Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Конычев Игорь: " Душа Наизнанку " - читать онлайн

Сохранить .
Душа наизнанку Игорь Николаевич Конычев
        Если бы Владу кто-то сказал, что он приютит дома настоящую ведунью и домового в придачу, он бы ни за что не поверил. Какие еще ведуньи с домовыми в наш-то век высоких технологий?! Но жизнь - непредсказуемая штука, а смерть - тем более. Заступившись за незнакомую девушку, Влад и представить не мог, что имеет дело не с хулиганами, а с колдунами. С тех самых пор все и завертелось: персональный тренер фитнес-клуба оказался втянут в события, о которых разве что кино снимать. Вот только это не кино, а на кону ни много ни мало - судьба нашего мира.
        Игорь Конычев
        Душа наизнанку
        Не буди Лихо, пока оно тихо.
        Глава 1
        Ворона
        Скука…
        Казалось бы, Интернет открывает перед человеком невиданные возможности, предлагая доступ к практически любой информации и безграничное количество развлечений на любой вкус. Но как же так выходит, что там порой совершенно нечем заняться, и даже подборки чужих неудач совершенно не радуют?
        - Н-да… зажрался. - Я небрежно бросил телефон на низкий газетный столик, а сам откинулся на спинку мягкого дивана, устало прикрыв глаза.
        Скука. Жуть, какая скука! И как другие выдерживают-то? Знал бы, что в ночную смену ничего кроме уныния и пустоты в спортивный зал не заглядывает, ни за что не согласился бы подменить Димку. Это он на испытательном сроке у нас, он стажер, и ему полагается вести все стартовые тренировки и коротать ночи на работе. Ему и тем неудачникам, которые не могут набрать себе достаточно клиентуры, чтобы выполнить норму по персональным тренировкам за месяц.
        У меня, одного из лучших тренеров спортивного клуба «Вверх!», таких проблем никогда не было. Если подумать, у меня и других проблем не было: высокий голубоглазый блондин с мужественным лицом, атлетическим телосложением и стабильно высоким доходом не только с тренировок, но и с рекламы спортивных товаров - чего мне горевать-то?
        Природа дала мне все, что только можно, а родители добавили к этому хорошее воспитание, образование и начальный капитал для самостоятельной жизни. И вот, в свои едва стукнувшие тридцать лет, я вполне состоявшаяся личность, с собственным жильем в центре Москвы и… проклятой чуткостью к чужому горю.
        Вот он, мой бич - я не могу оставаться безучастным к чужим проблемам. Так уж воспитали. Впрочем, если копнуть поглубже, то имелся еще один недостаток - сплошные провалы на личном фронте. Почему? Да кто ж его знает. Пару лет назад я даже к гадалке ходил, а она только руками развела: мол, не повстречал ты еще, красавчик, своей второй половинки. Жди.
        Вот и жду до сих пор…
        Правда, та же цыганка советовала мне быть осторожным в отношениях, мол, не доведут они тебя, Владислав, до добра. Ой не доведут! Под конец мне и вовсе наказали держаться подальше от черных кошек и слупили за это пятьсот рублей. Да, хороша наука: половинку жди, но опасайся.
        Открыв глаза, я взглянул на дремлющую за стойкой администратора девушку. Как бишь там ее звали? Наташа, кажется? Слишком часто они меняются тут, попробуй запомни. Я собирался в отпуск, и прежняя сотрудница увольнялась, а эта как раз устраивалась.
        Впрочем, чем черт не шутит? А не моя ли ты, Наташа, вторая половинка - или мне тебя опасаться? Легко поднявшись, я размял сильное тело и бесшумно подошел к стойке. Взглянув на спящую девушку, только головой покачал: яркий агрессивный макияж, которого было слишком много, неприятные едкие духи, надутые ботоксом губы и - самое страшное - нарисованные брови.
        Удрученно вздохнув, я заглянул за стойку. Там лежал мобильный телефон юной особы, от которого к ее ушам тянулись провода наушников. На светящемся дисплее я прочел название проигрываемой песни и поморщился: русский рэп, бессмысленный и беспощадный.
        Вот уж нет, не надобно мне такого счастья. И я не то что придираюсь, просто хотелось бы повстречать девушку более… настоящую, что ли. А таких вот гламурных кис, как эта Наталья, сейчас пруд пруди. Вот только кому они нужны?
        «Разве что чернявым ребятам на заниженных «Ладах», - хмыкнул я.
        После таких мыслей недавно зародившаяся идея разбудить девицу, чтобы хоть с кем-то поговорить, сразу же отпала. Пусть лучше спит. Как говорят, не буди лихо, пока оно тихо. Но чем тогда заняться?
        Часы под потолком показывали начало шестого утра. Зал совершенно пуст. И, что самое страшное, мне как дежурному тренеру нельзя даже позаниматься. А ведь это отдельная человеческая радость - тренироваться в пустом зале. Но, как показывала практика, подавляющее большинство людей выбирало посреди ночи радость совершенно иную, а именно - здоровый крепкий сон. Вот только спать мне тоже было нельзя.
        Дежурство. Вовек бы не подписался на такое дело, но наш стажер Дима на днях подошел ко мне и попросил подменить. Остальные тренеры ему отказали, мол, у всех свои планы, а у парня заболела мама. Я как только в его жалостливые глаза посмотрел, сразу согласился, даже не подумав хоть как-то отвертеться. Еще и денег ему занял.
        Кто-то скажет, что это странно - вот так вот помогать почти незнакомому человеку. А я вот считаю, что странно не помогать тем, кто в этом нуждается. Хотя сейчас я частично жалел о своем поспешном решении.
        Ладно, надеюсь, мама у парнишки поправится. Скверно это, когда близким плохо, по себе знаю. А мамы - это вообще святое для каждого. Уверен, и для Димки тоже. Скорее бы она выздоровела, и он вернулся к своим ночным дежурствам, а я - к привычному образу жизни. Эх, поскорее бы!
        Только с месячного отпуска вернулся, а тут сразу такое. А ведь на Бали было так хорошо…
        Неожиданно дверь за моей спиной открылась, и я за какие-то пару секунд в корне изменил свое недавнее решение. На Бали, конечно, здорово, но и в России-матушке вовсе не плохо! Да и ночное дежурство - вовсе не каторга!
        Через порог переступила молодая девушка. Сказать, что она была красива, значит не сказать совсем ничего: длиннющая черная коса, мягкий овал лица, слегка вздернутый носик и огромные зеленые глаза, как у кошки.
        - Здравствуйте… - Увидев меня, она, кажется, удивилась.
        - Добрый… ночи. - Я улыбнулся - чего уж, теперь эта ночь действительно стала намного добрее и даже светлее. - Решили потренироваться?
        Едва договорив, я уже проклял себя за столь дурацкий вопрос. А зачем еще приходить в тренажерный зал? Воздухом подышать?! Но, к моему удивлению, барышня решила подыграть мне, сделав вид, что не услышала только что несусветной околесицы.
        - Да. Люблю, когда никто не мешает.
        - И я… - Я с опозданием понял ее двусмысленную фразу.
        Голос девушки прозвучал пусть и мягко, но в то же время довольно строго. Интонация, холодный взгляд и чуть опущенные книзу уголки губ однозначно давали понять, что ее «никто» - это совсем никто.
        И пусть годы занятий смешанными единоборствами научили меня никогда не сдаваться, взгляд этой красавицы мигом уложил меня на лопатки. Я здесь точно «мимо кассы». Увы. Между тем, пока я стоял, почесывая коротко стриженную голову, девица деликатно обошла меня и легонько коснулась спящей Наташи.
        - А?! Что?! Я не сплю! - Она вскочила так, что, дернув головой с наушниками, уронила телефон.
        - Правда?
        Улыбка незнакомки едва не спровоцировала меня на полный горестной скорби вздох: она была обворожительна. Кроме того, эта девушка выглядела очень выигрышно на контрасте с Наташей, с ее фальшивыми эмоциями, безмерной любовью к косметике и накладным ногтям. А уж когда она, ища в сумке карточку клуба, вытащила томик стихов Есенина, я все же не удержался и печально вздохнул. Правда, сделал это довольно тихо.
        - Привет, Варя! - просияла Наташа настолько широкой улыбкой, что ее замазанные тональным кремом щеки едва не треснули. - Ты сегодня поздно, как всегда.
        Варя, значит. Уж не знаю, чем руководствовались ее родители, но с именем дочери они угадали на все сто процентов. Варвара-краса - длинная коса. А ведь и правда, перекинутая через плечо коса девушки спускалась до узкой талии, подчеркнутой короткой кожаной курткой и обтягивающими джинсами.
        «Судьба, за что ты так со мной?!» - мысленно вопросил я и, естественно, никаких объяснений не получил.
        - А ты, как всегда, спишь, - с напускной строгостью пожурила Наташу Варя. - Смотри, уволят тебя!
        - Не, - Наталья беззаботно отмахнулась, - Димка меня не сдаст.
        - Кхм, - кашлянул я, и когда нерадивая особа взглянула на меня, то ее заспанные глаза округлились.
        - Ой, Влад, прости, - быстро затараторила она. - Меня сморило. Днем было много пар в универе, вот я и… ты разбудил бы!..
        - Успокойся, - улыбнулся я. - Тебя человек ждет.
        - Что?! Точно! Прости, Варь, - спохватилась Наташа, буквально вырвав из ухоженных пальчиков посетительницы ее клубную карту. - Вот. Хорошей тренировки! - Она положила на стойку ключ-номерок от раздевалки.
        - Спасибо. - Варвара покачала головой и, даже не взглянув на меня, ушла на цокольный этаж, переодеваться.
        - Вла-а-ад?.. - Умоляющий взгляд Наташи обратился ко мне. - Влад, пожалуйста… Мне работа эта нужна. А если мне ты, главный тренер, выговор сделаешь, то меня выпрут! Я…
        - Ладно. Но чтобы последний раз, - строго произнес я.
        - Спасибо, Владик! - перегнувшись через стойку, Наташа ухватила меня за плечи и чмокнула в заросшую короткой бородой щеку. - Ты лучший! И чего у тебя девушки до сих пор нет?
        - И чего об этом все знают?.. - Скривив губы, я вытер след от яркой помады. - Ее только сейчас нет. Временно.
        - Временно - это твои интрижки, ради пары раз, - хихикнула Наташа. - А я про высокие отношения, понимаешь?
        - Угу, - буркнул я. Вот только нотаций от малознакомой студентки на подработке мне и не хватало. Ну ничего, сейчас она научит меня жизни, и я, видимо, тоже начну спать на работе. - Понимаю. Ты в этом, как я погляжу, разбираешься.
        - А то! - Она гордо выпятила грудь. - Наталья Иванова съела на этом деле не одну собаку!
        - Никогда бы не подумал, что поедание собак помогает… - пробормотал я, намереваясь уйти.
        - Да это присказка, типа!
        - А-а!.. - многозначительно протянул я. - Так бы сразу и сказала. А то я уже собрался посреди ночи похитить какую-нибудь болонку и перекусить. - Заметив, что Наташа открыла рот для очередной реплики, я предостерегающе вскинул руку: - Прости, у меня дела. Зал теперь не пуст, так что я должен…
        - Ей не нравится, когда за ней наблюдают, - промурлыкала Наташа. - Проверено на Димке. Он к Варе и так и сяк - и никак. Что об стенку горох.
        - Ну, то Димка, а…
        Вообще-то я хотел сказать, что не стану навязываться и подкатывать к посетительнице зала в свое дежурство. Но Наташа, как всегда не подумав, трактовала мои мысли в корне неверно, даже не удосужившись дослушать фразу целиком.
        - Тут-то ты прав - Димка тебе и в подметки не годится, хоть парень и хороший. Да и ты привык, что на какую девку ни глянешь, та сразу тает - и всё, «забирай ее скорей, увози за сто морей»… Но Варя не из таких!
        - А из каких же она? - спросил я, не сделав и шага.
        - Запал, значит… - Пошлая улыбка Наташи становилась все шире, пока уголки пухлых губ не уперлись в мочки ушей. - Гы-гы-гы! Ну, не ты первый, не ты последний.
        - В смысле?
        - В самом что ни на есть прямом! - Наташа перешла на заговорщический шепот: - Варя - соседка моя по общаге - недавно с академки вернулась. Сейчас на последнем курсе медфака учится. Говорю тебе, у нее одна учеба на уме - день и ночь за книжками сидит. К ней все альфа-самцы нашего универа подкатывали: богатенькие, красивенькие, умненькие… всякие, да только рога пообломали. Варя всем от ворот поворот дает. С ходу.
        - Просто студентикам не хватает настойчивости, - самоуверенно заявил я, посчитав, что у меня в таких вопросах опыта куда больше.
        - Ага, как же, - осклабилась Наташа. - Находились и настойчивые, уж поверь. Пара восточных красавцев нам чуть дверь не высадила, так Варя одному из них пообещала артерию скальпелем перерезать, а другого отравить так, что все подумают, будто несчастный случай. И знаешь что, - девушка снова перегнулась через стойку, - она это так холодно и жестко обещала, что даже я струхнула. У нее еще взгляд такой был… «Молчание ягнят» детской сказкой покажется!
        - С характером, значит? - Услышанное только завело меня еще больше. Уж не знаю, разгорелся ли это спортивный интерес, виноваты ли весна и гормоны или же мне приглянулся столь жесткий характер девушки, но одно точно - сблизиться с этой Варварой я захотел еще сильнее. - И давно она к нам ходит? Я ее раньше не видел.
        - Так с месяц где-то. В старом клубе у нее вроде абонемент закончился, а мне тут как сотруднику скидку дали для себя и подруги.
        - А почему не вместе ходите?
        - Варя не очень-то разговорчива, да и компанию не любит: вечно или в плеере, или в книгах, или в своих мыслях. К тому же она старше - я на третьем курсе только, а она после академического отпуска, да еще и почти выпускница. Ей двадцать пять, а мне двадцать два: вроде небольшая разница, но сложновато нам общаться. Характеры разные. Понимаешь?
        - Ага, - я многозначительно взглянул на Наташу, так как заметил поднимающуюся из раздевалки Варвару, - я тебя понял.
        - Вот и здорово, - моя собеседница мигом смекнула, что к чему. - Значит, без выговора обойдемся?
        - Только в этот раз. - С этими словами я заступил Варваре дорогу. В обтягивающих лосинах и спортивном топе она была еще краше, чем в обычной одежде. - Простите. Как я понял, вы желаете заниматься в одиночестве.
        - Так и есть. - Она недовольно взглянула на меня, и зеленые глаза сверкнули. - Потому и хожу так поздно. Это проблема?
        - Нет. Но как дежурный тренер я обязан совершать обходы зала, даже если в нем находится всего один человек.
        - Ваш коллега согласился так не делать…
        - За что и получит свой выговор, - солгал я. Отчитывать Диму я, конечно же, не стану, но замечание сделаю. - Таковы правила клуба и правила безопасности…
        - Или это вам так хочется? - с вызовом поинтересовалась девушка, приблизившись ко мне вплотную.
        От нее приятно пахло полевыми цветами и чем-то еще.
        - Таковы правила, - снова солгал я. - И я как старший тренер обязан их соблюдать. Но и желания наших посетителей я должен учитывать. Поэтому предлагаю компромисс - я совершаю обход, но делаю вид, что не вижу вас. Идет?
        - Вполне, - кивнула она, и мне даже стало немного обидно. - Теперь я могу начать тренировку?
        - Да, конечно. - Я отступил в сторону.
        Когда Варвара прошла в глубь зала, я услышал неподалеку ехидный смешок.
        - Получил? - хихикая, осведомилась Наташа.
        - Единственной, кто сейчас получит, будешь ты. И получишь ты выговор за сон на рабочем месте.
        - Все поняла. Прости. Больше не буду. - Улыбка мгновенно пропала с губ девушки, и она замерла за стойкой, как часовой.
        Но это не отменяло того факта, что от ворот поворот получил все же и я.
        Прошло еще полтора часа моей персональной каторги. И снова ни телевизор, ни Интернет, ни даже вездесущая и всезнающая Наталья не могли развеять мою скуку. Я бесцельно слонялся туда-сюда, как кусок не растаявшего с приходом весны льда, что дрейфовал на середине мутного пруда. Ощущал я себя при этом довольно паршиво. Четыре раза я обходил зал и четыре раза, бросая незаметные взгляды в сторону Варвары, понимал, что в искусстве игнорирования людей она превосходит меня целиком и полностью.
        Сквозь вас хоть раз смотрели, словно через стекло? Со мной такое случилось впервые, и могу с уверенностью сказать, что ощущения - самые поганые. Мои только начавшие расцветать чувства были втоптаны в грязь, а самолюбие изничтожено в пыль.
        Эх, Дима, Дима, зачем я согласился тебя подменить? Спал бы сейчас себе дома и ведать не ведал бы ни о какой Варваре. И чего это она мне так в душу запала? Да, красивая. Да, с характером. Да, судя по всему, еще и умная. И что я такое особенное в ней нашел?
        На ум сразу пришла фраза из старого хорошего фильма: «Чего ж тебе еще надо, собака?!» Да мне-то как раз больше ничего и не надо. Вопрос в том, что надо Варваре.
        В очередной раз встав с дивана, я решил не мучить себя раздумьями, как смущающийся школьник, а задать девушке прямой вопрос: да - да, нет - нет. Вот и все дела. Получу отказ - забуду и больше никогда не стану оставаться в ночную смену. Старший тренер я или кто?! Разделю дежурства между подопечными, и пусть крутятся, как хотят.
        Подумаешь, очередная смазливая мордашка. Делов-то!
        Решительно поднявшись, я едва не сел обратно: Варвара опрометью выбежала из зала, пронеслась мимо, чуть не врезавшись в меня, и бросилась в раздевалку.
        - Чего это с ней?! - аж подскочила задремавшая было снова Наташа.
        - Кто бы знал, - не понимая ровным счетом ничего, отозвался я. - Может, травмировалась? Давай к ней, а я зал проверю.
        - Поняла!
        Наташа побежала следом за знакомой, а я быстро оглядел зал - все в порядке, все на местах, разве что штангу Варя не разобрала. Но оно и немудрено, так спешить-то… Может, случилось что?
        Пожав плечами, я направился вниз, к раздевалкам. Быстро миновав небольшую лестницу, прошел через просторный зеркальный коридор и оказался в большой комнате с диванами и кулером, где были четыре двери: техническое помещение, тренерская раздевалка и еще две для посетителей - мужская и женская.
        Подойдя к нужной двери, я замер: мало ли, вдруг девушка не одета. На миг представив себе переодевающуюся Варвару, я улыбнулся, но быстро отогнал ненужные пошлые мысли - нашел время!
        Собираясь деликатно постучать, я замер, услышав голоса:
        - Что стряслось-то?! - Это говорила Наташа.
        - Потом, - быстро ответила Варя. Судя по торопливым шагам и шуму, она в спешке собиралась. - Алло, алло, это такси?! Можно машину к… сколько ждать?! Нет!
        - Ты хоть скажи…
        - Алло, такси? Мне бы… проклятье!
        Не знаю, что там стряслось, но Варвара явно нервничала - ее голос дрожал и срывался, в нем явственно проступали страх и тревога.
        - Такси? Да что б вас всех!!! Я не могу ждать!.. У меня с собой нет столько денег! Но я переведу, честно. Я!..
        - На такое они не поведутся… - сочувственно протянула Наташа. - Я пробовала.
        - Или ждать, или платить… Черт, черт! Почему именно сейчас?! - В голосе Варвары зазвенело отчаянье. Казалось, что она вот-вот расплачется. - Наташа, а ты на машине?!
        - Откуда?! Я на велосипеде, как и ты. А что стряслось-то?!
        - Мне надо за город! Срочно! А деньги есть у тебя? Я отдам…
        - У меня в кармане двести рублей и ноль на карточке, - пожаловалась Наталья. - Руководство… Точно! Попросим Влада, он не откажет! Ребята говорят, что он всегда выручает…
        - Я кого угодно попрошу! Влад - это тот парень?
        - Да. Он, кстати…
        Дослушать я не успел - дверь распахнулась, и из нее пулей вылетела Варвара. Врезавшись в меня, девушка вскрикнула от неожиданности. Потеряв равновесие, она едва не упала, но я успел поймать ее узкое запястье. Варвара была бледна и напугана, в зеленых глазах - паника и слезы.
        - Я все слышал. Сколько нужно на такси? Я заплачу.
        - Такси еще дождаться надо, - встряла Наташа. - Ты же на мотоцикле сегодня? На нем живо домчите! - Она незаметно подмигнула мне.
        - Но я дежурю…
        - Пожалуйста, - взмолилась Варвара, взяв мою руку в свои ледяные ладони. - Прошу!
        - Сейчас возьму ключи, и поедем. - Я не думал и не колебался: глаза девушки не могли лгать: случилось что-то страшное, и я был бы последней сволочью, если бы отказал ей. - Наташа, прикроешь меня?
        - Без вопросов!
        - Встретимся на улице! - Я выпустил руку Варвары и поспешил в раздевалку.
        Сборы заняли у меня не больше полминуты: торопясь, я не стал переодеваться, а только взял ключи да накинул легкую куртку. Взбежав по лестнице, я выскочил на улицу. Варвара стояла у входа.
        - Садись! - резко бросил я, запрыгивая на мотоцикл, что был припаркован рядом.
        Девушка послушно уселась сзади, обхватив меня трясущимися руками.
        - Куда едем?
        - За ней!
        - Чего? - Оглянувшись через плечо, я вопросительно взглянул на девушку - уж не повредилась ли умом от переживаний? - За кем?
        - За ней! - Она взяла меня за подбородок и повернула голову вперед.
        - Что за?.. - дернулся я, когда невесть откуда взявшаяся прямо на руле ворона вспорхнула в только начавшее светлеть весеннее ночное небо. - Какого?..
        - За ней, пожалуйста! Я потом все объясню! Умоляю…
        И снова этот взгляд - обреченный, молящий, страшный. Никогда еще никто так на меня не смотрел. Это пробирало до глубины души.
        - Твою мать! - Я выкрутил ручку газа, и двигатель недовольно зарычал. - Самый идиотский поступок, который я только совершал! Надеюсь, он того стоит!
        Взревел мотор, и мотоцикл понес нас вперед.
        За вороной.
        Глава 2
        Куда приводят мечты
        Мотоцикл мчался по Каширскому шоссе, ловко входя в повороты и раскатисто рыча мотором, словно желая ехать еще быстрее. Мне всегда нравилось это непередаваемое ощущение свободы, а теперь удовольствия стало куда больше, ведь не каждый день к тебе прижимается красавица.
        И все бы хорошо, вот только эта красавица дрожала и плакала. А я? Что я - я ничего не понимал: что случилось, куда мы едем и почему эта чертова ворона летит строго над дорогами?! Прямо средневековый навигатор какой-то!
        Но что толку думать об этом? Придет время - все узнаю. А пока… пока просто дорога. Поговаривают, что Москва никогда не спит. Как ее коренной житель, я могу лишь полностью подтвердить этот факт, но с оговоркой, что речь идет о центре города. Вот уж где ночная жизнь кипит не хуже дневной. Но то - центр. А здесь, в спальных районах, все обстоит несколько иначе. Ближе к шести утра движение на дорогах стало заметно оживленнее - люди спешили на работу. Но эта ранняя суета не стала ощутимой проблемой для юркого байка: я легко проезжал между рядами автомобилей, минуя утренние пробки. К тому же стоило лишь моему железному коню замедлить свой стремительный бег, как гадкая птица над головой начинала закладывать один круг за другим, оглашая округу хриплым ворчливым карканьем.
        «Вот же надоедливая дрянь! - подумал я. - Какого хрена я делаю-то вообще?! Еду за вороной. Впору начать искать взглядом дорожку из желтого кирпича и скачущих по ней Элли, Железного Дровосека, Льва и Страшилу. Последнему вроде нужны были мозги. Что же, придется одному из нас постоять в очереди к Волшебнику за столь нужным даром».
        Несколько раз я был близок к тому, чтобы остановиться и потребовать у Варвары объяснений. Но как только подобные мысли закрадывались в мое сознание, девушка прижималась ко мне сильнее, и я забывал обо всем.
        Уж не знаю, с чего такое рвение, но с Варварой я готов был мчаться хоть на край света. Или туда, куда зовет ворона, на худой конец.
        Просыпающийся город со своей утренней суетой остался далеко позади. Вырвавшись из душного плена многочисленных улочек, мы мчались по широкой трассе. Встречное движение набирало обороты с каждой минутой, и все больше автомобилей подмигивали нам фарами, проносясь мимо. Но так продолжалось лишь до тех пор, пока мы двигались по основной дороге.
        Когда же ворона резко вильнула в сторону, мы, следуя за ней, съехали с трассы, и наш дальнейший путь оказался совершенно свободным. Прошел, наверное, уже час, как столица осталась за спиной. В окрестностях Москвы я бывал редко, так что слабо представлял, где мы сейчас находимся. По сторонам дороги мелькали серые дома небольшого городка, название которого я пропустил. Но это не имело никакого значения, так как покинули мы его так же быстро и незаметно, как и въехали.
        Очередной вираж пернатой провожатой и асфальт под колесами сменился землей. Теперь по сторонам раскинулись бескрайние поля. Из-за ближайшего холма выглянула небольшая деревушка, но быстро пронеслась мимо.
        Места вокруг были безусловно красивые, вот только наслаждаться видом не вышло - светлеющее небо вдруг затянули свинцовые тучи. Они так быстро растеклись в стороны и низко нависли над землей, что впору диву даваться. Сверкнула молния, почти сразу же ей ответил гром, и пошел дождь.
        Пришлось сбавить скорость. Час, или около того, мы прыгали по бесконечным кочкам и рытвинам и мокли под дождем, пока не въехали в густой лес. Дорога начала стремительно сужаться, затем превратилась в узкую тропинку, а потом и вовсе исчезла.
        Исчезла и ворона. Я и сам не понял, как это произошло: вроде только что мелькала перед глазами, а потом раз - и как ветром сдуло. Остановив мотоцикл, я хмуро обратился к спутнице:
        - Дальше-то куда?
        - Прямо, - она выглянула из-за моего плеча, - поезжай прямо. Мы уже близко.
        - Куда прямо-то? Тут кругом…
        - Просто поверь мне. Поезжай прямо.
        Вот и объяснила… Ладно. Пожав плечами, я направил мотоцикл вперед, намереваясь протиснуться между двумя деревьями, как вдруг они словно расступились перед нами. Остановившись, я потер глаза и оглянулся - уж не привиделось ли?
        Деревья стояли так же близко друг к другу. За рулем своего мотоцикла я уже не первый год: часто маневрируя между стоящими в пробках машинами, научился безошибочно рассчитывать допустимое расстояние с учетом габаритов своего транспорта. И всего несколько секунд назад я даже локти чуть свел, чтобы не задеть покрытые бурой корой стволы, а затем - проехал совершенно свободно.
        Что же я вижу сейчас? Два дерева, между которыми едва втиснется мой байк!
        Чертовщина какая-то!
        - Быстрее! - взволнованно поторопила меня Варвара.
        И пусть быстрая езда по густому лесу чересчур пахла экстримом, я внял просьбе девушки.
        - Пригнись, - посоветовал я, прибавляя ходу. - Тут ветки низко висят. Попадут по глазам, и…
        - Не попадут, - последовал уверенный ответ.
        - Мне бы твою уверенность… - хмыкнул я, все же пригнувшись к рулю.
        И снова меня ждало нечто странное: деревья словно расступались перед нами! Мало того, нависшие прямо над головой ветви поднимались вверх, а мощные, выступающие из земли корни отползали в стороны, словно живые существа!
        - Твою ж!.. - ошеломленно пробормотал я, когда толстый сук, что свисал на уровне моих глаз, вдруг с протяжным скрипом поднялся вверх, будто шлагбаум, а потом так же вернулся на место.
        Чем глубже мы пробирались в странный лес, тем больше он пугал и… завораживал! Это все противоречило здравому смыслу: двигающиеся деревья - где это видано?! Но разве можно не верить собственным глазам?
        Кроме того, в глубине души затрепетало какое-то давно позабытое ощущение: будто я маленький мальчик, который видит вещи совсем иначе, нежели взрослые. Все вокруг меня дышало сказкой, чем-то неизведанным и манящим! Это чувство будоражило кровь и отчаянно боролось со здравым смыслом и инстинктом самосохранения, которые требовали, чтобы я немедленно выбирался отсюда.
        Но любопытство было сильнее. Я хотел узнать, что же ждет меня дальше! Что там, за этими деревьями?
        - Стой! - неожиданно крикнула Варвара и вцепилась в меня так, что больно стало даже через куртку.
        Вздрогнув от неожиданности, я немедля остановился.
        - Что?!
        - Уезжай. Быстро! - Варвара соскользнула с сиденья.
        - Да объясни же хоть что-нибудь! - негодуя, потребовал я, начиная подниматься.
        Но нежные девичьи руки легли мне на плечи и неожиданно грубо усадили обратно.
        - Я потом все объясню. Даю слово. - Откинув за плечи намокшую косу, Варвара заглянула мне в глаза. - Ты мне очень помог. Но сейчас, пожалуйста, уезжай. Это ради твоего же блага.
        - Никуда я не поеду! - Заупрямившись, я сбросил ее руки с плеч.
        - Послушай, - взмолилась девушка, - у меня нет времени на объяснения! Просто… не ходи за мной! Я…
        Она попыталась уйти, но я успел обхватить ее узкое запястье.
        - Нет! Я вез тебя хрен знает куда и требую объяснений! Что…
        - Почему все мужики такие упрямые! - Когда Варвара повернулась ко мне, ее зеленые глаза вспыхнули. - Отпусти!
        Я даже не понял, как выпустил ее запястье. Кто она?! Не в силах оторвать взгляд от сияющих зеленым огнем глаз девушки, я замер как истукан. Варвара быстро пробормотала что-то, взмахнула руками, а потом резко развернулась и направилась в чащу.
        - Эй! - Я шагнул вперед и едва не упал, споткнувшись обо что-то. Взглянув вниз, увидел, как выползшие из-под земли корни оплетают мои ноги. Всего миг - и мне не дали ступить ни шагу. - Какого черта?!
        Но Варвары уже и след простыл. Посреди мрачного леса стоял только я.
        Сдаваться не в моих правилах! Не прошло и минуты, а я уже почти освободился от хватки корней! А друзья еще спрашивали: «Ты и так здоровый, да еще и смешанными боями занимался, зачем тебе нож?!» Вот зачем! Резать корни, которым вдруг вздумается оплести мои ноги! Правда, такое со мной впервые: свой выкидной нож я чаще использовал, чтобы что-то открыть, или же он просто оттягивал мне карман.
        Но пригодился же!
        Со странными путами пришлось повозиться: они оказались довольно прочными даже для отточенного лезвия. Потратив около десяти минут и несколько раз едва не порезавшись, я все же освободился.
        - И что теперь? - вслух спросил я сам у себя, наконец выпрямившись.
        Первым желанием было не мешкая отправиться следом за Варварой. Но снова вступившее в игру здравомыслие представляло ситуацию в ином свете: в этом лесу творится черт-те что, так что лучше бы быстро покинуть его подобру-поздорову.
        Бросив косой взгляд на мотоцикл, я покачал головой - нет, не могу я девушку одну здесь оставить. Мы в глухом лесу: как она до дома-то доберется? И кто она? Взвесив в руке нож, я кивнул своим мыслям и направился в глубь леса, следом за Варварой.
        В этот раз деревья и не думали расступаться передо мной. Наоборот, они стояли плотно, ощетинившись жесткими ветками и всячески мешая пройти. Но трудности меня никогда не останавливали: спотыкаясь и матерясь сквозь зубы, я пробирался все глубже в чащу. Даже поднимавшийся все выше густой туман не пошатнул моей решимости.
        Вот такой вот я человек - если уж решился, то всегда иду до конца. Такая особенность характера часто заводила меня в весьма поганые ситуации. И, кажется, прямо сейчас я двигался навстречу очередным проблемам. Но и этот факт меня не останавливал. Сейчас передо мной стояла лишь одна цель - догнать Варвару!
        Между тем пробираться сквозь заросли становилось все сложнее. Я уже пару раз падал, расцарапал веткой щеку до крови и весь перемазался грязью.
        Вот же завела нечистая!
        Я остановился, чтобы перевести дух и осмотреться. «Умная мысля приходит опосля» - это точно про меня. Пойти-то за Варварой я пошел, но даже не понял, куда именно она направилась: ни малейших намеков на ее следы. А откуда я сам-то пришел? С какой стороны?!
        Озираясь, я неожиданно осознал, что вокруг царит абсолютная тишина. Только шум дождя по листьям. Но разве так должно быть? Неужели здесь не водится каких-нибудь зверей, птиц… насекомых, на худой конец! Не может в лесу быть так тихо!
        И эти деревья! Задрав голову, я увидел, что потемневшие от сырости и времени стволы имеют странную форму: они неестественно кривились, разбрасывая в стороны уродливые голые сучья, и будто бы не стремились своими верхушками к небу, а, наоборот, старались спрятаться от дневного света.
        - Вот же меня угораздило-то… - Покачав головой, я полез в карман. Достав телефон, с удивлением обнаружил, что тот разрядился: аппарат не реагировал на нажатия кнопки включения-выключения.
        Но такого не может быть! Я только недавно купил новый смартфон - он отлично держал заряд. Более того, перед отъездом я взглянул на часы и индикатор батареи - там было больше половины. Нахмурившись, я посмотрел на не подающий признаков жизни телефон, словно ожидая от него объяснений. Но никаких объяснений на дисплее не появилось - лишь мое угрюмое отражение.
        - Да, попал так попал… - Шумно выдохнув, я почесал дурную голову. - На помощь, что ли, звать? Может, Варя не далеко ушла…
        А что еще делать? Выбор у меня был невелик: или заблудиться еще больше, или кричать и уповать на то, что поблизости кто-то есть. Надеюсь, это будет не какой-нибудь медведь, а Варвара.
        Когда я собрался набрать в грудь побольше воздуха, то вдохнул и… ощутил едва уловимый запах дыма. Что-то горит?! Не хватало еще убегать от лесного пожара! Но какой пожар в дождь?
        Принюхавшись, я скривился - пахло не только гарью, но и паленой плотью - этот неприятный сладковатый запах не перепутать ни с чем другим.
        Резкий крик боли резанул по ушам. Невольно я попятился, оступился и сел на пятую точку. Дело принимало совсем уж плохой оборот. Может, зря я Варвару не послушался? Ехал бы сейчас домой, горя бы не знал…
        Снова крик. В этот раз голос был женским, и, к своему ужасу, я его узнал.
        Варвара!
        Позабыв обо всем на свете, я вскочил и бросился на помощь.
        Больше никто не кричал, но запах гари усилился. Не обращая внимания на хлещущие по лицу ветви, я бежал вперед. Падал. Поднимался. И снова бежал. Не заметив в густом тумане канаву, я свалился в нее, кубарем покатился вниз и только чудом ничего не сломал и не налетел на какую-нибудь корягу.
        Цепляясь за корни и ветки, я влез на холм, сделал буквально пару шагов, как вдруг туман растаял. Я словно вышел из стены дождя, мигом очутившись под каким-то навесом: звуки стихли, ветер угомонился. И только черному дыму все было нипочем: прибиваемый ливнем к земле, он стелился у ног.
        - А ты еще кто такой?! - резко окликнул меня незнакомый голос.
        Повернув голову, я растерялся. В нескольких шагах от границы леса, на небольшой опушке, находилось пепелище. Не знаю, что за избушка здесь была, но выгорела она дотла, причем огонь не перекинулся на деревья, а просто потух.
        А за пепелищем стояли люди. Трое. Все как один в черном, причем двое в кожаном - парень и девушка лет двадцати - двадцати пяти. Оба бледные, со злым выражением на лицах, они что-то искали среди пожарища. Третьим оказался высокий лысый мужик в длинном плаще. Он стоял перед пепелищем, подняв над головой какую-то кривую палку.
        - Что ты тут делаешь? - спросил он.
        - Гуляю, - соврал я. - А вы?.. - Я осекся, увидев у ног незнакомца лежащую на спине Варвару.
        - Вот и гуляй дальше, парень, - посоветовал мне лысый мужик, смахнув с бритого черепа капли воды.
        - А ты меня не учи, - огрызнулся я в ответ. - Сам разберусь.
        В голове бился один лишь вопрос - что здесь происходит?! Простым и понятным было только одно - добром ситуацию не разрешить. Знаем, плавали. Ребята настроены агрессивно, чувствуют свое превосходство. Но и я не лыком шит. Конечно, уличная драка не имеет ничего общего со спаррингом, но у меня имелся богатый опыт и в том и в другом: в спальных районах Москвы умение постоять за себя - необходимость. Именно поэтому я и увлекся смешанными единоборствами.
        И, видимо, сейчас у меня состоится незапланированная практика.
        Варвара слабо пошевелилась, закашлялась. Повернувшись на бок, она увидела меня. Зеленые глаза испуганно расширились. Окровавленные губы раскрылись в крике:
        - Беги!!!
        - Взять живым! - резко приказал своим людям лысый, и те бросились на меня.
        Первым ко мне подскочил худощавый паренек. Он замахнулся, но я неожиданно для него шагнул навстречу и пробил «двоечку»: один удар снизу вверх, другой, резкий и хлесткий, - справа, точно по подбородку.
        Парень свалился на землю, а вот его спутница оказалась куда ловчее. Занимаясь смешанными единоборствами, я провел много поединков с самыми разными бойцами, но эта особа смогла меня удивить: ногами и локтями она работала, как заправский тайский боксер. Пришлось изрядно попотеть, прежде чем удалось отправить в нокдаун второго противника. Бить женщин, конечно, погано. Но куда деваться от столь назойливого внимания?
        - Ну что, дядя, может, сам погуляешь? - нахально поинтересовался я у лысого, но тот лишь усмехнулся.
        - Я разве велел вам лезть на него самим? - игнорируя мой вопрос, спросил он у только начавших приходить в чувство подопечных. - Жалкие идиоты. Учитесь!
        - Беги, дурак! - снова закричала Варвара, но лысый заставил ее замолчать жестким ударом ногой под дых.
        Девушка согнулась пополам и закашлялась.
        - Эй, урод! - От такого зверства моя кровь вскипела и гулко застучала в висках. - Ты совсем охренел? Иди сюда, мразь!
        - С радостью, - мерзко улыбнулся незнакомец и взмахнул своей палкой.
        Я не понял, как мои ноги оторвались от земли. Взмыв в воздух, я замер, перевернулся, а потом с силой впечатался в землю. От удара воздух с хрипом вышел из легких. Я попытался встать, но подоспевшая парочка в коже обрушила на меня целый град ударов. Причем били уже не руками. Ребро хрустнуло. Спустя миг что-то жесткое врезалось в голову, и из глаз посыпались звезды.
        Закрывшись руками, я рванулся, сбив с ног одного из нападавших. Прыжком уйдя вперед, я сделал кувырок и вскочил на ноги. Шутки кончились, уроды! Я вытер кровь с разбитой губы - да, давненько мне так не доставалось.
        Как выяснилось, били меня телескопическими дубинками. Острая боль в боку дала понять, что хруст ребер мне не послышался. Паршиво. Сплюнув кровь, я взялся за нож:
        - Последний шанс. Не дурите. Иначе…
        И тут мои противники переглянулись, обменялись загадочными улыбками и… пропали. Они просто пропали, растворившись в черном дыму, а спустя секунду меня что-то с силой ударило по затылку. Мелькнула размытая тень - и новый удар. В этот раз под колено, затем по спине.
        Не знаю как, но мои противники пропадали и появлялись, кружа вокруг и нанося удары то с одной, то с другой стороны. Когда же я пытался атаковать, то лишь тревожил рваные клочья черного дыма.
        Кровь из рассеченного лба заливала глаза. Силы стремительно таяли. Ситуация складывалась - хуже не придумаешь. А тут еще лысый начал издевательски ржать. Я только зарычал в ответ, снова попытавшись атаковать и снова поплатившись за это, кажется, сломанным запястьем.
        Нож упал на землю.
        Я вскрикнул от резкой боли. Двое ублюдков в черном появились в двух шагах от меня. На их гадких рожах сияли мерзкие улыбки. Радовало лишь одно - девке я успел сломать нос, изрядно подпортив макияж синяком на оба глаза, а у ее бледного дружка точно легкое сотрясение мозга.
        Но утешением это служило слабым - мне-то досталось куда сильнее. Ненавижу проигрывать!
        - Сдаешься? - писклявым голосом поинтересовался сопляк.
        - Пошел ты, сука! - Подняв нож левой рукой, я кое-как выпрямился и принял подобие боевой стойки.
        После того что тут было, живым меня точно не отпустят. Факт. Странно, конечно, но я подумал об этом как-то отрешенно: перспектива скорой смерти выглядела блекло и нисколько не пугала. Обидно только, что помру вот так глупо, да и Варваре не помогу. Хотя…
        Сделав обманный шаг вперед, я неожиданно для противников развернулся и бросился к лысому мужику. Если достану его, то, может…
        Но зря я опасался, что поврежденная нога подвернется и достигнуть цели не выйдет, - меня остановили куда раньше. Незнакомец просто вскинул свою кривую палку, и я будто на каменную стену налетел. От неожиданного удара в глазах потемнело, голова закружилась, и я упал.
        И снова надо мной нависли двое его подручных.
        - Замрите! - вдруг выкрикнула Варвара.
        Я не понял, что произошло, но две дубинки замерли в воздухе прямо над моей головой. Их обладатели при этом тоже застыли на месте, причем их напряженные лица свидетельствовали о том, что парочка старается ударить меня изо всех сил.
        Дубинки мелко затряслись.
        - Ах ты дрянь! - закричал лысый.
        Но я уже не видел, что произошло. Из последних сил я ударил одного из противников в ногу, лишая равновесия, а его подруге вогнал нож в бедро. Со звоном разбитого стекла время для этой парочки вернулось в прежнее русло, вот только планы у них резко изменились!
        Девка с криком повалилась на землю, схватившись за мой нож, а я забрался на ее напарника, обрушив на его голову мощный удар. Бью я с левой неважно, но, использовав выгодное положение и массу тела, сумел вырубить урода. Уж не знаю, что с ним стало, но второй раз я попал точно в висок, после чего парень замер и больше не двигался.
        Потом настала очередь его подружки. Подскочив к ней, я ударил ее ногой в голову. Потом еще. Ярость и адреналин бурлили в моей крови, и я не сдерживался. Словно озверев, я нанес еще один удар. Кажется, ее шейные позвонки не выдержали: девушка рухнула навзничь, из уголка рта вытекла струйка крови.
        - Бездари, - презрительно фыркнул лысый. - Все приходится делать самому.
        Я и пикнуть не успел, как неведомая сила подняла меня в воздух. Против моей воли она же развела мои руки и ноги в стороны, распластав, как морскую звезду. Я боролся, рычал, напрягал мышцы, но все тщетно - конечности будто попали в невидимые тиски.
        - Зря рыпаешься - только умрешь уставшим… - Незнакомец приблизился. - Но ты позабавил меня - такой несгибаемый дух, такое усердие… жаль, что вся эта энергия направлена не в то русло. Ты умрешь здесь и сейчас. Есть что сказать напоследок?
        - Пошел ты, урод больной! - Я плюнул кровью в его нахальную морду. - Встретимся в аду!
        - Вполне возможно. - Он улыбнулся. - А теперь…
        С треском из-под земли вырвались с десяток корней: они набросились на мужчину, подобно змеям, обвив его руки, ноги и шею. Удерживающая меня сила мигом ослабла, и я упал на землю. Поднявшись на четвереньки, я оглушенно потряс головой.
        - Варвара, беги… - сплюнув алую вязкую слюну, прохрипел я.
        Но мне никто не ответил. На полянке шло настоящее сражение! Варвара стояла на коленях, плотно прижав ладони к земле. Ее зеленые глаза светились изумрудным светом, коса развевалась на ветру, лицо было напряжено, а на лбу выступили капельки пота.
        Не знаю почему, но я был уверен, что атакующие лысого корни подчиняются воле Варвары. Пока эти путы крепко держали добычу, девушка поднялась, сделала несколько странных пасов руками, а потом запустила в обидчика вырванной прямо из земли глыбой камня.
        Но незнакомец оказался не так прост! Он что-то коротко выкрикнул, и корни вспыхнули синим пламенем. Посох мужчины без труда разбил каменную глыбу. Но и на этом ничего не закончилось.
        - Старуха неплохо тебя обучила, - оскалился он, - но этого недостаточно!
        Щелчок пальцами, и Варвару постигла та же участь, что и меня, - ее распяло в воздухе. Кривой посох описал над обритой головой широкую дугу, воздух сотрясли слова на непонятном языке, и пепел вокруг вдруг поднялся в воздух. Он неистово закрутился, формируя огромный шип, острие которого было направлено точно в грудь обездвиженной девушке.
        - Отпусти ее! - Я попробовал встать - не вышло. - Отпусти!
        - Дождись своей очереди, сопляк, - не оборачиваясь, бросил мне лысый. - Увидишься с этой ведьмой на том свете.
        - Тварь! Ублюдок!.. - Я попробовал ползти вперед - но получалось слишком медленно.
        Что же делать?!
        Неожиданно пальцы скользнули по чему-то твердому и холодному. Мгновением позже я уже сжимал в руке телескопическую дубинку. Но добраться до лысого уже не успевал - шип из пепла уже сформировался и теперь нетерпеливо дрожал, грозя вот-вот сорваться с места и оборвать жизнь Варвары.
        В том, что эта штука убьет девушку, я нисколько не сомневался.
        - Отвали от нее! - Изо всех сил оттолкнувшись от земли, я встал и швырнул дубинкой в спину незнакомца.
        Попал хорошо - точно промеж лопаток. Вне себя от гнева, он обернулся ко мне - в налитых тьмой глазах промелькнула ярость.
        - Ладно. Ты первый… - жутким шепотом произнес он.
        Шип из пепла качнулся в мою сторону и сорвался с места…
        И сразу же грудь взорвалась от дикой боли. Покачнувшись, я свалился на бок. По телу стремительной волной растекался холод, глаза закрывались сами собой. Я видел, как улыбается мне незнакомец. Видел, как улыбка пропадает с его лица, сменяясь гримасой боли, а потом он падает вперед.
        За спиной незнакомца стояла Варвара. Она смотрела на меня с ужасом, и из ее зеленых глаз ручьем текли слезы. Подбежав, она склонилась надо мной, хотела что-то сказать, но я ее опередил:
        - Возьми ключи… Уезжай… - прошептал я, едва ворочая языком. К тому моменту, когда я договорил эти три слова, рот уже наполнился кровью, а глаза закрылись. Я ничего не видел, только чувствовал горячее прикосновение ее рук и слышал плач.
        Очень хотелось погладить девушку по чернявой голове, успокоить, вот только тело не слушалось. Я не мог и пальцем пошевелить. Это конец. Всё.
        - Почему ты не ушел? - спросила Варвара, и ее слезы закапали на мое лицо. - Ты должен был уйти!
        - Не хотел оставлять тебя… - Я попытался улыбнуться. Не знаю, получилось ли. Глупо это - пытаться выглядеть крутым, будучи побитым и умирающим. Глупее и не придумаешь.
        - Дурак… какой же ты дурак, Влад…
        Но я уже не слышал Варвару. Я больше ничего не слышал и не чувствовал.
        Глава 3
        Черная кошка
        Холодно, как же холодно… Я что, уснул с открытым окном и без одеяла? Так и заболеть недолго. Не открывая глаз, я поводил руками по сторонам, но одеяла не нашел. Более того, кажется, спал я вовсе не дома, и в одежде, да еще и влажной.
        - Мм… - Открыв глаза, я поначалу зажмурился от яркого света.
        - Проснулся? - спросил приятный и знакомый голос.
        - Вроде как. - Что-то защекотало щеку, и я открыл глаза.
        Надо мной склонилась красивая девушка с черной растрепанной косой и мешками под покрасневшими глазами. Кажется, она недавно плакала. На ее бледном лице читалось странное выражение: вроде как радостное, но в то же время тревожное.
        - Мы знакомы? - поинтересовался я, сообразив, что моя голова лежит у девушки на коленях.
        - А ты не помнишь?
        - Э-э-э… - Вставать очень не хотелось, но пришлось. Сев, я почесал голову и огляделся - мы находились в лесу: вокруг зеленая травка, деревья и… мой мотоцикл. Переведя задумчивый взгляд на девушку, я отметил, что она очень даже хорошенькая, хоть и выглядит усталой.
        Странно это все. Впрочем, это еще полбеды: одежда моя намокла не только от росы, но и от крови. Быстро ощупав себя руками и прислушавшись к внутренним ощущениям, я удивился еще больше - ничего не болело. Только голова зудела. Попробовал покашлять. Вполне нормально - никакой боли в ребрах и внутренних органах.
        - Что тут произошло? Кто ты? - Я уставился на девушку как на единственную, кто может посвятить меня в тайны минувшей ночи.
        - Варвара, - ответила она.
        Варвара! На меня будто ушат ледяной воды вылили. Вспомнил! Это же я ее сюда привез!
        - Ты что-нибудь помнишь? - Она заглянула мне в глаза. - Кто ты?
        - Владислав Соколов. Тренером работаю. Родился в… Это я помню. А вот тебя… Мы познакомились вчера, так? - Я сглотнул и поморщился - в горле пересохло, а на губах ощущался какой-то горьковатый привкус, словно полыни поел. Пытаясь восстановить в памяти недавние события, я начал перечислять их.
        - Ты попросила о помощи. Не помню о какой, но я согласился. Мы приехали сюда. Дороги тоже не помню. Дальше ты велела подождать, но я пошел за тобой и… как отрезало…
        - Мне нужны были редкие травы, для диплома. Голова у меня пустая - скоро предзащита, а я обо всем позабыла. Отсюда и срочность. - Девушка улыбнулась, выражение тревоги на ее лице окончательно развеялось. - Ты любезно согласился помочь мне. Привез сюда. Я пошла собирать травы, но наткнулась на… хулиганов. Какие-то приезжие байкеры. Они хотели… ну ты понимаешь. Но вмешался ты. Подрался с ними. Они и убежали.
        - Прямо так и подрался? - Я еще раз прислушался к себе - не похоже, что с кем-то дрался.
        - Они пьяные были или обкуренные не знаю. - Варвара беззаботно пожала плечами. - Но в любом случае ты повел себя как герой.
        - Ага, хорош герой… Кто из них меня вырубил?
        - Никто. Ты всех победил, - заверила она меня. - Погнался за ними, но споткнулся, упал и потерял сознание. Головой о пенек стукнулся.
        - Так себе история, честно говоря… - Я с сомнением огляделся.
        Не то чтобы я не поверил Варваре, но все это казалось мне каким-то… странным. Не знаю, как объяснить. Ощупав карманы, нашел и ключи, и кошелек, и документы, и телефон - ничего не пропало. В голове тоже прояснялось. Правда, что ли, с хулиганами подрался? Ерунда какая-то…
        - Послушай, - девушка грациозно поднялась и подошла ко мне, - если ты в порядке, может, вернемся в город? Времени уже много, а мне еще готовиться.
        - А? Да, конечно. - Задрав голову, я посмотрел вверх: через густые зеленые кроны деревьев виднелось яркое солнце. Судя по его положению, уже далеко за полдень - ничего себе ударился головой о пенек! - Поехали. А это что за антиквариат?
        - Из библиотеки взяла, чтобы травы узнать. - Варвара подарила мне еще одну улыбку, спрятав в спортивную сумку какую-то древнюю книгу: переплет по фактуре похож на кору, а кромки страниц пожелтели.
        - Ее бы в цифровой вид перевести, отсканировать или сфотографировать, а то того и гляди развалится, - посоветовал я.
        - Так и поступлю, - пообещала мне Варвара, и на этом наш разговор прервался.
        Весь день прошел как-то сумбурно и смято: я отвез Варвару в общежитие, заглянул в клуб, а потом вернулся домой. И тут понеслось: усталость навалилась такая, будто катком по телу проехали! Ноги подкашивались, глаза сами собой закрывались, да еще и есть хотелось так, что живот сводило. Последний раз такое было, когда я «просушивался» к соревнованиям, а потом еще держал форму для фотосессий.
        Вот только сейчас у меня и калорийность была в норме, и процент жира не занижен, а есть и спать хотелось так, что хоть вой. Но спасибо нашему времени за службу быстрой доставки высококалорийной, пусть и далеко не полезной пищи! Хотя сейчас мне было не до подсчета белков, жиров и углеводов! Да я и не ел, а просто жрал: жадно, быстро, много.
        Потом я спал. Просыпался и снова ел. Курьер наверняка подумал, что у меня какие-то посиделки с друзьями, потому как еды в мою квартиру он привозил немереное количество. Вот только съедал ее я один.
        И, что удивительно, все будто в черную дыру проваливалось! Насытился я только ближе к глубокой ночи. Но к этому времени успел и как следует отоспаться, так что коротал время за просмотром роликов и Интернете - ничего серьезного и долгого смотреть не хотелось.
        Просматривая предложенные Интернет-сервисом видео, я пролистывал одно за другим, пока не наткнулся на подборки так называемых неудач. Уж не знаю почему, но над заснятой на видео чужой болью я смеялся буквально до того, что скулы сводило! Всю ночь напролет я смотрел, как люди падают, калечатся, роняют что-то и так далее. Ролик под названием «Фокус с яблоком» я пересмотрел чертовых пять раз, заливаясь хохотом каждый раз, когда «фокусник» ударом ноги попадал вовсе не по яблоку, а по лицу своего друга, с чьей головы и намеревался сбить спелый фрукт.
        И то веселье, которое я при этом испытывал, начинало меня всерьез пугать.
        Мне снился какой-то странный сон. Говорят, что если уснуть под утро, то может всякое привидеться, вот мне и привиделось… Словно какой-то голливудский боевик! Сначала драка с какими-то размытыми тенями, а потом их предводитель убил меня огромной черной сосулькой. И, что самое удивительное, там была еще и Варвара! Она же и позвала меня, когда я скитался в кромешной тьме. Сначала я шел на свет, а потом меня что-то утащило в сторону. Что-то страшное и жуткое…
        «Бывает же!..» - подумал я, проснувшись в холодном поту. И все вроде ничего - приснилось и приснилось, у всех случаются кошмары. Вот только ощущения у меня при этом были довольно правдивые - даже по коже мурашки пошли.
        На работу я явился почти ночью - отдохнувшим, бодрым и сытым, хотя и немного обескураженным. И пусть сегодня у меня был заслуженный выходной, провести его я решил в клубе. Дома сидеть совершенно не хотелось, а все друзья работали или оказались заняты.
        Хотя, возможно, сегодня мне стоило остаться дома: на это указывало многое! Сначала у соседа сломался ключ в двери - пришлось помочь. Затем я вместе с парой человек застрял в лифте: я-то никуда не спешил, тогда как один из моих друзей по несчастью опоздал на зачет, а другой - на роды к жене. Потом во дворе случилась авария буквально на пустом месте - два авто не поделили довольно широкую дорогу. По пути к месту работы я попал в пробку из-за обрушившегося ни с того ни с сего крана. Пока я объезжал машины, прямо передо мной на дорогу выскочил какой-то школьник, оступился и растянулся на асфальте, разбив нос. В довершение всего этого на меня непонимающе покосились водители соседних машин, пока я смеялся над расплакавшимся ребенком.
        И если кто-нибудь понимал, что сегодня за день такой, то я - точно нет! Но ничего, в зале все изменится! Физические нагрузки неизменно помогали мне очистить мысли и «перезагрузиться». Сейчас потренируюсь, и все придет в норму.
        Надеюсь.
        Но не тут-то было! Прямо перед входом в зал дорогу мне перешла черная кошка. Наглое животное запрыгнуло на перила, грациозно перескочило на подоконник и растянулось там, изредка косясь в мою сторону зеленым глазом.
        - Вот спасибо, - скривился я, уже предвкушая новую череду неудач.
        Нет, я человек не слишком суеверный, разве что через штангу не перешагиваю никогда. Но эта черная зверюга мне сразу же не понравилась! Не зря же цыганка предупреждала! Но что теперь - мне, взрослому мужчине, черных кошек стороной обходить? Ага, сейчас…
        А зря я так. Стоило мне войти в здание, как Юля - дежурный администратор помахала мне рукой, приветливо улыбнулась и случайно выронила карточку одного из посетителей. Намереваясь поднять ее, она с глухим стуком приложилась лбом о стойку, а потом едва не опрокинула монитор, зацепившись ногой за кабель.
        - Аккуратнее, Юль, - предостерег я смутившуюся девушку, - ты нужна нам в целости и сохранности - смена еще впереди.
        - Ага. - Она потерла покрасневший от удара лоб. - Слушай, Влад! У тебя график персональных тренировок актуален?
        - Я еще не обновлял. Но там все забито на ближайшее время, а что?
        - Ничего. Просто у тебя одного не обновлен.
        - Сделаю. - Сейчас заниматься организационными вопросами не хотелось, поэтому я помахал девушке рукой и прошел мимо.
        Спустившись в раздевалку, я стал свидетелем еще одного ЧП - Марат, один из тренеров, потерял равновесие, когда надевал штаны, и свалился на кафель прямо перед моими ногами.
        - Да вы что сегодня все? - удивился я, помогая коллеге подняться. Н-да, не каждый день увидишь, как тренер по борьбе теряет равновесие. - Сговорились, что ли?
        - Сам не пойму, как так вышло, - Марат потер ушибленную голову, - вроде твердо стоял, а потом - раз…
        - Не сильно ушибся-то?
        - Бывало и хуже.
        - Хорошей голове ничего не будет, а плохую и жалеть нечего! - хохотнул еще один тренер, по имени Денис. Он припал губами к шейкеру, намереваясь допить свой протеиновый коктейль, но поперхнулся так, что пришлось постучать парня по спине.
        - Спасибо, - поблагодарил он, вытирая губы тыльной стороной ладони. - Фу-у-ух, бывает же… - Подойдя к крану, он намеревался ополоснуть пустую тару, но слишком сильно повернул рычаг крана, в результате чего облился с ног до головы. - Да твою же мать!..
        - Ну вы даете, парни! - Я лишь удивленно покачал головой, сдерживая расплывающуюся улыбку.
        Но и на этом злоключения окружающих не прекратились! За час моей тренировки произошло немыслимое количество неприятных казусов: один из посетителей уронил на ногу гриф, другой потянул связки, третий сорвался с турника, четвертый резко развернулся и врезался в тренажер, оставивший ему под глазом синяк, пятый сбросил снаряд, и тот, откатившись, разбил одно из зеркал. Благо обошлось все без серьезных травм! Оставалось только диву даваться от череды таких неприятных происшествий.
        Но был и положительный момент - несмотря на то что я собирался провести легкую тренировку, чтобы включить в работу мышцы после отдыха, план удалось перевыполнить, да еще как! В жиме лежа я брал один вес за другим, легко и непринужденно побив собственный рекорд. Пришлось насильно подавить разгоревшийся азарт, прекратив повышать вес, - так и травмироваться недолго.
        «Наверное, просто хорошо отдохнул, да и углеводами загрузился как следует - вот и результат», - решил я.
        Размышляя о неожиданном прогрессе, оглядывал зал. Вроде бы все устаканилось. Хорошо, когда… Словно в замедленном действии, я вдруг увидел, как полноватая девушка, подбрасывающая вверх шестикилограммовый медбол - специальный набивной мяч для динамичных бросков, не успевает поймать его, и тот падает ей прямо на лицо с довольно приличной высоты. Бедняжку даже с ног сбило. К ней сразу же бросился дежурный тренер, а я вот, наоборот, к своему стыду, отвернулся, пытаясь не рассмеяться в полный голос - это надо же, вот растяпа-то!
        Поспешив к кулеру с водой, я перевел дух и постарался успокоиться - мрачное ликование поднималось в моей душе каждый раз, когда кому-то не везло. Это было странно. Но еще страннее выглядел бы главный тренер, смеющийся над чужими неудачами. Пришлось взять себя в руки. Это получилось, но с большим трудом.
        Вроде бы все улеглось. Надеюсь…
        Неожиданно мое внимание привлек один из посетителей. Я знал его довольно давно - мы часто общались на тренировках. Он подошел ко мне и с горькой улыбкой показал покореженный телефон с разбитым стеклом.
        - Представляешь, Влад, - пожаловался он, - три года к вам хожу, всегда телефон кладу на одно и то же место. И вот только сейчас такое…
        - Что случилось-то? - спрашиваю.
        - Не поверишь! Разбираю я штангу после приседаний, снимаю последний блин - десятку. И гляжу, а противоположный конец грифа сам по себе поднимается из паза и падает на мой телефон. Точно ребром по центру! Бах! И все!
        - Дела-а-а… - сочувственно протянул я: одного взгляда на аппарат было достаточно, чтобы понять - ремонту не подлежит. И почему-то меня это так веселило - скулы сводило от попытки сдержать смех. - Как же так, Игорь?
        - Сам не знаю! Не первый раз снаряд за собой разбираю - знаю, что да как! А тут как будто какой-то проклятый мальчик-волшебник в своей невидимой мантии подкрался и подстроил диверсию! Вот же гаденыш очкастый! - продолжал сетовать бородатый мужчина. - Ха! Вполне себе сюжет для рассказа, да?
        Пошутил Игорь очень кстати - я уже не мог сдерживаться и улыбнулся:
        - Используй, ты же писатель!
        - Я не пишу рассказы, - отмахнулся он, поморщившись. - А для романа не пойдет. Если только так, вставить куда-то парой абзацев. Ладно, пойду я домой, отдыхать и заказывать новый телефон.
        - Удачи, - от чистого сердца пожелал я.
        - И тебе. - Игорь крепко пожал мне руку и направился в раздевалку.
        Осушив пластиковый стаканчик, я налил еще один - пить хотелось жутко. Утолив мучавшую после тренировки жажду, я тоже собрался домой, но когда проходил мимо стойки администрации, меня окликнула Юля:
        - Влад!
        - Мм?
        - Насчет тренировок. Народ еще вчера звонить начал, спрашивают, вернулся ли ты из отпуска. Что отвечать?
        - Что отвечать? - Я задумался. Перед отпуском я завершил все начатые с подопечными программы, раздал задания и отправился отдыхать совершенно свободным. С тех пор прошел месяц - менять систему тренировок людям еще рановато, пусть пока потеют по разработанному графику. Брать новых клиентов не хотелось. Если честно, сегодня совсем ничего не хотелось. «Поживу-ка я еще недельку в свое удовольствие, - подумал я. - Да, потеряю в деньгах, но всех не заработаешь и на тот свет не заберешь. А работать без настроя и желания - хуже не придумаешь».
        - Скажи, что пока отдыхаю. С недельку где-то.
        - Поняла.
        - А что там, много желающих? Все забито? - Я кивнул на монитор с открытым графиком персональных тренировок. Но стоило Юле прикоснуться к краю экрана, чтобы развернуть его ко мне, как тот мигнул, а потом продемонстрировал синий фон критического сбоя.
        Да что сегодня за день-то такой?!
        - Ай! - Юля вдруг дернулась.
        - Что случилось?!
        - Хотела скрепку достать, - она сунула раненый палец в рот, - а она соскочила и… вот. - Мне продемонстрировали неглубокую царапину.
        - И стоило так кричать? - Крика явно было больше, чем боли.
        - Неожиданно просто получилось. - Юля виновато улыбнулась. - Прости. А что с компьютером?
        - Висит. Перезагрузи. Я домой - хватит на сегодня.
        Оставив девушку колдовать над системным блоком, я отправился в душ и переодеваться. Но когда проходил мимо кулера с водой, то едва успел отскочить в сторону - один из поздних посетителей решил попить, но его неожиданно обдало водой с головы до ног. Упругая струя била то вправо, то влево, пока я не отключил прибор.
        - Вот и помылся после тренировки… - Молодой совсем парень вытер лицо полотенцем. - И давно у вас так?
        - Впервые, - признался я. - Вот только недавно я сам пил. Все нормально было. Извините. Все исправим. Юль, вызови уборщицу!
        - Уже!
        - Вам чем-нибудь помочь? - снова обратился я к незнакомому посетителю, но тот только покачал головой.
        - Не из сахара, не растаю. К тому же все равно в душ собирался. - Улыбнувшись, молодой человек ушел.
        Проводив парня взглядом, я покачал головой - бывает же… И что теперь - техников завтра вызывать? Обойдя вокруг кулера, я снова включил его, с опаской нажал на один кран, потом на другой - все работает отлично: и горячая вода, и холодная.
        - Починил? - спросила Юля.
        - Просто включил.
        - Ну и хорошо. - Девушка махнула рукой. - Может, сбой какой-то? Всякое бывает.
        - Ага, всякое. - В мою душу закрались какие-то странные опасения, природа которых была непонятна. Уж не связаны ли все эти неудачи со мной? Может, сглазил кто? Или… - Да нет, бред какой-то… - пробормотал я.
        Ночной воздух дышал прохладой. Мельтеша в уютном свете фонарей, с темного неба накрапывал слабый дождик, легкий ветерок лениво играл ветками деревьев - хорошая ночь для прогулки. Да и настроение подходящее - хочется просто мчаться вдаль и ни о чем не думать. Люблю я иногда прокатиться на мотоцикле по ночной Москве - это освежает, помогает избавиться от ненужных мыслей. Может, сейчас самое время? Почему бы и нет?
        С такими мыслями я и шел к парковке. Машин здесь практически не осталось, только мой мотоцикл да какой-то тонированный внедорожник сиротливо стояли на размеченном белыми линиями асфальте.
        Интересно, чей это джип? Впервые его здесь вижу. Впрочем, весной в тренажерные залы всегда приходит много новых людей, которые считают, что за месяц-другой перед летом можно легко и просто привести себя в форму. Наивные.
        С другой стороны - мне-то какое дело? Наоборот, пусть приходят: такие люди - мой хлеб. А если учитывать стоимость персональной тренировки с тренером категории «элита», то не только хлеб, а куда больше.
        Посмеиваясь в бороду, я подошел к мотоциклу, как вдруг почувствовал что-то неладное. Не знаю почему, но ощущение близкой опасности накатило резко и сразу же накрыло с головой. В тот же миг все фонари на парковке судорожно замигали и начали гаснуть один за другим.
        - Какого черта? - Я завороженно наблюдал, как трепещет свет в последнем фонаре: он бился, будто бы в предсмертных конвульсиях, а потом резко погас.
        В тот же миг дверцы внедорожника открылись, и из них вышли двое рослых мужчин.
        - Доброй ночи, - вежливо поздоровался один из них.
        - Доброй, - ответил я, хотя ничего доброго не чувствовал: скорее, наоборот.
        Уж не знаю, что надо этим ребятам, но от них веяло угрозой: настороженные, собранные, да еще и с угрюмыми лицами, на которых вежливые улыбки выглядели так, словно их как-то неловко приклеили, причем совершенно не к месту. Весь вид этой парочки красноречиво намекал, что от них не приходится ждать ничего, кроме беды.
        А я и не ждал. Поэтому встал так, чтобы между нами оказался мотоцикл. Их, конечно, двое. Но, думаю, справлюсь. Главное - быстро вырубить хотя бы одного, а с другим как-нибудь выкружу. Только бы у них оружия не оказалось - это все осложнит.
        - Твой мотоцикл? - поинтересовался один из незнакомцев, обходя меня слева. - Хороший.
        - Хочешь, назову тебе модель? Купишь себе такой же, - предложил я, стараясь держать в поле зрения обоих.
        Ребята мне попались бывалые: они двигались так, что я, находясь на месте, мог видеть только одного. Так дело не пойдет. Надо срочно что-то предпринимать. Но что? Атаковать первым? Вполне себе вариант. Пусть и совершенно негуманно, зато целее буду. Вот смеху-то будет, если ребята хотели закурить попросить или еще чего. Ладно, потом разберусь.
        Я уже спланировал дальнейшие действия и собирался начать, как вдруг оба мужчины остановились.
        - Мы тут подружку потеряли, - сказал тот, что поздоровался со мной. - Не видал, часом? Чернявая такая, красивая. Глаза у нее еще - зеленые-зеленые…
        - Не знаю такой, - легко солгал я, и глазом не моргнув. - А очень красивая? Может, познакомите, как найдете?
        - Ага. - Он подступил на шаг ближе, не сводя с меня внимательного взгляда. - Еще она читать любит. Особенно старые книги. Точно не видал?
        - Не-а. Я ж спортсмен - среди наших никто таких книжек не читает, - я криво усмехнулся, - времени нет.
        - А время с девками по лесам кататься, значит, есть? - Он вернул улыбку, правда, во много раз более зловещую.
        - Вам-то какое дело? - еще больше насторожился я.
        - Есть дело, уж поверь. Но не к тебе, а к твоей подружке: скажешь, где ее искать, - и можешь валить на все четыре стороны, больше ты нас не увидишь.
        - Не понимаю я вас, ребята, - я небрежно повел плечом, и моя спортивная сумка, соскользнув, упала на асфальт, - какая еще подружка? Я вот только недавно из отпуска вернулся. Стараюсь в работу втянуться, а тут вы со своими расспросами. Шли бы лучше отсюда куда подальше.
        - Не хочешь, значит, по-хорошему?
        - Говорил же, сразу надо его брать. - До этого молчавший мужчина сплюнул мне под ноги. - На мотоцикле ее след. Это они Грача с учениками завалили, а ты всё разговоры разговариваешь!
        После этих слов все и завертелось! Парочка незнакомцев бросилась на меня. Приняв молниеносное решение, я повернулся в сторону того, что был ближе: сначала расправлюсь с одним.
        А дальше произошло нечто странное. Странное до такой степени, что просто из ряда вон! Я ударил ногой, но ударил вовсе не так, как собирался изначально! Я бил снизу вверх, вместо того чтобы прямо встретить атакующего. Но в этот миг я был уверен, что делаю все так, как надо. Я просто знал, что он упадет. Почему? Ума не приложу!
        Но все получилось именно так. Не добежав до меня пары шагов, мужчина вдруг споткнулся и с удивленным криком начал падать. Его голова оказалась как раз в нужном месте прямо в момент моего удара.
        Раз! И одним противником стало меньше. Не знаю, как быстро он придет в себя, но удар получился хороший. Когда из разбитого носа незнакомца брызнула кровь, я почувствовал прилив небывалой радости и даже невольно хохотнул.
        Но радовался я недолго - из джипа вылезла еще парочка верзил. Они сразу же побежали ко мне, но у меня и без них хлопот хватало! Мой новый противник уже подступил вплотную, я чуть отскочил, разрывая дистанцию. И снова это чувство!
