Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Мятеж Роман Корнеев
        Человечество вышло за пределы родной планеты, покорило недра чуждого ему пространства, по-прежнему оставаясь безвольной игрушкой в руках Конклава Воинов - той единственной силы, которая взялась некогда вести людей сквозь космическое горнило. Однако спустя века настала пора брать на себя ответственность за будущее человека космического, настала пора поднять мятеж.
        Роман Корнеев
        Мятеж
        
        ISBN 978-5-4490-7350-1
        
        Глава 1
        Суперсимметрия
        Гемисфера дышала безумием и смертью.
        Иззубренные плети фрактальных щупалец копошились в пространстве проекции, слепые, медлительные, но беспощадные в своей холодной рациональности. Они были увлечены тем единственным, для чего тут вообще хоть что-нибудь существовало - почувствовать, локализовать, распознать, загнать в ловушку файервола[1 - Файервол - гипотетическая область скачка излучения Хокинга, в которую попадает свободно падающий на чёрную дыру наблюдатель при пересечении горизонта событий, здесь: воображаемая граница между «субсветом» (обычным пространством) и «дипом» (топологическим пространством).] любую материю, выдавить в обманчиво безопасный субсвет, после чего оставить там медленно умирать, намертво завязнув на крохотном клочке холодного пространства, не оставив от неё в итоге и следа.
        Вглядываясь в эти протянувшиеся на декапарсеки проекции бесплотных ганглиев, хотелось зажмуриться, бежать от них на другой край Галактики, а может и дальше, в радиоактивную бездну войда[2 - Войд - космологическая пустота в промежутках между галактическими нитями и скоплениями. Вопрос образования подобных космических пустот неразрывно связан с теорией формирования крупномасштабной структуры Вселенной.], куда угодно, лишь бы больше не видеть перед собой тугие пучки бесконечно ветвящихся безглазых червей, слепо, но увлечённо просеивающих топологию звёздных скоплений в поисках самого ценного - сгустков самоорганизующейся информации, по недоразумению называемой нами разумной жизнью.
        Увы, бежать некуда, да и бесполезно - эти порождения проекционного пространства гемисферы были не более реальны, чем номера вдоль мерцающей паутины галактических меридианов. Сродни любому фантому, у этих белёсых медленно покачивающихся вязких токов тёмной материи был один неискоренимый порок - от них не заслониться рукой, не зажмуриться - проекция светится сквозь пальцы, веки, предметы скудной обстановки рубки всё так же ярко и так же страшно.
        Морок можно сделать более тусклым и вовсе отключить, но не исчезнет то, чьим математически точным слепком он является. Не исчезнет источник, его породивший, не растворится вчерашним кошмаром смертельная опасность, исходящая от этих перемалывающих пространство жвал.
        Чуть сдвинь виртуальные бегунки масштабирования, и ты увидишь, как фрактальное плетение, то уплотняясь в кристаллы доменов, то почти растворяясь тонким гало на фоне свечения межзвёздных туманностей, тянется от Выступа Ориона до самого дальнего края Рукава[3 - Рукав Лебедя, рукав Ориона, рукав Персея, рукав Стрельца и рукав Центавра - в романе перечислены рукава нашей Галактики, названные так по имени созвездий, на которые приходятся их проекции на земном небе.] Стрельца, и далее серебристыми паутинками бросается через пропасти голого пространства к Южному Кресту, Лебедю, пересекая весь звёздный диск Галактики.
        Да, эта дрянь везде. Присмотрись - топологические близнецы пытающейся тебя сожрать твари точно так же шевелятся в килопарсеках от тебя, просеивая своим голодным взглядом периферийные шаровые скопления, холодные туманности и горячие внутренние области звездообразования. Сколько ни прячься, а от тварей не уйти. Они пришли за тобой. Именно ты их, если хочешь, и породил. Самим фактом своего здесь присутствия. Тем, что ты набрался смелости покинуть субсвет. Можно тысячи лет бегать от этих щупалец, а потом всё равно увидеть распускающуюся у тебя под носом ядовитую актинию.
        Дайс давно устал их бояться. Но всё равно каждый раз, оставаясь наедине с чернотой гемисферы, не мог удержаться от холодной дрожи. Это было сильнее его. Словно тысячи ледяных иголок сквозь глазное дно проникали ему под своды черепа и начинали там ворочаться, размеренно покачиваясь из стороны в сторону, путая мысли, извлекая из самых тёмных глубин сознания старые страхи, будоража давно забытые воспоминания и, в конце концов, за долгие часы дежурства превращая его мозги в однородную вязкую кровоточащую массу. Эти бритвенно-острые пространственные щупальца давно поселились в нём незримым паразитом и буквально ели его изнутри.
        Впрочем, Дайсу было плевать, чего это ему будет стоить завтра, важнее было сделать дело.
        Потому его саб раз за разом совался в это змеиное гнездо, пока другие, менее опытные, а может, просто более разумные капитаны предпочитали ловить удачу издали, где свобода манёвра позволяла куда проще уворачиваться от эхо-импульсов и потому оставаться в относительной безопасности.
        Дайс поморщился. Какой смысл тратить драгоценный ходовой ресурс эмиттера[4 - Эмиттер - здесь: излучатель, генератор поля.], бесполезно прожигая лишние декапарсеки на самой периферии фокуса, ведь каждая тысячная доля радиана угла параллакса[5 - Параллакс - изменение видимого положения объекта относительно удалённого фона в зависимости от положения наблюдателя, измеряется в радианах дуги.] при триангуляции[6 - Триангуляция - здесь: алгоритм дробления пространства на зоны с целью локализации источника сигнала.] на таких расстояниях превращала погрешность субсветовых расстояний в непроницаемую преграду. Что толку знать, где цель, если после обратного проецирования в субсвет это место окажется отделено от тебя десятком лет полёта фотона.
        Кольца на левой руке звонко цокнули, надевая на гемисферу второй скин[7 - Скин - здесь: информационный слой.]. Вот ради чего они с командой раз за разом ныряли в дип, рискуя не выйти обратно в субсвет, или выйти лишь навстречу скорой и неминуемой гибели.
        Три сдвоенных узконаправленных эмиттера на носу саба сплетающимися хлыстами тянулись в недра проекции фрактального пространства[8 - Фрактальные пространства - самоподобные пространства дробных размерностей, в отличие от обычных метрических пространств целочисленной размерности. Термин введён в оборот Бенуа Мандельбротом в 1967 году в его статье о самоподобии.] навстречу почти неуловимому фокусу. И пока Дайс играл в кошки-мышки с чуждыми, неподвластными человеку силами и тянул время, рискуя расшибить саб о случайную шевелёнку - флуктуации тёмной энергии в недрах дипа были непредсказуемы и смертельны - восемнадцать аналитиков в своих операционных капсулах непрерывно, в три смены, продолжали искать центральный узел источника паразитной статистики, крошечный, по всем оценкам не более трёх мегатонн массы покоя, чёрный камешек.
        И дип вас всех разорви, на этот раз они его найдут.
        Обычная тактическая игра - первым обнаружить противника и благополучно уйти. Только играть в неё приходилось собственными жизнями, да ко всему происходила она в топологическом шестимерном пространстве дипа, от которого сворачивало даже лужёные мозги бортового квола, что уж говорить о дежурных навигаторах и аналитиках, чьи обколотые когнитаторами[9 - Когнитаторы - здесь и далее подразумеваются вещества, усиливающие и ускоряющие когнитивные процессы в мозгу - то есть работу памяти, анализ информации, принятие решений, построение программы действий. Современные ноотропы относятся к этому же классу препаратов.] теменные доли потом мучительно, месяцами будут вправлять на базе, избавляя каждый уцелевший синапс от малфункциональных[10 - Малфункциональный - здесь: неработоспособный.] мета-каналов, причём человек пять всё равно придётся списать подчистую.
        Дайс на пару секунд включил гемисферу в полноценный режим, но тут же пожалел об этом и вернул как было. Это безумное сплетение топологических свёрток и гипербран[11 - Брана, гипербрана (обр. от мембрана) в теории струн - гипотетический фундаментальный физический объект размерности, меньшей, чем размерность пространства (например, двенадцатимерного), в котором он находится, при этом всё физическое пространство описывается как различные колебания стабильных фундаментальных бран.], в которое превратилась обычная пространственная проекция, было больше похоже не на степенный танец щупалец - собственных, тонких, слабых, юрких и посторонних, неповоротливых, но смертельно опасных - она больше походила на сражение многомерных мясорубок с клубками безглазых, тычущихся наугад и непрерывно выворачивающихся наизнанку сосудов Клейна[12 - Бутылка Клейна (сосуд или поверхность Клейна) - неориентируемая поверхность, примером может служить лента Мёбиуса, у которой можно попасть с одной стороны на другую, не покидая самой ленты, однако, в отличие от неё, поверхность Клейна компактна и замкнута, как если бы у ленты
Мёбиуса были склеены противоположные края.].
        Дайса, не рассчитавшего силы в конце полусуточной смены, скрутило так, словно в основание черепа приложили ржавым реакторным ломом, заодно для чего-то заполнив брюхо пронзительно-ледяным и тяжким. Транскарниальная стимуляция[13 - Транскарниальная магнитная стимуляция, а также воздействие излучением на специально имплантированные фотонейроны - способы неинвазивного воздействия на участки коры больших полушарий, в частности с целью их стимулировать и передавать информацию.] возбуждённых фотонейронов легко могла перегреть даже вполне отдохнувшие мозги.
        Обычное дело - собственные руки, мучительно пытающиеся оттереть с глаз яростно щиплющий роговицу пот, ты даже разглядеть не можешь, а вот копошение фракталов в гемисфере - по-прежнему как на ладони. Оно не пропадёт, даже если Дайс сейчас себе глаза просто вырвет с мясом. Помнится, в позапрошлом дайве один из аналитиков - флот-лейтенант Юнг, опытнейший дайвер, полсотни прожигов[14 - Прожиг - здесь: цикл штатной работы двигателя от включения до отключения. В наше время применяется в ракетостроении (отглагольн. англ. burn down), термин неофициальный, но очень распространённый в профессиональной среде.] в послужном списке - так и решил с собой поступить. Его потом едва откачали, сейчас списан из состава, а может уже и эвтаназирован по-тихому на какой-нибудь захудалой планетёнке. А что, так даже гуманно, когда мозги у человека спеклись вчистую.
        Уф, кажется, отпустило. Дайс не без удовольствия сконцентрировался на собственных ощущениях - вот потекла за шиворот комбисьюта крупная капля, оставляя за собой ледяную дорожку, вот щекочут лицо всполошившиеся системы кондиционирования, плюс ложемент, уловив спазматические сокращения мышц, без спросу устроил Дайсу неловкий сеанс массажа, больше похожий на изощрённую пытку раскалёнными иглами в крошащийся позвоночник.
        Так, отставить.
        Финал дежурства прошёл без особого интереса. Опасных сближений векторов атаки не случалось, подлючая шевелёнка тихушничала, да и аналитики ничего подозрительного так и не нащупали. Рутина. Если таким словом вообще можно было назвать то, чем они тут занимались. Рутина над бездонной пропастью, а под ногами даже не натянутая стропа - острие иглы, на котором приходилось балансировать. И ты такой - на цыпочках, босой, с каждой секундой чувствуешь, как твоя единственная опора всё глубже погружается тебе под ноготь, а кровь из искалеченного пальца всё более толстой струйкой течёт туда, вниз, навстречу твоей скорой и неминуемой судьбе.
        Дайс отключил гемисферу и на долгую минуту замер, прикрыв веки, пока зрачки вернутся в норму, восстановив толерантность[15 - Толерантность - здесь: снижение реакции, в результате чего раздражитель начинает попадать в предел допустимых значений.] к обычному дежурному освещению, которое в первые мгновения всегда казалось мучительно, режуще-ярким.
        Изогнутые направляющие как всегда мешали сориентироваться в пространстве. Сабы что изнутри, что снаружи больше походили на выпотрошенных ластоногих, нежели на обычный человеческий крафт. Хотя в глубинах дипа «снаружи» на них, разумеется, смотреть было некому. Да и что там интересного - размазанное на добрый декапарсек облако квантовых флуктуаций с парадоксально отрицательной плотностью энергии-вероятности. По сравнению с этой пустой кисеёй неощутимые тёмные токи вакуумной пены меж галактических рукавов были сродни недрам старых звёзд, такие плотные, что не выпускали из своих глубин даже нейтрино, и такие недвижимые, что остановили в собственных тенётах даже сами колебания квантовой неопределённости. Саб же на их фоне скользил сквозь пальцы субсвета натуральным призраком. Дунешь - улетит.
        Впрочем, на взгляд изнутри простое человеческое зрение наблюдало перед собой вполне осязаемые шпангоуты с натянутым на них серым пологом невзрачного военного эластомера. Никакой экзотической физикой тут словно и не пахло. Локальная свёртка. Пузырь нормальности в ненормальном мире.
        Дайс, ловко изогнувшись, шлёпнул по рыбьему брюху намертво прилипшей к нему перчаткой и, подтянувшись, одним рывком протолкнул себя к мембране люка.
        Килевой транспортный тоннель был пуст, только в дальнем его конце, полощущемся на волнах приливных сил, мелькала чья-то белая фуфайка. Дайс, не мешкая, схватился за транспортную ленту, которая тут же потащила его, слегка покачивая на вывихах изограв[16 - Изограва - воображаемая линия или поверхность равной кривизны пространства. Для изолированного точечного гравитирующего объекта имеет форму сферы с этим объектом в центре.].
        Интересно, что бы подумали наши предки, если бы вдруг узнали, как на самом деле будет выглядеть гиперсветовой способ передвижения? Эластичная лента с кондовой диодной подсветкой внутри, дважды опоясывающая саб по периметру. Больше это было похоже на какое-то мягкостное ископаемое, продольно-симметричное кишечнополостное. ордовик, кембрий[17 - Ордовик, кембрий - раннепалеозойские эры возрастом полмиллиарда лет, считаются эпохой первого расцвета многоклеточной жизни на Земле, длились 42 и 56 млн лет соответственно.]. Дайверы проводили свои дни в погружениях среди кишок примитивного слепого китообразного моллюска, запустившего собственные жабры-переростки в недра окружающего пространства в поисках еды и информации.
        Капитанская каюта была третьей, если считать от кормы, то есть от рубки до места Дайса протащило в проекции субсвета порядка полупарсека. Если не попадать в шевелёнку, то даже заметная кривизна пространства вблизи массивных объектов на масштабе человеческих пропорций вызывала разве что приступы головокружения. А вот что попротяжённее уже запросто могло тебя разорвать приливными силами, а заодно и легко вскипятить ими же до состояния кваркового бульона. Но навигаторы этого не допустят, оставив, тем не менее, саб весьма заметно покачиваться и извиваться.
        Из чего такого волшебного мозгодавы с саппортом сделали прочный корпус, что он выдерживал подобное небрежное к себе отношение при общей длине даже самого крошечного и юркого саба в добрых пятьдесят погонных метров - Дайс старался не задумываться, дайверу так спокойнее. И без того постоянно чувствуешь через перчатку, как родное корыто полощет в лагунах и кротовых норах проекции субсвета.
        Мембрана любезно разошлась у Дайса перед носом, так что он с разгону нырнул туда движением опытного пловца. Только всё равно по пути заметно приложился многострадальной коленкой о жёсткий край эмиттера запорного клапана. Чтоб его.
        В каюте воняло, как и почти везде на борту - застарелым потом, рециркулируемой мочой и окислившимся металлом. Это опять что-то коротнуло в энерговодах системы жизнеобеспечения. Саппорт уже два дайва назад обещал наладить, но дальше обещаний дело не заходило, и вот вам, очередной рейд по щиколотку в собственном секрете.
        Дайс деловито заворочался на крошечном пятачке между санблоком и закреплённым на боковой переборке спальным мешком, стаскивая с себя липнущую к коже паутину комбисьюта. Хотя бы эта дрянь одноразовая, бросил в утилизатор и готово. Вот тебе намёк на чувство избавления.
        - Думаешь, шансы ещё есть?
        Дайс невольно сделал распрямляющее движение, в итоге приложившись теперь ещё и затылком. Каркающий голос исходил из самого тесного угла каюты где, кажется, невозможно было уместиться даже крошечному дайверу. Но старикану это удавалось.
        - Коммандер, сорр, виноват, не разглядел. Шансов навалом. Или мы их, или они нас.
        На флоте вообще (и среди дайверов особенно) водилась такая манера чуть что изображать молодцеватость на грани идиотизма.
        - Капитан, не паясничай.
        Дайс приподнял уровень света в каюте, но тут же пожалел об этом - Тайрен был мрачнее обычного. Казалось, морщины на его лице поскрипывали от напряжения.
        - Мы с командой делаем, что можем. Ближе уже никак.
        - Я тебя не просто так потащил в этот дайв, лишние декапарсеки с тобой нарезать, нам сейчас кровь из носу нужна триангуляция, ещё неделя барража[18 - Барраж - здесь: заградительное построение флота.] в зоне - консервам придётся размыкать генераторы и уходить в дип. Ты же видел, какое тут движение, если не сняться вовремя, на выходе получим вместо флота груду мёртвого металла. Ты думаешь, мы сдались всей этой шевелёнке? Ей нужны большие крафты. Твой саб для неё так, назойливая муха, а заодно, если повезёт, добровольный наводчик, прожиг туда, прожиг сюда, вот ещё один канал скомпрометирован.
        - Спасибо и на этом. Только нас и прихлопнуть заметно проще, когда на корме всего два петаватта[19 - Петаватт - 10 в 15 степени ватт. Чтобы понимать масштаб цифр, один световой год - 10 петаметров. Также ниже в тексте будут встречаться приставки «экса» - 10 в 18 степени, или тысяча в шестой степени, «тера» - 10 в 12 степени, «гига» - 10 в 9, «мега» - 10 в 6, «гекто» - сто, «дека» - десять.] и никакого прикрытия, не забывай об этом.
        - Я не забываю. И мне удалось убедить Финнеана собрать у тебя на борту всех приличных аналитиков, какие нашлись в распоряжении, так используй их, дип тебя подери.
        Дайс упрямо посмотрел на Тайрена. За кого он его принимает?
        - Я использую.
        - Нет никакого смысла кружиться так дальше. Надо идти глубже, поднять двойной состав смен, обширять их по полной. Дайте им фору хотя бы в полтора раза, это уже на порядок повышает…
        - Это самоубийство. Мы не протянем и часа, а обратный прожиг…
        - Полчаса там дают больше шансов на триангуляцию, чем сотня часов тут. Шансы в нашу пользу. Я уже так делал однажды. На тех сараях, что у нас были, семнадцатый проект. Ты их видел.
        Дайс предпочёл промолчать.
        - Просто подумай. Я тебе тут приказывать не могу. Но если решишь, что это ненужный риск, тогда здесь больше мотаться нет смысла, командуй обратный прожиг.
        Эта морщинистая рептилья мордочка, кажется, смеётся над ним.
        - Я подумаю.
        Дед умалчивал об одном - сколько сабов не вернулось после тех походов. Ошибка выжившего.
        Тайрен уже скрылся позади схлопнувшейся мембраны, а Дайс всё продолжал сверлить оставшуюся от него пустоту взглядом. Триангуляция, дип тебя разорви, кому она не нужна. Кровь из носу, такой приказ.
        Тихо клацнул между пальцами металл, и тихий голос тут же возник из ниоткуда, начавшись на полфразы, продолжая свой бесконечный монолог. О, ему было всё равно, слушает его сейчас кто-нибудь или нет. Да и подобных бесед с самим собой тот мог вести одновременно сотни:
        - …своих оценках коммандер Тайрен, конечно, погорячился, по моим приблизительным расчётам вероятность успеха повысится всего в семнадцать целых и две десятых раза, однако инерционное маневрирование при подходе к файерволу…
        - Меня сейчас интересует другое.
        Квол тут же заткнулся, дожидаясь вопроса. Забавно, но иногда создавалось впечатление, что ему была не чужда идиома скуки. Квол от неё, похоже, буквально изнемогал. Даже здесь, в недрах дипа, где занятий ему было по горло.
        - Тайрен прав, что флот почти локализован?
        - Любая игра в ловлю льва рано или поздно заканчивается. Количество комбинаций ограничено. Нельзя вечно прятаться даже в столь ненаселённом секторе. Им просто отсекут все траектории отхода.
        - Но их же - сколько - должны быть сотни?
        - Любое конечное число можно локализовать банальным перебором. Я бы оценил на текущий момент количество достоверно нескомпрометированных каналов в два десятка, не больше. Через сотню часов их останется не больше пяти.
        Дайса невольно передёрнуло. Это вообще ни о чём.
        - Тогда чего ждёт командование, на что Финнеан рассчитывает?
        - Не могу знать. Но можно предположить, что контр-адмирал рассчитывает на нас и «Махавиру». Даже если бы по-прежнему были открыты сотни траекторий на выбор - флот здесь собрался, чтобы двигаться дальше, на отходе же вероятность потерять хотя бы только арьергард всегда почти равна единице, но если будет получена триангуляция - с такой огневой мощью мы сможем зачистить новый сектор субсвета с минимальными потерями, а потом уйти дальше по новым каналам, не дожидаясь появления эхо-импульсов.
        - С мёртвым противником воевать проще, чем со слепым, даже если сам ты практически мёртв и слеп.
        - Я понимаю аналогии, хотя их и не люблю.
        «Понимаю», «люблю». Иногда Дайса так и подмывало отресетить[20 - Ресет, ресетить - сдесь: сброс настроек системы к величинам по умолчанию.] квола в нуля. Чтобы хоть придуривался поменьше. С тобой разговаривает оскоплённый и изувеченный узостью собственного предназначения мета-разум, которому никогда не будет позволено приблизиться к уровню самосознания хотя бы крысы, но жути он и в таком качестве способен нагнать на любого. Квол же, по сути своей, лишь когнитивная речевая оболочка поверх навигационных алгоритмов, моделирующих дип, ничего другого он на самом деле не умеет. Но когда он начинает говорить вот так…
        - Так, ладно, слушай приказ. Текущую смену остаёмся в прежнем режиме, после этого общий сбор по экстренному расписанию и идём глубже. Насколько глубже - решим по обстоятельствам, подготовь пока удобные стратегии. Скажем, два десятка наиболее энергобезопасных.
        - Хорошо, капитан, если позволите, я дополнительно проведу…
        Что-то не так. Мигнул и пропал красный огонёк где-то на самом краю поля зрения.
        - Кх… Кормакур, доклад! - откашлялся Дайс, машинально отрубая канал квола и рыща по деревьям систем контроля. Везде чисто.
        - Капитан, сорр, мы только что потеряли маяк «Махавиры». Причины неизвестны. Обрыв канала.
        - Что в гемисфере?
        - Тихо. Ну, шумит не больше обычного. Ни подозрительной шевелёнки, ни потоков тэ-эм. Вообще ничего между нами. Каков будет приказ?
        В соседнем канале уже мигал вызов от Тайрена. Старый пердун, чего тебе?
        - Дайс, забудь про «Махавиру», уводи «Джайн Аву» отсюда, срочно глуши щупальца и врубай прожиг.
        - У тебя есть версия, что происходит?
        - Лучше бы она не оправдалась.
        Дайс ненавидел его за вот такое. Но терять время не стал.
        - «Джайн Ава», всем внимание, команде общий сбор по боевому расписанию, глушим эмиттеры щупов, экстренная подготовка к обратному прожигу.
        А сам уже скользит незримой тенью сквозь колышущееся пространство вдоль бегущего полотна призрачных огоньков в сторону рубки. Лента не довезла Дайса до места каких-то пару метров, остановилась, мигнула, погасла, снова зажглась. Проклиная всё, Дайс почувствовал, что его отчётливо тащит к корме. Позади его саба где-то в безбрежных глубинах дипа вспухало нечто, дотянувшееся уже и сюда. Усилия скручиваемых узлами мышц хватило, чтобы протащить ранее невесомое тело в рубку. А вашу же так-растак, зачем он вообще терял время и мотался в каюту…
        - Экипаж, закрепиться на месте, сейчас будет полоскать.
        Навигационные кольца уже выбивали свой успокаивающий ритм, разогревая накопитель. Осталось врубить тактическую гемисферу и…
        Везде вокруг их саба, если слово «вокруг» применимо к вывернутой наизнанку шестимерной топологии дипа, плотными метастазами буквально из ниоткуда одна за другой принялись вспухать незримые, но буквально физически ощутимые локализации шевелёнки - одновременно похожие на шляпки ядерных грибов и на вложенные друг в друга призрачные ребристые многоугольники проекций гиперкубов[21 - Гиперкуб - куб высших размерностей, чем наше трёхмерное пространство.]. Пять, нет, шесть штук. Вот ведь твари.
        Где-то за краем сознания рявкала сирена, с визгом втягивались в жерла эмиттеров сканирующие щупальца трепещущей словно от ужаса «Джайн Авы», которую навигаторы уже разворачивали носом на ближайший канал ухода, но Дайсу было не до того.
        Мозголомы называли подобные штуки «мета-стабильными сборками суперсимметричных странных бран-гравитонов», что бы это ни значило. Упакованные в петли Хокинга[22 - Стивен Уильям Хокинг - британский физик-теоретик и популяризатор науки. Внёс большой вклад в теорию Большого взрыва, а также теорию чёрных дыр. Высказал гипотезу, что чёрные дыры теряют энергию, излучая по своему горизонту событий (излучение Хокинга).], они могли храниться вечно, в таком виде их период полураспада превышал возраст Вселенной, но стоило расцепить петлю, это чудовище массой покоя в десятки тераэлектронвольт принималось пожирать глюоны с потрясающим импедансом рассеяния, плодясь в геометрической прогрессии и в кратчайшие сроки превращая любой гравитирующий объект в негативный коллапсар[23 - Коллапсар - другое название чёрной дыры, ультрарелятивистского объекта, чья масса так велика, что сама объект сжат в сингулярность и целиком выброшен в другое пространство.] Торна[24 - Кип Стивен Торн - американский физик и астроном, один из обладателей Нобелевской премии по физике за открытие гравитационных волн, внёс большой вклад в
Общую теорию относительности.] астрографических масштабов. «Глубинная бомба», как эту штуку называли между собой дайверы.
        Вот что имел в виду Тайрен. Чтобы надуть один такой грибочек, нужно было за считанные часы досуха высосать небольшую звезду, и если ты решился накачать дип такой бешеной энергией, то уж скрыть канал когерентного сигнала на запуск даже на долях парсека ты не сможешь. Согласно известному постулату, на квантовом уровне информация физически не может исчезнуть, сколько ты её ни скрывай за белым шумом вакуумной пены, а эта хрень сифонила сейчас в нейтринном спектре ярче всей остальной видимой Вселенной, превращая самые слабые следы в фейерверк. Значит, пошли ва-банк, да?
        - Один щуп выдвинуть на максимум, квол, локализовать источник по эху первичного сигнала, аналитики, у вас минута на триангуляцию.
        - Капитан, пока высунут щуп, мы не можем…
        - Навигаторам ждать команды.
        В такие мгновения между ударами сердца проходит целая жизнь. Корчится саб, раздвоенным языком змеи безумно медленно разматывается в недра дипа наполовину убранный уже чувствительный раструб щупа, ревёт переполненный энергией эмиттер, пухнут кругом ненасытные грибы, наглухо заслоняя собой остальную вселенную.
        Есть.
        Информационная капсула, заряженная и настроенная ещё в начале дайва, автоматически ухнула в спасительный субсвет, тут же с налёта проскочила складку в полтора декапарсека куда-то на самый край видимости, погрузилась снова и так, неуловимой молнией, заскользила вдоль оси Галактики к притаившемуся в ожидании собственной участи Лидийскому крылу CXXIII флота под командованием пятизвёздного контр-адмирала Молла Финнеана. Теперь они знают, что делать.
        Дайсу же со своим сабом и его командой оставалось только попытаться унести отсюда ноги.
        «Навигаторы, полная мощность».
        Крошечной пылинкой «Джайн Ава» метнулась меж завихрений обрушивающегося на неё со всех сторон ада. Десять в сороковой джоулей ничем не сдерживаемой ярости пытались сейчас сожрать всё, что им подвернётся. Чтобы «Джайн Аву» мгновенно распылило, хватило бы сейчас и пары умело приложенных петаджоулей. Неведомые твари разыграли свой последний козырь - выпускать глубинники означало заведомо спалить локализацию фокуса - и неспроста, ведь всё это время тот был у них под самым носом.
        И это была проблема.
        Выходить здесь в субсвет - такое же верное самоубийство, но сколько они ещё продержатся, судорожно мечась у самой кромки прилива, что напоминал о себе уже шестнадцатикратными импульсными перегрузками, и каждая следующая волна могла начать ломать не кости - переборки. Минуту, две? Скорости реакции бортовых аварийных гравикомпенсаторов уже не хватало. Сколько там?.. Десять в минус шестой секунды… да какая теперь разница.
        Снова мигнули датчики энерговодов.
        - Капитан, теряем энергобаланс. 82 от номинала и падает.
        Голос Эй Джи был глухим из-за заполнившей лёгкие фторорганики[25 - Фторорганика - галогенорганические соединения, содержащие хотя бы один атом фтора, соединённый напрямую с углеродом. Широкоиспользуемый класс химических веществ, в данном случае имеются в виду соединения вроде перфторана - жидкости с кислородпереносящими свойствами.]. Перегрузка.
        - Генератор?
        - Да он захлёбывается от подачи, это вилка излучателя или сам накопитель, тесты систем не проходят. Н… не успевают. Что делаем?
        И снова этот каркающий голос:
        - Капитан, выводи нас в субсвет, пока мы ещё достаточно с краю, четыре световых часа, потом шанса не будет.
        - Нас там размажет.
        - Если не пробьём файервол, а зависнем у самой проекции, есть неплохие шансы. А так ты сам сделал выбор, когда приказал ждать завершения триангуляции. Решайся, время тикает, раньше надо было уходить.
        - 43 от номинала.
        - Это вообще в таких условиях кто-нибудь проделывал?
        - Не о том думаешь, Дайс. Я смогу.
        Или нет. Кого он пытается обмануть? В любом случае, других вариантов нет.
        - 28. Критическая перегрузка.
        Дайс почувствовал, как у него только что треснуло ещё одно ребро.
        - «Джайн Ава», начать манёвр выхода в субсвет. Инверсия тяги на файерволе. Держать уровень до трёх знаков. Передаю мастера коммандеру Тайрену. Выполнять.
        Вот теперь - не подведи, старый хрен.
        Субъективные ощущения при всплытии всегда одинаковые - становится очень тихо. Не успели погаснуть, свернуться, раствориться утренним туманом перед самым твоим лицом сверкавшие ещё секунду назад жвалы вездесущей шевелёнки, как ты уже погружаешься в зияющую бесконечность пустоты и спокойствия. Исчезает самая мысль о возможности здесь каких-либо физических воздействий. Строго говоря, и бесконечность эта вокруг была лишь фантомом.
        Пока саб продувал балласт, вокруг в миниатюре воспроизводилось рождение видимой вселенной в её доинфляционной фазе[26 - Инфляционная модель Вселенной - гипотеза о физическом состоянии и законе расширения Вселенной на ранней стадии непосредственно до Большого взрыва. Благодаря крайне высоким темпам расширения на инфляционной стадии разрешается проблема крупномасштабной однородности и изотропности Вселенной: весь наблюдаемый объём Вселенной оказывается результатом расширения единственной причинно-связанной области доинфляционной эпохи.]: равномерно натянутое, пустое и одновременно замкнутое пространство, которому на этот раз не было позволено распоряжаться планковскими плотностями выгорающей энергии вакуума[27 - Планковская длина, площадь, время, энергия и тд. - набор констант соотв. размерностей, представляющих собой естественные единицы величин, поскольку составлены они только из фундаментальных постоянных - постоянная Планка, скорость света, постоянная Больцмана и гравитационная постоянная. Соответствуют масштабам величин, на которых нарушаются все доступные нам законы физики. Исходя из этого, в
физической космологии, самая ранняя эпоха в истории наблюдаемой нами Вселенной, о которой существуют какие-либо теоретические предположения, называемая Планковской эпохой, продолжалась в течение планковского времени, когда вещество Вселенной имело планковскую температуру и планковскую плотность.], а значит, нечему тут было рождаться - материя, пространство и время могли быть доставлены сюда лишь в качестве одолжения и в готовом виде: в форме малотоннажного разведывательного саба «Джайн Ава» с экипажем из тридцати живых душ и одного квола на борту.
        На текущий момент среди мозгодавов существовали по крайней мере три взаимно противоречивых теории, почему в этом месте субъективное существование наблюдателя ничем не отличалось от обычной пустоты субсвета, но факт оставался фактом - если ты всё-таки соскользнул сюда из смертельно опасных недр суперсимметричного шестимерного топологического мета-пространства, математически надетого на проекцию субсвета, то твоему сабу уже ничего не угрожало, даже грозная стена файервола, несмотря на оригинальное значение этого слова, в общем была скорее вполне абстрактным «геометрическим местом точек», нежели несла в себе какую-то опасность. Никаких «стен огня» тут не ночевало.
        Более того, в некотором смысле это сам саб представал своеобразной стенобитной машиной, бывали случаи, когда неудачно спроецировавшийся на субсвет крафт оказывался способен разметать по ближайшему сектору пространства объёмом в кубический световой час планетоид массой покоя в три тысячи гигатонн и оставался целёхонек.
        Правда, чаще бывало наоборот, разбалансированный саб, потерявший слишком много мощности, запросто мог выйти в субсвет по частям, потеряв односвязность пузыря. Разорванный в клочья квантовым горизонтом событий сгусток пустоты - вот и всё, что от него оставалось, это черепашья скорость света шутила свои шутки.
        Но даже при удачном всплытии в этом была дополнительная проблема - после продувки балласта даже идеально работающий накопитель собирал от силы 80 % диссипированной[28 - Диссипированный - рассеянный. Обычно речь идёт о диссипированной энергии, как правило тепловой.] при погружении за пределы прочного корпуса энергии. Сейчас же, при их неполадках… только высунь край щупа за пределы файервола, он начнёт сиять в субсвете микроскопической, но очень заметной звездулькой. Расположенной там, где её никто не ждал и потому до неприличия заметной даже на фоне вспухающей рядом неурочной сверхновой. Дайверы этот эффект в шутку называли «огнями святого Эльма», Дайсу было лень выяснять, в честь кого.
        Тяжесть квази-инерции в пространстве, не знающем поля Хиггса[29 - Поле Хиггса или хиггсовское поле - поле, обеспечивающее спонтанное нарушение симметрии электрослабых взаимодействий, названо по имени разработчика его теории, британского физика Питера Хиггса. Квант этого поля - хиггсовский бозон. Наличие хиггсовского поля является неотъемлемой частью Стандартной модели. Существованием этого поля объясняется наличие массы покоя частиц-переносчиков слабого взаимодействия при отсутствии массы у частиц-переносчиков сильного и электромагнитного взаимодействия.], всё сильнее незримо тащила саб вперёд, и скоро… да вот, уже - начали проявляться в носовой части гемисферы призрачные следы файервола.
        Так тихо.
        И только навигаторы во главе с Тайреном знали, каких усилий им сейчас стоило это кажущееся спокойствие. Прямо по курсу из фиолетовой части спектра сначала едва заметно, а потом всё сильнее и сильнее начал выпирать идеально гладкий маслянистый на вид флюс субсвета.
        - Есть пять знаков. Тащит дальше.
        - На три выходим штатно?
        - Накопителя должно хватить, но потом всё равно начнётся спонтанный выход.
        - Держать так.
        Дайс переключился на личный канал Тайрена.
        - Не посвятишь в суть плана?
        Он понимал, что сейчас не время, но ещё пару минут у них всяко есть, пока указатель номинальной мощности ещё держится. Если поговорить, то сейчас. Потом точно будет поздно.
        - На второй уход у нас просто нет энергии, она вся сейчас утечёт сквозь файервол, да ещё и засветит нас так, что считай мы всё здесь готовые трупы.
        - Это я в курсе. Не тяни.
        - Так что сейчас единственный наш шанс - закрепиться по эту сторону, оставшись на трёх знаках, для этого мы должны аккуратно высунуть щуп в субсвет и замкнуть через него генератор на местное светило. Тут дистанция - световые сутки, даже меньше - твои люди справятся, секунды полторы им хватит, пока не погаснут щиты и файерволом не перерубит щуп. Когда энергобаланс выровняется, дело за мной - буду в одиночку держать глубину, а вы все переходите в спасботы и двигаете к остальному флоту, два-три штатных пассивных прыжка из субсвета дают вам хорошие шансы. Ваш маяк найдёт спасатель. Уже через шесть часов будете рапортовать Финнеану.
        Или мы все будем к тому времени мертвы по сотне возможных причин. Например, нас выбросит сейчас в субсвет окончательно отказавший накопитель. И там уже накроет окончательно.
        - То есть ты остаёшься здесь?
        - Я старый. По крайней мере, я смогу выйти в нужный момент в субсвет, если повезёт, укроюсь где-нибудь и буду наблюдать. Заодно дам вам фору, саб - куда более заметная мишень для любых сюрпризов из-за файервола.
        Дайс заворожённо продолжал наблюдать медленно сползающее в более красный спектр гало файервола - это дециметровый диапазон реликтового излучения постепенно смещался в видимую область, расчерченный наискось радужным поясом экваториальной анизотропии. Никогда не надоедало любоваться этим световым шоу.
        - Так вот что ты задумал. Знаешь, нет.
        Слышно было, как старик закряхтел, недовольный.
        - Мне жалко команду. Новый саб построить - нужен год. Команду «трипл-эй» на Семи Мирах выпускают от силы раз в пять лет. Вот потому и проигрываем угрозе, что теряем людей.
        Дайс живо представил себе этот многозначительный кивок куда-то за спину.
        - Ты не понял. Нужно будет кому-то тебя подстраховать. Со мной и Эй Джи у тебя появляются шансы. А так ты в любом случае угробишь саб. Я не хочу терять «Джайн Аву», это хороший крафт.
        Секундная пауза на обдумывание. Старик знает, что Дайс прав.
        - Ладно.
        Разговор был окончен.
        - «Джайн Ава», новый план, тормозим на трёх знаках, запускаем два якоря, максимально быстро восстанавливаем энерговооружённость до 80 номинала, остальные инструкции потом.
        Саб впервые после проецирования едва заметно качнуло. Пузырь субсвета прянул им навстречу, становясь сперва плоским, а потом начиная стремительно замыкать свой изгиб в области кормы. Ревели сигналы предельной мощности. Саб изо всех сил упёрся в границу субсвета последними издыхающими петаваттами своих генераторов, а у самой уже физически различимой границы файервола потянулся навстречу собственному сияющему отражению носовой генератор в фиолетовом гало напряжённого поля.
        Держать, дип вас всех задери, держать стабилизацию! Нежнее. Ещё нежнее. Как пушинку. Как, в корму тебя, пушинку.
        В тот момент, когда щуп и его призрачный двойник соприкоснулись, в субсвет как из проколотого пузыря рванул сноп яростного света - это стремилась на свободу диссипированная вокруг энергия. Поверхность же файервола, напротив, стала привычно темнеть, вот уже и первые звёзды показались. Незнакомые звёзды. Всегда разные. Всегда чужие.
        Указатель номинальной мощности генератора остановился на восьми и, неуверенно подрагивая, начал расти.
        - Есть первый якорь. Полтора петаватта, два.
        - Есть второй, закрепление плохое, пока не замыкать, перезабрасываем… есть замыкание. Один эксаджоуль, один и пять.
        Уф. Старикан сумел. И команда успела. Так. Четыре часа.
        Столько у них теперь было времени, чтобы сбросить в субсвет шлюпку, спасботы, и попробовать обратно погрузиться, пока это место не разогрелось до миллиарда кельвинов.
        Для безбрежности просторов космоса это была слишком быстрая война. И счёт тут шёл порой на доли секунды.
        - Кормакур, на тебе эвакуация команды.
        - Апро, капитан.
        Ковальский[30 - Здесь и далее будут встречаться отсылки к романам «Кандидат» и «Фронтир»] в последний раз с сомнением бросил взгляд на удаляющийся силуэт пятна. Ещё максимум час, и курсограмма миграции «Эпиметея» уведёт золотой шар станции так далеко к центру ячейки, что страшилище окончательно затеряется в мареве фотосферы.
        Да, на этот раз пришлось попотеть.
        Главная проблема макул не в том, что те слишком горячие - наоборот, холодная, на полторы тысячи кельвинов ниже номинала, плазма позволяла бушующему электромагнитному океану звёздной короны спокойно запускать свои нервные пальцы в толщу хромосферы, превращая и без того беспокойные приграничные области в форменный ад, где полевые воронки диаметром в добрые мегаметры орудовали с грацией отбойного молотка в посудной лавке, утрамбовывая пятно каскадными ударными волнами, что сотрясали недра звезды на сотни километров в глубину. Пока макула[31 - Макула - здесь: тёмное пятно в фотосфере звезды.] поблизости - показатели потока лучистой энергии принимались танцевать джигу, а температура и плотность среды легко могли за секунду сменить порядок-другой.
        По этой причине Ковальский предпочитал держаться от пятен подальше. Даже у такой прочной машинки, каким был «Эпиметей», значился свой предел, и лишний раз его нащупывать без особых причин не стоило.
        По мере удаления макулы, указатели симметричности эллипсоида поля и дисперсии нагрузки на призме решётки всё сильнее уходили в зелёную зону, минус пять, минус шесть, уровень баланса энергии тоже вновь обосновался в положительной области, это якоря накопителей вновь начали отбирать у звезды растраченную на её же буйный нрав энергию. Фотосфера успокаивалась, вновь надёжно укрывая станцию в своих глубинах, и только порождаемые якорями шоки бубнили в эхолот данными о подвижной структуре недр звезды глубоко под внешними хромосферными ячейками.
        Ковальский напоследок проверил радиационный фон в толще внешней брони, но и та была в норме. Если можно считать нормой то, что может изжарить тебя в доли секунды, стоит гамма-фону прожечь ещё жалких пару десятков сантиметров вглубь сферического зеркала.
        Впрочем, это был лишь один из двух дюжины хорошо проверенных способов сгинуть в этом горниле, из которых самым простым вариантом была тривиальная гравитация - здесь текущая из недр конвекционной зоны энергия успешно противостояла тридцатикратной перегрузке, но стоило гравикомпенсатору вовремя не отреагировать на скачок плотности этой ненадёжной опоры, как спустя пару секунд и километром ниже «Эпиметею» придётся на собственном опыте столкнуться с тем, что астрогаторыв шутку называли «молотом Тора». Ошибок фотосфера не прощала.
        Так, ладно, делать здесь вроде больше нечего. Буквально через силу Ковальский поднялся с операторского ложемента. Альциона D, при всей необычайной плотности и богатой населённости местного скопления, оставалась банальным бело-жёлтым карликом, так что энерговооружённость «Эпиметея» позволяла при желании погрузиться в её недра чуть не на половину радиуса (правда, потратить на это пришлось бы в лучшем случае лет шесть), для Ковальского тут ничего представляющего реальные сложности для астрогации не было, да и быть не могло. Исследовательской эту миссию нельзя было назвать даже с сильной натяжкой, и, по сути, главным твоим противником на дежурстве была скука.
        Да, за бортом тысячи кельвинов норовили превратиться сотней километров выше или ниже в добрые миллионы, но столб плазмы в жалких десять килопаскалей - это же курам насмех, для астрогатора, привыкшего к тысячам атмосфер и экзотике вроде звёзд Вольфа - Райе[32 - Звезда Вольфа - Райе - класс короткоживущих звёзд на поздней стадии эволюции, для которых характерны очень высокая температура и светимость, с преобладанием в их спектрах линий азота, углерода и кислорода. В галактике Млечный путь к настоящему моменту известно лишь около 230 звёзд Вольфа - Райе, светимость их в среднем в 4000 раз превышает светимость Солнца.], в просторечье называемых «свечками» из-за своей короткой, хотя и яркой судьбы, местные реалии были жуткой рутиной, а вся их миссия - выгулом ясельной группы в ботанический сад. Затянувшимся уже на три с половиной субъективных месяца, и сколько это продлится ещё - никому не известно.
        К сожалению, у астрогаторов была побочная специальность, от которой стонали все без исключения. В фотосфере удобно прятаться и наблюдать - нейтринный, фотонный и гравитационный шторм внешних слоёв звезды надёжно прикрывает тебя от нежданных гостей и их неприветливых глаз. Сам же ты, экранированный со спины коконом из силовых полей, имеешь возможность довольно подробно обозревать примерно девяностоградусный сектор звёздной сферы. И на этот раз «Эпиметей» с семью автоматическими товарками был призван выполнить именно разведывательную миссию. Если бы ещё знать, кого они здесь ждут…
        Бредя изогнутой дугой, опоясывающей безлюдную станцию вдоль экватора, Ковальский рефлекторно почёсывался под мышками. Воздух на «Эпиметее» был сух до тошноты. В лучшие дни сломавшимся ещё полтора месяца назад климатизаторам удавалось поднять влажность процентов до десяти, а потом всё возвращалось к обычному показателю - чему-то около треклятого нуля. Несколько попыток прогнать климатизаторы в режиме автодиагностики ни к чему не привели, и до возвращения в док мечтать о комфорте не приходилось. Хоть бы терморегулятор не накрылся, сидеть тут ещё месяц в защитном костюме, вот только этого до полного счастья не доставало.
        А сидеть придётся, пока гости не дадут добро отчаливать.
        Ковальский постарался убрать с собственной физиономии гримасу раздражения, и бодро шагнул в люк кают-компании, традиционно оккупированной этими самыми «гостями».
        Превиос выглядела, согласно обыкновению, строго - прямая спина, собранная поза, подёргивающиеся в непрерывном движении саккад[33 - Саккады, нистагм - виды непроизвольных движений глазных яблок, отличаются различными частотами и рисунками.] зрачки, больше подходящие механическому устройству, нежели человеку из плоти и крови. Впрочем, отливающие металлом фаланги левой руки тоже без устали напоминали - это существо не совсем человек.
        Надетый на Превиос привычный уже белый балахон с длинными вертикальными прорезями на самых неожиданных местах больше походил на лабораторный халат, нежели на повседневную одежду. На его фоне утилитарный флотский комбинезон Ковальского был вершиной будничности, целесообразности и бытового удобства. Впрочем, из двоих, присутствующих в отсеке, Превиос интриговала Ковальского куда меньше другой гостьи.
        Он машинально пошарил глазами по сторонам, но опыт подсказывал ему, что хотя в белоснежно-пустом овале кают-компании совершенно негде было спрятаться, заметить тут присутствие третьего ему было не под силу. По крайней мере, если разыскиваемая сама не изъявит такого желания. Впрочем, станционный инфо-канал успешно рапортовал Ковальскому о наличии в отсеке ровно трёх гуманоидов.
        - Превиос.
        - Астрогатор Ковальский.
        Он прошёл к пустующему креслу и, благоразумно отклонив его сегментированную опору подальше к противоположной переборке, поспешил в нём угнездиться. Не спрашивать же ему разрешения на собственной астростанции, чего хорошего.
        - Я часто себя спрашиваю, ваше имя носит следы какой-то истории, которую мне забыли рассказать, или это просто так вышло?
        - Вы гадаете, не зовут ли какого-нибудь другого эффектора, скажем, Некст[34 - Превиос - дословно с англ. «предыдущий». Некст - «следующий».]?
        - Да, вы правы, и да, станционная библиотека содержит базу мёртвых языков, а мне было скучно.
        - С «мёртвым», астрогатор, это вы слишком, в Содружестве до сих пор есть минимум три мира, где разговаривают на рапид-енглезе.
        - Угу, у которого с террианским[35 - Террианский - здесь и далее: земного происхождения.] енглезом меньше общих корней, чем с нашим галаксом.
        - Ну, «язык отцов» в основном им и сформирован, тут ничего удивительного, но, возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что это действительно была такая история, и довольно давняя, её детали, увы, нами давно забэкаплены[36 - Бэкап - здесь: резервная копия. Соотв. забэкапить - создать резервную копию.], так что в настоящий момент я на него не смогла бы ответить, даже если бы захотела, я лишена сейчас доступов к нашим архивам точно так же, как все мы тут - нормального кондиционирования.
        С этими словами Превиос циркулем качнулась к ближайшему столику, подхватив с него баночку распылителя. Даже сидящий в трёх метрах от неё Ковальский почувствовал прохладу долетевшей до него водяной пыли. Впрочем, она тут же испарилась, а Ковальскому снова сделалось неловко.
        - Ещё раз прошу прощения, я честно пытался.
        - Не стоит беспокойства, астрогатор, в конце концов, это не ваша вина.
        - Ты гениальна, милочка, в своей слепоте, как вы справляетесь со всеми этими людьми, если даже простых вещей о них не понимаете?
        Это подала голос другая гостья. Разумеется, она всё это время спокойно сидела в кресле напротив и помахивала не достающей до палубы ножкой. Плазма тебя забери, Ковальский даже не знал её имени. У ирнов с этим какие-то свои заморочки. Превиос наверняка была в курсе, только она разве ж скажет.
        - Вы что сейчас имеете в виду, советник?
        Ну, надо же было её как-то называть.
        - Не обижайтесь, астрогатор, что я о вас в третьем лице. В данном случае я, как вы понимаете, использую собирательный контекст. Дело не конкретно в вас, а в людях в целом. Конклав Воинов взвалил на себя обязанность вести вас за собой, но он, как я вижу, до сих пор слабо представляет, кто такие «вы». Послушайте, Превиос, на самом деле астрогатор Ковальский не только не пытается перед вами сейчас оправдываться или просить за что-либо прощения, но и напротив - подспудно винит вас в том положении, в которое мы все благодаря вам попали.
        Ковальский не уставал удивляться, как «советник» умудрялась из довольно грубого и небогатого «языка отцов» выжимать такие обороты. Превиос изъяснялась куда проще, даже на грубый флотский слух Ковальского её язык временами упрощался настолько, что переходил почти исключительно на глаголы в паст-симпле, пусть и собранные в бесконечные цепочки в обрамлении союзов. Вот и сейчас:
        - Непонятно, вы предполагаете, что это я сломала кондиционер, или я не починила?
        - Берите шире, вы - здесь было сделано нарочитое ударение, - послали нас сюда, и именно согласно вашему плану мы вынуждены зависеть от исправности глупой техники.
        Повисла пауза. Ковальский мучительно пытался понять, как из его слов был сделан такой странный вывод, Превиос привычно мерцала нистагмом радужки, обдумывая, ирн же просто наблюдала.
        - Кажется, я слишком много всего выкинула в бэкап, надо будет в следующий раз это исправить, однако я вернулась бы к этой вашей мысли, то есть возражению, да, человечество вынуждено следовать рекомендациям Конклава, но, в целом, альтернатива проста - тотальное уничтожение, в конце концов, это всегда выбор конкретного человека как особи, идти своим путём или принимать к сведению то, что говорят тебе другие.
        Ирн звонко рассмеялась. Её вообще забавляли любые слова Превиос, к этой манере Ковальский успел привыкнуть и даже начал испытывать к этому странному существу определённую симпатию. Хотя что там в этой белобрысой кукольной головке на самом деле - поди знай.
        - Превиос, вы сегодня в ударе. О каком выборе вообще идёт речь? Поставили миллиарды людей на край пропасти и спрашиваете такие - ну, как, будет по-нашему или мы пошли?
        - Это было не совсем так.
        По длине фраз Ковальский давно привык оценивать эмоциональное состояние этого циркуля в человеческом обличье. Или что там у него вместо эмоций. Степень когерентности потенциалов действия.
        - Допустим, я утрирую. Но общий смысл всё равно такой. Например, этот ваш запрет на использование искусственного интеллекта, ну признайте, это чистой воды фобия. Причём я даже знаю, чья. Первого.
        Превиос вновь изогнулась и ловко оттарабанила что-то на мерцающей перед её лицом виртпанели. Побежала колонка цифр. Пропала.
        - Если вспомнить новейшую историю, эта фобия имеет определённое оправдание, советник, и если бы нашёлся кто-нибудь достаточно сведущий в психофизиологии Вечных, хотя таких я лично не знаю, который смог бы провести с Первым пару сеансов, и убедился бы, что такая фобия действительно существует, то и помимо неё - есть же и определённая цель, которую Конклав перед собой ставит.
        - А именно?
        - Вы не поверите, но сделать людей независимыми от нас.
        - ИИ, если бы вы ими всерьёз заинтересовались, этому потенциально мешают?
        Превиос грациозно кивнула. И тут не выдержал Ковальский:
        - То есть вы успешно используете ваши же фобии в собственных построениях?
        - Почему нет, взять хотя бы ирнов, они давно избавились от рудиментов собственной физиологии, перебрав каждый ген, перепаяв каждый нервный узел своей ЦНС, и им никакой ИИ в итоге не нужен.
        «Советник» благосклонно поклонилась, шаркнув едва достающей до пола ножкой в розовом сандалии.
        - Но вот скажите мне, астрогатор, вы бы стали такое с собой проделывать?
        - Не хотелось бы, - Ковальский смутился, чувствуя подвох. - Хотя, если придётся…
        - Однако никакого формального запрета к тому нет, да и неформального тоже, это вам не опасные игры с несовершенным, но безгранично свободным ИИ, тут просто ваше тело становится… вот таким.
        Превиос повела кистью руки, так что все сочленения фаланг блеснули серебром.
        - Более ловким, более прочным, лучше адаптирующимся.
        - Ага, и однажды ты просыпаешься, а вместо тебя уже - железяка. А тебя уже нет.
        Теперь настала очередь Превиос раскланяться. А Ковальский почувствовал, что отчего-то краснеет. Он часто себя на этом ловил, стоило ему только влезть в этот бесконечный и бесконечно чужой диалог.
        - Правильно, потому что вы чувствуете, что это костыли, вы не хотите быть костылём самому себе, пусть более ловким, более прочным и так далее, поэтому вы предпочитаете разумный предел, ограничиваете себя приёмом стимуляторов, вживлением имплантатов[37 - Имплантат (попсов. имплант) - класс изделий медицинского назначения, используемых в роли протезов, либо в широком смысле - любой искусственный объект, который вживляется непосредственно в организм. Напротив, имплантант - пациент, кому что-либо вживляется (ср. ампутант - пациент, которому что-либо ампутировали).], поверхностной перепрошивкой нервных центров, полируя всё это церебральными помпами когнитаторов и анксиолитиков[38 - Анксиолитики - психотропные лекарственные препараты, «малые транквилизаторы».], вживлением искусственных ионных каналов, не забывая об антидепрессантах, меняться не меняясь, а зачем?
        - Чтобы оставаться независимыми. Более способными к выживанию. И одновременно оставаться самим собой.
        - В точку, это именно то, чего желает человечеству Конклав, и по той же причине я ношу вот это, например, лишь временно, пока у меня не будет возможности улечься в медицинскую кому, пока мне не вернут мои руки, считайте это такой же данью собственным фобиям, советник.
        Ковальского передёрнуло. Такие руки он не надел бы даже под страхом… что-то ничего не приходило в голову. Смерть для астрогатора - не то, чего стоит бояться. Ничтожная доля секунды, и ты стал частью моря первородного ядерного огня. Мотыльки в вольтовой дуге разряда гибнут куда дольше и мучительней.
        - Простите мою въедливость, но вы же эффектор, а значит - по большому счёту сами являетесь таким костылём. В целом.
        Превиос растянула губы в улыбке, делая это как всегда неловко, словно сверяясь с некоторой внутренней схемой действий, изображая требуемую эмоцию, но на деле не испытывая ничего подобного. Убийственная улыбка социопата[39 - Социопат - человек, страдающий диссоциальным расстройством личности, которое характеризуется игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью и крайне ограниченной способностью формировать привязанности и испытывать базовые эмоции.].
        - Нас часто неправильно считают своеобразными ножками стула, стул один, ножек у него несколько, на самом деле мы скорее похожи на сообщающиеся сосуды, после того, как сосуды заполнены, уже нельзя сказать, что вот в этом - исходное вещество, а в остальных - лишь копия, мы все - копии, и все - исходные.
        - Но вы же сейчас сами по себе.
        - Как любой человек, но я поясню, в чём разница, астрогатор, вы давно были на живых мирах?
        Ковальский моргнул, соображая, как разговор перескочил на эту тему.
        - Лет пять назад. Истиорн.
        - Отлично - вы помните, что ощущали, когда звучала Песнь?
        - Ну… - Ковальский замешкался. Вы бы ещё про мой первый сексуальный опыт спросили. - А что конкретно вас интересует?
        - Это было ощущение костыля, которым вас заменили?
        - Н-нет… а почему, собственно…
        - Вы чувствовали общность, единение, даже, можно сказать, соитие с миллионами вам подобных?
        - Что-то вроде, да, - Ковальский опять покраснел.
        - Я вас поздравляю, в тот момент вы фактически были эффектором, в самой небольшой степени, но всё-таки, я почему вспомнила о костылях: Песнь - это всё-таки своеобразный костыль того, что когда-то просто жило вокруг нас, Мать Терра, потерянная и обетованная, но увы, теперь с вами только мы, безмерно чуждые вам изгои.
        Ковальский неловко откашлялся.
        - Мне в тот момент не казалось, что это какой-то там костыль.
        - Тем лучше для вас, но это был он самый, вам же, советник, - Превиос обернулась к ухмыляющейся физиономии ирна, - я приведу более близкую аналогию, мозг ирнов, как и человеческий, состоит из двух асимметричных полушарий, что будет, если их разделить, перерезав мозолистое тело?
        Ирн на мгновение перестала ухмыляться. Мысль ей крайне не понравилось.
        - Получится два малфункциональных квази-сознания. Инвалида.
        - Существует техника зеркального отражения нервных импульсов от рептильного мозга, она практически полностью восстанавливает дееспособность обоих полушарий - через достаточно короткое время в обоих вновь развивается полноценная личность, ну, скажем так, вполне полноценная, и обе из них не будут идентичны оригиналу, особенно та, что из подавляемого у вас в обычном состоянии правого полушария, они даже будут обладать разным набором воспоминаний.
        - К чему вы клоните, Превиос?
        Кажется, впервые за всё то время, что Ковальский наблюдал за этой парочкой, гостья из Сектора ирнов оказалась на грани потери самообладания.
        - А теперь представьте, что они так пожили-пожили по отдельности, а потом обе половинки снова соединили, убрали зеркалирование, срастили нервные сети, восстановили проводимость, что получится?
        Пауза на переваривание.
        - Жестокая шутка. Мы бы так никогда не сделали.
        - Какие шутки, человек снова получил шанс стать самим собой, выздоровел, можно сказать, стал опять полноценным.
        - Нихрена подобного.
        Глаза Ковальского, казалось, сейчас полезут из орбит. Таких выражений от ирна он ждал в последнюю очередь, они же это, вовсе не однополые, фертильный механизм у всех известных гуманоидных рас был примерно одинаков, но… но кто их на самом деле знает, все ирны, о которых было известно инфобанкам людей, имели женские вторичные половые признаки. Во всяком случае, выглядели они все как маленькие девочки с бантиками и в сандалиях. И тут такая маскулинно-генитальная лексика.
        - Кажется, не у одного Первого есть свои фобии, советник, так всё-таки, полученный в результате индивидуум он кто, исходная личность, одна из вторичных, совершенно новая, какая-то мозаика из фрагментов всего этого, и что случилось с исчезнувшими, их незаметно подменили, как это, костылём?
        - Вы, эффекторы, нечто подобное проделываете с собой каждый раз, когда соединяетесь воедино и дробитесь вновь?
        - По сути, да, но нет: вместе мы единая личность, но по отдельности каждый - такой же полноценный разум, а не инвалид с обрывками памяти, хотя в каком-то смысле мы становимся разными, но согласитесь, любой индивид, переживающий трансформацию под воздействием внешних или внутренних факторов - тоже постоянно и непрерывно становится кем-то другим, зачастую довольно дискретным образом.
        - Но не делится же при этом на части! И не сливается впоследствии вновь!
        Превиос криво усмехнулась.
        - Подавляющая часть нервной ткани головоногих содержится в их кожных покровах, где она управляет люминофорами, на, по крайней мере, двух мирах известны виды в предразумных фазах, потерявший конечность головоногий может отрастить новую, причём собственно голову с находящимся там мозгом - вообще проще простого, ампутированная же часть потом вполне может прижиться, если её правильно пришить обратно, успешно срастись нервной тканью со своим носителем, в том числе новым, теперь понимаете, к чему я клоню, советник, как ведёт себя при этом его субъективное сознание?
        - Вы тем самым утверждаете, что сознание вовсе не дискретно и даже не дробно, а кусочно-непрерывно.
        - Именно, даже у нас, первичноротых хордовых, с этим всё сложно, наши субличности - доказанный механизм адаптации, более того, когда тот же астрогатор Ковальский управляет станцией, это делает не столько он сам, сколько его специализированное альтер-эго, которое в нём вырастили годы тренировок, и если не давать ему появляться на астростанции «Эпиметей», субличность со временем уйдёт в тень и частично рудиментируется, остальная часть неокортекса[40 - Неокортекс - «новая кора», располагается в верхнем слое полушарий мозга, отвечает за высшие нервные функции - сенсорное восприятие, выполнение моторных команд, осознанное мышление и речь.] мутирует в нечто иное, в таковой субличности уже не нуждающееся вовсе, причём безо всяких физических манипуляций с нервными тканями и тем более суггестивных приёмов, если подумать, человек задолго до своего взросления как вида научился запросто выращивать себе естественные нейропротезы, просто искусственные иногда эффективнее.
        - Так, может, и вас можно заменить таким протезом?
        - Советник, будьте выше своих предубеждений, зачем один протез заменять другим, когда можно вместо этого вновь отрастить себе новую ногу.
        Ковальский тряхнул головой и, пробормотав извиняющееся «ой, что-то я, пожалуй, пойду», двинулся к выходу. От этого разговора у него уже болела голова.
        Позади него двое даже не заметили его ухода, вдогонку ему неслись какие-то совсем невнятные обрывки про «вечность» и «время смерти».
        «Да ну вас», - бурчал себе под нос Ковальский. Надо пойти, просмотреть свежие реконструкции сейсмограмм. Видимо, субличность оголодала. Посмеиваясь себе под нос, Ковальский снова нырнул в операторский ложемент, разворачивая проекцию.
        Перед ним до самого ядра тянулась симуляция ячеистой структуры конвективных зон Альционы D. Огромные и недвижимые, простирающиеся на четверть лимба, по мере продвижения лучистой энергии сквозь толщу плазмы, каковое занимало у отдельного фотона много десятков лет, ячейки постепенно теряли свою правильную шестигранную форму, всё больше дробились, приближаясь к хромосфере подвижным бульоном пузырящейся массы, несущейся к поверхности на скорости, почти равной скорости звука в плазме.
        Иногда этот естественный предел оказывался даже превышен, в таком случае, не поленившись задрать голову, астрогатор мог бы наблюдать над собой фонтан эрапции[41 - Эрапция (англ. «извержение») - здесь: коронарный выброс вещества.]. Ну, если бы успел вовремя убраться с его пути.
        Протуберанцы этого типа могли в себе нести несколько масс приличного газового гиганта - немыслимая энергия, попусту распыляемая в пространство, дабы впоследствии обогатить местное Облако Оорта[42 - Облако Оорта - внешняя сферическая (до 50 тысяч астрономических единиц) область планетарной системы, населённая объектами её ранней истории и остатками вещества, выброшенного из центральных областей в процессе планетообразования.] очередной порцией промёрзшего водорода пополам с гелием.
        А потому - постоянно следить за ячейками и предвидеть их поведение как раз и было основной заботой дежурного оператора станции, в данном случае - его, Ковальского, заботой.
        Но это было скучно, поскольку бортовой квол с этим справлялся не хуже.
        Ковальский перепроверил ещё разок надёжность закрепления якорей, поставляющих на «Эпиметей» энергию для генераторов, потом пробежался по каскадам квантово-спутанных инфоканалов на беспилотники, и уже после от нечего делать принялся разглядывать здешнее небо.
        Что эти двое тут искали?
        Ковальский повертел настройки проекции, надевая на карту местного скопления поляризационную реконструкцию нейтринных пульсаций. Ничтожные колебания всепроникающего поля могли рассказать детекторам станции много любопытного. Огромные - в декапарсеки величиной - амплитудные волны пробегали скопление насквозь туда и обратно, словно гигантские тени носились вокруг, незримые и неощутимые, пока когерентные пучки комплексных амплитуд вероятности, неспособные воплотиться в зримый объект субсвета, играли друг с другом в салки глубоко под пологом горизонта событий, чтобы однажды стать чем-то реальным, но, вероятнее всего, оставшись при этом бесконечно далёкими.
        Ещё десятки и сотни лет сюда, в необитаемую галактическую глушь, будут приходить сигналы от давно случившихся и позабытых космических баталий, но никому это уже будет не интересно. С тем же успехом они могли происходить в другой Односвязности за пределами Голографического радиуса, который, как известно из школьного курса физики, ровно на две планковских длины шире размеров видимой Вселенной и ровно на два порядка меньше истинной протяжённости пространства-времени.
        Но гостей «Эпиметея» интересовало нечто куда более вещественное, а значит, отделённое от Альционы D считанными световыми неделями, максимум - месяцами. Вся остальная добыча - предмет интереса разве что для рыщущих по виртуальным пространствам дипа разобранных в волновой пакет разведсабов террианского флота.
        Так что же гости тут ловили? И главное, как долго эта охота на тигра планирует продолжаться?
        Протяжный зевок до боли в атрофированных жевательных мышцах. К слову о них.
        Послушный фабрикатор намешал в чашке знакомую бурду - сочно, кисленько, правда, волокнистая структура отдавала универсальным принтом, но тут уж приходилось довольствоваться чем придётся. Будем считать, что клубничное смузи. Ковальский ковырял размазню в одноразовой рециркулируемой плошке, ему по-прежнему было дико скучно. Можно перекусить и в кают-компании, но с тамошними разговорами сыт не будешь. А тут еда с доставкой к рабочему месту согласно текущему расписанию дежурств по станции.
        Ковальский снова переключил основной скин гемисферы на видимый спектр.
        В визор центрального детектора тяжело вплывал газовый гигант, холодный, бледный, без спутников - местное субскопление на границе Плеяд состояло из молодых звёзд с бедным химическими составом, так что тут особого разнообразия планет ожидать не приходилось, так, скучные недоделки звёздного населения, которые даже на звание бурых карликов и субзвёзд не годились, для нормальной же планеты у них был слишком бедный бульон изотопов - водород во всех формах по металлическое ядро включительно. Никаких тебе суперземель[43 - Суперземли - класс планет, масса и плотность которых превышает массу Земли, но которые при этом значительно меньше газовых гигантов по размерам.], никаких ледяных карликов вокруг. Но при снедавшем Ковальского сенсорном голоде и этот скучный голубоватый шарик тоже прокатывал за развлечение. Тот факт, что на реконструкции прямо сквозь планету благополучно продолжало светить несколько товарок Альционы D по скоплению, Ковальского ничуть не смущал. А что, даже красиво.
        Астрогатор уже хотел было перевести сенсор на более общий обзор, но рука его остановилась на полпути.
        Холодно и ровно сияющая на просвет диска планеты звезда блеснула и погасла. Потом, рядом, ещё одна.
        Пальцы Ковальского затарабанили по гриду виртпанели, запуская самодиагностику нейтринных ловушек. Это были два близкорасположенных красных карлика. И чтобы ни случилось, светить здесь они должны были ещё десятки миллиардов лет минимум. Согласно некоторым теориям они вообще не были в состоянии израсходовать термоядерное топливо своих недр до конца, то есть в принципе были вечными.
        И разумеется, «свет» нейтринного поля от них заведомо продолжал бы поступать в эту область, поскольку его тут банально нечему было загораживать, пусть он и начисто терялся в огненных недрах фотосферы, где сейчас полоскался «Эпиметей». Изображения на проекции были лишь реконструкцией квантового эха из недр дипа. Приборы были в порядке. Но две звезды погасли. Нет, уже три.
        Ковальский включил общую тревогу. Пусть, тьма подери, кто-нибудь из гостей ему сейчас же объяснит, что за бредятина творится.
        И тут пространство дипа полыхнуло уже буквально от горизонта до горизонта.
        «Там же два наших саба!»
        Почему-то именно эта мысль сейчас показалась Ковальскому особенно важной.
        На его глазах дип набухал угрозой. Где раньше ритмично бился пульс бортовых эмиттеров, прощупывающих топологическое пространство вокруг, теперь начало ворочаться что-то грандиозное в своём безумии. Дип, обычно пустой, но и в таком виде безмерно опасный, стремительно заполнялся чуждой ему жизненной силой. Звёзды не просто так пропали, их кто-то явно пустил в ход вот так, целиком. Астрогатор Ковальский не знал даже, как такое возможно.
        Сабы.
        Первая мечущаяся в поисках спасения тень погасла спустя считанные секунды, навсегда оставшись там, за спасительным файерволом субсвета. Вторая ещё держалась, но и её шансы таяли с каждым мгновением. Да что же это…
        Сверкнула яркой злой искрой и снова пропала из виду точка автоматической капсулы. Ловушки «Эпиметея» успели уловить от неё информационный импульс, и квол уже принялся за расшифровку. Кажется, что-то дайверы успели там найти в своих треклятых квантовых запутанностях[44 - Запутанность - квантовомеханическое явление, при котором состояния двух или большего числа разнесённых элементов квантовой системы оказываются в некотором смысле общими. Измерение параметра одной частицы приводит к мгновенному (выше скорости света) изменению состояния другой, что находится в логическом противоречии с принципом локальности.]. Что-то, что стоило им всем в итоге жизни.
        Ковальский скрипнул зубами.
        И тут уже он сам увидел. Как всегда, если знать, куда смотреть, становилось непонятно, как они раньше не заметили.
        Так вот что искали всё это время гости. И тоже не видели в упор.
        - Астрогатор, чего вы ждёте?
        Голос Превиос был как всегда холоден.
        - Я?.. - он не удержался и нервно сглотнул. - В смысле, каков будет приказ?
        - Согласно протоколу, разомкнуть якоря, на накопителях вывести «Эпиметей» за пределы ЗВ Альционы D, совершить короткий аварийный прыжок вдоль оси, всё остальное потом.
        - Беспилотники?
        - Если не успеют на предельном ускорении догнать своим ходом вдоль траектории ухода - бросаем.
        Ковальский уже тараторил команды кволу.
        - Но вы уверены, что стоит покидать фотосферу, нас же сразу обнаружат…
        - Они обнаружили нас сразу, по эху от якорей, это море энергии в дипе… нужно быть слепым, чтобы нас сейчас не видеть, вы что, ещё не поняли?
        Что-то тут не так, что-то они упускают… Даже Превиос.
        И тут Ковальский, наконец, увидел, как на реконструкции поплыли незыблемые границы внутренних ячеек Альционы D. Огромные, накрепко закованные в ловушку гравитационного колодца звезды, они не менялись миллионами лет. Но сейчас их словно что-то начало сминать, перемешивать, уплотнять.
        У Ковальского на затылке зашевелились волосы.
        Звезда под ними прямо сейчас вознамерилась стать релятивистским объектом. Война в недрах дипа не собиралась останавливаться, а только прибавляла обороты. Кому-то понадобилась ещё одна звезда. Если она попутно заберёт с собой в небытие пару-тройку живых душ - тем лучше.
        Нужно скорее убираться отсюда.
        Сирена маневровой тревоги взвыла во внутренних каналах.
        Золотой шар «Эпиметея» на полном ходу попёр наружу сквозь беснующийся хаос звёздной короны. Его силовая броня сверкала в ультрафиолете подобно новорождённой нейтронной звезде. Но Альциона D позади станции безжалостно перебивала жалкие потуги человеческого артефакта соперничать с величием собственной гибели. Звезда спешила отдать Скоплению Плеяд поспешно синтезированные тяжёлые элементы. Как будто чувствовала, что иначе от неё не достанется этой вселенной совсем ничего.
        Перворанговый ПЛК «Тимберли Хаунтед» массой покоя 52 мегатонны покачивался в гравитационных токах подобно невесомому перу, не оставляя за собой ни малейшей ряби в метрике пространства. Режим максимальной изоляции превращал и без того малозаметную на фоне черноты глубокого космоса изломанную внешними плоскостями призму в мираж.
        Однако в топологическом пространстве не спрячешься, если наблюдатель внимателен и терпелив. И да, если за тобой наблюдает сама Вселенная, она неминуемо окажется достаточно внимательна и предельно терпелива. Случайные блики вспышек далёких сверхновых, всё-таки отразившиеся от бортов крафта, будут ещё долгие годы ползти сквозь вакуумную пену субсвета, чтобы получить шанс достичь чьих-нибудь случайных глаз, но замкнутые через дип генераторы корабля всеми своими тридцатью двумя петаваттами на воротах накопителей уже сейчас отдавались в недрах дипа гулким эхом, и было лишь вопросом времени, когда его локализуют, и главной задачей стояния в барраже было максимально оттянуть этот момент. Требовалась плотная завеса, что размывала бы проекцию флота на высшие измерения, так что большая часть получаемой извне энергии всеми наличными крафтами тут же отправлялась обратно в голодное топологическое пространство, оживляя его, питая его, создавая непреодолимый туман войны в его фрактальных глубинах.
        Корпус «Тимберли Хаунтед» судорожно передёрнуло, субсвет покинул очередной залп главного калибра.
        Тщательно распылённая по вероятностному полю, дабы не выдать реальное расположение своего источника, клякса фрактального энергетического спрайта, на дайверском жаргоне именуемого «шевелёнкой», принялась пережёвывать очередной вероятностный коридор, по которому субсвет покидали каналы ухода.
        Один ПЛК мог гарантированно контролировать вокруг себя сферу радиусом в полтора декапарсека - в пределах этого объёма ни одно макроскопическое тело не смело погрузиться в субсвет, не рискуя схлопотать на выходе фатальную декогеренцию[45 - Декогеренция - процесс нарушения когерентности или связанности квантовомеханической системы, вызываемый взаимодействием с окружающей средой посредством необратимого, с точки зрения термодинамики, процесса. При этом система размыкается, смешивается или запутывается с окружающей средой.]и превратиться в квантовый ливень бессмысленно распадающихся экзотических частиц.
        Таких ПЛК в составе Лидийского крыла насчитывалось шесть, не считая крафтов прикрытия и двух припрятанных на краю тактического поля и тоже дрейфующих сейчас с заглушенной ходовой боевых кэрриеров[46 - Кэрриер, он же носитель - здесь: крупный крафт, спроектированный в качестве мобильного палубного дока для более мелких крафтов.]. И все их зенитные орудия методично отрабатывали кулдаун[47 - Кулдаун - здесь: время на перезарядку чего-либо.] по горизонту, пока укомплектованные сдвоенными экипажами разведсабы «Джайн Ава» и «Махавира» рыскали в недрах дипа в поисках неуловимого фокуса.
        Могучий флот, скользящий в темноте едва заметными бликами на гранях бритвенно-острых чёрных призм, и две крошечные искорки жизни, размашисто исчеркавшие собой всё топологическое пространство вокруг. Занесённый над пропастью титанический ледяной молот и два светлячка, указывающие ему путь. В этом была сокрыта своя поэзия.
        Пятизвёздный контр-адмирал Молл Финнеан скользил глазами по проекции тактической гемисферы. Кромешная чернота пространства, пропущенная через когнитивные фильтры, отсеивающие незначительное и масштабирующие до макроскопических величин далёкие искорки горячей материи, которые доставляли в итоге его незрячим зрачкам тщательно отпопулированную[48 - Отпопулированный - здесь: пополненный вторичными информационными пакетами.] сопутствующей информацией сводку. Состоявшую, впрочем, из голой пустоты.
        Этот сектор был самым ненаселённым в пределах прыжка от потенциального расположения фокуса, даже на фоне привычной для внешних биогенных поясов Галактики разреженности звёздной фауны здесь царствовало практическое ничто. На фоне молодого суб-скопления на границе Плеяд, где, как предполагалось, и скрывался фокус, южный завиток Выступа формировал обширную воронку предельно возможной пустоты в жалких тысячу частиц на кубический метр, так что в отсутствие удерживающих галактические пряди уплотнений тёмной материи вокруг за миллиард лет не зажглось ни единой звезды второго поколения, и только тусклые угольки вездесущих первичных бурых карликов мерцали где-то в отдалении, будто готовые вот-вот угаснуть окончательно.
        Так казалось, но в реальности этим суждено было пережить смерть Ядра, навсегда оставшись призраками прошлого в тенётах постепенно остывающего Суперкластера Девы[49 - Местное сверхскопление галактик (Сверхскопление Девы или Суперкластер Девы) - нерегулярное объединение галактик размером около 200 миллионов световых лет, включающее Местную группу галактик, скопление галактик в Деве и несколько других групп галактик.], бесконечно тянущегося в сторону Великого Аттрактора[50 - Великий Аттрактор - гравитационная аномалия, расположенная в межгалактическом пространстве на расстоянии примерно 65 мегапарсеков от Млечного пути в созвездии Наугольник. В прилегающих к Аттрактору областях Вселенной галактики обнаруживают крупномасштабное течение в его сторону со скоростью до 700 километров в секунду. Тем не менее, постоянная Хаббла приводит к тому, что Аттрактор, в свою очередь, движется от нас в результате расширения Вселенной со скоростью порядка 4 тысяч километров в секунду.] и в итоге лишь от него всё больше удаляющегося вослед расширению Вселенной.
        Если не считать горячей пустоты между Рукавами Галактики, в этом секторе пространства не нашлось более пустого и безжизненного объёма, и более удобного места для засады было не придумать. Но здешняя мертвенность тревожила контр-адмирала сама по себе. Потомок переживших Век Вне беглецов со Старой Терры, он не мог унять дрожь, которую порождала в нём эта окружающая бездна.
        - Контр-адмирал.
        - Майор.
        Томлин появился в пространстве для брифингов в своём обычном образе - грохочущие железом о железо хитиновые жвалы «защитника» хоть и не производили никакого впечатления на навигаторов, но без них аватар был бы неполным. Разве что для удобства собеседника верхняя часть лицевой брони нелогично переходила в наголо бритую голову. Уж лучше бы просто полевую форму нацепил, смертничек.
        - Мои мозголомы опять требуют определённости.
        Финнеан поморщился.
        - Скажи, что они узнают первыми. Если охота ускорить процесс - пусть подключаются к акустикам[51 - Первые гравитационные волны были зафиксированы на частотах, соответствующих диапазону человеческого слуха, здесь и далее имеются в виду именно они, обычный звук в космосе, разумеется, не распространяется.], там аналитиков в дежурные смены всегда не хватает.
        Томлин усмехнулся.
        - Скажу. Я смотрел сводки, две сотых омеги - это что?
        - Максимум крупный протуберанец вот одной из тех малявок. У нас разлёт плеча детекторов сейчас - почти полтысячи. С таким рычагом мы в теории способны обнаружить столкновение двух крупных ледяных комет, если встречными курсами сойдутся.
        - А в инфразвуковом?
        Финнеан дёрнул пальцами, и канал наполнило ритмичное гудение резонанса.
        - Это ближайший тёмный поток, который запирает нас с севера. Пятнадцать декапарсек. Плотность сигнала - на самой грани слышимости. Ничего ближе нет и не предвидится.
        Томлин прошёлся туда-сюда по пятачку, громыхая сочленениями.
        - И нас постепенно запирает.
        - Привыкай к теории игр. Флот имеет дело с вероятностными полями. Если в твоём распоряжении всего три измерения, то и количество возможных траекторий ухода всегда конечно и, по факту, весьма ограничено.
        «Тимберли Хаунтед» снова содрогнулась от залпа, сигнал Томлина на секунду забился шумами наводки, но тут же снова стабилизировался.
        - Мы работаем по горизонту, но так нельзя ждать вечно, рано или поздно начнут прорываться эхо-импульсы и…
        Томлин опереточно развёл руками:
        - И?
        - И нам придётся уходить. А ты что ожидал, кавалерийской атаки?
        Майор неодобрительно покачал головой. Смертнички, что с них взять.
        - Но почему?
        - Ты прекрасно знаешь, почему. Потому что таков приказ Воина.
        Если бы он сам так действительно думал.
        - Которого здесь нет. А мы есть. И мои мозголомы здесь для другого.
        - Вот приказа подчиняться им у меня как раз и не было, майор.
        Тот в ответ симпатично ощерился.
        - И что будешь делать?
        - Ждать. У нас на горизонте есть два саба, под завязку набитых лучшими моими аналитиками и дайверами. Если они ничего не добудут, значит, не судьба, будем отступать за периметр Цепи на перегруппировку.
        - И дадим оставить себя с носом? После того, как мы тут, считай, год проторчали?
        Финнеан выключил надоевший фон гравидиапазона и задумчиво почесал по обыкновению безволосую бровь.
        - Ты бы лучше подумал, дадут ли нам уйти. Видел сводку? Самый минимум - десятая часть крафтов просядет в заморозку, и это даже при лучшем для нас раскладе. Слишком узкое нам осталось окно, для нашего-то ордера.
        Что хуже - смерть или заморозка - традиционный флотский бессмысленный спор. Большую часть капсул никогда не подбирали, несмотря на все усилия тральщиков.
        - Опять трёпаная игра.
        - Это не игра, а банальный рандом[52 - Рандом - здесь: нечто случайное.], тут нет чьей-то воли, просто вероятность. Обычно всё куда сложнее, майор.
        - Вот мне с того радости. Ладно, пойду к своим мозголомам, буду им дальше байки травить.
        - Ты мне персонал-то не демотивируй, - проворчал вослед растворившемуся Томлину Финнеан.
        Думать о том, что старый приятель сейчас на самом деле в паре сотен магеметров отсюда, закутан в тенёта силовых полей в одной из десантных капсул малого космо-крейсера «Шаттарат», не хотелось. Контр-адмирал посмотрел на собственные ладони. Как похоже. Но в реальности его руки давно скрючены от неизбежного артрита, вызванного хронической неподвижностью сокращения сухожилий и банальных микросудорог, и вряд ли смогут сами по себе пошевелиться без многодневной реабилитации на базе. «Консервы» день за днём живут в виртуальной реальности тактической гемисферы, весь этот космос вокруг - будто такая же химера. Если бы это было так.
        Забавно, но возможность дышать собственными лёгкими и ходить по нужде в настоящий гальюн из всего боевого флота могли себе позволить только полоумные ребята дайверы. Слишком короткие дайвы, слишком мало в сабе места для нужного количества полноценных капсул. Да и от чего их в дипе защищать? Там человек прекращал существовать не просто как макроскопический объект, а даже как клятый волновой пакет. Остальной флот не мог себе позволить такой безалаберной роскоши - каждый из этих кораблей был пронизан силовыми полями и энергоэкранами, позволяющими экипажу оставаться в живых не то что в боевых условиях - хотя бы и после вот таких залпов.
        «Тимберли Хаунтед» сотрясло в точности согласно расписанию зенитного огня.
        Контр-адмирал вновь развернул схему тактической ориентации кораблей - гигантская трёхмерная шестерёнка висела в пустоте на невидимых направляющих кучностей запутанных волновых функций, не чувствующих протяжных световых минут между кораблями и готовых координировать движения базовых крафтов Лидийского крыла с безгранично холодной точностью. Только покуда никто не давал им команду начать движение.
        Тренькнул сигнал, привлекая внимание Финнеана. На гемисфере погасли очередные ворота, помеченные аналитиками как скомпрометированные. В теории, уходить можно и через них, но это означало потерять на отходе большую часть флота. Точнее, вероятностная оценка потерь составляла теперь заведомо неприемлемую величину. Контр-адмирал поморщился.
        Эта математика была математикой отсроченной смерти, и рассуждать вот так было бы неприлично, даже если бы речь шла о чём-то совсем далёком, а не о гибели твоей собственной или твоего товарища по оружию. Но на деле никаких эмоций эти голые цифры в нём не будили. И это было хуже всего. Обычно в минуты сомнений Финнеан обращался к Воину, если тот был не против, но вот уже почти месяц, как тот оставил Крыло и его командира в одиночестве.
        Ну, да, в сомнительном «одиночестве» на флагмане огромного боевого флота, чей суммарный экипаж составлял десятки тысяч вояк, не считая многочисленный бортовой саппорт и мозголомов.
        Да тьма вас всех задери.
        Канал квола как всегда был заполнен бесконечным монологом, который никто не слушал. Ко всем прочему, на «Тимберли Хаунтед» тот почему-то предпочитал женские обертона, так что всё в итоге превращалось в дурацкий бабский трёп. Прерывать такой было сущим удовольствием.
        - Отчёт по работе аналитиков.
        - Без изменений, по стандартной модели последнее окно для прыжка будет скомпрометировано спустя 72 часа и 36 минут бортового времени, вероятность прогноза 80 %.
        - Софткап[53 - Софткап (хардкап) - здесь: предел какой-либо величины. Под хардкапом обычно понимают абсолютный предел, а под софткапом - его разумно (в смысле общей эффективности) достижимый аналог.]?
        - 75 часов и 46 минут дают статистически достоверный положительный результат при текущих граничны…
        - А вероятность совершения триангуляции к тому моменту?
        - Минимальная. В настоящее время она составляла один к десяти, но, как видите, не реализовалась. Итого за оставшееся время можно рассчитывать на единицы процентов, точнее я не мо…
        - Тишина.
        Эту балаболку приходилось вот так затыкать, иначе было невозможно сосредоточиться.
        Флот висел в черноте пространства и ждал. Залп.
        - Так. Приказ по Крылу. Носителям замкнуть якоря, полную мощность на разогрев накопителей и ходовую. Малым ходом, не нарушая режима молчания собираемся в кластер по направлению к траектории тэ-семь в текущем каталоге. Ждём сигнала, вся мелочь должна быть на борту через мин один пять мин. Остальные бьёмся на три группы в построение «жезл», вектор отхода тот же. Весь малотоннаж, - тут он чуть не запнулся, - в арьергард. Флагшип[54 - Флагшип - синоним слова «флагман». Главный корабль эскадры, на котором располагается её тактическое руководство.] - на центральный узел. Остальные первторанги открывают строй. Навигаторам разработать детальную схему построения и доложить через час. Тактическим группам начать маневрирование по общей схеме. Уровень боевой тревоги с жёлтого на оранжевый. Туман войны[55 - Туман войны - термин, введённый Карлом фон Клаузевицем для обозначения недостоверности данных о положении театра военных действий, здесь: принятые меры барражирования контролируемого пространства.] остановить, всю энергию - в накопители. О готовности к прыжку доложить по факту. Выполнять.
        И замолчал. По тактической схеме пошла рябь - замерцали значки отчётов, шевроны визуализации номиналов мощностей, прозвенели сигналы временной асимметрии строя.
        Так.
        - Разрешите обратиться?
        Это квол, не выдержал. Ненадолго его молчания хватило.
        - Валяй.
        - Отправить на «Махавиру» и «Джайн Аву» сигнал срочно вернуться?
        С учётом временной декогеренции в недра дипа сигнал будет идти ещё добрый час.
        - Да, давай. Пусть двигают сюда полным ходом, горизонт к тому моменту расчистится.
        - Сообщение на «Тсурифу-6»?
        Финнеан подумал.
        - На базу сообщи, пусть готовятся принимать гостей в Воротах Танно. Пусть оттянут сколько можно от «Тсурифы-6». Ну, и всю текущую тактическую инфу им скинь. Отбой.
        По всей гемисфере ползли вверх столбики диаграмм энерговооружённости и лимитов накопителей. Космическая война была соревнованием петаватт и эксаджоулей. И стратегическое преимущество тут стоило любых тактических талантов. Привычная война, больше похожая на игру. Теория вероятностей, огромные вычислительные мощности, но в итоге всё то же - гибель людей. Суть войны никогда не меняется, потому что в этом она и состоит.
        Рявкнула сирена оповещения, и мегатонны «Тимберли Хаунтед» послушно пришли в движение, разворачиваясь главной главной полуосью в сторону расчётного курса ухода.
        Финнеану так хотелось скомандовать дислокацию флагмана в замыкающей части ордера, но в душе он понимал, что просто не может себе этого позволить.
        - Контр-адмирал, сорр.
        Сададзи как всегда выглядел немного испуганным. Что-то в его аватаре производило такое впечатление, как будто его секунду назад вытащили за шиворот из затхлого подвала и теперь светят ему в лицо стробоскопом. Впрочем, для аналитика это как раз и было наиболее точным описанием момента выхода из гиперрежима.
        - Слушаю.
        - Контр-адмирал, мы ещё можем попытаться отработать по наиболее вероятным областям активными маяками. Запас их ограничен, но вероятность…
        - Отставить, с момента повышения тревоги наша первичная задача - организованно покинуть сектор и, если понадобится, потом начать с исходной после перегруппировки и ротации экипажей.
        - Я понимаю, сорр, но…
        - Присоединяйтесь к акустикам, штаб-капитан, у нас ещё будет возможность триангулировать фокус. Ещё вопросы?
        Сададзи поджал губы и привычным манером клюнул головой, принимая приказ. И замер так, не разрывая контакта. Его зрачки почти заметно для глаза замерцали, вглядываясь в коммуникационные интерфейсы.
        - Контр-адмирал, в акустическом спектре что-то происходит.
        Финнеан рефлекторно отбил кольцами чечётку. К глубинному резонансу тёмных потоков присоединилось что-то ещё. Где-то на инфразвуке. Скорее отдельные вспучивания кривизны пространства, нежели что-то похожее на настоящую протяжённую гравитационную волну.
        - Акустики, что это?
        - Не удаётся опознать направление. Нечёткая метрика[56 - Метрика - здесь: мера отличия двух объектов в виде некоего искусственно вводимого «расстояния» между ними.] сигнала. У нас в архиве нет таких паттернов[57 - Паттерн - шаблон, здесь: устойчивый образ, распознаваемый в сигнале.].
        Финнеан зыркнул в сторону всё так же скорчившегося на полудвижении Сададзи.
        - Штаб-капитан? Мне бы очень пригодилась хоть какая-нибудь версия.
        Сададзи поднял голову и почти прошептал.
        - Если это то, что я думаю, то, кажется, мы только что нашли, что искали.
        - Сададзи, я тебя под трибунал отдам.
        - Работают глубинные бомбы.
        И тут же отключился.
        Финнеан почувствовал, как у него вспотел голый затылок.
        - Квол, сигнал на сабы отправлен?
        - Так точно, но они его получа…
        Канал оборвался на полуслове.
        Время, время, время.
        Всегда дело было во времени.
        - Приказ по Крылу. Максимальная боевая готовность, вновь выпустить наружу весь малый флот, включая дроны[58 - Дрон - здесь: любой беспилотник.], якоря без команды не размыкать, всю энерговооружённость - в накачку внешних экранов, боевое построение даймонд-октагон плотным строем, всем навигаторам и аналитикам войти в гиперрежим, повторяю, максимальная боева…
        В этот момент акустический спектр во всём диапазоне заорал так, что звук пришлось отключить. Подчиняясь какому-то неведомому ритму, по всей гемисфере грандиозным фейерверком по очереди начали вспухать послушно увеличенные селективными фильтрами до межзвёздных масштабов багровые сферы коллапсаров в сверкающей шелухе едва сброшенных, но уже стремительно уходящих под горизонт аккреционных дисков[59 - Аккреционный диск - спиральная структура падающего на центральное тело вещества в тесных или нестабильных системах.] внешних оболочек.
        Кажется, этим карликам вовсе не было суждено встретить здесь старость Вселенной.
        Одна, две, три, шесть. Безо всякой системы, сразу по всем направлениям изнывающим от собственной ничтожности местным жалким звездулькам начало срывать клапана. Впрочем, опасаться их в такой дали было бессмысленно, даже будь они все квазарами ядерных галактических классов, в вязком субсвете их ударные джеты достигли бы той точки, где сейчас скрывался флот, лишь спустя долгие десятилетия. Да и обычный багровый отсвет обречённых светил ещё очень долго будет напоминать о том, что когда-то было соседним скоплением.
        В субсвете вообще мало что может быть опаснее детской хлопушки, если ты не держишь её у самого лица и не сжимаешь в собственном кулаке. Но то в субсвете.
        Одна, две, три, шесть. Новорождённые сверхновые обрывали свой тревожный рокот, слишком слабые, чтобы произвести на свет нечто значительное.
        Финнеан долгую секунду не мог себя заставить переключить режим.
        Фрактальные недра дипа в ярости ревели, пробуждаемые от вечного сна внезапным обилием пищи. По сравнению с этой лавиной огня жалкие людские заградительные залпы казались теперь ничтожными брызгами вакуумной пены. И где-то там в самой глубине этого рокочущего моря едва заметным завитком продолжали мелькать метрики двух разведывательных сабов.
        Дайс, не дури. Всплывай. Чудо, что там вообще до сих пор ещё кто-то жив.
        На всех каналах уже заходился сигнал чёрного уровня тревоги, что бы это всё ни значило, активная фаза боя теперь была неизбежна, перегретый дип означал преждевременный прорыв эхо-импульсов.
        - Приказ по Крылу. Расчехлить орудийные порты для работы по файерволу, построения не менять, всем пилотским сменам занять дублирующие посты, активировать нейропомпы, находиться в постоянной готовности к гиперрежиму, полная премедикация[60 - Премедикация - здесь: предварительная медикаментозная подготовка.], запустить тестовый прогон прокси-защиты внешних датчиков и нейроконтуров. Квол, любые сигналы от «Джайн Авы» и «Махавиры» без расшифровки транслировать напрямую на «Тсурифу-6» по прямому каналу плюс дубль аварийной капсулой по направлению окна отхода с частотой раз в минуту. Выполнять.
        И, чувствуя уже, как сердце пропускает такт вослед проходящей гемато-энцефалический[61 - Гемато-энцефалический барьер - физиологический барьер вокруг центральной нервной системы.] барьер химии:
        - Отставить походный ордер, всем разомкнуть якоря, боевое построение «сфера», супертяжи - в узлах додекаэдра, занять оборону, носителям, соблюдая строй, полным ходом двигаться на соединение с основным флотом, быть готовым к активному маневрированию, остальные работаем согласно сигналу акустиков, как только будут данные по актуальному вектору атаки.
        А зарево в недрах дипа всё не унималось, но коллапсары уже почти прогорели.
        - Аналитики, почему мне ещё не доложили, откуда эта дрянь?
        В канале заворчал недовольный голос Сададзи:
        - Работаем.
        Флот послушно начал движение, разрушая недавно выстроенный ордер, этот танец сотен единиц боевых крафтов завораживал не хуже окружающего его фрактального шторма, хотя по степени безумия эти два спектакля, конечно, было не сравнить.
        - Контр-адмирал, сорр.
        Квол, нашёл время. Отресетить к хренам в ближайшем порту.
        - 10 секунд.
        - Приказ был чёткий - встревать в огневой контакт только в случае крайней необходимости, отступить в заранее выбранный канал.
        - Командир этого крыла я, я дал тебе приказ, исполняй.
        - Так точно, сорр.
        Хотя бы хватило ума не начать пререкаться.
        И тут же в канал вклинился командир «Тимберли Хаунтед» Акэнобо:
        - Контр-адмирал, сорр, сигнал с «Махавиры» потерян, вероятнее всего…
        Финнеан в ответ не выдержал и сорвался на рык.
        - Я знаю, что вероятнее, мне нужна внятная информация о том, что там происходит, а не ваши предположения, майор!
        Огненный танец продолжался, и где-то на дальнем его краю сейчас, возможно, уже решилась судьба горстки дайверов, но треклятая декогеренция на выходе в субсвет никак не могла доставить об этом свой неумолимый сигнал. Даже в стремительном топологическом пространстве всё происходило далеко не мгновенно, и это ожидание порой убивало.
        Маяк.
        Крошечная искорка смёрзшейся до абсолютного нуля материи беспомощно выродилась в субсвет в огненном каскаде яростно распадающихся суперсимметричных[62 - Суперсимметрия - теория в физике элементарных частиц, согласно которой обычным частицам сопоставлены не обнаруженные пока дуальные им частицы большей массы.]монстров из другого мира, больше похожих не на элементарные частицы, а на гигантские комки спрессованной энергии из тех далёких времён, когда вселенная была молода, горяча и безжизненна.
        Новорождённый маяк, подобно любому младенцу, сперва судорожно набрал в грудь те крохи энергии, что достались ему от тлеющего даже при абсолютном нуле субъядерного распада в его сердце, чтобы с первыми же двинувшимися в путь электронами издать на всю округу первый свой яростный крик.
        Щёлкнуло, и такой же точно маяк исчез из этого мира, унося дальше по цепочке полученный сигнал.
        - Контр-адмирал, мы получили галактические координаты фокуса.
        Сознание Финнеана уже плыло от пропитавшей его височные доли химии, он едва держался, чтобы окончательно не уйти в гиперрежим.
        Дайс, Тайрен, вы же бойцы у меня, вы сможете, сможете.
        И тут дип замолчал на всём пространстве гемисферы.
        Там, где только что сверкали иззубренные молнии фрактальных топограмм, воцарилась мгла.
        - Потерян сигнал с «Джайн Авы», у нас нет больше реперного моста для навигации. Прикажете погрузить другой саб?
        Ну нет. И сразу другой надоевший голос:
        - Контр-адмирал, сорр, я вас призываю отдать приказ выхода на прыжок. Директивы Воина…
        Финнеан обрубил канал квола.
        Хватит. Пора действовать людям.
        - Отставить, сабы не погружать. Как только будет подтверждена триангуляция - построение «пирамида-2» по её вектору.
        Финнеан всё смотрел на мерцающую точку и не верил своим глазам. Это же совсем рядом в масштабах полупустого сектора. Субсвет бывает так, временами, тесен, что даже не знаешь в итоге, радоваться этому или огорчаться.
        Горький флотский анекдот гласил, что даже самый мощный первторанг способен убить лишь муху, сидящую на носу у его капитана. Потому что до всего остального ему всё равно не дотянуться.
        - Томлин.
        - Да, контр-адмирал.
        Голос майора был глухим и смазанным, нейросканнеры не успевали считывать паттерны всё возрастающей активности центра Брока в районе лобно-теменного стыка, но казалось, что это сам Томлин стоял сейчас перед ним и еле сдерживал в себе поднимающуюся волну плавящей мозг ярости. Он будто ненавидел Финнеана и готов был впиться сейчас ему зубами в горло. Впрочем, наверняка, так и было. Если перед самой заварушкой командир Крыла обращается к простому майору пространственной пехоты, значит дело дрянь.
        Иногда побочные эффекты стимуляторов вполне успешно заменяли человеку простые обыкновенные эмоции.
        - Твои мозголомы требовали определённости.
        - Так точно, сорр.
        - Вот им определённость. Оба саба оборвали сигнал, но перед тем успели сорвать триангуляцию. Полтора декапарсека, на самом пределе дальности пассивного прыжка.
        Томлин дышал тяжело и хрипло, пытаясь обуздать поднимающуюся в его груди бурю.
        - Слушаю ваш приказ, сорр.
        Почему командир на самом деле не может всего этого не говорить? Бессмысленный фатализм больше всего пугал Финнеана.
