Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Коршунова Татьяна: " Запретная Связь Право На Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Запретная связь. Право на любовь Татьяна Коршунова
        Аннотация
        Разве можно запретить любить? Разве можно отказаться от любимого человека только потому, что союзы между существами измерения трех миров запрещены. Плевать на запреты и предрассудки. Оливьер и Лавия не собираются сдаваться и намерены быть вместе, чтобы им не пришлось пережить и чему противостоять. Они еще не знают ,что их связь, которую веками и тысячелетиями пытались предотвратить, способна навсегда изменить весь мир. Любовное фэнтэзи. Читать лицам достигшим 18 лет.Содержит эротические сцены. ЗАКОНЧЕН.
        Пролог.
        Душа к душе и сердце к сердцу,
        Запрет падет от кровных уз.
        Из мглы лежит дорога к свету,
        Изменит мир навеки наш союз.
        - Древнее пророчество измерения трех миров гласит, что в самой глубине пещеры Кидаса, которая находится на Забвенных землях, растет дерево. Внутри этого дерева живет дух Орх. Придет время, когда дочь богов и сын ангела и демона так сильно полюбят друг друга, что никакие запреты и законы не смогут их разлучить. От их любви родится дитя, которое будет олицетворять начало рождения нового, очень сильного рода и тогда Орх пробудится и три мира - Анбол, Тэрон и Арлон содрогнутся. Измерение трех миров изменится навсегда и для него начнется новая эра. Вот такая легенда, - закончил юноша и поцеловал в висок свою возлюбленную.
        Они сидели на траве, облокотившись на камни. Их ладони сомкнулись и пальцы переплелись. На груди девушки, как и у парня, чуть прикрытый легкой материей платья, виднелся свежий порез в виде знака бесконечности.
        - Так интересно! Мне родители никогда не рассказывали о ней. Кстати мы сейчас сидим как раз возле скалы, где находится пещера Кидаса, - девушка обернулась и потрогала холодный камень.
        - Что, правда? - юноша вскочил и начал осматриваться по сторонам.
        - Да. Если пройти немного прямо, а затем повернуть, как раз будет углубление входа, но только я туда не пойду,- девушка вскочила и, смеясь, побежала по белому ласкающему песку, раскрыв руки, словно хочет схватить ветер.
        Море было спокойным и прозрачным. Только иногда маленькие волны бились о камни, напевая манящую песню. Девушка подбежала к воде, вошла в нее по колено и начала плескаться словно дитя. Парень посмотрел в ее сторону, затем еще раз бросил взгляд на скалу и направился к возлюбленной. Она все так же смеялась била ногой по воде, от чего в разные стороны рассыпались брызги. Подкравшись сзади, юноша обнял хохотушку за талию и крепко прижал к себе.
        - Ты была когда-нибудь в той пещере? - прошептал он ей на ухо.
        - Нет! - ответила девушка, не оборачиваясь.- А что?
        Юноша повернул возлюбленную к себе лицом и притянул ближе.
        - Я тут подумал. Мы так сильно любим друг друга, а на что ты готова ради нашей любви?
        Девушка вдруг стала очень серьезной, прижалась к груди возлюбленного и, обняв его за талию, сказала:
        - Я готова на все!
        Юноша поцеловал ее в макушку.
        - И я любимая! И я! - затем немного помолчав, пошутил: - Слушай, так может это мы, те влюбленные из древнего пророчества.
        Девушка громко засмеялась и, вырвавшись из объятий любимого, начала обрызгивать его. Тот сначала прикрывался , а затем последовал ее примеру.
        - Фантазер. Ну, ка, догони меня, догони, - она побежала прочь от воды, оставляя следы от влажных ног на желтом раскаленном песке.
        Девушка жила на Забвенных землях с самого рождения, и однажды случайно встретившись с необычным юношей, больше никогда с ним не расставалась. Это произошло около трех лет назад. Жители, населявшие эти земли, были блаженными душами - полупрозрачными существами с людским обличием. Они передвигались, словно паря в воздухе, не касаясь земли. Носили легкую воздушную одежду и общались мысленно, ни проронив, ни звука. Юноша был из другого мира, мира ангелов. Он втайне убегал из дому, чтобы снова и снова услышать самый озорной смех и увидеть изумрудный блеск, самых прекрасных глаз во всем измерении. В силу здешних законов, парню и девушке нельзя было быть вместе, но несмотря ни на что, сегодня в полночь, влюбленные провели тайный обряд, связавший их навеки.
        Глава 1
        Оливьер стоял на крыше, наблюдая за своим новым объектом внимания. Катарина размеренным шагом шла по улице и думала о своем. Ее рабочий день был окончен. Спешить было некуда, и девушка решила прогуляться. Она прошла несколько кварталов, прежде чем оказаться на набережной около Арлингтон стрит. Уже смеркалось. Дул легкий летний ветерок. Катарина сняла туфли и опустила ноги в воду. 'Как же хорошо' - подумала она. Вода моментально расслабляла и освежала, особенно после рабочего дня, проведенного в душном офисе. Волны ласкали ступни, а ветер развивал волосы и нежно гладил кожу до мурашек.
        Неожиданно за спиной послышались осторожные шаги. Девушка обернулась и увидела перед собой привлекательного мужчину лет тридцати. Светлые удлинённые волосы, выразительные голубые глаза и чувственные губы. Обтягивающей футболке и джинсам не удалось скрыть хорошо сложенное мускулистое тело, которое будто кричало: 'прикоснись ко мне'. 'Хммм. Таких, я видела только на билбордах, рекламирующих нижнее белье или что-то в этом роде. Что он здесь забыл?' - подумала Катарина.
        - Я могу вам чем-то помочь? - по жизни она всегда старалась быть вежливой и помогать людям при любой ситуации.
        - Думаю да. Ты можешь выполнить мою просьбу? - сказал незнакомец.
        - Ну, раз мы уже перешли на 'ты'. Смотря, какая просьба, - заинтригованно ответила девушка.
        - Не обычная. Ты должна удалить из компьютера Люси все ее отчеты.
        - Кто ты такой? Ты что, следил за мной? Тебя конкуренты подослали? Не знаю, откуда ты взялся, но лучше проваливай. И передай тем, на кого ты работаешь, что у них ничего не выйдет.
        - Ты слишком добрая, всегда всем помогаешь, никогда никого не оскорбила и не сделала больно. Такого у нас не прощают,- грозным и приказным тоном сказал Оливьер.
        - Что плохого в том, что я стараюсь жить правильно? Так должны жить все люди. В нашем мире все озлобленные, готовы перегрызть друг другу глотку, предать, подставить, обмануть, изменить, украсть. Все это стало просто нормой, а не должно бы. И вообще, чего это я тут с тобой разоткровенничалась. Откуда ты вообще взялся?
        Катарина старалась держать себя в руках, но внутри ее бушевал гнев и огонь, чего раньше она за собой не замечала.
        - Я Оливьер. Ты не помнишь меня? Никто меня не подсылал. Я просто хочу защитить тебя, ибо опасность близко.
        Собеседник вел себя так, будто они знакомы. Он был настолько серьезен, что девушка невольно начала вспоминать, где же она могла видеть мужчину и познакомиться с ним. Возможно, это произошло на какой-нибудь вечеринке или презентации, и она запамятовала из-за своей занятости. 'Нет. Такого бы я точно не забыла' промелькнула мысль в голове.
        - Катарина ты слышишь? Мне кажется, ты меня не слушаешь? - еще раз обратился Оливьер.
        - А. Извини. Я пыталась вспомнить, где мы могли познакомиться, но все же, мне кажется, мы не знакомы. Так откуда ты меня знаешь? И что ты там говорил. Опасность?
        - Ты ничего не помнишь. Твой дедушка подключил Мнемозину. Кто бы сомневался, - задумчиво произнес незнакомец.
        - Какой дедушка? Я спрашиваю, откуда ты меня знаешь? Дедушки у меня никогда не было. Ни бабушки, ни мамы, ни папы, вообще никого. Я в приюте выросла,- Катарина была в замешательстве. Что за странный тип.
        - Не волнуйся. Есть у тебя и мама, и папа, и дедушка. Ну, надо же. Сослали на землю, стерли память, а еще и одну оставили. Родственники твои в своем репертуаре. Лишь бы никто ничего не узнал. Боялись честь и имя свое замарать, - продолжал рассуждать вслух Оливьер.
        -Слушай. Я ничего не понимаю из-того, что ты тут несешь. Возможно ты меня с кем- то перепутал или опознался. Я всю свою жизнь провела в приюте. Хватит надо мной издеваться. Мне и так не сладко пришлось. Слава Богу, родилась я не со слабым умом. Выучилась и сейчас вполне самостоятельная, могу себя обеспечить. И знаешь, совсем не хочу вспоминать свое кошмарное детство. Так что до свидания. Хотя нет, прощай. Катарина встала, надела туфли и поспешила удалиться.
        - Стой, - твердо сказал архангел. - Я понимаю, ты многое пережила. Но сейчас ты должна быть осторожной.
        - Отстань. Я же сказала. Покааа, - обернувшись и не преставая идти, сказала девушка.
        - Тебя на самом деле зовут Лавия, - произнес незнакомец.
        Девушка невольно остановилась.
        - Что ты сказал? Лавия? Это имя выгравировано на моем кулоне. Сколько себя помню, он всегда со мной,- удивленно произнесла девушка. - Ты знал моих настоящих родителей? Они живы?
        - Еще лучше. Они живы и к тому же бессмертны, - с усмешкой произнес Оливьер.
        -Как это? - любопытству Катарины не было предела.
        - Я падший архангел. А ты моя жена. Много веков назад мы любили друг друга, тайно поженились, ибо законы таковы, что быть нам вместе нельзя. Твой отец обо всем узнал и разлучил. Он отправил тебя на землю в облике обычной смертной, чтобы я никогда не нашел тебя. Я не находил себе места тысячи лет и искал не переставая надеяться, что когда - нибудь мы снова будем вместе. Уже несколько недель я наблюдаю за тобой и теперь полностью уверен, что нашел то, что у меня отняли.
        - Ты что, сбрендил? Вот так просто появляешься и говоришь, что я твоя жена, да еще и дочь каких-то там богов. Сейчас 2013 год, Америка, Бостон, очнись. Начитался мифологии. Что ж для знакомства твоя версия прокатила. Да, я заинтригована, но что с родителями? Как думаешь, не перегибаешь палку?
        Девушка подходила к собеседнику ближе и ближе. Вот рука поднялась и ладонь раскрылась, чтобы влепить мерзавцу пощёчину, но запястье было перехвачено и задержано в воздухе.
        -Ты не понимаешь. Тебя могут искать, и будь уверена, найдут. Теперь, когда я знаю, где ты, никуда не отпущу. Мы должны найти тебе убежище, - Оливьер схватил Катарину за талию, перекинул через плечо и понес в сторону дороги.
        - Ну, отпусти! Я должна поверить в твои бредни? Отпусти, отпусти!
        Девушка молотила по спине своего похитителя и пыталась вырваться, что было совершенно бесполезно. Сильные руки крепко держали ее.
        - А как же кулон. Да и зачем мне тебе лгать? - не останавливаясь и ускоряя шаг, спросил архангел.
        - Не знаю. Ты сумасшедший-Катарина перестала сопротивляться и замолчала.
        Набережная закончилась, и впереди виднелись кварталы. Оливьер перешел дорогу, свернул за угол и когда он прошел несколько поворотов, двинулся в направлении к дому, где жила Катарина. 'Он знает, где я живу? Хотя чему я удивляюсь. 'Наверняка подготовился и все обо мне разузнал' - подумала девушка, которая по- прежнему висела на плече архангела.
        - Сейчас ты переоденешься и соберешь нужные вещи. Будешь жить у меня, - уверенно и твердо сказал Оливьер.
        - Что? С чего это? Я тебя вообще не знаю! Схватил, наговорил небылиц, думаешь, я так тебе и поверила? И отпусти, наконец, у меня уже все затекло!
        -Отпущу, если не будешь сопротивляться. Обещай, - Оливьер остановился.
        - Ну и чего стоишь? Отпусти, попросила же, - девушка скрестила руки на груди и попыталась спрыгнуть.
        - Не слышу? - сказал Оливьер.
        - Обещаю, - тихо проронила пленница и вмиг оказалась на ногах прямо лицом к лицу с мужчиной.
        Он опустил ее, но не переставал держать, приобняв за талию. Катарина подняла голову и не успела опомниться, как ее губы обжег горячий и пронзительный поцелуй. Сказать, что это было великолепно, ни сказать ничего. Это было молниеносно, обжигающе, по всему телу пробежала дрожь, и огонь разлился по венам, сжигая все внутри. Оливьер неожиданно для Катарины отстранился, а девушка, как в забытье, стояла с закрытыми глазами. Вдруг она почувствовала холод и озноб, будто только что была в теплой уютной комнате, и откуда-то ворвался морозный, студеный воздух и стало жутко холодно. Катарина открыла глаза. Ее реакция была незамедлительной. Через минуту щека Оливьера почувствовала, такую же горячую как поцелуй, пощечину.
        - Тебе не понравилось? Я подумал поцелуй, возможно, поможет тебе вспомнить хоть что-то, - с завидным спокойствием сказал архангел.
        - Мы едва знакомы. Я не привыкла вот так быстро вступать в отношения. И ты опять за свое? - девушка повернулась и пошла вперед.
        Всего в сотнях метрах, находился ее дом. 'Что это было со мной? Будто огрели чем- то по голове. Но не спорю, приятно'- подумала она. Обернулась и ехидно улыбнулась следующему за ней Оливьеру.
        -Можно было обойтись и без пощечины. Ты же моя жена.
        Оливьер знал, что это напоминание вызовет у Катарины эмоции, но не ожидал, что такие.
        - Да конечно муженёк. В следующий раз отдамся тебе прямо на проезжей части или ты предпочитаешь что-нибудь поинтересней? - Катарина рассмеялась.
        - Ты совсем не изменилась, Лавия. Все такая же взбалмошная, веселая и озорная. И мне это нравится, - Оливьер сказал это с такой нежностью, будто вспомнил что- то доброе и дорогое сердцу.
        -Пришли, - останавливаясь, сказала Катарина. - Здесь я живу.
        - Знаю, - Оливьер усмехнулся и достал из кармана ключ.
        Дом Катарины хоть и был небольшим, но сочетал в себе такие качества как уют и комфорт, в стиле минимализма. Этим жилищем некогда одарил ее приют. После совершеннолетия все дети покидали его стены, но государство обязало подобные организации обеспечивать своих подопечных каким - никаким, но жильем. Естественно, на дорогой особняк или квартиру в высотке рассчитывать не приходилось, но на первое время и за такое жилище Катарина была очень благодарна. Поскольку первое время давно прошло, а девушка жила все там же, потому-как, к сожалению, не умела копить деньги должным образом. Обязательно на горизонте появлялась подруга с проблемами или благотворительному фонду 'Вымирающие животные', в котором Катарина состояла, срочно требовались деньги для спасения последнего вида братьев наших меньших. Однако девушка никогда не жаловалась на свою жизнь, ибо свято верила, что хорошая работа и крыша над головой это верх желаний, а остальное прибудет, если кому-нибудь это будет угодно.
        Маленький домик в жилом секторе вмещал в себя две комнаты, кухню и ванную на первом этаже, а второй этаж был представлен в виде мансарды. Там Катарина обустроила спальню. Ей нравилось, что комната имела наклонные стены и выглядела как треугольник. Небольшая кровать, шкаф, стол с лампой и комод с зеркалом. Однотонные обои светло - зеленого цвета, а на полу ковер цвета мокрой травы. Первый этаж отделкой не отличался от второго, кроме того, что кухня была выкрашена почему-то в желтый цвет. То ли из-за того, что окно там было совсем маленькое и хозяйке не хватало света, то ли просто в голову стукнуло покрасить в желтый. Гостиная имела удобный раскладной диван, маленький столик и книжный шкаф, который, кстати, был забит книгами. Длинный коридор упирался во вторую комнату. Она была совсем маленькой и, в общем-то, не востребованной. Здесь хранились старые и не используемые подолгу вещи.
        Зайдя в дом, Катарина поспешно разулась, бросила на диван сумочку и побежала на кухню.
        -Раз уж ты зашел ко мне. Как там тебя, забыла. Кофе будешь? - крикнула она не званому гостю.
        Оливьер прошелся по дому, заглянул в комнаты и ответил:
        - Нет. Никак не могу понять, как люди пьют этот горький напиток. И вообще как ты тут живешь? Снаружи дом, кажется больше, а внутри стены давят.
        Девушка обернулась и деловито произнесла:
        - Я, вообще-то, гостей не ждала. Дом, кстати, очень уютный и ничего лишнего. К тому же уборки меньше.
        Оливьер еще раз бросил оценивающий взгляд на помещение и задумчиво поморщился. Потом будто что-то вспомнил.
        - Давай пей свой кофе и бери необходимые вещи. Даю двадцать минут на сборы, - архангел уселся на диван, скрестил руки на груди и откинул голову на спинку.
        Девушка с наслаждением потягивала кофе. Шелковистый вкус и аромат медленно тек по горлу, наполняя все тело. Хотелось отключиться и полностью погрузиться в это сладкое блаженство. Катарина медленно вышла в гостиную и спокойно сказала:
        - Ты или дурачок или слишком самоуверенный. Неужели думаешь, что я сейчас быстренько соберу вещички, распрощаюсь со своим настоящим и брошусь к тебе в объятия, вспоминать свое якобы прошлое? Хватит сказок о богах и пылкую любовь. Ты, возможно, хотел познакомиться и произвести впечатление. Поздравляю, у тебя это получилось. Можешь позвонить мне завтра. Думают, телефон ты уже знаешь, и мы возможно снова встретимся, а сейчас извини, я хочу отдохнуть. Завтра мне месячный отчет сдавать и спать очень хочется.
        Архангел никак не отреагировал на слова девушки. Он продолжал не подвижно сидеть на диване. Через несколько минут, когда Катарина увидела, что реакция нулевая и попыталась снова обратиться к гостю, тот неожиданно всклочил, схватил свою непонятливую жену за плечи и припер к стене.
        - Ты думаешь это шутки? По-твоему я похож на психа? Если бы я таковым оказался, то ты была бы уже убита или жестоко избита и изнасилована. Ведь так поступают в этом мире ублюдки, попадая в дом к одинокой беззащитной девушке! Верно?
        В глазах Оливьера вспыхнул огонь. Нет, не огонь ярости и злобы, а самый настоящий огонь. Будто маленькие угольки зажглись в его зрачках и становились все больше и больше, пока не стали просто пламенем.
        - Ну что молчишь? Верно?
        Казалось, пламя сейчас выскочит из глаз и случится что- то плохое, что уже никогда не исправить.
        - Верно, - тихо прошептала Катарина.
        Оливьер отстранился от строптивицы и огонь в его глазах мгновенно потух. Архангел отвернулся, как бы стыдясь того, что напугал девушку и показал часть своей сущности.
        - Извини, - виновато произнес он, - у нас осталось мало времени. Через три дня ты станешь заметна не только для меня, но и для врагов.
        - У меня день рождение через три дня, - наклонив голову, пробубнила под нос девушка.
        - Я знаю. По человеческим меркам тебе исполнится двадцать пять. Защитные действия твоего кулона закончатся, и тебя сможет увидеть любой бессмертный. Неважно из нижнего мира он или из верхнего. Мне будет сложнее защитить нас, - Оливьер обернулся и посмотрел на Катарину. Та стояла растерянная и, похоже, уже стала задумываться над услышанным. - Я потерял тебя однажды и больше не хочу потерять снова. Знай, я не отпущу тебя больше от себя ни на минуту. Думаю, скоро память начнет к тебе возвращаться, поскольку наша связь неразрывна и заклинания Мнемозины станут слабее, пока полностью не потеряют свою силу. Я буду рядом, и чтобы ты быстрее обрела себя, расскажу о нашем мире. Поверь мне, пожалуйста. Ибо, если мы не будем вместе, жизнь не имеет смысла для меня.
        Оливьер медленно подошел, схватил девушку за талию и резко прижал к себе.
        - Запомни. Я люблю тебя, и скоро ты поймешь, что это значит, - губы архангела жадно впились в рот Катарины.
        Он словно пил ее и в тоже время передавал часть своей силы. Снова закружилась голова и лавина чувств и эмоций накрыла горячей волной, сметающей все мысли и сознание какой - то укромный уголок. Стало так спокойно и умиротворенно. Будто какие-то неведомые силы подняли в воздух и несли, несли пока снова не начал подступать холод и мороз, который в конечном итоге заставил вернуться в реальность и осмыслить то, что поцелуй закончился.
        Девушка открыла глаза. Она все еще не соображала, что происходит и тихо опускалась вниз по стене пока не села на пол.
        -Да, целуешься ты, скажу я ого - го. Откуда берется этот огонь, а затем наступает дикий холод? - Катарина смотрела на стоящего перед ней мужчину все еще в легком замешательстве и не могла понять, что за хрень с ней происходит.
        - Я же говорил. Мы связаны. Навсегда.
        Глава 2
        Что делать с новой информацией о своей прошлой, ну или 'настоящей' жизни, девушка не знала. Довериться незнакомцу или послать его к чертям собачим. Что-то в глубине души подсказывало, что нужно довериться. 'И про кулон парень что-то знает. В любом случае чего терять? Думаю сопротивляться бесполезно. Красавчик, сразу видно, не из тех, кто легко сдается и отступает от назначенной цели. Варианта два: либо пойти с ним по доброй воле, прихватив хотя бы необходимое, либо он взгромоздит меня на плечо и унесет не спросив. Ну, уж нет. К тому же Оливьер этот, очень даже ничего. Если бы устроила кастинг кандидатов в мужья, наверняка он бы с легкостью его прошел' - не переставала рассуждать Катарина.
        В целом она не страдала от недостатка мужского внимания. Природа щедро наградила девушку внешними данными. Стройная с фигурой, песочные часы, шикарными вьющимися волосами, цвета спелого каштана, зелеными выразительными глазами, нежными чувственными губами и хорошеньким носиком, она не могла быть не замеченной сильной половиной человечества. Однако обладая красотой, действительно богини, Катарина никогда не пользовалась этим и была довольно простой, взбалмошной и веселой девушкой, со слишком добрым и отзывчивым сердцем. Вот только когда дело доходило до любви, она вела себя очень холодно и не давала никакой надежды на отношения. Катарина могла флиртовать и заигрывать собственного развлечения ради, но никогда ничего не обещала. На работе все привыкли к переменам в ее настроении, к тому же девушка была грамотным специалистом, вот только шеф никак не мог успокоится, и примерно раз в неделю пытался напомнить о своих намерениях и желаниях. Катарина, в ответ на его нелепые попытки, только улыбалась и молчала, а шеф не получив ответа, крайне в раздраженном настроении, уходил в свой кабинет и не появлялся
в отделе, где она работала, ровно неделю.
        'Так. Припоминаю, мне предлагали взять отпуск. Думаю, в моей ситуации стоит воспользоваться. Устала я чертовски. Заодно будет время разобраться с таинственной историей моего прошлого, и с неожиданно нарисовавшимся мужем. Может, на самом деле узнаю что-то о настоящих родителях. Тут либо пан, либо пропал. Другого не дано'- мысли девушки издевательски скакали по задворкам сознания. Изрядное любопытство и жажда приключений, потому-как скучная и однообразная жизнь порядком осточертела, могут довести человека до чего угодно. Катарина собрала в дорожную сумку несколько вещей, гигиенические принадлежности и прихватив паспорт, отправилась с таинственным незнакомцем за неприятностями на свою пятую точку.
        - Раз уж я согласилась поехать с тобой, у меня есть несколько условий, - выходя из дома, уверенно сказала она.
        Оливьер обернулся и у него на лице обозначился жирный знак вопроса.
        - Слушаю? - голос архангела звучал ровно и в тоже время напряженно.
        - Ты должен рассказать все, что знаешь о моих родителях.
        - Не вопрос. Ещё что-то?
        - Да. Я хочу собственную комнату, которая запирается на ключ. Надеюсь, твой дом не меньше моего и ты сможешь это устроить?- протараторила девушка.
        Со стороны Оливьера послышался издевательский смешок.
        - Не волнуйся. Приставать не буду, пока сама не попросишь. Хотя имею полное право и очень соскучился. Я понимаю. Сейчас я для тебя псих, навязывающий свои параноидальные идеи. Поверь, придет время и все станет на свои места. Я подожду. Кстати. В твоем распоряжении будет целый этаж.
        - Спасибо.- Оптимизма у Катарины немного прибавилось.
        - Этаж? Целый этаж? Где ты живешь? Кстати до автобусной остановки целый квартал.
        - Очень смешно, - усмехнулся Оливьер и достал из кармана джинс ключи.
        Нажав на маленькую кнопочку на брелоке, раздался незамысловатый присвист сигнализации. Посмотрев в нужную сторону, глаза Катарины заметно округлились от увиденного чуда техники. В пятидесяти метрах стояла новенькая 'Volvo' последней модели.
        - Ну, ни фи себе. Да ты, похоже, не бедствуешь? - девушка подошла к машине и заглянула внутрь.
        - Это всего лишь временное средство передвижения. Думаю, в этом измерении мы теперь долго не задержимся. Садись,- невозмутимо сказал архангел и открыл девушке дверь.
        - Ой, мне надо завтра на работу. Отчет сдать и заявление на отпуск написать, - устроившись на переднем сидении, протараторила Катарина.
        - Людские заботы. Хорошо я отвезу тебя на твою работу. Но только завтра. У нас в запасе еще три дня.
        Предварительно забросив сумку девушки в багажник, Оливьер сел в машину, и она сорвалась с места.
        Автомобиль мчался на неимоверной скорости, но к удивлению девушки ни один полицейский даже не пытался их остановить. Незаметно выехав из города, машина направилась на север. Через минут двадцать Катарина со своим спутником оказались на окраине Норс-Эндовер, небольшого местечка в пригороде Бостона. Девушка вышла из автомобиля и увидела маленький домик, по площади практически такой же, как и ее. Вокруг простирался ухоженный газон, и словно айсберги торчало несколько кустарников.
        - Думала увидеть что-то грандиозное, под стать тачке. А тут всего лишь скромненький домик. И где же обещанный целый этаж? - Волна разочарования пронеслась по просторам мозга Катарины.
        - Зато неприметный. Как говорят люди: 'с милым рай и в шалаше'? Проходи, - Оливьер улыбнулся и жестом пригласил девушку в дом.
        Она переступила порог, и только собиралась осмотреться в поисках обещанного ей целого этажа, как нежная рука архангела остановила ее.
        - Закрой глаза, - лукаво сказал он.
        - Зачем это? Я хочу посмотреть, где теперь буду жить?
        - Через минуту.
        Катарина недовольно закрыла глаза и через пару секунд услышала щелчок пальцев.
        - Открывай, - неожиданно прошептал на ухо Оливьер, от чего девушка чуть не подпрыгнула.
        Она открыла глаза и тут же им не поверила. То, что увидела Катарина, в принципе не могло быть. Только что она стояла в маленьком не приметном домике с обычной гостиной и небольшой кухонькой, а сейчас ее взору предстал огромный дом с колоннами и дорогой мебелью. Нет, это не просто дом. Это самый настоящий дворец, какие бывают только на картинке.
        - А ... - издала, потерявшая дар речи девушка.
        - Так лучше, правда? Нравится? Можешь занять весь третий этаж. Кстати вот тебе еще одно доказательство того, что ты не человек. Ты это все видишь,- спокойно сказал Оливьер и направился к широкой фигурной лестнице, устланной дорогим ковром. Она вела на верхние этажи дома. - Так ты идешь, или так и будешь стоять как статуя?
        Немного пришедшая в себя Катарина поспешила за Оливьером, разглядывая все вокруг. На стенах висели картины в неимоверных рамках, огромные окна от потолка до пола, покрывали Византийские шторы, богатые ковры на полу, своими рисунками, будто рассказывали о битвах и сражениях. От всего увиденного дух захватывало, и в голове мелькал только один вопрос: 'Как'?
        Минуя второй этаж, Катарина и Оливьер оказались на третьем. Длинный коридор был услан красивой дорожкой, а вдоль него насчиталось пять комнат.
        -Как я и обещал весь этаж твой. По правой стороне ванная и уборная, по левой спальня, гардеробная и скажем так, комната развлечений. - Архангел был абсолютно спокоен, ведь теперь девушка на его территории, и пока она здесь, ей не грозит быть обнаруженной врагом.
        - Комната развлечений? Не поняла?
        - Ты снова думаешь не в том направлении. В той комнате компьютер, телевизор, музыкальные инструменты. Без развлечений скучно и не имеет значения кто ты - человек, ангел, бог или демон. Кстати ты вероятно голодна?
        - Вообще по вечерам стараюсь не кушать, но в силу всего происшедшего как - то проголодалась. А мы здесь одни? И мои вещи? - крикнула в след уходящему Оливьеру, Катарина.
        - Твои вещи уже в спальне. Располагайся и спускайся, буду тебя кормить. И да, мы одни,- архангел направился к лестнице и скрылся в темноте.
        'Одни. Хитро придумал. Запирайся, не запирайся, никто не поможет, если красавчику что-то втемяшится в голову. Тем более я вроде как его жена, как он говорит. Пусть только рыпнется. Наверняка здесь найдется что-нибудь тяжеленькое. И как он сделал этот фокус с домом? Похоже, пора начинать верить в то, что здесь точно замешана какая-то нечисть. И вообще чего я тут разглагольствую? Cама согласилась поехать, неизвестно куда, неизвестно с кем. Ладно, разберемся' - начала размышлять девушка.
        Спальня соответствовала стилю всего дома: огромные окна, на полу ковер, на стенах картины с обнаженными мужчинами и женщинами.Громадная кровать - аэродром, как и полагается с балдахином и шикарным постельным бельем.
        Вещи Катарина решила из сумки не разлаживать, надеясь на то, что все образумится, и она здесь не задержится надолго. Взяв гигиенические принадлежности, она направилась в ванную, потому - как душ был просто необходим как воздух. По размерам, мраморная комната не уступала спальне. Вдоль огромной ванны стояли разные флакончики с шампунями, гелями и маслами. На вешалке у входа висели три банных полотенца и два халата. Опустившись в горячую воду, по телу девушки пробежала слабая дрожь, а затем окутало ласковое тепло. Она лежала и думала, что в этом приключении есть и свои плюсы. Она и мечтать не могла оказаться в таком роскошном доме, принимать такую шикарную ванну, а рядом, всего этажом ниже, находится великолепный красавец, правда чуток самоуверенный, но почему - то такой притягательный. Его не хотелось прогонять от себя как остальных ухажеров. Ему хотелось доверять. И с ним рядом приходило какое-то спокойствие, доверие, тепло и нежность. Все это было ново для Катарины и немного пугало. В голове вспомнилась фраза: 'Мы с тобой связаны. Навсегда'. От большого объёма полученной информации за последние
несколько часов, мозг просто отказывался работать. Девушка прикрыла глаза и точно вырвалась из реальности.
        - Нет, отец не делай этого. Не трогай его.
        Красивая девушка со ссадиной на лице и в разорванной одежде, которая раньше была великолепным убранством, а сейчас напоминала лохмотья, стояла на коленях перед властным мужчиной немного старше ее. Опухшие от слез глаза умоляли о пощаде, руки и ноги были связаны веревкой. Мужчина смотрел на нее непоколебимым и абсолютно равнодушным взглядом. Он был словно воин, прошедший тысячи битв и одержавший победу на многочисленных сражениях. Одежда похожа на защитную браню, черные как уголь волосы зачесаны назад, на лице густая щетина того же цвета что и волосы с прожилками седины, а в глазах бушует ненависть и жестокость.
        - Не называй меня отцом! Ты не достойна этого. Ты вообще не достойна жить. Как могла ты нарушить незыблемый закон трех миров. Я уготовил для тебя должное наказание. Ты больше никогда не увидишь своего ублюдка. Надень, - грозно приказал девушке воин и протянул ей кулон.
        На нем было выгравировано только имя 'Лавия'. Несчастная послушно взяла его и надела на шею. Неожиданно в руках мужчины появился пузырек. Он подошел к девушке и силой вылил содержимое ей в рот. Через несколько секунд от нее осталась лишь горстка пепла.
        Катарина в ужасе открыла глаза и выскочила из ванной. Лицо было мокрое от слез, а кулон таким горячим, будто его накалили.
        - Ай. Как жжет. Что за ерунда.
        Дверь открылась, и в комнату вбежал Оливьер.
        - Что случилось. Ты так кричала.
        - С ума сошел? Стучать не учили? - Катарина погрузилась в воду, которую покрывала густая пена, чуть ли не до кончика носа.
        - Отвернись!
        - Тебя долго не было, а потом я услышал крик. И, между прочим, можешь не прятаться. Я прекрасно помню, как ты выглядишь без одежды. Даже тогда, когда ты в ней, - c ухмылкой ответил Оливьер.
        - Все в порядке. Просто будто отключилась. Потом видение и кулон такой горячи словно накалили. Чего смотришь? Выйди я оденусь, - уже спокойным голосом сказала девушка.
        Оливьер окинул ее тревожным взглядом и, уходя, сказал:
        - Жду внизу. Через пять минут не выйдешь, сам приду и вытащу тебя, не смотря на то, будешь ты одета или нет.
        Как только дверь закрылась, Катрина выскочила из ванны, наспех вытерлась полотенцем, накинула халат и поспешила в спальню. В халате она не решилась спускаться вниз, поэтому достала из сумки спортивный костюм, балетки на шнуровке и поторопилась на первый этаж, за ответом на вопрос: 'Что с ней, черт возьми, происходит'.
        Девушка вошла в красивую кухню все в том же роскошном стиле, что и весь дом. Оливьер стоял, облокотившись на кухонный шкафчик, и скрестил руки на груди. На столе ожидающе быть съеденными стояли тушеные овощи и бифштекс.
        - Все в порядке? Не знаю, что ты предпочитаешь в человеческой жизни, но это хотя бы съедобное, - указывая на тарелку, поинтересовался архангел.
        - Спасибо. Вот только есть как - то перехотелось. Ты видимо в курсе, что со мной происходит? - Катарина отодвинула стул и села.
        Архангел сел напротив нее.
        - Что ты видела?
        - Какой-то мужчина, очень грозный и глаза злые, прямо мурашки по коже. Перед ним девушка на коленях избитая. Потом мужчина дал несчастной кулон, приказал одеть и влил ей в рот какую-то гадость. Та, прямо в пепел рассыпалась. Только почему-то мне девушка эта кого-то напоминает. Она вроде как похожа на... - Катарина не успела договорить.
        - Тебя? - задумчиво спросил Оливьер. - Она похожа на тебя?
        - Да. А откуда ты... - девушка запнулась и больше не проронила ни слова.
        - Потому - что это и есть ты. Заклинание слабеет Катарина. Время его действия на исходе. Тем более ты рядом со мной и это все меняет. Воспоминания начинают возвращаться, только не пойму, почему в такой форме. Что-то твои родственники намутили. Ты вспомнила свое изгнание.
        - Тогда кто тот мужчина?
        - Арес-бог войны. Сын Зевса и Геры. Твой отец. Твоя мать-Мелиноя - богиня подземного царства. Дочь Зевса и Персефоны.
        - Арес? Мелиноя? Я что-то слышала про мифологию, но никогда ею не интересовалась. Они что получается брат с сестрой? Как они... - девушка была в полной растерянности. 'Отец - бог войны и мать-богиня подземного царства, к тому же родные брат и сестра хоть и от разных матерей. Голова кругом'.
        - Нет никакой мифологии. Ее придумали люди. Не имеет значения брат с сестрой, отец с дочерью. Мир, откуда тебя изгнали, царство богов - Тэрон. Одно из двух верхних миров. Зевс правит им. Там все свободны в своих действиях, но только в пределах царства. Мир, из которого был изгнан я, то есть пал, царство ангелов и архангелов - Анбол. Второй верхний мир. Правитель его Верлий, мой дед. Его дочь Арадондра моя мать. Существует еще и нижний мир, царство демонов - Арлон. Им правит Абаддон. Туда меня и отправили. Поэтому я падший архангел. Все это измерение трех миров. Между ними существует всего несколько законов, но нарушение их карается смертью. И один из них мы с тобой нарушили.
        Помолчав несколько минут Оливьер продолжил:
        - Жидкость, которой напоил тебя Арес, видимо не что иное, как смор. Вот значит, как они поступили. Решили испробовать яд для демонов на боге?- архангел задумался.
        - Что за смор? - спросила Катарина.
        - Это такой яд. Используют его, и знают как приготовить, только в нижнем мире. Он не убивает демона, а только перемещается в другое измерение в виде смертного младенца. Младенец растет, и его жизнь ни чем не отличается от жизни обычных людей до определенного возраста. По достижении двадцати пяти человеческих лет, если демону не разрешают вернуться, он теряет свою сущность и становится смертным. Только вот на моей памяти ни одного демона назад еще не возвращали. Удобно, если нужно избавиться от нарушившего закон, ведь демоны не имеют право убить себе подобного. Интересно откуда у богов рецепт приготовления? Он находится в сокровищнице принцев Ада. Сдается мне дорогая не мы одни нарушители закона.
        - Двадцать пять человеческих лет? Это много?
        - Это очень большой срок для измерения трех миров. Один год времени на земле равен сотне лет нашего измерения.
        - Мне, что получается, две тысячи пятьсот лет? Какая я старая! - Катарина поморщилась и в недоумении посмотрела на Оливьера.
        Он рассмеялся и продолжил:
        - Две тысячи пятьсот двадцать, если быть точным. Ведь тебя сослали на Землю, в возрасте двадцати лет, - Оливьер улыбнулся.- Расслабься. Мы же бессмертные. Возраст не имеет для нас никакого значения.
        От всего услышанного Катарина была в легком замешательстве. Арес, Зевс, боги, измерения, яд. Сказки и далеко не с хэппи-эндом.
        - Подожди, подожди. Получается, когда я была Лавией, мы с тобой чего - то утварили, нас схватили, мне в глотку некий Арес залил какой-то гадости, и я оказалась на Земле? И если меня не вернут назад в день моего рождения кулон перестанет действовать, и я продолжу жить жизнью смертной Катариной? Целой и невредимой? - интонация девушки с каждой минутой становилась все громче.
        - Возможно! - Оливьеру не нравилось то, куда она клонит.
        - Так какого я тут тогда с тобой торчу. Жила себе спокойно, никому не мешала. Если тебя сослали в нижний мир, то как ты смог сюда попасть? Сбежал что ли? - она вскочила и стала руки в боки.
        - Успокойся! - архангел подошел к Катарине практически вплотную. - Не все так просто. Демоны и боги, существа совершенно разные и наделенные разными стихиями и способностями. Неизвестно как подействует яд на бога. Возможно в день твоего рождения, не найди я тебя, ты бы просто умерла, и не только как богиня. И если хочешь знать? Да сбежал! Ради нас сбежал, потому - что люблю тебя больше жизни и плевать хотел на дурацкие законы. Неужели ты до сих пор не можешь поверить? А как же видения? - Злость и непонимание огромным комом стали в горле Оливьера.
        - Может это твой очередной фокус, как с домом, - фыркнула девушка и терпению архангела пришел конец.
        Его глаза захватило пламя, а душа рвалась на части. Схватив лицо Катарины обеими руками, он обжег ее губы горячим поцелуем. Не успела строптивица опомниться, как сладко и медленно начала таять в обьятиях Оливьера. Знакомый жар сначала охватил губы, затем дошёл до груди, проник в сердце и растекся по венам, как обжигающая лава. Все поплыло, а затем в голове начал происходит какой-то круговорот мыслей и событий: люди в богатой одежде, белоснежный храм, играет арфа, горит огонь и тело воина пронзает меч. Воин истекает кровью. Реальность меняется и появляется чудовище с раскаленной кожей и лицом животного. Оно издевательски смеется над плачущей и умоляющей женщиной. Вокруг все темнее и снова круговорот мыслей, абсолютно пустых. Они словно голуби порхают легко и непринужденно. Так хорошо, спокойно и легко. Где то в глубине сознания начинает нарастать холод. Он становится сильнее и сильнее. Вот уже тяжело дышать. Хочется кричать, но лед сковал горло и связки. Он уже подбирается к сердцу, и оно холодеет.
        Катарина открыла глаза и отстранилась. У нее в глазах был ужас и страх.
        -Мы не выживем друг без друга. Наша любовь и клятва, которую мы дали, связала нас навсегда. Мы как одно целое! - архангел смотрел ей прямо в глаза и нежность, которая там жила, сметала все на своем пути, включая страх. - Поздно уже. Тебе надо отдохнуть. Ты кажется, завтра собиралась заехать на работу.
        Девушка ничего не ответила. Ее сознание переваривало полученную информацию, но никак не могло смириться с ее реальностью. Она тихонько добралась до спальни и моментально отключилась, погружаясь в сновидения.
        
        Зазвучала мелодия будильника. Часы показали семь тридцать утра. В голове мгновенно преобразовалась полученная вчера информация, сердце сжалось и стало тревожно. Тревожно не от того, кем на самом деле она являлась, а от того чему еще предстоит свершиться. 'Вот как с такой головой на работу идти. Нужно отметиться, чтобы потом не искали, если что'.
        Приведя себя в порядок и одевшись, девушка спустилась на первый этаж. Оттуда уже доносился запах свежезаваренного кофе и еще чего - то вкусненького.
        - Кофе? Ты же говорил, не любишь этот божественный напиток? - съязвила Катарина.
        - Да. Не люблю, но моя жена оказывается, его просто обожает, - Оливьер поставил на стол чашку с кофе и поджаристые румяные гренки с сыром.- Ты как?
        - Спасибо. Пока еще не знаю, как определить состояние моего легко помутившегося рассудка. Столько вопросов, - Катарина с задумчивым выражением на лице провела рукой по волосам, чуть приподнимая их к верху.
        - Позже. За пару часов на своей работе справишься?
        - Думаю да.
        - Тогда завтракай, и поехали, - Оливьер улыбнулся и вышел.
        Катарина с досадой посмотрела ему в след и принялась завтракать. Она чувствовала себя немного неловко. Ведь ей никогда не приходилось просыпаться в чужом доме, и тем более никто никогда для нее не готовил завтрак. 'Ах, приятно, черт возьми'.
        
        - Я готова и спасибо, - выйдя в гостиную, смущенно сказала девушка.
        - Для тебя все что угодно.
        
        Жаркое летнее солнце многообещающе улыбалось, а в офисе уже было душно, не смотря на работающие вентиляторы. В бухгалтерском отделе все копошились. Кто-то перелистывал различные бумажки и проверял отчеты на наличие ошибок, а кто-то впопыхах их доделывал. Конец месяца, как- никак. Свой отчет Катарина подготовила еще два дня назад, а вот ее подруга Люси, как всегда все оставляла на последний момент.
        - Привет Люси. Успеваешь? - Катарина второпях села за свой рабочий стол и включила компьютер.
        - Привет Кэт. Как обычно ничего не могу сделать вовремя, - девушка очень торопилась, поэтому постоянно сбивалась и была крайне раздраженной.- Может, подсобишь подруга?
        - Извини Лю, сегодня никак, очень тороплюсь. Сейчас отчет шефу закину, заявление на отпуск напишу и убегаю.
        Мысли никак не хотели настраиваться на работу. Катарина хотела быстро совсем разобраться и вернуться к Оливьеру. С ним ей было как-то спокойно. Да и взъерошенный мозг требовал ответов.
        - Оу подруга. Что решила все - таки в отпуск конечно молодец. Ты как с цепи сорвалась. Куда спешишь то?
        - Ой, путевку горящую взяла. Завтра вылет.
        Катарина решила соврать и на всякий случай сделать вид, будто ее не будет в Бостоне. Она в первый раз обманывала подругу, и от этого было не по себе. Однако рассказывать, что оказывается она изгнанная богиня, у нее есть муж архангел и с этим нужно разобраться, не стала. Зная Люси, та бы просто покрутила у виска, или спросила: 'в какой бар заходила, чего и сколько выпила'.
        Девушка второпях распечатала свой отчет. Написала заявление на отпуск и помчалась в кабинет начальника, находившийся этажом выше. Шеф был чем-то очень озадачен и серьезен как никогда. Он взял у Катарины отчет, бегло просмотрел, затем взял заявление на отпуск, прочитал, пристально посмотрел на девушку, что-то там надумав себе и подписал. 'Ух, пронесло. Даже не приставал с расспросами'- подумала девушка. 'Тем лучше'.
        Вернувшись в свой отдел, она начала собираться, как неожиданно, виски пронзила нестерпимая боль, и сознание вырвало из реальности неведомой силой.
        Огромный луг благоухает ароматами трав и цветов невероятной красоты. Они настолько прекрасны, что сорви хоть один, он тут же исчезнет как мираж. Молодая девушка, лет двадцати, с выразительными зелеными глазами и длинными вьющимися волосами, лежит на траве. Она задумчиво смотрит в небо, держа во рту травинку, перебирая ее из стороны в сторону. Неожиданно откуда-то послышался тихий зов:
        - Лавия. Лавия. Я здесь.
        Девушка подскакивает и мчится вперед. Туда, откуда доносится столь долгожданный и знакомый голос.
        
        - Катарина. Катарина. Что с тобой. Очнись, - испуганная Люси стояла со стаканом воды и нашатырем.
        - Что случилось? - открывая глаза, отозвалась Катарина. Кулон снова был горячим, но не настолько, чтобы невозможно было терпеть его жжение.
        - Ты подруга правильно сделала, что в отпуск собралась. Видишь и мозги уже отключаться начали. На вот, водички выпей, - Люси помахала недовольно головой и протянула Катарине стакан с водой.
        - Спасибо. Извини что напугала. Душно очень, вот и отключилась. Я пойду.
        - Давай провожу до выхода, ненароком снова брыкнешься.
        - Ненужно Люсю, все в порядке.
        Катарина схватила сумку, сорвалась с места как ошпаренная, и побежала к выходу. Следом за ней неслась подруга и что-то кричала вдогонку.
        В пару метрах от здания офиса красовалась знакомая 'Volvo' и, подпирая дверь, скрестив руки на груди, стоял Оливьер. Катарина обернулась, посмотрела на оторопевшую от недоумения подругу и направилась в сторону архангела. Он молча открыл дверь. Пока девушка располагалась на сидении, подмигнул уставившейся Люси и сел в машину.
        -Все в порядке? - озабоченно спросил Оливьер.
        -Нет. Снова видение, но кулон был не таким горячим как в первый раз, - Катарина испуганно прижала сумку к груди.
        - Возможно, у нас меньше времени, чем мы думали. Наша связь сильнее заклинания. Ты разобралась со своими делами?
        - Да, - тихо ответила девушка.
        - Хорошо. Отныне мы не расстанемся. Думаю, ты можешь забыть о своей человеческой жизни. Через два дня мы возвращаемся.
        Глава 3
        В чистое, как голубая бездна, небо упиралась величественная гора. Нижняя ее часть была скрыта густым лесом. Деревья, своими кронами, словно зеленым одеялом укутывали вековой и холодный камень. В самой гуще леса, чуть выше подножия горы, находилась пещера, о существовании которой знали только двое.
        Это место казалось самым тихим и укрытым от глаз в радиусе пяти километров. Не смотря на зелень и благоухание флоры, фауна здесь не обитала. Потому - как место на самом деле, всего лишь плод божественного заклинания, спрятанный под покровом невидимости. Только благодаря силам покрова, сюда не проникает запах гари и смрада, раздирающий горло. Не просачивается витающий в воздухе пепел и едкий дым, выжигающий глаза. Места, где не заканчиваются войны, текут, не останавливаясь реки крови, образовывая во рту вкус металла. Никогда не смолкают крики ужаса и неминуемой смерти. Все это владения бога войны-Ареса.
        Внутри пещеры сухо и уютно. По периметру горят факелы, от которых тепло и светло. Огромная шкура неизвестного зверя укрывает каменный пол. В стороне, расположено что-то наподобие стола. На нем в железной выгравированной тарелке лежат свежие фрукты, а рядом стоят три бутыли с вином.
        Воздух начинает плавиться и медленно расходится, образуя портал. Из него появляется красивая женщина лет двадцати пяти. Гладкие коричневые волосы ниспадают до плеч. Выразительные зеленые глаза, пухлые губы, нежная кожа оливкового цвета и выточенная фигура. Грудь и талию скрывает бордовый корсет на шнуровке. Ноги обтягивают узкие кожаные леггинсы, которые дополняют высокие сапоги.
        - Ох, все как обычно,- фыркнула женщина и недовольно окинула взглядом пещеру. - Никакого разнообразия.
        Она подошла к столу, открыла бутыль с вином, отпила немного, забросила в рот несколько виноградин и расположилась на мохнатом ковре в ожидании. Через несколько минут, со стороны входа, послышались поспешные тяжелые шаги. Мужчина, одетый как воин, тяжело дышал и выглядел озабоченно. Несколько прядей его коротких черных волос были измазаны кровью, а в темных глазах горел огонь. Красивое лицо, словно маска, скрывало ненависть и жестокость.
        Увидев женщину, он закатил глаза, покачал головой и направился к столу.
        - Мелиноя, ты сведешь меня с ума. Сейчас не подходящее время, - схватив бутылку с вином, он начал пить жадными глотками.
        - Ну, дорогоооой. Ты не рад мне? Я соскууучилась, - женщина встала на четвереньки и словно кошка, медленно, и облизывая губы, начала двигаться в сторону мужчины.
        Воин резким движением вытер пролитое вино с подбородка, со звериной страстью подхватил женщину за талию и припер к стене.
        - Ты с ума сошла? - захрипел он, и в голосе чувствовалась неимоверная похоть и страсть. - Если Зевс узнает, оба загремим в Тартар.
        Жестокий и скорый поцелуй обжог губы, а затем переместился на шею.
        - Мне плевать, - сквозь стон выдохнула женщина и запустила руки в волосы на затылке мужчины.
        Через несколько секунд шнуровка на корсете была безжалостно разорвана, пышная грудь обнажилась, и корсет отлетел в сторону. Возбужденные соски покрывали поцелуи, от которых женщина тихо постанывала и дрожала. Резким движением воин перевернул объект своих желаний к себе спиной и чуть наклонил вперед. Поспешно расстегнул ширинку на брюках, и они сползли до колен. Нижнего белья не оказалось, и мужское оружие высвободилось, показывая свою полную боевую готовность. Женские леггинсы постигла та же учесть что и мужские брюки.
        Мужчина пристроился сзади мурлыкающей и ожидающей девы. Сильные руки обхватили груди, жадно сжимая, затем скользнув по упругому животу, спустились вниз и оказались в самом эпицентре. Начало медленно, а затем быстрее и глубже, пальцы проникли внутрь, вызывая стоны и крики. Лоно женщины пульсировало и горело, требуя большего. Погодя несколько минут воин резким толчком овладел Мелиноей.
        Движения, набирая обороты, становились быстрее и жестче. Словно став одним целым, любовники двигались в такт друг другу, не скрывая блаженных возгласов и похотливых стонов. Тела содрогались от зашкаливших эмоций, еще немного и лава экстаза разлилась по всему телу, принося с собой невообразимое удовольствие и удовлетворение. Мужчина резко отстранился, натянул брюки на ягодицы и застегнул ширинку. Ловя ртом, воздух он подошел к столу, взял бутыль и осушил ее наполовину.
        - Арес? В который раз убеждаюсь. Демонам до тебя далеко, - отдышавшись и вернув леггинсы на место, прошептала Мелиноя.
        Она подошла к воину и обвила его шею руками. Мужчина посмотрел на нее с укоризной и отстранил от себя.
        - Плохое сравнение милая. Тебе пора! - Арес полностью допил содержимое бутылки и направился к выходу.
        - Даже не поцелуешь на прощание, жаркий мой? - Мелиноя недовольно скривила губки.
        - Дам знать, когда встретимся снова,- ответил Арес.
        Он никогда не церемонился с женщинами. Для него они всего лишь способ удовлетворения плотских желаний. Хотя порой, Арес ловил себя на мысли, что его отношение к чрезмерно сексуальной и взбалмошной Мелиное, отличается от отношения к любой другой женщине. Эти мысли не нравились и пугали его, поэтому Арес старался затолкать их в самый дальний угол своего сознания.
        Истинная любовь Ареса - воина. Суть его существования - убивать, калечить, издеваться, проливать кровь и уничтожать все вокруг. Потребности Ареса, были слишком велики, и тогда Зевс принял решение ограничить своего кровожадного сына во власти. Аресу были выделены владения и поверьте не маленькие, где тот волен делать все что угодно. Зевс ненавидел своего отпрыска за его чрезмерную жестокость и предпочитал по пустякам не пересекаться.
        Связь бога войны и богини подземного царства возникла также неожиданно и скоротечно, как и их встречи. Богиню устраивало ее положение любовницы. К тому же она никогда не претендовала на замужество или что-то в этом роде. Слишком дорога для нее свобода, чтобы подчиниться и принадлежать одному самцу. Пусть даже равному ей богу. Она, как и Арес, любила позабавиться плотскими утехами. Неважно кто их удовлетворит, боги, демоны или ангелы. Хотя с ангелами было сложнее. Они, как правило, в любовных делах, предпочитали только существ из своего мира. Богами брезговали, а демонами тем более. Но иногда, все же попадались индивиды, не прочь поразвлечься.
        Мелиноя надела корсет и застегнула его на потайные крючки, так как шнуровка пришла в непригодность. Ещё раз, окинув взглядом пещеру, богиня взмахнула рукой. Воздух снова стал плавиться и расступаться. Через секунду женщина исчезла.
        
        Светлая комната с высоким потолком и богатым убранством, встретила как обычно холодно и тоскливо, отчего возвращаться сюда каждый раз не было никакого желания.
        - Где ты была? - грозным тоном обратилась к возникшей Мелиное, одетая в белое длинное платье, величественная богиня.
        - В Арлоне. Проверяла, как там мои подопечные, - Не обратив никакого внимания на мать, Мелиноя направилась в соседние покои.
        - В таком виде?
        - А что с моим видом? Удобно и не замараешься, - оглядев себя, ответила Мелиноя.
        - Ты всегда обязана выглядеть подобающе. Тем более отправляясь в Арлон. Прислужники должны знать кто ты, - недовольно начала читать наставления Персефона.
        Мелиноя проигнорировала женщину и захлопнула за собой дверь. Персефона была не довольна поведением дочери. Слишком легкомысленно та относится к своим обязанностям. В Арлоне - нижнем мире находилось царство мертвых. Оно состояло как бы из двух ярусов.
        Над землей - царство мертвых, под землей - подземное царство. Персефона являлась богиней царства мертвых. Здесь находились существа мертвые душой. Неважно кем они были в прошлом: демонами, богами или ангелами. Обязанности Персефоны присматривать за ними, как бы чего не натворили.
        Мелиноя - богиня подземного царства. В нем находится и тренируется армия богов. Солдатами становятся все те же, мертвые души. Они отличаются своей беспощадностью и преданностью, а Мелиноя должна наблюдать за ними и пресекать даже малейшие попытки непослушания и бунта. В общем, так богиня подземного царства и бог войны и сблизились. Ведь тренирует армию не кто иной, как Арес.
        Серьезных разногласий для возникновения войн, между тремя мирами не было. Но боги считали, что обзавестись собственной армией, на всякий случай, будет не лишним. Почему Армия находилась в нижнем мире? Божественные существа нежные. Любят власть, богатство, развлечения и очень ценят спокойствие и безопасность. А мертвые души, они не предсказуемы, не известно, что выкинут.
        Мелиноя ждала весточки от Ареса, а чертов бог, как сквозь землю провалился. 'Заигрался что-то Аресик в войну. Уже месяц прошел с нашей последней встречи. Я ведь тоже не железная' - богиня лежала на кровати и скучала. Ее жажда плотских утех с каждым днем становилась все сильнее, и держать себя в руках было крайне сложно. Соблазнять другого бога, демона или найти наивного ангела как - то не было настроения. Уж больно зацепил ее Арес.
        Только в последние пару дней, жажда была слишком невыносимой. Тело крутило и ныло, а внизу живота так вообще не пойми что творилось. Мелиноя подскочила и в голове промелькнула нехорошая мысль. Она заглянула под кровать. Достала небольшой ларец, открыла его и стала перебирать маленькие бутылочки с различной жидкостью и порошками. Две бутылочки были пусты, и как оказалось одна давно, а вторая слишком давно.
        - Вот черт. Провались я в Тартар.
        Мелиноя не на шутку была встревожена. Она закрыла рот ладонью и плюхнулась на кровать. Богиня вспомнила, что жидкость от нежелательной беременности закончилась как раз перед тем разом, когда ей вздумалось посетить Ареса в пещере.
        - Ну, дура умалишённая. А я думаю, что мне так х....Попала!
        Женщина с грустью посмотрела на вторую пустую бутылочку, в которой некогда находился порошок, избавляющий от той самой нежелательной беременности на ранних сроках, и отшвырнула ларец в сторону.
        'Что делать? Что делать? Что делать?'-Мысли в голове хаотично кружились. 'Наверняка еще не поздно'.
        Мелиноя вскочила, наспех переоделась и отправилась в Арлон. Надежный и проверенный, лекарь Карвий, только подтвердил то, что сделать уже ничего нельзя. Дитя бога войны и богини подземного царства крепнет и растет в чреве матери. И избавление от него грозит Мелиное смертью. 'Необходимо предупредить Ареса. Пусть он и последний мерзавец, помешанный на войне, ну а вдруг' - тешила себя надеждой богиня. C этой идеей, а других в голове не возникало, Мелиноя преобразовала портал прямиком в знакомую пещеру. Именно там новоиспеченного папашу, можно было застать наверняка.
        Бог войны отдыхал на мохнатом ковре. Волосы, да пожалуй и вся одежда, как обычно были перепачканы кровью. По всему телу запеклись незначительные раны и порезы, а ко всему прочему от него жутко разило потом и гарью. 'Видать недавно с поля боя. Хотя когда он его покидал?' - подумала возникшая Мелиноя. Арес лежал на животе, руки подложены под голову, нога согнута в колене.
        - Я тебя не звал и сейчас не в настроении. Развлекись с кем - нибудь другим, - не поднимая головы, сказал мужчина.
        - В прошлый раз ты тоже говорил, что я не вовремя, а вон как развлеклись! Можно сказать наразвлекались, - Богиня подошла к Аресу и пнула его ногой.- Вставай. Тут проблемка нарисовалась. Милый.
        Арес лениво поднялся, прислонился спиной к стене и, скрестив руки на груди, вяло посмотрел на Мелиною.
        - Я, конечно, понимаю, что тебе на все и всех наплевать, но так уж получилось, что наши любовные игры привели к тому, что я в залете. Что-то делать уже поздно, так что возможно у тебя есть идеи на этот счет?
        В глазах Ареса накалялась злость и ярость. Сердце забилось сильнее, а дыхание стало чаще и глубже, только пар из носа не шел. Он отстранился от стены и резким движением схватил богиню за горло.
        - Откуда мне знать, что внутри тебя не выродок демона? - мужчина зарычал и сильнее сдавил тиски.
        - А ты проверь! - чуть слышно прохрипела богиня.
        Арес поднял голову, глубоко вдохнул воздух и носом провел вдоль женщины, будто хотел что-то учуять. Дождавшись результата, отпустил руку, и Мелиноя упала на пол, потирая шею.
        - Да. Ребенок мой,- мужчина подошел к столу, отпил из бутылки и, сказал: - Есть один выход. Слышала про Забвенные земли?
        Богиня поменялась в лице. Некогда Мелиноя подслушала разговор Персефоны и Геры, в котором те что - то упоминали про эти земли. Они находятся на стыке двух верхних миров и существуют сами по себе. Там обитают блаженные души, царит вечный покой и гармония. Ни ангелам, ни богам, а тем более демонам, еще не удавалось туда попасть и не известно можно ли вернуться обратно.
        - Да, но... - Мелиноя растерялась и запнулась.
        - Гера знает, как туда попасть. Их нам придется посвятить в суть проблемы. Откладывать нельзя, вставай.
        Арес подал руку богине. Та поднялась, и они исчезли в портале.
        
        - Вы понимаете, что Зевс сгноит вас в Тартаре, если узнает хотя бы о вашей связи. Ну а про дитя я вообще молчу. Арес, сын мой, ты же знаешь какое у Зевса к тебе отношение. Если он узнает, что ты отец ребенка, его любимой Мелинои.
        Гера - богиня домашнего очага и брака, мать Ареса взялась за голову и нахаживала из угла в угол.
        - Думаешь, если ты любимица Зевса он тебе все простит? И не надейся. У него на тебя другие планы. Зевс возненавидит тебя еще больше, чем ненавидит Ареса. - Богиня сверлила взглядом Мелиною и была в растерянности. - Я не могу допустить смерти неповинного дитя. Персефона ты думаешь о том же, что и я? - Гера обернулась к богине царства мертвых.
        - Думаю да, - мать Мелинои встала с красивого резного дивана, с обивкой из расшитого золотом гобелена, и подошла к дочери. - Мы скроем от всех твою беременность. Думаю это возможно. После рождения ребенка, Гера перенесет его на Забвенные земли. Только она, как богиня очага и брака, может проникнуть туда. У нее свои методы. Так мы скроем позор вашей связи, и вы останетесь невредимы, а Зевс никогда ни о чем не узнает.
        