        Я знал, что случится прямо сейчас. Ему не повезет! Под ноги моему врагу попался ремешок от моей же сумки. Он оступился, на миг потерял равновесие и, почти сразу же, еще пару зубов, а следом за ними и сознание.
        Два-ноль.
        Но на этом мое везение, видимо, закончилось: у подоспевшей парочки бандитов оказались электрошокеры. Первым моим спонтанным желанием было броситься наутек. Но с этим я явно опоздал. Пришлось драться.
        С неприятным треском один из шокеров прошел в опасной близости от моего плеча. Оттолкнув нападавшего, я перехватил руку его напарника, блокируя шокер, а сам нанес удар коленом под дых. Он сумел извернуться, заблокировав атаку, но пропустил левый хук точно в ухо.
        Выпустив руку с шокером, я сделал то, что на сленге бойцов называется мультиками, а именно - с силой провел противнику пальцами по глазам. Он потерялся окончательно и затем отправился в глубокий нокаут.
        Но тут меня ждало разочарование - я слишком много времени потратил, концентрируясь только на одном человеке, а ведь их было двое. Когда в спину уперся шокер, я только и успел, что выпалить:
        - Сука!
        Щелчок!
        И ничего.
        Снова щелчок.
        И опять осечка!
        - Сука!.. - удивленно повторил то же слово верзила, чей шокер непонятно по какой причине дважды дал сбой.
        Но было уже поздно. Развернувшись, я сумел вырвать оружие у противника, выкрутив ему кисть. Как только шокер оказался в моих руках, я сразу же плотно прижал его к телу нападавшего и вдавил кнопку. Послышался тот самый неприятный треск, и последний из нападавших упал на асфальт, дергаясь и корчась.
        - Надо же!..
        Я вздрогнул, услышав незнакомый женский голос. Неподалеку от меня в ночной тьме вспыхнул язычок пламени и почти сразу угас, оставив после себя лишь огонек тлеющей сигареты.
        - А ты умеешь удивить, парень.
        - С кем я говорю? - Мои неприятные ощущения разом усилились - кем бы ни была говорившая, исходящая от нее аура опасности многократно превышала ту, которой обладали мои недавние противники.
        Кстати, они уже начинали приходить в себя - дело дрянь. Надо бежать! Я сделал шаг в сторону мотоцикла, как тот вдруг вспыхнул синим пламенем. С грязным ругательством я отшатнулся.
        - Невежливо уходить, не закончив разговор, - назидательно произнес все тот же женский голос, а потом огонек сигареты плавно заколыхался, приближаясь. - У меня есть к тебе вопросы и…
        С яростным шипением от ночной тьмы откололся кусочек мрака и бросился на говорившую. Сверкая зелеными глазами, черная кошка стремительно атаковала. Послышался женский крик, а потом в моей голове отчетливо прозвучал голос:
        - Бежим!
        Кошка тут же метнулась прочь.
        Сердце в моей груди не успело ударить и один раз, как я подхватил свою сумку и припустил следом. Уж не знаю, что тут творится, но мотоциклы сами собой не загораются.
        - Взять его! - истошно закричала та, кого я так и не увидел. - Взять его и эту тварь!
        Погасшие фонари над парковкой лопнули одновременно, а звук осыпающегося на асфальт битого стекла смешался с топотом преследователей.
        Глава 4
        Как страшный сон
        Хорошо, что я с детства люблю спорт! Это увлечение позволило мне легко оторваться от преследователей и затеряться среди запутанных московских двориков. Но каждый раз, когда мне казалось, что эти неуемные ребята отстали насовсем, они каким-то непостижимым образом настигали меня вновь.
        Так продолжалось до тех пор, пока бегущая впереди кошка не остановилась. Она выразительно, по-человечески посмотрела на меня, а потом требовательно мотнула головой в сторону.
        - И что это значит?.. - Воспользовавшись передышкой, я выровнял дыхание.
        Но никакого ответа не получил. Животное лишь снова повторило свой жест, после чего беззвучно побежало в противоположную сторону.
        - Дурдом какой-то… - Я проводил кошку взглядом, но она почти сразу же растаяла во тьме.
        Услышав за углом торопливые шаги, я юркнул в подворотню и затаился. Преследователи в мою сторону даже и не глянули. Сразу же взяв след пушистой беглянки, они рванули за ней. Странные.
        Дождавшись, когда шаги стихнут, я выдохнул. Достав из кармана телефон, нашел в списке контактов номер клуба. Последовало несколько гудков, потом тихий щелчок.
        - Спортивный клуб «Вверх!», администратор Юлия, добрый вечер, слушаю вас, - донесся из трубки вежливый голос.
        - Юль, это я, Влад! - сразу же выпалил я. - Как там у вас?
        - Мм… нормально, - после недолгой паузы отозвалась девушка. - Работаем. Со светом только проблемы были, но все нормально. Чего звонишь, забыл что-то?
        - Ага, свой горящий мотоцикл на парковке.
        - Это… это шутка? У тебя все нормально? - Голос у Юли звучал удивленно. - Ничего не горит у нас. Тишь да гладь.
        - Выгляни в окно, - попросил я.
        - Прямо сейчас в него и смотрю - пустая парковка. Ты там не приболел, часом?
        - Как знать, как знать… - пробормотал я, не понимая, что происходит. - Послушай, Юль, а никто в зал не приходил? Меня никто не искал?
        - Нет. Ты натворил что-то?!
        - А? Не, просто друзья разыграли, - успокоил я всерьез забеспокоившуюся девушку. - Мамкины пранкеры, чтоб их. Кстати, сбрось мне номер Наташи, которая вчера дежурила. Надо организационный вопрос обсудить. - Забросив на плечо сумку, я быстро зашагал прочь.
        - Хорошо. Эсэмэской пришлю.
        - И еще, Юль: если меня кто-то спросит - меня нет. Адрес и телефон - никому не давать. Буду через неделю. Добро? Я, кажется, правда приболел - не хочу, чтобы беспокоили.
        - Хорошо. Поправляйся! - пожелала мне девушка.
        - И ты не болей.
        Я завершил звонок. Порывшись в меню, открыл навигатор - редко гуляю по окрестным дворам, так что понятия не имею, где точно нахожусь. Надо бы выйти к метро. С мотоциклом, видимо, можно попрощаться, так что остается только общественный транспорт.
        Не успел я сориентироваться с дальнейшим маршрутом, как на телефоне мигнул индикатор - новое сообщение. Юля прислала телефон Наташи. Недолго думая, я позвонил и ей.
        - Алло?! Кто это?.. - Наташа взяла трубку только с моей третьей попытки дозвониться. - Знаете, который час?!
        - Это Влад. Прости, что так поздно.
        - Какой?.. А! Ладно, проехали. Ты мне вчера дал поспать, сегодня не дал - чего уж. Чего звонишь, начальник? - Барышня сменила гнев на милость и, зевнув, поинтересовалась: - Соскучился?
        - Варвара дома? - спросил я.
        - А я-то думала, ты мне… - Наташа вздохнула. - Она съехала. Я сегодня вечером пришла, а ее и след простыл. Вещей нет, из общаги выписалась. Слушай, а что у вас там вчера было? Не к тебе ли она…
        - Понял. Извини, что разбудил. Пока.
        - Влад!..
        Но я уже повесил трубку - сейчас не время откровенничать. Быстро шагая и следуя указаниям навигатора, мне удалось выбраться вначале на оживленное место, а потом уже и к метро - заветная буква «М» уже маячила впереди.
        Несмотря на то что никто за мной уже не гнался, я все равно решил вести себя осторожно: снял куртку, сунул в сумку, вместо нее достал толстовку с капюшоном. Так узнать меня стало сложнее. В метро, конечно, сейчас не час пик, но людей вполне хватало, чтобы раствориться в разношерстном море толпы.
        Неожиданно, у самого входа в подземку, я услышал призывное мяуканье. Оно звучало довольно навязчиво, но, кажется, кроме меня никто его не слышал или же просто не обращал внимания. Хотя второе весьма сомнительно: в наше-то время, и чтобы не нашлось ни одного желающего потискать котика? Быть такого не может. В Сети народ на них молится, а тут разом столько равнодушных. Как сказал бы Станиславский: «Не верю!»
        Но, вопреки всему, мяуканье я отчетливо слышал. Вот только больше никто и ухом не повел.
        - Да что ж такое-то… - Несколько секунд я помялся, не зная, как поступить: метро - вот оно, рукой подать, а странное мяуканье может означать еще и неприятности. Цыганка же говорила мне - опасаться черных кошек! А этот котяра как пить дать черный. Сто процентов.
        И все бы ничего, если бы одна из этих пушистых зверюшек не помогла мне совсем недавно. Остаться в долгу я не мог.
        - Надеюсь, это хотя бы не паранойя. - Я тяжело вздохнул, развернулся и пошел на звук.
        Странно, но, несмотря на то что мяуканье я слышал отчетливо, идти пришлось довольно далеко - через всю улицу. Причем везде этот призывный звук слышался одинаково, будто бы не разлетался по округе, а стремился только лишь ко мне. Я даже несколько раз оглянулся - не идет ли кошка прямо за мной, раз я так хорошо ее слышу.
        «Ну точно свихнулся, - с иронией подумал я. - Кругом какая-то жуть творится, а я за призрачной кошкой охочусь».
        После двадцати минут поисков я все же обнаружил ее. Кошка сидела на дереве, на высоте второго этажа, и если бы не призывное мяуканье, я точно прошел бы мимо. Как выяснилось - в темноте все кошки не только серы, но и почти неразличимы, особенно если не хотят, чтобы их заметили.
        - Вот ты где. - Я посмотрел в зеленые глаза - надо же, моя недавняя спасительница собственной персоной.
        Вот так совпадение. Или нет?
        - Чего орешь?
        Естественно, ответа я не получил. Если, конечно, не считать за ответ едва различимое «мяу». Теперь оно прозвучало вполне явственно и натурально.
        - Я за тобой не полезу. - Я покачал головой. - Или спускайся, или не ори.
        Странно, но животное меня послушалось. Оно смолкло и начало неловко спускаться. Осторожно перебирая лапами, кошка вдруг сорвалась, и я едва успел поймать ее.
        - Ты кошка или кто? - Я с укоризной взглянул на нее, поднеся поближе к глазам. - Кто ж так по деревьям лазит? Давай беги домой.
        Но как только я опустил кошку на асфальт, она завалилась набок, снова жалобно замяукав.
        - Ты чего? - Я наклонился, погладил мохнатый бок, и мои пальцы тут же угодили во что-то липкое и теплое. - Погоди-ка…
        Я достал телефон и включил фонарик.
        - Вот блин!.. - Луч света выхватил из темноты слипшуюся от крови черную шерсть. - Где тебя так угораздило?
        Кошка снова мяукнула и с мольбой уставилась на меня своими огромными зелеными глазищами. Ее взгляд мне что-то напоминал, но что именно - ума не приложу.
        - Сначала ворона, теперь вот ты… - Подняв кошку, я бережно прижал ее к груди, укутав в куртку. - Ладно, поехали.
        Остаток ночи прошел в хлопотах: в доктора я играл только в детстве, да и то тогда все было понарошку: лечить выдуманные ранки листиками - это одно, а вот выхаживать раненое животное - совсем другое. Все сложнее в разы. По крайней мере, мне так показалось вначале.
        На деле же кошка проявила удивительную адекватность. Она стоически стерпела, пока я промыл раны, обработал их антисептиком и перебинтовал. Получилось неважно, но сгодится и так: на первый взгляд ранки пустяковые.
        - Надеюсь, ты не успела потратить все девять жизней.
        Оставив кошку обсыхать в уютном гнезде из полотенец, я попробовал сладить ей временное пристанище. На балконе у меня нашлась коробка из-под кофемашины. Сгодится, наверное. Кошки же любят коробки, так? Накидаю туда тряпок, старой одежды - сойдет.
        Теперь еда. Ну, тут проще - в холодильнике полно молочных продуктов на любой вкус, да и мясо имеется. Куриные грудки в большинстве своем, но есть и говядина. Порывшись на полках, я отыскал еще и пару банок тунца. Тут не одну кошку накормить можно, а дюжину.
        Наполнив небольшое блюдце сметаной и подхватив коробку с отрезанным бортиком, я вернулся в комнату, чтобы увидеть спящую на кровати кошку - она свернулась клубком на моей толстовке и мирно сопела.
        - Ну… пусть так. - Сложив все в углу, я направился в душ: сегодня пришлось как следует попотеть, так что освежиться не помешает.
        А потом надо поесть - снова этот голод.
        Такое со мной иногда бывает после тяжелого дня: усталость сначала накатывает, а потом отступает, сменяясь спокойствием и беззаботной ленью. Приняв душ и насытившись, я растянулся на кровати и включил телевизор. Немного попереключав каналы, я нашел как раз то, что искал, и даже лучше! Мне попался не какой-то там фильм, а добротный боевик прямиком из конца 80-х, да еще и со стариной Арни!
        Не знаю, кому как, а меня такие фильмы неизменно радовали: я на них вырос. Да, они наивные; да, зачастую нелогичные и местами даже откровенно глуповатые. Но в то же время обладают неповторимым шармом, помноженным на чувство ностальгии. К тому же в старом кино главный герой почти всегда именно такой, каким, по моему мнению, и должен быть, - суровый и в меру агрессивный мужик, а не латентное нечто под соусом из терпимости и толерантности.
        Да, умели же раньше снимать! Подумав так, я ощутил себя старым. Странно это… ну да ладно. Я улегся поудобнее и начал просмотр. Сюжет «Бегущего человека» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли давно перестал быть для меня новинкой, так что даже застав его на середине, я сразу же втянулся в кино.
        Отвлекся лишь однажды, когда моя новая соседка сонно мяукнула и перебралась мне под бок, согревая своим теплом и уютно мурча. Я рассеянно погладил кошку по голове. Приятно это, оказывается. И чего я раньше животных не заводил? Дома-то мама не разрешала, а теперь отдельно живу, могу себе позволить. К тому же кошка - животное самостоятельное, сама по себе гуляет и так далее.
        - Может, оставить тебя? Ты как? - спросил я у кошки. - Поить и кормить обещаю. Обижать не стану. Останешься?
        Она посмотрела на меня своими умными глазами и… готов поклясться - кивнула. Н-да, впору проверить, что за витамины я пью - может, они не витамины вовсе? За воронами езжу, сны чудные вижу, странных личностей встречаю, скоро с кошками разговаривать начну. Жуть, да и только. Надо бы провериться у врача.
        Но это завтра. Завтра и с мотоциклом решу - что делать-то? В ГИБДД звонить или что? Вот они посмеются над тем, кто заявит, будто его транспортное средство какая-то мамзель силой мысли сожгла. Причем проделала это так, что никто не видел.
        И чего мне цыганка такого не предсказала-то? О кошке сообщила, а вот о женщинах, которые мотоциклы взглядом поджигают, - нет. А их как раз и надо бы бояться да стороной обходить. Вот и верь после этого в предсказания.
        Ох… ну и дела: кому скажи - не поверят. Ладно, все проблемы завтра, а сейчас отдых. Разом отметя тяжелые мысли и заботы, я вернулся к просмотру фильма и поглаживанию мурчащего комочка спокойствия.
        Так и уснул, даже не подозревая, какие сюрпризы мне принесет новый день.
        Утро для меня началось совершенно неожиданно: с негромкой, но крайне назойливой трели дверного звонка. Он трезвонил, не останавливаясь ни на секунду, разнося по квартире требовательные призывы немедленно все бросить и открыть дверь.
        - Какого черта? - Я вскочил, глянул на телефон - почти полдень!
        Но куда больше меня смутило не время, а количество пропущенных звонков: семь от отца и двадцать один от мамы. Домашнего телефона у меня нет, а мобильный стоял на беззвучном режиме - и вот результат. В сознании забилось чувство тревоги - что же такое стряслось?!
        Первым желанием было срочно перезвонить родителям, но проклятый звонок никак не давал сосредоточиться. Вскочив с кровати, я быстро натянул штаны и поспешил к двери, чуть не споткнувшись о пустую коробку и какую-то миску, стоявшую на полу. Откуда?! А, точно, кошка! Ладно, это потом. Все потом.
        Дверь!
        Видимо, по ту сторону услышали мои торопливые шаги и отпустили кнопку звонка. Оглушительная тишина сразу же ударила по ушам. А потом я понял, что пара посторонних звуков все же осталась - работал телевизор и лилась вода в ванной. Вчера забыл выключить? Странно, обычно я ничего не забываю.
        Прильнув к двери, я не очень-то удивился. Да и не было ничего странного в том, что после такого количества пропущенных звонков от родителей они сами решили нагрянуть с визитом. В моей душе смешались два чувства: первое - стыд за то, что заставил самых близких людей волноваться, а второе - спокойствие, ведь с ними ничего не случилось!
        Не успел я открыть дверь, как бледная мама с ходу бросилась вперед и крепко обняла меня.
        - Сынок, слава богу, ты живой! Я так волновалась! - принялась причитать она тонким высоким голосом бывшей певицы.
        - Мама?.. Папа, привет. Что стряслось?
        - Как тебе сказать, - отец облегченно вздохнул, сразу же расправив широкие плечи и вернув себе горделивую осанку отставного военного, - тут целая история о сыне с дырявой головой.
        - Что?..
        - Да отпусти ты его уже, Лиз! - сурово прикрикнул отец. - Видишь же, живой, целый, здоровый. Я же говорил - ничего с ним не случилось.
        - Но как же!.. - Мама наконец выпустила меня. - Мало ли!..
        - Да расскажите же, что случилось! И проходите, чего на пороге-то стоять! - Я отступил в сторону, пропуская неожиданных гостей.
        - День какой сегодня? - буркнул отец.
        - День? Какое это имеет… Блин! - Я хлопнул себя ладонью по лбу.
        Вот же дурак! Сам подарил родителям путевку по городам Европы и забыл, в какой день они улетают! Балда! Столько всего случилось, что из головы вылетели все планы.
        - Договаривались же сегодня вместе посидеть, перед вылетом. Со вчерашнего вечера тебе звоним. Мать вон на ушах уже стоит. Я ее едва уговорил морги не обзванивать. Ты где шастал-то, паразит? - строго, но с неподдельной отеческой заботой осведомился папа.
        - Я как только приехал, так сразу столько всего навалилось… А вчера еще и день выдался тяжелый. На телефоне звук отключил, чтобы выспаться, - честно признался я. - Простите, пожалуйста.
        - День у него был, видите ли, тяжелый… - Отец сдвинул густые брови. Но было видно, что он уже не сердится. - Чем же ты таким занимался, что…
        - Пап? - Я увидел, как только что сурово сдвинутые брови отца теперь резко поползли вверх. Настолько удивить его было крайне сложно. Думаю, он и на падающий метеорит смотрел бы с толикой недоверия, а тут такое…
        - Ох! - Мама прикрыла ладонями открытый рот и круглыми, словно два блюдца, глазами уставилась мне за спину. - Здравствуйте.
        - Что вы?.. А… - Я обернулся и едва не прикусил язык - из ванной вышла Варвара, с полотенцем на голове и в моей толстовке, видимо, на голое тело.
        - Ой… - Девушка замерла на месте и, кажется, прекратила дышать. - А я думала, это телевизор работает. А это не он… совсем… - Варвара сконфуженно улыбнулась, спряталась за мою спину и уже оттуда пискнула: - Здравствуйте.
        Повисла крайне неловкая тишина. Она длилась и длилась, не желая заканчиваться. Моя мама, человек очень впечатлительный и чувствительный, попросту впала в прострацию. Учительница музыки, она привыкла к тому, что жизнь вокруг льется плавной мелодией. К подобным потрясениям она оказалась совершенно не готова.
        Да чего уж - я и сам охренел дальше некуда!
        Но, как всегда, положение спас мой отец - уж кто-кто, а он теряться не привык. Да и разряжать обстановку мог так, что впору завидовать. Не всегда удачно, конечно, но мог.
        - Слава те, господи! Влад, - выдохнул он, облегченно смахнув со лба несуществующий пот, - я уж думал, ты со своим бодибилдингом того… тыловиком стал! Ну, понимаешь, заднеприводным…
        - Юра! - Щеки мамы вспыхнули. - Разве так можно!..
        - …а тут - девушка! - Отец на замечание никакого внимания не обратил. - Здравия желаю, барышня! Я - Юрий Олегович, отец Владислава, а это - Елизавета Сергеевна, его мама.
        - Варвара. - Варя потупилась, ее щеки залились краской, а ручки опустились вниз, тщетно пытаясь опустить толстовку как можно ниже, хотя она и так доходила до середины бедра. - Очень приятно.
        Это было настолько мило, что я окончательно потерял дар речи.
        - Юра, мы, кажется, не вовремя… - смущенно прошептала мама. - Поехали, к Наташе заглянем, она звала…
        - Не вовремя - это когда живот пучит с мутной бормотухи, которую вчера с «дедами» пил, а тебе в караул через пять минут заступать! А родители - это всегда вовремя! - менторским тоном произнес отец. - Звоним тебе вчера - не берешь… Ладно, думаем - забегался парнишка. Звоним утром - снова не берешь, трезвоним днем - снова мимо. Даже я переживать начал!
        - Даже ты? - Я вскинул бровь. - Вот это да!
        - Ну-ка, не ерничай, шкет. - Он пригрозил мне пальцем. - Ты, конечно, самостоятельный и все такое, но все же наш сын и всегда им будешь. Естественно, и я, и мать за тебя переживаем.
        - Простите, - снова повинился я. - Я правда не хотел.
        - Да ладно тебе, сынок, - вступила мама, - обошлось же. Но ты больше так не делай.
        - Обещаю, - заверил я ее.
        - Ну ладно, добро. - Отец взглянул на Варвару. - И чего ты нам ничего о своей девушке не говорил? Давно знакомы?
        - Да в… - Я намеревался сказать «вчера», но осекся, когда Варвара незаметно толкнула меня локтем.
        - Весной познакомились, - поспешно вставила она. - Прошлой. В начале.
        - Стало быть, больше года уже? И чего же ты молчал? - обратился ко мне отец. - Когда внуков-то ждать?
        Я поперхнулся. Варвара покраснела пуще прежнего.
        - Юра! Ну зачем ты смущаешь ребят? - встала на нашу защиту мама. - Как так можно?!
        - А чего? Дело-то житейское! - хохотнул отец. - Ладно-ладно, - он примирительно вскинул руки под тяжелым и осуждающим взглядом жены, - поехали к твоей Наташе. Но вас, молодежь, как вернемся, ждем в гости.
        - Обязательно! - заверил я отца.
        На том и попрощались. Я обнял родителей, пожелав им хорошего отдыха, а они лишний раз напомнили мне о том, чтобы чаще поглядывал на телефон. Что же, справедливо. Спустившись вниз, я усадил отца и маму в такси. Автомобиль скрылся из виду за углом дома, и я вернулся в квартиру.
        - Ты зачем про весну наврала?! - с порога спросил я первое, что пришло в голову.
        - А что бы обо мне твои родители подумали? - Варвара уперла руки в бока. - Вчера познакомились, а сегодня я уже дома у тебя, да еще в таком виде?! Я не из таких, знаешь ли!
        Я прикусил язык: один-ноль. Но это не отменяло другого, действительно важного вопроса:
        - Ты как тут оказалась?!
        - Сам вчера меня принес, - ответила девушка с загадочной улыбкой. - Остаться предложил, вот я и согласилась.
        - Чего?.. Вчера… Кошка?! - Меня осенило, стоило Варваре подмигнуть мне зеленым глазом. Как я сразу-то не догадался? С другой стороны, все просто - здравый смысл не позволял ассоциировать человека с животным.
        Подобное в голове не укладывалось, но Варвара кивнула:
        - Она самая. Спасибо, кстати, за то, что раны обработал, и за сметану.
        - Погоди-погоди!.. - замахал я руками. - Что за бред?!
        - Это не бред, Владислав, - неожиданно грустно сообщила Варвара. От ее игривого тона не осталось и следа, девушка выглядела печальной. - Не теперь и не для тебя. Я правда хотела, чтобы в твоей жизни ничего не изменилось, но судьба иначе решила. И во всем я виновата. Помнишь, ты отвез меня в лес?
        - Ну да, помню.
        - А что там было, помнишь?
        - Только с твоих слов, - признался я. - Мы за травами ездили, а там хулиганы…
        - Эти воспоминания я тебе оставить хотела, да только не вышло. С любым живым человеком получилось бы, но не с тобой.
        - Вот сейчас я еще больше запутался. О чем ты?
        - Ты умер из-за меня, Влад, - сообщила мне Варвара. - А я нарушила страшный запрет и вернула тебя в этот мир. С того света.
        - Что?! - У меня глаза на лоб полезли от такого заявления. - Ты что городишь?! Что значит «вернула с того света»?!
        - То и значит, - девушка закусила губу, - вот только вернулся ты не таким, каким был.
        С этими словами она коснулась пальцем моего лба, и мир вокруг взорвался тысячью осколков. Я словно вернулся назад во времени, с ужасом осознав, что мой недавний сон оказался правдой: драка с тенями, лысый мужчина в черном, Варвара и пепелище. Это все мне не приснилось! И я… я убил двух человек. Или то были не люди?
        Но, что еще страшнее, не приснилось мне и то, как я умер. Я снова пережил все это, пока голос Варвары не вырвал меня из леденящих душу объятий прошлого.
        - Черт… - Отступив на шаг, я ощупал руками грудь в том месте, куда угодил сотканный из пепла шип. Странно, но никакой боли не было.
        - Я излечила твои раны так же, как и свои, - сообщила мне Варвара. - Но что-то пошло не так. И я не знаю что… Просто ощущаю, что ты стал другим. Внутри. Послушай, ты вправе злиться. Но я хочу помочь, правда! Это все моя вина и…
        - Помолчи, - прервал я ее. Пройдя по коридору взад-вперед, я быстро прогнал в памяти все, что вспомнил. Если к этому приплюсовать вчерашнюю погоню, то в принципе все складывалось в довольно сказочную историю.
        Если бы я услышал нечто подобное от кого-то другого, то не поверил бы. Это уму непостижимо - колдовство, возвращение с того света, женщина-кошка… Какой-то мультфильм, а не жизнь. Но слишком уж яркими и правдоподобными были мои воспоминания. Такое и нарочно не придумаешь!
        Все время, пока я размышлял, Варвара смотрела на меня с немой тоской. Бремя вины отчетливо читалось в ее взгляде. Я не выдержал:
        - Что бы там ни случилось, это целиком и полностью было моим решением. Я захотел помочь тебе. Я отвез тебя в лес по доброй воле, и сам решил заступиться за тебя. И я бы умер, если бы ты не вернула меня к жизни. - Я выдохнул. - Этому сейчас учат на медицинском?
        - Нет, - она улыбнулась, покачав головой. - Так ты не сердишься на меня?
        - Было бы за что, - я только рукой махнул. - Так ты что… ведьма?
        - Ведунья, - важно поправила Варвара. - Это большая разница.
        - Угу. Так и запишем. Одежда-то твоя где, ведунья?
        Девушка снова смутилась.
        - Бросила, чтобы преследователей отвадить. Они по запаху шли, сам же видел, как постоянно догоняли.
        - Ага, - вспомнив вчерашние события, я поморщился. - Кто это были-то?
        - Не знаю. Но они управляют черной магией, а от нее только беды и жди.
        - Это всё?
        По ее виноватой улыбке я понял, что знает Варвара куда меньше, чем мне хотелось бы.
        - Ладно, разберемся. Скажи тогда, чего ты вчера не превратилась обратно, раз умеешь?
        - Ждала, когда раны затянутся. Кстати, послушай… - Девушка несколько секунд помолчала. - Сметана - это, конечно, мило и здорово, но… есть что-нибудь более существенное?
        - Найдется. - По правде сказать, я снова жутко проголодался, хотя вчера перед сном умял половину содержимого холодильника.
        Может, это последствия возвращения с того света? Минувшие события снова пронеслись в памяти, оставив после себя сухость во рту и легкую мигрень. Н-да, словно в страшном сне. Вот только я не спал.
        Окинув взглядом девушку, что стояла напротив, я подумал: «Все было бы не так уж и плохо, закончись эта магическая история прямо сейчас. Да, попали в передрягу, но выбрались и теперь заживем нормальной жизнью».
        Но тревога в глубине зеленых глаз Варвары подсказывала мне, что история не только не закончится в ближайшее время, она лишь начинается.
        Глава 5
        Преданья старины глубокой
        За обедом Варвара поведала мне историю своей жизни. Рассказ, прямо скажем, вышел тяжелым. Родители девушки погибли в автокатастрофе, когда она была совсем маленькой. Так что Варвару воспитывала тетя. Но когда девушка собиралась поступать на первый курс, не стало и той - онкология. Единственным живым родственником оказалась бабушка Вари, о которой ей поведала тетя перед смертью.
        Так Варвара взяла академический отпуск и отправилась навестить бабушку. Встреча вышла удивительной - старушка жила в дремучей глуши и была не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Дело в том, что бабка Варвары была самой настоящей ведуньей - местным аналогом ведьмы, но только более доброй и мудрой. И если злые колдуньи черпали мощь из тьмы, то ведуньи пользовались силами самой природы. Их знания уходили корнями в давно минувшие века, когда христианства в этих землях не было и в помине.
        Бабушка обрадовалась визиту внучки и сразу же взяла ту в оборот: дар ведуньи передался Варваре через поколение, и теперь следовало его развить. Этим она и занималась, совмещая древние чары и обучение на медицинском факультете. При первой же возможности Варвара приезжала в лес, к бабке, чтобы почерпнуть что-то новое. Та охотно обучала внучку, но заставила дать зарок - не связываться с молодыми людьми, пока та не научится управлять своим даром, «дабы не накликать на них беду».
        Почему она так сказала - Варвара не знала. Говорит, что у старушки случались видения и, судя по всему, причиной было одно из них. Но девушка ничего против не имела: она открыла вокруг себя новый завораживающий волшебный мир и ее не интересовало ничего, кроме него. Она даже учебу хотела бросить, но бабушка отговорила ее.
        Так продолжалось год за годом. Но в последнее время бабушка Варвары начала сильно сдавать: ее видения участились, они стали более болезненными и мрачными, старушка осунулась, ослабла и все реже улыбалась. Незадолго до нашей встречи Варвара вновь думала о том, чтобы уйти из университета, чтобы заботиться о последней родственнице.
        Но беда пришла намного раньше. Прямо в зале, во время тренировки, у Варвары случилось первое в ее жизни видение: черная тень, что накрывала ее бабушку. Это настолько впечатлило и напугало девушку, что она готова была просить о помощи кого угодно. Даже мужчину, от которых обещала держаться подальше.
        Дальнейшую историю я частично знал. Варвара только добавила, что на пепелище бабушкиного дома отыскала древнюю книгу, в которой были собраны секреты ведунов. Эти тайны передавались из поколения в поколение. Именно их жаждали узнать те странные типы, что убили бедную старушку и… меня.
        Но Варвара воспользовалась древней книгой и вернула меня в мир живых. Подробностей она открывать не стала, да я и не настаивал - все равно ничего не понял бы. Варя сказала лишь одно - после гибели ее родственницы и тройки колдунов вокруг осталось очень много магической энергии - ее она и использовала, чтобы осуществить задуманное. И все вроде бы получилось. По крайней мере, ей так показалось.
        После того как я отвез Варвару в общежитие, она тут же съехала оттуда. Взяла только самое необходимое и перевезла в надежное место. Она планировала затаиться и изучить секреты древней книги. Но тут ее посетило еще одно видение: в этот раз тень накрыла меня, но столкнулась с моей собственной. Что это значило, Варвара понятия не имела, но тут же отправилась искать меня, изменив свое обличье, чтобы ее никто не заметил.
        А дальше я все и так знал.
        - Итак, какие-то мрачные больные ублюдки убили твою бабушку ради книжки, - резюмировал я рассказ Варвары. - Они же гонялись за нами вчера.
        - Да, - кивнула девушка, допивая чай. - Я так и сказала. А ты… - она нахмурилась, взглянув на пустые тарелки рядом со мной и пустые упаковки от различных сладостей, что я хранил для дня углеводной загрузки, - ты всегда так много ешь? Я думала, что с таким телосложением ты за питанием следишь.
        - Я как тебя отвез и домой вернулся - сам не свой, - признался я. - Жор временами нападает страшный. Сам не знаю почему. Я все ем, ем и не могу наесться. Но самое странное - желудок не увеличивается. - Я встал и задрал футболку, продемонстрировав девушке поджарый живот и выступающие кубики пресса.
        - А что еще странного было? - Она поспешно отвела взгляд.
        - Да ничего… пожалуй, - я сел обратно, - разве что какая-то череда невезений наступила.
        - У тебя?
        - Нет. У окружающих. Никогда такого не видел, чтобы одно за другим!
        - Интересно… - протянула Варя, взглянув на меня с каким-то странным любопытством, - даже очень.
        - Я так понял, это тоже последствия моего… кхм, возвращения?
        - Честно сказать - понятия не имею, - призналась со вздохом девушка. - Может, в книге что есть.
        - Может? - Я вскинул бровь. - Я думал, что она для тебя как учебник - должна от корки до корки знать.
        - Да куда там! Мне ее даже в руки не давали! Правда… - Варвара перегнулась через стол и зачем-то перешла на заговорщический шепот, будто собиралась поведать мне какую-то великую тайну, - однажды, когда бабушка уснула, я умыкнула книгу!.. Вот только та не открылась даже, а меня на весь следующий день превратили в жабу, - обиженно добавила она, поджав губы.
        - Суровое обучение, - я покачал головой, - в жабу - это жестко.
        - Бабушка у меня на мелочи не разменивалась. Строгой была очень. Но хорошей… - Плечи Варвары сникли, на глаза навернулись слезы, и она поспешно закрыла лицо руками. - Прости.
        Она вскочила и быстро пошла в ванную. Включилась вода, но даже так я слышал, как она плачет. Поганое это чувство - видеть чужое горе и быть не в силах помочь. Чтобы отвлечься, я убрал со стола. Порядок. Что теперь?
        Подойдя к двери ванной комнаты, я собирался окликнуть Варвару, но та вышла сама. Глаза покрасневшие, нос тоже, да еще и распух немного. Но даже в таком виде она была очень красивой.
        - Извини, - она опустила взгляд, - обычно я не такая сентиментальная. К тому же бабушка часто говорила, что ведуньи не умирают: они уходят, обращаясь ветром и шелестом листьев. Последнее время она часто говорила об этом, словно готовила меня. И я смирилась, а сейчас вспомнила ее…
        - Бывает… - Я обнял девушку и погладил по голове. Без каких-либо пошлых мыслей - просто чтобы хоть как-то успокоить. Дать почувствовать, что даже после смерти бабушки она не осталась в одиночестве.
        Варвара сначала испуганно отшатнулась, но я удержал ее.
        - Мне нельзя, - попробовала вяло протестовать она, - тебе же худо будет!
        - Я и так уже умер разок, куда уж хуже? - хмыкнул я. - Кстати, ты ведь сказала, что книга не открывалась. Как же тогда ты меня воскресила?
        - Просто захотела, и она тут же сама открылась! Сразу на нужной странице. Признала меня.
        - Это звучало бы удивительно… но не после того, что случилось. - Я нехотя выпустил девушку и сразу ощутил, что теперь мне чего-то не хватает. - И что теперь?
        - Теперь я уйду, - вздохнула Варвара. - Не хочу тебя впутывать. Мне надо кое с кем переговорить. Потом изучу книгу, посмотрю, как тебе помочь…
        - Я уже впутался. Так что мы теперь вместе, - решительно тряхнув головой, возразил я. - И даже не спорь.
        - Но это все мои заботы…
        - Ты настолько против моей компании?
        Варвара выразительно посмотрела на меня. Закусила губу. Нахмурилась. За несколько секунд на ее лице сменилась целая гамма чувств и противоречивых эмоций. Наконец она выдохнула и призналась:
        - Если честно - я очень боюсь. А с тобой… с тобой мне спокойнее. Но я не хочу…
        - Значит, решено: я помогу тебе, а ты - мне, - я протянул девушке руку, - договорились?
        - Я… - Она коснулась моей ладони: робко, нерешительно и даже хотела отдернуть руку.
        Но я не позволил.
        - Не нужно бояться ни меня, ни за меня, я взрослый мужчина и сам в состоянии решить, чего хочу. А хочу я тебе помочь. Поняла? - Я крепко, но осторожно сжал ее ладонь, узкую и хрупкую, будто у куклы. - Видишь - и совсем не больно.
        Я подмигнул Варваре, и она ответила мне улыбкой.
        - Садись. - Я нажал кнопку на миниатюрном брелке, и кроссовер чешской фирмы приветливо подмигнул мне фарами.
        - Ого! - Варвара присвистнула, оценивающе оглядев серебристый автомобиль. - Кучеряво живешь! Просторная квартира, машина, мотоцикл!
        - Теперь только квартира и машина. - Сев внутрь, я запустил двигатель.
        - Ну да, точно… - Сев на соседнее сиденье, девушка поерзала, устраиваясь поудобнее.
        Сейчас на ней была все та же толстовка, мои старые спортивные штаны, потертая кепка и кроссовки на несколько размеров больше. Вид получился довольно хулиганский, даже немного мальчишеский, но ничего другого не оставалось. Справедливости ради стоило отметить, что даже в таком нелепом наряде, и без косметики, Варвара не утратила своей привлекательности.
        Я задумался: в этой девушке меня притягивала не только внешняя красота. Было в Варе что-то еще: какая-то природная чистота и харизма. Кроме того, она не просто девушка, а ведунья - это тоже сыграло свою роль в моем увлечении. А увлечение ли это было? Поначалу - определенно да, но сейчас я ощущал нечто большее…
        - Ехать-то будем? - спросила Варвара, щелкнув ремнем безопасности.
        - Да-да. - Я тряхнул головой. Вот так вот: задумался и отвлекся… нашел время. - Куда, кстати, путь держим? Или снова за вороной?
        - Нет. В этот раз я сама дорогу покажу. Адреса не помню, но знаю дом.
        - А точнее? - Я переключил автоматическую коробку в режим движения и нажал на газ. Машина тронулась с места и неспешно покатилась по дворовой дороге.
        - Точнее - надо в Мытищи. Знаешь как доехать?
        - Я - не очень, а вот Интернет - очень даже.
        - Тогда поехали. Как окажемся в городе - я покажу куда дальше. - И моя спутница с нетерпением уставилась на дорогу.
        Какое-то время мы ехали молча. Варвара не сводила глаз с дороги, нервно покусывая губу.
        - А книгу мы не сразу возьмем? - спросил я, чтобы завязать разговор.
        - Нет. - Девушка замотала головой. - Я не уверена, что могу кому-то доверять…
        - А я-то думал, что мы подружились… - с притворной обидой протянул я. - А ты вот, значит, как. Ладно-ладно.
        - Кроме тебя, конечно… извини. - Она снова улыбнулась. - Но пусть книга пока лежит там, где я ее оставила.
        - Тогда как насчет одежды? Не хочешь сменить имидж?
        - А так не нравлюсь? - Разведя руки в стороны, Варвара скептически осмотрела слишком просторную для нее толстовку. - Ну да. Неважно выгляжу. Но времени мало. Давай сначала дело сделаем, если ты не против.
        Я пожал плечами:
        - Тебе виднее. Как насчет музыки?
        - Только не радио, - запротестовала девушка. - Современной эстрады сейчас еще не хватало для полного счастья!
        - А что любишь? - спросил я, не особо надеясь на хоть сколь-нибудь вдохновляющий ответ. - Надеюсь, не тот бред, что нынче слушает молодежь?
        - Мне нравится фолк, - ответила ведунья. - И, пожалуй, хэви метал. Удивлен?
        - Скорее обрадован. Могу предложить тебе дискографию «Мельницы» и десять гигабайт тяжелого металла и его разновидностей на любой вкус. - Я включил мультимедийную панель, выведя на экран каталог музыкальных композиций. - Тут по исполнителям. Выбирай, что нравится.
        Но не успел я договорить, как в колонках уже зазвучала приятная мелодия. Глянув на строку меню, я прочитал название песни: «Невеста полоза». Что же, если подумать, то вполне логичный выбор для ведуньи.
        Спустя почти три часа езды я остановил машину у больших железных ворот самого большого дома в большом поселении на окраине Мытищ. За глухим кирпичным трехметровым забором возвышался настоящий особняк. Уж не знаю, кто здесь живет, но в деньгах он определенно не нуждается: дом в пять этажей, крыша из черепицы, камеры на каждом углу и даже охрана - стоило нам подъехать, как у калитки сразу же нарисовались двое крепких чернявых молодцев.
        - Оставайся в машине, пожалуйста, - попросила меня Варвара, - и… не как в прошлый раз.
        - С тобой все будет в порядке? - Я с сомнением огляделся: кругом богатые дома, местные жители - со смуглой кожей, темными волосами и в яркой просторной одежде. - Это что, какая-то цыганская деревня?
        - Так и есть. Здесь живет одна бабушкина знакомая. Но она не любит чужаков. Поэтому прошу еще раз - просто подожди меня тут. Я ненадолго. Хорошо?
        - Хорошо.
        Девушка кивнула и вышла из машины. Мужчины у ворот сразу же напряглись. Я заметил, как их руки скользнули к поясам. Что у них там? Оружие, что же еще. Надеюсь, Варвара знает, что делает. Она как раз подошла к незнакомцам, что-то сказала, и один из них вытащил рацию.
        Мне не оставалось ничего иного, как довериться ведунье. Но из машины я все же вышел. Стоило мне это сделать, как за забором залаяли собаки, а мужчина выронил рацию. Она ударилась точно о выступающий камень брусчатки.
        Варвара обернулась, бросив на меня недовольный взгляд, но я лишь развел руками, мол, я тут стою, на месте. Покачав головой, девушка снова заговорила с охраной. Зашипела поднятая рация, после чего калитка отворилась. Варвара еще раз обернулась, помахала мне рукой и скрылась внутри.
        Дверь незамедлительно захлопнулась, и все та же пара сторожей преградила подход к ней. Теперь они смотрели на меня. Недобро так смотрели, с явной угрозой. Один из мужчин отодвинул в сторону полу темно-зеленого пиджака и продемонстрировал мне рукоять пистолета, выглядывающего из-за пояса, а потом выразительно кивнул.
        Весьма понятное предупреждение. Впрочем, явной агрессии вроде бы никто не проявлял, так что и я упрямиться не стал. Прислонившись к машине, я начал разглядывать бегущие по небу облачка. Вот бы еще эти шавки перестали надрываться…
        Минуты тянулись мучительно медленно. Каждый раз, когда я поглядывал на часы, тихо матерился сквозь стиснутые зубы: казалось, что я простоял тут битый час, а на деле прошло пятнадцать минут. Неожиданно пришло сообщение от мамы: «Мы в аэропорту. У вас с Варей все нормально?»
        У «вас с Варей», значит, вот так вот сразу. Многим родители без устали твердят, что надо обзавестись семьей, и чем раньше, тем лучше. Я вот родился, когда моему отцу было двадцать пять, о чем он мне напоминает при каждом удобном случае. Он искренне считает, что уже должен нянчить внуков, а я, паразит этакий, лишаю его заслуженного удовольствия. Теперь, видимо, и мама туда же.
        Н-да, неловко получилось.
        Набрав короткий ответ, дескать, все у нас хорошо, удачно вам долететь, я убрал телефон в карман. Ну, приврал немного, но исключительно из благих побуждений - не хотел омрачать им отдых. Папа у меня тот еще добряк, а мама очень уж впечатлительная. Родителей не выбирают, но если бы такое и было возможно, я бы не променял своих ни на кого другого. Даже в зачастую назойливой заботе они всегда, каждую секунду своей жизни желали мне лишь добра. Надеюсь, что они хорошо отдохнут, а мы с Варварой обязательно придем в гости на чай.
        - Если она, конечно, когда-нибудь выйдет обратно… - пробормотал я, снова достав телефон и посмотрев на экран - прошло еще пять минут.
        - Спешишь куда-то, красавчик? - окликнул меня незнакомый голос.
        Я обернулся и увидел немолодую цыганку. Она шла ко мне с маленьким ребенком на руках и улыбалась во весь рот, демонстрируя ровные ряды золотых зубов. Подойдя, женщина затянула стандартную песню типичной гадалки:
        - Ай, какой высокий да пригожий! Чую, все у тебя отлично будет. Позолоти ручку, всю правду скажу: о будущем и о прошлом! На твои деньги сыну рубаху куплю, будет такой же красивый, как ты!
        - Ага… - Однажды услышав нечто подобное, я уже повелся на сладкие речи цыганской гадалки. Но не получил ничего, кроме неопределенных, заранее заготовленных фраз, что подошли бы для любого встречного-поперечного.
        Впрочем, делать-то пока все равно нечего, а так - хоть какое-то развлечение. Достав из бумажника купюру в пятьсот рублей, я показал ее цыганке:
        - Больше за твои сказки не дам.
        - А больше и не надо. - Легким и отработанным движением она забрала у меня деньги так, что я не сразу и понял. - Мало, конечно, но я ткань куплю, а рубаху сама сошью. А ты должен щедрее быть, тогда и любовь повстречаешь!
        - Гадай давай. - Я протянул цыганке правую руку.
        - Как скажешь, яхонтовый ты мой. - Женщина подошла ближе. Она взяла мою ладонь в свою и принялась внимательно изучать, придерживая сына левой рукой.
        Пацан лет двух от роду, если это, конечно, был и вправду ее ребенок, вцепился в мамку и уставился на меня своими темными веселыми глазами. Он корчил забавные рожицы и улыбался, так что я не сдержался и улыбнулся в ответ. Шкодный мальчуган звонко рассмеялся, весьма довольный тем, что незнакомый человек ввязался в его игру.
        Неожиданно я ощутил в груди странную волну холода. Она поднялась, словно из глубины души, мигом заполнив разум и захлестнув все тело. Я вздрогнул, а мальчишка испуганно закричал и зарыдал во весь голос! Собачий лай за забором сменился тонким и жалобным визгом. Цыганка отшатнулась, резко бросив мою ладонь. Пятясь назад, она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, в которых царил неимоверный ужас. Срывающимся голосом женщина кричала:
        - Не подходи! Не подходи ко мне! Забери деньги! - Смятая купюра упала к моим ногам. - Уходи! Ступай прочь, темный! Прочь!
        - Ты чего? - нахмурился я, но не сдвинулся с места. - Обострение весеннее, что ли?
        Цыганка перекрестилась, сплюнула через левое плечо и пустилась наутек, причем без оглядки. Из соседних домов выглядывали обеспокоенные местные жители. Они, как и я, не понимали, что тут только что произошло.
        Услышав приближающиеся шаги, я обернулся.
        - Тебе лучше уйти, - сурово произнес мне высокий цыган - один из охранников дома. Говорил он певуче, со слабым акцентом, но смотрел зло.
        - Сам разберусь, - грубо ответил я.
        - Уезжай на окраину и жди там, - ввязался в неприятный разговор второй, положив мне руку на плечо. - Девушку твою к тебе выведем. Не переживай.
        - Мы договорились встретиться здесь. - Идти на конфликт мне не очень-то хотелось, но не терплю панибратства и отсутствия элементарной человеческой вежливости. Я дернул плечом, сбрасывая сухую ладонь цыгана. - Здесь и буду ждать.
        - Борзый такой?! Нормально же просим - свали и не отсвечивай, да? - Тот, чью руку я стряхнул, не на шутку оскорбился.
        - Когда просят нормально, используют слово «пожалуйста». - Я выдержал его взгляд, чувствуя, как в душе закипает гнев и какое-то странное радостное предвкушение.
        Обычно я человек миролюбивый и пусть и вспыльчивый, но отходчивый. Никогда от драки не бежал, но и начинать ее не торопился, если имелись шансы решить все миром. Но сейчас я хотел все усложнить. Не знаю почему, но меня влекло в драку со страшной силой, и от этого… мне было жутко весело.
        - Не хочешь, значит, по-хорошему, - тот, кто подошел ко мне первым, тяжело вздохнул и кивнул товарищу, - тогда будем…
        - По-плохому, - закончил я за него.
        Понеслась!
        Собаки за забором испуганно завизжали.
        Плевать на них! Веселье началось!
        Шаг вперед. Оказавшись вплотную к удивленному цыгану, я перехватил его метнувшуюся за пазуху руку и ударил лбом точно в переносицу. Нос хрустнул. Брызнула кровь. Мужчина с воплем свалился на землю.
        Второй противник с криком бросился в атаку. Он выхватил выкидной нож. Уверенным движением руки открыл его. Но… палец соскочил со скобы, и лезвие осталось в пазу. Цыган на такое явно не рассчитывал и сильно удивился, когда я накрыл ладонью его кулак с ножом без вреда для здоровья.
        - Что?.. - Так и не справившись с удивлением, он не успел закрыться от удара.
        Мой кулак врезался в низ подбородка горе-охранника, отправив того в глубокий нокаут. Вот и все. Оба противника на земле. Но мне было мало. Я хотел еще! Еще чужой боли!
        В глазах на миг потемнело. Разум помутился. Не контролируя себя, я повернулся в сторону мужчины со сломанным носом. Он как раз приподнялся, но, едва взглянув на меня, закричал и пополз к дому на спине, отчаянно работая ногами и отталкиваясь локтями.
        Быстро нагнав беглеца, я вцепился рукой в его густую чернявую шевелюру и дважды ударил кулаком в лицо. Жертва завалилась на спину. Легко подняв обмякшее тело двумя руками, я силой швырнул его в забор.
        Вполне себе здоровый детина, килограммов под девяносто, пролетел добрых три метра, ударившись спиной в кирпичную кладку. Пока он стонал, вновь пытаясь уползти подальше, я удивленно смотрел на свои руки. На секунду мне показалось, что они почернели, будто испачкались в саже, а ногти на пальцах удлинились. Но наваждение ушло так же быстро, как появилось.
        Зато остались вопросы: что это было и откуда у меня такая сила?!
        - Сука! - Я обернулся на голос как раз в тот момент, когда очнувшийся второй цыган наставил на меня пистолет.
        - Не выстрелит, - предупредил я его поразительно ровным и спокойным голосом. Откуда я это знал? Понятия не имею! Но такое уже бывало - я ни на миг не сомневался, что этому человеку не повезет. - Даже не пытайся.
        Выкрикнув что-то на своем языке, цыган вдавил спусковой крючок…
        Осечка!
        Я даже не пошевелился.
        Он снова нажал на спуск…
        Осечка!
        - Нет! Нет! - Палец мужчины заплясал на спусковом крючке, но тот намертво заклинило.
        Меня развеселила охватившая цыгана паника. Со зловещим хохотом я медленно двинулся в его сторону. Догнал. Одной рукой ухватил за горло и поднял. Ноги орущего человека беспорядочно заколотили по воздуху.
        Так смешно!
        Мои пальцы сжались сильнее. Он захрипел. Я рассмеялся.
        - Ну как тебе «по-плохому»? - спросил я задыхающегося цыгана, чьи покрасневшие глаза начали вылезать из орбит.
        До чего же он был забавен и беспомощен!..
        - Влад! - Знакомый голос вырвал меня из мрачного веселья. - Влад, отпусти его! - Варвара подбежала, на миг замерла в нерешительности, глядя на меня перепуганными до смерти глазами, а потом подалась вперед и крепко обняла. - Влад, очнись! Влад!
        Моргнув, я выпустил уже слабо извивающуюся жертву, и задыхающийся цыган рухнул на землю. Что на меня нашло?! Я едва не убил человека! Причем не по неосторожности или в пылу драки, а ради собственного удовольствия. Просто потому, что он был слабее. И мне нравилось, как он страдает…
        - Что это было?.. - шепотом спросил я дрожавшую девушку, но она только замотала головой:
        - Не знаю! Не знаю!
        - Уходи, темный, тебе здесь не место!
        Подняв взгляд, я увидел грузную цыганку. Она стояла в распахнутых воротах того самого дома, а на ее пальцах плясало темное пламя. За спиной женщины ощетинилась ножами и пистолетами целая дюжина мужчин. Более того, из окрестных домов тоже выходили цыгане: молодые и старые, но все с оружием. Какой-то дед даже вилы притащил.
        - Прочь! Уходи! - грозно крикнула цыганка.
        - Не указывай мне! - рявкнул я, вновь вспылив. Ее самонадеянность вывела меня из себя.
        И, как ни странно, окружившая нас толпа неожиданно отступила. На побледневших лицах людей застыло выражение ужаса, их руки затряслись, в глазах забилась паника.
        Только старая цыганка осталась стоять на месте.
        - Никто целым не уйдет, - сказала она, обращаясь уже не ко мне, а к Варваре. - Уходи, девочка. И забирай его. Я не смогу помочь. Уже никто не сможет.
        - Влад! - Варя вцепилась в мою руку и потянула к машине. - Давай уедем, Влад!
        Я стоял на месте, сверлил злым взглядом цыганку и скрипел зубами. Голос Варвары доходил до моего слуха словно через толщу воды. Но он все же смог пробиться.
        - Успокойся, пожалуйста. Хватит! Влад!
        Шумно выдохнув, я на несколько секунд прикрыл глаза и постарался успокоиться. Получилось. И что это такое было?! В горле пересохло. Снова захотелось есть. Но зато мой гнев утих. Уже хорошо.
        Когда я открыл глаза, то увидел Варвару. Вид девушки окончательно развеял мою злобу, даже дышать стало легче. Что бы здесь ни случилось, надо убираться, пока нам дают шанс. А еще следует успокоить Варю - вон как ее трясет, аж ногтями до боли мне в руку вцепилась.
        - Все в порядке… - прошептал я. - Поехали, пока никто не увел моего коня.
        Так себе шутка, но девушка улыбнулась. Натянуто, неестественно, но улыбнулась. Когда мы садились в машину, я чувствовал прикованный ко мне взгляд старой цыганки. Никто из ее свиты не смотрел мне в глаза - только она. Но даже самообладание этой женщины дало трещину, когда я зачем-то широко улыбнулся ей и весело подмигнул - она отступила на шаг.
        Я почувствовал ее страх - липкий, холодный, неприятный. Он оказался сладким на вкус и…
        Вдавив педаль газа, я выкрутил руль и, едва не сбив пару человек, погнал вперед. Черт знает, что здесь произошло и что со мной творится, но лучше убраться подальше подобру-поздорову.
        Глава 6
        В одной лодке
        Я остановил машину у въезда в столицу. Голод стало невыносимо терпеть, и оказавшийся по дороге ресторан быстрого питания пришелся как нельзя кстати. Припарковав автомобиль и заглушив двигатель, я открыл дверь, а потом вопросительно взглянул на Варвару: она выходить не спешила.
        - Ничего объяснить не хочешь? - осторожно спросила она.
        Это были первые слова, которые я услышал от девушки с того самого момента, когда мы покинули цыганский поселок. Всю дорогу она задумчиво молчала и старалась не смотреть на меня. Да я и сам как-то не решался начать разговор после того, что учудил.
        - Давай сначала поедим, а потом поговорим.
        - Да как ты о еде можешь думать в такой ситуации?! - всплеснула руками моя спутница. - Ты бы видел себя! Страшный, злой, жуткий! Словно не ты был, а кто-то другой!
        - Послушай, я сам ничего не понимаю, - мягко произнес я, стараясь сохранять спокойствие. - Но сейчас я - это я. И я хочу есть. Очень. Поэтому давай не будем все еще больше усложнять. Посидим, поедим, поговорим, а потом поедем, куда скажешь. Идет?
        Ведунья сверлила меня взглядом, наверное, пару минут. Потом вздохнула:
        - Прости. Просто я испугалась…
        - Понимаю.
        Мы вышли из машины и направились ко входу. Под конец рабочего дня народу в таких местах хоть отбавляй. Но нам повезло - на втором этаже нашелся незанятый столик в самом дальнем углу. Варвара осталась сторожить места, а я, выяснив ее пристрастия в фастфуде, отправился вниз делать заказ.
        Стоило мне задержаться среди оживленной толпы людей, как началось: кто-то уронил поднос с едой, кто-то пролил на себя горячий кофе, сломался один из кассовых аппаратов, а с кухни потянуло гарью. Финальной точкой стала яркая связка воздушных шаров, которую выпустил из рук оступившийся мальчик на входе. Но тут все обошлось - отец ребенка успел в красивом прыжке перехватить стремительно поднимающуюся вверх веревочку, правда, ударился при этом головой.
        Я не смог сдержать широкой улыбки. Снова эта проклятая радость от чужого горя!
        - Что желаете? - окликнула меня сотрудница с трудно произносимым восточным именем на бейджике.
        - Я… - Отвлекшись на череду странных несчастий, я не сориентировался, что хочу заказать. Быстро пробежав взглядом по меню, вдруг с удивлением понял, что мой голод поутих, и теперь я вовсе не готов съесть столько, сколько собирался вначале.
        Совпадение? Не думаю. В результате я взял почти то же, что и Варвара, только в два раза больше. Забрав заказ, я вернулся обратно, рассказав ведунье о том, что произошло в поселке, и о своем недавнем наблюдении.
        - Даже не знаю, что и сказать, - дослушав, выдала она, понизив голос. - Но это точно из-за того, что ты вернулся с того света.
        - Да ну? - не выдержав, съязвил я. - А я-то думал, что просто не с той ноги встал. Делать-то что будем?
        Варвара поначалу собиралась обидеться на мое ехидство и даже губы поджала, но последний вопрос поставил ее в тупик. Она задумалась, не забывая при этом поедать мороженое.
        - Будем книгу смотреть, - наконец выдала девушка. - Больше ничего предложить не могу. Если там ответов не найдем - я не знаю, что делать.
        «Замечательно!» - подумал я про себя, но вслух не сказал. В конце-то концов, ведунья мне досталась неопытная, начинающая. Какой с нее спрос? Хоть помереть не дала, и на том спасибо!
        - Слушай! А если спросить у кого-то… более опытного? Ну, у других ведуний? У тебя есть какие-то контакты?
        - Они меж собой стараются не общаться. Живут обособленно. Только одну знаю, - Варвара удрученно покачала головой, - но после того, что ты учудил, она нас даже на порог не пустит.
        - Та цыганка? - догадался я, и девушка кивнула. - А откуда ты ее знаешь?
        - Бабушка разок просила ей травы передать. Вот и познакомились.
        - И что, она ничего тебе не сказала?
        - Сказала, чтобы была осторожнее. Тот, кто бабушку мою убил, книгу ищет. А потом попросила дорогу к ней забыть, чтобы беды не накликать, мол, не ее это проблемы.
        - И все?
        - Почти… - По лицу Варвары было видно, что продолжение этой темы ей неприятно. Но, что-то для себя решив, ведунья все же продолжила: - Два совета дала. Первый - затаиться. А второй…
        Девушка замолчала. Она посмотрела мне в глаза, теребя кончик густой косы.
        - Ну? Сказала «а» - говори и «бэ», - потребовал я и тут же пожалел о своем решении.
        - Посоветовала тебя убить, пока ты спишь, - сообщила мне Варвара.
        - Вот ведь кровожадная старая карга! - изумился я. Это же надо, вот так вот запросто посоветовать расправиться с незнакомым человеком! Верь после этого в людскую доброту…
        - Не знаю почему, но ты ее до смерти напугал. Я вначале не поняла, а потом, когда мы на шум выбежали…
        - И что теперь, мне не поворачиваться к тебе спиной? - хмыкнул я, но стер улыбку с лица, наткнувшись на серьезный взгляд ведуньи.
        - С таким вещами не шутят, Влад… - зловещим шепотом сказала она. - Богдана считает, что на тебе проклятье. И… - голос Варвары дрогнул, - как я могу тебя убить, когда сама в это втянула?! Как ты такое подумать мог? Кроме того… - она запнулась и неожиданно покраснела, - ты мне жизнь спас. Себя не пожалел. И не отвернулся потом, помощь предложил. Да я для тебя все что угодно сделаю!
        - О, вот это уже интересно, - я вскинул бровь, окинув смутившуюся девушку многозначительным взглядом, - с этого места - поподробнее.
        - Дурак! - Варя незамедлительно насупилась. - Доел? Поехали за книгой. Нечего штаны просиживать!
        Варвара пыталась снова заставить меня ждать у машины, но я воспротивился, напомнив, чем обычно это заканчивается. Результат - после недолгого сопротивления девушка сдалась. Впрочем, ломалась она скорее для виду. Готов поспорить - ей и самой не хотелось сейчас оставаться одной.
        - Это и есть твое укромное место? - Я посмотрел сначала влево, затем вправо: в обе стороны расходились ровные стены с одинаковыми металлическими дверями.
        Обычный подземный гаражный комплекс - серенький и неприметный, в спальном районе. Таких по Москве сотни. Думаю, тут и машины-то не у всех владельцев имеются, и большинство используют гаражи в качестве кладовок.
        - Не впечатлен? - Варвара оглянулась - не идет ли кто, а потом провела рукой по стене и что-то прошептала.
        Один из кирпичей с тихим скрежетом выдвинулся вперед. Вытащив его, девушка извлекла из небольшой ниши ключ, а кирпич вернула обратно. Щелкнул замок и дверь, скрипнув, открылась.
        - Милости прошу. - Варвара пропустила меня вперед, а сама вошла последней, заперев дверь.
        Так мы оказались в абсолютной темноте.
        - Эмм, - я инстинктивно шагнул к стене, собираясь поискать выключатель.
        - Сейчас!
        Когда под низким потолком зажглась лампочка, оказалось, что я стою вплотную к Варваре. Наши взгляды встретились. Возникла неловкая пауза. Но я и рта не успел раскрыть, как ведунья отстранилась, опустив глаза.
        Заложив руки за спину, Варя повернулась вокруг:
        - Вот такое вот у меня тайное обиталище. Как тебе?
        Внутри оказалось довольно уютно: на каменном полу лежал пушистый ковер, у дальней стены расположился журнальный стол с ноутбуком, рядом вытянулся старенький, но с виду удобный диван с маленькими подушками и аккуратно свернутым пледом. Все остальное пространство занимали стеллажи с книгами, а под потолком висели связки высушенной травы и какие-то корешки.
        - Тут… уютно. - Я прошелся вдоль стены, пробежав взглядом по корешкам старых и не очень томов: книги по медицине, художественная литература - современная проза и нестареющая классика типа «Трех мушкетеров». - О, не думал, что ты такое читаешь. - Я взял в руки одну из книг о ведьмаке известного польского писателя. - Нравится?
        - А я удивлена, что такой, как ты, знает, что это, - Варвара тоже выглядела немного ошарашенной, - у тебя дома нет ни одной книги.
        - Вот сейчас обидно было, - в шутку оскорбился я, - у меня электронная библиотека. Но есть и бумажные книги: все собираюсь перевезти их, но они до сих пор у родителей пылятся. - Я вернул яркое коллекционное издание обратно, продолжая рассматривать корешки. - Фантастика, фэнтези, даже комиксы про супергероев. И ни одного любовного романа?! Миледи, я снимаю шляпу.
        - У тебя ее нет, и прекрати меня смущать! - Варвара подскочила быстро, словно настоящая кошка, выхватила у меня из рук увесистый том приключений жителей Средиземья, сунула его обратно, а меня оттеснила в центр помещения.
        - Погоди-погоди! - запротестовал я, увидев на нижних полках кое-что действительно интересное. - Это же «сорокатысячник»! Вся «Ересь», и еще…
        - Всё. Мы тут не за этим! - Варвара метнулась к столу, сцапала ноутбук, вытащила из-за дивана рюкзак. - Я готова, уходим! - сообщила она мне.
        - И это всё? - Я с сомнением посмотрел на тощий рюкзак и небольшую сумку.
        - Нет. Там за диваном еще есть, - призналась Варвара, - но мне хватит и этого…
        Я молча подошел к дивану и взял оставшиеся вещи ведуньи: чемодан и еще одна сумка - уже больше похоже на правду. Но все равно как-то маловато для молодой девушки.
        - Книги, травки - что-нибудь еще брать будешь?
        - А можно? - с надеждой в голосе спросила она.
        - Можно.
        - А ты подождешь и не будешь высмеивать мои увлечения?
        - Я и не высмеивал, - опустив сумки на пол, я взял с полки одну из книг и уселся на диван, - просто не ожидал, вот и все. Но я приятно удивлен. Собирайся. Я подожду. Если надо - приедем еще.
        - Спасибо! И… - Она робко взглянула на меня, мило поковыряв мыском ковер. - А ты не передумал? Ну, насчет моего общества. Мы как-то и не обсуждали это толком…
        - Я, конечно, кошку планировал завести. Но девушка даже лучше: ты же не будешь обои драть и дела свои мимо лотка делать? - Что сказать… мастерство неловких шуток и заявлений я перенял от отца.
        Странно, но это сработало - Варвара звонко рассмеялась:
        - Обещаю! Спасибо тебе!
        - Не за что. Мы теперь в одной лодке. - Я сделал вид, что занят чтением, но на деле наблюдал за тем, как девушка собирает свои вещи.
        Кажется, пару раз она заметила, что в данный момент меня интересуют вовсе не приключения книжных героев. Впрочем, я этого и не скрывал. Не вижу ничего постыдного в том, что здоровый мужчина любуется женской красотой. А если Варвара не высказывает никаких возражений, значит, и она не против моего внимания.
        Кто знает, что из этого получится?
        Домой мы вернулись только под вечер, потратив в пробке битых пару часов, чтобы проехать два десятка километров - типичная для Москвы ситуация. Пока поднимались в лифте, пришло сообщение от родителей, мол, долетели, устроились, все хорошо. Ответил я сразу: ведь пока вещи разберем, пока поужинаем - как бы не забыть.
        Я как в воду глядел! Стоило перешагнуть порог, как я сразу же почуял неладное. Что именно? Не смог понять, пока не пригляделся: обувь в прихожей стояла ровненько и чистая, причем даже тренировочные кроссовки, которые я вчера в спортивной сумке забыл.
        - Какого?! - Бросив свою ношу прямо в коридоре, я прошел в глубь квартиры. - Что за?..
        Кругом царил идеальный порядок: ни пылинки, вещи все убраны, кровать ровно заправлена, даже мусор выброшен. И все бы ничего, если бы я платил горничной или же пользовался услугами клининговой компании. Вот только я этого не делал!
        - В чем дело? - Варвара встала рядом. - Что не так?
        - А ты не видишь? - Я развел руками. - Кругом порядок! Нет, я, конечно, далеко не неряха, но иногда вещи на пол бросаю, например. Вот, смотри, кровать застелена!
        - Думаешь, тут кто-то был? - настороженно спросила ведунья, разом напрягшись. - Те самые типы?!
        - Ну, если они искали меня исключительно чтобы убраться в квартире, то сказали бы сразу. Я бы им сам ключи отдал. Вот только… - Я обернулся и едва не уронил челюсть на пол. - Какого хрена?!
        Какое-то косматое непонятное существо, состоящее из густой копны длиннющих волос, волоком тащило в комнату одну из принесенных нами сумок. Оно подошло ближе, и я увидел, что это странный седой желтоглазый человечек не больше полуметра в высоту, с бородой до пола и одетый в простую рубаху да лапти.
        - Что ты такое?!
        - Белоус?! - ахнула Варвара. - Ты живой?!
        - Живой, хозяюшка, живой, - молвило существо вполне себе человеческим голосом. - И ты здрава будь! И ты, хозяин.
        - Вы знакомы? - Я переводил ничего не понимающий взгляд с ведуньи на маленького старичка и обратно.
        - Это Белоус, - представила незваного гостя Варвара, - он домовой.
        При этих словах домовой склонил передо мной косматую голову:
        - Благодарствую тебе за угощенье, хозяин. Сметану я люблю. Правда, домашняя она лучше, но и такая сгодится.
        - Пожалуйста… - Я сел на кровать. - Это ты тут все убрал?
        - Я, - важно кивнул Белоус и подбоченился. - Я же домовой. Ты меня угощеньем уважил да кровом, - он кивнул в сторону той самой коробки, которую я приготовил для кошки, - а я тебе помог, чем смог. Непривычно мне тут, в этих хоромах каменных. Но не кручинься, приживусь. Ты меня и не приметишь вовсе, коли не нужен буду! Но ежели погонишь - уйду, - крошечный человечек горестно вздохнул, - мой-то дом сожгли ироды поганые!
        - Влад, - рука Варвары легла мне на плечо, - этот домовой у моей бабушки жил. Ему сейчас идти некуда. Я его потом заберу, честно! Обещаю! Можно, он пока…
        - Пусть остается. - Я только рукой махнул - квартира у меня большая, уживемся как-нибудь. Да и чего еще ожидать, раз связался с ведуньей? Любишь кататься - люби и саночки возить, и домовых будь готов приютить. Остается только надеяться, что на этом сюрпризы закончатся.
        - Доброго молодца ты себе выбрала, молодая хозяюшка, - обрадовался Белоус, - хоть и тень его чернее ночи теперь.
        - В смысле? - Я внимательно посмотрел в желтые глаза домового. - О чем ты?
        - А сметанка у тебя еще найдется? - хитро прищурился тот. - Пойдем в горницу, чаю попьем, я и скажу, что знаю.
        Пока электрический чайник закипал, домовой наотрез отказывался общаться. Он забрался на столешницу и пялился на синеватую подсветку и пузырящуюся воду. Словно маленький ребенок, он искренне удивлялся и осторожно тыкал пальцем в стекло.
        - Вот же диво дивное, - заявило мне существо, которое я до сегодняшнего дня считал сказочным, - чудо ч?дное! А я все брожу да смекнуть не могу: где тут печка?
        - Печку я тебе потом покажу, и микроволновку, и мультиварку, и даже тостер, ты только расскажи: что знаешь обо мне?
        - Да мне много-то и неведомо, - признался Белоус, перебираясь за стол. Со стула он до столешницы не доставал, поэтому я пересадил его сам. - Благодарствую, - вежливо поблагодарил домовой и выжидающе уставился на меня.
        - Чай, - шепотом подсказала Варвара. - Хочешь, я сделаю? Твоя какая кружка?
        - Любая. Чай в том шкафу. - Я указал девушке нужное место. - Сладости там же. Ты что-то еще хочешь?
        Домовой замотал головой. Варвара быстро накрыла на стол, причем делала это так по-хозяйски, что я невольно залюбовался. Никогда бы не подумал, что хозяйничающая на кухне девушка может быть столь привлекательной.
        Белоус проследил мой взгляд и довольно улыбнулся в седую бороду.
        - Молодая хозяюшка - девица ладная… - шепнул он мне. - Таких и встарь-то было трудно отыскать, чего уж про нынешнее время говорить!..
        - Я все слышу, - предупредила Варя, усаживаясь за стол. - Выкладывай лучше, что тебе известно.
        - Видишь, какая? - Белоус и ухом не повел. - Скромная, стеснительная!..
