Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Корнич Вячеслав: " Не Умрём Но Изменимся " - читать онлайн

Сохранить .
Не умрём, но изменимся Вячеслав Корнич
        С самого утра героя книги преследовало предчувствие чего-то пугающего, неизбежного… и уже вечером, когда жалобно замигал свет в квартире, и мужчину вдруг закрутило в немыслимом круговороте пространства, он вспышками осознания понял, что умирает… Однако, всё оказалось не совсем так… после первого шока прозрения его чувства стали наполняться совершенно иными красками, новый мир буквально поглотил его в своих чарующих объятиях.
        ПРЕДЧУВСТВИЕ
        В преддверии сумерек за окном всё сильнее крепчал морозец, а полукруг холодного солнечного диска неумолимо исчезал за горизонтом, оставляя на нём золотисто-розовый след. Ещё в детстве я любил наблюдать за закатом, ощущая в этом красивом зрелище нечто большее, чем смену суточных фаз. А уже позже с возрастом мне почему-то стало казаться, что сам момент перехода открывает двери в какой-то совершенно иной таинственный мир, властвующий над людскими душами в покровах ночи до следующего восхода солнца. Пока я задумчиво разглядывал тающую полоску заката, моё сердце вновь, как и утром тревожно заныло…
        «Странное ощущение… К чему бы?» - мелькнуло в моём сознании.
        С самого утра день у меня как-то не заладился, всё валилось из рук, дела не срастались, одним словом - всё до кучи. В конце концов, я решил отменить все встречи с клиентами и поехал домой в надежде поработать с текущими документами в спокойной обстановке. С некоторых пор я кормился на «вольных хлебах», промышляя частной адвокатской практикой, поэтому мог себе такое позволить. Но и дома мысли упорно не хотели впрягаться в работу и только беспорядочно роились в голове, создавая один лишь сумбур. Я не мог найти себе места и решил сделать несколько звонков по мобильнику. Убедившись, что с родными всё в порядке, я немного успокоился. Между тем на улице уже стало смеркаться и вдоль дороги засветились яркие фонари. Закончив работу, люди заспешили в тепло магазинов и квартир, не желая долго задерживаться на тридцатиградусном морозе. Вроде ничего особенного не происходило, но что-то не давало мне покоя, не давало и всё. Напряжение нарастало откуда-то извне и всё настойчивее будоражило моё сердце, сея в нём ворох разнородных чувств. Нет, это не походило на обычную тревогу, здесь было что-то другое,
непонятное, щемящее и какое-то неотвратимое. Так мне показалось в тот холодный вечер и на то были веские причины. Уже полгода меня преследовали головные боли, сопровождавшиеся странными видениями. В одном из таких видений я оказался на морском пляже среди беспечных отдыхающих, а потом небо неожиданно потемнело, налилось свинцовыми тучами, откуда-то налетел резкий холодный ветер, и море стало замерзать прямо на моих глазах. Люди с ужасом выскакивали из воды, расталкивая льдины, и убегали прочь от берега. А совсем недавно я увидел набегавшую на берег волну, чудовищную волну, закрывшую собой даже небо. Мне казалось, что она поглотила всё живое. Да уж, картинки не из приятных! Что-то непонятное так же происходило с моими ощущениями и восприятием, иногда ни с того ни с сего я впадал в какую-то прострацию. Всё начиналось с ощутимой на слух вибрации, после чего окружающее пространство вдруг начинало мерцать, деформироваться, формы предметов расплывались перед моими глазами, затем таяли и становились почти прозрачными, а на их фоне появлялись пульсирующие световые вспышки.
        Прознав о моих странностях, родственники по этому поводу собрали целый консилиум и собственными силами поставили мне общий диагноз, тут же увязав его с чудесами лечения в традиционной и народной медицине. После чего в один голос настойчиво рекомендовали мне пройти врачебное обследование (лучше бы сразу у психиатра). Но я чувствовал, что дело было вовсе не в болезни, а в каких-то изменениях внутри меня. Я всегда был человеком самостоятельным, разумным и в меру упёртым, поэтому к дельным советам прислушивался, однако поспешных решений старался не принимать, тем более под давлением. Вместо этого я попытался отыскать схожие состояния, описанные в эзотерической литературе, и кое-что стал понимать. Вместе с размышлениями я прилёг на диван и как-то незаметно заснул.
        Мой сон прервал настойчивый звонок в двери.
        «Настюшка, наверно», - спросонок подумал я и поспешил в коридор.
        Открыв двери, я увидел дочку, моего чистого звонкого колокольчика с раскрасневшимися на морозе щёчками. Ещё с порога она бросилась ко мне со словами:
        - Пап, я соскучилась!
        - Я тоже соскучился, родная, - растрогано произнёс я, прижимая к себе дочурку. От неё пахло морозной свежестью и таким незабываемым ароматом детства.
        - Ты сегодня что-то припозднилась. Где была, у подруги? - поинтересовался я.
        - Нет, папа, мы же сказку новогоднюю репетируем, я после «музыкалки» сразу в школу пошла.
        - Сказку? Ты не говорила…
        - Не говорила, потому что это пока тайна. Вот придёте с мамой на утренник - всё и узнаете!
        - Ишь ты, таинственная какая! Ну а всё-таки, Настюша, хоть намекни, кем ты там будешь, - уже с неподдельным интересом спросил я, поглаживая дочь по белокурой головке.
        - Ну ладно, только тебе скажу, маме не говори. Обещаешь? - доверительно проговорила Настя, заглядывая мне в глаза. Я почувствовал, как дочка сжала своими горячими ручонками мою руку.
        - Ты же меня знаешь, Настюша, я как рыба… мне можно доверить секрет.
        - Пап, я буду волшебницей феей в царстве эльфов, мне Лариса Сергеевна даже разрешила сыграть на моей флейте. Представляешь, я буду играть для эльфов на флейте, на волшебной флейте, - загадочно и так трогательно проговорила Анастасия.
        - Здорово! Ты моя маленькая фея.
        - Пап, я уже не маленькая, - вполне серьёзно, но без тени обиды заявила Настя.
        - Прости, взрослый ребёнок, забыл. А ты уроки сделала?
        - Почти уже… совсем чуть-чуть осталось, я быстро доделаю.
        - Хорошо, мой руки и за стол, а я пока разогрею ужин.
        - Пап, можно потом, как уроки сделаю? Я хочу вместе с тобой и мамой.
        - Как хочешь, но мама задержится сегодня.
        - Опять корпоратив? - не по-детски отреагировала Настя.
        - Что? - удивился я, не сразу понимая, что дочка имеет в виду. - А, ну да, что-то вроде того…
        - У них часто стали эти корпоративы, - глубокомысленно изрёк мой ребёнок и поджал губки.
        - Не знаю, может быть…
        «А Настюша ведь права, Ольга стала чаще задерживаться. К чему бы это?» - уже про себя подумал я, ощущая непривычные нотки ревности.
        Но я всё же сумел погасить в себе шевельнувшееся сомнение, потому что привык доверять своей второй половинке. Как-то само собой мои мысли переключились на дочку, которая тем временем переодевалась в своей комнате. Несомненно, нас многое связывало, и это касалась не только уз генетического родства, а возможно, и более глубоких духовных корней. Почему я так решил? На сей вопрос я бы не взялся ответить, потому что попросту не знал ответа. Хотя чувствовал сердцем, что это так. Порой это понимание становилось настолько явным, несомненным, что мне уже не требовалось иных подтверждений или доказательств, в такие минуты мне нестерпимо хотелось прижать дочурку к своей груди и никогда больше не отпускать. Между нами не было секретов, Настя делилась со мной самым сокровенным, что утаивала даже от матери. В том числе она доверяла мне и свои первые симпатии к мальчикам (в одиннадцать-то лет). Настюша вообще была необычной девочкой, я не раз замечал, как она разглядывала пустой угол комнаты и улыбалась кому-то, то же самое происходило в лесу, на озере, куда мы частенько выезжали отдыхать. А однажды дочка
потянула меня за собой в другую комнату, где прошептала на ухо такое, отчего у меня мурашки побежали по телу. Оказалось, что Настя видела во сне бабушку и та ей рассказала о своей скорой смерти, но смерти не настоящей, а как бы понарошку. Моя дочка искренне верила, что бабушка не умрёт, а только изменится. Спустя несколько дней я действительно получил известие о кончине своей матери. Иногда недетские вопросы дочери просто ставили меня в тупик, и я совершенно не знал, что ей ответить. Прервав размышления, я взглянул на потемневшую улицу и не узнал её. Конечно, такое бывало и раньше, свет отключался по разным причинам, но за те минуты беседы с дочерью и после того - что-то изменилось, причём настолько существенно, что не вызывало сомнений. Лампочки в люстре как-то жалобно замигали и стали тускнеть. А в сердце уже гнездилась не просто тревога - оно трепетало! Пока я соображал, что да как, невидимая сила мгновенно сгустила вокруг меня пространство, искажая и ломая его, а затем принялась закручивать всё это живое месиво по спирали вверх вместе со мной. Я не мог даже шевельнуться, вздохнуть, свет мерк в
моих глазах… Я чувствовал, что умираю. Но перед тем как провалиться в темноту окончательно, я услышал крик дочери:
        - Папа!
        ПО ТУ СТОРОНУ
        «Странные ощущения, похоже на сон… Откуда всё это - трава, цветы, горы? Из зимы да в лето, не понимаю, что происходит. А может, я действительно сплю? Чушь какая-то, полная чушь! Нет, если я бы спал, то не смог бы этого понять, во сне человек не осознаёт, что спит, а принимает всё за реальность, а я помню себя… А что же собственно я ещё помню? Да всё я помню, всё… как пришёл домой, как разговаривал с дочерью… И что же потом? А потом - хоть убей, какой-то провал!.. Где же я?!» - недоумевало моё сознание.