        Девять месяцев спустя.
        - Дыши, Мелиноя дыши!
        - Ааа, черт больно. Скоро уже?
        Богиня выбилась из сил. Она тяжело дышала и уже устала кричать. Ребенок шел довольно крепкий и роды никак не разрешались.
        - Скоро Мелиноя, скоро.- Персефона держала дочь за руку, а Гера стояла у подножия кровати.
        Аресу обещали дать весточку, как только все закончится. В прочем он особо и не настаивал. Для бога войны главным было, чтобы про то, что случилось, не узнал Зевс, а на остальное наплевать, даже на то, что он в принципе станет отцом.
        - Ну, еще немного.
        - Аааааааааа.....
        Мелиноя тужилась что есть сил, и через несколько минут по комнате эхом пронесся плач младенца.
        - Это девочка, - Улыбаясь, Гера поднесла ребенка матери и положила на руки.
        Мелиноя посмотрела на дитя и криво улыбнулась. Через минуту губы сомкнулись тонкой линией, и она вернула девочку обратно Гере.
        - Пора покончить с этим, - на душе богини скребли кошки, но она знала, что так надо.
        - Мелиноя? - Гера в недоумении посмотрела на молодую женщину, а затем на Персефону. В голове пробежал холодок, а затем понимание.
        - Хорошо. Я уношу ее, но знай. В определенное время и определенный час, ты сможешь видеть ее, - и немного помолчав, сказала: - Если захочешь.
        Гера посмотрела на девочку. Завернула ее в одеяльце и собралась уходить.
        - Назовем ее Лавия - богиня несущая радость и вселяющая доброту. Ты не против?
        Мелиноя посмотрела на Геру, глазами полными слез, и кивнула, в знак одобрения.
        Глава 4
        Автомобиль рванул с места, мчась прочь из города. Мимо мелькали улицы, дома, куда-то постоянно торопящиеся люди, а Катарина сидела, все так же крепко прижав сумку к груди, и смотрела в окно. Машина неслась вдаль, и девушка не заметила, как Оливьер свернул и остановился около знакомого, обрамленного красивым зеленым газоном домика.
        Теперь она верила. Почему-то именно сейчас девушка поняла, что все не сон и не розыгрыш ее фантазии. Память не хотела отпускать таинственный и родной голос, услышанный во время последнего видения. Катарина, кажется, знала, кому он принадлежит. Она повернулась и посмотрела в сторону Оливьера. 'Почему эти глаза кажутся уже совсем знакомыми?' Сердце защемило, и появилась ранее не ведомая ноющая боль. Она плавно поднималась вверх, подступая комом к горлу. Лавина горечи накрыла с такой силой, что сдержаться было уже невозможно. Катарина разрыдалась, не скрывая эмоций и освобождаясь от невыносимой тяжести в груди.
        - Что? Чтос тобой Катарина? - глаза Одивьера излучали беспокойство и заботу.
        - Ничего, - всхлипывая, ответила девушка. - Просто я все поняла. Я верю тебе, - она закрыла глаза руками и снова заплакала. Архангел сел ближе и крепко обнял.
        - Перестань. Не надо. Тебе больно от того, что придется оставить этот мир или же причина твоих слез воспоминания из прошлого?
        - Я привыкну, - немного успокоившись, и уткнувшись носом в плечо Оливьера, ответила девушка.
        Архангел поцеловал ее в макушку, провел рукой по волосам и улыбнулся, вытирая слезы подушечками своих пальцев.
        - Пойдем. Нам еще многое предстоит.
        Он решил не терять времени. Ведь два дня это так мало, для того чтобы подготовиться к встрече со злыми и алчными, жаждущими власти существами, готовыми на все, ради удовлетворения своих ненасытных амбиций. По сведениям Оливьера, портал в измерение трех миров откроется послезавтра в семь часов вечера по Бостонскому времени в церкви на Арлингтон стрит. Только не известно, куда он перенесет, некогда нарушивших закон, богиню и архангела. Как ни смешно это звучит, но самым оптимальным вариантом для них , было бы оказаться в Арлоне. Да, именно в нижнем мире. Там, по крайней мере, у Оливьера много друзей и они помогут.
        Некогда их любовь была настолько крепка, что казалось никакие преграды, законы и противостояния не в силах разрушить ее. Оливьер не раздумывая отдал бы жизнь, лишь бы только снова почувствовать трепет своего сердца от лучезарной улыбки возлюбленной. Таять от ее прикосновений, и просто сойти с ума, услышав хотя бы еще раз из ее уст: 'Я люблю тебя' и ' Я твоя навеки'.
        Некогда молодая богиня, обделенная родительским теплом и заботой, встретив однажды красивого, голубоглазого и светловолосого юношу с белоснежными крыльями за спиной, поначалу испугалась. Ведь она никогда не видела таких существ ранее. В мире, где жила девушка ее окружали добрые, спокойные блаженные души. Они не владели никакими стихиями, не имели магической силы и внешне выглядели как смертные. Однако в дальнейшем белокрылый архангел стал для Лавии не только верным другом, дарившим ей радость общения и недостающую заботу, но и смыслом всей ее жизни.
        Оливьер и Катарина вышли из машины и направились в дом.
        - Через тридцать шесть часов откроется портал, и мы вернемся в измерение трех миров. Если сила яда не изменилась то, как только ты окажешься там, твоя сущность вернется. Ну, а заклинание Мнемозины, наложенное на память, я думаю, исчезнет совсем скоро, - пропуская девушку вперед, архангел переступил через порог и плотно закрыл дверь.
        - Вот мы и дома. Ах да ...
        Всего один щелчок пальцами и скромное жилище вновь преобразовалось в великолепный и роскошный дом только..... в стиле барокко.
        - Как ты это делаешь? - снова разглядывая все вокруг, спросила Катарина.
        - Ты верно проголодалась? - спросил Оливьер направляясь на кухню. - Понимаешь. Все существа из измерения трех миров владеют какими-либо способностями. Боги и ангелы, например, управляют стихиями и могут накладывать магические заклинания. Демонам также подвластны стихии и пусть заклинаний они не знают, зато умело пользуются силой мысли и прикосновения, стоит им только подумать, либо прикоснуться, а еще они умеют готовить различные зелья и яды которые, кстати, порой будут похлеще любой магии.
        Архангел с чем- то возился, когда вошла Катарина.
        - Значит заклинание!? - утвердительно и в тоже время вопросительно пробормотала девушка.
        - Давай ужинать. У тебя сегодня был тяжелый день.
        Оливьер разогрел индейку, нарезал свежие овощи и откупорил бутылочку дорогого французского вина. 'Когда только все успел подготовить?' Девушка смотрела на него и удивлялась сама себе. Насколько этот незнакомец, всего за сутки, смог настолько стать близким для нее человеком.
        Катарина привыкла всегда заботиться о себе сама. Она будто боялась слишком близко подпустить кого-либо в свою жизнь. Возможно, страшилась привязаться, влюбиться, а затем испытать боль от предательства. Возможно, просто привыкла быть одна еще с детства. Ей, конечно, хотелось иметь семью, родителей, а в будущем и своих собственных детей, любимого и любящего мужа. Только это были лишь мечты. В реальной жизни все обстояло иначе.
        Будучи ребенком, ее пару раз хотели удочерить. Только после нескольких встреч с девочкой, потенциальные родители больше не появлялись. Став взрослой на жизненном пути Катарины пока не встречался мужчина, которому она могла полностью доверять и чувствовать надежность и опору. Попадались либо самовлюбленные козлы, готовые затащить после первого свидания в койку, либо женатики, решившие приправить свою скучную жизнь остреньким.
        Однажды девушка познакомилась с милым и заботливым парнем. Его звали Маркус. Галантный, всегда одетый с иголочки брюнет, ухаживал как в голливудских фильмах. Катарине было с ним так легко и просто, что даже болтовня о чем угодно доставляла удовольствие. Мужчина говорил, что не спешит в вопросах касающихся интимных отношений. Мол, если девушка не готова, то может подождать. Девушка тогда подумала 'Вот он тот единственный '. Однако через пару месяцев после знакомства, Маркус пришел весь в ....слезах и признался, что был в ссоре со своим бойфрендом и хотел ему насолить, а теперь они помирились. Катарина, мягко говоря, была в ступоре от такого признания. Тогда ей стало понятно, почему вопрос секса не вызывал проблем.
        Следующий день пролетел, будто его и не было. Оливьер с удовольствием слушал рассказы Катарины о ее человеческой жизни. Вначале о детстве в приюте. Затем годы учебы и то, как чудесным образом добряк мистер Кресли, преподаватель из университета, помог ей получить работу в компании по продвижению и развитию бизнеса. Оливьеру было интересно все. Он хотел знать, чем жила и занималась его Лавия. Что пришлось ей пережить за время ее изгнания. Архангел слушал, и с каждой проведенной минутой рядом с девушкой, с каждой секундой все больше убеждался в том, что его любовь стала еще сильнее и крепче. Его Лавия. Его любимая девочка, даже оказавшись в чужом мире, осталась такой же слабой, и в тоже время очень сильной. Такой же взбалмошной и озорной, но порой такой сентиментальной и ранимой.
        Из того, что Катарина узнала о своих родителях, она поняла, то рассчитывать на их любовь и понимание бессмысленно. Еще девушка узнала, что живут боги в большой роскоши и достатке. Внешне они не отличаются от смертных. Одеваются в основном в красивые белые одежды, расшитые золотом. Мужчины носят бороду, а женщины укладывают волосы в высокие пышные прически. Только роскошь и богатства сделали их самодовольными, самовлюбленными, лживыми и подлыми, а еще предельно трусливыми существами. Мир их похож на каменные джунгли, славящиеся великолепной архитектурой и строительными достижениями. Природный ландшафт в основном горный с небольшими лесными островками. Хотя божественные существа и любят демонстрировать свою силу и мощь, считаются непобедимыми и всевластными, однако и на них есть другая сила, что заставляет даже богов, будто уродливых щенят гиены, скулить о пощаде.
        Ангелы напротив не любят хвастать своими умениями и навыками, зато применяют их, не предупредив. Они бьют жестоко, безжалостно и по самому больному месту, от чего ни чем не лучше богов. Существа славятся необычайной красотой, и имеют при необходимости, раскрывающиеся белоснежные, пушистые крылья. Они живут в домах похожих на сказочные дворцы и замки. Мужчины носят свободные брюки и обтягивающую фигуру тунику кремового цвета, а женщины длинные открытые платья, подчеркивающие талию и грудь. Светлые, длинные, волнистые волосы, являются главным достоинством во внешности Ангелов. Детей рожденных от ангелов с высшим чином, иногда называют архангелами, если они имеют какие-либо уникальные способности. Мир здесь утопает в зелени и красках лесов и полей. Необычайные деревья и кустарники плодоносят круглый год. Реки, озера и моря настолько чистые, что сравнимы только со слезой.
        Нижний мир, мир демонов, на Земле бы называли попросту адом. Чем он в принципе и являлся. Постоянно тлеющие и горящие торфяники. Сухая и мертвая земля, усыпанная пеплом и трухой. Вечная дымовая завеса, и никогда не кончаемые раскаты грома и молнии в небе. Существа с раскаленной, как лава, кожей, мордой животного и звериными бездонными глазами. Имеющие огромные черные рога, человеческие руки, а вместо ног лошадиные копыта, являются демонами, основными обитателями нижнего мира. Одежда им ни к чему. Лишь набедренная повязка из шкуры животного скрывает то, что находится ниже пояса. Жестокость, жажда крови и боли, необузданность и ярость - все это сущность демона. Однако даже такое страшное существо, никогда не убьет себе подобного, даже если захочет. Это незыблемый закон. Демона покаравшего смертью себе подобного, в ту же секунду ждет та же учесть. Что отличает этих существ от богов и ангелов, так это то, что они, не смотря на свою ипостась, каким бы это смешным не казалось, чтут дружбу и преданность. Хотя предатели, как и везде, есть, и наверное всегда будут.
        Существует ли то, чего боятся боги, ангелы и даже демоны. Да! Это древнее пророчество о ребенке, появившемся на свет от богини и сына ангела и демона, который будет отождествлять рождение нового вида. От его рук три мира падут и измерение войдет в новую эру.
        За окном смеркалось. Вечер незаметно гасил свет тихого летнего дня. Оливьер и Катарина сидели на кухне, и пили чай с домашним печеньем.
        -Так быстро время прошло, я и не заметила. Что ждет нас там. В другом мире? - задумчиво, с ноткой грусти спросила девушка.
        Оливьер хитро улыбнулся, будто вспомнил что-то или задумал.
        - Пойдем, - он схватил девушку за руку.
        - Куда ты меня тащишь?- вздернув одну бровь, и чуть не упав со стула, спросила Катарина.
        - Сейчас увидишь.
        Они вышли из кухни и направились к лестнице. Поднявшись на третий этаж, девушка с подозрением остановилась и посмотрела на Оливьера. Тот заметил это и рассмеялся.
        - Твои мысли снова тебя подводят.
        Он открыл дверь в комнату развлечений и посмотрел с приглашением на Катарину. Девушка неуверенно вошла. Длинная комната была разделена на две зоны. Справа красовались достижения человечества, оснащенные по последнему слову техники - на столе навороченный ноут, а на стене домашний кинотеатр с огромными колонками. Рядом стоял шкаф, вмещавший в себя, наверное десятки тысяч дисков. Посреди комнаты располагался широченный мягкий диван. Вдоль всей длинны помещения, на старинных стеллажах, ожидали своих читателей различные книги. Некоторые были совсем новые, а у некоторых переплет выглядел таким потрепанным, будто им сотни или даже тысячи лет. Слева стояло пианино, чуть поодаль красивое резное кресло, на стене картина с неизвестными животными. Красиво отделанный камин и мохнатый белый ковер заставили девушку поежиться от ощущения тепла. Комната сочетала в себе два разных времени. Настоящее - прогресс и достижения цивилизации и прошлое, которое как оказалось намного ближе настоящего. Это сочетание казалось очень необычным и завораживающим.
        - Посмотрим фильм или послушаем музыку? Земные женщины считают это романтичным! - улыбнулся Оливьер, предлагая Катарине расположиться на диване.
        Девушка не обратила на него внимания, и направилась в сторону пианино. Оливьер усмехнулся, будто знал, что именно так она поступит. Катарина открыла инструмент и начала наигрывать незатейливую мелодию.
        -Я так давно не играла, что кажется, забыла, как это делается.
        Она была счастлива, словно ребенок, нашедший некогда потерянную любимую игрушку.
        - Давай я? - Оливьер подошел сзади и обнял девушку за плечи.
        - Конечно! - Катарина пересела на кресло и откинулась на спинку.
        Через секунду в комнате воцарился полумрак, в камине завораживающе потрескивали дрова, и нежное пламя ласкало воздух своим теплом. Оливьер дотронулся до инструмента, и полилась музыка. Музыка, от которой по коже девушки побежали мурашки, мысли медленно стали расползаться по углам, сердце забилось так медленно, словно еще мгновение и оно вовсе остановится. Поначалу Катарине мелодия просто нравилась, затем стала сводить ее с ума и наконец, девушка почувствовала, что знает этот мотив, всегда знала, но некогда забыла, а теперь, теперь вспомнила. Глаза невольно закрылись, Катарина сделала вдох и еще один. Дыхание становились все реже пока не прекратилось вовсе.
        Оливьер настолько увлекся игрой, что ничего не заметил. Он обернулся и побледнел. Голова бездыханной богини сползла в сторону, а тело обмякло. Архангел подскочил и, схватив девушку на руки, перенес на диван.
        - Катарина? Катарина! - он тряс ее так, что казалось болтающаяся в разные стороны голова девушки, вот -вот отвалится.
        Оливьер вспомнил про кулон. Положив на него ладонь, он почувствовал легкое тепло, которое через секунду погасло. Резким движением мужчина сорвал его с шеи девушки и бросил на пол. Ударившись о поверхность, кулон рассыпался в песок, а затем растворился вовсе. Через секунду, сделав глубокий вздох и глотая жадно воздух, Катарина очнулась. Ее тело содрогалось от удушливого кашля, а из глаз текли слезы.
        - Дыши, слышишь! Глубоко дыши Катарина! - Оливьер гладил девушку по спине. Она понемногу начала успокаиваться и кашель прекратился.
        - Оливьер ... я ... все так странно. Вроде бы я это я, только теперь все, что со мной было: приют, университет, работа, мой дом все будто чужое. В сознании ожили воспоминания, причиняющие невыносимую боль, но только они близки мне. Они моя истинная жизнь!- девушка скривила гримасу, пытаясь понять свои новые ощущения.
        - Ты все вспомнила? - Оливьер вглядывался в ее и не понимал. Катарина взяла его лицо в ладони и нежно сказала:
        - Теперь я Лавия.
        Архангел крепко обнял ее, но все еще не мог поверить, что девушка жива.
        -Ты не дышала? Я испугался, что что-то пошло не так. Проклятое заклинание Мнемозины или яд убили тебя.
        - Эта мелодия. Меня стала поглощать сладкая дрема. Я проваливалась в нее все глубже и глубже. А затем, словно кто-то выключил свет и, стало совсем темно. Мой разум плавал во мгле и не знал, что делать дальше. Вдалеке появился слабый отблеск, и я собралась идти туда, но вдруг услышала, совсем тихий, твой голос. Он становился громче и четче. Я отвернулась от отблеска и пошла на твой зов. Было очень жарко, но я все равно шла. Глаза застилал дым и разъедал легкие и горло, стало нечем дышать. Меня словно током ударило, и я очнулась.
        Лавия смотрела на Оливьера широко раскрытыми глазами, а по щекам медленно стекали слезы.
        -Оказывается, я так сильно тебя люблю.
        Архангел подхватил девушку на руки и через минуту они оказались в спальне. Еще через несколько секунд одежда была разбросана по всей комнате. Губы встретились в нежном и пьянящем поцелуе. Руки блуждали по молодому женскому телу, не пропуская ни один изгиб. Пальцы нежно ласкали кожу, по которой тут же разбегались мурашки. Оливьер на мгновение отстранился и стал покрывать прикосновением влажных губ шею девушки. Затем языком медленно проложил дорожку, сначала к одному соску, нежно облизав его, а потом то же самое совершил со вторым. Лавия выгибалась неистовой волной, принимая до боли знакомые прикосновения любимого. Язык Оливьера приблизился к пупку, совершил несколько круговых движений и направился к самому сокровенному месту. Девушка тихо выдохнула и, приглашая, развела колени. Язык скользил то вверх, то вниз, по нежной влажной коже, а бедра томно выгибались, не скрывая удовольствия. Когда внизу живота все стало невыносимо ныть, требуя большего, Лавия прошептала:
        - Я готова стать твоей, полностью.
        Архангел довольно улыбнулся. Если бы она могла только знать, как давно он жаждал этого. Однако еще не время.
        - Не сейчас любимая. Не в этом мире.
        Он поцеловал там так сладко и глубоко, что Лавия протяжно застонала, тело пробила слабая дрожь ипронеслась горячая волна, проникая в каждую клеточку, разрывая вены обжигающим потоком и заставляя все внутри пульсировать от наслаждения, сводящего сознание с ума. Через несколько секунд, вместе с девушкой, плоть Оливьера получила полную разрядку, выплеснув лаву наслаждения, растекаясь по бедрам.
        Богиня лежала на груди Оливьера и обнимала его за талию. Расслабленный архангел вдыхал запах волос любимой и тихонько гладил ее кончиками пальцев по спине. Уставшие и выдохшиеся от пережитых эмоций, они погрузились в дремоту, которая плавно перешла в сон.
        Лавия открыла глаза и от яркого света, сочившегося из окна, в глазах рябило. Девушка пощурилась и сладко потянулась. Оливьера рядом не оказалось. День обещал быть хорошим, и, вспомнив о том, что уже вечером она окажется в своем, некогда, родном мире, улыбнулась и ненадолго задумалась. Не стесняясь своей наготы, девушка отправилась в ванную и минут двадцать нежилась и плескалась, как ребенок, в шелковистой пене. Затем, облачившись в легкое, летнее платье и симпатичные босоножки на танкетке, волосы Катарина решила оставить распущенными, она спустилась вниз. Лестница еще не закончилась, а из кухни уже доносился запах свежей выпечки и необычайный аромат травяного чая. Воздушной походкой, Лавия влетела в комнату. Длинные кудри разлетелись по плечам, а на лице появился небольшой румянец.
        - Проснулась, наконец, - Оливьер встал из-за стола, подошел к девушке и обнял ее за талию.
        - Разве я долго спала? Который час?
        - Без четверти два.
        -Что? Я проспала пол дня, и ты даже не потрудился меня разбудить? - Лавия опустила голову и надулась, словно обиделась. Архангел приподнял ее подбородок и нежно посмотрел в глаза.
        - Как я мог. Ты так сладко спала. Да и потом тебе следовало хорошенько отдохнуть и набраться сил.
        Живот предательски заурчал. Девушка сглотнула и немного отстранилась в сторону, чтобы посмотреть, чем ее будут кормить.
        На столе, красивой горкой, дымились аппетитные блинчики. Рядом стояла пиала с джемом, еще одна с медом, а от доносящегося из чашки аромата, можно было просто сойти с ума.
        - Я такая голодная, - она второпях уселась за стол и начала поглощать пподготовленное, не успевая пережёвывать, и чуть не поперхнулась.
        Побоявшись в итоге подавиться от собственной глупости и несдержанности, Лавия сбавила темп. Когда блинчиков практически не осталось, пиала с медом опустела, и желудок оповестил свою хозяйку о его полной наполненности, девушка отодвинулась и тяжело вздохнула. Оливьер все это время наблюдал за ней, и когда трапеза была окончена, ни сказав, ни слова, широко улыбнулся.
        Времени до открытия портала оставалось совсем мало. Парочка вышла из дома и направилась к авто. Лавия оглянулась и с грустью посмотрела на дом. Оливьер заметил это.
        - На самом деле в этом доме никто не живет. Месяц назад его выставили на продажу, однако покупатели пока не спешили появляться, - он посмотрел на часы, которые показали половину шестого.
        Еще раз, окинув взглядом все вокруг, архангел и богиня сели в 'Volvo', которая незамедлительно рванула прочь.
        Глава 5
        Чем ближе они приближались к городу, тем больше Оливьер хмурился и становился серьезнее. Он был будто чем - то недоволен, и его что-то беспокоило. Руки все крепче сжимали руль, мышцы напряглись, на скулах заходили желваки, а в глазах назревала тревога.
        - Время на исходе и мне не нравится, что все слишком спокойно и гладко. Наверняка в нашем измерении про нас уже знают и они не могли не бездействовать. Они должны были уже что-то предпринять, и то, что нас еще не навестили не прошеные гости, беспокоит меня, - наконец заговорил Архангел.
        - Ты думаешь, Арес попытается не допустить нашего возвращения?
        - Я не думаю дорогая. Я знаю. И еще. Мне кажется не он один.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Находившись в нижнем мире у меня было достаточно времени для размышлений. И кстати я стал падшим не из-за нашей с тобой связи.
        - Что? Тогда из-за чего же?
        - Из-за моего отца. Моего настоящего отца. Это долгая история и к ней свою руку приложил мой дядя.
        - Но тогда значит ли это, что Арес в сговоре с ним? - Лавия удивленно посмотрела в сторону Оливьера.
        - Думаю да. Мне кажется, нас с тобой разлучили в надежде на то, что мы больше никогда не встретимся не просто, потому что ты богиня, а я был ангелом. Что ж настало время узнать правду, - на педаль газа надавили и авто понеслось с еще большей скоростью.
        Огромный биллборд: 'Добро пожаловать в Бостон', пронесся перед глазами необычной парочки. Поворот на право, и Лавия увидела знакомые очертания улиц, ранее таких родных, а теперь абсолютно чуждых, знакомые здания, переулки и кварталы. Вот она проезжает рядом с некогда любимой набережной и машина останавливается возле небольшой церкви, являющейся примером бостонской архитектуры XIX века. Необычное здание с арочными окнами, остроконечной башенкой в три яруса, построенное в 1861г., было по - своему очень красивым и притягательным. Катарина никогда не причисляла себя к людям набожным, но в силу, что помогает людям справиться с бедами и невзгодами, верила и пару раз приходила сюда поставить свечку, и вспомнить всех хороших людей, которых уже нет.
        Оливьер и Лавия поспешно вышли из машины, направляясь к церкви. Большие старинные часы, находящиеся на среднем ярусе башни, показывали без четверти семь.
        Скоро должна была начаться вечерняя служба, и прихожане постепенно заполняли здание.
        - Где откроется портал? - войдя в церковь, тихо спросила Лавия.
        Оливьер огляделся и заострил внимание на узенькой дверце в дальнем углу.
        - Нам нужно подняться на верхний ярус башни.
        Проскальзывая мимо людей, старясь никого не задеть, они добрались до цели. Озираясь, чтобы никто не увидел, открыли маленькую деревянную дверь и оказались в небольшой комнатушке, больше похожей на кладовку. Освещения не было и лишь благодаря свету, проникающему через витражное окно, можно было разглядеть ступеньки крутой лестницы, ведущей вверх.
        - Я пойду первым. Держись за меня и не отпускай, здесь темно, - архангел нежно взял Лавию за руку, и они пошли по крутой лестнице, пока не достигли верхнего яруса. Помещение, в котором они с трудом умещались, имело высокий потолок, где так же, как и в стенах было большое количество маленьких витражных окошек, в целом составлявших одну картинку. Как только Лавия и Оливьер поднялись, послышался бой часов, знаменовавший о начале службы, и это значило, что пора. Воздух становился холодным, температура явно начала понижаться. Тела уже бил озноб, словно они оказались среди улицы в пятнадцати градусный мороз абсолютно голые, когда пространство стало медленно расширяться, а воздух плавиться, образовывая своеобразную воронку, из которой дул бешеный ветер.
        - Держись крепче! - закричал Оливьер, и обняв Лавию за талию, рванул в портал.
        
        Вокруг ничего не было видно. Пахло затхлостью и гнилью. Лавия попыталась встать, однако сделать это оказалось крайне сложно. Ватное тело не слушалось, а в ушах стоял тихий гул. Недалеко послышалось эхо скрипнувшей двери, и раздались медленные тяжелые шаги. Девушка через силу подняла голову и смогла разглядеть очертания приближающегося к ней силуэта крепкого мужчины, озаренного пламенем держащего в руке факела. Он остановился в пятидесяти метрах и пнул в ее сторону огонь. Лавия прикрыла лицо рукой от неожиданно яркого и обжигающего света.
        - Очнулась красотка? Вот и хорошо, а то хозяин уже волнуется, что перестарался. Пойду, доложу, что ты жива еще,- пламя отстранилось. Мужчина развернулся и все теми же медленными шагами стал удаляться.
        - Где я? И что со мной сделали?- чуть шевеля языком, промямлила девушка.
        - Скоро узнаешь, - ответил тюремщик. Раздался скрип и он исчез.
        Не иначе как тюрьмой или подвалом, место, где находилась Лавия, назвать было нельзя. Ни одного окна, жутко воняло, каменный пол и стены, от которых веяло холодом и сыростью. 'Что произошло, когда мы оказались в измерении трех миров. Куда я попала и где Оливьер? Неужели его догадки на счет того, что нам не позволят вернуться, оказались правдой. Что же, как сказал тюремщик, скоро узнаю' - подумала богиня. Собрав все силы, она приподнялась и села. Сквозь мглу, попыталась обследовать помещение. Словно в тумане, очень медленно на четвереньках, с большим трудом передвигая ноги и руки , девушка ползла по периметру камеры. Через некоторое время, оказавшись в противоположном углу , ее рука нащупала что-то колючее и шуршащее, похожее на солому или сухую траву. К тому же это что-то, было сухое, теплое и его было много. Обрадовавшись, что нашла, то на чем можно хоть немного согреться, Лавия растребушила место и собиралась уже устроиться по удобнее, как вдруг услышала странный писк и свист. Сначала он был чуть слышен, однако через несколько секунд, стал громче и уже походил толи на храп, толи на хрюканье.
Потенциальная кровать стала шевелиться, и по звукам это походило на то, как шебаршатся черви в консервной банке. Девушка оперлась на поверхность, чтобы привстать и рука оказалась на чем-то большом и мохнатом. Дикий визг и солома зашевелилась быстрее. Потом еще движение и еще, Лавия вскочила. Неожиданно тело стало послушным, зрение прояснилось, а вокруг просто кишело крысами. Они были огромные, черные, с красными глазами, длинными, словно хлыст хвостами, выползали из дырки в стене, и их становилось все больше и больше. Девушка стояла как вкопанная, прикрыв рот рукой. Она знала, что это не просто крысы. Это аплины ,у которых отсутствует обоняние и зрение, но просто феноменальных слух и хватка, как у самого дикого хищника. Встретившись с ними, стоит превратиться в статую и не издавать не звука. Крысы шныряли из угла в угол, сверкая своими кровавыми глазами, прислушиваясь и готовясь к нападению.
        Не известно, сколько бы это продолжалось, если бы снова не послышался скрип двери и перед девушкой оказался мужчина, от которого исходило сияние. Он что-то протяжно сказал на непонятном языке, и тот час же крысы исчезли. Светлые длинные волосы, миловидное лицо, большие голубые глаза, пухлые губы и красиво сложенное тело, облаченное в свободные брюки, и светлую обтягивающую тунику. На лице мужчины читалась самоуверенность и надменность.
        - Как ты себя чувствуешь?- с насмешкой спросил посетитель. - Мои зверушки тебя не напугали?
        - Кто ты? Что тебе надо?
        -Какие наивные и вечные вопросы. Кто ты? Что ты хочешь сделать? Зачем я здесь? Ну, наверное, не просто так, дочь Ареса находится в тайной тюрьме ангелов. Ты как думаешь девочка? Мой племянник идиот, если считал, что вот так просто можно тебя вернуть и жить вечной и счастливой жизнью! - эхо от смеха ангела устрашающе прокатилось по стенам помещения.
        - Так я в Арлоне? Где он? Где Оливьер? - взволнованно и одновременно угрожающе крикнула Лавия.
        - Где ему и место. В нижнем мире конечно. Сюда ему доступ запрещен,- совершенно спокойно ответил Сариил.
        - Ладно! - он брезгливо окинул взглядом девушку. - Ты ужасно выглядишь. Твой отец будет недоволен, если узнает, что я держал тебя здесь, хотя и сам церемониться не собирается. Вижу, ты уже можешь передвигаться без посторонней помощи, так что следуй за мной. Сбежать не удастся, даже не пытайся.
        Мужчина развернулся и стал уходить. Лавия не хотела больше ни минуты оставаться в этом склепе, а тем более, снова встречаться с крысами, поэтому медленно поплелась следом. За дверью оказался длинный темный коридор, и если бы не факелы, которые висели вдоль стены, то можно было бы шею свернуть. В конце коридора оказалась еще одна дверь и еще коридор, и эти композиции повторялись несколько раз. Девушке показалось, что они идут по этим тоннелям уже битый час, и когда ноги стали заплетаться, наконец, последний коридор закончился, и, поднявшись по лестнице в несколько ступенек, дверь отворилась, и оттуда полился яркий свет. После долгого нахождения в полутьме, глазам стало больно, и зрение сковала временная слепота. Через несколько минут оно прояснилось, и девушка увидела, что оказалась на заднем дворе сказочного замка. Солнце было уже высоко. 'Интересно, сколько времени я провела в подвале?'- подумала Лавия.
        Небольшой участок земли был выложен камнем, на нем находилась красивая, резная деревянная беседка. Остальная территория была засажена цветами, зеленой травой и небольшими кустами. Они прошли по тропинке вдоль беседки, а затем завернули за угол. В небольшом углублении в стене виднелась железная кованая дверь. Ангел подошел и открыл ее, приглашая войти.
        - Здесь тебя приведут в порядок, пока Арес не явился. Так что не сопротивляйся и подготовься к встрече с папочкой, - Сариил язвительно ухмыльнулся и собирался закрыть дверь, оставив девушку одну в небольшой светлой комнате, похожей на жилье для прислуги. - Да, кстати мои служанки очень любопытные. И если что, я сказал им, что ты моя новая любовница. Так,что смотри не проболтайся, - ангел громко засмеялся, дверь захлопнулась и послышались щелчки ключа.
        Лавия огляделась. Кроме небольшой деревянной кровати, маленького шкафа, стола и стула, из мебели здесь ничего не было. Крохотное окошко занавешено какой-то легкой материей, похожей на тюль и еще две двери. Девушка заинтересованно дернула ручку, однако одна дверь была заперта, а другая выходила в уборную. Прямо на стене висело зеркало, навесной железный умывальник, под ним небольшая кадушка. Чуть поодаль полка, где лежало что-то отдаленно напоминающее мыло и висело полотенце размером с носовой платок. Справа стоял ушат, уже наполненный горячей водой, так как в воздух поднимался пар. Рядом на деревянном стульчике стоял небольшой кувшин, над ним на крючке полотенце чуть больше чем то, что находилось возле умывальника. ' Ну и условия у прислуги. Средневековье какое-то' - подумала девушка. Не успела она продолжить свои размышления, как услышала, что кто-то вошел.
        Лавия вышла из уборной и увидела двух молоденьких девушек лет шестнадцати. Они выглядели как куклы Барби, работающие ночными бабочками. Длинные светлые волосы, уложенные аккуратными локонами, гладкая молочная кожа, огромные голубые глаза, румяные щечки и в меру пухлые губы. Грудь тщетно прикрывал топ с надписью 'секси герлз', джинсовая мини-юбка, колготы сеточкой и открытые туфли на огромных каблуках заканчивали сей прикид. 'И это служанки? Ну и порядочки здесь' -промелькнуло в голове у Лавии. Она чуть не рассмеялась, при виде этих неудавшихся путан. Однако решила сдержаться, чтобы их же не напугать.
        'Барби' всплеснули руками и одновременно посмотрели друг на друга, словно увидели что-то невообразимое. Только тогда, Лавия обратила на себя внимание, и тут же поняла реакцию стоящих напротив девушек. Ее легкое платье свисало рваными грязными лоскутами, руки и ноги были перепачканы серо-зеленой субстанцией, лицо вероятно тоже, а некогда пышные длинные каштановые волосы, спутались в колтуны.
        - Клава не могу поверить?
        - Клара и не говори!
        - Неужели это новая любовница нашего великолепного, несравненного хозяина?
        - Да ну! Где он ее нашел и как мог притащить сюда? Она похожа на нищенку, а не богиню.
        Девушки охали и ахали, перебрасываясь возмущенными фразами и это однозначно забавляло.
        -Ну, ничего. Сейчас мы сделаем из нее конфетку, - наконец сказала Клава или Клара?
        Лавия так и не поняла. Они направились к богине, словно собрались в атаку. Схватили ее под руки и поволокли прямиком к ушату. Не успела она оглянуться, как уже сидела в горячей воде, совсем голая, а служанки намывали ее волосы и тело, чем то мягким и приятно пахнущим. Взглянув еще раз на красавиц, Лавия не выдержала и все- таки засмеялась.
        - Что? - одновременно произнесли девушки.
        - Вы меня извините, но почему у вас такие странные имена? И кто вас так нарядил? - насмешливо спросила богиня.
        Девушки продолжили делать свое дело.
        - Наш величественный хозяин считает, что это очень подходящая одежда для служанок. Ему она очень нравится, поэтому мы обязаны носить ее всегда.
        'Куда катится верхний мир. Несравненные ангелы, похоже, попали под власть прогресса смертных. Как комично' - подумала Лавия и, вызвав негодование служанок, окунулась с головой в воду.
        Закончив купание, 'Барби' вытерли богиню и помогли одеться. Слава богу, ее наряд был менее экстравагантным, чем у девушек. Длинное воздушное платье молочного цвета, отделанное золотом в греческом стиле, плетеные босоножки на плоской подошве, волосы девушке заплели в косу и уложили месяцем. Истинная богиня. Довольные проделанной работой служанки переглянулись.
        - Теперь мы должны отвести тебя в покои хозяина, - сказала одна из них. - Таков был приказ.
        Другого выхода как последовать за ними у Лавии не было. Выйдя из комнаты, через дверь из которой появились девушки, они оказались на кухне, где толпилось куча народу. Туда- сюда бегали толстенькие тетеньки, одетые в длинные юбки и мешковатые кофты, с чепцами на головах, то и дело, стуча кастрюлями и черпаками. Маленькие мальчишки чистили овощи и таскали воду, путаясь под ногами у тех самых тетенек, вызывая не разборчивый бубнёж. Витающие в воздухе запахи, заставили желудок богини сжаться и заурчать. 'Надеюсь, перед смертью меня хоть покормят' - возмутилась она про себя. Надо сказать, что на экстравагантных 'Барби' и их спутницу даже никто не обратил внимание. За кухней последовала огромная столовая с длинным красивым столом, укрытым богатой скатертью и расставленными кухонными приборами. Стиль столовой очень походил на тот, что был в доме Оливьера, когда они находились на земле. Благодаря огромным окнам, в помещение проникало большое количество света, и оно словно сияло изнутри. Из столовой большая витражная арочная дверь, выходила в великолепную гостиную с высоченным потолком, и такой же
необъятной люстрой. На стенах висели картины, на полу лежал замысловатый ковер, несколько диванов с дорогой отделкой стояли вдоль стен, а широкая лестница вела на верхние этажи. Теперь Лавия понимала, что в своем доме на земле, Оливьер создал аналог того места, где некогда жил. 'Вероятно, это королевский замок. И если меня ведут к хозяину, то, скорее всего он один из братьев Арадондры - матери Оливьера. Теперь точно ясно, что он заодно с Аресом'- подумала Лавия.
        Поднявшись на второй этаж, 'Барби' подвели богиню к одной из множества комнат расположенных вдоль круглого фойе и остановились. Сделав жест, что нужно подождать, одна из них вошла в комнату и поспешно оттуда вышла. Лавию втолкнули в покои и закрыли за ней дверь. Просторная комната, оказалась типичной королевской спальней. Большая кровать и прикроватные тумбочки по обе стороны. Шкаф, трюмо с овальным зеркалом, камин, широкий мохнатый ковер, огромные окна занавешенные богатыми шторами чуть ли не наглухо, отчего в помещении было как то тускловато. Лавия прошла на середину комнаты и остановилась. Напротив камина, в кресле качалке, сидел Сариил. Услышав шаги, он встал и направился к девушке. Подойдя совсем близко, с ухмылкой оглядел ее.
        - Вот это другое дело. Не будь ты дочерью Ареса я бы... - не успел он договорить, как воздух расступился и появился бог войны.
        - Однако она моя дочь. Ну, или была ею, когда то, - грозно сказал он. - И только я буду решать ее судьбу, хоть мы и в сговоре.
        - Конечно, но я думаю, ты не нарушишь наш уговор и поступишь, как договорились? - отстранившись от Лавии, совершенно спокойно сказал ангел.
        Он не считал Ареса себе равным, но не показывал этого. Сариил верил в то, что как только Лавия переступит границы Тэрона, Зевс узнает об этом и сам уничтожит всех виновных и замешанных. В мире богов начнется хаос и беспорядок, что сделает его более чем уязвимым.
        - Не сомневайся Сариил. Боги держат свое слово, а сейчас нам пора. Необходимо как можно быстрее покончить с тем, что начато и недоведено до конца очень давно, - он бросил грозный взгляд на Лавию, в котором читалось такое безразличие, иненависть что по коже девушки пробежала дрожь. - Идем!
        - Я никуда не пойду с тобой. Если уж решил довести некогда начатое дело до конца, то пусть это сделает он! - неожиданно выпалила богиня и указала на ангела. - У тебя отец, как мы уже убедились, кишка тонка, убить меня.
        Сариил вздернул бровь в ожидании и предвкушении семейной сцены. Лавия и не предполагала, но он знал, как девушка непростительно оскорбила не просто отца, а бога войны. Того, кого считают сильным, властным и непоколебимым в своих решениях.
        Глаза Ареса стали черными с красными вкраплениями, как еще не затухшие угли. Внутри бушевала ярость и злость. Он тяжело и глубоко дышал, мышцы на руках напряглись, и было видно, как по венам бежит с бешеной скоростью кровь. Вдруг бог резко вздернул рукой и от нее полетел огненный снаряд, сковавший горло богини, пламенным кольцом. Девушке стало трудно дышать и тело словно парализовало.
        - Ты моя кровь и плоть. И только я уничтожу тебя и никто иной, - он приблизил Лавию к себе, воздух расступился и они исчезли.
        
        Оливьер стоял посреди большого зала с высоким куполообразным потолком. Прямо перед ним, на троне восседал король нижнего мира, Аббадон. Он никогда не скрывал своего истинного облика и гордился им. Кроме раскаленной красной кожи, звериных огненных глаз, морды дракона и величественных угольно-черных рог, как и полагалось высшим демонам, он имел грифельные крылья, дающие возможность перемещаться, словно молния и укрываться как щитом. Несмотря на демоническую породу, Аббадон был справедлив в принятии решений, не импульсивен и рассудителен.
        - Ты покинул нижний мир не получив на то разрешение Оливьер. Хоть ты и изначально не имеешь демоническую натуру и являешься падшим архангелом, но мы считаем тебя нашим братом и союзником. Ты не раз доказал верность и преданность королю, однако не имел право без моего ведома отправляться на Землю. За твои ранние заслуги я выслушаю причины твоего непослушания, - протяжным и спокойным тоном сказал король.
        -Благодарю тебя повелитель нижнего мира. Я знал, что ты позволишь объясниться и никак не хотел ослушаться и нарушить твои законы, но был вынужден сделать это, даже под страхом смерти. Некогда, еще до того как пал и был изгнан в нижний мир, я полюбил одну богиню. Она жила на Забвенных землях. Однако про нас узнал ее отец. Родитель отравил девушку смором и сослал на Землю.
        - Что? - Аббадон вскочил с трона, и эхо от его вопроса пронеслось по всему залу. - Этого не может быть. Богам не известен рецепт этого яда. К тому же никто не может попасть на Забвенные земли. Это священное место.
        - Не знаю, каким образом, но вас провели повелитель и очень давно. Богам известен рецепт смора.
        - Это очень серьезная информация. Почему ты раньше скрывал ее от меня? - демон был недоволен, но старался сдержать свой гнев.
        - Повелитель, я узнал ее только после того, как отправился на Землю и нашел свою любимую, но ей снова угрожает опасность. Если ты разрешишь мне быть свободным в своих действиях, я обещаю вычислить предателя и передать его тебе.
        Аббадон сел и задумался. Он доверял Оливьеру как собственным сыновьям, однако известно, что и родная кровь может предать, тем более что Оливьер уже один раз ослушался. Взор короля стал уверенным и серьезным.
        - Так значит, ты нашел свою возлюбленную и готов идти против запрета на брачный союз между мирами?
        - Да повелитель. Я готов идти на все.
        - Знаешь ли ты кто ее родители?
        - Арес и Мелиноя.
        - Арес и Мелиноя? Если они до сих пор не гниют в Тартаре, значит, Зевс ни о чем не знает. Хорошо. Я даю тебе разрешение быть вольным в своих действиях, но взамен ты приведешь мне предателя, а теперь уходи, - сказал Аббадон.
        Оливьер учтиво кивнул и отправился к выходу. Он знал, что информация поведанная повелителю, скоро сыграет свою роль и поможет осуществить план мщения, а сейчас нужно найти Лавию.
        Аббадон не стал препятствовать Оливьеру. В общем-то, он никогда не был против браков между мирами, не смотря на пророчество. Однако на общем совете, слишком трусливые короли Анбола и Тэрона, настояли на создании запрета. Они как можно сильнее хотели себя обезопасить. Аббадон знал что, то что предначертано не избежать. Этого еще никому никогда не удавалось. Пророчество возможно отложить, отодвинуть, но избежать никогда и оно все же свершится. Поэтому, как только Оливьер рассказал про богиню с Забвенных земель и его любовь к ней Аббадон понял, скоро боги и ангелы заплатят за все, ведь история рождения Оливьера, после его падения, стала известна всему измерению.
        Глава 6
        Зепар сидел за длинным, полусгнившим деревянным столом, в одной из комнат, некогда самого знаменитого замка нижнего мира 'Росмир'. Теперь строение больше напоминало руины. Демон, выражаясь на языке смертных, тупо напивался. Две бутылки обжигающего горло напитка были уже пустыми, а третью через несколько глотков должна была постичь та же учесть. Однако удовольствие и удовлетворение от этого занятия никак не приходило, ибо демоны по своей природе не пьянеют. Вдали послышались клацающие шаги, и через минуту в дверном проеме показалась Лилит. Красивая женщина с огненными волосами до пояса, длинными ногами, тонкой талией и пышной грудью, была суккубом. Единственным оставшимся в живых суккубом, после кровавой бойни, случившейся несколько веков назад в этом замке. На самом деле ее внешность от природы далеко не такая идеальная. Однако образ вызывающе - дерзкой и сексуальной стервы, Лилит нравился больше, и истинное свое обличие она принимала только в крайних случаях.
        - Оставь пару глотков! - женщина подошла к демону, взяла со стола бутылку и отшвырнула ее в сторону.
        Та, ударившись о каменную стену, со звоном разлетелась на мелкие осколки.
        - Ты же хотела выпить?
        - Хватит. Ты знаешь, это не поможет. Никогда не помогает. Что опять стряслось?
        Зепар был всегда самодовольным и веселым засранцем, носившим почетный титул 'граф', доставшийся ему от родителей вельмож, служащих при дворе короля. Как и полагается титулованному демону, для продолжения рода он должен был жениться. Его родители приняли решение породниться со своими старыми друзьями, являющимися единственными представителями в своем роде и женить сына на их дочери Лилит. Зепар почитал мать и отца и, хотя к Лилит испытывал только дружеские чувства, согласился на брак. Во дворце устроили пышное торжество в честь помолвки. В самый разгар застолья, на пиршество каким-то образом ворвались вырвавшиеся из владений Персефоны, богини подземного мира, мертвые души смертных женщин. Они были одержимы, буйны, не контролировали свои действия, и к тому же их было слишком много. Началась бойня. Души нападали на вельмож и словно голодные звери вырывали их сердца и пожирали плоти. Когда подоспела подмога, родители Зепара и Лилит уже были растерзаны кровожадными убийцами.
        Со временем, Лилит смогла заглушить в себе боль от потери всей семьи, но Зепар после смерти родителей стал таким, каким ранее никогда не был. В его сердце поселилась вечная ненависть и желание мстить в отношении всех женщин, ну разве, что кроме одной. После той трагедии Зепар и Лилит стали, словно брат и сестра, помогали друг другу и поддерживали во всем.
        Для того чтобы хоть как то помочь Зепару, король Аббаддон в память о его родителях, кое-что придумал. Он назначил демона на должность главного палача во владениях Персефоны. Зепар должен был мучать грешниц любовными ласками, доводить их до безумия и исступления, не позволяя достигнуть удовлетворения.
        Демон наклонился под стол и с ухмылкой глядя на Лилит, достал еще несколько бутылок.
        - Мои обязанности больше не приносят мне удовольствия. Грешницы нынче слишком податливые. Даже не приходится ничего делать. При одном моем виде, они сами бросаются на меня.
        Лилит хитро усмехнулась и похлопала Зепара по плечу.
        - Ну что же. Вижу братец нужно тебя спасать. Не хандри. Есть идея.
        
        Молодая девушка, облаченная в полупрозрачный кружевной пеньюар, сидела у зеркала и медленно расчесывала длинные белокурые волосы. Нежная как лепестки роз кожа, курносый носик, алые губы бантиком и голубые как чистое небо глаза. Ангельская внешность прекрасно сочеталась с утонченной и чувственной натурой девушки. Она не пропускала ни одной прядки и что-то напевала себе под нос. Спальню, отделанную в нежно-розовых тонах, освещала огромная потолочная люстра. Свет, исходящий от нее, был настолько ярким, что проникал даже в самые потаенные уголки комнаты. На улице лежал поздний вечер, и молодая особа готовилась ко сну. Широкая остекленная двустворчатая дверь, ведущая на балкон, была открыта, и только легкий тюль прикрывал проем, иногда колышась от дуновения теплого ветерка.
        - Кто это? - заинтересованно спросил свою спутницу Зепар.
        - Арадондра. Дочь Верлия. Сладкая не правда?
        Зепар и Лилит стояли на балконе и наблюдали за дочерью короля мира ангелов. Демоны и суккубы могли принимать любые обличия. Сейчас они были невидимы словно воздух, поэтому спокойно наблюдали, не боясь быть обнаруженными.
        - Да. Она очень красива. И как я сам не додумался посетить ангелов! - апатия и плохое настроение Зепара испарилось, будто его и не было.
        - Я хотела с ней сама поразвлечься, но не оставлять же брата в беде, - Лилит хитро улыбнулась и приложила руку к груди демона. - Развлекись, как следует. Я пока навещу ее братца. Давно собиралась это сделать.
        Суккуб исчезла, а Зепар продолжал разглядывать ангела. Такого прекрасного чистого и манящего существа, ему еще никогда не приходилось видеть. Странным было то, что демон не испытывал к ней отвращения и злости. Эта девушка была воплощением невинности и женственности, которое заслуживала лишь нежности, заботы, ласки и любви. Неожиданное желание овладело Зепаром. Он пытался прийти в себя и вспомнить, что сделали женщины с его родными, однако все было тщетно. Мысли путались, а сознание рисовало далеко не безобидные картинки. Демон отвлекся на свои фантазии и не заметил, как в спальне погас свет, и лишь отблески луны тенями ложились на стены и пол.
        Арадондра уже погрузилась в сладкую дремоту, когда со стороны балкона подул пронизывающий ветерок и медленно проник в комнату. Он двигался осторожно, не торопясь, пока не оказался рядом с девушкой. Она лежала на спине. Волосы красивой волной разбросались по подушке, и лишь кружевной гарнитур прикрывал ее тело. Однако тонкие плечи, упругая небольшая грудь, плоский животик и широкие бедра, предательски просвечивались сквозь легкую материю.
        Край пеньюара медленно пополз вверх и откинулся в сторону, полностью оголяя ноги, бедра и живот. Девушка слегка пошевелилась, но не проснулась. Ветерок нежно коснулся кожи, словно прикосновение перышка, прокрался к животу, медленно поднимаясь выше, очерчивая изгибы груди, лаская розовые соски, которые от прикосновения превратились в горошины. Холодный воздух прошелся по шее, затем легким дуновением коснулся губ девушки, и снова лаская кожу, пробрался к груди. Нежно поцеловал ореол вокруг сосков, спустился ниже, оставляя приятную дрожь в зоне пупка, и легким порханием бабочек проник в самое интимное место. Долгое сладкое наслаждение поплыло по всему телу девушки, проникая в каждую клеточку, задевая каждый орган и оставляя чувство наполненности, чем то необычным, легким и теплым. От охвативших эмоций Арадондра выгибалась и ласкала себя руками, словно ей снился прекрасный сон, а она поддалась ему, не имея сил противиться. Неожиданно она открыла глаза. Ее тело ныло, а сердце готово было выскочить из груди. Слишком явные были ощущения, чтобы быть сном.
        Обнаружив себя полностью обнаженной, Арадондра испуганно скрутилась, подтянула колени к груди и обняла их руками. Подняв голову и не успев оглядеться по сторонам, она встретилась взглядом с довольным и ехидно улыбающимся демоном. Ужас мгновенно охватил девушку, но не от того, что она увидела, а от осознания того, что произошло. Зепар хотел было что-то сказать, однако передумал. Он медленно развернулся, и снова обернувшись прохладным ветром, вылетел из спальни.
        Сариил, младший сын Верлия, короля Анбола отдыхал в своей спальне, когда неожиданно появилась Лилит. Она давно не приходила к своему любовнику и уже соскучилась по его извращенным ласкам. Суккуб подошла к кровати и диким прыжком оседлала ангела. Он лежал неподвижно, заложив руки за голову, и никак не отреагировал, словно не заметил женщину. Лилит ладонями скользнула по сильному и мускулистому торсу, затем по шее и, охватив лицо руками, впилась в ангела жадным и дерзким поцелуем, но через несколько секунд недовольно отстранилась.
        - Ты не рад мне?
        Ангел усмехнулся, положил руки на ягодицы Лилит и крепко сжал их.
        - Конечно, рад. Просто нет настроения.
        Он был озабочен новой прихотью своего отца. Король решил, что оба сына достойны, иметь право на престол, однако с одним условием. У кого первого появится на свет законный наследник, тот и станет следующим правителем Анбола. Сариил еще и не думал жениться, да и на примете подходящей ему претендентки не было. Поэтому желание отца выбило его из колеи. Зато его братец Мироний, по уши был влюблен в их родную сестру Арадондру, и готов был сочетаться с ней браком хоть сегодня. Верлий давно знал об этом и был не против. Браки между братом и сестрой не запрещены, к тому же от них рождаются довольно сильные и талантливые дети. Только Арадондра, пока согласия не давала.
        Она слыла довольно странной и витающей в облаках девушкой. За спиной у короля шептались, дескать, девушка блаженная, сумасшедшая и душа ее помешалась. На самом деле Арадондра была очень похожим на свою мать, красивым и романтичным ангелом. Отец любил ее, искренне хотел дочери счастья и знал, что если она выйдет замуж за Мирония, то получит его в полном объёме. Девушка же считала, что выйдет замуж, только полюбив до беспамятства, и постоянно отказывала Миронию. Все же Сариил знал, что, в конце концов, она может согласиться и тогда ему уж точно не быть правителем мира ангелов.
        - Ничего. Думаю я смогу поднять твое настроение.
        Лилит сорвала с себя топ и, изогнувшись, начала прокладывать языком дорожку по телу мужчины поднимаясь вверх. Добралась до шеи, задела мочку уха и прикусила ее. Затем поднялась к виску и, спустившись по щеке, настигла губы Сариила, укусив их, пока не почувствовала кровь. Прикосновения женщины и легкий вкус металла во рту, заставили ангела застонать, а Лилит уже могла ощущать под собой его нарастающее от возбуждения мужское достоинство. Суккуб сползла ниже, царапая острыми и длинными ногтями нежную кожу ангела. Отбросив в сторону легкую простынь, прикрывавшую его она полностью захватила плоть ангела своим влажным ртом. Заглатывая и отпуская, стала ласкать ее языком, от чего мужчина вздрагивал и стонал. Почувствовав, что он уже на пределе, Лилит привстала и, вздернув юбку к верху, резко опустилась на горячую плоть Сариила, сжимая ее в тиски своим влажным и пульсирующим нутром. Не останавливаясь, женщина скакала на ангеле, словно на гнедом жеребце, несущемся от погони вскачь. Внутри все пылало и сжималось, кровь закипела и, прижав крепче к себе Лилит, ангел освободил свой бушевавший вулкан, выплеснув
раскаленную лаву в раскрывшийся и доведенный до предела кратер Лилит. Она упала к нему на грудь, тяжело дыша, но абсолютно довольная результатом.
        Так они лежали минут десять. Расслабившись, ни о чем не думая и практически не шевелясь. Ни с одной женщиной Сариилу не было так хорошо, как с Лилит, но он знал, что других отношений, чем просто любовники у них быть не могло. Лилит понимала это, отчего ей становилось горестно, потому, как она любила мужчину и готова была сделать все для него. Возможно, когда-нибудь проклятый запрет будет снят и тогда она сможет находиться рядом с любимым всегда и возможно родит ему кучу маленьких ангелов с демоническим нравом. Лилит уже слышала о прихоти Верлия и знала, что Сариил этим обеспокоен. Она хотела помочь любимому, поэтому задумала коварный план, который уже начал осуществлять ее названный брат.
        Суккуб легонько прикоснулась и провела кончиками пальцев к губам ангела.
        - Я знаю, что тебя беспокоит, и также знаю, как ты жаждешь занять место своего отца.
        - Что, слухи уже дошли и до нижнего мира? Однако.
        - Не волнуйся любимый, у меня есть план, и я уверена, он тебе понравится, - Лилит улыбнулась и рассказала о задуманном.
        - Ты просто умница. Так я избавлюсь от обоих сразу. Отец никогда не простит предательства дочери, а Миронию будет не до правления, после того как Арадондра станет падшей и окажется в нижнем мире. У короля Анбола останется только один здравомыслящий наследник на престол. И им буду я.
        
        После страшной и одновременно прекрасной ночи с демоном прошло около двух месяцев. Все это время Арадондра никак не могла прийти в себя. Ее не пугало то, что она не почувствовала опасности и не сопротивляясь отдалась демону. Ее пугало то, что она чувствовала к нему. Увидев всего один раз, она влюбилась. В ужасного, отвратительного, безобразного демона. Только его истинный вид не страшил Арадондру. Он притягивал ее как магнит. После той ночи, девушка мечтала, что вдруг темный незнакомец появится снова, но этого не случилось. 'Что же теперь будет со мной и моим ребенком. Отец уничтожит его, а я паду. Нет мне не страшно падение. Быть может в нижнем мире я встречу своего демона, и он вспомнит меня, но ребенок. Я не должна допустить его смерти' - Арадондра размышляла, как поступить и сохранить свой секрет в тайне. Она была далеко не глупа, как все считали, и в голове созрела мысль. Девушка решила, что согласится выйти замуж за Мирония и родит наследника. Но прежде все ему расскажет. Арадондра была уверена, что его любовь к ней сильна, и он спасет ее.
        Дочь правителя мира ангелов вышла из своей комнаты и отправилась на третий этаж, где находились покои Мирония. Арадондра нашла его в лаборатории, где ангел готовил какое-то новое заклинание. Орудуя с различными колбами, и переливая и смешивая различные жидкости, он что - то наговаривал и шептал. Подойдя ближе, девушка увидела красивый браслет из янтаря.
        - Мироний? - тихонько сказала она.
        - Ты подкралась так незаметно, - мужчина судорожно схватил браслет и спрятал в карман брюк.
        - Что привело тебя ...сестра?
        - Что это? Такая красивая вещица! - заинтересованно спросила девушка, пытаясь залезть к нему в карман.
        - Ты увидела! Я хотел сделать тебе сюрприз, - недовольно доставая браслет и протягивая его Арадондре, сказал ангел.
        Она взяла вещь в руки и поднесла к свету, сочившемуся из окна. От света янтарь стал насыщенно медовым и словно сиял.
        - В нем живет солнце. Оно греет и ласкает душу, - зачарованно разглядывая украшение, произнесла девушка. - Спасибо.
        - Этот камень напоминает мне тебя, - Мироний смотрел глазами полными любви и надежды.-Так что привело тебя?
        Арадондра словно очнулась и вспомнила, зачем пришла.
        - Ты всегда хорошо относился ко мне и ... - она не знала, как начать свой волнующий разговор.
        - Я... - хотел было что-то сказать ангел, но девушка приложила свою ладонь к его щеке и продолжила.
        - Да. Я знаю, что ты любишь меня больше жизни, поэтому и пришла. Возможно, тебе покажется эгоистичным, то, что я сейчас расскажу, но другого способа спастись, у меня нет.
        - С тобой что-то случилось? Ты попала в беду или заболела? - голос Мирония стал тревожным и взволнованным.
        - Да случилось. Знаешь, я согласна выйти за тебя замуж но...
        Девушка рассказала ему все без утайки. Она надеялась на то, что ее брат слишком любит, ее чтобы раскрыть секрет и отправить к отцу. И интуиция не подвела. Мироний выслушал Арадондру, ни разу не перебив, и когда она закончила, крепко обнял и сказал:
        - Не волнуйся. Твоя тайна умрет вместе со мной, чтобы не случилось. Я буду любить твое дитя как свое, и никто никогда ни о чем не узнает.
        Он очень осторожно поцеловал девушку и, не раздумывая направился к королю, сообщить о начале приготовлений к свадьбе.
        Правитель Анбола сидел в большой библиотеке и играл с главным советником, в шахматы. Эта человеческая игра очень увлекала и нравилась ему. Она заставляла сосредоточиться, наталкивала на размышления и помогала развивать стратегию и технику. Главный советник постоянно проигрывал или поддавался, по крайней мере, всегда делал вид, что слишком глуп, чтобы выиграть или хотя бы сыграть вничью с королем.
        Когда Мироний постучал в дверь и вошел, то увидел ожидающего окончания партии и вероятнее всего жаждущего разговора, Сариила.
        - О. Мои сыновья решили одновременно навестить меня. Видимо у вас есть интересные известия. Лавриил закончим чуть позже, - обращаясь к советнику, сказал заинтригованный король. Его сыновья никогда не появлялись, вот так, рука об руку, потому-как не очень жаловали друг друга и Верлий это знал.
        - Что привело вас дети мои?
        Мироний и Сариил переглянулись, однако никто не решался начинать разговор.
        - Сариил ты пришел первым. Тебя я вначале и выслушаю.
        Сариил посмотрел на Мирония и слишком серьезный вид брата заставил его отказаться от первенства.
        - Я уступаю брату обратиться к вам отец. Он старший и ... - Сариил замялся и кивнул в сторону Мирония.
        - Меня радует твое уважение к брату Сариил. Что ж Мироний слушаю тебя.
        - Хорошо отец. Я пришел лишь сказать, что Арадондра готова стать моей женой и мы, не откладывая хотим провести церемонию.
        Услышав такое, Сариил побледнел и стал словно скала. Он не ожидал такого поворота. Ангел думал, что сейчас расскажет отцу о том, что Арадондра провела ночь с демоном. Отец возненавидит ее и сестра падет, а убитый горем Мироний, вообще не сможет ни о чем больше думать, и замкнется в себе. Однако после слов Мирония его новости стали абсолютно бесполезны, ибо король теперь не поверит ни единому слову.
        Верлий встал и обнял сына. Этот высокий, с лица ему казалось лет сорок мужчина, с длинными белыми, собранными в косу волосами, такой же длинной седовласой бородой, одетый в широкую рубаху и свободные брюки, скрывающие тощее тело, был доволен. Хотя в правлении он был строг, а порой жесток и труслив, но после неожиданной кончины жены, стал относиться к своим детям как-то иначе. Они никогда не были для него на первом месте, но хорошие новости всегда были хорошими, тем более, если они касались его отпрысков.
        Оправившись от эмоций, Верлий обратился к Сариилу:
        - А что хотел рассказать мне ты младший сын. Возможно и у тебя такие же хорошие известия? - Верлий громко рассмеялся.
        - Нет, отец. Уже ничего. Пожалуй, мои известия уже не имеют силу, - Сариил развернулся, и громко хлопнув дверью вышел.
        Он был в бешенстве и от безысходности не знал, что предпринять.
        
