать свои способности в метании ножей. Либо своими, либо предложенными ножами нужно поразить 'в яблочко' три небольших мишени. Проще говоря, нужно с трех шагов попасть в круг, сантиметров десяти в диаметре. Небольшая мишень, на самом деле. Но я решил попробовать.
        - Ну что, мил человек, попробуешь поразить всех своей меткостью? - спросил у меня веселый парень с лисьим лицом. Никак не привыкну к этому зверинцу, хоть убей, не привыкну!
        - Да, - кивнул я, положив на стол десяток медяков, столько стоила попытка, - кидать буду свои ножи.
        - Милости просим! - со смешком разрешил парень, отходя в сторону. Вот они, мишени. Ну что же, попробую.
        Быстрыми движениями, буквально за четыре секунды, я отправил в полет три эльфийских метательных ножа. Они рассекли воздух и, один за другим, вонзились точно в яркий красный круг. Выдохнув, я посмотрел требовательно на парня, удивленно наблюдающего за еще дрожащими ножами.
        - Отличная меткость! - сказал он, наконец, - Вот твой приз! И ножи.
        Еще побродил по ярмарке, понаблюдал за драками, оказавшимися обычным мордобоем. Но вот бой, в котором участвовал этот самый Черный Коготь, меня поразил до глубины души. Расскажу по порядку...
        Подойдя к арене, в ограду которой впечатали очередного неудачника, я еще недолго понаблюдал за тем, как здоровенный мужик вбивает все того же бедного парня в брусчатку, уже даже не стонущего. Собрался было уходить, но вдруг, когда драчуны покинули арену разными способами, кто на своих ногах, а кто ползком, на арену вышел здоровяк. Он был поперек себя шире, высокий, перевитый тугими канатами мускул. Выйдя в центр, он громко сказал:
        - Я хочу сразиться с Черным Когтем!
        - Ты уверен? Ты ведь еще так молод, - выскочил непонятно откуда тот мужчина, который в самом начале рассказывал в красках о грядущих драках, а сейчас со смехом смотрящий на смельчака.
        - Уверен! - чуть ли не прорычал рискнувший.
        - Тогда готовься! - сделав голос торжественным, он заговорил, - Еще никто не смог победить Черного Когтя! Говорят, что он еще в колыбели свернул волку голову, просто решив поиграть с ним! Он никогда не щадил своих противников, сокрушая их сотнями за один удар! Итак, трепещите! Черный Коготь!
        Нагло раздвинув толпу, на арену вышел... монстр! Больше никак это существо я назвать не могу! Огромная туша, состоящая целиком из горы мышц и маленькой головы почти без шеи, просто поражала своими размерами! Даже виденный мной кузнец был меньше этого гиганта, а уж растянутая в жутком оскале пасть вызывала поистине животный, первобытный страх. Да что там говорить, я при виде этой туши даже схватился за кинжал на поясе! Даже едва не бросил метательные ножи в это чудище!
        - Я раздавлю тебя, мошка! - проревел Черный Коготь, в действительности покрытый черной шерстью и имеющий длинные когти на руках.
        - Посмотрим, - спокойно, но с некоторой дрожью в голосе сказал отчаянный парень, которого я мысленно уже похоронил.
        - Итак, друзья, засчитываем время! - громко сказал 'ведущий', поставив на высокое сооружение песочные часы. Потом он перевернул их и одновременно с этим крикнул, - Бой!
        Коготь понесся на противника с немыслимой скоростью, мышцы на его теле перекатывались, словно огромные валуны на склоне горы во время оползня. К чести мужчины, вызвавшего на бой этого монстра, должен сказать, что он не замешкался и не запаниковал. Он быстрым движением упал на землю, когда Коготь был уже рядом. Откатился и с силой ударил ногой не успевающего остановиться противника в колено.
        Тот сдавленно вскрикнул, но не упал. Мужчина, поднявшись на ноги, встал напротив замершего гиганта. Тот сопел, словно бык на корриде, хотя те быки были в сравнении с ним просто милыми котятами! И вот Коготь быстрыми шагами подходит к замершему мужчине и бьет тому прямо в голову. Но громадная рука рассекла лишь воздух, а резко присевший мужчина тут же подпрыгнул, нанося сокрушительный удар обеими руками прямо в челюсть Когтя.
        Я ожидал, что раздастся треск костей, а челюсть здоровяка будет сломана, но ошибся. Коготь немыслимым движением изогнулся и ухватил поперек торса своего противника и с силой сжал руки. Я всерьез испугался за жизнь мужчины. Еще немного и он погибнет от перелома позвоночника! Неужели такое допускают?
        Видимо, нет, потому что Коготь отбросил обессилевшего противника через некоторое время. Тот пролежал неподвижно пару секунд, но потом начал подниматься. По его лицу струилась кровь, и взгляд устремился к часам, на которых падали последние песчинки. Он рывком поднялся и торжествующе ухмыльнулся, но огромная туша решившего не допустить победы смельчака Когтя налетела сзади. Он мгновенным движением захватил за шею мужчину и свернул противнику ее! Обмякшее тело упало на брусчатку немногим раньше последних песчинок в часах.
        Развернувшись, я быстрым шагом пошел прочь с ярмарки. Настроение было безвозвратно ухудшено. Как?! Как так можно убивать средь бела дня, на глазах у толпы?! А ведь эта самая толпа только громче кричала и хлопала! Сволочи! Как так можно не ценить жизнь?! Боюсь, долго я у зверолюдов не задержусь. Я не хочу быть убитым ради забавы.
        У себя в комнате я немного успокоился. Ну, убили мужчину, и что? Все мы смертны, а он сам вышел на бой. Каждый сам выбирает, как ему умереть, только не всегда знает об этом. Курильщик травит себя сигаретами, пьяница каждый день рискует просто отравиться паленой водкой, а идиоты строят из себя героев на подобного рода развлечениях!
        Куда-то идти не было ни малейшего желания. Поэтому я, сбросив с себя всю верхнюю одежду, уселся за стол. Книга, к счастью, заняла все мои мысли довольно быстро, избавив от тяготы посторонних мыслей. Я, иногда сверяясь с алфавитом, вслух прочитал название книги. Амулет сработал, переведя мои слова как 'Поверья, легенды и сказания народов континента, от первобытных племен до развитого общества'.
        Хм, интересно. Написано так, будто на континенте обитают первобытные племена. А вдруг так и есть? Ладно, посмотрим дальше. Первые страницы, как я и предполагал, были обращением автора к читателю. К сожалению, о самом авторе не было и слова сказано, но зато было очень увлекательно написано о том, куда и зачем он путешествовал. К сожалению, было непросто читать, я все-таки пока что не шибко силен в гномьем языке.
        Чтиво постепенно меня увлекло. Правда, до вечера я успел прочитать лишь само предисловие. Я настолько увлекся, что не заметил, как наступил вечер. И только когда глаза уже слипались и начали болеть, оторвался от чтения книгу. Через силу заставил себя спуститься в обеденный зал и поесть. К счастью, вечер никаких сюрпризов не преподнес и я смог спокойно поужинать и пойти спать.
        Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ.
        Доринер сидел в своем кабинете и ждал приезда делегации. Только утром он получил письмо, в котором приказывалась следующее - удержать всеми силами человека, но при этом не портить с ним отношения. Совет готовится оказать ему прием со всеми почестями.
        Гном был в шоке. Он ведь собственноручно спровадил бедного человека из деревни, будучи уверенный, что спасает ему жизнь! А тут Совет Старейшин решил, что человек должен быть принят гномами со всей доступной вежливостью и почитанием. И ведь без подвоха, это гном чувствовал, хотя больше не доверял своим предчувствиям! Доринер вместе с письмом получил тысячу золотом, которую должен был вручить человеку в качестве предварительного подарка...
        - Неужели я собственноручно погубил Глеба? - печально спросил Доринер, глядя в пустоту, - Я ведь хотел как лучше. Но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в Бездну.
        Доринер устало прошелся по кабинету, осматривая трофейное оружие. Сколько он прожил, а ведь так никому и не раскрыл, что все это оружие - его. Доринер усмехнулся про себя. Про него никто не знает всего, даже сотой части, и то никто не знает! Не знает его происхождения, не знает его истиной сути. Только все точно знают, что Доринер - очень добродушен и сердоболен.
        Сердце, которое пережило многие тысячи лет в разных телах и образах, сжали невидимые тиски. Гном так и не смог стать подобно таким же, как и он, прожившим невероятно длинную жизнь, бесчувственным и замкнутым. Все говорят, мол, к старости чувства лишь лишают рассудка. Но Доринер не верил этому! И был прав, ибо сумел удержать свой разум! Правда, частенько забывался в напускных образах, как сейчас.
        - Эх, Глеб, знал бы ты, кто я, - грустно усмехнулся гном, - а знал бы ты, на ком движешься. Кого оседлал. Заикаться бы начал!
        Доринер был актером, равному которому не найти и в тысячах больших миро! Он смог разыграть множество сцен, объясняющих появление этих с виду неказистых вещей, да и еще многого. Даже гном Доринер - это лишь образ! Для создания которого пришлось прожить полностью всю жизнь и дослужиться до сотника. Ведь, как завещано Прабогом, Доринеру запрещено напрямую влиять на судьбы разумных, иначе это повлечет за собой немыслимые последствия. Но гном Доринер спокойно мог делать что хочет в своем образе - это ведь не тот, на кого возложена Печать. Впрочем, это очень сложная история, в которой разобраться можно с большим трудом.
        А уж про коня, что гном отдал Глебу, и вовсе отдельный разговор. Ворон, как истинно звали коня, был не простым конем. Он даже конем не был по природе своей. Но это очередная история, мало касающаяся того, что сейчас произойдет.
        - Колокол, - хмыкнул сотник, услышал оглушительный грохот, - кто же напасть на нас решил?
        - Господин сотник! - в кабинет через несколько секунд вбежал взлохмаченный гном, - Эльфы! Их сотни! И маги с ними! Они идут на нас!
        - Активировать 'Звездопад', - хмуро приказал гном. Солдат тут же умчался, а буквально через минуту раздался грохот, легко заглушивший гром набата. Про себя гном подумал, что не зря отправил Глеба из деревни - он был бы убит эльфами. Это наверняка.
        Доринер знал, что происходит снаружи, но все же стоит рассказать, ведь сами мы не знаем происходящего. А происходило следующее - стены крепости стали резко чернеть, превращаясь в монолитную плиту. Башни тоже почернели, крыши начали стекать, закрывая все щели. Текущий камень застывал, образуя идеально гладкую плиту. Стена стала монолитной, созданной из самого прочного и неизвестного никому, кроме Старейшин и Мастеров гномов, материала.
        Но тут же в стенах начали возникать ярко красные круги, словно камень изнутри плавился сильнейшим пламенем. Впрочем, примерно так и было. Плавившийся камень собирался в небольшие шары, висевшие в воздухе и светившиеся подобно маленьким солнцам.
        В движущихся эльфов, что уже ударили по деревне своей магией и убили четверых гномов из гарнизона, выстрелил первый шар. Он несся с огромной скоростью, светился так, что его свет будто бы поглощал свет солнца! Там, где он несся, наступала на ночь, вплоть до того момента, пока шар не врезался в защитное поле эльфов, рассыпаясь армадой искр. Щит выдержал, но эльфы ощутили мощь этой атаки и усилили свои щиты.
        - Глупцы, - усмехнулся Доринер, смотря на поле боя особым зрением, - это лишь пристрелка!
        И тут же десятки шаров один за другим полетели в сторону эльфов. Стена понемногу уменьшалась из-за создания снарядов, но их много не требовалось. Доринер смотрел, как погружавшие долину во тьму шары врезались в щиты эльфов, остановившихся под натиском. Выглядела атака точно как звездопад, только 'звезды' не исчезали бесследно в небесах, а врезались в слабеющую защиту эльфов.
        Вдруг эльфы, ясно осознавшие бедственность своего положения, применили хитрую уловку. Ценой всех своих оставшихся запасов энергии эльфийские маги открыли широкий портал на пути 'звезд'. Только выход этого портала был горизонтален и был нацелен на деревню!
        - Хитро! - громко хохоча, воскликнул Доринер, хватая со стены щит.
        Яростные снаряды ударили по деревне, уничтожая одним ударом целые здания. Искры, казавшиеся такими красивыми и безобидными вдали, врезались в бегущих гномов, обращая тех пепел. Деревня гибла в считанные секунды. Один из последних, добивающих деревню снарядов, ударил точно в крышу дома сотника.
        Преодолев хлипкую крышу, еще на взорвавшийся снаряд ударил точно туда, где стоял комендант погибшей крепости. Страшный взрыв разнес в каменную крошку все здание, оставив лишь обугленные обломки и пепелище.
        Посреди дымящихся и местами горевших руин здания стояла высокая фигура. Она поражала одним лишь видом, просто поражающим воображение! Ростом под три метра, может даже больше, фигура великана была закована в огромные пластинчатые доспехи, созданные из неизвестного металла. Доспех был чернее ночи, поглощал любой попадавший на него свет. Форму его можно было понять лишь по зеленоватому, похожему на туман, свету, лившемуся из щелей доспеха. В закованной руке могучий воин держал щит, ростом выше даже Глеба. Он без усилий держал щит над головой, словно тяжеленный диск металла не весил ничего.
        Шея воина укрыта бувигером, из-за которого видна голова воина. Лицо скрыто за каменной маской темного цвета, такого же, как доспех. В маске не было ни единой щели, но воин и без глаз все ощущал и осознавал, словно был одним сплошным глазом.
        Еще на голове был красивый капюшон, украшенный причудливыми орнаментами. Он закрывал все, что не скрывала маска. Создавалось впечатление, что воин сглупил, не защитив голову в полной мере, но мало кто знал, что даже в этом капюшоне мощи было не меньше, чем в маске, да и просто достать до этого уязвимого места было ой как не просто!
        - Как жаль, - громогласным шепотом пробормотал воин, - все погибли. А ведь я так к ним привязался. Эх!
        От тяжелого вздоха воина поднялся мощный вихрь, сметший последний переданный телепортом снаряд, словно тот был простым пером, что нечаянно обронила птица. Эльфы, увидев еще издали фигуру неизвестного воина, возникшего буквально из неоткуда, замерли. Они еще не оправились от неожиданно атаки магией гномов, о которой (магии) доселе не было известно ничего! Даже ее существование не рассматривалось, поэтому эльфы обоснованно опасались закованного в черные латы воина.
        Тот опустил щит и запрокинул правую руку за спину. Мощная длань сомкнулась на удивительно красивой и до смерти ужасной рукояти исполинского клинка. Рванув руку, воин обнажил длинный меч. Широкое лезвие было раздвоено посередине от обуха, а сходилось лишь на острие. Кромка клинка отливала мерным красноватым цветом, тогда как пепельного цвета клинок не выделялся яркостью.
        Воин вздохнул еще раз, провел рукой по лезвию. Неожиданно великан исчез. Просто испарился, как морок. Эльфы, стоявшие вдали, даже отшатнулись от неожиданности. Переглянувшись, они несмело двинулись к деревне, не замечая, как за ними бесшумно движется исполинская фигура, которую, впрочем, увидеть в этот момент было под силу одним лишь богам.
        Эльфы вошли в деревню, осмелели, словно и не было того странного представления на вершине холма, начали бегать по руинам, пинками мстить за свой испуг бедным жертвам атаки, как живым, так и мертвым. Он распределились по всей деревне, добивали раненых. Эльфы пронзали своими изящными клинками всех и вся.
        Один эльф зашел дальше всех, добрался до чудом устоявшего склада, бывшего с другой стороны холма. Внутри него был целый арсенал из первоклассного качественного оружия. Эльф, утирая проступившие от жадности слюни, бросился вдоль стоек с оружием. Безнаказанность опьяняет!
        Но не успел он добежать и до центра зала, как неожиданно упал. Ни воздух не шелохнулся, ни земля не дрогнула. Лишь упал эльф на землю, а голова его еще долго катилась по полу, все больше удаляясь от тела. У входа на склад стоял исполинских размеров воин, смотревший на это. Он держал в руках того эльфа, что только что упал мертвым и обезглавленным. Только эльф выглядел живее всех живых, рвался из рук державшего его стальной хваткой за горло воина. Лишь только свет, лившийся сквозь этого эльфа, немного не вписывался в картину его жизни.
        Воин слегка коснулся эльфа своим клинком. Но не тем, что обнажил накануне. Тот он решил не марать. Воин держал в руках длинный, черный как смоль кинжал, перевитый красными, словно раскаленный металл, прожилками. Если присмотреться, можно увидеть в этих прожилках тысячи душ, поглощенных этим кинжалом, что словно в огненных реках тонули в красных жилах ужасного оружия. Воин ударил этим страшным оружием в эльфа. Эльф исчез, мгновенно впитавшись в кинжал. В реках пламени, текших по лезвию кинжала, добавилась еще одна душа.
        Страшная казнь свершилась над всеми эльфами. Один за другим те падали, а их души отправлялись в такое место, в сравнении с которым и преисподняя покажется лишь смехотворной пародией на настоящую обитель страдания. Казнь полностью свершилась раньше, чем началась.
        Жуткий воин, в котором тайн больше, чем в ком-либо другом, медленно вышел за пределы деревни, не оставляя ни единого следа или отпечатка. Неожиданно воин остановился и протянул руку к маске. Только он снял ее, как на земле оказался Доринер. Он стоял, печально оглядываясь на деревню.
        - Ну что, Глеб, придется мне за тобой приглядеть немного, все одно мне уже незачем скрываться, - сказал Доринер, всего мгновение назад имевший облик черного воина, - правда, нужно кое-куда сходить сначала. Продержись до моего прихода, человек! А там я уже решу, что с тобой делать!
        В руке Доринера возникла маска - подобная той, что была на воине всего несколько секунд назад. Только выглядела несколько иначе - вытянутая, отливающая зеленым цветом, подобным тому, что лился из щелей доспеха великана.
        Бывший комендант Рикависа, погибшей деревни, надел на лицо новую маску. Тут же взамен гнома возник всадник на высоком, точно Ворон, коне. Гриву и хвост этому коню заменяло зеленое пламя, лившееся еще и из глаз коня подобно дыму. Могучий зверь ударил в нетерпении копытом по земле, да так, что земля затряслась и едва слышно застонала.
        - Осторожнее, нам же не нужны неприятности? - похлопал всадник коня по плечу. Теперь воин выглядел иначе. Он все так же был высокого роста, но теперь имел худощавое телосложение. Тело плотно облегали доспехи, кожаные, но такие же иссиня-черные, как и могучие доспехи прежнего облика. На лице маска, все так же дополняемая капюшоном. За спиной огромный лук с колчаном стрел, которые можно использовать как копья. Чтоб натянуть этот лук, нужна сила ста мужчин, а уж удержать его натянутым... под силу разве что демонам. Не тем, что обитают на континенте, а тем, что ждут своего часа в преисподней.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        И вот незаметно пролетела неделя, или по местному - седмица. Я жил в таверне, рано утром выходил с Вороном на прогулку за город, где заодно и тренировался верховой езде, а потом усаживался за чтение. Я практически не был на улице, не считая времени прогулок, все время читал. Да и не хотелось своей скрытной физиономией светить особо. И так я в этом плаще, не снимая, хожу.
        К чему я обо всем этом говорю? А к тому, что я собрался уходить из этого места. Меня сильно тяготило и напрягало это поселение. Даже просто находиться здесь было неприятно. Поэтому ещё вчера я узнал, как добраться до ближайшего города, а собрался в столицу этого дивного графства. Я собирался отправиться в крупные жилые города, не хотелось больше видеть эти деревни. Хотелось в каком-нибудь 'мегаполисе' попробовать поискать работу, что, в общем-то, не так просто. Да и посмотреть на масштабные поселения было бы интересно.
        Здоровье мое пришло в норму, на месте ранений остались лишь шрамы, довольно заметные, дополняющие шрам на лице. М-да, с ними я никогда не забуду того дня, когда в одночасье потерял товарища и сам едва не отправился к пращурам. Вот же проклятые эльфы, что я им сделал?! За что они пытались меня убить, прокладывая к моей смерти дороги из трупов?! Пусть будут уверены, я не забуду их поступка и напомню о нем при первом возможном случае!
        Ладно, эмоции в сторону. Мне пора. Все вещи собраны, осталось только забрать меч у кузнеца и отправляться в путь. Вы бы знали, как я жду этого меча! Не знаю почему, но я очень хотел получить его как можно скорее. Хотелось ощутить его тяжесть, опробовать остроту и... кхм... испытать его в деле.
        Отдав ключи от комнаты, я побрел к конюшне. Ворон в стойле уже не знал, чем себя занять, так ему хотелось поскорее в путь, поэтому от скуки изредка бил могучим копытом в стену или ограду, заставляя каждый раз испуганно вздрагивать конюхов и других 'постояльцев' конюшни. Завидев меня, он радостно заржал, забегав по стойлу. Я со смехом потрепал его и сказал:
        - Ничего, дружище, уже сегодня в путь. Я только схожу к кузнецу и сразу обратно. Взял бы тебя сразу, да не хочется без присмотра оставлять на улице, когда буду с кузнецом.
        Во взгляде коня чувствовалось понимание, но он все же и боднул меня в спину, подгоняя. Все-таки у меня очень хороший конь! Хоть и наглый, но умный и хороший!
        Было еще раннее утро, я как раз хотел как можно быстрее покинуть город. Раньше отправлюсь - больше пройду. Мне в пути предстоит провести около месяца, а это ой как не мало, особенно для моей страдальной пятой точки, которая хоть и немного привыкла к езде верхом, но все равно постоянно болела!
        Когда я был уже на пороге кузницы, услышал шаги сзади. Обернувшись, я встретился взглядом с очень злобно настроенным оборотнем. В неожиданном встречном я узнал того самого агрессивного зверолюда, которого я побил в таверне в первый вечер. Черт, этого еще не хватало!
        - Вот ты и попался! - торжествующе прорычал он, - Ты опозорил меня на весь поселок! Из-за тебя мне теперь житья тут нет! Я тебе отомщу за это!
        - Слушай, зачем тебе это? - попытался я пойти на переговоры, подняв руки в успокаивающем жесте, - Я же не хотел тебя опозорить, ты сам на меня наезжал, а я просто защищался! Мне проблемы не нужны, так что...
        - Прими бой, как мужчина! - взревел он и понесся на меня.
        Он понесся на меня, словно дикий тур. Я едва успел отскочить в сторону, спасаясь от сокрушительного удара кулаком. Поднырнув под руку оборотня, я с силой ударил его в бок, метя в печень. Тугие мышцы противника загасили большую часть моего удара, поэтому противник тут же резко отреагировал. Он подсек мою ногу, заставив падать. Вдогонку с силой ударил меня локтем в грудь, вышибая воздух.
        Я неимоверным усилием откатился из-под добивающего удара ногой, когда лежал не брусчатке. Поднявшись, быстро пришел в себя, хотя перед глазами еще плясали разноцветные круги. Вот теперь я реально разозлился! Прыгнув навстречу противнику, нанес в воздухе сильнейший удар коленом ему в челюсть, но попал лишь в грудь. Оборотень отшатнулся, а я продолжил развивать успех, ударяя кулаком ему под ребра.
        Дальше я начал выжимать себя до дна, нанося быстрые удары в корпус противника. Оборотень пытался закрываться, но он уже безвозвратно потерял инициативу, а из-за того, что я бил его в живот или в грудь, практически выдохся и потерял скорость.
        Но вот я выдохся. Последний удар нанес так 'сильно', что противник почуял мою усталость и с силой ударил меня ногой. Я едва устоял и, оправившись от удара, посмотрел на противника, стоящего на расстоянии трех шагов. Его грудь тяжело вздымалась, изо рта вырывалось хриплое дыхание. Я тоже задыхался от боли и усталости. К счастью, быстро приходил в норму. Но и противник тоже не отставал.
        - Слушай, может, хватит? - спросил я, немного отдышавшись, - Ты уже доказал, что очень силен. Зачем продолжать драку?
        - Ну нет! - мотнул головой он, - Я довершу бой до конца. Это дело чести!
        Я хотел было продолжить разговор, но тут увидел за спиной здоровяка оборотня, поднимающего... арбалет! Твою же мать! Я рванулся на непонятно откуда взявшихся силах и просто опрокинул не успевшего опомниться 'мстителя' на брусчатку. Болт со звоном врезался в каменную стену, просвистев над моей головой. Здоровяк быстрым движением повернул голову, увидел стрелявшего, в спешке достающего изогнутый клинок. Я вскочил и протянул руку недавнему противнику со словами:
        - Думаю, это не твой друг? - я, конечно, рисковал, но почему-то был уверен, что стрелок не союзник здоровяку.
        - Нет, - рычащим голосом ответил он, поднявшись, - да и остальных я тоже не знаю. Похоже, это по твою душу, парень!
        Отовсюду стали появляться вооруженные люди. Они держали мечи наготове и смотрели на нас так, так охотник смотрит на загнанную дичь. Плохой взгляд, неприятный. Как же я со всеми справлюсь-то? Тем более что десяток противников уже взял нас в клещи, отрезав пути к отступлению.
        - Идиот! - неожиданно появившийся за спинами незнакомцев старик крикнул на неудавшегося стрелка с арбалетом, - Как можно было не попасть?!
        - Он увернулся, - спокойно ответил тот. Старик посмотрел на нас, сплюнул и сказал:
        - Второго тоже в расход, - сказал он почти сразу, - нам свидетели не нужны.
        - Ну что, похоже, придется нам плечом к плечу встать, - хмыкнул оборотень, глядя внимательно за собравшимися атаковать воинами, - тем более по одиночке мы того гиганта не пристукнем.
        Я с удивлением посмотрел на возникшего за спинами наступающих мечников огромного существа, покрытого черной шерстью. Существо было огромным, мускулистым и злобным. Я как-то отстраненно узнал в этом существе Черного Когтя, непобедимого драчуна, что неделю назад просто убил мужчину, с которым и я бы опасался драться. М-да, теперь мне точно крышка...
        Тем временем Черный Коготь взревел и понесся на нас, растолкнув своих вроде как друзей. Он несся так быстро, что я лишь успел выдернуть кинжал, прежде чем оказаться сбитым. И тут я понял, что чувствуют люди, попавшие под поезд. Меня просто снесло с такой силой, что я проломил спиной дверь кузницы, дубовую, между прочим! Меня еще протащило по полу кузницы, остановился я лишь у другой стены здания, в которую шумно врезался. Неподалеку со стуком врезался мой новый союзник. В отличии от меня, он тут же вскочил и приготовился дать бой. Я с трудом поднялся, радуясь, что из костей вроде как ничего не сломано. Плащ мой сорвало, он валялся посреди кузницы, но о скрытности сейчас было глупо думать. Я посмотрел на входящего в кузницу монстра.
        - Лови подарок, урод! - крикнул я, отправляя в полет один за другим два метательных ножа.
        Один впился Черному Когтю в плечо, а второй лишь оцарапал ногу. Монстр взревел нечеловечески, потеряв последние признаки человечности и окончательно в моих глазах приняв образ зверя. Он понесся на меня, на ходу отбросив в сторону попытавшегося было атаковать оборотня!
        Отпрыгнув в сторону, я избежал участи быть разбитым в лепешку. Вскочив, пошарил на поясе в поисках кинжала и с ужасом не обнаружил его! Черт, выронил! А Коготь, переворачивая на своем пути все, что ни попадя, несся на меня.
        Немыслимым рывком я отправил свое тело в сторону, спасаясь. Поднявшись, я огляделся и увидел, что мой временный союзник какой-то болванкой бьет врагов, сующихся в кузницу. Его пытались достать мечами, но те были слишком коротки в сравнении с металлической палкой. Так, мне сейчас о своей шкуре нужно подумать, а оборотень пусть делает, что хочет!
        Коготь надвигался на меня неумолимо. Я отступал, уже почти отчаявшись, не зная, что делать. Нет, точно это мутант! Человек, пусть и оборотень, не может быть таким огромным и злобным! А тем временем Коготь опустился на четвереньки и стал на ходу преображаться. Шерсть стала гуще, покрыв всю кожу, тело вытянулось и увеличилось в размерах. Ногти на руках, ставших лапами, превратились в настоящие клинки! А голова вытянулась, превратившись в оскаленную медвежью пасть. Вот же черт...
        Я уже прощался с жизнью, но вдруг все резко переменилось. Сбоку выскочил кузнец, яростно взмахнувший длинным мечом. Тот, со свистом разрезав воздух, опустился точно на голову зверя, попросту расколов ту напополам. Огромная туша еще прошла по инерции несколько шагов, а потом грузно повалилась прямо у моих ног. Я ошалело смотрел на нее, на хлещущую кровь из болтавшейся на короткой шее огрызка головы, не веря случившемуся.
        - Вставай, парень, - кузнец ухватил меня за руку, рывком поставив на ноги, а потом осуждающе сказал, - не ожидал, что ты так шумно за мечом придешь.
        - Да я как бы и не собирался вот так... - я не знал, что сказать, но кузнец только смотрел стальным взором на дверь, откуда уже не высовывались рисковые враги. Оборотень все еще устало держал в руках болванку, переводя удивленный взгляд с двери на кузнеца и обратно.
        - Вот твой меч, а теперь уходи, - сказал кузнец, - разбирайся со своими проблемами сам, без меня и моей кузницы!
        - Хорошо, - согласился я ошарашенно. Может, я внутренне надеялся на его помощь, но суровая реальность такова, что за свою жизнь придется бороться самому. Я только поднял лежащий рядом плащ, быстро накинув его на себя. Вроде никто не успел заметить ничего необычного во мне, хотя я уже наплевал на это. Все одно помирать!
        Взяв в руки меч, которым кузнец убил медведя, я мельком оценил его и восхитился. Потрясающий меч! Надеюсь, он поможет мне сейчас. Я двинулся к зияющему пустотой дверному проему и, кивнув стоявшему с болванкой оборотню, рывком выскочил наружу.
        Тут же я изо всех сил ударил новым мечом по бросившемуся на меня противнику. Тот не ожидал моей вооруженности и, не успев остановиться, попал под смертельный удар. Меч разрубил его точно от плеча до сердца, выскользнув потом из разрубленной груди.
        Адреналин ударил в голову, я просто бил! Бил не щадя ни себя, ни врагов. Я вдруг почуял, что кроме ярости и некоторой удовлетворенности, не испытываю больше никаких эмоций. Словно я рубил кукол.
        В какой-то момент все кончилось. Я из-за усталости держал меч опущенным, тяжело дышал и рыскал глазами по сторонам. Вокруг была лишь залитая кровью брусчатка, на которой лежали трупы и стонали раненые. Вдалеке виднелся один улепетывающий враг, но я был не в силах гнаться за ним. Меня затрясло, руки задрожали. С большим трудом пихнул меч в перевязь на спине и пошел вперед, не глядя на трупы.
        - И зачем ты на меня напал? - спросил я у старика, которого за ворот держал усталый оборотень.
        - Твои... ножи... - сказал он с хрипом, - ты ведь даже не представляешь... что у тебя в руках!
        - Что такого в моих ножах? - спросил я устало.
        - Они принадлежат... эльфийским офицерам... не знаю, откуда они у тебя... но они стоят целое состояние... - старик закашлялся, сплевывая кровь. Захрипел и, дернувшись последний раз, повис безвольной куклой.
        - Готов, - устало ответил оборотень, с брезгливостью отбросив тело на дорогу, - вот и все. А теперь наш разговор...
        - Только не говори, что ты хочешь дальше драться! - устало попросил я.
        - Нет, - отрицательно покачал головой оборотень, - я хочу уйти с тобой.
        - Что?! - обалдев от совершенно неожиданных слов, я уставился на оборотня.
        - Мне нет места в этом поселении, особенно после этой драки, - пояснил тот, - а с тобой я уже бился бок о бок, да и вдвоем безопаснее будет двигаться. И у меня есть конь, так что я тебя не буду задерживать.
        - Черт с тобой, иди, - согласно махнул рукой. Я настолько устал, что мне было плевать даже на тот факт, что со мной двинется тот, кто всего несколько минут назад хотел меня избить.
        Договорившись через некоторое время встретиться за западными воротами, мы с оборотнем разошлись. Я как мог быстро пошел за Вороном.
        Стоило мне подойти к стойлу, как почуявший кровь, что обильно 'украшала' мою одежду, Ворон заволновался. Успокоив его, я взвалил все сумки на круп и, запрыгнув на уже оседланного Ворона, быстро помчался прочь из города. И я даже не хотел думать, почему так и не увидел ни одного стражника.
        ГЛАВА 4.
        Я честно ждал оборотня у западных ворот. Наконец, увидел всадника на гнедом коне, что быстро поравнялся со мной. Мы молча пришпорили коней, быстро удаляясь от ненавистного поселения. Когда оно осталось далеко за спиной, мы притормозили. Какое-то время ехали молча, а потом я спросил:
        - Как тебя зовут хоть?
        - Готнерим, - ответил он, хмуро глядя перед собой.
        - А я Глеб. Будем знакомы, - сказал я и замолчал.
        Мы долгое время ехали молча. Я не знал, какие мысли роились в голове у оборотня. Лично я пытался осознать произошедшее несколько минут назад у кузницы. Когда напали эльфы, было не так страшно и ужасно, а сейчас... кровь, смерти... это ужасно! Я не знал, что в настоящем сражении будет настолько ужасно, все-таки бой с эльфами был слишком скоротечен для того, чтобы я успел его осознать в полной мере.
        - Слушай, Готнерим, - начал я, пытаясь завести разговор, - куда ты собираешься идти?
        - Не знаю, - ответил тот, - где работа попадется, там и останусь.
        - Почему все-таки ты так взъярился на меня? - спросил я озабоченно, - Разве так неприятно, что я тебя ударил? Да и остальные посудачили бы да забыли.
        - Ты не понимаешь, - процедил сквозь зубы Готнерим со злобой, что шла то ли от неприязни ко мне, то ли от того, что я затронул эту тему, - в моем племени любой бой священен! Победить в поединке более сильного противника - значит, стать более почитаемым и уважаемым! А ты... ты просто избил меня, как юнца. А я считался сильнейшим воином в племени!
        - Подожди, ты сказал 'в племени'? - зацепился я за слово.
        - Ты что, из пещеры вышел? - удивленно посмотрел на меня оборотень.
        - Можно сказать и так, - кивнул я, желая получить подробности, - так что?
        - Либо ты действительно ничего не знаешь, либо что-то замыслил, - недоверчиво сказал он, а потом махнул рукой и заговорил, - да будет тебе известно, что на территории графств, помимо живущих в городах оборотней, обитают и разные племена. Они живут в небольших деревнях в самых глубинах территорий. Кто-то занимается земледелием и иногда общается с внешним миром, а кто-то так и остается в первобытном состоянии, ведет звериную жизнь. Тем не менее, никто насильно не принуждает их жить по законам графств, только по желанию самих племенных жителей. Я тоже из племени.
        - И что же тебя заставило выйти к цивилизации? - спросил я с интересом.
        - Как-то в наши земли зашел странный воин, - начал оборотень, - он был весь в блестящих одеждах, а в руках держал странную секиру - длинную и блестящую. Воин оказался очень сильным, я едва смог его убить! А потом мне стало интересно, где же создают такие замечательные и надежные доспехи и оружие. И я ушел. С тех пор я наемником хожу по графствам, обучаюсь, при возможности, различным умениям ну и сражаюсь часто. Хотя сначала очень долго привыкал к такой жизни.
        - Ух ты! - удивился я, - Это удивительно! И давно ты так путешествуешь?
        - Уже двенадцать лет, - нехотя ответил Готнерим.
        - М-да, это не мало, - задумчиво признал я, отметив, что самостоятельно заставить себя уйти непонятно куда только за тем, чтобы искать силы... это достойно уважения.
        - Зато за все время я не утратил ни грана тех знаний, что получил в племени! - гордо сказал он, - Идя в смертный бой, я всегда пою нашу победную песню! С ней я становлюсь поистине непобедимым!
        - Интересно, - хмыкнул я, - споешь?
        - Зачем? - удивился Готнерим.
        - Просто хочу ее послушать. А я в ответ спою отличную песню, которую ты никогда не слышал, - предложил я.
        - Хорошо, - он набрал в грудь воздуха и запел басистым, но идеально подходящим для песни голосом.
        Признаюсь, песня меня поразила. Она пелась на необычном, рычащем и грубом языке, который, тем не менее, оказался очень богат на различные эпитеты, которые с готовностью перевел амулет. В песне пелось о воине, который ушел далеко от дома в поисках славы, как сражался он с бессметными полчищами врагов, как любил и как погиб. Эта песня оказалась наполнена глубоким смыслом, в ней было столько эмоций, что я невольно хватался за оружие, будто бы это на меня нападали чудовища и армии. Удивительно, впервые я попал под воздействие местных песен! Признаться, это очень необычно и завораживающе!
        - Это восхитительная песня! - оценил я, когда Готнерим умолк.
        - Это да, - гордо кивнул он, потом сказал, - а теперь спой ты, послушаю, что за песню ты пообещал.
        Немного поколебавшись, я отпустил амулет-переводчик, который сжимал под плащом. Лучше спою так, как это звучит на самом деле, чтобы мой новый товарищ слышал то, что нужно. Задумавшись, что именно лучше спеть, наконец, определился. Хотелось поддержать военную тематику, вот только песня была не столько боевая, сколько победная. Думаю, она знакома каждому русскому.
        - День Победы. Как он был от нас далек... - я прикрыл глаза, полностью отдавшись песне.
        В голове мелькали различные картины, десятки которых возникали перед глазами при каждой спетой строчке. Наиболее ярко стояли марширующие солдаты и толпы людей с цветами. Вспомнились ветераны, девятое мая, уже недавнее, когда лишь малая часть тех героев, что победно дошли до Берлина, прошествовали по улицам города. Им все отдавали честь, даже дети. Все было настолько ярко и живо, что я буквально выпал из реальности. Пришел в себя только тогда, когда спел последнюю строчку, да и то еще с минуту был погружен в свои мысли. Похоже, я песнями не только других задеваю, себе тоже достается - эмоции прут через край!
        Открыв глаза, я обнаружил, что мы стоим. Кони не двигались, лишь топтались на одном месте. Готнерим смотрел прямо, а глаза его предательски блестели. Он еще пару секунд так пробыл, потом пришел в себя. На лицо наползла прежняя маска сурового воина, но в глазах была тоска, словно бы песня касалась его самого.
        - Глеб, твоя песня великолепна! Мне почему-то сразу вспомнились те дни, когда я возвращался из длительных походов и наймов, после тяжелейшей битвы! Я не знаю, почему. Глеб, тебе бы менестрелем быть, легко бы пристроился во дворец к графу! О чем твоя песня? Я такого языка еще ни разу не слышал.
        - Песня о великой Победе над великим Злом, - ответил я, особо не вдаваясь в подробности. Не хватало еще выдать свою 'иноземность', ведь если расскажу конкретнее, то легко подловят на том, что такого события не было. Нужно осторожней песни выбирать, они слишком меня выдают.
        Ладно, главная цель достигнута - Готнерим больше не считает меня врагом. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Очень не хочется путешествовать с обозленным воином, который при первой возможности всадит кинжал в спину, а вот союзник, который поддержит в бою, особенно опытный воин, умеющий владеть холодным оружием, может стать для меня отличным подспорьем в путешествии.
        Дорога потянулась скучной лентой, пейзажи уже осточертели, седло натерло всю пятую точку, а из развлечений только битвы с комарами. Спасали разговоры, которые часто завязывались сами собой в особенно тоскливые и скучные моменты. Готнерим оказался на удивление интересным собеседником. И меня удивил один очень любопытный момент. Готнерим складывал песни. Интересно, мне просто везет на стихоплетов, или тут все такие?
        Вообще, сказал про свое увлечение Готнерим случайно, когда мы обсуждали различные песни, а потом минут пятнадцать он бил себя в грудь и потрясал кулаками, отвергая данный факт. Но всеобъемлющее любопытство и настырность русского человека сломили отчаянное сопротивление племенного человека, и он все рассказал.
        Оказалось, что он действительно втайне от всего люда писал стихи. В основном, они были на военную и боевую тематику, но в них было столько смысла и чувств, что я ничуть не сомневался - стоит Готнериму переключиться на другую тему, как стихи его резко изменятся, но не утратят своего великолепия. Свои стихи он хранил в голове, потому как плохо владел письменностью. Точнее, в его племени совсем не было письменности, а сам Готнерим сочинял стихи только на родном языке. Стоит отметить, что голова его обладала очень хорошей памятью, так что все стихи Готнерим помнил наизусть.
        В общем, так мы и ехали. Я постепенно привыкал к коню, Ворон тоже привык ко мне, так что наше передвижение стало намного комфортнее, а управление конем упростилось - Ворон понимал мои указания почти сразу и безошибочно. Двигались мы практически весь день, встав на привал только тогда, когда дорога пошла вдоль неширокой, но быстрой и глубокой реки.
        Речная прохлада приятно дула в лицо, остужая его после перехода под палящим солнцем. Похоже, передвижение на юг делало свое дело. Если в Рикависе было достаточно прохладно, даже холодно, то здесь температура была относительно теплая, как в середине весны. Не думаю, что надолго она продержится, так что грех было упускать возможность насладиться теплом.
        На привале ужинали настоящим деликатесом. Готнерим оказался очень умелым рыбаком. Он острогой, наскоро сделанной из обломанной ветки, прямо у берега наловил с десяток рыбин. Эти рыбы были очень похожи на осетров, точнее, ими и оказались. Это был первый раз, когда я полакомился черной икрой. Будь у меня свое царство, тут же бы развил рыбный промысел! Это же, сколько всего можно наворотить...
        Река, вдоль которой мы двигались, впадала в огромное озеро. Это озеро раскинулось на огромное пространство и, как рассказывал Готнерим, было глубже самой глубокой реки и шире самой широкой реки. Да еще, как оказалось, в дальнем краю этого озера, где оно сужалось, предоставив возможность построить мост, был отвесный обрыв, с которого срывались излишки воды озера.
        Я заинтересовался. Мне сразу представилась картина изумительной красоты. Бескрайнее озеро, на которое падают отсветы яркой зари. У бережка плавают несколько лодок, часто скрываясь за нависшими над озером деревьями. Тихо плещется рыбка, шум воды успокаивает, усыпляет. Красота!
        И вот, к полудню мы подошли к деревне. Еще издали я увидел устье реки. Вода у него была кристально чистой, а вот спустя пару десятков метров... я сначала подумал, что мне просто кажется, но потом действительно уверился, что озеро было грязным. Повсюду плавали гнилые стволы деревьев, вода была темной от грязи и тины. Растительность у берегов была чахлой, умирающей. Да и само озеро словно умирало.
        Деревушка оказалась не лучше. Среди низких, небольших домов валялось множество мусора, повсюду грязь. Самым чистым местом был тракт, по которому мы двигались. И надо же такому случиться, что у Ворона слетела подкова! К счастью, обошлось без падений и травм, но мы вынуждены были остановиться в этой деревне на какое-то время, чтобы поставить новую подкову.
        Брезгливо смотрел окружающую обстановку, было очень противно находиться здесь. Когда подходили к местному кузнецу, мимо нас прошло четыре разумных, несущих странное существо. Существо было низким, ноги-руки короткие, между крючковатых пальцев перепонки. Голова без шеи, лицо не сказать, что уродливое, но и не прекрасное - жабье. Большущие глаза были прикрыты, грудь существа едва вздымалась, а изо рта лилась тонкой струйкой ярко красная кровь, сильно контрастирующая на фоне серости.
        - Что это? - спросил я ошарашенно.
        - Водяные, - ответил Готнерим и пояснил, - полуразумные существа, живущие в реках и озерах.
        - И зачем этого поймали? - спросил я.
        - Местные алхимики вытапливают из них жир, который подмешивают в свои зелья, - ответил охотник, потом брезгливо поморщился, - так же их любят подавать на стол в дорогих заведениях, говорят, будто мясо у них очень вкусное. Эта деревня как раз занимается промышленным ловом водяных, вот только их становится все меньше, водяных этих. Вообще я давно заметил, как подорожали зелья из их жира. Похоже, повсюду водяных осталось мало. Вон - озеро совсем загнило, ведь водяные следят за чистотой воды. Но разумные давно разорвали связь между собой и природой, поэтому не щадят никого. В том числе и этих бедных существ.
        - Господи, - шепотом сказал я, потрясенный.
        Местный кузнец, имевший вид ну очень ненадежного человека, а конкретно - пьяницы, взялся поставить подкову. Я хоть и пригрозил, что за плохую работу отлуплю нерадивого работника, но, видимо, особого эффекта не добился. Мне только и оставалось, что тяжело вздохнуть и пойти прогуляться. Конечно, не по деревне, а по берегу, может хоть где найдется чистенькое местечко.
        Чем дальше от деревни, тем больше жесткая и мертвая земля сменяла грязь и мусор. Наконец, спустя целый час ходьбы, я набрел на небольшую заводь. Она оказалась закрыта от основного озера большим завалом из кучи деревьев. На лодке и пытаться не стоит проплыть - напорешься на корягу и ратуй, чтоб до берега дотянул! Вода была на удивление чистой, не настолько, как могло быть, но и не грязной. По берегам зеленели деревца и трава, которые уже к осени медленно засыпали.
        Не удержавшись, скинул с себя все вещи, аккуратно и неприметно сложив их под большим кустом. Потянувшись, с разбегу нырнул в воду. Ледяная жидкость прошлась по всему телу, вызвав приятную дрожь, пробрав до мозга костей. Вынырнув, я поплыл середине заводи, где снова нырнул, получая неимоверное наслаждение от процесса. Хорошо то как!
        Задерживая дыхание, я рывок за рывком погружался все глубже. И вот достал до самого дна, удивительно чистого и мягкого, будто очищенного. Вода практически не резала глаза, грязи и тины практически не было, поэтому я спокойно осматривался. Над головой была ошеломляющая толща воды, завораживающая и необычная, сквозь которую пробивались лучики полуденного солнца. Уже собрался всплывать, так как не мог слишком надолго задерживать дыхание, как чьи-то скользкие пальцы ухватили меня за щиколотку.
        Едва удержавшись от вскрика, рывками начал рваться с большой скоростью наверх. Всплыв с шумным вздохом наверх, я стремительно понесся к берегу, заставляя ослабевшие конечности делать мощные гребки. С разгону выскочил на берег рядом с тем местом, где под кустами скрывались мои вещи. Моментально выхватив меч, обернулся к воде, держа клинок прямо перед собой.
        На берег медленно вышел водяной, а это был именно он. Немного отличался от виденного мной в деревне, имел не зеленую, а серую кожу, сгорблен, едва стоит на кривых ногах. Он смотрел на меня пристально, прожигая насквозь злобой, даже ненавистью, что уместилась в его глазах.
        - Глупый зверь! - услышал я шипящий голос. Оглянувшись, я никого не обнаружил, потом взглянул на руки. Вместе с мечом я случайно ухватил амулет-переводчик. И тут я с ужасом осознал, кто именно говорил сейчас. Водяной!
        - Твою же мать! Говорящая жаба! - от избытка эмоций я не удержался и громко воскликнул.
        - Сам ты жаба! - с обидой сказал водяной, а потом до него тоже дошло, что я говорил на его языке. Он вылупил глаза, ставшие, как два блюдца, выдохнул, - Говорящий зверь!
        - Ты... - я не находил, что сказать.
        - Откуда ты знаешь наш язык, зверь? - с напором спросил водяной. Ему удалось на меня надавить, имея при этом небольшие габариты.
        - Я не зверь! Я человек, - я тоже нашел повод обидеться, а потом понял что сказал, но слишком поздно прикусил язык.
        - Ложь! - воскликнул водяной, - Человеки ушли! Очень давно ушли!
        - А я пришел, - хмыкнул я.
        - Не может быть! - водяной, казалось, только сейчас осознал, с кем говорит. Он стремительным движением оказался в воде, моментально скрывшись в глубине. Я стоял, не в силах шелохнуться, лишь перехватил поудобнее меч.
        Вскоре ровная гладь заводи забурлила, на поверхности воды стали появляться все новые и новые водяные. Их набралось около пяти десятков, но я умудрился заметить, что практически все какие-то болезные. Кто-то кашляет, не переставая, кто-то и вовсе без руки, а то и без двух. Вскоре показался и мой недавний собеседник.
        - Вот, я же говорил! Человек! - воскликнул тот. Остальные водяные заахали и заохали, рассматривая меня. Никто не приближался, так как я все еще держал меч перед собой, но многие порывались. Водяной, которого я обозвал жабой, заговорил:
        - Все вы знаете, что мне уже две тысячи лет! Но даже мои прадеды слышали о человеках только от своих прадедов! И все говорили о том, какие они великие! И я, Суорик Старый, говорю тебе, человек, от всего нашего народа - помоги! - вдруг обратился водяной ко мне.
        - Ч-чего?! - я аж опешил от такого заявления. Ну а вы бы не удивились, если бы пятьдесят огромных лягушек в голос просили о помощи? Я даже сел, - Что же вы от меня хотите?
        - Спаси наш дом! Наше озеро! Наш дом гибнет, звери убивают водяных каждый день! Нас почти не осталось! А ведь мы являемся Хранителями!
        - Прости меня, Суорик, но я очень мало знаю об этом мире, я тут недавно, - извинился я за свою глупость и спросил, - что за Хранители?
        - Это я должен просить у тебя прощения, человек, что сразу не догадался. Ты ведь слишком юн, чтобы знать достаточно! Слушай же! - при этих словах практически все водяные уселись в воду, лишь одни макушки торчали. Они смотрели собачьими глазами на этого Суорика, - Хранители - это множество народов, стерегущих Природу! Мы, водяные, стережем пресные воды! Благодаря нам рыбы весной уходят на нерест, благодаря нам воды рек питают леса и долины, благодаря нам живет вода и все, что в ней! Остальные Хранители зовут нас Хранителями Пресных Вод. Благодаря нам это озеро было прекраснейшим местом на свете!
        - Но сейчас оно ужасно, - заметил я.
        - Это потому, что звери стали убивать нас! - злобно, но с некоторым стыдом воскликнул водяной, - Они чуют водяного, выплывшего в большое озеро, и сразу ловят его! Так погибли почти все водяные нашего племени, остались лишь мы! Пока наша заводь надежно укрыта от остального мира охранными заклятиями, мы можем жить! Никто не может найти нас!
        - Но я же нашел, - удивленно сказал я.
        - Ты, человек, обладаешь особой силой. Против тебя нужны особые заклятия, которые забыты очень давно, поэтому ты и нашел нас. Другой бы заблудился или сгинул! - пояснил водяной.
        Конечно, я в некоторой степени обрадовался данному факту, но вспомнил, что местные маги могут и огнем пуляться, а я как-то не особо похож на огнеупорного. Сгорю за раз! Поэтому лучше пока не рассчитывать на свою 'уникальность', о которой мне в который раз говорят.
        - И мы просим тебя, человек! Дай нам силу! Помоги нам спасти озеро! - взмолился водяной, упав на колени. Я опешил, не зная, что сказать. Только выдавил из себя:
        - Но я не могу! Магия мне пока не доступна! Что могу сделать, без нее?!
        - Похоже, ты, человек, лишен великого дара, - задумчиво сказал Суорик, - такое случалось, как говорят легенды, с некоторыми людьми, провинившимися перед своим народом. Но... в тебе все-таки есть дар, ты просто не обучен! Я не могу понять мудрейшего замысла вождей человеческих, но я знаю выход! В тебе, человек, заключена огромная сила, и ты ей можешь повелевать даже сейчас, тебя нужно лишь подтолкнуть. Просто скажи - ты желаешь помочь нам?
        - Да, - ответил я на удивление резво.
        Не знаю, что на меня повлияло, то ли откровения водяного, то ли просто сюрреалистическая ситуация, но я вдруг резко захотел помочь! Хотя из меня не самый лучший помощник, если дело меня не касается - и пальцем не поведу. А тут что-то меня подтолкнуло на подвиги. Как бы героем не заделаться, а то это лишь в сказках герои легко всех бьют и живут счастливо с принцессами - в реальности им сулит лишь скорая гибель.
        - Тогда иди за нами. Дай мне руку, - сказал старик. Я покорно дал ему руку, которую он хватко взял своей скрюченной ладонью, и повел меня в воду.
        Похоже, я очень сильно охренел. Потому что когда с головой погрузился в воду, ведомый водяным, то не сразу понял, что совсем не задержал дыхание! Сразу я судорожно вздохнул и... у меня получилось! Я шел по дну заводи, спокойно дыша в воде! Я точно с ума сойду в этом сумасшедшем мире, ибо не мой разум не готов к подобным потрясениям!
        В какой-то момент мы остановились. Старик не выпускал моей руки, остальные водяные кругом расположились, так, что мы со стариком оказались в самом центре этого круга. Я с удивлением наблюдал за их действами, лишь только крепко сжимая в руке меч, который так и не выпустил. Это плохо - лишний балласт ни к чему, а бросать своего дорогостоящего 'помощника' я не намерен. Как Шарик из Простоквашино.
        Вдруг началось твориться странное действо. Водяные стали странно и удивительно синхронно двигать руками и что-то петь. Я не разобрал, видимо, потерял амулет по дороге. Нет, вот он! Тогда почему я ничего не понимаю? Тем временем старик, повернувшись ко мне, начал громко говорить странные слова, которые я все-таки разобрал:
        - В сей миг я призываю великие духи Воды нам на помощь! В сей миг я призываю великую душу человека на помощь! Соединитесь, слейтесь в едином танце, одарите друг друга великими дарами! Поделитесь силой между собой и даруйте силу нам! Согласны ли вы, великие духи Воды?
        По воде прошла странная рябь. По ушам ударил вроде бы тихий, но одновременно оглушающий звук, ни на что не похожий. Я дернулся, но старик держал руку на удивление крепко. Он облегченно выдохнул, пустив по воде пузыри воздуха, обратился ко мне:
        - Согласен ли ты, человек?
        - Согласен, - помимо воли ответил я, уже не удивляясь и тому, что спокойно говорю в воде.
        - В сей миг признаю единство! Призываю великих духов принять великий дар человеческой души!
        И тут во мне начало происходить нечто странное. Справа в груди загорелся яркий огонек. Он был очень похож на сердце! И точно, он пульсировал, пуская по всему телу яркие потоки, которые в какой-то момент быстро 'сворачивали', покидая тело. Они рассеивались в воде, но я каким-то внутренним чувством осознал, куда идет эта... энергия? Господи, что за чертовщина?! Во что я вляпался опять?
        Это все дело происходило по субъективным ощущением не меньше часа, я чувствовал сильную усталость. И вот странное 'сердце' перестало пульсировать и погасло, а старик с благоговением взглянул на меня. Он вздохнул, все вокруг перестали петь и двигаться. Потом старик неожиданно подплыл вплотную и крепко обнял меня. Я опешил о такого проявления чувств. Чего это он?
        - Спасибо тебе, человек! Воистину в легендах правда, что люди самые великодушные и светлые создания на всем белом свете! Ты спас наше озеро!
        - А что сейчас произошло? - спросил я, чувствуя странную слабость и пустоту внутри
        - Ты добровольно передал свою силу духам воды. Скоро они впитают в себя всю силу и защитят наш дом! Твоей силы должно хватить!
        - Я рад, что помог вам, - сказал я, борясь с сонливостью, - пожалуй, мне пора.
        - Подожди, - придержал меня старик. Кстати, вода стала заметно чище, а сам старик выглядел явно здоровее, чем незадолго до этого действа. Удивительное дело! - я не могу знать, почему тебя никто не обучил великому искусству. Великое Искусство человеков намного превосходит ту магию, которой пользуются звери, и любой благородный человек заслуживает возможностью пользоваться своим Даром! Ты, человек, заслуживаешь научиться тем толикам Искусства, что смогли сохранить мы, Хранители Пресных Вод. Так прими же дар водяных!
        Рука старика засветилась ярко-зеленым светом. Этот свет стал медленно перетекать в мою руку и расползаться по всему телу, даря очень странное ощущение тепла и покоя. В какой-то момент мне сдавило невидимыми тисками горло и сердце, едва не лишив сознания, но потом все мгновенно прекратилось. Я тяжело дышал, стоя на коленях на дне, пытаясь осознать случившееся.
        Придя в себя, я поднялся, встретившись взглядом с Суориком, ставшим очень усталым. Он посмотрел на меня и хрипло прошептал:
        - Теперь ты знаешь язык Хранителей. Знай, ты всегда желанный гость в пресных водах! Спокойно ступай в воду, ты боле не можешь захлебнуться. А теперь прощай, человек. Счастья тебе!
        - Спасибо, Суорик Старый, - я низко поклонился водяному, тем самым выразив признательность и скрыв свой обалдевший взгляд. Не забыл поклониться и другим водяным, - и вам, добрые водяные! Прощайте!
        Пусть я теперь и мог дышать под водой, но, всплыв, все равно жадно вздохнул, на инстинктах. Удивительно, но стоило мне всплыть, как в организме что-то перестроилось, а непривычное ощущение переполненности водой мгновенно исчезло. Так, это вроде теперь у меня такая особенность? Дар водяных? Черт, я уже скучаю по спокойной жизни на Земле...
        Я быстро оделся, помахал на прощание заводи и водяным. И сразу же понесся обратно к деревне. Мне хотелось свалить подальше из этого места и прийти в себя с кружкой чего-нибудь крепкого в руке. Клянусь, еще немного и я свихнусь, либо сопьюсь! Мне нужно передохнуть.
        Добравшись до деревни, я тут же кинулся к кузнице. Когда сверился со своими часами, что были в сумке, навьюченной на Ворона, оказалось, что меня не было всего пару часов. То есть почти все время, что я отсутствовал, я провел в дороге, ведь только в одну сторону я шел час? Мне казалось, что у водяных я пробыл никак не меньше часа. Странная штука...
        Готнерима еще не было. Отыскав кузнеца, который собрался уже осушить бутылку со странным мутным содержимым, я громко наорал на него, заставив тут же приступить к работе. Конечно, пришлось расколошматить бутылку мечом да еще отходить несильно пьяницу, но так нужно было. Он не понимал добрых слов, поэтому сначала меня послал по всем известному адресу, а потом и драть полез. К его несчастью, мне нужно было на кого-то выплеснуть эмоции, успокоиться.
        Нет, я в принципе очень положительно отнесся к водяным и был рад, что удалось помочь. Но все произошло настолько неожиданно, быстро и странно, что мне просто нужно было выплеснуть накопившиеся эмоции на что-нибудь, иначе я не оправлюсь от потрясений.
        Как ни странно, ускоренный тумаками, а потом и стимулированный обещанием серебряной монеты кузнец начал работать очень споро и ловко. Вскоре, почти одновременно с приходом Готнерима с дичью Ворон был полностью подкован, а кузнец рад удачной получке, пусть лицо у него и было малость синим.
        - Уходим отсюда, - сказал я Готнериму, когда тот подъехал.
        - К чему спешка? - удивился тот, смерив меня подозрительным взглядом.
        - Вот к этому, - совсем потерянно сказал я, указав пальцем в сторону озера.
        Готнерим обернулся и распахнул рот от удивления. А удивиться было чему. Вода в озере бурлила, всю грязь закручивало огромными водоворотами, поднимались больше волны. Лодки, что были в воде, перевернуло волнами и погребло в толще воды. Только оборотней, что находились в лодках, выбросило на берег. Я, предчувствуя большую неприятность, сказал:
        - Бежим!
        Ворон и конь Готнерима неслись стремительно. Я почему-то, даже добравшись до тракта, поскакал дальше, в поле. Ворон скакал необычно, как я услышал от удивленного но не отстававшего Готнерима, конь обходил норки и ямки, чтобы не поломать ноги.
        Сзади раздался гул. Обернувшись, я увидел огромную волну грязи, стремительно рванувшую на берег. Она неслась вперед, снося дома и разумных. Остановилась она, едва не достав до нас. Готнерим смотрел на все это с ошеломлением, я тоже удивлялся. И если мой попутчик удивлялся самому событию, то я был удивлен способом, которым водяные очистили озеро и наказали убийц.
        - Пойдем, нечего нам здесь задерживаться, - переборов свое ошеломление, сказал я, направив Ворона к дороге.
        - Боги разгневались на этих разумных! - убежденно сказал Готнерим, когда мы двинулись уже по тракту, оглядываясь то на выбиравшихся из-под грязи оборотней, то на ставшее кристально чистым озеро.
        - Может, это водяные отомстили? - поинтересовался я, усмехнувшись про себя.
        - Может и водяные, кто знает, какие у этих существ боги и какие силы они даруют им, - пожал плечами Готнерим, - зачем пугаешь-то? Мне теперь и рыб страшно есть, вдруг мне тоже отомстят?
        - Сомневаюсь, - хмыкнул я и продолжил дорогу, размышляя про себя.
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        СРАЗУ ПОСЛЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО.
        Суорик Старый смотрел на мгновенно очистившееся озеро. В его мокрой душе сейчас был праздник. Человек на Лайдайе! И этот человек, пусть он и не обучен Искусству, оказался очень великодушным! Он помог водяным, спас озеро, почти полностью погубленное зверьми!
        - Суорик! - подплыл к водяному дин из молодых. Это был тот, что лишился не так давно обеих рук. Сейчас они были, - Икринки! Они ожили!
        - Хвала Богам! - воскликнул обрадованный водяной.
        Из икринок рождаются новые водяные. Рождаются лишь тогда, когда они нужны. Раньше икринки спали, потому что озеро лишилось жизни. Суорик уж было подумал, что благословенные икринки, которые водяные откладывали раз в столетие, погибли! А тут такое счастье! Уже через месяц озеро заполнят детишки, которые вскоре станут прекрасными защитниками озера, достойной сменой! Водяные больше не допустят прежних ошибок, они теперь будут уничтожать любые лодки в озере сразу, поэтому их дети вырастут в спокойной и прекрасной обстановке!
        Суорик лично, вместе с остальными оставшимися в живых водяными, стал возрождать озеро. Он своим особым дыханием передавал часть жизненных сил, заставляя приплывавших через многочисленные притоки рыб сразу метать икру. Пусть уже осень, но водяные успевали своими силами за несколько недель восстановить всю жизнь в озере, вплоть до каждого погибшего малька!
        Энергия человека, к сожалению, была полностью израсходована на удар по зверям и на очистку озера. И теперь водяным предстоит защищать озеро самим, до прихода пополнения. Они должны прогонять упырей, Хранителей Болот, извечных врагов водяных. Должны привлекать нимф, что так любят красивые места. Они помогут вернуть озеру былое величие. Правда, придется плыть на Совет Хранителей, что состоится буквально на днях, но это Суорика лишь радовало.
        - Так, ребята! - собрал Суорик всех водяных на собрание, заодно даруя им на этот момент отдых, - Я отбываю на Совет! Не знаю, как скоро вернусь, но наверняка вернусь с пополнением и подмогой! Вы уж тут продержитесь без меня! За старшего назначаю Диорика, моего сына!
        - Благодарю, отец! - склонил голову молодой водяной, очень похожий на Суорика, - Это огромная честь для меня! Я постараюсь оправдать твое доверие!
        - Удачи тебе! - от души пожелал старик, - И вам всем! Да хранят Вас Боги!
        - И тебя, Суорик! - воскликнули хором остальные водяные, - Попутного тебе течения!
        Суорик отправился в путь. Пересек все озеро и, повинуясь течению, сорвался с водопада, оказавшись в излучине реку. Дальше его путь был проще. Хранители этой реки встречали его, поздравляли. Река ведь пополнялась из вод озера, так что все местные водяные знали о конце несчастья озерного племени, да и сами радовались, что не придется тратить столько сил на очистку воды.
        Они приглашали Суорика погостить у них, отдохнуть, но водяному была дорога к Совету, так что он вежливо отказывался. Плыл день и ночь, без отдыха. Лишь только ночью он позволял себе уснуть, отдаваясь воле течения. Питался прямо на ходу, чтобы не тратить зазря время.
        Вскоре начались крутые пороги, река сблизила свои берега. Течение стало стремительным, старик едва успевал уклоняться от камней и валунов, что в обилии усеивали дно стремительной реки. Суорик не в первый раз на своем веку плыл здесь, но в этот раз переход был особенно сложным.
        Ведь уже десятилетия прошли с того момента, как озеро впервые лишилось своего Хранителя из-за вмешательства зверей. Суорик ослаб за это время, постарел. Лишь только начала возвращаться былая сила, поэтому старому водяному едва удалось без потерь преодолеть крутые пороги и выплыть в широкий залив.
        И теперь держал путь к великой Прагоре. То была гора не простая, подземная! В нее вели сотни путей, по которым приходили все Хранители на свете, точнее, предводители народов. По воздуху прилетали драконы, через пещеру приходя в Зал Совета. Через подземные воды приходили водяные и серены - Хранительницы океанов. Через Прадуб, чьи корни начинались у вершины горы, приходили Хранители лесов и степей. И еще было множество путей, и множество Хранителей приходило по ним.
        Суорик был старейшим водяным, и ему принадлежала честь представлять весь свой народ. Суорик владел Духом Хранителя, что даруется представителю каждого народа Хранителей. Благодаря ему Суорик знал все, что творилось в любых пресных водах. И он должен был прочитать долгий доклад по каждому озеру, каждому озеру и ручью, в которых течет пресная вода. Доклад займет как обычно, пять дней и пять ночей. А потом, после всех докладов от всех Хранителей, Суорик сможет сообщить всем важную новость.
        Так и произошло. Суорик, нырнув в подводную пещеру, что вела к горе Советов, вынырнул в маленьком озерце, принадлежавшем лишь ему, как представителю водяных. Озеро было практически у вершины горы, куда забрался по тайным путям Суорик. От этого озерца бежал в сторону длинный ручей, по которому спокойно проплывет лишь один водяной.
        Суорик поплыл. И вот ручей окончился в небольшой луже на возвышении, куда не меняя течения, забежал ручей. Вода в луже всегда была до краев, но не переливалась и не убывала никогда.
        Суорик осмотрел огромный Зал Совета. Стены Зала были созданы из корней великого Древа Жизни, или как его называли древние и хранители - Прадуб. Его хранят эльфы. Те пусть и не Хранители, но у них тоже были заветы защищать великое Древо. Иначе эльфы лишаться своих сил. В общем, Хранители обезопасили себя не только своими силами, эльфы тоже им помогали, пусть и не догадываясь об этом.
        Суорик стоял, не зная усталости или сна благодаря Первоисточнику, что в сердце горы, ждал начала Совета. Ждал, пока все Хранители соберутся.
        И пошли долгие дни, когда один доклад сменялся другим, хранитель сменял Хранителя. Несмотря на обилие информации, ничего не пропадало в головах Хранителей - память Хранителей идеальна. Было понятно со слов Хранителей, как все больше страдают леса и поля, беспощадно разгрызаемые разумными существами, которых Суорик только зверьми и кличал.
        Сам Суорик своим докладом внес еще больше боли в сердца Хранителей. Лишь один Дракон, что издревле был Хранителем и одним из Первохранителей, рассказал о хороших изменениях. Поведал о таинственном маге, что уже пятнадцать лет живет в мире с драконами и помогает им всеми силами. Дракон поведал, что странен маг этот, ибо не понятны помыслы его и странна сила его, которая похожа на силу самих драконов. Сказал бы раньше, да Совет собирается раз в сто лет.
        И вот кончились долгие дни докладов, сказано последнее слово, принято последнее решение. Суорик смог выпросить для озера своего, и не только для него, нимф и берегинь. И лишь в самом конце, когда все же утомившиеся Хранители собрались уходить, взял слово.
        Он поведал долгим рассказом о короткой встрече с человеком, упомянул все легенды, связанные с людьми. В точности передал образ того человека, его деяние и Дар, что Суорик, как Хранитель, смог дать человеку. Долгое молчание повисло в Зале Совета. Молчали все почти два дня и две ночи, лишь к исходу вторых суток молвил Дракон рокочущим голосом:
        - Твой поступок правилен. Человек оказался достоин твоего Дара. Засим предлагаю решить - достоин ли человек пройти Испытания? Испытания каждого Хранителя? Возможно, этот человек сможет внести в наш мир гармонию. И тогда ему понадобятся наши Дары.
        Один за другим Хранители выносили решение. Кто-то отказывался, кто-то соглашался, но все же за небольшим преимуществом было принято решение помочь человеку. Точнее сказать, испытать его. Он, возможно, сам не будет знать об Испытаниях и их исходе. Но ежели сможет пройти он Испытания, что будут посланы ему Хранителями, то от каждого, чье испытание прошел, будет получать Дар, подобный Дару Суорика.
        И вот после долгого времени Совет окончился. Хранители отправились в свои дома, а Суорик, напитавшийся силой от Первоисточника, теперь мчался домой с большой скоростью, многие пороги и водопады просто перепрыгивая, а водопад, что был последней преградой к родному озеру, даже не заметил.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        И вот мы с Готнеримом встали, наконец, на привал. Нам нужно было передохнуть, да и дичь разделать, которую наловил охотник. Немного поколебавшись, я попросил его научить меня это делать. Готнерим что-то пробормотал про 'безрукого неумеху', но потом с упоением стал рассказывать, как правильно сдирать шкуру, что лучше зажарить, а что лучше запечь в углях. Рассказал, что печень - самая ценная часть! Что от нее можно получить силу того, кому принадлежала печень, пусть она окажется даже человечьей. Честно говоря, меня немного мутило, но после кровавой сечи у кузницы в поселке разделка кроликов и необычные разговоры были детским лепетом.
        Сегодня я первым был в карауле. До середины ночи мне предстояло сторожить сон товарища, и при этом самому не отключиться. Подумав немного, выудил из сумки книгу. И так долго ее не читал, меня уже сжигало любопытство.
        Готнерим спал. С виду его ничто не могло потревожить, но я помнил, как одной ночью он проснулся только от того, что к нашей стоянке приблизился волк. Я и за оружие схватиться не успел, как товарищ прикончил обезумевшего от голода одиночку. С тех пор я по ночам всегда держу оружие наготове, хотя с моей воинской выучкой можно разве что до смерти насмешить противника.
        Весь следующий день мы двигались вдоль очистившегося озера. Я поражался его размерам. Казалось, что мы бредем вдоль моря! Но вот дорога круто свернула.
        Я завороженно смотрел на внезапно окончившуюся долину. Перед нами страшной границей была пропасть, уходящая далеко вниз. Хотя какая пропасть? Это же еще долина, только намного ниже, отделенная отвесной скалой! Потрясающе! Знали бы вы, какой вид открывается отсюда! Я сам замер надолго, поражаясь красотам дивного места. Жаль, я не художник. Такую красоту обязательно нужно запечатлеть!
        Но это еще не все! Дорога круто уходила вправо, пересекая озеро широким и длинным мостом. Быстрые потоки воды обтекали мощные опоры, исчезая за обрывом и обрушивая всю свою мощь вниз, где берет начало длинная извилистая река. Кстати говоря, мост наверняка строили гномы. Я не эксперт, но уже знаю, что масштабностью и надежностью отличаются исключительно гномьи постройки. А широкий и длинный каменный мост, который держали через каждые пятьдесят метров по две колоссальные опорами, мог быть построен исключительно гномами.
        По мосту перебиралось через озеро уйма народу. В основном, это были группы всадников или же целые караваны. Одиночек или малых групп, вроде нашей, не было. Причем, на кого ни взгляни, все вооружены до зубов и смотрят волками. Мне стало не по себе. Это что такое может произойти, что разумные настолько стремятся обезопасить себя? Как бы нам не нарваться на неприятности...
        - Разбойники лютуют, - пояснил Готнерим, словно бы прочтя мои мысли, - граф либо не хочет, либо не может с ними разобраться. Да и много их. Если собрать всех вместе и дисциплинировать, то можно захватить все графство за несколько недель!
        - Ого! - удивился я такому разгулу преступности, - Неужели граф настолько глуп, что не избавляется от опасной угрозы?
        - Как мне кажется, граф этих разбойников сам завел и теперь имеет немалую долю с их добычи. Уж больно тракт этот оживлен и востребован, так что и потенциальных жертв достаточно, - как-то по-звериному ухмыльнулся Готнерим, будто был рад такой обстановке. Боюсь, мне не дано понять мыслей этого разумного.
        Пока перебирались через мост, я во все глаза разглядывал обрыв, с которого срывались тонны воды. Скажу честно - было довольно жутко находиться рядом с этим местом, пусть и на надежной опоре.
        Вскоре, а точнее через полтора часа, мы пересекли мост. Дорога уходила далеко вперед, теряясь среди бескрайних просторов степи. Вздохнув, пустил коня галопом. Уж очень не хотелось проводить в дороге очень много времени. Готнерим тоже подстегнул своего неутомимого коня.
        Дорога быстро пустела. Медлительные караваны оставались позади, группы всадников наоборот, быстро скрывались вдали. Одни мы ехали неспешно, особо не загоняя коней. Изредка переходили в галоп, когда хотели до ночи достигнуть удобного места для привала.
        Расстроил тот факт, что уже третьи сутки льет неприятный холодный дождь. Я сдавленно матерился сквозь зубы, Готнерим был намного терпимее, ему словно плевать на погоду, лишь бы напрямую ничего не мешало. По краям дороги текли грязевые ручьи, превращая дорогу в полоску, по которой можно лишь взад-вперед двигаться.
        Однажды, уже под ночь, я заметил вдалеке, не там, где тракт, а сбоку, странную грозу. Тучи клубились водоворотом над одним местом, молнии хлестали одна за другой и, казалось, пытались что-то уничтожить, так как били на глаз в одну точку. Готнерим насторожился и сказал сквозь зубы:
        - Маги! Опять что-то не поделили! Что им не хватает? И так у них от золота дома трещат, а могущество позволяет уничтожать целые отряды в прямом бою! Так нет же, им еще нужно свою силу доказывать! Сволочи!
        - Чем ты их так невзлюбил? - поинтересовался я, хмуро глядя на грозу.
        - А за что их любить?! - взъярился товарищ, - Для них простые смертные словно грязь! Даже самый захудалый маг, который и годится, что пыль вытирать, и тот смотрит на тебя, как на отхожее место! Была бы моя воля, всех бы заставил как простой люд - в полях работать! И пусть бы кто посмел рот открыть!
        - Неужели все маги настолько ужасны? - поинтересовался я.
        - Все! - сказал, как отрезал, Готнерим, - Мой тебе совет, парень. Старайся с магами себя не связывать, а в долги и вовсе не лезть! Ты же жизнь свою погубишь!
        - Учту, - серьезно кивнул я.
        И вот, спустя несколько часов, мы брели на конях через небольшой лесок. Кустарник у дороги густой, а деревья частые, хоть и небольшие. Мы были сонные и злые, всю ночь лил дождь, не давая спать, а гроза так и вовсе отрезала всякие попытки уснуть. Уснули лишь к утру, когда дождь перестал лить. А сейчас будто в отместку за дождливые сутки, яростно палило солнце, заставляя нас исходить паром.
        Неожиданно в кустах звякнуло, со свистом пронеслось что-то у меня рядом с головой, едва не задев. Готнерим, зажимая глубокую свежую царапину на руке, соскочил с коня, держа наготове огромную секиру, которой человека разрубить, как нечего делать. Я с запозданием спрыгнул, но тоже обнажил меч. Эх, жаль, нет щита! Совсем про него не подумал! Ладно, в следующий раз буду умнее и вооружусь так, что любой ратник от зависти плесенью покроется! Если этот 'следующий раз' вообще будет...
        Я ожидал, что нас снова попытаются пристрелить. И правда, еще несколько опасных снарядов пронеслось рядом, чудом не зацепив ни нас, ни коней.
        Потом, видимо, стрелы кончились, из кустов, с громкими криками, потрясая оружием, начали выбегать какие-то оборванцы. Их было много, я со счету сбился, но все казались какими-то ущербными. Низкорослы, едва мне до груди, кольчуги хорошо, если у каждого пятого. С оружием так же плохо, шли в основном с обычными топорами и оглоблями с железным наконечником.
        Готнерим, не растерявшись, с ходу налетел на разрозненных нападавших, что шли с его стороны, разваливая секирой одного за другим. Меня зашатало от нелицеприятной картины, холод обхватил горло склизкими пальцами. Я едва заставил непослушное тело дернуться в сторону, избегая удара топора. Тот лишь чиркнул по плечу, прорезав одежду и оставив небольшой порез. Боль привела меня в чувство.
        Взревев, подобно Готнериму, я взмахнул клинком. Длинное оружие и руки давали мне возможность рубить на расстоянии, не подпуская к себе ни единого врага. Ранившему меня врага я отрубил кисть с зажатым в ней топором, да так, что аж до плеча достало. Второму я подрезал ноги, добавив еще в голову тяжелым сапогом.
        Закрутился волчком, рубил мечом яростно и беспощадно, кровь брызгала во все стороны, обильно заливая дорогу. Сквозь пелену ярости прорвался громко ржание Ворона. Я уж думал конец моему коню настал, но, взглянув в его сторону, увидел, как разъяренный вороной конь втаптывает копытами неудачливого врага, а еще одного здорово лягнул в грудь задними копытами.
        Развернувшись, понял, что атака захлебнулась, поэтому рванул в кусты за убегающим врагом с целью добить. Прорвавшись сквозь кусты, я пригвоздил к земле неудачно упавшего врага. Вырвав из его плоти меч, я взмахнул им, заставляя кровь слететь с клинка. Собрался было вернуться и помочь Готнериму, как в затылок получил сильный удар. В глазах потемнело, меч выпал из ослабевших пальцев. Попытался устоять на ногах, но второй удар под дых окончательно вырубил меня.
        Очнулся я не в самом лучшем расположении духа. Затылок саднило, спина горела, а лицо и вовсе едва ощущал. Перед глазами все расплывалось, мутило. Наконец, немного пришел в себя и попытался оценить обстановку, борясь с болью и желанием закрыть глаза и не открывать.
        Начну с хороших новостей. Я жив и относительно здоров, по крайней мере, ничего не отрезано и не сломано. На этом хорошие новости кончаются. Теперь плохие. Я был в одних лишь штанах, накрепко привязан к небольшому дереву. Завязывал какой-то садист, руки, заведенные за ствол, были перетянуты очень туго и практически не ощущались.
        Продолжим оценивать обстановку, близкую к безнадежности. Привязан я к дереву, стоящему почти в центре лагеря. Лагерь был разбойничьим. Повсюду сновали грязные, одетые лишь в лохмотья и мешковину люди, от которых еще и воняло за версту. Многие были вдрызг пьяны, лишь несколько не только держались на ногах, но и нормально переговаривались между собой.
        Передо мной горел большой костер, на котором на вертеле жарили крупного кабанчика. Чувствовался запах горелого мяса, но, тем не менее, он был очень аппетитным. Что-то мне есть сильно хочется. Вокруг костра суетилась пара человек.
        Обнаружил в нескольких метрах Готнерима, так же привязанного к дереву. Господи, что же с ним сделали?! Охотник был жутко избит, лицо превращено в сплошную маску из крови, на теле следы побоев, причем, очень жестоких. Я вздрогнул. Похоже, меня не меньше били, судя по ощущениям. Надеюсь, он сможет быстро прийти в себя. Я не собираюсь тут с жизнью расставаться, а без его помощи хрен я что смогу!
        Неподалеку, на большой расстеленной шкуре, лежали все наши вещи. И золото, которое иногда подтягивали проходящие разбойники, затравленно при этом озираясь. Я бессильно скрипел зубами. Сволочи! Я за это золото потерял друга и сам едва не погиб! Ну, погодите! Вырвусь, всем глотки порву!
        Немного успокоившись, стал разглядывать остальные вещи. Так, меч был, кинжалы и ножи были, секира была. Одежда тоже, к счастью. Так, а где Ворон?! Если эти твари убили моего коня, то я им... слава Богу, Ворон вместе с конем Готнерима стояли привязанные у столба неподалеку, на мордах были туго стянутые мешки. Видимо, чтобы не перегрызли веревки, а то вона как дергаются, не признают в разбойниках главных, так и норовят лягнуть проходящих мимо!
        Рядом со мной прошел один разбойник, с гнусной ухмылкой помочился на меня, с силой пнул в лицо и ушел. Я сплевывал кровь, старался не дышать, не чувствовать вони, хотя от клокочущей ярости сердце разогналось до немыслимых пределов, а дыхание участилось. Жилы вздулись, я бессильно пытался порвать веревки, догнать и жестоко наказать этого подонка!
        - Так, кто тут у нас? - вдруг, через какое-то время услышал заискивающий голос сбоку.
        Повернув голову, встретился взглядом со странным незнакомцем. Странность его заключалась во внешнем виде. Среди толпы отморозков он выглядел на диво хорошо. Добротная одежда, хороший меховой плащ на плечах. Лицо волевое, без тени презрения, гнусности или опьянения. Он смотрел пристально, насмешливо, его взгляд стальных глаз прожигал во мне дыру, в которую спокойно пролезла бы упитанная кошка. Кстати, как оказалось, амулет мой не отобрали, поэтому я и разобрал слова незнакомца.
        - Что же ты за птица такая? И не зверолюд, и не гном, и не орк, амулетом дорогим владеешь.
        - Тебе не все ли равно? - злобно оскалился я, в душе надеясь, что незнакомец во мне пока не признал человека.
        - Как ни странно, мне все равно, - пожал плечами он, - а хочешь, я расскажу, кто ты?
        - Попробуй, - сказал я с вызовом.
        - А все просто. Я уже ловил таких, как ты. Мне плевать, зачем ваши вожди посылают таких бездарных шпионов. Но знай - я убил очень много северян, и ты лишь очередная смазка для моего клинка.
        - Мне кажется, что эта кучке идиотов, ты мало относишься. Я бы даже сказал, что они тебе лишь ненужные слуги. Я прав? - сказал я, пристально смотря странному гостю в глаза.
        - Об этом не сложно догадаться, - пожал плечами тот, усевшись рядом на землю. Начал говорить, - знаешь, в чем ваша основная проблема? Вы считаете нас слабыми, бездарными, и у вас есть на это причины. Сколько я не бился с вами, всегда поражался. Вы бьетесь до последнего, не теряете головы в сражении, стойкость на грани мифов. А ваша магия! О, это дивная магия! Умение повелевать ветром и водой одновременно - это заслуживает уважения! Но и мы не лыком шиты. Вы считаете нас слабыми, но это не так. Вы берете все грубой силой, а мы умением. Вы нападаете стремительно на прибрежные города, но на взятие настоящих городов, крепостей, у вас не хватит ни силы, ни организованности, ни ума.
        - Вы слишком самонадеянны, - ещё страшнее оскалился я, - не будь вы оборотнями, никто бы вас и не замечал, не видел в вас противника.
        - Да, и это тоже! - важно сказал незнакомец, демонстративно махнув волчьим хвостом, - Но, скажу я тебе, сила любого народа не в вооружении или магии. Вся сила в их душах. Вы, северяне, даже неопытными бойцами представляете серьезную угрозу! От вас буквально веет решимостью, но не яростью! Воистину, души воинов являются решающим фактором в любом сражении. А мы, оборотни, как ты выразился, имеем одно отличительное свойство. Каждому из нас присуща продуманность. Нет, гномы в составлении различных планов непревзойденные. Но мы умеем все организовать так, что в любом стечении обстоятельств получали требуемый результат. И мы умеем стоять за свою землю до последнего! И, я тебе скажу, мы своей второй ипостасью пользуемся в крайне редких случаях, даже уже способность слабеть начала из поколения в поколение. Но мы и без нее очень сильны!
        - И скромность вам не чужда, - хмыкнул я.