        - Ты сюда меня сватать, что ли, пришел?!
        - А куда деваться-то? - изумился домовой. - Василисы больше нет, я стар уже, дальше порога выйти не могу, а этот молодец разве тебе не мил? По глазам вижу, что…
        Варвара залилась краской, резко подалась вперед и заткнула рот домового пряником. Виновато улыбнувшись, она развела руками:
        - Белоус иногда заговаривается. Не обращай внимания.
        - Ничего подобного! - Домовой поразительно быстро справился с пряником. - Василиса запрещала тебе с молодцами миловаться, чтобы они тебя, наивную, вокруг пальца не обвели! Переживала за тебя бабка! А этот храбрый да удалой, и…
        Второй пряник прервал речь Белоуса, но он не сильно и расстроился, принявшись быстро поедать угощение да хитро таращиться на смутившуюся Варвару. А этот мелкий мужичок начинал мне нравиться!
        - Сметанки? - предложил я.
        - Не откажусь! - закивал Белоус. - А ты, хозяюшка, расскажи пока, как дело было? Меня-то Василиса укрыла, жизнь спасла, да о тебе заботиться наказала. Вот я и пропустил все.
        Пока домовой утолял голод, Варвара вкратце посвятила его в суть дела.
        - Вон оно как! - присвистнул Белоус. - Ну что сказать могу: кто на Василису напал - мне не ведомо. Одно скажу - темные они были. Очень. А вот что мне ведомо: каждого встречного-поперечного из-за реки Смородины уже не воротить. Так издревле заведено. Но своего суженого ты вытянула.
        - Белоус!
        - Видать, люб он тебе…
        - Белоус!!!
        - Сердце девичье…
        - Влад, я передумала - давай выгоним его! - взмолилась Варвара.
        - Кхм, - кашлянул Белоус и быстро сменил тему: - Помогли тебе с той стороны, одна бы не сдюжила. Сама Василиса, видать, подсобила.
        - Но она же сама мне велела от мужчин подальше держаться! Говорила…
        - Что проклятье древнее тебе вместе с даром передалось? Да, знаю. Ты - черная невеста: всяк, кого полюбишь, умрет.
        Вот так новость. Я едва сдержался, чтобы промолчать. Да уж, не каждый день узнаешь такое о девушке, которая тебе приглянулась. Вот и верь в любовь с первого взгляда! Варвара покосилась на меня, закусила губу:
        - Извини, что не сказала…
        - Дык оно и ненадобно теперича, - осклабился Белоус, - суженый-то твой, почитай, уже помер, а проклятье - как молния Перунова, дважды в одно место не бьет! Поэтому Василиса и подсобила тебе своей последней волей. Помогла тебе заступника найти.
        - Выходит, мне проклятье теперь не страшно? - Эта новость меня весьма приободрила.
        - Агась, но тебе другого опасаться надобно! Душу твою с того света так усердно тянули, что наизнанку вывернули, а внутрь моя прошлая хозяйка гостинец приложила: взяла кое-что из Темной Нави да с твоей душенькой соединила. Все теперь, ты навсегда таким и останешься, - Белоус поглядел на меня, - с тенью, что чернее ночи, позади себя. А к худу это или к добру - ума не приложу. Василиса, может, и знала, а я - точно нет. От вас все зависит.
        - Погоди, кто ко мне прицепился? - спросил я. - О чем ты говоришь?
        - Да Лихо, вестимо, кто ж еще, - произнес Белоус таким тоном, будто бы все объяснил. - Думаю, оно это.
        Хотя, кажется, только я ничего не понял - Варвара побледнела и приложила ладонь ко рту.
        - Какое еще Лихо? - я даже привстал.
        - Одноглазое же! Не разумеешь? Из всех созданий Навьих - самое безобидное, пока сытое да довольное. Тебе и брюхо набить постоянно хочется оттого, что насыщаться вам надо или так, за трапезой мирской, или горем чужим. Человек-то ты неплохой, хозяин, зла другим не желаешь. Но Лихо - оно прожорливое. Вот и приходится вам к согласию приходить - когда ты его кормишь, а когда оно само пропитание ищет. Самых близких тебе не обидит, кровь у вас одна, один Род. Но чужим спуску точно не даст: коли слабину проявишь - станет пожирать их удачу да несчастьями сытиться. Но будь осторожен: коли подчинишь себе эту силу - значит, так тому и быть, а коли не сладишь - поглотит оно тебя. Вот так вот! - Белоус шумно допил чай. - Мой тебе совет, молодой хозяин, - не буди Лихо, пока оно тихо, да корми иногда, чтобы не лютовало особо. Засим - всё. Благодарю за угощение. Доброй ночи.
        Спрыгнув со стола, домовой побрел в комнату. Он обернулся в дверях, чтобы сказать напоследок:
        - Не горюй о бабушке, молодая хозяйка. Она ушла тихо и спокойно, во сне, еще до того, как злодеи окаянные дом наш подпалили. Пришло ее время, а твое - только началось. Живи и радуйся, так хотела бы Василиса.
        Кивнув своим словам, Белоус скрылся из виду. Когда я метнулся следом, то увидел лишь, как закрывается дверь шкафа.
        - Погоди! - Я распахнул дверь, но кроме вещей внутри ничего не оказалось. - Твою-то мать!..
        Вернувшись обратно, я открыл верхний ящик, достал бутылку виски и два стакана. Молча налил себе и Варваре, но та только покачала головой. Пожав плечами, я выпил обе порции. Волна тепла растеклась по телу, но легче не стало.
        - Ты как? - осторожно спросила девушка.
        - Нормально, - кивнул я. Соврал, конечно, - погано на душе было. Вот только сам не пойму отчего. - Ничего особо и не изменилось. Ну Лихо, ну прицепилось, чего теперь? Зато это многое объясняет. По крайней мере, я не схожу с ума.
        - Мне жаль…
        - Забей. Скажи лучше, я теперь… типа одержимого? Как в «Изгоняющем дьявола»? По стенам буду бегать да слизью рыгать?
        - Не уверена, - покачала головой Варвара, подошла ко мне сзади, обняла за плечи. - Про Лихо я знаю только из сказок. Но обещаю - я что-нибудь придумаю!
        Повернувшись к ведунье, я понял, что ей сейчас намного хуже, чем мне. Оно и немудрено - наверняка себя виноватой считает. И вот опять глаза на мокром месте…
        - Я не дам тебе пропасть!
        - Да я и не собираюсь пока что. Ты не переживай - мы во всем разберемся. Вместе. У нас все получится. Хорошо? А что до Лиха - ну, буду переедать пока, потом сброшу.
        - У тебя все так легко да просто… - Варвара покачала головой. - Эх, бабушка-бабушка, что же ты натворила?..
        - Тебя спасла… и меня. Разве это плохо, о близких заботиться? Я твою бабушку не знал, но зла на нее не держу. Да и после драки кулаками не машут: теперь я такой, какой есть. Сейчас главное - разобраться, кто охотится за книгой и за нами. А Лихо, кем бы оно ни было, помогает мне решать некоторые проблемы. Так что наши шансы на успех возросли.
        «И мои тоже», - подумал я, вспомнив, что проклятье черной невесты на меня больше не действует. Выходит, у Варвары и выбора-то теперь нет, разве что в девках оставаться или мужиков со свету сживать. Второе маловероятно - слишком уж она добрая и порядочная…
        - Главное, не давай ему волю, что бы ни случилось. Обещаешь?
        - Ты про Лихо? Легко, - соврал я, отвлекшись от размышлений о нашем будущем. - У меня все под контролем.
        На самом деле контролем тут и не пахло! Там, в цыганском поселке, если бы не Варвара - не знаю, что бы я натворил. Или теперь правильнее говорить «мы натворили»?
        Глава 7
        Нет худа без добра
        Лег я рано, а проснулся поздно - ближе к двенадцати. И все равно не выспался. Вчера даже в душ не сходил - навалилась такая усталость, что еще за столом начал носом клевать. Толком и не помню, как до кровати дошел.
        Встав и одевшись, я побрел в ванную, спросонья натыкаясь на все косяки. С кухни доносился приятный запах. Неужели Варвара порадует меня завтраком? Или это Белоус колдует? Хоть бы дом не спалил, недомерок скрытный!
        Добредя до ванной, я кое-как привел себя в порядок. Причем на протяжении всех утренних процедур мне что-то казалось странным. Душ освежил меня, смыл сонливость и прояснил мысли. Вытираясь полотенцем, я наконец понял, что же меня смущает: разномастных баночек и тюбиков стало куда больше, у меня-то кроме зубной пасты да геля для душа и не было ничего, а тут - маленький склад.
        - Астрологи объявили неделю Кремов и Масок. Количество ванных принадлежностей увеличено втрое… - пробормотал я, рассматривая целую коллекцию солей для ванн.
        И снова на ум пришла все та же весьма мудрая поговорка, о любви к катанию на санях. Что сказать… живешь с девушкой - будь готов к переменам. Впрочем, едва ли баночки в ванной меня заботили: ну стоят они на полках, дальше-то что? Если Варваре они нужны, то пусть будут. Ведь от ее присутствия в моей квартире имелись и весьма существенные преимущества!
        По крайней мере, я всей душой стремился в это верить.
        И о чудо! Зайдя на кухню, я как раз обнаружил то, о чем только что рассуждал. В уютной домашней пижаме Варвара как раз доставала из духовки крайне аппетитного вида пирог. Но порадовал меня вовсе не он, а вид отдохнувшей и окончательно пришедшей в себя девушки: она мурлыкала под нос какую-то незатейливую песенку и буквально порхала по кухне. А еще она расплела косу, и теперь волна густых шелковистых волос ниспадала по плечам.
        - Доброе утро, - поздоровался я. - Как спалось и… где? Извини, я что-то вчера вырубился.
        - Здравствуй! - Варвара приветливо улыбнулась. - Ничего страшного. Я на диване постелила. А ты как себя чувствуешь?
        - Как только зашел на кухню - стало намного лучше. У тебя сегодня настроение хорошее?
        - Да! Мне бабушка привиделась, - просияла девушка. - Она стояла за рекой, такая умиротворенная и счастливая, и улыбалась мне, махая рукой.
        - Это добрый знак?
        - Да. Мы попрощались, и я… отпустила ее. - На глазах ведуньи снова заблестели слезы. Но в этот раз она смахнула их с улыбкой. - Я странная, да?
        - Ты спрашиваешь об этом того, в ком живет Лихо? - хмыкнул я, усаживаясь на стул верхом. - Как по мне - вовсе не странная, особенно если учесть, что ты единственная ведунья, которую я знаю. И… спасибо.
        Девушка поставила передо мной тарелку с омлетом, салат, кружку со свежесваренным кофе, тот самый пирог, который оказался шарлоткой, и целую гору румяных сырников со сметаной. Тосты и банка с джемом стояли чуть в стороне, так как не поместились поблизости.
        - Надеюсь, этого хватит, чтобы насытить твоего симбионта!
        - Кого? - Я придвинул еду поближе и с наслаждением втянул носом аппетитные запахи.
        - Ну, это я про Лихо, но научными терминами. - Варвара села рядом. - Симбионты - это организмы двух разных видов, приносящие обоюдную пользу.
        - Как джедаи и мидихлорианы? - Я щелкнул пальцами. - Или как Веном из «Человека-паука»?!
        - Ну, не совсем по-научному, но - да, суть ты уловил. - Варвара намазала диетический джем на тост. - Симбионты…
        - Давай без всякой зауми, - взмолился я. - Объясни мне проще, я же спортсмен: два подхода, шесть повторов, вес грифа не считаем и все такое…
        - Не прибедняйся, - Варвара криво усмехнулась, - все ты понимаешь. Ты ешь лучше, а я расскажу, что узнала.
        Уговаривать меня не пришлось. По правде сказать, я умирал с голоду, а стряпня Варвары оказалась удивительно вкусной! Так что спустя всего пару секунд я уже уплетал за обе щеки, да так, что за ушами трещало.
        - Если коротко, то в книге написано, что Лихо не может существовать само по себе вне Темной Нави.
        - Вне чего?
        - Наши давние предки считали, что существует несколько миров, - терпеливо начала Варвара. - Мир Яви - это наш мир, все вокруг нас. Мир Нави - это незнакомая нам явь, то, что за гранью этого мира. И есть еще мир Прави - мир древних богов.
        - Так что за Темная Навь-то?
        - Ешь, слушай и не перебивай, - строго велела мне ведунья, подвинув поближе пирог. - Навь делили на Светлую и Темную. Светлая Навь или Славь - это мир наших предков, а Темная Навь - место, где живут бесы и прочие темные сущности…
        - Как рай и ад? - снова встрял я.
        - Нет. - Ведунья покачала головой. - Совсем нет. У наших предков была совершенно иная философия. Но ты просил проще, поэтому я не хотела вдаваться в подробности сейчас. Или надо?
        - Давай про Лихо, - решил я. - Остальное пока подождет.
        - Хорошо. В наше время эта сущность воспринимается скорее как сказочный персонаж: оно одноглазое, похоже на человека. Но на деле все иначе. Лихо - это воплощение злой доли. Оно не имеет материального тела и не может существовать в нашем мире продолжительное время само по себе. Оно живет в людях, в проклятых людях, отравляя и изменяя их душу. И снять проклятие - нельзя.
        - Совсем никак не избавиться? - У меня кусок поперек горла застрял от таких новостей.
        - Умереть, - пожала плечами Варвара. - Но с тобой все иначе. Ты не был проклят, да и в ином мире побывал, пусть и недолго. Такое в книге не описано, но если верить Белоусу, то твоя душа вывернута наизнанку, и Лихо не обволакивает ее, а заключено внутри.
        - Мы вроде договаривались - попроще, - напомнил я.
        - Вы едины. Точнее, Лихо - это и есть ты; оно воплотилось в тебе.
        - Все равно - слабо понимаю. Это хорошо или плохо?
        - Это и не хорошо и не плохо, это просто есть, а дальше - зависит от тебя. По крайней мере, я так думаю.
        - Вы, ведуньи, с гадалками не на одном факультете учитесь? Уж больно похоже говорите: неопределенно и так, что приходится самому додумывать.
        - Уж как смогла. - Варвара только руками развела. - Не обессудь. Я не волшебник, а только учусь.
        - Ладно, извини, не хотел тебя обидеть. Что дальше будем делать?
        - Я сегодня хотела бы заняться книгой. В ней много тайн, и, возможно, удастся найти хоть какие-то ответы.
        - Тебе помочь? - предложил я, не питая при этом ложных надежд касательно полезности своей помощи. Что я мог сделать?
        Так и оказалось: Варвара покачала головой. Встав из-за стола, она ушла в комнату и вернулась с книгой. Раскрыв ее, девушка продемонстрировала мне старые, пожелтевшие страницы. Все они оказались пустыми.
        - Не хочу тебя расстраивать, но, кажется, она сломалась.
        - Нет. Просто человек без дара не может прочитать ее, - возразила ведунья. - Так что прости, но твоя помощь не потребуется. Но я оценила порыв!
        - А я оценил завтрак. Все очень вкусно. - Я на удивление быстро расправился с едой. - Значит, у меня сегодня выходной?
        - Да. Но лучше не выходить из дома. Пока ты спал, я наложила на дом отводящие глаз чары. Но мы не знаем, чего ждать от тех, кто снаружи…
        - Понял. Не дурак, - согласился я.
        В предложении Варвары имелась своя логика: мы действительно не знали, кто охотится за книгой и каковы их возможности. Не хотелось бы встрять в очередную заварушку. Лучше уж сидеть на попе ровно, по крайней мере, до тех пор, пока хоть что-то не прояснится. Да и Лихо лучше не провоцировать без лишней надобности, пусть спит. Как там Белоус советовал - не буди Лихо, пока оно тихо? Вот и славно, так и поступлю.
        В конце концов, если мы с этой сущностью теперь едины, то придется как-то с этим жить. А пока… хорошо, что я из тех, кто может просто лечь и лежать, ничего не делая. Отдых - не работа, надоесть не может. По крайней мере, я еще не бездельничал настолько долго, чтобы от этого устать. Стало быть, самое время попрактиковаться!
        - Ты насыщайся знаниями, а уж я найду чем себя занять, - сказал я Варваре, - давно хотел посмотреть пару фильмов, да все времени не находил. Если устанешь от зубрежки - присоединяйся!
        - Обязательно, - пообещала мне девушка, даже не подняв взгляд - она уже сосредоточенно изучала древний трактат, лишь изредка прихлебывая чай. А еще на ее очаровательном и сейчас очень серьезном личике появились очки, которые ей чрезвычайно шли.
        Некоторое время я наблюдал за новой соседкой, а потом ушел в зал, чтобы не отвлекать Варвару и не мешать ей.
        Ближе к вечеру я понял, что значит «пролеживать бока», но не сдавался, отчаянно продолжая заниматься столь нелегким делом! Обложившись едой, я успел почитать, посмотреть целый сезон сериала, поиграть в приставку, поспать и усесться за просмотр полнометражного фильма.
        Варвара ко мне так и не пришла - она полдня просидела на кухне, потом забаррикадировалась в ванной, затем перебралась на диван в соседнюю комнату, и все это не отрываясь от чтения. Вот ведь заучка! Ладно, надеюсь, она сможет отыскать что-нибудь полезное.
        К моему сожалению, рекомендованное товарищем кино оказалось той еще нудятиной, так что я его выключил, так и не досмотрев. Хотелось чего-то героического и вдохновляющего. Быстро отыскав в своей объемной коллекции папку под незамысловатым названием «Можно пересмотреть», я выбрал случайный файл для воспроизведения.
        Кино о мумии. Почему бы и нет? Едва зазвучали первые ноты вступительного саундтрека, как я перестал быть одиноким - из шкафа выбрался Белоус. Вежливо поздоровавшись, он деловито вышел из комнаты, чтобы вскоре вернуться с кружкой чая. Подойдя к заваленному едой столу, домовой заграбастал упаковку печенья и уселся на углу кровати, уставившись в экран.
        Забавный он. Пару дней назад я бы и не подумал, что буду вот так запросто смотреть кино с собственным домовым. Захотелось окликнуть Белоуса, но он был так увлечен просмотром фильма, что я решил его не отвлекать.
        И вроде бы хорошее кино, но я снова начал засыпать: голова будто распухла, тело начал бить легкий озноб, в горле пересохло. Заболеть еще не хватало! Поспешно выпив лекарства, я завернулся в одеяло и уснул.
        Разбудили меня негромкие причитания Белоуса:
        - От ведь окаянный! Что творит-то, что творит?! Прибьет ведь их, выродок нечистый! Ох, беда-беда!
        - Не прибьет! - ответила Варвара. - Вот увидишь! Они в предыдущих частях и не с такими врагами расправлялись! И сейчас сладят!
        - Дык у недруга целая рать! Куда им супротив такой силищи?! Ой, не сдюжат, чую! Сгинут, бедненькие! Жалко-то как…
        Дальше оба замолчали. Звук у телевизора был приглушен, но я разобрал лязг стали и выстрелы. Что они такое смотрят? Выглянув из-под одеяла, я протер слипающиеся глаза и узнал фильм: оказывается, я проспал первую и вторую части и застал только конец третьей. На экране как раз воскресший Император Драконов превращался в крылатого змея.
        - Ой, батюшки, накликали урода! - ахнул Белоус, закрыв лицо маленькими ручками. - Чудо-юдо-то какое! - воскликнул он, продолжая смотреть на экран сквозь щелку в раздвинутых пальцах. - Ну как с таким сладить?!
        - Все у них получится! - Варвара усердно продолжала болеть «за наших». Но, судя по тому, как она вцепилась в подушку, переживала не меньше домового.
        Усмехнувшись, я не стал мешать этой парочке впечатлительных зрителей и снова прикрыл глаза. Чувствовал я себя очень паршиво: озноб усилился, в глазах жгло, в голове колотил колокол. Все тело пропитывала слабость, да такая, что шевелиться я мог с трудом. Еще и кости ломило. Но вот что странно - никаких симптомов простуды: нос не заложен, в горле не першит. Что за заразу я подхватил-то?
        «Лихо называется», - ответил я сам себе и улыбнулся. Хотелось есть, но вставать не было сил, поэтому я снова закрыл глаза и мгновенно провалился в сон.
        Я стоял в темноте, под звездным небом, не понимая, где нахожусь. Но здесь дышалось легко и свободно и не было забот. Вдруг невесть откуда налетели темные тучи. Ураганный ветер разметал их по небу, закрутил и завыл так, что мурашки по коже. Грянул гром, небо раскололось и молнии ударили по земле. А я все стоял, не в силах и шагу ступить, словно что-то держало меня… или кто-то.
        Вцепившись в резные перила моста, я смог устоять под порывами ветра, что пробирал до костей и бросал мне в лицо тяжелые капли дождя. Я глянул вниз, на бурлящую под мостом воду. Поначалу буйные волны не позволяли ничего разглядеть, а потом я вдруг ясно увидел его. То есть себя, наверное…
        Отражение, причем такое, будто в зеркало смотрелся, а не в бушующую реку. Я смотрел сам на себя и не мог узнать: волосы стали черными, удлинились почти до пола, они развевались на ветру, подобно плащу. Сам я сгорбился так, что руки до колен свисали, а на пальцах выросли настоящие когти. Кожа моя потемнела, губы на осунувшемся лице расползлись в жуткой и кривой, словно открытая рана, ухмылке.
        И пусть я смотрел на отражение двумя глазами, второй Я взирал на меня одним - кроваво-красным, нестерпимо ярким, злым. Жуткий глаз моргнул, и мир вокруг перевернулся. Теперь я сам оказался в отражении, а мой страшный двойник занял мое место.
        Еще один оборот.
        Еще!
        Так продолжалось до тех пор, пока я не перестал отличать, где я, а где мое отражение. И кто из нас настоящий?! Все вокруг закрутилось с сумасшедшей скоростью!
        Голова закружилась, и я перевалился через перила. Но не упал в воду - реку сковал лед. Я осторожно приподнялся, не понимая, что происходит. Лед опасно хрустнул под моим весом и пошел трещинами.
        Я попробовал отползти, но не успел - из-под толщи льда с грохотом вырвались черные руки. Они схватили меня и потащили вниз, на самое дно. Я отчаянно боролся, стараясь выбраться, пока вдруг не понял, что моего противника не существует. Не существует и отражения. Здесь был только я.
        Всем своим естеством я устремился наверх, чувствуя, как ослабленное тело наливается силой. Легкие жгла нехватка кислорода. Поверхность была уже близко. Но течение отнесло меня дальше, под лед. Все мои попытки пробиться не увенчались успехом. Ничего не получалось, и я начал снова идти на дно.
        Уже задыхаясь, я снова увидел своего страшного двойника. Осознание, что я - это он, а он - это я, пришло не сразу. Мы были едины. И вместе мы могли куда больше, чем в одиночку. Стиснув зубы, я предпринял последнюю отчаянную попытку пробиться.
        Словно пуля я вылетел из воды, вдребезги разбив лед и очутившись все на том же мосту. Я глубоко вдохнул полной грудью, и…
        Сон?!
        Когда я снова открыл глаза, то за окном уже начало светать. Боль и слабость исчезли. Только во рту оставался какой-то горьковатый привкус. Кажется, я даже отдохнул! Вот только что-то давило на грудь…
        Повернув голову, я увидел Варвару. Недавний кошмар сразу же отступил. Девушка умиротворенно спала рядом, лежа поверх двух одеял, которыми зачем-то меня укутали. Ее лицо было столь невинным, спокойным, прекрасным, что мне безумно захотелось поцеловать ее. Я потянулся губами к ее губам… а потом с моего лба на глаза сполз влажный, пахнущий мятой компресс.
        Н-да. Не судьба, видимо.
        Осторожно, чтобы не разбудить ведунью, я выбрался из-под одеял и поморщился - п?том от меня несло знатно. Хорошо, что с поцелуями к девушке не полез - тот еще ухажер. Приоткрыв окно, чтобы проветрить, я пару минут простоял рядом, просто вдыхая утреннюю прохладу. Солнце едва показалось над крышами домов, скользя робкими лучами по сонным улочкам мирно спящего города. Красота, да и только!
        И никакой странной реки…
        Стараясь не шуметь, я взял чистую футболку и штаны и отправился в душ. Не пойму, что со мной такое творилось и почему оно так резко закончилось, но чувствовал я себя просто отлично. Правда, голод все еще ощущался.
        Осторожно заглянув в зеркало, я облегченно выдохнул - никаких двойников. Это не могло не радовать. Смыв с тела пот, свежий и бодрый я пришел на кухню, где повстречал Белоуса. Тот сидел на подоконнике, жевал яблоко и поглядывал на занимающуюся зарю. Услышав мои шаги, он повернул голову.
        - Как спалось, молодой хозяин? - осведомился домовой, хитро улыбаясь во весь рот. - С красной девицей-то под боком?
        - Все-то тебе надо знать, - беззлобно отмахнулся я от расспросов. - Скажи лучше, что со мной было?
        - Хворал ты. Плохой совсем был. Хозяюшка вокруг тебя всю ночь хлопотала, уморилась, голубушка. Только под утро заснула, когда ты вздрагивать перестал да задышал ровно. Что снилось?
        - Лучше не вспоминать, - отмахнулся я. - Есть будешь?
        - Нет, спасибо. - Белоус помотал косматой головой.
        - Как знаешь. - Пристально изучив содержимое холодильника, я понял, что не хочу обычной еды. Мой голод был иного рода. Неожиданно к нему примешалось странное чувство тревоги.
        С чего бы это?
        - Любопытно… - протянул Белоус, привстав на цыпочки. - Чего эта девочка здесь забыла, в такую-то рань?
        - Кто?! - Миг, и я уже стоял рядом с домовым, разглядывая странную особу, что расхаживала между ровными рядами машин на парковке. Она явно что-то искала. И я, кажется, знаю что. Точнее, кого - мой автомобиль как раз располагался по курсу движения незнакомки.
        Она вдруг подняла голову, и мы встретились взглядами. Совсем еще девчонка лет шестнадцати, болезненно бледная, с раскосыми глазами желтого цвета. Уж не знаю, когда у меня появилось орлиное зрение, но разглядеть черты молодого лица я смог с весьма внушительного расстояния. Но что интереснее: почему эта девочка казалась мне необыкновенной?
        Странно, но она, кажется, не увидела меня. Прищурившись, незнакомка поводила головой из стороны в сторону, потерла глаза, наморщила нос, втягивая воздух, будто собака какая, а потом направилась прямиком к моей машине.
        - Неужто чары отвода глаз учуяла? - удивился Белоус.
        - Дверь за мной закрой. - Я решительно направился к выходу. - И не открывай никому, кроме меня. Понял?
        - Понял, чего ж тут непонятного! - Домовой спрыгнул с подоконника и засеменил следом. - Может, хозяюшку разбудить?
        - Нет, - отрезал я. - Пусть отдохнет. Сам разберусь.
        На улицу я выскочил в том, в чем был: домашняя майка и штаны, даже без тапочек, босиком. Стоило мне выйти из подъезда, как странная девка, как раз обошедшая мою машину кругом, сразу же повернула голову.
        - Тебе чего надо? - вместо приветствия спросил я.
        - У цыган в Мытищах ты был? - вопросом на вопрос ответила она тонким голоском. - С девушкой?
        - Твое какое дело? - Я приблизился к ней вплотную, глядя сверху вниз: остроносая веснушчатая мордашка, обрамленная короткими рыжими волосами, выглядела донельзя серьезной. - Кто такая?
        - Дарья меня зовут. - Она принюхалась, отошла на шаг и натянула капюшон олимпийки едва ли не на нос. - Чую уже, что ты с ней, можешь не отвечать - от тебя ведуньей за версту несет, и машина твоя так же пахнет. Легко нашла.
        - И что ты еще чуешь? - спросил я с пренебрежительной ухмылкой: кем эта девочка себя возомнила - охотничьей собачкой?
        - Чую то, что в тебе. Вторую сторону. Темную. - Ее глаза странно сверкнули.
        Я невольно отступил на шаг:
        - Да кто ты?!
        - Дарья, говорю же, - пробубнила девчонка, сверкнув необычными желтыми глазами. - Я помочь хочу. Поговаривают, что ведунья твоя совета у Богданы искала. Да только та продалась колдунам с потрохами! Так что больше к ней не суйтесь - опасно это! Можешь мне поверить!
        - А тебе, значит, верить можно? - Я с сомнением оглядел худощавую девчушку - типичный нескладный подросток, состоящий из локтей и коленок, да еще и грубоватая. Одета, опять же, на мальчишеский манер: кроссовки, рваные узкие джинсы, растянутая черная майка с нарисованным волком да старенькая олимпийка.
        - Мне - можно, - заверила она. - Наше племя помощи никогда не забывает. Бабушка твоей ведуньи помогла мне - ее внучка травы для моего лечения привезла. С их помощью меня выходили. Вот я и пришла отплатить добром за добро.
        - Ничего не понимаю. Какое племя? О чем ты…
        - Вот - приезжайте сюда этой ночью. - Девчонка сунула мне смятый лист. - Скажи, что от меня. Мой запах учуют и вам помогут. Там… - Она вдруг резко повернула голову, отчего капюшон упал на плечи, и я увидел два звериных уха, вставшие торчком на рыжей голове Дарьи.
        В последнее время стоит мне подумать, что удивить меня теперь невозможно, происходит что-то из ряда вон выходящее. Сейчас, например, я повстречал какую-то девочку-собачку…
        - Здесь вр-р-раг, - прорычала она, обнажив острые, четко выделяющиеся клыки. - За мной следил?! А я не учуяла, вот р-р-растяпа!
        - Пригнись! - Теперь и я услышал приближающиеся торопливые шаги. Потянув девчонку вниз, вынудил ее присесть. Мы укрылись за моей машиной.
        Во двор вбежал мужчина в черной куртке. Он начал озираться, рыская взглядом по округе.
        - Так. Сейчас мы… - прошептал я и только потом сообразил, что рядом со мной уже нет никакой девочки-подростка. - Какого?!
        В тот же миг размытая тень промелькнула слева, и спустя всего лишь секунду я услышал булькающий хрип и глухой звук, когда безвольное тело упало на асфальт между машин.
        - Как ты?.. - Подойдя к склонившейся над телом мужчины Дарье, я увидел, что ее правая рука покрылась шерстью. Вытянувшиеся загнутые когти, больше напоминающие кривые ножи, были испачканы кровью. - Черт…
        Одного взгляда на незнакомца мне хватило, чтобы понять - ему уже не помочь: Дарья располосовала бедолаге горло от уха до уха. И пусть он совершенно точно не желал нам ничего хорошего, столь кардинальное и совершенно не гуманное решение проблемы показалось мне перебором. Одно дело убить в драке, случайно, и совершенно иное - жестоко и хладнокровно, как это только что сделала моя новая знакомая.
        Но что-то темное и злое в моей душе радостно заклокотало при виде крови. Бушевавший внутри голод стал убывать, а мои губы сами собой растянулись в кривой ухмылке.
        - Иди домой. Ночью приезжай туда, куда велено, - сказала девочка ровным голосом, словно минуту назад не она забрала человеческую жизнь.
        - А ты? - только и смог спросить я.
        - Мне нужно уйти. Запутать следы, чтобы к вам не вышли.
        - А этот… вот ведь! - Прямо на моих глазах мертвец начал распадаться черным пеплом, и спустя всего несколько секунд от него не осталось и следа. Только кровь, что капала со страшных когтей девочки.
        - Верь мне, - молвила Дарья. - Это важно. И еще, - неожиданно приблизившись, она подтянулась и чмокнула меня в щеку.
        - Эй-эй! - Я отпрыгнул и предостерегающе замахал руками. - Давай-ка вот без этого всего! Мне же срок дадут - больше чем тебе лет! Подрасти сначала…
        - Не смывай, - невозмутимо предупредила Даша, ткнув пальцем мне в щеку. - Это тоже важно.
        Она еще раз взглянула на меня и, сунув окровавленную руку в карман, одним прыжком перемахнула через десяток машин, скрывшись в подворотне. Прежде чем вернуться домой, я простоял на месте минут десять, пытаясь переварить, что здесь только что произошло…
        Глава 8
        Не буди Лихо
        - Волколаки! - жуя бутерброд, выдала Варвара, едва дослушав мой короткий рассказ о сне и о том, что произошло позже. - Бабушка о них рассказывала, да и я в книге вчера читала.
        - Это типа оборотни, да? Которые еще в полнолуние в волков превращаются и людей жрут?
        - Ну, почти, - снова уклончиво ответила ведунья. - Ведуньи им в свое время сильно помогли, ослабили древнее проклятие: сейчас они могут по своему усмотрению превращаться и разум сохранять. Говорить, правда, в волчьем обличии так и не могут.
        - Когти у этой Даши были совсем не волчьи, - вспомнив жестокую расправу, я скривился.
        - Ну так волколаки и не совсем волки, - развела руками ведунья. - Но у них есть еще одна особенность, точнее, две: они вспыльчивые и никогда не лгут.
        - Совсем? - изумился я. - Тяжело, наверное, им жить - в наше-то время…
        - Тяжело-нетяжело, но живут как-то. Одно знаю - верить им можно. - Продолжая рассуждать, Варвара встала, вымыла руки, после чего подошла ко мне. Заглянув в глаза, она потрогала мои виски, приложила ладонь ко лбу. - Сегодня ночью поедем туда, куда сказано. Все равно я в книге никаких зацепок не нашла - там… - девушка нахмурила лоб, подбирая подходящее слово, - справочная информация, так сказать.
        - Хорошо. - Пусть идея ночного путешествия незнамо куда мне и не нравилась, но спорить я не стал - если бы Даша хотела меня убить, то я вполне мог оказаться на месте неудачливого парня в черной куртке. Лежал бы сейчас с располосованным горлом и тихо-мирно истекал кровью.
        Но нет. Я был у себя дома. Живой и здоровый. Наверное…
        - Что ты делаешь? - спросил я, когда ведунья начала заглядывать мне в уши.
        - Изучаю тебя. Ищу изменения. - Она встала предо мной и потребовала: - Рот открой. Скажи: «А-а-а-а».
        - Голос подать или лапу? - съехидничал я, но послушался.
        - Смешно. - Лицо ведуньи осталось серьезным и сосредоточенным. - Хм… Как себя чувствуешь?
        - На удивление бодро. А что?
        - Сон твой странный, будто вещий. А сам ты вчера выглядел - краше в гроб кладут. Перепугал нас не на шутку, - призналась Варвара. - Отвары не помогали. Отводящие чары - тоже. Вообще ничего не помогало, как о стенку горох. Мы с Белоусом уж думали - не выкарабкаешься.
        - Тогда чего «скорую»-то не вызвали?! - Я даже привстал. - Ты же на врача учишься! Прежде всего, должна была первую помощь оказать, а потом по «ноль три» звонить!
        - Тут такое дело… - Достав свой телефон, Варвара пробежала пальцами по экрану, а потом передала аппарат мне. - Хочешь кино посмотреть? Жанр - мистика и хоррор.
        - Ох, беда-то какая, беда! - Первым, что я услышал из динамика, было напуганное бормотание Белоуса. Судя по тому, что Варвара оказалась в кадре вместе со мной, снимал нас именно домовой, причем часть объектива он закрыл пальцем - дилетант!
        Но даже так общая картина осталась видна. Вот только не понравилась она мне совершенно.
        - Ой, не на такое «домашнее видео» с тобой я рассчитывал, - криво усмехнулся я, за что получил шутливый подзатыльник от смутившейся ведуньи.
        - Смотри давай! - строго прикрикнула она, снова густо покраснев. - Пошляк!
        - Какой есть. - Я поймал себя на мысли, что мне очень нравится, как смущается эта девушка: она выглядела такой невинной, что мне даже стало немного стыдно. Странное чувство. Новое. И приятное.
        Но мой романтический настрой быстро развеяло дальнейшее развитие событий. На видео ведунья трогательно держала меня за руку, пытаясь успокоить. Но безуспешно. Я метался по кровати, рычал и скалил зубы.
        У меня даже в горле пересохло, когда я увидел, как в кадре мои же волосы начали темнеть и отрастать. Тут руки Белоуса затряслись, зато он наконец убрал палец от глазка камеры. Варвара вскочила, что-то забормотала, бросила в меня какой-то светящейся пылью, но и это не помогло. Ведунья сделала несколько плавных пассов руками, коснулась моих щек - снова безрезультатно. Тогда она взяла с тумбочки блюдце, но оно почти сразу же полетело в сторону, выбитое из рук девушки моим неловким дерганым движением.
        На экране я видел, как мое тело затряслось и выгнулось дугой. Руки удлинились, судорожно вцепившись в простыню. На искривленных губах выступила пена. Один из глаз резко распахнулся, сверкнув красным. Я захрипел. Перевернулся, потом еще и еще, неистово закрутившись на постели.
        - Делай что-нибудь, хозяюшка! - запричитал Белоус - телефон в его руках задергался вверх-вниз с удвоенной скоростью. - Делай!
        - Я все перепробовала! - В голосе ведуньи звенело отчаянье. - Ничего не помогает!
        Она в нерешительности приблизилась. Пока девушка на видео колебалась, я отчего-то подумал, что вот здесь она должна была вспомнить совет цыганки и убить меня. Уверен, большинство на ее месте так бы и поступило. Но Варвара не являлась большинством. Наверное, именно этим она мне и приглянулась.
        Вместо убийства девушка бесстрашно бросилась вперед и прижалась ко мне всем телом. Едва избежав знакомства с острыми когтями, она зашептала что-то успокаивающее мне на ухо, погладила по голове, и… все закончилось. Мое дыхание выровнялось, внешний облик стал прежним, а тело расслабилось. Лихорадка отступила и странное безумие тоже. Красный глаз закрылся.
        - Фу-у-ух!.. - шумно выдохнув, Белоус опустил телефон, снимая темный пол и край своего крошечного лаптя. - Кажись, обошлось. Молодец, хозяюшка! А что мне дальше с этой диковинкой делать? О! А это что? - В кадре мелькнуло удивленное лицо домового. - Ба! Диво-то какое!..
        На этом видео завершилось.
        Н-да, неловко как-то вышло. Нашим режиссерам можно поучиться настоящие фильмы ужасов снимать - краткое пособие для них готово. Варвара рядом заметно напряглась, вновь пережив эмоции минувшей ночи.
        Надо бы разрядить обстановку после просмотра такого материала.
        - Оператор из Белоуса - так себе. - Я вернул телефон Варваре. - А ты и правда молодец. Спасибо, что не убила, как эта Богдана советовала.
        - Я же сказала, что не стану так поступать! - обиделась девушка. - Тем более все действительно обошлось. Думаю, что это было твое единение с новым внутренним «я», или как-то так.
        - Хотелось бы верить, что такое больше не повторится. Меньше всего я хотел бы причинить тебе вред. И… Точно! На всякий случай. - Убежав в комнату, я спустя некоторое время вернулся, принеся с собой наручники и ключ от них. - Когда я лягу спать в следующий раз - лучше надеть мне вот это! - Я положил вещи на стол перед ведуньей.
        - Мм… - Варвара осторожно, двумя пальцами, приподняла наручники, с сомнением посмотрев сначала на них, а потом на меня. - Можно, я не стану спрашивать, откуда у тебя это? И для чего ты это использовал?
        - Дядя работал в милиции. Подарил вместе с настоящей милицейской дубинкой на день рождения. Мне как раз восемнадцать исполнилось. С тех пор в коробке лежали. И я, конечно, не волколак, но сейчас не вру. - Я посмотрел на Варвару с чувством превосходства, а потом с улыбкой добавил: - Удивлена? А ты думала, для чего они мне?
        - Ни для чего, - фыркнула, она, встала, демонстративно отвернулась и пошла в гостиную.
        - Ну так что, ведунья, - я поспешил следом, - воспользуешься? Или мне самому?
        - Если понадобится - я надену на тебя наручники. - Она решительно повернулась, встретившись со мной взглядом.
        - А можешь повторить то же, но более нежно и чувственно? - попросил я, молитвенно сложив руки. - И на камеру.
        - Влад, какой же ты дурак! - Варвара рукой опустила мой телефон, покачала головой и ушла.
        Но в отражении открывающейся межкомнатной двери я видел, что она улыбается.
        Все не так уж и плохо!
        И снова мы покинули Москву. Скажу честно: даже не читав записку, я уже не надеялся на простой и короткий путь. Так и оказалось - ехать пришлось за город, причем ехать весьма долго.
        На мятой бумажке, почерком настолько ровным и убористым, что впору завидовать, было написано название населенного пункта и краткое описание, как к нему добраться, а ниже приписка: «За деревней тропа на запад. До Серого Камня. После заката вас встретят». Все. Больше никаких опознавательных знаков и пояснений. Как хочешь, так и живи.
        Н-да, в последнее время загадок и странных событий в моей жизни изрядно прибавилось. И если бы не одно «но», я бы, пожалуй, сильно расстраивался и переживал по этому поводу. Сейчас это чернявое «но» сидело на соседнем сиденье и сосредоточенно читало книгу.
        Варвара переоделась и привела себя в порядок: мои вещи сменились более изысканным и тщательно подобранным по фигуре гардеробом, на миловидном лице появилась косметика, да и сама девушка стала выглядеть куда свежее. Она неизменно притягивала мой взгляд: с таким пассажиром вести автомобиль становилось сложнее, и приходилось делать над собой усилие, чтобы не любоваться Варварой, а сосредоточиться на дороге.
        Ведунья старательно делала вид, что не замечает моих взглядов, но от моего внимания не укрылось, как ее губы трогает едва заметная улыбка. Она и сама украдкой поглядывала на меня, и, не стану лукавить, мне это нравилось. Надеюсь лишь, что это было проявлением симпатии, а не профессиональным любопытством ведуньи.
        Я все собирался заговорить с ней, но дальше шуток и обмена несколькими фразами дело не заходило - Варвару больше занимала книга. Она пополняла знания о волколаках, так как считала, что они могут быть для нас полезны. Справедливо.
        Скорее всего, мы так и проехали бы остаток пути, если бы мое второе «я» снова не дало о себе знать. Голод. Причем не только мой, но и автомобильный. Как только мы остановились заправиться, произошел очередной странный инцидент. Точнее, несколько…
        Когда я остановился у колонки, на соседней не сработал предохранитель, и бензин начал выливаться из переполненного бака. Заправщик растерялся. А встревоженный водитель пулей метнулся к машине, споткнулся и головой довольно сильно приложился о дверь своего же авто. Осталась вмятина. Надеюсь, только на двери.
        Но на этом все закончилось: предохранитель сработал, мужик встал и вроде оклемался. Посмеиваясь, я вошел в магазин. И сразу же второй инцидент: одна из посетительниц как раз ставила обратно банку газировки, решив обойтись шестью. Но едва она сделала шаг, как две банки выпали из ее рук, ударились о пол, открылись и обдали взвизгнувшую женщину упругими струями липкого лимонада.
        Бывает. Я, конечно, догадывался, что причиной этих неудач послужило мое присутствие, но чувства вины не испытывал. Наоборот, я ликовал. Возможно, правильно было бы сказать, что это Лихо ликовало внутри меня. Но сейчас оно не ощущалось как нечто инородное. Может, Варвара права и мы стали единым целым? Как знать…
        Как бы то ни было, после случившегося мне полегчало настолько, что я даже выложил часть продуктов, которые решил закупить в дорогу. В записке было сказано, что встреча произойдет после заката, так что следовало запастись провиантом на всякий случай. Сам не съем, так скормлю Дашеньке - пусть лучше сгрызет шоколадку, чем вскроет мне горло.
        Казалось бы, все закончилось и ничто не предвещало беды - обычный магазинчик при заправке - таких на каждой трассе пруд пруди. Ну случилась здесь пара казусов, подумаешь! Но звезды сошлись так, что вместе с нами там оказался один довольно неприятный субъект: он громко ржал над облитой газировкой женщиной, потом принялся беззастенчиво пялиться на мою оставшуюся в машине спутницу через витрину магазина. Когда же я расплачивался за бензин и продукты, этот хмырь попытался довольно нагло «подкатить» к Варваре, вплоть до того, что начал дергать ручку двери.
        Вспышка гнева была ослепительной. Заскрежетав зубами, я выскочил на улицу. Чувствуя, что готов наброситься на незнакомца и разорвать его в клочья, я постарался успокоиться хоть немного - лишние неприятности сейчас были ни к чему.
        Получилось у меня, прямо скажем, не очень. Самоконтроль и раньше не был моей сильной стороной, а сейчас я и вовсе завелся с пол-оборота. Почему? Ответ прост - Лихо. Не знаю как, но оно в разы усиливало все мои негативные эмоции. Не сплоховало оно и сейчас.
        - Ты не охренел ли, часом, товарищ? - прямо спросил я, грубо развернув незнакомца к себе.
        - Отвали! - с явным восточным акцентом ответил он мне, попытавшись сбросить мою руку с плеча. - Не видишь, я с девушкой общаюсь!
        - Вижу. С моей.
        Не знаю, как Варвара отреагировала на подобные слова, - все мое внимание занимал скривившийся незнакомец. Он выдержал мой свирепый взгляд и снова попытался сбросить руку с плеча. Не вышло.
        - Влад, поехали… - Варвара выглядела встревоженной. Она с мольбой взглянула на меня. - Не надо.
        - Ага, - отозвался я. - Сейчас.
        Еще несколько секунд выразительно посверлив мужчину взглядом, я буквально в двух словах доходчиво объяснил ему, насколько некрасиво разевать свой поганый рот на чужой каравай. После чего выпустил его плечо.
        Но не успел я забросить пакет с продуктами в салон, как услышал из-за спины:
        - Че борзый-то такой? Давай отойдем, а?
        Я ждал этого. Я надеялся на это! Моя злоба так и не улеглась и просто нуждалась в какой-то отдушине. И, о чудо, вот она! Вопреки протесту Варвары, я, естественно, сразу согласился - горячая кровь вскипела, требуя наказать зазнавшегося выродка.
        Оглянувшись, я оценил тщедушное телосложение оппонента. Хлипковат. Планируя ограничиться парой увесистых затрещин, я уже направился следом за ним за заправку, где не было камер наблюдения.
        Но Варя выскочила из машины и заступила мне дорогу. Ее теплые и мягкие ладони коснулись моих щек.
        - Влад, посмотри на меня! - Девушка трогательно привстала на мысочки, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. - Ты должен себя контролировать! Если постоянно будешь идти на поводу своих злых желаний, сам себя потеряешь!
        - Ты права… - нехотя признал я. - Погорячился. Но он так смотрел на тебя…
        - И ты готов побить каждого, кто будет на меня смотреть? - Варвара улыбнулась.
        - Только если они будут слюни пускать. - Я обернулся к ожидавшему меня мужчине. - В другой раз, - сказал я ему и пошел следом за Варей к машине.
        Ох, какого же труда стоило мне не обернуться, когда в спину понесся поток брани и обвинений в трусости! Я уже готов был наплевать на все и заставить не в меру языкастого ублюдка подавиться своими словами, но Варвара взяла меня за руку и прошептала:
        - Пусть говорит что хочет. Я-то знаю, каков ты на самом деле.
        И вроде бы все хорошо. Мы уехали, оставив негодующего незнакомца позади. Моя злость улеглась. Но ничего не закончилось. Дальше - интереснее. Спустя несколько десятков километров, на не оживленном участке дороги, к нам в хвост пристроился массивный черный внедорожник. Тонированные стекла не позволяли разглядеть, кто внутри, но я и так догадался.
        - Снова он? - Варвара оторвалась от чтения, когда преследователь включил дальний свет, ослепляя меня, и начал сигналить. - Оторвемся?
        - Не много ли ему чести будет? - Я поддал газу, но другая машина не отставала.
        Наоборот! Набрав скорость, черный внедорожник поравнялся со мной и начал потихоньку вытеснять на обочину.
        - Вот урод! - Я остановил авто. - Все. Сам напросился.
        Понимая, что меня не переубедить, да и выхода иного нет, Варвара все же предложила:
        - Давай просто с ним поговорим.
        - Такие понимают только один язык. Сиди здесь. Мы поговорим по-мужски, один на один. Я быстро. - Выйдя, я заблокировал двери, чтобы ведунья не смогла покинуть машину.
        Но «по-мужски» и «один на один» не получилось. К незнакомцу присоединились его товарищи: один - крепкий быковатый парень с отсутствующим взглядом и такими же манерами, второй - тощий, но со свирепым видом и переломанным носом: бывалый, стало быть.
        Втроем, едва покинув свою машину, они сразу взяли меня в оборот… и за грудки.
        - Ты че, сука! - очень невежливо обратился ко мне худой. - Ты знаешь, с кем связался?!
        - Конечно же - с тремя уродами!
        И пусть мама в детстве учила меня решать все конфликты миром, совет отца я запомнил куда лучше. Тем более что совет этот никогда не подводил меня, в отличие от наставлений мамы, которые часто оборачивались синяками и ссадинами. А советовал мне папа только одно: «Если уверен, то всегда бей первым, сын».
        Извини, Варя, прости, мама, но в таких вопросах вы не разбираетесь…
        Едва договорив, я ударил тощего лбом точно по сломанному носу. Оттолкнув самого здорового, я пропустил довольно болезненный тычок под ребра от третьего противника. Боль мгновенно подожгла запал, от которого что-то внутри меня взорвалось!
        Рванувшись с места, я протащил взвизгнувшего мужчину несколько шагов, после чего отшвырнул прочь. С диким криком неудавшийся ухажер пролетел с десяток метров, покатился по земле и скрылся в придорожных зарослях борщевика.
        Настала очередь самого здорового. Он обрушил на мою голову тяжелый кулак. Взгляд, стойка, грамотный доворот корпуса - все говорило о том, что передо мной опытный боец. Вот только двигался он как-то слишком уж медленно: кулак приближался к моей скуле, будто в замедленном времени.
        Смешно!
        Отклонившись чуть назад, я позволил руке пройти рядом. Клянусь, я собирался угостить неповоротливого противника ударом по почкам. Может, поддать в челюсть, для полноты ощущений. Но что-то пошло не так. Он был слаб. Он поднял на меня руку. Он хотел, чтобы я страдал. Но будет страдать он.
        Сейчас же!
        Все произошло быстрее, чем я успел об этом подумать. Едва увесистый кулак прошел мимо моего лица, как я перехватил крепкую руку и… сломал в локтевом сгибе.
        Вопль боли резанул по ушам. Я улыбнулся. Но этого было недостаточно!
        Поднырнув орущему мужчине подмышку, я вывернул его изувеченную руку еще сильнее, вынуждая сделать кувырок и распластаться на земле. Придавив плечо ногой, я выкрутил бестолково барахтающемуся противнику запястье. И только после этого оставил в покое.
        Теперь он будет знать, на кого можно подымать руку, а на кого нет. Медленно я направился к тому, кому сломал нос в самом начале. Оскалившись, он схватился за нож, но отчего-то мигом утратил боевой запал, едва наши взгляды встретились.
        - Прости, брат! - Тощий замахал руками, нож полетел в кусты. - Прости, а! Попутали!
        - У меня нет братьев!.. - зловеще прошептал я не своим голосом и сжал его горло.
        Крик мужчины перешел в хрип.
        В его расширившихся от ужаса глазах я увидел свое отражение: бледный, с развевающейся за спиной гривой темных волос и одним, полыхающим огнем красным глазом. Увиденное заставило меня замешкаться.
        Все как в том сне! Чуть в стороне раздался удивленный крик. Обернувшись, я заметил первого из незнакомцев, который, едва успев подняться, уже улепетывал прочь, оглашая округу испуганными воплями.
        Все еще сжимая шею тощего, я почувствовал, что он почти прекратил сопротивляться. Разжав удлинившиеся крючковатые пальцы, я выпустил добычу. Мужчина рухнул на колени, схватившись за шею: его кожа посинела, а в том месте, где ее коснулись мои когти, выступила кровь.
        Я чувствовал его страх и страх того, кто бежал без оглядки, упивался страхом третьего, что корчился от боли на земле. А еще я ощущал, как моя злоба утихает. С этих было достаточно.
        - Запомните сегодняшний урок, - тихо сказал я худому, и тот поспешно закивал.
        Хищно улыбнувшись, я повернул голову, взглянув на внедорожник. Стоило мне это сделать, как два его колеса с оглушительным хлопком лопнули, и машина начала крениться набок.
        - Запомните и не забывайте. Никогда. Иначе - я вернусь.
        Отвернувшись, я пошел к своей машине. Бросив взгляд на стекло внедорожника, увидел в нем свое отражение - да уж, жутковато выгляжу. Но все пошло на убыль - красный глаз уменьшался, возвращая свой обычный цвет, да и волосы становились все короче. Стало быть, Лихо насытилось.
        Что же, все хорошо, что хорошо кончается. По крайней мере, для меня. Трое неудавшихся обидчиков свой урок, думаю, извлекли, хотя, признаю, одному из них досталось слишком уж крепко. Но ничего, до свадьбы заживет - переломы-то не открытые, кровью не истечет и жить будет. Возможно, даже долго и счастливо, а может, нет - как повезет. Мало ли какое лихо в жизни повстречается…
        Я сел за руль.
        - Я… впечатлена, - спустя некоторое время произнесла Варвара. - Думала, что ты не справишься…
        - Да их всего трое было!
        - …не справишься с собой, - пояснила ведунья, выглядывая в окно на оставшийся позади внедорожник и невезучую троицу. - Это были обычные люди. Плохие, но обычные. С ними нельзя так жестко.
        - Да им все равно никто не поверит, - беззаботно отмахнулся я.
        - Они меня не интересуют, глупый, я о тебе переживаю! А что, если бы ты… Что?! Я что-то не то сказала?! - Варвара прервала речь, перехватив мой удивленный взгляд.
        - Прежде чем ты продолжишь, я хочу сказать, что это было самое милое, что я только слышал.
        - Вот!.. - Щеки девушки покраснели, она снова уставилась в боковое окно. - Вот как с тобой серьезно говорить?! Я же волнуюсь! Мало ли что может с тобой случиться!
        - Пока что со мной случается только хорошее. - Я накрыл своей ладонью ладонь ведуньи, и она не отдернула руку.
        - На дорогу лучше смотри… - смущенно проворчала Варвара.
        Глава 9
        Память
        К обозначенной в записке деревне навигатор нас привести не смог - он ее банально не нашел. Пришлось сопоставлять электронную карту и указанные в записке ориентиры, чтобы как-то проложить маршрут. Надеюсь, мы не оплошали. Деревня - скорее деревушка из дюжины ветхих домишек в забытой всеми глуши. Здесь даже указателя с названием не было, как, впрочем, и дороги, - сплошные поля и леса да узенькие тропинки промеж них.
        Поглядев по сторонам, я пришел к выводу, что мы действительно прибыли по адресу: местечко темное и мрачное - покосившиеся от времени лачуги, наверняка выстроенные без единого гвоздя еще при царе косаре, кругом густой лес, и ни одной живой души вокруг.
        Романтика, мать ее… Еще и солнце, как назло, завершило свой путь, скрывшись за горизонтом и погрузив все вокруг в мистический сумрак. Из леса осторожной белой змейкой выполз туман, крадучись продвигаясь вперед и захватывая один дом за другим.
        Пока автомобиль осторожно пробирался по местным буеракам, я недоверчиво косился на пустые темные глазницы изб - они были явно заброшены, причем очень давно. Вон даже заборы все позаваливались да кустами заросли.
        - Темное место, - тихо произнесла Варвара, закрыв книгу. - Плохое.
        - Да уж, не Диснейленд, - согласился я, выкручивая руль и огибая странную постройку прямо посреди деревеньки. Колодец, что ли? Надеюсь, никакая тварь из него не вылезет?
        Мозг сразу же услужливо подсунул мне страшную картинку, на которой выбравшееся из колодца страшное существо пожирает жителей деревни одного за другим. И вот, спустя много лет, в эти места забредает парочка незадачливых искателей приключений. Вполне себе сюжет для второсортного фильма ужасов.
        И вроде бы глупость, но колодец из поля зрения я теперь старался не терять. Результат не заставил себя долго ждать - со стороны правого переднего колеса донесся хлопок, вскоре сменившийся неприятным чавкающим звуком.
        - Черт! - в сердцах стукнул я рукой по рулю.
        - Не поминай нечистого! - поспешно предупредила Варвара. - Что случилось-то?
        - Колесо, кажется, пробил. - Покинув машину, я обошел ее и тяжело вздохнул - ну точно, переднее правое колесо спущено.
        - Ну как? - Моя спутница высунулась из открытого окна.
        - Как я и думал, - совсем без энтузиазма просветил я ведунью. - Почитай пока свою книжку. Я быстро поменяю. И окно закрой - комаров напускаешь, потом всю дорогу донимать будут.
        Девушка кивнула и поступила в точности, как я советовал. Вот и славно. Много времени замена колеса не займет, так что соскучиться она не успеет. Достав ключ, запаску и домкрат, я приступил к работе.
        Как назло, один из болтов заклинило, так что пришлось серьезно попотеть, прежде чем я совладал с упрямой железякой. Правда, содрал кожу на пальце. Сняв колесо, я положил его на траву и уселся сверху, чуть отдышаться да рассмотреть рану: ничего серьезного.
        - Поранился, внучек? - поинтересовался вкрадчивый старческий голос, и я чуть не подпрыгнул от неожиданности.
        Рядом со мной, откуда ни возьмись, нарисовался старый дед: седой и сморщенный, в потертой старой телогрейке, грязных штанах да кирзовых сапогах. Он уселся на траву рядом с колесом, закурил вонючую самокрутку и кивнул на машину:
        - Подсобить?
        - Сам справлюсь. Но спасибо за предложение. - Я перевел дух. Испуг схлынул быстро, да и чего тут бояться-то - обычный деревенский дед. - А вы, дедушка, чего так тихо подкрадываетесь? Напугали меня.
        - Ну, извиняй, - хмыкнул дед. Посмотрев на меня с удивлением, он скосил набекрень старую шапку, после чего протянул мне сухую ладонь: - Меня дядей Петей звать. А ты кем будешь?
        - Влад. - Я ответил на рукопожатие.
        - Я, Влад, всегда так хожу. Услышал машинку твою да полюбопытствовать пришел - кого это в наши края занесло. Нечасто тут народ бывает…
        - Да, у вас тут тишина. Я даже подумал, что деревня заброшена, - сказал я, просто чтобы поддержать разговор. Подняв пробитое колесо, я убрал его и взял новое. Опустив дверцу багажника, я вздрогнул - шустрый дед уже оказался с другой стороны! И снова проделал все абсолютно бесшумно!
        - Так она и заброшена. Давно уж, - прошамкал он беззубым ртом. - Интересная у тебя машина, - протянул странный дед, коснувшись корпуса кончиками пальцев. - Будь у нас такие, может, и успели бы уехать. Не померли бы…
        - Чего? - опешил я. - Ты о чем, дед? Кто помер?
        - Все, - тяжело вздохнул он, взглянув на меня. Печально улыбнулся, будто вспомнил что-то. - Я, детки, внучки. Все, кто в деревне был. Из домов вытащили, построили вдоль во-о-он той стены и постреляли. - Старик махнул рукой куда-то в сторону.
        Инстинктивно я проследил направление его жеста, и только потом до меня дошла суть сказанного.
        - Ты больной, что ли, дед? - взвился я. - Чего мелешь?!
        - Жалко деток… - продолжал причитать старик. Он уже не обращал на меня внимания. Выцветшие глаза смотрели с тоской куда-то вдаль, по морщинистым щекам текли слезы. - Крохи совсем. И дочку мою жалко… на твою красавицу похожа была. Она убежать пыталась, да немцы ее в лесу настигли…
        - Дед, прекрати, - предупредил я.
        - Тут редко народ бывает, - он перевел на меня полный мольбы взгляд, - я как увижу кого - так помочь прошу, но будто бы и не слышит никто, мимо проходят, как сквозь пустое место. А ты вот - услышал. Прошу тебя, мил-человек, не бросай старика в беде! По-человечески прошу - помоги!
        Трясущиеся пальцы старика коснулись моей руки. Я поначалу было отшатнулся от ненормального, но что-то в его взгляде тронуло меня до глубины души. Наверное, это была обреченность. Никогда еще я не видел ничего подобного, и это… потрясло меня. А уж когда дядя Петя развел в стороны старенькую телогрейку, я увидел пулевые раны на его теле. Крови не было, но все равно выглядело это жутко.
        Теперь руки затряслись уже у меня. Бросив взгляд на Варвару, я увидел, что девушка сосредоточена на чтении, будто ничего и не происходит. Она сидела за стеклом, опустив взгляд на лежавшую на коленях книгу. Рядом с лицом девушки я увидел свое отражение и… всё. Никакого дяди Пети не было.
        Повернув голову, я снова увидел старика - вот он, стоит рядом со мной, в глазах все та же печаль и безнадега. И только сейчас я обратил внимание на еще одну странную особенность - трава под ногами дяди Пети не была примята.
        - Подсоби, - снова заладил он, но сразу смутился. - Мне, правда, даже дать тебе нечего.
        Рассеянно взъерошив волосы, я выдохнул. Успокоился. Почему я вижу этого человека, а Варя - нет? Возможно, оттого, что я умирал, в отличие от нее. Похоже ли это на причину? Вполне. Значит, передо мной какой-то неупокоенный дух? И что теперь делать?
        Дядя Петя всхлипнул.
        - Ладно, дед, - сдался я. - Выкладывай, чем тебе помочь-то?
        - Дочка моя! - затараторил он, разом оживившись. - Ее немцы в лесу убили да бросили в канаве. Нас-то добрые люди нашли, схоронили, а она, кровиночка моя, лежит там одна-одинешенька. Умоляю, схорони Настеньку рядом с нами. Не дело это…
        - Не дело. - Я покачал головой. А что сделать? Не знаю… возможно, это все неправильно, глупо и даже абсурдно. Но пройти мимо я не мог.
        Взяв из багажника саперную лопатку, я снова повернулся к призраку:
        - Где она?
        - Там. - Он махнул рукой. - Я слышу, как она плачет. Каждый божий день слышу, а помочь не могу. Даже подойти не получается - за пределы деревни ступить не могу. Не бросай меня в беде, мил-человек. Выручи!
        Я только кивнул и побрел в указанную дедом сторону. Лес был недалеко. На полпути меня окликнула Варвара.
        - Ты куда?! - спросила она, открыв дверь и выйдя наружу. Ведунья стояла в двух шагах от дяди Пети, но будто бы и не видела его. Только раз взглянула, потерла глаза и снова на меня уставилась.
        - Сейчас вернусь. Подожди, - ответил я и ушел. После рассказа старика говорить ничего не хотелось. Мне было тяжело и грустно. Если их расстреляли немцы, то сколько лет прошло? А дядя Петя каждый день плач своей дочери слышит.
        Вот что действительно ужасно, а не всякие чудовища из колодца. Раньше я не понимал этого, считая, что самые страшные монстры выдуманы человеком. Воочию увидев темных магов, домового и волколака, я изменил свое мнение касательно выдумок, ведь эти сказочные существа жили среди нас! Да я и сам теперь являлся одним из них, пусть и отчасти. Жутко? Еще как!
        Но вот после всех этих знаний я открыл для себя пугающую истину - у страха много лиц, но то, что создали сами люди, - уродливее остальных. Ни одно порождение тьмы не принесло еще человечеству большего зла, чем оно само. Это открытие шокировало и удручало.
        Оказавшись под прохладной сенью деревьев, я поначалу растерялся. Вроде бы дядя Петя показывал куда-то сюда. Но куда точно? Где искать его дочку?
        Тихий женский плач раздался совсем неподалеку. Тревожным маяком он зазвенел между деревьев, и я двинулся на звук. Пробираясь через глухие заросли, неожиданно выбрался на открытое место и увидел ее: девушка в разорванной одежде сидела спиной ко мне и плакала навзрыд. Бледную кожу покрывали синяки и кровоподтеки, черные длинные волосы растрепались, а голос то и дело срывался на хрип.
        Когда я подошел ближе, она обернулась. Правда, чем-то похожа на Варвару - молодая, темноволосая, только глаза синие-синие… и полные слез.
        Несколько мгновений мы смотрели друг на друга, пока она не поняла, что я вижу ее. Испуганно метнувшись в сторону, девушка попыталась убежать, но словно налетела на невидимую стену. Прижавшись к ней спиной, она затравленно взглянула на меня сквозь волну растрепанных волос.
        - Успокойся, Настя, - как можно мягче произнес я. - Я здесь по просьбе твоего отца.
        - Отца?! - Ее голос предательски дрогнул. - Он жив? - Только сейчас я заметил на шее девушки широкий разрез.
        Бедняжка.
        Поджав губы, я покачал головой.
        - Я слышала выстрелы. - Призрак обессиленно опустился на холодную землю. - Они кричали. Плакали. А я бежала прочь. Но и меня… - Плечи Насти мелко задрожали. - Меня… Потом я хотела вернуться, но не смогла отойти от этого дерева…
        - Я помогу тебе. - Как успокоить рыдающее привидение, я не знал: с живыми-то девушками проблемы, а с мертвыми - ума не приложу, как себя вести. Тем более что смерть Насти была поистине ужасной. - Теперь все закончится.
        - Закончится? - Она вытерла слезы и часто заморгала. - Но как?
        - Покажи, где лежит твое тело, - я показал Насте лопату, - я помогу тебе соединиться с близкими.
        Мы стояли рядом с Варварой за самым большим домом в деревне. Его потемневшая от времени бревенчатая стена пестрила дырками от пуль, а под ней замерли покосившиеся кресты. На них не было имен. Просто сбитые накрест доски и одна печальная история на всех, кто здесь лежал.
        Останки Насти я закопал там, где указал дядя Петя, в одну с ним могилу. Стоило это сделать, как вдоль усеянной пулевыми отверстиями стены стали появляться люди. Кроме Насти и дяди Пети, я никого не узнал, но мужчины, женщины и дети смотрели на меня с благодарностью.
        - Спасибо тебе, Влад, - поблагодарил меня старик. - От всех нас - спасибо.
        - Да не за что, дядь Петь. Пусть вам… хорошо лежится.
        - А тебе с невестой - пусть хорошо живется, - вернул мне улыбку дед. Он помахал рукой на прощанье и начал таять в воздухе.
        Прежде чем исчезли жители деревни, одна из них - древняя бабушка, скрюченная почти до самой земли, сделала шаг вперед и взглянула на Варвару из-под густых бровей, потом ее взгляд опустился на книгу, что держала в руках девушка.
        - Вы Агафью ищете? - спросила она дребезжащим голосом.
        - Не знаю, - честно признался я. - Но мы здесь по важному делу. Нам надо за деревню, в лес, к Серому Камню.
        - Значит, к Агафье, - кивнула бабушка. - Не знаю, как твоя спутница, но ты человек хороший, хоть тень твоя всяк свет поглощает. Но это не важно. Скажи Агафье - пусть то, что я когда-то на хранение оставляла, отдаст твоей девице. Мне ни к чему такое наследие было, я крест ношу. А вот ей пригодится.
        - Погодите! Бабушка! Чего?.. - Но призрак уже начал таять в воздухе.
        - Просто скажи ей, что Маруся уснула навсегда. Она поймет, - прозвучали последние слова, и бабушка исчезла.
        Она была последней. Теперь деревня вновь погрузилась в тишину…
        - Что они говорили? - спросила Варвара, смахивая слезинку. - Эти люди, о которых ты рассказал мне, они успокоились?
        - Да. Надеюсь, что да.
        - Хорошо.
        Мы помолчали, стоя над могилами.
        - Пойду колесо менять, - сказал я.
        - Я сейчас вернусь, - отозвалась девушка.
        Но Варвара не вернулась. Когда я закончил с колесом, то снова пошел к могилам, где и застал ведунью. Она убрала траву у едва различимых могильных холмов, нарвала полевых цветов и аккуратно разложила их под крестами. Девушка раскрыла книгу, прошептала несколько слов, и сорванные ею цветы вросли в землю, поднявшись и выровнявшись.
        Варвара тоже встала. Отряхнувшись, она окинула печальным взглядом могилки, чуть склонила голову, прощаясь, и пошла ко мне.
        - Красиво, - только и вымолвил я, подумав про себя, какая же она все-таки добрая. А ведь поначалу я так совсем не думал: в первую нашу встречу Варя выглядела той еще заносчивой стервой! Но на самом деле она совсем другая. И, что скрывать, мое отношение к ней тоже менялось с каждым днем, от банальной похоти до чего-то большого и чистого.
        - Жаль, что больше я ничего не могу поделать… - тихо прошептала ведунья, и мы пошли к машине.
        - А большего и не нужно, - сказал я, оглянувшись и увидев улыбающихся дядю Петю и Настю, что махали нам вслед. - Больше ничего не нужно…
        От тропы за деревней осталось одно название - она почти не угадывалась в зарослях. Узкая и надежно сокрытая туманом, она будто бы пряталась от чужих глаз. Скоро лето, и когда зелени станет больше, она надежно сокроет этот неясный путь. Но пока пройти тут было можно. Но только пройти - единственный шанс в виде запаски уже израсходован, а нам еще обратно ехать, так что машину я оставил в деревне. Быстро перекусив, я и Варвара отправились дальше.
        Идти пришлось довольно долго. Уже зайдя в лес, мы продолжили путь в поисках упомянутого в Дашиной записке Серого Камня. Надеюсь, это не образное название, и мы действительно должны найти камень серого цвета. По крайней мере, я очень на это рассчитывал, иначе - что тогда искать?
        С каждой минутой продвигаться становилось все сложнее: прогулки по лесу в сумерках - то еще сомнительное удовольствие, пусть даже и в компании симпатичной ведуньи. Все эти уханья сов, скрипы ветвей, копошения мелких лесных обитателей порядком действовали на нервы. Когда стало совсем темно, звуки усилились, погружая все вокруг в жуткую атмосферу. Да еще и этот туман, будь он неладен!
        Достав телефон, я включил фонарик. Оказалось, это весьма слабое подспорье - толку от него было мало: луч света пусть и разгонял мрак перед нами, но погружал в непроглядную тьму все вокруг.
        - Убери телефон, - попросила Варвара. - Я сейчас…
        - Ты сейчас что?.. - поинтересовался я у склонившейся над землей ведуньи.
        Но она не ответила. Зарывшись пальцами в устланную ковром из молодой травы и упавших ветвей лесную землю, Варвара тихо зашептала какие-то слова. Я их не разобрал: вроде бы по-русски говорит, но в то же время как будто неугомонный мальчик-волшебник из кино со змеями переговаривается.