        - Твой план провалился. От его действий стало только хуже. Теперь Мироний и Арадондра поженятся, у них родится наследник, а я останусь ни с чем. Я снова проигрываю и знаешь что хуже всего ? Так это то, что все происходит с твоей подачи Лилит. Я не желаю тебя больше видеть. Убирайся.
        Сариил был резок и неприступен, когда Лилит пришла к нему в следующий раз. Она хотела было что-то сказать, но ангел вышвырнул ее, не позволив все объяснить.
        Суккуб исчезла, а затем долго плакала в своих покоях, от того что ее ангел, оказался таким глупым и усомнился в ее чувствах. 'Ничего'- вытирая слезы, думала она. 'Пусть пройдет время, ты будешь готов выслушать меня и тогда будешь целовать мне ноги за мою услугу'.
        Время шло. Арадондра и Мироний поженились, а вскоре у них появился замечательный малыш. Он рос, и внешностью был очень похож на свою мать. Однако иногда, когда маленькому Оливьеру что-то не нравилось или он злился, его прекрасные голубые глазки становились огненно- красными и в них загорался шаловливый огонек.
        Мироний любил сорванца и относился к нему как к родному сыну. Он обучал его игре на музыкальных инструментах и помогал научиться управлять доставшейся ему от матери стихией ветра и холода. Арадондра никогда не пользовалась своей силой, и в итоге утратила ее, однако муж считал, что необычный сын должен познать и овладеть данным ему даром в полной мере. К своим двадцати восьми годам, Оливьер научился виртуозно пользоваться стихиями. Он легко мог вызвать шквал ветра, закрутить его в ураган, призвать дикий холод и сковать в лед.
        Глава 7
        Двери замка открылись и Оливьер быстрой походкой направился в одну из комнат, находившуюся на втором этаже. Однако не успел он ступить на широкую извилистую лестницу, как его остановил хриплый голос.
        - Отец ждет вас у себя господин.
        Старый седовласый демон, похожий на побитого шакала с глазами добряка, появился в гостиной как обычно неожиданно и тихо. Вот уже пять тысячелетий, не смотря на свой возраст, он верой и правдой служил Зепару и когда в одно прекрасное время появился падший архангел, который оказался его сыном, стал также преданно служить и ему.
        - Хорошо Горд. Я зайду к нему позже.
        Перескакивая ступеньки и оставив позади лестничный пролет, Оливьер вошёл в оружейную комнату. Приблизившись к резному столу, зажег стоявший на нем подсвечник. Моментально помещение осветил легкий, волшебный свет.
        На стенах висели различные кинжалы, мечи и арбалеты. По ценности и красоте они были сравнимы только со скрипкой Страдивари и картинами Пикассо. Единственные в своем роде и неописуемо великолепны. Всё это оружие принадлежало Зепару. Оно перешло к нему по наследству от предков.
        Оливьер открыл одну из полок в столе и достал длинный футляр. В нем находилось оружие подаренное ему когда - то самим Абаддоном.
        - Возможно, когда-нибудь оно понадобится тебе, ведь в жизни кроме друзей существуют еще и враги. Однако все же я желаю тебе, чтобы этот подарок никогда не познал вкуса крови.
        Так сказал повелитель Арлона, преподнося подарок своему верному подданному.
        Квилон, кинжал напоминающий укороченный меч, являлся очень древним творением одного именитого оружейника. Не длинный клинок, прямой формы, с ромбовидным сечением имел двухстороннюю заточку. Крестовина гарды с небольшими завитками, навершие в форме сферы, костяная цилиндрическая рукоятка с замысловатой гравировкой и инкрустированная тремя рубинами. Ножны изготовлены из кожи Быколва, полу быка полу льва, с металлическими накладками в области устья и наконечника.С одной стороны, в измерении трех миров имелось оружие и пооригинальнее, однако этот кинжал был не так прост. Кончик его клинка содержал в себе смертельный яд. Даже не глубокого ранения могло хватить для того, чтобы жертва в мучительной агонии нашла свою смерть.
        Оливьер достал кинжал из ножен и внимательно начал рассматривать его. Затем резко спрятал его и повесил себе на ремень. Дверь в комнату отворилась и перед архангелом появился знакомый силуэт отца. Зепар был очень серьезен и чем-то недоволен.
        - Я ждал, что ты сразу зайдешь ко мне. Что сказал король? Каково будет твое наказание за непослушание?
        - Наказания не будет. Повелитель выслушал меня и разрешил быть вольным в своих действиях взамен на то, что я приведу к нему предателя.
        - Я знал, что именно так он и поступит. Аббадон всегда был рассудительным и не шел на поводу у эмоций. Ты отправляешься за Лавией?
        Зепар знал о любви его сына, и именно он поспособствовал ему в том, чтобы найти богиню на Земле. До того как Оливьера вызвал Аббадон он рассказал все что произошло на Земле и что случилось после, отцу. Зепар хорошо изучил сына после их воссоединения и знал, что он не отступится и пойдет на все ради своей возлюбленной в отличие от него самого.
        - Да. Думаю она в Тэроне и мне следует поспешить. Аббадон считает, что Зевс был не в курсе о том, что творилось у него под носом столько времени и когда узнает, а это произойдет очень скоро, то гнев его заденет всех и каждого.
        - Ты думаешь, Абаддон известит его? - в лице Зепара читалось напряжение.
        - Повелитель не упустит возможности разжечь огонь в царстве Зевса. Я разыщу Лавию. Однако мне необходимо связаться с Миронием, чтобы он спрятал ее, пока я буду разбираться с богами и узнавать откуда у них рецепт смора. Только загвоздка в том, что мое изгнание не позволяет перемещаться в Анбол.
        - Я попрошу об этом Лилит. Она навестит Мирония. Это правда, что после того как Верлий изгнал тебя и Арадондру, он отказался от звания сына царя Анбола и ведет отшельнический образ жизни?
        - Да, правда. Для него расправа с матерью стала большой потерей. Лилит найдет Мирония в лесах Исхила. Пусть обратится к нему от моего имени И спасибо за помощь, - Оливьер подошел к Зепару и обнял его.
        Демон взял Оливьера за плечи и, глядя в глаза произнес:
        - Я не смог сохранить свою любовь и уберечь твою мать от смерти, но хочу помочь тебе не упустить возможность быть счастливым.
        - Мне пора, - сказал Оливьер и, взглянув с чувством благодарности на отца, ушел.
        Еще несколько минут Зепар стоял в пустой комнате, размышляя о своей жизни. Затем придя в себя, спустился в гостиную.
        - Горд! - демон окрикнул слугу и, не успев, еще раз произнести его имени, увидел перед собой появившегося, словно из ниоткуда Горда.- Нас не будет некоторое время. Никого не впускай.
        - Слушаю хозяин, - Как всегда покладисто и ровно ответил прислужник.
        Зепар окинул его подозрительным взглядом и удалился навестить свою названную сестру.
        Ее поместье представляло собой некое подобие ведьмовского пристанища. Вокруг дома горели вечные костры, а на множественном частоколе были насажены черепа животных. Дом из черного камня окутывала мрачная дымка, а в воздухе, в примеси гари и запаха костра, иногда проскакивали странные ароматы неких эссенций и трав.
        Не успел Зепар ступить на порог, как перед ним появилась Лилит. Внешность ее все также была неизменно сексуальна и стервозна, только вот былую эмоциональность и жажду приключений сменили спокойствие и пофигизм.
        - Привет братец. Я за версту учуяла твой запах. Давненько мы не виделись, - ее прекрасные губы расплылись в улыбке.
        Суккуб рванула с места и резко обвила демона, крепко прижимая к себе. Зепар ответил ей тем же.
        - Я тоже очень рад тебя видеть. Однако у меня к тебе дело.
        Женщина отстранилась и улыбку сменила серьезная гримаса. В отдаленной комнате что-то громко стукнуло, и по всему дому раздался раскат взрыва.
        Зепар приподняв бровь, посмотрел на Лилит. Она осталась невозмутимой, и лишь закатив глаза крикнула:
        - Арлина! Ты мне весь дом разнесешь!
        Издалека раздалось сожалеющее:
        - Извини мам!
        - Твоя дочь все колдует? - улыбнулся Зепар.
        - Да. Она постоянно что-то смешивает и придумывает . Знаешь у нее не плохо получается . Гены. Куда от них денешься. Девочка совсем взрослая и ее наследие выражается четче с каждым годом. Так, что за дело?
        - Ты слышала, что Оливьер вернулся?
        - Да. Жаль, что с Лавией ничего не вышло. Его вызывал к себе Аббадон? Мальчику сильно досталось?
        - Нет, повелитель простил его.
        - Да? С чего это?
        Зепар рассказал Лилит все то, о чем поведал ему Оливьер.
        - Так значит, богам известен рецепт смора и Оливьер настроен решительно. Запрету и самим повелителям трех миров еще никто не противостоял!
        - Еще Оливьер просил тебя о помощи. В Анболе нужно разыскать Мирония. Он обитает в лесах Исхила.
        Суккуб посмотрела на Зепара, и в ее глазах вспыхнул былой огонек.
        - Да. Я знаю эти места. Что ж. Ты не оставил меня в беде, когда я оказалась на руках с ребенком. Пришло время отблагодарить тебя. Я отправлюсь в Анбол немедленно, а ты пригляди за Арлиной. Не хочется по возращении вместо дома обнаружить руины.
        Зепар улыбнулся и кивнул в знак согласия. Для него дочь Лилит была как родная. Эта светловолосая девушка, с белой, как мел кожей, стройной фигурой, красными, как пламя очерченными губами, курносым маленьким носиком и выразительными черными, словно ночь глазами, давно превратилась из веселой озорной девчушки в прекрасную любознательную, целенаправленною и устремленную девушку. От матери она имела силу перевоплощения в любое существо, предмет либо стихию, а от отца владела магией заклинаний и уже практически в совершенстве изучила ее. Арлина с легкостью могла превратить воду в кислоту, песок в порох, а если в руки ей попадались нужные травы или черенки, то они превращались в яд, который мог повергнуть любого врага.
        Долгое время Лилит скрывала своего ребенка ото всех, а тем более от королевской свиты. Однако утаить существо, в котором с каждым годом крепнет и увеличивается невероятная сила и умения, невозможно. Лилит знала, что преступила закон, родив дочь от существа из другого мира, и расправа за это преступление будет жестокой. Однако когда повелитель Аббадон был осведомлен о преступнице, то не стал казнить ее и ее дочь. Во первых, Лилит была единственным оставшимся в своем роде суккубом, а король Анбола дорожил индивидуумами своего мира и к тому же был совсем не глуп. Увидев воочию способности Арлины, он заинтересовался девушкой и, не смотря на сопротивления своих приближенных и советников, не только даровал ей жизнь. Он запретил кому - либо даже в мыслях желать ей и ее матери зла. Приказ повелителя никто и не пытался оспорить. Сначала Лилит и ее дочь сторонились. Именно тогда она и поселилась в поместье подаренном ей Зепаром на самой окраине поселения, границы которого лежали через реку Небытия. Через некоторое время все позабыли про историю суккуб и стали снова относиться как и прежде.
        Лилит жила своей обычной жизнью. Иногда Аббадон призывал ее и интересовался о достижениях Арлины .Он даже пару раз просил приготовить лекарственные зелья и нанести на оружие смертельные заклинания. Только встречи эти были тайными и про них знали только сам Аббадон, Лилит, Арлина и Зепар.
        Когда выполнив свою работу, молодая девушка с необычной завораживающей внешностью, появлялась в замке повелителя Арлона. Все встречные придворные прислужники и вельможи, не смотря на свой звериный вид, затаив дыхание смотрели на нее кроткими овечьими глазами и дрожали словно осиновые листья. Девушка же спокойной, воздушной походкой проходила мимо, не показывая того, что все ее нутро разрывалось от сумасшедшего смеха.
        Зепар ради сына мог бы и сам отправиться в мир ангелов, однако в данный момент совершить такой поступок не было возможности. Его ждали непреклонные обязанности и дела.
        
        Портал перенес Лилит в долину Батэрлай. Одно из прекраснейших мест в Анболе. Усаженная плодовыми деревьями и различными цветущими кустарниками, она была просто усыпана различными видами цветов, над которыми в несметном количестве, порхали бабочки. Глядя на всю эту красоту хотелось окунуться в разноцветную, нежную колыбель лепестков и наблюдать за волшебством порхания бархатистых крыльев. Гармония и спокойствие царило в этом сказочном мире.
        Солнце стояло высоко, и изнывающий зной моментально заставил тело, одетое в кожаные обтягивающие брюки и такой же кожаный топ, вспотеть как грешницу в церкви. От долины Батэрлай, до того места, где начинаются леса Исхила, было пол дня пути пешком.
        - И занесло же меня в это чертово место. Ненавижу нежных мерзких созданий, - разгоняя руками бабочек, вытирая со лба пот и стряхивая прилипшую пыльцу, простонала Лилит.
        Она осмотрелась по сторонам, а затем подняла глаза вверх. На небе не было ни облачка.
        - Ну и жара. Хуже чем в нижнем мире. Давненько я здесь не бывала. Нет, так дело не пойдет.
        Через несколько секунд суккуб обратилась ветром и полетела в сторону нужного ей места, колыша на своем пути кроны деревьев и пригибая бутоны цветов. Примерно через час она достигла границы лесов, откуда веяло прохладой и свежестью.
        Густые и сложно проходимые леса Исхила славились своей зеленью и различной опасной живностью. От одного укуса змеекрыса, можно было потерять свою душу навсегда. Птица корун, завидев жертву, нападала с неимоверной скоростью и впивалась острыми, как нож когтями прямо в лицо. Выклевывая и поедая глаза, она оставляла свою жертву в живых, но при этом навсегда лишая зрения. Еще много различных тварей водилось здесь, однако казалось такое безобидное животное как запоюн, существо похожее на зайца с фиолетовой шерсткой, было самым опасным. Все кто хоть раз встречали его на своем пути, живыми из леса не возвращались. Запоюн обладал голосом с низкочастотными волнами и когда он заводил свою милую жалобную песню, из ушей начинала сочиться кровь, глаза вылезали из своих орбит, а сердце не выдержав нагрузки, разрывалось на мелкие кусочки.
        Рука напряжена, тетива натянута, стрела смотрит прямо в цель. Всего одно движение и вот она уже летит ввысь, чтобы раз и навсегда поразить выбранную жертву. Корун падает камнем на землю, где его поднимает и разглядывает охотник. Мироний никогда не промахивается. Уже много тысячелетий прошло с тех пор, когда он был сыном Верлия, короля мира ангелов. Теперь же он отшельник и охотник. Некогда всегда распущенные белые, длинные волосы, теперь всегда заплетены в крепкую косу, перевязанную кожаным шнурком. Cветлую, воздушную одежду, сменила переброшенная через одно плечо, обтягивающая мускулистое тело и обернутая в виде юбки, закрепленная на боку шкура животного. Нежная белая кожа стала грубой, а на лице появились несколько шрамов, полученных в схватке со зверем. Его оружие: собственноручно изготовленные стрелы и лук, никогда не подводили своего хозяина.
        Мироний перебросил птицу через плечо, закрепив ее голову за специальное приспособление, и направился к своему жилищу. Острый глаз охотника привлекла внимание, летающая в небе, белая как сне, голубка. Она медленно парила в воздухе и это порхание было подобно танцу. Мироний не верил своим глазам. Ведь издавна голуби считались птицами богов и жили только в Тэроне. Голубка потихоньку начала спускаться ниже, а затем медленно подлетела и села на руку ангела. Он рассматривал это великолепное создание и был очарован им. Мироний стал приближать птицу к себе, чтобы заглянуть в ее прозрачные глаза, только через долю секунды голубка вспорхнула, и ангел лицом к лицу оказался с Лилит. Она обвила его шею руками и улыбнулась.
        - Какой ты сильный и мужественный. Ангел.
        Мироний поначалу оторопел от неожиданности, однако быстро пришел в себя, оттолкнул Лилит в сторону и навел на нее свое оружие.
        - Ты из нижнего мира! Убирайся! Тебе здесь не место!
        -Ладно, ладно. Спокойнее! - разводя руки в стороны сказала женщина.- Место не место. Как то не вежливо ты встречаешь гостей, Мироний?
        Лилит опустила руки.
        - Гости ко мне не приходят. Откуда ты знаешь мое имя? И кто тебя прислал?
        Ангел был серьезен, а его стрела по-прежнему была направлена на Лилит.
        Женщина дружелюбно улыбнулась.
        - Может, уже опустишь свою грозную палку. Меня Оливьер попросил тебя разыскать. У него кое-какие проблемы.
        Мироний вопросительно и удивленно смотрел на незнакомку.
        - Оливьер? Он жив?
        Теперь вопросительно смотрела Лилит.
        - Дружок. Быть изгнанным не значит умереть! Поверь в нижнем мире не так уж и плохо. Да Оливьер жив и здоров. Однако как я уже сказала, ему нужна твоя помощь.
        - А Арадондра? - Мироний опустил оружие и воодушевленно смотрел на не прошеную гостью.
        Лилит с сожалением в глазах произнесла:
        - Это долгая история и, к сожалению печальная. Арадондра мертва.
        Ангел опустил голову и прикрыл глаза. Он стоял так несколько минут, а затем пристально посмотрел на Лилит. Взгляд излучал тревогу и мольбу одновременно.
        - Кто бы ты ни была, я выслушаю тебя. Ты должна мне все рассказать! - Он еще раз просканировал женщину взглядом. -Вижу, ты безоружна. Скоро стемнеет. Пойдем.
        Лилит усмехнулась и последовала за ангелом.
        Немного углубившись в лес, они оказались на небольшой поляне. Она хорошо освещалась и, хотя солнце уже приблизилось к горизонту, густая трава словно искрилась и блестела в последних лучах. Небольшой деревянный домик с треугольной крышей, резными окнами и тяжелой бревенчатой дверью, был надежным тылом ставшего отшельником принца Анбола. Лилит остановилась и стала осматривать странное жилище.
        - Не плохой шалашик! Неужели тебе действительно нравится твоя нынешняя жизнь и совсем не хочется вернуться к привычной роскоши?
        Мироний подошел к двери дома и, открыв ее ответил:
        - Здесь я сам себе друг, враг и хозяин. Это мой дом и мой мир. Заходи! - Он вошел в дом и скрылся в темноте.
        Лилит еще раз осмотрелась. Сумерки медленно поглощали поляну. Стало совсем темно, и влажный холодный воздух ласкал кожу.
        Суккуб вошла в дом, который освещали небольшие фонари, сделанные из прутьев деревьев и коры. На полу, как и на стенах, лежали шкуры животных. Cтол, стулья, сбитое из бревен подобие кровати, различные приспособления для охоты и еще много разных непонятных вещей, наполняли охотничье - холостяцкое жилище.
        Мироний достал из резного шкафчика бутыль с жидкостью малинового цвета и налил в деревянные чашки, одну из которых протянул Лилит. Женщина, приподняв бровь, вопросительно посмотрела на необычное питье.
        - Ягодная настойка, - заметив недоумение гостьи, сказал Мироний.- Не понимаю, чем я могу быть полезен Оливьеру. Я никогда не пересекаюсь со своим отцом и братом и даже понятия не имею, как они живут и чем дышат. Конечно, я всегда считал Оливьера своим сыном и если чем-то буду полезен, то готов помочь.
        Сделав глоток, Лилит облизнулась и допила содержимое.
        - Ммм не плохо! Не знаю в курсе ты или нет, но еще до падения Оливьер полюбил богиню, которая кстати, почему-то жила на Забвенных землях.
        - На Забвенных землях? Этого не может быть?
        - Может.
        И Лилит рассказала все, что знала про Оливьера и Лавию. Мироний внимательно слушал женщину. Впитывая в себя и запоминая каждое ее слово. Только иногда руки его сжимались в кулаки, желваки на лице начинали играть, а глаза то широко раскрывались, то сужались от полученной информации. Выслушав все до конца, он долго молчал и о чем-то думал.
        - Двери моего скромного жилища открыты для Оливьера. И ту, кем он дорожит, я готов защищать ценой собственной жизни.
        - Ты очень преданный и справедливый Мироний. Среди ангелов, такие редко встречаются.
        Лилит смотрела на мужчину, и к ней вдруг пришло понимание того, что именно такого отца она бы хотела для своей дочери. 'И почему я раньше его не заметила' - подумала она. - 'Однако похотливый, трусливый и жаждущий власти Сариил привлек меня больше. Да и Мироний, никогда бы не связался с суккубом из нижнего мира. Он был предан и любил только одну женщину в своей жизни. Свою сестру Арадондру'.
        - Такой была моя сестра, а я не смог ее защитить, - мужчина повернулся к столу, где стояла бутыль. Налил себе полную чашку и залпом выпил.
        - И мне. Налей и мне, - сказала Лилит.
        После того как получила выпивку, женщина также в долю секунды осушила сосуд.
        - Я знаю.
        - Ты знала Арадондру?
        - Да я знала ее. Не знаю, в курсе ты или нет, Арадондра любила моего названного брата Зепара, который является истинным отцом Оливьера.
        - Я знал это. Только никогда этого не понимал. Как она могла его любить. Этот демон воспользовался ею ради развлечения, а ей пришлось заплатить за это жизнью.
        - Ты знаешь не все. Зепар также любил Арадондру, только знал, что вместе быть им нет шансов. Однако когда ангела изгнали из Анбола, они встретились и прожили вместе полторы тысячи лет, пока не произошло ужасное. Знаешь, завистники существуют во всех мирах и нижний мир не исключение. Зепар, преданный и смелый воин своего повелителя. Он всегда был на хорошем счету, а тут еще такая женщина. Пусть падшая, но она была истинным воплощением ангельской красоты. Добрая, душевная, не сломавшаяся, любящая до безумия кого? Страшного демона. Мордос - демон чумы, эпидемий и моров, однажды пришел к ней, якобы за советом. В тот момент Зепара не было дома. Сволочь заразил Арадондру страшной чумой. Бедняжка таяла и сохла на глазах. За три дня ее не стало. Зепар не находил себе места. Он хотел убить Мордоса, ибо если демон убивает демона, то мгновенно умирает и сам. Мой брат не хотел жить без любимой. Он не видел в этом смысла и только любовь к Оливьеру удерживала его. Тело Арадондры покоится в склепе фамильного замка.
        - Все - таки она была счастлива, - Мироний отвернулся, и Лилит заметила, что он тайком вытирает скатившиеся по щеке слезы.
        Что-то кольнула в сердце женщины из-за этого трогательного проявления чувств. Она поставила пустую чашку на стол.
        - Пожалуй, мне пора ангел. Я рада, что судьба столкнула нас, пусть даже просто для того, чтобы помочь другу.
        - Передай Оливьеру, что в Анболе есть надежный союзник, - сказал в след Мироний скрывающейся в темноте Лилит.
        Глава 8
        Оказаться в Тэроне было еще полдела. Не быть замеченным и попасть в храм Зевса, вот что было настоящей проблемой. На главной площади Олисты - столицы Тэрона, раздавался смех и царило веселье. Боги и богини прогуливались, мило беседуя, глупо и развязно над чем- то хохоча. Спрятавшись за угол небольшого здания, Оливьер заметил надрывно смеющуюся, тыкающую куда-то пальцами, толпу. Один из богов, сняв всю одежду, демонстрировал свои прелести и корчил различные гримасы, от чего окружающие приходили в полный восторг, хлопали в ладоши и просили еще. 'Вот придурки' - подумал Оливьер, ' Похоже, безделье совсем их доконало'. Неожиданно его взгляд оказался на длинной каменной скамье, стоящей в пару шагах, на которой лежала одежда развлекающего толпу клоуна.
        - Отлично. То, что нужно, - тихо прошептал архангел и, приблизившись к вещам, схватил белую длинную тунику, расшитую золотыми нитями и плетеные сандалии.
        Одежда оказалась в пору. Облачившись в ворованное, архангел стал ни чем не отличаться от обитателей Тэрона. Среднестатистический бог во всей красе.
        Стараясь не привлекать к себе внимание, он двинулся вдоль площади, свернул налево и оказался на небольшой узкой улочке. Пройдя несколько метров вперед, столкнулся с перекрестком, похожем на лабиринт. Интуиция подсказала, что нужно идти направо, и Оливьер слепо последовал ей, так как это странное чувство, еще никогда не подводило своего хозяина. Небольшие дома с колоннами и лепниной сменяли друг друга не вызывая особого интереса. Они напоминали мертвые скалы, от которых веяло холодом. Ни сантиметра зелени или намека на хоть какую-то растительность, только камни вокруг. Свернув за угол длинной улицы, лабиринты закончились, и перед Оливером возникло величественное здание из белого камня-храм Зевса. С гордо поднятой головой и твердой уверенной походкой, архангел направился к широким дверям, по обе стороны которой стояли два парня. Они были одеты в серые туники, длиной чуть выше колен , перевязанные тонким поясом и высокие плетеные сандалии . На головах блестели позолоченные высокие шлемы, а в руке зажато подобие копья. Заметив приближающегося Оливьера, мужчины беспрекословно распахнули двери и
поклонились. Видимо архангел был настолько уверенным, что не вызвал подозрений и стражники не задавая вопросов пропустили его. Приняв серьезный вид, новоиспеченный бог целенаправленно вошел в храм и двери за ним сразу же захлопнулись. Внутри никого не было, о чем свидетельствовала гробовая тишина. Из широкого фойе в разные стороны растекались коридоры и проходы, а прямо по центру находился прозрачный лифт, поднимающий на верхние этажи. К Оливьеру пришло понимание того, что он ошибся, и Лавии здесь нет. Связь никак не проявляла себя, однако обследовать жилище главного бога все равно стоило.
        Повернув направо и пройдясь по коридорам, Оливьер заглянул в несколько покоев. Там никого не оказалось. Словно жильцы этого храма все разом куда-то удалились. Неожиданно его озарила догадка, что на первом этаже, вероятн, живет и обитает прислуга или помощники. Поднявшись на лифте на второй этаж, Оливьеру сразу стало ясно, что здесь расположились птицы совсем другого полета. Коридоры были такие же, как и на первом этаже, только убранства намного богаче и светлее. Пройдя в один из них и заглянув в одну из комнат, архангела заинтересовали некоторые вещи, которые там находились. Покои принадлежали женщине. Это было понятно с первого взгляда, однако в воздухе витал запах гари и смерти. На стенах висели различные приспособления для усмирения и наказания. Сомнений небыло. Здесь обитала либо Персефона, либо Мелиноя. Больше никто из богов в нижний мир не совался, да и не имел на это право. Разве только Арес, но как известно, у него есть личное место баллотирования.
        В коридоре послышались женские возбужденные голоса и быстрые шаги. Оглядевшись вокруг и обнаружив запасную дверь, Оливьер прошмыгнул в нее и затаился.
        - Не ори. Нас могут услышать,- возмущенно прошептал один женский голос.
        - Ты понимаешь, что он соврал мне. Моя дочь столько лет была жива, а я об этом ничего не знала. Мама, я иду к Зевсу и мне наплевать, если окажусь в Тартаре или даже он убьет меня. Он также разберется с этим ублюдком.
        Персефона пыталась угомонить дочь.
        - Успокойся и лучше подумай, откуда Зепар знает про Лавию. Неужели всему нижнему миру известно. Тогда почему они бездействуют? Что именно сказал тебе демон?
        - Им известно, что боги знают рецепт смора. Еще он говорил про какую-то связь Лавии с архангелом. Я ничего не понимаю, но хочу знать только одно: как посмел Арес причинить зло своей собственной дочери и сказать нам, что она мертва.
        Мелиноя была в ярости и радость от того, что ее дочь все - таки жива, перекрывалась ненавистью и жаждой мести.
        - Не торопись Мелиноя. Ты не подумала, что и Лавия может попасть под гнев твоего отца. Нам сначала нужно узнать, где она и обезопасить.
        Оливьер стоял за дверью соседней комнаты и слушал. Он был однозначно удивлен тому, что Мелиноя и Персефона не знали о судьбе Лавии. Однако они желали ей добра и это радовало. В своих раздумьях архангел стал тихонько ходить по комнате и вдруг почувствовал, как слабое тепло проползло по груди в том месте, где находился тайный знак его связи с богиней. Знак бесконечности. Как это возможно архангел не понимал и начал бросаться из угла в угол, уже не беспокоясь о том, что его могут услышать и обнаружить.
        Возле стоящей у стены кровати, воздух оказался размытым и вибрирующим. 'Портал' - пронеслась вихрем мысль. Оливьер не задумываясь, взмахнул рукой и исчез в плавящемся и расступающемся воздухе.
        
        - Ты оскорбила меня тварь. Меня. Великого Ареса. Возможно, я ошибался, считая тебя своей дочерью. Такая мерзость не может ею быть.
        Арес стоял на высокой скале и держал Лавию над пропастью. Вокруг клубился серый туман, а в воздухе летал пепел. Пахло гарью, гнилью и войной. Где-то были слышны взрывы, свист пуль и лязги мечей. Арес перенес девушку в свои гнусные владения, чтобы избавиться от нее раз и навсегда. Лавия посмотрела вниз и на самой глубине бездны, бурлило и кипело багровое месиво.
        - Ты исчезнешь в раскаленном смраде из крови и твоя плоть расплавится, не оставляя и следа твоего существования.
        - Да пошел ты, - Лавия плюнула Аресу в лицо и тот от неожиданности опешил.
        - Что? Не думал, что твоя дочь может быть такой? Было, у кого поучиться! Ну же. Исполняй то, что давно хотел!
        Арес собрался ударить девушку, как в воздухе появился Оливьер. Его одежда была вымазана в кровь, края немного обуглились, а волосы взлохмачены. За спиной порхали огромные, бархатистые, черные крылья, а лицо искажала злость и ненависть.
        - Отпусти ее! Ты больше и пальцем к ней не притронешься! - крикнул он.
        Арес громко рассмеялся.
        - А ты видимо ангельский выродок и демоническое отродье в одном лице? Да я отпущу ее! - рука Ареса раскрылась и Лавия полетела вниз.
        Она падала словно пушинка, парящая в воздухе. Медленно, не дыша. Перед глазами пробежала вся жизнь: Забвенные земли, Оливьер, Земля, работа, дом, снова Оливьер. Однако, как в замедленном кадре, не успев сделать вздох, ее подхватили сильные руки и крепко обняли.
        - Не бойся любимая. Я держу тебя.
        Оливьер и Лавия взмыли в воздухе и неожиданно оказались в сумасшедшей воронке. Ветер и пыль перемешались друг с другом, превратившись в ядовитую смесь. Дышать стало тяжело. Вместе с воздухом в легкие попадал дым и пыль. Песок резал и разъедал глаза. Воронка закручивала с неимоверной скоростью и Оливьер понял, что этот природный катаклизм дело рук войны.
        - Прижмись ко мне и обхвати руками и ногами, - крикнул он Лавии.
        Собравшись с силами, архангел попытался мысленно настроиться. Совершив несколько взмахов, его крылья стали огненно - красными и словно веер обернули Лавию и Оливьера, укрывая от ветра и песка. Удерживая одной рукой богиню, архангел выставил вторую ладонь вперед и из нее стал выползать ледяной туман. Он прокрадывался сквозь сумасшедшую воронку, расщепляя ее. Архангел и богиня медленно продвигаясь вперед, выбрались из вихря, где их встретила новая атака Ареса. Огненный дождь посыпался с неба, сжигая все на своем пути. Оливьер сделал несколько витков кистью, и пронизывающий холод стал замораживать огненные снаряды. Замерзая на лету, они падали и разбивались, ударившись о землю. Архангел направил руку на Ареса и тот, не успев ничего предпринять, оказался скованным ледяной удавкой и не мог пошевелиться. Ошарашенный и беспомощный, схватившись за горло, он начал оседать на землю. Огненный дождь прекратился, сумасшедшая воронка исчезла, а поверженный бог войны лежал, корчившись от боли.
        Оливьер сложил свои черные крылья, словно их и не было. Прижав богиню к груди он направился к пещере, где находился портал. Девушка, тихо дрожа, крепко обняла своего спасителя за шею.
        - Ты испугалась? Никто больше не посмеет тебя обидеть.
        - Я думала это конец. Как ты нашел меня? - прошептала Лавия.
        - Наша связь указала мне путь любимая. Я бы не перед чем не остановился, чтобы снова разыскать тебя, - нежный поцелуй опалил губы богини.
        Она выгнулась на встречу и по телу пронеслась волна легкости и спокойствия. Последние несколько часов вымотали девушку и к тому же она, уже как день, ничего не ела. Горло пересохло, и невыносимая жажда сжимала все внутри.
        В пещере, на каменном столе, стояла полупустая бутыль с вином, а на железной тарелке лежало несколько гроздьев винограда. Увидев бутыль, Лавия выпрыгнула их обьятий Оливьера и набросилась на питье. Залпом, выпив все до остатка, она начала срывать виноградины и жадно запихивать их в рот.
        - Бедная моя девочка. Сколько же ты не ела.
        - Угу. Чуть с голоду не умерла, - пробормотала богиня. Она не успокоилась, пока на тарелке остались лишь пустые веточки.
        - Нам пора, - сказал Оливьер и обнял Лавию за талию. Воздух расплавился, преобразовав портал, и они исчезли.
        
        Небо давило своей мощью. Грозовые черные тучи, казалось сейчас разразятся громом и молнией и страшный ливень смоет все, с этой сухой, потрескавшейся, покрытой черной коркойзе мли. В воздухе витал запах крови, пота и мочи. Где-то слышались стоны и нервные вскрики, плавно переходящие в мрачную, тихую молебную песню.
        - Это Арлон? Как здесь страшно и жутко. Мне кажется, я сейчас умру от того, что моя душа плачет и дрожит.
        - Да. Это Арлон любимая. Ты так себя чувствуешь, потому-что твоя душа живая и чистая. Здесь же обитают только мертвые, проклятые и изгнанные души. Больше трех дней тебе здесь не пробыть. Не бойся, сейчас станет легче, - Оливьер прильнул своими губами к губам девушки и медленный, теплый поток неведомой силы, стал поступать к ней, наполняя энергией и растворяя страх и печаль.
        Дышать стало легче. Сердце больше не сжималось и душа, будто освободилась от неведомых оков. Лавия открыла глаза, когда Оливьер отстранился от нее, и увидела в его глазах чуть тлеющие угольки.
        - Вот так. Теперь тебя ничего не будет беспокоить.
        - Да, теперь хорошо.
        Девушка положила голову на плечо к архангелу и глубоко вздохнула. На душе снова стало спокойно и умиротворенно. Хотелось просто погрузиться в эти эмоции и ощущения. Забыть про все. Про все беды, тревоги и страхи. Хотелось, чтобы кто-нибудь взял на руки, прижал к себе и тихонько баюкал, как мать баюкает маленькое дитя, укладывая спать. Возможно, выпитое на голодный желудок вино ударило в голову и девушка, не замечая прикрыла глаза.
        - Ты слишком устала, - Оливьер обнял Лавию, погладил по волосам и тихонько взял на руки.
        Богиня тут же обвила его шею и расслабилась. Стоило ему только подумать, как на сухой черной земле, оказался шатер из плотной легкой материи. Внутри на полу лежал мохнатый светлый ковер. На маленьком прямоугольном подносе, аккуратно на тарелочке, ожидали тосты с сыром и ветчиной, а рядом в чашке, издавая великолепный аромат, стоял свежесваренный кофе. Оливьер внес Лавию в шатер, опустил на мягкий ковер и попытался освободиться от ее объятий. Губы девушки расплылись в улыбке.
        - Нет, - прошептала она и притянула Оливьера к себе, даря сладкий и глубокий поцелуй.
        Давящее, нарастающее чувство появилось внизу живота. Нестерпимое возбуждение накрыло словно цунами . Оливьер ответил, страстно и напористо проникая своим языком и исследуя каждый уголок ее рта. Тело Лавии оказалось прижато к полу. Не прошло и пары минут, как его возбужденное мужское достоинство, уперлось в ее лобок. Девушка издала тихий стон, не замечая того, как ее руки оказались у Оливьера на ягодицах и страстно сжимали их. Архангел зарычал, отстранился от губ богини и резким движением, стянул с ее плеча лямку платья, оголяя правую грудь. Через мгновение губы ласкали розовый набухший сосок, нежно втягивая его и дразня шершавым языком. Лавия выгнулась и запрокинула руки за голову. Оливьер сдернул вторую лямку, освобождая вторую грудь, и одарил ее теми же ласками. Девушка выдохнула протяжный стон, приподнялась и быстрыми, резкими движениями, стала освобождать архангела от одежды. Мужчина не растерялся и последовав примеру любимой, разорвал на ней платье и отшвырнул в сторону. Они снова набросились друг на друга, встретившись в пьянящем и всепоглощающем поцелуе. Руки блуждали и ласкали, а от
прикосновений, по коже пробегала токовая дрожь. Оливьер не переставал дарить наслаждение предательски дрожащему животу и маняще выпуклым ягодицам девушки. Она извивалась и выгибалась ему на встречу, глубоко дыша и с благодарностью принимая томные ласки. Оливьер навис, над девушкой, опираясь на руки, и задал свой главный вопрос:
        - Ты готова стать моей полностью, любимая?
        Он больше не мог сдерживать свое желание. Слишком долго ему пришлось этого ждать. Чтобы закрепить связывающий их навеки обряд, влюбленные должны были стать частью друг друга и соединиться не только кровью, но и придаться манящему и запретному танцу плоти. Тогда тысячи лет назад, они не успели этого сделать. Однако сегодня и сейчас час настал.
        - Давно готова, любимый, - тихо прошептала Лавия и приглашающе развела колени, выгибая бедра вперед.
        Оливьер нежно поцеловал ее и, поглаживая внутреннюю сторону бедер, устроился между ними. Очень медленно и аккуратно, архангел стал проникать в девушку. Поначалу Лавия напряглась, но затем, почувствовав, что Оливьер переживает, о том что сейчас произойдет не меньше ее, постаралась расслабиться. Проникнув наполовину, мужчина обхватил плечи девушки, накрыл ее губы своими и резко вошел, до конца. Лавия дернулась и рот Оливьера, проглотил вырвавшийся из ее груди вскрик. Немного погодя, он стал плавно двигаться, проникая в богиню и медленно выходя их нее. Затем движения стали быстрее и недавно напряженная девушка, полностью расслабившись, уже двигалась в такт движениям архангела. Новая волна эмоций захватила и унесла куда-то далеко, заставляя рассудок помутиться и предаться только чувству блаженства и удовлетворения. Когда их тела стали пульсировать и содрогаться от оргазма, влюбленные, выдохшиеся и довольные, уснули в объятьях друг друга, позабыв обо всем на свете.
        Оливьер открыл глаза. Рядом с ним все также мирно и тихонько посапывая, спала Лавия. Он хотел убрать прядь волос с ее лица, но девушка почувствовала это и томно потянулась.
        - Ммм. Как же хорошо. Я себя чувствую такой выспавшейся. Сколько прошло времени?
        - Пару часов, - ответил Оливьер.
        - Да? Всего то? А кажется целая вечность.
        Лавия нежилась на мягком ковре, а Оливьер смотрел на нее с улыбкой влюбленного юнца.
        - Здесь у времени свой ход. Ты его не ощущаешь и не чувствуешь. Кстати. Пребывая здесь, ты не будешь чувствовать усталости, жажды или голода .
        Лавия начала к чему-то принюхиваться, а зачем подскочила, словно ребенок и, подхватив чашку с ароматным и горячим кофе, протяжно немного отпила.
        - Тогда почему я так хочу его и вот эти чудные тосты?
        - Это твои желания, а не потребность. Желать ты можешь все, что угодно, - спокойно сказал Оливьер.
        Лавия жадно поглощала тосты, запивая их кофе. Было видно, что она получает от этого неимоверное удовольствие.
        - Знаешь, когда ты меня поцеловал. Ну, вначале, когда мы оказались в Арлоне. Я почувствовала, словно ты наполнил меня чем то. Энергией или силой? Твои глаза. Иногда в них появляется огонь. И твои крылья раньше были белыми и совсем другими. Это потому, что ты пал? Ты обещал мне все рассказать. Если ты был изгнан не из-за нашей связи, то за что?
        - Нет Лавия. Дело не в том, что я пал. Все дело в моем отце. Настоящем отце. Именно поэтому, я и моя мать, дочь короля Тэрона, были изгнаны из мира ангелов. Мой настоящий отец - демон.
        Лавия хотела откусить кусочек от тоста, но так и замерла с открытым ртом.
        - Ты сын демона? Но как? Твоя мать любила демона?
        Оливьеру тяжело было вспоминать. Из-за всей этой истории, в итоге Арадондра поплатилась жизнью. Архангел простил и принял отца. Однако его память, никогда не сможет избавиться от воспоминаний того ужасного дня, когда тайна его матери была раскрыта и Верлий своим ненавидящим и леденящим взглядом, истязал тело единственной дочери, доводя ее до исступления от боли. Превращая ее кровь в лед и сжимая студеными руками ее сердце, он шипел, словно змея от злости , попеременно зверски и жестоко смеясь, как умалишённый. Оливьера, Верлий не посмел тронуть. Просто побоялся. Чтобы оградить и обезопасить себя, он изгнал дочь и внука из Тэрона, наложив на последнего запрет проникновения в мир ангелов.
        - Она любила его. Только считала, что любовь ее безответна и дабы спасти меня, вышла замуж за своего брата Мирония. Он любил мою мать больше жизни. Знал и хранил ее тайну, а ко мне относился как к родному сыну. Ты помнишь пророчество Лавия?
        Ребяческое настроение девушки словно испарилось. Она слушала Оливьера, ничему не удивлялась, и воспринимала все как должное. Ведь, что касается его, то касается и ее. Они одно целое.
        -Конечно. Оно гласит, что когда богиня с Забвенных земель и сын ангела и демона полюбят друг друга, то рожденное от их любви дитя.... - Лавия чеканила каждое словно, а в конце ее интонация стала замедляться и снижаться.
        Она посмотрела на Оливьера, словно поняла что-то важное и судьбоносное.
        - Подожди! Я богиня и жила на Забвенных землях, а ты. Твоя мать ангел, а отец демон. Мы что...Мы ... - Девушка словно застыла в понимании произошедшего и сама не замечая, приложила руку к своему животу.
        -Так это все, правда? Вот почему создали запрет на союз между ангелами демонами и богами! Правители трех миров боялись пророчества!
        Оливьер подошел к богине и обнял ее за плечи.
        - Теперь ты понимаешь, как мы должны быть осторожны? У меня есть план, но не знаю, согласишься ли ты на него.
        Лавия обняла ладонями лицо Оливьера и улыбнулась.
        - Ради нас. Ради нашей любви я готова на все!
        Оливьер повел рукой, и в ней материализовалась небольшая торба, в которую он поместил свою одежду и кинжал, когда переоделся в божественные одеяния в Анболе. Взяв в руки оружие, архангел освободил его из ножен. Не зная как бы помягче сказать Лавии о том, что планирует убить ее отца, не стал ходить вокруг да около.
        - На кончике лезвия этого кинжала скрыт яд. Даже от малейшего пареза, жертва бьется в долгой агонии и в итоге умирает. Я планирую убить им твоего отца, а если потребуется, твою мать и Зевса. Любого, кто будет мешать, нам быть вместе.
        - Ты думал, я буду просить сохранить им жизнь? Эти боги в свое время не пожалели меня. Так почему ты решил, что мне их будет жаль. Я сама готова нанести им смертный удар. Ненавижу себя за то, что я тоже являюсь богиней! - Лавия была настроена решительно, а в глазах читалась боль. Боль и ненависть к своим предкам.
        - Знаешь. Я думаю, твоя мать не знала о том, что Арес отправил тебя на Землю. Похоже, она считала тебя мертвой по другой причине, - продолжил Оливьер.
        - С чего ты это взял? - допивая кофе, спросила девушка.
        - Когда я искал тебя, пробрался в покои Мелинои, ну или Персефоны, не знаю, которые находятся в храме Зевса. Там я услышал, как твоя мать спорила с Персефоной. Она сказала, что готова идти к Зевсу, ибо Арес обманул ее сказав, что ты мертва.
        - Возможно! Мне все равно. Это ничего не меняет.
        Оливьер посмотрел на свою любимую и задумался. Какой жестокой она стала. Возможно, в ней просто играла свою коварную игру обида на родителей за то, что они некогда отказались от нее, а затем отец хладнокровно и без сожаления практически убил ее. 'Бедная девочка. Я никогда тебя больше не оставлю' - подумал Оливьер, а затем вспомнил, что оставить ее придется. - 'Да. Но ради твоей же безопасности и в последний раз'.
        - Что же. Нам пора двигаться дальше. У нас мало времени, - Оливьер встал и, достав из торбы свою старую одежду, надел ее.
        - Куда мы направляемся? - воодушевленно и с энтузиазмом спросила Лавия.
        - Я познакомлю тебя со своим отцом. А там посмотрим, выполнил ли он мою просьбу.
        - Мы идем к демону?
        Оливьер улыбнулся.
        - Милая ты в Арлоне. Забыла? Здесь сплошь демоны и проклятые души. Иногда встречаются гарпии, грифоны ну и еще всякая нечисть. Не бойся их. Они не такие страшные как кажутся.
        - Я демонов никогда не видела. Кстати. Ты хочешь, чтобы я предстала перед твоим отцом в таком виде?
        Оливьер оглянулся и расплылся в улыбке. Он совсем забыл, что на Лавии совсем нет одежды.
        - Или мне нацепить те лоскутки, в которые ты превратил мое платье, - девушка встала и начала красоваться перед Оливьером.
        Потребность куда-либо идти сразу исчезла. Однако нарастающее желание пришлось оставить до лучших времен, потому как их ждали неотложные дела. Архангел внимательно посмотрел на Лавию. Призадумался. Через секунду на девушке оказались надеты кожаные леггинсы, черная блуза с оборками на рукавах и треугольным вырезом, на ногах высокие сапоги на шнуровке, а волосы собраны в высокий хвост.
        - Так подойдет!
        Лавия оценивающе оглядела себя и засмеялась.
        - Класс. Мне нравится. Ещё бича не хватает. Ну или хотя бы плеточки.
        - И мне нравится твое игривое настроение. Идем.
        Оливьер взял Лавию за руку, и они вышли из шатра. Жилище исчезло, словно его и небыло. Вокруг осталось только темное, мрачное небо, сухая черная земля и запах смерти. Оливьер оглянулся и через минуту ,за его спиной раскрылись черные крылья, а лицо стало серым с синими прожилками. В нем таилось что-то чужое жуткое и страшное. Глава загорелись огнем и Лавия услышала знакомый и в тоже время чужой голос:
        - Нам придется лететь. Так будет быстрее.
        Родные руки стали более мускулистыми, пальцы удлинились и на них появились когти. Попытавшись обнять как можно нежнее, Оливьер обхватил Лавию за талию и, взмахнув своими огромными крыльями, они поднялись в воздух.
        Глава 9
        Зевс сидел на верху горы Олимп и смотрел вниз. Где-то вдалеке виднелись стены Тартара. Тюрьмы, в которой были заключены самые отъявленные преступники и несколько несносных и ослушавшихся детей.
        Чуть левее простирался огромный океан - владения Посейдона. Казалось, у него нет ни конца, ни края. Сейчас океан был спокоен и Зевс знал, что его брата нет в измерении трех миров. Этот бог вообще редко являлся сюда. Посейдон постоянно пропадал на Земле. Однако в последнее время он немного заигрался. Бог раз за разом напускал на смертных цунами, уничтожая целые города и унося жизни тысячи человек. Зевс знал про это и на днях принял решение, что нужно угомонить разыгравшегося брата. Он считал, что 'так ненароком можно нарушить равновесие мироздания. Да и Абаддон жаловаться будет, что ему души девать некуда'.
        Находясь на Олимпе можно было наблюдать за всем, что происходит в Тэроне. Окинув свои владения оценивающим взглядом, Зевс легко вздохнул. Мир и спокойствие. Его дети, которых у бога было много, радовали своими достижениями и поступками. Ну, кроме некоторых. Во владениях Ареса постоянно текла кровь, царил хаос, насилие и беспорядок. Великий бог не любил своего сына за это, а иногда даже ненавидел. Только уничтожить или хотя бы посадить в Тартар не мог. Гера бы ему этого никогда не простила. Его самая любимая из жен. Зевс действительно любил эту богиню и не смотря на то, что чувство уважения ему было неизвестно, дабы будучи владыкой Тэрона он привык относиться ко всем с высокомерием, все же прислушивался к мнению Геры и никогда не перечил ее словам и просьбам.
        Любимые дети Зевса: Гермес, Аполлон, Афродита и Мелиноя, как он считал, вели достойный образ жизни. Никогда не пренебрегали своими обязанностями и все, кроме Мелинои, были каким-то образом привязаны к Земле. Гермес постоянно отсутствовал. Мертвые души ждали его, так как он был их проводником в нижний мир. Аполлон следил за развитием врачевания, наук и технологий. Афродита наблюдала чтобы смертные, те кто достоин, познали счастье любви и материнства. В связи с тем, что Мелиное только иногда приходилось отлучаться в нижний мир, чтобы следить за армией мертвых душ, она постоянно находилась в Олисте. И это грело душу Зевсу. На эту, пусть иногда и взбалмошную богиню, он возлагал большие надежды и рассчитывал, что когда - нибудь, возможно, с ее помощью, сможет подчинить себе Арлон и Анбол.
        Правитель богов закрыл глаза и лениво покрутил головой. Он любил царившее в его мире спокойствие и достаток. Наслаждался своей властью и величием, но чувствовал себя уставшим. От мучавшей его тоски и вот уже целый месяц бессонницы. Уставшим от неприличного подчинения его подданных, от выполнения любой его прихоти и желаний. Возможно потому, Зевс и любил Геру. Эта женщина никогда не шла у него на поводу и не старалась потакать всем его желаниям. Да, она была кроткой, нежной, пылкой любовницей, но в тоже время своенравной, всегда имела и отстаивала свое мнение.
        Неожиданно скипетр в руках великого бога, увенчанный большим кристальным шаром, завибрировал. Зевс насупился и сдвинул брови. Вибрация означала, что кто - то из правителей трех миров созывает совет. 'Такого не происходило уже более десяти тысяч лет. Что могло предшествовать этому серьезному шагу?' - терялся он в догадках. Кристальный шар засветился красным, и это означало, что совет созывает Аббадон. Заинтригованный бог немедленно последовал в Арлон.
        - Приветствую тебя Зевс, правитель Тэрона. И тебя Верлий, правитель Анбола. Не буду распыляться на любезности и перейду сразу к делу.
        В зале кроме правителя нижнего мира никого не было. Так было всегда, когда созывался совет. Это действо не терпело свидетелей и лишних пар ушей. По приказу Абаддона свита и прислужники рассыпались по своим аудиенциям и не имели права выходить, пока не получат разрешения. Абаддон был абсолютно спокойным и как всегда прямолинейным, что нельзя было сказать о двух других присутствующих здесь правителях. Каждый из них был недоволен и никак не хотел, чтобы его мир претерпел каких-либо изменений. Они привыкли к тому, что есть и не хотели ничего менять. Пока. Однако Абаддон продолжил:
        - Должен поведать вам, что в нашем измерении был нарушен запрет на союз между жителями трех миров. Как вы знаете, это самое большое преступление, которое неминуемо должно караться смертью.
        Абаддон неожиданно прекратил официальный тон и расслабленно расселся на своем троне так, словно перед ним не равные ему по чину правители, а пару мелких прислужников.
        - И кстати, произошло это уже более двух тысяч лет назад. Вы два старых идиота ничего и не заметили под своими мерзкими носами. Вы вообще перестали, замечать что-либо вокруг себя, и погрязли в безделии и скуке.
        - Абаддон! Ты забываешь, с кем разговариваешь. Если запрет был нарушен, виновные будут наказаны. Скажи нам кто эти убогие ослушавшиеся. Я уверен один из них из твоего мира! - Зевс пришёл в ярость.
        Его молнии стали искрится. Бог еле сдерживал себя, чтобы не выплеснуть, на позволившего разговаривать с ним таким тоном Абаддона, свою мощь.
        -Успокойся Зевс и попридержи свои искорки. Да. Один из нарушивших закон из моего мира, но он им стал уже после того как союз был заключен.
        Верлий не выдержал:
        - Ты так и будешь играть с нами в гадалок. Говори, кто совершил преступление. Он тот час же лишится жизни и мы покончим с этим. Между нами давно царит мир и согласие. Ты помнишь, к чему привели распри в прошлом? Мы все тогда понесли слишком большие потери. Чего ты добиваешься Абаддон?
        - Я все помню Верлий, только мне терять нечего. Я итак нахожусь в самом низу, только у меня на всякий случай припасены свои козыри, кои вам и не снились. Скоро грядут большие перемены, ибо то чего мы ... вы так боялись, я имею в виду пророчество, неизбежно свершится.
        Верлий и Зевс поменялись в лице.
        - Кто они? - лицо итак не блещущего здоровьем Верлия, кажется, постарело на тысячу лет.
        - Оливьер. Внук, которого ты проклял и изгнал и Лавия, дочь Мелинои.
        - Тогда меня и моего мира это уже не касается. Оливьер падший, так что суд над ним вершить тебе Абаддон, - Верлий сделал надменное лицо и высоко поднял голову.
        - Ты несешь полную чушь. Будь у меня внуки я бы знал об этом, - Зевс не мог поверить, что его так глупо обманули и обвели вокруг пальца.
        - Дочь Мелинои и Ареса. Ты так запугал властью своих детей, что они скрыли от тебя рождение собственного чада. Если бы ты относился к ним немного по-другому, то сейчас имел бы сильного и талантливого потомка. И то, что произошло, возможно, можно было предотвратить. А ты Верлий! Лишил жизни собственную дочь, потерял старшего сына и доверил свой мир младшему сыну, малодушному ублюдку Сариилу. Из-за своей трусости, вы сами приблизили час свершения пророчества.
        - Не говори ерунды. Даже если и богиня моя внучка, то, что с того. В пророчестве сказано, что богиня с Забвенных земель полюбит сына ангела и демона.
        - Ты что совсем ничего не знаешь? Так спроси у Верлия, из-за чего он изгнал своего внука? Да потому, что он рожден от демона. А твою внучку после рождения спрятали на Забвенных землях, где она все время спокойно существовала. Только одна женщина в твоем мире имеет туда доступ. Как встретились Оливьер и Лавия мне не известно, только девушка открылась Аресу о своей любви, а тот избавился от нее с помощью смора и отправил на Землю в надежде, что оттуда она никогда не вернется. И надо еще разобраться, как яд оказался у твоего сына. Оливьер оказался не промах. Видимо союз, заключенный им и богиней на Забвенных землях и впрямь имеет огромную силу. Архангел отыскал Лавию и попытался вернуться в измерение трех миров, но как только он оказался здесь, девушка снова пропала. Как вы поняли, наказать нарушивших запрет в связи с их принадлежностью мы не посмеем. Думаю, будет справедливым, если ответственность понесут их создатели. Кстати я всегда считал, что запрет на союз не сможет помешать тому, что должно сбыться. Думаю, стоит его отменить.
        - Мне наказывать некого. Я это сделал уже давно, хотя преступление было другое. Мы еще можем предотвратить неизбежное. Союз заключен, но дитя, которое должно все изменить, я так понимаю, еще не появилось на свет? Запрет ни в коем случае нельзя отменять. Вы представляете, что начнется. Мне даже страшно подумать! - Верлий не мог и представить, что какой-либо закон можно отменить. Это грозило всеобщему хаосу и беспорядочности отношений, что для добропорядочных ангелов было недопустимо.
        -А что начнется Верлий? То чего вы боялись, уже началось! Твоя дочь понесла наказание, но ее предал собственный брат и думаю, он тоже должен быть наказан. Ведь именно за предательство ты изгнал Арадондру? Я даю вам неделю разобраться во всем. Если по истечении этого срока я не увижу среди проклятых душ Сариила и Ареса, буду считать, что вы нарушили заключенный между тремя мирами некогда союз мира, - произнес Аббадон.
        Зевс кипел от гнева и ненависти. Он не хотел ничего понимать и слушать. Гордыня и величие, взыгравшие в грозном боге, требовали неминуемой и сиюминутной расправы. Он уже не думал о пророчестве, и его не волновало, что за ним последует.
        - Ты получишь Ареса завтра же! - выдавил бог и исчез.
        Верлий ничего не сказал и с гордо поднятой головой отправился вершить свой суд. Он сделает все, чтобы сохранить спокойствие и чистоту помыслов своих подданных, даже ценой жизни собственных детей.
        Абаддон сидел на своем троне, довольный и гордый собой. Ему удалось подчинить высшего бога и всеясного ангела.
        - Что же. Игра началась, - сказал он вслух.
        