        - Погрузить личные капсулы равными группами в боты, твои люди и гражданский персонал один к одному, настроить катапульты на сигнатуру точки триангуляции, каждой группе приказ один - попытаться достичь фокуса. Дальше мозголомы сами знают, что делать.
        - Апро, сорр.
        И отключился, даже в глаза напоследок не посмотрел. На предельной дальности прыжка вероятность самостоятельной разморозки на том конце негативного коллапсара составляла около пятнадцати процентов.
        И с каждой секундой эти шансы падали.
        - Контр-адмирал, есть килогерцовая акустика в секторе три-девять по оси строя!
        - Угол?
        - Пока всего две сотых радиана, но быстро растёт.
        Финнеан уже и сам слышал визжание файервола, сквозь который уже вовсю ломились покуда невидимые гости. Пошла ответка.
        - Второй маркер сектор четыре-десять!
        Строй кораблей начал деформироваться, послушно следуя новым и новым сигналам опасности - постепенно отдельные акустические пятна трепещущего гравидиапазона принялись расползаться по пространству тактической гемисферы, сливаясь в огромные кляксы.
        - Контр-адмирал!
        Это сквозь все запреты всё-таки сумел пробиться паникующий квол.
        - Прервать контакт!
        - Контр-адмирал, я не могу, высший приоритет, прямой приказ Воина, - машина тараторила без умолку, рискуя остаться вообще без средств связи с внешним миром, у Финнеана была эта возможность, - срочно разворачивайте ордер и уходите, вам нельзя тут оставаться, это прика…
        Ему показалось, или перед самым офлайном в писклявом женском голосе квола всё-таки прорезались металлические нотки? Финнеану было всё равно. Глядя на расползающееся по гемисфере зашумление, он понимал: их единственный шанс - это держать оборону здесь. И никакой квол его не заставит собственными руками погубить целое Крыло.
        Спустя пять секунд после хард ресета квол будет снова в строю. И он будет молчать.
        - Аналитики, наведение по батареям, распределить сектора максимальной плотности входящих, навигаторы, готовиться к активному маневрированию.
        Краем глаза Финнеан следил за приближением всё-таки успевающей до начала горячей фазы эскадры кэрриеров. Хорошо. Сейчас все силы нужно держать в одном кулаке. Но основное внимание контр-адмирала уже было приковано к обратному отсчёту, возникшему по самому центру гемисферы.
        Бегущие цифры дружно таяли, как таяла сейчас вероятность хоть сколько-то успешного исхода. Из этой переделки просто не было выхода.
        Дробные хлопки катапульт, это ушли в прыжок боты, под завязку забитые капсулами смертничков. Удачи всем.
        - Открыть упреждающий зенитный огонь.
        За пятнадцать секунд до конца обратного отсчёта флот дал первый залп.
        Сгустки сверкающей плазмы релятивистскими воронками обрушились внутрь себя, пожираемые микросингулярностями[63 - Сингулярность - точка пространства, в которой какая-либо математическая функция стремится к бесконечности или имеет какие-либо иные нерегулярности поведения. Здесь: ультрарелятивистские объекты неастрофизических масштабов, отличаются нестабильностью из-за активного испарения.], что были замкнуты на предельной дальности. Спустя миллисекунды рукотворная сфера ледяного огня поднимется между источником приближающихся шумов и конусом боевого построения. На какое-то мгновение межзвёздный вакуум станет чуточку плотнее, и на выходе в субсвет паразитную энергию будет ждать уже не комфортное ничто, пусть и пронизанное жёстким излучением разогнанных магнитосферой Галактики частиц, а почти настоящая звёздная атмосфера, способная порождать на субсветовых скоростях ударные волны, размалывающие в пыль целые планетоиды.
        Финнеан на собственной шкуре знал, каково это, штурмовать уплотнённый файервол с той стороны, и его губы невольно сжались в зверином оскале.
        Нате, ешьте.
        Гравитационный диапазон между тем уже призывно рычал, вызывая на бой глупца-контр-адмирала, посягнувшего на этот никому не нужный участок вселенной.
        На них шло нечто чудовищное.
        Ибо сказано человеку: не узри ты иных миров и будешь спасён, или узри и падёшь смертию.
        Второй залп, третий, четвёртый.
        Если бы они послушались приказа Воина и уходили сейчас в сторону Ворот Танно, их бы смели с наскока, не глядя, ушли бы только флагманы, чья масса покоя логарифмически вытягивала длину прыжка. У остальных не было бы шанса.
        Тем лучше, думал про себя Финнеан, с облегчением погружаясь во мрак гиперрежима. Тем лучше, не будет потом сожалений. Если оно вообще будет, это «потом».
        Контр-адмирал перестал себя осознавать за мгновение до финального залпа.
        Ещё мгновение тишины перед бурей.
        И вот оставшаяся без зрителей гемисфера раскололась от огненного водопада, накрывшего почти радиан телесного угла. Это к ним на всех парах неслось то, что так долго готовилось их тут изловить и сожрать. Голая математически точная ярость пустоты. А потом вторая волна. А потом третья.
        Квол к тому моменту уже ожил. Квол был слеп, глух и беспомощен. Ему оставалось только обречённо следить, как падает мощность на воротах накопителя. Когда она дойдёт до нуля, все, кто есть на борту, умрут.
        Забираясь в недра ложемента, Цзинь Цзиюнь по привычке затянул пояс истрёпанного рабочего комбинезона повыше, чтобы складки не мялись между ног. Наверное, это и выглядело потешно со стороны, но кто его вообще здесь увидит.
        Санжэнь, старик без родни и дома, один за сотни парсек от ближайшего обитаемого мира, Цзинь Цзиюнь даже по меркам старателей, трудящихся за битый эквивалент на далёкую и полузабытую «Янгуан», как никто другой ценил своё одиночество.
        Единственным его постоянным собеседником последние пятнадцать лет оставался ломаный-переломаный квол, просрочивший все мыслимые пороги шатдауна[64 - Шатдаун - здесь: операция штатного или аварийного прекращения работы.], да и тот последние бортовые полгода на него за что-то дулся и разговаривать не желал. Цзинь Цзиюнь относился к этому со спокойствием монаха-отшельника. В чём-то так и было, разве что он никогда не был религиозен, спокойствие ему придавала размеренная, если не сказать монотонная жизнь оператора астероидного тральщика, никакие особые религиозные ритуалы для этого ему не были нужны.
        И только сейчас, когда радары готовились изловить планетоид в сеть, Цзинь Цзиюнь никак не мог успокоиться, всё ёрзал в своём ложементе, машинально делая один и тот же охранительный жест левой рукой, пока наконец не вспомнил про оставленный с прошлого раза над проектором гемисферы истрёпанный моток вечной силикатной резины. Раздалось дребезжащее треньканье. Навязчивые повторения в трудную минуту помогают успокоиться, и Цзинь Цзиюнь с видимым удовольствием принялся щипать ребристые нити, прислушиваясь к их мерному звуку.
        Трень. Брень.
        Аларм[65 - Аларм, алерт - здесь: сигнал тревоги, предупреждения.] рявкнул и пропал, но Цзинь Цзиюнь, бросив моток себе за спину, уже ловко выводил тральщик на касательную траекторию. Индикатор рабочего тела тут же неуклюже тронулся на юг, помигивая красным.
        Ничего, или нам сегодня повезёт и мы наконец изловим марганцевого стервеца, или это опять окажется обычный снежок, но даже и в таком случае можно будет спокойно пополнить запасы и возобновить охоту.
        После тычка скрюченным артритным пальцем в пипку виртсенсора за борт послушно свесился рентгеновский радар. На таких расстояниях он лучше других предсказывал плотность, а значит, и предполагаемый химический состав. В облаках Оорта вообще мало чего бывает интересного, но на то и нужны тральщики, чтобы среди отвалов воды, силикатов и вездесущего алюминия, не говоря уже о ещё более банальном феррите, отыскать самородок - малое тело с преимущественным содержанием марганца, а везунчикам доставалась и вовсе экзотика вроде бериллия или ещё более редкого во вселенной лития. После поимки астероида с кларковым числом[66 - Кларково число - численный коэффициент, выражающий относительное среднее содержание химических элементов в космических телах. Здесь употреблена косвенно: ценность пойманного метеорита обратно пропорциональна кларкову числу его химического состава.], скажем, ниже десятки можно было прямо сейчас собирать вещи домой, всё равно больше так в жизни не повезёт.
        Ха, «домой». Сказал санжэнь.
        Впрочем, Цзинь Цзиюнь сейчас охотился за давно вычисленным, хотя и никак не желающим даться в сети простым марганцево-никелевым малышом массой покоя в гигатонну. Невесть какой куш, но одним таким можно удовлетворить нужды Галактики в этом металле на доброе десятилетие, избавив инженеров «Янгуан» от необходимости колупаться в коре бесчисленных суперземель, что вынуждало персонал химических процессоров годами без толку мотаться туда-сюда в их негостеприимные гравитационные колодцы.
        Вместо этого трудились старатели, обшаривая периферии старых звёзд в поисках остатков неудачного планетообразования.
        Для успешного аркана нужно было две вещи - гравитационная праща в виде местной планеты да хорошая ловушка тральщика. Ну, и умелые руки.
        Цзинь Цзиюнь выдохнул и спустил триггер. Цель, только что плавно продефилировавшая через всю гемисферу, тусклым пятнышком утвердилась прямо по курсу, оставалось только разогнаться по дуге орбиты, плавно подобраться к сволочи сзади и поиметь.
        Гравигенератор послушно принял нагрузку и потащил, попутно накапливая мощность в эмиттерах до ключевой фазы поимки, внизу же принялся разматывать своё сизое мутное полотно сфероид Гюйгенса.
        Кто бы знал, зачем какой-то остряк дал никому не нужному небесному телу такое громкое название, причём тут вообще математик замшелых времён за семь столетий до Века Вне? Цзинь Цзиюнь сколько ни рылся в куцей бортовой библиотеке, ответа так и не нашёл[67 - «Гюйгенс-Кассини» - автоматическая межпланетная станция, созданная для исследования планеты Сатурн, её колец и спутников. Комплекс состоял из орбитальной станции «Кассини» и спускаемого аппарата с автоматической станцией «Гюйгенс», предназначенной для посадки на Титан. Аппарат назван в честь нидерландского астронома Христиана Гюйгенса, открывшего Титан и кольца Сатурна. В тексте описан землеподобный (по размерам) двойник Титана, его характерный внешний вид, химический состав и условия на поверхности.], впрочем, когда суперземля вот так тяжело катится под тобой, мерцая своим потусторонним желтоватым светом, начинает казаться, что это имя ей было дано не зря.
        Так, что ещё такое…
        Цель начала раскачиваться.
        Пока в рамках приличий, но амплитуда всё росла. Цзинь Цзиюнь покосился на индикатор тензора кривизны поля и не поверил своим глазам - показатели отчётливо колебались вослед эволюциям цели.
        Пискнуло подтверждение - кларково число чуть ниже сотни, масса две гигатонны, плотность, асимметрия… да, это был он, родимый. Но куда?!
        Цзинь Цзиюнь мрачно ругнулся и сорвал ограничитель. Теперь пошло расходоваться энзэ капсулы. Будто этот самый запас ему так уж необходим. Санжэнь он или что там, а умирать на самом деле после аварийного прыжка в промёрзшей до абсолютного нуля скорлупке, которую потом может быть поймают, а может и разморозят, вовсе не хотелось. А так один фиг ему торчать в этом облаке, пока дежурный рудовоз «Янгуан» не прибудет.
        Так, вроде перестал трепыхаться. Теперь аккуратно подвести к захвату…
        Тензор опять скачком прошёл отсечку, в этот раз превысив лимит сразу на два порядка.
        Цзинь Цзиюнь почувствовал, как его брови полезли куда-то под самую бритую макушку.
        Такие колебания кривизны пространства мог выдать приближающийся поперёк плоскости протопланетного диска предварительно разогнанный до релятивистских скоростей шальной транзитный юпитер или…
        Цзинь Цзиюнь развернул на гемисфере дип-проекцию, лишая пространство липких тенёт светового предела. Тридцать тиков[68 - Здесь и далее «тик» это не конкретная единица расстояния, пусть и внесистемная, а просто любая удобная масштабная отсечка. Иногда под тиком понимают «астрономическую единицу» - расстояние от Земли до Солнца (150 гигаметров), иногда - одну световую минуту (18 гигаметров).] до светила, семь световых часов запаздывания растворились в небытие.
        Теперь ему в темя словно слепил мучительно яркий прожектор прожигающего материю насквозь нейтринного потока.
        Движение ладони выключило этот безумный фейерверк. Если бы от него было действительно так просто отделаться.
        Цзинь Цзиюнь печально проводил глазами удаляющегося малыша. Забавно, ты его хотел изловить, а он в ответ тебя убил.
        Индикатор запаса рабочего тела почти на нуле, энзэ разрядников тоже, считай, наполовину исчерпан. Можно откачать обратно энергию ловушки, но и её теперь не хватит, чтобы совершить прыжок.
        Да и всё усиливающаяся свистопляска тензора нехитрым образом намекала - вероятность благополучной проекции в дип всё равно была бы невелика. Тральщик был мощной, но довольно примитивной штукой, да и без опытного навигатора…
        Где-то там, в семи часах отсюда, недра дохлого красного карлика вдруг вознамерились обратиться в новую.
        Так что, санжэнь, будем помирать?
        Цзинь Цзиюнь тряхнул головой и вновь потянулся к управлению. Не собирался он так легко сдаваться. Гюйгенс, вот его спасение. Сизая туша уже восходила на гемисфере во всём своём мрачном величии. Молчаливый квол, как и прежде, не соизволил откликнуться на зов, но информацию для расчётов всё-таки принял, и, немного поразмыслив, прислал ответ - ресурсов для возвращения более чем достаточно, а вот возможных причин для такого поведения местного светила в банках не значилось. Будь звёздочка потяжелее, вездесущий нейтринный поток при взрыве по типу сверхновых просто прожёг бы всё пространство на десять парсек вокруг, никакие суперземли от него не скроют, триллионы градусов фотонного эквивалента даже с учётом ничтожной эффективной площади рассеяния заведомо превращали всё вокруг в мгновенно распадающуюся кварк-глюонную плазму[69 - Кварк-глюонная плазма, «кварковый бульон» - одно из состояний перегретого адронного вещества, состоящее из свободных кварков и глюонов.], давая на выходе перенасыщенную металлами планетарную туманность, но это была всего лишь дурная «нова», пусть и вопиюще неуместная для столь
мелкой звездульки, а значит, на поверхности Гюйгенса в районе ночной тени экватора, есть шанс пережить катаклизм, когда с планеты фронтом ударной волны начнёт срывать атмосферу.
        Остатки энергии пустить в экраны, а в остальном положиться на безумную тысячекилометровую толщину плотной ледяной газовой оболочки, которая не сдастся без сопротивления. Звучало как план.
        Безумный, идиотский, ни на чём не основанный.
        Генераторы, рассчитанные на гигатонны массы покоя, рванули на себя складки пространства с такой резвостью, будто задачей было разом преодолеть сверхсветовой барьер, ну, если бы такое было физически возможно. Гюйгенс послушно покачнулся в недрах гемисферы и начал с видимой скоростью надвигаться, вновь заполняя собой всё пространство.
        Юмор ситуации, если в ней вообще можно было отыскать какой-то юмор, состоял ещё в и том, что тральщики, чьи эффекторы в основном состояли из генераторов внешних полей, хоть и были чисто пространственными крафтами, на деле идеально подходили для погружения в атмосферу, сколь угодно плотную, горячую, или, как в данном случае, промёрзшую насквозь.
        Так что когда вокруг крафта замерцало плазменное гало гиперзвуковых скачков уплотнения, Цзинь Цзиюнь даже не стал уводить тральщик на касательную. Так и продолжил ломиться лоб в лоб с песочным гигантом. И вот уже то, что с орбиты казалось подёрнутым рябью перламутровым зеркалом, на глазах приняло трёхмерные очертания гигантских стокилометровой высоты аэрозольных столбов из кристаллизованных углеводородов, скорость же по мере роста плотности атмосферы снизилась сначала до звуковой, а потом крафт и вовсе начал буквально тонуть в плотной азотно-метановой каше, погружаясь в неё как в болото, в ворохе углеводородного конденсата, к которому чуть позже добавились каскады статических разрядов.
        Впрочем, это всё, как и ледяные клещи температуры не выше сотни кельвинов, внешние поля даже не замечали. Последние километры практически вертикального спуска проходили в полной тишине и молчании - гемисферу заливало оранжевое метановое гало, атмосфера Гюйгенса здесь была почти недвижима, и лишь чернело вокруг бесконечное зеркало этанового океана.
        Тральщик покачнулся и замер. Приехали.
        Цзинь Цзиюнь последним скупым движением запустил гравигенную «вопилку», а сам с кряхтением полез из ложемента.
        Кого ты тут пытаешься позвать на помощь, а ещё и под самым носом у эпицентра негодной астробури: оставшиеся шесть часов в космических масштабах - величина ничтожная. Всем, кому хватило везения оказаться именно здесь (почему, зачем?!), уж точно достанет ума сейчас со всех ног улепётывать из этой системы куда подальше.
        Так что сиди тихо и жди, когда всё стихнет. Если можешь - молись, чтобы пронесло.
        На поверхности чужой суперземли, чья кора практически полностью состоит из твёрдой углекислоты пополам со льдом и чью поверхность покрывает жидкий компот из углеводородов.
        Занятно, но это было так похоже на его родной мир.
        Янсин, с которой Цзинь Цзиюнь был родом, как и следовало из названия, являлся довольно редкой в этих широтах Галактики водной суперземлёй, вольготно раскинувшей свою орбиту в самом центре местного пояса обитаемости.
        Мягкий климат, богатая кислородом азотно-аргоновая атмосфера, местная примитивная жизнь, навеки застрявшая на уровне колониальных прокариот[70 - Прокариоты - примитивные безъядерные одноклеточные (бактерии, археи), в отличие от существ с клеточным ядром (к которым относятся животные, растения, грибы, протисты).]. Для неё тут не нашлось дна, пускай и сколь угодно глубокого - вокруг чёрных курильщиков[71 - Чёрные курильщики - гидротермальные (до 400 градусов Цельсия) источники вулканического происхождения на границах глубоководных разломов. Отличаются специфической биотой, в качестве источника энергии использующей хемосинтез.] на иных планетоидах развивались невероятно сложные биоты. Янсин же хоть и была суперземлёй, но она вовсе не была «землёй», поскольку у неё банально не было каменного ядра. Она целиком состояла из воды разной плотности и степени насыщенности металлами, самые глубины её представляли собой спрессованную кашу жидкой углекислоты с кристаллами впаянной в неё алмазной дроби и взвеси азотных полимеров. Если бы не бедность химического состава да полное отсутствие градиентов температур,
пожалуй, там могла бы сформироваться своя собственная экзотическая жизнь, но увы.
        В результате такого строения при диаметре в три террианских гравитация на поверхности составляла здесь лишь семь десятых от стандартной, и в результате даже малейший ветерок вздымал в небо фонтаны брызг. А уж хороший шторм легко разгонял волны в полусотню метров до вершины гребня. Увы, разбиваться обо что-либо волнам тоже было несподручно ввиду отсутствия банальной суши, так что бесконечные маты местных цианобактерий размером с ноготь мизинца каждая просто вольно покачивались на этих волнах, а люди, что их однажды заселили, вообще не обращали на это волнение никакого внимания, соревнуясь в сооружении всё более гибких в своей хитрой инженерной реализации плавучих конструкций.
        Планета-океан. Только небо, там, конечно, было серо-голубое, а не серо-жёлтое, как здесь, на Гюйгенсе.
        Да и оно сейчас стремительно темнело. Может быть, это твой последний закат. Смешно. Он же - первый за пятнадцать лет.
        Цзинь Цзиюнь никогда ни о чём таком не мечтал, хотя ему, как человеку далёкому от касты Юньсюйцзу, с его-то скромным шестнадцатым рангом, никто не стал бы мешать покинуть Янсин в любое время, но традиционалистское общество, развивавшееся в этом мире под неусыпным патронатом «Янгуан Цзитуань», было далеко от идей экспансии, да какой там экспансии, сородичи Цзинь Цзиюня всегда смотрели не выше пола, а планировали не дальше завтра, за них думали Дозволенные. Для большинства же сама мысль покинуть пределы плоского мира Янсин была чужда.
        Да и лично Цзинь Цзиюнь вряд ли мог бы вспомнить себя молодого безбашенным революционером, стремящимся к свободе, желающим вырваться из тесного ему мирка на просторы Галактики, чтобы встретить там…
        Что встретить, так твою, одиночество и смерть?
        Становиться покорителем дальних космических просторов он никогда не планировал.
        Цзинь Цзиюнь с кряхтением брёл по палубе, подволакивая ногу. Здесь, на поверхности, было хороших два «же», но врубать компенсаторы не хотелось, формально - по соображениям экономии, хотя какая тут экономия. Просто Цзинь Цзиюнь был не прочь напоследок почувствовать себя, что называется, «на грунте».
        Каюта его представляла собой традиционно жалкое зрелище - куча тряпья и никому не нужных безделушек, сваленных под стойку засохших пищевых пакетов и невесть к чему тут валяющихся запчастей. Неудивительно, что сюда Цзинь Цзиюнь заглядывал куда реже, чем в рубку. Спал он в основном там же, отчего его ложемент тоже изрядно провонял. Да и без разницы.
        Направлялся сюда Цзинь Цзиюнь не ради уюта, и уж тем более не собирался тратить свои, возможно, последние часы на дурацкий сон. Целью его был вполне конкретный предмет.
        Отчаянно скрипя коленками, он полез в рундук в самую глубину, куда не заглядывал, кажется, с тех самых пор, как отсюда вынесли вещи прежнего оператора. Вместе с его телом. Ну, или что от него осталось. Дело было незнамо где, так что даже память о том месте стёрлась. Но Цзинь Цзиюнь твёрдо помнил одно - что он сюда в тот раз положил. А вернее сказать - спрятал.
        Простая деревянная коробочка, безыскусно покрытая слоем защитного полимера, закрытая на ещё более непритязательный крючок из потёртой нержавейки.
        Не открывая её, Цзинь Цзиюнь, присел на краешек послушно развернувшегося рядом с ним кресла. Вдохнул. Задержал дыхание. С шумом выдохнул.
        Трещотка колец на левой руке вернула к жизни сверкающий фрактальный мир топологического пространства.
        Нейтринные потоки рвались в недра дипа подобно огненным водопадам. И ни малейшего намёка на спадание активности.
        Цзинь Цзиюнь поморгал, пытаясь стереть это радужное сияние с натруженного глазного дна, но это было так же невозможно, как всё то, что вокруг него сейчас творилась.
        Это никакая не «нова». Дохлое местное светило пожирало собственные недра с энергией полноценной «сверх», а значит… значит, Гюйгенс не спасёт. Такие вспышки в тесных системах двойных звёзд сдирали фотосферы с красных гигантов за добрые десятки тысяч тиков от эпицентра, что им жалкая суперземля с её тухлой газовой оболочкой и тщедушным тельцем диаметра двадцать мегаметров. Нейтринный поток изжарит эту область пространства спустя шесть часов, а чуть позже сюда придут ударные волны барионной материи.
        Безумно. Невозможно. Но так будет.
        Что ж. Он обещал себе, что позволит себе открыть эту шкатулку, только когда настанет время умирать на самом деле.
        Он сдержал слово.
        Скрип получился душераздирающий. С таким звуком впору открывать древние склепы.
        Запаянный в пластик чёрный шарик чуть неправильной формы диаметром в три миллиметра, тускло блестевшая металлическая ложка с пипкой на конце длинной ручки и стеклянная колба с длинным свёрнутым втрое носиком и прорезью в широкой части под размер этой самой ручки. Походный набор путешественника во времени.
        Цзинь Цзиюнь проворным движением поместил шарик в колбу, вновь на секунду задержав дыхание. Крепко вцепившаяся в ложку ладонь чуть дрожала на весу. Поехали.
        По щелчку механического рычажка пьезоэлемент зажёг вокруг шарика мгновенно схлопнувшееся синее пламя, в ответ шарик благополучно расплескал своё пузырящееся содержимое по дну ложки, распространяя вверх по колбе белёсый дымок.
        Одним вдохом, это принимают в себя одним вдохом, надо только дождаться, пока достаточно остынет и насытится. Жгутик дыма побежал по тройному изгибу, три два один.
        Сладковатый запах с шумом устремился Цзинь Цзиюню в ноздри, полузабытым образом щекоча горло.
        Притон был самым обыкновенным, каких сотни вокруг каждого крупного порта - полутёмное помещение с грязными лежанками, на которых вповалку валялись, пялясь незрячими глазами в потолок, такие же, как он, бедолаги, чья обыденная реальность была заведомо более тусклой, чем любой, даже самый унылый морок пси-индуктора.
        Цзинь Цзиюнь был молод и глуп, когда кто-то из приятелей показал ему, что можно пробираться сюда и целыми ночами, заплатив на входе символическую плату в сотню эквивалентов, и ловить чужие грёзы, как будто они были своими собственными.
        Дёшево и довольно опасно, особенно если нарваться на наведёнку совсем уж отмороженного психонавта, пацаны врали, от этого реально может двинуться крышняк. Впрочем, в молодости такая перспектива не особо пугает.
        А в портах люди бывали всякие. За пару таких визитов Цзинь Цзиюнь успел побывать капитаном дальнего плавания и корпоративным выдвиженцем, чемпионом виртуалок и даже матерью троих детей, что было и вовсе странно, потому что, как и все, кого он знал, Цзинь Цзиюнь помнил себя лишь с десятилетнего возраста и никаких «детей» не видел в жизни, хотя и имел о них какое-то представление из школьных учебных видеографий.
        Это всё было так ново и неожиданно, что Цзинь Цзиюнь потом долго сидел на берегу, не отводя глаз от медленно прожигающего горизонт светила. Рассветы на Янсин длились по три стандартных часа кряду, благо толща океана и стокилометровая подушка атмосферы делали суточные колебания температур едва превышающими десять кельвинов. Опять же, если ты - юный психонавт на отходняке, нет ничего лучше, как посидеть вот так, послушать мерный плеск волн о стенку мата, и повспоминать, кто же ты на самом деле таков есть, мил человек.
        Родня, приятели, матросы с сейнера, делившие с ним один кубрик всю путину, первые девчонки, всё это было так серо, так беспросветно, что хотелось тотчас вернуться обратно на провонявшую кислым потом и дешёвыми благовониями циновку, чтобы… чтобы что?
        Никакие иллюзии не изменят твою жизнь, не исправят ошибку твоего рождения на свет. Во всяком случае здесь, в тенётах остатков полумёртвой Корпорации.
        Янсин была, кажется, самым скучным миром в заселённой части Галактики, ведь благодаря небанальному химическому составу она была идеально гладким сфероидом, а покрывавшие её поверхность маты отличались лишь весьма слабыми оттенками красного и зелёного, причём каждый был почти идеально симметричным диском, больше или меньше - какая разница. Спутников у Янсин не было, звёзды тоже были видны плохо, и только мутное гало центра Галактики в самую ясную ночь слегка просвечивало сквозь пелену водного конденсата. Планета царствующего однообразия.
        Местные времена года тут различались лишь по силе полуденного зноя, да по времени сбора урожая подсаженной в эти бесконечные воды специально слепленной генетиками Семи Миров макрели. Та была питательна, хорошо приспособилась к местному рациону и низкой солёности, только оставалась она такой же серой, как и всё вокруг, а ловить её было так же просто, как управлять домашними сервами - биологическая программа сама загоняла нагулявшую вес рыбу в приёмочный док траулера.
        Временами Цзинь Цзиюнь и сам начинал себя чувствовать такой же рыбой - тупой, мерно жиреющей на бескрайних, безумно однообразных водорослевых полях.
        И снова отправлялся в очередной притон.
        Рекрутера он встретил случайно, как и всех до него.
        Заметил неприметного мужичонку, чьи глаза как-то совершенно нездешним образом бегали по сторонам, привычным образом прокрался за ним, да и прилёг через занавесь, с нетерпением дожидаясь, пока тот затихнет. И наконец рванул пломбу аппликатора.
        Перед ним разверзлась чернота космической ночи, которую насквозь прожигали разноцветные искры звёзд и тусклые пятна далёких галактик. Тёмные волокна пылевых туманностей и спирали протопланетных дисков, злые царапины нейтронных звёзд, далёкое эхо квазаров, замиравшие где-то под самой диафрагмой гравитационные зовы произошедших миллиарды лет назад слияний ультрарелятивистских объектов. Галактика во всей её чудовищной красе раскинулась вокруг Цзинь Цзиюня, насколько только хватало глаз. И ни единый атом этой волшебной вселенной не повторял другой.
        Очнулся Цзинь Цзиюнь посреди тесного прохода, и слёзы текли из его глаз.
        - Подсматривал, поганец?
        Тот самый мужичонка, стоит и смотрит на него, усмехаясь.
        - Ч-что?
        - Да не ври, я ж вижу.
        Палец указал на болтающийся у запястья прогоревший аппликатор.
        - А-а… - не нашёлся, что сказать, Цзинь Цзиюнь.
        - Ты чото парень туповат. Но, я смотрю, тебе понравилось то, что ты видел?
        Цзинь Цзиюнь радостно в ответ закивал.
        - Поди теперь и сам хочешь туда?
        И поднял указательный палец вверх.
        Цзинь Цзиюнь огляделся вокруг. Этот закат. Этот берег. Этот мир. Эта жизнь.
        Уже гораздо позже ему хватило ума догадаться, что рекрутеры «Янгуан» не станут просто так ошиваться по левым притонам, что его анкета заранее была собрана и отверифицирована, подшиты все данные тестов и проведены новые. Осталось только изловить глупого пацана и поманить его пальцем.
        Цзинь Цзиюнь ничуть не был на то обижен. Более того, когда двое суток спустя он оказался у стапелей коспоморта, с вытаращенными глазами глядя вокруг и не веря собственным органам чувств, там его снова встретил тот же мужичонка. Он вручил ему файл с данными, указал на гейт и протянул чёрную горошину.
        - Спрячь её, парень, и обещай мне, что достанешь, только когда станет невмоготу. А до тех пор завязывай с модификаторами, мой тебе совет.
        Цзинь Цзиюнь этот посул отчего-то принял близко к сердцу и действительно с тех пор не расставался с заветной шкатулкой, будто продолжая верить в своё предназначение.
        Цзинь Цзиюнь тряхнул головой и морок рассеялся. «Капсула памяти», так это называлось. Больше века минуло с тех пор, как он умер для своего мира.
        Санжэнь, так их называли, тех, кто покинул семью и исчез в непомерных просторах Галактики. Они больше, чем просто умерли, они растворились в этом пространстве без следа.
        Теперь он вспомнил.
        На самом деле не было ничего, о чём можно было бы жалеть.
        Зато были красоты планетарных туманностей, закаты двойных звёзд, попойки на жилых палубах космических станций и бесконечные рассказы о смерти.
        Люди погибали в огневом контакте, погибали в авариях, просто пропадали, уйдя в прыжок и не вернувшись.
        Космос заглатывал человека живьём, и больше никто не мог сказать, что же с ним стало.
        По этой причине Цзинь Цзиюнь не заводил знакомств, не набивался никому в друзья, и вообще предпочитал одиночество любому коллективу. Работа оператора тральщика внешних планетарных орбит приносила ему одиночество и спокойствие, которые были идеальной заменой тишине родного океана.
        Цзинь Цзиюнь сам для себя год за годом открывал эту Галактику. Самая тупая и бессмысленная работа на свете была для него отдушиной, потому что он сам наполнял её смыслом. Смыслом смотреть и видеть.
        Так почему же сейчас, когда в этой его судьбе наступала кульминация, он предпочёл спрятаться от неё на самом дне атмосферы Гюйгенса?
        Цзинь Цзиюнь в три прыжка одолел расстояние между каютой и рубкой. Нужно прикинуть, сколько у него осталось времени.
        Если всё равно суждено погибнуть, то не в метановом болоте. Эта планета не станет для него убежищем, от гнева сверхновой уже не спастись, так какой же тьмы ему тут торчать?! Перед ним разворачивалось одно из самых грандиозных событий в обозримой вселенной, осталось с комфортом занять место в переднем ряду.
        И что с того, что он станет тут единственным зрителем.
        Генераторы поля ещё даже не успели отдать излишки накопителям, так что прогрев занял от силы несколько минут. Веретенообразный корпус тральщика с глухим чавканьем оторвался от чёрной жижи и повис, разворачиваясь кормой, пока мощность потока достигла минимальных пороговых значений.
        Старт был громким.
        Тот углеводородный компот, что заменял Гюйгенсу водные океаны, мог оставаться в жидкой фазе лишь при температуре ниже двухсот кельвинов, дальше даже при юпитерианском давлении всё местное химическое разнообразие переходило в мета-стабильное состояние, готовое начать бурно делиться на фракции при малейшем градиенте давлений.
        Энергия, рванувшая вниз в факельной зоне, превратила всё вокруг в океан холодного красно-бурого пламени, плотно запаянного в густую химическую пену, это возгонялся водяной лёд, игравший тут роль планетарной тверди, после начинал вступать в реакцию с водяными парами рассеянный в плотной атмосфере карбид кальция, так что в результате тральщик покидал недра атмосферы Гюйгенса подобно древней химической ракете, громогласно, в клубах едкого дыма, покрытый коростой химического осадка. В ледяных мирах любой значимый источник энергии немедленно приводил к бурным эффектам, сравнимым с последствиями субъядерного распада. Цзинь Цзиюнь усмехнулся. Спустя пару часов тут будет так много энергии, что от планеты останется лишь релятивистский джет[72 - Джет - здесь: релятивистская струя истекающего от астрофизического объекта вещества.] по направлению к северному полюсу Галактики.
        Верхние слои тысячекилометровой стратосферы Гюйгенса тральщик проходил уже на гиперзвуке, тугим пакетом отходящих косых скачков, сияющих фиолетовым гелиево-водородным свечением, громогласных и бесцельных, чистая трата энергии, не более того.
        Двух сотен минут, проведённых в этом оранжевом полумраке, Цзинь Цзиюню хватило, чтобы понять - там он умирать не хочет.
        Выглянувшее из-за плеча массивного Гюйгенса светило по-прежнему оставалось безмятежным тусклым зрачком, пялящимся в вечность. Ему суждено было просуществовать десятки миллиардов лет, если не больше, но что-то изменило эту судьбу, так что теперь оно уже и не существовало вовсе, во всяком случае в своём прежнем виде, и лишь тридцать тиков межпланетного расстояния мешали Цзинь Цзиюню воочию убедиться в реальности и неотвратимости этой титанической метаморфозы.
        Но он дождётся.
        Говорят, каждый атом нашего тела уже когда-то побывал в недрах взрывающейся звезды. Если весь первичный водород чисто статистически сконцентрирован в сверхмассивных коллапсарах и холодных недрах лениво тлеющих звёзд первого поколения, то элементы тяжелее бериллия так или иначе были продуктом неравновесных ядерных реакций, и в фотосферах светил сравнимого со вселенной возраста не встречались вовсе.
        Так что и укутанный в песчаный туман Гюйгенс, и благополучно сбежавший астероид с его скромным кларковым числом, и поблескивающая масляной плёнкой силового кокона металлическая пуля тральщика и сам Цзинь Цзиюнь со всеми своими воспоминаниями, так кстати пробудившимися к жизни под самый её конец - вся эта материя лишь готовилась вернуться домой в первозданный хаос небытия, намеренного вот-вот начать заново цикл зарождения жизни.
        Миллиард лет спустя на этом месте будет вращаться грандиозная планетарная система, богатая трансуранами, горячая металлическая спираль, в самом ядре которой будет сверкать юное солнце.
        А ещё спустя несколько миллиардов лет здесь может появиться высшая жизнь. Странная, чуждая, но куда более богатая марганцем и никелем, фосфором и серой, готовая строить себя из сотен новых аминокислот и миллиардов новых белков.
        А вот Цзинь Цзиюня в ту пору, разумеется, никто и не вспомнит, как не вспомнит никто и его давно угасшую цивилизацию, самые следы существования которой давно рассыпались на атомы.
        Цзинь Цзиюнь был готов начать этот цикл.
        Осталось дождаться наступления конца.
        Обидно, конечно, сознавать, что не с его человеческими органами чувств быть претендентом на великую роль наблюдателя готового развернуться вокруг события. Фронт ударной волны распространяется в космической среде со скоростью, не слишком отличающейся от скорости света.
        Даже в такой относительно густой, как внутренняя область бывшего протопланетного диска - с точки зрения плотности атомов на кубический километр со времён начала формирования планетезимали[73 - Планетезималь - небесное тело на орбите вокруг протозвезды, образующееся в результате постепенного приращения более мелких тел, состоящих из частиц пыли протопланетного диска.] Гюйгенса тут ничего толком не изменилось. Человек с его планетоцентричным мышлением любит преувеличивать масштаб происходящих с твёрдыми космическими телами событий, но в настоящий момент эти иллюзии сыпались вместе с рвущейся долой звёздной оболочкой.
        На масштабах миллиардов километров любой вакуум становился практически сплошной средой, сквозь которую ударная волна пёрла подобно тарану, прорубая себе дорогу всего едва-едва медленнее, чем тихой сапой скользящая впереди неё складка слабенькой, но вездесущей гравитационной волны, и лишь потом её догоняла вспышка света, не способная в этой каше достичь собственного абсолютного, наложенного одной лишь релятивистской теорией предела скорости.
        На то и субсвет, что даже скорость света тут как правило была далека от максимально возможной.
        Так что в теории между первым гравитационным всплеском и ударом основной волны оставался зазор, но он на этих широтах системы едва достигал одной миллисекунды, так что Цзинь Цзиюнь при всём желании приход волны не смог бы успеть заметить. Его участью было распасться на адронные ошмётки раньше, чем первый ион кальция пролетит насквозь синаптическую щель[74 - Синаптическая щель - промежуток шириной 10 -50 нм между мембранами двух контактирующих аксонами и дендритами нервных клеток, где происходит передача нервного импульса, функционирует благодаря сложному химическому процессу с участием возбуждающих и тормозных нейромедиаторов, отпирающих и запирающих кальциевые каналы.] в его голове. Сознание, основанное на химических реакциях - штука очень медленная.
        Цзинь Цзиюнь хмыкнул и вновь активировал гемисферу.
        Огромный флюс сверхплотного нейтринного источника занимал уже около половины радиана телесного угла. Рокот гравидиапазона на сверхнизких частотах бил подобно гигантскому набату. Да, так куда драматичнее.
        Только по-прежнему надсаживающийся аварийный маяк мешал созерцанию.
        Цзинь Цзиюнь поспешно дал кволу команду вырубить «вопилку», и стало тише.
        - Оператор, нас вызывают.
        Цзинь Цзиюнь чуть щёку от неожиданности не прикусил. Квол-молчальник заговорил.
        - Открыть канал!
        - Тральшик икс-зед-триста-пятьсот-шесть, ваш пеленг взят. Кто на борту?
        - Оператор Цзинь Цзиюнь, но как…
        - Нет времени. Молчите и ни в коем случае не маневрируйте.
        Цзинь Цзиюнь шевельнул перстнями, убирая надвигающийся огненный вал с гемисферы. Там теперь оставался лишь удаляющийся сфероид Гюйгенса и единственная остро сверкающая точка.
        Что ж.
        В каком-то высшем смысле Цзинь Цзиюнь это заслужил.
        Не хотел умирать, и вот, пожалуйста, получите.
        Голос на той стороне канала больше был похож на механический, но даже самый дохлый квол в состоянии вложить в свои слова больше интонаций, чем это холодно констатирующее сосредоточенное ничто. Чтобы так разговаривать, нужно совсем не понимать сути человеческих эмоций.
        По панели побежали данные пеленга. Так вот что неслось сейчас к нему с ускорением в три тысячи «же», пикируя, как коршун на добычу.
        Подобная птичья аналогия тут было более чем уместна.
        Пальцы дрогнули, но всё-таки не решились. Если бы Цзинь Цзиюнь действительно захотел, он бы хотя бы попытался увернуться. Но какой в этом теперь смысл.
        Спасители. Проклятые спасители.
        Почему именно вы?
        Гигатонны массы покоя вдали от нагружающих её гравитационных колодцев ведут себя подобно полощущейся на ветру лёгкой ферме, обретая при малейшей вариации тяги любой из тысяч компонент станции самые неожиданные колебательные модальности и резонансы. В отличие от флотских навигаторов, операторы систем управления гигантов вроде «Тсурифы-6» имели дело в основном не с внешними угрозами, их задача была куда проще и банальнее - не позволить космическому муравейнику развалиться на куски по глупости очередного лаганувшего[75 - Лаг - здесь: время запаздывания реакции.] контроллера. Или идиота-навигатора.
        Инженерный гений проектировщиков подобных станций был совершенным, но для того, чтобы превратить базу в монолит, нужны были энергии, которые «Тсурифа-6» могла себе позволить взять взаймы лишь во время стыковки с полудюжиной ПЛК, во всех остальных случаях на несущих традиционно экономили, и гигантская махина вынужденно принималась на динамический контроль.
        Даже погружённый в забвение, оператор третьего ранга Рауль Кабесинья-второй продолжал ощущать размашистые покачивания тянущихся на десятки километров плоскостей и рёбер, эти упругие волны струились сквозь него своеобразной песней, не оставляя даже здесь, посреди глубокого ничто. Лишиться этого каждодневного фона оператор не мог себе позволить физически.
        Тренькнула строчка кода, с неожиданным шумом отработали в имплантатах помпы премедикации, и тут же всё вокруг словно вспыхнуло фейерверком сигналов, это нехотя пробуждающийся мозг начал загружать в себе диффы[76 - Диффы - различия в версиях документа или массива данных.] случившегося на базе за три часа отсутствия.
        Три часа…
        Рауль вяло выругался. При должной аппаратной поддержке операторы, с их перепаянной экспрессией генов и искусственно скорректированным обменом, нуждались в регулярном сне лишь раз в двое стандартных бортовых суток, но при таких нагрузках седация должна составлять по крайней мере три полноценных цикла сна или четыре с половиной часа, чтобы успевал разгрузиться гиппокамп[77 - Гиппокамп - часть лимбической системы головного мозга. Участвует в механизмах формирования эмоций, консолидации памяти - перехода кратковременной памяти в долговременную.], но в последнее время даже такой предельно выматывающий график регулярно нарушался.
        Сквозь неприятный писк в звуковом канале, который пройдёт только минуты через три, Рауль поискал в загруженных диффах голосовой отчёт сменщика, но не нашёл. Вот это уже совсем нехорошо. Тот мог отчудить что угодно, только не забыть про доклад.
        - Кабесинья, просыпайся, Мартинес вне игры.
        Риоха, судя по тону, тоже был на грани срыва.
        - Что у вас там случилось?
        - Движняк по всему флоту, чего так - не говорят, плюс прибыли ещё три первторанга, доковаться не стали, но у нас и так оперативное поле забито факелами, в общем, пока Мартинеса не поднимут из аута, нужно прикрыть его квадрант.
        - Круто, а потом у меня начнётся плановое дежурство на силовом генераторе.
        - Так точно.
        Риоха отключился, даже не попытавшись Раулю посочувствовать. Только замерцал на четвёртом луче синий маяк - хочешь не хочешь, а нужно перебираться в трубу и физически двигать в сторону внешней диспетчерской - основные секторальные контроллеры были выведены наружу, подальше от помех, неизбежным источником которых были внутренние доки.
        «Шлюзование!»
        Транспарант мигнул и пропал, Рауль только и почувствовал, что лёгкий толчок. Операторов привычно перевозили с места на место, даже не вынимая из «банки», ближе к тем контрольным узлам, что сейчас нуждались в дополнительном присмотре. Со стороны, наверное, это выглядело не слишком логично, что там, жалкие десятки километров, флотские могли оперировать микропарсеками и ничего, справлялись даже с такими запаздываниями, но то в пустоте вакуума, тут же буквально каждый узел на пути сигнала мог его оборвать по сотне разных причин, так что, как шутили операторы, при всякой лаже важно быть ближе к телу.
        Генератор поля дежурно взвыл, разгоняя капсулу Рауля до трёхсот метров в секунду, компенсаторы с ускорением справились легко, только слегка зарябило микропульсациями на перестроенной сетчатке. К тому моменту, когда его доставили на место, Рауль уже был почти в норме, никаких лишних звуковых эффектов, полностью обновлённые диффы и протоколы интерфейсов, а три свежих флотских крафта у него как на ладони, как и вся остальная «Тсурифа-6» в полноте своего блеска и величия. Хотя какое там «величие» - хаотическая мешанина каботажного флота и инженерных конструкций станции, по которым прошедшие докование крафты были гроздьями развешаны во всю длину, ни дать ни взять космическая версия морского ежа.
        На станции царил вопиющий хаос.
        Крафты всевозможных энерговооружённостей и масс покоя не просто катались по оперативному полю бильярдными шарами, они ко всему обладали неиллюзорной возможностью разворотить это самое оперативное поле, превратив его в огненный смерч - к чему приводит касание прочных корпусов двух крафтов даже среднего тоннажа операторам регулярно демонстрировали на тренингах, причём это всегда были не реконструкции, а именно что документальные потоки с видеорегистраторов. Тех из них, которые в итоге сумели уцелеть. Даже прямое попадание из главного калибра перворангового ПЛК по не прикрытым полями несущим порой приводило к менее печальным последствиям, чем старый добрый импакт[78 - Импакт - физическое столкновение астрофизических или искусственных объектов на космических скоростях.].
        Так что Рауль первым делом затребовал от ближайшего квола аналитику наиболее опасных участков, пару секунд грустно разглядывал расцветившееся бурыми пятнами оперативное поле вверенного ему квадранта («Мартинес-Мартинес, что ж ты так, а»), потом принялся за дело.
        В основном канале, конечно, творился ад. Все ругались со всеми, в ход уже шли самые чёрные словечки галакса, какие только могли прийти на ум взбешённому флотскому навигатору. Станционный канал, напротив, помалкивал, там люди работали, им было некогда тратиться на лишние неконструктивные эмоции.
        Первым делом Рауль замьютил[79 - Замьютить - здесь: заглушить.] всех говорунов в своём квадранте, прямым текстом заявив, что требует в общий канал главного по флоту. Тот не преминул явиться, заодно обогатив словарный запас свидетелей на пару-тройку крепких выражений. Впрочем, Раулю было всё равно.
        - Адмирал Таугвальдер, почему флот в движении?
        - Оператор, вы отдаёте себе отчёт, с кем разговариваете?
        Они всегда так заходят.
        - Честно? Мне плевать. Если вы не хотите остаться без флота, а заодно и без станции, нужно немедленно прекратить весь этот бардак. У меня хватит полномочий заглушить даже ваш флагшип, если он попытается ещё хоть раз сманеврировать без команды дежурного оператора.
        На том конце линии связи кто-то, кажется, только что захлебнулся собственной подступившей к горлу мокротой.
        - Будем считать, что это было согласие. Теперь давайте по делу, у флота есть конкретные директивы от Воина, со сроками?
        - Нет, исключительно объявлена нулевая готовность.
        - Приблизительный радиант ухода?
        - В оперативных планах значатся Ворота Танно, но подтверждения не было.
        - Отлично, адмирал, сейчас я буду растаскивать ваши крафты в моём секторе, просьба до особой команды через его границы не перемещаться, любые манёвры в его пределах - только по директиве квола, иначе я ввожу принудительное управление. Вопросы?
        Полусекундная пауза.
        - Флот, выполнять.
        Ну и славно. Надеюсь, остальной командной цепочке хватит ума последовать его примеру и сделать в своих секторах то же самое.
        Раулю часто приходилось разгадывать подобные головоломки, когда ретивые вояки превращали оперативное поле в мешанину опасных сближений. Тут главное взяться за самые глухие места и зафризить[80 - Фризить - здесь: фиксировать в текущем положении.] их, пока не рассядутся по местам все вокруг.
        Повинуясь его командам, когорты флотских крафтов начали сцепляться в привычные им тактические группы и потихоньку отползать в сторону свободного пространства, ошвартованные же «консервы» постепенно успокоились, перестав совершать судорожные попытки разорвать фидеры или начать маневрировать на месте, инстинктивно пытаясь избежать очередного ломанувшегося к ним чьего-то факела, что радужной плёнкой принимался мерцать на силовых направляющих.
        Постепенно и местные кволы сумели раздать друг другу права так, чтобы их тактические схемы начали всё-таки работать, так что к тому моменту, когда основное оперативное поле расчистилось, зафризенные узлы уже были в состоянии разобраться со своими проблемами самостоятельно, осталось отпустить их на волю.
        Ну вот, другое дело.
        Рауль мысленно откинулся в кресле и мысленно же откусил от большого сочного персика. Даже вкус, кажется, почувствовал. Неплохо.
        В остальных семи тактических квадрантах тоже на текущий момент стало почище, благо флотские, видимо, и сами сообразили, что надо было проделать. Какая там была перегрузка по плотности телесного угла в оперативном поле? Раза в три? Рауль с удовлетворением посмотрел на мелькнувшую перед его глазами цифру в 53 децирадиана. Да, почти в три раза.
        - Кабесинья, молодец.
        Риоха - это вообще не тот человек, от которого дождёшься похвалы, даже и заслуженной. Он вечно уверен, что все будут рвать жилы из чистой профессиональной гордости. Ну, или чувства элементарного самосохранения.
        - Молодец или нет, это мы ещё посмотрим. Ты мне скажи, чего они взбеленились?
        - Пока ты спал, пришёл сигнал с транспондера[81 - Транспондер - прибор, запрограммированный на автоматическое формирование сигнала в ответ на пришедший запрос.]. Что за сигнал - неизвестно, но с тех пор флот ведёт себя как ужаленный.
        - Значит, могут подойти ещё крафты.
        - Могут.
        - А этот рой может в любой момент сдёрнуться. Не нравится мне всё это, давай я буду своих потихоньку расшвартовывать, не дожидаясь аврала, по крайней мере верхние тоннажи, если что, потом обратно подсадим, только куда-нибудь ближе к воротам. Тебе тоже советую.
        - Просядем по энергии, начнётся болтанка.
        - Переживём, главное чтобы мелочёвка не дёргалась в замках.
        Риоха пару секунд обдумывал.
        - Ладно, так и сделаем, подготовь от себя тактику и раздай всем через квола. А я пока попробую разговорить флотских, очень уж они на тебя злые сейчас.
        - Им полезно. Отбой.
        Минуту спустя Рауль уже с головой ушёл в составление схемы решвартовки, минимизирующей просадку на ранних этапах. Кажется, что-то получается. Не идеально, но и не полный швах. Приступим.
        Под мерное журчание питательной жидкости во рту всегда приятно заниматься рутиной, да ещё и такой, которая не требует контакта с другими людьми. Рауль глотнул ещё кисловатой бурды и передвинул один из значков на две позиции вверх по ветви причала. Это как раскладывать хороший старый пасьянс, тебя не оставляет приятное ощущение, что вот-вот всё сложится ко всеобщему удовольствию, и можно будет спокойно продремать остаток смены, пялясь на жалкие огоньки далёких звёзд за бортом.
        Ах ты ж. Вот стоит только на минутку расслабиться, как реальность тут же напомнит о своём беспокойном существовании.
        - Риоха, кто-нибудь вообще запрашивал входящие?
        - Вот ты и займись, раз с тактикой закончил.
        Добрая душа, святой человек.
        - Хорошо, лови тактику.
        Внешняя служба встретила Рауля в своём канале знакомой перебранкой - профи мерялись размерами выпирающиех частей, пытаясь разобраться, кто в чём виноват.
        По итогам посильного участия в дискуссии удалось выяснить, что тут всё плохо, крафты прибывали один за другим вне всякого плана с разных коридоров, а некоторые и вовсе минуя таковые, от чего у Рауля буквально начало чесаться где-то в области крестца. От ты ж так твою растак.
        - «Тэ шесть сотен три», почему покинули эшелон сближения?
        - Никак нет, не покидал.
        Снова начинается перепалка. Какой-то тьмы потерявший в этих краях пузатый рудовоз пёр поперёк всех направляющих, как слепой сом в сети. Операторы всегда терялись, когда имели дело с неадекватами из гражданских флотов. Что там эта по сути громадная баржа минимальной энерговооружённости такое необходимое флоту притащила - дело десятое. Проблема была в том, что прошивка транспондеров этого корыта врала безбожно.
        Рауль с тоской глянул на свой квадрант, кажется, пока тихо, и новых опасных кучностей в навигационном поле не назревает. Ладно, поможем топору плавать, пока тот не натворил бед.
        Пока он вручную выуживал посудину из пучин, заодно мило пообщался с шумной компанией собравшихся на мостике рудовозов.
        - Мы ему, значица, сразу говорим - не с теми ты, мил человек, дела иметь собрался. А тот сразу в драку. На стационарах суперземель это в поряде вещей.
        Рауль не мог без смеха слушать этот региональный говор, превращавший своими неправильностями сухой галакс в почти певучий язык, вполне пригодный для человеческого общения.
        - А вы чего?
        - А мы чего, нас два раза приглашать не след. Наваляли им от всей души!
        - Что ж вы так, вам же с ними работать небось потом?
        - Да и чего? Нормально, час спустя в местной кутузке уже спокойно квасили вместе контрабандный самогон, тоже мне делов, драка есть драка, дело простое, житейское.
        А вообще, судя по проговоркам, рудовозы жили не в пример вольготнее вечно стеснённого персонала стационаров, и тем более вояк - при шестидесяти километрах длины прочного корпуса средний лихтер мог себе позволить тысячи кубометров климатизируемого жилого пространства, свет вас всех задери, у них на борту был настоящий бассейн в зоне со стабильной гравитацией.
        Рауль, покидавший капсулу только на время ротации, и каждый раз находившийся по этому поводу в сомнениях, сможет ли он при случае хотя бы самостоятельно справить нужду без необходимости проведения дежурных реабилитационных процедур, сейчас чувствовал по отношению к этим парням простую и понятную человеческую зависть.
        - Вы, главное, тут драки не устраивайте.
        - Это, мы ребята спокойные, ежели нас не задирать, мы со всей душой.
        - Да на самом деле вас дальше причальной палубы и не пустят, это я так, для порядка, типа предупредил.
        - А чего так? Мы с парнями хотели базу посмотреть, в кои-то веки в культурном месте побывать, мы ж больше по глухомани всякой шатаемся.
        - Тут сейчас видите, какая теснота? Лимиты на ресурсы давно исчерпаны, разве что если флот вдруг снимется, тогда станет посвободнее. Вы никогда в очереди на «спицу» больше часа не стояли?
        - «Спица» - это чево?
        - Спица - это «таво», - не выдержал и передразнил Рауль. - Видите эту хреновину на оси? Чуть в стороне? Это пассажирский коридор, по сути, сдвоенная гипертруба[82 - Гипертруба, гиперпетля - обобщённый термин, описывающий транспортную систему, в которой разгоняемый силовыми полями снаряд движется в низковакуумной трубе.]между главной жилой палубой и доками. Там при пересменках самая толпа собирается. Вам дико не понравится, уж поверьте.
        - А чой-то ты за нас всё уже решил?
        Разобиделись, надо же.
        - Ну, если повезёт, сами посмотрите, только там реально в тамбурах по пять тел на квадратный метр набивается, тысячи человек на головах друг у друга стоят и в затылок дышат.
        Рауль сомневался, видели ли эти работяги вообще когда-нибудь больше сотни людей в одном закрытом отсеке.
        - Это ж, если какая зараза, все полягут.
        В канале воцарилось молчание. Парни оказались не промах, зря он о них плохо думал. В этом насупленном молчании сразу чувствовалась какая-то реальная история, действительно, а не в досужем пересказе близкая людям на той стороне канала.
        - Вы чего, здесь у всех армейская прошивка, да и мониторинг везде жёсткий, за всю историю проекта «Тсурифа» на станциях было всего полдюжины инцидентов с биозащитой, да и они в итоге благополучно купировались без заметных жертв.
        - Ну-ну.
        Почему-то внезапно выросшая вокруг него стена недоверия Раулю была дико неприятна. Судя по тону, парни вообще теперь решили не покидать свой корабль, а выйти на палубу можно и снаружи, вакуум неплохо спасает от микробных инвазий[83 - Инвазия - здесь: заражение. Более широко - биологический термин, означающий проникновение и распространение чего-либо.].
        - Да вы чего, тут же не дикие суперземли, на базе медицинский контроль, поголовная вакцинация, медосмотры строем и с песней! Вы за кого нас принимаете?
        Судя по сомневающемуся хмыканью, известно, за кого.
        Ну и фиг бы с вами.
        Рауль тоже замолчал, сосредоточившись на маневрировании в канале, пузатый лихтер едва протискивался в горловину, в теории рассчитанную на перворанговый ПЛК. Ох и неповоротливая же хрень у парней. Оставить бы их снаружи и растащить груз каботажниками, но они же тут ещё больший хаос создадут своим мельтешением.
        Рауль на минуту отвлёкся на переругивание с кволом, вновь обратив внимание на канал с навигаторами рудовоза, лишь когда замигало настойчивое требование выхода на связь.
        - Какие-то проблемы, «Тэ шесть сотен три»?
        - Эта штука на три часа, чо она на нас прёт?
        Рауль быстро метнулся в сторону общей схемы оперативного поля.
        Ха, «штука».
        - Перед вами ПЛК «Джулиус Эрингри», текущий флагшип группировки, прошу любить и жаловать. И нет, манёвр санкционирован моими коллегами, и вам не угрожает.
        Вообще, зрелище, конечно, по этому борту сейчас разворачивалось изрядное. Махина гигантского крафта, завёрнутая в тугие тенета визуализации направляющих внешнего силового кокона, производила в непосредственной близи впечатление даже на видавшего виды вояку, гражданские же при виде бегущих на инфо-ярлыках петаватт немедленно начинали нервничать.
        - Вот это дура так дура.
        Да уж.
        Но что там вообще происходит - уже интересно.
        - Риоха, почему движение на флагшипе?
        - А то они мне докладываются. Тебе интересно, ты у них и спроси.
        - Кто его ведёт?
        - Вообще говоря - никто, ты ж там всё расчистил, я разрешил им развернуться оверкиль[84 - Оверкиль - здесь: манёвр с вращением вокруг продольной оси.], пусть готовятся себе к отходу, если им вдруг приспичит, нам же легче.
        - Ну, ты разрешил - ты им и скажи, чтобы больше двадцатки не забирали, их оверкиль на полманеврового уже залез.
        Рауль даже в полной тишине канала слышал, как Риохе неохота снова ввязываться в препирательства с адмиралом.
        - Ладно, скажу. Что-то ещё?
        - У них лихтер под кормой, пусть найдут себе зрячего навигатора, и не заставляют меня тут трепыхаться в горловине.
        Риоха понимающе хмыкнул и отключился.
        В рубке у рудовоза уже вовсю шла дискуссия - обсуждали ходовые характеристики флагшипа. В своеобычном ключе.
        - Нужно быть полным кретином, чтобы соваться к такой в факельную зону. Она же даже по касательной раскроит тебе прочный корпус и не спросит, как звали.
        - Ага, я слышал, такая штука вообще с кормы не прикрыта эмиттерами, там же мёртвая зона километров на тысячу!
        - Ты дурак или прикидываешься? А с холодными ходовыми его бери голыми руками, заходи, значит, с тыла, и засаживай по самое не хочу, никто не против.
        Рауль хмыкнул себе под нос. Хоть один соображает. Хотя, рассказывали ему разные истории…
        - Кабесинья, тебе персональный привет от адмирала, он лично заверил меня, что они видят, цитирую, «каждое корыто в этой дыре» и уж как-нибудь справятся без твоих советов. Не любит он тебя чего-то, а?
        Вот уж чего Рауль сейчас не жаждал, так это незамысловатой адмиральской любви.
        Ладно, будем поглядывать на эту «дуру», как бы чего не выкинула, а сейчас главное ровненько провести баржу горловиной.
        Плавное касание мощности ходового генератора, удельный импульс на 15 секунд, теперь потихонечку, вдоль дальней направляющей…
        Рауль так сосредоточился на маневрировании, что снова чуть не пропустил шум, на этот раз в основном канале.
        - Внимание, флот только что получил радиант ухода, всем операторам переключиться на обеспечение вывода. Повторяю…
        Рауль с тоской пробежал глазами по оперативному полю. Вот ведь не вовремя.
        Так, ребятушки, теперь вам самим придётся поработать.
        - «Тэ шесть сотен три», принимайте обратно управление, только без самодеятельности, курс я выстроил, как пройдёте канал - вставайте слева у пятнадцатого внешнего дока. Я потом с вами разберусь.
        И тут же отключился, не дожидаясь подтверждения, запустил отслеживание, пока оно отрабатывало, успел связаться с дежурными энергетиками, те стояли на ушах, но были готовы, если что, поднять энергонасыщенность в основных узлах.
        - Оператор… это, слышь, тут явно какая-то хрень творится.
        Да что ж такое-то, Рауль со стоном метнулся обратно в канал к доставучим рудовозам.
        На баржу со стороны внешней стенки отчётливо надвигалось знакомое пятно едва заметных голубых огоньков. Вторичный каскад на силовых направляющих.
        Факел, тьма вас всех, раздери, откуда здесь факел?!
        Рауль в бешенстве обернулся в сторону «Джулиуса Эрингри», но тот уже благополучно закончил свой размашистый оверкиль и сейчас на малых удельных импульсах плавно сдвигался в сторону внешнего пространства, никому ничем не угрожая. Так откуда…
        - «Гавайи», немедленно погасите ходовые, повторяю, немедленно погасите ходовые, у вас за кормой рудовоз.
        Молчание, видимо, уже ушли в походный режим, доступа к флотским кодам у Рауля, разумеется, не было.
        Какого лысого они творят…
        Транспондеры!
        - Риоха, тут беда, «Гавайи» не видят рудовоз и вот-вот спалят его прямо у меня в горловине.
        В ответ раздался забористый поток агрессии, но Рауль не стал дослушивать.
        - Попробуй пробиться через флотских, вдолби им, что прямо за «Эрингри» в канале застряла баржа с некондиционными транспондерами. Пусть, тьма их задери, что-нибудь предпримут!
        Так. Даже если они сейчас начнут обратное маневрирование, при их массе покоя это ещё секунд двадцать минимум, да погасить ходовые - это долгая история. Плохо, всё плохо, братцы.
        Между тем в рубке рудовоза уже начали попытки самостоятельно предпринять меры по уходу - ускориться, а что им ещё могло прийти в голову. Ну нет, так вы просто разобьётесь и все дела.
        Не слушая гневные вопли на том конце, Рауль решительно отобрал у них обратно управление. Вы меня потом ещё поблагодарите. Если будет, конечно, кому благодарить.
        Потому что если флотские не сообразят предпринять какие-нибудь действительно экстренные меры, то шанс у баржи всего один - прорываться поперёк канала. И тут упавшая мощность направляющих только на руку - не рассчитаны они на такие громадины, а значит, стенку канала всегда можно банально продавить, и чем медленнее и нежнее, тем лучше.
        Рудовоз послушно сменил вектор тяги, по касательной врубившись в границу канала.
        Завыли сирены, обзорные сектора разом погасли, мучительно пытаясь скомпенсировать яркий фонтан брызнувшего во все стороны черенковского излучения.[85 - Черенковское излучение - излучение, испускаемое заряженной частицей, которая движется со скоростью, превышающей скорость распространения света в этой среде. Характерное голубое гало в водных бассейнах вокруг радиоактивных сборок - частное проявление черенковского излучения.]
        Факел флотского крафта, кажется, начал понемногу замедляться, но Раулю уже некогда было его разглядывать, он всматривался сейчас лишь в индикаторы напряжённости внешних полей рудовоза. Они быстро ползли к красной черте, за которой начнётся неминуемое схлопывание.
        Ну же!
        Нос лихтера с рокотом натянутой басовой струны уже продирался на свободу по ту сторону стенки канала, когда треклятый флотский факел вдруг вспыхнул ярче и уверенно начал набирать ход, будто решив для себя, что рудовоз уже не спасти и больше не отвлекаясь на такую малость как шестнадцать человеческих жизней на борту. И, вполне возможно, имел на то все основания.
        Рауль с тоской обернулся на оперативное поле. Флот экстренно уходил и, судя по радианту, это были вовсе не Ворота Танно.
        Ладно, парни, сказать спасибо вы мне уже не сможете.
        Не нужно быть опытным оператором, чтобы догадаться, каков единственный шанс для экипажа пузатой гражданской лохани, которую вот-вот начнёт потрошить факел флотского крафта. Врубить полный удельный импульс и попытаться успеть пройти горловину до того, как накроет. Пропустив баржу, стенка остановит факел, её для этого и проектировали.
        Отличный план. Он обязательно сработает.
        И от выхлопа баржи даже в режиме форсажа, в свою очередь, почти никто не пострадает.
        Один незначительный выступ, так не вовремя оголённый дежурными энергетиками, борющимися сейчас за стабильность основных силовых конструкций.
        Башня внешней диспетчерской, той самой, в которой сейчас была замурована капсула Рауля.
        Она, к несчастью, сейчас находилась прямо на оси ходовых злополучного рудовоза.
        И даже её можно было бы попытаться сохранить, но это лишние пять секунд на манёвр. У парней столько в запасе не было.
        Что ж. Простой выбор, шестнадцать человек или один. Стечение обстоятельств, не более того. Решение было принято мгновенно.
        Пока генераторы «Тэ шесть сотен три» выходили на режим форсажа, Рауль успел бросить последний взгляд на Галактику, погасив остальные скины гемисферы. Когда ещё подобное себе позволишь.
        Кажется, в то последнее мгновение он ничего не почувствовал.
        Квестор[86 - Квестор, ликтор и тд. - здесь и далее использованы некоторые гражданские должности Древнего Рима.] всю первую половину суток нормализованного бортового времени провёл на ногах. Всякий, кто знал квестора лично, мог подтвердить, это заезженное выражение в его случае должно было воспринимать буквально - поскольку гравигенная секция «Принсепса» в этом рейсе не была задействована даже на треть, и стабильность гасителей была надлежащим образом гарантирована, возлежать в капсуле представлялось для квестора попросту чем-то неприличным, ему претило заниматься любыми делами - будь то неотложные переговоры или занятия научными изысканиями - физически не попирая отведённую ему случаем твердь.
        Разумеется, собственную каюту квестор покидал нечасто, попусту растрачивать своё и чужое время на досужие перемещения по просторным палубам «Принсепса» было бы непозволительной роскошью, так что большую часть дня он, согласно обыкновению, простоял, заложив руки за спину и вытянувшись в струну, невидящим взглядом скользя по бесконечным схемам доменов[87 - Домен - (в биохимии) элемент третичной структуры белка.] и аллелей[88 - Аллели - различные формы одного и того же гена, расположенные в одинаковых участках гомологичных (парных) хромосом, например, разноцветные пятна кошек отвечают областям, где локально доминирует одна из кодоминантных аллелей, отвечающих за различную окраску шерсти.]. Его мир был там, а не здесь, но он не был бы плоть от плоти наследником великих Магистров Памяти предыдущих поколений, если бы не старался каждую секунду прожить согласно Проскрипциям. А они явно не одобряли прожигание жизни в гибернационных капсулах да биологических коконах.
        Помимо этого, согласно тем же Проскрипциям, квестор предпочитал в особо важных случаях личную встречу виртуальному брифингу. А потому стоило в общем канале пройти сообщению о завершении проекции в субсвет, квестор поспешил застегнуть свой палевый китель с тремя изумрудными полосами поперёк рукава на все положенные пуговицы и, акцентированно проморгавшись, покуда зрачки вновь не привыкали к нормальному освещению, вышел в основную галерею, огибавшую пассажирские каюты в направлении главной оси.
        Как и всякий современный грузопассажирский крафт, «Принсепс» мог позволить себе достаточно большие отсеки с климатизацией, но в данном случае, учитывая особенности груза, для перевозки которого его проектировали, расходы на обеспечение комфортной жизнедеятельности бодрствующего экипажа составляли такую ничтожную долю нагрузки для гигантских машин, сокрытых в недрах корабля, единственное назначение которых состояло в поддержании устойчивого эко-режима внутри прочного корпуса, что экономить на удобствах не было никакого смысла.
        Проектировщики щедро поместили повсюду в общих отсеках крафта живые пальмы с аппаратами капельного орошения, системы освещения полного спектра, не говоря уже о банальных травалаторах вдоль широких галерей. Никакой другой класс крафтов не мог себе позволить подобной роскоши, и наверное, попади сюда какой-нибудь вояка, его, привыкшего к стеснённости и расчётливому минимализму обстановки боевых крафтов и космических стационаров, подобное расточительство могло бы, пожалуй, привести в бешенство, тем более что большую часть времени пленэр попросту пустовал.
        На счастье, воякам тут, в царстве больничной чистоты и лабораторной стерильности, делать было нечего. Хотя, если задуматься, особый юмор состоял в том, что формально каждый из них когда-то лично побывал на борту «Принсепса» или пяти его систершипов[89 - Систершип - корабль аналогичной серии.], мигрирующих сейчас по Галактике, вот только воспоминания об этом у них сохраниться не могли физически.
        Квестор усмехнулся про себя, широко шагая на скользнувшую вперёд ленту травалатора, но тут же вернул своему лицу приличествующую строгость. Проскрипции недвусмысленно порицали и прямо запрещали испытывать по отношению к другим людям чувство превосходства. Тот факт, что ты квестор, а они - твоя паства, не значит, что ты над ними или они ниже тебя. Но и испытывать неловкость от окружающей его роскоши квестор не собирался, та была органична и оправдана.
        Он тот, кто он есть, на своём посту, исполняет свой долг перед человечеством, в чём-то ему просто повезло, но в остальном - квесторов, рукоположенных Коллоквиумом в ранг Магистра Памяти, в Галактике не насчитывалось и полусотни, они были элитой элиты, даже флотских полных пятизвёздных адмиралов было на дюжину больше, при этом от квесторов зависело порой куда более важное, чем от самих Воинов - если те пытались человечество направлять, то квесторы его, человечество, по сути лепили, подобно коллективному скульптору, из ничего, из глины, из Проскрипций, из архивов Памяти.
        И сейчас квестора беспокоила лишь та эффективность, с которой он исполняет собственную работу.
        Строго говоря, сам факт его нахождения на борту «Принсепса» уже был вопиющим недоразумением, срывающим все планы, и с каждой минутой урон всё возрастал. Сколько ни пытайся изображать занятость, вдали от банка Памяти квестор почти беспомощен, любой его коммит почти наверняка устареет по прибытии на Эру, каскадные конфликты расползутся по аллелям подобно двухцепочечному разрыву[90 - Двухцепочечный разрыв - полный разрыв двойной молекулы ДНК, при котором её полноценное восстановление полимеразами становится затруднено или невозможно.] от случайного гамма-кванта, разбираться со всем этим зоопарком впоследствии было совершенно бессмысленно, разве что квестор обнаружит в процессе что-нибудь невероятно значимое.
        Например, развяжет Великий конфликт Аш-Семнадцать, над загадкой которого бились все пять предшествующих поколений Магистров, и пока безрезультатно.
        Квестор вздохнул. Если бы.
        Пока же он разгребал потихоньку технический долг, всякие недописанные каталоги, архивы комментариев, шаблонизаторы для ещё только запланированных на будущее цепочек, в общем, вся та мелочь, что обычно доставалась ликторам из числа докторантов второй стадии. Нужная, важная, полезная работа.
        Квестор в ярости скрипнул зубами. Можно сколько угодно себя уговаривать, что всё именно так.
        А вот и лифт, ведущий в рубку, квестор нервно махнул раскрытой ладонью, без единого слова проходя в послушно раскрывшиеся створки - на всех подконтрольных Магистрату крафтах и стационарах у него был высший допуск, капитану «Принсепса» это не нравилось, но его мнение в таких вопросах не учитывалось.
        Лифт без малейшего перепада в гравитационном градиенте скользнул вниз, пиликая по пути какую-то необязательно-успокаивающую мелодию. Квестор не очень любил музыку, его мозги были настроены на восприятие несколько иных законов гармонии, квантовых, подобно всему в микромире. Музыка же воспринималась им как нечто излишне продолжительно-непрерывное, вязкое и слащавое. Наконец, лифт добрался до места - в самом подбрюшье рыбообразного корпуса крафта, у основания южного киля.
        Рубка была обставлена так же витиевато, как и весь остальной крафт. Обычно это был довольно тесный отсек, где только и хватало места для строенного кокона капитана, дежурного навигатора и энергетика, остальное пространство занимали дублирующие системы коммуникации. На «Принсепсе» же, с его гипертрофированной энерговооружённостью, вместо полноценных капсул были размещены лёгкие ложементы био-коконов, больше похожие на пассажирские, чем на боевые. Повсюду были развешаны виртпроекторы, дежурная смена вообще, как в реликтовых видеофильмах о космосе, предпочитала проводить время на ногах. Капитан тоже был на месте, проверяя какие-то показатели на боковых визуализациях. Славно.
        - Капитан?
        Квестор постарался придать своему голосу необходимую убедительность. Флотские, только сейчас обратив на него внимание, дружно закатили глаза. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к досужей мысли, что квестор с самого начала рейса числился тут по части писаных заноз в заднице.
        - Магистр?
        Капитан в точности воспроизвёл интонацию гостя. Издевается. Квестор даже бровью не повёл, хотя внутри и вскипел.
        Партия Эн-2-46-710, ошибка амплитуды дала у пятипроцентной выборки сбой экспрессии в аллели Паттертона, итог - повышенная активность внутреннего участка вентромедиального гипоталамуса[91 - Вентромедиальный гипоталамус - ядро гипоталамуса, участок мозга, отвечающий за страх, терморегуляцию и сексуальную активность.], для вояк этот дефект даже когда-то дебатировался как кандидат на включение в преднорму, но потом Магистрату хватило ума этот проект зарубить, а все баганутые экземпляры подчистить вирусами-модификаторами.
        Квестор всегда считал такие мысли недопустимыми, но сейчас не смог удержаться.
        - Капитан, сорр, прошу прощения, что отвлекаю, но вы обещали мне восемь часов.
        Тот в ответ на холодный тон тоже придал своему голосу протокольные интонации.
        - Сожалею, магистр, но в точке прибытия сейчас не могут предоставить нам оперативный коридор для постановки в шлюз, там у них, извольте видеть, бардак, да и плотность крафтов сильно превышает все лимиты, так что, при всём уважении, я бы не позволил себе совать сейчас «Принсепс» в это пекло, вы прекрасно знаете приоритеты в моих директивах.
        Квестор бросил быстрый оценивающий взгляд за спину собеседнику. По крайней мере, наглец не врёт. Если это кроваво-красное мельтешение что-то и значило, то никак не образцовый порядок и спокойствие.
        - Есть какие-то прогнозы?
        Капитан пожал плечами и всем видом постарался показать, что ему следует вернуться к своим обязанностям, а не упражняться в велеречивости.
        - Узнайте, по крайней мере, где «Лебедь».
        Флотские переглянулись.
        - Постараюсь, магистр. Что-нибудь ещё?
        Магистр в ответ негативно покачал головой и поспешил ретироваться обратно в лифт.
        Следует иногда переступать через собственные принципы и идти по пути наименьшего сопротивления - воспользуйся он бортовым каналом связи, этот диалог ничуть не стал бы менее содержателен. А так только зря время теряли.
        Вернувшись к себе в каюту, квестор присел за столик в камбузном углу и по привычке нацедил себе из раздатчика клубничного микса со взбитыми сливками. Формально это блюдо вообще не содержало естественной органики, но и обычного набора вкусовых добавок хватало, чтобы привести чувства в порядок. Он и не ожидал такой своей реакции - если поначалу этот незапланированный полёт казался ему безумием и чужой блажью, то теперь что-то изменилось, он начал искренне переживать за его итог.
        Да, в конце концов, он по праву гордился последней партией и искренне полагал свой вклад в общую работу если не основным, то значительным. Не будем придираться к словам, на Эру славили общий труд, но не забывали и о роли отдельной личности. Даже если ты Магистр Памяти, отмеченный со времён рукоположения лишь ничего не говорящим непосвящённому кодом в регистре, в конце концов, это была лишь малая цена за обретение высшего бессмертия.
        Квестор с чувством выдохнул клубничный ароматизатор и отправился к проекционной стене.
        К делу. Раз случилась такая задержка, презентация должна быть доведена до совершенства.
        Квестор развернул тезаурус, пробежав глазами по меткам. Основные позиции бридинга[92 - Бридинг - (в генетике) скрещивание.], ветви исходного генома (разумеется, «Ганимед» и «Эола», последние лет десять они считались самыми перспективными), словарь кодонов, сгруппированные по сложности конфликты (как всегда в самом центре маячил злополучный Аш-Семнадцать), и наконец - подробная карта тончайшей вязи артифициальных фрагментов, осознанную необходимость в которых не могли отрицать даже самые замшелые ортодоксы из числа старшего ныне живущего поколения Магистрата. Расширенный словарь нуклеотидов[93 - Нуклеотиды - пять азотистых оснований, составляющих все естественные геномы. Они кодируют 22 аминокислоты. Генетики расширили этот словарь искусственными основаниями парой dNaMTP и d5SICSTP для получения новых комбинаций аминокислот.] открывал перед Эру слишком широкие перспективы, чтобы его можно было бесконечно игнорировать.
        Заготовка партии переливалась перед глазами Квестора подобно волшебному сундуку сокровищ, но подлинные бриллианты там ещё только предстояло отыскать и огранить. Увы, проделать это было суждено уже совсем другим людям, и даже не столько им, сколько самому времени.
        Формулы дисперсий и сложнейшая комбинаторная логика уже сделали своё дело, но, сожалению, а может и к счастью, усмехнулся про себя квестор, результат тут зависел не только от точности расчётов. Большие числа продолжали работать и после того, как люди и аппараты Эру завершили свою работу.
        Геном твою налево.
        Квестор смачно и в голос выругался. На диаграмме ветвления значилась откровенная и беззастенчивая чушь - у кого-то явно были проблемы с неокортексом, и если в них срочно не разобраться, проблемы эти по возвращении могли стать у этого кое-кого несовместимыми с жизнью.
        На борту «Принсепса» летела обычная в таком случае группа сопровождения из десятка ликторов. И в каюте каждого из них сейчас принялась синхронно завывать сирена срочной побудки.
        Взмыленные недоучки (сплошь цвет своего выпуска, элита элиты, мать их колбу) начали появляться в канале связи спустя долгих полторы минуты. Явиться лично не хватило ума никому - знай они квестора получше, догадались бы, что в таком случае им было бы проще отвертеться от головомойки. А так квестор набрал в грудь побольше воздуха и принялся возить всех собравшихся физией по содеянному.
        Взбодрённые таким нехитрым педагогическим приёмом «короткохалатники» только шмыгали носом и старались смотреть не выше пола. Да и что тут отмазываться - когда три рациональных числа в итоге дают сумму не 100, а 101 процент, тут как бы без вопросов - чистое головотяпство, если не намеренная диверсия.
        Впрочем, за дело они взялись резво, уже полчаса спустя проблему благополучно локализовали и поправили, благо она не пошла внутрь статистики, и теперь вся толпа с улюлюканьем носилась по дереву коммитов[94 - Коммит - здесь: запись в реестре изменений.] и радостно искала крайнего. Тот быстро был изловлен и тут же морально низвергнут в пыль, где тоскливо скулил и затравленно оглядывался по сторонам. Остальные (кто тихо, а кто и в голос) радовались, что не пришлось надевать каргосьюты и лично спускаться в трюм - пересчитывать вручную криогенные «банки».
        Квестор поглядывал на это всё со смешанным чувством гадливости и облегчения. Тяжело в таком признаваться при его статусе, но в первые мгновения у него сердце буквально ушло в пятки. Когда имеешь дело со столь тонким материалом как живая материя, шутки с цифрами приводят порой к чудовищным последствиям.
        В самом разгаре самокопания в канале принялся маячить капитан, о котором квестор и думать забыл. Тьма вас всех задери, неужели хоть кто-то сегодня смог сделать свою работу нормально!
        - Магистр, ответьте.
        Судя по обречённому тону, вызывали его отнюдь не первый раз.
        - Да, капитан.
        - «Лебедь» идентифицирован, его транспондер отвечает в предполётном режиме.
        - Что это означает?
        - Крафт готов в любое время уйти в прыжок, но сейчас дрейфует в субсвете, насколько я вижу, в двух тиках от основного скопления флота.
        - То есть нам нет необходимости соваться к докам?
        Капитан слегка повёл в ответ бровью.
        - Магистр, нам необходимо доставить груз. Вам это прекрасно известно.
        Таким убедительным тоном обычно выговаривают расшалившимся детям. Или взрослым с нарушениями аутического спектра.
        Что ж. В эту игру можно играть и вдвоём.
        - Капитан, немедленно свяжитесь с кволом «Лебедя» и запросите для меня личную аудиенцию у Воина. Мне кажется, эта задача не противоречит вашим служебным инструкциям. Я со своей стороны предоставлю вам мой личный открытый ключ для подтверждения полномочий на стороне реципиента[95 - Реципиент - здесь: получатель сообщения.]. Выполняйте.
        И оборвал связь. Одно нервное движение кистью - бесценный стокилобитный пакет отправлен получателю. Капитан может беситься сколько угодно, но он обязан подчиняться старшему научспецу на борту, если это не касается вопросов физической сохранности корабля и груза. Тем более что коридора им до сих пор так и не предоставили, если судить по продолжающейся мешанине у причальных ворот. Тем более у научспеца был приоритет, если на борту таковым являлся член Магистрата.
        Квестор нацепил знакомое всем его коллегам упрямое выражение лица - не он решил, что весь этот перелёт действительно является необходимостью, но он летел в такую даль, оторвавшись от своих неизмеримо более важных дел, не для того, чтобы упустить возможность давно назревшего разговора. И тот должен был непременно состояться лицом к лицу, а не по каналу связи, вовсе не потому, что так наставляли Магистров Памяти священные Проскрипции, подобное нарушение квестор вполне мог себе позволить, даже глазом бы не моргнул, если надо. Просто иначе не было смысла всё это и затевать.
        Воины использовали речевой канал лишь в качестве вынужденно-вспомогательного, их реальность лежала на несколько планов глубже, Магистру же в данном случае нужен был максимальный контакт со слушателем, дабы донести до него искомую мысль в во всей её полноте, для этого в его мозгу и полоскался тяжёлыми волнами гигабайт доклада, готовый пролиться водопадом знаний на заинтересованного слушателя.
        Воин, погружённый в гиперсон в рубке «Лебедя», был не самым идеальным собеседником, куда значительнее был бы личный контакт с Вечным в активной фазе, а лучше с Хранителем, но о последних никто не знал ничего достоверного с самого окончания Века Вне, когда они точно все присутствовали на борту ковчегов (в том числе «Ганимеда» и «Эолы», с бесценными генетическими линиями которых они последние годы так носились), но что с ними случилось дальше - об этом, пожалуй, могли знать только Вечные, но и они последние десятилетия словно превратились в призраки. Об их существовании напоминали лишь Песни Глубин, будоражащие немногие Живые Миры, но и только.
        Значит, Воин.
        Кто-то из них, по сути, неважно, кто. Один транслирует остальным. И те изменят, наконец, треклятые директивы, из года в год заставляющие Магистрат под копирку клепать манипулы и легионы однообразных сборок, не имеющих по сути никакой научной или хотя бы эстетической ценности.
        Человечество давно нуждалось в другом. Вот какую мысль должен был донести до Воина квестор.
        И их груз был примером того, что именно Эру мог подарить Галактике.
        Проект носил кодовое название «Новое лицо», и в этом была вся его суть.
        А тупые ликторы могли своей небрежностью запороть его презентацию!
        С новыми силами квестор бросился на своих докторантов, костеря их на чём свет стоит. «Анацефалами», кажется, он их ещё не называл. Вот и обновим вокабуляр.
        Впрочем, если аудиенция состоится - а она должна состояться, чего бы то ни стоило - к тому моменту презентация должна быть полностью перепроверена и готова к сдаче, а значит, нужно было срочно возвращать процесс в рабочее русло.
        Квестор раздал всем задачи, а сам принялся за самый ответственный участок - схемы секвенирования[96 - Секвенировать - устанавливать последовательность звеньев в молекулах нуклеиновых кислот.] эм-эрэнка[97 - М-РНК иначе и-РНК - промежуточная РНК, используемая в процессе синтеза белков по инструкциям, хранящимся в ДНК у эукариот.] базовых образцов.
        На сплайсинге[98 - Сплайсинг - процесс удаления из цепочки РНК участков, не кодирующие белок (интронов) и соединения кодирующих аминокислотную последовательность участков (экзононов).] обычно всплывают ошибки, не замеченные при сборке первичного генома, так что для точного программирования транскрипции[99 - Транскрипция - процесс перезаписи генетической информации с одного носителя на другой.] эти схемы заменяли собой регрессионное тестирование и были единственным надёжным способом обнаружить бреши в логике разметки экзонных цепочек. Если что-то было пропущено на этом этапе, то в дальнейшем проблему можно было выявить лишь на этапе специализации соматических клеток, когда особо ничего уже и не поправить, оставалось только уничтожать опытные образцы и начинать заново.
        Потому квестор вновь и вновь перебирал сборки кодонов, читая геномную азбуку, как музыкант читает сложнейшую партитуру - то есть буквально на глаз различая нюансы исполнения партии.
        И с удовольствием находил эту генетическую музыку великолепной.
        Если не считать злосчастных Великих конфликтов, в остальном это было похоже на сложнейший верлибр, тонко перекликающиеся друг с другом строчки из белков и энзимов то осторожно вступали, то грохотали торжественным крещендо, то снова начинали плести нежное кружево генетических программ.
        Когда квестор перевернул последнюю страницу этой рукотворной симфонии, у него на глазах стояли слёзы. В этот раз Магистрат превзошёл себя. Это действительно было всё лучшее, что зрело последние годы в недрах научного сообщества Эру, да что там скромничать - всех Семи Миров, чтобы, наконец, дать свои плоды.
        «Новое лицо». Да, оно было таковым.
        Только квестор спокойно выдохнул, как раздался новый вызов из рубки.
        - Магистр, мы начинаем маневрирование.
        - Погодите, куда… Мне было отказано в аудиенции?
        - Напротив, мы выдвигаемся в квадрант ожидания, где дрейфует «Лебедь».
        Сердце квестора подпрыгнуло и пропустило такт.
        - Сколько… - Магистр коротко откашлялся, - простите, сколько у меня времени в запасе?
        - Через четырнадцать минут жду вас у южного шлюза. Мы ограничимся гибким рукавом, так что вам следует надеть каргосьют и быть готовым к транспортировке на ту сторону.
        И отключился. По тону было ясно, что если квестор замешкает хоть на минуту, «Принсепс» не станет его дожидаться и вернётся обратно в очередь на постановку в грузовой док.
        Квестор спешно засобирался, переодеваясь в более подходящий к поводу парадный сюртук, по счастью, пригодный к ношению под просторным экзоскелетом каргосьюта.
        Капитан зря его стращал, процесс надевания защитной оболочки был автоматическим и завершался за три с половиной минуты. Ещё пять минут добираться по гипертрубе до южного шлюзового узла. Значит, в запасе минимум лишних пять минут, и квестор давно знал, как именно хотел бы их потратить.
        Промежуточная остановка на средней палубе. Послушные сервомехи деловито упаковывают квестора в синтетическую оболочку, без которой человеку не выжить ни в открытом космосе, ни в разреженной атмосфере гибкой межшлюзовой трубы.
        Ни на промороженных насквозь трюмных палубах.
        Четыре минуты.
        Квестор сделал шаг вперёд и дождался, когда рассеется туман клубящейся в стылом азоте ледяной пыли. Тут так сухо, что отдельные снежинки возгоняются обратно в пар, не долетая до пола. Но и этот пар скоро выведут климатизаторы. Стерильная атмосфера криогенной лаборатории. Это то, чего квестору часто не хватает.
        Он вырос в таких местах (хотя и не в том прямом смысле, как его паства), здесь его дом, а не за кафедрой или в кабинете.
        Жаль, что так редко выпадает повод сюда вернуться.
        Три минуты.
        Квестор провёл рукой в многослойной перчатке из перестроенного микропористого кремний-органического материала по гулко звякнувшей стенке «канистры», но исходящего от неё холода не ощутил. Тогда он двинулся по проходу вдоль ряда послушно оживавших при его приближении голо-проекций.
        Побежали строчки состояния груза и параметров режима, но единственное скупое движение кистью убрало всю эту суету.
        Две минуты.
        Квестору хотелось взглянуть им в глаза.
        Голубые, серые, карие, зелёные, рыжеватые.
        Глаза любопытные, глаза живые.
        Глаза инженеров, учёных, поэтов, архитекторов, художников. Такие редкие в Галактике, где кругом были одни вояки.
        Новые лица. Это были они.
        Реальные фотографии половозрелых особей и анонимные реконструкции только готовых вызреть эмбрионов.
        Мужчин и, важное дело, женщин, спокойных и агрессивных, умных и не очень, безнадёжно обычных и невероятно талантливых. Две сотни миллионов единиц.
        Вот что «Принсепс» привёз на «Тсурифу-6», вот необходимость чего квестору предстояло доказать Воину и остальным. Вот во что ему было должно поверить, наконец, самому.
        Галактике было необходимо новое лицо.
        Ноль минут.
        Не снимая каргосьюта, квестор вернулся обратно в капсулу, ему ещё предстояло добраться до южного шлюза, где его будет ждать полупрозрачный тоннель над бездной и распахнутый люк в борту «Лебедя» на той стороне.
        «Принсепс» заметно тряхнуло, замигали аварийные индикаторы, капсула тут же остановилась, оставив люк задраенным. Наступила оглушительная тишина.
        Квестор замер, даже дышать машинально перестал.
        Первое наставление по пользованию каргосьютом - в нём нельзя задерживать дыхание.
        Но можно останавливать.
        Почему у него в голове всплыла в тот момент только эта немудрящая шутка, которой, кажется, исполнилось добрая тысяча лет.
        Тишина была такой оглушительной, что тут же сменилась противным звоном в ушах, который бил по натянутым нервам сильнее любой тревожной сирены.
        Связь, где долбаная связь!
        - Капитан?
        Молчание в ответ. Канал мерцал огоньком вызова, но никто не откликался.
        Тут крафт тряхнуло повторно и уже только тогда начало надсаживаться звуковое оповещение, призывающее всем оставаться на местах до особого уведомления, по возможности оставаться в капсулах или любых других средствах индивидуальной биологической защиты.
        Если при всей энерговооружённости «Принсепса» в его недрах настолько отчётливо ощущалась инерция внешних эволюций, значит, маневрирование было действительно резким и непредвиденным. В таких случаях движение в трубе блокируется автоматически. А значит, он здесь заперт, как в консервной банке.
        И останется таковым ещё на неопределённый срок. В то, что он сумел так достать капитана, что тот решился на сознательную диверсию, квестор не верил, но предпринять что-то было всё-таки необходимо.
        Корабельный квол, в отличие от капитана, отозвался немедленно.
        - Магистр, на борту нештатная ситуация, просьба терпеливо отнестись к вынужденным неудобствам, как только обстановка нормализуется, экипаж немедленно свяжется с вами по личному каналу.
        Квестор нехотя переключил режим передачи в высший приоритет, и квол немедленно заткнулся. Квестор не любил настолько грубо пользоваться своими привилегиями Магистра, но тут приходилось выбирать, что важнее - самолюбие капитана или цель его миссии.
        - Магистр, вы с ума сошли, понизьте приоритет!
        - Капитан, что у вас происходит?
        - Флоту дана команда экстренного перемещения, мы вынуждены сейчас аварийно уступать им дорогу, и вы, отвлекая меня на объяснения - Стивенсон, держи левее на десять! Щиты в сборку! - ставите «Принсепс» под угрозу влететь в чью-нибудь факельную зону, тут уже и без вас случилась аномалия, я отключаюсь.
        - Капитан, немедленно доставьте меня к «Лебедю», таков прямой приказ, и вы обязаны его исполнить, если это не угрожает грузу.
        Квестор постарался придать своему голосу столько металла, сколько смог.
        - Магистр, вы не поняли, «Лебедь» уже в прыжковой зоне, разгоняется на пяти тысячах «же». Даже если бы я захотел, не смог бы выполнить ваш приказ.
        Квестор с шумом выдохнул.
        Так.
        Всё к тьме под хвост, мать вашу банку.
        Все планы, надежды.
        Хотя…
        Нет, мы ещё поборемся.
        «Новое лицо» стоит того, чтобы за него биться до конца, даже если вся Галактика против тебя.
        - Капитан Райдо, снимите блок с западной трубы.
        - Магистр, я вас уверяю, вам лучше оставаться…
        - Квол, приказываю снять блокировку с западной транспортной трубы и передать управление мне.
        - Выполнено.
        Воздух вокруг вновь заполнили басовитые нотки силовых установок.
        - Магистр, что вы задумали?
        Движением пальца квестор отправил капсулу в сторону южных шлюзов. Кориолисова сила[100 - Сила Кориолиса - одна из сил инерции, возникающая при рассмотрении движения материальной точки относительно вращающейся системы отсчёта. Названа так по имени французского учёного Гюстава Гаспара Кориолиса, однако впервые была описана за два столетия до него.] заметно покачивала его из стороны в сторону, отчего начинала кружиться голова, но пока вполне терпимо.
        - Капитан, кормовые шлюпки у нас по-прежнему в нулевой готовности к старту?
        - Да, но… куда вы собрались?
        - Вам же известен радиант, по которому сейчас выдвигается флот?
        Пауза.
        - Это безумие.
        - Даже если так, вы же скажете мне координаты, или мне придётся прыгать наугад?
        - Это секретная информация, только для экипажей боевых крафтов, даже ваших высших приоритетов не хватит, чтобы квол вам её выдал.
        Капсула остановилась в торцевом узле, квестор с усилием поспешил из неё выбраться под заунывные требования голосового оповещения. Уф, всё-таки каргосьют не предназначен для длительного пребывания в тесных отсеках, аж кости хрустнули, когда он выпрямлялся. Так, три оранжевых люка по левому борту. Отлично.
        - Вот поэтому, капитан, я и спрашиваю об этом радианте не у квола, а у вас.
        Отжимать уплотнители спасательных шлюзов традиционно приходилось вручную - по старинке вращая штурвал, чтобы в шлюпку можно было попасть даже при полном отказе энергосистем корабля. Дальше будет проще - активизируются автономные генераторы.
        Изнутри привычно пахануло консервированным воздухом. Как ни стерилизуй, а специфический аромат склепа всегда остаётся.
        - Капитан?
        - Мне голову открутят, если я вас отпущу вот так.
        - Магистрат вам голову открутит уже за то, что не приняли все меры к содействию и нарушили прямой приказ.
        Квестор попытался избавиться от громоздкого каргосьюта в тесном тамбуре, но плюнул, выбрался обратно на шлюзовую палубу, и принялся разоблачаться там, разбрасывая части так и не пригодившейся амуниции по сверкающему антисептиком полу.
        - А ещё вам свернут вашу тупую башку, если меня так и не найдут на месте выхода. Кто его знает, куда меня занесёт, наугад, может, в заморозку, а может и непосредственно в зону огневого контакта. Вы не сможете меня остановить, капитан, вам остаётся только смириться с моим решением.
        Кажется, капитан только что прочитал самое страшное ругательство за всю свою карьеру.
        - Тьма вас подери, магистр, ловите координаты. И будьте прокляты.
        Какой внезапно высокий штиль.
        - И вам счастливого пути обратно на Эру. Сообщение для Магистрата я на всякий случай оставил в каюте. Прощайте, капитан.
        Шлюпка с лёгким вздохом вышла из своего гнезда в корпусе «Принсепса», открыв, наконец, обзор на творящееся вокруг «Тсурифы-6».
        Флот стремительно покидал доки и причалы, о его присутствии вблизи базы напоминал теперь разве что расцветающий у третьих ворот огненный цветок - след упомянутой капитаном «аномалии». Там что-то догорало, разметавшись обломками на пару километров. Кажется, вояки как всегда что-то снесли на своём пути, даже и не заметив.
        И «Новое лицо» не должно стать очередным не замеченным на пути военной машины артефактом.
        Квестор загрузил в квола радиант и расстояние до точки выброса, послушная машинка автоматически форсировала гравигенератор, устремившись в прыжковую зону.
        Квестор не думал о том, что его ждёт на той стороне.
        Он думал о том, что ему там предстоит сделать.
        «Лебедь» трепетал на самой границе небытия, жадно впитывая в себя песню глубин.
        Его защитная оболочка, сотканная из тончайших силовых волокон, поперечные размеры которых были столь ничтожны, что равнялись кратным амплитудам колебаний фундаментальных бран, яростно полоскалась в набегающих приливных потоках файервола. Метастабильная структура полей не позволяла динамическому равновесию в пузыре нарушаться дольше, чем на считанные единицы планковского времени, так что в макроскопических масштабах устойчивость закрепления корабля была столь же нерушимой, как если бы он был замурован в толще вырожденного ферми-газа кварковой звезды, самого плотного объекта в этой Вселенной.
        И лишь порядки величин на индикаторах нагрузок говорили о том, что случится с этим клочком реальности, если равномерность потока хотя бы на один из тактов превысит предельный порог. Стоит ротору поля развернуться на ничтожную величину в одну стомиллиардную градуса, как внутри пузыря тотчас начнёт прогрессировать неудержимый гравитационный коллапс, и планковская вселенная проекции тут же обогатится своей порцией петаджоулей, а вот от «Лебедя» уже не останется ничего, кроме квантовой пены.
        Впрочем, «Лебедь» был надёжен, как те незыблемые законы математики квантовых полей, на которые опирались его создатели, и куда раньше, чем коллапс станет возможен, корабль уже благополучно соскользнёт обратно в субсвет, оставив голодное шестимерие его собственным заботам.
        Топология метастабильных пространств была фундаментально расходящейся, и вообще говоря, сама их физика с возможностью формально сверхсветовых перемещений и прочими акробатическими чудесами вневременья оставалась всё такой же бессмысленной, саморазрушаясь и схлопываясь от малейшей ряби пространства. По сути, там жил и здравствовал лишь абсолютный вакуум, не оживляемый даже базовыми колебаниями виртуальных флуктуаций. Фрактальной вселенной, спроецированной на шестимерную свёртку традиционного супербранного двенадцатимерия эм-метрики[101 - М-метрика - здесь, двенадцатимерное метрическое пространство, предлагаемое М-теорией. Свёрткой называется понижение размерности высшего пространства, которое делает лишние измерения «локальными», то есть проявляющимися только начиная с определённых масштабов расстояний и энергий.], в обычном понимании просто не существовало, пока туда не попадало сквозь огненные врата файервола что-нибудь вещественное из нашего мира. Тогда и только тогда фрактальные щупальца оживали и принимались в ярости хлестать тахионной плазмой[102 - Тахионная плазма - здесь: плазма частиц,
обладающих мнимой массой и способных таким образом двигаться быстрее скорости света и, соответственно, в противоположном направлении вдоль временного вектора.]по собственным бесконечным глубинам. Так даже крошечная песчинка «Лебедя», погрузившись кормой в чуждую топологию, создавала тем самым вокруг себя целую новую вселенную, всё так же невозможную, но парадоксально существующую и, главное, единую для всех совершающих прыжок кораблей в любой точке пространства-времени.