        - Отнюдь! Я вовсе не бахвалюсь! Я говорю факты. Наша коалиция - единственная, которая существует уже много сотен лет без единой крупной внутренней распри, чьи границы незыблемы много лет. Эльфы даже не пытаются устраивать против нас крупные диверсии или атаковать наши границы, потому что мы давно готовы к их атакам! Был случай, когда мы уничтожили элитный егерский корпус эльфийской армии без единой потери! Это ли не доказывает наше превосходство?
        - Да, вы действительно достойные противники, - согласился я, - но что если вы встретитесь с тем, что вам неведомо и непредсказуемо? Например, если вы встретитесь с человеком?
        - О, эта старая сказка давно уже перестала морочить нам головы! - отмахнулся незнакомец, - Эх, ладно, что-то я засиделся. Удачи желать не буду, варвар, а вот безболезненной смерти искренне тебе желаю. До встречи у богов, варвар!
        Незнакомец поднялся и бесшумно скрылся в темноте. Несмотря на то, что шел он у меня перед глазами, он будто растворился в воздухе, лишь кусты едва шелохнулись. М-да, непростой человек, очень непростой. Надеюсь, судьба больше не сведет меня с ним. Хотя чего там, выжить бы! Ну, с этим проблем не должно быть. Я уже кое-что придумал, осталось только реализовать...
        Ждать подходящего момента пришлось долго. Рук я уже почти не чувствовал, туго стянутые веревкой они практически онемели. Я боялся, что совсем перестану их чувствовать и не смогу двигать ими. Тогда весь план пойдет коту под хвост, но этого не случилось.
        Мимо шел, шатаясь и постоянно прикладываясь к бутылке, один разбойник. Он едва держался на ногах, но умудрялся при этом не промахиваться бутылкой мимо рта. Вот что значит опыт!
        - Эй, мужик! - подозвал я его, стараясь особо не шуметь. Разбойник огляделся, с трудом сфокусировав на мне взгляд, - Наклонись, скажу кое-что!
        - Что тебе надо, свинья? - подозрительно спросил тот, приблизившись.
        - Я тебе расскажу, где я спрятал очень много золота! Я смотрю, ты мужик достойный, лучше всех остальных! Мне все одно помирать, так зачем золоту пропадать? Вот и хочу тебе его отдать, только наклонись, скажу, где спрятал. На ухо, чтоб не услышали! - придумывал на ходу, сам усмехаясь подобному бреду.
        - Да, я самый...ик... лучший! - сказал тот, упав на колени рядом со мной. Он придвинулся, чтобы услышать важную информацию. Поморщившись от сильнейшего перегара, я выбрал момент и с силой ударил коленом пьяного разбойника в челюсть. Его голова дернулась, послышался хруст, тело бессильно повалилось рядом.
        Так, теперь нужно все делать быстро. Я стал ногами пытаться вытащить из-за пояса разбойника старый, покрытый ржавчиной, нож. Удалось мне это не сразу, но все равно удалось. Теперь самое сложное - доставить нож в руки. Для этого мне пришлось подвигаться, переползая на другую сторону дерева. Оказавшись с противоположной стороны, я нашарил руками оставленный нож.
        Ура! Теперь только перерезать веревки... готово! Я с наслаждением начал растирать затекшие руки, кровь погнала по застоявшимся жилам, противный синеватый оттенок медленно пропадал. Я собирался уже встать, как мимо прошел один из разбойников, не очень сильно пьяный. Увидев, что я освободился, он крикнул и бросился на меня, потрясая топором.
        Я рванул от него, стремясь скорее достичь своих вещей. Оказавшись у оружия, я быстро схватил меч едва держащими руками, ударив встававшего повара, развернулся к нападавшему. Тот несся на меня, словно поезд, сильный и опасный. Но топор против длинного меча, что кухонный нож против арбалета. Я шагнул вперед, выставив меч, вонзившийся врагу в живот. Запахло нечистотами, враг повалился на землю, громко крича от боли. Его страдальческие стоны к моему удивлению, ничего не всколыхнули в моей душе. Я чувствовал лишь немое удовлетворение, особенно когда добил разбойника.
        Не давая врагам времени опомниться, бросился к оборотню. Тот уже очнулся, слабо двигая головой, но быстро приходя в себя. Увидев меня, бегущего к нему с мечом, он широко распахнул глаза, но когда веревки, сковывавшие его руки, осыпались разрубленными на землю, лицо охотника стало каменным, как обычно.
        Помог ему подняться, пихнув в ослабевшие руки нож, которые умудрился не выронить. Готнерим на удивление крепко сжал оружие, руки его на глазах возвращали свой естественный цвет, а глаза удивительно быстро восстанавливающего свои силы оборотня приобрели ясность.
        Он молниеносным движением отправил нож в полет, я даже сказать ничего не успел. Смертоносное оружие, преодолев несколько метров в считанные мгновения, пронзило горло разбойника, нацеливавшего на нас арбалет. Дернувшиеся пальцы нажали на спусковой крючок, а болт, хищно блеснув в отблесках костра, впился в дерево, пролетев в миллиметре от моего уха. Везет мне пока, еще ни разу смертельно не ранили, хотя пытались много раз.
        Оборотень не остановился. Он побежал вперед, на несущихся в нашу сторону, потрясая оружием, врагов. В какой-то момент он опустился на четвереньки, но уже не человеком, а массивным медведем. Зрелище обращения человека в могучего зверя заставило меня опешить, за что я чуть не поплатился головой.
        Сзади раздался злой выкрик. Обернувшись, я успел заметить лишь блеснувшее лезвие топора и оскаленное в страшной ненависти лицо. Реакция моя оказалась поразительно молниеносной. Я моментально присел, пропуская над головой топор, и тут же резко поднялся, мечом вспарывая живот врагу до самой груди.
        Вывалившиеся внутренности едва не заставили меня вывернуть желудок наизнанку, благо, я справился с собой. На ватных ногах побежал к куче из орущих людей и разъяренного медведя, которого уже успели зацепить - на правом боку шерсть слиплась от густой крови. Я сходу врубился в толпу, сразу пронзив мечом одного из разбойников. Еще одного задрал медведь.
        - Да чтоб вас всех!.. - я очень громко и нецензурно ругал врагов, не забывая ударами отправлять к местным богам их поганые души.
        Руки ломило от усталости - я хоть и силен, но мечом махать не привык, особенно после избиения и плена. Дыхание сбивалось, но мой меч раз за разом обрушивался на головы разбойников. Казалось, что эта сеча не закончится. Меня зацепили по ноге и голове, оставив неглубокие, но длинные кровавые бороздки. Левая рука от удара какой-то оглоблей безвольно висела, но правая справлялась и без нее, ловко двигая мечом. В какой-то момент я замер с занесенным клинком над распластанным телом мертвого врага, поняв, что никого живого уже не осталось. Вокруг в неестественных и разнообразных позах лежали тела порубленных разбойников, некоторые, как я заметил, были убиты мечом или задраны когтями, будучи ещё в спальниках - мы никого не жалели.
        - Готнерим, ты как? - спросил я, подхватив едва не упавшего союзника, когда тот снова приобрел человеческий облик.
        - Бывало и хуже, - усмехнувшись, сказал тот, аккуратно трогая разодранный бок, - ну что, друг, имеем мы право собрать трофеи?
        - Тебе лишь бы трофеи, - устало посмеялся я, - хотя трофеи - дело святое. Да и в карманах этих горе-бандитов нужно пошарить, а то воровать из чужих карманов они горазды были! Так что пусть теперь выворачивают свои, пусть и не сами по уважительной причине.
        И начали мы мародерствовать. По молчаливой договоренности, наиболее 'попорченных' врагов обыскивал Готнерим, а я шарил в карманах умерших менее жуткой смертью, а так же собирал разбросанное оружие и обшаривал спальники с шатрами, которых было на удивление много. Добыча в большинстве своем оказалась скудная - ржавое оружие, мелкие деньги, редко золотые (которые почти все были из моего разворованного кошелька!), и неплохие запасы провизии. Естественно, коней своих мы тоже освободили. Но только после того, как поделили трофеи.
        Готнерим согласился с тем, чтобы восстановить мои денежные запасы. Он был честен и понимал, что у разбойников столько золота быть не может. Тем более золотом. В общем, часть золота отправили в мой карман, а потом поровну разделили оставшиеся деньги. Несмотря на то, что до раздела денег мой 'капитал' был меньше первоначального, я все равно оказался в плюсе на целых семнадцать золотых. Правда, деньги были мелочевкой, медью или серебром, но, как говориться, копейка рубль бережет! Хотя, тут скорее медяк золотой бережет, да не суть.
        Из оружия самым ценным трофеем оказался арбалет. Готнерим оценивающе осмотрел его и заключил - гномья работа, качественный, можно минимум за полсотни золота продать. Ржавчину, которую по ошибке судьбы назвали оружием, просто выкинули. Только вес лишний.
        Покинули злосчастную стоянку разбойников как можно быстрее, благо у тех была протоптанная тропинка, как раз для коней. По ней и вышли на дорогу. Уже была глубокая ночь, но мы после боя и глаз не могли сомкнуть. Отдохнули в беспамятстве, чтоб на том свете бандитам икалось! Да и адреналин бушует в крови. Поэтому сговорились ехать до небольшой речки, протекающей в паре километров отсюда. Там запланировали помыться и отдохнуть. Это нужно было даже не столько нам, сколько коням. Даже неутомимый Ворон уже еле ноги волочет, особенно утомляемый тюками с добычей.
        Добравшись до речки, оказавшейся пусть и не широкой, но достаточно глубокой, нашли небольшую полянку, где оставили коней пастись, не забыв стреножить, а сами пошли мыться. Уже когда скидывал с себя всю одежду, я понял, что без плаща! Но, покосившись на Готнерима, не заметил в том ни малейшего интереса ко мне. Ну и хорошо, авось, и без плаща смогу сойти за жителя этого мира. Вот только как же гномы так сразу определили, что я человек? Загадка.
        Приведя себя в порядок и избавившись от гадкого ощущения прошедшей бойни, устроились под кроной раскидистого дерева. Я лежал, укрывшись теплым меховым плащом, приобретением на холодные времена ещё у гномов. Сон почему-то не шел, ворочался, и вскоре понял, что не я один мучаюсь бессонницей.
        - Глеб, можно тебя спросить? - услышал я голос Готнерима.
        - Конечно, - немного удивленно и настороженно ответил я.
        - Объясни, как может быть такое, что ты совершенно не умеешь драться на мечах? - вопрос поставил меня в тупик. Неужели, так заметно, что я никаким местом не воин?
        - Так получилось, - не нашелся я с ответом, поэтому решил сказать правду. Все одно выдал себя! - ты не поверишь, но я меч-то первый раз в руки взял в тот день, когда на нас напали у кузницы.
        - Не может быть! - удивленно воскликнул Готнерим, - Я же видел и дрался с тобой, ты силен и опытен в драках! Твои движения всегда четкие, ничего лишнего, спину держишь, как воин. И дрался долго, видно, что силен! Как же ты не сражался на мечах?!
        - Просто... я из таких краев, где никого с детства не учили обращаться с оружием. На мечах вообще никто не сражался, да и не было необходимости.
        - Это как - не было необходимости? - опешил варвар.
        - Понимаешь, у нас немного другое оружие, - поняв, что и так успел сказать лишнее, я пытался найтись с ответом, - мы используем специальные арбалеты, которые стреляют очень быстро и далеко. И попадать ими очень легко. А стреляют быстрее луков.
        - А если ближний бой? - с сомнением спросил охотник.
        - Кинжалы и кулаки, - пожал я плечами, - ты сам знаешь, как я дерусь на кулаках. Да и ногами могу неплохо отходить противника.
        - Это да, - задумчиво ответил Готнерим, - в странном ты месте жил, Глеб. Видать, издалека тебя занесло, раз ты даже языка нашего не знаешь и общаешься амулетом магическим, да мечом ни разу не пользовался. Ты что, действительно с северных островов?
        Я задумался. Соврать? А вдруг он меня поймает на лжи? Хотя, судя по всему, об этих северянах мало кто знает что-либо, у гномов даже их острова на картах не обозначены, ведь, как я понял, они именно с островов, раз северяне и нападают на прибрежные города. Да и незнакомец в лагере меня принял за северянина, значит, я очень схож с ними.
        - Можешь считать меня северянином. Я действительно прибыл издалека. Мой дом очень далеко.
        - И зачем же ты прибыл сюда? - спросил Готнерим.
        - Не своей волей, - ответил я, надеясь, что моя ложь воспринялось Готнеримом правдой.
        - Бывает, - сочувственно сказал он, - у нас из племен тоже изгоняли всех слабых или провинившихся. А судя по тому, что ты не слабый, могу с уверенностью сказать, что ты сильно провинился.
        - Ты не поверишь, Готнерим, я сам не знаю, за какие грехи оказался в этих краях, - грустно вздохнув, сказал я.
        - Зови меня просто Гот, все одно уже вдвоем две сечи плечом к плечу прошли, - разрешил он, - ладно, давай спать. Как говориться...
        - Утро вечера мудренее, - закончил за него я и моментально уснул, едва опустил голову подложенное специально седло.
        Единственной мыслью, промелькнувшей в голове перед тем, как я уснул, была надежда, что та бешеная череда событий, что обрушилась на меня за последние два месяца, наконец-то завершилась. Буду надеяться, что в славном городе Дэвирис, куда мы вскоре прибудем, я спокойно отдохну.
        ЧАСТЬ 2.
        СПОКОЙСТВИЕ?
        ГЛАВА 1.
        Наконец-то эта длинная дорога закончилась! Я впервые за все время своего пребывания на Лайдайе почувствовал, что смогу спокойно отдохнуть. А знаете, откуда у меня такое чувство? Да просто мы добрались до потрясающего города Дэвирис - столицы графства Честрик. По словам Готнерима, этот город - самое безопасное место на всей территории графств зверолюдов. Это в разных уголках графства лютуют лихие люди, а в городе порядок и законность на высшем уровне.
        Как ни странно, ни один из множественных гарнизонов стражи, патрулирующих город, невозможно подкупить. Да и если поймают на подкупе даже одного стражника, казнят прилюдно весь отряд и всю семью дававшего взятку. Страшная мера наказания, но, тем не менее, позволяющая не беспокоиться по поводу коррупции. Стоит сказать, что с каждым делом разбирались особенно тщательно, так как мера наказания достаточно сурова. Поэтому ошибки могут быть фатальными, правда, еще ни разу их не допустили.
        Что меня порадовало, так это информация о возможности найти работу, полученная от охотника. Это очень легко! Просто нужно написать заявление в специальную контору, где его рассмотрят, учтут все пожелания и подберут варианты в максимально короткие сроки. Это для меня было бы просто отлично! Деньги имеют свойство заканчиваться, поэтому хотелось все расходы на время проживания в городе, свести к нулю. Да и работу не придется самому искать.
        - Дружище, ты даже не представляешь, как в городе интересно! - мы с оборотнем успели подружиться за время путешествия, поэтому и отношения у нас были приятельские, что сказывалось на разговорах.
        - Дай-ка угадаю, - я сделал задумчивое лицо, - в городе есть арена?
        - В корень зришь, Глеб! - согласился Готнерим, - Что самое интересное, тут раз в год проводят большой турнир, на котором борются самые сильные воины со всех графств! Да только за это стоит посетить Дэвирис!
        - Я бы лучше отдохнул, - мечтательно закатил глаза я, - помылся в нормальной бане, поел нормальной еды, поспал в нормальной кровати.
        - И не говори, - вздохнул охотник, - изнежили меня города, уже и сыра земля не в радость, ежели есть кровать.
        - Одно дело выбирать, и совсем другое - вынужденно придерживаться одного варианта. Ты же без проблем в походе спишь не земле, поэтому ты вовсе не изнежился, просто хочешь отдыхать в лучших условиях при возможности - выдал я свои размышления по этому поводу.
        - Возможно, ты прав, - согласился Гот, - но одно я знаю точно - ты обязан поучаствовать в турнире!
        - На кой? - удивился я, - Я уже устал махать кулаками, или мечом. Слушай, а что ты так лютовал, когда тренировал меня с мечом? Обиделся на что-нибудь?
        - Ну почему же? Мужчина обязан владеть любым доступным оружием на достаточном, чтобы противостоять врагам, уровне, - серьезно заключил друг, - какое бы смертоносное оружие ни было в твоем племени, сейчас его нет. И ты должен уметь за себя постоять в честном и грязном бою, в любых условиях.
        - Я понимаю, - вздохнул я, - но бить-то зачем? Все понимаю - я бездарность, неумеха. Но зачем каждый раз бить плашмя мечом по заднице?! Надо мной уже Ворон смеется, я едва с него не падаю, так все болит!
        - Зато учишься быстро, - усмехнулся Готнерим, - вон, уже не как дубиной мечом машешь. Даже при атаке машинально парируешь или блокируешь, быстро оцениваешь обстановку. Меч у тебя хороший, быстрый, тебе легко отбивать или уводить удары врага. И ты должен этим пользоваться!
        - Давай лучше потом про это договорим, - взмолился я, - у меня в голове сейчас ничего кроме бани нет!
        - Да, банька это хорошо. Особенно если жару поддать!
        - Надеюсь, ты не расплавишь меня? - спросил я с малой надеждой.
        - Не боись, нормально выпарю! Вся дрянь из тела повылезет и помрет! - пообещал Готнерим.
        - Вместе со мной, - про себя добавил я.
        Честно говоря, я почти привык к этому миру. Привык самостоятельно разделывать дичь, привык к крови, привык к верховой езде, наловчился ездить на коне неплохо! Даже привык к частым сражениям! Уже и вспоротые животы лишь тень брезгливости вызывают, а не отвращение и тошноту! В общем, я достаточно освоился, чтобы более или менее нормально жить здесь. Вот только дадут ли мне так жить? Очень хотелось бы, чтобы все те битвы, смерти и боль остались за спиной.
        - Все, Глеб, почти прибыли, - сказал Готнерим, когда мы уже приблизились к воротам.
        И вот, стоило нам пересечь черту стены, как мы погрузились в новый мир! На нас обрушился гул большого города, красота его нещадно ударила по глазам! Даже на окраинах, за место ожидаемых трущоб, были высокие каменные дома, выкрашенные приятным белым цветом.
        - Кварталы более бедных жителей с другой стороны города, а мы входим с 'парадной', - пояснил Готнерим. Вернусь к описанию.
        Вокруг резных створок была причудливая лепнина, крыши покрыты красивой черепицей. Представляю, сколько денег пришлось потратить на строительство этого потрясающего города! Ведь все выдержано в едином стиле, улицы прямые, словно лучи, идущие от главной площади ровными дорогами.
        С огромным удивлением заметил по краям дороги небольшие ямы, перекрытые решеткой. У них даже канализация есть! С ума сойти!
        Готнерим уверенно вел меня по улицам, поворачивал по ровным кольцевым дорогам с одной на другую, он был тут далеко не первый раз. А я словно вышедший из леса дикарь жадно рассматривал красоты неведомого города. Меня поражали цвета, в которые были выкрашены дома, меня поражал удивительный порядок и единство стилей в постройке домов. Поражали удивительные улицы, широкие, позволяющие одновременно пропускать очень много народу!
        По словам Готнерима, в центре города еще красивее. Там стоят большие храмы, посвященные местным богам. Я даже видел блестящие крыши этих самых храмов. Интересно будет поглядеть на них вблизи.
        В какой-то момент Готнерим свернул не на улицу, а к постоялому двору. Красивый внутренний двор, по границе которого росли удивительно одинаковые раскидистые деревья, что уже почти осыпались. По границе выложенной дороги к таверне и конюшням зеленели ровные елочки, запах стоял неповторимый.
        Оставив коней в конюшне, мы со всем грузом отправились в таверну. Похоже, у меня такая судьба - посещать большие поселения этого мира впервые лишь под вечер. Я к тому, что солнце уже склонялось к горизонту, небесный свод окрашивался в насыщенный алый цвет. Крыши и далекие купола храмов отражали этот красивейший природный свет, преображая город. Мне сразу захотелось тут поселиться на всю жизнь...
        - Сколько?! - не сдержавшись, воскликнул я.
        - Двенадцать серебряных за ночь, простой номер, - невозмутимо повторил немолодой мужчина, когда я спросил о цене комнаты.
        - Глеб, не беспокойся. Тут мало где можно найти комнаты дешевле, зато здесь всегда отличные условия, - попытался успокоить меня Гот.
        - Да тут за седмицу я оставлю больше, чем заработал за месяц! - не унимался я.
        - Глеб, поверь, тут можно заработать много больше, если захотеть. Поэтому не нервничай, давай просто устроимся, а завтра уже все обсудим, - примирительно сказал Гот.
        - Хорошо, - махнул рукой я, с бурчанием начав отсчитывать серебро. Я, конечно, мог оплатить себе жизнь в этом городе на три сезона, но все равно это грабительские цены! Нет, не спорю, город превосходен, но зачем же так задирать цены?! Словно в Москву попал, ей богу...
        Поднявшись по широкой лестнице на второй этаж, я отыскал свою комнату и вошел в нее. И тут я простил ушлым владельцам таверны такие высокие цены. Комната была шикарна! На лакированном деревянном полу лежали гладкие узорчатые ковры, на стенах висели картины. Сами стены были выкрашены в мягкий желтоватый цвет. Комната немного меньше по размерам, чем у гномов, но очень красиво обставлена.
        Каково же было мое удивление, когда за дверью, к которой вел ковер, обнаружил другую комнату! И тут я понял, что первоначально попал в прихожую. Потому что спальня, а это была именно она, была достойна даже президента!
        На полу без единой проплешины устланы ворсистые мягкие ковры, отлично сохраняющие тепло. Из широкого окна, прикрытого легкими кружевными занавесками, лился свет заходящего солнца. Под самым потолком я обнаружил нечто, очень похожее на люстру! Неужели в этом мире нашлось место техническим изыскам в виде электричества? Как ни странно, я ошибся. Это оказалась магическая люстра. Стоило мне, предварительно оставив в прихожей верхнюю одежду, шагнуть в комнату, как люстра засияла мягким и приятным светом. Магия, чтоб ее.
        У окна стоял широкий стол, укрытый скатертью. На столе был изящный подсвечник на три свечи. При желании, можно их разжечь, если не хочется включать магическую люстру, с которой я пока не разобрался. Сразу, как только разложил по углам свои скудные пожитки, выудил из сумки книгу, которую я старательно изучал в течение всего перехода, и положил ее на стол.
        Как ни хотелось почитать, но перво-наперво нужно помыться. Тем более баню уже должны были истопить, зря, что ли, заранее попросили? И одежду неплохо бы постирать. М-да, отвык я от удобств цивилизации. Привык ополаскивать одежду от случая к случаю в реке и ручьях. Но вообще, неплохо было бы всю одежду почистить. Меховой плащ весь в грязи и мусоре, вся шерсть скаталась, легкий плащ вообще потрепан так, будто на него собаки напали - нужно залатать. Про обычную одежду и не говорю.
        - Ох, тяжела жизнь бедного человека в страшной и опасной Лайдайе, ох тяжела! - вслух посетовал, - Куда ни шагни, везде побьют или имущество попортят!
        Ладно, не буду больше бурчать и жаловаться. Все равно ничего не исправить. Поэтому я поплелся в баню, где знатно попарился. Мне казалось, что жар дошел до самой души, выпарив из нее всю гадость, потому что я чувствовал себя настолько хорошо, будто бы заново родился. А уж когда опрокинул на голову бадью колодезной воды, то вообще стало хорошо. Сонливость и усталость как рукой сняло.
        - И все равно денег гребут много! - упрямо заявил я, когда мы, переодевшись, пошли ужинать.
        - Что ж ты за жила! - усмехнулся Готнерим, - Тебе дай волю, в хлеву бы спал, ежели б брали не больше пары медяков за ночь!
        - Ну не до такой же степени, - обиделся я, - могу и больше заплатить. Двадцать меди - настоящая цена для неплохого постоялого двора и для обеда в корчме. Причем, все сразу.
        - Слушай, зачем тебе работать? - спросил охотник, толкая дверь, - Ты так деньги считаешь, что и лишние не нужны - все одно не тратятся.
        Что ни говори, а обслуживали в гостинице действительно на высшем уровне. В обеденном зале было спокойно и чисто, разносчицы появлялись моментально, быстро брали заказ, а уже через несколько минут оставляли на столах подносы с разнообразной снедью. Правда, кушать в этом заведении тоже не дешево, но готовили просто прекрасно, а главное - много!
        - Ну что, друг, до завтра, - прощался я с Готом, собираясь отправиться в комнату, - куда собираешься пойти завтра?
        - Скорее всего, поищу работу, - пожал плечами оборотень, - ты со мной?
        - Ну а куда мне деваться? - грустно усмехнулся я, - Мне этот город карман опустошит раньше, чем я успею рот открыть.
        - Ну ладно, друг, до завтра, - посмеявшись, попрощался Гот. Мы разошлись по комнатам.
        Оказавшись у себя, я с удовольствием отметил, что оставленную мной грязную одежду уже забрали. Завтра отдам то, что на мне - это тоже нужно помыть. А пока - к книге! Скинув с себя плащ, который я уже и не замечал, настолько привык, я с удовольствием уселся за стол, начав бережно открывать книгу.
        - Ну что, неизвестный автор, что ты мне приготовил на сегодня? - шепотом спросил я у книги, но ответа не дождался.
        Книга была на диво интересной. А все больше увлекался, с жадностью читал страницу за страницей, главу за главой. Автору стоит выписать премию - так интересно, красочно и с долей юмора описывать свои путешествия, а в разные легенды вставлять комментарии, довольно удачные, к слову говоря - это надо иметь талант! И значок подарить - 'За вклад в развитие отечественной литературы'.
        - Вот же черт! - выругался я , когда в комнате резко погас свет, - Электрики криворукие! Ни стыда ни совести!
        В окно лился бледноватый лунный свет, но город и без него был окутан светом. Свет шел от больших уличных фонарей, питающихся магией. Они освещали все улочки, их свет отражался от крашеных домов очень необычно и красиво. Я даже на миг отвлекся, но потом вернулся к книге, окутав комнату мягким светом от зажженных свеч.
        Не обращая внимания на быстро наступающую ночь, я листал книгу, пока не натолкнулся на очень занятную главу. Называлась она 'Поход на Север. Острова занов'. Глава посвящена была путешествию автора книги на нанятой шхуне к неизведанному в то время архипелагу...
        ГЛАВА 2.
        'ИСТОРИЯ ДАЛЕКИХ ОСТРОВОВ.
        ВОРЕТ АР ДЕ ЗЭР'
        Честно говоря, было глупо верить слухам рыбаков. Действительно, кто мог поверить - за Штормовым морем лежит гигантский остров, чуть ли не с гномье государство размером! Но и на Драконовом полуострове по всеобщему мнению не обитало никого, кроме яростных и глупых драконов. Но там я, как ранее упоминал, встретил не только десятки небольших неплохо развитых племен, но и даже говорил с драконами, очень мудрыми и разумными созданиями! К сожалению, мои слова на веру никто не принимает, а чешуйка, подаренная мне предводителем одной из стай драконов в знак дружбы, просто принимается за случайную находку.
        - Никогда не слушай никого, - обращаясь кому-то, сказал я, - настоящую Правду можно узнать только лично. Сколько не путешествовал по миру, всегда убеждался в этом.
        Но я не отчаялся, как на моем месте отчаялись бы многие! Буду следовать своей цели, вести этот дневник, и даже если при жизни я буду считаться просто идиотом и лгуном в глазах других, то потомки наверняка смогут понять мои записи! И последуют той цели, которой следую я. Хотя, этим мечтам вряд ли суждено сбыться.
        - Господин Ворет! - раздался голос капитана, вырывая меня из тягостных раздумий. Опытный капитан, так удачно согласившийся на мои условия, оказался слишком разумным, чтобы отправиться в такое безнадежное путешествие. И лишь тот факт, что я маг, заставил его согласиться на изначально провальное предприятие. Я уже не говорю про две тысячи золотых, - Идем прямо на шторм! Клянусь Шарротом, мы идем прямо в пасть морских чудовищ! Сожрут нас Гарротовы отродья, якорь им в глотку!
        - Будьте спокойны, капитан Крим, я защищу вас, - сказал я, но совсем не был уверен. Пусть впереди лишь слуги бога, но это слуги БОГА, пусть и низвергнутого! Поэтому придется приложить чуточку больше доступных сил, чтобы хотя бы уцелеть.
        Казавшиеся далекими армады туч приближались к нашей шхуне с огромной скоростью, будто сам ветер гнал их. Когда до нашего корабля тучам оставалось совсем немного, я разглядел страшное явленье, пожалуй, самое страшное в моей жизни.
        Там, куда падала тень от черных туч, вода будто кипела. Она бурлила, сотни брызг взлетали высоко вверх, усиленное магией зрение улавливало едва заметные спины огромных рыб. О, Боги, спасите нас! Если мы выберемся из этой передряги живыми, клянусь, стану праведником! Да хоть кем угодно, лишь бы не попасть в лапы этих чудищ!
        По палубе метались матросы, снимали паруса, спасая их от сильного ветра, который мог опрокинуть наше судно. Капитан Крим стальным взглядом смотрел прямо перед собой, лишь с большим трудом можно было разглядеть в его глазах отчаяние.
        - Ну что же, придется мне показать свою силу, - вздохнул я и смело взглянул в лицо Смерти.
        Взошел на нос судна, я оказался с проклятым штормом лицом к лицу. Закрыв глаза, начал двигаться, вверяя себя в волю неведомой мощи, что заключена во мне. Руки сами плели в воздухе сложнейшие заклятия, губы шептали заветные слова, а в груди подымалась волна жара, предсказывая могучую атаку.
        - Клинок Пустыни! - крикнул я, вливая в созданное заклинание всю доступную мне силу, - Подавитесь, твари!
        Невидимая стена, возникшая в одно мгновение и встретившая шторм, резко обратилась десятками мощнейших смерчей. Они разрывали тучи, поднимали в воздух тонны воды, обрушивая их мощным ливнем. Воздушная стихия наступала, сокрушала мощью своего недосягаемого оппонента - воду. Лишь в одном месте, вокруг шхуны, был мертвый штиль.
        Смотря на бурю сквозь полуприкрытые веки, я пытался справиться с собой. Резкий выброс такого большого объема энергии обошелся мне высокой ценой - я едва не разорвал свои энергетические каналы, откат от удара едва не вышиб из меня дух. Но все равно, сквозь мутную завесу, окутавшую сознание, я контролировал заклинание, не давал смерчам рассеяться, а ветру хоть краем коснуться бортов шхуны.
        Наконец, спустя бесконечно долгие минуты, смерчи исчезли. По всему небу разлетелись остатки некогда грозной тучи, сильнейшим ливнем падали тонны поднятой в воздух воды. Море было на диво спокойным, словно и не было ни шторма, ни разрушительного заклинания, лишь частая рябь от крупных капель нарушала картину спокойствия.
        - Неужели пронесло? - не веря спросил капитан.
        - Думаю, да... - прохрипел я, с трудом поднимаясь на ноги.
        - Вы поистине могучий маг, господин Ворет! - от души похвалил капитан, - Отогнать отродья Гаррота - не каждый архимаг усилит такой...
        Неожиданно ладью тряхнуло, словно налетели на риф. Шхуна накренилась на левый борт, через который с криком перелетел упавший матрос. Остальные кинулись было к нему на помощь, как тут к небу взметнулась настоящая стена. Когда вода опала, изумленные люди увидели гигантскую клешню краба, схватившую беднягу и буквально расплющившую его.
        Клешня так же резко, как появилась, погрузилась под воду, подняв гигантскую волну, едва не перевернувшую хлипкое судно на правый борт. Еще двое членов команды вылетели за борт. Их полные ужаса крики слышались даже после того, как гигантские щупальца уволокли их в пучины моря.
        Поднявшись, я пошел к носу корабля и удивленно, будучи еще в подавленном состоянии, смотрел на запенившуюся радом воду. И лишь каким-то особым чутьем, магическим ли, другим ли, почуял опасность и вовремя собрал остатки энергии в воздушный кулак. Буквально через мгновение перед кораблем взвилось вверх гигантское существо. Покрытое мощными наростами и чешуйками, что щит исполинского воина, оно смотрело холодным взглядом, от которого я едва не потерял концентрацию. Ужас охватил меня, едва не подавив вою. Распахнув огромную пасть, из которой вырвался смрад тысяч разлагающихся тел, в которой десятками рядов блестели удивительно белые острые зубы, существо прыгнуло на потрепанную шхуну.
        Воздушный кулак с силой ударил монстра снизу, отбросив далеко в море. Я с удивлением увидел, что существо не погрузилось в воду, а осталось на поверхности кверху брюхом. Вокруг него расплывалось озеро темной крови. Рифы? Очень удачно, всех бы так бросить.
        - Ну что, маг, отплавали свое, - грустно, но без тени страха сказал подошедший капитан, обнажив бесполезную в данный момент саблю, - проглотит, так хоть после смерти отомщу! Той еще костью попрек горла встану!
        Вдруг над бурлящей водой разнесся громкий гулкий звук, будто кто-то трубил в огромный рог, размером с дворец короля. Обессиленный, я облокотился на борт и смотрел, распахнув рот, вдаль. На самом горизонте виднелись десятки мелких точек, и именно они издавали этот громогласный звук. Они приближались с огромной скоростью, не пройдет и пары часов, как будут здесь. Но кто это? Что за подмога?
        Кем бы они ни были, но своим звуком они изгоняли демонов моря обратно в пучину. Монстры рычали в ответ, порывались двинуться навстречу незваным гостям, но что-то их постоянно отбрасывало. Чудовища ненавистно и обиженно взревели, уходя в глубины моря. Одно из них, проплыв прямо под нами, будто из злорадства ударило могучим хвостом, взметнув высоко в воздух развалившуюся на сотни обломков шхуну.
        - Твою же!..
        Попытался применить заклинание полета, но энергии хватило лишь на то, чтобы замедлить наше падение. Упав на неожиданно твердую поверхность, понял, что вода стала льдом! Море покрылось толстым слоем льда, образовав широкую льдину, которая выдержала падение обломков. Тут и там охали покалеченные матросы, но практически вся команда выжила, хвала вовремя примененному заклинанию полета, не давшему разбиться. Лед хоть и покалечил многих, но спас почти всех. В воде нам настал бы конец.
        Поднявшись, я охнул, зашатался. В голове жутко резью мучала боль, как будто в череп скребся огромный жук. Зажав рукой широкую рану, в которой виднелись аж белесые ребра, я побрел к неподвижно лежавшему телу. Боль я подавил волевым усилием, но надолго это не поможет.
        - Капитан Крим, - выдохнул я пораженно.
        Капитан смотрел в небо полным боли и тоски взглядом. Он бледнел, губы его синели. Руками он зажимал страшную рану - обломок мачты пробил ему живот, и, судя по струйке крови, текущей изо рта, еще задел и легкие. Я обессиленно опустился на колени перед отважным моряком. Он посмотрел на меня, закашлялся, сплевывая темные сгустки, и тихо, практически шепотом, заговорил:
        - Это была славная битва, господин Ворет. Клянусь, я своей саблей выбил глаз одной твари. Только об одном сожалею я.
        - О чем? - подавленно спросил я.
        - Семья у меня дома осталась. Я ведь уходя в плавание дочурке обещал, что куплю ей магическую игрушку. Знаете, что из ягод делает словно камень, который медленно тает, если его держать во рту. Дочка так хотела его... - капитан улыбнулся, по щекам его покатились крупные слезы, - просьба у меня к вам, господин Ворет. О многом не прошу, но... навестите мою семью. Скажите им, что я их бросил.
        - Зачем? - опешил я.
        - Разбитое сердце лучше дыры в душе. Дочка у меня совсем маленькая, ей скажите, что я ушел в далекое плавание. А жена пусть думает, что я их предал. Пусть женится снова, найдет себе хорошего... - капитан закашлялся.
        - Я все понял, капитан Крим, - склонил я голову.
        - И последняя просьба, - глаза капитана уже заволакивала мутная пелена, крохи жизни практически полностью покинули его тело, - не отдавайте мое тело морским тварям. Предайте меня земле в Артенисе - моем родном городе. Я хочу после смерти приглядывать за семьей, следить, чтобы жили... хорошо...
        Взгляд капитана замер, глядя в небо, куда ушла его душа. Его грудь больше не вздымалась, кровь не шла. Твердый человек, любящий муж и отец ушел к богам.
        - Капитан, - в прощании со своим капитаном, вся команда склонила головы. Здоровые поддерживали покалеченных, все отдавали последнюю честь человеку, заменившему им отца в море. Они, словно сговорившись, одновременно выхватили сабли, подняв их к небу. Они стояли так очень долго, пока первый корабль неизвестных спасителей гулко не врезался в лед.
        - Я сочувствую вам, - сказал крупный мускулистый человек, в доспехе, перевитом стальными пластинами и меховыми шкурами. В пол он упер свою огромную, с человеческий рост, секиру, - потерять капитана - словно лишиться части души. Но пока опустим это. Скажи мне, волхв далекого континента, зачем вы заплыли в эти воды?
        - Я не волхв, я маг, - сказал я, не поняв смысла неизвестного слова, которое даже заклинание перевода, разработанное мной, не смогло опознать, - а плыли мы к островам северян. Получается, плыли к вам.
        - Зачем вам это нужно? - хмуро спросил собеседник, - знай, ежели вы лишите ратью на нас пойти, так мы разобьем вас без проблем.
        - Нет, нет! Что вы?..
        - Оскорбить меня хочешь?! - взъярился северянин, - Ворогом меня признал открыто?! Али не боишься за борт отправиться? Ты знай, я и волхвам головы снимал, коли позволяли себе вольности!
        - Подождите! Я ни в коем случае не хотел оскорбить вас! - протестующе замахал я руками.
        - Тогда зачем обращаешься, как к ворогу?! - капитан навис надо мной, словно гора.
        - С чего вы взяли? - совсем запутался я.
        - Даже с этого! Знай, волхв, что на 'вы' мы лишь врагов кличем! Ежели намерения благие или просто ничего плохого не имеешь, то всегда на 'ты' называем друг друга!
        - Прости, - я склонил голову, борясь с желанием обратиться к северянину не на 'ты', - просто в наших краях на 'вы' обращаются, когда хотят выразить уважение.
        - Странные вы, - почесал бороду он, но гнев в его глаза пропал, - знай, волхв, что обратись ты со своим 'уважением' к кому-либо менее терпимому, чем я, мигом лишился бы головы!
        - Я учту! - с готовностью сказал я.
        - Так зачем ты прибыл со своими людьми к нам? Чего хотел получить? Аль шпион ты?
        - Нет, ни в коем случае! - сразу замахал протестующе руками я, - Я к вам плыл за знаниями! Я странствую по всему свету, изучаю легенды всех народов, которые только существуют!
        - Зачем тебе это глупое действо? - непонимающе спросил северянин, потом словно бы нашел ответ, - Хотя, вы, волхвы, всегда ищете какой-нибудь мороки, лишь бы делом не заниматься. Но какую цель преследуешь ты?
        - Я, - замешкавшись, не знал, сказать ли правду, или солгать. Моя цель вызвала бы смех и презрение на континенте, лишь у гномов я бы не был поднят на смех. А как у северян? Вдруг лучше сказать правду? Решившись, я сказал, - ищу любые упоминания о людях.
        - О! - просветлев лицом, северянин встал и крепко обнял меня, едва на сломав все ребра, - Я уж думал, что вы совсем пропащие на своем континенте! Иначе с чего все заветы позабыли, что люди нам оставили?
        - Заветы? - удивился я. Даже не знаю, чему больше. Такой легкости в упоминании людей, или странным словам о заветах, о которых я и не слыхивал.
        - Все ж таки пропащие люди, - тяжело вздохнул северянин, - слушая же, раз волхв. Итак...
        Едва успел опомниться и достать дневник с самопишущим карандашом. Все слова северянина тщательно записывались в книгу сами, а я слушал, разинув рот. Мне будто бы снизошел один из богов, сжалившись над несчастным смертным, решивший просветить.
        Северянин поминал людей, как своих далеких предков. К сожалению, никаких описаний внешнего вида людей не осталось, были лишь рассказы об их безграничной силе. Только гномы, по легенде, сразу душой чуют человека, если он рядом.
        Рассказ северянина, весь до последнего слова, записывался в книгу. Надеюсь, те, кто смогут прочесть когда-либо мой дневник, смогут разобраться с легендой северян. Ведь эта легенда - словно краткий экскурс в историю!
        - Потрясающе! - не удержал я эмоций, когда северянин закончил свой рассказ, - Но почему вы не открываетесь государствам нашего континента? Вы бы смогли заключить много выгодных союзов!
        - Это глупо, - скупо ответил северянин, но, после недолгих уговоров, решил рассказать, - когда-то давно мы отправили флот из двух сотен кораблей к континенту. Мы не знали, очередной ли это остров, аль континент. Обжитой или необитаемый. Вообще, это была мирная экспедиция для поиска и заселения новых земель, большую часть команд составляли женщины и дети. Часть кораблей отправились на восток, часть на запад, остальные остановились на северном берегу.
        Слушай же, как приняли дедов моих прадедов, которые первыми совершили большой рейд на ваш континент! 'Заключили союзы', чтоб их Нериал утопил! На западе команда парламентеров, выделенная для переговоров с местным населением, была атакована с первых шагов. По нам били с катапульт, стреляли из баллист, даже выслали корабли на перехват! Создалось впечатление, что началась полномасштабная война! Наши волхвы, которые должны были вести переговоры, поняли, что мир заключить не получится, ударили всей своей мощью, мстя за погибших от вражеской атаки товарищей! Мы уничтожили все корабли, все береговые укрепления и прибрежные города! Странные рогатые существа, которых непонятно за что наказали боги таким уродством, были нами сметены!
        На севере нас тоже приняли со всем радушием! Команда как раз высадилась в заливе, между полуостровом рогатых уродов и другими землями. Там на севере, из леса вышли странные худые, словно их не кормили ни разу... эльфы, по-вашему. Стреляли в нас с луков, разили метко. Мирных парламентеров едва не посекли всех своими проклятыми стрелами! И тут наши волхвы, прикрываемые воинами в непробиваемых их жалкими стрелами доспехах, смели напавших вместе с частью леса.
        - Так вот откуда там равнина! - воскликнул я, потом пристыженно замолк. Перебивать очень неприлично, особенно такого человека, который может прямо сейчас снести тебе голову.
        - Вот именно, - гордо сказал северянин, - на востоке все было проще. Коротышки, что там жили, оказались более разговорчивыми. С ними мы заключили много договоров. Их старейшины поклялись, что сделаю все возможное для сокрытия нашего существования, ибо лучше мирянам жить в благом неведении, чем волноваться о нашей благонадежности. В итоге, теперь мы только с гномами союзники. Остальных мы бьем и будем бить! Мы уже сожгли рогатым их столицу единожды, и дальше будем жечь!
        - Но зачем? - опешил я, - Ну ошиблись они один раз, так зачем их продолжать бить? Разве они заслуживают этого? Да и о вас уже все бы узнали, только я не понимаю, почему до сих пор не знают.
        - А потому, что их правителей волхвы наши подчинили. Теперь они даже под страхом смерти будут убеждать всех, что северяне - лишь глупая сказка моряков! А если кто начинает про нас что-либо вызнавать, так мы сразу идем в поход. На вашем континенте очень много полноводных рек, можно доплыть куда угодно!
        - Но почему ты все рассказываешь мне? - удивился я, сердце сжалось от нехороших предчувствий.
        - А ты надеешься покинуть наше доброе общество? - усмехнулся северянин.
        Корабли, гонимые могучим ветром, которым повелевали непонятные волхвы, быстро неслись к далекому острову народа Зан, как истинно звались северяне. Я сидел у вождя, кем оказался мой собеседник. Я был спокоен, так как беспокоиться и пытаться нечего. Меня полностью удерживают в магической сети, стоит мне хоть что-нибудь попытаться сделать, как меня моментально уничтожат. Северяне могучи, мне не тягаться с ними, даже будучи очень могущественным магом.
        Что обнадеживало, вождь обещал принять меня со всей душой на своем острове. Говорил, что волхвы везде нужны. Но свободы мне не думал даже давать. Точнее, я был полностью свободен в действиях, но только до территории морских чудищ. Дальше меня просто ловили бы, и возвращали бы обратно к вождю, либо убивали. Второй вариант наиболее вероятен.
        - М-да, так я ни разу в жизни не попадался...
        ГЛАВА 3.
        Черт бы подрал идиота, который вырвал страницы! Эта глава была, возможно, важнейшей главой не только книги, но вообще главнейшей информацией для меня! Только из этого отрывка я почерпнул столько, сколько не почерпнул за все время пребывания в этом чертовом мире! Я внезапно понял, что мне просто необходимо попасть к северянам. Я не думал о том, что меня вряд ли выпустят. Я думал о том, что смогу узнать.
        - Интересно, каким образом из книги убрали легенды и продолжение путешествия к занам? - задумчиво спросил я вслух, - Кому это вообще было нужно?
        Но сейчас даже и думать о том, чтобы отправиться на север, нельзя. А что если этот путешественник, маг, все-таки выполнил свое обещание капитану? Возможно, мне стоит отыскать Артенис? Вдруг там остались упоминания об этом маге, когда бы он ни посетил этот город? Если я смогу вызнать хоть какую-нибудь информацию о нем, то, может, даже смогу найти еще его записи, или даже его самого.
        Кто знает, сколько лет этому удивительно толстому дневнику, вдруг не так и много? Вдруг маг еще жив? Судя по логике, искать старика нужно среди могущественных магов, если он, конечно, не сгинул в своих путешествиях. Но, судя по тому, что после вырванных страниц идет абзац '...Пустыни орков после холодных ветров севера казались преисподней...', маг вырвался из плена северян.
        Ох, что-то я устал. Глаза болели, я решил позже разобраться со всеми вопросами, а сейчас просто выспаться. Но, как назло, сон упорно не шел. Глаза быстро отдохнули, приспособились к темноте и упорно не желали закрываться. Сердце же, при любом воспоминании о строках дневника, колотилось так, что любой отбойный молоток позавидовал бы.
        - Ну почему здесь нет снотворного? Никак не усну.
        Решив, что все одно не засну, я оделся и покинул таверну. Привратник у ворот таверны лишь мазнул по мне сонным взглядом. Кто знает, что взбрело в голову мучающемуся бессонницей постояльцу? Вот он и не стал заморачиваться, вернувшись к борьбе со сном.
        А я пошагал по улицам, на ходу вспоминая, где видел красивый парк, зеленеющий назло осени. Очень хотелось походить по такому красивому месту, насладиться непривычной осенью зеленью, что наверняка поддерживается магией. Может, удастся привести мысли в порядок.
        - Да и просто отдохнуть по-человечески нужно.
        Я шел и шел, пока, наконец, не заметил мелькнувшие над домами верхушки деревьев. Ускорив шаг, добрался до забора, за которым раскинулся потрясающий парк. Я пошел искать ворота, но, увидев, что ворота заперты, а сторож спит, я, недолго думая, перемахнул через забор. Даже если заметят - я в своем плаще, лица не разглядеть при всем желании.
        - И сторожа будить не хочется, - добавил шепотом я, усмехнувшись.
        Парк был велик. Только по дороге, соединяющей оба конца парка, нужно идти не меньше двадцати минут, чтобы полностью ее пройти. Я медленно брел по ней, вздымая голову к небесам. Чужие звезды, чужие луны, но такие красивые... мне хотелось, чтобы ночь не заканчивалась.
        После небольшой прогулки, решил немного посидеть на скамейке, подышать запахом цветущих цветов. Парк точно был магический, тут даже тепло было, как летом, несмотря на ночь и осень. Опустил голову на колени, все мысли улетучились, я сам не заметил, как погрузился в сладкую дрему.
        Вздрогнув от неожиданного стука рядом, я повернул голову налево, откуда и раздался шум. Рядом на лавке сидел некто в плаще, похожем на мой, только более широкий. Мне казалось, он расплывался в воздухе. Незнакомца было очень плохо видно, но все-таки он не был невидимым.
        Незнакомец вздрогнул, услышав шум, повернулся в мою сторону. Наши взгляды скрестились. Я удивленно смотрел в изумрудные глаза. Они отвечали таким же удивлением, в них не было и тени страха или чего-то еще. Незнакомка, а это была девушка, вскочила, обнажив кинжал.
        Я неподвижно следил за ней, усмехнулся, откинувшись на скамейке. Настроение было отличным, я бы даже сказал задорным. Видимо, после прочтения книги эмоции бушевали, найдя выход в нездоровом веселье.
        - Ты кто такой? - раздался звонкий голос молодой девушки.
        - Никто, - развел я руками, - просто гуляю по парку.
        - Поздней ночью? - подозрительно спросила незнакомка.
        - Ты тоже не с утра сюда забрела, - широко улыбнулся я. Девушка вздрогнула.
        - Как... как ты понял, кто я? На мне скрывающее заклинание!
        - То есть, этот плащик на тебе - это скрывающее заклинание? - все больше веселясь, спросил я с показным удивлением, - А я думал, что заклинания - это так: плюнул, дунул, ковырнул в носу, почесался - и вот перед тобой горы золота и тому подобного!
        Девушка прыснула в кулачок, я, похоже, умудрился ее рассмешить. Может, больше сыграли роль мои эмоции, ведь я, как узнал еще во время путешествия с Готом, могу передавать их не только во время песен, но и при их особой активности, как сейчас. Но девушка быстро справилась с собой, напряглась, выставив вперед свой кинжал.
        - Что ты тычешь этим ножиком? Вроде не на кухне, хлеба порезать не надо, - я показано задумался, вроде бы пытался понять, где девушка взяла хлеб в парке.
        - Ну, хватит издеваться! - взмолилась она, видимо, обидевшись на мою несерьезность.
        - Как скажешь! - улыбнулся я, - Присядь, чего ноги мучать.
        Девушка подозрительно посмотрела на меня, словно ожидала от меня пакости, но потом все же осторожно присела, так и не убрав нож. Я специально в него всмотрелся, выказав заинтересованность, потом достал свой кинжал. Переводил взгляды со своего на кинжал девушки, вздрогнувшей, когда я достал оружие, потом заключил уверенно:
        - Нет, мой лучше! - и убрал обратно.
        - Хватит паясничать, этот кинжал ковал лучший мастер! - девушка, похоже, совсем перестала ощущать опасность, так как убрала кинжал и вперилась в меня обиженным взглядом, - Незнакомец! Я же могу вызвать тебя на дуэль!
        - О как! - всплеснул руками я. - За что же, красавица, ты меня так невзлюбила? Или нож мой понравился? Так задарма отдам, только не руби меня своей зубочисткой!
        - Да кто ты такой? Я, между прочим, графиня! Ой... - девушка запоздало закрыла рот ладошками в изящных кожаных перчатках, а мое совсем уже потерявшее всякие тормоза веселье тут же взыграло:
        - Ух ты, целая графиня! Извольте, мадам, вам в ножки покланяться! - я реально встал и поклонился(!) - Это что получается, мой нож лучше, чем у графини? Ой, что это я, простите мою заторможенность, ибо не привык я с всякими там особами высокими разговор вести! Графиня, извольте предложить вам насладиться чудесным запахом цветущих в такую чудесную ночь красивых цветов, так как бедному нищему больше нечего предложить достойного такой высокородной особе!
        - Хватит паясничать! - девушка уже откровенно смеялась, - Так кто ты такой? Граф и хочешь посвататься? Или злой насильник? Если второе, то я согласна. Только быстро, а то можешь еще понравиться. Тогда я тебя специально в темницу посажу и буду каждую ночь...
        - Ой, не надо! - я отшатнулся, выставив вперед руки, - Такой высокородной графине не пристало пачкать свою нежную кожу о грубую шкуру бродяги!
        - Да садись уже, словоблуд! Не буду я тебя насиловать! - девушка откровенно хохотала. Мое хорошее настроение оказалось заразным.
        - Точно? - опасливо спросил я, - А то я это, если что... убегу!
        - Да садись, - приглашающе махнула рукой графиня, а потом пафосно, но с явным весельем сказала, - такой высокородной леди, как я, не пристало даже на одной лавке сидеть с нищетой, но для тебя я сделаю исключение.
        - Вот еще, подарочек! С насильницами всякими сидеть, - бурча, присел на скамейку.
        - Ну что, незнакомец, как прикажешь тебя величать? - спросила интересом девушка, откинув капюшон плаща. Честно говоря, она была очень красива. Милое личико с большими зелеными глазами, немного пухленькими щеками, что не от полноты, а от природы, с длинными темными волосами. Ей на глаз было не больше двадцати, а то и меньше.
        - Мое имя давно украл ветер, унеся за моря в далекие неведомые земли, - я изобразил грустный вздох.
        - Тогда я буду звать тебя Край! - гордо возвестила девушка.
        - Почему Край? - удивился я столь нелепой кличке.
        - Потому что ты ходишь по краю, разговаривая со мной, ты крайне нагл, крайне весел и крайне удачлив. Я ведь могла тебя от удивления зарезать!
        - Ну да, с перепуга своей зубочисткой почесала бы мне спину, - улыбнулся я. Чем-то мне эта девушка понравилась. Не в плане... кхм... понятно не в каком плане, даже с учетом моего уж очень долгого воздержания. Она была очень обаятельна и приятная. Милая, общительная, веселая - если б и умной еще оказалась, вообще бы сокровищем была! Хоть сразу хватай и на край света!
        - Да хватит бахвалиться! - обиженно ткнула девушка меня в бок, - Вечно вы, мужики, железками меряетесь!
        - Природа такая, - пожал я плечами, - вы же, девушки, тоже хотите быть красивее других девушек и меряетесь красотой. Так что, кому-то кровь проливать, а кому-то платьишки перебирать.
        - Знал бы ты, Край, пока мне неведомый, насколько трудно быть красивой! - вздохнула девушка.
        - А ты откуда знаешь? - невинно спросил я.
        - Ах ты! - девушка запыхтела от шутки, шутливо вцепилась мне в горло и возмущенно заговорила, - Я самая красивая! А тебя, за такие слова, задушить мало!
        - Я быстрее со смеха помру, чем от твоих худых рук! - со смехом сказал я.
        - Радуйся, холоп, что я устала за день и не хочу тебя душить, - горделиво отпустила меня девушка и села обратно.
        - Знаешь, я тебя тоже, пожалуй, как-нибудь обзову! - пообещал я, - Будешь Розой!
        - Почему? - уже удивилась девушка.
        - Да вроде красивая, а колючая... - увернувшись от маленького кулачка, я поднялся с лавки и, поклонившись, сказал:
        - Было приятно познакомиться с вами, графиня! А мне пора вернуться в свою пещеру! До встречи, красавица!
        Девушка и опомниться не успела, как я несколькими быстрыми прыжками скрылся в кустах и, перемахнув через забор, отправился к постоялому двору, досыпать. Я окончательно вымотался, поэтому уснул сразу.
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        СРАЗУ ПОСЛЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО.
        Графиня Шелейла герд Тилинская смотрела на кусты, в которых мгновение назад скрылся незнакомец. Девушка, решившая поискать приключений вдали от родного дворца, нашла их в полной мере. Сначала перепугалась едва не до крика, когда рядом с ней на лавке возник незнакомец, которого она не заметила в потемках и из-за его темного плаща.
        В его взгляде не было ничего, кроме легкого удивления. Ни страха, ни опаски, ничего. Похоже, графиня выдернула его из дремы, и он не успел опомниться. Девушка подумала, кем может быть спящий в закрытом парке незнакомец, когда вскочила и достала свой кинжал.
        - Ты кто такой? - спросила Шелейла, скрывая дрожь в голосе.
        - Никто, - развел руками незнакомец, а в глазах его заиграли веселые искорки, - просто гуляю по парку.
        - Ночью? - усомнилась девушка. А потом они разговорились.
        Графиня все больше поражалась необычному поведению более чем странного незнакомца. Он будто бы игрался, веселился, подкалывал графиню беззлобно, шутил. Девушка невольно переняла его веселье, пыталась в ответ пошутить или припугнуть, но даже на слова, что она является графиней, незнакомец лишь начал паясничать.
        Графиня еще не встречала таких людей. Во дворце все высокородные или просто люди с высоким чином постоянно перед ней подстилались, хотели заслужить расположение. Девушка быстро поняла, в чем дело, люто возненавидела этих лизоблюдов и больше с ними старалась не общаться.
        Но этот... он был другим. Казалось, что ему было все равно, даже если бы графиня оказалась богиней, он бы все равно весело прокомментировал это. Таких людей попросту не бывает. И девушка, до этого открывавшая свою душу и эмоции лишь перед отцом или матерью, которой нет среди живых с тех пор, как девушке пять лет минуло, внезапно прониклась доверием к незнакомцу.
        Пришедшее вдруг в голову прозвище Край незнакомцу удивительно подошло. Он, правда, потом тоже придумал имя графине, очень колкое, но девушке, вот чудо, понравилось. Не было в незнакомце ни злобы, ни насмешки - он просто от веселья дал девушке прозвище. Она даже невольно стала ассоциировать себя с этим прекрасным цветком, с Розой, и восприняла данное прозвище не как шутку, а как комплимент.
        - Было приятно познакомиться с вами, графиня Роза! - неожиданно вскочив, незнакомец вдруг стал прощаться, - А мне пора вернуться в свою пещеру! До встречи, красавица!
        И он в мгновение ока скрылся. Девушка опомнилась лишь через секунду, а еще через одну внезапно поняла причину бегства незнакомца. Со стороны ворот быстро приближался сторож, грозно помахивая какой-то палкой. Завидев графиню, он неожиданно развернулся и отправился обратно, словно ничего не произошло.
        - Точно Край, - шепотом сказала девушка, - да самого края сидел, и лишь под конец сбежал. Кто же ты?
        Внезапно девушка подумала, что больше никогда не увидит незнакомца. Почему-то ее это взволновало, заставив сердце биться чаще. Смог незнакомец зацепить ее, смог забрать частичку души с собой. Очень странно, но девушка даже не могла подумать, что это плохо. Относилась она после не такой уж и долгой беседы к незнакомцу, как к старому другу. Шелейла поняла, что должна во что бы то ни стало еще раз увидится с незнакомцем.
        Уже во дворце она, вернувшись почти под самое утро, быстро переоделась и улеглась в кровать. К сожалению, у девушки были запланированные уроки танца, причем, с раннего утра, так что выспаться не удалось.
        Ее учительница по танцам, Мелинда, очень приятная в общении женщина немолодого возраста, постоянно поправляла ошибавшуюся от сонливости девушку, а когда та откровенно задремала, то вовсе прекратила занятия.
        Служанки по просьбе принесли две чашки чая с травами, возвращающими бодрость. Мелинда смотрела на графиню, то и дело не то дремавшую, не то задумавшуюся. Наконец, она спросила:
        - Опять гуляла всю ночь в парке?
        - Ага! - мотнула головой графиня, а глаза мечтательно закатились. Девушка даже не заметила того, что выпала из реальности.
        - Так! - уже с большим интересом заговорила учительница, - И что там такого случилось?
        - Ой, ты все равно не поверишь, - хотела было отмахнуться Шелейла, но женщина уже не отступится.
        - Так что? Опять книжки свои любовные читала? Или в цветах валялась? Вот испортишь все цветы, отцу твоему это надоест и он запретит тебе ходить в парк! - пригрозила она.
        - Не угадала! - весело рассмеявшись, девушка вдруг придвинулась в учительнице. В глазах графини плясали озорные огоньки, ей все же не терпелось с кем-то поделиться, - Представляешь, я там незнакомца встретила!
        - Незнакомца? - насторожилась женщина, - И что?
        - Он был такой... хороший!
        - В женихи набивался? - подозрительно спросила девушка.
        - Наоборот! Он все время смеялся надо мной, шутил, но без злобы! Он просто веселился! Даже то, что я графиня, его только развеселило! Вел себя так, будто ему все равно на мое происхождение. Он даже не пытался меня и тронуть! И ушел быстро. Но до этого мы с ним долго разговаривали!
        - Надеюсь, ты больше с ним не хочешь встретиться? - со слабой надеждой спросила Мелинда. Она внимательно слушала и запоминало каждое слово юной девицы.
        - Пойду! Только ты это... - девушка замялась, - отцу не говори. Он будет волноваться.
        - Да я тоже бы волновалась, - вздохнула женщина, - а вдруг он окажется злодеем? И просто втирается умело тебе в доверие?
        - Исключено! Зря я, что ли, по отцовской прихоти амулеты на себе таскаю? Меня даже очень сильный маг не смог бы тронуть!
        - Ладно уж, делай что хочешь, - безнадежно махнула рукой женщина.
        - Спасибо! - девушка обняла её и, быстро попрощавшись, убежала в свои покои.
        Женщина долго смотрела в закрывшуюся дверь, потом тяжело вздохнула, пошла переодеваться. Сняв танцевальное платье, она надела костюм, проверила заклинания на нем и вернулась в танцевальный зал. Там она подошла к большому зеркалу, что покрывало почти всю стену, смело шагнула в него.
        Впереди, после зеркальной преграды, оказался темный коридор. Женщина шла по этому коридору, узкому и извилистому, пока не вышла в небольшую комнату. В ней за столом, освещаемым свечами, сидел немолодой мужчина. Он посмотрел на женщину своим стальным хищным взглядом, та поежилась.
        - Думаю, ты не стала бы беспокоить меня по пустякам, - сказал незнакомец приятным баритоном, украшенным легкой хрипотцой. Но за этим голосом скрывалась железная воля.
        - Да, - кивнула женщина, передернув плечами, - Шелейла сегодня ночью в парке встретила незнакомца. Тот вел себя странно, хотя, думаю, вы в моей голове уже все прочти.
        - Да, но мне интересно услышать твои выводы, - сказал посерьезневший мужчина.
        - Думаю, что это засланец от других графств, чтобы соблазнить графиню. Либо шпион. Возможно, даже эльфийский.
        - С чего ты взяла? - спросил мужчина.
        - Только эльфы могут позволить себе такое пренебрежительное отношение к высоким титулам, а то, как легко он распознал Шелейлу под плащом, оборудованным первоклассными скрывающими заклинаниями, говорит о его искусности в технике скрытности. Скорее всего, даже засек графиню по шагам, только эльфы могут уловить даже скрытый шум шагов, - женщина говорила все на одном дыхании, а когда закончила, то шумно выдохнула.
        - Молодец, - кивнул мужчина, - выводы твои достойны внимания. Иди, приглядывай за графиней. Думаю, она сегодня снова пойдет в этот парк. Ты пойдешь за ней. Незнакомец будет там, поэтому в парк не заходи, может засечь. Лучше возьми этот амулет, - мужчина протянул невыразительный кулон с простым кварцем в оправе, - замаскирует полностью шаги. Проследи за ним, узнай, где он скрывается.
        - Поняла, - кивнула женщина, спрятав амулет, - могу идти?
        - Да.
        А в это время Шелейла лежала на кровати, смотря в потолок и прокручивая в памяти ночное приключение. Ей казалось, что это самое интересное и захватывающее приключение за всю ее жизнь, и она обязательно хочет довести его до конца! Поэтому она решила подготовиться к следующей ночи.
        Вариант надеть платье она отмела сразу - слишком вызывающе, неудобно и глупо. Вместо этого она приготовила к ночи специальный кожаный костюм, созданный больше для тайных убийц или шпионов, чем для хрупкой девушки. Она попробует скрыться от взгляда незнакомца, чтобы его напугать! Уж под такими мощными заклинаниями он и не разглядит девушку!
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        - Я тебе реально говорю, Гот! - с куриной ногой в руке я рассказывал другу о ночном приключении, - Графиня, говорит, мол, я тебя порежу! И достает ножик меньше, чем эта нога!
        - Ха, вот это на самом деле смешно! - засмеялся охотник, - Вот тебе везет на приключения! Готов поспорить, что ты ни в одном городе еще не обошелся без приключений!
        - Ты даже не представляешь, насколько прав, - вздохнул и припал к кружке с пивом, - ну что, пойдем на биржу труда? Тьфу, в эту вашу контору, где работа раздается.
        - Пойдем, только доедим, - кивнул оборотень, - слушай, Глеб, да ты никак влюбился в эту графиню!
        - С чего ты взял? - удивился я. - Нет, она, конечно, симпатичная, милая, веселая...
        - Я любого насквозь вижу! - гордо сказал Готнерим, - И вижу, что опять ты в историю влезаешь, как с теми неудачливыми охотниками за кинжалами. Лучше брось это дело. Даже если и она тебя любит, все одно ты без роду, без племени. Тебя либо тайная стража графа прирежет, чтоб не мешал нормальных женихов подбирать девке, либо заплатят тысяч пятьдесят золота и отправят в далекие дали... так, закручивай роман! Деньги лишними не бывают! Только меч свой с собой бери, даже обнажать не нужно, а всем наблюдателям, что наверняка будут, покажешь, что умеешь им владеть.
        - Все бы тебе деньги, - усмехнулся я, - ладно, меч возьму. Ну а все равно память какая, есть, что внукам рассказать!
        - Это да. Охмурить графиню - та еще история! - хохотнул охотник, отхлебнув пива.
        - Ладно, проглот, все равно ты уже все съел. Пошли работу искать! - поднялся я, охнув от тяжести в животе.
        - Да иду уже! Куда спешить, все одно дел нет. По крайней мере, у меня...
        Мы пошли по ожившему городу к конторе. То было большое здание неподалеку от постоялого двора. В нем мы с Готом разошлись - он пошел искать работенку, где можно кому-то что-то оторвать или сломать, а я последовал мирному труду. Так что разошлись мы по разным углам.
        Моя очередь двигалась вроде споро, а вроде и едва. Я то и дело косился на часы, спрятанные под длинным рукавом. Уже четвертый час сапоги стаптываю в этой проклятой очереди! Что-то сразу вспомнились наши бесплатные поликлиники с их бесконечными очередями, только тут было много молодых и взрослых людей. И вот, спустя пять(!) часов стояния, я вошел в кабинет.
        Ну, что сказать - стандартный офис. Куча бумаг, минимум уюта, максимум брезгливости со стороны работников.
        - Добрый день, - дежурная фраза и улыбка, - присаживайтесь. Итак, начнем.
        Вопрос за вопросом, я отвечал, а моя анкета заполнялась. Все понятно с моими требованиями: не против физических нагрузок, меньше коммуникативной работы, оклад от пятнадцати серебряных в неделю. И вот, в самом конце опроса, местные боги решили сжалиться над бедным иномирянином, предложив вариант:
        - Уже есть подходящая работа? - удивленно переспросил я, не веря в такую удачу.
        - Да, работа есть. Правда, она не простая. Сейчас идет строительство нового квартала города, на севере. Нужны рабочие. Требуется работать много и быстро, с утра и почти до самого вечера, около двенадцати часов, но зато оклад в неделю семь золотых.
        - Ого! - не удержался я, - Почему так много?
        - Строительство идет в срочном порядке, до удара холодов. С разнорабочими серьезная проблема, мало кто справляется с нагрузкой, да и нужно много народу, - терпеливо пояснила девушка, что заполняла мне анкету, - если вы достаточно крепкий и выдержите, то спокойно будете получать семь золотых.
        - Я согласен. Когда приступать?
        - Подпишите вот этот контракт и с завтрашнего дня отправляйтесь на стройку, там вам все объяснят.
        - Сейчас, ознакомлюсь только...
        Трудовой договор - дело важное. Можно в такую кабалу себя загнать только из-за того, что невнимательно читал условия договора. Хотя тут оказалось все в порядке, разве что отказывались предоставлять помощь магов-лекарей в случае травм, но я на это и не рассчитывал. Вот еще, магам на глаза попадаться.
        Когда я, наконец, изучил договор, уточнил несколько спорным моментов и подписал его, с большим удовольствием покинул здание. Оказавшись на свежем воздухе, я с наслаждением втянул ноздрями его, выгоняя из легких застоявшийся воздух конторы. Так, времени у меня еще полно. Чем бы заняться?
        - Может, прокатиться верхом? - подумал я, - Осмотреть местные достопримечательности?
        Конь очень обрадовался прогулке. Он не мог и суток простоять в стойле, сразу начинал беситься. Свободолюбивый у меня конь, даже странно, что меня так легко признал хозяином. Оседлав его, я взобрался уже отработанным движением в седло и повел Ворона за ворота. Тот порывался сорваться на бег, но я не позволял ему это сделать. Еще затопчет кого, он же крупнее здешних лошадок почти в полтора раза, так что даже не заметит никакой преграды.
        По мне скользили удивленные взгляды, я даже знаю почему. Доринер сделал мне огромный подарок, отдав коня за символическую плату. Ездовые и боевые кони, вроде моего Ворона, только значительно хуже, оценивались не меньше, чем в две сотни золотых. Даже слабенькие, затюканные кобылки, и те стоили по три десятка золотом минимум.
        - Ворон, а ведь тебя и за десять тысяч продать не стыдно! - смеясь, похлопал я ворона по могучей шее. Конь в ответ смерил меня таким взглядом... - Ладно, не серчай, не отдам я тебя никому.
        Так вот, именно поэтому на меня посматривали с удивлением. Мало того, что на мастистом боевом коне, черт знает сколько стоящем, так еще скрываюсь под простеньким плащом. Эдакий контраст создается, да еще на поясе болтается меч внушительных размеров. Естественно я выделялся на фоне торговцев с фургонами, всадников в сверкающей, выставленной напоказ броне, с мелкими конями. Любой проезжающий франт бросал на меня оценивающие взгляды, презрительно оценивая мой вид и удивленно смотря Ворона.
        - И у кого этот бродяга коня украл? - прямо читалось в их взглядах.
        А вот группы всадников, настоящие воины уважительно поглядывали на меня. Они видели, что в простых ножнах серьезное оружие, что конь подо мной даст фору самому лучшему скакуну, что плащ на мне хоть и простой, но скрывает получше магических игрушек. Да и то, что я за долгое время тренировок держал себя иначе, уже как настоящий воин - тоже было заметно.
        Неожиданно все резко поменялось. Я уже почти доехал до площади, как неожиданно все всадники и прохожие разошлись в стороны перед процессией. Впереди, на красивой белой кобылке с черной гривой ехала молодая девушка, за ее спиной двигался ровным строем десяток вооруженных всадников, двое, что впереди, держали вертикально длинные древки с треугольными длинными синими флагами.
        Все бы ничего, да замер я, как столб. Ибо лицо девушки было невозможно перепутать ни с каким иным - графиня, что ночью составила мне компанию, действительно оказалась ею. Она взглянула на замершего посередь дороги меня. Стражники за ней нахмурились, один даже выдвинулся вперед, угрожающе опустив копье, но девушка жестом его остановила.
        Она посмотрела на меня внимательней, окинула взглядом одежду - уже другую, чистую, но, безошибочно опознала плащ. Не быть мне шпионом, опознали в момент! Пришпорив кобылку, девушка понеслась ко мне навстречу, лицо ее выглядело решительно. Я, если честно, не горел желанием в данный момент встречаться с ней, слишком это компрометирующее действо. Ночью, когда никого нет, а лицо мое скрыто тенью, я вполне могу и почесать языком. А сейчас ни в коем случае!
        - Ворон, спасай, дружище! - попросил я коня.
        Тот, едва я сжал колени, встал на дыбы и понесся по дороге. Люди разбегались в стороны, кони с ржанием отступали в сторону, опасаясь Ворона. Всадники нелицеприятно высказывались вслед, но я уже не слышал. Оглянулся - графиня не отстает. Разогнался бы вовсю, да точно зашибу кого-нибудь. Так, нужно скрыться.
        Начал петлять по улочкам, уходя как от графини, так и от ее сопровождения, которое тоже решило поучаствовать в интересной игре 'Поймай Глеба'. В итоге я смог запетлять так, что пронесся в метре от преследователей, причем, за их спинами. Они не успели среагировать, как я уже был на другой улице. Пара минут бега - и спешно завожу расстроенного окончанием погони Ворона в стойла в конюшне у постоялого двора.
        - Ничего, друг, успеем мы с тобой еще погоняться с ветром! - пообещал я, а сам быстренько скрылся в дверях таверны. Хватит с меня пока гонок!
        Оказавшись в комнате, я вздохнул - неужели опять умудрился вляпаться по самые уши? Вроде же все хорошо было! Даже разбойники последние две недели пути к городу не беспокоили! А тут раз - и умудрился познакомиться с графиней, да еще та уж больно настойчивой оказалась - не думал, что за мной погонится. Надеюсь, больше не придется по городу носиться, а то запомнят все, кому не лень! Буду работать, а мне в лицо 'О, да это тебя графиня ловила!'.
        - Ну и чем мне заняться?
        На улицу и носа казать не следует. Неужели целый день придется взаперти провести? М-да, не очень приятно. Привык за два месяца к свободе, когда даже города не запирают в рамках, когда можно в любой момент выехать на бескрайние просторы на полном скаку. Красота!
        Ну что же, будет больше времени на изучение книги. Думаю, мне стоит изучить ее очень внимательно - я теперь понимал, что это не справочник, а дневник человека, ну пусть не человека, ищущего разгадку тайны людей. И, кажется мне, если путешествие к занам недалеко от начала книги, то история мага окажется очень долгой и наверняка интересной. Возможно, я найду для себя важную информацию.
        Над книгой просидел до самых сумерек. Жадно пожирал глазами страницу за страницей, до мельчайших подробностей изучал все картинки, что встречались в ней. Настолько погрузился в чтение, что ни разу не поднялся со стула за все время. А когда уже поздним вечером, с трудом оторвавшись от книги, попытался встать, то спину жутко заломило, в горле кто-то успел развести пустыню, а в голове бились набатные колокола. Короче, в себя пришлось приходить долго.
        - Ну и чем мне заняться? - задумался я после плотного ужина.
        Ночь уже опускалась на город, но до того позднего времени, в которое я вчера пришел в парк, было ещё далековато. Но, за неимением другого занятия, решил все-таки пойти прогуляться. Оделся в походную одежду. Было интересно, заметит меня графиня на этот раз или снова испугается? Если она вообще придет.
        Почему-то решил вооружиться. Брал не только кинжал, но и пару метательных ножей. Если вчера у меня был крайний эмоциональный перегруз, то сейчас я был намного спокойнее, рассудительнее, паранойя взыграла. И даже в таком безопасном месте, как Дэвирис, не рискнул выйти безоружным, хоть и отказался от мысли взять меч.
        И вот я, собравшись, покинул таверну через окно. Как бы ни хотелось, но нужно быть незаметным для всех, чтобы даже сторож не знал о моем уходе. Мало ли. Ему я и так показался вчера, хоть и не рассчитывал на очень уж необычное продолжение ночи. Хотя, если честно, я нисколько не жалею, что вчера пошел в парк. Давно я так не расслаблялся и не отдыхал, все дела да битвы.
        И вот он - парк. Пришел к нему с той же стороны, с которой вчера ушел. Проще говоря, оказался около забора, за которым виднелись притоптанные местами цветы. Случайно наткнулся, конечно, но дорога именно к этому месту от таверны была наиболее удобной - минимум основных улиц, много извилистых переулков. Короче, дошел я без проблем.
        Перемахнув через забор, пошел так же тихо мимо деревьев. Пройдя через клумбы, я, поколебавшись, сорвал букет. Рвал выборочно, по одному из разных мест, чтобы заметно не было. Букет получился красивым, даже удивительно. Я-то к подобной красоте никаким боком не отношусь.
        - Ну что же, графиня, надеюсь, вы любите цветы.
        Кстати, у меня лишь сейчас в голове пронеслась мысль. Я не смог увидеть вчера у девушки ни единого признака оборотня. Она была словно человек, возможно, именно поэтому я был так открыт и расположен к ней? Потому что подсознательно тянулся к ней, видя в ней привычный образ человека? М-да.
        Усевшись на скамейку, кажется, ту же, что и вчера, скрыл под плащом букет и стал ждать. Я, казалось, даже вошел в транс. Не двигался, почти не дышал, но и не спал - я слушал. Каждый шорох или крик ночной птицы был для меня, как гром. Поэтому я еще издалека расслышал шаги.
        Тихие, словно мышь кралась, размеренные шажки приближались ко мне. Скосив взгляд, я не увидел там, где должно, ни тени, ни человека, что эту тень должен отбрасывать. Но шаги то есть! Прищурившись, я заметил легкое дрожание воздуха.
        Шаги приблизились вплотную, а когда между мной и графиней был один шаг, я резко вскочил, протянув вперед букет. Раздался тонкий вскрик, потом на меня обрушилась с кулаками девушка, возникшая из воздуха. Она была крайне возмущена тем, что я опять ее напугал, но, все-таки разглядев букет, протянутый ей, успокоилась и расплылась в благодарной улыбке. Приняв цветы, она сказала:
        - Спасибо, очень красивые.
        - К сожалению, такому бедняку, как я, не позволить себе и половины подобного букета, - развел я руками, - пришлось искать другие пути решения.
        - Ага, бедняк! - она ткнула мне в грудь своим изящным пальчиком в перчатке, - На таких конях только бедняки и ездят! Да у меня вся стража от зависти потом исходила!
        - Ну, конь не деньги, - пожал плечами я, - для меня мой конь - друг. А мериться друзьями - постыдно.
        - Странно ты говоришь, - задумчиво сказала девушка. Мы медленно брели по дороге, звездное небо освещало нам путь, - я все никак не пойму, кто ты. Вчера ночью я была уверена, что ты обычный бродяга. Днем убедилась, что ты высокородный, просто почему-то ходишь в тряпье, а сейчас я в замешательстве.
        - Даже не пытайся разгадать мою натуру, - грустно улыбнувшись, сказал я, посмотрев на небо, - боюсь, понять все, что творится в моей душе не под силу никому.
        - Странный ты, - вздохнула девушка, - загадочный, говоришь странно, тоска в голосе проскальзывает.
        - Не волнуйся, тоска эта то есть, то нет, - отмахнулся я, - какой смысл из-за нее беспокоиться?
        - И неужели никак от нее нельзя избавиться? - участливо спросила девушка, - Может, нужны деньги, помощь? Я могу помочь.
        - Ни деньги, ни что-либо еще не поможет, - вздохнул я, - понимаешь, со мной случилось то, что навсегда поселило во мне эту тоску. Она не сильна, но неутолима. И даже если получить то, из-за чего я тоскую, то все равно возникнет другая тоска. Так что лучше я буду жить, как живу!
        - Ну не знаю, - задумчиво пробормотала девушка, - не расскажешь, по чему или... по кому твоя тоска?
        - Сие великая тайна есть! - сказал я пафосно, сделав серьезное лицо. Но потом улыбнулся, подмигнул опешившей девушке и сказал, - А ты любишь песни?
        - Песни? - удивленно спросила девушка. Резкий переход темы ее выбил из колеи. Но потом она ответила, - Люблю. А ты что, умеешь петь?
        - Да так, немножко, - изобразив скромность, ответил я.
        - А спой что-нибудь! - попросила девушка. Она оказалась разумной, решила больше не бередить мне старые раны.
        - Что изволите, графиня? Спеть вам о подвигах ратных, о героях отважных, или о любви прекрасной?
        - О любви! - уверенно ответила девушка, а на щеки наполз легкий румянец, словно сама засмущалась от своих слов. А может, показалось впотьмах.
        - Ну, извольте оценить мой скромный певческий талант, - сказал я, прокашлялся и запел.
        Пел, прикрыв глаза, погружаясь целиком и полностью в песню. Не столько важны слова, не столько важен язык, сколько важны эмоции, которые вкладываешь в каждое слово. А эмоций у меня было предостаточно.
        Будь моя воля, пел бы бесконечно долго, но вот последние слова сорвались с губ, подведя конец красивой песне. Я открыл глаза, возвращаясь в необычно затихший реальный мир. Вокруг едва шуршали листья, потревоженные легким ветерком, где-то далеко кричали птицы, но, в общем, было очень тихо. Встретился с восторженным взглядом графини, изумрудные глаза девушки блестели.
        - Это чудесная песня! Ты поешь великолепно!
        - Кхм, спасибо, - поблагодарил я. Не привык я еще к тому, что тут песни имеют более сильный эффект, чем на Земле, вон как девчонку поразил.
        - Серьезно, ты лучший певец из всех, кого я встречала! Тебе можно петь даже во дворцах, тебя все будут желать услышать! - заявила она.
        - Извини, Роза, но мне свобода по душе, - ответил я, открещиваясь от сомнительной перспективы.
        - А причем тут свобода? - не поняла девушка.
        - Понимаешь, одно дело петь для себя, для друзей. Ты путешествуешь, поешь, что хочешь и когда хочешь, песня идет от души. А если делать из этого работу, то сразу начнут указывать, конкуренты появятся, будут указывать, что петь, а что нет. Песня из голоса души превратится в обычный набор звуков. И не получится просто взять и уехать, куда глаза глядят. Обязательства, черт бы их побрал, - вздохнул я, ответив на непростой вопрос девушки.
        - Странный ты, - задумчиво сказала она, - еще никто не выбирал из денег и славы свободу. Разве ты не хочешь красиво жить, чтобы тебя все знали? Это же прекрасно, ты поднимешься, станешь уважаем! Тебя будут любить!
        - Ага, и буду, подобно канарейке, петь в золотой клетке, - усмехнулся я, а про себя добавил, что только известности мне не хватает, - да и любовь эта будет продажной. Так любят всех, у кого есть деньги. А бродяги никому не нужны.
        - Неужели свобода тебе настолько ценнее? - непонимающе спросила девушка, - Стань ты богатым и известным, смог бы найти себе достойную женщину, жил бы прекрасно! Чем тебе так нравится свобода?
        - А тебе разве нет? - неожиданно спросил я, - Разве тебе не надоели показная роскошь, не надоели лживые улыбки и различные подхалимы, видящие в тебе только возможность стать на одну ступень выше? Разве тебе не хочется, чтобы хотя бы на миг все это исчезло? Да что я говорю, ты этого желаешь, и так видно.
        - Почему? - совсем уже опешила девушка.
        - Иначе бы тебя здесь не было, - обвел я руками парк.
        - Ты прав, - вздохнув, кивнула девушка, и предприняла последнюю попытку, - но в том, что у тебя все есть, тоже есть много плюсов.
        - Но и минус есть, который перекрывает все плюсы - если все есть, то не к чему стремиться, - возразил я, - сначала надоедает все, что есть, потом надоедает и сама жизнь.
        - Знаешь, - после долгой паузы сказала девушка, - я слушаю тебя и думаю, что ты меня заколдовал. Почему-то твои слова затрагивают самую душу.
        - Потому что я говорю такие вещи, которые тебе близки, - пояснил я, - если бы говорил про облака, то, как бы я красиво ни говорил, твоя душа бы не откликнулась.
        - Слушай, а почему ты такой скрытный? - спросила девушка через несколько минут, когда мы продолжали неторопливо брести по парку, молчаливо смотря то на звезды, то просто перед собой.
        - Что ты имеешь в виду? - поинтересовался я.
        - Ты днем тоже был в этом же плаще. Ты скрываешь свое лицо и при свете дня, словно преступник. И что странно - вроде бы части лица иногда видно, то глаза, то еще что-нибудь, а в общую картину они не желают складываться. Я даже не знаю, красив ли ты!
        - Ах вот вы какая, графиня! - покачал я головой, - Все бы вам красоту да роскошь!
        - Хватит паясничать! - взмолилась девушка, но уголки ее губ предательски подрагивали. Все-таки веселье заразно.
        - А что? Кстати, графиня, а почему ты вовсе не похожа на оборотней? Ни хвоста, ни шерсти я не приметил, - спросил я мучавший меня вопрос.