        - Ладно, поглядим… - пробормотал я и выключил фонарик. Прежде чем убрать телефон в карман, глянул на часы: почти полночь - самое время для очень странных дел. Интересно, что на этот раз наворожит ведунья? Очередную ворону-проводницу, или обратится кошкой? Они же вроде в темноте видят. Вот только как тогда я ее сам увижу? Она ж черная…
        Но Варвара снова удивила меня: когда она закончила, что-то в земле зашуршало, а потом в ночной темноте начали один за другим загораться маленькие зеленые огоньки. Склонившись, я разглядел крохотных жучков, от брюшек которых и исходило свечение. Скоро их стало так много, что они обозначили нам путь, взбираясь на травинки и деревья. Это было поистине сказочное зрелище: как огромное звездное небо, но на земле, и я с Варварой прямо посреди него.
        - Они нам помогут, - сказала мне ведунья. Она вытянула руку, и ее ладонь сразу же облепили светящиеся жуки. Выглядело это весьма чудн? и даже сказочно, если бы речь шла о каких-то мистических огнях или волшебных искрах, но жуки…
        - Круто, конечно… - Я потыкал пальцем в ближайшее насекомое, и оно, повернув ко мне голову, недовольно зашевелило усиками. - Извини, больше не буду. - Я сконфуженно улыбнулся. - Светлячки, да? Романтично.
        - Вот только мы тут не из-за романтики, - напомнила мне Варвара. - Ну что, пойдем дальше?
        - Пойдем. Как бы не наступить на кого-то из твоих светящихся друзей… Они обидятся, если я ненароком раздавлю чью-нибудь сестричку или дедушку?
        - А ты под ноги смотри и не раздавишь. - Ведунья плавно провела передо мной рукой, и маленькая армия насекомых незамедлительно принялась брать штурмом мои ноги. Карабкаясь по штанинам, они забрались выше, неровным строем прошли по плечам и уселись на руках.
        - Чувствую себя новогодней елкой, - признался я, поднеся ладонь к лицу и снова посмотрев на облепивших пальцы светлячков. - Мерзенько так. Фу…
        И снова сразу несколько «провожатых» повернулись ко мне. Клянусь, во взглядах фасеточных глаз сквозило пренебрежение!
        - Они что, понимают меня?!
        - Как знать. - Варвара улыбнулась. - Но лучше не обижай их.
        - А они кусаются? - на всякий случай осведомился я.
        - А ты проверь… - Ведунья мелодично рассмеялась и пошла вперед, поманив меня рукой.
        Разумеется, ничего проверять я не стал. Наоборот, старался не делать резких движений и держал язык за зубами: зачем лишний раз провоцировать столь милых и добрых созданий?! Вот если бы какой-нибудь хмырь на меня так злобно зыркал, то я бы сдерживаться не стал. Но одно дело драка, и совершенно другое, когда ты с ног до головы обвешан странными жуками, у которых неизвестно что на уме: не сожрут, так заползут в уши или в нос. Ужас просто! Я невольно поежился, представив нечто подобное.
        Сколько мы уже протопали? Расстояние вроде приличное, а этим злополучным камнем даже не пахнет!
        - Поскорее бы дойти…
        - Устал? - озадаченно спросила Варвара, осторожно переступая через небольшое, давно опрокинутое деревце.
        - Типа того, - соврал я: ну не признаваться же девушке, на которую положил глаз, что ты, здоровый крепкий парень, боишься жуков.
        - Ты же спортсмен! - Кажется, мою неуклюжую ложь ведунья в силу своей наивности не распознала, зато ударила по больному - по самолюбию. - Мне казалось, что ты должен быть более выносливым.
        - Ну… это моральная усталость, - начал выдумывать я прямо на ходу. - Знаешь, железо в зале тягать тяжело, но спокойно: подход за подходом, уверенно и без лишней суеты. А тут за последние дни столько всего навалилось, что голова кругом идет. Не привык я к такому.
        - Стало быть, встреча со мной вывела тебя из зоны комфорта? - Варвара взглянула на меня, виновато закусив губу. - Прости.
        - Да черт с ней, с этой зоной! Подумаешь… - Я махнул рукой, отчего несколько жуков свалились в траву и недовольно застрекотали на меня оттуда. - С тобой… с тобой я жить по-другому начал.
        - Это плохо? - Подойдя ближе, ведунья зашагала со мной рука об руку.
        - Вовсе нет, - поспешно заверил я ее. - Скорее наоборот: жизнь у меня раньше была размеренная. Многие бы позавидовали, а вот меня вся эта обыденность жутко тяготила и напрягала. Оттого я и занимался всем, чем мог, - от боев до экстремального туризма. Мне адреналин нужен как воздух.
        - Вон оно как. - Она понимающе кивнула, но отчего-то расстроилась пуще прежнего. - Ну теперь-то, небось, полной грудью дышишь? Доволен? Твоя жизнь никогда уже прежней не станет.
        - А мне прежней и не надо, ведь в ней не было тебя, - уверенно сказал я.
        Когда Варвара подняла на меня взгляд, я увидел, как ее сомнения и тревоги отступают.
        - Это… правда? Ты действительно так считаешь? - с надеждой спросила она.
        - Я же говорил - пусть я и не волколак, но врать не люблю, а тебе так и вовсе не стану.
        Мы оказались совсем близко друг к другу. Я поднес ладонь к ее лицу и…
        Романтический момент был безнадежно испорчен копошащимися на пальцах жуками. Как я мог коснуться девушки вот этим?!
        - Кыш-кыш! - Я остервенело затряс рукой, пытаясь спихнуть светлячков, но те держались поразительно крепко. - Не портите мне момент, маленькие гаденыши! Всю романтику в унитаз спускаете!
        - Они не мешают. - Варвара неожиданно прижалась ко мне, ее руки обвили мою шею.
        Мы потянулись друг к другу. Наши губы почти соприкоснулись, как вдруг я понял, что романтический настрой могут спугнуть не только жуки! Когда до поцелуя оставалось всего ничего, сразу с нескольких сторон раздалось злое рычание.
        Варвара испуганно вздрогнула.
        - Светлячки так не рычат, да? - Мой вопрос был чисто риторическим.
        Глава 10
        Волчий след
        Рык нарастал. Я вышел вперед, закрыв девушку собой и вглядываясь в темноту. Какие-то неясные тени замерли на самой границе видимости. Наши светящиеся провожатые испуганно прыснули во все стороны, шустро затерявшись в траве и оставив нас наедине с новыми действующими лицами.
        - Это волки… - прошептала Варвара.
        - Знаешь, легче от этого не стало, - так же тихо ответил я. - У тебя есть для них какие-нибудь чары?
        - Боюсь, если начну ворожить, то могу их только спровоцировать…
        - Тогда не надо, - предостерег я ведунью. - Давай лучше назад. Медленно…
        Но в тот же миг предостерегающее рычание раздалось и из-за наших спин. Путь назад отрезан.
        - Вот тебе и сходили погулять… - пробормотал я, завороженно наблюдая, как тени медленно приближаются к нам. Они не спешили нападать, но и низкий горловой рык не стихал ни на секунду.
        Когда волки подошли практически вплотную, я смог их разглядеть. Ну и здоровенные зверюги! В Московском зоопарке я и раньше видел этих хищников, но вне клетки, в лесу, да еще и ночью, они выглядели куда более свирепыми и опасными! К тому же дикие волки оказались крупными, больше метра в холке, с огромными мохнатыми лапами и горящими желтыми глазищами…
        Желтыми, как у одной невзрачной и нескладной девчушки с острыми когтями!
        - Мы друзья Даши, - я медленно поднял руки ладонями к зверям, - она сказала, что нам здесь помогут.
        - Влад, это не волколаки… - зашептала Варвара, тихонько потянув меня за футболку, - они тебя не понимают!..
        - Погоди, - цыкнул я, опускаясь на колено.
        Не знаю, каким местом я в этот момент думал и думал ли вообще, но сделал я то, что сделал. Опустившись на уровень морды самого крупного волка, я чуть подался вперед, повернувшись к нему боком и указав себе на щеку.
        - Вот, понюхай, - предложил я, стараясь не смотреть на весьма внушительные оскаленные клыки.
        Глупая выйдет смерть. Очень. Если бы кто видел, то премия Дарвина была бы мне обеспечена. Посмертно, конечно. Но мало ли? Как я уже замечал, в последнее время в моей жизни происходит слишком уж много странного. Почему бы не случиться и еще одному чуду? Я вот всеми руками и ногами - за! По крайней мере, пока мне их не отгрызли.
        Волк с сомнением посмотрел на меня, будто что-то для себя решая, но потом все же вытянул морду и осторожно пошевелил носом, коснувшись моей щеки. От его шерсти пахло сыростью и чем-то еще, я не смог разобрать, но запах не слишком-то приятный. Наверное, как-то так пахнет страх, а точнее - тот, кто его внушает. От того, кто боится сам, пахнет иначе… надеюсь, что от меня - нет.
        Пока лесной хищник тщательно обнюхивал мое лицо, я старался не дрожать. Говорят, что звери способны распознавать человеческий страх. Но то ли я оказался хорошим актером, то ли слухи врут. Ну или волк мне попался с насморком.
        - Ты там как? - тихо спросила Варвара, которая старательно изображала из себя статую. - Если они нападут, я успею расправиться с тремя, может, с четырьмя…
        - И это ничего не изменит, - почти не шевеля губами, отозвался я. - Их тут чуть ли не три десятка. Минус три - это как мертвому припарка. Нами все равно поужинают.
        - Можем попробовать убежать…
        - Толку-то? Разве что умрем усталыми, - не без иронии отозвался я.
        - И что ты предлагаешь?.. - раздраженно зашипела ведунья. - В кои-то веки у меня что-то намечается с парнем, а я должна смотреть, как его жрут волки?!
        Вон оно как! Что же, приятно слышать. Очень приятно! Но…
        - После этих слов мне станет куда обиднее, если меня и правда сожрут!.. - признался я. И пусть сейчас не время для откровенных разговоров, но другого шанса может и не представиться, так что… - Знаешь… Эй!..
        Волк ткнулся мокрым носом мне в щеку и почти сразу же лизнул. Грозное рычание остальных хищников тут же стихло, и перед нами оказалась свора милых больших собачек, виляющих хвостиками и заискивающе заглядывающих в глаза.
        - Ты… ты как это сделал?.. - ошарашенно выпалила Варвара.
        - Сама же видела - дал ему щеку понюхать, куда меня Даша поцеловала. Ну, та девчонка-волколак.
        - Да помню я. Но… думала, ты умылся после этого. Собирался же.
        - Как-то и забыл. - Я пожал плечами.
        Действительно, к этому предостережению Дарьи я отнесся весьма пренебрежительно, решив, что она просто западает на накачанных парней постарше, а сложная ситуация и таинственность - не более чем предлог. Но, как выяснилось, мое самомнение едва не свело меня же в могилу, причем по частям.
        Кто бы мог подумать, что все так обернется? А отец еще ворчит, что моя забывчивость может мне выйти боком. Ага, два раза! Надо бы Даше шоколадку купить. Интересно, сколько ей? Любит еще «киндер-сюрпризы»?..
        - Влад, мне кажется, нас зовут.
        Не успела Варвара договорить, как огромный волк осторожно прихватил мою руку зубами и несильно потянул за собой, после чего потрусил вперед. Остальные хищники окружили нас, образуя весьма странный конвой.
        - Как думаешь, - поделилась ведунья сомнениями, - нас ведут к Серому Камню?
        - Понятия не имею, - признался я. - Надеюсь только, что не на ужин.
        Небольшую полянку заливал неясный призрачный свет. Погруженное в тишину и чуткую дрему, это место будоражило сознание своей атмосферой загадочности и тайны. Деревья обступили пологий холм идеально ровным кругом, а прямо на его вершине лежал большой камень.
        В свете полной луны он казался темным пятном, но днем, вероятно, был серым. Вокруг него замерли в ожидании волки. Их было очень много: большие, мелкие, щенки - будто бы вся стая явилась, причем не одна.
        Множество желтых глаз внимательно уставились на меня и Варвару. Обычно меня не смущало ничье внимание, даже столь пристальное. Но только если речь шла о людях. Заинтересовать столько свирепых хищников разом - удовольствие весьма сомнительное.
        - Ну, камень-то мы нашли… - шепнул я девушке, - что там дальше по плану?
        - Я думала, ты мне скажешь… - так же тихо ответила она, прижимаясь ко мне теплым боком, - у вас же вроде общая знакомая, а я тут так - мимо проходила.
        Вот так заявление! К такому меня жизнь не готовила. Я-то наивно полагал, что коли связался с ведуньей, то она всегда будет за главную, когда речь заходит о чем-то сверхъестественном. А тут - получите, распишитесь. Да я так не удивлялся, даже когда повестку получал!
        - Ты ведь шутишь, да?
        - Нет. - Варя покачала головой. - Я серьезно. Что будем дальше делать? Ждать?
        - Мм… ну, наверное. Что же еще делать-то? - Я обвел взглядом целую армию собравшихся волков - все больше и больше животных выходили из леса, чтобы замереть в немом ожидании. В свете луны они казались стражами леса, волшебными духами самой природы. Хотя как знать - возможно, так оно и есть.
        Все они чего-то ждали. Ждали и мы. И вот, когда ожидание уже порядком затянулось, а уровень неловкости начал зашкаливать, кое-что случилось. Признаться, я как-то совершенно упустил момент, когда камень на холме перестал пустовать. Раздался протяжный вой, мы с Варварой одновременно подняли головы и увидели волка, что занял место на плоской серой вершине.
        Это животное отличалось от остальных: его густой мех искрился серебром, глаза были намного ярче, чем у сородичей, и в них светилась вековая мудрость. Весь облик величественного зверя свидетельствовал о том, что именно он здесь вожак, но осанка все же выдавала немалый груз прожитых лет.
        Задрав морду к полной луне, волк взвыл снова, и в этот раз его вой подхватили и остальные. Когда вибрирующий в ушах звук пошел на убыль, я тихо обратился к Варваре:
        - Не хватает только шакала, который будет кричать о том, что Акела промахнулся и стае нужен новый вожак…
        - Не лучшее время для шуток, - отозвалась ведунья. - Ты что, не ощущаешь важности момента?
        - Куда мне, я ж простой человеческий детеныш, - развел я руками, все же вызвав у девушки легкую улыбку.
        В неожиданно наступившей тишине моя реплика прозвучала предательски громко, и взгляды всех собравшихся волков разом обратились в мою сторону.
        - Язык мой - враг мой, - виновато произнес я, отчего-то не сомневаясь, что меня понимают. - Простите. Не хотел портить момент.
        - Ты его и не испортил. Ведь ты и правда человеческое дитя. По крайней мере, был им.
        Я не сразу сообразил, что властный старческий голос исходит от зверя на камне. Ко мне словно обратилась какая-то старая бабушка, за плечами которой тяжелая жизнь, а на плечах - воинские погоны. Стало быть, серебряный волк - это волчица.
        - Здравствуйте. - Я склонил голову в знак приветствия. - Вы - Агафья?
        - Так меня зовут, - волчица улеглась на камень, вытянув лапы, - а вы кто такие? Почему от тебя, темный, пахнет моей внучкой и что с тобой делает ведунья?
        Итак, после всего увиденного - говорящая волчица… Да запросто, почему нет? Я практически не удивился. Можно даже порадоваться, что с нами идут на контакт, а не пытаются убить. Упустить такую возможность наладить хорошие отношения попросту нельзя!
        Короткий пересказ нашей с Варварой истории не занял много времени - лишние детали упоминали вскользь, излагая только суть - коротко и по существу: кто такие, зачем пожаловали и что, собственно говоря, происходит. Агафья, да и не только она, а вся стая, слушали нас внимательно, не сводя глаз и держа ухо востро.
        Молодые волчата даже подошли поближе, принявшись осторожно обнюхивать незваных гостей. Ко мне они отнеслись с опаской - поводили носами с расстояния в пару метров, но подойти не решились - испугались. Зато решился кое-кто другой… Вопреки моим предостерегающим покашливаниям, красноречивым взглядам и одергиваниям, Варвара все же не удержалась, подошла ближе и опустилась на колени, чтобы погладить молодых, но охочих до ласки хищников.
        - Это… ничего? - спросил я у Агафьи, которая наблюдала за действиями молодняка с молчаливым согласием.
        - Одно дитя играет с другими - в этом нет ничего дурного, - отвечала волчица.
        Я бы мог возразить, но не стал. Пока все хорошо - меня это устраивает целиком и полностью. Поэтому я просто кивнул. Ну да, а что мне еще оставалось? Тут правила устанавливает Агафья, да и в гости со своим самоваром не ходят.
        - Вы сказали свое слово. Я скажу свое, - продолжила серебряная волчица. - Я - хранительница стаи вот уже долгие годы. И я вижу, что у тебя есть ко мне вопросы, темный. Задавай.
        - Кто нам угрожает? - озвучил я самый главный вопрос.
        - Темные маги, - прозвучал печальный ответ волчицы. - Они пришли в эти земли давно. Очень давно. Поначалу просто присматривались, но потом начали укреплять свою власть, жестоко расправляясь с теми, кто был с этим не согласен. Развязалась кровавая вражда. Она шла годами, то вспыхивая, то угасая на долгий срок.
        - И чего надо этим магам?
        - Власти, - предположила Варвара, оторвавшись от тисканья щенков. - Я думаю, что им нужна власть.
        - Правильно, дитя. - Агафья снисходительно кивнула. - Темные маги давно проникли повсюду. Во всю эту вашу… инфраструктуру.
        Весьма странно было слышать столь мудреное слово из уст старой волчицы, да и сама она произнесла его по слогам, морщась и кривясь от отвращения.
        - Как сорняки, они пустили корни в нашу землю, - продолжила Агафья. - И держатся крепко. Не ведаю, что у них произошло, но недавно они снова вышли из тени. Подтверждение тому - ваша история. Очевидно, что им зачем-то понадобилась книга твоей бабушки. Ты знаешь зачем?
        - Нет, - Варвара покачала головой, - я еще не прочитала ее всю.
        - Что же… - Агафья помедлила, наблюдая за возней щенков. - Возможно, ты найдешь ответ позднее. Так или иначе, но вас не оставят в покое. И едва ли вам кто-нибудь сможет помочь…
        - А вы? Дарья сказала…
        - Дарья - всего лишь дитя, - перебила меня волчица, - глупое, несмышленое дитя. Они умеет смотреть, но не умеет видеть. Вот ты, темный, оглянись: что ты видишь?
        - Мм… волков? - Я послушно повертел головой. - Лес и волков.
        - Нет. Ты видишь мой дом и мою стаю. Здесь собрались те из нашего племени, кто не стал отделять свое второе «я» от первого и принял звериную суть, навсегда обратившись в волка. Они - моя семья, и я за них в ответе. Если решу помочь вам, то навлеку беду на всех. - Снова взгляд серебряной волчицы опустился на маленьких волчат. - Я не могу так поступить. Простите.
        - Я понимаю вас, - неожиданно сказала Варвара. - Каждый должен беречь то, что ему дорого.
        - Но Даша - она напала на одного из этих магов! - не сдавался я. - Разве она не навлекла беду на вашу стаю?
        - В городе своя стая, - покачала головой волчица. - Точнее, кланы. Но все они обособлены, и любой из их лидеров скажет вам то же, что скажу и я: пока нас не трогают - мы останемся в стороне. Что же до Дарьи - теперь я не знаю, что ее ждет. Их семья не смогла ужиться с остальными кланами. Мать умерла при родах, а отец обратился навсегда еще до ее рождения - он всегда был диким зверем и совершил много плохого, заслужив всеобщее презрение. По моей просьбе один из кланов принял дитя, но после того, что она совершила… не знаю. Она не сказала, куда пойдет?
        - Нет… - Я сжал кулаки: позиция Агафьи и остальных волколаков была мне понятна, но понять - не значит принять. Как я ни пытался, свыкнуться с такими взглядами на жизнь у меня не получалось. И черт с ней, с этой помощью волколаков! Что теперь будет с несчастной девчонкой?! И все это из-за того, что она просто хотела вернуть долг?!
        - Я вижу твои мысли, темный. Чувствую твой гнев…
        - Прекратите меня так называть. - Вопреки моей воле, эти слова прозвучали с явной угрозой. Несколько волков оскалили клыки, над поляной послышалось низкое рычание, а облепившие Варвару щенки испуганно прыснули в стороны.
        - Влад, - ведунья вскочила и кинулась ко мне, - успокойся!
        - Я спокоен… - сквозь стиснутые зубы процедил я, не отрывая взгляда от глаз старой волчицы.
        - Когда у тебя появится что-то или кто-то, кого ты хотел бы защитить, то ты…
        - У меня уже есть те, кого я хочу защитить, - с вызовом прервал я речь Агафьи. - И я костьми лягу, но сделаю это.
        - Как и я. - Волчица поднялась на лапы. Поначалу она выдерживала мой взгляд, но потупилась после следующих слов:
        - Тогда скажите это Даше.
        Тягостное молчание воцарилось над поляной. Многим из волков пришлось не по нраву то, что я сказал. Но в этот миг мне было наплевать. И пусть я держал себя в руках, внутри все буквально бурлило от негодования. Увидев всего одну искру гнева, Лихо мгновенно раздуло ее в целый костер! Кажется, ему было все равно, кому причинять боль, - важны только процесс и конечный результат.
        Но я не поддался. Хватило одного лишь взгляда на сидящих у лап родителей щенков, чтобы хоть немного, но успокоиться. Дети - они и есть дети, не важно, какого рода-племени. И Агафья права - этих, кроме нее и стаи, защитить некому. Если сюда нагрянут темные маги, то они перебьют всех.
        - Ты прав и не прав одновременно, - с усталым вздохом сообщила Агафья. - Будь я помоложе - согласилась бы, но теперь я стала старше и мудрее. Поверь, это решение ранит мое сердце и душу, но принять иного я не имею права. Я не могу вам помочь, темный.
        Я только кивнул.
        - Почему вы постоянно зовете его темным? - спросила Варвара.
        - Потому что вижу его суть.
        - Но он не злой! - заступилась за меня девушка. Ведунья сделала шаг вперед, ее голос зазвенел от негодования, пальцы сжались в кулаки. Готов поспорить, даже щеки вспыхнули, пусть ночью этого и не было видно. - Влад - добрый и порядочный! Он…
        Раскрыв рот, я уставился на Варвару: такого я от нее не ожидал, но юлить не стану - это было приятно.
        - Я и не говорила, что он злой, девочка, просто - темный, - Агафья склонила голову набок, взглянув сначала на Варвару, потом на меня и снова на девушку, - и теперь я поняла, кто ему дорог и кто дорог тебе. Я не знаю, что ждет вас впереди, но хочу верить, что вы со всем справитесь. Наш же разговор окончен. На прощанье могу лишь пожелать вам удачи.
        - Вот спасибо! - скривился я.
        - Влад! - одернула меня ведунья. - Давай уйдем по-хорошему! Я…
        - Кстати! - Я щелкнул пальцами, услышав слово «уйти». - Ты знаешь Марусю? - Злоба все еще кипела в глубине моей души, поэтому уважение к хозяйке этих мест сменилось пренебрежением. - Старушку из деревни неподалеку.
        - Да. - Старая волчица насторожилась. - А что?!
        - Она просила передать, что ушла навсегда. И еще, она давала тебе что-то на хранение. Просила вернуть.
        Долго, очень долго Агафья смотрела на меня не моргая и, кажется, не дыша. Наконец, так же не говоря ни слова, волчица спрыгнула с камня и растворилась в темноте.
        - И… это все? - Я удивленно почесал голову. - Вот так вот просто ушла?! Эй!
        Варвара только плечами пожала. А что тут скажешь? Ничего. В конце концов, конкретно нам тут ничего не должны. И что теперь? Просто уйти? Едва ли: волки как стояли плотно, так и стоят - никто нас пока что не отпускал.
        - Так аудиенция у ее величества уже закончена или пока что нет? - спросил я в полный голос, ни к кому конкретно не обращаясь.
        Не успел я договорить, как из-за камня снова появилась Агафья. Она подошла вплотную и положила у моих ног какой-то сверток, что принесла в зубах.
        - Вот, - сказала она. - Забирайте и уходите. Не думаю, что эта вещь вам поможет, но если вы унесете ее отсюда, так будет даже лучше.
        - Почему?
        - Потому что это книга ведуньи, - ответила вместо Агафьи Варвара. - Я чувствую ее.
        - Все в роду Маруси обладали даром, что схож с твоим, девочка, - волчица опустила голову, - но она стала первой, кто отказался от этой силы, выбрав иной путь. Эту книгу я хранила по ее просьбе. Мы дружили, когда я была молодой, а потом пришла война… - Немного помолчав, Агафья подняла на нас взгляд. - Надеюсь, что эта книга вам поможет больше, чем я. И еще… - она замялась, переступив с лапы на лапу, - если увидите Дарью… помогите ей.
        - Не волнуйся. Я не отворачиваюсь от тех, кто помог мне. - С этими словами я демонстративно повернулся спиной к старой волчице и пошел прочь. Шаг мой был настолько уверенным и твердым, что волки расступились в стороны.
        С чувством собственного превосходства, не замедляя шаг и не оборачиваясь, я покинул холм, ступив под прохладную сень древних деревьев. Сзади послышались торопливые шаги, и ведунья догнала меня.
        - Влад… - шепнула она, ухватив меня за руку. - Ты не в ту сторону идешь!..
        Весь мой воинственный и горделивый настрой как ветром сдуло. Ну вот надо было ей испортить момент?! Повернувшись к девушке, я уже собирался начать гневную отповедь, но слова вылетели из моей головы: холм и окружавший его лес были совершенно пусты - волки исчезли.
        Потерев глаза, я огляделся еще раз: ну точно, никого!
        - Да и шли бы они… в лес! - Я лишь рукой махнул. - Поехали домой. Стоило только сюда тащиться!
        - Но мы помогли жителям деревни обрести покой… и вот, получили книгу! - напомнила мне Варвара, демонстрируя грязный сверток. - Это вовсе не мало!
        - Пожалуй, - согласился я, приобнимая девушку за тонкую талию. - А еще я услышал, что я добрый и порядочный!
        Варвара сбилась с шага, замерла. Уставившись на меня расширившимися глазами, она несколько секунд открывала и закрывала рот, словно рыба, после чего выдала:
        - Я замерзла. Пойдем быстрее к машине!
        Глава 11
        Долг платежом красен
        В столицу мы вернулись под утро. Злой и не выспавшийся, я остервенело грыз один за другим шоколадные батончики в попытке утолить дикий голод. Видимо, тот факт, что наш конфликт с Агафьей не получил продолжения, сильно опечалил мое второе «я», и теперь оно требовало срочно заесть горе.
        На деле, конечно, все обстояло гораздо сложнее: еда помогала слабо. Очень слабо. Чтобы утихомирить себя, мне требовалось нечто большее. Но что именно? Город еще спал, так что поблизости не было почти никого, кроме редких машин. Я ощущал, как незримые щупальца темных желаний тянутся от меня к ничего не подозревающим водителям, стремясь забрать их удачу. Но пока что мне удавалось удерживать злую натуру.
        Чтобы сократить число соблазнов, я слегка замедлил ход и съехал на крайнюю правую полосу, позволяя остальным участникам движения беспрепятственно обгонять меня.
        - Совсем тяжело? - взволнованно спросила Варвара.
        Девушка всю дорогу всячески помогала мне: держала за руку, говорила ласковым голосом, рассказывая забавные истории, и неизменно давала еду, стоило мне расправиться с предыдущей порцией. Это было по-настоящему зд?рово, вот только вклад ведуньи в мое умиротворение, пусть и чистосердечный, приравнивался к капле в море. Но это не отменяло моей искренней благодарности девушке. Она действительно старалась изо всех сил.
        - Ничего, прорвемся, - улыбнулся я, стремясь развеять тревогу Варвары. - Сейчас доберем…
        Протяжный гудок клаксона прервал мою речь. Глянув в зеркало заднего вида, я выругался сквозь зубы, едва не потеряв способность видеть оттого, что водитель поливомоечной машины подмигнул мне дальним светом, требуя освободить полосу. Массивная ярко-оранжевая машина притерлась вплотную и бибикнула снова.
        - Вот же нетерпеливый ублюдок! - На миг мой гнев вспыхнул, и я потерял над собой контроль. Мое темное естество рванулось к внешнему раздражителю с яростным желанием поквитаться.
        В ту же секунду поливомоечная машина дернулась и замерла на месте. Озадаченный водитель покинул кабину - я видел его удаляющееся отражение во все том же зеркале заднего вида.
        - Влад, - в голосе ведуньи зазвучала тревога, - только без крови!
        - Если бы я знал, как это работает… - Мне и самому не хотелось, чтобы незнакомый водитель пострадал.
        Точнее, если честно, жутко хотелось! Но чтобы не сильно; как сказала Варвара - без крови. И снова я покривил душой: любые страдания этого человека порадовали бы меня. Видимо, не зря Агафья звала меня темным.
        Одновременно со словами старой волчицы всплыла в памяти сцена, где Варвара заступилась за меня. Она была такой искренней, такой настоящей, такой чувственной… Меньше всего на свете я хотел бы упасть в ее глазах. Это желание оказалось настолько сильным, что укрепило мою волю, позволив вновь совладать с собой.
        Остановив машину, я выскочил и окликнул водителя. Он замер на полушаге, и как раз в этот миг за его спиной на асфальт упал увесистый горшок с цветком. Мы оба задрали головы вверх и увидели толстого черного кота, что, умащиваясь на одном из балконов, сбросил вниз еще один горшок, теперь поменьше, но и тот не попал в цель.
        - Ах ты, гнида черная! - взвыл водитель поливомоечной, погрозив коту кулаком. - Ух! Тварь! А ты?! - поняв, что животному до его воплей нет никакого дела, мужчина переключил гнев на меня. - Не видишь, я еду, полосу м?ю! Какого хрена не съедешь?! Совсем дебил?! Понарожают идиотов, а остальным потом с вами жить!
        - Да пошел ты! - незамедлительно вспыхнул я. - Я тебе жизнь только что спас!
        - Мамку свою спаси, придурок! - не унимался водила, день которого явно не задался. Уж не знаю, чем он был так недоволен: возможно, тем, что работает водителем? Но определенно винил он в этом всех, кроме себя, а еще и я попался, что называется, под горячую руку. - Вали давай, не мешай работать, спасатель хренов! И по другой полосе, слышишь, недоумок?! А ты заводись давай, рухлядь треклятая! - В сердцах он пнул свое авто ногой, и оно вдруг завелось!
        Вновь заработали форсунки, и склочного типа окатило водой с ног до головы. Неумолчно сквернословя, водитель упал на асфальт и забился там, словно выброшенная на берег рыба. Он пытался встать, но упругие струи неизменно опрокидывали его обратно.
        Мужчина ругался на чем свет стоит. А я стоял, смотрел на все это и смеялся от всей своей черной теперь души.
        - Полегчало? - со скептической улыбкой осведомилась ведунья, когда я вернулся в машину.
        - Немного. Но признаюсь тебе - если бы горшок упал этому дебилу на голову, я радовался бы куда больше.
        - Но он мог бы умереть! - В голосе Варвары звучал укор, но ее глаза смеялись - она не верила, что я серьезен.
        А зря. Впрочем, зачем ей об этом знать?
        - Хорошей голове все равно ничего не будет, а плохую и жалеть нечего, - заявил я.
        На столь веский довод моя спутница не нашла что ответить, но веселье из ее глаз пропало. Она долго смотрела на меня, после чего заметила:
        - Как-то странно это. Не могу понять, шутишь ты сейчас или же серьезно…
        - Шучу, конечно! - успокоил я ведунью.
        Но на деле я и сам перестал видеть грань между шуткой и серьезностью. И, что еще хуже, в злых поступках мне чудилась лишь шалость, а чужая жизнь стала не более чем игрушкой. Наверное, стоило сказать об этом Варваре, но не сейчас. Сначала нужно решить вопрос с этими темными магами, а потом уже разобраться с самим собой. Пока что я могу себя контролировать, и этого достаточно.
        Пока…
        Неладное я почуял еще при подъезде к дому: что-то внутри меня радостно заклокотало в предвкушении какого-то явно недоброго события. Откуда я это знаю? Понятия не имею, но готов биться об заклад: что-то скверное вот-вот произойдет или происходит прямо сейчас.
        - Магия! - тихо изучавшая новую книгу Варвара вдруг резко дернулась, захлопнув старый том. - Темная! Близко!
        - Черт! - выругаться-то я выругался, ну а дальше что? Уезжать? Подъезжать? Стоять?!
        В ту секунду, когда я собирался посоветоваться с ведуньей касательно дальнейших наших действий, ощущение опасности стало явным. Более того, к нему примешался запах страха, отчаянья и боли. Он защекотал мне ноздри, будоража сознание и пробуждая в душе черный голод. Этот запах послужил мне аперитивом - сигналом к действию!
        Открывшая было рот Варя лишь испуганно взвизгнула, когда я вдавил педаль газа в пол, мчась на вибрирующий в сознании вопль чужой боли. Только сейчас я осознал, что все это время лишь притуплял свой голод, не утоляя его полностью: еда, мелкие пакости и перебранки не могли по-настоящему насытить Лихо. Истинные страдания и боль - вот его излюбленные деликатесы, и если в ближайшее время оно их не получит - о самоконтроле можно будет забыть.
        Эта мысль раскаленной иглой пронзила меня. В этот миг я впервые осознал себя и Лихо единым целым - это мне нужна чужая боль, это я и есть Лихо. И если мой голод не утолить - он сведет меня с ума.
        Что произойдет в таком случае - мне проверять не хотелось. На что способно чудовище, могущее по собственной прихоти подстраивать несчастные случаи с летальным исходом? Если я сорвусь с цепи, последствия будут сродни стихийному бедствию! Никому не известно, сколько народа пострадает, прежде чем мои голод и яростное безумие утихнут. И утихнут ли?
        Но даже если я вновь стану самим собой - как жить, зная, что ты отнял множество жизней?..
        «Легко!» - ответил мне внутренний голос, от которого я невольно содрогнулся.
        След привел меня к соседнему с моим дому, а точнее - к его подземным этажам. Проектировка у зданий была полностью идентичной, так что внизу находились гаражные помещения: общий въезд и номерные отсеки с воротами по сторонам.
        Вот только попасть в эти самые гаражи не представлялось возможным - внешние ворота были заперты, и открыть их могли лишь жильцы дома, у которых имелись соответствующие ключи. А вот калитка во внутренний двор дома, наоборот, оказалась распахнута настежь: ее замок безнадежно искорежили, словно его что-то вывернуло наизнанку.
        Остановившись напротив входа, я выскочил из машины и сразу же увидел черный джип и два замерших рядом спортивных мотоцикла. Судя по тому, как они стояли, становилось ясно - водители спешили, бросив транспорт и не тратя времени на аккуратную парковку.
        - От них разит тьмой. - Варвара сделала небрежный жест в сторону автомобиля. - Нам лучше…
        - Значит, наши клиенты. - От нетерпения меня взял легкий озноб. В предвкушении я шагнул вперед и облизнул губы, неожиданно ощутив, как что-то царапнуло язык. Проведя им по зубам, я обнаружил, что они странным образом заострились.
        - Влад! - Варвара с бледным лицом тряхнула меня за плечо. - Ты как?
        - В норме, - коротко ответил я.
        - Да? - Девушка с сомнением продемонстрировала мне прядь моих же удлинившихся волос: пока что они опустились чуть ниже плеч и потемнели лишь немного. - Точно?
        - Точно!
        - Тогда почему мы здесь? Нам лучше уйти! Это может быть опасно…
        - Так ты хочешь во всем разобраться или нам вечно убегать? - резко и довольно грубо спросил я, чем поставил девушку в тупик.
        Варвара опустила взгляд, снова закусила губу.
        - Мне… мне нравится жить так, как сейчас, - прошептала она, - быть с тобой…
        Теперь в тупик попал уже я - столь откровенное признание стало пусть и приятной, но неожиданностью.
        - Так кто нам велит что-то менять? - Я обнял девушку за хрупкие плечи. - Разберемся с уродами, что мешают нам жить спокойно, и станет только лучше! Поверь!
        - А если… - Варвара все же подняла на меня глаза. Она заговорила быстро, чувственно, тревожно: - А если с кем-нибудь из нас что-то случится? Может, просто уедем, спрячемся?..
        - Ты же сама знаешь, что это невозможно. - Я с сожалением покачал головой. - Нас найдут. Рано или поздно. А что за жизнь в постоянном ожидании опасности? Только себя изводить. Я так не хочу.
        - Значит, здесь и сейчас?
        - Здесь и сейчас, - кивнул я, и, прижав к себе девушку, поцеловал ее в губы.
        Поначалу Варвара растерялась, но уже спустя пару секунд ответила на поцелуй пылко и страстно. Мне стоило большого труда оторваться от ее теплых и влажных губ, да и она, кажется, не желала выпускать меня из своих крепких объятий. Но мы оба понимали, что сейчас не время: и я, и ведунья чувствовали бушевавшую внизу темную силу. В гаражах творилось что-то странное. Если мы хотим застигнуть темных магов врасплох - лучшего момента и не придумать.
        - Потом обязательно продолжим. Не забудь, где остановились!
        - Сам не забудь. - Варвара быстро стала серьезной. Она вытащила из миниатюрной сумочки какую-то склянку и пучок из трех сухих травинок. - Я готова!
        - Впечатляет, - хмыкнул я, покосившись на весьма хлипкий арсенал ведуньи. - Смотри не разнеси тут все.
        - Я постараюсь, - ответила девушка настолько серьезно, что у меня закрались некоторые сомнения в уместности недавнего сарказма: кто его знает, что это за травки и мутная жижа в склянке?..
        Оставалось лишь надеяться, что ведунья знает, что делает. Вместе мы начали огибать дом: гаражные ворота заперты, и возиться ними долго и громко. Но те, кто попал в гаражи, этого и не делали - никаких следов внешних воздействий на створках не обнаружилось. Значит, вниз попали иным способом, и я, как жилец дома такой же конструкции, знал, как именно.
        С торца дома располагалась пара дверей: одна для вывоза мусора, а другая служила входом в технические помещения - через нее-то и можно было зайти в гараж. Еще имелся вход внутри подъезда, но туда попасть было гораздо сложнее, чем в подсобки.
        Так что, обогнув дом, мы оказались в нужном месте. Как я и думал, дверь в служебные помещения была распахнута настежь и висела на одной петле. Проходя мимо, я отметил, как покорежен металл на краю створки: его будто бы смяли одним могучим движением - никакого колдовства, одна лишь грубая сила.
        Стоило мне переступить порог, как из подвала пахнуло свежей кровью. Этот аромат я ощутил во всей красе - так, как никогда еще не ощущал! Он становился все сильнее и сильнее, манил меня, звал, побуждал двигаться быстрее!
        И если любой здравомыслящий человек решил бы отступить назад и убраться подальше, ну или вызвать полицию, на худой конец, то я сбежал по ступеням вниз едва ли не вприпрыжку! Варвара едва поспевала за мной.
        Как и в моем доме, тут все было оборудовано датчиками движения, так что свет включился сразу же, как только я встал на первую ступень. У подножия лестницы оказалась еще одна дверь. Она была приоткрыта, и что-то внутри мешало открыть ее полностью. Навалившись на дверь всем телом, я услышал шелестящий звук, словно двигал по полу нечто мягкое и влажное. Запах крови усилился.
        Справившись наконец с преградой, я прошел вперед и наступил во что-то липкое. Кровь! Оказывается, дверь изнутри припирал мертвец: мужчина средних лет, с совершенно незапоминающейся внешностью, но с весьма запоминающимися увечьями - такое разве что в фильмах ужасов показывать, да и то строго «восемнадцать плюс»! Выглянувшая из-за моей спины Варвара зажала рот ладошками и отступила назад, с трудом подавляя приступ тошноты. Такое зрелище может выдержать не каждый: мужчину в буквальном смысле слова выпотрошили, и теперь внутренности валялись отдельно от него. Совершенно дикое выражение мертвого лица свидетельствовало о том, что бедолага еще дышал, когда с ним творили такое зверство.
        - Оу… - только и смог выдохнуть я. - У парня-то день явно не задался.
        - И, кажется, не у него одного… - Бледная Варя, стараясь не смотреть на истерзанное тело, показала вперед, где из-за угла растекалась большая лужа алой жидкости.
        Ведунья угадала: за поворотом нас ждал еще один мертвец. Он полусидел-полулежал, прислонившись к стене. Усталая поза подразумевала уроненную на грудь голову, вот только все оказалось куда хуже - голова парня держалась на тоненьком куске кожи и мяса, а правая рука и вовсе отсутствовала.
        - Только давай без шуточек типа «он потерял голову», ладно?.. - прошептала Варя и отвернулась.
        - Хорошо, - покладисто согласился я, - тем более он ее и не потерял до конца. Пойдем дальше?
        - Ох… - Кажется, ведунье снова стало плохо. - Хорошо. Если ты не передумал…
        Вместо ответа я первым пошел вперед. Коридор пару раз вильнул из стороны в сторону и обзавелся несколькими дверями: в подъезд, в гараж, к трубам и в подвал. Поначалу я намеревался направиться прямиком к гаражам, но в последний момент ощутил, что манящий меня запах сочится вовсе не оттуда.
        Подвал!
        Развернувшись на пятках, я потянулся к ручке нужной двери, но Варвара вдруг неожиданно ударила меня по пальцам.
        - Не трогай!
        - Почему?
        - Тут чары, - пояснила ведунья, наклонившись чуть ниже. После увиденного зверства она смогла взять себя в руки. - Не знаю, что они делают, но они тут точно есть. Похожи на охранные, но… другие. Это как барьер, только не на вход, а на выход.
        Варвара сделала несколько пассов над ручкой, прошептала какие-то слова, после чего аккуратно прикоснулась к холодному металлу кончиком пальца.
        Ничего.
        Тогда ведунья взялась за ручку ладонью и уже увереннее потянула на себя.
        - Странные чары. - Она покачала головой. - Не могу развеять. Не пойму…
        - Это не чары. - С трудом пряча улыбку, я толкнул дверь от себя, и та легко открылась. - Просто открывается в другую сторону. Вот же, написано…
        Мой палец замер на полпути к надписи «От себя», так как из подвала донесся леденящий душу вопль, а следом за ним из приоткрытой двери вырвались наружу и другие звуки жестокого боя: крики, взрывы, гул и… рычание?
        - «Это ж-ж-ж - неспроста», - процитировал я старый советский мультфильм про Винни Пуха. Сказал я это не для себя, а чтобы подбодрить Варвару. Но, как выяснилось, это уже не требовалось.
        - Чары разрушены, - быстро сказала мне ведунья. - Теперь все жильцы слышат, что происходит. Скоро полицию вызовут!
        - И что ты предлагаешь?
        - Или действовать быстро и прямо сейчас, или уходить. - От облика робкой девушки не осталось и следа - почуяв темную магию, Варвара собралась и сейчас выглядела сосредоточенной и готовой к бою: в глазах холодная решимость, губы плотно сжаты в одну узкую линию, лоб нахмурен, соболиные брови сурово сведены - не современная девушка, а натуральная воительница из исторических фильмов! - Что скажешь?
        - Что скажу?.. - Мой блуждающий взгляд привлекла одна вещь - неподалеку от двери лежала оторванная человеческая рука, все еще сжимавшая в сведенных судорогой пальцах какую-то мятую тряпку. Очень знакомую мятую тряпку.
        Подойдя ближе, я узнал ту самую олимпийку, в которой щеголяла Дарья на нашей встрече. Точно! В таких сейчас уже никто не ходит - ошибки быть не может!
        - Влад?.. - Варвара потрясла мое плечо. - Ты…
        Когда я повернулся к ней, ведунья невольно отшатнулась. Прежде чем я увидел свое отражение в ее испуганно расширившихся глазах, уже и сам понял, что произошло - моя темная сторона снова изменила мое тело: развевающиеся без ветра длинные черные волосы, вытянувшееся нескладное тело, серая кожа, неестественно широкая обнажающая клыки улыбка и полыхающий злобой красный глаз преобразили меня практически до неузнаваемости.
        - Не лезь на рожон, - не своим голосом посоветовал я ведунье, и девушка кивнула. - Пойдем.
        Сорвавшись с места подобно урагану, я рванулся на звуки боя. Моя кровь кипела в предвкушении чужих страданий, сознание пребывало в лихорадочном возбуждении, а губы сами по себе растягивались в кривой ухмылке. Буквально пролетая по узким коридорам, я рвался в бой, с каждой секундой приближаясь к своей цели. Она была уже близко. Совсем! Серые стены подвала и массивные трубы проносились мимо, превращаясь в размытые пятна. Мое восприятие обострилось до предела, а жажда крови неистово застучала в висках.
        Только сейчас я познал, насколько же меня изнурил голод. Но скоро он будет утолен сполна!
        За поворотом!
        Нет?! Проклятье!
        Со злым рычанием я пересек еще одно помещение, не вписался в резкий поворот, но прыгнул на стену, отскочил от нее и влетел в очередную комнату.
        Вот оно!
        Мое появление стало полной неожиданностью для сражающихся! Точнее, бой был почти закончен: трое незнакомых мужчин набросили на огромное, чем-то похожее на волка существо путы из вязкого мрака. Чудовище из самых страшных людских кошмаров скалило клыки в бессильной злобе, но его сковали по рукам и ногам и опрокинули на пол, не позволяя даже шевельнуться.
        Впрочем, победа далась колдунам не дешево: волколак успел вдоволь насытиться вражьей кровью - двое нападавших были разорваны на части. Их кровь забрызгала стены и даже потолок. Но это не помогло: та самая женщина, что сожгла мой мотоцикл, стояла над скованным существом с победоносной ухмылкой, а в ее руке сверкал серебром длинный узкий стилет, больше похожий на жало какой-то диковинной механической осы.
        Как раз в момент моего весьма эффектного появления с губ незнакомки слетели слова:
        - Ты расскажешь все…
        И тут колдунья онемела, увидев меня. Ее подручные тоже среагировали, но замешкались, не ожидая ничего подобного и предоставляя мне преимущество.
        Оскалив клыки не хуже волколака, я бросился на врагов с ужасающим хохотом, который многократно отразился от голых каменных стен.
        Вот она! Вот моя добыча! Моя еда!
        Ранее я уже испытывал нечто подобное, когда после долгой изнурительной диеты добирался наконец до продуктов, о которых мечтал долгие недели. Но сейчас эмоции были ярче и намного сильнее! Я трепетал, словно бродящий по пустыне путник, который после месяцев скитаний вышел к оазису, где его ждали всевозможные яства, чистая вода, вино и обворожительные красавицы.
        Но не к этому я стремился всей душой. Я жаждал крови, страданий и смертей!
        - Убить! - взвизгнула колдунья, ловко отпрыгивая за спины своих подручных.
        Но, вопреки воле волшебницы, этот приказ исполнили не они, а я: со всего маху налетев на ближайшего противника, я не рассчитал своей увеличившейся в разы силы и отбросил его так, что мужчина с хрустом врезался в дальнюю стену. От удара камень треснул, а там, где голова колдуна соприкоснулась с твердой поверхностью, осталось большое кровавое пятно. Мужчина рухнул на пол и больше не поднялся. Он был мертв.
        Но в бой вступили двое других противников. К этому моменту они уже пришли в себя окончательно, и меня встретили не растерянные люди, а две черные размытые тени. Я же, наоборот, застыл на месте: голова закружилась, будто после изрядной порции алкоголя. Чувства, что всколыхнулись в моей душе после убийства, были сродни эйфории! За один лишь миг до смерти темный маг испытал столь сильный страх, что его эмоции захлестнули меня с головой: я принялся жадно впитывать их словно губка, насыщаясь и наслаждаясь каждой каплей предсмертного ужаса своей жертвы.
        Когда я спохватился и вернул контроль, было уже поздно - одна из теней пропала из виду, тогда как другая атаковала прямо в лоб: острая матово-черная пика устремилась к моей груди. Но Лихо так просто не взять! Угрожавший мне сотканным из тьмы оружием колдун споткнулся на ровном месте, потерял равновесие и пролетел мимо.
        Я обернулся как раз в тот момент, когда второй противник нанес точный и быстрый удар. Острый шип должен был пробить мне сердце, но наткнулся на невидимую преграду и с сухим хрустом сломался.
        Мы оба - и я, и колдун - с недоумением уставились на его обломанное оружие. Это длилось всего лишь мгновение, а потом он исчез. Я запоздало повернулся, решив, что он хочет атаковать со спины, но мой оппонент оказался хитрее, появившись точно там же, где исчез.
        Молниеносная реакция и нечеловеческое усилие помогли мне выгнуться всем телом и избежать смертельного удара. Но бок все равно обожгла нестерпимая боль.
        Я ударил наотмашь, целясь когтями в горло врага, но он вновь пропал, а в спину будто вогнали раскаленную иглу. Новый удар пришелся в бедро, а следом за ним еще один, в плечо. С раздраженным шипением я отскочил в сторону, каким-то неведомым образом прилипнув к стене. Это позволило мне мигом оценить ситуацию и понять, что второй противник пришел в себя после неловкого падения.
        Теперь меня атаковали две тени! Но Лихо вновь дало о себе знать: ближайшая к одному из колдунов труба дала течь, и прямо в его лицо ударила упругая струя горячей воды. С руганью мужчина отступил, но его товарищ продолжил атаку.
        Я отскочил, но он оказался быстрее. Тускло сверкнуло ониксовое лезвие, и я едва не лишился глаза. Отшатнувшись, я огрызнулся в ответ, распоров когтями футболку колдуна и заставив его отступить.
        Краем глаза я заметил вторую тень, что прошмыгнула мне за спину. Черт! Снова не успеваю! На плечи навалилась непонятная тяжесть, движения стали медленными и вялыми. Колдунья!
        В подтверждение моей догадки мелодичный, но злорадный смех разнесся по подвалу.
        - Хорошо смеется тот, кто смеется последним, мальчик, - сказал мне полный ядовитого сарказма женский голос. - Убейте его! Медленно! - властно приказала она.
        Но ничего не произошло. Раненный мною колдун подался было вперед, но замер на месте, удивленно вскрикнув! Каменный пол под ним вдруг стал жидким, будто здесь разлилось болото, но только на секунду. Стоило мужчине провалиться в странную жижу по колено, как пол вновь обрел прежнюю твердость, замуровав его и лишив возможности двигаться.
        Его напарник тоже не спешил атаковать, наверное, потому что жабы не очень-то могут драться: позеленевший и уменьшившийся колдун растерянно квакнул, уставившись на меня огромными удивленными глазами.
        - Заканчивай быстрее! - крикнула моя запыхавшаяся зеленоглазая спасительница, врываясь в подвальное помещение.
        - Ах ты дрянь! - выкрикнула колдунья. Она взмахнула руками, послав навстречу Варваре пульсирующий огненный шар.
        Меня обдало нестерпимым жаром, а помещение залил яркий свет, который почти сразу же погас: ведунья провела ладонями перед чужим заклинанием и обратила огненный сгусток в россыпь безобидных искр.
        - Мелкая сучка!.. - взвыла колдунья, но тут же взвизгнула, когда сама по себе вырвавшаяся из пола каменная глыба едва не размозжила ей голову - Варвара тоже умела показывать клыки.
        Но все же до опыта и силы темной волшебницы моей ведунье было далеко - сорвавшаяся с черных ногтей ведьмы молния с треском врезалась в тело Варвары и отбросила ее назад. Одежда девушки задымилась, но она быстро вскочила на ноги.
        Одного взгляда на лицо Вари мне хватило, чтобы понять - силы неравны. Еще пара-тройка заклинаний - и ведьма ее прикончит! Но я не мог пошевелиться - странная магия налила все тело свинцом, и все, что мне оставалось, - лишь беспомощно созерцать происходящее.
        Колдунья обрушила на Варвару целый град заклинаний, от мощи которых у меня по коже шли мурашки. Каждый раз отступая, ведунья все же защищалась, пока не уперлась спиной в холодную стену. Закусив губу, она стерла струящуюся из носа кровь и с достоинством взглянула на соперницу.
        - Вот и все, маленькая мышка, - чарующе улыбнулась женщина-маг, воздев руки к потолку, - теперь ты умрешь, а книги станут моими!
        - Как бы не так! - Опережая колдунью всего на долю секунды, Варя бросила перед собой те самые сухие травки.
        В тот момент, когда очередное смертоносное заклинание устремилось к беззащитной, казалось бы, девушке, прямо перед ней выросли настоящие заросли из спутанных зеленых ветвей. Но темная магия была такова, что она уничтожила и эту преграду: едва колдовство коснулось ветвей, как те завяли и обратились серым перегноем, упав на пол.
        - Ты лишь оттягиваешь неизбежное! И…
        Брошенная ведуньей склянка с мутной жижей разбилась прямо у ног женщины-мага, обдав все вокруг ледяными брызгами. Закашлявшись, ведьма отступила, а я ощутил, как гнетущие меня оковы спали! Но и чары ведуньи, что удерживали двух колдунов, тоже пошли на убыль: жаба начала увеличиваться в размерах, а каменная ловушка выпустила попавшего в нее мужчину. Даже с волколака стала кусками обваливаться шерсть, возвращая чудовищу человеческое обличие. Мои черные космы клочьями тумана начали опадать на пол, а по телу прокатилась волна тепла.
        Варвара без сил медленно сползла по стене, успев что-то прошептать и послав в мою сторону какое-то странное подобие воздушного поцелуя. Мое сердце не успело удариться в груди и одного раза, как силы и жажда крови вернулись. Клочья черного тумана всколыхнулись, вновь прильнув ко мне, и темное естество взыграло над мимолетной слабостью.
        Уж не знаю, что за чары применила Варя, но действие на меня вражьей магии она смогла ослабить!
        С кривой ухмылкой я резко поднял и опустил ногу: жаба с влажным «чпок!» лопнула у меня под ботинком. Следующим стал едва успевший выбраться на твердую поверхность колдун. Он не смог прийти в себя так же быстро, как я. Мужчина попытался обратиться тенью, но его контур лишь пошел легкой рябью, а потом он рухнул на колени, ухватившись руками за смятый кадык.
        С этими покончено! С трудом подавив волну мрачного веселья, я повернулся к колдунье, но та уже была готова к бою. Вот только облик ее менялся прямо на глазах - красота и молодость сползали с лица, подобно смываемому ливнем макияжу, обнажая дряблую кожу, морщины и бородавки.
        - Ах ты дрянь! - Оказавшаяся на месте властной женщины сгорбленная старуха послала в Варвару испепеляющий взгляд.
        - Пошла ты… - едва ворочая языком, прошептала ведунья. Она слабо улыбнулась, даже не попытавшись защититься от новой магической атаки.
        Силы совершенно оставили Варвару. Но ее не оставил я. До ведьмы было далеко, так что выбора не оставалось.
        - Я с тобой… - прошептал я девушке, склонившись над ней.
        Заклинание страшной старухи ударило в спину. По телу прошла волна испепеляющей боли, но я продолжал улыбаться, глядя в зеленые глаза девушки. Кожу жгло безумно, пахло паленой плотью, но я держался, закрывая Варвару от новых атак.
        - Нет… - теплые дрожащие ладони ведуньи коснулись моего лица, - не надо…
        - Сам решу… - пробормотал я сквозь стиснутые зубы, стараясь не дрожать от боли. - У тебя что-то осталось?
        Варвара покачала головой, поняв, что я имею в виду ее чары:
        - Я пуста. Не ожидала столь сильного противника. Прости…
        - Значит, умрем в один день. - Это все, что я мог сказать.
        Мой план обернулся полным провалом: ведьма действительно оказалась очень сильна. Несмотря на всю свою мощь, я не мог даже пошевелиться под неистовым шквалом ее атак. Если я смещусь в сторону хоть чуть-чуть, темная магия достанет Варвару.
        Мы в ловушке!
        - Влад, - зеленые глаза девушки наполнились слезами, - не думай обо мне! Ты…
        - Ты не сможешь держаться вечно! - прокричала колдунья. - Я убью и тебя и эту наглую шлю…
        Зычный голос старухи оборвал полный неистовой злобы рев. И ведьма закричала. Страшно, громко! Но вопль резко стих на самой высокой ноте, а потом послышался звук глухого удара. Повернувшись, я увидел упавшее на пол обезглавленное тело ведьмы, а прямо над ним - огромного рыжего волколака с ее оторванной головой в когтистых лапах. Существо смотрело в мертвые глаза поверженного врага с лютой злобой несколько секунд, после чего выронило голову, а следом упало и само.
        Могучее заросшее густой шерстью тело скрючилось в позе эмбриона, его забила крупная дрожь. Прямо на моих глазах жуткое чудовище начало уменьшаться, его суставы с сухими щелчками меняли свое положение, превращая монстра в худую девушку-подростка.
        - Что там? - спросила Варвара. - Что там происходит?
        - Черт-те что, - честно ответил я, наблюдая, как тела колдунов начинают распадаться черным пеплом.
        Все закончилось.
        Глава 12
        Темная история
        Едва мы убрались прочь с места схватки, как туда подоспела полиция: сразу две машины с мигалками разминулись с нами на ближайшем повороте. Вежливо пропустив спешащих на вызов блюстителей порядка, я прибавил газа и поспешил домой.
        Такая суета была вполне обоснованной: чем меньше народа увидит, как мы с Варей тащим в квартиру находящуюся в бессознательном состоянии девчонку, тем лучше. Судя по времени, большинство моих соседей только начали просыпаться, умываться, заваривать кофе - сейчас никому из них нет дела до происходящего на улице. И это наш шанс!
        Влетев на парковку, я первым делом грязно выругался! А что делать? Нервная система напряжена до предела, а тут, как назло, ни одного парковочного места, да еще и смуглый слегка раскосый дворник решил исполнять свои обязанности ни свет ни заря!
        - Чтоб тебя!.. - Неожиданно вспомнив едва не погибшего водителя поливомоечной машины, я сдержался - пора начать привыкать к тому, что потоки моей негативной энергии вполне способны обретать материальную форму и приносить окружающим весьма реальные проблемы. - Не сиделось тебе дома! Неделю пропадал, а именно сегодня решил уборку затеять!
        - Я могу отвести ему глаза, - предложила Варя, но я только дернул головой:
        - Ты языком-то еле ворочаешь! Проедем в гараж, а оттуда сразу к лифту выйдем. Так даже лучше.
        Ведунья вяло попыталась протестовать, мол, она уже оправилась и не маленькая, но все ее доводы вдребезги разбивались о ее же бледность, темные круги под глазами и легкий озноб. Поэтому, развернув автомобиль, я нажал кнопку на брелке и поехал к воротам гаража, которые уже начали открываться.
        Оставив машину в гараже, я вначале помог выйти Варваре, а потом вытащил Дарью. Девочку лихорадило, у нее был жар и, судя по всему, кошмары: не открывая глаз, Даша постоянно дергалась, всхлипывала и кусала губы до крови. После превращения вся ее одежда пришла в негодность, так что пришлось закутать ее в многострадальную олимпийку.
        Я не сторонник паники и скоропалительных выводов, но на языке у меня вертелась только одна фраза: «Как же все хреново-то!» Варвара шатается из стороны в сторону, словно травинка на ветру, Даша совсем плоха, да и мне досталось прилично! Пусть я и храбрился, но ребра ныли дико, ноги подгибались, спину безбожно пекло, а многочисленные порезы щипало, словно какой-то любитель пыток щедро сыпал мне соль на раны.
        Но ничего, выкарабкаюсь. Главное, чтобы девушки в себя пришли, а на мне всегда все как на собаке заживало. Правда, до двадцати пяти, а дальше - уже хуже. Но все равно терпимо. Как говорит мой отец: «Коли сразу не померли, значит, поживем еще».
        Подхватив Дарью на руки, я поспешил к лифту. Варвара бежала следом - я слышал ее торопливые шаги и тяжелое дыхание за спиной. Торопится, волнуется. Не упала бы - двоих я точно за раз не унесу.
        Хоть бы все обошлось и нас никто не встретил! Иначе хлопот не оберешься! Как объяснить несведущему человеку, почему мы так выглядим и зачем я несу домой безвольное почти голое тело девочки-подростка, - я понятия не имел. Но все обошлось - лифт был пуст и приехал быстро, так что нас никто не увидел, а через минуту мы уже были перед дверью в квартиру. И…
        - Ключи в кармане, - сообщил я ведунье.
        - И? - не поняла та. - Не в моем же…
        - У меня руки заняты!
        - А, прости, - смущаясь, словно школьница, Варвара полезла в мой карман. Выудив оттуда ключи, она спросила: - Который?
        - Сначала тот, что поменьше. Им - нижний замок, а потом верхний - большим.
        Казалось бы, открыть дверь - дело нехитрое, но не тогда, когда твои руки ходят ходуном. Трясло ведунью знатно, словно заправского алкоголика с тридцатилетним стажем беспробудных пьянок. Варвара даже пару раз ругнулась сквозь зубы, прежде чем совладала наконец с замком.
        - Приехали, родимые! А я тут места себе не… - Прямо на пороге нас встретил Белоус, которой резко побледнел, едва разглядев нашу потрепанную троицу. - Батюшки! Что стряслось?!
        - Позже!.. - рявкнул я, ввалившись внутрь так быстро, что домовой едва успел убраться с дороги.
        Пройдя в комнату и положив Дашу на кровать, я облегченно вздохнул - добрались! Но если бы на этом наши проблемы закончились!
        - У меня аптечка есть, - сказал я Варваре. - Что нести?
        - Там есть что-то от магии или с показаниями к применению раненым волколакам? - задала ведунья риторический вопрос, входя в комнату с двумя книгами подмышкой и объемистой сумкой в другой руке. - Здесь нужна нетрадиционная медицина. Я все сделаю. - Варвара опустила свою ношу у изголовья кровати. - Ты как сам?
        - На удивление неплохо. - Действительно, недавняя боль поутихла, осталась только слабость, и немного кружилась голова. Но я счел это не заслуживающим особого внимания - порезы неглубокие. - Помоги лучше Даше и себе.
        - Хорошо. - Ведунья зашелестела пожелтевшими от времени страницами, а подоспевший Белоус занял позицию у ее сумки, готовый подавать «снаряды».
        - Только скажи, чего надо, хозяюшка, - отрапортовал он, засучивая рукава.
        - Корень желтоцвета, трын-траву, еще…
        Слушая то, что перечисляет Варвара, я вдруг почувствовал себя бесполезным: мне и слова-то непонятны, а уж как эти травушки-муравушки выглядят, и вовсе неизвестно. Белоус вот деловой, все знает - настоящий специалист. А мне-то что делать?
        - Варь, - я потоптался на месте, переводя взгляд с ведуньи на Дашу, - чем помочь?
        - Надо нанести на кожу мазь… - не отрываясь от книги, сказала Варвара, но быстро спохватилась: - Но я сама справлюсь! А ты… иди… не знаю, в ванную сходи, чайник поставь и дверь закрой!
        - Слушаюсь и повинуюсь. - Настаивать на своем участии я не стал, так что покорно удалился: толку в подобном врачевании от меня никакого - только под ногами буду мешаться. - Если надо - зовите.
        Мне никто не ответил: Варвара полностью сосредоточилась на книгах, а Белоус только и успевал, что нырять в сумку за указанными ингредиентами. Н-да - тут я определенно лишний. Мысленно пожелав им удачи, я вышел из комнаты.
        Бесцельно побродив по квартире, я решил первым делом привести себя в порядок: надо бы душ принять и раны обработать. Захватив домашнюю аптечку, я вошел в ванную и посмотрел на себя в зеркало. Увиденным я остался приятно удивлен: мое лицо выглядело уставшим, но в целом вполне нормальным. Но дальше оказалось куда хуже: стоило мне попробовать стянуть потемневшую от крови майку через голову, как я сразу же зашипел от боли! Кровь запеклась и ткань прилипла к ранам!
        - Твою-то!.. - выдохнул я, едва не заорав от резкой боли.
        Раздеваться пришлось медленно и осторожно, тихо матерясь сквозь плотно стиснутые зубы. Ощущения были, будто я кожу решил с себя содрать заживо, а не одежду снять; даже в глазах потемнело. Но, за исключением дикой боли, все прошло относительно гладко.
        Когда же с неприятной процедурой было покончено и мой зубовный скрежет стих, то меня ждал еще один неприятный сюрприз: оказывается, болели не столько порезы, сколько огромный ожог на спине, к которому моя майка буквально прикипела, благодаря темной магии колдуньи.
        Разглядывая тело при помощи двух зеркал, я недоумевал: как же мне удалось держаться, с такими-то ранами? Понимаю, что в горячке боя, под действием адреналина, все ощущается смазанно. Но потом-то как? Я должен был ныть и орать всю дорогу. Но нет же! Все прошло совершенно не так, как должно было пройти.
        Впрочем, ответ нашелся быстро - стоило оставить потревоженные раны в покое, как они начали сами собой затягиваться, прямо на глазах превращаясь в шрамы. Я так и замер с открытым ртом и раствором перекиси водорода и бинтами в руках.
        Как так-то?!
        Но факт оставался фактом - мои раны заживали сами собой, а я даже не успел их обработать. Когда же последний порез затянулся, то следом накатила волна такой усталости, что пришлось схватиться за раковину, чтобы не упасть. И хорошо, что раковина оказалась в буквальном смысле слова под рукой, так как меня сразу же едва ли не вывернуло наизнанку.
        - Вот и расплата за чудеса регенерации… - пробормотал я, вытирая губы тыльной стороной ладони.
        Вымыв раковину, я кое-как залез под душ. Под струями горячей воды усталость немного отступила, но не до конца. Смыв грязь и кровь, я решил принять полноценную ванну и дать телу заслуженный отдых и расслабление.
        Пока набиралась вода, я не заметил, как отключился. Казалось, просто моргнул, и сознание погасло, словно экран телевизора, когда нажимаешь кнопку выключения на пульте: раз - и всё. Пришел в себя, когда вода поднялась выше середины груди. Но разбудило меня вовсе не это - кто-то колотил кулаком в дверь ванной.
        И спустя всего секунду я узнал кто.
        - Хозяин! - голосил Белоус. - Скорее!
        Призыву домового вторил грозный рык и звук чего-то разбившегося. Я выскочил из ванной как ошпаренный! Кое-как натянув трусы и едва не споткнувшись при этом, вбежал в комнату и застал следующую картину: Варвара изо всех сил пыталась удержать извивающуюся на кровати Дарью, а та, в свою очередь, рычала, сверкая ярко-желтыми глазами и скаля удлинившиеся клыки. Судя по всему, она хотела обратиться, но по какой-то причине не могла сделать этого полностью. Но сил у девчонки явно прибавилось, поскольку она легко оттолкнула Варю так, что я едва успел ту поймать.
        Вместе мы упали на пол.
        - Она не в себе! - сообщила мне ведунья.
        - Да я заметил!
        - Помоги удержать ее, пока не обратилась! Мне надо дать ей настой!
        На самом деле проще сказать, чем сделать: несмотря на все еще относительно человеческий вид, когти у Даши стали совсем не человеческими. Вспомнив о том, как легко она вскрыла глотку колдуну, я подрастерял мотивацию. Но делать нечего. Регенерация у меня есть, главное, сразу не помереть.
        - Ладно. Готовься!
        Не проверяя, готовится ли ведунья, я набросился на Дарью. Девушка все еще пребывала в бессознательном состоянии: сверкая невидящими глазами, она выла и вслепую бестолково размахивала руками и ногами, но все это с лихвой компенсировалось чудовищной силой и скоростью. Получив пару весьма болезненных порезов, я все же сумел скрутить недоделанную волчицу, взяв ее в один из борцовских захватов.
        - Давай свой настой, долго не удержу! - поторопил я Варвару, чувствуя, как моя сущность пробуждается в ответ на боль.
        Этого еще не хватало!
        Но ведунья не мешкала. Подскочив к скалящейся Дарье, она ловко влила ей в рот какую-то едко пахнущую дрянь и поспешно отступила.
        - И что дальше?! - Сила сопротивления девушки нисколько не ослабла, что всерьез обеспокоило меня. Если так продолжится…
        Ногти на моих вцепившихся в Дарью руках начали увеличиваться, волосы снова отросли и потемнели.
        - Тихо, тихо! - Варвара оказалась тут как тут.
        Рискуя попасть под когти беснующейся Дарьи, она подошла ближе и успокаивающе зашептала:
        - Все. Все позади. Все хорошо. - Мягкие ладони девушки гладили то меня, то Дарью, и… это подействовало.
        По крайней мере, на Дашу. Спустя всего несколько секунд она прекратила сопротивляться, дыхание ее выровнялось, мышцы расслабились. Расслабился и я. Осторожно выпустив девушку, я сполз с кровати, вытерев выступивший на лбу пот.
        - Ну и гостьюшку вы привели… - выглянул из-за двери все еще напуганный Белоус. - С виду красна девица, а на деле зверь дикий!
        - И не говори, - улыбнулся я. - Эй, а что это ты…
        Щелкнули наручники, и Варвара уселась рядом, положив ключ на тумбочку.
        - Надо же, пригодились. Пусть лучше пока посидит… на цепи, - выдохнула девушка, кивнув на Дарью. - Чуть не зацепила меня когтями! Ты вовремя, хотя вид, конечно…
        - Не нравится? - Я попытался напрячь мускулы, но ничего хорошего из этого не вышло - только в глазах потемнело и голова закружилась сильнее. Хорош герой-соблазнитель, ничего не скажешь…
        Но ведунья не заметила этого. Она удивленно трогала мои шрамы и качала головой:
        - Как это так? Где твои раны?
        - Даже не знаю, - признался я. - Само собой вышло. Просто зажили, и всё. Правда, теперь я очень хочу есть и дико устал. А ты-то как?
        - Просто вымоталась. Ты там чайник поставил?
        - Нет. Забыл. Я сейчас.
        - А я пока в ванную. - Опираясь на мое плечо, ведунья поднялась и, привстав на мысочки, поцеловала меня в щеку. - Спасибо тебе.
        - Мы не на этом остановились в прошлый раз! - напомнил я, прекрасно понимая, что эта реплика была уместна не больше, чем звук кастаньет в морге.
        - Прости, но сейчас предложение переспать может трактоваться мной исключительно как настоящий и долгий сон, - без всякого стеснения заявила Варвара - она устала настолько, что не оставалось сил ни на что, даже на смущение. - И то только после ванной и еды. Тебя такое устроит?
        - Хотел предложить тебе то же самое. - Я согласно кивнул. - Пойду ставить чайник.
        Назойливое подергивание за плечо заставило меня проснуться. А ведь так хорошо было! Я созвонился с родителями, потом мы с Варварой расположились на диване, накрылись пледом, пригрелись и тихо-мирно спали…
        «Кого надо убить, чтобы продолжить спать?!» - именно такой была первая мысль, зародившаяся в моем неспешном и нехотя включающемся в работу сознании.