        Я ещё раз огляделся по сторонам и прислушался. Тишина стояла невообразимая, просто оглушающая звенящая тишина. За всё это время я не услышал ни одного знакомого мне звука. Но уже вскоре я понял, как глубоко ошибался. Здесь звучало буквально всё: воздух, травы, цветы и видневшиеся вдалеке горы, но эти звуки умиротворяли своей естественной гармонией, разливаясь по округе изумительной по красоте мелодией. А ароматы, исходившие от всей этой необыкновенной жизни, просто переполняли меня пьянящей радостью. На какое-то время я забыл даже о своих сомнениях и тревогах. Чтобы случайно не вспугнуть, не нарушить тончайшую гармонию природы я замер, сейчас мне хотелось лишь наслаждаться, как можно дольше наслаждаться этим желанным ощущением. Но позже любопытство всё же напомнило о себе, я встряхнулся от блаженного забытья и направился в сторону гор. Нет, я не шёл, а скользил по траве, ощущая её невесомую шелковистость. Здесь всё было иначе, и даже свет, истекавший неведомо откуда золотистым сиянием не мешал зрению, а рассыпался дружелюбной улыбкой. Вскоре до меня наконец-то дошло, что я лишился физического тела
и в тоже время я прекрасно понимал, что существую и не только существую, но продолжаю мыслить и чувствовать. А ещё я понял, что моё новое тело не только однородно по свойствам, но и созвучно с этим живым природным океаном. Неожиданное открытие меня не просто обрадовало, а окрылило! И я действительно воспарил над поверхностью этого удивительного мира и полетел к видневшимся вершинам, как не раз бывало раньше в волшебных детских сновидениях. Через некоторое время я опустился у подножия великолепных гор. Изогнутыми зелёными гребешками они поднимались прямо к небесной лазури, просвечивающей сквозь тончайшую вуаль нежно-золотистой дымки. Там в вышине гордые вершины уже укрывались величественными белоснежными шапками. Я долго не мог оторвать взгляда от этой непередаваемой красотищи, не мог надышаться запахами её свежести и чистоты! Мне казалось, что я наконец-то обрёл своё, настоящее, о котором, несомненно, знал раньше и подсознательно помнил всегда. Поэтому, наверно, и стремился в земной жизни к лону природы, чтобы хоть как-то успокоить невыносимую тоску своей души по утраченному дому. Несмотря на радужное
настроение, мысли о близких мне людях ноющей тревогой напомнили о себе:
        «Что же там произошло?.. Что стало с земным миром, с дочкой, женой, где они, где все?.. Неужели я здесь совсем один? Не может быть! Должен же кто-то быть ещё! Кто-нибудь ответит мне?!»
        - Узнаешь, - прозвучал спокойный и величественный голос.
        - Кто это?.. Что вы сказали?! - непонимающе воскликнул я и стал оглядываться по сторонам.
        «Странно, может, показалось? Галлюцинаций мне ещё не хватало до полной кучи. Нет, всё же слышал, точно слышал. Здесь кто-то есть, надо искать!» - вначале усомнилось, но затем встрепенулось моё сознание.
        Не раздумывая, я легко оттолкнулся от поверхности земли и полетел вдоль горной гряды, стараясь обогнуть её с левой стороны. Меня несла какая-то неведомая сила, но создавалось впечатление, что управляю ею я сам. Чуть позже моему взору открылась необозримая водная гладь, переливающаяся в дымке света красками отражённых небес. По мере моего приближения всё отчётливей проявлялась береговая линия, которая раньше пряталась за горами и ускользала куда-то за горизонт. И вдруг к своей радости я увидел на золотистом берегу одинокий силуэт человека. Подлетев поближе, я разглядел, что это была молодая женщина или девушка, одетая в нежно розовое платье. Она задумчиво глядела вдаль и, видимо, любовалась красотой безмятежного моря. Чтобы случайно не испугать незнакомку, я приземлился заблаговременно в стороне от пляжа и оставшуюся часть пути проделал пешком (если, конечно, свободное скольжение можно было назвать ходьбой). Вступив на золотистый песок, я остановился, пытаясь собраться с мыслями. Но в этот момент девушка обернулась:
        - Папа, ну где ты так долго? Я уже заждалась!
        - Настюша? - не поверил своим глазам я.
        Я не сразу узнал свою дочь, свою маленькую дочку, вернее, конечно - узнал, но не мог поверить, что такое возможно. Передо мной стояла не маленькая девочка, мой звонкий колокольчик, а красивая девушка.
        - Это я, папа, не пугайся, - улыбнулась она и направилась ко мне.
        - Настя… Настюша, я ничего не понимаю… Как это возможно? - пролепетал я в ожидании ответа.
        - Не удивляйся, просто я всегда хотела стать взрослой… А ты разве не заметил, что и твои мечты сбылись? Погляди вокруг, ты ведь всегда стремился к этой красоте. Этот мир любит и ценит искренность желаний, - пролился звонким ручейком её голос.
        - Да, ты права, дочка, мечтал… и почти догадался о связи своих мыслей с этим миром, - проговорил я, понимая, что мы общаемся на уровне мысли.
        - Конечно, телепатически, здесь по-другому и не возможно… не удивляйся, здесь всё иначе, - подтвердила мою догадку Анастасия, подойдя вплотную ко мне.
        Её аура заиграла тончайшими переливами красок, и нежные живые лучики света потянулись ко мне, проникая со всех сторон в мою душу, обнимая её теплом радости. Никогда я не чувствовал такой полноты счастья, такого безграничного блаженства и понимания. Я словно оказался в природном цветнике из прекрасных роз, благоухающих чудесными ароматами.
        - Я люблю тебя, папа, - отозвался где-то внутри меня родной голос дочери.
        - Я тоже люблю тебя, солнышко моё, - с нежностью ответил я, всё ещё находясь в неге блаженства.
        - Ты, наверное, хочешь знать, что произошло? - вдруг спросила она.
        - Конечно, хочу… мне вообще всё непонятно… Где Ольга, где все остальные люди? Ты знаешь?
        - Знаю. Об этом много говорили, но мало кто верил. Произошло лишь то, что давно было обещано людям.
        - Ты хочешь сказать, что Земли больше нет, она погибла?! - вырвалось из меня страшное предположение.
        - Нет, Земля осталась, только звучать стала по-другому…
        - Это как же?
        - Звучание её ауры стало выше, на целую октаву, если так можно выразиться, а будет ещё выше.
        - Ты имеешь в виду частоту излучений или вибраций? - наконец сообразил я.
        - Ну да, это я и хотела сказать… произошла как бы перезарядка магнитного поля Земли.
        - Чёрт возьми!.. Да это же катаклизмы, массовое сумасшествие, психический падёж! - выхлестнули из меня эмоции.
        - Папа! - укоризненно взглянула на меня Настя. - Не надо так говорить и не всё так плохо, как ты думаешь, мы просто вступили в новую эпоху, и шанс будет дан каждому, для этого мы здесь и находимся.
        - Ты знаешь что-то ещё? - уже более спокойно спросил я.
        - Не спеши, нам обо всём скоро расскажут.
        - Ну хорошо, хорошо… А почему именно мы с тобой здесь, почему без мамы? - не унималось моё встревоженное любопытство.
        - Я знала про этот мир и раньше, я пыталась тебе об этом сказать. Ты ведь помнишь?
        - Ну да помню, но тогда я не совсем тебе поверил…
        - Но хоть чуточку же поверил! - рассмеялась она и уже вполне серьёзно пояснила:
        - Когда это случилось, ты уже был в пограничном состоянии, тебе лишь немного помогли… а мама была ещё не готова. Ты не беспокойся, с ней всё будет в порядке. А теперь, папа - Игорь, нам пора, нас ждут.
        Едва дочка произнесла последние слова, как пространство вдруг преломилось, и видимая картинка окружающего мира моментально растаяла на наших глазах, исчезнув в ослепительно белом сиянии. В тот быстротечный миг меня вдруг осенила безумная догадка, мне показалось, будто все окружавшие нас декорации вместе с нами - было лишь мыслью внутри какого-то глобального непостижимого сознания. И вот теперь оно оставило прежнюю мысль и переключилось на другую, как бы пролистнув страницу пространственной книги, предлагая нам ознакомиться с другими главами загадочной повести. Если честно, то я даже не успел испугаться, всё произошло так неожиданно, но в то же время необыкновенно, немыслимо волшебно, что я просто решил промолчать, не желая назойливо вторгаться в сие неисповедимое таинство. Теперь мы уже находились внутри безграничной и необыкновенно живой сферы, излучавшей насыщенный золотистый свет, равномерно разливавшийся по всему внутреннему пространству вместе со звуками неземной мелодии. Эту песню сферы трудно было с чем-либо сравнить: в ней виделась бесконечная звёздная даль, чудесный миг расцветающей
красоты, слышался неизречённый шёпот любви, и нежный трепет пробуждающейся жизни… Здесь мы оказались не одни, вокруг нас были люди, точно в таких же тонких «одеяниях». На лицах всех этих людей лежала печать светлой торжественности в ожидании чего-то особенного и значительного. Со всех сторон в наш адрес раздавались добрые слова приветствий и понимания, а мы, естественно, отвечали тем же. Между тем приглашённые всё прибывали, и постепенно их собралось (по моим скромным подсчётам) до нескольких тысяч, а может, и того больше.
        - Ждать осталось недолго, скоро он появится, - заговорщически шепнула мне Настя.
        - Кого ждём то? - не совсем понял я.
        - Одного из Учителей, - пояснила дочка.
        Дальнейшие наши разговоры прервала ослепительная вспышка, и пространство прямо над нами разверзлось, раскрывая своё огненное чрево, из которого медленно выплыл огромный светящийся шар. А потом наступила тишина, безграничная тишина… В безмолвии пролетавших мгновений меня охватил необъяснимый трепет, который совершенно нельзя было назвать страхом… нет, это было нечто иное, невыразимое, но настолько величественное и священное, о чём невозможно поведать словами. Казалось, шар дышал самой жизнью, жизнью созвучной музыке небесной дали и укрывал притихшую округу светом своей сияющей ауры. Мне даже почудилось, что внутри шара проявился прекрасный величественный лик человека. От сверкающей сферы исходила просто непостижимая сила, словно рентгеном просвечивающая каждого из нас, и невозможно было что-либо утаить от этого всепроникающего взгляда. Могучий разум шара не подавлял, не унижал нас своим превосходством, а призывал приобщиться, причём совершенно искренне к немыслимой силе своей любви. Наконец прозвучал его голос. Он не показался мне громогласным, он был очень проникновенным и одновременно
завораживающим. Создавалось впечатление, что он звучал для всех и в то же время для каждого в отдельности.