        - Ты точно издалека, - уверенно заявила девушка, а потом решила пояснить, - все знают, что те, в ком течет кровь аристократа, не обращаются в обычных животных. Мы обращаются птицами. А в обычном облике не проявляются никакие признаки второй ипостаси.
        - Да? Странно, а почему тогда у тебя перья на шее?
        Девушка сразу принялась ощупывать руками шею, а когда ничего не обнаружила, посмотрела на меня, сопя. Не сдержавшись, я засмеялся. Ну, больно комичное лицо было у возмущенной девушки, не удержался. Она пару секунд еще изображала обиду, но потом улыбнулась и вероломно, без объявления войны, толкнула меня в кусты.
        Засмеявшись, она побежала. Бормоча под нос возмущенно разные вещи, я бросился вдогонку. Плащ развивался за спиной, со стороны выглядело как в кино, будто злодей гонится за невинной девицей. Хотя я действительно бежал не с самыми благими намерениями, что и продемонстрировал. Быстро догнав девушку, я подхватил ее за ноги, перекинув через плечо.
        Она, не ожидая такой подставы, начала возмущаться и требовать поставить ее на место. Была своими маленькими кулачками меня по голове, а потом вдруг неожиданно сдернула с моей головы капюшон. ТАКОГО я не мог ожидать. Резко отпустив девушку, я отвернулся, практически моментально водрузив на голову капюшон. И моментально скрылся.
        Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)
        ГЛАВА 3.
        ДРУГИМИ ГЛАЗАМИ.
        - Вот я дура! - прошептала себе под нос Шелейла.
        Она кляла себя на чем свет стоял. Ну как, как она могла так поступить? Вроде бы ничего особенного, просто сдернула капюшон с головы таинственного знакомого, но, похоже, совершила самую большую ошибку.
        Она буквально ощутила, как от незнакомца полилась волна удивления и... страха. Он очень испугался, когда девушка сдернула с него капюшон. Почему? Лицо у него было очень красивым и живым. Она буквально за мгновение успела рассмотреть его полностью. В лунном свете она видела очень хорошо каждую деталь на лице незнакомца. Легкую щетину, широкие скулы и синие глаза. Таких глаз девушка не видела ни разу. Таких глаз не бывает. И даже длинный извилистый шрам, пересекающий все лицо, не портит его.
        Но больше всего ее поразило то, что в незнакомце не было ни единого признака второй ипостаси. Не она ли сама рассказывала, что это значит у зверолюдов? Мелькнувшую мысль о том, что незнакомец - это вообще представитель другой расы, она отмела. Ни гномом, ни демоном, ни орком он не мог быть. Не было ни низкого роста, ни рогов, ни клыков. Про эльфов вообще лучше промолчать - те совсем иные. Значит, Край - это на самом деле очень высокородный, только почему-то строит из себя бедняка.
        - Действительно, как я сразу не поняла?
        Но что же заставило высокородного незнакомца притворяться бедняком? Уж не хотят ли его убить? Такое часто бывает - из-за наследства или чего-либо еще. Тогда понятна и скрытность - хочет избежать взоров наемных убийц. И вооружен он не теми разукрашенными золотом и драгоценными камнями игрушками, что носят различные франты и придворные, а настоящим, видавшим кровь оружием. Это понятно было по зарубкам на том кинжале, который она видела вчера. Все же женщины очень внимательны к мелочам.
        Объясняется и то, как он легко ее обнаруживал - наверняка имеет в запасе мощные амулеты, чтобы точно так же обнаружить убийц, скрытых заклинаниями. Но почему он так странно себя вел? Он не испугался, когда неожиданно увидел Шелейлу рядом на скамейке. Он весело общался, не боясь.
        - Стоп!
        Девушка хлопнула себя по лбу, словно нашла, наконец, свою ошибку. А она лишь поняла причину тоски незнакомца - он тоскует по дому! Девушка никогда не была так близка к разгадке тайны незнакомца, но, к сожалению, версия ее была верной, но лишь отчасти. Она даже не догадывалась, по какому именно дому тоскует Глеб.
        - Надеюсь, он придет снова, - шепотом сказала девушка, - я просто обязана извиниться. И помочь, если он примет помощь. Я заставлю его принять помощь!
        А в это время, пока запутанная девушка пыталась разобраться со своими мыслями, Глеба преследовал некто, скрытый под магической мантией. Эта мантия едва ли не мощнее той, что носит на себе графиня. Только у одной это был подарок от отца, а у другой не что иное, как рабочий костюм.
        Глеб сильно петлял по дорогам, избегал стражи, скрывался. Преследовательница понимала, что тот хочет запутать следы - он уже три раза прошел мимо одного и того же дома. Вдруг Глеб резко рванул в сторону, скрывшись в переулке. Выругавшись, преследователь побежал следом. Плащ незнакомца мелькнул за поворотом, преследователь побежал следом, боясь упустить.
        Едва преследователь оказался за углом, где скрылся незнакомец, как неожиданный удар оттолкнул его в сторону. Сильный удар пришелся на защищенное кожаной одеждой плечо, не заметил легкого костюма, едва не сломал руку. Мелинда была умелым бойцом, она, как и надлежит, проходила специальную подготовку, умело владела короткими мечами, кинжалами и была мастером рукопашного боя. Но незнакомец осыпал преследователя градом ударов, не давая возможности достать оружие.
        Мелинда поняла, что нужно обезвредить незнакомца, но обычными ударами этого не сделать. Тогда она решила применить один захват. Силы ей должно хватить, благо, не неженка какая, а подготовленный агент. И она тут же попыталась захватить руку противника, и захватила! Но силы не хватило!
        Необычайно сильный противник будто бы привык одной силой бороться с захватами, так как он не только не прогнулся под захват, но и наоборот рванул руку вверх, подняв противника в воздух. Движением тела опрокинул преследователя наземь животом вниз, придавив коленом между лопатками, не забыв завести за спину руки, довольно больно заломив их.
        - Ну что, попался? - усмехнулся он. Удивительно, но незнакомец почти не запыхался, - Молчишь? Ну-ка посмотрим, кто меня тут преследовать вздумал.
        Глеб тут же сдернул капюшон с преследователя, оказавшегося женщиной. Лет тридцати пяти, с заостренными чертами лица и до ужаса злыми глазами. Но победитель был невосприимчив - он разучился бояться противников еще в Рикависе.
        - Так кто ты? - спросил Мелинду.
        - Иди ты... - прохрипела женщина. Незнакомец вдруг резко ухватил ее за волосы, натянув, заставил сильно задрать голову. Женщина прошипела сквозь боль, - пусти!
        - Говори, иначе прямо сейчас вскрою горло, - сказал незнакомец таким голосом, что у женщины не возникло ни малейшего сомнения в его словах.
        - Я учительница танцев графини, - прохрипела женщина, надеясь укрыться ложью, - я просто переживала за нее и решила проследить.
        - Ну да, - хмыкнул незнакомец, - это ты от переживания надела плащ скрывающий, меня преследовала полчаса. Я же специально кругами ходил, проверял. А уж когда ты кинулась за мной, да еще и дралась неплохо, хочу сказать, то я сразу понял - учитель танцев!
        - Тебе, не все ли равно? Все равно убьешь! - с откровенной ненавистью прохрипела женщина.
        - Не считай меня кровожадным, - сказал незнакомец осуждающе, - я просто не люблю, когда меня преследуют. Видишь ли, у меня случаются приступы паранойи, поэтому могу иногда для спокойствия прибить несколько подозрительных типов, вроде тебя. Хотя могу тебя хоть сейчас отпустить, мне ты не нужна, как и твой труп. Но я не уверен, что ты не попытаешься меня прирезать.
        - Я не стану, - пообещала женщина, - клянусь.
        - Эх, понимаю, что делаю большую ошибку, да поделать ничего не могу с собой, - вздохнул незнакомец, отпустив волосы и поднявшись. Женщина еще сколько-то времени полежала, ожидая удара и заодно переводя дух, но незнакомец стоял рядом и выжидающе на нее смотрел. Все-таки решил рискнуть.
        Женщина поднялась. Тело и руки очень болели, незнакомец бил не щадя ни сил, ни ее. Нечего было и думать атаковать, руки едва шевелятся. Остается надеяться лишь на то, что незнакомец не решит убить ее или, что еще хуже, покалечить.
        - Кто ты? Зачем ты вмешиваешься в жизнь графини? - хрипло спросила женщина.
        - Не поверишь - случайно! Гулял вчера по парку, никого не трогал, а тут садится рядом на скамейку кто-то. Смотрю - девушка! Ну и разговорились мы немного, - пожал плечами незнакомец. Женщина не могла понять - он изображает из себя дурака, или на самом деле такой? - так кто ты такая?
        - Я... - замявшись, женщина поняла, что не знает, как ответить. Правду сказать - прямое нарушение Устава. Солгать - так незнакомец наверняка распознает ложь и убьет. Подумав, что лучше сказать правду и получить шанс на спасение, чтобы потом доложить, она заговорила, - я агент Тайной Канцелярии графства. Мне приказали проследить за графиней, так как была получена информация, что некто ночью в парке общался с ней и умудрился вскружить дурочке голову.
        - Неужели прямо вскружить? - недоверчиво спросил незнакомец, - Хотя, она же еще юна, слишком восприимчива.
        - Ты разве не хотел этого? - с напором спросила женщина, - Разве у тебя цель не набиться в бесспорные фавориты к графине? Чтобы стать графом впоследствии?!
        - Да сдалось мне ваше графство, - хмыкнул незнакомец, - одна морока.
        - Тогда зачем ты соблазняешь графиню? - не поняла женщина.
        - А разве ты не допускаешь варианта, что случайно встреченная девушка могла мне понравиться? Не как графиня, а как девушка? Она красива, мила и общительна - что еще нужно идеальной девушке?
        - Разве бывает любовь! - отрезала женщина.
        - Кто сказал, что нет на свете настоящей, искренней, чистой любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!
        Мелинда ненадолго замолчала. Потом задала мучавший её вопрос:
        - Что ты собираешься делать дальше?
        - Не знаю, - пожал незнакомец плечами, - хотя, если за мной будут гоняться всякие... агенты, то придется что-то с ними делать.
        - Ты же понимаешь, что тебя в покое не оставят? - спросила женщина, не страшась.
        - Конечно, хотя все же рискну кое-что передать твоему начальству. Запоминай слово в слово и передай своему начальнику - мне не нужны деньги, мне не нужно графство, мне не нужны секретные сведения или что-либо подобное. Мне нужно, чтобы меня никто не касался. За графиней следите, а меня не трогайте! Запомнила?
        - Да, - уверенно кивнул женщина.
        - Отлично, - сказал незнакомец, резко придвинувшись. Женщина успела увидеть лишь мелькнувшую тень перед тем, как потерять сознание.
        Очнулась лишь утром. Она была прислонена к стене, в углу. Голова жутко болела, но женщина только облегченно выдохнула - жива! Не просто жива, но и цела! Относительно, конечно, но синяки - не раны! Так, нужно добраться до дворца и доложить Магистру. Она проверила в памяти - все ли запомнила из слов незнакомца.
        С сожалением отметила, что хоть и помнит весь разговор, но не помнит лица незнакомца. Лишь его плащ - простой, потертый, как у бродяг или наемников - было легко узнать. Такие плащи не делают в графствах, их можно купить только с наценкой у заезжих купцов. Понятное дело, что все выбирали местные изделия, так что в городе должен быть минимум тех, кто имеет подобный плащ.
        Но как же этот незнакомец обнаружил ее? Это же практически невозможно! Женщина, имея небольшие магические способности, могла рассмотреть мага или амулеты большой силы. Ничего этого у незнакомца не было! Значит, он очень опытный воин? Иначе он не мог заметить агента Тайной Канцелярии.
        - Это все?
        - Да, - понуро кивнула женщина, стоя перед лицом самого опасного человека в графстве - Магистра Тайной Канцелярии.
        - Это очень и очень странно, - задумчиво проговорил тот, - я правильно понял - ему плевать на графство, на деньги и тому подобное?
        - Так он сказал, - ответила женщина.
        - Он хочет, чтобы его оставили в покое? - продолжил спрашивать Магистр.
        - Да, - еще раз кивнула женщина, которая под взглядом стальных глаз чувствовала себя, как кролик в руках мясника.
        - Объясни мне, как странный незнакомец с такими странными желаниями и посланиями, которому плевать на всех нас вместе взятых, смог не только тебя заметить, но и без проблем избить, без применения магии или оружия?
        - Он очень опытный боец. Наверняка он засек меня по шагам, потому что ни амулетов, ни заклинаний он не применял, и не мог применить - он не маг. А потом, когда он начал бежать, я подумала, что он хочет скрыться, но он просто заманил меня в ловушку. Он очень сильный боец - я не знаю ни одного стиля боя, похожего на тот, который применил незнакомец. Он бил не только руками, но и ногами - быстро, точно и в особо слабые места. И он очень силен. Еще он после разговора одним ударом лишил меня сознания, как ребенка, - сказав на одном дыхании свои скудные выводы, женщина стала ожидать реакции начальника.
        - В общем, все понятно. Но ты разве не допускаешь того, что он скрыл свою ауру, замаскировав ее под ауру обычного человека?
        - Но это под силу только магам уровня мастера, не меньше!
        - А он еще без проблем засек тебя, - добавил Магистр.
        - То есть, это на самом деле очень могущественный маг? - с содроганием спросила женщина.
        - Верно мыслишь. Но что может понадобиться магу от графини? - с прищуром спросил Магистр.
        - Возможно, ему нужны артефакты? У графа есть несколько вещиц, что для магов бесценны. Но они охраняются так, что даже архимаг не сможет преодолеть и половины защитного контура!
        - Вот именно. Да и если бы этому незнакомцу что-то нужно было, он был смог обеспечить для себя скрытное пребывание в городе. А уже любая собака знает, где остановился всадник на необычайно могучем коне, что удрал от графини с охраной. Ты уже наверняка знаешь, в конюшне какой таверны стоит черный конь неизвестной породы, очень крупный? И где наверняка остановился его хозяин. - заискивающе спросил Магистр.
        - Да, - кивнула женщина, - но что ему тогда нужно? Он не таится, но скрывает лицо обычным плащом. Для мага он необычайно силен и умел в драке. Как такое может быть?
        - Да, это сложный вопрос. Вот ты и найдешь на него ответ. Иди.
        Магистр смотрел на закрывшуюся дверь, погруженный в свои мысли. Будучи не только Магистром Тайной Канцелярии, но и негласным ведущим аналитиком графа, он был в замешательстве. Хоть и не выказывал этого подчиненным, но он, опытный, прошедший через все возможные интриги, сведущий в любых подобных делах, не понимал происходящего.
        Если маг не скрывается, то почему остановился в дешевой таверне? Зачем он скрывается под простым плащом, но открыто ездит на очень приметном коне? Кто он вообще, черт возьми?! Какой он расы, какой силы, каких возможностей? Почти полное незнание очень сильно раздражало Магистра.
        - Да что ему, разрази меня гром, нужно от юной графини?!
        Маг такого уровня должен быть как минимум не молодым. Но по описаниям он явно моложе тридцати! Понятное дело, что маг мог магией подправить возраст, но его поведение! Какое-то ребячество, честное слово! И нет никакой связи или явной цели в его действиях! Это очень нервировало Магистра.
        А Шелейла тем временем лежала в своей спальне, глядя в потолок. Она корила себя за то, что заставила незнакомца уйти. Но, честно говоря, она была даже рада тому, что смогла увидеть его лицо, которое несомненно понравилось графине. Незнакомец не был тем холеным красавчиком, как многие графские сынки. Он был мужчиной в полном смысле этого слова! Мужественен, силен, лицо волевое, а поведение уж вообще ни в какие рамки не вписывающееся.
        Девушка не могла признаться сама себе, что была влюблена. Она и раньше влюблялась, но это было еще в том возрасте, когда любовь возникает практически на пустом месте. Влюбиться в понравившегося менестреля, в какого-нибудь подчиненного отца или вообще в телохранителя! Но то были детские чувства, не серьезные. А тут...
        При мысли, что она оскорбила Незнакомца до такой степени, что он больше никогда не придет, хотелось плакать. А при мысли, что следующей ночью она может снова встретить в парке таинственного возлюбленного, сердце бешено заколотилось. Главное - сохранить это в тайне. Отец может осерчать и приказать изловить, да посадить в тюрьму незнакомца, а то и вовсе казнить. Он очень суров и просто бредит желанием выдать дочь удачно замуж, хоть и желает ей счастья, поэтому не потерпит никаких помех.
        Днем девушка с удивлением узнала, что занятий по танцам не будет. К сожалению, вышивку не отменили. О, как она не любила это неблагодарное дело! Все пальцы были поколоты, нежная кожа даже грубеть начала! Но это нужно было, все-таки она благородные леди должны иметь умелые руки. Вообще, у графини очень много разных занятий, которые она бессовестно прогуливала.
        После всех занятий девушка проспала до самого вечера. Проснулась лишь к ужину, когда гувернантка пришла звать ее.
        - Госпожа Шелейла, ваш отец ожидает вас к ужину, - сказала она заворочавшейся в постели девушке. Та кивнула и нехотя поднялась с кровати.
        Отказавшись от помощи в одевании, графиня стала сама подбирать себе одежду. Она терпеть не могла эти корсеты, в которых приходится ходить все время, различную вычурную и бессмысленно богатую одежду. Поэтому она оделась в простой наряд, конечно, качественный и дорогой, но не вычурный, без излишеств. Обычный костюм.
        Спустившись в обеденный зал, она села за большой стол, укрытый разными яствами. За ним, на массивном стуле, сидел мужчина. Он был высок и силен, лицо волевое и строгое, но глаза лучились теплотой и добротой. Девушке невольно пришло на ум сравнение с ночным знакомцем - тот тоже был так же высок и силен, жаль, лицо видела лишь мельком.
        - Доченька! - отец поднялся и крепко обнял дочь, - Как же я соскучился!
        - Конечно, по своим делам мотаешься, видишься со мной раз в неделю, а то и в месяц, - пробурчала Шелейла, но отца обняла крепко, со всей лаской и любовью.
        - Сама понимаешь, Шелейла, - развел руками отец, - дел очень много. Особенно сейчас, разбойники совсем распоясались.
        - У тебя всегда какие-то дела, - сказала девушка, - то разбойники, то поля нужно засеять, то замуж в очередной раз меня пытаешься выдать.
        - Дочка, ты не обижайся! Но тебе уже семнадцать лет! Ты уже не ребенок, а я старею. Графству нужен достойный наследник, а ты всех женихов распугала! Нельзя же так жестоко с ними! - укоряюще покачал головой граф.
        - Я не хочу замуж за этих напыщенных индюков! - сорвалась Шелейла.
        - А за кого ты хочешь?! - тоже взбесился граф, - За какого-нибудь стражника, которому только деньги подавай? Или за крестьянина?! Им всем нужны только деньги, которых у тебя полно! А какие из них графы? Да они даже кровь твою высокородную принять не смогут!
        - Не все же такие, как ты говоришь!
        - Можно подумать, ты знаешь достойных? - сатирично спросил отец.
        - Знаю, представь себе! - воскликнула девушка, запоздало прикусив язык.
        - Это кого ты там знаешь? - отец навис над дочкой, словно скала. Он смотрел пристально, пронизывая насквозь своим взглядом.
        - Никого, - попыталась отказаться от своих слов Шелейла.
        Не получилось.
        - Значит так! Я запрещаю тебе теперь без охраны покидать дворец! Более того, даже во дворце не смей без стражей ходить! Мне твои выходки уже порядком надоели! Поэтому пока я не выберу тебе жениха, будешь именно на таком положении во дворце!
        - Я тебя ненавижу! - воскликнула в сердцах девушка и, со слезами на глазах, убежала в свои покои.
        Граф сел обратно на стул, разом постаревший на десяток лет. Он не знал, переборщил ли с наказанием или нет. Но дочь сказала самые страшные слова, которые только можно услышать от своей дочери - я тебя ненавижу.
        - Сантор! - громко позвал граф. Он знал, что его слышат. Буквально через минуту за спиной усталого графа бесшумно возник оборотень с волчьим хвостом.
        - Да, граф? - оборотень поклонился. Он уже знал, что спросит граф, слышал весь разговор графа с дочерью дословно. Сантор уже все просчитал, даже реакцию графа.
        - С кем это Шелейла встретилась? С каким 'достойным'? Я знаю, что ты все знаешь. Говори, старый друг, и только попробуй о чем-нибудь умолчать.
        - Имя его я не знаю, положение тоже мне неведомо... - несколько подавленно заговорил Магистр Тайной Стражи.
        - Неужели я услышал эти слова от тебя, Сантор? - удивленно спросил граф, - Ты - и чего-то не знаешь?
        - Информация о нем поступила лишь вчера, сегодня мой агент проследил за ним.
        - Я даже знаю, кого ты послал, - хмыкнул граф, - я так понимаю, слежка сорвалась? Он смог скрыться?
        - Хуже. Он обнаружил агента и обезвредил. После чего допросил, передал мне как начальнику послание и, оставив без сознания агента, скрылся. Никаких магических или иных сюрпризов не оставил - просто ушел.
        - Что за послание? - напряженно спросил граф.
        - 'Мне не нужны деньги, мне не нужно графство, мне не нужны секретные сведения или что-либо подобное. Мне нужно, чтобы меня никто не касался. За графиней следите, а меня не трогайте!' - это он сказал, - передал слова незнакомца Магистр Тайной Канцелярии.
        - Странно, - пробормотал граф, - какие у тебя выводы, Сантор?
        - Вероятно, он маг. Уровень выше магистра. Так же владеет рукопашным боем, уровень владения оружием неизвестен. Недавно прибыл в город, живет на одном из самых дешевых постоялых дворов. Имеет коня - очень необычного, породистого. Нашумел в городе вчера, убегая на коне от графини с охраной, - высказал все Сантор герд Мериадор.
        - Странно, но вдруг это именно тот, кто нам нужен? - неожиданно спросил граф.
        - Мы не знаем его истинных мотивов, нужно время на сбор информации, - попытался отговорить от безумной идеи графа Магистр.
        - Но могущественный маг, которому плевать на деньги, плевать на власть, может оказаться отличным фаворитом! Если он сам влюбится в Шелейлу, то может согласиться принять нашу кровь. Маги, сам знаешь, вне иерархий. Может сработать.
        - Все равно опасно. Думаю, конечно, Шелейлу лучше не сдерживать. Просто ослабьте охрану, чтоб она сбежала, а она сбежит. А я лично возглавлю слежку.
        - Хорошо, Сантор, - кивнул граф, - иди.
        А тем временем графиня Шелейла готовилась к побегу. По городу уже гуляет слух, где спрятался странный всадник, которого гоняла графиня. А уж подслушать разговоры стражников, через которых всегда проходят все слухи, было делом плевым. Осталось только отыскать ту самую таверну, но, как казалось девушке, это не так сложно.
        Она собралась максимально быстро. Вещей с собой лишних не брала, взяла лишь кинжал и кошель с золотом. Осталось лишь покинуть дворец. Благо, это было вполне возможно. Прямо под окном графини, что находится всего лишь на высоте в пять метров, расстилался прекрасный сад. Сейчас, правда, он уже оголился, но все равно через него можно тайно добраться до стены, а там через потайной ход выбраться в город.
        Девушке, как ни странно, это удалось. Она уже через пять минут стояла, прижавшись к стене, только с обратной стороны. Ей нужно было сбежать, чтобы ее не обнаружили стражи на вышках. К счастью, сейчас по городу сновало очень много народу и повозок - строительство нового квартала города шло полным ходом. Благодаря этому столпотворению, девушка смогла незамеченной скрыться в толпе.
        И вот она движется в сторону нужной таверны, следуя указкам прохожих. Как хорошо, что ее в лицо практически не узнают. Да и в плотной, кожаной одежде, с запрятанными волосами и в капюшоне она сходила за молодого паренька. Поэтому быстро двигалась в нужном направлении, особо не опасаясь.
        И вот один прохожий указал пальцем короткую дорогу к таверне через переулок. Действительно, преодолей девушка этот не особо длинный переулок, она сразу бы вышла к таверне. Но, уже перейдя половину дороги, случилось то, что Дэвирисе могло случиться с тем же шансом, что средь зимы в лесу найти цветущую яблоню. Проще говоря, ничего не ожидавшую девушку схватили потный мужские руки, зажав ей рот и оттащив в угол.
        - Ого, какая красотка нам в гости забрела! - с гнусно ухмылкой сказал страшный мужчина, жутко пьяный, но от этого не менее сильный и наглый. Еще двое таких же бродяг показались с разных сторон. Шакалы чуяли скорое веселье.
        Девушка рвалась, про себя кляла страшными словами, этих бандитов. И себя, за то, что решила сократить путь. Ее держали очень крепко, один даже хлестко ударил по лицу. Из разбитой губы потекла тоненькая струйка ярко-алой крови, мелкими каплями упавшей на грязную дорогу.
        - Не рвись, дура, а то будет больно! А будешь паинькой, так вовсе целой и довольной отпустим! - гадко ухмыльнулся один, показав ряд прореженных зубов.
        - Нет! - немыслимым образом на миг, вырвавшись из лап насильника, девушка громко крикнула в надежде, что ее услышат.
        - Заткнись, тварь! - один из бандитов сильно ударил девушку под ребра. Хрупкое девичье тело согнуло, из глаз брызнули слезы. Опьяневшие бандиты уже начали стягивать с нее одежду, периодически нанося очень болезненные удары, как сразу двоих кто-то снес.
        - Ну, бродяги, держитесь! - грозно взревел незнакомец.
        Девушка ошарашенно смотрела, как низкорослый гном своими пудовыми кулаками отбрасывает бандитов раз за разом. А те, движимые пьяной яростью, все шли и шли. Но низкорослый бородач хладнокровно бил их до тех пор, пока те не потеряли сознание.
        Девушка пыталась встать, но от резкой боли рухнула без сил обратно. Уроды, что поймали ее, били очень сильно, не жалея. Как бы ребра сломаны не были. К счастью, нежданный спаситель оказался хладнокровным лишь в драке. Как только он разметал всех бандитов, непонятно откуда взявшихся на улицах города, да еще средь бела дня, подошел к девушке и с жалостью сказал:
        - Сволочи, как так можно? С девушкой-то? - он осторожно потрогал девушку в особо болезных местах. Она вскрикивала при каждом прикосновении. Гном, покачав головой, осторожно поднял девушку на руки. Он был хоть и малого роста, но нес легко и без проблем.
        - Спасибо вам! - поблагодарила девушка. По ее щекам текли слезы, она часто всхлипывала, пытаясь удержаться от того, чтобы просто зареветь.
        - Да что там, дело то не сложное, - сказал гном смущенно, - а тебе поосторожнее нужно. Девка ты видная, всяк позариться может. Оружие бы хоть с собой таскала!
        - У меня есть кинжал, я просто выхватить не успела, - попыталась оправдаться Шелейла, но гном наставительно сказал:
        - Нужно быть всегда наготове. Эх ты! Ладно, скажи хоть, куда тебя отвести?
        - В таверну. Тут рядом должна быть, - ответила девушка.
        - Знаю, да. Сейчас отнесу. Деньги есть хоть, чтобы устроиться?
        - Конечно.
        Гном отнес ее в таверну, как и обещал. В обеденном зале он усадил ее за стол, а сам, подозвав разносчицу, чтобы та приняла заказ девушки, ушел. Вскоре гном вернулся, а за столом, куда он усадил девушку, уже было полно разной снеди. Тут и жареное мясо, и картошка, и салат, и даже пиво.
        - Куда тебе столько лезет? - удивленно спросил гном, покачивая головой.
        - Я это тебе взяла. Чтобы хоть немного отблагодарить за помощь, - пояснила девушка, а сама, стараясь двигаться осторожно, ела овощной салат.
        - Поела бы нормальной еды, - посоветовал гном, - с этой травы много не нарастет, раны быстро не заживут.
        - Это вам, гномам, хоть бы что, а мне нужно за фигурой следить! - возмутилась девушка.
        - Да кто ж тебя в жены возьмет, ежели не за что ухватиться будет? - спросил гном, показательно одним укусом поглотив здоровенный кусок свинины. Прожевав, он сказал, - Ты хоть на голову капюшон одень, а то народу скоро много будет, все узнают, где графиня почивать изволит.
        - Ой! - выругавшись про себя, девушка быстро надела капюшон и начала оглядываться в надежде, что ее никто не раскрыл.
        - Не боись, никто тебя не признал, - успокаивающе сказал гном, - не знаю, зачем тебе прятаться надо, но будь внимательнее.
        - Давай я дам тебе денег? - неожиданно предложила Шелейла, - Только не говори никому!
        - Да что же я, на чужой беде буду наживаться? - возмутился гном, - Я никому не скажу. Может, расскажешь, что с тобой приключилось?
        - Там сложная история, - попыталась уйти от разговора девушка. Впрочем, гном лишь пожал плечами:
        - Твое дело. Ну что, давай познакомимся хоть? А то как-то неудобно даже, - предложил гном, - меня зовут Дрик.
        - А меня Ш... Шели, - опомнившись, назвалась другим, первым пришедшим на ум, именем Шелейла.
        - Ну что, Шели, за твое здоровье!
        Девушка вскоре после плотного ужина (гном все-таки уболтал ее нормально поесть) отправилась отдыхать. Комнату взяла одну из самых дешевых, чтобы особо не выделяться и не тратить денег, которых, впрочем, у нее было достаточно.
        Придя в комнату, довольно уютную, но незнакомую и непривычную, Шелейле хватило сил лишь на то, чтобы скинуть изящные сапожки, выглядевшие, впрочем, невзрачно. На едва шевелящихся ногах, морщась от ослабшей, но все еще сильной боли, она добрела до кровати и упала на нее, уснув, едва голова коснулась подушки.
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        ГЛЕБ.
        ЗА НЕСКОЛЬКО МИНУТ ДО ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО.
        Я тащился к таверне, бредя, подобно зомби. Я не ожидал, что работа окажется настолько тяжелой. Дело даже не в том, что приходилось перетаскивать много тяжелых строительных материалов. Вся соль в том, что приходилось делать все быстро и почти без остановок. Ни минуты на отдых, лишь изредка отпускали по делам неотложным (в туалет), или на обед, длившийся всего пятнадцать минут.
        Хорошо еще, что я додумался заранее купить себе дешевой одежды, чтобы хорошую не портить. Изгваздался весь, подобно свинье. И хоть особо грязи было немного, так как дорогу и фундаменты домов уже заложили, но от пыли я был похож на незнамо кого. При каждом шаге с одежды разлеталась пыль, а ботинки оставляли длинные грязные следы.
        К счастью, после бани я пришел в себя. В голове прояснилось, тело особо не болело и не ныло, хотя усталость была во всем организме. Но, приведя себя в порядок и накинув свой уже не кажущийся грязным и потрепанным старый плащ, я спустился в обеденный зал, чтобы поужинать. Народ постепенно собирался, так что пришлось искать столик.
        Вдруг, осматривая глазами столы, я увидел за одним низкорослого посетителя в знакомой броне. Бородатое лицо было дюже знакомым. Подойдя, я однозначно признал гнома:
        - Дрик, ты ли это! - я радостно протянул к гному руки.
        - Глеб! Какая встреча! - мы с гномом крепко обнялись. Я присел рядом с ним, сказав разносчице принести мне еды, да побольше. Гном удивленно на меня поглядывал, оценивал мой внешний вид и, цокая, приговаривал, - Заматерел, чертяка! О, видишь, словечки твои до сих пор на языке!
        - Ты тоже изменился, - заметил я, - бороду какую отрастил, доспехи вон все потрепанные. Видать, интересное у тебя путешествие было!
        - И не говори! - махнул рукой гном, - Разбойники совсем лютуют! Представляешь, караван был как есть полсотни рыл охраны! Все до зубов! А в один день остался я, да еще четверо! Посекли всех! Я вообще не понимаю, куда граф смотрит! Представляешь, даже не с арбалетов стреляли!
        - А с чего? - удивился я.
        - Не поверишь! Стреломёт магический установили в скрытном месте! С дороги не видно, а оттуда все просматривается! Так они с этой штуки всех постреляли. Там как работает - снаряд магический заряжаешь, стреляешь, а он не только конь насквозь прошибает, так еще взрывается! И куча шариков маленьких разлетается, а те даже стол дубовый в щепу крушат!
        - Ого! - поразился я, - Как же ты уцелел?
        - Да был у нас в караване маг один. Слабый, но пушку эту порушил. Убили его, правда, потом, но дальше и без него мы справились. Разбойники то только на эту штуку рассчитывали, а сами и от воробьев бы не отбились, - пояснил Дрик, - кстати, даже в городе бандитов полно! Представляешь, иду сегодня в таверну. Трофеев продал, кошелек тугой, я счастливый! И тут слышу - девка кричит! Ну, я за угол, а там три здоровых мужика девчонку тощую насильничать вздумали! Так я им по зубам надавал, девчонку сюда привел. Она вот недавно ушла в комнату.
        - Ничего себе! - удивленно воскликнул я, - А говорят еще, мол, город безопасный!
        - Нигде нельзя чувствовать себя в абсолютной безопасности! А девка-то поди первый раз нос из дворца... - гном неожиданно осекся, а я ухватился за нечаянно брошенное слово и спросил:
        - В смысле, из дворца? - гном сначала отнекивался, но я его уломал.
        - Ладно, скажу, авось ты парень надежный, не болтнешь никому, - гном, оглядевшись, наклонился ко мне и сказал, - девка та графиня оказалась! Глупая, сбежала из дома теплого, а голову спрятать не удумала! Ну, я и признал ее, это не сложно было. Она, мол, давай денег дам, а я отказался! Что я, шантажист какой, чтобы за деньги рот на замке держать? Хорошо хоть она именем другим додумалась назваться, потом не осечется. Шели, говорит, зовут ее! Но это тайна! Сейчас, и то по секрету говорю! Я ж секреты храню, как могила! Про тебя-то никому не сказал! Кстати, а чего ты из Рикависа выбрался?
        - Пришлось, - ответил я, а сам в голове обдумывал слова друга, но решил тоже свернуть с неудобной для гнома темы и сказал, - я, кстати, стихи твои до сих пор держу!
        - Да ты что! Никому не показывал?! - гном испуганно посмотрел на меня, словно я его пообещал эльфам сдать.
        - Нет, не волнуйся, - успокоил я его, - не понимаю, почему у вас книги не в чести? Печатать их благодаря станкам гномьим легко, так с чего их решительно негде достать?
        - Понимаешь, не нужны они господам. Так-то крестьяне пашут, воины мрут в битвах, а они живут богатенько и сыто. А ежели люд простой книги начнет читать? Начнут задумываться, будут обдумывать сложившийся порядок вещей, им это будет не нравиться. Захотят что-то изменить. Потом восстания, войны, разруха. Понимаешь?
        - Неужели все настолько плохо? - поразился я.
        - Да было уже такое, лет тридцать назад. С тех пор на бумаге только документы печатают, - печально вздохнул Дрик, словно бы он сам лично пострадал от всего этого бедлама, - книги, что были, почти все пожгли. Остались только в закромах у кого-нибудь припрятанными, да у графьев всяких небольшие библиотеки, да и в тех одна шелуха. А древние фолианты, ценнейшие книги - в пепел.
        - М-да, плохо, - пожал я плечами.
        Мы еще какое-то время поговорили, а потом, когда я уже поел, а Дрик засобирался спать, тоже решил отправиться к кровати. Правда, когда Дрик ушел, я направился к стойке, где арендовали комнаты. За 'символическую' плату в размере пяти золотых(!) мне сказали, где поселилась златовласая девушка, что недавно прибыла в таверну.
        И вот, в комнате, я, борясь со сном, дождался наступления глубокой ночи. Завтра, конечно, с утра на работу, но нужно было сделать кое-что еще. И это было очень важным. Поэтому, едва луны скрылись за так удачно нашедшими черными тучами, я, облаченный в свои темные одежды, шмыгнул в окно.
        Двигаться по стене было непросто, но, благо, щербатая стена позволяла упереться и медленно двигаться к нужному окну. Как на зло, оно находилось аж через четыре окна от моего, то есть приходилось ползти целых двадцать метров. Когда я уже практически добрался до нужного окна, из-за туч вынырнула одна из лун.
        - Черт! - прошипел я сквозь зубы.
        Свет ночного светила меня едва не обнаружил меня, но я успел, немыслимо извернувшись, взобраться в удачно открытое окно. Соскочив со стола, на который я попал, пройдя через окно, приземлился на очень удачно мягкий, ворсистый и бесшумный ковер.
        Я замер, прислушиваясь. Кроме мерного дыхания спящей на кровати девушки никаких звуков не доносилось. Кроме стрекотания насекомых, но это уже стандартные шумы. Главное - никто не проходил мимо комнаты, никто не бодрствовал и, похоже, никто меня не заметил.
        Поднявшись, подошел к девушке. Она была в необычной одежде. Вроде той, в которой была в парке, но все-таки несколько иной. Ее теперешняя одежда была темнее, без лишних элементов, практичная. Она облегала очень красивое тело юной девушки, я даже невольно засмотрелся. Но, вспомнив, зачем я сюда пришел, я легонько потормошил девушку за плечо.
        Старался аккуратно, Дрик упоминал, что на нее напали. Могли ранить, поэтому я старался особо не тревожить ее. Девушка завозилась, но не проснулась. Тогда я потормошил ее немного настойчивее, и, когда девушка глубоко вздохнула, проснувшись, отошел.
        Увидев меня, графиня вскрикнула. К счастью, тихо и недолго, видимо, от страха голос пропал. Она дернулась, но потом сморщилась, схватившись за живот. Я подождал, пока она немного придет в себя и приглядится.
        - Это ты! - узнав меня, девушка не удержалась и громко воскликнула. Я торопливо показал девушке жест - тише.
        - Да, это я, - кивнул, присев на стул, - и у меня к тебе много вопросов. Думаю, ты догадываешься, каких именно.
        - Примерно, - кивнула девушка, перейдя, подобно мне, на шепот.
        - Тогда первый вопрос. Извини за грубость, но на кой черт ты сбежала из дворца, Шели?! Вроде бы так тебя теперь 'зовут', - я шептал, но даже так умудрился передать все эмоции.
        - Откуда ты знаешь? - удивилась та.
        - Я достаточно знаю. А еще я знаю, что на тебя напали, - строго сказал я.
        - Ну да, - стыдливо кивнула девушка, спрятав взгляд, - я не виновата! Они сами!
        - А ты думала, что если во дворце безопасно, да в парке, то и во всем городе так?! - меня понесло. Я ругал девушку, так безрассудно сбежавшую из дома и едва не погибшую, - А если бы Дрик не спас тебя?! Тебя бы изнасиловали и убили!
        Вдруг из глаз девушки полились слезы. Она закрыла лицо руками, зарыдала. Я опешил, не знаю, что делать. Никогда мужчина так не беспомощен, как во время женских слез. Тут даже самые сильные и хладнокровные, и те теряются. Я хоть и относил себя к относительно спокойному типу, но потерялся. И решил сделать просто и наверняка максимально правильно. Я сел рядом с девушкой и приобнял ее за плечи.
        Она заревела еще пуще, опустившись мне на грудь. Я прижал ее к себе. Я ни слова не говорил, любые слова были излишни. Честно скажу, впервые у меня на груди отчаянно ревет девушка. Я вообще редко был с девушкой, уж очень я не умею знакомиться с ними.
        - Прости меня, - отревевшись, сказала девушка дрожащим голосом, - я... просто...
        - Все в порядке, не волнуйся, - я успокаивающе погладил ее по голове, - скажи, зачем ты сбежала?
        - Отец запретил мне даже во дворце ходить без охраны, одной. Он узнал про тебя. Я случайно рассказала.
        - И что ты рассказала? - настороженно спросил я.
        - Просто, что у меня есть хороший знакомый из простолюдинов, - ответила девушка, - а отец взъярился.
        - Это и понятно. Не пристало графине знаться с разным сбродом.
        - Но ведь ты хороший! - возразила девушка, - Ты добрый, красивый, приятный...
        - Ты видишь меня всего третий раз, - в свою очередь возразил я, - ты меня совсем не знаешь. Я могу оказаться кем угодно, я даже могу похитить тебя и потребовать выкуп. Я могу оказаться сам маньяком!
        - Но ты не такой.
        - Возможно, - не стал отрицать я, - но тебе был бы лучше, если бы ты меня забыла. Вы из разных миров, ты аристократка, а я лишь бродяга, что случайно познакомился с тобой.
        - Ты не бродяга! Я знаю, ты из аристократов!
        - С чего ты взяла? - обалдел я от такого высокого мнения о себе.
        - Я же тебе сама говорила, что аристократы не проявляют внешне признаков второй ипостаси! А ты не проявляешь! И как ты мог попасть в мою комнату, кроме как не в образе птицы через окно?
        - М-да, ты даже не представляешь...
        Неожиданно раздался скрип половиц. Совсем рядом, в прихожей. Я моментально метнулся к шкафу, скрывшись в его тени. Роза моментально легла на кровать, укрывшись покрывалом. И буквально через несколько секунд я услышал тихие звуки шуршания ворсинок пола. Не знаю, то ли с перепугу у меня слух обострился, то ли еще с чего, но я различал каждый шаг неведомого гостя.
        Я не двигался, поэтому увидел незнакомца лишь тогда, когда тот подошел близко к кровати девушки. Я приготовился атаковать, ожидая, что этот незнакомец решит убить девушку. Но едва видимый в темноте, к которой я, казалось, уже привык, огляделся, мазнув по мне взглядом и не заметив, наклонился к девушке.
        Откинув капюшон, незнакомец, а точнее вполне знакомая женщина протянула руку к замершей девушке. Женщина коснулась ее и легонько потрясла. Я расслышал, как она позвала девушку:
        - Шелейла, проснись.
        Шелейла вскочила, как ужаленная. Она смотрела на женщину ошалелыми глазами. Тут я уже рванулся к незваной гостье и захватил ее за горло, приставив к почке кинжал.
        - Только шелохнись. Убью, - пообещал я.
        - Стой, не надо! - неожиданно протестующе крикнула девушка, сорвавшись на громкий голос.
        - Отпусти, - прошипела женщина. Та самая, что преследовала меня после второй встречи с графиней. Агент Тайной Канцелярии, чтоб ей пусто было.
        - С чего это? Ты знаешь ее? - спросил я Шели.
        - Да, - кивнула она, - это Мелинда. Моя учительница по танцам.
        - Учительница по танцам? - я не удержался и посмеялся, - А ты знаешь, что эта твоя учительница...
        - Заткнись! - рявкнула женщина, но я сдавил ее горло сильнее.
        - Слушай, Шелейла! Эта твоя 'учительница по танцам' - агент Тайной Канцелярии. Вчера ночью, после того, как я ушел, она преследовала меня.
        - В смысле? - не поняла девушка, переводя ошалелый взгляд с меня на эту самую Мелинду.
        - Говори, - приказал я женщине, немного ослабив захват.
        - Шелейла, прости меня, - тихо сказала Мелинда, отдышавшись, - это правда, я Агент тайной Канцелярии твоего отца. И когда ты мне рассказала про встречу с... этим, я доложила Магистру. Он приказал мне проследить за тобой, а потом и за твои новым знакомым. Он мог оказаться кем угодно - шпионом, диверсантом или еще чего хуже. Я должна была все вызнать, но... он меня заметил и... поговорил.
        - Поговорил, - кивнул я, усмехнувшись, а сам закончил за женщину, - я передал через нее послание этому самому Магистру, или какое у них там начальство, чтобы меня они не трогали. Я им ничего плохого не сделал и не хотел портить отношения с ними. Не знаю, послушали они меня или нет.
        - Ты всего лишь жалкая пешка! - прошипела женщина, - Если нужно, тебя убьют в течении пяти минут...
        - Сейчас твоя жизнь в моих руках! - в ответ прошипел я наглой женщине в ухо, немного надавив кинжалом, - Одно движение руки и тебя не спасет никто!
        - Прекратите! - неожиданно закричала Шелейла. Она посмотрела на меня и сказала, - Отпусти ее! Пожалуйста!
        - Только если она не будет рыпаться, - ответил я, не шелохнувшись.
        - Мелинда, пообещай! - обратилась девушка к Агенту.
        - Клянусь, - нехотя ответила та.
        Я, вздохнув, отпустил ее и сделал шаг назад, на всякий случай. Женщина, схватившись за горло, закашлялась, но быстро пришла в себя и, немного отойдя в сторону, злобно посмотрела на меня. Я сверлил ее не менее дружелюбным взглядом. Наши гляделки прекратила графиня.
        - Да хватит! Что вы тут устроили?! Край, успокойся! Она тебя не тронет! Мелинда, объяснись! Зачем ты сюда пришла?! - похоже, нервы девушки были на пределе. Я опасался, что от нашего слишком громкого разговора сбегутся все в округе, но кроме наших голосов вокруг была тишина.
        - Край, - хмыкнув, сказала женщина, - смешная кличка. Ладно, не смотри на меня так. Шелейла, я должна была прийти за тобой. Твой отец переживает, он готов отменить свое наказание, только вернись. Он даже пообещал не давить на тебя со свадьбой.
        - Свадьбой? - удивленно спросил я графиню, - У тебя есть жених?
        - Нет у меня никого! - взорвалась девушка, - И не было никогда! Это отец пытается меня удачно выдать замуж, чтобы свои дела решить!
        - Шелейла, ну ты должна понимать, что от твоей свадьбы никому хуже не будет, - примиряюще сказала Мелинда, - не только твоему отцу - всему графству станет лучше! Новые торговые связи, возможности! Всем будет только лучше!
        - А обо мне вы подумали? - спросила девушка, едва сдерживая слезы, - Я не хочу выходить замуж за этих напыщенных индюков! Им я нужна только для галочки, для престижа! Я не хочу быть куклой в руках отца или этих 'женихов'!
        - Но это твой долг. Ты графиня.
        - А я разве хотела быть графиней? - устало спросила вымотанная девушка, - Может, я бы хотела жить, как простые люди. Делать, что хотелось, честно работать. Быть свободной, в конце концов!
        - Как этот? - с презрением кивнула на меня Мелинда, - И чем он лучше любого из твоих женихов? Те обучены манерам, этикету. Они вежливы, обходительны, влиятельны! А чем лучше этот бродяга?
        - Он настоящий, - коротко ответила девушка, посмотрев на меня. Я пока молчал, не вмешиваясь в их разговор. С каждым словом, с каждой фразой я понимал, что влез туда, куда не следовало бы влезать ни при каких обстоятельствах. Я уже подумывал, что проще будет снова уйти, как я ушел от гномов. Но оставлять все просто так мне не позволяла пресловутая гордость, будь она неладна.
        - Теперь позвольте сказать мне, - начал я, первоначально обратившись к Шели, - ты, Шелейла, поступила очень плохо. Я не знаю твоего отца, но я уверен, что желает он тебе исключительно добра. И сейчас он наверняка очень переживает из-за того, что ты ушла. Я понимаю твою обиду на него и желание убежать, но это неправильно. Ты должна помириться со своим отцом и вернуться домой. Так будет лучше для тебя.
        Теперь ты, Мелинда. За несколько дней наши отношения, и я имею в виду не только тебя, но и всю вашу шарашкину контору, сильно обострились. Это мне не нравится. Я хочу, чтобы то время, что я пребываю в вашем графстве, обошлось без конфликтов. Я итак устал от ссор. Поэтому спрашиваю - есть ли возможность разрешить этот конфликт? Чтобы претензий не было ни у вас, ни у меня.
        - Возможно, - серьезно кивнула женщина, она понимала всю важность этого дела, - мне нужно доложить Магистру, он принимает решение. Возможно, даже обойдется без вмешательства графа.
        - Это было бы очень кстати, - согласился я.
        - Но я не хочу возвращаться! - неожиданно воскликнула Шелейла, - Если я вернусь, то все будет снова! Отец все равно начнет сватать меня, во дворце запрет меня в любом случае! А я хочу сама решать, с кем, когда и как!
        - Шелейла, ты даже не знаешь, как жить в этом мире, - строго сказал я, - ты уже едва не лишилась чести, и это только во время пути сюда! А что будет дальше? Ты не умеешь жить во внешнем мире, ты привыкла жить во дворце, в толпе охраны и придворных.
        - Он правильно говорит, - как ни странно, Мелинда поддержала меня, - тебе стоит вернуться. Тем более, что ты совсем не умеешь скрываться! Это вот этот своего лица и вообще себя не раскрыл, а о тебе уже судачит полгорода! Думаешь, твои гувернантки такие уж добрые и молчаливые? Да они давно всем растрепали, что графиня сбежала из дворца! И я уверена, что о твоем теперешнем местонахождении знают те, кто в силах тебя похитить и ставить условия графу!
        - Неужели все так плохо? - шепотом, с надеждой на отрицательный ответ, спросила Шели.
        - Да, - хором ответили мы.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        К сожалению, мой побег не удался. Шелейла очень удивилась, когда Край не просто ее отругал, но и сговорился с Мелиндой, оказавшейся вообще агентом Тайной Канцелярии, заставив отправиться домой.
        Вообще, этой ночью все произошло уж слишком быстро и тяжело. Сначала непонятно откуда пришел Край, говорил с Шелейлой, осуждал. А потом пришла Мелинда в зачарованной мантии. А то, что Край с Мелиндой оказались знакомы, причем, они были не самыми приятными знакомыми друг для друга, вообще поразило до глубины души.
        И еще Девушка впервые увидела Края таким холодным и грубым. Он без колебаний был готов убить Мелинду, та тоже не горела желанием подружиться. Но Край в эту ночь стал для нее другим. Она увидела его настоящим мужчиной. Нет, она и до этого была уверена, что Край нисколько не похож на мягкотелых графьев, а сегодня убедилась в этом окончательно. Как ни странно, это еще больше очаровало юную девицу.
        Пришлось собираться и покидать таверну сразу, ночью. В принципе, особо ничего брать не приходилось, девушка не раздевалась. Только Мелинда отнесла ключ от комнаты куда надо, а потом, все трое покинули таверну через окно.
        Мелинда сказала, что нужно доставить графиню как можно скорее домой, пока не объявились различные неприятные элементы, возжелавшие нажиться на беззащитной графине. Но теперь она была не беззащитна, с ней были два воина. Мелинда, что в ближнем бою хоть и была слаба, но на расстоянии могла положить целый отряд своими метательными ножами и скрытыми магическими стрелометами, что стреляли стремительными и смертоносными иглами. Как призналась женщина, она только сегодня так плотно вооружилась. Иначе в тот день, когда столкнулась с Краем, убила бы парня без проблем.
        - Двигаемся быстро и тихо, стража не в курсе, - предупредила Мелинда остальных, подавая пример. Она умело передвигалась из тени в тень, скрываясь, хотя и была скрыта магическим плащом.
        - Не высплюсь я с тобой, Шели, ох, не высплюсь, - посетовал Край, передвигаясь позади всех, прикрывая тыл.
        - Еще скажи, что это я виновата, - показала язык девушка и подбежала к Мелинде.
        Девушка догадывалась, что подумал о ней Край. Но ей было уже как-то все равно, итак она вряд ли с ним больше увидится. Девушка знала своего отца и понимала, что тот перекроет связь с Краем навсегда, надежно и без колебаний. И это сильно печалило девушку, хоть и старалась она скрыть это за показным весельем и беспечностью.
        Троица пересекла практически половину пути. Неожиданно Мелинда замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась, опасливо оглядывалась. Девушка подошла к ней, спросила тихо:
        - Что случилось?
        - Стражи в округе нет. Хотя должно быть минимум три патруля. И странно тихо.
        Край без слов завел руку за спину и достал из перевязи свой здоровенный меч. Девушка поражалась, как он его носит на себе без усилий, а уж то, что он держит его практически без труда на весу, очень удивило ее. Она еще раз убедилась, что он воин. Мелинда, кстати говоря, подумала так же.
        Удивительно, но первая незнакомцев засекла Шелейла. Она легонько тронула Мелинду за плечо и указала на окно одного из домов.
        - Там шторы шелохнулись. А окно закрыто.
        Мелинда внимательно всмотрелась, Глебу померещились небольшие искорки вокруг ее глаз. Вдруг женщина резко закричала:
        - Ложись!
        Глеб накрыл собой замешкавшуюся Шелейлу, Мелинда распласталась рядом. Над головой просвистели дротики, со звоном врезавшиеся в стену рядом стоящего дома. Их было уйма, Мелинда определила в дротиках 'Звезды' - специальный снаряд, стоящий очень дорого, разящий наповал любого противника. Не убивает, но парализует, лишает сознания. Очень повезло, что никого не задело.
        - Черт, зацепило! - прошипел Глеб. Его дротик не ранил лишь чудом, не пробил всю одежду. Так бы, будь угол попадания чуть прямее, точно бы пробил.
        - Они идут! - воскликнула девушка.
        - Конечно, 'Звезд' больше не осталось, - кровожадно усмехнулась Мелинда, поднимаясь.
        Глеб тоже встал, закрыл собой Шелейлу. Он держал свой большой меч в левой руке, а в правой оказался хищный метательный нож. Мелинда краем глаза отметила, что нож-то не простой, эльфийский. Она сделала зарубку в памяти насчет этого, запомнила.
        Специальный скрытый стреломёт на руке агента Тайной Канцелярии выстрелил в одного из нападавших, двигавшихся очень быстро. Магическая игла четко поразила одного в горло, но... ему было все равно! Он так же быстро надвигался, опустив руку с изогнутым клинком, нагнетая кровь для удара.
        Шелейла вскрикнула, когда Край неожиданно рванулся вперед. Она почувствовала себя незащищенной, но ее тут же загородила собой Мелинда. Она была хоть и немного крупнее Шелейлы, но такая же худая. Не самая лучшая защита.
        А тем временем Глеб скрестил свой клинок с саблей одного из врагов. Мелинда видела, сколько силы вложил он в мощнейший вертикальный удар, который сокрушил бы даже закованного в тяжелейшие латы гвардейца графа. Но противник лишь выставил горизонтально саблю и заблокировал удар! Он даже не шелохнулся, его только от удара немного протащило по земле.
        Глеб не растерялся. Мелинда поразилась, как он так быстро смог отреагировать на контратаку врага. Тот второй рукой ударил Глеба кинжалом, но тот немыслимым движением извернулся и свободной рукой перехватил за запястье руку врага. Резко дернул на себя. Мелинда, продолжая осыпать еще трех нападавших своими смертельными снарядами, поразилась стойкости врага. Тот после рывка Края не шелохнулся, его подбросило в воздух в той же позе. Словно враги были... деревянными!
        - Глеб, это големы! Они защищены магией!
        - Да и черт с ними! - воскликнул он, довершив свое действие. После рывка он неожиданно отпустил свой меч и со всей доступной силы и ярость ударил кулаком у темноту капюшона.
        Рука словно столкнулась с камнем. От силы удара Глебу едва не сломало пальцы, но крепкие, тренированные кости устояли, лишь кровь потекла по костяшкам. А вот голему повезло меньше. Он хоть и был защищен магией, но та внутренняя мощь, что таилась в Глебе, та мощь, что помогла водяным, каком-то образом откликнулась и ударила на мгновение раньше кулака. Удар был слаб, Глеб не умел и не умеет контролировать свою Силу, он даже не догадывался, что смог ее использовать. Но этот удар смог продавить защиту в том месте, куда врезался кулак Глеба.
        Раздался хруст дерева. Голова голема откинулась, удержалась лишь чудом, но держалась уже на одном честном слове. Глеб, довершая атаку, подхватил целой рукой меч и с размаху рубанул по врагу. Одежду разорвало, а меч, движимый сильной рукой, лишил голема остатка сил, оставив глубокую борозду на деревянном теле. Сломанная кукла, движимая неизвестным кукловодом, упала на дорогу.
        Оставшиеся три голема тут же кинулись на Глеба, позабыв про Мелинду, переставшую впустую тратить снаряды. Она пораженно смотрела то на разрушенного голема, то на приготовившегося отразить атаку големов Края, которого она увидела по-другому. Он рисковал жизнью, защищая тех, кто ему, по сути, безразличен.
        - Уходите! - крикнул он голосом, полным готовности, твердости и... отчаяния, - Я их задержу!
        Мелинда, мгновенно осознав его слова, рванула за руку опешившую Шелейлу и понеслась к дворцу. Графиня, увидев, что Глеб остался, порывалась остаться, остановить Мелинду, но та неожиданно отвесила Шелейле болезненную пощечину.
        - Мы ему ничем не поможем! Он дает нам шанс! Бежим! - кричала Мелинда.
        Графине ничего не оставалось, кроме как бежать вместе с женщиной. По лицу девушки текли слезы. Она понимала, что ее Край остался на смерть. От этого в душе становилось пусто, а сердце сжимали невидимые тиски. Они уходили все дальше от места сражения. Очень короткого, но очень трагичного.
        ГЛАВА 4.
        Ну что, вот и настал момент, когда мне уже ничто не поможет. Големы, бездушные и беспощадные, не знающие усталости и сожаления, шли на меня. Они ощетинились саблями, они были целы. А я тяжело дышал, правая рука сильно болела и едва слушалась. Меч в моих руках шатался, но я удерживал его перед собой.
        Големы рванулись на меня, прыгнули, занеся свои оружия для удара. Меня спасла реакция и интуиция. Я прыгнул врагам навстречу, но только я прыгнул не вверх, а вперед. Перекатился, пропустив над собой троицу бездушных убийц. Те моментально среагировали на мое действие, но в воздухе они лишь только изменили направление удара мечей, да и то лишь слегка поцарапали. А вот я отнюдь, смог нанести им ущерб.
        Перекатившись, я сразу, даже не до кона поднявшись, уперся ногами в брусчатку и со всех сил, так, что даже затрещали жилы, оттолкнулся. Я успел в воздухе обозначить удар мечом. В итоге я свои телом снес двух только приземлившихся големов, а мечом прилично зацепил третьего.
        Ощущения, словно прыгнул на скалу. К счастью, скала оказалась уязвимой, так что я смог не только пошатнуть, но и опрокинуть на землю. Третий, правда, благодаря магии уцелел, хоть и ослаб. С ним я скрестил клинки. Отведя его выпад в сторону, я прыгнул, приземлившись на пытавшихся подняться, других кукол. Те, правда, только едва пошатнулись, но я успел перед тем, как уйти еще дальше от напиравшего третьего голема, ударить мечом в основание головы одному голему.
        Хрипло дыша и пошатываясь, я стоял напротив поднявшихся големов. Их одежда потрепана, но сами они выглядят так, будто только с конвейера спустили - целые и готовые двинуться в бой. Оглянувшись, я увидел, что вдалеке убегающие девушки приближались к большому отряду стражи, ощетинившихся сталью.
        - Ну, вот и все! - сказал я, хищно улыбнувшись, - Ну что, деревяшки, давай, по одному!
        - Зачем же портить такие хорошие изделия? - услышал я сзади хриплый голос. И через мгновение, когда я уже оборачивался, сознание заволокла чернота.
        Бессознательность отнюдь не оказалась беспамятством. Это был ни сон, ни что-либо подобное. Это было похоже на... давление. Было ощущение, что мне сдавливает мозг с большой силой, мысли текли все слабее и медленнее.
        Лишь каким-то чудом я осознал, что все это не просто так. Волевыми усилиями я пытался отгонять это давление. Оно не пропадало, но ослабевало. Это давление все больше стало похоже на удары. Сопротивляться было тяжело, так как я был словно во сне. Я не ощущал своего тела, было очень тяжело сопротивляться.
        Но в какой-то момент в голове словно что-то взорвалось. Неожиданный всплеск не просто придал мне сил и ясности сознания, но и отогнал это незримое давление. Оно возобновлялось с необычайной силой, но я теперь мог сопротивляться на равных. В какой-то момент давление просто исчезло. И буквально через секунду мое сознание снова погасло, теперь уже окончательно.
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        ЗА НЕСКОЛЬКО МИНУТ ДО ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО.
        Готнерим плохо спал. Уж как мучала его бессонница! То подушка слишком жесткая, то одеяло колючее, то холодно, а то и вовсе жарко! Мучало что-то оборотня, словно предчувствовал он. И вот, в подтверждение его плохому предчувствию, он услышал за окном голоса отрядов стражи. Десятки закованных в латы ног грохотали по брусчатке, куда-то они спешили. Не мог Готнерим оставить это без внимания, поэтому он моментально оделся и выскочил в окно.
        Несмотря на габариты, охотник мог перемещать очень быстро и незаметно. Поэтому никто не заметил, когда Готнерим начал двигаться вслед за торопящимся отрядом стражи. Тех было неожиданно много, что поразило Готнерима. Видимо, случилось что-то очень серьезное.
        Вскоре стража остановилась, повинуясь приказу командира, отряд встал цепью, перегородив дорогу. Готнерим, скрываясь в тени, внимательно следил за происходящим. Его зрение и слух обострились до предела, он слышал каждое слово, видел каждое движение.
        И он увидел, взглянув в зазор между стражами, что на дороге в неестественной позе лежит тело. Готнерим не был бы самим собой, если бы сразу не узнал своего нового соратника Глеба. Этот плащ, который уже далеко не нов, эта одежда. Даже меч, что лежал рядом. Все было Глеба.
        Но Готнерим почуял подвох. В прямом смысле. Никто не знал, что в его племени зверолюды обладали особой силой. Они даже в образе зверей не были похожи на тех, в кого обращаются. Готнерим, будучи медведем по второй ипостаси, обращался в огромного зверя, которому человека перекусить пополам, что зевнуть. И даже в образе людском, на двух ногах, Готнерим, как и его сородичи, были больше схожи со зверьми. Звериный слух, звериный нюх, звериное чутье. Никто не мог похвастаться подобным.
        И эта особенно помогла оборотню прийти к единственно верному выводу. Это не Глеб. Да и не было у парня хвоста, это Готнерим знал наверняка! Тогда что же произошло? Почему кто-то хочет инсценировать его смерть? А это точно желают, потому как случайность отпадает. Не может быть два одинаковых разумных, в одинаковой одежде, с одинаковым запахом, с одинаковым оружием, но совершенно на самом деле различными!
        - А не мог он сам это устроить? - задался Готнерим сложным вопросом. В принципе, он знал Глеба не так много, но тот был открыт, его эмоции и мысли читались на лице влет! И Готнерим успел остаточно узнать этого парня, чтобы очень засомневаться в его желании устроить такое представление.
        Ведь видел охотник, как парень хотел работать, как его зажгло приключение с графиней. Как он хотел покоя. А вдруг он именно стремясь к покою решил уйти, оборвав все концы? Чтобы ни враги, ни друзья не могли его найти? Кто его знает. В общем, Готнерим бы хотел снова увидеться с Глебом, но что-то пытаться выяснить... это не для него. Он не то, что не хочет - он не сможет.
        Вдруг к стражникам, что оцепили место происшествия, подъехала группа всадников. Все с закрытыми лицами, но Готнериму и так было понятно, кого он видит. Граф собственной персоны и оборотень, что был в ту ночь, когда его с Глебом захватили разбойники. Оборотень, что зовется Магистром Тайной Канцелярии. Он тоже здесь. С ним женщина. Не молода, но и не стара.
        Еще был один всадник, что не был понятен или известен Готнериму. Этот всадник, в отличие от остальных, совсем не уверенно держался в седле. Плащ на нем отнюдь, бел впору. Странный плащ. Готнерим понял, что видит лицо незнакомца лишь своим особым зрением. Обычным можно увидеть лишь тьму под капюшоном.
        - Маг, - про себя безошибочно определил охотник, - нужно уходить. Не знаю, Глеб, что ты задумал, но желаю тебе удачи.
        Эта ночь была последней, когда охотник находился в Дэвирисе. Готнерим ушел далеко, очень далеко. Он двигался на запад - в ничейные земли. Там он начнет новую жизнь. Там никто не будет знать о его позоре, там он станет другим. Его не будут грызть воспоминания прошедших лет. Готнерим уже не раз начинал новую жизнь, забывая старую.
        Спустя какое-то время, преодолев территории темных эльфов, на территории ничейных земель вступил оборотень. Звали его Дэрит. У него не было воспоминаний, у него не было тоски - это был новый разумный, начавший новую жизнь. Ну что же, удачи ему!
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        Приходил в себя я с огромным трудом. Слабость все тело нагрузила свинцом, даже веки лишь ценой огромных усилий открылись. По глазам ударила сплошная чернота. Вокруг не было видно ничего, даже каких-то намеков на что-либо. Единственное, что я мог сказать, так это то, что лежал на холодной каменной плите, абсолютно нагой, привязанный натуго широкими кожаными ремнями.
        Теперь понятно, почему тело не шевелилось. Оно было не только ватным, но и еще туго привязанным. Силы возвращались неторопливо, но я с большим удовлетворением чувствовал, как руки-ноги наливаются прежней силой. Правда, очень сильно мучала жажда, но я терпел, стиснув зубы до скрежета.
        Не знаю, сколько я так лежал. Темнота не отступала, хотя глаза по идее должны были привыкнуть к ней. Я раз за разом напрягал до предела мышцы, стараясь разорвать кожаные ремни, но те не поддавались, потуги остались без результата.
        В какой-то момент темноту разрезал болезненно яркий свет. Я зажмурился, по глазам резануло такой болью, что я думал, будто они лопнули. Даже на миг померещилась кровь, текущая из глазниц. К счастью, глаза уцелели практически полностью. Открыв глаза, я как сквозь мутное стекло увидел стоящего рядом мужчину.
        Он был лет пятидесяти. Лицо испещрено морщинами, легкая щетина и волосы часто перемещаются седыми волосками. Глаза глубоко посажены, смотрят внимательно. Он прошелся по мне изучающим взглядом, на какой-то миг его взгляд задержался на моей груди. Я рвался, хотел хоть пинка ему отвесить, этому похитителю чертову, но ремни держали надежно. Этот мужчина взмахнул рукой. Ремни стянулись с такой силой, что в глазах потемнело, а воздух выдавило из груди.
        - Не рвись, и не будет больно, - сказал хриплым голосом мужчина. Я, понимая всю бесполезность своих действий замер, ненавидяще глядя на мужчину. Впрочем, тому было все равно на мою ненависть.
        - Отпусти меня, - сквозь зубы, прошипел я.
        - Как хочешь, - безразлично сказал он, взмахнул рукой. Ремни просто исчезли. Я моментально вскочил, надеясь врезать этому мужчине по лицу, но тут же мои внутренности будто связало узлом. Я, застонав, упал. Боль все нарастала, пытался удержать крик боли внутри, но не смог. Я закричал, раздираемый от невыносимой боли. Но в какой-то момент она вдруг просто исчезла.
        - Теперь успокоился? - холодно спросил мужчина.
        - Кто ты? - хрипя, спросил я.
        - Мое имя тебе вряд ли что скажет, человек, - неожиданно сказал мужчина. Я внутренне похолодел, посмотрел на странного незнакомца настороженно, - я знаю, кто ты. Это не так сложно определить, если знать, что именно искать.
        - И что же ты искал?
        - Ауру. У людей очень необычная аура. Вы можете использовать любую магию, какая только существует. Хотя у тебя я заметил сильную склонность к магии воды, - задумчиво закончил незнакомец.
        - И что тебе от меня нужно? - напряженно спросил я.
        - Мне просто любопытно. Ты появился в нашем мире не так уж и давно, а уже успел натворить дел. То у гномов этих старых грибов расшевелил, что они сами приехали в эту мелкую деревушку разбираться. Потом устроил бойню у оборотней, с водяными подружился, а в завершение соблазнил графиню. Это сильно, должен признать. Ты меня не мало удивил.
        - Ты следил за мной? - злобно спросил я.
        - Можно сказать и так. Хотя я больше приглядывал за тобой. Неужели ты думаешь, что сам бы смог протянуть в нашем мире хотя бы месяц? - иронично спросил мужчина.
        - О чем ты говоришь? - не понял я.
        - Ну, просто навскидку. Пока ты шел по тракту к Дэвирису я часто укрывал тебя от разбойников. На меч твой удерживающее заклятие наложил, чтобы не развалился. Сам подумай, долго бы твое оружие протянуло в течение всего того времени, что ты бегал и рубился с кем ни попадя, - усмехнулся незнакомец.
        - Зачем тебе это? - удивился я такой необычайной 'щедрости' незнакомца.
        - Все довольно просто, - сказал он, - присмотрись ко мне.
        Я с удивлением стал осматривать этого незнакомца. Я отметил, что у него нет признаков зверя, хотя я был уверен, что это зверолюд. Рогов, подобно демонам, тоже не было. Я уж подумал, что это аристократ какой-нибудь, но тут мой взгляд остановился на его груди. На ней висел на простенькой цепочке... крест! Простой, не крупный, но самый настоящий серебряный крест с распятием!
        - Твою же мать! - воскликнул я.
        - Догадался, - усмехнулся незнакомец, - я уж думал, ты раньше поймешь. Ты же со мной без своего универсального амулета говоришь. С легким акцентом, правда, но говоришь.
        - И точно, - я понял, что все это время говорил лишь на русском. Да кто это такой?!
        - Как ты понял, я твой соотечественник, - начал рассказывать незнакомец, - жил всю жизнь в Москве, лет до сорока, потом попал сюда. Взял новое имя, хотя свое не забыл. Овладел магией, обустроился в этом мире. Проблем никаких. Даже скучно стало, а тут ты появился. Я даже обрадовался в какой-то степени!
        - Заметно, - хмыкнул я, - то големы, то похищают, то без штанов оставляют.
        - Я должен был убедиться в твоей благоразумности, - пояснил маг, - ты мог оказаться каким угодно, я не мог рисковать. Вот твоя одежда.
        Неожиданно на меня навалилась тяжесть возникшей из ниоткуда одежды. Появилось все то, что было на мне во время сражения с големами. Даже меч, на который я смотрел несколько по-другому после слов незнакомца, и тот возник. В перевязи на поясе. В общем, все вернули, ничего не украли.
        - Может быть, если ты больше не считаешь меня врагом или еще чем в этом роде, то нормально поговорим? - предложил я, - А то в этом месте как-то неудобно.
        - Как скажешь, - пожал плечами незнакомец и тут же окружающая обстановка поменялась.
        То мы стояли в какой-то странной темной комнате, а сейчас находимся в довольно приличном помещении. Излишеств нет, все обставлено в спартанском стиле. Большая круглая комната с частыми широкими окнами, на стенах висят старинные с виду гобелены. С одного края комнаты вверх уходила спиральная широкая лестница, терявшаяся в пятиметровом потолке. Хотя, там выше потолок будет.
        Посреди помещения стоял сбитый из здоровых досок стол, укрытый невообразимыми яствами. Тут была и рыба, и мясо, и вино, и вода, и фрукты и все, чего только душа пожелает. Была даже икра, черная и красная!
        - Присаживайся, - пригласил меня за стол незнакомец. Он сам сел за стол.
        Я присел напротив, подозрительно глядя то на яства, то на странного похитителя. Действительно, его поведение было до ужаса противоречивым. Словно бы он был немного того... сумасшедшим. Хотя, кто его знает, как он пережил переход в этот мир? Может, тронулся умом малость?
        - Угощайся, - обвел руками стол незнакомец.
        - Спасибо, я не голоден, - честно говор, опасался есть эту еду. Кто его знает, что в ней.
        - Как хочешь, - мужчина махнул рукой и все исчезло. Я протер глаза. Морок? Черт его знает, но нужно быть предельно осторожным, - итак, можем теперь познакомиться. Меня зовут Валерий Кириллович Соболев, но в этом мире меня знают как Архимаг Кирва.
        - Глеб, - кратко представился я, - так меня и знают в этом мире.
        - Что ж, приятно познакомиться, Глеб, - маг протянул мне руку. Я осторожно пожал ее. Усмехнувшись, Архимаг сказал, - опасаешься меня, это правильно. В этом мире нужно быть осторожным, впрочем, и на Земле не лучше. Кстати, про Землю, скажи-ка мне - победили в войне? Вот сколько лет уже тут живу, а все переживаю!
        - В войне? В которой? - не понял я.
        - Как в которой? - удивился Кирва, - С Гитлером войну!
        - А, - протянул я, - так мы ее уже шестьдесят с лишним лет назад выиграли!
        - Сколько лет?! - выпучил глаза маг.
        - Шестьдесят с лишним, - удивленно повторил я, не поняв реакции Кирвы.
        - Знаешь, Глеб, а ведь в этом мире я всего пятнадцать годков, - с грустной усмешкой сказал Архимаг.
        - Пятнадцать? - удивленно спросил я. - А в каком году вы попали в этот мир?
        - В сорок втором, паренек, в тысяча девятьсот сорок втором году от рождества Христова, - ответил маг. Он с виду стал старее, осунулся, морщины углубились, а взгляд стал отрешенный, потерянный.
        - Это получается, что... - начал я, но Архимаг закончил за меня.
        - Время тут идет почти в пять раз быстрее, чем на Земле. А я ведь так надеялся семью увидеть, - тяжело вздохнул маг.
        Я понимал, как ему сейчас тяжело, ведь он в одночасье потерял всю свою семью. Наверняка он жил надеждой вернуться обратно, - знаешь, а ведь старшенькая моя, Катя, замуж собиралась. Если б не война, уже бы я дедом был. Призвали потом жениха ее, да в Смоленске он и остался. А младшенькая дочурка только-только слова начала выговаривать. У меня же кроме моих родных и нет никого. Родители померли еще в пятилетки, брата арестовали и в Мурманске на стройке совсем загнали, помер. И остались у меня жена, да дочки мои любимые.
        - Вы ведь пытались найти возможность вернуться? - спросил я с некоторой надеждой.
        - Пытался, конечно, - кивнул погрустневший маг, - я тебе больше скажу, мне практически удалось создать переход. Я смог отыскать Землю среди мириад других миров, я смог создать заклинание перехода. Мне только осталось собрать в накопителях достаточно энергии, чтобы пробить мост в наш мир. Да только теперь незачем, я ведь только надеждой жил, что семью свою повидаю. А теперь уж...
        - Я сочувствую вам, поверьте, - искренне сказал я, - возможно, вы можете внуков своих увидеть? А вдруг даже дочери ваши, хоть одна, еще живы?
        - Да как же я их найду-то? - с отчаянием спросил маг, - Ведь столько времени прошло. Они ведь и уехали наверное их старого дома. А в архивах искать, так столько времени потеряем, что совсем поздно будет.
        - Знаете, а ведь за шестьдесят пять лет технологии шагнули далеко вперед. Теперь про любого человека можно почти наверняка узнать все, вплоть до распорядка дня, при этом быстро и без проблем. Поверьте, отчаяние - это последнее дело! - старался я подбодрить мага. Конечно, я искренне желал ему удачи, все-таки соотечественник, но и самому вернуться не помешало бы. Этот мир для меня оказался слишком сложным, я за эти два месяца пережил столько, что хватит на книгу. А на то золото, что у меня есть, можно на Земле жить припеваючи всю жизнь.
        - Знаешь, Глеб, а ведь ты прав! Ежели не врешь и действительно можно все про человека найти, то действительно это стоит того, чтобы просто рискнуть! Пожалуй, я вернусь к построению портала. Времени ведь все меньше. Так, получается, старшей моей должно быть сейчас примерно восемьдесят пять лет, а младшей почти что семьдесят. Знаешь, возможно, младшую я еще успею увидеть! А если найду ее, то магией смогу ей жизнь продлить хоть до двухсот лет! Могу даже сюда перевезти. Свежий воздух и все такое...
        - А вы сможете создать обратный портал? - спросил я, - Это же тоже наверняка много энергии.
        - М-да, тут ты прав, - задумался маг, припомнив, сколько энергии выделилось при переходе Глеба в этот мир, - в любом случае, нужно вернуться к работе.
        - Валерий Кириллович, позвольте спросить. Зачем вы инсценировали нападение на графиню? Я так понимаю, не она была вашей целью, - спросил, ожидая ответа. Это было очень важно.
        - Правильно понимаешь, - хмыкнул маг, - я собирался тебя похитить, но так, чтобы для остальных ты был погибшим. В убитом тобой големе, как и в остальных, было заклинание превращения. Один из них должен был остаться на месте боя в твоем облике. Он бы превратился в реальный труп, идентичный тебе. Правда, я сделал так, чтобы 'твой' труп был зверолюдом со всеми вытекающими хвостами и ушами, чтобы вопросов не было.
        - То есть, для всех я погиб? - ошарашенно спросил.
        - Так и есть, - кивнул маг, - в принципе, окажись ты неподходящим мне, я бы на самом деле тебя убил.
        - А моя кандидатура оказалась подходящей? - усмехнулся я, - И по каким же параметрам вы решали, подхожу я или нет?
        - Агрессивность в пределах, достаточно развитый интеллект, характер интересный, - перечислил маг, - проще говоря, я полностью просканировал твою личность, хоть ты и сопротивлялся. В общем, ты оказался достойным кандидатом.
        - Кандидатом?
        - Да. Я собираюсь тебя учить.
        Новость была шокирующей во всех отношениях. Нет, я был только за обучение, но все оказалось настолько сумбурно и неожиданно... в общем, я запутался. Хорошо хоть от меня пока ничего не требовалось, лишь только разумность. Впрочем, я вел себя достаточно разумно, чтобы не портить вроде бы неплохо сложившиеся отношения с магом.
        Он вкратце рассказал мне основные моменты моей теперь уже вполне определенной жизни. Например, я узнал, где я нахожусь. Я нахожусь я в большом замке, расположенном на Драконовом полуострове, как его назвал маг. В общем, я был на том самом полуострове, что был западной границей матерка. Сплошные горы, драконы, мелкие племена, да чудовища. Романтика, чтоб ее!
        Ну, в общем, все было неплохо. Еды сколько хочешь и какой хочешь, условия для жизни тоже подобны королевским, правда, я попросил без лишней роскоши. Не привык я так жить и не хочу привыкать.
        Замок представлял собой строение на просторном горном плато, до которого добраться можно только на крыльях или магией. Большую часть плато ограждала монолитная стена из какого-то особого минерала, именуемого Драконьим Гранитом. В общем, очень редкий и дорогой материал, который простым оружием будешь год ковырять, и то лишь поцарапаешь. Правда, маг еще и защитил стены магией. Архимаг был силен и не жалел средств ни на накопители для стационарных щитов и 'Антителепортов', ни сил на их подпитку.
        Большой внутренний двор замка пустовал. Зато в замке кипела жизнь, если можно так выразиться. В огромном замке с неимоверно высокими башнями, служащими и как стратегическое строение - маг знал о войне не понаслышке и, даже имея за спиной огромную мощь, он защищал себя всеми средствами. Сами стены замка были буквально пропитаны родственной магией, она давала сил Кирву.
        Так вот, по просторным помещениям замка ходили работники. Созданные магом существа, вполне разумные, даже с душой. Они придавали жизнь замку, благодаря доступу к магии хозяина то и дело привносили нечто новое в интерьер. У них были свои семьи, своя система, но при этом они были искусственно созданы. Я поражался, как такое удалось одному человеку. Кирва рассказал, что ему нужно было только создать функционирующее тело, значительно превышающее любого разумного по всем параметрам. Он долго в своей лаборатории создавал одно единственное тело на основе тел всех остальных разумных и в итоге создал 'идеальное существо'.
        По телосложению как обычный человек, но кости прочнее стали, мышечная масса развивается быстро, но внешне не особо изменяется. Мозг Кирва присобачил какой-то особый, развитый. Восприятие у существ было неимоверным, да и еще много всяких особенностей было, но не было души.
        Поэтому Кирва, будучи человеком милосердным, в свои воссозданные по уже отработанному алгоритму тела переселял живые души. Только души эти были умерших детей. Детская смертность была в этом мире высока, поэтому Кирва смог быстро и окончательно оживить свои 'изделия'. Он создал новую расу, поразительно идеальную. Добродушны, не любят беспричинного насилия, живут до трех сотен лет, верны, а человека возводят в ранг богов, но нет слепого поклонения. Не гнушаются дать совет или осудить за что-то, но против никогда не идут. Поразительно!
        Развиваются они за три года до уровня, примерно, двадцатилетнего человека. И потом учатся. Все время.
        - Я выделю тебе учителя по бою на мечах, тебе это нужно, - сказал Кирва, проводя небольшую экскурсию по башне, - ежедневно будешь заниматься с ним во внутреннем дворе. Да, по замку можешь свободно перемещаться, но лучше будь только в башне. На нижних этажах у меня лаборатории, туда вход закрыт, а в остальных помещениях либо величи живут, либо пусто.
        - Величи?
        - Мои существа. Я дал им такое название, от слов 'великий' и 'человек'. Они действительно идеал человека, хорошо, если бы они смогли через столетия построить собственное государство.
        - А они могут размножаться? - удивился я.
        - Конечно, репродуктивная функция работает отлично. Правда, потомство вынашивается в утробе почти полтора года, но зато развиваются они все быстро, а дети обретают новую душу. Я сначала боялся, что будут рождаться просто куски мяса, да и величи переживали, но пять лет назад родился первый ребенок.
        - И что? - поторопил я.
        - Сейчас возглавляет мою разведсеть на континенте, - подмигнув, ответил он.
        - Мне интересно, хоть чего-нибудь за пятнадцать лет на континенте ты не коснулся? Хоть где-то ты не был? - задал я почти риторический вопрос.
        - Конечно, - кивнул маг, - на севере я не был, у северян.
        - У занов, - автоматически поправил я.
        - У кого? - не понял маг.
        - Так те народы себя называют - заны. Кстати, у них легенды об исчезновении людей очень уж похожи на правду, - пояснил я.
        - Да? Откуда ты это узнал? - с интересом спросил маг.
        - Да книга одна в руки случайно попала, - пояснил я, не вдаваясь в подробности, - там все и написано было.
        - Интересно, - почесал щетинистый подбородок маг, - я, конечно, много книг смог собрать, но такого пока не попадалось. Жаль, конечно, что в этом мире книги уничтожали. Столько бесценных знаний пропало!
        - Это точно, - согласился я, - да и сейчас книги не в чести.
        В общем, нам с Кирвой было о чем поговорить. Его особенно интересовала моя встреча с водяными, а меня то, как он добился развития Искусства. Кстати, как оказалось, когда он ковырялся в моей голове, я сопротивлялся и случайно инициировал свой дар. Теперь я мог обучаться ему.
        Так вот, как оказалось, Валерий Кириллович даже не слышал о хранителях. Знал лишь, что драконы хранят горы на континенте, но особого значения этому не придавал. Как оказалось, Кирва был достаточно умным человеком и быстро просек, каким потенциалом он обладает. Ему повезло не попасть в лапы к разумным расам, а оказаться среди драконов. Те поступили достаточно странно, приняв чужака и научив его пользоваться даром. Конечно, на уровне драконьих умений, но Кирва дальше сам разобрался. И так и остался в горах, соорудив себе магией очень комфортное жилище.
        - А драконы знают, что вы человек? - поинтересовался я.
        - Нет, об этом никто не знает. Только гномы могут во мне распознать человека, но с ними я не контактировал.
        В общем, маг жил очень долгое время в отшельничестве в горах, следя за мирской жизнью через своих немногочисленных агентов. Он был в курсе всех конфликтов, знал о деятельности сильнейших магов. Он опасался их больше всех, поэтому всячески препятствовал им насколько мог. Не принимал Кирва этот мир, в его душе остался на ведущих позициях Советский Союз. Правда, Кирва пока не знал, что страны такой больше нет, но скоро узнает. Он хотел услышать от меня все, что произошло за время его отсутствия.