        Лавия летела в объятьях Оливьера, а внизу простиралась черная потрескавшаяся пустыня. Дымовая завеса то сгущалась, то расступалась. В воздухе витал запах смрада, сменявшийся всеми ароматами разлагающейся плоти и крови. Порой казалось, что стоны, раздававшиеся со всех сторон, переходили в смех, а затем крики и вопли о пощаде. Нижний мир был жутким, но перед ним не было страха. Лавия заметила, что она словно утратила какие-либо чувства. Не было ни сострадания к стонам, ни ужаса от происходившего и увиденного. Она просто воспринимала все как должное, прижимаясь к груди Оливьера.
        Наконец вдали показался большой замок из черного камня. И чем ближе они к нему приближались, звуки вокруг становились тише, дым потихоньку расступался, и приятно пахло костром. Оливьер опустился на землю перед широкой железной дверью. Крылья скрылись за спиной, и огонь в глазах исчез, а лицо приобрело свое прежнее выражение. Архангел отпустил Лавию, взял ее за руку вошел внутрь.
        Девушка смотрела по сторонам, разглядывая дом и чуть не опешила, когда как всегда неожиданно и тихо, появился Горд.
        - Хозяин, - он опустил голову в приветствии.
        - Здравствуй Горд. Отец здесь?
        - Да хозяин. Он у себя.
        Горд был спокоен и вел себя, словно Оливьер не пропадал целую неделю, а выходил куда-нибудь на полчаса. Верный прислужник не имел моды лезть в хозяйские дела и всегда исполнял и говорил только то, что ему скажут. Он стоял, не поднимая глаз, пока Оливьер с незнакомой девушкой не поднялись по лестнице и исчезли во мраке коридора. Для себя Горд, заметил, что от прекрасной особы, сопровождающей хозяина, шел дурманящий аромат жизни. От этого ощущения на старого демона нахлынули воспоминания о своей молодости. Когда в измерении трех миров было неспокойно, правители постоянно вели войны, а он, некогда храбрый и бесстрашный солдат, участвовал в них и с удовольствием пил, полные жизненной энергии, души ангелов и богов. Демон про себя фыркнул и растворился.
        Зепар находился в своем кабинете. Он знал, что сын вернулся и ждал его. Так же, как и старый демон, Зепар чувствовал сладостный вкус Лавии. Ее сердце, гулким эхом вибрировало в его голове, принося боль и наслаждение одновременно. Дверь отворилась и кажется несовместимая, но такая прекрасная смесь смерти и жизни, ворвалась в комнату. Демон стоял на широком балконе. Руки его были сложены за спиной. Оторвавшись от своих мыслей он обернулся .
        - Отец? - Оливьер держал богиню за руку, ни на секунду не отпуская. Он знал как тяжело отцу выдерживать ее присутствие, - Я хочу познакомить тебя со своей женой.
        Зепар посмотрел на девушку поглощающим и проникновенным взглядом, отчего ей стало не по себе. Однако Лавия, решила ответить тем же и, стала пристально рассматривать стоящего перед ней мужчину.
        - Она прекрасна сын мой! - Зепар улыбнулся и продолжил:-И как я вижу смелая и отважная. В ее груди кипит огонь и буря эмоций. Не удивлен, почему ты полюбил ее. Нежная красота и дикое, упрямое безрассудство смешались в этой богине. Я представляю, как она самоотверженно управляет своей стихией.
        Лавия не понимала, о чем толкует демон. Она удивленно посмотрела на Оливьера.
        - Отец. Лавия не владеет своими силами. Ей их никто не развивал и не учил управлять. Прошу принять мою жену и относится к ней как к своей дочери, - Оливьер знал, где поставить пунктик.
        Если демон дает обещание принять девушку как дочь, значит так и будет. Архангел выучил своего отца и его пристрастия к женщинам, поэтому доля недоверия все же витала в его отношении к нему.
        - Конечно. Я буду считать ее дочерью. Однако ты обязан научить девушку пользоваться своими способностями, иначе ей не выжить в наших мирах. Скоро настанут неспокойные времена. Думаю, вы это уже поняли, - голос демона немного дрожал.
        - Да отец. Скажи, ты исполнил мою просьбу?
        - Лилит нашла Мирония, и тот просил передать, что в Анболе у тебя есть надежный друг. Ты можешь обратиться к нему в любой момент. Лилит проведет Лавию, - уже спокойным и ровным голосом сказал Зепар.
        Богиня стояла молча. Что-то не давало ей вмешаться. Что- то подсказывало, что она должна только слушать.
        - Спасибо отец.
        Оливьер и Зепар смотрели друг на друга, словно продолжали разговор безмолвно. Контакт прервался, и медленно отвернувшись в сторону балкона, демон снова окунулся в свои мысли.
        Оливьер не сказав ни слова, нежно поцеловал богиню, и они вышли из комнаты. Пройдя по темному коридору в самый конец, вдоль которого на их пути встретилось только два томно горевших факела, Оливьер остановился возле запертой двери. Он повернул ручку, и пара оказалась в наполненной светом, чудесной комнате. Это было необычно, если вспомнить, что все вокруг до этого было тусклым мрачным и темным. Спальня напоминала комнату в королевском замке: богатые убранства в светлых тонах, роскошная отделка и мебель. Словно из убогого сарая девушка попала в шикарные апартаменты.
        - Снова наколдовал? - улыбаясь, спросила Лавия.
        - Придумал. Как и тогда, когда мы были на Земле. Я могу силой мысли создавать и воплощать то, что мне нравится или хочется. Думаю, в такой комнате тебе будет удобнее, чем в мрачных покоях, походящих на склеп.
        Лавия подошла к кровати и плюхнулась на спину, раскинув руки в стороны.
        - Она великолепна... Послушай, а все демоны, такие как твой отец? Ну, я думала, они выглядят немного иначе.
        - Ты правильно думала. Все демоны скорее похожи на некое подобие зверей с человеческими телами и мой отец не исключение. Только ему нравится быть в таком облике, каком ты его видела. Свою сущность он использует только во время работы. Однако другие обитатели нижнего мира не скрываются под масками. Они гордятся собой и своим видом.
        - А ты? Как выглядишь ты? - Лавия привстала, облокотившись на локти, и с интересом стала смотреть на Оливьера.
        - Ты хочешь увидеть мой облик? Я тебя разочарую. Так как я имею две сущности, ангела и демона, то мой облик практически всегда остается ангельским и только когда я злюсь или использую свои силы, то демоническая сущность рвется наружу. Однако моя телесная аура сильна, поэтому у меня может лишь немного видоизменяться лицо.
        - Да, я видела во время полета.
        - Я испугал тебя?
        - Нет. Я не могу тебя бояться, ведь люблю всем сердцем. Люблю в любом облике, - богиня нежно улыбнулась.
        Оливьер подошел к ней и протянул руку. Девушка взяла его за ладонь, встала и, обняв, прильнула головой к груди:
        - Я дышу только ради тебя. Мое сердце бьется только благодаря любви к тебе. Мои глаза не потеряли зрение, только тепля себя надеждой снова насладиться твоей красотой. Губы не онемели, сохранив на себе нежный поцелуй, а разум не помутился лишь потому, что всегда хранил в воспоминаниях твой образ. Ты моя жизнь Лавия! - архангел прильнул к губам богини в проникновенном поцелуе и снова все понеслось.
        Все закружилось в медленном танце. Руки обмякли, глаза закрылись, а сердце запело дивную мелодию, смакуя наслаждение от прикосновений. Тёплый поток энергии и силы полился от него в нее и наоборот. Души богини и архангела переплелись и растворились друг в друге. Тихо, тепло, хорошо, спокойно. Оливьер отстранился, но как раньше не было того удушливого холода и пронизывающего чувства потери и горя. 'Теперь все будет иначе'-подумала Лавия 'Мы вместе'.
        Устроившись на мягкой кровати в обнимку, влюбленные задремали, а затем уплыли в охвативших эмоциях, погружаясь в легкий и воздушный сон.
        - Я снова спала? Ты же сказал, что здесь нет потребности в отдыхе? - богиня лежала у архангела на плече и теребила пальцем прядь его волос.
        - Ты пожелала уснуть и это произошло. Это не потребность, а твое желание. Желания здесь всегда исполняются.
        - Любые, любые? - девушка заглянула Оливьеру в глаза.
        - Любые, любые!
        - Тогда я желаю никогда не выходить из этой комнаты! - Лавия засмеялась и обняла архангела за талию.
        - Так будет. Обязательно. Но есть еще кое-какие дела. Время идет и у нас только три дня. Твоя душа умрет, если останется в этом мире дольше чем на этот срок, а этого я не могу допустить.
        - И что же мы будем делать? - девушка смотрела на архангела, а в глазах застыла грусть и безысходность.
        - Нам придется снова расстаться. Но я обещаю это ненадолго. Лилит сестра моего отца отведет тебя в Анбол.
        - Расстаться? В Анбол? Я не хочу туда возвращаться! Разве нет другого выхода? - Лавия села спиной к архангелу.
        - Ты там уже была? - Оливьер удивленно посмотрел на нее.
        - Да. После того как мы прошли сквозь портал на Земле, я оказалась в Анболе. Сариил передал меня Аресу.
        - Я так и думал, что они с Аресом в сговоре. - Желваки Оливьера забились в танце. Он обнял Лавию за плечи и прижал к себе.
        - Послушай любимая. Мироний не позволит тебя никому обидеть. После того как мы с матерью были изгнаны, он отказался от звания сына правителя ангелов и теперь живет отшельником в лесах Исхила. Поверь! Ему можно доверять. Я дал обещание Аббадону разобраться в одном деле, и обязан выполнить его. Как только все улажу, сразу пришлю за тобой.
        - Как же мы сможем быть вместе? Теперь ты принадлежишь нижнему миру, а я. Я не могу пробыть здесь больше трех дней! - Лавия повернулась к любимому. Ее глаза предательски блестели.
        - Мы что-нибудь придумаем. Обязательно должен быть выход, - Оливьер обнял девушку и стал медленно гладить по спине.
        Минут десять они сидели молча, прижавшись, друг к другу. Мысль о том, что им снова придется быть поодаль, невыносимо ныла в мозгу, но избежать этого было невозможно. Оливьер поцеловал богиню в макушку и провел пальцами сквозь каштановые кудри.
        - Есть хочешь?
        - Нет желания. Нам пора?
        - Да. Пора.
        Архангел переоделся в черные кожаные брюки, черную рубашку из плотной ткани и высокие ботинки. Лавия не пожелала менять свой экстравагантный наряд. Слишком он ей нравился, да и чувствовала она себя в нем очень комфортно. Волосы заплела в косу, чтобы не путались, и закрутила красивой корзинкой.
        Зепара дома не оказалось, поэтому, не попрощавшись с демоном, Лавия и Оливьер вышли из дома, чтобы отправится к Лилит. Вокруг все оставалось неизменно. Тот же дым, те же голоса и вонь, только вдобавок небо плакало кровавыми слезами. Оливьер посмотрел вверх и тут же у него в руках возникли два плаща.
        - Надень. Похоже это надолго.
        - Мы снова полетим? - натягивая на себя капюшон, спросила богиня.
        - Нет. Как видишь погодка не летная, но соглашусь, и не пешая.
        Всунув два пальца в рот, Оливьер присвистнул, да так, что в ушах чуть перепонки не полопались. Из дымовой завесы, прямо на них, скакал огненный жеребец. Он словно был окутан, синим пламенем. Богатая шелковистая грива разлеталась во все стороны. Сверкающие алмазные глаза и точеный стан. Он остановился прямо перед Оливьером и склонил свою голову. Архангел погладил лошадь по морде и спине.
        - Это Элефант. Подарок отца. Он вмиг нас довезет.
        Оливьер подхватил богиню за талию и помог сеть на лошадь, а затем устроился позади нее. Он что-то шепнул жеребцу на ухо, тот громко заржал и сорвался с места.
        С сумасшедшей скоростью они неслись вперед. Мимо мелькали жаркие и высокие костры, каменные поселения и овраги, наполненные иногда бесформенной и плавучей жижей, а иногда сгустками и скопами чего -то мерзкого и желеобразного. Томные стоны сменялись визгом и всхлипами, а затем по воздуху, лаская слух и разум, поплыла тихая песня. Она тянула за собой, зазывала своим мотивом. Хотелось полностью отдаться мелодии и раствориться на молекулы. Заглянув вперед, Лавия увидела, откуда идет эта песня. Широкая, извилистая, кровавая река, простиралась до самого горизонта и издавала протяжные звуки, образовывающие манящую мелодию.
        - Закрой уши. Не подчиняйся своим чувствам. Они лживы и не принадлежат тебе. Это река Небытия. Она пытается завладеть твоим разумом. Скоро будем на месте. Лилит живет вон в том поселении, на границе реки, - крикнул Оливьер.
        Лавия прикрыла уши ладонями так сильно, как только могла и, посмотрев, куда показывал архангел, увидела три поместья. Два из них были разгромлены, а вот третье выглядело вполне жилым. В окнах горел свет, а вокруг дома пылали высокие костры .
        Жеребец пересек границу и остановился у дома Лилит. В воздухе витали ароматы различных трав, смолы и жженого дерева.
        - Не зная где я нахожусь, я бы подумала, что здесь живет ведьма! - снимая капюшон и разглядывая территорию, сказала Лавия.
        - Лилит - суккуб. Единственная оставшаяся в своем роде. Просто ее дочь увлекается алхимией. Я уверен, вы подружитесь. Она очень веселая и, кстати, в ее жилах течет кровь ангела. Только об этом знают только в нижнем мире.
        - Не волнуйся, я поняла, - усмехнулась богиня. Хранить тайны ей не в первой.
        Дверь отворилась и на пороге показалась Лилит. Рыжие волосы ниспадали до пояса, кружевной корсет обтягивал талию и неприлично выделял грудь. Из под короткой кожаной юбки, росли длинные стройные ноги, которые подчеркивали высокие сапоги на шнуровке. По сравнению с Лилит, в своей одежде Лавия выглядела как праведница. Суккуб глубоко втянула носом воздух и улыбнулась.
        - Живая душа! Приветствую тебя Оливьер. Можешь не представлять мне свою спутницу. От нее так во... пахнет жизнью, что даже видоизмененный внешний вид не в силах скрыть ее божественную сущность. Лавия я так понимаю?
        Оливьер обнял богиню за плечо.
        - Привет Лилит. Ты как всегда прекрасна и красноречива. Пригласишь нас в дом?
        - Что за вопрос? С радостью! В коем-то веке у меня в гостях богиня, - Лилит приветственно наклонила голову.
        Не успели Оливьер и Лавия войти в дом, как где-то в его глубине, что-то грохнулось, и послышался звон разбившего стекла. Через минуту из соседней комнаты вышла очень красивая, светловолосая девушка, лет восемнадцати. Она оценивающе смотрела, своими проникновенными черными глазами, губы сложились в тонкую линию, а руки были скрещены на груди. Через пару минут ее словно подменили. Она расслабленно опустила руки, широко улыбнулась и бросилась к Лавии с объятьями.
        - Класс! Настоящая богиня. Мне Олив про тебя рассказывал. Я Арлина и умею колдовать, так что, если что обращайся.
        Ошарашенная богиня попеременно смотрела то на Оливьера, то на Арлину.
        - Я тоже рада с тобой познакомиться, - она осторожно ответила на неожиданные объятия.
        - Ладно. Арлина ты повергла в шок нашу гостью своим приветствием. Пойдем чего-нибудь выпьем за встречу. - Лилит усмехнулась, оттягивая дочь, и пригласила пройти в гостиную.
        - Олив? - Лавия вопросительно посмотрела на архангела.
        Тот только пожал плечами и улыбнулся. С Арлиной они были дружны как брат и сестра. У них даже в мыслях никогда не было, что между ними может что-то быть. Сердца обоих были заняты. Оливьера Лавией, а Арлина . У нее был свой секрет, о котором пока никто не должен был знать.
        Лилит разлила по бокалам морс собственного приготовления, в который Арлина приспособилась каждый раз добавлять хмельного зелья. Он был яркого малинового цвета и издавал приятный аромат, напоминающий запах чабреца.
        - За нас и вас! - суккуб залпом осушила свой бокал. - Знаю, зачем вы здесь. Можешь рассчитывать на меня Оливьер. Я в долгу перед тобой и не перестаю терять надежду, что когда - нибудь, ты простишь меня за все. Я отведу богиню к Миронию. Лавию никто не посмеет и пальцем тронуть. В нижнем мире сам Аббадон следит за этим.
        - Что?
        - Ты еще не в курсе? Я вчера была при дворе. Абаддон созывал совет и потребовал души Сариила и Ареса.
        - Но как ты узнала? Совет проходит в полной аудиенции без свидетелей. - Оливьер поставил на стол пустой бокал, а на лице четко читалось удивление.
        - Я, была бы не я, мой дорогой. Оказаться в нужном месте, в нужное время, мой конек. Однако я бы все равно не расслаблялась. Время грядет смутное.
        - Ты права Лилит. Поэтому мне будет спокойнее, если Лавия будет находиться с Миронием. Ему я доверяю безоговорочно.
        Лилит вздохнула и налила себе еще морса. Она, смакуя каждую каплю, выпила половину, в предвкушении новой встречи с этим мужественным и притягательным ангелом.
        - Сегодня уже поздно. Завтра с утра мы отправимся в Анбол, - ни сказав больше, ни слова Лилит удалилась.
        Неугомонная Арлина, не давала гостям покоя и без умолку задавала свои каверзные, порой глупые и смешные вопросы. Ей было интересно все. Девушка расспрашивала про смертных и про Забвенные земли, а Лавия с удовольствием рассказывала истории из своей жизни. Про кинотеатры, автомобили, небоскребы, компьютеры и интернет. Рассказывала, какие тонкие, добрые и нежные существа, живут на Забвенных землях. Арлина с упоением слушала, но вопросов от этого меньше не становилось.
        - Арлина. Похоже ты от нас не отстанешь? Слушай, давай продолжим нашу увлекательную беседу в другой раз! - Оливьер понимал, что если молодой особе дать волю, так она еще неделю будет задавать свои вопросы и болтать.
        - Но... - хотела возразить девушка.
        - Все, все, все. Лавии нужно отдохнуть. Спокойной ночи сестренка.
        Арлина насупила губки, а Оливьер чуть вырвав Лавию из ее цепких объятий, увел в подготовленную для них комнату.
        - Но, я не хочу спать. Арлина такая веселая. Я уже забыла, когда так развлекалась! - войдя в спальню, сопротивлялась богиня.
        - А ты пожелай. Глаза сразу нальются свинцом, и ты сладко уснешь, - Оливьер улегся на кровать и постучал ладонью по ней, приглашая Лавию. - Иди ко мне. Это наша последняя ночь перед разлукой.
        Девушка вспомнила, что завтра им придется расстаться на неопределенный срок. Она легла рядом с Оливьером и крепко обняла его. 'Я переживу это ради тебя. Для того,чтобы встретится снова и быть вместе вечно. Но только последний раз' - подумала Лавия и нежно поцеловала любимого мужа.
        Глава 10
        'Дьявольское отродие. Он оказался сильнее, чем я думал' - Арес потирал свою шею. Ледяные цепи, сковавшие горло ослабли, и дышать стало легче. Вот только раненая гордыня и униженная честь, копошились в мозгу, словно червяк, требуя создания плана отмщения. 'Бог войны был повержен, и кем? Каким - то жалким убожеством из нижнего мира? Неужели у великого сына Геры ослабли силы и теперь все об этом узнают, и будут насмехаться над ним. Это не допустимо. Нужно найти новый способ избавиться от надоедливого мусора и на этот раз навсегда'.
        Арес лег, на подобную месиву из грязи и крови, землю и глубоко вдохнул. Энергия мести, страха, злобы и вражды, исходящая из этого места, стала питать его. Она медленно проникала в тело легким покалыванием, восстанавливая разорванную ауру. Когда Арес почувствовал, что силы вернулись к нему, поднялся с земли.
        Оказавшись в своей пещере, он понял, что Оливьер и Лавия ушли через находящийся здесь портал. Их запах до сих пор витал в воздухе. Осушив пару бутылей с вином, бог войны окунулся в свои мысли: ' Почему я сразу не прикончил Лавию тогда, а сослал на Землю? Нужно было добыть из нижнего мира что-нибудь действующее наверняка'.
        Воздух стал плавиться, и преобразовавшийся портал заставил, придававшего мечтам и размышлениям Ареса, отвлечься. В пещере появилась Мелиноя и, набросившись на бога, ударила его раскаленным добела, извивающимся хлыстом. От прикосновения кожаный жилет разошёлся, оставляя на груди Ареса ярко красную полосу.
        - Говори, где моя дочь ублюдок. Что ты с ней сделал?
        Арес в мгновение схватил богиню за шею и отшвырнул в сторону. Та, ударившись о каменную стену, упала наземь.
        - Ты знаешь, она умерла. С чего ты вообще про нее вспомнила?
        - Ты врешь мне. Ты отправил ее к смертным. Что она тебе сделала и как ты смог так поступить с собственной дочерью? - Мелиноя встала, снова направляясь к Аресу. Глаза ее горели, а сердце разрывалось от боли.
        - Стой, где стоишь или я за себя не ручаюсь Мелиноя. Раз тебе все известно, то думаю, ты должна знать, что Лавия связалась с архангелом, теперь уже падшим. Я не мог допустить нарушения запрета.
        - Почему ты мне ничего не рассказал, тогда? Ты не имел права распоряжаться ее судьбой сам. Она и моя дочь тоже! - голос Мелинои стал тише. Она тяжело дышала и готова была заплакать.
        - Ты уже совершила один раз ошибку, когда родила ее. Я должен был это исправить, - прорычал Арес.
        Снаружи разразился жуткий гром, и небо разрезали сто тысяч молний. Война повернулся в сторону выхода из пещеры, и его лицо исказилось в недовольстве.
        - Зевс призывает. Ты пойдешь со мной! - схватив Мелиною за руку, они исчезли в портале.
        Прошло несколько минут после того, как Зевс послал сигнал своему сыну. Он ходил по залу из угла в угол, сгорая от нетерпения. Изнутри съедало желание быстрее взглянуть в глаза неблагодарному отпрыску, посмевшему насмехаться над его законами. Воздух стал плавиться, пространство расступилось, и в зал ввалился Арес, волоча за собой богиню. Они упали на пол, тяжело дыша, прямо к ногам Зевса.
        - Я вызвал одного, а явились оба? Тем лучше. За кого вы меня принимаете? Я тот, кто дал вам все. Свободу, власть, богатство и свое расположение. Многие из моих детей и половины не имеют, что даровано вам. И чем вы мне отплатили? Вы ослушались меня, скрыли великий позор и продолжаете творить недопустимые вещи! - великий бог не стал церемониться и перешел сразу к делу.
        - О чем ты говоришь отец? - начал Арес, но Зевс глянул на него так, словно еще минута и его поражающие молнии не оставят от бога войны ни следа.
        - Вам удалось дурачить меня на протяжении более двух тысяч лет. Теперь же я все знаю. И все измерение трех миров знает, что моя дочь Мелиноя и сын Арес посчитали себя умнее самого царя богов - Зевса. Из-за своей глупости, они породили дитя и утаили это. Я понимаю, что такое мог совершить Арес. Мой ... зверский и жестокий сын, за что я его ненавижу и не скрываю этого, но как же посмела совершить такое преступление ты Мелиноя. Я всегда был добр к тебе.
        - Отец я ... - Мелиноя готова была рассказать все как на духу. Ей уже было все равно, что с ней станет.
        - Замолчи, - тихо сказал Зевс. Он повернулся в сторону к совершенно спокойной и ожидавшей своей очереди говорить Гере.
        - Гера. Жена моя. Любимая моя из жен. Я узнал, что рожденное дитя было доставлено на Забвенные земли. Только одному существу из нашего измерения даны такие силы. Как высшая богиня - покровительница домашнего очага, ты являешься этим существом. Зачем ты это сделала Гера? Ты могла бы прийти ко мне, и мы бы решили вопрос иначе?
        - Ты прекрасно знаешь ответ на свой вопрос Зевс, так зачем задаешь мне его. Ты всегда знал мое происхождение, однако не придавал этому значения. Я обязана была сохранить жизнь этому ребенку, а здесь это было бы невозможно.
        Да. Зевс знал, что Гера имеет какое-то отношение не только к Забвенным землям, но и к пророчеству, но в чем оно заключается, давно забыл, ибо не верил во все поведанное ему когда-то. Царь богов таил в себе невыносимую злобу и разросшуюся, словно мерзкий надоедливый сорняк, ненависть к окружающим. 'Наказать! Наказать! Наказать!' пульсировало в голове.
        - Дорогой. Несомненно, дети совершили огромную ошибку, но ведь ее еще не поздно исправить. Мы найдем способ избавиться от этого недоразумения, только более действенным и надежным способом, - Персефона, словно кошка, медленно стала подходить к Зевсу.
        - Ошибку? Мерзкая дура. Теперь ничего не исправить. Союз заключен, и ты не меньше моего знаешь, что это не просто союз! - закричал Зевс.
        Мелиноя слушала и не понимала, о каком союзе идет речь.
        - О чем ты говоришь отец? Мне кто-нибудь скажет, что произошло с Лавией?
        - Не притворяйся, что ты ничего не знаешь. Тебе это не поможет. Вы были за одно и отправили своего отпрыска на Землю за ее связь с архангелом, но только это ничего не изменит! - Зевс надменно и пренебрежительно смотрел на свою дочь.
        Пусть они и породили дитя, не сказав ему об этом, но чтобы использовать убийственный яд на своем ребенке? Даже Зевс не способен на такое.
        - Клянусь нашими предками отец, клянусь великой богиней солнца, я не знала этого. Моя Лавия. Моя девочка, - Мелиноя упала на колени и, закрыв лицо руками, забилась в рыданиях.
        Ее мысли были только о дочери. Она ненавидела себя за то, что разрешила Гере отнести ее ребенка так далеко. Она ненавидела себя за то, что мало общалась с дочерью и не смогла помочь и спасти ее в трудную и роковую минуту.
        - Хватит! Вы все предали меня. Я пригрел на своей груди мерзких гадюк! - Зевс бросил презренный взгляд на присутствующих. 'Месть, месть, месть' - копошилось сознание.
        - В этот раз я поступлю иначе. Вы не получите быстрого наказания, а будете нести его сквозь века. Тебя Гера, я не считаю больше своей женой. Как и тебя Персефона. Вы больше никогда не получите моего расположения. Ты Мелиноя, лишаешься силы и оружия, но по-прежнему обязана выполнять свою работу в нижнем мире. Как ты будешь это делать уже не моя забота. Ну а ты Арес! Раз тебе по душе боль и страдания, жестокость и издевательства, так ты получишь эти удовольствия в полной мере. Я проклинаю тебя и отсылаю на безвременную службу в нижний мир. В полное распоряжение Аббадона.
        - Но Арес? Он не сможет... - Гера хотела что-то возразить, но Зевс был непоколебим.
        - Его душа не будет мертва, а всего лишь проклята. За свои деяния, пусть вечно мучается она в тяжких терзаниях и скитаниях по Арлону, - Голос Зевса зазвучал раскатом грома и из находившегося в его руках скипетра вырвались три ярко желтые молнии.
        Словно кинжалы, они вонзились в Ареса, превратив его тело в сверкающее решето. Бог войны стал медленно таять, пока вовсе не исчез.
        В большом светлом зале стало тихо. Зевс медленно подошел к своему величественному трону и воссел на него. Он молчал, и молчание было нудным и томным, но никто из присутствующих не смел, потревожить мертвую тишину. Они ждали дальнейших действий царя богов. Только Зевс стал камнем и лишь медленно поднимающаяся грудь, свидетельствовала о жизни. Он чувствовал себя пустым и одиноким. Виновные получили наказание, но удовлетворение не спешило приходить. Спокойно, но громко, словно раскаты грома, наконец, прозвучал его голос:
        -Убирайтесь!
        И каждый из присутствующих, с этими словами, почувствовал неимоверное облегчение. Будто удерживающие цепи, наконец - то разрушились, даря долгожданную свободу. Немедля, присутствующие поспешили удалиться.
        Мелиноя меряла большими, частыми шагами свою комнату. Ее стихия ей больше не подвластна и огненный хлыст навсегда забрал Зевс. 'Ну и черт с ним. Как-нибудь обойдусь. В Тартар не отправил. Очень странно!? Здесь явно что-то не так. О каком союзе он говорил? Моя дочь полюбила архангела? Значит Лавия на Земле? Но как Аресу удалось ее туда отправить? Зевс отослал его в нижний мир. Урод, там ему и место. Но почему только проклял, а не изгнал? Черт мне нужно все узнать' - мысли Мелинои скакали как бешеные мартышки по деревьям и не давали сосредоточиться на чем-то одном. Столько всего она не знала и, накатываясь друг на друга, вопрос за вопросом возникали в ее мозгу: 'Нет так нельзя. Ещё чуть - чуть и я сойду с ума. Нужно что-то делать'. Мелиноя остановилась, а затем сорвалась с места и выбежала из своих покоев.
        Даже без божественных способностей, она могла без проблем передвигаться и находиться в нижнем мире, потому как была богиней подземного царства. Ее стихия огня требовалась лишь в том случае, если вдруг приходилось от кого-либо защититься или применить силу, приструнив ослушавшихся мертвых душ.
        Воспользовавшись порталом, богиня тот час же очутилась в своих владениях. Сырой и затхлый запах ударил в нос. Женщина фыркнула, потерла над губой и пошла по темному коридору, вдоль которого находились камеры, к мерцающему вдалеке свету.
        Растрепанные существа, походившие на женщин, прильнули к решеткам. Кто-то высовывал руки, пытаясь схватиться за богиню. Некоторые стонали и призывали о помощи, некоторые просили удовлетворения и смерти. Мелиноя привыкла к нескончаемым стонам, всхлипам и мольбам, которые звучали в этой части царства мертвых. Души грешных женщин ждали своей участи и наказания. Порой эти ожидания сводили их с ума. Они прыгали по стенам и потолку, будто одержимые, рвали на себе волосы и кожу, поедали свою плоть и грызли железные решетки. Познав однажды, кроткие и чуткие прикосновения своего палача, души действительно были одержимы. Одержимы Зепаром.
        Мелиноя спокойно прошла по коридору, не обращая внимания на происходящее вокруг, и оказалась в большом зале с высокими потолками. В нем царил полумрак, и лишь некоторое количество факелов служили средством освещения. Вдоль каменной стены, в распятом состоянии, прикованные металлическими скобами, висели три обнаженных души. Они извивались и стонали, словно испытывали некое удовольствие, но лица их исказились от боли и мук от никак не приходившего удовлетворения.
        Зепар подходил то к одной, то к другой, лаская их груди. Затем нежно проводил пальцами по животу, спускаясь ниже, достигая самого сокровенного и интимного места. Демон умело ласкал и заставлял испытывать неимоверные ощущения, доводя женщин до исступления и безумия. Только подводя их к самому пику останавливался, заставляя испытавших дурманящее возбуждение, просить о пощаде и выть, прося большего. Тогда демон начинал все заново, будоража каждую потаенную частичку тела, вводя в сумасшествие мозг. Сознание жертв не выдерживало и рвалось на куски, рассыпаясь от мучений и пыток.
        - Всегда удивлялась твоему самообладанию. Я бы давно разобралась с этой мерзостью не щадя их, - Мелиноя стояла в углу комнаты и наблюдала за работой Зепара.
        -Что надо?
        Хоть Зепар и не показал вида, но он зверски не любил, когда его отвлекают от работы.
        - Есть разговор.
        - Приходи в другой раз. Я занят.
        - Нет. Знаю, ты уже закончил. Что ты знаешь о моей дочери?
        Зепар криво улыбнулся и повернулся к Мелинои.
        - На сегодня все. Убери этих, - громко сказал демон, обращаясь к тюремщику.
        Уже через несколько секунд существо с чешуйчатой кожей и головой шакала, сорвал души со стен и, перекинув их через плечо, направился к выходу.
        - Идем,- глядя проникновенно на богиню, сказал демон.
        В другом углу помещения была еще одна дверь. По неимоверно длинному коридору, они дошли до овальной каменной двери и оказались и небольшом помещении, три на три метра. Сплошные серые стены, невысокий потолок, стол, стул и длинная мягкая кушетка. С потолка свисает шнур, а на ней маленькая тусклая лампочка. Зепар подошел к столу и налил себе из большой пузатой бутылки, прозрачной мутной жидкости.
        -Будешь? - протягивая богине стопку, предложил Зепар.
        -Давай, - Мелиноя залпом все выпила и вернула емкость демону.
        Тот, вздернув бровь, посмотрел на нее, налил себе и так же быстро, как и богиня выпил.
        - Ты считаешь, я поверю в то, что ты не знала, что твоя дочь была на Земле? Я уверен, ты хочешь просто спасти свою шкуру и разузнать, откуда я знаю о вашем секрете.
        - Не смешно демон. Я бы никогда не пришла к тебе из праздного интереса. Ублюдок Арес сказал мне, что Лавия умерла, а я была так убита горем, что даже не потрудилась проверить, было ли это правдой, и слепо поверила ему. Я хочу знать, как ему удалось отправить девочку к смертным.
        - Война отравил ее смором. Однако мне и самому интересно, откуда у него рецепт его приготовления.
        - Смором? Но этот яд применяют только демоны. Подонок. Так поступить с собственной дочерью. Ты сказал, она была на Земле, значит она?
        - Нет. С богиней все в порядке.
        -Ты знаешь, где она? - Мелиною начинало колотить от недомолвок демона.
        -Да, но тебе не скажу. Ради ее безопасности. Скоро Зевс узнает о ваших происках и ...
        - Зевсу все известно. Он устроил сегодня разбор полетов. Меня лишил способностей и отобрал хлыст, а Ареса отослал сюда.
        -В смысле? Я думал, он запрет вас в Тартаре как обычно поступает, - удивился Зепар.
        - Да и я в шоке. Зевс проклял Ареса и отправил на бессрочную службу в полное распоряжение Аббадона. Немного странно ты не считаешь?
        - Значит, Аббадон созывал союз, и все измерение знает о пророчестве.
        - Пророчество? Причём здесь пророчество? - Мелиноя совсем запуталась.
        - Твоя дочь заключила союз на Забвенных землях с архангелом, еще до того, как папаша отправил ее к смертным. Только благодаря тому, что их любовь взаимна и имеет огромную силу, она жива.
        Мелиноя смотрела на демона с выражением лица полной дурочки.
        - И что? Да они нарушили запрет, но пророчество...
        Демон закатил глаза и не дал ей договорить.
        - Твоя дочь, богиня с Забвенных земель, а архангел, которого она любит, сын ангела и демона. Они заключили союз. Уловила суть?
        Мелиноя задумалась, а затем громко рассмеялась.
        - Да ладно. В наших мирах, как я посмотрю, давно плевать хотели на запреты и законы. И кто же счастливые родители чудо отпрыска?
        Глаза демона налились красным. Он ухватил богиню за руку так сильно, что еще немного, и можно было бы услышать хруст ломающихся костей.
        - Этого отпрыска любит твоя дочь, и он не бросил ее, в отличие от никчемных родителей. Ты должна ему целовать ноги и молить у дочери о прощении.
        - Отпусти! Я и сама знаю. Ладно. Так кто его родители?
        - Он мой сын, - тихо ответил демон.
        Мелиноя растирала ноющую от хватки Зепара руку и чуть не поперхнулась собственной слюной, услышав ответ.
        - Класс. Так мы теперь родственники? - богиня улыбнулась.
        Зепар хотел снова применить силу к бесстыжей женщине, но неожиданно ехидная улыбка исчезла с ее губ.
        - Я рада найти в твоем лице союзника. Тем более теперь. Уверена, моя дочь будет в безопасности, рядом с твоим сыном. Я наслышана о его храбрости и честности. Я хочу отомстить Аресу, а заодно узнать, откуда у него рецепт смора. Думаю, тебе это тоже будет интересно.
        Демон посмотрел на Мелиною, пытаясь понять, говорит она правду, либо играет. В глазах богини читалась радость и боль, месть и злость. Сомнений нет, она действительно готова объединиться.
        - Если что-то узнаю, дам тебе знать. В свою очередь ты вкурсе, где меня найти.
        - Конечно. До встречи, - сказал Зепар.
        Богиня нежно улыбнулась, воздух расступился, и она растворилась в сумерках.
        Глава 11
        - В Анболе скоро стемнеет. Я все понимаю, но оторвитесь вы друг от друга. Как будто навсегда прощаетесь.
        Лилит уже полчаса ждала, пока Лавия и Оливьер, наконец, закончат свою прощальную трапезу, и она с богиней сможет отправиться в мир ангелов. Арлина стояла в дверном проеме, прислонившись плечом к косяку, и наблюдала умиленными глазами за влюбленными. Наконец богиня и архангел нашли в себе силы расцепиться.
        - Поверь! Ты не успеешь соскучиться, как Лилит вернется, чтобы отвести тебя ко мне, - Оливьер нежно поцеловал Лавию.
        Она отстранилась и грустно посмотрела на архангела.
        - Ступай любимая, - тихо прошептал он.
        Лилит, вся в нетерпении, взяла девушку за руку, спроектировала портал и через секунду на месте где они стояли, остался лишь запах жизни и, уносящей ее, смерти.
        Деревянная резная беседка, много цветов и зелени, выложенная каменная дорожка. "Где-то я уже это видела"- подумала Лавия.
        - Лилит я ...
        - Тише. Пригнись. Нас могут увидеть. Вот черт, никогда не знаешь, куда тебя перенесет портал, - прошептала Лилит.
        - Мы возле королевского замка, не правда ли? - удостоверилась богиня в своих подозрениях.
        - Да. А ты откуда знаешь?
        - Пришлось побывать здесь, в гостях у одного козла.
        - У кого? - удивилась Лилит.
        - Кажется, его звали Сариил. Когда мы с Оливьером переступили портал на Земле, я оказалась в ангельской темнице, а затем Сариил передал меня Аресу.
        - Ничего себе. Вот это новость. Тихо! - Лилит прикрыла рукой рот Лавии.
        Вдалеке послышались голоса, а затем приближающиеся шаги, которые вскоре перешли на бег.
        - Сиди тихо и даже не дыши, - прошептала Лилит и в ту же секунду трансформировалась в стрекозу.
        Лавия только рот успела открыть от удивления. Суккуб поднялась в воздух и села на один из растущих возле беседки цветков. Мимо нее, как ошпаренный, пронесся Сариил, а следом гнались четыре ангела - стражника. То и дело, Сариил бросал в стражников ледяными снарядами, а те в свою очередь только защищались, прикрываясь щитами из светлого металла.
        Стражники не имели права применять силу против сына правителя Арлона. Таков приказ короля. Сариил должен быть схвачен и доставлен к нему живым.
        - Мы не должны упустить его. Живее, живее, - закричал один из преследующих.
        Сариил расправил свои белоснежные крылья, взмыл ввысь и исчез за границей облаков. Стражники последовали за ним, увеличивая скорость, отчего их крылья походили на трепещущий веер. Стало тихо. Лилит снова трансформировалась рядом с богиней.
        - Нужно быстрее отсюда убираться. Отчего-то Сариил отправился в бега и это грозит большой шумихой. Что же он натворил? Ладно, разберёмся. Мы на заднем дворе королевского замка. Всего в нескольких метрах огромный сад. Вон видишь? - протараторила Лилит.
        Лавия посмотрела в сторону, куда показывала ее спутница и подтверждающе кивнула.
        - Ты должна собрать все свои силы и бежать туда так быстро, как только сможешь, а я прикрою тебя. На счет три.
        Богиня вдохнула воздух и приготовилась. Через секунду, Лилит рядом с ней уже не было, и она поняла, что та снова в кого-то или что-то превратилась. 'Три'- послышался голос невидимой суккуб, и богиня рванула с места так, что только свист стоял.
        Она бежала, как никогда в своей жизни не бегала. Откуда только силы взялись. Мимо пронеслись клумбы с цветами, зеленые кусты, впереди появились деревья. Вначале они были на большом расстоянии друг от друга, но затем их стало больше, и росли они гуще. Листва плотно переплеталась между собой, что даже неба не было видно. Лавия все бежала и бежала, словно не могла остановиться, пока во что-то не ударилась и упала. Перед богиней, руки в боки, стояла Лилит.
        - Ты так и до границы лесов добежишь. Где так бегать училась? На Земле?
        - Не знаю. Буд-то ноги сами несли, - сидя на земле и тяжело дыша, сказала Лавия.
        Немного переведя дыхание, она встала, и из блузки вывалился какой-то пузырек.
        - Что это? - заметила Лилит. Она подняла пузырек и начала разглядывать.
        - Это мне Арлина дала. Я и забыла совсем. Сказала что это....
        Лилит не дала ей договорить и громко засмеялась.
        - Это эликсир, способный кого угодно сделать невидимым. Блин, а ведь можно было использовать его и не нестись сломя голову со скоростью олимпийца. Арлина молодец, сообразительная. Ничего, еще пригодится. Держи и не потеряй, - Лилит передала пузырек богине и та засунула его туда, откуда он выпал.
        - Пошли. Скоро стемнеет, а нам еще битых два часа топать. Слушай меня и не заглядывайся. Если конечно хочешь остаться в живых, - суккуб искренне улыбнулась.
        Она не имела ничего против девушки. Наоборот желала ей всего самого лучшего, также как и Оливьеру.
        Густо посаженные деревья издавали удивительный аромат. Дивные плоды свисали с веток. Красные, желтые, розовые, фиолетовые. Они были такими аппетитными и наливными что, не замечая, Лавия было протянула руку, их сорвать. Однако не стала этого делать, заметив неодобрительный взгляд Лилит.
        Сад заканчивался, сменяясь длинным широким лугом. Солнце опустилось низко, но еще было достаточно светло. Разноцветные стрекозки и жуки летали вокруг, перескакивая с цветка на цветок, но больше всего здесь было бабочек. Казалось, их количество перевалило за тысячи. Их порхание, словно танец, влекло за собой. Веки стали тяжелыми и глаза сами начали закрываться. Заметив, что Лавия вот-вот погрузится в сон, Лилит взяла ее за плечи и хорошенько встряхнула.
        - Держись, слышишь! Не засыпай, не то никогда не проснешься.
        Богиня тут же пришла в себя и помотала головой.
        - Есть нельзя, спать нельзя, я устала и голодная.
        - Это уловка понимаешь! Ловушка! Все эти прекрасные плоды, цветочки и бабочки. Все несет за собой смерть. Ты богиня - существо психически слабое. Здесь все предусмотрено для того, чтобы враг не смог прожить и дня, попадая сюда без приглашения, а нас как я помню, никто не приглашал! - Лилит провела рукой по волосам богини, улыбнулась и протянула к ней ладонь, в которой лежала маленькая плитка шоколада.
        - На вот. Это ненадолго перебьет голод и придаст сил.
        Лавия удивленно посмотрела на суккуб и взяла шоколад. Лилит повернулась и пошла дальше. Богиня последовала за ней. Развернув плитку, она стала отламывать от нее маленькие кусочки и, смакуя, с удовольствием класть в рот.
        Просторы луга оборвались, и перед пешими вырос высокий густой лес.
        - Мы на месте. Леса Исхила. Здесь нужно быть предельно осторожными. Не смотри по сторонам, следуй только за мной. Практически след в след, - предупреждающе посмотрела на девушку Лилит.
        День сменялся тихим вечером, и солнце практически было уже на горизонте. Лес окунулся в легкие сумерки, пахло хвоей и царившая прохлада, бодрила и дурманила одновременно. Где-то слышались шорохи зверей, с веток взлетали птицы и жужжали надоедливые комары. Под ногами стелился зеленый мох, иногда сменяясь сухой землей, усыпанной еловыми иголками, а редкие словно островки, светлые полянки, радовали зеленой травой и красивыми мелкими, синими цветами.
        Пробираясь сквозь дебри цепляющихся веток и кустов, Лавия валилась от усталости, но молча следовала за Лилит, не проронив ни слова. Неожиданно, откуда-то издалека, послышалась жалобная музыка. Буд-то песня плачущего ребенка. Она проникала глубоко в душу и вызывала нестерпимую жалость и чувство горя. Песня становилась громче, словно приближалась. Лилит остановилась и прислушалась.
        - Вот черт. Только этого не хватало, - она обернулась к богине. - Закрой уши.
        - Такая красивая песня. Ты слышишь? - зачарованно произнесла Лавия.
        - Я сказала тебе! Сейчас же закрой уши и не открывай их, пока я не разрешу.
        Лавия послушалась, прикрыла ушные раковины ладонями, и они пошли дальше. Однако желание подслушать было непреодолимым и богиня незаметно от суккуб, немного отстранила ладонь от одного уха, чтобы насладиться пением, которое к тому времени уже было достаточно громким.
        Лилит шла не оборачиваясь. Ее единственным желанием было быстрее добраться до нужной поляны и доставить богиню к Миронию, в целости и сохранности, что оказалось крайне сложным делом. Неожиданно, она услышала дикий крик за спиной и, обернувшись, увидела схватившуюся за голову Лавию. Она хаотично мотала ей, а из глаз текли кровавые слезы. Громко всхлипывая, девушка упала на землю.
        - Зараза. Я же тебе сказала не слушать!
        Лилит пришлось прибегнуть к своим способностям и на время оглушить богиню.
        - Мне так больно, - прошептала она и, закрыв глаза, потеряла сознание.
        Суккуб взгромоздила Лавию на плечи и пошла вперед. Через минут десять убийственная песня запоюна оборвалась, а из густых кустов терновника показался Мироний, в руках которого находился мертвый певец.
        - Ну, наконец, то. Возьми быстрее богиню. Ей срочно нужна помощь. Девчонка ослушалась меня и попробовала послушать песенку этого урода, - Лилит передала девушку Миронию и указала на добычу в его руках.
        - У нее кровавые слезы. Нужно спешить.
        Ангел и суккуб поторопились добраться до хижины. Положив богиню на кровать, Мироний быстро сделал какое-то снадобье и влил его ей в рот. Та, сначала никак не реагировала, затем закашлялась и открыла глаза. Лавия смотрела на стоящих над ней ангела и суккуб, и словно дурочка хлопала глазами, а затем громко сказала:
        - Я ничего не слышу.
        - Ах да. Я ее немного оглушила. Надо было сделать это с самого начала, - недовольно произнесла Лилит. Она призадумалась, а затем посмотрела на девушку и скрестила руки на груди.
        - Все. Теперь ты слышишь.
        - Действительно слышу, - закричала богиня.
        - Ой, не ори, а то мы оглохнем. Ты могла умереть, если бы Мироний не подоспел вовремя. Я же тебя предупреждала!
        Лавия опустила глаза и виновато сказала:
        - Но песня была такой красивой и жалобной.
        - Нет, ну ты посмотри на нее. Все Мироний. Отдаю ее в твои руки. Как ты понял это Лавия. Жена Оливьера и богиня с Забвенных земель.
        Мироний подошел к девушке и протянул ей влажное полотенце.
        - Мне очень приятно. Я люблю Оливьера как родного сына и готов считать тебя своей дочерью. Если сыну нужна помощь, я с удовольствием выполню любую его просьбу. На вот, умойся. У тебя кровь на лице.
        Лавия испуганно потрогала свое лицо и почувствовала на коже, что-то сухое и потрескавшееся. Взяв полотенце, вытерла его и на материи остались красные разводы.
        - Спасибо. Значит, вы и есть Мироний? Мне Оливьер о вас рассказывал. Я постараюсь не мешать своим присутствием.
        - Ха-ха-ха, - рассмеялась Лилит. - Смотри за ней в оба ангел. Она то и дело норовит здесь что-нибудь съесть, понюхать и послушать.
        - Мы разберемся. Спасибо, что доставила ее. Как продвигаются дела у Оливьера? - Мироний усмехнулся Лавии и повернулся к Лилит.
        - Ему нужно во всем разобраться. К тому же Оливьер кое-что обещал Аббадону. Сейчас девушке опасно оставаться как в Арлоне, так и в Тэроне. Надежда только на тебя.
        - Я не подведу, - твердо произнес ангел.
        - Уверена. Кстати мы видели Сариила. За ним гналась стража, и она намерена была, во что быто ни стало поймать и доставить его к Верлию. Что-то произошло между королем и твоим братом. Думаю, он может объявиться и здесь. И еще новости! Аббадон созывал совет. Теперь все знают о том, что пророчеству скоро суждено сбыться. Поэтому ты понимаешь, что сейчас Лавии и Оливьеру, как никогда угрожает опасность. Грядут большие перемены Мироний, будь готов ко всему.
        - Передай Оливьеру, я ценой собственной жизни, буду защищать его жену. Здесь ее никто не найдет. Я об этом позабочусь.
        Кажется на лице Мирония, спустя столько времени, впервые появилось подобие улыбки. Его сердце долго страдало, после потери любимой, а когда боль стала привычным чувством, ангел перестал ее замечать. Он просто жил, стараясь не вспоминать прошлое, и одиночество стало для него единственным другом и спутником. Теперь же, когда в его владениях, неожиданно появилась рыжая бестия и поведала о том, что Оливьер жив и ему нужна помощь, у ангела появилась цель в его привычном, спокойном и обыденном существовании.
        Вкратце, ангел слышал о пророчестве, но ему не было до него никакого дела. Сбудется оно или нет, для Мирония не имело значения, но помочь сыну спасти чувства и не растерять их из-за своры каких-то мелких трусов, он не позволит.
        Лёд в сердце тронулся. Оно стало биться быстрее от проснувшихся чувств: ненависти, горечи и отцовской любви.
        - Ты останешься? Уже поздно,- обратился ангел к суккуб.
        Пусть эта женщина и из нижнего мира, но она его гостья и друг его сына. Мироний давно не доводилось встречать гостей, но по своей натуре он всегда был вежлив и приветлив, если это не касалось врагов.
        - Нет. Мне нужно возвращаться. Темнота и мрак моя стихия, так что не переживай. К тому же я могу постоять за себя.
        Лилит следовало быстрее убираться отсюда и от себя самой. Этот мужественный ангел, с каждой новой встречей, притягивал ее все больше. Женщина знала, что если останется, то не сможет совладать со своими чувствами и тем самым спугнет Мирония, а этого она не хотела.
        - Тогда удачи огненная женщина, - сказал Мироний.
        'Огненная женщина! Он так меня назвал? Так необычно. А что! Звучит воинственно' - подумала Лилит. Она попрощалась с богиней и, обернувшись легким дуновением, исчезла.
        Зепар стоял на балконе и пристально смотрел на горизонт. Он вспоминал времена, когда рядом была Арадондра. Ее лучистая улыбка, проникала в самое сердце и заставляла его трепетать. Ее светлые, волнистые волосы, походили на лучи солнца и прикосновения к ним, дарили тепло. Голубые глаза, напоминали бездонный океан, в котором демон утонул, как только заглянул в них при первой встрече. Зепару ее жутко не хватало и он никогда не простит себе то, что не был рядом и не уберег от мучительной смерти.
        - Привет братец. Грустишь как всегда? - Лилит вошла в кабинет и зажгла несколько свечей.
        - Ты вернулась? Лавия в Анболе? - не оборачиваясь, сказал демон.
        - Да. Я доставила ее к Миронию. Что это? - Лилит подошла к Зепару и увидела на границе неба и земли нечто необычное.
        Яркое зарево простиралось по всему горизонту, пробиваясь через витающую дымку и черные тучи. Такого явления в нижнем мире никогда не было.
        - Все меняется Лилит. Воздух меняется. Чуешь? Становится свободнее дышать, - тихо произнес демон.
        Суккуб удивленно посмотрела на него и задумалась. Однако ее мозг не был настроен на долгие и серьезные размышления, и женщина, придя в себя, пожала плечами и собралась уходить.
        В дверях появился Оливьер и чуть не снес Лилит с ног.
        - Отец я... О, Лилит!? Ты уже вернулась?
        - Эй, полегче. Вернулась, вернулась.
        - Извини. С Лавией все в порядке? - обеспокоенно спросил архангел.
        - Да все с ней в порядке. Она в надежных руках, - бодро ответила Лилит.
        - Знаю. Надеюсь, ей недолго придется пробыть в Анболе.
        Оливьеру не хотелось вновь расставаться с любимой. Они итак слишком долго были в разлуке. Архангел хотел как можно скорее узнать, как все-таки богам удалось украсть рецепт приготовления яда, хранившегося в сокровищнице принцев ада и разоблачить предателя.
        Сокровищницу охранял Мальхол, но только прежде чем проникнуть в нее, злоумышленнику пришлось бы договориться с цербером-трехголовым псом, который в отличие от своих прежних собратьев, отличался непокорностью, кровожадностью и очень хорошим слухом.
        - Ты что-нибудь узнал про смор? - поинтересовалась Лилит.
        - Пока ничего. Не могу поверить, что Мельхол стал предателем.
        Оливьер знал этого демона. Его с ним познакомили сыновья Аббадона. Когда становилось совсем скучно, они наведывались к стражу сокровищницы сыграть в картишки. Уж больно виртуозно он всегда выигрывал. И сколько принцы не просили демона, раскрыть свой секрет, тот все время отшучивался и никак не хотел выдавать его.
        - Ко мне являлась Мелиноя. Она утверждает, что и понятия не имела о нахождении Лавии на Земле, - Зепар повернулся и направился к сыну.
        - Ты ей веришь? - архангел удивленно посмотрел на отца.
        - Думаю, она говорит правду. Я прочитал в ее глазах боль и ненависть. Арес обманул богиню, сказав, что Лавия умерла. Мелиноя обещала разузнать, как Арес раздобыл смор. Сотрудничество с ней, нам не навредит. Зевс уже все знает. Он отобрал у Мелинои ее силы и оружие.
        - Не знаю, стоит ли доверять богине!? - Оливьер сомневался.
        - Время покажет сын, - демон положил руку на плечо Оливьера.
        - Арес должно быть уже в Арлоне. Ты знаешь что... - Лилит хотела продолжить, но Зепар перебил ее.
        - Да. Мелиноя сказала, что Зевс не изгнал бога войны в наказание, а проклял его и отправил на службу королю мира демонов. Думаю, нам не раз придется встретиться с этим ублюдком.
        - Я лично хочу посмотреть ему в глаза и вонзить в него вот этот клинок, - архангел положил руку на пояс, но на нем ничего не оказалось. Суетясь, он начал ощупывать себя в поисках смертельного оружия, но все было тщетно.
        - Что случилось? - Зепар стал более чем серьезен.
        - Квиллон. Его нет, - удивленно произнес архангел.
        
        Верлий чувствовал себя неважно. Он не ожидал, что Сариил даст такой отпор и посмеет поднять руку на отца. Как получилось, что король ангелов воспитал такого эгоистичного, самовлюбленного и не имеющего ни к кому уважения, подлеца?
        Верлий вернулся из Арлона и вызвал сына, для того, чтобы совершить правосудие.
        - Я был слеп. Гнев поглотил меня, когда я узнал о том, что моя дочь скрыла истинное происхождение своего ребенка. Моя гордыня была задета, и я не обратил внимания на то, что ведь ты на самом деле предал брата и сестру. Не заботясь об их судьбе, а лишь хотел удовлетворить свои амбиции. Поэтому также заслуживаешь наказание.
        - Ты стал совсем стар и глуп, король Анбола. Тебе, как я посмотрю, хорошенько промыли мозги. Империя ангелов скоро покатится ко всем чертям. Неужели не видишь, что идешь на поводу и у кого? Абаддона - короля нижнего мира. Я не собираюсь стоять и спокойно наблюдать, как меня размазывают, словно грязь и ждать своей участи. Я не собираюсь сдаваться.
        Сариил подходил все ближе и ближе к своему отцу, а в глазах его царило тщеславие и насмешка. Подойдя совсем близко, и даже не прикасаясь, он сделал всего несколько жестов, сдавив виски правителя невыносимой холодной болью. Словно тысячи острых игл, впились в мозг Верлия. Они замораживали все чувства и не давали сосредоточиться. Словно кто-то поместил в голову ледяную глыбу, и она должна была вот- вот взорваться. Верлий закричал и приложил свои ладони к вискам, нервно сжимая, только боль была настолько сильной, что король не выдержал и медленно стал опускаться, пока не рухнул на пол.
        - Запомни. Я никогда не стану танцевать не под чью дудку. Я убираюсь, - ангел надавил своей силой и, удостоверившись, что король не сможет его остановить, быстрым шагом поспешил удалиться из замка. Туда, где его никто не сможет найти. Ангел не успел подумать, где он спрячется, но то, что это будет далеко отсюда, знал точно.
        Через несколько минут, на крики правителя Анбола, прибежал Гавриил. Он был верным слугой короля уже много веков, однако к его приходу Сариила уже и след простыл. Стараясь изо всех сил сосредоточиться, Верлий скомандовал немедленно отправить стражников следом за сыном и без него не возвращаться.
        - Доставить живым. Его судьба предрешена, но я сам хочу исполнить над ней расправу, - чуть дыша, приказал Верлий.
        Нет. Ему не было больно от того, что остался совсем один. Он не чувствовал за собой вины за то, что некогда расправился со своей дочерью и внуком, при этом потеряв и старшего сына. Тот отказался называть беспощадного и не знающего жалости короля, своим отцом. И сейчас, если бы Сариил не сбежал, Верлий бы с легкостью совершил суд и над ним. Правителя ангелов, терзала гордыня и гнев от того, что в конечном итоге его дети оказались непригодными, быть королями его империи. Его терзала злость на самого себя, потому что он вырастил их такими и, наверное, был слишком мягок в их воспитании.
        Потом Верлий вспомнил о пророчестве, и его душу поглотила трусость. Неимоверный страх, карабкался по сознанию, поглощая его. Если пророчество действительно свершится и произойдет нечто ужасное? Настолько ли он могущественен, чтобы отстоять свою власть и сохранить за собой отстроенную им за многие века империю и порядок? А если его силы так ослабли, что гнета не миновать? Верлий вспомнил, что у него ведь даже армии нет в отличие от богов, чтобы держать оборону в случае чего.
        Обитатели мира ангелов хоть и обладают силой стихий, но они прибегают к их применению только в мирных целях. В измерении трех миров, противостояний не случалось более девяти тысяч лет. 'Паники и хаоса не избежать. Необходимо что-то предпринять, но что? Самое важное сейчас - отыскать Сариила' - думал Верлий. Однако ему и в мыслях не могло прийти то, что его сын был таким же гордым и амбициозным, как и его отец. Что он готов пойти на все, лишь бы не быть побежденным.
        Глава 12
        Лавия потянулась и открыла глаза. В комнате было светло и очень жарко. Плотные брюки прилипли к телу, словно вторая кожа, а блузка была противно влажной и пропахла потом. Девушка принюхалась к своей одежде и скривилась. Она встала с постели Мирония, которую ей любезно предоставили, и подошла к окну.
        Огромную зеленую поляну, освещало высоко сидящее и палящее солнце. Живот заурчал и, оглянувшись по сторонам, богиня заметила на столе склянку с молоком и свежий хлеб. Перекусив, она вышла из дому и, вдохнув запах ели, широко улыбнулась. Обойдя жилище и никого, не обнаружив, уселась на бревенчатые ступеньки около двери. Сжав колени руками, и положив на них голову, девушка стала ждать.
        - Проснулась? - Мироний вышел из-за деревьев. В руках он нес что-то похожее на утку.
        Лавия подняла голову и улыбнулась.
        - Да. Охота удалась?
        - Не сегодня, - подходя ближе, ответил Мироний.
        - Спасибо за завтрак. Вы каждую ночь ходите на охоту? - девушка задавала вопрос, разглядывая ангела. Вчера, из-за своего состояния, она толком не смогла этого сделать.
        - Нет. С твоим появлением моя жизнь претерпела некоторые коррективы, так что охотится, теперь буду ночью, чтобы днем присматривать и охранять тебя, - ангел подошел к девушке и повесил на выглядывающий из-под крыши крючок, птицу.
        Лавии показалось, что в его голосе, есть некое недовольство.
        - Мне жаль. Я постараюсь не мешать вам, вот только бы найти какое-нибудь занятие. Я могу убирать в доме и готовить еду.
        Мироний одарил ее теплым взглядом, а затем улыбнулся.
        - Во-первых, давай на 'ты'. Во вторых, ты мне не мешаешь, а даже наоборот. Ну а в третьих, тебе не нужно убираться и готовить. В этом доме готовлю только я, а уборка. У меня есть одно действенное заклинание. Ты лучше скажи мне, какой стихией наделила тебя природа.
        Вот тут Лавия растерялась и не знала, что ответить. И как она могла знать ответ на этот вопрос, если сама даже понятия не имела о том, какой стихией наделена от рождения и наделена ли вообще. Боги владели стихиями огня, ветра и воды, но какая досталась девушке, в жизни своей проверить ей не приходилась. С момента появления на свет она жила на Забвенных землях: чистейшем и святом месте, где никакой магии не было. А когда девушка оказалась на Земле, она в принципе и сама собой то не была, не то, что заботиться о каких-то силах и возможностях. Лавии никогда никто не говорил о ее стихии и тем более не учил управлять ею.
        - Вообще-то, я без понятия, - смущенно ответила богиня.
        От такого ответа ангел просто опешил и удивленно посмотрел на девушку.
        - В смысле?
        - Ну вот, как то так. Мне никто никогда о ней не рассказывал. Это было без надобности.
        Мироний был возмущен. Он еще никогда не встречал богиню, которая понятия не имела о своей силе и никогда ее не применяла. Затем вспомнил, как протекала прошлая жизнь девушки, и удивление его быстро исчезло.
        Ангел расправил плечи и бросил серьезный и оценивающий взгляд на Лавию.
        - Встань! - твердо сказал он.
        - Что? - удивилась девушка.
        - Я говорю, встань! - громко повторил Мироний.
        Богиня встала и опустила руки по швам. Ангел взял ее за запястья и, посмотрев на ладони, опустил их. Затем одарил взглядом ее ноги и, задумавшись, стал теребить указательным пальцем свой подбородок. Лавия не выдержала:
        - В чем дело? Со мной что-то не так?
        Мироний еще немного помолчал, а затем развернулся и направился вглубь леса.
        - Ты куда? - растерянно прокричала Лавия.
        - Скоро вернусь. Тебе нужна другая одежда, - скрываясь в густой зелени, ответил ангел.
        Прошло, наверное, около часа, прежде чем Мироний вернулся. Девушка ждала его на том же месте. Подойдя ближе, ангел протянул ей сверток.
        - Переоденься. Здесь слишком жарко и твоя одежда не годится. К тому же это может мешать тренировкам.
        - Каким тренировкам? - Лавия ничего не понимала.
        Мироний обернулся:
        - Ты не знала, какое занятие себе найти? Так вот я знаю! Для начала нам нужно определить, какая стихия тебе принадлежит, а затем я буду обучать тебя, как ее развить и пользоваться. Так что избавься от того, что на тебе и приступим.
        Девушка все поняла, и ни сказав, ни слова, пошла в дом переодеваться. Ей было интересно узнать о себе что-то новое и ранее неизвестное. К тому же, Лавии казалось, что Мироний будет очень хорошим учителем и то, чему он ее научит, может быть очень кстати именно сейчас. Скорее всего, наступит время, когда ей придется постоять за себя, а возможно и за свою любовь, поэтому богиня хотела быть готова ко всему. 'И почему я, будучи смертной, не пошла на курсы самообороны или чего-нибудь в этом роде?' - невольно подумала девушка.
        Она зашла в комнату и, развернув сверток, увидела светлые шорты, подходящую по цвету футболку и матерчатые балетки на шнуровке. Размер, чудесным образом, совпадал с тем, что носила она. 'Ангелы носят такую одежду? Кто бы мог подумать?' - Лавия была удивлена, но когда в ее голове возникли воспоминания о служанках в королевском замке, посчитала, что ничего удивительного принципе и нет.
        Богиня стала поспешно стягивать с себя сапоги, и тут вспомнила о своем тайном приобретении. Она аккуратно просунула руку в голенище правого сапога и достала оттуда кинжал. 'Возможно, Оливьер будет зол на меня, но с этим я разберусь позже. Нужно его куда-нибудь спрятать' - посмотрев по сторонам, подумала девушка и остановила взгляд на кровати. Она отодвинула матрас из соломы, положила квилон и вернула матрас на место. Так как кровать, на некоторое время, теперь принадлежит ей, то беспокоится, об обнаружении оружия, нечего.
        Сняв с себя брюки и блузку, Лавия надела новую одежду. Футболка красиво обтягивала фигуру, а шорты идеально сидели на бедрах и длиной доходили, чуть выше колена. Мягкие балетки пришлись впору и, кстати говоря, были очень удобными. Обнаружив, что ранее заплетённые косы совсем растрепались, богиня распустила их, расчесала с помощью пальцев и превратила в крепкую косу. Сложив свою старую одежду на кровати, девушка отправилась, к уже заждавшемуся, Миронию.
        Ангел оценивающе посмотрел на богиню и улыбнулся. Одежда ангелов, которые принадлежали к трудовому сословию и работали на полях, собирая хлопок и лен, пришлась впору девушке. Мироний понятия не имел, какой у нее характер, поэтому решил умолчать о том, кому принадлежали эти части гардероба. По крайней мере, богине будет удобно в них.
        - Что ж начнем, - Лицо Мирония стало серьезным.
        Казалось, он что-то задумал. Лавия стояла как вкопанная и не знала, что ей делать: толи подойти к ангелу, толи остаться на месте. Она выбрала второй вариант. Мироний сказав, что - то вроде заклинания, выставил в сторону девушки руку и из его ладони вырвался мощный поток ветра. Он снес Лавию с ног и та, не удержавшись, упала на пятую точку.
        В следующую секунду ангел взмахнул другой рукой, и из ладони вырвалось пламя. Оно было направлено на ту же цель. Лавия еле успела уклониться в сторону, чтобы не превратиться в горстку пепла.
        - Эй, это не смешно! Это так ты меня обучаешь? - крикнула растерянная богиня.
        - Защищайся! - рявкнул ангел и, проговорив другое заклинание, направил руки на девушку.
        Неожиданно, она почувствовала дикий холод. Затем сильный озноб стал бить тело и зубы невольно застучали. Мороз пробирался глубоко внутрь, превращая внутренние органы в сосульки. Лавия вспомнила про Оливьера. Именно так, она ощущала себя, когда архангел отстранялся от нее после поцелуя.
        Девушка обхватила тело руками и стала растирать кожу, но сил на это уже практически не осталось. Руки немели, а голос пропал. Сделав попытку снова, Лавия чуть слышно прохрипела:
        - Хватит. Я больше не могу.
        И легла на мягкую траву. Мироний заметил это и остановился. Он быстро подошел и провел рукой по волосам девушки. Богиня почувствовала, как тепло, согревая, растекается по телу. Холод отступил, озноб исчез и она расслабилась.
        - Я же сказала, что совсем ничего не знаю и не умею, - тихо прошептала Лавия.
        - Теперь я вижу. Ничего. Мы это обязательно исправим и во всем разберемся.
        Мироний еще раз погладил девушку, и она полностью пришла в себя. Ангел вдруг вспомнил свою сестру. Его любимая Арадондра также была беззащитна и слаба. Она не могла постоять за себя, не знала и не хотела обладать своей силой. Однако для себя Мироний четко решил, что не допустит, чтобы Лавию постигла та же учесть, что и его сестру.
        Когда Арадондра была маленькой, часто ходила с матерью гулять к озеру Сильва, которое находится на юге от долины Батэрлай. Однажды, девочка играла с бабочками, пока мать собирала цветы, и нечаянно выпустила леденящую силу и заморозила насекомое. После этой истории она стала бояться своей стихии и, уже повзрослев, находила множество причин лишь бы не посещать уроки мастерства и обладания магией.
        - Тебе лучше?- виновато спросил Мироний.
        - Да. Все в порядке. Ты не подумай, я не боюсь и хочу научиться управлять тем, что имею, если конечно оно есть.
        - Все боги владеют стихиями, и ты тоже, только нужно узнать какой именно.
        - А если из-за того, что я жила не как богиня, а потом и вовсе была смертной, мои силы исчезли? - Лавия отчего-то чувствовала себя виноватой.
        - Ты рождена богиней и не имеет значения, где и как ты жила. У тебя в крови течет мощь и сила твоих родителей, а насколько я знаю, Арес владеет стихией огня и она у него ярко выражена. Мелиноя наделена стихией воздуха и ветра. Только это не означает, что ты обладаешь одной из них, - успокоил ангел.
        - И как мы это узнаем? Я ведь даже не чувствую в себе ничего такого.
        - Не волнуйся. Я знаю несколько способов, но не тех, что мы использовали, - обнадежил Мироний.
        Лавия сделала облегченный вздох.
        - Хочешь осмотреться? Наши земли очень красивы, - предложил ангел, чтобы сменить тему разговора.
        - Конечно. С удовольствием, - оглядев себя с ног до головы, Лавия вопросительно посмотрела на ангела, - Моя одежда подходит для прогулки?
        - Вполне, - Мироний улыбнулся. - Идем.
        Густой лес, такой зеленый, что казалось подобных оттенков, в природе не может существовать, завораживал своей красотой. Воздух был пропитан живительной прохладой, ароматами хвои и ели. Деревья поскрипывали, словно просили поговорить с ними и задержаться здесь.
        - Столько красок ...и аромат ммм ... просто хочется дышать и этого будет мало.
        - Осторожно! - Мироний остановился и преградил путь, витающей в облаках, Лавии. - Лес не так прост, как кажется. Здесь на каждом шагу подстерегает опасность.
        - О чем это ты? - не понимая спросила богиня.
        - Смотри, - Мироний указал девушке на землю, где прямо возле ее ноги, замаскировавшись под сучек, уже готовая наброситься, притаилась длинная змея.
        Лавия хотела вскрикнуть, но ангел вовремя прикрыл ей рот своей ладонью. Он с минуту наблюдал за змеей, а затем резким движением, схватил гадину за голову и в мгновение свернул ее. - Нужно смотреть в оба, иначе долго не проживешь.
        - Ловко ты с ней! - заинтересованно посмотрев в сторону, куда улетела мертвая змея, заметила Лавия.
        Мироний не обращая на это внимания, двинулся вперед. Деревья стали реже. Сквозь них было видно открывающееся огромное поле, покрытое белыми пушистыми цветами. Словно воздушный океан, они казались такими нежными и мягкими, что хотелось просто упасть на них, как на облако.
        - Что это? - спросила Лавия.
        - Это хлопок, - Мироний с явным удовольствием уставился куда-то вдаль.
        - Нет. Это! - Лавия указала на странный голубой туман, который начинался за полем. - Хотя. Кажется, я догадываюсь, - девушка сорвалась с места и побежала вперед.
        - Стой. Лавия стой! - Мироний бросился за богиней, но та оказалась такой быстрой, что ангел не поспевал за ней. - Туда нельзя. Это граница с Забвенными землями.
        - Я знаю! - воодушевленно крикнула девушка, продолжая бежать со всех ног, пока не настигла голубую пелену и остановилась.
        Похожий на стену, вблизи туман смахивал на прозрачный мыльный пузырь. Казалось, стоит только протянуть руку и можно оказаться в другом мире. Таком знакомом, желанном и чистом. Мироний, запыхавшись и переводя дыхание, уже подбегал к девушке, как вдруг она сделала шаг и исчезла за радужной пеленой.
        - Лавия. Не делай этого! - успел прокричать ангел, но было слишком поздно.
        Мироний в растерянности стоял на границе с самым загадочным миром и ждал, что еще минута и Лавия вновь появится, но этого не происходило. Ангел протянул руку и сделал несколько шагов, пытаясь переступить запретную черту между Анболом и Забвенными землями, но прозрачная стена не поддалась и не впустила его.
        - Глупец. Еще ни одному ангелу не удавалось попасть на священные земли. И с чего я решил, что мне представится такой шанс? - пробубнил Мироний себе под нос.
        Он уселся на землю и кроме как ждать, ему ничего больше не оставалось.
        Лавия прошла через границу миров и оказалась на огромном лугу. Чистое небо похожее на стекло. Яркое, но не жаркое солнце. Необычайной завораживающей красоты травы и цветы. Воздух пропитан различными благоухающими ароматами, а слух ласкают переливающиеся трели неизвестных птиц.
        Девушка обернулась. Находящаяся за ее спиной граница между мирами, походила на зеркало. Забыв обо всем, Лавия уставилась куда-то вдаль, а затем двинулась вперед. Неизвестная сила управляла ею и заставляла не останавливаться.
        Как по волшебству, появилась узенькая, поросшая маленькой зеленой травкой дорожка, зовущая за собой. По ней хотелось идти, нет бежать туда, где заканчивался луг и начинались высокие горы. Их склоны покрывал густой зеленый ковер, с желтыми островками из маленьких цветков. Верхушки упирались в небо, и было, похоже, что они поддерживают его.
        Сразу за горами простиралось синее море. Вода в нем на самом деле была темно-синей, словно кто-то разлил акварель и закрасил ее. Волны медленно переливались, плещась и разбиваясь о прибрежные камни. Величественная скала стояла как-бы поодаль, показывая свое превосходство перед окружающими ее творениями природы.
        Лавия прошлась по желтому песку, оставляя вдавленные следы. Вода ласкала ступни и расслабляла так, что думать ни о чем не хотелось. Дойдя до скалы, девушка приложила к ней ладонь и почувствовала исходящий поток энергии. Проходя через кожу, он врывался в вены, проникая в организм и наполняя его неведомой силой.
        Спустя минуту Лавия отстранилась и пошла вдоль пещеры, пока не достигла углубления. Вход в пещеру Кидаса напоминал арку, внутри которой было темно и холодно. Туда совсем не хотелось заходить, но в мозгу что-то щёлкнуло, и девушка услышала зовущий ее голос. Тело перестало слушаться, и словно выполняя чьи-то команды, ноги двинулись в темноту.
        Сплошная мгла, сквозь которую не представлялось возможным что-либо разглядеть, царила вокруг и только звуки падающих о камни капель воды, разрывали мертвую тишину. Тело по-прежнему, не останавливаясь, двигалось вперед, как в мгновение яркий свет ослепил глаза и залил собой пространство. Зрение удивительно быстро приспособилось, и девушка увидела, что находится в огромном каменном зале, посреди которого стояло развесистое дерево метра три в высоту.
        Лавия снова стала чувствовать свое тело и словно очнулась от гипноза. Широкие листья, формой похожие на слезу, были огненно-красного цвета, и от них исходило слабое сияние. Черный ствол дерева напоминал пучки органных труб, переплетенных между собой.
        - 'Тебе здесь не место!' - послышался вибрирующий голос.
        - Кто здесь!? - крикнула Лавия и ее слова эхом пронеслись по пещере.
        - 'Слишком рано' - снова донеслось из не откуда.
        - Что за шутки!? Я чувствовала, что должна, поэтому и пришла. Да кто здесь прячется?
        - 'У тебя еще нет того, что мне нужно. Уходи!' - в голосе послышалось недовольство, и испуганная богиня развернулась к тоннелю ведущему наружу.
        Теперь сила, которая несла ее сюда, с таким же упорством выплевывала из недр пещеры. Лавия чувствовала, словно кто-то выталкивает ее и подгоняет, поэтому перешла на бег и уже через несколько минут оказалась снаружи.
        - Не очень то и хотелось. Сначала зовут, потом выгоняют!? - богиня еще раз посмотрела в темноту и недовольно хмыкнув, обернулась в сторону моря.
        - Ааа, - закричала она от неожиданности. Затем присмотревшись, спросила: - Гера? Ведь ты Гера?
        - Да, я Гера. Здравствуй Лавия. Вот мы и встретились снова, - женщина в светлом воздушном платье ласково улыбнулась.
        - Здрасте. Видимо что-то важное заставило вас обо мне вспомнить ведь до сих пор ... - Лавия не успела договорить.
        - Я не могла ничем тебе помочь. Это было испытание. Для тебя, для него, для ваших чувств и проверка правильности нашего выбора, - спокойно, но с долей сожаления от безысходности ситуации, сказала женщина.
        - Что-то я не понимаю!? Так это ты меня звала? - недоумевала девушка.
        - Да. Разве ты не хотела сюда вернуться? Здесь ты выросла и жила. Я звала, но разве твое сердце не вело тебя сюда, - что - то смущало Лавию в этом загадочном разговоре.
        - Давай на чистоту! К чему это все? Да, мне нравится это место. Да я здесь выросла, но это было в прошлом. Сейчас я уже не та недалекая и беззаботная девочка, какой была. Теперь мое место возле Оливьера и мой дом, там, где живет он.
        - Мы можем исправить ошибки прошлого и вернуться в те времена, когда ты жила беззаботной жизнью на Забвенных землях и тебя никто не обижал. Я все устрою и ты будешь спасена от ноши пророчества, - голос Геры звучал многообещающе.
        - А Оливьер? Он будет рядом со мной?
        - Нет. Время вернется в те дни, когда вы еще не знали друг друга, и никогда не узнаете, - женщина стала грустной.
        - Нет. Я не согласна. Если мне придется что-либо пережить, испытать и ... что там еще предначертано, я согласна на все это. Только отказываться от любви и чувств я не намерена. Я буду бороться до конца. Мы будем бороться.
        Гера подняла голову, расправила плечи, взяла Лавию за руку и сказала:
        - Судьба не ошиблась, выбирая вас. Прости меня за этот допрос. Я должна была проверить серьезность твоих намерений. Теперь возвращайся в мир ангелов, а я сделаю все, чтобы помочь тебе пройти предначертанный путь.
        - А...кто там со мной разговаривал? - Лавия обернулась к пещере.
        - Слишком рано. На все свое время и место. Иди дитя, - женщина ласково посмотрела и растворилась в воздухе.
        Лавия оглянулась по сторонам, пожала плечами и направилась по тому же пути, назад к границе Забвенных земель и Анбола. 'Странный разговор, странная женщина и вообще странно все как-то. И понесло же меня перейти границу. Да, точно, понесла непонятная мне сила. Она словно управляла мной'. Всю дорогу девушка искала ответ тому, что произошло с ней за последние несколько часов, но он никак не находился.
        Уставшая размышлять над своей судьбой и предназначением, Лавия попыталась отбросить все грустные и непонятные мысли и просто шла, любуясь красотой и спокойствием некогда родного, но теперь уж точно забытого и ставшего в одно мгновение каким-то чужим, места.
        Узкая дорожка привела богиню к зеркальной границе и исчезла, словно ее и небыло. Ступив вперед, уже уверенным шагом, Лавия перешагнула черту между мирами, просачиваясь через воздушный поток, и оказалась на земле ангелов где, кстати говоря, уже смеркалось.
        Оглядевшись по сторонам, богиня увидела Мирония. Он сидел спиной и поэтому не заметил ее появления.
        - Мироний, - тихонько позвала девушка. - Мироний!
        Ангел подскочил с места и, подбежав к богине начал ее ощупывать и осматривать на предмет повреждений или ран.
        - Ты чего? - удивилась Лавия. - Со мной все нормально.
        - Какого ... тебя туда понесло. Я тут с ума схожу. Знаешь, я обещал тебя защищать но, извини, не от самой же себя, - в глазах ангела читалось недовольство, злость и беспокойство.
        - Прости. Меня будто кто-то позвал. Я должна была попасть туда, чтобы понять кое-что. Обещаю, больше этого не повторится, - девушка искренне сожалела, что заставила Мирония волноваться и пыталась извиниться, но похоже у нее это не очень получалось.
        - И как успехи? Поняла? - с насмешкой спросил ангел.
        - Похоже на то, - богиня виновато улыбнулась.
        - Ладно. Солнце почти село. Надеюсь, по дороге подстрелим кого-нибудь, не то придется воевать с голодным желудком. Н-да экскурсия не удалась... - Мироний ехидно посмотрел на богиню и двинулся вперед.
        Всю дорогу через поле Лавия молчала, да и ангел вопросов больше не задавал. Он также шел молча и только иногда останавливался, прислушиваясь и оглядываясь по сторонам. 'Наверное, лишняя осторожность не помешает' - думала девушка и продолжала следовать за своим телохранителем. Поле оказалось не таким уж и маленьким, как казалось поначалу. В прошлый раз Лавия пересекла его, бежав со скоростью спринта и теперь топая усталыми ногами, поле казалось, никогда не закончится.
        - Долго еще? - не выдержала богиня.
        - Нет. Вон видишь? Уже виднеется лес, - спокойно ответил ангел.
        Похоже он и сам устал, поэтому не возмущался. Девушка посмотрела вдаль, где и вправду виднелись деревья.
        Через минут тридцать путешественников встретил сумеречный лес. Пусть уже было темно, и зрение только настраивалось на ночное видение, но ощущение приглашения со стороны зеленого царства четко ощущалось. Оно витало в воздухе, бегало мелкими мурашками по коже, слышалось в перекличке птичьих голосов и треске сучьев под ногами.
        - Мы почти дома, - радостно заметил Мироний.
        -Да. Я рада, - промямлила богиня.
        Она уже не замечала, что голодна и умирает от жажды. Что не чувствует собственных ног и все тело ноет от усталости. Она просто хотела зайти в дом, завалиться на кровать и, закрыв глаза, провалиться в долгожданный сон.
        Пристрелив по дороге несколько запоюнов и одного коруна, подойдя к дому, Мироний бросил их на деревянную жердь и отправился разводить костер. Чтобы там не произошло, но поесть ему сегодня все-таки удастся. Лавия не обращая на него внимания, сгорбившись и чуть передвигая ноги, направилась в дом. Она, на автомате, подошла к столу, взяла деревянную чашку, зачерпнула из кадушки воды и собралась выпить.
        - Подожди. У меня есть кое-что от усталости, - сзади послышался голос Мирония. Он подошел к девушке и насыпал в содержимое чашки какой-то порошок. - Теперь пей.
        Лавия залпом выпила воду и, сделав несколько шагов в сторону кровати, плюхнулась на нее без памяти. Мироний только усмехнулся:
        - Пожалуйста. И тебе спокойной ночи.
        Он вышел на улицу, зажарил, на уже разгоревшемся костре, запоюна и сытый и довольный отправился в дом отдыхать.
        Утром Лавия проснулась полная сил и энергии. Словно вчерашнего приключения и не было. Она сладко потянулась, вскочила с кровати и подбежала к окну. Вовсю светило солнце и девушке стало понятно, что уже давно не раннее утро. Желудок предупредил о своем зверски голодном состоянии и богиня, не мешкая направилась наружу, дабы разыскать Мирония.
        Ангел сидел на небольшой завалинке возле дома и что-то мастерил.
        - Проснулась? - любезно спросил он и окинул Лавию оценивающим взглядом. - Вид цветущий.
        - Привет. Чувствую себя, словно заново родилась, только в животе урчит и после вчерашней экскурсии мой великолепный костюмчик слегка потрепался, - Лавия виновато посмотрела на свои шорты и футболку, которые были слегка изорваны, и мягко говоря, испачканы, и развела руки в стороны.
        - Да. Ты права. Думаю, желудок твой сейчас мы спасем, а вот с одеждой придется подождать, - Мироний отложил свое занятие в сторону и, скрывшись из виду на несколько минут вернулся с тарелкой жареного мяса и чашкой с чем-то пахучим. - Подкрепись хорошенько, и мы продолжим начатое вчера.
        - Что экскурсию? - удивленно спросила богиня, налегая на долгожданный завтрак.
        Мироний усмехнулся:
        - Это тоже входит в программу. Мы продолжим твои тренировки. Думала, я отступлю? - он продолжал что-то усердно мастерить.
        - А над чем ты так старательно трудишься? - пережевывая мясо, поинтересовалась богиня.
        - Это твое оружие. Лук из парильской березы. Считаю, что оставлять тебя одну не безопасно, поэтому будешь учиться, не только познавать свою силу и учиться управлять данной тебе стихией, но и стрельбе, - Мироний обернулся к застывшей девушке и одарил ее нежной и ехидной улыбкой.
        Доедая последние кусочки сочного мяса, Лавия вспомнила, о чем хотела поинтересоваться у ангела. Он на этом свете живет долго и знает немало. Возможно, поможет ей кое-что понять?
        - Мироний, а можно тебе задать несколько вопросов? - осторожно спросила девушка.
        - Если я смогу на них ответить, то с радостью сделаю это, - ангел напряженно и задумчиво оценивал созданное им оружие.
        - А что ты знаешь о пророчестве, Возможно, тебе известны другие подробности, кроме как то, что дитя богини и ... - Лавия закончила рассказывать общие сведения о предначертанном и внимательно уставилась на Мирония.
        - Ты что и истории измерения трех миров не знаешь? - ангел выпучил глаза, словно перед ним была не богиня и при этом внучка Зевса, а дитя, только что рожденное на свет. Потому-что только младенцы не знали истории трех миров.
        - Слушай, хватит удивляться. Ты забыл, где я жила? Кто мне что рассказывал? Похоже, я не должна была вообще ни о чем знать! - возмутилась богиня.
        - Я забыл. История создания нашего измерения велика, и рассказывать ее можно огромное количество времени...
        - Насколько я знаю, времени у нас предостаточно, - перебила Лавия. - Я с удовольствием послушаю.
        - Хорошо. С чего же начать. Пожалуй, с этого. Изначально измерением правили духи. Они были очень могущественны, обладали нескончаемой энергией и черпали свои силы из источника под названием Земля. Самыми неудержимыми и властными среди них были Алеф и его жена Орх. Они все держали под своим незыблемым контролем, и в измерении царил мир, пока Алефу не стало скучно.
        Дух спустился на Землю, и не в силах устоять перед смертной женщиной, овладел ею. После нескольких лет тайных встреч он забрал ее в измерение и сделал бессмертной. После этого Аннэт родила Алефу троих сыновей: Зевса, Аида и Верлия.
        Поверженная и преданная Орх не смогла простить измены. Подкравшись однажды ночью в обитель Аннэт, она опоила ее водой смерти. Перед своей кончиной женщина попросила Алефа не обижать детей и любить их одинаково. Во имя любимой дух так и сделал.
        Он разделил измерение на три части и каждого их своих сыновей сделал правителями и властителями. Однако по происшествии многих веков им стало мало данной власти. Дети великого духа объединили свои силы, и пошли войной против собственного отца.
        Алеф был уничтожен и когда сыновья добрались до Орх, она успела наложить границы, на небольшой участок территории, создавая отдельный мир. Произнося пророчество, она заковала себя в дерево, которое находится в пещере. С тех пор ни демонам, ни богам, ни ангелам вход на Забвенные земли заказан.
        Хотя одна богиня все же может их посещать. Это Гера - жена Зевса. Но каким образом ей досталась такая привилегия, история умалчивает. Так сыновья, испугавшись мести первой жены отца, создали запрет на брачную связь между тремя мирами, дабы исключить рождение сказанного в пророчестве ребенка.
        - Ну и дела. Любовь Орх предали, и с помощью чужой любви она хочет возродиться. Но если это произойдет, то ...возможно миры вообще будут уничтожены!? - задумчиво произнесла Лавия.
        - Возможно. А может, границы трех миров падут и все, наконец, забудут о жажде власти, ибо она не будет никому принадлежать, - выдвинул свою версию Мироний.
        - Постой. Ты сказал было три сына, но ты не сказал Аббадон. Ты назвал некоего Аида, - заметила богиня.
        - Эту историю я расскажу тебе потом. Нам пора заняться нашим основным делом, а не скалить зубы. Пойдем. Твой лук готов и следует подыскать тебе одежду, - ангел встал, повесил девушке на плечо ее новое оружие и взял свое.
        - Чувствую себя воинственно! - Лавия стала по стойке смирно и сделала серьезную гримасу.
        - Пошли воин, - усмехнулся ангел и направился вглубь леса.
        Девушка незамедлительно последовала за ним.
        Глава 13
        В Арлоне.
        - Приветствую тебя великий Арес. Я рад, что ты присоединился к нам. Твои умения и характер в наших краях в почете! - Аббадон встал со своего черного трона и медленно стал подходить к стоящему на коленях Аресу.
        Внутри все ликовало от того, что Зевс оказался настолько трусливым и так быстро отправил одного из своих лучших детей в нижний мир. Аббадон знал, что Арес не изгнан, а всего лишь проклят и это давало ему шанс на возвращение, однако сейчас это не имело значения. Повелитель нижнего мира был уверен, что выжмет из бога войны всю нужную ему информацию раньше, чем Зевс одумается и решит вернуть своего сына.
        Так как Ареса не постигла участь изгнания, то его душа была все еще жива, но проклята, и поэтому бог вынужден был беспрекословно подчиняться Аббадону, хотел он этого или нет. Только упрямый и самоуверенный Арес, даже стоя на коленях, думал о том, что найдет способ обойти полное повиновение. Его подбородок был высоко вздернут, а в глазах как всегда горел гнев и ненависть.
        - Рано радуешься Аббадон. Ты плохо меня знаешь. Меня не сломать. Я не жалкая кукла, на коих похожи твои прислужники.
        - Ха ... ха ... ха! - Слова Ареса заставили повелителя нижнего мира громко рассмеяться. - Я в тебе не сомневался. Ты действительно не такой как все. И именно это мне нравится.
        Неожиданно улыбка соскользнула с лица Аббадона. Он громко крикнул и в зале тут же оказались два огромных демона, с головой льва и туловищем медведя. Они низко поклонились и застыли в ожидании дальнейших приказаний своего хозяина.
        - Отведите бога войны в приготовленные покои и не спускайте с него глаз, иначе поплатитесь жизнью! - Абаддон окинул Ареса надменным взглядом и, махнув рукой, дал демонам понять, что им следует убираться.
        Они подхватили войну под руки, и повели прочь. Ареса провожали по тусклым коридорам замка, не отпуская ни на секунду. Чёрные стены таили в себе тайны темного двора. Языки пламени висевших факелов, казалось, так и норовят укусить, а ползающие по стенам тени, готовы проникнуть внутрь тебя и завладеть душой. Аресу казалось, а может быть, так было на самом деле, что он слышит некие тихие голоса, а возможно, чей то шепот. Он словно хотел что-то поведать или предостеречь, медленно проникая в сознание и вызывая неприятное ощущение сжатости внутри.
        Бог войны не заметил, как очутился в конце длинного коридора. Прислужники подвели его к каменной двери и в туже минуту она отворилась. Демоны втолкнули бога в комнату и с грохотом, дверь намертво закрылась за ним. От увиденного, Арес даже растерялся. Таких покоев у него никогда не было даже тогда, когда он жил в храме Зевса.
        Шикарная и богатая обстановка с утонченной мебелью и набивными тканями. Насыщенные цвета, играли своими красками, но в тоже время не напрягали. На удивление, Аресу понравилась уготованная ему тюрьма. Он не ожидал, что Аббадон столь учтиво будет обходиться с ним, и даже не подозревал, что это всего лишь часть плана, повелителя Арлона.
        