        - Я приветствую вас, входящие в поток! Вы находитесь в сфере Прообразов. До недавних столетий этот незримый план был доступен лишь избранным. Почему именно вы? Ответ прост - вы заслужили это почётное право, заслужили своей верой и преданностью. Сознательность в человеке подобна цветку лотоса скрытого внутри семени, и чтобы пробиться прекрасному дитя из тьмы и раскрыться во всей своей красоте - нужно время. Ваше время пришло, сей час настал. Да будет так! Земля, как и все мы, несёт нелёгкое бремя, но это тягота прекрасна в преддверии сиятельного будущего. Сбылись былые пророчества, Дракон мудрости уже дохнул свой пламень на Землю, объявший её огненным вихрем, чтобы освободить от скверны и наделить новым звучанием. Новое уже грядёт! Пространственный огонь призван расчистить для него место. Но настройкой тональности звучания планетарной ауры предстоит заняться всем нам. Не для отдыха мы призвали вас, а для большой работы! В переходное время произойдут перестройки в полевых структурах Земли, сила гравитационных полей изменится, и вместе с этим плотность земных тел, со временем у людей появятся
совершенно иные возможности…
        Его слова были простыми и понятными, они находили отклик в каждом из нас даже несмотря на различие собравшихся людей по национальности, вероисповеданию и земным профессиям. В эти минуты нас объединяло нечто другое, наверное, общность душ. Но, несмотря на такое воодушевление, мысли о судьбе своих родных всё же напоминали о себе.
        И будто предвосхищая эти вопросы голос Учителя произнёс:
        - Знаю, вы озабочены состоянием планеты и судьбой своих близких, вас пугают возможные последствия. А вам не кажется, что сумасшествие уже давно стало нормой земного мира? Он стал прагматичным и неискренним, его покинула душа. Бездуховность, братоубийственные войны, ненависть, корысть, лицемерие, разврат… Можно долго перечислять язвы человеческой самости. Вы же сами не раз возмущались таким положением. Разве не так?
        Трудно было что-либо возразить по этому поводу, но собравшиеся люди, несомненно, хотели верить только в лучшее, и ждали ещё чего-то важного…
        - Хорошо, я всё покажу, - произнёс голос Учителя.
        Не властно, а мягко и естественно могучий разум Учителя втянул наши податливые сознания в фокус своего видения, и мы смогли увидеть земной мир его глазами. Это зрелище не пощадило бы психику слабонервных, картина была не просто унылой, а зловещей! Мы с болью глядели на безжизненную цивилизацию, на заброшенные улицы городов с застывшими в беспорядке автомобилями, на зиявшие пустотой тёмные стёкла домов, ощущали на себе резкие порывы колючего ветра, разгонявшего по унылым улицам кучки брошенного мусора. А тем временем небо буквально разрывалось от ослепительных вспышек молний и чудовищных раскатов грома. Океаны же буйствовали невиданными доселе штормами, обрушивавшимися неистовой силой на прибрежную землю. И так было везде, на всех континентах. Какая-то часть населённых пунктов серьёзно пострадала от стихийных бедствий, но, видимо, разрушительные катаклизмы всё-таки пощадили нашу милую Землю.
        «Но где же люди?» - думал в те минуты каждый из нас. Мы с надеждой пытались отыскать хоть какие-то следы жизни, но тщетно, их не было на островах, в городах и вокруг них, даже леса и те осиротели, лишившись своих обитателей.
        - Не пугайтесь, люди вместе с животным миром пребывают в бессознательном сне в околоземных сферах. Но когда придёт срок, обратно вернутся далеко не все, а лишь те, кто готов очистить свои духовные зёрна от плевел. Остальным же суждено воплощаться в мирах низших, пока не заслужат право на возвращение. Такими мерами мы добились главного: тёмные хозяева Земли уже покидают планету, вскоре уйдут все оставшиеся и горизонт будущего очистится. Тёмные духи не выдержат пламени огня пространственного, тем более, что уже лишились человеческого лакомства, его энергии, питавшей их долгие тысячелетия. Здесь они обречены! А Землю мы уберегли, нам удалось локально разрядить назревшие нарывы подземного огня. Друзья мои, теперь положительный результат зависит только от наших совместных усилий. Вы готовы к сотворчеству?
        Конечно же, мы были готовы, ещё как готовы! После увиденного каждый из нас не просто хотел, а нестерпимо желал внести хоть какую-то посильную лепту в преобразование земного мира. Тем паче такое доверие, о котором невозможно было даже и мечтать. У нас просили помощи сами - небожители! По нашим рядам прокатились дружные волны радости от осознания собственной значимости, но это чувство не ограничивалось одной лишь гордостью, а укреплялось верой в лучший исход для всех людей.
        - Иного я и не ожидал, - проговорил Учитель, - тогда за дело, вы разобьётесь на небольшие группы и приступите к выполнению своей задачи. Руководители групп уже знают, что делать. Скажу лишь одно: эта работа коснётся моделирования нового мира, не удивляйтесь, именно так всё и будет. Созданный нами флюидальный образ мы вдохнём в тонкие земные планы, можно сказать - создадим аромат будущего, его прекрасный тон звучания. Удачи вам, входящие в поток!
        После слов прощания светящаяся сфера моментально растворилась в пространстве. Какое-то время собравшиеся не расходились, всё ещё находясь под впечатлением от незабываемой встречи. Люди знакомились, поздравляли друг друга с долгожданными переменами, желая многострадальной Земле скорейшего обретения себя.
        - Папа, я же говорила, что всё будет хорошо! - воскликнула Настя, не выпадая из потока всеобщего ликования.
        - Да, ты оказалась права, Настюшка! Но что же дальше?
        - А дальше, друг мой, мы начнём работать, - раздался внутри меня незнакомый голос.
        Я оглянулся по сторонам и сразу остановил свой взгляд на высоком мужчине с проницательными и умными глазами.
        - Меня зовут Милош, - с улыбкой представился он, - я тот самый руководитель нашей небольшой и, надеюсь, сплочённой группы.
        - Очень рад, Игорь, - в том же тоне ответил я.
        - Знаю, Игорь, мне тоже приятно наше знакомство. Я ещё раньше был наслышан о вас от Насти, не удивляйтесь, она была частой гостьей в этом мире.
        - Да? Вот не знал, думал, что у нас с дочкой нет секретов, - прозвучали нотки обиды в моём голосе, - а оказывается…
        - Папа, я хотела тебе рассказать, даже пыталась, - смущённо оправдывалась Настя, - но ты меня не понял тогда… время ещё не пришло.
        - Игорь, Настенька права, всему своё время, не обижайтесь на неё, - вмешался в наш диалог Милош.
        - Да какие обиды, я всё понимаю. А где же остальные братья и сестры?
        Ваш юмор оценен, Игорь, а наши товарищи вот они, - дружелюбно произнёс мужчина, показывая на подошедших людей.
        Очень кратко и лаконично Милош представил каждого из нас:
        - Познакомьтесь: это Ситара, она ещё совсем недавно жила в Индии, по профессии она - философ-санскритолог, Дана родом из Польши, где и занималась живописью, Тим из Голландии, он известный на родине поэт и писатель, Игорь и Настя из России, Игорь по образованию юрист, а Настя ещё не успела обрести профессию. Ну и наконец, ваш покорный слуга, по национальности я серб, когда-то был ваятелем-скульптором, но уже больше полувека нахожусь здесь.
        - Милош, вы действительно здесь пятьдесят лет?! - не поверил Тим.
        - Что хорошо сохранился? - рассмеялся Милош. - Не удивляйтесь, в этом мире совершенно иное истечение времени.
        - О-о, это радует! - непосредственно отреагировал на его слова Тим.
        - Милош, я хотела спросить насчёт принципа подбора группы, - пролился бархатный голос Ситары, - мы все люди разных профессий, не совсем понимаю…
        - Очень интересный вопрос, и о самой работе хотелось бы узнать, - успела вставить Дана.
        - О работе я расскажу чуть позже. А принцип отбора прост: все мы в этой или прошлых жизнях были тесно связаны с искусствами и философией жизни, если вкратце, то наша работа как раз и будет касаться этих дисциплин.
        - Даже мы с дочерью? - выразил сомнение я.
        - В своё время вы были довольно известными людьми в этих сферах.
        - Хм… никогда бы не подумал…
        - Папа, а я помню, это было ещё в средние века! - засияла аура дочери.
        - Верно, Настенька, именно в эпоху возрождения, - подтвердил Милош.
        - Ого, гуманизм и возвращение к культурному наследию античности… Рафаэль, Караваджо, Франческо Петрарка, Джованни Боккаччо, - многозначительно изрёк Тим и тут же рассмеялся:
        - Браво, браво, Настя, вы хранительница редчайших даров!
        - Вы преувеличиваете, Тим, но всё равно спасибо, - смущённо ответила Анастасия.
        - Милош, а вы и про остальных всё знаете? - поинтересовалась Дана. - Так интересно!.. Хоть бы глазком заглянуть в своё прошлое.
        - Вы думаете, милая, что там ожидают только приятные воспоминания? - подогрел интригу Милош.
        - Эка невидаль! Ничего, переживу как-нибудь, - смело заявила Дана. - Ну а всё-таки?
        - В своё время вы всё узнаете, но не сейчас, - деликатно, но твёрдо отказал ей Милош.
        Так мы и познакомились. А тем временем сфера пустела, поделившись на группы, люди расходились по местам предстоящей работы.
        - Други мои, у меня есть предложение перебраться в одно прекрасное местечко, там и продолжим разговор, - произнёс Милош.
        Возражать никто не стал, и мы таким же чудесным образом вернулись на побережье эфирного моря, где ещё совсем недавно я встретил Настю.
        - Располагайтесь, будьте как дома - улыбнулся нам Милош, - я не стал ничего придумывать нового и решил воспользоваться воображением Игоря, думаю, здесь нам будет удобно. Эта картинка близка земному миру, а начинать работу лучше в знакомой обстановке. Когда обвыкнитесь, тогда, может, что-то и поменяем. Не против?
        - Здесь просто волшебно и так спокойно! - прозвучал зачарованный голос Ситары.
        - Полностью поддерживаю нашу небесную звёздочку, возражений нет! - вновь блеснул своим остроумием и познаниями Тим.
        - Ситара, а ваше имя действительно так переводится? - тут же осведомилась Дана.
        - Да, звезда, - негромко ответила девушка.
        - Красиво!
        - И сама она… - невольно вырвалось из меня, но было уже поздно, я проговорился.