        Дип. Так его называли артманы.
        Пустотность. Так его звали летящие.
        От самих попыток осмыслить величие происходившей при этом метаморфозы времени-энергии можно было двинуться рассудком, но Илиа Фейи был в последнюю очередь настроен философствовать, тем более на такие отвлечённые темы. Он наблюдал. В этом и состояло его служение.
        На грубом языке артманов само слово «служенаблюдатель» обладало массой вторичных смыслов, наиболее заметное из которых имело обратный перевод, связанный не столько со служением, сколько со слежкой. Проще говоря, Илиа Фейи был шпионом летящих в этой части Вселенной, громогласно именуемой артманами Галактикой с большой буквы. Что-то про разлитое по небу молоко. Млекопиты-самоеды как всегда в своём духе.
        Летящие чисто биологически гнушались всякого рода поедания самих себя, даже в качестве дани собственному месту в таксономии живой природы, и этой тяги к выделениям желёз внешней секреции разделять не могли. Впрочем, данное звёздное скопление для артманов было домом, так что пусть называют как им угодно и занимаются тут любыми извращениями. Летящие называли его исторически - Пероснежие.
        С тех пор как соорн-инфарх покинул эти места, Илиа Фейи оставался единственным летяшим, кто продолжал с одержимостью фанатика следить за делами артманов, доставляя в Большое Гнездо сведения о том, что здесь творилось. Наверное, спроси его кто из сородичей за прошедшие без малого четыре сотни сезонов[103 - Сезон летящих составляет примерно половину стандартного террианского года.], зачем он это делает, он бы не нашёлся, что придумать в ответ. Ни одного отзыва на его депеши за всё прошедшее время так и не последовало, хотя декогеренция сигнала на пятидесяти килопарсеках от дома составляет всего трое стандартных суток. Кого-то более юного и более склонного к сомнениям столь затянувшееся одиночество могло бы повергнуть в пучину отчаяния и привести к преждевременному завершению миссии, но Илиа Фейи был избран на свой пост во многом благодаря собственному природному упорству и крайней дотошности, и потому наблюдение продолжалось.
        За прошедшие сезоны Илиа Фейи успел впитать в себя столько сведений о природе и культуре артманов, что зачастую ловил себя на том, что начинает мыслить, как они. В частности, это выражалось в привычке к скрытности. С формальной точки зрения это откровенно мешало его каждодневному труду, но поскольку каждый раз, как Илиа Фейи оказывался в пределах миров артманов или даже попросту на борту их кораблей, он испытывал по отношению к себе лишь крайнюю степень необъяснимой вражды и в чём-то даже брезгливости, то со временем он счёл логичным свести официальные контакты с артманами к разумному минимуму, сам же предпочитал висеть сезон за сезоном вот так на самом краю субсвета, невидимый и неслышимый для примитивных артманских сканеров, и слушать оттуда всё то, что поддавалось дешифровке, а также непосредственно наблюдать всё то, что происходило внутри сферы его текущего интереса.
        А происходило тут многое.
        Вот уже полторы сотни сезонов после окончания мясорубки, которую сами артманы называли Битвой Тысячи Лет, теми успешно копились силы для нового грандизного расширения Цепи, и чем дальше, тем больше Илиа Фейи виделось, что именно этот крошечный и почти пустой пузырь между двух рукавов Пероснежия становится узлом для новой бойни. Ещё полсотни сезонов, и снова начнётся неизбежное. А пока артманы лишь ходили кругами, расставляя свои и обезвреживая чужие ловушки, и очередная из них с лязгом спешила захлопнуться прямо перед самым рострумом достопочтимого служенаблюдателя.
        Его «Лебедь» снова оказался в нужное время в нужном месте.
        Случилось это, правда, буквально в последний момент, все расчёты сходились на том, что основной театр действий развернётся десятком парсек восточнее вдоль галактического диска, но фрактальный шторм от сдетонировавших разом варварских «глубинных бомб» был так силён, что Илиа Фейи имел все шансы застрять там в субсвете на сезон-другой, а это в его планы совершенно не входило. Так что пришлось срочно менять угол обзора, перебираясь в более безопасный квадрант.
        Вариантов передислокации просматривалось два, и выбор в итоге свершился исключительно благодаря тому примечательному факту, что в одной из областей наиболее активного сосредоточения флотов артманов, возле космической крепости «Тсурифа-6» в настоящий момент дрейфовал подарок - такой же «Лебедь».
        Илиа Фейи было не очень интересно, кто сейчас им физически управлял, но сам факт присутствия подобной редкости говорил опытному наблюдателю о важности грядущих здесь событий.
        «Лебеди» числом девять были даром летящих артманам. После события, что самими артманами именовалось Веком Вне, новая космическая цивилизация получила от своих будущих соглядатаев возможность покинуть медлительный пузырь горизонта событий - использование вневременья пустотности в качестве сверхсветового транспортного канала тогда ещё не было доступно артманам - но в общем пакете дарёных технологий «Лебеди» стояли особняком. Будучи в действительности квантовыми клонами одной и той же исходной матрицы, они представляли собой уникальный в своём роде микротрансгал, способный с единственным навигатором на борту совершать перемещения на дистанциях в килопарсеки. Вот только управлять таким кораблём могла исключительно особь с искрой, биологические сущности с их физиологией обладали недостаточно быстрой реакцией, чтобы не угробить себя во время затяжного прыжка. Таковых у артманов наличествовало в момент передачи ровно девять особей, плюс бессловесные эффекторы.
        Илиа Фейи передёрнуло при одной мысли о подобном кощунстве. Впрочем, это же самоеды, что с них взять.
        За сотни прошедших с момента начала его службы сезонов Илиа Фейи так и не смог до конца понять, что же соорн-инфарх нашёл в этих артманах. Впрочем, и ирны, существа куда более понятные, развитые и разумные, вот уже без малого тысячу сезонов продолжали возиться с артманами, упорно стараясь наставить их на путь истинный даже после позорного Ирутанского инцидента, а значит, в том был какой-то высший смысл, иначе достаточно было оставить их в покое и спокойно дождаться, когда очередная бойня поглотит артманов вместе с самой памятью, что они вообще когда-то населяли субсвет, поскольку успокоиться и затаиться у них ума не хватало.
        Впрочем, соорн-инфарх видел это всё совершенно в ином свете, и не простому наблюдателю с ним спорить.
        Тем более что здесь и сейчас пустой и глупой расе ничего не угрожало - локальная фаза активной обороны, две группировки боевых крафтов ждали сигнала от экипажей разведсабов в недрах пустотности, и как только информация, суть которой Илиа Фейи была не совсем понятна - просто точка ни о чём ему не говорящих галактических координат - благополучно поступила, оба флота тут же пришли в традиционное для глупых артманов несогласованное и хаотичное движение.
        Насколько было понятно, при этом один из флотов отчего-то не выполнил прямой приказ, а командир второго всё медлил, не решаясь… на что? Бросить все силы в бой? Отдать своих на растерзание эхо-импульсам ради какой-то иной, неведомой Илиа Фейи цели?
        В общем, «Лебедь» дрейфовал, приказа не следовало, хаос нарастал экспоненциально.
        Артманы. Всегда они так. Каждый новый поступок самоедов отдавался в сознании Илиа Фейи вопиющим гласом - зачем было вообще их спасать?
        Да, 45-й флот прибыл в результате не в то время, да и оказался в итоге не в той точке, что, конечно, немыслимо, но что же теперь, летящим так вечно и носить на себе груз того позора?!
        Илиа Фейи тряхнул тяжёлой головой и поднялся из нидулы[104 - Нидула - здесь и далее в тексте для описания быта, анатомии и физиологии летящих использованы латинские корни, соотносимые с птицами - «гнездо», «перья», «клюв» и тп.].
        Как ему надоели эти собственные мысли.
        Ожидание теперь может затянуться на заметное время, так что пусть всё пока развивается своим чередом, а Илиа Фейи в кои-то веки займётся собой.
        Как всегда в начале сезона, большие фаланкс нестерпимо зудели и требовали регулярного ухода, этим и займёмся.
        Генетически Илиа Фейи относился к Рассеянным, единственной надрасе летящих, способной к естественному полёту, но во-первых, его организм претерпел с момента вылупления уже три метаморфозы, так что его биологическая природа в настоящий момент имела мало общего с врождённой, а во-вторых, разумеется, его маховые пинныещё во младенчестве, как и положено будущим космическим скитальцам, были редуцированы, а общий покров впоследствии заменён стандартной скуамой биозащиты.
        Однако раз в сезон природа брала своё - начиналась лёгкая ломота в костях карины, ну и фаланкс, конечно.
        В целом для избавления от неприятного синдрома достаточно было отрегулировать подачу микроэлементов через помпу, но со всеми этими скоропостижными метаниями по просторам Пероснежия как всегда всё затянулось в последний момент, и вот получите.
        Илиа Фейи как летящему вовсе не в небесах, но в пространстве, не доставляло особой гордости, что он вот так порой зависит от поведения каких-то дурацких рудиментарных апикарных клеток, всё-таки, как-никак, это всего лишь банальный атавизм, но, с другой стороны, так далеко от дома приятно почувствовать временное единение со свой надрасой - праздник красного рострума, олицетворяющий у Рассеянных начало мужского совершеннолетия, как раз и совпадал с началом первого в жизни летящего сезонного цикла, как говорят артманы - мазл тов.
        Пробормотав про себя ритуальную фразу, Илиа Фейи хмыкнул. Сколько сезонов прошло, что он так обартманился? Учитывая релятивистские эффекты - так сразу и не скажешь. Вот вернёмся в Большое Гнездо, там в архивах и узнаем. Илиа Фейи был невероятно стар даже для своего весьма долговечного народа. Не сравниться с соорн-инфархом, но чтобы прожить столько сезонов, нужно быть обладателем искры, а таких особей даже у летящих было ничтожно мало.
        Тем более - надо тщательнее заботиться о собственной бренной оболочке.
        Ближайшая к нему переборка послушно стала зеркальной.
        Жалкое, по сути своей, зрелище, облезлый космический цыплёнок двух с половиной метрового, огромного - по артманской мерке - роста, весь в каких-то безумных торчащих повсюду тяжах и псевдоподиях, представшая перед Илиа Фейи картина отнюдь не радовала глаз, потому большинство его сородичей предпочитали не покидать родных миров, разве что это было комфортабельное путешествие на гигантских туристических трансгалах, не требовавших трансформации тела ввиду соблюдения на борту вполне комфортных биологических условий. Воины, исследователи и шпионы летящих были одиночками, закованными в броню нелепого перестроенного корпуса.
        Артманы могли лежать в своих капсулах почти не меняясь внешне - хотя с годами и платили за свободу полёта суставами конечностей.
        Летящие же по сути делились на два подвида: планетарный - благородный, величественный и прекрасный, и пространственный - отвратительный самим себе.
        Илиа Фейи было не жалко себя так уродовать, потому он и относился ко второй, куда меньшей по своей численности половине.
        Забавляло его в собственном виде вот что - артманы не знали ничего другого, для них все летящие выглядели именно так. Неудивительно, что они были о дружественной расе столь прискорбно незаслуженного мнения.
        Впрочем, почему же «прискорбно», Илиа Фейи было плевать на артманские впечатления, покуда это не мешало его миссии, артманы же, сколь угодно пестуя свои чёрные мысли, не смели открыто совать своим «проклятым спасителям» откровенные метеоры в сопла, во всяком случае формально они так не поступали, да и на том спасибо.
        Илиа Фейи враскачку прошествовал в санузел и запустил там, наконец, вожделенные регенерационные процедуры, а то суставы уже начинали огнём гореть.
        Пока нитевидные лапки микроинъекторов бегали по его корпусу, шпион размышлял о том, что же заставляло вождей артманов каждый раз так тянуть с решением. Этот народ был безумно подвержен импульсам, однако временами они словно вставали в ступор, выжидая чего-то. Думай медленно, ошибайся быстро, побеждай ещё быстрее, гласило наставление для юных летящих, и в этом была своя доля истины, достойная самой многочисленной и самой старшей ныне живущей разумной расы в этом скоплении, но артманы существовали в собственной скукоженной логике космического парии, и им, под сенью Века Вне, было слишком непросто избавиться от груза прошлого и уже начать смотреть в будущее. Они по-прежнему жили настоящим.
        К слову о настоящем.
        Илиа Фейи мановением фаланкс остановил процедуры, поднимаясь.
        Он же забыл артмана в тамбуре.
        «Лебедь» был одноместным кораблём, и правила приличия вовсе не настаивали на приглашении чужака внутрь, но по крайней мере удостовериться, как там его незапланированный гость, не мешало.
        Утлую скорлупку этого горемыки уже разнесло по всему космосу жалкими каскадами суперсимметричных возбуждений, но самому пилоту повезло, «Лебедь» Илиа Фейи оказался совсем рядом с его слабенькой пищалкой, чтобы вовремя вынырнуть из пустотности и забрать бедолагу на борт.
        Не то чтобы Илиа Фейи было до его судьбы хоть какое-то дело, но правила хорошего тона чётко высказывались в пользу спасения, тем более что особого труда оно не составило. А вот плестись на самую корму к шлюзам… нет, всё-таки надо.
        Илиа Фейи по привычке убрал обе пары фаланкс за спину, размашистыми движениями прыгая от переборки к переборке, под дробный перезвон когтей бипедальной[105 - Бипедальный - буквально: «двуногий». Соотв. сам способ перемещения на двух опорах называется бипедальным способом перемещения.] опоры - свои естественные рудименты Илиа Фейи оставил дома, как и маховые пинны, как и половину всей естественной периферии, зачем она здесь.
        А вот что никогда не становилось лишним, так это постоянное ожидание подвоха.
        На всякий случай Илиа Фейи чуть подался от шлюза назад, заранее замкнув перед рострумом забрало и надёжнее закрепившись на подходящем ребре жёсткости. Мало ли что там творится в голове у артмана.
        Гермодверь подала низкочастотный гудок и с шёпотом ушла вправо.
        Пустой технический отсек шлюза светился белизной и оказался пустым.
        Илиа Фейи два раза удивлённо моргнул, и только тогда додумался сместить поле зрения на стену.
        Ну, да, «Лебедь» был самым крошечным из известных трансгалов, и на грани субсвета тензор гравитационного поля довольно сильно гулял поперёк главной хорды корабля, так что без специальной практики и автоманипуляторов бипедальной опоры, особенно с таким небольшим, как у артманов, ростом лучше было пережидать время лёжа, а на каком из продольных бортов - без разницы.
        Поведя туда-сюда тёмными бойницами зрачков, артман наконец сообразил, что его выбор опоры оказался не самым логичным, и поспешил неловко, на четвереньках перебраться туда, где его ориентация была бы наименее нелепой. Знай он анатомию летящих, сообразил бы, что Илиа Фейи было всё равно, как собеседник относительно него сориентирован, посверкивающие зеркальным глазным дном щелевидные зрачки автоматически проворачивались в глазницах, повторяя эволюции артмана. В конце концов тот, пошатнувшись, кое-как выпрямился с опорой на две ноги.
        Илиа Фейи привычно отметил черноту вокруг суставов, количество недостающих пальцев, изломанность фигуры, характерную для артманов, долгие годы проводящих вне родных биосфер, а то и вовсе вне привычных им гравитационных колодцев. Артманы отчего-то считали собственные биологические оболочки, доставшиеся им от далёких предков, чем-то заведомо самоценным, если не совершенным, то близким к идеалу.
        Если точнее, они, при прочих равных, предпочитали не модифицировать то, что имели. Илиа Фейи не мог, глядя на этого несчастного калеку, согласиться с такой позицией. Летящие были куда прагматичнее, заранее отбрасывая обречённое и бесполезное. В конце концов, кто не хотел меняться, всегда мог остаться дома.
        Что же мне с тобой делать?
        - Со-с-жалею за отсутствие у меня во-с-зможности предоставить в-с-вам более комфортные ус-словия обитания, «Лебедь» - корабль мал-с-ленький, так что вам придётся немного пот-с-ерпеть, пока у меня не появится воз-с-можность передать вас-с вашим сороди-с-чам.
        Илиа Фейи старался артикулировать чуждые ему звуки максимально чётко, но очень мешала необходимость каждые две секунды наполнять защёчный мешок, позволявший летящим общаться с артманами на доступных им частотах. Летящие обычно общались модулированным[106 - Модулированный - здесь: произвольно меняющий свои амплитудно-частотные характеристики.] свистом с прищёлкиваниями, насколько Илиа Фейи было известно, артманам эти звуки больше всего напоминали языки террианских морских млекопитов. Учитывая, что артманы тех благополучно истребили задолго до Века Вне, неудивительно, что такая модальность общения была малоперспективна, приходилось пользоваться возможностями чуждого способа звукоизвлечения. Илиа Фейи за прошедшие десятки и сотни сезонов сумел овладеть обоими основными варварскими наречиями артманов, хотя анатомия всё-таки не позволяла ему делать это на уровне хотя бы базовых трансляторов речи, но не общаться же через машину с живым существом. Банальная вежливость.
        «Живое существо» в ответ молчало, словно не понимая.
        Тогда Илиа Фейи перешёл с изначально более миролюбивого диалекта, называемого артманами «язык матерей» на грубый «галакс», что в качестве остроумной лингвистической шутки собственно и переводилось как «млечник». Млечник-млекопитчик. Ха. Смешно.
        - Типа, бра-с-тан, звиняй, что не-с зову на борт…
        Артман тут же среагировал, сделав резкий шаг вперёд, так что Илиа Фейи даже не успел поднять фаланкс в предостерегающем жесте. Раздался треск статики, артман благополучно отлетел в другой угол шлюзовой камеры, снова утвердившись там на четвереньках. Теперь будет месяц ходить с подпалинами на лицевом щитке. От хламиды потекли к вентиляционным щелям лёгкие струйки дыма.
        - О-с-сторожно, не то бу-с-дет бо-бо. Тут не-с-стерильно, братан, тебе нельз-ся, за-с-гнёшься ты тут со с-своим убитым имму-с-нитетом, понял? Потому включ-сена с-силовая пере-с-борка.
        Илиа Фейи отчего-то начал волноваться и шипеть, набирая воздух, вообще через слог. Надо взять себя в руки.
        Вроде, снова поднимается на ноги, как это у них говорят, «живой». Интересный трюизм.
        - Братан, ты-с в порядке?
        Артман потерянно тряс головой, взгляд его заметно помутнел.
        Какая-то подспудно тревожившая его мысль мелькнула на периферии сознания Илиа Фейи и снова пропала. Что же, что же… а, точно.
        Подчиняясь команде, в шлюзовой камере откинулся лючок раздатчика.
        Артман немедленно отреагировал, схватив показавшийся в нише сосуд с оранжевой жидкостью и запаянный пакет с чем-то съедобным для млекопитов. Ну, да, семь часов тут проторчать, каждый оголодает. А что поведение для гостя было неприличным, так то ж артман, что им понимать в бытовом этикете летящих.
        Илиа Фейи продолжал безэмоционально разглядывать чужака. Спасители. Они называют летящих «спасители», и семантически тут вроде бы не было никакого подвоха, разве что проблема с долженствованием. Спасителем мог быть тот, кто кого-нибудь спас, а мог быть и тот, кто обещал кого-то спасти, но спас ли…
        Для соорн-инфарха эта дилемма с самого начала была основной, причём так и не разрешённой, но Илиа Фейи в куда меньшей степени был готов вдаваться в заведомо пустые философствования, для него реальность была такой, какой есть, и смысла думать о ней в сослагательном наклонении не было никакого.
        А потому очередной спасённый оставался для Илиа Фейи лишь новой проблемой. Теперь было необходимо это жадно чавкающее существо скинуть на один из форпостов, например, на ту же «Тсурифу-6», возле которой сейчас шпионил «Лебедь», но как это провернуть, не меняя свой плотный график и не нарываясь лишний раз на конфликт… проблема.
        Артман, пока насыщался, успел изрядно намусорить. И чего это они так едят, что всё мимо ротового отверстия валится. Илиа Фейи неприязненно дёрнул третьими веками и вызвал макроуборщика. Приплюснутый диск тут же заскользил вдоль пола, прибирая за гостем.
        Сам же артман вяло уронил опустевшие контейнеры себе под ноги и снова поднялся, обтирая искалеченные руки о подпаленный ржавого цвета комбинезон.
        Так, попробуем ещё раз сменить стилистику обращения.
        - Надеюсь, вы нас-сытились, артман.
        И тут он снова дёрнулся.
        - Я не артман. Называй меня «человек».
        Кажется, спасённый собирался ещё что-то к этой тираде добавить, но не стал. Что-то неприятное.
        - Как ва-с-м будет угодно. Оставай-с-тесь здесь, я уведомлю, когда будем подходить к ва-с-шим.
        Илиа Фейи закрыл створку шлюза, проследил, что изолирующее поле благополучно погасло, и лишь потом отворил собственное забрало. Неприятно это признавать, но Илиа Фейи терпеть не мог артманов. За грубость, чванство и склонность к пустым истерикам. Куда приятнее было иметь дело с ирнами.
        Илиа Фейи в три прыжка вернулся обратно, вновь разместившись в регенерационной колбе. Слушать эфир он мог и отсюда, так почему бы не заняться собой, пока артманы решают, что делать в той патовой ситуации, в которую они сами себя благополучно угнездили.
        Жаль, что они так редко следуют в своих поступках здравой логике, больше уповая на пустые надежды. С тех пор как пропали их Хранители, а Вечные удалились от дел, ничтожные числом оставшиеся в строю Воины стали для артманов единственным светочем на пути хаоса и распада, но даже они, пусть и наделённые наделённые искрой, оставались во власти довлеющих над ними страстей.
        Глядя на суету, царившую вокруг «Тсурифы-6», Илиа Фейи в который раз чувствовал собственное бессилие, любые его попытки проанализировать происходящее словно раз за разом натыкались на непроницаемый барьер непонимания. Да, Илиа Фейи был в состоянии наблюдать, документировать, даже реконструировать какие-то внутренние процессы при помощи прямого сопоставления банальных фактов, но в итоге развитие событий всегда оказывалось для него сюрпризом, чаще неприятным.
        При прочих равных артманы всегда действовали против ожиданий - рискованнее, агрессивнее, аморальнее, безапелляционнее. Их действия лежали всегда как бы вне поля формальной логики, будто подспудно издеваясь над жалкими попытками летящего взглянуть на реальность их глазами.
        Артманы с самого момента их появления на межгалактической сцене играли со Вселенной какую-то свою, непонятную никому игру, и чем дальше, тем меньше эта игра нравилась Илиа Фейи. Он чувствовал в ней нарастающую угрозу не только летящим - этой самой Вселенной.
        Чувствовали ли это оставшиеся дома аналитики, читавшие доклады Илиа Фейи в тиши кабинетов, не потому ли упорно молчало Большое Гнездо?
        Но больше всего шпиона смущало, что его собственная работа по-прежнему основывалась на смутных догадках, а отнюдь не на твёрдом знании. Он слышал и видел всё, до чего мог дотянуться, а при желании мог и просто спросить - канал связи с «Лебедем», дрейфующим неподалёку от «Тсурифы-6», открывался мановением фаланкс, но станет ли полученный ответ понятнее неполученного? Илиа Фейи полностью отдавал себе отчёт в том, что нет, не станет.
        Как сотни раз не становился до того.
        Чужая раса оставалась всё более и более чужой за прошедшие сотни сезонов. При этом те же ирны с самого начала были для Илиа Фейи открытой книгой, так что со временем интерес её читать пропал вовсе. С артманами было ровно наоборот - чем больше он заинтересовывался истинной подоплёкой развития этой странной самоубийственной цивилизации, тем больше его затянувшееся исследование уходило от собственного завершения. Инфляционная модель в чистом виде. Края горизонта событий движутся куда медленнее, чем расползается само пространство модели. И один Илиа Фейи никак не мог соединить несоединимое, даже несмотря на возможности своей искры.
        Нужны были сотни тысяч аналитиков - лингвистов, социопсихологов, специалистов по теории графов и обработке больших данных, наконец, миллионы простых полевых наблюдателей, которые бы собирали информацию о мирах артманов, большей части из которых грозило к концу текущего стосезония потерять последний контакт с метрополией. Но призывы Илиа Фейи о столь драматическом расширении миссии оставались такими же безответными, как и регулярные отчёты. Как ему работать в таких условиях?
        Никак. Просто делать своё дело в том объёме, на который хватало скудных ресурсов. Вот, например, прямо сейчас в его шлюзе располагался рядовой артман, то есть существо мало что понимающее в галактической политике и не владеющее даже минимальными представлениями о том, что творилось сейчас за бортом «Лебедя», просто рабочий трутень, оторванный от роя, слепой и глухой. Но он был артманом, а значит, ему не требовалось понимать, как действует их логика, ему просто нужно было задать правильный вопрос, и механизм сработал бы сам.
        - Человек, позвольте на минуту вас отвлечь.
        Давно надо было воспользоваться вокорром. Он по крайней мере позволяет избавиться от дурацкого присвиста.
        Артман поднимает голову на голос, выжидательно молчит.
        - Если бы вы вдруг оказались вдали от дома, один, без связи, без видимых шансов на возвращение, как бы вы поступили в таком случае?
        Артман дежурно скривил рот в некоем подобии усмешки.
        - Вот прям так вот? Это загадка такая? Или психологический тест? Да всё просто, нашёл бы себе подходящую планету и не мешкая бы там загнулся.
        Илиа Фейи почувствовал, как в области карины у него начали от негодования шевелиться чешуйки скуамы. Да что ж такое сегодня.
        - Неужели даже не попробуете бороться? Погодите, у вас же есть ваше призвание, вы трудились столько лет на своём рудовозе, или что там, тоже по большей части один, и по вам незаметно, чтобы вы так уж стремились к общению с себе подобными или нуждались в каких-то высоких целях. Какая разница, ловить малые тела совсем одному или под чьим-то началом? На той же «подходящей планете» можно просто продолжать жить, зачем сразу «загибаться»?
        Артман пожимает плечами.
        - Резонный вопрос, но люди так не живут, проходили, разом тупеют и опускаются. Наверное, не знаю, нам важно помнить, что где-то там кто-то есть. И существует какая-то цель. Пусть никому толком не понятная. Ради чего корячиться. Но нам это железно необходимо, здесь и сейчас. Физиология у нас, что ли, такая.
        - Но я же не говорил, что цель куда-то делась. Просто пропала связь, может, конечно, все умерли, или про вас все просто забыли, или вы застряли в декапарсеках полёта луча или…
        - Меня уговаривать не надо, я давно для себя решил, что если застряну где-нибудь в субсвете, то цепляться за жизнь не стану. Не очень-то я её ценю, собственную жизнь.
        - Но почему не попробовать это изменить?
        И тут уже артман начинает злиться.
        - Послушай, ты, я не знаю, что у тебя за проблема, и чего ты тут шныряешь, вопросы задаёшь, но ты сам не пробовал хоть на минуту забыть про собственные дурацкие цели? Один ты или не один, далеко ли ты от дома или до него рукой подать, цель всё равно остаётся такой абстракцией, она живёт сама по себе вне тебя, и ты просто сверяешь по ней часы. И без этих часов тебе просто придётся выдумать себе новые. Это трудно, но не проблема. А вот мне, например, просто неохота париться.
        Артман снова сел и отвернулся.
        - Вы, люди, на глазах превращаетесь в коллективных насекомых.
        Пауза.
        - «Вы, артманы», ты хотел сказать, да? У нас, «артманов», принято относиться к насекомым презрительно, у вас, наверное, тоже.
        - Я не хотел тебя оскорбить.
        - Да уж спасибо. Потому что мы никакие не насекомые. Но вот над нами, пожалуй, есть что-то, что нас такими упорно делает, уже много поколений как. У меня хотя бы хватает умишка это усвоить. Мне, например, вне нашего «роя» вполне неплохо, а кто-то буквально за считанные месяцы режет ноги. Как от недостатка витаминов. Ногти выпадают, зубы. И всё равно остаться навсегда один я не хочу, я видел, что бывает с такими.
        Артмана словно передёрнуло. И голос его вдруг стал отчётливо усталым.
        - Когда-нибудь мы освободимся. И от вас, и от них. А пока мы просто воюем, как можем. Вот и вся история. И чего я распинаюсь, будто тебе не плевать.
        Илиа Фейи отключил вокорр.
        Фанатики. Трёпаные фанатики.
        Они ненавидят собственных избранных ещё больше, чем нас, непрошенных спасителей. Да куда там, они ненавидят самих себя. За слабость, за бессилие. И с момента окончания Века Вне они в этом ни на каплю не изменились.
        Космическая цивилизация социопатов.
        Которая, кажется, затевает в этот момент очередной раунд собственной войны с неизбежным.
        Илиа Фейи вновь развернул перед собой топограмму местного звёздного скопления, на котором уже благополучно прогорели нежданные сверхновые, и потому стало совсем пусто. Обе группировки кораблей артманов пришли в движение, но «Лебедь» Воина по-прежнему дрейфовал без малейших признаков активности.
        О чём тот сейчас думает?
        За это знание Илиа Фейи дорого бы дал, но спросить напрямую в данном случае не поможет, даже хвати у шпиона на это смелости. Осталось дожидаться результата, как всегда, на шаг позади, несуразный наблюдатель, висящий на самой грани субсвета.
        Илиа Фейи вспомнил свой последний разговор с соорн-инфархом, который состоялся, по нелепому стечению обстоятельств, в гравитационном колодце какого-то заштатного артманского мирка, в обстановке ничуть не соответствующей торжественности момента - расставанию на столь долгий срок. Соорн-инфарх тогда взглянул на Илиа Фейи и вдруг поинтересовался, почему его спутник до сих пор таскается с ним по чужим звёздным скоплениям, а не открыл, как другие кафедру дома, в приличном университете, не свил там себе нидулу, и почему у него самого до сих пор нет ни единого аколита. Илиа Фейи сбивчиво ответил тогда, что пока не готов кого-то учить, и что должен сам сперва достойно принять науку премудрого соорн-инфарха. Тот покивал, и они распрощались. И с тех пор Илиа Фейи даже не подозревал, где его учитель и когда он вернётся.
        Такая вот странная притча.
        И словно иллюстрируя её, «Лебедь» в центре проекции начал набирать величину дипольного момента.
        Кажется, решение принято.
        Илиа Фейи тут же погрузил собственный корабль в кокон топологического пространства пустотности. Пускай артмана сейчас опять стошнит на покрытие пола, беспокоиться ещё и по этому поводу - увольте.
        Преследование корабля в шестимерном пространстве похоже на фехтование с невидимкой - сколько ни тыкай сослепу в пустоту, результат будет один. Но если тщательно проследить прожиг от точки входа до точки выхода, то гадать не придётся, фрактальные жвалы нейтринных потоков в вашем полном распоряжении. А уж в чём в чём, а в недостатке тщательности Илиа Фейи никто не мог обвинить. За долгую карьеру никому не нужного межгалактического шпиона ему не раз приходилось проделывать этот номер. Проделаем ещё раз.
        Юбилей Победы был безнадёжно испорчен, но Судья по этому поводу не чувствовал ни нотки огорчения. Напротив, в нём царила какая-то невысказанная дерзость, некая скрытая под мантией человека, олицетворяющего Закон, потаённая искорка неповиновения установленному порядку, вполне приличествующая простому индивиду, но для самого Судьи подобное игривое настроение было в новинку.
        Если он когда-либо ранее и испытывал радость от внезапно свалившегося на него «праздника непослушания», то было это так давно, что и не упомнишь.
        Всю свою жизнь Судья что-то символизировал - честь, долг, справедливость, воздаяние, даже саму Судьбу с большой буквы. Без малого семьдесят лет он вынужденно принимал этот груз и относился к нему с куда большим благоговением, чем то казалось со стороны. Хотя люди, что ожидали его, согласно формуле, взвешенного, беспристрастного и справедливого решения, зачастую видели перед собой лишь тяжкую глыбу в мантии, и их мало волновали сокрытые внутри этой глыбы чувства.
        Судья не просил этого бремени, которое жило с ним ещё задолго до того, как он собственно и стал Судьёй. Был ли у него шанс стать чем-то другим? Покинуть этот мир он не мог себе позволить физически, а оставаясь - так или иначе он становился символом той Победы, а значит, должен был выбирать себе стезю, в достаточной степени оправданную всеми обстоятельствами. Из прошедших семидесяти лет пятьдесят два года он носил эту мантию, и уже так с ней сросся, что, казалось, даже в быту его плечи продолжали сгибаться под привычной тяжестью.
        Впрочем, он и не думал об этом вовсе.
        Жизнь его даже в суматохе преддверия Дня Победы представляла собой череду заранее спланированных мероприятий. Поскольку секретариат в те дни благоразумно пребывал на академических каникулах, то это были сплошь различные организационные или торжественные заседания, куда Судью звали при всяком благовидном предлоге и вовсе без оного, также в его расписании значились парадные открытия мемориалов и общественных зданий, в особенности составленный секретарями ежедневник упирал на скорое открытие третьей нити планетарного лифта, в наблюдательный совет за строительством которого мировая Интендантская служба под номером первым, разумеется, занесла Судью.
        Также в ежедневнике была всякая мелочь вроде торжественных концертов, но их Судья как раз посещал с удовольствием. Что же касается остального, оно было традиционным отягощением его должности, так что приходилось мириться и с этим.
        На самом юбилее, разумеется, Судье, как одному, если не сказать единственному из живых символов Победы, отводилась ключевая роль, и весь битый день от прохладного утра со смотр-парадом Ополчения и до самого вечера с салютами и фейерверками, ему надлежало всё и всячески почтить своим присутствием, произнести там душеспасительные речи и воззвать к высоким чувствам сограждан.
        Юмор тут состоял хотя бы в том, что даже если Судье захотелось бы вдруг избежать этой, за столько-то лет, рутины, то он бы, наверное, даже не смог измыслить себе возможной причины, по которой всё заведённое вдруг бы прекратило свой непреложный бег, подобно тому, как было и десять, и двадцать лет назад.
        Он в сотый раз взывал бы к героизму из прошлого и настоящего, пророча наступление светлых мирных времён, когда человечество в целом объединится под знамёнами гуманистических ценностей. Традиционный символ веры в устах достойнейшего из достойнейших. Судья даже самого себя сумел уговорить, что та Победа была действительно победой, то есть продуктом напряжения силы воли миллионов людей, преодолевших все препоны на пути от тяжкой тени всеобщей гибели в горниле войны к успешному и почти безоблачному движению в будущее, которое мы называем «настоящим».
        Но даже сквозь поволоку полуистёртых воспоминаний Судья всё равно не мог избавить себя от груза сомнений - в чём был его личный вклад в ту Победу, и не простая ли случайность, пусть и его рукой, тогда стала истинной причиной всего, что случилось. И потому ему с каждым годом всё труднее давались эти речи. И потому он бы всё отдал, чтобы прекратить хотя бы этот неловкий синдром самозванца.
        Но и тут от его пожеланий ничего, ровным счётом ничего не зависело, ибо случилось всё само. Ровно за три дня до означенного семидесятилетнего юбилея в пределах ЗВ Имайна появился корабль.
        Когда по инфоканалам прошла первая информация, Судья ещё находился в собственной резиденции, степенно доедая традиционный завтрак - сладкая каша с сухофруктами, тосты с мягким сыром и чашка крепкого горячего чая. Как и всегда в этот ранний час, Судья был один, даже регистратор мигал красным огоньком оффлайна где-то в недрах технических помещений, дожидаясь, когда его активируют для четырнадцатичасового дежурства. Этот факт, в дополнение к редкому удовольствию попросту оставаться наедине, позволял также обходиться без мантии, так что завтракал Судья тоже неформально - в полосатых трусах почти до колена и хлопчатой майке с рукавом. Он помахивал свободной ногой, присев на краешек высокого стула, и с удовольствием поглощал пищу, привычно отгоняя непрошеные мысли о предстоящих сегодня хлопотах. Именно в этом положении его и застал тревожный гудок инфоканала. А потом другой, всё-таки заставивший Судью поморщиться и развернуть проекцию резким движением указательного пальца.
        Деталей, как всегда в таких случаях, не было. Решительность траектории подсказывала, что это родной террианский крафт, но до устойчивого квантового канала ещё было часов двенадцать ходу от границ ЗВ, а открытыми средствами связи флотские в пределах областей радиомолчания обитаемых миров традиционно, согласно уставу, пренебрегали.
        Или всё же это был никакой не крафт, о чём лучше было не думать.
        Судья быстро доел остатки завтрака, махнул выжидательно замершим по углам синтетам приступать к уборке, а сам со вздохом поспешил облачиться в мантию. Именно в этот момент он впервые и поймал себя на шальной мысли - может быть, хотя бы теперь от него отстанут.
        Для их периферийного мира появление крафта всегда было событием. И даже вовсе не потому, что одно из таких появлений семьдесят лет назад принесло им - в комплекте - смертельную опасность и избавление Победы. Нет, просто пока они были одни, оторванные от остальной Галактики декапарсеками полёта луча, Имайну было простительно не просто жить своей жизнью, но и, в конце концов, просто забыть о том, что есть какие-то ещё миры. И каждый раз с возвращением кораблей прекращалось, на какое-то время, и их одиночество.
        А значит - менялось всё. Какая Победа, какие речи и торжества, если завтрашний день мог принести теперь любому человеку в этом мире что угодно - будь то прямая угроза жизни или новые горизонты будущего. Чем бы ни было это свободно перемещающееся тело из глубин Вселенной, оно несло главное - неизвестную информацию. И, что важнее всего - от Судьи на этот раз действительно ровным счётом ничего не зависело.
        Двигаясь под стрёкот регистратора в недра личного автопилота - ещё одна привилегия должности, как и эта скрывшаяся позади уединённая резиденция - Судья второй раз поймал себя на скользнувшей по лицу непрошенной полуулыбке. Теперь, пока крафт не улетит, его мнение абсолютно ничего не значит, командир корабля автоматически принимает власть над миром, чью судьбу держит в своих руках. Решения Судьи более не носят высшего приоритета. А значит - на некоторое время он свободен хотя бы от этого бремени.
        В секретариате, как и ожидалось, царил хаос.
        Едва выйдя из автопилота, Судья оказался в водовороте бессмысленно бегающих людей. Все проекторы транслировали одно и то же - мировую линию[107 - Мировая линия - (в теории относительности) кривая в пространстве-времени, описывающая движение материальной точки, геометрическое место всех событий существования тела.] сближения и обратный отсчёт, в ближайшие часы всё равно ничего нового известно не станет, так что беготня имела скорее психологически причины - люди пытались найти себе хоть какое-то занятие, и в результате только плодили бардак бесцельными телодвижениями.
        Пришлось брать всё в свои руки, иначе это кончится плохо.
        Слегка повысив голос, Судья разогнал половину сотрудников по домам до особых распоряжений, остальных загрузил обычной рутиной, свойственной выходным дням, раз уж всё равно собрались - готовить рамочные решения, анализировать отчёты экспертов к предстоящим слушаниям, сам же с двумя помощниками засел в опустевшем конференц-зале чистить ежедневник от явно бессмысленных сейчас протокольных мероприятий. Только неотложные дела, благо их было всего ничего, а остальное отменялось без малейших сомнений - все и так всё понимали.
        От одного предъюбилейного выступления - с кафедры Университета - уклоняться даже в свете сегодняшних событий было неправильно, так что после полудня Судья оказался в собственной альма-матер, заметно разросшейся за последние полвека. Новые корпуса превосходили прежние и размерами, и функциональными возможностями, однако собрание учёный совет назначил в старом Главном корпусе, где центральная аудитория, рассчитанная от силы на две тысячи человек, сегодня вмещала, кажется, все пять. Преподаватели, аспиранты, докторанты и неизбежные в таких случаях студиозусы сидели в проходах и разве что не висели на люстрах, в то время как ещё наверное сотне тысяч не сумевших попасть внутрь транслировали происходящее на внешние проекторы, так что лужайки вокруг Главного на несколько километров вокруг здания были заполнены зрителями из числа обитателей кампуса.
        Судью подобной аудиторией смутить было сложно, слишком давно он привык напрямую разговаривать если не со всем Имайном, то, по крайней мере, с заметным числом его жителей, заинтересованных в том или ином его, Судьи, решении. И в подобных случаях от произносимых слов, как правило, зависело куда большее. Сегодня, же, чего греха таить, всё обстояло гораздо проще.
        И потому легче.
        Обойдясь на этот раз без суфлёра, Судья произнёс совсем не ту речь, что подготовил ему секретариат. Вместо пустых слов о титанической проделанной за последние десятилетия работе, которая «черпала свои силы в Победе», какая пошлость, Судья коротко поблагодарил собравшихся за внимание, после чего без обиняков перешёл к тому единственному вопросу, который сегодня всех волновал:
        - Коллеги в президиуме не дадут мне соврать, сегодня должен был случиться очередной день пышных речей, в которых не было особого смысла. Но утренние новости всё изменили, и сегодняшнее столпотворение в этом зале тому лишнее доказательство. Гость из Галактики, кто бы и что бы это ни было, разом вернул нас с победных высот на бренную землю. Нельзя, опираясь лишь на прошлое, пытаться строить будущее, поскольку оно имеет скверную привычку путать все наши планы, и не преминет сказать своё веское слово, разрушив красивые построения даже самых талантливых прогнозистов. Пока вы не смотрите ему в глаза и не отвечаете на его вызовы - вы бессильны перед судьбой и обречены вечно оставаться марионеткой в чужих руках.
        Судья сверкнул в сторону собравшихся таким пронзительным взглядом, что по залу пробежал ропот.
        - Нам нужно не восхвалять своё прошлое, которое, если подумать, нам досталось даром, не опираться в своих планах на плечи предков, преодолевших тяжесть Века Вне, и уж тем более не поклоняться случайному спасению, которое мы все эти семьдесят лет высокопарно именуем Победой, нет, мы должны помнить о том, как близки мы были к гибели, и трудиться с наивысшей отдачей, чтобы этот день никогда не повторился.
        Зал молчал, переваривая. Но Судья уже видел, как в некоторых глазах рождается понимание.
        - Что бы ни принёс нам посланник из пустоты пространства, мы должны сказать себе - истекло время, когда человечество пряталось, рассчитывая исчезнуть, сбежать, скрыться от общей угрозы. Мы покончим с этим, покончим по собственной воле и собственными силами. В рамках единой Галактики, в которой больше не будет уединённых миров, склонив голову ждущих собственной участи. Это последний юбилей Победы на Имайне. Скоро мы забудем её как страшный сон. А если нет - значит, мы оказались недостойны той Победы.
        На этом Судья оставил ошарашенную аудиторию, провожаемый взглядами тысяч глаз, пока не скрылся в кабине услужливо ожидающего его автопилота.
        Да, теперь и он лично приложил свою руку к тому, чтобы юбилей Победы был безнадёжно испорчен. И плевать.
        Секретариат встречал его молчаливо, но, как ему показалось, с пониманием. Не он один думал так о Победе. Впрочем, хлопать Судью по плечу и даже просто встретить понимающей репликой никто не решился, тем более что рядом продолжал бодро стрекотать регистратор, а плечи Судьи по-прежнему отягощала мантия.
        Остаток дня Судья провёл в кабинете, не без удовольствия, ввиду обстоятельств, занятый неизбежной текучкой, только иногда поглядывал на проектор, по мере того как там возникала свежая информация. И она была тревожной.
        К ним приближалось что-то очень крупное - масса покоя до трёх гигатонн, энерговооружённость при развиваемом объектом ускорении оценивалась в как минимум триста петаватт. Объект шёл без сопровождения - что для такого тоннажа было необычно. И шёл по-прежнему в полном молчании, хотя до границ устойчивой связи оставалось уже менее часа пассивного хода.
        Так что к тому моменту, когда объект должен был назвать себя, не рискуя нарваться на превентивный залп дальней орбитальной группировки сил планетарной обороны, жизнь на Имайне, кажется, встала полностью. Сам Судья поймал себя на том, что уже полчаса как не заглядывал в открытый на середине проект решения, а только без конца сверлит взглядом метку объекта на радарной сетке.
        - Имайн, принимайте крафт. На подходе к внешним контурам обороны - тяжёлый многоцелевой носитель «Цагаанбат» бортовой номер 1255 546 017 Пространственных Сил Союза, порт приписки «Инестрав-Пятый».
        Кажется, радостные крики были слышны даже здесь, в идеально звукоизолированных стенах кабинета.
        Судья тоже от души рассмеялся. Впервые за всю его жизнь на Имайн пришёл не боевой, а грузовой крафт. Да, на его борту, несомненно, базировался целый флот, при таких-то габаритах, но, если подумать, его сегодняшняя речь действительно в какой-то степени стала пророческой - грузовик либо раз и навсегда позволит Имайну стать полноценной частью остальной Галактики, либо… либо после его отлёта он окажется обречён, ободранный до нитки для нужд сражающегося человечества. Последнее будет означать одно - Воины списали Имайн со счетов, решив его дальнейшую поддержку и развитие бесперспективным.
        И, тьма вас всех подери, «Инестрав-Пятый»? Судья знал о существовании лишь трёх станций этого проекта. И подобных «Цагаанбат» гигантов там не возводили. Как подобного монстра вообще можно протащить сквозь смертельно опасные недра дипа, да ещё и с живым экипажем на борту?
        На сутки Имайн с головой погрузился в плотный информационный обмен с крафтом.
        Номенклатура груза, цель рейса, свежие дампы[108 - Дамп - здесь: полный слепок, архив базы данных.] глобальных инфосистем большой Галактики, а значит - новости из секторов основных боевых действий и данные о текущих координатах периметра Цепи. Вот как раз последним Судья интересовался в меньшей степени, он лишь мельком бросил взгляд на сводки, гласившие, что Флот успешно держит оборону на главных направлениях и постепенно очищает внутреннее пространство, контролируемое человечеством со времён Битвы Тысячи лет, постепенно расширяя Цепь, этих общих сведений было достаточно, чтобы спокойно интересоваться более приземлёнными вещами, касающимися непосредственно Имайна.
        В трюмах «Цагаанбат» размещались основные модули орбитальных доков для сборки третьеранговых крафтов - от каботажных рудовозов и астероидных тральщиков до настоящих трансгалов ближнего радиуса действия. На этом история Имайна, некогда заселённого одним из первых периферийного мирка, обречённого кануть в вечность, заканчивалась. Теперь у Конклава Воинов, кажется, нашлись силы пересмотреть свои планы относительно судьбы их мира, и внешний квадрант Сектора Сайриз вновь было решено сделать центром экспансии человечества в этой части Галактики.
        Догадку подтверждали и другие цифры - впервые за почти четырёхсотлетнюю историю колонизации Имайна крафт прибывал сюда не увозить людей и ресурсы, с трудом накопленные колонистами за прошедшие с прошлого визита годы, а наоборот, нёс на своём борту гигантские соты гибернационных капсул, содержащие миллионы человеческих эмбрионов и сотни тысяч взрослых поселенцев.
        Тут Судья улыбнулся вновь, откидываясь в кресле.
        Иногда это так приятно, когда за тебя всё решают. За десятилетия в мантии Судьи почти забываешь об этом.
        И да, в этом был особый нюанс.
        Прибытие партии новых колонистов означало, согласно установкам Статута Имайна, автоматическое аннулирование полномочий всех ветвей действующей исполнительной власти и местного журидикума. И хотя со времён первичного заселения подобных прецедентов создано не было, никто во всём мире не смог бы оспорить это недвусмысленное утверждение.
        Повторно подтвердив у командования «Цагаанбат» наличие поселенцев на борту, Судья немедленно связался с секретариатом.
        Да, теперь точно юбилей был сорван.
        Трое суток весь мировой судебный аппарат, оказавшийся для внезапно свалившейся на него задачи слишком скромным, готовил необходимые правоустанавливающие документы, согласовывал их журидические нюансы с другими ветвями администрации Имайна, разумеется, ни о каких выступлениях Судьи на бессмысленных торжественных мероприятиях больше не могло быть и речи. Да и, если подумать, после бенефиса в Университете, теперь появление Судьи на подобного рода собраниях само по себе было под заметным вопросом.
        Судью это не волновало вовсе, он был по горло занят. Последний законотворческий порыв. Последнее слово.
        Кэрриер «Цагаанбат» уже выходил на высокую орбиту вокруг Имайна, когда Судья, запершись в своём кабинете и отключив все внешние каналы связи, принялся писать свою официальную речь.
        Давалась она ему тяжело, несколько раз Судья нетерпеливо стирал первые строчки, чтобы начать заново. Почему-то именно это формальное заявление ему казалось очень важным, будто именно оно и было венцом его полувековой карьеры. Как будто всё то, что он делал, решал и говорил до сих пор, стало вдруг совершенно неважным, остались же только эти никому, на самом деле, не нужные слова. Ему - они были важны.
        В этих строчках было всё - тень Битвы Тысячи лет, чьё слабое эхо донеслось до Имайна под именем Победы, тот страх, что мучил Судью в юности, но потом прошёл, сменившись апатией. Призраки ушедших в Галактику и не вернувшихся отцов, на чьём языке они не смели говорить, и тихое счастье матерей, чьи сыновья покуда оставались с ними. Всё это должно было когда-нибудь закончиться, и человечество уже собирало силы для нового броска в будущее, но дано ли нам знать, каким оно будет. Грубым, простым и жестоким, как эти мужчины со звёзд, или всё-таки мы способны создать цивилизацию, живущую не только войной?
        Судья поставил последнюю точку и снова всё стёр.
        Он это должен был сказать самому себе, а не своим согражданам, которым сейчас было плевать на Судью.
        Он встал, поправил на плечах мантию, развернулся лицом к регистратору и коротко зачитал формулу сложения с себя полномочий. Спустя секунду всё уже было в секретариате.
        Судья покидал свою резиденцию, переодевшись в старомодные мятые штаны из синей синтшерсти и нелепый рябой кардиган с заплатками на локтях. В руках у него была небольшая сумка с личными вещами и бэкапом. На пешеходной дорожке он на минуту замер, вспоминая, в каком направлении находится станция гипертрубы, после чего всё-таки сверился с местным инфоканалом и уже тогда уверенно зашагал в нужном направлении.
        Ближайший планетарный лифт, удачно, что не тот самый, новый, который только два дня как запустили - там наверняка сейчас толпа зевак - был расположен от резиденции Судьи в скромных полутора тысячах километров, так что уже через час он был на месте и с задранной головой проводил взглядом пологую дугу сияющего голубым изогнутого кориолисовой силой стратосферного канала. По сути - та же гипертруба, только поставленная на попа. Почему так получилось, что Судья за всю жизнь ею так ни разу и не воспользовался? Слишком много дел внизу, слишком мало - наверху. Наверное.
        Скажем честно - даже если бы подняться туда зачем-то ему понадобилось, он бы сделал всё, чтобы обойтись без этого.
        Занятно, но Судья полагал, что и тут будет полно людей, но всё оказалось куда прозаичнее - два десятка инженеров дежурных смен, группа вояк с деловитыми лицами и ни одного гражданского, случайно забредшего сюда в ожидании прилёта первого каргокрафта за несколько столетий. Имайн словно ещё не сообразил, что на самом деле случилось.
        Тем лучше для него. Судья подтвердил терминалу ноду финиша - Внешняя Геостационарная - после чего, уставившись в одну точку, ещё час просидел в ожидании.
        Сообщение пришло, когда Судья уже погружался в противоперегрузочный ложемент на третьем уровне капсулы - подальше от остальных. Сообщение было анонимным, так что Судья на секунду замешкался, размышляя, а стоит ли его открывать.
        - Нода верная. Найдите там стыковочный узел 55, третий шлюз. Вас ждут.
        Если до сих пор Судья даже не задумывался, в чём собственно состоит его план, то теперь этому настало самое время.
        И пока слабенькие гравикомпенсаторы возносящейся капсулы трепали его неподготовленное нутро, Судья всё пытался прикинуть, что это вообще значит, и самое главное, зачем ему всё это.
        Громада «Цагаанбат» была отсюда видна как на ладони. У Имайна не было естественных спутников, так что наблюдать в его небе нечто столь крупное было втройне непривычно. По сравнению с этой махиной второй по величине орбитальный космопорт планеты казался безвольно болтающимся в черноте космоса утлым воздушным змеем, собранным из чего придётся и готовым рассыпаться в прах от единого прикосновения. «Цагаанбат» же при желании могла смести всю жалкую орбитальную группировку Имайна в считанные минуты.
        При этой мысли Судья невольно поёжился. Так. Нам, кажется, сюда.
        Мерцающие в уголках зрения указатели довольно быстро доставили Судью на место. Тут было пусто, и только время от времени сновали под ногами деловитые автопогрузчики. Бронированные створки грузового шлюза с номером 3 были наглухо задраены, а трансляция на виртпанелях, вмонтированных в покрытие внешнего корпуса станции, демонстрировали только мерцающую звёздами пустоту.
        Шлюпка показалась без предупреждения - ещё секунду назад там за скорлупой брони ничего не было, и вот во всю переборку уже надвинулась колючая тень. Лёгкое дрожание палубы, пустота космоса уже вся целиком была пожрана этим незваным гостем со звёзд.
        Створки шлюза разошлись нехотя, донося до Судьи странный безжизненный запах атмосферы гигантского крафта. Словно перед ним вскрыли пролежавший столетие в земле ящик с инструментами. Отсыревшее железо и синтетическое масло - так пахло внутри шлюпки «Цагаанбат».
        - Ваша честь Судья Энис[109 - Здесь и далее встречаются отсылки к романам «Время жизни» и «Время смерти».]?
        Говорившего было плохо видно в контрсвете. Флотский, из-за привычки к пониженной гравитации весь какой-то вытянутый, в обычной рабочей униформе.
        - Так точно.
        - Я рад, что вы здесь. Вижу, у вас были свои причины для этой встречи. Вы нужны нам.
        Тренированная память Судьи зашевелилась. Зуд узнавания был нестерпим, но пока ничего не выходило.
        - Но зачем? Я сложил с себя полномочия Судьи.
        - Это неважно, вы нам нужны не как Судья, а как свидетель.
        - Свидетель чего?
        - Пройдёмте на борт, этот разговор лучше продолжить там. Нас ждут.
        - Ждут… но я понятия не име…
        И тут он узнал говорившего. Семьдесят лет прошло. Но он всё равно его узнал. А значит, на борту «Цагаанбат»…
        - Мы не могли вот так просто расстаться, да?
        Что-то мелькнуло в этих глазах. Мелькнуло и пропало за дрожанием саккад.
        - Да, наша встреча отнюдь не случайна, но будьте вольны в ваших поступках - если предложение в итоге вас не заинтересует, мы вас вернём обратно на Имайн или доставим, по возможности, в любую другую точку Содружества на ваш выбор. И у вас будет время сделать свой выбор осознанно. Так что, вы готовы обсудить интересующий нас вопрос? Решайте, у нас очень плотный график.
        Судья усмехнулся про себя. Они не меняются.
        - Свидетель, значит… Неужели другого кандидата не нашлось?
        - Вы знаете, нам зачастую приходится импровизировать. И сейчас времени особенно мало. Так вы готовы выслушать детали?
        - Детали? Да, готов.
        Почему ему вновь показалось, что на плечи начинает давить треклятая мантия?
        Всё моё естество дышит яростью.
        Такой глубокой и безмерной, что я поневоле начинаю опасаться за немногие бытовые предметы, что меня окружают. Кажется, что в том месте, куда падает мой горящий огнём взгляд, секунду спустя на самом деле начнёт пузыриться металл и оплывать полимеры. Взгляд не выдерживает, срывается, прыгает дальше, снова и снова убеждаясь, что все опасения напрасны, но всё равно по-прежнему ничему не веря.
        Впрочем, в этой игре заключена своя толика горького юмора - судорожные сокращения глазных мышц в действительности никак не могут повлиять на то, что случится с окружающей меня вселенной, но сама вселенная целиком - на самом деле во всей своей полноте подчинена тому, кто порой не в состоянии усмирить даже собственную биологическую оболочку. То есть мне.
        Выпусти я свой гнев из-под контроля хоть на секунду, хоть на тысячную её долю, от моего корабля не останется ничего, кроме облака перегретой плазмы. Слишком велика запертая во мне энергия, слишком много она требует сил для удержания себя в узде. Иногда наступает момент, что воплощению катастрофического сценария может противиться лишь моя собственная, биологическая природа, и тогда я вновь чувствую, что жив.
        Так обычное человеческое чувство самосохранения не позволяет мне утрачивать контроль над собой. А глаза… глаза пусть смотрят, куда хотят.
        Мои истинные органы чувств, если подумать, вообще иной природы, нежели у собственного физического носителя. Мерцающая во мне искра видит, осязает, слышит, чувствует одним из сотни даже не придуманных для этого глаголов, ощущая пространственный континуум во всей его полноте одновременно.
        А значит, настоящие живые глаза с доставшимися от биологических предков глупостями вроде вывернутой сетчатки или бельма зрительного пятна прямо посредине поля зрения были мною попросту не востребованы. Но даже будучи собой, я оставался во многом ещё и человеком. А значит, предпочитал бесполезное всемогущему. И ничего не мог с этим поделать.
        Пусть моя искра продолжает наматывать на себя тераджоули рассеянной вокруг энергии, что мне с того. В конце концов, у нас с ней разные цели, там, где она различает лишь копошение крошечных комочков разномастных декстро-оптических азотно-углеродных изомеров, плавающих в солевом растворе, я по-прежнему вижу живых людей, их судьбы, страхи, устремления, привязанности. Их жизнь.
        И именно люди вызывают к жизни мой гнев.
        С ними сложно иметь дело, они постоянный источник разочарований, они умудряются сочетать неспособность к хоть сколько-то последовательному поведению и постоянное стремление приняться попусту, на ровном месте доказывать собственную самостоятельность. Они как дети. Большие жестокие дети, которые забыли вырасти, потому что настоящего детства у них никогда и не было. Даже те из них, кто взрослел на поверхности обитаемых миров и действительно знал, что такое отец с матерю, что такое рассвет в горах или закат на берегу океана, даже они зачастую не могли найти в себе сил перерасти собственную природу, так что, покидая пределы родного мира, они тут же напрочь теряли всякую способность к самостоятельному развитию индивида, подобно личинкам, забывшим про собственное имаго на том простом основании, что они и в текущем виде обладали способностью свободно размножаться, пожирая всё вокруг.
        Как показала катастрофа Века Вне, человечество оказалось органически неспособно к пребыванию в космосе, но других вариантов выживания у него всё равно не было. Оно должно было стать космической расой и начать самостоятельно бороться за жизнь, потому что альтернативой было лишь тотальное ничто. Закуклиться в собственном секторе, как то сделали ирны, мы не смогли. Мы.
        Я засмеялся про себя.
        Не было никаких «мы». Это Первый мог себе позволить блажь пребывания в плену подобных иллюзий. Я - Воин, и мне эта точка зрения чужда.
        Для меня человечество - лишь инструмент, при помощи которого я кую собственную дорогу в будущее. Я учу их выживать, да что там, я заново учу их мыслить. Делать из толпы безумцев мыслящую расу - тот ещё труд.
        Вокруг меня роятся тысячи крафтов, готовые по первому приказу вступить в бой. Но у их капитанов нет ни малейшего представления, что это за бой, зачем он. Им это не интересно. Раса тактиков. Они сумели достичь только этого. Стратегия по-прежнему была им недоступна.
        Теперь я устало вздыхаю, и это получается почти по-человечески.
        Когда мы, настоящие «мы», прозрели, внезапно выяснив, что у нас на руках целый народ безвольных наркоманов, только и жаждущих, что очередной дозы Песни Глубин? Я не смог бы назвать точной даты, но это было ещё на Старой Терре, когда не пришли спасители, не пришли и те, от кого должно было нас спасти. В тот момент людям было всё равно, что будет завтра, поскольку они уже не помнили, что было вчера. И при этом жутко боялись смерти.
        Из подобного неполноценного материала мы создали вот это. Слаженную боевую машину, готовую перемалывать декапарсеки - хотя бы и собственными зубами.
        Лучше, чем ничего. Хуже, чем можно было представить.
        Стоило мне отвернуться, как они начинали творить безумные вещи. Контр-адмирал Молл Финнеан был одним из лучших. Но и он был просто человеком. И вот теперь я разрывался между необходимостью дождаться идеального момента для нанесения удара здесь и желанием немедленно лететь вправлять дураку мозги. Он был основной частью моего плана, но именно он здесь и сейчас разрушал его каждым новым своим приказом. А я был один, и я уже остался без последних своих эффекторов, так что иных вариантов чем просто ждать у меня не было.
        Я поднял свой горящий нездоровым блеском взгляд к тусклому красному карлику. Как бы я хотел быть там, а не здесь.
        Но нет. Мне не дали такого шанса.
        Там справятся без меня. Последний шанс на иной путь. Последний шанс на предательство ради высшей цели.
        Если подумать, моя собственная роль всегда была второстепенной. Я был хорошим исполнителем там и тогда, я остался лишь рядовой фигурой здесь и теперь. Тяжело это сознавать.
        И тем не менее, Первый сгинул, ослепшие Хранители тоже.
        Я оглянулся через плечо на мерцающую на границе света и тени пустоту.
        Что, тебя тоже все бросили?
        Тоскливо тебе там, наверное.
        Впрочем, мне было всё равно. Проклятая птица нужна была мне как независимый наблюдатель, как зеркало, в которое я мог глядеться. И на неё у меня были свои планы. Играй до тех пор в свои игры, посланник, скоро, очень скоро наши роли поменяются местами.
        А пока я продолжал наблюдать за флотом. Вариантов у Финнеана было немного - выполнить приказ и скомандовать прожиг или поступить ему вопреки, и до конца держать оборону.
        Когда я увидел, что он задумал, мой гнев едва не сумел застить мне глаза. Это выглядело изнутри как багровая занавесь, упавшая на Вселенную.
        - Вам туда нельзя, слепые вы безумцы.
        Так. Время ожидания вышло. Настала пора действовать.
        И я отдал приказ группировке.
        Ещё можно успеть. Ещё можно. Успеть.
        Обычная мёртвая скала, каких в пределах Галактики сотни триллионов.
        Достаточно необычный состав для тела, расположенного столь далеко от планетарных систем, но на гигантских просторах в десятки тысяч кубических декапарсек можно встретить любую экзотику. Углеродные и бериллиевые звёзды, суперземли из редкоземельных металлов, литиевые горячие юпитеры, гигантские протопланетные диски из высшей органики, общая масса которых могла бы сформировать несколько звёзд-карликов, рассеянные облака атомарного водорода объёмом, сравнимым с диаметром всего тёмного гало Млечного Пути.
        А тут, что тут может быть необычного. Крошечный в космических масштабах осколок неудачного планетостроения, выброшенный некогда газовым гигантом за пределы родной системы и угодивший затем в седловину у самых пределов Скопления Плеяд, за миллиарды лет насквозь прожаренный там ионосферой галактических радиационных поясов, высокоэнергетических космических лучей, вспышками недалёких сверхновых и гамма-всплесками древних квазаров.
        Мёртвый, холодный, скучный клочок материи.
        Горстка железо-никелевого силиката с вкраплениями германия и небольшого числа трансуранов, застывшая во мраке вечной ночи межзвёздного пространства.
        Тело могло практически вечно оставаться тут, покоясь на гравитационных волнах и слушая. Ни единое колебание полей четырёхмерного пространства-времени тысячелетиями не выдавало его существования. К сожалению, его вновь начали искать, и финал был неизбежен. Вездесущие нейтринные потоки выдают любого, кто пытается заглянуть на окружающую реальность не через вязкий полог субсвета. Потому нужна была особая осторожность при попытке обнаружения.
        Когда громыхнули в небесах горнила глубинных бомб, прятаться дальше было бесполезно - в свете таких вселенских прожекторов не скрыться. На долю секунды вспышки сверхновых превысили энерговыделение целых галактических кластеров. И тут же медлительные субсветовые нейтрино послушно выдали тайну его убежища.
        Тогда тело приняло решение уходить.
        Поля дрогнули, послушно изогнулись, начали уплотняться. Тело принялось спешно разворачивать свои спящие резервы, готовясь в долгий путь.
        Оно уйдёт на глубину и снова спрячется. Крошечные три мегатонны на фоне гигантской туши Галактики.
        Так уже не раз было. И так ещё не раз будет.
        Пока однажды его всё-таки не оставят в покое окончательно.
        Такое тоже уже бывало, что все любопытные навечно уходили в историю.
        Потом приходили другие, за ними третьи.
        А тело ждало и наблюдало.
        Глава 2
        Рекомбинация
        «Джайн Аву» трясло.
        Мелкая дрожь то переходила в горячечный трепет, то снова превращалась в судорожные конвульсии.
        Сервомехи лицевой маски не справлялись, глаза Дайса разъедал заливающий их пот, но куда больше его беспокоило состояние энерговодов - они и так дышали на ладан, а с такой вибрацией были готовы окончательно пойти вразнос. Если это случится, тут станет действительно жарко, и не то что пот, сама материя испарится в единой вспышке, развалившись на коацерватные капли[110 - Коацерватные капли - капли или слои с большей концентрацией вещества, чем в остальной части раствора. Здесь употребляется иносказательно.] кваркового супа. Впрочем, на этом закончатся и проблемы Дайса, а он слишком устал, чтобы не порадоваться столь заманчивой перспективе.
        Предыдущий заход получился настолько выматывающим, что сил не оставалось даже потянуть жидкость из раздатчика, чтобы смочить пересохшее горло. Так и лежал тряпичной куклой в ложементе.
        - Что-то ты рано, дайвер, сдаваться…
        К немалому удивлению, Дайс услышал это собственным слухом, знакомый голос продрался сквозь весь свист и пение кровоточащих перепонок.
        Он попытался повернуть голову, и, кажется, ему это удалось.
        - Коммандер, сорр?
        Как старик смог перебраться в рубку, вот бы ещё узнать.
        - Я тебе сейчас по башке отвешу, «сорркает» он мне.
        Тайрен в своём духе.
        - Как там Эй Джи?
        - Хуже тебя. Но пока держится, только жалуется на глюки в оптическом канале. Вас, молодых, будто из каши варят. Позор дайверского сообщества. Я вон как огурец.
        Дайс уже успел рассмотреть - лицо коммандера от перегрузки превратилось в один заплывший синяк, тот ещё вид, не чемпионский.
        Поворочавшись слегка в ложементе, Дайс всё-таки сумел приподняться чуть повыше, так было удобнее разговаривать.
        - Сколько у нас времени, как думаешь?
        - Времени у нас полный бак, а вот с энергией совсем плохо. Кто бы мог подумать, что эта крошка окажется такой неповоротливой?
        Потрескивающий сухой смешок, больше похожий на кашель.
        Тайрен был прав, подвела их «Джайн Ава». Как коммандер и предупреждал, проделанное ими «качание на волнах», конечно, требовало определённого мастерства, но было вполне доступным к исполнению, однако пока они ковырялись, саб всё больше сносило тёмным течением в сторону местной седловины, к счастью - подальше от спасательной капсулы с остальным экипажем - и пока это всё тянулось, по уши занятым удержанием саба на плаву навигаторам было совершенно недосуг вовремя перебрасывать якоря.
        Как результат - обрыв третьего и последнего, стремительное падение энерговооружённости и запаса эксаджоулей на воротах накопителя. Решение выходить в субсвет было единственно возможным в сложившемся положении, и так уже, не без помощи Тайрена, совершили невозможное. И они бы три раза как вышли, вслепую, без сколько-то достоверной привязки, хоть как, но, дип её забери, седловина оказалась глубже, чем они в текущем положении могли себе позволить.
        - В предыдущий заход же почти получилось, да?
        - Ты меня как будто уговариваешь. Почти - не считается.
        - Может, попробовать другую тактику?
        Тайрен скривился.
        - Какая «тактика», из пузыря нас по всем расчётам должно выбрасывать само, иначе чего бы мы мучились втроём?
        Дайс вновь прислушался к болезненному дребезжанию саба.
        - Болтаемся тут, как астероид в точке Лагранжа.
        Дайс-шутник. Три раза «ха». Если бы всё было так просто. Гравитационные колодцы покидать учат даже операторов трёпаных рудовозов. Здесь, у самой границы субсвета, всё обстояло куда сложнее. Дробная размерность, фазовые переходы третьего рода, так вашу растак. Навигаторы поголовно ненавидят всю эту мозголомную заумь.
        От неловкого движения в горло Дайсу плеснуло из трахеи фтороганикой, так что он прилично хлебнул этой дряни и сейчас с отвращением продолжал ощущать её сладковатый привкус на языке. Теперь в шипении аспиратора, который и позволял дайверу при залитых лёгких с горем пополам разговаривать, прибавились булькающие звуки.
        - Пожрать бы.
        Старик снова каркнул.
        - Эк тебя. Пока не сольёмся, негатив. Да и не прихватил я, извини.
        - Ты как сюда сумел добраться?
        - А ты не помнишь? Перед предыдущим заходом ты так хрипел в канале, что я подумал, всё, сервомехи накрылись, и наш Дайс там уже подыхает в рубке с осколком ребра в диафрагме.
        - Значит, спасать прибежал?
        - Ага, только скорее приполз. Помнишь, как нас полоскало? И в коридоре было ещё хуже.
        И ведь это он ещё ни на секунду не оставлял управления. Железный старик, тьма его задери.
        - Ладно врать-то, признавайся, тебя сюда фрог притащил?
        Большой палец вверх. То-то он такой бодрый.
        Вот бы ещё Эй Джи сюда, что-то он притих совсем, молча слушает старших по званию, впитывает суровые крупицы дайверской премудрости. Ну, хоть пульс у него немного выровнялся, судя по биометрии. Впрочем, самочувствие навигатора было их самой несложной из проблем.
        - Квол, расчёты по энергетике.
        - У нас осталась одна попытка.
        И замолк. Понимает, что не время попусту болтать. Вот молодец, только надолго ли. Если бы только хорошим поведением квола можно как-то выправить их положение.
        - Коммандер, твоё слово?
        - Если топология сколь угодно принципиально не изменится - текущего запаса на накопителях для полноценного выхода всё равно недостаточно. Эмиттеры раньше заглохнут.
        Дайс невольно поморщился. Он думал, ещё попытки две у них в запасе есть.
        - А если попробовать подпитаться извне? Квол, расчёты.
        - Вам нужно закрепить якорь за три десятых секунды, потом саб уйдёт обратно в седловину.
        Повисла пауза.
        - Тайрен?
        - За такое время можно хоть три якоря забросить, только куда? У нас нет привязок, а в субсвете - гремучая декогеренция. Максимум, который у нас есть - это что-то вроде пары тиков диаметра, всё, что больше - приедет как раз к нашим похоронам.
        - Так чего предлагаешь делать, пробовать?
        Старик помолчал немного.
        - Для начала я предлагаю перестать пороть горячку. Нас испаряет потихоньку, но непринципиально. Засели мы тут крепко, так что никуда «Джайн Ава» отсюда без нас не денется. Давай спокойно всё обдумаем, отдышимся, и если других идей не будет, будем пробовать ещё один выход.
        - Ага, а нас пока пусть сносит дальше.
        - Негатив, нас двно перестало сносить, седловина же, приехали. Да и чего гадать, мы всё равно не знаем, куда именно нас снесло, может, на корм дипу, а может, прямиком на протопланетную туманность, где нас на выходе в субсвет сразу и изжарит.
        - Предполагаемая вероятность такого…
        - Заткнись.
        Опять квол невпопад решил подать голос. Чтоб тебя.
        - Дайс, ты тут полежи пока, отдыхай, а я доставлю сюда Эй Джи.
        «Полежи». Будто он уже куда-то засобирался. Ты не торопись, Тайрен, торопиться больше некуда.
        Опустевший саб окружала теперь не привычная бешеная энергия фрактальных каскадов дипа и даже не холодное мерцание звёзд субсвета, а одна лишь всеобъемлющая пустота локального пузыря, растерявшего к этому моменту последние остатки диссипированной эмиттерами энергии. Отсюда просто так не сбежишь, даже если очень захочешь. Это была крошечная вселенная, замкнутый на себя балб пространства-времени с положительной космологической постоянной[111 - Космологическая постоянная - космология изучает формирование макроструктуры Вселенной в целом - как следствия ранней истории её существования и базовых свойств пространства-времени. Одной из важнейших характеристик Вселенной в целом является так называемый лямбда-член или «космологическая постоянная» в уравнениях Общей теории относительности. В нашей вселенной космологическая постоянная с высокой точностью равна нулю, что является отдельной загадкой космологии.] диаметром в жалкие несколько километров.
        И пузырь этот стремительно остывал. Ещё пара часов у них есть, но потом начнётся необратимая деградация физического вакуума, пузырь начнёт дефлировать, всё быстрее сжимаясь в размерах. И процесс этот неминуемо завершится полным коллапсом, всё давно посчитано, разве что никому ещё не удавалось проверить этот процесс на опыте и суметь при этом уцелеть. Свидетелей дефляция не оставляла. Впрочем, стоит верить теоретическим расчётам мозголомов, перспектива дальнейшего пребывания здесь была вполне очевидной.
        Дайс ещё раз взглянул на гемисферу. Забавная картинка - вместо подсознательно ожидаемой черноты за бортом теперь повсюду вокруг блестели ребристые покачивающиеся ленивыми волнами стены, саб словно окружала мерно колышущаяся вторая оболочка, во всём подобная его собственному внешнему корпусу, только как будто растянутая гигантской линзой «рыбьего глаза». Глядя наружу, Дайс по всем направлениям видел лишь искажённую перспективой внешнюю шкуру саба. Или того, что от него осталось после безумного трепыхания у границы файервола.
        Замкнутый пузырь де-ситтеровского пространства[112 - Де-ситтеровское и анти-де-ситтеровское пространство - модели, предложенные нидерландским астрономом Виллемом де Ситтером, соответствуют моделям ОТО с положительным (замкнутая Вселенная) и отрицательным лямбда-членом (открытая Вселенная). Согласно современным космологическим теориям считается, что на ранних этапах сразу после Большого взрыва пространство было замкнутым, в настоящее время оно балансирует на грани замкнутости и разомкнутости с очень большой точностью приближения.] смотрелся банальным сферическим зеркалом. Фотоны, которым некуда было бежать, возвращались обратно со сдвигом в полфазы, любопытным образом подтверждая математический парадокс Хаусдорфа[113 - Парадокс Хаусдорфа - теорема в теории множеств, утверждающая, что трёхмерный шар равносоставлен двум своим копиям.]. Разбитая и склеенная вновь ёлочная игрушка, дурацкая логическая забава, в которой сфера чудесным образом превращалась в две собственных точных копии, не нарушая при этом равносоставности. Пузырь реальности, в котором напрочь засела «Джайн Ава», чудесным образом
превращал поверхность саба в своеобразную бутылку Клейна, у которой наружная поверхность топологически была одновременно и внутренней.
        Кха!
        Дайс снова закашлялся, проклятая фторорганика в лёгких.
        От математических забав у него всегда начинала трещать голова. Пусть мозголомы вволю размышляют над местными парадоксами. А нам надо отсюда выбираться, пока не поздно.
        Кстати, где там застрял старик с его фрогом? И зачем ему вообще понадобилось тащить сюда Эй Джи?
        - Сейчас расскажу, погоди.
        Даже вокорр Тайрена звучал сейчас так, будто коммандер тратил на звукоизвлечение последние силы. И откуда только они у него берутся. Вон Дайсу сейчас не хватало концентрации даже не думать вслух. Хорошо штатные мозгоправы сейчас его не слышат, списали бы подчистую.
        - Коммандер, ты где там?
        - Да тут я.
        Сервомехи фрога аккуратно просунули кокон Эй Джи сквозь перепонку, а потом показался и сам Тайрен.
        Незрячие уже лет пять глаза Эй Джи по обыкновению таращились в никуда, но сейчас смотрели особенно мёртво. Привычные металлические сканнер-накладки куда-то делись.
        - Мы тут загнёмся, да?
        - Отставить, капитан. Не время ныть.
        - Апро, сорр.
        Прозвучало как-то слишком вяло.
        - Эй Джи ещё с нами?
        - Эй Джи отдыхает. Глюки в транскарниальном индукторе перешли в опасную стадию. Я его отрубил от греха, только свихнувшегося навигатора нам не хватало на борту для полного счастья.
        Хорошо ему, отдохнёт теперь.
        - Значит, вдвоём будем выходить?
        - Мы справимся. Выход - это просто.
        Кха!
        - Вот не повезло нам с этой седловиной.
        - Отставить разговорчики, дайверы не полагаются на везение. Только строгий расчёт и отличная подготовка.
        - На дырявом корыте с четырьмя процентами номинала выходить в субсвет… ты оптимист, Тайрен.
        - Дайс, смотри на меня.
        Синяя маска смерти надвинулась на него, загораживая собой остальную вселенную. Так себе достижение - не так уж та была нынче и велика.
        - Сейчас мы вдвоём подготовим рубку к отделению, ты понял меня?
        Дайс прислушался к собственным мыслям. Мысли молчали и отказывались следовать логике коммандера. Это уже апатия.
        - Да? А зачем?
        - Дайвер, соберись и слушай. Мы подготовим рубку к экстренному отделению, а сами постараемся всплыть. На пике баллистической, как сказал квол, попробуем отдать якорь. Если не получится, мы отстреливаемся, понял?
        Дайс тряхнул головой.
        В голове отчаянно зашумело.
        - Так. И чем нам это поможет?
        - Нас тянет в седловину масса покоя саба. Рубка лёгкая, её после отделения должно выкинуть в субсвет как из пращи.
        Коммандер явно перегрелся. Где это видано…
        - Квол, такое кто-нибудь проделывал?
        - Неоднократно.
        И, после паузы:
        - На испытаниях, без экипажа.
        Твою же галактику.
        - Коммандер, бесполезно, нас изжарит каскадом на границе файервола.
        - Ты забыл, мы растеряли всю диссипацию, там просто нечему будет фонить.
        А он прав. Пустой балб мог оказаться их союзником.
        Дайс мутным взглядом обвёл рубку. Значит, «Джайн Ава» всё. Ну, мы честно пытались спасти свой саб. Никто не сможет упрекнуть их в том, что они сдались без борьбы. И всё-таки это будет чистым безумием.
        - Ладно. Квол, обрубить вспомогательную периферию рубки, подготовить прочный корпус к отстрелу центрального отсека, всю оставшуюся энергию - на третий накопитель, в том числе снять всю статику с брони, проверить эмиттеры и подготовить якоря. Выполнять.
        И, подумав:
        - Подготовить резервный маяк для сброса. Залить туда свежий дамп бортового журнала.
        Тайрен хмыкнул.
        - Хочешь всё-таки остаться в истории, Дайс.
        - Почему нет. Хоть что-то.
        - Мы в наше время такими категориями не мыслили. Мы боролись за физическое выживание расы.
        - Мы тоже боремся, здесь и сейчас.
        - Да-да.
        Не одобряет. Ну и тьма с тобой, старый хрен.
        - Думаешь, у Эй Джи есть шанс?
        - Не меньше, чем у нас с тобой.
        Но и не больше. Понятно.
        - Ты зачем пошёл в дайверы, Дайс?
        - Вообще я из спецсерии. Меня как бы и не спрашивали.
        - Нельзя заставить человека делать то, что он делать не хочет. А ты хоть и «из спецсерии», но такой же человек, как я.
        - Ну… да, наверное. Мне всегда нравилось быть навигатором, а навигатор саба - это не вся эта мура про «командный спорт», тут ты как правило один на один с дипом, а не тупая «консерва».
        - Сам себе капитан, да?
        - Вроде того. А к чему ты это?
        - Ты когда в следующий раз помирать соберёшься, вспомни, что мне только что ответил. Тебе же на самом деле нравится эта игра со смертью, Дайс. И не делай впредь вид, что это не так.
        Позитивное мышление, ничего не скажешь.
        - Экстренное отделение рубки подготовлено.
        Вот и славно.
        - Коммандер, займите ложемент и закрепитесь, готовимся к попытке выхода. Экипаж готов?
        - Апро, капитан.
        - Квол, состояние седловины?
        - Стабильное до четырёх знаков.
        - Приступаем к манёвру.
        Никому не нужная акустическая сирена пронеслась по пустому сабу.
        - Полная премедикация.
        С лёгким шипением ушли помпы. Который это раз за последние сутки, пятый? За это придётся расплачиваться - деградацией префронтальной коры, ранней деменцией, идущим вразнос обменом, провалами в памяти, внезапными судорогами и не проходящими жуткими кошмарами. Но это всё неважно. Если совсем станет туго, можно всегда сказать этому проклятому миру последнее «прощай». Пусть дальше воюют другие. Это можно сделать хоть сейчас, никто его не осудит. Но тогда за твою слабость придётся расплачиваться Эй Джи и Тайрену.
        Пока химия заливала неокортекс, Дайс по привычке прислушивался к замедляющемуся сердцебиению. Тук-тук. Тук. Такой себе аутогипноз.
        В действительности его пульс сейчас галопировал до 180 ударов, подстёгивая обмен, питая разогретые стимуляторами нервные волокна, не давая вскипеть плазме в синаптических щелях. Ему нужно отдавать команды с той скоростью, с какой квол будет отгружать ему исходные. На время стать волевым придатком машины, не умеющей одного - принимать за тебя решения.
        Холодная отрешённость привычно выморозила Дайса до самого дна будто распираемой изнутри черепной коробки.
        - Квол, принимаю контроль.
        Саб послушно шевельнулся в пустоте балба.
        Маневровые, ходовые, силовой каркас прочного корпуса, оголённая сейчас обтяжка внешнего, якоря, эмиттеры.
        Саб готов.
        - Тайрен, жди и не вмешивайся. Твоя задача - манёвр на параболической. Вытащи «Джайн Аву» из седловины, остальное на мне. Подключайся на место секунда только если почувствуешь, что я всё.
        - Апро, примар.
        Излучатели послушно приняли мощность, поползли вверх индикаторы напряжённости поля, квадрупольный момент уже был визуально заметен по кривизне балба - по носу и корме ребристое зеркало начало стремительно вытягиваться в веретенообразный провал, это факельная зона словно раздвигала собой замкнутую топологию де-ситтеровского пространства по оси крафта вдоль носа и кормы, постепенно выворачивая балб наизнанку.
        Пузырь стремительно вытягивался в тоннель, по которому уже начала бежать в продольном направлении знакомая волна топологической ряби. Это кажущееся движение давало человеческому сознанию интуитивное чувство направления вперёд, впрочем, в действительности саб сейчас никуда не двигался, несмотря на все израсходованные эксаджоули, рябь эта была следствием несовершенства конструкции излучателей, не более того.
        Сама проекция субсвета сейчас простиралась по всем направлениям вокруг них, покуда отделённая от Дайса с Тайреном местным горизонтом событий, замкнутым седловиной в двумерное кольцо, но оттого не становившимся для них более достижимым.
        Формально, вся энергия, утекавшая каждую секунду в голодные пасти разрядников, тратилась сейчас лишь на то, чтобы на ничтожной площади с ребром в две планковских длины волны продавить поверхность балба на топологическую бесконечность, а после пропихнуть в получившееся игольное ушко весь их ставший таким неповоротливым саб.
        - Есть максимальная на воротах.
        Саб снова начал трепетать.
        Да что ж такое-то.
        - Поперечный флаттер[114 - Флаттер - вид автоколебательных возбуждений, являющихся частными решениями некоторых дифференциальных уравнений, характерное полоскание флага на ветру - проявление флаттера.], выплески тридцать «же» за миллисекунду и растут.
        Дайс почувствовал, как у него отключился левый глаз, видимо, кровоизлияние от перегрузок. Но кортикальный[115 - Кортикальный, нейро-кортикальный - буквально: корковый, здесь: подключённый к коре головного мозга.] мост продолжал успешно сдавать данные на гемисферу.
        Ничего, переживём.
        Серебристое мельтешение по курсу начало стремительно темнеть и смещаться в синий спектр.
        - Коммандер, готовность к манёвру.
        Генераторы взвыли, резко меняя квадрупольный момент.
        Саб как бы нехотя начал описывать расширяющуюся прецессионную спираль, всё больше и больше набирая обороты. Ископаемый кит волчком вставал поперёк канала, едва не касаясь при этом собственного отражения. Стоит замкнуть таким образом метрику, Дайс помнил теорию, балб тут же скоагулирует[116 - Коагуляция (от лат. свёртывание, сгущение) - здесь: схлопывание в материальную точку сингулярности.]. На деле запаса ещё хватало, но даже сквозь холод премедикации Дайс почувствовал сейчас горячие клещи страха.
        - Есть разворот оверштаг, отключить реверс, начинаю всплытие в субсвет.
        Теперь вся мощность маршевых ходовых генераторов обрушилась на треклятый балб, проминая его всё более широкой воронкой.
        Вот уже знакомым образом начало блекнуть, как бы растворяясь в черноте пространства зеркало стенок канала, вот уже забрезжили за кормой первые дохленькие радиоволны от далёких квазаров, это нехотя показался долгожданный субсвет.
        Но тут снова началась знакомая фигня.
        Саб принялось отчётливо тащить обратно, это трёпаный флаттер искажал вектор напряжённости поля, засасывая «Джайн Аву» назад в гибельные недра седловины.
        Всё как в прошлый раз. Но мы ещё живы, а значит, сдаваться рано.
        Три десятых угловых секунды, вот и всё, на что хватило всего их запаса энергии.
        - Тайрен, выходим на параболу. Приготовиться.
        Медленнее, медленнее, и вот они уже совсем останавливаются, если не добыть ещё мощности, это конец.
        - Маяк пошёл. Тайрен, якорь!
        - Апро.
        Ну же, хоть что-нибудь!
        - Якорь не закрепляется.
        - Пробуй ещё.
        - Негатив. Там пусто, мы вне Плеяд. Пора принимать решение, примар.
        Дайс напоследок взглянул оставшимся глазом на обезображенную перегрузкой маску лица Тайрена. Да, вариантов теперь у нас не осталось.
        - Квол, разрешаю экстренный сброс рубки.
        - Фатальное разрушение прочного корпуса требует подтверждения старшего члена экипажа.
        Очень, твою растак, вовремя.
        - Квол, подтверждаю.
        Вокорр Тайрена захлёбывался сильнее обычного. Заброс якоря дался ему из последних сил.
        - Выполнено.
        На какое-то мгновение вспышка разрываемых синаптических связей с размаху ударила по натруженным зрительным центрам, но слепящая волна тут же сменилась полной чернотой. Если бы не биометрия в углу гемисферы, Дайс подумал бы, что окончательно ослеп.
        - Квол, где мы?
        - Я, как и вы, лишился внешних рецепторов.
        - Внутри корпуса есть контрольная аппаратура, я не знаю, радиационный фон, температура, перегрузки.
        - Перегрузка ноль, радиационный фон находится в соответствии с источниками внутри рубки, полная разгерметизация не позволяет измерить температуру.
        - Дайс, оставь его в покое. После выхода в субсвет автоматически будут выброшены буи, внешний обзор будет после фиксации первых внегалактических реперных маяков.
        - Ты хотел сказать «в случае выхода». Если нас втянуло обратно в балб…
        - Если нас втянуло в собственный балб, он бы уже скоагулировал, у нас тут жалкие ноль три килотонны.
        - А если в балб «Джайн Авы»?
        - Я не уверен, но там сейчас должен быть такой флаттер, что об этом мы бы узнали первыми. Так что дыши спокойно. Так или иначе, финал этого затянувшегося балагана уже близок.
        Дайс промолчал.
        - Каково это, капитан?
        - Каково что?
        - Потерять свой саб.
        - Не знаю, я по-прежнему в рубке. Видимо, я слишком тупой, и до меня ещё не дошли свежие новости.
        - Ничего, ещё дойдёт. И знаешь, если совсем накроет, лучше сам ложись в фугу[117 - Диссоциативная фуга - болезнь, в которой пациент в стремлении избежать травмирующих воспоминаний, придумывает себе новую личность. Здесь: защитное беспамятное состояние.], как Эй Джи, не дожидайся края, так будет всем проще.
        - Угу, учту.
        И тут Дайс почувствовал какое-то движение, рубка словно начала вращаться, сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее.
        - Квол, ускорение?
        - Так точно, датчики поймали кориолисову силу. Это означает…
        - Что мы вращаемся и движемся, я понял. Где буи, тьма тебя задери?
        Дайс с рычанием бросился листать спецификации контролов в директориях ослепшей гемисферы. Кольца своей дробью звучали как-то особенно жалко, по костям звук ходит иначе, когда вокруг вакуум. Свихнуться, о чём ты думаешь вообще.
        - Если мы ещё не всплыли в субсвет, то преждевременное отделение буёв…
        Ну, квол, только дай отсюда выбраться. Я тебя самолично ресетну, вот этими самыми руками.
        С глухим уханьем где-то в глубине внешних оболочек рубки сработали пиропатроны.
        Повисла пауза.
        - Стабилизирую положение крафта.
        Это доходяга квол, как ни в чём не бывало, всё-таки сумел первым поймать картинку.
        К людям вожделенное чудо пришло лишь парой секунд позже, когда измученные затылочные доли наконец стабилизировали визуализацию.
        Вокруг них, насколько хватало глаз, простиралась привычная мерцающая бесконечно далёкими призрачными огоньками кристально ясная пустота космического пространства.
        Так.
        Интересно, где это мы. Не хватало ещё заблудиться, ко всем неприятностям. Как говорится, только не в мою вахту. Никаких близких звёзд, выступов туманностей, даже свечение галактического балжа[118 - Балж, центральное вздутие - центральный эллипсоидальный или веретенообразный компонент спиральных и линзообразных галактик, для Млечного пути это плотное эллиптическое скопление с большой полуосью в 4 килопарсека.] с этой проекции было едва заметно - колено внутреннего рукава Ориона загораживало его свет своими молекулярными пузырями. Благодатная пустота, какой её любят «консервы» - их неповоротливым крафтам всегда не доставало свободы.
        Дайверы были более привычны к тесноте дипа, но в этот момент Дайс был готов променять все свои дайверские понты на глоток этой долгожданной свободы. Обычное, пустое, медленное, вязкое пространство субсвета.
        И пустота вокруг.
        Ну ничего, скоро реперные экзогалактические пульсары в точности скажут нам, где мы и когда мы.
        - Условия за бортом?
        - Магнитное поле в норме, плотность сто на кубометр, температура шесть Кельвинов. И нас продолжает равноускоренно сносить.
        Дайс с Тайреном переглянулись.
        - Гравитация?
        - Нет данных, но если это вообще скалярное поле, то его дивергенция…
        - Другие крафты в пределах досягаемости? Заметные космические тела? Хоть что-нибудь, доступное нашим детекторам?
        - Мои возможности сейчас ограничены, я пытаюсь интерпретировать поступающую информацию.
        Бесполезная железка.
        - Тайрен, не молчи.
        - Я не знаю, что нас тащит.
        - Ну хоть предположения есть?
        - А какая разница, мы всё равно сейчас беспомощны.
        - Нет, можем. Квол, у нас должна быть пищалка, она активирована?
        - Не было команды.
        Твою ж консерву.
        - Активировать сигнал бедствия!
        - Выполнено.
        Кажется, последние события даже на когнитивные способности квола повлияли не лучшим образом, хотя, казалось, бы, что ему, болвану, сделается. Был болваном, останется болваном.
        Так, отставить.
        - Квол, займись пока ресурсами. Энергия, жизнеобеспечение, воздух, запасы питательных смесей, рециркуляция жидкостей и газов, утечки, комплексная оценка возможностей по борьбе за живучесть рубки.
        А самому отстегнуться.
        Дайс пополз к Тайрену и Эй Джи. Последний лежал в своём коконе кучей мятого-ломаного мяса, но был всё ещё жив. Тайрен героически отхаркивал из глотки остатки фтороганики и сдаваться по-прежнему не собирался, хотя выглядел не лучше.
        Погодите, а чего мы мучаемся, собственно?
        - Квол, режим микрогравитации[119 - Микрогравитация - в состоянии свободного падения на тело продолжают действовать различные инерционные силы, так что для описания невесомости в открытом космосе принято употреблять термин «микрогравитация».].
        - Выполнено.
        Так дело пошло лучше. Как только компенсаторы замолчали, Дайс двумя движениями добрался до экипажа и начал реанимационные мероприятия, как учили. Спустя пару минут Тайрен уже полулежал в сторонке, пристёгнутый магнитным карабином, а у Эй Джи на лице был новенький лицевой щиток и респиратор из спаскомплекта. Водитель ритма вроде справляется. Так, остальное потом.
        - Квол, доклад!
        - Пока не все данные проверены, многие датчики замолчали ещё до аварийного всплытия, координаты выброса ещё не получены, но в целом у нас минимум полторы сотни часов, прежде чем начнутся заметные проблемы с жизнеобеспечением. Начинаю попытки восстановительных работ.
        В углу тут же услужливо заворочался фрог.
        Прелестно. Теперь мы, по крайней мере, не изжаримся в случайном выбросе из-за прогоревшей экранизации фидера. Если Дайс правильно помнил расположение коммуникаций, энергоканал же вот тут, буквально в метре, за стеночкой. Ждёт своего часа.
        - Осталось понять, куда же это нас сносит.
        Тайрен в ответ на это уверенно протянул свой скрюченный палец и указал на что-то за спиной Дайса. Лишь обернувшись, он понял, куда показывает старая жаба.
        В поле гемисферы возник значок, обозначавший некогда «Джайн Аву», или тот огрызок, что от неё сейчас остался, за ним потянулась прочь тонкая нить траектории. Это интеграторы квола реконструировали информацию с датчиков квантовых гироскопов обратно по шкале времени, превращая её жалкое подобие мировой линии. Невесть что, но в отсутствие нормальных внешних ориентиров и так сойдёт.
        Квол был прав, скорость останков саба росла, но это было не главное - траектория явно закручивалась, причём трёхмерно вычерчивая не привычные кривые из классической задачи двух тел, нет, рубка описывала сейчас на фоне звёзд отчётливо сужающийся конус, километров в десять диаметром у широкого основания и уже процентов на 20 плотнее в текущем сечении. Это было что угодно, только не скалярное поле, даже с возможными поправками на релятивизм.
        - Вортекс[120 - Вортекс - здесь: нечто в форме вихря, спиральной воронки, все задачи движения в скалярных полях дают плоские траектории, воронка принципиально трёхмёрна.]! Быть этого не может!
        - Может, очень даже может.
        Тайрен откинулся навзничь и глупо засмеялся.
        Совсем старик сдурел.
        - Чего смешного?
        - А ты молодец, что «вопилку» догадался врубить. Может, успеют среагировать.
        - Кто успеет, ты о чём вообще?
        - Да ты расслабься, от нас теперь уж точно ничего не зависит.
        - Коммандер, я тебя очень прошу, говори дело, а не то выкину за борт и сходи там с ума в одиночестве, без меня.
        - Ты смотри внимательней. Это же «обратный» вортекс, салага. Нам кто-то валится прямо на голову.
        - Что-о… - протянул Дайс и тут же заткнулся. Проекция послушно отобразила вершину воображаемого гиперболического конуса обратно в пустоту.
        Вот они откуда прут.
        - Квол, перенормировать датчики буёв на фон.
        Гемисфера опять тоскливо почернела, но если присмотреться, там, внутри, уже бежала по метрике пространства знакомая каждому дайверу рябь.
        Дайс машинально отдал команду закрепить экипаж, как будто в этом оставалась какая-то дополнительная необходимость.
        Если эта штука окажется достаточно большой, их походя разотрёт в космическую пыль.
        - Твою же галактику…
        Дайс едва смог сдержать истерический смешок. Кажется, это и называется из огня да в полымя.
        В голубом плазменном ореоле на них сейчас вываливалось из субсвета нечто, больше всего похожее на солнце с детских рисунков - золотая сфера с чёткими насечками вдоль экватора полированной поверхности. И огненное гало вокруг. Выжить в аду фрактального пламени глубинных бомб и быть раздавленным вывалившимся тебе на голову из дипа самым нелепым предметом во вселенной.
        На них проецировалась трёпаная астростанция.
        В капитанском канале «Тимберли Хаунтед» царила тишина, и каждый, кто хоть раз подключался к нему во время обычного дежурства, сразу понимал, что вся цепочка управления флагшипа от джуна-аналитика до майора Акэнобо включительно сейчас не просто погружена сейчас в текущий инфопоток - она была измотана им до последнего предела, так что не оставалось сил даже на короткие реплики.
        С объявления боевой тревоги прошло уже одиннадцать субъективных часов, и за это время контр-адмирал из своей рубки не дал им ни секунды передышки.
        Энергетики, навигаторы, акустики, аналитики топологического пространства, операторы зенитных и физических орудий, все они, разогнанные премедикацией, пропуская через пятое и семнадцатое поля своей коры предельный поток тактической информации, всё это время держали под контролем ключевые оборонительные рубежи, выделенные перворанговому ПЛК сектора пространства и файервола, управляли ориентацией и картой насыщенности силовых полей километрового крафта массой покоя 52 мегатонны.
        В таких условиях сама необходимость направить хоть часть нейронных импульсов в зону Брока, чтобы активировать вокорр, уже казалась чем-то запредельным. Если кто-то что-то и сообщал остальным, то делал это коротко и веско, чтобы обратить внимание на ослабленный участок поля или новую переменную в этом гигантском уравнении, чьё верное или неверное решение включало в себя чьи-то жизни.
        - Тангенциальная-б.
        В любое другое время этот призвук на конце привёл бы майора в бешенство, он не терпел у себя в экипаже любого рода развязность, но сейчас точность любых коммуникаций была важнее каких бы то ни было правил.
        - На шесть. Негатив, на семь!
        «Тимберли Хаунтед» была чрезвычайно непроста в управлении. Даже в походных условиях крафт представлял собой сложнейшую машину из сотен различных подсистем, каждая из которых принимала участие в борьбе за живучесть и не могла быть оставлена вниманием даже на мгновение.
        К тому же, Акэнобо в действительности не был полноценным командиром «Тимберли Хаунтед» - обычное неудобство службы на флагшипе, формально и неформально его роль в командовании была больше похожа на роль старпома, по сути он был хоть и выше по званию того же главного аналитика Крыла штаб-капитана Сададзи, но в реальности майор всегда оставался на подчинённых ролях, и потому был вынужден наравне с остальной командой погружаться в тактическую текучку. А также, соответственно, с пониманием относиться к её трудностям.
        В этом были свои карьерные недостатки - флот всегда был очень чувствителен в вопросах старшинства, но зато должность старшего офицера «Тимберли Хаунтед» позволяла Акэнобо до сих пор оставаться настоящим полевым капитаном, пусть и с шевронами майора на кителе, да и подчинялся он напрямую всё-таки только контр-адмиралу Финнеану.
        Вот и сейчас, передав маневрирование капитану Коё, Акэнобо переместился в слот акустиков, разматывая по гемисфере бесконечную ленту грависпектрограмм.
        Плохо дело.