        Поселил он меня в отведенной мне башне. Отведенное мне помещение занимало весь этаж, было разделено на несколько комнат. Спальня, холл, он же рабочее и досуговое место, туалет с ванной(!), библиотека с копиями книг и балкон. Честно говоря, когда я вышел на балкон, то немного струхнул. Вы были на смотровой площадке на Эйфелевой башне? Так вот, башня замка Кирва, где я теперь жил, находилась как раз с края замка с той стороны, где плато обрывается. Проще говоря, при собственной высоте башни в тридцать этажей, она нависала точно над пропастью, дна которой я не смог разглядеть.
        Ну а в целом я впервые почувствовал себя в полной безопасности. Внутренне я верил советскому магу, а комфортные условия жилья, защищенность на уровне ядерной войны и возможность не скрывать себя - это ли не рай?
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ПОСЛЕ БИТВЫ.
        Шелейла который день сидела в своих покоях, не выходя за их пределы. Бедная девушка страдала как никогда в своей жизни. В ее сердце была дыра, которую не в силах закрыть ничто на свете.
        Она не раз задавала себе вопрос - что такого было в этом парне? Она знакома с ним даже меньше, чем с любым из охранников. Но за это короткое время он успел завладеть ее сердцем и разбить его. Это было страшным ударом для девушки.
        Она винила себя в гибели Края. Ведь если бы она не решила сбежать, считая себя самой несчастной. Ведь даже в первые моменты своей 'свободной' жизни она едва не потеряла свою честь, даже могла лишиться жизни! И ведь не остановило это глупую девчонку. Она не вернулась в родные пенаты, под защиту родного дома.
        Пускай она решила идти до конца. Так и шла бы! Или потерпела бы с возвращением домой хотя бы до утра! Мелинда бы могла вызвать телохранителей, и тогда под надежным конвоем Шелейла бы вернулась домой! И никто бы не погиб!
        Но они отправились ночью. Нападению девушка уже не удивлялась - она понимала, что из-за ее глупости разные нехорошие личности сразу получили возможность осуществить захват. Ведь такой шанс! И захватили бы, если бы не Край. Мелинда не могла сражаться с големами, даже стражники не смогли бы. Они слишком неповоротливы в своих доспехах, а големы... они были очень быстры и сильны.
        Мелинда призналась Шелейле, когда они только приближались к спешащим на подмогу стражам, что сильно удивлена поведением незнакомца. Она до последнего не верила этому разумному, держала его на прицеле все время перехода. А когда он начал всеми силами защищать их, при этом не пожалев расстаться со своей жизнью, то отношение Мелинды к нему изменилось в корне.
        Шелейла, узнав о гибели своего возлюбленного, едва не отдала душу богам. Такое потрясение она едва смогла вынести. Лишь спустя некоторое время она смогла немного прийти в себя, но прежней девушки уже не было.
        - Шелейла, позволишь? - осторожно заглянула в комнату девушки Мелинда.
        - Заходи, - безразлично махнула рукой графиня.
        - Я хочу поговорить, - сказала женщина, присев рядом с Шелейлой, - ты слишком близко к сердцу воспринимаешь случившееся.
        - Слишком близко к сердцу?! - взорвалась девушка. Эмоции, что она держала в себе, нашли выход, - Я потеряла любимого! Он погиб, спасая нам жизнь! А ты как смеешь говорить такие слова?! Ведь он и тебя спас!
        - И я ему за это очень благодарна, - успокаивающе сказала Мелинда, - но его больше нет. А ты есть. И жизнь твоя продолжается!
        - А есть ли теперь в ней смысл? - грустно усмехнувшись, спросила девушка.
        - Есть! - уверенно заявила женщина, - У тебя впереди целая жизнь! Ты найдешь еще свою половинку, у тебя еще будут дети!
        - Пожалуйста, - жалобно, почти шепотом, попросила графиня, посмотрев на Мелинду зареванными глазами, - не говори так больше. Никогда.
        - Не буду, - ответила женщина, приобняв Шелейлу. Та всхлипывала, прислонилась к Мелинде, опустив ей голову на грудь. Мелинда успокаивающе поглаживала девушку по голове, приговаривала, - девочка моя, все будет хорошо...
        - Мелинда, - спустя несколько минут Шелейла решительно отстранилась от женщины, посмотрев ей прямо в глаза, - я хочу его увидеть. Напоследок.
        - Ох, - Мелинда потерялась, не зная, что сказать. Она не могла принимать подобные решения, ей нужно было доложить Магистру, - я постараюсь это устроить.
        - Спасибо, - благодарно кивнула девушка. Шелейла легла на кровать, повернувшись лицом к стене. Она очень устала. Закрыв глаза, вскоре уснула, погрузившись в беспокойный сон.
        Мелинда еще какое-то время с сочувствием посмотрела на девушку. Жалость в ее душе никогда так не разгоралась. Женщина хотела всеми силами помочь малышке, но это было не в ее силах. Даже не в силах ни одного разумного. Мертвых не вернуть.
        Спустя несколько минут она предстала перед двумя разумными - самым влиятельным и самым опасным в графстве. Магистр Тайной Канцелярии, вместе с графом Тилинским, обсуждали на данный момент очень беспокоящую тему - покушение на графиню.
        Граф очень сильно переживал за свою дочь. Шелейла впала в глубокую депрессию, граф боялся, что она перейдет ту грань, когда перестанет быть прежней. К счастью, девушка держалась. И даже, по словам все время присматривающей за Шелейлой Мелинды, приходила в себя. Доложив все, Мелинда спешно покинула помещение. Не для ее ушей разговор этих двух разумных.
        - Это возможно? - спросил граф у своего старого друга после того, как Мелинда доложила о желании графини.
        - Возможно, но нежелательно, - ответил Сантор, - мы уже успели вскрыть тело, проверили аурный след. Мы, конечно, можем привести тело в приемлемый вид, но стоит ли?
        - Стоит, - уверенно ответил граф, - Шелейла должна его отпустить. Возможно, она немного придет в себя. А там я уже сам решу, что делать. Кстати, что дало вскрытие?
        - Обычный зверолюд, - начал Сантор, - без магического дара, без выдающихся черт. Посредственность, даже непонятно, как он смог понравиться твоей дочери и как смог выстоять под атакой големов, да еще уничтожить минимум одного.
        - Все же хорошо, что его убили, - покачал головой граф, - Шелейле стоит выйти замуж за достойного разумного, а не за бродягу.
        - Вот что странно, - вдруг сказал Магистр, - Мелинда и Шелейла всегда говорили, что этот Глеб, так назвал парня его знакомый, которого я приводил на опознание, не имел никаких признаков второй ипостаси. Уже сразу мы установили, что он был волком. У меня создается впечатление, что тело не принадлежит той личности, в которую влюбилась твоя дочь.
        - Разве такое возможно? - удивился граф, - Разве возможно подделать труп?
        - Это возможно, но требуется очень могущественная магия. Высшего порядка, да и энергии нужно очень много. А маги установили, что на месте сражения магический след практически исчез, значит, могущественных заклинаний не применялось, - пояснил Магистр.
        - А не могли все подготовить раньше? - вдруг спросил граф, - Что если главной целью был именно Глеб? Ты сам говорил, что даже в том месте, где стоял во время атаки он, 'звезд' было больше всего. И големы атаковали именно его, хоть и не сразу, а только после того, как Глеб уничтожил одну из кукол. Странно все это.
        - Это действительно очень странно, - поморщился Сантор. Его жутко нервировало то, что он ничего не понимал. Магистр считал себя далеко не самым последним аналитиком не просто в графстве, а на всей территории зверолюдов, но он до предела не понимал ситуацию. Слишком много 'если'. Слишком много допущений и предположений, но предельно мало фактов!
        - Ну что, друг, готовь тело, - сказал граф Магистру, - а я пойду, поговорю с Шелейлой.
        - Будет исполнено, - поклонился Сантор, - как скоро нужно тело?
        - Как можно скорее. Когда уже оно может быть готово? - спросил граф.
        - Через два часа максимум, - после недолгих размышлений ответил Магистр.
        - Хорошо.
        - Подожди, у меня еще не все, - вдруг сказал Сантор, словно что-то вспомнил, - я уже встречался с ним, с этим Глебом.
        - Неужели? - удивленно спросил граф, - Почему ты раньше не сказал.
        - Я только сейчас смог вспомнить, где его видел, - оправдался Магистр, - помнишь, я говорил, что одну из групп разбойников уничтожили?
        - А, помню, как же! Какие-то два путешественника, которых сначала едва спеленали, когда те вырезали этих бродяг, а потом эта парочка вырвалась из плена и добила оставшихся, - попытался припомнить все граф.
        - Так вот, одним из этих путешественников был Глеб.
        - Как так? - не понял граф, - Ты же говорил, что в той паре был один оборотень и один варвар. И, как я догадываюсь, тот варвар и оказался нашим мертвым оборотнем?
        - Так и есть, - согласился Сантор, - от тебя ничего не скрыть.
        - Да что скрывать-то? - усмехнулся граф, - Мы с тобой столько лет знакомы, вместе на службу шли. Только я после революции стал графом, а ты Магистром тайной Стражи. Но мы все равно часто общались. Я знаю тебя, как облупленного. Только ты мне объясни - каким образом варвар стал оборотнем?
        - У меня только один вариант - у нас не настоящий труп. Точнее, подделка, - сказал Магистр.
        - Разве это возможно? - спросил граф, ожидая услышать от своего друга именно пояснение, как такое может быть.
        - Тот варвар, Глеб, упоминал как бы невзначай, что мы можем столкнуться с человеком.
        - Ты хочешь сказать...
        - Что в это дело вмешался человек. Их магия неведома нам, поэтому мои маги не смогли найти следов применения сильных заклинаний, которыми и был создан труп - точная копия.
        - Но зачем превращать труп в оборотня? - не понял граф.
        - Чтобы никто не смог опознать в трупе человека, - пояснил Сантор, - как мне кажется, Глеб и был человеком. Уж больно он подходит под описания из древних трактатов.
        - Не зря я из оставил, - хмыкнул граф, - я так понимаю, есть еще что-то?
        - Глеб, вероятно, попал недавно в наш мир.. Он успел здорово наследить. Я узнал все. Он был и у гномов почти месяц в приграничной деревне, которую недавно уничтожили эльфы. Кстати, эльфов тоже уничтожили. Потом наследил и у нас на границе, вырезав бродячих бандитов. Мелькнул и у Кристального Озера, которое как раз на момент прибытия Глеба, 'взбунтовалось'. Про Дэвирис я и говорить не буду.
        - Вывод?
        - Глеб не был подготовлен, либо подготовлен недостаточно хорошо. Скорее всего, его 'закинуло' в наш мир спонтанно. Потому что выбросы энергии во время его перехода, которые зафиксировали наши маги, были слишком велики. Значит, предварительной подготовки и расчетов не проводилось. Он пытался выжить на Лайдайе, что ему, кстати говоря, удалось. Но ему помогали. И помогал другой человек.
        - Ты имеешь в виду тот выброс пятнадцать лет назад? - хмуро спросил граф, - Это все-таки не была попытка призыва очередного демона или бога, как предположили наши маги?
        - Нет. С учетом последних данных можно сказать наверняка - на Лайдайе два человека. И они могут вполне открыть полноценный коридор из своего мира. А это означает...
        - Колонизацию.
        - Может и мирная экспансия будет, но нужно готовиться к худшему, - сказал Сантор предельно серьезным голосом.
        Шелейла долго не проспала. Но зато этот короткий отдых дал ей возможность успокоиться, заглушить бушующие эмоции. В сознании девушки все-таки что-то безвозвратно изменилось. Она больше не испытывала трепета, не испытывала тоски, не испытывала радости - она лишилась всех эмоций.
        Разговор с отцом вышел на удивление быстрым и понятным. Девушка спокойно рассуждала обо всем, согласилась через час проститься последний раз со своим возлюбленным. Граф же в душе едва не плакал - его дочь перестала быть прежней. Он надеялся, что снова увидит ту наглую, веселую дочь, которую любил всю свою жизнь. За строгостью скрывал беспокойство за нее, за наказаниями скрывал свой страх за нее. Все было на самом деле так прекрасно, но граф не ценил этого. Теперь осталось лишь надеяться, что Шелейла станет прежней.
        Девушка же говорила предельно жестко и холодно. Она выпросила у отца, чтобы Глеба похоронили на городском кладбище не просто, а максимально почетно. Глеб этого заслужил. И вот, после разговора и некоторого времени, когда девушка приводила себя в порядок, Шелейла отправилась в храм.
        Храм Денниалы, богини Смерти, в этот день был особенно мрачен. По большей части из-за того, что присутствовали при ритуале отпущения души первые лица графства. Жрецы были в этот день показано величественны и строги, надевали на лицо маску сопереживания горю. Денег заплатили много - на все возможные ритуалы, на богатое захоронение. И жрецы, карманы которых в этот день ощутимо пополнились, старательно отрабатывали эти деньги.
        Шелейла наклонилась над телом, лежащим в еще не закрытом каменном гробу. В нем лежал мужчина с волевым лицом, крепкого телосложения, покрыт короткой черной шерстью... Шелейла, смотрящая будто сквозь тело, погруженная в свои мысли, ничего не заметила. Не всплыл в ее голове момент, когда она в порыве чувств сдернула с лица таинственного незнакомца капюшон, как сама рассуждала по поводу принадлежности его к аристократам. Бедная девушка ничего не заметила.
        Она положила на грудь мужчины кулек - пропитанный ее кровью платок, символизирующий упокоение души в загробном мире. Это символизировало, что душа погибшего обретает на том свете частичку души дорогого ему при жизни разумного, благодаря чему не стремиться вернуться в мир живых.
        Кстати, в этот момент в далеком замке, у одного человека внезапно екнуло сердце. Тот, правда, свалил все на усталость и забыл про это.
        На гроб возложили каменную крышку, покрытую затейливой вязью рун. Те вспыхнули темным светом, крышка с гробом стали монолитом. Обряд завершен. Дальше уже сами жрецы должны были предать земле тело.
        Храм покинули все, остались лишь жрецы. К сожалению, многие из них не верили в существование богини, лишь набивали свои карманы, бесчувственно читая молитвы. Это и спасло Глеба, ведь если прочитать по живому разумному молитву отпущения Денниалы, то она заберет душу этого разумного. Жрецы едва не прочитали правильно молитву, но один из молодых жрецов перепутал слова, из-за чего обряд не был заключен богиней.
        - Глебу пока что стоит пожить, - про себя подумал он, - да и для Денниалы будет слишком ценным подарком его душа.
        Этот самый жрец незаметно покинул храм. Он быстрым шагом пошел через город, удивительно безлюдный. Помимо небывало сильного ливня, неожиданно напавшего на город, воздух стал очень холодным, практически зимним. Никого такая погода не удивила, осень же, итак зима запоздала, но людей по домам разогнала. Это жрецу было на руку.
        Он преодолел практически весь город, остановившись у одной таверны. Взмах руки и бдительный сторож засыпает крепчайшим сном. Жрец неспешно пошел по широкой дороге. Еще издали н услышал громкое ржание коня - узнал! Молодец, не совсем забыл прежнего владельца!
        - Ворон, иди ко мне! - приветственно улыбнулся жрец, подойдя к стойлу, в котором стоял непривычно крупный вороной конь. Он носился по стойлу, громко кричал, норовил выбить копытами казавшуюся хлипкой калитку в ограде.
        Жрец похлопал коня по мощной шее, конь приветственно боднул гостя в плечо. Жрец улыбнулся, но тут его лицо исказилось. Одежда подернулась туманом. Жрец исчез, а на его месте стоял низкорослый гном лет пятидесяти.
        - Ну что, друг, хочешь к своему новому хозяину? - спросил Доринер.
        Конь всхрапнул, начал бегать по узкому стойлу. Доринер улыбнулся - приглянулся Ворону Глеб. Это хорошо. Ворон - очень хороший спутник. Кто с ним, тому можно лишь позавидовать. Конь не знает устали, не знает страха, хозяина будет защищать лучше десятка вооруженных стражей. Правда, для этого конь должен окончательно привязаться к своему новому хозяину.
        - Хозяин-то твой хитер оказался, - усмехнулся гном, - смерть свою подделал! Не сам, ясно, но все равно как интересно получилось! Пока я работал, можно сказать, запечатывал Архидемонов, он тут с графинями развлекался! Эх, мне бы такую жизнь...
        - Как-будто ты не можешь себе такую жизнь организовать? - неожиданно раздался в голове гнома ироничный голос. Ему нельзя дать какого-либо определения, так как голос этот - не тот голос, что на звуке завязан, а тот, что воспринимается мыслеобразами. И перед глазами гнома всплыли очень интересные картинки.
        - Заговорил! - воскликнул гном наигранно, - То слова из тебя не выдавить, то целый диалог сразу!
        - А какой смысл впустую тратить слова? - снова иронично сказал голос, - Тебе все равно плевать. Сколько я тебе говорил - выбери чистый мир и живи там в свое удовольствие! Так нет! Тебе же нужно по каждому самому безумному миру пройтись, все перевернуть, а потом причитать, что жизнь вдруг стала такой сложной!
        - Не тебе меня судить, Ворон, - без злобы сказал гном, - тем более я давно в этот мир перебрался.
        - Тебе напомнить, почему?
        - Ладно, молчи уж, - легонько хлопнул коня по мощному боку гном, - может, и не будет ничего?
        - Сказал бы, что одним богам ведомо, да не могу, - насмешливый голос никак не унимался.
        - Ладно, Бездна с ними, этими богами, - махнул рукой гном, - вернешься к Глебу? Да и вообще - как тебе паренек.
        - Несмышлен, как и все люди, - ответил голос, - хотя и думает, что стремиться к покою, но подсознательно ищет и находит неприятности. В принципе, будь он по старше на пару тысячелетий, я бы с удовольствием с ним пообщался. Кстати говоря, как прошел визит в местное отделения Зла?
        - Ну а что там может произойти? Как всегда...
        - Едва не убили, - закончил за гнома голос.
        - Все бы тебе перевирать! - пристыдил гном обладателя голоса, - Начиналось все как обычно...
        ГЛАВА 5.
        СРАЖЕНИЕ
        ДОРИНЕР.
        - Так, тут все так же уныло, - поцокав, заключил я.
        Ну а что может быть интересного в... как тут его называют... преисподняя, точно! Вот, старость не в радость, уже и память подводить стала! Да и как мысли пойдут в другую, сторону, так и вернусь к прежним мыслям с большим трудом.
        Точно, я же про преисподнюю говорил! Так вот - очень унылое и скучное место. Ничего выдающегося - зеркальное отражение Лайдайи, лишь только обстановка слегка отличается. Солнца нет, ибо преисподняя сама себе солнце, в том числе и в плане температур. Жарковато тут, хотя бывало и жарче.
        Так вот - на небе, если эту кроваво красную завесу, созданную из бесконечного количества огромных каменных глыб, полыхающих, подобно метеоритам, можно назвать небом, глыбы движутся с такой скоростью, что даже в сотни раз разогнанное восприятие не в силах уловить и малейшую щель.
        Что было самым неприятным для меня в преисподней, так это уж очень большое количество разнообразных существ. Слабые, в нейтральном пространстве обычный разумный с Лайдайи может справиться минимум с двумя такими. Вот только все они в своем родном доме. То и дело на моих глазах какой-нибудь монстр, перевитый шипами и обнаженными мускулами, в зубах перебрасывает в разные стороны чью-то душу. На глазах от души в монстра переходил легкий дымок - энергия, которой питаются эти монстры.
        - Детский сад, - усмехнулся я, покосившись на висевший на поясе жуткий кинжал, - я намного сильнее могу.
        Какой-то кожан, летевший по небу в поисках добычи, воспринял как таковую одиноко стоящего гнома, то бишь меня. Монстр и понять не успел ничего, как осыпался прахом. При этом я лишь мазнул взглядом по этому существу. И ведь это я еще сдерживаю ауру. А что будет, если мне снять всю защиту? Наверняка слетится вся верхушка местной власти, чтобы покарать злостного вредителя, портящего, так сказать, казенное имущество в виде всяких страшилищ.
        - Так, где я этого чертова демона запер? - почесав макушку, спросил я незнамо у кого.
        Похоже, придется опять маску надевать. Ох, старею я. Все-таки годков-то прожил немало. Дай-ка вспомнить... двадцать семь! Точно, двадцать семь тысяч лет назад я родился! Уж и не упомню всего. Хорошо хоть не забыл, где я все артефакты попрятал, да как ими пользоваться. А то один раз перепутал маски.
        Ой, такая интересная история получилась! В общем, был я как-то в мире одном. Так там одни великаны обитали! Что ни встречный, так с гору! Ну и обнаружился у них колдун - редкостный гад! Как я с ним познакомился, так даже не угостил! Ну, так вот, решили мы с ним силушкой помериться. Я тогда молод был еще, глуп. Все доказывал всем подряд свою силу, тогда еще мизерную.
        Ну и вот. Взмахнул колдун рукой - за место горы океан возник! Смотрю, и говорю, мол, подожди, я всю воду в океане в первоклассное вино превращу! Ну и вышел маленько вперед, чтобы никто перед глазами не маячил. И начал вспоминать, какая маска у меня мою магическую силу хранит. В общем, не вспомнил, решил своими силами. И перепутал заклинания! Хотел вино, а получилось совсем не вино!
        Активировал я, значит, заклинание, что меня в титана обращает! А я в этом образе огромный, да с гребнем на спине. Так вот, стал я великаном. Смотрю - перепутал заклинания! Обратился обратно, оборачиваюсь - нет колдуна! Ищу его, ищу. Нашел за холмом, мертвого. Там, значит, поучилось так, что обращался я в титана, а этот то ли от глупости, то ли от удивления отойти не успел. Ну его выросшим гребнем и пропороло!
        К чему я все.. ах да! Память у меня совсем никудышная! И такая память у меня давно, почти с самой юности! И не исправить. Вот и приходится мучиться, Архидемонов наглых искать. Кстати, хотите узнать, за что я Архидемона упрятал буквально за семью печатями? Да вздумал он мир живых захватить, властелином над обоими мирами стать! Вот и пришлось вмешаться...
        Правда, чуть не погиб тогда, да разве ж это важно? Сколько раз помирал, все одно неинтересно!
        - Вспомнил! - воскликнул я, когда меня осенило, - Вспомнил, где я его запер!
        Разбежавшись, я со всех сил оттолкнулся от земли. Спустя мгновение, когда я был на высоте в несколько сотен метров, тело мое стало изменяться. И вот в небе вместо мелкого гнома летит гордый Дракон! Не такой, подобно которому обитают на Лайдайе. Нет, этим неразумным детям далеко до истинных Драконов!
        Мощными взмахами я разогнался до огромной скорости, направляясь к очень интересному месту. Место, что на Лайдайе некоторые зовут Прагорой, а силу, идущую от нее, зовут Первоисточником! На самом же деле сила в горе идет не от Лайдайи, ни от преисподней, ни даже от обиталищ местных богов. Энергия льется из пространства, где лишь Хаос. Первозданный и изменчивый. Этот Хаос является сердцем всех миров, и это сердце дает энергию миру для жизни, как ни странно это для Хаоса. Вот и получается, что все 'светлые' и 'темные' пользуются на самом деле энергией Хаоса.
        Спустя долгий час полета, я сложил крылья, обернувшись в свою боевую форму. В доспех, выкованный из чистой энергии, что в таком количестве собралась в броне, что обрела физическую форму в виде матово-черного пластинчатого доспеха.
        Этот доспех тянул меня к земле, разгоняя до такой скорости, что вокруг меня возникло черное пламя - огонь преисподней. Самая жаркая форма проявления Первозданной стихии. Реально жаркая! Я даже вспотел!
        Вдруг мой полет резко прекратился. Я с огромной силой ударился о землю. Но я не остановился. Я все так же, движимый мощной энергией, пробивал ход к Прагоре, оставляя за спиной быстро затягивающийся исполинский кратер.
        Вот она, Прагора! Идеальной пирамидальной формы образование, к вершине которого течет раскаленная лава. В ней то и дело мелькают спины монстров - уже настоящих, могущественных. Нужно быть осторожным, иначе могут сцапать. Для них что бес, что Архидемон, что бог - все на один зуб.
        Расправив сотканные из энергии крылья, я на безопасной высоте двигался к зеву большой пещеры. Сложив крылья, я упал на выступ. Передо мной длинный темный коридор, в глубине которого, сдерживаемый сотней мощнейших печатей, томится Архидемон, что смог обрести неведомым образом частичку Первозданного Хаоса, что возвысило его мощь над всеми остальными. По этой причине, кстати говоря, я едва не погиб.
        - Ну что, змееныш! Поиграем? - усмехнувшись, я двинулся было в темный зев пещеры, как мощный удар сжатого до предела воздуха отправил меня дальний полет. Спиной я врезался в стену огромного зала, в центре которого и стояла Прагора.
        Удар был могуч. Ведь стена эта находится в пяти верстах от пещеры! Доспех был вмят мне в грудь, густая кровь капала в лаву, взрываясь при касании. Я держался на стене, вонзив в нее свое страшнейшее оружие - Косу.
        Подтянувшись, я извернулся в воздухе, приняв горизонтальное положение, и с силой ударил ногами в стену. Та пошла трещинами, а я с немыслимой скоростью понесся к пещере. Взмахнув косой, я разорвал жалкий щит Архидемона и с силой ударил ему в грудь.
        Как бы вам описать форму, что принял Архидемон. Вообще его истинная форма - огромный змей. Но на этот раз он предстал в форме человекоподобного воина десяти метров ростом. За его спиной были костяные хищные крылья. Между длинными уродливыми костями была туго натянута кожа, по которой, будто кровь, в жилах перетекало Могущество. В остальном он был закованным в блестящие латы воином, не широким, но высоким.
        - Неплохой удар, - прогрохотал Архидемон, поднявшись. Мы были в огромном зале, где и был изначально запечатан монстр. Как же он вырвался?!
        - Похоже, стоило тебя убить! - с ненавистью проревел я, приняв свою боевую форму.
        Два исполина стояли друг напротив друга. Напротив Архидемона стоял на двух ногах Дракон. На нем не было доспеха, но он и не был нужен. Мощнейшие костяные наросты на груди и чешуя по всему телу защитят и от взрыва водородной бомбы. В обеих руках дракон держал огромную страшную косу. Черное, кривое древко было перевито синимы жилами. А лезвие... это было сочетание ужаса, мощи и великолепия. Оно было широким, загнутым, подобно клюву птицы. Широкая режущая кромка сияла белизной чистой кости, а остальная поверхность была покрыта тысячами, миллионами кричащих лиц. Всех тех, кого лишила жизни эта коса.
        - Почему ты так страстно защищаешь этих насекомых? - спросил Архидемон, - Они же лишь помеха миру! Они губят мир, убивают Хранителей, что хранят Первоисточник! В любом случае через несколько тысяч лет мир умрет!
        - Он уже умирал! - ответил я.
        - А, ты про людей? - усмехнулся страшный демон, - Те букашки возомнили себя могущественнее тех, кто владеет истинной силой!
        - Вроде тебя? - усмехнулся я иронично, - Помниться, ты едва унес ноги после битвы с единственной тысячей людей!
        - Тогда я был слаб и немощен! - взревел яростно демон, - А сейчас я в силах захватить этот мир! Десяток миров! Тысячу! И ничто меня не остановит!
        - Кроме меня, - сказал я, сжав косу, хищно блеснувшую.
        - А зачем нам сражаться? Ты могущественен, но так держишься за этих букашек. Ты бы давно мог править многими мирами! Мог бы достичь мощи, с которой бы повелевал самим Хаосом! Но почему ты этого не сделал?
        - Потому что я рожден человеком, - ответил я, рванув в сторону Врага.
        Копье звякнула, скользнув по огромному щиту. Архидемон ударил мечом, едва на разрубившим меня пополам, но я успел поставить на его пути магический щит. Резко опустив копье древком вниз, я вонзил его в землю, преодолев сапог Архидемона. Тот взревел, взмахнул крыльями.
        Поток безудержной силы смел меня, впечатал в стену. К счастью, коса осталась у меня. Архидемон еще раз взмахнул крыльями, но не у одного него они есть! Два встречных потока силы встретились, взорвавшись с такой силой, что меня едва не выбросило за пределы пещеры. Вскочив, я махнул по воздуху косой.
        Коса будто разрубила пространство, оставив яркий зеленый след после себя. Этот след мигом понесся на Архидемона, едва успевшего поставить щит. Удар был силен, даже щит потерял небольшую часть от себя. Архидемон взревел, вонзив щит в землю. Я не успел опомниться, как демон своим мечом пробил щит в центре, где была изображена оскаленная морда какого-то монстра.
        Щит и меч засияли, обратившись в чистую энергию. Эта энергия ударила по мне. Я успел выставить все свои щиты, от материальных, до энергетических. Вся моя мощь встала на пути страшной атаки.
        Внезапно щиты не выдержали, рассыпались мириадами осколков. Удар снес большую часть горы, открыв большой выход наружу. Архидемон, гулко хохоча, пошатываясь, побрел к образовавшемуся обрыву. Он хотел увидеть, как Хранители Миров будут пожирать ничтожного врага.
        Но едва он ступил к краю, за которым были лишь огненные потоки, в его спину вонзился клинок. Черный, как смоль, он вдруг налился красным светом, он начал пожирать душу Архидемона.
        - Ах ты!.. - в бессильной ярости, не в силах пошевелиться, Архидемон, обратился к стоящему у него за спиной окровавленному мне, - Ты выжил! Но ты не убьешь меня! Не получишь душу!
        Архидемон собрал весь остаток своей мощи в один удар, но не по врагу. По себе. Мощный поток энергии ударил в спину Архидемону. Тот слетел с моего кинжала, по широкой дуге полетев на встречу с Хранителями.
        Падающего крылатого воина пронзили тысячи шипов, заставив Архидемона безвольно повиснуть в нескольких метрах над поверхностью страшной реки.
        Вдруг на поверхности показалась огромная пасть монстра, чья шея была так длинная, что голова возвысилась едва ли не над Прагорой. Монстр распахнул пасть, обнажив в своей глотке тьму первозданного Хаоса. Монстр в одно мгновение опустил голову, проглотив Архидемона.
        - Вот и все, - хрипло сказал я, открывая портал, - я победил. Пусть и потерял почти все свое могущество.
        Пихнув пульсирующий кинжал в пространственный карман, я принял форму гнома Доринера и шагнул в портал. Лайдайа, встречай меня.
        ГЛАВА 6.
        Я стоял на широком балконе, наслаждаясь потрясающим видом. Высокие горы окрасились в неповторимые краски заката, снежные шапки на их вершинах блестели розовым светом. Это было потрясающее явление, неужели я теперь буду каждый день это видеть?
        - Интересно, как там Шелейла? А Готнерим? Дрик? Считают ли они меня погибшим? - тихо спросил я, обращаясь больше к самому себе.
        Мне было очень тягостно. За два месяца я настолько привязался ко всем тем, кто помогал мне, кто защищал меня. Больше всего я скучал по Ворону. Уж ни к кому я так не привязался, как к этому ретивому скакуну. Интересно, что с ним будет? Ведь он остался в стойле. Заберут? Могут, раз я как бы погиб. Жалко, я бы с удовольствием поскакал на нем. На этом плато было просторно, ровно. Раздолье.
        Зайдя обратно в теплое помещение, я уселся в кресло перед камином с магическим огнем, взял первую попавшуюся книгу и стал ее читать. Читал, читал, а потом задремал...
        - Глеб! - разбудил меня голос. Открыв глаза, я увидел Валерия Кирилловича. Он был всклокочен, взволнован, смотрел ошалелыми глазами, - К тебе гости.
        - Скажите им, что я сплю, - сказал я, прикрыв глаза. Потом до меня дошел смысл сказанного, я распахнул глаза и спросил ошалело, - какие гости?
        - Пойдем, сам посмотришь, - махнул рукой архимаг.
        Я удивленно встал, пошел за ним. Спросонья голова не работала, было холодно. В голове бардак, я даже не пытался предположить что-либо, все одно получится бред. Поэтому я следовал за магом.
        Мы прошли по коридорам, где носились вооруженные величи. Это чего они? Опасность что ли какая-то? Или это связано с этими самыми гостями? Непонятно. Мне оставалось лишь идти вслед за магом, как покорная овечка. Хотя, в моем случае, я сонная овечка.
        Мы вышли на внутренний двор замка. Тут тоже было не протолкнуться от кучи воинов, но не величей, а деревянных кукол. Големы. Ох, до сих пор неприятное впечатление от них. Как вспомню нашу с ними битву, так вовсе жутко становится. Вот так люди и обретают кошмары.
        - Смотри, - сказал маг, взмахом руки заставив массивные ворота, ведущие наружу, открыться. Не успели те и наполовину распахнуться, как в них влетел вороной конь. Ворон! Я подался вперед, не задумавшись, как конь оказался черт знает где! Я просто был рад встретить своего друга.
        - Глеб, я все понимаю, но ты лучше точно скажи - конь не опасен? Я не чувствую в нем магии, но все равно жутковато, - признался Кирва.
        - Все в порядке, Валерий Кириллович, - ответил я, обнимая коня за шею, - вы не поместите Ворона?
        - Конечно, в конюшне найдется место, - кивнул архимаг, - потом мы с тобой серьезно поговорим.
        - Как скажете, - согласился я с магом.
        При этом я боролся с желанием вскочить на коня и верхом преодолеть все плато, увидеть вблизи горные склоны, насладиться ветром! Но нужно все-таки отдохнуть. Я пусть и всего лишь день в замке, да и то долгое время был без сознания. Нужно прийти в себя.
        - Откуда сумки? - удивленно воскликнул, увидев на спине Ворона мешки со своими вещами, что остались в таверне. На душе стало особенно тепло, когда я обнаружил в одном из мешков толстую книгу.
        И все-таки очень странно. Ведь наверняка кто-то специально навьючил Ворона и переместил сюда, но кто это мог сделать? Архимаг не в курсе, значит, это сделал другой маг. Но разве кто-то знает, что я нахожусь в этом месте? Кто в курсе того, что я жив? Эти вопросы заставляли нервничать.
        Величи, сложившие оружие по приказу мага, пошли размещать Ворона. Вещи мои тоже взялись относить ко мне 'на квартиру', а я пошел за Кирвой. Маг был очень напряжен, это видно не вооруженным глазом. Я, честно говоря, тоже взволновался. У черта на куличиках, в секретном месте, возникает конь, чей хозяин совсем недавно обосновался здесь. Настолько абсурдно, что даже не смешно.
        - Глеб, - начал маг, когда мы оказались у него в кабинете, - я все понимаю... но откуда мог взяться конь? Как за нами могли проследить? А, главное - кто?!
        - К сожалению, я не знаю, - развел я руками, - я сам очень удивлен, что Ворон оказался здесь.
        - Ты не пересекался с магами? - спросил Валерий Кириллович.
        - К счастью, не приключилось подобного, - ответил я, - честно говоря, вы первый маг, с кем я не то, что говорю, а с кем просто увиделся. Лишь один раз я видел, как вдалеке бились маги, но больше подобного и близко не приключалось.
        - Странно, - устало потер лоб архимаг, - ты же понимаешь, что эта ситуация может предвещать большие неприятности? Если кто-то знает об этом месте, и знает, что ты здесь, а не мертв, то мы можем оказаться в неприятной ситуации.
        - А может быть так, что о нас знает еще один человек? - предположил я.
        - Все может быть, - задумчиво кивнул маг, - я ведь не могу с уверенностью сказать, есть ли тут люди. Их очень непросто обнаружить, лишь гномы их каким-то шестым чувством моментально распознают. Даже те драконы, которые меня многому научили - они не знают, что я человек. Да и люди могли попадать сюда много раньше нас, могли оказывать на других континентах или островах. Я же не знаю, ясновидением не обладаю.
        - Возможно, вам стоит поставить какие-нибудь охранные заклинания? - предложил я.
        - Не считай меня глупцом, - усмехнулся маг, - величи уже трудятся над созданием третьей линии обороны. Даже местные боги не пройдут незаметно!
        - Вы настолько самоуверенны? - удивился я.
        - Мальчик мой, это не самоуверенность. Это истина. Местные боги - лишь очень сильные маги. В переносном смысле, конечно. Да, они очень могущественны, даже могут двигать горами. Но если гора не хочет двигаться, то ни один бог не сдвинет её. А я не только не дам горе и шелохнуться, но и оплеуху существенную могу отвесить в ответ!
        - Опасный вы человек, - усмехнулся я, - в общем, замок защищен максимально?
        - Да.
        - Это очень хорошо, - сказал я, - могу идти?
        - Подожди, - остановил меня Архимаг, - понимаешь, сейчас на континенте очень сильно накаляется обстановка. Сначала ты убил сына эльфийского патриарха самого могущественного рода, потом ты совратил дочь графа, тоже не самого последнего. Кстати, ты слышал, что случилось с твоей любимой деревушкой Рикавис?
        - Что? - замер я, удивленно глядя на мага. Сердце защемило от дурного предчувствия.
        - Эльфы напали. Деревню уничтожили полностью, лишь стены уцелели, да пара домов. Всех жителей и гарнизон уничтожили. Только и эльфов кто-то вырезал, причем, очень жутким способом. Многих обезглавили, да так, будто рубили острейшим клинком с огромной силой. И, что самое жуткое, у всех эльфов похищены души.
        - Души? - удивился я, отходя от шока.
        - Да, представь себе, у местных есть души, которые уходят к богам, - сказал маг так, будто это прописная истина, что детям вдалбливают с пеленок, - и можно легко узнать в первые часы после смерти, отправилась душа к богам, или в преисподнюю. Так вот, мои разведчики, изучаю трупы, определили - души были вырваны и каким-то образом запечатаны. В артефакте, не иначе.
        - Как это возможно? Кто это мог сделать? - потерянным голосом спросил я.
        - А вот это вопрос очень интересный, - загадочным тоном сказал маг, - я лично не видел, но величи, что осуществляли наблюдение за деревней, передали все до последней подробности. Представь себе, гномы использовали могущественную магию в обороне! Да, я изучил ее - она очень схожа с Искусством. С нашей магией, Глеб. Возможно, именно благодаря этому гномы безошибочно определяют людей. Так вот, этой магией гномы создали мини метеориты, которыми атаковали подступающую сотню эльфов. Маги эльфов создали телепорт, очень умно, хочу сказать, благодаря которому заставили эти метеориты ударить по деревне. Всю оборону уничтожило за несколько секунд. И вот один метеорит попадает в здание сотника...
        - Доринера, - подсказал я.
        - Да. Доринера. Метеорит уничтожил здание, но когда дым и пыль рассеялись, глазам эльфов и моих наблюдателей предстал могучий воин. Около трех с половиной метров ростом, в странных черных доспехах, в маске... скажу тебе, такого даже мне, видевшему в этом мире всякие чудеса и ужасы, представить сложно. Так вот, этот некто держал над головой огромный щит, об который, видимо, разбился метеорит.
        - То есть, метеорит разбился о щит исполинского воина, а сила от взрыва разнесла здание? - ошарашенно спросил я.
        - Именно так, - серьезно кивнул маг, - этот воин и уничтожил всех эльфов, причем, настолько быстро, что наблюдатели решили последовать одному из пунктов устава, точнее - скорое отступление при возможной гибели. Больше ничего не известно, этот воин нигде не был замечен. И знаешь, какая у меня мысль возникла сейчас?
        - Какая?
        - Что этот воин на самом деле этот сотник, Доринер. Точнее, некая очень могущественная сущность, принявшая облик гнома, - пояснил маг, окончательно добив меня.
        - Как же так? Черт!
        - Что такое? - спросил маг, когда я вдруг с силой ударил в стену кулаком.
        - Мой конь, Ворон. Доринер продал мне его за восемнадцать золотых.
        - Восемнадцать золотых? - не поверил маг, - Это же копейки за такого коня. Либо гном очень щедр, либо он хотел избавиться от коня...
        - Либо некая сущность в облике гнома хотела мне подсунуть этого коня, - закончил я за мага, - но для чего? Чем я мог заинтересовать такую могущественную сущность?
        - Знаешь, пока этот некто в доспехе не сделал тебе ничего плохого, - вдруг сказал Валерий Кириллович, - коня дал такого, что у тебя не могло просто возникнуть проблем в дороге. Что тебя бы не принимали за простолюдина и, как делали бы и в нашем мире, старались угодить. Он облегчил тебе жизнь. А вот усложнил ее себе ты сам. Возможно, этот некто предполагал твои неприятности и хотел хоть немного помочь?
        - Зачем ему это? - я уже совсем ничего не понимал, поэтому лишь вяло спрашивал. Голова отказывалась воспринимать происходящее.
        - Сие мне неведомо, - ответил маг, - мне больше интересно, кто это такой и что он собирается делать дальше? Я не люблю неопределенности, особенно когда дело касается моей спокойно жизни. В любом случае, нужно готовиться! Срочно! Тебе тоже!
        - А мне-то что? Взял меч и готов, - пожал я плечами.
        - Я про магию. Ты же совершенно не владеешь своим даром! - с укором сказал маг.
        - Разве возможно быстро обучиться этому делу? - удивленно спросил я.
        - Нет, но есть другой вариант. Тебе доступно Искусство, а им можно пользоваться разными способами. Можно создавать с помощью разума сложнейшие плетения и разрушать целые страны! Я, конечно, преувеличиваю, но смысл примерно такой. А есть иной путь. Путь вербальной магии!
        - Вербальной? В смысле, словесной? - уточнил я.
        - Да, так и есть, - кивнул Крива, - в этой магии, правда, не только слова, но это ты успеешь узнать. Вся суть магии состоит в том, что ты говоришь заклинания на особом языке, при этом помогаешь себе жестами руками. Эти заклинания, обычно, имеют один и тот же эффект, лишь сила меняется от твоего умения. Так вот, прямо сейчас ты уже можешь овладеть вербальной магией. Особого эффекта, правда, не обещаю, но, как говорится - во всем нужна сноровка, закалка, тренировка!
        - Кхм, понятно, - маг явно нервничал. Обычно он был спокоен и хладнокровен, а сейчас говорил без умолку, часто переходя на повышенные тона. Видимо, он серьезно обеспокоился недавним происшествием с Вороном. Хотя, что-то мне подсказывает, что маг опасается срыва построения межмирового коридора.
        - Глеб, отнесись к этому предельно серьезно. Я дам тебе книгу, в ней я собрал все известные мне вербальные заклинания. Их немного, но основа есть. Читать не сложно, там есть транскрипции и все остальное...
        Маг завис. Не знаю, о чем он размышлял, но его ухмылка меня беспокоила. И не зря!
        - Глеб, я сделаю проще! Я вложу в твою голову знание всех языков этого континента! - ох ё...
        Маг сделал все максимально быстро. Он просто перенес нас двоих в выданные мне покои, уложил на кровать, приказав закрыть глаза и расслабиться. Я слышал, как он что-то шептал, до кожи доносился направленный от движений мага воздух. Вдруг Валерий Кириллович прижал свою ладонь к моему лбу, с силой надавил.
        Голову прострелила сильнейшая боль. Я буквально ощущал, как в голове раскаленными щипцами двигают, завязывают его в узлы, прижигают. Я кричал от невыносимой боли, ужасные мучения длились словно вечность. А потом темнота...
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        ПРИМЕРНО ЗА МЕСЯЦ ДО ВЫШЕОПИСАННОГО.
        В просторном зале было непривычно мрачно. Света было мало, красивые фрески на стенах казались неприятными, яркие краски сгустились. Сам воздух от напряжения дрожал. От нескольких свечей, что освещали зал, шел дрожащий свет, создававший уродливые тени, пляшущие в такт огню.
        За огромным столом сидели очень старые гномы. Они сидели без единого движения, вперившись отсутствующим взглядом в стол. Создавалось впечатление, что старики давно умерли, и достаточно неосторожного касания или порыва ветра, чтобы присутствующие в зале разлетелись прахом. Но вот, разрушая атмосферу похоронного склепа, один из гномов поднял голову, оглядел собравшихся хмурым взглядом, в котором не было и капли усталости или тоски, присущих прожившим больше отмеренного срока разумным.
        Гном со скрипом поднялся на ноги, упер руки в стол. Все медленно повернули головы в его сторону, ожидали слов. Эти слова должны были стать той нитью, что вытащит всех собравшихся из пропасти отчаяния и беспомощности.
        - Господа Старейшины, - начал гном. Голос его был хриплый, но грубый, басистый, - как вы уже знаете, недавно поступила очень печальная и пугающая весть. Рикавис, где не так давно находился человек, легенда нашего народа, был уничтожен! Эльфийские вторженцы в количестве от двух сотен голов вырезали всю деревню, но и сами были кем-то уничтожены! Из письма без вести пропавшего сотника Доринера упоминалось, что человек на момент написания отчета был беспомощен. Не владел магией, не владел холодным оружием. Потом, из следующего недавно пришедшего отчета следовало, что эльфы предприняли атаку, едва не убив человека, но лишив жизни двадцать одного гнома. Третий отчет был получен уже нашей делегацией, заставшей только пепелище. Прошу каждого из вас высказать свое мнение. Шеренд, вам дается слово.
        - Понятное дело, что эльфы решили захватить всеми силами человека, - начал престарелый гном, - и прибегли к самым крайним мерам. Сейчас главное не только понять, помогали зверолюды ушастым или нет. Главное - найти Глеба. Человек не привычен к нашей жизни, он может попасть в крупные неприятности. Он может погибнуть, в конце концов. Поэтому предлагаю мобилизовать разведку по всем направлениям.
        - Кто поддерживает предложение о мобилизации разведки? - спросил глава Совета. Поддержали все, что и подтвердил гном, - Единогласно. Есть кому еще что сказать?
        - Я считаю, что нужно мобилизовать армию, - предложил еще один гном - Мастер гильдии военного назначения, - эльфы слишком зарвались! Мы должны отомстить им за уничтожение деревни и за атаку на человека! Ведь он может быть захвачен в плен! Поэтому я предлагаю мобилизовать армию и сорок процентов наших боевых машин и поставить ушастым ультиматум - либо они выдают человека, либо мы уничтожаем их лес!
        - А если у них нет человека? - спросил один из Старейшин.
        - В любом случае, мы покажем эльфам, на кого они напали, - уверенно заявил разошедшийся старик, - атака на деревню была спланированной, значит, она была одобрена патриархами и может повториться!
        - Вам не кажется, что это может привести к полномасштабной войне? - спросил хмурый глава.
        - К сожалению, конфликта в любом случае не избежать, - покачал головой гном, - дворфы собирают мощную армию, чтобы по суше нас атаковать. Они сметут зверолюдов, уж слишком дворфы на земле сильны. В конце концов, мы можем попросить военной помощи у занов. Войны не избежать, тем более наше государство готово к долговременному масштабному конфликту. С провизией не будет проблем минимум два года активной войны, с железом тоже. Как вы все знаете, половина излишков железа с заводов не шла на продажу, а складывалась в резервный склад. Мы в течение полугода можем максимально вооружить двадцать тысяч пехотинцев, плюс создать две сотни боевых крепостей. Мы готовы к войне.
        - Это решение очень важно, - начал Верховный Старейшина, не решаясь утвердить такое судьбоносное решение, - поэтому впервые за три сотни лет мы проводим Большое Совещание. Объявить сбор всех тех, кто получил право на участие в Большом Совещании. Через месяц в Зале Славы, ровно в полдень начнем Совещание. Кто подтверждает? Единогласно.
        Спустя месяц в огромном дворце, по большей части находившимся под землей, собралось две тысячи гномов. Инженеры, чиновники, военачальники - высшие лица государства собрались в одном огромном зале, чтобы решить судьбу без преувеличения всего континента.
        На огромных трибунах расселись все, кто прибыл на Совещание. Никто не отказался, никто не пропустил - самое главное решение столетия должно было решаться всеми, кто вообще может решать. Представительства всех гильдий, волостей, городов, орденов. Все будут решать, даже если принятие решения растянется не на один день.
        И вот, когда на трибунах все заняли свои места, а личный полк Совета заблокировал здание и любые возможности подслушать или подглядеть за Совещанием, на большую трибуну, вокруг которой, собственно, и был расположены все трибуны, вышли Старейшины.
        Трибуны единовременно поднялись и склонили головы, выражая уважение к верховному правительству своего государства, которое сами и выбрали. Когда все расселись по своим местам, Старейшины встали за трибуны кругом, каждый лицом к своей группе, к своим подчиненным. Первым взял слово Верховный Старейшина, что стоял перед самой главной группе Большого Совещания - губернаторами волостей. Перед гномами, что имели в руках всю страну, подчиняясь лишь напрямую старейшинам
        - Господа губернаторы, господа мастера, господа министры - приветствую вас от лица Совета Старейшин на Большом Совещании! - зал взорвался аплодисментами. Когда они стихли, гном продолжил, - Большое Совещание было собрано не случайно. Перед Советом встал вопрос, который мы имеем право решать лишь здесь. Сегодня должно быть принято решение, от которого зависит судьба не только нашего государства, но и всего народа гномов. И не только нашего народа. Решение коснется судьбы всех жителей континента. Передаю слово Старейшине Харанерту, главе министерства дипломатических отношений.
        - Благодарю, Верховный, - поклонился один из Старейшин, - дорогие друзья! Братья! Перед нами встала очень непростая ситуация. Последние тридцать лет наше государство все больше оказывалось без поддержки, мы становились зависимы лишь от себя все больше и больше! Демоны больше не поставляли нам востребованных товаров не только по скидке, но и еще завысили цены, ограничив выбор товаров! Зверолюды перестали поставлять нам лес в нужных объемах, и так же завысили цены! Заны, к счастью, все так же плотно контактируют с нами, поставляют по низкой цене рыбу и другие необходимые товары! А про Дворфов я и вовсе не говорю! Они последние годы наращивают у границ зверолюдов в нашем направлении военные соединения! Они защитили защитными механизмами подступы к своим прибрежным зонам! И продолжают повышать военную мощь!
        - Благодарю, уважаемый Харанерт, - кивнул Верховный, мысленно одобрив пыл подчиненного. Он должен разжечь огонь в сердцах Большого Совещания, - теперь предоставлю слово...
        И каждый Старейшина высказывался, направлял мысли гномов в нужное русло. Все чаще слышался недовольный гул, когда сообщалось о действиях соседей государства гномов. Старейшины добились самого главного - в данный момент гномы очень недовольны действиями соседей, они уже готовы к активным действиям. Осталось их окончательно 'воспламенить'.
        - Совсем недавно совершено беспрецедентное действо, - начал Верховный Старейшина, - в приграничной деревни Рикавис ровно два месяца назад появился человек! - подождал, когда Совещание успокоится, потом продолжил, - И приняли этого человека со всеми почестями, как и завещали нам наши предки! Но уже в скором времени после появления человека, в деревню пробралась диверсионная группа эльфов, собиравшаяся уничтожить человека! Им это почти удалось - человек сопротивлялся до последнего, лично уничтожил семерых эльфов. Но был серьезно ранен! К счастью, эльфы были уничтожены, а человеку оказана помощь.
        Но это еще не все! Месяц назад, за день до прибытия делегации, должной сопроводить человека в нашу столицу, на деревню снова было совершено нападение! Две сотни регулярной эльфийской армии по приказу их Патриарха атаковала деревню, полностью ее уничтожив! Эльфы тоже были уничтожены, но случилось страшное - человек исчез! Бесследно! И есть подозрение, что его успели телепортировать на земли эльфов, потому как никаких следов ни его смерти, ни его побега обнаружено не было!
        И засим мне оказана честь вынести предложение на Большом Совещании - нужно ли мобилизовать армию? Нужно ли мобилизовать резервные военные предприятия? Нужно ли наращивать военную мощь, и нужно ли наращивать экономическую мощь? Решение исключительно за вами.
        Зал взорвался громкими криками. Кто-то порывался сразу пойти войной на эльфов, да и нас всех остальных, за компанию. Но вскоре все успокоились и начали давать решение а специальных листовках, что были у каждого. С каждой группы листовки собирал тот, кто был главным в этой группе. Он выносил общее решение, которое и доносил до губернаторов. Уже они объявят результат.
        Долго длилось голосование. Прошел практически час, когда губернаторы подсчитали голоса и вынесли вердикт. Один из губернаторов встал.
        - Я, Нирредам Ветоланд, избранный председателем собрания, объявляю результаты голосования Большого Совещания, - гном выдерживал паузу после каждой фразы, как и полагается негласно на подобного рода собраниях, - в виду явного численного перевеса, было принято решение. В мобилизации армии... отказать. В мобилизации военных предприятий... отказать. В наращивании военной мощи... разрешить. В наращивании экономической мощи... разрешить. Результаты утверждены, отмене не подлежат.
        - Благодарю вас, - обратился удивленный таким решением Верховный Старейшина к Совещанию, - ваше решение было услышано и принято. Засим объявляю Большое Совещание закрытым!
        - Подождите, Старейшина, - вдруг сказал Нирредам, - во время голосования были вынесены предложения, которые вы вполне можете утвердить. Они наверняка помогут избежать ряда проблем, как политических, так и экономических. Эти предложения будут, если вы согласны, вынесены на Совете Старейшин.
        - Хорошо, Нирредам Ветоланд, - согласился Старейшина, - ожидаю прибытия вас на Совет, что состоится завтра ровно в полночь.
        - Будет исполнено, Верховный, - уважительно поклонился гном.
        Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ.
        В себя я приходил, как ни странно, быстро и безболезненно. Что-то не припомню подобного. Обычно если чем-то стукнули по голове, то потом едва глаза открываются. Хотя меня на этот раз вроде и не били, но чем-то же по голове огрели! Пусть это и магия.
        Лежал я в кровати в своем новом обиталище. Перед глазами бегали разноцветные круги, мысли пытались, едва удавалось хотя бы сфокусировать взгляд. Не знаю, что со мной натворил маг, но меня это уже беспокоит.
        Как ни странно, вскоре ко мне вернулась способность соображать. Меня это очень порадовало, все-таки не хотелось бы целый день чувствовать себя, как после разгульной ночи. Поднявшись, я решил отыскать мага и узнать, что же он со мной сделал. Хорошо хоть только голову трогал, одежда вся была на мне. Видимо, стукнул по голове магией и телепортировал сюда.
        Как же мне охота так же! Щелкнул пальцами - и еда, и вода, и кровать, и дома! Даже готов пятнадцать лет на это убить, как Кирва! Эх, вот только как представлю, что, скорее всего, придется слушать долгие лекции, так сразу в сон клонит. Вот как хорошо обычным людям! Взял меч, ударил - и все проблемы решены! Ни тебе проблем, ни напряга! Нет, конечно, проблемы могут быть, но они настолько приземленные, что даже не беспокоят.
        Мага отыскал я быстро. Он все так же сидел в своем кабинете, вот только на этот раз перебирал какие-то бумаги. Он был сосредоточен, напряжен. Было видно, что дело у него какое-то очень важное. Но я не собирался ждать.
        - Доброго дня, Валерий Кириллович! - сказал я громко, входя в его кабинет. Маг поморщился от громкого звука, посмотрел на меня сначала рассеянным, но вскоре сосредоточившимся, взглядом.
        - Глеб, ты уже очнулся? - спросил он без эмоций, - Быстро. Ну что же, организм молодой, быстро восстанавливается...
        - Извините за нескромный вопрос, Архимаг, но что вы со мной сделали? Почему у меня перед глазами несколько минут зеленый человечки бегали? Я уж грешным делом подумал, что вы меня накачали чем-то... или я прав?
        - Не паясничай, - поморщился снова маг, - я просто вложил в твою голову знания языков. Вот и все.
        - И все? - иронично усмехнулся я, словно был не рад такому подарку, - Ну, раз для вас это 'и все', тогда можете вы мне в голову еще стопроцентную память вкрутить? А то забывчив я стал что-то, забыл, что знания языков в этом мире дешевка. Три рубля - и вуаля!
        - Похоже, ты выспался, - хмыкнул маг, - ты даже не заметил, что со мной говоришь на одном из диалектов темных эльфов.
        - Кхм, - я подавился очередной фразой, задумавшись.
        А ведь и правда, я даже не задумался, что вместо привычного мне великого и могучего русского языка, я говорю на странном тягучем языке, в котором и гласных-то почти нет. Как я это понял? Вспомнил все слова, что сказал. Одни согласные, даже челюсть болит.
        - Вот видишь, а ты 'три рубля', - передразнивая, сказал маг, - я заложил в твою голову более сотни разных языков и наречий, причем, на уровне рефлексов. Поэтому ты даже задумываться не будешь, когда к тебе обратятся на каком-либо известном теперь тебе языке. Твой мозг моментально переключится на нужный язык.
        - Ого! - восхищенно протянул я, - Это действительно сильно! Кстати... а ведь думаю я на русском языке.
        - Так русские не сдаются, забыл? - усмехнулся маг, потом пояснил, - остальные языки, все-таки, навязанные, а русский ты знаешь с самого рождения. У тебя сознание на нем построено. Так что говорить и думать ты будешь всегда на родном языке, лишь только в необходимых ситуациях переключишься на требуемый слог. И еще, ты теперь и письменность знаешь.
        - Неужели после такого объема информации я так быстро пришел в себя? - недоверчиво спросил я. Как оказалось, не зря.
        - Ты пролежал в забытьи семь суток и три часа, - пояснил маг, - и надо было сказать тебе сначала не 'добрый день', а 'доброй ночи'.
        - Хм, а зачем вы в мою голову вложили столько знаний? Я вроде никуда не собирался, а русский вы знаете, - подозрительно спросил, ожидая ответа мага. Тот помолчал, потом пояснил:
        - Ты же увлекаешься, как я заметил, местной литературой. Да и с амулетом тебе неудобно ходить, забудешь еще или отберут. Тогда и слова из себя не выдавишь. Это тебе везло, что ни разу не потерял эту магическую игрушку. Правда, ты ее украл, но все равно ее за тобой признали.
        - Неужели только поэтому?
        - Не совсем, - отрицательно покачал головой маг, - у меня для тебя есть серьезная информация. Выслушай, пожалуйста, внимательно.
        Заинтригованный, я присел на большое кожаное кресло и в ожидании уставился на мага. Тот пробежался напоследок взглядом по бумагам, сложил их стопкой, отложил в сторону. Потом посмотрел на меня серьезным взглядом и начал:
        - Не знаю, каким образом это долгое время оставалось в тайне, но в эльфийских лесах произошел переворот примерно десять лет назад. В результате чего теперь существует единое государство эльфийское, правит которым один Патриарх. Кстати, ты убил его сына, - как бы между делом сказал маг, но я похолодел от его слов, - так вот, этот Патриарх очень заинтересован в твоей поимке. И для этого он объединяет всех магов эльфийских в единую организацию, полностью подчиняющуюся ему.
        Моя разведка не так давно едва не была уничтожена, когда эльфы решили полностью закрыть свое государство от наблюдения, которое, к слову, не могло разглядеть очень серьезных изменений. Так вот, разведка моя успела захватить часть архивной информации чрезвычайной важности.
        - У меня ощущение, что твоя разведка может все. Есть хоть оно место в этом безумном мире, где нет твоих разведчиков?
        - Моя разведка еще таких не нашла, - усмехнулся маг, - так вот, о чем я говорил? В общем, ты своей выходкой, а именно уничтожением отряда эльфов, смог перепутать карты Патриарху! Точнее, он сам их перепутал себе. Дрогнуло отцовское сердце, кто бы мог подумать! В общем, он наделал кучу ошибок, поэтому вот эти документы, - маг указал на незамеченную мной ранее кипу бумаг у его стола. Стопка большая, как же разведка смогла столько упереть? - оказались у меня. И они очень интересны. Я бы даже сказал, что эти документы жизненно важны не только для нас, но и для всего континента.
        - Неужели в них настолько важная информация? - удивился я, - Тебе стоит наградить своих разведчиков.
        - Внеочередное звание, награды, премиальные и увольнительные на две недели.
        - Вот это правильно! - одобрил я, - Так что в этих документах? У меня уже ощущение, как будто эти документы с подробным планом третьего рейха.
        - В принципе, ты прав, - погрустнел маг. Для него любые упоминания фашизма и всего, что с этим связано, очень болезненно, - мне даже невольно сравнение пришло. Знаешь, а ведь эльфы - те же самые немцы, только в этом мире. Похоже, всюду есть язвы. Так вот, я успел разобрать лишь малую часть документов. Но уже сейчас понятно, что эльфы планируют массовое вторжение. Надеюсь, что хотя бы какая-то конкретная информация отыщется.
        - Они решили захватить континент? - спросил у мага серьезно. Рука невольно сжалась на рукояти меча, с которым я уже давно не расставался.
        - Нет, - отрицательно покачал головой Кирва, - они решили его уничтожить.
        - Что?! - я вскочил, - В каком смысле, уничтожить?!
        - В прямом. Полное уничтожение всех разумных, пока на континенте не останутся лишь эльфы. Хотя я начал натыкаться на отсылки, что планируется создать что-то вроде резерваций. Малая часть рас останется в живых, будут рабами и игрушками. По крайней мере, я так думаю.
        - Это же ужасно! - я на эмоциях ударил рукой в стену, - Нужно известить остальные государства об их планах!
        - Бесполезно, - отрицательно покачал головой Валерий Кириллович, - документы защищены специальным заклинанием, которое уничтожает их при любой попытке магического вмешательства или прочтении. Они у меня-то оказались лишь при огромном везении и магической оснащенности разведчиков. Им хватило резервов удержать заклинание в свернутом состоянии, пока документы не были доставлены сюда. А тут я в магическом плане почти всесилен, только снять заклинание не решаюсь. Я пока тщательно, вручную, лист за листом, копирую. Но мои копии не будут настоящими и не смогут послужить доказательствами, а транспортировать оригиналы... они уничтожатся.
        - Черт! Валерий Кириллович, вы же понимаете, что если эльфы нападут неожиданно, то они просто волной пройдут по континенту! Зверолюды им на один зуб, только гномы могут как-то сдержать натиск! Да и то недолго! Нужно убедить хотя бы одно государство, что эльфы - главная угроза! Тогда уже на политическом уровне наверняка будет создана коалиция для противостояния!
        - Но ни одно государство не станет нас слушать, даже если я перенесу сюда их правителей, что уже невозможно, - покачал головой маг.
        - Тогда нужно создать государство! - выкрикнул я в эмоциональном порыве, но уже после слов начал понимать весь бред идеи.
        - Об этом я и хотел с тобой переговорить, - вдруг сказал маг, поднявшись. Он посмотрел мне пристально в глаза и начал монолог, что все перевернул в моей душе, - Глеб, я тебе не доверяю совсем. Будь ты хоть трижды моим соотечественником, но я научился быть разумным и перестать слепо верить чему-либо. Ты не заслужил моего доверия ни на гран, особенно учитывая все странности, связанные с тобой. Но в этот раз мне придется поверить тебе, а тебе представиться шанс доказать мне свою надежность. Не смотри так иронично, это и в твоих интересах. Кроме меня ты нигде не научишься магии, не освоишься, не обретешь силу хотя бы для спокойной жизни в этом мире. Про возвращение обратно на Землю я и не упоминаю.
        Ты уже наверняка знаешь о том районе континента, где нет единой власти. Где царит разруха и бесправие. Место, куда не вторгается по причине бессмыслия ни одно государство. Некогда процветающее королевство, что сейчас превратилось в сотни самостоятельных, вечно воюющих кусков. И я хочу, чтобы ты создал снова могущественное государство, которого будут если не слушаться, то прислушиваться.
        - Вы понимаете, что ваш план - чистая авантюра, шанс на успех которой нулевой, даже отрицательный, - ошарашенно сказал я, - какой из меня король? Я не воин, не маг, не полководец. Как я смогу в одиночку объединить такую огромную территорию?
        - Ты будешь не один, - сказал маг, - я выделяю под твое полное командование элитную роту величей. Сто двадцать мастеров конного боя, при тяжелом вооружении и полном обеспечении провизией первое время с моей стороны. Этой силы тебе должно хватить без потерь как минимум на захват десятка мелких баронств. Начинать нужно всегда с малого.
        - Но... - я пытался хоть как-то отговориться от безумной идеи, - но ведь у баронств наверняка совсем нет средств и ресурсов. И если ресурсы ее можно как-то добыть, то с финансами...
        - Глеб, деньги - не проблема. Как только ты закрепишься хотя бы на территории в три баронства, отдавай отчеты о расходах сотнику отряда, он будет их магией передавать мне. Но полностью содержать я тебя не намерен. Как только доходность твоей территории будет превышать расход, я перестану давать тебе деньги.
        - Я так понимаю, у меня нет ни единой возможности отговориться от этого предприятия? - обреченно спросил я.
        - Нет. Тем более для тебя это будет отличным уроком. Начнешь изучать магию в реальных условиях. Кстати, вот, - маг поковырялся в ящике стола, выудив из-под груды бумаг толстый талмуд, - это полный справочник по вербальной магии с пояснениями и комментариями. Я больше чем уверен, что ты сразу начнешь с заклинаний. Но и теорию лучше не пропускай, хотя бы изучи ее до серьезных заклинаний. Кто знает, как они у тебя будут работать. Да, обрати особое внимание на магию воды. Водяные тебе сделали большой подарок. То, что ты дышишь под водой - это весьма занятно, но больше всего интересно то, что этот Дар позволил твоим способностям моментально развиться.
        - Ну что, господин Архимаг, - обреченно принял я из его рук талмуд.
        Когда тяжесть учебника легла на руки, меня словно молния пронзила. Я внезапно осознал, что за обязанность возлагается на мои плечи. Мне предстоит не просто объединить разумных на огромной территории, но и противостоять огромной мощи эльфийского государства. На мои плечи возлагается ответственность за роту тяжелых конников, которые отныне стали моей дружиной. Я должен, в конце концов, научиться колдовать и уверенно владеть мечом, чтобы со мной считались не как с командиром могучего отряда, а как с могущественным воином и магом.
        Это будет не просто, это будет ужасно тяжело и долго. Но если все получится, то, возможно, я, как король, смогу построить такое государство, о котором мечтает народ? Государство с идеальными законами, с хорошей жизнью и уверенным взглядом в будущее? Ну что же, это достойная цель! Теперь я знаю, какова моя цель в этом мире!
        - Господин Кирва, вы дадите мне месяц? - спросил я мага, - Я хочу научиться взаимодействовать с ротой и хотя бы немного научиться владеть магией.
        - Наконец-то я слышу от тебя достойные речи! - вроде как обрадовался маг, - Я выделяю тебе ровно тридцать дней на подготовку. Нужно вооружить и одеть тебя, чтобы смотрелся когда нужно грозно, а когда нужно - великолепно! А то твое рванье меня уже нервирует!
        - Что, даже плащ отберете? - спросил я с сожалением.
        - Плащ оставлю, - махнул рукой маг, - но изменю! Да, командир роты будет тебя обучать бою на мечах, а я обещал тебе учителя, да так и не выполнил обещания.
        На том и порешили. Валерий Кириллович, любивший вести строгий бумажный учет всего, составил договор, который подписал я. Пусть договор имеет силу лишь на плато, где стоит замок мага, но этого достаточно. Теперь я официально получаю звание Командира роты. Было бы интересно, будь у меня в командовании пять сотен солдат. Стал бы комбатом! Ну а пока что я, скромный комроты, отправляюсь на учения. Встречай меня, моя доблестная рота!
        ЭПИЛОГ.
        Барону Дорену Гиантру было неспокойно. Он не понимал, с чем связано его беспокойство. Баронство находится у самой границы с территорией разной нечисти, в основном, с драконами. Горная гряда, что занимает весь полуостров, служила естественной защитой от врагов. Оттуда могли напасть разве что тролли, да и тех уже давно научились убивать.
        Да и вообще - разве стоит беспокоиться без причин? Баронство Дорена считалось самым сильным на западе, остальные были мелкими, жившими в основном торговлей, либо грабежом. А ведь баронство не самое крупное - шесть деревень, общее население которых всего лишь две тысячи человек. Это ближе к востоку густонаселенные города, да и те переходят от одного к другому. А тут спокойно, все живут мирно, спокойно развиваются...
        И все-таки барон решил пройтись. Он встал, надел легкую броню в виде кожаных доспехов, на пояс прицепил могучий бастард. Барон покинул свой дом. Дом барона стоял в номинальном центре баронства - деревне Аридейра, что является самой крупной и богатой среди всех остальных. Даже защита деревни - могучий частокол, и тот был крепким, бревна шли в два ряда. Четыре сторожевых вышки с часовыми были гарантом того, что враг не пройдет незамеченным.
        Барон шел вдоль домов, внимательно вслушиваясь, стараясь услышать хоть единый звук, что лишил бы неопределенности. Самого неприятного чувства из всех, что может испытывать воин.
        Барон на всякий случай в памяти припомнил, сколько человек в его ополчении. Полсотни мужиков, неплохих воинов, плюс еще человек триста из рабочего люда могут взяться за оружие. Для баронства весьма неплохо, даже очень.
        Вдруг барон остановился. Сначала он услышал далекие шаги, а потом почувствовал, как земля дрожит. Часовые на башнях тут же зажгли тревожные огни, забили в небольшие колокола. Деревня тут же проснулась, толпа мужиков, взявших колуны и вилы, что под рукой оказалось, собрались толпой у ворот.
        За ними все громче слышался топот сотен ног. Даже доносилось ржание лошадей. Барон поднялся на ворота - между двумя рядами бревен была земляная насыпь, на которой уже стояли охотники с луками. Барон, оттерев пару изготовившихся лучников, вгляделся в темноту. Со стороны гор, поднимая тучу пыли, неслась волна!
        Вскоре эта волна приняла очертания десятков всадников, скачущих на полном ходу. Двигались они очень быстро, не жалея лошадей, но все равно отставали от одного всадника, что двигался впереди. Он был на черном коне, которого и разглядеть-то в темноте трудно. За его спиной развевались полы обычного плаща. К сожалению, больше сотник разглядеть не мог. Пришлось ждать, пока всадники подъедут ближе.
        Всадники, которых едва ли не больше сотни, разом остановились, построившись плотным строем. Впереди, остановившись в жалких тридцати шагах от ворот, остановился всадник на вороном коне. Он скинул капюшон с головы. Барон и лучники увидели лицо молодого парня. Он смотрел без страха, даже я интересом.
        Барон, будучи опытным воином, отметил висевший на поясе незнакомца большой меч, даже больше бастарда барона. Под кожаным жилетом с металлическими вставками виднелась кольчуга. Всадник был весь в подобной защите, лишь голова не была ничем покрыта. Барон громко крикнул:
        - Кто ты? Зачем прибыл сюда с таким большим войском? - в голосе была напряженность, но ни грана страха или оторопи.
        - Я так понимаю, ты барон? - спросил всадник. Получив утвердительный ответ, незнакомец продолжил, - Видишь ли какое дело, барон. Мне нужно твое баронство.
        - Что?! - удивленно, с вызовом спросил барон, - Твоя наглость не знает границ, незнакомец! У меня достаточно умелых воинов и стрелков, чтобы ополовинить твое войско!
        - Давай, - вдруг предложил незнакомец скучающим голосом, - покажи удаль и умение своих стрелков.
        - Лучники, целься! Огонь! - не заставил барон ждать незнакомца.
        Стрелы едва заметно пронеслись через едва разверзаемую огнями факелов тьму. Большая часть стрел предназначалась незнакомцу, остальные полетели во всадников, точнее, в их незащищенных коней. Но вдруг стрелы в паре шагов от целей просто вспыхнули, не оставив после себя и пепла.
        Барон удивленно оглядел даже не шелохнувшихся вторженцев. Они все были воинами, причем, явно опытными. Если они атакуют, то сметут жалкое сопротивление, особенно учитывая магическую поддержку. Дорену стоит пойти на переговоры:
        - Незнакомец, зачем тебе мое баронство? Если собираешься грабить, то каждый мужик будет биться до последнего! Если собираешься обобрать или просто повысить свой престиж, то тоже дорога тебе куда подальше!
        - Многоуважаемый барон, - начал незнакомец, - верите ли вы или нет, но я хочу стать бароном, чтобы не ограбить. Денег у меня полно, а влияние не нужно. В данный момент. Мне просто нужен полный переход под мою власть всей территории баронства. Если согласишься, да народ поддержит, то сегодняшней ночью ни один меч не покинет ножен.
        - Как мне знать, что ты не лжешь? - дрогнувшим голосом спросил барон.
        - Никак, - развел руками незнакомец. Его конь при этом угрожающе всхрапнул, - если у тебя есть вариант перехода в мою власть этого баронства, но чтобы не было недовольства, то я приму его.
        - Есть! - после долгой паузы воскликнул барон, - Я вызываю тебя на поединок чести! Бой один на один, без магии или подлости! Если одержишь победу - баронство твое! Если я стану победителем - ты уберешься с моих земель и никогда не вернешься!
        - Договорились, - согласился незнакомец и соскочил со своего коня, - я клянусь за себя и своих людей, что ни одного вмешательства в наш поединок не будет. С нашей стороны. Клянешься ли ты, барон?
        - Клянусь! - громко ответил барон, спрыгивая за ворота.
        Он не боялся. Дорен был очень сильным и опытным воином, он сможет продать дорого свою жизнь. Даже уже приготовился к этому, но ни один всадник из сотни незнакомца не шелохнулся. Сам незнакомец что-то шепнул своему коню, тот смерил барона злым взглядом, а потом отошел на несколько десятков шагов в сторону.
        Незнакомец скинул свой плащ и потащил из перевязи свой клинок. Тот вышел без единого шороха, барон это заметил и напрягся. Незнакомец казался ему просто зарвавшимся сынком какого-нибудь очередного графа. Но теперь барон видел перед собой воина. Настоящего.
        - Барон, ты готов? - спросил незнакомец.
        - Готов! - ответил барон, перехватив поудобнее свой меч двумя руками.
        - И я, - сказал незнакомец, - тогда в бой!
        И тут на барона, приготовившегося атаковать, обрушился шквал быстрых ударов. Незнакомец двигался быстро, бил очень сильно и непредсказуемо - подобной техники боя Дорен еще не встречал. Он пытался сначала контратаковать, но едва не поплатился за это рукой - меч незнакомца оставил глубокий порез на плече.
        Барон ждал удобного момента - он сам очень умело блокировал все атаки незнакомца. Барон ждал, когда противник устанет и начнет допускать ошибки, тогда контратака позволит быстро завершить бой.
        Вдруг противник оступился, начал заваливаться. Барон, не упуская момента, сделал быстрый укол, заставляя онемевшие мышцы двигаться с неимоверной силой. И вот, когда победа была буквально в руках барона, незнакомец, еще мгновение назад падавший, вдруг резко присел, одновременно мечом уводя выпад противника в сторону. И тут же противник барона с силой рванулся вперед. Удар закованной в броню руки пришелся точно в грудь барона.
        Дорен упал, ртом хватая воздух. Он хотел мечом попробовать атаковать снова, но незнакомец сильным ударом ноги отправил меч в темноту. Потом неторопливо вернул меч в ножны и склонился над бароном. Тот уже ожидал, что незнакомец покончит с ним, перерезав горло, но тот вдруг подал руку барону.
        - Примешь руку - признаешь поражение, - сказал незнакомец.
        - Я умею проигрывать, - зло ответил барон, с силой сжав крепкую длань победившего противника.
        - Скажи своим людям, кто теперь барон, - приказал незнакомец, - мое имя Глеб.
        - Жители баронства Неридас! Я признаю свое поражение! Отныне Глеб ваш барон!
        Жители загалдели. Они не решались сложить оружие, едва только проснувшиеся люди еще не до конца осознали случившееся. Но тут этот самый Глеб вышел вперед и громко сказал:
        - Как ваш барон, приказываю! - громкий голос, усиленный магией, пронесся над деревней, - Отворите ворота и пропустите моих людей! Клянусь, никто сегодня не будет убит или ударен мной и моими людьми, ежели на то не будет весомой причины! Вам ничего не грозит!
        - Откуда нам знать? - воскликнул кто-то из толпы, что все еще была за воротами, - Вдруг ты начнешь бесправничать? Насилие учинять? Как нам знать, что наши семьи в безопасности?
        - Если моя клятва будет нарушена - я уйду! А сейчас, пока я ваш барон, я буду карать за неподчинение! Немедленно открыть ворота! - голос незнакомца был наполнен устрашением и мощью.
        'Не зря магию учил немного, - усмехнулся Глеб, - могу теперь своими эмоциями давить'.
        Ворота медленно начали открываться. Видно было, что жители не верят незнакомцу, но выбора не остается. Либо рискнуть и поверить новоявленному барону, либо погибнуть под его мечом. Биться с новым правителем было бы самоубийством - если он смог победить без потерь самого Дорена, что был сильнейшим воином в баронстве, то остальным и думать не стоит идти против.
        - Ворон, ко мне! - крикнул незнакомец. Тут же подле него оказался вороной конь, которого он взял под уздцы. Похлопал его по могучей шее, потом повернулся к так и не шелохнувшимся стражникам, - Сотник, направляйтесь сюда! Агрессии со стороны жителей не ожидается!
        Сотня всадников (а точнее сто двадцать величей, но об этом ничто из деревенских не знал) неторопливо двинулась к деревне, остановившись у ворот. Незнакомец приказал им:
        - Разбивайте лагерь снаружи! В деревне вряд ли есть место!
        - Как прикажите, господин Глеб, - кивнул высокий воин в темных доспехах. Он тут же повернулся к остальным воинам и начал раздавать команды. Те тут же стали разбивать лагерь, переговариваться, треножить коней. Они вели себя так, будто и нет никакой опасности. А сам Глеб повернулся к нахмуренному Дорену:
        - Как твое имя?
        - Дорен меня зовут, - со злобой ответил бывший барон. Он ожидал, что сейчас его выгонят из баронства или просто убьют, но вместо этого новый барон сказал:
        - Идем за мной, покажешь мои новые хоромы. Мне нужен грамотный управляющий, что знает все баронство и введет меня в курс дел. Ты подходишь для этого.
        - А вдруг я гадский управляющий? - с вызовом спросил Дорен.
        - Народ за тебя ратовал, это было явно видно. В деревне крепкий частокол, дома тоже крепкие. Сам народ одет неплохо, чистые. Да еще воины твои с неплохим для такого баронства оружием. Из этого я делаю вывод, что ты тут давно управляешь, причем, довольно неплохо.
        - Это так, - согласился Дорен с выводами, потом решился про себя и сказал, - идем, я покажу тебе свой дом. Хотя, теперь он твой. Надеюсь, ты оправдаешь доверие народа, иначе я собственноручно тебя убью!
        - Ты меня не смог и ранить, - напомнил новый барон, - хотя в твои слова я более чем верю. Ну что, Дорен! С этого дня все будет по-другому!
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
        АЛЕКСАНДР КОНДРАТОВ
        НОВЫЙ МИР. КОРОЛЕВСКАЯ ГВАРДИЯ
        
        Бескрайние просторы мятежных земель. Огромная территория, некогда бывшая процветающим королевством, а ныне расколотая на сотни и даже тысячи мелких кусков, воюющих друг с другом. И именно эти мятежные земли Глеб, командуя собственной армией, должен объединить под одним флагом Белого Волка
        Глава 1.
        Из-за леса медленно, освещая небо первыми лучами, выкатывалось багряное солнце. Над травой неспешно рассеивался утренний туман, подступавший к самым стенам деревни Аридейра. Сонные караульные умудрялись спать стоя, облокотившись на свои длинные копья. Всё как всегда, лишь только за стенами раскинулся большой военный лагерь, а над домом барона развевался невиданные доселе стяг.
        Да, у меня теперь есть свой собственный флаг! Мы с Архимагом ещё недели три назад решили, что подданных нужно сразу приучать к новому символу, поэтому до самого последнего дня придумывали этот самый флаг. И теперь красивый стяг с изображением белой головы волка на чёрном фоне с белой же рамкой развевался над первой подконтрольной территорией.
        Уже третий день я находился в этом баронстве, закрепляя свою власть и решая местные вопросы, дабы при последующих завоеваниях не было проблем в самом тылу. А дел было много.
        Дорен Гиантр, бывший барон, а ныне управляющий, успел за достаточно долгий срок своего правления наладить жизнь, но баронство качественно выделялось лишь на фоне соседей, а на деле имело огромнейшее число проблем, которые нужно решать. То старый мост смыло после недавних обильных дождей, то железа не хватает на починку телег, то ещё что-то. Проблемы в общем-то мелкие, но решить их своими силами бывшему барону было сложно.
        - В общем, если учесть необходимые расходы на закупку провизии, то выходит такая сумма. - На следующий день после взятия баронства мой личный заместитель, сотник Керит Наирен, представил подробный отчёт о расходах и доходах.
        Да, работа главнокомандующим пусть небольшой, но армии, предполагала подобные обязанности, которые приходилось исполнять, благо, пока что всё было предельно понятно. Взятое мною согласно плану баронство было вполне самодостаточным, а основные расходы занимала закупка железа и провизии.
        - Думаю, нам стоит продолжить выполнение плана "Бастион" уже в ближайшие дни. - Продолжил говорить Керит, самый выдающийся по телосложению и даже красоте из всех величей.
        Что мне очень нравится, так это идеальное сходство величей с людьми. Всё отличие заключалось лишь в том, что средний рост величей был под два метра, а по телосложению они могли заставить почувствовать себя неполноценными многих тяжелоатлетов.
        - Как проходит установка станции? - Спросил я, откладывая в сторону бумаги.
        - Установка идёт с опережением срока, даже с учётом отправленных на помощь местному населению бойцов. Разведка территорий так же проходит в штатном режиме, проблем не предвидится. - Отчеканил чётким голосом велич. - Для установки станции место выбрано идеальное, поэтому обслуживание не будет отнимать много ресурсов.
        - Когда планируется завершение? - Поинтересовался я.
        - Портальный артефакт будет готов уже вечером, накопители и боевые артефакты будут готовы через два дня.
        - Отлично! - Обрадовался я, поднявшись из-за стола, за которым сидел. - Больше новостей нет?
        - Архимаг связывался со мной полчаса назад, просил передать, что первое соединение големов-гвардейцев готово приступить к выполнению боевой задачи, - улыбнувшись уголком глаза, сказал Керит, - так что как только портал будет готов, можно перебросить големов.
        За прошедший месяц мы с Валерием Кирилловичем обсудили предстоящий захват земель до мелочей. Разведсеть Архимага рыскала по мятежным территориям, выискивая армии противника и отмечая на карте все дороги, деревни и крепости. Карты были магические, так что на моей личной карте все изменения тут же отображались.
        Архимаг был не глуп, и давать мне всего лишь сто двадцать воинов на захват такой огромной территории не собирался. Только на первую часть плана, то есть на захват всех территорий до протекавшей в нескольких километрах отсюда реки, а в качестве гаранте верности земель архимаг выделял сотни боевых големов, силу которых я представлял.
        Да, бедному старику сейчас работать и работать. Мало того, что ему нужно готовить к грандиозной битве с эльфийскими магами, так ещё и в срочном порядке необходимо добывать все доступные магические накопители и создавать големов. Но если посмотреть в горящие глаза старика, то можно понять, насколько его оживило происходящее.
        А мне предстояли помимо управления образующимся государством изнурительные тренировки. Вербальная магия отнимала сил не меньше. Чем почти двухчасовая тренировка с Керитом, на которой он обучал меня бою на мечах, верхом, со щитом и без него. Если усилиться магическими амулетами, коих у нас было в достатке, то я становился очень сильным воином, но этого было недостаточно.
        - Господин главнокомандующий, последний вопрос, - отвлёк меня от размышлений голос Керита, - я проверил возможность атаки на два фронта. Это значительно ускорит выполнение первой части плана и позволит приступить ко второй части уже через двенадцать дней.