        - Хозяин… - шептал Белоус, не переставая трясти мое плечо. - Просыпайтесь.
        - Чего еще?.. - недовольно пробормотал я.
        - Гостьюшка ваша проснулась, - поведал мне домовой. - Еле-еле успокоил ее!
        - Ох!.. - Аккуратно, чтобы не разбудить Варю, я встал и взглянул в окно, а там как в песне - «темным-темно». - Сколько мы проспали?
        - С утра и до вечера, - незамысловато ответил Белоус.
        - Который сейчас час? - перефразировал я свой вопрос и снова не угадал.
        - Ночной, вестимо. - Домовой пожал плечами. - Сами, что ли, не видите? Вона как в горнице темно!
        - Вижу-вижу. - Оставив попытки выведать у домового время, я нашарил лежавший неподалеку телефон - почти полночь.
        Ну ничего себе поспали! Поначалу я хотел разбудить Варвару, но она так сладко спала и мирно сопела, что я просто подоткнул ей сползший плед и тихо вышел из комнаты. Потерев заспанное лицо, я прислушался к ощущениям - вроде бы все хорошо: ничего не болит, нигде не ноет. Есть только хочется, но это подождет.
        - Тук-тук. - Постучав в дверь, я вошел.
        - Какой смысл стучаться, если я прикована и ничего не могу сделать? - послышался язвительный молодой голос, и в темноте зажглись два желтых глаза. - И откуда у тебя наручники дома? Любишь пошалить?
        - Из уст несовершеннолетней это звучит не очень-то смешно, - заметил я.
        - Пошел на фиг, мне девятнадцать! - последовал гордый и немного обиженный ответ, а желтые глаза нехорошо сверкнули.
        - И паспорт покажешь?
        - Покажу. Может, включишь уже свет и снимешь с меня браслеты? Я не кусаюсь.
        - Ага, расскажи об этом тем мертвым колдунам! - хмыкнул я. - Ты хоть прикрыта… чем-нибудь?
        - Одеялом… - угрюмо буркнула девушка.
        Когда загорелся свет, моя гостья зажмурилась и отвернула голову в сторону. Выглядела она вполне по-человечески, только бледновата немного - веселые веснушки на побелевшей коже выделялись яркими пятнами.
        - Как ты?
        - Голая и прикованная наручниками к кровати извращенца, который не спешит меня отпускать! Как, по-твоему, я должна себя чувствовать?!
        Юмор Дарьи я оценил и наручники с нее снял.
        - Вот спасибо, - скривилась девица, прикрываясь одеялом и потирая запястья. - Зачем приковали-то? Я чудила?
        - Не то слово, - признался я и вкратце рассказал гостье о недавних событиях.
        - Ну… извиняйте. - Странно, но в ее голосе прозвучало неподдельное раскаяние. - Я не хотела. Спасибо, что помогли. Я сейчас уйду… - Она выжидающе уставилась на меня. - Может, выйдешь и дашь мне одеться? Только… мне не во что, видимо.
        - Найди что-нибудь в шкафу, - посоветовал я, а потом спросил: - Есть хочешь? - чем заслужил изменение нетерпеливого взгляда на приятно удивленный.
        - А можно?
        - Нужно. - Я сделал приглашающий жест и покинул комнату, отправившись на кухню.
        Спустя какое-то время Даша, озираясь и прижимаясь к стене, присоединилась к моей компании, правда, села на самый дальний стул. Она надела мой старый спортивный костюм, едва не утонув в нем: при желании в эту одежку можно было впихнуть не одну, а сразу трех таких вот щупленьких Даш.
        - И куда же ты пойдешь, скажи на милость? - Я поставил на стол остатки нашей с Варварой трапезы и скрестил руки на груди. - У тебя же нет клана.
        - Откуда знаешь?! - Осторожно, словно напуганный зверек, девушка приблизилась к столу и, воровато озираясь, принялась за еду. Она старалась есть медленно, но глаза и резкие движения выдавали мучивший ее голод.
        - От Агафьи. И ты не стесняйся, кушай-кушай.
        Пока мелкая - по крайней мере, в своем человеческом обличье - волчица утоляла голод, я рассказал ей о встрече с Агафьей. Сам того не заметив, я присоединился к трапезе, и мы вдвоем довольно бодро умяли все, что имелось.
        Пришлось заказывать еду на дом. Так что когда, потирая заспанные глаза, на кухню пришла Варвара, мы с Дашей уже мирно беседовали и готовились к предстоящему приему пищи.
        - Так вот!.. - с набитым ртом рассказывала Даша. Говорила она эмоционально, размахивая руками и тараща желтые глазищи. - После нашей встречи я вернулась домой, а там сразу вопросы - где пропадала, что делала, почему кровью пахнешь? Ну, врать-то я не могу в силу породы, так что юлила-юлила, да все выложить пришлось как на духу. Вот меня и выперли из клана, даже вещи собрать не дали. Сказали, коли обратно вернусь, то так легко не отделаюсь.
        - Сурово. - Я покачал головой.
        - А что поделать? - философски заметила Дарья. - С волками жить, хе-хе… - Она шумно прихлебнула лимонад, после чего откусила огромный кусок пиццы.
        Мы с Варварой терпеливо ждали, когда волчица прожует. Ведунья сама есть не стала, ограничившись чаем и обезжиренным йогуртом, а вот я от Даши не отставал, уплетая за обе щеки. А что, я-то ей все уже рассказал, а слушать можно и пока жуешь. К тому же затраченные на регенерацию внутренние ресурсы следовало поскорее пополнить, пока с соседями не случилось чего-нибудь из ряда вон - мало ли чем Лихо шутит?..
        - А как ты оказалась в этих краях? - не выдержала Варвара.
        - Это отдельная история! - С пиццей Даша расправилась и накинулась на роллы. - Я решила разнюхать, что к чему. Поехала к Богдане, хотела последить за домом. Собственно говоря, так и сделала. И знаете что? - Молодая волчица подалась вперед. - Колдуны к ней как к себе домой наведываются! Уж не знаю, чего там в доме происходит, но дела темные - это точно. Колдовством поганым за километр несет! Я покрутилась там, да решила уже за колдунами проследить. Взяла след - и обратно в столицу!
        И снова вынужденная пауза.
        - Как в тебя столько еды помещается? - восхитился я аппетиту гостьи, когда подсевший к нам Белоус заботливо придвинул Даше новую порцию.
        - Кушай-кушай, деточка, - ласково сказал он. - Досталось тебе, бедняжке.
        - Спасибки! - просияла Дарья, улыбнувшись домовому. Но улыбку с лица она быстро стерла и повернулась ко мне, нахмурив брови. - Сам-то тоже жрать горазд! - ответила девушка, нисколько не смутившись и продолжая жевать смоченную соевым соусом «Филадельфию».
        - Во-первых, я вешу почти сто килограмм, - не без гордости подметил я. - Это наверняка вдвое больше твоего веса. А во-вторых - после того, как я… породнился с Лихом Одноглазым, мои аппетиты многократно возросли.
        - Я тоже как бы не человек! - возмутилась волчица. - Знаешь, как говорят: «Желудок у котенка не больше наперстка, а сил для игр и роста требуется ой как много»! - подняв указательный палец вверх, процитировала она старенькую рекламу.
        - Тогда уж «желудок у волчонка не больше наперстка, а сил, для потрошения и разрывания на части колдунов, требуется ой как много», - предложил я свою версию.
        - Звучит более правдоподобно, - поддержала Варвара. - Я за второй вариант.
        - Эй! Разве мы, девочки, не должны проявлять женскую солидарность, не?! Ну и ладно, не больно-то хотелось. - Дарья не выглядела хоть сколь-нибудь расстроенной или обиженной; наоборот, она улыбалась.
        Но следующий вопрос Варвары заставил волчицу вновь помрачнеть:
        - Ты выследила колдунов?
        - Не-а, потеряла след. Они как сквозь землю провалились! До «Красных ворот» я их вела, но там упустила. Все кругом обнюхала - ничего. То ли они меня срисовали по пути, то ли у них какая-то своя защита имеется… не знаю, я в таких вещах не шибко разбираюсь. Вот и решила сюда прийти, рассказать, что узнала. Подумала, что ведунье всяко лучше меня колдовские премудрости ясны.
        - Если бы, - теперь расстроилась уже Варвара. - Я не очень опытна в таких делах. Едва ли мне удастся что-то сделать, а вот меня они выследят легко, если близко подойду.
        - Тебя - не знаю, а вот меня, судя по всему, как-то выследили! - Даша ударила кулаком по столу, отчего подпрыгнули не только столовые приборы, но и Белоус. - Налетели со всех сторон, ну я деру-то и дала. Поначалу к вам бежать собиралась, но потом передумала, решила не палить контору. Вот только уродов этих с хвоста никак скинуть не получалось! Я и так, и сяк, но все без толку - плотно мне на хвост сели. Пришлось драться. Парочку придурков я на улице прикончила, но потом явилась эта ведьма!.. Сучка, скажу, та еще! Вот с ее-то помощью колдуны меня и скрутили. Если бы не вы… Спасибо, что спасли!
        - В расчете, - легко ответил я. - Ты нам тоже здорово помогла, да и ведьму прикончила именно ты. Нас она в угол загнала.
        - Говорю же - сучка! - согласно закивала Даша. Она открыла было рот, чтобы что-то добавить, но осеклась. Встав из-за стола, волчица понурила рыжую голову: - Ладно. Что хотела, я вам рассказала. Теперь пойду. И так много хлопот доставила… - Она направилась к двери, но обернулась в проходе: - Можно я вещи потом занесу?
        - Как же так, хозяин?! - забеспокоился Белоус. - Неужели мы дитятку из дому в такую темень погоним?! - взмолился он, уставившись на меня.
        - Куда пойдешь-то? - проигнорировав трогательный взгляд домового, обратился я к Даше.
        - Сама не знаю, - честно призналась та и, взъерошив короткие непослушные волосы, улыбнулась: - Придумаю что-нибудь!
        - Так нельзя! - теперь к протестующему домовому присоединилась и Варвара. Выглядела ведунья крайне обеспокоенной. Стало быть, дело серьезное. - Волколаки дичают поодиночке! - продолжила она. - Как ты без стаи, без клана?! Рано или поздно инстинкты…
        - Говорю же, придумаю что-нибудь!.. - упрямо, но уже без прежнего энтузиазма повторила Даша.
        - Маленькая еще придумывать. Дуй давай в ванную, вымойся, почисти клычки - и баиньки. Завтра подумаем, что с тобой делать, - вынес я свой вердикт.
        - Славно сказано, хозяин! - быстро закивал Белоус.
        - Я сама могу…
        - Даша, - поднявшись из-за стола, я приблизился к гостье. - Серьезно. Прекращай геройствовать. Будь хорошей девочкой и не доводи меня до греха. Сказано - оставайся, значит, оставайся. Теперь у нас общий враг. Надо вместе держаться. И сегодняшние события это только подтвердили.
        - Мне лучше уйти… - Волчица сделала еще один нерешительный шаг к двери. Весь ее вид говорил, что она не хочет уходить и действительно боится остаться одна. Но так же Дарья не хотела подвергать нас опасности.
        Вот же упертая! Пришлось использовать последний аргумент.
        - Ты же знаешь, кто я? - Я угрожающе навис над худенькой девочкой и злобно прищурился. - Я - Лихо Одноглазое. Вздумаешь мне перечить - и шагу не ступишь! Упадешь и сломаешь ногу. И все равно останешься, но уже со сломанной ногой. Выбирай.
        - А ты… умеешь убеждать. - Даша даже попятилась под моим суровым взором. - Но не думаешь, что с девушками надо как-то… помягче, что ли?
        - Я слишком устал для всего этого, - отмахнувшись, я направился в комнату, отчаянно зевая.
        - Влад… - Впервые Дарья назвала меня по имени, и, кажется, сама этому удивилась. - Спасибо тебе. И тебе, Варвара. И тебе, Белоус. Я вашей доброты вовек не забуду!
        - Помыться не забудь, а то от тебя кровью и мазью травяной пахнет. И ложись спать. Завтра нас ждут великие дела!
        - Какие? - в один голос спросили меня девушки.
        - В гости поедем, к цыганам.
        - Ты уверен? - В голосе Варвары слышалось сомнение, тогда как Дарья с готовностью оскалила острые клыки.
        - Да. Эта Богдана определенно что-то знает. Вот и узнаем, что именно. Все лучше, чем просто сидеть и ждать у моря погоды. Колдуны уже расхаживают по окрестностям. Если не ударим мы - ударят они. Или у вас есть идеи получше? - Я посмотрела сначала на ведунью, затем на Дашу - обе отрицательно покачали головами. - Тогда, может, имеются возражения?
        - Давайте послезавтра, - внесла коррективу Варвара. - Мне нужно время на восстановление и подготовку. Не думаю, что нас встретят с распростертыми объятиями, а Богдана - очень сильная ведунья.
        - Значит, решено, - объявил я. - Послезавтра едем в гости.
        Глава 13
        Алая заря
        Сутки пролетели незаметно. Даша ела, валялась на диване и смотрела мультфильмы на пару с Белоусом, Варвара обложилась книгами и конспектами, а я занялся оттачиванием своего мастерства на дворнике. Негуманно это, конечно, но выбора не было - надо как-то постигать азы владения чужой удачей.
        С моей легкой руки, несчастный подопытный меньше чем за час сломал две метлы, облился водой, поскользнулся в луже и приложился головой о столб. В завершение всего он нечаянно опрокинул мусорный бак и, отчаянно бранясь на непонятном мне языке, принялся собирать мусор обратно.
        Н-да, что поделать, приятель, - жизнь несправедлива. Но, как и в жизни, чьи-то неудачи зачастую могут означать чьи-то успехи. Так вышло и сейчас: оказывается, все не так уж и сложно. Обрушить на кого-то гору невезения так же просто, как спустить с цепи собаку. Только вместо собаки у меня темная сторона души, а вместо поводка - самоконтроль.
        Мысленно поблагодарив проклинавшего злой рок дворника, я оставил его в покое и присоединился к Даше. Волчица уже полностью пришла в себя и рвалась в бой, впрочем, как и я. Но мы ждали. Варваре требовалось время, чтобы подготовиться, а от этого, между прочим, зависели и наши жизни. Неспроста же говорят, поспешишь - людей насмешишь. Или, как в нашем случае, умрешь.
        Надеюсь, ведунья не подкачает! Но это в состоянии показать лишь время.
        В гости к Богдане мы решили пробираться ночью, а точнее, под утро, когда сон у людей самый крепкий. Оставив машину в ближайшем лесу, вся наша троица отправилась в сторону цыганского поселка. Вела нас Дарья. Окрестные места она знала хорошо, так что до цели мы добрались довольно быстро и вскоре уже глядели на темные силуэты домов с небольшого холма.
        Вид отсюда открывался красивый и живописный: окруженное лесами и погруженное в дрему поселение, залитое призрачным светом уходящей на убыль луны и бесчисленного множества разбросанных по небосводу звезд.
        Сейчас бы костер, песни под гитару и ночлег в палатке… Но мы пришли не отдыхать. Прячась в тени деревьев, я сразу же подметил несколько окон, в которых до сих пор горел свет. Их было немного, всего пять на поселок, вот только сразу три из них находились в особняке Богданы.
        - На первом этаже охрана и подсобки, - пояснила мне Дарья. - А наверху ее комната. Не спит еще, зараза. Козни, небось, какие-нибудь вынашивает! Ну ничего, доберемся мы до тебя! - Девушка пригрозила сжатым кулачком окну цыганки.
        - Вот только как?.. - пробормотал я, продолжая осматривать поселение. - Там внизу есть собаки. Я точно помню, что в прошлый раз они лаяли.
        - Собак на себя беру, - тут же успокоила меня Даша.
        - Ты же не станешь…
        - Нет, я их не ем, - улыбнулась волчица Варваре. - У меня есть свои методы.
        - А твои методы сработают на охране? - спросил я.
        - Не думаю. Придется прорываться с боем, - предложила Дарья, но я покачал головой:
        - И что дальше? Перебудим здесь всех, и такое начнется!..
        - Я могу отвести им глаза, - с готовностью предложила ведунья. - Вчера приготовила нужные чары. Защиту обману магическую, если она там есть.
        - А если дело дойдет до драки?
        - Не подведу, - сурово и даже воинственно заявила Варвара. - Больше из-за моей слабости никто не пострадает.
        Взгляд, который при этих словах бросила на меня ведунья, способен был растопить даже арктические ледники, не говоря уже обо мне.
        - Миленько, - сухо хмыкнула Даша. - Только миловаться надо было дома, а не тут.
        Варвара смутилась и отвела взгляд в сторону, а я быстро сменил тему, чтобы сгладить неловкость.
        - Итак, допустим, внутрь мы попадем, - стал я подытоживать обсуждение. В хитрых партизанских задумках я далеко не специалист, да и по жизни всегда полагался исключительно на импровизацию, а не на холодный расчет. Но сейчас нам был необходим какой-никакой, но план действий. И он у меня имелся. Наивный, простой, как три копейки, но от того лишь более реальный. - Воспользуемся эффектом неожиданности и скрутим Богдану. Приведем сюда, в лес, чтобы ближе к машине. Расспросим, а потом…
        - Прикончим стерву! - кровожадно оскалилась Дарья.
        - И в кого ты такая злющая-то?! - изумилась Варвара.
        - В папочку, конечно же, - ответила ей волчица, одарив белозубой улыбкой. - Мне все так говорят. Ну так что, действуем?
        Обе девушки взглянули на меня, и я коротко кивнул:
        - Начали!
        Даша поначалу отстала, но потом, когда я начал всерьез переживать, а до домов цыган оставалось рукой подать, она обогнала нас. Огромная нечеловеческая тень прошмыгнула мимо, тихо рыча и сверкая желтыми глазами. Замерев в нескольких шагах от нас, волколак подняла когтистую лапу в знак приветствия и легко перемахнула через забор ближайшего дома.
        - Она точно не ест их?.. - шепотом переспросила Варвара. - Я о собачках.
        - Я, конечно, люблю животных, но пусть лучше она их, чем они нас, - рассудил я. - Что там с твоими чарами? Укроешь нас?
        - Да. Дай руку. - Ведунья напряглась. Сжав мою ладонь, она начала что-то быстро шептать, все сильнее стискивая мои пальцы, а потом вдруг замолчала на пару секунд, после чего объявила: - Готово.
        - И все?! Никаких шапок-невидимок? Или там мантий?
        - А я и не говорила, что сделаю нас невидимыми - такое только в сказках и бывает! Я наложила оберегающие чары на нас, а потом наложу отвлекающие на охранников: они даже не глянут в нашу сторону, если не привлекать лишнего внимания. Это работает именно так, а не как ты себе нафантазировал!
        - Тю… - Я разочарованно поджал губы. - А я-то думал, что ты волшебница…
        - Пошути мне здесь еще!
        Получив довольно болезненный тычок локтем в бок, я спрятал улыбку: так, напряжение снял, теперь бы не облажаться - и дело в шляпе! Но внутренний голос назойливо твердил, что едва ли все пройдет так гладко, как хотелось бы. Пусть так, к этому я тоже был готов.
        Хотя, казалось бы, ничего не предвещало беды: мы, ночью, посреди цыганского поселка, собираемся вломиться в охраняемый дом к ведунье и похитить ее для допроса - что тут может пойти не так?..
        Да что угодно!
        Например, пара охранников снаружи дома. Они патрулировали периметр, неспешно прогуливаясь вдоль высокого забора. Спасибо Даше, что смогла утихомирить местных шавок, иначе те незамедлительно предупредили бы всех о грозящей опасности.
        Собаки молчали, а двое ночных стражей ни о чем не подозревали. Укрывшись за каким-то пышным кустом, мы с Варей пропустили патруль мимо и, только когда звук неторопливых шагов растворился в ночной тишине, подобрались к забору.
        - Высокий, зараза… - Я прикинул расстояние - не допрыгну. К тому же там, наверху, красовались острые штыри. - Может, через дверь?
        - На ней чары. - Ведунья покачала головой. - Развеивать их долго - охранники вернутся раньше.
        Вот так вот просто потерпел фиаско мой, как выяснилось, вовсе не гениальный план. Определенно, великим шпионом мне не быть. Что остается? Вырубить охранников и ждать, пока Варя возится с дверью? А сможет ли она? Наверное, да. Но сколько потребуется времени? А если у охранников есть какое-то подобие переклички или развода караулов, мало ли?
        Черт!
        - Р-р-р? - Из темноты выступил огромный силуэт прямоходящего человекоподобного волка с длинными когтистыми руками, опущенными ниже колен. Даша огляделась, поводила носом и снова тихо зарычала, в этот раз довольно угрожающе.
        Проследив взгляд волчицы, я понял, что она учуяла караульных и предупреждает об опасности.
        - Знаю… - прошептал я. - А что делать? Тут высоко, а дверь…
        Не успел я договорить, как волколак заграбастала меня и пискнувшую ведунью под мышки и одним могучим прыжком перемахнула через почти трехметровую изгородь. Оказавшись по ту сторону, Даша не остановилась. Наоборот, точно зная, в каком направлении двигаться, она быстро пересекла внутренний двор. Всего несколько секунд - и мы уже укрылись между забором и каким-то сараем, а оттуда пробрались внутрь приземистой постройки.
        Здесь было достаточно темно, чтобы перевести дух и не беспокоиться, что нас заметят. И сильно пахло псиной. Поначалу я подумал, что это запах волколака. Но от шерсти Даши пахло иначе. Значит…
        Медленно повернув голову, я встретился взглядом с дружным квартетом доберманов. Здоровенные псы с длинными хищными мордами и острыми ушами сидели у дальней стены и смотрели точно на нас. В неясном ночном свете я мог разглядеть только их силуэты, но пристальный взгляд чувствовал нутром.
        - Вашу ж мать… - пробормотал я, заметив, как напряглись псы: они привстали, из оскаленных пастей послышался низкий утробный рык.
        Но стоило Даше повернуться к доберманам, как те сразу же сбавили обороты, тихонько заскулили и вернулись на места, снова разместившись вдоль стены как по линейке. Подойдя к перепуганным до смерти псам поближе, Даша вытянула лапу и положила ее на морду ближайшего добермана, полностью накрыв ее, после чего ласково потрепала. Не знаю, что навоображала себе юная волчица, но любовью тут и не пахло. Страх доберманов перед волколаком был практически осязаемым, он витал в спертом воздухе псарни, не ослабевая ни на секунду.
        Псы позабыли даже о преданности хозяевам, страшась лишний раз шевельнуться в присутствии столь грозного существа. Уверен: даже если и я их поглажу, они тоже пикнуть не посмеют… Весьма смелое утверждение, и проверять его я, конечно же, не буду. Лучше сосредоточусь на действительно серьезных вещах.
        Например, что дальше-то?
        - Что тут с защитой? - спросил я у Варвары. - О нас знают?
        - Не думаю. - Ведунья покачала головой. - На главных воротах были чары. Скорее всего, входы в дом тоже «закрыты». Но никаких охранных контуров вокруг я не вижу. Едва ли Богдана считает, что кому-то хватит наглости вот так просто заявиться в ее владения.
        Волколак согласно закивала. Стало быть, она все понимает. Но говорить, как и предупреждала меня Варвара, не может. Мне все еще странно было отождествлять хрупкую рыжую девчонку с огромным мохнатым монстром. У волколака с Дашей даже голоса были разные - в грубом рыке практически не узнавались свойственные молодым девушкам нотки и интонации. Но тем не менее передо мной стояла все та же Дарья, с которой мы вчера ели пиццу.
        Здоровенная, двухметровая, заросшая густым мехом, с лапами-оглоблями и пастью, что твой чемодан, но девочка-подросток. С психологической точки зрения - так точно. Это следовало помнить всегда. Ведь в отличие от внешнего облика, образ мышления у Даши не менялся - юношеский максимализм и глупость молодого поколения никуда не делись, а это значило, что нужно держать ее на коротком поводке. Если ослаблю бдительность, страшно представить, каких дел может наворотить эта волчица.
        - Так. - Стараясь не смотреть на доберманов, я принялся излагать свое видение дальнейших действий. Точнее, я просто озвучивал свои мысли, надеясь, что у моих спутниц найдутся какие-нибудь ценные замечания и коррективы, которые помогут нам разработать идеальный план действий. - Нам надо попасть внутрь и побеседовать с Богданой. Сомневаюсь, что она нас ждет и будет рада таким гостям. На теплый прием рассчитывать не следует, но и лишней крови лучше не проливать.
        - Р-р-р? - с надеждой поинтересовалась Даша, чье горячее дыхание обжигало мне плечо и… кажется, слюна с ее клыков капала мне на футболку.
        Судя по кровожадному оскалу, «спрашивать» она могла лишь об одном.
        - Только в крайнем случае и если иначе не обойтись, - я незаметно отодвинулся, - мы пришли за информацией, а не за чужими жизнями. Тебя это касается в первую очередь, кровожадная ты наша. На тебе внешний периметр. Ждешь здесь. Смотришь, чтобы все было тихо и гладко. Если снаружи станет слишком оживленно, то отвлечешь их внимание. Поняла?
        Кивнула. Ладно, буду надеяться, что Даша не станет своевольничать.
        - Хорошо. Мы с Варей пройдем внутрь. Как лучше это сделать?
        - Через подвал, - предложила Варвара. Она как раз выглянула через приоткрытую дверь во внутренний двор. - Там проход в дом. Я когда травы приносила, то спускалась туда вместе с Богданой.
        - Значит, решено. Готова?
        - Да. - Ведунья кивнула. - Дай мне несколько секунд на чары.
        Пока Варвара шептала свои заклинания, перемалывая между пальцев какие-то сухие листья, я повернулся к Даше:
        - Ты точно все поняла?
        Вместо ответа волколак демонстративно отвернулась и сделала вид, что полностью поглощена разглядыванием внутреннего двора через приоткрытые двери псарни. Обиделась, значит; ну и пусть, куплю ей потом… косточку, собачий корм или «киндер-сюрприз». Главное, чтобы глупостей не натворила. В открывшемся для меня недавно темном мире ни у кого из нас друзей особо-то и нет, не хватало еще нажить себе новых врагов.
        Под покровом темноты и чар ведуньи мы с ней подобрались ко входу в подвал. Деревянные створки располагались чуть выше уровня земли. Никакого замка тут не было, зато имелась ржавая щеколда. Когда я ее открывал, то раздался протяжный скрип, который в ночной тиши прозвучал довольно громко и отчетливо.
        Тут же послышались приближающиеся шаги, а траву у угла дома осветил скачущий луч фонаря.
        - Вниз, быстрее!.. - Приподняв створку, я пропустил вперед Варвару, а сам взглянул в сторону псарни - может, лучше отступить?
        В тот же миг там, в темноте, хищно блеснули желтые глаза, жадно уставившиеся в сторону приближающихся людей. Даша оторвалась от созерцания долгожданной добычи и вопросительно взглянула на меня, но я покачал головой - нет!
        - Ты где?.. - донесся снизу напряженный шепот Варвары.
        Я не ответил. Сосредоточившись, я немного ослабил контроль над своей темной силой, и луч фонаря неуверенно замигал.
        - Батарейки не поменял? - донесся до моего слуха недовольный мужской голос.
        - Вчера менял! - ответил ему другой. - Сломался, что ли?..
        Не слушая дальше, я быстро опустился и аккуратно вернул створки в прежнее состояние. Внизу было прохладно и тесно. Осветив телефоном узкое и длинное помещение, мы с Варварой поспешно продвинулись между стеллажами с банками, склянками, вином и консервированными овощами. Приметив внизу пустующие ниши, я одернул ведунью, жестом показав, где следует укрыться.
        Когда мы забирались вниз, голоса сверху звучали вполне отчетливо:
        - Собаки опять. Вот не спится им! А это что… Додо, ты опять подвал не запер, когда за вином ходил?
        - Не ходил я!
        - Да ладно заливать, от тебя ж разит! Вот узнает Богдана и шкуру с тебя живьем спустит!
        - А ты ей не говори, она и не узнает, - сердито буркнул тот, кого звали Додо, щелкнув щеколдой и заперев дверь снаружи.
        - Погоди. Давай заглянем! - предложил его напарник.
        - А зачем?
        - Сейчас узнаешь!
        Снова щелкнула щеколда. Я быстро выключил фонарик и дернул свисавшую с верхнего стеллажа мешковину, накрыв себя и Варвару. Сквозь неплотную ткань мы видели, как вниз спустился крепко сбитый и немного полноватый мужчина. Он посветил фонарем вокруг и, посмеиваясь, что-то взял с ближайшей полки. Тихо звякнуло стекло.
        - А если она не узнает, так чего бы не выпить? - сказал один из цыган, поднимаясь обратно.
        - Ай, хитрец, брат! - радостно ответил ему Додо.
        Двери в подвал закрылись, но мы с Варварой не шевелились до тех пор, пока отдаляющиеся голоса не стихли и не наступила тишина. Обошлось. Уж не знаю, как там сдержалась Дарья, но уверен: цыгане даже близко не догадывались, на каких же тоненьких волосках висели их жизни.
        На всякий случай мы выждали еще немного. Тишина. Я откинул пыльную мешковину, и мы выползли из-под стеллажа.
        - Внутри дома нет магической защиты… - шепотом поведала мне Варвара. - Ничего не чувствую.
        - Так нет или не чувствуешь? - Я помог девушке встать и снова включил фонарик: подвал или погреб тянулся довольно далеко, но в противоположном конце действительно имелась лестница. К ней-то мы и направились.
        - Это одно и то же, - по пути, пока мы пробирались между ровными рядами заваленных самым разнообразным хламом полок, поясняла мне Варвара. - У нашего дара одна природа, так что мы способны ощущать его, когда находимся рядом. Так что я уверена - поблизости нет никаких чар. И… это странно.
        - Почему?
        - Потому что дара Богданы я тоже не чувствую.
        - Ну, может, пока она спит, дар… это… не выделяется? - Я поморщился, когда с ближайшей полки мне улыбнулся пожелтевший человеческий череп. - Ни хрена себе… - Луч фонарика выхватил из темноты обычные трехлитровые банки, где в мутной жиже плавало не только всякое зверье, но и отрубленные человеческие конечности. - Вот это я называю специфичными вкусами! У твоей бабушки тоже была такая впечатляющая коллекция?
        - Нет, - Варя покачала головой, оглядываясь скорее с любопытством, чем с отвращением, - наш род жил в ладу с природой и фокусировался на единении с ней. Богдана, видимо, сделала иной выбор. И все же это странно…
        - Ты про… вот это?
        - Нет. Я о том, что не ощущаю Богдану.
        - А знаешь, что я не хотел бы ощущать? - тихо спросил я. - Какую-нибудь из частей своего тела в качестве разносола! - Отодвинув девушку, я протиснулся вперед и начал медленно подниматься по лестнице, уповая на то, что люк не заперт.
        Удача! Дверца с этой стороны открылась легко и тихо. Но я не спешил. Выключив фонарик, я некоторое время стоял в темноте, выжидая, когда привыкнут глаза. Когда это случилось и размытые темные пятна начали приобретать вполне определенные очертания, я снова приоткрыл дверцы.
        Вроде бы кухня. Падающий сквозь незашторенное окно лунный свет отражался от гладкой поверхности массивного холодильника и тускло блестел на выпуклых боках замерших на плите кастрюлек. Пахло здесь, кстати, действительно очень вкусно - нюх Дарьи не подвел.
        Некоторое время послушав царившую в доме тишину, я все же решил вылезти из погреба. Стараясь не шуметь, подошел к окну и осторожно выглянул - тишина и темнота. Замечательно! Пока что нам везло. Если так продолжится и дальше, то, глядишь, управимся без лишних хлопот.
        Не успел я так подумать, как что-то пошло не так. Что именно? Не знаю. Но определенно что-то случилось! Странное чувство тревоги вспыхнуло в моем сознании, заполняя собой все вокруг. Я чувствовал страх - дикий, неописуемый, панический. Но это был не мой страх. Чужой.
        - Сейчас попробую отыскать Богдану, чтобы не бродить по особняку вслепую, - сказала Варвара.
        Я кивнул, не оборачиваясь на девушку. Что все это значит?! Кто испытывает настолько сильный ужас? Неужели Дарья до кого-то добралась? Но нет, не похоже, чтобы кто-то страдал физически. Откуда мне это известно? Я это просто знал, и знания эти пришли ко мне вместе с Лихом Одноглазым. Тьма в моей душе радостно всколыхнулась, реагируя на столь приятные ей эмоции. Словно обрадованный дождем после засухи человек, я готов был запрокинуть голову, раскинуть руки и радостно подставить лицо под этот нарастающий поток.
        Пока я разбирался, что все это значит, чужой страх сменился обреченностью, и я затрепетал от восторга. За обреченностью пришло опустошение, а следом за ним и боль. И все это всего лишь за несколько минут. Прикрыв глаза, я мысленно потянулся к источнику пульсирующего страха, что распускался подобно уродливому цветку где-то наверху. Под самой крышей. Он был совсем рядом, гниющий, липкий, мерзкий… и такой желанный.
        Я хотел сорвать его!
        - Не вижу ее. - Озадаченный голос Варвары выдернул меня из цепких когтей наслаждения чужим горем. - Не понимаю.
        - Зато я понимаю, кажется, - я резко повернулся к девушке, - нам надо наверх. Быстро.
        - Что? Почему? - Ничего не понимая, Варвара все же поспешила за мной.
        Почти не скрываясь, я вышел из кухни в длинный коридор. Дом был погружен в сон - возбужденным и обострившемся внутренним восприятием я ощущал спокойствие спящих людей. Их было немного, и не спал только один.
        Широко шагая, я прошел вперед в поисках лестницы. Она нашлась в гостиной. Спеша, я почти не обращал внимания на вычурное убранство особняка. Хотя в своем обычном состоянии непременно отметил бы обилие золотого цвета и показного богатства. Но сейчас настоящим сокровищем для меня были вовсе не золотые подсвечники, старые картины в громоздких рамах и тяжелые гобелены. Нет! Я желал ценностей совершенно не материальных, а именно - чужих страха и боли.
        Поднимаясь по лестнице, я ощущал, как мои шаги становятся все шире, а потемневшие волосы начинают удлиняться, щекоча щеки. Серые цвет? ночи стали ярче, насыщеннее, и мрак перестал быть преградой для моего глаза. По мере приближения к источнику вскармливающих меня эмоций я все сильнее ощущал голод.
        - Влад, - торопливые шаги едва успевавшей за мной Варвары стихли, - ты… Что такое? Что случилось?
        - Я чувствую ее, - тихо произнес я, указывая длинным ногтем на потолок. - Там льется вода и… кровь.
        - Кого ты чувствуешь? - Ведунья нерешительно приблизилась. По ее глазам было видно, что я ее пугаю. Но девушка держалась молодцом. - Богдану?
        - Смерть, - коротко ответил я и рванулся вверх.
        Не чувствуя ступеней под ногами, я мчался к своей цели. Ее страх и боль начинали постепенно угасать, обращаясь сухим скепсисом и безразличием. Это были чувства смирившегося со своей судьбой человека. Сдавшегося. Жалкого и беспомощного. И это совсем не походило на властную, как мне казалось, Богдану.
        Устланный бархатистым ковром коридор остался позади, и спустя мгновение я уже стоял у нужной двери. Сомнений не было - Богдана точно там. Мои пальцы коснулись дверной ручки - не заперто. Легонько толкнув дверь, я переступил порог, и дурманящий аромат крови окатил меня с головой.
        Но цыганки в комнате не было. Когда подоспела Варвара, я уже стоял посреди просторного помещения, больше похожего на капитанскую каюту пиратского корабля: от обилия золота и вычурной роскоши рябило в глазах! Уж не знаю зачем, но в углу на специальной стойке замер составленный из доспехов рыцарь. И цвет его брони недвусмысленно намекал, из какого драгоценного металла она сделана.
        В моем нынешнем состоянии я не обращал внимания на безмерно пестрый интерьер, а рыцарь привлек мое внимание исключительно потому, что был похож на живого противника - мало ли на какие фокусы способна цыганская ведунья? Но нет - золотой страж оставался полностью бездушным и неподвижным.
        - Книга! - воскликнула Варвара, не справившись с эмоциями, и поспешно зажала рот руками. По счастью, ведунья спохватилась вовремя, и ее возглас не успел разнестись по всему дому. - Книга… - уже шепотом повторила она, тыча пальцем на широкий дубовый стол, обтянутый зеленым сукном, прямо посреди которого и лежал старинный фолиант, схожий с теми, которыми сейчас владела Варвара.
        - Возьми, если нужна. - Я пожал плечами, едва взглянув на книгу, рядом с которой неровной россыпью лежали какие-то чудн?е карты. Гадальные? - Богдане все это ни к чему. Теперь.
        - Что ты имеешь в виду?
        Я молча пересек комнату и вплотную подошел к двери. По ту сторону слышалась приятная мелодия журчащей воды. Но этот монотонный убаюкивающий звук кое-что омрачало. Он действительно нагонял сон, но… вечный.
        Войдя в ванную комнату, я нисколько не удивился, увидев заполненную водой джакузи, в котором, прямо в пышных цыганских одеждах, лежала немолодая женщина. Глаза Богданы были закрыты, на бледных губах застыла презрительная ухмылка, а неестественно белая кожа ярко контрастировала с алой водой.
        - Ах! - Варвара застыла на пороге с открытым ртом. - Что здесь…
        - Вены вскрыла. - Не испытывая ни отвращения, ни страха, я погрузил руку в теплую воду и поднял оттуда безвольную ладонь цыганки - ее предплечье было перерезано вдоль.
        Неожиданно Богдана распахнула глаза.
        Варвара вскрикнула, а я даже не вздрогнул.
        - Не удивлен, темный? - слабым голосом спросила она, едва ворочая языком.
        - Не очень, - честно ответил я, не мигая глядя в ее медленно затухающие глаза.
        - А я вот удивлена, - продолжила Богдана, уставившись в потолок. - Карты не предсказывали ваш приход. Они сказали все, но о вас промолчали. Может, все иначе будет… хотя… нет. Они уже близко. Все кончено.
        - Я сейчас помогу! - Варвара сбросила оцепенение. Подбежав к ванной, она подалась к цыганке, но та лишь слабо улыбнулась:
        - Не нужно, девочка. Все пустое. Мне уже не помочь. Никому из нас не помочь.
        - Но…
        - Оставь. Лучше уходи. Или оставайся, все равно не скроешься от них.
        - От кого? - Я выпустил руку Богданы, и она безвольно упала обратно в алую от крови воду.
        - От тех, кто хочет подчинить силы этой земли себе. Тех, кто охотится за древними знаниями. Они называют себя магами, просветленными… истинными. Я думала, что если покорюсь, то они не тронут меня, но я ошибалась. Я была слепа и не видела правды. Или не хотела видеть. Но сегодня карты открыли мне все. Все… кончено. Они использовали меня, чтобы найти остальных, а теперь я больше не нужна. Все кончено, - вновь повторила Богдана и закрыла глаза.
        Ее силы и время были уже на исходе.
        - Они уже близко… - Последние слова цыганской ведуньи застыли в воздухе. Она умерла.
        - Что все это зна…
        Варваре не удалось закончить свой вопрос, так как снаружи вдруг что-то громыхнуло так, что стены особняка затряслись. Еще один взрыв!
        Еще!
        В приоткрытое окно ворвались крики боли, а потом оно разлетелось вдребезги, и в комнату влетел огромный ком рыжей дымящейся шерсти. Проскользив по ковру и по инерции снеся золотого рыцаря, в комнату ввалилась Дарья. Оглушенно тряхнув головой, она, поскуливая, принялась кататься по ковру, пытаясь потушить дымящуюся шкуру. Габариты волчицы были таковы, что за неполные десять секунд она опрокинула практически всё в довольно большом помещении.
        Это непременно заставило бы проснуться весь дом. Но думаю, что все и так уже были на ногах - на улице творилось настоящее представление. Кровавое и дикое. Выглянув через разбитое окно, я увидел, как несколько размытых теней, почти не различимых в ночном мраке, снуют по поселку, атакуя всех без разбора. Они не врывались в дома, не трогали тех, кто остался за стенами, но нападали на охваченных паникой жителей, зачем-то покинувших свои жилища.
        Они убивали всех на своем пути. Быстро и жестоко. Я бы сказал, показательно. Каждый, кто уповал на помощь Богданы, - погибал. Но выжившие цыгане все бежали к особняку своей ведуньи сломя голову, голося и моля о спасении! Они и не думали, что их предводительница выбрала легкий путь и предала их.
        Снаружи зазвучали выстрелы. Яркие вспышки принялись разгонять тьму то тут, то там. Но огнестрельное оружие оказалось неэффективным против колдовства: выстрелы раздавались все реже, а крики умирающих - чаще.
        Но я уже не смотрел на то, как развиваются события в поселке. Быстро оценив ситуацию, я повернулся к Варваре:
        - Уходим!
        - Поняла. - Она метнулась к столу, схватила книгу и побежала к двери.
        В тот же миг внутрь ввалился грузный цыган. В одном исподнем, он сделал еще шага три-четыре, прежде чем наконец соизволил увидеть нас. Издав испуганный вопль, мужчина бросился прочь, размахивая руками и что-то выкрикивая. Тут же снизу раздались торопливые шаги. Они приближались.
        Я направился к двери, намереваясь расправиться с любой опасностью, но меня перехватила ведунья:
        - Нет! Мы не за этим тут, ты сам сказал! В окно!
        И пусть порыв черной души призывал к совершенно иным действиям, я прислушался к голосу разума, а точнее - к голосу Варвары. Легко подхватив почти невесомую девушку, я взял короткий разбег и выпрыгнул наружу. Действуя скорее инстинктивно, нежели расчетливо, я даже не подумал о высоте. По счастью, вся эта кутерьма раззадорила меня настолько, что я все еще находился в своем измененном облике, так что столь рискованный кульбит проделал без труда.
        Но внизу поджидали иные опасности!
        Стоило мне приземлиться, как прямо перед носом оказались двое вооруженных мужчин. Пахнуло вином и порохом.
        - Стреляй, Додо! - воскликнул один из них, испуганно отшатнувшись.
        Его приятель был явно не робкого десятка, так как не растерялся и рывком направил на меня пистолет. Я отвернулся, закрывая спиной Варвару, которую все еще держал на руках.
        Сухой щелчок. Осечка!
        Подскочив к цыгану, я оттолкнул его так, что мужчина с воем влетел в псарню, проломив стену. Напарник Додо поднял ружье, но выстрелить так и не успел. Обрушившаяся сверху Даша смяла его. Влажный всхлип и треск костей слились воедино.
        Издав торжествующий рык, волколак рывком повернулась в сторону ворот. Там суетились люди, но их больше занимало происходящее снаружи. Множество рук без устали колотили по стальным створкам, требуя впустить их, но охранники и не подумали поднимать засовы.
        Отчаянные мольбы о помощи и всеобщий насыщенный и липкий страх заставили мою кровь забурлить от наслаждения! Столько перепуганных до смерти людей, столько страданий и горя еще никогда не обрушивались на меня единовременно.
        Несмотря на предостерегающий возглас Варвары, я сделал один шаг в сторону ворот. Второй. Третий! Ведунья отвесила мне звонкую пощечину, пытаясь остановить. Когда я бросил на нее полный ярости взгляд, девушка отступила, но спустя всего секунду снова повисла у меня на шее:
        - Нет, Влад, нет! Надо уходить!
        Голос Варвары я слышал словно из-под толщи воды. Я не понимал смысла сказанного, да и не хотел понимать. Не знаю, чем бы в итоге все закончилось, но тут в ворота со всего ходу врезался черный внедорожник, полностью вынеся одну из створок. Когда автомобиль оказался во внутреннем дворе, из него выскочили четыре размытые тени, сразу же набросившиеся на людей.
        Жители же устремились в особняк, продолжая слепо верить в защиту своей ведуньи. А что им еще оставалось делать? Они не знали, что их некому защитить. Последним из машины чинно и неспешно вышел невысокий худой человек в глубоком черном капюшоне. Не обращая никакого внимания на происходящее, он медленно двинулся ко входу в особняк.
        Те из цыган, кто успел занять оборону, встретили гостей достойно, огрызнувшись грохотом выстрелов. Не смолкающая ни на миг пальба била по ушам несколько секунд. Но стоило типу в капюшоне щелкнуть пальцами, как все тени одновременно устремились в дом и выстрелы стихли.
        Не знаю, что происходило за стенами, но кровь там лилась без остановки. Один из цыган выскочил наружу и с ножом в руке бросился на колдуна. Но он не сделал и пяти шагов, как неведомая сила подняла его в воздух и четвертовала, обдав все вокруг кровавым дождем.
        А потом колдун повернулся в нашу сторону. От него буквально веяло осязаемой мощью и угрозой! Не знаю, что это за человек, но он точно опасен и связываться с ним - себе дороже. Когда незнакомец откинул с головы капюшон, я увидел обритый наголо череп, водянистые прозрачные глаза и высокие скулы, обрамленные густой черной и длинной, едва ли не до пояса, бородой. На высоком лбу залегли глубокие морщины, когда мужчина нахмурился. Прищурившись, он вгляделся в ночную тьму, но… ничего не увидел.
        Отвернувшись, колдун скрылся в особняке, а я услышал за спиной тихий стон Варвары.
        - Не смогу долго держаться… - прошептала она, медленно оседая на землю. - Не могу больше отводить глаза. Они… они сейчас нас увидят…
        От перенапряжения из носа девушки снова пошла кровь. Это отрезвило меня, вернув самоконтроль. Но было уже поздно. Стоило ведунье опустить руки, как сразу две тени выскочили из особняка и устремились к нам. Я шагнул им навстречу, но огромная лапа грубо ухватила меня за шиворот и оттолкнула в сторону Варвары.
        Дарья бросилась в бой. Одним прыжком она оказалась между тенями, и бритвенно-острые когти вспороли воздух. Раздался хрип - и прямо из сгустка мрака выпал человек. Он покатился по траве, разбрызгивая кровь из распоротого живота.
        Вторая тень обогнула волколака и устремилась за нами. К этому моменту я почти донес оправившуюся Варвару до забора. Ведунья первой заметила опасность. Она упала на колени, плотно прижала ладони к земле, и тень замерла, не достав до нас буквально пару сантиметров - ониксовое лезвие просвистело прямо перед моим носом.
        На несколько секунд колдун материализовался, принявшись остервенело рубить траву, что оплела его ноги. Но я успел раньше, чем ему удалось освободиться. Одним ударом я опрокинул противника на спину, и он больше не встал - подскочившая Дарья прикончила вторую жертву одним движением.
        Схватив меня и Варвару, волколак перемахнула через забор. В самой верхней точке ее прыжка из окна особняка вылетела искрящаяся зеленая молния. Но заклинание колдуна не нашло цель: с рассерженным треском оно пролетело мимо и врезалось в ближайшее дерево, мгновенно воспламенив его полностью, от корней до макушки. Второе заклинание проделало в заборе дыру, но к этому моменту Дарья уже бежала через лес, унося нас прочь.
        Глава 14
        Не просто так
        Машина мчалась по шоссе с сумасшедшей скоростью. Я выжимал из двигателя все, на что тот только был способен - педаль газа была утоплена в пол до предела. От преследователей мы оторвались еще в лесу, и теперь вроде бы за нами никто не гнался. Но лишний раз рисковать не хотелось.
        Я сбросил скорость, только когда на очередном лихом вираже Дарья врезалась лбом в спинку моего сиденья.
        - Куда ты так летишь?! - возмущенно воскликнула она. К этому времени девушка уже приобрела свой обычный вид и оделась. Как выяснилось, в этот раз она предусмотрительно сняла одежду перед превращением, поэтому поначалу и отстала от нас.
        Теперь же Даша сердито глядела на меня в зеркале заднего вида и потирала ушибленный лоб - мой маневр застал ее врасплох: во время стирания одноразовыми салфетками крови с ногтей.
        - Куда подальше! - Я снова нажал на газ после успешного вхождения в поворот.
        - Да куда уж дальше-то? Я не чую их уже давно. От нас отстали! Так что убери уже ногу с педали! Не приросла же!
        - Влад, - попросила Варвара, - она права. Мы оторвались. И… остановись, пожалуйста, мне надо… выйти.
        Зеленоватый оттенок кожи ведуньи красноречивее любых доводов подтвердил правдивость ее слов. Стараясь не тормозить слишком резко, я съехал с дороги и остановил автомобиль вблизи от подступавших к обочине деревьев. Едва я разблокировал двери, как девушка выскользнула наружу.
        Я отправился было следом, но дорогу мне заступила хмурая Дарья:
        - Куда намылился?
        - Помочь. Может, ей воды…
        - Сюда дай, кавалер. - Девушка резко вырвала у меня полуторалитровую бутылку с водой. - Не надо тебе сейчас к ней. Мы, девочки, не любим, когда нас видят такими. Иди посиди в машинке, подумай над своим поведением. А мы попудрим носики и вернемся.
        С этими словами Дарья удалилась следом за Варварой, а я остался один посреди шоссе. А ведь эта маленькая вредина права - я читал ей нотации, поучал, как себя вести, а в результате все испортил сам. Да еще как! Мы едва не погибли из-за того, что я не справился с эмоциями!
        Повернувшись, я посмотрел на свое лицо в боковом зеркале: снова обычный человек, разве что глаза покрасневшие да вид взъерошенный. Устало прикрыв воспаленные глаза и потерев переносицу, я покачал головой.
        - Вот и… Черт!!! - Я отскочил, приложившись спиной о дверцу машины, и резко обернулся.
        Никого?! А ведь всего мгновение назад в отражении я увидел человека прямо за моей спиной!
        - Что?! - Дарья уже оказалась на капоте. Она затравленно озиралась, морща нос и скаля удлинившиеся клыки.
        - Тут… будто кто-то был… - перевел я дух. - Какой-то мужик!
        - Что? Где? - Волколак привстала. - Никого не чувствую. Тебе не померещилось?
        - Как живой был! - заупрямился я. - Смотрел на меня, аж мурашки по коже!
        - Да откуда?!
        - За спиной стоял. Я его в зеркале увидел! - С опаской я снова посмотрел в зеркало, в любое мгновение ожидая увидеть там пугающего незнакомца.
        - Экий ты впечатлительный… а ведь большой мальчик. - Не скрывая скепсиса, Дарья спрыгнула на асфальт и уселась в машину. - Перенервничал, вот и глюки. Ты нас до дома-то довезешь?
        - А Варя где?
        - Здесь я. - Бледная ведунья вернулась в машину. - Что стряслось?
        - Ты как? - вместо ответа спросил я.
        - Нормально, - с благодарностью кивнула девушка. - Почему ты кричал?
        - Пока вас не было, я в зеркало взглянул, а там какой-то тип у меня за спиной нарисовался! - Я последним сел в автомобиль и на всякий случай заблокировал двери. - На секунду глаза прикрыл, чувствую, холод по коже, открываю, а за спиной мужик! Я повернулся - а его и след простыл!
        - Ты под наркотой, что ли? - Даша подалась вперед и обнюхала мое плечо. - Вроде нет. Того, может, поехал… ну, кукушкой?
        - Каким он был, тот мужчина? - с неожиданной серьезностью спросила меня Варвара. - Можешь описать?
        - Легко. - Не хотелось это признавать, но образ странного незнакомца отпечатался у меня в памяти так, что я до сих пор чувствовал на себе его тяжелый взгляд. - Он был странным, бледный очень, как мертвец, но с темными глазами. Волосы еще черные были, но не как у тебя, а прямо как смоль! Борода длинная и усы. Вот усы особенно запомнил: вроде бы седые, но отливающие серебром… А вы чего притихли? - спросил я, взглянув на спутниц - у обеих глаза были - по пять рублей.
        - Вот же пипец… - тихо и вкрадчиво произнесла Дарья.
        - Тебе… не почудилось? Точно? - Варвара взяла мою руку в свои. - Ты, может, раньше видел кого-то похожего на картинках, в интернете? Хоть знаешь, о ком говоришь?
        - Понятия не имею. - Я перевел взгляд с одной девушки на другую. - А что? Что-то не так?
        - Все не так. - Дарья покачала головой, будто отказывалась верить в происходящее. - Все охрененно не так! Совсем. Я думала, что это всё байки. Ну, преданья старины глубокой. А тут…
        - Да кто это?! - не унимался я. - Вы его знаете?
        - Чернобог… - произнесла Варвара так тихо, словно боялась, что ее еще кто-то услышит. - Ты видел Чернобога.
        - И кто это? - Имя его мне ни о чем не говорило, пусть и звучало довольно-таки зловеще.
        - Это хозяин того места, откуда я вытащила твою душу… - сообщила ведунья все тем же трагическим шепотом. - И, кажется, теперь я понимаю, с чьей помощью. Это… многое объясняет. Например, твою кровожадность.
        - А мне это ничего не объясняет! Этот Чернобог… он что, плохой?
        - Ну, если не сгущать краски… сильно не сгущать краски, то да, - заключила Дарья. - Но я думала, что он давно оставил этот мир вместе с остальными древними богами. Его именем еще моих далеких предков пугали. Почему он снова явился? Кто потревожил его покой?
        - Кажется… я. - Варвара закусила губу.
        - Что?! Как?!
        - Когда совершила запретный ритуал, чтобы спасти Влада.
        - В смысле - «спасти»? В смысле - «запретный»?! - Дарья аж подскочила, стукнувшись макушкой о крышу машины.
        - В прямом. Его убили, и я… нарушила запрет.
        - Вот же пипец… - снова повторила наша рыжая спутница, откинувшись на сиденье. - И что теперь делать?
        - Не знаю, - честно призналась Варвара. - Я… Мне кажется или как-то потемнело?
        - Не кажется. - Дарья прильнула к окошку, но и без этого было видно, как все вокруг затягивают свинцовые тучи. Они взялись неизвестно откуда и теперь растянулись по всему небу, провисая настолько низко, что вот-вот начали бы задевать верхушки деревьев.
        Поднялся сильный ветер. Он остервенело завыл, принявшись раскачивать лес вокруг. Скрип пригибаемых к земле старых деревьев больше походил на протяжный стон. Сверкнула молния, и в следующую секунду небеса расколол оглушительный удар грома. Ветер словно только и ждал этого сигнала: он принялся трепать деревья еще яростнее, и одно из них с хрустом упало прямо перед капотом машины.
        - Ходу, ходу! - Даша забарабанила руками по сиденью. - Вывози нас отсюда!
        - Да я пытаюсь! - огрызнулся я, в очередной раз нажимая кнопку пуска двигателя.
        Ничего. Машина не то что не заводилась, она даже не включала электронику. Вытащив из кармана брелок, я вдавил клавишу удаленного запуска - тоже ничего: дисплей управления попросту не загорелся. Никакого звукового сигнала, никакой ошибки - вообще ничего!
        Снова хруст, и уже второе дерево упало. В этот раз оно обрушилось слева от автомобиля, хлестнув кончиками ветвей по крыше, окнам и дверям. Девушки вскрикнули. А потом небеса словно прорвало, и на землю пролился настоящий ливень! Тяжелые капли без устали замолотили по крыше и капоту. Снова треск. В этот раз раскат грома заглушил звук ломающегося дерева, но это не помешало тому упасть позади машины.
        - Это…
        - Нам словно не дают выехать. - Варвара прильнула к окну.
        - Колдуны? - Я огляделся, но ничего не увидел - дождь лил настоящей стеной.
        - Не знаю, - замотала головой ведунья. - Но на них не похоже. Эти бы сразу напали.
        - И я их не чувствую, - встряла в разговор Даша. - Но здесь определенно кто-то есть… или что-то… - Она попыталась выбраться из машины, но пронзительно взвизгнувший ветер единым порывом захлопнул дверцу.
        Варвара попробовала сделать то же самое, с тем же результатом. Моментально изменив свое направление, ветер, игнорируя все законы природы, обрушился на автомобиль с другой стороны и не позволил выйти и второй девушке.
        - Попробуй ты, - велела мне Варвара.
        - Зачем? - удивился я. - Едва ли что-то изменится.
        - А ты попробуй, - настаивала ведунья, как-то странно вглядываясь в темноту впереди себя.
        - Я не понимаю зачем, но раз уж ты настаиваешь, то… Какого?! - Моя дверь открылась без каких-либо усилий. Наоборот, ветер даже подхватил ее с другой стороны, помогая распахнуться настежь.
        - Кажется, тебя ждут… - Варвара задумчиво кивнула мне в сторону леса. - Иди.
        Выбираться из-под машины под проливной дождь и пронизывающий до костей ветер вовсе не хотелось, особенно после всех этих разговоров. Но я вылез. Мне больше ничего не оставалось. Обойдя поваленное дерево, я встал спиной к машине и замер, вглядываясь в мрачную громаду леса. Из-за стены дождя я видел лишь темные силуэты, но мне вдруг показалось, как что-то шевельнулось там, впереди.
        Еще раз оглянувшись на машину, я двинулся к лесу. Неумолимые капли дождя ощутимо били по коже. Футболка быстро промокла насквозь, позволяя ветру беспрепятственно выстуживать тело. Но этого ветру было мало, он так сильно дул мне в спину в непонятном желании подогнать, что едва не опрокидывал на землю. Вынужденно ускорив шаг, чтобы сохранить равновесие, я пошел быстрее, потом еще быстрее, еще… как вдруг все вокруг стихло.
        Дождь прекратился. Ветер исчез. Лес успокоился и растворился в темноте, как и все остальное. В непонятном, почти лишенном света и звуков месте остался только я.
        - Что за… - Я скорее хотел услышать свой собственный голос, нежели задать вопрос, но меня прервали:
        - Умолкни. - Глухой властный голос пронимал до глубины души. Мрак предо мною всколыхнулся, и из него вышел мужчина. Тот самый, кого я видел у себя за спиной! Высокий, худощавый, в черной броне и плаще, он опирался на копье и выглядел весьма зловеще.
        Я замер с открытым ртом. А что тут сказать? И пусть я был не робкого десятка, но слова застряли поперек горла. От Чернобога, а я нисколько не сомневался, что предо мною именно тот, о ком говорила Варвара, веяло ужасом, древней силой и едва сдерживаемой злобой. Он… он напомнил мне меня самого во время нападения на цыганский поселок: нетерпимый, кровожадный, темный.
        - Ты получил часть моей силы, - произнес Чернобог, буравя меня взглядом черных глаз. - И за нее придется заплатить. Ты же знаешь цену?
        Я кивнул. Цена была мне известна - чужие страдания и несчастья.
        - Тогда больше не заставляй меня ждать и не смей оставлять ни с чем. - Сереброусый бог стукнул пяткой копья оземь, и земля испуганно вздрогнула. - Теперь ступай.
        Но я не двинулся с места.
        - Мм? - Чернобог вскинул смоляную бровь, уставившись на меня в упор. В его мрачном взгляде негодование боролось с любопытством.
        - Почему ты дал мне эту силу? - набравшись храбрости, напрямую спросил я, стараясь, чтобы голос, как и колени, не дрожал.
        - Кто сказал, что я дал ее тебе по доброй воле? Тебя вначале забросили в мое царство, а потом вырвали оттуда, вместе с частью изначальной Тьмы. Моей Тьмы!
        - Это произошло случайно…
        - Но это произошло, - скрюченный палец Чернобога коснулся моей груди, и по телу растеклась волна лютого холода: он сковал все мышцы, пронзил кости, зажал сердце в ледяные тиски, - и теперь ты мой должник, а долг - платежом красен. Будешь платить - будешь жить. Вздумаешь дурить - долго не протянешь. Ты живешь только за счет моей силы, а она множится и крепнет - сам знаешь от чего.
        - Получается, у меня нет выбора?
        - Почему же? - Чернобог усмехнулся в густые усы. - Есть выбор. Хотел ты или нет, но ты теперь Навье создание - не человек. В мире людей просто так не проживешь. Вот и можешь выбрать - либо зачахнуть и помереть, либо жить и набираться силы.
        - Силы для чего? - Я чувствовал, как от холода начинает сводить зубы. Кости заныли, сердце почти остановилось, мышцы онемели. Я почти не чувствовал конечностей, воздуха катастрофически не хватало.
        - Чтобы я не скучал, наблюдая за тобой. - С этими словами Чернобог рассмеялся и с силой оттолкнул меня, одним движением вернув в живой мир, где свирепствовала стихия.
        Приложившись головой о капот машины, я соскользнул вниз. Сознание прояснилось, холод отступил, и то странное давление, что я испытывал вблизи древнего бога, прекратилось. Судорожно вдохнув, я услышал, как машина за моей спиной ожила - двигатель зарычал, сообщая о готовности отправляться в путь.
        Вот, значит, как: Чернобог сказал мне, что хотел, - и отпустил. А что дальше-то?
        Весь день я существовал на кофе и быстрых углеводах, всячески стараясь отсрочить сон. Просматривая один интернет-ресурс за другим, я вычитывал все, что только мог найти о Чернобоге. Истории попадались самые разные, и, что самое раздражающее, я никак не мог узнать, какая правдива, а какая нет.
        Но в одном все источники были солидарны - это темный бог. Но это я и так понял. В остальном же, проштудировав все мифы, легенды и вольное народное творчество, я пришел к выводу, что мой новый знакомец олицетворяет собой зло во плоти. По крайней мере, в подавляющем большинстве случаев. Да, у него имеются свои взгляды, свои интересы и свои обязанности, но он подходит к ним совершенно не демократично, жестко и без каких-либо намеков на гуманность.
        И за примером ходить далеко не надо: множество тематических сайтов давали информацию, что всем известный сказочный персонаж Кощей Бессмертный - не кто иной, как сам Чернобог. Мысленно воспроизведя нашу недавнюю встречу, я отыскал определенное сходство между двумя этими личностями. Вот только Кощей везде изображался с длинным изогнутым мечом, тогда как Чернобога я видел с копьем. Но во всем остальном особых различий меж ними не имелось: оба худые, высокие, бледные и озлобленные. Так что не зря говорят, что в каждой сказке лишь доля сказки.
        - Эх, не было печали… - Я откинулся на диван, небрежно отбросив планшет на соседнюю подушку.
        - Эй-эй! - донесся из соседней комнаты взволнованный голос Дарьи. Сегодня она занималась тем же, чем обычно, - ела, спала и смотрела телевизор. Но голос подала только сейчас. - Скорее сюда, все!
        Быстро размяв спину, я встал и отправился на зов. В коридоре едва не столкнулся с Варварой. Девушка выглядела потерянной и взъерошенной. Она, как и я, корпела над знаниями, только я - над их электронной формой, а ведунья - по старинке, над бумажными носителями.
        - Ты как? - спросил я, убрав с ее осунувшегося лица непослушную прядку черных волос. - Выглядишь измученной.
        - Ничего, оклемаюсь, - благодарно улыбнулась девушка и нерешительно коснулась моей щеки. - А ты?
        - Тоже вроде бы ничего. Хочу предложить тебе… - Я подался вперед, но одна неумная волчица высунулась из-за двери и снова позвала нас:
        - Потом свои шуры-муры крутить будете! Гляньте, что по телику показывают!
        Как выяснилось, посмотреть действительно было на что. Усевшись на диван рядом с Белоусом, мы уставились на экран, где транслировали панораму сгоревшего поселения. Каждый из нас, кроме домового, сразу же узнал цыганский поселок еще до того, как о нем упомянул специальный корреспондент новостного канала.
        Сообщали о десятках погибших и перекинувшемся на лес пожаре. Но вот истинной причины происшествия, естественно, не огласили. Странно было бы услышать из новостей сюжет о конфликтах ведунов и магов! Все представили гораздо прозаичнее и проще, свалив на разборки цыганских баронов. Хотя, скорее всего, так картину представили несведущей общественности, а это значит, что связи у колдунов весьма серьезные, на высшем уровне. Или же они владеют какой-то особой магией.
        Когда я поделился догадкой с друзьями, Варвара отрицательно покачала головой:
        - Сомневаюсь. Связи у них, может, и есть, но никакой скрывающей магии, Влад. Они просто убили тех, кто видел слишком много, и сожгли все вокруг. Очевидцы застали пламя и слышали выстрелы, а цыгане ничего не скажут. Естественно, все представили простым и понятным образом - бандитские войны.
        - И никаких вопросов! - важно кивнула Даша. - Такие дела, народ. Какие мысли?
        - Готов выслушать ваши предложения, - вздохнул я. - Мои, как выяснилось, до добра не доводят.
        - А вот тут ты не прав! - Ведунья метнулась в другую комнату и вернулась оттуда с книгой Богданы. - Смотри. - Она открыла том посредине.
        - Ничего нет, - поджала губы Даша, выглядывающая из-за моего плеча. - У вас книга сломалась.
        - Ты же сама говорила, что не ведунам ничего не видно, - сухо заметил я, все же скользнув взглядом по желтым старым страницам - пусто.
        - И колдуны их тоже читать не могут! Вот зачем им Богдана была нужна! Они ей безопасность предлагали в обмен на помощь. Она не только называла им места, где скрываются другие ведуньи, но и переписывала знания из добытых колдунами книг на обычный лад, чтобы те могли их читать! Мою бабушку тоже по указке Богданы нашли…
        - Вот же шкура продажная! - крайне эмоционально произнесла Даша, стукнув кулаком в стену.
        - Но зачем тогда они ее убили? Ведь у них точно не все книги. Как минимум трех не хватает.
        - Четырех - Богдана не перевела свою книгу. Откладывала. Она обманывала колдунов, точнее, была с ними не до конца откровенна, - пояснила мне Варвара, захлопнув книгу. - Она переводила не все, выдергивая из текста определенные слова и фразы или же заменяя их, - для стороннего читателя смысл не менялся, ведь ты не поймешь, что в составе зелья ошибка, если не знаешь, из чего оно должно состоять. Богдана хотела шантажировать колдунов, заодно обезопасив себя и свой народ, но она просчиталась.
        - Просчиталась в том, что незаменимых людей не бывает? - догадался я. Это было вполне логично: люди часто преувеличивают свою значимость, не учитывая, что каждому из нас можно найти замену. Было бы желание.
        Вот у колдунов, как выяснилось, оно имелось.
        - Именно! Кажется, маги нашли нового толмача, а старого убили показательно, чтобы остальным было неповадно вести двойную игру, - подтвердила мою догадку ведунья.
        - Ух ты, прямо настоящий сериал! Городская мистика! - восхитилась Дарья, всплеснув руками. Она с уважением посмотрела на Варвару. - Фигасе ты умная! Сама до всего этого додумалась?
        - Вообще-то… нет, - смутилась ведунья и одарила нас виноватой улыбкой. - Богдана вела дневник, и я случайно захватила несколько листов, когда брала со стола ее книгу. Они прилипли к обратной стороне переплета. Пойдемте на кухню, я там пирогов напекла, заодно и расскажу, что удалось узнать!
        - Наконец-то!
        По ее восклицанию я так и не понял, чему Дарья больше рада: тому, что мы нашли очередную зацепку, или тому, что сможет полакомиться чем-то вкусненьким. Впрочем, волчица сама дала мне подсказку:
        - Чую с картошкой, с яблоками и с повидлом еще! Обожаю пироги с повидлом!
        Н-да, вот и ответ.
        Из каракулей цыганки удалось узнать не так уж и много: там оказалось слишком большое количество воды - как в моей дипломной работе. Если по сути, то Варвара изложила нам едва ли не всю ценную информацию, что записала Богдана, лишь опустив пространные размышления цыганки о жизни, долге и несправедливой судьбе.
        Пустые слова сломленной женщины. Читать их неприятно. Но пришлось. Богдана сама загнала себя в ловушку, лишь своей жадностью сумев обречь десятки сородичей на смерть. Как следовало из дневника, она не стремилась к высшему благу, не хотела обмануть колдунов, силой склонивших ее к сотрудничеству. Нет. Все это время Дарья, сама того не подозревая, говорила чистую правду - эта ведунья оказалась продажной.
        Богдана предала всех и вся в своем слепом стремлении извлечь максимальную выгоду из происходящего. В результате даже собственная сила начала подводить цыганку: карты перестали говорить с ней, лишь в самом конце злорадно сообщив о скорой гибели.
        Кончались записи следующей фразой: «Мне нет прощенья. Прости меня, Сапфира. Ты была права, как всегда: я зря им поверила. Я предала твое наследие и понесу заслуженную кару…»
        Дальше текст обрывался. Но что случилось дальше - мы и так знали.
        - Скука, - Дарья шумно прихлебнула чай, - а вот пирожки - вкусные!
        - Спасибо. А ты что думаешь? - Варвара повернулась ко мне.
        - Полностью согласен с предыдущим оратором, - пожал я плечами и подставил довольной Дарье ладонь, чтобы она отбила мне «пять». - Но кто такая Сапфира? Почему она волновала Богдану больше остальных? Лучше бы у детей своих прощения попросила или… не знаю.
        - Вот! - обрадовалась Варвара. - Я знала, что ты спросишь! - продолжила она уже более спокойно, ровным менторским тоном. - Сапфира - это наставница Богданы. У цыган дар передается не по наследству, а от одной ведуньи к другой, после смерти предыдущей. То есть Сапфира обучала Богдану с детства, а когда сочла ту достойной, передала ей свою силу, свое наследие и свои обязанности по защите их народа.
        - Тогда все понятно… Хотя погоди! Если дар передается после смерти, а травы ты носила уже Богдане, получается, что Сапфира умерла довольно давно. Тогда как она могла оказаться права? В чем?
        - Лучше спросим у нее, - просияла Варвара, - как это делала сама Богдана.
        - Вот сейчас - не понял… - признался я.
        - Богдана общалась с духом наставницы посредством спиритизма. В ее книге написано, как это сделать!
        - Звучит как очень хреновая идея, - не разделил я энтузиазма девушки.
        - Иначе никак, - пожала та плечами. - Если мы хотим что-то разузнать, то придется вызвать дух Сапфиры.
        - Может, лучше уж саму Богдану расспросить? - предложила Дарья. - Она всяко больше знает, да и я смогу ей в лицо плюнуть!
        - Не получится, - возразила ведунья, чем несказанно опечалила рыжую волчицу. - Чтобы вызвать дух цыганки, нужна ее… часть: плоть, локон волос, зуб или кость - не важно. Богдана сгорела, так что вариант с ней отпадает. Да и едва ли ее дух удастся вытащить оттуда, куда она сама проложила себе дорогу. Остается только Сапфира. Она может пролить свет и на то, зачем магам нужны книги!
        - Допустим. Но откуда мы возьмем эту часть? Она идет в комплекте с книгой? - с надеждой спросил я, уже предвидя ответ.
        - Нет, - Варвара загадочно улыбнулась, - но я знаю, где похоронена Сапфира.