        - Контр-адмирал, сорр, потерян ещё один каскад по ту сторону файервола. Такими темпами мы скоро получим зеркальный слой и будем вынуждены прекратить зенитный огонь.
        Финнеан в ответ молчал, только мигнуло подтверждение. Да ему, скорее всего, и Сададзи уже доложил.
        Ладно, мы не гордые.
        Акэнобо вернул на гемисферу общую энергосхему «Тимберли Хаунтед». 85 процентов. Уже 86.
        - Зенит, эффективнее сливайте джоули, мы по-прежнему растём.
        Если бы всё было так просто.
        - Негатив, майор, продавим фронт, соседи не сравняются.
        Как будто и так непонятно, что происходит.
        - Полуимпульсы враскачку, хоть на процент, пусть свободно диссипирует по периметру в соседние сектора. Пробуйте.
        В начале огневого контакта, пока зенит не насытился, орудия эффективно просадили накопители, так что якоря в стационарных положениях регулярно выходили на номинальный предел, особо не поднимая запас. Главным недостатком такой схемы было то, что она плохо регулировалась по пропускной способности. Инерционность каналов, чтоб их. Гигантский боевой крафт для поддержания пиковых нагрузок на разрядниках вынужден был, так или иначе, постоянно сливать излишки в накопители, но как только они закончатся, это станет его, майора Акэнобо, личной головной болью.
        - Энергетики. Прогноз по накопителям.
        - Три килосекунды и рванут-б клапана.
        Всего-то.
        Акэнобо развернул тактику на масштабе всего текущего построения Крыла. Тесно, твою артиллерию, безумно тесно. Если в такой каше давать шок на разрядник, мало того что вакуум разогреем, так ещё и волна пойдёт вдоль строя, сметая зазевавшуюся мелочь.
        Пробежавшись глазами по остальным первторангам, майор поспешил снова присоединиться к контр-адмиральскому каналу.
        - Контр-адмирал, сорр, у нас уже 87 процентов на накопителях, нам нужно или снимать якоря, минус - потеряем пятую часть пиковой, вопрос - когда мы их сможем снова забросить, или давать шок на разрядники и уходить в кулдаун. Дедлайн принятия решения через две килосекунды. Дополнительная информация - у «Альвхейма» и «Упанаяны» тоже восемьдесят плюс.
        На этот раз Акэнобо не стал сразу уходить с канала, а остался тут, это была компетенция контр-адмирала, даже если ему совсем некогда сейчас заниматься тактикой. Требовался его ответ.
        - Штаб-капитан Сададзи?
        Можно подумать, тот сможет предложить Финнеану иную альтернативу.
        - Мы рискуем потерять монолитность строя. Зенит поплывёт.
        - Альтернативы?
        - Негатив, нам нужен гандикап по пиковым, иначе будут проблемы.
        Полусекундная пауза. Долго, контр-адмирал!
        - Аналитикам подготовить варианты миграции крафтов, по возможности без разрыва построения, майор, за тобой тактическое управление. О готовности доложить, без команды шок не давать. Выполняйте!
        Другое дело.
        Акэнобо быстро сообщил своей команде новости и принялся за подготовку. Любое перемещение в плотном строе без прерывания огневого контакта - это сложная вязь из смены динамической схемы силовых полей, перенацеливания зенитных орудий и тонких манёвров ходовыми, чтобы не разметало факелами соседей.
        - «Альвхейм», «Упанаяна», становимся в треугольник, как только будет готова миграция, всплываем севернее основного ордера и даём шок на накопители, чтобы подальше ушло, и сразу после отработки кулдауна возвращаемся в строй.
        Пусть поразмышляют над перспективой. А пока аналитики думают, пора вспомнить, что ты всё-таки навигатор.
        Майор развернул гемисферу на полное покрытие квадранта. За пределами сферы активного глушения файервола пробоям из дипа нечему было противостоять, и там пространство уже вовсю дышало угрозой. Десять, двадцать тиков волна за волной на Крыло надвигались плазменные сгустки тёмной материи, двигались медленно и неспешно, куда в субсвете спешить. Но противопоставить им можно было только одно - вовремя убраться. Пока же флоту удавалось лишь сдерживать пресс по эту сторону файервола, не позволяя эхо-импульсам наносить полные повреждения по внешнему силовому кокону ордера. Однако и по касательной они угрожали целостности ордера.
        Среднетоннажные крафты, снесённые к краю, то и дело попадали в плазменное кольцо и выходили с погасшей грависферой, что там творилось с экипажами, пока не поддавалось анализу. Но и держать их всё время внутри ордера было нельзя, одни первторанги были слишком массивными, чтобы оперативно затыкать дыры в зенитном огне и держать на себе силовые направляющие внешней брони. Так постепенно рос и счётчик общих потерь.
        Если же дождаться этих медлительных гостей из дальнего субсвета, то о сохранении текущего относительного паритета нельзя будет даже и мечтать.
        Нужно было срочно прорубаться отсюда в квадрант с нескомпрометированными каналами и энергией для якорей. Чтобы отступить, перегруппироваться и снова вернуться к поставленной задаче, в чём бы она ни состояла. Но последнее окно было закрыто, и теперь они все бились в мешке, со всех сторон окружённом угрозой, в мешке, где каждый просчёт немедленно двигал в путь счётчик потерь.
        - Сададзи?
        - Да, майор.
        - Когда ждать миграции?
        - Финализируем схему. Последние прогоны. Пока получается до одной и семи «же» за миллисекунду. Твои справятся?
        - Мои справятся. Вы главное дайте нормальные каналы диссипации.
        - Делаем что можем, но ты же видишь построение.
        Да, построение Акэнобо видел. Если бы аналитики могли, они бы заставили навигаторов сделать его ещё плотнее. Но выигрывая в тактике, ты невольно проигрываешь в стратегии, ведь однажды тебе придётся этот ордер размыкать. И именно это им с командой сейчас и предстояло.
        Ну же, скоро очередной эхо-импульс, а мы ещё не начинали. Да и индикатор заполненности накопителя внушал исключительные опасения.
        - Майор, твоя миграция. Что сумели.
        Акэнобо буквально почувствовал, как у него загорелись щёки. Был бы сейчас автор этого бреда в пределах досягаемости, съездил бы ему, чего хорошего, по мордам.
        Семнадцать! Семнадцать манёвров!
        - Сададзи, если доживём, ты мне должен. Вот лично ты.
        Пауза.
        - Согласен.
        Навигаторы «Тимберли Хаунтед» дружно выдохнули, когда увидели.
        Но никто даже слова не сказал. Только старпом Коё спустя пару секунд задал резонный вопрос:
        - Кто ведущий?
        - Никто. Придётся мне самому.
        Команду этот посул, как ни странно, несколько взбодрил. В другой обстановке майор счёл бы это поводом для гордости, но теперь ему начинало казаться, что это уже банальная надежда на то, что как-нибудь авось и пронесёт, раз сам майор у штурвала.
        - Так, собрались, работаем.
        После обычных согласований с «Альвхеймом» и «Упанаяной» Акэнобо отправил команду по ордеру минимизировать активность и быть готовыми к началу миграции.
        - Контр-адмирал, сорр, жду команду к началу миграции, запас по времени минимальный, нулевая.
        - Приступайте по готовности.
        Так, последний осмотр тактического поля, ближайшие два эха - оба минус четвёртые, и проблем доставить не должны.
        Начали.
        «Тимберли Хаунтед» чётко обменялась синхронизациями наводящих запутанностей с остальными двумя ПЛК, принимающими участие в миграции, и навигаторы плавно принялись отрабатывать директивы.
        Это было похоже на броуновское движение под пикой лазерного скальпеля, когда отдельные частицы кристаллической решётки ордера начинают синхронно подёргиваться в разных колебательных модах, то перескакивая с уровня на уровень, то расширяя вокруг пространство манёвра, совершая разного рода сложные рокировки и ко-вращения.
        Семнадцать шагов в схеме, которая должна была разобрать и заново собрать эту головоломку, не подставив по пути ни один крафт под чужую факельную зону, не оголив даже на мгновение ни один сектор огневого контакта, и завершив в итоге всю свистопляску выносом трёх ПЛК на поверхность северной полусферы ордера.
        - Есть миграция, держать строй!
        За время перемещения колоссы всё-таки нацепляли лишних модальностей[121 - Модальность - здесь: взаимосвязь (кратность) между различными частотами возбуждённых колебаний и резонансов.] и теперь им нужно было дать воспользоваться паузой, чтобы выровнять оси и отработать лишние колебания маневровыми.
        - Контр-адмирал, есть миграция.
        - Сададзи?
        - Апро, контр-адмирал. Всё расчётное.
        - Майор, разрешаю шок на ворота накопителя.
        Ну, поехали.
        Оглядев ещё раз приближающееся эхо, Сададзи дал кволу команду. Три ПЛК синхронно исполнили оверкиль и так же синхронно замкнули накопители, ухнув все свои запасённые эксаджоули в микросингулярность.
        И лишь за мгновение до кулдауна Акэнобо услышал восклицание капитана Коё. Но отреагировать уже не успел.
        Полный мрак.
        Лишь где-то на самом пределе естественного слуха рокотали остывающие физические конструкции, распределяя внутри себя усталостные нагрузки.
        Перед шоком все центральные системы размыкали, экранируя от неизбежного фидбэка[122 - Фидбэк - отклик, эффект отдачи, встречный сигнал.]. Уход в кулдаун всегда сопровождался для операторов бесконечной минутой неведения и безволия. Остальная вселенная на эту минуту исчезала, гасли все внешние инфопотоки, а многогранник крафта словно вымирал, временно оставаясь закованной в стабилизированную силовую броню мёртвой горой обесточенного металла.
        Каждый раз это было как смерть, и каждый раз это было как воскрешение из мёртвых. Если случалось его пережить. В отличие от того же пассивного прыжка, вероятность негативного выхода из кулдауна была невысока - всего три сотых процента - но, в отличие от погружённых в стазис паксов[123 - Паксы - здесь: пассажиры.] спасательных капсул и экипажей десантных ботов, навигаторы эту минуту пережидали, оставаясь в полном сознании, думая только о том, что эти секунды не завершатся никогда и скоро начнёт подступать удушье.
        Оживая, инфопоток обрушился на Акэнобо с утроенной яростью, так что вспыхнули фантомной болью слепые глаза, это натянулась рефлекторно сжавшаяся диафрагма зрачка. Но без толку, от этого невидимого света не спрячешься.
        Майор рванул на себя тактический скин, что там старпом прокричал в последний момент?
        По ближайшему пространству кувыркались обломки, бодро рикошетя от силовой брони.
        Крейсер «Энигма», среднетоннажник массой покоя в 12 мегатонн, экипаж 280 человек.
        Акэнобо проводил глазами услужливо дёрнувшийся на передний план отчёт о старте спасательной операции. Тысяча двести единиц микротоннажного флота, ожидание по поиску уцелевших капсул. Вот что имел в виду Коё.
        Лёгкая дестабилизация на курсовой, в пике смещение по оси не превышало сотни метров, но одновременно в строй пришёл тот самый минус четвёртый эхо-импульс, две модальности вошли в резонанс и крафт в итоге по касательной задело периферией шоковой волны на стыке между «Тимберли Хаунтед» и «Упанаяной». Максимальная нагрузка на силовую броню до тридцати «же» в миллисекунду. Для среднетоннажника это превышение предельно допустимых значений в пятнадцать раз. «Энигму» сжевало подчистую.
        С такими нагрузками там внутри даже при штатно сработавших аварийных гравикомпенсаторах остался биологический бульон из обрывков пептидных мембран. Спасать было некого.
        Акэнобо свернул тактику и рявкнул на свою команду:
        - Завершение манёвра, заход на обратную миграцию! Аналитики, корректировка по строю.
        Сададзи только мелькнул подтверждением, после аномалии с «Энигмой» весь ордер поплыл, оголяя сектора зенита, да ещё и три первторанга стянуты в одну точку.
        А уже приближается новая угроза из дальнего субсвета.
        Не вовремя всё это, страшно не вовремя. Как и всё на этой войне.
        - Контр-адмирал, сорр, если не предпринять срочных мер, мы скоро потеряем зенит. Для эффективной обороны в субсвете у нас слишком много мелочи на хвосте. Ещё пара волн и «Энигма» повторится. Нужно уводить крыло под прикрытием огня первторангов и щитов носителей.
        Впервые после начала огневого контакта Финнеан показался в виде аватары. Как всегда непритязательной. Обычный портрет в палубном кителе, разве что почему-то с аккуратной стрижкой. Для по обыкновению лишённых даже бровей и ресниц «консерв» это смотрелось непривычно и даже странно.
        - Майор, почему мне об этом докладываешь ты, а не Сададзи?
        - Штаб-капитану сейчас, вероятно, не до того. А когда он обратит на это внимание, будет поздно.
        - Поясни. Мы до сих пор уверенно держали зенит, несмотря на, хм, аномалию с «Энигмой».
        - У нас сейчас запас по пиковой, потому и держим. Но аналитики устают, и следующий шок нам будет стоить не одного, а нескольких крафтов. Ещё три ПЛК подбираются к восьмидесяти, а значит, у нас проблемы. Ты видел, что творится с ордером, до сих пор разгребаем обломки и выравниваем строй, и это нам ещё повезло, никого из первторангов не затянуло в чужую факельную зону. И ты знаешь, что в таком случае происходит - начинается такая болтанка, что приходится растаскивать фланги.
        Финнеан пожевал губами.
        - Не повторяй мне азов, мы с тобой на одном курсе учились.
        - Азы азами, но если разомкнётся хоть пара якорей на первторангах, мы сразу почувствуем, какой у нас сейчас ничтожный запас по мощности.
        И всё-таки Акэнобо ни в чём контр-адмирала не убедил. Во всяком случае, аргументов Финнеану подбросил, и на том спасибо.
        - Ладно, я тебя понял. Будем с аналитиками прикидывать. Сколько, думаешь, у нас ещё софткап по времени, прежде чем нужно будет начинать уносить отсюда ноги?
        - Часов шесть, не больше. Зависит от того, сколько крафтов мы потеряем на следующем шоке.
        - Ясно.
        Акэнобо уже хотел прервать брифинг, но всё-таки спросил вдогонку:
        - Томлин молчит?
        Качание головой.
        - А Тайрен?
        Понятно.
        И ушёл обратно к своей команде. Глупо в такой ситуации гордиться собственной правотой, но следующие два часа дались Крылу тяжелее, чем Акэнобо рассчитывал. Обратная миграция «Тимберли Хаунтед» заняла втрое больше времени, чем прямая, вторую очередь шока проводили, учтя предыдущий опыт, подальше от строя, и на этот раз всё прошло без аномалий, но из-за неизбежной деформации эллипсоида плотности зенитного огня был потерян ещё один слой по ту сторону файервола, и физический контакт с угрозой стал на два шага ближе.
        Продолжала проседать скорость реакции на изменчивость инкама[124 - Инкам - здесь: нечто входящее, поступающее извне, как то: энергия, внешние повреждения, новая информация.], страдала динамика распределения мощностей, пиковые нагрузки росли, одновременно парадоксальным образом росли и скорости накопления излишков на воротах накопителей.
        Случайными эхо-импульсами и даже вполне расчётными волнами из дальнего субсвета выбило ещё три крафта, не считая подвернувшейся мелочи, но главной проблемой было не это - «Альвхейм» потерял всё-таки второй опорный якорь, и теперь сдавал лишь четыре пятых от максимальной мощности на излучателях, безвозвратно расходуя то, что успел накопить с момента предыдущего шока.
        Взмыленные навигаторы не успевали производить ротацию, допускали всё больше ошибок, к аналитикам вообще уже никто не обращался, они были полностью заняты файерволом, таким образом горизонт планирования окончательно упал до нуля. По целям работали с ходу, без подготовки, без предварительного перестроения - вектора факельных зон старались вообще не трогать, поскольку каждое движение ордера теперь было чревато новыми аномалиями, теперь уже по чисто внутренним причинам.
        Как до сих пор держался зенит, уму непостижимо.
        Отработав очередной залп, Акэнобо сменился на Коё и с резким стуком колец погасил гемисферу, давая отдых затылочным долям.
        В голове всё плыло, перед глазами мелькали какие-то артефакты, лицо майора продолжало дёргаться в бессмысленных повторениях одной и той же улыбающейся гримасы. Кому он тут улыбается. Да и улыбка та больше походила на судорожный оскал.
        - Майор.
        Акэнобо с удивлением покосился на брифинг. Только не плохие новости. Только не сейчас.
        - Контр-адмирал, сорр.
        - Извини, что отвлекаю, но мне нужно принять решение.
        - Апро, контр-адмирал.
        - Творится что-то странное. Мне только что пришло, хм, сообщение. Текстом. «Воин сейчас штурмует ваш тыл». Конец сообщения.
        Акэнобо почувствовал в этот момент, будто у него гора свалилась с плеч.
        - Он всё-таки решился! А мы тут через зенитную… погоди, если Воин там воюет, а мы тут его не слышим, то как получено сообщение?
        - И кто его отправил?
        - Вот в этом и проблема. Кодированный сигнал подписан одним из «Лебедей».
        - Сам Воин?
        - Нет. Это «Лебедь» Посланника.
        Твою же… Ладно, допустим.
        - Плевать. Если он сказал правду, надо снимать тыловую полусферу, сместим зенитный огонь, восстановим плотность. Сколько им понадобится, чтобы пробиться, полчаса, пока рассеется?
        - Сомнительно, скорее час, чтобы с гарантией и без лишних потерь. Меня смущает другое. Почему этого не сделал Воин собственноручно, что это ему понадобилось передавать сообщение через другой «Лебедь»?
        Да ещё какой непростой.
        - И почему он не отправил нам сигнал готовиться заранее?
        Оба замолчали. Воин и его интенции всегда были для Адмиралтейства загадкой. Но задаваться подобными вопросами было не принято.
        - А что говорит квол?
        - Квол молчит с начала огневого контакта.
        - Это почему?
        - Я его отресетил.
        Ты ж…
        - Эм… прошу прощения, контр-адмирал, сорр, вы в своём уме?
        - Со, майор. Держи себя в руках. Тупая железка попыталась запретить мне доступ.
        Та-ак. Ладно, обычное же дело, правда? Каждый день такое бывает, что такого-то. То-то он молчит всю дорогу.
        - И… и как же мы поступим?
        Финнеан снова потянул паузу.
        - Если сконцентрировать весь зенитный огонь в узком секторе, мы способны пробить себе окно для отхода?
        - Но зачем, если флот Воина и так…
        - Предположим, просто предположим. Нам хватить мощности?
        - Хватит за глаза. Но мы не успеем увести в проекцию весь ордер, прежде чем окно схлопнется, первторанги, пожалуй, пролезут с запасом.
        - Отлично, это то, что я хотел от тебя услышать. Майор, возвращайся к своим, про сообщение с «Лебедя» ни слова, нам только самодеятельности сейчас не хватало. Я хочу, чтобы Крыло оставалось в готовности. Апро, майор?
        - Со, контр-адмирал.
        На этом брифинг прервался.
        Акэнобо не стал тратить время и сразу вызвал Сададзи.
        - Бросай всю текучку и собери команду, четыре лучших твоих аналитика, кто ещё в состоянии работать. Миграция по Крылу - все первторанги на восточную полусферу, остальные под прикрытием носителей симметрично полукуполом.
        - Мне Финнеан не…
        - Он надумает, дай ему только время.
        - Откуда информация?
        - Считай, что это мне откровение было. Штаб-капитан, я серьёзно, начинайте делать расчёт миграции.
        Сададзи выдержал паузу в несколько секунд.
        - Апро, майор.
        Теперь «Тимберли Хаунтед».
        - Капитан Коё, первая готовность к получению схемы миграции. Режим экономии энергии, копим по максимуму, скоро станем обрубать якоря.
        - Мы решили валить из этой дыры?
        - Не в этом дело. Но да, всё к тому идёт. И знаешь, лучше бы мы этого не делали.
        - Темнишь, майор.
        - Долгая история, потом как-нибудь расскажу, за стаканом косорыловки. А теперь сделай так, чтобы крафт был готов ко всему.
        - Соседям что сказать?
        - Молчи совсем. Ни слова.
        - Апро, майор.
        Пауза затягивалась, Акэнобо всё думал над словами Финнеана про квола. Он и сам всё гадал, чего говорливая тварь вдруг примолкла, но в свете полученного сообщения эта история стала больше напоминать плохую комедию положений. Кому придёт в голову перед самым огневым контактом ресетить квола, подвергая собственный флагшип угрозе непредвиденных сбоев. Они, конечно, и из коробки подаются готовыми к употреблению, но перед боем…
        Размышления прервал всё-таки вышедший в общий командный канал Крыла контр-адмирал.
        - Внимание экипажам, приказ по Крылу. Всем крафтам снизить зенитный огонь до минимума, начать накапливать джоули до софткапа, минимизировать движение в ордере. Аналитикам подготовить миграцию, финальное построение - «щит» по радианту. Первторанги на оси, носители в тыл. Миграция безогневая, после выстраивания ордера сфокусированный зенитный конус, на полном номинале мощности до хардкапа. В случае успешной очистки окна начинаем экстренный прожиг. Выполнять.
        Значит, всё-таки решился. И главное, решил смолчать про флот Воина, укрытый сейчас в топологическом пространстве за плотной завесой нашего собственного зенитного огня. Не верил в то, что Воин всерьёз решится штурмовать квадрант? Знал что-то такое, из-за чего Воин мог всё это время, скажем так, намеренно умалчивать о собственном приближении? Не верил спасителям?
        Последнее было смешно обсуждать, им никто не верил с самого Века Вне, но всё прочее… Оставалось неприятное ощущение, что жизнями экипажей Крыла сейчас играли какую-то замысловатую шахматную партию, и Финнеан был даже не слоном в этой игре. Скорее, конём. Сам же Акэнобо чувствовал себя в лучшем случае королевской пешкой. Если что - разменяют не глядя.
        Когда выберемся из этого огневого контакта, надо будет задать Финнеану пару резонных вопросов. А пока ничего не оставалось, как попытаться всё-таки выполнить самоубийственный приказ.
        С погашенным циклом зенитного огня миграция прошла так гладко, словно крафты не сгрудились сейчас с полукилометровым лагом, едва не скребя друг друга бортами, а барражировали в свободном космосе, расслабленно и вольготно.
        «Тимберли Хаунтед» заняла свою позицию в центре щита, рявкнув первым бортовым залпом, рядом уже выравнивалась после фидбэка «Упанаяна».
        - Наведение, перекиньте синхронизацию. Огонь максимально плотный, со всех разрядников. Залп!
        Снова скачок декогеренции, крафт колыхнуло, пришлось повторно выравнивать.
        Микросингулярности, подпитанные максимальным разрядом, давали лишнее запаздывание при коагуляции, метрику пространства полоскало, но больше Акэнобо волновал горизонт.
        Гемисфера стремительно набухала угрозой, не чувствуя больше опоры со стороны субсвета. Ещё немного, и начнётся прорыв. Майор краем глаза следил, как замыкаются фланги у него за спиной. Там орудия молчали. Каково сейчас среднетоннажникам, и тем более мелочи, в ожидании неизбежного плотного контакта, что означало для них практически гарантированную смерть. Даже если они сейчас сумеют пробить канал, уходить придётся вслепую, на пределе, со всеми вытекающими перспективами на заморозку. И если Воин решит, что Крыло уже не спасти… других вариантов не останется.
        - Залп!
        На месте Финнеана, если подумать, Акэнобо поступил бы так же. Только прорывался бы он назад к Воротам Танно, к «Тсурифе-6», поближе к безопасной зоне. Но он не был командиром этого Крыла, он был командиром исключительно его флагшипа. А значит, и думать сейчас нужно было о выполнении собственной задачи.
        Построение было почти закончено, теперь на выбранный контр-адмиралом радиант обрушивалась вся суммарная мощность двух третей Крыла, так что по гемисфере во все стороны поползли, змеясь, тангенциальные каналы, а тактическое поле начало заполнять инфракрасное гало излучения Хоккинга[125 - Излучение Хоккинга - теоретический процесс излучения горизонтом событий элементарных частиц, за счёт чего сингулярность постепенно «испаряется», понемногу теряя массу.]. Невидимый горизонт показался во всей своей зыбкой красоте.
        - Залп!
        И тут же по всей метрике физического пространства потекли каскады первых прорывов. Угроза нащупала слабину и дала полный ход, заполняя всё вокруг вязкой массой сгустков тёмной материи.
        Фланговые крафты встрепенулись и начали заливать физику своими петаваттами, разогревая пространство вокруг до сотен тысяч градусов. С оглушительными хлопками в некогда чистом вакууме приняли на себя удар внешние силовые щиты. Но первторанги продолжали молотить в непробиваемую стену замкнутого с той стороны файервола. И она, кажется, начала поддаваться.
        - Разомкнуть якоря, начать прожиг!
        И только маршевые двигатели стокилометровыми пиками тормозного излучения подсветили факельные зоны «Тимберли Хаунтед» вдоль курсовой оси ПЛК, как почти четверть радиана телесного угла в тыловой части тактической гемисферы с характерным перезвоном начала переливаться маркерами транспондеров. Это пробивали своими корпусами границу файервола первые крафты флота поддержки.
        Воин их не оставил.
        Акэнобо бросил взгляд на контр-адмиральский канал, ожидая команды на экстренную отмену манёвра.
        И команда прозвучала. Но совсем не та.
        - Приказ по Крылу, не меняя построения, флангам разойтись, стоять так, держать оборону. ПЛК - продолжать огонь по радианту. Полную мощность на ходовые. Продолжаем прожиг на прыжок.
        Акэнобо обернулся. «Лебедь» ещё был по ту сторону. Это какое-то безумие.
        Снова сверкнула гемисфера. На этот раз на том самом радианте, который Крыло продолжало успешно штурмовать, пока четыре ПЛК на тридцати кило-же рвались к прыжковой зоне. Именно она и полыхнула, проламываясь внутрь чёрной воронкой коллапсара. Самое плотное вещество во вселенной - физический вакуум виртуальных гравитонов был разом промят, когда по тому же квадранту высадили всю свою мощность свежие, только прибывшие из-за границ файервола крафты, распахивая перед «Тимберли Хаунтед» путь к долгожданной свободе.
        Это флот Воина догадался поддержать их своим огнём.
        - Выход на прыжок!
        Залитое мертвенным хокинговским светом пространство между искажённых гравитационным линзированием далёких звёзд стремительно уползает к красной границе спектра, оставшаяся в тылу часть Крыла прекратила зенитный огонь и с видимым облегчениям сконцентрировалась на плотном огневом контакте в субсвете. Но прыжковая воронка по-прежнему продолжает полыхать в гемисфере, переполненная тангенциальными каскадами, не желая остывать.
        - Они продолжают вести огонь по радианту! Они что, не видят нашу траекторию? Контр-адмирал, сорр, это безумие, туда соваться, нас спалит дружественным огнём! Жду приказа на отмену прожига!
        И привычно твёрдый, холодный тон вокорра в ответ:
        - Майор Акэнобо, приказ в силе. До встречи на той стороне.
        Если Воин не скомандует отставить огонь, мы все трупы.
        Но приказ есть приказ, четыре ПЛК единым строем покидали субсвет.
        Есть!
        До прыжковой зоны оставалось всего полтора тика, когда зенитный огонь с тыла всё-таки прекратился. Теперь путь был свободен.
        И в последний момент перед самым проецированием гемисфера всё-таки успела показать маркер «Лебедя».
        - Контр-адмирал Молл Финнеан, именем Конклава Воинов я снимаю с вас…
        Голос оборвался на полуслове, когда топология дипа сомкнулась вокруг ордера.
        Ну как можно было догадаться, что эту треклятую седловину следовало обходить!
        Когда выуживаешь такую неповоротливую лоханку, как «Эпиметей», из цепких лап дипа, поневоле стараешься использовать любую подвернувшуюся особенность местной топологии, чтобы сэкономить энергию, а главное, время. Тебя треплет, станцию треплет, всё вокруг сходит с ума, тут не до здравых размышлений о случайном везении и его первопричинах. Заметил лазейку - беги со всех ног.
        Будь в тот момент дип предельно спокойным и пустым на декапарсек в окрестности, даже в таком случае ни один астрогатор ни на секунду бы не засомневался в правильности своего выбора.
        - Кажется, ты начинаешь себя уговаривать.
        И дип ничуть не был спокойным, взбаламученная «глубинниками» фрактальная кисея металась по топологии подобно змеиному языку, ежесекундно грозя «Эпиметею» перспективой аварийного выброса. А там кто знает. Он должен был воспользоваться случаем.
        Ковальский зачарованно глядел на мерцание контрольных огоньков в лазарете.
        Три капсулы, по крышку залитые коллоидом, внутри безостановочно продолжается какое-то движение, мерцают на внешнем стекле схемы визуализации данных, чертятся графики, выдаются анализатором какие-то рекомендации.
        Для Ковальского всё это было маловразумительной мурой, ему как дежурному астрогатору вменялось в обязанность лишь определить целесообразность реанимационных процедур и в дальнейшем придерживаться назначений медицинского квола. Зачем он вообще тут застрял, изображая соляной столб?
        Приключение, конечно, то ещё.
        Сначала Альциона D, банальный бело-жёлтый карлик, огульным образом срывает себе клапана и на всех парах спешит превратиться в сверхновую, так что от её вспухающей оболочки «Эпиметею» приходится, бросая дроны, буквально в последний момент проецироваться в недра сошедшего с ума дипа, так ещё и после выхода в субсвет станция чуть не растирает о собственный силовой панцирь невесть откуда здесь взявшиеся у неё под бортом обрубки террианского крафта.
        Будь Ковальский чуть менее расторопен и не истерни вовремя квол, чудесным образом сунувшемуся прямо в зону выхода дебрису суждено было бы распылиться на лишённые оболочек голые ядра, остаток не успевшей диссипироваться за время прыжка фотосферы Альционы D легко бы испарил даже хорошо армированный полями металл. А голый прочный корпус выпотрошенного разведсаба и подавно.
        Только скорректировали курс, с грехом пополам оттормозились, как в общих каналах началось - ах, эхо-топограмма, ах, элементарные азы навигации в дипе и на выходе из оного, вот, смотрите, инструкция.
        Да пошли вы со своими инструкциями. «Эпиметей» - не перворанговое корыто, ему почти не даётся выбора тактики проецирования. Может, ещё секунда промедления, и шевелёнка растёрла бы неповоротливую астростанцию в кварковую пыль. В дипе, знаете ли, глюонные поля устроены иначе, и те же одиночные топ-суперкварки[126 - Суперкварк - в физике элементарных частиц согласно теории суперсимметрии это гипотетический скалярный бозон, сопоставленный кварку и отличающийся от него только спином и значительно большей массой покоя.]…
        Ковальский плюнул в сердцах и вышел из лазарета.
        Тут климатизаторы, разумеется, были традиционно не в форме, иссохший воздух галереи снова начал драть астрогатору горло.
        Да, он был виноват, но сколько можно себя винить? Хотя бы спасательный маяк сразу заметил.
        Забирал этих троих автоматический зонд-спасатель, он же захватил бэкапы бортовых журналов и диффы квола. Всё это добро сейчас аккуратным архивчиком пылилось в недрах астростанции, оставленное нераспакованным до лучших времён. Вот вернёмся на базу, пусть там и смотрят.
        Ковальский устало потёр лицо. Казалось, от окружающей сухости кожа под пальцами звонко потрескивает.
        Возвращаться не хотелось, но надо.
        С тех пор, как «Эпиметей» подобрал тела троих дайверов, прошли почти корабельные сутки, но почему-то «гости» до сих пор не могли прийти к соглашению, что делать дальше. Пока Ковальский убирался от греха подальше из недр сошедшей с ума Альционы D, вопросов об этом не возникало, но стоило астростанции переместиться в квадрант пустоты, находящийся в непосредственной близости от точки триангуляции, которую Превиос называла почему-то «фокусом», как вся спешка куда-то немедленно испарилась.
        На станции повисла тяжкая пауза, которую водворение троицы чужаков, кажется, только усугубило, сгустив атмосферу до состояния бозе-конденсата, где большая часть окружающей материи только делала вид, что движется, и лишь лёгкая фракция в лице Ковальского маячила неподалёку, протекая сквозь застывшее желе кают-кампании, даже его не задевая.
        Именно поэтому он туда и почти перестал наведываться, визиты эти каждый раз приносили исключительно тоскливое чувство одиночества посреди собственной астростанции.
        - Квол, горизонт?
        - Горизонт свободен, астрогатор.
        Хоть бы какое-то космическое тело в пределах чувствительности детекторов. Это бы сильно упростило Ковальскому жизнь.
        Что они вообще тут потеряли, кто бы знал.
        - Какие-нибудь сообщения от Лидийского Крыла?
        - Ведётся активный огонь по горизонту, больше никакой информации пока не поступало.
        От тебя, железяка, никакого толку.
        Ковальский в отчаянии скрипнул глазными яблоками и направился к гостям, надо уже что-то решать.
        Внутри кают-кампании наблюдалась обычная экспозиция, казалось, эти двое вообще никогда не покидали своих излюбленных кресел. Да что там кресел - поз не меняли.
        Превиос сидела прямо, словно проглотив реакторный стержень, а советник, подобрав ноги в сандалиях под себя, подпирала одной рукой подбородок, а другой покачивала в такт каким-то своим мыслям.
        Ковальский насуплено сообразил себе стакан какого-то витаминного раствора кислотного цвета, молча прошествовал через привычно залитое светом помещение на другой конец, где и расположился в одном из кресел с таким расчётом, чтобы оказаться у парочки практически за спиной.
        Надо, тьма вас всех побери, немного собраться с мыслями. И аргументы сегодня ему ещё понадобятся. Вот бы понять, аргументы в пользу чего.
        - Превиос, душечка, когда ты вот так замолкаешь, я начинаю чувствовать себя неприятно.
        Эффектор ответила, лишь выждав томную паузу, словно театральная актриса на подмостках.
        - Сформулирую свою позицию так - я предпочитаю высказываться, когда накопится достаточное количество информации.
        - Если бы это было так.
        - Вы что-то конкретное имеете в виду, советник?
        - Избранные людской расы всегда отличались изрядной оперативностью в собственных реакциях, вы вообще производите впечатление существ, спешащих совершить любое, пусть даже и первое попавшееся телодвижение, лишь бы не оставаться в бездействии.
        Опять пауза.
        - Это неправда.
        - Ну какая же неправда, стоило аналитикам Финнеана заподозрить, что в их оперативном квадранте располагается искомый фокус, как вы тут же словно с цепи сорвались.
        - В данном случае для спешки были свои причины.
        - Не поделишься?
        Вместо ответа Превиос резким движением развернула кресло лицом к Ковальскому и тяжело упёрлась в него взглядом, так что он даже попытался отстраниться, но спинка уверенно скорректировала его поползновения.
        Не. Ёрзай.
        - Астрогатор Ковальский, можно вам задать вопрос.
        Вот лучше бы без этого, вашу протуберашу.
        - Если вам будет угодно, но причём тут…
        - Советник считает, что Конклав стал слишком реактивен, он, дескать, предпочитает решать все проблемы по горячим следам, не дожидаясь нормального анализа, и, видимо, в этом советник подозревает одну из причин наших текущих проблем.
        Ковальский попытался сглотнуть, но слюны во рту не было. Эти глаза раскалёнными иглами шарили где-то на самом дне его сознания. Нет, здесь его никогда не оставят в покое.
        - А вопрос-то в чём?
        Последняя попытка избежать назревающей порки.
        - Лично вы считаете, что Воины излишне, скажем, торопливы в своих решениях?
        - Если честно, то я бы взял на себя смелость утверждать обратное.
        - Что конкретно вы имеете в виду, астрогатор?
        Ковальский набрал побольше воздуха в грудь.
        - Конклав Воинов - закостеневшая в своём догматизме кучка могущественных, но застрявших в безумно далёком прошлом отщепенцев, тормозящих развитие собственной расы. И если что-то можно сделать медленнее или лишний раз перестраховаться, то Воины именно так и поступят. И называть их торопливыми можно только по недомыслию или в шутку.
        - Советник, слышите, вы только что пытались пошутить?
        - И не думала.
        - Астрогатор, советник явно не собиралась шутить, какой мы из этого делаем вывод?
        - Я не понимаю, в какие игры вы сейчас играете, но вы обе прекрасно поняли, что я имею в виду. Воины не только не склонны действовать поспешно, но они, по сути, стали единственным тормозом, который в настоящее время сдерживает поступательное развитие человечества как разумной космической расы.
        Ковальский выдохнул и снова заёрзал. Ему было крайне неуютно в тот момент, но привычным образом свалить из кают-кампании означало бы окончательно потерять лицо, а эти двое и так его держали здесь чуть ли не за несмышлёного младенца. Во всяком случае, ирн.
        Та тут же не преминула присоединиться к экзекуции.
        - Астрогатор, солнце, поясни эффектору Превиос, в чём состоят твои претензии персонально к ней?
        Ковальский, почесав переносицу, попытался собрать собственные мысли в кучку, но какой трёпаной тьмы, претензий у него было навалом.
        - Для начала, вот уже сколько времени меня держат в абсолютном неведении относительно истинной цели нашей экспедиции.
        - Думаете, только вас?
        Это уже снова сама Превиос. Ковальский театрально оглянулся.
        - Ну, сейчас, кроме меня, тут из экипажа никого нет, точнее, они все по-прежнему в стазисе, и вы вопрос задали мне, давайте сначала со мной и разбираться.
        - Ну почему, дорогой, есть ещё мы двое. К экипажу как таковому мы, разумеется, не относимся, но посуди сам, с чего ты взял, что нам известно нечто сверх того, что мы тебе уже неоднократно рассказывали?
        - Вы хотите сказать, что тоже, как и я, до сих пор не в курсе, что такое этот пресловутый «фокус», который мы тут ищем с риском поджариться в недрах сверхновой?
        - Ну, если в общем, то да, именно, что не в курсе. Этого вообще никто в этой галактике доподлинно не знает, молодой человек. Даже наш пернатый друг, посланник Симаха Нуари и всея летящих Илиа Фейи не в курсе, а уж он-то немало живёт на свете.
        Ковальский привычно почувствовал, что теряет нить.
        - Причём тут трёпаные спасители? Не уводите разговор от темы, что, по-вашему, мы тут потеряли?
        - Фокус. Мы ищем фокус.
        - И что же это такое, наконец!
        - Мы не знаем.
        Ну, приехали.
        - А если с подробностями?
        Советник привычно ярко, по-детски улыбнулась.
        - А нет никаких подробностей. Вы исследуете топологическое пространство, на вашем варварском флотском жаргоне именуемое «дип», вот уже скоро полтысячи террианских лет. Мы, ирны, делаем это уже более десяти тысяч лет, те же птахи, они же летящие - вообще невесть сколько, страшно спрашивать. Исследование это ведётся в основном автоматическими зондами-самописцами, по кулдауну погружающимися в дип. Если вы видели, как выглядит проекция фрактальной шевелёнки на трёхмерное пространство, вам должно быть понятно, что это безумное количество информации, на полноценный анализ которого не хватит суммарной вычислительной мощи всех ку-машин обеих наших трёх рас. Но попытки выборочного анализа ведутся. И со временем мы научились вычленять в тамошнем хаосе некое подобие корреляций. Своеобразные кучности сигналов, выплески статистики, явно транслирующие какие-то сигналы.
        Фраза оборвалась.
        - И?
        - Это всё. В этом секторе Галактики обнаружена только одна такая область. Есть предположение, что ей соответствует в проекции на субсвет нечто, условно именуемое «фокусом». Его мы и ищем.
        - Ну, я не знаю, а есть какие-то предположения, что бы это могло быть?
        Советник без обиняков пожала плечами. Сама непосредственность.
        - Артефакт пресловутого «предыдущего поколения» цивилизаций? Естественный природный феномен? Нечто биологической или даже разумной природы? Превиос, душа моя, разочаруй его лучше ты.
        Та несколько машинально кивнула, блеснув стальными сочленениями, и продолжила как бы самой себе.
        - Мы предполагаем всё, но мы действительно не знаем, и вообще весь интерес человечества к поискам фокуса в сущности основан на единственном предположении - что контакт с чем-то или с кем-то, кто или что будет обнаружено поблизости от фокуса, может раз и навсегда изменить ход всей той войны за выживание, что мы все ведём со времён Века Вне, что нам больше не придётся прятаться от угрозы за стенами додекаэдров Цепи.
        Ковальский скрипнул зубами.
        - Это… может быть правдой?
        - Не более чем что-либо иное из сотен приходивших когда-либо и кому-либо в голову вариантов, мы же сказали - этого не знает никто, ни Вечные, ни Хранители, ни Воины, ни люди, ни ирны, ни летящие, о последних тяжело рассуждать, но и даже они бы не стали бы утаивать такое.
        Ирн и астрогатор фыркнули одновременно.
        - Эта подлая раса способна быть подлой даже в мелочах, что ей мешает скрыть столь важную информацию?
        Эффектор вздохнула.
        - Не будем так говорить за глаза, тем более что это в действительности может оказаться и крайне неважная информация.
        Но Ковальского было уже не остановить.
        - Раскрыть причину возникновения угрозы? Ха! А как же весь этот бедлам с глубинными бомбами?
        Два недоумённых взгляда.
        - Вы же не предполагаете, что все эти жёлтые, красные и какие там ещё карлики хором жахнули по чисто внутренним естественным причинам?
        - Ну, астрогатор, не мне вам рассказывать, что причины были как раз вполне естественными, другое дело, что тот, кто обеспечил возникновение этих самых естественных условий, был хорошо знаком с физикой метастабильных возбуждённых суперсимметричных состояний, впрочем, это невесть какая тайна, каждая раса, способная к погружению в дип, так или иначе владеет этими сведениями, а следовательно, хотя бы в теории способна на такое.
        - Дюжинами взрывать звёзды и потрошить их в дип? Ради чего?
        - Мы этого не знаем, как не знаем и того, что или кто стало причиной этого, как вы сказали, «бедлама», активные ли поиски разведсабов «Махавира» и «Джайн Ава», наше ли пребывание в непосредственной близости, в конце концов, может, это была вообще автоматическая реакция некой изощрённой системы обороны на подступах к секретам, которые нам попросту не положено знать, не слишком разумной и дико неэффективной, если подумать, мы же в итоге всё равно благополучно оказались здесь.
        Ковальский пытался вспомнить, опять всё увелось от основной темы, что же он, что же он такое хотел сказать…
        - В конце концов, все эти, как вы выразились, «глубинные бомбы» могли быть лишь такой чрезвычайно мощной системой обнаружения, ведь в тот момент, когда всё рвануло, были разом засвечены все окрестности местного скопления на глубину в сотню мегапарсек, подумайте, об этом, кто-то или что-то только что узнало, что мы сунулись к фокусу, и сделали это намеренно.
        - Вот!
        Ковальский аж вскочил со своего кресла.
        - Что «вот», душечка?
        Советника вдруг отчаянно захотелось придушить. Если бы это было так просто.
        - Вот что я имел в виду, когда говорил, что Воины тормозят человечество! Да дай вам волю, мы бы даже случайно обнаружив этот самый фокус, по вашему приказу вынуждены были держаться от него подальше! И воевать-воевать-воевать, до бесконечности!
        - А с чего вы взяли, что там, в фокусе, война прекратится?
        - Но если есть шанс!..
        - А вы уверены, что нам с нашей войной так уж нужна новая сила, которая решит тоже в ней принять участие, сила, способная, не моргнув глазом, взрывать целые звёздные скопления?
        Ковальский упрямо покачал головой.
        - Но мы всё равно уже здесь! И по вашему же приказу! Так какого драного дипа мы сидим и чего-то ждём? Или вы в который раз и сами не знаете? Я же заметил, что мы так спешили-спешили, что стоило «Эпиметею» свалиться на головы бедолагам-дайверам, как вся спешка куда-то растворилась.
        И тут в кают-кампании раздался дружный заливистый смех. Причём Превиос заливалась ничуть не слабее ирна. А Ковальский опять почувствовал себя глупо.
        - Бедный, он так и не понял!
        - Не понял чего?
        Отсмеявшись, гости снова примерили знакомые маски - наивного любопытства и холодной самоуглублённости.
        - Простите нас, астрогатор, нечасто услышишь что-либо действительно смешное, грех не воспользоваться, ведь смех помогает размыкать кольцевые сигналы префронтальной коры, вы знали?
        - И всё равно я не понимаю, что в моих словах такого смешного.
        Превиос молитвенно сложила ладони.
        - Вот смотрите, этот квадрант субсвета занимает приблизительно полтора кубопарсека, какова, по-вашему, вероятность, что мы свалимся дайверам с «Джайн Авы» буквально на голову?
        Ковальский попытался прикинуть, и получилась какая-то безумно ничтожная цифра.
        - И что это значит?
        - А значит это, что, видимо, и они, и мы стремились попасть в одну и ту же точку. И нам на самом деле никто не мешал это сделать.
        - Вероятно, так и было, хотя судя по состоянию остатков их саба, этим троим под конец было не до выбора точки проецирования.
        - То есть вы понимаете, что выбрасывались они вслепую.
        - Да, понимаю, я не идиот.
        - Ну так сделайте ещё одно логическое усилие и проведите анализ до конца.
        Ковальский задумался. Два крафта несутся по дипу, судорожно унося ноги от ярости глубиннико…
        - Получается, что мы оказались в одной точке неслучайно, по сути, у нас не было другого выбора.
        Превиос для верности пару раз показушно хлопнула в ладоши.
        - Именно.
        - То есть вы предполагаете, что мы тут как в ловушке?
        - Это мы ещё посмотрим, но анализ топологии дипа в последние мгновения перед обратным проецированием явно указывал на локальную седловину, что, вообще говоря, пока не имеет точных объяснений, исключительно теории разной степени правдоподобия, причём все эти теории бессмысленны без предположения о существовании физических объектов негативной массы покоя, что до сих пор не наблюдалось.
        - И о чём это говорит?
        - Что пресловутый «фокус» всё-таки может оказаться банальным - или не банальным - феноменом топологического пространства, к артефактам субсвета отношения вообще не имеющим.
        Ковальский начал понемногу догонять.
        - То есть мы искали всё это время обычную яму, и теперь, по очереди, два крафта благополучно в неё угодили, так?
        - Мы этого не знаем.
        - И сможем ли мы, например, отсюда выбраться, мы тоже не знаем?
        Снова пожатие плеч.
        - Можно прямо сейчас попробовать дать команду кволу на прожиг в сторону «Тсурифы-6», энергии в накопителях у нас на шесть таких прыжков, только это вы меня только что обвиняли в том, что я - тормоз прогресса.
        Ковальский устало потёр лицо. Этот разговор явно начинал ходить по кругу.
        - Я и не предлагаю прямо сейчас сворачивать операцию, но мы сюда вроде как зачем-то прибыли? Это исследовательская миссия?
        - Да.
        - Так почему астрогатор должен вытаскивать эту невероятную тайну из вас двоих клещами?
        - Вы могли в любое время просто спросить, если вам было так любопытно.
        Так. Вздохнуть поглубже, успокоиться. И когда он успел так завестись?
        - Превиос, душечка, я, кажется, догадалась, чего от нас хочет астрогатор Ковальский.
        - Внимательно слушаю.
        - Он пытается нам объяснить, что если миссия исследовательская, то должны быть какие-нибудь исследования, - звучный смешок. - Лемма Грошева[127 - Лемма Грошева - шутливое утверждение, формулируется так: если треугольник равнобедренный, то это треугольник.], как у вас говорят. Но мы сидим тут и ничего не исследуем. Астрогатор, я всё адекватно донесла?
        - Более чем, - буркнул Ковальский, стараясь не сопеть оскорблённо носом, дурацкий свист на вдохе, дурацкие пересохшие пазухи, дурацкий климатизатор.
        - Вы предлагаете двигаться дальше, не тянуть резину, или как там это говорится.
        - Ну конечно!
        - Квол, полный обзор!
        Она щёлкнула пальцами и стены кают-кампании тут же воспроизвели черноту окружающего «Эпиметей» пространства, даже в отпопулированном состоянии, насколько хватало точности приборов, станцию сейчас окружало вопиющее ничто.
        - Куда конкретно вы предлагаете спешно выдвигаться?
        - Но у вас же… погодите, бакен передал точные координаты триангуляции. И это не то место.
        Превиос лениво махнула поблескивающей ладонью и в недрах визуализации послушно зажглась точка.
        - Вот эти координаты, расстояние - чуть меньше двух световых минут, если точнее, один-девяносто-пять тика в направлении Рукава Стрельца.
        - И что же нас сдерживает? Давайте уже проделаем это!
        - Вы не видите, что нам сдерживает?
        - Да нет же! Там пусто!
        - Именно, ни в указанной точке, ни где бы то ни было в пределах квадранта ничего до сих пор не обнаружено.
        Ковальский задумался.
        - Но если мы подойдём поближе…
        - И тоже ничего не обнаружим, тем более что за прошедшее со времени триангуляции время банальное вращение диска Галактики успело сместить эту точку вот сюда.
        Мигнул ещё один маркер.
        - И там тоже пусто.
        - То есть мы просто сидим и чего-то ждём?
        - «Эпиметей», как вам должно быть лучше меня известно - это уникальный по своим возможностям исследовательский инструмент с фантастической точностью детекторов как в гравитационно-топологическом, нейтринном, так и в электромагнитом слое реальности, и все его усилия сейчас направлены на поиски каких бы то ни было артефактов, аномалий или небесных тел в пределах досягаемости, нам же остаётся просто ждать.
        - Понятно.
        Ну вот, Ковальский опять чувствует себя глупо и ему можно отсюда со спокойной душой убираться.
        Астрогатор поднялся, оправил китель, коротко поклонился гостям, и направился к выходу.
        - Эта, погодь.
        Ковальский невольно попятился назад вдоль вновь окрасившейся в белое стеночки.
        На пороге стояли трое.
        Если бы самолично Ковальский не помогал сервомехам принимать и идентифицировать тела из раскуроченного отсека «Джайн Авы» перед отправкой их в лазарет, он бы не догадался, кто из них кто, так они были похожи сейчас друг на друга.
        Иссиня-чёрные лица, изломанные фигуры, красные от кровоизлияний, а у кого и попросту незрячие глаза за стальными накладками, мешком висящие на практически голых костях полупрозрачные медицинские робы - что ещё они могли отыскать около саркофагов.
        Но куда больше этих троих объединяло в тот момент другое.
        Лютая ненависть, смешанная с бесконечным презрением на лицах.
        - Ты тут, что ли, командир?
        - Дежурный астрогатор Михаэль Ковальский.
        Его словно обшарили с головы до ног и признали никуда не годным.
        И опять Ковальскому стало стыдно, за свои белоснежные лацканы, за свои жалобы на сухость воздуха.
        - Понятна. Мы тут эта, вашу немного послушали, складно поёте.
        Говоривший на последних словах заметно посерел лицом и стал заваливаться на бок, но когда Ковальский машинально дёрнулся ему помочь, сделал ему навстречу такое лицо, что астрогатор поспешил отскочить обратно, выговаривая самому себе за глупость. Эти парни явно скорее сдохли бы, чем приняли чью-то помощь.
        - Вот тока слушайте сюда, я не для того два саба угробил, чтобы тут на выходе в субсвет ошиваться. Может или нет ваша халупа что-то обнаружить хоть у себя под носом, мне вынуть да покласть, это ясно? Мы немедленно выдвигаемся в точку триангуляции фокуса.
        - Апро, примар.
        Это двое остальных хором каркнули привычную поговорку.
        Ковальский, пытаясь сообразить, обернулся к «гостям», но те молчали, заинтересованно разглядывая пришельцев.
        Сам астрогатор впервые сталкивался с такой наглой попыткой нарушения субординации, так что даже какой-нибудь вразумительный ответ ему в голову что-то не приходил. Ладно, попробуем сформулировать.
        - Коллеги…
        - Какие мы те «коллеги», пиджак.
        - Прошу вас соблюдать приличия, вы находитесь на борту астростанции под моим командованием…
        - А вот и нет, коммандер, принимай лидера.
        Дробь контрольных колец и едва слышимый гул генераторов в недрах «Эпиметея» словно сменил тональность.
        - Квол, журисдикция этих дайверов не была подтверждена…
        - Негатив, астрогатор, авторизация пройдена успешно. Как старший по званию, командиром «Эпиметея» объявляется двухзвёздный коммандер Элис Тайрен.
        Впрочем, кто тут на самом деле главный, было понятно с самого начала. Капитан Уоррен Дайс, что стоял в центре и впереди всей троицы.
        - Какие-то вопросы, астрогатор?
        - Хм.
        Ковальский ещё раз оглянулся на «гостей». Те молча и внимательно разглядывали дайверов. Бесполезно.
        - Прошу, в таком случае, подтвердить перед кволом мои полномочия по оперативному управлению станцией. У вас всё равно нет достаточной компетенции.
        - Апро, астрогатор, полномочия верифицированы[128 - Верифицированный - здесь: подтверждённый.].
        - Какие будут распоряжения?
        - Выдвигай «Эпиметей» средним ходом в точку триангуляции.
        - Но там же ничего…
        - Выполнять, астрогатор, не то отправлю в рубку Эй Джи, и он вас тут научит человечеству служить.
        Ковальский невольно махнул рукой, отдавая в ответ честь, жалкий такой жест, машинальный.
        - Апро, капитан.
        Чтоб вас всех.
        - Позвольте спросить, но вы точно представляете, куда направляетесь?
        Это, наконец, подала голос Превиос.
        Дайс на эту реплику спесивым тоном спросил:
        - На борту ещё есть штатский персонал?
        Вопрос был задан в пространство, но по тону Ковальский догадался, что вопрос задан не кволу, а лично ему, дежурному астрогатору.
        - Негатив, сорр, штатского персонала на борту нет совсем.
        - А это кто?
        Саккады зрачков явно выдавали в капитане попытки считать сидящих перед ним. Бесполезно.
        - Гости станции, внешние советники.
        - Наблюдатели? Мозголомы? Ревизионная комиссия?
        - Негатив, сорр, ничего из перечисленного.
        - Вернуть, хм, гостей, в личные каюты, здесь отныне будет размещаться оперативный штаб, выполнять, о выполнении доложить.
        И замер в ожидании.
        - Капитан Дайс, разрешите обратиться.
        - Апро, астрогатор.
        - Эффектор Превиос поинтересовалась, знаете ли вы, что мы ищем?
        - Разумеется, ищем фокус.
        Ковальский с интересом следил за переглядками всех участников мизансцены, но пока так и не понял, что это всё значит. Заветное слово «эффектор» на капитана если и произвело впечатление, то никаких выводов из него всё равно не последовало.
        - Поясняю.
        Ну-ка, ну-ка, бравый дайвер кое-что всё-таки соизволил пояснить.
        - У меня прямой приказ от пятизвёздного контр-адмирала Молла Финнеана, который не может быть оспорен эффектором, не имеющим формальных на то полномочий со стороны Конклава. Насколько я понимаю, таких полномочий у эффектора Превиос нет.
        Пауза. Капитан ждал, не последует ли какая-нибудь реплика от квола, но тот как воды в рот набрал.
        - Так я и думал. Выполнять приказ о релокации штатских.
        Ковальский повернулся к гостям и сделал неуверенный жест руками.
        - Советник, эффектор, прошу вас добровольно проследовать в свои каюты и находиться там до иных распоряжений текущего командира станции.
        Превиос и ирн остались сидеть, выражения их лиц были такими же бесстрастными, но Ковальский их уже успел достаточно изучить, именно такое выражение соответствовало максимальной сосредоточенности.
        Ситуация была патовой, не силой же их отсюда выволакивать, к тому же, Ковальский догадывался, насколько это был бесперспективный план.
        - Слышь, служивый, ты уверен, что реально готов мериться со мной погонами?
        У Ковальского остро засосало под ложечкой. Игры кончились совсем, на таком грубом «палубном» диалекте галакса Превиос не разговаривала на его памяти никогда.
        - Без бэ, эффектор, твой Воин далеко, и не тебе создавать помехи флоту в выполнении поставленной задачи и нарушать регламент службы войск. И свою задачу я выполню, что бы ты там себе ни думала.
        Он правда в это верил. Жалко, что реальность его словам несколько противоречила. Не будут же они сейчас сходиться в рукопашной, в самом деле. Да и то сказать, эти трое даже в лучшей своей форме не справились бы с одной советницей-ирном, что уж говорить о Превиос.
        Долбаный свет, что он несёт такое… они же не дикари тут, выяснять, кто кому морду набьёт! Да и эти… орлы, они же едва на ногах стоят!
        Невидимая струна конфликта между тем натянулась до предела и буквально ощутимо начала звенеть в сухом застывшем воздухе.
        Ну, же, прекратите сходить с ума, разойдитесь по углам и начните договариваться. У вас просто нет другого выхода, пока мы заперты вместе не этой астростанции!
        Превиос только начала двигаться, а уже разом выпала из поля зрения Ковальского.
        Самым краем боковой сетчатки он успел заметить распластанное в воздухе пятно, бросившееся на троицу дайверов.
        Последнее, что Ковальский запомнил, это была яркая вспышка, сопровождаемая ударом по барабанным перепонкам. На какое-то мгновение Ковальский почувствовал себя лопнувшим воздушным шариком, после чего благополучно канул в черноту спасительного забвения.
        Артмана звали Цзинь Цзиюнь, и для Илиа Фейи звучало это имя на слух тем самым «птичьим щебетанием», которое артманы так любили ввернуть, когда хотели намеренно задеть летящего. В действительности шелест летящих распространялся за пределы стандартного акустического диапазона артманов в обе стороны, так что с тем же успехом диалог двух представителей его вида мог казаться этим невеждам как зловещим рыком, так и скворчащим звуком ультразвукового ножа. А вот имя незваного гостя звучало на слух летящего именно что птичьим щебетом. Забавно будет, если артман всё-таки умрёт - его не станет, а имя его Илиа Фейи теперь уже, наверное, не забудет никогда. Первое самоназвание рядового ничем не выдающегося артмана, которое он узнал.
        Имена собственные шпиона из другой галактики вообще не интересовали, он пользовался ими, только чтобы удобнее было различать особо важных артманов из числа командования флота или администрации крупных миров. Илиа Фейи помнил все имена артманских Избранных, даже тех, кого ни разу не видели с самого Века Вне, знал бы и большинство высокопоставленных ирнов, но те предпочитали скрывать, как их звали, так что прозвища им Илиа Фейи давал сам, находя в этом своеобразное искусство.
        Непосредственно имя «пленного человека», как до этого в шутку называл про себя артмана Илиа Фейи, он узнал чисто случайно.
        «Лебедь» колыхался на волнах топологии, оказавшись в тупике. Соваться в самую мясорубку штурмующего субсвет артманского флота ему не следовало, выходить в физику в другой точке - тем более представлялось бессмысленным. Так что пока сквозь кромку файервола была видна лишь яростная канонада, шпиону ничего не оставалось, как отложить свои дальнейшие изыскания. И тут поневоле вспомнился артман, запертый всё там же, в тамбуре.
        Держать его вторые сутки кряду в тесном отсеке без малейшего следа хотя бы санитарных удобств, не говоря уже обо всём необходимом, было негуманно, да и не рассчитывал летящий, втаскивая беднягу на борт, что их совместное пребывание настолько затянется. Надо было его всё-таки сразу сбросить на «Тсурифу-6», но теперь уж что вспоминать.
        Илиа Фейи в этот раз не стал сам ходить к своему невольному попутчику, посмотрел через внутреннюю трансляцию, подивился загаженному отсеку и отправил туда сразу трёх макроуборщиков. Сам артман выглядел паршиво - лицо совсем осунулось, ноги не держат. Видимо, предложенный ему питательный бульон не совсем подошёл. Увы, раздатчик не содержал инструкций для синтеза артманских белков, пришлось давать смесь из обычных солей и полисахаридов с ароматизаторами. Но, видимо, это тоже не сильно помогало.
        Нужно было доставать его из тамбура и отправлять в медлаб, благо он содержал исчерпывающие данные о расах Пероснежия и должен был справиться. Илиа Фейи побулькал себе недовольно под рострум, но всё-таки поднялся с одра и отправился к перегородке шлюза.
        Жалкое зрелище.
        Артман, безвольно опустив голову, что-то неразборчиво мычал.
        То ли рацион вышел совсем неподходящим, то ли в тамбуре атмосфера оказалась всё-таки не настолько стерильной, тяжело понять, но артмана явно надо было спасать.
        Илиа Фейи решительно вскрыл мембрану и дал команду автоматам на транспортировку. Как же так-то.
        Вообще говоря, ни макро-паразитарные, ни бактериально-вирусные представители биоты летящих артманам были не страшны, но увы, при постоянном контакте с чужой биологией «Лебедь» стал домом и для автохтонных[129 - Автохтонный - принадлежащий данной территории, аборигенный.] бета-лактамазных супербактерий[130 - Бета-лактамазные супербактерии - бактерии, содержащие ген, кодирующий белки металл-бета-лактамазы, которые делают эти бактерии нечувствительными к большинству антибиотиков.], которые тут нашли себе какую-никакую питательную среду в виде отбросов чуждой биологии, зато совсем никаких естественных врагов. Так что система жизнеобеспечения хоть и обрабатывалась регулярно, всё равно её биота была для не подготовленных к ней артманов весьма контагиозной[131 - Контагиозный - здесь: заразный.].
        Проще говоря, когда Илиа Фейи при первой их встрече сетовал на невозможность впустить артмана внутрь для его же безопасности - он имел в виду именно проклятый расплодившийся повсюду золотистый стафилококк.
        И вот теперь на руках у летящего оказалась стремительно теряющая силы особь, которую всё равно надо срочно впускать. Помогая переместить артмана на транспортировочную платформу, в обычных условиях применяемую для погрузки-разгрузки тут же в тамбуре, Илиа Фейи попытался подбодрить гостя репликой «спокойно, т-щеловек», на что и получил прямо в рострум:
        - Меня зовут Цзинь Цзиюнь, ты, садист трёпаный.
        - Очень приятно познакомитьс-ся, человек Цзинь Цзиюнь, меня з-совут Илиа Фейи.
        Так и состоялся непрошеный обмен званиями-величаниями. Летящий - не ирн, который после этой церемонии считался бы чем-то вроде побратима (или как там, посестрима, что ли) своему новому знакомому, но тем не менее неловкий обряд почему-то оставил в душе шпиона непонятный след. Ему как будто разом стало не всё равно, умрёт этот артман в итоге или нет.
        И вот теперь Илиа Фейи между сводок с фронтов бегает в лазарет и без конца читает там медицинские заключения, хотя мог бы делать это же, не сходя с места, то есть прямо из рубки.
        Сакситоксины, афлатоксины[132 - Сакситоксины, афлатоксины - смертельные нейротоксины бактериального и плесневого генезиса.], что там ещё мелькало в отчётах.
        Всю эту совершенно безопасную для летящих биохимию аппараты диализа успешно выкачивали из пациента, вливая обратно его собственные клонированные нейтрофилы[133 - Нейтрофилы, они же нейтрофильные гранулоциты, сегментоядерные нейтрофилы - подвид гранулоцитарных лейкоцитов, основной вид (порядка 50 %) лейкоцитов в крови человека, составляют основу имунной системы человека.], а также готовый бульон из эпитопов[134 - Эпитоп - часть молекулы антигена, распознаваемая имунной системой.] для макроскопической перенастройки иммунных реакций. С внутривенным питанием тоже пошло лучше, чем там, в тамбуре, во всяком случае, из Цзинь Цзиюня перестали литься биологические жидкости, от резкого запаха которых поначалу у Илиа Фейи буквально слезились роговицы.
        Впрочем, артман всё равно пока больше был похож на временно реанимированный труп, чем на нечто близкое к выздоровлению. Зашкаливающая температура, бешеный по артманским меркам пульс, едва справляющиеся внутренние органы, что там у них, кто бы помнил те мудрёные названия.
        Ведь точно сложит крылья, с него станется. Так всегда, помощь чужакам непременно стоила для Илиа Фейи выпавших пенн, не твоё это, вмешиваться в местные дела, ты шпионишь, так и шпионь. А по протоколу санитарного контроля артманов в случае, если на борту случился смертельный исход в результате локальной либо занесённой контаминации[135 - Контаминация - здесь: заражение.] для доступа в порты с первого по четвёртый ранг включительно крафт следовало предварительно подвергнуть полной санитарной обработке с получением свежего биологического сертификата соответствия.
        Вот только этого сейчас не хватало. Илиа Фейи всегда относился к артманской бюрократии с недоверием, а когда дело доходило до таких крайностей как био-контроль… вот угораздило же, а? Теперь, если что, его дальше деревенского насеста не пустят, и это сейчас, когда каждая секунда бывает на счету.
        Илия Фейи вздыхал и отправлялся восвояси, следить за местной странной позиционной войной, пока в лазарете решалась судьба Цзинь Цзиюня.
        Не слишком богатая альтернатива, тут он тоже не мог на что-либо особо повлиять, а также по-прежнему не понимал самой сути разворачивающегося перед ним конфликта. Что артманы тут с самого начала делали, если искомые ими координаты остались далеко в стороне, почему они здесь упорно барражировали до последнего закрытого окна и даже после этого вместо того, чтобы попытаться пробиться в сторону Ворот Танно, зачем-то встали как вкопанные и с тех пор вели плотный заградительный зенитный огонь по всей сфере.
        Смысла во всём этом было не больше, чем в том отчаянном прыжке на орбиту планетоида, который в последний момент совершил Цзинь Цзиюнь. Рассчитывать на появление именно в той точке пространства-времени «Лебедя» он, конечно же, не мог, да и если бы знал, кто летит его спасать, пожалуй, предпочёл бы этого не делать. Однако в результате всё-таки благополучно избежал смерти в ударной волне сброшенной оболочки, что делало бы честь его упорству, если бы не приводило его на край гибели уже не в горниле звёздной плазмы, а в луже собственных выделений.
        Кто поймёт, в чём есть смысл, в чём нет, если не знаешь всей перспективы.
        Вот также и Лидийскому крылу CXXIII флота под командованием пятизвёздного контр-адмирала Молла Финнеана сейчас приходилось сражаться просто за собственное право сражаться. А там уж - как кривая вывезет. Подобного слепого фатализма артманов Илиа Фейи не понимал и не принимал, несмотря на прожитые рядом с ними сезоны.
        Да, пространство Пероснежия изначально несло угрозу их выживанию как вида, и эта внутренняя упёртая агрессия была оправдана хотя бы биологически, но теперь, когда у артманов был свой сектор, расчищенный, надёжно укрытый от угрозы фронтирными[136 - Фронтир - здесь: граница.]додекаэдрами Цепи, со своей выстроенной системой транспортных нитей между мирами, с узловыми точками поддержки флота и с собственно довольно мощным уже и по меркам летящих флотом, почему они всё никак не могли остановиться, почему всё лезли и лезли вперёд, нарываясь на одну ловушку за другой и продолжая рисковать вновь оказаться в патовой ситуации Века Вне?
        Бойня Тысячелетия артманов ничему не научила, и уже даже их Воины, похоже, окончательно перестали контролировать экспансионистские порывы собственной расы.
        Илиа Фейи смотрел на то, с какой яростью артманы внутри гемисферы продолжали сражаться с неизбежным, имея под рукой лишь свои грубые крафты, годящиеся для освоения пространства разве что собственно номинальной энерговооружённостью, но никак не соответствующие в техническом плане уровню космической цивилизации галактического уровня. Где-то в душе у летящего начинало теплиться нечто вроде сочувствия.
        Они были лишь дурной порослью, которая сумела пробиться к свету сквозь мёртвый бетон, и то ей в этом сильно помогли. Да, те самые так ненавидимые вами «спасители». Расчистили для вас деляночку, дали в руки способ перемещаться между звёзд, чтобы не за время жизни целого поколения, а дальше сами.
        Вот они и. Сами.
        Не удивляйтесь теперь, что народишко получился в итоге ершистый и злой.
        Между тем в секторе огневого контакта флот Финнеана постепенно терял запасы эксаджоулей, а забросить новые якоря в текущем положении было весьма проблематично, если не сказать невозможно, оставаться же на месте означало гарантированно словить ответку, со всеми вытекающими. Пора было контр-адмиралу выбирать, то ли стоять так, в надежде, что угроза иссякнет раньше, чем погаснут щиты, то ли всё-таки пробивать себе новый коридор и уходить. То и другое грозило потерей значительной части флота, артманам кровь из рострума нужна была тактическая информация, но пока файервол из математической абстракции был превращён в натуральную стену огня - это было, мягко говоря, затруднительно.
        Они с самого начала плотного огневого контакта в буквальном смысле ничего не видели у себя под носом.
        Когда впоследствии Илиа Фейи спрашивали, что подтолкнуло его на подобный шаг, он и сам не знал, что ответить. Наверное, это был бредивший в лазарете артман. Во всяком случае, вид плюющихся огнём железных громадин в недрах тактической гемисферы вряд ли был настолько завораживающим, чтобы заставить шпиона сделать то, чего он делать не должен был ни при каких обстоятельствах. Вмешаться.
        Всего-то - одно короткое сообщение, констатирующее факт, что сюда с «Тсурифы-6» пробивается Воин со своим флотом. Но уже секунду спустя Илиа Фейи сам понял, что натворил.
        Несмотря на всю декогеренцию, Воин в любой момент мог и сам отправить то же сообщение с такого же «Лебедя». И оно уже пару часов как было бы доставлено. Но не сделал этого. И только дальнейшие события подтвердили, что он был в итоге прав.
        Но сделанного не вернёшь, Илиа Фейи запоздало метался по рубке, пытаясь сообразить, чем всё это теперь может закончиться. А реакция уже пошла, флот Финнеана, словно разом приняв какое-то решение, начал перестраивать свой ордер фронтом в направлении тех самых таинственных координат, готовясь к контратаке.
        Куда? Куда вы! Я же совсем не это имел в виду…
        Илиа Фейи устало смахнул одним фаланкс схему сражения.
        Ничего уже с этим не поделаешь. Прав он был или не прав, когда поддался минутной слабости - пожалел артманов - теперь им самим предстояло решить свою судьбу. На свой артманский манер. А тяжесть содеянного навсегда останется на плечах летящего.
        И то сказать, вряд ли Финнеан проговорится о полученном им в разгаре боя сообщении из недр пустотности, а кроме него…
        Святые небеса, вот до чего Илиа Фейи опустился.
        Если бы ему когда-нибудь сказали, что жизнь среди артманов доведёт его до мыслей о прямой лжи, то есть даже не просто о преднамеренном сокрытии правды, а об умышленном её искажении, Илиа Фейи рассмеялся бы ему в рострум. Летящие не лгут. И не выгораживают себя. И много чего ещё «не».
        Разумеется, пункт о прямом вмешательстве в события подробнейшим образом войдёт в ближайший отчёт. А там пусть в Гнезде решают, что с этим знанием делать. Может, хоть такое происшествие заставит их, наконец, ответить на его депеши.
        Когда-нибудь, по прошествии неотвратимой декогеренции в оба конца.
        Бипедальная опора дробно рокотала когтями по покрытию палубы. Если бы не самозатягивающийся биополимер покрытия, внутренности «Лебедя» при таком обращении давно превратились бы в измочаленный насест, с которого клочьями бы свисала металлическая стружка. Эти штуки были рассчитаны на надёжное закрепление носителя на любой поверхности при рывках ускорений до двадцати «же», и по сути были больше похожи на плод женитьбы консервного ножа с электромагнитно-адгезивным[137 - Адгезия - явление сцепления поверхностей разнородных твёрдых или жидких тел, приводящее к появлению сил трения покоя и скольжения, в отличие от когезии - сцепления внутри однородного материала.]замком, нежели на индивидуальное средство перемещения. За прошедшие сезоны Илиа Фейи к ним привык, успев изрядно подзабыть, каково это, ходить на собственных двоих, но если он собирается сюда пустить артмана… если тот выживет, придётся не забыть перенастроить гравикомпенсаторы «Лебедя» на более щадящий режим, артман с его хлипкими мышцами от любого крошечного рывка мог улететь в переборку и там уже окончательно помазать лоб. Было бы обидно, ведь
в него уже было вложено столько трудов.
        Илиа Фейи фыркнул себе под нос. Артманы на поверку были такими хрупкими, что становилось непонятно, почему они вообще до сих пор не вымерли.
        Разве что отсутствие прямого запрета на искусственное разведение клональных серий было тому причиной.
        Летящий вздрогнул.
        Разводить сотни и тысячи генетически идентичных особей для летящих было одной из худших форм видового грехопадения. Артманы этим не гнушались, даже его новый приятель Цзинь Цзиюнь тоже наверняка…
        Илиа Фейи как мог тихо вошёл в лазарет (хотя получилось всё равно громогласное тум-блям-звяк металла о металл) и по-птичьи повертел там рострумом. Датчики биологической активности и медицинские анализаторы тут же принялись бомбардировать его подробными отчётами о состоянии пациента. Что-то про нефральное[138 - Нефральный - почечный.] поражение и печёночную недостаточность, что бы это ни значило.
        Разбираться в артманской анатомии шпиону не улыбалось, да как-то и не рассчитывал Илиа Фейи на подобные обстоятельства.
        Однако если судить по внешнему виду артмана, тот явно шёл на поправку.
        Рёбра всё так же тяжко вздымались под обтянувшей их кожей, а грудь ходила ходуном от периодического сиплого кашля, но от былого посинения поверхностных слоёв не осталось и следа, а глаза пришедшего в себя Цзинь Цзиюня смотрели уже вполне осмысленно.
        Ну, насколько Элиа Фейи мог судить.
        Летящий как-то сам собой научился следить за этим взглядом, который как будто вечно смотрел куда-то мимо тебя, постоянно елозя вокруг непроизвольными движениями саккад и нистагма. Ко всему симметричные зрачки и неспособные к заметному осевому движению глаза делали этот взгляд каким-то особенно стеклянным. Органы зрения артманов на вкус летящих были сродни кукольным, но и к этому можно было привыкнуть.
        - Ты способен общаться, человек Цзинь?
        Летящий решил пока ограничиться общением через вокорр.
        - Не Цзинь, птица. Цзинь Цзиюнь.
        - Мне казалось… впрочем, ладно. Напомню тебе, меня зовут Илиа Фейи, но ты меня можешь звать иначе, для меня нет принципиальной разницы.
        - Я буду звать тебя птицей.
        - Как тебе будет удобно. Хотя с вашими террианскими птицами мы, летящие, находимся в ещё более дальнем родстве, чем вы с кишечно-полостными. Я интересовался, с точки зрения вашей систематики, мы относимся к родственному вам классу мезомицетозоев[139 - Мезомицетозои - класс родственных животным протистов. В земной биологии их жизненный цикл включает многоядерные и колониальные стадии. Множественные ядра мезомицетозоев обладают свойством делиться синхронно, причём все ядра располагаются в поверхностном слое цитоплазмы, прямо под клеточной мембраной, что характерно для зародышей некоторых многоклеточных животных на ранних стадиях развития.], на Старой Терре оставшихся на вторичных ролях, у нас же напротив - ваши опистоконтные[140 - Опистоконтные - заднежгутиковые, группа эукариот, включающая царства животных и грибов.] аналоги насчитывают в лучшем случае пару сотен видов, в основном ведущих паразитарно-симбиотические отношения с высшими животными.
        - То есть ты у нас, как это, амёбогриб?
        Илиа Фейи сморщил рострум. Артман оказался куда начитанней, чем предполагалось. Видимо, не только шпиону летящих нечем было заняться между вахтами.
        - Да, у нас есть общие биологические черты с вашими плазмодиевыми[141 - Плазмодиевые - род паразитических простейших, принадлежащих к типу споровиков. Обитают внутри клеток позвоночных животных и человека.], но их не больше, чем, например, с вашими собственными, артманскими клетками крови, которые называются сегментоядерные нейтрофилы[142 - Сегментоядерные нейтрофильные лейкоциты - обладают сегментированным ядром, что делает их строение в некотором роде родственным мезомицетозоям.], с небольшими, но существенными отличиями в строении цитоскелета[143 - Цитоскелет - система внутриклеточных стенок и каналов, структурирующих цитоплазму клетки.]. У нас, как и у них, полинуклеозные[144 - Полинуклеозные - здесь: многоядерные.] клетки, что является важным преимуществом в биологическом отборе, поскольку способность к симультанному делению…
        - Когда ты меня выпустишь отсюда?
        Артман выразительно постучал скрюченным пальцем по внутренней стенке колбы.
        Илиа Фейи снова повертел головой, прикидывая. Как не хотелось ему этого делать, но каких-то внятных аргументов против в голову не приходило.
        - Ты уверен в своей физической форме, человек Цзинь Цзиюнь? Пару часов назад ты тут умирал, не хотелось бы снова беспокоиться за твою жизнь. Нам придётся провести вместе ещё некоторое время, прежде чем я смогу тебя передать твоим.
        - Можешь не беспокоиться, загнуться на твоём распрекрасном «Лебеде» в мои планы не входит. Если уж повезло спастись, так я уж как-нибудь переживу общение с тобой и тебе подобными.
        Илиа Фейи почти по-артмански покачал головой.
        - Последнего не обещаю. Я тут один.
        - Да я уж заметил, что ты не душа коллектива.
        - На себя посмотри.
        Повисла неловкая пауза, так что летящий поспешил углубиться в войну с медлабом, точнее с его упёртым интерфейсом, которого, в конце концов, всё-таки удалось убедить поднять крышку колбы.
        - Пожалуйста и не за что.
        Летящий и артман некоторое время сверлили друг друга взглядом, при этом артман покачивался, как на сильном ветру, а летящий смотрелся стальной статуей, только подёргивались сморщенные складки кожи вокруг рострума. Завершились эти гляделки тем, что артман внезапно и оглушительно чихнул.
        - Располагайся где угодно.
        С привычным грохотом Илиа Фейи понёсся к выходу из лазарета. И уже на пороге, обернувшись, уточнил:
        - В пределах тех отсеков, куда тебе разрешено перемещаться.
        Ну не пускать же артмана в личную каюту, хоть там, на поверку, ничего личного и не водилось.
        - Ага, чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях.
        Артман пару раз шмыгнул носом, ещё раз коротко кашлянул и досадливо поморщился.
        - А я думал, что уже принюхался к местному амбре.
        - Не понимаю сути жалобы, - ответил Илиа Фейи уже из рубки, - пока тебя выворачивало, человек Цзинь Цзиюнь, ты сам успел превысить все санитарные нормы по концентрации биологических газов в атмосфере, никакие фильтры не справлялись.
        - Ладно, проехали, переживу. Где мой комбинезон?
        Илиа Фейи закатил глаза и поспешил дать необходимую команду. Можно подумать, на борту «Лебедя» было кому оценить цвет и величину жалких чресел артмана. Как они вообще обходятся в космосе с такими непрактичными причиндалами, летящие держали всё своё при себе во внутрибрюшинных полостях, да даже если бы и нет - разумнее сдать на хранение в хранилище генофонда, поскольку космическая радиация - не лучший способ уберечь собственное наследие. Впрочем, догадаться, что артману неудобно шастать по чужому кораблю без одежды, Илиа Фейи должен был всё-таки сразу.
        Чтобы прекратить череду неловкостей и очередную волну самоукорения, Илиа Фейи забрался обратно на ложемент и активировал гемисферу.
        Между тем тактическая конфигурация огневого контакта изменилась драматически - развернувший свои построения на один фланг, Финнеан зубами вгрызался в зенит на узком участке, в то время как область зенита в его оголённом тылу уже завершали штурмовать силы Воина, экстренно переброшенные от «Тсурифы-6». Пустотность вновь задышала фрактальными всплесками, напитанная дармовой диссипированной энергией, так что пришлось Илиа Фейи экстренно смещать свой «Лебедь» в более спокойный сектор, тем более что на борту теперь мешался полудохлый артман.
        - Вот это жесть…
        Лёгок на помине. И зря летящий не заблокировал общий канал, для шпиона непростительная ошибка.
        - Человек Цзинь Цзиюнь, мне непонятна упомянутая вами идиома.
        - Я говорю, заварушка неслабая тут творится.
        - Вы беспокоитесь о судьбе представителей вашей расы?
        Артман пожал плечами.
        - Я ничего в этом не понимаю, всю жизнь служил на гражданском тральщике, просто вижу, что движение в секторе серьёзное.
        - В таком случае ваш комментарий отдаёт изрядной долей обычного любопытства, в то время как артманы на борту этих крафтов рискуют своей жизнью. Это неприемлемо.
        - Не знаю, они явно не просят о помощи, флотские заняты своим обычным делом - войной, а что, мы им можем чем-то помочь?
        Илиа Фейи возмущённо дёрнул рострумом. Этот артман обладал невероятным талантом выводить летящих из себя.
        - Если вас интересует, «Лебедь» не оснащён излучателями наступательного характера, и во всяком случае сейчас я не намерен вмешиваться в ход событий.
        Если бы он ещё до этого не сглупил.
        Илиа Фейи с ужасом продолжал наблюдать за тем, как всё-таки вывалившийся из субсвета флот Воина с ходу принялся отсекать зенитным огнём крафты Финнеана от избранного курса. Вот чего он точно не мог ожидать, так это того, что его действия в итоге спровоцируют внутрирасовый конфликт.
        - Да похоже, там и без тебя, птица, справляются.
        Летящий в ярости вскочил из ложемента.
        - Тут совсем недавно эхом накрыло среднетоннажный крейсер «Энигма», на его борту находилось двести восемьдесят членов экипажа, все они погибли, и для тебя это является предметом для шуток?!
        Тут Цзинь Цзиюнь, наконец, стал серьёзен.
        - Ты, птица, меня не совести. Каждый должен заниматься своим делом, я - астероидные поля шерстить, консервы - воевать.
        - Если я достаточно знаком с вашими порядками, они этот путь не выбирали, их такими создали.
        - Ни тьмы подобного, птица, человек сам выбирает, кем ему быть, как бы там его ни создали. Мы свободны в своём пути, будь то вольные, как я, или штамповки, не совершай ошибки, думая, что Семь Миров производят людей. Они производят только наши тела, но не души.
        - Я не верю в душу, даже искра ваших Избранных не имеет с понятием «души» ничего общего, это всего лишь плазмоид-симбионт, как и у нас.
        - А мне плевать, во что ты там веришь, и на ваших симбионтов плевать. Наша душа не бессмертна, в отличие от этой вашей искры, но она существует, она составляет наше истинное «я», которое не выпечешь как пирожок в печке.
        Ладно, ладно, разошёлся.
        - И двести восемьдесят таких душ разом отправилось на корм пустоте пространства.
        Артман, пошатываясь, подошёл к летящему, и упрямо посмотрел на него снизу вверх.
        - Они уже кончились, как кончатся и другие, но не тебе, спасителю, рассказывать мне о том, когда, как и о ком скорбеть. Эти люди боролись за своё дело, за своего командира, а не за свои жизни, это ясно? И наматывать сопли на кулак из-за них не нужно, они об этом не просили, ты понял, птица?
        Илиа Фейи разглядывал его, пытаясь высмотреть хоть какую-то мысль в этих стеклянных глазах, а потом нехотя отступил. Фанатики.
        - Если мне одному тяжело смотреть на эту бойню, пожалуйста, это ваша раса, и ваша война, и ваша Галактика, только не смейте потом предъявлять нам какие-то претензии и обзываться «спасителями».
        Артман в ответ оскалился в чём-то вроде улыбки.
        - А это вы самозванно решили стать нашими спасителями. Вы. Мы вас об этом не просили. И корабли эти ваши, и всё остальное.
        - Нужно было дать вам спокойно умереть на вашей Терре?
        - Это, во всяком случае, было бы честно.
        И отвернулся. И вышел.
        Вот всегда они так, скажут очередную дичь и отворачиваются, не желая больше общаться. Гордые все.
        Если бы Илиа Фейи был так уж уверен, что и правда не стоило так с ними поступить, оставить подыхать и всё. Во всяком случае, не пришлось бы теперь за ними шпионить.
        Летящий махнул фаланкс и вернулся к тактике.
        Там между тем расстановка сил снова стала иной. Воин, поначалу явно намеревавшийся заградительным огнём не допустить прыжок контр-адмирала, всё-таки не стал доводить дело до дружественных потерь и позволил Финнеану с его флагшипом и ещё тремя крафтами уйти в успешно пробитый канал, а сам теперь вынужденно выстраивался в оборонительный ордер, разумно ожидая продолжения огневого контакта, пока готовый исчерпать свои запасы энергии арьергард Лидийского Крыла начал понемногу уходить в подготовленный им коридор в направлении Ворот Танно.
        Странная пьеса. Безумные актёры. Глупый финал.
        Илиа Фейи по-прежнему не представлял, что же тут на самом деле произошло у него на глазах, но неприятное сосущее чувство внутри не отпускало.
        Финнеан перед прыжком явно нарушил прямой приказ Воина.
        Почему он так поступил? Что из этого всего последует?
        Как глупо, шпион, который не может понять то, что перед ним происходит.
        Илия Фейи отыскал в огненной воронке плотного огневого контакта «Лебедь» Воина и задумался. Нужно было срочно выходить в ним на связь и объясниться, по крайней мере, нужно было как-то передать неучтённого пассажира артманам, а то так и будет портить тут воздух, другое дело, что сейчас пробиваться в субсвет и терять там время на разбирательства было себе дороже, к тому же прямо противоречило основной задаче Илиа Фейи - отследить цель всех этих загадочных перемещений.
        Нужно форсировать операцию, но как?
        Один раз он уже попытался, нарвавшись на «глубинники» и в итоге едва унеся оттуда пенны. Вторая попытка такими темпами грозила ещё чем похуже.
        Чем глубже летящий погружался в это дело, тем сильнее начинал чувствовать что-то липкое, будто затягивающее его всё глубже и глубже на самое дно небытия.
        Нужно было тотчас всё бросать и, не обращая внимания на Цзинь Цзиюня, отправить «Лебедь» в обратный прожиг подальше от Воина, «Тсурифы-6» и Ворот Танно. Туда, в воронку пустоты за Скоплением Плеяд, куда всех последнее время с такой страшной силой тянуло, странное место, где ровным счётом ничего не было.
        - Человек Цзинь Цзиюнь, ваш Воин справился.
        Молчит.
        Огненный рубеж файервола постепенно поддавался натиску фланговых ПЛК, и даже шевелёнка в отделённых свёртках пустотности затаилась, словно завороженная силами двух огромных флотов, острыми когтями излучателей кромсающих недра пространства.
        Обратные эхо-всплески приходили всё реже, а гравидиапазон очищался, отпуская уже целые ветви свободных каналов.
        Гибли крафты, гибли артманы, но битва уже была окончена, оставляя этот сектор пространства на милость победителя. На этот раз угроза отступила.
        Илиа Фейи запустил фоновый расчёт прожига, а сам принялся вызывать двойник своего «Лебедя».
        Тоже, молчание.
        Соскальзывая в прожаренные остаточными распадами недра субсвета, шпион почувствовал, что снова начинает злиться.
        На кой было совать свой рострум в чужие дела, спасать этого трёпаного артмана, тащить его за два декапарсека в такую даль, чтобы он опять его задерживал. Выбросить к его молочной матери за борт в капсуле, там запас стазиса на полтысячи сезонов, подберут свои - хорошо, не подберут - это его проблемы.
        Ну же, Воин, откликайся, твою искру налево!
        - Что-то не так.
        Илиа Фейи обернулся - зрелище было презабавное.
        Фигура в бесформенном оранжевом балахоне с подвёрнутыми рукавами держала в руках нечто из медоборудования. Плазменная пика для вскрытия внешних защитных оболочек. При желании - вполне эффективное личное оружие ближнего боя. То ли доходяга решил взять «Лебедь» при помощи этой штуки на абордаж, а самого Илиа Фейи захватить в, как это слово звучало, в заложники, то ли просто так боялся летящего, который почти на метр возвышался над невысоким даже по стандартам своей расы артманом, и просто прихватил первое, что попалось под руку, с собой для самообороны. Но сейчас он даже не смотрел на Илиа Фейи, всё его внимание привлекло нечто в дополненной реальности гемисферы.
        Теперь и летящий увидел, на ходу разворачивая сжатую в нём пружину.
        Это ощущалось как проклёвывание, как будто ты выходил за пределы своего тела, проламывая при этом внезапно ставшее острым и холодным пространство буквально собственными клетками, разрывая их в клочья, ломая кости и титановые плиты имплантатов.
        Илиа Фейи активизировал свою искру.
        Это было чистым рефлексом, ему некогда было размышлять, почему так случилось.
        На самом краю пустотности, там, где селилось лишь далёкое эхо давно сгинувших крафтов, двигалось нечто тёмное, плотное. Там, где оно наступало, воцарялась тьма.
        - Птица, ты это видишь?
        Илиа Фейи не удостоил его ответом. Что бы это ни было, оно было заметно лишь благодаря медленно угасающей шевелёнке. Ни один тахионный всплеск, ни единый каскад нейтринной осцилляции не рождался там, где это наступало. Было ли оно чем-то физическим, или это лишь гасли в тщетной попытке не сойти с ума внешние рецепторы «Лебедя»? Постепенно осталась лишь одна темнота.
        - Воин, ты это видишь?
        Ему теперь хватило смелости обратиться к собрату напрямую, минуя слабые телесные оболочки. Две звезды в подступающем со всех сторон мраке.
        Молчание.
        Всё, пустотность уже была перекрыта по всей сфере субсвета. И это были не детские шалости, с которыми так упорно воевали артманы. Это было что-то древнее и одним этим пугающее.
        Канал открылся в тот же момент.
        Обычный цифровой гравиканал на ультрадлинных волнах, точно таким же он регулярно отправлял свои депеши в Гнездо. Он молчал так долго, что Илиа Фейи уже перестал верить в то, что он действительно когда-нибудь оживёт.
        - Приказ Илиа Фейи, нуль-капитул-тетрарху Оммы, посланнику летящих в Пероснежии. Немедленно прекратить любые контакты с артманами и переместиться в указанную точку, не пытаясь покинуть субсвет.
        Координаты прилагались, тридцать тиков вдоль местного звёздного меридиана.
        А вот насчёт «любых контактов», осуществить это было, учитывая присутствие Цзинь Цзиюня на борту, несколько затруднительно.
        Илиа Фейи начинало колотить, как всегда, когда гасла его искра. Говорят, артманы для таких случаев разработали целую систему стимуляторов, снижающих эффекты от замедления. Летящие такими не пользовались, а жаль. Надо будет поинтересоваться у базы данных медлаба.
        - Что это за тварь?
        Проще было спросить, чем объяснить. Илиа Фейи сразу узнал голос на том конце. Вот только понятнее всё происходящее не становилось. Это говорил Симах Нуари, соорн-инфарх Сиерика, истинный спаситель человечества.
        Космический додекаэдр с ребром в один и две десятых декапарсека навеки огранённым гигантским драгоценным камнем мерцал в центре гемисферы. На взгляд неспециалиста он выглядел абсолютно статичным и таким же нерушимым, но для Ли Хон Ки за годы, проведённые на бакенах Третьей цепи Сектора Сайриз, эта кажущаяся неподвижность была наполнена собственной потаённой жизнью. Когда ты имеешь дело с допусками до минус сороковых степеней, даже такая инерционная штука, как тёмные течения в галактическом гало, становилась до ужаса подвижной и непредсказуемой силой.
        От бакена 48, как и полагалось узлу додекаэдра, уходило три «пространственных» луча, что собирались в итоге, обежав все прилежащие пятиугольники, в тончайшую мембрану силовых полей, натянутых на четырёхмерную границу физики, в едва заметную вязь квантово-запутанных тенёт, которая держала оборону внутреннего пространства населённых человечеством миров от нашествия угрозы. Крошечным сдвигом фаз на гиперповерхности этой мембраны неумолимо разрушались фрактальные каскады дипа, но даже столь ничтожная силовая мембрана, помноженная на огромную площадь конструкции, требовала безумной, расточительной энергии для своей подпитки. И каждый эксаджоуль этой энергии неминуемо начинал возбуждать всё новые и новые модальности колебаний мембраны.
        По сути, в руках Ли Хон Ки был галактических масштабов невероятно чувствительный музыкальный инструмент, каждая фальшивая нота которого могла привести к нарушению проницаемости всей Третьей цепи.
        И работать с этим инструментом приходилось чутко и нежно, поскольку кроме «пространственных» лучей бакен составлял ещё и четвёртый, временной, стабильность которого была ключевым моментом в формировании всех 120 граней топологического четырёхмерного додекаэдрического пространства Пуанкаре[145 - Додекаэдр Пуанкаре - трёхмерное многообразие, полученное из обычного додекаэдра путём «склеивания» его противоположных граней. Обладает рядом любопытных свойств, например, оно в некоторых моделях хорошо описывает на космологических масштабах бесконечное метрическое пространство, замкнутое на себя за пределами видимой Вселенной.]. Говорят, эта конструкция на взгляд из недр дипа производила неизгладимое впечатление даже на опытных дайверов, но Ли Хон Ки сам её никогда не видел, хотя и каждый день имел дело с её математическими моделями.
        Почему именно додекаэдр оказался той идеальной структурой, что в итоге защищала человека от последствий неразумной привычки раз за разом соваться в дип на собственную голову, Ли Хон Ки мог разглагольствовать часами, чем несказанно бесил своих коллег. У него была даже собственная теория на этот счёт, несколько расходящаяся с текущим научным консенсусом в области алгебраической топологии, впрочем, публикации его на эту тему заинтересованности среди специалистов не вызвали, видимо, автора сочли ещё одним сбрендившим дежурным на бакене, но Ли Хон Ки не унывал, однажды его веское слово прозвучит.
        Теория эта была исполнена вычурной внутренней гармонии и базировалась на одном из прямых следствий квантовой петлевой гравитации, только речь там шла не о базовых петлях Бильсона[146 - Петля Бильсона - в теории Квантовой петлевой гравитации неделимая дискретная ячейка пространства-времени.], а о масштабах космологических брэдов[147 - Космологические брэды - здесь: изначальные спонтанные флуктуации кривизны пространства-времени, сформировавшие в итоге макроскопическую структуру Вселенной - галактические нити и почти ненаселённые войды. Компьютерные расчёты и наблюдения подтверждают вывод, что ячеистая структура возникла из начального гауссова поля возмущений плотности на ранних этапах формирования Вселенной.], чьи колебания отвечали за макроструктуру ранней инфлирующей вселенной. Одним из первых и простейших решений для уравнения колебаний таких брэдов как раз и были деформации многомерного додекаэдра Пуанкаре, удачно описывающие ко всему ещё и волокнистую структуру на масштабах галактических суперкластеров.
        Впрочем, важнее всего для автора была именно возникающая при этом математическая красота и та самая высшая гармония.
        Ли Хон Ки считал себя музыкантом, играющим на арфе не просто космических, но вселенских масштабов. Арфа эта почему-то выглядела как плохо надутый футбольный мяч, но подобное снижение пафоса Ли Хон Ки ничуть не смущало.
        А вот что его всё-таки смущало, так это происходящее на доске.
        За последние пять ходов над гобаном[148 - Гобан, падук, фусэки, синтэ, ёсэ - здесь и далее используется терминология игры го, которую в корейской традиции называют «падук», а в китае «вэйци». В романе, соответственно, использовано корейское название.] дважды случалась ко-позиция, и такими темпами Чо Ин Сон опять сведёт всё к ничьей, уже второй раз за вахту, а это было противно всякому истинному ценителю игры в падук. Временами Чо Ин Сон начинал говорить своими камнями так, будто его несчастный третий чи равнялся как минимум какому-то из низших пинов, но в остальное время ему то ли было скучно играть с таким дураком, как Ли Хон Ки, либо просто не оставалось другого способа убить время на дежурстве.
        Даже согласие играть на нетрадиционном одиннадцатирядном гобане (ну, да, у Ли Хон Ки имелась слабость к цифре 120, что уж там[149 - Квадратная доска в 11 рядов даёт 121 клеток и по 60 камней для каждого игрока.]) было в своё время брошено как-то походя, мол, всё равно.
        И Ли Хон Ки с тех пор снедало подозрение, что сопернику было действительно всё равно.
        Вот и сейчас, Ли Хон Ки сверлил взглядом седьмую линию, где сделанный Чо Ин Соном ещё в фусэки диагональный ход до сих пор мозолил Ли Хон Ки глаза. Борьба за влияние там до сих пор оставалась неочевидной, и все эти пасы и ко-позиции сводились к тому, что один противник ехидно ждал, когда второй ринется, наконец, реализовывать своё синтэ и тут же - как пить дать - погорит в ёсэ. А иначе ждёт его опять же ехидная, но уже ничья, символ кукиша перед носом.
        Ли Хон Ки вздохнул и снова спасовал, осторожно отодвигая гобан в сторону. Камни с лёгким перезвоном принялись болтаться на подвесках. Не иметь возможности сидеть к противнику лицом - с этим приходилось мириться, Чо Ин Сон был оператором бакена 62 на другом конце Цепи, они вообще ни разу не виделись вживую и вряд ли когда увидятся.
        Так, надо выбросить падук из головы и сосредоточиться на работе.
        Ли Хон Ки поднялся из кресла, сделал пару размашистых движений локтями, подумал, и сделал музыку громче.
        Звучала Вторая симфония Густава Малера, пятая часть. Ли Хон Ки всегда до мурашек пробирало, когда наступало время вступить хору.
        «Верь, моё сердце, о верь, ничто для тебя не потеряно!»
        Музыкальный оргазм.
        Считалось, что великий и, увы, недооценённый при жизни террианский композитор сам принял участие в написании оды к финалу. Впрочем, так ли это было важно, главным в этой музыке было то, с какой лёгкостью Малер развивает и комбинирует в своей симфонии множество музыкальных аллюзий - от органных прелюдий Баха по современный ему авангард. Наслаждаться звучанием этого гимна Воскресению можно было бесконечно, оно было как горная река, бурная, сверкающая брызгами капель под лучами светила, торжествующая собственное возрождение ранней весной.
        Невероятная сила.
        Музыка стихла, и Ли Хон Ки поспешил остановить плейлист. Финал Второй всегда требовал сделать после себя небольшой антракт, чтобы не портить впечатление от менее значимых вещей. После триумфа валторн под сводами операционного зала воцарилась гробовая тишина, и только перезвон маркеров состояния да шуршание климатизаторов слегка колебали недвижимый воздух.
        Маркеры третьи сутки кряду пели в диссонанс, всё не находя должного музыкального разрешения. Сплошные септимы и секунды, тревожные, режущие слух. Ли Хон Ки возмущённо посмотрел на дальний край гемисферы, где всё кипела, не желая успокаиваться, какая-то малоинтересная ему возня.
        Всё началось с заунывного соль-диез-минора, когда мембраны Цепи приняли на себя отголоски каскада сверхновых на латеральной границе Плеяд, где ещё вчера как будто не было подходящих звёзд. Что бы ни было тому причиной, но на этом безобразие не закончилось, не успел Ли Хон Ки погасить полтора десятка опасных модальностей, как волчьей квинтой заголосило по ту сторону Ворот Танно всё-таки нарвавшееся на огневой контакт Лидийское крыло контр-адмирала Финнеана.