        - Но? - Вкрадчиво произнёс я, догадываясь.
        - На южном направлении обнаружены следы чёрной магии, возможно, там практикуется некромантия. - Пояснил почему-то напрягшийся воин.
        - Возможно ли более точно узнать, что нас там ждёт? - поинтересовался я.
        - Да, но это займёт несколько дней.
        - В общем, в любом случае придётся основными силами сначала на одном направлении атаковать, а потом на другом, - заключил я, - значит, так тому и быть. Это даже лучше, если лично я буду участвовать в захвате. Людей можно присмирить.
        - Это не люди, - поморщился велич, - люди - это вы и господин Кирва. А это всего лишь местное население.
        - В любом случае, это наши будущие подданные, - ответил я.
        Конечно, местные отличаются от людей. Они более низкого роста, худощавы, слабые. Но они ничем не отличаются от людей в плане внешности, то есть не имеют ярко выраженных отличительных признаков. В отличие от тех же зверолюдов с их полуживотным обликом. Так что лучше пресечь национализм в своём стане. - В общем, переведи основные силы разведки на южное направление и готовь обозы для похода на север. Готовь много, возвращаться будем по берегу реки через восточные земли и сразу на юг.
        - А как же необходимые для земель гарнизоны? - Спросил записывавший мои приказы воин. - Нам трудно будет вести такое большое войско.
        - Мы берём на север две сотни големов, а когда пройдём вот через это баронство, - я указал на карте бывшее восточнее Аридейры баронство, - пошлём сюда гонцов за остальными големами. Можно было бы, конечно, сразу всем войском пройтись по землям, чтобы это выглядело и как демонстрация силы, но мы значительно потеряем в скорости перемещения. И ещё, Керит - в ближайшие четыре дня нужно заготовить достаточно леса для строительства постоянного моста через реку на востоке от Аридейры, как только все баронства будут взяты.
        - Будет выполнено. Я могу идти? - Спросил воин, всё записав.
        - Да, - кивнул я и, как только заместитель покинул комнату, позволил себе вздохнуть и откинуться к стене, расслабившись.
        Как же непросто принимать важные решения! А ведь внешне нужно сохранять полное спокойствие и одним своим видом излучать уверенность. Чёрт, я слишком молод для всей этой кутерьмы! Так, ладно, нужно вернуться к работе.
        Пододвинувшись к столу, я посмотрел на карту той части континента, на которой были все мятежные земли. План "Бастион" предполагал захват всех этих земель, но в последние дни мы с архимагом решили, что нужно сосредоточиться на северном и западном направлении. У нас просто не хватит ресурсов для обеспечения всей территории бывшего королевства. Так что придётся захватить примерно две пятых территории, полностью заняв приграничье с демонами и тёмными эльфами.
        Но сейчас меня интересовал самый главный вопрос - где сделать столицу. Учитывая предстоящую войну, место должно быть в глубине земель, но при этом город должен находиться на важных торговых путях, часть которых, возможно, мне самому придётся создать. Город должен быть защищён самой местностью, иметь вблизи реку, а так же находиться в относительно богатых землях. И где такое место найти...
        Не отвергалась возможность постройки столицы с нуля, но это такие ресурсы... Впрочем, если заложить крепость на пересечении важных торговых путей и построить несколько трактиров, то город сам разрастётся. Но этот процесс затянется на десятилетия.
        - Господин барон, можно? - Постучавшись, в дверь заглянул Дорен.
        - Да, проходи! - обрадовался я возможности забить на дела. Сложив карту, прямо на глазах наполнявшуюся новыми подробностями, я отодвинул её в сторону и, сложив руки перед собой, в ожидании глянул на управляющего.
        - Я к вам по делу, - на лице бывшего барона отчётливо было видно недовольство. Не привык бедняга быть служащим. Дорен не стал садиться на стул, оставшись на ногах. - Честно говоря, это не совсем дело. Я просто хочу узнать - для чего вам наше баронство? Вы со своим поистине сильным войском захватили захудалое баронство, решаете его дела, вкладываете средства... для чего всё это? Ваших сил наверняка хватит для захвата более выгодных мест.
        - Хм, то есть, ты хочешь узнать наши планы? - Прищурившись, спросил я. Барон, надо отдать ему должное, даже бровью не повёл, сохранив каменное выражение лица. - Ну что же, думаю, отвечать на твой вопрос нет смысла. Через несколько дней ты всё поймёшь сам.
        - А что будет через несколько дней? - Спросил не унимавшийся Дорен.
        - Увидишь, - хмыкнул я и подвинул к себе карту, давая понять, что разговор окончен. Бывший барон поднялся и быстро покинул помещение, а я облегчённо выдохнул.
        И какой из меня король, если даже простой разговор с подчинённым отнимает столько моральных сил? А ведь по плану мне придётся не просто управлять государством, но и громко заявить о себе, вести переговоры с другими правителями. Эх... и почему нельзя просто открыть портал на Землю?
        ***
        И вот наконец-то пришло время для выдвижения в путь. Разведданные о местности, составе армий баронств, месторасположение всех важных объектов, включая добывающие предприятия, уже были мне переданы, после чего мы с Керитом внимательно их изучили, внесли поправки в маршрут и стали готовиться.
        Вечером второго дня от начала захвата через портальный артефакт, установленный на небольшом холме рядом с деревней и выглядевший как ровный каменный круг, окружённый колоннами, из замка архимага телепортировалась первая партия големов.
        Четыре сотни мрачных сильных воинов, двигавшихся идеально ровным строем, слаженно, как часовой механизм, вооружённые в качественные вещи и скрывавшие несуществующие лица под широким капюшоном - вот что увидели потрясённые жители Аридейры вечером. Спускавшиеся в багровых лучах закатного солнца ровные ряды воинов, не менее грозных, чем сотня всадников их нового барона.
        - Боги всемилостивые... - Прошептал потрясённый Дорен, стоявший рядом со мной в этот грандиозный момент у ворот Аридейры. С этого места всё было отлично видно и, честно сказать, даже я невольно взялся за оружие и отступил на шаг назад, ибо настолько грозной сил я ещё не видел.
        - Мой первый гвардейский батальон. - Похвалился я, зарабатывая себе очки уважения от Дорена.
        Вот големы вышли из портала, а вслед за ними появилась группа воинов в чёрных доспехах с нарисованным на нагрудниках белым волком. Их было достаточно много - один полутысячник, четыре сотника и двадцать взводных. Двадцать пять офицеров, которые и будут выполнять функцию надсмотрщиков. Без них големы бесполезны.
        Офицеры строевым шагом, неся в руках знамёна. Прошли каких-то две минуты, и передо мной ровным строем стояли четыреста двадцать пять солдат. Знамёна развевались на ветру, открывая любому любопытному образ благородного волка. И вот полутысячник, которого я узнал по шлему (В армии Кирвы каждый офицер имел особый шлем, одним видом говоривший о звании носителя), вышел вперёд и громким голосом отчеканил:
        - Господин главнокомандующий, первый гвардейский батальон по вашему приказу прибыл!
        - Вольно, солдат. - Махнул я ему рукой, приближаясь. - Сколько солдат готово для марша?
        - Все до единого, господин главнокомандующий! - Отчеканил вытянувшийся как по струнке офицер.
        Чёрт, непривычно, я даже не знаю, что в таких случаях говорить стоит. Хотя... я же тут самый главный, Валерий Кириллович официально сделал меня главнокомандующим, так что над всеми солдатами Архимага я имел абсолютную власть. Я всё это к тому, что каждое моё действие, если оно не откровенно глупое, будет воспринято как правильное, так?
        - Разбивайте лагерь рядом с лагерем моей сотни, устраивайте големов, а потом приходите ко мне в дом Дорена, Керит вас проводит, - стоявший тенью рядом с нами велич склонил голову, поняв приказ.
        Эх, жаль, что у меня сейчас всего лишь сто двадцать величей. Основное войско, полторы тысячи готовых к немедленной битве всадников, элиты рода величей, в данный момент находится в замке Кирвы, ждёт, когда первая часть плана "Бастион" будет выполнена. После этого начнётся игра нашей разведки.
        Но вообще я к тому, что хоть я и являюсь главнокомандующим, но командую всего лишь одной сотней. Так что раздавать приказы старшим по званию как-то не комильфо. Но это я так, дурю. Просто не привык к роли главнюка.
        И вот сейчас триста двадцать воинов, из которых двести деревянные, маршем покидают баронство. Наша цель - приграничная крепость, принадлежащая некому графу, чьи земли находятся за рекой, но как-то так сложилось, что часть приграничной территории, включая большой горный массив с богатыми месторождениями серебра (Кто бы сомневался) принадлежат именно этому графу.
        А поскольку горы за границей просто кишат разной нечистью, только от названий некоторых представителей которой у местных жителей начинается истерика, граф и возвёл крепость. Которая, к слову, является гарантом вассальной зависимости всей северной речной долины.
        Именно из-за того, что все баронства на севере подчинены графу, мы атаковали именно Аридейру, которая не была зависимой. Сразу бросать вызов сильному графу, имевшему своих людей в каждом вассальном городе, было глупо. Мы просто бы не закрепились. А так я, уже официально барон, просто расширяю свои владения. Политика, чтоб её.
        - Что будем делать с наблюдателями? - Спросил подъехавший ко мне Керит на третий час пути.
        - Пока что ничего, - покачал я головой, - разведчики уже следят за ними?
        - За каждым, - подтвердил Керит.
        - Тогда не трогай, но как только кто-то решит сбежать, разведка должна ликвидировать его. Сколько всего наблюдателей?
        - Семеро, - ответил воин.
        - Отлично, тогда четверых ликвидируй, одного скрытно бери в плен, а двух отпусти - они должны рассказать о нас графу. - И, хищно оскалившись, я продолжил. - У графа армия насчитывает почти восемьсот воинов и минимум четыре мага рангом выше магистра. Пусть соберёт их всех в месте, и вот тогда мы их прихлопнем. А наблюдатели после того, как всё расскажут, должны умереть.
        - Потери могут быть велики, - произнёс сомневающийся, но всегда выполнявший приказы велич. Он же не знает, что мы с Кирвой всё продумали до мелочей, в том числе и битву с войском графа. Проверив работоспособность блокирующего любую подслушивающую магию амулета, я сказал:
        - Графу для сбора войска потребует минимум восемь дней, а потом столько же нужно для перехода к единственной позволяющей перевести столько солдат через широкую реку переправе, находящейся на юго-востоке от Аридейры. Рядом с этой переправой есть отличные холмы, идеально подошедшие бы войску с сильной пехотой и кавалерией для обороны...
        - И именно через эти холмы идёт дорога к переправе, а мост, для которого вы просили приготовить лес, позволит нам занять место на сутки раньше графа, и при этом мы получим подкрепление из оставшихся в деревне трёх сотен големов! - Произнёс Керит, понявший суть простого, но в то же время стратегически гениального плана. Ещё бы, мы столько с Валерием Кирилловичем продумывали план быстрого и безболезненного уничтожения сил графа, что другого плана быть не могло в принципе!
        Так же планировалось, что три сотни големов за время нашего северного похода захватят оставшиеся на юге земли, но обнаруженные следы магии спутали все карты. Теперь до появления точных данных от разведки атаковать в этом направлении нельзя. Я уже связывался с Кирвой, и он готов предоставить мне двух сильных магов для захвата.
        М-да, несмотря на то, что Архимаг мне не доверяет, хотя полного недоверия за последний месяц удалось избежать, именно меня он посвящал во все планы, оставив офицерский состав величей в неведении, ограничившись общей информацией. Так что во всём континенте о плане "Бастион" и о готовящихся к войне эльфах знали всего двое, и эти двое являлись людьми.
        - Всё, привал, - приказал я и, не став дожидаться остальных, направил Ворона к удобной поляне рядом с дорогой. Всё согласно плану.
        Дойдя вопреки здравому смыслу до самого края поляны, я спрыгнул с коня и облегчённо выдохнул, опустившись на землю. Конь всхрапнул и подбадривающе заржал, топчась рядом со мной.
        - Да, дружище, не просто быть королём. - Конь насмешливо фыркнул, боднув меня в плечо. - Ну ладно, пока я не король, но тяжело уже сейчас! Доспех парадный на себе таскай, за осанкой следи, на мечах драться учись, магию учи, планы продумывай, города бери... как думаешь, надолго меня хватит?
        Конь заржал так, как будто хотел сказать: "Не ной, тебе ещё лет сорок править!". Всё-таки хороший у меня конь, хоть и наглый. Ладно, отдохнул пол часика, пора и вставать. Негоже главнокомандующему на окраине лагеря лежать. А вдруг похитить вздумают? Да и дела нужно решать, до крепости мы доберёмся к утру, а сейчас уже темнеет.
        Даже не ведя коня, ибо он сам шёл за мной, я дошёл до быстро поставленного в самом центре лагеря большого шатра, внутри которого собралось высшее офицерское командование - три сотника. Ждали только меня, хотя я ещё не успел добраться до шатра, как услышал отчаянную ругань. Даже интересно, с чего это вдруг взрослые мужики раскричались?
        - Что тут происходит? - Спросил я, войдя в шатёр намеренно тихо, нашептав специально изученное по совету Кирвы заклинание тихого шага.
        - А? - Керит, красный от напряжения, резко повернулся в сторону входа дабы узнать, кто такой наглый посмел помешать офицерам.
        Но, увидев меня, как-то побледнел, превратившись в розоволицего аборигена, дёргано выпрямился и громко отчеканил, вращая глазами так, что те едва из орбит не выпали. Таким незамысловатым образом сотник пытался привести в чувство не унимавшихся офицеров, ругавшихся самыми необычными словами. Я даже заслушался честное слово!
        - Здравия желаю господин главнокомандующий! - Громко произнёс Керит, отбросив безрезультатные попытки достучаться до сотников. Те сначала удивлённо посмотрели на Керита, потом соизволили почтить меня своим вниманием, побледнели пуще мое заместителя и, вытянувшись, запоздало выкрикнули, стукнув заодно кулаками по своим нагрудникам:
        - Здравия желаю господин главнокомандующий! - У меня даже уши заложило, как они орут! М-да, с такими горланами лучше не спорить - оглушат к чёртовой матери.
        - Господа, не соизволите ли посвятить меня в причины столько бурного обсуждения? - Максимально интеллигентно, держа осанку, спросил я, введя в ступор всех троих. Что, не ожидали от своего нового командира таких словечек? А ведь, как показывает практика, подобный стиль общения подчас более эффективен, чем ругань.
        Ругаясь, ты уравниваешь себя с оппонентом, при этом теряя большинство преимуществ. А официальный стиль, особенно подчёркнуто вежливый, пугает подчинённых, ибо говорит обо всей серьёзности предстоящего разговора. Когда нужно решить важные дела, подчинённые должны видеть перед собой, прежде всего, начальство, а уж потом кого-то ещё.
        - Прошу прощения, господин главнокомандующий, просто в ваше отсутствие мы с господами офицерами перешли к составлению плана взятия крепости. - Произнёс Керит, нарушив недолгую, но гнетущую паузу.
        - Хм, интересно, - намеренно медленным шагом я приблизился к большому столу посреди шатра, на котором были разложены карты местности вокруг крепости и подробные схемы самой крепости с указанием всех секретов.
        Я стал внимательно и без слов изучать карты, размышляя и при этом заставляя понервничать офицеров. М-да, кажется, я уже начинаю превращаться в монарха. Всё-таки не зря говорят, что власть, это самый сильный наркотик. И, должен признаться, мне нравится, что я впитываю в себя черты власть имеющего.
        - Просветите же меня, в чём состояло ваше несогласие. - Спустя пару минут произнёс я, окончательно рассмотрев карты. Собственный план атаки я примерно составил, хотя можно было переложить эту обязанность на офицеров, но в будущем за меня никто решать ничего не будет.
        - Позвольте я скажу. - Произнёс Керит и после моего кивка заговорил. - Господа сотники предлагают атаковать крепость с наскока в лоб, используя големов как щит от стрелкового вооружения крепости, а всадников для прорыва в стан противника через ворота, которые должны пробить големы.
        - У плана есть свои преимущества, - кивнул я, заставив уголки губ двух сотников дрогнуть. Керит порывался что-то сказать, но я жестом приказал ему помолчать. - Крепость будет взята быстро, а учитывая то, что атака планируется ранним утром, всегда бодрые големы сметут сонных защитников, коих всего сотня с небольшим. Но... вы же понимаете, что в таком случае наши потери будут слишком велики? Стационарные магические установки на башнях крепости предназначены для уничтожения любых существ вплоть до троллей, а магический прицел позволит им хоть и в небольших количествах, но гарантированно уничтожать наших солдат. Плюс, крепость просто кишит секретными проходами с бойницами, из которых нападающих просто расстреляют.
        - Да, но потери ведь неизбежны в любом случае. - попытался оправдаться сотник.
        - Потери неизбежны, да, но их объём важен. - Ответил я и, повернувшись к повеселевшему заместителю. - А что ты хотел предложить, сотник?
        - Я предлагаю не атаковать в лоб, а взять крепость к недолгую осаду, собрать камнемёты и с расстояния проломить ворота и уничтожить стационарные пушки. Пуская мы потеряем время, но избежим больших потерь.
        - А заодно всех известим о своём присутствии, - покачал я головой. Оказывается, просмотр в своё время разных тематических фильмов здорово помогает! И сейчас я это докажу. - Господа, наша армия обладает двумя основными преимуществами перед любым противником. Это манёвренность и разведка. Первое преимущество - используя выносливость величей и стойкость големов, мы можем за сутки преодолевать огромные расстояния. Второе преимущество - мы всегда осведомлены о действиях и силах противника, об особенностях местности и всех секретах. Наша разведсеть, работающая почти независимо от личной разведки Архимага Кирвы, имеет массу возможностей, включая боевые. Вы понимаете, куда я клоню?
        - Да, осада - плохой вариант, - опустив голову, произнёс Керит.
        - Лобовая атака не выгодна, - так же опустили голову два сотника. Эх, ни черта они не поняли, а ведь я надеюсь большей частью именно на них. Я только задам направление, а дальше дело за профессионалами.
        - Всё дело в том, что мы должны за несколько дней захватить все ключевые точки и разбить все военные соединения врага, при этом избегая больших потерь, - сказал я и посмотрел на лица слушавших офицеров, кивнувших в знак понимания. Тогда я продолжил. - Именно поэтому любые варианты с лобовой атакой или осадой отвергаются. Осада - это вообще дело самое последнее, всегда можно одержать победу лучшим способом.
        - И какой же лучший способ в данном случае? - Спросил Керит, сдвинувший брови к переносице.
        Внезапно лицо одного из сотников озарилось пониманием, и он тут же попросил слово. Я кивнул.
        - Я понял, к чему вы заговорили о нашей разведке и её возможностях! - Видя непонимающие лица остальных двух сотников, взявший слово офицер разложил карты и схемы на столе так, чтобы было всем видно. - В данной крепости у нас имеется два наблюдателя внутри и двое снаружи. Все они - магистры магии, искусные разведчики и боевые маги! И если они, используя свои возможности, ликвидируют имеющихся в крепости магов, выведут из строя стационарные установки и откроют ворота, то мы окажемся внутри крепости почти без боя, не получив ущерба от основной огневой силы противника!
        - Идеально! - В один голос воскликнули два других офицера. А Керит решил реабилитироваться, продолжив тему разведчиков. - К тому же сейчас близ небольшой деревни в нескольких километрах отсюда находятся ещё несколько наших разведчиков. Через ту деревню проходит дорога, по которой в крепость подвозят всё необходимое, и там же расквартирован военный резерв врага в составе тридцати всадников десяти копейщиков. Конница эта не носит тяжёлых доспехов, потому манёвренна и может уже через тридцать минут после начала боя ударить по нам и нашему обозу. Их тоже можно ликвидировать нашими разведчиками.
        - Надеюсь, ты не хочешь предложить им вступить в бой с солдатами? - Спросил я, усмехнувшись.
        - Нет, просто по дороге от деревни до крепости протекает небольшая, но глубокая, с крутыми берегами река, через которую есть только один мост. - Пояснил мой заместитель. - И в случае выдвижения кавалерии противника к крепости, разведчики могут уничтожить мост.
        - Дельная мысль! - Одобрили остальные офицеры. Я тоже кивнул, пряча улыбку.
        - Видите, всё решается очень просто, если использовать все свои преимущества. - Улыбнулся я. Офицеры кивнули. - Думаю, на этом моя миссия окончена. Вам я поручаю разработать точный план действий для разведчиков крепости, думаю, связаться с ними вы сможете. Керит, ты займись организацией диверсии моста. И ещё, господа офицеры. Нужно выделить один или два взвода для выдвижения к деревне. Мне нужно, чтобы она была под нашим контролем не позднее, чем крепость.
        - Будет сделано, господин главнокомандующий! - Сказал, отдав честь, офицер, командующий големами. - Могу выделить три взвода, чтобы перекрыть все подходы к деревне. Там наверняка есть наблюдатели и маги, которые попытаются скрыться при штурме.
        - Потеря шестидесяти големов не сильно скажется на штурме крепости? - Уточнил я на всякий случай.
        - Нет, господин, с учётом действий разведки штурм пройдёт гладко даже с минимальным личным составом. - Ответил второй сотник. - Я сейчас же свяжусь с находящимися в районе крепости разведчиками и согласую все действия.
        - Хорошо. - Кивнул я. - Думаю, детали вы решите и без меня.
        Покинув шатёр, я полной грудью вдохнул свежего вечернего воздуха, а на лицо невольно наползла улыбка. Как же всё-таки хорошо на природе! Запах жареного мяса, пение птиц, стрекотание, алое в закатном свете небо, две луны! Прелесть, да и только! Так, без ужина спать ложиться нельзя, а то завтра ни сил не будет, ни настроения. Так, где тут ближайшее мясо? Ага, вон рядом костёр, вокруг которого расселись два десятка величей, увлечённо разговаривавших друг с другом. Вот к ним я и пойду.
        - А ты можешь идти спать, - сказал я побредшему за мной Ворону. Тот фыркнул и ушёл, то ли обидевшись, то ли последовав совету.
        - Доброго вечера, солдаты! - Поздоровавшись с затихшими от удивления величами, я присел около костра на траву и спросил бодрым голосом, желая нарушить какую-то неловкую тишину:
        - Я с вами поужинаю, если вы не против. - Все промолчали. Хм. - Доброго кабанчика завалили! Это кто же такой охотник умелый?
        - Это я, господин главнокомандующий. - Неуверенно поднял руку молодой парень, из-за спины которого выглядывал самый простой лук, наверняка самодельный, ибо Кирва с таким непотребством не разрешил ходить.
        - Молодец! - Похвалил я, заставив парня покраснеть. М-да, вот что бывает с подчинёнными, когда начальство приходит. Они ведь меня до этого только на учениях и видели, когда мы учились взаимодействовать. Общение было только с Керитом, а остальные слышали только приказы. И это я хотел исправить. - Обещаю, как только завтра возьмём крепость, подберём тебе достойный лук.
        - С-спасибо, господин! - Парень вскочил на ноги и глубоко поклонился.
        - Да что ты, мы ведь не на параде. За ужином все равны, так что не стоит спину гнуть. - Успокоил я парня, да и немного расслабил остальных. А теперь разовьём успех. - Ну что, бойцы, готовы к завтрашнему бою?
        - Конечно! - Тут же зажглись воины, одобрительно ответив в разнобой, но примерно с таким смыслом.
        - А знаете, что лучше всего помогает перед боем и придаёт сил? - Спросил я вкрадчиво. Воины задумались, но ничего не придумали и отрицательно закачали головами.
        - Хорошая песня! - А что, во время великой отечественной войны сколько песен красивых пели, которые боевой дух и в землянках, и прямо на поле боя поднимали. Чем мы хуже? - Знаю я одну хорошую песню, думаю, вам понравится. Слушайте.
        И я спел известную многим песню из культового советского фильма про сменившего профессию Ивана Васильевича. Там солдаты пели, когда уходили на войну, красивую песню "Маруся". Её я и спел, правда, немного расстроился, что музыки подходящей не было. Но неожиданно, когда я пел второй куплет, со стороны соседнего костра раздался звук дудки. Мысленно улыбнувшись, я продолжил петь, наблюдая, как лица величей наполняются разнообразными эмоциями, а в глазах загораются весёлые огни.
        - Ну как вам? - Спросил я, допев. Величи загалдели, позабыв про всякую субординацию, но в общем всем понравилось. Тогда я решил ещё больше развить успех и крикнул в сторону соседнего костра.
        - Эгей, кто на дудке играл? Иди сюда!
        К нам чуть ли не бегом, едва не спотыкаясь, подбежал такой же молодой, как и все остальные, велич. Впрочем, величи только первые три года очень быстро развиваются, а потом до ста лет выглядят молодо. Интересно, а как Кирва подсчитал срок жизни и скорость старения величей? Впрочем, неважно.
        - Присаживайся, не стесняйся! - Сказал я парню, указав на свободное место рядом. Он уселся, опустив глаза вниз, словно провинился. - Да не бойся, мне просто очень понравилось, как ты подыграл на дудке. Сможешь ещё раз?
        - Да, господин главнокомандующий. - Кивнул он несколько дёргано, продолжая смотреть в землю.
        - Тогда вот как мы поступим, - начал я, - вы, величи, очень способный народ и я больше чем уверен, что слова песни вы запомнили. Так ведь? Отлично, тогда сейчас все вместе поём, а ты, парень, нам подыграешь. Если ещё дудари есть, пусть присоединяются! Эх, понеслась!
        Обожаю свой новый талант пробуждать эмоции песней. Всего лишь за пятнадцать минут я смог из суровых, беспрекословно выполняющих любой приказ машин сделать живых людей. Которые сейчас весело пели песни под музыку, смеялись и радовались жизни. В бою, перед столкновением армий, общая боевая песня под музыку не только поднимет боевой дух, но и напугает противника. Задел на будущее, так сказать.
        На этом я считаю свою миссию выполненной. По крайней мере, на сегодня. Поэтому я и ретировался незаметно, отыскал ворона, снял с его седла спальный мешок и улёгся среди спящих солдат, подложив сложенный плащ под голову. Завтра будет бой.
        Глава 2.
        Проснулся я от громкого звука. Кто-то очень активно дудел в трубу, будя всех. Слава богу, я высыпался быстро и поэтому не был сонным, хотя зевал поначалу отчаянно. Но ушат холодной воды, вылитый на голову, окончательно пробудил меня. Так, где Ворон?
        Отыскав своего коня, я направился к главному шатру, сейчас тщательно охраняемому неподвижными големами. Ворон ударил копытом об землю и фыркнул, глядя на истуканов. Не нравятся моему коню деревяшки, что уж тут поделать. Ну и ладно, мне его внутрь не тащить.
        - Господин главнокомандующий, всё готово для штурма! Разведчики ждут приказа для начала диверсий, все тревожные огни и колокола выведены из строя! - Чётким голосом отчитался Керит Наирен, уже одетый в массивную офицерскую броню.
        - Отлично, - похлопал я его по плечу одобрительно, - а теперь помоги мне надеть эту проклятую громадину!
        Я имел в виду свой особый доспех, парадно-боевой. Это было огромное нагромождение стальных чешуек и пластин, внешне выглядевшее очень красиво, особенно с нарисованным волком на нагруднике, но весившее под полсотни килограммов! Я эту хрень мало того, что вынужден буду на каждое важное сражение надевать, так ещё и надеть сам не могу! И в туалет не сходить, благо, Кирва научил меня заклинанию, нейтрализующему эту потребность на некоторое время.
        - Господин, думаю, в будущем стоит и вашему коню сделать особую броню. - Сказал Керит, когда мы вышли из шатра. Я предстал быстро собиравшемуся войску во всём своём командирском великолепии, в вороной массивной броне и со злым донельзя лицом.
        На слова моего заместителя Ворон с обидой боднул его в плечо с такой силой, что бедный велич упал на землю. А в доспехе встать трудновато, это не та нормальная броня, которую носят простые солдаты. Хотя она у нас есть, но понты, чтоб их, были обязательны. Хорошо хоть двигаться в них можно было, пускай и не быстро.
        - Лучше не зли его, - посоветовал я, помогая воину встать. - Он у меня обидчивый. Кстати, как там наблюдатели?
        - Уже ликвидированы, двое отпущены, а один взят в плен и ждёт, когда его допросят. - Ответил Керит.
        - Допрос поручаю тебе, займёшься им после штурма, - нагло отмазался я от дел. - Големы выдвинулись к деревне?
        - Сразу после ликвидации наблюдателей. - Кивнул Керит.
        - Отлично, тогда помоги мне залезть на коня.
        ***
        Стройными рядами, в быстром темпе войско, состоящее из ста двадцати всадников и ста сорока безустанных пехотинцев, двигалось к крепости. Уже отсюда можно было увидеть вершины далёких гор, у самого подножья которых и была крепость. М-да, нужно будет с этими горами что-то придумать, мне не очень хочется, чтобы мои подконтрольные деревни были уничтожены нечистью.
        Двигался в середине колонны, окружённый сорока величами, волчьими взглядами смотрящими по сторонам. Как бы мне не хотелось свободы, но придётся быть в окружении своих телохранителей, пускай это пока что не постоянное явление, а лишь временное, во время походов.
        План атаки уже был согласован, оставалось только его реализовать. Ну а поскольку всё равно времени было много, а делать в седле нечего, я держал в руках план крепости с уже нанесёнными на него направлениями движения войска, а так же с предполагаемым расположением противника.
        И тут я понимал, что моя "гениальность" в стратегии и тактике оказалась, по сути, ничем, ибо я сам продумать такой идеальный план не смог бы. Тут всё учтено! И расположение стрелков врага, и секретные проходы, и казармы, в которых находится основной гарнизон и которые должны быть окружены до того, как солдаты проснутся.
        Смотря на план, я старался запомнить всё до мелочей, попытаться воспроизвести в голове все действия и понять, почему именно в таких направлениях атакуют именно такие соединения.
        Да, кстати говоря, буквально этим утром выявился серьёзнейший недостаток нашего войска, а именно полное отсутствие, как стрелковых соединений, так и существенной магической поддержки. Конечно, в сотне были несколько низкоранговых магов, способных только на поддержание в рабочем состоянии простых амулетов из вооружения сотни, но этого было недостаточно. А противник располагал серьёзным количеством пусть и не достигавших даже уровня магистра, но всё равно опасных магов.
        - Господин, вы планируете атаковать вместе с войском или же останетесь в стороне? - Спросил ехавший рядом со мной Керит. Посмотрев на него, я ненадолго задумался и, вздохнув, ответил:
        - Как бы мне не хотелось геройствовать, но я просто не имею права рисковать своим здоровьем. Я войду в крепость, но только тогда, когда стены буду взяты, а солдаты начнут штурм донжона. - Ответил я. Хотя, честно сказать, очень хотелось бы атаковать вместе со всеми, но я бы просто мешался.
        - Разумно, - согласился заместитель, - а... вы уже выбрали, кто установит наше знамя на донжоне крепости?
        - Это сделаю я. Поскольку часть гарнизона крепости мы планируем взять в плен, а потом продать за выкуп графу, они должны запомнить, кто именно бросает вызов местным власть предержащим и насколько он силён. - Ответил я.
        На подобной ритуалистике настоял сам Валерий Кириллович. По его словам, все подчинённые и граждане образующейся страны должны видеть в своём правителе не войско с окровавленным оружием, а гордого и уверенного человека. И ещё он взял с меня обещание, когда под моей рукой будет достаточно земель, чтобы я нанял портных для создания себе как можно более богатой и статусной одежды. Мол, не пристало королю, который должен иметь влияние на политической арене, расхаживать в пыльных доспехах и в грязном плаще.
        - А вот и крепость, - тихо прошептал я, когда мы подошли к краю леса.
        Дальше дорога переходила в утоптанную каменистую землю и стрелой уносилась к черневшей вдалеке крепости. Это было достаточно необычное сооружение, имевшее вид одной большой каменной стены, перекрывавшей проход, пристроек, в том числе и донжоне, являвшихся частью стены, и символическая каменная стена, ограничивающая территорию крепости с противоположной ущелью стороны.
        Величи обладали острым зрением, а големы вообще в нём не нуждались, поэтому перемещались мы без факелов. Тёмные доспехи нельзя было разглядеть издалека, тем более, что поздней осенью солнце встаёт очень поздно. Единственное, что могло нас выдать - опущенные знамёна на копьях величей. Всего знамён было десять, так что основное количество воинов не были стеснены.
        - Ждём вашей команды. - Шепнул Керит.
        Оглядев замершее войско, я вздохнул, водрузил на голову свой парадный шлем, выглядевший достаточно грозно, если смотреть на меня в целом. Массивное "ведро" из металлических воронёных пластин, без забрала, но с небольшой полоской, проходящей аккурат перед моим носом. Шлем сужается к верху, где была закреплена кисть из длинных красных тяжёлых нитей, спадающих, словно коса, до самой шеи. Истинный полководец! Но ощущение идиотизма меня не покидало, хотя все величи офицеры в один голос утверждали, что я выгляжу грозно.
        Вздохнув, я выехал вперёд и, медленно обнажив меч, поднял его над головой. И, медленно опустив, указал на крепость остриём на крепость. Не понадобилось даже произносить слова. Земля задрожала, топот сотен копыт и ног был громким, как гром в тихую ночь. Сто десять величей клином рванули к медленно открывающимся воротам, а за ними, отставая лишь на несколько шагов, неслись големы, обнажившие свои изогнутые мечи.
        И лишь только я остался на возвышенности, на которой и обрывался лес и с которой открывался чудный вид на крепость. Рядом со мной остались десять величей, исполнявших роль телохранителей. Все остальные, включая Керита и сотников, атаковали вместе с войском. Ну что же, посмотрим, как будет происходить штурм.
        Издалека всё было видно достаточно плохо, но в общих чертах всё было понятно. За три минуты мои воины добрались до крепости, видимо, даже не заметившей атаки. Ещё бы, наверняка все караульные уже убиты или оглушены.
        Всё происходило, кажется, превосходно, но примерно через пять минут после входа солдат в крепость, в одном из окон донжона вспыхнул свет. А потом оттуда вырвался столб пламени, на несколько секунд осветивший всю крепость. Везде были мои солдаты! Да, думаю, штурм пройдёт намного быстрее и легче, чем предполагалось. Ну а теперь и мне стоит войти в крепость, хотя боязно!
        - Вперёд! - Приказал я и пришпорил Ворона, обиженно заржавшего, но послушавшегося.
        Все мои телохранители несли в руках знамёна, высоко поднятые после моего приказа. Двигаясь, они разошлись в стороны, образовав круг диаметров около десяти метров, в центре которого гордо ехал я. Эх, сейчас бы фотоаппарат, запечатлеть такой момент!
        Вошёл я в крепость как победитель. Ещё продолжались бои в коридорах донжона, но големы, невосприимчивые ко многим атакам, легко добивали последних защитников. Во дворе спешившиеся величи встали плотным полукольцом вокруг казармы. Хм, видимо, не получилось сразу захватить это здание и пленить воинов.
        - Господин, крепость захвачена, осталось около трёх десятков наёмников внутри казармы. Все маги ликвидированы, потерь нет. - Отчитался донельзя довольный Керит, подошедший ко мне сразу, как только я въехал во взятую крепость. Необычайное ощущение - я захватил крепость! Моя первая настоящая победа с настоящим врагом!
        - Вы предлагали оставшимся наёмникам сдаться? - Спросил я.
        - Пока нет, ждали вас и полной очистки донжона и стен от сопротивления, - ответил Керит, склонив голову.
        - Хорошо, - вздохнул я. Эх, предстоит ещё разговаривать с остатками солдат в казарме. Ну что же, сделаем это. - Керит, устанавливайте над крепостью знамёна и зажигайте огни, чтобы всем всё было видно.
        - Основной стяг вы сами установите? - Уточнил заместитель. После моего кивка он поклонился и ушёл, принявшись раздавать приказы. А я спешился и направился к всё ещё окружавшим казарму величам. Тут же были и два сотника големской гвардии. К ним я в первую очередь и подошёл.
        - Господа офицеры, я хочу, чтобы через две минуты все големы кроме необходимых для гарнизона построились во дворе. А тем, кто будут на стенах, дайте факела. - Потом повернулся к величам и громким голосом приказал. - Построиться! Отойдите от казармы на достаточное расстояние и постройтесь парадным строем!
        За что люблю величей и просто обожаю големов, так это за то, что без суеты, возни и бесполезных телодвижений всё делается быстро и правильно. Уже через три минуты во дворе были построены три коробки. Две из пятидесяти големов, и сто двадцать из величей. В свете горящих факелов, освещавших не всё, что только добавляло таинственности и грозности, войско смотрелось превосходно. А благодаря стоявшим на стене големам с факелами создавалось впечатление, что солдаты повсюду.
        Теперь мой выход. Проверив действие всех магических амулетов, я строевым шагом вышел вперёд, остановившись в нескольких шагах от казармы. В небольшие окна можно было увидеть лица испуганных воинов, не понимавших, что происходит, ведь каких-то полчаса назад они мирно спали.
        - Защитники крепости! - Громким голосом начал я, обращаясь к остатку гарнизона. - Сегодня ваша крепость пала! Мои солдаты не понесли и малейших потерь, полностью уничтожив ваш гарнизон! Подкрепление к вам не придёт, оно тоже уничтожено. Поэтому я, главнокомандующий этого войска, предлагаю вам сдаться. Тем, кто сложит оружие, я гарантирую жизнь!
        - Откуда нам знать, что ты не лжёшь? - Раздался из окошка чей-то сорвавшийся голос. Я улыбнулся и ответил:
        - Никак! У вас только два варианта. Либо вы складываете оружие, либо мои солдаты вас уничтожат. У вас десять секунд на размышления. Время пошло!
        Не успело пройти и пяти секунд, как из всех окон, бывших одновременно и бойницами, в меня полетели стрелы. Десяток стрел, пущенных опытными воинами, были смертельны для многих, в кого они летели. Но не для меня.
        Девять стрел со стуком отскочили от моего нагрудника не оставив и царапины, и лишь одна полетела мне в шлем, но тоже попала в лоб, защищённый сталью, отскочив без малейшего вреда для меня. Впрочем, даже если бы все стрелы попали точно в открытый участок лица, они бы не достигли меня. Не зря ведь Кирва пятнадцать лет обучается магии, и не зря он создал настоящую Магическую Машину, ведь благодаря его большому магическому ресурсу я обладаю таким магическим арсеналом, что меня не ранить и выстрелом из стационарной магической установки.
        - Ваши действия сейчас крайне глупы. - Продолжил я говорить. - Ни один из вас не сможет даже ранить меня. И даже если я в одиночку буду сражаться со всеми вами, вы проиграете.
        И в качестве демонстрации я, аккуратно и незаметно коснувшись амулета на моём поясе, я тяжёлым шагом приблизился к двери казармы. Хмыкнув на очередные отскочившие от доспеха стрелы, провёл бронированной перчаткой с заострёнными пальцами по двери, оставляя глубокие царапины, и резким ударом раскрытой ладони разорвал дверь на щепки, облаком влетевшие внутрь казармы.
        "Запомни, Глеб, у тебя в руках не просто игрушки - это настоящий аналог артиллерии. - Вспомнил я напутственные слова Архимага накануне нашего выступления. - Каждый амулет, который я создал ЛИЧНО для тебя, способен усилить тебя на порядки. Правильно используй их"
        - Как-то так. - Сказал я, медленно осматривая застывших с дрожащим оружием в руках защитников павшей крепости.
        При моём взгляде они отходили назад, некоторые спотыкались и падали, а у некоторых глаза наполнялись поистине животным страхом. Не переборщил ли я? Это ведь всего лишь наёмники, им что приказали, то они и делают. Но именно на них я создам себе репутацию.
        - Клянусь именем главнокомандующего, что ни один из вас, сложивший оружие, не будет без причины убит. Вы наёмники, или регулярные воины графа? - Спросил я.
        - Наёмники, - ответил выпрямившийся мужчина лет сорока, что для наёмника пенсионный возраст. - В крепости кроме магов все были наёмниками.
        - И много ли платил вам граф? - Используя появившуюся возможность вести дипломатический договор, спросил я.
        - Каждому по тридцать золотых в месяц, - ответил тот же воин, - господин...
        - Можно без титула. - Разрешил я.
        - Господин, мы все здесь приезжие и не хотим вмешиваться в дела господ. - Непонятно к чему начал собеседник. - Вам наверняка понадобится гарнизон для крепости, тем более, что не проходит и недели, как на крепость совершают набеги монстры с гор. А ваши воины слишком умелые, чтобы оставлять их здесь для гарнизона. Конечно, если вы не хотите, чтобы вся нечисть полилась в долину и уничтожила все города.
        - Хотите сказать, что тридцать наёмников сдержат всю нечисть лучше моих воинов? - Прищурившись, спросил я.
        - Мы всю свою жизнь посвятили борьбе с монстрами, мы способны даже таким числом без проблем удерживать врагов, - продолжал торговаться наёмник. Остальные, кстати говоря, даже расслабились, точнее, перестали тыкать в мою сторону своим оружием. - Мы все дорожим жизнью и не посмеем предать вас. Мы не настолько глупы.
        - Хм, - а что, может, действительно нанять их? Это избавит меня от необходимости оставлять большой гарнизон в крепости, но и добавит новую статью расходов. Хотя... тысяча золота в месяц - это не то, ради чего стоит переживать. Если учесть те суммы, которые обещал предоставить Кирва. - Возможно, я заинтересуюсь в ваших услугах. Если вы все прямо сейчас сложите оружие и выйдете наружу, клянусь, никто из моих солдат не причинит вам вреда, а мой заместитель заключит с вами долговременный контракт. Даю вам минуту на раздумья.
        С этими словами я покинул казарму. Стоило мне выйти, как я буквально кожей ощутил облегчённый вздох величей. Нарушить мой приказ и пойти за мной они не могли, поэтому серьёзно переживали за сохранность своего идола - человека. М-да, а ведь я уже начинаю привыкать к такому отношению, пусть и не так долго общаюсь с величами.
        - Через минуту всех, кто останется в казарме уничтожить. - Приказал я Кериту, к которому сразу же подошёл. - Со всеми, кто выйдет со сложенным оружием и решит остаться, нужно заключить контракт. Они будут охранять крепость, а так же сдерживать нечисть.
        - Господин, но ведь это слишком большой риск... - начал было Керит, но я его прервал.
        - В крепости останется взвод големов. - Керит облегчённо выдохнул. - Как скоро обозы будут здесь?
        - Телеги с провизией уже отсюда видно, а обозы со всем необходимым для установки станции будут примерно через час. - Ответил заместитель. - Минуту назад поступило сообщение от разведчиков, занявших позиции на мосту. Подкрепление перехвачено, а почти весь личный состав противников взят в плен. Разведчики взяли на себя ответственность и вместо подрыва стратегического моста организовали засаду, используя как раз проходивших через этот район големов, которых вы отправили к деревне.
        - Превосходная новость! - Обрадовался я. - Значит так, всех лошадей и оружие изъять и подготовить для присоединения к нашему обозу. Пленных допросить и удерживать до нашего подхода, после взятия города на севере. Всех военнопленных удерживать взаперти вплоть до захвата графства и окончательно закрепления на этой территории, надеюсь, ты помнишь об этом.
        - Да, господин, - кивнул велич. После недолгой паузы он спросил. - Скажите, а вы... думали над названием ваших земель? Даже баронство должно иметь официальное название, чтобы у вас был титул.
        - Я думал над этим, - вздохнув, сказал я, - к сожалению, даже с архимагом Кирвой мы не придумали достойного названия.
        И действительно, королевство не может быть безымянным. У всех существующих на континенте не только стран, но и у внутренних образований есть собственные название, флаги и даже гимны. А у нас только флаг есть, и то мы им заморочились из-за того, что без символа репутацией не обзавестись. А так у многих, кто столкнулся с нами, сохранится образ белого волка.
        Вообще, любое уважающее себя государство должно распространять репутацию по трём направлениям - язык, зрение и слух. Зрение - это флаг, который люди будут знать и понимать, что за ним стоит. Слух - это гимн, в том числе и гимн армии. А язык - это имя страны, которое является главнейшим из направлений.
        - Господин, я однажды слышал, как господин Кирва упоминал некое древнее государство Гардарика, существовавшее в вашем мире. Как по мне, это замечательное название для государства.
        - Хм, Гардарика, страна городов, - покатал я на языке название. - Я подумаю. Хотя сейчас рано заявлять о государстве, даже когда мы захватим все земли в долине реки, всё равно будем слишком малы даже для графства. Так что вернёмся к этому разговору после битвы с графом. Тем более наш уважаемый архимаг настаивает на том, чтобы я стал родоначальником новой династии и придумал ей достойное имя.
        - Понятно, - кивнул Керит, осознавший весь размах проблемы. Крепость брать легче, чем названия придумывать!
        - Раз так, можешь приступать к делу. Что делать с трупами ты знаешь. - Посмотрев в сторону казармы, на которую уже стали нацеливать копья, я увидел, как из дверей один за другим выходят наёмники. Тридцать два человека, точнее, представителя местного народа. Впрочем, чего себя путать, люди они везде люди.
        - Мы сдаёмся! - Подняв руки, громко крикнул тот воин, с которым мы разговаривали.
        - Можешь приступать к делу, - махнул я рукой в сторону наёмников, - если я понадоблюсь - буду на стене.
        И, развернувшись, я пошагал по направлению к донжону, рядом с которым и была лестница. Честно признаться, подъём дался мне нелегко. И пускай за последний месяц учений, на казённых харчах да в "царских хоромах", я неплохо увеличил свои силовые показатели, всё равно тяжело выносил ходьбу в броне главнокомандующего.
        ***
        Ущелье потрясало своим мрачным видом. Уходящее вдаль и терявшееся среди горных склонов, оно было бы идеальным изображением для небезызвестной книги "50 оттенков серого". Тут действительно были все оттенки серого, и ни единого другого цвета я не смог разглядеть.
        Но самое страшное - у подножия стены и вообще по ущелью были в обилии разбросаны тысячи костей. С высоты крепостной стены разглядеть их в подробностях было затруднительно, но я смог различить отдельные огромные черепа неизвестных чудовищ. Боюсь представить, каким размером были те монстры, с которыми боролись защитники этой крепости. А не зря ли мы столько людей вырезали?
        - Думаю, стоит беречь эту крепость, - шёпотом произнёс я, но даже так мне показалось, как шёпот громом раскатывается по ущелью. - К чёрту это ущелье!
        Развернувшись, я сделал два шага к лестнице, как вдруг из ущелья раздался душераздирающий нечеловеческий крик. Он был настолько громким, что возня во дворе крепости тут же затихла.
        Обнажив меч, я отошёл от края к центру широкой площадки, на которой была установлена стационарная пушка, ныне нерабочая. Площадка большая, так что в случае чего простор у меня есть.
        - Кель сина рон, - прошептал я и почувствовал, как кожу обволакивает защитная оболочка. Прошептав ещё одно заклинание, я заставил в свободной руке появиться мерно сияющий огненный шар, готовый в любой момент отправиться в полёт, только махни рукой.
        - Господин! - На стену вбежал Керит вместе с пятью величами, держащими наготове мечи. - Вам следует спуститься вниз!
        - Что это было? - Спросил я, не двинувшись с места.
        - Это гаргульи. - Сказал поднявшийся на стену следом за величами наёмник. - Нужно срочно запускать пушки! Стрелы гаргулье, что булавка броне!
        - Керит, возможно восстановить пушки? - Спросил я велича. Тот пожал плечами, попутно настраивая переговорный амулет. Наконец-то он подобрал нужное положение и громко заговорил:
        - Говорит сотник Керит Наирен! Срочно требуется восстановление стационарной техники! - Он замолчал, слушая одному ему слышный ответ. С каждой секундой лицо сотника мрачнело всё больше и больше. Наконец, он дослушал и произнёс. - Разведчики уничтожили накопители с пушек, восстановить можно только когда подъедут наши обозы, и то...
        Не успел он договорить, как дикий рёв раздался снова, но уже значительно ближе. Посмотрев наверх, я увидел три стремительно несущихся крылатых тела, пикирующих на нас. Их скорость была настолько велика, что я успел только поднять меч, прежде чем оказался сбит тяжёлым каменным телом.
        Магические амулеты жалобно задрожали от нагрузки, но защита выдержала. Я с громким скрежетом заскользил по полу. Меч отлетел в сторону, а руки сдерживали уродливое создание, активно взмахивающее крыльями.
        - Иди к чёрту! - Прорычал я, напрягая и без того усиленные магией мускулы. Тело тяжёлой гаргульи, лишь немногим меньше меня размером, поддалось моим усилиям и сдвинулось в сторону.
        Ценой невероятных усилий, зубовного скрежета и треска в костях я развернул гаргулью, удерживая злобное создание прямо над краем площадки. Внизу во дворе суетились воины, не знавшие, что делать. Бить в мою сторону невозможно, попадут в меня. Придётся мне самому...
        - Дейра шисс крей мана. - Заклинание окоченения, замедляющее противника. Ужасно непрактичное, немного сковывающее движение противника, но отнимающее много энергии и срабатывающее только при касании противника рукой.
        Гаргулья стала взмахивать крыльями медленнее, но всё равно напирала с большой силой, одновременно длинными кривыми когтями раздирая мою защиту. Ещё немного, и я наверняка услышу скрежет когтей по незащищённому магией доспеху, что будет значить для меня серьёзные проблемы.
        Повторяя заклинание раз за разом, я с ухмылкой наблюдал, как гаргулья всё медленнее двигается, становясь похожей на настоящее каменное изваяние. К счастью, мой запас магической энергии был достаточно большим, чтобы так его расходовать. И вот гаргулья едва дергала своими уродливыми каменными крыльями.
        - Прощай. - Коротко произнёс я, отпуская руки. Каменный монстр с большой скоростью полетел вниз и разлетелся от удара о каменистую площадку внутреннего двора на мелкие кусочки.
        Фух! Я думал, у меня руки отвалятся! Боюсь, теперь целый день придётся наполнять амулеты энергией, уж больно они прожорливые. Ну, хоть целым остался, и то хлеб. М-да, если такие чудища прорвутся в долину, то сомневаюсь, что деревни и даже некоторые города выстоят. Да, наёмники здесь обязательны, да и гарнизон стоит оставить большой.
        - Господин, уходите! - Прокричал Керит, с трудом сдерживавший напор двух гаргулий вместе с остальными величами. Слава богу, остальные солдаты уже спешат на помощь, хотя лестница на стену была довольно высокой.
        Ну что же, пока остатки магии в амулетах остались, почему бы не помочь величам, лишённым достаточной магической поддержки? Хотя тут больше рациональная сторона вопроса рассматривается, ведь чинить доспехи гвардейцев придётся с большими временными и ресурсными затратами.
        Подобрав меч, к счастью не упавший с площадки, я ухватился за него обеими руками и быстрым насколько это возможно в тяжёлых доспехах шагом поспешил к величам. Те достаточно успешно сдерживали натиск каменных чудищ, но наши мечи не были рассчитаны на каменоломные работы.
        - Познай силу настоящей стали! - Произнёс я на подходе и, замахнувшись мечом, со всей силы ударил по спине гаргульи.
        Не будь оружие усилено магией, сталь бы наверняка не выдержала. Но магия творит чудеса, извините за неловкий каламбур. Меч, оставив в воздухе яркий след, рассёк на две части каменного монстра, пробив даже камень площадки. Величи тут же воспользовались этим и слаженным рывком опрокинули третью гаргулью за стену. У неё уже были перебиты крылья, поэтому недолгое падение окончилось смертью монстра.
        - Керит, нам нужны наёмники. - Сказал я заместителю, пытаясь отдышаться.
        ***
        Твою дивизию, как же хорошо! Вот для чего нужны эти доспехи - чтобы, когда я их снял, испытывал такое наслаждение, что настроение сразу становилось хорошим.
        Сейчас я находился в донжоне крепости, очень внимательно изучая бумаги, и в это мне помогал Керит. М-да, не печатают в этом мире книги, так отыгрываются на бюрократии. Вот на кой чёрт кому-то нужен отчёт о потреблении каждый день гарнизоном крепости каких-то овощей или фруктов?
        К сожалению, изучать эти бумажки было необходимо, потому что могли отыскаться важные сведения. Радует лишь то, что эта волокита не должна затормозить нашего сегодняшнего победоносного похода. Сейчас в главном зале донжона, использовавшегося как приёмная для важных гостей (хотя откуда здесь важные гости?), величи оперативно сооружали станцию. Не зря заранее собрали самые необходимые артефакты, а уж возведение станции в каменном здании позволяет избежать затрат на фундамент.
        - Господин, посмотрите, любопытный документ. - Нарушил тишину заместитель, протянув мне подшитую стопку листов.
        "Отчёт по добыче золота, серебра и прочих руд".
        Хм, это действительно что-то интересное! Так, посмотрим... ага, это последние отчёты, за прошлый месяц... интересно, это где же умудрились за один месяц добыть столько золота, серебра и железа? Насколько я знаю, в ближайшей округе шахт нет. Либо меня память подводит, либо что-то здесь не так...
        - Скажи, Керит, точно в округе нет никаких шахт? - Спросил я заместителя, вернув ему документ. Больше там интересного ничего не было, исключительно цифры.
        - На наших картах в этом районе нет ни единой шахты, разведка тоже ничего не сообщала, - пожал плечами велич, - хотя, если судить по объёмам добычи, месторождения не только богатые, но ещё и с большим числом работников.
        - Думаю, нам стоит поговорить с наёмниками. - Решил я. - Кстати, сколько решило остаться на службе?
        - Двадцать девять, - ответил велич. - Позвольте, я лично займусь этим вопросом.
        - Ладно, иди, - махнул я рукой, - с бумагами я сам разберусь, их тут немного осталось.
        Велич поклонился и покинул кабинет, некогда принадлежавший местному начальству - магу достаточно высокого ранга, исполнявшего роль управителя крепости и, похоже, ещё и управляющего шахтами. Надеюсь, наёмники просветят нас по поводу шахт. Если удастся получить их под контроль, то это будет огромным финансовым притоком в казну.
        Так, ещё немного, и я просто повешусь! Или выброшусь в окно. Не понимаю тех людей, кто добровольно обучаются и работают на работах с бумажками! Хотя... если отсечь низший класс всяких писарей и тому подобного, то работа с бумагами подразумевает высокую должность. Неужели мне придётся каждый день с этими бумагами возиться?! А, блин, пойду лучше с мечом потренируюсь.
        Бегло проглядев оставшиеся бумажки и убедившись, что кроме цифр в них нет ничего интересно, я с кряхтением встал, потянулся, захрустев затёкшими костями, и отправился на выход. Пойду хоть узнаю, сколько мы поимели с захвата этой крепости.
        Выйдя во двор, увидел, как одну из пустовавших телег нашего обоза успешно наполнили оружием, доспехами и даже магическими артефактами, наверняка снятыми с ликвидированных магов. Отлично. О, а вон и Керит разговаривает с командиром наёмников. К нему я и направился. Велич заметил меня метров за пять и, приняв строевой вид, сделал широкий шаг в мою сторону, выпрямился и отчитался:
        - Господин главнокомандующий, как удалось выяснить, в глубине ущелья примерно в четырёх километрах вглубь находится ещё одна крепость. Она охраняется элитными войсками графа, включая четырёх магов уровня "магистр" и одного мага уровня "мастер". Крепость большей частью находится под землёй, снабжается через подземный проход, вход в который находится в крепости. - Керит замолчал, ожидая моей реакции.
        А как я мог отреагировать? Новости крайне важные, в том числе и стратегически. Нельзя в тылу оставлять такую группировку противника, особенно если учесть их прямо доступ к крепости, минуя опасное ущелье и стены. Вот только как мы сможем расправиться с магами? Воины противника меня не волнуют, величи сильнее любого опытного воина минимум втрое.
        - Собери в кабинете всех старших офицеров, а так же всех магов нашей армии, даже если это разведчики. - Приказал я и направился к донжону.
        ***
        - Ну что, господа офицеры и маги, у нас большая проблема. - Произнёс я, медленно переводя взгляд с одного присутствующего на другого. На столе вместо опостылевших бумаг была разложена общая карта, на которой был увеличен (Хвала магии) участок территории вокруг крепости в радиусе десяти километров. - Если верить словам командира наёмников, после нашего ухода у нас в тылу останется сильная группировка войск, способная за несколько минут вернуть крепость под контроль. Что вы на это скажете?
        - А что тут говорить? - Взял слово один из командиров гвардии големов. - Эту крепость нужно взять. Данная крепость стратегически важнее всех баронств, которые мы планируем взять в долине реки и если мы оставим её без внимания, то граф просто ударит нам в спину.
        - Поддерживаю, но тогда мы оказываемся связаны, - продолжил второй сотник, - получается, что мы не можем продолжить поход, не рискуя потерять тут же эту крепость. Но и штурмовать крепость не можем, потому что по подземному тоннелю не провести большого войска без серьёзных потерь, а в ущелье мы будем атакованы монстрами и так же понесём огромные потери.
        - Наша главнейшая проблема - гарнизон магов в крепости, - сказал Керит, - маги уровня "магистр" в принципе не предоставляют угрозы для велича-гвардейца, защищённого достаточным количеством амулетов. Но их четверо, плюс, маг уровня "мастер", поэтому в случае "громкого" штурма они сметут солдат.
        - Позвольте я скажу? - Раздался полушепчущий голос одного из трёх разведчиков.
        М-да, наши разведчики, точнее, разведчики, любезно выделенные из разведсети Кирвы, это поистине разведчики. Тёмные одежды без единой лишней детали, едва заметные ремешки, в которых прячутся смертоносные метательные ножи, отравленные иглы и всякие гадости. На поясе у каждого висит длинный кинжал, от которого веет сильной магией.
        Лица всех разведчиков спрятаны лицевой тёмной повязкой и глубоким капюшоном, хотя каждый разведчик, по словам Кирвы, видит на все триста шестьдесят градусов. Поистине, монстры разведки, которыми становились не только талантливые представители рода величей, но и искусные маги, воспитанные самим архимагом.
        Все трое разведчиков имели высшую степень ранга "мастер", то есть, им всего лишь немного не хватает для перехода на следующую ступень - архимаг. Хотя, конечно, даже сильнейший представитель ранга "архимаг" в подмётки не годится нашему Валерию Кирилловичу, который, как оказывается, называет себя Архимагом, подразумевая просто прозвище.
        - Да, прошу, - кивнул я.
        - Мы втроём вполне в силах, если в крепости находятся только названное число магов названного ранга, пробраться незаметно в эту крепость и ликвидировать магов.
        - Но? - Спросил я, догадываясь, что разведчик хочет ещё что-то сказать.
        - Если в той крепости находятся помимо магов ещё и дополнительные элитные войска, то мы можем если не понести потери, то с большей долей вероятности потерять возможности разведки, - пояснил велич.
        - Я тебя понял. - Кивнул я и задумался.
        Возможности, в принципе, хорошие. Конечно, командир наёмников мог если не обмануть нас, то просто не знать точной информации. Значит, это отправление своего сильно ограниченного и стратегически важнейшего ресурса на убой...
        - Значит так. - Определившись, сказал я, поднявшись из-за стола. - Операцию по захвату новой крепости начинаем ровно через полчаса. Разведчики идут вперёд и ликвидируют, или же связывают боем магический ресурс врага. Следом за разведчиками, с отрывом в три минуты, пойдёт отряд из десяти лучших величей. Я иду тоже.
        - Но, господин, вы не можете так рисковать! - Тут же воспротивился мой заместитель.
        В его глазах читалась неподдельное беспокойство, и я его понимал. Ну а как ещё может отреагировать семилетний (!) велич, всю жизнь боготворивший именно человека, на моё решение. Хоть величи развиваются физически и умственно очень быстро, это не отменяет отсутствия у них достаточного опыта.
        - Ты хочешь со мной поспорить? - Под моим взглядом велич стушевался, а я поспешил успокоить остальных, ибо они тоже величи. Только Керит, тот, с кем я больше месяца очень плотно общался, кто учил меня бою на мечах и взаимодействию в группе, имел возможность проявлять эмоции. - Я надену свои боевые доспехи и использую максимум магической поддержки, со мной в сопровождении будут десять лучших воинов войска, поэтому беспокоиться не о чем. На этом считаю совет оконченным. Господа офицеры, прошу вас сохранять в секрете подготовку к операции.
        ***
        Вот они, мои любимые доспехи! В меру тяжёлые, удобные, не стесняющие движения, без парадных элементов доспехи - что ещё надо нормальному мужчине? Только отличный меч, благо, меня не заставили носить парадный меч. И поэтому, на фоне лучших доспехов, я владел своим самым первым в этом мире оружием, лишь только усиленным магией.
        Вход в подземный тоннель обнаружился за панелью в подвале донжона, изображавшей каменную кладку. Но при одновременном нажатии на две специальных каменных плитки на противоположных стенах подвала панель отъезжала в сторону, открывая тёмный провал тоннеля.
        Удивительно, но воздух из него шёл свежий, не пыльный и не затхлый. Значит, в действительности тоннелем часто пользуются. Да и на лестнице, уходящей вниз, видны следы пепла от факелов и земли. Пыли, повторюсь, почт не было.
        - Действуем согласно плану, - сказал я, стоя перед приготовившимися воинами, - разведчики по пути стараются деактивировать возможные ловушки и связывают боем магов в крепости, а мы с гвардейцами идём за ними с отрывом в три минуты и вступаем в бой против солдат графа. Всем всё ясно? Тогда пошли.
        Разведчики бесшумными тенями нырнули в тоннель, мгновенно растворившись в зловещей темноте. Величи, обладавшие совершенным ночным зрением, просто не замечали темноты, тогда как для меня она была практически непреодолимым препятствием. Но, хвала Кирве, я выучил заклинание на ночное видение. Зрение будет не ахти какое, но хотя бы в стены не буду врезаться.
        - Вперёд. - Приказал я, когда специальные карманные песочные часы трижды отмерили одну минуту.
        Я шёл в центре колонны, что и понятно. Подстраиваясь под быстрый, пусть и осторожный шаг разведчиков, мы передвигались достаточно быстро, не срываясь на бег. Уже спустя двадцать секунд ходьбы впереди забрезжил свет, и вскоре мы дошли до неизвестного светильника.
        Как оказалось, это была самая настоящая вентиляционная шахта, выходящая на поверхность и перекрытая железной решёткой из толстых прутьев. Именно из неё и веяло свежим воздухом. Мы прошли мимо неё, не замедляя хода.
        ***
        Спустя, примерно, час мы добрались до конца тоннеля. В какой-то момент он резко поворачивал вправо, где уже был освещён нормальными магическими светильниками. Впереди тоннель оканчивался массивной дубовой дверью, охраняемой двумя солдатами с короткими копьями и топорами. Доспехи у солдат были неплохими, но и выдающимися их назвать нельзя. Просто хорошая сталь.
        Так вот, оба охранника лежали около двери, а под их шеями растекались лужицы крови. Дубовая дверь тоже была не заперта, хотя и прикрыта. Из-за неё доносились приглушённые звуки боя, причём, далеко не простого. Разведчики дрались с магами.
        - В атаку! - Громко приказал я, и тут же все величи сорвались на бег.
        Впередиидущий просто сорвал дверь с петель ударом своего плеча, хотя та и была открыта. Как только величи входили в помещение, бывшее, похоже, складом, они тут же разбегались в стороны, обыскивая помещение и перекрывая выход.
        - Не задерживаемся! - Поторопил я, обнажая меч на ходу. - Наши братья сейчас нуждаются в помощи!
        И с громкими криками, не просто извещая всех, что мы пришли, но ещё и надеясь отвлечь на себя часть войска противника, мы побежали по коридору. Он разделялся на несколько проходов, в каждый из которых забегал один велич. Мы не задерживались, если в проходе или помещении не обнаруживалось противника, то пошедший туда велич просто нагонял нас.
        - Господин, вам не стоит идти впереди, враги могут вас ранить! - Крикнул бежавший сзади меня велич, но я его проигнорировал.
        И вот проход наконец-то окончился дверью, ныне запертой. Поскольку я бежал впереди, то мне и выпала честь пробить преграду. Активировав амулет силы, я разогнался и без проблем выломал вполне хорошую дверь.
        Мы выбежали на просторный двор, бывший под открытым небом. Посреди этого двора кипела ожесточённая битва между двумя десятками закованных в тяжёлые сверкающие латы воинами и тремя мужчинами с посохами, и нашими разведчиками. Бедным величам приходилось туго, несмотря на их магическую силу. Они ведь всё-таки не развивали магию открытого боя и подобные заклинания.
        - В бой! - Прокричал я, бросаясь вперёд. Ближайшего воина, не только обернувшегося в нашу сторону, я ударил мечом, не останавливаясь. Бежавшие следом гвардейцы добили его и продолжили бег.
        Вражеские солдаты уже повернулись в нашу сторону и те, кто не бился с разведчиками, а только оттеснял их, бросились на нас. Их было десятеро. Нас одиннадцать. Да ещё и я помогал себе магическими фокусами.
        Скороговоркой выкрикнув два заклинания, я бросил в двух бегущих именно на меня солдат огненные шары, бессильно разбившиеся об их доспехи. Но это несколько сбило противников, благодаря чему я получил преимущество.
        Взмахнув мечом, я диагональным ударом старался зацепить обоих противников. Один, используя инерцию, просто пригнулся, пропустив меч над головой и ударив своим коротким клинком меня в бок, не причинив вреда. А вот второй закрылся от моего удара щитом, который упал на землю двумя аккуратно разрезанными частями. Вместе с головой воина.
        Чёрт, здесь мне задерживаться нельзя, разведчики пусть и не были под тем же напором, что минутой раннее, но всё равно задыхались. Нужно хотя ы солдат ликвидировать, а с магами они разберутся.
        Взмахом меча, заставив отойти от себя бросившегося было вражеского солдата, я побежал вперёд. Набрав максимальную скорость, я выставил меч вперёд и, используя его как копьё, налетел на теснивших одного разведчика солдат. Мой меч вошёл точно в грудь одному солдату и разворотил плечо второму.
        Разведчик тут же воспользовался этим и невероятно быстрыми движениями, буквально на глазах едва ли не растворяясь в воздухе, он расправился с оставшимся противником. Быстро кивнув мне в знак благодарности, он бросился на помощь товарищу. Ну а я замер на месте. Так, что же мне делать?
        Можно побежать к величам гвардейцам и помочь разобраться с врагами, а можно вступить в бой с магами, что очень рискованно, но зато это окажет серьёзную помощь. Решено, помогу магам!
        Только я сделал шаг в их сторону, как в спину меня что-то с невероятной силой ударило, перед глазами всё завертелось, а в ушах раздавался исключительно оглушающий гром...
        ОТСТУПЛЕНИЕ
        Сирус Мериан, маг уровня "мастер", а по совместительству управляющий секретной добывающей колонией, используя весь свой потенциал и талант, подавлял удивительно сильного, но всё равно уступающего в искусности вторженца.
        Это какую же наглость надо было иметь, чтобы так наго напасть всего лишь втроём на охраняемое и секретное место! И, что самое поразительное, так это то, что незнакомцы с удивительной ловкость расправились с несколькими солдатами и за несколько секунд убили не успевших защититься помощников Сируса.
        Но тут уже Мастер показал, на что он способен. Он, один из сильнейших магов графства, просто не имел права проиграть каким-то разведчикам! И он показал свою мощь, в одиночку вытеснив едва сопротивлявшихся противников на задний двор, где вместе с помощниками и солдатами принялся уничтожать вторженцев.
        Неизвестные враги не могли сопротивляться больше пяти минут, но уже на третью минуту во двор, где и шёл бой, ворвался ещё десяток солдат в чёрных доспехах с изображённым на кирасах белым волком. Мастер не знал, кому может принадлежать это знамя, что его немало удивило.
        Впрочем, каких-то десять воинов, пусть и обвешанных амулетами, не смогут что-то изменить. Солдаты графа пусть и не сильнейшие воины, но их выучка и опыт, известная даже в далёких графствах, делала солдат на голову выше любого противника.
        Но вдруг что-то пошло не так! Сначала бегущий впереди всех воин одним ударом отрубил голову солдату, разрубив и его щит! Сирус почувствовал именно в этом воине огромное количество магии, не только снаружи, но и внутри. Это ещё больше потрясло мага, ведь он не знал таких глупцов, кто пожертвует драгоценным временем на обучение военному делу, бросив магию!
        - Прекрати сопротивляться, твоё поражение неминуемо! - Говорил Сирус вражескому магу, едва сдерживающему напор силы противника. На что тот лишь хмыкнул и ответил шепчущим голосом:
        - Ты даже не представляешь, кто нами командует.
        Мастер разозлился от наглости проигрывавшего противника и усилил напор, заставив того отступить на два шага назад. Сирусу было плевать, кто командует этими самоубийцами! Хотя... если это тот странный воин, просто окутанный магией, то, возможно, следует ждать сюрпризов. И они не заставили себя ждать.
        Громкий взрыв оглушил всех сражавшихся, а мощная взрывная волна подняла тучу пыли, заставившую противников в спешке отбежать друг от друга. Даже Сирус отступил, ибо почувствовал небывалый магический всплеск. А причина могла быть только одна. Эти глупцы, работники шахты, использовали предназначенную для сбивания гарпий и прочих существ магическую пушку для атаки по сражавшимся!
        Архимаг магическим рывком перенёс своё тело к сгруппировавшимся на одном конце двора своим союзникам. Не желая ждать, когда пыль осядет или когда враги атакуют, маг использовал простейшее заклинание воздушного потока и рассеял пылевое облако.
        Увиденное потрясло всех. И не понёсших никакие потери величей, готовых к бою, и сильно прореженных защитников крепости, и в особенности магов, у которых просто челюсти отпали.
        Посреди двора, окружённый ровным выжженным кругом, стоял воин. Шлем с его головы от мощного взрыва слетел и лежал в нескольких метрах от него, а сам воин стоял неподвижно, слегка склонив голову. Но самым шокирующим было то, что магический снаряд - длинной копьё, начинённое взрывающимися заклинаниями, - пробил тело воина насквозь, войдя в спину чуть левее позвоночника и выйдя из груди.
        Величи с ужасом видели, как кровь их главнокомандующего чуть ли не ручьём стекает по копью. Казалось, ещё немного, и их командир замертво упадёт. Но этого не происходило, и только разведчики и маги защитников видели полную картину происходящего.
        Если взглянуть магическим зрением, то можно увидеть, что воин просто сияет от переполнявшей его энергии! Пробуждавшаяся лишь единожды в полной своей мере, во время помощи водяным, эта энергия проснулась вновь, удерживая жизнь и разум человека. Больше всего энергии было в том месте, где проходило копьё, ведь оно взорвалось немногим позже пробивания тела человека.
        Внезапно воин выпрямился, подняв голову. Из его рта стекала тоненькая струйка крови, что делало его лицо донельзя страшным. Не в плане уродства, конечно... А глаза. Повернув голову, воин таким взглядом посмотрел на защитников крепости, что те невольно отпрянули. Глаза человека в прямом смысле слова горели пламенем, зрачки покраснели, а из белков выходил быстро рассеивающийся оранжевый туман.
        - Это... было... больно... - хриплым, но громким голосом произнёс воин, невероятно быстрым движением ухватившись за копьё.
        Мгновение, и все присутствующие в ужасе ахнули, ибо воин вырвал из своего тела копьё. Не успела железка звякнуть о пол, как раны на теле воина затянулись. Он с хрустом размял тело и сделал шаг в сторону оставшихся защитников. Но те, уже отступившие назад, и даже Сирус Мериан отступил, выдохнули облегчённо, когда воин остановился около своего меча и не пошёл дальше.
        Подняв оружие, он внимательно осмотрел его, и под взглядом воина меч стал накаляться добела! Ещё мгновение - и меч вспыхнул ярким пламенем! Воин медленно опустил меч, оставляя огненный след в воздухе. Сирус видел, как энергия быстро исчезает, впитываясь обратно в незнакомца.
        Ну а Глеб полностью исцелился.
        "Чувствую себя Евпатием Коловратом, только он погиб, а я жив" - Про себя усмехнулся Глеб. После выплеска внутренней силы он чувствовал себя на редкость бодро, а настроение было отличное. Именно поэтому едва не погибший главнокомандующий армией объединения произнёс, глядя на потрясённых защитников крепости:
        - Я даю вам возможность сдаться. Даю слово, что ни одному из вас не будет причинён вред без имеющейся на то причины. - И он показательно убрал в ножны свой меч, мгновенно погасший и принявший своё изначальное состояние.
        - Мастер, атаковать его? - Спросил шёпотом Сируса один из его помощников. Старый маг посмотрел на юного глупца и, покачав головой, ответил:
        - Мне моя жизнь дорога, хотя ты можешь попробовать. Если ума не хватает понять то, что сейчас произошло.
        - Но Мастер...
        - Он жив и здоров после прямого попадания из магической установки! - Маг отвечал исключительно ментально, ибо ругаться вслух было рискованно. Выплеснув эмоции, маг, опустив свой магический посох, уже вслух громко произнёс. - Я сдаюсь на милость победителей!
        Вслед за ним все воины опустились на колено, положив перед собой мечи. Это был знак окончательного и безоговорочного поражения.
        А Глеб думал только об одном:
        - Если Кирва узнает, что сейчас было, мне конец.
        Глава 3.
        - Глеб, чтоб тебя дракон разорвал, ты с ума сошёл?!
        Архимаг узнал. А как ему не узнать, если мой заместитель, чтоб его, был обязан уведомлять Кирву обо всех важных происшествиях. К сожалению, мне не удалось убедить Керита, что разорванные и окровавленные доспехи на мне - это так, ничего серьёзно. Не помогли даже доводы, что у меня ни малейшей раны на теле.
        - Валерий Кириллович, чего вы волнуетесь? Всё ведь закончилось благополучно, а часть вражеских солдат, включая мага уровня "мастер" перешли на нашу сторону и согласились продолжать нести вахту на стратегически важных шахтах. - Попытался я оправдаться хорошей новостью.
        Да, не зря мне пришлось терпеть боль. После демонстрации моих возможностей (От которых я сам чуть коньки не отбросил), противники тут же сложили оружие. А главный в этой крепости, некто Сирус Мериан, вообще присягнул мне на верность. Мои разведчики, к счастью практически не пострадавшие, а просто уставшие, смогли проверить ментально намерения мага. Он действительно хотел мне служить.
        Но Кирву такое прибавление в армии не убедило. Уж очень он боялся, что одна из ключевых фигур его плана, то есть я, внезапно исчезнет с шахматной доски. А это будет означать серьёзные проблемы.
        - Глеб, пойми, кроме тебя и твоего Искусства ничто не способно достаточно быстро воссоединить королевство! - Продолжал ругаться маг.
        Да, кстати, полезная штука, эти переговорные амулеты. Хрен кто на ковёр вызовет! А по телефону что угодно можно стерпеть.
        - А вы? - Спросил я. - Неужели вы не способны командовать войском, используя свой намного больший опыт, нежели мой?
        На том конце "провода" старик тяжело вздохнул, от чего у меня побежали мурашки по спине. Я ни разу не видел мага ни подавленным, ни испуганным, ни даже потрясённым, поэтому этот вздох, в котором чувствовалась боль, страх и... отчаяние... пробрал меня до глубины души.
        - Эльфы вышли на след моих разведчиков, и уже скоро они найдут того, в чьих руках находятся стратегически важнейшие документы, - ответил Кирва шепчущим голосом. - Я стараюсь им мешать по мере возможностей, но через месяц-полтора мне придётся столкнуться с элитой вражеской магической братии. Поэтому я сейчас изо всех сил стараюсь создать для тебя как можно больше големов и артефактов. Потом мне будет просто некогда.
        - А эти маги не выйдут и на меня? - Забеспокоился я. Сражаться с магами, как показала практика, мы пока не способны.
        - Их не заинтересуют дрязги каких-то недоразумных, поэтому они сконцентрируются на мне. - Пояснил Кирва. - Тем более, что на время нашего противостояния я с тобой не буду никак связан. Ни денежной поддержки, ни связи по амулетам, ни подкреплений. Поэтому поспеши с победой над графом. У тебя должно быть собственное графство до того, как я отправлю тебе последние войска.
        - Позвольте спросить. Величей вы мне тоже передадите? - Вопрос действительно важный. Каждый велич стоит двух, а то и трёх големов.
        - Всех простых солдат до единого. - Подтвердил мои надежды маг. - Ты получишь пять тысяч восемьсот величей воинов с семьями, но всё их снабжение, включая магические артефакты, будет на тебе.
        Да! Это замечательные новости! Получается, у меня будет шесть тысяч самых сильных воинов континента! С такой армией объединение королевства - вопрос времени. Правда, есть и другие значительные проблемы...
        - В общем, Глеб, я надеюсь на тебя, - произнёс Валерий Кириллович, - постарайся больше так не рисковать. И не забудь о поисках Хранителей. Возможно, их дары помогут раскрыть твою силу полностью.
        - Я всё понял.
        - Тогда до свидания. И поторопись, любая задержка может спутать карты.
        И маг отключился. Вздохнув, я вытер выступивший незнамо с чего пот со лба, убрал амулет и вышел из кабинета. За дверью, как и ожидалось, стоял Керит, склонивший голову. Стыдно? То-то же, а то взял моду - начальство сдавать!
        - Господин, у меня не был выбора, господин Архимаг лично приказал...
        - Всё в порядке, Керит, - я ободряюще похлопал его по плечу, - именно такие как ты больше всего ценятся. Мне, как выяснилось, был необходим разговор с Архимагом. И ты поступил так, как нужно, не поддавшись эмоциям. Я благодарен тебе.
        - Спасибо, господин главнокомандующий! - Обрадованный минувшей расправой заместитель вытянулся и отдал честь, словно мы были на официальном мероприятии.
        - Ладно, друг, пойдём. Насколько всё готово? - Спросил я, двинувшись к выходу из донжона.
        - Станция установлена, связь налажена, армия и обозы готовы выступить прямо сейчас, - ответил велич.
        ***
        Мы покидали крепость как триумфаторы. Конечно, не было ни звука оркестра, ни радостных криков или чего-то подобного. Просто за нашей спиной оставались две важные крепости, над которыми развевался образ белого волка, которые ещё утром принадлежали графу. А дальше нас ждут просто изнурительные переходы от одного баронства к другому. Не думаю, что нам смогут оказать хоть малейшее сопротивление.
        - Господин главнокомандующий, вот пленники. По вашему приказу мы допросили каждого, результаты предоставлены сотнику Наирену. - Отчитался разведчик, когда мы добрались до того самого моста, который хотели сначала взорвать.
        - Благодарю. - Кивнул я величу. - Все трофеи передайте переписчику.
        - Так точно, господин главнокомандующий. - Велич отдал честь и побежал раздавать команды нескольким големам, мёртвой хваткой держащим потрясённых при виде нашего войска солдат, мирно спавших ещё несколько часов назад в своих казармах.
        Несмотря на то, что передвигались мы достаточно быстро и от плана не отставали, я волновался. Складывалось чувство, что мы везде опаздываем. Возможно, на это повлияла задержка в крепости, не знаю. Но я опасался, что и в деревне, до которой мы доберёмся уже через час-полтора, придётся задержаться.
        Поэтому я подозвал Керита, ехавшего рядом, и сказал ему:
        - Напомни мне, каков гарнизон в деревне?
        - Десять наёмников-пехотинцев, плюс возможно столько же деревенского ополчения, хотя оно вряд ли есть. - Ответил заместитель.
        - Отлично. Тогда собери отряд из пятнадцати всадников, пусть они отправятся вперёд и возьмут деревню.
        - Господин, можно отправить наш авангард вперёд. Тридцать всадников вполне успешно возьмут деревню, а големы вокруг деревни перехватят любого. - Предложил велич.
        - Отлично! - Потёр я довольно руки. - Отдавай приказ и добавь, чтобы постарались никого не убивать. Максимум покалечить, но лучше просто взять в плен.
        В достаточно крупную деревню мы входили как победители. Конечно, никто нас не встречал с радостными криками, но и на вилы поднять не пытались. Вообще, местный народ на диво спокоен к смене власти. Видимо, это происходило настолько часто, что крестьяне просто перестали реагировать.
        Деревня на самом деле была крупной, что меня несколько удивило. Откуда на самой границе, в месте, где нет достаточно крупных городов, где не проходят и близко крупные торговые пути, и где нет даже достаточного количества пахотных земель - одни холмы и лес. Об этом я и спросил Керита, на что тот, проявляя завидную осведомлённость, ответил:
        - Местные горные хребты славятся своим богатством на драгоценные руды, поэтому сюда и стягивались различные рудознатцы и наёмники, услуги которых просто необходимы горнякам.
        - Стягивались? А сейчас не стягиваются? - Удивился я.
        - Насколько я успел узнать, граф взял под контроль эту деревню и ввёл огромные налоги на добычу любой руды, - пояснил заместитель, - в итоге, доходы населения значительно упали, люди стали разъезжаться, и в итоге деревня грозила вымереть, а граф бы вполне спокойно, не теряя репутации, поставил здесь крепость.
        - И зачем такой долгий путь? - Удивился я. - Если земли принадлежат ему, то мог бы и без оглядки на местных ставить крепости.
        - Всё дело в том, что большинство владений графа - это вассалы, тогда как окружающие его сильные соседи и без вассалов сильны и владеют обширными территориями, - сказал заместитель, - и если граф начнёт притеснять своих вассалов, то грозит потерять их поддержку и вообще лишиться независимости.
        - Интересное дело, - задумчиво пробормотал я, поглаживая всё отрастающую бороду, - получается, наш первый крупный противник сам по себе слаб? Это многое меняет. И что-то мне подсказывает, что основное войско графа составляют солдаты от вассалов.
        - Возможно, - не стал отрицать велич, - и что нам это даёт?
        - Это значительно меняет наши планы. - Покачал я головой, вздохнув. Видя непонимающее лицо заместителя, я пояснил. - Смотри, в данный момент мы для покорённого народа выглядим очередными захватчиками. Соответственно, наша власть держится исключительно на силе. А что будет, если мы уничтожим войско графа, состоящее из сынов подконтрольных нам земель? Нас возненавидят.
        - Но ведь мы не можем не вступать в бой, - сказал велич, нахмурившись.
        - Вот именно. - Вздохнул я снова. - Поэтому нужно что-то придумать. И как можно скорее. Почти наверняка придётся снова задействовать разведку...
        В деревне мы надолго не задержались. Все пленённые солдаты, за исключением офицеров, были выходцами из местного населения. Граф же присылал только управляющих, надзирателей и офицеров для командования ополчением. Поэтому первым очевидным шагом, после тщательного допроса, конечно же, было освобождение военнопленных.
        Дальше я провёл личный разговор с местным старостой. Не с управителем, нет, а именно с народным представителем. Из-за притеснений графа он имел достаточно ограниченную власть, в основном разрешая бытовые споры, но теперь я планировал сделать его главой деревни. Разговор вышел долгим, и в основном я занимался прощупыванием этого человека, оказавшегося вполне достойным.
        Перед разговором со старостой я ознакомился с частью основных документов, в основном касающихся расходов и доходов с этой деревни. Налоги были поистине грабительскими, но приносили существенные деньги владельцу деревню. Но, как выяснилось уже из разговора со старостой, сама деревня требовала материальных вливаний.
        Керит, с которым мы провели короткий разговор, предложил одну дельную мысль. Освободить население от налогов полностью, но и не вливать ни единой монеты. Пусть деревня сама себя обеспечивает, но единственное, что я требовал твёрдо - беспрекословное подчинение всех жителей деревни и старосты в частности моей власти. Никаких исключений.