        
        
        Оливьер подошел к высоким воротам, которые тут же раскрылись перед ним. Он направился по выложенной красным камнем дорожке и оказался возле решетчатых дверей. Архангел провел по ним рукой и двери распахнулись, впуская его в темный тоннель.
        Узкая, длинная лестница, вела в глубокое подземелье, где находилась сокровищница принцев. Спускаясь, Оливьер шел по тоннелю, но ни кромешная темнота, ни писки неугомонных крыс, не пугали и смущали его. В данный момент, скорее всего он даже не замечал все это. Архангел думал о Лавии. Ему ее жутко не хватало, о чем свидетельствовала постоянно ноющая боль, в районе сердца и удушливый ком внутри. Разлука тяготила и пожирала Оливьера не давая сосредоточиться. И когда становилось совершенно невыносимо, просыпался внутренний голос, который говорил: 'Соберись. Тебе необходимо как можно быстрее разобраться во всем, и вы снова будете вместе'. Только это и спасало.
        Лестница оборвалась перед узкой аркой, выходящей в круглое помещение, похожее на склеп. По центру, в стене были широкие кованые ворота, закрытые на семь замков. За этими воротами тихо спал, видимо сытый, цербер. Три его головы, лежали на лапах и одна из них громко храпела. Неожиданно, на плечо Оливьера, легла чья-то рука.
        - Спит родимый. Я его недавно покормил, так он хоть угомонился. В последнее время, скулит зараза, и покоя от него нет. Чует что-то. Зачем пожаловал?
        Оливьер не удивился и обернулся к хранителю сокровищницы.
        - Привет Мельхол. Как дела? Что нового тут у вас?
        - Оливьер. Ведь ты не за этим пришел. Я вижу тебя, гнетет тревога и подозрение. Говори все как есть! - сказал ставший серьезным демон.
        - Хорошо. Спрошу прямо, хотя и не уверен, ответишь ты мне честно или соврешь.
        Черные глаза Мельхола стали наливаться красным. Его оскорбляло недоверие друга, а Оливьера он считал именно другом, тем более что причина была ему совсем не ясна.
        - Говори же! - руки демона скрутились в кулаки.
        - Ты столько веков служишь Аббадону. Разве он так плохо относился к тебе и заслужил того, что ты предал его? - Оливьер смотрел прямо в наливающиеся багряным месивом глаза и пытался понять, что творится в голове Мельхола.
        Демон тяжело задышал и его буквально затрясло.
        - Да как ты смеешь такое утверждать! Знаешь ли ты, на что я способен ради повелителя? Да я ... - демон схватил архангела за горло и припер к стене.
        Оливьер тут же оттолкнул его.
        - Тогда, как ты объяснишь тот факт, что богам известен рецепт смора? Отрицать бесполезно. Я знаю это наверняка.
        По реакции демона было заметно, что он опешил от услышанной новости.
        - Не может быть! Но как? - Мельхол посмотрел на ворота, за которыми по-прежнему мирно спал цербер.
        - Вот и я задаюсь этим вопросом! - Оливьер вглядывался в демона, пытаясь понять его чувства.
        - Аббадон...
        - Да. Аббадон знает. Я обещал ему найти предателя, - Оливьер подошел к Мельхолу и положил руку ему на плечо. - Верю друг. Ты предан владык. Но кто тогда? И знаешь, что самое интересное Мельхол? Ведь цербер никого и близко не пропустит. Если только?
        У Оливьера промелькнула нехорошая мысль, но он не хотел верить своим догадкам и постарался загнать их подальше в своем сознании. Однако со щитов не списывал.
        Мельхол ожидал ответа архангела, и все его внимание было сконцентрировано на этом.
        - Ладно. Не будем торопиться, и делать поспешных выводов. Просто делай свою работу, как и прежде. Думаю, тебя не стоит просить о том, чтобы наш разговор остался между нами, - наконец произнес Оливьер.
        Демон угрюмо посмотрел на него и кивнул. Он знал, что доверие к нему несправедливо подорвано, и это угнетало.
        Демона посвятившего всю жизнь служению повелителю Арлона и большую ее часть охране сокровищницы принцев, терзали ненависть и страх. Ненависть к тому, кто посмел осквернить его имя и страх перед тем, что Аббадон усомнился в его верности и больше не сможет доверять как прежде. Осознание позора накатило волной горести. 'Я докажу свою невиновность и не допущу, чтобы клеймо предателя повесили на мою семью' - подумал Мельхол. И он это сделает.
        Оливьер понимал негодование друга. За время пребывания в нижнем мире, архангел хорошо выучил здешние порядки и нравы, однако дело не в этом. Реакция демона доказала его непричастность к разглашению тайны и это означало, что Оливьер ни на шаг не приблизился к разгадке. Остается надеяться, что Мелиноя действительно стала его союзником и ей удастся что-либо разузнать. У архангела возникла бредовая идея, которая, скорее всего не принесет плоды, но как говорится: 'Чем черт не шутит'.
        Он вышел из ворот и остановился. Взгляд Оливьера был прикован к замку Аббадона, который находился неподалеку. Высокие стены возвышались и скрывались за темными тучами. Укутанное туманом здание, притягивало к себе и отталкивало одновременно. Черный камень блестел и отливал багровым цветом, словно был окроплен кровью.
        Оливьер еще раз задумчиво посмотрел на пристанище повелителя Арлона и направился в его сторону. Он знал, что Арес уже должно быть прибыл, и ему очень хотелось встретиться лицом к лицу с тем, кто посмел так жестоко поступить с собственной дочерью.
        
        - Ну как тебе без твоей плеточки? Удается с прислужниками справляться? - Персефона вошла в покои дочери и стала рассматривать их, словно давно здесь не была.
        - Отвали! Чего тебе надо? - Мелиноя только что вернулась из Арлона. Ее одежда была измазана в кровь и тошнотворно воняла.
        - Как там Арес? Ты видела его? - неожиданно поинтересовалась Персефона.
        Мелиноя стягивала с себя сапоги, прервавшись, она повернулась и уставилась на мать.
        - С чего это ты о нем печешся? Тебе никогда не было дела до детей Зевса, включая меня?
        - Ну что ты!- богиня ангельски взглянула на дочь. - Я всегда заботилась о тебе и твоей судьбе.
        - Ну да, ну да! Так заботилась, что предложила Зевсу избавиться от недоразумения, некогда свершившегося. Только забыла видимо, что это недоразумение - моя дочь! - Мелиноя попыталась расстегнуть молнию на сапоге, но она никак не поддавалась.
        - Ты что, совсем дура? Неужели до сих пор не поняла. Это была ошибка! И посмотри, к чему она привела! - еще минуту назад, спокойная Персефона превратилась в фурию.
        - Ты с самого начала ее ненавидела ведь так? Ты с самого ее рождения хотела от нее избавиться! - Мелиноя вскочила с кровати и поставила ноги на ширине плеч.
        - Раз ты хочешь знать, то да! Я думала, Гера унесет ее, и мы больше никогда не вспомним о твоем неудавшемся приключении, но когда ко мне пришел Арес и ... - Персефона запнулась. Она поняла, что ляпнула лишнего и резко обернувшись, поспешила удалиться.
        - Стой! - крикнула Мелиноя. - Ты что- то знаешь. Верно?
        Персефона не остановилась и ничего не ответила. Мелиноя сорвалась с места и, подбежав сзади к спешно уходившей матери, схватила ее за руку.
        - Ты оглохла? К тебе пришел Арес, и? - девушка вопросительно посмотрела на богиню.
        - Ну,... он пришел и сказал, что ... ему не нужна дочь, - протараторила Персефона и поспешила освободиться от хватки.
        - Неееет! - протянула Мелиноя. - Он тебе не это сказал! Если ты мне сейчас не расскажешь мамочка, - Мелиноя схватила богиню за горло, от чего та стала жадно хватать воздух. - Ну?
        Мелиноя надавила большим и указательным пальцами. Пусть Зевс и лишил свою дочь оружия и способностей ,но физическую силу богиня не утратила. Этот навык, она приобрела благодаря обязанностям.
        Сознание Персефоны стало уплывать, и она испугалась.
        - Хорошо, - прохрипела женщина. - Я все расскажу.
        Мелиноя ослабила хватку и отшвырнула мать в сторону. Женщина долетела до кровати, упав на нее плашмя. Повернув ключ в замочной скважине, Мелиноя обернулась к Персефоне, скрестила руки на груди и предупредила:
        - Я знаю еще пару приемчиков, так что тебе лучше говорить только правду. Слушаю!
        - Спустя двадцать лет после рождения твоего ребенка, - начала Персефона, - ко мне явился Арес. Он был не в себе и просил о помощи. Как я уже сказала, рождение Лавии я не приветствовала и поэтому сразу согласилась. Война рассказал, что дочь призналась ему в том, что любит ангела, и они намерены быть вместе. Это означало нарушение запрета. Если бы правда открылась, пострадали бы все мы. Чтобы этого избежать, Арес придумал план. Я должна была убедить Геру доставить Лавию с Забвенных земель в Тэрон и поговорить с Мнемозиной. Гера исполнила мою просьбу, не подозревая о подвохе и Арес, используя смор и кулон Мнемозины, отправил девочку на Землю в надежде, что оттуда она никогда не вернется.
        - Мнемозина тоже участвовала в вашем сговоре? Ну, тетя! Что за кулон? - Мелиноя хотела знать подробности.
        - Она ничего не знала. Я заказала у Мнемозины кулон, не сказав для кого он предназначен. Камень, который в нем находится, полностью стирает память и дает возможность его носителю скрыться от существ измерения трех миров. Понятия не имею, как Лавии удалось все вспомнить, а архангелу ее найти, - Персефона смотрела на дочь, и в ее глазах читался страх и презрение.
        - Но откуда у Ареса оказался смор? Рецепт его приготовления знают только демоны, - Пусть Персефона многое прояснила, но на главный вопрос ответа не последовало.
        - Я не знаю. Арес мне не отчитывался. Я свою часть сделки выполнила, а остальное знает только он. Единственное, что мне известно, так это то, что он в некоем сговоре с Сариилом.
        - Сариилом? Ангелом?
        - Да.
        Мелиноя стала мерять комнату медленными шагами.
        - Обалдеть! Что творится вокруг. Столько веков плетутся интриги, а правители трех миров ничего не замечают вокруг себя. Ну и дела! - женщина остановилась и обернулась к матери. - Надеюсь, ты рассказала мне все что знаешь! Тем будет лучше для тебя. Ладно. Теперь уходи .
        - Мелиноя! - Персефона неожиданно стала податливой и милой. - Прошу не рассказывай этого Зевсу я не... - она не успела договорить и дочь прервала ее.
        - На кой черт мне рассказывать ему! Зевс столько лет ничего не замечал, да и сейчас думаю ему не до этого.
        Персефона, услышав удовлетворяющий ее ответ, поспешила удалиться из покоев дочери. Мелиноя разбирала доставшуюся ей информацию и старалась все разложить по полочкам, но это не очень то выходило. Женщине горько было осознавать, что практически все кого она считала друзьями или союзниками, предали ее. В Тэроне теперь остались лишь враги. Богиня вдруг вспомнила об Оливьере. Она должна помочь ему ради дочери и возможно, Лавия когда-нибудь, сможет простить ее.
        
        В Арлоне.
        В воздухе висел зловонный запах различных снадобий и микстур, переплетающийся с едким и режущим глаза, дымом.
        - Арлина за тобой пришли. Аббадон хочет тебя видеть, - сказала Лилит, входя в комнату дочери и размахивая рукой невыносимую завесу.
        - Что, сам повелитель пожаловал? - взлохмаченная и перепачканная девушка, оторвалась от колбы и стала поспешно вытирать руки о платье.
        - Ага! С ума сошла? Он прислал Абигера, значит дело важное! - Лилит поторопила дочь и, скривив недовольную мину, ушла.
        Вернувшись в гостиную, где ее ожидал принц, суккуб предложила гостю выпить. Он с удовольствием согласился. Тогда Лилит подала их фирменный с дочерью напиток. Абигер сначала медленно попробовал его, а затем, наливая раз за разом, осушил три фужера, смакуя каждый глоток.
        Принц был похож на своего отца лишь отчасти и то только чертами характера. Такой же сдержанный и рассудительный, демон отличался осмотрительностью и осторожностью. По здешним меркам очень привлекательный принц, имел успех у титулованных демониц и не только. Высокий, хорошо сложенный, он обладал человеческим телом и головой волка, на которой, как и у отца красовались угольно-черные рога. Кожа демона имела голубоватый оттенок, сквозь которую просвечивались багровые вены, и порой было видно, как по ним течет кровь. За спиной раскрывались огромные, иссини - черные крылья, но самыми привлекательными и манящими были глаза. Темно-синие, бездонные, словно васильки в поле, они сверкали в ночи, наводя страх и ужас на каждого, кто когда-либо встречался с ними. Дамы из кожи вон лезли, лишь бы понравиться Абигеру, получить его расположение и оказаться при дворе самого короля. Принц же в ответ мог улыбаться и щипать визжащих поклонниц за мягкое место, но никакими обязательствами связывать себя не торопился.
        Через несколько минут в прихожей, где в ожидании Лилит и принц мирно беседовали, появилась Арлина. От растрепанной и чумазой девчонки не осталось и следа. Длинное, темно- зеленое, прямое платье, прекрасно сочеталось со светлыми волосами и белой кожей. Девушка медленно подошла к матери.
        - Я готова.
        - Хорошо. Дело неотложное, поэтому не будем заставлять повелителя ждать. - Лилит улыбнулась.
        Арлина кивнула в знак согласия, а Абигер, с силой оторвав взгляд от девушки, направился к выходу.
        - Ух ты! Мы на нем полетим? - увидев огромного грифона, крылатое существо с туловищем льва и головой орла, воскликнула девушка.
        - Да. Это Старк, - принц подошел к животному и погладил его по спине. - Не бойся его. Мои друзья его друзья.
        - Хм. Еще чего? Я и не боюсь! Просто их так мало осталось, - девушка подбежала к существу и стала щекотать его под клювом, отчего оно прикрыло глаза и заклокотало.
        Абигер удивленно наблюдал за происходящим, когда вспомнил, что отец не любит, когда его заставляют ждать. Он хотел помочь девушке взобраться на животное, но не успел оглянуться, как она уже уверенно сидела на спине Старка и держалась за поводья. Принц взобрался и сел впереди. Через секунду руки Арлины обнимали его за талию, крепко прижимаясь, что заставило демона, смутился.
        - Что? Мне же надо за что-то держаться, - возмущенно спросила девушка. Абигер помахал головой, мол, все нормально и дернул за поводья. Грифон сделал несколько взмахов широкими крыльями и взмыл в воздух.
        Принц умело управлял своим питомцем, то поднимаясь высоко за тучи, то маневрируя им так, что тот совершал сальто и рисовал восьмерки в воздухе. Все это приводило в восторг Арлину, и она громко пищала и смеялась. Полет на величественном грифоне, которых осталось в нижнем мире не так много, в свое время на этих существ нашел непонятный мор, и спастись удалось совсем немногим, походил на веселый аттракцион.
        Казалось, прошло немного времени, а Арлина и принц уже оказались перед замком Аббадона. Абигер живо спрыгнул с грифона, и услужливо подав руку девушке, помог спуститься на землю. Она лишь мило улыбнулась, и последовала за парнем к уже заждавшемуся повелителю.
        Аббадон не распыляясь на возмущения от долгого ожидания, перешел сразу к делу.
        - Здравствуй Арлина, - демон окинул девушку изучающим взглядом.
        Она лишь опустив голову, поклонилась в знак уважения. Арлина знала правила этикета и всегда их соблюдала, хотя некоторые казались ей явно глупыми.
        - Знаю, твои умения и способности безграничны. Ты не раз выполняла мои поручения, и я всегда оставался доволен. В этот раз, мне необходимо действенное зелье. Сможешь ли ты приготовить его таким, что выпивший его полюбит невыносимой и сжирающей любовью и будет готов сделать все ради объекта своего вожделения?
        Девушка явно была удивлена. 'Аббадон просит приготовить приворотное зелье? Неужели он полюбил того, кто не отвечает ему взаимностью. Не может такого быть?' - пробежала мысль в ее голове. Однако задает вопросы здесь только повелитель и Арлина не посмела, озвучить свои догадки.
        - Конечно. Я могу приготовить его. Сколько у меня есть времени? - кротко спросила девушка.
        - Его нет. Ты останешься в замке и приступишь к приготовлению немедленно, - отрезал демон.
        'Ух ты. Ничего себе! Дело действительно серьезное, раз повелитель потребовал остаться ' - подумала Арлина. Она бывала здесь лишь несколько раз, когда призывал Аббаддон, да и то, видела только приемный зал. Сам замок девушке осмотреть никогда не приходилось.
        - Для тебя уже готовы покои. Скажешь Абигеру, и он распорядится, чтобы тебя обеспечили всем необходимым. Завтра я жду тебя в этом зале. Ступай.
        Через секунду возле Арлины появился принц. Он указал на выход, и девушка последовала за ним.
        Комната, которую приготовили для Арлины, оказалась довольно просторной и что удивительно светлой. Стандартный набор мебели. Не роскошной, но и не убогой. Спокойные и насыщенные тона, однозначно настраивали на рабочий лад. Ничего лишнего и навязчивого, чтобы могло отвлекать. Классические приспособления, которые применялись в алхимии, уже присутствовали и стояли на своих местах. Арлина подошла к длинному столу с различными склянками, колбами и порошками. Среди всего этого девушка обнаружила лишь половину необходимых для приготовления зелья ингредиентов. Она пошарила глазами по столу и нашла небольшой клочок бумаги. Быстро написала то, чего не доставало, и молча протянула принцу. Тот второпях прочитал, довольно улыбнулся и в мгновение исчез.
        Арлина подошла к маленькому окну, вид из которого открывался на долину бытия. Только в этом месте осталось напоминание о жизни. Другое название ему было - долина роз. Как не странно бы это звучало, но здесь действительно росли розы. Пусть стебли и листья их были покрыты пеплом, а вокруг клубился вечный туман, но эти прекрасные растения были живы и даже цвели. Бутоны, с лепестками подобными бархату, темно-багрового цвета, завораживали своей красотой. Однако у этой красоты был один секрет. Как и подобает на стеблях роз, были шипы. Только они были необычно острыми, словно маленькие иглы. Раз в сто лет на их кончиках выступал сок. Всего одна капля такого сока, могла оживить мертвую душу.
        Так, как и у этих цветов, у Арлины тоже был свой секрет в приготовлении любого снадобья, который она не была намерена раскрывать, даже если этого потребует Аббадон. Девушке придется тайком пробраться к себе домой, чтобы взять то, что необходимо. И она знала кто ей в этом поможет.
        Арлина сбросила капюшон и поспешила в свою комнату. Свет зажигать не стала, чтобы не привлекать внимания. Лилит не было, да и ее самой быть здесь не должно, однако не следует исключать, что за поместьем ведется слежка. Девушка нашла необходимый сверток и поспешила к выходу. Сегодня луну скрывали тучи и вокруг 'хоть глаз выколи'. В темноте ничего не видно. Сделав несколько шагов по лестнице, неожиданно каблук за что - то зацепился и Арлина, прижав сверток к груди, закрыв глаза, приготовилась придаться полету, но чьи - то руки подхватили девушку и не дали упасть. Она с осторожность подняла веки, и глаза встретились с огромными зрачками ярко-синего цвета.
        - Аа....
        - Тише. Это я. Тебя долго не было, - Астарт прикрыл девушке рот своей ладонью, а затем медленно отстранил ее.
        - Меня не было пару минут! Ты до смерти напугал, - шепотом прорычала Арлина.
        - Да? А мне показалось целая вечность! - Демон отпустил девушку и поправил свою одежду. - Ты нашла то, что нужно?
        - Да.
        - Тогда давай убираться. Отец может проверить, как продвигается приготовление зелья.
        Абигер взял девушку за руку, а она не стала сопротивляться. Парочка тихонько вышла из дома и, убедившись в том, что за ними нет слежки, оседлала верного грифона и отправилась назад во дворец.
        Рано утром, Арлина уже следовала по коридору с маленькой бутылочкой в руках, в которой находилось приворотное зелье, созданное для Аббадона. Дверь в приемный зал открылась, и девушка уверенной походкой вошла и остановилась посередине огромной комнаты. Аббадон вмиг оказался рядом с ней и молча протянул руку. Арлина передала бутылочку повелителю, тот рассмотрев ее, улыбнулся, а затем неожиданно, громко рассмеялся.
        Смех испугал девушку. Возможно, Аббадону что-то не понравилось или он узнал про ночное путешествие? Но когда повелитель заговорил, Арлина расслабилась.
        - Молодец девочка. Ты даже не представляешь, как облегчила мои замыслы. Что ты хочешь за свою услугу? Прежде чем ответить, хорошо подумай. Ведь я редко даю право выбора.
        Арлина знала это и была удивлена, но не растерялась в выборе награды.
        - Право на любовь! - гордо ответила она.
        Аббадон замер, и резко обернувшись, посмотрел на хрупкое создание, которое просит не богатства и титул, а лишь жалкое право любить. Любить не взирая на сословия и принадлежность.
        - Ты так же смела, как и умна, Арлина! Похоже, зараза под названием любовь, распространяется быстрее, чем все мы предполагали. Но знаешь? Если твое зелье сработает, так как мне нужно, я дам тебе это право! - Аббадон отвернулся и стал рассматривать загадочную бутылочку, дав тем самым понять, что девушка может быть свободна.
        Она не стала медлить, и так как провожатых на горизонте не показалось, удалилась из зала. Арлина знала, что зелье сработает безотказно и тот, кто выпьет его, навек забудет о себе и обо всем. Он будет видеть лишь объект своей любви, и мечтать о ее благосклонности.
        
        Дорога к выходу из замка была знакома девушке и, пройдя по длинному коридору, она спустилась по крутой широкой лестнице, устланной красной дорожкой и оказалась в фойе круглой формы. Арлина погрузилась в свои мысли и думала о том, что стоит скорее рассказать матери об интересном поручении повелителя.
        Она набросила на голову капюшон плаща и мелкими шагами следовала к выходу, как что-то преградило ей путь. Арлина даже подскочила от неожиданности. Подняв голову, она встретилась все с теми же проникновенными, ярко-синими глазами.
        - Ты снова напугал меня! Это твое любимое занятие? Подкрадываться незаметно, - возмущенно крикнула девушка.
        - Уходишь?
        - Да. Я выполнила то, что должна была и теперь свободна, - Арлина попыталась обойти преграду, но принц не позволил ей это сделать. Она вопросительно вздернула бровь.
        - Давай подвезу, - только и ответил Абигер.
        - Согласна! - Арлина расплылась в улыбке, вспоминая хали-гали, которые умел выворачивать Старк.
        