        Здесь было ещё сложнее, хоть эксаватты, поступающие через границу файервола, и были в этот раз на шесть порядков слабее. Гладкие решения чистого энерговыделения - это одно, важно было лишь не попадать с ними в резонанс, в то время как хаотичная работа первторангов по горизонту могла в любой момент привести к возбуждению высших гармоник, приходилось постоянно следить за фазированием решёток[150 - Фазирование решёток - способ формирования сложных распределённых излучающих или поглощающих систем, основанный на интерференции сигналов отдельных подсистем.], не говоря уже о том, чтобы держать про запас сотню-другую эксаджоулей для перенормировки направляющих.
        Это всё ужасно выбивало из настроя, а звучало в гравидиапазоне так, будто кто-то нарочно хотел свести Ли Хон Ки с ума кошачьим концертом.
        Пришлось звук уменьшить до минимума, а идентификацию тревожных сигналов переложить на цветовые гаммы, которые хоть и беспокоили своими багрово-красными тонами и грязной палитрой, но во всяком случае не мешали работать.
        Работы между тем всё прибавлялось.
        Сначала диссипированные террианским флотом эхо-импульсы начали рикошетить обратно в дип, а потом на границе квадранта паче чаяния объявился ещё один флот, который на полной мощности принялся прорубаться навстречу Лидийскому Крылу. Что это были за крафты, Ли Хон Ки отсюда было не разглядеть, нейтринные ловушки и гравитационные интерферометры 48го, да и всех других бакенов Цепи были рассчитаны на гораздо больший масштаб событий, а прямая связь во взбаламученном дипе толком не работала с самого начала всей этой фрактальной бури.
        Ли Хон Ки в принципе догадывался, что это пришло подкрепление от «Тсурифы-6», но детали ему всё равно были не известны, да они и мало его интересовали, задачей оператора было следить за додекаэдром и не давать ему колебаться вне допустимых пределов.
        Внутренние квадранты контролируемых человечеством галактических просторов держались на таких, как Ли Хон Ки, на их трезвости и холодном расчёте. Если падёт Цепь, погаснут додекаэдры фронтира, террианской цивилизации вновь придётся вернуться к ужасам Века Вне, а это было недопустимо.
        Потому когда рокотание далёких шаманских бубнов начало стихать, Ли Хон Ки думал не о том, чем закончился там огневой контакт, он надеялся, что теперь по крайней мере станет спокойнее, а флотские «консервы» благополучно вернутся себе к Воротам Танно, и лучше бы - нормальным плотным ордером, чтобы не доставлять больше хлопот и так обеспокоенному Ли Хон Ки.
        Увы, его молитвам была не судьба воплотиться.
        Первый же прошедший оттуда балб нарвался на шевелёнку, посыпался в распад, и вот уже вместо одного управляемого прыжка на всех детекторах маячило пятно вероятности диаметром в полдекапарсека, сколько там крафтов при этом ушло в заморозку, а сколько уже распалось на экзотические частицы - одному дипу известно.
        Ли Хон Ки вздохнул и запустил обсчёт возможных траекторий на ку-симуляторе.
        Цепь каскад проходил хорошо, в четвёртой четверти, но не слишком близко к бакену, чтобы подвергнуть его опасности импакта. Пропустим как есть, достаточно широкий пузырь в бране нарисовать - дело нехитрое. То, что они валились даже не в направлении Ворот, тоже, учитывая обстоятельства, было только хорошо для дела…. Вот дерьмо.
        Ли Хон Ки пересчитал ещё раз. Кажется, флотские почему-то изначально целились сразу в прыжковую зону «Тсурифы-6». Но рассчитывать на то, что активный прыжок окажется в итоге пассивным, да ещё и по аварийному сценарию, они явно не могли. И теперь всё сильнее мазали, рискуя выйти чуть не прямо на саму станцию.
        Вероятность импакта конечно минимальна, но сколько раз Ли Хон Ки писал тому же Финнеану - практику прямых прыжков требуется прекратить. Для навигации наружу в этом квадранте оборудованы Ворота Танно, и только через их транзитные зоны необходимо осуществлять активные прыжки.
        Бесполезно. У флотских всегда «срочно» и «некогда».
        Получите.
        - «Тсурифа-6» прямо на вас валится неуправляемый каскад. Количество крафтов неизвестно. Есть супертяжи, но вероятнее - не больше одного. Мне их пропустить?
        Десять минут декогеренции. Ждём.
        Ли Хон Ки глянул на расчёты. Если на «Тсурифе» будут мешкать с решением, вся эта мешанина из замороженных полутрупов прибудет на место в виде хорошо прожаренной пустоты, додекаэдр при этом даже не шелохнётся. Чтобы заставить его сбить строй, нужны принципиально другие воздействия. Люди умрут, корабли сгинут, а большая терция натурального строя будет звучать, как обычно.
        - Пропускайте, Бакен 48.
        Ли Хон Ки послушно активировал исполнение.
        Пузырь запел восходящей равномерно темперированной последовательностью, распахивая амплитудное окно, но, увы, слишком поздно. Каскад уже начал проходить через брану.
        Впрочем, Ли Хон Ки уже был занят другим, на границе Скопления Плеяд творились новые странности.
        Обещанные студотой восемнадцать часов казались капитану Райдо бесконечными.
        Его подготовка включала множество техник сохранения самоконтроля при длительном пребывании в статусе пассивного наблюдения и первой готовности, но все они имели смысл, когда ты несёшь вахту в рубке, и вокруг чернота космоса, а бесконечное самокопание под мерную смену цифр на транспаранте мало походило на обычный распорядок дня командира «Принсепса».
        Сначала вообще был полный бардак.
        Аварийный уход во внешнее пространство «Тсурифы-6», в бешенстве что-то кричащие в общем канале кволы и люди, пока флотские по боевой тревоге разворачивали свои крафты в прыжковую зону. Ситуация и так была авральная, но старпёр, разумеется, и тут сумел добавить огня.
        Пока Райдо отвлёкся на внешние раздражители, унося корабль и груз подальше от машущих как метлой по всему пространству факельных зон, господин магистр соизволили разблокировать капсулу западной трубы и продолжить бушевать уже у южных доков.
        Иногда капитану казалось, что эти люди слишком безумны даже для мозголомов, и хорошо бы их вместо груза бы погружали в стазис ещё до погрузки на борт, тогда бы они по крайней мере не доставляли бы команде столько хлопот. Увы, «Принсепс», несмотря на свой формальный статус грузопассажирского крафта, оставался ещё и подвижной исследовательской лабораторией Эру, а значит - подчинялся старшему научспецу, пусть полномочия того и не были запредельно широкими. Но тут их хватило.
        И вот квестор покидает борт на утлой спаскапсуле, осыпаемый вдогонку крепкими флотскими проклятиями, да ещё и выудив предварительно из капитана Райдо злосчастный радиант, а команда в итоге остаётся без дальнейших директив, но с ценным грузом на борту.
        И ведь шантаж был плохонький, ну увалился бы дед в район Ворот Танно, там бы его живо выловили по маяку и благополучно доставили обратно, так нет, мы же дорожим капитанской честью и соврать никак не можем.
        Райдо снова начал бесконечные витки самокопания. Ну откуда вообще ему было знать, куда так резко сорвался флот? Сам же запросил, дурень, и бортовой квол тут же всё послушно разузнал у своих не в меру болтливых собратьев. Хорошо, пусть так, ну смолчи ты, просто смолчи, пусть его, прыгает, куда хочет, если ему так приспичило, какие дела, и не пришлось бы теперь терзаться. С другой стороны, тот же квол при первом же дознании на голубом глазу заявил бы - так мол и так, капитан знал радиант, но на прямое требование магистра сообщить координаты отказался, и вот вам результат.
        Дурацкое положение.
        В общем, только «Принсепс» всё-таки стабилизировали в одном из внешних субсекторов, а флотские в основной своей массе ушли в прожиг, как тут внезапно выяснилось, что на борту попросту не осталось того, кто был бы в состоянии сообщить экипажу, куда теперь двигаться.
        Студота кивала друг на друга, благо старше докторанта среди них никого не оказалось, да и какой с них спрос, они же за пределами собственных лабораторий даже оправиться самостоятельно не смогут.
        Капитан послушал их жалкое блеяние в канале, да и отключил его, настолько это было невыносимо тоскливое зрелище. Взрослые вроде люди, а как рот откроют…
        Впрочем, команда тоже выглядела не лучше. Все старались смотреть мимо капитана, ссылаясь на срочную проверку систем, а старпом Феху вообще вспомнил про давно закончившееся дежурство и живо протуннелировал к себе в каюту.
        Какой прекрасный коллектив, какие ответственные ребята.
        Пришлось Райдо закапываться вместе с кволом в грузовой меморандум, но там тоже был шиш с машинным маслом, да, «Принсепсу» надлежало доставить партию биологических единиц на «Тсурифу-6», но на этом все директивы и заканчивались.
        Какой-то тупик.
        Капитан сунулся было в канал «Тсурифы-6», но там по-прежнему устраняли последствия той самой аномалии с рудовозом, попёршим поперёк канала, да и срочное отбытие «консерв» окончательно превратило доки в местный филиал ада.
        Станция разом лишилась большей части энерговооружённости плюс одной операторской башни вместе с оператором, и теперь им нужно было как-то срочно разместить по докам те полсотни только среднетоннажников, что требовали срочной перешвартовки, не говоря уже о каботажной мелочи, которой вообще некому было заниматься.
        В общем, в ответ на невинный вопрос Райдо он был послан в такие дальние и тёмные уголки Галактики, что самому стало стыдно. И действительно, ты такой разрываешься, борясь за, буквально, живучесть станции, а к тебе в канал приходит такой чел в белом кителе, красивый, и спрашивает «а вы не знаете, куда мой крафт должен лететь?»
        Даже смеяться в ответ никто не стал, а вот злобы в тех ответах было хоть отбавляй.
        Уф.
        Капитан собрался с мыслями и всё-таки отправил запрос на Эру. Пусть думают. Правда, там декогеренция двадцать часов, если в оба конца, а ещё пока Магистрат будет решать, в общем, застряли они здесь надолго.
        Само составление запроса было отдельным анекдотом. Сидят капитан и квол в баре, один из них заказывает выпить, а второй закусить, а бармен им и говорит - счёт кто оплачивать будет? Старпом в следующую вахту! Ха-ха. Смешно.
        На самом деле Райдо дорого бы дал, чтобы увидеть лицо того секретаря, что прочтёт эту депешу. Наверное, подобные послания отправляли в бутылках террианские потерпевшие кораблекрушение. Так, мол, и так, сами мы не местные, остались без магистра, на горбу груз две сотни миллионов единиц, куды бечь, не знаем. Пишу вам нервным почерком.
        Ну спасибо вам, господин магистр, удружили.
        А пока «Принсепс» мерно дрейфовал в сторонке, наглухо задраив щиты, дабы какая-нибудь шальная мелочь вследствие общего бардака вокруг станции не вознамерилась повредить бесценный груз. Рубка окончательно стихла, все занимались своей текучкой, а капитан принялся переключать общие каналы, пытаясь отвлечься от нехороших мыслей. История эта с магистром ему ещё выйдет боком, ой выйдет.
        - Алё, кто-нибудь, говорит рудовоз «Тэ шесть сотен три», приём.
        Райдо чуть на слезу не прошибло, такой тоской и таким одиночеством веяло от этого голоса. Видать, не одного капитана «Принсепса» тут все игнорировали.
        - Здесь капитан Райдо, каргокрафт «Принсепс», слышу вас.
        На том конце тотчас засуетились.
        - О, а мы тут запрашиваем, и все молчат. Здесь мичман Златович.
        - Да, мичман, у вас какая-то аномалия на борту?
        - У нас? Не, у нас нет аномалии. Нам бы причалить уже куда, нас же на передокование ставили, а тута болтаемся по рейду, как плавредство какое.
        Из какой глуши этих ребят сюда занесло с таким вокабуляром.
        - Это вам в диспетчерский канал, станете в очередь, когда-нибудь и до вас доберутся.
        Ха, только вас там, флотоводцы, сейчас скорее всего пошлют.
        - Не, нас там снова пошлют, мы пробовали.
        Какое здесь эхо, однако.
        Пришлось давать им вводную по работе с операторами подобного рода станций, сначала запрашиваете канал квола, потом…
        А потом они проговорились.
        Райдо некоторое время переваривал полученную информацию.
        Апро, кэп, «Тэ шесть сотен три», рудовоз. Он самый.
        Так вот кто это всё натворил.
        - Капитан Райдо? «Принсепс», ответь.
        Да уж, беда.
        Райдо глянул на детализацию, нет, рудовоз сейчас болтался чуть не в противоположном секторе «Тсурифы-6». Это хорошо, не надо их подпускать к себе слишком близко, пожалуй.
        - «Тэ шесть сотен три», вы уже перекодировали транспондеры?
        - Это… да как бы да, а что такое?
        - Вы до сих пор не в курсе?
        На той стороны отчаянно зашушукались. Как кволы неразумные.
        - Капитан Райдо, скажите по делу.
        - Эту аномалию в канале вы устроили?
        - Мы? Да ничего мы… Нас оператор вёл, как его, Рауль Кабесинья, спокойно себе входили в канал, и тут началась какая-то движуха, нас развернуло поперёк канала, мы даже габаритные излучатели убрать не успели, до сих пор метрика сбоит, теперь висим тут, а от нас все как от прокажённых шарахаются.
        Ну, молодцы, чего.
        - Вы видели, что станцию факельной зоной смазали?
        - Так он же сам!..
        - Сам, не сам, он вас, дурней, спасал. А ваше корыто в итоге стесало диспетчерскую вышку.
        Замолкли, переваривают.
        - Так это он там и сидел…
        - Апро, мичман.
        - Понятно.
        - Вы это, повисите немного на месте, они немного подразберутся и отведут вас в док. В конце концов, это действительно не ваша вина.
        Ребятки помолчали и отключились.
        Переживают.
        Глупая, конечно, история, кто вообще пустил это корыто с неисправными транспондерами в густую зону, да ещё и повёл в таком виде через канал. Если бы не суета с флотскими, наверняка всё прошло бы штатно, и никто бы ничего даже не заметил, но вот так одно за другое и случаются катастрофы. Хорошо хоть оператор смог увести рудовоз из канала, а то бы тут так полыхнуло, что мало бы никому не показалось. Станция, скорее всего, не пострадала бы, а вот крафты вокруг посекло бы преизрядно.
        Вот интересно, как бы поступил на месте Кабесиньи капитан Райдо? Наверное, не стал бы и секунды заботиться о балбесах, собрал бы всю доступную энергию на щиты и постарался, чтобы факел флотского крафта прошёлся по касательной, без большого объёма дебриса[151 - Дебрис - здесь: космический мусор, остаточный рой осколков.] на выходе.
        Ребяткам повезло, что оператор оказался достаточно глуп, чтобы подставлять станцию, пусть и в лице исключительно самого себя, под прямой удар факелов. Райдо так бы поступать не стал.
        Капитан снова взглянул на бортовое время. Сколько ещё ждать-то. В этот момент в его личный канал скромно постучали.
        Да что ж такое, опять студота.
        - Слушаю.
        - Капитан, сорр, разрешите доступ на мостик.
        Ну что у вас там. Если бы не магистр с его причудами, стоило давно эту практику запретить. Устроили из рубки проходной двор.
        - Валяйте.
        Заявились трое, студота как студота, Райдо их не мог различить, как ни старался. Вид их вызывал если не смех, то жалость, не лучшее отношение для знакомства. Да и, честно говоря, зачем их было различать, общения вне дежурств капитану хватало и среди своей команды, а эти сморчки мозголомные…
        Вот и сейчас, стоят, упёршись взглядами в пол, переминаются.
        - Капитан Райдо, сорр, мы как бы должны уведомить вас…
        - Отставить мямлить!
        Трое аж подпрыгнули. Тон у Райдо, если нужно было, становился вполне себе командный.
        - Апро, сорр! Доводим до вашего сведения, что согласно протоколу после исчезновения Магистра Памяти…
        Да, да, магистр, героический магистр.
        - Почему «исчезновения»? Он покинул борт добровольно и мне нет никакой необходимости…
        При этих словах студота заинтересованно подобралась:
        - Вы знаете о текущем месте пребывания Магистра?
        Вот вся эта отчётливая интонационная капитализация звания «магистр» Райдо уже прилично выводила из себя.
        - Нет, откуда, он покинул прыжковую зону и должен быть сейчас расположен…
        - То есть, отсутствие его на борту «Принсепса», равно как в пределах какой-либо из подконтрольных человечеству пространств и территорий, подтверждается?
        - Эм, да, наверное.
        Трое немедленно кивнули друг другу с омерзительно важным видом и тут же засобирались на выход.
        Да что ж такое-то!
        - Стоять. Кру-гом.
        Хорошая студота, послушная. Вот и послушаем, что они сейчас начнут плести.
        - Подробности. Коротко, Ёмко. По делу. Ты.
        И ткнул пальцем в правого студиозуса, он казался из всей троицы самым разумным. Секунду подумав, тот выпалил:
        - Согласно Проскрипциям, в случае, когда кто-либо из рукоположенных Коллоквиумом Эру полноправных Магистров Памяти более пяти часов находится вне подконтрольных человечеству пространств и территорий, и жизнедеятельность его носителя не может быть подтверждена документально, должна быть начата экстренная реанимация подходящего носителя и активизация его матрицы с последнего доступного бэкапа в архиве Магистрата.
        Поморгал некоторое время, как бы ожидая от Райдо какой-то ответной реакции. Но капитан молча ждал продолжения.
        - Последний доступный бэкап расположен у нас на «Принсепсе», в архиве бортового квола, Магистр сделал его перед отбытием.
        Тут до него начало доходить.
        - Вы собираетесь… как бы это сформулировать, вернуть магистра к жизни?
        - Реанимировать да. Точнее, как я говорил, процесс уже запущен.
        - И у вас есть, хм, «подходящий носитель»?
        - На борту «Принсепса» есть минимум шесть подходящих по параметрам носителей. Ещё вопросы, капитан?
        Святая Галактика…
        - Можете идти.
        Приплыли. Интересно, что они собираются делать, когда их трёпаный магистр благополучно вернётся обратно?
        Да какое кому дело. Кажется, «Принсепсу» в срочном порядке готовили нового старшего научспеца.
        - Сколько времени займёт процесс?
        - Со всеми необходимыми тестами, восемнадцать часов, сорр.
        Как уже было сказано, обещанные студотой восемнадцать часов ожидания казались капитану Райдо бесконечными.
        И хуже того, он толком не представлял, что именно его ждёт в результате.
        Как-то не приходилось до сих пор задумываться, почему магистра никто ни разу не назвал по имени, и причём тут вообще какая-то «память». Если попытаться представить, что там сейчас у студоты творилось за священнодействие, почему-то на ум приходили исключительно картинки из неолитических страшилок про зомби и вампиров.
        Помнится, ходила на Эру байка про одного мозголома, который раскопал какие-то древние гены, безумно активизирующие церебральный поток, никакой премедикации когнитаторами не снилось, да ко всему индивид приобретал невероятную скорость обмена и топологическую эпилепсию при взгляде на прямые углы. В общем, собрал он эти гены в кучку, а кучка возьми и сожри создателя с потрохами. Не хватало ей микроэлементов каких. Топологическую эпилепсию зверушка обошла, банально зажмурившись, с тех пор бегает по лесам и воет там ночами, скучая об ужине семейкой заблудших гейдельбергских человеков[152 - Гейдельбергский человек - парантрноп, от которого произошли неандертальцы и денисовцы, общий предок человека разумного и всех перечисленных жил около 700 тыс. лет назад.].
        Глупость, конечно, в реальности из такого кадавра ничего путного бы не вышло, он бы банально спёк себе все синаптические щели, а даже если бы не так, то всяко не успевал бы консолидировать воспоминания, обрекая себя на полурастительное существование, не говоря уже о том, что подобный организм бы непрерывно жрал как не в себя, только подноси. Оптимизировать человеческую нейрофизиологию - занятие тонкое, вот и пойми, как спецы Эру добиваются того, чтобы даже девственно чистый, предположим, мозг носителя за жалкие 18 часов мог принять в себя бэкап, видимо, целых поколений Магистров Памяти при естественном лимите в полторы сотни килобайт в секунду.
        Райдо от нечего делать принялся шарить по обширной бортовой библиотеке и ничего там не понял, тогда догадался просмотреть пару обзорных статей и дело пошло лучше. Шардинг гиппокампа, преордер соматосенсорной системы[153 - Соматосенсорная система - комплексная система, осуществляющая осязание, чувство температуры, положения тела, болевую чувствительность. Преднастройка нейронов соматосенсорной системы позволяет улучшать обучаемость новым функциям.], иконическая память[154 - Иконическая память - сенсорная копия информации, предъявленной наблюдателю зрительно на очень короткое время, которая имеет большую ёмкость. В обычных условиях быстро угасает во времени, сознательно не контролируется, зависит от физических характеристик стимула. Обеспечивает перевод информации в кратковременную память.] как твёрдый носитель, эффект обратной маскировки[155 - Эффект обратной маскировки - изменение восприятия основного стимула в результате представления маскирующего стимула немедленно после тестового объекта.] и прочая.
        От всего этого пухла голова, но по крайней мере было нескучно.
        Если вкратце, получалось, что в отличие от обычных человеческих особей, погружённых в криосон до момента пробуждения в качестве полезного члена общества, носители содержались в депривированном[156 - Депривированный - здесь: искусственно лишённый доступа к внешним сигналам, погружённый в информационный стазис.] состоянии, по сути это была искусственная корковая кома, во время которой им постепенно восстанавливали базовую матрицу личности, примерно соответствующей восемнадцатилетнему индивиду, по какой-то причине лишённому долговременной памяти, но с сохранением всех моторных функций и социальных навыков. Делалось это специальными техниками парамнезии[157 - Парамнезия - нарушения и расстройства памяти, выражающиеся в ложных воспоминаниях; может происходить смешение прошлого и настоящего, а также реальных и вымышленных событий.] или ложной памяти. Без поддержки такая память быстро распадалась, а порождённая ею уже непроизвольная память как раз и готовилась принять Магистра.
        Всё это изрядно коробило даже капитана Райдо, человека всё-таки привычного к довольно свободным нравам господ трансгуманистов с Эру. Как эта история стыковалась с научной и тем более бытовой этикой, вот вопрос.
        На деле получалось, что сложность тут была именно в подготовке носителя, потом же, стоило начать фазу гипертимезивной консолидации, гиппокамп, фронтальная и нижневисочная кора молниеносно принимались структурироваться, за те самые 18 часов под лошадиной дозой стимуляторов теряя половину инфантильных нейронных связей и съедая почти весь накопленный запас стволовых клеток в мозгу. Так на свет рождался новый Магистр Памяти, обладающий теми же знаниями, что и предыдущий. Хотя в целом и являющийся совершенно иной личностью.
        На этом месте капитан вновь задумался, что же будет, если оба магистра вдруг встретятся, но тут рявкнул алерт.
        - Капитан, сорр, акустики засекли сигнал.
        - Детали.
        - Идёт вне штатной проекционной зоны. Если честно, вообще поверх всего.
        - Масса?
        - Мелочь, судя по частотной модуляции, не более двадцати килотонн.
        Двадцать килотонн - это не спасшлюпка и не разведбот. Так, погодите.
        Райдо развернул обратно стратегический скин гемисферы на весь квадрант.
        - Флот прикрытия начал движение.
        - Апро, вижу.
        Три перворанговых ПЛК и один оставленный в резерве кэрриер все как один начали разворачиваться бортами к пришельцу. Зачем? Если эта козявка принесёт на хвосте угрозу, ей хватит одного чиха от любой из этих громад, с любой проекции, да что там, факельная зона генераторов того же носителя с его энерговооружённостью спалит что угодно на расстоянии в два тика одним только тормозным излучением на внешнем конусе гиперболоида сжатия. Даже целых атомных ядер крупнее натрия на выходе не останется.
        Между тем маркер уже штурмовал файервол.
        - Феху, какой тут макет на уплотнение, это же Третья цепь?
        - Апро. Макет вроде динамический с третьей по седьмую, а что?
        Голос в канале был сонный. Ну извини.
        - Какие шансы у этой штуки?
        - Раз мимо прыжковой, потому всяко пассивный, и радиант не от ворот Танно, значит…
        - Значит, это куда флот умотал.
        И откуда он, стало быть, теперь мотает обратно. Шансы между тем у крафта минимальные. Разве что операторы Цепи сжалятся.
        И тут до капитана дошло. Из восемнадцати часов прошло всего-то восемь. И, похоже, ещё десяти у них в запасе просто не было.
        - Экипаж, боевая тревога. Старпом Феху, мин-три-мин быть на мостике. Дежурной смене - штатная премедикация, остальным занять места по аварийному расписанию, полная готовность к включению. Энергетики - расширенный состав принять, распределить посты. Карго-персоналу быть готовым к экстренному маневрированию, научспецы - пониженный приоритет.
        И тут гравидиапазон замолчал.
        Увы, у парней не срослось. Заморозка - не самое плохое, что бывает на выходе из пассивного прыжка. Хуже бывает декогеренция при обратном проецировании. Чужак угодил в плоскость внешнего фронтира ближайшего к «Тсурифе-6» Додекаэдра и на выходе схлопнулся в яркую вспышку каскада. По сути своей, неуправляемые крафты, выходящие на околосветовой из заморозки, сами по себе были взведёнными кинетическими снарядами титанической мощности, но после такого распада от крафта разве что гамма-всплеск на решётках детекторов останется.
        Но если двадцать килотонн попёрлись в пассивный прыжок, вне ордера, без прикрытия первторангов, значит, дело там приняло плохой оборот. И значит, будут ещё крафты. То есть они наверняка уже есть, рассеянные в толще субсвета на тысячу-другую тиков вокруг. Специально целить в «Тсурифу-6» никому не надо, просто чем ближе к очагу, тем легче потом собирать угольки. Мать твою канистру. Они там что, рехнулись?
        Закон прыжковой декогеренции довольно прост - относительное время запаздывания сигнала есть «о большое» от логарифма расстояния плюс логарифм массы. Если двадцать килотонн обернулись первыми, значит скоро посыплются среднетоннажники. И спасибо, если не кэрриеры и первторанги.
        - Энергетики, полная мощность на воротах накопителей, навигаторы, готовиться к манёвру уклонения, аналитики - к обсчёту трансдукции щита, отрабатываем вероятность импакта, повторяю, вероятность импакта.
        «Принсепс» здесь как в тире, огромная неповоротливая туша с бесценным грузом на борту. И навстречу валится в субсвет хаотичный метеорный рой из человеческих крафтов на релятивистских скоростях.
        Так, радиант мы знаем, надо уходить. Райдо бросил тоскливый взгляд на беспомощно болтающийся в обратной полусфере одинокий всеми брошенный рудовоз. Придётся потерпеть такое соседство.
        - «Тэ шесть сотен три», мигрируем к вам. Не фоните пока. У нас на борту важный груз, хватит на сегодня эксцессов.
        Мичман Златович в своеобычной манере тут же попросил подробностей, мол, что за груз такой важный, у всех груз важный.
        - Двести миллионов человеческих особей.
        На рудовозе тут же заткнулись и потушили маневровые факела до минимума. Славно. Приступим.
        Пока проводили миграцию в обход станции, на «Тсурифе-6» заметили их манёвр, но вопросов не задавали, да им сейчас было и не до вопросов. С пониженной энерговооружённостью, с минимальным прикрытием, если их накроет шальным импактом - мало не покажется.
        Если же потерять ключевую станцию сектора, то первой будет поставлена под удар Цепь, и в итоге, чего доброго, доброй трети обитаемых миров вокруг придётся выживать без прикрытия. А это значит - фактически остаться автономными, когда будут скомпрометированы оставшиеся каналы. О чём думал Воин, настолько оголяя собственный тыл! Да ещё и поди знай, что там у них случилось, на том конце прыжкового моста, что заставило их вот так ломиться вслепую.
        Подобные мысли быстро приводили Райдо в состояние неприличного для капитана уныния. Посмотреть иной раз, Век Вне не так уж далёк, на самом деле и сейчас от катастрофы человечество отделяет лишь тактическое равновесие космических сил, принявших участие в схватке. И с людьми тут играют в поддавки лишь отчасти из милости, отчасти как дань неслабому везению и в результате помощи, да помощи спасителей.
        Если бы не они, не было бы оглушительного успеха Битвы Тысячи лет, когда Сектор Сайриз наконец удалось замкнуть в относительно стабильных и безопасных пределах. Одной из вершин этого тетраэдра радиусом в двести парсек и была поставлена «Тсурифа-6» с её додекаэдрическими Цепями и системой энергобакенов, прикрывающих границы от наступления угрозы. И что мы имеем в результате? Два флота по полусотне единиц каждый ухнули в пустоту на задворках Скопления Плеяд, что они там вообще потеряли?
        Капитан готов был поставить своё годичное жалование на то, что флотские на станции об этом понятия не имели.
        «Принсепс» между тем плавно завершал дугу, стабилизируясь относительно «Тсурифы-6» так, чтобы с одной стороны оставался свободным разгонный конус, а с другой чтобы носовые щиты были сориентированы на злополучный квадрант.
        Пока тихо.
        - Научспецы, как там процесс… эм… подготовки носителя?
        - Минус восемь часов.
        Долго. Если что, уходить придётся без приказа, а значит, на Эру их ждут дополнительные разбирательства. Уж Райдо знал, как любят мозголомы посутяжничать. Да и тьма бы с ними, задача капитана состояла прежде всего в сохранности груза, а значит, будем так вваливать на прожиг, что субсвету тошно станет.
        По-хорошему, уже сейчас в наличии были все соображения срочно покинуть пространство «Тсурифы-6», если бы только знать, что там на другой стороне прыжка творится и безопасен ли дип.
        - «Принсепс», ответь.
        - Да, «Тэ шесть сотен три».
        Вот они, родимые, всего в сотне километров по борту. Считай у тебя под носом, чтоб им было неладно.
        - А что, у тебя прямо сотни миллионов человек на борту? Места же небось нет столько.
        Вот неугомонные.
        - Колонисты в гибернации, а в основном генный материал.
        - А-а… а вот это что там такое чуть не свалилось на нас?
        Капитан выругался и заглушил канал.
        Главное, чтобы вместо вот этого вот «свалившегося» не начали переть в субсвет, например, эхо-импульсы. Тяжело себе представить такое по эту сторону Ворот Танно, но если началась такая свистопляска, то можно было ожидать чего угодно.
        - Аналитики, что у нас с нейтринными ловушками?
        - Ловушки в порядке. Видимость топологии почти нулевая, но в физике всё чисто.
        Капитан обожал оставаться в неведении. Сегодня же день трёпаных сюрпризов, правда?
        - Феху, слышишь чего…
        - Чего?
        Голос старпома под когнитаторами как всегда звучал каким-то замедленно-механическим. Лучше уж вокорром бы пользовался.
        - Готовься к экстренному прожигу домой. Обсчёты, проверка систем. Вот прям по моей команде и будем давать дёру, как только я решу, что оно того стоит.
        - А чего сразу не рвануть? Мне не нравятся манёвры флотских, они явно видят больше, чем мы, или что-то знают.
        Райдо глянул на буквально лопающиеся от энергии в накопителях ПЛК и прикрывающий их кэрриер, они даже не собирались менять позиции, так и ждали чего-то из недр дипа.
        - «Тсурифа-6», какая вводная по инкаму?
        Ответил, понятно, квол:
        - Ваша позиция оптимальна, «Принсепс», оставайтесь на месте, ждите дальнейшей информации.
        Ни тьмы они не знают.
        Райдо ещё раз пробежался по диаграмме насыщенности силовых экранов и показателях мощностей на воротах накопителей. Всё готово к бою, осталось понять, что это за бой такой внезапный.
        - Всем крафтам в пределах контроля станции «Тсурифа-6» разогреть и поднять щиты на максимум. Ошвартованным выдать на внешние энерговоды максимальную мощность.
        Ага. Думали, пронесёт. Но нет.
        - Капитан, множественные цели в ультразвуке. От килотонны и ниже!
        Это уже интересно.
        Или это плотная группа самоубийц на десантных ботах решила попробовать разнести собственную станцию, или это какой-то крупняк сумел развалиться прямо во время прыжка, уйти там в заморозку и теперь сыплется встречающим на головы.
        - Есть проекция в субсвет!
        Капитан молча наблюдал за маркерами. По большей части касательные траектории, кто не поймал декогеренцию на выходе. Но были и опасные пролёты. Ну, как «опасные», в космосе вообще любое расстояние меньше ста километров считается угрожающим сближением. Вокруг «Тсурифы-6» после ухода основной части флота прикрытия стало достаточно свободно, так что весь этот мельтешащий по гемисфере космический мусор мог свободно пройти его насквозь, даже ничьи поля не поцарапав.
        Во всяком случае, застывшие молчаливыми стражами ПЛК ни разу пока так и не рявкнули своим фирменным бортовым залпом. К счастью для «космического мусора». Там, в общем, ещё вполне могли быть живые экипажи, погружённые автоматикой в блаженное неведение стазиса. Сильно зависит, конечно, от того режима, в котором они валились через файервол…
        Капитан поморщился. Что он несёт.
        И тут начался третий прорыв.
        Одно тело, шестнадцать мегатонн, вторанг, стоило сканнерам взять промеры его конфигурации, как тут же прошла идентификация - ПЛК «Серж Леру», это был один из крафтов флота прикрытия.
        И он, несмотря на удачное проецирование и поднятые щиты, молчал. Даже транспондеры не отвечали. И траектория крафта оставалась пассивной, он так и шёл, на своих ноль-девяти «це», по касательной к молча выстроившемуся, как на парад, ордеру каргошипов и грузопассажирских крафтов, сгрудившихся вокруг «Тсурифы-6». Хорошо, что по касательной.
        - Куда!
        Кому он это орёт, как будто его кто-то мог тут услышать.
        Один мелкий сухогруз из числа ближайших к траектории «Сержа Леру» зачем-то начал шевелиться, разворачиваясь.
        Дальше всё развивалось так стремительно, что казалось потом капитану одной сплошной мешаниной из ругани в канале и судорожных, а потому бесполезных манёвров.
        По какой-то неведомой никому причине проходящий ПЛК внезапно среагировал на направленные в его сторону факельные конуса, видимо, автоматически деформировав внешние поля в сторону угрозы. После чего всё так же спокойно проследовал по пассивной траектории, не подавая больше признаков жизни.
        Но это самым драматическим образом сказалось на ситуации в ордере. Мгновенная черенковская вспышка и смятый в блин злополучный каргошип, кувыркаясь, несётся в противоположную сторону, расшвыривая во все стороны дебрис из осколков прочного корпуса.
        Несётся прямо на «Принсепс». Так показалось Райдо. Квол посчитал точнее - расхождение в 80 километров.
        Триста килотонн на скорости в 20 кэмээс преодолели бы разделяющий их мегаметр за положенные им полсотни секунд, после чего благополучно ушли бы во внешнее пространство.
        Если бы уже десять секунд спустя на сплющенном крафте не рванул накопитель.
        Полтора эксаджоуля энергии высадилось в пространство ливнем обломков.
        Конус разлёта аккуратно накрыл «Принсепс» от носа до кормы, а заодно прихватил область в полсотни километров вокруг.
        Капитан Райдо, старпом Феху и их навигаторы сделали всё, что смогли, чтобы спасти свой крафт и его груз. Но оставшихся на завершение манёвра уклонения сорока секунд для этого было недостаточно.
        Капитан пришёл в себя после экстренной дозы когнитатора, когда разлёт обломков составлял уже несколько мегаметров, и маркеры того, что раньше было безымянным рудовозом с позывными «Тэ шесть сотен три», уже окончательно пропали с границ гемисферы.
        Они их прикрыли. Успели развернуться и принять на свой скромный щит весь каскад импактов.
        Наверное, что-то пытались напоследок прокричать в канале, который Райдо так предусмотрительно замьютил.
        Больше из недр дипа ничего не сыпалось, пространство быстро и само собой очистилось от дебриса, прочие неуправляемые крафты также покинули сектор своим ходом. А после в прыжковой зоне штатно начали прибывать первые ордеры.
        Лишь семь часов спустя прибыл Воин.
        И ровно в эту секунду за спиной у капитана в рубке раздались знакомые сварливые интонации.
        - Капитан, мне по-прежнему необходимо срочно попасть на борт «Лебедя».
        Только голос был непривычно подростковым. Магистр снова с нами, какое счастье.
        Осколки металла, сослепу прожигающие темноту. Острые кромки бронеплит, заусенцы эффекторов, спрессованные решётки мёртвого бозе-конденсата, мерное тиканье ядерного распада эка-тория[158 - Эка-торий, он же унбибий - гипотетический мета-стабильный химический элемент группы суперактиноидов с обозначением Ubb и атомным номером 122.], квантово-механически осциллирующие состояния кубитов[159 - Кубит - квантовый бит информации. Кубит допускает два собственных квантовых состояния, но при этом может находиться, как любая квантовая система, и в их суперпозиции.], замороженные в абсолютном стазисе биополимеры.
        Мёртвые и живые одновременно.
        Десантные боты, не способные к самостоятельным прыжкам и активному маневрированию на выходе из дипа. По сути своей - значительно усовершенствованные спасательные капсулы, чья основная задача была - не просто с максимальной сохранностью донести свой полезный груз, но и оказаться на той стороне боеспособной единицей флота, готовой направить все наличные ресурсы на выполнение поставленной задачи.
        Но пока они представляют собой лишь разбросанную по глубинам топологического пространства горсть мёртвых семян, из которых ещё только предстояло попытаться произрасти какой-то жизни.
        Эти «бобовые зёрна» из мёртвого холодного металла и вплетённой в него чистой энергии силовых полей некогда были направлены к цели твёрдой рукой, которая знала, чего от них ждёт, однако теперь всё было оставлено на волю случая.
        Даже такой крошечный объект, каким был десантный бот, мог по пути угодить во флуктуацию шевелёнки, стать жертвой тёмного потока, застрять в анти-де-ситтеровской седловине дипа или, напротив, угодить при неудачном проецировании в балб, который коагулировал при таких размерах за микросекунды, даже если бы у бота был достаточно большой запас эффективного импульса, чтобы суметь его развернуть.
        В конце концов, ничтожная ошибка в точности наведения стартовой катапульты на выходе в квадранте десантирования становилась декапарсеками субсвета, что делало возможные поисково-спасательные операции заведомо бессмысленными - в таком объёме пространства весь террианский флот мог провести сотню лет, обшаривая ловушками тик за тиком, и ничего не найти. Оставалась надежда на штатную нейтринную «вопилку», но её ещё сперва необходимо было чем-то запитать.
        Сама погрузка в десантный бот означала добровольное участие в благотворительном розыгрыше. Разыгрывалась при этом твоя жизнь.
        Замурованные в ледяной панцирь совершенного небытия рыцари молча славили своего сюзерена, отправившего их на ратный подвиг. Молча и мёртво.
        Могущественным сюзереном же выступало само пространство.
        Огромная пустая среда сама каждый раз удивлялась, как вообще кому-то помимо её воли удалось выставить сюда, на это чудовищное ристалище, горсть столь ничтожных песчинок чуждой ему материи, и ещё больше поражалась, что те были настолько вопиюще малы, что дип, сам всемогущий дип, оказывался в итоге неспособен толком помешать неизбежному ходу вещей.
        Однажды сюда попав, десантные боты, так или иначе, всегда покидали чуждую ему топологию, стоило в обычном мире проскочить единственной квантовой искре планковского времени. Квантовый закон сохранения массы-энергии-информации даже за пазухой у дипа продолжал работать. Но отнюдь не всегда это возвращение было штатным.
        Люди, запертые в капсулах, поневоле оказались теми несчастными котами, которых мучил у себя в голове старик Шрёдингер, ни разу не покидавший тиши собственного кабинета на Старой Терре, но сумевший предсказать саму возможность подобного. Как и в том мысленном эксперименте, объявить, кто выиграл, а кто проиграл в этой лотерее, можно было, только вынырнув обратно в субсвет, а до того топологическое пространство замораживало любые незащищённые макроскопические объекты в бесконечной череде неэффективно-вероятных событий парадокса Зенона[160 - Квантовый парадокс Зенона - парадокс квантовой механики, заключающийся в том, что бесконечно часто измеряемое метастабильное квантовое состояние не может распасться.]. Выпасть из этого состояния и тем самым разрешить конфликт можно было, лишь спроецировавшись обратно в субсвет.
        Лёгкий всплеск, рябь едва заметных гравитационных волн в сантиметровом диапазоне, и всё стихло.
        Субсвет благополучно вернул себе образовавшийся при броске дефект массы и на этом успокоился.
        Из трёх десятков десантных ботов - каждый с четырьмя членами экипажа на борту - один по ту сторону не появился вовсе, рассеянный по всей односвязной области видимой Вселенной случайным каскадом распада высокоэнергетических сгустков экзотической барионной материи.
        Ещё два бота тут же, едва осуществив обратное проецирование, разлетелись в кварк-глюонную пыль из осколков сверхтяжёлых элементов, выйдя в субсвет с перекрытием, на мгновение таким образом превысив на крошечном участке скрученного ультрарелятивистского пространства локальный предел Чандрасекара[161 - Предел Чандрасекара - верхний предел массы звезды, при превышении которого она становится нейтронной. Существование предела было предсказано индийским астрофизиком Субраманьяном Чандрасекаром. Здесь имеется в виду предел давления вырожденного электронного газа, когда электроны оболочек начинают сливаться с протонами ядер.].
        Двадцать семь ботов вернулись целыми.
        Прожаренные насквозь нейтринным ветром.
        До отказа насыщенные по всей массе антипротонами.
        Рассеявшие за декапарсеки пассивного прыжка всю тепловую энергию.
        Смороженные в единый монолит плотно сжатого волнового пакета, от которого отскакивали даже радиоволны, не в состоянии проникнуть внутрь спаянного конденсата из квантовых состояний, который, тем не менее, жаждал теперь вернуть себе движение, вернуть себе жизнь.
        Чечевичные зёрна кувыркались в пустоте, ежесекундно разлетаясь на сотни километров. Если не случится чудо, их траектории, полого изгибаясь, растекутся по всей толще галактического диска и продолжатся дальше, в бесконечно-горячие недра Гало, которое начнёт переваривать металлические льдинки, атом за атомом стёсывая приповерхностный слой, пока не обнажится нежное нутро, пока не покажутся кости.
        Но нет. Боты были готовы дальше бороться за свою жизнь и за жизнь своего экипажа.
        В стальных глубинах уже начался неминуемый процесс разморозки. Пятикилограммовые сборки эка-тория, завёрнутые в гафниево-циркониевую матрицу, уже начали, мерно потрескивая графеновыми[162 - Графен - двумерная аллотропная модификация углерода, образованная слоями атомов углерода толщиной в один атом, обладающая рядом любопытных свойств, в частности, за счёт понижения размерности пространства для квантовых систем, расположенных между её слоями.] накопителями, отдавать окружающим элементам жизненно необходимое тепло реакций ядерного распада. Не слишком быстро - эка-торий был самым долгоживущим «элементом островка стабильности» - и в достаточном для его эффективного расходования объёме.
        Бах! С дробным рокотом работала пневматика внешних клапанов, обогащая местную среду порцией быстрых нейтронов.
        Этот этап был самым опасным - электронный газ металлов при абсолютном нуле подхватывал первые тепловые фононы и уносил их прочь, прожигая насквозь нежные квантоптоэлектронные каналы. Так столь необходимое тепло нужно было доставлять на контуры схем сразу большими порциями, целые каскады за один когерентный выдох фононов, иначе смерть, поскольку при таких температурах даже вторичное инфракрасное излучение становилось предельно опасным.
        Раз, и активировался первый энергетический контур, два, и начали принимать в себя сверхпроводящие токи и намертво фиксировать их в своих магнитных ячейках графеновые трубки, три, и запитались контуры основного генератора, задышало скрученное в тугой плазменный тор силовое ядро. Теперь хранящиеся там петаджоули можно было использовать по прямому назначению.
        Начали разворачиваться вторичные системы.
        Десантные боты заискрили внешними излучателями, принялись лихорадочно обшаривать окружающее пространство уже полностью прогретыми детекторами. Пока это было инстинктивное поведение автоматики внешних систем, основные вычислительные мощности и контрольные контуры ещё только проходили первые когнитивные тесты.
        Однако два бота по-прежнему молчали, оставаясь тёмными, бесцельно вращаясь на фоне окружающей тусклой звёздной кисеи. Детекторы остальных увидели, что радиационный фон вокруг внешних клапанов растёт, но основные системы не активировались. Тогда вновь сработали пиропатроны и выбросили эка-торий с его оболочками долой. Оба бота начали вновь остывать, едва оторвавшись от абсолютного нуля. Слишком много антипротонов осело в кубитных ячейках памяти управляющих последовательностей, даже десятикратное дублирование не гарантировало отсутствие сбоев при разморозке.
        Отныне жизнь людей внутри зависит лишь от действий спасателей. Если, конечно, будет кому ими заняться.
        Между тем оставшиеся двадцать пять скорлупок начали автоматический манёвр сближения, следуя заложенной в них тактике. Это заработали ходовые генераторы ботов, подчиняясь просыпающимся внутри них высшим поведенческим функциям. Настала пора поднимать экипаж.
        Со вздохом истаяло поле стазиса, в ход пошли штатные наборы премедикации, нанометровые излучатели принялись сканировать клеточный слой за клеточным слоем, размораживая ткани, пока ещё всё равно холодные и неживые, но уже податливые и готовые вернуться в строй.
        Раздался острый треск разрядов, тела синхронно изогнулись в своих капсулах, одновременно распахнулись незрячие глаза и раскрылись немые рты.
        - Кха, квол, доклад!
        Нервные импульсы нехотя поползли из области Брока в зону Вернике[163 - Зона Вернике - часть коры головного мозга, которую, как и область Брока, связывают с речью. В отличие от области Брока, отвечающей за воспроизведение, она участвует в процессе усвоения и понимания письменной и устной речи.], пока транскарниальная стимуляция затылочной доли активировала штатное отображение тактический гемисферы. Экипаж приходил в себя.
        - Майор, ДБ-131 не вышел из прыжка, ДБ-154 и ДБ-117 вышли аномально, разморозка ДБ-85 и ДБ-204 прервана на фазе инициализации, ведётся отслеживание траекторий, остальные 25 единиц выстраиваются, сканеры обнаружили в полу-тике от нас ускоренно удаляющееся тело, трек вынужденный, но недостаточно агрессивный, вероятнее всего - террианский исследовательский крафт астрогационного класса «Б», мы ведём его, на позывные пока не отвечает, штатный транспондер возвращает только эхо-сигнал. Других тел в пределах досягаемости приборов не об…
        - Отставить, отчёт по экипажу.
        - Двенадцать тел недоступно осмотру, вероятность полной дезинтеграции - девяносто девять…
        - Дальше!
        - Восемь тел недоступно осмотру, вероятность сохранного стазиса - семьдесят два процента. Три тела остались по итогам реанимации в безжизненном состоянии, экстренно помещены обратно в стазис, вероятность успеха повторной реанимации в условиях стационара - двадцать два процента. Остальные 97 тел включая ваше функционируют полноценно, высшие когнитивные функции сохранены…
        - Отставить!
        Томлин по привычке принялся яростно жевать эндотрахеальную трубку[164 - Интубационная или эндотрахеальная трубка - трубка, обеспечивающая подачу воздуха или специальных кислородпоставляющих жидкостей в лёгкие при искусственном газообмене.].
        Из шестидесяти десантников и стольких же мозголомов, упакованных в биокапсулы, считай два десятка трупы или близки к тому. Что там стандартный расчёт даёт, 15 %? Как же он ненавидел холодную правоту статистики.
        Томлин с тоской посмотрел на собственный счётчик миллизивертов[165 - Зиверт - единица измерения доз ионизирующего излучения, для рентгеновского излучения равна 100 рентген. Единица названа в честь шведского учёного Рольфа Зиверта. Обычная доза для естественных источников составляет 1 -3 миллизиверта в год. Единомоментное получение дозы в 5 зиверт обеспечивает 50-процентную вероятность смерти в течение месяца от гибели костного мозга.]. Поток свободных нейтрино ничем не экранируешь даже в субсвете, а на выходе свои полтысячи от аннигиляции накопившихся за время прыжка антипротонов получали все. Если за ближайшие два субъективных месяца не заделать все двухцепочечные разрывы и не удалить весь остаточный канцер, то даже стазис не спасёт. Поедешь домой вперёд ногами. А крыша поедет ещё раньше. Ладно, отставить.
        Так, Ёшита, Каннинг, Гвандоя мерцают на гемисфере зелёным. Повезло. Десантура держится на сержантах. Без них он как без рук.
        Пора браться за дело.
        - Майор, обнаружено ещё одно тело.
        Это кто-то из мозголомов, неймётся ему, как обычно.
        - Докладывай.
        - По касательной от траектории астростанции по свободной удаляется обломок массы покоя в ноль-три килотонны, судя по рассеянию микро-следов в ультрафиолете, это внутренний отсек саба, возможно, «Махавиры» или «Джайн Авы».
        - Но мы этого не знаем.
        - Апро, унесло его прилично, уже почти два тика, транспондеры молчат, будет приказ рассчитать перехват?
        Вот это вопрос. Прикинем, есть ли в этом смысл. Если это и правда отсек одного из двух отправленных сюда разведсабов, то где остальное, а если это результат аварийного всплытия, то где экипаж, и почему он не подаёт никаких сигналов? Возможно, их забрала к себе на борт эта трёпаная ёлочная игрушка, но почему молчит она?
        - Приказ по сквадам. Второй сквад - консолидация неуправляемых ботов, джоули зря не палить, ожидать в точке выброса. Выполнять.
        Гвандоя только мигнул подтверждением и тут же начал разворачивать своих широким веером. Мозголомов у него на борту всего четверть от состава, то есть по одному на борт, потерпят временное безделье.
        - Третий сквад - аккуратно догоняем обломок, выходим из ботов, инспектируем, если возникнет необходимость - буксируем обратно. Ёшита, осторожно там, на борту может быть горячо. Обо всех аномалиях во время осуществления внекорабельной деятельности - докладывать напрямую мне. Выполнять.
        Эти тоже выдвинулись молча, тщательно выстроившись в линию.
        Любо-дорого.
        Теперь самое сложное.
        - Остальные - группируемся на ноль-три тика от неопознанного крафта и остаёмся в нулевой готовности.
        Молчит Каннинг, ждёт. Ну, на тебе, получи.
        - Мы с капитаном догоним торопыг на форсаже.
        - Но майор, мы с ребятами лучше…
        От ты ж, хоть бы раз промолчал.
        - Негатив, сержант. Выполнять команду. Научспецам попутно обеспечить развёртывание детекторной сети, чтобы в пределах парсека от этого места мы знали о любом теле крупнее булыжника. Задача ясна? Доктор Ламарк?
        - Томлин, ты меня извини, но это полпетаджоуля только на развёртывание, да и дроны придётся выпустить все подчистую.
        - Это я в курсе, но ты же хочешь найти эту штуку не хуже меня, правда? Значит, полупарабола три тика в диаметре, как на учениях. Апро, доктор?
        - Со, майор.
        Ну хоть на этот раз обошлось без пустых споров. Была б на то его воля, Томлин вообще не стал бы тащить сюда мозголомов, но увы, без них десанту тут было делать нечего. Итак, смертнички, понеслась.
        Гравигенная секция обменялась с ботом капитана Остерманна волновыми пакетами, восстановив когерентность квантовых запутанностей в синхронизаторах блоков управления, и в следующую микросекунду два бота по широкой восходящей дуге принялись чертить изограву по направлению к беглецам. Остальные в более спокойной манере потянулись следом.
        - Как думаешь, что там творится?
        - На борту? Ни малейшего понятия, майор.
        Есть первое приближение. Два с половиной часа, если продолжать идти на пятиста «же».
        - Не очень-то они от нас и спешат убежать.
        - Ну, это довольно тормозная штука. Кто её знает, сколько она сверх текущих вообще способна выжать. К тому же, я не уверен, что они о нас вообще в курсе.
        - Поясни.
        - Они прут продольным-равноускоренным, полное ощущение, что это квол без команд тупо рулит в зенит.
        - А почему тогда не отвечает?
        - Потому и не отвечает, что слепой.
        Слепой квол на вполне целой на вид астростанции, это всё начинало отдавать малонаучной мистикой. Портовыми байками за два тика несло.
        - Если это и правда астростанция, то выжечь такой эффекторы - занятие не для ленивых. Они же факельную зону первторанга спокойно держат.
        - Вот долетим и спросим.
        - А они такие - пролили смузи на пульт!
        - Не смешно. Что эта штука вообще тут делает?
        - Финнеан мне ничего такого не сообщал. Может, случайно угодили.
        - Ага, так и вижу: случайно рванули глубинные бомбы, случайно в этом же секторе оказалась заблудившаяся астростанция, случайно она прыгнула в центр местного мини-войда, где ни одной звезды с Большого взрыва не ночевало, а тут ей на голову возьми и свались рубка от разбитого разведсаба и выбила ему все моргала. И тоже случайно!
        - Не язви, капитан, тебе не идёт. Что тут творится какая-то подозрительная движуха, я уже и сам вижу. Ты мне скажи, что с ней делать.
        - Что делать, ждать, пока мозголомы что-нибудь унюхают.
        - Это понятно, а потом?
        Томлин всё сверлил взглядом маркер на гемисфере.
        - Если подумать, нам этот шарик вот так нужен, у него под бронёй столько эксаджоулей, что хватит нам всем сорок раз полностью перезарядиться, да и несколько медлабов нам бы не помешали.
        - А они дадут? В смысле, зарядиться.
        - Куда ж они денутся. Главное, чтобы с курса не сбивались и резких движений не дела…
        Сглазил, дурак!
        Красный уровень перегрузки, срыв кольца грависекции, хардкап центрального генератора - красные маркеры диагностики длинным рулоном поползли по гемисфере. Что у них там творится?!
        - Первый сквад - на форсаже за нами.
        Так и так не успеют, но пусть хоть будут поближе. До этого упорно молчавшая, но уверенно ускорявшаяся по неизменному курсу астростанция теперь принялась развязно прецессировать вдоль оси, а вынужденная траектория сменилась свободной, повторяя линию какой-то местной изогравы и таким образом постепенно сползая куда-то в сторону.
        Крафт только что на глазах у Томлина полностью потерял управляемость.
        И кто его знает, что там сейчас с экипажем.
        - Майор, транспондер перестал транслировать эхо.
        - Знаю.
        Томлин принялся по памяти тарабанить коды активаторов. Десант мы или нет…
        - Капитан, остаёшься с ботами, довести до цели, провести экстренную стыковку, ждать распоряжений.
        - Майор, что ты задумал?
        - Ничего особенного, капрал Мбома, покинуть капсулу.
        - Ты собрался туда? Сам?
        - Не сам. С этим верзилой мы там всех в труху разотрём, если надо. Там сейчас творится какое-то дерьмо, и я не могу ждать ещё два часа. Догоняй меня, капитан.
        И активировал запор капсулы.
        Индивидуальный транспортный модуль, вмещает два стандартных пространственных биосьюта, представляет собой развёрнутый наружу гравикомпенсатор, создающий стоячую волну за кормой, максимальное ускорение - пятьдесят кило-«же», удельный импульс на одном накопителе - три гигасекунды. Игла, способная пронизывать субсвет насквозь, при желании она могла даже собрать достаточную складку ткани пространства, чтобы совершить однократный пассивный прыжок Сасскинда[166 - Леонард Сасскинд - американский физик-теоретик, один из создателей теории струн.], правда, со всеми вытекающими отсюда последствиями для десантника, рискнувшего выкинуть подобный фортель вне бота.
        Маневренность зачастую - лучшее, а на самом деле единственное оружие в руках смертничка. Песчинка на фоне железных громад. Назойливая муха в тенетах бытия. Расступитесь, черти, в ад пришёл хозяин!
        Активировать и расстыковать «тянучку» заняло секунд десять, и то потому что Остерманн не догадался снизить мощность на редукторе, и по краям локального колодца заметно трепало. Впрочем, и не с таким справлялись.
        - На месте.
        - Есть отход, ускорение!
        Чечевицу десантного бота единым дуновением смахнуло куда-то за корму.
        «Тянучка» хорошо держала ход и не подавала особого вида, что идёт на пределе. Ну и славно.
        - Капитан, что там у них творится?
        - По-прежнему идут по свободной. Майор, ты уверен, что это корыто стоит того?
        - Я ни в чём не уверен, но вся эта бодяга мне нравится всё меньше и меньше. Доктор Ламарк, как там развёртывание?
        - Скажу, когда закончим и отработаем все предстартовые. Мы хотя бы знаем, что ищем?
        - Мы ищем, доктор, тот самый фокус, которым вы же мне ещё на «Тсурифе-6» все уши прожужжали. А теперь займитесь делом.
        Мозголомы были невыносимы.
        По мере набора скорости всё более синий оттенок звёздного фона прямо по курсу стал заметен уже даже невооружённым глазом. Ноль-одна цэ, как по учебнику, вот это наш темп, господа смертнички.
        - Капрал, приготовиться, начинаю фазу торможения, приготовиться к десантированию. Цель - экваториальная шлюзовая камера.
        И, подумав.
        - На три часа от ходовых, не перепутай.
        У дылды хватило бы ума голыми руками начать расковыривать композитный сплав из армированного моно-алмаза и силовых полей сверхтонкого плетения даже там, где никакого шлюза не было вовсе, и не факт, что идеальная крепость не поддалась бы его упорству.
        - Апро, майор, на три часа.
        Упёршаяся в пустоту «тянучка» по касательной вела их к бессмысленно болтающейся в черноте космоса астростанции.
        Давненько Томлин не видел эти штуки вблизи. Рассчитанные на чудовищные температуры в коронах и давление в недрах звёзд, они представляли собой идеальные шары из чуть рябящего дифракционным муаром сверкающего металла, разве что никакой металл не мог давать такую прочность. Вследствие тех же непривычных для космической техники погодных условий за бортом, все эффекторы и органы чувств астростанции были сосредоточены в недрах системы тончайших прорезей, нанесённых вдоль «экватора» и ближайших «широт» идеальной сферы, чтобы удобнее было прикрывать полем. Сейчас же, как, по всей видимости, и остальное на борту крафта, излучатели внешней силовой брони были обесточены, а значит, там наверняка есть где пробраться юркому десантнику.
        - Капрал, готов?
        - Апро, майор.
        - Пошёл!
        Томлин аккуратно замедлился относительно станции до почти синхронного с ней движения, по короткой параболе швырнув капрала Мбому ровнёхонько в нужный сектор, тому даже ранцем не пришлось пользоваться, а сам метнулся к противоположному, «девятичасовому» стыковочному узлу.
        - Майор, я на месте, приступаю к вскрытию.
        Форточку дома у мамы вскрывать будешь, дурень.
        - Аналогично, вижу замок, захожу.
        Майор наскоро прикрыл шлюз аварийным пузырём, если окажется, что там внутри всё-таки опрессовано, а сам принялся деловито щупать внешние датчики. Обесточены совсем они быть не могут, а вот внешний файервол их сейчас уже не прикрывает, автономный режим всегда лёгкая добыча для…
        И тут станция остановила вращение, заодно активировав гравигенную.
        Томлина с размаху приложило головой о какой-то выступ, так что он даже сквозь сферу армированного шлема почувствовал нечто вроде лёгкого нокдауна. Картинка перед глазами разом стала какой-то серой и неинтересной.
        - Капрал, цел?
        - Негатив, прилично рубануло, продолжаю попытки вскрытия.
        - Отставить.
        И уже распахивая диафрагму внешнего люка:
        - Я внутри, приступаю к осмотру отсеков, связь сейчас должна прерваться. Дождись сперва остальных, потом уже лезь сюда, если я сам не покажусь.
        Ответа Томлин не услышал, пришедшие в себя системы снова замкнули на диафрагме лепестки толщиной с ногу десантника. А богато тут.
        Томлин наскоро проверил состав атмосферы - вполне годной, только нулевая влажность смущала - и потащил с себя шлем.
        Двери перед ним особо не запирали, а что пусто вокруг, так это мы разъясним.
        Томлин нашёл четверых в одном из боковых коридоров, у растерзанного пульта, вывороченного из тумбы основания. Как там, смузи на пульт? Судя по виду - трое дайверов в медицинских робах и местный «пиджак» в белоснежном кителе. Все четверо с сомнением разглядывали что-то в глубине останков пульта.
        - Кто-нибудь объяснит, что за бардак тут творится?
        Дайверы сперва рефлекторно вытянулись в струну, повинуясь тону голоса Томлина, но быстро сориентировались.
        - Майор, вы тут не командуете.
        Томлин узнал дайвера даже глядя на это страшно-синее от перегрузок лицо, по одной сварливой интонации.
        - Коммандер Тайрен, прошу извинений за резкий тон. Почему крафт не отвечает на транспондер?
        - «Эпиметей» не в порядке.
        Это подал голос «пиджак».
        - И?
        - Мы попытались его стабилизировать, но он опять свалился в…
        - Отставить. Коммандер, не посвятите коротко в ваши приключения, а то сейчас сюда прискачет моя кавалерия, нужно с ней срочно связаться, пока она не принялась расковыривать ваш «Эпиметей» снаружи.
        Тайрен сильно сдал с их последней встречи, и за примара в этой тройке стоял явно капитан как-его-там, что поддерживал сейчас деда под руку.
        - Майор, если коротко, нас вытащили из рубки после аварийного выхода, но потом у нас случился конфликт с пассажирами…
        О, да, познакомьтесь с дайверами. Ни одной драки на камбузе без них не обходится. И гальюны никогда не смывают как следует. Так, погодите, он сказал «с пассажирами».
        - У вас тут штатские?!
        Вот это анекдот.
        - Советники. Точнее, советницы.
        Ещё интереснее.
        - Вы тут с бабами подрались?
        - Майор, мне не смешно сейчас ни капли, когда мы потребовали сдать полномочия у дежурного навигатора, простите, астрогатора Ковальского, эти двое попытались воспрепятствовать выполнению нами приказов контр-адмирала Финнеана, и мы со своей стороны пресекли сопротивление единственно возможным способом.
        - Развалили крафт? - Томлину самому сейчас не понравился собственный язвительный тон, но назад слов не вернёшь.
        - Дали шок на разрядники, мы-то справились, а остальные преспокойно уснули, даже эффектор…
        Что-о-о?!
        - Какой… вы, капитан, с эффектором тут воевали?
        Тогда понятно, почему такой бардак вокруг.
        - Не мы воевали. Квол подтвердил мои полномочия, она не имела права… в общем, вырубить мы её смогли, а вот станция временно стала неуправляемой.
        - А где остальные?
        - Кто?
        - Пассажиры, экипаж.
        Пожатие плечами.
        - До сих пор в стазисе. Нам в общем не до них было, пытаемся «Эпиметей» вернуть в строй, но авто-тесты всё время валятся.
        А круто у вас тут.
        - Ладно. Астрогатор Ковальский, остаёшься тут, пытаешься завести, первым делом - постарайся дать сигнал моим наружу. Господа дайверы, прошу вас, покажите мне, где эффектор и в каком он… то есть она состоянии.
        - Она под седативным.
        Томлин поднял бровь.
        - Правда? Ну, пойдёмте.
        Ха, «пойдёмте», как давно Томлин имел возможность наслаждаться настоящей силой тяжести?
        Разумеется, в ярко освещённой кают-кампании было пусто.
        - Капитан?
        - Она была здесь.
        Станция тотчас мягко качнулась, знакомый звук. Так стартует за борт пассажирская капсула.
        - «Была». Очень точное замечание. Теперь, похоже, точно «была». Но вы сказали, что «советниц» было двое.
        Дайверы удручённо переглянулись.
        - И да, и нет. Квол показал нам два маркера, мы слышали диалог из-за двери, но когда вошли, там внутри были только астрогатор Ковальский и эффектор Превиос.
        Хм. Не слышал про такую. Впрочем, поди их упомни, эффекторов только у Воинов было с полсотни.
        - То есть, вторую пассажирку вы вообще не видели?
        Молчание.
        И это десант на флоте считают тугодумами. Дайверы, мать их пробирку, гроза тёмных течений!
        - Хорошо, давайте успокоимся и резюмируем. Вы аварийно выходите из дипа, каким-то чудом вас подбирает свалившийся вам же на голову террианский крафт, но в итоге вы, едва оклемавшись, сбегаете из лазарета и устраиваете на борту научного судна натуральный абордаж, валите от щедрот его пассажиров в кому, потом для верности накачиваете их седативным… ничего до этого момента не упустил?
        Дайверы насупленно молчали.
        - Кто был второй пассажиркой, раскройте тайну, будьте так любезны.
        - Судя по данным квола, это ирн.
        Прекрасно, просто офигительно.
        - То есть у нас ещё и межрасовый конфликт теперь, мало того, что Конклав Воинов нас по головке явно не погладит, так мы решили Ирутанский инцидент повторить. Для начала дня неплохо. Господа, вам кто-нибудь говорил, что мастерство ваше никто не отнимет, но с людьми вы как-то не ладите? Вот буквально на грани трибунала?
        Молчание.
        - Хорошо, коммандер, вы тут старший по званию, кто спровоцировал конфликт?
        Тайрен каркнул что-то неразборчивое. И тогда снова вступил, как его там, Дайс:
        - Решение брать управление на себя принял я, мои полномочия были подтверждены кволом, у меня был чёткий приказ от контр-адмирала - приложить все усилия к локализации фокуса. Ради этого погиб экипаж «Махавиры», что с моими людьми… В общем, у меня были все права применить даже нештатные средства к тем, кто мне вознамерился в этом помешать.
        - А они, это, «вознамерились»?
        - Эффектор Превиос атаковала меня, как только поняла, что я запланировал обездвижить её носителя. Я думаю, это ясно продемонстрировало все её намерения. Просто я успел раньше.
        Томлин поморщился.
        Быстрый и мёртвый. Законы фронтира. Надо это прекращать и немедленно.
        - Так, ладно, я понял. Господа дайверы, у меня в команде - пять дюжин мозголомов всех мастей и расцветок, и у них тоже свои приказы. Давайте так - я не подпускаю их к вам, а вы не лезете в их дела, так пойдёт? Коммандер Тайрен, мы договорились?
        Все кивнули. Даже третий дайвер, который всё время молча таращился накладками. Как мило.
        - Вот и славно. И где, к трёпаной комете, связь!
        - Майор!
        Это вбежал в кают-кампанию аж запыхавшийся астрогатор.
        - Мне удалось реанимировать внешние ловушки, там у вас такое творится…
        Но майор его уже не слушал.
        - Томлин на связи, всем, кто не участвует в развёртывании детекторной сети, тихим ходом следовать к «Эпиметею», собраться в кучу, но на броню не лезть до моих дальнейших распоряжений. Отставить поимку остатков саба, он пустой. Доктор Ламарк, что у вас там?
        - Майор, вы в курсе, что от вас только что отчалил катер? Такой, довольно резвый.
        - В курсе, особенно в части того, кто там на борту, но с этим потом разберёмся. Вы же не за этим меня так настойчиво вызывали?
        - Нет, и то, что вы сейчас увидите, вам очень не понравится.
        - С тех пор, как нас сюда забросили, я вообще что-то устал от сюрпризов, не тяните, доктор, а не то я не отвечаю за ваше здоровье при встрече, морду набью, невзирая на регалии.
        Вместо ответа поверх гемисферы у Томлина в голове поплыла, качаясь на гравитационных волнах, картинка топограммы, пока ещё смазанная и грубая.
        Казалось, он сегодня уже видел всё. Но это.
        - Так вообще бывает, доктор?
        - Янгуанский мастеровой вам доктор, майор. И я тоже «такое» вижу впервые.
        Томлин в своём громоздком пространственном бронесьюте по стеночке кают-кампании аккуратненько съехал вниз, обвёл четверых взглядом, пристроил рядом с собой забрало шлема и, не по уставу шмыгнув носом, выдохнул:
        - Кажется, мы только что нашли фокус.
        Формально «Ларри Эхо Хоук» до сих пор оставался списанным малотоннажным флотским тральщиком, тесным ржавым корытом, на борту которого с минимальным возможным удобством могла расположиться команда из шести человек. Зато его кормовые накопители после демонтажа генераторов ловушки - двух смешных растопырок, делающих крафт внешне похожим на рачка-циклопа - могли выдать ходовой столько энергии, что хватило бы сразу на три пассивных прыжка Сасскинда предельной дальности. Не то чтобы кто-то на полном серьёзе собирался таким замысловатым образом совершать церемониал гарантированного самоубийства, но если ты и твоя команда много перемещаетесь по Галактике вне походных ордеров, то лучше оставлять про запас как можно больше эксаджоулей.
        Конечно, лучше бы иметь в резерве разведсаб минимального тоннажа, да и вообще любой крафт, способный совершать управляемый переход из физики и обратно, и некоторые магистраты и барристеры[167 - Здесь и далее используются термины из англо-санксонской системы права, в основном соответствующие привычным нам адвокатам, прокурорам и тп.] Тетиса, существа в обычном состоянии неторопливые и даже порой неподъёмные, могли время от времени напрячь флот, и Адмиралтейство, скрепя сердце, выделяло им иной раз какой-нибудь проштрафившийся крафт для срочных нужд журидикатуры. Но это было с одной стороны неудобно (как уживались на одном борту простые ребята дайверы и, например, его занудность барристер Двух Скамей сир Феллмет - ещё поди пойми), а с другой просто неприлично, война, всё-таки, отвлекать вояк своей мелочной казуистикой.
        Потому Даффи предпочитал передвигаться пусть на корыте, да на своём.
        К тому же за годы перелётов (да-да, летают птицы, спасители и некоторые рыбы, а крафты - ходят) Даффи как-то даже привык к этому утлому, но надёжному судёнышку, да и невероятно пафосное имя «Ларри Эхо Хоук», данное ему на Тетисе после подписания всех двадцати двух положенных актов о списании и передаче во владение общей толщиной мегабайт в 10 мелкого петита, у Даффи вызывало исключительную гордость. Это вам не бесконечные «Ревущие» и «Попирающие».
        С воображением у большинства коллег было туговато. Ну дык и род занятий такой. Склоняющий не столько к развитому творческому началу, сколько к тупой усидчивости.
        На Тетисе ценилось тщательное следование букве закона, даже не так - Букве Закона, а не креатив на местах. Даже тот факт, что Даффи пошёл против негласной традиции не давать крафтам имена длиннее двух слов, ему немедленно поставили в вину. Целую комиссию хотели собрать, но быстро выяснилось, что в текстах Пространственного Кодекса прямого запрета всё-таки нет, потому в итоге решили не трогать дурачка и не создавать зазря прецедента. С тех пор так и ходим, из трёх слов.
        Даффи, с трудом продрав глаза, полез в рубку, стараясь не разбудить парней.
        Посудина посудиной, а тральщики были чуть не единственным малотоннажником террианского флота, который даже в пассивном прыжке не вымерзал. Чудовищный силовой кокон, невероятный для такой малютки, если его не расходовать по прямому назначению, оказался жутко полезной штукой в быту. Так что к рваному кодексу все жалобы на удобства, главное удобство вот оно - после прыжка ты хоть и сонный от седативного, но это ни в какое сравнение не идёт со старой доброй разморозкой.
        Так-с, посмотрим, что тут у нас.
        Пока прогревалась ходовая, Даффи деловито припал к раздатчику. В наше потерянное время редко встретишь истинного ценителя плотских утех, но Даффи был одним из них. Травануться жуткой дрянью - чем не удовольствие, особенно пока ты только-только заново народился в субсвет со всеми его преимуществами и недостатками. Недостаток - жуткая скученность населённых мест, преимущество - наличие в этих местах хорошей компании. А пока - просто отпразднуем, что ещё живы.
        Тряхнув головой, Даффи попытался избавиться от привкуса жуткого пойла, но в результате у него только сильнее зазвенело в ушах. Или это такие эффекты даёт вконец раздолбанный индуктор, во всяком случае, проявившаяся картинка гемисферы с трудом привязывалась к шпангоутам рубки, всё норовя куда-то поплыть. Ха, да ты пьян, ваше синяшество. Быстро на этот раз, алкогольдегидрогеназа[168 - Алкогольдегидрогеназа - фермент класса дегидрогеназ, катализирующий окисление спиртов и ацеталей до альдегидов и кетонов, наряду с альдегиддегидрогеназой - один из основных ферментов спиртового обмена в человеческом организме, вырабатывается клетками печени.] шалит.
        И всё-таки, сосредоточимся на топологии окружающего пространства.
        Судя по истерике внешних детекторов, «Ларри Эхо Хоук» спокойно дрейфовал сейчас на самом краю штатной тормозной воронки.
        Мирно носились туда-сюда дроны каботажного флота, колыхались пузатые рефрижераторы и квадратные рудовозы, чуть поодаль скользила чёрная ребристая тень боевого крафта, в общем, только выключенный канал квола мешал Даффи в полной мере насладиться добрым напутствием собственной персоне от флотских навигаторов всех мастей, на пути которых сейчас болталась его посудина. А и ладно, и пусть помолчат.
        Даффи добросовестно оттащил своё едва очухавшееся корыто в сторону и принялся оглядываться по бортам более основательно. Его интерес был не праздным - одно дело, когда тебя с командой отправляют за галактический выступ для срочного дознания или иных насущных дел вдали от Семи Миров, чего уж там, работа такая, в основном на выезде, совсем другое - когда прямо посреди весьма многообещающей в карьерном плане тяжбы между недобитками из «Янгуан Цзитуань» и «Джи-И» всю честную компанию прямо из-за накрытого стола отзывают на Тетис, к тому же не объясняя никаких деталей и не дав даже труселя переодеть.
        В чём было побросались на борт и дали форсажа, раз велят. Семь прыжков за неделю, только и успевай отпаиваться дезактиватором. А что в него случайно закралась изрядная доля цэдваашпятьоаш, так извините, кометным хвостом надуло. Скажите спасибо, что не альдегид какой.
        От жалости к себе Даффи аж носом шмыгнул.
        И всё-таки, что тут такое сталось, что возникла срочная необходи…
        Ой.
        - Команда, вы таки захотите это увидеть!
        Первым в рубке показалась голова Чимпана. Чёрная, блестящая и невменяемая.
        - Чо орёшь?
        - Ты видел?
        - Что ви… О.
        Тетис не был самым старым, самым популярным или самым населённым из Семи Миров, но всё равно даже в обычный день все четыре орбитальных дока, покоящихся в его точках Лагранжа, плотно обступали супертяжи всех мастей. В особые моменты, когда движение в пределах ЗВ становилось плотным сверх нормы, местное пространство больше начинало походить на карнавал, особенно если послушать цвет навигаторской братии в общих каналах. Галакс искрился новыми словесными изысками, а нежные уши господ барристеров сворачивались в трубочку под цвет их мантий. Или париков, на выбор.
        Но всё это была фигня.
        Потому что сегодня на геопереходной[169 - Геопереходная орбита - орбита, являющаяся промежуточной между низкой опорной и геостационарной орбитой. Это сильно вытянутая эллиптическая орбита, перигей которой лежит на расстоянии НОО от Земли, а апогей на расстоянии ГСО.] Тетиса творилась настоящая, патентованная креза.
        Для начала, вокруг обоих крошечных спутников мира сгруппировались под две сотни первторангов. Плюс ещё столько же ПЛК, носителей и более мелких крафтов нервно мигрировали в отдалении от местных гравитационных возмущений, всё пытаясь построиться так, чтобы не мешать никому своими факельными зонами.
        Но самая мякотка начиналась на подходах к гравитационном колодцу. С радостным перезвоном транспондеров гемисфера каждые полсекунды сообщала о ещё одном обнаруженном служебном крафте всяческих подчинений и рангов. Мелочёвка вроде «Ларри Эхо Хоук» катастрофически терялась в этом хаосе позывных. Теперь стало понятно, к чему был такой срочный отзыв. Отозвали не Даффи с его командой, отозвали буквально всех.
        Консулы, магистраты, барристеры, просекьюторы, силиситоры, атторнеи, трибунаты, в общем, всея галактическая журидикатура во всей её красе и славе в приказном порядке получила пинка под зад и была разом возвращена в родные пенаты. Вот бы ещё узнать, зачем.
        - Думаешь, из верховных кто помер? Выборы в коллегию грядут?
        - Из брокардов? Из этих кто помрёт, пожалуй. К тому же они все под запись спецов с Эру. Три раза помрут, а всё без толку.
        - Вот потому и шухер, что дело небывалое!
        Даффи покачал головой. Что-то тут не так. За свои без малого шесть десятков стандартных лет он ни разу не видел, чтобы на орбите Тетиса такое творилось. Как говорится, не было, нет и не надо.
        - Квол, сообщения от консулата?
        - Три сообщения от сира проконсула Франсиско Хавьера д’Аттенты, лично вам.
        - Зачитай последнее. И, э-э, своим голосом.
        Квол полсекунды помялся.
        - Даффи, шустро в док «Си», я держу для тебя резерв на суборбитальнике. У тебя ещё три часа, но поторопись. И вруби связь.
        Понятно. Старик не в духе. Ничего, переживёт.
        - Команда, подъём! Всем пристегнуться, сейчас будет трясти!
        Из каюты раздалось возмущённое мычание. Стадо не желало строиться. Тогда Даффи активировал сирену.
        Рявкнуло так здорово, что аж уши заложило. Поковырявшись немного в ухе, пока не прекратился досадный писк, Даффи разок для порядка глянул, что там творится - ага, всё-таки заняли места, дурни - и уже потом рванул активаторы.
        Чимпан к тому времени уже пристроился в ложементе пилота, c видимым интересом листая сводки местной инфосферы. Находил он там, судя по всему, много чего любопытного, но делиться новостями не спешил. Значит, толком ничего не известно, ну и ладно, не очень-то и хотелось. Вся эта таинственность Даффи уже начинала изрядно бесить, но что поделаешь. Захотят - сами скажут. Или Чимпан доложит.
        Могутные генераторы «Ларри Эхо Хоук» под бодрые матюги квола, блажившего на весь окрестный космос кодами доступа и привилегиями приоритетного прохода, спешили протащить бывший тральщик через самые незагруженные подходы к ЗВ Тетиса, но дальше пришлось поневоле оттормаживаться, и последний час пути представлял собой мучительное колыхание на задах у здоровущего ядрён-батона, везущего какой-то футы-нуты срочный груз на всё ту же злосчастную точку Лагранжа «Си», самую неудобную в смысле текущего расположения относительно материков, но в такой толчее это уже было всё равно, служивые срочно хотели попасть вниз, и готовы были бодаться за каждый свободный гейт с убеждённостью Абдула Гани[170 - Абдул Гани Патайл - малазийский генеральный прокурор в 2002 -2015 гг.]. Хвала небесам, Даффи по привычке оставлял почётную возможность устраивать перепалки в эфире своему кволу, а уж зануда тот был изрядный. В общем, ещё час спустя створки шлюза распахнулись и команда дружно потопала в биокамеры на санобработку.
        На выходе из-под живительных струй и настырных зондов во все места Даффи с видимым удовольствием выудил из раздатчика ещё пахнущий герметиком новенький китель. За время перелёта, бывает, так пропахнешь собственными (да и чужими, чего уж там) выделениями, что начинаешь поневоле дичать. А тут сразу и выправка строже, и команда стала меньше похожа на группу плохо воспитанных гоминид вида хомо наледи[171 - Хомо наледи - близкородственный нам вид гоминид, обнаруженный в южноафриканской пещере, жил порядка 3 миллионов лет назад.].
        Даффи мельком удостоверился, что оборудование своим ходом отправлено с «Ларри Эхо Хоука» в пакгауз, и на гиперзвуковике под него забронированы шесть необходимых кубометров, но уж что-что, а даже в текущем бардаке на Тетисе царил железный орднунг. Если бы не человеческий фактор, в этом мире вообще всё бы работало как атомные часы, но людишки покуда оставались неотъемлемой частью этого механизма, а потому всё равно контроль быть должон.
        В галереях орбитального дока «Си» царило такое же веселье, что и на подступах к ЗВ Тетиса, туда-сюда мотались толпы народу, кого-то из везунчиков уже катили в прозрачных изолирующих колбах на карантин, информатор по общему каналу привычно требовал соблюдать порядок и не задерживать «перемещение лиц», каждые полчаса транспондеры сверяли допуски и авторизации, на полу мелко подёргивался какой-то бедолага, попавший под бездушный станнер[172 - Станнер - здесь: любое не летальное оружие оглушающего действия.] патрульного пристава - ну, а чего он, наверняка оказал сопротивление, тут с этим просто.
        Прибывших «снизу» легко было узнать по разнообразию одежды, хоть на Тетисе и царила традиционная чёрная с белым гамма журидикатуры, всё равно мельтешение создавалось преизрядное. Даже наёмный флотский персонал, логично в таких местах преобладающий, после побывки поневоле начинал мимикрировать под складки местности - что-нибудь ярче однотонно-серого галстука внизу добыть было почти невозможно. Прибывшие же извне и вовсе были как однояйцевые близнецы, разве что форменные кители резидентов Тетиса переливались знаками различия на лацканах, а гражданские (даже если военные) и вовсе сливались в одну неразличимую массу непритязательного вида. Какой криворукий модельер придумывал, а какая тупоголовая комиссия утверждала этот покрой, в который наряжали первым делом гостей Тетиса - кто бы знал.
        Но впечатление на людей это производило своеобразное - все начинали как-то сутулиться, а после того подёргивающегося и вовсе смотреть исключительно в пол. Тетис славился в Галактике тем, что простой человек, попавший в его жернова, зачастую пропадал там бесследно.
        Даффи усмехнулся.
        Это была, конечно, легенда, уж ему ли не знать, как внизу пьют и буянят, и вообще какой там творится порой весёлый бардак. Но журидикум он такой, не слишком симпатичный на взгляд со стороны, да никто и не стремился это впечатление менять. Здесь царил Закон, а не вот это вот всё.
        В отличие от чужаков, Даффи с командой шёл через толпу, как нож сквозь масло, плотной такой «свиньёй» раздвигая замешкавшихся. Время, выделенное им на доставку собственных седалищ сиром проконсулом Франсиско Хавьером д’Аттентой, подходило к концу, а нужно было, судя по данным информатора, ещё переместиться в самый конец второго пилона, где их ждал суборбитальник.
        Пришлось срочно пробираться в гипертрубу, где на входе, разумеется, колыхалась толпа, а внутри и вовсе была жара.
        Две сотни тел мило тёрлись друг о дружку, потели в непрактичных кителях из раздатчиков, и вообще всячески стремились вызвать острый приступ клаустрофобии пополам с охлофобией[173 - Охлофобия - боязнь большого скопления людей.]. Оставалось надеяться, что санитарный контроль со своими трубками действительно делал своё дело. Впрочем, в отличие от быстро багровеющих штатских, Даффи и его команда держали марку - покер-фейс, выправка, локти чуть расставлены для комфорта и отжатия личного пространства.
        Впрочем, когда створки капсулы, наконец, распахнулись, все солидные позы не помогли, команду вынесло вместе с толпой, несмотря на все увещевания информатора. Хорошо, что никого не затоптали. Так, мин-семь-мин, как говорят вояки. Судя по данным информатора, нужный им суборбитальник класса «Эверест» благополучно дожидался их у гейта 227B, и занудный голос в ухе уже начинал канючить про «просьба ускорить шаг, посадка на ваш рейс заканчивается».
        У гейта уже действительно собралась толпа паксов следующего борта, и все они заметно нервничали, а вдруг задержат подачу.
        Даффи со всё тем же каменным таблом издали махнул стюарду (ещё почует перегар, чего доброго, вот будет потеря лица) и потопал с командой внутрь.
        Внутри было просторно и чистенько. Вообще, суборбитальники были на Тетисе скорее роскошью, нежели штатным средством преодоления гравитационного колодца, как и почти везде в Галактике, здесь была возведена и успешно функционировала система планетарных лифтов, но раз сир проконсул велели, значит, так надо.
        Погрузились в свои ложементы, благо они тут же, у самого выхода, в два ряда и стояли. Команда тут же вновь углубилась в чтение местных новостей, Даффи тоже было сунулся в инфосферу, но быстро понял, что на официальных каналах Альтинга и коллегии никаких сведений о творящемся бедламе не было, а пережёвывать всё те же слухи о прибытии на Тетис Конклава Воинов в полном составе не хотелось. Хотя, да, на орбите действительно маячило сразу шесть «Лебедей» (небывалое дело!), но до кворума это число всё равно не добирало даже с большой натяжкой.
        Между тем суборбитальник уже отошёл от дока «Си» на достаточное расстояние и начал менять компоновку для стратосферного манёвра. Когда смотришь на околопланетарный космос со всей его богатой движухой не изнутри рубки, подключённый к гемисфере и эффекторам собственного крафта, а вот так, тупым паксом валяясь в ложементе, удивительным образом в уже давно привычных вещах просыпается их отдельная, давно уже позабытая красота.
        Пока ты следишь за шевронами первторангов на рейде, тебе некогда посмотреть на восход светила над миром, на переливы тормозного излучения в конусах факельных зон, на мерцание силовой брони под солнечным ветром. Да и сам Тетис с орбиты вовсе не выглядел серым лабиринтом одинаковых строгих корпусов.
        Более, того, это вообще не было похоже на рисуемый иным воображением почти тоталитарный мир.
        Терраформированная[174 - Терраформированный - здесь: искусственно преобразованный по земному образцу.] атмосфера даже при явном недостатке открытых водных пространств была достаточно плотной и на просвет красиво рябила перьевыми облачными полями, поперёк красноватого планетарного диска лежали густые тени старых горных хребтов и относительно свежих - пару десятков миллионов лет, не больше - ударных цирков. И это было красиво, величественно и достойно благоговейного трепета.
        Обитаемые миры при взгляде с низких орбит всегда напоминали Даффи о том, что как бы ни старался человек победить в себе синдром одиночки, всё равно дома он себя чувствовал только здесь.
        Между тем суборбитальник с грохотом и пламенем врубился в верхние слои атмосферы Тетиса, но быстро отработал гравигенной и стал снижаться уже спокойнее, по пологой кривой заходя в сторону Метрополии, чей колючий частокол уже стеклянно поблёскивал в лучах восходящего светила. Удачный рейс подвернулся. Не придётся ещё и по поверхности тащиться.
        Пока снижались, команда возроптала и потребовала лимитов. Даффи поворчал про себя для порядка - надо было жрать на борту, а не расходовать зазря командировочные - на суборбитальниках питание было дороже, чем в ресторанах иного трансгала, да и логично, если ты в состоянии потратиться на чуть более комфортный перелёт, значит, на еде в пути экономить точно не станешь. Но альтернатива была проста - или команда пополняет калории сейчас, или придётся задерживаться в астропорту, а там и дешевле будет не очень, и за лишний час ожидания сир проконсул по головке не погладит.
        Ладно, гуляйте, только скромно.
        Пока команда от щедрот закидывалась жареными потатос, Даффи благосклонно разрешил себе витаминный шейк с изрядной долей стимулятора. Фиг бы с ними с калориями, день намечался непростой, надо оставаться в форме. Тем более что отъедаться особо времени и не оставалось - фасетчатый купол астропорта уже показался в визуальном поле, немудряще намекая, что нужно готовиться на выход.
        Последнее покачивание палубы, и команда поспешила на выход, обгоняя в трубе остальных паксов.
        Погодите, где-то тут был отдельный пакгауз для временного хранения среднеформатных грузов. Даффи дал команде знак, и все привычно рассредоточились. Чимпан отправился оформлять файлы на импорт, ещё двое пошли за погрузчиком, остальные вместе с Даффи стали дожидаться выдачи. Контейнер оказался на месте и заряжен, уже приятно.
        - Выдвигаемся на место.
        Не то чтобы сир проконсул требовал отчитываться о перемещениях, при прочих равных он доверял старшим партнёрам как самому себе, но старик, бывало, нервничал, если начинал подозревать, что что-то пошло не так, пусть его, меньше беспокойства.
        Помещение пакгауза, которое им выделили, было традиционно невзрачным - голые стены без единого лишнего предмета, с тем же успехом здесь можно было разворачивать стерильную биолабораторию. Ну, где-то же нужно было подобающе экипироваться.
        Поднятый на платформу погрузчика контейнер с утробным шипящим звуком распахнулся, выдвигая на телескопических направляющих плотные запаянные пакеты и военного образца армированные контейнеры.
        Приказ был явиться в Академию в полной готовности, и Даффи собирался исполнить его в точности. Последнее дело не потребовало такой показухи, да и в целом было скорее бюрократическим, нежели достойным звания просекьютора, так что почему бы не освежить команде ощущения. Ну и не показываться же на улицах Тетиса в этих затрапезных кителях из раздатчика. Ха!
        Следующие полчаса в помещении пакгауза раздавалось лишь натужное сопение и вой сервоприводов. Команда готовилась.
        Сам Даффи ввиду собственного положения ограничился сменой костюма на мантию, зато остальные преобразились самым драматическим образом - то, что пару часов назад выглядело группой не слишком трезвых от дезактиватора «пиджаков», сейчас на глазах снова становилось в строй.
        Пять «защитников» планетарной модификации, штурмовые биосьюты с непроницаемо-чёрными забралами, взведённые энергоразрядники на сгибах локтей и запитанные персональные силовые щиты - в состоянии полной готовности команда исполнительных процедур представляла собой боевую единицу, в одиночку способную привести любой приговор суда в точное и неукоснительное исполнение.
        И посредине этого в чёрной мантии, в парике с двумя буклями и с обязательным символом исполнительной власти - Жезлом повеления в руке, собственной персоной стоял просекьютор первой статьи высшей межпланетной журидикатуры, кавалер ордена Нерушимой Стены генерал Леонард Даффи.
        Информатор просигналил, что транспорт подан, можно было трогать.
        Выдвигались традиционным построением - двое впереди, трое замыкающих.
        Грохот лап «защитников» по полимерному покрытию пакгауза сливался в единый строгий ритм, под который встречный журидикум машинально отдавал честь. Просекьютор при исполнении - это серьёзно. Раз дошло до такого, значит, где-то дело приняло нешуточный оборот.
        Погрузились на платформу, прогноз обещал доставку в нужный квартал Академии через сорок две минуты. Ну и славно. Поправив мантию, Даффи присел у окна, поглядывать по сторонам, остальная же команда, как полагалось, осталась стоять конными статуями в полный рост.
        Странно, судя по бардаку на орбите и приказу о готовности, Даффи ожидал от Метрополии чего-то вроде военного положения, но ни на городских улицах, ни на территории Академии, куда платформа нырнула вскоре, не наблюдалось ничего нештатного. Хотя на скорости в две сотни километров в час о чём-то было сложно судить, но и плотность пешеходов на открытых галереях, и загруженность воздушных коридоров была привычно невысокой, в небе не висели тилтвинги патрульных, а информатор не сообщал ничего критически важного. Всё шло как обычно.
        Даффи заметил нечто подозрительное лишь после того, как платформа остановилась у нужного трапа.
        Команду встречали.
        Помимо обычной толпы советников, секретарей и всё тех же приставов в типовых «защитниках» Даффи ждал традиционно сухой приём в лице их сиятельств сира барристера Феллмета и сира проконсула д’Аттенты. И если второй предполагался заранее, то зачем тут первый и что всё это значит, Даффи пока не мог даже предположить.
        Даффи сделал положенные три шага вперёд и немного излишне церемонно отсалютовал.
        - Ваши сиятельства, сир барристер, сир проконсул, к вашим услугам. Просекьютор Даффи по вашему распоряжению прибыл.
        Оба в ответ пожевали губы, посмотрели на героическую команду, на самого Даффи, переглянулись.
        - Генерал, попросите вашу команду дезактивировать разрядники, заглушить щиты и следовать за нами. Вы тоже, разумеется.
        Даффи коротко зыркнул на своих и поспешил за сирами сиятельствами внутрь портала.
        Внутри корпуса было прохладно, а сегодня как-то ещё и особенно тихо, так что грохот лап «защитников» паче чаяния громогласно разносился по коридорам с весёлым эхом. Направлялась вся компания, как было очевидно, в кабинет к его зануднейшеству. При прочих равных Даффи не любил иметь с ним дело, но в целом если барристеру Двух Скамей были необходимы услуги полевого просекьютора - это уже само по себе было занятно. На памяти Даффи такое случалось всего пару раз, и скучными те дела не были точно.
        Когда же за спиной у команды с грохотом закрылись тяжёлые створки дверей, традиционно деревянных, в два человеческих роста, Даффи поневоле почувствовал бегущие по коже мурашки. Внутри остались только двое сиров и он с командой. Остальные предпочли ждать снаружи.
        Слово опять взял проконсул.
        - Даффи, прежде чем мы начнём, я хочу тебе сказать пару слов неофициально.
        Даффи и открывший забрало Чимпан переглянулись. Интересное вступление.
        - Это очень необычное дело, потому мы с сиром Феллметом очень надеемся на тебя и твою команду. Не подведи нас.
        О как.
        - Теперь официально. Всё, чему вы станете свидетелями в течение этого дела, а также любые материалы, которые вам доведётся изучить, должны оставаться в секрете для всех, кроме членов Высокого суда Тетиса, за исключением закрытого перечня лиц, который также находится в ведении Высокого суда. Тебе только что транслирован Статут дознания, за исключением вышеозначенного пункта он стандартный для такого рода дел, ознакомься сейчас и акцептируй[175 - Акцептировать, заакцептить (от англ: «принять») - здесь: официально согласиться с чем-либо, принять что-либо.], если тебя всё устраивает.
        Вдохновлённый таким вступлением, Даффи немедленно погрузился в чтение. Статут занимал семьсот килобайт, но действительно был стандартным, во всяком случае, квол не сумел найти там подозрительных диффов. Просекьютор поморщился, но заакцептил. В обычных условиях он бы попросил сутки только на изучение Статута. Тут явно был какой-то подвох, вот только какой. Но даже если он и был, Даффи это дело уже бы не мог позволить себе так вот упустить, из-за голого журидического упрямства.
        - Отлично. В таком случае мы оставляем тебя и твоих людей, можете располагаться пока здесь, как закончите, прикройте за собой дверь. А мы подождём снаружи.
        Ничего себе. Его вопиющесть оставили им в пользование собственный кабинет. Или приёмную, что тут у него.
        Но для чего?
        Тренькнуло входящее сообщение.
        Вводная по делу, подписанная, зашифрованная.
        Пока шло декодирование, Даффи обернулся на команду. А что, не ржут, кумекают, мотают на ус. Это хорошо. Только балагана тут и не хватало.
        Первые несколько файлов Даффи проглотил парой взглядов. Место, время, участники.
        Та-ак.
        - Это что получается… мятеж?
        Даффи покачал головой. Чимпан всегда был склонен применять в речи громкие и журидически неточные формулировки.
        - Это вам и нужно будет выяснить для предъявления результатов дознания Высокому Суду.
        Голос раздался из дальнего угла зала, где ещё секунду назад, Даффи был готов поклясться, никого не было.
        Информационная карточка говорящего не всплывала. Квол по команде бросился шерстить базу данных для опознания, двое из команды уже вскинули разрядники, но были остановлены резким жестом Даффи.
        - Опознание завершено.
        Даффи и остальные дружно отсалютовали.
        - Соратник.
        - Просекьютор. Не беспокойтесь за конфиденциальность, эти документы готовил лично я, и нет, я не собираюсь никак вмешиваться в вашу работу, мне важно, чтобы вы сделали её честно, от этого многое зависит. И как бы далеко вас не завело это дело, прошу вас, не останавливайтесь. Именно за эту способность я и остановился на вашей кандидатуре.
        Даффи поджал губы.
        - Не лучший способ вы выбрали для того, чтобы оставить меня непредвзятым.
        Его собеседник усмехнулся.
        - Поверьте мне, вас ещё попытаются сделать предвзятым. И такие величины, по сравнению с которыми я - ничто. Но вы справитесь. Единственное, чего я не хочу, так это того, чтобы истинный уровень интересантов этого дела стал для вас сюрпризом. Со своей стороны я сделаю всё, чтобы вас оставили в покое, но возможны любые эксцессы, имейте это в виду. Вы готовы?
        Даффи про себя выругался.
        - Соратник, скажу прямо. Я выйду из дела, как только почувствую, что мною манипулируют.
        Его собеседник коротко кивнул.
        - Принимается. Только учтите, если вами будут успешно манипулировать, вряд ли вы это заметите. И потому мой вам совет, запустите глобул. Прямо сейчас.
        Даффи почувствовал, как неудержимо краснеет под собственным пафосным париком. А ведь он чувствовал, что что-то всё-таки упустил.
        Необходимая устная формула была произнесена с пулемётной скоростью, и глобул, яростно стрекоча, тотчас взмыл в воздух, но Соратника в зале уже не было.
        Я плыл в коконе небытия, с трудом осознавая собственное существование.
        Редкие обрывки мыслей полоскались на ветру нестабильного нейропотока, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь определённое, чтобы получить опору и начать привычно разматываться в бесконечную цепочку внутреннего монолога, которую многие по ошибке считают высшей нервной деятельностью.
        Или сознанием.
        Или ещё сильнее - душой.
        Некто или нечто, что стоит позади тебя, смотрит через твои глаза на мир, захлёбываясь в восторге от увиденного.
        Или в гневе.
        Или куда чаще - в отчаянии.
        Но увы, и жизнь, и сознание, и нелепая человеческая душа, все они вполне успешно могли существовать и без определённых мыслей, так мы успешно существуем в раннем детстве, до формирования речевой картины мира, и ещё раньше, пребывая в околоплодных водах.
        В то время нам уже ведомы эмоции, желания, мы способны на различные чувства, можем строить планы, любить и ненавидеть, стремиться к чему-то или же нечто отвергать.
        Более того, мы вполне себя осознаём как личность, предельно чётко отделяя собственное бытие от окружающего мира, наш мозг успешно формирует образ нашего тела, мы способны исследовать мир, пусть он и ограничен околоплодным пузырём, более того, наш мозг в последнем триместре пренатального[176 - Пренатальный - здесь: внутриутробный.] развития обладает б?льшим количеством нейронов и синаптических связей, чем мозг взрослого индивида. Этой чудовищной комплексной нейросети, на порядки превосходящей самых сложных из когда-либо построенных кволов, на том этапе остро не хватает знаний, но для осознания себя она подготовлена.
        Потому, когда ты лежишь в биококоне спасательной капсулы после сеанса разморозки, то волей-неволей повторяешь этот ранний период собственного онтогенеза.
        Там и там сознание прорывается сначала отдельными вспышками проводимости коры, побуждаемой древними участками ствола мозга к нормальной активности, но в отсутствие внешней сигнальной стимуляции этот процесс постепенно превращается в шумовой фон, не формирующий ни внутреннего монолога в височных долях, ни каких-либо побуждений к действию в лобных. Это было сродни церебральной коме, только в отличие от последней, индивид продолжал пребывать в полном, если можно так сказать, сознании.