        Приехали… Но Варя права - другого выхода нет, а если и есть - никто из нас его не видит. Я вздохнул и покачал головой:
        - Я уже говорил, что это очень хреново звучит?
        Глава 15
        Так вперед, за цыганской…
        Ночная прогулка по старому кладбищу - весьма сомнительное удовольствие, особенно принимая во внимание цель нашего визита. По доброй воле я бы ни за что не согласился на подобную авантюру, но обстоятельства того требовали. Никогда бы не подумал, что стану расхитителем могил, но жизнь рассудила иначе. Мое мнение, что характерно, ее при этом совершенно не интересовало.
        И вот я, с лопатой и ломом наперевес, бодро вышагивал по кладбищенской земле следом за Варварой. Она указывала нам путь, ориентируясь по странному приспособлению, что собрала из пары своих волос, какого-то кристалла и листика. Не знаю, что это было и как работало, но оно раскачивалось подобно маятнику, каждый раз корректируя курс ведуньи.
        Дарья шла последней, уплетая пирог. И откуда она его взяла? В кармане привезла, что ли? Так мы ехали-то довольно долго… Интересно, а с чем он?
        Странные мысли приходят в голову в подобных местах. Мозг согласен размышлять о чем угодно, лишь бы не дать подсознанию вселить в себя жуткие истории и слухи о заброшенных кладбищах! Стоило только подумать об этом, как на ум сразу же стали приходить отрывки из фильмов ужасов, где мертвецы с глухим стоном восставали из могил и, одержимые диким голодом, отправлялись на поиски теплой человеческой плоти.
        Не скажу, что я очень впечатлительный, но вкупе с подобными мыслями чавканье Дарьи за спиной начинало меня потихоньку доставать. Что она еще с собой взяла? Повернувшись, я сердито взглянул на волколака, но та широко улыбнулась и протянула мне шоколадный батончик:
        - Хочешь?
        - Хочу, чтобы ты не чавкала, - строго сказал я, огибая расползшуюся и покосившуюся ржавую ограду, за которой в немом траурном карауле замерло сразу пять надгробий. - Имей уважение к покойным.
        - Зачем? - удивилась Дарья, сама принявшись поедать предложенное мне угощение. - Я их даже не знала, - продолжила она с набитым ртом, разглядывая таблички на могилах. Зрение волколака позволяло ей легко проделывать подобное. - Да и им, думаю, теперь все равно, уважаю я их или нет. А ты что такой нервный-то? Голодный?
        - В некотором роде, - хмуро отозвался я.
        Действительно, я испытывал голод, но не тот, что знаком большинству людей. Голодал не мой желудок, а моя черная душа, истосковавшаяся по чужим страданиям. Пара подстроенных по пути пакостей только разожгли мой аппетит: лопнувшие у пары автомобилей шины, сломанный кассовый аппарат на заправке и неурочно сработавшая у слишком уж грубого водителя подушка безопасности не в счет. Это так, мелочи, на которые сам Чернобог и размениваться бы не стал. Какое ему дело до детских шалостей? Никакого. А мне это помогает. Хорошо, что мне досталась только малая часть его силы, и не нужно умываться кровью каждое утро, чтобы не сойти с ума… или, наоборот, сойти.
        - Я просто жутко нервничаю… - вдруг шепотом призналась мне Даша. - Тут стремно так! Могилы, кресты, а я еще запахи ощущаю сильнее, шорохи слышу. И вроде понимаю, что там ворон в ветвях, за тем надгробием мышь в траве копошится, но, блин, атмосфера - жуть просто! Того и гляди какое-нибудь чудище на нас нападет!
        - Ты сейчас серьезно? - Я даже остановился. - Ты себя-то в зеркале видела, когда превращаешься? Да если тут кто-то и водится, то он от тебя улепетывать начнет так быстро, что ты сама испугаться не успеешь!
        - Вот уж спасибо за комплимент… - Дарья скривилась, словно только что откусила кусок не от сладкого батончика, а от лимона или от целой луковицы. - Такой ты галантный кавалер - хоть стой, хоть падай! Сам, когда обращаешься, тоже не красавчик, знаешь ли! Таращишься своим красным буркалом, аж кровь в жилах стынет!
        - Никогда бы не подумал, что ты такая впечатлительная, - всерьез удивился я.
        - А ты, кажется, вообще редко думаешь, - съехидничала Даша.
        - Ну, значит, у нас есть что-то общее, - не остался в долгу я.
        Вот и поговорили. Задетая до глубины души волколак удвоила усилия по поеданию очередной шоколадки, а я поспешил догнать ушедшую чуть вперед Варвару. Ведунья как раз остановилась, подняв повыше свой странный «компас» и определяя дальнейший курс. До сих пор не понимаю, как она ориентировалась при помощи этой штуковины, но двигалась вроде бы уверенно.
        - Проблемы? - коротко спросил я.
        - Да, - встряла из-за спины Даша, - у нас тут быдляк вместо кавалера.
        Я честно собирался не реагировать. В конце-то концов, я старше и умнее, зачем мне обращать внимание на словесные булавки от не слишком-то смышленой девочки-подростка? Надо быть выше этого!
        - И гопник вместо девочки, - хмыкнул я и, пока Даша задыхалась от негодования, снова обратился к ведунье: - Ну так что, Варь, далеко еще?
        - А? Нет, не думаю, - кажется, она полностью выпала из реальной жизни, сосредоточившись только на своем хитром приспособлении и отрешившись от происходящего поблизости, - колебания стали сильнее. Мы уже близко. Но…
        - Но что?.. - переспросил я, когда выдержанная Варварой пауза слишком затянулась.
        - Я уже ощущаю отголоски древних защитных чар. Богдана или ее предшественницы позаботились о безопасности могил своих наставников и друзей. Не думаю, что забрать то, зачем мы пришли, будет просто. Простите, но я начинаю сомневаться в своем предложении.
        - У нас в последнее время ничего просто не бывает, - обнадежил я Варвару, положив ладонь ей на плечо, - но ничего, справляемся. Да и глупо уезжать, даже не попытавшись…
        - Хорошо, - кивнула ведунья. - Нам сюда.
        Она снова уверенно повела нас узкими тропами между разномастными могилами. Кладбище было старым, огромным и беспорядочным - хоронили здесь как получится: где-то одно надгробие окружали метры ограды, а где-то на крохотном неогороженном пятачке торчало по три креста. Да и сами памятники разнились от скромных и покосившихся до огромных монолитных скульптур из мрамора и бетона. Контраст бросался в глаза повсюду. Но на общем фоне особенно выделялись мрачные очертания настоящих склепов, и, кажется, мы направлялись именно к ним.
        Как назло, начал накрапывать мелкий промозглый дождь, а между могилами пополз невесомый легкий туман. Это добавило мрачности общей атмосфере.
        Спустя минут пятнадцать потрескавшиеся стены склепов подступили к нам вплотную, так что нервы кое у кого начали сдавать.
        - Плохое у меня предчувствие… - От страха Даша даже позабыла недавнюю обиду.
        - Снова чудища мерещатся? Хочешь, ключи от машины тебе дам, посидишь там, подождешь?
        - Еще чего! Да так добрая половина фильмов ужасов начинается! Сначала герои идут в какое-нибудь темное место, и ты думаешь, что им там конец! Один или несколько вовремя решают одуматься и сваливают, и ты такой - вот, эти молодцы, выживут! Но как бы не так! Бац! И их расчленяют первыми! - Даша резко рубанула ладонью прохладный ночной воздух. - Ну на фиг, Влад! Я на такие штуки не поведусь!
        - Тебе надо поменьше фильмов ужасов смотреть, глядишь, нервишки перестанут шалить, - от чистого сердца посоветовал я. - Да и странно это, не находишь? Ну, бояться вымышленных ужастиков, когда вокруг творится всякая чертовщина?
        - Не нахожу. - Девушка покачала головой. - Нисколечко. А можно я впереди тебя пойду?
        - Чтобы меня первого съели?
        - Ну да, - нисколько не смутившись, кивнула Даша. - Ты большой, в тебе мяса много, пока твари есть тебя будут, мы с Варей успеем убежать. И да, ключики от машины тоже отдавай.
        - А может, тебе еще и ключи от квартиры, где деньги лежат? - Я пропустил девчушку вперед, пристроившись в хвосте нашей маленькой колонны.
        - Давай, - снова согласилась немного приободрившаяся волколак. - Ты, гляжу, не бедствуешь, так что отказываться не стану. Я…
        Даша вдруг замерла, и я едва не налетел на ее худую спину, продолжая свой шаг по инерции.
        - Слышали?.. - шепотом спросила она, одернув вновь задумавшуюся Варвару. - Слышали? Да?
        - Чего?.. - Я тоже перешел на шепот, вслушиваясь в заунывное завывание ветра, бесцельно блуждающего между надгробиями.
        - Скребется кто-то…
        - Мышь, небось? - Я подтолкнул Дашу вперед. - Хватит воображать. Никого здесь нет. Ни одной живой души, кроме нас.
        - Живой-то, может, и нет, - волколак все же двинулась с места, продолжая озираться по сторонам, - но на кладбище опасаться надо вовсе не живых. Наоборот. Помню, видела фильм, там гробокопатели прокрались ночью на старое кладбище, чтобы грабить склепы богатеев. Склеп… О! - Она указала на темный силуэт одной из приземистых построек. - Вот на такой похож. А там под ним - целое подземелье! Там-то их и пожрали… всех. Хорошо, что нам не надо внутрь заходить, да?
        - Эмм… Даша, - Варвара повернулась к девушке и виновато улыбнулась. Она заговорила ласково и вкрадчиво, словно общалась с младшей сестрой, которой приснился ночной кошмар, - я не хочу тебя пугать или расстраивать, но…
        - В склеп, да? - Дарья поежилась и шумно сглотнула. - Только не говори, что…
        - Вон в тот, - ведунья указала точно на тот склеп, на который всего несколько секунд назад тыкала пальцем сама Даша.
        - А может, ты ошиблась и нам в другой?.. - с практически детской надеждой в голосе протянула волколак. - Ну пожалуйста…
        Но Варвара отрицательно покачала головой:
        - Извини.
        Добрых полчаса мы мокли под дождем в ожидании, когда Варвара справится с оставленной Богданой защитой. Уж не знаю, что там были за чары, но наша ведунья старалась изо всех сил: она что-то шептала, делала пассы руками, читала из своей книги и из книги цыганки, посыпая запертую дверь перемолотыми травами и землей. Я все ждал танцев с бубном, но это, видимо, удел ведуний азиатских народов. В средней полосе обходятся без песен и плясок. Но тем не менее Варваре пришлось изрядно попотеть.
        Я уже успел размяться и теперь перекидывал увесистый лом из руки в руку, наблюдая за всем этим спектаклем, а Дарья помогала Варе, чем могла, то есть держала фонарик, бросая опасливые взгляды на склеп. Наконец, когда все мы вымокли окончательно под усилившимся дождем, ведунья с облегчением выдохнула:
        - Готово!
        - И все? - Я с недоверием покосился на сваренную «под старину» решетку двери, с которой не произошло ровным счетом никаких изменений, как и с огромным амбарным замком.
        - Да. Богдана постаралась на совесть, я едва справилась!
        - А она сама, когда приходила, тоже полчаса торчала тут?
        - Нет, - терпеливо разъяснила мне ведунья. - Та, кто чары накладывает, может спокойно входить и выходить. Но теперь и мы сможем. Если ты, конечно, прекратишь просто так стоять, сложа руки.
        Хмыкнув, я подкинул в ладони лом, ловко поймал его и направился к двери. Отстранив девушек, я подцепил замок и, используя стальной прут как рычаг, надавил на него что было сил. Рассчитывая, что старый замок поддастся легко, я ошибался - упрямая железка ни в какую не желала сдаваться!
        - Каши мало ел? - язвительно осведомилась Дарья. - Дай, девочка тебе поможет!
        Порядком раздраженный неудачей, я мгновенно вспылил. Сам не знаю, что на меня нашло, но гнев всколыхнулся в душе моментально, вспыхнув, словно бензин от маленькой искры. Хорошо, что мои руки в этот момент были заняты ломом, который неожиданно сломался.
        - Я просто пошутила, чего ты! - тут же пошла на попятную Даша, юркнув за спину Варвары.
        Но я даже не взглянул на девушек, сумев перенести свою злобу на проклятую дверь. Вцепившись руками в прутья, я глухо зарычал. Гнев питал мое тело, преумножая силы и изменяя меня. Когда на пальцах выросли когти, прутья двери с протяжным стоном поддались и разошлись в стороны.
        Тяжело дыша и пытаясь успокоиться, я отступил на шаг, сжимая и разжимая кулаки. Из темноты склепа вдруг повеяло чем-то странным, жутким - и меня потянуло внутрь. Варвара же, наоборот, отпрянула, а Даша и вовсе отбежала на пару метров, укрывшись за ближайшим деревом.
        - Заходим? - спросил я, немного оклемавшись.
        - Придется, - без энтузиазма кивнула ведунья. - Ты, я вижу, готов? - Она взглядом указала на мои развевающиеся длинные волосы, по цвету сливавшиеся с царившим внутри склепа мраком. - Всё под контролем?
        - Да. Даша?
        Спустя некоторое время из-за дерева выглянула свирепая морда волколака. Вот только при ближайшем рассмотрении никакой свирепости на ней не обнаружились, наоборот: желтые глаза нерешительно бегают, шерсть стоит дыбом, уши плотно поджаты.
        Вот же трусиха!
        - Пошли!
        Волколак отрицательно замотала мордой.
        - Хватит трусить!
        Снова «нет».
        - Останешься здесь, будешь сторожить? - спросила Варвара.
        Даша подобострастно закивала, вцепившись в древесную кору когтями и всем своим видом демонстрируя, что ее внутрь и силком не затащишь. Что ж, ладно, одной морокой меньше, пусть сидит тут.
        И все же странная она, эта Даша: обращается в огромного волка, шинкует когтями темных колдунов направо и налево, но в то же время до жути боится суеверий и фильмов ужасов, хотя сама с успехом могла бы сняться в одном из них в роли чудовища. Вон как глазищи сверкают в темноте. Это мне впору бояться!
        Хотя сам-то я чем лучше? Достав телефон, я включил подсветку и фронтальную камеру. Н-да, хорош: серое лицо, ввалившиеся щеки, развевающаяся грива черных волос, один глаз закрыт, а другой полыхает красным пламенем… и клыки, конечно, куда же без них? Приди мы с Дашей на кастинг фильма ужасов вдвоем - еще вопрос, кого бы выбрали!
        Дурацкий повод для гордости. Очень. Выключив камеру, я убрал гаджет обратно в карман. Не время для селфи. Узнай мои работодатели, подписчики и подопечные, чем их сотрудник и тренер занимается в свободное от работы время, точно засомневались бы в моей психологической стабильности. Нет уж, пусть лучше думают, что я простудился или типа того.
        Да и дела не ждут!
        Я уже собирался первым втиснуться в расширившуюся щель между прутьями двери, как вдруг Варвара ухватила мое запястье:
        - Погоди!
        - Что еще?
        - Сейчас… - Опустившись на колени перед входом, ведунья тихо зашептала очередной наговор, после чего сделала рукой движение, будто смахивала пыль с пола.
        Раздалось четкое и весьма отчетливое шипение. И вот тут-то меня и пробрало! Варвара будто шарик проткнула, из которого стремительно начал выходить воздух! Вот только из склепа вырвался вовсе не он, а бурный поток страданий и боли, куда более сильный, нежели тот, что я почувствовал во время бойни в цыганском поселке!
        Концентрированные и насыщенные ужасом пережитых мучений эмоции неиссякаемым потоком лились из темного входа, будто копились в нем веками. У меня даже дыхание перехватило! Я определенно потерял бы над собой контроль, если бы все эти чужие чувства испытывались в настоящее время. Но они были лишь воспоминанием, эхом, блуждавшим меж сырых стен. Сколько лет прошло с тех пор? Не знаю, но одно ясно совершенно точно - когда-то здесь случилось нечто страшное.
        Где-то за деревом жалобно заскулила Дарья, и даже Варвара, кажется, ощутила что-то недоброе. Ведунья отступила от двери на несколько шагов, прижимая к груди старые книги и с опаской вглядываясь в кромешную тьму, царившую под сводами старого склепа.
        - Кажется, фильмы, о которых говорила Даша, не лишены смысла… - тихо сказала она, словно боялась потревожить покой спящих в старом цыганском склепе мертвецов. - Может, уйдем?
        - Поздно отступать, - я покачал косматой головой, - надо довести начатое до конца.
        - Я знала, что ты так скажешь… - вздохнула ведунья и щелкнула переключателем фонарика.
        Луч света скользнул по сырой кладбищенской земле, выхватив из тьмы пожухлую траву. Странно. Мне показалось или, когда мы только пришли, она была зеленой? Нет, вряд ли. Выбросив из головы эту мысль, я сосредоточенно следил взглядом за лучом фонаря, что первым проник в склеп и теперь выхватывал из тьмы потемневшую от времени кладку и древние, потрескавшиеся надгробия. Внутри оказалось не так уж много места, и едва ли кто-то мог спрятаться среди голых стен.
        «Бояться надо не живых», - некстати всплыли в памяти слова Дарьи. Вот надо было ей ляпнуть!
        - Не передумал? - осветив практически каждый уголок склепа, спросила Варвара. Убедившись, что внутри пусто, она немного успокоилась, но все равно выглядела обеспокоенной. - Мне не нравится это место. Оно… темное.
        - Я тоже, знаешь ли, не светлый. Что, теперь тоже разонравлюсь? - Я выпрямил ссутулившиеся плечи и развел длинные руки в стороны, демонстрируя ведунье свой жутковатый облик. - Разве не красавчик?
        - Ты неисправим… Но спасибо.
        - За что? - удивился я.
        - Ты всегда стараешься подбодрить меня. - Девушка улыбнулась. - Хотя зачастую делаешь это довольно по-дурацки.
        - Без последнего уточнения звучало более приятно. Ладно, разговоры не помогут нам быстрее убраться отсюда. Пошли, - сказал я и направился в склеп.
        Внутри оказалось очень холодно и сыро: от голых стен буквально веяло вековой тоской и безысходностью. Находиться в таком месте было психологически тяжело - оно давило, угнетало, всем своим видом напоминая о том, что неизбежно ждет каждого человека.
        Но царящая в склепе атмосфера действовала на меня двояко: пугала и манила одновременно, причем второе - в куда большей мере. Пусть я еще не мог до конца свыкнуться с мыслью, что уже не являюсь человеком, но мое естество полностью поменялось. Ему нравился этот мрак: являясь чем-то схожим с тьмой царства Чернобога, он убаюкивал и успокаивал. Но все же было в нем что-то настораживающее…
        - Ничего не чувствуешь? - спросил я у Варвары.
        Ведунья, опустившись на колени, изучала надписи на надгробиях, постоянно заглядывая в свою книгу; луч фонаря то скользил вверх, выхватывая из мрака серый камень, то падал вниз, на пожелтевшие страницы.
        - Варвара, - я легонько коснулся плеча не ответившей девушки, и та вздрогнула, - прости…
        - Ничего.
        Сначала я не понял, о чем она говорит, подумав, что фраза ведуньи означает «ничего страшного, ты меня не сильно напугал». Но когда девушка повторила ее, до меня дошел истинный смысл.
        - Может, мы не туда зашли?
        - Ошибки быть не может. - Варвара выпрямилась и начала мерить небольшое помещение склепа быстрыми шагами. - Я все сделала как надо, - принялась вслух рассуждать она, нервно покусывая губу и наматывая на палец локон мокрых волос.
        Она всегда так делала, когда волновалась или сомневалась в чем-то.
        - Склеп точно тот, о котором писала Богдана. Здесь повсюду ощущаются отголоски ее чар и чар ее предшественниц. Амулет привел нас именно сюда. Но… я не понимаю.
        - Может, объяснишь?
        - Тут не похоронена Сапфира, - выпалила Варвара. - И вообще нет ни одной ведуньи, упомянутой в цыганской книге! Здесь похоронены исключительно бароны! Это что-то вроде фамильной усыпальницы. И все же… я не понимаю!
        Вновь опустившись на пол, ведунья склонилась над книгами. Она быстро шуршала страницами, качая головой и морща лоб.
        - Не понимаю. Я не могла ошибиться! Я…
        - Погоди-ка… - В желании помочь девушке хоть как-то я тоже уставился в книги, не сразу сообразив, что для меня они пусты. Но я все же сумел подметить кое-что интересное!
        Отводя взгляд от бесполезных томов, я увидел, как легонько колышется закладка, отброшенная ведуньей за переплет. Лежа на каменном полу, кусочек вышитой ткани едва различимо дергался в том месте, где доходил до небольшой трещины в плите.
        Оттеснив Варвару, я приложил к трещине ладонь. Действительно, кожу защекотал почти не различимый поток воздуха, вырывавшийся из отверстия в холодном камне. Что это, сквозняк?
        - Кажется, под нами что-то есть, - сообщил я спутнице. - Может склеп иметь два яруса или что-то в этом роде?
        - Вполне! - Варя оживилась. - Это объясняет, почему я чувствую силу там, где не вижу ее источников. Она может струиться из-под земли! Но как нам попасть вниз? Здесь где-то потайной рычаг? Давай поищ…
        Высоко подняв ногу, я обрушил ее на каменную плиту. Камень вздрогнул, но выстоял, хотя трещина на нем стала больше.
        - Что ты делаешь?! - возмутилась ведунья. - Это же натуральный вандализм!
        - А похищать из могилы останки усопшего - это типа не вандализм, да? - Очередной удар сотряс пол склепа, и трещина увеличилась вдвое, а рядом паутинкой разрослась еще одна. Все же полученная мною сила позволяла многое!
        - Но нам надо для благого дела! Уверена, Сапфира бы одобрила, что мы хотим отомстить тем, кто погубил ее сородичей! К тому же мы потом вернем то, что взяли! - запротестовала ведунья.
        - Ну, если она не будет против поделиться какой-нибудь своей частью, то, думаю, не расстроится и от небольшого беспорядка.
        Третий удар оказался последним. С грохотом каменная плита раскололась на четыре части и обрушилась вниз. Пол резко ушел из-под ног, и я не полетел следом только потому, что Варя успела удержать меня. Обломки застучали по ведущим в непроглядный мрак ступеням, а потом все снова стихло.
        Я кивнул в знак благодарности, и мы, переглянувшись, начали спуск. Первым шел я: мое обострившееся зрение позволяло неплохо видеть в темноте, и все же пришлось забрать у ведуньи фонарик - тьма в подвале стояла странная, густая и вязкая, подобная расплавленному гудрону. Все, что я мог различить в ней, - неясные тени и очертания. Где-то редко капала вода, но я ее не видел. Возможно, где-то что-то протекало, и дождевая вода сверху попадала в подземелье.
        Луч фонаря осветил покатые каменные ступени, пыль на которых свидетельствовала о том, что сюда долгое время никто не спускался. Далее яркое пятно, повинуясь движению моей руки, поползло вперед, выхватывая из темноты неровный пол, кажется, когда-то украшенный мозаикой, но годы не пощадили и его: некогда яркие краски потускнели, формирующие единый рисунок мелкие детали потрескались или вовсе затерялись непонятно где, так что теперь определить изначальное изображение оказалось невозможным.
        По мере увеличения дистанции пятно света расширялось и рассеивалось, открывая нашему взору ровные ряды колонн, за которыми в выдолбленных в стене нишах лежали замотанные в ткань тела.
        Подвал под склепом имел прямоугольную форму и был метров пять в ширину и втрое больше в длину: чтобы добраться от лестницы до противоположного конца, нам пришлось преодолеть довольно внушительное расстояние. Казалось бы, пятнадцать метров - всего ничего!
        Но только не когда речь о пути, который сторожат уснувшие мертвым сном покойники. После того как я сломал плиту, ветер начал чувствовать себя вольнее. Его неровные порывы теперь легонько колыхали посмертные саваны усопших, словно те едва заметно дышали в своей последней дреме, а ветер тихонько подвывал, убаюкивая их своей заунывной колыбельной.
        Странно, но даже принюхавшись, я не ощутил неприятного запаха тлена. Может, мертвецы здесь уже очень давно и пахнуть больше нечему? Проверять мне не хотелось, поэтому я не стал зацикливаться на этой мысли - не пахнет, и хорошо.
        Наши шаги в этом тихом месте звучали пугающе громко и совершенно чуждо. Каждый камень подземелья безмолвно твердил, что живым здесь не место. Это царство мертвых. Но мы продолжали идти.
        Варвара сжала мою руку. Ее ладонь была ледяной и мелко дрожала.
        - Не бойся… - тихо сказал я и удивился, насколько громко прозвучали мои слова: они отразились от стен и тревожно завибрировали в прохладном воздухе. Признаюсь - сам я далеко не из пугливых, но тут пробрало даже меня: было что-то в этом месте, от чего мурашки по коже шли…
        Вот те раз - недавно критиковал Дашу, а тут и сам струхнул, хотя тоже не простой человек теперь - моего нового облика разве что слепой не испугается. Но в отличие от суеверной волчицы, я свой страх умел контролировать и не выказывать в присутствии той, в чьих глазах не желал выглядеть трусом. А коли назвался груздем, так полезай в кузов - приходилось храбриться изо всех своих нечеловеческих сил.
        Выйдя чуть вперед, я повел ведунью за собой. Шаг за шагом мы приближались к противоположной стене, нарушая шумом своих шагов вековой сон этих старых стен. Луч фонаря в моей руке почти не дрожал, непрерывно скользя из стороны в сторону. И пусть я видел, что в подземелье никого нет и прятаться тут негде, меня не покидало ощущение, что за нами наблюдают. Кто-то из тьмы…
        Поддавшись тревожному инстинкту и не совладав с нервным напряжением, я резко дернул лучом в сторону, словно стремясь выхватить из темноты скрывающихся там тварей. Но ничего - свет разогнал мрак, и я не увидел ничего, кроме голых стен.
        - Что?.. - тихо спросила Варвара из-за спины. Ее голос дрожал. - Ты что-то услышал?
        - Нет, просто показалось. - Я покачал головой, не сводя глаз с того места, куда указывал луч фонаря.
        Тут ничего не было и быть не могло, а все страхи - лишь плод моего разыгравшегося воображения и ничего больше. Надо просто быстро сделать дело, уйти и никогда сюда не возвращаться. Именно это я и сказал девушке.
        - Согласна, - кивнула та, видимо, позабыв о своих намерениях вернуть останки Сапфиры и сделать ремонт. - Мне это место уже в печенках сидит.
        - Тогда вперед. - Решительно отметя страх и инстинкты, я ускорил шаг, и Варвара поспешила за мной.
        У дальней стены склепа нас ждали полки с серебряными урнами. Некоторые из них уже потемнели от времени, и выгравированные на них символы практически не читались, но другие выглядели не такими уж и старыми, особенно та, что стояла выше всех. Я посветил фонариком, и Варвара прочитала:
        - «Сапфира Жемчужная. Тринадцатое декабря тысяча восемьсот восемьдесят первого - второе марта тысяча девятьсот семьдесят третьего. Спи спокойно, матушка-защитница».
        - Ого, - присвистнул я, произведя в уме нехитрые вычисления. - Девяносто два года - нехило так пожила.
        - Это немного для ведуньи, - покачала головой Варвара. - Моя бабушка прожила почти две сотни лет и не собиралась на тот свет, если бы не колдуны. Посмотри на остальные даты…
        И правда, когда я обратил внимание не другие урны, гравировку на которых еще можно было разобрать, то увидел весьма впечатляющие цифры. Удивительно, что спустя столько лет урны так сохранились: я-то думал, им не столь уж и много, а здесь - такие даты… Не иначе как без ворожбы не обошлось.
        - Ну и что дальше? Нам нужен прах? Весь?
        - Нет, - покачала головой Варвара, - хватит и небольшого количества. Вот, - она достала из-за пазухи какой-то предмет, в котором я не сразу узнал запечатанный одноразовый медицинский контейнер для анализов.
        - Ты серьезно?
        - А что? - удивилась ведунья. - Он полностью стерильный и закрывается надежно. К тому же я не думала, что тут прах.
        - И хорошо, что именно он - так лучше, чем гроб вскрывать и в останках копаться… - Привстав на цыпочки, я потянулся к нужной урне.
        Всего за миг до того, как мои пальцы коснулись холодной поверхности последнего пристанища цыганской ведуньи, я ощутил, как все мое естество вдруг испуганно сжалось, сигнализируя об опасности.
        Варвара предостерегающе вскрикнула, видимо, тоже что-то почувствовав, но было уже поздно - я коснулся урны. В ту же секунду невесть откуда разнесся звук, словно кто-то разом разбил десятки стекол, и теперь они маленькими осколками заколотили по каменным плитам.
        - Ой, - я растянул губы в некоем подобии виноватой улыбки, - кажется, что-то…
        - Бежим! - коротко бросила Варвара.
        Но не успела ведунья развернуться, как стены склепа содрогнулись от многоголосого протяжного стона. Я даже забыл, как дышать. С сухим треском начала рваться старая ткань погребальных саванов, и один за другим мертвецы стали подниматься со своих мест: в некогда богатой, а теперь истлевшей одежде, в золотых украшениях, почти разложившиеся, они сверкали желтыми костьми и поворачивали к нам голые черепа, в пустых глазницах которых плясало синее пламя.
        Это зрелище завораживало и пугало одновременно. Скованные суеверным ужасом, мы с Варварой замерли на месте, не в силах даже пошевелиться. Драгоценные секунды таяли одна за другой, а мы стояли как вкопанные, не сводя глаз с приближающейся нежити. Они надвигались медленно и неумолимо, словно сама смерть.
        Скорее всего, так оно и было.
        - Как же… так… - Попятившись, Варвара уперлась спиной в мою грудь. - Так же нельзя. Эти чары под запретом!
        - Как и те, благодаря которым я дышу… - вздрогнув, пробормотал я. Самообладание возвращалось с каждым ударом вновь забившегося сердца. - Есть план?
        - Не знаю, - девушка замотала головой, не сводя глаз с безмолвных стражей склепа, которые выстраивались перед нами, отсекая единственный путь к отступлению, - на мертвых не действует моя ворожба. Я даже не чувствовала их присутствия…
        - Значит, будем прорываться. Держи. - Первоначальный испуг прошел, и я сунул урну с прахом в руки ведуньи. Мои удлинившиеся ногти скользнули по серебряной поверхности.
        Увидев, как я изменился, ожившие покойники замерли на месте, буравя меня недобрыми «взглядами». Но их замешательство длилось недолго: секунда - и они, вытянув костлявые руки, снова побрели на нас.
        - Готова? - Голос мой стал тихим и жутким, в нем прорезались нотки нетерпения и злобы.
        - Погоди! Что ты хочешь делать?
        - Попытаюсь прорваться. - План мой был прост. - И вытащу тебя.
        - Хорошо. Закрой глаза! - выкрикнула ведунья. - Не думала, что пригодится, но… - Выхватив из-за пазухи какую-то склянку, она швырнула ее под ноги нежити, а сама встала передо мной и выставила вперед руку с растопыренными пальцами.
        Это было последним, что я увидел, прежде чем последовал совету девушки. Но даже крепко зажмурившись, я ощутил, как в подземелье словно вспыхнуло настоящее солнце: его жар и свет стремительной волной хлынули во все стороны!
        Поднятые страшными чарами мертвецы издали низкий утробный стон, полный мучений и отчаяния. Мое темное естество тоже сжалось, предчувствуя боль, но ее не последовало.
        Когда я открыл глаза, то увидел, как волны нестерпимо яркого света обтекают меня с двух сторон: чары Варвары не позволили им даже коснуться меня! Яростное золотое пламя разбивалось о волшебный щит девушки, что тонко вибрировал, расходясь от ее выставленной вперед ладони.
        Все закончилось так же неожиданно, как и началось, - свет погас без следа, и только слепо шарящие руками перед собой мертвецы напоминали о том, что произошло всего секунду назад. В тот же миг фигура девушки передо мной начала медленно оседать на пол - я едва успел подхватить ее.
        - Сильнее, чем я думала… - одними губами прошептала Варвара. Ее удивительные зеленые глаза покраснели и воспалились - они были обращены ко мне, но слепы. Руки, которыми девушка прижимала к груди урну, мелко дрожали, но она нашла в себе силы улыбнуться. - Но ты же вытащишь меня?
        - Могла бы и не спрашивать. - Бережно прижав к себе почти невесомую Варвару, я ощутил, как сила и гнев начинают переполнять меня.
        Мое тело увеличилось, мрак тут же заботливо потянулся ко мне, скрыв мою серую кожу своим темным невесомым саваном. Грива черных волос всколыхнулась, рассыпавшись по сутулым плечам и касаясь пола, пальцы изогнулись и стали длиннее, теперь больше напоминая сухие ветви страшного дерева, но с острыми, словно лезвия, черными когтями. Тьма забурлила вокруг меня, и я издал низкий протяжный вой, заставивший мертвецов замереть на месте.
        Я набросился на них подобно урагану, желая не просто пройти насквозь, но уничтожить, разорвать, разметать! Размытой тенью, призраком смерти я скользил между противниками, и мои когти без труда перерубали их пожелтевшие кости.
        Но врагов было много. Они напирали со всех сторон, вонзаясь в мою плоть мертвой хваткой, замедляя, причиняя боль и сковывая движения. На место каждого убитого неизменно вставали двое новых противников. Мертвецы вылезали из-под земли, хватая меня за ноги и норовя опрокинуть.
        Но самое страшное - каждый из них пытался добраться в первую очередь до Варвары. Прежде чем я понял это, девушка уже получила несколько ран, и я чувствовал, как ее горячая кровь капает на пол склепа. Я чувствовал боль и страх ведуньи. Но эти эмоции не приносили мне радости, наоборот, они отрезвили меня!
        «Ты же меня вытащишь?» - прозвучали в подсознании слова Варвары, и именно они сумели подавить мою бушующую слепую ярость.
        Взмахом руки я отбросил прочь сразу нескольких мертвецов и ринулся к выходу. Я должен спасти девушку! Должен! Но каждый шаг давался со все большим трудом - стражи склепа закрывали дорогу к спасению своими телами. Я крушил их кости, рвал оставшуюся плоть, отсекал головы, но враги, подобно приливным волнам, накатывали на меня снова и снова.
        И вот, когда мои силы начали иссякать, сплошная стена из мертвецов вздрогнула. С диким воем и рычанием на их спины обрушилась огромная волчица. С ее оскаленных клыков клочьями срывалась пена, желтые глаза сверкали яростью, а отливающий рыжиной мех угрожающе топорщился.
        Дарья смогла побороть свой страх и пришла на помощь! И, стоило признать, очень вовремя. Ее неожиданная атака посеяла смятение в ряды противника, и мне удалось пробиться к выходу. Вместе мы выбежали из склепа, но наши преследователи и не подумали отставать. Они неслись за нами через все кладбище, оглашая округу стонами, а из соседних склепов восставали все новые и новые бойцы мертвой армии. Они стекались со всех сторон, норовя взять нас в кольцо.
        Ввязываясь в короткие схватки то тут, то там, мы приближались к выходу со старого кладбища. Но тут нас уже ждали - у покосившейся ограды выстроились сразу несколько рядов оживших мертвецов.
        Деваться было некуда!
        - Стой! - велел я Дарье. - Я отвлеку их, а ты бери Варвару и бегом к машине! Встретимся там.
        - Они не пойдут за тобой, - возразила ведунья. - Она вновь обрела возможность видеть, но все еще подслеповато щурила покрасневшие глаза. - Им нужен прах, как и нам.
        - А мне нужна ты, причем живая. - Я вырвал у девушки урну, а саму ее усадил на спину Дарье. - Всё, прочь!
        Ведунья попыталась возразить, но тут волколак рванулась с места, и Варваре пришлось прикусить язык, изо всех сил вцепившись в густой волчий мех, чтобы не упасть. Часть мертвецов тут же бросилась в погоню, но я предвидел это. Высоко подняв над головой урну, я сорвал крышку и встряхнул содержимое. Часть праха тут же подхватил ветер, и взгляды сотен пар пустых глазниц обратились ко мне, а точнее - к серебряной урне.
        Криво усмехнувшись, я бросился в другую от Варвары и Дарьи сторону, увлекая за собой всех преследователей. Теперь, без ослабевшей Варвары на руках, я двигался быстрее и легче, но на стороне противников все еще оставался численный перевес и рано или поздно они непременно должны были загнать меня.
        Вот только я не собирался продолжать играть в эти кошки-мышки с оравой разъяренных мертвецов. Они не чувствовали ни страха, ни боли, из них не лилась кровь, и окончательная гибель этих существ не питала моих сил, так что я слабел.
        Как только я решил, что Дарья успела донести Варвару к машине, то просто швырнул урну с прахом как можно дальше в глубь кладбища. До последнего момента я не знал, сработает это или нет, но мне повезло - волна преследователей отхлынула, устремившись за вожделенной урной.
        Не теряя времени даром, я сменил курс и побежал к машине, по пути разделываясь с теми, кто все же решил поквитаться с похитителем праха ведуньи.
        - Живой!.. - облегченно выдохнула Варвара, когда я буквально нырнул в распахнутую дверь машины.
        - Толку-то? - Дарья сидела сзади, кутаясь в мою толстовку. - Урны нет!
        - Зато все живы! - запротестовала ведунья. - Мы что-нибудь обязательно придумаем и… Что это, Влад?!
        - То, что ты думаешь - Открыв пепельницу, я высыпал туда небольшое количество серого пепла, что сжимал в кулаке. - Надо ведь немного праха, ты же так говорила?
        - Д-да… - Варвара кивнула, не веря своим глазам. - Этого должно хватить!
        - Вот и славно!
        Двигатель взревел, и моя машина сорвалась с места, унося нас прочь от старого кладбища.
        Глава 16
        Ответы
        Помнится, в детстве мы с ребятами в летнем лагере часто щекотали себе нервы вызовом так называемой Пиковой Дамы. Собирались в какой-нибудь темной подсобке, запирали дверь и, сбившись в кучку, со свечками в дрожащих руках вставали перед зеркалом. Пытались выйти на контакт с темными силами. Страшно было до одури, ведь перед самим тайным действием мы обменивались страшилками о подобных вызовах и их последствиях.
        И вроде бы никто на наши призывы никогда не откликался, но у страха, как известно, глаза велики, а в кромешной темноте что только не причудится. Помню, как-то раз одна впечатлительная и самая младшая девочка взвизгнула так, что аж уши заложило. Как мы тогда улепетывали из подсобки со всех ног, только пятки сверкали!..
        Эх, было время…
        И вот сейчас, спустя столько лет, мне выпал шанс окунуться в омут прошлого. Но с тем отличием, что водились в нем не детские страхи, а вполне себе реальные. И, в отличие от того же детства, мне было совсем не любопытно. Наоборот - будь моя воля, я бы держался от всей этой мистической мути как можно дальше. Но дальше уже не получится, ведь я сам, по сути, та же мистическая муть.
        Мы закрылись в ванной - в самом темном месте квартиры. Хорошо, что у меня тут достаточно просторно, так что трое взрослых людей и один домовой разместились практически без проблем. Пока Варвара проводила все необходимые приготовления, мы терпеливо ждали: я и Даша сидели на бортике ванной, а Белоус расхаживал в ней взад-вперед, шлепая босыми ногами по эмалированной поверхности.
        - Ох, недоброе дело ты затеяла, хозяюшка! - причитал старичок, качая седой головой. - Ох, недоброе!..
        Я склонен был с ним согласиться, хоть и признавал необходимость этих действий. Не знаю как, но домовой это понял.
        - Ну хоть ты вразуми ее, хозяин, - взмолился Белоус, дергая меня за футболку. - Духов призывать - это не к добру! Не надобно так делать! Тот, кто на покой ушел, в покое и должен оставаться.
        - Ой ли? - Я повернулся к домовому и заломил бровь. - Мне, значит, по-твоему, место в могиле?
        - Мм… - Старичок смутился. - Ну… кхм… - Он призадумался, склонив голову набок, но уже скоро кашлянул в кулачок и выдал: - Тут дело такое, хозяин, - у тебя судьба иная была.
        - Ну, это все объясняет и оправдывает, - с иронией хмыкнул я.
        - Очень удобная позиция, - оскалилась Даша. Она сильно нервничала, это было легко заметить по бегающему взгляду, покусанной губе и некоторой напряженности. - Это нельзя, а то можно… потому что «потому» заканчивается на «у». С такой логикой у нас в стране в последние годы кино снимают, - нервно хихикнула девушка.
        - Тихо вы! - прикрикнула на нас Варвара, которую эта праздная болтовня, видимо, здорово отвлекала. - Или молчите, или идите на кухню! Не мешайте! Если я ошибусь - всем худо придется!
        Мы с Дашей послушно заткнулись, живо распознав в голосе ведуньи серьезность, и только Белоус не желал униматься:
        - Я же тебе только добра желаю, хозяюшка. Не надобно…
        - Ну-ка, цыц! - одернула его Варя, бросив на домового недобрый взгляд. - Я ценю твою заботу, Белоус. Но я уже все решила.
        - Строптивая да своевольная, прямо как бабка твоя, - только и вздохнул домовой. - Ладно, коли решила, так действуй. Но помни - я предупреждал!
        Варвара не ответила на реплику старичка, вновь сосредоточившись на приготовлениях. Положив на умывальную раковину широкую доску, она вырезала на ней витиеватые символы, которые позже засыпала прахом цыганской ведуньи, не забывая при этом читать из старой книги певучее заклинание.
        Продолжая петь, Варвара чинно водрузила в центр приземистую неказистую свечку с толстым коротким фитилем. Наверное, схожим жестом мастер-кондитер устанавливает на праздничный торт пресловутую вишенку. Странное, конечно, сравнение, но мне на ум отчего-то пришло именно оно.
        Еще раз пристально оглядев творение рук своих, ведунья наконец выдохнула и скомандовала:
        - Всё. Гасите свет!
        - Сказала, как отрезала… - стараясь не стучать от страха зубами, безрадостно промямлила Дарья.
        - Последняя возможность. - Встав рядом с дверью, я демонстративно приоткрыл ее, давая девушке шанс к отступлению. Но, к моему удивлению, волчица решила остаться.
        - Нет уж, - заявила она, обняв себя руками, - я с вами до конца. - И, помедлив, добавила: - Каким бы он ни был. Вырубай, пока я не передумала.
        - Буратино, ты сам себе враг. - С этой цитатой, которая, впрочем, могла относиться в равной степени к каждому из нас, я закрыл дверь и выключил свет, погрузив ванную комнату в кромешную темноту.
        И в тот же миг стало тихо. Каждый из присутствующих невольно затаил дыхание, и даже неуемный Белоус перестал расхаживать по дну ванны. Во мраке я не мог различить его кряжистой фигурки, но уже успевшие стать привычными шлепки босых ног стихли.
        Молчаливая пауза не успела затянуться надолго. Прошло всего несколько секунд, как ярко вспыхнула свеча, и Дарья от неожиданности вскрикнула. Не знаю, Варвара ли как-то зажгла пламя или же оно появилось само, но мне стало не по себе.
        Ведунья вновь зашептала странные слова, а огонек начал извиваться в такт ее голосу, постепенно меняя свой естественный цвет на золотой. Когда Варвара смолкла, угомонилось и пламя - оно ослепительно ярко вспыхнуло напоследок и сразу же потухло.
        Снова нависла гнетущая тишина. Она длилась и длилась. Я уже всерьез собирался поинтересоваться у Варвары, можно ли нам расходиться, как вдруг прикусил язык: заполненные прахом цыганки символы начали тлеть, подернувшись раскаленным жаром!
        Белоус ахнул. Дарья же крепко помянула нечистого, когда от праха повалил дым, что в темноте источал свет, схожий с лунным, - призрачный и прозрачный. И даже когда прах перестал тлеть, дым так и продолжил витать в воздухе: он неровно колыхался, извиваясь перед зеркалом, а потом просто исчез…
        Точнее, исчез не просто, а оставив после себя лик седой пожилой женщины, что устало и раздраженно смотрела на нас с гладкой поверхности зеркала. Ее тусклый взгляд смещался от лица к лицу, пока не остановился на мне.
        - Ты, значит, похитил мой прах… - прошептала она голосом, похожим на протяжный вой ветра.
        - Простите. Пришлось, - справившись с первоначальным испугом, я виновато улыбнулся.
        - Странно… - дух цыганки словно не услышал меня, а на ее лице отразилось недоумение, - странно, что ты до сих пор жив. Проклятие должно было убить тебя.
        Мы с Варварой переглянулись.
        - Это вы о восставших мертвецах? - на всякий случай уточнил я.
        - Нет. Мертвые - стражи, но не проклятие. Оно должно было на месте убить любого человека, который прикоснется к урне с прахом. Но ты… - Бесцветные глаза прищурились, будто смотрели не на мое лицо, а прямиком в душу. - Ты темный! - Дух цыганки отшатнулся. - Тогда все понятно. Но призвал меня не ты… а она!
        - Я, - кивнула Варвара, выдержав пристальный взгляд духа. - Прости, что потревожила твой дух, ведунья. Но мне пришлось это сделать, так как твоя ученица навлекла на нас беду.
        - Богдана… - сквозь зубы прошелестел призрак. Лик старой цыганки изменился - теперь вместо усталости он выражал гнев.
        Но все же я подметил скрывающуюся в глубине глаз Сапфиры печаль - что бы она ни говорила, ей было жалко свою ученицу.
        - Эта неразумная жадная дура! Глупая несмышленая девчонка! Я предупреждала ее! Говорила ей! - стенала цыганка. - Сколько сил, сколько лет были потрачены мною впустую на ее обучение! А она… Предала меня, свой народ и саму себя.
        - Она покончила с собой, - сообщила цыганке Варвара, на что та лишь горько улыбнулась:
        - Думаешь, я не знаю? Но что это изменило? Дурочка просто обрекла свою душу на вечные страдания, а то, что она совершила, - никуда не делось. Богдана всегда искала легкие пути, не изменила себе и в последний раз: вместо хотя бы попытки искупления она просто лишила себя жизни. Но вы ведь потревожили мой покой не для того, чтобы выслушать мое мнение, так?
        - Так, - кивнула Варвара. - Мы хотели бы задать вам несколько вопросов…
        - А с чего вы взяли, что я на них отвечу?
        Признаться, такой вопрос поставил меня в тупик. Я-то наивно полагал, что все произойдет, как в фильмах: мы призовем дух, а он, чтобы поскорее вернуться в загробный мир, выложит нам все, что знает. Но, судя по суровому взгляду Сапфиры, это работало явно не так.
        - Мы хотим исправить то, что сделала ваша ученица, - произнесла Варвара.
        - Не моя забота, - покачала головой цыганка. - У Богданы была своя голова на плечах. Я же всячески пыталась вразумить ее, но она не желала слушать. Хотите что-то менять - делайте это сами.
        - Но как же… - По прозвучавшему в голосе Варвары смятению я понял, что никакого запасного плана у нее не имелось.
        Кажется, не я один считал художественные фильмы достоверным источником. Но винить девушку было не в чем: опыта в призыве духов она не имела, да и в цыганской книге наверняка не описывалось ничего подобного, ведь их ведуньи призывали своих наставниц - по сути, не чужих людей.
        В нашем же случае все происходило совершенно иначе: для Сапфиры мы были, по сути, никем - пустым местом, случайными людьми. С чего ей помогать нам при таком раскладе? По доброте душевной?
        Я взглянул на духа: добрую сердобольную старушку не напоминает вовсе. Даже близко не похожа. Но тем не менее Сапфира не спешила пропадать или обрывать разговор, она будто бы чего-то ждала. Дозволения Варвары? Не похоже.
        Значит…
        - Что ты хочешь взамен на свою помощь? - прямо спросил я.
        - Ай, какой удалой да бойкий! - Уголки губ цыганки поползли вверх. - Напрямик любишь ходить, а не вокруг да около плутать? Да, яхонтовый?
        - Есть такая привычка.
        - Понимаю, - кивнула Сапфира. Некоторое время мы играли с ней в гляделки, после чего она улыбнулась еще шире. - Вижу, что ты слово свое держишь. Вижу, что смелый и храбрый. Не будь ты темным, я бы и предлагать не стала - не взялся бы ты за такое, а так… может, и сможешь старухе угодить. Что скажешь?
        - Отвечу, как только услышу, чего ты хочешь. - Я выдержал взгляд цыганки и глазом не моргнув. После целой армии восставших мертвецов призрак немолодой женщины теперь казался мне не таким уж и страшным.
        - Знаешь, почему за Богданой пришли?
        - Ее раскусили, - предположил я. - Прознали про то, что она не честна полностью…
        - Не-э-эт… - протянула Сапфира. - Думай дальше. Ты же не глупый парень.
        - Она стала не нужна, - озвучил я вторую очевидную догадку, которая напрашивалась сама собой: ведь зачем колдунам требовалась Богдана? Для перевода книг. Если ее решили покарать столь жестоким образом, значит, в услугах цыганской ведуньи больше не нуждались. - Но почему?
        - Сам ответишь али подсказать? - Цыганка подняла бровь.
        - Потому что нашлась замена? - предположила Варвара, чем заслужила одобрительный взгляд духа.
        - Да, - грустно сказала Сапфира, - такая же нерадивая, как и ее наставница, эта девочка пошла по ее же пути. И это печально. Рада казалась мне способной, но избрала не тот путь…
        - Не уверен, что смогу наставить ее на путь истинный… - с сомнением протянул я, прикидывая в уме, какие проблемы может принести поспешно данное обещание. Пока что мой опыт общения с цыганскими ведуньями не мог называться иначе как печальным. Что произойдет, если я дам Сапфире слово помочь очередной преемнице древних сил? Ничего хорошего, это точно.
        Но просьба цыганки оказалась совсем не такой, как я ожидал.
        - Тебе не надо будет этого делать, темный, - тихо сказала она. - Я помогу вам только после того, как ты дашь мне слово, что убьешь Раду при первой же возможности. Я не желаю, чтобы она очернила имя нашего народа еще больше, нежели ее наставница! Это необходимо прекратить!
        От такой просьбы у меня в горле пересохло. Вот так просто пообещать, что убьешь незнакомого человека, причем не в пылу боя, а расчетливо и хладнокровно? У меня в голове не укладывалось, как так можно. А если эта Рада еще ребенок? Хотя едва ли колдуны стали бы вести дела с детьми. Но все же…
        - Вижу, ты колеблешься, - понимающе произнесла Сапфира. - Значит, ты не так уж и темен, как я подумала вначале. Но это не меняет моего условия: помощь в обмен на жизнь Рады, и никак иначе. И поверьте, без меня вам придется ох как тяжко. Особенно тебе, милая. - Недобрый взгляд цыганки впился в Варвару. - Рада со своим новым хозяином сживут тебя со свету. Помяни мое слово. Они придут и…
        - Я согласен, - твердо произнес я, в призрачном свете заметив, как задрожали плечи Варвары. Больше всего сейчас мне хотелось уберечь эту девушку от любой опасности, чего бы это ни стоило. К тому же с колдунами надо покончить, и чем быстрее, тем лучше. Что же до цены - мои руки уже в крови. - Жизнь Рады в обмен на твою помощь. Но только если ты действительно поможешь.
        - Ты не прогадаешь и не продешевишь, не волнуйся. Я знаю все, что знала Богдана. - Губы Сапфиры растянулись в ухмылке. - Что же до Рады - она злонравна, нахальна и непредсказуема - пожалуй, худшая из всех, кого могла выбрать Богдана. Этот мир ничего не потеряет со смертью этой девки. А теперь поклянись мне, и мы заключим сделку.
        - Влад…
        - Клянусь, - твердо сказал я, проигнорировав предостережение Варвары, - в обмен на твою помощь я убью Раду.
        Сапфира снова уставилась на меня своими странными глазами. Не знаю, что она пыталась разглядеть, но определенно она эта отыскала.
        - Договорились, - дух цыганки растянул узкие губы в жутковатой и даже злорадной ухмылке, - ты дал слово, и если вздумаешь его нарушить, дух мой не даст тебе покоя никогда. А теперь спрашивайте все, что пожелаете. Но учтите, времени у вас осталось немного, скоро я уйду.
        - Что нужно колдунам? - в первую очередь спросила молодая ведунья.
        - Власть, - сухо ответил дух цыганки, - как и многим.
        - Сколько их?
        - Много. Но не все вам враги. По крайней мере - пока.
        - Как это понимать? - Варвара даже подалась вперед.
        - Так и понимать, - пожала плечами Сапфира. - Колдунов и ведьм много, девочка, очень много. Их предки пришли на эту землю много веков назад, так что успели расплодиться. Но колдовское семя не слишком дружно, и вместе они ужиться не в силах. Колдуны и ведьмы образуют Дома, как кланы волколаков, но, в отличие от тех, все Дома кроме своих глав подчиняются еще и одному Верховному конклаву - совету древнейших и мудрейших.
        - И наш враг - один из Домов? - предположила Варвара. - Какой?
        - Ты не только красивая, но и смышленая, девочка. Ты права: сам по себе Верховный конклав лоялен. Они помнят кровопролитные войны минувших веков и чтят пусть и хрупкое, но перемирие. Но, как и в любом обществе, у них есть свои бунтари - молодая кровь, кто не считаются с устоями и заветами старших, мня себя всесильными, способными изменить этот мир. И это не один Дом - их несколько, и даже в самом конклаве имеются те, кто поддерживают идею переворота. Но те ягоды зреют очень долго - они могут веками висеть на ветке и так и не сорваться вниз, если ты понимаешь, о чем я. Вам же нужна та, что свалилась на землю еще зеленой, - это Дом Алой Длани.
        - Этот Дом - силен?
        - О да, - Сапфира кивнула, - там много способных колдунов и ведьм, но куда опаснее их предводитель, а еще опаснее - покровитель.
        - Кто они? - Голос Варвары сел, в нем послышались сомнение и страх.
        - Их предводитель известен в миру под именем Матвей. Но это пустышка, прозвище. Его истинное имя - Елистрат. Он очень сильный колдун.
        - Лысый, бледный, невысокий, с длинной бородой и неприятными глазами? - спросил я, вспомнив того странного мужчину, что возглавлял атаку на дом Богданы.
        - По описанию - он, - кивнула цыганка и предупредила: - Елистрат - очень могущественный чернокнижник. Он повелевает силами, что неподвластны многим. По силе он почти равен любому из Верховного конклава, и его стоит опасаться. Думаю, рано или поздно, но он войдет в правящую элиту, доказав свое право. И в ваших интересах сделать так, чтобы этого не произошло. В идеале - лучше его убить, если, конечно, осилите.
        - А его покровитель? Кто он?
        - Этого я не знаю, - покачала головой Сапфира, - но он не человек. За плечами каждого главы Дома стоит кто-то или что-то - его мысли не постичь и не понять обычным смертным. Покровитель не имеет материального тела, ему закрыт доступ в наш мир. Но он наставляет своего подопечного советами, внушает ему темные мысли и ожесточает сердце. Он существует вне времени, его знания колоссальны, а сила безгранична. Он - демон. Это все, что я могу сказать. У вас остался последний вопрос - мое время на исходе.
        - Зачем Елистрату книги? - выпалила Варвара.
        - Вместе они - ключ. В стародавние времена случилась кровопролитная битва. Тогда колдуны шли всего лишь за одним лидером, и он, ценой многочисленных жертв, сумел призвать своего покровителя в это мир. Тогда шесть ведуний объединили свои силы и смогли изгнать демона обратно, а объединенное войско защитников оттеснило колдунов. Но настолько силен был демон, что он проклял ведуний, наложив на каждую из них и на весь их род проклятье, дабы не появлялось у них потомков.
        - Черная невеста… - прошептала Варвара, и Сапфира кивнула.
        - Проклятье удалось частично снять, но его тень все еще витает над нашими родами, и ты, милочка, это хорошо знаешь. Но сейчас не об этом. Следы изгнания демона остались на каждой из книг. Елистрат верит, что если соберет их все, то сможет призвать в наш мир своего покровителя и с его помощью стать практически всемогущим. Он получил это знание от Рады - очаровал ее и использовал умения, что дала девчонке Богдана, в своих целях. Не знаю, как свела их судьба, но в одном колдун просчитался - не стал делиться знаниями ни с кем, решив править единолично. И это надо использовать.
        - Покончим с Елистратом - и никому больше не придет в голову ничего подобного? - Я щелкнул пальцами.
        - С Елистратом и Радой, - напомнила мне Сапфира. - Она многое знает, и если лишится одного хозяина - пойдет к другому. Если честно, я даже не знаю, кто большее зло - глупая девчонка или же колдун. Но стоит ему осуществить задуманное, как мир обернется сущим адом. На этом все. Прощайте.
        Отражение в зеркале подернулось дымкой и начало медленно таять.
        - Подожди!.. - воскликнула Варвара. - Как нам найти их?
        - Они сами вас найдут… - послышался тихий шепот старой цыганки. - У вас книга, что теперь принадлежит Раде, и она найдет ее рано или поздно. Будьте готовы…
        Дух исчез окончательно, напоследок испортив мне зеркало - с сухим треском гладкая поверхность пошла трещинами. Включив свет, я выругался сквозь зубы - теперь придется менять. Эх, если бы только это было моей заботой! Но нет: бородатый колдун и какая-то цыганка - вот моя головная боль на ближайшее время.
        - Какой план? - спросил я, открывая дверь.
        - Бежать вам надо! - выпалил Белоус. - Срочно! В лес! Затаиться там, авось…
        - Моей бабушке это не помогло, - покачала головой Варвара. Когда девушка повернулась к нам, я увидел, как она побледнела. - Куда бы мы ни сбежали - Елистрат и Рада найдут нас. Мы должны дать бой, а там… как получится.
        - Хозяюшка, - запричитал домовой, заламывая короткие ручки, - послушай ты старика! Уходить надобно!
        - Куда? - устало спросила ведунья, опускаясь на край ванны. - Сам знаешь, не спрятаться нам. Мы просто оттянем неизбежное. Хотим мы или нет, но придется дать бой. Пусть даже последний. Я устала от всего этого, а вы? - Она взглянула на нас.
        - Я с вами в любом случае, - бодро отозвалась Дарья, хотя я сразу распознал, что ее храбрость напускная, а на деле же девчонка страшно нервничает - это было заметно по глазам и интонации. - У меня кроме вас и нет больше никого, а одна долго не протяну - ни один клан не даст приюта той, кто насолил колдунам. Так что если надо драться - будем, если бежать - лес мне как второй дом. Но, согласна, долго прятаться нам не дадут.
        - Влад? - Усталый взгляд Варвары обратился ко мне. - Что скажешь?
        - Не люблю бегать. - Я скрестил руки на груди и облокотился о дверной косяк. - Постоянно бояться и жить в страхе - хуже не придумаешь. К тому же я уже подписался на расправу с этой Радой, так что выбора особого и нет. Не хочу, знаешь ли, чтобы дух Сапфиры преследовал меня всю оставшуюся жизнь. Да и если Елистрат осуществит задуманное, то житья никому не будет, значит, и родителям моим тоже, а их я в обиду никому не дам, как и вас.
        Зеленые глаза ведуньи потеплели. Она улыбнулась и кивнула мне.
        - Ой, горе вы мое луковое… - обреченно прошептал Белоус. - Чада неразумные. Но коли уж решились, то послушайте хотя бы добрый совет.
        - Валяй. - Дарья перегнулась через борт ванны и достала оттуда домового.
        - Надобно вам найти союзников, - посоветовал Белоус. - Да каждому своих.
        - И где же их искать?
        - А это, хозяюшка, я вам поведаю, - в усы улыбнулся старик. - Но дальше - сами. И, сразу скажу, туго вам придется. Точно решились?
        Мы трое переглянулись. Дарья улыбнулась, обнажив клыки, Варвара взяла меня за руку и кивнула.
        - Решились, - твердо сказал я. - Покажем этим уродам, что с нами шутки плохи.
        Глава 17
        Други или недруги?
        Для каждого из нас Белоус имел свое напутствие. Говорил он неохотно, всем своим видом выражая протест против нашего решения сражаться. Но оно и немудрено: я знал домового не так уж и долго, но за это время успел понять, что это тихий и миролюбивый старичок, а еще он по-отечески любил Варвару, да и ко мне, как сам признался, успел порядком привязаться. Даже к Даше Белоус проникся приязнью, как добрый дедушка к внучке.
        И от того тяжело далось домовому его решение, но оно было необходимым - тем единственным, чем он мог подсобить нам в грядущей битве. Собрав всех за чаем, Белоус внимательно оглядел каждого из нас.
        - С тяжелым сердцем держу я речь, - признался он. - Туго даются мне слова, но никуда от этого не деться: решение принято. И коли уж вы избрали свой путь, я могу только попытаться помочь, направить вас, а дальше уж сами, надеюсь, не оплошаете.
        Шумно прихлебнув чаю, домовой помолчал, пожевал густой седой ус и задумчиво продолжил:
        - Я долго живу на этом свете, очень долго, вы даже не представляете насколько. Когда твоя бабка была совсем крохой, я уже был стар, Варенька. И до того дня, когда впервые Василису увидел, уже многих хозяев проводил на тот свет, многих пережил, и с каждым разом на сердце становится только тяжелее и тяжелее. Теперь и Василисы уже нет, а я все под солнцем брожу. И вы живите, прошу, осторожнее будьте, сберегите себя.
        - Не волнуйся, - успокоил я разнервничавшегося старичка, похлопав его по плечу. - Слово тебе даю: покуда я жив, ничего с Варей не случится.
        - Дык ежели колдуны верх одержат, вы все недолго поживете, - шмыгнул носом Белоус.
        - Ну так помоги нам, и мы победим, - поддержала меня Дарья, подвинув к домовому чашку со сладостями.
        - Все будет хорошо, Белоус, - перегнувшись через стол, Варвара коснулась морщинистой руки домового. - Обещаю тебе, что мы вернемся все и так же будем пить чай, как сейчас.
        - Об этом только высшие силы и молю, - вздохнул Белоус. Он снова по очереди посмотрел на каждого из нас, после чего обратился к Варваре: - С тебя начну, хозяюшка. Ты - ведунья, как и твои предки. Сила твоя - это сила самой Матери-Земли, ваше с ней родство корнями глубоко во тьму веков уходит и там надежно крепится - ничем эту связь не порвать. Тебе же надо научиться чувствовать эту силу, позволить ей пойти через тебя, и коли сможешь - обретешь дары великие и союзников найдешь. Надобно тебе ритуал Рода пройти.
        - Это тот, о котором в книге написано? - взволнованно спросила Варвара, и ее глаза разгорелись любопытством.
        - Он самый, - подтвердил Белоус. - Молода ты еще и неопытна для такого испытания, но выхода нет - сейчас или никогда, иначе никак. Порядки ты ведаешь, да и не мне тебя учить, сама все знаешь, какая это ответственность. Василиса всю жизнь готовилась, да так и не решилась. А у тебя, выходит, выбора нет - без этой силы сгинешь сама и друзей не спасешь.
        Варвара нахмурилась. Кажется, в ней разгоралась какая-то внутренняя борьба. Уж не знаю, о каком ритуале идет речь, да и спрашивать не стану - все равно ничего не пойму. Но решение далось ведунье очень и очень нелегко. Она долго молчала, после чего наконец произнесла:
        - Я попробую.
        - Не надобно тебе пробовать, хозяюшка. Надобно тебе делать или же не делать. Коли решилась - так давай, а коли нет - даже не помышляй об этом, просто забудь. Твердо определи, чего хочешь, а потом действуй. Уразумела?
        - Да. - В этот раз голос ведуньи прозвучал увереннее. - Я смогу.
        - Добро, - быстро закивал домовой. - Что делать - ты и сама знаешь, а если есть вопросы - спрашивай.
        Варвара покачала головой - вопросов у нее не было, так что Белоус перешел к следующему члену нашего небольшого отряда по борьбе с колдунами и ведьмами.
        - Дашенька… - тихо прошептал старичок. - Ты кроха совсем, дитятко, оттого тебе и тяжко придется.
        - Я не маленькая! - надула она губы, но Белоус лишь снисходительно покачал головой:
        - Девочка совсем, но и у тебя выбора нет. Тоже придется помощи искать у родичей.
        - Где я ее возьму-то? - возмутилась Дарья. - Помощь эту… От меня все кланы отвернулись…
        - Все, да не все. - Белоус достал из-за пазухи старую грязную тряпицу и, бережно развернув ее на столе, явил нашим взглядам комок свалявшейся черной шерсти.
        Мы с Варварой ничего не поняли, а вот Даша подалась вперед. Склонившись над комком, она осторожно принюхалась, потом недоверчиво нахмурилась и вдохнула уловимый лишь ее чутким обонянием запах сильнее. Стоило ей это сделать, как волчица испуганно отшатнулась, едва не опрокинув стул, на котором сидела, и чуть не упав.
        - Черные!.. - прошептала она. - Неужели это они?!
        - Они, девочка, они, - закивал Белоус.
        - Но… их ведь всех со свету сжили!
        - Сжили, да не сжили. Может, оно так и лучше бы было, если бы их всех перебили, но так не произошло. Их надежно сокрыла одна из ведуний, дальняя родственница Варвары. Так что, может, они добро и вспомнят, а нет…
        - А нет, так никто из нас обратно не вернется, - шумно сглотнула Дарья. Осторожно, будто боясь обжечься, она взяла тряпицу с клочком меха, аккуратно свернула и убрала в карман.
        - А что это за «черные»? - заинтересованно спросил я.
        - Стая Черногрива, - ответила волчица. - Клан волколаков, что издревле славился своим злобным нравом, кровожадностью и неудержимостью. Они - совершенно дикие и неуправляемые убийцы. Я думала… все думали, что их истребили очень и очень давно. Зачем только твоя родственница их спасла?
        - Понятия не имею, - покачала головой Варвара. - Я и об этой вещице впервые слышу. Бабушка ничего не говорила.
        - Василиса и не знала об этом. Никто не знал, окромя меня, Улиты да самого Черногрива. Тайна это была большая, - поведал нам Белоус. - Что же до причины, отчего Улита так поступила, могу только гадать: она вещие сны видела. Не говорила о них никому, но видела. Кто знает, может, ей будущее открылось, оттого и подсобила волколакам… Без этого, - он кивнул на комок шерсти, - никто бы черных вовек не сыскал. Сильна была Улита и сердце доброе имела, - грустно вздохнул домовой и, как мне показалось, даже смахнул скупую слезу.
        - Ты настолько старый?! - Дарья даже привстала.
        - Я же говорил, что живу давно, - пожал плечами домовой. - Очень давно. Настолько, что знаю, где тебе, хозяин, подмогу искать. - Взгляд Белоуса обратился ко мне. - Тяжелее всех тебе придется. Но коли это сумеешь, то и врагов своих одолеть сможешь.
        - Звучит одновременно и плохо, и хорошо, - признался я. - Как насчет конкретики?
        - Надобно тебе отправиться туда, где тебя жизнь покинула, на то самое место, - начал напутствовать меня Белоус. - Там ты отыщешь вход на тот берег реки Смородины, в царство твоего покровителя, того, кого ты недавно встречал…
        - Ты говоришь о Черно…
        - О нем, - не дал мне договорить Белоус, прервав торопливым взмахом руки. - Не надобно его имени вслух произносить, дабы беду не накликать. Но именно к нему ты и должен обратиться. Сможешь убедить его силу твою приумножить, сумеешь с ней совладать - с любым врагом сможешь сражаться, а нет - останешься навек за Калиновым мостом, во власти темной силы.
        - Н-да… - протянул я, призадумавшись, - перспектива, прямо скажем, сомнительная. Но что делать? Ставки в новой игре крайне высоки, так что и мне спасовать не получится.
        - Влад, это очень опасно, - предупредила меня Варвара. - Я даже не представляю, что тебя ждет.
        - Зато я представляю, что ждет всех нас, если не найдем поддержки. - Я встал из-за стола. - Вы все знаете, что с нами будет, если не победим. Знаете, что поставлено на карту.
        Мне никто не ответил. Но этого и не требовалось.
        - Я решение принял, - продолжил я. - Дело за вами.
        - Я с тобой. - Варвара тоже поднялась на ноги.
        - Сунуться в логово к черным… не думала, что со мной случится что-то подобное, - Дарья помяла в руках сверток с шерстью, - то еще приключение. Но вы ведь меня не бросите? - с надеждой спросила она.
        - Глупостей не говори, - хмыкнул я. - Никто тебя не бросит, несмотря на характер.
        - Мы с тобой, - поддержала Варвара.
        - Значит, и я с вами, - Дарья встала, - несмотря на то, что ты меня бесишь, - сказала она мне. - Не пойму, что Варя в тебе нашла.
        - У меня и выбора-то нет. - Ведунья улыбнулась. - Да я шучу, - толкнула она меня локтем, когда я уже собирался всерьез обидеться. - Просто шучу.
        - Смешно, - сухо улыбнулся ей. - Ну что, раз всё решили, тогда отдохнем - и в путь. Завтра подготовимся, все обмозгуем и…
        - Некогда вам отдыхать, - вмешался Белоус, - цыганка же сказала, что эта Рада найдет вас, а вместе с ней и колдуны. Поспите чуть-чуть, а потом собирайтесь. Нельзя терять времени.
        Никто не нашел что возразить на столь веский довод, как угроза жаждущих нашей крови врагов. Так что, быстро допив чай, мы отправились спать. По крайней мере, я так и собирался поступить и уже улегся на кровать, как вдруг дверь приоткрылась и вошла Варвара.
        - Я не желаю в это верить, но, возможно, завтра наш последний день… - тихо прошептала она, прильнув ко мне всем телом. Я ощутил жар, исходящий от ее нежной кожи, почувствовал, как взволнованно бьется сердце в трепещущей груди. - И я не хочу тратить остаток ночи впустую. Мы…
        Я прервал речь девушки страстным поцелуем.
        - Мм… тут? - Я остановил автомобиль, заехав на довольно вместительную парковку у одного из пивных баров столицы. Мы колесили по городу несколько часов, прежде чем Дарья смогла «взять след». День еще не близился к концу, поэтому все места у ночного заведения пустовали. Почти. Мое внимание привлекла тройка мотоциклов-чопперов, которые так любят байкеры. Рядом с ними я и припарковался.
        - Вроде да… - Дарья приоткрыла дверь и втянула носом воздух. - Точно. Запах тот же, что и у черного меха.
        - Ну что, тогда пошли знакомиться. - Я первым покинул автомобиль и направился ко входу в бар, над которым красовалась табличка «Закрыто», а рядом указаны часы работы. Ночные часы. Но времени ждать у нас не было - за сегодня предстояло еще помочь Варваре обрести свое наследие, а мне - прогуляться на тот свет.
        Н-да, денек обещает быть крайне непростым. Но деваться некуда.