        На моё счастье новые знакомые оказались людьми деликатными, понимающими, поэтому сделали вид, что не расслышали моих слов, или же восприняли их, как простой комплимент женской красоте. Одна лишь дочка ободряюще улыбнулась мне, а сама Ситара скромно опустила глаза. Если честно, то Ситара сразу же показалась мне женщиной необыкновенной, какой-то особенной, она была по-восточному грациозной и чувственной, и действительно походила на таинственную небесную звёздочку. Но притягивала Ситара не столько восточной утончённостью, а именно своей загадочной недосказанностью. Дана же, напротив, обладала импульсивным характером и отличалась открытостью, не всегда свойственной людям её профессии. Красота молодой женщины была иного плана, она непосредственно бросалась в глаза и требовала к себе внимания. В отношении Тима можно было смело сказать, что парень обладал широким кругозором и врождённым чувством юмора. Являясь весельчаком по своей натуре, он без сомнения мог стать душой любой компании. О Милоше невозможно было поведать в двух словах, на его челе лежала особая печать, скрывавшая знания внеземного мира. За
покровом его нерушимого равновесия, безусловно, таилась многогранность чувств вместе с мудростью и глубокомыслием, как, впрочем, и простое человеческое понимание, даже в отношении наших необдуманных выходок. Полное представление о своих товарищах я получил уже позже, а первая встреча подарила мне лишь видимые впечатления. Со временем мы притёрлись, больше узнали друг о друге и даже подружились. А иначе и быть не могло, ведь мы делали одно важное дело. Несмотря на национальные различия мы абсолютно не испытывали трудности в общении, как такового языкового барьера просто не существовало, однако нас подстерегали проблемы другого характера. Прежде всего, они касались самого мышления. Дело было в том, что все наши мысли и чувства немедленно отражались на состоянии собственных аур, и очень легко читались окружающими. Здесь невозможно было что-либо скрыть, каждый из нас находился как на открытой ладони, абсолютно обнажённым для внешнего восприятия. Даже случайно залетевшая маломальская мысль, успевшая запечатлеть себя, с головой выдавала все наши намерения. Такое положение доставляло определённые неудобства,
ведь на Земле мы не выставляли напоказ свой внутренний мир, а оберегали его как зеницу ока. Поначалу было трудно, но мы учились жить по-новому - с чистотой в помыслах и искренностью в первую очередь по отношению к самим себе. По этому поводу мы не раз шутили, но больше всё-таки сокрушались, вспоминая историю Земли с её политическими перипетиями. Если бы в те времена люди имели такие способности - разве смогли бы лицемеры и демагоги управлять целыми народами?! Сколько же можно было спасти человеческих судеб, исправить непоправимых ошибок!..
        Этот необыкновенный мир не сразу стал для нас родным домом, нам понадобилось какое-то время, чтобы почувствовать его богатую и высокосознательную душу, настроиться на её тональность тончайшими нервами своих чувств. Окружающее пространство чем-то напоминало незримое зеркало, на котором моментально запечатлевались все субъективные мысли и чувства, а затем они практически сразу отражались непосредственно в наших же сознаниях, но уже с увеличенной в разы энергией. Неимоверно трудно было выдержать воздействие такой силы, она доставляла очень болезненные ощущения, и чтобы найти необходимое равновесие нам опять же приходилось пропускать через внутренний фильтр ещё не рождённые мысли. Но всё вернулось к нам сторицей, когда наконец-то контакт был установлен. В знак признания этот чудесный мир принял нас в своё лоно, окружил заботой и поделился неисчерпаемой энергией вместе с самыми сокровенными тайнами.
        Сама же работа касалась непосредственно человеческой культуры, начиная с её древних пластов, сложившихся ещё со времён Лемурии и Атлантиды. Информацию мы извлекали прямо из незримых «архивов» Акаши, в которых словно на магнитных лентах отображалась вся история человеческого существования. Нас интересовало всё, что хоть как-то способствовало пониманию сути творческого начала, сокрытого под покровом невысказанной тайны. Мы научились погружать свои чувства в первичные тона звучания и ритмы, сопровождавшие создание великих произведений искусства и человеческой мысли. Проникая в святая святых, в тот самый источник вдохновения, что подвигал гениев прошлого на бессмертные творения, мы как бы сливались с их душами, становясь на время ими, чтобы ещё глубже ощутить трепет их чувств. Не будет преувеличением, если сказать, что мы собирали тот самый бесценный нектар Богов - Амриту, напиток бессмертных. «Ароматы» высоких ощущений, мы использовали для создания мыслеобразов, которые насыщались эмоциональными красками, а затем переправляли в специальные «информационные хранилища» для последующей доработки в
незримых лабораториях Учителей. Вместе с нами бок о бок работало ещё множество групп, некоторые их них подбирались по аналогии с нашей, остальные же отрабатывали другие направления деятельности. В частности, ученые разрабатывали невиданные ещё доселе технологии, способные качественно изменить жизнь людей и состояние планеты, а прогрессивные государственные мужи вместе с социологами занимались моделированием нового общества, конечно, исходя из веяний времени. Несмотря на различный круг задач, все мы трудились для общего блага и, хотя вместе встречались не так часто, но всё же успевали обмениваться информацией и искренне радовались даже незначительным успехам своих товарищей. Так готовился мысле-чувственный фон для пробуждения нового человечества. Конечно же, обо всех премудростях такого общения с пространством нам поведал Милош, он посвятил нас в тайну видения далёких событий, научил разворачивать эти образы в голограммы и создавать собственные мыслеформы, чтобы потом запечатлевать их на невидимых скрижалях Акаши. И вообще, он на многое открыл нам глаза. Лично для меня стало откровением узнать о том,
что тьма вовсе не является символом зла на изначальном плане Бытия, а становится таковым лишь при заглублении духа в материю, когда низшие миры одеваются в покровы иллюзорных форм. Напротив, в своём высшем понимании тьма олицетворяла колыбель непроявленной жизни или так называемый хаос - Отца и Матерь в одном лице, которые при пробуждении становились породителями Света, своего Сына - дракона мудрости. И ещё многое другое мы поняли, участвуя в этом необычном эксперименте, научившем нас видеть и слышать сокрытое от непосвящённых умов. Работе мы отдавали большую часть своего времени, которое в этом мире не межевалось на дни и ночи, а скорей - напоминало некую абстрактную продолжительность. Естественно, что относительным становилось также понятие об отдыхе, ведь смена мыследеятельности и углублённое созерцание божественной природы вполне заменяли нам его земное значение.
        За это время кое-что изменилось и в наших с дочерью отношениях. Вспоминая своё далёкое прошлое, мы всё ж таки отыскали причину необъяснимой духовной близости между нами. Оказалось, что мы не раз воплощались в близких друг другу людей, а несколько столетий назад Настя даже была моей матерью. Вот так-то! В конце концов, я решил отказаться от земных условностей и разрешил дочери называть себя Игорем. На что она с радостью согласилась. Проникая всё глубже и глубже в своё прошлое, я с пониманием сознавал, как справедлив был закон Кармы, ввергавший наши души в круговорот многочисленных воплощений. Он будто нанизывал на духовную нить индивидуальности бусинки человеческих личностей, оставлявших всё новые и новые отпечатки в тончайших структурах души, чтобы когда-нибудь связать из них ожерелье полной сознательности.
        Минуло уже несколько месяцев по земному исчислению после нашего появления в сфере Прообразов. И вот однажды Милош собрал всю группу на берегу моря уже ставшего каждому из нас очень близким. Здесь мы обычно и проводили подобные встречи, а так же недолгие минуты своего досуга. По его загадочному виду можно было предположить, что нас ожидает не совсем рядовое известие. Так и случилось.
        - Други мои, мы проделали очень большую работу и многого достигли, - начал издалека он, - но эксперимент продолжается и нам предложено поучаствовать в его практической фазе.
        - Так, так, уже интересней! - не преминул отметиться Тим.
        По лицам остальных членов команды можно было прочитать ту же заинтересованность. Но наш наставник в исключительных случаях мог умело прятать свои мысли, видимо, сейчас именно такой случай и наступил.
        - Ещё как интересно! - улыбнулся Милош.
        Увидев на наших аурах знаки вопросительного ожидания, Милош начал объяснять суть предстоящего задания:
        - Ладно, томить не буду, слушайте. Я не оговорился, экспедиция действительно подразумевает возвращение на Землю с целью получения опыта в ощущениях. На планете уже произошли заметные пертурбации, а насыщение земного контура энергиями будет ещё продолжаться до наступления контрольной точки. Поэтому все произошедшие изменения мы должны оценить и зафиксировать в своих тонких структурах, чтобы после поделиться этими ощущениями с нашими товарищами и Учителями. Кстати, за одним ошлифуем наши навыки.
        - В роли подопытного кролика мне ещё не доводилось бывать, - с иронией заявила Дана.
        - Это тебе так кажется! - тут же нашёлся Тим. - Над нами постоянно кто-то экспериментирует.
        - Может, не экспериментируют, а учат? - поправил его Милош.
        - А это разве меняет суть? - заметила Дана.
        - Существенно!
        - Не знаю, как остальные, но лично я готов вернуться, это же не просто интересно… Мы будем первыми, кто вступит на Землю после обновления! Почувствовали всю торжественность момента?! - напомнил о себе я.
        - Игорь, я с тобой, ради этого стоит потерпеть неудобства! - поддержала меня дочь и обратилась ко всем:
        - А вы как, ребята?
        - Да никто же не против, Настенька, поедем, конечно. Милош, а ты билеты нам заказал уже? - продолжал куражиться Тим, украдкой поглядывая на мою дочь.
        С недавних пор я стал замечать, что в отношениях между ними проскакивает искра назревших чувств.
        - Заказал, заказал, места люкс, в один конец, - подыграл писателю Милош.
        - Э-э, мы так не договаривались… А как же обратно!? - в шутку запротестовал Тим.
        - А если серьёзно, Милош, как нас переправят туда и в каком виде? - поинтересовалась Ситара.
        - Законный вопрос… способ уже есть, придуман, а форма будет соответствовать земному миру.
        - Значит, опять рядиться в этот «бронежилет» с человеческий рост, - высказала сожаление Дана и вздохнула:
        - Я уже отвыкла от тела, здесь такая свобода…
        - Как раз это и суждено нам проверить, там и сравним ощущения, - проговорил Милош.
        - Милош, ты упомянул о какой-то контрольной точке, - вдруг вспомнил я.
        - Да, верно, но эта информация пока закрыта.
        - Нам что не доверяют? - удивилась Настя.
        - Дело не в том, последняя фаза как раз и зависит от наших данных. А в чём она будет заключаться, после коррективов узнаем на месте.
        - Мы действительно там будем одни? - уже серьёзно осведомился Тим.
        - Не совсем, планируется ещё несколько групп, но прямого взаимодействия между нами не будет, только телепатическое, - ответил Милош, обводя нас взглядом, после чего добавил:
        - Экспедиции планируются на каждый континент.
        - Милош, а теперь главный вопрос - когда? - спросила Настя.
        - Скоро, очень скоро, немного учёбы и в путь.