        И точно также как человеческий плод в пренатальной стадии находится в фазе бесконечного ожидания родового стресса, стимулирующего его мозг к взрывному развитию, аналогично и я, повиснув в депривационном ступоре, никак не мог начать мыслить в традиционном понимании без достаточного внешнего сигнала.
        Мелькали какие-то разрозненные воспоминания, обрывки изображений и звуков, какие-то тексты пробегали у меня перед невидящими глазами, но они мне ровным счётом ничего не говорили, поскольку ассоциативная память также всё не желала восстанавливаться.
        По сути, я вновь стал чистой книгой, только у меня не было в запасе тех миллиардов лишних синапсов, чтобы иметь возможность начинать заново. Мой мозг как раз чистой книгой и не был, он был весь исписан мелким петитом, только смысл тех надписей продолжал оставаться мне неведом. Если считать человека средоточием его жизненного опыта, то это был не я, а некто совсем другой. Не некто, а никто.
        Кажется, квол всё не оставлял попыток до меня докричаться.
        Стимулировал пирамидальный путь[177 - Пирамидный путь - нервная структура, поддерживающая сложную моторику.], зрительную кору, но плывущие передо мной во мраке образы были мне по-прежнему непонятны, а центральный парез[178 - Парез - снижение мышечной силы, обусловленное поражением двигательного пути, переходящее в полный паралич.] продолжал развиваться, даже когда нейроиндукторы принялись сканировать пятый слой моей двигательной коры.
        Я был объективно безнадёжен.
        Слепой, глухой, недвижимый пакс в утлой капсуле с минимумом запаса по энерговооружённости, выпавшей из дипа невесть где, может быть, в самом эпицентре плотного огневого контакта. Я мог рассчитывать исключительно на везение, поскольку даже попытка погрузить меня обратно в стазис скорее всего закончилась бы уже полным коллапсом с угнетением церальной нервной системы и всеми вытекающими из этого перспективами.
        Но мне повезло.
        Ощущалось это как некое неожиданно обращённое на меня внимание со стороны. Что это могло быть, я в тот момент не задумывался, да и сама концепция общения была мне недоступна. Однако взгляд этот был физически ощутим, а значит, был мною легко воспринят как данность.
        Волшебство этого удалённого знакомства мне ещё только предстояло осознать, а пока неведомое существо изучало меня, издали подёргивая белёсой плёнкой на рептильих глазах со свободно проворачивающимися в орбитах щелевидными зрачками. Впрочем, скорее всего, это я так проецирую собственный будущий опыт на те ранние отголоски смутной памяти, записанной послушным кортикальным рекордером.
        Так я был изучен и найден любопытным. Или полезным. Скорее второе.
        И ещё секунду спустя я очнулся.
        В отличие от тугодума-квола с его ущербным медицинским инструментарием, обратившее на меня внимание существо в человеческой нейрофизиологии разобраться сумело. Какие-то проблемы с пирамидальными клетками и ретикулярными ядрами, возникшие в результате нештатного вывода из заморозки, что в итоге мешало запустить нормальный режим фазовой синхронизации ритмов префронтальной коры.
        Один проход внешней стимуляции, и вот он я, уже верчу головой, пытаясь понять, где нахожусь.
        Едкий коктейль из медицинских запахов быстро напомнил - в биокапсуле после пассивного прыжка. И я жив. Но почему вокруг так темно?
        Я видел лишь интерфейсы, которые мне услужливо транслировал квол, но вокруг моей скорлупки, на которой я так предосудительно покинул комфортный борт «Принсепса», а впоследствии и безопасные пределы «Тсурифы-6», ровным счётом ничего не было.
        - Квол, диагностика внешних сенсоров.
        - Сенсоры в порядке.
        - Почему нет сигнала?
        - Сигнал поступает успешно. Не поступает информация.
        - Это как?
        - Поступающий сигнал не содержит внешней информации, только белый шум на уровне чувствительности систем.
        Тут я задумался и крепко.
        - Мы в субсвете?
        - Капсула успешно покинула топологическое пространство в заданном квадранте. В настоящее время капсула исправна и находится в обычном физическом пространстве, если вам интересно, то за бортом вакуум, параметры фоновой радиации, реликтового излучения, нейтринного и магнитного потока, картина гамма-всплесков и гравитационных волн типична для предполагаемого сектора обратного проецирования.
        Но мы между тем ослепли. И на самом деле не знаем, где мы. Одни в черноте пустого пространства.
        - Экранирующее молекулярное облако?
        - В рентгеновском и радио-диапазоне тоже пусто. Я не вижу Ядра.
        Значит, не облако. Чтобы экранировать синхротронный фон галактического Балжа, нужно кое-что посерьёзнее. Нечто вроде… мелькнувший у меня в голове образ гигантской скороварки из титаната диспрозия можно объяснить только моим плачевным неврологическим состоянием.
        Значит, всё проще, капсулу некто или нечто накрыло силовым коконом.
        И тут я вспомнил тот взгляд, что смотрел на меня из небытия.
        - Активировать внешние когерентные излучатели.
        - Класс?
        - Ультра-люминофор видимого диапазона.
        - Выполнено.
        Похоже, ты уже давно здесь, затаившийся, неслышимый.
        Но вот именно что прятаться ты, похоже, считаешь выше своего достоинства. Скорее я могу интерпретировать твоё поведение как паузу, взятую для размышления. Починить-то ты меня починил, но что со мной делать, ещё не решил.
        Не могу тебя в этом укорять, но у нас с тобой одна проблема.
        Я смотрел на изображение приближающегося ко мне белоснежного «Лебедя» и вспоминал тот взгляд.
        Я искал встречи с Воином, но на этом «Лебеде» его точно нет. На мою капсулу в кромешной тьме наглухо экранированного участка пространства надвигался корабль спасителей.
        Любопытные приходили, оставляли вокруг свои артефакты, вроде этих жалких глубинных бомб, некоторые даже пытались выйти на контакт и договориться, а потом снова уходили.
        За ними приходили другие, за ними третьи.
        А тело ждало и наблюдало.
        Просторы субсвета только казались тесными, крошечными и медлительными. На деле эта вязкая неторопливость превращала физику в бесконечный лабиринт, в котором можно навеки заблудиться, даже обладая самой точной картой в мире. Звёздное Скопление Плеяд включало жалкую тысячу звёзд и составляло скромный декапарсек в диаметре, невесть что по галактическим масштабам, но стоило даже в пределах этой горстки светящегося космического песка переместиться на пару световых месяцев в случайном направлении, как ты раз и навсегда гарантированно пропадал из вида для любопытных глаз.
        Слишком малы размеры. Слишком велико пространство вокруг.
        Тело поступало так неоднократно, и ни разу активность пришельцев извне не потребовала сменить эту немудрящую тактику.
        Телу в действительности было всё равно, откуда наблюдать, в его поле зрения успешно попадали сразу несколько секторов Галактики, но дальше были другие, такие же наблюдатели. Почему-то телу не хотелось с ними встречаться. Было ли в этом что-то биологической природы или так тело запрограммировал его неведомый создатель, оставалось тайной для него самого, но одно было известно точно, в случае обнаружения было необходимо, продолжая сбор сведений, переместиться в следующий карман пространства-времени, после чего вновь сосредоточить усилия на основной программе.
        Так боролись два инстинкта - любопытство и самосохранение, следование долгу и страх быть узнанным.
        Почему к первому нужно стремиться, а второго следует опасаться - тело не знало, а может, попросту забыло за прошедшие миллионы лет, хотя именно запасание знания было его основной задачей. Но не помнило же оно, по какой-то причине, кто и зачем сюда его поместил. Возможно, это были лишние знания, которые отчего-то мешали успешному выполнению основной миссии. Возможно, у тела вообще не было никакого начала, оно существовало здесь задолго до Плеяд с их скромным стомиллионолетним возрастом, а зародилось ещё на самой заре формирования Галактики, когда протопланетные туманности звёзд третьего поколения только начинали свою бурную биографию.
        Всё это было неважно, перед тем, как окончательно скрыться в новом своём коконе, тело решило пронаблюдать за теми, кто его обнаружил. Чтобы запомнить и сохранить для вечности. Пока они тоже не ушли, как уходили перед ними другие, как уходили перед ними третьи.
        Глава 3
        Декогеренция
        «Эпиметей» был странным, непривычным местом. Он был далёк как от брутальной неустроенности боевых крафтов, так и от помпезной пустоты грузопассажирских трансгалов Семи Миров. Не была астростанция похожа и на своих гигантских собратьев вроде «Инестрава-Пятого» или той же серии «Тсурифа», которые если и были предназначены для пребывания человеческих существ, то исключительно в виде дежурных вахт сборочных доков, операторов бесконечных пакгаузов и пилотов каботажного флота.
        Нет, «Эпиметей» был вполне уютен, хорошо освещён, и даже несмотря на сломанный климатизатор замечательно подходил для расслабленного времяпровождения.
        Эй Джи отложил щуп, потёр уставшую ладонь о комбинезон и потянулся к свёртку.
        Тут даже было нечто вроде столовой. Небольшой раздатчик, столики подняты из якорей в полу, играет тихая музыка, и никого. Ну, было никого. Когда сбежались сержанты-смертнички в полной амуниции тереть о своих скучных делах, Эй Джи моментально оттуда умотал, только прихватил с собой из раздатчика свежую выпечку. Подумать только, свежую выпечку!
        Даже бумажка, в которую та была завёрнута, была приятной на ощупь. Гладкая, промасленная, и шуршит как-то по-домашнему.
        Эй Джи нарочно выключил музло, чтобы расслабленно пошуршать.
        Хрум-хрум.
        И запах такой изнутри исходит, закачаешься. Та дрянь, которой их пичкали что на борту «Джайн Авы», что в гарнизоне, больше походила на плохо проваренный клейстер, да ещё и цвет имела соответствующий - серой слизи. На деле состав у обоих продуктов был примерно одинаковый, но одно дело мутная взвесь, которую через патрубок тебе закачивали прямо в желудок, другое дело вот такая свежая, поспелая булочка с корицей и ещё чем-то смутно знакомым.
        Эй Джи шумно втянул воздух и замер, ощущая, как непривычные к этому делу ароматические рецепторы приятно пощипывает.
        А всего-то и нужен был на борту нормальный пищевой фабрикатор. Понятно, на сабах такого не водилось - не положено. Но на «Тсурифе-6» почему так отвратно кормили!
        Навигатор в два хапка проглотил выпечку, закашлялся, после чего долго и мучительно избавлял горло от налипших крошек, приложившись к заветной термоколбе. В таре была намешана какая-то лютая бурда из всего, что вставляет, плюс немного воды для виду.
        Ну а чего, твой поход закончен, доблестный марин, отдыхаем.
        Эй Джи поправил в районе переносицы крепления насадок и шмыгнул носом.
        Хорошо!
        Пальцы сами потянулись снова подрубить музло, о, да, детка.
        Музло качало так, что душу вон. Рычаще-рубящее звукоизвержение забивало слуховой канал напрочь, отгораживая Эй Джи от остального мира. Когда у тебя почти не осталось собственных рецепторов, это очень важно - не жить в этом искусственном мире постоянно, чтобы он не затягивал тебя слишком уж расширенными горизонтами. Сотни голосов, миллионы километров, невероятный диапазон чувствительности, зачем тебе это всё надо.
        Эй Джи всего этого добра хватало на вахте, тут же его тяжело покачивающаяся от принятого башка желала видеть исключительно технический люк в полу да щуп-сканнер, которым он от нечего делать прозванивал контроллеры климатизатора, поминутно отмахиваясь от лезущих под руку назойливых алармов.
        Сам Эй Джи уже много лет ничего видеть не мог, а сенсоры накладок, не говоря уже о гемисфере, не желали фильтровать базар. Даже на минимальном скине всё поле зрения у навигатора было усеяно всякой мелочью, вроде как вот сейчас - схемой коммуникативных цепей «Эпиметея». Ну, с другой стороны, лучше так, чем докучливая мешанина космической навигации. Предпочтительнее было бы, конечно, просто закрыть глаза и прилечь где-нибудь, вздремнуть. Но как тут вздремнёшь, вездесущие смертнички не поймут, чего это тут кто-то разлёгся.
        А так вроде колупаешься себе в уголке, и ты при деле, и тебя никто не трогает.
        - Ай-б!
        Эй Джи от неожиданности выронил щуп и принялся яростно тереть уязвлённую конечность. Так и мозги себе зажарить недолго. Начинка некоторое время рябила, и гемисфера никак не желала стабилизироваться.
        Так тебе и надо, не лезь.
        Впрочем, ещё одна версия отпала, нужно дальше думать.
        Ковыряние в железе было для Эй Джи своеобразным хобби. Это на вахте он витал в эмпиреях чистой алгебраической топологии, имея дело в основном с полями вероятности и кривизны, и объективная реальность проявлялась для него больше в виде сакраментального «геометрического места точек», нежели в качестве каких-то реальных объектов и субъектов.
        Навигаторы и аналитики специально обучались воспринимать всё происходящее как холодную абстракцию, любые эмоции только мешали точному принятию решений и строгому расчёту. Это было разумно, но чего-то «для души» тут было мало. Нужно быть восторженным дебилом, чтобы любоваться плетями «шевелёнки» или извивами топологических множеств.
        Эй Джи предпочитал врубать своё ревущее музло и радоваться простым ощутимым вещам - попискиваниям контроллеров, щелчкам реле, яростному гудению кубитов. А ещё Эй Джи любил чинить вещи.
        Куда бы ни забросила его служба, он всегда находил какую-нибудь местную барахолку или просто склад брошенного старья, где тут же хватал что-нибудь ненужное, безнадёжно сломанное и обязательно жутко утилитарное. Сволакивал это всё в вещмешок и тащил с собой, доставая в ночи между дежурствами и с любовью в нём ковыряясь.
        Однажды раздобыл хороший такой механический корабельный хронометр, ещё террианский, безумно старый. Кто его знает, как тот вообще попал в эти галактические широты, ходить он, разумеется, давно не ходил, однако при помощи набора малюсеньких отвёрток и металл-порошкового триде-принтера Эй Джи буквально за полгода вечерами сумел хронометр восстановить. По сути он заново собрал большую часть рассыпавшегося от времени механизма - особенно пришлось повозиться с турбийоном и балансирным колесом, биметаллический сплав всё никак не удавалось правильно развесить. Однако в итоге хронометр не только пошёл, но и за сутки дал отставание всего в одну сотую секунды, что сделало бы честь даже лучшим старым мастерам.
        Эй Джи тогда собственноручно (и под дозой когнитаторов) замерил расхождение, чтобы благополучно отложить хронометр в рундук и больше ни разу не доставать. Эй Джи нравилось вещи чинить, а не разглядывать, и уж тем более не понимал он никакого удовольствия в банальном владении ими. Кажется, в итоге хронометр так куда-то и подевался, завалявшись после очередной релокации.
        Вот и сейчас, задачка починить заартачившийся климатизатор «Эпиметея» только на посторонний взгляд казалась утилитарной и потому неинтересной, но Эй Джи получал истинное удовольствие не от возможного результата, а от процесса.
        «Эпиметей» был отлаженной машиной невероятно тонкой укладки и был венцом инженерной мысли своего времени, за любой его панелью скрывались десятки приборных слоёв с энерговодами, инфоканалами, квантоптоэлектроникой, криогенными установками и генераторами силовых полей.
        По сравнению с утончённым «Эпиметеем» та же «Джайн Ава» казалась грубой самоходной колбасой, где всей интеллектуальной начинки-то и было, что дурные мощности эмиттеров и небанальная физика прочного корпуса. Здесь же огромные энергетические потоки были так ловко закатаны в сверхпроводящие экраны, что контейнер с биологическими растворами пищевого синтезатора мог располагаться в миллиметре от стенок энерговода, и оба они ничуть друг другу не мешали и даже не подозревали о том, в каком странном соседстве они находятся.
        Эй Джи ловко поддел рукоять закатившегося щупа (который тоже, если подумать, и сам по себе был маленьким инженерным чудом), принявшись заново прозванивать третий контур. Нужно понять, что же не так с датчиками. Те вроде успешно рапортовали о нулевой влажности, но до центрального контрольного блока эта информация не доходила, теряясь где-то на промежуточных шинах.
        Эй Джи время от времени начинал грешить на прошивку контроллеров, но те благополучно проходили все автотесты, а заглядывать внутрь кода и ковыряться в самих тестах… как говорится, если врут тесты, значит дело швах.
        Эта фигня же как-то раньше работала!
        Эй Джи задумчиво пососал палец - неслабо так дёрнуло - и проводил слепым своим немигающим взглядом очередную торжественную процессию.
        Смертнички по порядку носили в четырёхместный лазарет «Эпиметея» очередную жертву неудачной разморозки - прямо так, в серебристой фольге кокона. Ну а чего, штатный медлаб сам вскроет капсулу в лучшем виде. После чего возвращались с новым чёрным мусорным пакетом. Что-то у них там не складывалось с реанимацией.
        Прыжок Сасскинда вообще штука мерзкая, хорошо хоть дайверы всегда играют в эту игру активно, бодро помахивая хвостом саба. Потому дайверов если и выносили вперёд ногами, то разве что в исключительных случаях. Попал под погрузчик. А так от дайвера не оставалось ничего, кроме формального указателя на карте. Вот тут плюс-минус декапарсек. А эти, ишь, носят туда-сюда.
        Впрочем, одного бледнолицего мозголома всё-таки вытащили с того света. Пару часов назад ушёл своим ходом в направлении тамбура. Впрочем, там его всё равно упакуют и поместят во всё тот же кокон, спать до выяснения. Будет смешно, если загнётся после обратного прыжка, ха-ха.
        Хотя, скорее майор сюда первторанг вызовет.
        Вообще, хорошо бы. Неприятное покалывание под кожей и стремительно возвращающийся пигмент немудряще намекали на неслабую дозу полученных миллизивертов, скоро Эй Джи снова придётся лезть в медлаб самому, хотя учитывая количество смертничков в ближайшем от «Эпиметея» пространстве, скорее сдохнешь от лучевой, чем дождёшься новой очереди. Сто тел в виду у тикающих механизмов саморазрушения. Тот, кто придумал весь этот пикник в открытом космосе, верно, записной шутник.
        - Эт… Эт, слышь…
        Но смертнички прошли мимо, не оборачиваясь. Расселся какой-то флотский хмырь с отвёрткой в зубах.
        Да уж, от этих дуболомов добьёшься внимания, как же.
        Впрочем, не очень-то и хотелось.
        Эй Джи с неприятным треском в суставах поднялся на ноги. Надо сходить к начальству, пусть проведут уже разъяснительную работу с личным составом в его лице.
        Начальство в виде капитана Дайса который час заседало всё там же, в кают-кампании. Коммандер Тайрен насупленным старым вороном сидел рядом, а над ними обоими грудой железа вновь возвышался майор Томлин.
        - Вы знаете, господа дайверы, я почему-то не удивлён, что на борту катера никого не оказалось.
        В перебранку тут же вступил Тайрен:
        - Майор, мы вам доложили ту информацию, которой обладали, это был ваш собственный вывод, что гости были на борту катера. К тому же, из доклада, если вы внимательно его слушали, очевидным образом следовало, что гости эти обладают некоей степенью, скажем так, невидимости от стандартных сканнеров. Так что, скорее всего, они всё ещё там, на борту, не могут же они в открытом космосе прятаться.
        - И что вы предлагаете мне со всей этой ценной инфой делать, коммандер?
        - Как минимум доставить катер обратно.
        - Это я и без вас догадался. А дальше?
        Тут Эй Джи стало окончательно скучно и он слегка кашлянул.
        Все трое тут же обернулись к нему.
        - Рзршите обратиться, капитан, сорр.
        - Апро, флот-лейтенант.
        - Пребываю без поставленной задачи. Просьба устранить.
        Дайс и Тайрен переглянулись, явно что-то обсуждая на закрытом канале. Томлин посмотрел сначала на них, потом на выжидательно замершего Эй Джи, потом снова на них.
        - Сынок, рвение штука похвальная, но навигаторы сабов, даже с навыками аналитиков, нам сейчас не требуются. «Эпиметей» с одобрения капитана Дайса и коммандера Тайрена полностью передан под контроль научспецов. Ты тут будешь только мешать. Займи себя чем-нибудь, если ты понадобишься, мы тебе сообщим. Апро?
        Эй Джи пропустил эту тираду мимо ушей, продолжая ждать ответа начальства.
        И тогда, наконец, подал голос Дайс:
        - Флот-лейтенант, пока свободен, вернуться в исходное положение, выполнять.
        Эй Джи тут же привычно отсалютовал и вышел из кают-кампании.
        Ну, что тут скажешь. С другой стороны, всё честно, они благополучно угробили свой саб, кому они теперь такие нужны. И Эй Джи принял в этом мероприятии самое живое участие. Иди теперь, в климатизаторе колупайся с устатку.
        С другой стороны, понятно, почему к ним смертнички так пренебрежительно относятся: футы-нуты, белая кость, флотская элита, дайверы, гроза дипа, с голой задницей на шевелёнку, а тут такой конфуз. Капитану должно погибать вместе со своим сабом, тогда как Дайс… впрочем, это его решение, но почему он позволяет так относиться к своему экипажу? В отличие от него, Эй Джи не принимал решения покидать борт агонизирующего саба. И было бы логично на него этот позор не распространять. Впрочем, Эй Джи и сам знал, что никогда этого в лицо Дайсу не скажет, а прочим и вовсе плевать на подобные нюансы.
        Не нужен вам ни навигатор, ни аналитик, апро, капитан.
        Флот-лейтенант вернулся к своему щупу.
        Музло по-прежнему ревело, контроллеры по-прежнему не поддавались, однако какую-то логику в их глюках Эй Джи всё же нашёл. А если вот так…
        На пару с сервомехом обслуживания они принялись ловко перекидывать блоки из слота в слот, так что только успевали мелькать алерты опасных операций.
        Увлечённый своими манипуляциями, присутствие постороннего Эй Джи почувствовал не сразу. Ну, что значит «почувствовал», громко сказано. Видимо, отчаявшись докричаться до него через рёв музла, кто-то сообразил тронуть дайвера за плечо. На это не нужна была особая решимость, учитывая текущие кондиции Эй Джи - кожа да кости, того и гляди рассыплется. Однако по осторожности прикосновения уже можно было догадаться, кто это пожаловал.
        - Чего надо?
        Однако музло всё-таки прикрутил.
        Над ним нависал привычно хмурый «дежурный астрогатор» или как его там Ковальский.
        - Эмн, флот-лейтенант, вы не могли бы…
        - Не могли бы, - отрезал Эй Джи. - Ещё вопросы?
        - Чего вы тут ковыряетесь?
        - Спросил полномочий, и ковыряюсь. Твоё корыто чиню.
        Ковальский ещё больше смутился.
        - Мне начали поступать алерты…
        - Всё под контролем. Климатизаторы надо было держать в работоспособном состоянии.
        - Я уже пробовал…
        - Не могу судить. Аппаратура по-прежнему неисправна.
        - Хм… в общем, я не об этом, нам тут с вами необходимо поговорить…
        - Негатив. Занят ремонтом климатизатора. Ещё вопросы?
        Ковальский ещё помялся и отвалил, а Эй Джи благополучно вернулся к своим контроллерам.
        Кажется, ему удалось локализовать дефектный блок, осталось только придумать схему его обхода. Системы на «Эпиметее», как и положено приличному крафту, имели тройное дублирование, но юмор тут был в том, что просто так вынуть блок не получалось - схема предполагала установку в разрыв хотя бы заглушки, а уже системы диагностики сами помечали контроллер как аварийный и изымали его из системы обхода датчиков. Но упорная железка не желала считать себя малофункциональной.
        Наконец, до Эй Джи дошло.
        При помощи манипуляторов сервомеха он развернул шлейфы коварного контроллера и воткнул его в схему обратной стороной. Обходчик тут же козырнул красным транспарантом, побежала самодиагностика, ха!
        С утробным бульканьем заработали где-то глубоко в переборках насосы, и из вентиляционных блоков успешно повалила белёсая кисея капель оросителя.
        - Капитан, сорр, климатизатор переведён в режим полной функциональности.
        - Со, Эй Джи, ты молодец, а теперь отдохни, парень, не пытайся сделать сразу всю работу на этом крафте.
        - Апро, капитан. Есть отдыхать.
        Эй Джи собрал свои инструменты, вернул их сервомеху, проводил его своими незрячими глазами за угол.
        Действительно, а что тут ещё делать. Надо двигать в каюту.
        Каюта эта располагалась тут же, за выступом шпангоута, вторая вдоль внешней переборки, такая же белоснежная и пустая, как всё на борту «Эпиметея». Астрогаторы и их мозголомы, видимо, не слишком цеплялись за место собственной службы, во всяком случае никаких признаков предыдущего постояльца Эй Джи не нашёл.
        Так, прикроем люк и будем располагаться.
        Обстановка спартанская, но куда более комфортная, чем на сабе - огромные четыре квадратных метра, лишь наполовину занятые выдвинутой из ниши койкой, какие-то полочки-рундуки, зеркало с крошечным умывальником, смарт-краска на стенах. Последнее было для Эй Джи бессмысленной роскошью, с тем же успехом он мог вручную совместить проекционные плоскости дополненной реальности с любой поверхностью, не обязательно тратить ресурсы на физические носители изображения. Впрочем, кто их знает, может, тут часто ночевали индивиды без имплантатов в зрительной коре. Что таким делать в космосе - вот бы узнать.
        - Ты прав, Эй Джи, у меня нет ничего такого.
        Он чуть не подпрыгнул.
        Зрительные накладки принялись судорожно сканировать пространство, до предела расширив диапазон и до максимума вывернув чувствительность матрицы.
        Каюта по-прежнему выглядела совершенно пустой.
        Ту же информацию сообщал и услужливый бортовой квол «Эпиметея».
        И тем не менее в каюте явственно прозвучал женский голос, и принадлежал он, насколько можно было судить, эффектору Превиос.
        Эй Джи машинально попятился к люку каюты, но тот оказался намертво заблокирован.
        - Прошу прощения за непрошеный визит, но мне нужно с тобой поговорить даже несмотря на твоё явное нежелание.
        Эй Джи попытался прозвониться сначала на общий канал «Эпиметея», потом на личный канал Дайса. Тишина.
        К горлу Эй Джи подступила паника.
        - Если вы хотите со мной поговорить, то вами избран весьма странный способ расположить меня к контакту.
        Голос рассмеялся.
        - У меня нет такой цели.
        Допустим.
        - Ну, допустим. Но почему я вас не вижу?
        - Скажем так, я вне вашей сети, и не только потому, что на мне нет ни единого имплантата, но и вообще, у меня довольно сложные взаимоотношения с террианской техникой.
        Эй Джи фыркнул.
        - Базовая несовместимость?
        - Фазовая.
        Повисла пауза, словно эффектор ожидала от него какой-то реакции.
        - Ваш гамма-ритм даже при стимулировании ретикулярной формации[179 - Ретикулярная формация - участок ствола головного мозга, осуществляющий активацию коры головного мозга.] когнитаторами и бустировании синаптических щелей ЦНС достигает в максимуме пяти тысяч герц у отдельных индивидов, под эту максимальную частоту оптимизированы и все ваши кортикальные нейроинтерфейсы, но у Воинов и подобных им, в том числе это касается нас, эффекторов, гамма-ритм достигает частот в 500 килогерц и выше, мы просто выпадаем из фазы сканирования, твои видеонакладки видят меня как набор помех, не формирующих целостного образа, и потому банально отбраковывают сигнал, они просто не в состоянии транслировать в твою зрительную кору нечто, не складывающееся в привычный артефакт, это же не смарт-краска, они в зрительной коре картинку не попиксельно прорисовывают.
        Эй Джи почесал скулу.
        - Понятно. Другое не понятно. Почему дверь заперта и сигнал блокируется.
        - Это ещё проще, дай мне руку.
        Эй Джи снова дёрнулся, когда его коснулась холодная тяжёлая ладонь. Хотя в принципе, в ней не было ничего необычного, за исключением того, что он по-прежнему не видел никого возле себя. Рука как рука, только искусственная.
        Внезапно она стала до боли ледяной.
        Эй Джи потёр место прикосновения, но ничего особенного не обнаружил. Ощущение невероятного холода было не настоящим.
        - Теперь понятнее?
        - Не очень.
        - Любые интерфейсы связи с реальным миром имеют аналоговую природу, пусть сигналы в нём могут ходить и цифровые, но если ты воздействуешь на канал на частоте, принципиально большей, чем характерная частота изменения сигнала, по сути ты можешь скармливать интерфейсу что угодно, он не поймёт подделки, воспринимая субъективное ощущение как холод, тепло, что угодно привычное.
        Эта манера Превиос произносить одно предложение за раз, не важно, какой оно длины, начинала Эй Джи немного утомлять.
        - Допустим. Но связь вообще квантовая. Там частоты в гигагерцы, к тому же сам сигнал нельзя ни перехватить, ни подделать.
        - Тут ещё проще. Парадокс Зенона.
        Понятно. То есть канал просто замораживается от постоянного вмешательства, а для этого в общем достаточно иметь доступ в…
        - Погодите, так все эти рассказы про плазмоидный паразит… получается, это правда, иначе как бы вы такое проворачивали.
        - Мы предпочитаем называть это симбиозом, но да, наша «искра» имеет экзогенную природу.
        Эй Джи поднялся с койки, рефлекторно занимая оборонительную позицию.
        - Так вот почему вы тогда атаковали, вам нужно было защитить своего паразита.
        Раздался еле слышимый вздох.
        - Это не так.
        Пауза.
        - Твой любезный Дайс, как ты к нему ни относись, человек грубый и прямолинейный, со своими представлениями о чести и долге, ему казалось, что так он защищает вашу миссию, обеспечивает беспрепятственное её продолжение, потому он с самого начала принял решение в случае каких-либо проблем попытаться меня вырубить, а заодно и всех остальных на борту, что в итоге и проделал, чуть не угробив при этом астростанцию.
        - И вы тут же доблестно подтвердили его правоту.
        - Тем, что, благополучно придя в себя и как следует поразмыслив, не стала в итоге ничего предпринимать и позволила Дайсу, Тайрену и громилам из десанта спокойно заниматься на борту «Эпиметея» всем, что им заблагорассудится?
        - Зачем было имитировать побег? Зачем было прятаться?
        - Чтобы вы тут не играли в шпионов, а занимались своим делом, раз уж так на этом настаиваете.
        - Это очень по-взрослому.
        Превиос коротко и как-то механистично рассмеялась.
        - И тем не менее, с приходом второй партии в этом клубе юных искателей фокуса моё присутствие на «Эпиметее» стало окончательно бессмысленным, именно поэтому мне и нужно с тобой поговорить.
        Тут Эй Джи вспомнил.
        - Так это вы подсылали ко мне того пиджака Ковальского?
        - На самом деле, несмотря на попустительство квола, именно за отстранение дежурного астрогатора Ковальского от командования астростанцией «Эпиметей» вашего командира капитана Дайса по прибытии в первый же порт ждёт трибунал, вероятнее всего с понижением в звании, вы это осознаёте?
        Эй Джи насуплено замолчал.
        - Впрочем, сам астрогатор Ковальский ещё может свидетельствовать в пользу подсудимого и позволить ему снять с себя обвинение в незаконном захвате гражданского крафта, так что я бы на вашем с капитаном месте сменила тактику обращения с данным индивидом.
        - Пресмыкаться перед штатским мозголомом!
        Превиос снова вздохнула.
        - Ты разочаровываешь меня, Эй Джи.
        - Да на здоровье. В мои планы не входит ублажать всяких…
        - Кого?
        Эй Джи предпочёл промолчать.
        - Недо-людей?
        Молчание, руки скрещены на груди, нос смотрит куда-то в сторону.
        - Не стоит меня ни недооценивать, ни демонизировать, ты можешь думать о таких как я что угодно, но я сюда прибыла не столько в роли эффектора, сколько в роли исследователя, по первому образованию мой носитель с отличием закончил докторантуру в Математическом университете Квантума по специальности алгебраическая топология фрактальных размерностей, эта субличность была слишком ценной и оставлена в моих бэкапах сохранной до настоящего времени.
        - Хорошо, вы тоже мозголом, присоединяйтесь к полусотне ещё таких же там, за этим люком.
        Эй Джи показал большим пальцем себе за спину.
        - По ряду причин, которые выходят за рамки как нашей текущей беседы, так и за пределы вашей компетенции…
        Эй Джи всплеснул руками.
        - О да, конечно, моей компетенции. Да что вы вообще обо мне знаете? Я навигатор первой статьи и одновременно аналитик высшей категории, я провёл в недрах дипа больше часов, чем ваш этот «носитель» успел провести за книжками, прежде чем Воин превратил его вот в это невидимое, выпадающее из фазы существо, с какой стати вам судить о моей компетенции?
        - Хорошо, я бы могла сейчас перейти на обсуждение проблем вычислимости альфа-меры Хаусдорфа[180 - Альфа-мера Хаусдорфа - элемент теории фрактальных пространств, в случае обычного метрического пространства 1-мера Хаусдорфа для гладких кривых совпадает с их длиной, 2-мера Хаусдорфа для гладких поверхностей совпадает с их площадью и так далее.] для топологически-инвариантных заполняющих субпространств дисконтиннума L-систем третьего типа, но позвольте мне убедить вас, что напротив, я знаю о моём собеседнике практически всё, и начала этот разговор именно с вами, не просто потому что ваше начальство вас попросту забыло, но именно как с ценным специалистом, который в данный момент мне необходим для успешного завершения миссии.
        Ясно-понятно, после фиаско с катером эффектору понадобился навигатор. Эй Джи в ответ предпочёл промолчать.
        - Ладно, приступим: Аарон Джерард «Эй Джи» Хиллари, дайвер, флот-лейтенант, старший навигатор разведсаба «Джайн Ава», искусственник, партия Эйч-2-32-500, линия «Эолы», по забавному стечению обстоятельств, капитаном которой был прадед нашего астрогатора Марек Ковальский.
        Эй Джи не стал это комментировать. То, что этот пиджак, обладая такой фамилией, оказался болваном, не делало чести ни ему, ни «естественникам» в целом.
        - Специальная серия флотских навигаторов, сниженная эмпатия[181 - Эмпатия - осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания.], максимальные когнитивные и аналитические способности, социализация минимальна, образовательный ценз 4-би, субъективный возраст активации - 24 стандартных года, текущий субъективный биологический возраст 32 года, смешанная специализация аналитик-навигатор, поступил под командование капитана Дайса после стажировки ещё на двух сабах, где получил высшую аттестацию и разрыв зрительного нерва после несчастного случая, к продвижению по званиям не рекомендован ввиду статвыброса сниженных волевых качеств и способности к принятию решений в экстремальных ситуациях, ожидаемый возраст сохранения необходимых навыков с учётом экстремальных условий несения службы - 4 года, ввиду последних событий с утерей «Джайн Авы» и обстоятельств крайнего погружения рекомендовано отстранение от несения службы, повторное медицинское освидетельствование с целью принятия решения о списании.
        Повисла неприятная тишина.
        - Всё?
        - Вроде всё.
        - Спасибо, что напомнили мне, эффектор, что я - склёпанный на Эру из готового набора генов кусок мяса, который вот-вот окончательно пойдёт вперёд ногами в био-реактор. Во всяком случае, если нас отсюда не заберут в ближайшее время, без нормальной медицины я гарантированно загнусь от полученной во время крайнего прожига дозы через месяц, а то и быстрее. Впрочем, тут полно народу, что пойдёт вразнос ещё быстрее. Так сообщите мне что-нибудь новое.
        - Новое тут то, Эй Джи, что, к сожалению, вероятнее всего за нами никто не придёт, и у меня нет времени, да и желания спорить ни с капитаном Дайсом, ни с коммандером Тайреном, ни с майором Томлиным, доказывая им очевидные вещи, у меня здесь другая цель.
        Эй Джи снова пожалел, что канал с командованием перекрыт. Если Финнеан не придёт…
        - Моя цель - там, в фокусе, который вы трое так успешно триангулировали, и я дарю тебе шанс провести остаток твоей вполне благополучной и в чём-то даже счастливой жизни, воплощая её главную цель - вырваться за пределы субсвета и покорить то, что покорению не доступно, я дарю тебе - в действительности ничтожный - шанс стать человеком, который избавит нас от бремени спасителей, позволит человечеству обернуться настоящей космической цивилизацией, которой будет не страшна угроза после каждого прожига вне защитных додекаэдров Цепи.
        Эй Джи отчаянно зевнул.
        - Вы закончили? Тогда я бы предпочёл попросить вас удалиться. Я безумно устал, и мне действительно нужно отдохнуть.
        - Это твой окончательный ответ?
        - Да. Я уже понял, зачем я вам. Без нормального навигатора вас изловят при попытке приблизиться к фокусу, чем бы там он ни был. Как тот катер, который вы, как я понял, отправили на своеобразную разведку боем. А заодно ввели командование в заблуждение, сделав вид, что покинули астростанцию. Умно. Тем не менее, фортель не удался, я не знаю ваших способностей в полной мере, однако катер вы в итоге не смогли протащить ближе мегаметра до цели. У Томлина хороший опыт ловли блох. Потому вам нужен тот, кто обойдёт его ловушки. Но я вам в этом не помощник. Что же касается спасательной экспедиции, вы не можете знать, придёт она или нет. А теперь оставьте меня.
        - Даже если помощь придёт, вас с Дайсом больше не подпустят к управлению сабом, будь он самой дырявой калошей в Галактике, ты прекрасно знаешь, как относятся на флоте к тем капитанам и навигаторам, что потеряли свой крафт.
        Эй Джи скрипнул зубами, но снова смолчал. Она была права, но это ничего не меняло.
        - Ты знаешь, я сейчас могла бы тебе просто приказать, и ты был бы не в состоянии сопротивляться моему приказу.
        Он аккуратно прилёг на койку и принялся ждать. Пусть её.
        Тишина.
        Ни звука.
        Тогда Эй Джи снова попробовал активировать канал Дайса. Получилось с первого раза.
        - Капитан, сорр…
        - Не сейчас, Эй Джи.
        И отключился.
        В каюте стало так тихо, что шум благополучно заработавшего на полную климатизатора теперь казался чем-то запредельно громким, рокочуще-шипящим, этот белый шум заливался в уши и принимался там плескаться, перекатываясь слева направо.
        - Эй.
        Молчание.
        Флот-лейтенант снова принял вертикальное положение.
        Если в чём-то эффектор и была права, так это в том, что по сути ему ничего не мешало согласиться с её, хм, предложением.
        Ни чувство долга, ни представления о профессиональной чести, ни даже формальная субординация и единоначалие тут были ни при чём.
        Кто он, Эй Джи, навигатор без крафта, солдат без приказа, вперёдсмотрящий без глаз. Кто он такой, какова его роль на этой затерянной в недрах субсвета астространции?
        Он только мешался у всех под ногами, даже чинить трёпаный климатизатор ему никто не приказывал, все от него только отмахивались.
        А чего хотел лично он, флот-лейтенант Хиллари?
        Как там сказала эффектор, «статвыброс сниженных волевых качеств и способности к принятию решений в экстремальных ситуациях». Ни добавить, ни отнять.
        Он мямля и молчун, единственное, что хоть как-то интересовало Эй Джи помимо прокладывания трасс в недрах дипа - это была возня с никому не нужными поломанными вещами. А теперь он и сам такая поломанная вещь. Скоро эту вещь спишут и забудут.
        Так почему бы не заняться напоследок своим любимым делом, прокладывать курс и чинить вещи. Пусть этой вещью хоть раз в жизни будет он сам.
        Эй Джи открыл канал с Ковальским.
        - Передай им, что я согласен.
        А потом снова связался с Дайсом:
        - Капитан, срочная вводная. Жду вас с коммандером в своей каюте.
        На этот раз ответ пришёл без задержки.
        - Апро, флот-лейтенант. Мин-две-мин.
        Другое дело, вот что значит правильная интонация. Сразу тебя услышали. Как в старые добрые времена на «Джайн Аве».
        Дело осталось за малым.
        Нужно было придумать, как обойти ловушку мозголомов Томлина.
        Это возможно, чувствовал Эй Джи. И даже довольно просто, если не считаться с возможными потерями.
        Две чудовищных птицы бились не на жизнь, а насмерть.
        Налетали издалека, рубили изогнутыми клинками когтей, терзали острыми, как бритвы, кромками крыльев, рвали плоть каменными клювами, целясь в глаза, в пульсирующую шею, в печень, в сердце. И снова разлетались, высматривая у противника слабину.
        Воздух стонал, разрываемый их сверкающим оперением на тончайшие струйки, что свивались в итоге в грозовые фронты и гигантские вихри жестоких торнадо, которые увечили небо и землю, заслоняли собой солнце и звёзды, погружали твердь во мрак отчаяния.
        При виде этого ужасного зрелища хотелось спрятаться, убежать, скрыться. Нет, не так, просто хотелось умереть, лишь бы больше не видеть, не слышать, не осязать.
        Не вдыхать впалой грудью тошнотворный запах горелой плоти, пролитой крови, разорванных сухожилий, трепещущих артерий.
        Не дожидаться в ужасе мгновения новой сшибки.
        Но кровавый этот спектакль продолжался по своим законам, не желая спрашивать мнения у случайного зрителя, не по собственной воле взошедшего на эти подмостки. Зрители приходят и уходят, а эта битва началась не сегодня и не сегодня она закончится. Миллионы жизней полягут в этой битве, как уже полегли до того, но не в этом цена, не в этом трагедия.
        Ценой и трагедией этой битвы были судьбы цивилизаций.
        Цзинь Цзиюнь не смог себя пересилить, отвернулся, ушёл, ссутулившись, в другой отсек такого же малопонятного назначения, но у этого был существенный плюс - в нём не была включена трансляция местной жуткой гемисферы.
        Кто знает, почему спасители не ограничивались транскарниальной стимуляцией затылочной доли, или что там у них сходило за аналог зрительной коры, а рендерили[182 - Рендерить - здесь: преобразовывать математическую модель в визуальные образы.]полноценную голо-проекцию. Обычно это давало Цзинь Цзиюню возможность ориентироваться в происходящем на борту, но именно сейчас такая показушная открытость была чрезмерной до вывороченных кишок.
        С тех пор, как в гемисфере показался тот другой спаситель, Цзинь Цзиюнь места себе не находил.
        С одной стороны они с Илиа Фейи были как близнецы: те же ходули ножных манипуляторов, те же сегментированные пучки сервомехов на месте безжалостно купированных верхних конечностей, та же металлическая клювообразная маска на лице, те же омерзительные тяжи мышц и сухожилий под чешуйчатой псевдокожей. Но великая Галактика, насколько они были разными!
        Если Илиа Фейи лишь казался желчным, бесчувственным монстром, холодным, как сталь на космическом морозе, и таким же омерзительно рациональным, то существо, именуемое Симах Нуари было таковым в действительности, и на его фоне Илиа Фейи представлялся душевным парнем, предельно чутким и даже восторженным, почти поэтом, знатоком человеческих обычаев и эмоций. Трепетный художник стоял напротив бездушного, расчётливого варвара.
        Вся эта жестокая битва разворачивалась там, в «зале для визитов», как её назвал Илиа Фейи, и визуально она выглядела как два замерших друг напротив друга спасителя - один во плоти, другой в виде призрака, которые просто молчали. Во всяком случае, никаких следов коммуникации между ними Цзинь Цзиюнь обнаружить не смог. Даже саккады рептильных глаз куда-то пропали, только бился у обоих мерный пульс на шее.
        Однако стоило Цзинь Цзиюню бросить в их сторону хотя бы косой взгляд, как на него наваливалась всё та же мучительная панорама - две безумных птицы бились на фоне кровавого заката.
        Это было нереальное, почти мистическое ощущение, от которого никак нельзя было избавиться.
        Цзинь Цзиюнь не мог точно сформулировать, откуда оно бралось, было ли дело в жутковатой внешности обоих спасителей, или такое ощущение оставляла неподвижность двух фигур. Словно запаянные в коконы собственных физических тел, эти двое пребывали в столь напряжённом состоянии, как будто две статуи из закалённого стекла, две капли принца Руперта[183 - Болонские склянки, капли принца Руперта - застывшие капли закалённого стекла, чрезвычайно прочные, но разлетающиеся в пыль, если сломать тонкий «хвост» капли.], сжатые изнутри и снаружи до такой степени, что были твёрже стали.
        Ужас вызывало не само это безмолвное противостояние, жутко было представить, что случится с кораблём, если внутри этой скрученной собственной силой воли скульптурной композиции всё-таки поплывёт хоть единая недонагруженная полуплоскость, разрушится единственный кристалл общей монолитной структуры.
        Всё тут же разлетится в атомарную пыль, но и на этом процесс не остановится. Цзинь Цзиюнь смотрел на этих двоих и не мог избавиться от мысли, что здесь и сейчас во многом решается судьба Галактики.
        Отдельный ужас распространяло вокруг их полное молчание. Два спасителя просто сверлили друг друга взглядами.
        Цзинь Цзиюнь как ни старался гонять свои аудиоимплантаты на нестандартных частотах, всё равно слышал в лучшем случае немодулированный утробный клёкот. С заметной долей вероятности можно было предположить, что и это был даже не голос, а слабое эхо колебаний птичьего аналога дуги аорты.
        Что бы между ними ни происходило, это навеки оставалось их личной частью реальности.
        Цзинь Цзиюнь всё пытался выбросить их глаза-щели-бойницы-прицелы из головы, но как можно не вспоминать то, что, казалось, готово вынуть из тебя душу вон.
        Он бросил взгляд на бегущий хронометр и покачал головой.
        Было полное ощущение, что эта нежданная аудиенция длится долгие часы, настолько в воздухе застыли даже последние пылинки, но нет, согласно показаниям иридиевых часов в недрах имплантатов, вся эта изматывающая битва двух чуждых ему разумов длилась жалких восемнадцать минут.
        И тут вновь словно натянулась и с высоким дребезжащим звуком порвалась струна, мучение кончилось.
        Цзинь Цзиюнь поспешил отыскать Илиа Фейи, тот стоял на том же месте, в той же позе, только голова повисла, как плеть, и глаза словно подёрнулись плёнкой.
        Спаситель в эту минуту выглядел как глючный сервомех, которому отключили питание.
        - Кх…
        Шея спасителя мелко передёрнулась, будто гигантская бескрылая и безногая птица пыталась сглотнуть, но всё не могла.
        - Кха!
        Илиа Фейи всё-таки прокашлялся и шумно задышал, как после долгой пробежки.
        - Т-щеловек Цзинь Цзиюнь. Нам т-снужно что-то делать.
        «Нам». С каких пор вообще появилось это странное «нам»?
        - Делать с чем?
        Спаситель поморгал третьим веком, глядя в пространство.
        - Это сражение, т-с, что мы были свидетелями.
        - Что с ним?
        - Зс-са ним наблюдали. Симах Нуари наблюдал.
        - И что?
        Илиа Фейи с дробным грохотом своих металлических ходуль развернулся лицом к Цзинь Цзиюню и вперил в него свои безумные звериные зенки.
        - Ты не понимаешь всей серьёзности ситуации, человек Цзинь Цзиюнь.
        Цзинь Цзиюнь всё никак не мог с собой договориться, в каком исполнении этот голос ему был ненавистнее, вживую или в исполнении вокорра.
        - Если ты думаешь, птица, что ваше токование было мне хоть сколько-то понятно…
        - Не трать время на пустые попытки вывести меня из себя, человек Цзинь Цзиюнь, у тебя его на поверку не так много осталось. Тебе пора уяснить простую вещь - за вами наблюдают. Мы, ирны, другие расы, к которым, слава небесам, этот разговор не имеет пока никакого отношения. Вот уже много сотен сезонов лично я наблюдал за вами, регулярно отправляя отчёты домой.
        - Это я уже в курсе.
        - Тогда будь ещё и в курсе того, что до сих пор я был абсолютно уверен, что у нас дома эти отчёты никому уже давно не интересны, и что я единственный посланник Гнезда в Пероснежии.
        Про птичку забыли, ути-пути.
        - Так я думал до сегодняшнего дня.
        - Что-то не очень заметно, что мы тут одни. Налетели!
        - Ты не понимаешь. Декогеренция с Гнездом огромна. Даже если первые детонации тех неурочных сверхновых были бы своевременно обнаружены в нейтринном спектре и были успешно отработаны, сбор экспедиционного флота требует существенной подготовки и…
        Тут до Цзинь Цзиюня дошло.
        - Так они тут всё время паслись!
        - Да. Судя по тому, что я видел, и вопреки официальной позиции Гнезда, спасательный флот до сих пор не покинул пределы Пероснежия. И именно события подобные только что завершившемуся сражению могли спровоцировать его активацию.
        - Но если ваш флот раскрылся, сюда уже, наверное, спешит весь Конклав Воинов!
        Цзинь Цзиюнь чувствовал, как колотится его сердце, но ещё не до конца осознавал, чего же именно он боится.
        - Не совсем так. Если я правильно понимаю физику происходящего, никто ничего не увидит. Нас окружает искусственная топологическая лакуна, в которую не может попасть ни один фотон извне, это свёртка поля тёмной энергии, принципиально не взаимодействующая ни с чем, кроме массивных тел.
        - Проще говоря - мы абсолютно невидимы.
        - Не абсолютно, но близко к тому. Нужно иметь очень точное представление, что именно и где ты должен что-то увидеть, чтобы ваши аналитики смогли обнаружить спасательный флот.
        И тут Цзинь Цзиюнь взорвался:
        - Да кого вы тут собрались спасать!
        - Себя, человек Цзинь Цзиюнь, себя самих.
        - От нас?
        - От вас. И если ничего не изменится в раскладе сил, то после тщательного, но недолгого изучения всех обстоятельств, соорн-инфарх даст команду атаковать Ворота Танно, а также другие ключевые форпосты с целью разрушить Цепь.
        Цзинь Цзиюнь замер.
        Посмотрел в глаза проклятой птице и вновь не увидел там ничего.
        Если это такая шутка, то над чем тут смеяться. А если не шутка…
        - Ты… ты только что сказал, что вы решили уничтожить человечество.
        - Не решили. Ещё нет. Но так будет.
        - И ты… и ты согласен, что это будет правильно?
        Илиа Фейи моргнул третьим веком и его глаза снова остекленели.
        - С чем согласен я - не имеет значения. Но если вы, артманы, попали в поле внимания соорн-ифарха, если вы вынудили его действовать, значит всё серьёзно, и я почти не имею возможности вам в этой ситуации хоть чем-нибудь помочь.
        «Ситуации». Он называет грядущий геноцид «ситуацией».
        - Да ты по делу можешь сказать?! Что случилось там такого, что этот ваш соорн-инфарх сорвался с катушек?
        Некоторое время Илиа Фейи молчал, размышляя.
        - Только что чуть не случилось открытое боестолкновение между двумя группами террианского флота. Боевого террианского флота. Лидийское крыло под командованием контр-адмирала Молла Финнеана нарушило прямой приказ Воина и начало прорываться в область триангуляции того, что вы называете «фокусом», в то время как подконтрольные Воину крафты, срочно перебазированные в эту область для прикрытия заблокированного угрозой флота, своим огнём до последнего пытались помешать первторангам Финнеана уйти в прыжок. Вы не находите тут ничего экстраординарного?
        Птицы. Трёпаные птицы.
        - Я не знаю, что там случилось и почему, но причём тут человечество, причём тут Цепь!
        - Это мы вам дали Цепь. Это мы вам дали способность покинуть физику обычного пространства и покорить пустотность. Это мы вас спасли от угрозы. Мы отвечаем за последствия вашего появления на просторах Пероснежия, нравится вам это или нет.
        - Хрена с два! Мы ни разу не просили вас о помощи! И мы бы сами нашли свой путь в Галактику!
        - Возможно, только вероятнее всего вы не пережили бы, в таком случае, ещё одного Века Вне. Теперь же перед нами ничем не контролируемая агрессивная раса, плодящаяся миллиардами особей и готовая презреть любые рамки. И да, мы после Века Вне ясно дали понять Ромулу, что есть определённые условия, цена, которая стоит за выживанием его расы.
        Торговцы жизнью - они такие. Каждый торговец жизнью это всегда ещё и торговец смертью.
        - Что же нам нельзя такого делать? Приближаться к фокусу?
        - Стрелять друг в друга.
        Цзинь Цзиюнь запнулся. Что тут ответишь. Это была наверняка глупая случайность, каких полно на флоте.
        - Иногда мы все вынуждены стрелять по своим. Если на тебя несётся неуправляемый крафт, ты спасаешь жизни одних, открывая по другим огонь на поражение, и тем самым лишая их шанса на выживание. Мы не до конца знаем обстоятельства…
        - Я сказал соорн-инфарху то же самое. Но ему, увы, обстоятельства известны в точности. Он сообщил мне, что стал свидетелем вооружённого мятежа, что отныне Воины не могут гарантировать контроль над террианским флотом. И соорн-инфарх ждёт теперь лишь формального повода, чтобы начать действовать.
        Безумие, это какое-то безумие…
        - Но Воин, он-то почему ничего не предпринимает?
        - Ты не думал над тем, почему он решил не предупреждать Финнеана о том, что он прорывается к нему через файервол?
        Откуда ты всё это знаешь, птица?
        - Он, видимо, не хотел, чтобы тот решил самостоятельно выходить из зоны огневого контакта.
        - Верно. То есть он знал, что мятеж обязательно состоится, и, несмотря на риск потерять оставшееся без подкрепления Крыло в огневом контакте, предпочёл рискнуть, лишь бы Финнеан не решился уходить самостоятельно. Вот и ответ на вашу реплику про «обстоятельства».
        Погоди… стой, тут что-то не так.
        Цзинь Цзиюнь сделал пару нервных шагов туда-сюда, пытаясь собраться с мыслями, но после бессонной ночи в бреду септического шока те путались и никак не желали укладываться воедино.
        - Я же видел, что Финнеан начал прожиг заранее, ещё не зная…
        Великая Галактика, какая же ты двуличная скотина…
        Цзинь Цзиюнь подошёл вплотную к птице и снова заставил себя заглянуть ей в глаза.
        - Это был ты. Ты сообщил Финнеану, что к нему прорывается Воин.
        Тьма тебя подери, трёпаная птица, это ты во всём виноват!
        - Да, это был я.
        Так, погоди, хрена ты так от меня отлезешь, птицетазовое[184 - Птицетазовые - один из двух отрядов динозавров. Несмотря на своё название, не они, а ящеротазовые динозавры стали предками современных птиц.]. И тут же резко сменил тональность:
        - Илиа Фейи, посланник летящих, вам не кажется, что было бы логично, фактически спровоцировав внутрирасовый конфликт, попытаться хоть что-нибудь предпринять, хотя бы попытаться восстановить статус-кво? Вы же теперь, как ни крути, один из нас.
        Птица резко встрепенулась.
        - Ничего подобного!
        - А вы спросите своего драгоценного соорн-инфарха, что он думает о вашей роли во всём этом, и какой он видит вашу личную ответственность в произошедшем. Вы теперь один из нас, посланник, и вы разделите с нами уготованную нам участь.
        Третье веко дёрнулось и замерло.
        - Разделю, не вижу в этом ничего предосудительного. Мы, летящие, раса ответственная.
        - Так будьте ответственным до конца и хотя бы попытайтесь что-нибудь предпринять!
        Трёпаная птица наконец ожила, зашевелилась, заелозила на своих ходулях.
        - Я твержу это вам с самого начала, хоть вы и спешите сразу начинать со мной в ответ препираться. Я хочу что-нибудь поделать со сложившейся ситуацией. Но мы в коконе. «Лебедь» его не покинет, поскольку это теперь, по сути, его вторая кожа. Внешней связи тоже нет. Что тут можно предпринять?
        Но Цзинь Цзиюнь видел, этот щипаный орёл ещё не разыграл все свои камни. Во всяком случае, его уверенность в правоте начальства была не так уж безгранична, а значит, у человечества ещё есть шанс.
        Какого же трёпаного он задумал?
        - Выйди из отсека, человек Цзинь Цзиюнь.
        - Я бы предпочёл…
        - Выйди, артман!!!
        Цзинь Цзиюнь пулей вылетел в соседний отсек. Какие все нервные.
        И тут же почувствовал.
        Как сначала бегут по коже мурашки озноба, потом они забираются под кожу и начинают ковыряться там своими острыми коготками. Что-то творилось вокруг с самим пространством, оно плыло и искажалось, всё сильнее выпадая из поля зрения, так что пришлось опереться на что-то толком уже не различимое, чтобы не упасть.
        Рябь перед глазами исчезла, как не было, и вот уже перед Цзинь Цзиюнем снова помаргивает гигантский петух.
        - Там кто-то есть, человек Цзинь Цзиюнь, кто-то из артманов, но мне его скорлупку отсюда не достать, я видел твой корабль, похожий на насекомое, ты же тральщик, да?
        Неожиданный поворот.
        - Д… допустим.
        - Мне нужны твои руки.
        На этом пункте Цзинь Цзиюнь рефлекторно отшатнулся. От трёпаной птицы можно ожидать и чего угодно. Сразу представились две вырванные из суставов конечности, из которых разливается лужа крови. Во всяком случае, с собой они точно нечто подобное проделывают.
        - У «Лебедя» есть внешний гравигенный манипулятор, но без наведения он бесполезен. Вы же должны уметь управлять такой штукой на голом фидбэке. Так сказать на ощупь.
        Вот ты о чём.
        Цзинь Цзиюнь машинально обтёр мокрую ладонь о робу.
        - Уверенная дистанция наводки? Мегаметр хотя бы есть?
        - Ноль три ваших стандартных гигаметра.
        Цзинь Цзиюнь присвистнул. Будь у его тральщика такие эмиттеры… впрочем, ладно.
        - Но как мы вообще туда пробьёмся, даже если, как вы говорите, там что-то есть.
        - Как я уже говорил, гравитационное взаимодействие как таковое нельзя экранировать.
        Хм, ну, допустим. Ещё бы знать, что мы потом со всем этим будем делать.
        - Попробовать можно, но я не знаю, что у вас за интерфейсы…
        - Положим вас обратно в медлаб, там есть штатно запрограммированный на разметку артманских зон транскарниальный индуктор, это будет как… как двигать собственными руками. Так вы согласны мне помочь?
        - На этом этапе да. Но потом мы с вами должны будем обсудить сложившееся положение.
        - Как вам будет угодно.
        Под грохот бипедальной опоры посланника Цзинь Цзиюнь отправился обратно в ненавистный медлаб. Это место слишком уж ассоциировалось с чувством беспомощности. Внутри прозрачной колбы ты был как лабораторная крыса на прозекторском столе. Можно пробовать верещать и кусаться, но только пока тебя не отравят хлороформом.
        Птица некоторое время задумчиво шевелила своими суставчатыми манипуляторами, не то просто совершая механические действия в такт каким-то сокрытым от глаз приготовлениям, не то на самом деле стуча по каким-то невидимым сенсорам. Кто их знает, спасителей этих. Было похоже, что Илиа Фейи никакими имплантатами не злоупотреблял и вполне мог нуждаться в механическом взаимодействии с контроллерами внешних эффекторов.
        Наконец магические пассы закончились, и колпак принялся закрываться.
        Цзинь Цзиюнь машинально набрал воздуха, как перед погружением, но тут же с шумом выдохнул, оказавшись в абсолютно чёрном пространстве.
        Ни низа, ни верха, никаких привязок к направлению или какой-либо среде.
        - Человек Цзинь Цзиюнь, вы видите сейчас внешними сенсорами «Лебедя». Чернота это следствие кокона, смиритесь. Мы сейчас действительно ничего не видим.
        Сдерживая подступающую панику, Цзинь Цзиюнь попробовал что-то сказать, но у него не получилось, тогда он попытался обычным образом активировать вокорр, и на этот раз пошло лучше.
        - Верните мне хотя бы сетку, мне нужно как-то ориентироваться!
        Он очень старался, но голос получился достаточно истеричным.
        Однако просьба возымела действие - вокруг тут же замерцали, мерно изгибаясь, тончайшие нити галактических меридианов, а чернота несколько примитивно превратилась в поверхность пузыря с нанесённым на неё скином общего вида на Галактику из местных её широт.
        Так лучше.
        - Я считаю, что вам это только помешает.
        Кто тебя спрашивает вообще.
        - Посланник, уйдите, дальше я сам. Я вас позову, если ваша помощь потребуется.
        Молчок. Ну, будем считать, что птах вправду отвалил.
        Как же у них тут всё…
        Цзинь Цзиюнь потянулся вперёд, это было словно физически ощутимо. Как будто это его собственная ладонь сейчас шевельнулась, начала расти, шириться, простираясь на искомые мегаметры вглубь пространства.
        - А наши телодвижения не заметят со стороны?
        - Насколько мне известно, манипуляции такого рода даже вне подобных коконов малообнаружимы на расстоянии больше характеристических, квадрупольный момент падает…
        - Ладно, можно дальше не разжёвывать.
        И всё-таки птица тут, следит, слушает. Ладно, приступим.
        Цзинь Цзиюнь принялся, как учили, расчётливыми мазками сканировать телесный угол, если бы было хоть какое-то представление о том, где искать, было бы легче, но переспрашивать у летуна - себе дороже. Опять же, а ищем что? Масса покоя, габариты, асимметрия…
        Пространство молчало.
        С тем же успехом можно было просто водить руками, делая вслепую бессмысленные шаманские пассы, пытаясь нащупать то, чего не существовало вовсе.
        Птица, птица, а не почудилось ли тебе и твоей искре…
        Стоп.
        Цзинь Цзиюнь прекратил дурацкое занятие.
        Илиа Фейи был прав - пока перед лицом мерцают координаты, ты ищешь что-то, чего нет. И сканировать впустую пространство можно было сколько душе угодно, объект при этом мог двигаться вдоль собственной мировой линии, активно или пассивно, по тысяче различных траекторий. Нужно забыть про это, нужны навыки тральщика, чутьё, осязание. Ты должен поймать объект буквально на кончики невидимых и неощутимых пальцев. Ты должен почувствовать его.
        Цзинь Цзиюнь со вздохом вырубил гемисферу, вновь погрузившись во мрак.
        Эта штука, она очень чуткая, и очень мощная. И обращаться с ней надо нежно, как с пушинкой.
        Он перестал пытаться куда-то дотянуться. Он начал тянуться сразу повсюду.
        Густая чернота пространства на самом деле была прозрачнее самого вакуума.
        Ни единый лишний сигнал не мог потревожить Цзинь Цзиюня в недрах этой своеобразной депривационной камеры.
        Так, что-то есть.
        Едва заметное сопротивление, будто дуновение лёгкого ветерка на коже, будто трепет крошечного нервного окончания за декапарсек от тебя.
        Вот он, родимый.
        Цзинь Цзиюнь начал осторожно, чтобы не спугнуть цель, концентрировать энергию манипулятора, в нужном секторе телесного угла. Это было что-то невероятное, ему словно приходилось балансировать огромным каменным столпом, на вершине которого сидела крошечная птичка и раздумывала, а не свить ли ей здесь гнездо.
        Осторожно, осторожно…
        Какая же эта штука крошечная.
        Есть закрепление!
        Цзинь Цзиюнь потащил эту штуку к себе, стараясь не повредить хрупкий груз.
        Это тебе не булыжники космические тягать.
        Что же это мы поймали такое?
        Активированная гемисфера наконец смогла что-то показать, когда были пройдены внутренние слои кокона.
        Шлюпка. Обычная флотская спасательная шлюпка. Только что вышедшая из разморозки. Цзинь Цзиюнь был разочарован.
        - Это шлюпка.
        - Да.
        - Там кто-нибудь есть?
        - Один артман.
        - И какой нам с неё прок?
        - Вот сейчас и узнаем. Дальше я сам, человек Цзинь Цзиюнь, спасибо за твоё искусство.
        Да куда уж там. Не за что, дурная ты птица.
        Пока шлюпку добывали манипулятором и швартовали в уже знакомом Цзинь Цзиюню кормовом шлюзе, он всё думал, что это за бедолага им достался из ниоткуда, и каким образом он вообще может отреагировать на такие новости, как невесть откуда взявшийся «Лебедь», да ещё и под управлением боевого кукуна лошадиных габаритов. Человек с нервами послабже пожалуй и занеможет от одной только мысли о подобном приключении. Кстати о «занеможет».
        - Илиа Фейи, ты подумал про контаминацию?
        - Подумал, иммуномодуляторы[185 - Иммуномодуляторы - вещества, способные оказывать регуляторное действие на иммунную систему. По характеру их влияния на иммунную систему их подразделяют на иммуностимулирующие и иммуносупрессивные.] подготовлены, в мои планы не входит возиться с ещё одним болезным артманом.
        Какие мы строгие.
        Что тут вообще делает эта шлюпка? Разве что это с того крафта, как его, с «Энигмы». Хотя если там кто и выжил, сейчас они должны быть рассеяны где-то на почтительном удалении, в пределах досягаемости Ворот Танно. После отстрела такого рода шлюпки автоматически выходят на прыжок, тем более - ими никто в здравом уме не станет пользоваться в качестве каботажного транспорта, да ещё и в пределах зоны огневого контакта. Спассредство, с грехом пополам обещающее экипажу шанс на выживание, не более того.
        Судя же по тому, как легко шлюпка далась в ловушку Цзинь Цзиюня, она была даже не заряжена, значит, или малофункциональная, поди и с трупами внутри, или она, напротив, только что из заморозки, а значит кто-то по доброй воле сиганул в самое полымя, чтобы… чтобы что, Цзинь Цзиюню в голову никак не приходило. В любом случае, знакомство ожидалось любопытное.
        Другой вопрос, почему это Цзинь Цзиюнь так спокоен. Только что ему прямо в глаза сообщили, что вся его раса поставлена на порог геноцида, но он немножко потрепыхался да и успокоился. Что такого, житейское же дело.
        Можно списать всё на шок, но Цзинь Цзиюнь никаких таких симптомов не ощущал. Лёгкая апатия да, не более того. Или это никак не отпускала премедикация, а может, и сам Илиа Фейи постарался. Если между ним и Воином было что-то общее, то у них могли быть и общие таланты к воздействию на человеческий разум. Если всё приключившееся с Цзинь Цзиюнем со времён его чудесного спасения на орбите безвременно почившего Гюйгенса не было от начала и до конца бредом агонизирующего сознания. Ну нет, до подобного солипсического идиотизма он ещё не докатился.
        По переборкам прокатился едва различимый стук шлюзования. Он сказал «приехали».
        Ну-ка, посмотрим, кого там нелёгкая принесла.
        Цзинь Цзиюнь наблюдал, как за прозрачной переборкой биокапсула обтекает серебристой росой дезактиватора. Разумно. При пассивном прыжке накопленных антипротонов выходило на добрые сотни миллибэр, так что даже банальная пыль с поверхности саркофага могла изрядно загрязнить местные сверкающие палубы. Да и здешнему стафилококку лишний мутаген весьма пригодится.
        Капсула наконец раскрылась, и из неё недр тут же полез искомый пакс. Цзинь Цзиюнь помахал ему ободряюще рукой, но вид незнакомца его не сильно обрадовал. Безвольно расслабленная правая половина лица немудряще указывала на свежий инсульт. Биокапсула, наверное, сделала, что смогла, но тут явно требовалось вмешательство посерьёзнее.
        - Как ты себя чувствуешь, артман?
        А вот и мы. Доброй души спаситель пожаловал. Беспокоится.
        - Я… это «Лебедь»?
        - Да, ты находишься на борту одного из «Лебедей». Моё имя Илиа Фейи, я посланник Гнезда в вашей Галактике.
        - Почему вокруг такая… темнота?
        - Вы попали со своей капсулой в маскировочный кокон. Теперь нам всем нужно постараться его покинуть.
        Иногда эта птица формулирует на удивление точно и кратко. Разве что не стала уточнять, благодаря кому пакс и его шлюпка сюда «попали».
        - Но мне нужен… мне нужен Воин.
        Тут в беседу решил вступить Цзинь Цзиюнь:
        - Я не знаю, зачем тебе Воин, но его здесь нет. Скорее всего, уже вернулся на «Тсурифу-6».
        Незнакомец подумал и повторил:
        - Мне нужен Воин. Это срочно.
        Может, это после прыжка, или после инсульта, непоправимо пострадали когнитивные способности. А может, ему и правда было так нужно, что он аж сюда прыгать решился.
        - С тобой в капсуле кто-то был?
        Качание головы.
        В одиночку, значит. Похоже, парень рехнулся ещё до прыжка.
        - Срочно или нет, мы пока не знаем, как отсюда убраться.
        - Я знаю. Я посчитал. Если капсулу повторно зарядить, она сможет покинуть кокон своим ходом, уйти в прыжок, вам удастся добраться до Воина или Финнеана. Решайте сами.
        Значит, вот каков был план. Что ж, разумно, если, конечно, этот чудик сумеет пережить ещё один прыжок.
        - Кто вы… кто вы такие?
        - Я же сказал, я посланник Гнезда…
        Тут Цзинь Цзиюнь решил сам сдвинуть диалог с мёртвой точки.
        - Мы хотим помочь. Есть важная информация об этом месте и о спасителях. Её нужно срочно доставить Воину и контр-адмиралу Финнеану.
        - Воин… мне нужен Воин.
        Вот упорный. Или безумный. Или и то, и другое.
        - Ладно, тогда нам срочно надо уходить в сторону Ворот Танно. Илиа Фейи, когда капсула будет заряжена?
        - Она уже заряжена. Параметры прыжка введены.
        Как удобно. Надо поторопиться, не надо раздумывать, время тик-так.
        - Если ты мне чего-то недоговариваешь, птица…
        - Я договариваю. Вам нужно лететь. Ему нужны нормальные врачи, а тебе просто лучше здесь не быть, когда начнутся вопросы. У Симаха Нуари не осталось никакого терпения. За столько-то бесплодно потраченных сезонов.
        «Вам нужно»… погоди.
        - Ты решил остаться здесь?
        - Не я решил. Вас кто-то должен прикрыть. Тонкий манёвр, кокон на время скроет вас от внимания соорн-инфарха.
        - А ты?
        - За меня не беспокойся.
        Цзинь Цзиюнь посмотрел на спасителя, потом на апатичного незнакомца.
        Да тьма бы с вами обоими.
        - Ладно, загружай нас. Ты уверен, что справишься?
        - Я ни в чём больше не уверен. И вам не советую.
        Погрузка на шлюпку не заняла много времени - из четырёх биокапсул три остались не использованы, потому просто нужно было принять нужную позу и дождаться зелёных индикаторов.
        - Так куда летим, к Воину или Финнеану?
        - Мне нужен Воин.
        - Вот ведь…
        Ладно, уговорил, Цзинь Цзиюню в общем было всё равно.
        - Человек Цзинь Цзиюнь, постарайся найти обоих, мне очень важно, чтобы ты рассказал Воину и Финнеану, как всё было.
        На этом связь угасла - они благополучно отделились от «Лебедя» и вокруг опять воцарилась кромешная тьма.
        Незнакомец, кажется, вновь уснул, но сам Цзинь Цзиюнь решил дождаться развязки. Как и предсказывал Илиа Фейи, спустя некоторое время кокон рассеялся и вокруг вновь зажглись звёзды, сразу со всех сторон, словно и не витало тут где-то невидимое чудище в оболочке из сгустившейся тьмы. Чёрный лебедь, вестник несчастий.
        Сработало автоматическое позиционирование, генератор послушно начал прожиг на прыжок. И тут прямо по курсу что-то сверкнуло.
        Цзинь Цзиюнь даже не успел испугаться, как вновь воцарилась тьма. Так вот что ты задумал, Илиа Фейи, старый ты кур. У твоего соорн-инфарха, кажется, хватило решимости прекратить утечку столь радикальным способом - открыть огонь по спасательной шлюпке. Но кокон вокруг «Лебедя» сработал идеальным щитом. А просчитанный заранее прыжок теперь будет активирован автоматически, на голом энтузиазме форсированного генератора.
        Что ж, спаситель, ты в очередной раз спас Цзинь Цзиюня, прощай, может, ещё когда и свидимся.
        Не сказать, что их недолгое знакомство было таким уж приятным, но эта птица действительно беспокоилась о людской расе, и это стоило ценить.
        На этом его мысли оборвались, вмороженные в криогенную фугу.
        Шлюпка благополучно покинула субсвет.
        Томлин бушевал.
        Раскаты его голоса перекатывались по отсекам «Эпиметея» подобно волнам какого-то чудовищного космического прибоя, резонируя друг на друге, бродя по дальним закоулкам бесплотными тенями и возвращаясь обратно уханьем сирены.
        Томлин бушевал так, что тряслись переборки, а случайно подвернувшиеся его взгляду смертнички невольно втягивали лысые головы в плечи и предпочитали свалить по-хорошему.
        И только двое никак не желали реагировать на это затяжное словоизвержение.
        Доктор Ламарк глядел куда-то поверх головы майора, словно прикидывая, насколько ещё у того хватит сил тянуть из себя жилы, а астрогатор Ковальский хоть и не поднимал глаз от палубы, но явно больше потешался всем этим фонтанированием, нежели опасался за какие-нибудь последствия содеянного.
        Томлин был готов поспорить на ящик самого дрянного портового самогона во всей галактике, что этот шкет усмехается себе под нос, ничуть не устрашённый гневом майора. Да и с чего бы, он Томлину не подчинялся даже формально.
        Тогда майор заткнул факел и вернулся к конструктиву:
        - Ковальский, вы же не какой-нибудь шпак из подворотни, хоть и дурацкой мозголомной астростанции - а командир, как вам пришло в голову принимать участие в этом балагане?
        Астрогатор повёл плечами.
        - Майор, как вы заметили, это моя астростанция, и я продолжаю за неё отвечать. Вот в рамках этой парадигмы и предпочитаю действовать. А вот что вы тут делаете?
        Томлин для порядка ещё буркнул себе под нос что-то про «пиджаков суконных», но это уже было так, остаточное явление. Он уже успокоился.
        - Остерман, доклад.
        - Они взяли курс на фокус, двигаются плотной группой, все три катера. Готовы отловить по вашей команде, майор.
        - Сколько у меня запас на принятие решения?
        - Навалом. Мин-четыре-две-мин..
        Томлин театрально всплеснул руками.
        - Вот что вы прикажете с вами всеми делать?
        И тут голос подал доктор Ламарк:
        - Как я и предупреждал, на том, самом первом катере никого не оказалось.
        - «Никого» или никого, доктор? - с выражением уточнил майор.
        - Совсем никого.
        - И к чему это ты?
        - К тому, что нас вот уже несколько часов успешно водят за нос. И получают от этого преизрядное удовольствие.
        Майор оскалил свои два ряда отчётливо искусственных акульих зубов и слегка рыкнул, изображая какого-то только одному ему ведомого хищника. Остальные кротко ждали, пока он прекратит представление.
        Ладно, тьма с вами.
        - И что же ты предлагаешь, доктор, отпустить их?
        - Честно говоря, я не думаю, что моё мнение тебя сильно подвинет в смысле разумности выбранной стратегии.
        - Понятно, ещё один стратег на камбузе. А вы, астрогатор, хоть вы понимаете, что туда не следует вот так соваться?
        - У меня своё мнение на этот счёт. Если я что и усвоил за предыдущие месяцы, так это тот факт, что эти двое способны сами разобраться, что им следует, а что нет.
        - А эта троица дайверов? Они тоже, это, способны? Вы же вроде не поладили, откуда вдруг такая страсть заводить дружбу с неприятными типами вроде Дайса с Тайреном? Эй Джи хороший аналитик, но и у него характер не ангельский. Я же их всех знаю, как облупленных. Так как же вы спелись, не расскажете?
        Ковальский деланно поводил носком лакированного ботинка по стерильной палубе.
        - Майор, вы знаете, у меня могут быть свои представления о лояльности.
        - Ах, да, ведь это не они увели у вас драгоценный «Эпиметей», а я, такой-сякой!
        Томлин досадливо махнул рукой и развернул перед собой максимально детализированную модель фокуса.
        Перед ним заколыхалось что-то выпуклое, пузырящееся, словно дышащее.
        - Впрочем, зачем они туда попёрлись, я догадываюсь. Приказ Финнеана, болезненное любопытство и девять жизней в запасе, как у хвоста кометы. Доктор, не пояснишь, что мы тут наблюдаем?
        - Охотно, майор, это больше всего похоже на четырёхмерную проекцию шестимерной бутылки Клейна.
        - То есть из этой дряни нет выхода, а ещё она каким-то делом завелась здесь, будто не покидая трёпаный дип, так?
        Ламарк вздохнул, разведя руками.
        - Можно признать, твоя гипотеза не лишена изящества, но она, увы, базируется исключительно на нумерологическом совпадении. Это ни разу не дип. К тому же, топологическое пространство не совсем шестимерно…
        Томлин поднял обе руки ладонями вверх, как бы сдаваясь.
        - Это очень мило, но попробуй в следующий раз просто сказать «да». Можно даже без «сорр» в конце. Ладно, если твои мозголомы хоть на что-то годны, они уже должны были дать какие-нибудь прогнозы по части поведения этой штуки. Что это вообще такое?
        Ламарк повернулся к Ковальскому и сделал жест ладонью, словно приглашая того на сцену.
        - Астрогатор, мне нужно подтвердить одну гипотезу, взгляните на объект, вам он ничего не напоминает?
        Ковальский тут же умело изобразил мыслительный процесс. Научспецы это очень ловко делают.
        - Напоминает. Конвекционную ячейку. Только не трёхмерную, а больше. Вот это тут - явно шестигранные гиперцилиндры[186 - Гиперцилиндр - здесь: осесимметричное многообразие в размерности больше трёх. В целом интересующиеся могут на эту тему почитать разные умные научные статьи с названиями вроде «Об огибающей конгруэнции гиперсфер».].
        И показал пальцем.
        - Только один момент. Мы как будто смотрим на них изнутри, а не снаружи.
        Ламарк с довольным видом показал Ковальскому большой палец.
        - Именно. Майор, если ты опасаешься, что эта штука часом рванёт, разнеся нас, эту галактику или всю видимую вселенную разом, то твои опасения беспочвенны.
        Томлин с театральным драматизмом закряхтел.
        - Судя по нашему моделированию, штука эта если и является замком, то оберегает она не нас от того, что внутри, а скорее наоборот, защищает некую границу от энергетического каскада с нашей стороны.
        Так, погодите, не смешите, я вас мигом проучу. Когда мозголомы начинают так изъясняться, значит и сами ничегошеньки не понимают. Так, будем танцевать от сопла.
        - Но здесь вокруг же ничего нет.
        Ламарк и Ковальский переглянулись с привычным видом «тупой вояка».
        - «Здесь», как ты выразился, есть тёмная энергия, как и в любом месте нашей с вами Вселенной.
        - А по ту сторону, выходит, её нет?
        - Это пока наиболее вероятная из гипотез, исходя из топологии того, что мы наблюдаем.
        - Но насколько я помню курс физики, даже внутри дипа тёмная энергия никуда не девается, там тоже идёт своё расширение пространства-времени.
        - Я смотрю, майор, чему-то тебя всё-таки научили.
        - Очень смешно. Так что это за нора, в которую ведёт эта дыра, и что там водятся за единицы и нолики?
        - Увы, этого достоверно не знает никто.
        - Прелестно.
        Майор рухнул на ближайшее кресло, слегка осоловело обвёл взглядом кают-кампанию, потом протянул руку к раздатчику, нацедил оттуда стакан сока томарильи, залпом его осушил, поморщился, нацедил ещё и тоже одним глотком выпил.
        Весь этот процесс ему традиционно заменял медитацию для лучшего переваривания собственных размышлений.
        - И что наши малонаучные исследователи числом пять там потеряли?
        Доктор Ламарк в ответ покосился на Ковальского.
        - Если вы думаете, что я в курсе, то вы мало знакомы с нашими гостями. Болтать они любят, но в основном от скуки, по делу из них слова лишнего клещами не вытянешь.
        - Понятно. Точнее, непонятно. Что-то же они сказали такое Дайсу и остальным, что они сменили пластинку?
        - Полагаю, главным аргументом был тот факт, что вы до сих пор топчетесь на подходах, а они фокус этот, в конце концов, триангулировали, чего не удавалось до сих пор никому. И должны бы первым делом радеть за успешную разгадку этого ребуса. Не доверяют вашим людям, доктор Ламарк.
        Томлин поморщился.
        - Честь мундира, законы фронтира, а нельзя к начальственным приказам относиться более… скучно, что ли, по-простому, без этих самых закидонов?
        Ламарк хмыкнул, за что получил свежий заряд ненависти из обеих глазниц.
        - Я сказал что-нибудь смешное, доктор Ламарк?
        - Извинения, майор, но вас, десантников, не поймёшь, вы же местами ковбои почище любых дайверов, и уж прости мне мою прямоту, с головой иногда вообще не дружите.
        Томлин пожевал губами и вздохнул.
        - Бывает всякое. Но угнать три единицы малотоннажного транспорта из-под носа моих смертничков и мотать на нём невесть куда - это уже перебор, не находишь?
        Ковальский тоже решил выступить:
        - Особенно учитывая, что это уже второй подобный эксцесс, с тех пор как вы на борту «Эпиметея».
        Вот ведь заноза в заднице.
        - Дежурный астрогатор Ковальский!
        Ковальский деланно вытянулся во фрунт.
        - Я!
        - Лопасть от руля. Расскажите мне что-нибудь новое, чего я и без вас не знаю, а то что не спросишь, вы всё в несознанку играете.
        - Никак нет, майор, сорр!
        - Вот поганец. Доктор, тебе слово, что ты с твоими людьми ещё успел нарыть на это вашу многомерную цилиндру?
        - На самом деле данных много, но их интерпретация в основном лежит в плоскости предположений, то есть даже до теорий не дотягивает. Нам бы поближе подобраться…
        - Я вам подберусь! Подберутся они. У твоих людей в распоряжении детекторная сеть, плюс эксаджоули. сенсоры и вычислительные мощности «Эпиметея», вот и справляйтесь пока так. В общем, доклад, я тебя предельно внимательно слушаю.
        Доктор Ламарк издал дробный звук контрольными кольцами, и тут же проекция фокуса в гемисфере обросла многозначительными графиками и диаграммами.
        - Как ты видишь, в сущности, эта структура не излучает, хотя в микроволновом диапазоне она неплохо заметна за счёт эффективного поглощения радиоволн в пиках пульсаций. В этом и была главная сложность его обнаружения - даже со стороны топологического пространства, где он является одной из местных кучностей фрактальной матрицы, это всего лишь артефакт пространственной структуры, а не физический объект с массой, зарядом, спином или ещё чем-то подобным. Даже у коллапсаров, которые устроены довольно примитивно и однообразно вплоть до квантового уровня, макроскопические параметры существуют и вполне измеримы, тут же мы имеем дело скорее с местом, нежели предметом.
        - То есть фокус отвечает на вопрос «где», а не «что», это я догадался. Ну и где же это, в таком случае?
        - Минутку терпения, майор.
        Вид фокуса снова сменился, теперь перед ними вращалась та же структура, но в разрезе. Так она больше всего была похожа на улитку, сиречь неведомо чей орган слуха и пространственной ориентации.
        - Это сейчас спроецировано не что-то измеренное, а скорее наша догадка, но динамика у фокуса весьма энергичная, и если эта поверхность хоть сколько-нибудь отвечает стандартным нашим представлениям о мембранной физике, то внутри там должны быть вот такие фазовые камеры в количестве трёх штук, которые последовательно снижают размерность метрического пространства до стандартных.
        Томлин постарался не считать на пальцах, и у него получилось.
        - Так, доктор, ты говорил, что объект шестимерный. Минус три это будет три.
        - Да, всё верно.
        Томлин постарался добавить в свой голос максимально яда:
        - А время куда делось?
        Но Ламарк в ответ даже не моргнул, подготовился, значит, зараза мозголомная.
        - Это как раз самое интересное. Похоже, времени там нет как такового. Только пространственные координаты.
        Томлин и Ковальский принялись переваривать.
        - Но оно же это… движется?
        - «Движется» лишь проекция на наше пространство-время, точнее, мы так субъективно воспринимаем изменения этой проекции при нашем движении вдоль собственной мировой линии. А если его остановить…
        Теперь образ хромосферной ячейки был абсолютным. Шестигранная гиперпризма мерцала всеми своими многочисленными рёбрами. А ещё это выглядело как люк, ведущий куда-то в темноту.
        - Это как же вам удалось остановить время, а, мозголомы? Стоп-кадр этой штуки не сделаешь.
        - Мы отправили один из своих зондов-беспилотников в дип, это он видел в момент начала проецирования за файервол.
        - Со, доктор. Теперь выводы.
        Ламарк аккуратно свернул все свои диаграммы и сложил руки на пузе.
        - Нам неизвестно, что там внутри, но время там в нашем понимании не течёт. То есть там либо ничего нет, либо любая материя-энергия-информация пребывает там в вечном стазисе.
        Томлин почесал лоб.
        - Получается, теория эта гласит, если вкратце, что ничего там внутри интересного нет как нет, а кто сунется - застынет, как муха в янтаре.
        - Если в общем, то да.
        - Твои орлы уведомили об этом наших угонщиков?
        - Я это сообщил тебе, а ты уж решай, что с этими ценными сведениями делать.
        - Так сообщи! Глядишь, одумаются.
        Ламарк кивнул и углубился в общение по личным каналам, Ковальский тоже думал о чём-то своём.
        Тогда Томлин булькнул ещё стакан сока, поцокал языком, разминая по вкусовым окончаниями сладковатый ягодно-томатный привкус, после попытался вспомнить, от чего там его отвлекли своим дурацким побегом трое дайверов и две советницы. Или кто там они.
        Женщины на борту, ну надо же!
        Отставить.
        - Остерман, доклад.
        - Продолжают двигаться теми же курсами, на вызовы не отвечают.
        Плохо. Значит не просто так они туда летят, что-то, сволочи, удумали.
        Томлин устало потёр виски. Лежал бы сейчас в биокапсуле, горя бы не знал. Чего он цацкается с этим детским садом. Кто другой, не привыкший таскаться по Галактике с группой мозголомов на закорках, уже давно бы грохнул кулаком и ввёл бы военное положение в объёме полтора кубопарсека. Все бы сидели, как пришибленные, по койкам и не вякали. А тут, с кем поведёшься.
        - Остерман, бери сквады Каннинга и Гвандойи и аккуратно выдвигай их с двух флангов для захвата. Держаться в полутике, без команды ничего не предпринимать.
        - Апро, майор.
        - Доктор, попроси своих держать эмиттеры наготове. Разрешающая у нас сейчас сколько?
        - Сколько угодно, можем хоть отдельную заклёпку зафиксировать.
        - Сколько угодно мне не надо, отдельный катер зафиксируете с гарантией?
        - Вполне.
        - И по мощности?
        - У нас запаса на две сотни таких катеров. Дело не в этом.
        Ну, начинается. Томлин терпеть не мог вот этих вот «дел».
        - А в чём?
        - Они же знают, что будет. Первую беглянку твои герои самолично отловили за полторы минуты, ловушку даже не пришлось задействовать.
        - И?
        - И всё равно они прутся. Почему-то.
        Почему-то. Если бы там на борту были только эти три дайвера, Томлин бы поручился, что будут прорываться в нахалку. Но там ещё и эти трёпаные «гости». И это может означать, что угодно.
        - Ёшита, как связь с Финнеаном?
        - Молчание.
        - Декогеренция?
        - Уже прошла.
        Вот это уже совсем неприятно. Если придётся снова уходить в пассивный прыжок, считай, половина трупами прибудет на место.
        - Доктор, а ваш дрон, нельзя его использовать как ретранслятор?
        - В смысле, он по ту сторону.
        - Он же нас слушает?
        Ламарк по-прежнему смотрел непонимающе.
        - Ну, да.
        - Вот и дай приказ отгрузить ему директиву ретранслировать сигнал на «Тсурифу-6».
        - Но мы никак не узнаем, получена ли вообще директива, и есть ли отклик.
        - И всё-таки, попробуй.
        Ламарк пожал плечами и вывел на гемисферу проекцию топологического пространства вокруг них. Точнее собирался вывести, но ничего так и не увидел. Даже обычной для пространства за пределами Цепи шевелёнки не было видно.
        Незадача.
        - Там… ничего нет.
        - Я и сам вижу. Где дрон, доктор?
        - Он должен быть там, в ожидании команды на обратное проецирование. Энергии на прожиг у него всё равно нет.
        Томлин мрачно пошевелил массивной челюстью, но решил наново не раздражаться. Сегодня явно не его день.
        - Научспецам приказ срочно подготовиться к проецированию ещё одного дрона.
        - У нас их осталось две штуки, майор, мы их готовим для погружения во внешние контуры фокуса.
        - Отставить погружение. Нам нужна связь, и срочно. Доктор Ламарк.
        - Подтверждаю. Директива на точечное двустороннее проецирование, полный лог внешних рецепторов, при полном проецировании отправка инфопакета к Воротам Танно, и поторопитесь.
        Томлин показал Ламарку большой палец, покосился на молчаливого Ковальского, потом снова вернулся к гемисфере.
        Там маркер зонда уже начал ускоряться в расчётную прыжковую зону. Ноль один, ноль два, ноль три «це», есть фазовая, эмиттеры активированы, полная мощность на воротах, есть прожиг.
        Топология пространства послушно изогнулась на двух планковских площадях, сверкнул гамма-всплеск, дрон штатно выкинуло за пределы горизонта событий и…
        И тишина.
        - Где дрон?
        Ковальский нервно хихикнул.
        - Доктор Ламарк, не молчи.
        - Нет сигнатуры. Дип пустой, майор.
        Прелестно. Просто прелестно.
        - Есть, конечно, вероятность, что оба зонда уцелели…
        - Говорят, комет доят.
        Ковальский снова хихикнул, чем окончательно вывел Томлина из себя.
        - Астрогатор, шли бы вы уже отсюда, ржите в своей каюте, если вам так будет угодно.
        Но тот не унимался. Точнее, он совершил несколько героических усилий, чтобы согнать с лица непрошеную улыбку, но у него всё равно не получалось. Тогда он плюнул, и точно так же, лыбясь во всю ширину, показал пальцем на участок гемисферы, где была отметка фокуса.
        - Кажется, майор, это не единственная наша проблема.
        - Ближе к делу.
        Томлин постарался, чтобы эта фраза прозвучала достаточно авантажно, чтобы согнать уже с лица астрогатора неуместное выражение.
        - Ваш фокус движется.
        - Мы в курсе. Относительно галактического меридиана…
        - Нет, вы не поняли, он движется по вынужденной траектории.
        Доктор Ламарк тут же злобно отстучал какую-то заковыристую команду и от маркера фокуса на них послушно потянулась тончайшая паутина мировой линии.
        Ковальский оказался прав. Эта штука улепётывала на всех парах. И судя по траекториям угнанных горе-пиратами катеров, как раз они об этой особенности объекта были прекрасно осведомлены.
        - Доктор, у меня потом к тебе будет один разговор, только ты не обижайся.
        Но судя по виду Ламарка, тот уже и сам понял, что свалял со своими мозголомами дурака, как вообще можно было не заметить активное маневрирование объекта?
        - Каннинг и Гвандойя, срочно приступить к перехвату.
        В общем канале тут же начался привычный речитатив смертничков, проговаривающих директивы.
        Томлин обернулся на Ковальского, прищурился и на всякий случай скомандовал:
        - Квол, временно отрубить у дежурного астрогатора все исходящие каналы.
        Ковальский усмехнулся.
        - Подозреваете меня в чём-то, майор?
        - В том, что вам хватит глупости им помогать? Нет, что вы. Вот бы вам ещё хватило ума их отговорить.
        - Майор, сколько вам повторять, меня в целом беспокоит только безопасность астростанции «Эпиметей», во всех остальных вопросах я придерживаюсь нейтральной позиции.
        - Прозвучало как «нейтральной плавучести», непотопляемый вы мой. Однако помолчите, я попробую проделать этот номер за вас.
        Ковальский сделал в ответ приглашающий жест и свободно откинулся в телескопическом кресле, будто ожидая какой-то любопытной стейдж-постановки.
        - Коммандер Тайрен, здесь Томлин.
        - Со, майор. Я вас слушаю.
        - Зачем вы это всё устроили?
        - Это мы триангулировали фокус. Было бы глупо в итоге не побывать там, куда мы так долго шли. Других занятий для нас всё равно нет.
        Ах ты ж старая колоша. Романтик с большой дороги.
        - Угонять-то катера зачем? Ну хорошо, если ваши, хм, гостьи так хотели туда попасть, то мы бы всегда договорились. И вообще, Тайрен, вы же с капитаном первые всю эту бучу на борту устроили. А теперь что, вы вместе? Как это понимать вообще.
        Пауза, думает. Раз думает, значит, есть шанс.
        - Знаете, Томлин, иногда договариваться становится легко и приятно, особенно когда тебя о чём-то вежливо просят, а ты как раз остался без своего саба и тебе скучно торчать на этом золочёном яйце.
        Майор покосился на Ковальского, тот явно не ожидал такой подачи. Ну, да, любимая же игрушка.
        - Спелись, значит. Так всё-таки, с чего вы решили, Тайрен, что я вам собираюсь запрещать приближаться к фокусу? Вы старше меня по званию, к тому же навигатор, в отличие от меня, смертничка, и от моих коллег-мозголомов. Вам хочется поиграть в меченый атом? Да галактику вам в руки! Но для этого хватит одного катера, они нам тут нужны, прекратите свои глупости и возвращайтесь.
        - Вы можете мне заговаривать зубы сколько угодно, но я же вижу, как ваши красавцы подбираются к нам с флангов. Детекторные решётки тут, конечно, дрянь, но перед вами лучший экипаж в этом секторе Галактики, не переоценивайте свои шансы, майор.
        Горы самомнения, как всегда у дайверов. Да вы такую мелюзгу с учебки в руках не держали. Лучшие они.
        - Каннинг и Гвандойя, начали, они вас видят. Остерман, пусть разогревают ловушку. Если они всё-таки оторвутся - пеленайте их и весь разговор.
        И тут же переключился обратно:
        - Коммандер, тут астрогатор Ковальский интересную штуку придумал, говорит, этот ваш фокус чуть не живой и улепётывает сейчас от вас во все лопатки.
        - Мне это без разницы, майор.
        - Последний раз предупреждаю, коммандер возвращайтесь, у меня есть приказ Финнеана к фокусу не приближаться.
        - У меня такого приказа нет.
        - Ну, в таком случае, конец связи.
        Вот упёртые.
        Все трое наблюдали сейчас в глубине тактической гемисферы, как катера на полном ходу принялись смещаться ближе друг к другу. Что эти дайверы задумали? И на каком из трёх бортов сейчас таинственные гостьи?
        Сквады Каннинга и Гвандойи между тем уже активизировали форсаж «тянучки», стремительно нагоняя беглецов.
        - Мин-тридцать-сек.
        Молодцы какие, всё уже промерили, посчитали. Сколько их учить не пытаться обогнать третью ступень.
        Катера между тем уже буквально срослись в единый маркер, по-прежнему набирая мощность. Так, это уже софткап компенсаторов, вы чего, все решили там стать героями?
        - Доктор Ламарк, срочный расчёт ловушки при работе по строенной цели, допуски, всё!
        - Мин-пятнадцать-сек.
        - Должна выдержать.
        Отлично.
        - Первый шок пошёл, второй пошёл…
        Лучший способ изловить такую юркую цель - это перестать за ней гоняться. Точнее, чтобы перестала она.
        - Не срабатывает. Приступить к попытке физического контакта?
        - Доктор, ваши предположения?
        - Они как-то экранируют свои генераторы. Не удивлюсь, если это…
        - Я понял. Так, оба сквада отбой, Остерман, активировать ловушку, прямо сейчас.
        Маркеры «тянучек» послушно рассыпались, на максимальном ускорении уходя от цели. Но и дайверы не зевали, все три маркера синхронно сдвинулись, составив теперь единое физическое тело.
        - Тайрен, что ты творишь?
        - Майор, и всё-таки я бы обратил внимание…
        Томлин одним движением раскрытой ладони заставил Ковальского заткнуться, и тот послушно отправился к Ламарку, что-то тому вполголоса выговаривая.
        Между тем несущая матрица ловушки уже благополучно мерцала в недрах гемисферы, огромной пращой захлёстываясь вокруг траектории беглых катеров. Те даже не пытались увернуться, словно понимая бессмысленность лишних трепыханий. Если Томлин хоть немного знал Дайса и Тайрена, то подобный фатализм был вовсе не в их духе. Значит, они по-прежнему следуют изначальному плану. Но какому?
        - Дайс, Тайрен, Хиллари, последний вызов. Ложитесь в дрейф, или я буду вынужден вас обездвижить.
        - Делай, что должен, майор. Только не прикрывайся тем, что тебя вынудили. Прими уже решение и действуй.
        - Апро, коммандер.
        Ловушка послушно вспыхнула от пролившихся на неё живительных петаджоулей и начала стремительно затягиваться.
        Одновременно объединённая воедино тройка катеров синхронно врубила трёпаный прожиг на прыжок. Умно. Номер, конечно, одноразовый, и не догадайся Томлин заранее дать команду на обсчёт энерговооружённости, могло и сработать.
        - Доктор Ламарк, фиксация цели.
        - Ты уверен, майор?
        - Выполнять.
        - Апро, сорр.
        Свёрнутый плотный кокон полей одним движением затянулся, лишая цель подвижности.
        В этот момент рвануло.
        Выглядело это как яркая звезда в глубинах гемисферы, разом затмившая всё вокруг.
        Когда доли секунды спустя она, остыв, растворилась в ледяном пространстве космоса, вокруг были различимы лишь обрывки ловушки и мелкие ошмётки дебриса. Маркеры катеров исчезли.
        В кают-кампании воцарилась гробовая тишина.
        - Ламарк, какого это было?..
        - Не могу знать. Паттерны излучения анализируются. Но, похоже, они запустили проецирование прямо внутри кокона, не дожидаясь выхода на режим.
        Томлин пытался понять и не мог.
        - Это точно не результат воздействия нашей ловушки?
        - Негатив, контакта не было.
        - Они же знали, что режим не достигнут?
        - Судя по всему, да.
        - Так зачем?!
        Голос Томлина едва не сорвался на крик.
        - Не могу знать, сорр.
        Безумие, вся эта экспедиция была сущим безумием.
        - Тайрен, Дайс, Хиллари, эффектор, советник, кто-нибудь, здесь Томлин.
        Молчание.
        А ты чего ждал, чудес не бывает, вместо того, чтобы быть потраченными на проецирование, все петаджоули накопителей единомоментно обратились в излучение.
        Погодите…
        - Доктор, а зачем им вообще было прыгать?
        - Не могу знать.
        - Ковальский, не молчите, они же прорывались к фокусу, у катеров есть только пассивный прожиг, энергии в накопителях на два не хватит, да и видели же они, что случилось с нашим зондом. Это похоже на самоубийство, зачем, тьма их побери!
        И тут его осенило.
        - Доктор Ламарк, натрави на это место максимальный диапазон детекторной сети. Пусть твои мозголомы ищут хоть что-нибудь, движущееся к фокусу, и быстрее!
        Тот посмотрел на Томлина с недоумением, но спорить не стал.