        Дождавшись, когда девушки подойдут ближе, я постучал в дверь. Тишина. Постучал снова - опять тихо. Приложив больше усилий, я довольно ощутимо ударил по железной двери - никакой реакции.
        - Может, нет никого? - предположила Дарья.
        - А эти тогда чьи? - Я кивнул в сторону тройки двухколесных красавцев. - Нет, внутри кто-то точно есть. Просто они никого не ждут.
        - Эй, черные! - прикрикнул я, заколотив по двери. - Открывайте.
        - Зачем так грубо-то?! - Дарья вцепилась мне в руку. - Не надо их злить! Дай лучше я попробую.
        - Пожалуйста. - На мой призыв все равно никто не откликнулся, поэтому я отступил от двери, предоставляя Даше полную свободу действий.
        Подойдя вплотную к запертому входу, волчица немного помялась, а потом тонко и едва слышно завыла. Тихий звук длился совсем недолго и почти сразу смолк, едва ли сумев привлечь хоть чье-нибудь внимание.
        - Ты шутишь, что ли? - Я с удивлением посмотрел на спутницу. - Я тут разве что ногой не колотил, а ты что-то просипела и думаешь, что…
        По ту сторону двери послышались торопливые шаги, а потом лязгнул засов. Не прошло и десяти секунд, как дверь распахнулась и с порога на нас недобро взглянул огромный бугай в кожаной безрукавке на голое тело. Его грудь, живот и толстенные руки заросли густыми черными волосами, частично скрываемыми заплетенной в косу длинной бородой. Еще одна коса, покороче, выглядывала из-под банданы и лежала на крепком плече.
        - Вы кто такие? - недовольно пробасил громила. - Я вас не звал. Идите на!..
        Весьма грубо и прямо послав нас на три буквы, он уже собирался закрыть дверь, но я придержал ее рукой, чем вызвал любопытство байкера.
        - Силенок, как я погляжу, хватает? - осведомился он. - Хочешь ими помериться?
        - Мы не за этим пришли, - ответил я.
        - Бар закрыт. - Мужчина искоса взглянул на Дарью, после чего добавил: - Для всех.
        - Уверен, для нас ты сделаешь исключение, черный. - Я с вызовом взглянул в прищурившиеся желтые глаза верзилы.
        - Проваливай лучше подобру-поздорову, приятель!.. - низко прорычал он, одной рукой ухватив меня за грудки. - И язык свой прикуси, пока я не оторвал.
        - А ты попробуй, - с вызовом ответил я, чувствуя, как тьма в моей душе пробудилась и потянулась к байкеру своими черными щупальцами.
        - Какого?.. - Непостижимым образом мужчина ощутил угрозу и выпустил меня, отступив на шаг назад. Наградив меня хмурым взглядом, он буркнул: - Не знаю, о чем ты мелешь, но ты явно не по адресу.
        - Я так не думаю. - Даша сунула под нос мужчине комок шерсти.
        - Откуда у вас это?! - Байкер удивленно округлил глаза.
        - Когда-то вас спасла моя дальняя родственница, - сказала Варвара. - Ее звали Улита. Теперь нам нужна ваша помощь.
        Несколько долгих секунд громила сверлил нас взглядом своих свирепых желтых глаз, после чего вырвал у Дарьи из рук злосчастный комок шерсти и спрятал в карман кожаных штанов.
        - Проходите, - рыкнул он, пропуская нас внутрь.
        Мы шагнули в жуткий полумрак, в котором едва угадывалось устройство бара: длинная стойка, столы, небольшая сцена с шестом, видимо, для стриптиза. Внутри не было никого кроме нас, а если и были, то они скрывались где-то в темноте.
        - Ждите тут и не вздумайте слинять, - велел байкер, после чего с лязгом захлопнул дверь и резко опустил засов, обогнул стойку и скрылся в каком-то подсобном помещении.
        - Ну, начало неплохое… - прошептала Дарья, а потом добавила: - Нас хотя бы не убили сразу.
        Так и не представившийся нам бугай вернулся минут через пять, смерил нас хмурым взглядом и небрежно мотнул головой, призывая проследовать за ним. Остановившись у входа в подсобку, он пропустил нас вперед, а уже потом вошел сам, заперев за собой дверь.
        - Чего встали? - пробасил он, когда мы остановились.
        - А куда идти-то? - В кромешной темноте видно было очень плохо, а впереди, насколько я мог судить, находилась лестница: не хватало еще сорваться с нее и свернуть себе шею.
        - Смертные, что ли?.. Не похожи вроде, - хмыкнул громила, щелкнув выключателем. - Милости просим.
        Под потолком вспыхнула одна-единственная лампа. Впрочем, ее тусклого света вполне хватило, чтобы разогнать тьму над крутой спиральной лестницей, уводящей вниз. Я начал спускаться первым. Эхо моих шагов отражалось от голых кирпичных стен. Вскоре за мной последовала Варвара, за ней и Даша. Бугай двинулся последним: весил он хорошо так за сотню килограмм, но шагал легко и практически бесшумно.
        Внизу лестницы нас ждала еще одна дверь, едва ли не втрое массивнее и толще, нежели та, что на входе в бар. Она оказалась открытой, и я, проходя мимо, не мог не отметить ее толщину и сложность замка - прямо какой-то вход в бомбоубежище, да и стены тут были под стать - толстенные и надежные.
        Переступив порог, я оказался в просторном помещении. Сдается мне, что если бы медведи каким-то образом эволюционировали в людей, то берлоги свои они обустраивали бы схожим образом: на грубо покрашенных стенах - неоновая подсветка и огромные постеры рок-групп вперемешку с соблазнительными барышнями в откровенных нарядах или вовсе без них, кожаные диваны, огромные колонки, из которых лилась неспешная рок-баллада, пара столов для бильярда, игровые автоматы, уголок с гантелями, штангой и парой многофункциональных тренажеров и отдельный бар.
        За его стойкой - мощный, словно скала, мужчина в черной футболке с изображением белого черепа. Был он смугл, длинноволос, с короткой встопорщенной бородой и суровым, даже свирепым взглядом желтых глаз. Сложенные на широкой груди руки покрывал сплошной узор причудливых татуировок, а на запястьях красовались металлические браслеты.
        Второй незнакомец восседал на высоком стуле, потягивая пиво из литровой кружки. Он не сильно отличался от двух своих товарищей - тоже желтоглазый, крупный, здоровый и злой, вот только голова его была обрита наголо, а вместо волос по ней струились плавные линии татуировок. Лицо с резкими хищными чертами перечеркивал длинный шрам: он начинался от середины лба, шел через нос и терялся в густой бороде, заплетенной в две косы.
        Именно он и начал разговор.
        - Ну, здравствуйте, гости дорогие, - оскалился мужчина, поставив кружку на стойку и взяв с нее тряпицу с клочком меха. - Меня зовут Добрыня, - представился он. - Это Ставр, - указал байкер на громилу за стойкой, и тот коротко кивнул. - А парень позади вас - Святогор. Кто мы такие, вы, как я понимаю, знаете. И знаете, что просто так вы отсюда не выйдете, раз уж узнали, кто мы. - Добрыня взвесил на руке сверток. - А мы вот вас не знаем. Как звать, с чем пожаловали?
        - Мое имя - Владислав. - Так как волколак смотрел на меня, я вышел вперед, приблизился и протянул ему руку. - Мы пришли к вам с миром.
        - Это мы еще поглядим, - усмехнулся он, но встал и руку мне пожал, причем не обычным привычным жестом, а иначе, ухватив за запястье и принудив меня поступить так же. Удержав мою руку дольше, нежели это требовалось для приветствия, Добрыня заглянул мне в глаза и широко улыбнулся: - Вижу, приметил тебя Чернобог. Любопытно. И кто ты у нас?
        - Фитнес-тренер, - ответил я, чем вызвал сначала тишину, а потом приступ хохота у всей троицы верзил.
        - А ты шутник!.. - отсмеявшись, Добрыня выпустил мою руку. - Но я не об этом. Ты - темный, и я хочу знать, какую именно силу даровал тебе наш владыка.
        - Мм… я… вроде как везучий, а мои враги - не очень.
        - Ого! - подал голос Ставр, явно подшучивая. - Да с тобой шутки плохи.
        - Он еще и борзый не по годам, - подтвердил Святогор.
        - Добро, Владислав. - Добрыня кивнул. - С тобой разобрались. А что за девчушки с тобой? От одной волчьим духом пахнет. - Он с улыбкой взглянул на Дарью. - А от другой… - Волколак принюхался, после чего улыбнулся еще шире и подмигнул мне: - А ты времени зря не терял, да? - После этого мужчина обратился в Варваре: - Ты, значит, родственница Улиты?
        - Я, - ответила девушка. - Мое имя Варвара, и я хочу говорить с Черногривом.
        Тройка волколаков переглянулась. Они заметно напряглись, улыбки пропали с суровых лиц.
        - Мало ли что ты хочешь, девочка, - негромко произнес Добрыня. - Говорить тебе придется со мной, и это, уж поверь, не зависит от того, что ты там себе напридумывала. Вы на нашей территории и играть будете по нашим правилам. Отвечайте, с чем пожаловали?!
        - Хорошо. - Здравый смысл не позволил Варваре упрямиться. - Когда-то моя родственница помогла вашей стае, и теперь я пришла к вам за помощью.
        - Мм? - Добрыня снова взялся за пиво и вопросительно поднял бровь. - И с чего же нам вам помогать?
        - Улита…
        - Улита помогла Черногриву, - перебил ведунью Добрыня. - С него и спрос. Да вот только помер он уже давно. Твоя прапрапра-и-так-далее-бабка спасла стаю, говоришь? Стаи тоже нету, сестренка. Только мы втроем и остались. Что же до долга - мы не убили вас сразу, как только вы дали понять, что знаете, кто мы. Такова и наша плата. Рады были познакомиться, а теперь можете проваливать на все четыре стороны.
        Да уж, вот и поговорили. Теперь переглянулись уже мы втроем. Дарья неопределенно передернула плечами, мол, что делать-то будем? Я, признаться, ответа на этот вопрос тоже не знал. Не знала и Варвара, но тем не менее заговорила именно она:
        - Даже не спросишь, что вынудило нас обратиться к тебе и твоим друзьям?
        - А какое мне дело? - спросил Добрыня. - Коли нас это не касается.
        - Откуда же знаешь, что не касается? Али ты сны вещие видишь, как Улита? Разве не за тем она спасла вас, чтобы вы, в будущем, вернули долг?
        Даже через звуки музыки я услышал, как волколак скрипнул зубами. С грохотом опустив кружку на стойку и расплескав ее содержимое, он рывком выпрямился во весь свой немалый рост и направился к Варваре.
        Но я заступил ему дорогу на полпути.
        - А ты клыки умеешь показывать? - пророкотал Добрыня, глядя на меня сверху вниз. - Готов за свою женщину жизнь отдать?
        - Готов, - я выдержал его яростный взгляд, - один раз уже отдал, и если потребуется, отдам еще.
        - И не только он. - Даша встала рядом со мной.
        - И я в стороне не останусь, если уж решите в драку лезть, - с угрозой произнесла Варвара. - Но давайте лучше все добром решим, ни к чему нам враждовать.
        - Добром, значит… - Добрыня оглядел всю нашу троицу, после чего хмыкнул: - Что же, мне ваша смелость по душе. Давайте попробуем. Но сразу скажу - о долге забудьте. Я не знаю, что там за договор был у Черногрива с этой вашей Улитой - меня тогда и в помине не было. Если кто знал, так это сам старик да его правая рука - Олег. Но оба сгинули от рук колдовской мрази!..
        - Колдуны, говоришь? - переспросил я. - Значит, вам они тоже враги?
        Добрыня сначала кивнул, а уже потом удивленно взглянул на меня и переспросил:
        - Что значит «тоже»?..
        Варвара рассказывала, волколаки внимательно слушали, а мы с Дарьей просто молчали. Ставр налил всей нашей троице пива. Я вначале отказался, мол, за рулем. Но настойчивый волколак однозначным жестом подвинул мне кружку с пенным напитком.
        - Ты - темный. Неужто думаешь, что на тебя хмель, как на смертного, подействует? Глупость какая, - фыркнул он. - Пей давай, коли угощают. Не срамись.
        «Наверное, тут так принято», - решил я и второй раз отказываться не стал. Ни к чему разочаровывать столь радушных хозяев, чья помощь нам очень и очень нужна. К тому же у нас только-только начал намечаться продуктивный диалог.
        Ладно, выпьем… Я сделал небольшой глоток и оказался приятно удивлен: напиток был очень хорош! Я, конечно, не эксперт в данной области, но не мог не отметить яркий, насыщенный вкус и легкую терпкую горечь послевкусия.
        Черные волколаки определенно знали толк в выпивке. Сами они, кстати, пивом тоже не побрезговали и выпили еще по кружке, пока слушали рассказ Варвары. Ей и Дарье, в отличие от меня, позволили пить сок - почему? Понятия не имею. Судя по всему, к мужчинам здесь свои требования.
        Выслушав Варвару, Добрыня долго молчал, после чего позвал товарищей, и вместе они отошли подальше, устроились на диване и стали держать совет. Ни я, ни ведунья ничего услышать не смогли, и только чуткий слух Дарьи позволил ей понять, о чем говорят волколаки.
        Подслушав, по ее мнению, достаточно, девушка покачала головой.
        - Не согласятся… - прошептала она.
        Так и оказалось. Не прошло и минуты, как волколаки вернулись к стойке, и Добрыня сказал:
        - История ваша, конечно, неприятная. Но опять же - это ваши проблемы. Книги, охота на ведуний, разногласия в рядах колдунов - это все нас не касается. Тем более последние сотни лет мы живем тихо - нас не трогают, и мы не трогаем.
        - Это все закончится, если Елистрат получит желаемое. Мир изменится навсегда, - запротестовала Варвара, но вожака волколаков этот довод не убедил.
        - Это еще бабка надвое сказала, - заметил он, - причем цыганская и уже мертвая. Я не верю ее словам. Просто решила через вас отомстить этой Раде, а вы и уши развесили, как лопухи. Мой вам совет - занимайтесь своими проблемами, а нас не впутывайте. Все. Закрыли тему. Рады были знакомству, а теперь проваливайте и забудьте сюда дорогу, иначе худо будет.
        - Послушайте…
        - Нет, солнышко, это ты послушай, - вновь перебил Варвару Добрыня. - Мое решение окончательное. Что бы ты ни собиралась сказать - оставь эти слова при себе: они ничего не изменят. Ты хотела разрешить все добром? Пожалуйста. Мой ответ - нет. Валите.
        Резким жестом мужчина указал нам на выход.
        Ошибся, стало быть, Белоус со своим напутствием. Добрыня выглядел человеком гордым и упрямым, так что переубедить его действительно не выйдет. Принудить к сотрудничеству - тоже. Злить - себе дороже. Схватка с тремя волколаками может выйти нам боком, а ведь силы еще понадобятся, если придется драться с колдунами.
        Варвара тяжело вздохнула и первой направилась к выходу. Я догнал ее, успокаивающе погладил по плечу. И, уже на пороге, мы услышали звенящий голос Дарьи.
        - И вы еще называете себя потомками самого Черногрива? - выпалила она, задыхаясь от смеси гнева и страха. - Вы - позор его стаи!
        Пять пар глаз уставились на молодую волчицу. Мы с Варварой взирали на девушку с удивлением: она точно умом тронулась! Троица волколаков поначалу тоже опешила - у Святогора даже челюсть отвисла. Но они быстро сменили удивление на гнев.
        - Что ты вякнула, сучка? - Добрыня снова встал со стула. - Ну-ка, повтори!
        - А ты и слышишь плохо, да? - Видимо, страх придал Дарье сил, и ее откровенно понесло. - Может, ты стар уже быть вожаком? Уходи на пенсию - если не по трусости, то по инвалидности!
        - Ах ты!..
        - Погоди, Добрыня, она не в себе! Даша! - Я метнулся к девушке и с силой встряхнул ее за плечи. - Ты что несешь? Сбрендила?!
        - Доверься мне… - шепнула Даша.
        - Да ты сама себе не веришь… - Я взглянул в ее глаза, в которых неуверенность и страх смешались воедино. - Извинись, и мы уйдем. Сейчас же.
        - Нет! - Она упрямо тряхнула головой. - Так или иначе, мы, скорее всего, погибнем. - Волчица оттолкнула меня и повернулась к Добрыне с приятелями. - Пусть лучше я умру здесь, но дам этим жалким трусам понять, в кого они превратились, просиживая штаны в этой дыре! Ваши предки были воинами! Как же их потомки стали позорищем рода?!
        - Ну все, ты договорилась!.. - процедил сквозь зубы Добрыня. Он потемнел лицом и стиснул огромные кулаки. - Не посмотрю, что ты девка, - за свои слова ответишь сполна!
        Всего за какие-то секунды обстановка накалилась до предела! Первым моим желанием было схватить свихнувшуюся Дашу подмышку и вместе с Варварой попытаться убежать: мы были ближе к выходу, и, в теории, этот план имел шансы на успех. Маленькие, но шансы.
        Но в следующую секунду я понял, что ошибся, - в мгновение ока Святогор оказался у двери, преградив нам путь для отступления, а Ставр и Добрыня подступили уже вплотную.
        - Ты и ведунья - можете проваливать!.. - прорычал вожак волколаков. - А ваша подруга задержится.
        - Это я сама решу. - Даша шагнула навстречу Добрыне, встав прямо перед ним и скрестив руки на груди: видимо, чтобы скрыть дрожь.
        Волколак даже в человеческом обличии возвышался над хрупкой девушкой-подростком едва ли не на три головы. Она казалась ребенком в тени здорового и крепкого мужчины. Но тем не менее Даша нашла в себе силы твердо и ясно сказать:
        - Я вызываю тебя, Добрыня из стаи Черногрива! Вызываю на поединок за право сильного!
        - Чего?!
        - Что слышал; или ты еще и глухой?! - Дарья ткнула тонким пальцем в широченную грудь Добрыни. - Я считаю тебя недостойным места главаря. Считаю, что ты срамишь память предков и традиции кланов! Считаю, что ты трус! Если я выиграю, то стану главой стаи! А если проиграю…
        - Умрешь! - взревел Добрыня.
        Даша едва успела отскочить, когда фигура мужчины стала резко увеличиваться. Его глаза вспыхнули алым пламенем, тело начал покрывать густой черный мех, суставы с сухими щелчками начали меняться. С треском порвалась одежда, лопнул кожаный ремень, и спустя всего несколько ударов сердца посреди комнаты стоял огромный монстр! Если бы он выпрямил сутулую мускулистую спину, то задел бы головой потолок; узловатые, похожие на древесные стволы лапы касались пола, скребя по плитам длинными когтями, а из распахнутой пасти, полной острых зубов, капала слюна.
        Пораженный этим зрелищем, я даже не заметил, как обратилась сама Дарья. Но даже приняв свой истинный облик, она катастрофически проигрывала оппоненту в силе и размерах. Фактически их пропорции сохранились, и волчица была в несколько раз меньше волка.
        - Дело дрянь! Надо что-то… - сказал я Варе, но та неожиданно удержала меня за руку.
        - Нам нельзя вмешиваться, - сказала ведунья.
        - Но…
        - Слушай свою девочку, - посоветовал мне Святогор, положив мне на плечо огромную тяжелую ладонь. - Никто не имеет права вмешиваться в поединок.
        - Но он же убьет ее!
        - Значит, так тому и быть, - подал голос Ставр. - Девчонка сама вызвала Добрыню, и он принял вызов. Просто стой и смотри.
        - Она знает, что делает… - прошептала мне на ухо Варвара, крепко стиснув мою руку холодными от волнения ладонями. - У нас нет иного выбора, кроме как поверить ей.
        - А потом мы соберем все, что от нее осталось, и похороним в коробке из-под принтера? - обреченно покачал я головой, глядя на замерших друг против друга волколаков. - У нее нет шансов.
        - Это ее выбор, - напомнил мне Святогор и потянул за собой: - Отойдите, не то заденут.
        - Это!..
        - Заденут - или они, или мы. - Байкер посмотрел на меня сверху вниз. - Если вздумаешь чудить - будешь иметь дело с нами, и тогда, поверь, малой кровью не обойдется.
        Тьма в моей душе вновь пробудилась, готовая в любую секунду вскипеть, но я сдержал ее. Пока не время. Что, если Варя права и Даша знает, что делает? В любом случае надо дать ей шанс, а если дело станет совсем худо - тогда я и вмешаюсь.
        Скрепя сердце я отступил к стене, освобождая волколакам место для дуэли.
        Схватка началась стремительно - два существа поначалу просто кружили, потом замерли на пару секунд и бросились друг на друга. Варвара даже вздрогнула от неожиданности, непроизвольно стиснув мою руку. Признаться, я и сам был удивлен - несмотря на то что я уже видел Дарью в бою, привыкнуть к столь стремительным рывкам пока не успел.
        Противники обменялись парой быстрых ударов, ни один из которых не достиг цели, и, чудом избежав страшных когтей, Дарья метнулась в сторону, стремясь разорвать дистанцию, но Добрыня не позволил ей этого сделать - он постоянно атаковал, подбираясь все ближе и ближе.
        Пока Дарья держалась. Она успела даже пару раз задеть массивного волколака, но лишь разозлила его еще больше. Добрыня атаковал все наглее, стремясь завершить бой быстро. Но волчица каждый раз уходила от смертоносных атак.
        Ее скорость поражала, и, пожалуй, это было единственное, что она могла противопоставить силе и массе своего противника. Как боец я не раз выходил на спарринг против самых разных противников и хорошо понимал, как вести бой против тех или иных партнеров. Но понимала ли это Даша? Кажется, да. Но на стороне Добрыни был многолетний опыт настоящих схваток, о чем свидетельствовали его шрамы.
        И пусть чаша весов пока не склонилась ни в одну из сторон, но если бы мне предложили поставить деньги на исход этого боя, я бы поставил все на черного волколака. Дарья не сможет долго держать заданный ею же темп боя, в то время как Добрыня с каждой секундой распалялся все больше и больше. Он, словно огромная боевая машина, набирал обороты, и я не представлял, что может остановить его.
        Воистину, такой союзник нам бы не помешал. Но, видимо, не судьба. Раз за разом когти и челюсти Добрыни мелькали в опасной близости от Дарьи. Рискнув, волчица поднырнула под угрожавшей ее горлу лапой и полоснула когтями по боку противника. Самец взревел и наотмашь ударил девушку, опрокинув ее на пол. Он бросился добить ее, но Дарья успела откатиться в сторону и вскочить на ноги.
        Когда разъяренный Добрыня попер в новую атаку, волчица сделала вид, что собирается отступить, но в тот же миг взвилась в прыжке, намереваясь напасть сверху. Но ее противник оказался совсем не прост. Как я уже заметил, опыта схваток ему было не занимать. Просчитав намерения Дарьи, Добрыня с умопомрачительной скоростью сместился в сторону, ухватил волчицу за лапу и дернул на себя, вновь швырнув на пол.
        Но даже в падении, ее острые когти все же достали морду волколака, оставив на носу еще один неглубокий порез. Не успела девушка встать, как получила звонкую оплеуху, от которой у обычного человека непременно оторвалась бы голова. Даша покатилась по полу, чудом разминувшись с когтями Добрыни.
        Волчица снова попробовала подняться на ноги, но ее настиг волколак. Мощным рывком он поднял ее в воздух и ударил о потолок, после чего швырнул себе под ноги. С торжествующим ревом Добрыня раскинул в стороны лапы, демонстрируя свое превосходство. Он намеревался закончить поединок.
        - Даже не думай, - тихо предупредил меня Святогор, - иначе первой умрет твоя девка.
        Такая угроза подействовала, и я, едва не бросившись на помощь подруге, вынужден был послушно замереть.
        Но Даша не думала сдаваться! К моему удивлению, она рывком вскочила с пола, царапнув противника когтями поперек груди. Добрыня запоздало свел лапы, намереваясь поймать волчицу, но она подскочила под самый потолок и впилась клыками в шею волколака.
        Варвара радостно вскрикнула! Она наивно полагала, что все закончилось. Но едва ли такого мощного зверя, как Добрыня, может остановить какой-то укус. Впрочем, Даша не сдавалась - снова избежав смертельных объятий, она перескочила на спину Добрыни, продолжая кусать его за шею.
        Не успел я справиться с первоначальным удивлением, как оно многократно возросло, когда Ставр и Святогор одобрительно зарычали, приветствуя смелость молодой волчицы. Но, несмотря на столь яростный рывок, у Даши не получилось надолго изменить ход поединка: извернувшись, Добрыня нанес противнице сокрушительный удар в голову, потом ухватил ее за загривок, перетянул вперед и снова ударил о пол, добавив задней лапой под дых.
        Воздух с хрипом вышел из легких волчицы, и она скорчилась под ногами волка. Добрыня же провел рукой по шее, после чего уставился на свою окрашенную алым лапу. Несколько секунд он изучал свою кровь, после чего взгляд пылающих яростью глаз опустился на Дашу. Нагнувшись, черный волколак потянулся к поверженной девушке.
        В то, что Даша сможет подняться, не верил уже никто - все было кончено. Добрыня ухватил ее за загривок и рывком заставил выпрямиться. Одной лапой подняв слабо шевелящуюся волчицу в воздух, победитель смерил ее свирепым взглядом.
        Оскалив клыки, Даша вяло попыталась сопротивляться, но Добрыня стиснул ее горло. Это конец.
        Я снова дернулся вперед, но неожиданно ощутил, как что-то острое впилось в кожу плеча. Скосив глаза, я увидел, что руки Святогора стали когтистыми лапами - одной он удерживал меня, а другую держал у шеи Варвары.
        Вот и все. Мне было безумно жаль Дарью, но и жизнью Вари я рисковать не мог. Ты уж прости, Даша, но шансов у тебя кот наплакал, если только…
        Подняв руки, я продемонстрировал Святогору, что не собираюсь вмешиваться. Но это было не так. Если мне нельзя двигаться, то это вовсе не значит, что с Добрыней не может ничего произойти.
        Высвободив свою темную силу, я устремил ее к волколаку. Но, к несчастью, поблизости от него не происходило ничего, что я мог бы обратить против Добрыни. Разве что с потолка, в том месте, где об него ударилась недавно Дарья, сорвалось несколько каменных осколков, бессильно ударившихся о свирепую морду черного волка и не причинив ему никакого вреда.
        Добрыня оскалил клыки и поднял Дарью выше. Девушка уже не сопротивлялась - она обмякла, бессильно повиснув в смертельной хватке.
        Гнев и отчаянье забурлили в моей крови против моей воли.
        - Эй! - Когти Святогора сильнее стиснули мое плечо. - Еще шаг, и…
        Я обернулся как раз в тот момент, когда когти волколака схватили пустоту - на том месте, где только что стояла Варвара, никого не было, только черная кошка проворно юркнула в сторону.
        Святогор удивленно округлил глаза, но в ту же секунду его будто ветром сдуло! Пролетев через половину залы, здоровяк упал на пол, опрокинув диван. Он быстро вскочил на ноги - падение не причинило ему никакого вреда, разве что разорвало между нами дистанцию.
        - Ведунья! - яростно взревел он.
        - Спаси Дашу! - крикнула мне вновь ставшая собой Варвара, быстро водя руками в воздухе и формируя следующее заклинание. Почти сразу же невидимый молот ударил в грудь Ставра, но тот лишь отступил на шаг и рассмеялся, оскалив клыки.
        Не тратя времени даром, я бросился на Добрыню. Тьма уже окутала мои плечи, изменив облик на тот, в котором я мог бы тягаться с волколаком. Но удара я так и не нанес…
        Когда нас разделяло всего несколько шагов, Добрыня повернулся ко мне спиной. Неожиданно он выпустил шею Даши, бережно взяв ее на руки, и понес к дивану, который поставил на место Святогор.
        - А?.. - Я замер как вкопанный.
        - Что все это значит?! - спросила Варвара уже начавшего принимать человеческий облик волка.
        Он ловко поймал брошенное Ставром полотенце и прикрылся им прежде, чем окончательно стать человеком. Святогор же стянул с себя безрукавку и заботливо накрыл ей лежавшую на диване Дарью. Еще не пришедшая в себя девушка слабо застонала.
        - Не понял… - Я с трудом заставил бушующую жажду крови утихнуть. Меня все еще трясло, но подоспевшая Варвара обняла меня за плечи, успокаивая.
        - А что тут понимать? - Добрыня прошел за стойку и налил себе пива. - Смерть сопливой девчонки не сделает мне чести, а наказание за свой острый язык она получила. Но, признаю, не струхнула, как и никто из вас, когда попытались спасти ее. Одобряю.
        - Я думал, не решатся, - признался Святогор.
        - И ты проспорил мне, - хохотнул Ставр.
        - Так вы… проверяли нас?! - чуть ли не в один голос воскликнули мы с Варварой.
        - Ну да, - кивнул Добрыня. - А чего вы ожидали? Что мы пойдем в бой за кем попало?
        - Так вы… поможете нам? - с надеждой спросила ведунья.
        - Мы с вами, - кивнул Добрыня. - Наш род всегда платит долги. А о договоре Черногрива и Улиты мне ведомо. Олег как-то обмолвился. Сказал, что надо будет помочь, правда, ведунья та сама не знала кому. Сказала лишь, что это будет тоже ведунья, связанная с ней по крови.
        - Тогда для чего весь этот спектакль? - Варвара немного успокоилась.
        - Проверить, схож ли твой дар с даром Улиты и действительно ли она твой предок. Хотя чего темнить - пахнет от вас одинаково. Как у вас была шерсть Черногрива, так и у нас локон Улиты имеется. Так что я сразу понял, что ты не лжешь. Что же до остального - просто хотел убедиться, что вы люди достойные, ведь нам за вами в бой идти.
        - Убедился?
        - Да, - кивнул мне Добрыня. - Вижу, что вы друг за друга идете. Но все равно скажите спасибо своей подружке, когда она придет в себя. Она напомнила мне, каким я был когда-то - не прятался и не боялся: дурак, одним словом. Кстати, можете оставить ее здесь - мы позаботимся о ее ранах и поставим на ноги уже к вечеру. Тогда и встретимся.
        - Оставить Дашу?.. - Я с сомнением оглядел трех мужчин и почти нагую беспомощную девушку на диване.
        - Зачем обижаешь, а?! - Добрыня свел густые брови. - Мы кто, по-твоему?! Девчонку и пальцем никто не тронет. Слово даю. Хотя, признаюсь, мне ее характер пришелся по нраву. Подрастет чутка, глядишь, и приударю за ней.
        - Так вот каково это, когда «бьет - значит, любит»… - слабо пробормотала Даша, придя в себя. - Я, конечно, люблю мужчин в возрасте, но ты же дремучий совсем.
        - Я не дремучий, а нестареющий, - с доброй улыбкой поправил девушку Добрыня. - А тебе нечего было ерунду всякую молоть - целее бы была. Недаром говорят: язык твой - враг твой. Эй, Ставр, есть у нас какой халат? Девку прикрыть надобно. Негоже это.
        - Сейчас организую, - кивнул волколак.
        - Ага, - выдохнула Даша. - Не помешало бы. Холодно в этом вашем подвале.
        Когда мы с Варварой подошли к дивану, девушка даже нашла в себе силы улыбнуться.
        - Со мной все будет нормально, - сказала она. - А вас еще ждут дела.
        - Спасибо тебе! - Опустившись на колени, Варвара сжала руку Даши, погладила ее по голове. - Ты молодец!
        - И вы не оплошайте там, - сказала она. - И спасибо, что вступились. Хотя могли бы и раньше…
        - Язык твой - враг твой, говорю же. - Добрыня тоже приблизился, энергично взбалтывая в металлической фляге какой-то напиток.
        - Что это? - с сомнением спросила Даша, когда вожак черных волколаков протянул флягу ей.
        - Эликсир бодрости, - усмехнулся тот в густые усы. - Пей. Это поможет поправиться, - пояснил Добрыня, после чего обратился к нам: - У вас еще дела есть, как я понял? Не мешкайте. Святогор вас выведет.
        Глава 18
        Испытание древних
        Следующей свое испытание решила пройти Варвара. Мы выехали за город и остановились на обочине у ближайшего леса. Побродив между деревьями около часа, ведунья отыскала небольшую полянку, где и разместилась: уселась на траву, положила руки на колени ладонями вниз и подняла глаза к солнцу, что стояло высоко в небе.
        Отступив в тень ближайшего дерева, я уселся у корней: едва ли Варвара управится быстро. Достав телефон, я выругался сквозь зубы - куча не просмотренных писем, сообщений из социальных сетей, эсэмэсок, да еще и несколько пропущенных с работы. Но всем этим я занялся потом, первым делом отправив сообщение родителям, мол, как у вас дела? как отдыхается? у меня все нормально, не волнуйтесь, обнимаю.
        Сделав самое важное, я взглянул на Варвару - освещенная солнцем, она выглядела умиротворенно и спокойно. Губы девушки слабо шевелились, но я не слышал ни звука - только тихую песню ветра, вторящий ей шелест листвы да скрип ветвей.
        Пожав плечами, я вернулся к проверке почты. Разгреб скопившийся ворох сообщений лишь спустя полчаса, а когда поднял глаза от экрана, то увидел, как Варвара идет ко мне пружинистой энергичной походкой. Что-то в облике девушки неуловимо поменялось - кажется, в ней прибавилось уверенности и какой-то внутренней силы.
        - Нам пора, - загадочно сообщила она.
        - Уже все? - удивился я. - А Белоус говорил, что тебе придется туго.
        - Уверена, так и будет, - кивнула ведунья. - Пока что мне только указали путь. - С этими словами она вытянула руку, и на ее ладонь тут же уселась синичка.
        - Прямо диснеевская принцесса. Петь начнешь уже сейчас или позже?
        - Позже, - сдержанно улыбнулась Варвара. - Пошли?
        - Пошли. - Я встал, недоверчиво покосившись на веселенькую пташку - последний раз, когда я следовал за птицей, все обернулось весьма неоднозначно.
        Мельтешащая перед лобовым стеклом синичка поначалу вела нас по дороге, после чего стала забирать куда-то в сторону. Съехав с шоссе, я начал узнавать эти места.
        - Послушай, - обратился я к Варваре, - а мы не тут ехали к твоей бабушке?
        - Здесь, - подтвердила мою догадку ведунья. Она оторвалась от чтения своей книги и осмотрелась. - Нам, в общем-то, туда и надо. Бабушка в древнем лесу жила, меня там обучала - в этом месте моя связь с Матерью-Землей наиболее крепка, там и помощи просить стану.
        - О, двух зайцев одним ударом, значит. Удобно, - оценил я весьма удачное стечение обстоятельств, ведь именно у дома бабушки Вари я и лишился своей жизни, чтобы обрести новую.
        Покосившись на девушку, я понял, что дальше разговор продолжить не получится - ведунья вновь сосредоточилась на изучении старых пожелтевших страниц. Наверное, готовится к своему ритуалу. Что же, не буду мешать.
        Внезапно меня осенило: книга-то - на бумаге! Но если она такая древняя, то чего не на бересте или на чем еще? Не удержавшись, я все же озвучил свой вопрос.
        - Ее, скажем так, «переписали» несколько веков назад, - терпеливо пояснила мне Варя, стараясь скрыть недовольство тем, что я снова отвлек ее. - Даже книги ведуний не вечны и рано или поздно изнашиваются. Тогда возникает необходимость переноса знаний. Создается новая книга, и посредством определенных заговоров вся суть одного артефакта переходит в другой. Как данные с флешки на флешку перенести, если тебе так понятнее. Я удовлетворила твое любопытство?
        - Типа того…
        - Хочешь еще о чем-то спросить? - Девушка выгнула бровь. - Если да - то спрашивай сейчас. И, пожалуйста, не отвлекай меня потом - мне нужно подготовиться, а времени и без того мало.
        - Я, конечно, хотел поговорить, но это… может подождать, - представляя себе всю серьезность грядущих событий, я пошел на попятную.
        - О чем?
        - О нас.
        Варвара помолчала, взглянула на меня с лаской и нежно коснулась лежащей на руле руки.
        - Я тоже хочу многое с тобой обсудить, но сейчас не время, - мягко произнесла она. - Прости, но я не могу себе позволить отвлекаться - слишком многое поставлено на карту, причем не только для нас двоих. Если же нам не суждено победить Елистрата и Раду, то… думаю, минувшей ночью мы все поняли без слов.
        - Кажется, осталась некая недосказанность, - серьезно заявил я.
        - В каком смысле?! - удивилась Варвара.
        - В том смысле, что я не наговорился. Так что придется нам победить.
        - Ты в своем репертуаре. Как всегда, - смущенно пробормотала Варя, с укоризной взглянув на меня и покачав головой. - Рули давай, любитель поговорить, и не отвлекай меня.
        - Так точно, - бодро отрапортовал я. - А ты зубри, не отвлекайся.
        Проехать в старый лес так же далеко, как в прошлый раз, у меня не получилось - пусть деревья и «расступались» приветливо, но пропустить меж своих могучих стволов автомобиль они никак не могли. На мотоцикле было проще - он и компактнее, и к дороге не так придирчив, но его, увы, уже нет. Так что пришлось бросить машину и дальше топать на своих двоих.
        Провожатая синичка порхала впереди. Когда она улетала слишком далеко, то просто усаживалась на какую-нибудь ветку и терпеливо дожидалась нас, чириканьем обозначая дальнейший путь. Спешить не хотелось, еще и погода выдалась отличная: солнце, ветра нет - сейчас бы на пикник рвануть, отдыхать на природе, а не искать приключений на собственную пятую точку.
        Невесело улыбнувшись, я вздохнул: будто бы у меня имелся выбор… Ну ничего, вот закончится все, тогда и отдохну. Подняв взгляд, я невольно задержал его на идущей впереди девушке, но вместо того чтобы любоваться ее ладной фигурой, я всерьез заволновался - справится ли с испытанием? Шутки и прибаутки, которыми я время от времени пытался взбодрить ведунью, были предназначены еще и для того, чтобы отвлечь самого себя от тяжелых мыслей.
        Почувствовав мой взгляд, Варвара обернулась.
        - Ты какой-то бледный, - заметила она. - Плохо себя чувствуешь?
        - Давно никому не портил жизнь, - снова отшутился я.
        Хотя шуткой это являлось лишь отчасти - моя темная суть действительно недовольно бурлила, требуя крови. Но пока я держался, ведь все мысли занимало предстоящее испытание Вари. Вот только нельзя ей об этом говорить: одно неосторожное слово может пошатнуть уверенность девушки. Сейчас ее следует поддерживать, а не делиться своими переживаниями.
        - И только?
        - За Дашку немного переживаю, - снова ушел я от правдивого ответа, но и тут не смог быть убедительным на все сто процентов.
        - И все? - Взгляд ведуньи источал недоверие.
        - Может, съел что-то не то…
        - Влад!..
        - Волнуюсь за тебя, чего непонятного-то?! - не выдержал я, остановился и пнул ближайшую кочку, чтобы хоть частично выплеснуть эмоции. - Я ни черта не смыслю в том, через что тебе предстоит пройти, и мне неприятно, что я ничем не могу тебе помочь! Довольна?
        - Более чем. - Варвара подошла вплотную, обняла, положила голову на плечо. - Ты помогаешь мне, очень… - прошептала она мне на ухо. - И твоя забота очень для меня важна. Правда. Одно твое присутствие уже придает мне силы, так что не переживай, я справлюсь.
        - А, ну когда ты сказала «не переживай», у меня прямо сразу отлегло, - съехидничал я, хлопнув девушку пониже спины. - Ладно, не будем рассусоливать на пустом месте. Давай сделаем дело, а потом уже будем гулять смело. Идет?
        - Да. - Она чмокнула меня в щеку и добавила: - Все будет хорошо.
        Я только кивнул, подумав, что и сам очень на это надеюсь. Мы еще немного постояли друг перед другом, но выпорхнувшая из-за деревьев синичка требовательно зачирикала, призывая поспешить и продолжить путь.
        Чем глубже мы уходили в лес, тем более странными становились мои ощущения: с одной стороны, солнце в небе словно замерло, не меняя своего местоположения, но с другой - ноги уже начинали ныть от усталости, а ведь я человек тренированный. Судя по ощущениям, мы отмотали уже не менее пятнадцати километров, если не все двадцать.
        Стряхнув со лба выступившие капельки пота, я взглянул на часы - странно, но когда я смотрел на них в прошлый раз, они показывали столько же, сколько и сейчас. Задержав взгляд на дисплее, я выругался - стрелки попросту замерли. Достав из кармана телефон, я не сильно удивился, когда тот не отреагировал на нажатую кнопку разблокировки: он был выключен и включаться не желал.
        Я выругался сквозь зубы.
        - Это место вне времени, - Варвара остановилась перевести дух, - здесь все иначе.
        - Хочешь сказать, неподалеку от Москвы имеется настоящая временная аномалия, о которой никто не знает?
        - Я не уверена, что мы недалеко от Москвы.
        - То есть как это?.. - Ответ ведуньи заставил меня усомниться в ее адекватности. - Ты не переутомилась, случаем? Да, идем, конечно, долго, но не до такой степени…
        - А сколько мы, по-твоему, идем?
        - Ну, не знаю, кажется, что не очень долго, но я что-то устал, - нехотя признался я, мысленно выругав себя за то, что снова попытался спроецировать сложившуюся ситуацию на привычную для меня жизнь, а та ведь уже перестала быть обычной. Ведь в новом для меня мире, где среди людей бродят колдуны и волколаки, где есть магия, почему бы не быть еще и странному месту со своим ходом времени?
        - Вот видишь. Летоисчисление, само понимание времени менялось на протяжении веков, а это место не менялось. Скоро ты поймешь, о чем я говорю.
        - Ты это в книге прочитала?
        - Да. - Варвара похлопала рукой по перекинутой через плечо сумке, в которой несла древний фолиант. - Кстати, описанием этого места, которое называется Священной рощей, занималась Улита.
        - Та самая, что спасла Черногрива и его стаю? Белоус говорил, что она была сильной ведуньей…
        Девушка пошла дальше, и я быстро догнал ее.
        - Она стала такой, потому что являлась одной из немногих, кто прошел испытание. Фактически она была второй из тех, кто рискнул, и одной из четырех, кому удалось благополучно завершить ритуал.
        - Значит, были и те, кому не удавалось? И что с ними стало?
        - Отправились за реку Смородину, - тихо ответила Варвара. - Они умерли, Влад.
        Я всерьез забеспокоился:
        - Тогда, может, повернем назад? С Добрыней и его парнями осилим…
        - Нет, не осилим.
        - Я попрошу помощи…
        - И тогда тоже не справимся. Я приняла решение, Влад, и оно окончательное. Пожалуйста, не пытайся меня отговорить.
        - Расскажи хотя бы, что за испытание? - поняв, что переубедить девушку не удастся, спросил я. - В чем суть?
        - Оно для каждого свое, и ни одна ведунья не описывала случившегося с ней. Только общие слова, из которых ничего добром не понять.
        - То есть ты понятия не имеешь, что тебя ждет, но твердо решила идти? Разумно, чего уж тут… впору вырубить тебя и утащить обратно к машине. Вот только где она?.. - Я огляделся, осознав, что понятия не имею, с какой стороны мы пришли.
        - Я не смогу покинуть это место без дозволения, - произнесла ведунья. - Нас впустили. Тебя одного - выпустят, а вот дозволено ли будет уйти мне - зависит от результата испытания. Так что пути назад мне уже нет.
        - Ты знала это с самого начала?!
        - Да. Улита писала об этом, - призналась Варвара и, предугадав мой следующий вопрос, виновато добавила: - Я специально не говорила тебе, потому что знала, что ты будешь меня отговаривать. Прости. И пойми, мне приятна твоя забота, опека, но не нужно перегибать палку - я не ребенок, я взрослая женщина, и иногда мне нужно не твое крепкое плечо, а банальная вера в мои собственные силы.
        Такого подвоха я, признаться, от Вари не ожидал. Не думал, что у нее от меня могут быть тайны, а оно вон как обернулось. Впрочем, не стану отрицать - логика в поступке ведуньи имелась, причем железная: я действительно всеми правдами и неправдами не позволил бы ей проходить испытание, ставка в котором - ее собственная жизнь.
        Что же до остального - возможно, с заботой я и правда перегибаю. Нечто подобное мне родители говорили, но что поделать, если я так привязан к близким людям и хочу защитить их от всего, от чего только смогу? Это так плохо? Не думаю. Но неплохо и то, что Варя хочет «дышать полной грудью».
        Значит, в обозримом будущем придется искать компромисс, если, конечно, мы сможем вернуться из столь опасного путешествия. Пока мы молчали, лес вокруг сменился широкой лужайкой, точно в центре которой замерла, будто бы в ожидании чего-то, небольшая светлая роща.
        - Ты обиделся?
        - Нет, - не покривив душой, ответил я Варваре. - Ты права. Иногда я бываю слишком… назойливым, что ли. Это у нас с отцом семейное. Скажи лучше, взрослая женщина, есть что-то еще, что ты мне… недоговорила? - только и спросил я, когда мы вновь вступили под сень деревьев.
        - Только это, - девушка замотала головой, - клянусь. Ты точно не злишься?
        - А какой смысл? Чего после драки кулаками-то махать, ведь дело сделано, и мы… даже не знаю, где мы.
        - Вы в Священной роще, - сладкий и поразительно красивый голос донесся до нас откуда-то сверху.
        Когда мы с Варварой одновременно задрали головы, то увидели, как прямо на наших глазах недавняя синичка увеличивается в размерах, меняет форму и цвет… сменяет любопытную мордочку с глазками-бусинками на вполне человеческое лицо красивой девушки с длинными светящимися волосами.
        - Твою мать!..
        - Приветствую тебя, вещая птица Гамаюн, посланница древних богов, - Варвара склонила голову, не забыв ткнуть меня в бок острым локтем, чтобы заставить замолчать, - все ты ведаешь на свете: о происхождении земли да неба, богов да героев, людей да чудищ, зверей да птиц. Добрую ли весть ты принесла?
        - Добрую, иначе не меня бы вы увидели.
        Странное существо взмахнуло яркими широкими крыльями и спустилось пониже, а я наконец смог поднять отвисшую челюсть: девушка-птица!
        Между тем Гамаюн продолжила:
        - Дозволено тебе, Варвара, испытание пройти. Но скажи прежде: по доброй ли воле ты пришла сюда?
        - По доброй, - ответила ведунья, выпрямившись.
        - Чисты ли помыслы твои?
        - Чисты.
        - Благое ли дело ты замыслила?
        - Благое. Ты и сама знаешь.
        - Это так, - кивнула Гамаюн. - Мне все ведомо, но из твоих уст я должна была все услышать, чтобы подкрепить намерения твои твоими же словами. Теперь дело за тобой: подтверди слова делом и получишь то, зачем пришла. Но знай: проявишь слабину, покривишь душой - и сгинешь навечно. Не передумала?
        - А что, можно? - спросил было я, но, прежде чем Гамаюн успела повернуть свою чудн?ю голову в мою сторону, Варвара выпалила:
        - Я согласна!
        - Да будет так! - звучно провозгласила птица Гамаюн. Она взмахнула крылами, и со всех окрестных деревьев разом опали листья. Но не суждено им было коснуться земли - они закружились вокруг нас с невероятной скоростью так, что сокрыли все остальное. Кажется, даже небо с землей успели несколько раз местами поменяться, свет замелькал, солнце погасло, но потом вспыхнуло вновь, да с утроенной силой.
        Когда листья неожиданно разлетелись в стороны, мы оказались вовсе не в лесу, а на берегу широкой спокойной реки с поразительно чистой водой. Белоснежные пушистые облака скользили, казалось, над самой ее поверхностью, освещенной ярким солнечным светом.
        На противоположном берегу раскинулся чудесный сад с деревьями и прочими растениями, коих я никогда прежде не видел. Но из всех них выделялось одно дерево: было она настолько высоким, что верхушки я не мог разглядеть, так как она терялась в облаках, а могучий ствол больше походил на гору. Легкий ветер доносил до нас приятные ароматы и мелодичное переливчатое пение птиц.
        - Что это за место?.. - пораженно выдохнул я, восхищенно оглядывая все это великолепие.
        - Ирий, - ответила птица Гамаюн. - Солнцева страна.
        И пусть я практически ничего не понял из столь скупого объяснения, переспрашивать не пришлось: отчего-то я знал, что это за место, ощущал его сердцем и подсознательно тянулся к нему. Странное это чувство - вроде бы никогда не бывал здесь, а словно всю жизнь тут провел. Волна приятного тепла поднялась из глубины души и растеклась по телу, а на лице непроизвольно засияла радостная улыбка.
        Пока я с широко раскрытыми глазами и затаенным дыханием наслаждался сказочным видом, Гамаюн и Варвара направились к реке. Они о чем-то говорили, но легкий ветерок растворял слова в неторопливом плеске волн. Когда же я, встрепенувшись, поспешил догнать их, Варвара начала неспешно входить в воду.
        - Ва… - Поначалу я хотел окликнуть девушку, но вовремя сдержался: что-то подсказало мне, что не стоит этого делать. Почему? Не знаю, решение пришло само собой, как и чувство родства с местом, которое видел впервые в жизни.
        - Это ее испытание, - прекрасным певучим голосом обратилась ко мне Гамаюн.
        - Да… - Несмотря на спокойствие, что пронизывало это дивное место, мне стало не по себе. По мере того как Варвара все глубже и глубже погружалась в серебристые воды, мое волнение нарастало. Когда же макушка девушки скрылась под водой, я невольно сделал шаг в ее сторону, но вновь сдержался. - В чем заключается ее испытание? - облизнув разом высохшие губы, спросил я.
        - Она отдает себя в руки богов, - ответила мне птица Гамаюн. - Испытают они ее дух и тело, разум и волю, силу и чувства. А затем решат, достойна ли она или нет.
        - И как они это сделают? - Я не сводил глаз с того места, где погрузилась под воду Варвара, - ветер гонял по водной глади небольшие волны, будто бы ничего и не произошло. - Как решат, что она достойна?
        - Не постичь тебе испытаний этих. - В голосе птицы проступило странное, почти материнское снисхождение, словно она говорила с неразумным ребенком. - Отчего, как ты думаешь, Владислав, ни одна ведунья не описала, что с ней случилось?
        - Не знаю. Запрет какой-нибудь? Расписка о неразглашении…
        - Чудной ты. - Гамаюн рассмеялась, и смех ее разлился по округе мелодичной песней, лаская слух и вселяя в сердце радость. - Нет. Никакого запрета не было. Слов они подобрать не могли да мысли связать. Сильны люди духом, да боги сильнее, схожи вы, да разные - их провидение вам не постичь, а промыслы не объяснить. Люди умеют лишь смотреть, а они могут видеть и ведать. Но вы - можете верить. Вот и верь, Владислав, в мудрость их и справедливость.
        - Легче сказать, чем сделать… - Продолжая смотреть в одну точку, я принялся нетерпеливо расхаживать взад-вперед по берегу у самой воды: Варвара не показывалась из-под нее уже дольно долго. Не каждый человек способен провести без дыхания столько времени, а ведунья явно не была заядлым пловцом или умелой ныряльщицей. Все ли с ней в порядке?!
        - Волнуешься?
        - А не видно? - раздраженно тряхнул я головой, но быстро справился с эмоциями. - Простите. Просто… она так внезапно ушла. Я думал, мы поговорим перед… этим.
        - Не желала она сердце свое волновать. Велела только передать тебе, что коли не суждено ей вернуться, то знай - люб ты ей да мил. И… - Гамаюн сделала паузу, задумчиво оглядев реку, - запомни ее такой, какой она была, и помни всегда.
        - Погоди, погоди! Что все это значит?! - обернулся я к птице. - К чему эти слова?!
        Гамаюн посмотрела на меня с печалью и, ничего не ответив, опустила голову.
        - Эй, не молчи! Какого?.. Варя! - Я рванулся в воду, но, не сделав и пяти шагов, остановился как вкопанный. Всего за каких-то пару секунд в моем уме ярко вспыхнули последние минуты, что я провел с ведуньей: наша прогулка по лесу, ее взгляд, ее слова…
        «Иногда мне нужно не твое крепкое плечо, а банальная вера в мои собственные силы». Именно эта фраза заставила меня остановиться. Стиснув кулаки так, что ногти впились в кожу, и скрипнув зубами, я с трудом подавил в себе желание броситься в воду в поисках пропавшей девушки.
        - Почему медлишь? - раздался за моей спиной голос чудесной птицы. - Отчего не спасаешь Варвару, али не люба она тебе?
        - Не в этом дело. - Я покачал головой, продолжая пристально вглядываться в воду. - Она просила верить в нее, и я буду.
        - А если погибнет она?
        - Нет. - С каждым ударом сердца уверенность крепла в моем сознании… нет, в самих моих душе и в сердце. И то была не последняя надежда, не слепое упрямство, а истинная вера в силы ведуньи, в нее саму. - Она справится, - твердо заявил я, - потому что если уж Варвара не достойна пройти это испытание, то и никто иной не достоин. Я не знаю человека более доброго, чистого и искреннего, чем она.
        - И ты веришь в нее настолько, что даже не попытаешься спасти?
        - Я жизнь за нее отдам, если потребуется! - без промедления ответил я.
        - Так чего мешкаешь?
        - Таким было ее решение, и я в нее верю. - Я сделал два шага назад и повторил: - Я верю в нее.
        - Значит, прошла она и последнее испытание, - торжественно провозгласила птица Гамаюн. - Ибо верит в тебя так же, как и ты в нее.
        Я ошарашенно повернулся к птице, но не успел этого сделать, как резко дернулся в другую сторону, услышав всплеск воды. В тот же миг прямо передо мной оказалась Варвара, только вот волосы ее стали светлыми и отливали золотом, а глаза посинели, словно ясное небо. Но это точно была она!
        Девушка крепко обняла меня и, положив голову на плечо, прошептала:
        - Спасибо. Спасибо, что поверил в меня!
        Я хотел сказать нечто ободряющее, вроде: «Ты молодец» или «Я всегда в тебя верил», - но ведунья не позволила мне этого сделать, заставив замолчать поцелуем. В ту же секунду вода вокруг нас взметнулась вертикально, обдав целым градом теплых брызг. Сквозь ее шум мы услышали голос чудесной птицы:
        - Испытание завершено. Живите же долго и счастливо!
        Вода схлынула, и мы с Варварой оказались на лесной поляне, неподалеку от тихой светлой рощи.
        Глава 19
        Воля владыки
        По дороге к пепелищу, что осталось от избы Варвариной бабушки, я не знал, что удивляет меня больше - изменившая имидж девушка или наш новый провожатый: теперь путь нам указывала не какая-то там пташка, а самый настоящий огромный лось. Этот почти двухметрового роста красавец с ветвистыми рогами и мощной шеей внушал трепет и уважение. Кроме того, величественное животное не только вело нас, но и везло на себе. Не скажу, что это было удобно, зато быстро: лось пер напролом так, что деревья только и успевали убирать перед ним ветви, а я, вцепившись изо всех сил в рога, старался не соскользнуть с мощной, ходящей ходуном спины.
        Варвара сидела сзади. Обхватив меня двумя руками, она плотно прижалась ко мне. Как я ни крутился, у меня никак не получалось взглянуть на ведунью. Прикоснуться к ней я тоже не мог: уверен, выпусти я рога лося хотя бы на миг - мы с Варей оба полетим в ближайший репейник. К разговору обстоятельства тоже не слишком располагали: ветер выл в ушах, сухие ветви с треском ломались под тяжелыми копытами лося, а сам он то и дело похрапывал, да и трясло так, что у меня зубы клацали.
        Благо длилась вся наша веселая поездочка не так уж и долго: вскоре лось привез нас точно к пепелищу. И только когда я спрыгнул на землю, то понял, как же устала моя спина. Казалось, что позвоночник вот-вот рассыплется и выпадет через штанину. Да и без седла я здорово натер себе промежность - выходит, путь оказался не таким уж и коротким. Неужели снова эти шутки со временем?
        Но разбираться во всем этом не хотелось. Единственное, что я сказал:
        - До машины пешком пойдем.
        - Он не хотел тебя обидеть, - ласково сказала Варвара лосю, что пронзил меня полным негодования взглядом оскорбленной в лучших чувствах невинности. Ведунья потрепала мощную шею и добавила: - Ты очень помог нам. Спасибо.
        Но лося это не устроило, и он продолжал требовательно взирать на меня своими умными карими глазищами.
        - Спасибо, - неуверенно произнес я.
        Лось подошел ближе и уставился на меня вплотную. Кажется, его даже не пугала моя темная сущность, которая после посещения Ирия забилась куда-то в угол и затаилась.
        - Извини, не хотел тебя обидеть? - вновь попробовал догадаться я. - Ты молодец?
        Кивнув рогатой головой, животное неспешно побрело обратно в чащу.
        - Интересное такси, - я проводил лося взглядом, - с характером. Кажется, я ему не очень понравился.
        - Ты темный, - Варвара пожала плечами, - животные это чувствуют. А этот лось к тому же самец - он не слишком обрадовался, когда узнал, что везти придется не только меня. Странно, я и не представляла, что животные могут быть столь щепетильны в некоторых вопросах. Я вообще многое не представляла…
        - А что изменилось-то? Ну, кроме твоих волос и глаз.
        - Не нравится? - с неподдельной тревогой спросила Варвара, даже отступив на шаг. Она взяла одну из отливающих золотом прядок и поднесла к глазам. - Я не думала, что изменюсь еще и внешне. Мне не идет? - чисто по-женски спросила ведунья.
        - Мм… как сказать… - Я почесал голову, оглядев девушку с головы до ног. - Ты по-прежнему чертовски красива, просто я еще не привык. Но это снаружи. Лучше скажи, как ты себя чувствуешь? Что было за испытание?
        - Я… не знаю, как объяснить. - Варвара попробовала подобрать слова, но только покачала головой. - Думаю, это можно только прочувствовать, но описать нельзя. Меня как будто разобрали на составляющие, а потом собрали вновь, но… лучше. Пойми: я - это по-прежнему я, но сильнее как ведунья: я лучше чувствую лес, намного более чутко ощущаю свое единство с природой, и сила, сила самой земли… она струится по моим жилам. - С этими словами Варвара протянула руку, и высокая трава сама, без единого дуновения ветра, потянулась к ее ладони, словно в поисках ласки.
        - Ого! - Я присвистнул и снова вернулся к интересующей теме: - Так что с этим испытанием? Почему не все ведуньи смогли его пройти? Боялись?
        Варвара задумалась, на ее лбу появились маленькие морщинки.
        - Да, - спустя пару минут ответила она, - они боялись. Понимаешь, во время испытания твоя душа как бы распадается на части: плохое отделяется от хорошего, вскрывается вся подноготная. Потом плохое отсеивается, так как не место ему во владениях светлых богов, а ты предстаешь перед их взорами со всем хорошим, что есть в тебе. И если они сочтут тебя достойным, то даруют тебе силу.
        - А если нет - убьют?
        - Нет, - Варвара тепло улыбнулась, - они на то и светлые, что не станут проливать кровь.
        - Так чего тогда бояться?
        - Того, что после их суда тебя возвратят обратно. Но возвратят лишь то, что было светлым. Темное же - рассеется.
        - И… это хорошо? - неуверенно попробовал догадаться я.
        - Хорошо, да не очень: если из двухцветного конструктора, например, полностью убрать детали одного цвета, сможешь ли ты собрать из него ту же фигуру, что и прежде? Не сможешь. Потому как деталей не хватит. Вот и с человеком так же: если плохое в нем есть, то он единым снова не станет, а коли не станет, так сгинет. В этом-то и состоит часть испытания - получив одобрение богов, снова воплотиться.
        - О! - Только сейчас до меня дошла истинная суть испытания, выпавшего на долю ведуньи. - Тогда остается только порадоваться - ты получила то, за чем пришла, и, что более важно, по крайней мере для меня, - осталась живой и невредимой. А блондинка ты или брюнетка, голубоглазая или зеленоглазая - не имеет значения. Главное, что ты - это ты.
        - Фух, прямо гора с плеч. - Варвара провела тыльной стороной ладони по лбу.
        - Тебе самой-то как?
        - Я себя и не вижу особо-то. - Достав из сумки миниатюрное раскладное зеркальце, девушка посмотрелась в него. Она нахмурила лоб, повернула голову в одну, потом в другую сторону, скосила глаза, после чего со щелчком захлопнула зеркало. - Не знаю. Может, это побочный эффект ритуала, и пройдет со временем, а может, и нет… тогда придется гардероб менять.
        - Зачем это?
        - Как зачем?! Голубые глаза и светлые волосы - это же совсем другая цветовая гамма!
        - Ну, если мы не справимся с колдунами, то и заморачиваться тебе не придется, - неловко попробовал пошутить я, но получилось не очень - в шутке должна быть только доля правды, а не все сто процентов.
        Вот и Варвара даже не улыбнулась.
        - Мы справимся, - сказала она, подойдя ближе и взяв мою руку в свои теплые и мягкие ладони. - Обязательно справимся!
        - Ага. Но давай повысим наши шансы - осталось еще мое испытание. Вот только… как его пройти?
        - Кстати, об этом. - Варвара заглянула мне в глаза. - Я стала намного сильнее, так что тебе теперь вовсе необязательно просить помощи у Чернобога. Мы можем обойтись и своими силами.
        - А если нет? - возразил я. - Что, если кто-то пострадает из-за того, что я не выполнил свою часть плана? Что, если ранят тебя?! Как я потом буду жить с этим, зная, что мог предотвратить, но даже не попробовал?!
        - Влад, ты просто не понимаешь, с кем тебе предстоит иметь дело, - продолжила переубеждать меня Варвара. - Чернобог непредсказуем, и с уверенностью о нем можно сказать лишь одно - в нем нет ничего светлого, ни капли! Он может не только отказать в твоей просьбе, но и вовсе не позволить тебе покинуть его царство! Он может обмануть, предать… Я не знаю, чего ожидать от него! Ты слишком рискуешь!
        - Нет, не слишком, - я мягко высвободил свою руку из рук девушки, взял ее лицо в свои ладони и нежно поцеловал, - я рискую не больше, чем ты или Даша. Вы поставили на кон свои жизни ради нашей общей цели. Теперь настал и мой черед. Ты и сама знаешь - я не могу остаться в стороне. Просто не могу.
        - Знаю, знаю. - Варвара вздохнула. Она грустно улыбнулась мне, смахнув выступившие на глаза слезы. - В этом весь ты. Но если таково твое решение - то я приму его. Ты точно уверен?
        - Да. - Я кивнул. - Я не отступлюсь. Вот только… - оглядев то, что осталось от пепелища, я замешкался, - с чего мне начать? Белоус велел приехать туда, где кончилась моя жизнь, но что дальше? Что должно произойти?
        - Не знаю.
        - И я.
        Я прошелся взад-вперед по выжженной, но уже начавшей снова оживать земле, приминая подошвой свеженькую зеленую травку, что поднималась прямо сквозь пепел. Взглянув себе под ноги, я увидел в этом своеобразный символизм.
        - Прямо круговорот жизни в природе, - сказал я Варваре, обращая ее внимание на траву. - Там, где недавно была лишь смерть, уже зародилась новая жизнь.
        - Это естественный процесс.
        - Да. Со мной же получилось схожим образом, только вразрез с естественным течением событий: умерев однажды, я не исчез, а вернулся вновь, но уже не таким, каким был раньше. Так быть не должно, но получилось именно так.
        Девушка молча взирала на меня, не зная, что сказать и как реагировать. Что же до меня - я, кажется, понял, что должен сделать. Лишь единожды я побывал в истинном царстве Чернобога. Моя память практически не сохранила в себе воспоминаний об этом месте, словно разум специально стер из себя знания, коими не должны обладать смертные. Но одно я помнил точно - как именно я пересек Калинов мост.
        И пусть эта идея казалась безумной - другой у меня не было.
        - Ты вернула меня к жизни, - продолжил я, делая шаг за шагом. Встав в самом центре покрытой пеплом и обгоревшими головешками земли, я поднял полностью покрытую сажей большую острую щепку. Задумчиво повертел ее в руках - сгодится. Снова подняв взгляд на ведунью, я продолжил: - И я благодарен тебе за все, что ты для меня сделала. Даже если сегодня все закончится - я благодарю тебя за каждую минуту, что ты подарила мне и которую я провел рядом с тобой.
        - Влад… - Варвара не смогла сдержать слез. - Влад… ты… что ты делаешь?!
        Перехватив щепку двумя руками, я направил ее острый конец себе в грудь. Улыбнувшись Варе, я зажмурился и одним рывком вонзил щепку себе точно в сердце.
        Вспышка ослепительной боли пронзила каждую клеточку моего тела, но минул всего миг, и боль ушла. Когда я открыл глаза, то с удивлением обнаружил, что все еще стою посреди лужайки, перед Варварой, которая побежала ко мне, но замерла в двух шагах.
        - Влад… - одними губами прошептала она.
        Я хотел ответить, но тут заметил, как мир вокруг стремительно начал терять свои цвета: они стекали с него, как свежая краска под дождем. Небо, деревья, листья и трава - все стало серым, унылым и безжизненным. Только Варвара оставалась такой же, какой и была.
        Пепел с земли вдруг начал подниматься вверх. Это выглядело странно, будто черный снег, который отчего-то падает не с небес на землю, а летит обратно, отрываясь от нее и устремляясь ввысь.
        Вместе с пеплом уходил и я. Вначале щепка в моей груди полностью исчезла, обратившись золой и растворившись в окутавшем все вокруг мороке. Варвара что-то крикнула мне, но я не услышал. Здесь больше не существовало звуков. Тогда ведунья протянула ко мне руки, но они схватили лишь пустоту - я рассыпался в прах.
        В царстве вечной ночи не было солнечного света, не было здесь ни звезд, ни луны. Только странная голубоватая дымка, что немного разгоняла мрак, придавая мельтешащим вокруг теням размытые, нечеткие очертания.
        Здесь царила абсолютная тишина - звенящая, натянутая, словно струна, она давила на уши, сбивая с толку. И когда я сделал первый шаг, моя нога совершенно беззвучно коснулась холодной бесплодной земли - сухая и потрескавшаяся, она была мертва.
        Как и все вокруг.
        Понятия не имея, в какую сторону мне идти, я, осторожно ступая, просто пошел вперед. Поначалу я пытался считать шаги, но сам не понял, как сбился и совершенно запутался. Ощущение времени тоже дало сбой - я уже не мог вспомнить, как давно я здесь.
        Я просто шел и шел, шаг за шагом все глубже погружаясь в бездонный омут этого места. Мое тело и дух постепенно сковывал лютый холод. Но он ощущался иначе, нежели привычный мороз, - он не просто холодил тело, вместе с теплом он будто бы высасывал саму жизнь.
        Все мое естество призывало повернуть обратно и бежать куда глаза глядят. Вот только бежать было некуда - отсюда не было выхода. Я знал это на уровне подсознания. Паника и страх не помогут, а от смерти не убежишь, каким бы быстрым ты ни был. Но даже полное понимание происходящего не прибавляло уверенности - против моей воли я вначале замедлил шаг, а потом замер на месте, не в силах ступить дальше.
        Но так было нельзя! Я дал слово и должен его исполнить, чего бы это ни стоило, иначе усилия Вари и Даши пропадут впустую!
        Пришлось задействовать всю силу воли, которая только находилась в моем распоряжении. Я решительно отмел страхи. Они не пожелали отступать, поэтому следующим усилием я попросту отбросил их, с яростным рыком швырнул прочь, в окружающий меня беспросветный мрак. Это помогло. Всколыхнувшееся в душе пламя злобы согрело тело, заставило сердце биться быстрее.
        Совершая над собой немыслимое физическое и моральное усилие, я сделал один шаг, совсем небольшой, но шаг вперед. Казалось бы, одно маленькое движение, а с меня будто бы кожу живьем содрали: будто бы тысячи острых маленьких крючков впились в плоть, а я, одним своим шагом, выскользнул из тела. В глазах потемнело от боли, сознание помутилось, сердце замерло.
        - А ты не робкого десятка, - услышал я полный печали, но поразительно красивый голос. - Нечасто сюда так хотят попасть. Скорее наоборот.
        Когда способность видеть вновь вернулась ко мне, пустота вокруг сменилась иным пейзажем: мертвая земля никуда не делась, но теперь ее разделяла широкая река. Отливающая мраком, она несла свои воды беззвучно, словно тень, а под ними белели человеческие кости. Черепа пялились на меня с речного дна своими пустыми глазницами, в которых горели синие огни, а костлявые руки тянулись вверх, то ли пытаясь выбраться, то ли желая затянуть меня вниз.
        Протяжно завыл ветер, будто бы жалуясь на свою судьбу и подталкивая меня вперед, к старому мосту, что соединял два берега. Именно на нем стояла странная женщина: не молодая и не старая, она была пугающей и одновременно красивой. Таких женщин я прежде не встречал: черное старомодное платье цвета самой ночи, такие же волосы, что ниспадали до самых пят, бескровная, подобная первому снегу кожа и чарующие темные глаза, в которых смешались вековая мудрость и такая же тоска.
        Ступая медленно, будто плывя по воздуху, она пересекла мост и остановилась напротив меня. Полные, но бескровные губы тронула улыбка, которую я не мог бы назвать приветливой, скорее печальной.
        - Я помню тебя, - тихо сказала женщина. - Ты уже бывал здесь, но быстро покинул эти края. Отчего же вернулся? - Не успев задать вопрос, она спрятала улыбку и произнесла: - Можешь не отвечать. Вижу. Нужда заставила.
        - Кто ты?.. - спросил я, едва не закашлявшись - во рту пересохло, и слова вырвались из него с хрипом, полоснув по горлу наждаком.
        - Имя мне - Мара.
        - Приятно познакомиться.
        Неожиданно Мара рассмеялась. Звук смеха казался совершенно чуждым этому мрачному месту, противоестественным и совершенно неуместным. Но он звучал. Женщина смеялась долго, после чего вновь обратила свои темные очи ко мне.
        - Никогда еще не слышала, чтобы кому-то знакомство со мной приятным оказалось, - отсмеявшись, сказала она. - Знаешь ли ты, юноша, кто я?
        - Нет, - признался я, подумав, что не хочу знать ответа на этот вопрос.
        Но я его узнал.
        - Я - богиня смерти, - сказала мне Мара, и в ее черных глазах мелькнуло любопытство. - И что, - спросила она, подавшись вперед, - ужель ты по-прежнему рад знакомству со мною?
        - Все когда-то умирают, - я пожал плечами, - что же теперь, ненавидеть тебя только за то, что ты делаешь свою работу? Это неправильно.
        - А что правильно?