        Всё оставшееся время до возвращения мы и посвятили подготовке. С нами занимался не только Милош, но и один из Учителей, которого посвященные знали, как Дзэна-Роси. Вернее всего, это имя было лишь одним из многих его имён. Мы даже толком не знали, сам ли он присутствовал перед нами или же выделял свою эманацию, но появлялся Дзэн-Роси всегда в человеческом облике, если, конечно, оболочку из уплотнённого света можно было так назвать. В объятиях его сиятельной ауры мы чувствовали себя маленькими детьми, зачарованными необыкновенной волшебной сказкой. Казалось, что он сдерживал свою невиданную энергию, не отпускал её полностью, чтобы не навредить нам. Как оказалось позже, Учитель не просто беседовал с нами, а передавал через слова и молчание свою духовную силу, незаметно повышавшую восприимчивость наших сознаний. Накануне отбытия Дзэн-Роси наконец-то объяснил нам схему предстоящей телепортации. Ввиду необычности случая и отсутствия у нас соответствующей практики в этом вопросе, перемещение должно было произойти поэтапно. Такое действо чем-то напоминало погружение водолазов на большие глубины, когда
приходилось нормировать скорость погружения, чтобы постепенно привыкать к возрастающему давлению. Вот и мы должны были последовательно окунуться в более низкие планетарные сферы, чтобы свыкнуться с тамошними вибрациями и набросить на себя «одеяния» уже соответствующие этим планам.
        До волнительного возвращения на Землю оставались считанные земные дни.
        ВОЗВРАЩЕНИЕ
        Мы проявились на Земле неожиданно, выпав из незримого пространственного тоннеля на фоне световой вспышки. Милош сразу же посоветовал нам осмотреться и привыкнуть к новым ощущениям. Чем мы и занимались несколько минут. А чуть позже наш интерес исключительно сосредоточился на видневшемся невдалеке городе, окружённом с двух сторон горным хребтом. Я сразу же узнал эту местность, да и сам город, мне приходилось бывать здесь раньше с семьёй.
        - Игорь, что-то знакомое, мне кажется… - начала, но не успела договорить моя дочь.
        - Ты права, Настюша, мы были здесь на отдыхе, - прояснил её сомнения я.
        - Точно, вспомнила! Там за городом не так недалеко есть озеро и турбазы.
        - Верно.
        - Что знакомые места? Россия? - осведомился Милош.
        - Ну да… Южный Урал, - задумчиво произнёс я, пытаясь восстановить в памяти картины прошлого.
        - Видали, у нас же есть живые путеводители, теперь точно не пропадём! Ведите, Сусанины, ведите! - отметился в своём репертуаре Тим.
        - Ага, один раз этот ваш Сусанин уже завёл моих сородичей в дебри, - с лукавинкой в глазах произнесла Дана.
        - Э-э, ты так не шути, девица, нам сейчас в болота не с руки, лучше на промысел к озеру… ну, одежонкой какой да харчами разжиться, - удивил своим просторечием Тим.
        - Да ладно тебе, шутник! - прыснула от смеха девушка, - Что русские корни не дают покоя?
        - Шутки шутками, а Тим прав, нам действительно нужно кое-чем запастись. Вы не забыли, где находимся? - серьёзно рассудил Милош.
        - В городе мы найдём всё необходимое, если, конечно, продукты и вещи не испарилось вместе с людьми, - заметил я.
        - Не думаю, вот только в каком они состоянии, - ответил Милош.
        - Н-да…
        Разумеется, мы не разгуливали «в чём мать родила», но нуждались в одежде более практичной, чем наше нынешнее одеяние, служившее зрительной видимостью ещё в том мире. Со временем эфирный покров должен был раствориться, оставив вместо себя только лёгкое свечение.
        - Вы знаете… мне кажется, что тело стало легче, - вдруг встрепенулась Ситара. - Не заметили?
        - Может, ты просто похудела? - с улыбкой предположил Тим.
        - Нет, нет, Ситара права, я тоже это почувствовала, даже движения стали свободнее, - поддержала подругу Настя.
        - Вы правы, гравитация несколько ослабла, но не радуйтесь раньше времени, возможно, это повлечёт за собой непредвиденные последствия, - проговорил Милош.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила Дана.
        - Не что иное, как изменение на клеточном уровне, ведь полевые структуры тела будут искать баланс.
        - Ну да, плюс повышенные вибрации пространства, хм… организм может угодить не в свою тарелку на какое-то время, - вполне серьёзно заметил Тим.
        - Вот это мы и должны проверить, - заключил Милош и обратился ко всем нам:
        - Что ещё смогли почувствовать?
        - По-моему воздух стал чище, нет такого удушья, как раньше. В последние месяцы перед случившимся я неделями жила за городом, не могла работать в Гданьске, всё не получалось сосредоточиться, - не в свойственной ей манере, задумчиво проговорила Дана. - А сейчас чистота и тишина какая…
        Действительно, природа вроде бы продышалась от удушья цивилизации и стала понемногу оживать, восстанавливая, казалось бы, безвозвратные потери минувших столетий.
        - И не только воздух, я вообще чувствую другую атмосферу, совсем другой фон ощущений, стало чище внутри пространства! - буквально выдохнула Настя.
        - Да, да, Земля встряхнулась от боли, она ожила и поёт, она поёт! - воодушевлённо промолвила Ситара.
        - Согласен, девочки, согласен, - поддержал я. - Но у меня назрел вопрос: почему мы не ощущаем запахов гниения? Город уже несколько месяцев, как без присмотра, тем паче ветер в нашу сторону…
        - Всё просто, энергия пространства самостоятельно проводит «дезинфекцию», все продукты гниения утилизируются до природных элементов и используются уже в этом качестве, - пояснил Милош.
        - Классно! - не сдержался Тим. - Но почему ты раньше нам не сказал?
        - Сюрприз хотел сделать, - рассмеялся Милош и уже вполне серьёзно определил нашу задачу:
        - Други мои, направляемся в город, нам нужно раздобыть транспорт, одежду, продукты и нужные бытовые мелочи. Держимся все вместе, в городе сохраняйте бдительность и будьте очень внимательны, всё замечайте, но без меня никаких действий не предпринимайте. Когда будем готовы, переберёмся на побережье озера.
        - А что может нас подстерегать в городе? - поинтересовалась Дана.
        Милош внимательно оглядел нас и произнёс:
        - Как гласит русская поговорка: бережёного Бог бережёт. Всё, выдвигаемся!
        Вскоре мы вышли на окраину города, где возвышались недостроенные многоэтажки, а вокруг них жалко ютились деревянные домики. Мы не стали здесь задерживаться и двинулись в сторону центра. Чем дальше мы углублялись в городские кварталы, тем грустнее становилось на душе каждого из нас. В этот ясный августовский день нам не хотелось думать о грустном, но здесь всё просто кричало о смерти, город замер, застыл в молчаливой неподвижности, отрешившись от всех земных проблем. Безжизненные дома, беспорядочные свалки пыльных автомобилей, пустые детские площадки, грязные улицы, всё это невольно наводило на нас тоску вместе с каким-то сожалением о несбывшихся надеждах людей. Если бы не ласковое солнце и озорной ветерок, то стало бы ещё хуже. Они щекотали наши лица, заглядывали в разбитые окна домов, пытаясь хоть как-то оживить, растормошить оставленный жизнью город.
        «Н-да, когда-то здесь кипела жизнь, звучали голоса, раздавался детский смех, люди любили, рожали детей, строили какие-то планы… и умирали. Но самое грустное, что многие из них так и не поняли: для чего всё это было?.. Они прожили свои жизни в слепоте и невежестве… бранились, лгали друг другу, обижались, злословили, завидовали. Но ради чего?! Что же они забрали с собой туда? Неужели эта шелуха перевесила всё настоящее и живое? Неужели?!» - пыталась понять моя душа.
        По настроению своих притихших друзей я понял, что они думают о том же.
        Какое-то время мы бродили по опустевшим улицам города, заглядывали во дворы и дома, в надежде отыскать хоть какие-то признаки жизни, но напрасно… Конечно, мы прекрасно понимали, что обманываемся бессмысленными поисками, но ничего не могли с этим поделать. Несмотря на полученные знания и внеземной опыт, мы до сих пор оставались людьми своей планеты.
        Однако свои головы пеплом мы посыпать не стали и после недолгого обсуждения ситуации занялись поиском подходящего микроавтобуса. Во многих машинах ключи зажигания находились в своих замках, но нам так и не удалось оживить хотя бы одну из них.
        - Аккумуляторы накрылись, - авторитетно заявил Тим, - видимо, свет горел уже без людей.
        - Похоже, что так, - согласился Милош, - ладно, продолжим поиск, ищем припаркованную машину.
        Спустя некоторое время такая техника нашлась, ей оказался грузопассажирский «Соболь», с ключом зажигания и почти полным баком бензина.
        - Ты погляди, завёлся дружок, - радостно заметил Тим, прислушиваясь к равномерному звуку двигателя.
        - А ещё хают наш отечественный автопром, - порадовался я, - столько простояла техника, а завелась с пол-оборота.
        - Уважаю твой патриотизм! А теперь по магазинам, поглядим, чем ещё у вас тут радуют! - бодро заявила Дана.
        Мы погрузились в «Соболь» и стали планомерно объезжать магазины со складами, пока полностью не укомплектовались всем необходимым. С одеждой и предметами быта было проще, но вот продукты нам пришлось выбирать довольно долго. Как и говорил Милош, основная часть испорченных продуктов просто исчезла с прилавков, впрочем, как и содержимое холодильников, ибо они отключились ещё несколько месяцев назад. Выбора не оставалось, нам пришлось загрузиться в основном зерновыми да сохранившимися овощами. После окончательной утряски всех насущных вопросов я заменил Тима за рулём и повёз своих друзей в сторону озера. Оказавшись на знакомом шоссе, я несколько минут как слаломист лавировал между беспорядочно брошенными на дороге автомобилями пока наконец-то не въехал на одну из ближайших к озеру турбаз. Месторасположение базы показалось нам очень удачным, она размещалась в тишине хвойного леса на высоком берегу бирюзового озера, окаймлённого живописными горами.
        - Да-а, красотища! - воскликнул Тим, выбираясь из машины. - Порядок только навести, и будет не жизнь, а лафа. Полная свобода для творчества, пиши - не хочу! Просто мечта, платить не надо, даже выставить нас отсюда вежливо - некому!
        Тим был прав, несмотря на окружающую красоту на базе царило унылое запустение, как впрочем, и везде, где мы успели побывать.
        - В точку, коллега, для людей нашей профессии это не просто находка, а настоящая жемчужина! - с радостью откликнулась Дана.