        
        Оливьер был растерян. Впервые в своей жизни он не знал что делать и с чего начать. Лавия снова далеко и разлука с нею не дает покоя, да еще и подарок Аббадона, жестокое оружие, куда - то пропало. Неужели он его потерял? Все идет наперекосяк. Он обязан отстаивать свое право на любовь и защищать любимую, а не искать предателя короля.
        Оказавшись у замка Аббадона, Оливьеру не удалось туда проникнуть. Повелитель не вызывал его и архангелу дали ясно понять, что сейчас вести беседы он не намерен.
        Оливьер вернулся домой разбитый и надломленный. Только ступив на порог, столкнулся с Гордом.
        - Отец дома? - мимолетно спросил у слуги и направился к лестнице.
        - Нет. Ааа. Вас ожидают, - четко ответил прислужник.
        Оливьер остановился и вопросительно посмотрел на него. 'Кто мог пожаловать в такой неподходящий момент'.
        Из гостиной вышли принц Астарт, старший сын Аббадона и Нибрас, демон развлечений. Лица их были серьезными и ничего хорошего не предвещали.
        - Привет Оливьер. Мы устали тебя икать и решили подождать, пока ты появишься. Где тебя носит, черт подери? - обратился к архангелу принц.
        - Были неотложные дела. Нужно кое - что уладить.
        - Знаем мы, что тебе уладить нужно и хотим помочь. Знаешь, нам тоже интересно, кто подставил Мельхола, - сказал Нибрас.
        - Вы тоже считаете, что он невиновен? - именно на это Оливьер и надеялся.
        - Конечно! - Астарт говорил твердо и уверенно. - Я слишком хорошо его знаю и даже под страхом смерти он бы никого не впустил в сокровищницу, не будь на это указаний отца.
        - Я думаю, Арес уже в нижнем мире и мы могли бы надавить на него, чтобы узнать правду только нужно как-то узнать, где он содержится. Астарт только ты можешь в этом помочь! - Оливьера не покидала мысль о встрече с этим ублюдком.
        - С чего ты взял, что он в нижнем мире? - видимо принц был не в курсе происходящего.
        - Его проклял Зевс и отправил в распоряжение Аббадона. Богиня подземного царства рассказала Зепару об этом. Теперь она наш союзник.
        - С каких это пор ты доверяешь богам? Мелиноя предала свою дочь. С чего ей помогать нам? - возмутился Астарт.
        - Она утверждает, что не знала о том, что Лавия была на Земле. Арес обманул ее, и теперь она хочет отомстить. Я не ей доверяю, но расположение богини может быть кстати.
        - Оливьер прав, - поддержал архангела Нибрас. - Она может овладеть нужной информацией.
        - Ладно. Если это поможет, попробую разузнать, куда отец определил бога войны, - пообещал Астарт.
        Входная дверь открылась, и в дом вошел Зепар. Он бросил взгляд на присутствующих и наклонил голову в приветствии.
        - Астарт. Приветствую тебя. Привет Нибрас. Что-то произошло?
        - Пока нет. Мы предложили помощь Оливьеру, - ответил развлечение.
        - Ему она не помешает. Кстати, - Зепар обратился к Оливьеру. - Меня навестила Мелиноя.
        - Она что- то узнала?- заинтересованно спросил архангел.
        - К сожалению не много. Она прижала Персефону, но та не в курсе, откуда у Ареса смор. Однако она указала, что бог войны в сговоре с Сариилом.
        - Еще один придурок. Только ангельский, - ухмыльнулся Нибрас.
        - Я это предполагал. Да. И этот придурок может что-то знать. Только он очень хитрый. Не удивлюсь, если окажется что у него есть ищейки и в Арлоне, - Оливьер на секунду задумался. - Я знаю к кому нам обратиться.
        Зепар уловил мысль сына и догадался, кого он имеет в виду.
        - Я сам сделаю это, но обещать ее участие не стану. До встречи, - демон чуть кивнул в знак прощания и направился в свой кабинет.
        - Итак, куда направляемся? - потирая руки в предвкушении приключений, расплылся в улыбке демон развлечений.
        - Может, для начала еще раз заглянем к Мельхолу. Возможно, что-нибудь всплыло у него в памяти. Это бы немного облегчило нам задачу, - предложил архангел.
        - Согласен. Если это не сработает, то тогда я сразу направлюсь во дворец узнать об Аресе, - согласился принц.
        - Ладно! Тем более давно в картишки не играли, - воскликнул Нибрас, чем заслужил возмущенные взгляды друзей.
        Они закатили глаза, помотав головой, мол 'ты не исправим' и одновременно сказали:
        -Мы не развлекаться идем!
        Нибрас махнул рукой и пробубнив себе под нос: - Одно другому не мешает, - последовал за исчезающими за дверью союзниками.
        Глава 14
        Оторвавшись от погони, Сариил приземлился в небольшой деревеньке, возле озера Юма. Здесь жили ангелы простого сословия, особо не вдававшиеся в подробности политических и королевских интриг. Из-за своей занятости, многие маленькие поселения и городища членов королевской семьи, кроме самого повелителя, в лицо вообще не видели. Сейчас даже те, кто знал Сариила, наверняка не узнали бы потрепанного и усталого ангела.
        Сариил проследовал до первого дома. Маленький, каменный, с голубыми стенами, он скорее напоминал коробку, и был огорожен невысокой изгородью. Во дворе росли цветы и кустарники.
        Вскоре в дверях показался хозяин: невысокий ангел с правильными чертами лица, длинными, чуть с сединой волосами, собранными в хвост и недельной щетиной. Мужчина дружелюбно улыбнулся и обеспокоенный внешним видом путника поинтересовался:
        - Здравствуй странник. Вижу, ты устал. Разреши помочь и пригласить отдохнуть в свое скромное жилище.
        Сариил поначалу насторожился, но затем решил, что в такой глуши ему ничего не угрожает, да и перевести дух на самом деле не помешает.
        -Да. Ты прав. Я очень устал и, пожалуй, приму твое приглашение, - Ангел криво улыбнулся и вошел во двор.
        Хозяин приглашающе указал на дверь, а когда гость оказался в доме, зашел следом. В помещении было три маленькие комнатки и уборная. Мужчина заглянул в крайнюю, где стоял стол, два стула, пару шкафчиков и огромное количество банок с различными травами, порошками и жидкостями разных цветов. Сариил оценивающе осмотрелся, и лицо исказилось в брезгливой гримасе. Мужчина достал из шкафчика чашку, отсыпал из банки розового цвета переливающийся порошок и, сделав несколько движений руками, в чашке появился бурлящий напиток, лилового цвета. Словно прочитав к себе отношение гостя, он решил оправдаться:
        - Я живу один и роскошь мне ни к чему. Вот возьми. Этот напиток обладает живительной энергией и поможет восстановить тебе силы.
        Сариил недоверчиво поднес чашку к носу, принюхиваясь к исходившему аромату. Удостоверившись, что напиток не является ядом, он сделал несколько глотков. Бурлящая жидкость приятно обожгла горло, потекла дальше и разлилась по всему организму, даря тепло и легкость.
        - Спасибо. Ты лекарь?
        - Нет, что ты. На звание лекаря я не претендую. Просто не отказываю в помощи тем, кто в этом нуждается, - самоотверженно сказал ангел.
        - Но я вижу, ты достаточно хорошо обучен. Прошло несколько минут, после того как я выпил твой эликсир, а уже чувствую заметный прилив сил. Скажи, где ты научился этому? - Сариил успел присмотреться к скромному ангелу, и его лицо показалось ему знакомым.
        - Мой отец... - ангел замялся. - В общем неважно. Это он меня всему научил. Кстати мы не представились друг другу. Меня зовут Раний.
        - Ах да. Мне очень приятно, что я встретил тебя на своем пути Раний. Я ... - Сариил подумал, что не стоит называть свое настоящее, имя дабы не вызвать подозрений. - Люций.
        - Вот и хорошо. Думаю, ты хочешь освежиться после долгого пути. Кстати куда ты направляешься, если не секрет? - поинтересовался ангел.
        - Ммм в столицу. Нужно навестить кое-кого, - сухо ответил Сариил, надеясь отбить охоту у Рания расспрашивать его о чем-либо еще.
        - Твой путь далек. Отдохни немного, наберись сил, а затем продолжишь свою нелегкую дорогу. Да и мне будет приятно. В нашей деревушке все друг о друге знают, поэтому общаться становится скучно и неинтересно. Городские и столичные новости доходят до нас крайне редко, и только в том случае, если кто-либо отправляется на ярмарку в соседние селения и привозит их оттуда. Говорят, наш мир скоро изменится. Древнее пророчество все же настигнет сыновей Алефа.
        - Ты веришь в это Раний? И как народ реагирует на эти новости? Он боится? - Сариила заинтриговал ангел.
        - Нет. Не боится. Он готов идти за своим повелителем, чтобы не случилось. Я верю лишь своим глазам и ощущениям, и знаешь, они меня никогда не подводят.
        - И что же тебе подсказывают твои ощущения.
        - Что-то меняется, но что пока не могу сказать. В любом случае на все воля ... высших сил, - уверенно сказал Раний.
        - Ладно. Я действительно не против помыться и поспать,- Сариил обернулся в поисках двери в уборную.
        - Я приготовлю горячую воду для тебя ... Люций, - ангел посмотрел на, повернувшегося к нему спиной, Сариила. - Что это? Твои крылья изранены. Позволь я.....
        - Нет! - Сариил резко обернулся, почувствовав острую боль. В его глазах читалась злость и недоверие. - Не трогай их!
        - Я могу залечить твои раны.
        - У тебя есть средство? - удивленно спросил Сариил.
        - Конечно, понадобится время, чтобы они снова стали прежними но....
        - Дай мне его. Я сам ... - ответ Сариила скорее был похож на приказ, нежели просьбу.
        Если бы он позволил Ранию обработать и лечить свои крылья, то был бы разоблачен. Сейчас, после долгого полета и пыльных дорог, крылья Сариила стали серыми и неприметными, но на самом деле, они белоснежные как первый снег и от них исходит слабая вибрация и сияние.
        - Как скажешь. Я лишь хотел помочь, - лицо Рания не показывало обиды. Он протянул ангелу небольшую коробочку с желеобразной мазью золотистого цвета. - Через пять минут ты сможешь умыться.
        Сариил благодарно кивнул.
        Как и сказал ангел, через пять минут в уборной был готов ушат, наполненный горячей водой. Раний удалился и Сариил, поспешно зайдя в комнатку, закрыл дверь. Кроме ушата, в малюсенькой комнатушке было зеркало, стул, шкафчик с принадлежностями для купания и два полотенца. Одно большое, а второе поменьше. Ангел залез в ушат и простонал. Вода дарила истинное блаженство, и кто бы мог подумать, что ощущение чистоты может доставить такое удовольствие.
        Стоя перед зеркалом, повернувшись в полуобороте, Сариил пытался смазать раны на крыльях. Самому это было делать не очень, но все же. На местах, где была намазана мазь, почувствовался холодок и слабые покалывания. Боль стала уходить. Чистые белоснежные крылья сияли словно маяк, выдавая своего хозяина.
        Сариил осторожно открыл дверь из уборной. Было тихо. Ангел вышел из комнаты и настороженно исследовал дом. Хозяина не оказалось на месте. Выйдя во двор, Сариил и там не нашел Рания. 'Это знак. Нужно сматываться пока не поздно. Ангел не так прост, как кажется. И где я мог его видеть?' - подумал он. Спешно вернувшись в дом, Сариил зашел на кухню, схватил банку с лиловым порошком, заживляющую мазь и, пряча все это, обратил внимание на висевший на крючке плащ. Он был черным. Странное явление, зная о том, что ангелы носят только светлую одежду. 'Ладно. Сейчас некогда выяснять родословную Рания, а вот мне этот плащ очень даже будет кстати' - пронеслась шальная мысль. Схватив странную вещь, и еще раз убедившись в отсутствие хозяина, Сариил вышел на дорогу и, расправив явно обновленные крылья, скрылся за облаками.
        Раний вышел из зоны невидимости и наблюдал за удаляющимся ангелом. Улыбающийся и довольный проделанной работой он последовал в дом. Убедившись в том, что его гость действительно воспользовался случаем и стащил плащ, мазь и порошок, Раний вошел в спальню.
        Стоило ему снять с комнаты защитный блок, как простое и неприметное помещение, со скромной кроватью парой шкафчиков и креслом, превратилось в подобие пристанища колдуна. Комната увеличилась в размерах, под потолком висела большая люстра с канделябрами, на письменном столе стояли свечи на различных подсвечниках. Тихо потрескивал камин, в углу резной диван и пару таких же кресел дополняли мебельный гарнитур. Посреди помещения находился высокий пьедестал, на котором в специальной подставке, лежал огромный стеклянный шар, переливающийся всеми цветами радуги.
        Раний подошел к нему и взял в руки. От прикосновений и тепла, шар засиял, а через некоторое мгновение, в нем появилось пространственное изображение. Перед ангелом появилась Лилит. По выражению ее лица было заметно, что она ждала этой встречи.
        - Я выполнил твою просьбу. Сариил назвался мне чужим именем. Похоже, он до сих пор скрывается от своего отца. Думаю, он направляется на север. Я прочитал в его глазах страх, злость и еще кое-что, ... Похоже, ангел что-то задумал. Будь начеку.
        - Спасибо Раний. Я благодарна, что за столько лет ты не забыл о своих корнях. Удивительно и то, что твой отец вообще не утаил от тебя, твое истинное происхождение. И как я смогла тебя разыскать? - ответила ему собеседница. Она расплылась в доброй и нежной улыбке.
        - Не нужно меня благодарить. Наши матери были сестрами и, не смотря на то, что вырос я как ангел, во мне течет и кровь расы демонов. А для меня это многое значит. Тем более что теперь я остался совсем один. Найти информацию о матери и связаться с родственниками для меня просто подарок судьбы. Удачи тебе ... сестра, - Раний говорил искренне.
        - Спасибо. Я запомню твои слова. А сейчас мне пора, - Лилит еще раз одарила ангела нежной улыбкой и контакт прекратился.
        Шар перестал сиять. Раний положил его на место и, подойдя к креслу, медленно в него опустился и погрузился в мысли.
        Ангел не помнил свою мать. Ее образ был размыт в воспоминаниях. Ведь сложить его, Раний мог лишь со слов отца. Но какие-то добрые и теплые чувства появлялись внутри, когда он представлял ее себе.
        Рахилла была родной сестрой Манры, матери Лилит. Спокойная, уравновешенная, задумчивая суккуб, всегда была гордостью семьи, аристократических кровей. Родители строили большие планы на счет ее будущего, также как и ее сестры. Манру, удалось очень успешно выдать замуж и, после короткого времени, у пары появилась маленькая и озорная Лилит. Рахилла ждала, когда родители подберут ей подходящего спутника, но в очередной раз выхода в свет, на балу в честь одной знатной семьи, девушка познакомилась с довольно загадочным демоном, коим на самом деле он не являлся.
        Китаний оказался ангелом и к тому могущественным колдуном при дворе повелителя Верлия. Между суккуб и ангелом завязался разговор, а впоследствии и связь, которая привела к беременности. К сожалению чувства, вспыхнувшие у девушки, не оказались взаимными. После того, как родители узнали о беременности дочери, их обуздала ярость и даже посещала мысль изгнания Рахиллы из семьи. Китаний, узнав о том, что девушка ждет от него ребенка, предложил сделку. Он понимал. Родившееся дитя может быть очень сильным и если его способности развивать, то у ангелов появится свой козырь перед другими мирами.
        Сделка состояла в том, что Рахилла рожает ребенка, отдает его Китанию и забывает о нем навсегда, при этом репутация девушки остается не испорченной. Бедная Рахилла, не выдержав натиска со стороны семьи, согласилась. Китаний забрал рожденного мальчика, как две капли воды похожего на своего отца, и исчез.
        Семья суккуб успокоилась, но в итоге им так и не удалось найти дочери достойную партию. Девушка замкнулась в себе и рада была общаться только со своей сестрой. А при виде племянницы, ее сердце рвалось на части от воспоминаний о сыне. В тот злосчастный день смерти родителей Лилит, Рахилла тоже присутствовала на балу. Ее, как и остальных, не удалось спасти.
        Перед смертью, Китаний рассказал сыну о том, кто действительно была его мать, и попросил прощения о своем поступке в прошлом. Возможно, он хотел освободиться от тяжести тайны, которую приходилось скрывать всю жизнь, а может им двигало что-то другое. К сожалению этого уже никогда не узнать. Китаний сам виноват в своей смерти. Его амбиции и стремление быть лучшим, самым лучшим магом и колдуном в измерении, сыграли с ним злую шутку. Создавая новый уникальный эликсир, Китаний просчитался в пропорциях. Будучи уверенным в том, что все получилось как надо, он выпил желаемую жидкость, и это привело к тому, что она не только не увеличила его жизненные потоки энергии, а стала медленно высасывать их. Через год после неудавшегося эксперимента, великий колдун короля Анбола, покинул этот мир, успев оставить после себя достойную замену. Верлий надеялся, что Раний займет место отца, но к удивлению всех, парень отказался от титула и ушел на север, после чего словно канул в никуда.
        Никто не стал его искать и возвращать. К тому времени старший сын правителя уже виртуозно владел своей стихией, да и уроки магии не прошли даром для талантливого принца Мирония.
        Раний никогда не жалел о своем поступке, и обосновавшись в маленькой деревеньке, продолжал незаконченные эксперименты своего отца, между делом помогая тем кто в этом нуждался.
        Ангел вырвался из воспоминаний. Выйдя из своей тайной лаборатории и наложив защитный блок, отправился заниматься повседневными делами, но внутри в нем кипела уверенность, что с этого дня его жизнь изменится.
        Сариил знал, где искать своего дружка, но не был уверен, что тот вновь станет ему помогать. 'Ничего. Я что-нибудь придумаю и мне удасться убедить его исполнить мою последнюю просьбу. В конце концов, это должно ускорить, то, что я ему обещал в прошлом' - подумал ангел. Он преобразовал портал в нижний мир и через минуту оказался посреди черной пустыни.
        Потрескавшаяся земля, ветер гонит клубы суховея, тучное небо готово разразиться громом, а вокруг никого и ничего. Вглядываясь в пространство, Сариилу удалось рассмотреть верхушки башен замка. Прикинув расстояние, он, понял, что если будет двигаться в противоположную сторону, то вскоре натолкнется на холм отчуждения, где и обитал Мордос.
        Аббадон особо не жаловал демона чумы, эпидемий и моров, но был вынужден терпеть его. Мордос часто пропадал на Земле, развеивая семена разной хвори по всему миру. А иногда потеряв всякий стыд и уважение, применял способности на равных себе, при достижении своих гнусных целей. Что и произошло в случае с Арадондрой. В наказание правитель Анбола приказал Мордосу переселиться в пустующий замок на холме отчуждения и не выходить за его пределы. Только Мордос никогда не был послушной овечкой, даже для повелителя Арлона. Он всегда находил лазейки быть свободным и не замеченным. Обязанности не тяготили демона, а наоборот приносили удовольствие. По натуре жестокий, беспощадный и самовлюбленный, Мордос никогда не задумывался о сострадании или прощении. Наверное, поэтому он и сошелся с похожим на него ангелом. Единственное существо, которое поддерживало с демоном хоть какие-то отношения, была его сестра Нега. Юная демоница немощи и страданий, также как и брат, должна была спускаться на Землю, дабы сеять раздор и жажду борьбы, среди смертных. Однако в отличие от Мордоса, она искренне ненавидела себя за это.
        Сариил набросил сворованный плащ и, прикрывая рукой, лицо от разъедающего несомого ветром песка, стал двигаться в нужном направлении. Небо таки разразилось громом, разнося страшные и ужасающие звуки в самые отдаленные уголки Анбола. Земля тихо стонала и выла, иногда поскрипывая под ногами.
        Через полчаса пути, ангел увидел небольшую широкую возвышенность, на которой стоял узкий замок, напоминающий башню, и сердце забилось быстрее в предвкушении встречи. Сариил подошел к высокой кованой двери. Оглянувшись по сторонам, открыл ее и вошел внутрь. В круглом помещении, освещаемом несколькими факелами, было тихо и холодно. Крутая винтовая лестница уходила вверх до самой крыши. По ней можно было подняться на нужный ярус замка. Сариил не медля ступил на каменные перекладины и, сделав несколько шагов, услышал знакомый голос.
        - Я уж сам хотел к тебе в гости наведываться да вот только дел скопилось. Ты пришел с хорошими новостями? - в одно мгновение перед ангелом появился демон.
        - Привет Мордос. Не угостишь меня? - Сариил сбросил капюшон плаща и вопросительно уставился на собеседника.
        - Пойдем. Вижу, разговор будет долгим.
        Они поднялись на второй ярус и, повернув направо, оказались в широком кабинете. Письменный стол, куча свечей, высокое кресло и небольшой шкаф-столбик со стеклянными дверями, на полках которого стояло множество бутылок с выпивкой, было ее небогатой обстановкой. Мордос открыл дверцы, достал толстенькую посудину с алой жидкостью, пару бокалов и, обернувшись к Сариилу, поставил на стол. Разлив спиртное, демон протянул бокал ангелу.
        - Знаешь, я устал дожидаться своего вознаграждения за услугу, исполненную уже... я, пожалуй, забыл, сколько времени прошло, - в голосе демона присутствовали игривые нотки, что очень обрадовало Сариила.
        - Я не забыл о твоей услуге, но, знаешь ли, мне тоже задолжали награду. Не волнуйся. Очень скоро ты получишь то, что я обещал но ... - ангел залпом выпил содержимое бокала.
        - Еще но? Как же я устал от этих но. Сариил, мое терпение не безгранично, - вздернув бровь, демон возмущенно сверкнул глазами.
        - Я понимаю, поэтому и пришел к тебе просить еще об одной услуге. Она ускорит получение твоей награды. Да. Есть и хорошая новость. Думаю, то о чем я тебя попрошу, тебя здорово позабавит, - усмехнулся ангел.
        - Слушаю.
        - Похоже, мой папаша совсем спятил. Мы немного не сошлись во мнениях в некотором вопросе поэтому...
        Сариил рассказал демону свой план, после чего тот немного задумался, а затем сказал:
        - Хорошо. Но только это последнее, что я делаю. Надеюсь, ты уладишь все недомолвки с Аресом и мы, наконец, отпразднуем победу.
        Мордос налил еще огненного напитка и, посмотрев друг другу в глаза, демон и ангел выпили содержимое. Они ни в коем случае небыли друзьями. Их волновало лишь достижение собственных целей и для этого демон, и ангел были не против воспользоваться друг другом, но не больше. Если бы судьба свела этих двоих в ситуации жизнь или смерть, они с удовольствием, не задумываясь, порвали бы друг друга.
        Довольный разговором Сариил, вышел из замка Мордоса и уже представлял тот момент, когда он станет правителем мира ангелов и споет погребальную песню над бездыханным телом отца. Ангел махнул рукой и воздух расплавился. Не мешкая, он ступил в пространственный портал и исчез.
        - Черт бы подрал эти водоросли.
        Сариил уже два месяца блуждал и прятался на просторах Анбола. Его одежда превратилась в лохмотья, была измазана грязью и травой, а вдобавок пропитана, потом и от этого жутко разила. Волосы сбились в колтуны, а нежная кожа стала сухой и потрескалась. Пробираясь по болоту, мох и водоросли обвились вокруг ног, отчего идти, и без того уставшему ангелу, было тяжело. Белоснежные крылья потрепались, и совершать ими движения стало ужасно больно, поэтому последние несколько дней, мужчина передвигался пешком. Некогда добытый эликсир и мазь закончились, а Мордос не спешил исполнять свое обещание. По крайней мере ангел блуждая по Анболу пока не слышал о результате его работы.
        В животе урчало, а пустой желудок скрутился в тугой клубок. Сариил вспомнил о том, что в последний раз ел вчера утром, украденный у работающих в поле, кусок хлеба. Теперь рацион ангела в основном составляли фрукты, сорванные с деревьев или что-нибудь сворованное. В людных местах он не появлялся, а постоянно прятался в долинах и садах.
        - Ничего. Я вернусь и покажу вам всем кто такой Сариил. Мы еще посмотрим, кто кого, - сказал ангел вслух. Даже будучи изнеможённым, его гордость не позволяла сдаться и вернувшись во дворец, покорившись воле отца.
        Медленно передвигая ноги, погрузившись в раздумья и составляя план дальнейших действий, ангел дошел до долины Батэрлай. Бабочки в несметном количестве порхали в своем незамысловатом танце, а в воздухе, дурманя сознание, витал аромат спелых фруктов и цветов. Сариил подошел к развесистому дереву и сорвал плод похожий на грушу. Откусив несколько раз, он швырнул огрызок в сторону и улегся на мягкую траву. Усталость дала о себе знать, веки сомкнулись и ангел, сам того не замечая, уснул. Проснуться его заставил звонкий смех. Он казался совсем близко. Ангел вскочил, словно ошпаренный и стал осматриваться. Вокруг никого. Уже смеркалось, воздух стал прохладным, отчего тело немного потряхивало. Снова смех девушки разорвал царившую тишину. Сариил немного приподнялся и увидел, что находится на самой границе с лесами Исхила. Между деревьев ему удалось разглядеть молодую особу с длинными каштановыми волосами и светловолосого мужчину одетого как охотник. Мысль, которая пришла в голову, не обманула его.
        - Мироний, - прошептал ангел.
        Однако сразу возникал другой вопрос: ' Кто эта девушка?' Сариил еще раз взглянул на них, и когда юная особа обернулась к нему лицом, он не поверил своим глазам. 'Лавия! Война не сдержал свое слово. Вот урод. Но что она здесь делает?' подумал ангел. За своими размышлениями он не заметил, как Мироний и богиня скрылись в густом лесу. Сариил не решился последовать за ними. Через пару часов ночь поглотит все вокруг, а в лесах Исхила и днем то не безопасно. Он решил, что дождется утра и возможно эти двое появятся снова.
        Лилит появилась в мире ангелов в том же месте, что и тогда, когда приходила, чтобы найти Мирония. 'Ну почему меня постоянно заносит в эту долину. Нужно будет найти способ корректировать вероятность попадания в нужное место' - подумала суккуб. Было жарко, но не так душно, как в прошлый раз, однако приставучие бабочки так и норовили свести с ума своим занудным порханием. Лилит двинулась вперед, но уже через несколько сотен метров, застыла. Тот к кому она пришла, нашелся гораздо быстрее, чем предполагала демоница.
        - Что-то интересное? - холодно и ехидно обратилась Лилит.
        Сариил лежал в траве и за кем-то или чем-то наблюдал. От неожиданности он подскочил. Автоматически его крылья сделали попытку раскрыться доставляя хозяину неимоверную боль.
        - Зараза. Какого черта ты здесь делаешь? - Сариил корчился от неприятных ощущений и был явно сконфужен.
        - Оу. Зараза? А когда-то ты называл меня по-другому! - Лилит бросила беглый взгляд на ангела. - Да. Выглядишь ты как-то неподобающе для правителя Анбола. Что случилось? Невзлюбили подданные, и ты ударился в бега?
        - Пришла вспоминать прошлое. С чего ты взяла, что я в бегах? И вообще как ты меня нашла? - теперь Сариила одолевало любопытство.
        - Сколько вопросов! Ну, пожалуй, на парочку я тебе отвечу. Прошлое осталось в прошлом, а вот травку ты здесь отлеживаешь явно не для того, чтобы изучить лучше свой мир. Да ты на свой вид посмотри! Хоть сейчас на бал в честь коронации, - Лилит звонко рассмеялась.
        - Узнаю прежнюю демоницу. Ты всегда появлялась только тогда, когда тебе что-то нужно было, - злорадно произнес ангел.
        - Да неужели!? Мне или тебе? Хотя в этот раз ты прав. Мне от тебя кое-что нужно. Информация.
        Внутри Лилит заиграла мелодия тревоги, и острый слух зафиксировал шуршание в траве позади Сариила.
        -Тише, - прошипела она. - Не шевелись.
        - Да пошла ты! - Сариил дернулся и сделал несколько шагов назад. Через минуту его ногу пронзила острая боль, разбежавшаяся по всему телу. Ангел громко закричал и свалился в траву.
        - Твою мать! - выругалась Лилит. Она подскочила к, теряющему сознание, Сариилу и осмотрела рану, которая ничего хорошего не сулила.
        Глава 15
        - Нет не так. Лучше натягивай тетиву. Ты должна чувствовать стрелу. Смотри, - Мироний нацелился куда-то вперед и через несколько минут в руках он уже держал небольшого кролика.
        - Ладно. Сейчас я попробую, - Лавия повторила действия Мирония. Стрела сорвалась и попала ровно в цель.
        - Кто это? - удивленно спросила богиня, разглядывая свою добычу.
        - Ты делаешь успехи Лавия. Как в познании своих способностей, так и в мастерстве охоты. Смотри, ты попала прямо в глаз. Это сумурская белка. Она хищник.
        Лавия рассмеялась.
        - Хищник? Это маленькое пушистое создание?
        - Это милое, как ты говоришь создание, испускает зловонный запах, который подобен яду. Он перекрывает дыхание и наступает мгновенная смерть.
        От слов Мирония на душе богини стало жутко и страшно. Как мог маленький зверек быть таким беспощадным и опасным?
        - На сегодня достаточно. Возвращаемся, - ангел забросил свое оружие за спину, добычу как обычно прикрепил за пояс и последовал в сторону хижины.
        Лавия шла следом. Пройдя несколько метров, Мироний неожиданно остановился и начал подозрительно принюхиваться. Затем сорвался с места.
        - Лес горит! - только и услышала богиня. Она, что есть сил, понеслась вслед за Миронием и через несколько минут уже стояла перед полыхающим и захватившим часть поляны огнем. Ангел сконцентрировал все свои силы и пытался погасить его. Он, как и Оливьер, владел стихией ветра и леденящего холода. Но пытаясь задуть пламя, у ангела выходило лишь немного его заглушить и спустя некоторое время, огненный зверь расползался еще с большей силой.
        - Помоги мне! - крикнул Мироний. - Соберись. Я знаю, ты сможешь.
        Девушка всем сердцем хотела спасти полюбившееся ей место и уютный домик, который стал для нее родным, но не была уверена в себе и растерялась. Ещё раз, взглянув на Мирония, она увидела с каким усердием и надеждой ангел пытается использовать все свои силы, и ей стало стыдно. Собрав волю в кулак, Лавия постаралась сосредоточиться, как учил ее Мироний. Она приложила обе руки к сердцу и тут же почувствовала удар, затем еще и еще. Толчки становились отчетливее и сильнее, и когда ей показалось, что сердце готово выскочить из груди, а сознание представило то, что бушевало у нее внутри, богиня резко одернула руки и подняла их к небу.
        В ту же минуту спокойное ночное небо превратилось в черное скопление туч, и пошел проливной дождь. Он лил с такой силой, что еще немного и уже нужно будет спасаться от потопа. Не поддающиеся поначалу языки пламени пытались гореть и продолжать свой обжигающий танец, однако им было не устоять перед водным потоком, хлынувшим с неба. Когда, наконец, Лавия увидела, что ни один огненный змей больше не угрожает, она топнула ногой, и небо вновь стало чистым и звездным.
        Ошарашенная и мокрая до нитки, богиня дрожала и не могла пошевелиться. В ее голове не укладывалось осознание того, что ей удалось. Одно дело тренировки, когда ты знаешь чего ждать и как действовать, а другое вот так спонтанно и неожиданно вызвать свои силы на поединок с опасностью. Мироний подбежал к девушке и стал трясти.
        - Лавия? Лавия ты в порядке? Девочка ответь!
        - Все просто отлично, - тихо прошептала она. - Мы победили! - и отключилась.
        Ангел подхватил богиню на руки и понес в дом. Пожар не задел его. Пострадали лишь рядом стоящие деревья, и часть поляны превратилась в черное обугленное побоище. Пламя шло из глубины леса. Мироний и Лавия вовремя учуяли его. Однако было ясно, что это поджег. В мире ангелов не случается катаклизмов и пожаров от палящего солнца или вулканов.
        Мироний уложил богиню на кровать и стал нащупывать ее пульс. Он был слабым, но регулярным. Мужчина подошел к небольшому шкафчику и начал там что - то искать. Обнаружив нужную бутылочку с розовой жидкостью, он вернулся к девушке, приподнял ей голову и окропил эссенцией ее губы. Сквозь маленькую щель, жидкость попала в рот. Буквально через секунду, глубоко вздохнув, Лавия очнулась.
        - Вот и хорошо. Теперь все будет в порядке, - заботливо проговорил Мироний.
        - Я отключилась да? Совершенно ничего не помню. Словно провалилась в пропасть.
        - Ты потратила слишком много энергии. Не вставай. Через час эликсир жизни подействует, и ты полностью восстановишься, - ангел провел рукой по волосам Лавии. - Ты похожа на мою сестру. Она, также, была готова отдать себя без остатка ради других.
        - Я до последнего сомневалась, что у меня что-нибудь получится, - девушка довольно улыбнулась.
        - Теперь не сомневайся. Ты еще и не на такое способна.
        Довольная собой богиня прислонила голову к подушке и закрыла глаза. Она вспомнила Оливьера и поняла, что дико скучает. Он мог бы гордиться своей женой, ведь теперь она не такая слабая, как была раньше. В памяти возникло время, когда она жила на Земле, а затем, как вернулась в свой мир и как все изменилось. 'Что делает сейчас Оливьер? Возможно, он спешит ко мне, и мы скоро снова будем вместе? Никто на свете больше не сможет нас разлучить!' - девушка предалась мечтаниям и погрузилась в сладкую дремоту.
        Слишком громкий спор заставил Лавию проснуться.
        - Зачем ты притащила его? Пусть сдохнет, мне наплевать. Это из-за него Арадондра умерла.
        - Успокойся! Он обладает слишком ценной для нас информацией, чтобы мы могли просто так дать ему умереть.
        - Перемести его в нижний мир и разбирайся с ним там. Именно этого жаждет Аббадон, не так ли?
        - Тогда нам никогда не узнать, откуда Арес получил смор и мы не сможем помочь Оливьеру. Ты ведь этого не хочешь?
        Заинтересовавшись разговором, девушка встала с постели и вышла из комнаты.
        - Что здесь происходит? Лилит ты здесь? Что-то случилось? - спросила она, заметив, что Мироний еле сдерживает злость.
        - Все в порядке девочка, Лилит уже уходит. Она... - ангел не успел договорить, как снаружи послышались стоны.
        Богиня выбежала на улицу и увидела того чьи насмехающиеся глаза запомнились ей навсегда.
        - Это же Сариил, твой брат!? - Лавия обернулась к подошедшим Лилит и Миронию.
        - Ты его знаешь? - удивился ангел.
        - Да. Встречались один раз, - Лавия бросила взгляд на Лилит.
        - Я нашла его возле границы с лесом. Он умирает и если в ближайшее время ничего не предпринять ему конец.
        - Что с ним? - Лавия подошла ближе к лежавшему на земле ангелу.
        Он, мягко говоря, выглядел плохо. Некогда привлекательный мужчина тяжело дышал, тихо постанывал и бредил. Некогда миловидное лицо искажало мучительную боль, а тело периодически содрогалось. Возможно, встретив его раньше, девушка бы остерегалась или даже боялась, но сейчас, кроме жалости, это измотанное тело ничего не вызывало.
        - Его укусил змеекрыс. Теперь тело страдает, а душа мечется внутри, - ответила Лилит.- У Мирония есть противоядие, но он отказывается применять его, не смотря на то, что этот ублюдок может знать, откуда твоему папаше удалось раздобыть смор.
        - Пожалуйста, помоги ему, - Лавия посмотрела на Мирония. - Сариил был в заговоре с Аресом, и я думаю, он действительно многое знает.
        - Я не могу помочь тому, кто загубил жизнь моей сестры и ее сына, - ангел с презрением смотрел на умирающего брата.
        Богиня подошла к нему и приложила руку к его щеке.
        - Я знаю тебе больно, но ты хотел помочь нам с Оливьером. Прошу тебя, сделай это до конца. Дай ему противоядие.
        Ангел заглянул в умоляющие глаза девушки. Ради памяти возлюбленной и ради будущего счастья своего названного сына, сейчас он поможет этому ублюдку, но после Сариил заплатит за все сполна.
        Мироний поднял брата на руки и скрылся в глубине дома. Он отнес его в свою комнату и положил на место, где спал сам. Затем открыл стоящий в углу деревянный сундук и достал маленький сверток. Подойдя и расположившись возле корчащегося Сариила, он наклонился и, прошептав несколько непонятных слов, раскрыв ладонь, подул на нее. В воздухе разлетелся черный порошок и опустился на лицо брата.
        - Через два дня он очнется. Следи за ним, а затем убирайтесь! - с этими словами Мироний обратился к Лилит и вышел.
        - Что же. Придется погостить у вас несколько дней. Спасибо, что убедила его,- Лилит с благодарностью посмотрела на Лавию.
        - Я надеюсь, это было не зря, - богиня бросила взгляд на Сариила. Его тело больше не вздрагивало.
        Вечером, расположившись у костра, суккуб и Лавия тихо шептались, а Мироний жарил удачно пойманную дичь. Темнота медленно опускалась, обволакивая приятной прохладой и лишь потрескивающие от огня ветки, услаждали слух и грели душу. Этот момент напомнил Лавии детские походы, когда она росла в приюте. Все, так же усаживались вокруг костра, жарили зефир и рассказывали страшные истории. Однако теперешняя жизнь богини сама похожа на одну из историй, а страшные чудовища и дикие животные, окружают ее в реальности.
        - Знаешь, - начала Лилит. - Ведь это я виновата в том, что Арадондра и Оливьер стали падшими.
        - Ты? Как это? - Лавия подбросила несколько веток в костер и уставилась на суккуб.
        - Очень давно, я любила Сариила. Наивная дура. Я знала, что у нас нет будущего, но все же тешила себя надеждой, что когда-нибудь все изменится, и мы будем вместе. Думала, он испытывает такие же чувства по отношению ко мне, только глубоко ошибалась. Сариил всегда хотел власти. Хотел занять место отца, вот я и решила помочь ему осуществить его мечту. Я знала, что Оливьер, сын демона ведь этим демоном был мой названный брат.
        В то время Сариил не поверил в мой план, счел его неудавшимся и прогнал. После двадцати лет разлуки мы случайно встретились. Я открыла ему глаза и рассказала, что на самом деле Мироний не является отцом Оливьера. Сариил чуть с ума не сошел из-за услышанного. Наше примирение было бурным, но после того как мой возлюбленный рассказал все Верлию, тот проклял и изгнал из мира ангелов свою дочь и внука, а Сариил оглушенный и ослепленный властью, быстро забыл обо мне. Так что девочка, я в большом долгу перед Оливьером. Удивляюсь, как он вообще считает меня своим другом, - Лилит с грустью посмотрела в сторону Мирония. - Перед ним я тоже виновата. Ведь он больше жизни любил Арадондру.
        Лавия слушала рассказ Лилит, и теперь ей стало ясно.
        - Арлина. Она ... - девушка замолчала, увидев жест Лилит, которая обернулась к ней и приложила указательный палец к губам.
        - Чччшш. А ты догадливая! Это должно остаться секретом!
        Лавия кивнула головой в знак согласия.
        - Ты лишь следовала зову своего сердца. Любовь слепа. Уже ничего не изменить. Не вини себя Лилит, - богине стало жаль женщину. Возможно, у нее остались чувства к ангелу. Пусть он жесток и беспощаден, но это ее выбор.
        - Я просто хотела любить и быть любимой. В измерении трех миров это недозволенная роскошь, которая строго карается. Я имею в виду не ту любовь, которая предполагает лишь физическое влечение и секс, им занимаются многие, хотя и в тайне. Мое сердце хотело любви внутренней, теплой. Знаешь, когда тебя кто-то ждет, заботится о тебе. Вы вместе просыпаетесь в постели, вместе смеетесь и плачете, в конце концов, вместе воспитываете детей и не боитесь о том, что кто-то об этом узнает и вас разлучат или накажут,- Лилит подбросила в костер несколько сухих веток.
        Поневоле она перевела взгляд на Мирония. Он раскладывал приготовленное мясо по деревянным подобиям тарелок.
        - Я понимаю тебя, - Лавия вздохнула и стала наблюдать, как от пламени отлетают маленькие искорки и растворяются в воздухе.
        Она не хотела сейчас вдаваться в печаль, рассказывать суккуб как скучает по Оливьеру и каждую ночь плачет, вспоминая минуты проведенные рядом с ним. Не хотела, потому что боялась, что произойдет что-то, что снова разлучит их надолго или вообще навсегда. Раньше богиня не знала что такое страх и боль от того, что можно кого-то потерять, не знала, что можно поплатиться за свою любовь и есть грань между: хочу и можно.
        Мироний принес тарелки, от которых исходил чудесный аромат печеного мяса, а затем, исчезнув в доме, вернулся с чашками, наполненными брусничным вином. Надо сказать, что, не смотря на много лет проведенных в образе отшельника, он не стал дикарем и бесчувственным чурбаном. Мироний был очень гостеприимным хозяином и не утратил навыков ухаживать за особами слабого пола, хотя пытался это скрыть. Однозначно ангел не жаловал нижний мир и его обитателей, но Лавия заметила, а возможно ей это показалось, к Лилит он относился более чем снисходительно. Старался не оскорблять и сдерживался в ее присутствии. Если честно острый язычок Лилит мог довести до предела терпение у кого угодно, какой бы ангельский характер у него не был.
        - Как твой подопечный не проверяла? Ты отвечаешь за него, не забыла? Я лишь позволил ему не сдохнуть, а остальное уж ты сама, - решил напомнить Мироний.
        - Жить будет, пока мы не узнаем у него все, что нас интересует. Еще не очухался, но завтра думаю, придет в себя, - Лилит криво усмехнулась и, отставив тарелку в сторону, встала и последовала в дом.
        Мироний провел ее взглядом и улегся на траву рядом с догорающим костром.
        - Ты идешь?- вино немного разморило, и Лавия решила, что ей видимо пора спать.
        - Я остаюсь. В доме нечем дышать, - чуть слышно ответил ангел.
        Чувство легкости и парения заполняет тело. Буд-то летишь как пушинка, которую несет тихий ветерок. Лавия лежит на белом облаке, словно на воздушном одеяле. Вокруг чистое небо, а от нее исходит голубое сияние. Рядом мирно спит Оливьер, нежно обнимая ее за талию. Его пушистые белые крылья сверкают золотым и переливаются всеми цветами радуги. Мир и спокойствие царит вокруг. Неожиданно образовывается черная дыра. Оливьера подхватывает невидимая мощь и засасывает в нее. Он сопротивляется, но силы покинули его. Крылья ломаются как сухие ветки и жутко кровоточат. Еще мгновение и черная бездна полностью засасывает Оливьера. Душа Лавии плачет и кричит от разлуки и мучительной терзающей боли, а из черной мглы раздается громкий смех, заполняя все уголки сознания. Он пожирает мысли и чувства, оставляя после себя лишь пустоту.
        Богиня резко вскочила и, открыв глаза, поняла, что это сон. Всего лишь кошмар, но она до сих пор чувствует отголоски испытанных ею страданий. Девушка подошла к столу и сделала несколько глотков из чашки. Затем вылила немного воды на ладонь и обдала ею лицо. Лавия обратила внимание, что в доме слишком тихо. Она заглянула в соседнюю комнату. Лилит там не оказалось. Сариил лежал на мягком ковре, и похоже ему стало лучше. На лице появился румянец, похоже он спал.
        Девушка вышла на улицу и не поверила своим глазам. Ранее насыщенный и яркий лес, трава, цветы, небо и даже солнце, померкли и стали серыми. Будто цвета утратили свои краски, потускнели и выцвели. Мироний и Лилит стояли неподалеку от дома и о чем-то разговаривали. Заметив Лавию, они замолчали.
        - Что происходит? - девушка не могла понять, как за одну ночь все так могло измениться.
        - Природа меняется. Это может быть не добрыми знаком, - Мироний нахмурился и явно был не доволен.
        - Нечто подобное происходит и в нижнем мире, - произнесла суккуб.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Недавно мы видели зарево, похожее на закат. Удивительно для Арлона, не правда ли? - оглядываясь, сказала Лилит.
        - Стихии сменяют друг друга. Похоже, они к чему-то готовятся, - Мироний настороженно посмотрел на Лилит.
        - Вы можете не говорить загадками! Я ничего не понимаю, - Лавию начинали выводить из себя недомолвки этих двоих. Ангел сорвал несколько травинок и, поднеся к носу понюхал.
        - Скоро поймешь девочка. Скоро поймешь, - ангел скомкал траву в руках и швырнул ее в сторону.- Пойду, пройдусь.
        - Думаю, он преувеличивает. Не переживай, - Лилит усмехнулась и ушла в дом проверить как там Сариил.
        Лавия последовала за ней. Оставалось только ждать Мирония с новостями или, по крайней мере, с тем, что он разузнает, когда вернется.
        Пошарив по шкафчикам, богиня ничего не нашла съедобного. Последнее мясо было съедено вчера за ужином, а хлеб закончился два дня назад. Возможно, Мироний по дороге поохотится и чего-нибудь принесет. Без ангела Лавия никуда не выходила дальше поляны. Поэтому, хотя желудок и предательски пел голодную песню, девушка плюхнулась на кровать и, запустив руки под подушку придалась сладким воспоминаниям о своей жизни на Земле: как она встретила Оливьера и не хотела верить ему, как покидала свой дом и перепуганную Лю. Эти воспоминания были приятны и заставили в очередной раз улыбнуться и пустить слезу. Лавия прикрыла глаза и, погружаясь в пьянящую тишину, задремала.
        - Сладкая девчонка. Арес поступил, глупо оставляя тебя в живых.
        Лавия почувствовала, что чьи- то руки по-хамски лапают ее упругий зад. Сегодня девушка решила надеть одежду, в которой прибыла в мир ангелов. Однажды тренировок не было и у нее было время привести свой экстравагантный наряд в порядок. Не трудно было догадаться, кому принадлежал похотливый голос и шастающие руки. Сариил не видел, что Лавия проснулась, и продолжал свой мерзкий монолог:
        - Такая беззащитная.
        Богиня резко обернулась, и ее кулак оказался отпечатанным на лице ангела.
        - Убери свои лапы. Быстро, однако, ты очухался, - прошипела девушка. Она не предполагала, что ангел не только полностью восстановился, но и пополнил свои силы новой более мощной энергией.
        Он направил на богиню свою руку и обжигающий холод тут же сковал движения. Девушка не могла двигаться, а тело словно парализовало леденящим током.
        - Ооо киска проснулась? С того момента, как только я тебя увидел, хотел полакомиться твоим сладким телом. Не смотри, что я в лохмотьях и немного потрепан, внутри у меня бушует огонь.
        - Подонок, - прокричала девушка. - Засунь, знаешь, куда свой огонь. Скоро ты за все заплатишь!
        - Не смеши меня куколка. На этот раз я развлекусь и получу удовольствие. Мирония и Лилит нет. Они поступили очень неосмотрительно, оставив меня без присмотра. На мое восстановление ушло меньше времени, чем они предполагали, - ангел не отпускал свою ледяную хватку, и Лавия по-прежнему сидела без возможности сдвинуться с места.
        Она лишь могла наблюдать за насмешками Сариила. Ангел перевел свой взгляд на блузку богини и ехидно усмехнулся. Маленькие пуговички, по одной стали отлетать от материи открывая любопытный вид на обнаженную грудь.
        - Я буду освобождать твое сладкое тело от тряпок, медленно, любуясь каждым сантиметром нежной кожи, предвкушая наслаждение, которое получу от того, что подстилка Оливьера станет моей. Ты даже не представляешь, какое удовольствие мне доставит увидеть его взбешенную рожу, когда он обо всем узнает.
        - Я не позволю испытать тебе такое удовольствие, потому что мы больше не вместе и мне плевать на его чувства. - 'Ты решил поиграть. Что ж давай сыграем' - подумала Лавия. Она облизала губы так страстно, что Сариила передернуло.- Возможно, я сама давно мечтаю о таком красавце как ты. Зачем мне неудачник, если я могу быть с королем.
        Сариил прищурился и, изучая, посмотрел на богиню. Ее слова были не убедительны, но как же сладка лесть. Возможно все, что она сказала, правда. Ведь на данный момент девушка находится в Анболе и живет с Миронием. А из тех разговоров, которые ангелу удалось подслушать, Оливьер ни разу не упоминался.
        - Освободи меня и я покажу тебе, что такое настоящее наслаждение. Ты хочешь меня, не так ли? Бедный Сариил. Тебе пришлось столько пережить! Тебя никто не понимает. Я смогу утешить тебя мой король, а возможно и помочь избавиться от папочки.
        Слова богини заставили задуматься. 'Что удумала эта девчонка. Возможно, она выполняет некую роль в плане Ареса, поэтому до сих пор жива?' - мысли ангела упоительно текли в то русло, которое ему хотелось.
        - Скажи мне, где Арес? Он что-то задумал, не посоветовавшись со мной?
        - Ну конечно. Он придумал гениальный план. Ведь зачем мне тогда находиться здесь и жить с самым занудным и мерзким существом, какого я не видела? Я, Мирония имею в виду. Папочка все продумал до мелочей. И в этот план входит сделать тебя правителем Анбола
        - Еще бы он забыл обо мне, после того как я приготовил для него яд демонов. Ведь это благодаря мне он отправил тебя в измерение смертных.
        - Что ты! Как он мог забыть о такой услуге! Все было лишь игрой, и даже та сцена у тебя в спальне. О! Я так часто представляла нас на твоей постели. Ну, так, давай же не будем терять время, - протяжный нежный голос довел Сариила до предела.
        Он приблизился к Лавии и ослабил свои силы. Ангел жадно впился в ее губы, запуская ладонь под блузку и сжимая грудь девушки. Лавия не растерялась и, хотя к горлу подступил приступ тошноты, она запустила освобожденные руки в грязные волосы ангела и, притянув к себе, обвила его талию своими ногами.
        - Я люблю быть сверху, - с этими словами девушка уложила Сариила на спину, а сама, усевшись на нем верхом, продолжила, вызывающий отвращение, поцелуй.
        Ангел, по-прежнему грубо шаркал по ее телу, издавая протяжный стон, и показывая нарастающее возбуждение. Схватив одной рукой Сариила за волосы, от чего ангел сдержанно зарычал, другой она незаметно стала прокрадываться под матрас. Нащупав рукой то, что было некогда надежно спрятано, резко отстранилась от ангела и со всего маху вонзила квиллон ему в грудь. Глаза Сариила широко раскрылись. Его тело пару раз дернулось и обмякло. В стеклянных застывших глазах читалось удивление, страх и похоть. Потихоньку они стали тускнеть, а после превратились в белые как снег пятна. Клинок крепко впился в грудь и под ним, расползаясь багровым пятном, выступала кровь сына правителя мира ангелов.
        Лавия сползла с мертвого тела и резкими движениями стала вытирать свой рот, словно хотела стереть мерзкий запах и остатки прикосновений Сариила. Она скрутилась в клубок и зарыдала. Тело содрогалось в истерике, а из глаз лились горькие и соленые слезы. Впервые в жизни ей пришлось убить. Пусть это и был враг, он хотел надругаться над ней, но все же. Ей не было жаль Сариила и она не жалела о содеянном. Лавии было жаль себя. Жаль, что ее душе пришлось стать грязной и запачкаться, совершив убийство. Сквозь собственные всхлипы девушка услышала приближающиеся шаги.
        - Лавия? Что... - Мироний вошел в дом и замолчал.
        - Я не виновата. Я невиновата. Он хотел... Простите. Простите, - обхватив руками голову, шептала богиня. Мироний присел на корточки и, обняв за плечи, прижал к своей груди. Лавия не сопротивлялась. Она продолжала плакать неустанно шепча:
        - Я убийца. Я убийца. Я убийца.
        - Успокойся. Чшшш. Все хорошо. Ты жива и это главное.
        - Блин! Не надо было оставлять их одних, - Лилит подошла к мертвому телу Сариила и бегло осмотрела его. Ее глаза остановились на оружии, торчащем из его груди.
        - Погоди ка. Это же кинжал Абаддона!? Кажется, он его подарил Оливьеру! Откуда он здесь? - Лилит взялась за рукоять и достала его из раны. - У Сариила не было шансов. Он мертв и даже его душа не достанется нижнему миру.
        - Что ты имеешь в виду? - Мироний обернулся и с любопытством посмотрел на оружие. Он по-прежнему обнимал Лавию, и, гладя по голове, пытался успокоить.
        - На клинке этого кинжала был яд, от которого наступает мгновенная смерть, как тела, так и души. Откуда он у тебя Мироний?
        - Это я его стащила у Оливьера. Однажды, он показывал мне его и говорил, что поквитается с каждым, кто будет угрожать моей жизни. Когда я проснулась, вас не было, а он... - девушка кивнула в сторону убитого,- мирно спал. Тогда я прилегла и немного задремала, а проснулась от того, что Сариил лапал меня. Попробовав дать отпор, у меня ничего не получилось. Ангел оказался сильнее. Мое тело сковал лед, не давая возможности даже пошевелиться. Я подыграла ангелу, и он поддался на мою уловку, а дальше вы знаете, что произошло, - поднимая заплаканные глаза, сказала Лавия.
        - Ну. Сариил никогда не отличался умишком. Что же, тогда оружие выполнило свое предназначение.
        - Ты не возненавидишь меня? Ведь он был...- Лавия виновато посмотрела на Лилит.
        - Смеёшься? Для меня он уже давно умер. К тому же если бы Мироний не дал ему противоядие он бы сдох еще вчера. Жаль только, что мы не успели ничего от него узнать.
        - Я кое - что узнала, - Лавия успокоилась и вытерла слезы. - Это Сариил приготовил яд для Ареса.
        Мироний и Лилит переглянулись.
        - О дает! И замочить успела и информацию узнать. Только загадка теперь другая. Как у этого паршивца рецептик оказался. По любому цепочка тянется в нижний мир, но действующих лиц становится больше. В любом случае Лавия, я тебя поздравляю. Ты убила сына правителя мира ангелов, теперь над тобой свершится суд, ты станешь изгнанной и пабабам. Добро пожаловать в нижний мир.
        - Замолчи Лилит! Ее это не касается. Значит, духам так было угодно, чтобы она убила Сариила, - Мироний помог девушке подняться, обнимая ее за плечи.
        - Возможно. Только этим убийством она спутала карты Абаддону, да и твой папочка я думаю, тоже будет не в восторге. Как думаешь, духи защитят ее от них? Ты сам видел, что творится. Войны не миновать, - Лилит была зла на Мирония. 'Как он может верить в каких- то духов, которых никто даже не видел. А если это все миф. Никакого пророчества нет, и оно было придумано, чтобы запугать и присмирить. Мировой договор между мирами вот- вот лопнет, как мыльный пузырь, а он верит в великие силы, которые не допустят гибели рас измерения. Сейчас как никогда нужно сражаться за свои права и рассчитывать на физическую силу и способности, а не витать в облаках'. - Ладно. Я возвращаюсь в Арлон.
        - Постой! - Лавия взяла квилон и передала его Лилит. - Отдай его Оливьеру и скажи, что я жду и люблю его больше жизни.
        - Конечно, - Лилит взяла кинжал и испарилась.
        Глава 16
        Аббадон отдыхал в своих покоях, ожидая прихода долгожданной гостьи. Она должна была принести ему хорошие вести. Арлина никогда не подводила своего повелителя. Поэтому он надеялся и в этот раз, еще раз убедиться, что она способна сотворить невозможное.
        Демон лежал на кровати, заложив руки за голову, и пялился в потолок, думая о своем, когда дверь в спальню открылась, и послышалось тихое движение. Аббадон приподнялся и увидел ту, что ждал вот уже три дня.
        - Повелитель, - прошипела женщина. Она медленно подползла и остановилась у кровати.
        - Махаллат. Наконец-то. Я заждался, - Аббадон встал и, подойдя вплотную к своей гостье, жестко притянул ее себе.
        - Я пришла, как и договаривалисссь, как только дело было сделано.
        - Все получилось? Ты узнала от него все необходимое?- шепнул на ухо демон и запустил руки в волосы женщины.
        - Даааа. Арес сходит по мне с ума. Он ни минуты не может провесссти в разлуке. Мы можем нассступать. У Зевссса нет защщщиты кроме армии, которая находится в нижнем мире, но они ссслушаются только Ареса и Мелллиною. Ну, разззве только Зевс сссможет сссобрать всех сссвоих детей. Только даже их вмесссте взятые ссспособности, не сссмогут нам помешать захватить Тэрон.
        - Арес что-нибудь упоминал про смор? Откуда он у него?
        - Да. Его приготовил ангел. Сын Верлия, Сссариил.
        - И все?
        - Откуда у ангела рецепт он не зззнает. Желаемое получено, а оссстальное его не волновало.
        - Вот как!? Сариил значит. Я устал от этого ребуса. Навести ка ты Мельхола. Однако разгадка не должна выплыть наружу. Пусть Оливьер продолжает искать предателя.
        - Как ссскажешь мой повелитель.
        - Я в тебе не сомневался Махаллат, - Аббадон впился в ее губы жадным поцелуем, схватив за талию. Демоница ответила и обвила его своим длинным хвостом.
        Махаллат была искусной обольстительницей и не один демон, не мог устоять перед ее чарами. Глаза цвета солнца, сверкали словно звезды, губы обещали самое томное удовольствие, раздвоенный длинный язык пробуждал горячие фантазии, а пышные, словно наливные яблоки груди, так и шептали: 'прикоснись ко мне'. Демоница до пояса выглядела как привлекательная женщина, а нижняя ее часть была змеиной. Блестящие чешуйки на извилистом и гибком теле, переливались и блестели. Женщина грациозно и медленно передвигалась, чуть шурша и элегантно размахивая кончиком хвоста, из которого при необходимости выступало смертельное жало. Кроме длинных волос, цвета шоколада, на голове Махаллат красовались две маленькие змейки, постоянно извивающиеся и что-то шепчущие. Они умело читали чужие души, и увиденное передавали своей сестре. Но чары демоницы могли и не подействовать на упрямого и гордого бога, поэтому и понадобилось зелье Арлины.
        - А теперь доставь мне удовольствие. Я хочу испытать на себе то, что ты умеешь лучше всего, - прошептал Аббадон весь в предвкушении.
        Демоница игриво улыбнулась и тут же содрала с Аббадона кусок шкуры, которая прикрывала его нижнюю часть тела. Восставшее длинное и толстое естество повелителя, уже было готово к очередной порции ласк, а проступающие через кожу вены указывали на неимоверное возбуждение. Женщина медленно опустилась, гладя упругий торс демона кончиком влажного пальца, и облизнула извивающимся языком жаждущую плоть. Аббадон выпустил громкий рык, откинул голову назад. Махаллат ухватила руками его за ягодицы и сначала медленно, а затем быстрее, стала поглощать естество демона, дразня его раздвоенным языком. Вниз вверх, вниз вверх. Ее губы скользили по тонкой коже величественного достоинства, оголяя головку и доставляя повелителю неописуемое удовольствие. Он стонал и рычал, двигая голову женщины как ему нравится, требуя ускорить темп. Когда к ласкам Махаллат присоединились находящиеся на ее голове сестры, комнату пронзил громкий рев Аббадона. Он схватил демоницу за волосы, заставляя остановиться, и излил свое горячее семя ей в рот. Женщина с удовольствием приняла этот дар и проглотила все до последней капли. Она нежно
облизала достоинство повелителя и ничего не говоря покинула спальню. Махаллат знала, как поступить, чтобы Аббадон был доволен, жаждал и приглашал ее снова и снова.
        Демон сидел в кресле, наслаждаясь теплом и танцем огня в камине. Прислужник появился через секунду после того как повелитель послал ему мысленный сигнал. Его не смутил обнаженный вид хозяина и, остановившись посреди комнаты, низко опустив голову, он ожидал приказа.
        - Сариил так и не появился?
        - Нет, мой повелитель, - четко сказал прислужник.
        - Вы давали знак как я приказывал?
        - Да повелитель. Мы подожгли лес Исхила, но огонь был быстро потушен. В Анболе есть кто - то сильный. Владеющий стихией воды.
        - Что же. Я волен счесть это за вызов. У нас все готово?
        - Все готово и ожидает лишь вашего приказа.
        - Отлично. Через два дня выступаем. Проследи, чтобы завтра вечером были приготовлены самые изысканные яства. Зал для приемов должен быть украшен как никогда. Столовые приборы только из золота. Я устраиваю пышный бал в честь моего пятитысячилетия правления Анболом. Я лично разошлю приглашения. Мы должны усмирить бдительность врагов. Пусть повеселятся напоследок, - Аббадон громко рассмеялся и через мгновение добавил: - Пошли за Арлиной. Способности этой девчонки сыграют ключевую роль.
        - Слушаюсь, - прислужник не поднимая головы, дождался знака и исчез также тихо и мгновенно, как и появился.
        'Верлий решил мне противостоять. Глупец. Он убедится в том, что сделал неправильный шаг' - Аббадон был решителен, и менять своих позиций и намерений не собирался. Анбол станет его, и ангелы преклонят колени перед могуществом повелителя нижнего мира. Хотят они этого или нет.
        Лилит вернулась из Анбола и поспешила разыскать Оливьера. Он должен был узнать о произошедшем. Зепар рассказал женщине, что архангел всяческими способами пытается разузнать обо всем, что касается смора и сейчас направляется к Мельхолу. Лавия последовала за ним.
        Добравшись до места, женщина не торопясь спустилась в подземелье сокровищницы принцев. Увиденная картина заставила поначалу усмехнуться, а затем возмутиться. Четыре бугая демона, один из которых полу-демон полу - архангел, играли в карты и распивали ром. По подсчетам Лилит выпито было, по меньшей мере, бутылок десять. Правда для демонов это совсем ничего, потому как спиртное им само собой не вставляет.
        - Вот ты значит, как борешься за свою любовь! Мир рушится, все идет кувырком, а мы значит развлекаемся. Нибрас твоя работа? - Лилит возмущенно посмотрела на присутствующих.
        -О Лилит! Крошка присоединяйся к нам. Мы помогаем Оливьеру разгадать загадку со смором, - Нибрас протянул бутылку, предлагая ее женщине. - Мы тут кое - чего подмешали, и знаешь, вроде действует как надо.
        - Лилит не слушай его. Ты нашла Сариила? Удалось хоть что-нибудь узнать? Я с ума схожу, не могу не о чем думать кроме Лавии. Как она? Ждет ли меня? Я обещал ей быть всегда рядом, защищать, а сам. Абигер предложил напоить Мельхола, предварительно подсыпав в спиртное порошок дознания. Думали он, хоть что-то вспомнит. Возможно, на него кто-то нападал или просил пройти в сокровищницу, но это глупо. Мельхол ничего не помнит. Да и цербер бы не пропустил. Ведь он признает только царскую кровь, - Оливьер выглядел растерянным и подавленным.
        'После стольких лет в разлуке с любимой, он боролся и искал ее, а сейчас. Неужели сдался? Ведь это не правильно? Ради чего тогда прожиты века упорного противостояния?' - Лилит не понимала.
        - Здесь много ушей, - шепнула она на ухо архангелу.
        Они поднялись на поверхность, где суккуб могла спокойно говорить, зная, что их не подслушают. Мельхол, Нибрас и Астарт продолжили терапию выпивкой и даже не заметили исчезновение друга.
        - Тебе тут просили передать, - Лилит достала окровавленный кинжал и протянула Оливьеру.
        - Но! Я думал, что потерял его или... Постой он в крови? Откуда он у тебя?
        - Его Лавия у тебя стащила. Она... - Лилит не успела договорить, как архангел схватил ее за плечи и стал трясти.
        - Нет! Только не говори, что она мертва! Слышишь, этого не могло произойти. Нет! Нет! Нет!
        Лилит замахнулась и влепила Оливьеру пощечину.
        - Успокойся. Жива она. Вы мужики все одинаковые. Чуть что, сразу сопли пускаете. Твоя ненаглядная, им Сариила замочила. Кровь не смывается, так что спрячь квиллон, да по надежнее, чтобы наши не унюхали. Знаешь ангельская вонь, как и божественная быстро разносится. Думаю, Аббадону Сариил был нужен, так что лучше держать смерть ангела в секрете как можно дольше. Мироний с телом разберется. Никто и носа не подточит, но всякое может быть. Кстати, именно Сариил Аресу смор приготовил, так что теперь нужно узнать, кто из наших у него в дружках.
        - Кто может быть в сговоре с придурком ангелом? Если только... - Оливьер пришел в себя и стал перебирать в голове, кому могло бы быть выгодно, связаться с Сариилом.
        - Да, да. Кто-то гаденький. А таких у нас здесь много. Подумать надо. Пойдем, посмотрим, как там сеанс психоанализа проходит, - Лилит похлопала архангела по плечу и собралась спускаться.
        - Подожди. Скажи как она?
        Лилит обернулась и скривила недовольную гримасу.
        - Нормально. Просила передать, что ждет и любит. Ты о другом сейчас думай, а расслабляться потом будешь. Пошли.
        Оливьер был недоволен ответом Лилит. Что - то она недоговаривает, но думать следовало на самом деле сейчас о другом, поэтому архангел последовал за ней в подземелье.
        - Ну как ребята сеанс психотерапии?
        - Никак. Пациент не поддается лечению. Он ни фига не помнит.
        - Скажи ка Мельхол? А тебя вообще часто посещают с просьбой открыть сокровищницу? - Лилит наклонилась над осоловевшим демоном.
        - За все время, что я тут охраняю, раза четыре было. Когда Аббадон пришел к власти, когда родились его сыновья, когда Астарту исполнилось тысяча лет и его короновали как принца, тогда еще история получилась интересная.
        - Какая история? - заинтересовалась суккуб.
        Оливьер, Нибрас и Астарт сидели затаив дыхание и наблюдали за расследовательской беседой Лилит. Теперь они перевели любопытный взгляд на Мельхола.
        - Тогда Абигер прибежал и попросил открыть ему сокровищницу. Сказал, забыли кубок, что ли для коронации. Ну, я и открыл. Цербер лаял. Не в настроении был.
        - Абигер не мог прийти тогда! Мельхол ты совсем умом тронулся. Брат лежал с неизвестной хворью и не присутствовал на коронации! - Астарт возмущенно посмотрел на хранителя сокровищницы.
        - Я сказал, это был Абигер. Я это точно помню.
        - Ты думаешь, что Абигер? Я не могу поверить? Он и Сариил? - Оливьер посмотрел на Лилит, словно ждал от нее чего- то решающего.
        - Все сходится. Порой наши близкие совершают такие поступки, о которых мы никогда бы не подумали. Должна быть причина, почему он так поступил, но с этим должен разбираться уже Аббадон, - Лилит окинула настороженным взглядом присутствующих.
        Никто не возмущался или был против ее домыслов. Демоны стояли молча, переглядываясь друг с другом.
        - Ну, наконец, я вас нашел. Пришел к Лилит. Нет дома. К Оливьеру тоже нет. Хорошо хоть Зепар был на месте и подсказал где вас искать. У меня важное послание от отца, - в сокровищницу вошел Абигер.
        Все присутствующие опешили от неожиданного появления принца. Они уставились на него, словно увидели призрака.
        - Да что с вами такое? - не понимая такого поведения друзей, спросил Абигер.
        - Да так. Ничего, - бросая предупреждающий взгляд, решила разрядить ситуацию Лилит. - Так что там за послание?
        - Аббадон устраивает бал в честь круглой даты своего правления над Арлоном. Хотя если учесть то, что раньше такие события не отмечались, причем достаточно массово могу предположить что отец что-то задумал. Но это всего лишь мои предположения. В общем, он приглашает всех и каждого с пометкой 'Явиться обязательно', - протараторил принц.
        - Да. Мы тут тоже кое-что предполагаем, - начал явно недовольный Астарт, но был прерван намекающим взглядом Лилит 'заткнуться'.
        - Правитель умеет удивлять, - задумался Оливьер. - Что ты имел в виду, когда говорил массово?
        - На бал приглашены боги и ангелы. Вернее сливки этих миров, - с сарказмом выпалил Абигер.- Представляю их рожи, когда они получат приглашения.
        - Ну что же. Отличный шанс немного расслабиться. К тому же, возможно нам удастся раздобыть еще какую-нибудь информацию, - обнадежила присутствующих Лилит. - Так, когда говоришь пирушка?
        - Завтра. После захода солнца. Зепара и Арлину я предупредил, так что они в курсе, - сказал Абигер.
        - Давненько я не забавлялся со светлыми. Чувствую, развлекуха будет еще та, - потирая ладони, усмехнулся, весь в предвкушении, Нибрас.
        - Ага, мечтай. Светлые и близко тебя не подпустят к себе. Думаю, они явятся только из-за любопытства и чтобы пронюхать чего-нибудь интересненького про демонов. Ведь в Арлон им вход заказан.
        - Это мы посмотрим! - прошипел обиженный Нибрас.
        - Ладно. Мы тоже не промах,- добавила Лилит. - Они будут узнавать про нас, что думаю, им не удастся, а мы в это время выудим из них все, что нам нужно. У нас умений побольше будет в этом деле. Нужно хорошенько подготовиться к жаркой встрече.
        Все присутствующие, соглашаясь, кивнули, и, попрощавшись с хранителем сокровищницы, направились к выходу. Мельхол грустно вздохнул им вслед, сожалея о своем положении стража. Он, был бы не против немного расслабиться, только покидать место своей службы не имел права ни при каких обстоятельствах.
        Персефона явилась из нижнего мира и, перебирая различные наряды, присматривала во, чтобы переодеться. После каждого посещения царства мертвых, богиня по два часа нежилась в горячей ванне с различными ароматическими маслами и эссенциями. Женщина чувствовала на себе вонь и грязь проклятого места несколько дней, даже после купания и смены одежды. Ее это крайне раздражало. Но что поделать! Работа есть работа.
        Дверь покоев резко открылась, и на пороге появился Зевс. Он теребил в руках какую-то дощечку, а выражение лица свидетельствовало о полном недоумении.
        - Персефона. Ты не знаешь что это такое? Посыльный с границы принес. Говорит, что передали из Арлона, - бог протянул дощечку закутанной в махровую материю женщине.
        - О. Может, сначала займемся чем-нибудь более интересным раз ты здесь? - раскрывая свой кокон, протянула Персефона.
        - Забыла. Ты мне больше не жена. Я обратился лишь потому, что только ты можешь знать о штучках нижнего мира. Так что это? - недовольный Зевс бросил сияющую табличку на кровать рядом с лежащей богиней.
        Женщина покрутила ее в руках и, прочитав написанное сказала, словно вынесла приговор:
        - Приглашение. Аббадон решил развлечься и приглашает нас присоединиться к нему. Завтра в замке состоится бал.
        - Бал? С чего это? Аббадон никогда раньше не приглашал к себе гостей! - Зевс вопросительно посмотрел на богиню и задумался.
        - Что ты на меня так смотришь? Здесь написано в честь пятитысячилетия со дня его становления правителем Анбола. Может скучно демону, что здесь такого? Наш мир, кстати, тоже тоска замучила. Со смертными уже не интересно развлекаться. Испробовали на них все что можно.
        - Ладно,- сказал оживший Зевс. Персефона была права. Скука и безразличие утомили бога, и неожиданное известие воздушной птицей ворвалось в мозг. - Может ты и права. Заодно посмотрим на того, кто соблазнил дочь Мелинои. Кстати предупреди ее, чтобы она тоже там была. Не будем разочаровывать Аббадона. Раз пригласил пировать за его счет.
        Бог повернулся к двери, чтобы уйти, но ядовитый приторный запах, заставил его остановиться. Аромат проник в носовые ходы, растекаясь внутри, проникая через рецепторы в мозг, и вызывая нахлынувшее, как лавина, дикое желание. Сердце забилось в сумасшедшем ритме, внутри горел огонь, а внизу живота появилась невыносимая тяжесть. Зевс обернулся и плотоядным взглядом окинул уже обнаженную Персефону.
        Богиня лукаво улыбнулась, томно выгнулась и, облизнув указательный палец, провела им по ложбинке между возвышающихся, как два холма, грудей.
        За свою супружескую жизнь, она хорошо изучила пристрастия и слабые места мужа. Всего несколько, развеянных в воздухе, капель имбиря, были способны завести бога с пол оборота. Маленький флакончик всегда находился рядом в нужную минуту и сейчас, когда зверь сам зашел в клетку, не воспользоваться такой возможностью было просто глупо.
        Персефона приглашающе извивалась на кровати словно змея. Ее стройное тело и нежная розовая кожа будоражили сознание, обещая нежность и удовольствие. Зевс смотрел на богиню, словно бык на красную тряпку, пока у него внутри не вспыхнул вулкан и, сорвавшись с места, мужчина набросился на бывшую жену. Он жадно стал хватать ее за грудь, грубо сжимая и щипая соски. Покрывая голодными поцелуями шею и тело, он иногда надкусывал кожу. Женщина не сопротивлялась, а наоборот поддавалась его действиям, издавая страстные вскрики и стоны. На секунду Зевс отстранился от богини и резким движением сорвал с себя одежду. Набросившись снова на Персефону, словно хищник на жертву, он продолжил грубые ласки. Схватив зубами правый сосок богини, мужчина грубо приник в нее пальцем и начал круговые движения, заставляя женщину извиваться. Затем, в лоно вошли еще два пальца, двигаясь вверх, вниз и в сторону.
        Зевс отпустил окровавленный сосок и начал прокладывать языком дорожку вдоль живота, спускаясь вниз. Жадной хваткой, бог сменил пальцы языком, проникая в Персефону так глубоко, как только это возможно. Обезумев от поглотившего желания и страсти, из горла богини вырвался хриплый крик. Она схватила Зевса за волосы, управляя его движениями и требуя большего.
        Насытившись, бог схватил Персефону и резким движением перевернул на живот. Затем грубо и жестко вошел сзади. От неожиданности богиня забилась под тяжелым грузом, но желая приструнить строптивицу, Зевс схватил ее за волосы и прижал к кровати. Его движения напоминали толчки бура, который не щадя поверхности, пробивает скважину. Раз. Еще раз. Жесткий удар, шлепок, и мужчина взорвался в экстазе, изливая в свою жертву, вырвавшееся на свободу семя.
        Освободив из оков богини свой удовлетворенный меч, бог не обращая внимания на распластанную жену, подхватил свою одежду и быстрыми шагами поспешил удалиться из покоев.
        Вымотанная и обессиленная Персефона, словно мертвая, лежала на кровати. Прошло не менее пятнадцати минут, прежде чем ее лицо озарила довольная улыбка, и словно бабочка, подскочив, она скрылась за дверью уборной.
        Лилит вошла в дом и окрикнула Арлину. В ответ стояла безмолвная тишина. Не успела суккуб мысленно отругать дочь, за частые отлучки без нее ведома, как входная дверь открылась и туда влетела запыхавшаяся девушка.
        - О, а я как раз ...
        - Некогда. Мне тут Аббадон такую работенку подбросил, что не заскучаешь,- вбегая вверх по лестнице, протараторила Арлина.
        - Да постой ты! - Лилит последовала за дочерью. Она вошла в темную комнату, и, напрягая зрение, пыталась разглядеть там девушку.
        - Нашему повелителю понадобился эликсир, вызывающий тяжелое похмелье, - Арлина выскочила из темноты так неожиданно, что у Лилит все внутри оборвалось. - Я конечно знаток в этих делах и все такое, но ему же не скажешь, что на приготовление этого сюрприза, понадобится три дня. Хоть бы успеть.
        - Это уже интересно!? Видно Аббадон и вправду что-то задумал, раз пригласил богов и ангелов, а к тому же их хочет споить, - размышляя, произнесла Лилит.
        Женщина взглянула на свою дочь, словно ожидая от нее комментариев, но та только вертелась как белка возле стола.
        Девушка открывала и закрывала разные колбочки и баночки, принюхиваясь к запахам и сравнивая консистенции. Иногда у нее было такое выражение лица, словно кто-то засунул ей за шиворот жабу или ударил обухом по голове. Открыв маленький сундучок, Арлина достала пустую бутылочку и разочарованно вздохнула. Бросив ее в сторону, она полезла в полку высокого шкафа, но и там видимо не нашла то, что было нужно. Девушка задумчиво уставилась на мать, а затем выпалила:
        - Слушай. Набери водички в реке Небытия а? Совсем чуть - чуть. Быстро, быстро. Я бы сама, но к завтра не успею.
        - Ты хоть понимаешь ...- не успела договорить возмущенная Лилит.
        -,Понимаю мамочка, понимаю, но без нее никак, - девушка взяла пузырек и помахала им в воздухе.
        Недовольная суккуб схватила его и через мгновение исчезла.
        - Спасибо...- крикнула в пустоту Арлина, зная, что мать ее услышит.
        Нужно было иметь огромную силу воли и выдержку, чтобы набрать в реке Небытия нужное количество жидкости. Только нужное. Ни каплей меньше, ни каплей больше, иначе река поглотит все твои желания, мысли, чувства и эмоции. Вся сущность канет в лету, превратив существо, лишь в бесполезную и безжизненную оболочку.
        Прошло несколько часов, прежде чем Лилит вернулась. Она чувствовала себя настолько вымотанной, что положив наполненный пузырек возле, что-то смешивающей дочери, молча ушла к себе. Упав без сил на кровать, женщина моментально отключилась.
        Красивый замок. Знакомые стены и обстановка. Лилит, маленькой девочкой, бежит по длинному коридору, и бросается в раскрытые объятия матери. Гулким эхом разносится звонкий смех. Миловидная женщина, с длинными черными волосами, ласково гладит ее по волосам, даря нежную и любящую улыбку. Из-за угла выходит мужчина, и весело корчит рожу. Его огненные волосы, переливаются от падающего на них света. Как же дороги эти лица, улыбки и смех. Какой ноющей болью, отдаются воспоминания о тех счастливых временах. Неожиданно девочку окутывает страх, увидев, ставшее печальным, лицо матери. Отец на глазах седеет. Мелкие морщинки, словно паутина начинают ползти вокруг его глаз, и некогда улыбчивого рта. Картинка меняется и уже взрослой девушкой, Лилит наблюдает за собравшимися в огромном зале, вельможами. Они шушукаются и переглядываются, а затем начинают хлопать в ладоши, встречая спускающуюся по лестнице супружескую пару, за которой следует их сын. Молодой демон приветственно улыбается. Дверь в зал открывается и события, которые начинают происходить, кадр за кадром, сменяют друг друга. Крик ... вопли ... кровь
... смерть ... боль, а потом провал. Словно что-то дорогое и родное вырвали живьем, и растоптали.
        - Мама! Мама! Проснись!
        Лилит открыла глаза. Перепуганная Арлина, вся взъерошенная, трясла ее за плечи.
        - Что-то случилось? - не понимая спросила суккуб.
        - Ты еще спрашиваешь? Ты так орала, что я услышала даже сквозь взрыв смеси чертынника и перепончатой гадюки.
        - Извини. Я тебя напугала. Сон плохой приснился. Сколько времени? - убирая волосы с лица и не обратив внимания на слово 'взрыв', тихо сказала Лилит.
        - Уже утро. Я приведу себя в порядок и отправлюсь в замок,- Арлина встала и направилась к двери.
        - Ты все успела?
        - Да. После сегодняшней пирушки богам и ангелам будет очень плохо,- девушка улыбнулась и скрылась в темноте коридора.
        Лилит плюхнулась на подушку, прокручивая в голове обрывки сна. Усталость прошла, но внутренняя пустота угнетала и душила. 'Слишком много всего навалилось в последнее время. Все что-то или кого-то ищут, суетятся, подозревают и спасают. Прям стихи. Глупость какая. Нужно развеяться. Да. Жаль только, что его не будет' - подумала демоница.
        Лилит полдня провалялась в постели. Благо день выдался свободным, и она могла себе сегодня позволить такую роскошь. Непривычное, но уже прижившееся в этом мире солнце, клонилось к горизонту. Суккуб вспомнила, что одеть то ей, в общем-то, и нечего. Приемы в нижнем мире случались крайне редко, да и женщина уже не помнила, когда это было. Понимание того, что нужно встать и придумать несколько подходящих платьев для себя и дочери пришло неожиданно и громко.
        - Ты еще лежишь?- ворвалась в спальню запыхавшаяся Арлина.
        - Лежу. А что? Имею я право раз в тысячу, а то больше, полежать спокойно?- нехотя поднимаясь, сказала Лилит.
        - У меня первый в жизни бал, праздник, пирушка, тусовка ну как еще назвать? А родная мать даже не расскажет, как и в чем туда ходят!- возмущенно пропищала девушка.- Мне понимаешь уже пора жениха искать а ты...
        Лилит скривив гримасу, словно полынь, проглотила, посмотрела на дочь:
        - Кого? Ты никак ангелов и богов соблазнять собралась? Да там одни придурки и дегенераты, так что не стоит тратить на них нервы и молодость.
        Арлина призадумалась над словами матери и недовольно покачала головой.
        - Ну что стоишь? Пойдем, наколдуем себе наряд. Да такой, чтобы у гостей слюни потекли, - крикнула, уходя Лилит.
        Глава 17
        Огромный зал наполнялся запахами приносимых блюд и ароматами благовоний. Шикарные убранства из самых дорогих тканей радовали глаз. Изысканная мебель и посуда вызывали восторг. Роскошные наряды, дорогие украшения и неимоверные прически, все свидетельствовало о солидности и высоте занимаемых чинов присутствующих. Прислужники мелькали из угла в угол, выполняя любую прихоть гостей.
        - Да. Аббадон постарался залепить нам глаза богатой мишурой. Гера, как думаешь, какую цель он преследует? - Зевс стоял в компании Персефоны и Геры, рассматривая окружающую его обстановку.
        - Ты всегда ищешь то, чего нет. Возможно, он просто хочет сплотиться в связи со сложившейся ситуацией. Но ты же никогда в это не поверишь? Правда? Думаю, Аббадон не боится пророчества, и я понимаю почему. На прямую, оно касается только вас с Верлием, - спокойно произнесла Гера.
        - Дорогой. Давай потанцуем. Мы так давно этого не делали, - Персефона положила ладонь на руку Зевса.
        Бог брезгливо посмотрел на нее и отвернулся. Видимо, то, что между ними недавно произошло, заставило богиню считать, что она обрела прежнее расположение своего мужа. Только для Зевса случившееся было лишь мимолетной глупостью и раз уж подвернулась возможность хорошей разрядкой.
        - Приветствую вас! - компания не заметила, как к ним подошел Верлий. - Вы как всегда прекрасны, - обратился он к богиням.
        Женщины улыбнулись в благодарность за комплимент и продолжили рассматривать гостей. У Персефоны закончилась амброзия и обиженная тем, что ее проигнорировали, она направилась за новой порцией напитка. Гера подумала что правителям, возможно, захочется пообщаться без свидетелей. К тому же, она увидела появившуюся Мелиною. Мило улыбнувшись богу и ангелу, женщина последовала в ее сторону.
        Верлий и Зевс стояли молча, лишь изредка бросая друг на друга косые взгляды. Как будто они хотели заговорить, но что-то сдерживало их.
        - Что ты обо всем этом думаешь? - первым не выдержал Зевс. Похоже, этот вопрос его так мучал, что он решил задать его каждому, кого встретит.
        - Не знаю,- задумчиво произнес ангел. В его голосе чувствовалось волнение. Словно он чего-то боялся.- Я пришел сюда только потому, что не хотел разозлить поганца, который правит нижним миром и подвергать своих подданных расправе от обиды. Демоны ведь на многое способны. Как бы мы не хотели этого осознавать.
        - Ты так говоришь, словно тебе уже все равно? - ловя безразличный взгляд Верлия, спросил Зевс.
        - В каком-то роде, да. Я остался один. Мне уже не страшно ни пророчество, ни месть Орх и даже смерть.
        Зевс посмотрел на Верлия и, почувствовав его печаль ему стало не по себе. Бог постарался выбросить грустные и печальные мысли из головы, переключившись на присутствующих в зале.
        - Мелиноя!- Гера окрикнула богиню, которая шарила глазами, словно искала кого-то.
        - А, Гера. Привет. Ты Мнемозину не видела? Мне с ней нужно поговорить,- продолжая бросать взгляд, сказала Мелиноя.
        - Ее здесь нет. Она осталась в Тэроне, - Гера с минуту помолчала, рассматривая Мелиною, а затем продолжила. - Мнемозина тебе ничего нового бы все равно не рассказала. Она была лишь пешкой.
        Мелиноя уставилась на богиню, недоумевая.
        - Так, может ты, мне все расскажешь? Наверняка тебе известно, что к чему? Ведь это ты притащила мою дочь в Тэрон и...
        - Да. Я, но при этом не знала о планах Ареса. Ты бы все равно ничего не смогла сделать. Это судьба, понимаешь! Ее не изменить! - Гера пыталась сказать что-то такое, что успокоило бы Мелиною, но вышло все совсем наоборот.
        - Что ты несешь! Какая судьба! Аааа! Снова пророчество? Ну да. Моя же дочь должна его исполнить. Как я могла забыть. Ты, похоже, только об этом и думаешь. А я знаешь, хочу разобраться с твоим сыном, который как последний ублюдок смог поднять руку на собственное дитя, - Мелиноя говорила очень громко, из-за чего стала ловить на себе косые взгляды.
        - Хватит,- тихо и спокойно сказала Гера. - Арес уже наказан и я не одобряю того что он сделал, - Гера увидела как к ним приближаются два демона и замолчала.
        Зепар и Оливьер приветственно поклонились и застыли на месте, не зная как начать разговор. Присутствие Геры смутило мужчин. При ней они не могли начать разговор с Мелиноей. Богиня оценивающе посмотрела на демонов, а затем перевела взгляд на Оливьера. Заглянув ему в глаза, она чему-то усмехнулась, и ни сказав, ни слова, покинула компанию.
        - Ну и взгляд у нее. Отец кто это, - провожая богиню, спросил Оливьер.
        - Гера. Одна из жен Зевса.
        - Та самая,
        - Да. А это Мелиноя. Мать Лавии,- глядя на богиню уточнил Зепар.
        Оливьер взглянул на женщину снизу вверх и усмехнулся.
        -Так значит ты Оливьер? Ну что же. У моей дочери хороший вкус, - богиня одарила архангела таким же оценивающим взглядом. - Хотя ты и ...
        - Мелиноя! - остановил женщину Зепар.- Мне кажется, уже поздно заботится о судьбе Лавии. Скажи, ты по-прежнему на нашей стороне?
        - Да. Я думала встретить здесь Ареса, но видимо он у Аббадона на особом счету. И Сариила не видно. Так что, я немного разочарована.
        - Если нам все же удастся добиться истины, а мы уж постараемся это сделать, то оповестим тебя. Ладно. Не будем привлекать к себе внимание,- сказала Зепар.
        В зале звучала непринужденная музыка, которую изредка перебивал звонкий смех и возгласы восхищения. Гости перемещались от компании к компании, чтобы поговорить на разные темы, но в основном, чтобы пустить новые и обсудить старые сплетни своих миров. Боги в большей степени общались с ангелами, как и наоборот. Только некоторые решались завести беседу з вельможами и придворными королевского двора нижнего мира. Грозный и пугающий вид последних, вызывал у светлых презрение и отвращение. Только демонам было на это наплевать. Они не собирались ни под кого подстраиваться и с удовольствием демонстрировали прелести своей природы.
        После того как Аббадон появился на публике, что отождествило начало основной части бала, после долгого приветствия и благодарственной речи всем почтившим его своим присутствием, началось шоу.
        Несколько демонов убийц, разбивали друг другу морды до той степени, пока не превращались в месиво из крови и плоти. Когда посреди действа осталось лишь двое, в лапах участвующих возникли огромные тесаки, которыми они начали попеременно рубить друг друга. Отсекая поочередно конечность за конечностью, все закончилось только тогда, когда демон по имени Рам размозжил голову своему сопернику на обе части. Что не удивительно, тот не свалился на пол, а стоял, как ни в чем не бывало, и указывал на победителя, вскинувшего в радостной эйфории, руки. Затем они обнялись и исчезли, давая возможность выступить следующим.
        Ошарашенные боги и ангелы наблюдали за зрелищем, порой передергиваясь от страха, что еще минута и их настигнет та же участь что и участников представления. Некоторые дамы, не выдерживая столь красочного действа, теряли сознание, вызывая у рядом стоящих возмущенные возгласы.
        Аббадон следил за своими гостями, ловя их эмоции и переживания. Он наслаждался испытываемым ими страхом, который боги и ангелы пытались скрыть. Верная Махаллат, улавливала каждое движение своего повелителя и плавающей походкой передвигалась между присутствующими для того, чтобы потом передать их размышления Аббадону.
        В конце вечера, увеселённые гости, похоже, раскрепостились на всю катушку. В их глазах уже не было ни ужаса, ни презрения, ни прежней брезгливости. В них не было ничего, кроме пьяной дымки и проснувшегося похотливого огонька.
        Богини открыто флиртовали с бросающими томные взгляды демонами, иногда неприлично щупая, для достоверности увиденного ими. Ангелы, громко и развратно смеясь, вели откровенные дискуссии на темы: 'вот было бы хорошо, если бы'.
        Еще раз окинув оценивающим взглядом собравшихся, Аббадон довольно улыбнулся понимая, что добился того чего хотел.
        Арлина стояла в сторонке и наблюдала за бешеной суматохой и весельем. В своем воздушном платье, цвета сирени, и аккуратно уложенными кудрями, девушка была похожа на невинную маленькую девочку, оказавшуюся в логове жутких развратников и пьянчуг. Лилит куда-то исчезла, обещая скоро вернуться, но так и не появилась. Неожиданно, сзади кто-то схватил девушку за руку и потянул вглубь темного коридора. Арлина стала отбиваться, но знакомые синие глаза заставили сердце затрепетать как бабочка и прекратить истерику.
        - С ума сошел так пугать? Я думала, меня тянет один из набравшихся гостей! - возмущаясь, прошипела девушка.
        - Извини. Просто не хотел, чтобы нас видели вместе. Может возникнуть много лишних вопросов, - демон бросил взгляд на девушку, и ей на секунду показалась, что в нем мелькнула нежность и забота. - Твоя работа? Хорошо же ты их уделала!
        - Они сами себя уделали. Кто бы мог подумать, что боги и ангелы так падки на спиртное. Сегодня им очень хорошо и, похоже, даже слишком. Вот только утром, они будут просто с ума сходить, от приготовленного сюрприза,- прошептала Арлина и хихикнула.
        - Ладно. Не скучай. Я просто хотел договориться на завтра о встрече. Может, придумаем, как помочь Оливьеру? - Абигер должен был что-то сказать действенное, чтобы девушка согласилась.
        -Ты уходишь? - разочарованно спросила Арлина. Ей итак пришлось торчать весь вечер в одиночестве, а тут встретив хоть одного приятного ей демона, она вынуждена снова скучать.
        - Да. Отец дал задание кое-что проверить,- принц посмотрел девушке прямо в глаза, и теперь она была уверена в том, что в них увидела.- Не скучай! Так что? До завтра?
        - Хорошо. - Арлина махнула головой убегающему парню.
        