        Этот вопрос поставил меня в тупик, так как не имел очевидного ответа. Кроме того, я не понял, какой именно смысл вложила в него Мара. Но она явно ожидала моих слов.
        - Правильно… - Я заглянул в глаза богине смерти, и ответ неожиданно пришел сам собой: - Правильно жизнь прожить так, чтобы не стыдно было потом с тобою встретиться.
        - И что же, не стыдно тебе предо мною стоять?
        - Не стыдно, - честно ответил я, выдержав ее тяжелый взгляд. - Но задерживаться тут мне бы не хотелось. Я за другим пришел.
        - Знаю я, за чем ты пожаловал. - Мара кивнула и посторонилась, жестом приглашая меня идти рядом. Вместе мы пошли по мосту. - И будь ты обычным смертным, задержаться бы тебе здесь пришлось. Хотя, не свяжись ты с ведуньей, после смерти ждал бы тебя не этот мир. Но так уж вышло. Жалеешь?
        - Нет.
        По мере того как мы с Марой продвигались по Калинову мосту, мой облик менялся. Все человеческое оставалось позади, и когда я ступил на противоположный берег, то выглядел иначе: черные длинные космы, скрюченное тело, руки ниже колен и горящий красным глаз. Когда я взглянул на свое отражение в воде, костлявые руки ее обитателей разом отпрянули.
        - Так вот ты каков… - протянула Мара, оценивающе и беззастенчиво разглядывая меня. - Красавец, ничего не скажешь.
        - Каков уж есть. - Я продолжал смотреть на свое отражение: красавцем тут и не пахло - мной только детей пугать, да и не только детей. - Послушай, ты можешь отвести меня к Чернобогу?
        - К самому владыке Пекельного царства жаждешь попасть? Воистину ты странен, юноша.
        - Это очень важно. Так что, отведешь?
        - А ты, по-твоему, где?
        - Чего?.. - Я обернулся, да так и замер с открытым ртом.
        Мары рядом уже не было. Она исчезла, беззвучно растворилась во тьме, как и Калинов мост с рекой Смородиной. Зато появился огромный черный замок, будто сложенный из угля. Он возвышался на холме посреди мертвого леса, чьи кривые голые деревья вплотную подступали к неприступным стенам.
        К замку вел лишь один путь - широкая прямая дорога, устланная костьми. И как бы ни было жутко, мне пришлось идти именно по ней, так как кругом разлилось бескрайнее море крови - я сразу же узнал ее запах.
        Стремясь как можно быстрее преодолеть этот путь, я пошел вперед. С ужасом и внутренним содроганием я понимал, что неприязнь - это лишь первоначальная реакция моей человеческой составляющей. Тьма же внутри меня ликовала от столь жуткого окружения, которое многим может разве что присниться в ночных кошмарах.
        Оставив кровавое море позади, я вошел в лес. Нависающие над дорогой сухие деревья приветствовали меня душераздирающим скрипом и протяжным стоном. Они изгибали свои узловатые стволы, чтобы посмотреть мне вслед незрячими дуплами-глазницами, и вытягивали острые крючковатые ветви, чтобы коснуться.
        Избегая цепких объятий, я наконец добрался до цели: дорога из костей уперлась в запертые ворота. Никто меня не встретил, поэтому не оставалось ничего иного, кроме как постучать. Но не успел я и руку поднять, как одна из створок медленно поползла в сторону, с хрустом перемалывая попавшие под нее кости. Звук вышел настолько неприятным, что я поспешно протиснулся в узкую щель между створками, в надежде, что он прекратится.
        Так и оказалось - стоило мне войти, как ворота плотно захлопнулись, ознаменовав это громким металлическим лязгом, который заставил всколыхнуться огромный ком беспросветного мрака, что покоился у стены неподалеку от входа. Ком немедля распахнул три пары горящих ненавистью глаз и уставился на меня. Из общей массы выделились широкие перепончатые крылья, длинный усеянный шипами хвост и три головы на изогнутых шеях. Здоровенный змей приподнялся на мощных лапах, и мне пришлось задрать голову, чтобы оценить его колоссальные размеры - глаза твари горели на высоте, превышающей пятиэтажный дом, и находились почти вровень со сторожевыми башнями замка.
        Сделав несколько ленивых шагов, от которых земля под моими ногами задрожала, как при землетрясении, тварь нависла надо мной. Три головы змея одновременно опустились: одна смотрела на меня слева, другая справа, а третья сверху вниз. Вблизи я мог хорошо рассмотреть его ониксовую чешую и видневшиеся в приоткрытых пастях клыки длиною в руку: это чудище может сожрать меня мигом, и пискнуть не успею!
        Но начинать трапезу змей не спешил. Тщательно обнюхав меня, он вернулся на прежнее место и вновь погрузился в дрему, слившись с царящей под крепостными стенами тьмой. Переведя дух, я решил не задерживаться на месте и торопливо зашагал к самому замку, то и дело оглядываясь: не передумал ли местный страж насчет ужина.
        На мое счастье, огромная тварь снова уснула, а я, миновав распахнутые настежь двери черного замка, продолжил свой путь по его пустым холодным залам. Внутри не было никакого убранства - совершенно голые пол, стены и потолок. Только тени, порожденные бушующим в одиноких жаровнях синим пламенем, бесновались на грубой каменной кладке. Их странный танец пугал и завораживал одновременно.
        В тишине, нарушаемой только гулким эхом моих шагов, я прошел через длинный зал, замерев у высокого трона. Он возвышался на горе черепов единым черным монолитом, окруженный острыми металлическими кольями с насаженными на них мертвыми телами. Зрелище поистине не для слабонервных.
        На троне же, в гордом траурном одиночестве, и восседал хозяин жуткого замка. Закованный в черную броню, с копьем в руке, он взирал на меня не моргая и задумчиво поглаживал свои отливающие серебром усы.
        Я остановился, не представляя, с чего начать разговор. Признаться, я надеялся, что Чернобог заговорит первым, но он не спешил нарушать вновь воцарившуюся в его покоях тишину. Молчание затянулось.
        - Здравствуй, владыка Пекельного царства, - начал я, обратившись к Чернобогу так, как назвала его Мара, и постаравшись, чтобы мой голос не выдал волнения.
        Чернобог некоторое время продолжал молчать и, когда я уже не надеялся услышать его голос, произнес:
        - Неуместное приветствие для этого места, - сказал он. - Здесь не здравствуют. Наоборот.
        - И как же тогда мне тебя приветствовать?
        - Я не нуждаюсь в словах, - Чернобог широким жестом обвел просторную, но пустую залу, - мое царство любит тишину. Поэтому не трать мое время даром. Говори быстро и по делу.
        «Будто бы ты тут чем-то очень занят!..» - подумал я, но, естественно, мыслей своих озвучивать не стал. Не думаю, что Чернобог оценит такой юмор. Нет, конечно, я не знал его достаточно близко, чтобы говорить об этом с полной уверенностью, но и проверять свою догадку не желал.
        - Ну? - Владыка Пекельного царства требовательно вскинул бровь.
        - Мне нужна сила! - напрямую выпалил я.
        - У тебя она уже есть, - последовал такой же прямой и однозначный ответ.
        - Мне нужно больше.
        - Зачем? - В грозном голосе Чернобога не звучало любопытство; кажется, его не слишком-то интересовали мои мотивы. Ему просто нужна была причина.
        - Чтобы защитить близк…
        - Нет.
        Ответ прозвучал столь однозначный, что я опешил.
        - Но… я…
        - Нет, - твердо повторил Чернобог, вновь перебив меня и ударив пяткой копья о каменный пол. - Мне нет дела до твоих близких, и я не дам тебе силы для их защиты.
        - А если… если это не единственная причина?
        - Тогда назови мне другую. Но если и она мне не понравится, то ты зря пришел. - Откинувшись на спинку трона, Чернобог скрестил руки на могучей груди. Его копье же, вместо того чтобы упасть на пол, распалось клочьями черного тумана. - Последняя попытка.
        Я сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Чтобы мне поверили, нужно быть крайне убедительным, поэтому я использовал короткую паузу, чтобы сильнее растормошить свою злость: мою женщину хотят отнять у меня. Варвару хочет убить какой-то колдун. Он угрожает всему миру. Но что еще хуже - он угрожает лично мне. Такое нельзя прощать - поднятую для удара руку нужно отсечь по плечо, чтобы впредь неповадно было!
        Пламя раскаленной добела ярости поднималось все выше и выше, пока не захлестнуло меня с головой. Светлое стремление защитить дорогих сердцу людей сверкнуло напоследок падающей звездой и исчезло в зареве пожара темных умыслов.
        - Дай мне силу, чтобы сокрушить моих врагов! - прорычал я сквозь стиснутые зубы, и мой полный мрачной решимости голос отразился от стен.
        Губы Чернобога растянулись в кровожадном оскале.
        - Уже лучше! - одобрительно прогудел он. - И кто же твой враг?!
        - Это имеет значение? Дай мне силу - и считай, что он уже мертвец!
        - Ха! Всего один мертвец?
        - Не один, - я тряхнул головой и сжал кулаки, - с ним его приспешники, но я убью каждого из них!
        - Почему?
        - Потому что я так хочу! - И это не было ложью - моя злоба распалилась настолько, что это желание вытеснило все остальное. В этот миг я не думал о Варваре или желании спасти мир. Сейчас во мне говорила лишь жажда крови.
        И владыка Пекельного царства почувствовал это.
        - Вот! - воскликнул он, вскочив со своего трона. - Вот что я хотел услышать от тебя! Теперь я вижу, что ты не просто моя жалкая тень! Ты - нечто большее. Твой дух - дух воина! А настоящий воин сражается не ради высших целей! Он сражается, потому что ему этого хочется! Ему в радость любая битва! Крики поверженных врагов и звон булатной стали - музыка для его ушей, кровь - услада для глаз, а отнятые жизни - доказательство собственной силы! Ответь мне - так ты хочешь стать сильнее?!
        - Я хочу стать сильнее любой ценой!
        - Тогда возьми эту силу! - Чернобог взмахнул рукой, и в пол между мной и его троном вонзился меч с длинной рукоятью и широким волнистым лезвием. Отточенный клинок легко пробил камень, словно тот был мягче земли. - Подойди и возьми! - приказал мне Чернобог, указав на меч.
        В первый миг, когда я увидел это оружие, удивился: зачем мне нужен меч, если я не умею им сражаться; но чем дольше я смотрел на него, тем больше желал им обладать. Не отрывая взгляда от рукояти, я сделал первый шаг…
        Пол под моими ногами вздрогнул, а потом пошел трещинами. Камень вздувался и ломался, обнажая мертвую землю, из-под которой один за другим выбирались люди… Точнее, когда-то они были людьми, теперь же предстали в образе полуразложившихся мертвецов в потемневшей ржавой броне и с таким же оружием: зазубренные мечи, щербатые щиты, помятые шлемы. Один за другим воины выпрямляли свои ссутулившиеся спины, вставая в нестройные ряды между мной и мечом.
        - Я не говорил, что это будет просто, - произнес Чернобог в ответ на мой немой вопрос. - Покажи мне, как сильно ты жаждешь обрести могущество. Завоюй право владеть им! Сокруши своих врагов или умри!
        - Кто они? - спросил я, разглядывая восставших мертвецов, в чьих глазах плясало голубоватое пламя ледяной смерти. Их было больше двух десятков, и я чувствовал ярость каждого из них.
        - А это имеет значение? - удивился Чернобог. - Но если хочешь знать - это те, кто не оправдал моих надежд. Те, кто подвел меня. Они тоже просили силы, но оказались недостойны ее. И если ты проиграешь - займешь место в этой мертвой дружине. Победишь - получишь ее под свое начало!
        Чернобог снова опустился на трон и стал с интересом наблюдать за происходящим.
        - Начинайте! - зычный голос владыки Пекельного царства прогремел на всю залу.
        В тот же миг павшие воины разошлись в стороны, формируя вокруг меня правильный круг. На месте остался лишь один боец - высокий, в глухом закрытом шлеме, из-под которого торчала только седая борода, он глядел на меня исподлобья, сжимая в сильных руках огромный зазубренный топор.
        Взяв нас в широкое кольцо, остальные воины подняли щиты и ощетинились мечами да копьями так, что если бы я хотел отступить, то непременно напоролся бы на чье-то оружие. Это же было справедливо и для моего противника.
        Мы замерли друг против друга.
        Воины с лязгом ударили оружием по щитам, и схватка началась!
        Я и глазом моргнуть не успел, как на меня обрушился целый шквал молниеносных атак! Мой противник мало того что обладал силой и натиском обезумевшего быка, так был еще и достаточно ловок, чтобы двигаться быстро и непредсказуемо. Его страшный топор раз за разом мелькал в сантиметрах от моего лица.
        Обескураженный столь яростным натиском, я пятился и отступал. С трудом успевая уклоняться от града ударов, я все же пропустил пару, поплатившись рваной раной на ноге и широким порезом вдоль груди.
        Но я все же вскрикнул от неожиданности и обиды, когда болью обожгло еще и спину. Вот и граница отведенного для нас поля боя!
        Затравленно обернувшись, я увидел нацеленное точно на меня копье ближайшего воина. Ржавый наконечник окрасился моей кровью. Из-под шлема теснящего меня воина донесся глухой смешок, после чего он отступил обратно в центр круга и встал на прежнее место, ожидая меня.
        Этот полный пренебрежения поступок вкупе с тупой болью в ранах заставили меня заскрежетать зубами. От приступа лютой злобы меня затрясло, кровь гулко застучала в висках, взгляд подернулся алой дымкой.
        - Не больно-то тебе нужна сила, да? - подлил масла в огонь Чернобог, со скучающим видом подперев подбородок кулаком. - Или приглянулась тебе моя дружина? Желаешь остаться?
        С глухим рычанием я бросился в бой. Но мой пыл не напугал противника. Он встретил меня во всеоружии! Сделав обманное движение, без сомнения опытный воин поймал меня на противоходе и зарядил рукоятью топора точно в челюсть.
        Но теперь настал мой черед удивлять! Сила моей злости была столь велика, что, даже дернувшись в сторону от резкого удара, я продолжил движение и ударил врага по лицу тыльной стороной ладони, да так, что тот отлетел назад на пару метров.
        - Да! - воскликнул Чернобог, хлопнув в ладоши. - Вот так!
        Подскочив к не успевшему подняться на ноги врагу, я схватил его за руку и за ногу, рывком поднял над головой и ударил о землю. Из-под шлема донесся глухой стон, а я, подавив в себе желание скорее расправиться с поверженным врагом, отступил в центр круга, возвращая ему долг чести.
        Этот поступок мертвые дружинники встретили одобрительными ударами оружием о щиты, а мой противник, встав и подняв топор, коротко кивнул в знак благодарности.
        - Скучно, - заявил Чернобог и щелкнул пальцами. По этому сигналу воины подались вперед, сужая круг из щитов и ржавой стали.
        Минуло всего несколько секунд, а круг стал ?же еще на один шаг.
        Воин взмахнул топором и бросился на меня. Мы обменялись несколькими атаками, и в этот раз не только он застал меня врасплох. Мои когти оставили на нагруднике противника глубокие борозды, впившись в его плоть и разорвав ее. Но и сам я едва не лишился головы, в последний момент успев пригнуться и пропустить над головой со свистом рассекший воздух топор.
        Воспользовавшись позицией, я пружинисто выпрямил ноги и нанес удар снизу вверх. Шлем слетел с головы моего соперника, а сам он вновь растянулся на полу с рассеченным подбородком. Топор звякнул о пол.
        Пошатываясь, упрямый воин вновь поднялся на ноги и выхватил из-за пояса короткий меч. Брови на суровом, иссеченном старыми шрамами лице нахмурились, зубы обнажились в хищном оскале.
        Мы вновь сошлись. Отведенное для поединка пространство стало еще ?же, да и сам рисунок боя изменился: противник существенно прибавил в динамике, а мне пришлось перестраивать оборону, чтобы не стать жертвой стремительных выпадов и колюще-рубящих ударов. Определенно этот ратник сражался за гранью человеческих возможностей.
        Если бы не толика силы Чернобога, то безымянный воин легко одержал бы надо мною верх. Но мои нечеловеческие скорость и сила позволяли нам биться практически на равных. Мы кружили друг против друга, безостановочно атакуя и защищаясь.
        Когда мои когти сорвали с противника наплечник, его клинок поразил меня в левый бок, скользнув по бедру. Ржавый меч царапнул щеку и ухо, но и ответ не заставил себя долго ждать - ударом кулака я смял нагрудник и отбросил врага. Кажется, под броней хрустнули ребра, но воин остался на ногах, как и я.
        Неизвестно, как долго мы могли бы биться, но круг сузился еще сильнее. Мы оба понимали, что все должно закончиться скоро, поэтому одновременно сорвались с места и бросились в последнюю атаку. Он обрушил на мою голову холодную сталь, никак не ожидая, что я решусь на безумный шаг и попытаюсь поймать лезвие голой рукой.
        Но я именно так и сделал. Сейчас для меня не существовало ничего, кроме желания победить любой ценой. Ржавая сталь рассекла мою плоть, но я все же сумел остановить ее ход, тогда как сам ударил когтями в незащищенное горло противника.
        Брызнула густая кровь. Моя неожиданная атака достигла цели. Выпустив рукоять своего оружия, воин упал на колени, держась руками за распоротое горло. Но кровь, вместе со странной, противоестественной жизнью, выливалась сквозь его пальцы и капала на пол.
        Но, к моему удивлению, круг не прекратил сужаться, и вот уже копья и мечи оказались почти вплотную к нам.
        - Добей его! - велел мне Чернобог. Вновь поднявшись со своего места, он вытянул руку и сжал ее в кулак. - Докажи свою решимость!
        В моем затуманенном боем рассудке человечность боролась с жаждой крови всего несколько мгновений, по истечении которых я вырвал чужой меч из своей изувеченной руки и вонзил его в грудь поверженного витязя.
        Как только воин рухнул на пол, его товарищи замерли. Их длинные копья едва не касались моего носа и затылка. Тяжело дыша, я поднял взгляд на Чернобога.
        - Достойный бой, - кивнул тот, и его воины тут же расступились, образовав живой коридор между мной и вогнанным в каменный пол мечом. - Подойди же и возьми то, что твое по праву.
        Под пристальными взглядами мертвых дружинников я прошествовал к своей цели, стараясь не обращать внимания на боль в изувеченной руке. Я держал ее свободно, позволяя крови капать на пол. И чем ближе я подходил к заветному мечу, тем меньше чувствовал свои раны.
        Подойдя вплотную, я протянул руку, но всего за миг до того, как мои пальцы должны были сомкнуться на обтянутой черной кожей рукояти, снова заговорил Чернобог:
        - Меч этот зовется Душегуб. Он питается кровью. И если ты не насытишь его - он утолит свою жажду твоей кровью. Знай - за все придется платить. Принимая мой дар, ты станешь сильнее, но и спрос с тебя возрастет. Готов ли ты к этому?!
        Вместо ответа я взялся за холодную рукоять и вырвал волнистый клинок из каменного плена. В тот же миг мы с ним породнились! Не знаю как, но я ощутил, будто бы вновь обрел что-то давно утраченное. Тьма вокруг меня встрепенулась, окутала мое тело, а когда расступилась, то оставила после себя черные латы.
        - Теперь ступай, - сказал мне Чернобог. - Ступай и принеси смерть своим врагам. Пусть их черепа украсят мой темный чертог.
        Вновь усевшись на трон, владыка Пекельного царства жестом дал мне понять, что аудиенция окончена. Но и у меня не было желания задерживаться здесь дольше, чем требуется. Я развернулся и увидел мертвую дружину во главе с тем самым воином, которого я совсем недавно убил. Его раны зажили, как и мои.
        Мы смотрели друг на друга, а потом он первым ударил себя в грудь кулаком, после чего преклонил предо мною колено. Так же поступили и остальные дружинники. Я ответил им поклоном.
        На том и разошлись. Подернувшись дымкой, призрачная дружина растаяла во тьме, а я покинул черный замок. Змей в этот раз даже не взглянул в мою сторону, а стоило мне оказаться за воротами, как я не увидел ни крепостных стен, ни мертвого леса, ни озера крови. Я оказался перед Калиновым мостом, а предо мною вновь стояла печальная и оттого прекрасная Мара.
        - Не зря ходил? - Богиня смерти улыбнулась мне, но улыбка ее растаяла, когда она увидела меч, что я сжимал в руке. - Душегуб, значит… - задумчиво произнесла она. - Смотри, юноша, как бы он и твою душу не погубил.
        - Хорошо, - ответил я.
        - Нет здесь ничего хорошего. - Богиня покачала головой. - Но что сделано, то сделано. Теперь ступай. Тебя уже заждались.
        - Спасибо, - поблагодарил я Мару, но той уже и след простыл - я даже не заметил, как она исчезла.
        Не оглядываясь назад, я перешел Калинов мост, и стоило мне ступить на землю другого берега реки Смородины, как все вокруг перестало существовать. Кромешная тьма сомкнулась надо мною, а потом расступилась, сменившись лесным воздухом и свежим ветром.
        - Влад! - Варвара бросилась мне на шею и заключила в крепких объятиях. - Влад! Ты вернулся! Ты смог!
        - Смог! - Я обнял девушку свободной рукой, поцеловал, прижал к себе и зарылся лицом в волну ее мягких волос. После хлада царства мертвых человеческое тепло показалось мне глотком воздуха для едва не утонувшего. Никакой брони на мне уже не было, так что я чувствовал близость девушки всем телом. - Я вернулся… - прошептал я на ухо ведунье, - вернулся и стал сильнее.
        - Главное - ты вернулся! - Нехотя Варя все же выпустила меня и отстранилась.
        Только сейчас она увидела меч в моей руке. Глаза ведуньи испуганно расширились, губы задрожали.
        - Этот меч… - прошептала она, - он оттуда, да?
        - Да. - Я кивнул, наблюдая, как от близости волнистого лезвия зеленая трава увядает. - Это дар Чернобога.
        - Убери. Пожалуйста.
        - Хорошо. - Я разжал пальцы, и меч в ту же секунду рассыпался клочьями черного тумана.
        - Влад, - Варвара снова обняла меня, - обещай мне! Обещай, что не станешь пользоваться этой вещью!
        - Не могу. Если придется - я воспользуюсь этим мечом, чтобы… - я едва не сказал «убить моих врагов», но в последний миг взял себя в руки и изменил слова, - чтобы защитить тебя. Именно за этой силой я ходил к Чернобогу. Все мы столько вынесли - нельзя позволить этим усилиям пропасть даром.
        Варвара долго смотрела мне в глаза, но все же кивнула:
        - Пусть мне это и не нравится, я вынуждена согласиться. - Девушка вздохнула, положив голову мне на плечо. - Но на душе у меня тяжело от такого решения. По крайней мере, ты можешь пообещать, что не станешь брать в руки этот меч без крайней нужды?
        - Конечно же, - без промедления отозвался я, хотя мне безумно хотелось снова ощутить ту мощь, что даровало оружие. О том, что я вовсе не уверен, смогу ли теперь сражаться без Душегуба, я тоже умолчал.
        Время покажет.
        Все три испытания были пройдены, и мы значительно повысили свои шансы одержать верх в предстоящем и неизбежном столкновении. Скоро все должно было решиться: я одновременно и жаждал этого, и боялся.
        После того как мы с Варварой вернулись домой, попутно утолив голод в ближайшей бургерной, почти сразу же завалились спать - сил практически не осталось. Ведунья уснула прямо в ванной, так что мне пришлось будить ее и нести на кровать. И, казалось бы, вот она, романтика, но нет - мы оба уснули практически мгновенно.
        Позже заявилась Даша вместе с Добрыней, который притащил семь коробок пиццы и ящик пива. На мой резонный вопрос - ждем ли мы в гости Ставра и Святогора, волколак оскалился и заявил, что если они надумают приехать, то каждый должен принести столько же. Но, как выяснилось, это была шутка, и друзья Добрыни занимались важным делом - они разнюхивали информацию о Елистрате и его Доме.
        Пока я накрывал на стол, если так можно назвать доставание кружек и тарелок, на кухню заглянул Белоус. Уловив аппетитный запах, он не мог остаться в стороне, а заодно решил познакомиться и с новым гостем. Уж не знаю почему, но от Белоуса Добрыня пришел в полнейший восторг, и они вмиг стали друзьями.
        Н-да, надо было домового с собой к волколакам брать - глядишь, и Даша целее бы была. Но стоило отдать должное Добрыне - слово он свое сдержал и девушку вернул целой и невредимой: ее раны затянулись, а на щеках горел здоровый румянец.
        Потревоженная нашими голосами, проснулась и Варвара. Отчаянно зевая, она вошла на кухню, чем вызвала удивление волколаков.
        - Ты имидж, что ли, сменила? - Даша даже глаза потерла.
        - Нет, подруга, - черный волколак прищурился, втянул носом воздух и понимающе взглянул на ведунью, - она с корнями своими связь укрепила. Древний ритуал прошла и благословение самой Матери-Земли сыскала. Такое далеко не каждой ведунье по плечу. А ты, девочка, куда решительнее, чем мне показалось при первой встрече. Приди ты к нам сейчас - враз бы сговорились вам помочь. Но что сделано, то сделано, зато дурочке вашей мозги вправил.
        - Какое еще «то»?! - встрепенулась Даша. - И что значит «вправил»? Ты меня просто избил!
        - Ну, коли до дитяти не доходит через голову, то точно дойдет через зад, - философски рассудил Добрыня, разливая пиво по кружкам. - А по тебе сразу видно, что разговорами ничего не добиться. И даже не спорь, - волколак хитро покосился на молодую волчицу, - сработало ведь.
        - Вот погоди, наберусь сил - и возьму реванш!
        - Ага. Как соскучишься по тумакам - обращайся! С радостью вразумлю тебя еще разок! - хрипло рассмеялся байкер и обратился ко мне: - Ну, с ведуньей твоей понятно, а ты что расскажешь? Чую, мертвечиной от тебя пахнет да кровью. А еще… темнее ты стал, что ли, сильнее?..
        - Сразу скажу - история не способствует аппетиту, - честно предупредил я.
        - Если девки есть расхотят, то нам больше достанется, - махнул рукой в сторону девушек Добрыня. - Выкладывай давай, чего в Нави Темной насмотрелся! Люблю хорошие истории за добрым застольем. Посидим сегодня от души, а то, глядишь, больше и не придется. К утру вернутся Ставр и Святогор, а там, думаю, будем уже решать, что да как. Откладывать ни к чему. Стервятники колдовские уже вплотную к вашему дому кружат, скоро отыщут. Но не сегодня; сегодня парочка из них отправилась во тьму.
        - Ты убил их?
        - Ага, - волколак широко оскалился мне, - учуял смрадный душок да придушил щенков в ближайшей подворотне. Они и пикнуть не успели. Но хрен с ними, я вот что мыслю: надобно на своих правилах бой устроить, а не оборону тут держать. Согласны?
        - Да. - Я взглянул на Варвару, и девушка тоже решительно кивнула.
        Остаток ночи практически никто не спал. Никто, кроме Добрыни. Он поначалу играл с Белоусом в карты, попутно объясняя тому правила, а потом, выпив и то, что принес, и все, что находилось у меня дома, волколак разлегся на диване, явно намереваясь уснуть. Такой выдержке и ледяному спокойствию оставалось только позавидовать.
        Прежде чем закрыть глаза, Добрыня поманил меня и сказал:
        - Вижу, на нервах ты, парень.
        - Не то, что ты. - Я сел рядом.
        - А мне что? Драться-то не впервой. В мыслях уже тысячу раз помирал, так что свыкся: дадут боги - попируем еще, нет - так я ни о чем не жалею: придет мое время, и уйду. А буду ли я трястись перед боем, как осиновый лист на ветру, или нет - моей судьбы не изменит. Разве что изведусь, не отдохну да сложу буйну голову раньше срока, без сил оставшись.
        - Понимаю, но уснуть вряд ли смогу. - Мне оставалось только вздохнуть и бессильно развести руками.
        - А ты и не спи, - волколак заговорщически подмигнул мне и, коснувшись грубой ладонью моего подбородка, повернул голову так, чтобы я увидел сидевшую на подоконнике и смотрящую на восход солнца Варвару, - зачем тебе спать, если и красавица твоя не спит? Найдете же, как время скоротать!
        - А как же набраться сил и отдохнуть?
        - Эх, вроде взрослый ты уже, бороду вон носишь, а мальчишка мальчишкой… - Добрыня похлопал меня по плечу так, что едва не выбил плечевой сустав. - Не знаешь, что ли, что после любви оно и спится слаще, и на сердце легче? Смекаешь?! Вижу, что смекаешь! - Байкер рассмеялся. - Слушай совета старшего товарища, не теряй времени даром!
        Еще раз взглянув на задумчивую девушку, я подумал, что «совет старшего товарища», пожалуй, вовсе не лишен смысла.
        Ставр и Святогор приехали уже после того, как мы с Варей уснули. Они тоже решили как следует отдохнуть. Бодрый и улыбчивый Добрыня разбудил нас ближе к вечеру, и мы стали держать совет. Усевшись за столом на кухне, волколаки коротко рассказали нам, что удалось узнать.
        Раскрыв на планшете карту, они обозначили две точки, где собраны основные силы колдунов: ими оказался крупный бизнес-центр в самом центре Москвы и огромный, по словам байкеров, особняк на Рублево-Успенском шоссе. Там-то, видимо, и жил сам Елистрат, а рядом с ним и Рада.
        - Людей у этого колдуна много. Добрая сеча будет, - поведал нам Ставр. - Но все они сейчас рассредоточены по округе: ищут, кругом рыщут - вас вынюхивают. Мы несколько их патрулей потрепали, чтобы не скучно было. Можем так и дальше продолжать. Время, конечно, сейчас оживленное, так что без свидетелей не обойдемся, а там и случайные жертвы поспеют, как пить дать. Шуму наделаем, но проредить колдунов сможем - дело верное.
        - Будем отлавливать и убивать мелкими стаями, изматывать, - поддержал друга Святогор, но Варвара покачала головой:
        - Нельзя допустить, чтобы пострадали невинные. И так уже пролилось достаточно крови. Это только наша война.
        - Наша не наша, а проиграем - всех коснется, - взял слово Добрыня, но неожиданно склонился к мнению ведуньи. - Но мне не по душе так - на улицах и чада бегают, отроки мелкие, души невинные - не нужно им такого видеть, а уж тем более участвовать. Лучше ворогов выманить в чисто поле, да там и схлестнуться не на жизнь, а на смерть.
        - Я могу снять с книги Богданы чары, и тогда Рада почувствует ее. Она и сама скоро справится, - снова заговорила Варвара. - Я чувствую, как книга взывает к законной хозяйке: не сегодня, так завтра она откроет ей свое местоположение. Но мы еще можем успеть - увезем книгу в безлюдное место…
        - Думаешь, они за ней и придут? А если ловушку почуют? - усомнился в предложении Варвары Ставр. - Колдуны - хитрые! За версту подвох раскусят!
        - Они знают, что нам никто не поможет, - возразила ведунья. - Уверены в своих силах. Как я поняла, эта Рада очень амбициозна, да и Елистрат крайне решителен, если планирует переворот устоявшихся правил и свержение правящей верхушки. Думаю, что они заглотят наживку целиком, вознамерившись раздавить нас количеством и как можно быстрее заполучить желаемое. Говорите, их много?
        - В достатке. Но могущественны далеко не все. Из тех, кого мы видели, - по пальцам можно достойных противников перечесть, - задумчиво протянул Святогор. - Да и вы, как я погляжу, времени даром не теряли - стали сильнее. Такого колдуны явно не ждут. Может, дело и выгорит. Но если нет - они нас перебьют и книгами завладеют…
        - Послушайте! - вмешалась Дарья. - А если мы эти книги, ну того… уничтожим? Жалко, конечно, типа там вековая мудрость и все дела… но все лучше, чем подвергать риску целый мир!
        - Если бы все было так просто… - Варвара распахнула перед волчицей один из томов и вырвала из него целый лист.
        Никто и глазом моргнуть не успел, как бумага в ее руке рассыпалась пеплом, а страница сама собой появилась на том же месте, где только что красовался ее оторванный корешок. Всего пара секунд - и книга выглядела, как прежде: старая, но невредимая.
        - Спрятать их тоже не получится, - продолжила Варвара. - Рада отыщет. Я уже всю голову себе сломала в поисках наименее рискованного способа, но его попросту нет. Книги можно спасти только одним способом - избавиться от тех, кто так жаждет их получить и использовать во зло.
        - Отличный способ! Одобряю! - усмехнулся Добрыня и хлопнул широкой ладонью по столу так, что пустая тара подпрыгнула. - Коли уж решили биться, так будем биться, а там боги рассудят, кто прав. И раз уж время поджимает, давайте место выберем и начнем действовать. Не люблю на месте сидеть, покуда дело не сделано, свербит уже - сил нет!
        Глава 20
        Под кровавой луной
        - Сработало?! - спросил я у Варвары, выруливая с кольцевой дороги на трассу. Уже начало смеркаться, однако поток машин не ослабевал - кто-то задержался и теперь ехал с работы, кто-то спешил по иным делам, как, например, и мы.
        Но я был к этому готов и заранее выбрал менее загруженный путь. Не скажу, что это сильно исправило ситуацию - машин хватало везде. Оставалось лишь надеяться, что одна из ведущих в область трасс менее загружена. На общем совете мы решили выманить врага за город, чтобы избежать ненужных жертв и решить все свои вопросы вдали от случайных свидетелей.
        Не уверен, что колдуны разделяли наши гуманистические взгляды. Если брать во внимание резню в цыганском поселке, складывалось впечатление, что эти ребята плевать хотели на окружающих. К тому же Елистрат хочет поработить мир - станет ли он с такими амбициями задумываться о подобных мелочах? Едва ли.
        Оставалось лишь надеяться, что мы успеем добраться до нужного места раньше, чем колдуны настигнут нас. Впрочем, это если они разве что на вертолете прилетят - перед пробками все равны. Но и тут я не мог говорить со стопроцентной вероятностью, так как не знал, какими ресурсами располагают наши враги. Может, они и летать умеют?..
        - Пока не знаю, сработало или нет, - выдержав паузу, ответила мне ведунья. Она провела рукой по цыганской книге - так, словно смахивала с нее несуществующую пыль. - Свои чары я развеяла. Ни следа не осталось. Книга начала «звать» Раду сильнее - это точно, я чувствую. Но откликнется ли та на зов - остается лишь догадываться. Надеюсь, что сработает.
        - Поведутся, никуда не денутся! Явятся, как миленькие.
        - Если так, то сегодня все закончится. - Варвара ласково коснулась моей руки. - Для них или…
        - Для них, - твердо заявил я. - Сегодня все кончится только для них. Иначе и быть не может.
        - Не подскажешь, где ты набрался уверенности? - слабо усмехнулась ведунья. - Я бы тоже немного позаимствовала. А то меня трясет. - В подтверждение своих слов она вытянула руку: действительно, та мелко дрожала.
        - Боюсь, что где взял - там уже нет. У меня всегда так, еще с детства - перед первыми соревнованиями маялся все время, переживал, но чем ближе был бой, тем больше я верил в свои силы.
        - Правда?
        - Нет, конечно. - Теперь настала моя очередь нервно хмыкнуть. Щелкнув поворотником, я перестроился в другой ряд и прибавил хода. - Наоборот, у меня коленки тряслись, первые боев десять! Домой хотелось, к маме, прогуливать школу и есть печеньки!
        - А сейчас не хочется?
        - Хочется, конечно, но нельзя. И тогда нельзя было. И сейчас. Отец всегда говорил, что есть дела, которые надо просто сделать, и всё. Сегодня нас ждет как раз одно из таких дел. Да и выбора, по сути, нет - сама же сказала: Рада рано или поздно нас найдет, так чего откладывать неизбежное?
        - И все равно, мне как-то не по себе. Раньше уверенности больше было, а чем ближе бой, тем сильнее меня трясет, - призналась ведунья. - Когда испытание древних проходила - меньше переживала.
        - Тогда я буду храбрым за нас двоих.
        - А сможешь?
        - Будто бы у меня выбор есть. - Я криво усмехнулся. - Знаешь…
        - Погоди! - Варвара вздрогнула и резко вскинула руку, призывая мне к тишине. Ведунья затаила дыхание, ее взгляд затуманился, стал пустым, словно она смотрела не на дорогу, а на то, что не могут видеть другие.
        Так продолжалось, наверное, с минуту, после чего Варвара шумно выдохнула и судорожно вдохнула.
        - Они идут… - тревожным шепотом поведала она. - Идут за нами. Теперь обратного пути уже нет.
        - Значит, и бояться смысла уже не имеет. Пан или пропал, как говорится.
        - Именно. - Варвара сжала цыганскую книгу так, что костяшки ее пальцев побелели. Когда она сама осознала, что все предрешено и боя не избежать, то сумела обуздать свой страх. Удалось ли ей это полностью или только частично - трудно было сказать, но голос ведуньи стал жестче и решительнее. - Пан или пропал, - повторила она.
        Небольшую поляну заливали алеющие лучи заходящего солнца. Оно медленно клонилось к закату, уже почти скрывшись за пышными зелеными кронами высоких деревьев. Дул легкий ветерок, принося с собой вечернюю свежесть и лесные запахи.
        Было тихо. Только небольшой веселый ручеек гнал свои воды за ближайшим пологим холмиком, выныривая из лесу, огибая поляну и снова скрываясь где-то за деревьями. Мы с Варварой сидели прямо на траве, что все еще хранила накопленное землей за день тепло. Говорить не хотелось, поэтому мы просто обнимали друг друга и слушали журчание воды.
        Никогда бы не думал, что можно просто вот так вот сидеть и наслаждаться моментом. Волосы сидящей впереди девушки щекотали мне лицо и пахли цветами. Мои руки обхватывали ее тонкий стан, а ее ладони покоились на моих.
        Последние мгновения тишины и спокойствия.
        - Я это место давно заприметила, - тихо сказала ведунья. Она повернулась и положила голову мне на грудь. - Как-то собирала в лесу травы и случайно вышла сюда. Потом часто приезжала, чтобы попрактиковаться со своим даром или просто побыть одной. Лежала на пледе у ручья и читала. Тогда мне всего хватало, а сейчас - полной грудью дышу, да все надышаться не выходит. Хочу, чтобы ты никогда меня не отпускал. Сейчас бы замедлить время, да еще вот так посидеть, хотя бы чуть-чуть…
        - Время не замедлить, - так же тихо ответил я, словно боялся нарушить наше единение и потревожить царящее вокруг природное спокойствие. - Оно идет своим чередом. Но именно его ход и позволяет нам ценить такие моменты, как этот.
        Варвара ничего не ответила, только едва заметно кивнула. Прикрыв глаза, она мечтательно зажмурилась, погладила мои руки.
        - Вряд ли мы сюда еще вернемся, - с печалью в голосе наконец произнесла она, - после того, что здесь случится, это место уже никогда не станет прежним.
        - Тогда стоило выбрать другое.
        - Нет. - Девушка покачала головой. - Здесь я сильнее. Здесь мне поможет Мать-Земля. Нам поможет. Надеюсь, она впитает кровь, умоется дождями и оправится, как делала это уже множество раз, во все времена. Надеюсь.
        Теперь промолчал уже я. Не говоря ни слова, я крепче прижал девушку к себе.
        - Влад, - сказала она, - я… я тебя…
        - Хватит миловаться, - из-за деревьев бесшумно появился Добрыня, а следом за ним вышли и Даша со Ставром и Святогором, - дела ждут. Гости на подходе.
        Смутившись, Варвара встала и отошла в сторону, а я наградил волколака недовольным взглядом:
        - Не мог чуть-чуть задержаться?
        - Я-то мог, - он развел руками, - а вот колдуны очень спешат. Слышишь?
        Я прислушался, но не смог разобрать посторонних звуков. Оно и немудрено - слух у меня совсем не такой, как у волколака. Зато что-то почувствовала Варвара - она опустилась на колени и приложила ладони к земле.
        - Скоро явятся, - подтвердила ведунья слова Добрыни. - Чувствую, как Земля под их ногами стонет. Неприятно ей, когда ноги колдунов ее топчут.
        - А коли мы их тела на нее сложим да кровушкой зальем - не осерчает? - хохотнул Добрыня, после чего скомандовал: - Ладно, мальчики налево, девочка направо. Сейчас вернемся.
        Двое черных волколаков отправились за вожаком, Дарья же задержалась. Она посмотрела на Варвару, на меня, шмыгнула носом, а потом подалась вперед и сгребла нас в крепких объятиях.
        - Вы уж не помрите… - прошептала волчица.
        - Ты тоже!.. - сдавленно пискнула Варя, когда Даша, не рассчитав силы, стиснула нас значительно сильнее, чем может это сделать человек ее комплекции.
        - Постараюсь, - пообещала нам девушка, после чего выпустила нас, еще раз оглядела и, подмигнув, поспешила за деревья.
        - И снова мы вдвоем.
        - Только времени не осталось, - с сожалением сказала Варя. - Я хотела бы тебе еще многое сказать, но мне тоже нужно подготовиться. - С этими словами она поцеловала меня, после чего опустилась на землю, присев на колени, плотно прижав траву ладонями и закрыв глаза.
        Один я остался не при делах. Хотя почему же? Я отошел чуть в сторону и начал разминаться. Этот простой своеобразный ритуал я повторял перед каждой тренировкой. Разогревая и растягивая мышцы, я готовил тело к нагрузкам, а движения, ставшие уже чисто механическими, позволяли очистить разум похлеще всякой медитации.
        И это было очень кстати! Мне просто необходимо было упорядочить мысли, так как перед грядущим боем они смешались, порождая тревогу и страх. Я боялся потерять Варвару, Дашу, даже за Добрыню с парнями боялся больше, чем за себя. Но страх - плохой союзник. Он мешает, делает слабым, неуверенным.
        Он не нужен.
        Постепенно разогревая тело, я пробуждал в душе злость - единственное чувство, которым у меня всегда получалось вытеснить остальные. Представляя себе противников, я распалялся все сильнее и сам не заметил, как закончил разминаться и начал нетерпеливо мерить поляну шагами, расхаживая взад-вперед. Сжимая и разжимая кулаки, тяжело дыша, я неотрывно смотрел в ту сторону, откуда теперь явственно слышал нарастающий шум.
        Скоро прольется кровь.
        От этой мысли тьма в моей душе радостно всколыхнулась, преображая мой облик и насыщая тело силой.
        Варвара резко выпрямилась, словно струна.
        - Явились, - коротко бросила она.
        И действительно, наши враги не заставили себя долго ждать. Более того, они без слов решили перейти сразу к делу. Первые размытые тени, выскользнув из-за деревьев, сразу же бросились на нас.
        На подсвеченной прощальными солнечными лучами поляне грянула битва!
        Но мы были готовы. Варвара вскинула руки, и сама земля вздрогнула под ногами нападавших! Те, что бежали первыми, потеряли равновесие, чем воспользовался я. Полностью накрыв лицо ближайшего врага своей ладонью, я оторвал его от земли и с силой швырнул обратно, под ноги товарищам. Он кубарем покатился по траве, опрокинув сразу троих колдунов.
        Прежде чем подоспели основные силы, я успел расправиться еще с двумя тенями, свернув шею одной и вырвав кадык второй. Из-за спин нападавших донеслись вопли боли. Поначалу я подумал, что это Добрыня с товарищами зашли к ним в тыл, но нет - волколаки атаковали с флангов: их огромные, заросшие густой шерстью тела выделялись среди колдунов и их приспешников. Клыки, когти и чудовищная сила волков мгновенно внесли еще большую сумятицу в ряды нападавших.
        Но что же творилось за их спинами? Кажется, я видел, как сами деревья обрушили свои могучие ветви на головы людей! Они хватали колдунов корнями, душили, хлестали по лицу и прижимали к грубым стволам, мешая двигаться.
        Сам лес встал на сторону ведуньи! Неожиданная атака природы заставила колдунов дрогнуть, чем немедленно воспользовались волколаки. Они мелькали то тут, то там, не позволяя противникам перегруппироваться, неся им хаос и смерть.
        Огромный черный волк взвился в прыжке, а приземлившись, смял мощными лапами сразу двух врагов, легко поднял над головой третьего и разорвал его пополам. Распоров горло четвертому, волколак исчез в лесу. В то место, где он только что стоял, запоздало ударили сразу два заклинания и выжгли траву, оставив на ней глубокие воронки. Не успели комья земли упасть, как волколак напал снова, но уже с другой стороны. Такой же тактики придерживались и его товарищи. Они вынуждали колдунов постоянно отвлекаться, не позволяя им сконцентрировать все внимание на нас.
        Помощь волколаков была неоценимой! Без них нас давно бы уже смели.
        Но это не значило, что меня и Варвару полностью игнорировали. Я метался из стороны в сторону, пресекая все попытки врагов добраться до ведуньи. Колдуны передо мною спотыкались на ровном месте, оступались, падали и умирали, так и не поняв, почему же им так не повезло. С каждой отобранной жизнью мое сердце билось быстрее и быстрее, а тьма в душе призывала очертя голову броситься в самую гущу боя.
        Мне приходилось тяжело, но я оставался на месте, ведь за моей спиной стояла Варвара. Она полностью сосредоточилась на тех, кто пробирался через лес, - вопли страха и боли из чащи не смолкали ни на секунду. Ведунья без устали взывала к силам природы, выкрикивая короткие наговоры и делая резкие пассы руками. Страницы древних книг, что лежали у ее ног, быстро перелистывались сами собой, будто выбрасывая из себя нужные ведунье чародейские формулы и знания.
        Пока мы успешно держали оборону. Но вскоре подоспели основные силы противника, и чаши весов вновь качнулись в другую сторону, когда зеленые деревья вспыхнули пламенем, словно сухой хворост.
        Когда пешки не справились, в игру вступили более могущественные фигуры. Целый град заклинаний обрушился на поляну. Я слышал, как громко взвыл кто-то из волколаков, заметил, как рыжая волчица отлетела в сторону, отброшенная взрывом. Ее мех дымился, но Дарья сразу же вскочила на ноги, с рыком вновь бросившись в бой.
        Приободренные колдуны удвоили усилия и оттеснили нас. Они черной волной растеклись по поляне, атакуя уже со всех сторон, зажав волколаков в кольцо.
        Небо опять окрасили зеленые всполохи, но в этот раз им не суждено было упасть на землю - мелькнувший у нас над головами призрачный купол поглотил темное колдовство и рассыпался, обдав нас каплями холодной росы. Стоило им коснуться моих плеч, как я почувствовал прилив сил.
        - Иди, ты нужен нашим друзьям! - крикнула мне Варвара.
        - А ты? - Я отнял жизнь еще у одного колдуна и повернулся к ведунье.
        - Я смогу за себя постоять! - Девушка обернулась вокруг и, обратившись птицей, стремительно перелетела на другой край поляны. Она взмахнула крылами - и сразу несколько людей в черных одеждах покатились по земле под ревущим потоком ветра, направленно ударившего по ним.
        К Варваре устремились сразу несколько размытых теней, но она превратилась в кошку, ловко проскользнув между ними. На миг приняв свой истинный облик, девушка топнула ногой, и земля вокруг вздрогнула, заставив упасть всех ближайших противников. Подняв к лицу ладони, Варвара сдула с них какую-то пыльцу - и пара почти настигших ее колдунов с криком свалились, остервенело принявшись тереть глаза.
        И снова ведунья успела сбежать быстрее, чем до нее добрались. Что же, она точно сможет о себе позаботиться, а вот волколакам действительно приходилось туго в полном окружении. Последовав примеру Варвары, я бросился им на помощь.
        Сам обратившись облаком черного морока, я набросился на ближайших врагов. Мои удары крушили кости, выбивая из тел жизнь за жизнью. Подле меня то и дело вспыхивали чары ведуньи, нейтрализующие темное колдовство.
        В какой-то момент, упиваясь причиняемой противникам болью, я начисто позабыл, за что сражаюсь. Как только я потерял из виду тех, кого хотел защитить, из моей памяти улетучилось и стремление помочь товарищам. Оно сменилось почти неконтролируемой жаждой крови.
        Весь тот голод, что так долго скапливался в моей душе, единым порывом вырвался вдруг на свободу. Целенаправленный прорыв обернулся беспощадной резней! Я сам не заметил, как потерял над собой контроль…
        Но это длилось недолго! До той поры, пока я случайно не оказался перед Дарьей. Обгоревший рыжий мех израненной волчицы показался мне знакомым, вернув разум из кровавого безумия. Девушка не успела увернуться от ветвистой молнии, что сорвалась с рук одного из колдунов. Заклинание врезалось в грудь Даши, опрокинув ее наземь, прямо мне под ноги.
        Тут же где-то слева раздался наполненный мукой и бессильной яростью волчий вой. Я вновь отвлекся и на какой-то миг даже перестал понимать, что происходит. И непременно погиб бы, если бы не Варвара!
        Ведунья укрыла меня щитом, когда ближайшие враги задумали воспользоваться моим замешательством. А потом случилось страшное - из леса вылетели сразу несколько заклинаний, и все они были устремлены точно в Варвару. Закрыв от атак меня, она не только отвлеклась от нейтрализации темных заклинаний, но и сама осталась беззащитной. В ту же секунду охваченный зеленым пламенем смеющийся череп вылетел из-за деревьев и врезался в девушку!
        Вскрикнув, ведунья упала на землю, прижимая к обожженной груди руки. В тот же миг земля вздрогнула от ударов более не сдерживаемых темных заклинаний, которые не щадили никого - ни друзей, ни врагов. Хотя сомневаюсь, что у Елистрата были друзья - для него существовали лишь инструменты его воли. Иначе я не знаю, почему он не пожалел ни нас, ни их.
        Видимо, Елистрат решил не рисковать и расправиться со всеми нами одним ударом. Жертвы среди соратников его не интересовали.
        Поляна наполнилась воплями. Охваченные пламенем люди разлетались в стороны и метались, подобно живым факелам. Хаос вокруг мгновенно обернулся полнейшим безумием, и все, что я успел сделать, так это броситься на Варвару, закрыв раненую девушку своим телом.
        Спину тотчас обдало нестерпимым жаром, но я лишь стиснул зубы, не проронив ни звука. Если бы колдуны били прицельно, нас точно накрыло бы, но то ли нам просто повезло, то ли сработали мои темные способности и не повезло колдунам, их магия задела нас лишь по касательной. По крайней мере, прямого попадания, которое я вряд ли выдержал бы, удалось избежать. Но и без того досталось мне прилично - спина, плечо и левая нога разрывались от боли!
        Но я начисто позабыл о ней, когда прижался к девушке и понял - она все еще дышит! Она жива!
        - Жива!.. - облегченно выдохнул я. - Ты жива…
        - Жива… - слабо ответила Варвара, и я едва разобрал ее голос в шипении и грохоте темной магии. Подняв дрожащую руку, она коснулась моего лица, оставив на нем следы крови. - Но все кончено. Прости, Влад. Я больше не могу…
        Кровь! Стоило теплой крови ведуньи коснуться моего лица, как мир вокруг перестал существовать. Взор заполнила алая пелена, гнев забурлил, волной поднимаясь из глубины груди и расплескивая по венам жидкое пламя.
        Кровь! Ее кровь!
        - Влад?.. - неуверенно позвала меня Варвара, когда я, пошатываясь, поднялся на ноги, больше не страшась темных заклинаний. Они все еще разрывались со всех сторон, но мне уже не было до них никакого дела. - Влад!
        Но я уже не слышал. В голове раскаленной струной пульсировала одна лишь мысль - они осмелились причинить ей боль! Они пролили ее кровь! Я должен отомстить. Смерть! Смерть им!
        - Смерть!.. - прошептал я одними губами, не мигая глядя на то, как из пламени пожара выходят пятеро людей в черных одеждах.
        Я сразу же узнал одного - это был Елистрат собственной персоной. В этот раз его обритую голову не скрывал капюшон, а в глазах плясали искрящиеся молнии. Кривая ухмылка блуждала на его узких губах, добавляя виду колдуна еще больше самодовольства.
        Сопровождали главу Дома Алой Длани двое мужчин и двое женщин. Я не знал их, но сразу же понял, что ближе всех к колдуну стояла Рада - чернявая цыганка, она была красива и совсем юна, возможно, я бы замешкался убивать ее. Возможно, даже передумал бы, нарушив данное Сапфире слово. Но не после того, что они сделали с Варварой.
        На оставшихся трех колдунах мой преисполненный ненависти взгляд задержался не дольше секунды.
        - Один все еще стоит, - неприятным, холодным, словно лед, голосом проскрежетал Елистрат, указывая на меня пальцем. - Они были намного сильнее, чем ты говорила. Ты просчиталась, Рада!
        - Прости, владыка. - Цыганка склонила голову.
        С ревом я рванулся на колдунов, но ударившие в грудь сразу три заклинания отбросили меня далеко назад. Упрямо поднявшись, я снова двинулся в атаку. Тело слушалось плохо. Перед глазами все плыло. Но ярость толкала меня вперед.
        Кажется, кто-то звал меня по имени. Но я не слушал. Для меня существовали лишь враги. Враги, которые все еще дышат. Снова на меня обрушилась вся мощь тайной магии, буквально впечатав в землю.
        - Смотри-ка, - фыркнул Елистрат, чей голос я теперь слышал будто из-под воды, - он все еще дышит! Определенно, Рада, ты оказалась крайне некомпетентной, заявляя, что мы легко одержим верх. Что было бы, если бы я не взял всех людей?!
        Цыганка открыла рот, но колдун отвесил ей звонкую пощечину.
        - Подведешь меня еще раз - и повторишь судьбу своей наставницы. Ты же понимаешь, что незаменимых людей нет?
        - Да, владыка. - Голова Рады склонилась еще ниже. - Я готова понести наказание.
        - Не будет наказания, пока, - смилостивился Елистрат. - Просто заверши начатое и принеси мне книги. - Колдун небрежным кивком указал в сторону кое-как приподнявшейся на локтях Варвары.
        Но раненая девушка даже не взглянула на колдунов, она смотрела на меня сквозь слезы и тянула ко мне руку.
        И это стало последней каплей! Внутри меня словно лопнул сосуд с ненавистью, что копилась в нем долгое время. Огласив округу воем столь злобным, что не под силу даже волколакам, я приподнялся на колено и вытянул перед собою руку.
        - Душегуб! - повторил я слово, которое без устали твердил мне внутренний голос. - Явись!
        В тот же миг едва опустившийся на землю ночной мрак мгновенно сгустился, став вязким и непроглядным, словно тягучий деготь. Тьма коснулась моих плеч, обняла, сковав душу оковами могильного хлада, а потом вложила в руки длинный меч с волнистым лезвием и схлынула, обратившись драным плащом за моими плечами и оставив после себя черную броню.
        Небывалая сила переполняла меня, но вместе с ней пришел и лютый голод. Мне нужна была кровь. И так уж вышло, что я жаждал ее пролить! Подняв меч, я произнес:
        - Придите!.. - И голос мой был хриплым и злобным, словно скрежет ссохшихся ставен в старом доме.
        Глаза Елистрата удивленно расширились, Рада замерла на полушаге, а оставшиеся трое колдунов неуверенно попятились, когда земля под нашими ногами испуганно задрожала. Все завороженно смотрели, как рядом со мной один за другим встают мертвые дружинники Чернобога. Их вожак, все с тем же зазубренным топором, отсалютовал мне, после чего обратил свое оружие на колдунов. Так же поступили и его воины.
        - Убейте их! - выкрикнул я, указывая клинком на колдунов. - Но лысый и цыганская девка - моя добыча! - Мой голос карканьем ворона взмыл к нахмурившимся небесам.
        И стихшая битва вспыхнула с новой силой!
        Единой волной я и мертвые дружинники атаковали колдунов. Те ощетинились магией, разразившись страшными темными заклинаниями. Один за другим павшие воины валились на землю, сраженные колдовством, но те, кто оставались на ногах, лишь ускоряли свой бег, приближаясь к врагам стремительно и неизбежно.
        Проклиная все и взывая к демонам, Елистрат швырнул в меня такой же охваченный зеленым пламенем смеющийся череп, каким поразил Варвару, но я без труда рассек магию Душегубом. Волнистое лезвие радостно завибрировало, предвкушая жертву.
        - Убейте их! Убейте! - завопил Елистрат, и его подопечные удвоили усилия.
        Но мы были уже близко. Павшие дружинники накинулись на колдунов, терзая их плоть ржавым оружием. Сам же я добрался до Елистрата. Душегуб описал над моей головой широкую дугу и обрушился на голову колдуна, но тот в последний момент закрылся Радой, словно щитом.
        Не знаю, на что рассчитывал Елистрат, но я не изменил направления удара и не ослабил его силы. Волнистое лезвие без труда разрубило цыганскую ведунью от макушки до середины груди, оставив широкий порез и на плече Елистрата. Вскрикнув, тот отступил, озираясь в поисках помощи, но все было кончено - дружина Чернобога расправилась с его верными подручными, а остальных он недавно уничтожил сам.
        Швырнув в меня желеобразным сгустком почти не целясь, Елистрат попытался бежать. Он обернулся тенью и скользнул в сторону, но наткнулся на стену из старых щербатых щитов, рисунки на которых давно выцвели.
        Павшие воины взяли нас в кольцо, из которого живым мог выйти только один.
        - Послушай! - начал было глава Дома Алой Длани, но вынужден был шарахнуться в сторону, уходя от удара Душегуба. - Погоди! Мы можем договориться!
        Но слова колдуна проносились мимо моих ушей. Для себя я все уже решил - он должен умереть. Однако понял это и Елистрат. Загнанный в угол, он решил драться до конца. Оскалившись, этот немолодой мужчина вскинул руки, и на обеих его ладонях расцвели шары зеленого пламени. Ярко вспыхнув, они вытянулись, образовав длинные змееголовые хлысты.
        Елистрат больше не пытался заговорить, только втянул обритую голову в плечи и зло зашипел.
        Мы сошлись.
        Пропитанные темной магией хлысты стеганули по воздуху, после чего устремились ко мне. Один рванулся к шее, а другой обвился вокруг правой кисти, не позволяя взмахнуть мечом. Но колдун просчитался! Я не пытался защититься или высвободиться - моя жизнь отныне меня не заботила. Значение имела лишь жизнь врага, которую следовало оборвать.
        Чувствуя, как жжет горло, я ухватился левой рукой за один из хлыстов и, невзирая на боль в пальцах, резко потянул на себя. Не ожидавший такого Елистрат подался вперед, и я ударил его лбом между глаз.
        С хрустом сломался нос колдуна. Он вскрикнул и отшатнулся, но я ухватил его за шиворот и ударил еще дважды, после чего отбросил от себя. Душегуб взметнулся в воздух, но вонзился в землю - обратившись тенью, Елистрат оказался у меня за спиной и нанес удар.
        Боль пронзила поясницу, но я только рассмеялся ей. Резко развернувшись, я наотмашь ударил Елистрата тыльной стороной руки. Тяжелая латная перчатка разбила ему губы, опрокинув на землю.
        - Да кто ты такой?! - Он сплюнул кровь.
        - Твоя смерть, - коротко ответил я, поднимая меч.
        - Ха! - Выхватив из-за пазухи какую-то склянку, Елистрат подбросил ее перед собой, и та разлетелась на мелкие осколки.
        Едва коснувшись моей брони, мутная вода начала незамедлительно сковывать ее льдом, мешая мне двигаться. Прежде чем я справился с оцепенением, Елистрат обратился черным смерчем, налетев на меня и низвергнув на землю. На мою голову словно уронили небеса! Неподъемный груз лег на плечи и не позволял подняться. Ледяное пламя забралось под латы и впилось в тело мириадами острых клыков, погружая сознание в омут немыслимой боли.
        - Я не просто так ношу титул главы Дома!.. - Елистрат вновь сплюнул кровь. Поняв, что остальные воины не тронут его, колдун приободрился. - А скоро стану владыкой мира! - выкрикнул он, склонившись надо мною. - Вот только закончу с тобой, а потом займусь и твоей шлюшкой! Мне нужен кто-то вместо Рады…
        Призвав на помощь все свои силы, я рывком поднялся на ноги, заставив колдуна отпрянуть.
        - Ты и пальцем ее не тронешь!
        - Да ну? - Елистрат сорвал с груди какой-то медальон и швырнул мне под ноги.
        Я решил, что это очередная колдовская уловка, и отступил. Но кулон в форме луны просто упал на выжженную траву. Колдун провел меня!
        - Владыка! - воззвал Елистрат, запрокинув голову. - Даруй мне часть своей силы, чтобы я смог освободить тебя! Молю!
        С ревом я выбросил вперед руку с Душегубом, намереваясь пронзить врага насквозь, но тот неожиданно ухватил меч прямо за лезвие. От его рук повалил густой дым, и кожа с них начала облезать рваными клочьями.
        В воздухе запахло серой и гарью. Я поднял взгляд на лицо Елистрата, но увидел уродливую облезлую морду с ввалившимся носом, витыми рогами и широким оскалом клыков. Колдун вытянулся вверх, став выше меня и вдвое шире в плечах. Лишенные кожи, его блестящие от крови мускулы вздулись тугими жгутами, а в глазах вспыхнуло адское пламя.
        - Я свершу задуманное! - одновременно десятком разных голосов поведал мне Елистрат и начал медленно выкручивать меч из моих рук.
        Как я ни силился, эта тварь оказалась сильнее! Обезоружив меня, колдун легко оторвал меня от земли, поднял одной рукой и вновь швырнул оземь. Придавив грудь когтистой лапой, он склонился надо мною и оскалился:
        - Твое время и время твоего покровителя давно прошло. Теперь ты умрешь!..
        Я боролся изо всех сил, но ничего не мог сделать. Воздуха катастрофически не хватало, а вместе с выпавшим из рук Душегубом меня покидало и его могущество. Я вытянул руку, пытаясь дотянуться до рукояти меча, но мне не хватало каких-то пары сантиметров - пальцы едва касались обтянутой кожей рукояти.
        - Ты умрешь! - Елистрат рассмеялся - ему доставляли удовольствие мои тщетные попытки к спасению. - Умрешь в грязи, как червь! Больше тебе нет места в этом мире. Моем мире!
        Мои пальцы прекратили скрести землю, глаза закатились, перед ними все потемнело… а потом сверху упала первая капля…
        Вторая.
        Третья…
        И тут невесть откуда хлынул настоящий ливень! На чистом небе сияли звезды, ни одна туча не мешала светить полной луне, но дождь лил как из ведра! Его тяжелые капли забили по оголенной плоти Елистрата, и тот взревел десятком голосов. Завертевшись, он принялся терзать свое тело когтями, словно стремился что-то с себя скинуть.
        - Этот мир не твой! - раздался голос Варвары. - И никогда твоим не будет, покуда я жива!
        - Твои фокусы меня не остановят!..
        Грянул гром, и сразу две молнии ударили в раздувшееся тело Елистрата. Он пошатнулся, и я сумел выбраться из-под его ноги. Отчаянный рывок - и мои пальцы сомкнулись на рукояти Душегуба.
        Елистрат видел это.
        И мы ударили одновременно!
        Кривые когти колдуна пробили мой нагрудник, вонзившись в плоть и стиснув сердце смертельной хваткой. Но и мой меч нашел свою цель - всего на миг разминувшись с рукой Елистрата, волнистое лезвие пробило его подбородок и вышло из затылка, омывшись густой зловонной кровью.
        Мы застыли друг напротив друга, а потом колдун упал. Он рухнул на колени, и я, вырвав меч, одним ударом начисто снес его рогатую голову, упав следом.
        Все кончено.
        Для нас обоих.
        Но недолго я лежал на сырой земле. Чьи-то заботливые руки приподняли мою голову, провели по волосам, коснулись лица.
        - Влад! - Варвара склонилась надо мной. - Влад! Не уходи. Прошу…
        - Не хочу тебя расстраивать… - с трудом вымолвил я, ощущая на губах вкус собственной крови. - Но, кажется, пора прощаться.
        - Нет! Нет! Я… я люблю тебя!
        - И я… - Мои глаза закрылись против моей воли, а рука, так и не дотянувшаяся до лица девушки, бессильно упала на землю.
        Мара встретила меня у Калинова моста. Первыми по нему прошли дружинники Чернобога. Они остановились на другом берегу, ожидая меня. Вместе с ними ждали Святогор и Ставр. Ожидала и богиня смерти.
        Я обернулся назад, затаив дыхание, но увидел только пустоту. Это меня обрадовало. Если тут нет Варвары, Даши и Добрыни, значит, они выжили. Значит, не все полегли. Это хорошо. Не говоря ни слова, я ступил на мост, но Мара неожиданно преградила мне путь.
        - Ну что, - спросила она, заглянув мне в глаза, - правильно ты поступил? Не стыдишься теперь предо мною стоять?
        - Не стыжусь, - честно ответил я.
        - Согласен, стало быть, что время твое вышло?
        - Получается, что так.
        - И снова думаешь, что это тебе решать? - Мара вскинула бровь и улыбнулась.
        - А кому же? - удивился я.
        - Скажи Добрыне, что он был нам хорошим другом! - крикнул Святогор.
        - И для нас было честью сражаться с вами бок о бок! - добавил Ставр, помахав рукой.
        - Что? Я не понима… - И тут чья-то тяжелая рука легла мне на плечо, заставив замолчать. Повернув голову, я увидел суровое лицо с серебряными усами.
        - Еще не время, - сказал мне Чернобог и одним рывком отшвырнул назад.
        Тьма вновь сомкнулась надо мною, а потом расцвела рассветными красками. Солнце только занималось над лесом, но вскоре его заслонило заплаканное лицо Варвары.
        - Живой. - Она коснулась своим лбом моего.
        - Я…
        - Ничего не говори, - попросила ведунья. - Просто обними.
        И я обнял, но все же прошептал те слова, что пытался сказать прежде:
        - И я тебя люблю.
        Вместо эпилога
        - Жми, слабак! - крикнул я, глядя сверху вниз на разлегшегося на скамье для жима Добрыню.
        Волколак обливался потом и пыхтел под тяжеленной штангой, в надежде сделать еще хотя бы один повтор. Я же, как его персональный тренер, помогал как мог.
        - Давай! Сдулся уже?! Где твой дух воина?!
        - Дома забыл, - съязвила стоявшая неподалеку Дарья. Она уже закончила тренировку и теперь вытирала лицо пушистым полотенцем. - Он только пиво пить горазд да вредную еду ведрами жрать.
        - Аррр! - С этим рыком Добрыня сделал целых три повтора вместо одного и с лязгом вернул снаряд на стойки. - Ну что?! - Он вскочил со скамьи, демонстрируя нам мускулы. - Съели?! Я еще могу! Могу!
        - Ага; собирайся давай, могун! - Даша швырнула в волколака полотенцем. - Встретимся в холле.
        - Вот ведь заноза! - покачал головой Добрыня, провожая девушку взглядом. Они уже месяц как жили вместе и, кажется, нашли меж собой общий язык… не понятный ни одному из нормальных людей. - Ты как, тоже в душ?
        - Мне-то зачем? Я не тренировался сегодня. - И я продемонстрировал другу абсолютно сухую футболку с надписью «Дежурный тренер». - Так что давай переодевайся, и поехали праздновать Варину защиту диплома. Она, наверное, уже всего наготовила и заждалась.
        - Негоже заставлять такую хозяюшку ждать, - прогудел Добрыня, похлопав себя по животу. - Я мигом!
        - Давай.
        Я ждал друзей у входа, наслаждаясь спокойствием, вечерней прохладой и равномерным течением вернувшейся в прежнее русло жизни. Скоро выйдут Даша и Добрыня, и мы поедем ко мне, а точнее - к нам с Варварой. Девушка окончательно перебралась ко мне, чем несказанно обрадовала не только меня, но и моих родителей.
        Минувшие события теперь казались сном, сказкой и…
        - Привет, - направляющийся в зал молодой мужчина протянул мне руку. - Как дела, Влад?
        - Отлично! - Я улыбнулся товарищу. - А у тебя как, Игорь? Купил новый телефон?
        - Куда ж без него-то? - Он достал из кармана смартфон и продемонстрировал его мне. Движение вышло неловким, и гаджет, будто бы сам собой, выскользнул из рук владельца. - Твою!..
        - Оп! - Я легко поймал телефон и вернул Игорю. - Аккуратнее, - добавил я, прекрасно понимая, благодаря кому это произошло. Но окружающим незачем знать, что причиной их неудач являюсь я и только я. У меня до сих пор оставались некоторые проблемы с даром… или же проклятьем, особенно когда я отвлекался, ослабляя контроль над обратной стороной своей души.
        Правда, стоило отметить, что неудачи преследовали тех, кто оказался поблизости от меня, не так уж часто. Но, как только что показала практика, такое иногда случалось.
        - Спасибо! - Игорь спрятал телефон в карман. - А то никаких авторских гонораров не напасешься! А ты где пропадал? - сменил он тему.
        - Тут такая история… - Я загадочно улыбнулся и вдруг щелкнул пальцами: - Прямо сюжет для романа! Городское фэнтези чистой воды!
        - Да ну? - На бородатом лице писателя проступило удивление. - Я бы послушал.
        - Конечно! Давай как-нибудь встретимся, и я тебе все расскажу. Добро?!
        - Добро!
        Мы обменялись рукопожатиями и разошлись: Игорь поспешил на тренировку, а я, дождавшись друзей, - домой.
        В дверях нас встретила вовсе не Варвара, а Белоус. Но целый букет ароматных запахов, доносящихся с кухни, свидетельствовал о том, что ведунья занята важными делами, а именно - готовкой или же накрыванием на стол.
        - Наконец-то! - с укором принялся выговаривать домовой. - Мы с хозяюшкой вас уже заждались!
        - Спешили как могли, коротышка! - Добрыня легко поднял старичка и поставил на коридорную тумбочку. - Посторонись-ка, дай пройти.
        - Проходите, проходите! - Белоус соскочил на пол и затопал в направлении кухни. - Тут такое…
        Договорить домовой не успел, так как я толкнул дверь и обомлел: за накрытым столом сидела Варвара.
        - Привет! - Варя встала и подарила мне улыбку. Теперь она выглядела так же, как и раньше, - зеленоглазая и темноволосая.
        Но удивило меня вовсе не это.
        - У нас, как видишь, еще одна гостья. Ты же не против? - спросила девушка.
        - Нет, - покачал я головой, не сводя глаз с птицы Гамаюн, что сидела на подоконнике.
        - Вечер добрый, - пропела она своим чудным голосом.
        - Добрый… надеюсь.
        Что-то подсказывало мне, что сюжет у Игоря будет не один, ибо просто так птица Гамаюн в гости не залетает…
        Обнинск, 2018

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к