        - Почему только вашей профессии? - не согласилась Ситара. - Созерцание такой красоты не оставит равнодушным никого, сколько здесь недосказанного, нераскрытого, загадочного… сама тайна живёт в глубинах этого озера.
        - Ситара, а ты ведь недалека от истины, - произнёс я, - некоторые учёные утверждают, что кратер озера метеоритного происхождения. Чем не загадка?
        - Вы правы, други мои, все правы, мы обязательно поговорим об этом и не раз, но сейчас давайте-ка присмотрим себе жилище, разгрузимся, ну и осмотреться бы не мешало, - вернул нас Милош на грешную Землю (или не грешную уже).
        Так мы и поступили: для жилища выбрали два бревенчатых домика с открытыми верандами и видом на озеро, навели в комнатах элементарный порядок, разгрузили вещи, а затем отправились осматривать территорию базы. Собственно, осмотр ничего нового не показал, везде была одна и та же картина, однако в момент энергетической перезарядки здесь находилось не так много людей, вероятно, причиной тому были - зима, рабочий день и вечернее время. Когда мы вернулись к домикам, Милош сразу же загрузил нас работой:
        - Други мои, вы сами видите, какое вокруг запустение, а нам здесь жить. Поэтому предлагаю навести на территории порядок, за одним и мышцы разомнём. Возражений нет?
        Возражений не было, все единодушно поддержали эту идею.
        - Тогда разбираем рабочий инвентарь и за дело, мусор сразу в костёр.
        - Друзья, а почему никто из вас не поинтересовался насчёт обеда, ведь мы здесь уже часов десять, а? - вдруг вспомнил я, решив проверить собственные ощущения.
        - Действительно, я даже и не вспоминала о еде, - согласилась Дана, - просто не хотелось и всё.
        - Да, это как-то странновато, никаких позывных, - подключился к разговору Тим. - Милош, ты не знаешь почему?
        - Возможно, идёт перестройка организма, как я и предполагал… вполне вероятно, что со временем пища вообще станет второстепенным источником энергии, - пояснил Милош.
        - И чем же мы будем питаться, энергией пространства? - поинтересовалась Настя.
        - Скорей всего, - немногословно ответил наш руководитель.
        - Вот это поворот! - воскликнула Дана. - А как же мы будем обходиться без романтических ужинов на веранде при свечах?
        - Ты что на застольях помешана?! - рассмеялся Тим. - Глупость какая-то, проживём как-нибудь!
        - И правда, Дана, не обязательно же собираться только по этому поводу, можно за чаем или просто посозерцать закат. Да у нас же столько интересов! И там мы обходились без еды и ничего, - поддержала Тима Ситара.
        - Ладно, ладно… уже набросились, согласна, можно обойтись при желании, - почти без боя сдалась Дана.
        Вслушиваясь в разговор своих друзей, я лишний раз убеждался в том, что нам до сих пор не было чуждо обычное человеческое, невольно возвращавшее нашу память к привычкам прошлого. Только к вечеру мы наконец-то управились с работой, после чего приготовили на мангале лёгкий ужин, в основном состоявший из гречневой каши с сухариками. А большего, в принципе, и не надо было. Оставшуюся часть светлого времени каждый использовал по-своему. Тим с Настей, взявшись за руки, бродили вдоль берега, Дана с альбомом для рисования отправилась к разрушенному пирсу и вплоть до наступления сумерек не расставалась с карандашом, делая какие-то наброски. Мы с Ситарой расположились на веранде и беседовали, успевая любоваться закатом, разливавшимся золотисто-розовыми красками поверх горного хребта. Ну а Милош несколько минут что-то записывал в блокнот, скорей всего - первые впечатления от встречи с планетой, а потом присоединился к нам. С наступлением темноты вся группа собралась на одной из веранд в окружении тусклых фонариков на солнечных батареях, которые мы заранее установили по периметру домиков. Определив задачи на
следующий день, мы вскоре разошлись по своим комнатам. Так закончился первый день нашего пребывания на Земле.
        К ПЯТОЙ ЗЕМЛЕ
        Я проснулся от неприятного ощущения, будто кто-то глядел на меня во сне, причём очень пристально и не по-доброму. Но в комнате кроме сопящего Тима никого не было. Встряхнувшись от остатков ночного наваждения, я вышел на улицу и осмотрелся. Стояла невообразимая тишина и мне казалось, что даже ветер, уставший от дневных забот, решил прикорнуть до рассвета.
        «Показалось, наверно… странное ощущение, до сих пор не проходит. Через полчасика начнёт уже светать. Н-да, уже не уснуть», - вздохнул я, и направился по дорожке в сторону металлической лестницы, по которой спустился к озеру.
        Тёмные воды застыли в безмолвии, не желая даже ленивым плеском тревожить отражение огромной полной луны, висевшей прямо над озером. От сестры-близняшки, выглядывавшей из тёмных глубин, разливалась таинственная лунная дорожка и тянулась палевым светом почти до самого берега. Поистине завораживающее зрелище! Я даже не сразу заметил отражение собственного тела в воде. Хотя это открытие немного позабавило меня, но с другой стороны как-то непривычно было ощущать себя ходячим светильником. Присев на корточки, я с интересом стал наблюдать, как в предрассветных сумерках проявляется рельеф далёких гор, ещё недавно сливавшийся с покровом ночи. Но не прошло и пяти минут, как за моей спиной раздался скрип галечной россыпи, сопровождавший приближение чьих-то шагов. Обернувшись назад, я увидел золотистый силуэт Милоша.
        - Ты тоже это почувствовал? - вместо приветствия спросил он, подходя ближе.
        - Ты имеешь в виду…
        - Да, - перебил меня он.
        - Я думал, что показалось.
        - Показаться может одному, а ежели двоим, то это уже не насмешка чувств, - серьёзно заявил Милош.
        - Ты ведь этого опасался, когда мы входили в город, думаешь, мы здесь не одни? - вспомнил недавний разговор я.
        - Похоже, что так. И они хотели нас прощупать. Видимо, ещё не все «тёмные» покинули Землю. Только не понимаю, на что они рассчитывают…
        - Вопрос времени.
        - Верно, Игорь, но всё же… проблемы они нам могут создать. Пока не говори нашим, я сам скажу, надо подумать.
        - Хорошо.
        Мы провели на берегу ещё несколько минут, а потом вернулись на базу. С первыми лучами солнца, будто по команде проснулись все остальные. Вероятно, перестройка организма коснулась также внутренних будильников моих друзей или просто отпала необходимость в длительном отдыхе. Милош не стал откладывать в долгий ящик возникшую проблему и после завершения утренних процедур собрал нас возле разрушенного пирса.
        - Не буду ходить вокруг да около, мы здесь не одни, - сразу объявил он.
        - Что ещё кого-то прислали? - не совсем понял Тим.
        - Нет, этих не присылают, они сами приходят, - усмехнулся Милош и пояснил дальше:
        - Дело в том, что не все «тёмные» захотели расстаться с Землёй, какая-то часть из них до сих пор здесь.
        - А как ты об этом узнал, ты их видел? - встревожено проговорила Дана.
        - Не совсем, но мы с Игорем их почувствовали этой ночью, они пытались зондировать наши сознания.
        - Даже так! - воскликнула Настя. - И что же теперь?
        - Главное, без паники. О случившемся я уже передал Учителям. Прямо сейчас начнём отрабатывать усвоенные навыки по работе с сознанием, в том числе и защиту от чужих внедрений вспомним. С этого момента все ключевые разговоры ведём только телепатически. И ещё, по ночам на случай незваных гостей включаем режим «тревожного сна». Но самое важное - это наше внутреннее состояние, если мы не выпадем из глубокого равновесия, то никакие ухищрения «тёмных» не смогут нас достать. Помните об этом!
        - В принципе, понятно, - произнесла Ситара. - Милош, а ты думаешь, что они могут проявить активную агрессию?
        - Вряд ли, они сильно истощены… хотя, загнанный зверь опасен вдвойне. А посему будем предельно осторожны.
        - Можно ещё установить ночные дежурства, - предложил я.
        - Да, подстраховаться не помешает, - согласился Милош, - и не углубляйтесь в лес без нужды и поодиночке, только парами.
        - Парами - это мы запросто! - обрадовался Тим, нежно привлекая к себе Настю. - Мы даже согласны на парный патруль, чтобы охранять ваше спокойствие, други мои. Как ты, Настенька?
        - Тим, ладно тебе, дело-то серьёзное, - шикнула на парня девушка.
        - Я всегда серьёзен, родная, - попытался придать лицу подобающее выражение Тим, но не выдержал и рассмеялся.
        - Хорошо, будь по вашему, но сначала на пару приготовите обед, одноразового питания нам вполне хватит, так что сегодня вы дежурные, - спокойно отреагировал Милош.
        - Есть, командир! - ничуть не смутился Тим.
        - Слава Богу, хоть не мне! Посидеть за столом я любила, не скрою, а вот готовить - не-е, - эмоционально отреагировала Дана.
        - Ничего, придёт и твоя очередь, - успокоил её Тим.
        Вначале мы проводили тренинг в составе группы, а позже разбились на пары. Естественно, Тим выбрал Настю, Милош остался с Даной, а я уединился с Ситарой. Ещё с первых дней знакомства меня настойчиво влекло к этой удивительной женщине, совсем немногословной, но настолько чувственной, что порой лишь один её взгляд выражал целую вереницу невысказанных слов. Во время отработки телепатического контакта, я вдруг почувствовал, что дверца её души приоткрылась, словно приглашая меня вовнутрь. Конечно же, я оценил доверие Ситары и на правах гостя заглянул в её прекрасную обитель света. Приём оказался просто ошеломляющим! Меня встречали нежнейшие ароматы белоснежного сада, поющие розы, ласковый шёпот тёплого весеннего ветерка и ещё целый мир непередаваемых волшебных ощущений. Её прекрасный мир отдавался мне с трепетом юного очарования, обнимая немыслимыми по красоте переживаниями. На какой-то миг наши души слились, слились в единое целое, где утонуло, растворилось всё наносное и временное, а осталась лишь одна - Любовь, которой не нужны слова. Я с благодарностью глядел в глаза Ситары и даже на расстоянии
чувствовал гулкое биение её сердца.
        Во время перерыва на обед я подошёл к Насте и отвёл её в сторону. В тот момент она вместе с Тимом кашеварила возле мангала.
        - Настюша, ты извини, конечно… - начал я и замялся.
        - Я слушаю тебя, - улыбкой подбодрила меня девушка.