        Абигер пересек границу с Анболом и крадясь пробирался к замку Верлия. Неизвестный ранее мир, так как это была первая вылазка принца в Анбол, встретил его грустной и серой обстановкой. Ему рассказывали о красоте этого места. Его чистоте и притягательности. Вот только свесившие свои бутоны цветы и тусклое небо как-то не вписывались в некогда услышанное им.
        Абигер должен был быстренько просканировать мир ангелов, чтобы просто убедиться в достоверности догадок своего отца. Аббадон считал, что у правителя ангелов нет вооруженной защиты и хорошо обученных воинов, которые смогут противостоять ему. Только король Арлона не привык полагаться на догадки. Ему нужны были доказательства и факты.
        Абигер добрался до замка и беспрепятственно проник в него, встретив только тишину и пустоту. Облетев ветром поля, долины и поселения, ему стало ясно: ' отец был прав' и демон решил возвращаться. Перевоплощение занимает много сил и энергии, поэтому вымотанный принц, недалеко от границы, принял свое настоящее обличие и шел пешком.
        От недалеко раскинувшегося леса, приятно пахло и веяло прохладой. Невольно, демон задумался, наблюдая за необычным для него пейзажем, и не заметил затаившегося между деревьями мужчину. Чуткое обоняние уловило запах жизни, но Абигер не успел увернуться, и летящая стрела, отдавая, отстрой болью, угодила ему в ногу. Не обращая ни на что внимание, принц расправил черные крылья, и став молнией рванул к границе.
        - Ты сделал, то, что я тебя просил? - Аббадон уставился на явившегося сына. Информация заботила его сейчас как ничто иное.
        - Да. Ты был прав. У него нет армии, - отчеканил Абигер.
        - Хорошо. Пора заканчивать этот балаган,- выпалил король и поспешил вернуться в зал для того, чтобы объявить о завершении праздника.
        По физиономиям гостей было видно, что они недовольны таким скорым, как им показалось, завершением веселья, но правитель Арлона был не преклонен.
        - Думаю, что впредь наши миры должны больше устраивать подобных мероприятий для лучшей сплочённости и подтверждения мира между их землями,- сказал он в завершение.
        Как только зал опустел, в мгновение ока, помещение стало таким, каким его привыкли видеть обитатели замка. Как всегда в нем царил полумрак, могильная тишина и таинственность.
        Аббадон, чуть прикрыв глаза, расслабленно сидел на своем троне и получал удовольствие от прикосновений Махаллат. Женщина стояла подле него и нежно поглаживала длинные черные рога.
        Абигера, Астарта, Оливьера, Зепара и Лилит после праздника правитель попросил задержаться. Они и понятия не имели, что задумал король. По периметру зала, словно статуи, замерли оставшиеся прислужники с львиными головами и огромными медвежьими туловищами, что знаменовало о предстоящем серьезном и опасном разговоре.
        Аббадон резко одернул руку Махаллат и встал с угрюмым выражением на лице.
        - Прежде чем начать и объявить о том, для чего я попросил вас остаться, хочу обратиться к заслужившему мое доверие, Оливьеру. Скажи! Узнал ли ты, кто посмел предать меня и передать рецепт придуманного нами оружия, под названием смор, в мир богов? - демон обернулся и пристально посмотрел на архангела.
        У Оливьера был ответ, но он не знал, как донести повелителю о том, что предателем оказался его сын. К тому же доказательств этому у него не было.
        - К сожалению, я пока не выяснил кто он. Мой король.
        - Ты просил меня, чтобы я дал тебе разрешение быть вольным в своих действиях, и я поверил тебе. Хорошо. Задам тогда другой вопрос. Нашел ли ты свою возлюбленную? Ведь насколько я помню, ты говорил, что она снова пропала? - было, похоже, что Аббадон недоволен ответами архангела и это настораживало.
        - Нет. Я не нашел ее, - четко произнес Оливьер.
        Аббадон подошел к архангелу и посмотрел ему прямо в глаза.
        - Ты говоришь правду?
        - Да.
        - Знаешь! Я хоть и доверяю приближенным ко мне 'друзьям', но также люблю проверять достоверность их слов и помыслов, - демон криво усмехнулся и обернулся в сторону трона.
        - Махаллат. Подойди сюда, - демоница медленно сдвинулась с места, чуть шурша своим телом, подползла к Оливьеру и остановилась.
        Маленькие змейки тут же засуетились, переплетаясь между собой и неугомонно зашептали, заглядывая в душу архангела. Через минуту у Махаллат был готов ответ.
        - Он лжет! - словно приговор произнесла женщина.
        - Ты расстроил меня Оливьер. Очень расстроил. Ты ведь знаешь, как я не люблю разочаровываться. Мне придется ... - демон не успел договорить и его прервал Астарт.
        Отец не удивился наглости сына. Он знал его лучше, чем кто-либо другой и о том, что он достаточно импульсивен, но всегда стоит на стороне справедливости.
        - Нет. Тебе не придется. Я не позволю пострадать не виновному лишь из-за того, что он хотел покрыть преступника. Абигер передал рецепт смора богам! Мы помогли Мельхолу вспомнить. В день моей коронации, брат лишь притворялся, что болен, чтобы совершись задуманный план.
        - Что? - вмешался Абигер. - Как ты можешь брат? Ты поверил падшему архангелу и выжившему из ума хранителю сокровищницы? Отец!
        - Замолчи. Тебе лучше сразу признаться. Ты оскорбляешь друзей, а они тебя еще защищали.- Астарт был готов наброситься на Абигера с кулаками.
        - Хватит! - прогремел грозный голос Аббадона. - Мне не нужны распри перед боем.
        Он медленно подошел к трону и снова расслабленно уселся на него, что привело присутствующих в растерянность.
        - Махаллат давно все узнала и мне известен истинный предатель. Я лишь проверял вас. Способны ли те, кто меня окружает, стать на защиту друг друга даже под страхом наказания. Способны ли вы бороться за правду, не смотря ни на что. И, в конце концов, готовы ли вы пойти до конца, отстаивая свои права и желания. Теперь я вижу, что предо мной те, в которых я никогда не сомневался и могу доверять как самому себе.
        - Но отец? - одновременно возразили Астарт и Абигер. Остальные стояли ошарашенные выходкой Аббадона.
        - Не спорьте со мной. Я знал что делаю. Мордос был причиной твоей хвори Абигер. Он дотронулся до тебя, захватив частичку души, а затем, обернувшись тобой, вошел в сокровищницу и взял рецепт яда. Поэтому Мельхол пропустил его без подозрений. Эту информацию узнала Махаллат. Ее малютки прочитали душу пса, которая и прояснила все. Сейчас, Мордос заточен в башне. Нега надела на него браслет покорности. Он не сможет никому причинить вреда и выбраться из своей тюрьмы. На данный момент у меня нет времени с ним разбираться. Слишком долгая процедура. Сделаю это, когда все закончится.
        Лилит подняла голову, и это был знак о том, что она просит слово.
        - Позже Лилит. Я не закончил. Нравится вам это или нет, но завтра ночью мы выступаем против Арлона. Интуиция подсказывает, что боги непременно, также захотят принять в этом участие, так что дело за малым. Я давно мечтал объединить три мира и создать единый, которым править будет лишь один король и имя ему Аббадон. Твоя история Оливьер стала лишь дополнительной каплей на весах моего терпения. Мне наплевать на пророчества и все остальное, но одно я обещаю. Никаких запретов больше не будет.
        В зале повисла тишина. Информация, полученная несколько минут назад ударила обухом по голове всех, кроме самого Аббадона и неизвестно чему, улыбающейся Махаллат. Они давно просчитали все до мелочей и сейчас лишь поставили всех остальных в известность. Все было ловко спланировано. Все, мало-мальски приближенные к Аббадону, воодушевленные душераздирающей историей любви Оливьера и Лавии, были заняты поисками предателя, чем позволили своему королю спокойно взвесить все за и против и распределить главные роли в задуманной им игре. Никто не мешался под ногами и не отвлекал. Ну а теперь пути к отступлению нет и выбора тоже. Есть только право на безоговорочное выполнение всего, что прикажет повелитель. Теперь все в его власти: оставить жизнь, позволить любить или умереть ради чего-то или просто так.
        - Я лично, буду возглавлять свою армию, и вы, кроме Абигера, пойдете со мной. У остальных же свои роли и обязанности. Как только пересечем границы Анбола, перевоплощаемся и тихо захватываем территорию. При столкновении с обороной действуем наверняка, не жалея сил и используя все свои умения. А дальше по обстоятельствам. Эту битву я не намерен проигрывать.
        - Но отец? Ты оставляешь меня дома? Как сопливого щенка? - возмутился Абигер.
        - Знаешь. Пусть я и жажду власти и просто мечтаю избавить от Зевса и Верлия, но предпочитаю оставить одного из наследников трона в безопасности. На всякий случай. Я не сомневаюсь в нашей победе, просто ты еще слишком молод. И это не обсуждается!- резко выдал Аббадон и, обращаясь ко всем присутствующим добавил: - Анбол должен быть наш. Теперь отдохните, как следует и подготовьтесь. Следующие несколько дней будут жаркими.
        Аббадон подал знак, и все исчезли. Так было всегда. Он отдает приказы, а все молча слушают и выполняют. Так должно быть и сейчас. Никто и не собирался перечить воле повелителя, потому как это было бесполезной тратой времени и сил, но в сознании покорной пятерки, кроме мыслей о выполнении приказа, созрел свой план. Он не шел в разногласие с целями короля, но привносил свои прерогативы, о которых ему знать не обязательно.
        Лилит вошла в свою спальню и, сделав лишь один щелчок пальцами, комнату окутал мягкий свет, и повеяло приятным теплом от пылахающего в камине огня. Женщина подошла к кровати и плюхнулась на спину. Пусть в последние сутки и удалось немного отдохнуть, но после бурного празднества, суккуб чувствовала себя выжатой как лимон. Да и понимание того, что в предстоящие сутки - трое об отдыхе можно будет только мечтать, не доставляло особой радости.
        В измерении трех миров так давно не было войн и сражений, что Лилит невольно поймала себя на мысли, что и не помнит, как это все происходит. Конечно, какие-то обрывки боев прошлых тысячелетий возникали в памяти, но они были так смутны и коротки, что что-то разобрать было просто невозможно. Одно суккуб знала наверняка: раз Аббадон что-то задумал и намерен идти до конца, то пощады не будет никому. Ни своим, ни чужим. Сколько бы крови не пролилось, сколько бы душ не было загублено, повелитель не отступит.
        Пусть тысячелетия назад между мирами был заключен союз и в измерении царил мир и спокойствие, Аббадон неустанно следил за тем, чтобы его армия демонов - палачей день за днем росла и набирала силу. Похожие на огромных волков, с длинными и накаченными лапами, увенчанными острыми, словно лезвие когтями, они ходили на задних лапах, отчего казались просто гигантами. Небесно-голубые глаза, подобные затягивающей бездне, сверкали в темноте, словно лунные камни. А издаваемый ими вой, заставлял даже самые смелые души, биться в истерике от страха. Эти солдаты не знали ни сострадания, ни жалости, ни пощады и готовы были на все ради достижения цели или приказа. Не удивительно, почему Аббадон был уверен в своей победе.
        Дверь в комнату медленно стала открываться и Лилит оторвалась от раздумий.
        - Мама ты спишь?- тихонько прошептала Арлина и несмело вошла в комнату.
        - Нет. Входи.
        Девушка подошла к кровати и присела рядом с Лилит. Затем неожиданно наклонилась и прижалась головой к ее груди. Раньше она так никогда не делала, даже когда была маленькой. Но сейчас ей почему - то очень хотелось прижаться к самому родному существу и почувствовать биения его сердца. Прошла минута и Арлина в недоумении отстранилась от матери.
        - Что случилось? - женщина приподнялась и удивленно взглянула на растерянную дочь.
        - Оно не бьется! - прошептала Арлина.
        - Что не бьется? - Лилит поначалу не поняла в чем дело, а затем громко рассмеялась. - Конечно. У демонов сердце не бьется! Ты что не знала?
        - Я никогда не задумывалась над этим. Но мое сердце? Оно бьется! - девушка не понимала, отчего смеется ее мать.
        Лилит стала серьезной и, оттолкнув дочь, встала, отошла в сторону и остановилась у камина.
        - Правильно. Ведь ты не совсем демон как я.
        - Это из-за моего отца? Ты никогда про него не рассказывала! Может быть сейчас...
        - Нет. Не сейчас. И вообще это уже не имеет значения, - голос Лилит был ледяным и колким.
        - Я иду с тобой!- решила не медлить Арлина.
        - Что? Куда...
        - Я все знаю.
        - Но...
        - Ты думаешь, мне не было интересно, зачем Аббадону после бала, вдруг приспичило уединиться с лучшими воинами своего мира. Конечно, я осталась и подслушала.
        - Об этом и речи быть не может! Ты остаешься!- взгляд Лилит излучал злость и тревогу.
        Девушка встала и поспешно сделала несколько шагов в сторону матери.
        - Но мама? Ты не понимаешь! Я много работала и об этом еще никто не знает, но у меня в запасе есть нечто такое, о чем боги и ангелы и мечтать не могут.
        Лилит схватила дочь и прикрыла ей рот.
        - Молчи! - она отпустила девушку, быстро выглянула в окно, а затем заглянула за дверь и прислушалась, - Никто не должен об этом знать. Никто слышишь! Ты единственное, что у меня есть, и я не хочу потерять тебя из-за твоего болтливого языка.
        Лилит подошла к дочери и крепко ее обняла.
        - Поверь! Я не могу тобой рисковать и если я не вернусь ...
        - Но мама...
        - Что, конечно маловероятно, но все же ты будешь хорошей девочкой. Ты отомстишь за меня и продолжишь наш род, - Лилит поцеловала дочь в лоб, и, отстранив, пристально посмотрела на нее. - А теперь иди. Я хочу отдохнуть.
        Девушка согласно кивнула и, опустив голову не спеша ушла. Лилит с грустью смотрела в ее сторону, а затем, закрыв на ключ дверь, кинулась на кровать и зарыдала.
        Она впервые в жизни позволила себе подобным образом выплеснуть эмоции. Всю жизнь, женщина старалась быть сильной и ни в коем случае, не показывать своей слабости. Уж слишком большой роскошью она была в жестоком и коварном мире. Только сейчас, сковывая тысячелетиями чувства в тиски и стойко перенося все трудности и испытания, Лилит устала. В то время, когда как никогда жизненно необходимо бороться и упорствовать, она хотела просто расслабиться. Хотела просто жить, смотреть на взрослую и умную дочь, любить и наконец, быть любимой.
        
        Мелиноя выбилась из сил и прислонилась спиной к холодной каменной стене. Прислужники богов в нижнем мире, мертвые души-солдаты, чувствовали ее слабость и перестали слушаться. Они не хотели выполнять команды и забившись в углы своих камер, шипели и сыкали в неподчинении. Когда у богини был ее хлыст, она быстро смогла бы усмирить непокорных, но его отобрал Зевс и при этом лишил ее божественных сил. Женщина сползла по стене вниз и сев на корточки обняла колени руками.
        - Архамат бирмати. Рматхиматми. Тхусу, - словно раскат грома, в темноте раздался вибрирующий голос и взбушевавшиеся души, заскулили, словно маленькие щенки.
        Только что перед богиней стоял статный демон с головой лошади, было видно, как по его венам бурлила кровь, подобно раскаленной лаве, а через мгновение он стал привлекательным мужчиной и протягивал ей руку:
        - Не слушаются?
        - Да. Они чувствуют, что я не так сильна, как раньше и отказываются подчиняться. Спасибо, - принимая помощь, Мелиноя поднялась и последовала по темному коридору.
        - Рад помочь, но я не за этим пришел. Вчера вы не заметили изменений в Арлоне, так как бал начался уже затемно.
        Богиня остановилась и вопросительно подняла бровь, оборачиваясь к Зепару.
        - Каких изменений?
        - Разве в Тэроне не происходит ничего странного?
        - С каких пор тебя интересует мир богов?- лицо женщины исказилось в удивлении.
        - С тех пор, как в нижнем мире стало светить солнце, а в мире ангелов краски померкли, и все стало серым.
        - Что? Солнце в нижнем мире? Не может быть, - Мелиноя смотрела на демона и гадала: говорит он правду или врет, - Я давно не была в мире богов. Мне там делать нечего. После того как Зевс отобрал у меня мои способности я в основном здесь обитаю. Но, если природа меняется, значит ли это, что что-то происходит?
        - Я хотел это узнать у тебя, но ты не в курсе, - не узнав нужной информации, демон собрался уходить.
        -Ты помог мне, так что услуга за услугу. Если это столь важно, что ж я все разузнаю, - хватаясь за голову, пробормотала богиня. Она хотела отблагодарить демона. Тем более что они теперь вроде как в одной команде, но только после вечеринки у Аббадона, уж очень болела голова. Приступообразно, словно в виски втыкали сотни иголок.
        - Ты плохо себя чувствуешь? - Зепар заметил состояние богини, а затем вспомнил, что был предупрежден о хитростных напитках на празднике.
        - Немного. Голову хоть отрубай. Никак не пойму. Со мной такого никогда не было.
        Зепар усмехнулся, а затем подошел ближе к Мелиное и приложил свою ладонь к ее лбу. Через минуту, богиня почувствовала, как боль отступает, а еще через некоторое время, она и вовсе исчезла. Похмелья как небывало, и ошарашенная женщина молча уставилась на демона. Он убрал прядь волос с ее лица и сказал:
        - Встретимся завтра, - в мгновение от мужчины осталась лишь слабая дымка, которая после растаяла в воздухе.
        'Странные вещи творятся. Однако' - подумала богиня. Она и сама заинтересовалась тем что рассказал ей Зепар. Женщина обернулась на своих подопечных. Они разбежались по углам и не издавали ни звука. Видимо слова демона были настолько действенными, что души еще долго будут в шоковом состоянии. Понимая, то, что делать ей здесь больше нечего, богиня незамедлительно решила проверить теорию о крушении миров, а заодно разузнать информацию для Зепара. Мелиноя, поднялась по темной лестнице и, выйдя через узенькую дверь в просторное помещение темницы, преобразовала портал в Тэрон.
        Глава 18
        Перепуганные боги и богини разбегались в разные стороны, спасаясь от сыпавшихся на них с гор камней. Из-за трясущейся земли, каменные домики, разваливались на глазах и слаживались словно карточные. Буквально за несколько минут, небольшое селение превратилось в груду развалин. Жители, бросив все на свете убегали, сбивая и топча друг друга. Никто не готов был умирать, да и никто не умел. Боги настолько привыкли к неге, теплу, уюту и комфорту, что совсем позабыли, что такое страх, страдания и боль.
        Зевс как обычно восседал на Олимпе, позабыв о своих подданных. Его самочувствие было не просто плохим, а очень плохим. Голова готова была взорваться от дикой боли, мысли путались, а резко возникающее головокружение не позволяло координировать движения. Нелепое состояние усугубляли вялые и мрачные мысли: ' никто не уважает, никто не ценит, не любит. Меня перестали бояться. Мне больше не покоряются и передо мной больше никто не преклоняется. Противно, неприятно, грустно и довольно погано'.
        После того, как бог узнал о предательстве своих детей, ему стало по большей степени на все наплевать. Только вчерашняя выходка правителя нижнего мира заставила Зевса встряхнуться и почувствовать некие подозрения. Великий бог давно устал быть сильным, властным, упрямым и воинственным. Тоска и грусть поглотила его.
        Мелкие быстрые шажки заставили Зевса поднять тяжелую голову и обернуться на того, кто посмел потревожить его сонное состояние.
        - Великий царь. Могучий Зевс, - худощавый мужчина теребил подол своей одежды и переминался с ноги на ногу.
        - Да начинай уже Парметл, - безразлично прервал его Зевс.
        - О наимудрейший бог богов, беда настигла наши земли. Вулкан гнева проснулся, и вот- вот низвергнет свою лаву. Земля уходит из-под ног, раскалываясь на огромные щели. Все дико напуганы, а в столице царит паника. Знающие шепчут, что это духи с Забвенных земель ниспослали на нас свой гнев. Они проснулись и требуют расплаты.
        - Что ты несешь Парметл? Вы придумали новую игру? - в сознании Зевса не укладывалась вся та чушь, которую нес его помощник.
        - Прошу о царь. Спустись с Олимпа и сам взгляни, что происходит с Тэроном! - мужчина весь дрожал и умолял его выслушать.
        Недовольный Зевс медленно поднялся с широкого набивного дивана и вышел на балкон, с которого можно было увидеть столицу царства и ее окрестности. Из-за увиденного у него в горле пересохло ,а сердце забилось чаще. Внизу действительно царила паника, и повсюду слышались крики и вопли ужаса. Земля словно делала вдох, поднимаясь и двигаясь, а затем замирала, но только на некоторое время, затем все повторялось снова. Бог поспешным шагом вернулся в величественный зал к невысокому пьедесталу, и, схватив свой скипетр, развел рукой воздух и тут же исчез.
        В светлом зале его уже ждали Гера и Персефона. Они вели возбужденную дискуссию и, заметив появление бога затихли. Зевс лишь окинул женщин пренебрежительным взглядом и уселся на свой трон. Персифона сдвинулась с места по направлению к богу, но тот ее остановил. Гера же гордо стояла посреди зала и из-за падающего на нее солнечного света, будто сияла.
        - Зевс, ты должен остановить то, что происходит! Боги привыкли к спокойной и беззаботной жизни, а теперь ими завладел страх и беспомощность. Верхний мир не должен испытывать этих чувств! - Персефона была на взводе, но ее движения также были замедленны и немного хаотичны.
        - Думаешь, я не пытался. Мне не поддаются изменения, которые сейчас происходят в природе. Ими управляют другие силы. Всё меняется и это не изменить. Ведь так Гера? - бог уставился на свою любимую жену в ожидании ответа.
        Женщина была само спокойствие. Похоже, ее не коснулись последствия вчерашней пирушки. Богиня одарила Зевса нежным, но холодным взглядом и немного помедлив, сказала:
        - Никто не может противостоять тому, что должно произойти. Остаётся только принять и ждать уготованной участи. Скоро все успокоится, но это только начало. Не волнуйся. Боги останутся жить. Их ждет другая судьба.
        - Ты уверена в этом? - Зевс верил своей Гере и знал, что она никогда не лжет, когда ее спрашивают.
        - Да. Через две ночи земля перестанет содрогаться, - медленно сказала женщина и не собиралась проронить больше ни слова.
        - Хорошо, - раз так сказала Гера, значит, так оно и будет. Зевс даже не спрашивал ее, откуда она это знает. - Пора собрать всех моих детей вместе.
        Бог прикоснулся к шару на своем скипетре, отчего тот несколько минут переливался всеми цветами радуги, а когда действие завершилось в зале по одному стали появляться оторванные от своих дел отпрыски Зевса. Явились практически все. За исключением тех, кто не слыл послушанием и Мелинои. Бог еще несколько минут подождал, в надежде, что все- таки она появится, но все было напрасно.
        - Твоя дочь снова ослушалась! - бросил Зевс Персефоне.
        - Не забывай она и твоя дочь. Ты лишил ее способностей. Возможно, она не почувствовала сигнал.
        - Ладно. Я собрал вас здесь по причине, которую вы вероятно уже заметили сами. Наш мир меняется и всему виной дочь Мелинои и ее ... ну не важно. Похоже, не зря правители трех миров создали запрет на браки между существами, настолько разными и не подходящими друг другу. Гера заверила, что скоро все будет в порядке, но ненадолго. Грядёт что-то другое, чего мы не ведаем. Поэтому я хочу, чтобы вы все оставались в Тэроне. Временно я освобождаю вас от обязанностей. Думаю, мне не стоит объяснять, что своему миру вы нужны как никогда. Будем наблюдать, и действовать по обстоятельствам, - Зевс окинул отпрысков оценивающим взглядом. - Теперь ступайте.
        Боги, как и подобает послушным детям, ни проронив, ни слова возмущения, удивления либо несогласия, внимательно выслушав отца, покинули светлый зал.
        - Персефона останься, - обратился Зевс к жене, которая, как и все остальные собралась удалиться.
        Услышав голос мужа, она тут же замерла и довольно улыбаясь, уставилась на него.
        - Отправляйся в нижний мир и найди Мелиною. Скажи ей, что армия душ должна пребывать в полной боевой готовности. Оставайся рядом с ней и жди моего знака.
        - Ты же не думаешь...
        - Мы должны быть готовы ко всему. Вероятно, в Арлоне и Анболе тоже что-то происходит, и мы становимся уязвимы как никогда, - Зевс замолчал и через минуту продолжил. - Я возвращаю Ареса.
        Персефона, с видимым разочарованием на лице, недовольно хмыкнув, развернулась и отправилась выполнять 'просьбу' Зевса.
        'Куда она подевалась? Шляется по Арлону, как по родному дому. А все из-за этой девчонки. Будь она не ладна' - Персефоне не очень хотелось встречаться с дочерью. Слишком агрессивной, оказалась последняя их встреча.
        В подземелье было сыро, мрачно, темно и жутко воняло. Такие прогулки не прельщали богиню. Она хотела поскорее найти несносную дочь и выбраться на поверхность. Пусть, и там было мало приятного, но все же.
        Персефону насторожила подозрительная тишина. Обычно души шептали или стонали, а сейчас ничего. Было похоже на то, что камеры пусты, но это просто невозможно. Побродив еще немного, богиня подумала, что Мелиноя нашла какой-то новый способ для усмирения своих подопечных. В густой темноте разглядеть что - либо было просто нереально, и женщина перенеслась в свои владения. Молчаливая тишина стояла и здесь. Только сейчас к богине пришло ясное понимание того, что души действительно куда-то пропали.
        - Что за ... - Персефона выругалась вслух и, нарушая правила и покинув царство мертвых, вышла на территорию Арлона.
        От ярко светящего солнца женщине пришлось прикрыть ладонью глаза. Нижний мир стал похож на черную пустыню, с все также витающим в воздухе пеплом, потрескавшейся покрытой кровью землей и клубящемся туманом, только вместо черного тучного неба, обрамленное пушистыми облаками, светило яркое солнце. Придя в себя от увиденного, богиня заметила некую суматоху возле дворца. Демоны шныряли туда сюда, словно к чему то готовились. Любопытство зашкаливало, но резкое чувство удушья сковало Персефону. Каждый вздох давался тяжело. Сознание начинало плыть и, успев сделать несколько манипуляций, богиня оказалась прямо в светлом зале и упала к ногам Зевса.
        Он задумчиво сидел и теребил бороду. От неожиданного появления жены бог даже подскочил.
        - Ты с ума сошла так появляться! - увидев не совсем здоровое состояние богини, он взял ее за руку и помог подняться. - Что произошло?
        Персефона кашляла и сипела, тяжело дыша. Когда через минуту удушье отступило, она смогла говорить.
        - Плохие новости. Мелиноя пропала и души тоже. Не знаю, что это значит, но в нижнем мире к чему- то явно готовятся. И еще, - богиня перевела дыхание, прежде чем сказать, - там солнце.
        Зевс оттолкнул женщину, и она снова оказалась на полу.
        - Что ты несешь? Какое солнце?
        - Самое настоящее. Яркое, светлое и теплое. Изменения происходят везде, но как говорится, кому как повезет. Мы тут от страха умираем быть погребёнными под камнями, а они под солнышком нежатся.
        - Не прельщайся. Для нижнего мира солнце, тоже, что для богов вечная тьма, так что. Так, где же Мелиноя?
        Персефона поднялась и стала поправлять на себе одежду.
        - Не хочу тебя расстраивать, но, похоже, про армию можно забыть.
        - Она не могла так поступить! - Зевс мерял шагами светлый зал и от нарастающего гнева желваки на лице заиграли.
        - Думаешь? Ну не знаю....
        - Выхода нет. Придётся обратиться к Цирцее.
        - Что? К этой черной ведьме? Она тебя пошлет, можешь не сомневаться. Не ты ли хотел уничтожить ее десять тысяч лет назад. Только благодаря Аиду она осталась жива, - Персефона язвила, и ее муж явно ее удивлял своим поведением.
        - Думаешь, я забыл? Я прекрасно помню женщину, от красоты которой мог сойти с ума даже бог.- Зевсу доставило удовольствие вспомнить о волшебнице, но чувство восхищения быстро сменилось презрением. Он до сих пор не смог понять ее выбор и смириться с ним.
        - Не боишься мести? Ее помощь может вылезти тебе боком. Боюсь, она тоже не забыла, во что ты превратил ее жизнь.
        - Пришло время заключить договор о перемирии. Я предложу ей то, от чего она не сможет отказаться.
        Каменная территория, которую занимали боги практически восемьдесят процентов всего Тэрона, содрогалась и раскалывалась на части. Остальная часть верхнего мира, небольшой зеленый островок, населяли, некогда изгнанные сюда Зевсом, существа как он сказал: 'недостойные роскоши и неги'.
        Сатиры - козлоногие мужчины, нижняя часть тела, которых была покрыта мехом. Дриады - девушки с волосами из листьев и руками похожими на ветки деревьев. Кентавры - существа с головой и туловищем человека на теле лошади. Некогда они выбрали Цирцею - могущественную волшебницу, своей повелительницей и не ошиблись.
        Цирцея и Аид полюбили друг друга. Только молниеносный Зевс, сам имел виды на красавицу, и во что бы то ни стало, решил помешать этому союзу. Он совладал с братом, а Цирцею попытался сделать своей. Тогда Аид, получив великую черную силу, явился в Тэрон и стал нещадно убивать богов. Увидев в этом угрозу, Зевс отпустил Цирцею и заключил с братом союз, однако приказал всем смешанным существам убраться на лесной остров Мирос и никогда не появляться на территории богов. В свою очередь он обещал не вмешиваться в их существование. Аид больше никогда не видел свою возлюбленную и правил нижним миром до тех пор, пока его верный и преданный помощник Аббадон, не отравил живой водой и не занял его место.
        Все это время, остров Мирос процветал и его жители не знали бед и печали, а волшебница Цирцея набирала и развивала свои черные силы, дарованные ей Аидом, чтобы когда-нибудь отомстить Зевсу за свое разбитое сердце. Только она не знала, а вернее не помнила, что когда была у него в плену, родила дочь от Аида. Чары Мнемозины сделали свое дело, ну а Зевс вырастил ребенка и относился к нему как к родному. Бог знал о силе Цирцеи и сейчас хотел выложить свой козырь, обратившись к ней за помощью. Отказаться от собственного ребенка она будет не в силах.
        - Привет сестра, - прекрасная женщина полузмея вползла в покои Цирцеи.
        - Здравствуй Ехидна. Что случилось? - волшебница запустила руку в пушистую и густую гриву своего любимца, огромного немейского льва, отчего тот мурлыкал, словно маленький котенок.
        - Ты вероятно уже в курсе, что происходит в измерении?
        - Конечно и что? - женщина продолжала, улыбаясь доставлять удовольствие льву.
        - Считаешь, нас это не касается?
        - Ну, нам опасность не угрожает, поэтому думаю, что беспокоиться о такой мелочи не стоит.
        -Неужели тебе совсем не жаль их? - Ехидна всматривалась в свою названную сестру. Она никогда не видела в ее глазах такого холода.
        - Каждый получает то, чего заслуживает верно? - Цирцея встала с ковра и подошла к окну.
        -Ты считаешь, что то, как с нами некогда поступили, мы заслужили?
        - Это другое, - волшебница обернулась к Ехидне. - Не волнуйся. Что не делается все к лучшему. Возможно, это пророчество начинает свершаться, хотя, наверное, этому никогда не суждено случиться. Миры стали совсем черствыми .
        - Ты действительно веришь в эту сказку. Мне кажется, что все это чушь.
        В комнату вошла дриада. Она увидела, что Цирцея не одна и хотела развернуться чтобы уйти.
        - Мира. Ты что-то хотела? - обратилась к девушке Цирцея.
        - Я ... На границе появился Парметл. Он говорит, что Зевс просит встретиться с вами, - осторожно произнесла девушка.
        - Что? - Ехидна взволнованно посмотрела на волшебницу.
        Цирцея одарила ее улыбкой.
        - Даже так. Хорошо. Передай ему, что я буду ждать Зевса на Олимпе.
        - Это не разумно Цирцея! Зачем тебе это? - Ехидна не понимала решения волшебницы.
        - Возможно, настало время вернуть нам наше место! - волшебница присвистнула, отчего лев встряхнул головой и подошел к ней.
        Ехидна не могла и никогда не пыталась перечить повелительнице. Она знала, что если волшебница приняла какое-либо решение, то она обязательно будет правильным.
        Через мгновение, восседая и крепко держась за гриву своего питомца, Цирцея уже неслась к Олимпу на встречу с Зевсом.
        Медленно и деловито женщина вошла в зал, всматриваясь на вальяжно сидевшего бога.
        -Время не изменило тебя Цирцея. Ты, как и раньше прекрасна и юна, - Зевс обернулся к женщине.
        Белокурая красавица с проникновенными голубыми глазами и статной фигурой, лишь усмехнулась.
        - Ты хотел встретиться со мной, чтобы сказать это?
        - Нет. Прежде всего, я вынужден просить твоей помощи.
        - Оу. Что? Все так плохо? А как же твои силы! Они что...
        - То, что происходит. Я не могу влиять на это и не могу изменить. Видимо древнему пророчеству и впрямь предстоит скоро свершиться. Что станет с мирами мне не известно. Кстати возможно ты знаешь ,что именно?
        - Возможно. Но подожди, ты считаешь меня сильнее себя? Думаешь, я смогу что-то сделать? А и с чего ты решил, что стану помогать тебе после того, как ты поступил? По мне, так пусть хоть все духи с Забвенных земель спустятся сюда и уничтожат вас.
        - Нет. Я не считаю мелкую фокусницу сильнее себя. Это смешно. И думаешь вашу шайку пророчество не коснется? Я хочу заключить с тобой сделку, - Зевс вмиг перестал быть любезным и перешел к делу.
        - Нам больше не о чем разговаривать. Я не стану заключать никаких сделок с таким подонком как ты, да и что ты можешь мне предложить? Ты отнял у меня все, что было мне дорого, а богатства и власть мне не нужны, - Цирцея развернулась и последовала к выходу.
        -Твою дочь. Если ты поможешь мне, я верну тебе твою дочь.
        
        В зал вбежала белая как полотно Персефона. Она посмотрела на застывших собеседников и поняла, что появилась совсем не вовремя, но дело требовало неотложного вмешательства.
        - Что тебе нужно? Я сейчас занят! - раздраженно крикнул бог.
        - Демоны атакуют Анбол. Добрая его половина уже захвачена.
        - Не может быть! Это все-таки произошло. Если так пойдет дальше уже через пару суток они доберутся до Тэрона! Армия Верлия - это пару тысяч тупоголовых стражников и несколько сотен единорогов и нимф. Если Аббадон полностью захватит Анбол, то и нам будет трудно держать оборону. Так, что насчет сделки Цирцея? - Зевс старался не показывать, что без ее умений и сил дриад, сатиров и кентавров, боги, скорее всего, потерпят поражение.
        Пусть мощь богов велика, но если Аббадон захватит мир ангелов, его численность намного будет превышать всю божественную команду.
        Цирцея не верила ни единому слову Зевса. Она точно знала ,что у нее нет детей. Она бы это уж точно помнила.
        - Ты блефуешь Зевс. Я не стану помогать тебе.
        - Блефую? Ты ведь помнишь, как Мнемозина навещала тебя? Возьми это и ты все поймешь! - Зевс передал волшебнице желтый камень.
        Как только он попал в руки женщины, вспышки памяти накрыли ее. Беременность, роды, боль, крики, плачь ребенка, младенец, черная материя, пустые руки, слезы. Внутри все вспыхнула и к горлу подступил ком. Ненависть, ярость и месть, в одно мгновение овладели ее сердцем.
        - Я согласна, - тихо прошептала Цирцея.
        
        Арес, как и всегда, находился в своих покоях и сходил с ума от дикого желания. Он метался из угла в угол, швыряя в стороны предметы и не мог успокоиться. Махаллат не приходила уже три дня и от непонимания почему, бог был просто в бешенстве. Эта необыкновенная женщина вызывала у него бурю эмоций, а ее прикосновения могли лишить рассудка. Хотя, похоже, он его итак уже лишился. Арес не мог ни о чем думать, кроме нее. Он готов был сделать для нее все, о чем она попросит и выложить любую, даже самую сокровенную тайну, лишь бы женщина вновь была рядом. Последний целый стул разбился о стену, как вдруг Арес почувствовал, как словно растворяется. Его тело быстро покрывалось дырами и сантиметр за сантиметром, бог таял и исчезал, пока от него не осталось и следа.
        Перед глазами все плыло. В нос ударил запах крови и гнили. Оглядевшись по сторонам, война понял, что находится в своих владениях в Тэроне. Зевс вернул его. 'Нет. Я не хочу больше сюда возвращаться. Мне нравится там, где я был' - завертелось в голове.
        - Не благодари меня. У тебя еще будет возможность сделать это, - Зевс появился перед сыном раскатом грома.
        - Благодарить? За что? Я не просил меня возвращать! Лучше верни обратно и оставь там навсегда, - Арес поднялся с мокрой земли и посмотрел на отца дикими и полными ярости глазами.
        - Твоя обязанность защищать Тэрон. И я вернул тебя только потому, что сейчас это необходимо, - 'Что с ним сделал Аббадон? Хотя чему я удивляюсь. Я ведь сам послал сына в его полное распоряжение'-подумал Зевс.
        - Это уже не моя проблема. Я найду способ вернуться, - Арес развернулся и собрался уйти, однако Зевс не позволили ему это сделать.
        Одним движением он выпустил несколько молний, отчего война упал на колени, и его тело затрясло, словно в лихорадке.
        - Сделаешь, как скажу, и я верну тебя в нижний мир. Навсегда.
        'Заключенное некогда перемирие между тремя мирами стоит на грани. Всего один шаг и ему конец. Начнётся то, что уже было в истории измерения ангелов, богов и демонов и это случится по моей вине, но другого, выходя нет'. Впервые Зевс чувствовал за собой что? Вину? Этого не может быть? Он не может быть виноватым. Он бог богов, но тогда что означает то щемящее чувство в районе сердца. Волнение, страх, безысходность или нежелание признать того, что может быть поряжен?
        'Нет! Кто бы это ни был, Тэрон не может быть побежден. Этому не бывать. Какую бы цену не пришлось заплатить. Правитель и должен защитить свой народ и отстоять свою власть' - неугомонное сознание плясало в голове Зевса.
        Глава 19
        Лилит всю ночь не смогла сомкнуть глаз. Она знала, что бессонница ей обязательно аукнется, но ничего не могла с собой поделать. Война дело не простое, а еще произошедший накануне разговор с Арлиной. Демоница слишком хорошо знала свою дочь, и боялась, что маленькая шалунья все же готовится что-то провернуть. Хотя маленькой она быть давно перестала. Для любой матери ребенок всегда будет оставаться ребенком, сколько бы ему не было лет или каким бы могущественным и сильным он не стал. Характером девочка вышла в мать, а это значит, что если во что-то вляпываться, то вляпываться до конца и обязательно с победой.
        Голова слегка трещала. Лилит оделась и спустилась в гостиную. В доме стояла подозрительная тишина. Неугомонной дочери снова и след простыл. Суккуб подошла к небольшому столику, где стоял графин с морсом и аккуратно сложенная записка 'Добавила в морс ободряющего эликсира. Силы тебе понадобятся. Скоро буду'.
        - Вот паршивка. Интересно и где это ее носит? - сказала вслух Лилит, и налив себе стаканчик розовой жидкости, залпом выпила ее.
        Странная прохлада потекла по всему организму, плавно переходя в обжигающее тепло. Голова моментом прошла, и суккуб действительно почувствовала себя так, словно ночи без сна и не было. Только на душе по-прежнему оставался гнойный осадок, от понимания того, что ждет впереди. Он словно нарыв, пульсацией отдавал в мозг. Хотелось уберечь всех близких и родных от неминуемых потерь и страданий. Неожиданно для себя, Лилит вспомнила про Рания. Мысль о том, что она должна предупредить ангела о надвигающейся опасности, вихрем ворвалась в сознание.
        Суккуб быстрым шагом вышла к лестнице и завернула за небольшой угол, где находилась скрытая от чужих глаз, низенькая деревянная дверь. Женщина дотронулась до нее и через минуту дверь открылась, любезно приглашая хозяйку.
        Темная лестница уходила глубоко вниз, и из-за плохого освещения не было видно, где она заканчивается. Лилит уверенно сбежала по ступенькам, открыла еще одну дверцу и оказалась в большом овальном помещении, которое освещали тысячи свечей. В самом центре находился невысокий пьедестал. На нем стояла медная подставка в форме чаши, а в ней лежал стеклянный шар.
        Лилит подошла к нему и взяла в руки. Согретый теплом прикосновения, шар стал сиять. Прошла минута, три, пять, ничего. Раний не выходил на связь. Прежде такого не случалось. Cуккуб положила артефакт на место, и поспешила удалиться из потайной комнаты.
        Она закрыла за собой дверь и через мгновение вновь оказалась в гостиной. Арлины еще не было. Не дожидаясь возвращения дочери, Лилит отправилась в Анбол.
        Арлина уже два часа шла по пустынной дороге. Солнце поднялось из-за горизонта и слабо освещало каменистую равнину, окрашивая ее в оранжевый цвет. Мелкие кровавые ручейки ползли вдоль дороги, словно вены на сухой безжизненной земле.
        - И почему у меня нет своего грифона или хотя бы огненной лошадки как у Оливьера? Иду как дура. И на кой я вообще согласилась? Ведь предлагал мне Абигер заехать, так нет. Гордячка. Конспирация превыше всего. Ну что Арлина, теперь будешь ноженьки свои отмывать, да залечивать. Чай не казенные, - девушка от усталости и скуки стала разговаривать сама с собой.
        Казалось, что у этой дороги нет конца, но вот вдалеке уже начал виднеться Вдовий лес, за которым и было место встречи - Жидкое болото. Лес называли вдовьим, потому что там любили блуждать души неверных женщин, ставшие вдовами из-за своих похождений. Деревья в нем были черными и обугленными. Словно по ним прошлось зверское пламя пожара и каким-то образом не превратило в пепел. Мерзкие звуки молебных песен грешных душ, петляли между покосившихся стволов, вызывая чувство отвращение и сострадания одновременно.
        Арлина спокойно прошла по тропинке, не обращая внимания на разносящиеся стоны, и выйдя на небольшую поляну, оказалась на границе леса и Жидкого болота. Гнилое и угрюмое, оно издавало зловонный запах, режущий глаза.
        Оглядевшись, девушка скривилась от столь живописного окружения.
        - Ну и где мой милый принц? - вслух высказала свои мысли Арлина.
        - Привет. Долго ждешь? - девушка обернулась и увидела наглаживавшего своего любимца Абигера. - Устала?
        - Привет. Да ноги ноют как собаки. Ты так тихо приземлился я и не заметила! - Арлина мило улыбнулась.
        - Ты что пешком шла? Почему не на транспорте? - принц был искренне удивлен. Пешком, наверное, сейчас передвигаются только самые низшие демоны.
        - Ааа, моя животинка приболела. Да и я подумала, что прогуляться не помешает, - не растерялась девушка. Не могла же она сказать, что транспорта то у нее отродясь не было. Стыд то, какой.
        Арлина подошла к грифону и ласково погладила его по морде. Животное блаженно заурчало, лащась о ее руку.
        - Ты ему нравишься. Грифоны не подпускают к себе лишь бы кого, - улыбаясь, сказал Абигер.
        Арлина ответила ему тем же. Она знала, что по натуре эти животинки очень осторожные и неподатливые. И поэтому то, что Старк с удовольствием разрешал ей к себе притрагиваться, приносило чувство горделивости и самоуверенности, но девушка не подала вида.
        - Мне он тоже очень нравится, но мы же не для этого встретились, не так ли. Ты видимо хотел поговорить о чем- то важном и тайном, раз притащил меня сюда? - сказала девушка.- На Жидком болоте свидания не назначают.
        - Да? Я, был бы не против. В смысле свидания, - замялся принц. - Но поговорить хотел не об этом. Ты вероятно уже знаешь о предстоящем наступлении на Анбол. Просто хотел убедиться, что ты не участвуешь в этом и будешь в безопасности. Знаешь... - Абигер хотел продолжить, но Арлина уже начала свою помпезную речь.
        - Я? Не буду участвовать? Ты смеёшься? Да я сделаю все, что в моих силах, лишь бы остановить все это. Знаешь ли, не справедливо губить невинный народ ради наживы и власти. К чему это все привело в прошлом? Да ни к чему. Думаю, и не приведет. Посмотри, что творится вокруг! Солнце встает над Анболом. Где это видано! Ты как знаешь, а я тут кое-что обмозговала и кажется, знаю, кто нам может помочь! - выпалила девушка.
        - Вижу, ты подготовилась. Я с тобой согласен, и мне тоже не нравятся планы отца. Тем более что он заставил меня отсиживаться дома. Все идут на войну, а младший принц затаился в укрытии. Маленький еще слабенький. Как ему такое вообще в голову могло прийти! - выдал все свои обиды принц. - Так, что ты там придумала?
        - Значит так. Так как ты принц Анбола, нам открываются большие возможности ... - Арлина рассказала Абигеру о своей бредовой, но как ей казалось действенной идее. - Ну, и так мы как бы все равно останемся не при делах, и не нарушим данного обещания родителям.
        - А ты права. Я согласен! - воодушевленный принц подхватил Арлину и начал закружить ее.
        - Эй. По легче. Мы должны быть в здравом уме и трезвой памяти, так что мечтаниям еще рано придаваться, - смущенная девушка пулей отпряла от Абигера, когда он ее поставил на землю.
        - Значит, встречаемся завтра поутру?
        - Да. Ну, тогда все. Пока, - Арлина мило улыбнулась и направилась в сторону обратного пути.
        - А, ты куда это? - удивленно спросил принц.
        - В смысле куда? Домой!
        - Снова пешком? - Абигер усмехнулся и приподнял бровь, на что Арлина только пожала плечами. - Садись. Мы со Старком приглашаем тебя прокатиться с ветерком. Не волнуйся, нас никто не заметит.
        Довольная Арлина не стала уточнять, почему это их никто не заметит, и, подбежав к грифону, живо запрыгнула на него. Абигер устроился сзади и когда девушка, совсем не ожидала, прошептал ей на ухо.- Мы приглашаем тебя на свидание. Пусть сейчас не самое подходящее время и место для такого приглашения, но когда все успокоится, а я думаю, мы приложим для этого максимум усилий, я настаиваю.
        Щеки Арлины налились пунцом, и она посмотрела своему спутнику прямо в глаза. В черной бездне принц прочитал ответ на свой вопрос, и резко дернув поводья, направил неугомонный транспорт прямо в небо.
        Лилит вышла из портала и чуть не угодила прямо в воду. Хорошая координация помогла задержаться в воздухе, перенестись на несколько метров в сторону, и оказаться на мягкой траве.
        - Немного переборщила, но направление перемещения все же поддается коррекции, - оглядываясь по сторонам, сказала Лилит. - А вот и деревня где обитает Раний.
        Лилит обошла озеро Юма и направилась к дому ангела. По дороге она увидела девушку, которая несла воду в огромном кувшине. Совсем молоденький ангел, с заплетенными в косу волосами, белоснежной кожей и невинным лицом, шла о чем - то задумавшись. Лилит посмотрела на нее и подумала о дочери. В голове суккуб пронеслись разрушения, бойня, кровь и смерть. Ей было жаль, что вскоре, пусть не по своей воле, но все же придется уничтожать таких как это дитя . Вспомнив, что она все еще находится в своем истинном обличии, в мгновение Лилит трансформировалась в лучезарного и прекрасного ангела, в легком белом платье, дабы не смущать окружающих и направилась дальше. Девушка прошла мимо и даже не обратила внимания на женщину.
        Дом с голубыми стенами встретил гостью безмолвием и тишиной. То, что именно здесь живет тайный родственник, у Лилит не было сомнений. Необычная аура, словно смерть и жизнь вплетались в энергетический клубок в борьбе друг с другом, витала над скромным жилищем. Неожиданно, из-за дома вышел Раний. Целый и невредимый. Что бесспорно обрадовало суккуб.
        - Чем могу помочь тебе ... - обратился он к женщине и подозрительно прищурившись, замолчал.
        - Ты мне уже помог... брат. Могу я войти? - мило улыбаясь, произнесла суккуб, по-прежнему оставаясь в обличии ангела.
        - Конечно. Я всегда рад гостям.
        Лилит вошла во двор и спешно направилась в дом. Лишь оказавшись внутри, она приняла облик той, кем была на самом деле. Раний вошел следом и плотно закрыл дверь.
        - Что случилось? Видимо что-то серьезное, раз ты не воспользовалась магическим шаром? - Раний был удивлен и взволнован личным визитом демоницы. - Странно тебя видеть вот так! В реальности.
        - Ты не рад мне? Я чем-то тебя обидела?
        - Нет,... Я, безусловно, рад... просто я не рассчитывал, что это произойдет... так скоро, - слова ангела путались от волнения.
        - К сожалению, я не располагаю достаточным количеством времени, чтобы как следует поговорить. Вспомнить наших родителей ... хотя наверное ты мать свою и вовсе не помнишь .
        - Да. Ты права, - с горечью сказал Раний. - но если ты расскажешь ...
        - Как я уже сказала, нет времени, но ... надеюсь, все уладится, и мы обязательно встретимся. Тогда я расскажу все, что знаю о Рахилле. Теперь считаю своим долгом предупредить тебя об опасности. К сожалению, я не могу говорить все открыто, но прошу тебя, в ближайшие дни Анболу придется очень туго, будь начеку, - Лилит положила руку на плечо Рания. - Ты один из немногих, кто дорог мне. Постарайся выжить.
        Понимая, что если еще хоть на минуту она задержится, то придется объясняться более подробно, а этого делать было нельзя, Лилит перевоплотилась в легкий ветерок, и улетела, просочившись в дверную щель.
        Ошарашенный Раний, стоял посреди комнаты и думал: 'не привиделось ли ему все это'. Однако сообразив, что все, что произошло более чем реальность, понял, на что пошла и как рисковала эта женщина, появившись здесь. Мужчина не мог поверить, что действительно сможет наладить нормальные отношения с теми, кого его отец так жестоко обидел и унизил. Он боялся, что Лилит, единственная родня по крови, никогда не захочет иметь с ним дело. Да, она обратилась к нему несколько раз за помощью, но ангел считал, что это произошло лишь потому, что ей были нужны его услуги. Сердце билось в неимоверном ритме от радости осознания, что это не так. Демоница, мерзкое и гнусное существо, какими считал их его отец, предупредила его об опасности. 'Как много я потерял не зная свою мать, и чего лишился, следуя и потакая прихоти отца'- пронеслось в голове. Ангел неожиданно для себя заплакал. Он никогда не знал любви и уважения, и теперь твердо для себя решил, что сделает все что угодно, лишь бы сохранить то, чего когда - то лишился.
        