        Вдобавок ко всему требовалось решить дело с добычей руд, ведь просто так оставлять это золотое дно было преступно. У меня уже появилось несколько идей, в том числе и создание собственного скупочного пункта в самой деревне, чтобы все добытчики имели возможность оперативно и по хорошей цене продать руду. И мне выгода, и им. Но это потом.
        - Значит так, - начал я произносить заключительные слова в разговоре со старостой, - сейчас вы созовёте всех жителей деревни и при всех признаете свою власть и объявите мои приказы. Их полный список вы получите от моего заместителя.
        - Я всё понял, господин, - кивнул мужчина лет пятидесяти, староста. - Можно один вопрос?
        - Конечно, - кивнул я.
        - У вас хватит сил победить графа? Просто если вы проиграете, то нас всех ждёт серьёзное наказание. - Староста был предельно серьёзен. И тут я решил прощупать почву.
        - Скажите, а граф призывал ваших мужчин для службы в своей армии?
        - Да, тридцать четыре мужчины служит в дальних землях графа, - подтвердил староста, - а те, кого вы отпустили сегодня, родом из тех земель, где служат наши мужчины.
        - Спасибо, я всё понял. - Кивнул я. - А теперь попрошу на выход.
        Всё прошло достаточно быстро, чему я был несказанно рад. Естественно, даже для такой мелкой победы мне пришлось надеть парадный доспех, броню для танка, чтоб её. Но в принципе я был очень доволен. Прибыльные земли, важнейшая информация и почти полное избавление от бумажной волокиты. Староста сам всё сделает.
        И в довершение ко всему, когда мы выходили из деревни по направлению к центру этого баронства, нас встретили амнистированные солдаты. Те самые сорок всадников, чьих коней вели вместе с обозом, благо, в местных казармах нашлось достаточно еды для них, и десять пехотинцев. Хотя, в нательных рубахах и простых штанах они все смотрелись одинаково.
        - Господин! - Вышел вперёд и присел на колено один из солдат, когда я жестом приказал колонне остановиться. - Позвольте обратиться к вам!
        - Что вам нужно? Только быстро, война не терпит промедлений, - произнёс я, натянув на лицо маску истинного короля - минимум эмоций, максимум надменности. Хотя самому было смешно.
        - Мы все... господин, мы хотим присягнуть вам на верность! - Неожиданно произнёс не поднимавший головы воин. - Мы слышали, что вы хотите одержать победу над графом. И мы бы хотели сражаться на вашей стороне в этой войне!
        - А что вам мешает просто вернуться домой? - Удивился я.
        - Граф семь лет назад издал указ, по которому любой солдат, без приказа покинувший место своей службы, объявляется дезертиром и подлежит суду. - Ответил воин. - Мы уже преступники, раз не мертвы. И... от имени всех бывших солдат гарнизона прошу вас принять от нас клятву верности и позволить сразиться с графом!
        - Что скажешь, Керит? - Повернул голову, спросил я.
        - Думаю, не стоит разбрасываться воинами, - ответил заместитель, - гарнизоны в городах долины достаточно объёмны, чтобы иметь подавляющее преимущество над графом.
        - Хм, ну что же... - я повернул голову в сторону замерших в ожидании амнистированных воинов. - Я приму вашу клятву прямо сейчас. Вы станете равноправной частью моего войска, примите законы моей власти и будете сражаться за мой флаг.
        - Мы согласны, господин. - Ответил не только стоявший на колене воин, но и бывшие за его спиной солдаты.
        Выйдя вперёд, я слез с коня, громко опустившись на землю. Мои массивные доспехи грохотали, как самый настоящий танк, но внешне увеличивали мои габариты, что было одним из самых важных качеств. Я возвышался даже над самым высоким из собравшихся мне присягать. К сожалению, отработанной процедуры принятия присяги у нас не было, но это же не повод отказываться от полусотни солдат?
        Все воины вышли вперёд и опустились на одно колено. На несколько минут повисла тишина, отчего я несколько занервничал, но тот воин, что говорил со мной перед этим, громко закричал слова клятвы:
        - Перед лицом богов, вверяя свою честь и жизнь на их суд клянёмся! С полной отдачей нести службу под флагом белого волка, сохраняя честь и доблесть настоящих воинов!
        - Клянёмся! - Прокричали все. Хм, а мне это нравится, хоть прямо сейчас записывать клятву.
        - Защищать владения своего феодала, его честь и имущество! - А вот это мне не очень нравится, но сойдёт.
        - Клянёмся!
        - Следовать законом, установленным феодалом, тщательно следить за их исполнением и карать провинившихся по всей строгости закона!
        - Клянёмся!
        Все присягавшие на верность встали, давай понять, что клятва окончена. Вот и отлично, а то долгие церемонии мне не очень нравятся. А теперь, видимо, слово за мной? Ну что же, скажем пару торжественных фраз, да и покинем наконец эту деревню.
        - Отныне вы все солдаты моего войска! И наравне с моей личной гвардией вы будете охранять честь и достоинство меня и моих подданных. Керит, займись распределением наших новых соратников.
        - Как прикажете, господин. - Кивнул сотник и, спрыгнув с коня, направился к новобранцам. Дабы не задерживать нас больше необходимого, он сразу направил их к оставшемуся в конце колонны обозу.
        И вот пополнившееся войско идёт дальше. Небо уже потемнело, солнце давно скрылось за вершинами гор, но войско неустанно двигалось вперёд. А заночевали мы уже во взятом городке Треимери.
        ***
        Весь север долины мы взяли меньше, чем за четыре дня, большую часть из которых тратили на установку пока что временных станций, а возвращались по берегу реки, захватывая оставшиеся баронства. Карта моих владений стремительно расширялась, а я уже мог назвать себя графом, пусть и с натяжкой. В войске остался всего один взвод големов, а остальные остались в захваченных центрах баронств и важных крепостях в качестве гарнизона.
        Но численность армии уменьшилась не сильно, ведь в каждом взятом городе находились солдаты, которые тоже не сильно хотели воевать, только желали вернуться домой. А если учесть, что с нами шли уже присоединившиеся солдаты, которым я пообещал хорошее вознаграждение после победы над графом, то армия моя увеличилась почти на две сотни воинов..
        Архимаг сообщил, что уже через три-четыре дня пришлёт мне ещё один батальон големов, чему я был несказанно рад, но больше бы обрадовался сотне величей. Мне они как-то больше нравятся, чем деревяшки. Впрочем, грех было жаловаться на пополнение армии в полтысячи умелых и исполнительных воинов.
        - Господин, что вы будете делать с войском графа? - Спросил Керит, когда размеренно шли по утоптанной дороге к Аридейре, бывшей совсем рядом.
        - Есть у меня одна мысль, - признался я, - за сколько вы сможете построить мост?
        - Если задействовать все силы, то за два-три дня, - ответил велич.
        - То есть, если мы начнём сразу по прибытии в деревню, то успеем построить переправу за несколько дней до того, как граф с войском подойдёт к выбранному нами для боя месту?
        - Да, - кивнул Керит.
        - Скажи мне, друг, а какое поселение с той стороны реки будет ближайшим к нашему мосту? - Уточнил я.
        - Албери, столица графства, - ответил не понимающих, куда я клоню, заместитель.
        - В нашей армии есть около полсотни тех, кто были единственными мужчинами в семье, а из-за призыва в армию им пришлось оставить на произвол судьбы свои семьи. - Сказал я, - И я хочу их демобилизовать, оставив им имущество и выплатив каждому по пять золотых. А теперь скажи мне, Керит, куда направится демобилизованный, спешащий домой солдат, в первую очередь?
        - Домой? - Предположил велич.
        - Он пойдёт в трактир и напьётся. Деньги есть, свобода дана, а скоро вернётся в семью. А теперь скажи мне, граф начал собирать армию?
        - Да, все вассальные земли дали ему отряды воинов, всего получилось около шестисот плохо вооружённых крестьян.
        - И где граф собирает свою армию?
        - В Албери, - всё ещё не понимая, что я хочу сказать, ответил заместитель.
        - У графа нет столько места, чтобы разместить в казармах такую армию, поэтому солдаты будут размещены на постоялых дворах города. Где уже вовсю будут отмечать демобилизованные солдаты, рассказывающие, какой хороший правитель противостоит графу, какой он щедрый и справедливый. Теперь понимаешь? - Спросил я заместителя.
        - Вы хотите таким образом подорвать боевой дух армии графа? Или, может быть, хотите, чтобы часть войска перешла на вашу сторону или отказалась биться вообще? - Догадался наконец-то велич.
        - Наконец-то, - выдохнул я облегчённо, - но остаётся самая главная проблема - маги. Граф имеет личное войско в две сотни элитных наёмников и почти десяток разношёрстных магов, среди которых есть и мастера. Конечно, мы можем собрать наших разведчиков в кулак и тем самым подавить вражеских магов и обеспечить себе уверенную победу, но это слишком рискованно.
        - Возможно, удастся организовать на них засаду, или же в бою атаковать силами вашей гвардии. Не думаю, что крестьяне и даже "элитные" войска графа нас хотя бы задержат. - Предложил Керит, но я покачал головой.
        - Нам предстоит это тщательно обдумать, поэтому жду всех старших офицеров и тебя завтра в полдень. - Сказал я. - А теперь ты мне скажи, что там с южными землями?
        - Разведчики буквально несколько часов назад вернулись в деревню и ожидают лично вас для разговора, - ответил Керит, сам удивившейся подобным поведением разведки.
        - Что-то серьёзное?
        - Один из разведчиков серьёзно ранен, двое отделались лёгкими ранениями. - Нахмурился Керит, положив руку на рукоять своего клинка.
        - Так, это уже интересно, - произнёс я задумчиво, - кто мог такое сделать с нашими разведчиками? Надеюсь, это не спутает нам планы.
        ОТСТУПЛЕНИЕ
        ТРИ ДНЯ НАЗАД, ЮЖНЫЕ БАРОНСТВА ДОЛИНЫ, РАЗВЕДКА
        Стандартный отряд из трёх разведчиков быстро, но с осторожностью передвигались по землям южного баронства, двигаясь по следу чёрной магии. С каждым километром эманации тьмы усиливались. Уже давно исчезли все птицы, животные если и попадались, то в крайне неприглядном виде.
        Бедные звери были кем-то садистски убиты, вскрыты и, что самое страшное, полностью обескровлены. К сожалению, разведчики небыли сведущи в чёрной магии и даже не знали всего разнообразия обитателей Лайдайи, чтобы понять, что их ждёт.
        Но этих величей не взяли бы в разведку, не будь они талантливыми следопытами и... убийцами. Им множество раз приходилось ликвидировать различных личностей в самых разных уголках континента, поэтому разведчики не боялись и были готовы к отражению любой атаки.
        В какой-то момент не только животные стали попадаться мёртвыми, но и сама природа стала умирать. Всё больше попадалось чёрных деревьев со скрюченными ветками, которые очень быстро вытесняли живой лес. А эманации чёрной магии всё усиливались. И вот лес расступился, а перед величами предстала деревня.
        Деревня была небольшой, на тридцать домов всего. Но сейчас там никого не было. Частокол во множестве мест был проломан, брёвна вытащены из земли и отброшены на большое расстояние, а почти от всех домов остались лишь обугленные остовы. Разведчики тут же обнажили клинки, приготовили атакующие заклинания и медленно вошли в деревню, где разделились для осмотра.
        Самым странным было то, что не было ни одного трупа. Следы крови были, попадались даже части тела, но самих тел не было. Зато были следы волочения, ведущие все в одном направлении - к западным воротам. Но разведчики продолжали осмотр деревни, выискивая малейшие детали, могущие оказаться важными.
        Один из разведчиков, двигаясь вдоль деревенской стены, замер. Прямо перед ним, словно цветок на пепелище, лежала молодая девушка. Она была одета в слегка испачканную белую ночную рубашку, её длинные светлые волосы точно подходили к бледной, как у больного, коже. Разведчик осторожно приблизился к телу и, коснувшись плеча девушки, перевернул её на спину.
        Девушка была на диво хороша, её тонкие, почти аристократичные черты идеального лица, без единого дефекта, совершенно не подходили к этому месту. Разведчик приложил руку к шее в том месте, где была сонная артерия. Пульса не было.
        Но, убрав руку от шеи девушки, разведчик увидел на своей перчатке следы свежей крови. Повернув голову тела, он увидел на шее, точно там, где проходила артерия, две глубоких дыры, словно девушку убили шилом. Но больше ничего интересного не было. Разведчик отошёл от тела и двинулся дальше.
        Он сделал только два шага и замер. Острый слух велича, усиленный тренировками и магией, уловил позади тихий шорох. Резко обернувшись и встав в боевую стойку, разведчик увидел стоящую на ногах мёртвую девушку, сверлящую его голодным взглядом красных глаз. Девушка зашипела, сгибаясь и открывая рот, в котором отчётливо были видны два длинных клыка.
        Со скоростью выпущенной из самого тугого лука стрелы девушка рванулась на разведчика, который сделал лишь один короткий шаг вперёд. Тело девушки пронеслось мимо него и упало, а голова отделилась от тела и покатилась по земле. На окончательно мёртвом лице застыла уродливая маска яростного хищника.
        - Внимание всем. - Разведчик взял амулет связи и связался со своей группой. - Остерегайтесь трупов, они могут оказаться маскирующимися монстрами.
        Убрав амулет, разведчик двинулся дальше. Через три минуты группа стояла около западных ворот, куда вели следы волочение. Дальше они по прямой уходили в одну сторону - в чёрный лес, за которым виднелись шпили крепости или замка. Группа уверенно двинулась по следам, сообщив другим группам о своём маршруте.
        На следующий день группа не вышла на связь.
        А в это время другая группа вышла на выжженный, ещё дымящийся участок дороги, просто усеянный телами. Перевёрнутые телеги, тела лошадей, изуродованные трупы и подавляющие эманации смерти. Разведчики стали осторожно приближаться к этому месту, когда амулет связи ожил:
        - Внимание всем. Остерегайтесь трупов, они могут оказаться маскирующимися монстрами.
        Разведчики удвоили осторожность и, приблизившись к ближайшему трупу, магическим усилием перевернули его на спину. Это был бледный, как все остальные, мужчина, на груди которого красовались четыре глубоких полосы, близких друг к другу. Похоже на удар когтями.
        Соблюдая осторожность, один из разведчиков достал кинжал и, приблизившись к телу, вонзил клинок в грудь трупа, туда, где было сердце. Точно, без промаха. И тут же мужчина ожил, широко раскрыл глаза с красными зрачками, закричал ужасным нечеловеческим голосом, обнажая длинные белые клыки, и осыпался прахом.
        И тут же все, до единого, трупы поднялись на ноги и дико закричали. Это были не нормальные разумные, но дикие звери, принявшие человеческий облик. Их было около трёх десятков, что не было обнадёживающим фактором для не дрогнувших величей, приготовившихся к бою.
        Но на них не стали нападать. Наоборот, монстры как-то жалобно зашипели и разошлись в стороны. Тонкий слух разведчиков уловил едва слышные шаги, приближающиеся со стороны леса. Профессионалы мгновенно определили, что приближалось два прямоходящих существа, весом как простой разумный. И точно, из леса, расплываясь, но не скрывшись от магического взгляда разведчиков, выплыли две фигуры.
        Выглядели они как представители местного народа, но имели бледноватую кожу. Одеты были в обычную походную одежду, без единой металлической вставки. Из оружия лишь жалкие рапиры на поясах. Эти двое незнакомцев, выглядевших как двое молодых мужчин, внимательно оглядывали разведчиков прожигающим взглядом красных глаз, неспешно приближаясь.
        Внезапно разведчики ощутили мощнейшее воздействие магии, причём, ментальной. И если бы они не были мастерами именно в этом направлении магии, то наверняка бы уже проиграли бой. А так вредоносное воздействие просто бессильно прошло мимо воинов, не рисковавших сразу атаковать.
        - Какой интересный ужин к нам пришёл! - Широко улыбнувшись, один из мужчин облизал губы. Второй посмотрел на него с недовольством и произнёс с такой интонацией, словно извинялся:
        - Прошу нас простить, но мы вынуждены убить вас дабы утолить свой вечный голод.
        Две фигуры на глазах растворились в воздухе, но это лишь так казалось, ибо на самом деле они так быстро двигались, что увидеть их было проблематично. Разведчики стояли спина к спине, готовые ко всему. Вот один стремительным взмахом кинжала отбил выпад рапиры, едва не разрубив клинок противника.
        И тут же на разведчиков посыпался град ударов, стремительных и смертельно опасных. Удары были очень быстрыми и сильными, от чего первые небольшие, но кровоточащие раны появились на телах величей.
        Так дальше продолжаться не могло. Один из разведчиков, поймав момент, использовал заклинание самостоятельного удара. Длинный кинжал, наполненный магией, сам нашёл врага и ударил точно ему в грудь. Монстр лишь успел ударить рапирой в ответ, а та пробила плечо велича, не причинив ему особого вреда. Это ведь не меч. А сам враг, застонав, на глазах задымился и через секунду осыпался на землю гнилыми костьми.
        Второй вампир отошёл в сторону, смотря на противников полными ненависти глазами. Осмотрев отошедших в сторону слуг, тупых существ, ни на что не годных, он коротким ментальным посылом приказал атаковать. И три десятка монстров, с громким яростным рыком, навалились на разведчиков.
        Те использовали весь потенциал своих мощных тел, развивая большие скорости и каждым ударом уничтожая одного противника. Активно использовалась магия, оказавшаяся эффективной. Но перед смертью монстры успевали оставить царапину на телах величей, которые стали уставать от потери крови.
        А стоявший в стороне мужчина, одуревший от запаха крови, пригнулся и молнией рванулся на ближайшего разведчика. Тот, сдерживавший напор сразу семи монстров, не успел среагировать. Мужчина выпрямил пальцы на руке и сильнейшим ударом ударил велича в бок, пробивая его насквозь. Разведчик от невыносимой боли выгнулся, от чего пропустил несколько очень болезненных ударов от мелких монстров, принявшихся раздирать раненого.
        А мужчина, отогнав от израненного и умиравшего противника мелких слуг, нагнулся и, втянув запах невероятно манящей крови, открыл рот, обнажив длинные клыки, и нагнулся к шее. Но остальные два велича, почувствовав критическое состояние товарища, не задумываясь активировали все свои боевые амулеты.
        Волна пламени испепелила их противников, не причинив вреда самим величам. А следующее мощное заклинание воздуха, имевшее подходящее название "таран" отправило склонившегося над величем монстра в полёт до ближайшего дерева. Бедное дерево переломилось пополам, а тело мужчины продолжило движение, проломав высохшие кусты и остановившись от удара об второе дерево.
        - Внимание всем! - Один из разведчиков, пока его товарищ использовал исцеляющие амулеты на раненого, связался по амулету со всеми группами. - Говорит группа два, мы атакованы группой монстров. Некоторые из врагов разумны и опасны! Один из нас серьёзно ранен, мы отступаем!
        Использовав на себя часть ресурса исцеляющего амулета чтобы остановить кровь, разведчик применил остальное на умирающего товарища, подарив ему ещё несколько часов жизни. Теперь бы только добраться до Аридейры, а там ресурса станции может хватить для спасение товарища.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ
        - Кто? - Глядя на изуродованное тело велича, живого только благодаря огромному магическому ресурсу станции и своим товарищам.
        - Неизвестные монстры, - ответил второй разведчик из группы, рука которого была зафиксирована на груди.
        Кто-то не просто сломал кости, но и оторвал часть мяса. От вида величей, которым оперативно присланный Кирвой лекарь оказывал посильную помощь, меня поначалу сильно испугал. Но теперь я чувствовал, как в груди разжигается пожар, а руки до крови сжимаются в кулаки.
        - Они сначала выглядели, как обескровленные трупы, но потом ожили и атаковали нас. За минуту до этого мы получили предупреждение об опасности трупов от другой группы, - продолжил рассказывать истощённый разведчик, - монстров было около трёх десятков. Но потом пришли некие другие монстры, выглядевшие, как нормальные разумные, но на самом деле бывшие такими же монстрами, только с разумом и огромной силой.
        - Обескровленные трупы, говоришь? - Задумчиво произнёс я. - Скажи, а у тех разумных монстров не было таких двух клыков на верхней челюсти?
        - Да, были, - кивнул разведчик. Керит, стоявший рядом со мной, спросил:
        - Господин, вы знаете, кто это был?
        - Догадываюсь, - произнёс я и присел на стул. Чёрт, вот только этого мне не хватало...
        Вампиры. Проклятые кровососы из старых легенд, активно используемые Голливудом последнее время. Если взглянуть на разведчиков, одних из самых опасных убийц, избитых и изуродованных, то можно с уверенностью сказать. Вампиры - это опасные твари, убивающие целыми поселениями ради крови, которые не заслуживают снисхождения.
        - Керит. Собери карательное войско. Мне нужно три сотни големов, архимаг ведь прислал подкрепление, и полсотни величей для личной охраны. - Сказал я заместителю, поднявшись со стула. Велич, естественно, начал противиться:
        - Господин, вы не можете снова рисковать своей жизнью! Посмотрите на разведчиков! - В глаза Керита читалось непреклонное противление. Да как он смеет! Это мои воины едва не погибли, это мои земли и это я здесь командир!
        - Ты не смеешь противиться моему приказу. Или ты пойдёшь против меня? - В глазах всех бывших здесь величей читался настоящий ужас. Пойти против человека для них всё равно, что съесть собственных детей. Ну, может не так, но общий смысл такой.
        - Но господин...
        - Керит, я тебе сказал, что беру с собой три сотни големов, которые плевали на любую ментальную магию с высокой колокольни, и пятьдесят величей, которые будут сопровождать лично меня. Разведчиков было трое - врагов тридцать два. И я не думаю, что южное баронство кишит нечистью.
        - Да, прошу прощения... - Керит покорно склонил голову.
        - Господин главнокомандующий! - В помещение вошёл велич. Он тоже служил в разведке. - Третья группа не вышла на связь. Они не отвечают даже на ментальные позывы.
        Посмотрев на всех затихших величей, я взглянул в глаза Кериту, который поднял голову, и голосом, не терпящим никаких возражений, произнёс:
        - Теперь ты видишь, что мы обязаны немедленно выдвинуться на юг. Оставшиеся здесь големы вполне справятся с постройкой моста, а против трёхсот пятидесяти солдат нашего войска не устоит ни один монстр.
        - Да, господин. Позвольте мне мобилизовать солдат?
        - Иди, и чтобы через час войско могло отправиться в путь.
        Глава 4.
        - И всё же, господин, вам не стоит вступать в бой, - снова начал Керит, когда мы уже двигались по территории южного баронства и приближались к территории, в которой взяла власть чёрная магия.
        - Если потребуется, я не только вступлю в бой, но буду биться один. - Произнёс я. Что-то у меня хреновое настроение, как-то резко реагирую. Ну да поделом, не будет приказы оспаривать.
        Дороги были не ахти какие, но хотя бы было сухо, что не могло не радовать. Сейчас мы двигались к ближайшей деревне, в которой последний раз и была пропавшая группа. Как же хорошо, что они сообщили, где находятся и куда собираются, а то я даже не представлял, где их искать.
        С каждым пройденным километров я всё сильнее ощущал давление. Это не было похоже на атаку врага, да это и не была атака. Просто от окружавшей нас тёмной энергии становилось очень нехорошо, особенно тем, кто обладает магическим даром и не умеет им пользоваться.
        Кони волновались и нередко отказывались идти дальше, движение всё больше замедлялось, и лишь только мой Ворон был спокоен, изредка дёргаясь от резких звуков. Не он один волновался, сама атмосфера этого места пробуждала невероятное желание развернуться и уйти как можно дальше.
        Примерно за полтора километра до нужной деревни пришлось остановиться. Кони отказывались идти дальше, величи с трудом удерживали их, а несколько лошадей и вовсе едва не перевернули телеги с провизией. Так что пришлось свернуть с дороги и встать лагерем в поле, на небольшой возвышенности, которая была достаточно удобна для лагеря.
        - Господин, идти дальше всем войском мы не имеем возможности. - Высказал очевидное Керит.
        - Я знаю, - кивнул в ответ, и по уже практически выработанной привычке стал раздавать приказы, - собери мне всех тех, кто владеет магией, всех разведчиков кроме трёх, которые останутся охранять лагерь, и сотню големов. Мы не должны останавливаться в одном шаге от цели. Ты останешься в лагере и примешь командование на себя. Возражения не принимаются.
        - Вы пойдёте с войском? - Уточнил заместитель.
        - Да. Мы проверим деревню, в случае необходимости очистим её от врагов и постараемся очистить от магии.
        - Вы думаете, это возможно? - С сомнением спросил Керит. М-да, к сожалению, он магией не владеет и теорию не изучал. А мне пришлось, поэтому я кое-что понимал.
        - Такая высокая концентрация магии возможна лишь при наличии некого артефакта, который, обычно, не очень маленький. - Пояснил я. - В случае с тёмной магией возможно жертвоприношение. Ну или просто там творят свои дела сильные маги. Поэтому я и собираю всех магов.
        - А если лагерь будет атакован?
        Чёрт, об этом я не подумал. Впрочем, я оставляю трёх разведчиков, големы легко покрошат и тысячу монстров, а величи защищены амулетами. Так что переживать не о чем, да и в случае чего мы просто придём на помощь.
        - Не беспокойся, вы справитесь. - Подбадривающе похлопал я велича по плечу.
        Керит отправился собирать войско, а я, проверяя всю свою экипировку, вышел к краю лагеря и присел на землю. Небо заволокли густые облака, отбрасывающие мрачные тени на и без того мрачный мёртвый лес. Да ещё и поздняя осень добила природу. В этой полосе достаточно тепло, поэтому снега не выпадет, но холод и сонливость природы всё равно удручают.
        Как же я всё-таки устал. Эти погони, битвы, смерти... как долго человек, не привыкший к подобному, сможет выдержать? Боюсь, что даже после битвы с графом мне придётся недельку отходить. А если учесть, что и выпить нельзя по человечески, да и нечего, то приходится всё выносить самому.
        - Господин, - бесшумно подошедший сзади Керит заставил моё сердце пропустить удар.
        - Ещё раз так подойдёшь, и я точно поседею, - бубня, я поднялся с земли и повернулся к Кериту. За его спиной уже были готовы к выдвижению солдаты. Три сотни големов с командирами и две группы разведчиков по три человека в каждой. Замечательно.
        - По вашему приказу, воины построены и готовы к выдвижению. - Закончил Керит.
        И мы выдвинулись в путь. Двадцать големов впереди, по десять слева и справа, и шестьдесят сзади. А в центре шёл я вместе с девятью разведчиками. К сожалению, маг из меня не самый лучший, поэтому всё дело было поручено разведчикам. Сейчас они, воздействуя своей силой на пространство над деревней, пытаются вычислить источник тёмной энергии.
        - Господин, мы нашли его, - произнёс один из разведчиков. Голос его не выражал ни единой эмоции, впрочем, как всегда, но мне было понятно, что каждый из разведчиков предельно истощён. Теперь мы без магической поддержки.
        - Удалось ещё что-то узнать? - Спросил я.
        Мы уже вплотную подошли к деревне, поэтому все до единого обнажили своё оружие. Первые големы расходились в стороны группами по двадцать голов под командованием офицера, тут же принявшись обшаривать деревню. Я же с разведчиками отправился прямиком к единственному относительно целому месту в деревне - небольшой избе в дальнем конце.
        - Господин, там слишком высокая концентрация тёмной энергии, позвольте мы войдём первыми, - около запертой и целой двери в избу разведчики остановились. Опять заботу проявляют. Впрочем, я только за, когда это уместно! В этой проклятой избе и в самом деле слишком высока концентрация магии.
        Три десятка големов в два кольца окружили избу и были готовы встретить любого противника или беглеца. Всё, можно начинать. Отойдя назад, я встал в стойку, занеся меч и, переглянувшись с разведчиками, кивнул им.
        Один из разведчиков с силой ударил в дверь, едва ли не с косяком выбив его. Но за мгновение до того, как дверь влетела внутрь, этот велич ушёл в сторону. Все замерли, ожидая чего угодно. Но пока всё было спокойно.
        Группа из трёх разведчиков быстро проникла в помещение. Тучи всё сгущались, уже накрапывал первый дождик, так что ни единого солнечного лучика не проникало вглубь избы. Стоило разведчикам сделать первый шаг в помещение, как их поглотила поистине едва ли не осязаемая темнота. От этого по спине даже холодок пробежал.
        Прошло несколько секунд, но ничего не происходило. Неужели пронесло? Так, ждём ещё пять секунд, если первая группа не выходит, заходят следующие. Потом я. Артефакт внутри здания в любом случае нужно достать и уничтожить. Так, всё, вторая группа пошла...
        Раздавшийся взрыв оглушил меня так, что всё тело задрожало. Изба взорвалась, вспыхнув тёмным пламенем, мгновенно исчезнувшим, но на несколько метров в стороны отлетели бывшие внутри здания разведчики. Но самым страшным было то, что все три велича были объяты невиданным чёрным пламенем, не собиравшимся униматься.
        Других разведчиков, не успевших зайти внутрь, отбросило волной на несколько метров в стороны, но лишь я остался на месте, защищённый магией. Встряхнув головой, я привёл себя в чувство и, перехватив меч поудобнее, посмотрел вперёд.
        Посреди оставшегося от дома пепелища стояла женщина. Её возраст был неопределим и колебался от двадцати пяти до пятидесяти. На ней были рваный старые одежды, висевшие лохмотьями, волосы её так же висели грязными лохмами, спадая до пояса. Женщина стояла, слегка согнувшись и опустив голову, при этом водя руками перед собой. А вокруг неё витала огромная энергия тьмы. Чёрт, как же это место пропавшая группа разведки упустила?!
        - Помогите раненым, я с ней разберусь! - Крикнул я поднимавшимся разведчикам, указав на горящих величей.
        Внезапно ведьма (по-другому не назвать) резко вскинула голову, вперившись в меня взглядом сумасшедших глаз с почерневшими зрачками. Её рот растянулся в широкой улыбке, и растянулся почти буквально до ушей. Занеся руки назад, она быстрым движением выбросила их вперёд.
        Мне в грудь словно врезался бронепоезд! Удар был таким, что меня потащило назад. Я тормозил ногами, но это не сильно помогало, лишь на земле оставались глубокие следы от моих тяжёлых сапог. Мать твою, это уже ни в какие ворота!
        - Жалкий мальчик! - Голосом, так же не поддающимся определению возраста, словно убаюкивая, произнесла ведьма. - Ты думаешь, что твои жалкие куклы смогут меня остановить?
        - Офицер, отойдите назад и унесите раненых! - Крикнул я сотнику, командующими големами.
        Тот кивнул и стал быстро раздавать приказы. Непоколебимые големы быстрыми прыжками отошли назад, офицеры, отдав приказы, помогли отнести только что потушенных, но бывших без сознания раненых величей назад. Так что я остался с ведьмой один на один.
        - Скажи мне своё имя, чтобы я знал, чьё имя записать в список убитых мной тварей! - Крикнул я ведьме, делая шаг вперёд. Та, запрокинув голову назад, дико захохотала, сотрясаясь и едва ли не сотрясая саму землю.
        - Смешной мальчик! - Взмах рукой, и снова на меня несётся волна энергии, от которой я ушёл перекатом.
        - Это ты убила людей и создала вампиров? - Спросил я, выдерживая голос твёрдым и двигаясь вперёд.
        - А тебе-то что? - Спросила ведьма, отправив в меня очередную волну энергии, от которой и уклоняться-то почти не пришлось.
        - Я владею всеми баронствами севернее этих земель в долине, и буду владеть этими землями. И я не стану терпеть бесчинств на своей земле и убийство моих крестьян! - В порыве злости я взмахнул рукой.
        Пыль от земли поднялась в воздух, мусор раскидало в стороны, а ведь отшатнулась назад, как от сильного толчка. Это что же... я смог применить магию? Без слов заклинаний? Твою дивизию, да это же прорыв! Только бы понять, как я это сделал.
        - Твои крестьяне уже наполнили мою армию, а скоро и твои воины впитают в себя мощь Тьмы! - Ведьма уже не смеялась. Её лицо исказилось в жуткой гримасе ненависти и злобы. Ведьма стала похожа на семидесятилетнюю старуху, что реально пугало. Но не сильно, когда в твоих руках меч, а на теле доспех.
        Ведьма закружилась на месте, изящно изгибая руки, а вокруг неё стала накапливаться невероятной мощи тёмная энергия. Лицо ведьмы стало стремительно чернеть и искажаться, становясь похожим на какую-то древнюю африканскую маску жреца. Ну, такая аналогия, почему-то именно она мне пришла в голову.
        Я почувствовал, как и вокруг меня стала концентрироваться энергия. Но не тёмная, а... иная. Она не была похожа ни на магию Кирвы, ни на магию моих разведчиков, ни на какую-либо другую магию. Но я сердцем ощущал, что это - моя сила, моя мощь!
        Перейдя на бег, я стал стремительно приближать к ведьме, уже в реальности объятой тёмным пламенем, не причинявшим ей вреда, но дарящим невероятную мощь. Но было видно, что энергия берётся не из ничего, а вытекает обильным потоком из одного единственного места в груди. Из того места, где должно быть сердце.
        Активировав все свои амулеты, прошептав усиливающее заклинание, я забежал на пепелище, оттолкнулся от земли и в прыжке со всей силы ударил мечом. Ведьма, видя меня, замахнулась рукой с отросшими до невероятных размеров когтями и ударила в ответ.
        Вспышка. Рёв подавляющей все чувства энергии. Ощущение локального конца света, дыхание смерти на затылке и матерные слова, которые проносились лишь в голове, ибо рот беззвучно кричал...
        И всё. В один незримый миг всё прекратилось. Энергия тьмы втягивалась в пробитое моим мечом и сверкающее сердце, как в очень мощный пылесос, плечо обжигало сильной болью, и только руки крепким хватом держали рукоять меча.
        - Вот и всё, - прошипел я в чёрное лицо ведьмы и, провернув меч, вырвал его.
        Короткая вспышка света, и вернувшееся в нормальное состояние тело женщины упало на землю. Удивительное дело - женщина была жива! Пускай лицо её мертвенно-бледного оттенка, тело невероятно худое, но грудь женщины медленно поднималось в слабом дыхании. Так, это уже интересно. Тёмная магия практически не ощущается, а то, что есть больше похоже на пятна.
        - Офицер! - Крикнул я сотнику, засевшему за полуразрушенной стеной одного из домов. - Берите тело и в кандалы. Когда придёт в сознание, нужно немедленно блокировать любые попытки колдовства. Позже допросим.
        - Слушаюсь, господин главнокомандующий! - Ответил сотник.
        Убрав меч, я развернулся и пошёл прочь от пепелища. Нужно ещё амулеты восстановить и заполнить магией, а то как-то даже не солидно без магической защиты ходить. Да и плечо болит, когтистая тварь попалась...
        Вдруг то же плечо, которое ведьма пробила когтями, вспыхнуло сильной болью. В тот же миг вспыхнули острой болью бедро и грудь. Чёрт, больно-то как...
        - Господин, в укрытие! - Услышал я чей-то крик.
        А что в укрытие? Уже три стрелы в тело словил, генерал хренов. Только вот что странно. Боль есть, кровь есть, а сознание не теряю! Во рту уже появился металлический привкус от крови, заполнявшей пробитое лёгкое, но даже перед глазами круги не пляшут, хотя ещё недавно хватило бы и смачной оплеухи.
        - Занять позиции, приготовиться к обороне! - Приказал я, выдёргивая стрелу из груди. Из раны густо полилась тёмная кровь, а рана на глазах затянулась. Но неприятное ощущение крови в дыхательных путях раздражало.
        Ко мне подбежал десяток големов, вставших плотной стеной. Использовать солдат, пусть и неживых, как щит? Хм, странно. Так, к чёрту всё, я ведьмы не испугался, что мне, каких-то лучников бояться, что ли? У меня за спиной почти полтысячи солдат!
        - Разойтись! - Приказал я мгновенно исполнившим приказ големам. Выдернув из бедра и плеча стрелы, хромая, двинулся к офицеру, об чей щит со стуком ударилась очередная стрела. - Кто атакует, сотник?
        - Не знаю, господин главнокомандующий! - Ответил офицер. - Но их не меньше десятка, бьют, как настоящие профессионалы. Ни одного промаха.
        - Потери есть? - Спросил я, шагнув вперёд. Метившая в меня стрела ушла мимо.
        - За исключением раненых ведьмой воинов потерь нет. - Ответил сотник. - Господин главнокомандующий, прикажите атаковать.
        - Рано. - Покачал я головой. - Займите позиции в укрытии и ждите.
        Отдав приказ, я похромал к разведчикам, засевшим в какой-то полуразрушенной избушке. Тут же были и обгоревшие величи, которые выглядели очень плохо. Хотя в целом их состояние было относительно нормальным, помощь стоит оказать как можно скорее, иначе у бедняг появится ещё один повод носить маску на лице.
        - Атакуют, - тихо произнёс один из разведчиков, обнажая кинжал. Я тоже, использовав на себя исцеляющее заклинание, приготовился к обороне.
        В деревню тут же словно ураган ворвался. Десяток теней, двигавшихся с невероятной скоростью, перемещались по деревне, сбивая с ног големов и атакуя офицеров, стойко сдерживавших напор. Один из нападавших понёсся на нас, а я успел различить лишь нечёткий образ мужчины.
        - Чёрт! - Выругался я, когда неизвестный сильным ударом кулака в грудь опрокинул меня на землю, выбив воздух из лёгких.
        Атакующий переключился на разведчиков, но те хоть и были истощены магически, но всё ещё оставались первоклассными воинами. А шесть первоклассных воинов - верная смерть для одиночки. Три секунды жёсткого обмена ударами, и, потеряв свою сверхскорость, неизвестный враг отшатывается от моих бойцов, зажимая раненую руку.
        - Живым! - Пытаясь восстановить дыхание, сказал я. - Живым брать!
        Неизвестного врага быстрыми ударами в голову вырубили и положили около стены. Два велича помогли мне встать, а я, с трудом выговаривая слова, прочитал лечебное заклинание. Живительная волна прошлась по телу, возвращая мне нормальное состояние. Чёрт, больно ударил, скотина скоростная!
        - Помогите големам, я не хочу лишиться солдат. - Приказал я разведчикам. Четверо рванулись в бой, лишь двое остались подле меня. Охраняют? Ну что же, я не против, а то в следующий раз вместо кулака меня могут мечом ударить. И тогда никакая магия не спасёт.
        Бой не собирался утихать, неизвестных нападавших всё прибывало, первые сражённые големы уже упали на землю. Мои заклинания не находили своей цели, всё-таки попасть по невероятно быстрому противнику достаточно сложно. Нужно подкрепление.
        Взяв в руки амулет связи, я активировал его. С той стороны тут же "подняли трубку".
        - Господин, мы уже спешим к вам! - Сказал Керит. - Лошади успокоились, мы будем через две минуты! Держитесь!
        - Да не ори ты так, - поморщился я, - поспешить стоит, у нас скоро всех големов покрошат.
        Отключив амулет, я ухватился за меч двумя руками и, видя несущегося мимо нас врага, со всей силы взмахнул клинком. Враг увидел мой удар и упал на колени, наклонившись назад. Теряя скорость, он заскользил по земле, пропуская клинок над собой. Но стоявший рядом со мной велич с силой ударил кулаком по противнику, опрокидывая того на спину.
        - Молодец, - похвалил я, ухватывая за ворот вампира.
        А это был именно вампир. Бледная кожа и клыки убеждали меня лучше всего о принадлежности врага к роду кровососному, а нечисть я не люблю. Поэтому, подняв вампира на ноги, я с силой ударил его спиной об стену дома, потом коленом под дых и, подняв голову вампира, довершающий удар кулаком в висок. Готов.
        Сзади меня послышался звон стали и частые шаги. Разведчики, со скоростью молнии орудуя кинжалами, сдерживали одного вампира. Это был высокий статный мужчина лет пятидесяти, в богатом доспехе на теле и длинным широким мечом в руках. Вампир орудовал клинком с мастерством опытнейшего воина, так что я не сомневался, что моим величам недолго осталось.
        - Моих людей бить? - Концентрируя усилием воли энергию в руке, я стал читать заклинание воздушного тарана. В руках тут же появился хорошо ощутимый комок плотно сжатого воздуха, а благодаря сконцентрированной энергии он наполнился очень большой силой. - В стороны!
        Разведчики слаженно, уклоняясь от вражеских ударов, бросились в стороны. Вампир хоть и был невероятно быстр, но понял наш манёвр только тогда, когда заклинание отправило его в продолжительный полёт. Тяжёлое тело врага ударилось в один из домов, окончательно разрушив его.
        Где там это проклятое подкрепление?! Големы с офицерами уже собрались в одном месте, едва сдерживая напор, один из взводных зажимает глубокую рану на груди и едва стоит на ногах. Ещё немного, и среди величей появятся первые жертвы, что просто недопустимо! Это мы пришли карать, а не они!
        - Всем офицерам сгруппироваться! - Приказал я громко, усилив голос магией. - Големы, всеми силами защищать раненых!
        Приятно быть главнокомандующим, даже куклы слушаются. Так, а что там с вампиром, которого я неплохо так приложил магией? Я не хочу, чтобы мне или моим солдатам ударил в спину такой сильный враг. Там, где ныне под грудой обломков дома лежал вампир, уже отчётливо виделось шевеление - невероятно сильный противник пытается выбраться! А у меня как назло нет возможности усилиться за счёт амулетов.
        Подойдя близко к этим развалинам, я ухватился за большое бревно и, напрягая все свои мускулы, с трудом сдвинул его в сторону, отчасти открыв вампира. Будучи придавленным ещё большей кучей мусора, он лежал, руками упираясь в бревно, сдавливавшее ему ноги. Когда он увидел меня, то тут же попытался ухватиться за горло.
        Движение было очень быстрым, но не настолько, как ещё минуту назад. Всё-таки удар магическим заклинанием - это не шутка. Да и стоявшие подле меня разведчики не дремали, а по скорости они немногим уступали пусть и раненому, но вампиру. А я, прикоснувшись кончиком своего меча к горлу противника, произнёс:
        - Не дёргайся, кровосос, если не хочешь ощутить всю прелесть перерезанного горла. - Вампир сверкнул на меня взглядом полных бессильной злобы красных глаз, но дёргаться перестал.
        - Господин! - Сзади раздался взволнованный голос Керита. Не прошло и пятилетки! - Вы в порядке? Вам нужна помощь?
        - Со мной всё в порядке, - ответил я, скрывая улыбку.
        Приятно, когда о тебе заботятся, а ещё приятнее, когда врага наказали. Полные сил величи без проблем нейтрализовали и захватили в плен всех вампиров, это я видел уже отсюда. Связанных кровососов ставили на колени в ряд неподалёку от нас.
        - Достать его и связать. Допрашивать будем прямо здесь. - Приказал я. Вампир, зашипев аки гадюка, которой на хвост наступили, произнёс, словно выплюнул:
        - Проклятые прихвостни! Вы победили в битве, но наш род никогда вам не сдастся!
        - А вот это мы сейчас и обсудим, - произнёс я спокойно, потом повернулся к Кериту и сказал, - переправь сюда всё наше обеспечение и всех солдат. Скоро мы должны выступить по направлению к тому замку. По поводу этого замка информации новой нет?
        - Нет, господин, - покачал головой Керит. Потом, указав на окровавленное плечо, спросил. - Вы ранены? Позвольте, я приведу медиков.
        - Не стоит, это просто кровь, - я показательно провёл рукой по плечу, демонстрируя, что даже шрама нет. - Поспеши с обозом, я не хочу потерять обеспечение, когда цель так близка.
        Поклонившись, заместитель ушёл раздавать приказы, а я стал наблюдать, как величи сноровисто ведут связанного и не пытающегося вырваться, видя окружившее площадку, где собрали всех пленённых, вампира. По внешнему виду он выглядел представительнее своих сородичей, имел шикарную массивную броню с полустёртым львом на нагруднике. Думаю, предстоит очень интересный допрос.
        И вот, в окружении сотни воинов, готовых в любом момент разорвать кого угодно, я стоял перед одиннадцатью вампирами. Большая часть из них была без сознания, но, как оказалось, ни одного вампира не было убито. Тяжело раненные были, а убитых ни одного. Потрясающий результат, должен отметить.
        - Итак, позвольте представиться, - начал я, глядя в глаза бывшим в сознании вампирам. Многие из них были молоды, но я не мог с уверенностью сказать, что даже Кирва их старше. - Меня зовут Глеб, я главнокомандующий армией Гардарики, а по совместительству новый владелец этой земли. Вы догадываетесь, почему мне лично пришлось прибыть в эти земли?
        Вампиры молчали. В их глазах читалось если не удивление, то непонимание точно. Чего это они? Ладно, неважно, продолжим:
        - Ранее я получал информацию об использовании в этих землях чёрной магии, а накануне узнал, что один из моих воинов серьёзно ранен, а трое пропали без вести после нападения вампиров. И стоило мне только прибыть, как меня атаковала ведьма, использовавшая очень сильную чёрную магию. Пришлось и её нейтрализовать, - глаза вампиров округлились, лишь главный сохранял каменное выражение лица. - А теперь скажите, что мне с вами сделать? Вы атаковали нас и меня лично, значит, мне следует вас казнить. Но что-то мне подсказывает, что вы можете меня переубедить.
        - Если ты не лжёшь по поводу ведьмы, то мы будем говорить, - после недолгого молчания, всё-таки произнёс главный вампир.
        - Хорошо. Приведите её! - Приказал я величам. Те уже через пять секунд привели пришедшую в сознание достаточно молодую женщину, испуганно дёргавшуюся при виде воинов. А стоило её вывести к вампирам, как ведьма закричала и пыталась вырваться.
        Вампиры потрясённо смотрели на бившуюся в припадке колдунью, не веря своему счастью. Похоже, я поступил очень правильно, приведя её сюда. После немой сцены, нарушаемой лишь выкриками ведьмы, которую пришлось успокаивать хлёсткой пощёчиной, главный вампир произнёс, посмотрев мне в глаза:
        - Это вы победили её?
        - Да, мне пришлось вонзить свой клинок в её сердце, впрочем, как видно, это не сильно помогло. - Хмыкнул я, глядя на здоровую женщину, на чьей одежде красовалась большая дыра от моего меча. - Похоже, она вас очень рада видеть.
        - Эта ведьма больше семисот лет истребляла нашу семью, - заговорил вампир. - Со времён королевства наш род жил в этих землях, а некогда мы были приближены к королевской семье, но сейчас от былого величия остались лишь руины. Но даже после этого мы продолжали поддерживать порядок на наших землях, некогда бывших герцогством.
        - И что же случилось, что целая семья вампиров потеряла столько могущества? - Спросил я.
        - Она с нами случилась. - Чуть ли не рыкнув ответил вампир, недвусмысленно клацнув зубами в сторону повисшей на руках величей ведьмы. - Семьсот лет назад эта ведьма затуманила разум части наших братьев и заставила их восстать. После этого кровь лилась рекой, деревни и целые города вырезались отступниками, командовавшими ордами тварей, созданных чёрной магией.
        Ведьма неожиданно улыбнулась и дико захохотала, снова забившись в конвульсиях. М-да, не завидую я двум величам, которым приходится держать эту ненормальную. Хорошо хоть магии в ней не чувствуется, да и то на ведьму нацелены десятки клинков.
        - Твои любимые кровососы сами ко мне пришли, - всё ещё улыбаясь, произнесла ведьма. Вампир клацнул зубами от злобы, но сдержался, - с какой же радостью они принимали силу великого Господина, который в любом случае подчинит и ваш жалкий род, и твою жалкую армию.
        Последние слова адресовались уже мне. Так, а вот эту наглость я прощать не намерен! Мне плевать, кто её господин, до тех пор, пока она убивает мирных людей и творит чёрную магию в моих землях, я буду нещадно бить эту ведьму и всех её прислужников.
        Краем сознания я ощутил, как пробудившаяся энергия вновь растекается по телу. Но на этом я не концентрировал внимания. Мгновенно приблизившись к ведьме, я сжал её горло мёртвой хваткой и стал медленно поднимать вверх, пока ноги ведьмы не стали бессильно болтаться в воздухе.
        - Я уже победил тебя, и мне это не составило труда. И твой господин падёт от моей руки, если осмелится вторгаться в мои земли и нарушать мои законы. Тебе ясно? - Ведьма, судорожно пытавшаяся расцарапать мою защищённую руку, внезапно задрожала всем телом.
        Её глаза закатились, из рта пошла пены, а из горла вырывался лишь предсмертный хрип. Выпустив пальцы, я заставил тело умирающей непонятно от чего ведьмы упасть на землю, где она продолжила биться в припадке.
        - Её господин забрал плату за могущество. - Прокомментировал происходящее вампир.
        - И что это за плата? - Поинтересовался я, отходя от дёргающейся ведьмы.
        - Душа. - Ответил коротко вампир. Но от этого ответа стало не по себе, а по спине побежали мурашки.
        Просто... тот, кто даёт силу в обмен на душу, однозначно ассоциировался с одним существом - с Дьяволом. Если это действительно он, то не подписал ли я себе смертный приговор, пообещав его прикончить? Впрочем, какая разница? Кирва обещал, что его замок неуязвим даже для богов, так что можно укрыться там, если вдруг что.
        - Ну что же, в бездну ей и дорога, - произнёс я, - так что, продолжим разговор? Так вот, мои разведчики сообщили, что им удалось убить ещё и одного вампира. И тут дилемма. Если этот вампир был членов вашей группировки, то я вынужден прибегнуть к самым суровым мерам. Если же нет, то между нами возможен диалог.
        - За последние дни мы не несли никаких потерь, значит, вы убили отступника, - без сомнений произнёс вампир, глядя мне прямо в глаза. Чёрт, а взгляд у него тяжёлый.
        - Допустим. Ещё вопрос - тот замок вдалеке принадлежит вам? - Указал я на видневшиеся отсюда шпили.
        - Да, это наш родовой замок. - Кивнул вампир.
        - В том направлении недавно отправились трое моих воинов и пропали. Они у вас? - Снова спросил я.
        - Те три странных воина, вооружённых одними ножами и владеющими магией? - Уточнил вампир. И ведь ухмыляется ещё, зараза! Хочет показать, что мои воины для него ничто? - Они сейчас в нашей темнице, целые и почти невредимые. Возможно, они будут отпущены, а возможно убиты.
        - Ты смеешь мне угрожать? - Нахмурился я. - Все земли долины принадлежат мне, и любое неподчинение будет караться. Прямо сейчас я могу убить тебя, твоих сородичей, а через час сравнять замок с землёй. И торговаться со мной не стоит, здесь я закон, и я исполнитель.
        - Ты слишком юн, чтобы указывать мне, - снова усмехнулся вампир. Я почувствовал, как от ярости снова пробуждается энергия, но подавил её. Не пристало главнокомандующему поддаваться эмоциям.
        - Раз так, тогда мне придётся убить вас всех и потом убить всех в замке. Мне неподконтрольные противники не нужны. Керит! - Одного выкрика хватило, чтобы понятливый заместитель поднял руку, приказывая стоявшим за спиной вампиров величам обнажить мечи и занести их над пленными.
        - У тебя есть последний шанс спасти себя и свою семью, - сказал я нахмурившемуся вампиру, обнажая свой меч. Придётся самому стать палачом.
        Вампир посмотрел мне в глаза, убеждаясь в серьёзности моих намерений, переглянулся с остальными вампирами. В их глазах читалась такая гамма эмоций, что даже у меня рука дрогнула. Ну ничего, величи не пожалеют. Главный вампир, тяжело вздохнув, замолчал на некоторое время и произнёс:
        - Я согласен на твои условия. Мы примем твою власть и подчинимся законам, но только в том случае, если вы обеспечите все условия для жизни моей семьи.
        Я не удержался от улыбки. Сработало! В общем-то, несложная комбинация помогла мне избежать ненужной крови, да и сохранить жизни пленённым разведчикам. Не думаю, что в случае бойни вампиры пожалели бы пленников. Посмотрев на Керита, я едва заметно кивнул и тот, понимая мой намёк, приказал убрать оружие.
        - И почему всегда приходится доводить до крайности? - Спросил я вслух и приказал развязать верёвки на руках вампира. Тот, получив свободу, поднялся на ноги, потирая затёкшие запястья.
        - Я собираюсь прогибаться под трусливого правителя, - пояснил вампир и, протянув мне руку, представился. - Меня зовут Гремиран дель Дивириан, бывший герцог анд Кириден.
        Пожав ему руку, что послужило превосходным жестом налаживающегося сотрудничества, я ответил:
        - Очень приятно. Ну что, Гремиран, изволь проводить нас в свой родовой замок. И да, тебе придётся сменить герб.
        - Да будет так. - Окончательно признал мою победу вампир.
        Глава 5.
        К замку Кириден мы шли по окружной дороге, ибо наше большое войско не могло пройти через бездорожье. Даже на дорогах, выходящих из деревни, телеги застревали, и нам приходилось серьёзно замедляться. К счастью, дорога, которую мы выбрали, проходила по возвышенности, была твёрдой и сухой, поэтому даже лишние километры не брались в расчёт.
        Войско шло растянувшейся колонной. Впереди шли вампиры, бывшие нашими навигаторами. Возглавлял шествие главный вампир, а остальные пусть и были освобождены, но передвигались в окружении моих солдат.
        К сожалению, пришлось отказаться от использования разведки, ибо её личный состав серьёзно поредел и истощился. Раненых перевозили вместе с обозами, остальные шли среди солдат, не выделяясь и медленно восстанавливая силы. Я же, двигаясь пешим ходом и ведя коня под уздцы, находился в авангарде колонны.
        Честно говоря, меня просто съедало любопытство. Что представляют собой эти вампиры? Уж больно разнятся они со сказочными кровососами, хотя характерные клыки совпадают с каноническими. Но устойчивость к свету, относительная человечность кровососов и их, как ни странно, адекватность заставляли относиться к ним, как к совершенно неведомым существам.
        - Как думаешь, Керит, удастся нам из них извлечь хоть какую-то пользу? - Спросил я заместителя, по обыкновению следовавшему вместе со мной.
        - Не знаю, господин, это от вас зависит, - перевёл стрелки заместитель, - но, как мне кажется, нужно сделать всё возможное, чтобы вампиры подчинялись вашей власти. Южные рубежи Гардарики (Ишь ты, прижилось название, похоже) совершенно не защищены, населения нет, мы даже не сможем узнать, если кто-то решит вторгнуться через юг. А вампиры - это первоклассные бойцы и, как ни печально это признавать, пока что превосходят даже величей по уровню боевых способностей.
        - А не рискованно оставлять в тылу кровососов? - Засомневался я. - Им же кровь нужна, а если все деревни на юге вырезаны, а так оно и есть, то они начнут охотиться на жителей Аридейры и окрестностей. И тогда у меня будут огромные проблемы.
        "Не бойся, мы не станем убивать людей" - Внезапно раздался в моей голове узнаваемый голос главаря вампиром, преспокойно шедшего впереди. Так, вспоминаем уроки ментальной магии...
        "Во-первых, без спроса в чужую голову лезть не стоит. Во-вторых, как вы выживите без крови?" - Резонный вопрос.
        "Мы долгими столетиями жили вместе с людьми и не имели никаких проблем. Нам для жизни достаточно несколько литров крови в месяц, а кроме этого мы спокойно употребляем обычную пищу" - Пояснил вампир.
        "Допустим, но больше не подслушивай" - Остудил я свой пыл. - "По этому поводу мы переговорим, когда прибудем в замок"
        "Если вообще прибудем" - С какой-то странной интонацией раздался ответ в моей голове.
        - Керит, что-то не так! - Засуетился я, положив руку на клинок.
        - Что? - Не понял заместитель, тоже схватившись за рукоять меча. Но ничего не происходило. Войско шло прежним темпом, опасности заметно не было, лишь офицеры стали напряжённо поглядывать по сторонам, мгновенно уловив наше напряжение.
        "Что ты имел в виду?" - Догадался я спросить главного вампира. В голове кто-то хмыкнул, а потом антикварный мужчина ответил:
        "К колонне движется большая толпа трэллов. И ими кто-то движет" - Пояснил вампир.
        - Керит, объявляй тревогу, к нам движется враг. - Хмуро приказал я, взбираясь на коня.
        Заместитель мгновенно принялся раздавать приказы офицером, объяснив обстановку. Основное войско остановилось, наш авангард развернулся и отправился назад, солдаты окружали обозы как самое ценное. Главное, чтобы вампиры не решили нам в спину ударить, хотя запас магической энергии у меня достаточен для применения парочки огненных заклинаний. От огня вряд ли кто-то сможет уберечься.
        "Ты уверен в своих словах?" - Спросил я вампира, сравнявшегося со мной. Он посмотрел на меня снизу вверх, а как будто сверху вниз, и холодным стальным голосом произнёс:
        - Я никогда не ошибаюсь в таких вещах. Их не меньше четырёх сотен и, скорее всего, с ними все вампиры отступники. И я сомневаюсь, что твоё войско сможет справиться с этой армией.
        - Армией? - Усмехнулся я. - Толпа псевдо разумных монстров похожа на армию меньше, чем мой клинок на узду. И тебе не стоит недооценивать моих солдат, и тем более недооценивать меня. Хотя, думаю, отступники могут создать некоторые проблемы.
        - Ты слишком самоуверен, - хмыкнул вампир. - Неужели ты думаешь, что со своим жалким войском сможешь одолеть полтысячи кровожадных монстров, возглавляемых опытными воинами?
        - В любом случае, всё решит битва, - ответил я и, пришпорив Ворона, отправился к собравшимся кольцом солдатам.
        Стоило мне только приблизиться, как навстречу вышел Керит, обнаживший свой клинок, и с хмурым видом сообщил:
        - Господин, примерно в полутора километрах на юго-западе обнаружена большая группа монстров. Армия готова к отражению атаки.
        - Благодарю, Керит, - кивнул я ему и, обнажив свой меч, прошёлся вдоль рядов своих воинов и замер с той стороны, откуда ждали нападения. Что интересно все вампиры оказались за пределами кольца, впрочем, они не обижались. Самое главное, чтобы они на виду были.
        Впереди раскинулось просторное ровное поле с низкой травой, растущей на каменистой почве. Вдали поле заканчивалось густым кустарником, переходящим в лес. И уже через минуту кусты затряслись, топот сотен ног заставил землю мелко дрожать, а меня сильнее сжать свой меч. И вот из кустов вышли вампиры.
        Это были не те монстры, труп одного из которых я видел в деревне. Это были обычные вампиры, которых, скорее всего, Гремиран называл отступниками. Их было около трёх десятков, что меня совершенно не обнадёживало. Они шли вперёд неспешным шагом, но создавалось впечатление, будто они парили над землёй. Их гордая аристократичная походка никак не вязалась с ордой ужасных тварей, вышедших нестройной толпой сразу за ними.
        - Ну что, впечатляет? - Спросил подошедший ко мне Гремиран, где-то раздобывший меч.
        - Да, есть немного, - ответил я, перебирая в уме заклинания, бьющие огнём, - они часом не собираются говорить с нами, а то атаковать парламентёров мне не хочется.
        - Они пришли за кровью. - Коротко ответил вампир.
        Раз так, не будем терять времени. Видя, как атакующие вампиры обнажили свои мечи, я убрал свой и, прикрыв глаза, стал медленно двигать руками, нашёптывая при этом заклинание огненного шара. Самое простейшее и слабейшее заклинание из стихийной школы, тем не менее, при правильном использовании может оказаться самым смертоносным. А с моим запасом энергии и подавно.
        Завершая заклинание, я мысленно коснулся того внутреннего "сердца", в котором содержалась вся моя сила и весь мой дар. Архимаг пытался научить меня это делать, но, видимо, меня нужно было сначала ударить посильнее. Впрочем, ничего нового.
        Щедро зачерпнув энергии, которой хватило бы на десяток мелких заклинаний, а всю её влил в завершённое заклинание огненного шара, за секунду до этого отправляя в полёт. Для энергии расстояние не помеха, но мне бы не хотелось, чтобы на расстоянии вытянутой руки от меня вспыхнул огромный огненный шар.
        - Чтоб меня!.. - Потрясённо выдохнул я, открыв глаза.
        На врагов нёсся огненный шар, диаметром около полуметра, но он не был огненным. Заклинание просто сияло, излучая во все стороны испепеляющий жёлтый свет. Это было самое настоящее солнце, только маленькое и огненное!
        Враги замерли, видя несущуюся угрозу. А через несколько секунд шар врезался во что-то невидимое и взорвался волной ревущего всепоглощающего пламени. Кажется, с энергией переборщил. Судя по ощущениям, на ещё один такой подвиг мне сил не хватит. Да и после такого энергетического выброса что-то голова кружится.
        Пламя ревело никак не меньше минуты, а его свет затмевал то бедное солнечное свечение, что смогло проникнуть сквозь тучи. И вот пламя стало быстро уменьшаться, оставляя после себя мёртвую выжженную землю. Но когда огонь полностью исчез, я увидел, что ни один враг не пострадал!
        Перед вражеской армией стояла женщина, чем-то напоминавшая побеждённую мной ведьму, только выглядела она... лучше, что ли. Вместо лохмотьев на ней была вполне себе хорошая одежда, плотно облегавшая тело, волосы спадали до лопаток ровными рыжими прядями, и только лица не удавалось отсюда рассмотреть, но я был уверен, что женщина выглядит молодо.
        Она стояла метров на пять ближе к нам, чем остановившиеся вампиры, вытянув руку вперёд. Это она голой рукой остановила моё заклинание?! Нет, невозможно. А что там, в магическом плане? А, ну всё понятно. Она поставила мощную защиту из чёрной энергии, которая и остановила мою атаку.
        - Ты видишь? - Спросил вслух нахмурившийся вампир, щуривший свои красные глаза.
        - Эту ведьму? - Уточнил я.
        - Не совсем. У неё одежда слегка обгорела, - уточнил вампир. Что он имеет в виду? Погодите, кажется, я понял!
        - Ты хочешь сказать, что...
        - Ещё одной атаки она не выдержит, - закончил за меня вампир.
        Эх, да только энергии осталось максимум на шар вдвое слабее предыдущего. Нет, энергии у меня больше, но если я полностью истощусь, то можете забыть обо мне на неделю, пока я буду в отключке. Но и слабым заклинанием снова атаковать нельзя, она сразу поставит защиту. Похоже, придётся вступить в ближний бой. Я обнажил свой клинок, без слов сообщая о предстоящем столкновении.
        - Сколько ещё ведьм прячется в этих землях? - На всякий случай уточнил я у вампира.
        - Я думал, что не более одной, - признался тот. - Видимо, проблема намного серьёзнее, чем мы предполагали.
        - В любом случае, если вы хотите избавиться и от ведьм, и от отступников, то вам придётся вступить в бой, - сказал я, внимательно следя за замершими врагами. Что-то они задумали... - Что они задумали, как думаешь?
        - Понятия не имею, но ничего хорошего.
        Так, до врагов метров сто, плюс минус пятьдесят метров. На коне я преодолею это расстояние секунд за пятнадцать, мои солдаты за двадцать секунд. Вампиры и того быстрее. Не будет ли лучше атаковать? Хотя мы на возвышенности, заняли удобную позицию. Нет, придётся дожидаться вражеского хода.
        Ждать долго не пришлось. Огромная толпа монстров пришла в движение, стала набирать скорость, несясь в нашу сторону. Твою мать, это не есть хорошо!
        - Господин, уйдите! - Крикнул Керит, стоявший где-то в толпе готовых к отражению атаки величей.
        - Да знаю я! - Рявкнув, направил Ворона в сторону.
        Заведя коня в тыл войску, я спешился и направился к передовой. Земля ощутимо сотрясалась от топота, отчётливо слышалось голодное рычание сотен монстров. Вот сейчас всё и решится. Вампиры, как и я, отошли назад, а впереди встали плотными рядами величи с мечами наготове, прикрывающиеся щитами. За этой линией стоят големы, готовые отразить атаку по флангам и, при необходимости, атаковать противника во фланги и даже окружить его.
        Монстры стали быстро взбегать по склону, несколько растягиваясь. Четыреста врагов... и это без вампиров отступников и ведьмы, которые пока что стояли на отдалении и ничего не предпринимали. Первые монстры уже упали мёртвыми, не поколебав невероятно сильных величей.
        Монстров было очень много, и они стали обтекать величей, но тут же нарвались на големов. Я тоже атаковал врагов, мысленно подавив и тень мысли о том, что дерусь с обычными крестьянами, а не с монстрами. Мои амулеты уже были в рабочем состоянии, но я пока берёг их до боя с главным противником.
        "Твои солдаты удивительно сильны, - раздался в голове голос, - думаю, они и без нас справятся"
        "Ты хочешь выйти из боя?" - Напрягся я. Только этого мне не хватало.
        "Нет. Я хочу атаковать отступников, но без твоей помощи мы понесём большие потери" - Пояснил вампир.
        "Хорошо. Погоди несколько секунд" - Попросил я и, перейдя на обычный голос, крикнул сотникам, командующим големами.
        - Переходите в атаку, нужно уничтожить этих тварей как можно быстрее!
        - Так точно, господин! - Ответил сотник.
        Спустя секунду големы стали напирать на врага, вытесняя его и активно вырезая монстров. Да, вот здесь деревяшки эффективнее всего. На укусы им плевать, силы и скорости достаточно, чтобы устроить кровавую баню неразумным монстрам. В таком случае можно не ожидать проблем от этой толпы.
        "Выдвигаемся" - Сказал я мысленно Гремирану и стал обходить сражавшихся.
        Спустившись с холма, мы двинулись шагом к смотревшим в нашу сторону врагам. Три десятка вампиров и ведьма против одного слишком наглого человека и одиннадцати вампиров. И на что мы надеемся? Впрочем, рисковать я просто так не собирался, поэтому десяток величей готов прямо сейчас прорваться через монстров и поспешить к нам на помощь.
        "Отступники слишком самовлюблённые, чтобы атаковать слаженно и вместе. Поэтому если мы будем помогать друг другу, то справимся с ними" - Раздался в голове голос вампира.
        "Хорошо, но если хоть один из вас осмелится меня предать, то все эти земли будут испепелены" - Предупредил я.
        "Мы заинтересованы в тебе, по крайней мере, сейчас" - Сказал вампир, словно бы это могло меня убедить.
        - Так, так, так! Сам герцог решил почтить нас своей компанией! - Нагло заявил один из вампиров, когда мы приблизились. Посмотрев на меня, он широко улыбнулся, обнажая внушительные клыки, и произнёс. - Это нам подарок? Как любезно с вашей стороны!
        Я почти его не слушал, переглядываясь с ведьмой. Она пыталась прожечь во мне дыру своим жутковатым взглядом, но и я не сдавался. Но каков же соблазн прямо сейчас ударить по ней всем своим арсеналом. Но это не поможет, мне нужно время для сильной, способной пробить защиту, атаки.
        - Странная аура, - произнесла ведьма, перебив не замолкавшего вампира. - Кто ты?
        - Я владелец всех земель долины на севере и очень хочу присоединить к своим владениям и эти земли, но твои щенки мне мешают. - Ответил я ведьме, презрительно ухмыльнувшись, произнося последнюю фразу. Простейшая провокация, посмотрим, что эти вампиры собой представляют.
        Гремиран прав, они слишком самовлюблённые. И при этом не способные себя сдержать. Сразу два вампира, яростно оскалившись, рванулись на меня. Видать, с ведьмой своей они не общались по мыслесвязи, потому что она наверняка увидела, как я усилился амулетами. Вампиры даже не использовали свои мечи, атакуя подобно диким шакалам, обезумевшим от голода.
        Рывок вперёд, и мои руки сжимают глотки обоих вампиров. Это напомнило мне стычку с горгульей, пытавшейся своими когтями разодрать меня и мои доспехи, только у той когти были внушительнее. Подняв вампиров над землёй, я со всей силы сжал руки, глядя при этом в глаза ведьме.
        Раздался хруст, нагрузка на руки исчезла, а на землю упали два рассыпавшихся прахом скелета. А вы что думали, главнокомандующий не позаботится о своём подавляющем превосходстве?
        Вампиры отступили на шаг назад. Из можно понять, столько лет истребляли народ, не способный дать отпор, а из-за чёрной магией одерживали победы и над своими бывшими родственниками, а тут какой-то "мешок с кровью" без проблем ломает шеи двум сородичам.
        - Какому богу ты поклоняешься? - Спросила ведьма, чьё лицо, кстати, довольно молодое, даже не дрогнуло после маленькой демонстрации силы. Но вопрос её сбил меня с толку. Какие к чёрту боги, мне что, заняться нечем больше, кроме как религию местную принимать?
        - Я не поклоняюсь ни единому богу, - ответил я, чем вызвал удивлённые взгляды от всех вампиров, даже от союзников. А что тут такого? Или у них не развит атеизм? Впрочем, мне-то какое дело?
        - Ты идёшь против богов? - Спросила ведьма. У меня начинает создаваться впечатление, что я на допросе. В конце концов, сколько можно?
        - Я преследую исключительно свои цели, и любой, кто мешает мне, даже если это бог, будет моим врагом. - Всё, вопрос закрыт. - А теперь я говорю. Ты и твои щенки истребили людей, обратили их в монстров и заставили атаковать моё войско. Два твоих вампира пытались атаковать меня. Что это значит? Это значит, что вы идёте против меня, и мне придётся уничтожить вас всех.
        - Ты думаешь, у тебя хватит сил одолеть старшую жрицу? - Улыбнулась ведьма, а за её спиной стала клубиться тьма, образуя то ли крылья, то ли ещё что. В любом случае, это значит лишь одно. Бой.
        Скороговоркой проговорив нужные слова, я ударил ведьму по ногам воздушным кулаком, опрокидывая противницу на землю. Вампиры в тот же миг бросились друг на друга, сойдясь в нешуточной битве. Следя за ведьмой, я высоко поднял свой меч и взмахнул им. Величи должны были увидеть сигнал.
        Ведьма, лёжа на земле, окуталась пеленой тьмы и исчезла. Чёрт, это мне не нравится! Но паниковать нельзя. Как говорилось в учебнике по магии, ни одна телепортация не может произойти незаметно. Всегда виден след. Поэтому нужно сконцентрироваться и понять, куда отправилась ведьма.
        Чёрт, ровно мне за спину! Отпрыгнув вперёд, я ощутил, как по спине прошлись длинные когти, неплохо так продавившие магическую защиту. Ведьма, появившаяся из тьмы, захохотала и снова исчезла. Концентрация... понял, куда она отправилась!
        Развернувшись, я согнул колени и ухватился за меч обеими руками. Через секунду в воздухе стала клубиться тьма, из которой появилась длинная когтистая рука. Удар! Да, попал! Как же ведьма зашипела, вы бы слышали! Как будто гадюке на хвост наступил. Но ведьма снова скрылась во тьме.
        Только я хотел сконцентрироваться, как на меня набросились сразу пятеро вампиров! Их удары были сильными и стремительными, я просто не успевал отвечать. Пришлось использовать превосходство в массе и просто навалиться на одного из противников, обхватив его шею. Резко развернувшись, я выставил тело вампира вперёд, как щит.
        Его соратники, даже не задумавшись, пронзили своими кленками тело товарища и едва не задели меня, благо, я успел отпрыгнуть. Но тут же получил удар по спине когтями вынырнувшей и снова скрывшейся во тьме ведьмы. Ну, хоть величи спешат...
        - Господин, мы немного задержимся! - Раздался голос Керита. Посмотрев в его сторону, я увидел, как величи, по колено погрузившиеся в каменистую(!) землю, отмахиваются мечами от странных существ, похожих на ходячую груду камней.
        - Ты ничтожество... - раздался тихи голос ведьмы, непонятно откуда шедший. Чёрт, я не могу и с ней драться, и от вампиров отбиваться! У меня сейчас сдохнет защита!
        Пришлось напрягать мышцы изо всех сил, перемещаясь с места на место, сминая вампиров, не успевших увернуться, и при этом, стараясь избежать ответных ударов. Вампиров, казалось, меньше не становилось, а моя защита всё слабее и слабее. Всё, я без защиты.
        Тут же на доспехах появились царапины, в некоторых местах кольчугу разрубали когти ведьмы, оставляя на теле глубокие раны. Сказать, что больно, это ничего не сказать. Но я пытался отбиваться от врагов, и даже кого-то задевал мечом. Вампиров было четверо, и били они со всех сторон.
        Ушёл от удара одного и контратакой заставил его отойти, принял на крепкий наплечник рубящий удар вампирского клинка, но третий вампир пробил мне плечо, а четвёртый вонзил свой клинок мне в правую ногу, пробив кость.
        В глазах потемнело от боли. Всё тело обмякло, нога в одно мгновение онемела. Сквозь мутную пелену, застлавшую глаза, я видел лившуюся ручьём собственную кровь. Нога стала быстро синеть, что меня ну очень сильно обнадёживало. Да ещё и ведьма передо мной появилась, сука...
        - Ты просто червяк, подобных которому я давила сотни лет и ещё столько же буду давить. - Произнесла ласкающим голосом ведьма, приблизившись ко мне и, подняла мою голову, коснувшись подбородка.
        Заклинание огненного касания. Очень эффективное в ближнем бою заклинание, активируемое всего лишь тремя короткими словами. Но я слишком слаб, чтобы успеть ударить ведьму, пока та не увернётся. Чёрт...
        "Мы поможем тебе" - Раздался тихий голос, похожий на шелест листвы в саду от лёгкого порыва ветра.
        Из земли вырвались тонкие жгуты, обвившие тело ведьмы. Та, удивлённо воскликнув, заклубилась тьмой, заставив эти жгуты, оказавшиеся самыми обычными корнями, быстро иссохнуть и опасть. Но время я получил. Собрав в кучу большую часть оставшейся энергии, я очень тихо произнёс слова заклинания и, закричав, ударил засиявшей пламенем рукой ведьму в грудь.
        Вспышка пламени была короткой, но очень мощной. Ведьма буквально засияла изнутри, и даже закричать не успела, как огненный взрыв обратил её в облако пепла. Это последнее действие отобрало у меня остаток силы, но сила воли не давала сознанию погаснуть. Упёршись руками в землю, я глубоко задышал и, взяв меч, попытался встать.
        - Господин! - Раздался рядом голос Керит, и тут же сильные руки ухватили меня и помогли подняться.
        Победа была за нами. Гремиран и восемь оставшихся в живых вампиров добивали последних отступников, войско на холме разделалось с последними монстрами, кучей сваленными у подножия. И, похоже, кроме двух вампиров мы никого не потеряли. Ну, если и меня не считать.
        - Вам нужна помощь, - сказал Керит.
        - Да что ты говоришь... - хрипло ответил я. - Я далеко не уйду...
        Лёгким порывом ветра принесло удивительный запах весенних цветов и свежей листвы. И это в выжженном месте. Да и лес неподалёку явно не мог так благоухать. Тогда откуда запах?
        - Не может быть... - раздался сдавленный голос Гремирана, отошедшего на два шага назад.
        К нам приближалась девушка. Это было юное создание, возможно, совсем ребёнок. Она была почти полностью раздета, а её тело прикрывала тонкое полупрозрачное платье. Длинные светлые волосы спадали до самого пояса, а озорные зелёные глаза внимательно смотрели на меня. Удивительно, но все до единого вампиры испуганно отшатывались от этой девушки. Опять ведьма что ли?
        - Я не ведьма, - улыбнувшись, произнесла вслух девушка. Голос был звонким и приятным, что согласовалось и с внешностью девушки. - Я Хранительница местных лесов, Иллана. Ты очень сильно помог мне и остальным Хранителям, человек.
        - Человек? - Окончательно охренел бедный Гремиран. Да, не было у вампира печали, пока я не заявился.
        - Мы знаем, как ты помог водяным, и очень благодарны, что помог и нам. Из-за чёрной магии лес стремительно гибнет, как и Хранители. Но теперь мы наконец-то можем вздохнуть спокойно! Спасибо тебе! - Эмоционально поблагодарила девушка.
        - Это всё очень хорошо... - я закашлялся, сплёвывая сгустки крови и силясь не потерять сознания, - но мне немного нехорошо...
        - Ах, да, прости меня! - Стала извиняться девушка. А вот дальше произошло то, чего ожидать никто не мог.
        Наклонившись ко мне, она подняла мою голову и поцеловала. Это... было необычно, так скажем. По всему телу распространилась лёгкость, сердце забилось, как отбойный молоток. И заглушилась боль, чему я был несказанно рад, а в голове поселился туман.
        Мысли замедлились, глазами сами собой закрылись, и лишь краем сознания я понял, что засыпаю. Или помираю? А чёрт его знает, сил у меня уже никаких не осталось, поэтому сопротивляться не буду...
        ***
        - Господин, - Раздался тихий голос заместителя.
        - Чего тебе? - Спросил я сквозь сон, переворачиваясь на другой бок. И чего ему неймётся? Я же его не будил, когда не надо.
        - Господин, мы прибыли в замок Кириден. - Не унимался заместитель. Кириден? Какой к чёрту Кириден? Погодите... я вспомнил! Вампиры, ведьмы, Хранительница!
        Распахнув глаза, я рывком поднялся на ноги, от чего закружилась голова. Но я устоял на ногах и, смотря в глаза заместителю, возмущённо спросил:
        - Какого... почему меня сразу не разбудил?
        - Я будил, но вы меня послали к чёрту. - Ответил заместитель. М-да, вот же исполнительный, послушался, отстал. Хорошо хоть не отправился к чёрту, как я ему сказал, а то где потом велича искать?
        - Ладно, проехали, - махнул я рукой и только сейчас догадался осмотреть себя.
        Доспехов на мне не было, тело покрывала обычная одежда из плотной ткани. Комфорта никакого, но зато не с голым задом. Так, а что там с ногой? Помнится, рана была серьёзная, я от неё чуть копыта не отбросил. Впрочем, когда хранительница целоваться полезла, я от удивления чуть не помер.
        Задрав штанину, я осмотрел то место, где по идее должна быть повязка или, если меня подвергли ударной дозе целительной магии, шрам. Но нога была идеально чистой, не испорченной даже шрамом. И при этом я спокойно стоял на двух ногах, хотя некий дискомфорт всё-таки был. Видимо, бегать, как раньше, мне не удастся. Хотя, кто его знает.
        - Слушай, Керит, ты не знаешь, на кой чёрт ко мне Хранительница целоваться полезла? - Спросил я заместителя.
        Кстати говоря, находился я в просторной комнате, несколько пустоватой, но вполне себе неплохой. Лежал до этого я на просторной кровати, а все мои вещи, за исключением разве что парадных доспехов были в этой комнате и лежали аккуратной кучей на стуле у кровати. Как ни странно, но я лучше и комфортнее себя ощущал в кольчуге и плотном кожаном жилете с металлическими вставками, чем даже в красивой и удобной одежде.
        - Она сказала, что передала вам дар Хранителя. Сказала, мол, вы сами должны знать, что это такое. - Ответил Керит.
        Отлично, теперь не ещё шарады разгадывать, что именно мне даёт дар Хранительницы. С даром от Суорика всё было понятно, он водяной, и дар относится к воде, поэтому я спокойно дышу на глубине, аки Ихтиандр, а заклинание школы воды даются мне легче всего и эффект у них значительно сильнее, чем должен быть.
        А чего ждать от хранительницы леса? Что, если не дай бог, ногу мне отрубят, у меня тут же деревянный протез вырастит? Хотя, если подумать... нога у меня исцелилась, хотя рана жесточайшая, шрамов нет, похоже, вообще нигде (обидно, это же всё-таки память и "украшение мужчины"). Значит, у меня теперь хорошие способности к магии исцеления?
        - Сколько я был в отключке? - Полностью экипировавшись, спросил я заместителя.
        - Чуть больше суток, господин. - Ответил велич. - Кстати, Гремиран просил вас прийти к нему сразу, как вы это сможете.
        - Вампиру не терпится дела решить? - Хмыкнул я. - Ладно, сейчас сходим, только я очень голоден. Война войной, а обед по расписанию. Правильно я говорю?
        - Сейчас как раз в большом обеденном зале все старшие офицеры и вампиры обедают. Мы можем сразу направиться туда. - Предложил заместитель.
        - Дельная мысль. Пойдём, а по пути расскажешь, что вы тут успели натворить.
        Натворить, как выяснилось. Величи практически ничего не успели. Не считая нескольких зачисток оставшихся после побоища монстров и преследования последних отступников. Вот что значит сила! За день разрешить многовековой конфликт! Только уж больно мне вся эта миротворческая деятельность дорого обходится. Нужно создать какой-нибудь комитет по раздаче звездюлей всем мешающим нашим делам личностям.
        Керит уверенно вёл меня по коридорам замка, выбирая нужный поворот из десятка возможных, то спускаясь по лестнице, то поднимаясь. Замок поистине был лабиринтом, но мой заместитель, демонстрируя удивительную осведомлённость, уверенно преодолевал его.
        И вот коридоры перестали петлять, и мы вышли в длинный коридор с высокими сводчатыми потолками, ведущий к большой двустворчатой двери. На стенах висели самые разнообразные картины, изображавшие лица незнакомых мне личностей, пейзажи или кровавые баталии. Что интересно, картины были удивительно хорошего качества, их даже можно спутать с фотографиями.
        - Прошу, господин. - Керит остановился, пропуская меня вперёд. Хмыкнув, я упёрся руками в дверь и открыл её, входя в зал.
        Это было огромное помещение с потолками метров пятнадцати в высоту. По площади этот зал можно было бы сравнить с половиной футбольного поля, если это не выйдет преуменьшением громадных размеров зала. Под потолком висели огромные люстры, ныне не горящие. Наверняка магией включаются, со свечками на такую высоту особо не полазаешь.
        На фоне всего этого обеденный стол на три десятка персон смотрелся как нельзя скромно. Хотя в другой обстановке этого нельзя было бы сказать. Стол был застелен белоснежной скатертью, на которой в обилии стояли самые различные яства, причём, вся еда была в серебряной посуде. Серебро достаточно легко определить, особенно магу, поэтому я с уверенностью вычеркнул ещё один миф об уязвимости кровососов к серебру.
        - Приветствую вас. - Гремиран, оторвавшись от еды, встал из-за стола и изобразил поклон. Этикет, будь он неладен. - Мы очень рады видеть вас в добром здравии и просим разделить с нами этот скромный обед.
        - Благодарю вас, я с удовольствием приму ваше любезное приглашение, - аж самого тошнит от этой светской "ритуалистики", но что делать. В высшем свете этикет так же обязателен, как чистка зубов по утрам.
        За столом все сидели тоже специальным образом. Во главе стола был, как и положено, Гремиран, а по обе стороны от него расселись вампиры, занявшие все ближайшие места. Мои сотники все сидели с другой стороны стола, где такое же главное место было незанято. В это место я и сел, Керит же сел на место справа от меня.
        Чёрт, теперь ещё и обедать надо по этикету. Я так никогда не наемся, а голод мучает сильнее боли! Но, судя по всему, вся эта показная любезность и этикет - лишь способы проверить меня. Для местных обитателей я некто неизвестный, командующий большой армией. Теперь осталось показать, что я отношусь к высшему свету так, как подобает будущему королю.
        Не зря меня Кирва муштровал с этим долбаным этикетом. Какое блюдо нужно есть первым, какие приборы для этого использовать, и как при этом сидеть. Зря я решил одеться в доспехи, всё-таки для обеда больше подошла бы именно простая одежда. Хотя у меня нет богатой одежды, поэтому я бы смотрелся на фоне вампиров, нарядившихся как на свадьбу во всё самое лучшее, мягко говоря, бедно.