        - Знаешь, мне кажется, что у тебя с Тимом складываются очень близкие отношения. Нет, ты не подумай, я не против, наоборот, он прекрасный человек… но я хотел тебе сказать, что у вас уже никогда не будет обычной жизни, скорей всего, не будет детей и полноценной семьи, ты же знаешь на что мы себя обрекаем или, вернее, чему посвящаем себя…
        - Знаю, знаю… - вздохнула Настя. - Но я люблю его… с этим чувством невозможно что-то поделать, оно как нежданное половодье, от которого не укрыться, не спастись, это дар и испытание для нас двоих… Ты меня понимаешь?
        - Ещё бы… конечно, понимаю. Будь счастлива, девочка.
        - Спасибо тебе, папа - Игорь, - со слезами благодарности прошептала Настя и как маленькая девочка прижалась к моей груди.
        Я нежно гладил волосы своей взрослой дочери, душа которой была старше моей, и чувствовал, как по сердцу теплом разливается простое человеческое счастье.
        Прошло чуть больше месяца. Опасные гости больше нас не тревожили, а мы тем временем успели обвыкнуться в новых условиях жизни, продолжая ежедневно совершенствовать свои навыки. Естественно, земные условия существенно затрудняли работу с энергиями, но мы искали любые возможности, чтобы хоть отчасти приблизиться к идеалу, увиденному в мире Прообразов. Порой мы устраивали соревнования, совершенно не имевшие отношения к спорту и подобным зрелищам, о бесцельном времяпровождении мы уже давно не помышляли. Наши состязания носили иной характер, они касались создаваемых нами образов, или субъективных мыслеформ, которые мы напитывали эмоциональными красками и собственной психической энергией. А смысл соревнования заключался в сравнении запечатлённых в наших сознаниях творений. Победителем же становился создатель наиболее живых по эмоциональной глубине картин. Каждый испытуемый раскрывал двери своего внутреннего мира и любезно позволял остальным товарищам посетить его, при этом на протяжении всей экскурсии он оставался законным хозяином и проводником в своей обители. И где мы только не побывали за это время!
Мы гуляли по золотистым пляжам необитаемых островов, любуясь красотой безбрежной бирюзовой дали и диковинных коралловых рифов, вдыхали необыкновенную чистоту заснеженных вершин, опускались в сказочные глубины океана, а иногда даже бывали гостями таинственных звёздных миров. Наиболее впечатляющие образы обычно получались у Милоша и Ситары. В отношении Милоша всё было понятно, он и до нашего появления в мире Прообразов имел соответствующий опыт, а вот Ситара сама по себе обладала этим исключительным даром. Придуманные ею миры были настолько живыми, яркими и трепетными, что временами я сомневался, где же всё-таки находится истинная реальность. После каждого из таких путешествий Дана делала зарисовки, в основном - цветными карандашами и акварелью за неимением под рукой других средств. В своих рисунках ей очень хорошо удавалось передавать глубину замысла и само настроение увиденных сюжетов. В свою очередь, Тим сумел удивить всех нас другими возможностями. Несколько дней назад он где-то раздобыл доску для серфинга и чуть ли не силой потащил нас к озеру, вернее - тех, кто попался ему на глаза. В эту команду
угодили: Настя, Милош и я.
        - Пойдёмте, не пожалеете, будет бесподобное зрелище! - уверял Тим.
        Войдя по пояс в воду, он взгромоздился на доску и к нашему удивлению медленно поплыл по озёрной глади. Постепенно скорость стала увеличиваться и вскоре выросла до приличных значений. Затем Тим заложил крутой вираж, с трудом удерживая равновесие, но всё-таки устоял на доске. Помахав нам рукой, он устремился к одному из ближайших островов.
        - Вот это да, невероятно, как ему удалось! - воскликнула Настя.
        - Всё понятно, он поймал энергетический вихрь и связал его со своими центрами. Можно сказать, что парень создал «огненный парус», - прокомментировал Милош и после короткой паузы с улыбкой добавил:
        - Молодец, сам дошёл! Я рассчитывал на нечто подобное, но чуть позже, видимо, процессы в пространстве ускоряются, да и в наших центрах тоже.
        - Но это же здорово, наши возможности расширяются! - обрадовался я.
        - Верно, и это ещё не предел, - заключил Милош.
        - Мне тоже хочется так прокатиться, - произнесла Настя, заворожено вглядываясь вдаль, куда уносилась доска с Тимом.
        Через пару дней мы уже относительно свободно могли совершать быстрые перемещения по озеру на досках для серфинга. Вслед за этим мы научились использовать особенности гравитационного поля и стали умело применять появившиеся возможности. Для регулирования собственного веса мы так же использовали энергетический центр лёгких, что позволяло нам зависать над поверхностью земли и даже перемещаться скользящими затяжными прыжками. Скажу вам честно - очень удобный способ передвижения по рельефной местности. Словно гималайские тары мы легко скакали по склонам хребта, затрачивая при этом значительно меньше времени и сил, чем при обычной ходьбе. Становилось очевидным, что рано или поздно нынешние наши потуги должны были обернуться более серьёзными достижениями, возможно, даже свободным полётом подобным птичьему. Но на сегодняшний момент нам всё ещё не удавалось реализовать эту мечту. Новые средства передвижения давали значительные преимущества во всех смыслах: в первую очередь это касалось скорости, ну и, конечно же, экологичности такого транспорта. Никому из нас уже не хотелось возвращаться в прошлое,
отравленное ненасытным духом варварской цивилизации. Тем более, что такой вариант даже не предусматривался возможными перспективами развития Земли. Важность темы была неоспоримой. По этому поводу между нами частенько возникали дискуссии, а иначе и быть не могло, каждому из нас была не безразлична дальнейшая судьба Земли. Конечно, Милош знал больше нашего, однако не спешил делиться сразу всей информацией, вероятно, на то были свои причины. Тем не менее здоровое любопытство не оставляло нас в покое и подвигало на активные действия. Приходилось раскручивать старшего товарища и чуть ли не «клещами» вытаскивать из него любую даже маломальскую информацию, связанную с будущим планеты. Обычно инициаторами подобных разговоров были мы с Тимом, остальные же подключались по ходу действий. Однажды во время путешествия по горным районам озера мы насели на Милоша с особым усердием.
        - Слушай, Милош, ведь на данный момент блокированы все существовавшие энергоисточники, даже реакторы атомных станций были заглушены… Их, что будут реанимировать? - как бы между прочим поинтересовался я.
        В тот момент мы как раз расположились на привале в живописном горном массиве западного побережья озера.
        - Зачем же? Прежние источники не отвечают безопасности и надёжности, к тому же они очень затратные и трудоёмкие. Нет, здесь всё будет иначе, - ответил Милош.
        - А иначе это как? - с обворожительной улыбкой полюбопытствовала Дана.
        - Опять старая песня. Ох и хитрецы! - рассмеялся Милош.
        - Милош, мы же серьёзно хотим понять, как всё будет. Ради чего все наши усилия? - подключился к разговору Тим.
        - Я же говорил - всё в своё время. Вы думаете, что я знаю намного больше?
        - Ну хотя бы расскажи, что знаешь, нам каждая мелочь интересна, - попросила Настя. - Правда, ребята?
        - Да, конечно, ведь непонятно, что будет с теми же с городами, посёлками. Как они будут отапливаться, освещаться? В конце концов, чем же будут люди питаться, как сообщаться между собой? - поддержала её Дана.
        - И хотелось бы знать, какие изменения произойдут в самом человеческом социуме, в культуре людей, что станет с религиями? - вторила ей Ситара.
        - Да и вообще, чем станет новая жизнь по своей сути? - добавил Тим.
        - Н-да, столько вопросов… А разве вы ничего не вынесли из мира Прообразов или, может быть, собственные идеи есть? Сами-то вы, что бы хотели увидеть, други мои? - Милош по-прежнему вёл свою игру, предлагая нам напрячь собственные извилины. Первым взялся поразмышлять я:
        - Да, вопрос, конечно, интересный… ну, для начала у нас уже есть от чего оттолкнуться - ожившая природа, благоприятная атмосфера для жизни и творчества мысли… Только бы не хотелось опять все эти завоевания загромождать бредовыми идеями и завалами умственной шелухи. Наверное, я бы хотел жить в мире свободных людей, сознательных, культурных и творчески одарённых, в мире, где нет навязанных условностей и стереотипов, в том числе и религиозных.
        - И действительно, зачем сознательному человеку, знающему радость божественного духа какие-то узкие правила и рамки? - заметила Настя. - Ему не нужны какие-либо границы, ему ближе будет поиск самого источника жизни и созидание чего-то нового.
        - Золотые слова, Настенька, именно источника жизни, а не его карикатурное подобие в виде человеческих законов и норм, - уточнил Тим. - Ведь все своды земных правил - это же рассадник лицемерия и недоговорённостей, где прав тот, кто хитрее, изворотливее и сильнее.
        - Ты прямо как святоша - праведник! - усмехнулась Дана. - А себя к тем заблудшим ты уже не причисляешь?
        - Дана, причём здесь конкретика?! - возмутился Тим. - Я говорю об иллюзии, о псевдо добродетели человеческой, о том, что прописано на бумаге и проповедовалось испокон веков, но с таким же успехом выворачивалось наизнанку и извращалось!
        - Ну и мы ведь этому поспособствовали в то или иное время. Разве не так? - отпарировала молодая женщина.
        - Вы оба правы по-своему, - промолвила Ситара. - Покорный страх ягнят или их жалкое блеяние только возбуждали аппетиты волков… А мы ведь, действительно, были на месте тех и других, поэтому в полной мере виновны в позорном прошлом. Одно радует, что всё-таки одумались и прозрели.
        - А это уже немало! Осознание вины это прямой путь к прощению себя, так что, друзья, забудьте о своих прошлых деяниях, - подбодрил я своих товарищей.
        - Всё правильно, - заключил Милош и поинтересовался у нас:
        - Ну а какое же место вы отводите всем остальным, я имею в виду тех людей, которые не вписываются в ваши критерии? Они же тоже наши сородичи и в каждом из них живёт божественная искра.
        - Мне кажется, что Учитель уже всё сказал по этому поводу, - высказал свою точку зрения Тим.
        - И не жалко?
        - Как говорится: кто не успел, тот опоздал, шанс давался каждому. Но многие ли воспользовались им? - не сдавался Тим.
        - А мне жалко этих несчастных, - с дрожью в голосе произнесла Ситара.
        - И мне… ведь они ещё спят, - почти прошептала Настя.
        - Но ведь человеческое обличье некоторых из них скрывает далеко не человеческое нутро. Как же быть с ними? - высказал своё сомнение я.