        Оливьер сидел в оружейной комнате, и пытался настоится на предстоящий поход. Только как это возможно сделать, если все мысли только о ней. ' А если Лавия попадет в засаду и я не смогу ей помочь. Нет такого не может случиться. Я буду начеку. Буду следить за каждым шагом Аббадоновских тварей, чтобы они и носа не сунули в леса Исхила. Глупо переживать. Рядом с ней Мироний. Искусный воин и ловкий противник, готовый защитить девушку любой ценой'. То, что это именно так, Оливьер знал наверняка. Только чувство тревоги и тяжести в груди, все никак не уходили.
        Тусклая свеча догорала. Ее блещущий свет действовал как гипноз, на размышлявшего всю ночь архангела. Оливьер откинулся на спинку стула и расслабился. Голова стала тяжелой, склоняясь набок, а веки незаметно сомкнулись, унося в пьянящую дрему. Пустые мысли заполняли уставшее сознание, растекаясь мягким туманом.
        Красивая женщина сидит в наполненной светом комнате и держит на руках младенца. Она безмерно счастлива. В глазах искрится любовь и нежность к маленькому и такому родному существу. Женщина прижимает ребенка к груди и кормит его. Малыш блаженно берет материнскую грудь, и, наслаждаясь каждой каплей молока, сладко причмокивает. Сытый и довольный, он начинает засыпать . Женщина видит это и потихоньку наклоняясь, из стороны в стороны, укачивает малыша, напевая колыбельную:
        В мягкой постели глазки сомкни,
        Сладко и мирно, спи малыш спи.
        Пусть твои грезы будут ясны,
        Высохнут слезы, свершатся мечты.
        Судьба нам готовит крутые пути,
        Бояться не стоит, нужно идти.
        Спи моя радость, спи мой сынок,
        Время так мало, пущен росток.
        Голос женщины льется, словно песнь незнакомой звонкой птицы. Он проникает в самую душу, разрывая на части, и питая как бальзам. Неожиданно женщина отрывает взгляд от малыша и смотрит своими голубыми, как ясное небо, глазами на архангела. Она словно что-то хочет сказать, но не может. Ее глаза становятся грустными и наполненными вечной болью. Наконец, по нежной коже стекает хрустальная слеза, в которой всего мелкая доля секунды, просвечивается огненный знак бесконечности. Только даже такой малой частицы времени, Оливьеру вполне достаточно.
        Мужчина резко открыл глаза и вскочил со стула. С минуту архангел приходил в себя, а затем выбежал из уже окутанной рассветом комнаты, и направился в покои Зепара.
        - Я так больше не могу, - Оливьер вбежал в комнату отца. - Похоже, я схожу с ума.
        - Да, что произошло? - Зепар, раскинувшись, сидел за столом, заложив ногу за ногу, и потягивал из бокала красную тягучую жидкость.
        - Скажи? Мама когда-нибудь с тобой говорила о пророчестве?
        - О каком пророчестве? - Зепар посмотрел на сына, словно не понимал о чем идет речь.
        - А в нашем измерении много пророчеств? - недовольно покосился на демона Оливьер.
        -Нет. Не говорила. И какая теперь разница? Сейчас стоит подумать о предстоящей войне, и о том как сохранить жизнь твоей де... жене. Выпьешь?- Зепар спокойно встал, достал из красивого резного шкафа бокал и налил в него странный напиток.
        - Вот именно. Я об этом только и думаю. От тоски просто выть хочется, и мозг кипит. Она там, в опасности, а я ничего не могу сделать. Мне было видение. В нем я видел маму и себя совсем младенцем. Она словно хотела мне что-то сказать или предупредить. Возможно она что-то знала. ? - Оливьер схватил бокал и залпом выпил его содержимое. - Что за гадость ты пьешь?
        - Так причем здесь пророчество? Твое сознание встревожено. Оно рисует картинки, достает из задворок памяти давние воспоминания, будоражит чувства и самые потайные уголки души. Нужно успокоиться, ибо на эмоциях дела не решаются, - демон, как и прежде, был само спокойствие и рассудительность.
        - Может ты и прав, но только в глазах Арадондры я увидел знак. Тот, что клеймом стоит на моей груди и груди Лавии. Понимаешь? Дай мне ключ от усыпальницы! - Оливьер решительно протянул руку.
        - Зачем? - Зепар посмотрел на сына, недоумевая, зачем тому пришло в голову беспокоить мертвых.
        - Я навещу тело матери. Возможно, там я найду ответ на свой вопрос. Ну же. Я имею полное право спускаться в это место когда захочу.
        - Имеешь, - ехидно усмехнулся демон. Он достал из кармана длинный кованый ключ замысловатой формы и протянул его сыну. - Не забудь вернуть.
        Оливьер схватил отмычку и немедля поспешил в самое тихое и темное место во владениях отца.
        Склеп находился в нескольких метрах от замка. Низенькое строение, похожее на часовенку, было выстроено из темно-красного камня с золотыми вкраплениями. Витые двери, на которых был изображен крылатый ящур, оснащены массивным замком, ключ от которого был только у Зепара. Он очень трепетно относился к месту, где покоились тела его родителей и единственной любимой женщины. Оливьер был здесь только раз. Сразу после смерти матери.
        Архангел медленно всунул ключ в замочную скважину и резко повернул. Послышался щелчок и дверь открылась. Сырой и затхлый воздух вырвался, наружу заставляя мужчину поежится. Оливьер вошел внутрь, и через минуту, темный коридор широкой и глубокой лестницы, осветили огромные факелы. Архангел спустился вниз. Пройдя сквозь арку, он остановился посреди широкого помещения, где стояло два черных гроба и один белый, похожий на красивую кровать. В нем, будто живая, лежала Арадондра.
        Оливьер подошел ближе и положил руку на крышку из прозрачного стекла. Он словил себя на мысли, что практически забыл, какой красивой была его мать. Светлые волосы аккуратно лежали на подушке, руки сложены на груди, а расшитое зеленое платье, идеально очерчивало фигуру. Только на бледной коже, не было того яркого румянца, который когда-то горел словно солнышко, а бледные губы не улыбались, согревающей и нежной улыбкой. Оливьер вспомнил те дни, когда самые теплые руки гладили его по щеке. Самый певучий голос звал его домой и от этих воспоминаний, горькая скупая слеза, покатилась по мужской щеке. 'Как же мне тебя не хватает' - подумал архангел.
        Он провел рукой по стеклу над лицом Арадондры, и неожиданно, вспышка света чуть не ослепила его. Перед Оливьером появилась Арадондра и, прошептав всего одно слово исчезла. По телу пробежал слабый разряд, переходя в горячую волну, остуженную холодом.
        Оливьер выбежал из сумрачного помещения, закрыл дверь и словно молния ворвался в комнату Зепара, который стоял у раскрытого окна, и любовался выглядывающим из-за туч солнцем.
        - Все-таки странное это явление, - тихо проговорил он, услышав шаги сына.
        - Где янтарный браслет, который носила мать? - Оливьер не обратил внимания на рассуждения Зепара.
        - Оно вдыхает жизнь в тот мир, где с начала времен правила смерть. Тебе не кажется это символичным? - демон повернулся, и посмотрела на сына.
        - Послушай. Сейчас не время для рассуждения. Я спрашиваю, где браслет?
        - Ты нашел ответ на свои домыслы? Интересно! Верни мне ключ!- в глазах Зепара вспыхнул огонек.
        - Браслет! - настаивал архангел.
        - В нижнем ящике стола, в оружейной комнате.
        Оливьер бросил демону ключ и сорвался с места. Он вернулся туда, где час назад в видении увидел свою мать. Резким движением мужчина открыл полку и, пошарив рукой, среди кипы бумаг, нашел маленькую шкатулочку. Оливьер открыл выпуклую крышку и из малюсенькой коробочки полился яркий свет. Солнце, попадая на камень, рассеивала свои лучи, красивого медового оттенка. Архангел взял браслет и покрутил его в руках. 'Что же в тебе такого? ' - крутилось в его голове.
        - Ну как? Помогло? - скептически настроенный Зепар, оказался за спиной сына.
        - В нем скрыта какая-то сила. Но какая? - задумчиво пробубнил архангел.
        - Здесь я тебе не советчик. Браслет подарил Арадондре Мироний. Только ему известно, что за тайна в нем хранится,- брезгливо и ревностно прошипел Зепар.
        - Точно. Ангел. Я знаю, кто может что-то узнать или почувствовать, - Оливьер положил вещицу в шкатулку, и крепко сжав ее в руке, пошел к выходу.
        - Она не сможет помочь тебе. Ты не успеешь вернуться и разозлишь Аббадона, - крикнул вслед сыну демон.
        Оливьер выбежал из ворот и, присвистнув, позвал своего огненного друга. Через несколько минут перед мужчиной появился готовый в любой путь Элефант. Его яркая грива, как всегда полыхала пламенем, что еще больше придавало эффектности поджарому и выщеголенному жеребцу. Оливьер вскочил на коня, дернул поводья и сорвался с места.
        Черная пустыня неслась под ними мутной пеленой. Горячий воздух, обжигающе ласкал кожу, но, не обращая внимания на нарастающий зной, Оливьер мчался к своей цели. Вот сквозь туман уже виднеется поместье Лилит. Архангел оборачивается в сторону и его взгляд привлекает странная парочка, возникшая в нескольких метрах.
        Умело маневрируя и громко заливаясь от смеха, на огромном грифоне, летят двое смельчаков, и, кажется их силуэты, кого-то напоминают.
        - Привет ребята. Далеко собрались?- помахал им рукой, возникший рядом Оливьер.
        Арлина резко убрала свои руки с талии Абигера, и если бы не мертвая хватка принца, то уже летела бы в свободном падении.
        - Да мы уже прилетели, - пикируя птицей, вниз прокричал Абигер.
        Архангел последовал за ними. Опустившись на землю, принц спрыгнул с грифона, и как истинный джентльмен, величественно подал руку даме. Девушка недовольно фыркнула, и, не воспользовавшись помощью, резво спрыгнула с животного.
        - Вообще-то. Кто-то меня убеждал, что нас никто не увидит! - прошипела она, буравя взглядом Абигера.
        -Что ты здесь делаешь?- не обращая внимания, Абигер посмотрел на Оливьера.
        - Я направлялся к Арлине. Нужна помощь, - архангела било в лихорадке. - Дело неотложное.
        Девушка удивленно посмотрела на друга и, прочитав в его глазах тревогу, боль и безысходность сказала:
        - Доберемся до дома и поговорим там. Если ты считаешь, что я действительно могу...
        - Думаю, можешь, - поторопил девушку архангел.
        Принц таращился то на одного то на второго, и его взгляд выражал недовольство и...ревность. Он понимал, что глупо испытывать такие чувства, тем более к Оливьеру, но все же собственничество жадно грызло изнутри.
        - Ладно. Мне пора. До скорой встречи, - принц бросил пронизывающий взгляд на девушку и когда архангел отвернулся, подмигнул ей.
        Арлина лукаво усмехнулась и повернулась к Оливьеру. Дав знак, что она готова двигаться дальше, оперлась на руку архангела и уселась на лошадь. Мужчина запрыгнул сзади и, ловя взгляд пыхтящего принца, направился к поместью.
        - Ну, теперь, то ты понимаешь, что не отделаешься от него?- заходя в дом, улыбнулся Оливьер. Влюбленная парочка немного отвлекла его.
        - А кто сказал, что я хочу этого? Так, что там у тебя за дело неотложное, - сбрасывая с себя плащ, серьезно сказала Арлина.
        - Вот, посмотри! - Оливьер достал шкатулку и, открыв ее, показал девушке браслет. Он рассказал, все что произошло, в том числе о своих догадках касаемо вещицы.
        - Это все очень странно! Красивый браслет, - девушка взяла его в руки и после пары минут пристального изучения сказала: - Да. В нем присутствует некая сила. Вроде оберега или ... не могу сказать точно.
        - Ты уверена?
        - Уверена. Я это чувствую, - Арлина задумалась. - Но если душа твоей матери мертва, то, как она послала тебе видение?
        - Я об этом не подумал. Неужели ... - надежда зажглась в голубых глазах, но тут же погасла. - Это невозможно. Ее душа точно мертва. Может быть, то, что я видел, было давно заложено в мое сознание?
        - Может Арадондра хотела, чтобы ты подарил браслет своей невесте? Ну, Лавии? - высказала догадку девушка.
        - Но если ты сказала, что в браслете заложена некая сила, то возможно она может быть опасна для богини? - Оливьер снова задумался.
        - Не думаю. В любом случае тебе решать, - Арлина повернулась к лестнице и поднялась на несколько ступенек, когда за спиной услышала странный рык. - Оливьер?
        Архангел стоял с опущенной головой и тяжело дышал. Мускулы на его руках играли, а ладони сложились в кулаки. Девушка подбежала и, подняв мужчину за подбородок, заглянула в глаза и тут же отстранилась.
        - Со мной что-то происходит. Внутри все бурлит, как раскаленная лава. Голова трещит, а мысли путаются,- Оливьер бегло осмотрел свое тело, которое стало трансформироваться. - Что это?
        Голубые как небо глаза, стали багрово-красными, и скачущие в них угольки, начинали свой танец. Оливьера несколько минут трясло в лихорадке. Было видно, как кровь переливается в венах, проступая синими дорожками на коже. Лицо покрыла звериная, дикая маска, свидетельствуя о том, что демон вышел на свободу и полностью преобладает над ангельской стороной.
        Когда трансформация завершилась, Оливьер успокоился. Его дыхание стало ровным, а пульс пришел в норму.
        - С тобой раньше случалось подобное? - рассматривая друга, но, не подходя близко, спросила Арлина.
        - Нет. Раньше я сам контролировал процесс смены ипостаси. Я что теперь всегда буду таким? - архангел посмотрел на девушку ужасающими и жалкими глазами, словно она знала ответы на все вопросы.
        - Ну. Насколько я знаю. Есть способ высвободить демоническую сущность без твоего желания, но его в основном используют на солдатах-убийцах. Чтобы их сила и кровожадность раскрылись в полной мере. Как раз перед битвой,- сказала девушка, вспоминая то, о чем однажды ей удалось подслушать, будучи при дворе правителя.
        Глава 20
        Черные сумерки накрыли Арлон, приближая долгожданный для Аббадона час. Уже совсем скоро он станет властелином измерения, смеясь над тем, как бесследно исчезают расы ангелов и богов. Короля уже было не остановить в стремлении завоевать то, что некогда принадлежало великим духам. Никакие силы не способны испугать амбициозного демона, а тем более какое-то пророчество, давно и безвозвратно мертвой Орх.
        Армия Аббадона приближалась к границе с миром ангелов. Стоило им пересечь достающие до черных туч горы и вот он. Цветущий и красочный мир трав, рек, озер и долин.
        Единственный перевал находился к северу от замка повелителя. Начинался он в долине Смерти, где нашли свое пристанище бергекские гиены, и заканчивался долиной Мести, которая соединяла собой два мира. Воины передвигались пешком, дабы не растрачивать впустую способность перевоплощения. В данной ситуации такое расточительство могло сыграть злую шутку по прибытии на территорию врага.
        Демоны недовольно плелись за своим предводителем. Долина Смерти встретила путников тишиной и спокойствием. Ни звука, ни шороха, ни шага. Здесь никто не слышал даже своего дыхания. Только красные точки глаз, рыскающих тварей, мелькали в темноте. Привал решили не делать, дабы к рассвету быть уже на месте.
        Довольно быстро преодолев, по вьючной тропе, верхнюю часть перевала, армия оказалась в объятиях долины Мести. Она будоражила в памяти воспоминания о прежних войнах, кровавых сражениях и военных походах, случавшихся в истории Анбола и Арлона. А их было немало. Темно-зеленая пелена, напоминающая тину в болоте, едким туманом простиралась словно стена.
        - Мы достигли границы, которая завтра не будет иметь никакого значения! - прокричал Аббадон.- Делаем привал на два часа, а затем наступаем. Все должно происходить тихо. Как только оказываемся на территории светлых ублюдков, перевоплощаемся в белых и пушистых. Мы должны слиться с ними и не вызывать подозрений. Так что не смейте самовольничать! - в голосе Аббадона послались еотки угрозы. Придумав себе миленькую палатку, он скрылся в ней вместе с Махаллат.
        - Пожалуй, я воспользуюсь случаем и вздремну,- тихо сказала Лилит, мысленно выстраивая себе место для сна.
        - У тебя не осталось больше того отвара, что дала Арлина? - обратился к ней Оливьер.
        - Нет. Да и хватит уже. Пока окажемся на земле ангелов, ты станешь самим собой, - недовольно рявкнула женщина.
        - Можно составить компанию? - Зепар бросил виноватый взгляд на сына.
        Оливьер ничего не ответил. Он сел на появившуюся лужайку спиной к демону.
        - Думаешь, он так быстро простит тебя? - поинтересовалась у демона укладывающаяся Лилит.
        - Я лишь хотел защитить его, - недовольно оправдался Зепар.
        - Как? Напоив кровью гиены и высвободив то, что ему в глубине души ненавистно? Хорош братец, ничего не скажешь. Отстань от парня. Ему итак не сладко.
        - Кому ту не сладко? Оливьер, ты, что такой унылый? Не скучай друг, скоро повеселимся, - подбежал отчего-то взбудораженный Нибрас.
        - Развлечения! - гаркнула Лилит, да так, что демона прямо переколотило.
        - Крошка! Хочешь скрасить время так и скажи, а не кричи, словно тебя недоимели.
        Через минуту в Нибраса уже летело что - то большое и тяжелое.
        - Отвали. И дай отдохнуть. Все тебе неймется. Чтоб ты перевоплотился, а назад сил не хватило! - прошипела Лилит, разъярённая нахальством демона развлечений.
        Оливьер усмехнулся, посмотрев в сторону убегающего, словно ребенок, Нибраса и улегся на мягкую траву. Он прикрыл глаза, проваливаясь в черную бездну и только громкий бас Аббадона, свидетельствующий о продолжении пути, смог выдернуть его из дремы.
        Былые красоты Анбола превратились в серый и унылый пейзаж. В деревьях, травах, цветах и небе, больше не было прежней яркости и веселья. Все стало однотонным, пустым и безликим.
        Вдалеке замелькали дома маленькой деревеньки. Лилит надеялась, что она ошибается, но наличие рядом озера, только подтвердило ее догадки. Это то самое место, где живет Раний. По указу короля основной состав армии сменил обличие, перевоплотившись в легкие порывы воздуха, а сам повелитель и его приближенные, светлыми ангелами направлялись прямо к домам. Улыбчивые жители встречали случайных путников, предлагая отдых и пропитание, тем самым приговаривая себя на верную смерть.
        Аббадон зашел в один из дворов, и через некоторое время из маленького домика вышла молоденькая девушка. Лилит узнала ее, но ей ничего не оставалось делать, как стоять и смотреть на то, как она расстается с жизнью.
        - Могу я предложить воды? - девушка держала в руках белый кувшин, когда к ней подошел Аббадон.
        Он ехидно усмехнулся и протянул к девушке руку. Глядя в глаза, он нежно сжал ее запястье. С минуту девушка стояла как зачарованная, а затем, бледнея и иссыхая, бездыханная упала наземь. Демон презренно отвернулся от мертвого тела и, выйдя из двора, направился в поисках новой жертвы.
        Солдаты, легким дуновением, стали шнырять по строениям, выпивая из их обитателей жизнь и наслаждаясь их душами. Лилит, долго не думая, рванула к знакомому синему домику.
        - Стоять!- за спиной послышался грозный голос Аббадона. - Щенки закончат сами.
        - Позволь и мне испытать удовольствие. Хотя бы один раз. Я пойду вон в тот дом и докажу тебе, что ты не зря взял меня с собой, - не растерялась Лилит. Она любой ценой должна была спасти Рания.
        Сладкая лесть как всегда подействовала, и Аббадон махнул головой в знак согласия. Лилит забежала во двор и скрылась в голубых стенах.
        - Раний! Раний? - прошипела она, рыская взглядом в поисках ангела.
        - Ты вернулась? - мужчина улыбнулся, но услышав движение, снаружи повернулся и посмотрел в маленькое окошко. - Что происходит?
        -Я говорила тебе, помнишь. Всему вашему миру угрожает опасность. К сожалению, помешать тому, что происходит я не в силах, но ты мой брат. Нет времени объяснять. Можешь сделать так, чтобы демон посчитал тебя мертвым?
        - Аббадон уничтожает наш мир, не так ли? Я буду сражаться и не позволю ... - Раний ринулся к выходу, но Лилит остановила его.
        -Ты ничего не сможешь сделать. Верлий не прислал даже маленький отряд к границе, чтобы обороняться, а он я думаю должен чувствовать происходящее. Армия Аббадона очень сильна. Ты погибнешь, если не послушаешь меня, - Лилит не хотела потерять того в ком течет частичка ее рода. Она говорила с такой искренностью и безысходностью, как только могла.
        -Я понял тебя.
        Во дворе послышался недовольный рык, и Лилит почувствовала приближение Аббадона. Она быстро выскочила из дома и постаралась как можно увереннее изобразить радость и блаженство от совершенного убийства.
        - Медлительность в нашей ситуации не лучший союзник. Я требую доказательств, - повелитель прошел мимо женщины и, открыв дверь на что-то пристально уставился.
        Он, словно не доверяя глазам, пытался на чем-то сосредоточиться, проверяя свои ощущения. Постояв так некоторое время демон отвернулся и последовал прочь.
        - Здесь не осталось ни единой живой душонки. Еще одна победа. Уходим , -обращаясь к присутствующим прорычал Аббадон.
        Стараясь не выдать себя, Лилит заглянула вглубь дома и увидела лежащего на полу Рания. Обмякшее тело, становилось прозрачным, и на минуту Лилит охватил ужас, но заметив на шее ангела чуть дернувшуюся жилку, женщина поняла, что его смерть, лишь хорошо проделанный фокус.
        Мир ангелов с каждым часом все больше погружался в мертвую туманную дымку. Демоны медленно продвигались по Анболу, никого не жалея на своем пути. Проходя селение за селением, пользуясь доверием и наивностью жителей, без труда уничтожали их. Кого-то сводили с ума, а затем выпивали их души, кого-то просто убивали, вырывая сердце. Впереди всех шел Аббадон. С каждой новой маленькой победой, он упивался своей силой. С каждой прерванной жизнью, он получал порцию сумасшедшей энергии, но его сущность требовала большего. Сантиметр за сантиметром, километр за километром, подчиняя себе новые земли и светлые души, король демонов все больше убеждался в том, что у красивого мира с голубыми водами, прозрачным небом, зелеными лесами и красочными лугами, каким он был ранее, нет шансов выстоять.
        - Похоже, Верлий пока не догадывается, что подвергся атаке!
        - Думаю, нет. Иначе он хотя бы попытался держать оборону.
        - Не смеши меня! Мы прекрасно знаем, что его некому защитить. Или ты думаешь, что нимфы и единороги во главе с кучкой ангельских стражников, хоть на что-то способны?
        - Ха-ха-ха. Точно. Стоит нам показать свое истинное лицо, они описаются от страха и отправятся наутек.
        Пусть демоны были беспощадны, обладали великой силой мысли и виртуозно владели стихиями, однако на это требовалось затрачивать большое количество энергии. На ее восстановление нужны были не только души погибших, но и обычный отдых. В своем мире у них эта потребность отсутствовала, однако в данный момент, пребывая в ином мире, где сон, жажда и голод были обыденным делом, их это касалось также.
        Добрая половина Анбола была захвачена и, остановившись неподалеку от лесов Исхила, Аббадон приказал разбить лагерь. Сотни шатров раскинулись в нескольких метрах друг от друга. Возле каждого из них, полыхало пламя костра и пеклось, умело добытое, свежее мясо диких животных. В одном из подобных временных пристанищ, громко смеялся Аббадон, ведя беседы с Нибрасом и Астартом. Он был уверен, что еще несколько дней и его владения значительно увеличатся, а верхний мир под названием Анбол будет стерт с измерения трех миров.
        - Я отдаю должное Оливьеру. Из-за сложившейся ситуации с его возлюбленной и их связи, ему и Зепару удалось переманить на нашу сторону Мелиною. Армия свирепых душ ожидает моего знака. Как только мы достигнем дворца Верлия, я дам сигнал и нам останется только наблюдать за тем, как все его обитатели, вместе со своим королем, будут стонать от неописуемой боли и молить о пощаде. Заключенные в своих клетках душонки изголодались по свежему и к тому же живому мясцу, - довольный Аббадон махом выпил налитый в деревянную чашу, удивительно расслабляющий настой, местного производства.
        - Отец. Я краем уха слышал, Арес был в твоем распоряжении. Так почему я не вижу его в наших рядах? Такой искусный воин нам бы не помешал! - осторожно задал вопрос Астарт.
        - Да. Был. Зевс вернул его обратно, но я знал, что так будет. Впрочем, это уже неважно. Он раскрыл мне все карты Тэрона, прежде чем вернулся домой.
        - Ты это так просто оставишь?
        - Тэрон будет следующей нашей победой после Анбола. Не сомневайся в этом сын мой! - Аббадон откинулся на мягкие подушки и прикрыл глаза.
        Астарт заметил это и, пихнув в бок, налегавшего на сладкую выпивку, Нибраса указал на выход. Тот, сообразив, на что намекает друг, встал и они вышли наружу.
        Всего в нескольких метрах находилось укрытие Оливьера и Зепара.
        - Ну как? Вы узнали, где этот ублюдок? - Оливьер, аккуратно засунул свой квиллон за пояс.
        - Его здесь нет и в Арлоне тоже. Папочка вернул его обратно,- сказал Нибрас.
        - Аббадон не простит такой наглости! - Зепар оторвал маленький кусочек мяса и положил его в рот.
        - Точно. И после Анбола мы двигаемся в Тэрон, - уточнил Астарт.
        Зепар чуть не поперхнулся. Оливьер даже не обратил внимания на слова принца. Его голова сейчас была занята совсем другими мыслями.
        -Ты куда собрался?- Нибрас бросил подозрительный взгляд на архангела.
        - Амм. Пойду, пройдусь. Знакомые места, знаешь ли, и все такое.
        - А. Ну ладно, - демон развлечений взял стоящую на небольшом подносе бутылку и опрокинул ее, чтобы выпить. Однако в рот попало лишь пару капель.
        - Все выпили? - он отшвырнул сосуд в сторону. - Кстати как там наша девочка?
        - Соваться не советую. Лилит не в духе. И хватит уже шнырять в поисках выпивки! Ее итак слишком много в тебе. Здесь она действует на нас иначе.
        - Правда, Нибрас. Пойдем, - Астарт толкнул друга в плечо.
        
        - Так вот зачем тут рыскал демон!
        - Ты видел демона? Когда?
        - Да, видел. Вчера вечером он бродил возле леса, но кажется, я подстрелил подонка, - ангел помолчал, вглядываясь в темноту, а затем продолжил: - Похоже, они решили передохнуть.
        - Демонам не нужен отдых!
        - В этом мире, нужен. Черт, они умело перевоплощаются, и я не могу определить, сколько их на самом деле и есть ли среди них настоящие ангелы.
        Мироний и Лавия наблюдали за лагерем захватчиков. В тени деревьев они могли не беспокоиться о своей безопасности, однако понимание того, что возможно завтра демонам придет в голову прочесать лес вдоль и поперек, заставляло задуматься.
        Мироний до сих пор ненавидел отца за то, как он поступил с Арадондрой, но желание защитить свой народ и не допустить гибели расы ангелов, неумолимо воевало с ненавистью. Это означало, что прямо сейчас нужно забыть обиды, притупить боль и, не теряя времени, отправиться во дворец, чтобы помочь Верлию организовать оборону. Взвешивая все 'за' и 'против', 'за' было намного больше, но как же обещание оберегать Лавию. Ангел не мог нарушить его. Мироний старался отгонять от себя мысль, что среди этих беспощадных убийц готовясь к новой атаке, празднует победу Оливьер. Неужели, его дьявольская сущность, вконец победила ангельскую. Не оставив ни капли сострадания и преданности своему народу.
        - Ааа мммм, - Лавия не успела вскрикнуть, как кто-то зажал ей рот рукой, подкравшись сзади.
        Реакция Мирония не заставила себя ждать. Он резко обернулся, выпуская из ладони огненный клубок и целясь в незваного гостя. Однако застыв на мгновение в воздухе, клубок превратился в кусок льда и камнем упал на землю.
        - Тише. Тише. Это я, - незнакомец схватил за талию богиню и резко развернул к себе лицом.
        - Оливьер!? - вскрикнула девушка. Она крепко прижалась к нему, обхватив за шею.
        - Ты все же здесь, - в глазах Мирония одновременно читалась радость и разочарование.
        - Отец. Как я рад снова видеть тебя, - Оливьер подошел к ангелу, чтобы обнять, но тот отстранился. - Мироний?
        - Теперь ты на другой стороне. Мы стали врагами и по-хорошему я обязан убить тебя сейчас, - Мироний стоял словно статуя, готовый в любой момент действовать.
        - Ты! Ты думаешь, я с ними? - архангел указал в сторону, где расположились демоны. - У меня не было выбора. Да. Я принадлежу нижнему миру, и он стал мне домом, но поверь, я не забрал ни единой души на этой земле. Она когда-то тоже была моим домом. Я был рад, когда Аббадон приказал мне участвовать в этой войне потому, что возможно у меня не было бы другого способа встретиться с тобой и спасти Лавию. Я принял свою дьявольскую сущность и позволил гневу выйти наружу и только это, позволило попасть мне в мир ангелов.
        - И все же я не могу доверять тебе! К тому же мой мир терпит крах и народ умирает. Я должен что-то предпринять.
        - И все же я не могу доверять тебе! К тому же мой мир терпит крах и народ умирает. Я должен что-то предпринять.
        - Я не говорю о доверии. И кстати, демоны легко захватывают территорию, не встречая даже малейшего сопротивления. Неужели Верлий совсем ни на что не способен или он смирился и просто сидит в ожидании своей участи, - в голосе архангела звучало дикое возмущение.
        - Не знаю. Тысячелетиями мы жили, не беспокоясь о своей безопасности, но я не поверю, что правитель ангелов сдался. Это не в его характере, - Мироний на минуту задумался. - Я принял решение, и оно нелегко мне далось. Спустя века отрешенной жизни я возвращаюсь во дворец, но только для того, чтобы попытаться спасти свой народ.
        - Я поступил бы точно также отец. Нам стоит торопиться. Мое долгое отсутствие может вызвать подозрение и вообще я пришел убедиться в том, что с вами все в порядке, - архангел перевел взгляд на Лавию и, прижав к себе нежно поцеловал.
        - Я пойду с тобой, - прошептала богиня.
        - Нет! Я не могу так рисковать тобой, - Оливьер взял девушку за плечи и посмотрел в глаза.
        - Но Мироний уходит, а я? - возмутилась Лавия.
        - Ты останешься здесь. В лесах Исхила. Демоны сюда не сунутся. Я позабочусь об этом. Аббадон поглощен идеей, поскорее добраться до замка Верлия, и когда это произойдет, я вернусь за тобой. Сейчас мне пора. Помни! Я люблю тебя больше жизни и скоро, совсем скоро, никто не сможет нам помешать быть вместе, - Оливьер крепко прижал богиню к себе и почувствовал, как на его грудь капнула теплая слезинка возлюбленной.
        - Удачи Мироний и встретимся во дворце, - с этими словами архангел исчез в сумерках.
        
        Зевс появился в большом лучезарном зале и грозной и спешной походкой направился к Верлию. Тот сидел на своем троне с опущенной головой и не двигался. Внешний вид ангела вызывал подозрения о его состоянии здоровья и хотя существа, обитавшие в измерении трех миров, были бессмертными, все же их можно было убить. Кожа Верлия стала настолько тонкой, что через нее просвечивались все сосуды и капилляры. Кости выступали, светлые волосы безжизненно свисали, закрывая лицо короля.
        Мужчина слабо пошевелился, услышав шаги, и поднял глаза. Мутный потерянный взгляд опалил Зевса:
        - Это ты? Кх, кх, кх. Я ждал другого, - прохрипел Верлий и начал сильно кашлять.
        - Ты ли это? Всеясный повелитель мира ангелов. Ты просто сидишь, когда твой народ уничтожают? Я не узнаю тебя! - Зевс был взбешен.
        - Ты пришел позлорадствовать? Я тебя разочарую. Мне по-любому конец, так что как говорится: ' сопротивление бесполезно'. Совсем скоро я сдохну. Кх, кх. Дочь я уничтожил, а моим сыновьям, похоже, наплевать на этот мир и народ. Кх, кх, кх.
        - Что с тобой случилось? Ты неважно выглядишь.
        - Случилось то, что все предали меня. Я же тебе говорил. Кх, кх, кх. Вероятно, я виноват в этом сам, но напоследок Сариил прислала мне подарок, - Верлий попытался встать, но у него это не получилось, и Зевс хотел помочь ему, - Нет. Не дотрагивайся до меня, я заразен. Ко мне явился Мордос с приветом от сына. Я даже не успел ничего предпринять.
        - Но почему? И на балу у Аббадона ты не выглядел больным.
        - Зараза стала прогрессировать несколько часов назад, - Верлий немного помолчал, а затем продолжил. - Давняя история. Кх, кх, кх. Ведь, это Сариил приготовил для Ареса смор. А его рецепт ему принес Мордос, украв из сокровищницы принцев, - Верлий начал содрогаться от удушливого кашля.
        - И ты все это время об этом знал? - Зевс был ошарашен такими новостями.
        - Конечно. А что мне оставалось делать, как не покрывать собственного сына? Кх, кх, кх. Наши миры сами привели себя к погибели.
        -Нет. Я не допущу этого. Мои дети также предали меня, но это не сломило моей воли. Мы объединимся. Мир ангелов и богов будет сражаться вместе с черными силами Аббадона! - Зевс гордо поднял голову.
        - Ты станешь помогать мне? Кх, кх, кх. Не трать силы бог! Лучше побереги их для защиты своего мира.
        - Я делаю это ради спасения обоих миров. Равновесие не должно быть нарушено и измерение не может поглотить вечная тьма. Вместе мы сможем противостоять Аббадону! - великий бог сказал, как отрезал.
        Он развернулся и стал уходить из зала, а Верлий все так же беспомощно сидел на троне и провожал его тусклым безжизненным взглядом, в котором впервые в жизни читалось уважение. Зевс быстро спустился по широкой лестнице и, пройдя по огромной светлой гостиной, раскрыв высокие стеклянные двери, оказался на заднем дворе замка, встретившись лицом к лицу с Цирцеей.
        - Все хуже, чем я думал!- он рассказал женщине о сложившейся ситуации и неожиданно схватил за руку. - Ты должна попытаться!
        - Это невозможно. Нет такого заклинания и противоядия, чтобы излечить его. Он умрет и этого не избежать. Лучше делай так, как задумал. Только этим ты можешь помочь! женщина вырвалась и ушла в сторону сада находившегося прямо за замком.
        - Интересно, что же ты ей пообещал, раз она согласилась стать нашим союзником? - Персефона вышла из деревянной беседки.
        - Не важно. Все собрались? - Зевс зло посмотрел на жену.
        - Мелиноя так и не появилась. Арес с Аполлоном остались в Тэроне, как ты и приказал, ну а остальные здесь. Да, чуть не забыла, Геры тоже нет! - ехидно подметила Персефона.
        Зевс бросил взгляд в сторону границы с Тэроном и сказал:
        - Она придет, когда будет нужно.
        Гера всегда появлялась там, где была необходима, в нужное время и в нужный час. Эта женщина была насколько своевластна, настолько и умна. Пусть сейчас ее нет рядом и возможно она обижена и зла на своего мужа, но ее предназначение и долг в итоге заставят ее прийти сюда. Зевс знал это точно.
        
        Мироний складывал в большой мешок разные коробочки и склянки с порошками и жидкостями. В борьбе с врагом, созданные им яды и эликсиры, сейчас будут как нельзя кстати. Ангел перебросил через плечо лук и стрелы и, осмотрев еще раз свое жилище, взглянул на грустную богиню:
        -Помни. Здесь ты в безопасности и я думаю, даже если что-то или кто-то побеспокоит тебя, ты сможешь постоять за себя. Мне было приятно познакомиться с тобой, и, ты была хорошей ученицей, - ангел обнял девушку и поцеловал в лоб.- Если судьбе будет угодно, мы еще встретимся.
        - Да. Обязательно встретимся, - прошептала сквозь слезы Лавия.
        Мироний выбежал из двери и, расправив на спине широкие белоснежные крылья, скрылся за безликими тусклыми облаками. Лавия смотрела ему вслед, утирая без конца льющиеся слезы. Ей было больно прощаться с мужчиной, по сути, заменившего ей отца, которого у нее никогда не было. Он стал ее учителем, наставником и просто другом. Черная дымка немного расступалась, и это означало, что скоро наступит рассвет.
        Лавия обернулась, чтобы войти в дом, но кто-то, сзади схватил ее за талию, крепко прижав к себе, и втолкнули в дом. Послышался громкий хлопок двери. Девушка начала вырываться, но сильные руки, словно тиски, не желали отпускать и сжимали еще крепче.
        - Шшш. Ты в безопасности, - шепнул на ухо знакомый голос.
        - Ты вернулся? - понимание того, кто стоит за спиной, заставило богиню успокоится.
        - Я так скучал по тебе. Каждую минуту вспоминал твои глаза, сладкие губы, - архангел запустил пальцы в волосы девушке и провел ими, сделав вдох, - и прекрасные волосы.
        - Я тоже скучала, - выдохнула Лавия.
        - Лаввввииия, - Оливьер захватил губами мочку ее уха, отчего девушка тихо застонала.
        Она положила свои руки на его ладони и опрокинула голову набок. Мужчина стал нежно целовать шею, спускаясь вниз, пока не добрался до ключицы. Лавия почувствовала, как ее наполняет тепло. С каждой минутой оно росло, переходя в разгоревшийся пожар охватившего желания.
        Она закрыла глаза, поддаваясь ласкам Оливьера. Руки невольно потянулись к пуговицам на блузке и стали одну за другой расстегивать, однако через секунду ее остановили.
        - Не сегодня, - снова раздался шепот в темноте.
        Лавия открыла глаза и поняла, что уже полностью обнажена, как и тот, кто находился за спиной. Его руки ласкали бедра, поднимаясь выше. Мужские пальцы скользили по нежной коже живота, совершая круговые движения. Словно змеи, они доползли до груди, охватывая каждый ее изгиб, и остановились на сосках, похожих на горошины.
        Указательным пальцем архангел начал теребить, жаждущую прикосновений, часть тела, отчего по коже девушки поползли мурашками, и она почувствовала щекочущие чувство внизу живота. Оливьер резко повернул Лавию к себе лицом и, прижав телом к стене, накрыл страстным поцелуем. Богиня ответила ему, запустив пальцы в его светлые волосы. Горячая волна энергии полилась из уст в уста, охватывая все внутри. Тело трепетало и ныло, от томительного ожидания, чего то большего. Оливьер правой рукой сжал ягодицы богини, а затем медленно скользнул на бедро, поднимая ногу вверх. Лавия обвила ею талию мужчины и через минуту почувствовала, как Оливьер медленно вошел в нее.
        - Аахххх.
        Богиня издала томный стон и, царапая, схватила его за спину. Медленно двигаясь внутри, архангел доставлял ей неописуемые ощущения. Всё вокруг кружилось и неслось прочь по тоннелю, наполненному светом. Сердце колотилось с бешеной скоростью и с каждым его ударом, казалось, пускало по всему телу импульсы, подобные току.
        Движения архангела стали жестче, проникая глубже и содрогаясь в одном ритме с телом девушки. Волна экстаза накрыла несущейся лавиной чувств и эмоций. Лавия вскрикнула от полученной разрядки, а стон Оливьера больше походил на рык довольного зверя, который настиг свою добычу. Богиня почувствовала, как горячее семя проникает в нее, принося с собою чувство наполненности, собственности и принадлежности. А, она принадлежала ему, полностью и целиком, а он был только ее и никто не сможет отнять этих чувств, даже смерть.
        - Я люблю тебя, - прошептала девушка, прижимаясь к груди архангела.
        - Я люблю тебя, - ответил Оливьер и прикоснулся губами к ее запястью, на котором через минуту красовался янтарный браслет.
        Глава 21
        Серое солнце пекло как никогда. Казалось этот огромный шар готов расплавить все, что находится под ним. Зной сводил с ума, заставляя 'умирать' от жажды и плестись как черепаха.
        Добравшись до долины Баттэрлай, Аббадон приказал не использовать способность перевоплощения. Отныне все должны передвигаться в своем истинном облике. Теперь повелитель хотел видеть в глазах жителей страх. Он мечтал наслаждаться видом их искаженных ужасом лиц в полной мере.
        Но сейчас стало понятно, что выбранная тактика оказалась проигрышной. Неумолимые и бесстрашные демоны, во главе с Аббадоном, еле передвигались и были повержены палящем солнцем. Самые слабые, обезвоженные и обессиленные, испуская дух, замертво падали на цветы и траву. Более стойкие, продолжали двигаться вперед, как только могли. Только назад дороги нет. И если бы они и захотели поменять обличие, то не смогли бы сделать этого. У них просто не хватило бы сил. От померкших цветов и деревьев, исходил сладкий пьянящий аромат. Маленькие стрекозки и бабочки, как и раньше, порхали в своем незамысловатом танце, то и дело, опускаясь на головы и плечи измотанных демонов. Это раздражало, бесспорно, бесило, и даже размахивание руками и дикий рев, не могли спасти от назойливых насекомых.
        - Все! Я больше не могу! Мои силы практически иссякли, - Нибрас упал на траву и раскинул руки.
        - Не удивительно! Я все иду и думаю, насколько тебя хватит после выпитого спиртного вчера? - Астарт остановился и навис над другом.
        - О, класс. Так и стой. Ты закрываешь чертово солнце.
        - Вставай! Если не хочешь здесь уснуть и иссохнуть как некоторые, - сказала, проходя мимо, Лилит.
        - Что ты имеешь в виду? - крикнул ей вскочивший демон.
        - А то, что аромат цветов, если ты расслабляешься, способен усыпить тебя и поверь, проснуться тебе больше не доведется. Несколько десятков демонов уже испытали это на себе. Хочешь к ним присоединиться? - Оливьер улыбнулся и похлопал друга по плечу. - Пойдем.
        Нибрас встряхнулся и последовал за Астартом и Оливьером. Похоже, они стали привыкать к зною. А возможно это просто иллюзия. Оглянувшись по сторонам, убедились в том, что остальные демоны также будто воспряли духом.
        Долина заканчивала свои границы и чем ближе завоеватели приближались к раскинувшемуся саду, тем лучше они себя чувствовали.
        Высокие, плотно стоящие деревья, укрывали от палящего солнца и давая прохладу. Правильные ветви и листья переплетались между собой, создавая прекрасные творения подобные статуям. Манящие плоды, свисали так низко, что казалось, сами готовы оказать во рту, стоит только подумать об этом.
        Аббадон резко остановился и стал прислушиваться. Астарт, Нибрас и Зекар последовали его примеру и начали всматриваться в деревья. Вокруг раздавался тихий звонкий смех. Неизвестные голоса неустанно шептали и напевали медленную мелодию, похожую на колыбельную. То, мелькая, то исчезая за стволами деревьев, стали появляться молодые девушки в зеленых воздушных платьях. В их длинные русые волосы, были вплетены цветы различной формы и цвета. Шепот и хохот продолжался. Он проникал глубоко в сознание, заставляя слушаться, подчиняться и принадлежать только ему. Прекрасных девушек не пугал устрашающий вид демонов. Они продолжали петь свою песню и улыбались.
        Оливьер подошел к насторожившейся Лилит. Протянул ей несколько маленьких длинненьких плодов, толщиной с мизинец, указал на уши и стал всматриваться в загадочных певиц.
        - Это нимфы, - тихо сказал он.
        - Нимфы?
        - Нельзя слушать.
        Лилит понимающе махнула головой и крикнула:
        - Это Нимфы. Закройте уши, иначе умрете. Оглянитесь. Здесь растут кустарники, ягоды которых можно использовать для звукоизоляции, - женщина немедленно подбежала к кусту, на которое указал Оливьер и, сорвав нужное количество ягод, раздала их Аббадону, Зепару, Астарту и Нибрасу.
        - Убейте их! - разъярённо рявкнул Аббадон.
        Шепот становился сильнее и громче. От медленной навязчивой песни, казалось, нет спасения.
        Неожиданно в воздухе появился черный удушливый туман. Он полз среди веток деревьев, словно извивающаяся змея, обволакивая все и всех. Проникая в каждый уголок сада, останавливая и связывая все на своем пути. Через несколько минут голоса неумолкающих девушек с тали тише, смеха уже не было и, выходя из-за деревьев, они начали одна за другой падать наземь, хватаясь за горло и задыхаясь. Спустя некоторое время смертельная песня и шепот умолкли. Однако рядом с бездыханными посиневшими красавицами, лежало достаточное количество, не успевших прикрыть уши или использовать необходимые ягоды, демонов. Их тела были разбросаны по всему саду, а потухшие глаза констатировали о смерти.
        - Черт! Мы теряем солдат! Похоже, Верлий не собирается сдаваться, но и я тоже. Вперед! - взревел Аббадон и двинулся вперед.
        Сад умолк. Запахов больше не было и деревья, склонив свои кроны, будто оплакивали тех, кто навсегда остался в его владениях. Армия демонов палачей на треть опустела после долины Батэрлай и дивного сада. Это привело в бешенство Аббадона. После того как большая часть мира ангелов не проявляла сопротивления и ее удалось завоевать без проблем, теперь было все по-другому. Анбол стал преподносить сюрпризы, и они явно раздражали, потому, как Аббадон вообще не ожидал какой-либо обороны.
        - Оливьер! Спасибо, - Лилит догнала задумчиво шедшего архангела.
        - Да, спасибо. Если бы не ты, мы могли бы все погибнуть, - подоспели Астарт и Нибрас.
        - Вы мои друзья и я не мог поступить иначе, - Оливьер улыбнулся.
        - Но мы же ...
        - Нибрас. Я уже две с половиной тысячи лет не принадлежу этому миру. Так что не беспокойся.
        - Ладно, - тихо сказал демон развлечений.
        - Вот это сюрприз! - Оливьер остановился словно вкопанный.
        Аббадон замедлил ход и подал знак своим воинам остановиться. Лилит, Астарт, Зепар, Нибрас и Оливьер стояли позади него. То, что они увидели, повергло их в шок.
        Потеряв дар речи, демоны, застыв от удивления, пристально вглядывались в выстроившуюся стену из существ различной принадлежности. Позади всех стояли кентавры. Мужчины, нижняя часть тела, которых была лошадиной. Как один, в руках они держали луки с натянутой тетивой и были готовы в любой момент стрелять. Рядом, подобно верным спутницам, находились Дриады. Бесстрашные сатиры, угрожающе выставили свои серебряные топоры.
        Далее выстроившись в шеренгу, ожидали знака ангелы - стражники. По крайней мере, те, кто не испугался и, не смотря на апатию своего короля, не опустил руки. Впереди всей этой тысячной армии стояли боги и Мироний. Он встретился взглядом с Оливьером и чуть заметно кивнул. Зевс с усмешкой наблюдал за не ожидавшим такого поворота событий, Аббадоном. Рядом с ним находились Персефона, Гермес и Афродита. Справа от бога, с высокоподнятой головой, нежно поглаживая за ухом немейского льва, стояла Цирцея. Она пристально всматривалась в демонов, будто оценивая их. Затем повернулась в сторону и глянула на Ехидну. Женщина прошипела, высовывая длинный язык, и что-то шепнула на ухо своему верному другу и охраннику орфу - наводящему ужас, двуглавому псу, отчего тот оскалился и зарычал.
        Аббадон еще раз окинул презренным взглядом всех стоящих и захлопал в ладоши:
        - Браво! Браво Зевс! Умно с твоей стороны и я даже уважаю тебя за это! - Аббадон криво улыбнулся и шутливо поклонился. - Ты обогнал меня, как я вижу, но дело в том, что Верлий мне задолжал и поэтому тебе придется отказаться от полученного трофея.
        - Я не подчинял себе Анбол, как пытаешься сделать это ты, а пришел защитить его без права на территорию! - гордо ответил Зевс.
        - Серьезно? Защитить? Пусть это делает истинный повелитель ангелов или он слишком труслив, чтобы бороться за свой мир? Кстати где он?
        - Я здесь, - шаркая ногами и качаясь в стороны, появился Верлий. Он сильно кашлял, тяжело дышал и если бы не деревянная трость, то наверняка упал бы.
        - Ууу. Ты плохо выглядишь друг! Ццц. Такое мог сделать только Мордос. Видимо ты его сильно разозлил, как и меня кстати. Я так долго ждал твоего отпрыска в гости, что не выдержал и сам пришел за ним. Но ты как я вижу не рад меня видеть и девочки твои были не очень гостеприимны. Думаю, тебе дорого придется заплатить за это.
        - Кх, кх, кх. Мой сын предал меня, и я готов был признать свою участь но, - Верлий обернулся и посмотрел на Зевса, - кое- кто заставил меня вспомнить, кто я на самом деле. Я буду бороться за свой мир.
        - Не ты один отец! - Мироний вышел из толпы.
        Верлий повернул голову в недоумении. Этот ангел не был похож на того, кого он помнил, но все же это был его сын. 'Не смотря ни на что, он пришел и встал плечо к плечу, чтобы броситься в бой с врагом. Мироний всегда был таким, готовым защищать и отстаивать правду, чего бы это ни стоило'.
        - Мироний. Сын прости, Кх, кх, кх.
        - Ненужно. Побереги свои силы.
        - Ну, надо же! Какое воссоединение! Может и Сариил сейчас из кустов появится? - Аббадон глянул с усмешкой по сторонам. - Ой, не вышел!? Конец не очень счастливый.
        - Сариил мертв, - неожиданно выдал Мироний.
        Верлий посмотрел на сына с глазами полными грусти, но не сказал ни слова. Алчность и жажда власти в итоге сыграли злую шутку с его чадом. Этого следовало ожидать. Однако каким бы он ни был, это его сын и от услышанного, в груди защемило, а подступивший к горлу тяжелый ком, не давал дышать итак обессиленному королю.
        - Герой умер, не выдержав печали. Смирись Верлий и отдай мне свои земли мирно. Я найду им должное применение, - Аббадон громко засмеялся. Ему надоело смотреть на ангельский сентиментализм.
        - Этого никогда не будет! - Мироний вышел из себя и запустил в Аббадона огненный шар, осознавая, что за этим последует.
        Аббадон ловко увернулся и его черные глаза стали похожи на раскаленные пуговицы.
        - Покончим с этой кучкой неудачников! - он сорвался вперед, посылая в сторону ангела раскаленную лаву.
        Получив знак от короля, демоны - палачи бросились на ринувшихся им на встречу богов и ангелов. И та и другая сторона понимали, что после этой стычки, должны остаться лишь победители и побежденные. Другого быть не может.
        Существа трех миров смешались в схватке, прекрасно понимая, что большинство их них, так и останется здесь навсегда. Демоны умело использовали свои способности, против практически беспомощных ангелов - стражников. Пусть от природы они были наделены огромной силой, но из-за того, что долгое время использовать ее не приходилось, утратили навыки управлять ею. Демоны, то перевоплощались, то принимали свой истинный облик, не давая ангелам сосредоточиться. Пользуясь этим, они безжалостно врывались своими когтистыми лапами прямо в грудь, вырывая сердце. Затем с диким ревом впивались в него клыками и разрывали на части. Ангелы, один за другим, терпя поражение, падали на окровавленную землю, устилая ее своими телами.
        Дав обещание Зевсу, если это понадобится, защищать Тэрон, существа божественного мира, также подписались на бой с врагом за Анбол. Дриады, словно воинственные амазонки, пробираясь вглубь схватки и распуская свои ветвистые руки, использовали их как удавку. Они окручивали шеи чудовищ, не давая малейшей возможно поступления воздуха, и безжалостно душили врага. Если это не удавалось, тут же на помощь поспевали кентавры. Они пронзали сердца демонов острыми отравленными стрелами, не давая шанса на спасение. Прикрывая друзей и защищаясь от атаки, сатиры умело маневрировали серебряными топорами, рубя палачей на куски, отчего те даже не успевали издать и звука.
        С каждой минутой, ряды врагов и защитников уменьшались, но никто не собирался сдаваться и останавливаться. Место схватки превратилось в месиво из крови и плоти и кажется, даже солнце палило со всей своей силой, будто помогая и защищая принадлежащий ему мир.
        Персефона, Афродита и Гермес, защищаясь от разъярённых врагов, посылали богам и ангелам энергетические импульсы, придавая им сил и возможность быстро восстанавливаться. Лилит, Зепар, Астарт и Нибрас, прикрывая Аббадона, боролись с сильнейшими, концентрируя свои способности воедино, что давало им весомое преимущество. Однако в смертельной схватке никто не замечал, каково было Оливьеру. Внутри у него шла своя война. Чувства и эмоции вели неописуемую борьбу. Пусть Оливьер и принадлежал нижнему миру и хотел защитить своих друзей и повелителя, но он не мог причинить вред ни Верлию, ни Миронию. Также он не мог сражаться с жителями мира, в котором родился и некогда принадлежал.
        Аббадон направил в Мирония раскаленную лаву но, не достигнув цели, она встретилась с потоком ветра, несущемся словно смерч. В это время Зевс, взмахнул своим скипетром и три яркие молнии, сразили Аббадона. Он не успел использовать свои крылья, чтобы защититься и словно пораженный током, отлетел в сторону на несколько метров. Астарт подбежал к отцу и, убедившись, что с ним все в порядке, направил в бога новый снаряд, который встретился со стеной из песка и земли выстроенной Цирцеей. Она что-то шептала и Зевс понял, что волшебница и использует одно из своих черных заклинаний. В это мгновение Астарт зарычал от пронзившей его боли и схватился за голову. В виски словно впились тысячи иголок и, проникая в мозг, доставляли неимоверные мучения. Мироний осадил врага новой стихией и услышанный неподалеку знакомый голос, заставил Цирцею обернуться.
        Чувство тревоги в один момент заполнило грудь. Обвивая друг друга своими извивающимися телами, похожие на змеиный клубок, в кровавом месиве качались Ехидна и Махаллат. Демоническая подстилка была явно сильнее. Она впивалась в Ехидну своими маленькими змейками, которые безжалостно жалили ядом, забирая силы у соперницы. Двуглавый пес, верный защитник женщины, лежал рядом с борющейся хозяйкой, и жалобно скулили от полученной раны.
        Цирцея вмиг оказалась около женщин, и одним махов схватив извивающихся змеек, вырвала их из головы Махаллат, оставляя на их месте кровоточащие дыры. Змея издала шипящий стон и со стеклянными глазами рухнула на землю, высовывая длинный язык. Цирцея подхватила чуть дышащую сестру и та оказалась лежащей у нее на руках. Раны были серьезными, и волшебница с горечью осознавала, что понятия не имеет, как помочь Ехидне. Она уже готова была броситься в оборону к оказавшейся рядом Лилит, но та опрокинула маленькую бутылочку и вылила ее содержимое в рот обессиленной женщине-змее. Раны на глазах стали затягиваться и убедившись, что лекарство подействовало, суккуб испарилась так же быстро, как и появилась.
        От армии демонов, как и от тех, кто стал на защиту мира ангелов, остались лишь самые сильные воины. Большая часть воинов лежало в кровавом месиве, простившись с жизнью в безжалостной схватке. Однако это был еще не конец. Со стороны сада, во главе с Мелиноей появились мертвые души.
        Ненасытные и изголодавшиеся, с тонким визгом режущим уши, они набросились на ошарашенных существ. Довольный Аббадон, посмотрев в глаза застывшего Зевса, увидел там боль и ярость. Бог до последнего не хотел ве6рить, что та кого он любил и доверял, на самом деле предательски поступит с ним.
        Мелиноя направлялась в сторону эпицентра сражения и ехидно улыбалась, наблюдая за реакцией своего отца. Неожиданно Аббадон раскрыл рот и из него пополз черный зловонный туман. Зевс понял, что повелитель нижнего мира выпустил свое самое страшное оружие. Туман был тем же самым, что у Зевса молнии, а у Верлия когда-то свет. Мироний запустил в туман ярким лучом, который разрезал его своей энергией и этим замедлил движение.
        - Цирцея нет! - выкрикнул Зевс, направляя скипетр на Аббадона, но было слишком поздно.
        Волшебница уже произнесла убийственное заклинание, которое было направлено на Мелиною. Богиня схватилась за горло и, синея на глазах, упала на руки к успевшему подхватить ее Зепару. Не понимая в чем дело, Цирцея оглянусь, и посмотрела на бога.
        - Это твоя дочь,- закончил Зевс.
        Его голос прозвучал как приговор. Понимание того, что Цирцея убила собственного ребенка, заставило ее застыть на месте. Щемящее чувство, словно лавина, ворвалось в грудь, не давая дышать, и слезы сами собой покатились из глаз.
        В одну секунду серое солнце, оказалось закрытым густыми тучами, и небо стало черным. Поднялся сильный ветер, сносивший все на своем пути. В неразберихе сражения, не многие заметили незнакомую девушку с длинными развивающимися волосами цвета спелого каштана. Ее руки, были подняты. Совершив несколько движений, в небе разразился гром и на землю полился поток воды.
        Разглядеть что-либо становилось все сложнее, и схватка уже происходила на ощупь. Ливень был такой силы, что казалось все моря и реки измерения трех миров, оказались помещенными в небесную гладь и теперь выливались из нее. Вода заливала глаза, и к тому же земля под ногами, вмиг превратилась в мерзкую жижу, на которой трудно было удержаться. Барахтаясь и отвлекаясь, воины уже сражались не друг с другом, а с обрушившейся стихией.
        Пробираясь сквозь стену воды и стараясь не упасть Оливьер подошел к девушке и накрыл ее губы поцелуем. Через минуту, черное небо стало светлеть, становясь похожим на гладкий каток. Капли дождя застыли в воздухе, превратившись в сосульки, чтобы через секунду оттаять и упасть на землю одним потоком. Ливень прекратился, а заледеневшее небо, постепенно оттаивая, стало светлым и чистым. Янтарный браслет на запястье девушки заиграл и вырвавшийся из него свет озарил все небо.
        Боги, демоны и все те, кто остался в живых, застыв на месте, наблюдали за происходящим. Зевса и Аббадона посетило понимание того, что такой силой не обладает ни одна женщина измерения и осознание кем является загадочная девушка, пришло само собой. Мироний смотрел на Лавию и был горд ею. Он знал, что богиня способная ученица и сможет использовать свою силу в нужный час.
        Отойдя от шока, Зепар опустил голову и взглянул на посиневшую Мелиною. Она не подавала признаков жизни. Чьи - то руки поднесли к ее рту малюсенькую коробочку и высыпали серебристый порошок.
        - Арлина? Что ты здесь делаешь? - воскликнула подошедшая Лилит.
        - Тише, - прошептала девушка и наклонилась к груди Мелинои. - Слишком поздно, - с грустью произнесла она.
        - Что происходит? - настаивала на объяснении Лилит.
        - Не смотри на меня так! Да, я ослушалась тебя и как видишь не зря. Мы с Абигером двигались сюда осуществить некий план и встретили Лавию. Я еле ее уговорила использовать свои способности. Она не была уверена! - Арлина посмотрела в сторону Лавии.
        - Да уж. Мироний не плохо ее натренировал Интересно, как ему это удалось за такой короткий срок?
        - Не имеет значения. Аббадона этот фокус не остановит, - Зепар поднял глаза на своих друзей.
        Словно очнувшиеся, мертвые души с новой силой набросились на жертв, высасывая из них жизни. Не успев ничего предпринять, Лилит оказалась сваленной в грязь. Мерзкая субстанция впилась ей в шею и пожирала плоть. Суккуб пыталась отбиваться, но силы покидали ее и подоспевшие на помощь Зепар и Арлина уже не могли предотвратить того, что случилось.
        Полуживая Лилит, лежала с разорванной шеей и истекала кровью. Мироний заметил, что произошло, и бросился к женщине. Он снял с груди небольшой пузырек и осыпал раненые места, золотым песком.
        - Не надо, - чуть слышно прохрипела Лилит.
        - Мама нет! Ты не умрешь! Мама! - Арлина в истерике прильнула к женщине, содрогаясь от рыданий.
        - Я должна тебе кое-что сказать. О твоем отце, - продолжила Лилит.
        - Мама! Мама не оставляй меня, прошу! Всё неважно! - девушка не умолкала.
        - Важно. Твой отец.... - Лилит не успела договорить, и ее прервал Мироний.
        - Я. Я твой отец, - прошептал он, прижимая руку Лилит к своим губам.
        Суккуб посмотрела на ангела и из глаз потекли слезы. Она любила этого мужчину и то, что он сейчас сделал, означало лишь одно. Он тоже ее любил. Пусть ее настигла смерть, но она умрет со знанием того, что была любима.
        
        Лавия открыла глаза и увидела перед собой Оливьера. Он крепко прижал ее к себе, а она ответила ему тем же. Затем отстранилась и посмотрела в глаза:
        - Они остановились?
        - Лишь на время.
        Девушка увидела, что схватка продолжается и существа, один за другим, падают окровавленные и иссушенные мертвыми и разъярёнными душами.
        - Нет! - крикнула богиня и попыталась рвануть на помощь, но архангел задержал ее.
        Что-то стало меняться. Все происходящее было похоже на замедленную киносъёмку, пока вовсе не застыло на месте. Словно время остановило свое течение. В воздухе, подобно призраку, появилось существо похожее на молодую девушку. Ее длинное зеленое платье развивалось, струящиеся белые волосы, ниспадали до пят, а из голубых бездонных глаз, исходила доброта и умиротворение. Рядом с ней стояла, немного взволнованная Гера. Призрачная девушка заговорила, и ее голос был подобен мелодичной песне:
        - Я Охр. Древний дух с Забвенных земель, - она улыбнулась и приложила свою ладонь к животу Лавии. - зародившееся в твоем чреве дитя разбудило меня от долгого сна, как и гласило пророчество. Ваша связь прошла испытания временем, событиями и чувствами.
        Орх повернулась и взглянула на Геру.
        - Ты достойно исполнила свою миссию и теперь свободна хранительница. Я исполню твою просьбу, но ведь ты знаешь: то чему суждено случиться все равно произойдет.
        - Конечно, но возможно это будет не так как сегодня.
        - Ты действительно готова заплатить необходимую цену и выполнить все условия? - еще раз спросила Орх.
        - Да! - твердо ответила Гера.
        - Хорошо. Я поворачиваю время вспять и те, кто сегодня лишился жизни, получат ее обратно. Я сохраню у них в памяти все то, что здесь произошло, и они никогда этого не забудут. Однако за это ты навсегда лишишься красоты и голоса. Ты будешь скитаться по измерению, и никто не будет узнавать тебя, но твои силы и способности останутся при тебе. Это плата за то, чтобы в трех мирах снова воцарился мир.
        Призрачная красавица расставила руки и закружилась. В одно мгновение все вокруг стало меняться. Время начало прокручивать все, что произошло за последние несколько дней, назад. Кровь ... смерть ... плачь ... Лилит ... раны ... Арлина ... слезы ... Мироний ... лед ... ливень ... небо ... Мелиноя ... Цирцея ... души ... схватка ... Аббадон ... нимфы ... сад ... долина Баттэрлай ... лагерь ... шатры ... жара. Все возвращалось назад, кружась в хаотичном танце.
        Зевс сидел на самом верху горы Олимп и смотрел вниз. Неожиданно скипетр в его руках, увенчанный большим кристальным шаром, завибрировал. Бог насупился и сдвинул брови. Вибрация означала, что кто-то из правителей трех миров созывает совет. Таково не происходило уже более десяти тысяч лет. Что могло предшествовать этому серьезному шагу. Кристальный шар засветился красным, и это означало, что совет созывает Аббадон. Заинтригованный бог немедленно последовал в Арлон.
        - Приветствую тебя Зевс, правитель Тэрона и тебя Верлий, правитель Анбола. Не буду распыляться на любезности и перейду сразу к делу.
        В зале кроме правителя нижнего мира никого не было. Так было всегда, когда созывался совет. Это действо не терпело свидетелей и лишних пары ушей. Поэтому по приказу Абаддона свита и прислужники распылились по своим аудиенциям и не имели права выходить пока не получат разрешения. Абаддон был абсолютно спокойным и как всегда прямолинейным. Что нельзя было сказать о двух других присутствующих здесь правителях. Каждый из них был недоволен и никак не хотел, чтобы его мир претерпел каких-либо изменений. Они привыкли к тому, что есть и не хотели ничего менять. Пока. Однако Абаддон продолжил.
        - Должен поведать вам, что в нашем измерении был нарушен запрет на союз между жителями трех миров. Как вы знаете это самое большое преступление, которое неминуемо должно караться смертью.
        Абаддон неожиданно прекратил официальный тон и расселся на своем троне так словно перед ним не равные ему по чину правители, а пару мелких прислужников.
        - И кстати произошло это уже более двух тысяч лет назад. А вы два старых идиота, ничего и не заметили под своими мерзкими носами. Вы вообще вокруг себя перестали что-либо замечать. Погрязли в безделии и скуке.
        - Абаддон, ты забываешь, с кем разговариваешь. Если запрет был нарушен, виновные будут наказаны. Скажи нам кто эти убогие ослушавшиеся, - Зевс приходил в ярость. Его молнии стали искриться. Бог еле сдерживал себя, чтобы не выплеснуть на, позволившего разговаривать с таким тоном Абаддона, свою мощь.
        - Успокойся Зевс. Конечно, виновные должны быть наказаны, но ведь мы прекрасно знаем, к чему это приведет, - спокойно сказал Аббадон.
        Бог и ангел переглянулись и снова уставились на повелителя нижнего мира.
        - Что ты предлагаешь? - тихо сказал Верлий.
        - Оставить все как есть, и отменить дурацкий запрет. Как показала практика, в итоге он оказался бесполезен.
        - Согласен! - произнес Зевс.
        Верлий стал ходить из угла в угол и теребить свою бороду.
        - Я тоже но, - он остановился и посмотрел на правителей, - как ей это удалось? Я имею в виду все обратить. Считаете, пророчество стало исполняться?
        - Думаю это только начало. Ведь изменить наши миры должен их ребенок, но мне это не важно. Победа все равно была бы за мной! - усмехнулся Аббадон.
        Зевс грозно бросил на него взгляд.
        - Ладно, ладно, молчу. Нам все равно придется жить с тем, что случилось.
        - Неужели с нами произойдет что-то худшее? - задумался Верлий.
        - Время покажет, - громко произнес Зевс,- но мы должны помнить и не повторять своих ошибок.
        Эпилог
        Желтое солнце отражалось в воде, словно в зеркале. Легкие волны ласкали кожу и дарили наслаждение и чувство покоя. Лавия наклонилась и, черпая ладонями воду, стала брызгать ею Оливьера. Через минуту она выпрямилась и, облокотившись одной рукой о поясницу, второй стала поглаживать свой заметно округлившийся живот.
        - Мы с тобой уже были в этом месте, помнишь?- Оливьер посмотрел на богиню глазами полными любви и нежности.
        - Конечно, помню, - улыбнулась Лавия. - только тогда я не была такой огромной.
        Оливьер встал с песка и подошел к жене. Он обнял ее за талию и сладко поцеловал, а затем прислонил голову к животу.
        - Да и теперь нас трое.
        - Все так изменилось с тех времен. Мы можем спокойно гулять, обнимать друг друга и просто быть вместе, ни от кого не скрываясь, - Лавия запустила свои пальцы в волосы Оливьера и стала взъерошивать их.
        - Слушай! Ты мне так и не рассказала, как тебе удалось пробраться незамеченной, во время сражения, - архангел поднял голову и посмотрел в глаза жене.
        - Ну, у меня была одна вещь, точнее эликсир, который дал мне мой хороший друг. Наш хороший друг. Вернее твой. В общем Арлина дала мне бутылочку с эликсиром, который делает на некоторое время невидимым. Вот и воспользовалась.
        - А Мироний хорошо тебя натренировал, но все равно ты могла погибнуть, используя все свои силы.
        - Но не погибла же! - Лавия положила ладонь на щеку Оливьера, и тот ловко увернулся и поцеловал ее.
        Они гуляли по знакомому пляжу и наслаждались друг другом. После отмены запрета на союз, между существами трех миров все изменилось. Те, кто давно хотел быть вместе, но боялся преступить закон, воссоединились.
        Мироний прекратил вести отшельнический образ жизни и, вернувшись в королевский замок, по праву занял место правителя Арлона.
        Зевс, как и прежде, пропадал на Олимпе и следил за делами своих детей. Иногда он вспоминал свою любимую жену и никак не мог понять, куда она пропала. Бог везде искал Геру, но так и не нашел.
        Цирцея вместе с изгнанными существами, вернули свои земли и заключили с богами перемирие. Аббадон все же считал себя победителем, ведь запрет на союз был отменен, а он, как ни кто другой, посодействовал тому, чтобы это произошло. После того, как он объявил Махаллат своей новой королевой, сыновья редко стали появляться в королевском замке. Они считали, что отец имеет право на счастье, но терпеть не могли мерзкую змею, которую он пригрел.
        В измерении трех миров многое изменилось, но в воздухе продолжал витать запах перемен. Все будто ждали чего-то. Чего-то, что могло вмиг пошатнуть и разрушить их как оказалось хрупкие миры.
        - Ой! - вскрикнула Лавия.
        - Ты плохо себя чувствуешь? Может, вернемся в Анбол?
        - Нет, все в порядке. Просто она толкается,- Лавия погладила живот и снова приложила к нему ладонь.
        - Она? Ты думаешь это она?
        - Я знаю. Это девочка и ее зовут Ракуэль! - улыбнулась богиня.
        - Ты и имя уже придумала и даже со мной не посоветовалась? - Оливьер сделал вид, что обиделся.
        - Нет. Она мне приснилась и сказала, что ее так зовут.
        - Правда?
        - Да. Знаешь, иногда мне страшно. Из-за пророчества. Какая судьба ждет нашу дочь? - Лавия стала грустной и прислонилась головой к плечу Оливьера.
        - Все будет хорошо. Теперь мы вместе и это главное. Помнишь, я сказал тебе когда-то, что мы не выживем друг без друга. Наша любовь и клятва, которую мы дали, связала нас навсегда. Мы как одно целое. Так вот, запомни еще одно. Чтобы не случилось и чтобы нам не пришлось еще испытать, я люблю вас и никогда, слышишь, никогда никому не позволю причинить вам вред! - Оливьер крепко обнял любимую и, дотронувшись до ее живота, почувствовал, как шевелится их ребенок.
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к