        Гемисфера зажила своей жизнью, стали мелькать какие-то таблицы спектрограмм и корреляций, разноцветной рябью принялись надеваться скины радио-, нейтринного и гравидиапазонов, наконец, спустя томительных полминуты, маркер снова всплыл.
        - Майор, это третий катер. Статистика по массе разлетающихся осколков примерно соответствует остальным двум.
        - Значит, они нас всё-таки обвели вокруг пальца. Сколько до фокуса?
        - При текущем ходе, мин-две-мин, не больше.
        - Успеем повторно развернуть ловушку?
        - Развернуть не проблема, спозиционировать не успеем, да ко всему так близко к фокусу…
        Томлин задумался.
        - Майор, прикажете сбивать?
        Вопрос.
        Хор-роший. Вопрос.
        Тьма тебя побери, Тайрен. Хотя конкретно ты наверняка уже так и так труп.
        - Негатив, капитан. Всем сквадам отбой боевой тревоги. Продолжать наблюдения за фокусом.
        Томлин устало уселся обратно в кресло, громыхнув сочленениями «защитника». Кресло застонало, но снова выдержало.
        - Майор, послушайте меня, наконец.
        - Астрогатор, что вам.
        - Мы не того опасаемся. Фокус явно убегает, так?
        - Ну?
        - Он убегает не от нас, майор. Всё это время его ускорение было направлено совсем в другую сторону, и даже когда к нему приблизился катер…
        Он продолжал прежний курс, практически перпендикулярно к видимой угрозе.
        Томлин немедленно активировал канал.
        - Катер, здесь Томлин. Отговаривать я вас больше не стану, но если вы знаете что-то такое о фокусе или о странном поведении дронов во время проецирования, что нам не известно…
        - Здесь эффектор Превиос. Майор, уже поздно. К сожалению, мы вам уже ничем помочь не можем. У нас своя цель. Прощайте.
        Томлин оглядел собравшихся. Оба молчали.
        Маркер катера вплотную приблизился к самой границе фокуса и тотчас пропал из проекционного пространства.
        - Доктор?
        - Никаких видимых артефактов, топология в норме, во всех спектрах та же картина, что и раньше. Даже траектория фокуса прежняя. Во всяком случае, коллапсары, квазары, кварковые, нейтронные звёзды и прочая астроинженерия оттуда не лезет. Вон у нас специалист сидит, подтвердите, Ковальский.
        Тот молча пожал плечами.
        И тут врубилась корабельная сирена.
        Это квол анализатора гравиакустики. Он что-то услышал, достаточно громкое, чтобы поднять тревогу.
        Вот так уже становится куда понятнее.
        - Астрогатор, сколько у нас на борту эксаджоулей и как долго вы сможете нас всех прикрывать своим внешним щитом?
        Ковальский в ответ только нахмурился.
        Кажется, они и правда угодили в какую-то хитрую ловушку. И она ещё только продолжала захлопываться.
        Молчание Акэнобо било по ушам контр-адмирала сильнее, чем любые крики.
        Пока ордер разворачивался для нового захода, было самое время обсудить тактику, но майор упорно продолжал делать вид, что полностью занят тактическим управлением флагшипом, и в канал не стучался. В какой-то степени это было правдой - и без того измотанный старпом Коё вместе со своими навигаторами постоянно требовал контроля команд, не говоря уже об аналитиках штаб-капитана Сададзи, которые ещё на прошлом заходе, уйдя на экстренную премедикацию, по очереди гасли на общей схеме командной цепочки.
        Но в этом молчании было нечто большее, гораздо большее.
        ПЛК «Тимберли Хаунтед», «Альвхейм», «Адонай» и «Упанаяна» - вот всё, что осталось под его командованием от Лидийского крыла, о судьбе остальных крафтов контр-адмирал не знал ровным счётом ничего. Не лучшее положение, в которое можно было завести собственный флот. Что толку в прежних соображениях, если сейчас ты стоишь перед голыми фактами - четыре первторанга застряли в недрах ненавистного дипа, продолжая ежесекундно набирать свои миллизиверты и терять эксаджоули в накопителях, а результата всё не было.
        За спиной у них было уже три попытки проецирования в субсвет, и все три попытки были неудачными.
        Финнеан, поморщившись, переключил гемисферу в режим прямой проекции, и сам поразился увиденному.
        Обычно плотно заселённое фрактальными плетьми топологическое пространство дипа было едва узнаваемо. Лишь тени былых яростных штормов мерцали вокруг, едва-едва колебля жирные балжи тёмных течений.
        Дип, словно испугавшись собственной былой ярости, истаял, рассыпался на отдельные фрактальные завитки, оставив навигаторам для обозрения лишь титанические «обратные пузыри» да далёкое отражение выступа Цепи у Ворот Танно. И в этой непривычной пустоте, в этом холодном спокойствии таилось нечто сокрытое от глаз, коварное и, по всей видимости, совершенно пустое.
        То, что им никак не давало закончить миссию.
        А как удачно начинался этот затянувшийся прыжок.
        Идеальное проецирование, приличный запас по энерговооружённости, симметричный ордер в построении «ромб», почти никаких допусков по напряжениям внешних полей, формирующих вокруг четвёрки первторангов пузырь физического пространства. Классика активного прыжка, как по учебнику.
        А что дип аномально неактивен, так с тех пор как в его недра пролился энергетический каскад «глубинников», тут могло случиться что угодно, ни одного достоверного свидетельства результатов воздействия на местную топологию таких энергий до сих пор никем зафиксировано не было. Да и какое навигаторам дело до этих мозголомных вопросов, задача была достигнуть места десантирования ботов Томлина, а по обнаружении оных уже решать, как поступать дальше.
        Первое, что обнаружилось по мере прожига - это полное отсутствие каких бы то ни было маяков. А между тем у доктора Ламарка были чёткие инструкции - сразу по прибытии на место выбросить из субсвета бакен с включённым транспондером.
        Однако координаты фокуса по первоначальной триангуляции аналитиков коммандера Тайрена никуда не делись, и по ним одним ордер в итоге благополучно прибыл на место, пусть и совершив пару ненужных манёвров в обход неудачной конфигурации галактических макроструктур.
        Но самое неприятное, особенно в свете абсолютной своей непредвиденности, ждало крафты Финнеана на финале прожига. В очередной раз убедившись в полном отсутствии следов пребывания здесь смертничков Томлина, а также разведсабов «Джайн Ава» и «Махавира», контр-адмирал дал команду Сададзи начать проецирование ордера в субсвет. Тот благополучно отработал манёвр, начал процесс штатной дефляции пространственного балба, но… файервол так и не показался.
        Перебранка аналитиков в канале закончилась принятием решения сменить тактику проецирования, перейдя в упрощённый режим, по сути аналогичный финальной стадии пассивного прыжка, что грозило экипажам лишним облучением и резко повышало риски декогеренции на выходе в субсвет, но в той ситуации это представлялось лучшим из возможных решений.
        Второй заход, аналогично, завершился ничем - Финнеан так и не увидел в гемисфере знакомый красный пузырь субсвета, только зря ушла в диссипацию ещё пятая часть наличных эксаджоулей.
        После третьей попытки проецирования никто ничего не обсуждал. В канале аналитиков стояла гробовая тишина.
        Но больше всего Финнеана беспокоило молчание майора Акэнобо. Тот с самого начала прыжка не проронил ни слова, хотя в обычной ситуации он бы не вылезал из личного канала.
        Между тем настала пора что-то решать, причём решать быстро. И с этим молчанием тоже.
        - Сададзи, какие у нас варианты на следующий заход?
        - Если честно, мы исчерпали все классические схемы, осталась только какая-то совсем экзотика вроде двойного проецирования, чего никто не делал со времён Века Вне.
        - Вероятность успеха?
        - Не могу знать, контр-адмирал, физика процесса остаётся неясной. Дип себя ведёт так, будто под ним вообще нет никакого субсвета.
        - Но нейтринные ловушки что-нибудь видят?
        - Дальние маяки на месте, но конкретно тут мы будто над войдом, абсолютно плоская и гладкая топология, на пределе чувствительности ловушек всё пусто.
        - Со, флот-капитан, попробуй найти место вблизи какого-нибудь ближайшего неприметного карлика, и готовь обратный прожиг.
        Мгновение раздумий, тоже очень говорящее.
        - Мы не будем возвращаться к Воротам Танно?
        - Пока нет, нужно для начала кое-что обсудить, в более спокойной обстановке.
        - Апро, контр-адмирал.
        С этим тоже не всё так просто. У тебя проблемы с командой, контр-адмирал, большие проблемы.
        - Приказ по Крылу, отставить попытки проецирования в физику, прежним ордером приступаем к вторичному прожигу в резервный сектор, флот-капитан Сададзи - обеспечить расчёт траектории, энергетикам следить за запасом эксаджоулей в накопителях, после проецирования немедленно забросить якоря и перейти в режим максимальной незаметности. Выполнять.
        В недрах дипа пространственный пузырь вокруг ордера создавал особо острое ощущение субъективности происходящего. Гемисфера не была в состоянии даже опытному навигатору передать гиперреальность фрактального мира, человеческое сознание воспринимало всё за пределами балба как некую абстракцию, не имеющую физического смысла и потому далёкую и отстранённую.
        Малейшее перенаправление импульса-энергии, и дип послушно претерпевал самые замысловатые эволюции, преображаясь столь причудливым образом, что даже незыблемые маяки далёких квазаров принимались метаться из зенита в надир, дробиться, превращаться в яркие тоннели и бездонные ямы, переполненные тепловым излучением абсолютно чёрного тела. Любые признаки реального мира во время прожига становились призраками, третичными и четвертичными проекциями нечто на ничто, и как аналитики не сходили с ума, пытаясь удержать весь этот детерминированный хаос в голове - всегда оставалось для Финнеана загадкой.
        Навигаторам было проще, им отдавались лишь итоговые инструкции, очищенные от мишуры фрактального мира, математически холодный тактический рисунок прожига, который приводил, или во всяком случае должен был привести их крафт в искомую точку шестимерного пространства. После чего ордер просто нужно было вернуть в обычный мир с колючими звёздами и пустотой, заполненной тёмным гало и распираемой изнутри инфляционным давлением, туда, где время тащится беспредельно медленно, и где сигнал о гибели Вселенной будет распространяться по ней столько же, сколько она существует.
        Возможно, она уже погибла, но они об этом так никогда и не узнают, заключённые в такой же пузырь, как сейчас колебался вокруг ордера, только в триллион раз больше. Увы, от размера тут суть не менялась. Чтобы узнать, что там на самом деле, нужно было покинуть пузырь, а значит - сперва развоплотиться.
        В каком-то смысле каждый крафт, возвращаясь в субсвет, рождался заново. Или окончательно умирал лишь в этот самый момент.
        На заре гиперпространственной навигации проводились опыты с запутанными парами квантовых частиц, одну из них проецировали через файервол, и оставшаяся орфанная[187 - Орфанный - здесь: осиротевший.]частица замирала в стазисе, навязанном квантовым парадоксом Зенона, но стоило её паре спроецироваться обратно в субсвет, хотя бы и за килопарсеки от исходной точки, как стазис пропадал, и запутанность при этом не разрывалась.
        Но интереснее было, когда аппарат, несущий пару, попадал в «шевелёнку», рапыляясь в итоге по эту сторону каскадом навеки рассеянной информации. Орфанная частица тут же распадалась по суперсимметричному каналу, как будто она сама только что прошла файервол.
        В каком-то смысле обе частицы умирали и снова рождались для этой вселенной в момент первичного проецирования. И кто мы после этого такие, бродяги дипа, сотни раз рождённые и сотни раз умершие в результате глупого броска костей, не самозванцы ли, только притворяющиеся самими собой?
        Финнеану часто не давали покоя подобные размышления.
        Но они отступали, как только реальность возвращалась во всей своей смертельно опасной красе.
        - Обратный прожиг завершён, точность выхода до третьего знака, навигаторам приготовиться к дефляции локального балба, энергетикам принять контроль над генераторами, плотный ордер, нулевая готовность к проецированию, сформировать ударный фронт.
        Если растерявшие даже энергию атомарных тепловых колебаний малотоннажные крафты дип буквально выплёвывал из собственных потрохов, как только энергетическая плотность падала ниже минимума, а разведсабы и «Лебеди» Воинов вальяжно выплывали из глубин чужого пространства, буквально балансируя на грани между двумя мирами и проникая сквозь границу файервола едва заметной тенью, то походные ордеры первторангов пробивали границу файервола в буквальном смысле этого слова, как атомные ледоколы на Старой Терре взламывали некогда тяжёлые паковые льды своим собственным весом.
        В данном случае физика была совершенно иной, несмотря на внешние аналогии. Больше это походило на попытку пробурить с орбиты лёд-II[188 - Лёд-II - тригональная кристаллическая разновидность водного льда с высокоупорядоченной структурой, формируется при давлении порядка 3000 атмосфер и минус 200 градусах Цельсия.] перемороженной космическим холодом бродячей водяной суперземли, направляя на его поверхность узкий луч энергии, на два порядка превосходившей по плотности излучение фотосферы активного квазара.
        Ордер наваливался на зеркальную мембрану файервола тараном, разогретым до десяти триллионов градусов, для этого приходилось направлять в одну точку не только почти всю энергию, саккумулированную в балбе за время прыжка, но и расходовать почти все эксаджоули, оставшиеся в накопителях. И главный трюк состоял не только в том, чтобы суметь протащить весь ордер в полученное окно, а ещё и успеть собрать по пути максимум растраченной энергии.
        Так, в яростной вспышке рождения новой микровселенной, четыре ПЛК, оставшиеся в распоряжении контр-адмирала, начали прорубать себе дорогу в родной, скучный и на некоторое время безопасный мир. Пока опять переполошенный тараном дип не скомпрометирует все оставшиеся коридоры проецирования, пока не нагрянет снова неминуемая угроза.
        Финнеан скрипнул зубами. Если у Томлина и его мозголомов есть хоть малейший шанс прекратить эту бесконечную круговерть выматывающей войны с, по сути, никем, неразумной данностью, тупым обстоятельством, то долг Финнеана сделать для этого всё возможное.
        И сегодня у него не получилось.
        Но, возможно, ещё получится завтра.
        - Рассредоточиться.
        Ордер распался, уходя от точки выхода широким веером. Остаточные поля, которые раньше держали ПЛК вместе, сейчас лишь мешали точному маневрированию. Пока не погасло коронарное свечение каскадной ионизации на остриях факельных зон, капитаны разводили первторанги, чтобы эффективно погасить остаточную кинетическую энергию, пока акустики прозванивали пространство в диаметре тысячу тиков, стремительно заполняя тактическую гемисферу местным космическим населением.
        Сададзи действительно удачно выбрал запасную точку проецирования. Широкая двойная система старого красного карлика и молодого красного супергиганта[189 - Красный супергигант - массивная и очень большая по размеру звезда. Относится к спектральному классу K или M и классу светимости I. Типичными представителями красных сверхгигантов являются звёзды Антарес и Бетельгейзе, отличаются крайне коротким жизненным циклом. Красный карлик - маленькая и относительно холодная долгоживущая звезда главной последовательности, имеющая спектральный класс М или поздний К.] третьего поколения, куда немедленно ушли все основные якоря, в точках Лагранжа системы - гигантские высокометаллические молекулярные облака, раскатанные целым семейством рыхлых планетезималей в небанальную двух-плоскостную систему колец, заключённых в серебристое гало свободно вращающихся в этом космическом зоопарке ледяных снежинок.
        Зрелище красивое, но главное, позволяющее удачно скрыться от любопытных глаз.
        Разбившись на пары - «Тимберли Хаунтед» и «Альвхейм», продолжая оттормаживаться, на тридцати кило-«же» ушли в сторону одной протопланетной структуры, а «Адонай» и «Упанаяна» начали удаляться в сторону другой - четыре крафта привычно подняли пространственные щиты и распахнули ворота накопителей для живительного потока дармовой энергии.
        Настало время командам ПЛК заняться тщательным тестированием всех систем, которые не обслуживались с самого объявления боевой тревоги по огневому контакту.
        Контр-адмирал машинально прислушивался к переговорам в открытых каналах командных цепочек, интересуясь не столько ущербом, который получил за прошедшие сутки его флагшип, сколько пытаясь уловить общее настроение экипажей.
        Настроение было аховое - люди до крайности вымотаны, уже вторая треть личного состава вынужденно погружалась в медицинскую кому, остальные еле ворочались, их голоса даже через механический вокорр больше походили на какое-то глухое эхо потусторонних речитативов, нежели на что-то присущее живому человеку.
        Если бы сегодняшнюю вахту на этом можно было закончить. Если бы.
        Вокруг «Тимберли Хаунтед» по безумным траекториям скользили мириады небесных тел характеристическими размерами от песчинки до планетезимали, свиваясь в тончайшие диски, плотные балжи, математически отстроенные вереницы и хаотически мечущиеся облака.
        Вся эта небесная механика, подсвеченная двумя красными звёздными фонарями, распадалась на всевозможные переливы оттенков и яркостей, ни на секунду не прекращая видоизменяться. Если дип сводил с ума своими фрактальными размерностями и стремительной непредсказуемостью, то это место завораживало размеренным и грациозным движением, с каким, наверное, миллионами лет колышутся в недрах тягучего янтаря серебристые стрекозиные крылья - бесконечно гладкое и бесконечно невозмутимое движение, подчиняющееся паре простых законов.
        Невероятно красивое.
        Невероятно хрупкое.
        Они уже видели, как это происходит.
        Энергетическая капсула размером меньше ядра гелия, начинённая мета-стабильными сборками суперсимметричных странных бран-гравитонов и помещённая в ядро здешней старомодной матроны, миллиард лет назад благополучно не сумевшей преодолеть пробел Шварцшильда[190 - Пробел Шварцшильда, он же «пробел RR Лиры» - промежуток на звёздной диаграмме Герцшпрунга - Рассела между красными карликами и красными гигантами, вызванный нестабильностью звёзд, в ядрах которых начинается горение гелия (т. н. «гелиевая вспышка»).] и потому способной поддерживать движение в этой системе ещё добрых десять миллиардов лет, смогла бы за крошечное мгновение уничтожить всё вокруг во всепожирающих недрах коллапсара, как это уже случилось на окраине Плеяд. И никто, ни слепые силы природы, ни человечество с его могучим коллективным интеллектом миллионов лучших умов не могли ничего этому варварству противопоставить.
        Кто это сделал и зачем?
        За прошедшие сутки об этом некому было спросить, да и к кому обращать этот вопрос? Опять бежать на поклон к Конклаву Воинов? Финнеан вздрогнул. Они, скорее всего, не знают, а если и знают, то не скажут. Исключительно для твоей же пользы.
        С этим настала пора заканчивать.
        Как и с затянувшимся молчанием Акэнобо.
        - Майор, капитан Коё в состоянии контролировать управление «Тимберли Хаунтед»?
        - Апро, контр-адмирал.
        - Через двадцать минут собери капитанов на брифинг. Плюс Сададзи. Обращение к экипажам будет по итогам.
        - Апро, контр-адмирал.
        Финнеан буквально кожей почувствовал, как Акэнобо не терпится оборвать связь.
        - А пока я бы хотел пообщаться с тобой отдельно.
        На долгие полсекунды Акэнобо застыл, переваривая.
        - Мин-две-мин, контр-адмирал, сорр.
        И отключился.
        Нужно понять, что у парня творится в лысой башке. От него же кроме «апро, контр-адмирал» слова не добьёшься. А сейчас альтернативное мнение Финнеану было необходимо, как воздух.
        Майор Акэнобо появился в углу для брифингов в своём традиционном обличье - строгий повседневный китель, до блеска начищенные флотские ботинки, из всех регалий - только Белая звезда за знаменитый рейд вдоль внутреннего Рукава Ориона. После Битвы Тысячи лет Звезду получила от силы полусотня человек, и отказаться от неё было бы уже банальным неуважением к тем, кто её заслуживал, но не дожил до награды. А не то Акэнобо, пожалуй, вообще бы предпочёл избавиться от особых знаков различия, только китель и капитанская фуражка. В этом не было позёрства, как и особо педалируемой скромности. Для майора этот образ был наиболее органичен, особенно если отдельно заострить внимание на почти лишённом мимики лице и сжатых в ниточку губах.
        Тяжело с таким разговаривать, но Финнеан за долгие годы знакомства знал, насколько ценным может быть мнение командира собственного флагшипа.
        - Контр-адмирал, сорр.
        Сам Финнеан на брифингах не брезговал контр-адмиральским кителем со всеми положенными значками и бирюльками. Не потому что так его слова были значительнее, а просто считал, что подчинённые ожидают от командира, что он будет выглядеть соответственно пятизвёздному рангу. В конце концов, от его приказов зависели человеческие жизни, и игры в позёрскую скромность тут были неуместны.
        - Акэнобо, прежде чем мы начнём в расширенном составе, я бы хотел всё-таки обсудить с тобой произошедшее перед уходом на прыжок.
        Майор в ответ даже бровью не повёл.
        - Что конкретно вы считаете необходимым обсудить, контр-адмирал?
        - Я знаю, что у тебя есть сомнения относительно мотивов моих действий, которые привели нас сюда.
        - Никак нет, сорр, я полностью доверяю вашим решениям.
        Финнеан вздохнул.
        - И тем не менее, у нас не было с тех пор возможности всё обсудить, и мне важно, чтобы мы с тобой оставались в одной парадигме.
        Акэнобо остался по-прежнему бесстрастен.
        - Я абсолютно уверен, что так и есть.
        - А я вот не настолько уверен в своей правоте, и сейчас хотел бы, чтобы ты мне в этом немного помог. Давай я поработаю немного адвокатом дьявола, - на этом месте Акэнобо смутился, ему явно не понравилась архаичная идиома, - и попробую привести аргументы против, тебя не затруднит подобный вариант?
        - Негатив, сорр, не затруднит.
        - Тогда приступим, ты изложишь ту версию событий, которой, как тебе представляется, придерживался до сих пор я, а я попробую что-нибудь из этого опровергнуть. Апро, майор?
        - Со, контр-адмирал.
        Акэнобо несколько картинно набрал воздуха и принялся излагать.
        - Лидийское крыло под командованием контр-адмирала Финнеана получило приказ провести разведывательный рейд с целью изучения активности урозы в окрестностях Скопления Плеяд, одновременно десантный корпус подключил к миссии МКК «Шаттрат» под командованием майора Томлина с научспецами Квантума на борту, целью которых была триангуляция объекта под кодовым названием «фокус», предполагаемо локализованного в секторе Плеяд. Это была не первая попытка такого рода вылазок за пределы Цепи, и на этот раз миссия тоже оказалась провальной, триангуляция не удалась, расположение Крыла находилось на грани компрометации последних каналов ухода, активность топологического пространства по причине массовых перемещений крупнотоннажных крафтов между Воротами Танно и Плеядами возрастала, в результате Крыло выделило два разведсаба «Джайн Ава» и «Махавира» под объединённым командованием коммандера Тайрена для финальной попытки триангуляции фокуса, что в итоге привело к успеху, однако в результате катастрофических последствий нерасчётного формирования целого каскада сверхновых, вероятно, искусственного генезиса, оба саба
были потеряны, о дальнейшей судьбе экипажей ничего не известно.
        Акэнобо пересказывал всё это с монотонностью свежересетнутого квола, с тем же успехом можно было выслушивать пламенную речь каменной стены.
        - Возникшая в результате этих событий активность недр топологического пространства сделала выполнение приказа Воина о своевременном сворачивании миссии и обратном прожиге ордера к Воротам Танно и дальше на «Тсурифу-6» заведомо невыполнимым. В сложившихся обстоятельствах контр-адмирал Финнеан дал приказ Крылу на построение в оборонительный ордер для начала огневого контакта после компрометации крайнего окна отхода. Одновременно перед закрытием горизонта в точку триангуляции фокуса была отправлена пассивным прыжком на десантных ботах группа майора Томлина, которая должна была предпринять попытку в одиночку продолжить исследовательскую миссию на месте.
        - Ты же знаешь, что всё было не совсем так.
        Акэнобо даже бровью не повёл.
        - Так это выглядит со стороны, и только вы с Воином знаете о некоторых, скажем, противоречиях в этой версии.
        Финнеан поморщился. Это был не совсем тот разговор, которого он ждал.
        - Ну, допустим. Давай, в таком случае, подводи итоги.
        Акэнобо коротко кивнул.
        - В результате огневого контакта Крыло получило заметный урон и начало готовиться к эвакуации рассыпным строем, как только активность угрозы снизится до приемлемого уровня, замыкать прожиг должны были четыре перворанговых ПЛК. На случай, если подкрепление с «Тсурифы-6» придёт своевременно, был разработан альтернативный план прожига под прикрытием, чтобы, воспользовавшись ранее скомпрометированным каналом, прорваться к границе Плеяд и эвакуировать заблокированный там личный состав. В результате своевременно полученной тактической информации приближение вспомогательного корпуса было своевременно обнаружено вопреки шумовой завесе огневого контакта. Эти сведения позволили контр-адмиралу Финнеану упредительным манёвром перестроить ордер Крыла, и ударная группа в составе ПЛК «Тимберли Хаунтед», «Альвхейм», «Адонай» и «Упанаяна» смогла благополучно прорваться сквозь файервол и уйти на прыжок. При этом вспомогательный корпус огнём своих орудий успел поддержать силы контр-адмирала, после чего приступили к работе по прикрытию отступающего ордера, в то время как остаток Крыла благополучно осуществил обратный
прожиг. К сожалению, четырём первторангам эвакуационной миссии по не установленным причинам не удалось спроецироваться в искомый сектор, так что после экстренного выброса для перезарядки накопителей ПЛК благополучно вернулись в пределы Сети.
        - Ты сам в это веришь?
        - Мне не требуется в это верить, поскольку всё так и есть.
        - Ладно, давай я тогда тебе немного усложню картину. Воином были даны прямые указания отступать заранее и ни в коем случае не оправлять разведывательную экспедицию до его возвращения с «Тсурифы-6», кроме того, он намеренно не сообщал о приближении сил поддержки, хотя имел, судя по всему, к тому все возможности. Он знал, что я нарушу приказ, и он знал, что должен будет меня отстранить от командования.
        - Почему же он этого не сделал?
        - Ты же сам слышал его сообщение перед прыжком?
        Акэнобо пару секунд помолчал, словно раскладывая такое у себя в голове по полочкам.
        - Если он предполагал, что вы должны быть отстранены от командования, ему стоило дать команду кволу «Тимберли Хаунтед», и вы бы уже лежали в криофуге, а командование принял бы я или флот-капитан Сададзи.
        - Я отресетил квола ещё до начала огневого контакта.
        Акэнобо пожал плечами.
        - Коробочные настройки кволов установлены на максимально жёсткое подчинение, если бы дело было только в этом, любой законный приказ был бы выполнен незамедлительно и, повторюсь, вы бы уже были отключены от командной цепочки. Так в чём же дело.
        - Ты намекаешь, что его приказ об отстранении на самом деле был не легитимным?
        - Я ни на что не намекаю, я констатирую факты. Это был не приказ, это было театральное представление. Вам лучше меня известно, что такого рода приказы голосом только дублируются.
        Тут уже задуматься пришлось контр-адмиралу.
        - К сожалению, мой квол сейчас не способен подсказать, какие вообще полномочия у Воина в таких вопросах. Он действует согласно дефолтной[191 - Дефолтный - здесь: настроенный по умолчанию или же выбранный из предложенного по умолчанию набора.] прошивке нейронных слоёв, ему некогда заниматься интерпретацией журисдикций.
        - Контр-адмирал, во многом старшинство Воина в вопросах стратегического руководства флотом - это дань традиции, а не формальной структуры командования, утверждённой Адмиралтейством.
        - Это я знаю, но квол же выполняет какие-то его приказы.
        - Несомненно. И поэтому я считаю, что дело не в кволе.
        Ха, несомненно.
        - Ты прав, не железке решать, кто прав, если в конфликте сталкиваются люди.
        - Воин не совсем…
        - Человек, да, я понимаю, и тем не менее. К тому же в нашу историю вмешались внешние силы в лице Посланника. Спасителям это зачем?
        Акэнобо покачал головой.
        - Не могу знать. Я понимаю одно - вы по-прежнему командир Лидийского крыла, пока Адмиралтейство официально не снимет с вас полномочия, и не Воину это решать. Поэтому нужно немедленно возвращаться на «Тсурифу» и начинать разбираться. Ему хватило ума прекратить попытки заградительным огнём не дать нам сюда прорваться, и хотя я не понимаю его мотивов, если мы застрянем здесь, то всё станет только хуже.
        Финнеан уже понял.
        - Согласен. Реальная обстановка там, за Воротами Танно, сейчас важнее всего, отсюда всё равно нельзя ни о чём судить.
        Акэнобо посмотрел Финнеану в глаза и, помедлив, всё-таки добавил:
        - Но вы должны продумать план действий и на тот случай, если Воин будет настаивать на вашем отстранении.
        Контр-адмирал кивнул.
        - Так и будет. А сейчас созываем остальных и делаем объявление экипажам.
        И уже размыкая контакт, Акэнобо на секунду сбросил с себя обычную непроницаемую маску и с явным беспокойством бросил:
        - Больше всего меня тревожит даже не пропавший фокус, и что там вокруг происходит, а явные следы чужого вмешательства. Спасители, «глубинники», заблокированный невесть чем сектор, что-то здесь подозрительно много всего творится, а в диаметре двух декапарсек даже ни одного пригодного для жизни планетоида. Не потому ли Воин так настойчиво нас сюда не пускает, что тут что-то нечисто?
        Покачал головой и покинул брифинг.
        Спустя полминуты четыре командира ПЛК и флот-капитан Сададзи собрались на официальное обращение к экипажам. На этот раз все были в парадных кителях со всеми наградами и знаками различия, при фуражках, кортиках и белых перчатках. «Как на плацу выстроились», - подумал Финнеан. Он вышел вперёд, обращаясь к виртуальной камере, чтобы остальные командиры тоже были в кадре, изображая почётный караул. Метод простой, но действенный. Командование едино и ожидает от своих экипажей полной боеготовности и соответственной отдачи.
        - Здесь контр-адмирал Финнеан, ударной группе Лидийского крыла по преодолению огневого рубежа была поставлена задача осуществить прорыв к месту триангуляции объекта под кодовым наименованием «фокус», куда предварительно десантировался разведотряд майора Томлина, усиленный научспецами Квантума. Ударная группа осуществила три попытки проецирования в указанный сектор, однако ввиду технической невозможности завершения манёвра была вынуждена покинуть топологическое пространство в запасном секторе для пополнения запасов энергии.
        Контр-адмирал говорил всё это тихим сухим голосом, словно зачитывал скучный доклад, однако в глазах его читалось что-то иное. Зреющая решимость.
        - Как только накопители будут перезаряжены, группа совершит ещё одну попытку проецирования в пределах деципарсека от фокуса рассыпным строем, в случае удачи ПЛК «Упанаяна» или любой другой крафт, которому это удастся, будет двигаться к точке триангуляции в субсвете, в то время как остальные крафты осуществят обратный прожиг к Воротам Танно и далее к «Тсурифе-6», где будет решаться вопрос о легитимности приказа Воина об отстранении контр-адмирала Финнеана от командования Лидийским крылом. Отбой.
        В общих каналах тут же начались бурные переговоры, но общее настроение было правильным - экипажи сосредоточенно готовились выполнять свою работу. На витавшие в воздухе вопросы контр-адмирал ответил, и ответил так, как от него ожидали. Остальное будем обсуждать в родном доке.
        Однако практические вопросы всё-таки были.
        Прожиг рассыпным строем для таких гигантов, как первторанги, практиковался редко, обычно ПЛК использовались в составе ударных групп, прикрытых эсминцами и носителями, не говоря уже о среднетоннажных крейсерах различного назначения. Уже тот факт, что четыре первторанга оказались на заметном удалении от границ Цепи без сопровождения, представлял собой нештатную ситуацию, а рассыпной прожиг может привести к тому, что часть крафтов окажется недоступной для связи и может быть потеряна.
        Гибель даже одного ПЛК, общее число которых у Адмиралтейства составляло чуть менее двух сотен, стала бы для террианского флота значительной потерей, а всех четырёх… Но другого выхода у Финнеана не было, это было крайнее средство вызволения гибнущих сейчас от радиационного поражения и последствий заморозки смертничков Томлина. К тому же, и все это понимали, раскрытие тайны фокуса было бы для Финнеана главным аргументом в неминуемом противостоянии с Воином.
        Контр-адмирал вздохнул. Политика. Война - это всегда политика. Финнеан ненавидел политику. А ещё он ненавидел Конклав Воинов, в чём, разумеется, никогда бы не смог признаться даже самому себе.
        Раздался экстренный вызов от Сададзи.
        - Есть сигнал от Томлина?
        - Негатив, сорр, от Тайрена тоже ни слова, с тех пор как они объявили о попытке экстренного всплытия.
        Это молчание беспокоило Финнеана больше всего. Но не за этим же Сададзи вышел на связь.
        - Впрочем, нет попыток выйти на контакт и от Воина.
        А вот это уже интересно.
        - Как мы это можем интерпретировать?
        - Подозреваю, Воина что-то или кто-то удерживает от выхода на связь. Спасители, кто-то ещё. Я тут подумал, контр-адмирал, а нас вообще через Цепь пропустят?
        Финнеан задумался. У Воина, может, хватит решимости и не на такое.
        - Вот и проверим. Без базового дока мы всё равно долго не протянем. Год, ну два.
        - Со, контр-адмирал.
        - Что на горизонте?
        - Акустики ничего значимого не обнаружили.
        - Принял, флот-капитан.
        ПЛК «Тимберли Хаунтед», «Альвхейм», «Адонай» и «Упанаяна», опустив щиты, начали предстартовый прогрев маршевых генераторов. Крыло готовилось к прыжку. Их факельные зоны красиво сверкали голубым на фоне кровавых снежинок сдвоенных молекулярных колец, впрочем, воздействие человеческих крафтов было для них не заметнее игольного укола, поскольку диаметр этих образований превышал сотню тиков, а генераторы даже самого тяжелого ПЛК создавали факельную зону диаметром едва в сотню метров. Пройдёт пара лет, и выбитые со своих орбит песчинки вернутся на место, и от того, что здесь кто-то побывал, не останется ни малейшего следа.
        И это неизбежно, пока человечество вынуждено отвоёвывать себе каждый новый мир, бесконечно прятаться за границами Цепи и вечно скрываться от смертельной угрозы. Стоит хотя бы попытаться это переломить.
        - Приказ по Крылу, начать прожиг на прыжок.
        Кормакур старался не тревожить повреждённые рёбра лишними дыхательными позывами, и всё равно поминутно спотыкался об острый приступ боли. Было слышно, как дренажная трубка мучительно откачивает из плевральной полости подтекающую фторорганику, а сервоманипуляторы биокапсулы деловито позвякивают, пытаясь добраться через дичайший доступ к пробитому лёгкому.
        Ещё бы вспомнить, где он сумел так неприятно сломать себе ребро. Было ли это ещё на «Джайн Аве», когда они в самый приливной шторм перебирались по транспортному коридору с носа на корму, где их ждали открытые шлюзы спасботов, трепало тогда знатно. А может, и раньше, ещё перед обратным проецированием, когда нескомпенсированные перегрузки импульсно достигали десятков «же».
        Там было не до собственного состояния, все думали только о выполнении приказа, о борьбе за живучесть саба. О том, чем закончится этот дайв для каждого из них, не думал никто.
        Даже погружаясь в стазис, Кормакур продолжал скармливать тупоголовому кволу тактику стабилизации энергобаланса «Джайн Авы». И лишь пробудившись под тревожные сигналы биокапсулы, он почувствовал острую боль в области четвёртого левого межреберья.
        Почему треклятая машинка никак не желает влить ему хотя бы местный анестетик? Волны боли чередовались с приступами удушья, и так по кругу, что сбивало и без того никакую концентрацию. Куцая гемисфера спасбота плавала у Кормакура перед глазами мутными пятнами, индуктор никак не желал стабилизироваться, в ушах звенело, мысли путались.
        После пробуждения, пока отходил от последствий заморозки, Кормакур всё пытался восстановить в памяти картину финальных часов того дайва, начиная с детонации «глубинников», но из этого мало что выходило, полная премедикация в качестве одного из последствий давала жуткие провалы в воспоминаниях, если же поверх наложить криосон…
        В памяти всплывали только какие-то разрозненные фрактальные структуры, хищно тянувшиеся к ним со всех сторон, а перед ними мерцало зеркало файервола, в который тараном раз от разу долбился их саб, и каждый этот удар нестерпимой болью отдавался в боку. Да, кажется, ребро было сломано уже тогда.
        Но сейчас Кормакура волновало не оно, и не провалы в памяти, и не потерянная чувствительность ниже середины бедра. Он пытался понять, что с «Джайн Авой», что с командой.
        А для начала, что со спасботом. Он молчал, хотя стандартная «вопилка» должна была штатно голосить в гравидиапазоне, а в итоге не отзывался даже навигационный квол. Молчали и пятеро остальных биокапсул, одна пустая, два человека в аварийном криосне, остальные двое горели зелёными огнями, но прочих признаков жизни не подавали.
        Тогда Кормакур попытался вызвать второй спасбот, но на всех стандартных частотах стояла зловещая тишина, так что судьба ещё четверых оставалась неизвестной. Как никаких сигналов не поступало и от оставшихся на «Джайн Аве» капитана Дайса, коммандера Тайрена и флот-лейтенанта Хиллари. Следов «Махавиры» и её экипажа также в акустике не наблюдалось.
        Не наблюдалось вокруг и малейшей активности Лидийского крыла, равно как и любых других террианских крафтов.
        Убедившись, что по стандартным каналам связи никакой внятной информации он не получит, Кормакур принял решение приступить к реанимации спасбота. Тот обладал неплохим остаточным энергозапасом и минимальными средствами ориентации в пространстве, так что использовать эту утлую калошу в качестве какого-никакого средства перемещения было нетрудно. Нужно только проделать за упорно молчавшего квола его работу.
        Поминутно морщась от боли и заливавшего глаза пота - Кормакура настиг, наконец, зловещий призрак септикопиемии[192 - Септикопиемия - форма сепсиса, при которой наряду с общей интоксикацией организма происходит образование метастатических абсцессов в различных тканях и органах.] - он всё-таки сумел развернуть нейтринные ловушки и внешние оптические рецепторы, чтобы с их помощью сориентировать, наконец, спасбот по стандартным маякам.
        Привязка прошла успешно, подтвердив искомое - сектор выхода из прыжка совпал с расчётным, здесь, согласно всем данным, дайверские спасботы должен был встречать ордер Лидийского крыла, со всеми их малотоннажными спасательными службами, однако ни малейших следов даже каботажного флота в акустике по-прежнему не наблюдалось.
        Тогда Кормакур дал команду внешним рецепторам просканировать всё, что слышно и видно, в радиусе двух тиков от спасбота, а сам с чувством облегчения погрузился в кратковременную медикаментозную кому, пока биокапсула доставала из плевры осколки его ребра и накачивала организм ингибиторами дигидроптероатсинтетазы[193 - Один из механизмов блокирования синтеза белка у бактерий, на котором работают антибиотики сульфаниламидного ряда.].
        Придя в себя, Кормакур рефлекторно натянул на гемисферу тактический скин, и первый же взгляд на схему ближайшего пространства объяснил всё, включая молчание в эфире.
        Весь окружающий спасбот сектор представлял собой классическое космическое кладбище, которое остаётся на месте огневого контакта, если его не пытались расчистить тральщиками и гравитационными минами. Мешанина мелких - от нано-пыли по максимум первые единицы метров - обломков, в основном миллиметровая шрапнель брызг расплавленного гетерометалла, собранная в аккуратно расходящиеся кольца последствий объёмной детонации. Кормакуру не нужно было смотреть спектры излучения этого бурелома, чтобы догадаться, что это всё, что осталось от зеркально-чёрных прочных корпусов террианских крафтов.
        Добрым знаком был тот факт, что количества таких колец и их суммарной массы покоя не хватало даже до ПЛК второго ранга, навскидку сканер намерил 10 мегатонн, причём основное гало обломков приходилось на единственный источник - что-то, по массе похожее на среднетоннажный крейсер. Остальные погибшие крафты были значительно меньше. Это притом, что в состав Лидийского крыла на момент триангуляции входило полсотни крафтов, из которых шесть были перворанговыми ПЛК. Если бы Крыло оказалось здесь запертым в ловушку огневого контакта и в результате этого погибло, то рэк[194 - Рэк - здесь: место кораблекрушения.] был бы как минимум на два порядка массивнее. Значит, Финнеан всё-таки решил прорываться к Воротам Танно, не дожидаясь, когда эхо-импульсы иссякнут.
        Дроны и транспондеры, которые он мог здесь оставить на случай появления того же Кормакура со своим спасботом, видимо, в итоге все выгорели под продолжающейся атакой угрозы. Другое дело, что за прошедшие с тех пор сутки тут всё успело окончательно стихнуть, превратившись вот в это. Смертельно опасную мешанину мельчайшей трухи, сквозь которую могли безопасно двигаться разве что тральщики с их сверхплотными силовыми коконами. Прочие крафты, даже могучие первторанги при прочих равных старались держаться от подобных кладбищ подальше. При прохождении рэка относительная скорость даже в пару кэмээс подвергала прочный корпус нагрузкам, сравнимым с плотным огневым контактом.
        Спасбот на такое не был рассчитан, так что о судьбе второй части экипажа «Джайн Авы» можно было не гадать - если они угодили в рэк, то брызги их биокапсул уже навечно стали частью этого кладбища.
        Впрочем, в вакууме энергию просто так не диссипируешь, и пока она остаётся в системе, там продолжается какая-то жизнь. Кормакур через внешние оптические сенсоры наблюдал, как между обломками каких-то силовых агрегатов то и дело сверкали тысячекилометровые молнии - это оборванные энергофидеры продолжали насыщать вакуум высокоэнергетическими электронами, создавая в облаке металлической дроби статические заряды колоссальной мощности, которые время от времени разряжались красивыми вольтовыми дугами и рассеянными «красными призраками», наполняя радиоэфир нескончаемыми воплями резонансов.
        Обрывок сигнала был почти неслышен за этим хаотическим улюлюканьем, но квол умудрился вычленить из фона структурированный паттерн. Спустя несколько минут он повторился. Там, на самом краю одного из детонационных колец обломков, было что-то живое, что-то, подающее сигнал.
        Кормакур не раздумывал ни секунды.
        Активировав маневровые, он начал потихоньку заходить к рэку со стороны северного галактического полюса, с этого направления обломки уходили разреженным веером, почти не обмениваясь импульсами, и потому благополучно ламинарно разлетелись уже на добрых полтика, так что следовало ожидать там наиболее чистый вектор подхода.
        Сигнал снова повторился, уточняя траекторию. Да, объект в несколько гектотонн, симметричный, нерадиоактивный, движется по пассивной траектории, но стабилизирован вдоль оси, по общим характеристикам больше всего похож на экипажную ячейку флотских. В такие были упакованы штатные биокапсулы, в которых экипажи проводили всё время с момента погрузки на борт до выписки «на берег» в подходящем для этого доке. В случае опасности эти ячейки целиком выбрасывались в пространство, выполняя функции своеобразных спасботов. В отличие от последних, они были неспособны даже к пассивному прыжку - во внешнем космосе это и не имело особого смысла - так что экипажам оставалось надеяться, что другие крафты ордера запустят команды тральщиков-спасателей для перехвата ячеек до того, как у них закончится на борту питание для биокапсул.
        Увы, на этот раз с везением дело обстояло не очень, сигнал, наглухо заблокированный статическими разрядами рэка, было суждено услышать одному Кормакуру. Ещё бы узнать, что у них с железом, если разом накрылись и гравигенная секция, и нейтринные ловушки, значит, повреждения более чем серьёзные.
        Тем не менее, Кормакур отбил им по обоим каналам связи «неопознанная ячейка, иду к вам», пусть знают, что их услышали.
        Затем, замедлившись до разумного минимума, приступил к маневрированию, подняв внешние щиты на максимум. Невесть что, от приличного обломка не спасёт, это же спасбот, даже не десантная самоходка, но лишняя защита всё-таки не помешает.
        Три десятых мегаметра.
        Ходовая реагировала на команды вяло, органы управления были как ватные, однако цель шла по траектории ровно, и пространство вокруг было довольно чистым, так что особой необходимости в точечном маневрировании у Кормакура не было.
        Две десятых.
        На оптике ячейка уже была ясно различима, серебристая такая консерва стандартной октагональной[195 - Октагональный - восьмиугольный.] формы, на вид не повреждённая, внешние эффекторы на месте, запаркованы, и сигнал перестал приходить, хотя тут его уже нечему экранировать. Значит, заметили и замолчали. Это добрый знак.
        Одна десятая.
        - Здесь старпом разведсаба «Джайн Ава», флот-лейтенант Кормакур, сообщите статус личного состава.
        Молчание.
        Вот это уже странно.
        - Здесь старпом разведсаба «Джайн Ава», флот-лейтенант…
        - Заткнись, придурок!
        Реплика была больше похожа на рассерженное шипение, тем более её интонация не походила на благодарность тому, кто к тебе спешит на помощь, так что Кормакур послушно заткнулся в ожидании уточнений.
        Однако в эфире снова было тихо.
        Не имея возможности отвлекаться, Кормакур аккуратно оттормозился у ячейки, зафиксировал спасбот в пространстве, и только собрался снова попытаться связаться с загадочным собеседником, как радио снова ожило.
        - Обернись и посмотри, что творится позади тебя.
        Прелестно. И главное дико информативно, что уж там.
        «Посмотри». Он сказал «посмотри». Кормакур послушно развернул поверх гемисферы данные от внешних оптических датчиков и натравил адаптивные фильтры на северную полусферу.
        Поначалу там ничего особенного не было заметно. Стандартный набор ярчайших звёзд местного сектора, Арктур, Вега, Капелла. Процион отсюда виден не был, скрытый газопылевым облаком. Ничего интересного или необычного, даже уже благополучно канувшие в недра дипа бывшие окрестные красные карлики до сих пор, как и положено, были на месте, не выказывая покуда ни малейших признаков надвигающейся на них катастрофы.
        Но, в отличие от Кормакура, фильтры увидели.
        По всему северному полушарию плавно скользили прозрачные тени с иззубренными краями, напоминающие звёздчатые многогранники[196 - Звёздчатый многогранник (звёздчатое тело) - невыпуклый многогранник, грани которого пересекаются между собой. В отличие от обычных выпуклых многогранников, имеют характерный вид своеобразных «ёлочных игрушек» из-за специфического вида.].
        Их движение выдавала лишь легчайшая дисперсия спектров звёзд при прохождении граней. Четвёртая степень, неблагодарная ты сволочь, всегда выдашь. Ни в гравитационном, ни в нейтринном спектрах объекты не звучали. Двигались они все как один в одном и том же направлении.
        - Они идут на Ворота Танно. В субсвете.
        - А ты, дайвер, догадливый. Теперь догадайся, зачем они туда идут.
        Очень смешно.
        - Что будем делать?
        - А какие варианты?
        - У меня на борту есть активный маяк, он может успеть.
        - Или не может. Сидим пока тихо, флот-лейтенант, как они пройдут, будем решать. В субсвете им ходу ещё годы и годы, куда спешить.
        Пройдут. Типун тебе, консерва…
        Докаркался. Один из шизофренических икосаэдров так же беззвучно сошёл с траектории и начал надвигаться.
        - Поздно. Он нас заметил.
        Но Кормакур уже не слушал. Он наскоро упаковал последние логи бортового журнала, подписал его личным ключом и тут же рванул чеку отстрела.
        После чего включил штатную «вопилку» в надежде, что она отвлечёт тварей от маяка, пока тот проецируется.
        Ну давай, бей.
        Спасители-спасители. Бесполезные птицы. Сколько веков вы рыскали по нашей Галактике, а что толку.
        Эти твари вот они.
        Гемисфера в недрах фокуса оставалась фактически слепа, лишь временами выхватывая из окружающей мешанины нечто, подвластное интерпретации её нейросетями квола. Попытки напрямую анализировать данные визуальных детекторов также приводили к печальным последствиям - зрительные каналы тут же перегружались от фрактальной пены осколков внешнего корпуса катера. Они были вокруг, умножаясь и складываясь в калейдоскоп дробящихся отражений, в котором не было ни смысла, ни логики.
        Летели по сути вслепую, наматывая расходящуюся воронку на курсовые интеграторы, но насколько эта кривая соответствовала реальной траектории - понять было невозможно.
        В отличие от советника и Превиос, Эй Джи приходилось ориентироваться лишь на зыбкие параметры кривизны пространства-времени и акустику гравидиапазона. Но неизученная топология фокуса предпочитала помалкивать, реперные маяки были еле слышны, ко всему они совершали вокруг самые невероятные кульбиты, ежесекундно дробясь и линзируя друг друга.
        Если бы не Превиос, Эй Джи давно бы уже бросил всякие попытки маневрирования, отдавшись на волю пассивной траектории, которая, как и предсказывала эффектор, постоянно норовила выплюнуть шлюпку обратно в субсвет.
        Если хорошо подумать, это и было самым разумным в их текущей ситуации поведением - сдаться на милость природы фокуса, после чего благополучно попасть в лапы громилам Томлина. Позор, конечно, но и сгинуть тут ни за что - тоже невесть какая перспектива. Если бы Дайс и Тайрен могли ответить, то он бы, наверное, спросил у них совета, как поступить, а без них… без них ему сразу начинало казаться, что возвращаться назад просто нельзя. Так что Эй Джи продолжал не ради Превиос и советника, а ради этих двух безмолвных голосов.
        Превиос это чувствовала и по-своему ценила, стараясь не лезть ему в голову без необходимости, но как-то помочь навигатору могла лишь время от времени, весь её ресурс полностью уходил на контроль границ топологических карманов. Первый они прошли почти сразу, с наскока преодолев извивы местного варианта шестимерия, в конце концов, с его поведением у традиционного дипа было много общего, и навигационный квол стараниями Эй Джи вёл их достаточно уверенно, так что брану они преодолели ничуть не сложнее, чем традиционный файервол.
        Дальше сразу начались проблемы.
        Во втором кармане навигатор вынужден был непрерывно корректировать траекторию катера, но его всё равно постоянно сносило. Удивительным образом это сочеталось с совершенно плоской топологией, при этом привязки не работали, квантовые гироскопы сходили с ума, интеграторы показывали ерунду, по сути, Превиос вынуждена была заменять собой разом все приборы на борту, пока Эй Джи вслепую боролся за курсовую стабильность, она разгоняла свою искру на полную мощность, следя в этой мешанине зеркальных пузырей за той единственной истинной браной, что вела их дальше вглубь фокуса.
        - Навигатор, приготовиться к манёвру.
        В этой команде не было нужды, тем самым она лишь помогала парню сохранять рассудок. В тот момент, когда ты становишься перчаткой на чужой руке, это уже не совсем ты, и не свихнуться, пытаясь самому себе объяснить, откуда у тебя в голове взялись чужие мысли и неизвестные воспоминания, было очень непросто.
        А так возникало парадоксальное, но спасительное ощущение привычности континуума, когда ты сначала получал команду, впитывал собственным сознанием, потом её послушно исполнял и… и благополучно забывал о том, что было.
        Ухватив пролетающую мимо брану невидимой ладонью, Превиос через нейро-кортикальные интерфейсы Эй Джи скармливала навигационному кволу гигабиты инструкций, после чего отключалась, не забыв за собой подчистить.
        С пятой попытки у них получилось.
        Новый пузырь прекратил мельтешение, зато отличался невероятной скоростью инфляции. Как будто пространство фокуса желало разом и окончательно избавиться здесь от оков тёмной энергии субсвета, рвущейся сюда через внешнюю брану.
        Эй Джи на пару с кволом успешно установили катер против растаскивающей пространство оси, выдав хардкап мощности генераторов, но внешняя стенка пузыря только удалялась, стремительно переходя в ближний инфракрасный спектр. Это было так похоже на ранние этапы развития Вселенной, разве что инфляция тут не достигала сверхсветовых скоростей, чтобы навечно унести их цель за горизонт событий.
        - Эффектор, накопители на тридцати и быстро снижаются.
        Нужно было экстренно принимать решение. Но, увы, искра молчала, чувствуя вокруг катера лишь агонизирующую пустоту.
        - Советник?
        - Душечка, я в этом ничего не смыслю, ты же знаешь.
        Ладно. Тогда мы сами.
        - Навигатор Хиллари, ваши соображения, если мы сейчас попробуем остатки энергии пустить на режим прожига?
        - Проецирование? Здесь?
        - У нас не осталось других вариантов, мы сейчас у поверхности коллапсара, скоро нас или утащит, или разорвёт приличными силами.
        Как же медленно они думают.
        - Апро, эффектор.
        И врубил режим прожига.
        Пустая дефлирующая вокруг вселенная послушно схлопнулась, потеряв ещё одно измерение, а мерцающая уже где-то в коротковолновом диапазоне далёкая внешняя брана вспыхнула впереди новорожденным квазаром. Транспозиционная решётка на носу механически приняла удар петаваттных энергий на себя, и катер послушно протащил себя через игольное ушко планковской поверхности.
        В последний момент все подумали об одном и том же - по информации Ламарка катер должен был немедленно попасть в нечто вроде заморозки, а значит…
        Что «значит», никто не успел додумать, потому что прыжок успешно завершился.
        Превиос рефлекторно потянулась через искру и с облегчением почувствовала брану. Она тут, невидимая и неслышимая. Путь назад был всё ещё открыт и доступен.
        А вот кроме него здесь не ощущалось совсем ничего. Вопиющая, безгласная, бесконечная пустота.
        - Эм… эффектор?
        Эй Джи, кажется, был оглушён этой тишиной, так звенел в канале его голос.
        - Я вас слушаю, навигатор.
        - Мы закончили?
        - Со, навигатор, фазовые переходы больше не прослеживаются.
        Эй Джи пробежался глазами по зелёным индикаторам грузового отсека и потянулся было к управляющим контурам внешних щитов, но был вовремя остановлен.
        - Не стоит зря тратить оставшиеся петаджоули, навигатор Хиллари, насколько мне известно, в настоящее время нашему катеру ничто не угрожает.
        Послушался. Парень вообще очень восприимчив к формальной логике, как и все технократы, его слабость в том, что он не способен замечать её ущербность. Не видеть истинных пределов собственной компетентности - их обычная ошибка. Не то чтобы Превиос с удовольствием пользовалась этой человеческой слабостью, но иногда без этого было никак.
        - И что мы теперь будем делать? Детекторы снова показывают только шумовую засветку.
        - Пока ничего, прозвоните все системы, необходимо убедиться, что катер в порядке, если обстановка изменится, я вас оповещу, и отключите гравикомпенсаторы, они нам в ближайшее время не понадобятся.
        - Апро, эффектор.
        Превиос проследила, чтобы Эй Джи благополучно углубился в указанные ему разделы контрольных последовательностей, и только тогда вновь потянулась в удивительно холодное местное пространство.
        Обычно её искра чувствовала хотя бы случайные фотоны и редкие частицы барионной материи даже вдали от галактического гало. Даже там её чувствительности хватало, чтобы ощущать хотя бы щекочущие импульсы далёких квазаров. Тут вокруг царило ледяное безжизненное упокоение.
        Это пространство было истинно трёхмерным, то есть за пределами крошечного балба их катера вообще не двигалось.
        - Советник, что бы это значило?
        - Если даже моих познаний в физике хватает, чтобы разобраться, то ты могла бы и сама дать разумную версию, радость моя. Здесь нет поля Хиггса. А значит…
        - А значит, все частицы безмассовые и времени в нашем понимании не существует.
        Если тут вообще есть какие-нибудь частицы. Это было необходимо обдумать.
        Превиос аккуратно тронула контроллеры ходовых генераторов, факельные зоны послушно «появились» в поле зрения искры, но этим картина исчерпывалась.
        - Эффектор, что вы делаете?
        - Проверяю одну версию, не обращайте внимания, навигатор.
        И вновь погасила генераторы.
        - Советник?
        - Да, солнце, я тоже это видела.
        - Ноль энергорасхода, мы не двигались, вообще.
        - Похоже, как минимум гравитирующая масса, как физическое понятие, тут не существует тоже. Если вспомнить про поле Хиггса, то и инерционная[197 - Гравитирующая и инерционная масса - их равенство есть эвристический принцип, состоящий в эквивалентности сил гравитации и инерции.].
        - Но гравигенная секция функционировала штатно.
        - Я заметила. Да и внутри катера всё как бы…
        Ага. Как бы движется. Пульсирует в артериях кровь, дёргаются электрические импульсы. Жизнь по-прежнему кипит, пусть и запаянная в капсулы.
        Это ещё ничего не доказывало. Внутри пузыря локального балба явно существовало и хиггсово поле, и обе массы, и, соответственно, время. Но сам балб, точнее, его внешний голографический двойник, обязан был соблюдать законы этого пространства. Генераторы успешно создавали в пределах факельных зон стоячую гравитационную волну Алькубьерре[198 - Мигель Алькубьерре, мексиканский физик, предложивший оригинальное решение уравнений ОТО в виде стоячей волны, сжимающей пространство с одной стороны и расширяющей с другой.], но в этой вселенной пространство оставалось таким же плоским, энергия не расходовалась, катер оставался на месте.
        - Если здесь нет четвёртого измерения, то как мы вообще существуем, в смысле, как мыслящий физический объект, а не его вмороженный в пространство слепок?
        - Теория фазовых переходов - это твоя епархия, солнце моё.
        - Я помню, что моя, но все выкладки там основаны на помещении объектов низших порядков в пространства высших, а не наоборот.
        - Раз мы здесь, выходит, подобное возможно. Я бы, милочка, подумала вот над чем - если здесь пряталось нечто, то оно было явно не из этого мира, как и мы. Или пространство тут не так уж и трёхмерно, а время тут всё-таки есть.
        От комментариев ирна понятнее происходящее не становилось, но по крайней мере появлялись какие-то свежие мысли. За это Превиос советника и ценила. Ещё бы понимать, как далеко на самом деле простиралась деланная неосведомлённость этого псевдоребёнка, лежащего в соседней биокапсуле.
        Однако вокруг было действительно пусто, и никакого даже намёка на чужое присутствие не обнаруживалось. Только едва заметным маяком где-то бесконечно далеко маячило то самое окно браны, через которую они сюда вывалились. Если бы понять, каким образом искре удаётся её чувствовать в мире, где не было переносчиков информации.
        - Давай предположим, что это может быть за пространство, без инерции.
        - Насколько я помню, даже у вас подобные модели были.
        - В различных вариантах непротиворечивых М-теорий[199 - M-теория - теория физики супербран, созданная с целью объединения фундаментальных взаимодействий. Существует большое число математически непротиворечивых М-теорий, что является одной из проблем современной теоретической физики.], да, но на практике нам это никак не поможет, у нас банально нет под рукой тех расчётов, чтобы проверить, какой именно модели это всё подходит, да и в итоге может оказаться, что таких вариантов тысячи.
        Превиос уже сама почувствовала, что её речи начинают отдавать занудством, но ничего не могла с собой поделать.
        - Я тебе, радость моя, не предлагаю ничего такого проверять. Давай просто порассуждаем, может, к чему и придём.
        Если внешнее время не движется, то рассуждать им теперь всю оставшуюся жизнь, то есть пока хватит ресурса биокапсул.
        - Тёмные частицы[200 - Тёмная материя - гипотетическая материя, состоящая из частиц, не участвующих ни в одном взаимодействии, кроме гравитационного.] не могут быть безмассовыми, иначе они вырождаются. Остаются нейтрино.
        - Нейтрино не безмассовые.
        - Существование безмассовых нуль-нейтрино - это такая же часть расширенной стандартной модели, как и те же гравитоны, они до сих пор не обнаружены, но косвенные доказательства есть, в виде треков их осцилляций.
        - И что нам это даёт?
        Хороший вопрос. И у нас даже есть, кому этот вопрос перепоручить.
        - Навигатор, ещё одна просьба, нам нужны все данные о наличных нейтринных ловушках: спектр, чувствительность.
        - Апро, эффектор. Только один момент. А вы не можете попробовать… я не знаю, связаться отсюда со своим Воином, простите, если я сейчас говорю какую-то глупость.
        - Негатив, мой предел без проецирования в дип - полтора-два парсека.
        Парень иногда способен поставить тебя в тупик почище советника.
        - Солнце, а ведь он правильно мыслит. Хоть и дурак.
        - Не понимаю, о чём вы, советник.
        - Ты действительно эффектор. Смешно, конечно, что он до сих пор думает, что ты эффектор Воина…
        Превиос так ясно расслышала в безэмоциональном вокорре этот заливистый смех.
        Маленькая дрянь, она наверняка с самого начала всё знала.
        - Ближе к делу, советник.
        - Не беспокойся, я не собираюсь никому разбалтывать твою маленькую тайну, но ведь повстречайся ты с любым из них, тебя бы моментально раскусили.
        - И тем не менее.
        Теперь деланный вздох. С ней невозможно было иметь дело, у советника был невероятный талант выводить из себя даже эффекторов, да она бы бездушного квола довела до нервного тика, если бы захотела.
        - Прошу прощения, эффектор, я вышла за рамки приличий.
        Этому голоску так хотелось верить. Но здесь всем было прекрасно известно, что надолго советника не хватит.
        - Если же возвращаться к словам навигатора Хиллари, то в них есть своя логика. Мы застряли неизвестно где, мы надёжно обездвижены, у нас есть всего одна попытка спроецироваться обратно в надпространственное окно, через которое мы сюда попали. Я ничего не упустила?
        Опять начинается.
        - Было бы куда эффективнее, советник, если бы вы сразу переходили к делу.
        - Хорошо, перехожу сразу к делу. Наш главный исследовательский инструмент - астростанция «Эпиметей» - благодаря стечению обстоятельств остался за пределами фокуса. Мы с вами застряли на утлом судёнышке без малейших следов необходимых нам приборов и вычислительных мощностей, к тому же, как ты сама понимаешь, у нас даже банального биоресурса на считанные недели, а потом нам всё равно придётся погружать себя в стазис в надежде, что нас отсюда кто-нибудь эвакуирует. Но один существенный ресурс у нас всё-таки есть, и без него я бы сюда не сунулась, даже если бы знала, что тут за благорастворение воздухов намечается.
        Ну вот, ненадолго хватило её серьёзности.
        - Что вы имеете в виду, советник?
        - Вашу искру.
        Стоило додумать эту мысль до конца, как у Превиос словно что-то взорвалось под сердцем.
        Острейшая паническая атака со всеми сопутствующими признаками - выброс адреналина, тахикардия, парестезия[201 - Парестезия - один из видов расстройства чувствительности, характеризующийся спонтанно возникающими ощущениями жжения, покалывания, ползания мурашек.], тремор. Биометрия капсулы тут же принялась переливаться тревожными огнями, но быстро успокоилась - с приступом было несложно справиться, но слишком уж он внезапно наступил.
        А у советника действительно талант.
        - Нет, советник.
        И добавила после паузы.
        - Нет.
        И тут же поспешила подавить эту тревожную мысль.
        - Навигатор, удалось провести ревизию нейтринных ловушек?
        - Да, эффектор, все данные проверены, графики я вам отправил.
        В целом неплохо, на «Эпиметее» даже обычные грузопассажирские катера были оборудованы значительным исследовательским инструментарием, и это хорошо. Другое дело, что они тут были одни, а значит…
        - Мы так ничего и не увидим. Здесь нет фоновой засветки.
        Все трое задумались.
        Конечно, создателям нейтринных детекторов не приходило в голову, что во Вселенной есть место, где не существует даже реликтовых нейтринных полей. В привычной всем физике даже недра нейтронных и кварк-глюонных звёзд являются практически пустотой для этих неуловимых бродяг. Длина свободного пробега нейтрино в воде составляет феноменальные полтора гектопарсека, а с учётом средней плотности вещества вся видимая вселенная была для них абсолютно прозрачной, даже сами нейтринные ловушки, вообще говоря, работали своеобразными нейтрино-умножителями, электрослабыми[202 - Электрослабое взаимодействие - объединение электромагнитных и слабых внутриядерных (отвечающих за механизм бета-распада частиц) взаимодействий при энергиях выше 100 Гэв, когда они начинают вести себя как единое взаимодействие.]резонаторами нейтринных колебаний, оставаясь для тех лишь совсем немного более непрозрачными, чем любая другая барионная материя или энергия. В реальных условиях делать ловушки активными, оснащёнными генераторами собственных нейтринных полей никому в голову не приходило.
        - Нам нужно зажечь термоядерный тор.
        Голос Эй Джи звучал неуверенно, но парень говорил дело. Не очень понятно, что они вообще здесь хотят увидеть, но если за пределами пузыря действительно что-то есть, то в теории они могут увидеть хоть что-нибудь.
        - Навигатор, вы правы. Синтез дейтерия как источник. Сколько у нас расходуемых протонов?
        - Порядка двух килограмм металлического водорода в силовом коконе, запас для системы охлаждения.
        Отлично. Стараясь не думать, зачем она это делает, и что из этого всего получится, Превиос погасила внешнюю эмоциональную оболочку и сосредоточилась на задаче. Отсоединить бак, сформировать силовой тор за пределами катера, заполнить его водородом, начать энергоподпитку и, наконец, ударную ионизацию.
        Уже сжившиеся с непроглядной тьмой на всех внешних детекторах Эй Джи и советник с интересом наблюдали, как за бортом появилось кольцеобразное свечение, сначала в ближнем инфракрасном диапазоне, но потом оно быстро перешло в синий и ультрафиолет.
        Искра с таким увлечением занималась этими детскими игрушками, как будто испытывала при этом нечто вроде простой человеческой радости.
        - Есть десять в восьмой Кельвина, есть критерий Лоусона[203 - Критерий Лоусона - качественный критерий оценки эффективности термоядерной реакции, когда количество энергии, выделившейся в результате термоядерной реакции, превышает количество затраченной энергии на её поджиг.] по зажиганию, навигатор, проследите, чтобы ловушки непрерывно всё писали, я рассчитываю на эффективную экспозицию плазмы в полторы минуты.
        - Апро, эффектор.
        - Есть протон-протонный-синтез.
        Искра буквально трепетала в потоках ринувшейся через неё энергии. Несчастный тераватт, но Превиос уже не помнила, когда последний раз непосредственно касалась таких мощностей. Сверкающий фиолетовый тор насыщал и переполнял её, казалось, она становится чем-то другим, всесильным, неудержимым существом, чьё могущество…
        Отпущенная на свободу плазма угасла, стремительно остывая.
        Остановиться всегда сложнее, чем начать.
        Вспомнить, каково это - слышать, чувствовать, мыслить.
        Превиос считала наилучшей тактикой воспринимать свою искру как нечто внешнее, инструмент, эффектор второго порядка. Но всё было не так, и реальность поспешит напомнить о себе, сколько ты не пытайся убеждать себя в обратном.
        Искра - это ты и есть.
        Первым всегда просыпался почему-то слух. Внутри биокапсулы царило назойливое пробулькивание нефральных фильтров и гудение инфразвуковых насосов, лишь на втором плане начинали прорезаться высокочастотные импульсы приборов и систем самого катера. На их фоне тревожные голоса людей звучали глухим уханьем, слабомодулированным, почти лишённым смысла информационным каналом.
        Следующим возвращалось зрение. Искра заново училась распознавать образы, транслируемые через зрительный нерв видеонакладками - костыльным заменителем нормального транскарниального индуктора. Его, увы, Превиос себе позволить не могла.
        Последним возвращались тактильные ощущения - нежное давление фиксаторов, непрерывно массирующих биологический носитель внутри биокапсулы, пока он не был помещён в штатный долговременный стазис и не охлаждён затем до фазы криосна.
        - Милочка, ты меня слышишь?
        - Да, советник, со мной всё в порядке.
        - Мы тут за тебя с молодым человеком волновались!
        - Не стоит беспокойства.
        - На самом деле очень даже стоит, ты впервые это делала вдали от…
        - От мастера.
        - А ты, значит, у нас девелоп[204 - Девелоп - здесь: рабочая, черновая версия или ветка некоего репозитория. Соотв. «мастер» - стабильная версия этого же проекта.].
        - Не понимаю сути каламбура.
        - Забудь, это так, глупость. Значит, впервые. И как ощущения?
        - Мой носитель их не может воспринять полноценно, формально это было как погружение в некий вид искусственной реальности.
        - Понятно. С вами иногда так трудно иметь дело… впрочем, неважно. Ты справилась, солнце, тор отработал порядка двух процентов массы и мы снова с полными накопителями. Но главное не это.
        - Что же?
        - Загляни в гемисферу.
        Поначалу Превиос приняла изображение за какие-то помехи. Пространство вокруг маркера их катера было заполнено будто вспененной слабоструктурированной мешаниной, больше всего походящей на среднеатмосферные «взвешенные» облачные слои холодных газовых гигантов. Как будто кто-то взял перемороженный метановый кисель, добавил в него взбитые сливки азотно-углеродных полимеров и, слегка размешав их для придания эстетического вида, так и оставил, навечно недвижимыми под тяжким гнётом атмосферы в сверхкритической жидкой фазе[205 - Сверхкритическая жидкая фаза - здесь: состояние, когда газ и жидкость неразличимы как два отдельных агрегатных состояния, то есть среда ведёт себя и как жидкость, и как сжатый газ без фазового перехода между состояниями.].
        Одна проблема. Тут не было ни температуры, ни давления, ни какого бы то ни было вещества. Впечатляли и размеры отражённой в проекции структуры - гемисфера уже была развёрнута не световой час, и характеристический масштаб продолжал наращиваться.
        - Структура пока не повторяется?
        - Нет, и знаешь, что это мне напоминает? Первичные неоднородности. То же распределение масштабов, если принимать конец эры рекомбинации. Только тут вещество не рекомбинировало, потому что вторичного синтеза здесь не состоялось вовсе, как и великого разъединения, здесь всё по сути закончилось планковской эпохой.
        - Сформировался чисто квантовый мир, без скалярных полей.
        - Да, и который мгновенно выродился через механизм тахионной конденсации в два стационарных состояния со статичным распределением. Которое мы тут и наблюдаем.
        Превиос задумалась. В этом предположении был смысл. Значит…
        - Значит, это вообще не наша вселенная, здесь сбита одна из фундаментальных констант, вероятнее всего, планковская длина, а значит, нас тут просто не может быть.
        Советник снова хихикнула.
        - Милочка, не торопись с выводами, и мы тут есть, и эта штука, что тут пряталась, тоже тут была, и наши вселенные, видимо, в каком-то смысле симметричны друг другу, а может, просто являются частными решениями с теми же константами, но на разных краевых условиях. Меня сейчас интересует другое, если перед нами - всего лишь карта местного статичного распределения топологических солитонов, или, я не знаю, нулей и единиц, то почему мы их вообще смогли увидеть? Наша материя должна ходить сквозь это так же свободно, как электроны через бозе-конденсат, это же он и есть? А электронные нейтрино от реакции бета-синтеза, которыми ты их бомбардировала, они как бы фермионы. Даже если верить стандартным теориям суперсимметричного конфайнмента[206 - Конфайнмент - явление экранирования т. н. «цветного заряда» кварков, благодаря которому свободные кварки невозможны при низких энергиях.] - ерунда получается.
        Ерунда. Смешное слово.
        - Если предположить, что это вещество в отсутствие гравитонов взаимодействует только электрослабым способом, значит, оно так или иначе состоит из нейтрино, причём вероятнее всего из тех самых нуль-нейтрино, которые в нашей Вселенной или не существуют вовсе, или те не взаимодействуют с нашей барионной материей вовсе.
        - Но что их удерживает на месте? Это же по всему должен получиться в лучшем случае безмассовый ферми-газ с безумным давлением, при таком-то уравнении состояния.
        Превиос уже понимала, куда клонит советник, но не могла не завершить мысль.
        - Значит это какая-то мета-стабильная сборка, бульон, аналогичный кварк-глюонной плазме, в которой существует нейтрин-нейтринный обменный[207 - Обменный бозон - взаимодействие между частицами в квантовой теории поля происходит при помощи промежуточных частиц, отвечающих за соответствующее взаимодействие.] бозон, а значит, возможно формирование запутанных пар разноспинных частиц, склеенных чем-то вроде так и не распавшихся здесь лептокварков[208 - Лептокварк - группа гипотетических частиц, за счёт обмена которыми кварки и лептоны могут взаимодействовать и переходить друг в друга. Согласно теории лептокварки представляют собой цветовой триплет калибровочных бозонов, несущих как лептонный, так и барионный заряды.], при бомбардировке нашими обычными нейтрино в подобной среде реактивно формируется сверхтекучий плазменный скин-слой[209 - Скин-слой - эффект уменьшения амплитуды какого-либо поля по мере его проникновения вглубь проводящей среды приводит к тому, что в результате это поле распределяется не равномерно по сечению, а преимущественно вытесняется в тонкий поверхностный слой.], отражающий сигнал
обратно к нам.
        Неизведанное пространство с непонятными законами, новый, неизученный вид материи без массы, кажется, вовсе не реагирующий на такие привычные нам вещи, как гравитация и сильное взаимодействие, да и движущийся по сути только в те моменты, когда на него смотрит наблюдатель. Квантовый мир без классических законов динамики.
        Только мы этого всего никогда не узнаем достоверно.
        Потому что не можем тут даже перемещаться в пространстве.
        Потому что мы тут беспомощны.
        Слепые, глухие, безрукие калеки.
        Этот мир не для нас, белковых существ.
        Этот мир - для тех, кто мыслит и чувствует тончайшими сплетениями силовых линий.
        То, что тут пряталось, само было из таких.
        Возможно, оно до сих пор тут, наблюдает. О, оно привыкло наблюдать.
        В канал постучался беспокойный Эй Джи:
        - Я наскоро проверил спектры поглощения этой среды. Первый достоверно полученный резонанс зашкаливает за девять тераэлектронвольт, это уровень эксаваттного нейтринного лазера или нижней границы распада пентакварка[210 - Пентакварк - группа составных субатомных частиц, состоящих из пяти кварков. Их существование было доказано опытами на Большом адронном коллайдере.], в теории…
        Да. В теории. Согласно которой они только что обнаружили материю, состоящую из квинтетов нуль-нейтрино и способную реагировать лишь на энергии, почти на порядок превосходящие массу покоя суперкварков. Идеальный инженерный материал, невесомый и при этом фактически несокрушимый.
        Нужно перестать мечтать о том, о чём тебе страшно даже подумать.
        - Нам нужно проецироваться обратно, а потом возвращаться, с приборами, с оборудованием, с настоящими, а не самопальными, вроде нас, теоретиками, лучшими умами Квантума.
        - Ты же понимаешь, милочка, что второго шанса может и не быть. Да что там второго, я до сих пор не верю, что нам-то удалось сюда прорваться!
        Это правда. Но мы тут всё равно бесполезны. Значит, нужно хотя бы попробовать вернуться и рассказать, уже одно это будет весомым вкладом в науку. Ха, в науку, ты сама себе веришь?
        Превиос почувствовала, как дрожат пальцы её носителя.
        Да, она боялась. Она безумно боялась. Слабое существо, отделённое от мастера, жалкая копия без оригинала, такая же искра, но не такая сила воли, не такая мотивация, не такое всё.
        Это их искры делятся и сливаются легко и непринуждённо, обмениваясь энергией, информацией, сутью. Люди не таковы. Они боятся меняться. Боятся умереть.
        - Ты делала такое раньше, ты же знаешь?
        - Негатив.
        - Имя Жана Армаля тебе о чём-нибудь говорит?
        - Апро, советник, так меня когда-то звали, нет, не меня, третье поколение до меня.
        - Итак, ты такое делала, причём неоднократно. Ты не должна бояться этого.
        Но Превиос боялась. До жути. До дрожи. Только не так. И только не здесь, в этом пустом мёртвом чужом пространстве.
        Она не дайвер, как Эй Джи, и ей не сотни лет, как советнику, она имеет право бояться неизвестности, имеет право не верить в себя.
        - Советник, у вас же тоже искра, вы можете…
        Как жалко это звучит.
        - Увы, милочка, не могу. Моя искра без меня нежизнеспособна. И поверь мне, если бы это было возможно, я бы первая вызвалась. Но нет, это можешь сделать только ты. Ты ещё не настолько слилась со своим носителем, чтобы зависеть от него. Ты сможешь остаться собой, частично сохранить личность, а потом вернуться.
        Вернуться.
        Какова вероятность, что эта среда вообще пригодна для существования плазмоидов? Что её искра не просто выживет во внешнем пространстве, но сумеет отыскать тут какие-то ответы, а потом найти дорогу домой?
        - Ты эффектор, Превиос. Это твоя суть, твой смысл. Тебя отправили сюда как исследователя, так будь им.
        Превиос почувствовала, как над ней кто-то склонился. Кто-то древний, могучий, бесконечно мудрый и бесконечно усталый. Это было мало похоже на те искры, что она когда-либо видела. Это существо было похоже на огромное раскидистое дерево, колышущее в пустоте своими наполовину иссохшими ветвями.
        - Тебе не нужно бояться, солнце моё, я всё это время наблюдала за тобой, и я верю, ты справишься. И вернёшься. Я помогу тебе вернуться. Я смогу тебе помочь.
        Древо качало ветвями, убаюкивая.
        - Мы подождём. Биокапсулы в фазе криосна почти не потребляют невосполняемых ресурсов, а энергии в накопителях нам хватит минимум на два ваших субъективных года. Моя искра будет тебя звать. Мы без тебя не уйдём. Ты поняла меня?
        Поняла. Но ничего не решила.
        - И последнее. Ты эффектор. Но ты можешь стать отдельной личностью. Для этого твоей искре необходимо обособиться. Если мы вернёмся сейчас, в мире людей и Воинов это будет почти невозможно, ты же знаешь. Так что сделай выбор сейчас.
        Вот к чему всё это шло. Петаватты энергии, чужие топологические пространства, глубинные бомбы, тайны фокуса, бесконечные разговоры с советником, глупые игры с дайверами и дежурным астрогатором Ковальским.
        Всё наносное, лишнее.
        Ключевой вопрос - хочет ли она рискнуть всем, но обрести вновь дар быть личностью, а не эффектором. Перестать, наконец, быть частью существа, некогда, давным-давно, ещё до Века Вне, именовавшегося Соратником Армалем.
        - Советник, один вопрос.
        - Что угодно, душенька.
        - Мне хотелось бы знать ваше имя.
        Знакомый заливистый смех.
        - У нас нет имён в вашем понимании. Это не универсальный идентификатор для использования кем угодно в этой Вселенной. Имя у нас - это то, как к тебе обращается другой индивид, и только он, ты можешь дать мне любое имя, и оно тут же станет моим. Я тоже тебе могу дать имя, если захочешь. Это не то, что можно сообщить, это то, что можно подарить. Подари мне имя, и оно станет моим. Но знать его будем только мы двое. Стало понятнее?
        Ирны - они такие странные.
        - Я подарю тебе имя, когда вернусь, советник.
        - Договорились.
        - Ты сообщишь Эй Джи?
        - Он уже спит. Не нужно терзать его душу лишними размышлениями о том, сколько ему здесь суждено провести времени, пока мы ждём твоего возвращения. Дайс и Тайрен тоже успешно погружены в криосон, с капсулами в грузовом отсеке всё в порядке.
        - Не нужно было их брать с собой.
        - Ты же знаешь, что мы без Эй Джи не смогли бы прорваться через вторую фазу. Без них он бы не согласился. И они тоже знали, на что шли.
        - Дайса и Тайрена можно было сбросить там, в физике.
        - Ещё до взрыва? Боюсь, нас бы тогда заметили раньше времени и успели перехватить. Мы уже это всё обсуждали, счастье моё, да уже и слишком поздно что-то менять. Мы будем ждать тебя здесь. Все четверо. Помни об этом. Главное помни.
        Превиос уже уходила.
        В холод.
        В пустоту.
        Сначала лишь привычно потянулась туда, по-прежнему с удивлением ничего, вообще ничего не ощущая.
        А потом ступила на порог и прыгнула.
        Обрушившаяся тьма погасила сознание носителя, как гасит его удар о землю при падении с километровой высоты. Разом и полностью. Не оставив после себя абсолютно ничего.
        Квестор никак не мог привести собственный организм в биологическую норму, и это его беспокоило.
        Уже трижды он обращался к истории своего нового носителя, но там было всё чисто, и генетика, и онтогенез, так почему его по-прежнему мучают отчаянные позывы свернуться в позу эмбриона и застыть в этом положении, никого не видя и не слыша.
        Острые приступы паники преследовали квестора с самого момента пробуждения в центральном медлабе «Принсепса», но самые острые выплески адреналина вызывало появление в пределах прямой видимости капитана Райдо, тогда квестору буквально физически хотелось убежать и спрятаться. Это поведение явно не было предусмотрено программой, да и в бэкапе Магистра Памяти значилось как норма скорее презрительное отношение к означенному субъекту, нежели трепет перед ним, однако факт был фактом - капитан «Принсепса» был для квестора запредельным раздражителем, к которому следовало выработать известную толерантность.
        По этой причине, не желая загонять проблему в тёмный угол, квестор осознанно не вылезал из рубки, буквально стоя над душой у готового в любую минуту сорваться капитана. При каждом бешеном взгляде, который бросал на него Райдо, квестор успевал пожалеть, что вообще вылез из стазиса, но отвечал всегда с таким холодным апломбом, которому позавидовал бы даже его прежний носитель:
        - Капитан, будьте любезны пояснять мне ваши действия, поскольку мой текущий дамп содержит исключительно сведения, необходимые мне для основной деятельности, и ваш палубный жаргон в означенный список не входит.
        Ну вот, лицо капитана опять побелело, а квестор снова должен был бросить все силы на купирование приступа паники.
        - На тактической гемисфере отображён ордер местной группировки под командованием адмирала Таугвальдера, вот этот маркер - его флагшип, перворанговый лямбда-класс, или иначе ПЛК «Джулиус Эрингри», они, как вы видите, по-прежнему выстроены для ведения зенитного огня или, что тоже самое, работы по горизонту.
        Квестор почувствовал некоторое беспокойство.
        - Ожидается какая-то опасность со стороны ближайших звеньев Цепи?
        - Вы имеете в виду, от Ворот Танно? Не могу знать, с тех пор, как вернулись силы прикрытия и привели с собой остатки Лидийского крыла, флотские прекратили всякие внешние коммуникации и всё чего-то ждут.
        - Ваши предположения?
        - Судя по тому, что оттуда не пришли сразу четыре перворанговых ПЛК, включая флагшип контр-адмирала Финнеана «Тимберли Хаунтед», состоялся огневой контакт, который завершился не в пользу террианского флота, более того, по всей вероятности, что-то там происходит до сих пор, но что именно, повторюсь, не могу знать, а гадать не хочу. Вы должны понять простую вещь, магистр, оставаясь в пределах квадранта «Тсурифы-6», мы подвергаем груз непосредственной опасности. Более того, однажды эта опасность уже приобрела абсолютно предметные очертания, и я категорически настаиваю, как я уже заявлял вашему, хм, предшественнику, что необходимо в кратчайшие сроки вернуться обратно на Эру, или по крайней мере переместить «Принсепс» ближе к Семи Мирам, до выяснения масштаба ожидаемых проблем.
        - Вы закончили?
        Кажется, капитан снова остыл.
        - Да, вполне.
        - Теперь позвольте мне. Во-первых, с вашей стороны было бы величайшей ошибкой как-либо разделять меня прежнего и меня настоящего. Я был и остаюсь той же единицей научного мира Эру, и вас не должны сбивать с толку как возрастные, так и морфологические различия. У меня остались некие естественные лакуны ввиду неполноты загруженного дампа, но они минимальны, в остальном я - ровно тот же Магистр Памяти. Во-вторых, вам, капитан, зачем-то внушили, что благополучная доставка нашего груза является первичной задачей, но это не так. Груз важен, но важен в основном постольку, поскольку мы успешно справимся с основной миссией - представлением моего доклада Воину. Если, повторюсь, если мы сорвём доклад, большая часть биологических единиц нашего груза попросту не будет подлежать активации и потому вынужденно будет уничтожена.
        Капитан вспыхнул, как мальчишка.
        - Но погодите, это же люди.
        - Капитан, никогда не повторяйте эту аматорскую[211 - Аматорский - здесь: присущий непрофессионалу.] ошибку. Это - не люди. Это набор дээнка- и эрэнка-цепочек, структурированная протоплазма без памяти, мыслей и эмоций, искусственно созданный и искусственно же размноженный генетический материал. Более того, он в основной массе даже не жизнеспособен в текущей форме, чтобы из этого материала сделать, как вы выразились, людей, над ним ещё придётся долго и кропотливо трудиться. Да, мы, в теории, можем хоть сегодня наклепать пару тысяч таких носителей, как у меня, но что мы в них вложим? Нам не нужны сто тысяч Магистров Памяти. Как нам не нужны сто тысяч одинаковых капитанов Райдо, и тем более - двести миллионов таких капитанов, при всём уважении.
        До него, наконец, начало доходить.
        - И зачем вам Воин?
        - Поймите простую вещь, капитан, эти, так сказать, «люди» - моё наследие, мой личный вклад в будущее человечества, каким я его вижу. Это моя программа этого будущего. Я должен доказать Воину, что она жизнеспособна. Чтобы мы могли действовать дальше.
        - И потому мы здесь?
        - И потому мы здесь.
        Капитан задумался и замолчал. А квестор меж тем начал внимательно изучать схему на гемисфере.
        - Здесь нет маркера «Лебедя».
        Капитан непонимающе поднял голову.
        - А? Да, нет. Воин также до сих пор не вернулся с того рейда. Впрочем, с тем же успехом он мог отправиться в какой-нибудь другой квадрант. Пока мы торчим тут.
        Квестор походя отмахнулся от очередной дерзости.
        - Вы определитесь, капитан, или «Принсепсу» грозит реальная опасность, и тогда Воин здесь появится вероятнее, чем где-либо, или все эти флотские предуготовления - не более чем перестраховка, и мы на самом деле прикрыты куда более надёжно, чем вам представляется, причём, если не ошибаюсь, мы это уже обсуждали. Раньше.
        Капитан, однако, в ответ внезапно приободрился, поднялся, наконец, из своего ложемента, и заговорил с неожиданным для него интересом:
        - Вот вы говорите «раньше». Скажите, магистр, вот вы как учёный можете мне дать представление о том, как формируется ваша внутренняя картина сознания?
        - Мой внутренний монолог? Считаю ли я себя тем, прежним Магистром? Не возникает ли у меня обсессивный[212 - Обсессивный - здесь: связанный с навязчивыми страхами.] синдром самозванца? Не смущает ли меня тот факт, что прежний носитель где-то ещё, возможно, физически существует, и мы с ним расходимся всё дальше с каждой секундой?
        Капитан в ответ предпочёл просто кивнуть.
        Что ж, всё равно у них масса свободного времени.
        - Для начала я бы хотел уточнить, что мне как учёному этот вопрос всегда был интересен, поскольку современная наука хоть и продвинулась в значительной степени, как вы сами видите, в вопросе воплощения подобного сценария в практической плоскости, но в части построения непротиворечивой теории сознания по-прежнему довольно далека от впечатляющих успехов. По сути, мы до сих пор толчёмся в области изучения рацио на уровне наших коллег ещё террианского периода: лимбическая система, языковая карта мира, если вы понимаете, о чём я.
        Квестор почувствовал, что машинально принимается читать лекцию, но ничего тут с собой поделать не мог, опыт, да и какой смысл выдумывать более приличный месту и времени формат, если и прежний неплох. Он даже принялся ходить туда-сюда по рубке, жалея лишь, что нет под рукой слайдов.
        - По сути, ещё тогда вместо концепции «натянутой перчатки» или «зрителя позади», некоего абстрактного бестелесного «я», как бы наблюдающего через твои глаза и слышащего через твои уши, рядом исследователей было предложено понятие «фильтрующего несознательного», на роль которого был предложен каскад ранее считавшихся рудиментарными и атавистическими участков ствола мозга, отвечающих за доставку сигнала от неокортекса к мышцам и, в обратном порядке, от рецепторов к лобным долям. Ряд предметных исследований так называемых «багов восприятия» показали, что по сути то, что мы воспринимаем как сознание, живёт в вымышленном мире, реальность которого, в отличие от множества других вымышленных миров, например сновидений, доказательна хотя бы тем, что предметы в нём, как выразился Латур[213 - Бруно Латур - французский социолог науки и философ.], «дают сдачи». Но от этого реальность не становилась менее иллюзорной в части её восприятия.
        Квестор показал пальцем на проекцию гемисферы.
        - Эта штука не существует, но мы вынуждены принимать, что изображённое на ней реально. Что если вот этот маркер протаранит вот тот, то будет большой бум. Но крафт мы хотя бы можем увидеть воочию, выбравшись в открытый космос, если нас там не изжарит чем-нибудь подходящим, но вы, капитан, регулярно погружаетесь в чуждые топологии, где энергия и материя существуют или даже не существуют в неких особо невещественных формах, однако и там мы легко возвращаемся к примитивным концепциям класса «если вот этот маркер протаранит вот тот». Эта так называемая реактивная субъектность или «принцип соучастника». То, с чем мы вынуждены считаться, существует. Но стоит нам отвернуться - бум, реальность рвётся. Есть масса несложных опытов, когда на глазах у внимательного и даже специально подготовленного индивида происходили самые невероятные события. Исчезали огромные строения, удваивались те самые предметы, за которыми испытуемых просили следить, а они этого не замечали даже после десятикратного повторения опыта.
        Квестор скосил глаза на капитана, кажется, он уже начинает понимать, к чему всё ведёт.
        - То есть там, где мы мысленно выстраиваем внутри собственной головы некую непрерывную реальность, она на деле оказывается весьма рваной, просто чудовищно дырявой, полной таких лакун, что поневоле начинаешь задумываться, каково живётся тем же Воинам, у которых подобных лакун нет или они настолько незначительны, что они поневоле вынуждены ежесекундно пропускать через себя огромное количество сырой нефильтрованной информации, даже в состоянии покоя на несколько порядков превосходящей пиковые нагрузки флотских аналитиков под полной премедикацией.
        - Вы хотите сказать, что на фоне этих «лакун» ваше текущее состояние не так уж необычно?
        - Разница есть и она огромна, но, по сути, человек действительно живёт внутри своеобразного стробоскопа с тактовой частотой от восьми до тридцати герц, и каждый статичный «слепок» такой реальности ему доставляется в виде крупных мазков-объектов, довольно примитивных и часто ложно проинтерпретированных, даже его собственный внутренний диалог по сути ему навязывается физической структурой нейросетей височных долей как некая вербальная проекция комбинаций таких же примитивов. Каждый раз, когда мы просыпаемся, мы не можем быть уверенными, что мы те же, что были раньше. Каждое не то что шоковое воздействие - обычный рывок реальности вроде привнесения в неё критического объёма новой информации способен единомоментно сделать нас другим человеком. Выражение «меня словно подменили» или «мир вокруг словно перевернулся». Такой, если хотите, «обратный синдром самозванца». Когда самозванцем кажется кто-то в прошлом, а вы сами, мол, наследуете к тому пред-предыдущему, настоящему «я».
        - Вы сейчас, магистр, говорите ужасные вещи. Так можно потерять всякую веру в смысл и реальность бытия.
        Квестор засмеялся.
        - Ещё как можно! Но представьте, носители с одинаковыми дампами действительно ведут себя очень похоже, даже если значительно отличаются друг от друга морфологически, разве что да, расходятся они довольно быстро, даже если, напротив, носители были идентичны во всех возможных смыслах. Были и такие опыты.
        - Вы знаете, что вы чудовища, там, на Эру.
        Нужно было слышать, как он это сказал. Ему бы на подмостках выступать, с такими-то талантами.
        - Да. На Эру, и на Квантуме, и на Тетисе, и на остальных Семи Мирах. Но мы не социопаты, у нас есть и строгая этика, и тяжесть ошибки на нас ложится в той же полной мере, что и у вас, капитан. Только не говорите, что вы, дескать, рискуете исключительно самими собой, а мы нет. Напротив, если вы угробите «Принсепс», вы угробите ещё и двести миллионов потенциальных человеческих жизней разом, притом, что они вам право на такую власть вовсе не делегировали. А я… я лишь ставлю над ними научные опыты, пусть и с теми же возможными последствиями.
        Но капитан уже снова остывал.
        - Я понял вашу мысль, магистр. Вы это вы в ничуть не меньшей степени, чем ваш предшественник, и уж во всяком случае в большей, чем любой, прошедший заморозку. Но скажите, вас, скажем, не беспокоит перспектива однажды встретиться с вполне себе живым «другим» индивидом, претендующим на вашу ячейку общества. Вы же сами сказали: одинаковые Магистры Памяти - это слишком.
        Ах, вот он о чём.
        - Меня беспокоит непозволительное расходование носителя. Согласно биоэтическим[214 - Биоэтика - раздел нравственных правил в медицине и биологии.] нормам Проскрипций повторное использование носителя запрещено, даже если бы оно было технически возможно, что так же не соответствует действительности. То есть да, один из дублирующих друг друга носителей моей личности будет в результате такой коллизии приведён в абиологическое состояние.
        - То есть убит.
        - Эвтаназирован, это не то же самое, что «убит».
        - И вас не тревожит подобная перспектива?
        Квестор пожал плечами.
        - Меня беспокоит даже то, что я не помню, где здесь гальюн. Мой носитель крайне молод и подвержен эмоциям. И судьба собственного ментального «двойника» меня тревожит не менее, чем моя собственная. Но вариантов тут Проскрипциями не предусмотрено и я вынужден подчиниться, даже если бы у меня были веские аргументы против. Коих, впрочем, у меня нет, и тут я полностью согласен с основателями Магистрата.
        Капитан открыл было рот, чтобы продолжить прения, но тут в рубке рявкнул сигнал квола. Флот пришёл в движение.
        - Капитан, есть маркер в зоне обратного проецирования.
        Ордер местной группировки начал перестраиваться, явно намереваясь безопасно пропустить чужака, во всяком случае, насколько квестор уже успел заметить, в случае возникновения внешней опасности для «Тсурифы-6», крафты старались занимать максимально рассредоточенные позиции, чтобы прикрывать своими бортовыми генераторами максимальный телесный угол зенитной сферы, при этом не создавая помех для эффективного ведения огня. Однако сейчас они, напротив, начали смещаться на фланги, образуя своего рода коридор. Осталось выяснить, для кого.
        Однако прошла минута, другая, квол смущённо помигал повисшим без опознания маркером, да и убрал его с глаз. Ордер же благополучно вернулся в исходное положение. В общих каналах стояла уже привычная с некоторых пор тишина.
        - Капитан, «Принсепс» готов к маневрированию?
        - Апро, магистр.
        И тут же почуял подвох.
        - Не поясните, к чему был этот вопрос?
        - Нам нужно как можно скорее переместить каргокрафт вот сюда.
        И показал.
        - Вы рехнулись?
        - Капитан, я совершенно дееспособен, если вы об этом. У меня есть серьёзные опасения, что сейчас случится нечто непоправимое, и в наших силах это предотвратить.
        И замолчал.
        - И я должен поверить в этом вам на слово, я правильно понял?
        Квестор кивнул и повторно указал на искомую позицию.
        - Но мы там окажемся на возможной линии огня!
        - В этом и состоит план. Капитан, мы плохо начали, но мне кажется, между нами наметилось некоторое понимание, и будет неплохо, если вы его чуточку поддержите. Позвольте мне хотя бы раз сделать по-своему без лишних трат времени. Я вам ещё не доказал, что готов на что угодно ради воплощения цели моего визита в этот периферийный уголок пространства?
        - Доказали.
        - Я вас прошу согласиться, наконец, что будущее человечества сейчас важнее всего. Нашей с вами жизни. Этих двухсот миллионов носителей. Безопасности «Принсепса». И я напоминаю вам, вы обещали мне, что сделаете всё возможное, чтобы доставить меня на «Лебедь».
        - Это тут причём?
        - Там, куда я указываю, сейчас расположен личный крафт Воина. И он готовится в текущий момент совершить самую большую ошибку в новейшей истории нашей расы, по сравнению с которой даже фиаско Века Вне может оказаться мелким недоразумением, а Ирутанский инцидент вообще не будет стоить упоминания.
        Капитан молча смотрел исподлобья.
        - Вы в этом уверены?
        - Да.
        - Если там никого не окажется, вы признаете, что все ваши построения это полный бред и позволите мне убраться из этой дыры обратно на Эру?
        - Без малейших колебаний.
        - Старпом Феху, приготовиться к маневрированию!
        Дальше они как обычно принялись перекрикиваться своими непонятными словами, а за кадром голосил квол, которому вторили флотские и гражданские диспетчера.
        Квестор с нескрываемым злорадством наблюдал над их беспомощными попытками помешать «Принсепсу» совершить свои эволюции. Ничего они не могли сделать. Ни-че-го.
        Вояки так привыкли, что их слово всегда последнее. Или, как они напирают, «крайнее». Мы вас защитим, мы вас спасём, мы лучше вас знаем, как делать.
        Мы же свои жизни за вас, горемычных, отдать желаем, высшую цену уплатить!
        Кто бы им объяснил, что желание и возможность закончить свою жизнь в окутанной жуткими энергиями консервной банке - не аргумент в споре, и не основание для привилегий в выборе общей стратегии. Не только они могут жертвовать собой.
        Капитан обернулся из своего ложемента и сделал широкий жест.
        - Мы на месте, магистр, ваше слово.
        - Дайте мне общий флотский канал. Благодарю. Воин, к вам обращается Магистр Памяти Эру, я знаю, что вы меня слышите, и наш разговор слишком долго откладывался, чтобы я мог позволить вам и дальше его избегать. Я настаиваю на встрече или, если вы не желаете таковую встречу организовать, я постараюсь донести свою точку зрения через открытый канал, думаю, какое-то количество заинтересованных слушателей мне теперь обеспечено.
        Молчание.
        Капитан начал решительно подниматься из своего ложемента, явно намереваясь завершить этот фарс. Или что он там себе думал.
        - Магистр, у нас был уговор, я даю вам шанс, а вы, в свою очередь…
        Маркер тренькнул очень тихо, но все в рубке его услышали.
        Прямо за сдвоенной белоснежной кормой «Принсепса» медленно проворачивался вокруг своей поперечной оси такой же белоснежный «Лебедь».
        - Ваш запрос одобрен, просьба оперативно переместиться в шлюзовую камеру.
        Квестор тут же деловито направился к лифту, но в последний момент обернулся.
        - Ещё одна просьба, капитан. Постарайтесь пройти этот путь до конца. Ждите меня здесь, что бы ни происходило. Я могу на вас рассчитывать?
        Капитан с сомнением кивнул.
        - Апро, магистр.
        Кажется, квестор уже это когда-то проделывал. Капсула гипертрубы к кормовым шлюзам. Громоздкий каргосьют. Ещё одна шлюпка. На этот раз перелёт будет совсем коротким - не больше одной десятой мегаметра. Ничтожное расстояние по космическим меркам. Но чего стоил квестору этот путь.