        И ещё я помнил святое правило местного этикета. За любой подобной трапезой никогда не решаются дела, официальные или личные. Поэтому, как бы мне этого не хотелось, придётся дождаться окончания обеда, или когда закончит Гремиран, чтобы наконец-то приступить к делам. У нас ещё битва с графом в ближайшие дни состоится, времени терять мы не можем.
        Обед, к моему великому счастью, длился недолго. Примерно через полчаса Гремиран встал из-за стола и, произнеся длинное предложение, возвещавшее об окончании обеда, повернулся ко мне и сказал:
        - Я бы хотел обсудить с вами некоторые дела, вы ничего не имеете против посещения моего кабинета для этого?
        - Я с радостью приму ваше предложение, господин Гремиран. - Кивнул я, поднимаясь из-за стола.
        Слава богу, а то я думал, что никогда не поговорим. Гремиран направился на выход из зала, ведомый двумя вампирами, которых я не припомню, значит, они не участвовали в битве с отступниками. Я поднялся из-за стола и направился за вампиром, коротким жестом приказав Кериту следовать за мной.
        После недолгих блужданий по коридорам замка, мы добрались наконец до кабинета Гремирана. Войдя внутрь, я увидел поистине музейное помещение в том плане, что этот кабинет нёс в себе долгие столетия истории, поражающие своей старостью и насыщенностью. Именно так я ощутил себя внутри этого кабинета.
        Просторное помещение с отделкой из дорогого красного дерева, заставленное старой, что можно было понять одним магическим взглядом, мебелью из всё того же красного дерева. Большие окна едва прикрыты пышными велюровыми шторами тёмно-красного цвета с золотым шитьём, массивный стол и невероятно красивый резной шкаф довершали образ кабинета, заполняя пустоту и наполняя её чем-то таинственным и величественным.
        И только сейчас я понял, как необычная одежда Гремирана, смотрящаяся несколько нелепо на нашем фоне, влилась в обстановку кабинета, слилась с ней в идеальной гармонии. И только мы с Керитом, подобно пятнах грязи на роскошном шёлке, находились в этом кабинете, где быть не имеем права.
        Именно такие чувства вызвал кабинет, словно он был живым существом, влияющим на разум любого вошедшего сюда. Не зря вампир когда-то давно был герцогом, ибо только старый умный политик и правитель мог создать кабинет, который вместо него подавляет собеседника и демонстрирует превосходство владельца.
        Вот только с нами это не пройдёт, ибо мы победители, а этот кабинет, если переговоры пройдут худшим образом. Поэтому я проследовал за вампиром, не дождался приглашения и сел в большое кожаное кресло, которое стояло перед столом хозяина кабинета. За моей спиной, встав чуть справа, остановился и замер. Гремиран сел на своё кресло, а сопровождавшие его вампиры, подобно моему заместителю, встали за спиной вампира. Их лица были каменными, словно здесь присутствовали големы из моего войска.
        - Что ж, господин Гремиран, начнём переговоры. - Первым взял я слово, чем продемонстрировал главенство и нарушил этикет. Хотя плевать я хотел на этикет, когда это мне не вредит, конечно же.
        - Так и поступим. - Кивнул вампир. - Сначала я хотел бы спросить, как мне к вам обращаться правильно.
        Я сам очень сильно волновался из-за этого вопроса. Конечно, на протяжении всего своего пока ещё недолгого приключения, я мог бы использовать свою фамилию, ибо одно лишь короткое имя звучит слишком несолидно. Но мне эта фамилия была противно, потому что она не была моей. Её мне присвоили в детдоме, чтобы заполнить графу в личном деле, так что заморачиваться никто не стал.
        Но в то же время я не мог остаться без фамилии, особенно сейчас, когда приходится быть главнокомандующим армии и правителем королевства, которое вскоре должно образоваться. Не может быть будущий король просто Глебом. Представьте, главная площадь какого-нибудь большого города, толпа народа, собравшегося перед помостом. Над толпой развеваются большие флаги с белым волком, и тут выходит просто Глеб.
        А ведь это идея! И символично выйдет, и звучное имя появится! Тем более, что на большинстве местных языков "белый волк" звучит очень величественно.
        - Называйте меня Глеб Белый Волк, барон Гардариканский. - Наконец-то мой титул приобрёл длину и величавость! Хорошее всё-таки название предложил Керит для королевства. - Можно просто Белый Волк.
        - Белый Волк, значит? - Хмыкнул вампир едва заметно, и снова надел маску деловитости. - Тогда, господин Белый Волк, давайте обсудим условия вступления наших земель в ваше баронство. Во-первых, меня интересует статус моей семьи, а так же те обязанности, которые вы хотите на нас возложить.
        - Изначально я хотел сделать это баронство равнозначным остальным территориям, но из-за того, что всё население уничтожено, я присоединяю эти земли к баронству Аридейра. А вас я хочу нанять на постоянную службу для охраны этих земель от вторжения любых неприятелей. - Высказал я свои намерения.
        - Да, ещё никогда наша семья не скатывалась до роли обычных наёмников, - вампир внешне не изменился лицом, на его голос звенел холодом стали. - К сожалению, эти условия для нас категорически неприемлемы.
        - И чего же вы хотите? - Спросил я, предчувствуя непростой разговор.
        Вампир не ответил и выдвинул один из ящиков своего стола. Спустя секунду в его руках оказалась толстая книга с плотной, укреплённой железом обложкой. Вампир положил её бережно на стол, маленьким ключом открыл два замка на книге и раскрыл её. Страницы книги красовались изящными картами незнакомых мне земель, я лишь едва успевал прочитать подписи на картах, которые мне ни о чём не говорили.
        Гремиран бережно перелистывал страницы, остановившись на той, которую искал. Осторожно перевернув книгу, чтобы я мог спокойно посмотреть карту, изображённую на странице, вампир дал мне несколько секунд, чтобы я рассмотрел её.
        Карта была до боли мне знакома, казалось, что я видел её совсем недавно, только в несколько другом виде. И ведь точно, это карта мятежного королевства, только с чётко расчерченными границами, толстыми у гор и соседних государств, и тонкими внутри королевства. А то место, откуда я начал вторжение, было частью крупной территории, раза в четыре большей, чем территория графа, которого я разобью через несколько дней.
        - Этой карте, как и самому атласу, шестьсот лет. - Продолжил говорить Гремиран. Потом указал на территорию, которую я рассматривал. - Это герцогство Кириден в своих исторических границах. Моя семья правило этой землёй дольше, чем просуществовало королевство, и только после предательства связавшихся с чёрной магией вампиров мы потеряли всё. И это меня совершенно не устраивает.
        - Вы хотите, чтобы я вернул вам титул? - Догадался я. Ничего себе, губа не дура! Может мне вампира ещё королём назначить, когда королевство объединится? - Вы понимаете, что это слишком щедрый дар для тех, кому я не обязан ничем?
        - Конечно, понимаю, - кивнул вампир, - и я также понимаю, что даже статус наёмников - это жест доброй воли от вас. Поэтому я не прошу никакого социального статуса, по крайней мере, сразу. Но вы должны понимать. Я больше ста лет занимал одну из высших должностей в королевстве, моё герцогство всегда процветало, и даже самостоятельно существовало после распада страны. Поэтому в обмен на должность управляющего герцогством, когда ваши земли достаточно разрастутся, я и вся моя семья принесём клятву верности и перейдём под вашу власть.
        - Назначать на такие серьёзные должности незнакомых, напавших на мой передовой отряд существ, уж извините за такое некрасивое название, я не могу. - Покачал я головой и посмотрел вампиру в глаза. - Но я не могу учесть ваши заслуги в прошлом, хотя мне придётся поверить вам на слово...
        - Прошу прощение, что прерываю, - вампир поднял руку и, снова выдвинув ящик стола, достал папку из настоящего золота, в которой были аккуратно сложены выделяющиеся магическим излучением бумаги. - Это официальные документы, подписанные королём и подтверждающие мой статус. Если позволите, я переведу.
        - В этом нет нужды, - слегка улыбнулся я, аккуратно открывая папку и вчитываясь в слова. Перед глазами на мгновение заплясали звёзды, но они быстро пропали, позволив мне прочитать слова.
        Одно удовольствие читать старые документы! Всё кратко, всё понятно, никаких лишних слов! А в наше время даже при покупке бытовой техники договор сложнее пишут. И значительно непонятнее. Вот только как я могу быть уверен в подлинности сего документа?
        Кирва говорил, что документы в этом мире помимо подписи и печати заверяют специальным магическим ключом, который становится всё сложнее, в зависимости от статуса подписывающих. Мне очень трудно судить верно, но магический ключ на всех документах одинаков и очень сложен
        - Хорошо, я признаю вас бывшим герцогом и прошу прощения за мою недоверчивость. - Вернул я вампиру папку, дочитав последний документ. Их было немного, но каждый был очень важным. - Итак, если учесть ваш богатый опыт, то единственным препятствием для исполнения вашего требования остаётся лояльность. Поэтому предлагаю такой вариант. Как только я установлю свою власть над ближайшим графством, то назначу вас на должность управляющего этим графством ровно на месяц. По истечении этого срока я ознакомлюсь с результатами и решу вашу дальнейшую судьбу. Это всё, на что я могу пойти в данный момент.
        - Меня эти условия вполне устраивают, но только в том случае, если ваши люди не будут чинить мне препятствий. - Кивнул вампир.
        - Мои люди препятствия будут чинить, но только в том случае, если ваши действия перейдут границу, - хмыкнул я, - значит, я назначаю вас управляющим графством ровно на месяц, а вы присягаете мне на верность. Свобода действия вам будет предоставлена, но только в пределах моих интересов. Вы согласны с этим?
        - Придётся согласится, тем более, что ваши воины уже установили какой-то артефакт во дворе замка. И я сомневаюсь, что при моём отказе вы просто так покинете замок. - Прищурился вампир.
        - Вы правы, эти территории уже мои, какое бы мнение на этот счёт не имели другие, - ответил я нагло, довольный своим превосходством. - Значит, с этим вопросом мы всё решили. Мой заместитель подготовит необходимые документы, которые мы подпишем в конце переговоров.
        - Отлично. Тогда перейдём к следующему вопросу, хотя это больше откровенный разговор. - Вампир наклонился чуть вперёд и приглушённым голосом произнёс. - Скажите честно, без всей этой политической шелухи и этикета. Я понял, что вы не планируете останавливаться ни на соседнем графстве, ни вообще на графствах. Скажи начистоту, - вампир даже перешёл на "ты". Удивительный процесс, - где те границы, в которых ты хочешь остановиться? Какой власти ты жаждешь?
        Задавать такие откровенные вопросы - это ва-банк. Ну что же, тогда и мы ответим тем же, и посмотрим, у кого на руках карты выше. Так же наклонившись к вампиру, заставив занервничать своего заместителя, я ответил полушёпотом:
        - Мои границы заканчиваются там, где начинаются границы демонов и орков. Если придётся, мои границы продвинутся дальше. - Вампир удивлённо двинул бровями, но промолчал. - Моя цель - собрать если не все, то большинство мятежных земель под своей властью. И я хочу сделать эту власть крепкой. Добавлю лишь, что это лишь один из пунктов моего плана, но главную цель ты узнаешь только в том случае, если докажешь верность, тут всё строго.
        Отстранившись от вампира, я откинулся на кресле, слегка наклонил голову набок и нормальным голосом произнёс:
        - Господин Гремиран, я надеюсь, все главные вопросы мы решили? Я удовлетворил ваше любопытство?
        - В полной мере, господин Белый Волк, - Ответил вампир, натянув на лицо маску официоза. Короткий эпизод откровенности остался в прошлом, теперь только дело. - Думаю, все мелкие вопросы решат и без нас. А теперь позвольте приступить к документам.
        ***
        После подписания всех документов, разрешавших абсолютно все вопросы касательно статуса вампиров и южных баронств. По ним Гремиран после захвата мной графства занимает должность управляющего, а вампиры из его семьи, с которыми я практически не общался, будут охранять мои южные границы.
        Возвращались мы в Аридейру через телепорт. Честно говоря, уходили мы в спешке. Разведка сообщила, что в графстве были наняты все наёмники, а войско графа готовится к выдвижению. Уже ходят слухи, что граф собирается сделать с наглыми захватчиками земель, которые он честно подчинил. Уже через два дня он подойдёт к месту битвы, а у нас мост ещё не готов.
        В любом случае битва состоится.
        Глава 6.
        Мы уступали графу в численности войска, но число решает только в том случае, если качественного перевеса нет. Но каждый мой солдат стоит сотни крестьян ополченцев, а наёмники не любят помирать, даже за хорошие деньги. Поэтому я был полностью уверен в своей победе.
        Но я волновался. Ещё бы, это моя первая крупная битва! Если не считать боя с вампирами, но это была не битва, а так, зачистка. И, несмотря на лёгкую хромоту и потерянную возможность стать олимпийским чемпионом по бегу, я был очень доволен результатами. Новый Дар от хранителей, территории, древние вампиры, присягнувшие мне на верность - вот что позволяло закрыть глаза на некоторые неприятности.
        Мост через реку был практически достроен. Река была не такая широкая, чтобы стройка затянулась, да и глубокой она не была. Вся проблема была в сильном течении, которое мешало закреплять опоры. Но некоторые умельцы из местного населения, которых смог отыскать Дорен Гиантр, очень нам помогли, объяснили как что делать и как-то незаметно взяли на себя роль прорабов.
        В итоге мост был построен за день до момента битвы. Территорию на другой стороне реки уже давно прочёсывали разведчики, которые ликвидировали или нейтрализовали наблюдателей графа. Я не имел права рисковать даже в мелочах, поэтому граф не должен узнать ни о реальном месте битвы, ни о численности и вооружённости наших войск.
        Из докладов я узнал, что ополчение графа начало волноваться. Демобилизованные и доставленные на другой берег реки воины успешно распространили слухи о моей силе, и, надеюсь, справедливости. У меня катастрофически мало войск, чтобы даже контролировать немаленькую территорию графства, и уж тем более захватывать следующие территории, поэтому местное ополчение очень важное.
        - Господин, можем выдвигаться? - Спросил Керит, когда всё моё войско, численностью в пятьсот пятьдесят големов, полторы сотни ополченцев и сто двадцать величей построилось перед мостом.
        - Да, Керит. - Кивнул я. Сотник стал громко раздавать приказы, а я пришпорил коня и первым двинулся по мосту. Хорошая переправа получилась, правда, узкая, больше четырёх коней в ряд не пройдет, но зато она есть.
        До нужного места идти пришлось около четырёх часов, хотя можно было и быстро, но наш темп не выдерживали ополченцы. Даже при медленном марше они заметно устали, что меня совершенно не радовало. Но, главное, что мы всё-таки дошли.
        Место битвы. Дорога, проходящая через большие холмы с пологими и крутыми склонами. Идеальное место для засады. Дорога достаточно широкая, поэтому войско противника не растянется, и окружить его будет легко. Боевой дух графского войска низок, так что вряд ли нам будут противостоять до последней капли крови. Всё должно закончится идеально.
        - Керит, напомни мне, куда ведёт эта дорога? - Спросил я заместителя, когда наш командирский лагерь устроился на одном из холмов, с которого открывался чудный вид на окрестности, а заодно и на поле боя.
        - На севере к Албери, столице этого графства, а на юге к землям другого графства. Эта дорога - торговый путь, который связывает южные земли, богатые плодородными землями, и северные земли, в которых очень много месторождений и лучшие мастерские в пределах тысячи километров. - Ответил Керит. У него не голова, а какой-то квантовый процессор! Как он столько запоминает?
        - То есть, захватив графство Албери, мы фактически получаем полный доступ к торговому пути, возможность устанавливать пошлины и даже перекрыть этот путь? - Удивился я. Как такая важная информация могла ускользнуть?! Это же многое меняет. - Почему раньше не сообщил?
        - Это стало известно совсем недавно. В этом сезоне вплоть до весны торговцев крайне мало, поэтому мы и не узнали. Прошу простить мою оплошность. - Склонил голову заместитель.
        - Это не ты виноват, - похлопал я его по плечу, - это наша нихрена не налаженная система сбора информации. Ничего, и эту проблему мы решим, главное, чтобы военная разведка не подводила.
        Посмотрев напоследок на красивое рассветное небо, я поднялся с земли, поправил доспехи и, махнув рукой Кериту, начал спускать к дороге. Там уже собрались двадцать величей, готовых к отправлению. Ждали только нас.
        На совете офицеров мы решили, что стоит перед боем отправить к графу группу парламентёров. Данный шаг вряд ли мог заставить графа сложить оружие, но зато мы официально объявим о своих намерениях, в том числе касательно солдат. Одно дело, когда народ идёт драться с неизвестным захватчиком, а другое дело - борьба за власть. Тут простому крестьянину делать нечего, и он это знает.
        А мы своим визитом всем скажем, что не хотим кровопролития, а только ухода графа с должности. Очень сомневаюсь, что народ так любит своего правителя, что будут за него до крови стоять. С такими налогами, которые он установил даже на вассальных территориях, можно представить, как трещит по швам переполненная казна. Или карманы самого графа.
        - Керит, только не говори мне снова, что это опасно. - Предупредил я заместителя, открывшего было рот, запрыгнул на Ворона и уселся в седле. - От твоей заботы я начал думать, что не главнокомандующий, а ребёнок. И это при том, что я тебя как минимум впятеро старше.
        - Как прикажете, господин, и всё-таки вам стоит позаботиться о своей защите. - Ответил велич, запрыгивая на своего коня.
        - Вот это другое дело, - кивнул я и улыбнулся. - Не бойся, амулетов на мне больше, чем во всём графстве. Даже если они все вместе на меня набросятся, я смогу сбежать. Хотя с таким конём и амулетов не нужно, да, Ворон?
        Конь всхрапнул и мотнул головой. Да уж, последнее время ему несколько скучновато. Раньше даже гонки по улицам города устраивали, от волны мусора удирали и просто с бандитами рубились, а сейчас только ходить приходится. В бой я не вступаю, ибо незачем, а подо мной всё-таки боевой конь. Хотя потерять его я не хотел совершенно, всё-таки единственная память о Рикависе с его дружелюбным народом, да и подарок Доринера. Интересно, что же всё-таки произошло в этой деревне? Но что я знаю точно, так это то, что эльфы заплатят за уничтожение деревни кровью.
        - Все готовы? - Спросил я солдат. Они дружного ответили "Да". - Тогда поехали, граф нас уже заждался.
        Разведчики сообщили, что большое войско графа, численностью почти в тысячу человек, встало привалом в двадцати километрах на севере. Встали они совсем недавно, и явно надолго. По словам разведчиков, командиры графа рвут и мечут, пытаются навести военный порядок там, где он не возможен в принципе. Короче, у графа сейчас полный... беспорядок.
        Расстояние мы преодолеем быстро, в пределах одного часа, благо, дорога хорошая. И вот небольшой отряд тяжеловооруженных всадников, под флагами Гардарики, едва ли не галопом отправился на переговоры.
        Итак, это моя первая парламентская миссия. Будем набираться опыта! Главное, чтобы граф не решил нас прикончить, а то у него магов столько, что мои амулеты разрядятся через минуту максимум. Не хочется понапрасну народ убивать, ведь мне, чтобы выиграть время, придётся огнём бить. А огонь у меня, если вспомнить бой с ведьмой и вампирами, бьёт по площади.
        - Господин, вам стоит перейти в центр отряда, - произнёс Керит, когда нам оставалось несколько минут пути, а дым от костров привала видно было очень чётко. - Нас могут принять за атакующих, поэтому лучше избежать ненужного риска.
        - Не думаю, что это возможно. Мы идём медленно, с флагами и сложенным оружием, атаковать нас глупо. Если они нас атакуют, это будет значить только то, что граф очень хочет сразиться и потерять всё войско. Не самый умный ход с его стороны, и это очевидно даже для самого глупого солдата в его войске, - ответил я, хмыкнув. Вряд ли граф настолько глуп, чтобы атаковать парламентёров. Если он вообще есть среди солдат.
        Не знаю, как так получилось, но внятной информации по графу разведчики предоставить не могли. Вроде бы он есть, но не факт, что это действительно граф. Всё-таки с его стороны опрометчиво, даже при сообщении о нашей наглой экспансии его территорий, бросаться вместе с войском на неизвестного противника.
        Что странно, почему граф не решил провести разведку с помощью магов? Если не поступает сведений через разведку, а сведения не поступали, моя контрразведка работает как часы, наверняка стоит насторожиться и попытаться использовать другие средства для сбора разведданных.
        Ну и чёрт с этим графом, всё одно не сегодня-завтра он окажется в кандалах. А сейчас сконцентрируемся на главной задаче - переговоры. На подходе к лагерю противника наш отряд плавно, не замедляя хода, перестроился, а я вместе с заместителем оказался в его центре. Стоит отметить, что у войска противника оказались наблюдатели и караулы, поэтому примерно за пятьсот метров до лагеря о нас сообщили с помощью сигнальных огней.
        Когда мы уже подошли к большой поляне, на которой стоял лагерь врага, нам навстречу вышла большая группа солдат. Их было около ста, все пешие. Каждый из воинов вооружён очень хорошо, на зависть ополченцам. На мой пока что непрофессиональный взгляд бойцы носят отличную экипировку, только единства в ней не замечалось. Словно каждый воин взят из отдельного войска, и только сейчас они оказались под одним флагом. Наёмники.
        Наёмники нахмурились при виде нашего отряда, ибо двадцать всадников на могучих и явно дорогих вороных конях, в тяжёлых чёрных доспехах, тип которых не знаком не только в здешних краях, но и вообще на западной половине континента. Кирва ради технологии изготовления этих доспехов едва душу гномам не продал! Шучу, конечно, мой дорогой соотечественник просто спёр секрет вместе с носителем. Похитил кузнеца-мастера, выудил из его головы всю нужную информацию, влил в головы величам, менталист хренов, а потом наслаждался видом вооружённого лучшими доспехами войска.
        А ещё наёмников смущал наш флаг - чёрный, с белой головой волка. Флаг не имеет сложных деталей, а для флагов этого мира такое решение очень нестандартное, мягко говоря. Но, флаг получился грозный, нечего сказать. Волк везде животное благородное, олицетворяющее силу, и мои всадники тому подтверждение.
        И только трое (Чёрт, нужно выучить название местного народа, а то так и хочется назвать их людьми) выделялись на фоне серьёзных хмурых солдат. Все трое выглядели блаженными и холёными, сразу видно - начальники. Один был высоким, лет пятидесяти, сидел на самой крупной лошади из трёх. Хотя эта лошадёнка была намного мельче коней моих воинов, и уж точно уступала Ворону.
        Второй был низеньким и толстым, одет в расшитые золотыми узорами одежды с богатым меховым воротником. Ручки этого человека нервно теребили поводья, которые он наверняка впервые взял в руки. На его голове была большая меховая шапка. Она прикрывала голову человека едва ли не до носа, поэтому смотрелся толстяк очень комично.
        Ну а третьим оказался воин. Настоящий мужчина, за тёплыми мехами одежды которого пряталась тяжёлая кольчуга. На боку висит большой полуторный меч. Этот меч едва ли не тяжелее моего клинка, что говорит о большой силе воина. Его лицо богато украшено шрамами, а взгляд говорил о богатом опыте битв за его спиной. Повезло графу с таким кадром, ох как повезло. Впрочем, у меня целая рота и офицерский взвод бойцов, не уступающих ничем.
        - Кто вы такие, и зачем пришли к нашей армии? - Высокомерно, задрав подбородок едва ли не выше носа, спросил тот, что был посередине, на самой высокой лошади. Граф, по всей видимости.
        Это у него армия? Смешно, её богу смешно! Даже моё войско - это и близко не армия. Разве что у Кирвы наберётся армия. У него всего четыре корпуса солдат, каждый корпус по две тысячи солдат. Нет, всё равно для армии маловато.
        Я выехал вперёд, как самый главный. От нашего манёвра наёмники схватились за оружие, а мне пришлось жестом приказать величам убрать оружие. Параноики, хотя такая паранойя меня более чем устраивает. Дождавшись, пока солдаты успокоятся, я заговорил.
        - Меня зовут Глеб Белый Волк, барон Гардариканский. - Нет, всё-таки хорошо звучит! - Прошу вас представиться тоже.
        - Меня зовут граф Морри Албери, и это мои земли ваши бандиты нагло захватили! - Брызжа слюной, ответил скрипучим голосом граф, тот, что на высокой лошади.
        - Прошу прощения, что мои солдаты доставили вам столько неудобств. - Пряча улыбку, ответил я. - Нам нужно было сразу взять Албери и не тратить время на мелкие баронства.
        - Это наглость! - Возмутился граф. Его компаньоны тактически молчали. - Неужели ты думаешь, что сможешь со своей шайкой бандитов победить моё подготовленное войско? Бой продлится не дольше десяти минут, из которых восемь минут я буду смотреть, как твои разбойники трусливо убегают!
        Граф засмеялся и посмотрел на остальных. Толстяк поддержал его сдержанным смехом, а воин лишь недовольно глянул на своего начальника и снова начал рассматривать моих солдат и меня в частности. А граф всё-таки дурак, так что волноваться мне не стоит. А ополченцы-то подбираются к нам, любопытство сильно в народе, каким бы он не был.
        - Граф, за моей спиной семьсот элитных солдат и две сотни ваших "обученных воинов", которые мечтаю вернуться к своим семьям. И я им это позволю сделать сразу же после того, как завтра войду в Албери. - Ответил я ровным спокойным голосом, при этом слегка улыбаясь. После того, как я назвал численность войска, солдаты заметно напряглись. А воин, который наверняка занимает должность военачальника, хищно улыбнулся. - Я взял всю долину с отрядом в сотню бойцов за несколько дней, большую часть потратив на дорогу. И не понёс никаких потерь. А гарнизон магов в вашей секретной крепости, которая ныне поставляет золото в мою казну, победил лично я вместе с небольшим отрядом своих воинов. Боюсь, граф, ваша единственная надежда спасти свою жизнь и жизни своих воинов - сдаться. Я не кровавый тиран, казнить никого не буду без достойного повода.
        - Неужели ты думаешь, что поверю в эту чепуху? - Рассмеялся граф, но его никто не поддержал. - Мои разведчики не заметили и сотни бойцов, так что не надо врать, бандитский главарь!
        - Оскорблять парламентёра и будущего графа очень недальновидно, господин Морри. - Не дрогнул я лицом. Успею ещё насладиться победой. - А ваши разведчики, да упокоятся их души, больше никому ничего не смогут доложить.
        Я замолчал, наслаждаясь потрясённым видом солдат и пунцовой мордой графа. Толстяк заметно занервничал, начал теребить узды недовольной лошади, на его лбу выступили капли пота. Оно и понятно, такие чиновники могут только паразитировать на власти, и поэтому любую опасность для своего "носителя" воспринимают очень эмоционально.
        - Граф, я прибыл вместе с одним из отрядов своей личной гвардии не просто так. Граф! - Я повысил голос и, пройдясь взглядом по окружившим нас воинам, громко заговорил, чеканя каждое слово. - Я, Глеб Белый Волк, главнокомандующий армией объединения, барон Гардариканский официально предлагаю вам сдаться! Если вы сдадитесь, я гарантирую от своего имени вашу безопасность и безопасность каждого вашего подчинённого, кто сложит оружие! От вашего налогового гнёта я уже освободил несколько баронств, а так же освободил от службы тех воинов, которые больше всех нуждались в семье. И я освобожу так каждого, кто решит уйти домой! Даю вам несколько секунд на размышления, граф!
        Войско графа зашевелилось, воины зароптали. Сам граф, решив не торопиться с ответом, стал шептаться со своими советниками. Воин что-то говорил ему на повышенных тонах, а толстяк заискивающе вставлял слова в монолог воина, раздражая того до предела. Всё это время я стоял неподвижно.
        Спустя полминуты, когда мне надоело ждать, я громко заявил:
        - Граф, ваше время вышло. Не испытывайте моё терпения, уже завтра мои флаги должны развеваться над Албери. - И всё это с лёгкой улыбкой. Граф побагровел. Рявкнув на своих советников, он посмотрел на меня ненавидящим взглядом и, срываясь на визг, закричал:
        - Убить этого подонка! Маги, превратите его в пыль!
        Всё, граф окончательно дискредитировал себя. Никому не позволено убивать послов, кем бы они ни были. Он и так слишком много себе позволял, оскорбляя меня, поэтому мне ничего не остаётся, кроме как показать последствия таких необдуманных шагов.
        Часть воинов из наёмников взяли в руки луки и, натянув их, чуть ли не залпом выстрелили в меня. Стоит ли напоминать, как эффективны стрелы против меня? Напомнить захват Аридейры? Вот тут примерно так же было, только стрелы вспыхнули сразу после того, как наёмники выстрелили.
        Это произвело впечатление, нечего сказать. Мне остаточно было укоряюще покачать головой, чтобы стрелявшие воины отшатнулись назад и отбросили в сторону любые помыслы об атаке. А в рукопашной схватке нас одолеть даже не пытались, да и кто первый бросится в бой, за кем пойдут остальные? Вот и вот.
        А вот дальше началось самое интересное. Раздвигая магией людей в стороны, вперёд вышли три мужчины лет сорока со стандартными посохами в руках. А следом вышла молодая девушка, перед которой воины сами отшатывались, при этом стараясь удрать подальше. У неё не было посоха, одежда была самая обычная, и всё, что было в ней необычного - удивительно спокойный взгляд с оттенком любопытства.
        - Граф, неужели из-за вашей трусости драться будет столь милая особа? - Улыбнулся я и поклонился девушке, изображая вежливость. Я даже слез с Ворона, вышел вперёд и, взяв руку удивившейся девушки, поцеловал её. - Красавица, не попадалось ещё мне такого прекрасного бриллианта, как вы. Позволите узнать ваше имя?
        - Меня зовут Исмина. - Улыбнулась девушка, изобразив реверанс.
        - Какое замечательное имя! Исмина, неужели вы действительно вступите в бой с нами? Мы же не сможем сражаться из-за вашей красоты!
        - Прошу прощения, господин Белый Волк, но мне придётся немножко вас избить. - Улыбаясь, ответила девушка, слегка склонив голову.
        Девушке было на вид лет шестнадцать, её длинные золотистые волосы заплетены в тугую косу и спадают до самой поясницы. Девушка на удивление мила, даже странно, что она забыла в войске такого графа. Да и остальные маги как-то подозрительно на нас поглядывают, концентрируя магию. Да и в девушке чувствуется немало сил.
        - Мисс, когда я разберусь с вашими коллегами, вы не откажете мне в небольшом ужине на фоне заката? - Спросил я с улыбкой, отходя назад.
        - Если от вас что-нибудь останется, то конечно, я буду весьма рада. - Ответила девушка, улыбнувшись.
        Всё, с любезностями закончили, теперь пора показать, что такое человек и на что он способен.
        ОТСТУПЛЕНИЕ.
        Керит обнажил свой меч раньше, чем наёмники даже подумали о стрельбе из луков. Мгновенная реакция на малейшие изменения в обстановке делала велича опаснейшим противником, но в этот раз его реакция не понадобилась. Главнокомандующий едва заметно прошептал заклинание испепеления стрел, которое само находит летящие стрелы и уничтожает их.
        Противники больше не рискнули стрелять. Ещё бы, даже Керит в одиночку мог покончить со всеми наёмниками меньше, чем за двадцать секунд. Но эта миссия была не карательной. Господин хотел продемонстрировать силу и полное безразличие к власти графа.
        А вот дальше началось самое интересно. Острый взгляд сразу заметил странное движение в войске. Словно могучие корабли под широкими парусами, пять магов двигались вперёд, рассекая толпу солдат, словно их и не было. Четверо мужчин и одна девушка. К сожалению, Керит магией не владел, но разведчики тут же связались с ним и доложили, что главная опасность - девушка. В ней чувствовался особый магический дар, похожий на силу Хранительницы, спасшей господина в бою с вампирами.
        Удивительно, но господин, тут же заметив девушку, чей образ выбивался из атмосферы войска невинностью и детской нежностью. Но, как это обычно бывает, внешний вид не совпадал с реальностью. Вот только господин решил иначе, тут же принявшись заигрывать с этой девушкой, как с самой простой девушкой. Да, она красива, но не настолько же!
        Представление длилось недолго. Вот господин отошёл от девушки, взяв с неё обещание сходить на ужин после боя. А дальше началось то, чего сердце воина жаждало больше всего. Господин из любезного ухажёра превратился в матёрого волка, одним своим взглядом пробирая до костей.
        Господин смотрел на магов, а те воины, на которых случайно попадал взгляд готового к убийству воина, крепче сжимали мечи и пытались отойти назад. Керит не переживал, все четыре мага низкого уровня, господин без проблем одержит над ними победу. Но вот девушка внушала опасения, ибо возможности её были неизвестны.
        Маги, резко взмахнув посохами, атаковали господина. Воздух едва заметно задрожал, что говорило о большой силе атаки. Лица магов удивлённо вытянулись, ведь простой по их мнению воин, даже с амулетами, не мог выдержать их атаки. Но господин показательно встал в расслабленную позу, закинул руки за голову и, дождавшись окончания атаки магов, громко произнёс:
        - Господа, а когда мы начнём битву? Я начал скучать, похоже, придётся самому всё решить. - С этими словами господин стал медленно обнажать свой меч, что удивило магов. Никто не использует холодное оружие в битве с заклинателями, только зачарованное. Но меч господина пусть и был закалён магией, но зачарований не имел. Вся сила была в амулетах.
        Поставив вперёд левую ногу, господин плавным движением занёс меч, ухватившись за него двумя руками, встал в стойку и, замерев на мгновение, сделал резкий прямой выпад в сторону одного из магов. Несмотря на то, что маг был в двадцати метрах от господина, из его груди вырвался багровый фонтан.
        - Вот это я понимаю атака, для разминки подойдёт, - спокойно, даже немного легкомысленно произнёс господин. - Товарищи маги, я не люблю хвастаться, но чуть меньше недели назад в меня выстрелили из стационарной магической пушки. Хоть эта штука и пробила мою защиту и тело насквозь, я всё равно остался на ногах и даже не нуждался в помощи лекарей. А заклинатель уровня "мастер" сдался и теперь спокойно служит мне. Предлагаю вам сдаться, тогда мы обойдёмся без крови.
        - Вы забыли про меня, господин Белый Волк. - За магов ответила девушка, чьи глаза буквально запылали. Зрачки окрасились огненно-рыжим цветом, а по юной коже девушки заплясали языки пламени, совершенно не обжигая её.
        Господин бросил на неё короткий взгляд и, словно отмахиваясь, ударил заклинанием. Это, похоже, был воздушный кулак огромной силы, потому что даже по Кериту ударило сильной волной воздуха. А бедную девушку, едва успевшую поставить вспыхнувшую магическую защиту, отбросило назад. Все наёмники и граф с советниками упали на землю, как маленькие дощечки, в которые любил играть Архимаг Кирва и называл их домино.
        - Как же не хорошо вмешивать в разговор, не правда ли, господа маги? - Глеб снова посмотрел на магов, которые едва устояли на ногах после сильной атаки господина. - Итак, что вы решили? Поверьте, я ценю достойных подчинённых, а за верную и честную службу богато награждаю.
        Маги дрогнули. Посмотрев на пытавшегося выбраться из-под своей свернувшей шею лошади графа, визжащего, как истеричная баба на базаре, маги опустились на колено и втянули вперёд руки с посохами. Сдались. Ещё бы, после того, как господин отправил одной единственной атакой самого грозного мага в войске графа, даже сам граф захочет сдаться.
        - Керит, прими наших новых товарищей. - Приказал господин, обернувшись назад на войско, не дрогнувшее даже под порывом магического ветра. - А я пока разберусь с дамой, негоже её бросать просто так.
        Господин словно волнорез направился к поднимавшейся девушке, пытавшейся замедлить его движение. Но это были самые простые заклинания школы огня, от которых господин отмахивался мечом, как от назойливых насекомых. И вот, пройдя без препятствий к девушке, он подал ей руку.
        - Мисс, вы должны мне ужин. - Произнёс он. Девушка посмотрела на него и дала руку. Но стоило господину взяться за неё, как девушка буквально воспламенилась и ударом кулака, превратившегося в маленькое сжатое солнце.
        Вспышка огня, опалившая волосы на головах лежавших и пытавшихся отползти наёмников, немного ослепила, но Керит увидел, как господин подлетел в воздух и, ударившись об землю, покатился к копытам своего невозмутимого коня. Велич забеспокоился, не пострадал ли господин, но тот к удивлению всех собравшихся громко засмеялся, легко поднявшись на ноги.
        Его одежда даже не опалилась, а разведчики, следящие за состоянием здоровья господина, сообщили, что магическая защита ослабла, но продолжает функционировать. Не так просто пробить лучшую защиту, которой занимался лично Кирва.
        - Это была самая жёсткая пощёчина в моей жизни! - Продолжая смеяться, произнёс Глеб.
        А девушка, продолжая гореть, медленным шагом направилась к нему, готовясь к новому удару. Она была готова испепелить всех здесь, ведь до сегодняшнего дня ни один маг не мог отмахнуться от неё, как от надоедливой мошки. И никто не выдерживал одной из самых сильных атак, а этот незнакомец ещё и смеётся!
        - Госпожа Исмина, неужели вы так не хотите сходить со мной на ужин? - Спросил он.
        Девушка на ходу закружилась, разжигая вокруг себя пламенный шторм. Наёмники уже давно благоразумно сбежали, и даже визжащего графа уволокли. Огненный шторм начал сужаться, но силы только набирал, превращаясь в мощное огненное сверло. Совершив последнее движение своего опасного танца, девушка ударила этим сверлом.
        Господин, несмотря на очень опасную атаку, от которой даже гвардейцы отошли подальше, даже не шелохнулся. И ни один из тысячи присутствовавших на поляне воинов не мог догадаться, что произойдёт дальше.
        Глеб не был дураком, ведь он сам перед захватом первой крепости произнёс фразу, которая определила политику всей армии Гардарики на долгое время. Всё решается очень просто, если использовать все свои преимущества. А сейчас Глеб обладал подавляющим преимуществом перед магом огня, и это преимущество ему подарили водяные. Дар воды, способность дышать под водой и очень мощные заклинание этой школы.
        Огненное сверло с шипением ударило в плоский широкий диск, возникший перед Глебом. Природа вокруг буквально наполнена водой, так что проблем с этим не было. А полезное заклинание стихийной защиты, усиленное бесценным даром, стало несокрушимой преградой на пути атаки противницы.
        Огненное сверло с шипением развеялось, но защита не дрогнула. Даже пар не поднялся. Глеб улыбнулся и резким движением руки отправил водный диск навстречу приблизившейся девушке. Спустя несколько секунд, когда шипение прекратилось, потрясённому войску предстала картина обычной юной девушки, облитой водой и, казалось, сейчас разревётся.
        Нет, её было обидно, но не до такой степени.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ
        Вот и всё, битва завершена. Конечно, я планировал немного другое, но получилось всё поистине великолепно. Основная сила графа, наёмники, в страхе разбежались. Переборщил я немного с энергией. Всё-таки больше трёх четвертей энергии вложил в воздушный кулак. Повезло, что девушка имела талант в магии огня, я всё-таки водяным не зря помогал.
        - Керит, прикажи войску выдвигаться сюда, думаю, мы уже победили. - Иногда приходится корректировать планы. И хорошо, когда это можно сделать.
        Так, теперь можно поговорить с девчонкой, а то, бедняга, разревётся ещё. Это же всего лишь подросток, у которого гормоны совпали с магическим даром, что вылилось в немаленький замес. Интересно, а графа я случайно не прихлопнул? Было бы жаль, он наверняка много интересного мне сможет рассказать.
        Подойдя к замершей на месте и слегка дрожащей девушке, я приобнял её за плечи и повёл к величам. На улице уже даже не осень, а девчонка вся мокрая. Пришлось даже своим плащом её укрыть, но переодеться ей необходимо. Не хватало ещё, чтобы меня обвинили в простуде ребёнка.
        - Ну что, больше не будешь в доброго дядю огнём кидаться? - Спросил я с улыбкой, дойдя до величей. - Надеюсь, что нет, а то придётся ещё водой окатить. Керит, помоги её, а то простынет ещё.
        Передав совсем не сопротивлявшуюся девушку заместителю, я взял ворона за узду и вывел вперёд, подальше от величей. Потом, ругаясь сквозь зубы на всё, что в голову приходило, забрался на седло коня, встав. Я реально встал на седло! Хорошо хоть Ворон не решил меня сбросить, а то конфуз бы получился. На кой чёрт я залез сюда? Так вокруг толпа напуганных солдат, которые от испуга ещё набросятся на нас, так что лучше сразу порядок навести. Усилим голос магией:
        - Господа ополченцы и наёмники! Я понимаю, вы очень любите своего графа, - немного сарказма не повредит, - и готовы все вместе помереть за своего любимого правителя, а подлого захватчика, который предлагает вам свободу от военной службы и бессмысленных смертей, вы хотите на колья поднять. В любом случае решать вам, только сейчас сюда идёт моя армия, наёмники и ваш граф сбежали, а маги перешли на мою сторону. Поэтому у меня предложение. Всем, кто сложит оружие, я обещаю свободу и возвращение домой с небольшой премией в пять золотых каждому.
        Спустившись на землю, я посмотрел в глаза подошедшему Кериту и сказал ему:
        - Разберись с теми, кто сдастся, и постарайся навести порядок. Нам тут ещё часа два минимум сидеть, ждать войска.
        - Как прикажете, господин. - Кивнул Керит и, поколебавшись, спросил. - Скажите, вы изначально планировали такую победу? Люди сломлены, командование сбежало, маги сдались. Лучшего мы бы и со всей армией не добились.
        - Честно говоря, дружище, всё само собой так получилось. - Я подмигнул заместителю, который совсем не поверил мне и слегка улыбнулся, подтвердив это. - В любом случае, всё закончилось очень даже удачно. Я потренировался в магии и немного в дипломатии, хотя переговорщик из меня получился тот ещё.
        - Ну не скажите. Вы спровоцировали графа на атаку, что выставило его в неприятном свете, а вас сделало жертвой подлости. Потом за несколько минут вы победили всех магов графа и напугали до смерти его войско. Даже если мы своими силами сейчас начнём их убивать, никто нам не окажет сопротивление. Вы победили малой кровью. - Умеет всё-таки Керит хвалить. Причём, не будем скромничать, обоснованно.
        А теперь пойду-ка я наводить порядок в ополчении графа. Ополченцы уже не десятками - сотнями складывали оружие, так что у меня в распоряжении несколько сотен пусть и не самых лучших, но солдат. Всё их обеспечение досталось нам, разведчики оперативно перегородили дороги деревьями, а лошадей присмирили магией. Красота! И пусть местный бог войны даст мне в будущем такие же победы!
        ОТСТУПЛЕНИЕ
        "В десяти километрах к северу от границы с Албери, графство Отриа, столица, в кабинете графа"
        Граф Отриа, высокий воин, который разменял уже шестой десяток, хмурил испещрённое десятками шрамов лицо, слушая доклад своего первого советника. С каждым словом глаза графа разжигались азартным пламенем, а губы растягивались в довольной усмешке. Когда советник закончил, граф подошёл к большому окну, посмотрел на живущий активной жизнью город, представил въезжающие в ворота телеги с богатыми трофеями и ещё шире улыбнулся.
        - Значит, граф Албери со всем войском отправился к южным границам? - Переспросил граф и сжал рукоять висевшего на поясе меча.
        Старая привычка, матёрый волк, переживший битв больше, чем кто бы то ни было, любивший избавиться от суетных управленческих дел и схлестнуться в кровавой схватке с достойным противником, всегда хватался за меч, предвкушая битву.
        - Да, господин. - Склонил голову советник. Щуплый старик, которому лет было столько, сколько не было солдат в личной гвардии графа. Тем не менее, советник с возрастом только заострил свой ум. - Кто-то захватил его земли в долине реки и выдвинулся на столицу графства. Говорят, он очень силён.
        - Давно я от тебя не слышал подобных фраз. - Удивился граф Отриа. - А где же твоя осведомлённость? Неужели твои хвалёные разведчики облажались?
        - Граф, клянусь, с моими разведчиками не сравнится никто, но даже они не смогли подобраться ближе чем на двадцать перестрелов* (*Перестрел - расстояние полёта стрелы, обычно 200 метров) к этому войску. - Старик склонил голову чтобы скрыть злой оскал.
        За двадцать лет управления внешней разведкой богатого сильного графства Отриа, старик не проваливал ни одной разведывательной миссии. Это просто было невозможно! Скорее всего, именно самомнение стало причиной не только провала, но и гибели двух разведчиков! Старик надеялся, что это не он провалился, а неизвестное войско обладает слишком большой силой даже для Отриа, хотя откуда такой армии возникнуть в этих окраинных землях?
        - Хотя бы примерно удалось оценить их потенциал? - Спросил граф Отриа, мысленно уже сражавшийся.
        Не с войсками графа Албери, нет. У этого пустоголового, но тугокошельного болвана Албери нет ни одного достойного воина в войске, да и не войско у него, а толпа бездарных крестьян, которым лишь бы землю пахать. А в неизвестном войске, каким бы оно не было, мог отыскаться тот, кто задаст жару старому непобедимому воину.
        - Армия не велика, не больше восьмисот мечей, но количество магов неизвестно. - Начал отчитывать старик. Вот тут он мог реабилитироваться в глазах графа, потому что на неизвестного противника он нарыл достаточно много. Даже издалека можно рассмотреть многое. - Во всех крепостях и городах долины он оставил по два десятка неживых солдат. Такие не сравнятся ни с одним опытным воином, но войско графа Албери перерубят без потерь.
        - Удивительно. - Граф Отриа обнажил меч и взмахнул им. Он всем нутром чувствовал скорое веселье и хотел лишь подтвердить свои предположения. - Продолжай, не тяни!
        - Не могу утверждать точно, но вроде как главнокомандующий этого войска смог за два дня разобраться с тёмной магией на южных границах долины. - Старик посмотрел на графа, ожидая реакции, но тому было всё равно. Опытный воин немного знал о чёрной магии, но заветное слово "победа" сказало ему достаточно. - Армия обладает очень большим магическим ресурсом, они установили несколько стационарных порталов.
        - Эти тряпичники мне не угроза. - Отмахнулся граф. Он не очень любил магов, зато очень любил побеждать. И поэтому в его войске нашлось место не одному десятку заклинателей не самого низкого ранга.
        Старик не был так самоуверен. Несмотря на то, что боги не доверили ему таинственного магического дара, старик знал о магии очень много. И очень хорошо знал, что портальная магия - это очень сложная система, и только самые сильные маги способны переноситься порталом. А стационарные порталы - это утерянная технология, которую просто невозможно было возродить. Так думал старик до недавнего времени.
        - Господин! - В кабинет, постучавшись, вошёл командир одного из разведотрядов, отправленных наблюдателями а Албери. - У меня очень важные новости!
        Разведчик рассказал всё о провалившихся переговорах между графом Албери и неизвестным полководцем и что из этого получилось. Ни граф Отриа, ни первый советник не могли поверить в услышанное, хотя каждый понимал, что это чистая правда. Но то, что парламентёрская группа из двадцати тяжеловооруженных всадников одержала победу над тысячным войском графа, которое сдалось почти без боя - это невероятно, чтобы в это можно было поверить.
        - У тебя всё? - Спросил граф, когда разведчик закончил. Тот кивнул, и граф сказал. - Можешь идти. А ты, советник, прикажи войскам собираться. Я хочу, чтобы уже к завтрашнему утру мы подошли к границам Албери.
        - Сколько солдат готовить? - Уточнил старик.
        - Всех, кроме гарнизонных. Посмотрим, кто к нам в гости заявился!
        Глава 7.
        - Господин, граф скрылся. - Внезапно произнёс Керит, прослушавший доклад разведки.
        - Как? - Удивился я. - У него что, крылья выросли? Хотя даже с крыльями от наших разведчиков тяжело уйти.
        - Графа встретила группа сильных магов. Они атаковали разведчиков и скрылись. - Пояснил заместитель.
        - Насколько сильны маги?
        - Несколько магистров высокого ранга и два мастера.
        Плохие новости. Магистров ещё можно одолеть без потерь, а вот мастера - это серьёзная угроза. С одним мастером мы уже встречались, хотя тогда всю его силу я так и не опробовал, но разведчики неслабо пострадали. Хотя теперь у меня под рукой есть несколько магов, правда, не очень лояльных, и тёмная лошадка - девушка Исмина, чьи магические способности не были похожи ни на что.
        Она ехала рядом с нами, на специально выданной лошади. Держалась девушка в седле уверенно, а вот от разговора уходила. Её можно было понять. Представьте, вас считают сильнейшим магом, боятся, почитают, а тут приходит какой-то хрен с горы, раздают звездюлей твоим сильным друзьям и разбирается с тобой, как с надоедливой мошкой. Для подростка это сильный удар.
        Но я не любил, когда что-то от меня скрывали, а это что-то может оказаться очень важным. Поэтому чуть ли не приказом я заставил девушку рассказать о себе, точнее, о своих способностях.
        - Меня называли рождённой в стихии, такие как я, рождаются крайне редко. Моей стихией оказался огонь. Ещё в детстве, когда мне было три года, я... сожгла свой дом вместе с родителями. По закону меня следовало казнить, но граф Албери не позволил. Он сказал, что за своё преступление я буду обязана служить ему до конца жизни, я и служила. Обучалась у наёмных учителей, и ещё в двенадцать лет достигла уровня мастера. - Девушка замолчала, опустив глаза. Воспоминания дались ей тяжело. Ещё бы, такое даже мне бы тяжело было переварить. Иногда я даже радуюсь, что ни черта не знаю о своих родителях. Так даже спокойнее.
        - А сейчас ты какого ранга? - Спросил я.
        - Мастер, но высшей ступени. Просто учителя более высокого уровня стоят очень дорого, а графу и этих моих сил хватало. - Пояснила девушка, несколько повеселев. Точнее, она просто стала менее грустной.
        - Странно, судя по тем налогам, которые граф сдирал с вассалов, у него казна должна быть полной. - Удивился я и высказал свои мысли вслух. Со стороны графа глупо терять такую возможность, как маг с уникальным талантом.
        - У него не казна полная, а собственный карман, - фыркнула девушка, - и он наверняка сейчас пытается удрать вместе с ней.
        - Неужели? - Удивился я. - Может быть, ты знаешь, где у него золото припрятано?
        - А чего тут знать? В имении его, что в десяти перестрелах от Албери на восток. - Ответила девушка так, словно это было и так всем известно.
        - Слышал, Керит? - Повернулся я к заместителю. Тот кивнул. - Соберёшь всех наших магов и две дюжины всадников. Отправимся вперёд, нельзя дать графу сбежать со всей добычей. А Исмина нам дорогу покажет. Правда ли?
        - А у меня есть выбор? - Хмыкнула та. Дети, чтоб их.
        - Тогда выдвигаемся вперёд. Керит, ты останешься с войском. И никаких возражений, ясно тебе?
        - Ясно, конечно, - вздохнул велич. - Я уже привык,
        - Правильно сделал, - улыбнулся я, - ты ведь мой заместитель, вот и будешь замещать на посту командующего. А за меня не переживай, мне полезно будет с магами размяться.
        - И всё-таки не забудьте про амулеты. - Добавил Керит и ретировался. Всадников собирать.
        - Скажите, господин Белый Волк, а вы какого ранга? - Спросила девушка.
        - Что ты имеешь в виду? - Не понял я.
        - Ну, вы маг какого ранга?
        - А, ты в этом смысле. - Дошло до меня. Всё-таки для меня ранг - это в первую очередь звание в армии. Вот я и удивился, Исмина же знает, что я главнокомандующий. - Честно говоря, я сам не знаю. Магии меня учили только общей теории, а дальше я сам. Так что извини, ответить тебе не могу.
        - А как же вы без учителя научились так... - Исмина изобразила мой жест, который я использовал с заклинанием во время недавней драки. Боем это не назвать.
        Кстати, все до единого ополченцы, кто не сбежали, присягнули мне на верность. А уж когда моё войско, семьсот элитных солдат, пришли к месту, то ни у единого не возникло даже помысла о том, чтобы мне противиться. Тому, у кого под началом такая мощная армия, кто в одиночку побеждает сильных магов, случайно побив полторы сотни наёмников, лучше верно служить.
        - Понимаешь, магия - это хорошо. Но добрый меч куда надёжнее. - Нашёл я неуклюжий ответ. В принципе, я мечу действительно больше доверял, чем магии. Хотя разумом понимал, что магия сильнее и эффективнее, но магия - это что-то эфемерное, а меч вот он, крепок, остёр и не раз спасал мне жизнь.
        - Странный вы. - Сказала Исмина, задумчиво опустив голову. - Таких не бывает.
        - Каких? - Полюбопытствовал я. Интересно всё-таки, за кого меня считают.
        - Вы вроде бы молодой, но шрамов много, армия большая, магия ну очень сильная, а взгляд... - девушка замолкла на последнем слове, чем просто-таки зажгла моё любопытство до невероятной силы.
        - А что не так с моим взглядом? - На губы сама собой наползла улыбка.
        - Когда вы со мной любезничали, у вас взгляд был как у кавалера. Так, что ли. А когда сражаться начали, то я видела, вы взглядом чуть ли не убивали. Жёсткий, суровый, взгляд настоящего воина, настоящего мужчины. - Ребёнок, ей богу. Как можно от одного единственного взгляда так впечатлиться? И я её на ужин хотел пригласить? Хотя выглядела она перед боем постарше, это я потом узнал, что её всего шестнадцать лет. - А сейчас у вас взгляд деловой, даже азартный. Вы совсем не боитесь магов графа, хотя они сильны.
        - Ты бы спросила у моего заместителя, как меня пытались убить в одной крепости, тогда и поймёшь, почему я магов не боюсь, - улыбнулся я.
        - А что случилось? - Ожидаемо спросила Исмина.
        - В меня из стационарной пушки выстрелили. Точно не помню, вроде "Скорпион". - Ответил я и с улыбкой наблюдал за реакцией ребёнка. - Насквозь меня пробила, и даже взорвалась, но особого вреда не причинила.
        - Но... как такое возможно?! - Девушка на удивление легко поверила в то, что я сказал, и очень удивилась. Даже, я бы сказал, мой рассказ её впечатлил очень здорово. - Даже тролли не выдерживают попадания из пушки, она спокойно каменных гаргулий сбивает! Вы просто не могли выжить! Или вы восстанавливались долго? Точно, наверняка вы очень долго...
        - Неделю назад в меня выстрелили, - ответил я, с наслаждением руша придуманное Исминой оправдание моей живучести.
        - Как вы выжили? - Спросила девушка. Что интересно, она уже реально относилась ко мне, как к своему новому начальнику. И её можно понять, кандидатура моя намного притягательнее, чем граф.
        - Меня многие пытались убить, но так получалось, что из многих битв я выходил с новым шрамом, оставляя за спиной несколько трупов. - Ухмыльнулся я, вспоминая все свои стычки. Вспоминал только те, что выпали на мою долю до встречи с Кирвой.
        Эльфы в Рикависе, бандиты у зверолюдов вместе с их здоровяком Когтем, бандиты, големы... как же хорошо было! Ни ответственности, ни грандиозных планов, зато свобода, добрый конь под седлом, девушка красивая... эх, интересно, встречусь я с ней ещё раз или нет? Посмотрим.
        - Видишь ли, Исмина, такого как я не только мало убить, нужно ещё тело сжечь, пепел по пылинке в разные стороны континента развести и меч точить, потому что я всё равно вернусь, - и подмигнул.
        А всё-таки приятно производить впечатление на кого бы то ни было. А уж выглядеть в чьих-то глазах если не всемогущим, то сильным невероятно приятно. Всё, не буду больше собой хвалиться, а то кто-нибудь да треснет по голове, чтобы не зазнавался.
        Спустя несколько минут ко мне подъехал Керит с двумя десятками величей. Рядом с ними тенями шли шестеро разведчиков, на которых Исмина посмотрела испуганно. Я бы тоже, если б не знал, кто это, за меч схватился от испуга. Всё-таки силу в человеке видно сразу, а внешний вид зачастую её только увеличивает.
        - Задача вам ясна? - Спросил я отряд. Величи кивнули. - Отлично, тогда мы выдвигаемся прямо сейчас. Нужно всё сделать и вернуться раньше, чем войско дойдёт до Албери. Исмина, покажешь дорогу. Всё, в путь!
        ОТСТУПЛЕНИЕ
        Пока ещё граф Албери уже был в своём имении вместе с двумя советниками, от которых, как он думал, проку никакого. А какой и вправду от них толк, если они не смогли придумать, как победить двадцать жалких разбойников?! Вот так думал граф, оправдывая свой позор глупостью советников.
        - Поторапливайтесь, идиоты! - Ругался граф на слуг, перетаскивающих сундуки и лари из потайной комнаты в главный зал, где уже собрались все маги.
        Граф очень злился, что приходится бежать в спешке и использовать вороватых слуг, ведь каждая монетка в несметном богатстве графа была им с большим трудом украдена из казны! Ничего, скоро он уйдёт телепортом из этого места в Атессу, где у него давно подготовлен большой дом.
        И всё-таки граф невольно восхищался неизвестным вторженцем и нещадно завидовал ему. Его стать, сбруя, оружие, телохранители, магическая мощь - дай боги каждому великому правителю такие качества. Но ни одним из них граф Албери не обладал, но гора золота спокойно заменяла ему не только талант и силу, но и совесть.
        И ещё одной большой головной болью графа была необходимая плата за работу магам. А платить ой как не хотелось, тем более, что цена была очень высока. Но граф надеялся, что когда он уйдёт в страну демонов, маги не успеют за ним и погибнут от рук бандитов. Да, так и должно быть!
        И вот последний ларь с драгоценностями был перенесён в главный зал, где уже образовалась высокая гора богатств. Граф едва ли не слюну пускал при виде всего этого великолепия, и уж как желали получить это золото его "верные" советники и говорить не стоит. Маги же всегда мечтали поживиться, так что всё в порядке вещей.
        - Всё готово? - Граф спросил магов напряжённо. Ему не хотелось в последний момент всё потерять, хотя враги остались далеко позади.
        - Да, - кивнул главный из магов, старик ранга мастер едва ли не высшей ступени. - Вот только ваше спасение далось нам тяжело, да ещё портал открывать. Это всё очень затратно, поэтому мы хотели бы прямо сейчас получить полагающуюся нам плату за превосходную работу.
        - Превосходную?! - Вспылил граф. - Вы позорно не вступили в бой, когда можно было убить наглого засранца! Это из-за вас мне пришлось бежать, как последнему трусу! Это вы ещё должны мне деньги!
        - Ах ты старый пень! - Заругался ещё один маг. - Да зачем ты нам сдался?! Я просто заберу сейчас золото, а тебе голову откручу.
        Граф похолодел. Угроза мага - серьёзная вещь. А в тот момент, когда ни войска, ни припрятанного золота нет, граф бессилен.
        - Действительно, братья, зачем нам спасать этого старого хрыча, если мы спокойно можем разделить золото и уйти? Вместе мы сильнее любого выскочки, так что бояться нам нечего! - Поддержал идею коллеги ещё один маг.
        Остальные одобрительно загудели и хищно посмотрели на бледного графа. Его в какой-то степени даже жалко, ведь столько трудов, столько лет воровства оказались бесполезными. Надо было сразу бежать, а не тащиться с армией в этот проклятый поход.
        И тут внезапно большие двустворчатые двери в зал взорвались облаком щепок, и в зал вошёл ещё один маг. Сирус Мериан, сильнейший маг среди присутствующих, тот, кто обязан графу Албери всем, что имеет. Должностью, богатством, поддержкой. Граф воспрял духом. Сейчас маг ему поможет, ведь остальные его уважали и боялись!
        - Господин Мериан, какими судьбами? - Спросил один из магов-бунтаре й.
        - Видите ли, из-за вас мне пришлось оторваться от работы и срочно прибыть сюда дабы решить очень большую проблему, - ответил в своей привычной манере маг, оглядев с улыбкой присутствующих.
        - Сирус, разберись с этими мятежниками! - Взвизгнул граф. Маг посмотрел на него брезгливо и цыкнул.
        - Не мешайте, вы тут больше ничего не решаете.
        От этих слов граф совсем потерялся, он просто не мог понять, что происходит. Но в гнилом сознании бесполезного мужчины теплилась надежда, что всё ещё разрешится хорошо. А вот маги не боялись, скорее, напряглись и сильно обнаглели. Всё-таки толпа против одного, пусть и сильного мага - это сильно. Тем более не настолько Сирус был их сильнее.
        - Сирус, тебе лучше проваливать отсюда, пока жив. - Заявил один из "мастеров".
        - Неужели? - Маг даже бровью не повёл. - А то что?
        - Думаешь, мы тебя одного не убьём? - Захохотал маг. Остальные тоже засмеялись. Даже Сирус.
        - А я не один. - Ответил Сирус, широко улыбнувшись.
        Все тут же замолкли. И в этой почти кладбищенской тишине раздались тяжёлые шаги, приближающиеся к залу. В уничтоженных дверях показалась тёмная фигура, быстро превратившаяся в закованного в тяжёлые чёрные доспехи молодого воина очень большого роста с большим мечом в руках.
        Маги разом отшатнулись, а граф пытался без магии превратить в мышь и сбежать отсюда. И только Сирус сохранял спокойствие, зная, что вошедший не причинит ему вреда. А тем временем гость прошёл мимо Сируса, слегка кивнув ему, вышел к магам и, сняв шлем, громко представился:
        - Меня зовут Глеб Белый Волк, граф Гардариканский. Господа, с вашей стороны очень любезно собрать моё золото в одно место. Думаю, стоит приказать моим людям начать загружать золото в телеги. - Голос молодого парня, которого любой из присутствовавших магов был старше минимум втрое, вывел из себя обезумевших от богатой наживы заклинателей.
        - Да как ты смеешь, мозгляк?! Думаешь, этот предатель тебе поможет? - Завопил один из магистров, тот, что поглупее.
        - Поможет? - Удивился парень и повернулся к Сирусу. - Скажи, мне нужна твоя помощь?
        - Нет, господин, вы вполне справитесь сами. - Улыбнувшись, ответил Сирус.
        - Вот видите, мне его помощь не нужна, - покачал головой парень. И тут же внезапно прямо посмотрел в глаза ближайшему магу, прожигая того едва ли не насквозь отяжелевшим взором. - А вот вам помощь понадобится. К вашему сожалению, в магах я не нуждаюсь. Поэтому придётся вам послужить смазкой для моего клинка.
        Маги не успели возмутиться невероятной наглостью парня, как в помещение ворвался мощный ветер. И всё бы хорошо, но этот ветер состоял из десятков заклинание воздушного клинка. Таким заклинанием был убит один из магов в недавней битве, и эти заклинания подняли в воздух кровавую взвесь.
        Все до единого магистры упали, разрубленные сильнейшим заклинанием. А сильнейшим оно было потому, что Глеб вложил в заклинания почти всю свою энергию. Выжили только два мастера, и то потому, что успели наложить магическую защиту. Вся сила атаки была во внезапности, но Глеб предполагал и то, что кто-то выживет.
        - Сирус, поговори со своими коллегами. - Сказал он, не поворачивая головы.
        Заскучавший по хорошему магическому бою Сирус обрушил на двух мастеров град ударов. Два мага уже были уставшие, разведчики Глеба успели их потрепать прежде, чем отступили. А заклинания воздушного клинка и вовсе едва не лишили магов последней энергии. Поэтому Сирус просто добивал противников, которые всё ещё сопротивлялись, но это была не более чем агония.
        - Как жаль, что граф погиб в этой кровавой схватке, - покачав головой, произнёс Глеб, смотря на разрубленное тело бывшего графа Албери. А сам при этом думал, когда успел сойти с ума, если так спокойно воспринимает расчленённые тела. - Ну и ладно, главное, что золото сохранилось. Керит!
        - Да господин? - Ответил переговорный амулет.
        - Ты ещё не добрался до Албери?
        - Нет, господин, нам ещё часа три пути, - ответили "на том конце провода".
        - Отлично, встретите нас с большой добычей, подготовь телегу, - посмотрев на внушительную груду золота, Глеб поправился, - две телеги.
        - Богата добыча? - Голос Керита был весёлым. Вообще велич становится всё больше человечным, как заметил Глеб. И чувства заметнее проявляются.
        - Ещё как, граф нам оказал очень большую услугу. - Хмыкнул Глеб.
        Сирус закончил с последним магом, добив его заклинанием, вызывающим кровоизлияние в мозг. От него легко защититься, но обессиленный маг уже не имел сил. Зато смерть быстрая и почти без мучений и внешнего непотребства.
        - Поздравляю, господин Мериан, отныне вы полноправный член моей армии. - Произнёс Глеб официальным тоном.
        - Рад служить Белому Волку! - Ударил себя кулаком в грудь Сирус.
        А Глеб тем временем достал ещё один амулет связи и, активировав его, дождался, когда в "трубке" раздастся голос:
        - Господин Белый Волк?
        - Можешь собираться в дорогу, Гремиран, графство взято.
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ
        Добычу мы взяли очень большую, тут даже спорить не пришлось! Одним золотом только семьдесят тысяч! На такие деньги можно вооружить до зубов пятитысячное войско, и на каждого ещё по хорошему коню купить, да и то останется. В эти моменты я радуюсь, что для этого мира пока что гость. Ведь всех искушений не знаю, золото тратить мне некуда, поэтому и подворовывать смысла не вижу. Хотя все до единой монеты - мои, так как трофеи.
        Сируса Мериана, которого пришлось оперативно перебросить к нам, я не обидел, он ведь хорошо мне помог. В одиночку я бы с магами не справился, а задействовать стратегически важных разведчиков опасно. Они и так слишком часто принимали участие в битвах магов, из-за чего стали намного менее эффективными. Да и мне хватило едва не погибшей группы. Поэтому дал магу богатое вознаграждение в виде всех магических приспособлений побитых магов и пятисот золотых монет.
        И вот наше большое войско, после изнурительной дороги, добралось наконец-то до славного города Албери. Честно говоря, меня городишко не впечатлило. Я думал, что город с населением в двадцать тысяч человек будет... богаче что ли. В любом случае, я никак не ожидал увидеть сотни мелких деревянных лачуг за городской стеной, которая представляла собой каменную ограду всего трёх метров высотой. Для города это ничто, а для врагов совсем раз плюнуть.
        Впрочем, уже внутри городской стены начинались каменные дома, низкие, но всё равно каменные. А среди них, на небольшом холме, возвышался большой замок, единственное внушительное строение во всей округе. Хотя замок на мой неискушённый взгляд был совсем не боевым, и гражданским. В том смысле, что это была не крепость, а просто жилое помещение для высокопоставленных лиц. Ни тебе башен для техники, ни надёжных ворот, ничего. Кошмар.
        В центре города была большая площадь, вместившая в себя всех ополченцев, перешедших под мою власть. Праздные зеваки тоже собрались большой толпой, что и не мудрено. Не каждый день свергают власть графа, чья семья правила тут, как я узнал, почти полторы сотни лет. Впрочем, никто против не был.
        И вот, перед лицом всех собравшихся, я торжественно отпустил с военной службы всех ополченцев, кто не изъявил желание продолжить службу, и выплатил обещанные деньги, чем поднял свой авторитет среди народа на много пунктов. А когда узнал, что годовое содержание всего графства обходится казне в жалкие двенадцать тысяч золотом, то так же прилюдно объявил об освобождении всех жителей от налогов на год.
        Дела навалились как-то неожиданно. Не успел я расположиться в удивительно бедном замке графа, как прибыл Гремиран. Бывший герцог спешил поскорее приняться за работу, что мне очень понравилось. Чудесная возможность избавить себя от бумажной волокиты.
        Вампир не одобрил моё желание избавить жителей от налогов, потому что каждый год они приносили почти тридцать тысяч золотом. Огромные деньги. Но я был непреклонен, да и отказываться от своих слов не могу при всём желании. Впрочем, когда Гремиран узнал о тайной крепости, где добывается золото, сразу взял свои слова назад.
        Хотя вампиру я и не доверял, он был единственным, кто мог взять дела на себя. Величи просто физически не могли управлять графством, ибо они воины, а не правители. Я сам тоже не мог тратить драгоценное время на это. Местных управленцев набирать опасно. Так что вампир оказался единственным выходом из этой ситуации.
        - Господин! - В кабинет, где я в этот момент обсуждал с Гремираном перспективные пути развития экономики, ворвался мой заместитель. Таким бестактным он никогда не был, из-за чего я забеспокоился.
        - Что случилось, Керит? - Забеспокоился я. Неужели жители взбунтовались? Если это так, то...
        - Северную границу графства перешло большое войско! Больше восьмисот вооружённых пехотинцев, вдвое меньше кавалерии, замечены также телеги с осадной техникой. - Заместитель был крайне возбуждён, видимо, опасность слишком высока.
        Чёрт, как же не вовремя! До границы не больше сотни перестрелов, уже к обеду враг подойдёт к Албери, а за это время мы не успеем толком подготовиться, а битву будем вынуждены принять в чистом поле. Чёрт!
        - Известно что-нибудь о магических силах врага? - Задал резонный вопрос Гремиран. Пусть он вопреки вежливости задал вопрос вперёд меня, я не обиделся. Вопрос правильный.
        - Ничего. Всё, что известно, это то, что сам граф Отриа ведёт войско. - Ответил заместитель.
        - Неужели? - Я невольно оскалился. Вот же привычка появилась, всегда при удаче хищно скалюсь. Впрочем, мне это не мешает. Повернувшись к вампиру, я спросил. - Гремиран, ты не против, если завтра границы твоей ответственности захватят ещё и графство Отриа?
        - Вы так уверены в победе? - Спросил вампир, хотя вопроса в его голосе не чувствовалось. Вампир улыбался, предвкушая возвращение своего прежнего титула, а уж в моей победе он не сомневался. Ну и добро.
        - Керит, выводи войска из города, располагайтесь в поле. Чтобы уже через час были заградительные валы и ров! Ясно?
        - Так точно. - Заместитель развернулся и отправился исполнять приказ, но я его окликнул и добавил:
        - Всадников из города не выводи, а лучше спрячь их. Мне нужен мощный резерв.
        - А вы?..
        - Я пойду вместе с войском. - Хмыкнул я.
        ***
        Мы серьёзно уступали противникам. У нас преимущество лишь в качестве пехоты, но големы - не панацея, хотя в лобовом столкновении они кого угодно превратят в фарш с минимальными потерями. Но у противника маги, проклятая туча кавалерии и осадная техника, которую вполне можно использовать против вражеской пехоты.
        Из ополченцев у меня согласились остаться на службе всего лишь полторы сотни, но их я не буду использовать в бою. Они будут лишь пушечным мясом, поэтому ополчение больше пригодится в городе в качестве стражи. Велик соблазн был использовать в бою разведку, ибо с магами мне будет трудно совладать, но тогда мне грозят потери. А Кирва за своих разведчиков с меня шкуру сдерёт.
        Но вот то, что меня действительно пугало - реальные потери среди величей. До тех пор, пока Кирва не отдаст мне пять тысяч солдат, каждый велич будет дороже целой роты наёмников. К сожалению, мне, как полководцу, придётся привыкать к смертям.
        Горожане торопливо укрывались в своих домах, не рискуя выходить на улицы. Делали они это достаточно сноровисто, видимо, не один раз графство пытались ограбить, и некоторые попытки были удачными.
        Глядя на быстро возводящих укрепления величей, установивших три трофейных магических пушки, я размышлял. Ведь этот граф Отриа знал наверняка, что графство ослабло! В стане графа были предатели? Возможно, но в любом случае граф Отриа атакует в идеальный момент. Только он не учёл одного - я слишком быстро и без потерь разбил графа Албери и сейчас мои воины полны сил и соскучились по настоящей битве!
        - Господин! - Один из сотников подошёл ко мне, когда я, сидя верхом на возбуждённом Вороне, внимательно изучал горизонт. Уже скоро, в ближайшие часы, войско противника выйдет на большое поле, в центре которого стоял город Албери. - Все укрепления сделаны, рвы прокопаны на четыреста метров. Мы готовы к бою.
        - Отлично, офицер! - Похвалил я.
        Отлично, благодаря хитроумной сети рвов и валов моё войско получит возможность сражаться как спартанцы в ущелье, без риска удара во фланг, вот только мы ударить во фланг врага сможем запросто, ведь такую сеть укреплений многократно изучали и обкатывали на учениях. А благодаря големам укрепления раскинулись на очень большое расстояние. Я начинаю искренне любить этих бездушных созданий!
        Поморщившись от очередного взрыва, величи пристреливали пушки, поставленные на высокие валы, которые защити надстройкой от стрел и мелких магических ударов, я задумался. Я обладаю маленьким для графства отрядом магов. Несколько магов уровня "магистр" и два "мастера".
        Сируса Мериана пришлось задержать в Албери до битвы с Отриа. Вдобавок пришлось поговорить с Исминой, которая поначалу очень не хотела вступать в бой. Депрессия, видите ли, у неё. Тогда я пригрозил ей небольшой порцией ледяной воды. Эх, как она подорвалась-то!
        Очень жаль, что на проработку стратегии и её реализацию у нас было очень мало времени. Так что план боя был создан едва ли не на коленке. Мало того, что противник обладал едва ли не троекратным численным превосходством, так ещё и магическое преимущество на его стороне. И атаковал он наверняка не без плана. Но, будем надеяться, мы приготовились вполне хорошо.
        - Идут, господин. - Раздался голос наблюдателя из амулета.
        И действительно, по дороге, уходящей на север, шли ровные ряды солдат. Закованные в одинаковые, но простоватые доспехи солдаты, прикрывающиеся небольшими круглыми щитами, в руках они держали короткие копья. Выходя на поле, они выстраивались ровными рядами в двух перестрелах от нас, чтобы даже магические выстрелы не достали до них.
        За многочисленной пехотой вышли всадники. Вот они откровенно разочаровали. Лошади низкие и толстые, предназначены не для активных боевых действий, а для неспешного перевоза небольших грузов на большие расстояния. Всадники не обладали крепкими доспехами, ограничились кольчугами и кожаными жилетами, а в качестве оружие носили копья и длинные сабли.
        После них, под прикрытием ещё сотни пехотинцев, вывезли на телегах магические пушки. Шесть дорогих, но не сильно эффективных пушек на специальных телегах, которые заодно служили площадкой для стрельбы, нужно было только закрепить на земле эти установки. И вместе с пушками, верхом на красивых, но не боевых лошадях, выехали два десятка магов.
        Маги больше впечатлили. В руках магические посохи, служащие сильными амулетами, на телах накидки с узором, который говорил о статусе мага. Так, разведчики лучше видят, слушаем доклад... раз, два, три... восемь мастеров и двенадцать магистров. Серьёзная угроза. Правда, у большинства мастеров ступень низшая, то есть это фактически сильные магистры. Но всё же это сила.
        И вот, когда войско ровными рядами построилось перед нашими укреплениями, вперёд выехал всадник на высоком гнедом коне. Всадник этот был силён, ростом едва ли не с меня, а в плечах точно шире. На поясе у него висел широкий прямой меч, а из-за спины выглядывал ровный круг широкого щита. Броня у всадника тоже была хорошей, а поперёк нагрудника были нарисованы несколько цветных полос. Граф Отриа собственной персоны.
        - Я пришёл на бой! - Раздался громкий, усиленный магией голос старого воина. Граф, несмотря на отделявшее нас расстояние, смотрел точно мне в глаза. Воин, настоящий. И опасный. - Я вызываю самого сильного воина твоего войско на поединок! Если ты победишь, мы уйдём! Ну что, не боишься бросить мне вызов?
        - Господин? - Раздался голос Керита. Он ждал моего решения. А я думал. Но думал недолго.
        - Меня зовут Глеб Белый Волк, я главнокомандующий войском и я принимаю твой вызов! - Ответил я усиленным голосом. Обнажив меч, я направил коня к графу. Тот двинулся мне навстречу.
        Пока мы приближались друг к другу, я внимательно изучал противника. И вывод был неутешительный - я просто ничтожный воин в сравнении с графом Отриа. Это матёрый волчара, у которого шрамов на теле больше, чем я прожил лет. Или даже месяцев. Мне с ним не тягаться, но кто сказал, что я обязан использовать исключительно собственную силу?
        - Приветствую вас, новый граф Албери. - Обозначил кивок он.
        - Я граф Гардариканский, Господин Отриа. - Ответил я, поправив. - И от всего сердца хочу вас поблагодарить.
        - Это за что же? - Хмыкнул в усы воин.
        - Как же? Вы лишили меня необходимости самолично атаковать ваше графство и тратить на это своё время, придя со всем своим войском в мои земли. К вечеру мои границы значительно расширятся. - И вежливая улыбка на лицо. Граф не дрогнул ни единым мускулом.
        - Вы слишком самоуверенны для того, у кого за спиной всего лишь полтысячи солдат.
        - Каждый мой солдат способен превратить в фарш десяток ваших воинов, - ответил я, - но не станем понапрасну тратить время на пустые разговоры. С вами в бой я вступать не буду, это так же пустая трата времени. Я даю вам шанс сдаться. Сложите оружие, и тогда не повторите судьбу графа Албери и последовавших за ним магов.
        - Позвольте спросить, что же вы сделали с магами и графом? - В глазах графа Отриа проскользнуло любопытство.
        - Я собственноручно убил их всех. - Маленько хвастовства не помешает. - К вашему сведению, мой магический ранг выше, чем у любого вашего мага. Поэтому прямо сейчас я способен убить вас и несколько сотен ваших воинов, но если вы решите принять бой, дам вернуться вам к войску.
        - Пусть так, но вы приняли мой вызов. - Сказал граф, и молниеносным движением обнажил клинок.
        Звон стали, и я едва успел отбить стремительный выпад противника. Сила заполнила моё тело, от чего мой блок больше был похож на атаку. Граф удивлённо дёрнул бровями, когда мой клинок даже не шелохнулся во время блока. Но граф был слишком опытным, чтобы позволить разуму отвлечься.
        Обманный выпад влево, и клинок графа ударяет в мой правый бок, бессильно соскользнув об защиту. Я ответил неуклюжим, но сильным косым ударом, от которого граф уклонился прямо в седле, но мой меч оставил глубокую рану на крупе его коня. Взбесившееся животное стремительно понеслось прочь, на счастье графа, к войску. Отриа ловким движением выпрыгнул из седла и, повернувшись спиной к войску, взмахом меча приказал атаковать.
        - Приготовиться! - Приказал я по амулету связи, быстро возвращаясь к своим позициям.
        Кавалерия графа Отриа попыталась броситься за мной в погоню, но нет такого коня, который обгонит Ворона. И пусть даже моему коню придётся нести на себе мою тяжёлую тушу. Какой же добрый подарок Доринера!
        За спиной слышался топот тысячи ног, но я перепрыгнул первую линию рва раньше, чем противники преодолели половину пути. Но для наших пушек этого было достаточно. Первый залп взорвал землю под ногами противника, а взрыв поразил не меньше трёх десятков воинов. Мало. Да и враги подводят неустойчивую в этом поле технику на позиции.
        - Господин, когда нам атаковать? - Спросил Керит, засевший с всадниками в городе.
        - Жди приказа, Керит. - Ответил я. - Приготовиться!
        Големы слитным движением двинулись вперёд. Пятнадцать големов, перегородивших проход между двумя большими валами, выдвинулись на десять метров вперёд, другие пятнадцать големов сделали вперёд всего три шага.
        Волна вражеской пехоты, движимая общим боевым настроем, не успела остановиться перед первыми рвами. Крики упавших и затоптанных в сбившемся строе солдат были заглушены боевым кличем добравшихся до голема солдат. Но тут их ждало разочарование. Ни единая кукла не испугалась клича, а когда они легко уклонились от копий пехотинцев и сильными движениями превратили в фарш сразу три десятка пехотинцев, боевой дух противника тут же снизился.
        - Артиллерия! - Командовал я, забравшись на специальный вал, с которого открывался чудный вид на битву. - Целиться на третью справа вражескую пушку! Внимание! Огонь!
        Слаженный выстрел, и земля вокруг закрепившейся телеги противника взорвался настоящим фонтаном. В голове раздался отчёт наблюдателя:
        - Минус один оператор, установка не пострадала.
        Плохо. Враги уже начали ответную стрельбу, но попробуй попади под обстрелом в небольшие мишени на незнакомой местности. Один из снарядов, начинённый замораживающим заклинанием, вообще ударил в вал рядом с линией столкновения. Големы холод проигнорировали и просто отступили назад, чтобы из не задавила толпа и не завалило трупами, а вот нескольких пехотинцев заморозило.
        Стоп, а это что! Твою мать, как мог не заметить!
        Граф Отриа, вопреки моему мнению, совсем не сделал ставку на прорыв в лоб моей линии. Такое ощущение, что он знал о неприступности моих големов, потому большая часть его пехоты ловко обошла рвы и штурмовала ближайшие насыпи. Тут големы серьёзно проигрывали, тем более, что занявших высоты солдат вражеские маги метко сбивали слабыми заклинаниями.
        - Третья сотня, занять оборону по левому флангу! Четвёртая сотня, атакуйте по правому флангу! Вторая сотня, будьте готовы к отражению атаки! - Командовал я, несколькими заклинаниями сбросив в ров особенно наглых противников.
        Так, а где кавалерия? Чёрт, не вижу! По мне стали стрелять стрелами и магией, от чего обзор значительно снизился, хорошо хоть защита не давала пострадать ни мне, ни Ворону. Но где эта проклятая кавалерия?! Чёрт, вон она! Всадники обогнули с левой стороны наши укрепления и быстро спешили к тылам. Ещё немного, и они достигнут оставленной в резерве сотни големов, готовых к атаке магов и магических установок.
        - Керит! Не дай кавалерии добраться до нас! - Приказал я по амулету.
        Так, теперь пора контратаковать. Нужно одолеть вражеских магов, тогда победа будет делом времени. Видя, как сотня величей построились клином и врезались в толпу вражеских всадников, разбрасывая их как игрушечных, я улыбнулся и, переглянувшись с приготовившимся Сирусом, кивнул.
        Отлично, сейчас задача магов - отвлечь на себя вражеских коллег, а моя задача - оказать им всяческую поддержку. Пришпорив коня, я спрыгнул с вала на ровную землю и поскакал в сторону по загодя сделанному небольшому коридору между насыпями. Срезав мечом нескольких успевших добраться до сюда врагов, я добрался до внешней линии рвов и выскочил на свободное поле.
        - Давай, друг, как можешь быстро! - Попросил я Ворона, направив его к магическим установкам врага.
        Одна из них уже догорала, но другие пять, пристрелявшись, успешно обстреливали мои позиции, уничтожив уже две пушки. Очень плохо! Да ещё граф Отриа догадался поставить две сотни солдат в охрану. И что-то мне подсказывает, что здесь не только пехота.
        Несильной воздушной волной я опрокинул бросившихся мне наперерез десять пехотинцев, троих посёк мечом и вплотную подобрался к пушке. Операторы, простые инженеры, бросились в рассыпную, но в живых я оставлять никого не был намерен. Они ведь могли вернуться к пушке и возобновить стрельбу, а уничтожать технику я не собирался.
        Операторов было всего двое, поэтому надолго я не задержался. Не замедляя коня, я рванулся к следующей пушке, сразив ещё нескольких солдат. А дальше начались неприятности.