        - Ты хочешь сказать, что облик обманчив и за человеческим обличьем скрывается - волчий оскал или лисья ухмылка, а может, подобие свиньи или осла? - произнёс Милош.
        - Хотя это и не смешно, но это так! - решительно проговорила Дана.
        - Да, совсем не смешно, - согласился Милош, - но и ангельское обличье порой бывает обманчивым. Ладно, чтобы не забираться в дебри, скажу так: действительно, каждому своё, каждый выбирает свой рай и свой ад, всё закономерно и справедливо. Закон прав, мы пожнём лишь то, что посеяли. И на кого же нам обижаться, ежели урожай сгнил на корню? А что касается остальных вопросов, то, безусловно, в новом мире всё будет иначе. Основой нового общества, конечно же, станет община, я имею в виду не обязательно совместное проживание… нет, люди будут сближаться по духовной общности, по созвучию сердец. Хотя одно другому не мешает, дело за выбором. По такому принципу и будет строиться новое общество. Касаемо городов… я думаю, от них останутся лишь исторические памятники архитектуры, а заселение людей начнётся в экологически чистые районы ближе к природе, поселковые жилища примут совершенно иной облик и структуру, они станут полностью самодостаточными, ведь будут оснащены собственными источниками тепла, воды и освещения. Над этим вопросом уже работают в мире Прообразов, вы же знаете. Насчёт питания тоже, надеюсь,
поняли, его понадобится минимум, ну а когда-нибудь с изменением структуры тела потребность в каких либо продуктах исчезнет вовсе. Жизнь внешней оболочки, как и всех остальных - будет поддерживаться энергией пространства. В средствах связи необходимость тоже отпадёт со временем, люди будут общаться телепатически, и естественно, смогут почерпнуть доступную информацию прямо из «архивов» Акаши. А кроме того появится возможность перемещать на любые расстояния свои астральные или даже ментальные двойники. Так и будем сообщаться. О других технологических новинках пока не буду распространяться, не время. Вот, собственно, и всё, что могу вам сказать. Мы сами примем участие в этом процессе, именно мы и станем тем «локомотивом» для новых возможностей человечества. Я уверен, что к той поре мы уже сможем кое-чему научить людей.
        На данный момент нам пришлось удовлетвориться услышанным. За несколько месяцев мы уже успели привыкнуть к характеру Милоша и не требовали от него всего сразу, зная, что со временем он всё равно поделится крупицами новой информации.
        Пролетели очередные три недели. Изменения, происходящие в земной сфере, уже реально ощущались всеми нашими чувствами. Мы буквально купались в потоках энергии, переливающейся тончайшими красками, наслаждались её завораживающими звучаниями, принесёнными отголосками далёких миров вместе с упоительными запахами самой жизни. Природа-Матушка наконец-то раскрыла перед нами свои душевные объятия и приняла, как самых близких и желанных друзей. Способности наши развивались ускоренными темпами, за прошедшие недели мы успели наладить пространственный контакт с экспедициями своих коллег, находящихся на других континентах. Вслед за телепатической связью нам удалось освоить астральные перемещения, которые позволяли нам непосредственно на уровне чувств общаться с далёкими товарищами. Теперь мы могли хоть ежедневно обмениваться впечатлениями и сравнивать свои ощущения.
        Наступила ещё одна ночь. В ночные периоды мы по-прежнему на всякий случай сохраняли меры предосторожности, хотя посягательств на нашу безопасность с тех пор не было. Сегодня мне выпало дежурить в самое тёмное время суток. После кругового обхода домиков я расположился на веранде и невольно залюбовался звёздным небом. В эту ночь звёздная россыпь была необыкновенно яркой и потрясающе красивой! Далёкие небесные светила мерцали разноцветными огоньками, словно подмигивали мне, посылая призывные флюиды. И я чувствовал их целительную силу. Несмотря на последнюю декаду октября, погода стояла тёплая, почти летняя, вероятно, что природные изменения коснулись так же и климатических условий. В размышлениях и созерцании небесных красот я провёл несколько минут, пока не услышал за своей спиной скрип открывающейся двери. «Полуночником» оказалась Ситара.
        - Не спится? - с довольной улыбкой спросил я.
        - Ты прав, - вздохнула женщина, мягко приближаясь к моему наблюдательному посту.
        Она присела рядом и доверчиво прижалась ко мне.
        Я обнял Ситару и почувствовал лёгкую дрожь, пробежавшую по её податливому телу, ещё хранившему тепло пастели.
        - Как хорошо… а небо-то какое… - со сладкой истомой в голосе прошептала она, ещё крепче прижимаясь к моей груди.
        - И мне очень хорошо с тобой, - произнёс я, нежно проведя рукой по её горячей щеке.
        - Ты знаешь, милый… ещё совсем недавно я по-доброму завидовала Насте с Тимом, у них такая любовь… они до сих пор не могут наглядеться друг на друга и гуляют, держась за руки, а Тим читает ей свои необыкновенные стихи. Так романтично…
        - А теперь не завидуешь?
        - Теперь нет, теперь у меня есть ты…
        Ситара даже не успела договорить, как мы оба почувствовали присутствие чужаков. Я телепатически предал тревожный сигнал своим спящим товарищам и одновременно включил психическую защиту. Ситара моментально проделала то же самое. Пока мы вглядывались в темноту, ожидая появления нежданных гостей, из домиков выскакивали остальные члены нашей группы во главе с Милошем.
        Демоны появились неожиданно, будто вылезли из незримых щелей ночного мрака. Их было пятеро, очень истощённых, почти бесформенных и каких-то безликих с затравленными кошачьими взглядами, скорей, похожих на тени, чем на слуг тьмы, бывших хозяев планеты. Минуты две-три мы молча стояли друг перед другом, проверяя на прочность противную сторону. И «тёмные», наконец, не выдержали. Блеснув напоследок озлобленными взглядами жёлтых зрачков, они растворились в ночи.
        - Всё, это последние… и они ушли навсегда, - проговорил Милош.
        - Откуда ты знаешь, а может… - начала, но не успела закончить свою мысль Дана.
        - Знаю, уж поверьте мне на слово, - перебил её Милош.
        В следующее мгновение нас буквально поглотила ослепительная белая вспышка, залившая всю округу…
        Мы оказались в совершенно незнакомом мире, мерцающем серебристо-платиновым светом. Этот волшебный свет выливался неведомо откуда, скрывая свой источник и истинные границы небесной обители, так походившей на живое и, безусловно, разумное существо. Первые минуты наши чувства молчали, они попросту замерли в какой-то неподвижной прострации, но чуть позже по мере освобождения от шока стали проявлять признаки активности.
        - Милош, где мы?! - первой встрепенулась Настя.
        - Кабы знать, - послышались нотки растерянности в голосе нашего руководителя.
        - И что же делать? - произнёс Тим.
        - Не суетитесь, давайте оглядимся и подождём, - проговорил Милош уже довольно спокойным тоном.
        Ждать долго не пришлось. В ту же минуту из глубин бесконечного пространства полился голос, который невозможно было не узнать. Он принадлежал Дзэну-Роси, Учителю, отправлявшему нас на Землю:
        - Не пугайтесь, скоро вы вернётесь обратно. Но прежде чем это произойдёт, я хотел бы поделиться с вами одной тайной. Вы заслужили моё доверие трудом и верой. Так слушайте: вы находитесь на пятой Земле, спящий центр разумности которой был только что пробуждён импульсом, посланным из мира Прообразов. Да, Земля имеет семь планетарных сфер, или семь планет, но видимая из них только одна. Все остальные незримы для ока человеческого, но уже не для вашего. Теперь вы - видящие и слышащие. Минует ещё немало времени, прежде чем повзрослевшее человечество обретёт на этой планете свой новый дом. А между тем она будет облачаться в тончайшие формы и развивать свою мудрость вместе с творческим началом, чтобы соответствовать более совершенному типу людей в канун долгожданной встречи. Развитие пятой Земли будет проходить под лучом моего сознания. Но и для вас, друзья мои, найдётся работа, поэтому вы здесь. Мы как заворожённые слушали проникновенные слова Учителя, ещё не совсем понимая, что наших судеб уже коснулась божественная длань…
        ……………………………………………………………………………………............
        - Папа, папа, проснись, проснись же! - сквозь сон раздавался крик Насти.
        Она трясла меня за плечо, повторяя раз за разом одни и те же слова. Я вскочил с дивана и спросонок попытался сообразить, что же всё-таки произошло. В моём сознании до сих пор стояла живая картина того странного сна, и я действительно ничего не понимал.
        - Дочка, ты уже пришла? - выдавил я единственное, что смог сообразить.
        - Папа-Игорь, это был не совсем сон, всё ещё впереди, нужно собраться! - раздался звонкий голосок моей маленькой дочери.
        - О чём ты?.. Как ты меня назвала? - непонимающе пробормотал я, уже чувствуя, как сгущается вокруг нас невидимое пространство…
        СЛОВАРЬ
        Акаша - тонкоматериальная духовная субстанция, составляющая основу мироздания;
        Амрита - напиток богов, дающий бессмертие;
        Астральное тело (оболочка) - энергетическое тело, в котором хранятся эмоции, чувства отражающее человеческую натуру;
        Гималайские тары - горный род козьих;
        Длань - ладонь, рука;
        Закон Кармы - одно из центральных понятий в индийских религиях и философии, вселенский причинно-следственный закон, согласно которому праведные или греховные действия человека определяют его судьбу;
        Лафа - свободно и хорошо, удача, счастье;
        Ментальное тело - энергетическое тело, в котором рождаются мысли, представления и идеи;
        Неисповедимый - непостижимый, не поддающийся пониманию;
        Пертурбации - внезапное, резкое нарушение нормального хода чего-либо, вызывающее замешательство, смятение;
        Скрижаль - доска, таблица, куда заносятся памятные события, даты, имена (переносное значение: место, являющееся хранилищем каких-нибудь идей);
        Тонкий мир - среда обитания развоплощённых сущностей, характеризуется различными локальными уровнями сознательности, от самых низших, эмоционально тяжёлых, до высших просветлённых, граничащих с Огненными мирами;
        Утилизация - переработка для повторного использования в другом качестве;
        Эпоха Возрождения - период культурного и идейного развития европейских стран.
        ДИЗАЙН ОБЛОЖКИ ВЫПОЛНИЛ: Вячеслав Корнич.
        В работе были использованы иллюстрации и фрагменты иллюстраций из коллекции сайта Pexels.
        Лицензия сайта разрешает свободное использование фотографий и их редактирование.
        Автор фоновой фотографии: Майкл Блок (Michael Block).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к