        Когда шлюпка благополучно пришвартовалась, квестор всё-таки заставил себя бросить взгляд на гемисферу. «Принсепс» был на месте. Капитан Райдо пока не подвёл. Посмотрим, как пойдёт дальше.
        В тамбуре никого не было, даже сервомехи были спрятаны в своих нишах. Пришлось квестору, отдуваясь, снимать каргосьют самостоятельно. Если бы Воина можно было подозревать в простых человеческих эмоциях, квестор мог бы уличить того в нарочном издевательстве. Но куда вероятнее была версия, что Воину просто не было дела до неудобств случайного гостя на его личной яхте.
        - Воин?
        Квестор никогда не был на борту ни одного из «Лебедей» и потому несколько запутался, какой отсек ему нужен. Эта штуковина на поверку оказалась довольно обширной.
        - Проходите в рубку.
        Вокорр, как же иначе. А вот и указатель мерцает на условном «полу», традиционный инженерный стиль спасителей не любил особо выделять поверхности, предназначенные для перемещения и просто стены. Да и искусственная гравитация тут была устроена так небанально, что у квестора тут же закружилась голова.
        Вот она, рубка.
        - Я прочитал ваш доклад, «Новое лицо», так он называется?
        - Откуда…
        Впрочем, какая разница.
        Воин на первый взгляд мало походил на одно из самых могущественных существ в Галактике. И дело было даже не в его носителе - невзрачном, невысокого роста сутулом и пожилом мужчине самого непритязательного вида, а в какой-то атмосфере опустошения, которая царила в этом отсеке. Воин встретил квестора, сидя на больничного вида диване в окружении такой ошеломляющей, стерильной бытовой пустоты, что сразу становилось ясно, насколько этот индивид в обыденной жизни был социально декомпенсирован[215 - Декомпенсированный - здесь: неприспособленный.].
        Квестору не нужно было обращаться к справочнику психоневролога, чтобы сходу перечислить три десятка факторов общей ангедонии[216 - Ангедония - снижение или утрата способности получать удовольствие.], переходящей в хроническую дистимию[217 - Дистимия - хроническая депрессия.] - дефицит биогенных аминов, гипотериоз, уплощённый аффект[218 - Аффективное уплощение - нарушение, характеризующееся ослаблением эмоциональных реакций, бесчувствием, душевной холодностью, безразличием.], кататоническая депрессия, всё это на фоне обширной развитой толерантности[219 - Толерантность - здесь: нечувствительность к лекарственным препаратам.]к гипердозам когнитаторов. Этот носитель нуждался в регулярной медицинской помощи, но, по всей видимости, предпочитал общение со специалистами пребыванию в типовом медлабе. Тот, конечно, мог на время справиться с симптоматикой, но в целом… Воин выглядел смертельно усталым человеком с потухшим взглядом и беспомощно опущенными руками.
        Жалкое зрелище.
        - Мне переслал ваш доклад бортовой квол «Принсепса», они вообще мало что понимают в такте и ничего не смыслят в человеческих стратагемах[220 - Стратагема - заранее просчитанная последовательность действий, направленная на решение конкретной задачи или достижение неявной цели.], просто делают, что им велят. Да вы проходите, присаживайтесь, мы тут надолго, магистр, или вы предпочитаете обращение «квестор»?
        Так, только не будем теперь поминутно спрашивать «откуда». Квестор злился, не то на себя, не то уже и на Воина. И потому предпочёл остаться стоять.
        - Мне не столь важно, как вы ко мне будете обращаться, куда важнее, чтобы вы меня услышали.
        - Я уже заметил, с какой настойчивостью вы стремились осуществить нашу встречу, потому решил не тратить моё и ваше время на озвучивание банальной фактологии, а перейти сразу к аргументами. Разрешите, я перескажу своими словами.
        Магистр в ответ сдержанно кивнул.
        - Итак, в ваших документах приводятся расчёты распределения новых партий носителей для имплементации[221 - Имплементация - здесь: практическое внедрение, например, программного кода или результатов какого-либо проекта.] их в миры следующей плановой волны заселения, таким образом популяция перечисленных миров, в особенности таких периферийных как Имайн, будет значительно деформирована в сторону повышения универсальных качеств, способствующих максимально быстрому социальному и интеллектуальному прогрессу, а также скорому формированию на этих мирах активного самоуправления и, в дальнейшем, вторичных волн космической экспансии, я ничего не упустил?
        - В целом всё верно, однако есть один дополнительный момент, который в отчёт войти не мог.
        Воин некоторое время пусто смотрел на квестора из-под выцветших бровей, потом кивнул и слегка дёрнул пальцами, мол, продолжайте.
        - Конклав Воинов, возможно, не замечает, но вы перестали справляться с ростом числа колоний. И Потерянные миры - не самая большая проблема, посмотрите вокруг, вы до сих пор пытаетесь нас, если хотите, окормлять[222 - Окормлять - направлять кого-либо, чаще всего духовно.], как будто за бортом всё никак не закончится Век Вне, а мы по-прежнему - горстка беспомощных испуганных детей под вашим надзором.
        Никакой особой реакции.
        - Допустим.
        - Вас не становится больше, все подобные вам предпочли исчезнуть, если продолжать в том же духе, то человечество начнёт дробиться, да что там, если я правильно интерпретирую происходящее вокруг Лидийского крыла - человечество уже дробится, рассыпается на глазах.
        - И ваше «Новое лицо» - это ответ на угрозу?
        Хм. «Угроза». Кажется, именно так вояки называют спонтанные эффекты, возникающие при компрометации файервола. Проговорка или?.. Или. У Воинов не бывает проговорок.
        - Это ответ на любые угрозы. Человечество рождено быть автономным. Оно, если хотите, не имеет другой альтернативы. Отпустите его.
        - Прямо сейчас?
        Квестор покачал головой.
        - Два поколения. Дайте Эру два поколения, и мы сможем вернуть людям их потенциал, а может, и расширим его изначальные горизонты, если сумеем справиться с Великим конфликтом Аш-Семнадцать. А вы, вы сможете уйти.
        Воин, наконец, оживился, встал, подошёл к квестору, посмотрел на него вплотную, отчего у него снова сбился с ритма пульс и заблестел испариной лоб. Вблизи это существо было довольно сложно переносить чисто физически.
        Жуткий аффект.
        - Вы прекрасно знаете, магистр, что статистика аффективных и психических расстройств до сих пор коррелирует с частотой нашего появления в населённых мирах, что феномен Потерянных миров согласно вашим же докладам по-прежнему связан в основном с их оторванностью от основных маршрутов Цепи, что в первую очередь следует из небезопасности внешней навигации, кроме того, ваш знаменитый Конфликт в основном влияет не на то, как индивид переносит открытый космос и многомесячное одиночество, а именно на восприимчивость к Песне.
        Квестор поморщился. Ему как учёному было неприятно вспоминать об этом, но раз сам поднял эту тему:
        - Мы справимся с этим.
        Но Воина было уже не остановить.
        - Вполне вероятно, когда-нибудь, но сейчас у меня уже имеются на руках гигатонны и зетаватты, которыми управляет сотня тысяч шизоидов[223 - Шизоидное расстройство - расстройство личности, характеризующееся склонностью избегать эмоционально насыщенных взаимоотношений путём излишнего теоретизирования, замыкания в себе, ухода в фантазии. Основные черты шизоидов: дискомфорт в области отношений с людьми, обращённость на внутренние переживания, социальная замкнутость и бедность эмоциональных связей с окружающими.] в форме, неспособных не то что в достаточной степени отвечать за собственные действия, но даже просто оценивать до конца их возможные последствия.
        Квестор отвёл взгляд, как будто чтобы взглянуть на проекцию гемисферы, что меланхолично шевелилась в дальнем углу отсека, а на самом деле - чтобы перестать видеть эти затопленные внезапной яростью глаза.
        - И вы правы, что перед нами не те, с кем нужно - или можно - строить будущее человечества, однако проблема состоит в том, что без них ни вы, ни мы ничего не построим, это достаточно ясно, магистр?
        Ещё бы не ясно, очень даже ясно. Впервые квестор пожалел о том, что его носитель так молод и так ещё глуп. Сейчас бы ему очень не помешали когнитивные возможности поприличнее. И чтобы уже прекратилась эта невыносимая истерика внутри!
        - Воин, я прошу прощения, но это же вы и загнали человечество в этот тупик.
        Квестор ожидал, что в ответ на это обвинение его собеседник окончательно выйдет из себя, или напротив, тотчас, не моргнув глазом согласится, но ответом была лишь тишина. Воина словно выключили, другой аналогии в голову не приходило, его носитель чуть поднял взгляд вверх и так замер, словно к чему-то прислушиваясь.
        Квестор бросил короткий взгляд на гемисферу, но там ничего особенного не происходило. Даже «Принсепс» был по-прежнему на своём прежнем месте. Молодец, капитан.
        Воин вновь ожил спустя долгую минуту.
        - Вы знаете, магистр, сейчас вы станете свидетелем довольно детальной иллюстрации того, насколько тупиковыми бывают тупики, и, боюсь, вам эта иллюстрация покажется недостаточно абстрактной.
        «Лебедь» дрогнул, отмечая грубоватое шлюзование.
        Кто-то явно очень торопился.
        - Чего вы ждёте, магистр, идите, встречайте гостей.
        Квестор с сомнением оставил Воина в рубке, а сам принялся отсчитывать люки и шпангоуты до кормового дока. «Лебедь» хоть и был крошечным крафтом, но непривычному человеку и у него на борту заблудиться было немудрено. А вот и знакомый отсек, отделённый от остального объёма мембраной биозащиты. Квестор попытался нащупать на контрольной виртпанели в какие-никакие сенсоры, но мембрана не поддавалась. И лишь пару секунд спустя стало понятно, к чему такие предосторожности.
        Из шлюзовой камеры вышли двое в стандартных робах, в какие одевают пациентов медлаба. Или кладут в спасательные капсулы. Вероятнее всего, в данном случае справедливо было то и другое.
        Покрытая синюшными пятнами кожа и словно высушенные губы говорили о только что завершившейся последовательности ускоренной «разморозки», а вот чёрные круги под глазами, покраснения век и бледные лунки ногтей указывали на недавно перенесённую острую фазу чего-то невероятно контаминантного. Да что там, оба человека по ту сторону мембраны едва держались на ногах, так что тому, что был помельче ростом, приходилось поддерживать другого, у которого помимо прочего были налицо неврологические симптомы недавно перенесённого инсульта.
        Лишь со второй попытки квестор догадался, зачем Воин отправил его «встречать гостей».
        - Магистр, вы.
        Тот в ответ закашлялся.
        - Есть такое. Вы же, если я правильно понял, новый я. Всё-таки сумели добиться, так сказать, аудиенции. И успели раньше меня.
        - Пришлось постараться. А кто это с вами?
        - Не важно. У нас срочное послание к Воину.
        - Если вы о нашем докладе, то я уже…
        - Нет, тьма вас дери, просто сделайте так, чтобы он сюда явился, поскольку пускать нас обоих через эту мембрану я бы и сам никому не советовал.
        - Я вас слушаю, хотя вы с вашим коллегой и становитесь уж больно назойливы.
        Квестор обернулся, позади стоял Воин, и теперь его вид разительно отличался от того, что можно было наблюдать в рубке. Строгий китель без знаков различия был заглажен на все швы, во взгляде из эмоций был замен разве что лёгкий холодок, но главное - категорически изменилась пластика. Так выглядят бронзовые статуи, если бы они вдруг научились двигаться с невероятной скоростью. Казалось, этот носитель сделан из ртути, настолько легко он норовил, по сути не двигаясь, всё время выпадать из поля зрения.
        - Воин, мы к вам от Посланника Птерикса.
        - Посланника? Летящий Илиа Фейи - неприятный, желчный индивид, в основном из-за подобных ему люди и относятся к «спасителям» так неприлично.
        Магистр из-за мембраны махнул рукой, как бы отбрасывая эту риторику.
        - Мы с ним общались недолго, и он, действительно, не оставил о себе хорошего впечатления. Однако, кажется, сейчас он единственный из всех поддерживает нас.
        Воин выжидательно молчал.
        - От его имени мне поручено донести до вас, что это Илиа Фейи сообщил Финнеану о вашем приближении, о чём вы, наверное, и так знаете. Но важно не это, а тот факт, что за огневым контактом одновременно наблюдал ещё и небезызвестный вам соорн-инфарх Сиерика Симах Нуари.
        В этот момент Воин всё-таки сорвался. На долю секунды утратил самоконтроль, и реальность вокруг тут же послушно поплыла, превратившись в вязкий кисель, которым стало невозможно дышать. Впрочем, всё тут же вернулось к своему нормальному состоянию.
        - Вы хотите сказать, что теперь они угрожают целостности Цепи.
        Квестор, окончательно потерявший нить диалога, тут же встрепенулся. Но ведь Цепь была в своё время ими и была возведена, как же…
        - Именно в таком свете мне и передал намерения соорн-инфарха Посланник.
        Погодите, но это же означает потенциальное падение по крайней мере внешних миров в ближайшем будущем. Почему они все так спокойны?
        Во всяком случае Воин, пусть его и сумели эти новости застать врасплох, уже что-то для себя решил.
        - Благодарю вас, магистр, что сообщили, это была неоценимая помощь, что касается вас, - Воин взглянул на второго, оставшегося покуда неназванным «гостя», - то вы, кажется, собирались отыскать контр-адмирала Молла Финнеана, чтобы сообщить эту же любопытную новость ему лично, что ж, у вас появилась такая возможность.
        На одной из боковых панелей тут же зажглась в недрах смарт-краски проекция гемисферы.
        - Полтора часа назад операторы Ворот Танно сообщили мне, что четвёрка первторангов, отзывающаяся на транспондерные коды Лидийского крыла, плотным ордером движется в направлении «Тсурифы-6», на распоряжение не пересекать границу Цепи они не отреагировали, и по моим расчётам, да, они уже здесь.
        Знакомая рябь суперсимметричных каналов распада побежала напротив выстроенного в оборонительный ордер террианского флота адмирала Таугвальдера, показались маркеры: «Тимберли Хаунтед», «Альвхейм», «Адонай» и «Упанаяна», все как один запропавшие ПЛК были на месте.
        Только они не спешили размыкать строй, как это обычно делалось при параллельном проецировании. Первторанги контр-адмирала Финнеана остались собранными в кулак, словно они не прибыли только что в родную гавань, а напротив, попали в окружение и теперь готовились прорываться с боем.
        Квестор собрал всю свою волю и спросил:
        - Воин, что это значит?
        - Это значит, магистр, что мы уже перешли фазу глупого мятежа, и теперь нам предстоит узнать, способны ли мы опуститься до внутривидового вооружённого конфликта, чем незамедлительно воспользуется Симах Нуари, чтобы снести Ворота Танно и прекратить уже играть в «спасителей», о чём он, без сомнений, давно мечтал, раз всё это время прятался со своим флотом тут, в нашей Галактике, я понятно донёс ситуацию, магистр?
        - И что… и что теперь?
        - А ничего, вы со вторым магистром отправитесь на «Принсепс», воплощать в жизнь ваш план по спасению человечества, а я останусь здесь, разруливать весь этот безумный балаган с мятежами и последующими неминуемыми трибуналами.
        - Но вы же мне ясно дали понять, что «Новое лицо» не может быть сейчас воплощено в жизнь?
        Воин усмехнулся вновь почти по-человечески.
        - Вы знаете, магистр, как раз теперь оно получило хороший шанс, скажите спасибо Финнеану и его банде, но это слишком долгий разговор, а вам необходимо спешить, если вы не хотите остаться без своей мастер-копии.
        Воин выразительно посмотрел через мембрану на явно теряющего последние силы Магистра и молча ушёл к себе в рубку.
        - Магистр, вы же понимаете, что нам должно сделать.
        - Разумеется, магистр.
        - «Принсепс», капитан Райдо, здесь Магистр Памяти, сообщите научспецам, что требуется срочно подготовить резервный носитель для проведения мёрджа[224 - Мёрдж - здесь: слияние конкурирующих ветвей истории редактирования одного файла или проекта в целом.] двух разошедшихся бэкапов.
        Секунда на передышку. Это всегда непросто говорить.
        - Предварительно необходимо будет провести снятие дампа и дезактивацию двух исчерпавших свою полезность носителей.
        Как там говорил капитан, не боится ли он встречи со своим предшественником. Как бы то ни было, этого боятся все.
        Перед квестором распахнулись, наконец, сначала внешняя, а потом внутренняя створка биомембраны.
        - Давайте поторопимся.
        - Подождите секунду, магистр, я должен сказать пару слов уважаемому Цзинь Цзиюню.
        Полутруп повернулся к своему невзрачному компаньону и что-то ему вполголоса начал выговаривать.
        Квестор не стал вслушиваться. Какой смысл, он вскоре будет в точности знать содержимое этого разговора. Нет, не он, а Магистр Памяти. Он же… во всяком случае, в этом носителе уже его не станет.
        Впрочем, последнюю реплику квестор всё-таки расслышал:
        - И упирайте на то, что Воин в текущей ситуации не станет форсировать конфликт ни при каких обстоятельствах.
        Человек, названный Цзинь Цзиюнем, кивнул, передал старого магистра молодому, а сам молча полез обратно в свою шлюпку. Ещё бы знать, как он тут оказался. Впрочем, квестор узнает, скоро всё узнает.
        Не он лично, для него как раз всё скоро закончится.
        Носители иногда бывают так недолговечны.
        Капитану Райдо столько раз хотелось убить их обоих. Доставим ему этоудовольствие.
        Рейес ещё раз обернулся на сдвоенную вершину Мармолады, что зубом мудрости торчала из-за ближайшего склона. Даже сейчас, в конце мая, снег там лежал по-прежнему плотной сверкающей на солнце короной, пока пониже уже вовсю начинал покрываться зелёными прожилками растительности вездесущий доломитовый монолит.
        Мармолада, конечно, не Монблан и не Маттерхорн (и чего это они все на «эм»?), но на фоне местных невеликих высот она смотрелась основательно, напоминая случайному путнику, что Альпы - это Альпы, и недаром бывшее дно моря Тетис[225 - Море Тетис - мелководный океан, существовавший в эпоху мезозоя между континентами Гондвана и Лавразия. Реликтами этого океана являются современные Средиземное, Чёрное и Каспийское моря, а ранее - пресноводное Сарматское море вокруг современного Кавказа. Не путать с описанным в романе одним из Семи Миров, название которого отсылает к земному топониму.] так старательно пёрло вверх на протяжении последнего полумиллиарда лет.
        Рейес усмехнулся. Случайному путнику. Как часто тут вообще бывают люди?
        Жаль, конечно, что этой красоты почти никто не видит, но с другой стороны как подумаешь, сколько лет понадобилось местной природе, чтобы восстановиться - триста? - так сразу и раздумаешь сюда кого-то звать. Да и кого, на всей Старой Терре осталось от силы пара тысяч таких же, как Рейес, отмороженных любителей экстремального туризма, что готовы были, случись что, умереть вместе со своим миром. И всем им было явно не до треккинга в Доломитовых Альпах.
        Перекинув плотно набитый оборудованием рюкзак поудобнее, Рейес мысленно помахал рукой местным красотам, а сам направился вниз по левому отрогу. До озера оставалось каких-то двадцать километров довольно ровненького спуска вниз в кресловину. Так, теперь размеренно работаем палками, раз-два, раз-два.
        В этот заход, по счастью, почти не было приступов - чего Рейес в основном и опасался. Одно дело, когда на тебя находило в безопасном месте, на каком-нибудь бескрайнем лугу, куда ты припёрся фармить[226 - Фармить - здесь: бездумно собирать нечто в максимально доступных количествах с целью низкоэффективной переработки исходного материала в что-либо ценное. См. также с некоторых пор ставшее популярным «майнить».] микротомы[227 - Микротомирование - изготовление тонких срезов.] местной растительности, там с тобой всяко ничего не случится, разве что змея укусит - пресмыкающиеся вообще сохранились повсеместно, и чуть ли не лучше их основной кормовой базы в виде грызунов - совсем другое дело пусть простой, но в общем-то отнюдь не безопасный склон, где даже обычное падение может наделать делов, что уж говорить о вполне реальной возможности скатиться в какую-нибудь ближайшую расщелину, где тебя даже патрульный дрон найти не сможет.
        Впрочем, сказать «почти не было приступов» тоже было бы заметным преувеличением. Первый из них Рейес поймал на самом крутяке, в конце стартовой полусотни, когда ещё не кончился провес. Как тут не кивнуть в сторону преимуществ гималайского стиля восхождений. Впрочем, вступило несильно, Рейесу только и успело на мгновение показаться, что всё вокруг облеплено десятисантиметровым слоем жирной чёрной сажи - обычное дело для приступа. И тут же отпустило.
        Куда серьёзнее дело оказалось возле пня некогда обрушившейся выше по склону мачты фуникулёра. Пень этот диаметром в добрых пять метров бетонного крошева с торчащими оттуда огрызками металла - это по сути всё, что осталось от местной инфраструктуры чуть не тысячелетней давности постройки, и он как раз был довольно опасным местом - осыпи вокруг, уже никакого тебе провеса, идти надо впритирку к стенке. И тут снова приступ - словно облитая мазутом мачта нависала над Рейесом, обрывки тросов полощутся на ветру, валит снег, только снег этот такой же чёрный, на вкус отдающий металлом и кислотой. Мачта при каждом порыве ветра издавала какой-то тягостный стон.
        Тут Рейесу хватило сноровки - в самом начале приступа он прижался спиной к скале и как смог присел, группируясь. Впрочем, всё прошло гладко, никаких вам лишних телодвижений, безумных криков и размахиваний аппендажами[228 - Аппендаж - здесь: придаток.], тестикулами и прочими рукокрыльями. В общем, приступ и приступ, пациент вёл себя чинно, отряхнулся и пошёл дальше.
        В остальном путешествие и вовсе оказалось тихим, спокойным и каким-то умиротворяющим. Не зря он решил пренебречь имевшейся возможностью попасть сразу на склон кара[229 - Кар - форма рельефа, естественное чашеобразное углубление в привершинной части склонов гор, ледниковый цирк, часто с озером в самой глубокой части.] при помощи банального гиросьюта. Иногда хочется и ноги размять.
        А вот и сам кар. Чаша большого озера выглядела отсюда малахитовым зеркалом, выглядывающим из-за уступа. Кричащие местные цвета по первому делу производили весьма яркое впечатление - кто ни разу не видел вулканических озёр, тот вообще не имеет представления о подобном буйстве красок. Даже самые цветастые джунгли проигрывали таким вот карам в насыщенности и палитре оттенков. Правда, обычно это всё-таки были одиночные лужи на дне старых кратеров, но бывали и подобные исключения.
        Огибая стеночку теперь уже по часовой стрелке, Рейес мало-помалу разглядел сначала среднее озеро банального тона морской волны, и уже потом малое, мрачного цвета венозной крови.
        Собственно, именно этот дивный оттенок в своё время привлёк внимание дрона биологической защиты, сканировавшего Доломитовые Альпы в автоматическом режиме. Его нейросети обучали на поиск нестандартной биоты, по десятку разных параметров, вот он и сагрился[230 - Сагриться - здесь: активно заинтересоваться, воспринять как основную цель, также имеет значение «атаковать».], дополнительно заинтересованный смещённым изотопным[231 - Изотопы - разновидности атомов химического вещества с иным количеством нейтронов, по различиям в типичном абиогенном и биологическом изотопном составе стабильных изотопов можно легко выделять вещества биогенной природы.]составом по углероду и сере.
        Сами эти три озера тут появились можно сказать вчера - лет триста назад, после очередного эпизода пробуждения местной вулканической активности, но до сих пор это были обычные безжизненные ледниковые лужи, почти высыхающие летом и благополучно промерзающие до дна зимой, чтобы вновь заполниться водой на пике паводка. Цветность появилась у них позже, когда к талому снегу прибавилась вулканическая химия из парочки пробившихся в малом и среднем озере донных гейзеров. Фосфор, сера, металлы во всём своём разнообразии разукрасили группу, но однако дрон заинтересовало не это, а необычный уровень альбедо поверхности малого озера. Там явно завелась какая-то жизнь, но что ей делать на высоте почти трёх тысяч метров всего на полторы сотни километров южнее Ледника, считай, на верхней границе высокогорной тундры? Конечно, термальная активность теперь успешно прогревала эти лужицы даже зимой, но всё равно, с учётом кислотности среды озеро могло стать домом разве что каким-то анаэробным придонным экстремофилам[232 - Экстремофил - живое существо (обычно микроорганизм), способное обитать в экстремальных условиях
окружающей среды: при очень высокой или низкой температуре, давлении, кислотности и так далее.], но плёнка на поверхности…
        Впервые Рейес поднялся сюда позапрошлым летом, добрался скаутом от всё ещё сопротивляющейся Леднику промежуточной станции на юго-восточной оконечности Мегаполиса, который в своё время сумел успешно поглотить остатки Штутгарта и Мюнхена, но дальше на Зальцбург не двинулся. Там даже кто-то из оставшихся жил на постоянку, но Рейесу в общем было не до визитов вежливости и он сразу двинул сюда, к Мармаладе. Забрал образцы, всё промерил, отфотографировал, разведал путь от подножия, и с тех пор уже третий с перерывом в год возвращался за новыми образцами.
        Виды тут были прекрасные, само занятие - нескучным, а возможность размять ноги прекрасной альпийской прогулкой, оставив скаут внизу, была главным бонусом. Уже подходя к краю чаши кара, Рейес чувствовал, как ноги приятно потяжелели, а холодный альпийский воздух ходил в лёгких, как в большом оркестровом барабане, так что удары сердца прилично отдавались в диафрагму.
        Ух, хорошо.
        Пробираясь последовательно вдоль каменистых берегов большого и среднего озёр, Рейес машинально зафиксировал параметры среды и сделал ещё десяток кадров, но задерживаться не стал, как и в прошлый раз, его интересовало исключительно дальнее, малое озеро.
        Диаметром всего-то метров пятьдесят, оно не выглядело (особенно учитывая мрачный красно-бурый цвет) сколько-нибудь занимательным, но парадокс состоял в том, что именно тут и скрывалось всё самое интересное, а если Рейесу на этот раз повезёт, то и революционное.
        Раскидав быстренько аппаратуру по бережку - пусть пока всё промеряет, Рейес деловито принялся готовиться к погружению. Тут было сразу довольно глубоко, у берега был клиф на тридцатку, так что можно было не париться с плотом, а одеваться прямо на суше. Рейес надул баллон, подождал, пока стенки упрочнятся, после чего поставил его набиваться у микрокомпрессора. В малом озере, помимо биоплёнки, на поверхности было приличное количество кислорода, но с местной кислотностью на пользование экзожабрами можно было не рассчитывать, так что нырять приходилось по старинке. Разве что, учитывая глубину, нужно было спецом переключить компрессор на обогащение воздуха до сорокапроцентного найтрокса, но на этом всё. Как говорится, привет, потенциальная декомпрессия и прочая возня с лишним азотом. Это не считая проблем с высокогорным погружением и температурой среды, которая тут была ну сентигрейдов десять даже с учётом всего термального подогрева.
        Как говорится, где наша не пропадала.
        Пока машинка, покряхтывая, выдавала расчёт графика погружения, Рейес активировал помпу премедикации, дожидаясь момента, когда по телу пошла волна знакомого тепла, и принялся натягивать триламинатный «сухарь»[233 - Триламинатный костюм - здесь: «сухой» (закрытый, в отличие от «мокрого», открытого) гидрокостюм из триламината, трёхслойного (нейлон-бутиловая резина-нейлон) композитного материала.].
        К тому моменту, когда Рейес полез в воду, солнце уже стояло в зените, так что его лучи просветили озеро до самого дна, сменив обычный бурый колёр на более яркий оттенок «красных глаз». Выглядело это, и правда, как будто оттуда кто-то смотрел. В каком-то смысле так оно и было. Только этот кто-то был хоть и древним, но вполне одноклеточным.
        С лёгким плеском вода сомкнулась у Рейеса над головой. Нырял он, не выпендриваясь, согласно инструкции - ногами вниз, равномерненько по мере погружения подрабатывая компенсатором под свист имплантата автопродувки в ушном канале. В прошлом году этой штуки у него ещё не было, приходилось мучиться, продуваясь вручную. То ещё удовольствие, когда машинка тебе постоянно командует увеличить скорость погружения.
        «Курильщик» располагался у самого дна, на сорока восьми метрах, кто бы подумал, что такая экзотика встречается не на рифтах, а вот так, запросто, в трёх километрах выше уровня моря, колышет холодную воду сиропной струёй кипятка. Но интересовал Рейеса на этот раз не сам курильщик, а слоистая формация вот там, чуть в отдалении. Парой взмахов перепонками Рейес добрался до нужной точки и завис там, аккуратно выровняв плавучесть, пока аппарат для подводного микротомирования шевелился на своих тоненьких паучьих лапках, поудобнее прилаживаясь к объекту.
        Есть.
        Рейес поднёс деловито пискнувшую железку поближе к лицевой маске, разглядывая показания. Ага. Вот ты и попался.
        Всплытие прошло без эксцессов, пока зависаешь на очередную полуминуту по указаниям машинки-перестраховщицы, можно спокойно поразглядывать местное багровое царство, тем более что солнце ещё не ушло. Отсюда, снизу, особенно бросалось в глаза, насколько это озеро молодое. По сути, вокруг был тот же доломит, только окончательно доокисленный и покрытый всё тем же багровым налётом толщиной в доли миллиметра. Никаких следов традиционной подводной сглаженности линий - сплошные изломы, особенно видные на свежих сколах и включениях доломитового мрамора. Это выглядело поблёскивающей драгоценными рубинами пещерой горного короля. Только почему-то затопленной и вертикальной.
        Наверху Рейес, чувствуя, что уже начинает мёрзнуть, быстро покидал мокрое в мешок с сушильной мембраной, а сам, переодевшись в походную одежду, поспешил заняться образцами.
        Первый же взгляд на данные экспресс-анализа, и горы разнесли радостный вопль по окрестностям. Рейес смущённо оглянулся, хорошо, что тут никого не бывает, а то подумали бы, парень сбрендил от ледяной водицы.
        Надтип локиархеи[234 - Локиархеи, асгардархеи, хеймдалльархеи и тд. - надтипы архей, генетически и биохимически близкие как археям, так и современным многоклеточным (эукариотам).] (и прочие представители дерева асгардархей) тысячелетие назад наделал шуму своим открытием, как же, наконец решил проблему бинарного деления мирового филогенетического древа земной биологии, но, как выяснилось куда позднее, перед самым Веком Вне, для террианской панбиологии интереснее оказались ближайшие и куда менее распространённые родственники локиархей, получившие логичное название хеймдалльархеи, поскольку в «Младшей Эдде» Хеймдалль был сыном Одина от Девяти матерей.
        В отличие от локиархей, даже изначальный, незагрязнённый белково-химический мир хеймдалльархей был почти так же богат, как наш, полноценно эукариотический, при этом запущенный на всю катушку горизонтальный перенос генов позволял запасать в геномах этих экстремофилов обрывки чужих и, порой, давно утерянных комбинаций, так что для тех, кто, подобно Рейесу, занимался на Старой Терре воссозданием былого разнообразия террианской биоты, каждая колония хеймдалльархей была кладезем невероятных богатств.
        За ними ныряли в глубины срединно-океанических желобов, где давление океанической толщи составляло сотни атмосфер, ради них обшаривали вулканические рифты с их невероятным разнообразием условий, просеивали донные отложения эстуариев[235 - Эстуарий - воронкообразный, суживающийся к вершине залив, образующийся в результате подтопления устья речной долины.] крупных рек. Невероятно тяжёлый и неблагодарный труд - новые цепочки отыскать удавалось отнюдь не каждый раз, а найти живую колонию хеймдалльархей так высоко над уровнем моря - это была невероятная удача. С третьей попытки Рейесу это удалось, анализ липидного состава гласил - микротом определённо содержал образцы хеймдалльархей.
        Если после исследования в лабораторных условиях всё подтвердится, то вскоре сюда нагрянет, пожалуй, сотня его коллег, начнут искать, как сюда попало то, чего здесь раньше не было, да и сейчас быть не должно, где источник изначальной контаминации, секвенированные геномы пачками пойдут на Эру, да и местные биофабрики, пытающиеся восстановить утерянное по дошедшим до нас спустя сотни лет обрывкам, будут теперь с удвоенной скоростью пробовать подобрать ключи к воссозданию, может быть, генома полярной лисы, которой очень не хватало постепенно сдающемуся ледникам миру, а может быть, бабочки-монарха, а может быть, какого-нибудь всеми забытого папоротника. Словари нуклеотидных последовательностей в мире, который пытался восстать из мёртвых, были главной и единственной ценностью.
        Тревожное чувство у Рейеса возникло не сразу. Сначала только некое ощущение дискомфорта, словно к твоему затылку приставили кусок железа и принялись его быстро замораживать. Такое тянущее давление. Ещё не понимая своего состояния, Рейес начал суетиться. Покидал мелочёвку в мешок, брызнул ингибитором на баллон, и пока тот благополучно распадался, побежал к солнечной панели смотреть уровень заряда. Тридцать два процента были впритык, но сойдёт. Главное, не оставаться дальше на открытой местности.
        Стоп.
        Чего он так испугался?
        Это было непохоже на обычное чувство надвигающегося приступа, но явно имело с ним общую природу.
        Рейес вскинул голову и принялся оглядывать синюю линзу неба. Ни облачка, чистейшая гладкая поверхность, сквозь которую, если напрячь зрение, можно было разглядеть белую звезду Юпитера. Но больше - ничего. Что он там хотел увидеть? Вернее так - чего он там ни в коем случае не хотел увидеть?
        Ответа не поступило, как, впрочем, и всегда в таких случаях.
        Завернув драгоценные образцы в демпфер, Рейес быстро собрал оставшиеся вещи, свернул панели ранца (тридцать четыре процента, ну, чем богаты) и быстро застегнул все крепления. Раздался яростный стрёкот, и шестивинтовая приблуда послушно потащила его в сторону долины.
        Двигался он аккуратно, стараясь не задевать ногами первые верхушки низеньких местных ёлок, но и не поднимаясь выше необходимого - ощущение, что его кто-то или что-то разыскивает, по-прежнему не отпускало.
        После прохождения второго уступа обзор, наконец, расширился, тут же показалась и уводящая вниз цепочка торчащих позвонков - останки канатки выглядели отсюда как пунктир на карте. А вон там, в самом низу, уже видны руины гостиничного комплекса, значащегося на карте как Пунта Рокка. Туда-то нам и надо.
        Сам комплекс после пятисот лет полной заброшенности представлял собой жалкое зрелище, к тому же руины могли посыпаться от малейшего порыва ветра, так что даже приближаться к нему особо и не стоило, а вот за ним, на дальнем конце бывшей парковки для посетителей, в той её части, что не пострадала от вездесущих здешних оползней, Рейес и оставил свой скаут.
        К несчастью, туда вот-вот дотянется солнце.
        И всё-таки, чего он так боится?
        Посадка была жестковатой - и батарея уже садилась, и Рейес что-то совсем извёлся. Высвобождаясь из крепежа, он успел сделать вокруг себя пару оборотов, всё высматривая, высматривая…
        Двойной хлопок так крепко ударил по ушам, что, кажется, чуть не сбил его с ног.
        Почему двойной, понятно - фронт скачка уплотнения отразился от склона, но какого дурня сюда потащило на гиперзвуке?..
        Рейес ещё не успел додумать эту мысль, как его ноги сами припустили бегом к скауту. Прямо так, бросив ранец к трёпаным пням, успел бы снять рюкзак с драгоценными образцами - и его бы бросил. Им владел сейчас только один императив - спрятаться, уйти, убежать.
        Лишь бы оказаться подальше от той штуки, что произвела на свет этот хлопок.
        Кабина скаута встретила Рейеса теплотой и дружелюбно помаргивающими огоньками контрольных панелей на ветровом стекле. Старомодный интерфейс сделали специально для него, до безумия не любившего все эти индукторы. Да и что тут мудрить - пара тычков пальцем и двигатель уже послушно набирает обороты, готовясь поднять аппарат в воздух. Вот и солнце показалось, привычное, ласковое.
        Показалось и пропало, это всё испещрённое трещинами асфальтовое поле вокруг разом накрыла единственная монолитная тень.
        Рейес моргнул, выдохнул, и послушно отрубил питание авионики[236 - Авионика - неофициальный термин, обозначающий интеллектуальную начинку летательного аппарата, его средства связи, навигации, управления, ориентации в пространстве.]. Двигатель в ответ автоматически заглушился.
        Ладно. Будь по-вашему.
        На середину, аккуратненько так, как бы заранее заискивая, вышел рыжий детина. В годах такой, солидный, лет сто двадцать от роду и столько же килограмм живого веса. Неожиданный типаж, на Старой Терре такие нынче среди гляциологов[237 - Гляциология - наука о природных льдах.] в почёте, то есть южнее пятидесятой параллели почти что и не встречались. И почему «детина» - сразу понятно, было в этом человеке что-то залихвацки-безумное. Такое бывает у подзадержавшихся в развитии кидалтов, которых жизнь пока не успела как следует повозить мордой по бетонному крошеву.
        Самое же странное, что было в детине - Рейес сколько ни всматривался в развесёлые морщины на этом лице, никак не мог понять, где он его видел. Не здесь, не на Старой Терре. Местных он, пожалуй, хотя бы раз видел всех, за столько-то лет. Этот не отсюда. Откуда-то оттуда, из Галактики. О которой Рейес не хотел даже и вспоминать.
        Ко всему, веселье это у чужака было довольно непростое - спрятанные в пучки смеховых морщинок глаза были цепкими и даже злыми, смотрели они не тебя издали как два дула.
        Вздохнув, Рейес выбрался из скаута и побрёл тереть. Тереть здешние любили, предельно низкая плотность населения сказывалась. Правило простое - если уж пересеклись, надо потереть.
        Рейес тереть никогда не любил. Но тут, видимо, придётся.
        Детина ждал на месте, воспользовавшись паузой на физическое перемещение тушки для вольного её разглядывания. Так, с хитрецой, чуть склонив голову на бок. Руку для приветственного рукопожатия он протянул в последний момент, когда Рейес уже был буквально в полушаге.
        - Приветствую, коллега.
        Рейес смутился.
        - А вы тоже панбиолог?
        Детина ответил многозначительно:
        - В каком-то смысле, в каком-то смысле. Вас же зовут…
        - Рейес, к вашим услугам.
        Представиться в ответ детина не спешил и продолжал всё в том же малопонятном духе:
        - Тоже на «эр», значит, ну, что ж, привычка - вторая натура. Вы, кажется, куда-то спешили, коллега?
        Детина ехидно указал пальцем на брошенный посреди колотого асфальта ранец.
        Рейесу на этом моменте почему-то стало стыдно, пришлось понуро брести и подбирать с пола каку. А ты не мусори.
        - Мне срочно нужно на юго-восточную станцию Мегаполиса. Образцы должны остаться в максимальной сохранности.
        Пусть знает, что люди все занятые.
        - Так мы вас подбросим, коллега Рейес, всяко быстрее будет, а ваш скаут на автопилоте доберётся.
        На этот раз указующий перст детины был сориентирован строго вертикально. Рейес поднял голову и машинально поцокал языком.
        Космо-атмосферный гиперзвуковой глайдер, с собственной гравигенной, а значит и накопителем к ней, а значит, способен к пассивному прыжку, если - и наверняка - оборудован биокапсулами для экипажа. Впрочем, основная позиция последнего предполагалась не лежачей, а вертикальной, со всем комфортом, климатизатором и приятной музыкой. Неплохо устроился «коллега». Безлюдная, периферийная и в общем-то отсталая Старая Терра со своими панбиологическими заморочками подобного роскошества себе позволить не могла. Значит точно - что-то прилетело, тихихонько так, как положено по инструкции безопасности, за пределами Облака Хиллса[238 - Облако Хиллса - внутренняя тороидальная область Облака Оорта диаметром от 2 до 20 тысяч астрономических единиц.] в пятидесяти килотиках проклюнулось в субсвет, рассупонилось на орбите и вот, пожалуйте, над Рейесом теперь глайдер нависает. Интересно, какого класса космодура способна нести подобные излишества?
        - Тяжёлый многоцелевой носитель Пространственных Сил Союза «Цагаанбат», порт приписки «Инестрав-Пятый», прошу любить и жаловать.
        Рейес покосился на детину, но промолчал. Нечто от всех этих произносимых вслух загадок в голове у него шевелилось, но пока не желало становиться чем-то осознанным.
        - Имплицитная память[239 - Имплицитная память - тип памяти, который обеспечивает использование информации, полученной на основе неосознаваемого прошлого опыта в отличие от эксплицитной - осознаваемой. Опытным подтверждением существования имплицитной памяти считают «эффект предшествования», когда субъект успешнее решает задачи, к которым он был подготовлен в предшествующем подсознательном опыте.] - неприятная штука, особенно в нашем случае, коллега, вы уж потерпите, пока не локализуется.
        В каком ещё «нашем» случае? Рейес постарался перестать морщиться на каждое услышанное слово и побрёл обратно к скауту, забирать образцы. Остальное пусть двигает своим ходом. Как там сказал самозваный «коллега» - на автопилоте? Где он только берёт такую архаическую терминологию.
        Тамбур-лифт благополучно поднял обоих в шлюзовую, пока перебирались в рубку, глайдер уже набрал сверхзвук, и под ними уже разматывался весёленький пейзаж высокогорной приледниковой тундры - много сверкающего снега, спрессованного в голубеющие языки ледопадов, мало всего остального. Ну, ничего, когда будет окончательно пробит Панамский перешеек, и подпитанный северо-тихоокеанским пассатным течением Гольфстрим наконец заработает в прежнюю силу - вся эта фигня вновь оживёт на протяжении жизни пары поколений.
        - Приближаемся, мин-пять-мин, сорр!
        Это рапортовал флотский, что сидел в ложементе пилота слева, остальные двое присутствующих молча отсалютовали вошедшим, и, как показалось Рейесу, посмотрели при этом на него выжидательно.
        Ну нет, тут я вас разочарую, буду помалкивать, даже на выразительно стрекочущий в в дальнем углу глобул коситься не стану.
        Хоть оба и напоминали Рейесу что-то смутно знакомое, на уровне неприятного чувства дежавю, но сказать им всё равно было нечего - один молодой, лет пятидесяти максимум, но тоже такой, в стиле «коллеги», веселящийся, второй был предельно серьёзен, да и был хороших средних лет восьмидесяти. Вот бы у кого детине перенять манер. Рейес присел в свободное кресло и собирался там спокойно просидеть до конца полёта, но не тут-то было.
        - И в каком состоянии находятся попытки восстановления Матери?
        - Я не знаю, о чём вы, мы занимаемся реконструированием основных террианских биот.
        - И как, получается?
        Его заинтересованность казалась неподдельной, так что пришлось из вежливости вновь ступать на скользкую дорожку общения с этим типом:
        - Эти образцы, по предварительным данным, содержат срезы высокогорных колоний хеймдалльархей, которые, помимо прочего, являются хорошим переносчиком и даже консервантом чужих арфанных геномов, в том числе утерянных. Так что да, получается, и очень неплохо. Коллеги с Эру, конечно, помогают, но мы и сами вполне успешно восстанавливаем как крупные формы - на прошлой неделе был шикарный доклад по плейтоценовой мегафауне[240 - Мегафауна - в научных и научно-популярных публикациях термин «мегафауна» как правило применяется в отношении фауны недавних эпох распространения гигантских млекопитающих - мамонта, саблезубого тигра, пещерного медведя.] Австралии - так и очень пострадавшие в смысле видового разнообразия от пластикового засорения прокариотные океанические водоросли.
        - А как же ледник?
        - Ледник - это меньшая из наших проблем. Нам бы сперва оживить этот мир, избавив его от дурного наследия человечества. А разогреть снова мы его всегда успеем.
        - Понятно.
        «Коллеге» словно разом снова стало неинтересно. То есть в его глазах и был какой-то вопрос, но то ли он понимал, что Рейес всё равно на него не сможет ответить, то ли напротив, заранее знал, что именно тот ответит. И что такое эта «Мать», о которой он так настойчиво твердил?
        Впрочем, детина уже сменил тему.
        - Вы тут, я смотрю, Галаксом вообще перестали пользоваться?
        - Насколько мне известно, на неколониальных мирах «язык отцов» вообще не в ходу, да и на Семи Мирах он стремительно выходит из оборота. Это ваши, флотские, всё никак.
        Младший из троих почему-то снова хихикнул, произнеся себе под нос заковыристое выражение, но поспешил отвернуться, чтобы не обострять общий конфуз.
        И тут до Рейеса дошло, что он понимает. «Раскорячку тебе в дупу». Что там, имплицитная память?
        - Вы, коллега, не беспокойтесь, вы вспомните. Как я в своё время вспомнил. Просто для этого нужно время.
        Да какой он ему «коллега», что между ними вообще может быть общего?!
        - Вы не просто «вспомнили». Вы обо мне откуда-то узнали. Нельзя вспомнить то, чего никто не… Как вы меня нашли?
        Рейес поймал себя на том, что встал из кресла, и вот уже они оба - «коллеги» - в унисон сверлят друг друга взглядами, на пару высматривая друг у друга что-то… что-то до боли знакомое.
        - Улисс. В другом носителе. Это ты.
        - Ты, Ромул, тоже изменился. И да, найти тебя было несложно, если знать твою слабость. Ты до сих пор думаешь, что Мать можно вернуть. Только ты один всегда предпочитал считать, что мы тогда убили её… не до конца.
        Да о какой Матери он всё время твердит!
        - Если мы её вернём, у нас будет шанс освободиться.
        Улисс дружески потрогал Рейеса (или всё-таки Ромула?) за плечо и отвернулся. Остальные делали вид, что их тут нет. Кажется, на этот раз даже они не понимали, о чём речь.
        А Ромул понимал. И он был в ярости от этого.
        - Но вы не верите в то, что это возможно. Вы все, и ваши Воины.
        Но Улисс пропустил эту реплику мимо ушей.
        - Мы подлетаем. Твоя остановка.
        - Ты мне так и не рассказал, зачем меня искал.
        - Всему своё время. Тебе нужно немного остыть.
        Вот придурок. И всегда таким был. Самовлюблённым, гордым, озлобленным одиночкой, готовым проломить лбом любые стены.
        - А Мегаполис изменился.
        Ромул бросил короткий взгляд в гемисферу.
        - У него не было шансов, или ледник бы его смёл, или мы бы на него натравили серую слизь.
        Сегодня же тематическая вечеринка архаичной лексики. Улисс в ответ пожал плечами.
        - Да, место здесь было отвратительное.
        Улисс, не этот, рыжий, а другой Улисс, был плотью от плоти Мегаполиса. Его духом, его законом, его десницей правящей и его десницей карающей. Он долгих три столетия был для Мегаполиса олицетворением одного из всадников апокалипсиса. И это всё, что ему есть сказать при виде этих иззубренных рукотворных скал, попирающих небо отсюда до самой Атлантики? Это здесь мы убили Мать. И потому здесь всегда будет тянуть несвежим трупом. Вспомнить бы ещё, ради чего мы совершили подобное.
        Ромул огляделся. А он вспомнил этих двоих.
        Глайдер замер, покачиваясь на подвеске.
        - Ваш выход, сорр.
        - Я тебе не «сорр».
        Прихватив заветный контейнер с образцами, Ромул поспешил выйти в тамбур-лифт, на ходу герметизируя клапана куртки. За бортом был уже заметный минус.
        Вокруг глайдера собрался кой-какой народ, всё-таки крупный перевалочный пункт, здесь всегда найдётся с дюжину бездельников, которым лишь бы поглазеть. Впрочем, давненько тут подобных штук не видели.
        Улисс спустился с Ромулом как бы проводить.
        - Ты думаешь, я не заметил?
        - Что именно?
        - Здесь Судья Энис, значит вы всё-таки дали ход твоей давней завиральной теории про «новое лицо», точнее, на него клюнули мозголомы с Эру, плюс этот, из журидикатуры, цепной волк Тетиса, как его, просекьютор Даффи со своим глобулом. Вы решили учредить в Галактике какой-то трибунал? На мелочи ты не размениваешься, правда?
        Улисс больше не улыбался.
        - Ты же знаешь, я единственный из всех остался в строю, приглядывать, и вообще. У нас проблемы, Ромул, большие, серьёзные проблемы.
        - Воины не справляются? Или у тебя кончились эффекторы?
        Улисс покачал головой, морщась на ледяном ветру.
        - Я боюсь, что Воины, напротив, справляются излишне рьяно. У нас мятеж.
        Ромул внезапно растерял всю показную браваду и убрал с лица это брезгливое выражение.
        - Неужели всё-таки Финнеан? Так это же хорошо!
        Улисс не желал разделять его восторгов, помрачнев ещё сильнее.
        - Нет, не хорошо. Да, это единственное пока воспроизведённое событие Большого Цикла с тех пор как Хранители ослепли, но чем дольше я вглядываюсь в эту историю, тем больше вижу расхождений. Это другой мятеж. Хоть и с теми же участниками. И когда на горизонте возник Симах Нуари…
        - А эта тварь тут каким боком?
        - Таким, что твой любезный соорн-инфарх пообещал разрушить Цепь, если мы не приберём за собой в кратчайшие сроки.
        Ромул с сожалением посмотрел на контейнер в своей руке. Кажется, и правда пан-биологию придётся отложить до лучших времён.
        - Вот прямо мы? В смысле мы с тобой.
        - Всё верно. Ты же знаешь, он отказывается считать Воинов акторами в истории человечества.
        - И не без оснований. Пешки, несчастные пешки.
        - Вот тут ты и не прав. Я вижу все признаки того, что единственная пешка тут - контр-адмирал Финнеан, и имён некоторых кукловодов мы ещё даже не знаем. Но Воины к осуществлению этого мятежа приложили самые непосредственные усилия. Как и дражайшие спасители. Квантум, Эру. Кто знает, какие ещё из Семи миров замешаны. Даже ирны!
        Ромул вопросительно вскинул бровь. Любопытно.
        - И всё-таки ты решил привлечь к расследованию журидикатуру?
        - Тетис всегда ратовал за соблюдение равновесия. Вот пусть и постараются. Во всяком случае Даффи и его ребята поставят на уши всю Галактику, но не отступят.
        - А на случай, если всё-таки отступят, то ты решил подключить к этому делу меня? Мне прямо сейчас начать разогревать искру?
        - Не ёрничай. Это не шутки, не будь ситуация предельно серьёзной, я бы тебя не стал трогать. Ты же знаешь, я не могу принимать в этом деле непосредственного участия, мне по-прежнему в спину дышит…
        - Кора.
        Улисс с досады аж крякнул.
        - Не называй это существо по имени. Не буди лихо.
        - Постараюсь. Хоть я и не суеверен даже в подобной инкарнации. Так что там насчёт искры?
        - Не стоит её разогревать. По крайней мере пока. Ты мне нужен там как человек. Чтобы Симах Нуари до последнего был уверен, что всё идёт по его плану. Не говоря уже об остальных, хм, игроках.
        - Допустим, но что мы должны сделать?
        - Ты же сам догадался - вы и есть трибунал. Судья, прокурор и адвокат.
        - Это я что ли «адвокат»?
        Улисс помолчал некоторое время, глядя Ромулу в глаза.
        - Ты единственный всегда в них верил.
        И пошёл обратно к тамбур-лифту, втянув голову в плечи. Ветер начал нести с собой крупные колючие снежинки.
        - А что с фокусом?
        Остановился. Обернулся.
        - Ищут.
        Ромул кивнул, будто бы удовлетворённый ответом.
        - Сколько вы ещё будете разгружаться?
        - Месяц, если весь каботажный в три смены занять.
        - Я пробуду в лаборатории ровно 28 дней. Заберите меня последним глайдером. Не хочу бросать своих драгоценных архей на полдороге.
        - Договорились. Ну, до встречи, Ромул.
        - До встречи, Улисс.
        Операторы молчали, завороженно глядя на то, как два ордера выстраиваются в полутике друг от друга. Четвёрка перворанговых ПЛК и весь остальной флот - широким диском, повернувшись к цели одним и тем же бортом.
        К цели.
        Это какое-то безумие.
        Риоха как старший смены всё пытался найти какие-нибудь слова, что-нибудь сказать, но слова всё не приходили, вокорр молчал.
        Вояки закрыли свои каналы сразу, как только из-за файервола показались крафты контр-адмирала Финнеана. С тех пор они перемещались исключительно молча, только по экстренности тех или иных манёвров или же полной недвижимости ордера можно было судить, о чём там сейчас между ними ведутся переговоры.
        Если они, конечно, ведутся.
        Об этом тоже не было ни слова.
        С тех пор как придурки с Эру убрали свой драгоценный сухогруз из горячей зоны и благополучно ушли на прожиг, прошло уже более трёх часов, и с тех пор все перестроения приводили к одному и тому же - Финнеан и его четыре крафта всё отчётливее занимали оборонительное положение, подняв и запитав щиты, в то время как адмирал Таугвальдер выстраивал всё новые и новые крафты в красивую шестигранную сетку, как на учениях. И все - огневым бортом.
        - Адмирал Таугвальдер, здесь старший смены «Тсурифы-6», оператор второго ранга Риоха-пятый, прошу ответить по выделенному каналу.
        Молчание.
        С тем же успехом бортовой квол всё это время пытался добиться от флотских хоть чего-то внятного. Бесполезно.
        Нужно что-то срочно делать, иначе эти вояки чего доброго довоюются.
        - Сменным операторам, приказ такой, все гражданские суда задоковать, запретить любые перемещения. Всех, кто на подходе в финишную зону, разворачивать - пусть копятся в свободных квадрантах, не имеющие прямого подчинения флотские крафты тоже принудительно обездвижить и по возможности задоковать, любые возражения пресекать, перехватывая контроль.
        И, немного подумав:
        - Ошвартованные крафты удалённо разогреть, всю доступную мощность - на ворота накопителей основных эмиттеров станции. Поднять до максимума питание внешних щитов и силовых несущих, быть готовым экстренно отражать внешний удар - как кинетический, так и энергетический, в переговоры с экипажами не втягиваться, действовать через кволы. Приступаем.
        Народ зашевелился, это мы умеем, это нам запросто.
        Лишь бы не смотреть на трёпаную гемисферу.
        Лишь бы не думать, зачем это всё, и к чему оно идёт.
        Риоха бросил короткий взгляд в сторону. «Лебедь». Тоже молчит. И как будто теперь отчаянно старается дистанцироваться от всего происходящего.
        - Воин, здесь «Тсурифа-6».
        - Слушаю.
        - Вы контролируете ситуацию?
        - Если бы вы конкретизировали вопрос, было бы проще объясниться, старший оператор Риоха.
        - Уточняю - мне стоит ожидать возникновения угрозы безопасности станции и можете ли вы гарантировать мне означенную безопасность?
        - Я постараюсь свести вероятность конфликта к минимуму, но увы, ситуация зашла слишком далеко, чтобы совсем не принимать её в расчёт, ещё какие-то вопросы, старший оператор Риоха?
        - Все говорят о мятеже, и то, что оба адмирала молчат, тоже не облегчает мне работу. Я отвечаю за жизни людей, мне важно знать, что происходит.
        - Я бы не назвал это «мятежом», скорее мы имеем перед собой результат ряда критических взаимонепониманий во флотской командной цепочке.
        - Что вы намерены предпринять, чтобы уладить это, хм, непонимание?
        - Пока адмирал Таугвальдер и контр-адмирал Финнеан ведут на мостиках своих флагманов переговоры, я предпочитаю не вмешиваться, но прошу вас принять в расчёт, что я, как и вы, заинтересован в скорейшем разрешении этого конфликта и дальнейшем переносе разбирательств в более подходящее…
        Риоха не дослушал.
        По всей гемисфере тревожным рокотом прокатилась волна красных маркеров. Флотские синхронно, по команде, распахнули орудийные порты.
        Какого…
        - Воин, вы приказали им приготовиться к ведению огня?!
        Ответный тон был таким же спокойным, как и прежде, как будто Риоха всё это время разговаривал с кволом.
        - Старший оператор Риоха, вам прекрасно известно, что у меня нет формальных полномочий приказывать что-либо адмиралу Таугвальдеру, однако в настоящий момент я прилагаю все усилия, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта.
        И отключился.
        Риоха ещё раз подтвердил свои предыдущие приказы, с ужасом глядя на то, как четыре ПЛК Финнеана тоже распахивают порты.
        Это будет бойня, у них нет никаких шансов.
        Ладно, вояки. Будет вам войнушка, если вы так желаете.
        - Квол, сделай так, чтобы меня услышали на всех флотских крафтах в этом секторе.
        - Исполнено.
        - Здесь старший смены станции «Тсурифа-6», оператор второго ранга Риоха-пятый, пользуясь данными мне полномочиями я приказываю всем крафтам в радиусе деципарсека от станции заглушить орудийные порты, погасить эмиттеры и разомкнуть якоря. Каждый крафт, который не подчинится данному требованию, будет на два года лишён аккредитации на станциях Союза Миров, а капитан, не выполнивший приказ, будет немедленно лишён полномочий и попадёт под трибунал за попытку сознательного нанесения урона ключевой галактической инфраструктуре. Как следствие вышеозначенного приказа, предлагаю крафтам Лидийского крыла под командованием контр-адмирала Финнеана вернуться к свой основной задаче - обеспечения безопасности в данном квадранте Цепи, всем, кто не признаёт его полномочий, до прибытия комиссаров Семи Миров предлагаю под контролем операторов станции покинуть данный квадрант через стандартную прыжковую зону. Выполнить немедленно.
        Вот теперь молчание в каналах стало совершенно гробовым. Тысячи людей напряжённо дышали, вслушиваясь в эту тишину.
        К трёпаной звезде вашу войнушку! Валите от моей станции, слышите!
        Красные маркеры открытых портов по-прежнему горели. Флот ждал приказа.
        Особи были необычными уже тем, что они не оглядывались назад. Многие до них попадали в кокон, но только эти были столь отчаянными, что сумели в итоге воспользоваться ничтожными крохами знаний и ещё более скромной имевшейся в наличии энерговооружённостью, чтобы всё-таки пробить кокон и попасть в вожделенное вневременье.
        Вы добились своего, вы сумели.
        Хватил ли у вас смелости пойти дальше?
        Хотя инстинкты и гнали его дальше, тело ждало и наблюдало.
        Оно ещё успеет спрятаться. Любопытство покуда пересиливало страх.
        Кто эти особи, чем они отличаются от других себе подобных, каким образом, волей какого случая именно они сумели то, что оказалось не дано их предшественникам?
        Кажется, тело начало догадываться. Двое из особей несли на себе симбионтов, в чём-то далеко и безнадёжно родственных и самому телу, и его накрепко забытым не то предкам, не то просто создателям. Симбионты эти могли существовать в пустоте безвременья, поскольку для них окружающая вселенная и была навечно такой пустотой и безвременьем. Но меняя особь, симбионт поневоле менялся и сам. Становился другим. Более любопытным. Более целеустремлённым. Более живым. Более разумным.
        Когда один из двух симбионтов покинул металлическую капсулу, тело испытало нечто вроде возбуждения.
        Неужели они решились разделиться? Отправить древнего несмышлёныша в свободное плавание, разведывать тайны нового, дотоле неведомого пространства-без-времени?
        Это было смело. Это было дерзко.
        Неужели такие будут приходить вновь и вновь, так что тело однажды не сможет больше прятаться и потому будет вынуждено или открыться им, или уйти от таких созданий насовсем? Быть может, к новым поискам, а может быть, и посчитать всякие поиски на этом завершёнными?
        Если бы тело знало, что же оно на самом деле ищет.
        Тревожный звоночек прозвенел второй раз, и тело с тянущим чувством незавершённости было вынуждено оставить наблюдения и продолжить свой путь.
        Время истекло. Они явились. Они слишком близко. Им точно сюда нельзя. Это плохо. Это очень плохо.
        Из последних сил борясь с подступающей паникой, тело бросило последний сожалеющий взгляд на незадачливых чемпионов.
        Оно могло бы им помочь. Но обязано теперь их окончательно погубить.
        Уже покидая вневременье, тело распустило плетение старого кокона, и тот послушно схлопнулся, перерубая канал. Призрачный свет угас. Во вневременье вновь воцарилась привычная недвижимая тьма.
        Фокус послушно сместился в направлении нового кокона.
        - Июнь 2016 - август 2017, Москва
        notes
        Примечания
        1
        Файервол - гипотетическая область скачка излучения Хокинга, в которую попадает свободно падающий на чёрную дыру наблюдатель при пересечении горизонта событий, здесь: воображаемая граница между «субсветом» (обычным пространством) и «дипом» (топологическим пространством).
        2
        Войд - космологическая пустота в промежутках между галактическими нитями и скоплениями. Вопрос образования подобных космических пустот неразрывно связан с теорией формирования крупномасштабной структуры Вселенной.
        3
        Рукав Лебедя, рукав Ориона, рукав Персея, рукав Стрельца и рукав Центавра - в романе перечислены рукава нашей Галактики, названные так по имени созвездий, на которые приходятся их проекции на земном небе.
        4
        Эмиттер - здесь: излучатель, генератор поля.
        5
        Параллакс - изменение видимого положения объекта относительно удалённого фона в зависимости от положения наблюдателя, измеряется в радианах дуги.
        6
        Триангуляция - здесь: алгоритм дробления пространства на зоны с целью локализации источника сигнала.
        7
        Скин - здесь: информационный слой.
        8
        Фрактальные пространства - самоподобные пространства дробных размерностей, в отличие от обычных метрических пространств целочисленной размерности. Термин введён в оборот Бенуа Мандельбротом в 1967 году в его статье о самоподобии.
        9
        Когнитаторы - здесь и далее подразумеваются вещества, усиливающие и ускоряющие когнитивные процессы в мозгу - то есть работу памяти, анализ информации, принятие решений, построение программы действий. Современные ноотропы относятся к этому же классу препаратов.
        10
        Малфункциональный - здесь: неработоспособный.
        11
        Брана, гипербрана (обр. от мембрана) в теории струн - гипотетический фундаментальный физический объект размерности, меньшей, чем размерность пространства (например, двенадцатимерного), в котором он находится, при этом всё физическое пространство описывается как различные колебания стабильных фундаментальных бран.
        12
        Бутылка Клейна (сосуд или поверхность Клейна) - неориентируемая поверхность, примером может служить лента Мёбиуса, у которой можно попасть с одной стороны на другую, не покидая самой ленты, однако, в отличие от неё, поверхность Клейна компактна и замкнута, как если бы у ленты Мёбиуса были склеены противоположные края.
        13
        Транскарниальная магнитная стимуляция, а также воздействие излучением на специально имплантированные фотонейроны - способы неинвазивного воздействия на участки коры больших полушарий, в частности с целью их стимулировать и передавать информацию.
        14
        Прожиг - здесь: цикл штатной работы двигателя от включения до отключения. В наше время применяется в ракетостроении (отглагольн. англ. burn down), термин неофициальный, но очень распространённый в профессиональной среде.
        15
        Толерантность - здесь: снижение реакции, в результате чего раздражитель начинает попадать в предел допустимых значений.
        16
        Изограва - воображаемая линия или поверхность равной кривизны пространства. Для изолированного точечного гравитирующего объекта имеет форму сферы с этим объектом в центре.
        17
        Ордовик, кембрий - раннепалеозойские эры возрастом полмиллиарда лет, считаются эпохой первого расцвета многоклеточной жизни на Земле, длились 42 и 56 млн лет соответственно.
        18
        Барраж - здесь: заградительное построение флота.
        19
        Петаватт - 10 в 15 степени ватт. Чтобы понимать масштаб цифр, один световой год - 10 петаметров. Также ниже в тексте будут встречаться приставки «экса» - 10 в 18 степени, или тысяча в шестой степени, «тера» - 10 в 12 степени, «гига» - 10 в 9, «мега» - 10 в 6, «гекто» - сто, «дека» - десять.
        20
        Ресет, ресетить - сдесь: сброс настроек системы к величинам по умолчанию.
        21
        Гиперкуб - куб высших размерностей, чем наше трёхмерное пространство.
        22
        Стивен Уильям Хокинг - британский физик-теоретик и популяризатор науки. Внёс большой вклад в теорию Большого взрыва, а также теорию чёрных дыр. Высказал гипотезу, что чёрные дыры теряют энергию, излучая по своему горизонту событий (излучение Хокинга).
        23
        Коллапсар - другое название чёрной дыры, ультрарелятивистского объекта, чья масса так велика, что сама объект сжат в сингулярность и целиком выброшен в другое пространство.
        24
        Кип Стивен Торн - американский физик и астроном, один из обладателей Нобелевской премии по физике за открытие гравитационных волн, внёс большой вклад в Общую теорию относительности.
        25
        Фторорганика - галогенорганические соединения, содержащие хотя бы один атом фтора, соединённый напрямую с углеродом. Широкоиспользуемый класс химических веществ, в данном случае имеются в виду соединения вроде перфторана - жидкости с кислородпереносящими свойствами.
        26
        Инфляционная модель Вселенной - гипотеза о физическом состоянии и законе расширения Вселенной на ранней стадии непосредственно до Большого взрыва. Благодаря крайне высоким темпам расширения на инфляционной стадии разрешается проблема крупномасштабной однородности и изотропности Вселенной: весь наблюдаемый объём Вселенной оказывается результатом расширения единственной причинно-связанной области доинфляционной эпохи.
        27
        Планковская длина, площадь, время, энергия и тд. - набор констант соотв. размерностей, представляющих собой естественные единицы величин, поскольку составлены они только из фундаментальных постоянных - постоянная Планка, скорость света, постоянная Больцмана и гравитационная постоянная. Соответствуют масштабам величин, на которых нарушаются все доступные нам законы физики. Исходя из этого, в физической космологии, самая ранняя эпоха в истории наблюдаемой нами Вселенной, о которой существуют какие-либо теоретические предположения, называемая Планковской эпохой, продолжалась в течение планковского времени, когда вещество Вселенной имело планковскую температуру и планковскую плотность.
        28
        Диссипированный - рассеянный. Обычно речь идёт о диссипированной энергии, как правило тепловой.
        29
        Поле Хиггса или хиггсовское поле - поле, обеспечивающее спонтанное нарушение симметрии электрослабых взаимодействий, названо по имени разработчика его теории, британского физика Питера Хиггса. Квант этого поля - хиггсовский бозон. Наличие хиггсовского поля является неотъемлемой частью Стандартной модели. Существованием этого поля объясняется наличие массы покоя частиц-переносчиков слабого взаимодействия при отсутствии массы у частиц-переносчиков сильного и электромагнитного взаимодействия.
        30
        Здесь и далее будут встречаться отсылки к романам «Кандидат» и «Фронтир»
        31
        Макула - здесь: тёмное пятно в фотосфере звезды.
        32
        Звезда Вольфа - Райе - класс короткоживущих звёзд на поздней стадии эволюции, для которых характерны очень высокая температура и светимость, с преобладанием в их спектрах линий азота, углерода и кислорода. В галактике Млечный путь к настоящему моменту известно лишь около 230 звёзд Вольфа - Райе, светимость их в среднем в 4000 раз превышает светимость Солнца.
        33
        Саккады, нистагм - виды непроизвольных движений глазных яблок, отличаются различными частотами и рисунками.
        34
        Превиос - дословно с англ. «предыдущий». Некст - «следующий».
        35
        Террианский - здесь и далее: земного происхождения.
        36
        Бэкап - здесь: резервная копия. Соотв. забэкапить - создать резервную копию.
        37
        Имплантат (попсов. имплант) - класс изделий медицинского назначения, используемых в роли протезов, либо в широком смысле - любой искусственный объект, который вживляется непосредственно в организм. Напротив, имплантант - пациент, кому что-либо вживляется (ср. ампутант - пациент, которому что-либо ампутировали).
        38
        Анксиолитики - психотропные лекарственные препараты, «малые транквилизаторы».
        39
        Социопат - человек, страдающий диссоциальным расстройством личности, которое характеризуется игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью и крайне ограниченной способностью формировать привязанности и испытывать базовые эмоции.
        40
        Неокортекс - «новая кора», располагается в верхнем слое полушарий мозга, отвечает за высшие нервные функции - сенсорное восприятие, выполнение моторных команд, осознанное мышление и речь.
        41
        Эрапция (англ. «извержение») - здесь: коронарный выброс вещества.
        42
        Облако Оорта - внешняя сферическая (до 50 тысяч астрономических единиц) область планетарной системы, населённая объектами её ранней истории и остатками вещества, выброшенного из центральных областей в процессе планетообразования.
        43
        Суперземли - класс планет, масса и плотность которых превышает массу Земли, но которые при этом значительно меньше газовых гигантов по размерам.
        44
        Запутанность - квантовомеханическое явление, при котором состояния двух или большего числа разнесённых элементов квантовой системы оказываются в некотором смысле общими. Измерение параметра одной частицы приводит к мгновенному (выше скорости света) изменению состояния другой, что находится в логическом противоречии с принципом локальности.
        45
        Декогеренция - процесс нарушения когерентности или связанности квантовомеханической системы, вызываемый взаимодействием с окружающей средой посредством необратимого, с точки зрения термодинамики, процесса. При этом система размыкается, смешивается или запутывается с окружающей средой.
        46
        Кэрриер, он же носитель - здесь: крупный крафт, спроектированный в качестве мобильного палубного дока для более мелких крафтов.
        47
        Кулдаун - здесь: время на перезарядку чего-либо.
        48
        Отпопулированный - здесь: пополненный вторичными информационными пакетами.
        49
        Местное сверхскопление галактик (Сверхскопление Девы или Суперкластер Девы) - нерегулярное объединение галактик размером около 200 миллионов световых лет, включающее Местную группу галактик, скопление галактик в Деве и несколько других групп галактик.
        50
        Великий Аттрактор - гравитационная аномалия, расположенная в межгалактическом пространстве на расстоянии примерно 65 мегапарсеков от Млечного пути в созвездии Наугольник. В прилегающих к Аттрактору областях Вселенной галактики обнаруживают крупномасштабное течение в его сторону со скоростью до 700 километров в секунду. Тем не менее, постоянная Хаббла приводит к тому, что Аттрактор, в свою очередь, движется от нас в результате расширения Вселенной со скоростью порядка 4 тысяч километров в секунду.
        51
        Первые гравитационные волны были зафиксированы на частотах, соответствующих диапазону человеческого слуха, здесь и далее имеются в виду именно они, обычный звук в космосе, разумеется, не распространяется.
        52
        Рандом - здесь: нечто случайное.
        53
        Софткап (хардкап) - здесь: предел какой-либо величины. Под хардкапом обычно понимают абсолютный предел, а под софткапом - его разумно (в смысле общей эффективности) достижимый аналог.
        54
        Флагшип - синоним слова «флагман». Главный корабль эскадры, на котором располагается её тактическое руководство.
        55
        Туман войны - термин, введённый Карлом фон Клаузевицем для обозначения недостоверности данных о положении театра военных действий, здесь: принятые меры барражирования контролируемого пространства.
        56
        Метрика - здесь: мера отличия двух объектов в виде некоего искусственно вводимого «расстояния» между ними.
        57
        Паттерн - шаблон, здесь: устойчивый образ, распознаваемый в сигнале.
        58
        Дрон - здесь: любой беспилотник.
        59
        Аккреционный диск - спиральная структура падающего на центральное тело вещества в тесных или нестабильных системах.
        60
        Премедикация - здесь: предварительная медикаментозная подготовка.
        61
        Гемато-энцефалический барьер - физиологический барьер вокруг центральной нервной системы.
        62
        Суперсимметрия - теория в физике элементарных частиц, согласно которой обычным частицам сопоставлены не обнаруженные пока дуальные им частицы большей массы.
        63
        Сингулярность - точка пространства, в которой какая-либо математическая функция стремится к бесконечности или имеет какие-либо иные нерегулярности поведения. Здесь: ультрарелятивистские объекты неастрофизических масштабов, отличаются нестабильностью из-за активного испарения.
        64
        Шатдаун - здесь: операция штатного или аварийного прекращения работы.
        65
        Аларм, алерт - здесь: сигнал тревоги, предупреждения.
        66
        Кларково число - численный коэффициент, выражающий относительное среднее содержание химических элементов в космических телах. Здесь употреблена косвенно: ценность пойманного метеорита обратно пропорциональна кларкову числу его химического состава.
        67
        «Гюйгенс-Кассини» - автоматическая межпланетная станция, созданная для исследования планеты Сатурн, её колец и спутников. Комплекс состоял из орбитальной станции «Кассини» и спускаемого аппарата с автоматической станцией «Гюйгенс», предназначенной для посадки на Титан. Аппарат назван в честь нидерландского астронома Христиана Гюйгенса, открывшего Титан и кольца Сатурна. В тексте описан землеподобный (по размерам) двойник Титана, его характерный внешний вид, химический состав и условия на поверхности.
        68
        Здесь и далее «тик» это не конкретная единица расстояния, пусть и внесистемная, а просто любая удобная масштабная отсечка. Иногда под тиком понимают «астрономическую единицу» - расстояние от Земли до Солнца (150 гигаметров), иногда - одну световую минуту (18 гигаметров).
        69
        Кварк-глюонная плазма, «кварковый бульон» - одно из состояний перегретого адронного вещества, состоящее из свободных кварков и глюонов.
        70
        Прокариоты - примитивные безъядерные одноклеточные (бактерии, археи), в отличие от существ с клеточным ядром (к которым относятся животные, растения, грибы, протисты).
        71
        Чёрные курильщики - гидротермальные (до 400 градусов Цельсия) источники вулканического происхождения на границах глубоководных разломов. Отличаются специфической биотой, в качестве источника энергии использующей хемосинтез.
        72
        Джет - здесь: релятивистская струя истекающего от астрофизического объекта вещества.
        73
        Планетезималь - небесное тело на орбите вокруг протозвезды, образующееся в результате постепенного приращения более мелких тел, состоящих из частиц пыли протопланетного диска.
        74
        Синаптическая щель - промежуток шириной 10 -50 нм между мембранами двух контактирующих аксонами и дендритами нервных клеток, где происходит передача нервного импульса, функционирует благодаря сложному химическому процессу с участием возбуждающих и тормозных нейромедиаторов, отпирающих и запирающих кальциевые каналы.
        75
        Лаг - здесь: время запаздывания реакции.
        76
        Диффы - различия в версиях документа или массива данных.
        77
        Гиппокамп - часть лимбической системы головного мозга. Участвует в механизмах формирования эмоций, консолидации памяти - перехода кратковременной памяти в долговременную.
        78
        Импакт - физическое столкновение астрофизических или искусственных объектов на космических скоростях.
        79
        Замьютить - здесь: заглушить.
        80
        Фризить - здесь: фиксировать в текущем положении.
        81
        Транспондер - прибор, запрограммированный на автоматическое формирование сигнала в ответ на пришедший запрос.
        82
        Гипертруба, гиперпетля - обобщённый термин, описывающий транспортную систему, в которой разгоняемый силовыми полями снаряд движется в низковакуумной трубе.
        83
        Инвазия - здесь: заражение. Более широко - биологический термин, означающий проникновение и распространение чего-либо.
        84
        Оверкиль - здесь: манёвр с вращением вокруг продольной оси.
        85
        Черенковское излучение - излучение, испускаемое заряженной частицей, которая движется со скоростью, превышающей скорость распространения света в этой среде. Характерное голубое гало в водных бассейнах вокруг радиоактивных сборок - частное проявление черенковского излучения.
        86
        Квестор, ликтор и тд. - здесь и далее использованы некоторые гражданские должности Древнего Рима.
        87
        Домен - (в биохимии) элемент третичной структуры белка.
        88
        Аллели - различные формы одного и того же гена, расположенные в одинаковых участках гомологичных (парных) хромосом, например, разноцветные пятна кошек отвечают областям, где локально доминирует одна из кодоминантных аллелей, отвечающих за различную окраску шерсти.
        89
        Систершип - корабль аналогичной серии.
        90
        Двухцепочечный разрыв - полный разрыв двойной молекулы ДНК, при котором её полноценное восстановление полимеразами становится затруднено или невозможно.
        91
        Вентромедиальный гипоталамус - ядро гипоталамуса, участок мозга, отвечающий за страх, терморегуляцию и сексуальную активность.
        92
        Бридинг - (в генетике) скрещивание.
        93
        Нуклеотиды - пять азотистых оснований, составляющих все естественные геномы. Они кодируют 22 аминокислоты. Генетики расширили этот словарь искусственными основаниями парой dNaMTP и d5SICSTP для получения новых комбинаций аминокислот.
        94
        Коммит - здесь: запись в реестре изменений.
        95
        Реципиент - здесь: получатель сообщения.
        96
        Секвенировать - устанавливать последовательность звеньев в молекулах нуклеиновых кислот.
        97
        М-РНК иначе и-РНК - промежуточная РНК, используемая в процессе синтеза белков по инструкциям, хранящимся в ДНК у эукариот.
        98
        Сплайсинг - процесс удаления из цепочки РНК участков, не кодирующие белок (интронов) и соединения кодирующих аминокислотную последовательность участков (экзононов).
        99
        Транскрипция - процесс перезаписи генетической информации с одного носителя на другой.
        100
        Сила Кориолиса - одна из сил инерции, возникающая при рассмотрении движения материальной точки относительно вращающейся системы отсчёта. Названа так по имени французского учёного Гюстава Гаспара Кориолиса, однако впервые была описана за два столетия до него.
        101
        М-метрика - здесь, двенадцатимерное метрическое пространство, предлагаемое М-теорией. Свёрткой называется понижение размерности высшего пространства, которое делает лишние измерения «локальными», то есть проявляющимися только начиная с определённых масштабов расстояний и энергий.
        102
        Тахионная плазма - здесь: плазма частиц, обладающих мнимой массой и способных таким образом двигаться быстрее скорости света и, соответственно, в противоположном направлении вдоль временного вектора.
        103
        Сезон летящих составляет примерно половину стандартного террианского года.
        104
        Нидула - здесь и далее в тексте для описания быта, анатомии и физиологии летящих использованы латинские корни, соотносимые с птицами - «гнездо», «перья», «клюв» и тп.
        105
        Бипедальный - буквально: «двуногий». Соотв. сам способ перемещения на двух опорах называется бипедальным способом перемещения.
        106
        Модулированный - здесь: произвольно меняющий свои амплитудно-частотные характеристики.
        107
        Мировая линия - (в теории относительности) кривая в пространстве-времени, описывающая движение материальной точки, геометрическое место всех событий существования тела.
        108
        Дамп - здесь: полный слепок, архив базы данных.
        109
        Здесь и далее встречаются отсылки к романам «Время жизни» и «Время смерти».
        110
        Коацерватные капли - капли или слои с большей концентрацией вещества, чем в остальной части раствора. Здесь употребляется иносказательно.
        111
        Космологическая постоянная - космология изучает формирование макроструктуры Вселенной в целом - как следствия ранней истории её существования и базовых свойств пространства-времени. Одной из важнейших характеристик Вселенной в целом является так называемый лямбда-член или «космологическая постоянная» в уравнениях Общей теории относительности. В нашей вселенной космологическая постоянная с высокой точностью равна нулю, что является отдельной загадкой космологии.
        112
        Де-ситтеровское и анти-де-ситтеровское пространство - модели, предложенные нидерландским астрономом Виллемом де Ситтером, соответствуют моделям ОТО с положительным (замкнутая Вселенная) и отрицательным лямбда-членом (открытая Вселенная). Согласно современным космологическим теориям считается, что на ранних этапах сразу после Большого взрыва пространство было замкнутым, в настоящее время оно балансирует на грани замкнутости и разомкнутости с очень большой точностью приближения.
        113
        Парадокс Хаусдорфа - теорема в теории множеств, утверждающая, что трёхмерный шар равносоставлен двум своим копиям.
        114
        Флаттер - вид автоколебательных возбуждений, являющихся частными решениями некоторых дифференциальных уравнений, характерное полоскание флага на ветру - проявление флаттера.
        115
        Кортикальный, нейро-кортикальный - буквально: корковый, здесь: подключённый к коре головного мозга.
        116
        Коагуляция (от лат. свёртывание, сгущение) - здесь: схлопывание в материальную точку сингулярности.
        117
        Диссоциативная фуга - болезнь, в которой пациент в стремлении избежать травмирующих воспоминаний, придумывает себе новую личность. Здесь: защитное беспамятное состояние.
        118
        Балж, центральное вздутие - центральный эллипсоидальный или веретенообразный компонент спиральных и линзообразных галактик, для Млечного пути это плотное эллиптическое скопление с большой полуосью в 4 килопарсека.
        119
        Микрогравитация - в состоянии свободного падения на тело продолжают действовать различные инерционные силы, так что для описания невесомости в открытом космосе принято употреблять термин «микрогравитация».
        120
        Вортекс - здесь: нечто в форме вихря, спиральной воронки, все задачи движения в скалярных полях дают плоские траектории, воронка принципиально трёхмёрна.
        121
        Модальность - здесь: взаимосвязь (кратность) между различными частотами возбуждённых колебаний и резонансов.
        122
        Фидбэк - отклик, эффект отдачи, встречный сигнал.
        123
        Паксы - здесь: пассажиры.
        124
        Инкам - здесь: нечто входящее, поступающее извне, как то: энергия, внешние повреждения, новая информация.
        125
        Излучение Хоккинга - теоретический процесс излучения горизонтом событий элементарных частиц, за счёт чего сингулярность постепенно «испаряется», понемногу теряя массу.
        126
        Суперкварк - в физике элементарных частиц согласно теории суперсимметрии это гипотетический скалярный бозон, сопоставленный кварку и отличающийся от него только спином и значительно большей массой покоя.
        127
        Лемма Грошева - шутливое утверждение, формулируется так: если треугольник равнобедренный, то это треугольник.
        128
        Верифицированный - здесь: подтверждённый.
        129
        Автохтонный - принадлежащий данной территории, аборигенный.
        130
        Бета-лактамазные супербактерии - бактерии, содержащие ген, кодирующий белки металл-бета-лактамазы, которые делают эти бактерии нечувствительными к большинству антибиотиков.
        131
        Контагиозный - здесь: заразный.
        132
        Сакситоксины, афлатоксины - смертельные нейротоксины бактериального и плесневого генезиса.
        133
        Нейтрофилы, они же нейтрофильные гранулоциты, сегментоядерные нейтрофилы - подвид гранулоцитарных лейкоцитов, основной вид (порядка 50 %) лейкоцитов в крови человека, составляют основу имунной системы человека.
        134
        Эпитоп - часть молекулы антигена, распознаваемая имунной системой.
        135
        Контаминация - здесь: заражение.
        136
        Фронтир - здесь: граница.
        137
        Адгезия - явление сцепления поверхностей разнородных твёрдых или жидких тел, приводящее к появлению сил трения покоя и скольжения, в отличие от когезии - сцепления внутри однородного материала.
        138
        Нефральный - почечный.
        139
        Мезомицетозои - класс родственных животным протистов. В земной биологии их жизненный цикл включает многоядерные и колониальные стадии. Множественные ядра мезомицетозоев обладают свойством делиться синхронно, причём все ядра располагаются в поверхностном слое цитоплазмы, прямо под клеточной мембраной, что характерно для зародышей некоторых многоклеточных животных на ранних стадиях развития.
        140
        Опистоконтные - заднежгутиковые, группа эукариот, включающая царства животных и грибов.
        141
        Плазмодиевые - род паразитических простейших, принадлежащих к типу споровиков. Обитают внутри клеток позвоночных животных и человека.
        142
        Сегментоядерные нейтрофильные лейкоциты - обладают сегментированным ядром, что делает их строение в некотором роде родственным мезомицетозоям.
        143
        Цитоскелет - система внутриклеточных стенок и каналов, структурирующих цитоплазму клетки.
        144
        Полинуклеозные - здесь: многоядерные.
        145
        Додекаэдр Пуанкаре - трёхмерное многообразие, полученное из обычного додекаэдра путём «склеивания» его противоположных граней. Обладает рядом любопытных свойств, например, оно в некоторых моделях хорошо описывает на космологических масштабах бесконечное метрическое пространство, замкнутое на себя за пределами видимой Вселенной.
        146
        Петля Бильсона - в теории Квантовой петлевой гравитации неделимая дискретная ячейка пространства-времени.
        147
        Космологические брэды - здесь: изначальные спонтанные флуктуации кривизны пространства-времени, сформировавшие в итоге макроскопическую структуру Вселенной - галактические нити и почти ненаселённые войды. Компьютерные расчёты и наблюдения подтверждают вывод, что ячеистая структура возникла из начального гауссова поля возмущений плотности на ранних этапах формирования Вселенной.
        148
        Гобан, падук, фусэки, синтэ, ёсэ - здесь и далее используется терминология игры го, которую в корейской традиции называют «падук», а в китае «вэйци». В романе, соответственно, использовано корейское название.
        149
        Квадратная доска в 11 рядов даёт 121 клеток и по 60 камней для каждого игрока.
        150
        Фазирование решёток - способ формирования сложных распределённых излучающих или поглощающих систем, основанный на интерференции сигналов отдельных подсистем.
        151
        Дебрис - здесь: космический мусор, остаточный рой осколков.
        152
        Гейдельбергский человек - парантрноп, от которого произошли неандертальцы и денисовцы, общий предок человека разумного и всех перечисленных жил около 700 тыс. лет назад.
        153
        Соматосенсорная система - комплексная система, осуществляющая осязание, чувство температуры, положения тела, болевую чувствительность. Преднастройка нейронов соматосенсорной системы позволяет улучшать обучаемость новым функциям.
        154
        Иконическая память - сенсорная копия информации, предъявленной наблюдателю зрительно на очень короткое время, которая имеет большую ёмкость. В обычных условиях быстро угасает во времени, сознательно не контролируется, зависит от физических характеристик стимула. Обеспечивает перевод информации в кратковременную память.
        155
        Эффект обратной маскировки - изменение восприятия основного стимула в результате представления маскирующего стимула немедленно после тестового объекта.
        156
        Депривированный - здесь: искусственно лишённый доступа к внешним сигналам, погружённый в информационный стазис.
        157
        Парамнезия - нарушения и расстройства памяти, выражающиеся в ложных воспоминаниях; может происходить смешение прошлого и настоящего, а также реальных и вымышленных событий.
        158
        Эка-торий, он же унбибий - гипотетический мета-стабильный химический элемент группы суперактиноидов с обозначением Ubb и атомным номером 122.
        159
        Кубит - квантовый бит информации. Кубит допускает два собственных квантовых состояния, но при этом может находиться, как любая квантовая система, и в их суперпозиции.
        160
        Квантовый парадокс Зенона - парадокс квантовой механики, заключающийся в том, что бесконечно часто измеряемое метастабильное квантовое состояние не может распасться.
        161
        Предел Чандрасекара - верхний предел массы звезды, при превышении которого она становится нейтронной. Существование предела было предсказано индийским астрофизиком Субраманьяном Чандрасекаром. Здесь имеется в виду предел давления вырожденного электронного газа, когда электроны оболочек начинают сливаться с протонами ядер.
        162
        Графен - двумерная аллотропная модификация углерода, образованная слоями атомов углерода толщиной в один атом, обладающая рядом любопытных свойств, в частности, за счёт понижения размерности пространства для квантовых систем, расположенных между её слоями.
        163
        Зона Вернике - часть коры головного мозга, которую, как и область Брока, связывают с речью. В отличие от области Брока, отвечающей за воспроизведение, она участвует в процессе усвоения и понимания письменной и устной речи.
        164
        Интубационная или эндотрахеальная трубка - трубка, обеспечивающая подачу воздуха или специальных кислородпоставляющих жидкостей в лёгкие при искусственном газообмене.
        165
        Зиверт - единица измерения доз ионизирующего излучения, для рентгеновского излучения равна 100 рентген. Единица названа в честь шведского учёного Рольфа Зиверта. Обычная доза для естественных источников составляет 1 -3 миллизиверта в год. Единомоментное получение дозы в 5 зиверт обеспечивает 50-процентную вероятность смерти в течение месяца от гибели костного мозга.
        166
        Леонард Сасскинд - американский физик-теоретик, один из создателей теории струн.
        167
        Здесь и далее используются термины из англо-санксонской системы права, в основном соответствующие привычным нам адвокатам, прокурорам и тп.
        168
        Алкогольдегидрогеназа - фермент класса дегидрогеназ, катализирующий окисление спиртов и ацеталей до альдегидов и кетонов, наряду с альдегиддегидрогеназой - один из основных ферментов спиртового обмена в человеческом организме, вырабатывается клетками печени.
        169
        Геопереходная орбита - орбита, являющаяся промежуточной между низкой опорной и геостационарной орбитой. Это сильно вытянутая эллиптическая орбита, перигей которой лежит на расстоянии НОО от Земли, а апогей на расстоянии ГСО.
        170
        Абдул Гани Патайл - малазийский генеральный прокурор в 2002 -2015 гг.
        171
        Хомо наледи - близкородственный нам вид гоминид, обнаруженный в южноафриканской пещере, жил порядка 3 миллионов лет назад.
        172
        Станнер - здесь: любое не летальное оружие оглушающего действия.
        173
        Охлофобия - боязнь большого скопления людей.
        174
        Терраформированный - здесь: искусственно преобразованный по земному образцу.
        175
        Акцептировать, заакцептить (от англ: «принять») - здесь: официально согласиться с чем-либо, принять что-либо.
        176
        Пренатальный - здесь: внутриутробный.
        177
        Пирамидный путь - нервная структура, поддерживающая сложную моторику.
        178
        Парез - снижение мышечной силы, обусловленное поражением двигательного пути, переходящее в полный паралич.
        179
        Ретикулярная формация - участок ствола головного мозга, осуществляющий активацию коры головного мозга.
        180
        Альфа-мера Хаусдорфа - элемент теории фрактальных пространств, в случае обычного метрического пространства 1-мера Хаусдорфа для гладких кривых совпадает с их длиной, 2-мера Хаусдорфа для гладких поверхностей совпадает с их площадью и так далее.
        181
        Эмпатия - осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания.
        182
        Рендерить - здесь: преобразовывать математическую модель в визуальные образы.
        183
        Болонские склянки, капли принца Руперта - застывшие капли закалённого стекла, чрезвычайно прочные, но разлетающиеся в пыль, если сломать тонкий «хвост» капли.
        184
        Птицетазовые - один из двух отрядов динозавров. Несмотря на своё название, не они, а ящеротазовые динозавры стали предками современных птиц.
        185
        Иммуномодуляторы - вещества, способные оказывать регуляторное действие на иммунную систему. По характеру их влияния на иммунную систему их подразделяют на иммуностимулирующие и иммуносупрессивные.
        186
        Гиперцилиндр - здесь: осесимметричное многообразие в размерности больше трёх. В целом интересующиеся могут на эту тему почитать разные умные научные статьи с названиями вроде «Об огибающей конгруэнции гиперсфер».
        187
        Орфанный - здесь: осиротевший.
        188
        Лёд-II - тригональная кристаллическая разновидность водного льда с высокоупорядоченной структурой, формируется при давлении порядка 3000 атмосфер и минус 200 градусах Цельсия.
        189
        Красный супергигант - массивная и очень большая по размеру звезда. Относится к спектральному классу K или M и классу светимости I. Типичными представителями красных сверхгигантов являются звёзды Антарес и Бетельгейзе, отличаются крайне коротким жизненным циклом. Красный карлик - маленькая и относительно холодная долгоживущая звезда главной последовательности, имеющая спектральный класс М или поздний К.
        190
        Пробел Шварцшильда, он же «пробел RR Лиры» - промежуток на звёздной диаграмме Герцшпрунга - Рассела между красными карликами и красными гигантами, вызванный нестабильностью звёзд, в ядрах которых начинается горение гелия (т. н. «гелиевая вспышка»).
        191
        Дефолтный - здесь: настроенный по умолчанию или же выбранный из предложенного по умолчанию набора.
        192
        Септикопиемия - форма сепсиса, при которой наряду с общей интоксикацией организма происходит образование метастатических абсцессов в различных тканях и органах.
        193
        Один из механизмов блокирования синтеза белка у бактерий, на котором работают антибиотики сульфаниламидного ряда.
        194
        Рэк - здесь: место кораблекрушения.
        195
        Октагональный - восьмиугольный.
        196
        Звёздчатый многогранник (звёздчатое тело) - невыпуклый многогранник, грани которого пересекаются между собой. В отличие от обычных выпуклых многогранников, имеют характерный вид своеобразных «ёлочных игрушек» из-за специфического вида.
        197
        Гравитирующая и инерционная масса - их равенство есть эвристический принцип, состоящий в эквивалентности сил гравитации и инерции.
        198
        Мигель Алькубьерре, мексиканский физик, предложивший оригинальное решение уравнений ОТО в виде стоячей волны, сжимающей пространство с одной стороны и расширяющей с другой.
        199
        M-теория - теория физики супербран, созданная с целью объединения фундаментальных взаимодействий. Существует большое число математически непротиворечивых М-теорий, что является одной из проблем современной теоретической физики.
        200
        Тёмная материя - гипотетическая материя, состоящая из частиц, не участвующих ни в одном взаимодействии, кроме гравитационного.
        201
        Парестезия - один из видов расстройства чувствительности, характеризующийся спонтанно возникающими ощущениями жжения, покалывания, ползания мурашек.
        202
        Электрослабое взаимодействие - объединение электромагнитных и слабых внутриядерных (отвечающих за механизм бета-распада частиц) взаимодействий при энергиях выше 100 Гэв, когда они начинают вести себя как единое взаимодействие.
        203
        Критерий Лоусона - качественный критерий оценки эффективности термоядерной реакции, когда количество энергии, выделившейся в результате термоядерной реакции, превышает количество затраченной энергии на её поджиг.
        204
        Девелоп - здесь: рабочая, черновая версия или ветка некоего репозитория. Соотв. «мастер» - стабильная версия этого же проекта.
        205
        Сверхкритическая жидкая фаза - здесь: состояние, когда газ и жидкость неразличимы как два отдельных агрегатных состояния, то есть среда ведёт себя и как жидкость, и как сжатый газ без фазового перехода между состояниями.
        206
        Конфайнмент - явление экранирования т. н. «цветного заряда» кварков, благодаря которому свободные кварки невозможны при низких энергиях.
        207
        Обменный бозон - взаимодействие между частицами в квантовой теории поля происходит при помощи промежуточных частиц, отвечающих за соответствующее взаимодействие.
        208
        Лептокварк - группа гипотетических частиц, за счёт обмена которыми кварки и лептоны могут взаимодействовать и переходить друг в друга. Согласно теории лептокварки представляют собой цветовой триплет калибровочных бозонов, несущих как лептонный, так и барионный заряды.
        209
        Скин-слой - эффект уменьшения амплитуды какого-либо поля по мере его проникновения вглубь проводящей среды приводит к тому, что в результате это поле распределяется не равномерно по сечению, а преимущественно вытесняется в тонкий поверхностный слой.
        210
        Пентакварк - группа составных субатомных частиц, состоящих из пяти кварков. Их существование было доказано опытами на Большом адронном коллайдере.
        211
        Аматорский - здесь: присущий непрофессионалу.
        212
        Обсессивный - здесь: связанный с навязчивыми страхами.
        213
        Бруно Латур - французский социолог науки и философ.
        214
        Биоэтика - раздел нравственных правил в медицине и биологии.
        215
        Декомпенсированный - здесь: неприспособленный.
        216
        Ангедония - снижение или утрата способности получать удовольствие.
        217
        Дистимия - хроническая депрессия.
        218
        Аффективное уплощение - нарушение, характеризующееся ослаблением эмоциональных реакций, бесчувствием, душевной холодностью, безразличием.
        219
        Толерантность - здесь: нечувствительность к лекарственным препаратам.
        220
        Стратагема - заранее просчитанная последовательность действий, направленная на решение конкретной задачи или достижение неявной цели.
        221
        Имплементация - здесь: практическое внедрение, например, программного кода или результатов какого-либо проекта.
        222
        Окормлять - направлять кого-либо, чаще всего духовно.
        223
        Шизоидное расстройство - расстройство личности, характеризующееся склонностью избегать эмоционально насыщенных взаимоотношений путём излишнего теоретизирования, замыкания в себе, ухода в фантазии. Основные черты шизоидов: дискомфорт в области отношений с людьми, обращённость на внутренние переживания, социальная замкнутость и бедность эмоциональных связей с окружающими.
        224
        Мёрдж - здесь: слияние конкурирующих ветвей истории редактирования одного файла или проекта в целом.
        225
        Море Тетис - мелководный океан, существовавший в эпоху мезозоя между континентами Гондвана и Лавразия. Реликтами этого океана являются современные Средиземное, Чёрное и Каспийское моря, а ранее - пресноводное Сарматское море вокруг современного Кавказа. Не путать с описанным в романе одним из Семи Миров, название которого отсылает к земному топониму.
        226
        Фармить - здесь: бездумно собирать нечто в максимально доступных количествах с целью низкоэффективной переработки исходного материала в что-либо ценное. См. также с некоторых пор ставшее популярным «майнить».
        227
        Микротомирование - изготовление тонких срезов.
        228
        Аппендаж - здесь: придаток.
        229
        Кар - форма рельефа, естественное чашеобразное углубление в привершинной части склонов гор, ледниковый цирк, часто с озером в самой глубокой части.
        230
        Сагриться - здесь: активно заинтересоваться, воспринять как основную цель, также имеет значение «атаковать».
        231
        Изотопы - разновидности атомов химического вещества с иным количеством нейтронов, по различиям в типичном абиогенном и биологическом изотопном составе стабильных изотопов можно легко выделять вещества биогенной природы.
        232
        Экстремофил - живое существо (обычно микроорганизм), способное обитать в экстремальных условиях окружающей среды: при очень высокой или низкой температуре, давлении, кислотности и так далее.
        233
        Триламинатный костюм - здесь: «сухой» (закрытый, в отличие от «мокрого», открытого) гидрокостюм из триламината, трёхслойного (нейлон-бутиловая резина-нейлон) композитного материала.
        234
        Локиархеи, асгардархеи, хеймдалльархеи и тд. - надтипы архей, генетически и биохимически близкие как археям, так и современным многоклеточным (эукариотам).
        235
        Эстуарий - воронкообразный, суживающийся к вершине залив, образующийся в результате подтопления устья речной долины.
        236
        Авионика - неофициальный термин, обозначающий интеллектуальную начинку летательного аппарата, его средства связи, навигации, управления, ориентации в пространстве.
        237
        Гляциология - наука о природных льдах.
        238
        Облако Хиллса - внутренняя тороидальная область Облака Оорта диаметром от 2 до 20 тысяч астрономических единиц.
        239
        Имплицитная память - тип памяти, который обеспечивает использование информации, полученной на основе неосознаваемого прошлого опыта в отличие от эксплицитной - осознаваемой. Опытным подтверждением существования имплицитной памяти считают «эффект предшествования», когда субъект успешнее решает задачи, к которым он был подготовлен в предшествующем подсознательном опыте.
        240
        Мегафауна - в научных и научно-популярных публикациях термин «мегафауна» как правило применяется в отношении фауны недавних эпох распространения гигантских млекопитающих - мамонта, саблезубого тигра, пещерного медведя.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к