        Из толпы пехоты вперёд вышел маг с посохом, мастер, и ловким движением вздыбил землю под копытами коня. Но Ворон оказался умнее и за секунду до этого с силой оттолкнулся ногами и отправился в большой прыжок. Не теряя времени, я ударил полюбившимся мне огненным шаром с большой мощью по магу. Огненная волна растеклась об его задрожавшую защиту, испепеляя десятки пехотинцев.
        Но маг уцелел. Вот только не успела огненная волна исчезнуть, как я уже приблизился к магу и со всей силы ударил его мечом. Усиленное магией оружие спокойно преодолело защиту и рассекло надвое бедного заклинателя. Не останавливаясь, я налетел на оставшихся пехотинцев, которых практически не считал, пронёсся сквозь их строй, как раскалённый клинок через снег, но операторы уже успели сбежать. Пришлось ударить по пушке, уничтожим основной механизм, отвечающий за точность и силу полёта снаряда.
        - Ворон, в сторону! - Крикнул я, дёргая за поводья. Конь стремительным толчком отпрыгнул почти на два десятка шагов в сторону, и как раз вовремя.
        Операторы трёх оставшихся установок решили не дожидаться своей участи и уничтожить захваченные пушки вместе со мной. Удивительно точные выстрелы разорвали в щепки пушку, около которой я только что был, один из снарядов пронёсся совсем рядом со мной, но улетел дальше, угодив в толпу разбегавшихся пехотинцев. Ни я, ни Ворон не пострадали.
        А вот теперь я покажу вам, засранцы, как по своим товарищам стрелять! Пришпорив коня, я начал набирать большую скорость, на ходу уклоняясь от стрел и болтов. Вражеские стрелки в отчаянии стали стрелять в коня, но разве я дурак и не защитил коня чуть ли не лучше, чем себя? В общем, третья установка была захвачена без потерь.
        А вот дальше стало не очень хорошо. К вражеской пехоте подоспела подмога от основного войска, из леса вышел незамеченный разведкой (Убью за такую оплошность!) резерв противника в числе двухсот тяжеловооруженных всадников. Чуть ли не катафрактарии, чтоб им пусто было! Да ещё и сам граф Отриа решил почтить меня своим присутствием. В итоге я оказался окружён.
        - Должен признать, господин Белый Волк, вы очень неплохо сражались. - Граф был до предела возбуждён, его ноздри раздувались как у взбешённого быка, грудь поднималась в такт тяжёлому дыханию, а одежда была усеяна щепками.
        Похоже, големы не перенесли встречи с вражеским полководцем. Вот только я выглядел всяко страшнее графа Отриа, тут спорить бессмысленно. Во-первых, с моего меча даже сейчас обильно стекала кровь нескольких десятков врагов, левая перчатка слегка обгорела от испепелившего многих врагов огненного шара, и выражение моего лица крайне злое. А другого быть и не может, когда тебя окружили две сотни солдат, каждый из которых норовит проткнуть копьём.
        - Ваши действия говорят лучше слов о том, как вы впечатлены моими боевыми навыками. - Ответил я, обведя руками дрогнувших солдат. Даже два мага затесались сюда. Впрочем, это даже лучше, моим заклинателем легче справиться будет. - И что же вы решите, граф? Попытаетесь меня убить?
        - Глупо пытаться убить окружённого заклинателя. - Хмыкнул Отриа. - Тем не менее, шансов выбраться живым вы не имеете. Поэтому я предлагаю сдаться.
        - Граф, неужели вы всё-таки осознали бесплодность ваших попыток меня победить? - Широко улыбнулся я. Граф сначала не понял, а когда до него дошло, он громко засмеялся. Его поддержали почти все солдаты, но больше всех смеялся маг уровня "мастер". Так заразительно смеются, но мне придётся им испортить настроение через несколько секунд.
        - Вы обладаете уникальным чувством юмора, Глеб Белый Волк. Разве вы не видите? Вы проиграли, ваше жалкое сопротивление сметут через несколько минут, вы сами в плену. Сдавайтесь. - Последние слова граф произнёс жёстким тоном. Но я в ответ лишь ухмыльнулся и предложил графу посмотреть на поле боя. Тот глянул и с улыбкой увидел, как его войско продвинулось вглубь укреплений.
        - Граф, численность армии решает исход битвы только в том случае, если оба полководца одинаково талантливы или одинаково глупы. - Произнёс я и достал небольшой амулет связи.
        Стоило мне его активировать, как каждый погибший голем взорвался с огромной мощностью. Убить голема - не значит лишить его тело всей энергии, а Кирва давно придумал, как использовать весь её потенциал. Специальное заклинание, активируемое только по приказу полководца и только у мёртвых големов, обладает огромной силой и бьёт по врагам помимо убийственных щепок ещё и воздушными иглами. Смерть гарантирована любому в радиусе пяти метров.
        Узкие коридоры сделаны не только для удобства обороны. Атакующие не имеют возможности разбежаться по сторонам, и поэтому вынуждены атаковать плотным строем, тем более против големов иная тактика и не срабатывает. Разве что проблемы могли создать быстрые всадники, но и они попались в ловушку. Керит не упустил никого, но, по моей просьбе, постарался обойтись полоном, а не убийством.
        Полегло почти всё вражеское войско, не считая тех, кто окружил меня. Хотя и это войско представляло огромную опасность. Но я предусмотрел всё. Вот только об этой предусмотрительности не знал даже Керит, и по этому незнанию пытался отговорить меня атаковать в первых рядах войска.
        - Первая сотня. - Громко, чтобы слышал и стиснувший в бессильной ярости зубы граф. - Боевая готовность! Керит, построиться перед первой линией рва!
        В тридцати метрах от нас земля вздыбилась, и сто големов, ждавших своего часа, быстро поднялись на ноги и встали в боевую стойку. Солдаты, окружавшие меня, частью перестроились, но никто не решался прорвать хлипкую с виду линию големов. Все уже догадались, чем грозит смерть любого неживого солдата.
        Остатки армии графа Отриа в страхе убегали, и их я не останавливал. Жалкие несколько десятков перепуганных воинов могут только отнять время. А теперь пора завершить придуманный за несколько часов план.
        - По закону жанра я должен сейчас рассказать вам свои планы, и я это сделаю. - Улыбнулся я, глядя в глаза графу. - Как только я узнал, что вы пересекли мою границу, а так же выяснил численность вашей армии, в моей голове созрел план. Про то место, где вы потеряли большую часть своего войска, я говорить не стану. Зато расскажу про другое.
        Перед боем я проехался по полю и отметил подходящие места для размещения ваших машин. - Похлопал по пушке. - этих мест было много, но я знал, с какой стороны вы идёте, и понял, где нужно строить своё войско, чтобы ваши машины были установлены там, где надо. - Земля вокруг Албери неровная и вязкая, поэтому магические пушки установить можно было только в определённых местах. - Рвы и валы я соорудил на большом расстоянии, чтобы не дать вам возможности построить армию с невыгодного для меня направления.
        - Если вы знали места для размещения моих пушек, почему не уничтожили их своими? - Прищурился граф.
        - Вы правы, мои пушки могли легко уничтожить в первые минуты боя все ваши установки. Но мне нужно было, чтобы вы убедились в собственном артиллерийском превосходстве надо мной и не стали разделять армию и магов. - Ответил я. - Ваши маги удивительно легко поддаются на блеф, всего лишь семеро легко погибших големов убедили их в своей безнаказанности, поэтому они слишком глубоко проникли в укрепления, где их ждала засада. Тут неприятностей не произошло. Но вернёмся к пушкам. Я заранее определил, какая именно ваша установка будет уничтожена, и с какой стороны буду атаковать я, чтобы именно в этом месте вы меня окружили. Я не дурак и просто так лезть вглубь вражеского войска не стал бы. Но здесь сотня моих големов.
        - А что если бы мы решили прорваться с боем через ваших големов и сбежать? - Спросил граф. Ответ на этот вопрос он сам знал, но хотел услышать его от меня.
        - Когда я принял ваш вызов и приблизился к вам, я получил возможность увидеть силу всех ваших магов и обнаружить того, кто обеспечивал вашу защиту, - я кивнул на нахмурившегося мага рядом с графом. - Только этот маг оставался бы при вас во время боя и обеспечивал бы вашу защиту. Как думаете, граф, вы просто так не попали под удар сильных заклинаний, н приняли на себя много слабых?
        - Вы истощали меня, - догадался маг.
        - Верно. Я оставил вашему магу часть энергии, чтобы вы были уверены в своей безопасности и решили лично поговорить со мной и предложить сдаться. - Хмыкнул я. - Вы очень любите честный бой, граф, и вряд ли бы решили избавиться от меня с помощью своих копейщиков. Так что я был уверен, что вы решите поговорить со мной.
        - А если бы я не решил? - Нахмурился граф.
        Он понял своё поражение, ведь Керит с сотней всадников заняли позицию за рядом големов, а потерявшие всего лишь шесть десятков големы полукругом выстроились перед нами. Граф окружён, а внезапное его поражение дало мне времени на гарантированное уничтожение вероятности бегства графа. Проще говоря, я сделал всё так, чтобы граф не смог сбежать.
        - Вы бы решили, ещё перед боем я увидел в вас большое желание проверить меня в реальном поединке. Ваш маг в ментальной магии очень слаб. - Пояснил я. - Я ничего не забыл? Ах да, вы меня смогли удивить своим резервом. Я уж подумал, что вы сможете сбежать, но этого не случилось.
        - За всю свою жизнь я не встречал такого полководца, как вы, - признался граф и показательно убрал свой меч в ножны, - вы победили, господин Белый Волк, граф Гардариканский. И какую же вы нам судьбу уготовили? Учтите, если любой мой воин готов биться до последнего.
        - Не сомневаюсь, граф, но я не хочу убивать ваших людей. - Покачал я головой. - Я не стал вам предлагать сдаться сразу, чтобы не вызвать подозрений, но сейчас самое время для этого. Граф Отриа, я официально предлагаю вам сложить оружие и перейти вместе со своим войском под мою руку, принести присягу и служить под флагом Белого Волка.
        - Вы не просто так говорили, что ваши границы расширяться, - проговорил граф, - я должен был догадаться. Вы не хотите просто пограбить оставшееся без присмотра графство, а собираетесь подчинить его себе?
        - Да, господин Отриа. Более того, я предлагаю вам сохранить свою титул и полномочия, вы останетесь тем же графом Отриа за малым исключением. Над вами буду стоять я, а на карте вы станете частью Гардарики.
        ***
        - Господин, можно войти? - В дверь спальни осторожно постучались, и раздался приглушённый голос Керита.
        - Что там ещё? - Проворчал я, поморщившись от боли в голове. Что-то я за сегодня устал, да и, похоже, приболел. До вечера придётся отлёживаться, хотя пятки так и чешутся. Отвык я от безделья.
        - Господин Гремиран хотел с вами поговорить, по поводу официального объявления будущей политики Гардарики. - Пояснил прошмыгнувший в комнату Керит.
        - Это так важно? - Вздохнул я.
        - За сутки вы разгромили два графства и захватили их, соседние графства стоят на пороге создания военного альянса против вас.
        Твою дивизию, опять война? Я и так иду с опережением графства, мы с Кирвой планировали взятие второго графства, которым было не Отриа, а другое, только через полторы недели. Валерий Кириллович и так мне целый час мозги грузил, отчитывая за внеплановую битву. Пришлось сослаться на плохое самочувствие и отключиться.
        - Зови Гремирана, - махнул я рукой. И тут же в дверь вошёл вампир. Специально ждал, пока я разрешу, что ли? Вот же чёрт клыкастый. Посмотрев на него, я прокашлялся, выпил тёплый травяной отвар, и махнул рукой. - Говори, что там за проблемы.
        - Наёмники и рабочие опасаются, что вы от них избавитесь. Вдоль границы с горами не хватает крепостей, внешние границы не оборудованы сигнальными вышками, готовится военный союз, советник графа Отриа требует указаний по поводу налоговой политики, ещё нужно решить вопрос с размещением и обеспечением армии...
        - Погоди! - Прервал я перечислявшего вампира. - А что там с армией? У меня всего сто двадцать живых солдат, не считая офицеров.
        - После прошедшей битвы почти три сотни добровольцев попросились на военную службу. Я решил, что вам необходима армия и принял их. И ещё оставшиеся солдаты графа Отриа ждут указаний. Всего около тысячи солдат, из которых вооружены только солдаты графа. - Пояснил Гремиран.
        Не хило. Хотя я не против такого большого пополнения, но ведь солдаты не обучены, взаимодействие не отточено, система приказов и ранжира не налажена. Дел до-хре-на! Хотя... разве я не король? А если я король, пусть и будущий, так пусть меня делает свита! Точнее, делает ЗА меня, желательно, всё.
        - Гремиран, с налоговой системой разберись сам, постарайся обеспечить постоянную прибыль и развитие экономики. - Нормальная задача. - Керит, на тебе армия. Проведи чистки офицерского состава, собери отряды по нашей системе, определи необходимые затраты и предоставь отчёт Гремирану. Вы оба можете нанимать себе помощников, я не против. Да, и последнее. Пригласите ко мне Сируса Мериана и Исмину. У меня для них важный разговор.
        Оба уникальных по своей сути подчинённых кивнули головами и быстро покинули спальню. А через десять минут, когда я задремал, в дверь снова постучались. Выругавшись, я ещё раз использовал не сильно помогающее заклинание исцеление, поднялся с кровати, поправил кольчугу... Да, я лежал в броне! Короче, пошёл сам открывать дверь.
        Стоявшая за дверь девушка ойкнула, увидев моё бледное лицо, а Сирус лишь покачал головой. Я махнул им рукой, разрешая войти, закрыл дверь и взялся за решение новой важной задачи.
        - Вы догадываетесь, зачем я позвал именно вас? - Я слегка прищурился. Развлекаться мне никто не запрещал. Исмина пожала плечами, а умный и догадливый Сирус предположил.
        - Вы хотите решить вопрос с магами в вашем войске. - Логично, в принципе, догадаться не сложно.
        - Да, вы правы. Вам двоим, как сильнейшим магам в моём войске, я хочу поручить создание специальной организации. Вы должны составить список всех моих магов, определить потенциал каждого и в соответствие с этим решить, кого отправить в гарнизоны, а кого в армию. Сирус, ты будешь управлять этой организацией, а ты, Исмина, должна будешь командовать боевыми группами заклинателей на учениях.
        - Я? - Удивилась девушка. - но почему именно я?
        - Ты больше остальных подходишь, а Сирусу незачем тратить время на это. - Пояснил я.
        Решение это не спонтанное, ещё во время боя я заметил, как девушка приняла на себя командование магистрами и быстро навела порядок. Её уважали, да и скромностью боги девушку не испортили, поэтому она подходила на должность командира больше всего. Точнее, на должность боевого командира.
        - Твой потенциал, Исмина, нужно реализовывать, если ты хочешь в тридцати годам достичь ранга "Повелитель" и возглавить в перспективе всю магическую братию в моих землях.
        - Повелитель? - Потрясённо переспросила девушка. - К тридцати годам? Вы уверены в этом, господин?
        - Поверь, я знаю твой потенциал очень хорошо, - вообще-то после второго дара Хранителей я смог намного лучше видеть магические энергии, а так же определять предел развития магов. Сирус, к примеру, может ещё на пару ступеней подняться и даже стать Архимагом, а вот у Исмины будущее очень большое. - Я постараюсь руководить большинством учений, а так же буду лично тебя тренировать.
        - Вы сделаете меня архимагом? - Девушка подалась вперёд, а в глазах её вспыхнуло пламя надежды. Давно она хотела преодолеть ранг мастера.
        - Я хочу сделать из тебя воина, чтобы ты могла побеждать даже Архимага с уклоном в магию воды. - Ответил я.
        Снова повторюсь, качество воинов намного важнее, чем их число. Какой толк от очень сильного мага, если он всё что и умеет, как тупо бить по площади сильнейшими заклинаниями? Нет, мне нужны те, кто овладеет самой суть Искусства, научатся максимально эффективно использовать свои силы и смогут научить этому других. Мне нужна Гильдия магов, первая в этом мире.
        - Это всё? - Спросил Сирус.
        - Ты, Исмина, можешь идти. - Девушка покинула помещение, оставив меня наедине с мастером. - Для вас у меня есть более важное и требующее быстрого выполнения задание. Вы ведь специализируетесь на артефактах, именно поэтому вас сослали в крепость, а не расположили в войске.
        Лицо мага аж почернело от ярости, он плотно сжал кулаки и, не сдержавшись, со всей силы ударил рукой в стену. Вроде маг, хлипкий, а камень немного раскрошил. Вот что ярость с людьми делает. Эх, мне бы с сотню легендарных берсерков, я бы так развернулся!
        - Эти недоумки не могли понять, что в артефактной магии будущее! - Выкрикнул маг. Я, похоже, нажал ему на больную мозоль, причём, ножом, да ещё повозился в ране кривым ржавым крюком. - Они предпочитали голую собственную силу уникальной магии артефактов, у которой безграничные перспективы! В будущем никто ни один маг не сможет сравниться с артефакторами!
        - Я вас понимаю, Сирус. - Кивнул я, пряча улыбку. - Но ведь когда-то первобытные разумные существа так же смеялись над изобретателями, но достаточно посмотреть на гномов, чтобы понять, как они ошибались.
        - Вот именно! - Обрадованный поддержкой маг снова повысил голос. - В артефактах будущее! Но, - тут маг успокаивается. - почему вы подняли эту тему?
        - Сирус, я хочу, чтобы ты выбрал всех магов, способных к артефактной магии, и стал обучать их. Мне нужны маги, способные создавать магические артефакты, зачаровывать оружие и броню, развивать магическую промышленность. Вот, посмотрите, - Я снял с шеи один из подаренных Кирвой амулетов и протянул его Сирусу. Тот взял артефакт бережнее, чем мать берёт на руки новорождённого ребёнка.
        Стоит ли описывать лицо Сируса? Просто представьте, что вы всю жизнь о чём-то долго мечтали, но вас это в жесточайшей форме запрещали, а потом в один миг всех тех, кто мешал, убрали из вашей жизни. А добрый дядя не только дал вам то, о чём вы мечтали, но дал даже то, о чём вы мечтать не могли. Вот такое лицо было у Сируса.
        - Это просто невероятно! - Прошептал Сирус. - Такие искусные магические потоки, такая сила, невозможно! Скажите, это какой-то древний артефакт?
        - Нет, Сирус, этот амулет и много таких же по силе сделал один единственный архимаг всего несколько недель назад. - Ответил я, потрясши бедного Сируса сильнее, чем девятибалльное землетрясение остров Хонсю. - И этот архимаг не имел ни древних книг, ни какой-либо помощи кроме собственных сил. И этот архимаг совсем не под артефакты заточен, скажем так.
        - Но тогда как? - Не понимал Сирус.
        - Сирус, ты можешь создать такой артефакт! И я предлагаю тебе всяческую поддержку, готов развивать твой талант и платить достойно. - Произнёс я, разжигая огонь в маге, который вдвое старше меня. Никогда бы не подумал, что до такого дойду. - Создать такой артефакт и даже более сильный вполне возможно, причём, в короткие сроки, ты легко сможешь. Нужно только приложить несколько усилий.
        - Я думал, что такое невозможно, но раз просто архимаг смог, то и я смогу! - Заявил Сирус, и в его слова я более чем поверил.
        - Ты можешь выбрать себе территорию за городом в своё владение, Гремиран выдаст тебе средства на постройку всех необходимых зданий, а Керит Наирен предоставит всех магов, кто тебе понадобится. - Подбодрил я мага.
        Тот прямо сейчас был готов отправиться работать, исследовательская душа. И мне его талант очень пригодится, я ведь помню, на кого скоро ляжет обеспечение артефактами пять тысяч величей. А решение вопроса у меня под самым носом, и я не собираюсь его упускать.
        - Можешь прямо сейчас идти работать, Гремирану скажешь, что я одобрил твою работу и предоставление средств на неё. - Похлопал я мага по плечу. - Можешь идти.
        Сирус быстрым шагом покинул спальню, а я наконец-то спокойно выдохнул. Достав из-за пазухи записную книгу, которую завёл на второй день после начала обучения у Кирвы. Маг говорил очень много, и всё было важным, поэтому я решил записывать важную информацию и задачи в эту книгу. Зато не забуду.
        Но всё-таки с чего это я так разболелся, и почему мне не помогают ни заклинания, ни даже дар Хранительницы? Как бы плохим не обернулось.
        Глава 8.
        В главе не произойдёт ничего интересного, зато будет рассказано о решении важных вопросов и о решении, которое во многом решило будущее Гардарики.
        Такой движухи местные не видели никогда, это уж точно! По улицам сновали сотни солдат и рабочих, грязные дороги утоптали чуть ли не до каменной твёрдости, а дел сделалось столько, сколько не сделал покойный граф Албери за всю свою жизнь.
        Гремиран, наконец-то вернувшийся на свою привычную работу, заметно старался успеть всё, при этом сделать дела качественно. Под его полномочия попало и графство Отриа, что, судя по всему, неустанного вампира совсем не напрягало. О таком работнике можно только мечтать, тем более, что всю разведку и армию я передал под ответственность верных величей, поэтому проблем вампир создать не мог. По крайней мере, существенных.
        Вечером следующего после захвата графств дня со мной связался Кирва. Судя по голосу, маг был крайне взволнован и уставший. Словно извиняясь, он рассказал о своём провале. Подробности я опущу, но всё свелось к тому, что эльфийская магическая братия вычислила, где находится замок Архимага, и готовится к уничтожению опасного места.
        Новости были более чем плохие. Нет, Архимаг легко выстоит под осадой и десять лет, и сорок, вот только из-за этого планы приходится сильно изменить. Как сказал Архимаг, все величи уже выдвинулись своим ходом к моим землям и прибудут примерно через неделю. Портал использовать нельзя, потому что эльфийские маги могут легко проследить, откуда и куда кто-то перемещался.
        Из-за этих бес сомнения важнейших новостей я был вынужден созвать экстренный совет. В него входили все важнейшие лица Гардарики, и это понимали те, кого я пригласил на подобное собрание в первый раз. На совете был я, Керит Наирен, Гремиран дель Дивириан, Сирус Мериан, а так же, кто бы подумал, граф Отриа.
        Да, основу совета составили те, кто ещё несколько дней назад выступали против меня, а уж про графа и говорить не стоит. Но за их лояльностью мы следили тщательно, Кирва постепенно передавал мне группы разведчиков, которых в моём войске уже стало четыре с половиной десятка, а благодаря их ментальным способностям можно было следить за сомнительными личностями. Пока что всё было в порядке.
        - Я созвал этот совет потому, что мои планы серьёзно корректируются, и это касается каждого из вас. - Оглядев внимательным взглядом всех присутствующих, я продолжил. - Через неделю через земли графства Отриа со стороны гор пройдут двенадцать тысяч величей, из которых пять тысяч - гвардейцы.
        - Величи? - Не понял Гремиран. "Новички" пока что не в курсе всех подробностей, так что придётся пояснить.
        - Величи - это народ, служащий мне, и которому служу я. Керит Наирен! - Велич поднялся. - Это мой заместитель, велич и сотник моей личной гвардии. И через неделю весь народ величей прибудет в Гардарику, а это значит, что мы должны за эту неделю успеть очень многое.
        - Вы не хотите посветить нас в ваши планы, господин Белый Волк? - Озвучил общую мысль граф Отриа. - Раз уж вы пригласили нас на совет и внесли в круг доверенных лиц, то мы имеем право знать, что ждёт нас.
        - Вся информация, которую я сейчас вам предоставлю, абсолютно секретна и за любую попытку её распространения ждёт смерть не только предателя, но и тех, кому он хотел рассказать информацию, даже если он не успел. - Лица всех стали предельно серьёзными. Ни древний вампир, ни пожилые воин с магом не сомневались в том, что сейчас они услышат что-то настолько важное, о чём они даже не догадываются.
        - Я клянусь жизнью и смертью в том, что ни единое ваше слово не будет мною передано кому бы то ни было. - Поднялся со своего места Отриа. Его жест повторили Гремиран с Сирусом, и даже Керит, дабы не отрываться от коллектива, поклялся.
        - Да будет так. - Кивнул я и начал длинный рассказ, начиная то информации о готовящейся войне, заканчивая последней информацией от Кирвы. В конце я произнёс. - Тот человек, который смог добыть ценнейшие сведения, вместе с которым мы составили спасительный план объединения мятежных земель, сейчас подвергается смертельной опасности. Эльфийские маги вычислили его и в ближайшие дни начнут битву на уничтожение. Обо мне и Гардарике врагам пока что не известно ничего.
        - Погодите, вы сказали человек? - Зацепился за слово Сирус.
        - Да, господа, вы не ослышались. У начала плана спасения стоит человек, существо из легенд, обладающий невероятной мощью. Но даже он не способен одержать победу над эльфами без помощи. Для тех, кто ещё не в курсе - я тоже человек. - И я замолчал, изучая реакцию присутствующих.
        Гремиран уже знал, кто я, но информацию о ещё одном человеке его тронула. Сирус, похоже, догадывался, кто я, поэтому его реакция была такой же, как и у вампира. Но больше всех мягко говоря удивился граф Отриа. Он уткнулся невидящим взглядом в стену, и только прерывистое дыхание говорило о том, что граф - не статуя.
        - А информация о готовящейся войне подтверждена? - Задал резонный вопрос Сирус.
        - Она получена из похищенных документов из самой столицы эльфийского государства, - ответил я, - нынешний Патриарх умудрился подчинить себе все эльфийские рода и создать единое государство. И с этим в его руках собралась огромная сила. И я хочу вам рассказать, на что готов Патриарх.
        Я рассказал историю о Рикависе. Сказал, что я был в этой деревне и почти успел получить помощь самого Старейшины, как эльфы попытались похитить меня, в результате чего я прикончил сына Патриарха, а после моего ухода из деревни, обозлённые остроухие существа сравняли деревню с землёй. Подробности о странном существе я опустил.
        - Так открыто оскорбить Старейшин эльфы не позволяли себе никогда. - Произнёс Гремиран.
        - Да уж. - Хмыкнул граф Отриа. - Похоже, нам придётся вам поверить, господин Белый Волк.
        - Как вы понимаете, после того, как я вам всё рассказал, у вас просто нет иного выхода, кроме как помочь мне реализовать планы. - произнёс я.
        - Но создание государства - это дело на десятилетия. - Засомневался Сирус.
        - Не в нашем случае. - Хмыкнул я. - Скажите, когда графства разобщены, смогут ли они создать союз против меня? Когда каждый велич - это непревзойдённый воин, когда мои разведчики способны почти на всё, и когда войском командует человек. Кстати, Сирус - я магии начал учиться впервые месяц назад.
        Всё, маг наш. Для него человек, за месяц достигший большего в магии, чем та же Исмина за свою жизнь, практически равен богу. И с таким лучше союзничать, тем более, что этот самый человек сдержал своё слово и помогает всеми силами Сирусу Мериану в развитии его таланта. Керит едва заметно мне кивнул, подтверждая мои мысли.
        Естественно, что я проверял прямо сейчас каждого присутствующего. Двадцать один разведчик тщательно следили за мыслями присутствующих, поэтому я лишал себя риска быть преданным. Сирус Мериан и не думает о предательстве.
        - Господин, я хочу предложить вам свою кандидатуру в качестве командира любого из объединения войск. - Снова встал граф Отриа. - Я с двенадцати лет участвую в боях, а моё графство возникло, когда я в двадцать один год объединил несколько баронств всего с сотней добровольцев. Вряд ли вы найдёте командира лучше меня.
        - Он говорит правду, - раздался едва слышный голос в моей голове, - граф не намерен вас предавать.
        Спасибо, разведка! Что бы я без вас делал!
        - Граф, мы обсудим это несколько позже, а сейчас нужно решить главный вопрос. Мы должны решить, как именно пойдут последующие захваты земель, и возможно ли их невоенное присоединение.
        В общем, на совете мы несколько часов, перепортив несколько карт, определяли планы действий. Граф Отриа и Сирус Мериан настаивали, что нужно продолжить атаки на север и восток, чтобы захватить самые прибыльные земли, дающие к тому же драгоценный военный ресурс - железо.
        Гремиран и Керит же настаивали на южном направлении, аргументируя это тем, что любой армии нужно обеспечение, а наши земли, и все северные и восточные территории вынуждены закупать провизию у южных соседей. А в случае больших столкновений цена, тем более зимой, может вырасти в десятки раз.
        Но никто не спорил, что нужно дождаться прихода большого каравана величей, обучить магов взаимодействию с обычными солдатами. Короче, нужно подготовиться. Гремиран и граф Отриа оказались очень опытными политиками, а в планировании долгосрочных стратегий им уступал даже Кирва со всем своим офицерским штабом.
        Мне удалось зацепить всех присутствующих тем, что для них было очень важным. Сирус Мерина за поддержку в развитии артефактной магией мне душу продаст, граф Отриа за возможность вновь возглавить армию и провести победные походы, так же готов на всё. Ну а Гремиран желал вернуть свой титул и былое влияние, что я ему так же дам.
        Перед этим советом мне пришлось очень серьёзно поговорить с Керитом, чтобы тот не докладывал о моём решении Кирве. Маг будет очень разочарован и зол из-за того, что я раскрыл важнейшую информацию не только посторонним личностям, так ещё тем, которых я знаю всего несколько дней. Велич согласился, что Архимагу незачем перед важными битвами волноваться.
        После окончания совета, когда все гости разошлись, а за каждым последовала группа разведчиков, я провёл ещё один разговор с Керитом, только разговор этот касался лично меня. А точнее моего грандиозного усиления.
        - Что ты узнал по поводу Хранителей?
        - Сколько всего Хранителей я точно не знаю, но их не так уж и много. - Ответил Керит. - Я нашёл информацию о нескольких хранителях. Хранители пресных вод, морей, лесов, полей, воздуха, огня, подземных недр, грозы и света. Дар вы получили от хранителей пресных вод и лесов.
        - Так, с этим понятно. Теперь скажи, до какого хранителя нам сейчас проще всего добраться?
        - Скорее всего, это хранители полей. - Ответил заместитель. - Эти хранители похожи на гномов, только ростом не больше десяти сантиметров, часто перемещаются на полевых мышах. Вот только как их найти я не знаю.
        - Погоди, у меня кажется появилась идея.
        ***
        Мерный стук копыт, нарушающий природную тишину, раздался у берега стремительной небольшой речушки с идеально чистой водой. Спрыгнув с Ворона, я отпустил того и приблизился к воде. Если сейчас всё получится, большие победы мне обеспечены. Даже если атаковать буду я один.
        Сняв с себя всю броню и одежду, я оставил на себе только короткие штаны. Вздохнув, стал медленно входить в ледяную воду. Дно круто уходило вниз, поэтому через два шага я провалился почти по грудь в ледяную воду! А ведь на улице зима! Да и болезнь никак не хочет меня отпускать. Но дело важнее, если что, привлеку магов для исцеления.
        Прикрыв глаза, я медленно погрузился в транс, отрешившись от всех чувств и эмоций. Но я удержал крохотную часть сознания, с помощью которой и стал действовать. Пробудив в себе энергию, значительно увеличившуюся в объёме за последние дни. Усилием воли я заставил энергию растечься по моему телу и медленно покинуть его пределы, впитываясь в стремительно обтекающую меня воду.
        А дальше самое главное. Сконцентрировавшись на собственных мыслях, я прогнал все посторонние слова и медленно позвал.
        - Хранители воды, человек взывает к вам.
        Словно мантру я повторял эти слова, не знаю сколько, но много энергии стало уходить только на то, чтобы поддержать мой организм в нормальном состоянии. И вот наконец я уловил ответный позыв, слабый, но через несколько секунд он повторился, значительно усилившись. Всё, пора возвращаться в реальность.
        Открыв глаза, я едва не упал от обрушившегося на меня холода. Но я устоял, а вскоре на водной глади стали заметны спины крупный рептилий. Вот они, мои родные, получилось! Получилось, чтоб мне пусто было!
        Сделав несколько шагов назад, я выбрался на берег и сел на холодный песок. Впереди из воды показались три головы водяных, отличавшихся от памятных обитателей крупного озера более бледной чешуёй и крупными гребнями на спинах. Тем не менее, это были водяные, Хранители пресной воды, которых я уже не боялся.
        - Ты звал нас, человек, и мы пришли. - Произнёс удивительно человечным голосом один из водяных. Он даже выбрался на мелководье, где вода была ему по колено, и, опираясь на прямой железный посох, поклонился. - Мы знаем, как ты помог нашим братьям на востоке и названным сёстрам неподалёку. Зачем ты позвал нас, человек?
        - Мне нужна ваша помощь, - не стал я ходить вокруг да около, - я преследую очень важную цель, поэтому мне жизненно важен каждый дар каждых Хранителей. И я готов оказать любую помощь в ответ.
        Водяной, почесав чешуйчатый подбородок, задумался надолго. Несколько минут водяной молчал, а я вынужден был чистой энергией согревать своё тело. Слишком уж холодно было. Интересно, а нет в мире хранителя холода? Мне бы его дар очень пригодился.
        - Скажи мне, человек, какую цель ты преследуешь? - наконец выдал водяной.
        - Эльфы готовят большую войну, они хотят истребить всех разумных на континенте. И я хочу помешать им, а для этого мне нужна ваша помощь, Хранители. - Произнёс я максимально серьёзно.
        - Ты должен знать, человек, что Хранители никогда просто так не давали Даров простым смертным, пусть это и человек. - Произнёс водяной. Точнее, такого не было уже несколько тысяч лет. Ты и так получил слишком много Даров, человек, тебе этого хватит.
        Водяной развернулся и собрался было уплыть, но тут мной завладела какая-то невероятная злость. Да как какая-то жаба смеет решать, чего мне хватит, а чего нет?! Я вообще-то их мир пытаюсь спасти, а не свой!
        - А вам хватит нескольких лет жизни, водяной? - Спросил я, вскочив. Жаба обернулась и посмотрела на меня.
        - Что ты имеешь в виду, человек?
        - Вы и сами знаете, что я имею в виду! - Вспылил я. И даже не заметил, как в моих руках оказался меч. Привычка, чёрт подери. - Я проиграю войну, а эльфы уничтожат всех разумных. А знаете что это значит? Они выжгут степи, истребят всю живность, чтобы враги умерли с голоду, отравят воду и обрушат горы, чтобы рухнули древние крепости! Если тебе плевать на народы континента, подумай о своих сородичах. Остроухие никого не пощадят, их цель - остаться единственными разумными существами на континенте. И к вашему несчастью Хранители тоже разумны и подлежат уничтожению.
        Водяной внезапно увеличился в размерах, его рыбий жир превратился в бугры мускулатуры, а гребень увеличился так, что каждая кость была больше, чем добрый кинжал. Водяной богатырским шагом приблизился ко мне и выросшей лапой схватил за горло, подняв высоко над землёй. Я не атаковал, тем более, что задушить меня водяной не мог.
        - Что ты несёшь, человек?! - Зарычал мутировавший Хранитель. Так вот какие они, Хранители, когда обладают полной силой. Потрясающе!
        - Своим замшелым мышлением ты обрекаешь на смерть себя и своих сородичей! - Чуть ли не рычал я в лицо монстру, выросшему до трёх метров в высоту. - Ты не можешь даже причинить мне вреда, а что сможешь сделать против многотысячной армии тех, кто учился убивать всех, кроме эльфов?
        - Эльфы хранят Древо Жизни, они не посмеют уничтожить его! - Возразил водяной.
        - Великое Древо может и уцелеет, но всё за пределами их леса будет уничтожено! Так решил сам Патриарх! А армия уже собирается, можешь узнать у Хранителей, живущих в землях эльфов!
        - Они действительно готовят армию, - как-то сразу ответил водяной. Неужели они уже в курсе? - Но мы не знали, для чего. Даже Хранителям ведомо не всё. Человек, твой род когда-то сравнялся могуществом с богами, неужели ты хочешь вернуть те времена? Ты хочешь силы?
        - Я хочу мира. - Ответил я. - И если для этого мне придётся обрести могущество, значит, так тому и быть. Но я готов даже покинуть этот мир после того, как одержу победу над эльфами, но одержать эту победу без помощи Хранителей я не смогу. Решай, водяной, какая судьба ждёт этот мир.
        Хватка на моей шее разжалась, и я упал на песок. Водяной умудрился поднять меня высоко над землёй, силач хренов. Но теперь он вновь стал маленького роста, так что, похоже, всё хорошо. Посмотрим, что он скажет.
        - Я не могу взять на себя ответственность за судьбу мира, - ответил водяной серьёзным тоном, - но я могу поговорить со всеми знакомыми Хранителями и вместе с ними решить, что делать дальше. Но пока дам тебе совет. Выбери любого разумного, кто обладает магическим даром. Это должен быть разумный с чистой душой и светлыми помыслами, иначе вместо помощи мы только навредим тебе. Приведи выбранного тобой мага через неделю в это место на рассвете. Я сделаю его посвящённым, он сможет видеть Хранителей и общаться с ними. Он станет твоей рукой в общении с нами.
        - Я вас понял, и благодарю за это, - поклонился я водяному.
        - Всё зависит от тебя, человек. Если ты подведёшь, то лишишься не только Даров, но и жизни. - Произнёс водяной и исчез в бурном течении реки.
        Вот так закончились переговоры с Хранителями, в результате которых я немного приблизился к решению важнейших проблем. Вообще, в идеале, я хотел наладить максимально полный контакт с Хранителями. Было бы замечательно, чтобы за определённую плату они давали нам богатый урожай, помогали рыбакам с уловом, не давали людям заблудиться в лесах. Прелесть!
        ***
        Прошла неделя.
        Дела в графстве Гардарика шли замечательно. Благодаря таланту и опыту Гремирана была налажена налоговая система, он успел создать систему распределения всех добывающихся ресурсов. Даже положил мне на стол проект собственного монетного двора. Вроде как золото у нас есть, и мы можем начать печатать подходящие для международного обмена по весу монеты, но с уникальным узором и флагом Гардарики. Проект перспективный, но я отложил его до лучших времён. Рано.
        Так же Гремиран договорился с некоторыми южными баронствами о поставках по оптовой цене больших объёмов провизии, что решило большую проблему. Ведь прибыл огромный караван с двенадцатью тысячами величей, из которых пять тысяч тут же встали в строй. Я намеренно забраковал все предложения скрытно перевести армию, предложив обратный вариант - чуть ли не парадом перевести солдат через графства к Албери.
        Так и сделали. Перевезя отдельно мирных величей в Албери, мы провели масштабный парад. В это время я специально приказал всей нашей разведке обеспечить беспрепятственное проникновение наблюдателей из соседних графств на нашу территорию, чтобы каждый увидел масштабное действо. А этот парад был поистине великим для всех моих соседей.
        Представьте, вооружить и содержать одного всадника полным комплектом доспехов, даже простых, стоит больше, чем заиметь троих пехотинцев. Для графства армия в полторы тысячи солдат, из которых едва ли полтысячи всадников - это большая сила. Да что далеко ходить, графство Отриа до печального для него боя с моими солдатами имело одну из самых сильных армий на сотни километров.
        И вот представьте, что открыто идёт пять тысяч всадников, чьи кони считались бы даже в самых развитых странах не иначе, как королевскими, а доспехи были одинаково крепкими и массивными. Если бы я платил жалование каждому величу столько, сколько полагалось бы подходящему по параметрам воину, моих денег хватило бы разве что на три сотни. А пять тысяч всадников под моими флагами, под флагам полководца, за день захватившего армией менее чем в тысячу мечей два графства, испугали всех соседей до единого.
        Буквально на следующий день после парада ко мне заявились послы от десятка графств. Соседи спешили заключить выгодные союзы или хотя бы узнать возможность откупа от ограблений. Ведь как думает рядовой граф? Захватить графство можно, но удержать крайне тяжело, поэтому неизвестный правитель решит их ограбить, ограничившись двумя немаленькими графствами. Идиоты.
        Наплевав на всякую дипломатию, я каждому послу выдал грамоту, подписанную лично мной. Каждый крупный сосед получал предложение о добровольном переходе под мою власть и мои законы, а в случае отказа передвигалось в списке будущих завоеваний на первые места. Гремиран не одобрил подобной наглости, ведь это могло подтолкнуть соседей по карте к созданию военного альянса, а вот граф Отриа и Керит убеждали меня как можно быстрее начать экспансию.
        Решена была отчасти и другая важная задача. Я выбрал того, кто станет посвящённым и поможет мне наладить контакт с Хранителями. Я пошёл на очередной риск и выбрал Исмину. Молодая девушка, за последние дни пережившая больше события, чем за всю свою жизнь, восприняла новость удивительно спокойно, хотя волнение в ней ощущалось. Для неё это было лишь очередное событие, часть цепочки невероятных происшествий, которые случились с моим появлением. Тем более после вампира-управителя мои высшие чины ничему не удивлялись.
        - Господин, но что мне придётся делать потом? - Спрашивала девушка перед посвящением.
        - Ты будешь помогать мне налаживать контакт с местными Хранителями, - ответил я, - я многого не знаю, но ты сможешь легко общаться с любыми хранителями, и они тебя будут слушать больше, чем даже меня.
        - То есть, я стану главнее вас в чём-то? - Усмехнулась наглая девушка. Зараза!
        - Не забывай, что это мне пришлось разговаривать с Хранителями и выбивать эту должность, и это я выбрал тебя. - Спустил я с небес на землю юную заклинательницу, - и что бы ты ни думала по этому поводу, каждое твоё слово на переговорах с Хранителями будет утверждено мной. Никакой вольности.
        Процедура посвящение прошла удивительно скучно. В условленном месте, роще в самой глуби местного леса, собрались десятка два разнокалиберных хранителей, каждый из которых коснулся своей энергией Исмину. Действие заняло всего минут пять, после чего все магические существа спешно разошлись.
        Но просто так отпускать их я не собирался. Хотя пока что решил повременить. Нужно было определить, что именно мне понадобится от Хранителей и с чем ради этого придётся расстаться. А девушка пару дней приходила в себя после встречи с высшими существами. В итоге это направление я отложил до лучших времён, скорее всего, до весны.
        А теперь перейдём к военным действиям, точнее, к их самому началу...
        - Итак, господа, все вы знаете, для чего мы собрались. - На девятый день после громкого появления Гардарики на международной арене, а точнее после взятия двух графства, я собрал совет.
        На него были приглашены все высшие военные чины. Тысячники и пятитысячник от новоприбывших величей, я, Керит и граф Отриа. Последний присутствовал потому, что пока не дал повода усомниться в своей лояльности, тем более, что он кроме армии ничего не потерял после своего поражения, да и свой полководческий талант смог реабилитировать при планировании военных действий.
        - Сегодня мы должны решить несколько важнейших задач. - Продолжил я потом кивнул новым офицерам. - После прибытия пополнения перед нами встали несколько проблем. Во-первых, мы просто не имеем возможности разместить ни солдат, ни их семьи. Во-вторых, огромное количество денег уходит только на то, чтобы обеспечить провизией новоприбывших. В-третьих, на носу создание враждебного военного альянса, который грозит нам вторжением более чем десятитысячной армией.
        - Не думаю, что с вашими силами это такая уж большая угроза, - произнёс граф. Да, на совете не было жёсткой градации, и высказаться мог каждый. Только никто никого не перебивал.
        - Граф, вы смотрите исключительно на поле боя и не видите общей карты, - ответил я, - скажи, Керит, чем обернётся для наших соседей подготовка десятитысячной армии?
        - Большинство враждебной армии составят ополченцы, для обеспечения этого войска враги как минимум израсходуют все свои запасы провизии и железа, а как максимум потратят огромные средства на закупку провизии у соседей, что вызовет не только огромный рост цен, но и серьёзное уменьшение добычи после нашей победы. Не говоря уже о серьёзных временных потерях и разорениях деревень и городов. - Произнёс мой заместитель относительно короткую, но достаточно полную речь. После неё ни у кого не осталось сомнений в важности текущего вопроса.
        - Поэтому, дорогие мои офицеры и полководцы, я хочу в ближайшее время взять под контроль четыре соседних графства. - Сказав это, я стал наслаждаться потрясающим зрелищем. Единственный местный житель, граф Отриа, мягко говоря, охренел от услышанного.
        Ещё бы! Для него эта новость равносильна тому, как если бы жители Латвии узнали о том, что их военное руководство планирует захватить всю Прибалтику, Польшу, Калининград и даже Санкт-Петербург. Немыслимо, согласитесь. Вот так примерно и воспринял всё граф Отриа. Взяв короткую паузу, чтобы все поняли намеченные планы, я продолжил, а Керит по моему знаку развернул на большом столе, за которым мы сидели, огромную интерактивную карту. Благодаря магии, каждый офицер видел только Гардарику и окрестные территории, поэтому понимание достигалось очень быстро.
        - На этой карте вы можете увидеть все укрепления, поселения наших врагов, а так же любые особенности рельефа, - продолжил я, - итак, давайте определимся. Мы имеем три важнейших направления. На северном направлении территории, отвечающие за снабжение большинства земель железом и изделиями. Иначе говоря, север - это промышленность. Второе направление на юге. Там сконцентрированы все сельскохозяйственный богатства, южные земли являются практически единственным экспортёром провизии. Важность этого вы сами понимаете. Но главнейшим направлением является Восток.
        - Позвольте я догадаюсь. - Вновь заговорил граф Отриа. - Восточные графства сосредоточили в себе основную военную мощь, включая сильнейших магов. Большинство северных и южных земель находятся под вассальной зависимостью у Востока, так же только восточные графства поставляют магические установки. Ну и самое главное - через ближайшие восточные земли можно выйти на главные торговые пути земель. Вдобавок, только на востоке есть удобные пути для перехода через горные хребты.
        Да, на востоке расположилась длинная горная система, чем-то напоминавшая Урал. За тем исключением, что протяжённость этих гор была самой большой на всём континенте. Они фактически отделяли большую западную часть континента от остального мира. И только несколько восточных графств были "воротами", через которые проходили основные торговые пути. Именно благодаря этому восток был богатейшим и сильнейшим направлением.
        Конечно, и через другие земли были переходы сквозь горы, но они были слишком отдалёнными от основных направлений и слишком опасными, поэтому не пользовались большой популярностью.
        - Господин, северное направление так же имеет огромную важность. - Взял слово Керит. - Двигаясь на север, мы вскоре получим не только основную военную промышленность, но и выход к морю. Должен добавить, что даже на одних морских торговых караванах мы сможем получать огромную прибыль, особенно если учесть близость к нам государства демонов.
        - Каждое из направлений предельно важно, - подвёл итог пятитысячник. Имени его я, к сожалению, не помню. - Но я хочу отметить, что мы вовсе не обязаны глубоко продвигаться по каждому направлению. К примеру, до весны вполне достаточно захватить вот этих одиннадцать графств, - офицер указал на карте территории, окружавшие нас со всех сторон. - Таким образом мы избавим себя от необходимости больших закупок провизии и железа, а при взятии западных крепостей обеспечим защиту территорий.
        - С пятью тысячами не удержать столько земель. - Взял голос тысячник. Он, как и остальные, выглядел молодо, но я помнил, что из присутствующих величей он самый старший. - Нам придётся набирать рекрутов не только из местного населения, но и пользоваться услугами наёмников. А это большие финансовые затраты.
        - Не забывайте ещё о магах, - добавил другой тысячник, - хотя в нашей армии достаточно сильных заклинателей, которые пришли вместе с караваном и уже принимают участие в создании организации по вашему приказу, из-за серьёзного расширения границ мы будем вынуждены распылить их и армию. А это большой риск.
        - Значит так. - Взял слово я, прерывая разгорающийся спор. - Прямо сейчас нужно наметить те границы, в которых мы должны оказаться к тому времени, как выйти на международную политическую арену в качестве королевства.
        Моё предложение остудило пыл завоевателей, сконцентрировав их на стратегически важном вопросе. Я не зря именно сейчас поднял его. Наметив те границы, которых будет достаточно для объявления себя королевством, мы сможем определиться и с первыми завоеваниями. И вот тут ощутимую помощь оказал граф Отриа, понимавший в местных понятиях больше, чем мы все вместе взятые.
        И он рассудил так. Раз мы должны создать королевство, то оно должно иметь сильную самодостаточную экономику. Для этого нужна сильная промышленность, а это север. Дальше, для ведения длительной войны и удержания больших территорий мы должны озаботиться золотыми запасами, а это восток.
        В итоге граф Отриа, пользуясь большими возможностями магической карты, нарисовал на ней те границы, которые нам подошли бы. В них вошло всё северное побережье вплоть до гор, большая часть восточных территорий и небольшой кусок юга. Насчёт юга граф честно признался, что придётся серьёзно вложиться. В указанном им месте, в месте слияния двух больших рук, нужно построить надёжную крепость, которая станет гарантом безопасности южных земель. Проект одобрили все.
        - Граф, скажите, почему вы решили присоединить только часть вот этого графства, не затронув столицу? - Поинтересовался заметивший важный момент тысячник. Граф усмехнулся в усы и, подобно ребёнку, стал пояснять.
        - Это графство живёт за счёт работорговли. А столица является не столько крепость, сколько одним большим базаром, где товаром будут рабы. Учитывая устанавливаемые господином Белым Волком законы, работорговля будет запрещена, а Гардарика получит серьёзнейшего врага в криминальном мире. - Видя, что присутствующие не понимают опасность этого, граф продолжил. - Работорговцы владеют огромными деньгами, а рабы и их работники распространились по всем мятежным землям. И вот теперь скажите, много ли будет стоить нам продажа работорговцами ценнейшей информации на сторону, а за достойную плату мы получим диверсии на многих стратегических объектах. И, возможно, вторжение крупной армии. Не исключено, что даже армии демонов. Те за деньги на что угодно пойдут. Но зато в указанном графстве есть более важный объект - крепость, стоящая на двух берегах крупной реки. Через эту реку сплавляют лес, и путешествуют большие торговые флотилии.
        - А мы не получим даже при такой небольшой агрессии в сторону графства криминальных врагов? - Засомневался пятитысячник.
        - Их главарей не интересуют проблемы графа, если они не касаются интересов самих главарей. - Покачал головой граф Отриа.
        Он удивительно осведомлён для простого провинциального графа. Впрочем, мне не раз докладывали ещё до победы над графом Албери об умелых, но провальных попытках лазутчиков, пришедших с севера, проникнуть в наше войско. Не исключено, что это была разведка графа Отриа.
        - Благодарю вас, граф, за такой подробный рассказ. - Произнёс я со всей искренностью, на которую был способен. - А теперь вернёмся к более близким по срокам действиям.
        - Господин, я бы хотел обсудить...
        В общем, совет затянулся часов на двенадцать, никак не меньше. Мы обсудили очень многие вопросы, касающиеся недостатков нашей армии. Был поднят вопрос о практически полном отсутствии любых стрелковых соединений в армии, недостаток тяжёлой пехоты, которая должна сдерживать врага. Плюс, определяли политику набора на службу рекрутов, которая должна решить вопрос местных гарнизонов и недостатка численности армии.
        Решив все вопросы, я занялся оставшимися делами. Всё, что я собирался сделать - собрать команду заместителей и руководителей, которые будут отвечать за работу и без моего непосредственного руководства всей государственной системы. И во многом я достиг успехов. Поэтому получил уйму свободного времени, которое давно занял важнейшим планом.
        Я готовился к поединку с эльфийскими магами.
        Глава 9.
        На семнадцатый день существования Гардарики всё и началось. Из-за серьёзного недостатка времени было принято решение о немедленном начале захвата трёх восточных графств. Выбраны были те, которые идеально подойдут в качестве плацдармов для передвижения войск на север и северо-восток.
        Эти графства пусть и обладали большими армиями, но они были распределены по всей территории, и хотя некоторые графы предусмотрительно стянули к моим границам больше половины наличных сил, это только облегчило мне задачу.
        Поставив офицерам установку не унижаться до осад, я со спокойной душой подписал и заверил собственной печатью (Гремиран подсуетился) с изображением волка документы, подтверждавшие действия. Один экземпляр забрал Гремиран, а второй спрятали в укромное место в качестве вечной действующей копии. Если что, для потомков останется много информации.
        Командиром войска из тысячи трёхсот величей был назначен граф Отриа. В случае его вредительских поступков, командование возьмёт на себя заранее утверждённый втайне от всех сотник, граф будет уволен с должности, в том числе и лишён титула. Ну а если он поступит так, как следует, несомненно, не останется без достойного вознаграждения.
        Тремя другими армиями командовали пятитысячник и тысячник. А вот Керит остался в Албери в качестве командующего оставшимся в городе войском, но в основном, его обязанностью было соблюдение порядка в моих землях и наблюдение за работой Гремирана и нанимаемых чиновников.
        А вот потом у меня состоялся важнейший разговор с Сирусом Мерианом и Исминой. С ними мы обсудили полномочия, которые я обеспечиваю Сирусу, в том числе в создающейся организации, будущей гильдии магов. Но помимо этого я обсудил с магами, как дальше будем строить отношения с Хранителями.
        Сирус был немало удивлён новостью о том, что я не просто продумываю работу в этом направлении, но и достиг немалых успехов в общении с ними. И в доказательство тому два Дара и статус посвящённой у Исмины. И вот что мы решили.
        Никаких договоров с Хранителями не заключать и решений важных в моё отсутствие не принимать. Я постараюсь держать связь и как можно чаще обсуждать важные вопросы, но не знаю, долго ли это продлиться и вернусь ли скоро. Возможно, даже не вернусь вообще.
        Но вернёмся к теме Хранителей. В моё отсутствие, как бы долго оно не длилось, Исмина при поддержке Сируса должна налаживать контакт с магическими сущностями, постараться наладить с ними тёплые по отношения. Чтобы к тому времени, когда мне понадобится помощь Хранителей, "солома уже была подстелена".
        Вот и всё. Решив все вопросы и заверив Керита в том, что отменить решение не могу, я верхом на Вороне отправился к установленной в гостевом зале замка станции. Портал уже активирован, связь с замком Архимага подтверждена. Провожали меня со всеми почестями, но малым кругом.
        В зале присутствовал Керит Наирен и Гремиран дель Дивириан. Всего двое, но они, к сожалению, были самыми доверенными лицами. Точнее, Кериту я доверял больше, чем кому бы то ни было в этом мире, а Гремиран, будучи в курсе многих дел и занимая важнейшую после меня руководящую должность, должен знать причину моего ухода.
        Перед отходом я всё им рассказал, умолчав лишь главную причину моей рискованной авантюры, которая и была главной, но в неё даже я не сильно верил. Пока что. Но всему своё время.
        - Господин, вы уверены, что ваше вступление в противостояние не принесёт ущерба Гардарике? - Засомневался Керит, не изменив своей привычке напоследок забивать голову важными вопросами.
        - Керит, если господин Кирва будет отрезан от нас, то эльфы в любом случае принесут слишком много ущерба Гардарике. - Вновь повторил я фразу, не один десяток раз сказанную на обсуждении. - Гремиран, я надеюсь на тебя. Отсутствовать я буду неизвестно сколько, и к возвращению хочу, чтобы Гардарика была самодостаточным герцогством. Если ты сможешь добиться этой цели, клянусь, я верну тебе титул Герцога и передам большой надел земли.
        - Я помню ваше обещание, господин Белый Волк. - Кивнул, слегка улыбнувшись, вампир. - Обещаю, в ваше отсутствие всё будет сделано в лучшем виде, и ваши планы не будут нарушены.
        - Я надеюсь на это. - Кивнул я. Вздохнув, я сунул руку в свою сумку и осторожно извлёк закреплённый печатью, в том числе и магической, свёрнутый документ и протянул его Кериту. - Вот, этот документ вскроешь на военном совете и гласно объявишь. Не раньше, и не позже. Ну всё, господа руководители, пожелайте мне удачи!
        - Удачи! - Отозвался Керит.
        - Да помогут вам боги. - Поклонился вампир. Вздохнув, я потянул за узду коня и вошёл в засиявший портал.
        ***
        Замок не изменился совершенно. Всё те же мрачные монументальные стены, высоченные башни и сияющий как никогда магический барьер. Сиял он, правда, только в магическом плане. В закатном свете замок смотрелся поистине мрачно, настолько, что даже легендарный граф Дракула позавидовал бы.
        А всё потому, что ни из единого окна не лился свет. Величи все до единого покинули замок. В последний момент Кирва решил переправить и магов в Гардарику, что стало для меня приятной, но неожиданностью. И натолкнуло на некоторые мысли.
        Осматриваясь по сторонам, я просто ждал. И правда, буквально через две минуты, передо мной засиял яркой вспышкой портал, и на плато вышел Архимаг собственной персоны.
        Он изменился с нашей последней встречи. Седина окончательно захватила его волосы, и даже многодневная борода блестела белизной. А ведь Валерий Кириллович до этого даже с щетиной не был замечен. А уж круги под глазами и впалые щёки красноречиво говорили всё, что не сказала седина.
        - Глеб, ты хоть понимаешь, как рисковал? - Сходу набросился на меня с обвинениями советский заклинатель.
        - Валерий Кириллович, портальный след от моего перемещения развеется уже через двадцать минут. - С улыбкой ответил я. Что ни говори, но соотечественника я был рад видеть. - И сразу предупреждаю ваш вопрос. Я прибыл вам помочь, и уходить до уничтожения эльфийских магов не намерен.
        Маг лишь вздохнул и одним щелком пальцев перенёс меня в свой кабинет. Ворона он наверняка тоже не забыл, хотя в пустом замке бросать коня страшно. Но сейчас главное не это.
        - Глеб, раз уж ты прибыл, то должен знать, с кем мы столкнулись, - Архимаг живо забегал по кабинету, вытаскивая на свет магический множество бумаг.
        Большинство из них оказались фотографиями, правда, сделанными с помощью хитрого магического устройства, очень похожего на первобытный фотоаппарат. И на каждом снимке оказались запечатлены неизвестные маги остроухого происхождения.
        - К сожалению, мне слишком быстро обрубили все возможности, поэтому многих подробностей я не успел выяснить, - словно не видя здоровенной кучи документов и снимков, пожаловался Архимаг. М-д, если это без подробностей, то боюсь представить, как выглядел бы стол Валерия Кирилловича с полной информацией. - В общем, Патриарх каким-то образом смог по твоему следу выйти на меня. Его маги быстро пришли к выводу, что ты сбежал с моей помощью, и, похоже, даже инцидент в Рикависе готовы списать на нас.
        - Вы умеете заинтриговывать. - Отметил я, опустившись в большое дорогое кресло.
        - После того, как я лично пресёк любые попытки проникнуть на территорию замка и обосноваться группе разведчиков-заклинателей в окрестностях, всё затихло. - Продолжил маг, передав мне снимки небольшого плато, на котором были заметны следы боя.
        Воронки в прочной скале, обломки от больших льдин и каменных копий (Легко угадываются боевые заклинания Кирвы) и тела трёх убитых магов. Снимки их в упор я долго не разглядывал. Всё-таки Валерий Кириллович не заморачивался со способами уничтожения врагов, поэтому от вида их тел даже опытного патологоанатома замутит.
        - Но буквально две недели назад в защитный барьер был нанесён слаженный удар четырёх Архимагов стихийной специализации. Такие кадры в эльфийском магическом братстве редкость. - Валерий Кириллович усмехнулся. Видимо, его совершенно не убедила атака магов. - От их удара даже один накопитель, и тот опустел всего на треть. И маги поняли всю сложность проблемы, поэтому к делу привлекли вот этих личностей.
        Маг передал мне достаточно мутные снимки нескольких возрастных магов. Мне их лица ни о чём не говорили, но я постарался запомнить их в подробностях. Было понятно даже по их одежде, что это элита магической армии Патриарха. Что и подтвердил Кирва.
        - Эти трое - высшее руководство эльфийской организации, занимающейся исключительно военным направлением. Властелин воздуха, и два повелителя. Огня и жизни. Вот они и уничтожили моих разведчиков, перекрыли мне информационный канал и вынудили эвакуировать всех величей. - Архимаг разозлился, похоже, на самого себя, что позволил каким-то остроухим так себя унизить.
        - А где они сейчас? - Спросил я.
        - Неподалёку, вон, посмотри на ту гору, - Архимаг подошёл к окну и указал на горный массив неподалёку. Я помню те места, часто тренировался в них в управлении магией. Там очень много ровным мест, а на плато можно разместить хренову тучу артиллерии и солдат. Отличное место для противостояния Кирве. - Эти трое, включая группу из более чем полусотни магов, из которых три десятка мастеров, готовятся к прорыву моего барьера. Глеб, скажу честно, - Архимаг посмотрел мне в глаза с нескрываемым стыдом, как будто маг виноват во всех моих бедах, - барьер не выдержит. Даже если я использую энергию, накопленную в рамках проекта "Союз".
        - Они настолько сильны? - Потрясённо спросил я. Преодолеть заслон, в котором энергии столько, что если её всю использовать в одном заклинании огненного шара, то можно испепелить всё государство демонов... кто на такое способен?
        - Не переживай, вся суть в том, что их атака будет сконцентрирована. Они просто ударят в одно место, а даже такого небольшого прорыва в барьере достаточно, чтобы беспрепятственно ударить по незащищённому замку. - "Успокоил" меня Валерий Кириллович.
        - И что вы собираетесь предпринять?
        - А вот тут слушай, что я придумал! - В глазах старого заклинателя вспыхнуло яростное пламя.
        ОТСТУПЛЕНИЕ
        - Здравствуй! Здравствуй, друг мой четвероногий! - Ворон вздрогнул от внезапно раздавшегося голоса. А потом ударил копытом туда, где только что стоял внезапный посетитель.
        - Ещё раз так меня напугаешь, я тебе достоинство твоё откушу! - Пообещал Ворон, принимая человеческий облик. Перед ним стоял низкорослый бородатый мужчина, явно старый опытный воин. Вот только не был он тем, кем хотел казаться. Доринер собственной персоной!
        - Какие мы злые! - Усмехнулся гном, но знавший его тысячу лет Ворон заметил нотки усталости, которые не скрыть никакой иллюзией. - Ничего, скоро ты от меня отдохнёшь.
        - Что происходит? - Ворон не на шутку забеспокоился. Должно произойти что-то невероятно важное, чтобы Доринер не только устал, но и делал плохие прогнозы.
        Гном не ответил, лишь взмахнул рукой, в которой тут же появился длинный чёрный клинок с лавовыми прожилками. Вот только эти прожилки во многих местах застыли мёртвым камнем. И не слышал даже чуткий Ворон ни единого вскрика пленённой души. А сам клинок стал отливать странным фиолетовым цветом.
        - К сожалению, Час близится. - Вздохнуло древнее существо, принявшее облик гнома. - Я же тебе говорил, дурья твоя голова, что ни разу вечный Хаос не ошибался. И никто ещё не смог его обмануть.
        - Значит, нам пора покидать этот мир? - Вздохнул Ворон. Ему начало нравится то, что происходит в этом молодом, но таком интересном мире!
        - Большую часть моих сил уже Хаос уже забрал. - И в доказательство своих слов гном сделал попытку превратиться в трёхметрового непобедимого воина. На глазах Ворона из воздухе возникли пластины доспехов, но это только показалось. Они тут же рассыпались магической пылью, растворившейся в магическом поле. - У меня не хватает сил даже забрать с собой сущность этого монстра.
        - То есть, ты обрекаешь этот мир на гибель? - Вздохнув, спросил Ворон. Если поглотивший столько душ демон останется в этом мире, то он рано или поздно вырвется на свободу. И никто не сможет его остановить.
        - Ну почему же, разве твоего нового хозяина Хаос обделил предсказанием? - Прищурился гном.
        - "Озарит его величие мировой переворот" - это не значит, что всё будет хорошо. - Покачал головой Ворон. - А вот появление демона в этом плане точно озарит гибель всего живого. Или ты что-то знаешь?
        Гном лишь ухмыльнулся и, заставив меч вернуться туда, где он и был, в Преисподнюю. За всё время своего существования даже сам Доринер не знал всего, что было уготовлено им самим. Как так вышло, знал разве что Хаос, но древнему существу приходилось подстраиваться под это.
        - Насчёт демона даже не переживай, - махнул рукой гном, полностью успокоив своего старого друга. Если Доринер так сказал, значит, всё будет хорошо. Но вот для кого хорошо - тут гном не уточнил. - Ты мне лучше расскажи, что за драка тут намечается?
        - Да вот местные диктаторы решили избавиться от людей. - Хмыкнул Ворон. Его подобные мелкие заварухи не сильно волновали.
        - А что здесь делает Глеб? Я же знаю, что планировалась битва между этим старым человеком и магами. - Удивился гном, подтверждая, что не всё ему ведомо.
        - Я сам удивился, когда он просто взял и прибыл сюда. - Ухмыльнулся Ворон. - Впрочем, удивляться не приходится, ты же сам когда-то сказал, что с его непредсказуемостью лучше ожидать всего того, чего произойти просто не могло.
        - Ну да, ну да, - хмыкнул гном. Ему нравился этот человек, и очень уж Доринер не хотел, чтобы Глеб погиб после высвобождения демона. И пусть мир уцелеет, но про человека древнее существо не знало.
        - Скажи мне, что ты просто так пришёл навестить старого друга. - Попросил Ворон. - А то есть у меня подозрение, что ты что-то задумал.
        - Не я, а эльфы. Я просто пришёл рассказать тебе, что эти чудики придумали. Ты такого даже в кошмарном сне предположить не мог!
        КОНЕЦ ОТСТУПЛЕНИЯ
        Архимаг неожиданно замер и прислушался к своим ощущениям. Простоял он так несколько минут, превратившись в самое настоящее каменное изваяние, но вот жизнь вновь вернулась в его тело.
        - Странно, такое ощущение, что кто-то проник под барьер. - Пробормотал маг.
        - Ты уверен? - Напрягся я, схватившись по привычке за клинок. Но вокруг всё было спокойно, и даже интуиция молчала.
        - Нет, похоже, просто показалось. Я с этими эльфами скоро в дурдом попаду! - Маг в сердцах ударил кулаком в стену.
        В общем, дела были плохи, как я понял. Архимаг очень сомневался, что даже вдвоём мы сможем сдержать натиск вражеских магов. Но больше всего Валерий Кириллович переживал из-за того, что мне теперь просто невозможно незаметно выбраться из замка. Точнее, я не смогу использовать телепорт, чтобы вернуться к своим обязанностям главнокомандующего. А пешком я никогда не дойду.
        Усевшись за стол мага, мы стали размышлять. Никаких спасительных идей в голову, как назло, не приходило, и даже крепкий коньяк не помогал. Противник слишком силён и, похоже, даже проснувшийся во мне полководческий талант тут не помогал.
        Просидели мы так до ночи, а потом разошлись спать. Утром со свежей головой может что-то и придумаем. Перед сном я навестил Ворона в конюшне, убедился, что с ним всё в порядке, и ушёл. Но спать мне долго не пришлось.
        Ночь была тёмной, обе луны блестели лишь едва заметными полосками. Тишина в горах была такой, что даже тихий шорох упавшего камешка вдалеке можно было расслышать. И тем не менее проснулся я только от ужасного грохота.
        Вскочив с кровати, я подбежал к окну и обомлел. Защитный барьер взрывался сотнями взрывов, огненных, ледяных и самых разных. Взрывы покрыли почти весь магический купол, словно его пыталась преодолеть целая дивизия при поддержке артиллерии и авиации! Хорошо хоть по новой привычке я спал в доспехах и при оружии, чтобы в случае чего быть готовым к бою.
        - Глеб! - Раздался голос взволнованного Архимага в моей голове. - Остроухие хотят нас обмануть! Бегом в подвал!
        Уточнять что-либо я не стал, вряд ли Валерию Кирилловичу сейчас удобно со мной говорить. И точно, словно в подтверждение моих мыслей раздался оглушительный грохот. Мельком глянув в окно, я увидел зависшего воздухе Архимага и большой огненный цветок, расцветший за барьером.
        Обнажив клинок, я со скоростью гепарда на охоте понёсся вниз. На широкой лестнице перепрыгивал через целые пролёты, хотя в доспехе это было трудно, но времени было мало. Но что могло произойти в этом проклятом подвале? Там, насколько я помнил, просто арсенал и склад с провизией. Все главные магические приспособления Архимаг спрятал там, где даже ни один велич не был.
        Не успел я спуститься на первый этаж, как раздался очередной взрыв, и стена передо мной взорвалась облаком обломков. Оно накрыло меня, а какой-то очень крупный кусок ударил мне в грудь, отбросив назад. Больно, блин! Да ещё эта мелкая крошка всё лицо изрезала! Повезло, что глаза не пострадали. Надо бы шлем завести себе.
        - Искать сердце замка! - Раздался чей-то тонкий голос на незнакомом языке. Хотя, благодаря Кирве, я всё понимал. Эльфы.
        Сквозь звон в ушах я услышал топот десятков ног. Вторженцы разбежались по коридорам, несколько побежали вверх по лестнице, потоптавшись по мне. Чёрт, я вообще король или где?! Я маг, или погулять вышел?! Какого хрена какие-то мутанты чернобыльские вообще смеют проникать в ЭТОТ замок и топтаться по МНЕ?!
        - Стоять! - Громко, подобно ревущему льву, воскликнул я на чистом русском, резко поднимаясь. Пробудившаяся энергия прогнала оглушение и головокружение, наполнила мышцы небывалой силой, а сердце пламенной яростью.
        Несколько эльфов из тех, кто не успел разбежаться по коридорам замка, обернулись и мгновенно атаковали. Их движения были искусными, мечи острыми, а взгляды серьёзными. Настоящие бойцы. Но это всего лишь воины, что они смогут сделать против защищённого сильнейшей магией меня? Тем более после того, как меня камнем накрыло, я додумался активировать амулеты.
        - Отступаем! - Воскликнул один из эльфов, когда эльфийские клинки бессильно отскочили от моего тела, а мой меч разделил идеальным разрезом позвоночник одного из воинов.
        - Не успеете, проклятые! - Ухмыльнулся я и ударил полюбившимся мне воздушным клинком вперёд, прикончив самого прыткого из врагов.
        Моё тело стало разгоняться до огромной скорости, недоступной ни одному обычному человеку. Но с магией становится всё возможно. Эльфы, ещё не до конца осознавшие, с чем они столкнулись, пытались сражаться. Но всё, что им бы помогло, это уклонения от моих атак. Вот только дважды уклониться ни у кого не получалось. Меньше чем за пятнадцать секунд восемь эльфов было убито.
        - Откуда здесь пехота? - Вслух спросил я, смахивая с клинка кровь. Недолго думая, побежал по лестнице наверх. С первых этажей враги никуда не денутся, ведь наверх есть только два подъёма. Здесь и в башне Архимага, но в неё не попасть из этих коридоров.
        Эльфы далеко уйти не успели, а может, и специально ждали меня. Стоило мне подняться на второй этаж, как что-то с силой ударило меня в бок и потащило по коридору несколько метров. Не успел я даже остановиться, как один из эльфов без доспехов сверкнул молнией, оказавшись прямо передо мной. Замахнувшись, он с огромной скоростью ударил меня в грудь кулаком, объятым электричеством.
        Удар был силён. Моя защита выдержала, но вот пол и стены вокруг покрылись сетью глубоких трещин, а меня вогнало в пол на несколько сантиметров. Эльф ударил снова, слабее, но трещины расползлись до самого потолка. Не видя ничего от кругов перед глазами, я вслепую ударил мечом.
        На лицо упало несколько капель, а на меч обвалилась тяжесть обмякшего тела. Открыв глаза, я увидел выпучившего глаза эльфа. Мой меч пробил ему блок и вырвался из шеи, а с такой раной выжить просто нереально. Хотя маг ещё дёргался, но это была просто агония умирающего тела.
        - Думать надо было. - Прошипел я, стряхнув с меча мага и поднявшись. Посмотрев на вставших в боевой строй десяток эльфов, я повторил, но громко, на эльфийском языке. - Надо было думать, на кого вы нападаете! А теперь простите, мне нужно решить несколько вопросов с вашими товарищами.
        Я сорвался на бег и побежал по лестнице на второй этаж. Спустя две секунды до моих ушей донёсся хлюпающий звук и предсмертный крик десяти эльфов. Магия магией, а от трёх воздушных клинков не спасёт и мастер. Вот только энергии это дело жрёт больше, чем КамАЗ дизель.
        Так, что они там говорили? Сердце замка? Что это значит? Чёрт, похоже, придётся бежать в подвал, как Кирва и просил. Надеюсь, старик продержится сколько нужно, а уж я там постараюсь что-нибудь придумать.
        Задыхаясь от тяжести доспеха, я пронёсся по длинным коридорам, изредка ударяя небольшими огненными шарами по встречающимся воинам. Странно, если эльфы знали, что тут сильный маг, то почему не защитили своих воинов? Похоже, они думали, что пока маг будет драться с эльфийской элитой магии, замок останется без защиты.
        Так, вот спуск в подвал. Массивная, обитая железом дубовая дверь валялась щепками на лестнице, а впереди зияла большая дыра. Вот же эльфы, а ещё презирают других! Мы-то во время штурма только двери ломаем, а эти все стены порушили! Ладно, в сторону возмущение, ещё успеется.
        В подвале, просторном помещении, уходящем глубоко вниз, в скалу, было шумно. В просторном зале, где когда-то размещались стойки с оружием и доспехами, которые (стойки) грудой обломков лежали у стен, сиял большой портал, в который продолжали входить десятки эльфов помимо тех, кто уже перешёл.
        Их было около сотни, и все как на подбор в крепких доспехах, в каких некогда были те, кто напал на меня в Рикависе. Но на воинов мне было наплевать, для мага они лишь пушечное мясо, но с ними были и заклинатели. Магический взгляд легко выцепил в толпе вооружённых эльфов "островки" сосредоточения энергии. Семеро заклинателей высокого ранга. Зашибись, блин!
        - Опасность! - Быстро заметили меня, выглядывающего с лестницы.
        Ну что же, придётся устроить бойню. Прикрыв глаза, я взмахнул руками, проигнорировал десятки стрел, ударивших в защиту и едва не опрокинувших меня на спину, и прочитал заклинание огненной волны. И влил в это заклинание почти всю свою энергию.
        Весь зал залило пламя, в сравнении с которым напалм - это бенгальский огонь в действующем вулкане. Весь зал до самой последней щели заполнило пламя горячее, как само солнце, и даже цвет его стал белым. Лишь чудом, или же по какому-то закону, пламя было только передо мной, и на один язык огня даже не приблизился ко мне. Хотя от невероятного жара я едва не спёкся на месте, благо, огонь исчез через несколько секунд.
        Весь зал превратился в горн доменной печи, раскочегаренной до предела. Всё, что могло сгореть, сгорело до пепла, и даже пепел, похоже, сгорел. От портала не осталось и следа. Ох что-то мне подсказывает, что и по ту сторону кому-то бороду подпалило!
        Сгорели даже доспехи и мечи. Всё, что осталось - это два мага, которые едва стояли на ногах. Но от резкого порыва ветра - воздух заполнял опустевшее помещение - оба мага упали. Впрочем, как и я.
        Ноги подломились, как стволы высохших деревьев в ураган. Я только и смог, что прикрыть руками лицо перед тем, как с грохотом нагревшихся доспехов рухнуть на каменный пол. Предупреждал же Кирва, что нельзя так резко всю энергию выбрасывать, тем более, когда столько энергии - это почти твой предел.
        - Идиот. - Раздался в голове знакомый голос, и тут же от пола в моё тело стала перетекать сила. Немного, но достаточно, чтобы прийти в себя. Не зря Кирва говорил, что весь замок пропитан дружественной силой! А с ней никто не страшен!
        Поднявшись на ноги, подобрал меч и медленно, борясь с дрожью в теле, направился к магам. Те ползли друг к другу, надеясь вдвоём защититься. Похоже, все сильнейшие маги дерутся с Кирвой, а мне достались только "Мастера" да "Магистры". Ведь даже Архимаг легко бы защитился от моей атаки, просто подобрав стихийную защиту. А не использовал бы собственную энергию.
        - И не надейтесь, - сказал я по-эльфийски, слабым заклинанием отбросив чей-то магический посох, к которому тянулся один из магов, в сторону.
        - Проклятый пёс! - Выругался один из магов. Я наступил ему сапогом на грудь и надавил, не давая дышать.
        - Не мы вторглись в ваши дома и не мы пытаемся убить хозяев. - Ответил я. - Боюсь, дорогие мои остроухие друзья, за вашу наглость придётся применить самые серьёзные меры.
        - Патриарх не простит смерть своих верных слуг! - Фанатично выкрикнул второй. И тут меня прорвало. Из горла вырвался дикий, почти нечеловеческий смех, от которого проигравшие маги чуть не померли. Страшно, ядрён компот!
        - Ваш Патриарх уже пытался поймать меня. За это я убил его сына. - Глаза магов расширились так, что, казалось, сейчас выпадут из глазниц и покатятся по горячему полу. Маги знали про тот случай.
        - Тебя ждёт расправа, человек. - Почти без эмоций проговорил один из магов и опустил голову на пол, прикрыв глаза. И в этот момент на его груди вспыхнул один из магических амулетов. Не успел я понять, что произошло, как эльф на глаза стал высыхать и рассыпаться прахом.
        - Да восславит меня Патриарх! - Произнёс второй маг, на которого я наступил, но покончить жизнь суицидом не успел. Я просто сорвал с его груди амулет и отбросил его в сторону.
        - Поучиться бы вам у наших разведчиков. - Покачал я головой укоряюще. - Пилюли намного эффективнее. Ну да ладно. Товарищ маг, ты не против, если я ненадолго уйду? Мне ещё с твоими начальниками поговорить надо.
        И, не дождавшись ответа мага, я ударил его кулаком в лоб и осторожно, дабы случайно не прикончить, магией перенёс в дальний угол зала. Пусть полежит, а потом мы с ним потолкуем. Наверняка он что-нибудь интересное расскажет.
        Пол внезапно дрогнул, с потолка посыпалась каменная крошка, а где-то неподалёку раздался гулкий взрыв. Чёрт, я же про Валерия Кирилловича забыл! Побежав к выходу, я связался с магом по ментальному каналу. Сначала Кирва не отвечал, но, когда я уже стал всерьёз опасаться за его жизнь, мне ответили.
        - Глеб, я сейчас немножко занят. - Голос Архимага слегка дрожал. В этом хорошего нет ничего.
        - Я иду к вам! - Выбежав в коридор, я побежал к выходу из замка.
        - Нет! - От громкости крика мага мне заложило уши, хотя это была всего лишь мыслесвязь. Чёрт, да что такое?! - Бегом к моей башне! Они пытаются прорваться в мою лабораторию! Там все накопители, артефакты и портал! Если они хотя бы немного нарушат потоки энергии, от ближайших гор останется лишь воронка!
        - Понял! - Ответил я, ускорившись. Мне не очень хотелось, чтобы замок был уничтожен, но ещё меньше хотелось, чтобы какие-то твари испортили портал на Землю. Мне не очень хочется десять лет всю энергию отдавать на него, да и просто столько ждать не хочу.
        Как только мне оставалось всего несколько шагов до больших ворот, стена прямо рядом со мной взорвалась, а меня снова отбросило к стене, но в этот раз я устоял на ногах. Не глядя, я ударил в дыру серией самый смертельных заклинаний, благо, замок щедро отдавал мне свою энергию.
        - Проклятый маг! - Выругался кто-то, и тут же длинное жало фиолетового копья пробило насквозь стену, едва не задев мою голову.
        Отскочив назад, я вызвал порыв ветра и развеял пыль, чтобы тут же увидеть эльфа. Он не был похож на тех, кого я уложил в подвале. Нет, этот эльф был другим, хоть и воин. Гладкие фиолетовые чешуйки брони, плотная фиолетовая кольчуга, шлем без единой щели для глаз, но самое главное - короткое копьё с жалом наконечника и меч. Всё было фиолетовым, но самое страшное - аура врага сияла чернотой. Это значит лишь одно.
        Убийца магов. Специально обучаемый с раннего детства эльф, служащий в личной службе самого Патриарха, он учился убивать только магов. Его доспехи были выкованы из особого сплава эбонита и драконьей кости, который не просто не поддавался любому магическому воздействию, но и уничтожал все заклинания. И энергию.
        Кирва рассказывал мне о таких накануне. Он боялся, что Патриарх пожертвует пару Убийц для ликвидации Архимага, но точной информации не имел. И, кажется, я догадался, что произошло сейчас.
        Маги массивным рассеянным обстрелом барьера вынудили Архимага покинуть замок и вступить в неравное противостояние. Атаковавшие из портала войска должны были ликвидировать любое сопротивление замка, а так же найти сердце замка. И вот тут Убийца, которому после зачистки не пришлось бы опасаться чего либо, должен был привести в негодность оборонную систему замка, и тогда Архимагу конец.
        Но на меня эльфийские стратегии рассчитаны не были. Уничтожив пехоту и слабую магическую поддержку (Слава богу, мой объём энергии растёт в геометрической прогрессии), я фактически вынудил Убийцу магов вмешаться в бой. В бой с магом. К несчастью для меня.
        - Жалкий колдунишка! - Наслаждаясь своим превосходством, произнёс убийца, медленно надвигаясь на меня. Чёрт, против его копья мои доспехи, что тряпки, да и меч не выдержат. Плохо. - Ты уже думал, что победил? Должен тебя расстроить, та пехота - это просто пушечное мясо, которое помогло найти тебя!
        - Должен и тебя расстроить, но ты тоже пушечное мясо. - Ухмыльнулся я и атаковал.
        Огненная волна заполнила коридор, но Убийцу наверняка не коснулась. Но мне этого и не нужно было. Я быстро отступал назад, выжигая весь кислород в коридоре. И, пока огонь не пропал, стал бить воздушными клинками по стенам и потолку, выбивая облака каменной крошки.
        Магический взгляд помогал увидеть неспешно двигающееся в мою сторону чёрное "пятно", неуязвимого воина. Который, впрочем, ещё не осознал моего плана. Не дав ему возможности найти меня, я вбежал в ближайшую дверь. За ней оказалось хозяйственное помещение. Отлично, это место идеально подходит.
        Стены не были помехой для моего взгляда. Затаившись, я дождался, пока "чёрный" убийца приблизится ко мне, и со всей силы ударил мечом в стену. Меч не так давно разрубил каменную гаргулью, так что ему стоит пробить тонкую каменную стенку? Воин, он на то и воин, чтобы простые уловки на него не действовали, но даже он не смог ожидать, что маг мечом(!) ударит по нему сквозь стену.
        Чёрное "пятно" замерло на месте, дёрнувшись от удара. Мой меч дёрнулся, значит, я попал. Воин стал отступать назад, ведь меч выдернуть он не мог, оставалось только самому слезть с клинка. Не получится, урод!
        Я вплотную подошёл к стене, вонзая меч глубже. Ну что же, похоже, в мою копилку трофеев добавился...
        Чёрт! Как?!
        Замерев, я просто смотрел на пробившее мою грудь фиолетовое жало. Убийца сам нанизался на мой клинок и пробил стену в ответ. И попал в меня. Чёрт, больно то как... заклинания исцеления бессильно исчезали, да и вообще вся моя энергия куда-то испарялась. Больно...
        Выпустив меч, я отступил назад, заскрежетав зубами от невыносимой боли. Кровь обильно потекла из груди, заполнила пробитое лёгкое, не давая вздохнуть. Странное чувство. Ты вроде жив, знаешь, что способен исцелить даже отрубленную руку, но умираешь, захлёбываясь собственной кровью.
        В коридоре раздался грохот упавшего железа. Убийца т